Бахилин Михаил Иванович: другие произведения.

Септуагинта

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Мигель де Бота

  

Септуагинта

  
   Гораций, много в мире есть того,
   Что вашей философии не снилось.
   Шекспир, "Гамлет", акт I, сцена V.
   Перевод Б.Л.Пастернака
  
   Дедушка Никодим, выслушав Боцмана, заметил, что даже такое, не­значительное, на первый взгляд, событие, как драка в да­карском кабаке, в будущем может иметь самые неожиданные по­следствия. Ведь все события и явления на­шего мира имеют, как известно, периодический характер. Складываясь вместе, они соз­дают картину роковой случай­ности происхо­дящего и непредска­зуемости будущего. На самом деле, это совсем не так. И нашим далёким потомкам, удивляющимся какому-нибудь катаклизму, или радующимся своевременному приходу Мессии, и в голову не сможет прийти, что этим судьбоносным событиям они обязаны сво­ему скромному пращуру, Боцману, и его друзьям, которые дав­ным-давно, очень вовремя, подрались с местным населе­нием в портовом кабаке "Весёлый Роджер" в городе Дакаре.
   И, хотя в нашем мире много таинственного и, на пер­вый взгляд, не­объяснимого, всё имеет свою причину, свой срок и свой логический конец.
   - В далёкие годы своей первой молодости, - продол­жал Де­душка, - жил я в городе Александрии. Там я записал­ся на абоне­мент в Александ­рийскую Библиотеку при го­родском Мусейоне*, музее, то есть. Директором этой Биб­лиотеки в то время был гос­подин Эратосфен*, очень гра­мотный, между прочим, старикан. Он уже в то время успел вычислить длину дуги земного меридиа­на, составить ката­лог звёзд и много ещё чего навычислять вместе со своим приятелем господином Архимедом, прежде, чем люди снова стали считать, что Земля плоская.
   Господин Эратосфен сначала не хотел меня записы­вать в Библиотеку, потому что решил, что я слишком молод для научной работы, тем более, что незадолго до моего при­хода, в Библиотеке обокрали буфет. Но, когда он уз­нал, что мой папа погиб в Пер­вую Пуническую войну в битве при Трази­менском озере, всё-таки за­писал меня, видимо, в па­мять о своём друге гос­подине Архи­меде, которого тоже убили в городе Сиракузах, правда, пять лет спустя, при штурме римскими легионами этого города.
   Так вот, решил я, в целях самообразования, взять в Алек­сандрийской Библиотеке книгу под названием "Сеп­туагинта"*. Это очень древний гре­ческий перевод Библии. Этот перевод сде­лали совместными усилиями семьдесят толковников. Да не пол­ковников, а толковников. То есть, это ребята, которые занимались в далёкой древности толко­ванием Библии. По­этому и книжка на­зывается "Септуа­гинта". Это по латыни. А на русский язык "Септуагинта" переводится как "перевод семидесяти". Вообще-то, толма­чей было на самом деле, вроде, семьдесят два, но для благо­звучия их округлили до семидесяти. Всё равно фамилий их уже никто не помнил, так что и обижаться, в общем-то, не­кому.
   Вот я и решил, дай, думаю, почитаю на досуге "Сеп­туа­гинту". Иногда неплохо на сон грядущий почитать Биб­лию. Тем более, в греческом переводе. Да и книга редкая. Любопытно. По­этому я и попросил госпо­дина Эратосфена дать мне почитать "Септуагинту" на пару дней. Госпо­дин Эратосфен поначалу раз­нылся, что книга, дескать, редкая, единствен­ный экземпляр, семь­десят два мужика, неизвест­но сколько лет упирались рогами, ри­суя её вручную. В об­щем, господин Эратосфен боялся, видимо, что, вдруг, я чем-нибудь закапаю "Септуагинту" в процессе про­чтения, или случайно поставлю на неё кастрюлю с борщом.
