Бахмайер Галина Владимировна: другие произведения.

Огонь джинна

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 7.65*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
        Юная турецкая колдунья из старинной семьи хотела просто жить и быть счастливой, но волей судьбы оказывается втянутой в вихри человеческих страстей. Проснувшаяся древняя магия предка-джинна переворачивает всю ее жизнь. Сможет ли Халифа остаться обычным человеком? У романа есть продолжение "Око Пейфези".


Огонь джинна.

  
   Пояснение для читателей: Временной отрезок повествования: шестой курс Гарри Поттера. Альтернативная вселенная. Расхождение с каноном начинается с конца 3 книги. После 3 курса Гарри Люпин остался преподавать ЗоТС, поэтому лже-Хмури не появился, Поттер не попал на кладбище с помощью портключа, ритуал воскрешения Волдеморта в 4 книге не состоялся.
   Дисклеймер: все узнаваемое принадлежит Дж.К.Роулинг. Вольное использование персонажей арабской и иранской мифологии.

Глава 1.

  
   Тишину позднего утра во дворце Дасэби нарушил топот и радостный вопль:
   - Мама, мама! Письмо пришло! Меня приглашают в Эль-Муфди!
   Азира резко отвернулась от зеркала, от неожиданности выронив резной гребень слоновой кости. Занавеси распахнулись и в комнату влетела раскрасневшаяся от бега и волнения девочка.
   - Голубь из Эль-Муфди принес письмо для меня! Смотри! - она протянула матери пергамент. Та быстро пробежала содержимое глазами - только, чтобы убедиться, что это не шутка. Читать подробно не имело смысла - четверо ее старших детей уже закончили Школу Волшебства и Колдовства Эль-Муфди, а сын Фарух и дочь Сарина перешли на седьмой и третий курсы. Поэтому содержание подобных посланий было прекрасно известно Азире. Как, впрочем, и всем в их семье, прошедшим обучение в этой старинной школе.
   Женщина, вздохнув, опустилась на подушки. Как же ей не хотелось расставаться с младшей дочерью. Ну почему нельзя оставить ее дома еще на год?
   - Халифа, доченька, но тебе же еще нет одиннадцати.
   Девочка возмущенно вздернула подбородок, явив гордый профиль Дасэби.
   - И что? Будет через месяц! И я сразу поеду в школу, - она захлопала в ладоши. - Устроим праздник!
   Азира стиснула в руке пергамент, смирившись с неизбежным. Все правильно. Тридцатого августа Халифе исполнится одиннадцать лет. А через день она с братом и сестрой отправится в Эль-Муфди. Джинны, курирующие школу, никогда не ошибаются и никого не забывают.
   Девочка выхватила пергамент.
   - Пойду, покажу папе. Как он обрадуется! - и пулей вылетела за дверь. Азира, еще раз вздохнув, пошла следом. Удивительно, что дочь показала письмо ей первой. Авторитет отца был для нее, пожалуй, дороже всего на свете, а его похвалы ей было достаточно, чтобы сиять неделю.
   Халифа была младшей дочерью Азиры, первой жены Мохаммеда Дасэби, одного из самых влиятельных колдунов Турции. Древняя колдовская семья Дасэби вела свой род от джинна. Полторы тысячи лет тщательного взращивания волшебников. Восемьдесят пять поколений колдунов. Ветви их генеалогического древа пронизывали практически все колдовские родословные Ближнего Востока, и многие - Европы, Африки и Южной Азии...
   Выйдя в Нефритовый Зал, Азира хлопнула в ладоши, созывая дивов. Маленькие черные существа с горящими желтыми глазками мгновенно окружили ее в ожидании указаний.
   - Приготовить праздничный обед. Украсить площадку у пруда. Отправить голубей с приглашениями. Двадцати, я думаю, будет достаточно, - она снова вздохнула. - Куда пошла Халифа?
   - В лабораторию господина, ханым-эфенди.
   "Конечно, куда же еще"
   Азира взмахом руки отпустила дивов и отправилась в лабораторию Мохаммеда. Может быть, удастся уговорить его задержать Халифу на годик дома. Однако у дверей женщина замерла, услышав, как дочь, захлебываясь от восторга, описывает отцу свои мечты. Легкий укол совести напомнил ей, что не годится удерживать дочь материнской любовью. Ее жизнь уже необратимо изменилась, и бунтарский нрав широкой рекой вырвался наружу. Дома она, конечно, была счастлива, но... Джиннам виднее. Так всегда было. Так всегда будет.
   Азира молча повернулась и пошла прочь.
  

* * *

   - Папочка, а кто в Эль-Муфди преподает алхимию?
   Мохаммед поставил тигель в печь, закрыл дверцу и начал увеличивать пламя. Дочь терпеливо ждала, с детства усвоив, что без важного повода прерывать процесс нельзя. Точнее, с того самого дня, когда она, четырехлетняя, впервые заявилась в лабораторию и принялась надоедать отцу, требуя поиграть с ней. Тогда ее каприз едва не закончился трагедией - после категорического отказа Мохаммеда и попытки выставить дочку за дверь, гнев Халифы заставил взбеситься волшебную палочку Мохаммеда, вызвав разрушение лаборатории. Обвалилась даже хрустальная мозаика на потолке. "Маленькая ханым сыграла в землетрясение", - хихикали потом дивы, до самого утра убирая горы осколков. А отец не знал, радоваться или печалиться - да, дочка наконец-то проявила наследственную магическую возбудимость, но с такой мощью... Большинство Дасэби впервые совершали небольшие чудеса еще в пеленках, но ограничивались, как правило, лишь пучком искр из находящихся поблизости палочек или, максимум, треснувшим бокалом.
   Но, вопреки опасениям родителей, что теперь Халифа и близко не подойдет к котлам, на следующий же день она пришла в лабораторию снова и попросила позволения остаться, пообещав не мешать. С тех пор таинственное помещение стало ей милее всех игрушек. Часами девочка сидела, затаив дыхание, наблюдая, как отец растирает в порошок части растений и животных, готовит настои и препарирует мелких тварей (за редкими исключениями Мохаммед сам готовил ингредиенты для своих зелий), выдувает из расплавленного стекла пробирки и реторты, отливает слитки разных металлов для химических опытов, и, конечно же, варит зелья.
   Через полгода он стал давать ей мелкие поручения - растолочь, просеять, перебрать, подержать что-нибудь...
   Через год под его руководством Халифа уже выполняла некоторые несложные операции - взвесить, нарезать, помешать, проследить за огнем, за временем...
   В шесть лет отец доверил ей самостоятельно сварить простое зелье, унимающее зуд от укусов насекомых. И у нее получилось. С тех пор он ее в шутку называл по-маггловски "мой ассистент".
   Мохаммед прислонил длинные щипцы к стене и только после этого повернулся к дочери.
   - Последние двадцать девять лет там прожигает котлы и мозги учеников мой старый друг Бизаль, - насмешливо прищурившись, произнес он.
   - Анвар Бизаль! - ахнула Халифа, с ногами забираясь в кресло. - Это не его ли книга...
   - Да, да, та самая, которую ты зачитала до дыр. Но не надейся - он не делает поблажек детям своих друзей. Напротив, я пошлю ему голубя с просьбой взяться за тебя как следует.
   Но Халифу, похоже, возмутила сама мысль о поблажках.
   - Что ты, папочка! Меня интересуют не оценки. Я хочу стать такой же искусной, как ты.
   - Похвально. Однако не забывай, хайби, алхимия - это еще не все. Тебя ждет масса трудностей.
   - Угу... - задумчиво отозвалась Халифа, уже уткнувшись в список учебников и принадлежностей. - О, ну наконец-то мне купят волшебную палочку! Давно пора.
   Мохаммед улыбнулся своим мыслям, потом посерьезнел.
   - Постоянно нося при себе палочку, тебе придется стать более сдержанной в эмоциях. Мне бы не хотелось каждые несколько месяцев получать голубей из Эль-Муфди со списками того, что им пришлось из-за тебя реставрировать.
   Халифа наморщила носик.
   - Я постараюсь. Интересно, мне позволят взять с собой Зуми?
   Зуми был удавом, которого ей подарили шесть лет назад совсем крохой. Теперь он вымахал в двухметровое "бревнышко", и тихо обожал свою хозяйку. Ел, спал рядом и понимал с полуслова.
   - Боюсь, им придется позволить. Он тут просто зачахнет без тебя.
   - Пойду-ка я и его обрадую!
  

* * *

   Над опустевшей площадкой качались тихонько мерцающие фонарики. Праздник давно закончился, и надвигающаяся ночь медленно укрывала землю. На берегу пруда стояла одинокая тоненькая фигурка.
   Глядя на неподвижную воду, Халифа все еще слышала тихо тающие отзвуки музыки, ноги ныли от непрерывных танцев. А на душе почему-то скребли кошки.
   Легкий шорох вывел ее из задумчивости. Подле ее ног засветились два желтых глаза. Неразличимый в сумраке див терпеливо ждал, чтобы проводить девочку в спальню.
   - Кур, ты умеешь гадать? Я знаю, дивы гадают по воде. Погадай мне.
   Див печально покачал головой.
   - Ну, пожалуйста.
   Слуга не ответил.
   - Я приказываю! - Халифа топнула ножкой.
   - Моя маленькая ханым не устала танцевать? - в скрипучем голоске дива послышалась ирония.
   Халифа удивилась.
   - Ты не хочешь гадать? Почему?
   - Ты можешь услышать совсем не то, что ожидаешь.
   - А, так ты уже гадал мне? Ну-ка, говори!
   Див отступил к воде. Потом поманил ее.
   - Ты увидишь сама. Посмотри вниз.
   Девочка послушно наклонилась. Водяное зеркало было абсолютно черным. Див коснулся лапкой неподвижной, как стекло, поверхности, и по ней побежали круги - первый, второй... десятый... двадцатый... - не затихая и не останавливаясь. Халифа удивилась, но тут в центре, колеблясь, стали возникать смутные образы. Лица... Огни... Тени... И вдруг замелькало со страшной скоростью... девочке стало страшно и она отскочила назад.
   - Еще не все. Ты испугалась?
   - Да. Что это было? Я ничего не поняла.
   Горящие глазки дива насмешливо прищурились.
   - Маленькая ханым нетерпелива. Она не хочет смотреть сердцем. Она хочет услышать ту слащавую чепуху, которой забивают головы девушек бродячие цыганки.
   - Перестань так говорить со мной!
   - Твое будущее тебе не открылось. Только страх овладел сердцем.
   - Кур, я... буду несчастна?
   Див помолчал.
   - Все будет, - наконец, еле слышно изрек он. - И радости, и горести...
   - Так всегда говорят. Это у всех есть. Говори по делу.
   - А что ты хочешь знать? - див фыркнул. - Имя жениха?
   Девочка засмеялась. Нашел, чем удивить! Халифа Дасэби с самого рождения была помолвлена с Селимом Баранди, отпрыском еще одного древнего колдовского рода. Вообще-то они были дальними-предальними родственниками, но Халифа еще ни разу не видела своего жениха, который был старше ее всего на три месяца. Ее порадовала новость, что он тоже будет учиться в Эль-Муфди и, возможно, ей даже удастся посмотреть на него до свадьбы.
   - Это я и так знаю, глупый.
   Слуга усмехнулся.
   - Ты уверена?
   - Кур, хватит. Давай, говори серьезно.
   Див внимательно посмотрел в большие темные глаза девочки, и монотонно забубнил:
   - Жизнь твоя будет спокойной, последовательной и невозмутимой в течение пяти лет. Ты будешь постигать мудрость. Потом придет в твой дом беда...
   - Беда? - ахнула Халифа.
   - Злой человек... Он принесет с собой страх. Ты будешь прятаться, но он все равно найдет тебя.
   Девочка притихла.
   - Он причинит много зла. Будут слезы, много слез... Ты увидишь смерть.
   Халифа охнула.
   - Интриги и козни ждут тебя... Обманутые надежды и разочарования... - бормотал див. - Печаль и одиночество...
   - О, Аллах! За что мне это?
   - Глаза... глаза... Злые глаза в темноте... Жадные в сумраке...
   - Хватит! - не выдержала Халифа. - Ты накликаешь беду!
   - Мне не дано изменить твою судьбу больше, чем мне предначертано, - терпеливо возразил див. - Но трудности закалят твой дух. Ночь не вечна, и в судьбе моей маленькой ханым взойдет солнце.
   - Да, да, говори! - обрадовано поторопила его девочка.
   - Ты увидишь свет. И под ним - свое счастье.
   - Какой еще свет? - нетерпеливо воскликнула она.
   - Ты увидишь свет, - повторил он. - Ты все сама увидишь. И с того момента твое счастье будет в твоих руках. Появятся новые силы, и ты сама изменишь свою жизнь.
   - Говори конкретнее!
   - Конкретнее некуда, - ворчливо отозвался слуга. - Не отвернись от света.
   - Глупый див! - Халифа сердито топнула ножкой.
   Тот хитро оскалился:
   - Старый Кур все видит. Кур не доживет до счастья маленькой ханым, но он видит его на одной из дорог.
   Халифа замерла, распахнув глаза.
   - Кур...
   - Не бойся, маленькая ханым, я покину тебя еще не скоро. Пять лет живи без печали. Постигай мудрость...
   Девочка обняла старого дива и прижала к себе, точно куклу.
   - Не печалься, - эхом звучал его голос. - Все предначертано...
  
  

Глава 2.

  
   Утром первого сентября во дворце Дасэби царила суматоха. Сегодня в Эль-Муфди отправлялись сразу четверо: Фарух - на седьмой курс, Сарина - на третий, Халдун, старший сын Зухры, второй жены Мохаммеда - на четвертый, и Халифа - на первый.
   Собранные сундуки и чемоданы погрузили на большие ковры и наступил черед прощания с домашними, последних напутствий, украдкой вытираемых слез, традиционных причитаний дивов... и вот молодежь уже летит в пасмурном небе высоко над землей, внутри наколдованного облака. Добираться маггловским транспортом такой толпой и с таким количеством багажа было весьма хлопотно. Сарина, например, взяла почти весь свой гардероб. Одних только разноцветных хиджабов два чемодана.
   - Ты что, собираешься переодеваться по три раза на дню? - засмеялась Халифа.
   - Подожди, - многозначительно кивая, ответила Сарина. - Еще увидишь.
   Оказавшись в Анкаре, они взяли сразу три такси и поехали в аэропорт. От волнения Халифа не видела почти ничего вокруг. Город мелькал за окном, одновременно знакомый и чужой. Грохочущий аэровокзал совершенно сбил девочку с толку, и она обрадовалась, что не одна.
   Мама взяла ее за руку.
   - Идем быстрее.
   Они миновали огромный вестибюль, толкая перед собой тележки с вещами, и направились в один из крытых наземных тоннелей, ведущих в смежное здание. Халифа заметила таблички-указатели "Буфет", "Почта", "WC" и прочее в этом духе. "Зачем нам сюда? - подумала она. - Мы же торопимся".
   Неожиданно вся группа притормозила и свернула направо, к двери с табличкой "Служебное помещение". Быстро оглянувшись - в тоннеле, кроме них, никого не было - все зашли внутрь. Халифа увидела составленную к стене старую мебель, разбитую вывеску, лежащую на полу и несколько швабр. Помещение походило на большой и полупустой чулан. В дальнем углу находилась еще одна дверь - обшарпанная, запертая на тяжелый висячий замок.
   - Закрой дверь, - велел Фаруху отец, доставая палочку.
   Как только чулана оказался заперт, Мохаммед коснулся палочкой второй дверцы и открыл ее - замок остался на месте, точно нарисованный.
   Халифа шагнула сквозь открывшийся проем - и очутилась на улице. Ярко светило солнце, не было гомонящей, разношерстной толпы, наводнившей аэровокзал. Семью Халифы окружили мальчишки, девчонки и провожающие их родители, толкающие тележки с багажом. Прибывающие выходили из точно таких же дверей, расположенных рядышком вдоль стены - а ведь Халифа точно запомнила, что в той странной комнате такая дверь была только одна. Похоже, они попали в магическую часть города.
   Ученики и их родители двигались в одном направлении. Халифа перестала крутить головой по сторонам, посмотрела туда, и ахнула.
   Прямо по курсу над землей парил, слегка покачиваясь, огромный серебристый дирижабль. Гондола размером с большой самолет стояла на земле, и на ее борту крупными золотыми буквами сияло название: "NUR AL-ANADOULU".
   - "Свет Анатолии", - прошептала девочка. Конечно, братья и сестра рассказывали о нем, но увидеть своими глазами... Восхитительно!
   Мать погладила ее по голове и растрогавшаяся Халифа уткнулась носом ей куда-то в шею.
   - Храни тебя Аллах, хайби. Пришли голубя, завтра же.
   - Да, мамочка.
   Все быстро распрощались, и четверо ребят направились к дирижаблю.
   Фарух вдруг резко обернулся.
   - Халифа...
   - Что? - девочка вскинула глаза на брата. Он снисходительно улыбнулся, заметив ее растерянность:
   - Нет, ничего, неважно...
   Поднявшись на борт гондолы, им пришлось разойтись - мальчики и девочки путешествовали порознь. Внутри все было, как в салоне самолета - ряды мягких кресел, откидные столики и багажные полки, гораздо более вместительные, чем казалось на первый взгляд. На женской половине стоял гомон - подруги, встретившись после каникул, без умолку тараторили, перебивая друг друга. Кое-кто уже успел поссориться.
   Сарина и Халифа устроились у окна. Сестра сразу же перегнулась через спинку своего кресла и принялась болтать с соседкой. Халифа оглянулась по сторонам. В кресле напротив сидела заплаканная девочка, похоже, тоже первокурсница.
   - Привет, я - Халифа Дасэби, - улыбнулась ей Халифа.
   Девочка с надеждой взглянула на нее.
   - Привет. А я - Лейла Адишани, - негромко отозвалась она.
   - Ты одна? - полюбопытствовала неуемная Халифа.
   - Да, то есть, я с братом, но он там...
   - И я тоже с братьями, и с сестрой. Садись к нам.
   Лейла пересела к ним, и спросила:
   - А вы откуда?
   - Из Эскишехира. Но не из самого - у нас поместье в долине.
   - А я из Измира. У нас дом рядом с набережной.
   - Из Измира? - обрадовалась Халифа. - Там живет мой дядя, младший брат отца.
   - Погоди... Дасэби? Он - член городского магодивана?
   - Я не знаю, - простодушно отозвалась Халифа. - Сарина! Дядя Махфуз заседает в Измирском магодиване?
   - Что?.. Ага... - рассеянно кивнула сестра и снова повернулась к подружкам.
   Лейла расплылась в улыбке.
   - Он очень хороший человек. Однажды он помог моему отцу, когда против него выдвинули ложное обвинение в нарушении противомаггловой безопасности.
   - Он вообще очень хороший, - подтвердила Халифа. - И раз помог твоему отцу - значит тот точно был не виноват.
   Прозвучал сигнал и дирижабль, плавно оторвавшись от земли, начал набирать высоту. Халифа и Лейла прилипли к окошку.
   - Здорово!
   - Лучше, чем на ковре.
   - Неа, на ковре лучше. Но на нем не поднимешься так высоко - холодно.
   Внизу, под облаками, проплывала разноцветная страна. Время за разговорами летело незаметно. Вскоре девочки перезнакомились со всеми сидящими поблизости первокурсницами. Невидимый для магглов дирижабль мчался над Анатолией.
   Вдали показался горный хребет Тавр.
   - Подлетаем... - раздались голоса, и все принялись торопливо собираться.
   Сарина, поставив на откидной столик зеркальце, деловито повязывала хиджаб. Халифа, которая еще его не носила, просто причесалась и переплела косы.
   "Свет Анатолии" начал снижение и девочки заметили спрятанный от любопытных глаз в горной долине гигантский белокаменный дворец.
   - Эль-Муфди! - воскликнула Лейла.
   - Его так хорошо видно! - удивилась Халифа.
   - Конечно, - сказала Сарина. - Только магглы его не видят. А мы видим.
   Дирижабль тихонько опустился на площадь перед дворцом. Сначала вышли мальчики. Девочки смотрели из окон, как старосты увели их внутрь через украшенный цветочными клумбами двор.
   - Первокурсницы выходят первыми! - объявила, наконец, староста с седьмого курса. На выходе они прошли перекличку и их разбили на три алфавитные группы. Адишани и Дасэби оказались в первой. Их отвели во дворец и расселили по спальням.
  

* * *

   Вблизи Эль-Муфди был еще огромнее, чем это казалось с высоты. Трехуровневый дворец имел почти пирамидальную форму. В Южном секторе была расположена женская половина - спальни, обеденный зал, бани, комнаты для упражнений и танцев. В Восточном - их учебные классы. Северный и Западный сектора принадлежали мужской половине. Любое общение между мальчиками и девочками было строго воспрещено. В сообщающихся коридорах стояла мощная магическая защита. Только братьям и сестрам, а также - с позволения родителей - женихам и невестам разрешалось передавать друг другу записки, чем все активно пользовались. Среди дивов даже существовала специальная должность - почтальон, который несколько раз в день курсировал туда-сюда между секторами, собирая записки и доставляя их по назначению.
   Внутри дворец был невероятно красив - огромные, светлые залы, украшенные колоннами, высокие витражные окна, щедро льющие солнечный свет, старинные орнаменты и фрески на стенах и потолках. Спальни - помещения почти треугольной формы, расположенные по шесть вокруг центральных нефов с фонтанами - были очень уютными, с ажурными занавесями, мягкими коврами, множеством подушек и подушечек, с курильницами для благовоний по углам.
   Халифа выбрала кровать подальше от окна - она не любила просыпаться, когда солнце бьет в глаза. Лейла обустраивалась по соседству. Вдвоем девочки оборудовали домик для своих любимцев - удава Зуми и черепахи Кины. Правда, ночевать в заботливо приготовленном ящике Кине пришлось одной - Зуми по старой привычке упорно забирался спать под подушку хозяйки.
   Их возню с вещами прервало появление высокой хмурой женщины.
   - Я - Фарида Ташенайни, ваша классная дама. Вы все были отобраны джиннами для развития своих врожденных магических способностей и обучения, и раз уж вы здесь, постарайтесь оправдать их доверие. Завтра, сразу после завтрака, начинаются занятия. Надеюсь, родители воспитали вас достойно, и мне никому не придется объяснять азы дисциплины.
   Она коротко рассказала об основных школьных правилах, потом раздала всем расписания, и Халифа с радостью обнаружила, что вторым уроком завтра будет Алхимия.
   День оказался таким суматошным, что когда наступила ночь, девочки думали, что не смогут заснуть, но дымок из курильниц быстро заставил их зевать. Халифа еще успела подумать - надо бы проверить, угадала ли она эту смесь... бахур... валериана... ммм... И уже видела сны.
  

* * *

   Наутро, прежде чем отправиться на завтрак, Халифа послала домой голубя - все хорошо, устроились, поклон от Сарины и прочее. Только в обеденном зале стало понятно, как много здесь учеников. А ведь есть еще и мужское отделение! И Сарина оказалась права насчет одежды - большинство учениц постоянно меняли наряды, в надежде покрасоваться друг перед дружкой. Халифа только посмеялась - лучше выделяться заслугами, а красивая одежда важна лишь для первого впечатления.
   Первым их уроком было Колдовство. Его вел пожилой араб Лазар Нувари. Он все объяснял очень медленным, меланхоличным голосом, раскладывая материал по полочкам, и к концу занятия кое-что стало получаться даже у абсолютных новичков, раньше не державших палочки в руках.
   На Алхимию Халифа летела, как на крыльях. Ученицы испуганными глазами оглядывали стены кабинета, заставленные стеллажами с заспиртованными тварями. Но Халифа чувствовала себя как дома - все алхимические лаборатории в чем-то похожи, и знакомая обстановка действовала на нее умиротворяющее.
   Анвар Бизаль резво вскочил со стула - маленький, сгорбленный, сухонький человечек с удивительно подвижным, морщинистым лицом. Он провел перекличку, вызывая девочек по очереди к своему столу и кратко инспектируя начальный уровень знаний каждой, задавая несколько общих вопросов. Халифу он спрашивать не стал. Только внимательно посмотрел на нее.
   - Так-так. Дасэби. Еще одна Дасэби. Вы очень похожи на отца. Больше всех остальных.
   - Папа шлет вам поклон, эфенди.
   Бизаль довольно кивнул.
   - Здесь отучились многие Дасэби. И не только дети Мохаммеда.
   - Да, эфенди, - с улыбкой отозвалась Халифа.
   Наставник погрозил ей пальцем.
   - Но не ждите, Халифа-ханым, что я буду к вам снисходителен. Ваш отец просил держать вас в ежовых рукавицах. Надеюсь, вы унаследовали его талант и интуицию, иначе я закрою глаза на дружбу, и вы у меня до самого выпуска будете потрошить ящериц на отработках.
   Халифу насмешила его "угроза". Подумаешь, ящерицы...
   - Папа считает, что я унаследовала его аккуратность и сноровку, эфенди.
   - О! Что ж, и это неплохо. Не ленитесь, ханым, и мы раскроем все ваши таланты.
   - Спасибо, эфенди. Я буду стараться.
   Историю Магии вела их классная дама Ташенайни. Халифе этот предмет показался довольно занятным, и не мудрено, учитывая, что начиная с шестого века в ней то и дело фигурировали ее предки.
   В конце дня уставшие, полные впечатлений первокурсницы никак не могли наговориться перед сном. Кое-что все же омрачило Халифе настроение - трое наследниц старинных семей завели разговор о чистокровности. Все кончилось тем, что одна девочка из маггловской семьи обиделась, расплакалась, собрала свои вещи и перешла в другую спальню.
   Халифа не понимала, как можно упрекать человека происхождением. В их семье к магглам и магглорожденным колдунам относились совершенно спокойно, те часто бывали гостями на праздниках, вели торговые дела с отцом. Разумеется, вопрос о браке с магглом в их семье никогда не поднимался - но это была часть традиции, пошедшей со времен их предка-джинна. Генетический отбор должен продолжаться. И он продолжался.
   На следующий день первым уроком было Травоведение. Оно не понравилось Халифе совершенно. Ей, как истинной аристократке, была противна сама мысль о том, чтобы ковыряться в земле. Заготовка и переработка готовых частей магических растений - пожалуйста, но сажать, пропалывать, выкапывать - брр... А вот Лейла возилась с удовольствием, даже заработала похвалу от наставницы Зобейди Латимэ. Эта пухленькая, вспыльчивая персиянка на первом же занятии сделала замечание Халифе, которая вместо того, чтобы сеять собранные семена, уселась любоваться горным видом, рассеянно ощипывая лепестки каких-то незнакомых ей цветов.
   На Защите от темных сил девочкам показалось, что наставнику, Сулейман Карзаноту совершенно не хочется преподавать, и он взялся за это только по необходимости. Ташенайни рассказала им, что Защиты в Эль-Муфди долгое время не было вообще, и все лелеяли надежду, что она никогда никому не пригодится.
   Маггловедение было попросту скучным. Дасэби, в отличие от многих, часто общались с магглами (которые, естественно, даже не подозревали об их колдовской сущности), иногда даже пользовались маггловскими вещами и вовсе не считали это зазорным.
   А ночью у них была Астрономия. Для этого пришлось подняться в обсерваторию на высоком минарете, стоящем за пределами школы. Наставник Керим Фазилья оказался седым стариком в высоком остроконечном колпаке, вышитом звездами. За него он получил от учеников прозвище Звездочет. Он был страстным любителем своего предмета и обладал, несмотря на возраст, превосходным зрением.
   На третий день первокурсницы познакомились с наставником по Преобразованию. Ибрагим Гиляр казался ужасно строгим, пока не заговорил. После чего весь урок он их смешил, рассказывая забавные истории и показывая превращение тарелки в крысу, подушку, птицу и шахматную доску. Затем, под восторженные охи и ахи, сам превратился в павлина. Правда, в конце предупредил, чтобы они не судили по первому показательному уроку, ибо Преобразование - очень сложный предмет.
   Изучение волшебных животных разочаровало девочек. Ни в самом Эль-Муфди, ни поблизости от него не обитало никаких магических существ, и им пришлось довольствоваться лекциями наставницы, Марьям Каристиш, и картинками в книгах.
   Потом снова наступил черед Колдовства. Уроки у Нувари стояли в расписании чаще других. Считалось, что всем девочкам, как будущим хозяйкам дома, необходимо знать много бытовых заклинаний.
   С первых же дней им стали задавать много домашних заданий. Девочки допоздна засиживались в библиотеке и в нефе, прилежно занимаясь за опоясывающим фонтан кольцевым столом. Вдобавок, всем Дасэби было предписано продолжать заниматься со специально нанятыми отцом наставниками, изучая основы некоторых маггловских наук, иностранные языки и литературу.
   Но, к счастью, были в жизни учениц и кое-какие развлечения. Раз в месяц старшекурсницы устраивали танцевальные конкурсы, соревнуясь в выносливости и особой искусности. Но младшие в таких развлечениях не участвовали, довольствуясь своими - "спальня на спальню".
   Дни сливались в недели, недели - в месяцы...
  

* * *

   Однажды Халифа, отлынивая от Травоведения (точнее, сославшись на якобы больной живот и отпросившись к целительнице), услышала в туалете болтовню двух шестикурсниц:
   - У меня появилась возможность посмотреть на моего жениха!
   - Правда? И как ты это сделаешь?
   - Сегодня днем снимут защиту в коридоре, ведущем из Восточного сектора к мужскому обеденному залу. Я слышала, там что-то реставрируют.
   - А как же защита на входе?
   - В том-то и дело! Двойная защита действует только для юношей. Чтобы они не ходили к нам.
   - А как ты его увидишь?
   - Мы договорились, что он сядет с краю стола. Я посмотрю через решетку на верхнем балконе. Туда можно пройти с третьего уровня. Спуститься в зал оттуда нельзя, но мне-то и не нужно.
   Мозг Халифы лихорадочно заработал. Она знала, что ее жених, Селим Баранди, тоже здесь, и ее охватило любопытство. Почему бы не воспользоваться оказией?
   Вернувшись на занятие, она зашептала Лейле на ушко свой план. Подруга засомневалась.
   - А если нас поймают?
   - Не поймают. Если что - мы... э-э... заблудились. Мы же первокурсницы.
   - Заблудились? - Лейла скептически уставилась на нее. - В этом дворце? Ха!
   - Мда... Ну, ничего, придумаем что-нибудь. Пойдешь?
   Девочка замялась.
   - А как ты узнаешь Селима?
   - А я сейчас напишу записку Фаруху...
  
   Через полчаса див принес ответ от брата. Сначала тот отругал сестренку за любопытство, но потом написал, что сядет во время обеда рядом с ее женихом, вроде как поговорить. "И не вздумай попасться!" - добавил он в конце.
   Халифа улыбнулась. Хоть Фарух и пыжился, ее план ему определенно понравился. Братец ничуть не изменился - он все так же позволяет Халифе вить из него веревки, как в детстве.
   Лейла продолжала хмуриться.
   - А если те две девушки побывают там, а их заметят и опять поставят защиту?
   Халифа обернулась к ней, хитро сверкнув глазами.
   - А мы пойдем раньше них!
  

* * *

   Вместо того, чтобы отправиться на обед, они поднялись на третий уровень Восточного сектора, пустовавший в это время дня. Лейла жутко нервничала и в конце концов Халифе это надоело.
   - Если так боишься, зачем пошла?
   Подруга покраснела.
   - Я хочу посмотреть на твоего брата. Если вы похожи, он наверняка красивый...
   Халифа опустила голову.
   - Лейла, да ведь он, как и я, помолвлен с рождения. И невеста старше него. Она уже отучилась и ждет свадьбы.
   Лейла было сникла, но потом махнула рукой.
   - Ну и ладно. Все равно пойду. Я не трусиха.
   Они молча прокрались по коридору. Защиты и впрямь не было. Остановились оглядеться.
   - Знаешь, Лейла, можешь поглядеть на моего другого брата, от второй жены отца. Его невесте недавно нашли другую партию и он пока не занят, - как бы невзначай заметила Халифа.
   Пробравшись на вожделенный балкон, девочки спрятались за узорной решеткой, вглядываясь в разновозрастную толпу мальчишек.
   Вот сидят первокурсники. Ага, вон Фарух! - заметила юная Дасэби. Брат оглядывал балконы. Увидев их за решеткой, он улыбнулся и положил руку на плечо сидящему рядом мальчику. Халифа впилась в него глазами и ощутила укол разочарования. Надежда на то, что жених будет хоть немного похож на ее красавцев-братьев, растаяла как дым. Селим Баранди был низеньким, полным мальчиком с капризным лицом. Вздохнув, девочка повернулась к подруге.
   - Вон мой брат, смотрит сюда, а рядом мой жених.
   Лейла не подала вида, но она тоже была явно не в восторге.
   - Ладно, а вон Халдун, седьмой слева за соседним столом.
   Подруга, разглядев его, слегка улыбнулась.
   - Ага, понравился? - усмехнулась Халифа. - Ну, все, уходим.
  
   На обратном пути они едва не наткнулись на двух наставников. Оказывается, там в самом деле стояла сигнализация. Поспешно спрятавшись за колоннами, девочки заметили еще две фигуры - тех самых шестикурсниц. Конечно же, их поймали. Девушки старались оправдаться тем, что еще не дошли до мужской половины, но им не поверили и назначили наказание. Под шумок Халифе с Лейлой удалось сбежать. Только в спальне Лейла, нервно хихикая, заговорила:
   - Кошмар! Чуть не попались!
   - Ну, не попались же. А тем дылдам поделом, - хмыкнула Халифа.
   - Ох... Придумали они, сходили мы, а поймали их. Ну, и гадюка же ты, подружка...
   Халифа бросила в нее подушкой.
   - Не смей так говорить, а то я возьму и...
   Лейла кинула подушку обратно, засмеявшись:
   - И что?
   - ...и не уговорю отца, чтобы он просватал за тебя Халдуна!
   Девочки расхохотались и обнялись, но чуть погодя, успокоившись, Лейла робко спросила:
   - Ты это серьезно?
   - Нет, ну что ты. Я не обиделась. Ты права - я самая настоящая гадюка. Иногда.
   - Я не об этом... Ты правда поговоришь с отцом?
   - Мм? - весело прищурилась Халифа. - Тебе понравился Халдун?
   - Да, но... Наша семья не слишком богата.
   Халифа раздраженно отмахнулась.
   - Богатство тут не главное, главное - магическая наследственность. В вашей семье наберется десять поколений чистокровных магов?
   - Тринадцать.
   - Прекрасно! К тому же, твой отец знаком с дядей Махфузом...
  
   Полчаса спустя див принес записку от брата.
   "Ты, конечно, смелая, сестренка, но при случае я надеру тебе уши. Кстати, Селим уже видел тебя - когда мы шли на дирижабль. Ты ему очень понравилась. Фарух."
  

* * *

   Халифа сдержала обещание - на первых же каникулах дома ей удалось уговорить отца на помолвку Халдуна и Лейлы, и девочки стали называть друг дружку сестрами...
  
   Пять лет пролетели, как пять месяцев...
  
  

Глава 3.

  
   - Невеста! Невесту ведут!
   Гости в огромном зале развернулись к высоким резным дверям, посылая приветственные восклицания. В проеме показалась нарядная фигура в белом, расшитом жемчугом платье. По обе стороны от нее стояли мать и сестра.
   Мохаммед, сдерживая скупую слезу, протянул к дочери руки.
   - Сарина, дорогая, ты самая красивая невеста на свете! - и взяв дочь под руку, почтительно поклонившись по пути старейшинам, подвел ее к жениху. Марат стоял, вытянувшись струной, и заметно волновался. Новобрачные соединили руки и сели рядышком. Начался праздник...
   Через три часа Халифа, обмахиваясь краем хиджаба, вышла на балкон. Ноги гудели. Она немного постояла, овеваемая свежей вечерней прохладой, и тут услыхала тихие голоса под балконом. Заинтересовавшись, девушка перегнулась через перила.
   В саду, скрытые тенью деревьев, виднелись две фигуры. Халифа расплылась в улыбке - Халдун и Лейла. "Не буду мешать" - подумала она и вернулась в зал.
   Там, рассеянно оглядывая толпу гостей, девушка вздрогнула, снова встретившись с тем взглядом...
   Смуглый мужчина с пронзительными карими глазами, ястребиным носом, щегольскими усами и бородкой не сводил с нее глаз в течение всего праздника. С того момента, как она вошла, по левую руку от Сарины, он пожирал ее взглядом. Халифа не знала, куда деваться. Она переходила из зала в зал, пряталась среди танцующей толпы - он следовал за ней повсюду, и смотрел, смотрел... Поначалу ей льстило внимание, хотя он был не единственным из гостей, кто сегодня бросал восхищенные взгляды на повзрослевшую и похорошевшую младшую дочь Азиры. Но всему есть предел, и восхищению тоже! Девушке уже хотелось закутаться в паранджу, только бы укрыться от этих глаз.
   Она отправилась танцевать. Подозрительно румяная Лейла вернулась из сада и присоединилась к ней. Халифа многозначительно повела бровями.
   - Поворковали, голубки?
   Подруга вспыхнула еще ярче.
   - Ты нас видела? А еще кто?
   - Только я, не переживай, - Халифа склонилась ближе. - Вы что, целовались?
   - Да ты что?! - сделав большие глаза, ахнула Лейла. И тут же улыбнулась: - Но мне очень хотелось...
   - Олалалалала! - отплясывая, зашлась Халифа. Ее клич тут же подхватил многоголосый женский хор. Лейла под этот аккомпанемент смущенно зашептала:
   - Ты думаешь, я бесстыдница?
   - Я думаю, ты влюблена, сестрица! - расхохоталась Халифа, и обняла ее. - Я так рада за вас!
   Та отвернулась, пряча взгляд. Влюбиться в своего жениха - что может быть лучше? Халифа подавила вздох.
   Баранди не привезли Селима на свадьбу Сарины. Ей снова не удалось посмотреть на него. Конечно, за пять лет он мог измениться. Но внешность его родителей не вызвала у нее восторга. А это уже было не очень хорошим знаком. Ей иногда даже казалось, что его специально прячут.
   Она поискала глазами отца, но того нигде не было. Халифа выудила из-под стола дива.
   - Где папа?
   - Господин ушел в свой кабинет, ханым-эфенди. Господин занят, он беседует с одним из гостей.
   Но Халифа уже не слышала последних слов слуги. Она вихрем помчалась по дворцу, по своему обыкновению, распахивая на пути все двери. Ей необходимо с ним поговорить! Сейчас же! Немедленно!
  
   - Папочка! Я хочу спросить... - выпалила девушка и осеклась, замерев на пороге. Резные двери с грохотом захлопнулись, и Халифа в замешательстве отступила назад.
   В кресле напротив отца сидел тот самый обладатель жгучего взгляда. Он поставил пиалу на низенький столик, приподнялся, и с плотоядной улыбкой склонил голову в отнюдь не скромном приветствии:
   - Добрый вечер, Халифа-ханым. Какое эффектное появление! Сколько темперамента! Вы очень кстати.
   Девушка, машинально кивнув в ответ, растерянно посмотрела на отца. Мохаммед хмурился. Она не могла понять, что было тому причиной - ее бесцеремонность или...
   - Хайби, я занят! - резко бросил он и добавил уже чуть мягче: - Оставь нас... пожалуйста.
   Халифа в смятении выскочила в коридор и побрела назад. Что ОН там делает?! Почему она некстати?
  
   - Так о чем я... ах, да! - князь Исмаил Задейни снова опустился в кресло. - Уважаемый Мохаммед-бей, наши с вами дела могут резко пойти в гору, если мы не будем переманивать поставщиков друг у друга, а попытаемся мирно договориться.
   - У нас с вами нет взаимных интересов, Исмаил-бей, - возразил отец Халифы. - Только конкуренция.
   - О, вы не правы, - князь опять поднялся, сделав несколько шагов в ту сторону, где только что стояла девушка. - У меня есть невероятный интерес. Ваша дочь... луноликий цветок... Она...
   - Она уже помолвлена! - перебил его Мохаммед.
   - Как же, как же, - Исмаил хищно улыбнулся. - Младший отпрыск Баранди. Безвольный сопляк. Такой же никчемный, как и его отец. Вы в курсе, что их семья начинает разоряться?
   - Меня это не беспокоит. Неужели вы думаете, что я оставлю свою дочь без хорошего приданого?
   - Да-да, конечно! Отцовская забота... Я знаю, для вас важна только магическая кровь. - Он резко обернулся. - Но во мне тоже достаточно магической крови.
   - Ваш отец, Исмаил-бей, - холодно произнес Мохаммед, - маггл. Я ничего не имею против магглов в обычной жизни, но традиции нашего рода предписывают строгий генетический отбор.
   - Отбор... - насмешливо проворчал князь. - У вас же много детей. Неужели вы не можете один раз отступить от правил и вместо генетической политики предпочесть счастье хотя бы одной дочери?
   - Счастье? - Мохаммед прищурился. - О каком счастье вы говорите? Стать частью вашего обширного гарема?
   - Это ложь! - вскипел Исмаил. - Клевета! У меня никогда не было большого гарема!
   - О, да, четырнадцать женщин - совсем немного. Перестаньте, Исмаил-бей, у меня достаточно осведомителей. Я не позволю моей Халифе стать пятнадцатой наложницей полумаггла.
   - Так я для вас недостаточно хорош?! - яростно воскликнул Исмаил. - Конечно, великий Дасэби считает зазорным породниться с жалким полукровкой, удельным князьком Задейни, по ошибке рожденным от колдуньи... - он внезапно осекся, с ненавистью глядя на Мохаммеда. Тот, как ни старался, не смог удержаться от улыбки:
   - Заметьте, Исмаил-бей, - не я это сказал.
   Князь метнулся к выходу, задевая мебель развевающимися полами расшитого серебром плаща. У дверей остановился, и прокричал, брызжа слюной:
   - Вы пожалеете об этом! Вы еще узнаете! Я вам покажу!
   Мохаммед медленно поднялся.
   - Обычай предписывает всегда быть вежливым с гостем. Но я не потерплю, чтобы гость оскорблял меня в моем собственном доме, да еще в день свадьбы дочери!
   Они стояли друг против друга, обмениваясь гневными взглядами. И когда стало ясно, что Исмаил не собирается извиниться, Мохаммед ледяным тоном произнес:
   - Вы знаете закон, князь. Никто не тронет гостя, пока он в доме. Но я не советую вам здесь задерживаться.
   Взбешенный, Задейни выскочил вон и двери кабинета громко хлопнули у него за спиной.
   Мохаммед опустился в кресло. На его скулах ходили желваки.
   И он только что приобрел кровного врага.
  

* * *

   На шестой курс Халифа шла с легким сердцем - экзамены на С.О.В. позади, оценки неплохие... ну, кроме Травоведения и Прорицания. Теперь, когда они перешли на новый уровень обучения, учениц на их курсе слегка поубавилось. Некоторые получили мало С.О.В. и ушли - для будущей жизни многим было достаточно и этого.
   В первый же вечер девушки допоздна засиделись в нефе - хоть Лейла и провела почти половину летних каникул у Дасэби, подружкам все равно было что рассказать друг другу. Они болтали под журчание фонтана, пока не пришел див и строгим голосом не напомнил им, что давно пора спать.
   В спальне вился густой аромат курильниц - по обычаю, в школе заботились о том, чтобы ученицы как следует выспались перед первым учебным днем. Халифа уснула, едва коснувшись головой подушки.
   Ей приснилось, что Зуми вдруг громко зашипел, а потом резко умолк. Она даже удивилась во сне.
   Проснулась она от того, что ей на лицо легла какая-то резко пахнущая ткань. Девушка попыталась поднять руки - и не смогла, кто-то держал ее. Хотела крикнуть - и провалилась в небытие...
  

