Бахилин Михаил Иванович: другие произведения.

Государь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


MIGEL DE BOTA

ГОСУДАРЬ

СКАЗКА

   Посвещается моему учителю Николаю Фомичу Макиавелли

   Взгляни на первую лужу - и в ней найдёшь гада, который иеройством своим всех прочих гадов превосходит и затемняет.
   М.Е.Салтыков-Щедрин, 'История одного города',
  
   В
   одном небольшом болотце жили да поживали разные твари. Жили они по-разному, но, в общем, неплохо. Ели понемногу друг друга, но процесс этот естественный и обижаться здесь не на что.
   Но, через некоторое время, наиболее политически активная часть об-щества - лягушки, стали роптать. Дескать, всё, вроде, у нас неплохо, но нет у нас настоящего Государя. То есть, вожди и на-родные трибу-ны, конечно, есть, как и повсюду в мире, но настоя-щего Государя - помазанника Божия нет. А без настоящего Госу-даря, считали по-лити-чески активные лягушки, жить никак нельзя. Ведь кто-то же должен отмечать в приказах и поощрять их политическую деятельность. На-граждать достойных и карать недостаточно активных. Например, сис-тематически уклоняю-щихся от ежевечерних лягушачьих концертов. Да и просто недос-таточно развитых в общественном смысле, и живущих сами по себе, некому было непрерывно укорять на государственном уровне..
   'Нам нужен сильный Государь, достойный нашего славно-го и могучего государства!' - решили лягушки и всё остальное по-литически активное общество, - черви, пиявки и жуки-плавунцы, с энтузиазмом их поддержало. Но, к сожалению, приходится отме-тить, что подав-ляющая часть населения болотца оказалась безраз-личной к проблеме государственности и продолжала заниматься своими маленькими де-лами-делишками. Этот факт следует отме-тить специально, потому что именно в этом безразличии и коре-нится источник всех дальнейших со-бытий и исторических катак-лизмов, свершившихся затем в этом бо-лотце.
   И вот, несмотря на явное нежелание жителей болотца по-лити-чески образоваться и глубоко страдая от таковой их пассив-ности, по-литические активисты общества обратились к Господу, и припали, как говорится, к его стопам.
   'Господи! - возопили они, - не дай нам сгинуть в безвест-ности и мраке! Услышь наши молитвы и дай нам Государя, дос-тойного на-шей великой державы и наших светлых помыслов! Го-сударевой службы жаждем, Господи! Смилуйся и снизойди до нас, сирых!'
   И Господь снизошёл. Над болотцем пронёсся ураган и, помимо других несчастий и бед, в болотце шлёпнулось огромное и трухлявое Кедровое Бревно, передавив и перекалечив при своём приводнении не-малое количество обитателей болотца.
   Господь высунул бороду из-за туч и грубо крикнул поли-тиче-ским активистам:
   'Вот вам Государь, идиоты!'
   С этими словами Господь упрятал свою бороду обратно в тучи и закрылся ими от дел мирских.
   Сожрав потихоньку жертв Великой Кедровой Революции и по-делив их имущество, нация стала присматриваться к своему новому Государю. И, несмотря на его такое грозное пришествие, Государь Кедровое Бревно многим очень понравился. Он мирно и спокойно пла-вал посреди болота и в его дуплах и трещинах на-шли себе прибежище мириады всяческих тварей. Они стали пло-диться и размножаться в ог-ромных количествах, национальный продукт быстро и неимоверно воз-рос, и государство процвело.
   Часть этого продукта стали даже вывозить в другие болота.
   Когда поднимался ветер, Государь Кедровое Бревно мед-ленно плыл по болотцу, и его подданные имели счастливую воз-можность, мирно подрёмывая, прокатиться на своём покладистом и мирном Госу-даре. Когда в болотце прилетали утки или другие водоплавающие, Го-сударь Кедровое Бревно всегда представлял своим подданным защиту и политическое убежище.
   Но вскоре, политическая общественность снова стала поти-хоньку роптать. Дело в том, что Государь Кедровое Бревно ока-зался как-то абсолютно равнодушен к кипучей деятельности ак-тивной части нации и совершенно никого ничем не награждал и не раздавал полити-кам, которые считали себя экспертами и консуль-тантами Государя, никаких, безусловно заслуженных ими, матери-альных благ.
