Бахмайер Галина Владимировна: другие произведения.

Око Пейфези

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 6.34*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
        Сиквел к "Огонь джинна". Оказывается, что в жизни Халифы нет ничего случайного, и ей было уготовано всего лишь стать послушной марионеткой в руках неведомых таинственных сил. Идет охота за древним артефактом, дающим власть над джинном. Чем придется жертвовать юной колдунье, чтобы спасти остатки своей человечности?


Око Пейфези.

   Сиквел к "Огонь джинна". Чтобы правильно понять события, изложенные в продолжении, необходимо прочесть приквел.
   Дисклеймер: Все узнаваемое принадлежит Дж.К.Роулинг. Вольное использование персонажей арабской и иранской мифологии. Попурри из стихотворений арабских, персидских и турецких поэтов VII - XVI вв.
  
  
От горя плавилась душа, сгорала,
В самозабвении себя теряла,
Завороженная незримой целью,
Скиталась по земле, себя терзала.
Сокровище искала понапрасну,
Чужих молить о помощи дерзала,
И все ждала, и верила обетам,
И тщетно к милосердию взывала.
Надеялась: все будет, как и прежде,
Все повторится снова, как бывало.
Душа! Ты голубь, ты попала в сети,
Упала в бездну, в глубину провала.

Хафиз (пер. М.Курганцева)

Пролог.

  
   497 г по христианскому летосчислению
   Персия, безымянный городок - будущий Рей, близ современного Тегерана.
  
   Усталый бородатый человек в насквозь пропыленном бурнусе быстро шел по узкой кривой улочке, поминутно оглядываясь, словно чувствуя за спиной погоню. Выйдя на людную базарную площадь, он слегка успокоился и постарался слиться с толпой. Покружив по площади некоторое время, бородач шмыгнул в темный переулок и встал, как вкопанный. И без того мокрые, его виски покрылись крупными градинами пота.
   Из-за угла глинобитного дома навстречу ему шагнула женщина в темных одеждах бедуинки, из-под которых на секунду выглянул край арабского платья из дорогого тонкого шелка. В тени наголовного покрывала блеснули пронзительные глаза, под взглядом которых мужчина съежился и торопливо попятился назад, в спасительное многолюдье. Женщина изящно засеменила следом, откинув покрывало и открыв копну тяжелых, окрашенных хной кудрей. Красивое, но порочное лицо озарила жадная, многообещающая улыбка.
   - Хамди-ис... - протянула она низким, грудным голосом, медленно, но верно приближаясь к бородачу. - Тебе от меня не спрятаться.
   Мужчина тихо охнул и, повернувшись, кинулся бежать. Пересек площадь, расталкивая окрикивающих его людей, и остановился отдышаться у лавки торговца кожами. Кому-то со стороны, кто не видел его обезумевшего лица с непрерывно бегающими глазами, могло показаться, что он просто сомлел от солнца. Бородач испуганно вглядывался в толпу в поисках знакомого силуэта. Не найдя его, он слегка успокоился, повернулся - и вскрикнул. Женщина уже стояла перед ним.
   - Хамдис... - красавица улыбнулась еще шире и приблизилась, позванивая золотыми браслетами. - Не убегай. Я все равно тебя поймаю. Ты не можешь сбежать, и защищаться не сможешь...
   - Нет... нет... - быстро зашептал мужчина, отступая в толпу. - Ты не станешь... Не посмеешь... Люди! - отчаянно воскликнул он, но сорвавшийся голос надломился. Окружающие с подозрением посмотрели на странную парочку, но женщина вызывающе хихикнула и с видом опытной блудницы прижалась к бородачу одним проворным движением. Тотчас же на них перестали обращать внимание.
   - О, Хамдис, я посмею, - жарко зашептала она. - Что мне эти люди? Мне нужно только твое согласие.
   - Ты не ведаешь, что творишь, Сатия! У тебя ничего не выйдет. Он не позволит... Не верь писцам Соломоновым. Никому еще не удавалось...
   - А мне удастся! - глаза женщины полыхнули диким огнем. - С согласием или без, но я это сделаю.
   Тонкие пальцы, унизанные массивными перстнями, скользнули в рукав и извлекли оттуда оливковую ветвь.
   - Видишь? - женщина провела по своим губам нежно-зеленым верхним листочком. - Чувствуешь? - листок коснулся губ мужчины. Его и без того безумные глаза и вовсе вылезли из орбит.
   - Нет!
   - Да, Хамдис, я его получила.
   - Обманом!
   - Неважно. Это мощь. Это власть, бесконечная власть...
   Ветка скользнула по лицу мужчины вверх. Иллюзия стремительно рассеивалась, зелень таяла, оставляя только тонкий упругий стебель, тихо зашипевший на кончике. Бородач, еле дыша, все дальше наклонял голову.
   - Пощади... - прошептал он.
   Женщина лишь глухо рассмеялась, хищно прищурив глаза.
   - Ты будешь проклята, Сатия! - прохрипел бородач. - Будь проклята плоть и кровь твоя до последнего колена! Не будет тебе удачи!
   Улыбка красавицы немедленно исчезла. Шипящий кончик палочки уперся мужчине в лоб.
   - Hul'am!*
   _______________________________________
   * здесь - раб, рабство (арабск.) Древний восточный вариант заклинания Imperio.
  
  

Глава 1.

  
   Турция, Анатолия, наши дни
  
   Невзрачный блекло-сизый голубь, то паря, то часто махая крыльями, стрелой летел над горами. Горячие лучи солнца, повернувшего за полдень, отражались в круглых блестящих глазках. Местные пернатые хищники редко обращали внимание на столь неприметную добычу, что было очень кстати. Делать крюк, чтобы удрать от преследования, сегодня было некогда. Малыш Арно очень торопился.
   Внизу, в широкой долине между двух скалистых отрогов, показался огромный светлый утес, одиноко торчащий на серо-зеленом фоне хребта. Словно остаток дна древнего моря Тетис, которого не коснулась неумолимая мощь времени, он остался напоминанием о давно минувших тысячелетиях.
   Так мог бы подумать любой маггл, мечтательно глядящий в иллюминатор пролетающего над Тавром одинокого самолета, случайно избравшего редко используемый и трудный маршрут - аэродинамика здешних мест была просто отвратительна.
   А вот турецкие маги увидели бы нечто иное, очень знакомое. Беломраморный пирамидальный дворец, окруженный садами с отдельно стоящим минаретом-обсерваторией. Школа Волшебства и Колдовства Эль-Муфди, в которой учились многие поколения их предков. Надежно укрытая от постороннего взгляда и практически неприступная даже на зачарованном ковре, если только вам не известен единственно возможный извилистый путь над тремя перевалами, где не сталкиваются магически направленные ветры, рвущие на части все, что крупнее птицы.
   Арно камнем спикировал вниз, сделал обзорный круг над куполообразной крышей и влетел в высокое арочное окно на втором этаже Южного сектора. На миг его темный силуэт перекрыл солнечные лучи, пускавшие зайчики через распахнутые витражные створки. Хлопанье крыльев возвестило о том, что цель достигнута, и голубь суетливо заходил по подоконнику, то и дело наклоняя головку и довольно курлыкая.
   Из глубины комнаты раздался обрадованный возглас:
   - Арно!
   Яркий шелковый вихрь взвился с дальней кровати девичьей спальни. Смуглая миниатюрная девушка подбежала к окну и нетерпеливо протянула руки. Голубь повернулся, давая возможность снять привязанный к его лапе пергаментный свиток. Вознаградив усердного почтальона порцией зерен из специально припасенной для таких целей банки под окном, Лейла Адишани тут же развернула свиток и принялась читать.
   - О, Аллах! - воскликнула она, пробежав глазами первые строчки. - Наконец-то!
   И заплясала по комнате, размахивая пергаментом и радостно сообщив голубю:
   - Я знала! Я знала, что все образуется!
   На шум в спальню вбежали две девушки.
   - Что случилось? - одна из них заметила голубя. - Хорошие новости?
   - Лучше не бывает! - сияя, напевала Лейла. - Халифа возвращается в школу!
  
   * * *
   Специально выделенный канал каминной сети действовал только в течение двух минут. Торопливо переправив багаж, Мохаммед в последний раз поцеловал дочь.
   - Удачи, хайби.
   Халифа шагнула в камин, где вовсю шумело зеленое пламя.
   - Эль-Муфди, кабинет классной дамы.
   Наставница уже поджидала ее, быстрым взмахом палочки отставив чемоданы Халифы к стене, в сторону от каминного жерла. Когда девушка в облачке сажи вышла наружу, она так же деловито почистила ее одежду.
   - Здравствуйте, ханым-эфенди, - поклонилась Халифа.
   Фарида Ташенайни внимательно посмотрела на нее и отвела взгляд. С их последней встречи прошло почти десять месяцев. Классная дама все еще чувствовала вину за неслыханное поведение своего дальнего родственника по материнской линии - князя Исмаила Задейни, дважды похищавшего девушку, зверски убившего ее жениха Селима Баранди, и едва не погубившего ее саму.
   - Здравствуйте, Халифа-ханым. Приятно видеть вас... - наставница хотела добавить что-нибудь приличествующее ситуации, но кроме "живой", в голову ничего не приходило, а говорить это было невежливо. Здоровой девушка не выглядела, и неудивительно.
   - ...снова, - с облегчением закончила классная дама.
   Халифа смущенно кивнула.
   - Я очень рада, что мне позволили сдавать экзамены.
   Ташенайни жестом пригласила ее присесть.
   - Надеюсь, вы к ним готовы? Все наставники, разумеется, будут снисходительны к вашим обстоятельствам...
   - По материалу последних трех месяцев я позанималась дома с отцом и читала книги, - с готовностью ответила Халифа. - Думаю, что справлюсь.
   - Ну хорошо, - помявшись немного, женщина торопливо затараторила, словно опасаясь остаться невыслушанной: - Я хочу попросить у вас прощения. За то, что позволила тогда... Клянусь вам, я и не подозревала, что все так обернется. Я отговаривала его. Но он вынудил меня помочь ему, угрожая устроить так, что мне придется расстаться с преподаванием и...
   - Я все знаю, не вините себя, ханым-эфенди, прошлого не изменишь, - быстро отозвалась девушка. Ей невыносимо было смотреть на душевные терзания наставницы - пусть уж лучше мучается оттого, что ее так легко простили. И потом... в конце концов, Халифе тут еще учиться, так что лучше сразу сделать вид, что у нее нет никаких претензий и выразить свое расположение, дабы заручиться преподавательской поддержкой.
   В голове промелькнула мысль - она же рассуждает, как... слизеринка! Осознание этого оказалось столь неожиданным, что Халифа расплылась в растерянной улыбке. А почему бы и нет?!
   Ташенайни приняла улыбку на свой счет и заискивающе улыбнулась в ответ.
   - Ну, тогда... идите, устраивайтесь. Дорогу ведь помните, надеюсь? Сами дойдете или вас проводить?
   Халифа снисходительно покачала головой и вышла в коридор.
  
   Запрокинув голову, девушка шагала, дыша полной грудью и наслаждаясь невероятным ощущением... солнца в душе. Все вокруг казалось таким знакомым, таким чудесным - высокие сводчатые расписные потолки, цветные витражные окна, затейливые колоннады, обсаженные цветами ажурные балконы, резные двери, фрески на стенах... На какую-то минуту ей показалось, что ей снова одиннадцать лет, и она тут впервые.
   И тут вспомнился Хогвартс. Замок, башни, движущиеся лестницы, мрачные, холодные подземелья... Постоянно горящие камины, доспехи, привидения, живые портреты... Запретный лес, озеро, Хогсмид...
   Джордж...
   Халифа остановилась, будто споткнувшись. Прижала руку к груди, мысленно успокаивая тотчас заколотившееся сердце. Сделала глубокий вдох и двинулась дальше.
   "Не думать. Ни о чем не думать. Только о деле..."
   Отец предупредил - никаких волнений, даже приятных. Иначе - опять беспробудно спать.
   Все будет... потом... А сейчас главное - учиться. Сдать экзамены за шестой курс. Это - минимум. Девушка давно уже перестала загадывать вперед. День прошел - и ладно. Предстоящие экзамены ее не беспокоили. Наставники будут опасаться лишний раз задеть ее неосторожным словом, не говоря уж о чем-то более существенном. Сложнее будет справиться с собой.
   Халифу обогнал маленький див - явно молодой - и услужливо распахнул перед нею двери, ведущие к нефу со спальнями шестикурсниц. Девушка удивилась - давно ли тут завели такое обслуживание? Но див, как оказалось, торопился сюда же по своим делам. Он пробежал вперед и исчез. Халифа обогнула фонтан и нерешительно открыла дверь спальни. Тут же раздались радостные крики. Девушки повскакивали со своих мест и бросились к ней. Лейла повисла у нее на шее.
   - Сестрица! Как здорово, что ты вернулась! Какая я сегодня счастливая!
   Халифа обняла ее, стараясь не позволить себе расчувствоваться.
   - Хватит, ты меня задушишь!
   Лейла расцепила руки, заглядывая в лицо подруги. И тут же шагнула назад, охнув и прикрыв рот рукой.
   - О, Аллах! На кого ты похожа?!
   Халифа потупила глаза. Ну да, бледная, вся в шрамах, лицо - краше в саван заворачивают...
   - Ты это... - Лейла смутилась, осознав свою бестактность, и громко заявила с нарочитым возмущением. - Одна кожа да кости! Тебя что, в Англии голодом морили? Безобразие! Так обращаться с иностранной гостьей!
   Остальные девушки напряженно заулыбались. И Халифа поняла, что им ничего не известно. Или почти ничего. Она взглянула на Лейлу с благодарностью. Та лишь слегка пожала плечами.
   Больше никто об этом не заговаривал. И хоть по лицам было заметно, что девушек просто раздирает любопытство, ужасный вид Халифы удерживал их от расспросов. Пересказав ей последние новости, одноклассницы разошлись по своим делам.
   Лейла забралась на кровать к Халифе, задернула полог и наложила заглушающее заклинание.
   - Шрамы сойдут? - деловито осведомилась она, взяв подругу за подбородок и поворачивая ее голову туда-сюда.
   - Должны, - уверенно отозвалась Халифа..
   - У тебя брови будто выщипаны. И ресниц почти не осталось.
   - Отрастут.
   - И ногти тоже, - подцепила Лейла ее руку.
   - Все постепенно восстановится.
   - А нельзя было применить заживляющие заклинания?
   - Ни в коем случае, - твердо ответила Халифа. - Я теперь не переношу чужую магию. То есть, заклинания на меня действуют, но тому, кто их накладывает, приходится плохо. На любое магическое воздействие джинн во мне отвечает огненным щитом. Даже колдомедика, который попытался после трансформации просканировать мое состояние, очень сильно обожгло. И сильнейшие зелья еле-еле помогают. Все должно зажить само.
   Лейла потрепала ее по торчащему ежику волос.
   - Такая смешная... Только страшная, - и вздохнула: - Где теперь твоя красота, сестрица?
   Халифа прикрыла глаза. Красота осталась там - на пустыре, недалеко от Хогсмида. На том месте, где до сих пор, как писал Джордж, еще видна маленькая воронка с оплавленной землей. Все непосвященные считают, что это - работа дракона. Огонь и аура магии... Вот только когда дракон успел незаметно побывать возле Хогвартса?
   И снова - Джордж... Не думать о нем не получалось.
   Девушка открыла глаза и встретилась с проницательным взглядом Лейлы.
   - Расскажи мне о нем, - прошептала та. - Расскажи мне все. С самого начала.
   И Халифа заговорила. Слова лились, словно прорвало плотину. Она рассказала все, о чем не могла или не хотела писать в письмах. О своем одиночестве в огромном замке. О подчеркнуто издевательской отчужденности слизеринцев. О череде унылых дней, заполненных порой одними только уроками и домашними заданиями, книгами и собственными мыслями. О Селиме. О похищении в аэропорту. О планируемой князем насильной женитьбе. И о его кошмарном "свадебном подарке"...
   Лейла молча плакала, даже не пытаясь вытирать бегущие по щекам слезы. Только теперь она узнала в подробностях то, чем скупо и неохотно делились родители Халифы.
   Рассказ продолжался своим чередом. Помолвка с Драко Малфоем. Постоянные склоки с ним - единственное тогдашнее развлечение. Появление нового боггарта. Кровавые кошмары по ночам. И тот самый, судьбоносный поход в Хогсмид... Первый день весны, необратимо изменивший ее тело и душу. Две недели, пролетевшие как во сне, и сны, разрушавшие ее ночь от ночи. Две недели, за которые она превратилась в огненное чудовище...
   - Самое странное - это то, что я все-таки осталась жива, - задумчиво бормотала Халифа. - Я до сих пор пытаюсь разобраться, как у меня это получилось. Какой-то дремлющий инстинкт проснулся в нужный момент и подсказал, что нужно делать.
   - А что было потом? - не унималась Лейла. - Ты спала всего два месяца, хотя твой отец сказал...
   - Да, знаю. Я должна была спать целый год. Но что-то изменилось. Однажды рано утром приехал Джордж и сказал папе, что хочет жениться на мне. Что ему неважно, какая я сейчас, что он помнит меня прежней и ничего не боится. Что они с братом Фредом и их наставником по Алхимии придумали для меня выход, - она улыбнулась. - С того дня я начала стремительно поправляться, как будто у меня открылось второе дыхание, и за последующие две недели стала почти прежней! Почти... Но и кое-что новое появилось.
   - Что именно?
   Помедлив, Халифа потянулась к стоящей на прикроватной тумбочке свече, зажгла фитиль и накрыла огонек рукой. Язычок пламени принялся безмятежно облизывать ладонь, которую девушка и не думала отдергивать.
   Глаза Лейлы расширились.
   - О, Аллах! Ты не обжигаешься?! Не больно?
   - Нет. Я теперь вообще нечувствительна к ожогам. Можно сказать, закалку прошла.
   Халифа продемонстрировала подруге невредимую ладонь.
   - Конечно, всему есть предел, и от сидения в литейной печи мне вряд ли поздоровится. Папа собирается летом провести испытание на предел моей устойчивости. Но вот такой огонек совершенно нипочем, и в камин могу руки-ноги сунуть. Даже бодрит...
   Лейла восхищенно погладила ее ладошку.
   - Здорово! Ты теперь неуязвима для огня!
   - Зато все еще очень уязвима для эмоций. Горькая ирония, не правда ли?
   Улыбка подруги погасла.
   - Тебе теперь вообще нельзя волноваться?
   Халифа задумчиво покачала головой, вытащила из-за пазухи висящий на цепочке удлиненный флакон из темно-синего хрусталя, открыла и уже автоматическим движением забросила в рот крохотную полупрозрачную гранулу. Она делала это периодически, примерно каждые два часа - принимала кристаллы наркотического зелья для стабильного самочувствия.
   - Не знаю. Я каждый день думаю обо всем, что произошло - и с каждым разом мне все легче и легче. Я как будто обрела логичное завершение. Понимаешь, я словно всю свою прежнюю жизнь двигалась к этому, только недостаточно быстро.
   - Ой, ты как скажешь! - протянула Лейла, прижав ладони к щекам. - Тебя послушать - так всех, кто "помог" тебе стать джинном, теперь и простить можно. А то и поблагодарить.
   Халифа поджала колени к груди и мечтательно посмотрела на пляшущий язычок огня свечи.
   - Я не могу вернуть прошлое, и никто не может. Но что-то во мне изменилось, и меняется с каждым днем. Я словно иду к чему-то лучшему, к чему-то стабильному. Раньше я была вроде гусеницы - простым существом, ограниченным в своих возможностях, очень слабым. Потом стала беспомощной куколкой, застряла в коконе разрушительных эмоций. Они держали меня в плену, пока я изменялась внутри себя. И у меня был выбор: либо задохнуться, либо вырваться наружу...
   - И стать бабочкой, - с улыбкой закончила Лейла.
   - Да! Рано или поздно я все равно пришла бы к этому. Сейчас я постепенно расправляю крылья. Они еще слабые, меня может сдуть малейшим ветерком. Но они крепнут день ото дня, и однажды... - Халифа взмахнула руками. - Я полечу!
  