* * *

   С трудом разлепив веки, Халифа увидела мутную цветовую пляску, точно в огромном калейдоскопе. Решив, что это еще сон, она снова закрыла глаза.
   В голове слегка шумело, а во рту обнаружился неприятный металлический привкус. Девушка тут же поняла, что она надышалась испарениями эфирного зелья. Кто-то хотел, чтобы она была без сознания.
   И тут вдруг она с отчетливой ясностью вспомнила свое ночное пробуждение, и глаза распахнулись сами собой.
   Пляска цвета, наконец, остановилась и оказалось, что Халифа смотрит на куполообразный витражный потолок, служащий крышей огромному беломраморному залу. Стены были покрыты барельефами с изображениями мифических животных и птиц. Вокруг царила невероятная, кричащая, почти ужасающая роскошь. Вся обивка мебели из ценных пород дерева была сплошь заткана золотой нитью. Даже драпировки, и те были из дорогих тканей и тончайших кружев. На столиках - старинные китайские вазы, греческие амфоры и... индийские статуэтки какого-то эротического культа. Девушка поморщилась. Хозяин дома явно старался произвести впечатление, но определенно переборщил. Или же пытался создать соответствующее настроение.
   Девушка приподнялась со своего ложа - низкой мягкой кушетки. Она была в своей тоненькой ночной рубашке, босая и простоволосая. Халифа ахнула и огляделась в поисках хоть какой-нибудь одежды. Не найдя ничего, она бесцеремонно содрала роскошную шелковую драпировку и целиком закуталась в нее, оставив только лицо. И принялась изучать комнату.
   Окна в зале были небольшими и располагались высоко от пола, свет в основном проникал сквозь цветной витражный купол. Судя по положению солнца, уже наступило позднее утро. Или ранний вечер, но Халифа почему-то не сомневалась, что сейчас утро. Она не могла проспать так долго, потому что не ощущала голода.
   Дверь была основательно заперта - это она проверила в первую очередь. Девушка с досадой подумала о своей палочке, оставшейся в спальне Эль-Муфди. Больше ни одного выхода из комнаты не было. Халифа снова вернулась на кушетку, совершенно не представляя, что делать.
   Вскоре послышались тяжелые шаги и дверь отворилась. Девушка вскочила, едва удержав испуганный вскрик.
   На пороге стоял тот самый гость со свадьбы Сарины, тот, кто пожирал ее глазами в кабинете отца.
   - Доброе утро, Халифа-ханым, - произнес он медовым голосом, и у девушки по спине побежали мурашки. Ей захотелось с головой завернуться еще в добрый десяток драпировок - столь недвусмысленным был его скользкий взгляд.
   - Кто вы такой? - стараясь придать голосу невозмутимую твердость, спросила она.
   - Вы меня не помните?
   - Помню, конечно. Вы были у нас на свадьбе. Но я вас не знаю. Кто вы такой?
   - Да, верно, нас забыли представить. Я - князь Исмаил Баязет Задейни. Надеюсь...
   - Где я? - перебила Халифа.
   - В одном из моих дворцов. Будьте моей гостьей, прошу вас.
   - Гостьей? Вы похитили меня из женской спальни в Эль-Муфди! Мой отец убьет вас за это!
   - Ваш отец ни о чем не узнает.
   - Меня будут искать.
   - Да, возможно, но еще нескоро, - он с довольным видом рассмеялся. - Все будут думать, что вас на рассвете забрали домой, к больной матери. Об этом я позаботился.
   - Вы хоть представляете себе, что вы натворили? - прошипела она.
   - Не надо так злиться, мой луноликий цветок. Ничего страшного не произошло. Дочь Дасэби сбежала, чтобы без благословения родителей выйти замуж. Полгода поговорят и забудут.
   Халифа ахнула.
   - Вы не посмеете!
   Мужчина покачал головой и стал приближаться. Глаза его хищно заблестели.
   - Как только я увидел тебя впервые, я сразу понял, что ты должна быть моей. Ты танцевала среди гостей, как прекрасная бабочка среди неповоротливых шмелей. Тот сопляк, которого тебе нашли в мужья, не оценит твоей красоты и грации. Семья Баранди разоряется. Что он может предложить тебе?
   Халифа решила попытаться уговорить его.
   - Но зачем покрывать меня и мою семью позором? Верните меня в Эль-Муфди, пока никто не хватился, пойдите к отцу и сделайте все, как полагается...
   - Я уже ходил к нему! - в голосе князя прозвучали истерические нотки. - Еще тогда, на свадьбе. Он посмеялся надо мной! Он предпочитает выдать любимую дочь за жалкого мальчишку, единственное достоинство которого - чистокровность.
   Халифа поняла, что здесь его больное место. Она заговорила его же языком:
   - Исмаил-эфенди, чистокровность для нашей семьи и есть единственное достоинство. Богатство, ум, заслуги и чувства не имеют значения. Разве вы не знаете историю нашего рода?
   - Это глупые сказки! Красивое оправдание для таких высокомерных снобов, как вы! Все помешались на чистокровности! Полукровки - уже не люди! Маггловской кровью в открытую брезгуют!
   - Не говорите о том, чего не знаете, Исмаил-эфенди. И к тому же, мой отец никогда не делал различий...
   - Да, разумеется. Он даже ведет дела с магглами! А вот выдать за полукровку хотя бы одну дочь отказался!
   - Он не может поступать иначе, поверьте.
   - Ему придется изменить своим принципам!
   И, разозлившись на Халифу за то, что она испортила ему настроение, князь вылетел вон, с яростью хлопнув дверью. Дрожащие ноги подогнулись, и девушка снова опустилась на кушетку.
   "Папочка, спаси меня от этого безумца!"
  

* * *

   Лейла ни на секунду не поверила в то, что Халифа уехала вот так, не сказав ей ни слова, не оставив даже записки. Со своими подозрениями она побежала к Ташенайни, но классная дама не стала даже слушать и велела девушке идти на занятия.
   - Да она все знает, и молчит! - возмутилась про себя Лейла, и вместо уроков помчалась в голубятню. Может, она и паникерша, но лучше проверить, дома ли сестрица на самом деле.
   Отправив письмо с любимцем Халифы - быстрым, как стрела, Арно - она вернулась в спальню и тщательно осмотрела вещи подруги, с каждой минутой все больше укрепляясь в своих подозрениях. Вся одежда и обувь остались на месте, Халифа не взяла абсолютно ничего, ни одной мелочи. Казалось, она упорхнула в окно в одной ночной рубашке. В довершение всего Зуми нашелся завязанным в сумке. Высвободившись, удав сразу же бросился к кровати хозяйки и громко зашипел.
   - Я так и знала! - воскликнула Лейла, заломив руки. - Она пропала! Ее украли!
   Но чуть успокоившись, она рассудила, что поднимать шум не следует. Если классная дама заодно с похитителями, то здесь ей никто не поможет. А если обо всем узнают другие девушки, страшно представить, какие пойдут сплетни. Так что Лейла вернулась в голубятню и уселась там с книжкой - ждать новостей.
  

* * *

   Мохаммед был в кабинете, когда Азира ворвалась к нему с криком:
   - Халифа исчезла! Лейла прислала голубя! Она пропала среди ночи!
   Сердце отца на мгновение замерло. Он тут же понял, чьих это рук дело. И ринулся к дверям.
   - Мустафа!!!
   Через десять минут его верный начальник охраны собрал всех своих людей. Еще через час они уже знали, в какой из своих резиденций спрятал драгоценную добычу князь Исмаил. Наглец устроился почти у них под носом.
   - Он думал, ее никто не хватится! Мерзкий ублюдок! Он плохо меня знает! - лютовал Дасэби.
   У его ног внезапно появился старый див.
   - Господин, возьмите Кура с собой. Кур может пригодиться своей маленькой ханым.
   - Конечно возьму, Кур.
   Мустафа отдал короткий приказ и его вышколенные янычары дружно аппарировали в Эрегли.
  

* * *

   Исмаил пришел снова, когда Халифа обедала. Прислуживающий див тут же испарился. Девушка быстро завернулась в свою импровизированную одежду, а князь положил на кушетку сверток.
   - Я принес тебе наряды получше, чем эта старая тряпка.
   Халифа осторожно развернула пакет. Внутри лежали одеяния из тончайшей, невесомой ткани, практически прозрачные. Подняв на князя смущенный взгляд, девушка пролепетала:
   - Я не могу ходить в этом. Это же костюмы для танцев.
   - Именно, - с дьявольской улыбкой согласился Исмаил. - Теперь ты будешь ходить только в этом. Ты будешь танцевать для меня. Только для меня. Другой одежды тебе не нужно, - и внезапно подскочил к ней, схватил за край обматывающий ее шелк, и попытался его сорвать.
   - Убери руки! - завопила Халифа, вцепившись в ткань, но князь был гораздо сильнее, и "одежда" осталась у него в руках. Отскочив подальше, девушка потянулась к другой драпировке, но Исмаил опередил ее. Быстро пройдясь по залу, он сам ободрал все дорогие шелка, украшавшие стены, и выбросил их за дверь. Потом с довольным видом спросил:
   - Ну, ты переоденешься, или будешь танцевать прямо так, в рубашке?
   Халифа вся пылала от стыда и унижения. Он играл с ней, словно кошка с мышью.
   - Оставь меня в покое, - взмолилась она. - Пожалуйста!
   - Да, да, проси! - осклабился мужчина. - Гордая девчонка Дасэби будет умолять меня!
   Девушку охватила злость.
   - Я не буду просить! И танцевать не буду! Попробуй только прикоснись ко мне - глаза выцарапаю!
   - И попробую! - Исмаил бросился за ней. Халифа заметалась по залу, швыряя в него старинными вазами. Когда она потянулась к небольшой черной статуэтке, князь вдруг улыбнулся и остановился. Девушка почуяла подвох и замерла.
   - Ну? - вкрадчиво спросил он. - Чего же ты ждешь? Давай, возьми ее.
   Халифа внимательно посмотрела на статуэтку. Ничего особенного. Но интуиция подсказывала, что трогать ее не стоит. Не зря он так радуется.
   Вдруг откуда-то издалека донеслись крики. Исмаил настороженно прислушался и выскочил за дверь.
   С улицы стали доноситься странные звуки. Халифа готова была поклясться, что это шипение боевых заклинаний. Вот, крики стали громче, уже в доме. Девушка подбежала к двери, но тут вернулся Исмаил.
   - Иди сюда! - он грубо схватил ее за руку и потащил через зал. Халифа отчаянно упиралась. Князь подтащил ее к той самой черной статуэтке и протянул руку. В эту минуту дверь распахнулась и в комнату ворвался див.
   - Кур! - завопила Халифа, не помня себя от радости. - Папа! Я здесь!
   - Не ори! - рявкнул князь. Трепыхания девушки не давали ему коснуться портключа, и див настиг его, вцепившись зубами в протянутую руку мужчины. Зашипев, Исмаил попытался стряхнуть его, но тут Халифа вонзила зубы в другую его руку. Рыкнув, князь с размаху огрел ее дивом по спине. Все расцепились и кубарем полетели в разные стороны.
   Судя по доносящимся звукам, бой шел уже недалеко. Исмаил схватил Халифу в охапку и поволок. Кур прыгнул и вцепился князю в лицо. Тот разжал руки и попытался освободиться.
   - Уходи! - закричал див хозяйке. Путаясь в подоле рубашки, она на четвереньках поползла к двери.
   На лестнице шла битва. В воздухе туда-сюда с шипением пролетали разноцветные заклятья. Охранники Исмаила яростно отбивались от янычар Мустафы, но численный перевес все же был на стороне Мохаммеда. Девушка спряталась за балюстрадой, чтобы не попасть под шальное проклятье.
   Рядом с ней остановился один из княжеских людей. Он взмахнул палочкой, целясь куда-то вниз, но его прошила оранжевая вспышка и он упал прямо под ноги Халифе, захлебываясь собственной кровью. Девушка, ойкнув, отпихнула его подальше. Мужчина затих, и глаза его остекленели.
   - А-а-а... - тонко завыла Халифа, и тут же зажала себе рот. Сейчас не время для истерик.
   Из ее убежища прекрасно просматривалась лестница. Снизу поднимались янычары, тесня охрану.
   Халифа оглянулась на убитого. Палочка!
   На площадке, позади всех охранников, стоял сутулый здоровяк, метко обстреливающий янычар. Халифа схватила палочку убитого и прицелилась. Руки дрожали - ей еще никогда не приходилось использовать заклинания вот так, по назначению, в бою...
   - Stupefy!
   Сутулый рухнул, как подкошенный, и покатился по лестнице, сбивая с ног других. Янычары тут же заняли пролет. И тут девушка увидела отца. Он сражался плечом к плечу с Мустафой.
   Возликовав, она теперь уже гораздо увереннее сшибла еще двоих. Бой подходил к концу. Исход был ясен.
  
   * * *
   - О, хайби, слава Аллаху, ты цела! - обнял дочь Мохаммед.
   - Меня спас Кур, папочка, - всхлипнула девушка. - Ты нашел его?
   - Еще нет. Но не волнуйся, его найдут. Верный див заслужил нашу благодарность.
   Пока янычары осматривали залы, Халифа метнулась наверх, к той комнате, что была ее тюрьмой. И, вздрогнув от ужаса, замешкалась на лестнице. Мохаммед поднимался следом, кликнув за собой шестерых людей.
   - Соберите трупы, помогите раненым, - распорядился он. Оглянувшись по сторонам, горько заметил: - Исмаил просто глупец. Так бездарно пожертвовать жизнями своих слуг. И ведь знал, что ничего не выйдет, что я все равно верну тебя.
   Халифа всхлипнула.
   - Они все погибли из-за меня...
   - Не надо, хайби, не думай так. Исмаилу теперь нужна не столько ты, сколько возможность отомстить мне любой ценой. Он хотел войны - он ее получит.
   Из-за угла выбежал один из янычар.
   - Князь сбежал, у него оказался портключ. Мы нашли там вашего дива, ханым-эфенди.
   Взвизгнув, Халифа бросилась за ним. На пороге той самой комнаты ее встретил мрачный Мустафа.
   - Не надо, ханым-эфенди. Не смотрите.
   Оттолкнув его, девушка влетела внутрь. В углу, на запачканном кровью ковре, лежало маленькое, скрюченное черное тельце. Халифа опустилась на колени, вцепившись руками в волосы, ничего не видя и не слыша. Ее всю трясло, дыхание перехватило, горло судорожно сжалось...
   Вбежавший следом Мохаммед первым заметил неладное. Внезапно задрожав, его палочка начала светиться.
   - Всем бросить палочки! Ложись! - заорал он не своим голосом, и первым подал пример.
   И вовремя. Халифа закричала...
  
   Те, кто были снаружи, в саду, сперва даже не поняли, что произошло. Раздался предупредительный окрик, а потом дикий, надрывный женский вопль. У тех, кто находился ближе к дому, палочки, заискрив, соединились разрядами, словно электрической дугой, те, кто подальше - отделались лишь искрами. Потом из дворца покатилась ударная волна. Земля под ногами дрогнула, внутри дома раздался грохот и звон. Через несколько мгновений витражный купол с оглушительным хлопком разнесло на тысячи осколков. Они со свистом разлетелись в разные стороны, вонзаясь в стволы деревьев, мраморные колонны и оказавшихся на их пути людей. К счастью, как только купол взорвался, все попадали на землю, и никто серьезно не пострадал. И снова наступила тишина, только пыль повисла в воздухе...
  
   Мохаммед мотнул головой, стряхивая камешки и стеклянную крошку, и огляделся. Вокруг царил полный хаос. Все, что было более-менее хрупким, оказалось уничтожено. Все остальное - изломано, искорежено, изрезано осколками. Стерев со щеки струйку крови, он поднялся и потянулся к дочери. Ее засыпало обломками барельефа, минутой раньше украшавшего стену.
   - Хайби, ты цела? Халифа! - он принялся отбрасывать мраморное крошево, но тут куча зашевелилась, стала осыпаться, и девушка, кашляя и отплевываясь, вынырнула на свежий воздух. - Доченька! - Мохаммед прижал ее к груди, еще не веря, что все осталось позади. Рядом отряхивался и потирал ушибленный затылок Мустафа. Подняв голову, он блеснул белозубым оскалом, дико смотревшимся на пыльном лице:
   - Ну, ханым-эфенди, теперь подлый шайтан долго не сможет жить в этом дворце.
   На грязных щеках Халифы пролегли две дорожки от слез. Она зарыдала в голос. Отец баюкал ее, гладя по спине.
   - Плачь, хайби, плачь...
  
   Мустафа отыскал среди мусора и обломков несколько палочек и с мрачной усмешкой показал их Мохаммеду. Тот взял одну в руки. Она была обуглена, магическая сердцевина выгорела.
   - Более-менее уцелели только палочки со струнами сердца дракона, - произнес Мустафа. - Но и они полностью вышли из строя. В доме не осталось ни одной работающей.
   - А на улице? Надо найти хотя бы одну.
   - Сейчас проверим.
   У тех, кто оставался в саду, палочки не были повреждены, только слегка барахлили. Расстояние смягчило магическую волну, и у тех, кто караулил за воротами сада, палочки остались в целости и сохранности.
   - Соберите всех, у кого палочки работают, - приказал Мохаммед. - Они окажут первую помощь и отправят нас домой.
  

* * *

   Вообще-то это было не принято. Но ради убивающейся от горя Халифы отец решил сделать исключение.
   Могилку для преданного дива вырыли в саду, под старым самшитом. Девушка сама завернула его в шелковый саван и уложила внутрь. Насыпанный холмик покрыли ковром из живых цветов.
   - Ты знал, что так и будет, - шептала Халифа, прижимаясь мокрой от слез щекой к шершавой коре дерева. - Ты предвидел все это. Почему же ты не предупредил нас? Все сложилось бы совсем по-другому.
   Старый самшит тихонько шелестел листьями на ветру. Девушка опустилась на траву и запустила пальцы в горсть осыпавшихся цветочных лепестков.
   - Ты сделал это нарочно, я знаю. Не знаю, зачем, но ты все предусмотрел.
   Кровавое солнце медленно опускалось за горизонт.
  

* * *

   Утром Халифа с опухшими глазами пришла в кабинет отца.
   - Папа, а когда меня отвезут обратно?
   Мохаммед помрачнел.
   - Тебе нельзя возвращаться в школу.
   - Папа, я же отстану от программы!
   Отец не выдержал:
   - Хайби, тебе вообще нельзя туда возвращаться!
   Халифа поникла.
   - А как же моя учеба?
   - Побудь пока дома.
   - Как дома? Я что, останусь недоучкой? О, Аллах! Я стану сквибом!
   - Никто еще не превратился в сквиба оттого, что не закончил школу. К тому же, ты сдала экзамены на С.О.В. Пока этого хватит.
   - Но С.О.В. - это еще не все. Я же хотела...
   - Хайби, мы обязательно решим эту проблему. И ты снова вернешься к учебе. Может быть, через год...
   - Ага, а может, через десять! Я все забуду! А потом мне придется доучиваться с малявками! - Халифа капризно топнула ногой и выбежала вон.
   Мохаммед задумчиво покрутил в руке перо. Такое решение не принимают в одиночку. Он потянулся к стопке чистых пергаментов. А через час, держа в руках горсть свитков, направился в голубятню.
  
   К вечеру во дворце собрались родственники - четыре брата Мохаммеда с женами и три сестры с мужьями. Следом прибыли два брата Азиры. Они и вся остальная семья расселись на длинных диванах в Сердоликовой комнате - традиционном месте семейных советов, и дверь закрыли. Часа через два див позвал туда и Халифу.
   - Хайби, мы посоветовались и приняли решение, - объявил дочери хозяин дома. - Вся семья считает, что возвращаться в Эль-Муфди тебе нельзя... - Халифа вскинула на них возмущенный взгляд. Отец жестом остановил готовую вырваться гневную тираду: - ...но тебе необходимо закончить образование и, желательно, без перерывов. Поэтому... - он обвел взглядом присутствующих и, получив их молчаливую поддержку, закончил: - Ты поедешь учиться в Британию, в Хогвартс!
   Несколько секунд девушка переваривала услышанное.
   - А почему именно туда?
   Мохаммед улыбнулся. Младшая дочь Азиры такая же, как и он сам - мало сказать "так надо", еще и объясни "потому что".
   - Мы обдумали несколько вариантов. Хотели даже послать тебя в Индию, в Путшпири. Но, оказывается, у Задейни там есть родственники, так что этот вариант нам не подходит. И вообще, все восточные школы охраняются очень плохо. Гораздо лучше отправить тебя в Европу. Дурмштранг... нет, только не туда, ты там не выдержишь. Бобатон - отличная школа, но наша семья не в ладах с ее директором... это старая история... так глупо...
   - И потом, французы... они довольно легкомысленны, - покачала головой Азира. - Неподходящее для тебя окружение.
   Мохаммед кивнул.
   - Поэтому Хогвартс - во всех отношениях - идеальное место. Во-первых, он далеко отсюда, и маловероятно, чтобы лапы Задейни могли туда дотянуться. Во-вторых, эта школа славится своей надежной магической защитой, посторонние туда не проникнут. Я знаком с тамошним директором. Альбус Дамблдор - изумительный человек и великий волшебник. И, что немаловажно, в Хогвартсе точно такая же программа обучения, как и в Эль-Муфди. Англичане очень спокойны и сдержанны, это страна, где уважают традиции.
   - Я что, поеду туда одна?
   - Разумеется, у тебя будет сопровождение. Этот вопрос уже решается, - отец переглянулся со своим братом. - Надо будет прямо сейчас написать Дамблдору и в британское Министерство Магии.
   - Да, и ехать придется маггловским способом - иначе к ним сейчас не добраться, - огорошил всех дядя Махфуз. - Так что нужно получить маггловские визы. В Европе сейчас неспокойно, выходцев с Востока особо не жалуют.
   - Займись этим, Махфуз, ладно? Нужно все сделать как можно быстрее.
   - Папа, а можно со мной поедет Лейла?
   - Нет, хайби, родители ее не отпустят. Кроме того, она, в отличие от тебя, не знает английского.
   - Говорила я ей - учись вместе со мной, - пробурчала Халифа. - Лентяйка...
   - Мы пошлем в Эль-Муфди за твоими вещами, а ты пока начинай собираться. Поедешь со дня на день - как только сделают визы.
   Когда обнадеженная девушка удалилась, Хасан, второй брат Мохаммеда, покачав головой, произнес:
   - Но я все-таки против... Кто знает, какие неожиданности ждут ее в чужой стране? Здесь она жила в неге и покое, ее боялись тронуть лишний раз, а там? Запри ее дома, брат, ради ее же блага. Вспомни нашего прапрапрапрадеда Али. Он прожил долгую жизнь только потому, что был всегда спокоен и избегал суеты. Избави Аллах Халифу от судьбы Мазхара...
   - Хасан! - побледнев, воскликнула Азира.
   - В самом деле, - Мохаммед обнял жену, успокаивая. - С тех пор прошло восемьсот лет. Гены джинна ослабли, а всплески силы все реже. Я же не зря тренировал дочь все эти годы...
   - Реже - еще не значит слабее, - угрюмо возразил Хасан. - Я не слепой. Твоя дочь стала опасной, как пороховой погреб. И не говори потом, что я тебя не предупреждал...
  

* * *

   Через неделю визы были готовы, а вещи уложены.
   Отец вошел в комнату, когда Халифа укладывала свои драгоценности.
   - Хайби, я забыл сказать о твоем сопровождении. Это очень важно.
   - Ага... - рассеянно отозвалась та, оглядываясь - не забыла ли чего.
   - Само собой, ехать одной в чужую страну, в страну неверных, тебе нельзя. Сарина теперь замужем и не может тебя сопровождать. Но мы нашли другое решение.
   Халифа стояла посреди комнаты, держа в руках резной ларец с кольцами.
   - В общем... Вместе с тобой учиться в Хогвартс поедет твой жених, Селим Баранди. Это, конечно, не лучший выход, но он, по крайней мере, не так скомпрометирует... - конец фразы потонул в грохоте и звоне - ларец упал на пол и сверкающие в золотых оправах алмазы, изумруды, рубины и сапфиры, подпрыгивая, брызнули в разные стороны.
   - О, Аллах! Хайби, ты что, хочешь все это взять?! Ты хоть представляешь, сколько их придется декларировать?!
  
  

Глава 4.

  
   Лондон встретил их нудным, моросящим дождем. Шумные утренние улицы, запруженные машинами, казались другой планетой. Но только на первый взгляд. Сопровождающий их колдун - Халифа не запомнила его имя - быстро вызвал такси, водитель с трудом погрузил все вещи, и они потащились по забитым пробками дорогам.
   Халифа, стесняясь присутствия Селима рядом с собой на заднем сиденье, сосредоточенно уставилась в окошко. Ее жених сильно изменился с тех пор, как она впервые увидела его. Стал высоким, подтянутым и довольно симпатичным. Правда, на носу у него уже красовались очки, но девушка постаралась взглянуть на это с хорошей стороны - наверное, он любит читать, усердно учится и станет сильным, мудрым волшебником.
   Юноша тоже смотрел в окно, изредка бросая на нее несмелые взгляды. Совершенно очарованный своей повзрослевшей невестой, он всю дорогу безрезультатно пытался придумать тему для разговора.
   Наконец, такси добралось до вокзала Кинг-Кросс. Сопровождающий волшебник торопливо помог им погрузить чемоданы и сундуки на тележки, и уже на бегу сказал:
   - Чтобы попасть на нужную платформу, мы пройдем сквозь барьер. Ничего не бойтесь, идите за мной и не останавливайтесь.
   Не снижая скорости, они приблизились к барьеру, разделяющему девятую и десятую платформы. Вцепившись в ручку катящейся по инерции тележки, Халифа на бегу попыталась спросить провожатого, где именно находится проход. Но волшебник стремительно подтолкнул ее тележку к сплошной стене. Девушка даже не успела удивиться. Шаг, еще один... и она оказалась на другой платформе, практически пустой. Возле нее разводил пары алый поезд. Через секунду Халифу догнал Селим.
   - Платформа девять и три четверти. Чуть не опоздали, - с облегчением вздохнул за их спинами колдун. - Это Хогвартс-экспресс. Все, теперь заходите, устраивайтесь. На месте вас встретят.
   Селим и Халифа заняли по целому купе по соседству - в поезде почти никого не было, но через несколько минут после отправления юноша постучался к невесте. Какое-то время они сидели друг напротив друга, пытаясь поговорить, но разговор не клеился - оба слишком нервничали. В конце концов, Селим извинился и ушел, а Халифа с облегчением принялась любоваться проплывающими за окном видами. Дождик перестал, выглянуло солнце. Начавшие золотиться леса сменялись полями, тянущимися до горизонта. Вскоре девушка заскучала. Из сундука под сиденьем донеслась нетерпеливая возня - Зуми тоже надоело сидеть взаперти. Вытащив удава на колени, Халифа достала припасенный "тормозок" и они не спеша пообедали. Под мерное качание вагона девушка не заметила, как уснула.
   Проснулась она от толчка - поезд остановился. Вечерело. Выглянув в окно, Халифа увидела маленькую станцию и деревню неподалеку. Над перроном висела табличка "Хогсмид". Люди выходили из поезда.
   Девушка вскочила, запихнула Зуми в ящик и едва успела наспех привести себя в порядок, как в купе постучал Селим.
   - Мои вещи уже на перроне. Давай, я тебе помогу.
   Вдвоем они вынесли все ее чемоданы. Станция тем временем опустела. Халифа поежилась от зябкого ветра.
   - Нам точно сюда?
   Селим неуверенно пожал плечами.
   - Похоже, это конечная станция.
   Неожиданно рядом раздался громоподобный голос:
   - Это вам в Хогвартс, ребятки?
   "Ребятки" испуганно оглянулись. Над ними возвышался жизнерадостно улыбающийся, бородатый великан в потертом меховом пальто. Халифа машинально заметила, какие у него добрые глаза и совершенно неожиданно почувствовала расположение к этому странному незнакомцу.
   - Ага, - довольно изрек тот, оглядывая юношу в широком полосатом кафтане и девушку, по самые глаза закутанную в яркие шелка. - Вы точно с Востока. А я - Хагрид. Я всегда встречаю новеньких. А вас как звать?
   - Я - Селим, а она - Халифа, - храбро отозвался хозяин кафтана.
   - Ага, ясно, - пробормотал здоровяк. - Ну, идемте, что ли. О багаже не беспокойтесь.
   Спустившись с перрона, ребята замерли, пораскрывав рты. Перед ними в надвигающихся сумерках простиралось сказочной красоты озеро, на противоположном берегу которого вдали виднелся старинный замок. Налюбовавшись, они пошли по тропинке дальше и вскоре очутились перед экипажем, запряженным зловещего вида существом с черными кожистыми крыльями. Халифа от неожиданности охнула.
   - Какая... странная лошадь.
   Селим завертел головой.
   - Где лошадь?
   Хагрид уставился на девушку, и она заметила в его глазах ... почти отеческое сочувствие.
   - Ну и дела, - пробормотал он и подсадил ее в карету.
   Когда экипаж тронулся, Халифа спросила:
   - Могу я задать вам два вопроса, эфенди?
   Здоровяк всплеснул руками.
   - Да конечно, милая. Спрашивай все, что захочешь. Только не надо меня фендей называть. Я - Хагрид. Просто Хагрид, - он склонился к ним. - Знаю я, о чем ты хочешь спросить. Эти лошадки - фестралы. Их не все видят, - он покосился на Селима и понизил голос. - Только те, кто видел смерть, - с грустью взглянул на девушку Хагрид.
   Халифа притихла, но тут Селим спросил:
   - А вы конюх?
   - Не, я лесничий в Хогвартсе. И преподаю уход за волшебными животными.
   Халифа удивленно подняла глаза.
   - Так вы наставник?
   - Вроде того. Преподавателей у нас тут профессорами называют, - Хагрид смущенно разгладил огромными лапищами полы своей дохи, всем своим видом словно говоря: "Да какой я, к черту, профессор..."
   И на него посыпались перекрестные вопросы:
   - А какие здесь живут волшебные животные?
   - И опасные тоже есть?
   - И мы их всех увидим?
   - И сможем поухаживать за ними?
   Просияв, тот едва успевал отвечать, но, наконец, карета остановилась.
   - Приехали, - сказал лесничий.
   Халифа спрыгнула со ступеньки кареты, и оказалась перед массивными чугунными воротами. Хагрид отворил их и пошел впереди. Пройдя через двор, они остановились перед высокой дубовой дверью.
   - Мы прибыли как раз перед ужином. Ничего не бойтесь, я буду рядом, - успокаивающе заявил великан.
   Он толкнул дверь, и раздался гомон множества голосов. Миновав небольшой коридор, они вошли в комнату, освещенную плавающими в воздухе свечами. Сквозь открытую противоположную дверь виднелся огромный зал, с четырьмя длинными столами, вокруг которых неторопливо рассаживались ученики. Это напомнило Халифе обеденный зал в Эль-Муфди, но... Здесь мальчики и девочки сидели вместе. Они с Селимом растерянно переглянулись.
   - Профессор Дамблдор! - раскатисто позвал Хагрид, выглянув в зал и повернувшись к столу, за которым, переговариваясь, устраивались наставники. Со своего места поднялся длиннобородый, седовласый волшебник. Его крючковатый нос украшали очки-половинки.
   Дамблдор? Тот самый, о ком говорил отец? Великий колдун... Халифа восторженно ахнула.
   Профессор Дамблдор приблизился к ним, окинул проницательным взглядом голубых глаз и мягко сказал:
   - Добро пожаловать в Хогвартс.
   - Здравствуйте, эфенди, - хором отозвались Селим и Халифа.
   Тот улыбнулся.
   - Нас предупредили, что вы здесь временно. Но прежде чем вы приступите у учебе... Минерва, - он повернулся к вошедшей следом колдунье в квадратных очках, - пожалуйста...
   Она кивнула и куда-то вышла. Хагрид шепнул:
   - Это профессор МакГонагалл, декан Гриффиндора, - в его голосе слышалось неподдельное уважение. - Вас сейчас распределят на факультеты. Не волнуйтесь. Наденете Сортировочную Шляпу...
   Профессор МакГонагалл вернулась, держа в руках старую, грязную, залатанную шляпу.
   - Сейчас мы узнаем, где вы будете учиться, - с ободряющей улыбкой сказала она и взглянула на пергамент, который держала в руках. - Баранди, Селим.
   Юноша бросил взгляд на Халифу, едва заметно кивнул ей и уселся на табурет, сняв феску. МакГонагалл опустила древний колпак ему на голову и тот, слишком большой, немедленно сполз на глаза. Не прошло и пары секунд, как...
   - Райвенкло, - раздалось из прорези, похожей на рот, где-то возле полей шляпы.
   Халифа вздрогнула. Она говорящая! Потрясающе!
   - Поздравляю, - сказала профессор МакГонагалл и вновь заглянула в пергамент: - Дасэби, Халифа.
   Девушка на подгибающихся ногах двинулась к табурету, уселась, и Шляпа опустилась на ее голову.
   - Ну вот... - вдруг раздался у нее в голове тонкий недовольный голосок и девушка снова вздрогнула. - Только ТЕБЯ нам здесь не хватало! Хм... Ты уж извини, но я из двух зол выбираю меньшее... Слизерин!
   Снова вынырнув на свет, Халифа увидела перед собой озадаченное лицо Хагрида. Тот выглядел удрученным, будто ожидал чего-то другого. Девушка растерянно покосилась на директора, но тот лишь спокойно посмотрел на нее в ответ. Ей вдруг почему-то стало не по себе - словно она, сама о том не зная, подвела кого-то. Чем так плох этот Слизерин?
   - Теперь идите ужинать, - сказал директор. - Деканы вам позже все объяснят.
   МакГонагалл поманила ребят за собой и вышла в обеденный зал. Те послушно последовали за ней. Завидев новичков, ученики начали поворачиваться, с любопытством оглядывая их. Большинство смотрели с удивлением, но в некоторых взглядах ясно читалась насмешка: "Что это еще за пугала?" Халифа смутилась и опустила глаза. МакГонагалл же остановилась и обратилась к студентам:
   - В этом году к нам присоединятся, хоть и с небольшим опозданием, двое учеников из турецкой школы Эль-Муфди, - объявила она. - Я надеюсь, что вы отнесетесь к ним с уважением, - она сделала ударение на этом слове.
   Прозвучало несколько вялых хлопков. МакГонагалл отвела Селима за стол под синими флагами с изображением орла, а Халифу повела к столу под зелеными флагами. Девушка оглянулась на стол Райвенкло - Селим расстроено глядел ей вслед. Видимо, он не ожидал, что они будут учиться порознь. Халифа вдруг подумала, что так ему будет намного сложнее присматривать за ней. Странно, но эта мысль не вызвала у нее досады, а наоборот, показалась даже забавной.
   В этот миг ее взгляд упал на герб Слизерина, и сердце радостно подпрыгнуло: змея! Значит, все правильно. Халифа сразу успокоилась. Учиться на факультете, символом которого является змея - это как раз для нее.
   Подведя новую студентку к столу, наставница представила ее остальным и указала на место между двумя девушками.
   - Я - Панси, - тут же объявила одна из них. - Панси Паркинсон.
   - А я - Миллисент Булстроуд, - подхватила другая.
   Девушки смотрели выжидающе, но Халифа не могла понять, почему. Наконец, Панси кивнула куда-то в сторону:
   - Вон там - Драко Малфой, он наш староста. Справа от него Винсент Кребб, а слева Грегори Гойл.
   Двое крупных мальчишек, точно охрана, сидели по бокам симпатичного юноши с гладко зачесанными светлыми волосами и высокомерным лицом. Его можно было бы назвать красавцем... если бы не холодно-снисходительное выражение лица.
   - Очень рад знакомству, - произнес он, слегка растягивая слова.
   "А по виду не скажешь, что очень рад" - подумала девушка. Один за другим ей представились все новые одноклассники. Халифа сдержанно кивала, даже не пытаясь запомнить всех сразу. Познакомиться можно и потом, когда она немного освоится. Дамблдор объявил начало ужина, и на тарелках появилась еда. Халифа распахнула чадру, отведя полы назад - чтобы не мешали за столом. Увидев под чадрой расшитое золотом платье и сапфировое ожерелье на шее, Панси скорчила гримаску и ехидно пробормотала:
   - Ну, если такое ты надела в дорогу, могу себе представить, как ты наряжаешься по особым случаям.
   Ирония уязвила Халифу - она ведь должна была произвести впечатление! И похоже, ей это удалось. Подняв глаза, она быстренько оглядела соседей по столу - и покраснела. У них, что, совсем нет понятия о приличиях? Разве можно так пялиться на девушку? А может, для них это нормально?
   Халифа бросила взгляд на Селима. Тот смотрел на нее, закусив губу. Выходит, теперь она будет сидеть напротив него - такая красивая, недосягаемая... И эти невоспитанные олухи будут бесстыдно на нее глазеть! Он вскочил, и ноги сами понесли его к слизеринскому столу.
   - Господа! - решительно произнес он, приблизившись, и слизеринцы обернулись. - Я хочу поставить вас в известность, что Халифа-ханым является моей невестой. И я требую, чтобы вы относились к ней с уважением.
   Все удивленно уставились на него.
   - Чего? - буркнул Кребб. - Какая еще ханым?
   Халифа умоляюще воззрилась на Селима. Ну зачем он так?!
   К Селиму подскочил его староста и потянул прочь.
   - Баранди, не надо. Вернись за стол. Потом поговорите.
   - Я уже все сказал, - степенно ответил Селим и удалился.
   - Вот, значит, как? - едко усмехнулась Миллисент. - Невеста? Вместе с женихом приехала?
   Халифа не знала, куда деть глаза. Хорошенькое начало, нечего сказать. Но, похоже, суть требования Селима остальные тут же забыли. Или просто не обратили особого внимания. Тема жениха и невесты была куда как интереснее.
   - И давно вы помолвлены? - спросила Миллисент, перемигнувшись с Панси.
   - Давно, - стараясь не показать своего раздражения, отозвалась Халифа. - С рождения.
   - Договоренность между чистокровными семьями? - приподняв бровь, протянул Малфой. - Так у вас в Турции принято?
   - Именно, - сухо ответила девушка, не став уточнять.
   Удовлетворив на время любопытство, все занялись ужином и ее оставили в покое. Еда была немного непривычной, но довольно вкусной.
   За десертом Халифа принялась оглядывать зал, студентов за другими столами, то и дело встречаясь с любопытными взглядами. За столом, где сидели наставники, она обратила внимание на средних лет мужчину с длинными черными волосами. Он внимательно разглядывал ее, будто пытаясь что-то вспомнить. Девушке опять стало не по себе - чего он так уставился? Хочет высмотреть в ней какой-нибудь страшный изъян? Она отвела глаза.
   Наконец ужин закончился, и все стали расходиться по комнатам. Халифа отправилась следом за своими новыми одноклассниками. Они спускались все ниже и ниже, и вскоре оказались в подземелье. Вокруг было сыро и холодно, мрачные каменные стены словно давили со всех сторон.
   Студенты остановились возле ничем не примечательной стены, и кто-то произнес: "хитрость змеи". Стена отошла в сторону, открыв проход. Народ потянулся внутрь.
   - Запомни пароль, - велела Халифе Панси. - А то так и будешь стоять здесь и ждать кого-нибудь.
   - Пароль? - удивилась девушка. - Зачем здесь пароли?
   Та посмотрела на нее, как на ненормальную, и ничего не ответила.
   Войдя, Халифа оказалась в большой, холодной комнате с грубыми каменными стенами и огромным камином.
   - Это гостиная, - сказала Панси. - А там - наши спальни. Идем.
   Спальня, куда поселили Халифу, была такой же холодной и мрачной, как и гостиная. Возле одной из выстроившихся рядком кроватей под зелеными пологами девушка увидела свой багаж. Вздохнув, она посмотрела на чемоданы и сундуки - зачем она везла всю эту одежду? В Хогвартсе, как она успела заметить, все носили форму - черные мантии. К тому же, учитывая, как здесь прохладно, вряд ли ей пригодятся легкие шелковые наряды.
   В спальню вошла Миллисент и сказала:
   - Тебя Снейп зовет.
   - Кто? - недоуменно переспросила турчанка.
   - Профессор Снейп, наш декан. Он ждет в гостиной.
   Халифа сняла чадру и повязала хиджаб. Миллисент наблюдала за ней с изумлением.
   - Иди быстрее, он не любит ждать. Прихорашивается она... Зачем тебе платок?
   - Я не должна показываться перед мужчинами с непокрытой головой.
   Миллисент насмешливо прыснула. Халифа не стала дожидаться продолжения и вышла.
   В гостиной, заложив руки за спину, стоял тот самый наставник, который хмуро разглядывал ее в Большом зале. "Ах, так это - декан..." Девушка почтительно поклонилась. Он же окинул ее уже знакомым внимательным взглядом и произнес:
   - Мисс Дасэби, добро пожаловать в Слизерин. Коль скоро вы собираетесь учиться здесь, вам следует запомнить наши правила. Все факультеты соревнуются за Кубок школы в течение года. Вы стали частью нашего факультета, и ваши достижения будут приносить ему баллы, а ваши неудачи и промахи - отнимать их. Старайтесь не нарушать правила, за это тоже снимаются баллы. В замке существуют места, куда студентам ходить не следует. Их перечень, а также список всех запрещенных предметов висят на доске объявлений. Одноклассники помогут вам освоиться. В случае необходимости обращайтесь прямо ко мне. Вам все понятно?
   - Да, эфенди.
   Вокруг раздались смешки студентов. Снейп на мгновение пождал губы и сказал:
   - Мисс Дасэби, в этой школе к преподавателю принято обращаться "профессор" или "сэр".
   Халифе тоже было непривычно слышать обращение "мисс Дасэби", но она вежливо кивнула:
   - Да, профессор-эфенди.
   Смешки стали громче. У декана чуть дернулась щека.
   - Просто "профессор", мисс. Без "эфенди". Понятно?
   - Да... профессор.
   Снейп одобрительно кивнул и у него в руках откуда ни возьмись появился свиток с золотистой гербовой печатью. Халифа успела заметить символ Эль-Муфди - полумесяц со звездой в лавровом венке, обвитом языками пламени.
   - В прежней школе вам дали превосходную характеристику, - продолжил декан, похлопывая свитком по ладони. - Надеюсь, она соответствует истине. Особо отмечены успехи в Алхимии... Вы и правда так талантливы?
   Халифа молча смотрела на него, не зная, что сказать. Чего он ждет - чтобы она начала хвастаться?
   - Кто преподавал вам Алхимию? - спросил Снейп.
   - Анвар Бизаль, - тихо ответила девушка. Интересно, ему это о чем-нибудь говорит?
   Уголок рта профессора дернулся.
   - Автор трактата "Лучшие медицинские зелья"?
   Глаза Халифы обрадовано заискрились.
   - Да, он самый, эфенди... ой...
   - Профессор, сэр, - терпеливо повторил Снейп.
   - Профессор, сэр, - послушно отозвалась она. Вокруг опять захихикали.
   - Ладно, - устало сказал декан. - Вы быстро привыкнете. Да, кстати, у вас есть наша форма? Черная мантия.
   Халифа покачала головой.
   - Она может пока взять одну из моих, - заискивающе глядя на профессора, вставила Панси. - Мы одного роста. А потом можно заказать мантии в магазине мадам Малкин, и их пришлют сюда.
   - Вот и прекрасно, - кивнул Снейп. - Чем скорее, тем лучше. Ваш наряд... не слишком подходящий.
   Халифа хотела спросить насчет расписания, но тут раздался визг Миллисент:
   - Змея! У нас тут огромная змея!
   Все встрепенулись. Снейп стремительно направился к дверям в девичью спальню, и ему навстречу выполз виновник переполоха - Зуми. Профессор выхватил палочку...
   - Не надо! - воскликнула Халифа, встав между ним и удавом. - Это мой Зуми! Он устал сидеть в ящике.
   - Зуми? - переспросил Снейп. - Вы привезли змею?
   - Это мой удав, - затараторила девушка. - Он не ядовитый, и вообще не опасный. Он никогда никого не трогает. Он сам испугался...
   - Надеюсь, он ручной? - спросила Паркинсон, подходя ближе и с опаской разглядывая удава.
   - Абсолютно. Он большой сладкоежка и любит музыку. Не обижайте его, пожалуйста...
   Зуми тем временем подполз к хозяйке, и обвил ее ногу. Медленно, кольцо за кольцом, длинный змей исчез под расшитым подолом платья, пока плоская голова не вынырнула из-за воротника, и раздвоенный язык коснулся щеки девушки.
   - Ну разве он не прелесть? - улыбнулась она и нежно поцеловала блестящую мордочку.
   - Фу, какая гадость! - передернулась Панси.
   - Можно ему остаться? - спросила Халифа, умоляюще глядя на Снейпа.
   Декан помолчал, крутя палочку в пальцах, и нехотя согласился:
   - Хорошо, пусть остается. В конце концов, это наш символ. Но не вздумайте таскать его с собой на занятия. И постарайтесь, чтобы он не попадался на глаза Филчу. Это наш завхоз.
   - Спасибо, эфенди! - просияла девушка. - Ой, простите... профессор, сэр.
   Снейп тихонько хмыкнул и окинул взглядом гостиную и всех присутствующих.
   - Что ж, спокойной ночи, - и быстро вышел.
   Халифа повернулась к Панси.
   - Я забыла спросить - кто здесь преподает Алхимию?
   Паркинсон расплылась в улыбке и кивнула вслед ушедшему декану:
   - Он.
  

* * *

   Не успел Дамблдор войти в свой кабинет и направиться к полке с Сортировочной Шляпой, появился Снейп.
   - Альбус, перед ужином вы хотели мне что-то сказать...
   - А, Северус, проходи. Это касается твоей новой студентки. Я, признаться, не ожидал, что она попадет именно на твой факультет, и всего лишь хотел предупредить тебя, чтобы ты относился к ней... поделикатнее. Ее родители сообщили в письме, что недавно она пережила сильное душевное потрясение и все еще очень впечатлительна. Но, кажется, мне не о чем беспокоиться, - Дамблдор усмехнулся. - К своим студентам ты намного более снисходителен.
   - Почему они вообще приехали учиться сюда?
   - Прости, Северус, но это их семейные дела, и нас они не касаются.
   Снейп коротко кивнул и удалился.
   - Кстати, мне очень интересно, почему ты решила именно так? - обратился Дамблдор к Шляпе. - Я правильно истолковал твой выбор?
   Шляпа некоторое время молчала, словно раздумывая. Потом прореха в тулье открылась:
   - Я всего лишь хочу, чтобы Хогвартс простоял еще долго-долго, и все остались целы и невредимы.
   Дамблдор лукаво улыбнулся.
   - А он и его подземелья - в первую очередь! - добавила Шляпа.
  
  

Глава 5.

