Багровский Артур: другие произведения.

Малахитовая невеста

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    П.П.Бажову и его потрясающим произведениям.


"МАЛАХИТОВАЯ НЕВЕСТА"

- УРАЛЬСКИЙ СКАЗ -

   "Уф, наконец-то я дома". Виталий щелкнул выключателем в прихожей, проверил, хорошо ли заперта входная дверь. Скинув кое-как обувь и пуховик, он поспешил в туалет. Виталий Мелентьев, а именно так звали вошедшего, был человеком серьезным, деловым, возрастом чуть за сорок. В тот момент он заканчивал празднование новоселья, которое продолжалось около месяца. Сейчас же у него нашелся новый повод для веселья. Жена поехала на море по путевке, которую сам Виталий ей и вручил. Одним словом они обоюдно решили отдохнуть друг от друга и от семейных неурядиц, которые вовсе не исчезли с переездом в новенький, еще пахнущий краской коттедж в пригороде.
   Дом, надо признаться, был действительно великолепен. Сколько в него было вложено денег и нервов. А место! Двадцать минут до центра по объездной и пять минут ходьбы до соснового почти не тронутого леса.
   Виталий вышел из туалета с явным просветлением в голове. Сегодня он с друзьями снова устроил мальчишник по полной программе. Эта программа становилась все обширнее по мере приезда супруги. Сегодня Виталий явно перебрал даже по своей мерке. Он, покачиваясь, побрел на второй этаж, давая себе слово, что с завтрашнего дня завяжет. "Надо еще отделку посмотреть в ванной... на фирме дела подзапустились. Небось, совсем там без меня ни черта не делают". В холе второго этажа горел свет. "Вот зараза! Неужели это я со вчерашнего вечера не выключил". Виталий распахнул дверь с красивым витражом. Возле дивана на журнальном столике стояла включенная лампа. На диване в светлом пеньюаре сидела молодая светловолосая женщина и листала глянцевый журнал. "Ленка вернулась!" - сверкнула первая мысль. Присмотревшись в полумраке, Виталий понял, что сидевшая на диване не его жена, а вовсе незнакомая женщина.
   - Эй, подруга! Ты кто такая? Ты чего тут вообще?.. Родственница что ли чья? Тебя кто впустил? Чего разлеглась? Не в общаге, чай! Чего молчишь?.. Я с тобой говорю, ты...
   Женщина пропустила всю адресованную ей тираду мимо ушей и только сейчас, оторвав глаза от журнала, взглянула на нетвердо стоящего перед ней хозяина дома. "М-м, а мордашка ничего. Может, друзья пошутили и прислали девочку по вызову? А может, это Ленка провокацию мне тут устраивает? Может, меня сейчас на видео пишут?!"
   - Слышь ты, дамочка! Я человек семейный, а ты тут разлеглась на диване. Чего за дела, блин?!
   Женщина положила журнал на столик и поднесла указательный палец к губам. Виталий понимающе кивнул и одними глазами огляделся вокруг, ища подвох. Женщина тем временем поднялась с дивана и направилась к спальной. Приоткрыв дверь, она оглянулась. Убедившись, что мужчина смотрит в ее сторону, она скинула пеньюар на пол и вошла в спальную. Виталий, хоть и был в сильном подпитии, направился следом. Включив свет, он осмотрелся. Комната была пуста. Не было и пеньюара упавшего в дверях. "Все, завтра никаких посиделок".
   Завтра действительно оказалось для Виталия сложным днем. Работа отняла много времени. Еще звонили рабочие по поводу отделки. К спиртному Виталий не притронулся, а о странном случае вспомнил лишь вечером, возвратившись домой. Решив убедиться, что вчерашнее событие было лишь галлюцинацией, Виталий поднялся на второй этаж сразу, как вошел. В зале по-прежнему горел свет. На диване с журналом в руках сидела светловолосая женщина. Виталий потерял дар речи. Он решительно прошел в комнату, выдернул из её рук журнал и громко хлопнул им о столик. Женщина подняла на него большие прозрачные изумленные глаза. Виталий поставил ногу на край дивана и склонился к ней.
   - Кто тебя прислал, цыпочка? - нахмурившись спросил он. Она в ответ улыбнулась ослепляющей улыбкой. Пока Виталий проморгался, она к его удивлению вновь оказалась у дверей в спальную. Виталий в два шага нагнал ее, протянул руку. Но в тот самый момент, когда его пальцы готовы были сомкнуться на оборках пеньюара, незнакомка скользнула на кровать. Виталий раскрыл было рот для очередной тирады, но женщина как и вчера поднесла палец к губам, улыбнулась и скользнула под одеяло. Виталий тут же подошел к постели, сдернул его. Пусто. Он глупо и рассеяно оглядел комнату. "Может стоит сходить к врачу?" Спать Виталий лег на диване в комнате первого этажа.
   Проснувшись утром, Виталий долго не мог понять, отчего он спит здесь. Все же вспомнил. Вздрогнул. "Вот чертовщина-то?" Решил, что к врачу сходить надо или хотя бы позвонить. День выставил свои требования. С первым же телефонным звонком, Виталий вновь напрочь забыл вечернее недоразумение. Так же как и день назад, он вспомнил о таинственной незнакомке, лишь вернувшись поздно вечером. Вновь в комнате горела лампа, а незнакомка на диване вновь листала глянцевый журнал. Виталий был трезв и решил изменить подход. Как ни в чем ни бывало он прошел в комнату, включил телевизор и примостился на другом конце дивана. На первом канале шли новости. Где-то что-то горело, где-то задерживали боевиков, какое-то судно терпело бедствие у берегов Антарктиды. Мир жил своими насущными проблемами, своими делами и заботами. Новости из вне немного успокоили Виталия. Он скосил глаза на незнакомку. Та с каким-то детским восторгом изучала картинки журнала: реклама дорогих машин, дорогих курортов, дорогого белья, дорогих украшений. Виталий протянул руку и слегка коснулся пеньюара. Он был настоящим, Виталий ощутил приятную мягкость ткани. Осмелев, он притронулся к правой ступне выглядывающей из-под краешка одежды. Незнакомка оторвала взгляд от журнала и взглянула прозрачными глазами в глаза Виталия. Взгляд был ласковым и доверчивым, почти как у ребенка. Виталию расхотелось устраивать допрос, он лишь спросил как можно непринужденнее.
   - Не мешает? Телевизор не мешает? - Кивнул он в сторону мерцающего экрана. Незнакомка лишь покачала головой. Виталий улыбнулся в ответ и предложил:
   - Можем посмотреть другой канал. Что-нибудь поинтереснее. - Он придвинулся ближе. Она лишь слегка подтянула ноги к себе и вновь улыбнулась восхитительной улыбкой. От нее в голове Виталия словно что-то щелкнуло, всплыло давно забытое странное ощущение. Покружив в голове, оно быстро скользнуло вниз и растаяло где-то у копчика, разлившись теплом в области таза. "Да катись оно все к черту!"
   - Как тебя зовут-то? - спросил он.
   - Катерина, - просто ответила та хрустальным голосом. Простое имя эхом отразилось от подвесок дорогой люстры и зазвенело в голове Виталия. "Катерина. Надо же, как все просто. Всего лишь спросил. Отлично. Теперь надо узнать для чего она здесь и кто ее прислал".
   - Катерина! Прекрасное имя! - продолжил Виталий. - А давно ты здесь?
   - Неделя уж прошла, - ответила женщина.
   - Неделя? - недоверчиво переспросил он. - Что ж я тебя раньше не видел.
   - Видать не разглядел, барин.
   "Барин! Что за..." Тем не менее, такое обращение польстило и показалось Виталию вполне уместным. "Ничего плохого она не замышляет", - уверился он.
   - Тебя кто попросил придти сюда, Катерина? Не моя ли благоверная?
   - По своей воле я здесь.
   - А по какому же делу? Может, обсудим все, не откладывая в долгий ящик? "Сейчас все разъясниться и проблем нет".
   - К тебе я пришла.
   - Так я тебя слушаю. - Изо всех сил Виталий изобразил благодушие. - Очень внимательно.
   - Женись на мне.
   - А... Что? Кто, я? - Недоумевая, похлопал глазами хозяин дома. Катерина кивнула.
   - Но я уже женат...
   - Тогда умрешь, - не меняя выражения, сказала женщина. "Что за черт! Нет, это точно Ленка подставу мне устроила. Провокацию. Хочет застукать меня с этой вертихвосткой и на развод подать, а там адвокат оттяпает кусман и... Так может, она и не уезжала никуда? Может, она здесь в городе у родни или у подруг? Может, и эта кто-то из них?" Виталий собрался сделать грозное лицо и все же устроить допрос с пристрастием. В этот момент Катерина подсунула ему стопу под верх бедра. Виталий сквозь ткань брюк почувствовал прохладу и шевеление каждого пальчика. Раздражение сразу угасло. "А что она имеет в виду, собственно говоря-то?" Он опустил ладонь на ее ногу. Сладостное чувство вновь прокатилось по телу. Женщина поднялась с дивана и как делала до этого направилась к двери спальной. Виталий сразу же решительно двинулся за ней. Он намеривался узнать, где она умудрялась прятаться от него до сих пор. Однако он не был уверен, что это его единственное желание. Виталий шел за ней почти вплотную, она же никуда не спеша, вошла в комнату. Он немедленно щелкнул выключателем и быстро обшарил взглядом углы, ища видеокамеру или жену или еще неизвестно что. Катерина подошла к постели, обернулась. Убедившись, что Виталий рядом, она откинула покрывало, скинула пеньюар и присела на край кровати. Виталий прекратил изучать обстановку своей собственной спальной и взглянул на сидящую женщину. Что-то вновь толкнуло в районе таза так, что его качнуло вперед. Катерина улыбнулась, видимо оценив это движение по-своему. Она забросила ноги на постель и медленно легла, не сводя глаз с Виталия. Тот не смотрел больше ни на что другое. Лежащая перед ним женщина заполнила все его внимание. В свете нескольких неярких настенных светильников ее кожа, казалось, испускает сияние. Взгляд его рассеяно блуждал по плавным линиям ее тела.
   - Женишься на мне? Или не по нраву пришлась? - прервала молчание Катерина. Виталий подсел на край постели.
   - Значит, если не женюсь, убьешь меня?
   - Зачем убивать?
   - Сама только что говорила.
   - Я не говорила, убью, я сказала, умрешь.
   - С чего бы это? - удивился Виталий.
   - Сердце не выдержит, разорвется. От тоски по мне помрешь. Никто тебя так любить не будет как я.
   "Что за бред она несет?" Тем не менее, он положил ладонь на ее полусогнутое колено. Катерина в ответ вздохнула более с облегчением, нежели со страстью и протянула к нему руки. Виталий подался вперед. Она приподнялась, обвила его шею и притянула к себе. Он ощутил прикосновение ее губ, словно касание холодной и мягкой воды в ручье. Виталий просунул руки ей под спину. Его сознание скользнуло куда-то и растворилось.
  