   Обиженные политические деятели стали требовать немед-ленно-го введения свободы и просвещения, а самого Государя Кедровое Бревно стали обвинять в бездействии, в равнодушии к национальным проблемам, в либерализме и даже, кажется, в раз-врате. В чём этот разврат выражался, никто толком не мог объяс-нить, но слух был пущен и возымел действие.
   Государь Кедровое Бревно на все эти политические интри-ги реагировал весьма вяло и продолжал потихоньку гнить в боло-те, и это было его единственное и любимое занятие, но отнести это занятие к активной политической деятельности можно было только с очень боль-шой натяжкой.
   Наконец, терпение общества иссякло и народные трибуны вновь вознесли свои молитвы Господу.
   'Господи, избавь нас от такого Государя! - опять возопили они, - он же равнодушен к страданиям народа! Он тих, как покой-ник, и безмятежен, как праведник, вкушающий вечное блаженство, в то время как политический момент требует от нации усилий и жертв!'
   Господь снова высунулся из-за туч и заорал вниз:
   'Вы вконец меня достали чёртовы дураки! Но, так и быть, - вот вам новый Государь!'
   И с этими словами Господь скрылся с глаз своей паствы. Снова налетел ураган, подхватил Государя Кедровое Бревно и за-швырнул его в соседнее болото.
   А в наше болотце на мягких широких крыльях, как ангел с не-бес, тихо спустился Аист.
   Новый Государь был очень красив. У него были длинные и блестящие чёрные ноги, белый фрачный мундир с чёрными ру-кавами и прекрасный пучок перьев на небольшой голове.
   Государь Аист медленно и важно прошёлся по болотцу, встал на его середине на одну ногу, поджав другую к плоскому животу, упря-тал голову под крыло и 'предался царственному от-дохновению', как выразился впоследствии лучший народный поэт.
   Вся политическая элита была просто потрясена такой не-обык-новенной красотой и простотой общения с народом. Неко-торые дамы, - жёны народных трибунов и видных политических деятелей, даже по-валились в обмороки от чувств, вызванных не-ожиданным и страстным обожанием, а тем, которых обычно назы-вают 'эмансипе', пришлось ненадолго покинуть общество, чтобы сменить прокладки.
   Немедленно к новому Государю была отправлена предста-ви-тельная делегация, в состав которой вошёл весь цвет политиче-ской элиты и гордость нации. Делегация получила наказ, от имени народа и его вождей, умолить нового Государя принять высокий титул Великого Аиста, Отца Нации и Всех Народов Мироздания.
   Народная Делегация подплыла к Государю и начала поти-хоньку поквакивать, чтобы, так сказать, инициировать его 'мягкое государст-венное пробуждение'. Великий Государь вытащил го-лову из-под крыла и внимательно посмотрел на народных предста-вителей круглым радужным глазом.
   Главный народный трибун тут же попросил слова и стал гово-рить речь-экспромт. Слова этой исторической речи плавно выквакива- лись из его рта и с красивым бульканьем тонули в бо-лоте.
   Великий Аист очень внимательно и с видимым благорас-поло-жением выслушал всю речь до конца. При этом он с удо-вольствием продолжал разглядывать всю делегацию в целом и ка-ждого её члена в отдельности.
   Наконец, оратор закончил свою речь и остальная делегация устроила ему, в пределах приличий, конечно, небольшую овацию. Ве-ликий Аист тоже взмахнул крыльями и немного ими похлопал.
   'Да он просто душка!' - закричала супруга главного на-родного трибуна и забилась в истерике от внезапно нахлынувшего на неё не-земного обожания.
   Больше, к великому сожалению, эта достойная дама не ус-пела сказать ничего, как, впрочем, и все остальные народные из-бранники. Потому что Великий Аист неторопливо, но с большим аппетитом, ску-шал всю делегацию, почистил ногой клюв, и снова встал в позу 'цар-ственного отдохновения'.