  
   "Здравствуй, дорогая сестрица!
   Прости, что мое первое письмо оказалось таким кратким и сумбурным, но новых впечатлений оказалось так много, что мне понадобилось сначала во всем разобраться и привести мысли в порядок.
   В последний раз я передаю письмо с голубем. Его будет сопровождать сова - здесь они разносят почту. Это школьная сова, и я посылаю ее узнать дорогу. Ответ отправляй с ней.
   Я потихоньку начинаю привыкать. Только недавно, наконец-то, стала находить нужные кабинеты сама, ни разу не заблудившись. Здесь столько лестниц, а некоторые еще и двигаются! А на некоторых иногда проваливаются ступеньки. По сравнению с Эль-Муфди это просто лабиринт какой-то.
   Здесь вообще все другое. Маловато дневного света, особенно в подземельях, где мне приходится теперь жить. Для меня здесь слишком холодно и сыро, даже несмотря на постоянно растопленные камины. По ночам я никак не могу согреться, приходится применять заклинания. Селим говорит, что их спальни теплые, но это и понятно - они ведь не под землей живут. Я даже завидую ему немного. И не только из-за теплой спальни. Он уже успел подружиться со всеми своими одноклассниками - они все помешаны на учебе, и он теперь в своей стихии. А вот я тем же самым похвастаться не могу. Мои одноклассники относятся ко мне немного отчужденно..."
  
   Написав это, Халифа нахмурилась. "Если не сказать чего похуже..."
  
   "...Слизерин - довольно странный факультет. Вряд ли я смогу объяснить это в письме, я и словами-то не могу. Здесь есть несколько студентов, вокруг которых все вращается, но нет искренней дружбы. Помнишь все эти доморощенные теории Хаджер Салтинэ о чистоте крови? Так вот, все слизеринцы буквально бредят тем же самым. Слушать противно. Магглорожденных в глаза оскорбляют, называя грязнокровками. Мне порой бывает даже стыдно, что я попала именно сюда. Здесь при знакомстве первый вопрос - чистокровность твоего семейства!
   Есть и еще кое-что. Со мной поначалу все старались познакомиться. А потом, узнав, что я на порядок чистокровнее многих из них, почему-то стали избегать. Хотя, я ведь все равно не собиралась заводить здесь друзей, Хогвартс - это временно.
   Одноклассники уже успели перезвать меня в Хейли - дурацкое сокращение, я сто раз просила не называть меня так, но бесполезно, придется привыкать. Девушки в открытую смеются над моими хиджабами, и над тем, что я надеваю под мантию не короткую юбку и гольфы, а шаровары и длинное платье. Но мне все равно холодно, а скоро здесь станет еще холоднее, как у нас в горах. Наверное, придется отослать домой все мои наряды и накупить здесь шерстяных вещей.
   Я пыталась общаться с девочками с других факультетов, но со мной охотно разговаривают только одноклассницы Селима. Слизеринцы здесь как-то изолированы от остальных, с ними не особенно хотят связываться. Дикое предубеждение, но с этим ничего нельзя сделать. Особенно гриффиндорцы - те вообще нас терпеть не могут. У нас с Гриффиндором есть общие занятия - сдвоенные Зелья по пятницам. Вот там-то я и поняла, откуда пошла эта неприязнь. Зелья ведет наш декан, и то, как он относится к гриффиндорцам - просто ужас.
   Знаешь, Лейла, я иногда представляю себе - что было бы, попади я, например, в Гриффиндор. Ребята на этом факультете все дружные, веселые. Кстати, там учится знаменитый Гарри Поттер. Довольно симпатичный юноша. И вовсе не скажешь по нему, что герой. Представляешь, он может говорить с Зуми, как мой дядя Дарий..."
  
   Перо замерло над пергаментом. Халифа погрузилась в воспоминания...
  
   - Дасэби, смотри лучше за своим удавом! Он уже под хаффлпаффским столом!
   Халифа бросилась ловить Зуми. Тот, решив, что с ним играют, переполз под стол Гриффиндора. Девушки немедленно подняли визг, подтягивая ноги на скамьи. Халифа бежала вдоль стола, заглядывая между сидящими. Юноши пытались поймать змея, но разыгравшийся Зуми никому в руки не давался.
   - Иди сюда, негодник! - сердито воскликнула Халифа. Зуми повернул голову и весело зашипел. Гарри Поттер опустил голову и прислушался.
   - Он хочет, чтобы ты ползла за ним под столом, - засмеялся он. - Он назвал тебя "любимица".
   Гриффиндорцы захихикали, некоторые парни с издевкой предлагали слизеринке "показать класс", путешествуя у них под столом. Но Халифа не обратила внимания. Она поднялась, блестящими глазами уставившись на Гарри, и с восхищением воскликнула:
   - Ты Заклинатель?!
   Юноша растерянно огляделся. Его одноклассники сразу перестали смеяться. Некоторые даже нахмурились.
   - Да, вроде того... - с неохотой отозвался он.
   Но Халифе не было дела до мнения других. Она уселась напротив и радостно защебетала:
   - Брат моей мамы живет в Индии, он тоже Заклинатель. Именно он и подарил мне Зуми. Это так здорово! Я тоже хотела научиться его понимать, но это дано только избранным.
   - Мне показалось, ты и так его понимаешь, - пробормотал гриффиндорец, смущенно глядя на нее из-за стекол очков.
   - Да, но это, как с кошкой - я всего лишь хорошо знаю его привычки. А ведь он очень умный...
   - Хейли, какого дьявола ты любезничаешь с Поттером? - раздался над ухом голос Малфоя. - Возвращайся за свой стол, а то у твоего жениха уже нервный тик начинается.
   - А ты что, Драко, теперь приглядываешь за мной по его просьбе? - подняла голову Халифа. Малфой презрительно фыркнул.
   - Мисс Дасэби, вернитесь за свой стол и заканчивайте ужин, - наконец-то вмешался Снейп, до сих пор с ехидством наблюдавший за змеиными бегами.
   Халифа приветливо улыбнулась Гарри и отправилась назад. Зуми, поняв, что догонялок все-таки не будет, послушно потащился следом...
  
   Очнувшись, девушка продолжила писать:
   "...наш декан ужасно несправедлив к нему. Придирается по пустякам, снимает баллы почем зря. Может даже навесить на него чужую вину. А к своим студентам при этом относится совершенно по-другому. Многое прощает, не издевается, не штрафует, и даже заступается перед другими факультетами. Возможно, это тоже одна из причин неприязни к слизеринцам.
   Правда, по-настоящему достойной причины, из-за которой нашим стоило бы ненавидеть гриффиндорцев, я еще не разглядела. Но они ненавидят.
   На первом же уроке Зелий выяснилось, что моего папу знают и здесь. У профессора оказался старый номер "Алхимика", здесь он тоже выходит. Там была папина статья, в анонсах патентных заявок, та же, что и в турецком издании, да еще и с его колдографией на балконе нашего летнего особняка в Стамбуле. Папа там очень красивый и важный. Правда, после этого гриффиндорцы так на меня посмотрели, что сразу все настроение испортилось. А профессор Снейп вдобавок еще и похвалил меня при всех за правильные ответы. Лучше бы он этого не делал..."
  
   Халифа вспомнила едкую тираду Снейпа на первом занятии:
   - Надеюсь, мисс Дасэби, имея такого отца, вы умеете больше, чем ваш жених? Он, как оказалось, силен только в теории, а вот руки растут неизвестно откуда.
   Малфой почему-то расплылся в довольной ухмылке. А Халифа с достоинством ответила:
   - Ну что ж, профессор, значит, в нашей семье главной по зельям буду я.
   На что тот, немного помолчав, еле слышно пробормотал с задумчивой усмешкой:
   - Что бы там ни казалось вначале, вы вовсе не тихоня. Но я это еще проверю.
   Сзади кто-то гаденько хихикнул. Халифа не нашла в себе смелости обернуться.
  
   "...Правда, хвалит он таким тоном, будто насмехается. Ну и пусть, главное, что не придирается, как к гриффиндорцам.
   Ты знаешь, сестрица, я вот подумала - если бы я попала в Гриффиндор, я бы, наверное, тоже невзлюбила Снейпа за его придирки. А если бы он цеплялся ко мне так, как к Гарри Поттеру, то это, скорее всего, плохо кончилось бы. Я бы точно не стала молча выслушивать его ..."
  
   Перо упало на пергамент, посадив жирную кляксу. Но Халифа не заметила этого. Она вскочила и принялась ходить кругами, ошеломленная догадкой: "Так вот, что имела в виду Сортировочная Шляпа! Меньшее зло... Она предвидела, что мне будет тоскливо в Слизерине, но знала, что я не выдержу придирок Снейпа, будучи на другом факультете. Знала, что тогда может случиться беда... Какой проницательной и дальновидной она оказалась!"
   Сидевшие за соседними столами студенты удивленно покосились на Халифу, с задумчивым видом нарезающую круги по гостиной. Паркинсон с любопытством заглянула в ее убористо исписанный пергамент, увидела арабскую вязь и разочарованно поджала губы. Халифа нарочно всегда писала по-арабски, чтобы никто даже не пытался лезть в ее записи.
   Заметив, что на нее все смотрят, она снова села, поморщилась и взмахом палочки быстро убрала кляксу.
  
   "...Все предметы здесь такие же, как в Эль-Муфди. Представляешь, Историю магии у нас ведет привидение, а Защиту от темных сил - настоящий оборотень! Но, конечно же, он не опасен. Когда полнолуние, он берет выходные. Зато преподает просто замечательно, не чета Карзаноту! Рассказывали, что эта должность некоторое время была вроде как проклята, наставники не задерживались даже на год, и профессор Люпин из всех пока самый долговременный, уже четвертый год здесь работает.
   Правда, у всех наставников есть общий недостаток - уж очень они любят задавать на дом письменные сочинения. По мне - хуже нет столько писать по-английски. Я вначале пишу по-турецки, а потом переписываю. А недавно по Истории магии случайно сдала черновик, но наставник Биннс так ничего и не заметил, нужная длина свитка есть - и ладно. Уроки у него до жути скучные, все спят за партами.
   Я даже думала бросить Историю магии. Мне приходится просматривать слишком много книг. Здесь в основном изучают европейские магические войны и гоблинские восстания, и при этом часто обращаются к пройденному за прошлые годы материалу, а я-то раньше изучала совсем другое. Мое эссе о Кафе Биннса не заинтересовало, в преподавании он консервативен.
   А еще на днях я ходила на матч по квиддичу. Это европейский спорт на метлах. Помнишь, Фарух рассказывал нам о чемпионате мира? Я, правда, ничего не поняла насчет правил, но здесь этот спорт очень популярен, он приносит факультетам дополнительные баллы. Даже девушки в него играют. Представь - девушки летают над головами парней, сидя верхом на метлах! Стыд какой! В этот раз играли Райвенкло с Гриффиндором. Селим ходил болеть за свой факультет, и я сидела вместе с ним на их трибуне. Мои одноклассницы тоже пришли болеть с нами, но сначала я не поняла, почему. Оказалось, им все равно, Райвенкло или кто-то другой, главное - против Гриффиндора. Увы, ни им, ни Селиму порадоваться не пришлось - Гриффиндор выиграл.
   С Селимом я вижусь очень мало - совместных уроков у наших факультетов нет, так что обычно мы встречаемся только в обеденном зале, и иногда - в библиотеке. Конечно, у нас есть возможность встречаться чаще, но мне пока почему-то не хочется.
   На этих выходных я вместе со всеми пойду в Хогсмид - это деревня недалеко от Хогвартса, где живут одни волшебники. Говорят, там много интересного, потом я все подробно расскажу.
   Вот пока и все. Опять получилось сумбурно, но ты же меня всегда понимаешь лучше всех. Я теперь буду часто писать, сова узнает адрес и не нужно будет экономить голубей. Хотя экономить уже нечего, почти все сбежали домой, в Эскишехир. Улетают и не возвращаются. Иногда мне тоже так хочется стать голубем!
   Передавай всем привет. Любящая тебя сестрица Халифа".
  
   Девушка сложила пергамент и, прихватив клетку с последним голубем, отправилась в совятню. Приглядев там крупную сипуху с сильными крыльями, Халифа назидательно сказала сове, показав ей голубя:
   - Полетишь вместе с ним в Турцию. Запомни как следует дорогу. Будешь летать потом все время.
   Сипуха наклонила голову и ухнула. Девушка улыбнулась и достала из кармана пирожок. Довольная сова вцепилась в него, мигом раскрошив начинку.
   - А ты поведешь ее сначала в Эль-Муфди, - велела Халифа голубю, - потом полетите в Эскишехир. Там ты можешь остаться, а она пусть заберет ответ и возвращается.
   Голубь довольно гугукнул. Девушка привязала к его лапке письмо для Лейлы и записку родным. Им она коротко черкнула, что здорова, всем довольна и все хорошо. Откровенничать с домашними она не собиралась - чего доброго, еще заберут и отсюда! Нет, надо закончить учебу, а все остальное можно перетерпеть.
   - Летите!
   Голубь сорвался с места и упорхнул. Сипуха вылетела следом. Халифа, высунувшись из окна совятни, смотрела, как они поднялись вверх, сделали круг над крышами замка и взяли курс на юго-восток. Вскоре две точки растворились над темнеющим горизонтом.
  
  
  

Глава 6.

  
   В субботу все отправились в Хогсмид. Халифа вышла с девушками, но по дороге ее догнал Селим и предложил идти вместе с ним. Она согласилась. Остаток пути они прошли рядышком, изредка бросая друг на друга робкие взгляды. Селим прикидывал, можно ли ему взять свою невесту за руку, а Халифа размышляла, как ей поступить, если он осмелится.
   Постепенно, бродя по магазинчикам и болтая, они почувствовали себя свободнее. С удовольствием отметив, что Селим очень интересный собеседник,. впервые за долгое время Халифа ощутила облегчение. Им есть, о чем поговорить, есть общие интересы, с ним ей не скучно. Разве этого мало? А любовь, как известно - дело наживное - твердила себе Халифа с детства знакомую истину. И все-таки, ее грыз червячок сомнения. Что-то было не так, что-то неуловимо изменилось. Воодушевление, с которым она думала о Селиме все прошлые годы, куда-то пропало.
   Наверное, начинает сказываться перемена места. В Хогвартсе парни и девушки ведут себя совершенно иначе, чем в Турции. Они не страшатся осуждения окружающих, не боятся ошибиться, встречаются и расходятся. Каждый ищет свою половинку... А она?
   Девушка бросила взгляд на жениха, увлеченно перебиравшего разложенные на прилавке письменные принадлежности. Он ведь и есть ее половинка, верно? Она знала это всегда, ее судьба была предопределена задолго до рождения...
   Устав, парочка зашла в "Три метлы" выпить горячего чая, но их заказ явно не вдохновил мадам Розмерту.
   - Может, сливочного пива? - уточнила она.
   - Нет, нет, - быстро отозвался Селим, испуганно покосившись на невесту - а вдруг она подумает, что он собирается пить спиртное? - Только чай.
   - Как угодно, - мадам Розмерта пожала плечами и отошла.
   Халифа хихикнула.
   - А я бы попробовала... - и прикусила язык. Селим возмущенно посмотрел на нее, и девушка добавила: - Я пошутила...
   Обхватив горячую чашку ладонями, она задумалась.
   "Мы боимся ошибиться, и потому позволяем другим распоряжаться нашей жизнью... Родителям, джиннам, наставникам, традициям... - и тут же ахнула, - нельзя так думать! Каждому предначертана своя судьба. В этом наше счастье. И мы не в силах ничего изменить..."
   Вдруг все поплыло у нее перед глазами и отчего-то привиделись круги на темной воде... Откуда это? Халифа мучительно пыталась вспомнить... и словно услышала скрипучий голос старого дива...
   "...счастье будет в твоих руках... ты сама изменишь свою жизнь..."
   Червячок сомнения стал жутким, зубастым червячищем.
   "...ты увидишь свет... и под ним - свое счастье..."
   Какой свет имел в виду старый Кур? Девушка взглянула на Селима. За его спиной маячил темный угол таверны. Ей вдруг стало страшно. Будущая жизнь привиделась таким же пыльным, темным тупиком.
   - Что с тобой, Халифа? Ты так побледнела...
   - Ничего... я просто устала. Давай вернемся в школу.
  
   На свежем воздухе наваждение рассеялось, и девушка даже посмеялась над своими страхами. Настроение снова поднялось, и она дала волю ногам, побежав по усыпанной опавшими листьями тропинке. Селим широко улыбнулся и погнался за ней, невольно поглядывая на мелькавшие из-под мантии ножки. Хохоча, они обогнали нескольких профессоров. Глядя на веселящуюся молодежь, Флитвик и Росток радостно заулыбались, а вечно угрюмый Снейп буркнул что-то вроде "ох уж эти турки...". Халифа лишь фыркнула на своего декана.
   Селим догнал ее и слегка коснулся плеча:
   - Поймал!
   Халифа остановилась, пытаясь отдышаться. Вот она, разница в воспитании - англичанин на его месте схватил бы свою девушку, стиснул в объятиях... Она смутилась. Что за бесстыдные мысли? Неужели ей и правда хочется, чтобы он ее так касался?
   Ну... хочется...
   А зачем?
   Чтобы узнать...
   Узнать что?
   Девушка вспомнила восторженный шепот Сарины: "Марат взял меня за руку... Меня будто огнем обожгло..."
   Она ждала огня... Искала его...
   Пока молодые люди стояли друг напротив друга, переводя дыхание, позади раздался топот. Их нагнали двое третьекурсников Слизерина и вдруг один, свистнув, сдернул хиджаб Халифы и помчался с ним прочь, хохоча, как дурак.
   Девушка ахнула и схватилась за голову. Селим бросил ошалевший взгляд на ее тщательно уложенные косы и, взревев, помчался за обидчиком. Мигом догнав его, он отобрал платок и как следует врезал обидчику невесты в челюсть.
   - Мистер Баранди! - раздался позади зловещий голос. Снейп грозно смотрел на райвенкловца, посмевшего обидеть его студента. - Кто вам позволил бить младших?
   Селим распрямил плечи, сердито глядя на зельевара.
   - Он оскорбил мою невесту! В Турции его бы за это...
   - Вы не в Турции, мистер Баранди, вы в Хогсмиде. Двадцать баллов с Райвенкло.
   - Не стоит, Северус, - примирительно сказала профессор Росток. - Может, по их меркам это и правда серьезное оскорбление. И потом - мы не в школе. Сами разберутся.
   Снейп злобно зыркнул на парня и пошел дальше.
   Селим вернулся к Халифе. Та смотрела на него, затаив дыхание. Он подрался, поспорил с наставником! Из-за нее! Не подозревая об этом, в ту минуту Селим здорово вырос в ее глазах.
   Протянув невесте платок, юноша не мог удержаться и не взглянуть на ее косы. Впервые он видел свою взрослую невесту с непокрытой головой. Халифа решила схитрить - не взяла платок и ждала... Селим робко подошел ближе и, подняв руки, сам расправил над ней хиджаб. Их лица оказались совсем близко... Он посмотрел ей в глаза, перевел взгляд на губы и, накрыв волосы платком, коснулся рукой ее щеки...
   Ничего не произошло. Никакого огня... Халифа подавила разочарованный вздох.
   Но Селим, очевидно, почувствовал что-то совсем иное - его пальцы задрожали, глаза заблестели, дыхание стало хриплым и сбивчивым. Жадно уставившись на девичьи губы, он невольно потянулся к ним. Халифа вспыхнула.
   - Ч-что ты делаешь? - прошептала она, запинаясь.
   - Я... ничего... - парень словно очнулся. Он отдернул руки и отступил назад.
   Халифа кое-как повязала хиджаб и быстро зашагала к школе. Ей вдруг захотелось кричать, топать ногами, плакать. Захотелось ударить Селима. Но что именно ее расстроило, она не могла понять.
   Понурый юноша смущенно плелся следом. Его не покидало странное ощущение - будто он провалил какой-то важный экзамен.
  

* * *

   В воскресенье из Турции вернулась сова, доставив письма от Лейлы и из дома и посылку со сладостями. На радостях Халифа тут же принялась угощать всех желающих.
   - Мм... объедение... - промычал Гойл, облизывая пальцы.
   - Слишком сладко, - возразила Панси. - Много не съешь. Растолстеть можно.
   Халифа рассеянно кивнула, угощая Зуми его обожаемой халвой. При той жизни, которую они здесь вели, просиживая за книгами по несколько часов кряду, калорийная еда и впрямь могла стать проблемой. Она и сама уже заметила, что начинает терять форму. Недавно, поднимаясь на Астрономическую башню, почувствовала, что устала и задыхается. Да и вчерашняя пробежка с Селимом заставила попотеть. И это было всего лишь первым тревожным сигналом. Раньше она бы промчалась по всем лестницам бегом, даже не запыхавшись. Раньше, в Эль-Муфди, они упражнялись и танцевали почти каждый день. Раньше...
   Нет, так больше не может продолжаться.
   Халифа уже несколько раз доставала свою одежду для танцев - и убирала обратно, зная, что соседки по спальне не поймут ее. Они не стеснялись высмеивать все, что было связано с ее жизнью в Турции. А танцевать по ночам в гостиной она не отваживалась, боясь, что увидят мальчики. Простые выходы, конечно, можно танцевать и в мантии, но так ей придется восстанавливать форму очень и очень долго.
   Ей вдруг представилась насмешливая улыбка Лейлы: "Да ты совсем разучилась танцевать, сестрица. Все забыла, ослабла, стала такой зажатой. Ох, мне почти жаль твоего будущего мужа. Чем ты собираешься его удивлять? Этим? Да он тебя разлюбит, неповоротливая толстушка..."
   Девушка невольно бросила взгляд на стол Райвенкло. Что-то рассеянно жуя, Селим листал книгу. Халифа вздохнула. В самом деле, если так будет продолжаться и дальше, то ее муж в спальне будет читать... Она невольно покраснела. В этот момент Селим оторвал взгляд от книги и посмотрел прямо на нее. Тут же его лицо озарилось улыбкой, а Халифа покраснела еще больше и опустила глаза.
   Вечером, ложась спать, она снова задумалась о том, что стоит поискать уединенное место для танцев. Где-нибудь в укромном уголке. Вроде бы здесь, в подземельях, есть много заброшенных помещений. Надо будет посмотреть.
   Тишину в спальне шестикурсниц нарушало лишь тихое похрапывание Миллисент. Все девушки давно спали, а Халифа все еще крутилась с боку на бок. После того, как решение было принято, ее охватило знакомое нетерпение. Лейла бы точно сказала, что ей "опять неймется".
   И в самом деле, сонливость как рукой сняло. Слишком много напряжения скопилось за последние два с половиной месяца - стрессы, недостаток движения, постоянная сдержанность - энергия требовала выхода.
   Не в силах больше лежать, Халифа вскочила и вытащила из-под кровати сундук. Порывшись в нем, достала тонкие шаровары и коротенькую жилетку. Быстро переодевшись за пологом, она сунула в сумку свернутый рулоном коврик и мешочек с монистами.
   Удав поднял голову и, почуяв знакомый запах, скользнул к ее ногам.
   - Нет, Зуми, сегодня ты останешься здесь. Мне еще нужно найти подходящее место, но в следующий раз я обязательно возьму тебя с собой.
   Собравшись, Халифа выскользнула из спальни, молясь, чтобы никого не встретить. В гостиной было пусто. Выйдя наружу, она старательно прислушалась. Ей вовсе не улыбалось попасться Филчу. Но единственными звуками были едва слышное капанье воды вдалеке и ее собственные шаги, легким эхом отдававшиеся от стен. По коридору гуляли сквозняки и девушка, поежившись, плотнее запахнула мантию.
   Миновав несколько коридоров, она потихоньку стала проверять незапертые двери и вскоре наткнулась на заброшенные классы. В одном хлама было поменьше, чем в остальных. Оглядевшись, Халифа заметила на стене зеркало.
   "О, очень кстати".
   Заперев дверь, девушка несколькими взмахами палочки зажгла факелы на стенах и освободила площадку в центре комнаты. Расстелила коврик. Сбросила шлепанцы, встав босыми ногами на мягкий ворс. Распахнула мантию. Холодный воздух тут же скользнул по обнаженному животу и спине. Кожа покрылась мурашками.
   "Ничего, сейчас согреюсь..."
   Развязав мешочек, она достала мониста, тут же отозвавшиеся на прикосновение нежным звоном. Так... одно на голову, два на шею, по два на руки и ноги, три разной длины на пояс...
   В зеркале отражалась изящная фигурка, увешанная сверкающими в неверном свете факелов цепочками, монетками, пластинками, вся звенящая при малейшем движении, точно хрустальная многорядная люстра.
   Знакомый ритуал подготовки призвал на память знакомую мелодию. В голове родился и стал постепенно нарастать привычный ритм. Все всколыхнулось так ясно, словно вернулись прежние времена - яркая нарядная толпа, блеск золота, ароматы курильниц, бренчание инструментов, пение, хлопки... Сарина и Лейла, воздев руки, выходят в круг и машут ей, подзывая к себе...
   Закрыв глаза, девушка принялась тихо напевать, изгибаясь, раскачиваясь на месте. Хрустальный звон рассыпался по комнате, отражаясь от стен.
   "Селийми-сол-геджийми-зву... бусон-себьишь-имиз-бельджиби..."
   Она принялась притопывать. Когда мониста вошли в резонанс, установив ритм, Халифа начала танец. Музыка в голове становилась все громче, опьяняя. Одна мелодия закончилась и тут же сменилась следующей. Вскоре сырой воздух подземелья уже не морозил, а освежал.
   "...анури-ей-алай-ессей... айши-кхейне-ренеми... бенерисми-вонерени... олели-лакфидеми..."
   Все громче, все быстрей... Мышцы приятно заныли. Хотелось порхать, свиваться и течь, словно вода... Откинувшись назад, девушка коснулась руками пола. Нет, она по-прежнему в отличной форме. Шпильки выпали, косы обрушились на спину, хлестнули по ногам, расплелись и окутали тело мягким плащом. Халифа кружилась, звеня, перетопывая, извиваясь...
   И вдруг все прекратилось. Вместо музыки в голове раздались отчаянные крики... Перед глазами возникло перекошенное лицо князя Исмаила. Хищный крючковатый нос, ярость в пронзительном взгляде. Прикосновение ледяных рук...
   "Теперь ты будешь танцевать только для меня..."
   Всхлипнув, Халифа опустилась на ковер, сжалась в комочек и закрыла лицо руками. Теперь тишину подземелья нарушало только ее хриплое, частое дыхание, звяканье цепочек и слышный только Халифе испуганный, оглушительный стук сердца.
   Успокоившись, она открыла глаза и вскрикнула от неожиданности. Прямо перед ней в воздухе колыхалась полупрозрачная, восторженно-глумливая морда.
   - Пивз! - резко выдохнула девушка. - О, Аллах, как же ты меня напугал!
   - Хи-хи, детка, - зашелся полтергейст. - Какой танец! Честное слово, это было самое эротичное зрелище в моей жизни. Ну, не считая тех двух девчонок в душевой, лет тридцать назад...
   Халифа ахнула и бросилась за мантией. Пивз хоть и полтергейст, но все же мужского рода.
   - Да ладно, я уже все разглядел, - разорялся тот. - Может, Филча позвать? Пусть тоже полюбуется. Не все же кошку свою облезлую гладить... хи-хи...
   - О, нет, Пивз, - взмолилась девушка, сложив ладони. - Не рассказывай никому, пожалуйста. Я не хочу, чтобы мне мешали, - и, грозно нахмурившись, прибавила: - А не то я позову Кровавого Барона, и ты сам для него спляшешь.
   - Ой, напугала! - огрызнулся Пивз, присмирев однако. Увидев, что девушка принялась одеваться, он подлетел ближе, заговорщически ей подмигнул и произнес:
   - Договоримся? Я никому не скажу. Буду честно хранить твой маленький секрет. А ты разрешишь мне смотреть. А? Здесь так мало развлечений. Особенно таких... - он окинул ее красноречивым взглядом.
   Халифа презрительно посмотрела на него. "Да какой он, к шайтану, мужчина..." И, подумав немного, царственным жестом сбросила с плеч мантию и отвернулась к зеркалу.
   - О! О! - заегозил Пивз, устраиваясь поудобнее.
   - Еще хоть один звук - и тебя будет развлекать только миссис Норрис!
   - Все-все! Молчу!
  
   Пивз свято выполнял договор. Увидев его на следующее утро в Большом Зале, Халифа слегка забеспокоилась, но оказалось, совершенно напрасно. Пролетев над столом, он завис перед ней, закатил глаза, испустил томный вздох и под недоуменными взглядами остальных величаво поплыл дальше. И занялся своими обычными проказами.
   С тех пор Халифа почти каждый вечер бегала в "комнату танцев". Пивз парил по комнате, не сводя с девушки глаз, и фанатично охранял ее, отвлекая Филча. Иногда даже подпевал что-то свое, хлопая в ладоши.
   Но, как известно, все тайное когда-то становится явным...
  
  

Глава 7.

  
   Готовясь к занятию с пятикурсниками, профессор Снейп наводил порядок в кладовке, когда в классе послышались голоса - две слизеринские студентки пришли слишком рано. Дожидаясь остальных, они болтали, полагая, что одни.
   - Куда же эта скромница бегает каждую ночь?
   - Каждую?
   - Почти. В одно и то же время, после отбоя. Возвращается часа через полтора, вся потная, уставшая, но жутко довольная, будто с праздника.
   - Ну, еще бы. Знаем мы эти праздники, - усмехнулась другая.
   - Ага... Интересно, с кем она празднует? Со своим или...
   Снейп невольно прислушался, но в класс вошли остальные и разговор оказался прерван.
  
   Вечером, после отбоя Мастер зелий отправился на разведку. Постоял немного у выхода из слизеринской гостиной. Тишина. Поднявшись по лестнице, поинтересовался у бодрствующего портрета:
   - Кто-нибудь выходил из подземелья после отбоя? Или входил?..
   - Я никого не видела, - отозвалась печальная дама на портрете.
   Обитатели других портретов тоже никого не заметили, и Снейп задумался - где же прячутся голубки?
   Вернувшись назад, он принялся методично проверять подземелья. И недалеко от гостиной уловил едва слышное эхо из дальнего коридора. Мастер зелий замер и прислушался. Звук повторился. Там, в одном из старых кабинетов, определенно кто-то был.
   Профессор тихо направился туда. Звук раздавался все ближе - будто рассыпали монеты. Северусу даже показалось, что он уловил ритм. Подойдя к двери пустующего класса, кроме звона он услышал еще и хлопки, и какое-то мычание - словно кто-то напевал в такт.
   Снейп дернул ручку - дверь оказалась заперта. Не пытаясь ее открыть, профессор прошел дальше. Он хорошо знал эту часть подземелий. Этот ряд кабинетов соединялся в анфиладу. Войдя в соседнее помещение, он слегка приоткрыл смежную дверь... и замер.
   Он ожидал увидеть не совсем это... Точнее, совсем не то.
   На ковре посреди комнаты танцевала полуобнаженная девушка. Ее руки, ноги, талию и шею обвивали цепочки с монетками - или чем-то похожим - и звенели в такт пластичным, текучим движениям. Пламя факелов отбрасывало блики и тени на чуть влажную кожу, и в этом было что-то... языческое...
   Как она танцевала!
   Она извивалась, кружилась на месте, тихо переступая, чуть покачивала бедрами... руки сплетались, точно две змеи... Музыка была и не нужна - в звенящем ритме движений ее тело словно говорило, пело, рисовало образы... То юркой ящерицы, то грациозной пантеры... то плавно скользящих водяных струй, то яростно взвивающихся языков пламени...
   Волшебный, колдовской танец заворожил Северуса. Он даже дышать боялся. Девушка не останавливалась, двигаясь все быстрее. Цепочки дробно звенели - все чаще, чаще... И вдруг она замерла, изогнувшись перед зеркалом, лишь мелкая дрожь сотрясала гибкое тело. Ритм слился в сплошной оглушающий звон... и резко оборвался. Она упала на колени и откинулась на спину, распростершись по полу...
   Снейп почувствовал, что если немедленно не выдохнет, легкие разорвутся.
   - Ох, детка, это было великолепно! - раздался откуда-то странно знакомый голос.
   Да это же Пивз!
   Полтергейст, собственной бесплотной персоной, вылетел из угла и воспарил над распростертой девушкой. Она сердито поглядела на него.
   - Ой, молчу! - Пивз с притворным ужасом зажал рот. Но тут же спикировал вниз, застыв в дюйме над ее вздымающейся грудью, и с придыханием пробормотал: - Но это же просто мука - смотреть, и молчать. И не смотреть невозможно.
   С последним замечанием Снейп был полностью согласен. Оторвать взгляд и уйти было попросту невозможно.
   Девушка, позванивая цепочками, одним гибким движением поднялась на ноги.
   - О, было бы у меня тело из плоти... - мечтательно затянул Пивз.
   - Тебя бы здесь не было, - отозвалась девушка.
   И тут Снейп ее узнал. Узнал этот певучий голос с акцентом...
   Вот так сюрприз!
   - Отправляйся к своей хозяйке, - сказал кому-то Пивз. - Поцелуй ее вместо меня.
   По полу заскользил удав. Он подполз к девушке и обвил ее ногу, поднимаясь вверх. Она снова принялась пританцовывать, отставив колено. Змей поднимался все выше, охватил ее бедра, скользнул по талии, обвил шею... Девушка пощекотала питомцу шейку и поцеловала в нос, сказав по-турецки что-то ласковое.
   - Счастливчик, - вздохнул Пивз. - Он спит с тобой?
   - Конечно, - мурлыкнула она с дразнящей улыбкой. - И ползает по мне, когда хочет.
   - Оу! - Пивз театрально опрокинулся на пол.
   Натанцевавшись, девушка сняла мониста, закрутила волосы и спрятала их под хиджабом, обулась и надела мантию - прямо поверх удава. Скатала коврик и, подхватив сумку, направилась к двери. Обогнав ее, Пивз пролетел сквозь стену и отправился проверять дорогу. Снейп невольно похвалил себя за предусмотрительность.
   - Никого, - вернувшись, сообщил полтергейст. - Завтра как обычно?
   Девушка лишь рассмеялась и ушла.
   Когда ее шаги стихли, профессор толкнул дверь и вошел в комнату. Здесь все еще держался тонкий мускусный запах разгоряченного тела и восточных благовоний. Факелы догорали.
   Стоя в сгущающейся темноте, профессор машинально оглянулся. Да, любопытно. Он ожидал застукать влюбленную парочку студентов, а вместо этого оказался свидетелем... танца. Необычного, можно сказать, почти неприличного... вот дьявол!.. завораживающего...
   Определенно, зрелище предназначалось не Пивзу. Оно вообще не предназначалось для чужих глаз. Дасэби танцевала для себя. Возможно, училась танцевать для кого-то еще... в будущем... Он как-то слышал о подобных восточных традициях.
   В конце концов, профессор отправился к себе, нервно размышляя о двух вещах. В первой он старался себя убедить, а во второй даже ничуть не сомневался.
   Он заставлял себя не думать о том, куда он НЕ пойдет завтра вечером. Ни за что!
   И был абсолютно уверен, что знает наверняка, что именно ему сегодня приснится.
   Вот дьявол!
  
   * * *
   С утра первыми уроками были сдвоенные Зелья. Как обычно, похожий на кладбищенского ворона Снейп ворвался в класс и угрюмо обозрел учеников:
   - Сегодня вы будете готовить Репаратум. Кто скажет, что это за зелье?
   Гермиона Грейнджер тут же подняла руку:
   - Это зелье восстанавливает кожу и некоторые органы после тяжелых ранений, и особенно сильных ожогов.
   - Верно, - буркнул Снейп и повернулся к доске. Услышав разговоры, стремительно обернулся.
   - Одним из органов, довольно успешно восстанавливаемых этим зельем, является язык. Кто-нибудь желает в конце занятия испытать свое зелье на себе? В утрате языка могу посодействовать.
   Мгновенно воцарилась тишина.
   - Так-то лучше, - мрачно процедил профессор. - Начинайте. Эффективность этого зелья прямо пропорциональна скорости приготовления. Чем быстрее управитесь, тем лучше.
   Халифа работала, даже не глядя на доску. Медицинские зелья всегда были ее коньком. А Репаратум она умела готовить с девяти лет. Лично сварила его для отца, которому на руку пролилась расплавленная медь. Он тогда из принципа не позвал колдомедика, а поручил лечение дочке.
   Пока руки творили, мысли блуждали в прошлом... Халифа вспомнила, как боялась тогда - вдруг не получится. Вспомнила капельки пота на висках отца, поливающего обожженную руку обезболивающим зельем... И его голос: "Не бойся, хайби, делай. Я тебе доверяю". Легкая улыбка коснулась ее губ. И ведь получилось тогда! Теперь это было легко.
   Спустя несколько лет отец изобрел собственный рецепт, производный от Репаратума. Более совершенный, восстанавливающий функциональные ткани, например, роговицу глаза... Как раз этой осенью он собирался оформлять новые патенты, в том числе и на Ретинитум.
   Снейп неспешно обходил ряды учеников, не скупясь на язвительные замечания. Сдержанной похвалы удостоились только Грейнджер и Малфой, последний даже заработал пять баллов. Поравнявшись с Халифой, профессор заглянул в котел, одобрительно кивнул и, не сказав ни слова, вернулся за свой стол. Девушка слегка удивилась - она ожидала какой-нибудь реакции, учитывая, что обогнала всех и уже заканчивала работу. Мог бы тоже похвалить! Хотя она и так была уверена в неизменно превосходном результате. И лишние баллы факультету не помешают.
   Расправившись с зельем и наполнив флакон, она отнесла его на преподавательский стол.
   - Очень хорошо, - угрюмо обронил Снейп. - Пять баллов за скорость. Возвращайтесь на свое место, и не вздумайте никому мешать до конца занятия.
   Девушка удивленно воззрилась на него - когда это она мешала? Но ничего не сказала и вернулась на место.
   - И помогать тоже, - добавил профессор ей в спину.
   До конца урока оставалось больше двадцати минут. Убрать? На столе и так было чисто. Правда, в котле оставалась еще почти половина варева.
   Халифа задорно улыбнулась. Еще ни разу ей не доводилось попробовать новый рецепт отца. Десяти минут вполне хватит. Нашлись бы нужные ингредиенты... Сделав вид, что отправилась за тряпкой, девушка нырнула в кладовку.
   Так... Кожа варана. Коготь чайки. Настойки белозора, звездчатки и физалиса. Порошок из белого коралла. Толченый зуб летучей мыши. Сушеный лист золотой розги. Цветки вербейника и желтофиоли. Корень кирказона. Масло змееголовника с измельченной пармелией... О, запасливый профессор Снейп, браво!
   Расчеты не заняли много времени. В голове звучали наставления Бизаля: "Когда запомните основы выведения пропорций, остальное будет получаться само собой".
   Неостывший котел вскипел почти сразу. Халифа работала еще быстрее, чем над основным зельем, поминутно оглядываясь на Снейпа. К счастью, тот был занят распеканием Лонгботтома и это, похоже, было надолго.
   Серебряный нож стучал по доске со скоростью маггловской швейной машины. Быстрей, быстрей... Три раза мешать по часовой стрелке... Убавить огонь... Всыпать порошок... Восемь раз против часовой... Ждать пятнадцать секунд... Теперь масло...
   "Легким движением руки... зелье превращается..."
   Жидкость забулькала и помутнела. Халифа погасила пламя под котлом. Три, два, один... Да! Поверхность покрылась рябью. Затем муть резко осела, и зелье приняло нежнейший опаловый оттенок.
   Подперев руками подбородок, Халифа восхищенно любовалась своим творением. Теперь, если добавить перед самым использованием слезу феникса, можно сразу восстановить почти полностью выжженный глаз.
   "Папочка, ты можешь гордиться мной..."
   Резкий голос Снейпа над головой вернул ее к реальности.
   - Чем это вы занимаетесь, вместо того, чтобы убирать за собой?
   Халифа вздрогнула от неожиданности и подняла глаза. Снейп с жадным любопытством вперился глазами в содержимое ее котла.
   - Что это? - глухо пробормотал он.
   - Это Ретинитум. Изобретение моего отца, - пролепетала она. - Производное от Репаратума. Оно восстанавливает роговицу.
   У зельевара загорелись глаза.
   -У меня оставалось несколько минут, - принялась торопливо объяснять Халифа. - И я хотела попробовать...
   - Пробовать будете в свободное время, - перебил ее Снейп. - На уроке нужно заниматься тем, чем я говорю. Пять очков снимаю за испорченное зелье. Сегодня в восемь придете отрабатывать это занятие.
   Класс тихо загудел. Девушка недоуменно захлопала ресницами.
   - Но я же... - она повернулась к преподавательскому столу и замерла. - А где мой флакон?
   На столе было пусто.
   - Какой флакон? - с драконьей вежливостью осведомился профессор.
   - Флакон... с готовым зельем. Вы мне еще баллы... за скорость... - она растерянно обвела глазами соседние парты. Блейз Забини было согласно закивал, но, бросив взгляд на Снейпа, поспешно отвернулся. Казалось, над классом стали сгущаться грозовые тучи. Халифа вновь обернулась к преподавателю.
   - Куда делось мое зелье?
   Снейп ехидно скривился и кивнул на ее котел:
   - Разве это не оно?
   Рассерженная девушка вскочила.
   - Где. Мой. Флакон? - еле сдерживаясь, отчеканила она, исподлобья уставившись на профессора.
   Снейп, мрачно усмехнувшись, обвел взглядом класс.
   - Может, мистер Поттер взял? - невозмутимо съязвил он. - Поттера хлебом не корми, дай только лишний раз напакостить Слизерину.
   Все еще ушам своим не веря, Халифа машинально оглянулась. Присутствующие следили за перепалкой, кто с усмешкой, кто с тревогой. Неслыханно! Снейп назначил отработку студенту своего факультета из-за такой ерунды, да еще и несправедливо. Гриффиндорская троица - Поттер, Уизли, Грейнджер, да еще, пожалуй, Лонгботтом - смотрели на нее сочувственно. Уж им-то было не привыкать.
   Халифа резко развернулась, и вышитый край хиджаба со свистом рассек воздух. Глаза девушки метали молнии.
   - Вы что, издеваетесь надо мной? - разъяренно прошипела она. Лежащая на столе палочка дрогнула и выпустила крохотную голубую искорку. Этого никто не заметил, кроме самой Халифы, которая мгновенно постаралась взять себя в руки.
   Похоже, Снейп воспринял это как капитуляцию.
   - Я назначил вам отработку, - напомнил он, и неторопливо удалился.
   Прозвенел звонок. Все бросились сдавать готовые работы и прибираться. Спустя пять минут студенты потянулись к выходу. А Халифа все еще стояла, вцепившись пальцами в край стола и пытаясь успокоиться.
   К ней подошел Гарри.
   - Мне очень жаль, - тихо произнес он. - Надеюсь, ты не думаешь, что я взял твое зелье?
   Халифа глубоко вздохнула. "Спокойно, хайби, спокойно... Не то быть беде..."
   - Ну что ты, - сказала она ровным голосом. - Все нормально, - она заставила себя слегка улыбнуться.
   - Привыкай, - невесело хмыкнул он. - Ты легко отделалась.
   - Да, - добавил из-за его плеча Рон Уизли. - Хотя обычно своему факультету он подыгрывает.
   Халифа метнула взгляд в сторону Снейпа. Тот стоял за столом, сложив руки на груди, и равнодушно наблюдал за ними.
   - Не беспокойтесь обо мне, - опустив глаза, сдержанно сказала она. - Я никого ни в чем не обвиняю. Спасибо за поддержку. Простите...
   Она взяла сумку и выскользнула в коридор.
  