   Проснулся он поздно. Один. В одежде. Выжатый как лимон. Он обошел весь дом. О чем он думал в то время и в каких выражениях, было известно лишь ему одному. В тот день он не вышел из дома, обошелся звонками по телефону. Надо было как-то разрешить сложившуюся глупую, но скользкую ситуацию. Скоро должна возвратиться жена, если она действительно уезжала, в чем он сейчас не был уверен. Пока Виталий слонялся по дому, у него созрел кое-какой план. Ближе к вечеру он заглянул в холодильник, взял минеральной воды, приготовил бутерброды и поднялся наверх. Разложив принесенные припасы на столике перед диваном, он уселся поудобнее и включил спортивный канал. "Если она каждый вечер появляется в одном месте до его прихода с работы, посмотрим, что будет сегодня".
   По всей видимости он задремал, хотя был уверен, что нет. Его привел в чувство шум телевизора: наши забили гол Канадцам. Виталий похлопал глазами, увидел еду, что-то вспомнил, осмотрелся. Рядом с ним сидела Катерина...

* * *

   Прошло два или три дня. Виталий так ни на что не решился. Не к друзьям же, в самом деле обращаться? Что он им скажет? За время отъезда жены в доме появилась какая-то Катерина, которая требует от него жениться на ней. Которая неизвестно куда пропадает и неизвестно откуда появляется. "Может выкинуть ее из дома? Или настукать в легкую?" Однако, вспомнив некоторые моменты общения с нежданной гостьей, он понял, что не сможет сделать ни того, ни другого. Да что в ней такого особенного? Мало ли было женщин в его жизни. "Что она там говорила? Что уже здесь неделю? Как это понимать? В его доме или в городе? Что произошло неделю назад?" Виталий, сколько ни вспоминал, не мог припомнить сколько-нибудь значимого события, произошедшего в его доме неделю назад. Тогда он решил спросить обо всем Катерину напрямую. Что она появится и сегодня, он не сомневался уже ни на минуту.
   На этот раз Виталий не проспал ее появления. Около одиннадцати вечера он услышал, как она поднимается по лестнице с первого этажа. Шаги были тихие, но он различил их среди остальных звуков. Через распахнутую дверь Виталий заметил женскую фигуру на лестнице. Сейчас в ней не было ничего завораживающего или притягательного. В полутьме лестничного пролета пеньюар казался серым и даже каким-то линялым. Катерина повернулась профилем, затем он увидел ее в фас. Контрастные тени делали ее лицо непривлекательным и даже отталкивающим. Волосы походили на парик. Серая кожа, выступающие скулы, тонкий до безобразия нос, глубоко посаженые глаза. Казалось, улыбка открывает все зубы чуть не до ушей!.. Нет, это всего лишь игра света и тени. Еще несколько шагов, Катерина вышла на освещенное место, и неприятное видение исчезло. Она стояла в дверях великолепная, сияющая, обворожительная. Заметив, что хозяин дома уже здесь, она подошла прямо к нему и поставила ногу на диван между его ног. Виталий почувствовал прохладу и шевеление пальцев, кровь забурлила во всех частях его тела. Вопрос остался не высказанным. Катерина склонилась к нему, приблизила лицо и поцеловала. Виталий глубоко вздохнул и ощутил незнакомый ему запах. Даже если бы он и знал, что так пахнет асфодель, то вряд ли сообразил бы что к чему. В этот момент его сердце забилось часто, он откинулся на спинку дивана и потянул женщину к себе.
   - Не исчезай.
   - Не исчезну, коли женишься. Навсегда останусь. Надумал, нет ли?
   - Останься, останься сегодня, не пропадай. - Сейчас Виталию было безразлично, снимают его или нет. Он хотел эту женщину как никакую другую до сих пор. Он хотел остаться с ней навсегда, чем бы ему это не грозило. Какова была причина этого желания, он не знал и, возможно, не хотел знать. А она прекрасно понимала его чувства и пользовалась этим знанием. "Для чего ей это?" Мысль скользнула в сознании Виталия, но тут же упорхнула и растворилась в полумраке комнаты.
  