   * * *
   - ...Пол-унции сушеной ульвы, собранные в полнолуние семена торицы, крылышки шелкопряда, яд и чешуя двухлетнего самца индийской кобры...
   Перечисляя вслух необходимые компоненты, Халифа аккуратно расставляла баночки на полке. Котел с практическим заданием - зельем Прояснения внутреннего зрения - аппетитно булькал на огне, а рядом с ним под расписным полотенцем исходил ароматным паром заварочный чайник. Анвар-эфенди заранее предупредил Халифу, чтобы та приходила сдавать Алхимию последней, когда все уже уйдут. Теперь уставший за день Бизаль быстро читал теоретическую часть экзаменационной работы девушки, а сама она в это время без применения магии - было в этом что-то душевное, церемониальное - неторопливо накрывала на стол. Будто все вернулось на пару лет назад, и стало как прежде...
   Услышав позвякивание чашек, Анвар-эфенди свернул пергамент и отложил его в сторону.
   - Просто прекрасно, - с довольным видом изрек старик. - Ханым, в Британии вы определенно не теряли времени зря.
   Девушка грустно улыбнулась и села на стул напротив.
   - Увы, - тихо возразила она, отвергая натянутую похвалу. - Теряла. Фактически, я потеряла почти всю зиму и начало весны. Целых четыре месяца, которые можно было провести с гораздо большей пользой.
   - Не вините себя, - успокаивающе пробормотал престарелый наставник. - Такие внутренние изменения не могли не повлиять на ваше душевное состояние. Да еще такой возраст - шестнадцать лет! Об учебе ли мысли? Хотя, гормоны тут, конечно, не при чем. Но вы наверстаете, наверстаете...
   - Я постараюсь, эфенди, - пообещала Халифа. - И в этом году, как и раньше, хотела бы брать дополнительные уроки.
   - Это само собой, - кивнул Бизаль. - Думаю, в Хогвартсе вы не осмелились просить дополнительных занятий?
   - Мм... нет, - смутилась девушка. - Я хотела, но... как-то не получилось.
   Анвар-эфенди понимающе усмехнулся.
   - Северус Снейп не располагает к интенсивному общению, верно? Сложный человек. За всю жизнь мне довелось увидеться с ним лично всего два раза, и говорили мы только через переводчика, но... Свои впечатления о нем могу характеризовать одним словом - напряжение. Конечно, мое мнение об англичанах довольно субъективно, да и две короткие беседы нельзя считать полноценным знакомством. Но алхимик он гениальный, факт общеизвестный, и в этом нет никаких сомнений. Я рад, что вы смогли поучиться у него, пусть даже и недолго, - Бизаль немного помолчал и добавил: - Мохаммед отзывался о нем очень уважительно. Думаю, в данном случае дело не только в достоинствах Снейпа, как ученого. Я прав?
   Сдержанно кивнув, Халифа вернулась к котлу и тщательно помешала содержимое. Потом взглянула на часы.
   - Еще три минуты. Осталось добавить две капли стекловидного тела драконьего глаза.
   Бизаль порылся в кармане.
   - Это в закрытом шкафчике. Вот, возьмите ключ.
   Глядя, как девушка переставляет сосуды с редкими ингредиентами, отыскивая нужный, наставник сообщил ей:
   - Да, кстати. В этом году я подготовил новый учебник. Его вот-вот должны издать. Пойдет как вспомогательный материал для школьной программы.
   - Это замечательно! - отозвалась Халифа, оборачиваясь с драгоценным пузырьком в руке. - Как называется? Или это страшная тайна?
   - О, нет, что вы! - махнул рукой Бизаль. - "Использование запрещенных к продаже животных компонентов в Высшей Алхимии, их заменители, и совместимость со стандартными рецептурами". Меня давно возмущало отсутствие полных систематизированных учебных данных в этой области. Все монографии разрознены, и мне, и ученикам приходилось перекапывать по несколько увесистых томов ради пары нужных страниц и крупиц информации.
   Девушка чуть улыбнулась своим мыслям и спросила:
   - Учебник издадут только в Турции?
   - Пока да. Я собираюсь подготовить еще экземпляр рукописи на арабском. Но надеюсь, в ближайшие лет десять его переведут и на другие языки.
   - Десять лет... - разочарованно протянула Халифа. Но тут же ее лицо осветилось улыбкой. - А давайте я попробую перевести книгу на английский!
   Бизаль прижал руку к груди.
   - Это большая честь для меня, ханым. - И тут же, хитро улыбнувшись, спросил: - Вы стараетесь только для меня, или старик стал чересчур подозрителен?
   Девушка отвела взгляд и слегка покраснела.
   - Я так и думал, - спокойно констатировал Бизаль. - Не забудьте принести мне первые английские экземпляры - для дарственных надписей.
   Просияв, ученица поклонилась своему наставнику.
   - Меня всегда восхищала ваша изумительная проницательность, эфенди. То же самое качество я нашла и в вашем британском коллеге. Возможно, именно оно отчасти спасло мне жизнь.
   Девушка принялась процеживать готовое зелье. Анвар-эфенди принял у нее маленький стаканчик, понюхал его содержимое, одобрительно кивнул и произнес:
   - Что ж, проверим, - и сделал глоток. - Начинайте.
   Халифа села напротив, дождалась кивка наставника и объявила с самым серьезным видом:
   - Вы - молодой, коварный соблазнитель.
   Бизаль расхохотался до слез.
   - Ух ты! Радикально! Но зелье действует... да, превосходно действует! Чистая работа. Еще!
   Девушка подумала.
   - Я - отвратительное чудовище.
   Улыбка враз сошла с лица Бизаля. Он нахмурился и сердито проворчал:
   - Не слушайте вы эту пустышку Салтинэ! Она кичится чистотой своей крови, и теперь сходит с ума от радости, узнав, что вы теперь йени, что ваша кровь лишь частично человеческая. Для сепаратистов вроде Хаджер-ханым и ее родни любая примесь - грязная. Даже если эта примесь еще более волшебная, а может, как раз именно поэтому, ведь для некоторых это - повод для зависти. А зависть - повод для ненависти. Но непохоже, чтобы подсознательно вы так уж убивались из-за этого. Еще!
   Халифа вздохнула.
   - Ну... раз уж вы видите все так ясно... Я ни о чем не жалею. Я обрела настоящую себя. Я горжусь тем, кем я стала.
   Анвар-эфенди откинулся на спинку стула. Брови его сошлись на переносице. Несколько минут он пристально изучал выражение глаз девушки, внутренне прислушиваясь к эффекту, даваемому зельем. Потом лицо наставника разгладилось.
   - Это очень серьезно, - тихо сказал он. - Ваше подсознание полностью с этим согласно. И я вижу, что вы с надеждой смотрите в будущее.
   - Это правда, - так же тихо ответила Халифа. - Я стала йени именно потому, что увидела впереди это будущее. У меня есть, к чему стремиться. Я нашла цель...
   - ...которая еще не достигнута, - неожиданно закончил за нее Бизаль. - И дело тут вовсе не в вашей помолвке с англичанином. Это только ступенька лестницы, ведущей вас к чему-то большему.
   Девушка удивленно посмотрела на наставника.
   - Я сначала думала, что это только мои фантазии! Но это правда, эфенди! Мне даже снится иногда... я не знаю... не помню... Мне стала сниться бескрайняя пустыня и что-то вдали... Что-то зовет меня.
   Бизаль потянулся за чашкой с остывающим чаем.
   - За свои семьдесят восемь лет я не раз убеждался в том, что люди, отмеченные судьбой, всегда получают ее знаки. Не обращать на них внимания - значит, глупо пренебрегать шансом на полшага опережать роковые события. Сны относятся как раз к таким знакам.
   - В этом я и сама уже имела возможность убедиться, - задумчиво согласилась Халифа.
   Несколько минут они молча пили чай, наслаждаясь терпким вкусом и тонким ароматом. Потом девушка спросила:
   - Ну так как? Я... выдержала экзамен?
   Бизаль многозначительно улыбнулся.
   - Полагаю, да.
   Пока чай не закончился, об экзаменационном задании больше не было сказано ни слова. Да и вообще, о нем ли шла речь?
  
  

Глава 2.

Спеши любви предаться, сердце, вот - поприще и подвиг твой.
Ты головою правишь, сердце, и что же стало с головой!
Терзалось ты от старой боли и от нее освободилось,
Но умолчи о том, как страждешь от боли новой и живой.
За кровь свою не требуй платы, кровь только ты и проливаешь,
Пролома не ищи снаружи, внутри - твой ворог роковой.
Вот ворон, он чернее ночи, он не родится белоглазым.
Уж лучше черным оставаться, коль не расстаться с чернотой.

Хакани (пер. М.Синельникова)

  
   Остальные экзамены прошли как-то незаметно, буднично. Наставники настороженно разглядывали болезненно худую девушку с бледными шрамами на лице, выслушивали ответ по билету, молча принимали практическую часть и отпускали без дополнительных вопросов. Халифа даже была слегка разочарована происходящим. Получалось, что готовилась она гораздо основательнее, чем требовалось. Лейла обозвала подругу глупышкой и попросила не упоминать в ее присутствии о снисходительности наставников - самой юной Адишани пришлось несладко на экзаменах.
   Разъезжаясь по домам, девушки, как всегда, договорились скоро встретиться. Так было уже заведено - большую часть летних каникул Лейла проводила у Дасэби. Получивший диплом Халдун готовился к поступлению в Высшую Школу Астрологии, и практически переселился в населенный волшебниками Кох-Эрзурум - горный поселок у истоков Евфрата. Оттуда юноша прислал своей невесте необычный подарок - законсервированный специальными чарами в хрустальном сосуде кусок ископаемого льда, расцвеченный узорными полосами древнего вулканического пепла. Дивный кристалл некогда был частью ледника, откуда брала начало великая река Востока. Лейла была в полном восторге, и в письмах заверяла Халифу, что зачарованный лед светится по ночам, когда она начинает скучать по Халдуну.
   Самой Халифе скучать не пришлось - через три дня после ее возвращения из Эль-Муфди во дворец пожаловали долгожданные гости.
   Притаившись в "наблюдательном пункте" на лестничной площадке над Янтарным залом, девушка, затаив дыхание, смотрела, как Уизли по очереди выходят из камина - все рыжеволосые, веснушчатые, одетые в нарядные мантии. Халифа хихикнула, увидев облаченного в парадную мантию Фреда - зрелище было слегка непривычным, раньше ей доводилось видеть его только в обычной маггловской одежде. Следом появился Джордж...
   У Халифы перехватило дыхание. Абсолютное внешнее сходство братьев могло обмануть кого угодно, но только не ее внутренний огонь. Предупрежденный заранее див, не церемонясь, схватил девушку за руку и потащил в сторону крытого перехода на женскую половину дворца. Халифа покорно пошла следом. В комнатах ее ожидала ухмыляющаяся Сарина.
   - Так-так, - весело подметила она. - Глазки блестят, щечки разрумянились, сердечко стучит. Поздравляю, сестренка, ты влипла!
   - И давно, - в тон ей отозвалась Халифа.
   Сарина отправилась полюбоваться на Уизли. Вернулась смущенная.
   - Они такие... рыжие. А близнецы просто на одно лицо. Не боишься попутать?
   - Я их не путаю, - уверенно ответила ей сестра. - Фред не вызывает у меня никакой реакции. Я хочу только Джорджа.
   Столь откровенное заявление слегка озадачило Сарину. Она нахмурилась.
   - Знаешь, дорогая моя, на месте папы я бы лучше выдала тебя за Фреда. Или за кого-нибудь еще.
   - Это еще почему? - возмутилась Халифа.
   - Сама подумай. Едва ты узнала, что Джордж здесь, только увидела его мельком, а тебя уже всю колотит. В комнате уже жарко. Ты же спалишь бедного парня в первую брачную ночь.
   Халифа вскочила с кушетки и растерянно заходила кругами.
   - Успокойся, - твердо сказала Сарина, заметив, как занервничала сестра. - Немедленно возьми себя в руки. Прими зелье. Ты не выйдешь отсюда, пока я не буду точно уверена, что наши гости смогут оставить при себе палочки.
   Див подал Халифе пузырек с сильным успокоительным. Девушка выпила половину и села к зеркалу.
   - Все будет хорошо, - уверенно произнесла Сарина, положив руки Халифе на плечи и глядя на сестру в зеркало. - Ты справишься. Ты поторопилась дать волю страсти, но рано или поздно ты сможешь взять ее под контроль. Это неправильно - идти на поводу у желаний. Настоящая любовь рождается, когда люди имеют возможность пожить вместе, узнать друг друга. Повинуясь страстям, есть риск избрать спутником жизни недостойного, - предваряя возражения, Сарина добавила: - Постарайся отвлечься от своих чувств и взглянуть на ситуацию со стороны. Думай об этом постоянно. Ты должна разглядеть недостатки своего избранника.
   - Зачем? - не выдержала Халифа.
   - Затем, милая моя сестренка, что сейчас ты смотришь на Джорджа Уизли сквозь розовые очки! Это чревато разочарованиями в будущем. Пусть лучше неприятные сюрпризы начнутся сейчас. Не бывает людей без недостатков. Какие ты знаешь у Джорджа?
   Халифа растерянно задумалась.
   - Никаких, - наконец, призналась она.
   - То-то же, - назидательно сказала сестра. - Гляди в оба.
   Внезапно див, повинуясь зову хозяина, исчез. Через секунду он появился снова и сообщил:
   - Родители ждут вас обеих в Янтарном зале.
   - Пора, - Сарина протянула руку сестре и обняла ее. - Не отпускай мою руку. Я буду одергивать тебя, если замечу что-нибудь опасное. Но ты и сама следи за собой, договорились?
   Халифа кивнула. Говорить почему-то стало трудно.
   - Это всего лишь мужчина, - с усмешкой подбодрила ее сестра. - Большинство недостатков мужчин, как правило, лежат на поверхности. Если, конечно, они не скрывают их специально. Повторяю - гляди в оба.
  
   * * *
   Встреча семей началась немного скованно. Пока Мохаммед в сторонке беседовал с Артуром, а Азира - с Молли, Касим - старший из братьев Дасэби - принялся расспрашивать Чарли о его работе в драконарии. Все остальные слушали или делали вид, будто слушают. Халифа сидела как на иголках, поминутно поправляя то платье, то хиджаб, то украшения.
   - Не ерзай, - пихнула ее локтем Сарина. - Он смотрит на тебя.
   Халифа посмотрела на близнецов. Фред отпускал шутливые комментарии к рассказу Чарли, а Джордж молчал, изредка поглядывая на шушукающихся сестер Дасэби. И тут девушка заметила еще кое-что. Опасливый, полный затаенной неприязни взгляд Джинни.
   - Его сестра, - с горечью прошептала Халифа. - Она ненавидит меня.
   - Тебе же не с сестрой жить, - спокойно возразила Сарина. - И вообще, покажи мне хоть одну золовку, которая была бы полностью довольна своими невестками.
   - Я, например.
   - Ха! Ты всегда будешь довольна только одной - той, которую сама же и сосватала.
   Халифа не смогла удержаться от улыбки. Сестричка была абсолютно права.
   Все еще улыбаясь, девушка посмотрела на Джорджа. Юноша встретился с ней взглядом и тоже улыбнулся. Халифа вмиг растаяла. Пришла в себя только от нового чувствительного пинка.
   - Уймись! - шикнула Сарина. - Ты сейчас вслух замурлычешь. Хватит пожирать его сладострастным взглядом, это неприлично.
   Халифа покраснела. Джордж разговорился и теперь шутил наперегонки с братом, смеша всех вокруг. Но потом близнецы взялись за привычное занятие - подначки над Перси, Роном и Джинни. Это было смешно только поначалу. Потом Перси обиделся и замкнулся. Халифа заметила это и забеспокоилась. Вторым не выдержал Рон. Джинни игнорировала насмешки дольше всех - главным образом потому, что виновница игривого настроения братьев, как считала младшая Уизли, сидела напротив, стреляя глазками, и было легко проецировать свое раздражение на нее. Но в конце концов и Джинни сдалась.
   - Фред, Джордж, почему бы вам не заткнуться, - прошипела она.
   Почувствовав неладное, Сарина резко встала.
   - Джиневра! - громко позвала она. - Пойдем, мы с Халифой покажем тебе гарем.
   - У вас есть гарем? - оживился Билл.
   - Гарем - это женская половина дома, - объяснил Фарух. - Из мужчин входить туда имеют право только глава семьи и его сыновья - те, чьи матери живут там.
   Братья Уизли понимающе дружно закивали - но как показалось Халифе, немного разочарованно. Девушки направились на женскую половину.
   Минуя богато украшенные залы с фонтанами, витыми лесенками и множеством переходов, Джинни спросила:
   - Хейли, извини за такой вопрос, но ты точно уверена, что хочешь выйти за Джорджа?
   - Почему ты спрашиваешь? - удивилась Халифа.
   Джинни хмуро разглядывала интерьер, избегая смотреть на лицо турчанки со следами ожогов.
   - Просто я хорошо знаю своих братьев, и не уверена, что кто-нибудь из них станет хорошей парой слизеринке...
   - Ой! - вдруг воскликнула Сарина, резко оборвав Джинни. - Я кое-что забыла внизу. Идите, я догоню, - и почти бегом вернулась назад.
   Старая, как мир, уловка, да еще и неуклюжая. Халифа прикусила губу, пряча улыбку. Неожиданно рядом появился див. Поклонившись хозяйке, он быстро пробормотал:
   - Сарина-ханым велела передать совет: "Сделай ей подарок", - и тут же исчез.
   - Что-то случилось? - спросила Джинни.
   - Так, ерунда, - отмахнулась Халифа, и широко улыбнулась: - Идем же.
   Показав Джинни апартаменты матери, Сарины и гостевые комнаты младших жен отца и их дочерей, Халифа привела девушку к себе. Пока та разглядывала большой террариум, в котором, вальяжно растянувшись, дремал Зуми, Халифа достала футляр с новым, еще ни разу не надетым колье. Изящное девичье украшение - крупные яркие рубины в россыпи мелких бриллиантиков на золоте. Когда Джинни обернулась, турчанка раскрыла перед ней футляр. Алые блики от рубинов и радужные от бриллиантов отразились в изумленно распахнутых карих глазах.
   - Джиневра, это тебе от меня, - просто сказала Халифа.
   Джинни хлопала глазами и беззвучно шевелила губами.
   - Ты гриффиндорка, - невозмутимо продолжала Халифа. - Рубины и золото прекрасно подойдут тебе, - она сунула футляр в руки Джинни. Та, наконец, обрела дар речи.
   - Я... спасибо... Это же... Ох...
   - Примеришь? - не дожидаясь ответа, Халифа взяла колье и принялась застегивать его на шее у Джинни.
   - Это же жутко дорого!
   - Ты достойна носить самые лучшие украшения, - покачала головой Халифа. - Не отказывайся, я же от всего сердца.
   Джинни предприняла последнюю попытку показаться скромной:
   - Мне некуда это носить.
   Турчанка весело взмахнула рукой.
   - Было бы, что носить, а уж куда - сразу найдется. Например, наденешь на нашу свадьбу. На таких праздниках все блистают драгоценностями, - и заманчиво прошептала: - Вы с Гарри станете звездной парой вечера...
   Глаза Джинни мечтательно заблестели. Она с восхищением посмотрелась в зеркало, коснулась кончиками пальцев сверкающих камней. Потом перевела взгляд на Халифу, увешанную сочно-синими сапфирами, и хмыкнула:
   - А ты сегодня одета в цвета Райвенкло... - и растерянно осеклась, вдруг осознав нечаянную бестактность. После неловкой паузы Халифа натянуто кашлянула.
   - Гм... Мы с Сариной долго спорили, кому сегодня одевать синее, а кому - сиреневое. Но у нее новые аметисты, так что я уступила.
   Джинни облегченно заулыбалась.
   - Знаешь, - смущенно призналась она. - Я боялась, что ты окажешься такой же, как Малфой.
   - А я такая и есть, - с беззаботным видом ответила Халифа. - Дочка богатых родителей. Капризная, избалованная, заносчивая...
   - Но ты ведь не станешь, например, обзывать нашу Гермиону грязнокровкой?
   - Что ты! Я никогда не оскорбляла магглорожденных! - с жаром воскликнула Халифа. - И Гермиона мне очень нравится. Знаешь, ведь в какой-то степени благодаря ей я и познакомилась с Джорджем.
   Девушки помолчали, потом Джинни тихо произнесла:
   - Ваша семья очень богата. А мы - нищие. Джордж всегда будет помнить об этом. Твои привычки не дадут ему забыть.
   На это Халифе было нечего ответить. Но тут ее взгляд упал на монисто от танцевального костюма, небрежно брошенное на диванные подушки. Турчанка улыбнулась своим мыслям, подошла к зеркалу и, глядя в него, сказала:
   - Пусть только сойдут все шрамы... Я заставлю его забыть обо всем.
   Девушки вернулись в Янтарный зал, весело смеясь над суетливыми прыжками почтительно провожавшего их дива. Артур Уизли, заметив дочь, довольно улыбнулся.
   - Вот и девочки подружились! - сказал он Мохаммеду. - А то мы с Молли беспокоились...
   Халифа заметила, что мать Джинни держит в руке блестящий футляр. Кажется, утром точно в таком футляре на туалетном столике Азиры лежал новенький гарнитур с изумрудами. Девушка вздохнула с облегчением - Молли тоже получила замечательный подарок. Совет Сарины пришелся очень кстати.
   Сама сестра в их отсутствие не теряла времени даром. Она критическим взглядом наблюдала за Джорджем, за тем, как он ведет себя, что говорит и так далее.
   Когда Халифа спустилась, Джордж подошел к ней.
   - Мы можем немного побыть вдвоем? Скажем, погулять в саду...
   - Конечно!
   Но Сарина пошла вместе с сестрой. Близнецы быстро переглянулись. Фред тут же присоединился к их компании, и в саду, непрерывно болтая, незаметно увлек старшую сестру вперед. Халифа и Джордж отстали и остановились посреди аллеи.
   В начавших спускаться сумерках шрамы на лице турчанки стали почти неразличимы, и когда она улыбнулась, Джордж замер, зачарованно глядя ей в глаза. У Халифы истошно заколотилось сердце. Юноша стоял совсем близко, и она начала терять с таким трудом обретенное самообладание. Он никогда еще не смотрел на нее так... так жадно... словно не мог насмотреться. Совсем как Драко в таверне... и Селим однажды... Халифа вздрогнула, поняв, что сейчас произойдет. Надо срочно прекратить молчание, иначе она пропала...
   - Ты хотел что-то сказать мне? - быстро спросила девушка.
   - Хотел... - очнувшись, Джордж с заговорщическим видом вынул из кармана маленький предмет в яркой обертке. - Это тебе.
   - Что это? - Халифа сняла бумагу. На ладони лежала круглая темная штучка. - Конфета?
   - Да. Но непростая. Наше с Фредом творение...
   - Я не буду пробовать ваших творений! - запротестовала девушка. - Я видела, как люди превращались в канареек.
   - Нет, сладкая моя, - улыбнулся Джордж. - Это совсем другое. От этого людей будет валить наповал. Начинка изготовлена под неусыпным контролем знаменитого сальноволосого ублюдка, специально для моего любимого джинна...
   - Не называй так профессора Снейпа, - тихо попросила его Халифа. - Он спас мне жизнь, и до сих пор продолжает помогать.
   - Да, это здорово, но он не перестал быть сальноволосым ублюдком. Даже по такому случаю не вымыл свои патлы.
   Закатив глаза, девушка покачала головой. Что за ребячество!
   - Так что внутри?
   - Попробуй и узнаешь. Не бойся. Ты что, не доверяешь саль... Снейпу? Своему ненаглядному декану?
   - Бывшему декану, - поправила его Халифа. - Это и есть то самое "экстренное" успокоительное?
   - Оно самое, - кивнул Джордж. - Ешь скорее, а то не успеем проверить, как оно работает.
   Девушка положила конфету в рот. Джордж оглянулся в сторону аллеи, где было слышно, как Фред что-то тараторит Сарине, не давая ей опомниться и вернуться назад.
   - Ну? Как ощущения?
   - Ничего необычного. Хотя, подожди... ой... - Халифа положила руку на лоб и моргнула, чувствуя легкую расфокусировку зрения. - У меня что-то с глазами. И голова...
   - Иди сюда, - Джордж вдруг привлек ее к себе, обнял за талию и поцеловал. Помня о ядовитом для него угощении, юноша коснулся только губ девушки. Но ей хватило и этого. Задохнувшись от удивления и резко нахлынувших эмоций, Халифа обмякла в его объятиях, а потом обвила Джорджа руками за шею и ответила на поцелуй. Сердце девушки забилось, как у птахи. Тут раздался странный шипящий звук - фонарь рядом с дорожкой вспыхнул и засветил ярче. На аллее послышались быстрые шаги, рассерженная Сарина вихрем подлетела к сестре и споткнулась, увидев целующуюся парочку.
   - Заговорщик! - возмущенно набросилась она на подбежавшего Фреда.
   - А я что - я ничего, - хитро отозвался тот.
   Джордж весело посмотрел на них поверх головы Халифы, которая уткнулась ему в грудь, пряча заалевшее лицо.
   - Испытание можно считать удачным, - сообщил он на ухо девушке. - Ничего не подожгли, один фонарь не в счет.
   - Можно даже увеличить дозу, - посоветовала Халифа. - Вреда не будет, а эффект - дольше.
   - Как скажешь, - прошептал юноша и демонстративно поцеловал ее в щеку на глазах у сестры. Сарина послала Халифе многозначительный взгляд и ушла к дому. Фред тоже отошел подальше. Парочка влюбленных немедленно воспользовалась уединением...
   - Одно плохо, - хмыкнул Джордж, когда они, держась за руки, шли обратно. - Придется Снейпу обо всем этом рассказать. Как представлю себе, с какой рожей он будет...
   - Рассказать?! - перебила его девушка. - Зачем?!
   - А как же! Он сказал, что без подробного отчета продолжать работу не станет. Вот я и думаю - что бы такое ему наплести?
   Халифа хихикнула.
   - Придумай что-нибудь, ты же это умеешь.
   После их прогулки Халифа до самого отъезда гостей ходила, как пьяная, и подозревала, что вовсе не от успокоительной конфеты. Уходя в камин, Джордж незаметно послал ей воздушный поцелуй. А посмотрел при этом так, что у Халифы подогнулись колени. Летая, как на крыльях, девушка вернулась к себе и принялась мечтательно пританцовывать перед зеркалом. Идиллическое настроение испортила Сарина. Войдя в комнату, сестра остановилась у двери и сказала:
   - Я бы за него не вышла.
   - Почему? - требовательно спросила Халифа.
   Сарина уперла руки в боки и безапелляционно заявила:
   - Баламут! Хороший муж должен быть серьезным, надежным...
   - Перестань! - взмолилась Халифа, не желая портить себе остаток вечера. - Он просто веселый.
   - Он пошляк.
   Халифа надулась и отвернулась.
   - Да, пошляк, - повысила голос сестра. - Ты ушла в дом, а я подслушала, как он разговаривал с братом. Знаешь, о чем они говорили? Обсуждали тебя.
   - Вот странно-то, да? - начала злиться Халифа. - Братья обсуждают невесту...
   - Можно было и поуважительнее! Фред спросил: "Ну и как?" А Джордж говорит: "Девочка - огонь. Загорается на раз". И пальцами вот так щелкнул, - Сарина продемонстрировала, как именно, и фыркнула: - Будто лошадь объезжал! Дальше я не слышала, но сомневаюсь, что речь пошла об этом... как его там... квиддиче.
   - Все, хватит! - Халифа принялась срывать с себя украшения и бросать их на столик. - Я знаю, чего ты добиваешься!
   - Я забочусь о твоем благе, - возразила сестра. - Тебе нужен по-настоящему достойный муж.
   - Ах, достойный?! - взвилась Халифа, размахивая руками. - И где же его взять?! Может, ты видишь у ворот поместья очередь из достойных кандидатов?! Или, может, голуби с предложениями от чистокровных семей стаями ломятся в наши окна?! Это полгода назад от сватов не было отбоя, а теперь, - девушка зло усмехнулась, - все боятся меня, как огня. Давай, найди достойную альтернативу!
   - Не злись, - бросила Сарина, хладнокровно гася вспыхнувшие по всей комнате свечи. - Я же хочу как лучше. И еще, учти, - она спрятала палочку и вздохнула. - Ты будешь замужем за обоими близнецами.
   - Что?
   - Ну, не буквально... Но они же неразделимы, неужели не заметно? Скорее всего Фред и после свадьбы постарается поселиться с братом. А уж если и он женится... - сестра покачала головой. - Готовься делить власть в доме с другой хозяйкой.
   - Глупости! Мы же будем жить в Мерсине!
   Сарина развела руками и пошла к выходу, бросив через плечо:
   - Я предупредила.
   Когда за сестрой закрылась дверь, Халифа яростно запустила вслед подушкой и, не раздеваясь, рухнула на кровать. Искавший теплой компании Зуми был безжалостно отброшен. Прежняя парящая легкость куда-то исчезла, настроение безнадежно испортилось, в довершение всего у девушки разболелась голова.
   "В том отчете следует сделать примечание: побочный эффект - похмелье..." - угрюмо подумала Халифа. Определенно, предстояла бессонная ночь.
  