   Но, в конце концов, я уговорил господина Эратосфе­на, и он выдал мне "Септуагинту", после моих клятвенных заверений, что я не буду читать её за обедом или в постели.
   А, надо сказать, что, в те времена, делать книги в виде тома, собран­ного из отдельных страниц, считалось анахро­низмом. Более удобными и дешёвыми считались книги, в виде папирусных свитков. С ними работать было удобнее, по тогдашним представ­лениям. Сами судите, возлежите вы, к примеру, возле читального станка, в котором на палку на­мотан рулон па­пирусов. И служи­тель-раб, неторопливо разматывает его перед вами при помощи деревянной рукоят­ки. И вы, так же неторопливо и спокойно, по­глощаете раз­ворачивающуюся перед вами бездну знаний. А с обычной для нас книгой в виде тома, было бы гораздо сложнее, нужен специальный стол, раба для перелистывания страниц при­способить сложно. Он вечно будет маячить у вас перед но­сом, сопеть, махать руками, да и мало ли, что он ещё надума­ет делать. Это далеко не всем нравится.
   Ну, вот, пришёл я, значит, домой, сел за стол и начал чи­тать "Септуагинту". Как всем теперь известно, любая Библия на­чинается словами, которые в русском переводе звучат так: "Земля была пуста и безвидна, и тьма над безд­ною, и Дух Божий носился над водами...". Ну, и в "Септуа­гинте" было написано то же са­мое, только по-гречески. По­том там было описано, как Господь за шесть дней изготовил наш Мир, потом отдохнул немного, после чего слепил из глины человека. Мужчину сначала. Причём, ка­ким-то не­постижимым образом, у него сразу получился еврей*. Об этом впрямую в "Септуагинте" не говорится, но подразуме­ва­ется. Там вообще много чего подразумевается.
   И это не удивительно. Представьте себе, например, что какой-нибудь древний дикарь, гуляя по берегу Океана, увидел, вдруг, как на малой высоте и в непосредственной близости от него, пролетел реактивный истребитель. F19 Flitdefender, к примеру. А почему бы и нет? Ведь летают же они сейчас, возможно, что лета­ли и раньше. История ведь так периодична...
   Ну, и что же, по-вашему, этот дикарь сможет сооб­щить об этом инте­ресном событии своим соплеменникам, воротясь домой в пещеру? А это будет зависеть от его ха­рактера, темперамента, та­ланта, воображения, да и, в конце концов, от настроения, в кото­ром он пребывал в тот момент.
   Если он был туп, пьян, издёрган, да и настроение у него в тот день было ни к чёрту, то, прибежав в толпу соро­дичей, он бы мычал, орал, пускал пузыри и дёр­гал губой. И толку от него не было бы никакого.
   А если же он был человек спокойный, храбрый и та­лантли­вый, то, вполне возможно, что он описал бы произо­шедшее собы­тие фразой, "Земля была безвидна пуста, над бездною клубилась тьма, и Божий Дух носился над вода­ми...".
   Потом он взял бы своё каменное стило, и изобразил бы на стене пе­щеры летящую крылатую зигзагообразную стрелу с дым­ным хвостом через всё небо. Ещё через неко­торое время, немного подумав, он изобразил бы справа внизу маленького человечка с копьём. Это, значит, себя. Наблю­дателя.
   И всё получилось бы кратко, информативно и, самое глав­ное, прав­диво, с чувством меры и стиля. И последую­щие поколе­ния вполне могли бы понять, что же приключи­лось с их наблюда­тельным предком, используя обыкновен­ный здравый смысл, и не прибегая к "божественному откро­ве­нию" и "священным таинст­вам".
   Но, увы. После написания этой первой картины, за дело, как обычно, берутся профессиональные толковники. Это, как пра­вило, люди, которые сами ничего не видели, но комментировать, как говорится, "можут и хочут".
