Багровский Артур: другие произведения.

Мой приятель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


Проверено 11.02.08г.

"МОЙ ПРИЯТЕЛЬ, ХУДОЖНИК"

  
  
  

"Мой приятель, художник

Прожил на земле мало лет.

Он работал легко,

Он творил чудеса на удачу..."

  
   Он был художником. В полном смысле этого слова. Талантливым, и что редко бывает в наше время признанным уже при жизни. В нем было редкое сочетание рисовальщика и живописца. Его картина мгновенно улетала из салона, если он решал ее продать, а любая книга обрекалась на успех независимо от автора, если он брался за ее оформление. Ему был подвластен почти любой стиль, любой жанр. Коньком же его творчества были фантастические миры. Здесь он соперничал разве что с Валеджо.
   Для меня же он был просто Стас, школьный приятель и сосед по подъезду, невысокий короткостриженный брюнет с карими слегка печальными глазами. Да, это правда. Его глаза действительно были часто печальны, даже когда он улыбался. Он смотрел куда-то в невидимый для нас мир. Мы дружили около двадцати лет, и между нами было полное взаимопонимание. Понятно, что часто мы бывали друг у друга дома. Естественно, что я заставал Стаса за работой. Он никогда не подавал вида, что я не вовремя, наоборот всегда был рад отвлечься, поговорить, обсудить. А он заходил пригласить меня на "премьеры". Я часто становился первым зрителем его новых работ и даже эскизов. Секретов между нами не было, поэтому, несмотря на то, что Стас в тот момент находился на гребне успеха, я знал, что он в творческом тупике. Не то, что у него не было тем или сюжетов или он исчерпал все возможности живописи, нет.
   - Формат холста, плоскостность изображения и статика - вот во что я уперся, - говорил мне Стас. - Фантастика безгранична сама по себе, но она ограничивается рамой картины и это противоестественно.
   Я предлагал Стасу попробовать себя в мультипликации, даже познакомил его с человеком, занимавшимся этим в студии при одном ДК. Однако рутинность и сложность технологии убивали творческий процесс и, попробовав, Стас бросил мультипликацию.
   Новый всплеск его творчества произошел, когда в стране появились компьютеры. Стас приобрел самый оснащенный из них, гору литературы и с головой ушел в ее изучение. Надо отдать должное, Стас достаточно быстро и профессионально овладел навыками работы и вскоре опять погрузился в творчество. Для начала он перевел в цифровое изображение несколько своих наиболее удачных работ, затем взялся за анимацию. Первой его работой в этом жанре был одноминутный ролик, сделанный по картине "Полет в долину Грёз", а я стал первым его зрителем.
   Новая техника и программы все чаще и чаще стали появляться на рынке, и Стас регулярно обновлял их, продолжая оттачивать свое мастерство. Надо сказать, что новое направление в творчестве не заглушило старое, и живописные работы постоянно появлялись и в салонах и на вернисажах. Компьютерные ролики пока же оставались лишь игрушками, но постепенно и на них нашелся спрос.
   Сначала кто-то из знакомых на местном телевидении попросил использовать фрагмент в видеозарисовке. Затем местный же клипмейкер предложил использовать работы Стаса. Далее поступил заказ на видеозаставки телеканала. И пошло, поехало... Когда же к нему обратился известный московский эстрадный певец с заказом для целой кассеты клипов, Стас понял, что не справится. Тогда то ему и предложили создать студию. И студия была создана. Через полгода студия встала на ноги и окупила все затраты. Еще через полгода Стас уже был главным художником. Под его руководством трудилось двенадцать аниматоров. Четыре станции "селерон график" работали круглосуточно. Еще человек двадцать выполняли вспомогательные и дополнительные работы.