   Днем позже приехали рабочие ставить душевую кабину на втором этаже. У Виталия в голове шумело после бессонной ночи, и соображал он плохо. Следом за рабочими приехала дизайнер - ботаник с заказом, наконец-то прибыли растения из Голландии. Виталий проводил ее в зимний сад, помог даже перетаскать тяжелые корзины с бугенвилиями, азалиями и калатеями. Затем он поднялся к рабочим на второй этаж, потом вновь спустился в зимний сад. Лишь сейчас он обратил внимание на небольшую скульптуру, о которой совершенно забыл. Это была сидящая девушка в подвенечном платье или в чем-то на то похожем. Вид невесты ей придавал отлитый из бронзы венок. Сама же фигура была из малахита, поэтому она и не бросалась сразу в глаза на фоне зелени похожих на елочки араукарий. Сейчас только Виталий понял, что изображенная в камне девушка копия Катерины. Как он мог не заметить этого сходства сразу? Просто забыл, ведь скульптура у него не так давно. "Кстати, как давно она здесь?" Виталий стал вспоминать. В тот самый день, когда его загадочная квартирантка заговорила с ним, сообщив, что находится здесь неделю, скульптура находилась к тому дню столько же. "Так что же она имела в виду, сказав, что находится здесь неделю?" Виталий покосился на скульптуру. Совпадение? Он припомнил, каким образом малахитовое изваяние оказалось в его доме.
  
   Виталий гулял со своей обычной компанией, в этот раз на охоте. Это было в начале месяца, когда празднование новоселья еще только началось. В тот день они забрались довольно далеко в лес, хорошо повеселились там, стреляя в основном по пустым водочным бутылкам, которые легко и быстро опорожнялись. Ночь наступила как-то сразу. Ехать по темени в подобном состоянии к обычному месту ночевки не имело смысла. Тогда лесник Палыч, Павел Павлович Остужив, который обычно устраивал эти гулянки, совмещенные с охотой, предложил заночевать в своей сторожке. Обычно они останавливались в новом хорошем бревенчатом доме с подворьем, с баней. Но раз уж вышел такой случай, друзья решили переночевать и в менее комфортных условиях. Разместившись кое-как, все быстро уснули. Утром задерживаться в сторожке Палыча никто не собирался. Виталий совершенно случайно заметил скульптуру, вернувшись за оставленной курткой.
   - Да, стоит тут, - ответил лесник на вопрос Виталия.
   - Вижу, что стоит. - Его больше поразил сам факт присутствия такой вещи в обветшалой лесной сторожке в глухомани, почти в тайге. Пока друзья собирались, он так и просидел на корточках, разглядывая скульптуру. Чем-то она его сразу приворожила. Друзьям наоборот не понравилась.
   - Чего ты в самом деле? - Удивился Сергей. - Какой-то могильный памятник.
   - Ничего не могильный. Классная вещица.
   - Да говорю тебе. На западных кладбищах такие стоят, только в основном белые, мраморные. А эту видать из местного камня делали.
   - Точно, - подтвердил Палыч. - Из малахиту она.
   - Да брось!
   - Верно говорю, - настаивал лесник.
   - Продай. - вдруг ни с того, ни с сего вырвалось у Виталия. - Я ее в оранжерее поставлю, среди пальм.
   - Да тебя Ленка из дому выгонит! -засмеялись друзья.
   - Не выгонит. Я ее скоро по путевке отправлю, вот тогда и привезу фигуру. А, Палыч, договоримся в цене?
   Всю обратную дорогу Виталий уговаривал лесника. Тот не упирался, а только отмалчивался. Потом вдруг нехотя согласился. Виталий сразу выложил задаток и сделка состоялась. Потом, когда жена уехала, взял свой джип, заехал за Палычем и поехал в лесную сторожку. Так малахитовая скульптура оказалась в его доме.
   Виталий вспомнил эту историю и удивился, почему тогда же не поинтересовался ее происхождением. Сделать это он решил прямо сегодня.
  