* * *

   Ровно в восемь Халифа вошла в смежный с лабораторией кабинет. Снейп что-то писал. Подняв глаза от пергамента, махнул пером в сторону одного из столов.
   - Приступайте.
   Девушка взялась за дело. Руки привычно сновали над котлом, а мысли были далеко. Анвар Бизаль всегда посмеивался над этой ее особенностью - автоматически занимаясь хорошо знакомым делом, витать в облаках. Даже любил порой подловить ее, задавая совершенно неожиданные вопросы, и хихикая над ее замешательством.
   Ожидая, пока варево закипит, Халифа оглянулась по сторонам.
   Опа! На соседнем столе, у стенки, стоял котел с ее сегодняшним зельем. Она так и забыла прибраться. Теперь котел перекочевал сюда, и содержимого заметно поубавилось. Значит, она была права. Снейпа заинтересовал Ретинитум. Он проводил анализ, пытаясь вычислить состав. И не вылил остаток - значит, еще не закончил.
   Халифа невольно улыбнулась. Странный вы человек, профессор...
   Виновник этих мыслей бесшумно возник за ее спиной.
   - Веселитесь, Дасэби?
   Она обернулась, встретившись с тяжелым, темным взглядом Снейпа.
   - Зачем было все усложнять, устраивать этот спектакль? Достаточно было просто спросить. Неужели бы я отказала своему наставнику?
   Лицо Снейпа окаменело.
   - Что вы имеете в виду?
   - Это, - она махнула рукой в сторону котла. - Вас ведь интересовал рецепт Ретинитума?
   Профессор ничего не ответил. Халифа отвернулась и принялась доделывать Репаратум, затылком чувствуя взгляд Мастера зелий. А закончив, сказала, глядя в сторону:
   - Готово.
   Снейп все молчал. Халифа вздохнула и посмотрела на него.
   - Так как?
   - Зачитывается, - тихо произнес зельевар. И наступила тишина.
   В конце концов, так долго смотреть в глаза мужчине было просто неприлично. Халифа потупилась и, снова вздохнув, отправилась в кладовку. Снейп тоже. Стараясь не глядеть на него, она быстро набрала нужные ингредиенты. Профессор тенью ходил за ней, внимательно отмечая все, что она выбирает.
   Когда котел снова забулькал, под пристальным, цепким взглядом Халифа быстро повторила утренние манипуляции.
   Вот и все. Девушка отступила в сторону. Все снова получилось прекрасно.
   - Можете идти, - равнодушно произнес Снейп.
   Пряча улыбку, Халифа повернулась к котлу, чтобы все убрать.
   - Не надо, - профессор шагнул к столу. - Я сам уберу. Вы свободны.
   Она заметила, как он бросил быстрый взгляд на ее расчеты, и коварно ухмыльнулась. Снейп явно торопился все записать. У девушки внутри ожил маленький мстительный шайтанчик, нашептывая, что она сейчас получила крошечную власть, которой стоит насладиться. Ну или, по крайней мере, слегка его помучить...
   - О, я и в прошлый раз забыла прибраться! - воскликнула она. - Столько грязи!
   - Вон, я сказал! - Снейп уже почти выставлял ее.
   Но прежде чем он успел остановить ее, девушка поднырнула под нетерпеливо занесенной рукой, подскочила к его столу, схватила верхний пергамент и пробежала его глазами. Надо же, он был весьма недалек от верного соответствия. Но вот тут... эту тонкость нельзя вычислить, это оказалась чистая догадка ее отца. Никто не понимает, почему тут должно быть именно так. И зелье еще не зарегистрировано.
   Снейп стремительно подошел и выхватил пергамент. Халифа взяла следующий. На нем стояла дата первого опыта. Девушка удивленно подняла брови. Так он, оказывается, уже полгода пытается вычислить рецептуру? Да-да, верно, именно тогда в журналах и напечатали анонс. А он, значит, загорелся дойти до всего сам. Ну-ну...
   Профессор с раздраженным вздохом отнял у нее свои расчеты, а Халифа бесцеремонно опустилась на его стул, взяла чистый лист и принялась неторопливо записывать нужную последовательность. Молча нависая над ней, Снейп смотрел, как она аккуратно выводит искусно украшенные арабесками слова. Халифа почти кожей ощущала, как его раздражение начало стихать. И изо всех сил старалась не рассмеяться. "Да, в отличие от меня, вы - хороший игрок, профессор..."
   - Благодарю вас, - сухо сказал Снейп, когда она закончила. - Но в этом не было необходимости.
   Халифа поднялась, протягивая ему пергамент.
   - Прошу вас, не надо больше провокаций. Я не привыкла к такому отношению. Если вас что-то интересует - просто скажите.
   - Вы так запросто раздаете секреты своего отца первому встречному?
   Девушка пожала плечами.
   - Этот рецепт будет опубликован, думаю, еще до зимы. К тому же, отец уже объявил о нем, так что я не оказываю вам никакой услуги. И вы не первый встречный, вы мой наставник, - она слегка поклонилась.
   Лицо Снейпа было непроницаемым.
   - Вам не следует быть настолько доверчивой. Очевидно, вы никогда прежде не сталкивались с предательством. Могу только посочувствовать... или позавидовать, - он вздохнул. - Идите спать.
   Халифа пошла к выходу.
   - Спокойной ночи, эфенди.
   - Профессор, - поправил он ее. - Или сэр.
   Она послушно склонила голову, сверкнув на него ироничным взглядом.
   - Как скажете... эфенди.
   Дверь за ней закрылась. Снейп бросил пергаменты на стол и усмехнулся.
  
  

Глава 8.

  
   Пестрая сова ворвалась в окно великолепно отделанного кабинета на втором этаже старинного особняка Малфоев и плюхнулась на стол. Сидящий в кресле Люциус нетерпеливо протянул руку, и птица тут же подставила лапку со свитком. Очередная докладная записка - Малфой ждал ее уже четвертый день. Отцепив письмо, хозяин кабинета взмахнул тростью, сгоняя птицу со стола. Развернув пергамент, блондин внимательно его просмотрел. Пока он читал, его глаза загорелись, уголки губ дрогнули и изогнулись, а один из абзацев он недоверчиво перечитал еще раз. А потом облокотился на спинку кресла и задумался.
   - Пятнадцать миллионов... - изумленно пробормотал он. - Подумать только...
   Несколько минут он раздумывал, барабаня холеными пальцами по столу. Потом взял чистый пергамент.
   "Драко, сын мой, у меня для тебя отличная новость. Все оказалось еще лучше, чем я предполагал..."
  

* * *

   Халифа сидела в гостиной у самого камина, по привычке подобравшись поближе к огню и, хмурясь, писала работу по Трансфигурации. Дело продвигалось плохо. Трансфигурация всегда давалась ей с трудом. К тому же ужасно мешал гул голосов, то и дело разбавляемый взрывами смеха.
   Вдруг на ее пергамент упала тень. Подняв голову, Халифа увидела стоящего рядом Драко Малфоя.
   - Хейли, какие у тебя планы на Рождество?
   Сначала девушка не поняла, что он имеет в виду. У нее должны быть какие-то планы? Ах, да, ведь весь их класс собирается провести Рождество в поместье Малфоев. Пьянствовать, развлекаться, и тому подобное. Короче, вести себя совершенно неподобающим образом, с точки зрения порядочной девушки ее положения.
   - Ничего особенного, Драко. Я лечу домой на каникулы.
   Малфой присел на краешек стола, поигрывая ее пером.
   - А, может, присоединишься к нам? Будет весело, обещаю, - его глаза отливали серебром.
   Халифа покачала головой.
   - Спасибо за приглашение, но я не могу.
   - Ты только представь, какой мы устроим праздник! Отец пригласил "Вещих Сестричек". Будем гулять до упаду. Все, что пожелаешь, Хейли, любой каприз. Погостишь пару дней, а потом - домой.
   - Моим родителям это не понравится.
   - Если ты так беспокоишься об их разрешении, я могу сказать отцу... а лучше, наверное, матери - и она пошлет твоим родителям сову, чтобы они позволили тебе провести у нас несколько дней. Сказать?
   - Нет, Драко, благодарю, не нужно. Мы едем домой вместе с Селимом.
   Юноша презрительно ухмыльнулся.
   - Ну и пускай он катится один. Вы еще успеете надоесть друг другу. Хоть повеселишься как следует, - Малфой вспомнил, как на вечеринке в Хеллоуин, что слизеринцы устроили у себя в гостиной, этот придурок Баранди сычом сидел возле Халифы, трепетно поглядывая на нее. Сам не развлекался, идиот, и ей не давал...
   Девушка слегка улыбнулась.
   - Драко, ты хочешь удивить меня каким-то праздником? По-твоему, я жила в заточении, света белого не видя? Тебе бы стоило хоть раз попасть на праздник к нам. Мог бы сравнить.
   Он медленно кивнул.
   - Пожалуй. Интересно было бы взглянуть, и понять, чем наши вечеринки не угодили турецкой принцессе, - Драко оставил иронию, сменив ее тщательно сыгранной доверительностью. - Соглашайся. Это прекрасный шанс поближе сойтись со всеми нами, у тебя же здесь совсем нет друзей.
   Халифа недоумевала - он что, уговаривает ее? Малфой? Вообще-то она уже неоднократно замечала со стороны Драко весьма недвусмысленные знаки внимания, которые совершенно ее не интересовали. К его услугам здесь и так было достаточно девушек, не особенно обремененных моральными принципами. И к тому же ей никогда не нравились блондины...
   - Очень мило с твоей стороны, но у нас уже заказаны билеты.
   - Вот как, - небрежно произнес он. - И когда вы едете?
   - Послезавтра, сразу после уроков. У нас ночной самолет до Стамбула.
   Халифа поднялась, свернула свиток с домашним заданием и потянулась за своим пером. Малфой поднялся и, отведя руку с пером за спину, нагнулся к самому ее лицу.
   - Еще не поздно передумать. Билеты ведь всегда можно поменять, верно?
   Позади него возникла Панси и обняла за плечи.
   - Драко, о чем это вы секретничаете, а?
   Юноша выпрямился, снова приняв свой обычный вальяжный вид.
   - Я приглашал Хейли к нам в поместье на праздники. Так как? - он улыбнулся уголком рта, пристально глядя на Халифу.
   - А ей что, нужно особое приглашение? - недовольно отозвалась Паркинсон. - Сказано же - едут все.
   - Кроме меня, - сказала Халифа, забирая перо. - Я еду домой, с Селимом. А вам желаю приятно провести время.
   Она собрала книги и направилась в библиотеку. Может, хоть там ей дадут спокойно позаниматься?
   Малфой проводил ее мрачным взглядом, не слушая болтовню Панси, которая не скрывала радости, что Хейли не будет на рождественской вечеринке.
   - С Селимом... - тихо пробормотал он себе под нос. - Чертов женишок... Как всегда...
  

* * *

   Получив ответ сына, Люциус направился в кабинет и сел за стол.
   - Значит так, да? - тихо пробормотал он, задумчиво разглядывая рукоятку трости. - Ну, что же, придется слегка подкорректировать конечный результат. Как там у них говорится - если гора не идет...
   Истинный слизеринец добивается цели любыми путями. В том числе, пользуясь услугами других...
   Порывшись в ящике стола, он вытащил одно из первых донесений и, просмотрев его еще раз, снова взялся за перо.
   "Уважаемый князь Исмаил Баязет Задейни!
   Мы не знакомы лично, но я - ваш друг. Хочу сообщить вам, что весьма интересующая вас особа двадцать третьего декабря прилетает в Стамбул маггловским самолетом, ночным рейсом из Лондона..."
  

* * *

   Спустившись по трапу самолета и выйдя из аэровокзала, Халифа и Селим направились на стоянку такси. В предрассветном сумраке огоньки машин светились зеленым, точно кошачьи глаза.
   - Странно, что нас никто не встречает, - удивился Селим.
   - Действительно... - отозвалась Халифа. - Может, они ждут в багажном отделении?..
   Рядом возникла чья-то фигура.
   - Господин Баранди, госпожа Дасэби?
   - Да.
   - С приездом. Прошу вас, идемте, - невысокий мужчина взял у них из рук сумки. - Машина ждет.
   - Как, мы поедем на машине? - удивился Селим. - Странно... А вы что, один?
   - А вы ожидали целый эскорт? - насмешливо поинтересовался встречающий. Халифа нахмурилась - ей не понравилось, как водитель с ними разговаривает.
   - Идемте быстрее. Вас уже заждались.
  

* * *

   Кемаль Баранди, Мохаммед, Азира и Мустафа долго стояли у багажного отделения, но дети так и не появились.
   - Может, они без багажа? - предположила встревоженная мать Халифы. - Приехали на несколько дней - какие там вещи?
   - Они могли догадаться, что мы будем ждать здесь, - пробормотал Мохаммед. - Мустафа, обойди вокзал. Мы подождем.
   После возвращения начальника охраны все не на шутку забеспокоились.
   - Их нигде нет. Я узнал - они действительно прилетели этим рейсом. Может, поехали домой сами?
   Все вышли на стоянку и, к счастью, один из скучающих в своей машине таксистов вспомнил:
   - Да-да, были юноша и девушка в традиционной одежде. Без багажа, с небольшими сумками. Их встретил водитель.
   - Такси?
   - Нет, лимузин. Минут пятнадцать, как уехали.
   На плечо Мохаммеда сел незнакомый белый голубь. Турок снял с его лапы скрученную трубочкой записку, прочитал и, резко выдохнув сквозь сжатые зубы, передал пергамент Мустафе. Быстро пробежав послание глазами, телохранитель в ярости воскликнул:
   - Подлый шайтан!
  

* * *

   Халифа открыла глаза и потянулась, ворочая затекшей шеей. Машина быстро мчалась по трассе. Невыспавшийся в самолете Селим продолжал дремать, а Халифу почему-то начало одолевать смутное беспокойство. За густо тонированными стеклами почти ничего не было видно, но эта дорога вела явно не в Эскишехир.
   - Вы что, обоих нас везете в Эдирне? - обратилась она к водителю.
   - Простите, ханым, что вы сказали?
   - Меня должны были встречать мои родители, отдельно от Селима.
   - Не знаю, уважаемая, мне велели - я встретил.
   Услышав свое имя, парень проснулся.
   - Что случилось?
   Халифа склонилась к нему и смущенно прошептала:
   - Кажется, ваш водитель везет меня к вам.
   - Ммм... наш? Это не наш... меня к вам в поместье провожал сам отец, он и должен был встретить... - пока говорил, Селим продрал глаза и теперь недоуменно моргал, прогоняя остатки сна.
   Беспокойство девушки переросло в отчаянную тревогу. И тут вдруг четко оформилось подозрение...
   - Не могли бы мы вернуться в Стамбул, в аэропорт? - спросила она.
   - Зачем? - отозвался водитель.
   - Ээ... Мы же забыли взять багаж! - нашлась она. - Мои чемоданы...
   Водитель помолчал немного, потом нарочито весело воскликнул:
   - О, не волнуйтесь, ханым, ваши чемоданы давно лежат в багажнике. Я сам получил их, как только вы прилетели.
   Селим изумленно воззрился на свою невесту. "Чемоданы?" - беззвучно, одними губами, спросил он. Девушка нервно сжала его руку, качая головой. Кажется, он понял. Сонливость как ветром сдуло.
   - Остановите машину, - потребовал юноша. - Госпоже Дасэби дурно.
   - Потерпите! - неожиданно резко ответил водитель. - Скоро приедем.
   - Остановите, сказано вам! - Селим подергал ручку двери. Заблокирована.
   - Сейчас же откройте двери! - возмутилась Халифа. Проклятье, палочки - в сумках, а сумки - на переднем сиденье.
   - Да вы что, ханым, прыгать собрались? - водитель уже не церемонился, поняв, что они его раскусили. - Не торопите события, мы уже почти приехали. Вас ждет теплая встреча.
   Сердце Халифы заколотилось чуть ли не вдвое быстрее. Она почувствовала хорошо знакомый всплеск силы.
   - ТОРМОЗИ НЕМЕДЛЕННО!!! - яростно заорала девушка. Селим дернулся - у него заложило уши. Но водителю было гораздо хуже. Из сумок на соседнем кресле вырвались снопы искр, ярко-синий разряд ударил в приборную панель. Ветровое стекло покрылось сеткой трещин. Двигатель заглох, а лимузин занесло. Похититель завопил, отдернул руки от обжигающего искрами руля, а ноги - от педалей. Машина резко дернулась и слетела с шоссе. Проехав несколько тряских метров по неровной земле, она с хрустом врезалась в густые лавровые заросли за обочиной.
   Водитель сильно ударился головой и злобно выругался. Селим перебрался вперед и схватил его за шею.
   - Открой двери!
   Тот вырвался из его рук и выбрался наружу. Селим перелез на переднее сиденье и схватил свою прожженную сумку.
   - Дай мне и мою палочку, - попросила его Халифа.
   - Сейчас, - пробормотал юноша, сражаясь с непослушной застежкой. - Эти маггловские вещи...
   Внезапно передняя дверь с пассажирской стороны открылась и чья-то рука выхватила у него обе сумки.
   - Ну нет, так не пойдет! - раздался голос, от которого у Халифы кровь застыла в жилах.
   С другой стороны кто-то схватил Селима и выволок его наружу. Вместо него появился незнакомый человек, который разблокировал двери.
   - Выходи, - сказал он. - Приехали.
   Ему не пришлось говорить дважды - Халифа толкнула дверь и выскочила наружу. И ее тут же поймали знакомые ледяные руки.
   - Здравствуй, любовь моя...
  

* * *

   Взгляду девушки предстала белокаменная стена, ограждавшая уже знакомое поместье князя в Эрегли. Машина въехала в кусты за двести метров от пункта своего назначения.
   - Пусти, негодяй! - взвизгнула Халифа, вырываясь из цепкой хватки. После короткой вспышки она все еще была на взводе. - Ты опять взялся за старое!
   - Я рад, что вы решили заглянуть, - с издевкой произнес Исмаил.
   - Ты привез меня сюда же, в тот же самый дом, - язвительно фыркнула она. - Что, с фантазией плохо стало? Или обнищал?
   Исмаил скривился.
   - Жизнь в Англии оказывает на тебя дурное влияние. Раньше ты была гораздо скромнее.
   - Раньше я тебя боялась. А теперь нет. Меня снова найдут, а тебя убьют, подлец! - последнее слово она с упоением выплюнула ему в лицо.
   Князь сделал знак, и слуги поволокли пленников во дворец. Халифа продолжала оскорблять его:
   - Ублюдок! Недоносок! Жалкая мразь!
   - Кричи, кричи... - с видимым спокойствием произнес Исмаил, хотя ноздри его подрагивали. - Тебя здесь никто не услышит. И искать здесь второй раз никто не будет. Дворец еще до конца не отремонтирован. Твой папаша разгромил его как следует.
   Халифа торжествующе улыбнулась. Знал бы он, кто разгромил его на самом деле... Пожалуй, впервые она порадовалась своей проклятой разрушительной силе. Это придало ей смелости.
   - Ты недооцениваешь Мустафу, - воскликнула она. - Он нашел меня здесь один раз, найдет и во второй. А ты опять побоишься сразиться с ним сам, сбежишь, как трусливая крыса. Я все о тебе знаю, ты - поганый сквиб!
   Ибрагима аж перекосило от ярости и он, размахнувшись, ударил девушку по лицу.
   - Не трогай ее, скотина! - закричал Селим.
   - Свяжите их обоих, - велел князь. Похоже, его новые слуги были магглами. Они послушно связали пленников и усадили на пол в маленькой комнатке.
   - Ты даже не можешь наложить магические путы, - едко бросила ему Халифа. - Никчемный грязнокровка!
   Ляпнув такое, она и сама удивилась. Ничего себе! Это все Слизерин...
   Селим тоже вытаращил глаза. А князь - так просто осатанел.
   - Мерзавка! - взвизгнул он, наградив ее новой пощечиной. - Избалованная дрянь!
   - Давай, бей! - дерзко фыркнула она. - Когда нечем ответить, настоящий мужчина бьет связанную женщину!
   Исмаил зло пнул стену, сплюнул и пошел к выходу.
   - Ладно, посидите здесь немного. Я приготовил вам сюрприз. Обоим.
   Хлопнула дверь и комнатка погрузилась в темноту. Только через крошечное окошко под самым потолком проникало немного света. Халифа, все еще дрожа от прилива адреналина, стала делать глубокие вдохи, чтобы успокоиться. Селим молчал, тревожно поглядывая на нее.
   - Что? - с вызовом спросила она.
   - Ничего, - тихо ответил он. - Я никогда не видел тебя... такой.
   Халифа смутилась. Довел ее князь... То ли еще будет...
   - Не знаю, что на меня нашло. Это все из-за него. Но он об этом пожалеет...
   Селим испытующе смотрел ей в глаза.
   - Это и была легендарная возбудимость Дасэби? Там, в машине...
   - Да, - пробормотала она. Неожиданно навалилась усталость и апатия - реакция на вспышку. - Это далеко не предел...
   В ответ на его вопросительный взгляд она пояснила:
   - Это я устроила здесь разгром, в тот раз... Не папа...
   Он медленно кивнул. Халифа не знала, сколько ему известно о той истории, и не стала развивать эту тему.
   - Что будем делать? - спросила она. - Ждать?
   - Не знаю, - похоже, Селим совсем расклеился. Почему-то это ужасно раздосадовало девушку.
   - Ты же мужчина, - с упреком сказала она. - Придумай что-нибудь.
   Селим не ответил. Сидел, понуро опустив голову. Ей вдруг подумалось, что он сейчас жалеет о том, что оказался с ней. Странно, но в эту минуту она была с этим полностью согласна. Ей тоже сейчас было бы легче одной. Присутствие жениха выбивало ее из колеи, она не могла сосредоточиться. С одной стороны, она начала стыдиться своего недавнего поведения, с другой - подсознательно, как и любая женщина, рассчитывала на него, как на сильного мужчину. А этого ей вовсе не хотелось, наоборот, откуда-то появилось смутное подозрение, что Селиму грозит опасность куда серьезнее, чем ей самой. Она была нужна Исмаилу. А Селим - только мешал.
   - Надо бежать, - вдруг произнесла Халифа, еще даже не додумав эту мысль.
   - Как? Мы связаны, дверь заперта, палочки у них...
   - Нас двое, - ответила она так, будто это все объясняло. И придвинулась к нему спиной, показывая узлы на веревке. Он понял и тоже подполз к ней. Они стали распутывать веревки друг другу. Потом будет потом, главное сейчас - освободиться.
   Селим справился первым, его пальцы были гораздо сильнее. Встряхивая затекшими руками, Халифа повернулась, чтобы развязать у него два последних узла. И тут дверь распахнулась.
   - Ах ты, маленькая гадина! - рявкнул Исмаил, схватив ее и отбросив к стене. - Выбралась-таки!
   Следом вошел один из его слуг, поднял с пола Селима и увел его.
   - Что ты собираешься делать?! - испугалась Халифа. - Зачем он тебе? Тебе нужна я!
   Князь прижал ее к холодному мрамору стены, больно сжав пальцами лицо.
   - Верно, - с дьявольской улыбкой согласился он. - Ты мне нужна. А он - нет, - и властно впился в ее губы. Девушка тут же укусила его, до крови.
   - А-а! Вот дрянь! Тебе не нравятся такие поцелуи, да? Нравятся вот такие? - еще одна пощечина. - Я тебя обрадую - и мне они больше по душе. Мы славно поладим. Идем, сейчас будем жениться. Прямо здесь. Свидетелей более чем достаточно. Все уже готово.
   Ухватив девушку за хиджаб, вместе с ее косами, Исмаил поволок ее наружу. Она вскрикнула от боли, вцепившись в его руку, чтобы хоть немного уберечь волосы. Из глаз брызнули слезы бессилия. Но уже через секунду она забыла о себе - Исмаил толкнул ее в руки слуги и подошел к сидящему на полу Селиму.
   - А это тебе мой свадебный подарок, - зловеще произнес он. Откуда-то в руках у него оказался кривой нож. Схватив юношу за волосы, князь запрокинул ему голову назад и, взмахнув ножом, располосовал Селиму горло от уха до уха. Алая, неестественно яркая кровь хлынула прямо на Халифу, забрызгав ее лицо и одежду. Юноша захрипел и конвульсивно задергался.
   Девушка не могла поверить своим глазам, разум напрочь отказывался воспринимать случившееся. Машинально она отметила, что кровь очень горячая. Ей показалось, что сейчас все исчезнет... сейчас... она проснется...
   Князь отпустил голову Селима, и обмякшее тело, еще вздрагивая, повалилось набок. Под ним стала растекаться вязкая алая лужа, ручейки поползли к ногам Халифы.
   "Так много крови..." - промелькнуло где-то в уголке сознания. В эту секунду державший ее слуга пошевелился, перехватив ее поудобнее... и она осознала, что все реально... что произошло непоправимое...
   Резкая боль в сердце казалась невыносимой. Девушка забилась в державших ее руках, раздирая себе лицо ногтями и не чувствуя этого. Ей казалось, что она онемела и еле слышно хрипит, надсаживая горло. Она закатила глаза и не видела, как отпрыгнул Исмаил, морщась от звона в ушах, как от брошенных у дверей сумок побежали разряды, как ослепительно-синяя дуга метнулась куда-то сквозь окно, высадив стекло, как стали разбегаться перепуганные слуги... Она не слышала, как шипели молнии, как с грохотом обваливалась крыша, как метались с воплями "Землетрясение!" обезумевшие люди... Она не помнила, как оказалась свободна, как упала на пол, как на голову ей посыпались камни и стекла... как ее подняли чьи-то теплые, знакомые руки... Все было безразлично... все стало тьмой...
  

* * *

   Придя в себя, Халифа увидела над собой встревоженное, осунувшееся лицо сильно поседевшего отца. Когда тот заметил, что она очнулась, у него в глазах появилось огромное облегчение.
   - Хайби... - выдохнул он еле слышно.
   Рядом появилось радостно-скорбное лицо матери.
   - Доченька, наконец-то... Милая...
   Она ни о чем не спрашивала, отец сам все рассказал. Селим погиб. Она полностью разрушила дворец Задейни, остались только куски стен. Часть слуг князя погибла, многие серьезно пострадали, а сам он опять скрылся. Она провела без сознания четыре дня, а родители лечили ее переломанные кости, израненные голову и спину, сорванные голосовые связки, разодранное лицо...
   Несколько дней Халифа пролежала на кровати, не говоря ни слова. Она не плакала. Она просто лежала, уставившись пустыми, бессмысленными глазами на висящий напротив кровати ковер, следя взглядом за линиями узора, до тех пор, пока ей не начинало казаться, что они движутся. Тогда она проваливалась в сон - чтобы через полчаса снова проснуться и смотреть, смотреть...
   Отец и мать периодически приходили, кормили ее с ложки, как маленькую, поили укрепляющими и успокаивающими зельями.
   Как-то на рассвете отец распахнул окно в ее комнате и тихо сказал:
   - Хватит. Поднимайся. Нельзя больше так лежать, надо продолжать жить. Это еще не конец света.
   Дочь посмотрела на него все тем же безучастным взглядом.
   - Вставай! - приказал он.
   Халифа подчинилась и встала, пошатываясь от слабости.
   - Пойдем, - сказала ей мать, обняв за плечи. - Я покажу тебе кое-что.
   Они вышли в сад. Под старым самшитом, где был похоронен Кур, теперь стоял широкий вазон из розового мрамора, в котором росли прекрасные белые цветы. Невыразимо прекрасные... всегда живые...
   Девушка подошла к могилке, села рядом, и наконец-то смогла заплакать. Слезы лились бесконечным потоком, очищая затуманенное наркотиками сознание, вымывая из сердца боль и принося долгожданное облегчение...
   Листья старого самшита шелестели на ветру, снова и снова шепча свою нескончаемую молитву.
   Над горизонтом медленно поднималось кровавое солнце.
  

* * *

   С этого времени что-то неуловимо изменилось. Даже придя в себя, Халифа уже не была прежней девочкой. Что-то темное поселилось в ее сердце, что-то, чему она не знала названия, но оно медленно подтачивало ее изнутри.
   - Все пройдет, - повторял отец. - Время все вылечит.
   Но она знала - не пройдет. Не будет ей покоя, пока жив тот, кто разрушил ее размеренную жизнь, вверг ее в этот ад.
   Она будет усердно заниматься. И не только магией. Больше никто не застанет ее врасплох. По просьбе девушки Мустафа приобрел для нее изящный кинжал, и теперь она носила его на цепочке под одеждой, не расставаясь с ним даже ночью.
   Когда-то, у пруда, старый Кур предсказал по черной воде, что злой человек все равно найдет ее.
   Пускай приходит. Она будет готова.
   Тьма обрела имя - жажда мести.
  
  

Глава 9.

  
   Накануне отъезда в Хогвартс отец позвал Халифу в кабинет:
   - Див сказал, что сегодня ночью тебя опять мучил кошмар.
   Девушка свернулась клубочком в кресле, обхватив себя руками, и пробормотала:
   - Мне снова снился Селим. И кровь... Кровь на моих руках. На одежде. Повсюду. Море крови... Она окружала меня, загоняла в ловушку. Сверкали молнии... Мои руки начали светиться. Кровь вспыхнула и загорелась. Я сгорала изнутри... - девушка с мукой на лице посмотрела на отца. - Я и правда будто горела. Мне было очень жарко. Невыносимо жарко.
   Мохаммед хмуро кивнул.
   - Я знаю. У тебя был сильный жар. Див хотел позвать меня, но внезапно жар прекратился.
   Халифа прикрыла глаза и криво усмехнулась непослушными губами:
   - Я догорела, не оставив даже пепла. И все кончилось.
   Отец встал и прошелся вдоль стеллажа с книгами.
   - Как часто ты принимаешь мое зелье?
   - Четыре раза в день.
   - По полстакана?
   - По целому.
   Мохаммед резко обернулся.
   - Оно не помогает?
   Халифа пожала плечами.
   - Не совсем. Оно сбивает жар, но не предотвращает его. Когда... - она осеклась. - Тогда, в сентябре, оно мне очень хорошо помогало. И принимала я совсем чуть-чуть...
   Отец задумчиво смотрел куда-то поверх ее головы. И выражение его глаз девушке не понравилось.
   - Папа, что со мной? - прошептала она. - Что, уже и этот наркотик перестал на меня действовать?
   Не отвечая, Мохаммед принялся передвигать книги на полке. Вытащив несколько томов, он потянулся вглубь, к стене, взмахом палочки отворил невидимую до того дверцу, явив взгляду тайник. Из него он извлек толстый фолиант в шершавом кожаном переплете, снабженном крохотным замочком.
   Халифа подошла к отцу и благоговейно коснулась рукой увесистой книги.
   - Ты думаешь, причина в этом?
   - Не знаю. Надо еще раз все перечитать. Я должен найти ответ, - он поднял руку и потрогал лоб девушки. Дочь помотала головой:
   - Нет, днем все в порядке. Только когда я сплю...
   Мохаммед обнял ее.
   - Не нужно нервничать. Держи себя в руках. Избегай гнева и расстройства. Да, знаю, я всегда так говорю тебе. Но после всего случившегося это стало еще актуальнее. Не позволяй эмоциям выйти из-под контроля. Спокойствие и еще раз спокойствие. Думай только о себе. Не беспокойся понапрасну.
   - Папа, это не всегда получается.
   - Я знаю, хайби. Может, тебе не стоит возвращаться в школу? Дома тебе будет гораздо лучше. Мы все будем рады утешить тебя. Тебе необходим хотя бы год абсолютно спокойной жизни. А когда все уляжется, ты закончишь учебу.
   Халифа отстранилась, мотая головой.
   - Я справлюсь, папа. В Хогвартсе все нормально. Я держусь особняком и никто не лезет в мою жизнь. Занимаюсь уроками, читаю книги. Там неплохая библиотека, - она улыбнулась. - Я даже нашла место, где можно спокойно танцевать. И меня там охраняет полтергейст, представляешь!
   Мохаммед с умилением любовался ее порозовевшими щеками.
   - Я рад, что ты нашла, куда выплескивать энергию. Тебе это пригодится. Я буду делать для тебя зелья посильнее и высылать в Хогвартс. Принимать их станешь не постоянно, а по мере необходимости. На всякий случай возьмешь рецепты, если вдруг что-то закончится - приготовишь сама. Сегодня сделаем первую порцию, посмотрим, как у тебя получится. Жду тебя в лаборатории после обеда.
   Он вернулся к столу и положил тяжелую книгу в ящик.
   - Вообще-то я еще вчера хотел поговорить с тобой об одном важном деле.
   Халифа прошлась вдоль стеллажа, машинально поправляя на полках неровно стоящие книги.
   - Важном? И неприятном?
   Мохаммед сделал рукой неопределенный жест.
   - Как посмотреть... Хайби, о смерти Селима уже стало известно многим...
   - Представляю, какие проклятья сыпятся на мою голову, - задумчиво произнесла девушка, проводя пальцами по тисненым корешкам. - И какие сплетни ходят среди наших знакомых...
   - Вовсе нет, - успокоил ее отец. - Тебя никто ни в чем не обвиняет. Большинство прекрасно знает, что представляет собой Задейни. Более того... Ты удивишься, но ты еще не успела прийти в себя, а к нам уже стали поступать новые предложения.
   - Что?! - вытаращилась Халифа.
   - На данный момент к тебе заочно посватались одиннадцать женихов из уважаемых семей.
   - Да они в своем уме?! - возмутилась девушка. - Селим только что умер!
   - Ты не была ему женой, и носить траур не обязана. Все это понимают. Так же как и то, что новые угрозы со стороны князя - вопрос времени.
   - Ты хочешь извести всех подходящих женихов? - мрачно спросила дочь. - Меня прозовут черной вдовой.
   - Нет, - отец слегка улыбнулся. - По-настоящему подходящих женихов мы побережем до лучших времен. Но оставаться непомолвленной тебе нельзя. Исмаил может решить, что у него все-таки есть шанс. Я принял одно предложение - от европейской семьи. Они посватались одними из первых.
   Халифа нахмурилась и села в кресло.
   - Европейской?
   - Да, точнее английской. Ты должна знать их сына, он учится в Хогвартсе вместе с тобой.
   Девушку охватили смутные подозрения. Кто там еще додумался до такого?..
   - Это семья Малфоев, - подтвердил ее подозрения отец. - Люциус-бей прислал сову с предложением. Нам осталось только встретиться лично. Я все равно собирался сам сопровождать тебя в Англию, заодно и с ним познакомлюсь.
   Халифа вскочила и принялась нервно расхаживать вокруг его стола.
   - Папа, я надеюсь, до свадьбы не дойдет? Драко мне совершенно не подходит в качестве мужа.
   - Не дойдет. Я уже навел справки об этой семье и мне не очень нравится их прошлое. Все, что от тебя требуется - сохранять видимость. За полтора года многое может измениться.
   Девушка задумалась.
   - Значит, в Хогвартсе уже все знают?..
   - Нет, не думаю. Похоже, у Малфоев, как и у нас, свои источники информации. В любом случае - запасись терпением. И... держи младшего Малфоя на расстоянии... Англичане... Впрочем, ты и сама знаешь...
   - Да, папочка. Не волнуйся. Я знаю, как ставить на место.
   - Не переусердствуй. Достаточно дать понять, что у тебя есть выбор из числа тех, кто умеет вести себя достойно. А впрочем, - Мохаммед откинулся в кресле, небрежным движением наколдовал перед собой старинную на вид бронзовую лампу и подмигнул дочери. - Я не могу запретить тебе слегка поиграть с ним, повинуясь генам джинна. Ведь ты все равно будешь это делать, верно? Ты не сможешь иначе.
   Поняв его намек, Халифа хитро улыбнулась. Веселенький предстоит семестр...
   - Драко это не понравится.
   После ее ухода Мохаммед отомкнул и полистал фолиант, написанный на древнем фарси. Закрыл книгу и долго сидел, глядя перед собой невидящим взором. Потом отправился в покои Азиры. Жена уже ждала его. За годы, прожитые вместе, она научилась чувствовать, когда нужна ему.
   - Хасан как в воду глядел... - глухо произнес Мохаммед.
   Азира разрыдалась.
  

* * *

   "...Никому еще не удалось заставить джинна правильно выполнить хотя бы одно свое желание... О коварстве джиннов известно уже давно и поэтому связываться с ними рискуют только люди. Вся проблема в том, чтобы правильно загадать желание, которое джинн обязан выполнить в точности... Джинн выполнит твой приказ так, что ты рад не будешь, и уж обязательно пожалеешь об отданном приказе, получив совсем не то, о чем мечтал..." (Из сказки об Аббасе и крысином короле в пер. Л.Кудрявцева)
  
   Платформа девять и три четверти на вокзале Кинг-Кросс была полна народу. Халифа, прищурившись от слепящего глаза снега, огляделась по сторонам.
   - Папа... Вон они, рядом с вывеской.
   Мохаммед посмотрел туда, куда указала дочь. Под щитом с номером платформы стояли трое. Мужчина, одетый во все черное, с длинными светлыми волосами и властным лицом. Женщина в синей мантии под стать мужу - столь же красивая и надменная. И юноша, поразительно похожий на отца, копирующий даже его манеру держаться. Среди наводнившей платформу шумной толпы студентов и их родителей эта группа выделялась какой-то своеобразной аурой неприступности, все их старательно обходили.
   Юноша заметил Халифу, обернулся к отцу и что-то сказал ему. Малфой-старший повернулся навстречу туркам. Мохаммед размашисто зашагал к нему, легко рассекая толпу - статный, высокий, темноволосый с проседью, с гордой осанкой, одетый в бежевый плащ, подбитый золотистым мехом. По правую руку шла дочь, тоже закутанная в плащ на меху, только серебристо-белом - подарок Лейлы, взамен сгоревшей в сумке теплой мантии от мадам Малкин. Чуть позади держался неизменный теперь Мустафа - коренастый, с цепким взглядом и мягкой, степенной походкой осознающего свою мощь хищника. Перед этой группой тоже все расступались.
   Во время приветствия и обычного обмена любезностями Халифа заметила, как пристально, словно оценивающе, смотрят на нее Люциус и Нарцисса. От льдисто-серебристых глаз потенциального свекра ей стало неуютно, они словно прожигали ее насквозь. Мать Драко рассматривала ее с едва заметным одобрением. Девушке внезапно стало смешно - похоже, они и в самом деле рассчитывают породниться с Дасэби. "Интересно, в будущем Драко станет таким же, как его отец?.. Брр..."
   - Что ж, - сказал Мохаммеду Люциус. - Детям пора садиться на поезд. А вас я приглашаю отправиться к нам в гости, в поместье. Нам нужно многое обсудить, не так ли?
   - Вы совершенно правы, - согласился отец Халифы. - Наш разговор не для вокзала. Я с удовольствием принимаю ваше приглашение, - он повернулся к дочери, ласково приобнял за плечи и произнес по-турецки: - Хайби, ни о чем не беспокойся. Когда этот светский лев покажет мне портреты всех своих предков, и мы, наконец, поговорим о деле, я сразу же пошлю тебе в школу сову. Помни о том, что я говорил, - девушка кивнула, и отец вздохнул. - Иди. Сейчас же.
   Почтительно поклонившись, Халифа взяла его руку, поцеловала ее и прижала ко лбу. Этот ритуал вызвал огонек интереса в глазах Люциуса. Девушка с вежливой улыбкой слегка поклонилась Малфоям, приняла свою сумку из рук тихо пожелавшего ей удачи Мустафы, развернулась, взметнув снежинки серебристым подолом плаща, и быстро пошла к ближайшему вагону. Драко, спохватившись, поспешно попрощался, нервно проигнорировав попытку матери расцеловать его, подхватил свой чемодан и почти бегом устремился за ней. Люциус на секунду недовольно прищурился, а в глазах Мохаммеда блеснули озорные искорки.
   Халифа прошла четыре вагона и, в конце концов, подсела к нескольким слизеринским первокурсницам. Те было притихли, когда она вошла, но девушка села в уголок, вежливо кивнув им, достала книгу и погрузилась в чтение. Девочки вновь принялись болтать.
   Драко быстро заглядывал в одно купе за другим. Недоумевающий Кребб окликнул его с противоположного конца вагона, но Малфой отмахнулся от него и открыл очередную дверь. На него испуганно уставились несколько малявок. Драко закрыл дверь и... стоп... Знакомый восточный аромат... Он вернулся.
   Халифа преспокойно сидела с книжкой в уголке под дверью.
   - Что ты здесь делаешь, Хейли? Твое место с нами.
   Девушка насмешливо посмотрела на него.
   - Мое место? Я знаю свое место, Драко.
   - Прекрати, - поморщился он. - Раньше мы тебе не слишком уделяли внимание, но теперь все изменится.
   Она снова уткнулась в книгу, небрежно заметив:
   - Надо же, а меня все вполне устраивало. Я сама решу, где мое место, Драко.
   Малфой хотел еще что-то сказать, но первокурсницы, разинув рты, жадно слушали их разговор. Почувствовав, что если продолжит настаивать, то вполне может получить не самый лестный ответ, Драко с достоинством произнес:
   - Ну, что ж, как хочешь. Увидимся в школе, Хейли.
   Ни в чем не повинная дверь купе с грохотом захлопнулась. Первый раунд он проиграл. Ну, ничего, ничего... Это только начало.
  

* * *

   Отсутствие Селима заметили сразу. Но ничье любопытство не было удовлетворено. Перед ужином Дамблдор просто объявил райвенкловцам, что Баранди здесь больше учиться не будет, а Халифа вообще не собиралась ничего никому объяснять.
   Однако, покой, на который она рассчитывала, ей только снился.
   Во время ужина начали стремительно распространяться слухи о том, что турецкий "женишок" таковым уже не является. Через пять минут у тарелки Халифы появилась записка, девушка недоуменно развернула ее.
   "Хейли, это правда, что ты теперь свободна? У меня есть шанс? Энтони Рейк"
   Это был хаффлпаффец с седьмого курса, который еще при Селиме пытался привлечь ее внимание. Красавчик, любимец девчонок, не затрудняющий себя всякими мелочами вроде нерешительности, долгих ухаживаний и каких бы то ни было обязательств. Халифа пренебрежительно бросила послание на стол и снова принялась за еду, удивляясь своему внешнему спокойствию. Раньше она от подобных поползновений сблизиться краснела до пощипывания в щеках... Словно ужас, пережитый на каникулах, убил в ней всю прежнюю чувствительность. "Свободна..." Как жестоко...
   У тарелки появилась еще одна записка. Халифа проигнорировала ее, а Панси развернула.
   - Ну правильно, зачем спрашивать? Пора предлагать, - прокомментировала она. Похоже, ее это развлекало.
   Халифа с безразличным видом продолжала есть. А Панси уже шелестела новой бумажкой:
   - Надо же, какой настойчивый!
   - Кто это вам все пишет? - наконец, соизволил обратить внимание Малфой.
   - Это для Хейли, - ответила Паркинсон. - Приглашение на свидание. Торопится, чтобы никто не опередил...
   Малфой резко сузил глаза.
   - Accio!
   Он прочитал записки, презрительно скривившись и бросив в сторону хмурый взгляд, очевидно, в поисках автора.
   - Драко, а тебе зачем? - удивилась Панси.
   Приподняв бровь, Малфой демонстративно уничтожил записки и уставился на Халифу. Но она нарочно не обращала на него никакого внимания, неторопливо расправляясь с десертом.
   - Что это значит, Хейли? - таким голосом Малфой обычно вгонял Кребба и Гойла в мгновенный ступор.
   Девушка, все так же не глядя на него, равнодушно пожала плечами.
   - Ваши традиции ухаживания примитивны до безобразия.
   - Драко, какое тебе дело до ее записок? - фыркнула Паркинсон. - Она теперь свободна и может встречаться с любым...
   - Панси... - раздраженно пробормотала Халифа. - Не надо так говорить. Я не собираюсь ни с кем "встречаться". У нас это не принято.
   Та удивилась и явно хотела расспросить подробнее, но Малфой резко прервал ее:
   - Вот именно! Ни с кем! Она уже не свободна!
   - Драко... - еще более раздраженно прошипела Халифа, наконец, взглянув на него. - Не надо...
   - Ну почему же? - ухмыльнулся он.
   - А что такое? - завертела головой Миллисент.
   Малфой откинулся на спинку стула, сложив руки на груди. Этот раунд определенно останется за ним!
   - Думаю, стоит рассказать всем и сразу...
   Халифа раздосадовано вздохнула. Что за неуемная тяга устраивать представления!
   В эту минуту в Большой зал влетели две совы. Некоторые удивленно покосились на птиц - сразу по приезде из дома сову обычно посылали только вечно рассеянному Лонгботтому, но тот свою уже получил. Совы подлетели к слизеринскому столу, одна села рядом с Малфоем, другая - с Дасэби. Оба одновременно сняли свитки и одинаково нетерпеливо развернули их. Халифа прочитала свою записку, равнодушно хмыкнула и отбросила, а Драко с торжествующей усмешкой зажал свою в кулаке.
   - Ну вот, - сказал он, найдя и перечитав самую главную строчку. - Теперь это уже официально.
   Одноклассники уставились на них, ничего не понимая. Студенты, сидящие за соседними столами, и даже некоторые преподаватели тоже стали прислушиваться. Снейп направился к ним, желая выяснить, почему его студенты вдруг повскакивали со своих мест.
   Малфой поднялся, подошел к Халифе, взял ее под руку и самодовольно произнес:
   - Дамы и господа, позвольте представить вам мою невесту!
   - Что?! - взвилась Паркинсон.
   - Да, невесту, - Малфой явно наслаждался произведенным эффектом. - Наши отцы только что сообщили нам обоим, что мы официально помолвлены.
   Он повернулся к Халифе и, глядя ей в глаза, с довольным видом вздернул бровь. Стараясь не показать вида, как ее все это забавляет, Халифа вызывающе скопировала его коронную ухмылку, думая про себя: - Хочешь зрелищ, Драко? Будут тебе зрелища... Мало не покажется.
   Оглянувшись, она заметила, с какой яростью смотрят на нее Панси и Миллисент, и ей стало совершенно ясно, что теперь ей и поговорить не с кем будет. В поисках поддержки она посмотрела на подошедшего декана, и наткнулась на холодный, непроницаемый взгляд.
   - Поздравляю, - коротко произнес он и вернулся к своему столу.
   Халифа вздохнула. Похоже, новость обрадовала только Малфоя.
   Снейп сел на место и уткнулся в свою тарелку. Дамблдор, лукаво улыбаясь, наклонился к МакГонагалл, и что-то тихонько сказал ей. В этот момент в зале стало более-менее тихо, и зельевар четко расслышал два слова:
   - ...бедный Драко...
   Снейп чуть не подавился.
  