   Оставшаяся часть политического эстаблишмента сначала ос-толбенела в изумлении, а затем издала вопль, в котором смеша-лись и великая радость освобождения от гнёта беспринципных са-модуров и хамов, и восторг и восхищение, вызванные наглядно-стью и простотой разрешения сложных и запутанных жизненных и политических про-блем, и целым рядом других мощных чувств и побуждений.
   В основном, к сожалению, низменных и подлых. Это объ-ясня-лось тем обстоятельством, что вопила та часть политиков, которые раньше были заместителями и секретарями съеденной части народных избранников. Почувствовав необыкновенную ра-дость обретённой сво-боды, новая гордость нации орала, что Ве-ликий Аист просто гениален, а его поступок стоит в одном ряду с подвигами самого Александра Ма-кедонского, в частности, с раз-рублением этим великим человеком зна-менитого 'гордиева узла'. Эти вопли были с энтузиазмом поддержаны могильными червями и всякой другой мразью, которая питается мерт-вечиной, потому что все они почувствовали, что приходит, наконец, их время.
   Тут же, наскоро, была собрана новая делегация к Великому Аи-сту, которой было поручено от лица нации приветствовать бла-город-ную решимость Великого Государя покончить, наконец, с зарвавшими-ся политическими авантюристами и продажными чи-нушами и повести за собой болотный народ в царство Добра и Справедливости.
   Великий Аист выслушал вторую делегацию с таким же внима-нием и добротой, как и первую. Когда глава второй делега-ции упомя-нул о Добре и Справедливости, Великий Государь даже всплакнул.
   После этого, утерев крылом бесценную царскую слезу, Ве-ликий Аист, с таким же неизменным аппетитом скушал вторую делегацию. После чего, неким могильным червём, который пред-ставился общест-ву Секретарём Совета Безопасности нового Госу-даря, было объявлено, что аудиенция на сегодня закончена, а о сроке следующей будет объяв-лено своевременно, или несколько позже.
   После такого заявления неожиданно обретённого Секрета-ря Совета Безопасности, бесстрашные народные радетели как-то сразу прекратили всякую политическую деятельность, сделали озабоченные лица и все вдруг куда-то заспешили, поглядывая на часы и делая вид, что всё происходящее к ним никак не относится, и что они вообще сюда зашли случайно, просто посидеть в сквере и почитать газету.
   Орать продолжали только могильные черви, пиявки и про-чая мелкая мразь, но этой сволочи вдруг оказалось так много и орали они так громко, что создавалось впечатление, что ликует вся нация.
   И это червивое ликование, к сожалению, не было лишено осно-вания. Мелкая сволочь всегда надеется, что Государство в лице даже такого бескомпромиссного правителя, как Великий Аист, вряд ли будет жрать такое дерьмо, как они. И это обстоя-тельство давало реальную надежду всем ничтожествам возвысить-ся в недалёком будущем до вершин власти.
   То, что бывшие народные страдатели отказались от всякой по-литической деятельности, никого из них не спасло. Все они попали в списки, составленные агентами Секретаря Совета Безо-пасности, кото-рым помогали и многие из бывших политических деятелей, пошедших на сотрудничество с новой властью (этих та-кое сотрудничество тоже не спасло). Списки ежедневно просмат-ривались лично Секретарем Сове-та Безопасности, на их основе составлялось ежедневное Государствен-ное Меню, которое утром следующего дня отсылалось на утверждение Государю.
   Первое время Великий Аист жрал только политических деяте-лей и бывших борцов за народное дело. Оно и естественно. Ведь всем известно, что общественная деятельность - это такой род занятий, ко-торый целиком и полностью относится к сфере потребления, и на этой тучной ниве вскармливаются несметные стада упитанных политиков с сочным мясом и добротным ливе-ром.
