Бахилин Михаил Иванович: другие произведения.

Нарвский залив

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Мигель де Бота

1944 - 1965. Нарвский залив.

  
   Настоящая храбрость - это боевая работа не смо­тря ни на что, и великое терпение в бою.
   Генерал М.Д.Скобелев
  
   Родители Вадима Комарова были сельские учители. Судя по семейным фотографиям, это были красивые люди, с добрыми и кроткими лицами. Вадим родился у них в 1924 году. Из мальчи­ков, ро­дившихся в этом проклятом для России году, по статистике в живых после войны осталось три процен­та от их общего количе­ства. Ва­дим остался жив, хотя прошёл всю войну матросом на тральщике Бал­тийского флота.
   Мы с ним познакомились и подружились во время долгого рейса немагнитной шхуны "Заря" в Атлантику, где все мы зани­мались исследованиями магнитного поля Земли в малоизученных районах океана, примыкающих к Срединно-Атлантическому хребту, протянувшегося, как известно, вдоль всего Атлантическо­го океана от Заполя­рья до Антарктиды.
   Мы ушли в рейс 3 сентября 1965 года и к вечеру того же дня, идя курсом вест, оказались на тра­верзе Нарвского залива. В это время на вахте у магнитометров находился Вадим Комаров. В конце вахты он зашёл в штурманскую рубку снять координаты точек измерения со штурманской карты.
   Проделав эту нехитрую работу, Вадим постоял некоторое время, разглядывая карту, затем взял карандаш и нарисовал на ней впереди по курсу небольшой крестик. Стоявший рядом возле ра­дара Капитан, удивлённо по­смотрел на Вадима и изобразил на лице вопрос. Самостийное изображение на штурманских доку­ментах, не отно­сящихся к делу символов, на флоте никогда не по­ощрялось. Вадим улыбнулся и сказал:
   - Борис Васильевич, здесь надо будет погудеть. Это моги­ла, - пояснил он, - в сорок четвёртом году здесь много моряков полегло. Да и немцев тоже, - добавил он, немного по­молчав.
   Капитан, сам во время войны служивший боцманом на торпедном катере, сразу всё понял и, от­дав необ­ходимые распо­ряжения вахтенному штурману, увёл Вадима к себе в каюту помя­нуть погиб­ших...
   ...В конце июля 1944 года три базовых тральщика типа "БТЩ" Краснознамённого Балтийского флота проводили траление акватории Нарвского залива. Они шли "строем уступа", волоча за собою тяжёлые параваны'. Траление было контрольным и ни подсечек якорных мин, ни, тем более, их само­произвольного под­рыва в парава­нах, не предвиделось. Денёк был солнечный и тёп­лый, фронт был уже далеко на западе, самолёты противника в этом районе давно не появлялись, и поэтому экипажи тральцов пребывали в состоянии некоторой расслабленно­сти.
   БТЩ-34, на котором Вадим служил в качестве комендора 45-миллиметровой пушки-полуавто­мата, шёл замыкающим. Ко­манда, раздевшись до трусов и вооружившись корабельными швабрами, протирала стальную палубу своего кораблика соляркой для предохранения её от ржавчины. Штурмана, вытащив стол на палубу и на­тянув над ним тент, вели прокладку на свежем возду­хе. Наверху, над ходовой рубкой, дремал пулемётчик возле сво­его "ШКАСа"2.
   Вадим сидел на железном сидении возле своего орудия и, от нечего делать, покручивая махови­ки навод­ки, старался "взять на сопровождение" здоровенного баклана, крутившегося вокруг корабля в ожидании помоев. Потом это увлекательное занятие Вадиму поднадоело и он решил помочь ребятам в деле наведения порядка на корабле. Покинув свой боевой пост, он принялся на­тирать соляркой палубу возле орудия...
   ...Они прилетели со стороны солнца. Разогнувшись, чтобы размять затёкшие мышцы, Вадим увидел, как над кораблями вы­ходят из пике три "Ю-88"3. Через мгновение Вадим услышал на­тужный рёв их двигателей и увидел чёрные капли бомб, косо ле­тящих на корабли. Ещё через мгновение туча мелких осколочных бомб накры­ла караван, бомбы начали рваться, едва коснувшись воды, тысячи ос­колков ударили по кораблям, раздирая в кло­чья деревянную обшивку тральщиков, убивая и калеча людей и пора­жая всё, что находилось выше ватерлинии...
   ...Самолёты веером расходились по сторонам, разворачи­ваясь для новой атаки...
   Вадим крикнул "Воздух!" и побежал к своей пушке. Ему никто не ответил. Вся палуба была залита жирной от солярки кровью, вокруг в разных позах лежали истерзанные осколками моряки - мёртвый экипаж ""БТЩ-34"...