   - Откуда же у тебя в сторожке малахитовый памятник? Ты что, Палыч, музей местный грабанул что ли? - допытывался Виталий у лесника, застав его на зимней базе.
   - Вот еще! - возмущался тот. - Из бывшей барской усадьбы она. Во флигеле там стояла. Сам дом, вишь как, в революцию пожгли со всем добром. А флигель, он только с угла занялся. Почему туда никто не полез, про то сказать не могу. Только знаю, еще дед мой там эту самую невесту и присмотрел. Сначала в избу перевез, в село, а уж потом в дальнюю сторожку. Так она с тех самых пор там и стояла. А криминалу за ней никакого нету, ежели ты об этом.
   - Да ты у нас, Палыч, антиквар прямо. - Виталий не особо поверил истории об усадьбе.
   - Да иди ты в баню! - ответил ему на это Палыч. На том разговор, в общем-то, закончился. Теперь было над чем подумать, да только некогда. На следующий день возвращалась жена.
   Виталий встречал ее в аэропорту. Он был сдержанно рад, она нарочито весела. Они ехали домой. Лена всю дорогу рассказывала о поездке, обходила вопрос: "Как дела у тебя?" Он всю дорогу слушал, молчал, улыбался, кивал, ждал вопроса: "Как у тебя дела?" Внутренне Виталий был напряжен. В какой-то момент, глянув мельком в зеркало заднего вида, увидел на заднем сиденье Катерину. Она сидела в том же пеньюаре с тем же журналом в руках. Виталий вздрогнул, затем, поняв, улыбнулся. Видение растаяло.
   Вот и коттедж. Лена вошла первой, за ней Виталий внес чемодан и сумку. Невольно он поднял голову на дверь второго этажа. С того места, где он стоял, дивана видно не было.
   - Ты сейчас в офис или как? - Оторвала его от наблюдений Лена.
   - Что? Нет. Я останусь. Дела подождут.
   - Класс! Может где-нибудь поужинаем по случаю?
   - Ага. Я как раз собирался это предложить. - кивнул Виталий. Лена взглянула на него, решая, сымпровизировал муж или действительно намеревался пригласить в ресторан.
   Остаток дня, особенно вечер, прошел великолепно. Виталий и думать забыл о беспокойных событиях. Он вспомнил о квартирантке лишь, когда они с женой вошли в дом, вернувшись из "Галили" - нового, модного ресторана в центре города.
   Лена пошла в душ на первом этаже. Ванную комнату на втором так и не успели отделать кафелем.
   - А, бездельничал тут без меня, - слегка погрозила она мужу пальцем. Он отговорился тем, будто хозяин магазина, его давний кореш, обещал новую плитку через неделю.
   - Вот я и решил подождать. Вдруг и правда плитка лучше будет. Чего зря ума ее колупать. Ты, зато посмотри, как в оранжерее стало!
   - Да неужели! Обязательно! - Лена захлопнула дверь ванной перед носом Виталия. Он же поспешил наверх, с беспокойством осматривая комнаты. Катерины не было. Виталий облегченно вздохнул.
   Вскоре наверх поднялась Лена. Когда она вошла в спальную, Виталий непроизвольно вздрогнул. Она хоть и была шатенкой, ее светлый халат он принял за пеньюар Катерины. Лена сбросила халат на кресло и нырнула под одеяло к мужу.
  
   Поздняя ночь, Лена уже удовлетворенно посапывала. Виталий лежал в полудреме, ожидая сна, одновременно пытаясь обдумать предстоящие на утро дела. Лена положила руку ему на грудь и нежно погладила. "Я думал, она уже спит". Виталий сделал вид будто спит сам. Рука плавно перешла на живот и продолжала спускаться ниже. Виталий начал заводится. "Ах, шалунишка! Сейчас доиграешься". Он повернулся к жене лицом и только сейчас понял, что та лежит к нему спиной и действительно спит. Виталия прошиб холодный пот. Он не хотел поворачиваться в противоположную сторону. Не было нужды уточнять, кто поглаживает его. Он лишь попытался убрать руку. В это время Катерина прижалась к нему всем телом. Виталий невольно дернулся и задел спящую Лену. Та чуть хмыкнула во сне, но не проснулась. Он медленно развернулся к Катерине лицом. Она как всегда улыбалась и была восхитительна. Он открыл было рот, чтобы сказать ей, что ее навязчивое присутствие переходит все границы. В этот момент жена повернулась и обняла его с другой стороны. Ее пальцы коснулись локтя Катерины. Та в ответ провела рукой по ее руке от запястья до плеча и сильнее прижалась к Виталию. "Что ты делаешь?!" - одними губами спросил он. Она же продолжала все плотнее прижиматься к нему, одновременно одной рукой поглаживая грудь жены, другую запустив ему между ног. В любое другое время Виталий был бы в восторге от подобной ситуации, но только не сейчас.
   - Женись на мне, - прошептала Катерина и прильнула к его губам.
  
   Виталий во второй половине следующего дня, побросав дела в офисе, отправился в местный краеведческий музей. Что он там намеревался узнать, сам толком еще не знал. Однако, сказанная вскользь фраза, будто бы скульптура из барской усадьбы озадачила его и навела на некоторые мысли.
   Виталий миновал залы с кремниевыми наконечниками, с чучелами представителей местной фауны. Задержался в зале быта крестьян и истории освоения края середины 19 века. С чего начать? Что он хотел узнать здесь? Он пошел вдоль стен, всматриваясь в тусклые выцветшие снимки. Лица давно умерших людей, первые корпуса завода, многочисленные семейные фотопортреты. Да, вот есть кое-что о первом владельце. Виталий скользил взглядом по документам, в основном фото и ксерокопиям. "Завод основан... Перекуплен у казны... Немецкие мастера... Граф Турчанинов... История быта отражена в сказах П.П. Бажова". Далее висел рисунок сидящей в подвенечном платье девушки очень походивший на скульптуру стоящую ныне в оранжерее Виталия. Рядом с рисунком находился текст какого-то рассказа. Виталий вчитался.
  

СКАЗ ОБ УРАЛЬСКОЙ НЕВЕСТЕ.