   Но всему прекрасному, как известно, приходит неизбеж-ный конец, и, через некоторое время, заполнять Государственное Меню становилось всё труднее и труднее. Великий Аист как-то незаметно перешёл на обывателей, и тогда из некогда Процветаю-щей Страны начался великий исход. Народец побежал, кто куда, в поисках безопасной жиз ни, и всякая работа в государстве прекра-тилась. В скором времени в болотце вообще исчезли съедобные обитатели. Государь попробовал было питаться могильными чер-вями, скорлопендрами и другими агентами собственного Совета Безопасности, и даже для пробы съел Секретаря Совета, явившего-ся к нему с сообщением, что жрать, собственно, больше некого, но эта еда ему совсем не понравилась. Да и его верные подданные - могильные черви и всякая другая мелкая мразь, убоявшись еже-дневного Государственного поедания, попрятались в дерьмо и грязь, продолжая, на всякий случай, потихоньку славить величие и государственный ум своего Государя в надежде на то, что он, всё-таки, найдёт в ближайшее время какой-нибудь приемлемый для себя источник пропитания, и всё вернётся на круги своя.
   Но Великий Аист, со свойственной ему мудростью, решил, что жить в красивом одиночестве среди дерьма, а, тем более, еже-дневно жрать его, недостойно Великого Государя, коим он, безус-ловно, яв-лялся, и тихим, тёплым утром перелетел на соседнее с обнищавшей страной болото.
   Великий Аист стоял на краю тихого болота и с любопытст-вом разглядывал окружающий пейзаж. Посреди болота, в затяну-той зелё-ной ряской воде, лежал Великий Государь Кедровое Бревно и ласково улыбался Великому Аисту трухлявым дуплом. Собственно, Кедровое Бревно улыбался всегда и всем, и поэтому эту его улыбку не следовало бы принимать всерьёз или близко к сердцу.
   Великий Аист был, как нам уже известно, очень прагма-тичный правитель, и деревянную улыбку своего коллеги проигно-рировал. Он обстоятельно и осторожно прозондировал своим длинным и красивым клювом всё болото в поисках съедобных подданных, но, к своему вели-кому изумлению, абсолютно никого не нашёл. Все обитатели болота давно уже собрались под толстым брюхом Великого Кедрового Бревна в поисках политического убежища и, конечно, обрели его там.
   Раздражённый Великий Аист неторопливо подошёл к Ве-ликому Кедровому Бревну и строго уставился на него круглым радужным гла-зом. Великое Бревно дружественно молчал и дере-вянно улыбался.
   Великий Аист попытался пошуровать своим клювом под брю-хом Кедрового Бревна, но, несмотря на впечатляющую длину и красо-ту своего клюва, ничего путного из этой попытки не вы-шло. Государь Кедровое Бревно был велик и обширен во всех своих размерениях. Только напуганное народонаселение болота, нашедшее приют под брюхом Кедрового Бревна, мелко и дружно задрожало так, что по воде, покрытой слоем ряски, пробежала еле заметная рябь.
   Великий Аист разгневался. Широко размахнувшись длин-ной шеей, он ударил Кедровое Бревно своим острым клювом. Но Великий Государь Кедровое Бревно оказался трухляв только сна-ружи. В середине древесина его была прочной и вязкой. И ост-рый клюв Великого Аиста намертво застрял в ней, как ржавый гвоздь в мокрой доске.
   Напрасно Великий Аист дёргался и трепыхался, пытаясь освободиться. Все его попытки в этом направлении оказались безуспешны. И это естественно, - ведь те, кто летает, всегда легче тех, кто всегда только лежит. Вокруг царило безмолвие, и только испуганные жители болота под брюхом Кедрового Бревна про-должали дрожать, с замиранием сердца ожидая исхода Битвы Ти-танов.
   Тем временем, поднялся лёгкий ветерок и Великий Госу-дарь Кедровое Бревно, по своему обыкновению, потихонечку по-плыл по болоту. И Великий Аист, как это ни печально признать, вынужден был мелко семенить за ним следом. Великий Государь Кедровое Бревно постепенно стал заплывать на более глубокое место, и вот уже Великий Аист вынужден был плыть за ним вслед, страдая от унижения и горя.
   Наконец, Великий Аист решился и, взмахнув крыльями, за-прыгнул на Кедровое Бревно, чтобы одним рывком своих длинных и сильных ног выдернуть свой несчастный клюв из недр Кедрово-го Бревна.
   Но, видимо, недостатки образования не позволили Вели-кому Аисту учесть одно очень важное обстоятельство. Дело в том, что Великий Государь Кедровое Бревно, несмотря на своё несо-мненное величие и огромные размеры, был, как и все остальные брёвна в мире, кругл, а это свойство, как известно многим учёным людям, определяет его поперечную остойчивость, как весьма и весьма слабую.