   * * *
   Раскрытые ларцы стояли в ряд на туалетном столике. Самый новый из них перекочевал на широкую низкую тахту. Азира неторопливо сортировала недавно купленные украшения, подавая некоторые Халифе. Девушка придирчиво рассматривала каждое, примеряла и, качая головой, возвращала обратно. Даже прекрасные александриты не смогли рассеять ее плохого настроения. Азира погладила дочку по щеке.
   - Ах, хайби, в семнадцать лет так часто кажется, что нужно торопиться жить, и если не сделать чего-то немедленно, потом будет непоправимо поздно. Когда-то и я была точно такой же. Только с возрастом постепенно приходит понимание того, что молодые годы стоило бы потратить совершенно иначе.
   Халифа удивилась.
   - Мамочка, ты жалеешь о том, что вышла замуж за папу?
   - Нет, и никогда не жалела. И все же я считаю, что нам не стоило торопиться со свадьбой. Мы и так с детства были предназначены друг другу, и брак никуда бы от нас не убежал. Но прежде я могла бы закончить Академию Высших Чар, - Азира развела руками. - Увы, мое образование ограничилось только школой. Родился Касим, следом сразу же Орхан, потом Юсуф, и мне стало не до учебы. А ведь в Чарах я когда-то была лучшей на курсе...
   - Ну, мамочка, ты и сейчас колдуешь лучше всех! Мама Лейлы с трудом делает то, что ты творишь играючи!
   Азира весело засмеялась, разом показавшись лет на десять моложе - чудесная особенность, доставшаяся ей от индийского волшебного рода Арлраджпурни.
   - Зато у них семейный талант к Преобразованию. Нечасто встречающийся дар.
   Мать и дочь немного помолчали, задумчиво перебирая сверкающие камни. Потом Азира тихо посоветовала:
   - Не спеши, как Сарина, окунаться во взрослые заботы. Семья, дети - это очень серьезно, и потом это никуда не денется и не подвинется. Не отказывайся от своих планов, от того, к чему стремилась с самого детства. Ты можешь пожалеть впоследствии, но драгоценное время будет упущено и станет поздно что-либо менять. А строить карьерные планы, когда за твою юбку уже цепляются несколько пар маленьких ручонок, очень нелегко, поверь мне. Нехорошо, если дети постоянно будут видеть только дивов вместо мамы.
   Халифа задумалась.
   - Я не буду торопиться с детьми. Никто не запрещает учиться замужним женщинам.
   - Да, но у твоего мужа могут быть совсем другие планы, - возразила мать. - Что ты знаешь о планах Джорджа?
   Девушка озадаченно уставилась на свои руки.
   - Присмотрись к Уизли повнимательнее, - невозмутимо продолжала Азира. - Особенно к матери и сестре. Как по-твоему, какую роль Джордж отводит женщинам в своей семье?
   Халифа встала и прошлась к окну и обратно.
   - Мамочка...
   - Ты почти ничего не знаешь об английских семьях. Я тоже. Но я говорила с Молли. Она до сих пор не может смириться с тем, что близнецы забросили учебу и занялись магазином розыгрышей. С мнением родителей сыновья нисколько не посчитались. Я не знаю, может Джордж и не будет против того, что его жена получит ученую степень по Алхимии, а в перспективе, возможно, и определенную известность в волшебном мире, но...
   - О, Аллах! Известность?! Мамочка, что ты такое говоришь?! Хотя... я, наверное, и так уже прославилась, но совершенно иначе.
   Глаза Азиры сверкнули гордостью.
   - Ну и что? Наоборот, теперь твое имя будет вызывать интерес и привлекать внимание. Ты ведь не оборотнем стала, не вампиром, а джинном. Не заразилась, не деградировала, а трансформировалась в существо высшего порядка! Посмел бы кто-нибудь посмеяться над кураторами Эль-Муфди или ненароком усомниться в их мудрости и магической мощи!
   Девушка посерьезнела.
   - Ты права, мамочка. Но ты зря считаешь, что я стала лучше. Наоборот, во мне появилось что-то... нечеловеческое, чуждое, пугающее...
   - Это с чьей точки зрения? - спросила мать, заглянув ей в глаза. - Подозрительных, завистливых девчонок, которые думают только о женихах, нарядах и золотых побрякушках? - для убедительности Азира потрясла зажатым в руке браслетом, и пренебрежительно швырнула его обратно в ларец. - Хайби, твой путь только начинается! Да, я тоже боялась за тебя, боялась твоей трансформации. Но время показало, что не следует делать поспешных выводов. Мы с отцом пугались происходящих с тобой изменений, но что мы знали о них?! Только то, что один из целого рода сгорел, остальные гибли от увечий. Людям почти ничего не известно о внутренней природе джиннов. Отец показывал тебе результаты еженедельных анализов твоей крови за последние три месяца?
   - Да, - кивнула Халифа. - Если верить им, я давным-давно уже умерла от интоксикации. Железо в моей крови постепенно заменяется ртутью. Процесс необратим. Папа не может понять, как это происходит. Ртуть не выводится из организма, а накапливается и создает все новые соединения, - девушка криво усмехнулась. - Попробовал бы теперь какой-нибудь оборотень или вампир укусить меня...
   Азира рассмеялась не слишком-то веселой шутке.
   - Уж за них-то не переживай. Главное, чтобы твой будущий муж мог тебя целовать, не боясь отравиться. Ну и... все остальное тоже...
   - Еще неизвестно, какими будут наши дети, - угрюмо пробормотала Халифа. - И будут ли они вообще...
  
   * * *
   В середине августа в очередной раз приехал Артур Уизли. Этот визит состоялся без предупреждения. Артур просто вывалился из камина и сразу же закрылся с Мохаммедом в кабинете. Азира тревожно ожидала в столовой, подгоняя дивов, торопливо накрывающих на стол. Обмотанная удавом сонная Халифа вышла к раннему завтраку, привлеченная суетой.
   - Мама, что случилось?
   - Прибыл Артур-бей. Беседует с отцом, какая-то секретность...
   Халифа забеспокоилась.
   - Что-то случилось, - уверенно произнесла она. - Меня уже две недели одолевают тревожные сны. Я иду во тьме вслепую, натыкаюсь на стены, а под ногами - пропасть. Падаю и просыпаюсь. И так постоянно.
   Мать обняла ее за плечи.
   - Не переживай так. Я думаю, это не имеет отношения к вашей свадьбе. Это что-то другое.
   - А я и не говорила о свадьбе, - возразила дочь. - Происходит что-то... нехорошее. И нас это тоже коснется.
   Азира нахмурилась и успокаивающе потрепала ее по руке.
   - Не принимай все так близко к сердцу. Что бы ни случилось, ты всегда будешь в безопасности - и дома, и в школе.
   Послышались шаги - Мохаммед провожал Артура к камину. Мистер Уизли торопливо извинился перед дамами, попрощался и исчез в зеленом вихре. Азира немедленно вцепилась в мужа.
   - Дорогой, что происходит?
   - Сядьте обе, - вдруг непривычно сурово произнес Мохаммед. Он устроился напротив жены и дочери и сказал: - Артур принес кошмарную весть. В Британии возродился Тот-Кого-Нельзя-Называть-По-Имени.
   На несколько секунд воцарилась оглушительная тишина.
   - Он... воскрес из мертвых? - наконец, робко спросила Азира.
   Мохаммед, помедлив, кивнул.
   - Да. Он восстал из небытия с помощью древнего черномагического ритуала. Артур не стал рассказывать в подробностях, он хотел только сообщить нам на всякий случай, вдруг начнут перехватывать почту или закроют каминное сообщение. В Британии уже творятся ужасные вещи. Сами-Знаете-Кто собирает прежних сторонников.
   - Снова будет война... - прошептала Азира.
   - Наверняка. И еще... Сами-Знаете-Кто воскрес, использовав кровь Гарри Поттера.
   Халифа ахнула.
   - Он убил его?!
   - К счастью, нет. Прихвостень Сами-Знаете-Кого похитил Гарри накануне его дня рождения, когда тот ехал в гости к Уизли, взял его кровь и использовал в ритуале. Гарри удалось сбежать, но дело уже было сделано.
   Помолчав, Мохаммед добавил:
   - Артур сказал, что Британское Министерство не верит в это воскрешение, газеты тоже дружно молчат, и у нас, скорее всего, будет то же самое. Он советует нам быть осторожнее. Не доверять никому, аккуратно проверить всех знакомых, - мужчина вздохнул. - Я уже почти забыл, как это было раньше. Война шла в Европе, но мы все сидели на шатких стульях. Ни один из Дасэби не склонился перед Тьмой, этого не будет и впредь! - Мохаммед встал. - Нужно известить всю семью. Предстоит большая работа, которую нужно сделать как можно быстрее.
   Он быстро удалился в кабинет. Азира обняла дочь за плечи и задумчиво произнесла:
   - Неужели нас ждет повторение прежнего кошмара?
   - Как это было? - спросила Халифа. - Вы нам почти ничего не рассказывали.
   - Сначала появились слухи о волшебнике столь безжалостном, что его имя все боялись произносить. Потом по всему миру стали происходить страшные вещи. Магглорожденных убивали в собственных домах, целыми семьями. Опасности подвергались даже те, кто просто дружил с ними, - Азира нахмурилась. - Твой дедушка получил проклятье в спину из-за того, что вел торговые дела с магглами. Оно-то и убило его постепенно. Мохаммед выхаживал отца почти шесть лет, но так и не смог вырвать его из когтей смерти, - она помолчала и тихо добавила: - Мы жили в постоянном страхе за наших близких. Спешили жить... Твой отец тогда взял вторую жену, потом сразу третью, а я... я боялась всего. Я не хотела больше рожать. Но... - Азира усмехнулась. - Это был единственный случай на моей памяти, когда Мохаммед ошибся при приготовлении зелья. Ты родилась вопреки всему.
   Халифа охнула, всплеснув руками.
   - Мама! Я что, нежеланный ребенок?!
   - Ну что ты! - воскликнула Азира. - Конечно же, желанный! Просто незапланированный.
   Девушка надула губки.
   - Лучше бы папочка не ошибался. Из-за меня столько проблем!
   - Не смей так говорить! На все воля Всевышнего! Помнишь старинную поговорку о поздних детях?
   - Да. Аллах приводит их в этот мир для того, чтобы сотворить что-то великое. Но пока я творю только великие неприятности.
   Мать ласково обняла ее.
   - Ты - наша радость, пусть нам и приходилось плакать. Но ведь не всегда светить солнцу? Что за лето без дождей?
  
   * * *
   Вопреки тревожным ожиданиям, во всем волшебном мире воцарилось непривычное затишье. Две недели пролетели как два дня. В день семнадцатилетия Халифы все Дасэби собрались во дворце в Эскишехире. Родственники, связанные с Министерством, делились новостями. В Стамбуле исчезли трое колдунов - бывшие Пожиратели Смерти, не казненные, но просидевшие десять лет в магической тюрьме Гюрсенар. Еще человек двадцать из "неблагонадежных" взяли под постоянное наблюдение. Но в целом в Турции было спокойно, родители бесстрашно собирались отправлять детей на новый учебный год в Эль-Муфди.
   Отсутствие плохих новостей - уже хорошая новость. Халифа от души веселилась на празднике, радовалась нескончаемым подаркам и улыбкам гостей, которые съехались взглянуть на йени-джинна. Страха, скованности и отвращения не было и в помине. Девушка в очередной раз убедилась в том, что любящие ее люди поняли все совершенно правильно, и приняли ее йени-форму как должное. Тем более что за лето шрамы от ожогов полностью сошли, и ее лицо стало практически прежним. Старшие братья наперебой уверяли девушку, что она даже стала еще красивее. Младшие братья и племянники развлекались тем, что просили Халифу продемонстрировать обретенную неуязвимость к огню. Вначале девушка было возмутилась, заявив, что это совсем не забавно.
   - Глупенькая сестрица Халифа! - рассмеялся Ильяс, девятилетний сын Зухры, второй жены Мохаммеда. - Тебе же повезло! Я тоже хочу брать руками пламя и ходить по углям. Ты теперь можешь залезать в камин без дымолетного порошка.
   Халифа фыркнула:
   - И куда же я улечу без порошка, проказник?
   Мальчик долго не думал:
   - Взметнешься без дыма и полетишь прямиком в Кафу! Там ты точно станешь завидной невестой.
   Девушка ахнула, но хитрец быстро добавил:
   - Другим джинниям будет с тобой не сравниться. Ты - йени с телом человека и красивая, как пери...
   - Ой, подхалим! - подошедшая Сарина шутливо дернула мальчишку за ухо. - Не обижай ее.
   - Я не обиделась, - сказала Халифа. - Но братец неправ. Я все-таки человек, и жить хочу тоже по-человечески.
   - Конечно, сестрица, он просто пошутил. Никто и не думает сватать тебя за настоящего джинна, - Сарина села рядом и заметила, как бы между прочим: - Хотя я бы тоже не отказалась никогда не обжигаться.
   - Ты не видела Лейлу? - попыталась сменить тему разговора Халифа.
   Сарина хмыкнула и позвала брата:
   - Ильяс, ты, случайно, не видел Халдуна?
   Мальчик проказливо усмехнулся.
   - Нет, не видел. Но может, он в саду?
   - Ага, - сестры понимающе переглянулись, и Сарина встала. - Пойду-ка поищу его, пока он не увлекся и не подпалил Лейле юбку.
   - Эх, ладно, - махнула рукой Халифа и принялась развлекать малышей своей игрой с огнем. - Я сегодня буду за факира.
   Позже девушка перехватила вернувшегося из сада Халдуна и требовательно спросила:
   - Братец, я до сих пор еще не видела твоего подарка. Ты составил мне гороскоп, как обещал?
   Халдун неожиданно растерялся и принялся оглядывать толпу гостей.
   - Составил, но... Я отдал его отцу. Он вернет его тебе позже, если сочтет нужным.
   - Халдун! - с шутливой угрозой в голосе насупилась Халифа. - Что ты там насчитал, что боишься показать мне? Что еще такого ужасного уготовили мне звезды?
   - Ничего особенного, сестренка, - чуть принужденно рассмеялся тот. - Трудный будет год, очень трудный. Учеба в поте лица...
   - И все? - с подозрением переспросила девушка. - Столько перерытых архивов, столько поездок в Библиотеку Оракулов - и это все, что ты смог составить за целых три месяца?! Ну-ка, говори правду!
   Брат помялся и сказал, тщательно подбирая слова:
   - Если коротко... Не так давно, чуть больше двух лет назад, центр треугольника, образованного положением звезд на момент твоего рождения, пересек солнечную "дорогу судьбы". Теперь ты движешься, как планета по велению космических сил. И как нет силы, способной свернуть с пути череду идущих к противостоянию планет, так и нет ни одной линии вероятности, которая бы отвела тебя в сторону от намеченной цели. Ни единой, сестренка. Знаю, так почти не бывает, но это правда. Я пересчитывал одиннадцать раз.
   Халифа стояла, нервно покусывая губы.
   - Цель-то хоть достойная? - наконец, тихо спросила она.
   Халдун снова оглядел толпу, задержав внимание на веселящихся малышах.
   - Да, - твердо ответил он. - Я, наверное, не должен говорить этого. Но ты скоро поймешь сама. Любое решение будет единственно верным. Даже если сначала это покажется ошибкой. Понимаешь?
   - Нет.
   - И не надо, - с облегчением вздохнул брат. - Всему свое время.
   Склонив голову набок, Халифа, прищурившись, смотрела на него.
   - А ты случайно не пытаешься меня запугать?
   - Обязательно! Как же иначе! - засмеялся Халдун. - Служба у нас такая - обещать ужасные катастрофы и вываливать бесконечные напасти на ваши бедные головы.
   Сестра захихикала.
   - Знала я одну такую предсказательницу, в Хогвартсе. Домашнее задание считалось невыполненным, если тебе не оказывалась уготована страшная смерть. Хоть подавиться овсянкой...
   - Овсянкой?! - скривился Халдун. - Фу! Лучше уж отравиться противопростудным зельем Лейлы. Да забудь ты об этих предсказаниях, знание не изменит жизни.
   - И это говорит тот, кто избрал Прорицание своей профессией! - воскликнула Халифа.
   - Астрологию! - с серьезным видом уточнил брат. - Прорицание - понятие растяжимое. И вообще, сегодня твой праздник! Идем лучше танцевать.
   Он схватил сестру за руку и потащил в центр веселящейся толпы. Приглашенные музыканты старались вовсю. Заколдованные инструменты летали среди гостей, наигрывая веселые мотивы. То и дело слышался визг - когда шустрый дутар или саз гнался за чьим-нибудь ухом.
   Остатки тревожного настроения Халифы испарились окончательно, когда в окно влетел усталый филин с большим свертком. Братья Уизли прислали полный ассортимент своих фирменных фейерверков. С радостными криками дети гурьбой бросились в сад - запускать их.
   - А ребята-то и правда талантливые! - воскликнул дядя Махфуз, глядя, как над верхушками деревьев расцветают диковинные огненные цветы, на лету превращаясь в движущиеся фигуры - драконов, гиппогрифов, колдунов на метлах-ракетах... - Далеко пойдут. Напишу в стамбульский магодиван - пусть не тянут с регистрацией филиала магазина. Любят у нас устраивать волокиту с иностранцами...
   Раздав все фейерверки братьям, Халифа обнаружила на дне коробки адресованную ей записку. Когда девушка сломала зачарованную печать, на пергаменте проступили слова:
   "Жаль, что все так сложилось, и мы сейчас не можем встретиться и продолжить испытания наших конфеток. Но я надеюсь, что все-таки смогу как-нибудь приехать. Привезу еще кучу фейерверков, и мы запустим их с тобой вдвоем".
   Записка вспыхнула прямо в руке Халифы. А та стояла, расплываясь в улыбке, не поняв даже - то ли записка была так заколдована, то ли смысл послания так подействовал.
   В звездном небе над садом, рассыпая цветные искры, танцевала огненная девушка...
  
   * * *
   Огромный зал, такой огромный, что не видно стен; повсюду стелется белесый туман...
   зловещие черные тени окружают со всех сторон; но пугают не они...
   из клубящегося тумана проступают два горящих глаза...
   страх... безысходность... невыносимое отчаяние...
  
   Прохладная лапка дива коснулась лица Халифы. Девушка резко встрепенулась и села. Желтые глазки смотрели обеспокоено.
   - Баке позвать господина? - пробормотал слуга.
   - Нет, Бака, не нужно, это просто сон. Обычный кошмар.
   Див покачал головой.
   - Кошмары ханым-эфенди никогда не приходят просто так.
   - Уйди, - буркнула девушка и накрылась с головой. Тихий голосок произнес:
   - Ханым-эфенди раньше ни разу не просила во сне смерти.
   Халифа резко сбросила одеяло.
   - Я просила смерти?!
   Див печально закивал.
   - Ханым-эфенди умоляла кого-то убить ее.
   До самого рассвета Халифа не сомкнула глаз. А утром, собираясь на дирижабль "Свет Анатолии", прихватила с собой внушительный запас успокоительного зелья и сильного снотворного.
  
  
  

Глава 3.

Я ночи провожу в огне,
Меня подушка обжигает.
Душа застыла, как во сне,
И лишь от боли оживает.
Как будто в кровь мою проник
Заимодавец, ростовщик -
Он к ожиданью не привык,
Меня, как губку, выжимает.

Абу аль-Атахия (пер. М.Курганцева)
  
   Из спальни семикурсниц снова и снова доносились раскаты чьего-то заразительного хохота. Одиноко сидящая в нефе Халифа нетерпеливо застучала пяткой по полу. На столе перед ней лежали свитки с домашним заданием по Высшей арифмантике. Девушка раздраженно покрутила в руках калам, забрызгав пергамент чернилами. Она уже в четвертый раз делала один и тот же расчет, и все результаты получались разными.
   Из-за неплотно закрытой двери хором донеслось протяжно-восторженное "О-о-о!". Халифа нервно прикусила кончик калама. Судя по звукам, обсуждали женихов. Видимо, кто-то делился впечатлениями от хорошо проведенных каникул.
   Девушка вздохнула и с тоской уставилась в учебник. Переделывать все в пятый раз было невероятно лень. Она мысленно прикинула, что будет лучше - собрать в кулак всю оставшуюся в запасе усидчивость и добросовестно пересчитать еще разок, или же положиться на интуицию и выбрать наобум какой-нибудь один вариант в надежде угадать? Уставшая спина решительно склонялась ко второму варианту.
   Входные двери нефа открылись, раздались быстрые шажки и чем-то жутко довольная Лейла плюхнулась на соседний стул. Подоткнула под спину подушечку и торжественно сообщила:
   - Ибрагим-эфенди набирает анимагический факультатив. Я только что записалась. Ты пойдешь?
   Халифа угрюмо уткнулась в учебник и ответила, пожалуй, чуть резче, чем следовало бы:
   - Нет.
   Лейла наклонила голову, заглядывая ей в лицо.
   - Почему?!
   Халифа закусила губу.
   - Мне бы со своей трансформацией ужиться. Да и не получится у меня.
   - Вот еще новости! - настырная Лейла и не подумала отступиться. - Если очень сильно захотеть... Ну сестрица, ты же всегда хотела превращаться в змею.
   - Ну... да, - уныло отозвалась подруга. - Но у меня никогда не шло Преобразование. Не мое это.
   Лейла зашуршала принесенным пергаментом.
   - Ерунда. Чем ты хуже меня? Вот, смотри. Я себе уже все рассчитала - я буду перепелкой.
   Халифа рассмеялась, с облегчением уходя от неприятных мыслей.
   - Перепелкой?! Здорово! Будешь петь нам колыбельную, яички пятнистые нести...
   - Еще чего! - фыркнула Лейла. - Яичек она захотела. Побудку я вам буду отбивать! В четыре утра!
   Халифа принялась рассеянно рисовать на полях пергамента крохотную змейку, машинально изобразив слизеринский герб. Полюбовалась - и обвела в рамочку. Лейла понаблюдала за ней и вдруг улыбнулась одной из своих особенных лукавых улыбочек - как делала всегда, подмечая что-то, доступное только ей одной. Халифа заметила это и сдалась:
   - Да, я однажды уже делала пробный расчет по потенциальной аниформе. Да, признаюсь - надеялась, что выйдет змея.
   Лейла хихикнула.
   - Подружка Зуми? Кина вам охотно уступит свой ящик.
   Халифа, скорчив гримасу, запустила в нее скатанной в шарик промокашкой.
   - Где-то ошиблась, да так и забросила. У меня вроде как голубь получился. А может, и не голубь.
   - Замечательно! - весело подхватила Лейла, кидая промокашку обратно. - Будешь нам почту носить. Арно-то уже старенький.
   Халифа опустила голову на сложенные руки.
   - Я не хочу быть голубем. Когда жила в Англии - хотела, теперь нет.
   - А когда ты делала расчеты?
   - Года полтора назад.
   Лейла воровато оглянулась на дверь спальни.
   - Так это еще до... ну, до того...
   - Угу, - буркнула Халифа куда-то в сгиб локтя.
   Маленькая девушка заговорщически склонилась к ее уху.
   - Но ведь анимагическая форма зависит от внутренней сущности волшебника - а ты теперь так изменилась, да и от образа жизни...
   Глаза подруги - грустные, тоскливые - показались из-за яркого рукава.
   - Да уж, исходя из образа жизни, я скорее всего буду скорпионом. Постоянно свое же жало над головой.
   Лейла чуть наморщила носик.
   - Скорпион - одно из олицетворений джиннов, наряду со змеями и шакалами. Не слишком ли банально? Голубь? - она побарабанила пальчиками по столу, прищурив один глаз. - Тоже нет. Мне кажется, твоя аниформа - не птица.
   - Тебе виднее. У тебя преобразовательское чутье.
   - А давай попросим Ибрагима-эфенди помочь тебе с расчетом. Чтобы точно ничего не упустить. Пойдем к нему.
   - Я все равно не собираюсь учиться анимагии, и даже не уговаривай.
   Лейла встряхнулась - а ведь правда, как перепелка - и искоса посмотрела на подругу.
   - Ладно, не буду. Но давай хотя бы просто узнаем твою потенциальную аниформу. Сделай мне приятное - подтверди мое чутье.
   Халифа сделала последнюю попытку к отступлению:
   - Я еще не сделала арифмантику. Не сходится результат.
   - А-а, я знаю. Он сегодня у всех не сходится. И у меня тоже. Это все зачарованный учебник. Бросай.
   Пергаменты кучей полетели на пол. Глядя, как Халифа, даже не возмутившись, терпеливо подбирает их, Лейла вздохнула:
   - Сестрица, что они там с тобой сотворили? Раньше ты бы уже давным-давно со всеми нами сверилась. А теперь корпишь в одиночку до последнего. Совсем отвыкла от дружной компании...
  