   И вот, примерно, после пятидесятого толковника, мы по­лучим вполне законченную картинку - Св. Георгий, на коне, по­ражает копьём крылатого зигзагообразного дракона. И сделан этот лубок будет ис­ключительно при помощи "божественного откровения" последо­вательно посетившего каждого из разнопле­мённой и разновремен­ной толпы тол­кователей.
   И ни кому из этого несметного стада толковников не при­шло в голову, что умница первохудожник изобразил не дракона, а летящую молнию. Крылатый гром. Грозный, стремительный и мимолётный. Он нарисовал звук, потому что молния, - это всегда гром. Он хотел рассказать, а не на­пугать. Он обращался к их ра­зуму. А они, не имея оного, испугались и родили чудовище...
   В результате, виновник всего этого многовекового действа, F19 Flitdefender, исчез без следа, и появится только много веков спустя, когда потомки великих толковников и пророков наберутся ума и построят его сами. А как же иначе? Ведь история так пе­риодична...
   Но, я, кажется, здорово отвлёкся. Я, в общем-то, не об этом. Я о прочтении "Септуагинты".
   Я её, конечно, почитал, некоторое время, но, когда там по­шли пере­числения, кто от кого родился, я решил дальше "Септуа­гинту" не читать, поняв, что всё равно за два дня мне её не оси­лить, книга толстая, и для чте­ния непро­стая. Если же попросить господина Эратосфена о продле­нии, то он вообще, пожалуй, изве­дётся от горя.
   В общем, на другой день я отнёс "Септуагинту" об­ратно в Библиоте­ку и отдал её господину Эратосфену, чтобы он успокоил­ся. А потом, я, как и все молодые люди моего возраста, занялся чтением детективов.
   Однако, через некоторое время, я, всё же, решил по­рыться в каталоге, чтобы попробовать найти какие-нибудь книги на ту же тему, что и "Септуагинта", но не такие тол­стые и более популяр­ные, что ли. Мне повезло, и я вскоре нашёл ещё две книги. Пер­вая так и называлась, "Земля была пуста...". Написал её какой-то Соломон Яхве. Назва­ние второй книги было "Посещение миров". Автор - некто Вениамин Саваоф. Прочитав фамилии этих ребят, я поду­мал, что Всевышний наш совсем не так уж и одинок, как при­выкли считать его религиозные фанаты, и что у него, видимо, есть ещё какие-то родственники, или уж, во всяком случае, однофа­мильцы.
   Мне показалось, что эти книги ещё древнее, чем "Септуа­гинта", хотя они были изготовлены не из папируса, а напечатаны на хорошей бумаге. Но господин Эратосфен объяснил мне, что никакие это не древности, а дешёвые ки­тайские поделки, которые, ещё лет сто назад, во множестве навезли с Востока армяне, пока скифы не перекрыли времен­но Великий Шёлковый путь.
   Книга "Земля была пуста..." представляла собой здо­ро­венный рас­трёпанный том без обложки, заляпанный свечным вос­ком, а грязные и заса­ленные углы его страниц свидетельствовали о том, что многие его проточитатели на­верняка здорово слюняви­ли пальцы, листая их во время чте­ния.
   Книга "Посещение миров" Бени Саваофа тоже была напе­чатана на хорошей бумаге, и это немного удивляло гос­подина Эра­тосфена. Господин Эратосфен был человек про­грессивный, (правда, он специализировался больше по мате­матике и астрономии), и он не мог понять, почему это про­мышленность Оймеконы не выпускает теперь такую хоро­шую бумагу.