   Когда работа над зарисовками, заставками и клипами была поставлена, как говориться, на поток, Стас занялся изготовлением трех и пяти минутных роликов с музыкальным сопровождением. В эту работу влились давние идеи СКБ "Прометей". Компакт диски с этими роликами тоже нашли свой спрос на рынке. Тогда Стас начал перезаписывал их и на видеокассеты. Одним словом бизнес процветал, но и творчество не увядало. Стас трудился, чуть ли не круглосуточно. Прибегая из студии вечером, он то садился за свой домашний компьютер, то вставал за мольберт. Виделись мы с ним в то время редко, но когда я его заставал, то видел, как блестят его глаза.
   Когда в городе появился первый видеошлем, он появился в студии Стаса, второй - у него дома. Было непривычно видеть его рядом с кистями, палитрой, тубами краски. Но для самого Стаса он был лишь очередным инструментом для безудержной творческой фантазии. Через некоторое время он пригласил меня посмотреть "кое-что". Когда я пришел, Стас, не дав осмотреться, посадил меня в кресло и нахлобучил на голову шлем.
   Я оказался в небе на высоте птичьего полета. Прямо подо мной в нежной дымке лежал изумрудно - сапфировый лес. Я двинулся вперед, и некоторое время летел над спящим лесом. Вскоре впереди показалось море. Плавными кругами я снизился и мягко опустился на берег у самой кромки воды. Здесь было тихо, лишь ленивые волны медленно накатывали одна за другой шурша крупным почти белым песком. И вот настало пробуждение. Из-за моря показалось солнце. Первые его лучи, улетев далеко за лес, упали на эфемерные сиреневатые горы, отчего те сделались лазоревыми и, казалось, подступили ближе. Затем пришла очередь леса. Плавной волной он поменял синеву на всевозможные оттенки зеленого. Исчезла дымка. Изображения стали отчетливыми и ясными. Солнце полностью поднялось над морем. По небу поплыли мягкие и пушистые облака. Я вновь поднялся к ним. Изображение затуманилось, поблекло и погасло.
   - Что это было!? - восхищенно спросил я, снимая шлем.
   - Ты разве не узнал? Это же вариант "Полета в долину Грёз".
   - Это я понял. Я вообще. - Обвел я рукой некоторое пространство вокруг себя. - Иногда я забывал, что это картинка. Там не хватает лишь пения птиц и дуновения ветра.
   - Я над этим и работаю. Погоди немного, не такое увидишь. И вскоре я действительно увидел. Это был интерактивный вариант "Полета". В течение десяти минут я мог ходить в любом направлении по долине, взбираться на любой холм. Главное взлетать, когда вздумается и парить, сколько захочется. Это поразило меня больше всего.
   ­- Я думал это предел. - Сказал я, указывая на живописный вариант "Полета".
   - Нет предела совершенству... - начал Стас.
   - ... если вокруг все так не совершенно. - Закончил я.
   - Вот именно. Ты меня понимаешь.
   Я вздохнул:
   - Ты совершенствуешь его там, - указал я на монитор, - а здесь он прежний.
   - Извини, - Стас развел руками. - Это не моя сфера деятельности.
   Глаза его вдруг вновь погрустнели. Он отвернулся к окну и долго смотрел на урчащий поток машин в сером от смога каньоне улицы.
   Мы не виделись довольно долго. Я знал, что дела на студии идут превосходно, а Стас вновь над чем-то безустанно работает. Когда мы мимоходом встретились у подъезда, я обратил внимание на то, как он похудел. Вокруг глаз появились темные круги, а сами глаза были встревоженные каким-то предчувствием или ожиданием. Они опять смотрели куда-то вдаль, за горизонт. На вопрос: "Как дела?", он ответил: "Скоро узнаешь. Теперь я знаю, что нужно делать и как".
   А потом наступила весна. Ранняя, бурная, долгожданная. И когда на деревьях лопнули первые почки, Стас умер...
   Это случилось прямо на работе, поздно вечером, когда все ушли.
   - Шлем закоротило, - пояснил один из сотрудников. - Он последнее время все с ним химичил. Электродов дополнительных понаставил. Все новых ощущений добивался.
   На девятый день близкие друзья собрались в студии. Я тоже пришел. На стене против входа уже висел портрет Стаса с черной ленточкой наискосок.