   * * *
   Ибрагима Гиляра ничуть не удивило нежелание Халифы заняться анимагией. В ответ на ее сомнения он заявил:
   - Нет никакой опасности в том, что вы научитесь превращаться в животное. Сейчас вы выглядите значительно здоровее и увереннее в себе, чем летом. Вы ведь пошли на поправку, верно?
   - Да, эфенди, - согласилась Халифа. - Но ведь вы никогда не отмечали у меня заметных успехов в вашем предмете.
   Гиляр деловито подбоченился.
   - Я считаю, ханым, что вам просто не хватает сосредоточенности. Посторонние мысли не отвлекают на Алхимии, если вы работаете достаточно скрупулезно. Преобразование же требует абсолютной концентрации на процессе и его предполагаемом результате.
   Девушка рассеянно кивала, слушая правило, которое ей твердили много лет подряд, и все без толку.
   - Не знаю, хватит ли у меня способностей, эфенди, но может быть, вы для начала просто поможете мне рассчитать аниформу? Я совершенно не представляю себе, как теперь учитывать некоторые факторы.
   - Ну, конечно же, помогу, - радушно улыбнулся наставник, бросив быстрый взгляд на Лейлу.
   У Халифы зародилось подозрение, которое окрепло, стоило лишь ей заметить блеск в глазах подруги.
   - Эй! - воскликнула она. - Вы оба, что, сговорились увлечь меня анимагией?
   Обнаружив, что их затею раскусили, Лейла хихикнула.
   - Простите, ханым, - ответил Гиляр, явно ничуть не раскаиваясь. - Это я попросил вашу подругу уговорить вас прийти на мой факультатив. Дело в том, что я сейчас пишу книгу о необычных вариантах анимагии. Принятие чрезмерно больших или слишком маленьких форм, частичные превращения и прочее в этом роде. А тут в школу возвращаетесь вы - в новом проявлении. Представляете, насколько уникально подобное исследование? Вы - просто сокровище для ученого.
   Халифа не знала, что сказать. Быть подопытным кроликом - небольшое удовольствие. Но с другой стороны, она ничего не теряет, а приобретает прекрасную возможность заняться интересным делом. Замечательно, учитывая то, что некоторые наставники вообще сторонятся ее, даже на основных занятиях.
   - Вы не представляете себе, какой невероятный интерес вызывает у меня ваша потенциальная анимагическая форма, - возбужденно потирая руки, продолжал Гиляр. - Ваша физиология теперь настолько отличается от человеческой, что и животное должно быть как минимум очень редким, если даже не... - он умолк, с хитрецой глядя на пламя свечи. Девушки с любопытством ждали.
   - Давайте же поскорее займемся расчетами, - очнулся от мыслей Ибрагим-эфенди.
  
   * * *
   Трехуровневая бронзовая клепсидра девятого века тихой капелью отсчитывала время. Когда нижний желобок перестуком отметил очередной истекший час, Халифа бросила калам и потянулась. Уровень воды в прозрачном цилиндре у пола показывал одиннадцать часов.
   - Разве то, что я теперь невосприимчива к ожогам, так важно? - с затаенной надеждой поинтересовалась девушка. - Это ужасно сложно...
   - Это очень важно! - поднял палец Гиляр. - Я подозреваю, что именно эти ваши проявления и лягут в основу аниформы. Не расслабляйтесь, вам еще нужно закончить расчет по питанию.
   - Да, - что-то быстро дописывая, добавила Лейла. - Ты зря его отложила, он мне как раз сейчас понадобится. И нечего морщиться - вкусовые пристрастия мага иногда могут сказать о его аниформе больше, чем все остальное.
   - Я даже не знаю, что именно теперь больше всего люблю, - капризно протянула Халифа. - Мои вкусы тоже изменились. Разве что пристрастилась к острому. Все со специями...
   - Это точно, - кивнула Лейла, поворачиваясь к наставнику. - Дивы не успевают пополнять возле нас перечницу в обеденном зале. Она его скоро даже в десерт будет класть.
   Гиляр сиял так, словно только что совершил предсказание века.
   - Я предвидел что-нибудь в этом роде. Дописывайте быстренько, и я сам подставлю все в конечную формулу.
   Увидев свет в конце тоннеля, девушки застрочили с удвоенной энергией. Когда они закончили, наставник принялся быстро вписывать результаты в итоговый лист.
   - Ну у тебя и расчет, - пробормотала Лейла. - Раза в три побольше моего.
   - Сама я бы ни за что не справилась, - заметила Халифа, заглядывая через плечо Гиляра в пергамент. Дописав, тот нахмурился.
   - Погодите-ка. Где-то ошибка.
   Халифа отвернула конец пергамента.
   - Ящерица? Ну, конечно, ошибка. Я должна быть змеей!
   - Нет-нет, тут все правильно, змея - это преимущественно мужская аниформа. Ошибка где-то в другом месте, - он принялся перепроверять расчеты Халифы. Девушки тем временем потихоньку зевали.
   - Есть! - воскликнул наставник и быстро переделал результат. - Точно! Я оказался прав! Я гений!
   Халифа подскочила к нему и уставилась в пергамент.
   - Но... почему? Разве такое возможно?
   - Почему нет? - Ибрагим-эфенди с довольным видом складывал листки предварительных расчетов, мысленно уже набрасывая новую главу своей будущей книги.
   - Это же магическое животное! Люди не могут превращаться в волшебных тварей!
   Гиляр иронично усмехнулся.
   - А вы разве человек?
   Девушка озадаченно потеребила уголок свитка. В самом его конце, жирно обведенная сиреневыми чернилами Ибрагима-эфенди, бросалась в глаза итоговая строка - результат многочасовых расчетов.
   Голубая саламандра.
  
   * * *
   Лейла наловчилась безошибочно перекидываться уже на шестом занятии. Пестрая птица порхала по аудитории, подпрыгивая и весело кудахча. Ибрагим-эфенди с гордостью аплодировал своей любимой ученице.
   - Вы сейчас напомнили мне вашу матушку. Алима-ханым так же быстро освоила облик чайки, - Гиляр вздохнул. - Как быстро летит время. Кажется, что это было только вчера...
   Перепелка-Лейла порхнула над Хаджер Салтинэ, которая медитировала, сосредоточившись на своем образе антилопы. Девушка досадливо отмахнулась от разыгравшейся птицы и вмиг отвлеклась.
   - Кыш отсюда! - раздраженно воскликнула она. - Ты мне мешаешь! Иди, летай над нашей знаменитой йени, она все равно не старается! - и бросила демонстративно презрительный взгляд в сторону Халифы, тихонько сидевшей в углу.
   Лейла вспорхнула и клюнула Хаджер. Та возмущенно взвыла и, вскочив, бросилась ловить перепелку. Гиляр прикрикнул на них и подошел к Халифе, озабоченно хмурясь.
   - Ханым, вы даже не пытаетесь.
   Девушка поморщилась.
   - Я пробовала, но ничего не получается.
   Ибрагим-эфенди хотел что-то сказать, но передумал и оставил ее в покое. Тем временем Лейла перекинулась обратно и бросилась тормошить подругу.
   - Сестрица, давай же! Отрасти хвостик! И мы вместе погоняем эту стерву - я буду клевать ей спину, а ты - подпаливать копыта.
   Салтинэ зловредно скривилась.
   - Неудачницы! Одна - вшивая курица, другая - очаговая гадина. И в мозгах одна извилина на двоих.
   - А ты - облезлая коза! - огрызнулась Лейла. - Ты и так на козу похожа!
   - Да я тебя... - взвилась Хаджер, и со злости... обернулась антилопой. С непропорционально большими, тяжелыми рогами.
   - Ай, что же вы натворили! - всплеснул руками Гиляр. - Кто же впервые преобразовывается в гневе? Нужен покой и сосредоточенность. А вдруг вы теперь всегда будете отращивать такие рога? - и покачал головой, добавив вполголоса: - Давно уже заметил - большие рога у анимагов есть признак завышенного самомнения.
   Все девушки вокруг заливисто хохотали. Оплошность заносчивой одноклассницы сразу подняла им настроение.
   - Мало того, что коза, так еще и бодаться не сможет! - покатывалась Лейла. - Голову к земле тянет.
   - Так ей и надо! - злорадно подхватила Халифа. - Эй, Хаджер, тебе, наверное, нужно было в слона превращаться. Когда Аллах раздавал им бивни, ты стояла за рогами!
   Ибрагим-эфенди изо всех сил старался не смеяться в открытую.
   - Успокойтесь, склочницы, - пробормотал он, прикрывая рукой снисходительную улыбку. - Хаджер-ханым, возвращайтесь в человеческий облик. Вам теперь придется все начинать сначала.
   Тяжелорогая антилопа снова обернулась девушкой - заплаканной и злой.
   - Глупая курица да психованная наркоманка! - набросилась она на двух подружек. - Одна болтает всякую чушь без умолку, другая пристрастилась к ртутному зелью! - Хаджер уже себя не контролировала. - Ничего, тебе твой жених еще подпалит перья, - рявкнула она на Лейлу и повернулась к Халифе: - А ты если не спалишь своего, то потом все равно отравишь! И сама подохнешь, а я спляшу на твоей могиле! Паленая курица и ядовитая гадина!
   Салтинэ пулей вылетела из аудитории, яростно хлопнув дверью. Общее веселье сразу увяло. Девушки опасливо покосились на побледневшую Дасэби и вернулись на места - продолжать заниматься. Две подружки тревожно переглянулись.
   - Откуда ей все известно? - смятенно пробормотала Халифа. - Она что, подслушивала наши разговоры?
   - С нее станется, - ответила Лейла. - Приберегала новость для более подходящего случая, да сорвалась. Зараза! Отомстить бы...
   - Я ей перца в шампунь насыплю, - угрюмо пообещала Халифа. - Чтоб знала, от кого.
   - Тогда уж лучше приготовь для нее убойное слабительное, - хихикнула Лейла. - Подольем на завтраке, перед уроками. А то с этим перцем... она же спать не даст, будет всю ночь отмываться. Ну, ладно, давай тренироваться. Я за тобой послежу.
   - Да не выходит у меня ничего! - капризно отмахнулась подруга. - Не мое. Я пойду спать.
   - Как это не твое? - возмутилась Лейла, не оставлявшая надежды заполучить ее еще и в звериную компанию. - Эй, ты куда?! Не уходи!
  
   * * *
   Наутро Лейла снова пристала к Халифе на уроке волшебного домоводства.
   - Ну почему ты не хочешь тренироваться? Давай приходить на факультатив попозже, когда никого уже не будет.
   - Сестрица, отстань!
   Наставница Зарайда Рашамаль строго взглянула на них поверх очков.
   - Лейла-ханым! Кто позволил вам разговаривать на уроке? Не отвлекайте других. Повторите, что я сейчас объясняла.
   Девушка поднялась, усиленно пытаясь вспомнить хоть что-нибудь из того, что успела записать раньше.
   - Э-э... Вы объясняли... - и скосила глаза вниз. Халифа принялась усиленно жестикулировать под партой. - Пришивающее заклинание, - выпалила Лейла.
   Рашамаль прищурилась.
   - Пришивающее? То самое, что мы с вами проходили на пятом курсе? Вы уверены?
   Девушка густо покраснела.
   - Я понимаю, что вам пока почти не приходится их использовать, - усмехнулась наставница. - Можно и забыть, и перепутать. Но если бы вы меня слушали, то знали бы, что сегодняшней темой является колдовышивание.
   - Извините, - потупив глаза, прошептала Лейла.
   - Ладно. В таком случае, покажите нам пришивающее, если вы его не забыли, - Рашамаль указала девушке на лежащий на учительском столе лоскут ткани. - Пришейте пуговицу.
   Лейла подошла к столу и застыла в нерешительности, закусив нижнюю губу.
   - Ну? - насмешливо произнесла наставница.
   Мысленно плюнув на все, девушка взмахнула палочкой и выпалила первое пришедшее в голову заклинание. В конце концов, ошибиться может каждый. Пуговица чуть подпрыгнула, и через секунду оказалась крепко пришита.
   - Так-так, - пробормотала Рашамаль, разглядывая полученный результат. - Намертво. Захочешь - не отрежешь.
   Лейла радостно улыбнулась и подмигнула Халифе.
   - Только вот пришита пуговица не той стороной, - наставница ткнула пальцем в работу.
   - А... это... мне так больше нравится, - нашлась Лейла. - Но это ведь мелочь, верно? В другой раз пришью, как положено.
   - Мелочь? Пожалуй... - в голосе наставницы послышалась нехорошая ирония. - Ну, если уж придираться к мелочам, то вы, ханым, вообще-то произнесли не пришивающее заклинание, а подшивающее. То самое, с помощью которого нормальные колдуньи обычно подворачивают подол.
   Лейла растерянно заморгала. Рашамаль поправила очки.
   - Кажется, вы еще в конце прошлого года должны были начать на Защите курс невербальной магии. Определенно, ханым, вы делаете успехи, - она обратилась к классу. - По окончании школы вы все должны будете освоить домашнее колдовство без слов. Вы видели, как колдуют ваши матери? Ну, во всяком случае, большинство из них. Молча. И вам предстоит повторять весь курс бытового колдовства и чар по невербальной методике.
   Ученицы принялись переглядываться.
   - Произносимые слова не имеют решающего значения, если вы четко представляете себе, чего хотите. Лейла-ханым только что это продемонстрировала, заодно подтвердив и свой преобразовательский талант - превратив одно заклинание в другое. Разумеется, ей помогло то, что заклинания были сходными, из одной группы. Скажи она, например, заклинание левитации, эффект был бы совсем другим. Затверженные формулы важны в начале обучения, для того, чтобы помочь волшебнику настроиться на определенное действие. Но по большому счету вы колдуете не словами, а усилием воли. Разумеется, я не имею в виду высшую магию, она и опытным сильным колдунам, как правило, неподвластна в невербальной форме, и тем не менее... Для взрослого волшебника произносить вслух самые наипростейшие заклинания - дурной тон, изобличающий слабые умения или нежелание сосредотачиваться. Это все равно, что в тридцать лет читать вслух по слогам, высунув язык и водя пальцем по строчкам.
   Девушки в классе захихикали.
   - Шестой и седьмой курс - время окончательного становления магии. Тем, кто ушел из школы после С.О.В., конечно же, никогда не достичь полного развития своего потенциала. Хотя для повседневного быта этого вполне достаточно.
   Одна из девушек подняла руку.
   - Ханым-эфенди, но мы еще не изучали невербальную методику.
   Класс загудел растревоженным ульем. Рашамаль выглядела озадаченной.
   - Не начинали? Странно. Я поговорю с Сулейманом-эфенди. Он слишком занижает требования. Если бы С.О.В. по Защите у вас принимал не он сам, а сотрудник Министерства, как у юношей, ваши оценки тоже были бы гораздо хуже.
   Халифа закивала, вскакивая.
   - Да, правда. В Хогвартсе выяснилось, что у меня отвратительная подготовка по Защите, совершенно не соответствующая оценке С.О.В.
   Наставница нахмурилась.
   - Я разберусь с этим. Продолжим урок. Возьмите палочки. Лейла-ханым, раздайте всем по куску ткани и садитесь на место.
  
   * * *
   За обедом Лейла весело нацелила на Халифу куриную ножку, на манер палочки.
   - Ты видела? Как я ее пришила, а?! Причем совсем другим заклинанием!
   Халифа рассеянно жевала, думая совсем о другом. Лейла привычно отобрала у нее перечницу.
   - Хватит, язву заработаешь. Так вот, что я хочу сказать? Твоя неудача в анимагии связана не с тем, что ты делаешь что-то неправильно. Ты просто не хочешь. Дело вовсе не в способностях, а в сосредоточении магической силы... Ты меня слушаешь?!
   Халифа взглянула на нее так, будто только что увидела.
   - Сестрица, тебе все это не кажется странным?
   - Еще как кажется! Ты где?
   - Я думала о профессоре Карзаноте.
   Лейла хмыкнула.
   - Когда ты уходишь в себя, то начинаешь называть наставников на хогвартский манер.
   - Я снова сравнивала его с профессором Люпином.
   - Это который оборотень?
   - Да. Он вел уроки совсем по-другому. А во время полнолуний его замещал наш декан или директор Дамблдор. Но и они преподавали гораздо жестче, чем это делает Сулейман-эфенди. Почти на каждом уроке были практические занятия, причем в дуэльной форме.
   Лейла испуганно вытаращилась.
   - Дуэли на уроке между учениками?!
   - Да, или даже с самим наставником.
   - Но это же опасно! Можно получить травму!
   - Ну да. Мы и получали. Я сама пару раз в лазарете валялась.
   Лейла тихонько застонала. Халифа невозмутимо продолжала:
   - Зато нас в Хогвартсе готовили к реальной угрозе, учили терпеть боль и справляться со страхом причинить ее другому. Когда меня впервые похитили, я едва смогла применить сногсшибатель к одному из мерзавцев. Я попросту боялась, понимаешь, боялась навредить врагу! - девушка бросила вилку, аппетит пропал. - Люпин всегда был очень тактичен и терпелив. А вот когда Защиту вел Снейп, он сразу, напрямик, высказал мне, что я в ней - полный ноль!
   Подруга удивленно подняла брови. Халифа разошлась не на шутку:
   - Сулейман-эфенди только заставляет нас учить теорию, да иногда упражняться на манекенах в виде животных. Да-да, я знаю, изображать человека - харам, но мы тоже могли бы вести тренировочные дуэли. А он только ахает: "Ах, как можно, вы же поранитесь! Вы же пораните кого-нибудь! Девушкам не пристало..." и бла-бла-бла...
   Лейла захихикала. Халифа фыркнула.
   - Что смешного?! А мальчикам тоже не пристало, да?! Из нас растят недоучек! Знаешь, что тогда сказал мне Снейп? - она непроизвольно скопировала интонации Мастера зелий: - "Мисс Дасэби, точно так же отражать заклинания сможет, наверное, даже Филч - шваброй". Каково, а? Я чуть со стыда не сгорела!
   Лейла фыркнула.
   - Да уж... Неужели у нас тут и правда все так плохо?
   - Еще как! Я за четыре месяца в Хогвартсе научилась большему, чем здесь за все предыдущие пять лет. У нас сейчас Защита - один часовой урок в неделю. А в Хогвартсе у седьмого курса - три раза в неделю по два часа. А у нас одно домоводство! Вышивание, выпечка, косметические чары...
   - Может, мальчикам преподают больше?
   - Нет, Селим тоже как-то жаловался на сложность хогвартских уроков по Защите. С равенкловцами наш декан вообще не церемонился. Они в лазарет ходили по очереди, как на дежурство.
   Лейла смотрела на нее, распахнув глаза и подперев щеку рукой.
   - За что ты его так уважаешь? Я, конечно, понимаю - он очень помог тебе, но... Судя по твоим рассказам, он ужасно грубый и придирчивый.
   Халифа только ухмыльнулась. "Судя по рассказам... Знала бы ты его лично. И желательно, как гриффиндорка..."
   - Зато если бы он преподавал у нас Защиту, мы бы потом смело могли идти в бой. А что мы можем сейчас? Точнее, что вы все можете?
   Взгляд подруги стал настороженным.
   - В бой? Ты хочешь сказать... - она понизила голос. - Ну, все эти слухи о воскрешении... Сама-Знаешь-Кого...
   - Это не слухи, - прошептала Халифа. - У меня нет причин сомневаться в словах Артура-эфенди. И я не верю газетам.
   Лейла поджала губы.
   - Раньше Защиту вообще не преподавали. Все желающие после школы учились дополнительно. И вообще - женщины не должны воевать.
   Халифа скривилась.
   - Ты сейчас говоришь, как Сулейман-эфенди. Он то ли не умеет ничего сам, то ли не хочет учить нас.
   - По-твоему, он делает это специально?
   Взгляд Халифы снова стал отстраненным. Лейла пощелкала пальцами у нее перед носом.
   - Эй, ты где опять?
   - Знаешь, сестрица, до того, как Защиту в Хогвартсе стал преподавать профессор Люпин, там сменилось несколько наставников, - Халифа перешла на зловещий шепот. - Говорили, что эта должность проклята. И рассказывали, будто один из профессоров стал носителем Сама-Знаешь-Кого. Тот у него в голове поселился.
   Лейла испуганно охнула.
   - Как это?
   - Он носил тюрбан. А под ним, на затылке, пряталось лицо...
   - О, Аллах! Ужасы какие! И что?
   - А то, что этот профессор тоже очень плохо преподавал, почти ничего не показывал...
   Нервно ощипывая нитки по краю хиджаба, Лейла несмело возразила:
   - Но Сулейман-эфенди не носит тюрбан...
   - Да при чем здесь тюрбан?! Просто я подумала - а вдруг наш наставник тоже плохо учит нас из-за какого-нибудь злого умысла?
   - Сестрица, он ведь с самого первого курса так преподавал! А Сама-Знаешь-Кто только летом...
   Халифа шикнула на нее, заставляя говорить тише.
   - Ну, ладно, ладно, - понизила голос Лейла. - Мне показалось, или ты и правда что-то придумала?
   Халифа задумчиво поводила пальцем по краю стола.
   - Я напишу профессору Снейпу. Он несколько лет претендовал на должность преподавателя Защиты в Хогвартсе и, похоже, был в курсе многих событий.
  