* * *

   Уже сидя на кровати в своей спальне старосты, Малфой, наконец, соизволил прочитать отцовское письмо полностью, постепенно меняясь в лице. К концу прочтения он уяснил себе три вещи:
   Первое. Хейли - его чрезвычайно драгоценная невеста, и он теперь обязан сдувать с нее пылинки и стоически терпеть все ее капризы. Ладно, не вопрос. Какие там могут быть капризы - она же дикая и нелюдимая. Правда, хорошенькая, так что можно пока и потерпеть.
   Второе. Вести себя с ней он должен точно как тот придурок Баранди, гори он в аду. То есть - быть предельно вежливым, смотреть на нее издали, вздыхать и пальцем не трогать. Что?! Как это, свою невесту - и не трогать?
   Третье. О, ужас! Все полтора года до свадьбы он обязан вести себя безупречно и хранить ей верность!
   "Что за бред! Я этого не выдержу! - в панике думал Драко. - Отец, мы так не договаривались!!!"
   Выскочив в гостиную, он нашел Халифу отбивающейся от нападок Паркинсон.
   - Панси, я не просила этого! Так решил мой отец. Я подчиняюсь его решениям.
   - Ты могла и отказаться!
   - Не могла. Не имею права.
   - Не понимаю... Тебе что, на родине не могли никого найти?
   - Да, я тоже кое-чего не понимаю, - встрял Малфой. - И сейчас ты мне это объяснишь, - произнес он, схватил Халифу за руку и потащил к себе в комнату. Как только он закрыл дверь, Халифа возмущенно оттолкнула его.
   - Что ты себе позволяешь?! Невеста - еще не жена. И ты обязан относиться ко мне с уважением, как велят наши законы.
   - Мне нет дела до ваших законов, - презрительно заявил он.
   - Вот как? - лукаво переспросила она. - А твой отец случайно не забыл предупредить, что тебе нужно будет сменить веру?
   - Как это? - не понял Драко. - На что сменить? Зачем?
   Халифа скривилась. Этот красавчик не имел ни малейшего понятия о ее жизни, традициях, вере, но всегда был готов с издевкой над ними посмеяться. Что ж, может и ей теперь стоит немного поиздеваться над ним?
   - Мусульманка не может выйти за неверного, - деловито пояснила она. - Тебе придется принять ислам.
   Малфой забеспокоился.
   - Что, правда? - И тут же напустил на себя безразличный вид. - Ну и что, подумаешь, ерунда какая...
   Девушка злобно усмехнулась. Гулять - так гулять.
   - Ах да... тебе еще и обрезание сделать придется...
   Лицо Драко вытянулось.
   - Обрезание?!!
   - Ага, причем прилюдно, в главной мечети... - она злорадно хихикнула и убежала к себе.
   Ночью Драко несколько раз просыпался в холодном поту, испуганно ощупывая себя. Ему снился один и тот же кошмар - бородатый старик в огромной чалме и с тупыми ножницами...
  
  

Глава 10.

  
   В морозном февральском небе ярко сияла полная луна, освещая вековые стены Хогвартса, и струилась воздушным серебром в окна школьных спален, усердно изгоняя неспокойные сны. Но блеск ночного светила не проникал в холодные, сырые подземелья. Потому-то в студенческих спальнях Слизерина в этот поздний час не спали всего трое.
   Грегори Гойл мучился несварением, то и дело навещая обитель великих раздумий. (Хотя, по определению, трудно найти два более несовместимых понятия, чем Гойл и раздумья.)
   Драко Малфой метался по своей спальне, то злясь, то жалея себя. Этим вечером он в очередной раз повздорил со своей ненаглядной невестой, глаза б на нее не глядели. Черт бы побрал отца с его планами! Он устроил все совсем не так, как надо было! "Сын, я видел, как она учтива и послушна..." Ага, так то ж со своим папашей! Кто ж знал, что эта милая, тихая, скромная волоокая газель может быть такой злобной, язвительной, капризной стервой? Казалось, ей доставляет удовольствие издеваться над ним, спорить по любому поводу и просто так. Достаточно вспомнить хотя бы ту злобную шутку с обрезанием... А ведь он почти поверил! А она и не подумала не то что извиниться, но и просто объяснить. Подходить к девушкам для чего-либо еще, кроме разговоров, Драко стал опасаться еще две недели назад. Да еще этот чертов удав... Он точно следит за ним. Стоит только какой-нибудь девушке зайти в его спальню (за книгой, честное слово!), как он уже тут как тут, пошипит и уползает, однозначно - ябедничать.
   На шестьдесят третьем круге Драко, наконец, начал успокаиваться. Кто знает, может, она так испытывает его? Отец предупреждал Драко, что Дасэби - тот еще фрукт, себе на уме. И дочка не лучше. Ее, видать, родители избаловали нещадно, да и претендентов на руку, сердце, чистую кровь и пятнадцать миллионов галлеонов и без Малфоев предостаточно. Хм... что там еще для нее припасено... дворец на берегу Средиземного моря... целые сундуки драгоценностей, подаренных заботливым папашей... Ну, по сравнению с основным капиталом, это мелочи... Хотя, насколько ему уже стало известно, на Востоке большое приданое вообще дают редко. Наоборот, жених должен заплатить за невесту ее родителям. Дасэби скорее исключение. Чтобы дочка жила так, как привыкла... Ха, да на ее приданое десяти поколениям Уизли можно жить припеваючи, ни в чем не нуждаясь,! Черт, отец, как всегда, оказался прав! Несмотря ни на что, она - самая лучшая партия из всех возможных. Так сказать, приятное с полезным. Но столько терпеть...
   Но если разобраться, их ссоры довольно предсказуемы. Ведь с той девчонкой Драко тогда все-таки обжимался, за что и получил. Еще легко отделался на первый раз. Она вполне могла бы послать его куда подальше. А это ему невыгодно. Ну ничего. Малфои умеют ждать.
   "О, Мерлин, а что я потом буду с ней делать?"
   Драко вздохнул. Не верьте, когда говорят, будто восточные женщины тихи и покорны с мужьями. Плюньте в глаза тому, кто вам это скажет. Это только внешняя сторона, для непосвященных. На самом деле они всегда гнут свою линию и все делают по-своему. Умеют ведь, гадюки...
   "Мерлин, и зачем я только ввязался во все это? И ведь еще даже понятия не имею, за что так страдаю... Чертова недотрога!"
   Драко плюхнулся на кровать и откинулся на подушку.
  

* * *

   Халифа тоже лежала без сна, рассеянно разглядывая складки на пологе над кроватью. После этих ужасных каникул ее жизнь стала напоминать дрянной спектакль. Ее все больше беспокоило самочувствие. Стала постоянно кружиться голова и по ночам вместо привычного уже холода донимала жара. Необъяснимо резкие перепады настроения перемежались вспышками агрессии. Стало трудно сосредотачиваться на учебе, и оценки становились все хуже. Пропал даже интерес к Зельям. Она начала дерзить профессорам, теряя факультетские баллы; о студентах и говорить нечего. Даже не пытаясь сдерживать эмоции, Халифа выплескивала их на окружающих, но и это не помогало. Настроение стало постоянно мрачным, а по ночам приходили кровавые кошмары. Днем продолжались регулярные бессмысленные стычки с женихом.
   Она горько усмехнулась. Как нелепы все эти словесные дуэли, ссоры на пустом месте. Да плевать ей на всех его девчонок, на его ущемленную гордость и муки воздержания. Она нашла себе прекрасную отдушину, куда могла сбрасывать накопившиеся негативные эмоции.
   Драко... Халифа прекрасно видела, как ему тяжело. Он не понимал ее надуманных капризов, не видел смысла в ее неприступности, злился оттого, что был вынужден играть по ее правилам. Временами Халифе даже становилось немного жаль его. Но чаще ее переполняло презрение. Она прекрасно знала, что нужно от них этой семейке. Но Малфои понятия не имеют, во что ввязываются. Они не знают последствий, не готовы к ним...
   Баранди знали... Как и все на их родине, кому положено знать. Отец писал, что никто и не подумал отказаться от сватовства. Все ждут. Того, кто знает, не введешь в заблуждение так просто. Уловка против Исмаила - помолвка с Малфоем - мыльный пузырь, и на ближайшие полтора года Халифа - по-прежнему самая завидная партия из старых династий магической Турции.
   Драко в любом случае ей не пара. Они не смогли бы ужиться вместе, они слишком похожи. Оба эгоистичны и самоуверенны, оба капризны и неукротимы. Драко не приучен считаться с женщиной, а Халифа не согласна подчиняться ему. Они без конца будут пытаться подавить друг друга, и в итоге плохо будет обоим.
   И если этот брак по иронии судьбы вдруг все же состоится, девушка была уверена, что сумеет подчинить себе мужа без особого труда. Ему придется уступать ей, хотя бы только затем, чтобы не провоцировать ее гнев. И похоже, Драко уже начинает это осознавать. И потому злится. Он надеется отыграться в будущем, но не уверен, что оно у них есть.
   Халифа села и подтянула колени к груди. Как редко она стала танцевать! А зря, ведь тогда и бедному Малфою жилось бы значительно легче... Танцы помогали ей забыться, снять стресс, вспомнить о ее истинной жизни. И утомиться достаточно, чтобы спать без сновидений.
   Девушка решительно встала и принялась переодеваться.
   Выйдя из гостиной, она обнаружила в коридоре Пивза. Он довольно закудахтал, кувыркаясь через голову.
   - Привет, детка, я так соскучился!
   - Тихо! - сердито шикнула на него Халифа. - Ты что, опять ждал меня?
   - Я каждый день тут жду, - уморительно кривляясь, зашептал он. - Только ты почти перестала ходить.
   Пройдя несколько шагов, девушка услышала шарканье шагов и бормотание.
   - Филч! - ахнула она, и кинулась обратно. Но Пивз помчался навстречу завхозу, выскочив перед самым его носом, сорвал у него с головы ночной колпак и стремительно взлетел внутри лестничного колодца. Филч, изрыгая проклятья, поплелся вверх по ступенькам.
   Халифа внимательно прислушалась. Судя по всему, Пивз сегодня снова зашвырнет любимый головной убор завхоза на Астрономическую башню. Эта беготня надолго. Можно спокойно идти.
  

* * *

   Она быстро шла по тускло освещенному коридору, отсчитывая двери. Семь, восемь... теперь налево... Справа в стене открылась глубокая темная ниша. Когда Халифа поравнялась с ней, из темноты раздался тихий шорох. Девушка притормозила и нерешительно окликнула:
   - Кто здесь?
   Шорох стал громче, появилась какая-то тень. Халифа на секунду подумала, что это привидение. Но тут человек вышел на свет, и оказался мужчиной в дорогом кафтане.
   О, Аллах, это опять он! Здесь?!
   Князь Исмаил Задейни...
   Девушка, ахнув, отшатнулась назад, Исмаил шагнул следом, свирепо оскалясь.
   Побледнев как смерть, Халифа подняла палочку:
   - Impedimenta!
   Заклинание не подействовало.
   - Petrificus totalus!
   Исмаил продолжал идти, словно зомби, сжимая в руке кривой нож.
   - Stupefy!
   Никакого эффекта.
   - Incendio!
   Бесполезно. Девушка задрожала от страха. Палочка заискрилась.
   - Diffindo!
   Заклинание словно прошло насквозь, раскрошив выступ сырой стены подземелья.
   Халифа отбросила бесполезную палочку и выхватила из-за пазухи кинжал. Взмахнула им и с визгом набросилась на князя, изо всех сил ударив его в грудь. Кинжал вонзился между камнями за его спиной, а перепуганная девушка без чувств упала на пол.
   Зуми выскользнул из-под мантии и коснулся раздвоенным языком ее лица. Хозяйка не шевельнулась, и он быстро пополз в сторону слизеринской гостиной.
   В комнате никого не было. Удав направился в спальню старосты. Малфой сидел на кровати, снимая носки.
   - Эй, гад ползучий! - окликнул он змея. - Ты что тут делаешь? Видишь, я один. Брысь!
   Зуми замер в центре комнаты, настойчиво зашипев.
   - Брысь, я сказал! - Драко запустил в него ботинком.
   Удав вернулся к двери и снова посмотрел на юношу.
   - Пошел вон!
   Зуми подчинился. Он не настолько глуп, как думают некоторые люди. Сами они дураки.
   Здесь нечего ждать помощи. Надо найти его... того, кто понимает...
   Удав заторопился к гриффиндорской башне.
  

* * *

   Снейпу сегодня тоже не спалось. Он допоздна заработался в лаборатории, пополняя запасы обезболивающего зелья по просьбе мадам Помфри. Вскоре после отбоя в пустом камине вспыхнуло зеленое пламя и появилось встревоженное лицо Дамблдора.
   - Северус, кое-что случилось. В подземелье только что был сильный всплеск магической активности. Похоже на дуэль, короткую и весьма бурную.
   Зельевар аккуратно положил медную ложку и вооружился палочкой. Дамблдор торопливо добавил:
   - Это не в спальнях, а где-то в коридоре. Возможно, студенты вышли потренироваться. Но ты все-таки проверь. Если что - дай знать.
   Снейп стремительно направился к дверям.
  

* * *

   - Змея!
   Гарри оглянулся на возглас Рона.
   - Где?
   - Вон там!
   - Да это же Зуми! Что он здесь делает?
   Не успели они подбежать к удаву, как тот немедленно заполз на ногу Поттера и зашипел. Гарри замер, прислушавшись.
   "...беда... она в беде... помоги..."
   - Он сказал "она в беде" ...
   - Кто "она"? - спросил Рон. - Дасэби?
   - Наверное... Зуми, где она?
   Удав соскользнул на пол и пополз к выходу.
   - Может, лучше сказать кому-нибудь? - предложил Рон.
   - Кому? Снейпу? Лучше сначала узнать, в чем дело, - и они побежали следом за змеей.
   Зуми привел их в подземелья. Здесь юноши невольно убавили шаг и тут же безнадежно отстали.
   - Куда теперь? - почесал затылок Рон, стоя на развилке коридоров. - Надо было взять карту Мародеров...
   - Может, налево? Зуми! Зу-уми-и!
   Они свернули налево и... столкнулись со Снейпом. Мастер зелий побелел от гнева.
   - Поттер! Уизли! Что вы делаете после отбоя вне своей гостиной? Что вы забыли в подземельях? Чего вы орете? Что вы опять затеяли?! И что вы уже натворили?!
   Ребята уставились на профессора, соображая, как бы удрать. Но особого смысла в этом уже не было и пришлось сказать правду.
   - Ээ... Профессор, мы ничего такого не делали. Мы ищем удава, - произнес Гарри.
   - Какого удава?
   - Удава Дасэби, Зуми, - сказал Рон. - Он приполз к нам и позвал Гарри на помощь. Сказал: "она в беде" ...
   - Это он привел нас сюда, мы только шли за ним...
   - А потом мы отстали и потеряли его...
   Глаза Снейпа потемнели.
   - Возвращайтесь в свою спальню. Я сам разберусь.
   - Но, сэр, вы же не знаете, где она...
   - Мистер Поттер, я и без вас как-нибудь смогу найти свою студентку в подземельях! Идите!
   Юноши отошли за угол и увидели, как Снейп быстро свернул направо.
   - Он знает, куда идти, - прошептал Рон.
   Не сговариваясь, они устремились за ним. Надо же, он даже баллы с них забыл снять!
  
   Снейп торопился. Полчаса назад он слышал, как Пивз с маниакальным упорством заманивал Филча на верхние этажи. А это означало только одно... Мастер зелий быстро миновал большой коридор, и свернул влево, в тот проход, к заброшенным классам, куда он заглянул однажды в поисках нарушителей, а вместо этого набрел на удивительное зрелище, получив незабываемые впечатления... Что же могло случиться?
   На усыпанном каменными осколками полу у раскрошенной стены лежала Халифа, а удав ласково трогал ее щеку раздвоенным язычком. Снейп склонился над девушкой, прислушиваясь к дыханию. Послышались шаги, и из-за угла вынырнули Поттер и Уизли. Наткнувшись на зельевара, ребята, растерявшись, встали, как вкопанные.
   - Вы еще здесь? - рявкнул профессор. - Зачем вы пошли за мной?
   Гарри не придумал ничего лучше, чем ткнуть пальцем в Зуми и с радостной улыбкой невинно сообщить:
   - Сэр, мы нашли удава!
   - Что с ней? - спросил Рон, пользуясь замешательством профессора, озадаченного наглостью Поттера.
   - Не знаю, - буркнул Снейп. - Похоже на обморок. Mobilicorpus, - произнес он, и тело девушки поднялось в воздух, поплыв следом за профессором.
   - Идите спать!
   - Но это же мы вам сказали ... Без нас никто бы не узнал...
   - Мы только хотим убедиться, что все в порядке...Ведь все равно по пути...
  
   Снейп опустил бесчувственную девушку в кресло и, наклонившись, провел над ней палочкой:
   - Enervate.
   Веки Халифы дрогнули и приоткрылись. Увидев над собой темный силуэт, она вскрикнула и сжалась в комок.
   - Дасэби, это я! - профессор взмахнул палочкой и факелы засветили ярче. Руки девушки опустились.
   - О, Аллах! Простите, эфенди... Я думала, это он...
   Гарри и Рон переглянулись. Снейп насторожился.
   - Что вас так напугало? Кто - он?
   Халифа вскочила и вцепилась в рукав его мантии.
   - Он здесь! Он нашел меня! Он добрался до Хогвартса! - от волнения она перешла на турецкий.
   - Успокойтесь сейчас же! - Снейп снова усадил ее в кресло. - Говорите по-английски, я вас не понимаю. Расскажите все сначала и по порядку.
   Девушка сцепила руки и, уставившись на побелевшие пальцы, сбивчиво заговорила:
   - Я шла по коридору... - она осеклась: не рассказывать же, куда именно. - Я... заблудилась.
   Она покосилась на профессора - а ну, как спросит, что она делала в коридоре после отбоя? Однако...
   - Ладно, допустим, - хмуро бросил он. - Кого вы встретили?
   - Князя Исмаила Задейни...
   - Кого? - хором спросили Снейп, Рон и Гарри.
   Халифа обреченно закрыла глаза и еле слышно прошептала:
   - Того, от кого меня спрятали в Хогвартсе...
   - Что за ерунда, - фыркнул зельевар. - Здесь нет посторонних, и быть не может.
   - Он прятался в глубокой нише... И набросился на меня из темноты...
   - У вас была дуэль? - быстро произнес профессор.
   Губы девушки задрожали.
   - Это только я... Но ни одно заклинание его не тронуло ... Как же так?
   Снейп машинально повертел в руках палочку. Кажется, он начал что-то понимать.
   - Скажите, вас в Эль-Муфди случайно не учили уничтожать боггарта?
   Она растерянно посмотрела на него.
   - Боггарта? Это кто?
   - Эта тварь превращается в то, чего ты больше всего боишься, - встрял Рон. - В паука, например...
   - Ах, это... - Халифа что-то произнесла по-турецки. - Учили, конечно, но... Мой боггарт совсем не такой.
   - А какой он у тебя? - поинтересовался Гарри.
   Девушка уставилась в пространство.
   - Искры... Разряды... Летящие в меня осколки хрусталя... впиваются в тело... - Она передернулась.
   - Он вполне мог измениться, - произнес Снейп, покачав головой. - Если появилось что-то или кто-то, кого вы начали бояться гораздо сильней.
   Глаза Халифы наполнились слезами.
   - Вы правы, эфенди. Это было так давно...
   Снейп устало вздохнул.
   - Профессор, сэр, - повторил он уже по привычке. - Идемте, разберемся с ним вместе.
  
   Когда они приблизились к нише, Халифа снова занервничала.
   - Вон там, в углу.
   Снейп поднял палочку.
   - А где ваша?
   Девушка подобрала свою палочку на полу у стены.
   - Что это? - раздался голос Гарри. Он стоял у ниши, разглядывая торчащий из стены кинжал.
   - Это... - Халифа потупилась. - Я же не знала, что это боггарт...
   - Ты набросилась на свой кошмар с кинжалом? - озадаченно спросил Рон.
   - Ну... да. Заклинания же не помогли...
   - Неужели никак нельзя было позвать на помощь, сбежать, наконец? - сердито спросил Снейп. - Вы же не в пустом замке. Что за манера такая - воображать себя героиней? Хватит нам и одного такого, - он покосился на Поттера.
   Халифа опустила голову, проклиная себя за глупость. Наставник снова оказался прав.
   Гарри тем временем выдернул кинжал.
   - Ого, магическая заточка. Становится острее с каждым использованием...
   Снейп воздел глаза к потолку.
   - Дасэби, интересно, зачем вас учили магии? Чтобы вы оборонялись кинжалом?
   Она смутилась и попыталась оправдаться:
   - Я же говорю - заклинания не подействовали. С настоящим князем я бы справилась. Оба раза, когда мы с ним встречались лицом к лицу, я оказывалась без палочки. Он старался не допустить, чтобы я пользовалась магией, боялся, ведь сам он почти сквиб.
   Снейп как-то странно посмотрел на нее, потом отвернулся, взял у Гарри кинжал и поднес лезвие к глазам.
   - Закален в зелье Градистермис, - со знанием дела сказал он. - Отменная работа.
   Девушка кивнула.
   - Он изготовлен Амманом Дишайви - лучшим магоружейником Дамаска.
   Профессор полюбовался инкрустированной крупными изумрудами рукояткой в виде обвившейся вокруг стали серебряной змеи и вернул кинжал Халифе.
   - Начинайте.
   - Я? - Халифа испуганно прижала к груди кинжал.
   - Конечно. Мы посмотрим на вашего... Исмаила. Вам не помешает научиться его не бояться.
   Девушка подняла палочку, шагнула вперед и опять остановилась.
   - Я не могу представить его смешным.
   Снейп начал терять терпение.
   - Ладно, вы выманите его, а мы прикончим. Поттер, Уизли, подходите.
   Халифа замерла, когда боггарт в облике князя Исмаила выплыл из ниши. Он снова яростно оскалился. Но девушка чувствовала за плечом поддержку наставника, и уже не боялась. И вдруг у ног "князя" появился связанный юноша.
   - Баранди! - ахнули ребята.
   "Исмаил" схватил "Селима" за волосы и, запрокинув ему голову, полоснул ножом по горлу. Почти реальная кровь хлынула пульсирующими потоками, обрызгав Халифу, и заструилась к ее ногам.
   Девушка истошно завизжала и упала на колени. В то же мгновение все четыре палочки, зашипев, вспыхнули и соединились тонкой ослепительной ультрамариновой дугой. Легкая ударная волна взметнула всем волосы и одежду. Стены подземелья чуть дрогнули и с потолка посыпалась каменная крошка.
   От неожиданности Рон выронил палочку. Боггарт, воспользовавшись всеобщим смятением, снова спрятался.
   Снейп ошарашено уставился на свою палочку. Затем медленно перевел взгляд на девушку.
   - Магическая возбудимость? - тихо спросил он.
   Она, рыдая, кивнула.
   Профессор подхватил ее и оттащил подальше от ниши.
   - Уизли, вперед!
   Рон быстро разобрался со своим "любимым" пауком и они вернулись в кабинет, поддерживая по бокам Халифу, которая все еще продолжала рыдать. "Кровь" на ее одежде исчезла. Профессор разжег камин и подал девушке кубок с водой.
   - А что такое магическая возбудимость? - спросил Гарри. - Я об этом никогда не слышал.
   - Меня это ничуть не удивляет, Поттер, - ответил Снейп. - Я был бы потрясен, если бы вы о ней знали.
   - Я тоже не знаю, - возмутился Рон.
   Профессор укоризненно покачал головой.
   - Вы мало читаете. В Европе это практически искоренили еще в средневековье. А на Востоке не было таких гонений на колдунов. Магическая возбудимость в различных вариациях проявляется только в некоторых очень старых династиях. Это способность эмоционального воздействия на магические предметы и артефакты, как правило, передающаяся по наследству. Расспросите Грейнджер - не сомневаюсь, она сможет рассказать вам подробнее.
   - Отчасти правильно, - пробормотала Халифа, нервно сжимая кубок. - Это есть у всех Дасэби, но у некоторых проявляется очень сильно. Наследство джинна. Разрушительная сила гнева и отчаяния. Палочки реагируют на сильный выброс негативных эмоций. Все члены нашей семьи полжизни учатся контролировать эту способность, - она помолчала, глядя в огонь камина. - Первые Дасэби творили магию разрушения без волшебных палочек и без гнева. Мой предок джинн мог вызвать смерч в пустыне одним движением пальца.
   - Круто! - воскликнул Рон. - Мне бы так!
   - Что ты говоришь?! - вскинулась Халифа. - Это наше проклятие! Все дети из магических семей впервые проявляют конструктивную магию, а мы - разрушаем. В четыре года я разнесла отцовскую лабораторию, чуть не убив и его, и себя.
   - Поэтому ты раньше боялась осколков? - тихо спросил Гарри.
   - Да. - Халифа не могла остановиться. - Я всю жизнь боялась своего гнева. Боялась горевать. Боялась натворить беды. Боялась бояться. Папа учил меня сдерживать эмоции, а пока я была маленькой, он всегда давал мне особое успокаивающее зелье прежде чем сообщить что-то плохое. Когда умер дедушка, меня погрузили в сон на три дня - чтобы никого не убила.
   - Ничего себе... - Рону уж явно расхотелось обладать этим даром.
   - Я не одна такая... Полторы тысячи лет мы заключаем браки с сильными магическими родами, чтобы подавить эту наследственность, но раз в несколько поколений происходят все новые всплески. Гены - упрямая вещь.
   - А если выйти замуж за маггла?
   - Ни в коем случае! В начале девятого века одна из Дасэби вышла замуж за мужчину, прадедом которого был маггл. Это стало кошмаром для их детей. Они вообще не могли контролировать магические вспышки, сжигая самих себя, и большую часть их недолгой жизни им пришлось провести в наркотическом сне. А потом эта генеалогическая ветвь была обрублена начисто. С тех пор мы очень тщательно выбираем супругов, чтоб каждому предшествовало не меньше десяти чистых колдовских поколений.
   Она снова всхлипнула.
   - Менее родовитые семьи считают нас снобами, брезгующими маггловской кровью, а проклятие считают красивым оправданием. Вот и Исмаил-бей...
   - Но для древних семейств это не важно, - глухо проронил Снейп. - Они только рады породниться со старой династией...
   Халифа снова вспомнила Селима и расплакалась.
   - Не плачь, - сказал Рон. - Ведь все уже позади.
   - Да уж... - едко произнесла девушка. - Сейчас рядом были четыре палочки... А сколько их во всем замке? Хогвартсу еще повезло, что я не сердилась, а только испугалась. Боггарт всего лишь показал мое самое страшное воспоминание...
   - Воспоминание? - нахмурился Снейп. - Так Баранди действительно погиб? Исмаил зарезал его?
   Девушка закивала, глотая слезы.
   - Он перехватил нас по дороге домой, - севшим голосом пробормотала она. - Похитил нас в аэропорту и убил моего жениха. Вот почему Селим не вернулся. Вот почему я... - она достала платок и вытерла слезы, спрятав лицо.
   Гриффиндорцы ошарашено переглянулись. Кому рассказать - никто не поверит... Они слушали рыдания девушки и им снова и снова вспоминалась страшная картина - взмах ножа и будто лопнувший алый шов...
   - А почему воспоминание? - наконец, спросил Гарри. - Ведь боггарт показывает то, чего боишься.
   - Потому что она боится того, что последовало за случившимся, - лаконично ответил профессор.
   Он забрал у Халифы кубок и обратился к юношам:
   - Идите спать. Я отведу мисс Дасэби в лазарет.
   Гриффиндорцы с неохотой направились к двери. Зельевар догнал их и многозначительно произнес:
   - Надеюсь, будет излишним предупреждать вас, чтобы вы молчали о том, что сегодня увидели и услышали.
   - Ну, разумеется, - возмутился Гарри. - Мы же не идиоты.
   - Мы никому не скажем, - подтвердил Рон.
   Он бросил на девушку опасливо-сочувственный взгляд и вышел вслед за другом.
  
   Когда ребята ушли, Снейп выжидательно повернулся к студентке.
   - Пойдемте. Мадам Помфри даст вам чего-нибудь успокоительного. Я здесь ничего такого не держу.
   Халифа прерывисто вздохнула. Слезы уже иссякли, осталась только знакомая апатия и слабость.
   - Думаю, у мадам Помфри тоже не найдется подходящего средства, - пробормотала она. - У меня в спальне есть свое, специальное успокоительное зелье. Это семейный рецепт... Обычные наркотики на джиннов не действуют, - она шмыгнула носом. - Можно я лучше посижу здесь еще немножко? Все это, - девушка обвела рукой стеллажи с сосудами, - успокаивает меня гораздо больше.
   Снейп посмотрел на нее с удивлением.
   - Я ведь практически выросла в лаборатории, - со смущенной кривой улыбкой пояснила Халифа. - Такая обстановка заменила мне комнату для игр. Я здесь почти как дома.
   - Хорошо, - пробормотал Снейп. - Раз так, посидите.
   - Я ведь не мешаю вам, нет?
   - Нет, у меня есть незаконченная работа. Оставайтесь, сколько пожелаете.
   Профессор перешел в лабораторию и снова принялся за брошенное зелье. Да, еще надо приготовить ингредиенты для завтрашних занятий у второго курса. Столько возни, а он потратил много времени впустую. Хотя нет, не совсем впустую...
  

* * *

   Успокоившись, Халифа пошла в лабораторию, чтобы поблагодарить наставника и попрощаться. На пороге остановилась. Какая знакомая картина! Алхимическое таинство! Сразу вспомнился отец, потом Бизаль, и она тихонько улыбнулась. Анвар-эфенди в шутку называл ее "вечной дежурной" по кабинету алхимии - два последних года она исправно исполняла функции его помощницы, помогая готовить препараты для занятий у младших.
   Блуждая в приятных воспоминаниях, она подошла к профессору, торопливо орудующему за столом, и несколько минут заворожено наблюдала за привычными манипуляциями, любуясь его ловкостью. Тут он оглядел стол - явно в поисках церитовой настойки - и Халифа, не задумываясь, подала ему флакон, предусмотрительно откупорив пробку, чтобы он мог действовать одной рукой. Снейп удивленно покосился на нее:
   - Я вас не звал.
   Халифа словно очнулась, разом смешавшись.
   - Простите, профессор. Я машинально...
   Зельевар едва заметно усмехнулся. Интересно, можно ли как-нибудь привыкнуть к ее певучему произношению - два подъемных ударения в одном слове?
   - Можете навести порядок, если хотите, - он махнул рукой на соседний стол и вернулся к своей работе.
   Девушка безропотно принялась расставлять пробирки, сортировать разновесы, раскладывать все необходимые для урока ингредиенты по подносам, аккуратно составляя их по очереди в высокий ящик. Управившись с этим, посмотрела, что готовит Снейп, узнала стандартное обезболивающее зелье и, закончив с наборами для студентов, заодно нарезала для него добавляемый в конце корень папоротника. Потом, увлекшись, стала подавать ему уже заготовленные ингредиенты, не спрашивая порядок и не дожидаясь требований - она прекрасно знала этот рецепт. С каждой минутой она все больше оживала, чувствуя, как снова просыпается погасший интерес к учебе. И помог в этом такой знакомый процесс, совсем как в старые добрые времена...
   Снейп и сам бы прекрасно справился, он всегда предпочитал работать один; и он уже собирался сказать девушке об этом, но, подумав, все-таки промолчал. Тишина нарушалась лишь звяканьем посуды и бульканьем жидкости в котле. Не произнося ни слова, они работали вместе быстро и слаженно, понимая друг друга без слов.
   - Мисс Дасэби, - наконец нарушил молчание Мастер зелий. - Вы уже знаете, чем займетесь после школы?
   - Гм... вообще-то я думала продолжать учиться, стать колдомедиком-зельеваром. Это вполне приемлемо для женщины моего круга. Хотя, по традиции мне полагается сразу выйти замуж. Теперь я даже не знаю. Но, думаю, отец найдет мне нового жениха.
   Снейп чуть приподнял брови.
   - Нового? А как же Драко Малфой?
   Халифа презрительно повела плечами.
   - Раз уж вы теперь все знаете, расскажу больше - папа специально принял предложение Малфоев, чтобы я считалась помолвленной. Из-за князя Исмаила. Чтобы не подвергать опасности действительно подходящего мне жениха.
   - А Малфои, значит, что-то вроде прикрытия? - Снейп покачал головой, гася пламя под котлом. - Зря вы с ними связались. Люциус такого не простит.
   - Ну, они сами напросились. Люциус-эфенди знает о том, что Селим погиб. И его это не пугает...
   - Знает? - Снейп сразу насторожился. - Это ваш отец сказал ему об этом?
   - Я не знаю, я была не в состоянии... Малфои посватались почти сразу после его смерти и папа согласился. Я буду считаться невестой Драко, пока Исмаила не найдут и... - Халифа поежилась. Неудивительно, учитывая, что на ней надето под мантией... - Холодно тут... Я пойду. Спокойной ночи, профессор.
   - Спокойной ночи, - когда она уже была у дверей, окликнул: - Мисс Дасэби?
   - Да?
   - Запомните раз и навсегда, что блуждать по замку ночью запрещено. Вы сами убедились, как это может быть опасно. Особенно для вас, с этой вашей возбудимостью, да и для всех остальных.
   Девушка опустила голову, но Северус успел заметить тщательно завуалированное упрямство.
   - Да, сэр.
   Снейп невольно ухмыльнулся. Эти слова прозвучали как "спасибо, я буду осторожнее".
   - И еще...
   - Да?
   - Благодарю за помощь. Я бы долго еще возился.
   Халифа просияла.
   - Это вам спасибо... за то, что позволили. Мне так этого не хватало!
   Дверь мягко закрылась и тихие щелчки шлепанцев по пяткам быстро растворились в ночи.
  
  

Глава 11.

  
   Первый день марта выпал на субботу. Природа, словно почуяв приближение весны, подарила ясный, солнечный день. Началась капель, яркое небо слепило глаза. Уже по-весеннему теплые, золотые лучи лились в окна, освещая танцующие в воздухе пылинки. Сидеть над книгами решительно не хотелось. Хотелось от души потянуться, помурлыкать, сделать что-нибудь... что-нибудь эдакое... Весна-а-а...
   Студенты толпой высыпали на улицу, кто-то побежал к озеру, кто-то затеял игру в снежки, а некоторые даже принялись валяться в сыром, ноздреватом снегу. Собираясь идти на обед, девушки, не сговариваясь, засунули в сундуки свои ежедневные мантии и принялись одеваться понаряднее. Что творит весна! Давно не было такого вдохновения.
   Халифа тоже поддалась магии природы. Напевая и пританцовывая перед зеркалом, она принялась переодеваться. Как ей надоело носить шерстяные вещи! За зиму она немного привыкла к холоду и теперь, с первым весенним теплом, ей захотелось снова надеть яркий шелк. Она достала из сундука прелестное муаровое платье цвета малахита, расшитое серебряными змейками, и такой же хиджаб. Невольно улыбнулась - цвета и знаки Слизерина... Широкое серебряное колье в виде сеточки, усыпанной мелкими изумрудами. Такие же серьги, достающие до самых плеч. Браслет и пара колец. Хватит.
   Панси, одетая в праздничную серебристую мантию, смотрела на нее, поджав губы.
   - А можно мне поносить что-нибудь из твоих украшений? Они такие... экзотические.
   - Да, пожалуйста, - Халифа подвинула к ней полный до краев ларец. Оживившись, Паркинсон принялась перебирать сверкающие драгоценности, не зная, что выбрать.
   - Мерлин, мне все хочется!
   Халифа улыбнулась. Как хорошо, что Панси снова разговаривает с ней...
   - Возьми не глядя, наугад. К этой мантии все подойдет.
   Во время обеда Халифа чувствовала на себе пристальные взгляды со всех сторон. Малфой тоже смотрел на нее, все больше хмурясь.
   - Хейли, прекрасно выглядишь, - наконец, протянул он.
   - Спасибо, Драко, - неожиданно приветливо отозвалась она. Даже с улыбкой. Куда подевалась обычная холодная вежливость, граничащая с сарказмом?
   - Ты пойдешь сегодня в Хогсмид?
   - Конечно, пойду. Такой чудесный день. Я была там всего раз, и то не все посмотрела.
   Малфой хотел было заметить, "что можно было посмотреть с этим придурком", но вовремя сдержался. Похоже, настал благоприятный момент. Что ему стоит еще раз попытаться сыграть по ее правилам?
   - Не возражаешь, если я составлю тебе компанию?
   - Конечно, нет, Драко. Я буду только рада.
   Лицо Малфоя просияло, глаза заблестели. Какая она сегодня покладистая... Может, это начало перемирия?
   - Пойдем сразу после обеда? Ты будешь переодеваться?
   - Ты хочешь, чтобы я переоделась? - ее глаза игриво засияли. Да она кокетничает!
   - Нет! - выдохнул он. - Не хочу. Ты великолепно выглядишь!
   Девушка с улыбкой опустила глаза.
   О, Мерлин, неужели он выдержал свое испытание?!
   Да здравствует весна!
  

* * *

   После обеда все устремились в Хогсмид. Раскисшая дорога в деревню под вереницей ног быстро превратилась в скользкую кашу. Малфой предложил Халифе руку, и она охотно оперлась на нее. Весь сияя, воодушевленный юноша ускорил шаг, обгоняя других студентов.
   Девушка довольно улыбалась. Похоже, пряник пришелся ему по вкусу. Ну, не все же кнутом...
   В деревне Драко галантно принялся исполнять роль гида, чуть снисходительно показывая ей магазинчики.
   - Хогсмид, конечно, не Диагон-аллея, но и здесь тоже есть на что посмотреть.
   Он хотел даже сделать ей подарок, по ее вкусу. Но Халифа вежливо отказалась:
   - Подарки у нас принято дарить только женам.
   Малфой слегка удивился, но виду не подал.
   - Когда мы поженимся, - сказал он, притянув ее к себе за локоть и смерив хозяйским взглядом, - я буду осыпать тебя подарками.
   - Естественно, - улыбнулась Халифа. - Это станет твоей прямой обязанностью.
   - Хм... Мне по душе такая обязанность... - пробормотал юноша, попытавшись обнять ее за талию. Она выскользнула из его рук и направилась к "Трем метлам". Драко пошел следом. Внутри было полно посетителей и стояла страшная духота. Устроившись у окна, Драко снял теплую мантию, и Халифа тоже решила сбросить свой серебристый плащ.
   - Что тебе заказать? - спросил Драко.
   Халифа медленно расплылась в улыбке. Когда-то ей хотелось...
   - Я бы попробовала... сливочное пиво...
   Драко усмехнулся.
   - Вам же запрещено употреблять алкоголь. Это я закажу, если не возражаешь... Пока я не сменил веру...
   - Не возражаю, - весело отозвалась она. - И мне тоже. Мне сегодня хочется нарушать правила...
   Эта небрежная фраза неожиданно взволновала его и заронила в сердце смутную надежду. Может, она сегодня решит нарушить все правила? О, Мерлин, неужели?! Наконец-то!
   Мадам Розмерта принесла им заказ. Халифа с любопытством пригубила напиток.
   - Ну как? - спросил Драко. Девушка пожала плечами.
   Потягивая пиво, юноша вернулся к начатому на улице разговору:
   - А что еще будет моей прямой обязанностью?
   Халифа мечтательно улыбалась. Солнце преломлялось в изумрудах, отбрасывая радужные блики на ее лицо.
   - Любить меня. Прощать меня. Восхищаться мной. Всегда уважать мои желания.
   Драко чуть склонил голову набок.
   - Выходит, только то, что я всегда делаю по отношению к самому себе. Ну, это несложно. Если ты всегда будешь такой, как сегодня, это будет только в радость.
   Ее улыбка стала коварной:
   - Тогда сделай так, чтобы всегда была весна.
   Глаза Драко искрились серебром.
   - А у тебя... будут обязанности? - спросил он.
   - Только одна, - прошептала девушка. - Разжигать огонь.
   - Огонь?.. - неуверенно переспросил юноша.
   - И поддерживать его. Всю жизнь.
   Когда Малфой понял, о каком огне идет речь, с его лица медленно сползла улыбка.
   "О, Мерлин, а чем же она тогда занимается сейчас?" Он потянулся через стол к ее руке, и Халифа позволила ему это прикосновение.
   - Какая ты горячая... - пробормотал он, переплетая с ней пальцы. - Просто пылаешь...
   Халифа отняла руку и взяла ею бокал. Драко пересел на другой стул - рядом с ней, ощутив излучаемое ее телом тепло. Этот аромат... как давно он начал преследовать его? Юноша впервые так близко видел ее глаза. Они были такими темными, что казались бездонными. На мгновение ему даже стало не по себе.
   - Почему ты... такая?.. - прошептал он, сам не зная, о чем спрашивает.
   - Я - джинн... - тихо ответила Халифа.
   Ее губы... и то, как она произнесла это слово... как оно перетекло в манящую улыбку...
   Опомнился он от толчка в грудь, когда Халифа отвела его руку от своего лица. Ему послышался разочарованный вздох.
   - Драко, на нас смотрят.
   - Пусть смотрят, - нетерпеливо бросил он и попытался ее обнять. Девушка высвободилась и вскочила.
   - Держи себя в руках, Драко.
   Стиснув пальцы отстраненной ею руки в кулак, юноша медленно откинулся на спинку стула.
   - Хейли, зачем ты меня постоянно дразнишь, да еще напрасно? - сквозь зубы процедил он. Как всегда, вразумительного ответа не последовало. Халифа встряхнула головой, зазвенев серьгами, и потянулась за плащом.
   - Мне не следовало пить. Эмоции нестабильны... Я хочу выйти на свежий воздух.
   Малфой терпеливо помог ей надеть плащ, как бы невзначай приобняв, но она снова ускользнула и пошла к выходу.
   По улице гуляли студенты, многие держали в руках пакеты со сладостями. Драко повел Халифу в кондитерскую, и по пути туда они прошли мимо недавно открывшейся лавки "Волшебные выкрутасы Уизли".
   - Сюда зайдем? - спросила девушка.
   Драко чуть поморщился.
   - Нам там нечего делать.
   - А я хочу посмотреть.
   - Это нельзя приносить в Хогвартс.
   - Я не собираюсь ничего покупать.
   Драко неожиданно ухмыльнулся.
   - Единственное, что я мог бы там купить - конфеты с любовным зельем. Для тебя. Чтобы ты стала ко мне благосклоннее.
   Она покачала головой.
   - Это нечестно, Драко. Огонь либо есть, либо его нет. И потом, на джиннов любовные зелья не действуют.
   Драко внимательно посмотрел ей в глаза. Они манили обманчивой глубиной.
   - Ты ведь врешь, да? Все время врешь... - забывшись, он снова потянулся обнять ее. - Не смей мне врать, а то я проверю это на практике. Ты даже не заметишь. А потом я приду... и ты меня не оттолкнешь...
   - Драко, отпусти меня. Мое согласие на эту прогулку еще ничего не означает. Пусти, я сказала! - девушка вывернулась у него из рук. Прохожие стали на них оглядываться, и Драко разозлился.
   - Может, не стоит устраивать сцен на улице? - прошипел он. - Тебе стало мало просто изводить меня, теперь потребовались еще и зрители?
   - А вот в таверне ты вел себя совсем по-другому, - едко парировала Халифа. - Там тебя не смущали чужие взгляды.
   Малфой помрачнел. Похоже, ему совсем не улыбалось выставить напоказ окружающим истинные отношения со своей невестой. А как все хорошо сегодня начиналось... Драко вздохнул и сунул руки в карманы.
   - Как же ты меня измучила, - пробормотал он, ссутулившись. - Тебе что, нравится издеваться надо мной?
   Черные глаза встретились с серебристыми.
   - Я вовсе не хотела мучить тебя, ты можешь быть свободен, - спокойно ответила девушка. - Делай что хочешь.
   Драко нервно поежился. Такой оборот дел его насторожил.
   - Э-э... Ты расторгаешь помолвку?
   - Расторгнуть помолвку может только мой отец, а никак не я. Но я не собираюсь тебя ограничивать. Можешь жить так, как жил раньше. Все остается в силе. Только не позорь меня... слишком явно.
   Малфой нахмурился. В нем стала закипать злость на турчанку за испорченный день.
   - Ты притворялась раньше, или притворяешься сейчас? Ты специально меня изводишь! Дразнишь и отталкиваешь...
   Халифа прищурилась и отступила на шаг.
   - Я что-то не пойму, Драко, чего ты от меня хочешь? Моего приданого, чистой крови или все-таки любви?
   - Мне нужно все! - проорал он ей в лицо, резко развернулся и стремительно направился в сторону Хогвартса.
   "Разжигать огонь..." Черт бы ее побрал! Вместе с этими глазищами...
   Зараза! Змеюка! Избалованная стерва!
   "...любви?" Да какой, к дьяволу, любви?!
   "Делай все, что хочешь..." Ты прекрасно знаешь, чего я хочу!
   Отцу написал, он все устроил, чего еще тебе надо?! Чертова недотрога!
   Драко задыхался от злости, а дорога почему-то расплывалась перед глазами. Это все солнце... оно слепит его... Солнце и снег...
  