   ...Оскальзываясь на кровавой палубе, Вадим подбежал к своей пушке, и увидел возле неё своего заря­жающего, Фиму То­поля. Фима лежал на спине, прижав к груди тяжёлую обойму с пятью снаря­дами, и быстро умирал. Вадим потянул обойму к себе, но Фима только тряс головой и снаряды не от­давал. Время было дорого, и Вадим с силой отлепил Фимины руки от обоймы...
   ...Подбежав к пушке, Вадим вставил испачканную фими­ной кровью обойму в питатель, и прыгнул на же­лезное сидение. Взявшись за маховики наводки, он сразу успокоился и, обернув­шись, посмотрел на Фиму. Фима лежал на спине и спокойно смотрел в небо...
   ... Вадим быстро нашёл самолёты. Они уже набрали высо­ту и построились в боевой порядок. Набирая скорость, они снова летели на караван. Больше всего Вадим боялся, что они переду­мают и прервут атаку, решив, что с тральщиками покончено. Взглядом опытного артиллериста он уже опреде­лил "своего" и со­всем не хотел, чтобы тот улетел просто так. Вадим разглядывал несущийся на него самолёт так же спокойно и безмятежно, как не­сколько минут назад смотрел через прицел своей пушки на пёстро­го балтийского баклана. Потом его удивила царящая в мире ти­шина. "Ага. Это, значит, я оглох", - догадался Вадим. Догадка не удивила и не огорчила Ва­дима. "Это ерунда, что я оглох. Зато я стал гораздо лучше видеть",- с удовлетворением подумал он...
   ...Время тянулось почему-то неспеша, и Вадим не торопил­ся. "Самое главное - во время нажать педаль" -мысленно проводил он самоинструктаж. "Это мы и без вас знаем", - лениво продумал он для самоинструктора. Его совершенно не беспокоило то об­стоятельство, что в питателе пушки всего пять снарядов и зарядить её снова будет некому. "Это и не нужно",- успокоил он мысленно­го скептика. Когда вылетят эти пять снарядов, уже боль­ше ничего не нужно будет делать". Для Вадима судьба ле­тевшего на него "юнкерса" решилась в тот момент, ко­гда он тянул обойму из холо­деющих рук Фимы Тополя. "А они там ещё ничего не знают", - злорадно подумал Вадим, разглядывая увеличивающийся силуэт самолёта сквозь сетку прицела. На крыльях самолёта ясно были видны сверкающие проблески. "Пулемёты", - равнодушно поду­мал Вадим. "И зачем это им? Всё равно сейчас всем им амба"...
   ...Самолёт в прицеле неожиданно стал увеличиваться бы­стро и рывками, как в плохо смонтиро­ванном фильме. "Теперь пора", - понял Вадим и нажал на спусковую педаль. Пушка из­рыгнула сноп рыжего огня, и Ва­дим увидел летящую навстречу самолёту трассу. Своим так неожиданно обострив­шимся зрением он увидел, как все его пять снарядов испятнали грязными клякса­ми нежно-оливковое акулье брюхо "Ю-88". Но, может быть, это ему только показалось, потому что в то же самое время небо раз­верзлось и из него бесшумно вылилось целое море клубящегося огня. Мощная взрывная волна на­крыла сверху искалеченный ко­рабль. Вадим усидел в своём крес­лице, вцепившись в маховики навод­ки. Сверху медленно и долго начали падать в море какие-то горящие тряпки и рваное железо. Два дру­гих самолёта, уворачи­ваясь от летящих обломков, прекратили атаку и, развернувшись, стали уходить на север. Со стороны Питера, выйдя из боевого разворота, к ним быстро неслись две "айркобры"4...
   ...Вскоре подошли санитарные суда и Вадим помогал гру­зить своих убитых и искалеченных то­варищей на плашкоут. По­могал до тех пор, пока не потерял сознание. Оказалось, что он тоже был ранен осколком во вре­мя первой атаки самолётов. Ране­ние было проникающее и довольно тяжёлое. В госпитале он про­был до Побе­ды...
   ... "Заря" подошла к определённой Вадимом точке. Вах­тенный матрос приспустил флаг. Раз­дался длин­ный гудок, на верхней палубе все мы встали к борту. Капитан и вахтенный штурман взяли под козырёк. Радист включил трансляцию и мело­дия российского боевого марша "Прощание славян­ки" вошла в наши души. Вадим стоял у планширя и бросал по одной в зелено­ватую воду Нарвского залива красные гвоздики. Пятнадцать штук. По числу погибших здесь моряков БТЩ-34. Потом, по­сто­яв немного, он бросил в воду ещё четыре цветка. Бе­лых. Для пи­лотов люфтваффе сбитого им "Ю-88"...
   ...За двадцать восемь лет Вадим Комаров исходил на "Заре" все моря и океаны Земли. Потом ему закры­ли визу. За что, - я не знаю. На берегу он жить не смог. Зимой восемьдесят второго года он возвращался ночью домой и пропал. Нашли его только весной, возле речки Волковки. Он, видимо, упал пьяный и заснул. Потом его занесло снегом...
   Его похоронили на Волковом кладбище.
   3 января 2001 г.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"