Перепечатка с рукописного подлинника П.П. Бажова.*

   А вот слышь - ко, какую историю промеж собой люди в заводе сказывали. Давно это было, еще при первом барине Турчанинове. Он нашему дедом приходился. Аккурат при нем завод-то наш ставили. Тогда девка жила в рабочей слободке, в Гумешках. Катериной звали. Сиротка. Всей родни-то ее только бабка старая. Отец ее по рудницкому делу был. На том и погиб, в забое. Гора его придавила стало быть. Обвалы да оползни известное дело. Месяца не проходило, чтоб кого из забойных не присыпало. Оно, конечно, бывало, что и откапывали. Да с Катерининым отцом худое вышло, придавило в усмерть. Жена его Дарья года через полтора, слышь - ко, из тайги не вернулась. Что да как про то не ведаю. А знаю только, что Катерина с малолетства в сиротках осталась. Которые люди помогали, конечно, не без этого. Так и росла, стало быть, при бабке.
   Красивая девка выросла. Годов девятнадцать ей было, когда ее барин-то наш и присмотрел. Он не чета был теперешному-то, по заграницам не шастал, все больше при заводе да при руднике был. Видать там ему Катерина на глаза-то и попалась. Турчанинов молод был тогда, весел, до женского пола шибко охоч. Вот он и посватался к Кате-то. Выходи да выходи за меня замуж. У господ известно какие забавы. Понятно было, чем такое кончиться может. Только некому было за Катерину заступиться. Был у нее ухажер, Егором кликали, из местных, из слободских, да куда ему с барином тягаться. Так что барин Катюху уговорил. Не силом ее тянули, но и не по своей воле она шла. Свадьба была честь по чести с церковным венчанием. Да ведь и поп-то местный у барина в кулаке ходил. Свадьбу сыграли. Гуляли долго, весело, шумно. Кому веселье, а кому слезы. Вот так-то все и вышло.
   Через месяц али чуть позжее барин уехал по делам, а своим холопам да приказчику наказ дал, значит, чтоб к его возвращению Катерины в доме не было. Тем что делать, тоже люди подневольные. Так вот все и произошло.
   Катя такого позору само собой вынести не могла. В слободку не вернулась. Ушла она далече, за Медну гору, за Горбатую да там в омут и бросилась. Вот с тех самых пор ту гору Катиной горой прозывают. Вот так-то. Но на том не закончилось. Видать в ту ночь кто-то ее у омута высмотрел. Может охотник запоздалый, может еще кто. Только с того времени по заводу да слободке слух пошел. В конце концов и до Егора молва докатилась. Вот он и отправился к горе, к омуту. Долго нырял. Вода студеная. Сам чуть не утоп, а все ж бестолку. Егор было отчаялся, да на который-то день вода сама отдала Катеринино тело. Всплыла утопленница. Егор ее выловил да у подножия горы схоронил. Понимал, раз девка на себя руки наложила, так на церковном погосте ее хоронить не дозволят. Потому как самоубивство большой грех. А так все ж и в земле покоится и от дурных глаз могилка подалее будет. Так-то.
   Вот через год или поболее пошел Егорка на то место, могилку проведать. Видит, земля осела, скосило холмик. Он принялся поправлять как можно. Тут земля возьми да осыпься. А из развала глыба малахитовая виднеется. Егорка стал ее обкапывать чем придется, да глыба большой оказалась. Он ее присыпал, чтобы ужо с лошадью вернуться да с инструментом. Так и сделал. Аккуратно обкопал. А как выворотил да обчистил глыбину от земли, так и ахнул. Аккурат вся Катина фигура малахитом обросла. Подивился Егор, кое-как на телегу по жердинам взгромоздил глыбину да свез ее в дом.
   Рано ли поздно ли слух пошел по слободке да по заводу. Мол, воротилась барская невеста в каменном обличии. Заходить народ стал к Егорке в избу. Дивятся, ахают, не верят. Мол, сам фигуру выточил. Однако мастера, которые в камне толк разумели, дивились. Такая большая глыбина и без единого изъяна и узор лег по форме так, будто расписывали его.
   Тем временем слух и до барина докатился. Вот он поди да заявись к Егорке-то. Увидал, осерчал. Как ты, кричит, посмел от хозяина этакое утаить. Приказал забрать каменну Катерину, к себе в усадьбу везти. Грозился еще оштрафовать за то, что такую глыбу малахиту, мол, украл с хозяйского рудника. Кто в усадьбе работал, потом сказывали, у себя в гостиной комнате фигуру устроил. Любовался сам да заезжим гостям показывал. Хвалился, мол, его мастеровые сработали. Находились и такие, которые толк понимали, большие деньги предлагали. Да барин смеялся. Не продам, мол, царю в подарок свезу. Пусть во дворце в Сам-Питербурхе стоит. Так ли хотел поступить али бахвалился, не знамо. Вскоре барин помер. Сперва чахнуть стал, с лица сошел. Невесел ходил, да так и отдал богу душу. Молва пошла, будто это Катерина за ним с того свету явилась да за позор свой с собой и забрала. Про то, конечно, только слухи ходили. А вот с того самого времени род его изводиться стал, то верно. Все мужчины, кто из господской родни был, все до единого рано уходили. Про то сказывали, дескать Катерине одного барина мало было, решила она весь его род извести. Оно, конечно, все пустые разговоры. Да, слышь - ко, наш-то барин молодым представился и наследника за собой не оставил. Вот так-то.