   * * *
   Ответное письмо Снейпа нисколько не успокоило Халифу, даже наоборот, дало пищу для новых подозрений. Мастер Зелий порекомендовал не лезть с расспросами к другим наставникам, и уж тем более, ни о чем не расспрашивать Карзанота. Настоятельно советовал не обращать внимания на странности с Защитой и спокойно заканчивать школу.
   - Это очень странно, - заявила Халифа, в очередной раз перечитав послание. - Если бы в этом вообще не было ничего подозрительного, профессор Снейп просто-напросто высмеял бы меня. А он советует быть осторожнее.
   - В письме этого нет, - возразила Лейла, выслушав перевод.
   - Это и так ясно. Северус-эфенди не из тех, кто бросается пустыми словами. Если уж он дает такой совет - значит, за этим точно что-то кроется.
   Девушка встала и принялась прохаживаться вокруг фонтана.
   - Опять тебе неймется, - вздохнула подруга. - Ну что мы можем сделать? Следить за Сулейманом-эфенди?
   Халифа резко остановилась.
   - А это мысль.
   - Да ну! - возмутилась Лейла. - Что это даст? И как проследишь, он же живет в Западном секторе?
   Халифа вдруг дважды хлопнула в ладоши.
   - Что ты делаешь?
   - Зову кого-нибудь из дивов.
   Лейла фыркнула.
   - Сестрица, ты же не дома. Персональных слуг...
   Не успела она договорить, как в нефе возник див.
   - Чего желает ханым?
   Осекшись на полуслове, Лейла растерянно умолкла. Послав ей торжествующую усмешку, Халифа спросила:
   - Как твое имя, создание Кафы?
   Див степенно поклонился.
   - Тафайя, милостивая госпожа.
   Девушка надменно кивнула.
   - Тафайя, мне нужна твоя помощь. Мне необходимо тайно проследить за одним из наставников, а именно - за Сулейманом Карзанотом. Уходит ли он куда-нибудь из школы, делает ли что-нибудь... ну, я не знаю... странное... Ты справишься?
   Лейла было собралась напомнить подруге, что школьные дивы, вообще-то, не исполняют личных просьб учеников, но Тафайя неожиданно поклонился в знак согласия и исчез. Удивление девушки еще не прошло, как див вернулся.
   - Тафайя будет следить за Сулейманом-эфенди. И еще трое из нас будут помогать Тафайе, когда тот будет занят.
   Халифа благодарно улыбнулась.
   - Спасибо тебе, Тафайя. Я этого не забуду.
   - Ханым-эфенди желает еще чего-нибудь?
   - Нет, Тафайя, больше ничего не нужно. Можешь быть свободен.
   Див испарился. Тут Лейла, наконец-то, подала голос:
   - Сестрица, ты ничего не хочешь мне объяснить?
   Халифа спокойно обернулась.
   - Ты о чем?
   - Дивы не помогают ученикам. Они просто работают в школе. Исполняют исключительно свои обязанности, даже наставники им не указ. Если появляется необходимость в каких-то новых услугах, помимо обычных, это предварительно согласовывается с кураторами школы. Только они могут приказывать дивам. А ты... он тебя послушался! - девушка распахнула глаза. - Ой, они даже двери тебе стали открывать, я только недавно заметила!
   - И вовсе нет! Они по делу идут, а заодно...
   - Да, да! Они могут появляться там, где нужно, не бегая по коридорам. Но любой див, занятый там, где находишься ты, торопится распахнуть перед тобой двери. Просто удивительное почтение.
   Теперь настала очередь Халифы удивляться.
   - Правда? Я как-то не обращала внимания. Я всегда относилась к дивам, как к части своей жизни. Они всегда меня слушались. Хотя... раньше я школьных дивов ни о чем не просила. Только наших, домашних.
   Лейла наморщила лоб, вспоминая.
   - Кстати, ваши домашние дивы ведут себя совсем не как слуги, я это давным-давно заметила. То есть, когда я гостила у вас, ко мне они относились именно как слуги. И у Салтинэ, например, тоже есть три дива, но они работают у них строго в соответствии с условиями магического контракта. А ваши - как часть семьи, а порой даже как рабы, всегда беспрекословны, что бы им ни поручили. Твой старенький Кур даже умер за тебя.
   При упоминании о Куре Халифа опустила голову.
   - Так всегда было. Так всегда будет.
   - Но школьные дивы не слушаются нас! - взвилась подруга. - Ну, меня-то точно не слушаются. И Ташенайни как-то пыталась заставить одного дива напоминать девушкам, чтобы те вовремя сдавали книги в библиотеку. Он ответил, что в его обязанности это не входит, и если ей это нужно, пусть подает заявку кураторам.
   Халифа задумчиво улыбнулась.
   - Думаю, этому есть простое объяснение. Напомнить тебе, кто наши кураторы?
   Лейла замерла, потом хлопнула себя по лбу.
   - О, Аллах! Они же джинны!
   - Верно. Дивы изначально связаны с джиннами узами повиновения. Нашему роду служит уже множество поколений дивов. Это иначе, чем в остальных волшебных семьях, где дивов нанимают по контракту.
   - Выходит, школьные дивы слушаются тебя именно поэтому? Но раньше я такого не замечала.
   - Это началось только в этом году. Видимо, дивы почувствовали мою трансформацию.
   - Но это же здорово! - теперь Лейла вскочила и заходила туда-сюда, потирая руки. - Мы теперь такое устроим!
   - Ничего мы устраивать не будем! - осадила ее Халифа. - И никому об этом не рассказывай. Если слухи дойдут до наставников, мы не сможем следить за ними. Все привыкли к дивам, как к мебели. Они никогда ни во что не вмешиваются.
   - Ладно, я поняла. Но это все равно здорово!
  
  
  

Глава 4.

Наша детская беспечность искренностью рождена.
За такими простаками беды кинулись вдогон.
Больше тысячи страданий - в каждом сердце огневом,
И у каждого страданья - больше тысячи имен.

Хакани
  
   Пушистые крупные снежинки размеренно падали, окутывая землю мягким белоснежным одеялом. Ни малейший ветерок не нарушал их сонную монотонность. Казалось, это не снег летит вниз, а весь мир медленно и плавно поднимается вверх, в туманно-серое небо, а вместе с ним к низким тучам всплывает и заснеженный старинный парк, и огромный замок, темной громадой возвышающийся среди белого безмолвия.
   В одном из кабинетов на втором этаже ярко горел камин. За столом сидел красивый длинноволосый блондин, погруженный в чтение. Время от времени он делал какие-то пометки на страницах книги в потрепанном кожаном переплете с медными уголками, что лежала у него на коленях, иногда отрываясь от нее, чтобы сделать очередную запись в пергаментном свитке уже приличной длины.
   Рядом со столом раздался негромкий хлопок. Появившийся маленький домовой эльф согнулся пополам, старательно подметая пол кончиками ушей:
   - Господин Малфой, мистер Бримтон просит принять его, сэр.
   - Пусть войдет, - лениво бросил хозяин.
   Домовик исчез, и вскоре раздался осторожный стук в дверь.
   - Заходи, Уоллес.
   Дверь приоткрылась, и посетитель вошел. Это оказался невысокий колдун с красным кончиком носа и мешками под глазами.
   - Мое почтение, господин Малфой, - осторожно произнес он. - Надеюсь, я не отвлекаю вас от неотложных дел?
   Поморщившись, Люциус сделал небрежный жест рукой. Бримтон, уже смелее, пересек кабинет, уселся в кресло и заявил:
   - Я не стал посылать сову, так как об этом лучше поговорить лично...
   - Я зарекся иметь с тобой дело еще с прошлого раза, - перебил его Малфой. - Из-за твоей невнимательности я вложил средства и время в предприятие, которое оказалось проигрышным.
   - Как раз об этом и речь. Я нижайше прошу прощения, но тогда действительно было невозможно найти достоверную информацию.
   Люциус, слушая его вполуха, продолжал что-то писать на листе пергамента.
   - У тебя есть две минуты, потом вышвырну вон.
   - Речь об Уизли.
   Перо на мгновение замерло.
   - Артуре Уизли?
   - Да. Вы в курсе, что за последний год он уже три раза пользовался министерским каналом для поездок за границу? Причем один раз - всей семьей, в полном составе.
   Люциус усмехнулся:
   - Что я слышу! Уизли неожиданно разбогатели? Это, конечно же, и само по себе любопытно, но меня не волнует.
   - Возможно, господин Малфой, возможно. Но любопытнее другое - то, куда именно он ездит.
   - И куда же?
   Поняв, что завладел вниманием собеседника, Бримтон сел поудобнее и неторопливо пояснил:
   - Я заметил их в Рождество на приеме во французском Министерстве. Вы ведь знаете, что их старший, Билл, женился на дочери Делакуров, Флер? Среди почетных гостей на приеме был Гарри Поттер, под ручку с мелкой Уизли, а на шейке девчонки красовалось роскошное рубиновое колье. На такую побрякушку Мальчик-Который-Выжил сможет заработать, только если лет пять подряд будет сниматься голышом для каждого номера "Ведьмополитена".
   - При чем тут...
   - Сейчас-сейчас. Потом я увидел Молли - в изумрудах.
   Малфой раздраженно поморщился.
   - Мне наплевать, откуда Уизли взяли деньги! У них сыновья держат магазин.
   - Правильно! - радостно подхватил Бримтон. - Вот и я тоже так подумал, и решил проверить. Но вышло, что это кое-кому другому по карману запросто дарить такие безделушки.
   Люциус потянулся за палочкой. Бримтон заторопился:
   - Ах, да! Я же так и не сказал вам, куда Уизли ездили всей семьей! В Турцию!
   Рука Малфоя с палочкой приостановилась, но лицо осталось бесстрастным.
   - Мне это ни о чем не говорит. Факты, Уоллес, мне нужны факты. Или убирайся вон.
   - О, разумеется! Сколько угодно! В этот раз я славно поработал. В данное время Джордж Уизли вместе с братом, Фредом, занимается регистрацией стамбульского филиала магазина. А также оформляет в турецком Министерстве Магии документы на постоянное жительство и гражданство. Напомнить вам условия приобретения двойного магогражданства?
   Люциус чуть наклонился вперед. Теперь в его взгляде промелькнула явная заинтересованность.
   - Продолжай.
   Бримтон подобострастно улыбнулся.
   - Магазин-то в Стамбуле, а вот в графе "будущее место жительства" официально указано - Мерсин. Если вы помните, именно близ Мерсина находится небольшое - по вашим, господин Малфой, меркам - поместье, которое Дасэби давал в приданое за своей дочерью. Кроме всего прочего. Поместье, конечно же, ненаносимо и ненахождаемо, но документы ссылаются именно на него. Ох, знали бы вы, как мне пришлось потратиться...
   Малфой нетерпеливо оборвал его меркантильные жалобы:
   - Потом! Что дальше? Дасэби решил подарить поместье Уизли? В качестве возмещения морального ущерба?
   - О, нет. Он дает его в качестве приданого.
   - Он выдает за щенка Уизли другую свою дочь?
   - Зачем же другую? - усмехнулся Бримтон. - Зачем другую, если есть все та же самая?
   Люциус откинулся назад. Взгляд серых глаз заледенел.
   - Не мели чушь, - отчеканил он. - Она погибла. Сгорела. Только пепел остался. Я видел это своими глазами. Вон отсюда!
   Бримтон невозмутимо сощурился.
   - Господин Малфой, мы же с вами приличные, чистокровные колдуны. Не пристало нам, словно каким-нибудь ничтожным магглам, слепо верить всему, что видят глаза.
   И видя, что Люциус засомневался, добавил вполголоса:
   - Нашего повелителя тоже считали погибшим. И как все обернулось?
   - Доказательства, - тихо потребовал Люциус.
   - Охотно. Небезызвестная вам Халифа Дасэби в данное время продолжает учебу на седьмом курсе Эль-Муфди. Это легко проверить.
   Малфой отложил перо и достал из ящика стола мешочек с галлеонами.
   - Ни к чему, Уоллес. Я верю тебе.
  
   * * *
   Небрежно покачивая ногой, Халифа сидела на подоконнике в темном коридоре третьего этажа Восточного сектора и ожидала дива. Разговаривать с ним в нефе она по понятной причине не могла. Сегодня Тафайя появился в обеденном зале во время ужина и подал девушке условный знак - есть информация. Последние три месяца див тщательно следил за Карзанотом, но тот вел на удивление спокойную, уединенную жизнь. Единственной подозрительной чертой являлась его оживленная корреспонденция. Выяснить адресатов дивам не удавалось.
   Тихое шуршание привлекло внимание Халифы. Она обернулась, но никого не увидела. Старинный дворец был полон различных шорохов. "Поступь веков" - шутил Керим Фазилья, самый старый из наставников.
   Девушка вернулась в прежнюю позу, тут же почувствовав присутствие дива. Именно так - не услышав, не увидев, а просто поняв, что он уже здесь. Подобное восприятие проявилось у нее совсем недавно и, похоже, Тафайю оно совершенно не удивляло. В конце концов, эти древние существа знали о джиннах гораздо больше молодой йени, ведь они уже много лет служили могущественным кураторам школы. Халифа неоднократно пыталась поговорить с Тафайей, но тот неизменно уходил от разговора, а приказывать ему она не хотела. Один лишь раз див ответил: "Всему свое время", и больше девушка не настаивала.
   Див возник прямо перед ней и, поклонившись, пробормотал:
   - Ханым-эфенди, наставник Карзанот сегодня получил письмо. Его принесла сова.
   - Сова? - насторожилась Халифа. Любопытно. Совы носят почту на большей части Европы. Восток к ним непривычен.
   - Письмо сгорело само сразу же после прочтения, - продолжал Тафайя. - Восстановить пепел не получилось.
   - Надо же, какая секретность, - нахмурилась девушка.
   - Но есть нечто, заслуживающее внимания, - див протянул кусочек черного сургуча. - Когда Сулейман-эфенди открывал конверт, обломок печати улетел под стол и не сгорел с остальным письмом. Наставник ничего не заметил.
   Халифа жадно схватила обломок, засветила палочку и принялась разглядывать блестящий сургуч. На кусочке ясно просматривался уголок выдавленного герба - европейского герба древнего волшебного рода. Смутное ощущение узнавания мелькнуло в голове девушки. Где-то она уже видела этот герб... В хогвартской библиотеке? Нет. На Истории Магии? Тоже нет. Может, на каком-нибудь из гобеленов или доспехов? Жаль, что герб не был виден полностью, и в этот фрагмент не попал девиз. Вычислить фамилию по девизу было бы гораздо проще.
   - Спасибо тебе, Тафайя, - горячо поблагодарила Халифа. - Ты мне очень помог. Продолжай следить.
   Див поклонился и исчез. После его ухода девушке снова почудился далекий шорох на лестнице.
   Посидев еще минут десять над кусочком сургуча, Халифа решила, что сегодня уже точно ничего не вспомнит. Надо будет утром поискать в библиотеке книгу по европейской колдовской геральдике.
   Девушка вышла на лестницу и спустилась на второй этаж. На переходе в Южный сектор она внезапно наткнулась на Сулеймана Карзанота. Наставник стоял у колонны и, похоже, кого-то поджидал. До Халифы вдруг дошло - ее.
   - Добрый вечер, эфенди, - торопливо пробормотала она и попыталась проскочить мимо. Но Карзанот вдруг шагнул вперед, преградив ей путь.
   - Не поздновато ли для прогулки по школе? - елейным голосом спросил он.
   - Но ведь отбоя еще не было, - растерянно ответила девушка.
   - Насколько мне известно, в данный момент ни у кого нет дополнительных занятий. Или мои сведения устарели?
   - Я просто гуляла, эфенди. Мне полезно много упражняться, бегать вверх-вниз по ступенькам...
   - Просто гуляла, да? - переспросил наставник, и внезапно лицо его исказилось от гнева. - А ну-ка, выверните карманы!
   В два счета обыскав девушку, Карзанот отобрал у нее обломок печати. Лицо мужчины стало пунцовым.
   - Откуда у вас это? - прорычал он. - Кто вам его дал?
   - Н-никто... - заикаясь, ответила Халифа. - Я... я нашла этот кусочек на полу.
   - На полу, говорите? И где же именно?
   - Там... - девушка неопределенно махнула рукой в сторону лестницы.
   Карзанот скривился.
   - Вы так неумело врете, ханым, что слушать противно. Идемте!
   Он поволок девушку за руку к противоположной лестнице через заколдованный переход в Западный сектор, на мужскую половину дворца. Халифа поняла, что он ведет ее к себе.
   Распахнув дверь в свои покои, наставник отрывисто сказал:
   - Заходите, ханым. И без возражений. У нас с вами будет очень серьезный разговор.
   Несмотря на то, что в горах Тавра уже началась ранняя весна, в комнате Сулеймана-эфенди ярко горел камин. Было жарко и душно. И тут девушка уловила тонкий запах женских духов. Очень знакомая сандаловая нотка. Здесь недавно была Хаджер Салтинэ. Халифа догадалась, что злопамятная одноклассница следила за ней.
   Карзанот заметил, как девушка принюхалась, а потом сердито прикусила губу, и разгневанно рявкнул:
   - Да! Я все знаю! Кто велел вам следить за мной?!
   Сложив ладони у груди, Халифа быстро-быстро затараторила:
   - Эфенди, это была просто игра. Я обнаружила, что могу приказывать школьным дивам, и решила поиграть в шпионов. Это казалось забавным, но на самом деле это глупо, ужасно... Простите, пожалуйста. Я больше не буду.
   Наставник наступал на нее, вынуждая пятиться назад.
   - Кто вам помогал? Кто еще знает?
   - Никто! - ответила девушка. - Приказывать дивам могу только я.
   - Что ж, это даже кстати, - загадочно сказал Карзанот.
   Халифа не успела удивиться, как вдруг произошло нечто очень странное. Сулейман-эфенди схватил девушку за шею и нагнул ее головой к горящему камину, вынуждая опуститься на колени.
   - Говорят, вам нипочем огонь, - прорычал он. - Может, проверим?
   Действия Карзанота ошеломили Халифу. Но страха почему-то не было. Пойманная на слежке за наставником, она совершенно забыла о своих подозрениях, о предупреждениях Снейпа, о возможной опасности. Гораздо больше ее сейчас волновала перспектива оказаться строго наказанной. Да и вряд ли наставник Эль-Муфди прямо в школе посмеет причинить вред ученице. Скорее всего, он хочет просто попугать ее. Халифе даже не пришло в голову позвать на помощь дивов - так она опасалась нового скандала со своим участием. После такого ее точно выгонят из школы. Нужно было срочно как-то выкручиваться из этой ситуации.
   - Эфенди, прошу вас, не делайте этого, - взмолилась она. - Вот, смотрите, - чтобы отвлечь внимание наставника, девушка поспешно сунула руку в пламя. - Огонь и правда не навредит мне, но моя одежда... Я больше не буду ни за кем следить! Пожалуйста, отпустите меня! - и многозначительно добавила: - Я никому ничего не скажу. Клянусь вам!
   - Я знаю, что не скажете, - зловеще пробормотал Карзанот. Все еще держа девушку одной рукой, другой он потянулся вверх, доставая с каминной полки небольшую баночку, в каких обычно держат дымолетный порошок.
   Халифу охватил страх, внезапно переросший в отчаянное желание сбежать любой ценой. Девушка попыталась вырваться, но мужчина вцепился в нее еще крепче. Халифа повернулась, выворачивая державшую ее руку. Узкий бархатный рукав кафтана наставника лопнул по шву, обнажив тонкий, как у женщины, локоть. В голове у девушки невольно промелькнула мысль - теперь еще и за рукав достанется... Но все это разом испарилось, уступив место дикому ужасу. Разорванный рукав сполз, открыв гладкое предплечье, с внутренней стороны обезображенное отвратительной черной татуировкой - черепом с выползающей изо рта змеей.
   Девушка громко ахнула, замерев.
   - Вы... - прошептала она, отказываясь верить глазам. - Вы...
   - Шайтан! - взревел Карзанот, и бросил в огонь горсть порошка. Пламя взметнулось зелеными языками. Наставник изо всех сил толкнул Халифу в камин и выкрикнул непонятную фразу. Девушка попыталась сразу вернуться назад, но почувствовала, как ее подхватило и потащило по сети, больно колотя о каменные стенки дымоходов. Похоже, Сулейман-эфенди отправил ее по заранее намеченному адресу, воспользовавшись паролем.
   Круговерть отбила ей все бока, подкатывала тошнота, глаза, нос и рот девушки забились сажей. Но ошарашенную кошмарной новостью Халифу куда больше волновало другое. Перемещение по Турции занимало максимум секунд десять. Сейчас ее волокло уже с полминуты, значит, путешествие предстояло дальнее. Куда же ее отправили?
  
   * * *
   С последним головокружительным рывком Халифу вышвырнуло из огромного незажженного камина в какой-то холодный темный зал. Тут же где-то вверху оглушительно взвыла сирена охранных чар. Мысленно порадовавшись - хорошо еще, что не Игольчатое проклятье, теперь частенько используемое для непрошенных каминных гостей - девушка, чихая и отплевываясь от сажи, уселась на ледяной каменный пол. Избитое об узкие дымоходы тело ныло, глаза щипало, истошный вой сигнализации действовал на нервы. Протерев, наконец, глаза, Халифа разглядела темные окна. Здесь тоже вечер или ночь, значит, по крайней мере, она оказалась не в Америке. И явно не в летней Австралии, и не в тропиках - судя по царящему здесь холоду. Впрочем, утешительного в этом было мало.
   Издалека донеслись быстро приближающиеся шаги. Девушка вскочила на ноги и кое-как отряхнула одежду, приготовившись к встрече с хозяевами. Машинально Халифа стала придумывать извинения для оправдания своего появления в чужом доме. Но тут вдруг вспомнила, что Сулейман-эфенди приготовил этот путь заранее, и по спине пробежала холодная дрожь. Девушка поспешно выхватила палочку.
   Высокие двери распахнулись, и яркий свет из коридора проник в зал. На пороге возникли две мужские фигуры в мантиях европейского покроя. Словно по неведомому знаку, зачарованные факелы в зале вспыхнули, осветив все вокруг - помещение встречало хозяина дома. Разглядев его, Халифа вздрогнула.
   Люциус Малфой. Собственной персоной.
   Мужчина, стоявший справа от Люциуса, был незнаком Халифе. Он неприятно усмехнулся, рассмотрев чумазую гостью, и, обойдя ее, закрыл камин решеткой. Малфой взмахом палочки утихомирил сирену и очаровательно улыбнулся.
   - Добрый вечер, мисс Дасэби. Добро пожаловать. Вижу, вы не рады. Жаль. А я вот, представьте себе, очень рад вашему неожиданному воскрешению.
   Халифа не разделяла его приподнятого настроения. Этот вечер определенно нельзя было назвать добрым.
   - Как... как вам удалось?.. - сбивчиво начала она.
   - О, пустяки, - светским тоном отозвался блондин. - Старые связи.
   - Вы тоже... - растерянно пробормотала девушка, непроизвольно поднимая палочку. Люциус перестал улыбаться.
   - А вот это вы напрасно, - негромко проговорил он и чуть кивнул. Стоящий сзади колдун выхватил палочку у девушки из рук и перебросил ее Малфою. Халифа возмущенно ударила наглеца локтем. Тот в ответ сильно сжал ее, не позволяя вырваться.
   - Не надо дергаться, - спокойно сказал Люциус, пряча палочку Халифы в карман. - Никто не собирается причинять вам вред. Вы здесь не задержитесь. Есть место понадежнее.
   - Я доставлю ее, - с готовностью отозвался второй колдун. Халифа почувствовала, как он начинает формировать вокруг нее и себя аппарационное поле. Девушка испуганно охнула, но не успела ничего сказать - по телу прокатилась уже знакомая жгучая волна. Колдун отлетел в сторону и рухнул на пол, пронзительно вскрикнув и извиваясь от боли. Мантия на нем всколыхнулась, словно парус, из-под нее заструился дымок, кожа на голове и руках запузырилась. Люциус кинулся тушить его.
   - Меня нельзя аппарировать! - завопила Халифа.
   Она была совершенно невредима, только дрожала от испуга. Но если с одной стороны девушка и переживала из-за пострадавшего, с другой она невольно порадовалась, что ему не удалось перенести ее еще неведомо куда.
   Малфой медленно повернулся, испепеляя ее взглядом. Обгоревший колдун постанывал. Казалось, Люциус готов был разорвать Халифу на части. Девушка принялась отчаянно оправдываться:
   - Я не специально! Это непроизвольная реакция на чужую магию. Я еще не умею это контролировать, - и, заметив, что Люциус собирается наложить на нее заклинание, воскликнула: - Нет-нет! Ко мне вообще нельзя применять заклинания! Сгорите! - поняв, что Малфой, наконец, поверил ей, Халифа чуть успокоилась. И - словно шайтанчик за язык дернул - не сдержалась и добавила: - Ну, если вам, конечно, не жалко ваших волос, и хочется парочку шрамов...
   - А, так тебе весело, паршивка! - разозлился Люциус и взмахнул палочкой. Из воздуха материализовалась крепкая веревка.
  