* * *

   Халифа постояла немного, глядя вслед Драко, а потом повернулась к лавке розыгрышей, машинально разглядывая яркую витрину. Ей было грустно и немного стыдно за свое поведение. Это все пиво... и весна.
   "Мне уже начинает надоедать эта игра".
   И зачем только отец принял их предложение? Здесь, в Хогвартсе, она и так в безопасности.
   Ее внимание привлек громкий хохот. По улице приближалась группа знакомых гриффиндорцев. Впереди всех шагал Рон Уизли, держа в руках охапку разных сладостей. Вид у него был на редкость торжественный. Подойдя к лавочке, они остановились у дверей.
   - Дасэби? - Рон повернулся к девушке у витрины. - Ты одна? А куда делся твой Малфой?
   - Вернулся в школу, - тихо ответила она. Гриффиндорцы столпились рядом, и ей стало неуютно. Из всех взглядов доброжелательными были только взгляды Рона и Гарри, да, пожалуй, еще Гермиона смотрела почти дружелюбно. Остальные хмуро глазели на слизеринку. Невесту Малфоя...
   - Почему ты стоишь на улице? - спросил Рон. - Заходи, там сейчас будет какой-то сюрприз в мою честь.
   - Рон! - одернула его рыженькая девушка, очевидно, сестра. Халифа вспомнила - Джинни... да, Джинни Уизли.
   - А что такое? - возразил ее брат. - У меня сегодня день рождения. Приглашаю кого хочу.
   - О, поздравляю! - попыталась улыбнуться Халифа. Вышло не очень убедительно.
   Гарри наклонился к Джинни и что-то зашептал. Та возмутилась:
   - Может, вы еще предложите проводить ее назад, в школу?
   Гриффиндорцы зашли в лавку, а Гермиона задержалась. Оглянувшись на Халифу, она сказала:
   - Не обращай внимания. Джинни просто не любит Малфоя. Ты и правда можешь потом вернуться в школу вместе с нами.
   - Спасибо, - тихонько прошептала ей Халифа.
   - Не за что, - отозвалась Гермиона. - Я не позволю ей испортить такой хороший день какой-то глупой ссорой, - она усмехнулась. - Мы видели, как вы с Малфоем скандалили на всю улицу.
   - Послушай, если я вам мешаю...
   - Ничего подобного. Магазин же не наша собственность? Идем.
   Войдя внутрь, Халифа огляделась по сторонам. Надо же, какое любопытное местечко! Столько всего интересного!
   - Так хозяева этого магазина - братья Рона?
   - Да, близнецы Фред и Джордж, - кивнула Гермиона. - Они сами все изобретают. Их главная контора на Диагон-аллее, а здесь раньше была лавка Зонко. Но он из-за них разорился.
   В магазине было тепло, почти жарко. Юноши и девушки поснимали теплые мантии, оставив их на шевелящейся вешалке у двери, которая сама выхватывала одежду у посетителей из рук и не хотела отдавать, выкрикивая: "Без покупки не уйдешь!"
   Неторопливо обходя прилавки, Халифа постепенно забыла обо всем на свете. Вспомнила только на мгновение - оказавшись у лотка с затейливо упакованными любовными зельями. И ощутила легкий укол досады: "Драко Малфой начинает мне надоедать..."
  

* * *

   Фред высунулся из-за портьеры, закрывающей вход в служебные помещения лавки, и принялся высматривать Рона. Ага, вот он, голубчик, стоит спиной к нему. Фред поманил к себе Гарри и Гермиону, и втащил их в полутемный коридорчик. Там уже поджидал Джордж.
   - Значит так. Делать все, как мы скажем, и не задавать вопросов.
   Фред подхватил Гермиону под руку и увел ее куда-то по коридору. Джордж повернулся к Гарри и стал объяснять:
   - Сейчас пойдешь к Рону и сделаешь так, чтобы он стал искать Гермиону. Скажешь, что Фред утащил ее... ну, что-нибудь придумаешь. Скажи, что видел, как они зашли сюда.
   - Ладно, - кивнул Гарри.
   Джордж высунулся в торговый зал и обратился к сидящей за столиком блондинке, сортирующей списки совиной доставки:
   - Памела, когда Рон спросит про Гермиону - скажи ей, что она там, - и указал на дверь склада.
   - Да, мистер Уизли, - рассеянно кивнула колдунья, перебирая заказы.
   Джордж подмигнул Гарри и исчез за дверью склада. Гарри послушно отправился за Роном. Тот, яростно жестикулируя, что-то рассказывал Финнегану, Джинни слушала его и смеялась. Гарри направился к ним, и тут заметил, как Невилл, идя вдоль прилавка, зацепил локтем яркую коробку. Оттуда вывалились какие-то черные ленты и немедленно начали наматываться Невиллу на ноги. Тот испуганно подпрыгнул и попытался их отодрать, но странные путы заупрямились и затянулись еще сильнее. Невилл не устоял и рухнул на пол.
   - Невилл, подожди, не дергайся! - крикнул Гарри, подбегая к нему. - Не шевелись, может, они сами успокоятся, - он принялся распутывать ноги приятеля, но тут ленты перекинулись на его собственные руки.
   - Нет, его вообще нельзя оставлять одного! - послышался над ухом голос Джинни. Девушка направила на Невилла палочку, и ленты тут же отпустили ребят, свернулись, и спрятались обратно в коробку.
   - Это Самосвязы. Я была первой, на ком они испытывались, - пояснила Джинни, понимающе похлопав Гарри по плечу. Юноша поцеловал свою спасительницу в знак благодарности, потом еще раз - за отзывчивость, еще - за смекалку, потом еще... Через минуту он уже окончательно забыл и о Роне, и о Джордже, и о сюрпризе...
  

* * *

   Халифа с сожалением отошла от последнего прилавка. От обилия впечатлений голова шла кругом. Как жаль, что это нельзя взять в школу, и это... и это... Только сейчас она заметила, как окружающие поглядывают на нее и на ее наряд, смутилась, и огляделась по сторонам в поисках своей вынужденной компании. Гарри стоял в обнимку с Джинни, о чем-то шепчась с ней и целуясь. Так, здесь третий лишний... Рон болтал с тем парнем, который еще на улице наградил Халифу злобным взглядом. Нарываться снова на такой взгляд девушке не хотелось, и она отошла в сторону.
   Где же Гермиона? В зале ее не было видно, но чуть поодаль находился еще один выход, завешенный портьерой. Может, там другой зал? Халифа заглянула туда. Какой-то плохо освещенный коридор с рядами дверей...
   Она обратилась к светловолосой колдунье за столиком:
   - Простите, ханым... то есть, мисс, вы знаете Гермиону Грейнджер?
   Блондинка, не поднимая взгляда от пергамента, рассеянно закивала. Халифе было очень неудобно отрывать ее, но... в конце концов, помочь посетительнице - это ведь тоже часть работы?
   - Вы случайно не видели, она сюда не заходила?
   Памела нахмурилась, снова потеряв нужную строчку, и раздраженно уставилась на девчонку в странной одежде. Что там мистер Уизли велел ей сказать про Гермиону? Ах, да...
   - Гермиона там, в той комнате, - ответила она, указав на одну из дверей в коридорчике, и снова уставилась в свои записи.
   Халифа поблагодарила ее и решительно толкнула дверь склада.
   Внутри оказалось совсем темно - на складе не было окон. Девушка застыла на пороге - не ошиблась ли она комнатой? Неожиданно дверь захлопнулась, втолкнув ее внутрь. Халифа потянула ручку вниз, но та не поддавалась. Она потянулась за палочкой. И вдруг замерла, прислушавшись - в комнате определенно кто-то был.
   - Гермиона? - нерешительно позвала девушка. - Ты здесь? Кто здесь, отзовитесь, - а левая рука, уже машинально, на всякий случай нащупала под платьем кинжал.
   И тут вспыхнул свет, да такой яркий, что она невольно зажмурилась.
  
   Джордж терпеливо ждал Рона, вертя палочку в руках. Когда ему уже начало надоедать сидеть в темноте, и он уже было решил выйти, снова позвать Гарри и попросить его ускорить события, дверь отворилась и подтолкнула кого-то в комнату. Он замер, подняв палочку и приготовившись...
   У двери послышался шорох и вдруг раздался нежнейший девичий голос с необычным певучим акцентом.
   - Гермиона? Ты здесь? Кто здесь, отзовитесь.
   У Джорджа мурашки побежали по спине, и он тут же почувствовал себя глупо. Это не Рон. Ну не пугать же теперь вместо него прекрасную незнакомку - а в том, что она прекрасна, он даже не сомневался - один голос чего стоит. Заинтригованный, он шепнул: "Lumos", но от охватившего его волнения заклинание сработало в полную силу...
  
   Щурясь, Халифа прикрыла глаза ладонью. Перед ней стоял симпатичный рыжеволосый парень, держащий пылающую волшебную палочку. Увидев ее, юноша поспешно притушил свет до приемлемой яркости, поднял палочку повыше и расплылся в улыбке.
   - Прости, красавица, я тебя напугал? Я вообще-то ждал своего брата, хотел его разыграть, а появилась ты...
   Халифа подняла брови.
   - Твой брат Рон Уизли? Ты похож на него...
   - Да, мы, Уизли, все такие. Я Джордж. И у меня есть еще один брат, который похож на меня еще больше. Практически одно лицо.
   "О, Мерлин, что я несу?!"
   Но девушка улыбнулась.
   - Так ты один из близнецов? Хозяин этого чудесного места? У вас замечательный магазин! Я никогда не видела ничего подобного. Вы с братом просто гении. Неподражаемо!
   При виде ее улыбки глаза Джорджа загорелись так, словно он в жизни не встречал девушки притягательнее. И загадочнее. Он шагнул вперед.
   - Я уже говорил, что ты красавица?
   Халифа смутилась и отступила на шаг. Его взгляд был слишком уж смелым, слишком...
   - Я был неправ. Ты не просто красавица, ты - нечто удивительное, - он окинул ее любопытным взглядом, в котором не было ни малейшего намека на простое вежливое восхищение.
   Халифа покраснела. Джордж подошел ближе. Глаза его сияли, завораживали. Он потянулся к ней.
   - От тебя так чудесно пахнет, - в его ярких голубых глазах плясали толпы бесенят. - А можно узнать, какая ты на вкус?
   Девушка вся залилась жарким румянцем. Вот бесстыжий! Говорить такое... такое...
   Да что он о себе возомнил?! Почему она это ему позволяет?!
   Халифа уперлась спиной в дверь. Отступать было некуда, и ее охватила непонятная волнующая дрожь. Они здесь совсем одни...
   - Не подходи, - прошептала она, начав задыхаться.
   Но почему ей так хочется, чтобы он все-таки подошел? Еще ближе, еще на шаг...
   Да что с ней происходит?!
   Если он приблизится еще хотя бы на дюйм, она закричит. Начнет барабанить в дверь, проклянет его...
   Джордж шагнул ближе. Халифа резко повернулась к двери, и тут у нее перед глазами все поплыло. Голова закружилась, в ушах зазвенело. Сердце заколотилось как бешеное.
   Круги на воде... Желтые глаза... Скрипучий голосок...
   "...не отвернись от света..."
   Халифа затрясла головой, пытаясь рассеять туман.
   "...ты увидишь свет... ты все сама увидишь..."
   Девушка медленно повернулась к Джорджу, все еще держащему высоко поднятую сияющую палочку.
   "...и под ним - свое счастье... конкретнее некуда..."
   Джордж широко улыбнулся, ободренный тем, что она не уходит.
   "...с этого момента твое счастье будет в твоих руках..."
   Див пошутил! Так не бывает! Это была просто шутка!
   "...ты сама изменишь свою жизнь..."
   Но ведь все остальное уже сбылось!
   Не в силах устоять на ногах, Халифа вцепилась в косяк.
   "...а что ты хочешь знать, имя жениха? - Это я и так знаю, глупый. - Ты уверена?.."
   О, Аллах! Старый Кур не шутил!
   Мир погрузился в темноту...
  

* * *

   Звуки голосов доносились, как сквозь толстый слой ваты.
   - Что ты с ней сделал?
   - Ничего. Мы просто разговаривали. Она хотела уйти, потом передумала. И вдруг упала в обморок.
   - Разговаривали, да? И все? Хм... А почему ты тогда так нервничаешь?
   - Просто... я волнуюсь за нее.
   - Ну да, - иронично заметил кто-то. - Конечно.
   Оба мужских голоса казались абсолютно одинаковыми, только звучали с разных сторон. Вот вклинился женский:
   - Она очнулась. Хейли, ты меня слышишь?
   Халифа приоткрыла глаза. Над ней нависло хмурое лицо Гермионы. Из-за плеча девушки выглядывал Джордж. Правда, теперь он смотрел на Халифу совсем по-другому - как на интересный экспонат, выставленный под стеклом. Прежний ласкающий, проникающий в душу взгляд куда-то исчез, осталось только вежливое любопытство. Да и сама она, увидев его, почему-то уже не ощутила того непонятного, захватывающего, затягивающего в омут восторга. В душе возникло неожиданно острое чувство разочарования, словно обманутое ожидание чуда, оставившее только щемящую, почти болезненную пустоту.
   - Видите, все не так страшно, - раздалось у нее над самым ухом, и сердце снова заколотилось как ненормальное.
   Она повернула голову и почти коснулась щекой его щеки.
   Джордж! Он держит ее в своих руках! Девушку охватило страшное смущение, смешанное с облегчением.
   Значит, тот, кого она увидела первым, Фред? Вот оно что. Это многое объясняет.
   Лицо Джорджа было совсем рядом. Халифа чувствовала терпкий мужской запах, незнакомый и в то же время пробуждающий какую-то смутную ностальгию. Словно это уже некогда было и повторяется снова. Голубые глаза в обрамлении пушистых рыжеватых ресниц со светлыми кончиками, белая веснушчатая кожа, даже губы покрыты веснушками...
   Девушка смотрела на эти губы, не отрываясь. Они дрогнули, и руки Джорджа сжали ее чуть сильнее. И тут до нее дошло, что он сидит на полу, держа ее на коленях и крепко обнимая. Халифа охнула.
   - Я... - ее голос сорвался, не слушаясь. - Это...
   - Ш-ш-ш... - улыбнулся юноша. - Ничего страшного. С кем не бывает, - он поднял руку и провел пальцами по ее щеке к подбородку, гладя нежный бархат горячей смуглой кожи. От его прикосновения жар охватил лицо Халифы, волной прокатился к груди, заставив девушку задохнуться, и заструился дальше, разлившись где-то внизу живота...
   Огонь...
   Джордж отдернул руку.
   - Ты... все в порядке?.. - запнувшись, спросил он.
   Словно в трансе, Халифа сама потянулась к его лицу.
   Упрямый подбородок. Сильный характер. Морщинки в уголках рта. Часто улыбается.
   "Сердце, не выдавай меня" - в панике думала девушка. Откуда только взялась эта бесстыдная смелость?
   Покрытые веснушками губы коснулись кончиков ее пальцев, и новая огненная искра пронзила руку, накрыв все тело горячей волной...
   Рядом раздалось деликатное покашливание.
   - Э-э... Мы вам не мешаем?
   Халифа смущенно отпрянула, свалившись с колен Джорджа и залившись краской. Фред чуть насмешливо поглядывал на брата. Гермиона хмурилась, явно желая что-то сказать.
   - Пошли отсюда, Гермиона, им есть, чем заняться.
   Девушки переглянулись. В глазах Халифы была немая мольба. Гермиона едва заметно кивнула и пошла за Фредом к двери.
   Юная Дасэби и Джордж остались одни. Изо всех сил стараясь не поддаваться странным порывам, Халифа попыталась завязать непринужденный разговор. Что бы такое придумать?
   - Вы с братом и правда почти на одно лицо.
   Джордж улыбнулся.
   - Почему почти? Нас даже мама путает.
   Девушка покачала головой.
   - Вы разные...
   Он, казалось, слегка удивился. Потом глаза его засияли.
   - Ты поняла, как нас различить? Интересно... - он наклонился вперед, разглядывая ее.
   "О, Аллах! Конечно! Он просто похож на тебя внешне. Но от тебя я... загораюсь!"
   Осознав, что они сидят рядышком на полу, наедине, в укромной комнатке, девушка опять вспыхнула, вцепилась в подол платья, унимая неровное дыхание, и снова попыталась вернуться к нейтральному разговору:
   - А сколько у тебя всего братьев?
   - Пятеро, и еще сестра. Не надо, ничего не говори. Я сам знаю. Нас слишком много.
   - Слишком много? - Халифа рассмеялась. - У меня восемнадцать братьев и сестер!
   - Что?! Восемнадцать?! - Джордж выглядел озадаченным. - Даже не знаю, поздравлять твою мать или сочувствовать ей.
   - Нет, у моей мамы тоже семеро. Я младшая. У папы еще три жены, - она принялась умиленно загибать пальцы. - У Зухры шестеро детей, у Назан - четверо, а у Роксаны пока двое, но летом будет уже трое...
   Джордж покачал головой, окончательно запутавшись.
   - И вы живете все вместе?
   - Обычно да, хотя нас никто не заставляет. Но стоит только разъехаться, как все снова начинают собираться в гости друг к другу. А еще часто приезжают дядья и тетки со своими детьми. У меня семьдесят шесть кузенов и кузин. И это только двоюродных...
   Юноша задумчиво усмехнулся, искоса глядя на Халифу.
   - Я-то думал, что только наша Нора - муравейник. Оказывается, есть и похуже.
   - Почему похуже? Большая семья это прекрасно! Я так скучаю по нашему... муравейнику. У нас бывают такие веселые праздники! А как здорово, когда в твой день рождения приходит с подарками такая толпа...
   - Точно! - оживился Джордж. - И на Рождество...
   - Правда, постоянно нужно выдумывать подарки для других...
   - Да, верно, - хмыкнул молодой человек, - у меня, наверное, тоже будет большая семья. Иначе я уже не смогу. Привык.
   - Это хорошо, когда много детей, - просияла Халифа. - Вот у меня наверняка будет не меньше пяти. Трое мальчиков, две девочки...
   - Договорились, - хитро улыбаясь, быстро сказал Джордж. - И еще пара мальчиков. Близнецов.
   Халифу будто ледяной водой окатили. Она растерянно уставилась на него. Это что, серьезно, или шутка?
   Джордж подобрался к ней поближе. Она забыла отодвинуться.
   - Договорились? - вопросительно шепнул он.
   Девушка механически кивнула, глядя ему в глаза и стремительно слабея. Вот так нейтральная тема... Джордж наклонился и протянул руку, коснувшись ее подбородка. Халифа подалась навстречу, неожиданно отчетливо осознав, что именно происходит.
   Она тянется к парню, который хочет ее поцеловать. Они знакомы полчаса. Она сошла с ума!
   И вдруг распахнулась дверь. В комнату ввалился Рон, за ним Джинни, Гарри, Невилл и Симус. Застыв на пороге, все уставились на сидящую на полу парочку. Чем эта парочка собиралась заняться, не понял бы только слепой.
   - Фред?.. - нерешительно пробормотала Джинни.
   - Это... где Гермиона? - спросил Рон.
   - Она с Фредом, - ответил Джордж.
   - А ты что делаешь с этой... - начала Джинни.
   Джордж встал и подал руку Халифе, помогая ей подняться.
   - Познакомьтесь... - и растерялся. Он же сам с ней не знаком. - Кстати, как тебя зовут?
   - Мы знакомы, - фыркнув, заявил Рон. - Она учится с нами в Хогвартсе. Это же Хейли Дасэби, та самая, что приехала осенью из Турции.
   Джордж улыбнулся, глядя на Халифу:
   - Хейли...
   - Ты с ней даже не знаком, - возмутилась Джинни, - а вы уже целуетесь!
   - Мы еще не целовались, - возразил Джордж, и тут же ухмыльнулся, - только собирались. Что тут такого? Завидно?
   - Она слизеринка! - воскликнула его сестра.
   - И к тому же невеста Малфоя! - добавил Финнеган.
   Улыбка Джорджа вмиг растаяла. Он ушам своим не поверил.
   - Невеста Малфоя?
   - Драко Малфоя, - безжалостно уточнил Симус. - Они вдвоем в любимчиках у Снейпа.
   Джордж отступил назад, пораженно глядя на Халифу.
   - Мне следовало догадаться... - пробормотал он, окидывая взглядом ее платье.
   Девушка стояла, в отчаянии не зная, что сказать. Ей хотелось провалиться сквозь землю. Она могла все объяснить ему... но что она скажет? Все так и есть. Но она могла бы...
   - Ты, наверное, здорово позабавилась? - услышала она полный горечи голос Джорджа. - А я-то, дурень... - он умолк, глядя на нее с непонятным разочарованием. Халифа недоумевала - в чем она виновата?
   Джинни смотрела на нее с ненавистью. Что ж, ее можно понять - она желает брату только счастья...
   Халифа опустила голову и побрела к двери. Гриффиндорцы молча расступились, пропуская ее. Словно в забытьи, она прошла через лавку к выходу. Живая вешалка не хотела отдавать плащ, и Халифа, внезапно разозлившись, ударила ее пучком искр так, что вся одежда полетела в разные стороны. Девушка выбежала вон, хлопнув дверью.
   Снаружи уже смеркалось. Щедрое дневное солнце давно спряталось в облака на горизонте.
  

* * *

   Завесив полог кровати и наложив заглушающее заклинание, Халифа отчаянно рыдала. Зуми нервно ползал кругами, время от времени тыкался холодной мордочкой ей в лицо, пробуя раздвоенным языком соленые капли. Она отпихнула его и уткнулась лицом в подушку.
   Ее переполняло отчаяние. Там, в лавке, ее заставили почувствовать себя заклейменной, грязной. "Невеста Малфоя" - будто приговор. Она и раньше знала, что многие не любят Драко, но если это начинает мешать ее жизни...
   Да в гробу ей нужен этот фиктивный жених, если она никогда больше не сможет взглянуть в те единственные глаза, что нашли дорогу к ее сердцу!
   Джордж...
   Она снова вспомнила его взгляд, его запах, его прикосновение, его губы... Сердце замерло и забилось вновь.
   Огонь...
   Слезы катились по пылающим щекам. Зуми вытянулся возле хозяйки, наслаждаясь теплом. Тепло превратилось в жар, и если бы не полог, соседки по комнате смогли бы увидеть, как из лежащей в изголовье палочки потекли тонкие струйки прозрачного искрящегося тумана, окутывая лежащую на кровати девушку. Но Халифа тоже лежала с закрытыми глазами, полными слез, и ничего не замечала.
   "Это последний раз. Никто не увидит, как я плачу. Никто больше не сможет задеть меня."
   Она забралась под одеяло, обняв свернувшегося клубком на ее животе удава, и уснула, так и не обратив внимания на разгорающийся жар.
   Во сне ей привиделся прежний кровавый кошмар. Но странно - в нем уже не было лица Селима. Халифа изо всех сил пыталась вызвать его в памяти, но у нее ничего не вышло. Он исчез где-то вдали - там, куда безвозвратно уходит прошлое. Осталось только жадное море крови и бушующий внутренний огонь, вновь спаливший ее дотла...
  
  

Глава 12.

  
   Наутро, в воскресенье, проспав и слегка опоздав на завтрак, Халифа сразу заметила, как странно поглядывают на нее одноклассники. В глазах Драко на секунду мелькнула целая гамма эмоций, но их быстро сменила обычная равнодушная маска.
   Панси тоже наградила ее хмурым взглядом. Халифа решила выяснить, что происходит.
   - Я что-то пропустила? Почему все такие угрюмые? За мое опоздание сняли сто баллов?
   Панси скривилась.
   - Не смешно. У нас тут сейчас был один незваный гость. Гриффиндорец. Некий Финнеган. Знаешь такого?
   У Халифы появилось нехорошее предчувствие. Она слегка кивнула. Панси продолжала:
   - Он рассказал занятную историю. Про то, как кое-чья невеста вчера в Хогсмиде самым бессовестным образом целовалась с бывшим гриффиндорцем.
   Чувствуя, что по спине пополз предательский холодок, Халифа спокойно продолжала накладывать еду в тарелку. Легко представить, что мог наговорить Финнеган. И как все это преподнести... Девушке стало ужасно противно - зачем ему было лезть в чужую жизнь? Какое он имеет право делать это снова?
   Никакого смущения, а уж тем более угрызений совести она не ощущала. То, что происходит в ее жизни, никого из них не касается. Какая кому разница, было что-то у них с Джорджем, или нет? Теперь ее даже не волновало, что подумает Драко. Злость Панси была понятна, в ее глазах турецкая соперница была вроде собаки на сене. Но вот неприязнь остальных... Они что, все ревнуют Малфоя? Девушка невольно усмехнулась, не сумев сдержаться.
   Панси возмущенно уставилась на нее и Халифа поняла, что нужно что-нибудь сказать.
   - Бывает... - она небрежно пожала плечами и, заметив, как вытянулось лицо Панси, без особого интереса осведомилась: - И чем все закончилось? Они расстались?
   - Кто? - буркнула Паркинсон.
   - Ну... - Халифа сделала неопределенный жест рукой с зажатым в ней тостом. - Жених и невеста... - вид у нее при этом был самый невинный. Игра обещала стать интересной. Оглядев сидящих за столом, она от души насладилась их растерянными взглядами. Кажется, некоторые уже начали сомневаться в ехидных словах Финнегана.
   - Было бы неплохо, - наконец, выдавила Панси. - Но, видимо, нет...
   Халифа, безмятежно жуя тост, посмотрела на Драко, обнаружив в его потемневших серых глазах... облегчение. Похоже, Малфою отчаянно не хотелось верить в эту историю. Что ж, пусть тогда это останется выдумкой "тупых гриффиндорцев".
   - А я уж думала, что-нибудь случилось... - протянула она и сосредоточилась на еде.
   До конца завтрака никто на эту тему больше не заикнулся. Правда, немного погодя со стороны гриффиндорского стола донесся сердитый окрик Уизли:
   - Симус, заткнись!
   Девушка невольно покосилась в ту сторону. Похоже, этим утром не только она чувствовала себя неуютно. Рон встретился с ней взглядом и быстро отвел глаза.
   Потихоньку студенты начали выходить из зала. За столами остались только те, кто никуда не торопился или хотел поговорить без помех. Драко сидел, теребя в руках тонкую серебряную вилку, смотрел на Халифу и молчал. Она тоже решила остаться, налив себе еще чашечку кофе. Ей стало любопытно - начнет ли Драко выяснять отношения?
   Отходя от стола, Финнеган посмотрел на слизеринцев, едко ухмыльнулся и, приставив к голове два торчащих вверх пальца, замычал.
   - Ну что, Малфой, как тебе рожки? - хихикнул он. Лицо Драко пошло красными пятнами.
   - Катись отсюда, недоумок! - рявкнул он.
   - А ты сам ее расспроси, как она вчера развлекалась, после того, как ты убежал, - Уходя, Финниган с довольным видом оглянулся на Халифу. Она проводила его злым взглядом и снова посмотрела на Малфоя, ожидая его реакции. Кребб и Гойл встревожено переглянулись. Драко был мрачнее тучи.
   - Я не желаю этого знать... - процедил он сквозь зубы, глядя прямо на невесту. Интересно, что он надеялся увидеть? Удивление - "о чем это ты"? Возмущение - "да как ты мог ему поверить"? Или испуг - "откуда ему все известно"? Нет, последнее ему видеть не хотелось. Лучше первое или второе. Ну, на худой конец, что-нибудь вроде извинения - "давай все забудем".
   Девушка же смотрела на него с легким презрением. Она отставила чашку, поднялась и пошла к выходу. Драко остался сидеть, согнув несчастную вилку пополам.
  

* * *

   Халифа не хотела ни с кем разговаривать. Она отправилась в библиотеку, набрала стопку книг и спряталась с ними в углу, решив, пока есть настроение, заняться курсовой по Зельям. Это было не срочно, но еще неизвестно, как она будет чувствовать себя потом, а работа была сложной.
   Роясь в книгах, она наткнулась на раздел "Наркотические составы" и, забыв о курсовой, погрузилась в чтение. Чем больше она будет об этом знать, тем лучше.
   Ее отвлек возглас мадам Пинс:
   - Убери ее отсюда!
   - Сейчас уберу, не орите, - раздался голос Малфоя. Через секунду ногу Халифы обвил Зуми и рядом с девушкой появился Драко.
   - Спряталась? - хмыкнул он. - Пришлось пускать по следу твоего змея. Похоже, он и правда всегда знает, где ты.
   - Да, он легко меня находит. В чем дело, Драко?
   Малфой все еще хмурился, но сделал вид, что ничего не произошло.
   - Мне прислали сову. Приехал твой отец. Он у нас в поместье.
   Халифа радостно ахнула и вскочила. Драко показал ей брусочек из оникса.
   - Это портключ. Сработает через... - он быстро взглянул на часы, - ...тридцать шесть минут. Нас ждут обоих. Я уже предупредил Снейпа. Ты еще успеешь вернуться в спальню и переодеться.
   - Зачем? - удивилась Халифа. - Это же мой папа...
   - Там будет и мой отец. Одень что-нибудь понаряднее. То платье, что было на тебе вчера, зеленое, со змеями.
   - Ладно, - на ходу кивнула девушка. - Постараюсь успеть. Молодец, что догадался пустить на поиски Зуми. Честно говоря, не ожидала от тебя такого, ты ведь его не любишь.
   Драко криво усмехнулся.
   - Вообще-то идея принадлежала Снейпу.
  

* * *

   К назначенному времени они встали рядом, держа руки на брусочке. Оставалось полторы минуты...
   Драко заглянул Халифе в глаза, и их глубина заворожила его снова.
   - Скажи мне правду... - пробормотал он. - Финнеган соврал?
   - Ты это о чем? - ушла от ответа девушка.
   - Ты там вчера... целовалась? - неуверенно спросил юноша.
   - Нет, - совершенно искренне ответила она.
   Драко воспрял духом. Оставалось десять секунд...
   - Не успела, - с сожалением добавила Халифа. - Нам помешали.
   Рука Драко дрогнула, и он едва не выронил портключ.
   Последовал рывок... короткий полет... и они приземлились в холле замка Малфоев.
   Восстановив равновесие, Драко гневно уставился на Халифу.
   - Добро пожаловать! - раздался голос Люциуса. Юноша и девушка повернулись. Двое высоких красивых мужчин - блондин в черном и брюнет в светло-оливковом - смотрели на них с гордыми улыбками.
   - Папочка! - воскликнула Халифа, бросаясь на шею отцу.
   - Хайби! Красавица моя...
   Драко подошел к отцу и поприветствовал его почтительным кивком. От взгляда Малфоя-старшего не укрылось, что его сын раздосадован. А Халифа взахлеб тараторила по-турецки, радостно сверкая глазами. Отец еле успевал отвечать, не сводя с нее ласкового взгляда и умиленно улыбаясь. Он так соскучился по своей любимице...
   Наконец, Мохаммед отстранился и спросил, посерьезнев:
   - Как ты?
   Девушка сразу поняла, что он имеет в виду, и ее улыбка вмиг погасла.
   - По-разному, - тихо ответила она и, опомнившись, повернулась к Люциусу. - Здравствуйте, эфенди.
   - Здравствуйте, мисс Дасэби, - чопорно ответил Малфой. - Вы с Драко прекрасно смотритесь вместе. Чудесная пара. Не так ли, Мохаммед?
   - Действительно, - кивнул тот. - Красота в контрасте, - он обнял дочь за плечи. - Извините, но нам срочно необходимо кое-что обсудить.
   - Прошу в мой кабинет, - Люциус галантно взмахнул рукой.
   В кабинете Мохаммед опустился в кресло и велел дочери:
   - Рассказывай.
   Девушка села рядом на подставку для ног и положила голову на колени отцу.
   - Я не понимаю, что со мной творится, папа. Я меняюсь. Словно иблис вселился в меня, и делает все по-своему. Иногда я говорю такое, что потом бывает стыдно. Раньше я никогда так не поступала. Мой характер стал портиться. Порой я просто не узнаю себя. Это не я.
   Отец ласково погладил ее по голове.
   - Я заметил это по твоим письмам. А как твое самочувствие?
   - Мне становится хуже. Часто падаю в обмороки. Кошмары снятся почти каждую ночь. Чаще всего просто неясные образы, но я иногда снова начинаю гореть, - она вздохнула. - Сегодня горела очень сильно. Я была расстроена вечером...
   - Да, хайби. Это всегда взаимосвязано. Тебе нельзя расстраиваться.
   - Я ведь и раньше переживала, но такого не было. Просто в этот раз... - она осеклась и умолкла.
   - Как ведет себя Драко?
   - Терпимо, - Халифа усмехнулась. - А я его постоянно обижаю. Потом ругаю себя за это. Я не хочу мучить Драко, но не мучить тоже не могу. Словно что-то меня заставляет. Откажи им, папа. Мне надоело быть такой стервой.
   Отец медленно кивнул.
   - Скоро все кончится. Я поговорю с ними, может они откажутся сами.
   - Драко этого не допустит. Сколько я над ним не издеваюсь, он все терпит. Еще немного и я начну восхищаться его упорством. Порой он даже переступает через свое самолюбие.
   Мохаммед усмехнулся.
   - Завидная целеустремленность. Придется поубавить их энтузиазм.
   - Ты им расскажешь?
   - Да, хайби. Они имеют право знать, почему ими пренебрегают.
   Халифа подняла голову.
   - А как же... - она не решалась сказать вслух. Но отец понял.
   - Его ищут. Скоро паршивую крысу загонят в угол, и все кончится. Он очень изворотлив, но ты не переживай - в Хогвартсе он до тебя не доберется.
   - Я знаю. Правда, мне тут однажды попался Меняющий форму...
   Мохаммед вопросительно взглянул на дочь, и та кивнула.
   - Он напугал меня. Я атаковала его, думая, что это князь. Я снова увидела как он ... - девушка нервно поежилась. - У меня была вспышка... Правда, совсем слабая...
   - Опять? Хайби, давай вернемся домой вместе. Тебе необходим абсолютный покой.
   Она замотала головой.
   - Это была случайность. Все обойдется. Я не хочу уезжать.
   Отец вскочил, разволновавшись, его глаза засверкали.
   - Ты что, не понимаешь, глупая, что каждый всплеск делает все еще хуже?! С каждым расстройством, с каждой вспышкой ты позволяешь джинну все больше завладеть тобой! Я думал, что ты сама все видишь, что ты поумнела! Но нет!
   Халифа ошеломленно смотрела на него. Мохаммед опустился рядом с ней на колени, взяв ее ладошки в свои.
   - Поехали домой. Я всегда буду рядом. Один год. Один год спокойной жизни - и ты придешь в себя. Все вернется на место. Я уже не раз пожалел о том, что отправил тебя сюда.
   - Папа... Осталось всего три с половиной месяца. Я доучусь и вернусь домой, ладно? Я буду беречься, обещаю.
   Он встал.
   - Твое упрямство совершенно бессмысленно.
   - Я согласна побыть следующий год дома. Но дай мне закончить год здесь, пожалуйста.
   В дверь постучали.
   - Мохаммед? - раздался голос Люциуса. - У вас все в порядке? - Малфой вошел, с подозрением глядя на взвинченного отца и подавленную дочь. - Халифа, Нарцисса хочет показать вам замок и поболтать по-женски.
   - Иди, дочка, - сказал Мохаммед. - Мне нужно поговорить с ними.
   Халифа кивнула и спустилась в холл, встретив на лестнице Драко.
   - Тебя ждут в кабинете, - сказала она, увернувшись, когда он попытался схватить ее за руку.
   Юноша сердито посмотрел ей вслед.
  
   Мохаммед откинулся на спинку кресла и соединил кончики пальцев. Глядя на сидящих напротив Малфоев, отца и сына, он без предисловий произнес:
   - Я хочу предложить вам расторгнуть помолвку.
   Люциус резко выпрямился, так и не взяв свою чашку кофе с принесенного эльфом подноса.
   - То есть как? Расторгнуть? Но почему?
   Драко нахмурился. Неужели Хейли нажаловалась отцу? Но на что?
   Мохаммед вздохнул.
   - Не смотри на меня так, Драко. Ты здесь ни при чем. Наоборот, Халифа очень хорошо отзывается о тебе, а это говорит о многом - уж я-то знаю, как нелегко справиться с моей дочерью. Дело в другом. - Он взглянул на Люциуса. - Я так понял, что у вас всего один наследник. Если с ним что-то случится, род прервется?
   - Э-э... Вообще-то у нас есть и другие родственники... но род Малфоев - да, прервется.
   - Я предложил расторгнуть помолвку, потому что моя дочь не пара вашему сыну. Она для него опасна.
   - Что? - рассмеялся Люциус. - Это милое дитя?
   Драко мрачно усмехнулся. Это "милое дитя" запросто доведет его до Святого Мунго...
   - Я хочу поведать вам историю нашего рода, - сказал Мохаммед. - Выводы сделаете сами.
   Люциус кивнул и взял чашку, устроившись поудобнее.
   - Я слушаю.
   - За сто двадцать пять лет до эры пророка, - начал Мохаммед, - или в четыреста девяносто седьмом году по христианскому летосчислению могущественный джинн-силат Дасэ аль-Инфитар по прозвищу Танцующий самум почувствовал приближение своей смерти. Было ему почти четыре тысячи лет. В излюбленном своем стремлении посмеяться над судьбой он сделал то, что считается нарушением правил, а по некоторым меркам даже грехом. Он взял в жены человеческую женщину. Спустя три месяца его призвал к себе Аллах, а жена его вскоре родила сына, Абу, который положил начало роду Дасэби.
   Люциус казался слегка озадаченным.
   - Вы хотите сказать, что в ваших жилах течет кровь джинна?
   - Именно так, - кивнул Мохаммед. - Дети от подобных союзов, как правило, не выживали, но не столько из-за разницы в физиологии, сколько из-за того, что мы с вами назвали бы "энергетической нестабильностью". Джинны изначально созданы из огня и обладают недюжинной магической силой. Это непосильная ноша для слабого человеческого ребенка. Она просто разрывает его телесную оболочку, сжигает ее, и он погибает, порой даже не успев родиться.
   - Но ваш предок выжил?
   - О, да. Дасэ аль Инфитар взял в жены довольно необычную женщину - Сатию Пейфези из рода Улеев - самого сильного волшебного рода Аравии. Будучи могущественной колдуньей, она смогла совладать с магией, наполнившей ее чрево, и дать своему сыну нечто вроде... иммунитета. - Мохаммед чуть улыбнулся, пробуя на вкус маггловское слово. - Она была невероятно честолюбива. Возможно, именно это придало ей сил выносить ребенка джинна, который смог выжить и прославил ее на века.
   Малфой-старший сделал свои выводы:
   - Итак, джинн женился на ведьме. Выходит, ваша волшебная кровь еще более древняя?
   - Да, это так, - Мохаммед слегка растерялся от подобного поворота беседы. - Но вы же понимаете, что в соединении с кровью джинна ее по определению уже нельзя считать абсолютно чистой.
   Тон Люциуса был абсолютно спокойным, даже слегка насмешливым:
   - Я не вижу существенной разницы. Ведь джинны - тоже маги.
   Мохаммед развел руками:
   - Ну, с этой точки зрения получается, что нашей магической родословной не меньше двух тысяч лет...
   Малфой с удовлетворенным видом поставил чашку на поднос. Он услышал именно то, что хотел услышать.
   - Это превосходно! Нет, вам действительно не о чем беспокоиться. Вряд ли ваше генетическое наследие повредит нашей семье. Напротив, все необычное, как правило, порождает несомненный интерес окружающих, да и что греха таить, зависть. Нам, знаете ли, тоже не чуждо честолюбие. Вам нечего опасаться.
   Помрачнев, Мохаммед встал и прошел к камину. В его черных глазах отражался огонь.
   - Вы не поняли, друг мой. Дело вовсе не в легенде. Наш род проклят.
   Люциус лишь пожал плечами.
   - В каждом уважающем себя роду есть что-нибудь эдакое. И у нас тоже достаточно.
   - Наш род проклят за вызов судьбе, - покачал головой Мохаммед. - За то, что нам повезло. Абу Дасэби обладал невероятной магической силой, не такой, как его отец, но не сравнимой с человеческой. Он натворил много бед... Следуя новой традиции, он тоже женился на сильной ведьме. Его дети были лишь незначительно слабее его самого. Правда с каждым поколением эта мощь слабела, постепенно приближаясь к человеческой. Со временем Дасэби сравнялись по силе с обычными колдунами, лишь в моменты гнева или отчаяния проявляя былую мощь. Сейчас мы можем лишь испускать мелкие, слабые, совершенно спонтанные и никуда не направленные вспышки. Разбитая посуда, искры, трещины на хрупких предметах - вот все, что осталось у нас от былой мощи джинна. Годам к тридцати, как правило, все обычные Дасэби уже с легкостью контролируют ее, не давая вырваться наружу.
   Люциус прищурился. Оказывается, у них еще и магическая возбудимость... С другой стороны, из европейских семей этим уже почти никто не может похвастаться. Своеобразный "знак качества" древнейшей, но не затронутой вырождением крови... У таких никогда не рождаются сквибы. Он снисходительно улыбнулся.
   - Ну не станем же мы переживать из-за разбитых чашек? Эти стены видели многое, поверьте мне.
   - Я говорю об обычных Дасэби... - тихо сказал Мохаммед. - Если бы Халифа была обычной, я бы не волновался.
   Что-то подсказало Малфою, что турку вовсе не до шуток. Он перестал улыбаться.
   - Пожалуйста, поподробнее.
   Мохаммед снова сел и продолжил:
   - Раз в несколько поколений, без особой закономерности, в нашем роду происходят генетические всплески. Сила джинна напоминает о себе. Рождаются дети, которые в моменты бурных эмоций производят непомерные разрушения. Они совершенно не могут это контролировать, и в первую очередь страдают сами. Каждая такая вспышка, выражаясь языком маггловской химии - катализатор. Чем больше вспышек, тем мощнее становится возбудимость и тем сложнее ее подавлять.
   Люциус молчал, обдумывая новость. Конечно, в докладных записках о Халифе говорилось о том, что девчонка относится к "особой генетической категории", но узнать точнее его информатору не удалось. Все, что получилось выяснить наверняка - что у нее нет ни эпилепсии, ни гемофилии, ни прочих "династических" изъянов.
   - Но ведь она... нормальная? - осторожно поинтересовался он.
   - Она нормальная, пока спокойная. Но она ни в коем случае не должна испытывать сильных эмоций. А это очень сложно, ибо по характеру она довольно вспыльчивая и взбалмошная. Ее всегда воспитывали исключительно любовью и терпением, она ни в чем не знала отказа. Это было попросту опасно.
   - Ну, я полагаю, мой сын сможет справиться с этим. Баловать красивую женщину - это даже приятно.
   Драко тихонько вздохнул. "Что она там говорила о моих обязанностях?.."
   - Я сомневаюсь, что он сможет с ней справиться, - покачал головой Мохаммед. - Все необычные в нашем роду, как правило, умирали молодыми, в основном, становясь жертвами созданных ими же разрушений. Исключением, пожалуй, был лишь мой прапрапрапрадед Али сто пятьдесят лет назад. Да, он жил долго, и вполне спокойно. Но он всю жизнь старался избегать малейших волнений.
   - Значит, и мы теперь будем избегать волнений, - подал голос Драко. - Никаких ссор, никаких переживаний...
   Мохаммед нехорошо усмехнулся. До сих пор он сдерживался, подавая неприятное маленькими порциями, и готовясь остановиться в любой момент, как только они начнут сомневаться. Он не хотел говорить больше необходимого, надеясь на своевременный отказ. Но Люциус казался скорее довольным. А Драко?
   - Видишь ли, сынок, - обратился старший Дасэби к юноше, - проблема не только в негативных эмоциях. Я допускаю, что ты сможешь совладать с ее гневом, попросту не провоцируя его. Но сможешь ли ты справиться с ее страстью?
   Драко с сомнением посмотрел на него.
   - А... она тоже разрушительна?..
   - Скажем так - обычные в первую брачную ночь традиционно устраивают маленький пожар в спальне. К этому все готовы заранее и дивы сразу его тушат. Потом молодые постепенно учатся справляться с этим, одни почти сразу, другие - спустя некоторое время, - Мохаммед улыбнулся, вспоминая. - Я, например, недели две поджигал простыни и занавеси, пока не научился это контролировать. Бедная Азира... Она, конечно, знала, что ее ждет, но всякий раз так пугалась...
   Драко тоже криво усмехнулся, подавив нервозность.
   - Ну, меня пожаром не испугаешь.
   - Как сказать... - протянул Мохаммед. - Я повторю - речь идет об обычных...
   Юношу охватило нехорошее предчувствие.
   - ...а в отношении Халифы я не могу даже приблизительно предсказать результат. Могу только предупредить, что первые две жены Али погибли прежде, чем он смог кое-как обуздать свои эмоции.
   - Погибли?!.. - Драко вскочил.
   - Увы. Али попросту испепелил их... Вместе с кроватями...
   Драко побледнел и, похоже, был близок к тихой истерике. А вот Люциус спокойно вертел в руках трость. Его самообладанию можно было позавидовать. Малфой-старший привычно искал лазейку.
   - После всего рассказанного вами мне кажется странным, что, зная об этом, к вам продолжают свататься.
   - Знаю, это выглядит парадоксально, но Дасэби всегда "пользовались спросом", если можно так выразиться. Разумеется, я имею в виду обычных Дасэби.
   - А... необычность вашей дочери - секрет?
   - Вовсе нет. Кому положено знать - все в курсе. Собственно говоря, когда мы заключали помолвку с Баранди, мы еще не знали о том, что у Халифы - генетический всплеск. Как правило, это передается только старшим сыновьям, а у каждого следующего ребенка возбудимость проявляется все слабее. Именно поэтому всплески не расходятся в другие семьи, оставаясь, в основном, в главной линии наследования. У трех моих младших жен все дети практически ничем не отличаются от нормальных детишек. Старшая сестра Халифы, Сарина, ничтожно слаба, и я надеялся, что Халифе вообще не достанется этой мощи. Так и было, пока ей не сравнялось четыре года. Тогда-то все и началось...
   - Но Баранди от нее не отказались... - задумчиво произнес Люциус.
   - Нет. Понимаю, для вас это может звучать дико, но у Баранди было восемь сыновей. Они могли себе позволить рискнуть младшим ради почетного родства. Кстати, большое приданое является своеобразной компенсацией семье жениха в случае его смерти. Ни за одной из своих дочерей я не даю столько, сколько за Халифой. А Селима с детства готовили к тому, что ждало его в будущем.
   - Каким образом? - Люциус прищурился, с надеждой ожидая ответа. Драко заерзал.
   - Боюсь, в отношении вашего сына эта методика уже безнадежна.
   - А как же другие претенденты? Их ведь не готовили заранее.
   - Воспитание детей в нашей стране заметно отличается от вашего. Беседы ничего не дадут. Драко не помешало бы пару лет пожить в Турции, чтобы усвоить некоторые вещи.
   Люциус встал.
   - Это исключено.
   Мохаммед устало потер виски.
   - Знаете, я ведь тоже хочу счастья для своей дочери. Вы все еще уверены, что вам нужен этот брак? Ведь никто не может дать гарантию, что у их детей не будет таких же всплесков. Они происходят нерегулярно и совершенно непредсказуемо. Я специально занимался изучением маггловской генетики. Эта наука очень точная, там все просчитывается с минимальной погрешностью. Но даже она бессильна. Не обнаружено ничего даже отдаленно похожего на систему.
   - Но вы же сказали, что всплески идут только по главной линии наследования. По старшим сыновьям.
   - Да, до сих пор все так и было. Я понятия не имею, куда теперь пойдет следующий всплеск - по линии моего старшего сына или по линии Халифы. И когда это произойдет, тоже неизвестно, - Мохаммед горестно вздохнул. - Ах, Люциус, вы не представляете себе, во что превратилась моя жизнь с того дня, когда моя малышка впервые проявила свою силу. Вы не можете представить, каково это - жить в постоянном страхе за свое дитя. Видите эту седину? Она появилась в одночасье, в тот день, когда я вынес Халифу из-под руин дворца, разрушенного ею до основания. Она лежала на моих руках - грязная, окровавленная, с переломанными костями, жизнь в ней едва теплилась. А потом я несколько дней сидел рядом, ожидая, когда она очнется. А теперь я не сплю ночами, думая о том, что моя девочка, возможно, в эту самую минуту мечется в жару, не в силах справиться с кровавыми кошмарами... - он резко поднялся и заходил по кабинету.
   - Если она станет вашей невесткой, Люциус, то именно на ваши плечи ляжет постоянная забота о ее душевном равновесии. Драко еще слишком молод. Именно вам придется наблюдать за ее самочувствием, предупреждать возможные вспышки и следить за ней в случае потери контроля - вам и вашей супруге. И следить придется не только за Халифой. Готовы ли вы к тому, что в один прекрасный день вам, возможно, придется спасать от самоуничтожения своего любимого внука? Точнее, смотреть, как он убивает себя, и ощущать свое полное бессилие. Готовы ли вы к такому шагу - принять на род Малфоев страшную тяжесть семейного проклятия Дасэби?
   Люциус посмотрел на бледного, встревоженного Драко.
   - Нам нужно решать прямо сейчас?
   - Нет, что вы, я не тороплю вас. Вам нужно обсудить это с сыном. Прислушайтесь к его желаниям - ведь это его судьбу вы сейчас решаете. И подумайте хорошенько, стоит ли эта сделка таких жертв?
   Мохаммед коротко поклонился в знак окончания разговора и неторопливо вышел из кабинета в поисках дочери.
  