* * *

   Виталий сидел на низеньком пластиковом стульчике у себя в оранжерее и пристально рассматривал стоявшую перед ним скульптуру. Прочитанная история не сильно убедила его, но о Катиной горе он слышал с детства. Сейчас она находилась недалеко от городской черты. Виталий посмотрел на скульптуру с того угла, с какого ее запечатлел в рисунке неизвестный художник. В этом ракурсе очень похожа. Рисовавший, несомненно, видел оригинал, возможно даже знал и саму Катерину. Тогда, если верить сказу, его теперешняя квартирантка и есть та самая Катерина. Утопленница. Призрак! Но почему он? Почему его дом, а не чей-то другой? Она так сильно привязана к своему изображению? Или это все же чья-то хорошо разыгранная интрига?
   Пару дней, а точнее ночей, Катерина не давала о себе знать, будто бы почувствовала, что хозяин дома прознал о ее тайне. Несмотря на это Виталий нашел время, чтобы еще раз выбраться в музей.
   На этот раз он внимательно изучил все материалы и еще раз прочитал драматическую историю Уральской невесты. Нового он ничего не узнал, поэтому стоял посреди зала не зная, что делать дальше.
   - Интересуетесь чем-то, молодой человек? - окликнула его благообразная пожилая женщина, смотрительница зала.
   - Да, мамаша. Мне хотелось побольше об усадьбе узнать. Ну, этого.... Как его.
   - Наверное, графа Турчанинова. - Кивнула седой головой смотрительница. - От нее мало что осталось. Сгорела еще в революцию.
   - Вот это я как раз слышал. А можно узнать хоть какие-то подробности?
   - Думаю, Лев Михайлович вам может помочь. Он историей края давно занимается. Вроде бы он как раз здесь сейчас. - Смотрительница повела его по лабиринту темных ходов служебного крыла, разительно отличающихся от залов музея. - Он еще лекции в университете читает, на историческом отделении, но сегодня должен быть.
   Они подошли к мало приметной двери с табличкой "Доктор исторических наук Бердников Лев Михайлович".
   - Лев Михайлович! - Постучала в дверь старушка. - К вам посетитель.
   Виталий приоткрыл дверь, обернулся поблагодарить. Старушки рядом уже не было.
   - Чем могу помочь? - Навстречу Виталию поднялся достаточно молодой и энергичный мужчина, бородкой напоминавший Чехова, но без пенсне. - Мы знакомы?
   - Виталий. Виталий Анатольевич.
   - Очень приятно. Прошу, прошу, присаживайтесь. Историей края интересуетесь? Приятно, очень приятно знать, что люди интересуются историей края.
   - Да, графом Турчаниновым.
   - Что ж, личность была не ординарная. Не такая масштабная как Демидовы или Строгановы, но для нашего края фигура значительная. Много сделал для развития местной экономики.
   - А что это за история о женитьбе на крепостной?
   - Вот вы о чем. - Краевед кивнул головой. - Очень интересная история.
   - Серьезно, граф женился на крепостной девушке?
   - Ну, случай этот не единственный. Такое практиковалось у... господ. Другое дело развязка драматическая, даже мистическая. Это впечатляет. Не так ли?
   - Да, я прочитал ту историю, но это же какая-то сказка. Выдумка. И что, она действительно принадлежит тому самому Бажову?
   Лев Михайлович сощурился, пристально посмотрел на посетителя, затем, покопавшись в столе, выудил из нижнего ящика потертую папку. Раскрыв ее, он протянул Виталию пару листков с ксерокопией какого-то письма или чего-то в этом роде. Виталий прищурился, почерк был мало разборчивый.
   - Это ксерокопии с подлинных записей самого Бажова. Тот же текст висит в зале в перепечатке. Оригиналы находятся в местном архиве. Я их сам лично осматривал.
   Виталий отложил листки.
   - Не понимаю причем здесь это.
   - В том-то и дело, что это не сказки, а сказы и описывают они самую, что ни на есть правду о событиях наших с вами мест. За исключением отдельных деталей.
   - Каких, например?
   - Например, что тело Катерины малахитом обросло, явный домысел. Все остальное чистая правда. И Катерина Мельникова, и ее свадьба с графом Турчаниновым, и самоубийство. И записал эту историю Бажов, как и все остальные слышанные в детстве истории по памяти. Другое дело, что некоторые историки сомневаются в принадлежности ее Бажову. Я же полагаю, что он просто не успел обработать ее.
   - Так откуда эта скульптура взялась в действительности?
   - Вот и вам интересно стало. Читая сказки надо уметь смотреть между строк. Я давно уже интересовался этим делом. Хотите знать правду об Уральской невесте?
   Виталий кивнул.
   - Начну с того, что Катерина Мельникова - Турчанинова действительно утопилась. Ее жених Егор Бортников действительно отправился ее искать на омуты. И действительно он сам чуть не погиб, ныряя в холодной воде. Тело ее всплыло на восьмой, кажется, день. Оно пребывало в ужасающем состоянии. Оттого везти его в поселок Егор не решился. Похоронить там же на месте не представлялось возможным, кругом были каменистые породы, едва прикрытые тонким слоем почвы. Тогда Егор решился сжечь тело и похоронить прах. Он сделал это и собрал пепел в глиняный горшок. Что произошло дальше, доподлинно не известно. То ли начав копать, он и наткнулся на глыбу малахита. Такое редко, но случается. Обычно на поверхности находят тонкие ветви. Большие глыбы, как правило, залегают на глубине, но ему видимо повезло. Возможно у Егора уже был малахит, из которого он намеревался вырезать скульптуру. Так или иначе он запечатлел образ любимой в камне. Егор был кузнецом, но и по камню резал не хуже других мастеров. Он вырезал скульптуру, хранил ее у себя. Но слухи ползли, люди узнавали, начинали заходить, смотреть. Так, в конце концов, разговоры дошли и до Турчанинова.
   - Значит этот граф все же забрал ее у мастера?
   - Да. Он даже заплатил за работу. Турчанинов сразу узнал в скульптуре Катерину и захотел иметь ее возле себя.
   - Что же потом? Он собирался ее везти в Питер в качестве подарка?
   - Об этом неизвестно. Но есть еще одна очень интересная деталь, о которой не упомянуто в сказе. По местным преданиям Егор устроил из скульптуры урну для праха любимой. Когда фигура была закончена, он якобы пересыпал пепел в секретную полость и запечатал ее.
   - Так прах утопленницы до сих пор находится в скульптуре? - Встрепенулся Виталий и проглотил тугой комок.
   - Этого я вам сказать не могу. По тем же преданиям так никому и не удалось обнаружить секрет мастера и вскрыть скульптуру.
   - Где же она сейчас? Почему не в музее?
   - Она стояла в графской усадьбе вплоть до самой революции. По некоторым сведениям она пропала во время пожара. Учитывая те факты, что первый граф вскоре скончался, все его потомки умерли так же рано, приплюсуйте сюда пожар в усадьбе и исчезновение скульптуры. История получается леденящая. Не так ли?
   Виталий рассеяно кивнул.
   - А вы, Виталий Анатольевич, не расскажете, почему вас так это интересует? Если не секрет, конечно же.
   Виталий поколебался некоторое время, потом вынул и положил перед краеведом фотографию, сделанную еще во дворе лесной сторожки, когда фигуру грузили в машину.
   - Это она?
   Лев Михайлович долго рассматривал снимок под лупой.
   - Откуда у вас это?
   - Увидел у знакомого. Это может быть та самая скульптура?
   - Очень может статься, что и она. Мы располагаем лишь описаниями и всего одним рисунком, в достоверности которого не уверены. Даже точные размеры скульптуры неизвестны. Что ж, этот снимок мог бы пролить свет на многое. Вашему знакомому известно, что это за предмет?
   - Не уверен.
   - Вы поговорите с ним? Мне бы очень хотелось осмотреть ее.
   - Да, конечно, я поговорю. Спасибо вам большое. - Виталий поднялся из-за стола, пожал руку. Краевед вручил визитку.
   - Если что выясниться, я в любое время.
   Лев Михайлович, стоя у окна, смотрел, как его неожиданный посетитель отъезжает от музея. Когда джип скрылся за углом, он отошел от окна, опустился в кресло и долго смотрел перед собой. "Возможно ли, что утерянный чуть ли не сто лет назад предмет обнаружился сейчас? И не где-то, а здесь же в городе. Несомненно, история о друге вымысел. Скульптура находится у самого Виталия и находится не так давно. То, что такой занятый человек пришел в музей и выслушивал меня, говорит о многом. Видимо у него начались неприятности. Значит, скоро он придет опять. Неужели я ее увижу? Это будет сенсация. В местных масштабах конечно, но сенсация. Артефакт, который подтвердит легенду о местном графе, подтвердит достоверность событий, принадлежность сказа автору. Целая тема для диссертации". Лев Михайлович улыбнулся.
  
   Была глухая поздняя ночь. Виталий стоял на корточках перед малахитовой скульптурой и разглядывал ее с совершенно новыми чувствами. Теперь она не казалась ему миленькой безделушкой. Сейчас, в свете всего узнанного, она действительно смотрелась надгробным памятником. Тем не менее, он восхищался изображением и, несмотря ни на что, еще раз хотел увидеть оригинал. Он прикоснулся к холодному зеленоватому камню. Странно, как много можно узнать, если пойти немного другим путем. История не являлась тайной за семью печатями. О ней знали многие люди. Она была доступна для любого посетителя музея. Надо лишь было захотеть узнать о ней. Случайная череда событий привела к тому, что он, Виталий, теперь обладатель раритета. "А что если продать? О чем я думаю? У меня по дому бродит призрак полторастолетней утопленницы, а я думаю о продаже". Но Катерина совсем не выглядела призраком, наоборот, одинокой уставшей женщиной ищущей дома, сочувствия и успокоения. "Чушь какая! Бред, идиотизм". Тем не менее, он прикоснулся к бронзовым розам на венке скульптуры и слегка их пошевелил. Вдруг да откроется на удачу тайничок старого мастера. Он представил себе, как увидит горсть пепла. "Так может это все только легенда? Может, этот Егор по заказу графа сделал скульптуру и все! Остальное всего лишь вымысел, красивая сказка, а я ползаю тут на карачках среди ночи". Скульптура вновь показалась ему обычным произведением искусства местного мастера. "Но кто тогда эта Катерина, что ходит по дому? Не может же быть, что все это время она мне мерещилась. К черту все, пойду-ка я спать". Виталий повернулся и уткнулся лицом в белый пеньюар.
  