   Но тут всё дело в том, что господину Эратосфену по­счаст­ливилось не дожить до тех времён, когда люди снова стали счи­тать, что Земля плоская, и необходимость в знании длины дуги земного меридиана временно отпала. Господин Эратосфен не знал тогда ничего о периодичности истории. И ему просто в голову не могло придти, что, через очень ко­роткое время, люди на­прочь забудут, каким образом и зачем можно и нужно составлять каталоги звёзд, а его любимую Александрийскую Библиотеку вообще сожгут за нена­добно­стью, вместе с Мусейоном. И что, если люди смогут в неда­лёком бу­дущем совершенно забыть про дугу меридиана, то, несколько раньше, они вполне могли забыть и про то, как делать хорошую бумагу. Господин Эра­тосфен, будучи культурным человеком, не мог себе даже представить, что совсем скоро вымрут люди, умевшие вычислять длину дуги меридиана, со­ставлять каталог звёзд и доказывать теорему Пифагора. И что умножатся люди, считающие, что земля плоская и покоится на трёх китах. И что вскоре наступит Великое Невежество. И ещё господин Эратосфен не знал, что славу человечеству зарабатывают единицы, а позор и по­следствия от деяний дураков, к сожалению, приходится де­лить на всех...
   ...Но, вернёмся снова к найденным мною книгам "Земля была пуста..." и "Посещение миров". Обе книги оказались очень интересными, хотя, надо признаться, что, прочитав их, я почти ни­чего в них не понял в то время. Уже много позже, я, наконец, со­образил, о чём, собственно, в них шла речь. В книге "Земля была пуста..." господин Яхве описывает своё пребывание в стародавние времена на плане­те Земля. Он пишет про огромные океаны и дре­мучие леса, наполненные гигантскими и безмозглыми представи­телями местной фауны, которые постоянно доставали господина Яхве, пытаясь употребить его и его корабль в качестве корма. Ещё господин Яхве пишет об огромных кровососу­щих насекомых, ко­торые были, по его словам, величиной с него. Правда, о том, ка­кой величины был сам господин Яхве, и был ли он человеком, или каким-то другим организ­мом, в книге ничего не говорится. Видимо, господин Яхве писал свою книгу для читателей, которым эти сведения были хорошо известны.
   В книге "Посещение миров" Беня Саваоф рассказыва­ет о том, как ему привелось встретиться с местными автори­тетами од­ной небольшой планеты, и как это всё происходи­ло. Потом Беня описал своё пребывание ещё в нескольких местах, но тут уж по­нять что-либо было совершенно невоз­можно, потому что места эти находились, видимо, уже за пределами человеческого понимания.
   Много лет спустя, когда я жил уже в разных других местах, я частенько подумывал, не вернуться ли мне в город Александрию, сходить в Мусейон, в Александрийскую Биб­лиотеку, покопаться в каталоге, и взять там почитать какую-нибудь интересную книгу. Да так и не собрался. Всё руки как-то не дошли.
   А потом Александрийская Библиотека и Мусейон были уничтожены во времена Великого Невежества соеди­нёнными уси­лиями представителей трёх великих конфес­сий, - сначала язычни­ками, в лице императора Аврелиана, который в 272 году закрыл Мусейон и Александрийскую Библиотеку. Потом христианами, в лице императора Феодо­сия I Флавия, при котором Великая Биб­лиотека была раз­граблена и сожжена, как языческое капище, и, наконец, араб­ский халиф Омар сжёг её остатки, как источник бес­полез­ных, а, значит, и вредных для ислама, знаний.
   Вот, таким образом.
   И из всей Великой Александрийской Библиотеки уце­лела всего одна книга, - "Септуагинта".
   Её нашёл в 1859 году в Синайском монастыре Святой Ека­терины не­мец Костя Тишендорф*. Костя нашёл "Сеп­туагинту" в монастырской биб­лиотеке и взял у монахов её почитать, на время. Ну, а потом, сами знаете, как, - экспеди­ционная текучка, всякие дела, финансовые проблемы, - в об­щем, Костя "Септуагинту" монахам вернуть забыл. А, мо­жет быть, и про­сто упёр, решив, что в Святую Екатерину она попала тоже не святым духом, и монахи, вряд ли, будут требовать её возвращения. Возможно, конечно, что он даже дал монахам немного денег за "Септуагинту". Костя, вооб­ще-то, был мужик не жадный.
