Багровский Артур: другие произведения.

Вечеринка с Джонни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    А как на его месте поступили бы ВЫ!


  

"ВЕЧЕРИНКА С ДЖОННИ"

Иногда он тоже любит пошутить.

   Теплым весенним утром, ничем ни примечательного дня, когда распускалась листва, а вороны подумывали, не пора ли вить гнезда, жильцы одного самого обычного дома, в старом районе города были разбужены воплем, сочетавшим в себе вой лишенной потомства волчицы, гудение корабельной сирены и лязг железнодорожного состава. Кто с возмущением, кто с удивлением, а кто и с испугом жильцы, выглянув в окна, поразились летящим с верхнего этажа разноцветным бумажкам, в которых легко и безошибочно узнавались денежные знаки национальной валюты различного достоинства.
   Через некоторое время, когда к подъезду подкатила скорая помощь, жильцы высыпали на балконы и во двор.
   - Ну надо же? Как такое могло случиться? Такой тихий, скромный человек и спятил. - Так переговаривались меж собой жильцы, узнавая в ведомом врачами человеке соседа с верхнего этажа. Человек действительно был в плачевном состоянии, он, закрыв лицо руками, раскачивался и бубнил что-то вроде: "Джонни, это ты, это твоих рук дело. Я-то знаю, Джонни. За что, за что?" - Затем человек остановился, отнял руки от лица и, глянув в весеннее небо, дико засмеялся.
   - Я понял тебя, Джонни! - кричал он, грозя пальцем небесам. - Ты все знал заранее! Ты это нарочно, да? Так мне и надо! Так мне и надо, Джонни!! Так мне и надо, Господи!!! - Человек упал на колени и готов был распластаться по земле, если бы врачи не подоспели вовремя. Они подняли бедолагу и поместили его в карету скорой помощи.
   Соседи проводили отъезжающую машину и перевели взгляды на все еще лежащие на асфальте купюры. Однако никто не спешил их подбирать. При других обстоятельствах это выглядело бы странно, даже сюрреалистично, но...
  

За пять недель до этого.