   Уходя, я получил пакет с личными вещами Стаса. Среди них оказался конверт адресованный лично мне. В нем лежал компакт диск, на футляре которого почерком Стаса было написано: "Полет в долину Грёз. Посл. вар." Я еще подумал тогда: "Вот тебе и последний вариант. Роковая шутка".
   Прошел месяц или два, прежде чем я решился посмотреть последнюю работу своего друга. Своего шлема у меня не было, поэтому я зашел в игровой салон. Поставив диск, я надел шлем.
   Я вновь был на поляне недалеко от ущелья ведущего в долину Грёз. На глаза сразу же попался указатель, которого раньше не было. Я подошел ближе. К жерди был прибит кусок фанеры, на котором от руки было написано "Долина Грёз". Жирная стрелка указывала направление. Среди всего указатель выглядел совершенно нелепо. "Зачем? - подумал я, - чтобы привлечь внимание?" Я отправился уже известной мне дорогой и вскоре вышел к долине. Здесь имелся еще один указатель. "Добро пожаловать в долину Грёз". - Крупно и размашисто, а ниже мельче и неразборчиво: "Самый короткий путь к побережью". И снова указующая стрела. Неясная мысль сверкнула в сознании. Я побежал к побережью. "Он оставил мне какое-то сообщение". Я пробирался напрямик, сквозь колючие заросли, не обращая внимания на красоту ландшафта, вспугивая по пути стайки птиц и бабочек. Выбежав на песчаную полоску, я осмотрелся вокруг, переводя дыхание. Справа над лесом поднималась сизая струйка дыма. Я поспешил в том направлении. Дым поднимался от костра разведенного на границе между прибрежным песком и ковром травы. Возле него сидел человек и палкой ворошил горящие ветки. Он обернулся на звук моих шагов. Я уже почти знал кто это, тем не менее, удивился.
   - Ты!?
   - Я, конечно. Ты ожидал увидеть здесь кого-то другого? - Стас поднялся и, улыбаясь, пожал мне руку. - Долго ты не появлялся.
   - Да все некогда было... - я осекся, сообразив, где нахожусь и с кем говорю. - Это что? Шутка? Прощальный шедевр? Или все же несчастный случай?
   Стас помолчал немного.
   - Видишь ли, - начал он, подбирая слова. - Все произошло довольно таки случайно. Помнишь, я работал над восприятием ощущений?
   Я кивнул.
   - Я хотел добиться не только возможности восприятия изображения и звука. Для этого я установил на шлеме датчики и электроды.
   - Значит, это был несчастный случай. - Перебил я Стаса.
   - Нет, нет. Совершенно случайно выяснилось, что с помощью всего этого устройства можно скопировать сознание прямо с мозга.
   - И ты сразу решил испытать на себе!? А если это было ошибочно?
   - Не сразу, конечно. Я долго думал.
   Помолчали. Я понимал, что разговариваю с фантомом, действующим в рамках заданной программы, но не знал, на чем его подловить. Ничего дельного в голову не приходило. А главное, я не понимал, зачем Стас устроил весь этот балаган.
   - Пройдемся или в дом зайдем? - нарушил молчание Стас. Я повернул голову и только сейчас увидел на опушке леса не высокий, но очень красивый дом.
   - Ты здесь живешь?
   Стас кивнул.
   - Когда море штормит, здесь, наверное, сыро, неуютно?
   Стас усмехнулся:
   - Я вижу, ты мне все еще не веришь. Пойми, здесь море штормит, когда я этого захочу. Здесь, - Стас обвел руками, - моя сфера деятельности.
   - Да? - сказал я иронично. - Так сотвори чудо.
   - Говори.
   Я опять призадумался.
   - Хочу клубники.
   - И только то. Пошли.
   Мы прошли недалеко, к ближайшим деревьям. Возле них краснела целая поляна крупных, красивых на вид ягод.
   - Угощайся, - махнул рукой Стас. - Или желаешь их уже на блюдечке?
   Я наклонился, сорвал ягоду, надавил на нее. Из-под пальцев побежал сок. Я положил ягоду в рот и стал жевать. Ощущение было странное. Во рту что-то было, но вкуса я не почувствовал, о чем и сообщил Стасу.
   - Естественно. Ты же в большей степени еще там, чем здесь. Когда будешь здесь, тогда и вкус почувствуешь.
   - Да? - сказал я, дожевывая ягоду и борясь с желанием ее выплюнуть. - Ладно. Положим, про клубнику ты мог знать, все ж мы знакомы с детства.
   - Я вижу, ты мне все еще не веришь?
   Я неопределенно качнул головой.