   Поскольку Костина экспедиция была организована на деньги Россий­ской Академии наук, Костя приехал в город Петер­бург для отчёта, и среди всяких древних черепков и каменных об­ломков привёз туда и "Септуагинту". В 1862 году Костя издал "Септуагинту" отдельной книжкой под на­званием "Синайский кодекс".
   В 1869 году Костя Тишендорф научился у своего при­ятеля, Дмитрия Ивановича Мен­делеева, делать сорокогра­дусную рус­скую водку. Дмитрий Иванович сооб­щил Косте секретную фор­мулу водки, - "стакан, стакан и полстакана". Это значит, чтобы получить ровно сорок градусов, нужно смешать стакан спирта, стакан воды и полстакана раствора, по имени которого получив­шая­ся водка будет впоследст­вии называться. Костя решил ис­пользовать поме­ранцевый раствор, и получил померанцевую. Проверяя её качества, Костя здорово напился вместе с Дмитрием Ивановичем, ко­торый тоже присутст­вовал при изготовлении по­меранце­вой, и следил, чтобы всё было правиль­но. По утру, когда они опохмелялись остатками померанцевой, Дмитрий Ива­нович посоветовал Косте подарить рукопись "Септуагинты" россий­скому царю, Александру Николаевичу, на день анге­ла. Костя со­гласился, и, несмотря на то, что был, как гово­рится, "с большого бодуна", поехал вместе с Дмитрием Ива­новичем к императору на приём.
   Там они, держась друг за друга и роняя шапки, пода­рили императору "Септуагинту", и Дмитрий Иванович по­просил царя наградить Костю каким-нибудь орденом на па­мять. Император милостиво "Септуагинту" принял, а Костю и Дмитрия Ивановича отругал за пьянство, и посоветовал им больше сегодня не пить, и по улицам в таком виде больше не шляться, а ехать прямо домой, к бабам.
   Наградил ли император Костю орденом или нет, неиз­вестно. Скорее всего, не наградил. Иначе Костя, или Дмит­рий Иванович об этом факте обязательно кому-нибудь рас­сказали.
   А "Септуагинту" государь повелел отнести в Импера­тор­скую Публичную библиотеку, что на углу Садовой улицы и Нев­ского проспекта в городе Санкт-Петербурге, для того, чтобы все, кто заинтересуется этой рукописью, могли бы её взять и посмот­реть.
   Таким образом, и мне удалось, через две с лишним тысячи лет, снова взять в руки любимую книгу господина Эратосфена - "Септуагинту", раскрыть её, и прочесть: "Земля была безвидна пуста, над бездною клубилась тьма, и Божий Дух носился над водами...". По-древнегречески. Дальше я "Септуагинту" читать не стал, потому что очень боялся нечаянно как-нибудь её повредить...
   А в 1933 году большевики продали "Септуагинту" в Анг­лию во время грандиозной распродажи краденого. Про­дали, есте­ственно, за бесценок. Потому что "Септуагинта", в принципе, цены не имеет...
   И теперь она находится в Британском музее, в городе Лон­доне. Правда, на руки "Септуагинту" теперь уже нико­му не вы­дают. Чтобы, не дай Бог, её не украли ещё раз. Ведь от продавцов краденого всего можно ожидать...
   А книги "Земля была пуста..." и "Посещение миров" так и исчезли без следа. А жаль. Хорошие были книги. По­пулярные, можно сказать. Хорошо, что я, всё-таки, успел их прочитать...
  
   А вообще-то, здорово, что всё в нашем Мире так та­инст­венно, удивительно, периодично, волнообразно... и прекрасно.
   Такие дела...
  
   1
  
  
   10
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"