   Виктор Иванович Чугунов, служащий одной заурядной конторы, о которой даже и не стоит здесь упоминать, вышел из дома с будничным настроением и направился к остановке общественного транспорта. Был обычный ничем не примечательный понедельник, очередной заурядной недели. Ожидая маршрутного автобуса, Виктор Иванович мерным шагом прохаживался по остановке, сосредоточенно изучая предметы под ногами: использованные билеты, окурки, упаковки от сигарет и прочий разнообразный мусор, коим изобилует городская инфраструктура. Делал он это просто так, безо всякого интереса или любопытства.
   Через какое-то время Виктор Иванович поднял голову и устремил свой взор в сторону ожидаемого автобуса. Проделав это, он отметил, что с нужной ему стороны нет не только автобуса, но и никакого движения вообще. "Авария что ли или пробка?" - подумал он. Повернув голову в противоположном направлении, Чугунов не без удивления заметил отсутствие встречного транспорта. Желая уточнить свое личное наблюдение, он даже вышел на середину проезжей части, рискнув тем самым подвергнуть свою жизнь некоторой опасности. Тем не менее, первое впечатление оказалось верным, транспортный поток, привычный для этого времени суток, отсутствовал. Решив обратиться за разъяснением к людям, Виктор Иванович обернулся к остановке, да так и застыл с полураскрытым ртом. Потенциальные пассажиры, а равно и прочие люди на остановке отсутствовали. Не было и просто пешеходов. Чугунов так и стоял посреди проезжей части с раскрытым ртом, выпученными глазами, глупо озираясь во все стороны. Это продолжалось не более десяти минут. "Видимо улицу перекрыли для капремонта. - Всплыла в мозгу здравая мысль. - Где же теперь остановка? Хоть бы какое объявление повесили". С этой мыслью Виктор Иванович отправился через проходной двор на параллельную улицу, по пути тщетно пытаясь прояснить обстановку - прохожих по-прежнему не было, никто не суетился около машин, коими был забит двор, никто не выходил из подъездов, никто не тряс пыльные коврики с балконов.
   На следующей улице люди и машины отсутствовали аналогичным образом - проще говоря, никого не было. Виктор Иванович рискнул предположить самое страшное: прошлой ночью провели спешную эвакуацию в связи с каким-нибудь происшествием или эпидемией. Но как вышло, что эвакуировали всех кроме него самого, было совершенно не ясно. Чугунов озирался в поисках плакатов, призывающих к бдительности либо людей в противогазах. Как первое, так и второе отсутствовали. "Я ведь так на работу опоздаю", - мелькнула в его голове глупая мысль. "Какая к черту работа, если город пуст. Но почему я..." - Эту мысль он не успел додумать. Из-за угла дома вышла собака. Виктор Иванович собак не то чтобы боялся, но относился к ним с... осторожностью. Сейчас в форс-мажорных обстоятельствах он позабыл о своем отношении к этим представителям животного мира и посвистел собаке. Та нехотя подошла, вильнула хвостом, понюхала протянутую ладонь и даже позволила погладить себя между ушами. Однако никаких разъяснений Виктор Иванович от собаки не получил, из чего сделал вывод, что странные события происходят с ним наяву, а не во сне, поскольку был твердо убежден, что во сне собака бы с ним обязательно поговорила и прояснила сложившуюся ситуацию. "Господи! Я сошел с ума?" "Нет", - донеслось до его сознания. Чугунов обернулся в поисках ответчика, но кроме собаки рядом не было никого.
   - Это ты мне ответила? - удивленно спросил он у животного.
   - Дурак что ли? - Собака отвернулась и направилась к ближайшему мусорному контейнеру. Виктор Иванович проводил ее взглядом и тоже решил отправиться, но домой.
   Придя в квартиру, он повалился на диван, накрылся одеялом с головой и попытался забыться сном. Так он пролежал минул десять. Сон не шел, а мысли барахтались в голове как рыбаки в весенней полынье - шумно и бестолково. Еще через несколько минут Чугунов вскочил с дивана и бросился к телефону. В течение полутора часов он обзванивал всех родных, друзей и знакомых. Домашние, рабочие и мобильные телефоны упрямо не отвечали. Затем Виктор Иванович стал звонить во все аварийные службы, начиная с 01. Закончил он больницами, моргами и кафедрой патологической анатомии, номер которой почему-то был в списке аварийных служб. После этого он начал звонить по случайным номерам, взятым наугад из справочника. Результат был прежним - длинные гудки. Он даже ни разу не наткнулся на короткие, что значило бы присутствие в городе хоть кого-то еще.
   Бросив бесполезное занятие, Чугунов направился к холодильнику и основательно его разгрузил, чтобы снять стресс. Это немного его успокоило, и он решил вновь выбраться на улицу. Здесь все было без изменений. Из живых существ наличествовали лишь облезлая кошка да стая нахальных воробьев, дразнивших ворону на голом тополе. Виктор Иванович отважился покричать. В ответ умолкли воробьи, кошка шмыгнула в подъезд, а ворона осуждающе каркнула. Тогда он прокричал: "Помогите, грабят! Караул, пожар! Соседи уроды!" Ни одно из высказываний не привлекло любопытных к окнам. Тогда Чугунов принялся напевать. Запел он почему-то "Вперед! Борьбе навстречу". Пел он все громче и громче, но и на это реакции не последовало. Ободренный, он принялся за песни из сомнительного репертуара, а позже перешел на совершенно непристойные стишки. Закончив с этим, Чугунов даже улыбнулся, никто не делал ему замечаний, не призывал к порядку, не грозил милицией. "Может по межгороду звякнуть?" - решил вдруг Виктор Иванович и направился в подъезд. Межгород не отвечал. "Да и черт с ним". - Виктор Иванович бросил трубку, подошел к окну. "Господи! Это что, конец света?"
   - Нет, конечно же.
   - А?! - Чугунов обернулся, квартира была пуста. - Кто здесь?
   - Я, Господь.
   - Господь? Бог?
   - А ты знаешь кого-то другого?
   - Этого не может быть!
   - Почему же? Любопытно?
   - Я не верю в Бога.
   - И что с того? Ты можешь не верить в восход Солнца или что Земля имеет форму шара. Действительность от твоего неверия не переиначится.
   - Логично, - ответил Чугунов, немного подумав. - Но если ты Бог, то должен знать, что здесь произошло?
   - Ну, разумеется. Или ты полагаешь, что все случилось без моего ведома?
   - Так это твоих рук дело?
   - А чьих еще?
   - А почему я... Почему ты оставил меня здесь одного?
   - Честно? Я тебя как-то не заметил.
   - Вот оно что. - Виктор Иванович помолчал, обдумывая услышанное и решая, сошел ли он все же с ума или нет.
   - Господи, ты еще здесь?
   - Ага. Чего тебе?
   - А куда ты всех подевал?
   - Профессиональный секрет.
   - Ясно. А мне что теперь делать?
   - Наслаждайся. Только особо не увлекайся, это всего на месяц.
   - На месяц?
   - Ага. Считай, что у тебя внеочередной отпуск.
   - Что ж, это здорово. А зачем ты это сделал?
   - Ну... Я же Бог... Что хочу, то и ворочу.
   - Это не ответ.
   - Ты решил, что я стану перед тобой отчитываться?
   - Извини, я забыл с кем разговариваю. - Виктор Иванович опустился на диван и обхватил голову ладонями, пытаясь сдержать набатный колокол в своем мозгу.
  