   - Хорошо. А это что? - Стас указал на мою щеку. Я провел ладонью по лицу, на пальцах осталась кровь. Я, недоумевая, посмотрел на нее, потом вспомнил.
   - Это же я через заросли лез вот и поцарапался.
   - И ты считаешь, что я и это тоже предусмотрел?
   Мы пошли не спеша вдоль кромки прибоя.
   - Помнишь, о чем мы как-то говорили? Мир, в котором мы живем, изменить невозможно, к нему можно лишь приспосабливаться. Но этот мир можно строить и изменять по своему усмотрению. Поэтому я здесь.
   - Неужели тот мир был для тебя так плох? Тебе многие завидовали.
   - Ты меня осуждаешь за все за это?
   - Не так чтобы очень. Только что это за жизнь. Как только я выключу компьютер, твое сознание...
   - Нет, нет. Как только ты выгрузишь программу, солнце здесь не потухнет и небо не свернется в свиток. Я не стану пояснять сейчас все эти тонкости. Конечно, сейчас для тебя это все выглядит диким и нереальным. Приходи в гости, узнаешь подробности, осмотришься. Я же не заставляю тебя прямо сейчас копировать свое сознание. Я лишь хотел, чтобы ты знал, что у меня все хорошо.
   Я утвердительно кивнул.
   - Ведь там меня ничего не держало, - как бы оправдываясь, не то спросил, не то сказал Стас. - Кстати, ты сейчас где?
   - В игровом салоне.
   - А мой домашний компьютер?
   - У тебя пока. Твой дядя взял ключи от квартиры, но пока ничего не трогал.
   Стас кивнул.
   - В моем домашнем шлеме тоже есть такая же дополнительная система. Достаточно надеть его и набрать код.
   Я вопросительно посмотрел на него. Стас веткой написал на песке слово из семи букв. Я посмотрел на написанное.
   - И все?
   Он кивнул.
   - Ты меня всегда удивлял. Надо осмыслить все это.
   - Да, конечно.
   - Я, пожалуй, пойду.
   Тут я вспомнил, что за все то время, что я здесь находился, я не нажал ни одной кнопки и не притронулся к джойстику. Как выходить из программы я не знал. "А есть ли обратный путь отсюда?" Эта мысль добавила мне адреналина в кровь. Стас угадал мои мысли.
   - Пойдем, провожу.
   Мы пересекли долину, совсем небольшую, поднялись по тропинке, ведущей через ущелье, и вышли на поляну к указателю. Кстати, его там уже не было.
   - Хочешь полюбоваться на закат или рассвет? Могу устроить.
   - Как ни будь в другой раз.
   - Как хочешь. Тогда нам туда.
   Мы подошли к краю поляны, за которой клубилась плотная устойчивая дымка.
   - Там ничего нет, - сказал Стас. - Там кончается сфера моей деятельности. А тебе туда.
   Я только сейчас увидел, что по краю поляны течет ручеек.
   - И что за ним?
   - Выход. Из программы.
   - Я пошел, не скучай.
   - Пока.
   Как только я шагнул через ручей, изображение затуманилось, оплыло и погасло. Я снял шлем и несколько минут сидел, приходя в себя. На выходе из салона я отразился в зеркальной двери. На правой щеке у меня была свежая царапина. Я прикоснулся к лицу и в тот же момент на короткое мгновение ощутил вкус клубники.
   При первой же возможности я осмотрел оба видеошлема. Да, они были снабжены дополнительными устройствами. Однако это меня не слишком убедило. Нет, не в возможности копирования сознания и не в возможности существования в виде набора импульсов. Сомнение было вызвано необходимостью это делать. Прошло лето, за ним осень. Сейчас зима, снежная, холодная, метельная. Поэтому я собираюсь сходить к Стасу в гости. Только в гости.
  

" И осталось всего ничего,

Разве только холсты.

И на них внеземные закаты

И лошади скачут.

Только мир, как ни странно,

Живет ожиданьем весны.

И весна непременно наступит,

А как же иначе".

   10.02.99 А. Багровский

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Н.Пятая "Безмятежный лотос 2"(Уся (Wuxia)) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) NataliaSamartzis "Стелларатор"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) Л.Светлая "Мурчание котят"(Научная фантастика) А.Тополян "Механист"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"