   * * *
   Профессору Зельеварения Северусу Снейпу уже который вечер подряд приходилось бросать все школьные дела и возвращаться сюда, в замок Малфоев. За последние несколько месяцев лаборатория Люциуса постепенно стала его вторым рабочим местом. Заказы от Волдеморта следовали один за другим - один ужаснее другого. Периодически появлялся Нотт, забирал склянки с готовыми зельями и оставлял на столе свитки с новыми указаниями и старинными рецептами. Судя по их содержанию, возродившийся Темный лорд не только апробировал различные изощренные пытки, но также занимался укреплением новообретенного тела и пытался повысить свой магический потенциал. И еще неизвестно, что было страшнее - пыточный "ассортимент" или усиление его мощи.
   Сегодня размеренный ритм работы был бесцеремонно прерван. В лабораторию почти вбежал Малфой, за ним плыли носилки с бесчувственным Макнейром.
   - Северус, бросай все и займись им.
   Зельевар подошел и осторожно прикоснулся к вороту мантии пострадавшего, приоткрыв клочок обожженной кожи. На Макнейре не было живого места - даже под нетронутой одеждой. Снейп убрал ее заклинанием, и обожженный колдун судорожно дернулся и громко застонал. Ожоги резко закровили.
   - Никакой магии! - воскликнул Люциус. - Только руками.
   Профессор, не показывая удивления, достал из шкафчика несколько флаконов и принялся обрабатывать раны.
   - Я уже видел подобные ожоги, - как бы между прочим, заметил он. - Они очень болезненные и долго не заживают.
   Люциус зло прищурился.
   - Естественно, ты их видел. В том числе и на себе самом. Год назад. Тогда, правда, у тебя и одежда тоже пострадала...
   Рука Снейпа всего на секунду замедлила движение, но это не укрылось от Малфоя. Блондин хищно усмехнулся.
   - Да, Северус, сюрприз, не правда ли? Мнимые мертвецы стали часто оживать. Но, хоть это и не всегда ожидается, часто оказывается весьма полезным.
   - Она что, здесь, в твоем замке? - бесстрастно спросил профессор.
   - Да. Наш человек переправил ее из Эль-Муфди через камин. Но вот убрать ее отсюда сразу не получилось. Оказывается, девчонка не переносит чужую магию. Обжигает любого, кто пытается на нее воздействовать. Даже просто оглушить нельзя. Пришлось связать и запереть.
   Мастер зелий повернулся к нему.
   - Ты спятил, Люциус? Это легко отследить.
   - А я не собираюсь прятаться. Мне как раз и нужно, чтобы Дасэби сразу узнал, кто именно заинтересовался загадочным воскрешением его дочки. Он не станет привлекать официальные власти или понапрасну геройствовать. У нас с ним свои счеты.
   Снейп сразу все понял.
   - Выкуп?
   - Конечно. Но дело не только в деньгах. Я слишком многое потерял год назад. Теперь хочу возместить ущерб... с процентами.
   Оставив Снейпа заниматься Макнейром, Малфой вернулся в южное крыло замка, где находился его кабинет. Резко распахнул дверь. Связанная девушка лежала на холодном каменном полу, охраняемая домовиком.
   - Я надеюсь, вы умеете вести себя как подобает? - негромко спросил Люциус.
   Халифа молча кивнула. Домовик поднял ее и развязал, потом принес теплый плед. Завернувшись в него, турчанка с ногами устроилась в кресле. Малфой сел за стол и, достав из кармана палочку Халифы, положил ее перед собой.
   - Итак, поговорим.
   Пару минут он молча разглядывал девушку. Халифа решила выдержать его взгляд, но это ей плохо удавалось. Наконец, блондин произнес:
   - Сразу хочу сказать, что вы, собственно, меня не интересуете. Я хотел заполучить чистокровную невесту для своего наследника плюс ее огромное приданое. Но теперь вы на эту роль не годитесь, поэтому остаются только деньги. Раньше я рассчитывал на пятнадцать миллионов. Теперь думаю запросить пятьдесят. Ваш отец может начинать собирать золото.
   Помолчав немного, мужчина нахмурился.
   - И еще... я требую вернуть кое-что, присвоенное вами. Не надо так удивленно смотреть. Вы скоро поймете, о чем я.
   Девушка растерянно моргнула. Люциус усмехнулся.
   - А пока я бы предпочел, чтобы вы считали себя моей гостьей.
   У Халифы возникло ощущение "дежа вю". Она высокомерно прищурилась.
   - Князь Исмаил тоже приглашал меня в гости подобным образом - похищая. Он плохо кончил, помните?
   - Вы мне угрожаете? - спокойно осведомился Малфой. - Не стоит. Здесь никто не собирается вас провоцировать. Теперь вы - драгоценная персона. В буквальном смысле.
   - Мне вернут мою палочку? - сдержанно спросила девушка.
   - А зачем она вам? Все ваши желания здесь будут исполняться по первому требованию. Ну, почти все. Если будут какие-то особые запросы - обращайтесь ко мне, я сделаю все, что в моих силах.
   - Вы и так уже достаточно натворили, - с горечью заметила Халифа. - Ваша жадность погубила Селима.
   - Мисс Дасэби, поверьте, я не ожидал, что князь убьет его, - Люциус казался почти искренним. - В мои планы входило всего лишь напугать мистера Баранди и скомпрометировать вас, чтобы вашу помолвку расторгли.
   Девушка начала злиться.
   - И вы всерьез думали, что из-за этого Баранди откажутся от богатой наследницы? Вы бы на их месте отказались?
   - О, нет, - протянул блондин. - Я бы дрался за то, что принадлежит мне. Я никогда не отказываюсь от своих трофеев, - в его голосе появились зловещие нотки, взгляд стал пронизывающим. Почувствовав себя неуютно, Халифа машинально коснулась рукой флакона на груди.
   - Эфенди, мне вредно беспокоиться.
   - Вот и не беспокойтесь, - отозвался Малфой, снова приняв невозмутимый вид. - Отдыхайте, гуляйте, наслаждайтесь жизнью. У нас тут бывают гости, приемы. Будете вести себя достойно - и с вами будут обращаться соответственно. Я имею в виду ваши джинновские штучки...
   - Какие еще штучки? - удивилась девушка.
   - Ну, как же? - блондин встал и подошел к полке с книгами. Вытащив небольшой томик в блестящем переплете, он раскрыл его на заложенной станице и прочел вслух:
   - "Существуют три вида джиннов. Первый - это змеи и скорпионы, ползающие по земле. Второй - похож на дуновение ветра. А третий вид - расплаты и наказания". Каково, а? Впрочем, ладно, - Люциус перевернул страницу, выбирая нужные строки. - "Джинны обладают великой способностью принимать и изменять формы... Они могут по желанию становиться невидимыми, и тогда могут исчезнуть, растворившись в воздухе или в воде, или проникнуть сквозь прочную стену. Могут причинить человеку душевные страдания, лишить его аппетита, страсти. Чаще всего это происходит из-за ненависти и мести - например, если человек навредил им, или они убеждены, что он это сделал... И не дал Аллах джиннам никакой власти над человеком, кроме как наущения и обольщения cатаны..."
   Халифа усмехнулась.
   - Эдвард Уильям Лейн и выборочные цитаты из Корана. Узконаправленная подборка.
   - Читали?
   - Разумеется. Я читала все, что когда-либо писали о джиннах. В основном это полная чушь, сказки для магглов. Большинство людей имеют превратные представления о джиннах, особенно европейцы.
   Девушка выпрямилась в кресле и процитировала:
   - "Джиннам повелено соблюдать чистоту корней и ответвлений, соответствующих их роду. Они отличаются от всего человечества по конституции и по образу жизни, и то, что приказано и разрешено им, отличается от того, что приказано и разрешено людям".
   Сделав паузу, Халифа понизила голос, постаравшись вложить в него максимум скрытой угрозы.
   - Вам не следовало похищать меня и подвергать магическому воздействию. Несколько месяцев я старательно подавляла в себе джинна. Но после такого стресса - кто знает, что со мной теперь будет? Может, и правда начнутся всякие... штучки. Не вышло бы, как с ящиком Пандоры, эфенди.
   Жалкая попытка вызвать у блондина смятение безнадежно провалилась.
   - Только попробуйте, - невозмутимо предупредил Малфой. - Знаю, вы из коварного племени, и не удержитесь от мелких пакостей. Но запомните...
   - По-моему, вы спутали меня с Пивзом, - перебила его Халифа. - Я не собираюсь пакостить.
   - Ах, да, я забыл, - холодно улыбнулся Люциус. - Мы не размениваемся на мелочи. Убивать - так собственным огнем. Умирать - так зрелищно, уничтожая все вокруг. Воскресать - так новым существом. Выходить замуж - так подкупая сразу всю рыжую свору...
   - Да как вы смеете! - воскликнула девушка, вскакивая и делая шаг к столу.
   Люциус с усмешкой следил, как подрагивают ее ноздри, и за тем, как она бросила быстрый взгляд на свою палочку. Расстояние небольшое, всего лишь опередить... Малфой нарочито медленным движением протянул руку и коснулся пальцами полированного дерева. Халифа с досадой опустила глаза.
   - Дорогуша, вам ли со мной тягаться? Я прекрасно осведомлен о ваших школьных успехах - они вполне сносны, но... ничего выдающегося. Кроме Зелий, пожалуй.
   Прищурившись, он наблюдал за ее реакцией. Халифа угрюмо молчала.
   - Даже учитывая то, во что вы превратились в результате этих ваших... - он небрежно взмахнул рукой, - припадков... Но в том, что касается магической силы или умений, ничего ведь не изменилось, не так ли? Вы по-прежнему все та же недоучившаяся ведьма, - он усмехнулся. - Теперь ваше положение стало даже еще более шатким. Постоянный контроль над эмоциями, да? Постоянный прием наркотиков. Что вы там носите на цепочке под платьем? Помнится, раньше там был кинжал...
   - Вы наблюдательны, - сквозь зубы пробормотала девушка.
   - Вы мне льстите, - Люциус отвесил ироничный полупоклон. - Трудно было не заметить, как вы изрезали нашего покойного князя - не голыми же руками? А теперь вы то и дело что-то принимаете. Я не возражаю, нет. На здоровье.
   Палочка осталась на столе, а Халифу Малфой подтолкнул к двери.
   - Проводи мисс Дасэби в ее апартаменты, - велел он эльфу и брезгливо оглядел вымазанную сажей девушку. - Пусть помоется.
   "Апартаменты" оказались просторной комнатой, выдержанной в темных тонах, довольно безликой. Широкая кровать под черным пологом была застелена черным же покрывалом, расшитым серебром. Рисунок в виде змей, окружавших узнанный теперь герб Малфоев, взора Халифы ничуть не услаждал. Ванная комната была такой же мрачной. Мысленно девушка поставила "апартаментам" высший балл по унынию. И тем не менее, именно здесь ей предстояло провести ближайшие несколько дней.
  
  
  

Глава 5.

Был уговор у нас с тобой, тебе, конечно, он знаком,
Но опостылел, устарел, и стал казаться пустяком.
Огонь заклятья твоего сжег душу бедную дотла,
Ты веешь пламенем одним, и пламя - вся ты, целиком.
Никто безжалостней, чем ты, не мучил, не лишал утех,
Ты всех злонравней на земле, мой зачеркнувшая успех.
С тех пор, как сердце обожглось, к тебе впервые обратясь,
Дворец терпенья строил я. Теперь к нему не сыщешь вех.
Что значили твои слова? То были сети колдовства.
Что клятва? Это ветер был, не оставляющий следа.
Пришла, как солнце на рассвете, и глянула в окошко сердца.
Ушла, окно землей засыпав... Теперь в груди моей - тюрьма.
А в голове твоей - гордыня, которой больше стало ныне,
Когда вокруг прекрасных лилий струится мускусная тьма...

Хакани (пер. М.Синельникова)
  
   Наутро Халифа отправилась на экскурсию по имению. Кое-какие комнаты уже были ей знакомы по прошлому визиту. Теперь она осмотрелась получше. В замке оказалось множество помещений, в которые не было доступа посторонним. Крыло, где поселили девушку, было открыто ей почти полностью. Просторный Зеленый салон с удобными диванами чем-то напоминал слизеринскую гостиную. Оттуда коридорчик вел прямо в библиотеку. Попав туда впервые, Халифа не могла сдержать восторга. У Малфоев была потрясающая коллекция раритетных книг. Правда, Люциус омрачил ее радость, немедленно ограничив количество доступной для нее литературы. Он оставил ей стандартную подборку учебных и художественных книг, в том числе несколько маггловских, что очень удивило девушку. Целая секция библиотеки была наглухо закрыта мощнейшими заклятьями. Халифе оставалось только догадываться, что там были за книги.
   Потом Люциус куда-то уехал, и турчанка осталась в одиночестве. Мыслей о возможном побеге даже не возникало - не затем ее похищали, чтобы позволить легко сбежать. Халифа обосновалась в библиотеке и принялась читать учебники за седьмой курс. Видимо, Драко занимался и на каникулах. К полудню девушка набрела на три шкафа, целиком посвященных Зельям. Несколько книг были очень любопытными, и Халифа с головой ушла в чтение. В реальный мир ее вернул тоненький голосок домового эльфа:
   - Мисс будет обедать?
   Девушка подняла голову от толстого алхимического справочника. Пучеглазый домовик с любопытством разглядывал ее.
   - Буду. Твой господин уже вернулся?
   - Нет, мисс. Вы можете составить компанию леди Малфой в малой столовой.
   - Нарцисса здесь? - удивилась Халифа.
   - Госпожа недавно встала. Вас проводить?
   Кивнув, девушка направилась вслед за эльфом. Нарцисса уже сидела за столом. Она равнодушно поприветствовала Халифу, и завела беседу о разных пустяках, старательно обходя тему появления девушки в поместье. Халифа приняла правила игры - в конце концов, жене было необязательно участвовать в интригах мужа, пусть даже она и знала о них.
   - Кстати, - промолвила Нарцисса. - Сегодня у нас будут гости и... было бы неплохо, Халифа, если бы вы остались в своей комнате и никуда не выходили.
   Девушка согласно кивнула. Вообще-то она и так не собиралась показываться никаким гостям. И это желание еще больше окрепло, когда Нарцисса добавила:
   - Я, в принципе, не против, но... приедет Драко. Мне бы не хотелось, чтобы он с вами встречался. И завтра утром тоже, посидите у себя.
   - Разумеется, - поспешно отозвалась Халифа. - Мне позволено будет взять кое-какие книги?
   - Берите что угодно, если это не зачаровано.
   К назначенному времени Халифа запаслась книгами и удобно устроилась в широком кресле у камина. Но вскоре в коридоре послышался шум. Девушка разобрала голос Нарциссы:
   - ...Драко, прошу тебя...
   Халифа резко выпрямилась, захлопнув книгу. Дверь без стука распахнулась, и на пороге возник младший Малфой.
   - Живая, значит... - пробормотал он, цепким взглядом окинув Халифу с головы до ног.
   Драко заметно похудел, отчего его лицо заострилось еще сильнее, и побледнел. Он немного вырос за год, раздался в плечах и стал еще больше похож на Люциуса. Сходство усилилось, когда он шагнул в комнату и принялся бесцеремонно разглядывать девушку, чуть прищурившись.
   - Здравствуй, Драко, - стараясь казаться спокойной, произнесла Халифа. - Как видишь, живая. Я не ожидала, что мать все-таки расскажет тебе...
   - Мне сказал отец, - перебил юноша.
   - Зря, - вздохнула девушка. - Через пару дней меня здесь уже не будет.
   - Нет, не зря, - задумчиво возразил Драко. - Эти выходные обещают стать интересными.
   Халифа слегка улыбнулась.
   - Ты соскучился по нашим... милым беседам?
   Юноша едва заметно усмехнулся и наклонился вперед, опершись руками на подлокотники ее кресла.
   - А ты ведь тогда развлекалась вовсю, верно? Знала, что я все равно буду вынужден оставаться вежливым и держать дистанцию.
   Халифа с трудом сдержалась, чтобы отодвинуться от него. Но тут проснулся знакомый шайтанчик и заставил ее улыбнуться еще шире.
   - Я полагаю, Драко, теперь тебе тем более придется держать дистанцию.
   - Да неужели? - Малфой-младший хищным движением придвинулся еще ближе. Тогда девушка потянулась к самому его лицу, прошептав:
   - А ты расспроси отца. Он расскажет тебе нечто очень интересное...
   Ожидавший обороны, а не нападения, Драко на секунду замер и внимательно посмотрел ей в глаза, словно ища подвох. Но потом, что-то вспомнив, отшатнулся и резко произнес:
   - Не смотри на меня так.
   - Как? - не поняла Халифа.
   - Вообще не смотри мне в глаза!
   Девушка послушно опустила голову. Обстановка и без того напряженная. Зачем его злить? Драко медленно зашел ей за спину, положил руки на спинку кресла и сказал:
   - Не вздумай делать вид, что меня в этом мире больше не существует. Я слишком долго думал о тебе так же. Но теперь я сам буду устанавливать правила, понятно?
   Турчанка растерянно заморгала, не веря своим ушам. Он что, все позабыл - как она его изводила, как обожгла, как он сам назвал ее чудовищем?! Немыслимо. Где-то в уголке сознания вертелась смутная догадка, но девушка никак не могла ее уловить.
   - Драко, я не понимаю, зачем тебе это? Ведь я опасна. Или тебе понравилось, что случилось тогда, в совятне? Повторить?
   Дыхание над ее головой на мгновение сбилось. Всего на мгновение, и она оценила самообладание юного Малфоя.
   - Я бы предпочел повторить то, что было накануне, - тихо произнес юноша. - Только без ссоры. По моим правилам.
   Халифа зажмурилась, старательно пытаясь ухватить ускользающую мысль. В кончиках пальцев возникло еле заметное странное покалывание, начавшее быстро распространяться. Ну же, вот-вот... Стоп! Она вспомнила, как очарованно Драко смотрел ей в глаза и, казалось, не мог насмотреться. И что сказал вчера хмурый Люциус...
   "...я требую вернуть кое-что, присвоенное вами...".
   Ага! Люциус ведь не просто так направил сюда сына. Именно направил... Осознание стало мгновенным, почти интуитивным. Тихонько ухмыльнувшись, Халифа откинулась на спинку кресла, сложив руки на груди.
   - Драко, похоже, твое... э-э... пристрастие ко мне создает тебе проблемы, не так ли?
   Напряжение в воздухе стало почти осязаемым. Повернув голову, девушка увидела побелевшие пальцы, вцепившиеся в спинку кресла у ее плеча. Заметив ее движение, Малфой быстро убрал руку.
   - Советую вести себя со мной поласковее, - процедил он сквозь зубы. - Мое расположение может оказаться для тебя полезным.
   - Для меня, Драко, стараться заручиться твоим расположением - все равно, что чеканить фальшивые кнаты. Бессмысленно и не стоит затрат.
   - "...чЕканИть..." - машинально повторил юноша, невольно передразнивая ее двуударный акцент. Он чуть склонился над ее ухом, понизив голос: - Ничего, посмотрим.
   Девушка заставила себя промолчать - Малфой все равно постарается оставить последнее слово за собой, так зачем понапрасну сотрясать воздух? Все равно он не послушает разумных доводов. Спорить с ним не хотелось. Споры остались в прошлом. Драко Малфою тоже давно пора остаться в прошлом...
   - Ты от меня так просто не отделаешься, - словно возражая ее мыслям, глухим голосом произнес юноша и стремительно пошел к выходу. Повинуясь какому-то внутреннему порыву, Халифа окликнула его. Драко резко остановился, не оборачиваясь. Спина его напряглась, а вся поза словно задавала безмолвный вопрос. Девушка так и не поняла, зачем позвала его, и что именно хотела ему сказать. Ощущение покалывания в теле резко усилилось. Что-то сделать... Что-то важное... Вот что!
   - Я отпускаю тебя, Драко, - слегка удивившись незнакомым звенящим ноткам, внезапно появившимся в собственном голосе, произнесла она. Откуда-то возникла уверенность, что этого достаточно.
   Юноша едва заметно вздрогнул, но тут же расслабился. Вернулась прежняя хорошо рассчитанная небрежность позы.
   - Еще увидимся, - процедил он и неторопливо вышел из комнаты.
   Когда его шаги стихли, Халифа сунула руку за пазуху, выуживая флакон. Быстро откупорила, проглотила очередную гранулу и вздохнула с облегчением. Интересно, что теперь может произойти, если перестать принимать зелье? Опять вспышка? Или что похуже?
   Случившееся только что стало для нее откровением. Умение далеких предков - не оно ли проснулось в ней вместе с новой стороной сущности? Неужели она теперь тоже может сознательно управлять этим? Той самой, странной способностью зачаровывать симпатизирующего ей человека. Поманить просто - достаточно близкого взгляда. Оттолкнуть - хватит обидного слова или подчеркнутого равнодушия. Но освободить... То, что раньше происходило непроизвольно, практически без ее сознательного участия, теперь обнаружилось на новом уровне. Умение освобождать человека от чар джинна, пожалуй, будет поважнее, чем опутывать его ими. Беспокоило только одно - станет ли понимание всегда появляться так вовремя?
   Освободить Драко оказалось проще простого. Что бы это значило? Что с ней происходит?
   Два часа спустя Халифа отложила книгу, в которой едва ли прочла пару страниц, снова достала почти пустую бутылочку, взглянула на нее и опять спрятала за пазуху. Это стоит приберечь на крайний случай. Поразмыслив, девушка встала и вышла в коридор. Все равно ее инкогнито раскрыто.
   В Зеленом салоне ей встретился какой-то незнакомый гориллоподобный колдун. Халифа окинула его с головы до ног беглым взглядом, в который постаралась вложить максимум высокомерия, вздернула подбородок и спросила, где Люциус. Колдун сделал приглашающий жест и, грузно топая, пошел впереди. Девушке неожиданно пришло в голову, что это, наверное, отец Грегори Гойла - уж очень был похож.
   Гойл-старший толкнул высокие двери, и в коридор донеслись лязг и негромкие восклицания. Взгляду девушки предстал удлиненный зал с колоннами, на стенах которого была развешана коллекция средневекового оружия. Мечи, арбалеты, пики и кинжалы - все в превосходном состоянии и эффектно расположенное. В центре зала разворачивалось занимательное действие. Малфои - отец и сын - занимались фехтованием.
   Две стройные светловолосые фигуры стремительно скользили по гладкому как стекло мраморному полу, быстрыми движениями нанося удары шпагами и отражая их. Клинки пели в полете и звенели, скрещиваясь в воздухе. Мастерство обоих вызывало невольное восхищение. Но молодость, проворство и гибкость все же заметно уступали опыту, сноровке и отточенной годами тренировок технике.
   Почти неуловимый выпад - и конец отцовской шпаги оказался у горла Драко. Тот замер и с досадой опустил оружие.
   - Все та же ошибка, - негромко прокомментировал Люциус. - Снова открываешься слева. Еще раз.
   Несколько человек, наблюдавших за поединком, при появлении Халифы обернулись к ней. Заметив это краем глаза, Люциус отсалютовал сыну шпагой и обернулся. Он был без мантии, в белоснежной рубашке с широкими рукавами, узких черных брюках и высоких сапогах.
   Халифа стояла в дверях, не решаясь войти. Драко посмотрел на нее с кривой ухмылкой, совершенно лишенной недавней вымученности. Пришел в себя? Вот и славно. Малфой-старший выглядел довольным сыном. Значит, она им больше ничего не должна...
   Люциус медленно приблизился. Он еще не успел отдышаться, лицо блестело от пота, но к его движениям вернулась прежняя плавность. Слегка усмехнувшись, он произнес:
   - О, наша заморская гостья желает посмотреть поединок? Вам, наверное, в диковинку наши забавы? Вы ведь получили закрытое воспитание. Вышивание, уроки музыки...
   Халифа с вежливой улыбкой ответила:
   - Признаю великое множество ваших талантов, эфенди. Но вы, вероятно, забыли о том, что я не единственный ребенок в семье. У меня двенадцать родных братьев, и старшим из них Мустафа тоже дает уроки, правда, на саблях.
   Усмешка Люциуса стала чуть шире.
   - А вашему отцу, похоже, самому некогда развлекаться подобным образом. Ну, еще бы, при таком многочисленном семействе, - протянул он и снисходительно добавил: - Да еще и с такой дочуркой... Забота о его огнеопасной зверушке, должно быть, отнимает много времени.
   - Вы так говорите, эфенди, словно мы сами выбирали эту судьбу! - возмущенно воскликнула Халифа. - Это у вас всегда есть выбор, можете развлекаться сколько угодно!
   Неожиданно помрачнев, Люциус помолчал, потом отрывисто сказал:
   - Вы ведь пришли вовсе не за тем, чтобы наслаждаться нашим обществом. Что вам нужно?
   Девушка кивнула.
   - Мне нужна ваша лаборатория.
   Малфой заинтересованно приподнял брови.
   - Зачем?
   - Сварить зелье, разумеется.
   Тот хмыкнул.
   - Какое именно? Попросите Нарциссу - она даст любое. У нас есть запасы практически на все случаи жизни.
   Девушка покачала головой.
   - Такого у вас точно нет. Это личный рецепт.
   Усмешка Люциуса стала двусмысленной.
   - Что же вам потребовалось, дорогая моя? Зелье для депиляции?
   Присутствующие в зале мужчины сдержанно рассмеялись. Халифа поджала губы.
   - Может и так, какая вам разница?
   Он подошел вплотную.
   - Не думаю, что теперь вы задержитесь у нас надолго. Косметические процедуры подождут.
   Девушка чуть шагнула назад, упрямо возразив:
   - Это мне решать. Вы обещали исполнять все мои просьбы. Не вынуждайте меня сомневаться в вашем слове.
   Малфой обошел ее, похлопывая шпагой по ладони. "Что у них обоих за привычка такая - разглядывать меня со всех сторон?" - нервно подумала Халифа.
   - И все-таки, что за зелье вам нужно? - задумчиво спросил Люциус.
   Решив, что от правды беды не будет, девушка призналась:
   - Мне нужно успокоительное.
   - И всего-то? Этого добра у нас хватает. На любой вкус и любой силы.
   - Эфенди, если бы мне требовалось обычное зелье, я бы его и попросила. Но мне необходимо нечто особенное.
   - Так уж и необходимо? - протяжно раздалось над самым ухом. - Кто же вас так взволновал?
   Драко тихонько фыркнул, сдерживая смех. Щеки девушки запылали.
   - Боюсь, это не то, о чем вы подумали.
   - А вам известно, о чем я подумал?
   - Это в любом случае не то.
   Хмыкнув, Люциус снова встал перед ней.
   - Так просветите меня. Чем вызвано ваше беспокойство?
   Покосившись на присутствующих, Халифа вместо ответа протянула руку и взялась за его шпагу. Медленно скользнув ладонью по лезвию, она нажала посильнее и порезалась. Густая темная кровь тихо зашипела, соприкасаясь с металлом.
   - Лучше поставим вопрос так: чем оно чревато? - еле слышно прошептала девушка, не сводя глаз с Малфоя.
   Внешне Люциус остался невозмутимым, но насмешливые нотки исчезли из голоса.
   - Мы уже заканчиваем. Через четверть часа за вами пришлют эльфа. Я сам выдам нужные ингредиенты.
   Теперь Халифе пришла очередь улыбнуться:
   - Не доверяете? Боитесь, что я что-нибудь натворю?
   - От вас всего можно ожидать, - вполне серьезно сказал он. - Вы - дочь своего отца.
   - Благодарю вас, эфенди, я никогда еще не слышала лучшей похвалы, - поклонилась ему девушка и вернулась в свою комнату.
  