   Виктор Иванович проснулся поздно с головной болью. Раньше он столько не пил. Не то, чтобы в этот раз повод был особенный или до сих пор он придерживался здорового образа жизни, но все же... Сидя на диване, Виктор Иванович мерно раскачивался и пытался воспроизвести в памяти вчерашние события, память играла в прятки и выдавала лишь фрагменты. Особенно его пугала беседа с господом. "Что это было? Что это было?"
   Спустя некоторое время он все же отважился покинуть диван и выйти проветриться на улицу. Взглянув в зеркало на взъерошенные волосы и щетину, Виктор Иванович решил было побриться и умыться, но, махнув рукой, подумал: "А на фига!", и пошел как есть. Вчерашнее не было сном, а оказалось грубой явью, город был пуст. "Что же мне теперь делать?" - подумал Чугунов озираясь. Вспомнив слова Господа - "Наслаждайся!" - он решительно направился к ближайшему продуктовому магазину. Тот оказался заперт. Для Виктора Ивановича это не стало препятствием, он высадил витринное стекло и горделиво огляделся. Оценить содеянное, равно как и осудить было некому. Он забрался в магазин сквозь разбитую витрину и по-хозяйски осмотрел полки. Взяв корзинку для продуктов, он прошелся вдоль прилавков и смел в нее все, что привлекло его интерес. Затем он устроился прямо на газоне перед магазином и вывалил содержимое корзины на расстеленный плед. Осмотрев кучу продуктов, он рассортировал ее на несколько кучек помельче и принялся пировать, запивая копченую колбасу пивом. Чугунов явно переоценил свои способности, поскольку на шоколадный торт он уже смотреть не мог. Он бросил все как есть и поднялся с газона с кривой миной, газон для подобного пикника был явно холодный.
   Покончив с завтраком, Виктор Иванович решил не торопиться, а прогуляться и обдумать более тщательно сложившуюся ситуацию. Он шел прямо посредине проезжей части, посматривал по сторонам и улыбался. Он даже принялся напевать, чего не делал со школы (не считая вчерашнего дня). Погуляв с часок Чугунов решил, что ситуация для него самая благоприятная. Считай получил отпуск на месяц, делай, что душа пожелает. Тем более разрешение получено от самой высшей инстанции.
   Собственно весь день он пробродил по городу, заходя в магазины, в которые ранее заглядывать побаивался в основном из-за цен. Так он подобрал себе новый дорогущий костюм и обувь, о коих мечтать не смел. Затем он заходил лишь в продуктовые, чтобы закусить.
   Когда на город опустились сумерки, Виктор Иванович оказался далековато от дома. Не желая проделывать обратный путь, он зашел в ближайшую гостиницу и расположился в самом дорогом номере. Разложив вокруг себя деликатесы, он включил телевизор, но ни один канал не показывал. "Скверно, но ладно. У меня же отпуск. Отдохну и от телевизора. Завтра загляну в магазин, наберу фильмов. Эротических". С этой заманчивой мыслью он погрузился в сладкий сон.
  