* * *

   Халифа откровенно скучала, таскаясь за Нарциссой по многочисленным залам, вежливо выслушивая очередную историю перед очередным портретом, увиливая от попыток втянуть ее в доверительную женскую беседу, и старательно скрывая растущее раздражение. Увидев отца, она с облегчением бросилась к нему.
   - Папочка, ну что? Ты рассказал им?
   - Да, хайби. Теперь решение за ними.
   Она капризно надула губки.
   - Ты не расторг помолвку?
   - Прямой отказ оскорбителен, а я не могу оскорблять хозяина дома. Пусть инициатива исходит от него. Я хочу, чтобы Люциус считал, будто это он отказывает мне. Для него это вопрос здравого смысла. Он должен понимать, что Драко не справится.
   Халифа послушно кивнула.
   - Да, папа.
   Мохаммед открыл свой чемоданчик и вытащил четыре темных бутыли.
   - Твои запасы, наверное, уже заканчиваются? Я сварил тебе еще. Не забудь добавить в каждую по тридцать капель своей крови. Принимай пока по одной ложке по мере необходимости. Это довольно сильный состав. Прежнее зелье тебе плохо помогает, - он достал из кармана маленькое круглое зеркальце. - Вот, возьми. Я больше не могу доверять совиной почте - это слишком медленно. Дай мне знать, когда зелье будет подходить к концу. Если станет хуже, сообщи сразу. И прошу тебя, будь осторожна.
   - Хорошо, папочка.
   - И постарайся не расстраиваться.
   - Постараюсь.
   Нарцисса по интонации догадалась, что разговор турков подошел к концу, и спросила:
   - Вы пообедаете с нами, Мохаммед?
   - Простите, но я вынужден отказаться. Мое присутствие необходимо дома. Я вырвался всего на пару часов, чтобы поговорить с дочерью и с Люциусом.
   Последний как раз спускался по лестнице. Следом шагал Драко, с виду невозмутимый, но Халифа, уже немного научившись распознавать его настроение, уловила печаль и беспокойство. Впрочем, она достаточно изучила его, чтобы понять - эти эмоции направлены внутрь. Драко, как всегда, беспокоился исключительно о себе. Она усмехнулась. "О, значит, он это легко переживет..."
   Люциус заколдовал портключ и передал его сыну. Подождав, пока Халифа и Драко отправятся в Хогвартс, Мохаммед попрощался с Малфоями и аппарировал домой.
  

* * *

   Как только они оказались в гостиной, Халифа стремительно направилась в свою спальню.
   - Постой, - шагнул следом Драко, но она уже скрылась за дверью.
   Завесив полог, девушка свернулась клубочком на кровати. В голове звучал голос отца: "...тебе нельзя расстраиваться... каждый всплеск делает все еще хуже... я больше не могу доверять совиной почте... прошу тебя, будь осторожна..."
   Она сгребла в охапку Зуми и принялась шепотом жаловаться ему:
   - Ну что за жизнь? Как все было хорошо, спокойно и правильно. Что за кошмарная насмешка судьбы?
   Удав обвился вокруг ее руки, участливо уткнувшись холодной мордочкой в сгиб локтя. На глаза девушки навернулись слезы.
   Снаружи раздался голос Миллисент:
   - Хейли, тебя Драко зовет. Выйди в гостиную.
   Халифа вытерла глаза и высунулась наружу.
   - Пожалуйста, передай ему, что я поговорю с ним позже. Через час. Пожалуйста.
   Миллисент пожала плечами и вышла. Подумав немного, Халифа призвала перо и пергамент, и с сильно бьющимся сердцем принялась писать:
   "Здравствуй, Джордж.
   Я не могу прийти в Хогсмид, но мне так много нужно сказать тебе. Я хочу все объяснить..."
   Девушка нервно закусила губу. Начало положено. Он может не захотеть слушать ее при встрече, но письмо-то он прочитает? Конечно, есть вероятность, что он сразу порвет послание, но Халифа надеялась на его любопытство.
   "То, что сказала твоя сестра и ее друг - правда, но только отчасти. Я действительно считаюсь невестой Драко Малфоя, но наша помолвка весьма условна. На самом деле он мне не жених и никаких чувств к нему я не испытываю. Да, я слизеринка. Но разве я виновата в выборе старой шляпы? Прости, если выставила тебя в невыгодном свете перед друзьями. Поверь, я не стремилась к этому. Я оказалась на складе случайно, искала Гермиону. А то, что случилось потом, ты начал сам. Но я хочу, чтобы ты знал - я не забавлялась. То, что произошло между нами, для меня самой было в новинку. Никогда прежде я не испытывала ничего подобного. Твой взгляд, твои прикосновения - я загораюсь от них. Я не знаю, что со мной творилось. Но я не хотела, чтобы это прекращалось..."
   Халифа вытерла неожиданно вспотевшие ладони о мантию и быстро дописала:
   "...Мне бы хотелось поговорить с тобой. Ответь мне, прошу тебя. Для меня это очень важно".
   Она отложила перо, свернула пергамент и выбежала из комнаты. Пробегая через гостиную, Халифа услышала оклик Драко, но не стала останавливаться. До совятни она домчалась на одном дыхании. Боялась передумать. Даже перечитывать письмо не стала.
   Привязав его к лапе совы, Халифа сказала:
   - Джорджу Уизли.
   Птица многозначительно уставилась на нее и девушка, спохватившись, уточнила:
   - О... Хогсмид, "Волшебные выкрутасы". Надеюсь, он там...
   Сова выпорхнула наружу, а Халифа присела на подоконник, схватившись за голову.
   - Что я натворила? О, Аллах, где была моя гордость?
  

* * *

   Сова вернулась так быстро, что Халифа даже не успела замерзнуть. К лапке птицы была привязана записка. Девушка нетерпеливо сорвала ее, и с замирающим сердцем прочла короткое послание.
   "Хейли, я ни в чем тебя не виню. Ты нездешняя и незнание некоторых вещей тебе простительно. Дело в том, что Малфои - старые враги нашей семьи. И вообще, Слизерин мы никогда не жаловали. Я не знал, что ты тоже учишься в Хогвартсе. Может быть мы еще увидимся? Будешь в Хогсмиде - заходи. Я с нетерпением жду встречи."
   Чуть ниже, немного неуверенно, было дописано:
   "Ты мне тоже очень нравишься".
   Халифа прижала записку к груди, глотая счастливые слезы.
   "Он не презирает меня..."
   Раздался звук шагов, и кто-то остановился у нее за спиной. Халифа быстро вытерла лицо рукавом и обернулась. Драко холодно взглянул на нее, не упустив ничего - ни сияющих глаз, ни влажных дорожек на щеках.
   - Час прошел, - тихим, зловещим голосом произнес он. - Я жду объяснений.
   Опустив глаза, он заметил зажатый в ее руке пергамент.
   - Кому ты писала? Это ответ? - шагнув к девушке, он выхватил записку.
   - Не трогай! Это мое! - рванулась за ним Халифа. - Отдай сейчас же!
   Малфой отступил к окну и поднял руку с письмом так, чтобы она не могла дотянуться. Турчанка с досадой вцепилась в его мантию, дергая рукав вниз. Но Драко уже пробежал записку глазами, и на его бледных щеках появились два розовых пятна.
   - Так это правда? Вы еще и переписываетесь! - его глаза потемнели от гнева.
   - Тебя это уже не касается, Драко, - упрямо ответила Халифа. - Наша помолвка...
   - Наша помолвка еще в силе, - перебил он и вдруг прищурился: - А этот Уизли знает твой маленький секрет?
   Девушка похолодела. Нет, только не это! Только не так! Она обессилено прислонилась к стене.
   Малфой призвал перо. Быстро набросав что-то на обратной стороне записки Джорджа, он сунул обрывок все той же многострадальной сове и вышвырнул ее в окно.
   - Что ты наделал? - прошипела девушка.
   - Ничего особенного, - сверкая глазами, сердито ответил юноша. - Всего лишь намекнул этому клоуну, чтобы он искал себе другую пару. Я не потерплю интрижек за моей спиной. Тем более с каким-то там Уизли, - он шагнул к ней и уже спокойнее добавил: - Не бойся, я не написал ему ничего лишнего. Ты должна быть мне благодарна.
   - Благодарна?! - вспыхнула Халифа. - Да как ты посмел! Не лезь в мою жизнь! Она тебя не касается!
   Малфой схватил ее за плечи и тряхнул.
   - До тебя плохо доходит? Еще как касается!
   - Не трогай меня!!! - яростно воскликнула девушка. Вырвавшись, она оттолкнула Малфоя. В тот момент, когда ее ладонь коснулась его груди, их палочки зашипели и соединились тонкой ниточкой разряда. В лицо Драко дохнуло жаром, легкая волна воздуха распахнула полы мантии. В грудь будто ткнули раскаленной кочергой. Все совы с дикими воплями кинулись в окна.
   - Черт! - зашипел юноша, отшатнувшись назад. - Что это?! Что ты творишь?!
   Он быстро распахнул мантию, расстегнул рубашку и увидел стремительно алеющее пятно ожога. Чуть ниже - и удар пришелся бы прямо по сердцу... Драко медленно поднял голову. В его обычно невозмутимых глазах сейчас плескался затаенный страх. Услышать - одно дело, но увидеть и почувствовать...
   - Ты... ты - чудовище! - сорвавшимся голосом проговорил он.
   Глядя исподлобья, Халифа шагнула к нему, с диким злорадством отметив, как он вздрогнул.
   - Так ты все еще хочешь жить со мной, пока смерть не разлучит нас? - прищурив глаза, негромко промолвила она.
   Драко побледнел. Никогда еще Халифа так не напоминала ему ядовитую змею, как сейчас, в эту минуту.
   Ему понадобилось все его самообладание, до последней капли, чтобы посмотреть ей в глаза, молча повернуться и выйти из совятни. Когда он дошел до подземелий, его палочка все еще дымилась.
  
   Спустя четверть часа в окно влетела растрепанная сова. Халифа встала с пола у стены, куда присела, дожидаясь ее возвращения и борясь с навалившейся слабостью.
   - Что ты принесла? - пробормотала она.
   В лапах совы было пусто.
   Девушка снова сползла по стенке.
   "Это конец..."
  
  

Глава 13.

  
   Кровь...
   ...она повсюду; она подбирается со всех сторон, заливая мощеный пол, тягучими ручейками, точно щупальцами, проникает в щели между каменными плитами;
   она живая; она жадно заполняет каждую трещинку в сером камне; она ищет...
   кровь подползает - да, именно подползает - к ногам; отступить... ноги не слушаются, словно налитые свинцом;
   багровые щупальца касаются босых ступней, и тонкие ручейки бегут вверх, быстро пропитывая подол платья;
   кровь не может течь вверх... не должна...
   горячо...
   жар окутывает со всех сторон; невозможный, душный... лечь бы на холодный каменный пол... если бы не эта кровь... это ловушка;
   руки... они тоже в крови; она сочится из ладоней, смешиваясь с текущими вверх каплями;
   кровь на руках вскипает...
   пальцы начинают светиться; я знаю, что будет дальше... не надо... хватит!
   сверкает молния...
   жар становится невыносимым; ладони пылают; густые багровые капли вспыхивают голубым пламенем...
   огонь охватывает все тело; огонь вырывается изнутри; потоки крови сгорают вместе с одеждой...
   жар и боль... и нет сил кричать... легкие заполнены огнем...
   Я БОЛЬШЕ НЕ МОГУ !!!
  
   Халифа открыла глаза, с трудом высвобождаясь из цепкой паутины привычного кошмара. Ее колотила дрожь.
   Сегодня она проснулась раньше, чем успела сгореть. Значит, облегчения не будет.
   Девушка с усилием поднялась, хрипло дыша и путаясь в горячем одеяле. Невыносимо жарко... Пить...
   На тумбочке - стакан с водой. Халифа сделала глоток и поперхнулась.
   Как больно!
   Это же просто вода... Она должна быть теплой. Но почему так обжигает холодом?
   "Я горю..."
   Борясь с головокружением, Халифа встала на ноги. Колени немедленно подогнулись, и девушка упала на ледяной пол. Ползком добралась до сундука под кроватью. Дрожащими руками открыла его и вытащила бутылку из темного стекла. Это последняя... Выдернув зубами пробку, глотнула прямо из горлышка. Зелье обожгло горло.
   "О, Аллах, ну почему так больно?!"
   Еще глоток... Сознание начало проясняться. Сколько же нужно выпить, чтобы все прошло?
   Дозы становятся все больше...
   Халифа с ужасом увидела, как темное стекло запотело рядом с ее пальцами.
   Огонь с каждым разом все жарче...
   Девушка запрокинула голову, допивая остаток. Как, уже все?! Папа привез его только две недели назад!
   Бутылка выскользнула из ее пальцев и, дребезжа, покатилась по полу. Халифа растянулась на каменных плитах, вздрагивая и всхлипывая от жгучего покалывания по коже.
   Срочно нужно еще зелье.
   Нужно успокоиться, чтобы остыть.
   Халифа снова заглянула в сундук и выудила свиток с рецептами отца. Самое эффективное из этих зелий готовится сорок две минуты. Если найдутся все нужные компоненты...
   Если она не умрет раньше.
   Собравшись с силами, девушка встала, набросила мантию поверх ночной сорочки и, шатаясь, побрела к двери. Гостиная заплясала у нее перед глазами. Свет слишком яркий...
   Холод в коридоре казался нереальным. Придерживаясь за стенку, Халифа добралась до лаборатории. Заперто. Ну, конечно. Подняла палочку. Руки тряслись, палочка расплывалась в глазах.
   "Я собираюсь колдовать или дирижировать?"
   - Alhmmmm... - язык не слушался. Рука тоже. Еще раз... - Alohomora...
   У двери было два варианта - либо посмеяться над этой нелепой пародией на колдовство, либо сжалиться и открыться. Наиболее вероятен был первый.
   У Халифы тоже есть два варианта. Первый - умереть прямо тут. Второй - разбудить декана и умереть там. Что выбрать?
   Первое проще - не надо никуда идти. Всего лишь лечь на пол и позволить огню завершить начатое.
   "Я не хочу умирать... О, Всевышний, я так хочу жить!"
  

* * *

   Снейпа разбудил тихий стук в дверь. Неуверенный, слабый, будто ветка дерева бьется в стекло под порывами ветра. Профессор поднялся, машинально взглянув на часы. Половина четвертого...
   За дверью никого не было. Снейп не успел ни удивиться, ни разозлиться, когда услышал тихий шорох. У порога, на полу, кто-то сидел, сжавшись в комочек.
   - Кто здесь? - пробормотал Мастер зелий, наклоняясь и зажигая палочку.
   На полу сидела девушка, уткнувшись лицом в колени. По ее спине спускалась толстая, чуть растрепанная коса. Снейп заметил, что девушка босая и вся дрожит.
   - Что случилось? - он протянул руку и коснулся ее плеча. Она подняла голову. На Северуса взглянули обведенные синяками глаза с жутким, неестественным антрацитовым блеском. Бледное лицо с пятнами лихорадочного румянца...
   - Дасэби? - без своего всегдашнего платка она казалась совершенно незнакомой. - Вставайте, сейчас же! Вы простудитесь! - он подхватил ее под мышки и втащил в комнату.
   - Эфенди... - еле слышно прохрипела она. - Помогите...
   Мастер зелий усадил девушку на кресло, подобрав туда же ее ноги. И опешил - ступни, после путешествия по холодному полу, должны быть холодными. А они были горячими. Профессор потрогал ее лоб - и отдернул руку.
   - Что с вами? Вы горите!
   Нет, это не просто жар. Градусник, наверное, зашкалил бы...
   - Вам нужно в лазарет.
   - Нет... нельзя... никто не должен знать... - прошептала она, часто, болезненно моргая. - Мне нужно... в лабораторию... откройте...
   Снейп выпрямился.
   - Зачем?
   - Зелье... кончилось... я сгораю... - Халифа задрожала. - Нужно остыть...
   - У вас озноб. Нужно жаропонижающее...
   - Это не озноб, - прохрипела она, наклоняясь вперед. - Мне жарко...
   Она сползла с кресла и со стоном распласталась на студеном каменном полу, жадно прижавшись к нему пылающей щекой. Профессор подхватил ее на руки и понес в ванную. О, Мерлин, как бешено у нее колотится сердце!
   Он включил холодный душ. Халифа принялась вяло сопротивляться.
   - Нет, нельзя... я так уже пробовала... будут судороги...
   - Вам нужно охладиться.
   - Нет... нужно зелье... нужно успокоиться...
   Снейп перекрыл воду.
   - Какое нужно зелье?
   Она полезла в карман и трясущейся рукой достала пергамент. Профессор выхватил у нее лист, развернул его, вгляделся в рецепт и нахмурился.
   - Я не понимаю по-турецки.
   - Там на фарси...
   - Да мне без разницы! Как оно называется?
   - У вас такого нет... нужно готовить...
   - Дьявол! - прорычал Мастер зелий и, снова подхватив босую девушку на руки, понес в лабораторию.
  

* * *

   - ...Кажется, этого тоже нет.
   Халифа обессилено уронила пергамент на колени.
   - И этого тоже? Ох...
   - Должен заметить, что такие компоненты обычно не держат в школьной лаборатории. Многие из них - сильные яды и наркотики. Их даже поодиночке опасно использовать. А вам их нужно сочетать.
   Девушка дрожащими пальцами отвернула конец свитка.
   - Остался только один рецепт... оно совсем слабое... ну ладно...
   Снейп хмуро рылся в кладовке среди своих личных запасов, попутно записывая. Халифа переводила с фарси на латынь:
   - Crataegus sanguinea - четверть унции, Viscum album - шесть драхм...
   - Так...
   - Asperulla odorata - столько же, Erysimum cheiranthoides - четыре с половиной драхмы...
   - Ясно.
   - Leonorus quinquelobatis... а лучше Polemonium coeruleum, если есть... и Dianthus caryophyllus - по три унции...
   - Угу...
   - Lycopus europaeus - две унции, Hyoicyamus niger - семь с половиной драхм...
   - Вы уверены? Ну, ладно...
   - Rauwolfia serpentine - полторы унции, Hydrocharis morsus - десять драхм, Perganum harmala - столько же...
   - Есть.
   - Papaver somniferum и Datura stramonium - по две драхмы...
   Профессор удивленно поднял брови:
   - Это все должно быть вместе?
   Девушка кивнула. Снейп покачал головой.
   - Надеюсь, вы знаете, что делаете.
   - Это только для основы. Еще хитин одного желтого скорпиона, сушеный секрет железы дрейсены, плавник раморы и треть пинты крови саламандры.
   - Я уже не знаю, чему удивляться. Странно, что вам нужно так много.
   - Я вам все верну. Отец пришлет, что нужно.
   - Это неважно, - поморщился профессор. - Странно другое - зачем готовить столько сразу? Ведь получается сильнейшее нейролептическое средство. Таким количеством можно отравить всю школу и весь Хогсмид. Сколько капель этой адской смеси вам нужно принять?
   - По стакану...
   - Что?!
   - ...четыре раза в день...
   - О, Мерлин...
  

* * *

   Добавив последний компонент, Снейп вопросительно посмотрел на девушку. Она протянула к нему слабую руку.
   - Теперь полторы унции моей крови.
   Профессор нерешительно коснулся ее обжигающего запястья.
   - Быстрее. Иначе получится обычный яд.
   Острым ножом Снейп рассек вену. Густая темная кровь попала на холодное лезвие и зашипела.
   - Это... нормально? - осторожно спросил профессор.
   - Не знаю. Кажется, нет. Но я никогда не видела своей крови в таком состоянии.
   Когда в угольно-черное зелье добавили кровь, оно резко вспенилось и побелело. Профессор набрал полный стакан.
   - Вы уверены, что это стоит пить?
   Халифа молча взяла стакан и осушила его. Снейп, казалось, не был уверен, чего ожидать. Но ничего не произошло. Халифа закрыла глаза и свернулась в кресле клубком. Через минуту ее дрожь унялась.
   Зельевар приблизился, глядя на бешено бьющуюся жилку на виске девушки. Ее биение стало постепенно замедляться, да и дыхание турчанки стало тихим и ровным. Профессор коснулся ее лба. Температура нормальная. Девушка спокойно спала. Мастер зелий вздохнул с облегчением и посмотрел на часы. Начало шестого. Он вернулся к себе, переоделся и направился в гостиную Слизерина. Тихо постучал в спальню девушек. Открыла заспанная Панси.
   - Мисс Паркинсон, подайте мне обувь Дасэби и ее платок.
   Панси, с трудом соображая со сна, кивнула и принесла хиджаб и шлепанцы.
   - А где она сама?
   - В лазарете. Она сейчас придет.
   - А-а, ясно... - сонно пробормотала девушка и закрыла дверь.
   Снейп вернулся в лабораторию и разбудил Халифу.
   - Вам нужно возвращаться в спальню. Я сказал Паркинсон, что вы были в лазарете. Вот ваши вещи.
   Халифа быстро схватила хиджаб и повязала его, краснея.
   - Извините меня за беспокойную ночь...
   - Не извиняйтесь, вы ни в чем не виноваты. Идите, пока все спят.
   Она обулась и потопталась на месте, с благодарностью глядя на декана.
   - Вы... Спасибо вам!
   Прежде, чем он смог ответить, она, склонившись, взяла его руку, коснулась ее губами и приложила ко лбу. Снейп резко отпрянул.
   - Не смейте этого делать!
   Девушка замерла с распахнутыми глазами, в которых плескалось отчаяние.
   - Простите. Я вас оскорбила?
   - Нет. Просто это лишнее. Ступайте.
   Халифа огорченно кивнула, что-то пробормотав по-турецки, и пошла к дверям. У выхода она обернулась:
   - Это всего лишь проявление почтения. Например, к отцу...
   Снейп взорвался:
   - Я вам не отец, черт возьми! Я ваш профессор!
   Ему показалось, что Халифа вот-вот заплачет. Но ее глаза лишь сильнее заблестели. Лицо тут же приняло равнодушное выражение.
   - Вы правы. Прошу прощения, профессор. Спасибо за помощь. До свидания.
   И легкой тенью она растаяла в темноте коридора.
   До слуха Снейпа донеслось странное шипение. Он обернулся и застыл. Остатки крови Халифы на донышке мензурки вспыхнули ярким голубым пламенем. Стекло лопнуло, и осколки разлетелись по столу.
  

* * *

   Достав из сундука зеркальце, Халифа торопливо произнесла:
   - Папа! Папочка...
   Гладкая поверхность помутнела и показалось лицо Мохаммеда.
   - Хайби! Что случилось?
   - Зелье закончилось. Ночью мне было очень плохо. Я думала, мне конец.
   - Закончилось? Уже?! О, Аллах! - мужчина на секунду прикрыл глаза. - Ты можешь сама приготовить еще?
   - Для сильных составов здесь нет нужных ингредиентов. Только для того, что я пила после каникул. Пока мне придется принимать его, - она охнула, вспомнив, что зелье осталось в лаборатории.
   - Я сегодня же привезу еще.
   - Ты опять аппарируешь к Малфоям?
   - Да, наверное. Со стороны Люциуса было очень любезно...
   - Папа, давай встретимся в другом месте, - попросила Халифа. - Я не хочу их видеть.
   Мохаммед помолчал.
   - Хорошо. Куда ты можешь прийти?
   - В Хогсмид. Встретимся там, в таверне "Три метлы". В будни там, наверное, мало народу. Я постараюсь отпроситься после уроков.
   - Все-таки мне кажется, было бы лучше встретиться у Малфоев.
   - Не думаю. Драко в последнее время стал избегать меня. Похоже, он боится.
   - Ладно, хайби. Хогсмид так Хогсмид.
  

* * *

   После завтрака Халифа отправилась в лабораторию за своим зельем. Она очень надеялась, что Снейп его не вылил. Уже пора было принять новую дозу.
   Лаборатория была открыта. Девушка помялась на пороге, прислушиваясь, потом прошла к столу. Котел стоял на месте. Успокоившись, Халифа принялась переливать зелье в бутылки. Наполнив варевом стакан, она опустошила его одним махом. Перевела дыхание, быстро убрала на столе, сгребла в охапку бутылки и повернулась к выходу.
   В дверях стоял Снейп.
   Потупившись, Халифа направилась к дверям, но Мастер зелий преградил ей дорогу.
   - Я обидел вас?
   - Нет, сэр, что вы.
   - И все-таки. Мне не следовало на вас кричать. Вам и так досталось ночью.
   Не будь это Снейп, тон мог бы быть почти извиняющимся. Девушка решилась посмотреть на него.
   - Я очень благодарна вам, профессор. И прошу простить мне мой порыв. Мой прежний наставник был мне почти как отец. Я перенесла это на вас. Извините, если вас это задело.
   Снейп молча кивнул, и Халифа вздохнула с облегчением.
   - Не могли бы вы разрешить мне пойти в Хогсмид после занятий? Туда приедет мой папа, и мне нужно встретиться с ним.
   - В Хогсмид? А почему не к Малфоям? Вы ведь раньше встречались у них?
   - Я не хочу видеть Малфоев и не хочу говорить с Драко. Лучше схожу в деревню.
   - Одна?
   - Да.
   Снейп скрестил руки на груди.
   - Вы не сможете выйти с территории Хогвартса, а потом вернуться назад самостоятельно. Я пойду с вами.
   Халифа удивилась, но отказываться не стала.
   - Как вам будет угодно, профессор.
   - Мне угодно, чтобы с моими студентами ничего не случалось. Одна вы не пойдете. Зайдите ко мне после занятий.
   - Как скажете, сэр.
   Он отступил в сторону, пропуская ее.
  

* * *

   В "Трех метлах" стояла непривычная тишина, мадам Розмерта сидела за одним из столиков и что-то неторопливо вязала. Единственным посетителем был Мохаммед. Девушка удивилась, заметив, что отец из всех мест выбрал в пустой таверне именно тот стул, у окна, где первого марта сидела она сама. Тогда напротив нее сидел Драко...
   - Папочка! - девушка быстро обняла его и обернулась. - Это наш декан и наставник Алхимии, профессор Снейп.
   Мохаммед поднялся, пожав руку зельевара.
   - Рад познакомиться, эфенди. Халифа много рассказывала о вас.
   Снейп вежливо кивнул, машинально отметив, как похожи отец и дочь. Еще в тот день, когда девушка приехала в Хогвартс, он обратил внимание сначала на известную фамилию, потом на смутно знакомые черты лица. В жизни сходство было еще заметнее, чем с колдографией в журнале. Он сел за дальний столик, чтобы дать им возможность спокойно поговорить. Хотя они все равно говорили по-турецки.
   Мадам Розмерта поставила перед ним запотевший бокал и с любопытством покосилась на турков. Страсти за столом у окна все накалялись. Бурно жестикулируя, Мохаммед в чем-то убеждал дочь, а она, умоляюще сложив ладони, тихо упрашивала его. Постепенно отец стал срываться на крик, вскакивая и тут же снова садясь, беря дочь за руки, гладя их и успокаивая ее.
  
   - Папочка, пожалуйста... Я не хочу уезжать. Теперь все будет хорошо, обещаю. Я буду держать себя в руках.
   Мохаммед снова нервно вскочил.
   - Да как ты не понимаешь?! Ты уже дошла до грани! Вернемся домой, прошу тебя. Я могу только просить. Теперь мне страшно даже заставлять тебя послушаться...
   Халифа закусила губу.
   - Я могу остаться еще хотя бы на несколько дней? Мне нужно кое-что сделать.
   - Тебе нельзя оставаться ни дня. Сейчас же вернешься и соберешь вещи. Я аппарирую тебя домой, - он поморщился. - Нет, надо погасить твою визу, иначе будут проблемы с маггловскими законами. Придется отправлять тебя самолетом.
   - Папа, я не поеду! Только не сегодня.
   Мохаммед не выдержал:
   - Что значит "не поеду"? Тебе жить надоело? Если тебе наплевать на себя, подумай обо мне, о матери! Хочешь, чтобы мы потом казнили себя всю оставшуюся жизнь?! Хочешь сгореть, как Мазхар?! Все к этому и идет, несчастная!
   У девушки перехватило дыхание. Она вцепилась в стул.
   - Папа... Я что, умираю?
   - Да! - воскликнул он и закрыл лицо руками.
   Халифе показалось, будто внутри у нее что-то оборвалось. И все вдруг стало безразлично.
   Они немного помолчали. Наконец, Мохаммед еле слышно произнес:
   - У тебя остался последний шанс вернуться к нормальной жизни. Еще одна вспышка - и процесс уже не остановить. Пока еще можно если не повернуть все вспять, то хотя бы удержать тебя на этой стадии.
   - Значит, - прошептала девушка, - я теперь останусь такой? Навсегда?
   - Я не знаю. Я буду следить за твоим состоянием. Может, все еще можно исправить.
   Она задумчиво кивнула, примиряясь с услышанным.
   - Я поняла. Глубокий наркотический сон... Сон, еда, короткая прогулка, и опять сон... И так целый год.
   - Да, хайби. Именно так. Надеюсь, что года хватит.
   Халифа вздохнула.
   - А что с Малфоями?
   - Я сейчас же поговорю с Люциусом. Возвращайся в школу и собирай вещи.
   - Хорошо. Я только хотела... попрощаться кое с кем...
   Мохаммед замер и, медленно повернув голову, пристально посмотрел ей в глаза.
   - Это Драко?
   - Что? - не поняла она.
   - Ты влюбилась в Драко?
   Ресницы девушки испуганно вспорхнули.
   - Нет! Почему ты спрашиваешь?
   - Тогда кто он?
   - Кто?!
   - В кого ты влюблена?
   Халифа растерянно захлопала глазами и покраснела.
   - Откуда ты знаешь?
   - Сначала я сомневался, но теперь вижу ясно. Теперь мне все понятно. Ты сама уничтожила себя.
   - Ты хочешь сказать, что это...
   - Да, хайби. Резкое ухудшение состояния проявилось в ответ на скрытый огонь. Кто он?
   Девушка опустила голову.
   - Это... это неважно... - выдавила она. - Это пройдет...
   Мохаммед взял дочь за подбородок и заставил ее посмотреть ему в глаза.
   - Глупенькая, - мягко сказал он. - Ты хоть представляешь себе, какой вулкан проснулся? Это не пройдет и не утихнет. Дасэби в своих чувствах неистовы, как сами джинны. Тебе никогда не приходило в голову, почему Селима так долго прятали от тебя? Чтобы ты не влюбилась в него. Да, ты могла полюбить его потом, но к тому времени ты бы уже научилась контролировать свои эмоции. Идеальным вариантом для тебя был бы брак, основанный на уважении и привычке. Никакой страсти. Она бы убила и тебя, и его. Потому-то я и не хотел отправлять его сюда с тобой. Я был рад, когда Лейла поведала мне о том, что ты холодна к нему. Это всех устраивало. Но я не учел того, что здесь все учатся вместе и ты можешь влюбиться в другого. Старый дурак...
   Между бровями Халифы появилась горькая морщинка.
   - Почему ты не рассказал мне этого раньше?
   - А как ты думаешь? Я бы собственными руками указал тебе на запретный плод.
   Она хотела было возразить, но промолчала. Какая разница - знала бы она, или нет? Огонь охватил ее, не спрашивая согласия. Судьба...
   - Собери вещи и быстро возвращайся сюда. Мы вместе аппарируем в Лондон. Я посажу тебя на самолет и встречу дома. И не спорь.
   - Хорошо, папа.
   Мохаммед достал палочку и с хлопком исчез. Халифа подошла к Снейпу.
   - Профессор, подождите меня пять минут, хорошо? Я сейчас вернусь.
   - Куда вы?
   - Мне нужно попрощаться с одним человеком. Я уезжаю домой.
   Снейп нахмурился.
   - Сегодня?
   - Да. Папа отправился в поместье Малфоев, расторгнуть помолвку с Драко. Потом мы сразу же уедем. Я сейчас...
   Пока профессор обдумывал услышанное, она выскочила за дверь.
  

* * *

   Мохаммед вошел в кабинет вслед за Нарциссой. Через минуту к ним присоединились Драко и Люциус. Малфой-старший с порога сказал:
   - Я ждал вас. Сын прибыл сегодня и предупредил меня, что ваша дочь ушла из Хогвартса после уроков. Я так и подумал, что она встречается с вами. Но почему вы не встретились у нас?
   - Мы решили, что будет лучше встретиться в Хогсмиде, в "Трех метлах". Сейчас она как раз должна собирать свои вещи. Мы уезжаем домой. Извините, Люциус, но я все-таки расторгаю помолвку.
   Лицо Люциуса на секунду застыло, потом он опустился в кресло и жестом пригласил гостя присесть.
   - Уважаемый Дасэби, мне кажется, вы торопите события. Мы еще не приняли решение. Я все же думаю, что мы сможем справиться с Халифой.
   Мохаммед отказался садиться и отрывисто произнес:
   - Что ж, я не хотел этого говорить, но, видимо, придется. На самом деле все обстоит гораздо хуже, чем раньше. За последние две недели Халифа изменилась настолько, что стала гораздо опаснее.
   - Вы сказали - хуже, чем раньше? - спросил Драко. - Так значит, раньше она была не такой уж опасной?
   - Если бы мы заключили эту помолвку, скажем, год назад, я бы, пожалуй, даже мог согласиться на брак. Я имею в виду - если бы не было Баранди. Даже четыре месяца назад я еще мог на это согласиться. Но последние полгода, а в особенности события, произошедшие на каникулах, в корне изменили ситуацию.
   - Что вы имеете в виду? - бесстрастно поинтересовался Люциус. Ему вдруг захотелось выпить чего-нибудь покрепче.
   - Еще летом моя дочь была обычной девочкой. Немного неуравновешенной, вспыльчивой, сложной, и все-таки почти нормальной. Она могла стать такой же, как Али - потенциально опасной, но вполне управляемой. Потом началась эта история с князем. Вы в курсе, верно?.. Халифа пережила похищение, смерть дива, которого знала с детства и к которому она была очень привязана, а также оказалась свидетельницей гибели нескольких людей, умерших из-за нее. Она перенесла сильную вспышку, и это сказалось на ее психике. Все еще можно было бы загладить, залечить, время затянуло бы раны... Но то, что произошло с ней на каникулах...
   Драко опустил глаза.
   - Да, я понимаю, стресс из-за смерти жениха... - медленно произнес Люциус, оглядываясь в поисках подноса с огневиски.
   - Стрессом для нее был даже сам факт переезда в чужую страну. Но гибель Селима, да еще такая жуткая - князь ведь зарезал его, как барана, у нее на глазах - все это повергло ее в столь сильный шок, что случившаяся в результате вспышка разрушила целый дворец.
   Драко судорожно сглотнул. Только этого ему не хватало!
   - Ну, ничего, - примирительно сказала Нарцисса. - Все постепенно пройдет, забудется. Мы поможем ей, чем сможем. Девочка показалась мне сильной, она справится.
   Мохаммед печально посмотрел на нее.
   - Вы не поняли, уважаемая. Я сам не понимал, не верил до последнего. Я надеялся на лучшее, но увы, все факты говорят об обратном. Драко, ты не замечал в поведении Халифы ничего странного?
   - Ну, мы мало общались в последнее время... Она перестала спорить со мной.
   - Это так странно? - криво усмехнулся Мохаммед. - Нет, все гораздо проще. Ты прикасался к ней?
   Драко распахнул глаза.
   - Да, верно. Она постоянно очень горячая. Однажды я даже подумал, что она больна. И за последнее время я не видел, чтобы она мерзла. Раньше она постоянно сидела совсем рядом с камином.
   Мохаммед печально кивнул.
   - Что с ней происходит? - встревожено спросила Нарцисса.
   - Физиология джиннов тесно связана с их эмоциями. Чрезмерный всплеск эмоций запустил доселе скрытый древний механизм генетического замещения.
   - И... что теперь будет? - напряженно поинтересовался Люциус.
   Мохаммед нервно сглотнул и еле слышно выдавил:
   - Халифа начинает превращаться в джинна.
   Драко машинально присел на краешек дивана.
   - В джинна?!.. - прошептала Нарцисса.
   - Нет, разумеется, настоящим джинном она не сможет стать. Человеческая доля в ее генах несоизмеримо больше. И тело человеческое. Она попросту сгорит заживо. И при этом вполне может кого-нибудь прихватить. Восемьсот лет назад Мазхар, брат моего прямого предка, оказался свидетелем того, как наемники убили всех его детей. Он и до того был плох... шла война... Он вспыхнул, спалив шестьдесят человек, пришедших незваными в его дом.
   Малфои молчали, не глядя друг на друга. Мохаммед вздохнул.
   - Думаю, вопрос исчерпан. Прощайте.
   Когда он аппарировал, Люциус пробормотал, прищурившись:
   - Не совсем...
  
  

Глава 14.

  
   Блеклое солнце садилось за горизонт. Морозец снова коснулся земли, схватывая подтаявшую за день дорогу.
   Халифа бежала по хогсмидской улице.
   "Див сказал, что мое счастье - в моих руках. И я сама смогу изменить свою жизнь. Но Кур не говорил, что оно будет вечным. Что я буду жить долго".
   Стоит ли долгая жизнь в полусонном состоянии одной минуты сумасшедшего счастья?
   Судьба уже сделала этот выбор за нее.
   Халифа распахнула дверь лавки розыгрышей. В зале был только один из близнецов. Он поднял голову и посмотрел на вошедшую девушку, чуть нахмурившись.
   - Здравствуй, Фред.
   - Добрый день, мисс, - подчеркнуто холодно ответил он. - Чем могу быть полезен?
   Халифа подошла к нему.
   - Мне нужно поговорить с Джорджем.
   - Вряд ли у вас с ним могут быть общие темы для разговора. Он не вращается в высшем обществе.
   - Перестань! - воскликнула она. - Мне очень нужно увидеть его, правда. Позови его, пожалуйста.
   - А что скажет на это ваш жених?
   - У меня больше нет жениха.
   Фред усмехнулся.
   - И вы ищете нового? Думаю, вы ошиблись адресом. Мы не вашего круга.
   - Я просто пришла попрощаться с Джорджем. Я больна. Отец забирает меня домой. Навсегда... - ее голос предательски сорвался. Фред отвел глаза в сторону.
   - Ты сама не знаешь, чего тебе надо, и брату моему душу вывернула наизнанку, - пробормотал он.
   - Если бы что-то зависело от меня, - прошептала Халифа, сдерживая подступившие слезы.
   - Он на складе, - глухо произнес Фред. - Дорогу ты знаешь.
   Девушка вскинула на него обрадованный взгляд.
   - Спасибо, - и исчезла за портьерой. Фред посмотрел ей вслед и вздохнул.
   Открыв дверь склада, турчанка сразу увидела Джорджа - он стоял к ней спиной, составляя в стопку большие синие коробки. Закончив, он заглянул в тетрадь, исписанную столбиками чисел, и что-то пометил в ней.
   Сердце Халифы бешено забилось.
   - Здравствуй, Джордж.
   Юноша резко повернулся, выронив тетрадь, голубые глаза на мгновение вспыхнули радостью и надеждой, но тут же погасли.
   - Зачем ты пришла? - отрывисто спросил он.
   - Я хотела кое-что тебе объяснить, - быстро залепетала она. - Последняя записка, которую написал Драко Малфой... Он случайно прочел твое письмо и со злости решил навредить. Но он не имел на это никакого права, наша с ним помолвка уже расторгнута! Он вообще-то и не был моим женихом...
   Джордж оборвал ее:
   - Зачем ты мне все это говоришь?
   Халифа почувствовала себя жалкой идиоткой.
   - Я... Я не знаю... - ей захотелось разреветься. - Я не хочу, чтобы ты плохо думал обо мне.
   - Тебе так важно, что подумает какой-то Уизли? А что подумают ваши несравненные слизеринцы, если узнают, что ты пришла сюда?
   - Мне неважно, что они подумают. Я больше не буду здесь учиться. Мне... Ты... - она нервно стиснула руки. В душе все разрывалось от желания рассказать ему о пророчестве дива. Но как это будет выглядеть? "Пять лет назад мне нагадали, где я найду свое счастье". Ага, а он, конечно же, обрадуется и... и что? Она ведь ничего не знает о нем. Может, он уже любит кого-нибудь...
   - У тебя есть невеста? - выпалила Халифа.
   Джордж криво усмехнулся.
   - Это имеет значение?
   - Да, - прошептала она, закрыв глаза и мысленно проваливаясь в пропасть. - То есть, нет... я сейчас уйду... Я пришла только попрощаться. Я уезжаю в Турцию... прости... я хотела взглянуть на тебя... напоследок...
   Что за лепет?! Он сейчас расхохочется!
   Но он тихо спросил:
   - А если у меня никого нет?.. - и подошел к ней, склонившись так близко, что ощутил идущее от нее тепло. "Горячая девушка. В буквальном смысле..." Юноша положил руку ей на плечо. Жар чувствовался даже сквозь плащ.
   Халифа безуспешно попыталась унять волнение, сосредоточенно уставившись на верхнюю пуговицу рубашки Джорджа. Смотреть ему в лицо она не решалась. Вдруг он посмеется над ней?
   Ощутив прикосновение, она вздрогнула и подняла глаза. Молодой человек был абсолютно серьезен, в его глазах она не увидела ни тени насмешки. Рука юноши скользнула по ее спине, нежно, но настойчиво привлекая ее в его объятия.
   Знакомый жар заструился по телу. Оно вдруг показалось неловким и неуклюжим. Сейчас Халифа видела только лицо Джорджа, слышала только свое сердце, казалось, стучавшее в каждой клеточке. Кажется, обвались крыша - она бы не заметила.
   - Вообще-то, - тихо произнес он, - есть одна девушка, которая мне очень нравится...
   Сердце Халифы ухнуло куда-то в пятки.
   - ...правда, у нее есть один недостаток. Она не для такого, как я. И нравиться мне, по идее, не должна.
   Он что, любит чужую невесту?
   - ...но, похоже, сейчас она сама пытается этот недостаток устранить...
   Джордж нагнулся к ней и она, ослабев, снова закрыла глаза. Прохладные губы легко коснулись уголка ее губ. Осторожно, нерешительно, потом все смелее. Халифа приподняла голову навстречу поцелую.
   Огонь горел во всем теле, прокатываясь волнами. Сердце все больше ускоряло свой ритм.
   Джордж провел языком по ее губам, они послушно раскрылись, впуская его, и девушка тихонько застонала.
   Вдруг рядом послышались шипение и треск. Джордж испуганно оглянулся - фейерверки непостижимым образом воспламенились, поджигая друг друга.
   - Выходи отсюда, быстро! - воскликнул он и подтолкнул девушку к двери и, выхватив палочку, начал тушить пожар.
   - Фред!!! - закричал он. - Сюда! Скорее!
   Халифа не ушла, а принялась помогать. Прибежал Фред. Втроем им удалось все погасить.
   - Вы чем тут занимались? - вытирая с лица копоть, спросил Фред.
   - Зажигали... - мрачно сострил Джордж. Он поддел ногой коробку и вздохнул: - Все пропало. Почему они загорелись? Да еще все сразу, - убирая палочку в карман, он заметил маленькую, прожженную в ткани дырочку. - Мерлин, моя палочка прожгла рубашку! Это я все поджег!
   Девушка схватилась за свой рукав и тоже обнаружила прожог.
   - Ну вы даете, - с усмешкой протянул Фред. - Мне бы так - чтоб аж искры из глаз.
   - Из палочек, - машинально поправил его брат. - Что за чертовщина, никогда такого не было...
   Халифа схватилась за голову.
   - Это все я, - выдавила она. - Я все подожгла. Простите меня!
   - Что ты такое говоришь? - удивился Джордж. - Ты тут ни при чем.
   - Я виновата. Я всем приношу несчастье. Мне ничего нельзя - ни горевать, ни радоваться. О, Аллах! - она стремительно развернулась и кинулась к дверям. Братья в изумлении уставились на нее.
   - Подожди! - шагнул следом Джордж, но девушки уже и след простыл.
  