   Или, говоря простым языком, Великий Государь Кедровое Бревно на плаву довольно легко переворачивался.
   Что делать, даже сильные мира имеют небольшие недос-татки. Во всяком случае, Великому Государю Кедровое Бревно этот небольшой физический недостаток никак не мешал тихо и царственно гнить в болоте. Поэтому был ли это действительно недостаток, или здесь свое-образно проявился Божественный Промысел, каждый волен опреде-лить для себя самостоятельно.
   Великий же Государь Кедровое Бревно, почувствовав на себе Великого Аиста, в полном соответствии с законами физики, которые, как известно, не может отменить ни один, даже самый великий государь, взял и перевернулся.
   В этом перевороте не было ничего неожиданного, а тем более, ужасного. В конце концов, переворот даже царственного бревна ни коим образом не ведёт к экологической катастрофе. Но, к сожалению, Великий Государь Кедровое Бревно, перевернув-шись, сломал Великому Аисту шею и Великий Аист опочил.
   Невозможно описать радость и великое ликование жителей бо-лота по этому поводу. Скажем просто, что они были безмерны. Не-медленно объявившиеся могильные черви и прочая мелкая сволочь с огромным воодушевлением и злорадством принялись пожирать своего бывшего повелителя, испытывая при этом пат-риотический подъём и гордость спасителей нации. И всё общест-во бурно выражало им своё полное одобрение. В воздухе запахло весной, революцией и красными гвоздиками. Все славили, наряду с бесстрашными могильными червями и своего великого спаси-теля Великого Государя Кедровое Бревно. Создалось великое единение нации и все любили друг друга, Родину, могильных чер-вей и Великого Государя Кедровое Бревно.
   Вскоре храбрые могильные черви доели мощи Великого Аиста, оставив только несъедобный для них клюв, который неко-торое время торчал под водой из брюха Великого Кедрового Бревна наподобие шверта, увеличив до известных пределов его поперечную остойчивость. Но однажды Кедровое Бревно сел на мель и сломал клюв Великого Аиста. И память об этом Государе навсегда стёрлась из памяти. Некоторое, весьма непродолжительное время, все жили дружно и счастливо, если таковое определение допустимо для жителей небольшого болота.
   Но время прошло, и наиболее политически активная часть об-щества - лягушки, стали роптать...
   Здесь уже терпение лопнуло не только у нас, но и у Госпо-да. Он мудро решил, что говорить с такой глупой паствой более не о чем, и распорядился самостоятельно, даже не прибегая к по-мощи архангелов, и ...
   ...Чахлые прибрежные кусты раздвинулись, и из них вы-шел Мужик с заступом на плече.
   Мужик быстро и споро вырыл множество канав и неболь-ших каналов и, таким образом, осушил всю округу. Болота исчез-ли, на их месте появились чистые пруды и цветущие луга лягу-шачьей фермы.
   Исчезли могильные черви и прочая мелкая дрянь. Оста-лись одни лягушки. Они все получили гражданские права, свобо-ду и ра-венство перед законом, который олицетворял для них Му-жик. Все лягушки получили регулярное государственное питание и бесплатную медицинскую помощь. Правда, полностью отсутст-вовало пенсионное обеспечение и другие социальные программы, как вскоре выяснилось, за ненадобностью. И всякая политическая и общественная деятельность прекратилась как-то сама собой, по-тому что стала просто экономически не выгодной, и вела к быст-рому сокращению жизни.
   А Великого Государя Кедровое Бревно мужик сжёг в ку-хонной плите, когда готовил для себя и своей семьи ужин из пер-вого урожая лягушек своей фермы. Для пробы, так сказать. На этот ужин пошли, в основном, последние представители наиболее политически активной части лягушачьего общества.
   И сейчас все лягушки живут хорошо. Правда, недолго. Но это не существенно. Главное, ферма даёт доход и все довольны. Включая, видимо, и самого Господа. Ведь такой счастливый ко-нец сказки и есть, несомненно, Его Божественный Промысел.
   А как же иначе? Его Мир, Его и воля.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"