   Лена проснулась среди ночи от ощущения чужого взгляда на себе. Она повернулась к двери, на фоне которой колыхался силуэт незнакомой женщины. Лена моргнула, видение исчезло. "Вот он, результат недоверия мужу. Уже чужие бабы мерещатся. Кстати!" Лена осмотрелась, благоверного в постели не было. Она подождала минут десять, затем поднялась, накинула халат и пошла по дому. Виталия она застала как ни странно в оранжерее. Что он делал, было не понятно. По всей видимости, он стоял на коленях перед недавно приобретенной фигуркой. Виталий неожиданно повернулся, уткнулся в халат жены и вздрогнул.
   - Виталь, ты чего? Молишься что ли? - недоумевая спросила его Лена.
   - Нет.
   - А чего ты тут на коленках ползаешь? Знаешь который час?
   - Нет.
   - Идем спать.
   - Идем. - Виталий поднялся и последовал за женой. В дверях он обернулся и бросил взгляд на скульптуру. Она ему улыбнулась, но это, конечно же, показалось.
  
   Работа заставляла отвлечься от странных событий творившихся в новом доме. Дела требовали думать о более прагматичных и менее сказочных вещах, нежели призрак давно погибшей красавицы. Нервы у Виталия постепенно успокаивались, жизнь входила в привычное русло. Тем более что и Катерина куда-то исчезла. По крайней мере, с той ночи, как вернулась Лена, он ее больше не видел. Тем не менее, каждый вечер возвращаясь домой, он смотрел наверх, не горит ли лампа в зале второго этажа. Виталий не мог сказать точно даже самому себе, боится или стремится он увидеть неяркий свет.
  
   Прошло недели две, Виталий вернулся домой после обыденного будничного дня с мыслями далекими от фантазий. Пока снимал верхнюю одежду, он точно не думал ни о чем таком сверхъестественном. Он отметил только, что жена почему-то не вышла его встречать в прихожую. Обычно она его встречала, он умывался, и они шли ужинать. "Сериал, что ли какой смотрит? Видимо не слышала, как я вошел". В подтверждение своих мыслей он услышал звук телевизора. Голоса были слишком громкими и явно не из сериала. Это насторожило Виталия. Он быстро поднялся наверх. По телевизору шел боевик. Лена смотрела его, нахмурив брови и скрестив руки на груди. Настроение у нее было весьма далеко от радужного. Это объяснялось тем, что на противоположном конце дивана сидела Катерина. "Ужина не будет", - логично рассудил Виталий.
   - Привет! - сказал он жене как можно непринужденнее. - Как на счет ужина?
   Лена подняла на него убийственный взгляд.
   - Можно тебя? - Виталий приглашающе кивнул жене в коридор. Та нехотя поднялась с дивана и вышла.
   - Это кто? - спросил он у жены, кивнув в зал. - Кто-то из родственниц?
   - Я хотела спросить это у тебя, - ледяным тоном проронила Лена.
   - Почему?
   - Потому, что она тебя хорошо знает. Говорит, вы неплохо проводили вечера в мое отсутствие.
   - Что за чушь! Она пришла сказать тебе об этом? "Как я все же и думал с самого начала, это подстава. А музейщик этот тогда с какого боку?" Лена, послушай меня, она призрак утопленницы из той самой фигурки, что стоит у нас в оранжерее.
   - Браво! - Лена несколько раз хлопнула в ладоши. - Остроумнее оправдания не придумать. И более идиотского тоже.
   - Да ты посмотри на нее.
   - У меня было на это время, она здесь уже давно. Мы очень миленько пообщались. Она сообщила мне кое-какие подробности.
   - А она не сказала, как сюда добралась, на чем приехала? Она так и ходит в ночнушке и босиком?
   - Да... - Лена нахмурилась. - Об этом я не подумала.
   - Говорю же,она призрак. Давай ее спросим о некоторых вещах, и ты сразу поймешь.
   - Что ж, давай. - Лена распахнула дверь в комнату. - Катерина!
   Ответа не последовало. Комната была пуста.
  
   Прошла еще неделя, прежде чем отношения с женой стали восстанавливаться. Он не расстался с мыслью, что это все подстроено его благоверной. Так она давала понять Виталию, что держит его на крючке. Лена наоборот думала, что муж, таким образом, дает ей понять, что избавиться от нее может в любой момент. Правда, у обоих оставались кое-какие вопросы, кое-какие сомнения, но ни тот, ни другой не решались высказать их первыми.
   Раз ночью Виталию сильно захотелось покурить. Он выбрался из-под одеяла и сел на койке. Из-за неплотно прикрытых штор уличный фонарь освещал угол комнаты и человеческую фигуру в углу. То, что это была Катерина, Виталий понял с первого мгновения. Он обрадовался ее появлению. Это была первая инстинктивная эмоция. Второй эмоцией был испуг, потому что в следующее мгновение Виталий заметил, что она выглядит не совсем привычно. Сквозь знакомые уже черты лица проступал череп, мышцы и связки. Тоже самое было со всеми открытыми участками тела. Катерина посмотрела в глаза Виталию, улыбнулась и медленно направилась к нему. "Это не пеньюар, - вдруг подумал Виталий. - Это же ее подвенечное платье, в котором она выходила за муж за графа и в котором позже утопилась". Он включил настенный бра, рискуя разбудить жену. Видение изменилось. Пропали пугающие подробности. Катерина вновь выглядела обычной женщиной, уставшей и несчастной. "Ну, что тебе от меня надо? Что ты ко мне прицепилась?" "Женись на мне". "Я уже женат". "Брось ее, возьми меня. Али не люба я тебе?" "Не в этом дело. Ты мертва". "Только-то?" "Этого мало?" "Это не причина. Это все поправимо". "Оставь меня". "Как скажешь, любимый. Пожалеешь потом да поздно будет".
   Утром Виталий помнил безмолвный ночной разговор до последнего слова, но не мог понять, было ли это сном или явью. Тем не менее, как бы оно ни было в действительности, Катерина больше не появлялась в доме. По крайней мере, ни сам Виталий, ни Лена ее больше не видели. Однако с ее уходом легче не стало. С той самой ночи как Катерина простилась с Виталием он начал болеть. Сначала он не обращал на это внимания, затем начал удивляться никак не проходящему недомоганию. Врач, ничего не обнаружив, предположил переутомление. Недельный отдых не принес положительных результатов. Виталий чах на глазах день за днем. Настало утро, когда он не смог отправиться на работу. Потом не смог подняться с постели. Еще через три недели его не стало. Друзья и родственники были в большом недоумении. Что могло свалить такого здорового и крепкого человека? Кое-кто предположил даже отравление, связанное с профессиональной деятельностью. Эта версия не подтвердилась, хотя друзья Виталия и поручили частное расследование знакомым из определенного ведомства. Работа была проведена на серьезном профессиональном уровне, но подтверждения отравлению не нашлось. Лена, вдова умершего, не стала скрывать визита загадочной незнакомки. Был составлен фоторобот, опрошены многие - знакомые, соседи, коллеги, никто из их окружения таинственную Катерину не признал. Лев Михайлович пролил бы свет на таинственную историю, но предъявлять фото краеведу местного музея никому не пришло в голову. О визите Виталия к нему знали лишь трое. Сам же Лев Михайлович слышал о смерти достаточно известного в городе предпринимателя, но не сопоставил его со своим визитером.
  