   Утром третьего дня Виктор Иванович проснулся с опасением, что за ним сейчас придет кто надо и отведет куда следует. Вдруг Бог решил изменить свое решение по срокам. Однако ничего такого не случилось, Чугунов был в гостинице один. Видимо Господь держал слово. "А он ничего, не зазнается, хотя и Бог. Не то, что наши отделовские. Чуть скакнут вверх и уже нос воротят от тебя. Мол, кто я, а кто ты. А он не такой. Даже разговаривает со мной, хоть я в него не верю, то есть не верил. Не обижается. Надо бы с ним еще пообщаться. Когда еще такой случай подвернется. Только надо подготовиться и не задавать идиотских вопросов, чтобы не было стыдно за все человечество".
   Убедившись, что город по-прежнему пуст, Чугунов собрался обследовать его основательно, но, став обуваться, почувствовал боль в ногах от вчера реквизированных дорогих ботинок. "А ну их к черту". Виктор Иванович швырнул ботинки об стену и вышел на улицу в гостиничных тапочках. Так он дошел до ближайшего магазина и сменил их на удобную спортивную обувь. Там же он поменял и костюм.
   Покончив с этим, Чугунов вышел из магазина и критически осмотрел улицу. Почему он должен ходить пешком? Вон сколько бесхозных машин стоит вокруг. Конечно он не сидел за рулем с армии, но обстановка была самая благоприятная - он единственный водитель в городе. Вряд ли его остановят за неверный маневр или превышение скорости, гонять он и не собирался. Бросив в небо короткий взгляд, Чугунов направился к ближайшей машине. Навыки не забылись по прошествии лет, спустя полчаса Виктор Иванович довольно сносно ехал по улице. Совладав с управлением, он задумался. Куда бы ему поехать? Вчера он хотел набрать фильмов и засесть за просмотр. Поэтому он поехал по улице, посматривая по сторонам на вывески. У ближайшего видеосалона он остановился и вошел внутрь. Покидав в коробки содержимое нескольких полок, он отнес их в машину. Усевшись за руль, он вынул первый попавшийся диск. "Осень в Нью-Йорке. В главных ролях Ричард Гир и Вайнона Райдер", - прочитал Чугунов. - "Где бы все это посмотреть? Идея". Чугунов направился в ближайший магазин видеотехники. Здесь стояли огромные плазменные телевизоры, подключенные к плеерам и акустическим системам. Виктор Иванович поставил диск, уселся в удобное кресло и нажал кнопку "Плей". Через полчаса или около того он понял, что совершенно не следит за событиями разворачивающимися в Голливудской мелодраме. Что толку сидеть перед экраном, за окном такая хорошая погода.
   - Ай, успею я с этим. Отвезу их домой и буду до пенсии смотреть. А сейчас. - Виктор Иванович давно хотел съездить за Волгу, на ту сторону, подышать свежим воздухом, побродить по просторам, побыть в одиночестве.
   - Так я сейчас и так в одиночестве. Нет, нет, все равно надо съездить на природу. Решено.
   Чугунов выгрузил из машины коробки с дисками. Загрузил продукты из ближайшего магазина и направился в сторону моста. "Диски подождут. Время есть. Кстати надо не только дисками запастись раз уж такой случай вышел. А чем еще? Стиральная машина? Телевизор? Может мебель новая?" - Чугунов призадумался и на минуту потерял контроль над дорогой. Этого хватило, чтобы на его пути прямо под колеса бросился черный кот. Виктор Иванович самоотверженно свернул в столб.
   Чугунов выбрался из машины, потирая ушибленную коленку. Других травм по счастью не оказалось, но его охватил испуг. Двигайся он быстрее или что-то еще... Чем бы все это могло закончиться? Да, он один в городе, но он небезопасен для него. Он все еще смертный. Эта мысль испортила настроение. Ехать за город расхотелось. Виктор Иванович решил отложить поездку хотя бы на пару дней и поупражняться в езде.
  