* * *

   Мохаммед с хлопком появился в таверне и внимательно огляделся.
   - Эфенди, а где моя дочь? - спросил он у нетерпеливо расхаживающего у дверей Снейпа. - Она отправилась в школу одна?
   - Она пошла с кем-то попрощаться, - хмуро ответил профессор. - Скажите, а почему вы вдруг решили...
   Мохаммед, не дослушав, выбежал на улицу. Снейп бросился за ним.
   - Что происходит?
   - К кому она пошла? - обернулся Мохаммед. - Она вам сказала?
   - Нет. Она сказала, что вернется через пять минут. Прошло уже двадцать.
   - О, несчастная! - воскликнул турок. - И зачем я только оставил ее одну?
   - Вот она! - Снейп указал вдоль улицы. Девушка бежала, поскальзываясь на обледеневшем тротуаре.
   - Халифа, где ты была? - Мохаммед подхватил дочь и немедленно обнаружил, что она вся пылает.
   - Папа, - всхлипнула она. - Я опять горю. Теперь и днем...
   Отец встряхнул ее.
   - Хайби, что ты натворила?! - он понес ее к таверне, где осталась сумка, в которой лежали бутылки с зельем. Тут послышался крик:
   - Хейли! Хейли, подожди!
   По улице бежал рыжеволосый юноша в наспех наброшенной куртке. Догнав их у таверны, он остановился и с удивлением уставился на отца Халифы. Потом перевел взгляд на Снейпа.
   - Уизли? - не менее удивленно пробормотал зельевар. - Который?
   - Джордж... - отозвался юноша. - Здравствуйте, профессор, - он снова посмотрел на турка. - Вы... вы ее отец?
   - Да, - настороженно ответил Мохаммед. - Извините, мне сейчас не до вопросов.
   Он зашел в таверну, усадил дочь на стул, достал бутылку из сумки и влил девушке в рот немного зелья. Потом обернулся к Джорджу.
   - Это у вас она была только что?
   - Да. У нас там кое-что случилось... - не обратив внимания на побледневшее лицо Мохаммеда, юноша склонился к пришедшей в себя девушке. - Хейли, ты ни в чем не виновата. Они сами загорелись.
   - Это она подожгла! - резко сказал Мохаммед, мгновенно оценив ситуацию. - С вашей помощью, я полагаю?
   Джордж выпрямился, глядя ему в глаза.
   - Мистер Дасэби...
   - Держитесь подальше от моей дочери! - перебил его Мохаммед. - Вы убиваете ее!
   - Папа, - всхлипула Халифа. - Не надо. Он ничего не знает.
   - Отлично, - кивнул Джордж. - Расскажите мне. Чего именно я не знаю?
   - Вам и не нужно ничего знать! - процедил Мохаммед и протянул руку дочери. - Идем. Заберешь свои вещи...
   - Подожди, - девушка отчаянно пыталась задержаться. - Мне нужно сказать ему несколько слов.
   - Скажешь по дороге, - отрезал отец. - Нам нужно спешить.
   Они вышли на улицу и, выйдя из деревни, направились к Хогвартсу.
   - Так ты и правда уезжаешь? - на ходу спросил Джордж.
   - Да, - грустно отозвалась Халифа, не глядя на него. - Так надо. Я больна. Мне нужно домой.
   - Это надолго?
   - Навсегда.
   Джордж остановился как вкопанный.
   - Как навсегда? А я?
   Мохаммед резко обернулся.
   - Вы уже достаточно сделали, молодой человек! Теперь она никогда не сможет жить нормальной жизнью!
   - Папа! - возмутилась девушка. - Не нужно искать виноватого. Его нет. Такова судьба, - и, повернувшись к Джорджу, тихо сказала: - Прости меня, но я не могу здесь остаться.
   - Ты опять меня бросаешь, - тихо произнес он. - Снова исчезаешь, ничего не объяснив. А ведь я поверил тебе. Мы же договорились, помнишь?
   - Договорились? О чем?
   - Ну как же? - он улыбнулся. - Три мальчика, две девочки и двое близнецов...
   Халифа охнула, закрыв руками лицо. Мохаммед подошел, гневно сверкнув глазами.
   - Знаете, молодой человек, в прежние времена в моей стране после таких слов, сказанных в моем присутствии, я имел бы полное право вас убить.
   Джордж усмехнулся, ничуть не смутившись, и ответил, глядя ему в глаза:
   - А в моей стране в прежние времена после таких слов, сказанных в присутствии отца девушки, порядочный мужчина обязан был жениться. Вы в моей стране, мистер Дасэби.
   Мохаммед подошел вплотную к нему.
   - В моей стране, прежде чем о чем-то договариваться с девушкой, положено обсудить это с ее отцом. Если я вас правильно понял...
   Джордж и не подумал отступить.
   - Вы меня правильно поняли.
   Нахмуренные брови Мохаммеда дрогнули, и он вдруг улыбнулся.
   - Вы мне нравитесь, юноша, - тихо сказал он. - Жаль, что мы не встретились в другой ситуации. Но вам придется смириться с судьбой и забыть мою дочь. Она больна, и будет лечиться весь следующий год, а возможно, и всю оставшуюся жизнь. Она никогда не сможет выйти замуж, теперь ей нельзя делать этого. Она опасна для вас и для всех окружающих.
   Джордж растерянно посмотрел на Халифу. Та стояла, понуро опустив голову.
   - Нам пора, - вздохнул Мохаммед. - Можете проводить нас до школы, если хотите.
   Юноша кивнул и пошел с ними дальше.
   Никто в Хогсмиде не обратил внимания, когда на площадь у почты аппарировали несколько человек и, коротко посовещавшись, отправились вслед за нашими героями.
  

* * *

   Они не прошли и четверти пути, как услышали, что их догоняют. Обернувшись, они увидели группу людей. Идущий впереди приблизился и Халифа испуганно воскликнула:
   - Папа!
   - Вижу, - пробормотал Мохаммед.
   Догнавший их человек был никем иным, как князем Задейни. Он хищно улыбнулся, радушно разведя руками.
   - Какая неожиданная встреча! Правду говорят - мир тесен.
   - Исмаил! - взревел Мохаммед и выхватил палочку.
   - Expelliarmus! - тут же раздался возглас, и палочки Мохаммеда, Халифы, Джорджа и Снейпа полетели к высокому колдуну в синем плаще. Он легко поймал их и ухмыльнулся.
   - Мерзавец! - рявкнул Мохаммед, шагнув к князю. Тотчас же наемники окружили Исмаила, направив палочки на четверых обезоруженных людей. Отцу Халифы пришлось остановиться.
   - Как ты нашел нас?
   Исмаил с довольным видом забрал палочки у телохранителя.
   - Мм, какая красота, - поглумился он, разглядывая одну из них. - Халифа, любовь моя, это твоя? Это которая уже по счету? Дорогая, я слышал, что часто менять палочки не годится - рука сбивается...
   - Зато у сквибов рука одна и та же - никчемная! - едко прошипела девушка. - Только и можешь, что колдовать руками наемников...
   - Закрой пасть, гадюка! - враз переменился князь. Он сделал знак - и слуги окружили их, схватили и развели по одному. - Ну что же, так вы смотритесь гораздо лучше. Знаешь, Мохаммед, тебе не стоило быть таким доверчивым. Впрочем, у вас это, похоже, семейное.
   Тот хотел спросить князя, что он имеет в виду, но вдруг неподалеку раздался хлопок, зашуршал снег, и из темноты появился светловолосый колдун в черной мантии. Он подошел и кивком поприветствовал Исмаила.
   - Люциус! - прошипел Мохаммед. - Это ты?.. Подлец!
   Малфой посмотрел на него с отвращением.
   - Я потратил на вашу семейку слишком много времени и сил. Оно того не стоило. - он подошел к Халифе. - Жаль, юная леди. Очень жаль. Но таким, как вы - чудовищным гибридам - не место среди нас, - тут он заметил Снейпа. - Северус? Ты-то что тут делаешь?
   - Сопровождаю свою студентку, - ледяным тоном ответил тот. - Кстати, нам давно пора вернуться в школу. Вы нас задерживаете.
   - Не беспокойся, - небрежно бросил Люциус. - Она больше не твоя студентка. Возвращайся в Хогвартс. Это уже не твое дело. И забудь обо всем, что видел, - он что-то тихо сказал князю, и Снейпу вернули его палочку. Но высокий телохранитель еще продолжал держать его на прицеле.
   - Я не могу вернуться один, - спокойно произнес профессор, пряча палочку в карман. - Официально Дасэби еще не отчислена. Я отвечаю за нее.
   - Боюсь, тебе придется долго ее ждать, - усмехнулся Малфой.
   - Хватит болтать, - оборвал их Исмаил. Он передал Люциусу какой-то пергамент и махнул рукой наемнику, державшему Халифу. - Забирай ее. А этого кончай, - он кивнул в сторону Мохаммеда.
   - А его? - спросил слуга, державший ничего не понимающего Джорджа.
   - Этого... А кстати, кто он такой?
   - Уизли, - презрительно проронил Люциус. - Невелика потеря.
   - Значит, и этого тоже.
   Халифа бессильно обвисла в руках державшего ее колдуна. Словно в полусне, она смотрела, как Исмаил подошел к двум телохранителям и вцепился в них. Она поняла, что они сейчас аппарируют. А отца и Джорджа убьют...
   "О, Аллах! За что?!"
   Она почувствовала новую волну жара. Выпитое зелье перестало действовать.
   И тут вокруг послышались хлопки. Из темноты показались бегущие люди. Коренастая фигура одного из них была очень знакомой.
   - Мустафа! - воскликнул Мохаммед, вырвавшись из рук державшего его слуги и бросаясь навстречу янычарам.
   - Стой, шайтан! - закричал Мустафа, направляя палочку на Исмаила. - Даже не пытайся! Ты себя выдал. Я теперь знаю, как вас выследить. Скрыться ты теперь сможешь только в аду. Принимай бой, паршивая крыса!
   Янычары окружили князя, Малфоя и наемников, с разных сторон полетели заклинания. Но пятеро колдунов, одновременно взмахнув палочками, установили над собой, Исмаилом и его пленницей прозрачный сияющий купол. Внутрь заодно попали Джордж и Снейп. Мохаммед отбежал на несколько шагов, а Малфой спрятался за спины троих наемников. Снаружи купола битва сразу же прекратилась, обе стороны, напряженно стоя напротив друг друга, нацелили палочки и ждали приказа.
   Теперь телохранители Исмаила были заняты поддержанием щита. Снейп под шумок переложил свою палочку в рукав, приготовившись применить ее в нужный момент. Князь принял его за союзника Люциуса, и профессор благоразумно не стал разубеждать его.
   Пока Мохаммед и Исмаил переругивались сквозь защитное поле, Джордж решил воспользоваться моментом. Он ударил державшего его наемника локтем в лицо и отпрыгнул в сторону. Колдун взвыл, перестал удерживать щит и принялся метать заклинания в увертывающегося юношу.
   Через секунду второй слуга, державший Халифу, вскрикнул, выпустил ее, и согнулся пополам. Оставшиеся трое из последних сил продолжали держать купол. Исмаил, не разобравшись, что происходит, прыгнул вперед и поймал высвободившуюся девушку. В этот момент оглушающее заклятье настигло Джорджа...
   Халифа с криком извернулась в руках князя. Он обхватил ее крепче, и тут заметил, как наемник, державший ее раньше, упал на колени, роняя на снег капли крови из-под зажимающей живот руки. Исмаил догадался, но было уже поздно.
   Раздался дикий вопль. Князь отпрыгнул от Халифы и схватился за грудь. Его камзол оказался распорот, а под ним зияла глубокая рана. В руке Халифы блеснул окровавленный кинжал.
   - Мерзкая дрянь! Держите ее!
   Ловить девушку было некому - слуги пытались удержать неустойчивый купол. Но Халифа и не думала убегать.
   Жажда мести... За свой страх, за жизнь, превращенную в ад. За жертву верного Кура. За зверское убийство тихого Селима. За горькие слезы матери. За поседевшие волосы отца. За кровавые кошмары. За невозможность полюбить без смертельного риска. За разбуженный древний огонь...
   Она набросилась на Исмаила, взмахнув кинжалом. Князь успел отшатнуться, и магически заточенное лезвие лишь краешком рассекло ему щеку, срезав четыре зуба.
   Снейп невольно восхитился - будь у князя реакция похуже, ему бы уже снесло полчерепа.
   Халифа снова кинулась вперед, острым кончиком до кости разрубив князю подставленное для защиты предплечье.
   Шипя от боли и отплевываясь кровью, Исмаил со второй попытки поймал руки девушки, попутно лишившись пальца. Кинжал отлетел далеко в сторону и воткнулся в землю по самую рукоятку. Князь заломил одну руку Халифы за спину и схватил ее шею.
   - Сверну, как цыпленку! - прорычал он. - Только дернись.
   Снейп непроизвольно шагнул к нему - и ему в шею сзади уперлась палочка колдуна, оглушившего Джорджа. Тот что-то быстро произнес по-турецки. В переводе профессор не нуждался. Он замер на месте, опустив голову и напряженно следя за рукопашной схваткой.
   Халифа, задыхаясь, пнула князя каблуком в голень. Он крутанул ее вбок. Шейные позвонки больно хрустнули. И тут девушка, опустив глаза, увидела у левой ноги Исмаила лежащую на земле палочку. Ее собственную палочку. Видимо, князь уронил ее, когда защищался. Правда, дотянуться до нее не было никакой возможности.
   Князь истекал кровью. Она струилась по его рукам и груди, пропитывая одежду Халифы, темными крапинками усеивая грязный, вытоптанный снег. Свободная рука девушки тоже была в крови - она порезалась кинжалом, когда князь выдернул его, протащив лезвие по ладоням. Густые багровые капли сочились из ранок, падали на снег и шипели, растапливая его до самой земли. Ярко-алая, жидкая кровь Исмаила попала Халифе на ладонь и смешалась с ее густой, темной кровью, неожиданно вспенившись.
   "Это уже было... во сне... Теперь нет пути назад..."
   Джордж пришел в себя и зашевелился.
   - Чего вы ждете? - крикнул князь наемникам. - Бросайте все. Аппарируем.
   Халифу охватила паника. Это никогда не кончится. Все будет повторяться снова и снова. Она должна остановить это, сама.
   "...твое счастье будет в твоих руках. Воспрянут новые силы. Ты сама изменишь свою жизнь..."
   Старый див еще ни разу не ошибся. Значит...
   "Я знаю, что мне делать. Оказывается, я всегда это знала... Сон прервался. Значит, и здесь я успею уйти..."
   - Эфенди... - чуть слышно пискнула Халифа. Снейп повернул голову. Кроме него никто из присутствующих не понял, кого она имеет в виду, и не обратил на это никакого внимания.
   Девушка сделала пальцами еле заметный жест - словно что-то отпуская. Профессор глянул вниз - и все понял... Он незаметно уронил свою палочку рядом с правой ногой Исмаила и медленно отошел подальше.
   Джордж поднял голову. Увидел Халифу в руках князя, и лицо его исказилось от ярости и страха. Не за себя. Он не думал об опасности. Он боялся за нее.
   Девушка ясно увидела это в его глазах. Она поняла, что он может сейчас натворить...
   - Убейте этого мальчишку! - приказал слугам князь, отвратительно хлюпая разрезанной щекой.
   Сердце Халифы зашлось от ужаса. Огонь бешено заструился по венам, охватывая ее эйфорией.
   За доверие. За надежду. За ласку. За нежность. За те несколько мгновений сумасшедшего счастья...
   "Спасибо, любимый..."
   Из всех палочек внутри купола потянулись струйки прозрачного серебристого тумана, в котором плавали голубые искорки. Струйки поплыли к Халифе, окружая ее тело текучими спиралями.
   Исмаил заметил это и поежился.
   - Что за... Кто это делает?
   Девушка резко напряглась, изогнувшись всем телом, и закричала. Мохаммед снаружи щита замер - то был не вопль гнева или отчаяния, а ликующий, победный клич...
   Все произошло в одно мгновение. Ярко-синие разряды ударили из палочек всех присутствующих, и сошлись, как в громоотводе, в одной точке - в поднятой руке девушки, пробежали вдоль ее тела и ушли в землю. Палочки под Исмаилом заискрились и соединились двумя дугами, образовав кольцо вокруг его ног. Раздалось громкое шипение, и окружающее их защитное поле втянулось внутрь этого кольца. Оно ослепительно сверкнуло, и вверх ударил столб синего света. Он охватил князя, взметнув его плащ, скрутив его тело и слегка приподняв в воздух. Исмаил дико взвыл. Он пытался оторвать руки от кричащей Халифы, но не смог, утягивая ее следом за собой. Ударная волна расшвыряла всех в стороны.
   Девушка открыла глаза. Ее бездонная черная радужка стала ослепительно-белой. Тело ярко засветилось изнутри и, выпустив веер молний, распалось на миллиарды атомов, образовав огромный язык голубоватого пламени. Фигура князя потонула в яркой вспышке, заставившей всех зажмуриться.
   Когда все смогли открыть глаза, свет погас, а пламя исчезло. На землю, медленно кружась, тихо падали мелкие хлопья сероватого пепла. Все, что осталось от князя Исмаила Задейни...
  
  

Глава 15.

  
   Турок поднялся на ноги и, шатаясь, подошел к обожженному пятну, оставшемуся на месте вспышки. Снег вокруг растаял и превратил землю в грязь. Тонкий пепел покрывал ее, точно первая ноябрьская пороша.
   Мохаммед упал рядом с обугленным пятном, схватился за голову и зарыдал. Он громко причитал по-турецки, плакал, ударяя кулаками по раскисшей земле и с остервенением расшвыривая мокрые комья. Позади него собрались янычары, молча, все как один, опустившись на колени и молясь.
   Наемники князя, оставшись без хозяина, просто стояли, даже не пытаясь сбежать. Некоторые из них были явно в шоке от произошедшего. Те, кто находились рядом и держали купол, были сильно обожжены.
   Джордж приподнялся, осторожно снимая обгоревшую куртку и смятенно глядя на Мохаммеда. Он еще не оправился от магического удара, так и не поняв до конца, что же произошло.
   А Снейп все понял. Он вспомнил возгорание крови в мензурке. Это было началом конца.
   Малфой, встал, брезгливо отряхивая бархатную черную мантию.
   - А ведь и правда, - пробормотал он себе под нос. - Девчонка-то сгорела.
   Снейп услышал и уставился на него.
   - Так ты знал, что это произойдет?
   Люциус поморщился, отбрасывая назад спутанные волосы.
   - Мой несостоявшийся родственник упоминал о такой возможности. Но я не ожидал, что она на самом деле вспыхнет. Ведь никого еще не убили, с чего ей было так волноваться? Неужели из-за этого щенка Уизли? - он фыркнул. - Поверить не могу. Променять наследника Малфоев на это жалкое нищее отродье, - он насмешливо посмотрел на профессора. - Северус, надо было уходить, когда я советовал. Ты выглядишь ужасно. Даже для тебя.
   Снейп машинально одернул обожженную мантию и провел рукой по голове, стряхивая пепел.
   - Скажи, Люциус, - тихо спросил он. - Баранди - это тоже твоих рук дело?
   Малфой не ответил, но его глаза недобро блеснули.
   Окончив молитву, янычары согнали наемников вместе. Высокий колдун в синем плаще - видимо, главный из них - сказал:
   - Мы не собирались никого убивать. Нас наняли защищать князя, пока он будет забирать девушку. Да, он приказал убить господина Дасэби и англичанина, но мы могли отказаться выполнить этот приказ. Мы могли только оглушить их. Но он мог убить их сам, и мы не имели права помешать ему.
   Мустафа кивнул.
   - Я знаю кодекс наемника. Вас всех отпустят.
   Потом он кинулся в сторону, едва успев перехватить Мохаммеда, бледного как смерть, грязного и пылающего гневом. Тот пытался наброситься на Малфоя.
   - Ты! - зарычал на Люциуса обезумевший от горя турок. - Ты продал нас этому мерзавцу! Ты погубил мою дочь!
   - Весьма прискорбно, - степенно произнес Малфой. - Поверьте, я сожалею. Но я тут совершенно ни при чем. Я оказался здесь случайно.
   - Ты лжешь! - взревел Мохаммед. - Покажи, что он тебе дал!
   Тот вывернул карманы. На землю высыпалась горстка пепла.
   - Докажите, что я лгу, - спокойно отозвался Люциус.
   Несколько секунд они молча смотрели друг другу в глаза. Мохаммед был готов разорвать Малфоя, но знал, что Халифу этим не вернешь. И ничего не докажешь...
   - Гореть тебе в аду, собака! - прошипел он.
   - Там и встретимся, - невозмутимо парировал тот. - Хотя, полагаю, моя геенна будет персональной.
   Мустафа похлопал хозяина по спине, приводя в чувство. Мохаммед отвернулся и, сгорбившись, пошел к янычарам. Малфой с тихой издевкой добавил:
   - Было бы из-за чего горевать.
   Турок резко обернулся, сверкнув глазами, и выбросил вперед руку. Палочка Люциуса взорвалась снопом искр и подожгла его одежду. Тот завертелся на месте, пытаясь погасить пламя и справиться с взбесившейся палочкой, раздувая огонь еще сильнее. В конце концов ему пришлось сбросить пылающую мантию.
   - Ты же говорил, что это бывает спонтанно! - воскликнул он.
   - А это и было спонтанно, - процедил Мохаммед, снова приближаясь к нему. - Только в отличие от детей, взрослые могут это контролировать. И моя дочь тоже смогла бы, со временем...
   Малфой наградил его злобным взглядом и, не дожидаясь, когда палочка перестанет барахлить, быстро аппарировал. Снейп усмехнулся, заметив оставшиеся на снегу дорогие туфли.
   - Надеюсь, он не попадет прямо домой. В их саду, кажется, были дивные колючие заросли.
   Зельевар оглянулся по сторонам и увидел торчащий в земле кинжал. Он подошел и выдернул его. То самое оружие, с украшенной изумрудами рукояткой в виде свернувшейся змеи. Снейп подошел к Мохаммеду, смотревшему пустым, невидящим взглядом, как несколько янычар оказывают первую помощь обожженным.
   - Это принадлежало вашей дочери.
   Турок потерянно взглянул на него, взял кинжал и, подержав немного, протянул обратно.
   - Позвольте подарить его вам, эфенди. Это самое меньшее, что я могу для вас сделать. Думаю, моя дочь согласилась бы со мной. Она очень уважала вас и, судя по последним событиям, доверяла только вам.
   - Что ж, возможно. Но я не могу принять его. Это слишком ценная вещь, и вообще...
   Мохаммед покачал головой.
   - Вы не можете отказаться, не обидев меня. На моей родине оружие считается очень почетным подарком, знаком глубокого уважения и признания мастерства. Отказаться от него означает оскорбить дарящего.
   Профессор покачал кинжал на ладони, потом проверил, как он ложится в руку.
   - Я не знаю, как вас благодарить. Что в таких случаях говорят ваши обычаи?
   - Просто примите подарок. Безо всяких обычаев.
   Подошел Мустафа.
   - Я отправляю людей обратно.
   - Да, - растерянно кивнул Мохаммед. - Нужно еще забрать вещи Халифы. И поговорить с Дамблдором, - он вздохнул. - Мне еще предстоит как-то рассказать все жене...
   - Я могу сам все объяснить Дамблдору, - поспешно вставил Снейп. - И скажу девушкам, чтобы они сложили чемоданы.
   - Спасибо, эфенди. Я не могу...
   Он внезапно прервался на полуслове, сунул руку в карман и достал оттуда круглое зеркальце.
   - Азира?
   Оттуда послышался взволнованный женский голос, быстро говоривший по-турецки. Не просто взволнованный, а практически истеричный. Женщина почти кричала. Снейп догадался, что это - мать Халифы и, чувствуя некоторую неловкость, отступил в сторону. Интересно, как она узнала? Материнское чутье?
   Однако лицо Мохаммеда неожиданно вытянулось от изумления, затем его глаза вспыхнули дикой радостью. Расслышав слова женщины, Мустафа подбежал ближе и заглянул через плечо хозяина, принявшись взбудоражено расспрашивать ее о чем-то. Охрана подтянулась к ним, с радостным удивлением прислушиваясь к разговору. Некоторые воздели руки, вознося хвалу небесам.
   Мохаммед повернулся к Снейпу и воскликнул:
   - Она жива, эфенди! Халифа жива! Она дома, в Турции!
   - Не может быть... - пробормотал профессор. - Но как...
   Вырвавшись из рук лечившего его янычара, к ним подбежал Джордж.
   - Жива?! Она не сгорела?
   - Нет, - Мохаммед снова прослезился, уже от счастья. - Моя жена сказала, что на их глазах из безоблачного неба в центр нашего сада ударила молния. Они подошли посмотреть, и увидели ее лежащей на земле. Без одежды, с обгоревшими волосами, всю покрытую ожогами, но живую! - он засуетился. - Простите, эфенди, но мне срочно нужно домой. Я нужен ей. Прощайте.
   - Конечно.
   Мохаммед отдал короткие распоряжения одному из охранников и аппарировал вместе с остальными. Оставшийся человек подошел к Снейпу и на ломаном английском произнес:
   - Я ждать одежда ханым-эфенди.
   - А... ну да, идемте, - пробормотал Мастер зелий и направился к Хогвартсу, обдумывая странную череду событий.
   - Сэр! - догнал их Джордж. - Не возражаете, если я пойду с вами? Хогсмидскому колдомедику далеко до таланта мадам Помфри. И мне заодно хотелось бы поговорить кое с кем...
  

* * *

   Дамблдор потеребил бороду.
   - Поразительно, не правда ли? Я кое-что знаю о джиннах и об их потомках. Кажется, я понял, что произошло.
   Снейп хмурым взглядом осадил ерзающего в кресле перебинтованного Джорджа и спросил:
   - Как она могла сгореть, а потом появиться дома?
   - Она не сгорела, - улыбнулся Дамблдор. - Она сожгла своего врага, а сама преобразилась, распалась и отделилась от огня. Очевидно, когда ее энергия высвободилась, произошло что-то вроде аппарации.
   - Но она еще не умеет аппарировать. Ей только шестнадцать.
   - Хм... Давайте подумаем, - директор откинулся в кресле и сложил пальцы на животе. - Одна из наиболее характерных способностей джинна - экстраординарная скорость передвижения. Выходит, она просто переместилась домой. То есть, фактически, прибежала.
   - Переместилась? На такое расстояние?
   - Расстояние и препятствия не имеют значения. Она могла обежать всю планету и вернуться обратно прежде, чем вы бы успели открыть глаза, - он усмехнулся. - Но, похоже, когда она обнаружила, что ее одежда полностью сгорела, то предпочла оказаться дома. И я ее понимаю.
   - Она вся в ожогах, - тихо произнес Джордж.
   - Конечно, мой мальчик - ведь у нее человеческая плоть. Только мгновенное бегство от эпицентра вспышки спасло ее от полного сгорания. Но это не страшно. Отец вылечит ее. Но что будет дальше?
   - Она что, теперь так и будет... - растерянно начал Джордж.
   - Гореть и быстро бегать? - поднял брови Дамблдор. - Не думаю. Наследие джинна проявилось в критический момент. Я полагаю, она и сама не осознавала, что делает, и вряд ли сможет повторить это по своему желанию.
   В кабинете наступила тишина, все трое задумались. Потом они одновременно заговорили. Снейп и Джордж умолкли, давая слово директору и тот кивнул.
   - Благодарю вас. Так вот: из обстоятельных писем ее отца я узнал, что в их роду уже был подобный прецедент. Но тот бедняга совершенно точно сгорел и погиб.
   Снейп мрачно сказал:
   - Мисс Дасэби грозит та же судьба.
   - Верно. Но ему незачем было жить, он лишился семьи и все потерял, участвуя в междоусобной войне. А у нашей девочки есть преимущество, - старик лукаво посмотрел на Джорджа, сверкнув глазами. - Я подозреваю, что кое-что удерживало ее здесь. И она не хотела это оставлять.
  

* * *

   Два месяца спустя Снейп получил сову. Сняв пакет с птичьей лапы, он удивленно посмотрел на незнакомый почерк. Открыв упаковку, он замер, неожиданно уловив тонкий восточный аромат.
   Внутри находился еще один продолговатый сверток и конверт с письмом. Снейп нетерпеливо открыл конверт.
   На желтоватом пергаменте расползались корявые буквы - будто писавшему было трудно держать перо. Но почерк был знакомым.
  
   "Здравствуйте, Северус-эфенди.
   Сразу прошу простить меня за такое обращение. Но вы больше не мой профессор, а слова "мистер" и "сэр" для меня чужие, пустые звуки. Только на родном языке слова обретают истинный смысл. А в моем родном языке к уважаемому человеку принято обращаться именно так.
   Мне передали оба ваших письма. А теперь и я наконец-то могу написать вам. Раньше никак не удавалось. Много дней я находилась в глубоком сне, и только неделю назад меня стали ненадолго выводить из этого состояния, давая возможность немного побыть собой. Сейчас я уже сплю не все время, и даже могу писать. Вот только не знаю, смогу ли осилить все письмо за один раз.
   Мне часто снится Хогвартс, и ваши уроки - такими, какими я их запомнила. Я вижу все четко, будто наяву, слышу, как вы что-то негромко объясняете, или отчитываете гриффиндорцев. И никогда не ругаете нас, хотя в моих снах слизеринцы разве что на головах не ходят. Смешно, правда? Теперь я часто вижу смешные сны.
   А знаете, я ведь могла попасть и на любой другой факультет. Мне кажется, что Сортировочная Шляпа определила меня в Слизерин только из-за вас. Попади я, например, в Гриффиндор - и кто знает, что случилось бы с Хогвартсом? Правда, один раз я чуть не сорвалась - помните Репаратум? Только боязнь уничтожить еще одну лабораторию помогла мне сдержаться. Мне тогда хотелось убить вас за ваши провокации. Вы хоть догадываетесь, что были на волосок от смерти? Думаю, теперь да.
   (Пожалуйста, не удивляйтесь ничему из того, что сейчас читаете. Временами меня заносит. Я не буду перечитывать то, что написала, иначе никогда не отправлю.)
   Но несмотря ни на что, я очень рада знакомству с вами, эфенди. Вы, безусловно, искуснейший алхимик, и для меня было честью учиться у вас. На любом факультете. Но на Слизерине - особенно.
   Я хочу поблагодарить вас за все, что вы для меня сделали. За вашу поддержку в те моменты, когда я вела себя странно. За то, что ни о чем не спрашивая и не выдавая меня, вы помогли мне не сгореть раньше, чем закончится трансформация. За вашу догадливость в непростой ситуации, и за то, что вы один тогда поверили в мои силы. Может, и не поверили, но поняли меня, и все получилось. И еще за то, что вы - я очень надеюсь - никогда не считали меня чудовищем..."
  
   Снейп опустил руку с письмом и задумчиво уставился в горящий камин. В нем, мерцая и извиваясь, танцевали яркие языки пламени. Ему вспомнился другой танец - гибкий силуэт в неровном мерцании факелов, и показалось, что он снова услышал ритмичный звон цепочек.
   Профессор вернулся к письму.
  
   "...Отец поступил совершенно правильно, передав вам мой кинжал. Он вам сразу понравился, я это еще тогда заметила. Вы явно из тех, кто знает толк в подобных вещах, хотя в жизни, скорее всего, никогда ими не пользуетесь. Я тоже хочу преподнести вам подарок. Откройте футляр - я уверена, что вы этого еще не сделали..."
  
   Усмехнувшись и отложив пергамент, Снейп развернул продолговатый сверток, и его взгляду предстали великолепные ножны из драконьей кожи редкого оттенка, щедро украшенные серебряным тиснением. На них было специально устроенное крепление - чтобы можно было носить кинжал без пояса, цепляя его особым образом прямо к мантии.
   Профессор открыл ящик стола и достал оттуда сверкающий клинок с инкрустированной изумрудами рукояткой-змеей. Откинув кожаную застежку-петельку на ножнах, он аккуратно вложил туда лезвие. Потом пошел к зеркалу, на ходу прикрепив ножны к мантии. Получилось довольно удобно. Переведя взгляд на свое отражение, Снейп приподнял брови. На черном фоне сталь, серебро и изумруды в змеиных глазах сверкали просто устрашающе. Профессор невольно ухмыльнулся, представив лица студентов, если он войдет в класс с кинжалом на боку. Потом вернулся к столу и дочитал письмо.
  
   "...Вы интересовались, что теперь со мной будет. Я не знаю. Ближайший год пройдет в смешных снах. Дальше я не загадываю. Доучиться в школе до конца мне вряд ли позволят, и о профессии колдомедика-зельевара, наверное, придется забыть. Буду пока помогать отцу, а там - кто знает? Возможно, вы еще и услышите о моих собственных достижениях.
   Все мои потенциальные женихи от меня отказались. И это правильно. Ни родословная, ни огромное приданое не могут быть важнее жизни. Я теперь - ходячая угроза. Точнее, пока лежачая.
   Никогда никому этого не рассказывала, но пять лет назад мой старый див нагадал мне беду, много слез и немножко счастья на одной из дорог. Все сбылось. Но, похоже, я все-таки свернула не туда. Самое лучшее в моей жизни теперь уже позади и стало счастливыми воспоминаниями. Они мне дороже всего на свете.
   Я ни о чем не жалею. Видимо, такова моя судьба.
   Ни в коем случае не настаиваю, чтобы вы сюда писали. Просто не забывайте меня. Говорят, что каждый раз, когда человека поминают добрым словом, его душе дается крохотный перевес в пользу рая. Я всю жизнь буду старательно склонять весы вашей души. Храни вас Аллах, эфенди.
   Халифа Дасэби Улей Пейфези аль-Инфитар"
  
   Снейп тяжело осел в кресле, положив письмо на стол. Потом вытащил из ножен кинжал и с минуту пристально рассматривал его. И вдруг, поджав губы, крепко обхватил рукоятку и, сильно размахнувшись, вонзил его в крышку стола, глубоко вогнав лезвие в дерево. Решительно поднялся.
   Спустя час он уже быстро шагал по дороге в Хогсмид.
  

* * *

   Помедлив несколько секунд перед входом, Снейп решительно распахнул дверь лавки розыгрышей Уизли. У прилавка маячила рыжая голова.
   - Мне нужен Джордж.
   Фред озадаченно уставился на зельевара.
   - Он в конторе, - юноша жестом показал направление. Не успел Снейп подойти к двери, как вдруг она открылась, и выглянул второй брат.
   - Фред, запиши... - тут он увидел Снейпа. - Профессор?
   Тот крепко взял его за плечо и втолкнул обратно в кабинет.
   - На два слова, - и закрыл за собой дверь.
   Фред тоже решил зайти. В конце концов, какие у Джорджа могут быть от него секреты?
   Джордж сидел на краю стола и глухим голосом говорил:
   - Я тоже писал, но уверен, что моих писем ей не передавали. Мистер Дасэби решил откупиться от меня. Он прислал нам чек на пять тысяч галлеонов. Так сказать, на развитие производства...
   - А я считаю, что это она сама хотела возместить последствия пожара, - вмешался Фред. - И попросила отца.
   - Пятью тысячами? Не смеши меня. Все это здание стоит в десять раз меньше, - Джордж опустил голову. - Он просто хотел откупиться, чтобы я не доставал ее.
   Фред усмехнулся.
   - Может, предложим ему стать нашим инвестором? В обмен на то, что ты не будешь писать его дочери.
   Джордж не ответил ему и взглянул на Снейпа.
   - Я так и не понял, что вы имели в виду.
   Профессор вытащил из кармана исписанный пергамент.
   - Это старинные рецепты зелий, которые являются сильными наркотическими ядами для обычных людей и надежными успокоительными составами для полу-джинна. Возможно, это даже не полный список.
   - И зачем мне это?
   Снейп язвительно фыркнул.
   - Уизли, вы меня удивляете. Все те годы, что вы действовали мне на нервы, я пытался приструнить вашу непомерную фантазию и жажду деятельности. Стоило вас обоих хоть немного прижать, как вы становились еще изобретательнее. И куда все это делось теперь? Неужели вы выдохлись? Я предлагаю вам задачу посерьезнее каких-то там Рвотных Рогаликов.
   Джордж посмотрел на пергамент, потом на Фреда, заглядывающего в список через плечо брата.
   - Ты подумал о том же, что и я?
   Близнец кивнул, но тут же нахмурился.
   - На это нужна уйма денег и времени.
   - Времени у вас более чем достаточно, - возразил Снейп. - По меньшей мере год, а в перспективе - сколько угодно. А деньги... - он усмехнулся. - Вам ведь уже помогли, вот и воспользуйтесь случаем, - он помолчал и ехидно добавил: - Да, затраты будут велики, но согласитесь, главный приз того стоит. Вы хоть приблизительно представляете себе размеры ее приданого?
   Фред ухмыльнулся, а Джордж прищурился.
   - Снейп, вам кто-нибудь говорил, что вы - циничная сволочь?
   Профессор помрачнел. Юноша невозмутимо продолжал:
   - А вам говорили, что вы - чертовски умная циничная сволочь?
   Лицо Мастера зелий разгладилось, и он усмехнулся.
   - Нет, но я догадывался, - он направился к двери, бросив на ходу: - Нужна будет помощь - не стесняйтесь.
   Проводив его лукавым взглядом, Джордж тихо сказал:
   - Я поеду в Турцию. Надо поговорить с ними лицом к лицу.
   Фред одобрительно похлопал его по плечу.
   - Может, тебе стоит взять у Чарли парочку уроков по обращению с драконами?
  

* * *

   Еще затемно прибыв маггловским самолетом в Стамбул, Джордж через каминную сеть попал во дворец Дасэби. Его провели в кабинет Мохаммеда. Вскоре тот присоединился к гостю. Дивы за дверью тревожно прислушивались к напряженному разговору. Спустя полчаса один из них проскользнул в кабинет и открыл окно, впуская утреннюю прохладу. Но собеседникам все равно было жарко - и отнюдь не из-за погоды.
   Джордж откинул с лица непослушную рыжую прядь.
   - И что, теперь нельзя даже попытаться?
   Его собеседник хмуро смотрел в окно, в сад. Там суетилась прислуга, устраивая Халифу на свежем воздухе. Небо на востоке наливалось зарей. Запели птицы.
   - Она похожа на живой труп, - пробормотал Мохаммед. - Последняя вспышка и трансформация высосали ее почти полностью. За год она восстановится, но я не позволю вам экспериментировать с ее жизнью. Я уже едва не потерял ее один раз.
   - Судя по тому, что произошло, - сказал Джордж, - для вашей дочери была бы гораздо предпочтительнее не спокойная жизнь во сне, а возможность, пусть и недолгая, почувствовать себя обычным человеком.
   Мохаммед раздраженно обернулся.
   - А вам не приходило в голову, что эта попытка может и для нее, и для вас стать последней?
   - Вот поэтому мы с братом и работаем над тем, чтобы она удалась. Но, вообще-то, мы рассчитывали на вашу помощь. Все-таки, несколько веков наработок...
   Турок печально оборвал его:
   - Никаких наработок нет, молодой человек. Необычные попросту умирали. Всегда. А генеалогические ветви обрубались.
   - Вы хотите сказать, что при данных условиях для Хейли единственно возможный вариант - спать почти всю свою жизнь?
   - Только один год. Потом, если она захочет, то сможет продолжить свое образование - правда, дома, под присмотром. Или работать вместе со мной над новыми зельями. Так ей будет спокойнее.
   - Я понял, - кивнул юноша. - Вы хотите спрятать ее от жизни. Запереть в доме и держать под своим крылышком. О, конечно же, она понимает, что вы хотите как лучше. Но вы уверены, что ей нужна такая жизнь?
   Мохаммед тяжело вздохнул и неожиданно обратился к нему по имени:
   - Джордж, я не меньше вашего хочу, чтобы Халифа была счастлива и любима...
   - Так давайте попробуем! - пылко воскликнул тот. - У нас в запасе куча времени. Я не хвастаюсь, но нам с братом всегда удавалось все, за что бы мы ни брались. И не забывайте о Снейпе - он, все-таки, лучший Мастер зелий в Британии.
   Мохаммед слегка улыбнулся.
   - Так значит, вы решили сделать такие... конфеты?
   - Ну, мы еще не решили, чем именно это будет, но принцип действия уже продумали. А если еще и вы согласитесь нам помогать... Мерлин, да против такой команды никакие гены не устоят!
   Турок, немного подумав, развернулся на каблуках.
   - Идемте со мной.
   Они спустились в сад. Дивы почтительно кланялись, расступаясь в стороны от мощеной дорожки. У еще не работающего с утра фонтана стояло плетеное кресло. Мужчины подошли ближе и встали рядом со спящей девушкой. Джордж, закусив губу, посмотрел на ежик отросших волос, синюшную бледность кожи, почти зажившие следы ожогов, безвольно лежащие на подлокотниках руки-прутики. Он присел рядом и потянулся к ее ладони, но, передумав, убрал руку.
   - Она нас слышит? - прошептал юноша.
   Веки Халифы дрогнули и она слегка пошевелилась.
   Мохаммед приложил палец к губам и поманил его обратно к дому. Джордж поднялся и зашагал следом.
   - Вы сделали это специально? - сердито спросил он. - Думали, я испугаюсь, и сбегу, поджав хвост? Но она ведь не останется такой навсегда. Я смотрю на нее сейчас, а вижу прежнюю Хейли, которая улыбается и хвастается своей большой семьей. Хейли, которая во имя любви не побоится огненной смерти.
   Мужчины остановились на мраморной лестнице, глядя поверх фигурно остриженных деревцев на долину. Ясное розоватое небо постепенно светлело. В какой-то момент четко обозначился горизонт, и показался яркий краешек солнечного диска.
   - Мне нужно встретиться с вашими родителями, - задумчиво произнес Мохаммед. - Раз уж вы так серьезно настроены...
   - Я уже достаточно взрослый человек, и сам могу решать за себя.
   Мохаммед сверкнул глазами.
   - Молодой человек, ваши родители имеют полное право на свое мнение по поводу того, что их сын всю оставшуюся жизнь будет подвергаться смертельной опасности. Им не помешает быть в курсе, что вы, возможно, не переживете даже свою первую брачную ночь. Они должны знать, что их внуки, если они родятся, могут стать чудовищами.
   Джорджу нечего было возразить.
   - Они, собственно говоря, и так уже кое-что знают, - он попытался пошутить: - В крайнем случае, у них останется мой близнец Фред.
   - Но вы в любом случае с ними расстаетесь, - выдвинул свое требование Мохаммед. - Я не отпущу Халифу в Англию. Там кое-кто считает ее погибшей. В приданое моей дочери входит особняк на берегу Средиземного моря, недалеко от Мерсина.
   Джордж пожал плечами.
   - Забавно. Мои старшие братья тоже разъехались по миру - в Румынию и в Египет. А вообще-то мы с Фредом все равно собирались расширять бизнес. Так сказать, выходить на международный рынок.
   Он снова посмотрел на спящую девушку и улыбнулся.
   - Знаете, я никогда не верил, что моя жизнь будет похожа на жизнь моего отца - тихая служба в Министерстве, предсказуемость событий день за днем. Мне всегда хотелось добавить в свою жизнь капельку экстрима.
   - Капельку? - иронично усмехнулся Мохаммед, положив руку ему на плечо. - Смотри, не захлебнись в нем, сынок.
  
   Халифе снился голос Джорджа. С трудом стряхнув с себя оцепенение, она приоткрыла глаза. Лазурное небо над долиной стремительно окрашивалось во все оттенки пламени.
   Позади нее, у дома, тихо звучали два мужских голоса. Девушка с усилием выпрямилась и повернула голову. Два силуэта расплывались в глазах - один отцовский, другой... с пылающей в лучах рассвета рыжей шевелюрой. Показалось?
   Халифа обессилено откинулась на спинку кресла, засыпая. Снова послышался знакомый голос, и ее сердце радостно екнуло. Не показалось! Глаза распахнулись сами собой.
   Над рекой, простирая искристую дорожку по водной глади, поднималось ослепительно-золотое солнце.

Оценка: 7.65*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Анжело, "Императрица за 7 дней"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) К.Демина "Одинокий некромант желает познакомиться"(Любовное фэнтези) Т.Осипова "Коррида"(Антиутопия) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"