   Мистические события той осени нашли свое продолжение весной. Лена только что провела поминки, полгода и вечером разбирала кое-какие вещи не первой важности. Тогда среди какого-то почти мусора на глаза ей попалась визитная карточка. "Доктор исторических наук Бердников Лев Михайлович".
   Лену весьма озадачило, что ее покойный муж интересовался историей края и водил знакомство с докторами наук. Затем она решила, что визитка попала в вещи случайно, тем не менее, она все же решила позвонить по одному из указанных телефонов.
   - Лев Михайлович? Вы меня не знаете, но возможно к вам приходил мой муж... Покойный муж.
   - Виталий Анатольевич? Так он умер? Что же он не пришел раньше?
   Услышанный ответ озадачил Лену. Краевед знал Виталия и, судя по интонации, не удивился его смерти.
  
   Лена сидела в кабинете, испуганно и отстранено рассматривая обстановку. Лев Михайлович прохаживался по кабинету хмурясь и глядя в пол.
   - Я ведь нисколько не сомневался, что малахитовая невеста находится у него в доме. Я был уверен, что он вот-вот явится еще раз.
   - Я все равно не могу поверить в то, что вы мне рассказали.
   - Это ваше право, Елена Александровна. Факты говорят сами за себя. Какова причина смерти?
   - Остановка сердца, общее истощение.
   - Вас не удивляет, что такой здоровый и энергичный человек сошел в могилу за пару месяцев? В конце концов, вы же сами видели эту Катерину в своем доме. Как вы можете это отрицать?
   - Это так неправдоподобно.
   - Согласен. А вы не разрешите мне осмотреть скульптуру?
   - Если она вас интересует.
   - Весьма. Кстати она все еще может быть опасна.
   - Для меня?
   - И для вас и для ваших детей.
   - У нас не было детей.
   - Что ж, тогда это несколько упрощает дело, - ответил краевед, погруженный в какие-то свои размышления. - Я наведу некоторые справки и приеду к вам незамедлительно.
  
   Лев Михайлович и Елена Мелентьева стояли в оранжерее против невысокой скульптуры из малахита.
   - Значит, она не случайно явилась за Виталием? - нарушила молчание Лена.
   - Нет, не случайно. Как я выяснил в архиве, бабушка вашего мужа по материнской линии была Турчанинова. Другое дело, что сама скульптура оказалась в вашем доме по всей видимости случайно. Вы не уточняли, откуда он ее привез?
   - Я не стала, - покачала головой Лена. - Вы ее заберете?
   - Если вы этого захотите.
   - Я ее боюсь.
   - Думаю, для этого нет оснований. Раз детей у вас нет, получается, Виталий Анатольевич был последний из Турчаниновых вообще. Стало быть, и проклятью конец.
   - Все равно, я не хочу ее видеть здесь.
   - Как вам будет угодно. Оформлю документы, найду грузовик.
   - Об этом не беспокойтесь. Ее отвезут в музей прямо сегодня. Я сейчас же позвоню друзьям мужа. Все формальности потом.
   - Хорошо. Еще один вопрос, вы понимаете, что музей не в состоянии заплатить...
   - Об этом даже не думайте. Я избавлюсь от нее любым способом.
  
   Тем же вечером в запаснике музея долго горел свет. Лев Михайлович сидел перед фигурой малахитовой невесты. Мысли его были очень далеко от этого места и времени. Он дождался, когда все сотрудники покинули музей. Тогда он приступил к делу. Расстелив на полу полиэтилен, он опустился на колени перед скульптурой. Потерев ладони он осторожно взялся за две противоположных бронзовых розочки на венце. Повернув их обе разом к себе, краевед взялся за две других и повернул их в противоположную сторону. Затем вернулся к предыдущим и крутанул из от себя. Старинный механизм сработал. Внутри скульптуры щелкнули скрытые пружины. Лев Михайлович обеими руками стал вращать венец целиком по часовой стрелке. Обратная резьба с трудом, но поддавалась. Через пару минут ему удалось отвинтить верхушку скульптуры подобно крышке сосуда замысловатой формы. Скульптура собственно и являлась урной, вместилищем праха давно и трагически погибшей женщины. Краевед приподнял заранее подложенные бруски и слегка наклонил скульптуру на один бок. Так было проще ссыпать прах в заготовленную емкость. Еще через несколько минут отвинченная часть была водружена на место. Лев Михайлович запер контейнер с прахом у себя в кабинете и погасил свет.
   Следующим утром он отлучился по своим делам. Электричка отвезла его на ничем не примечательную платформу с чудным, мало что говорящим названием "Сысерть". Пройдя через лесок, он вышел к заброшенному кладбищу. Здесь, нисколько не раздумывая, он быстро прошел к одной из могил. Она, как и все остальные, была заброшена, лишь ветхий деревянный крест высился над округлым сглаженным холмиком. Лев Михайлович положил привезенные вещи и принялся копать холмик привезенной короткой лопаткой. Копал он неглубоко. Затем вынул из портфеля контейнер и высыпал его содержимое в ямку.
   - Вот и конец истории. - Лев Михайлович присыпал пепел, выровнял холмик. - Теперь вы вместе.
  
   Через неделю в краеведческом музее в присутствии местной прессы была открыта новая экспозиция. Ее центром являлась небольшая скульптура из поделочного камня более известная как Малахитовая Невеста. Сотрудник музея коротко рассказал историю исчезновения и неожиданного обнаружения экспоната, подтверждающего события более чем столетней истории. Среди присутствующих была и неприметная женщина. Лишь один человек знал, что это Елена Александровна Мелентьева. Она покинула музей, ни с кем не поговорив. Лев Михайлович больше с ней не виделся.
   Вечером, когда музей был закрыт, смотрительница проходила по немногочисленным залам, проверяя закрыты ли форточки и погашен ли свет. Она задержалась в одном зале перед новым экспонатом. Сидящая молодая женщина, охватив колени обеими руками, смотрела перед собой, слегка склонив голову. Она вся была вырезана из цельного куска малахита, лишь розовый венец был отлит из бронзы. Старушка смотрительница полюбовалась скульптурой, щелкнула выключателем и закрыла дверь. В зале стало почти темно, лишь уличный фонарь тускло освещал угол зала. В этом углу стояла полупрозрачная фигура крепкого мужчины средних лет. Он неотрывно смотрел на Малахитовую Невесту и улыбался.
  
  
   * Приведенный сказ является выдумкой автора.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Каг "Операция "Поймать Тень""(Боевая фантастика) М.Боталова "Принесенная через миры"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"