   Пара дней растянулась на гораздо больший срок. Виктор Иванович упражнялся в вождении, но делал это с умом. Он свозил к себе в квартирку на Вишневую улицу всё, что был в состоянии поднять в одиночку. Он изрядно намучился и попотел за это время, но теперь квартира его превратилась в подобие склада. В ней было трудно передвигаться и находить нужные вещи, но это не пугало и не расстраивало Чугунова. "Ничего, ничего. После я себе только спасибо скажу. Когда пройдет месяц и все вернется на свои места, я потихоньку перетаскаю на помойку весь хлам. Сделаю ремонт, расставлю обнову на места и заживу. Жаль продуктами нельзя запастись на сто лет вперед, Но! - Виктор Иванович хитро улыбнулся. - Я могу запастись кое-чем другим".
   Было вполне ясно, что это "кое-что другое" и на следующий же день он стоял на пороге центрального городского банка. В руках его были инструменты, прихваченные из машины. На голове Чугунова была лыжная шапочка. "Черт его знает, вдруг в этом заведении ведется круглосуточная видеозапись в авторежиме. Предосторожности не помешают". Виктор Иванович переминался с ноги на ногу, но никак не мог решиться сделать шаг вперед к заветной двери. Мощность старинного здания и солидность учреждения нагоняли благоговейный безотчетный страх, какой обычно бывал у него перед визитом к стоматологу. Его взор блуждал от окон к дверям, иногда поднимаясь над крышей, к небу. Тогда Чугунов ощущал иное чувство, менее определенное.
   Так простоял он более часа. Затем со словами "А ну его к черту" Виктор Иванович покинул пост наблюдения и вернулся к машине. Надо заметить, что машина эта по счету была уже двадцатая или более того. Чугунов решил покататься на всем, что привлекло его внимание. Деньгами же он запасся иным способом, заменив ограбление банка посещением других менее солидных финансовых учреждений.
   Дни летели. Виктор Иванович трудился в заботах о будущем и наслаждался в меру своей фантазии. Он таки все же побывал за городом и не раз. Посетил он и могилы родственников (и даже тёщину), на что в обыденной жизни никогда не хватало времени. Обошел все самые дорогие магазины, торговые центры и увеселительные заведения. Дом его стал полной чашей в прямом смысле этого слова. Для гармоничного завершения своего нежданного отпуска Виктор Иванович еще раз решил пообщаться с Господом. "Как бы это только устроить? Неудобно говорить с пустотой. Может быть попросить его придти? Зайти в гости? На вечеринку? Точно! Я устрою вечеринку и приглашу его. Вдруг не согласиться? А, там видно будет".
  