   * * *
   Лаборатория Малфоя была великолепно оснащена, в ней даже старинная каменная печь, кажется, была в превосходном рабочем состоянии. Вот это Халифе и предстояло проверить на практике. Без палочки котел придется подогревать на огне. Девушка вздохнула, предвидя мороку с поддержанием нужной температуры пламени. Но, в конце концов, ее и этому учили. Как говорил отец, варить зелья нужно уметь в любых условиях.
   Вздохнув еще раз, Халифа повязала фартук, закатала рукава и принялась выгребать из топки старую, слежавшуюся золу. Определенно, эльфы давно не утруждались уборкой печи. С другой стороны, возможно, Люциус им не позволяет, наводя порядок самостоятельно с помощью магии. Во всем остальном порядок был безупречным.
   Высыпая золу в ведро, Халифа мимоходом заглянула в кладовую и заметила, что Малфой ищет заказанные ею ингредиенты, рыская по шкафам. Это показалось ей любопытным - выходит, порядок здесь наводит не Люциус? Значит, и работает здесь, в основном, не он? А кто же тогда? Нарцисса? Сомнительно...
   В лабораторию заглянул невысокий человек с одутловатым лицом. Постояв в дверях, незнакомец предупредительно кашлянул и шагнул внутрь.
   - А я-то думаю - кто это тут так грохочет? Добрый день, мисс. Не помешаю?
   Халифа отряхнула руки и выпрямилась.
   - Пожалуйста. Мне ничто не помешает.
   Колдун прошелся вдоль стола, заглянул в печь и покачал головой.
   - Долго же вы будете так возиться...
   Девушка бросила совок и недовольно буркнула:
   - Выбора нет. Палочку забрали, а поддерживать огонь для меня некому.
   - Ну, я вообще-то не очень занят, - пробормотал тот и достал свою палочку. Халифа радостно всплеснула руками и принялась устанавливать котел на столе.
   Вернувшийся из кладовой Люциус выставил рядом принесенные ингредиенты и сказал:
   - Что, Уоллес, решил помочь? Очень хорошо, заодно и присмотришь. Только не давай ей свою палочку, ни под каким видом. Как бы она ни просила, а попросить она сумеет, уж поверь.
   - Не волнуйтесь, господин Малфой, ни одной Шахерезаде не уговорить меня своими сказками, - колдун засмеялся, довольный собственной шуткой. Потом спохватился: - Совсем забыл о хороших манерах! Уоллес Бримтон, к вашим услугам, прекрасная Халифа-ханым из Эскишехира, - эта фраза прозвучала на неплохом турецком.
   Халифа удивилась.
   - Вы знаете, кто я? И знаете язык...
   - Знаю, - Бримтон с довольным видом поскреб небритый подбородок. - Я бывал в Турции. Между делом выучил несколько слов.
   Люциус усмехнулся.
   - Будь все время начеку, Уоллес. Сладкоголосый павлин может в любую минуту обернуться шипящей коброй.
   Тот беспечно хмыкнул. Малфой покачал головой и направился к двери.
   - К вашему сведению, эфенди, - вслед ему сказала Халифа. - У павлина отвратительный голос.
   Люциус фыркнул и, чуть приподняв бровь, бросил Бримтону:
   - Ну вот, я же говорил.
   На магическом огне, без возни с дровами, дело пошло споро. Девушка занялась зельем, а колдун устроился рядом в кресле, по необходимости поправляя пламя.
   - Так значит, вы бывали в Турции? - завела беседу Халифа. - Должно быть, вы были удивлены, узнав обо мне от господина Малфоя?
   - Да нет, это скорее господин Малфой узнал о вас от меня, - возразил Бримтон. - Я, знаете ли, иногда выполняю для него кое-какие поручения. Сбор информации, поиск нужных людей...
   Рука девушки замерла над чашей весов. Она мгновенно осознала в полной мере, какую роль этот человек сыграл в ее жизни. Подавив нарастающий гнев, Халифа постаралась выровнять дыхание и придать голосу светскую невозмутимость:
   - Надо полагать, это именно вы так тщательно собрали для него информацию о моей семье?
   Похоже, этот паршивец гордился своей работой и вовсе не считал себя виноватым.
   - Да, я. Ох, и побегать пришлось! А сколько золота раздать! Знаете, барышня, ваша семья хранит секреты не хуже маггловских преступников с этой их круговой порукой.
   Халифа злобно покосилась на него.
   - Не смейте неуважительно отзываться о моей семье! Я тоже умею хамить.
   Тот примирительно выставил вперед ладони.
   - Да Мерлина ради! Прекрасная семья, да и страна прекрасная, - Бримтон достал из кармана крошечный кальян и увеличил его до нормального размера. - Я в Турции имел удовольствие пристраститься к одной славной отраве, - из другого кармана вынырнул ярко расшитый кисет из арабской тафты. - Гашиш! - мурлыкнул колдун.
   Девушка скривилась. Да уж, воистину - вкусы, достойные мелкого мерзавца.
   Бримтон раскурил кальян от палочки. Турчанка заметила, что мужчина курит неправильно - не пропуская дым через воду, а как обычную трубку. В принципе, это его личное дело. Халифа быстро опускала в кипящий отвар травы, толкла в ступке хитин скорпиона, и с брезгливой гримасой отдувала от себя сизые колечки едкого конопляного дыма. Колдун добродушно ухмылялся и пускал новые кольца, стараясь попасть девушке прямо в лицо. Та демонстративно фыркала, отчего мужчина принимался хмельно скалиться и хихикать.
   Зелье вовсю бурлило. Оставалось восемь минут. Девушка приготовила острый нож.
   - А что это вы там варите? - наконец, лениво поинтересовался Бримтон после пары глубоких затяжек.
   - Тоже... одну очень славную отраву... - небрежно бросила Халифа.
   Бримтон подошел, слегка покачиваясь, и заглянул в котел. Глубоко вдохнул и весело ощерился. Девушка поняла, что он уже в глубокой одури - столь грубо были нарушены элементарные правила безопасности. Мало ли, что там могло кипеть? "Язык дракона", например... Но, похоже, Бримтон был в курсе, что она принимает какие-то особые наркотики, потому что в его глазах загорелось жадное узнавание.
   - "Черная голова"... - пробормотал он. - И "прекрасная дама"... Еще что-то... Что за дьявольская штука?
   На губах Халифы мелькнула сардоническая усмешка. Шайтанчик внутри весело заерзал, предвкушая злую игру.
   - Травы, эфенди, - уклончиво ответила она. - Кровь саламандры...
   - Ух, ты! - Бримтон понимающе ухмыльнулся, быстро сглотнув слюну. - А Люциус вас балует.
   Девушка взяла нож и занесла его над запястьем.
   - И горячая кровь йени-джинна... - как можно более интригующим тоном произнесла она.
   - Ого! - поднял брови колдун. - Никогда не пробовал, но... впечатляет. Эй, вы что?!
   Багровые капли, пузырясь, зашипели на лезвии и хрустально зазвенели, тонкой струйкой падая в реторту.
   - Вот черт... - выдохнул мужчина. - Она же у вас льется, как ртуть.
   Кровь из реторты заструилась в котел. Зелье вспенилось и побелело. Халифа знаком велела погасить пламя и налила полный стакан.
   - А не многовато ли будет? - поморщился Бримтон.
   - В самый раз, - улыбнулась она и залпом выпила кипящее варево.
   - Обожжетесь! - сипло охнул волшебник.
   "Да что ты знаешь об ожогах?" - презрительно подумала Халифа, переводя дыхание и садясь в кресло. Бримтон внимательно следил за ней, и его испуг постепенно сменился любопытством.
   - Ну и как?
   Девушка вспомнила одно выражение, однажды услышанное в слизеринской гостиной.
   - Полный улет, - протянула она и, прикрыв глаза, откинулась на спинку.
   До ее слуха донесся шорох и сопение. Приоткрыв глаза, Халифа увидела, как Бримтон взял ее стакан и пытливо разглядывает остатки содержимого. Покосившись на турчанку, он сунул палец внутрь и щедро зачерпнул им зелья со стенок. Девушка злорадно ухмыльнулась. Собаке - собачья смерть.
   Подув на палец, колдун лизнул его. Подождал пару мгновений и, осмелев, обсосал полностью. В это время открылась дверь.
   - Уоллес, не смей! - воскликнул Люциус, врываясь в лабораторию.
   Бримтон удивленно посмотрел на Малфоя, потом перевел взгляд на стакан. И тут его лицо покраснело, а зрачки резко расширились. Глаза вылезли из орбит, изо рта полезла пена. Колдун с хрипом упал на пол, содрогаясь всем телом. Несколько секунд - и он затих.
   - Передозировка, - ехидно констатировала Халифа.
   Люциус повернулся к ней, едва сдерживая ярость.
   - Я так понимаю, противоядия нет? - неожиданно ровный голос делал честь его выдержке.
   - Ах, какой ужас! - нарочито наигранно всплеснула руками девушка, качая головой. - Ох уж эти наркоманы, готовы пробовать все подряд, не спросив разрешения, - и насмешливо посмотрела в глаза Малфою: - Эфенди, помилуйте - какое противоядие? Поздно уже. Да и существуй оно в самом деле, оно было бы еще ядовитее. Любопытство наказуемо, - картинно вздохнула она, ткнув носком туфли быстро синеющее тело. Жалости к мерзавцу не было никакой. Угрызений совести - тем более.
   - Я был прав с самого начала, - процедил Люциус. Он схватил турчанку за плечи и рывком поднял с кресла, как следует встряхнув. Глаза горели холодным огнем. - Будете сидеть в своей комнате в полном одиночестве! Вы больше не гостья, а пленница! Понятно?! Никого рядом!
   Глядя на рассерженного Малфоя, Халифа не ощущала ни малейшего страха. Она бы ни за что не призналась, что ситуация сложилась в ее же пользу. По крайней мере, у нее тоже не будет гостей, особенно ночных... От принятого наркотика приятно шумело в голове. Захотелось сотворить какую-нибудь шалость на грани приличий. Девушка неторопливо облизнула губы, при этом злорадно отметив, как Люциус невольно проследил за ее язычком.
   - Не вздумайте меня поцеловать, - почти кокетливо мурлыкнула Халифа, вызывающе выпятив губки. - А то отправитесь следом за ним, - и показала глазами в сторону мертвого Бримтона.
   Малфой резко отшвырнул ее от себя. С трудом устояв на ногах, девушка добавила:
   - И Драко предупредите. На всякий случай.
   - Вон отсюда! - прошипел Люциус.
   Халифа голыми руками взяла все еще горячий котел и пошла к себе. Довольная улыбка не сходила с ее лица всю дорогу.
   С каких это пор ее начала радовать чужая смерть?
   Так долго и усердно подавляемый и заглушаемый джинн в ее крови начал стремительно отвоевывать свои позиции...
  
   * * *
   Вопреки ожиданиям Халифы, Люциус не запер дверь ее унылых "апартаментов" снаружи, очевидно, считая это излишним. Девушка и сама не собиралась бродить по имению, предпочитая до самого освобождения отсидеться за книгами. Утром Халифа потихоньку прокралась в библиотеку - выбрать почитать что-нибудь легкое. Многие из гостей так и не уехали вечером, а званые завтраки в имении, очевидно, всегда длились до десяти, поэтому вряд ли кто-то встанет из-за стола раньше. Иногда чопорность Малфоев могла быть очень на руку. Набрав целую стопку приглянувшихся томов, девушка присела в уголке и стала бегло пролистывать их, выбирая книгу поинтереснее.
   Вдруг дверь библиотеки бесшумно приотворилась, и в нее протиснулся высокий крупный человек в серой мантии, держащий в руке кусок торта. Окинув равнодушным взглядом стеллажи с книгами, он, жуя, неторопливо прошел к окну и выглянул в сад. Было такое впечатление, что он скучает, не зная, чем себя занять, и просто шатается по комнатам замка.
   Тут он встал в профиль, и Халифа его узнала.
   - Грегори?! - воскликнула она.
   Гойл-младший резко обернулся и с не меньшим изумлением уставился на девушку.
   - Хейли? - торопливо проглотив кусок, недоверчиво пробормотал он. Юноша растерянно хлопал глазами и замялся, не зная, куда девать руку с тортом.
   Шайтанчик неожиданно снова проснулся и возликовал, почуяв легкую добычу. Знакомое уже покалывание в пальцах заставило девушку выпустить заложенную страницу. Не сводя с Грегори глаз и действуя почти автоматически, Халифа медленно отложила книгу и встала.
  
   * * *
   Черт побери, она и правда была жива! Драко не соврал. Память услужливо показала прошлый год, осенний семестр...
   На Грега смотрела прежняя Хейли Дасэби, та самая, что когда-то угощала его восточными сладостями и охотно подсказывала на Зельях. Задумчивая, необщительная, вечно мерзнущая девушка с неизменной книгой в руках. Та, которая в отличие от остальных, никогда не смеялась над неловкими попытками Грегори поговорить с ней о чем-нибудь, кроме учебы, смущаясь при этом едва ли не сильнее его самого. Та самая тихая Хейли, какой она была до рокового Рождества. Та Хейли, которая еще не стала невестой Драко, еще не озлобленная, не плюющаяся ядом на малейшее замечание. Прежняя... И все-таки, что-то в ней неуловимо изменилось. Исхудала, глаза запали и будто стали больше и еще чернее, если такое вообще возможно. Но все это уже было не важно. То, как она посмотрела на него сейчас... это был очень странный взгляд...
   В памяти Грегори еще были свежи более поздние воспоминания о том, как злился Драко после каждой попытки пообщаться со своей сварливой невестой, как срывал злость на своих неизменных спутниках - на нем и на Креббе. В такие моменты Грегори хотелось возненавидеть резко переменившуюся турчанку - и не получалось. А потом он вдруг вспомнил, с каким ожесточением Драко крушил о стену все бьющиеся (и не бьющиеся) предметы в своей комнате, узнав о смерти Хейли. После чего раз и навсегда запретил всем упоминать о ней в его присутствии. Но вспоминать-то он запретить не мог...
   Девушка неожиданно оказалась совсем рядом, и тихо сказала мелодичным, чуть звенящим голосом:
   - Грегори, я могу попросить тебя об одолжении? Моя палочка осталась на столе в кабинете Люциуса-эфенди, а мне как-то неловко идти за ней. Я могу свернуть не туда и заблудиться. Сходи за ней, прошу тебя.
   Гойл смущенно выслушал просьбу, чувствуя, как по спине побежали мурашки, и уже хотел было возразить, но девушка подошла ближе и с мольбой заглянула ему в глаза.
   - Грегори, девушке неприлично разгуливать одной по замку, где гостит много незнакомых мужчин. Принеси мне мою палочку, гулям*, пожалуйста.
   Снова услышав особенное, свойственное только Халифе произношение, юноша почувствовал, как что-то сладко задрожало у него в душе. Подошла еще ближе, почти вплотную... Глубокие, маслянисто-черные глаза турчанки завладели его вниманием, засасывая, лишая воли. Он чуть покачнулся, на миг потеряв равновесие.
   - Пожалуйста, Грегори, - нежно пропела Халифа, улыбнувшись и коснувшись его рукава. Гойл вздрогнул и очнулся.
   - Ага... - механически буркнул он и, пятясь, отступил к выходу.
   А Халифа застыла посреди библиотеки, растерянно опустив руки. Такое случалось уже не впервые - будто все происходящее она наблюдала со стороны. Более того, неведомый советник будто сам привел ей доступную жертву. И не просто доступную, а... Халифа хихикнула, вспомнив растерянного Гойла. Ах, Грегори, Грегори, кто бы мог подумать?! И как она не замечала раньше?
   Но тут по спине девушки пробежал холодок. "Гулям"?.. Откуда взялось это почти забытое ныне, слегка пренебрежительное обращение? Откуда взялся этот голос - повелительный, обволакивающий, каким ее далекие предки пленяли волю людей и превращали их в безвольных, послушных кукол.
   Девушка испуганно прижала руки к груди. Бежать вслед за юношей было поздно. Мысленно Халифа пожелала, чтобы кабинет Малфоя оказался заперт, и Грегори вернулся ни с чем. Возможно, ей еще удастся все исправить.
  
   * * *
   Как в тумане, Грегори добрел до кабинета Люциуса. Охранных заклятий на двери не было - хозяин кабинета сам находился там. Малфой стоял у приоткрытого окна, отправляя сову. Гойл добрел до стола, и протянул руку за лежащей посередине палочкой.
   - Кто позволил тебе войти сюда?! - раздался гневный возглас. Люциус схватил его за руку и развернул к себе лицом. - Зачем тебе эта палочка?
   - Хейли попросила принести, - невыразительно пробасил Гойл. - Ей самой неловко идти...
   - Попросила принести? - не веря своим ушам, переспросил Малфой. - И ты тут же помчался ей угождать? Дементор побери, Грегори, на тебя что, Imperio наложили?! Эта девчонка - заложница! Чем ты вообще думаешь?
   Не видя ни страха, ни раскаяния, Люциус с тревогой посмотрел в осоловевшие глаза Гойла.
   - Что она с тобой сделала? - и тут же на миг прикрыл глаза, все поняв. - Чертов джинн! Отправляйся домой, мальчишка, и не смей больше появляться у нас, пока она здесь! Какой же ты болван! Попросила принести... Неслыханно! Проваливай!
  
   * * *
   Громко хлопнув дверью, Люциус влетел в библиотеку и накинулся на Халифу:
   - Я велел вам сидеть в своей комнате!
   - Я только хотела почитать что-нибудь... - начала оправдываться девушка.
   - А в перерывах охотилась на Грегори? - перебил Малфой. - Я предупреждал, чтобы вы прекратили свои джинновские штучки! Так вот - я никогда не повторяю дважды! Вчерашнее еще можно списать на действие наркотика, но Грегори...
   Люциус с досадой покачал головой и вытащил из кармана палочку Халифы.
   - Мерлин свидетель, я этого не хотел. Но я предпочитаю, чтобы у вас больше не возникало желания подвергать кого-либо в этом доме соблазну помочь вам сбежать. Заметьте - я имею в виду не только мужчин, но и женщин, и эльфов - кто знает, на что еще вы, джинны, способны?
   - Боюсь, вы сильно переоцениваете мои... способности, - робко вставила Халифа.
   - Очень на это надеюсь, - отрезал Малфой. - И тем не менее, так будет лучше.
   Он взялся за другой конец палочки, резко согнул ее и... сломал пополам! Халифа завизжала, подскочила к мужчине и вцепилась в его руки. Люциус оттолкнул девушку и переломил заискрившие половинки палочки еще раз - для надежности. Искры в последний раз зашипели на острых щепочках и погасли.
   - Вот так, - хмуро произнес блондин, глядя в черные глаза, враз наполнившиеся злыми слезами. - Поверьте, я прекрасно понимаю, что вы сейчас чувствуете. Мне очень жаль, юная леди, но вы не оставили мне выбора.
   Стремительно повернувшись, Малфой пошел к выходу, бросив через плечо:
   - Если через пять минут вы не вернетесь к себе, сумма выкупа увеличится на пять миллионов.
   _________________________________
   * здесь - юноша, воин, прислужник (арабск.)
  