   Виктор Иванович оглядел накрытый стол, затем окинул критическим взором обстановку комнаты, глубоко вздохнул, словно бы собираясь идти к начальнику "на ковер".
   - Господи, - негромко позвал он. - Господи, ты здесь?
   - Что?.. Кто это?.. - Раздалось ниоткуда. - А, это ты. Здесь я, конечно, где же мне еще быть. Чего тебе?
   - Да ничего, собственно. Извини, что отрываю, на... надоедаю. Я тут, знаешь ли, решил вечеринку устроить. Одному как-то скучновато. Вот я и подумал, может ты за... за... заглянешь. Если не занят, разумеется.
   - Вечеринка? А что это даже интересно. Я сейчас.
   Потянулась долгая, пронзительная минута. Чугунов напрягся в томительном ожидании. В горле пересохло, а внизу живота закрутило. Может зря это он все придумал? До этих дней он вообще о Боге не думал, а тут взял и пригласил. Конечно, он с ним разговаривал, но это совсем другое дело. Вот так взять и предстать перед лицом Господа...
   В оконное стекло стукнуло. Виктор Иванович вздрогнул, обернулся. На подоконнике сидел белый голубь. "Всего лишь голубь".
   - Ой, Господи! - вздохнул с облегчением перепуганный Чугунов.
   - Хм, не думал, что так сразу узнаешь, - произнес голубь.
   - Господи?! - еще раз поразился Виктор Иванович. - А... Как ты будешь закусывать?
   - Это не проблема, - ответил голубь, спорхнув на стол. - Я могу принять любой облик, какой пожелаю или какой пожелаешь ты. Родственник, друг, давний приятель с которым не виделся. Выбирай.
   - Ну, - Чугунов поскреб подбородок и призадумался, поглядывая на прохаживающегося меж тарелками голубя. - Я даже не знаю. Может лучше незнакомый человек? Если не сложно.
   - Не сложно. - Голубь качнул головой. - Незнакомец, так незнакомец. - Через мгновение за столом сидел длинноволосый человек в круглых очках с позолоченной оправой. Одет он был в простую футболку и джинсы. Гость был бос, но не это поразило Чугунова, у него было четыре руки.
   - А это обязательно? - указал Виктор Иванович на лишние руки.
   - Что? А это. - Гость пошевелил всеми четырьмя руками. - Пугает?
   - Нет! Нет, нисколько. Просто непривычно. Если это необходимо, то пускай...
   - Вовсе нет. - Лишняя пара рук исчезла. - Я в таком виде иногда появляюсь. Кое-где. Так говоришь вечеринка? - Человек посмотрел в окно на яркое солнце. - Любопытно.
   - Да. Прошу, прошу. - Виктор Иванович по-хозяйски засуетился у стола, боясь обидеть ненароком особого гостя. - Может водочки для начала? - робко поинтересовался он.
   - Почему бы и нет, - развел тот руками. Виктор Иванович дрожащими руками разлил по стопкам холодную, прозрачную жидкость.
   - За встречу?
   - За встречу.
   Через несколько минут робость улетучилась, очевидно, благодаря чудодейственному свойству напитка приводить в равновесие принявших его людей. Темная бурлящая масса в голове Виктора Ивановича приобрела наконец-то форму веселого извилистого ручейка, звенящего на порогах и спешившего вниз.
   - Ничего что я на ты? Просто не знаю, как обращаться... И все такое.
   - Нормально. Это же неофициальная встреча. Вот представишься, тогда другое дело.
   - Да? Я представлюсь? - поразился Чугунов.
   - А куда ж ты денешься? - хмыкнул Джонни.
   - Вот обидно-то. - Вздохнул Чугунов.
   - Это будет не скоро, не расстраивайся. - Махнул рукой Джонни.
   - А когда?
   - Не скажу. Кстати, можешь называть меня Джонни.
   - Джонни? Хорошо. Еще по одной за знакомство?
   - Давай.
   Стало еще легче. Журчащий ручеек принял вид небольшой плавно извивающейся речки. Беседа завязалась сама собой, сначала просто так, ни о чем.
   - Стало быть, здесь и живешь? - Джонни обвел взглядом комнату, забитую коробками и свертками, но ничего не сказал по этому поводу. - Как с работой?
   - Да-а, все нормально. Я к карьере не стремлюсь. Делаю, что знаю, в чем разбираюсь. Нормально, жить можно, жаловаться грех.
   Джонни внимательно посмотрел на собеседника и улыбнулся уголком рта.
   - Виктор, а чего это ты решил вечеринку устроить утром?
   - Ну, это, - Чугунов посмотрел в окно хмельным взором. - Чтобы вечером ее можно было продолжить.
   - Ха, а ты весельчак! Давай еще по одной.
   Речка распрямила свои изгибы, повороты и текла теперь еще плавней и спокойнее среди зеленеющей и цветущей долины.
   - А ты ничего, для неверующего. Ни один из них не догадался пригласить меня вот так по-простому посидеть, поговорить. Просто спросить, как дела?
   - Серьезно? А чего же они тогда делают в церкви? - Искренне удивился Виктор Иванович.
   - Достают меня просьбами.
   - Тебя? Неужели это возможно? - Еще сильнее удивился Чугунов.
   - Конечно. Когда одновременно несколько тысяч человек блажит: "Господи, сделай то! Господи, сделай сё! Господи, помоги, я толстая! Господи, накажи моего начальника! Господи, помоги разбогатеть!" И никто после этого даже спасибо не скажет. За редким исключением.
   Виктор Иванович с пониманием покивал головой.
   - Мы же создавали людей не для этого. Мы полагали они станут хозяевами на Земле. Самостоятельными, умелыми, мудрыми. Может, действительно не стоило их создавать?
   - А что, был такой вариант?
   - Конечно был! Я создал космос, светила, планеты, все такое. Заселил Землю животными и прочими... Первоначально на Земле вообще планировалось разбить лишь сад. Ну, мы насадили деревья, кустарники, цветы. Потом решили создать насекомых, чтобы опылять и птиц, чтобы контролировать насекомых. Только потом устроили весь этот зоопарк... - Джонни помолчал. - Да, а потом я почил от трудов своих... Правда, мы перед этим хорошо отметили окончание проекта, все-таки не каждому по плечу создать такое за шесть дней. - Джонни развел руками. - Проснулся, дай думаю людей что ли сделаю? Меня еще отговаривали. Мол, зачем? Хлопот потом не оберешься. Я-то ведь полагал, что они станут присматривать за всем тут, а они как дети заныли сразу. Никакой самостоятельности. Причем больше всего мороки именно с верующими. Ноют и ноют. Вот я и решил, может стоит избавить от людей планету, да и себя тоже. По крайней мере, буду знать, что кроме себя надеяться больше не на кого. Ваш город вроде экспериментального полигона.
   - Что значит наш город? Это только у нас? Здесь? В нашем городе?
   - Ну да. А ты думал я вот так сразу возьму и всех прихлопну? Я таких вещей не делаю.
   - А как же всемирный потоп?
   - Какой еще всемирный потоп? Я затопил тогда всего одно ущелье с парой завшивленных деревень, а эти доморощенные писаки раздули целый апокалипсис. Причем никто из них сам лично на месте не был.
   - Вот оно что. Вот поэтому я в Бога... В тебя и не верил.
   - И правильно делал. Из-за таких кретинов здравомыслящие люди перестают в меня верить.
   - Да, неприятная история.
   - А то. - Оба помолчали, обдумывая каждый свои мысли.
   - Извини, я не знаток теологии, но разве ты создавал их... нас не по своему образу и подобию?
   - Да, ты прав, но...
  
   После вечеринки Виктор Иванович чувствовал себя по-другому, чем всю свою жизнь, предыдущую жизнь. Он теперь совсем иначе смотрел на вещи, явления и события. Его внутренний взгляд мог охватить одновременно массу разнородных событий, найти внутреннюю связь и сделать правильные выводы. Теперь ему казалось, что он может разрешить любую загадку, раскрыть любую тайну, если только того пожелает. Вечеринки с Богом не проходят даром. Река его сознания текла теперь ровно и прямо, неспешно и уходила к сумеречному горизонту, который расширился невообразимо далеко в сравнении с предыдущей жизнью. Виктор Иванович готовился прожить отпущенные ему годы во всеоружии. Оно было у него и в образе Божественного откровения, и в виде материальных и финансовых запасов. Каждое утро оставшееся до оговоренного срока, он осматривал свою загроможденную квартирку с веселой ухмылкой человека, знающего много больше остальных.
  
   День настал. Виктор Иванович Чугунов вышел из дома с будничным настроением и направился к остановке общественного транспорта. Для всех окружающих был обычный ничем не примечательный понедельник, очередной заурядной недели. Ожидая маршрутного автобуса, Виктор Иванович мерным шагом прохаживался по остановке, сосредоточенно изучая предметы под ногами. Делал он это просто так, весело улыбаясь, поглядывая на прохожих и людей на остановке.
   Через какое-то время Виктор Иванович поднял голову и устремил свой взор в сторону ожидаемого автобуса. Тот появился из-за угла в привычное время, оговоренное расписанием движения, и быстро подкатил к остановке. Виктор Иванович с остальными весело поднялся в салон, сел на привычное место и стал с увлечением рассматривать жизнь за окном. Она, жизнь, была замечательна и должна стать еще лучше. В этом Виктор Иванович нисколько не сомневался.
  
   Ровно через неделю после этого правительство объявило о денежной реформе. Вечеринки с Богом не проходят даром.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Противостояние"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"