  
  

Глава 6.

Я словно птенец, угодивший нечаянно в сети,
В плену его держит незримая злая рука.
Как будто играет дитя, но для пойманной птицы
Игра обернется погибелью наверняка.

Кайс ибн аль-Муллавах (пер. С.Липкина)
  
   Небольшой мрачный замок притаился среди непроходимой лесной чащобы. Разрушенная каменная ограда, зияющие глазницы окон и стаи ворон, вьющиеся над полуобвалившимися башнями, создавали впечатление полной заброшенности. Если кто и мог жить в таком неприглядном месте, то разве что парочка осиротевших привидений. Но под завесой хитроумной иллюзии стены замка были крепкими, окна - целыми, а среди ворон то и дело мелькали почтовые совы. Замок жил незаметной, скрытой от посторонних глаз жизнью, и посвященных не могли ввести в заблуждение ни одичавший, полностью заросший подлеском двор, ни полное отсутствие даже следов какого-нибудь крыльца, ступеней и входных дверей. Постоянным обитателям и частым посетителям этого места не нужны были ни наезженные дороги, ни гостеприимно распахнутые ворота.
   Люциус Малфой аппарировал в просторный сумрачный холл, кивнул охранникам и торопливо поднялся по винтовой лестнице на второй этаж. Хорошо знакомой дорогой он прошел к самой дальней двери и постучался. Та немедленно распахнулась. Люциус шагнул в просторный кабинет с закрытыми ставнями окнами, освещенный только ярко разожженным камином и парой свечей на столе. У камина дремала, свернувшись кольцами, огромная змея, а у стола, в глубоком кресле, сидела зловещая фигура в черном одеянии. Малфой приблизился и, опустившись на одно колено, церемонно поцеловал край плаща повелителя. Сидящий в кресле чуть повернулся, словно только что заметил вошедшего, и на Малфоя воззрились красные глаза.
   - Ты опоздал, Люциус, - прошелестел обманчиво спокойный голос. Блондин склонился еще ниже.
   - Виноват, мой Лорд. Прошу простить меня. Я шел на ваш зов, но меня задержали некоторые обстоятельства...
   - Да, я вижу, - прошипел Волдеморт. - Твой гнев еще не улегся окончательно. Мне уже сообщили, что в твоем замке беспокойная гостья.
   - Вы как всегда вездесущи, мой Лорд, - с готовностью поддакнул Малфой.
   - Ты собираешься потребовать у ее отца выкуп?
   - Да, мой Лорд. Пятьдесят миллионов галлеонов.
   - Пятьдесят? - тихий смешок. - С размахом. Придется тебя огорчить, Люциус. Не будет никакого золота.
   - Но... мой Лорд...
   - Нет-нет, ты все сделал правильно. Это большая удача, что она здесь, - Волдеморт помолчал. - Как же так, Люциус, ты прочил эту девчонку за Драко, даже не проверив как следует, из какой она семьи?
   Во взгляде Малфоя мелькнула досада - словно наступили на чувствительную мозоль.
   - Информатор подвел меня, ограничившись поверхностными сведениями, - сухо ответил он.
   - Это Бримтон, что ли? Кстати, что с ним все-таки случилось? Паркинсон сказал, девчонка его отравила. Забавно.
   - Он сам виноват, мой Лорд. Польстился на чужое зелье. Болван. Чему его только в Бобатоне учили?
   Лорд помолчал. Огонь в камине тихо потрескивал, жадно облизывая сосновые поленья и роняя в золу капли тягучей ароматной смолы, точно голодную слюну.
   - Люциус, есть вещи поважнее денег. Гнилая кровь вас недостойна.
   - Многие факты стали известны уже после того, как девушка заболела, мой Лорд.
   - Заболела... - усмехнувшись, повторил Волдеморт. - Ты хотел сказать, превратилась в адскую тварь?
   Малфой согласно кивнул.
   - Ты, кажется, тоже приложил к этому руку?
   - В некотором роде, мой Лорд, я этому поспособствовал. Но...
   - Не жалей. Ты меня порадовал.
   Малфой изящно поклонился, пробормотав:
   - Всегда рад услужить вам, мой Лорд. Хоть и не понимаю пока, чем.
   - Фамилия твоей гостьи показалось мне смутно знакомой, и я навел свои собственные справки, - объяснил Волдеморт, коснувшись лежащей перед ним старинной рукописи. - И оказался прав в своих догадках. Сегодня великий день, Люциус.
   - Могу я поинтересоваться, что это за манускрипт, мой Лорд? - спросил Малфой, пытаясь вспомнить, видел ли он эту книгу прежде? Заметив это, Волдеморт поспешил его разочаровать:
   - Твоя личная библиотека, конечно же, обширна, но оригинальные документы такого рода практически невозможно достать.
   - Для вас не существует ничего невозможного, мой Лорд.
   - Ты прав. Это из того самого архива.
   В серых глазах Малфоя отразилось понимание посвященного.
   - Того самого?
   - Да. В тамошних свитках было описано множество артефактов, но большинство из них навсегда утрачены, - с легкой досадой пояснил Лорд. - Кое-что нам удалось найти, но и в руки наших врагов попало несколько раритетов. Остальное же использовать вообще было невозможно.
   Лорд сделал паузу, созерцая медленно оплывающую свечу. Люциус терпеливо ждал.
   - Изначально их было тринадцать - уникальных предметов, чьи тайны нынешние волшебники могут даже не надеяться постичь, - медленно произнес Волдеморт. - А теперь их стало двенадцать.
   - Теперь? - переспросил Малфой. - Это как-то связано с семьей девушки?
   - Напрямую. Точнее, с ней самой, - Волдеморт бережно разгладил ветхий пергамент и задумчиво добавил: - Девчонка стала джинном...
   Он снова замолчал, задумавшись. Люциус осторожно напомнил о себе:
   - Я не совсем понял, мой Лорд.
   - Золото... Зачем нам их золото? У Дасэби есть нечто более ценное.
   Малфой ждал пояснений, но Волдеморт не спешил. Он опять погрузился в мысли, и его верный слуга даже хотел, рискуя навлечь гнев господина, снова задать вопрос. Но тут темный маг подал голос:
   - Люциус?
   - Да, мой Лорд?
   - Ты уверен в том, что она действительно трансформировалась?
   - В этом нет никаких сомнений, мой Лорд. И она продолжает прогрессировать прямо на глазах.
   О своем нарастающем беспокойстве по этому поводу блондин предпочел умолчать. Но Волдеморт понял его и так.
   - Хорошо. Раз так, не будем тянуть. Приведи ее ко мне.
   Малфой, помявшись, возразил:
   - Девушку нельзя аппарировать.
   - Да, я уже знаю. Сегодня мы соберемся в твоем доме.
   Прогоревшее полено в камине с треском разломилось, рассыпав ворох искр.
  
   * * *
   Халифа вошла в распахнутую дверь и замерла на пороге. В огромном бальном зале имения находилось около двадцати человек в черных мантиях с капюшонами и в масках. В центре, на небольшом возвышении, стояло кресло, чем-то напоминающее трон. Всеобщее внимание было приковано к тому, кто его занимал. Лицо сидящего в том кресле было плоским, уродливым и бледным. Даже не бледным, а каким-то сероватым. Точно срезанный или вдавленный нос с узкими прорезями ноздрей делал его обладателя похожим на рептилию. Впечатление усиливалось из-за тонкого безгубого рта, из которого, казалось, вот-вот выскользнет узкий раздвоенный язык. Глубоко запавшие красные глаза довершали жуткую картину.
   Колдун по имени Эйвери, приведший Халифу сюда, слегка подтолкнул ее в спину. Не чувствуя ног, девушка двинулась вперед, стараясь держаться прямо и не показывать внезапного страха. Она сразу же догадалась, что это зловещее существо - назвать его человеком не поворачивался язык - и есть тот самый важный гость, о котором час назад предупредил Люциус. Странное чувство нереальности происходящего позволило девушке на мгновение отстраниться от нарастающей с каждой минутой паники, и она вспомнила все, что говорили о возрождении этого давнего кошмара магической Англии. Да, несомненно, это был Тот-Кого-Нельзя-Называть-По-Имени.
   Халифа машинально оглядела присутствующих. У того, кто стоял рядом с троном, в прорезях маски виднелись знакомые светлые глаза. Малфой. Чуть поодаль возвышалась гориллообразная фигура Гойла-старшего. Больше девушка никого не смогла узнать - наряд Пожирателей Смерти обезличивал, а кроме Люциуса и Гойла она не знала здесь никого, кого могла бы опознать по фигуре или по глазам. И вдруг - неужели показалось? - из-за одной маски почудился до странного знакомый внимательный взгляд. Но уже через мгновение в черных глазах появилось безразличие, и человек отвернулся. Появилось ощущение смутного узнавания - и тут же пропало. И вдруг Халифа словно увидела себя со стороны - тонкая высокая фигурка в темно-лиловом наряде, подчеркивающем бледность лица. Несгибаемая и излучающая непомерную уверенность в себе, доходящую до надменности. Что ж, эта умозрительность была ей только на руку. Малфой настороженно смотрел на нее, видимо, каждую секунду ожидая очередной демонстрации скандального упрямства. Его пальцы сомкнулись на палочке.
   "Нет, блондинчик, не угадал".
   В тишине Халифа сделала еще несколько шагов к трону, и одним движением разбила обманчиво-заносчивый образ, опустившись до самого пола в почтительном реверансе.
   - Мой Лорд, - негромко произнесла она.
   Кто-то из присутствующих удивленно выдохнул. Девушка и сама поразилась тому, насколько хорошо у нее получилось. Глубокий низкий голос, очень прочувствованный и убедительный. Блестящий шелк подола при поклоне всколыхнулся невесомой волной и лег вокруг нее на плиты пола. Она была похожа на пышный экзотический цветок, распустившийся среди окружающих ее безликих черных мантий.
   Девушка подняла взгляд на сидящего, заметив краем глаза, как озадаченно прищурился Люциус. Фигура в кресле пошевелилась.
   - Подойди ближе, дитя мое, - мягко прошипело существо. Халифа поднялась и приблизилась.
   - Ты знаешь, кто я?
   - Да, мой Лорд, - склонила голову Халифа.
   - Ты боишься меня?
   - Да, мой Лорд.
   Волдеморт сделал едва заметное движение - и рядом с девушкой появился стул. Она не поняла, откуда - монстр даже палочки не поднял. В голове гулко шумела кровь, мешая сосредоточиться. Девушка постаралась успокоиться - раз уж ей предлагают сесть, значит, предстоит разговор. Часть Пожирателей покинула зал, осталось, кажется, только пятеро или шестеро - обернуться и посмотреть Халифа не отваживалась. Появилось ощущение некоторой театральности - словно каждый из присутствующих играл заранее отрепетированную роль, включая ее саму.
   - Ты училась в Слизерине, - полувопросительно-полуутвердительно произнес Волдеморт.
   - Верно, мой Лорд, - Халифа чуть осмелела.
   - Это хорошо. Значит, мы поймем друг друга, - уродливое лицо совершенно не меняло выражения, лишь губы едва шевелились. - Люциус хотел получить за тебя выкуп. Но я запретил ему, - в шипящем голосе проскочили почти заботливые нотки.
   Малфой не выглядел расстроенным, и у Халифы появились смутные сомнения...
   - Я забираю тебя у него, - объявил Волдеморт. - И сам отпущу домой.
   Резко всколыхнувшаяся радость тут же улеглась - ощущение, что здесь какой-то подвох, стало еще сильней. Слишком все просто.
   - Мне не нужно ваше золото, - добавил Волдеморт. - У вас есть кое-что другое. Кое-что, что мне бы очень пригодилось. Скажи мне, где это находится, и я немедленно отпущу тебя домой.
   - Что вам надо? - растерянно спросила Халифа. Ее красноглазый собеседник слегка наклонился вперед, заглянув девушке в лицо.
   - Одна безделушка. Она все равно вам не нужна. Глупая семейная реликвия, вроде тех, что бережно хранят, передавая из поколения в поколение, даже не задумываясь, нужно ли это вообще?
   - Какая безделушка, мой Лорд?
   Волдеморт небрежно произнес:
   - Мне нужно Око.
   Несколько секунд Халифа ошеломленно хлопала глазами.
   - Око? Какое Око?
   - Око, дитя мое, - терпеливо повторил маг. - Око Пейфези.
   Халифа недоумевала.
   - Я не понимаю, о чем вы говорите, мой Лорд.
   - Ты должна знать. Разве родители не рассказывали тебе семейные легенды?
   - Я не знаю ни о каком Оке. Вы ничего не путаете?
   Волдеморт было поднял палочку, но Малфой шагнул к нему и чуть слышно пробормотал:
   - Простите, мой Лорд, но я думаю, не стоит применять к этой девушке обычные меры воздействия.
   - Ах, да... - рука опустилась, и в голос Лорда вернулась обманчивая мягкость. - Детка, разве имя Пейфези можно спутать с другим?
   Но Халифа уже поняла, что все гораздо серьезнее, чем старается показать этот змееликий урод.
   - Простите глупую женщину, мой Лорд. Но я и правда не понимаю, о каком Оке идет речь.
   Волдеморт откинулся на спинку трона.
   - Что ж, я допускаю, что ты можешь не знать подробностей. Но ведь это - часть истории твоего рода.
   Девушка тут же горделиво выпрямилась.
   - Я знаю историю своего рода!
   Красноглазое существо глухо засмеялось, от чего у Халифы по всему телу побежали мурашки.
   - Похоже, тебе, как и всем остальным, известна лишь, так сказать, официальная версия. Красивая легенда о любви смертной женщины и джинна. Я прав? Люциус, напомни - как там? Сказка о том, как джинн всем сердцем полюбил прекрасную ведьму и, наплевав на все устои, женился на ней, чтобы перед смертью дать начало новому удивительному роду. Как поэтично, трогательно... и глупо. Жизнь гораздо прозаичнее.
   Девушка молчала, нахмурившись и пытаясь понять, к чему ведет Волдеморт.
   - А правда, дитя мое, состоит в другом, - продолжал темный маг. - Амбициозная ведьма Сатия мечтала о неограниченной власти. Она хотела владеть миром, ни больше, ни меньше. Могущества магического клана Улеев для нее было недостаточно. Она создала артефакт, призванный подчинить джинна и забрать его силу. Жертвой был избран Танцующий Самум. И ей это почти удалось. Почти. Она не учла одного - знаменитого коварства этих тварей. Джинн попался в ловушку, исполнил ее желание и добровольно отдал часть своей магии. Только часть, - Волдеморт цинично усмехнулся. - А затем он по-своему воспользовался обессиленной обрядом женщиной.
   Халифа удивленно ахнула. Неужели это правда? Волшебник добавил:
   - Результатом обряда... точнее, того, что за ним последовало, стало появление на свет твоего предка.
   Девушка прижала пальцы к вискам. Это было немыслимо... но очень похоже на правду. Похоже на джинна... Теперь-то она могла судить объективно. Легенда из детства всегда казалась ей слишком уж слащавой и пафосной.
   Волдеморт пристально наблюдал за ней.
   - Когда пришел срок, джинн Дасэ аль-Инфитар покинул этот мир. А Око Пейфези осталось в вашей семье. Оно никогда больше не использовалось. В этом не было смысла. Ты понимаешь меня?
   Халифа медленно кивнула, отвечая:
   - Артефакт был настроен на определенного джинна.
   - Именно! - довольно произнес Волдеморт. - Вашей семье Око больше не требуется, а мне оно могло бы пригодиться. Меня очень интересуют древние артефакты и, признаться, я хотел бы заняться изготовлением собственных. Око - превосходное учебное пособие.
   В глубине отвратительных красных глаз мелькнула издевательская усмешка. Халифа опустила голову и зажмурилась, пытаясь привести в порядок мысли. Что-то казалось неправильным, что-то никак не сходилось. История о ее предках вполне могла оказаться правдой. А вот назначение старинного магического предмета... и его использование...
   И тут пришло ужасное понимание. А следом - возмущение бесчеловечностью замысла. И, цепенея от собственной дерзости, Халифа выпалила:
   - Ложь. Вы ищете его не за этим.
   Наступившая тишина показалась оглушительной. Девушка вся сжалась, ожидая, что вот-вот гнев Лорда обрушится на нее. Но тот только спросил свистящим шепотом:
   - Ты обвиняешь меня во лжи, глупая девчонка?!
   Но в этой пародии на человеческий голос не было слышно угрозы. Халифа решилась открыть глаза. Темный маг ждал ответа. Она обреченно вздохнула.
   - Я думаю, вы говорите правду о том, как появился мой род, о том, что Око существует, и что оно действительно никогда больше не использовалось. Не могло быть использовано. Но не потому, что стало бесполезной безделушкой, - девушка заколебалась. - Просто... после Дасэ в нашем роду больше не было джиннов. Пока еще никто из его потомков не пережил полной трансформации.
   - Все верно, - с шипением выдохнул Волдеморт. - Никто... до сих пор.
   Подтверждение страшной догадки полностью лишило Халифу надежды на спасение. Она вскочила.
   - Вы ведь все равно не отпустите меня, верно? Так зачем мне помогать вам?!
   - Ну почему же? Я обещал - значит отпущу.
   - Вы хотите заполучить артефакт, а потом проверить его на мне, так?
   Темный маг кивнул. Девушку охватило отчаяние.
   - Тогда отпускать будет некого!
   - Не стоит так расстраиваться, - спокойно проговорил Волдеморт. - Ведь Дасэ выжил после обряда.
   - Дасэ родился джинном! Он обладал таким могуществом, о котором я могу только мечтать! Он сам смог справиться с Оком и отделить часть своей магии. А я не смогу. Я - йени. Вы убьете меня!
   - Разве Око было рассчитано на убийство? - "улыбка" существа была просто кошмарной.
   - Вне всякого сомнения! - уверенно заявила Халифа. - Все знают, что подобные вещи создаются не ради мелочей. Вряд ли целью Сатии была лишь скромная доля магии джинна. Уверена, она замахивалась не просто на власть, а на бессмертие!
   Глаза девушки горели лихорадочным огнем. Волдеморт поднялся с трона и подошел к ней.
   - Ты не так уж и глупа, женщина, - прошипел он. - А значит, должна понять, что я не собираюсь отказываться от столь заманчивой перспективы ради сохранения твоей жалкой жизни.
   - Тогда можете убить меня прямо сейчас! - запальчиво выкрикнула Халифа. - Я не стану вам помогать!
   Красноглазый усмехнулся.
   - Какой благородный жест! - шипящий голос сочился едкой иронией. - Думаешь, все так просто? Лучше попробуй представить, как впечатляюще будет смотреться Знак Мрака в небе над вашим белоснежным дворцом в Эскишехире.
   Когда до Халифы дошел смысл сказанного, она смертельно побледнела. Волдеморт же наслаждался ее ужасом.
   - Да, мой маленький джинн, да. Сколько у тебя братишек и сестренок?
   - Мы чистокровные... - пролепетала девушка, задрожав. - Вы же не убиваете чистокровных!
   Волдеморт зловеще расхохотался.
   - Я с удовольствием пролью вашу кровь! Она гнилая! Это зараза, отравляющая другие древние династии! Вы плодитесь, как крысы, и постепенно расползаетесь по всему миру!
   Халифа еле сдерживала слезы.
   - Не делайте этого, прошу вас! Убейте лучше меня одну!
   Темный маг навис над ней.
   - Скажи мне, где Око, и никто из них не пострадает. Даю слово. Слово Властелина Тьмы. Артефакт - в обмен на жизни твоих родных.
   Девушка в отчаянии ответила:
   - Я не знаю, где он. До нашего разговора я понятия не имела о его существовании. Может, он давно уже уничтожен.
   - О, нет. В древнем манускрипте сказано, что Око Пейфези надежно спрятано и ждет своего часа, - Волдеморт вернулся на свой трон и ледяным тоном произнес: - Напиши письмо своему отцу. Ему предстоит нелегкий, но предсказуемый выбор. Одна дочь - или вся семья. Не сомневаюсь, ты сможешь убедить его. Сделай это. Упрости ему задачу, сама выпроси у него свою смерть.
   У Халифы сжалось горло, она не могла вздохнуть. Лорд невозмутимо добавил:
   - Если твое первое письмо окажется неубедительным, к нашей компании присоединится твоя младшая сестренка. В отличие от тебя, она будет реагировать на заклятья так, как положено нормальным людям. Сколько ей, одиннадцать? Первокурсница... - кто-то из Пожирателей приглушенно хохотнул. - Если второе письмо...
   Дальше Халифа уже не слышала. Провалившись в темноту, девушка соскользнула на плиты пола.
  
   * * *
   Очнувшись от резкого запаха, Халифа увидела перед собой Люциуса, отводящего руку с пузырьком с ароматической солью. Увидев, что девушка пришла в себя, мужчина поприветствовал ее ироничным кивком. Халифа обнаружила, что лежит на кровати в отведенной ей комнате, а Малфой сидит на краешке, почти нависая над ней.
   Заметив легкую панику в черных глазах, Люциус чуть усмехнулся. Девушке показалось, что он наклоняется, и она испуганно дернулась назад, вжавшись в подушки и ударившись затылком о спинку кровати. Усмешка блондина стала шире. Непроизвольный жест турчанки позабавил его.
   - Успокойтесь, - равнодушно, даже немного устало, произнес он. - У меня нет привычки набрасываться на обморочных девственниц в собственном доме.
   Халифа покраснела, тут же отчаянно постаравшись сделать вид, будто у нее и в мыслях ничего подобного не было. Люциус высокомерно вздернул подбородок. Взгляд его стал скучающим.
   - К вам я в любом случае побрезговал бы прикоснуться.
   "Очень надо..." - чуть не ляпнула вслух Халифа, с трудом удержавшись - огрызнуться так было бы совсем уж по-детски. Подтянувшись на руках, она села и облокотилась на высокую резную спинку.
   Малфой отстранился, неторопливо положил пузырек в карман и принялся рассматривать свои безупречные ногти. Он не уходил - и Халифа невольно была даже рада этому. Она внезапно вспомнила все, что предшествовало обмороку, и ей вдруг расхотелось оставаться одной, наедине со своими мыслями. Хотелось пока притвориться в душе, что ничего страшного не происходит, отложить эти мысли, хоть ненадолго, заменить их чем угодно. Они все равно вернутся, но пусть придут попозже, еще чуть-чуть... Словно чувствуя это, Люциус продолжал сидеть рядом, не говоря ни слова.
   Силясь отвлечься от тяжелых раздумий, девушка разглядывала блестящую шевелюру Люциуса, шелковым водопадом стекающую на его черную мантию.
   - Мне никогда не нравились такие светлые волосы, - задумчиво пробормотала она, словно себе самой. Малфой заинтересованно повернулся к ней.
   - Почему?
   - Они... какие-то бесцветные... - произнесла девушка, и тут же с запоздалым раскаянием вскинула глаза, ожидая увидеть гнев на лице собеседника. Люциус чуть приподнял бровь.
   - Ну, знаете... бесцветным меня еще никто не называл.
   - Извините. Я не хотела вас оскорбить.
   Но Малфой не выглядел оскорбленным. Напротив, он усмехнулся так, словно и это его позабавило.
   - Рыжие куда привлекательнее, не так ли?
   Халифа поджала губы и отвернулась, тут же услышав тихий смешок. Люциус не унимался.
   - Выходит, у Драко даже не было шансов? - саркастично поинтересовался он, пристально разглядывая девушку. - Конечно, разве моему бледному сыну сравниться с пестротой веснушек Уизли? Или с вашей восточной яркостью, - мужчина с отрешенным видом эстета провел кончиком пальца по ее враз заалевшей смуглой щеке. - С вашей необычной, иррациональной красотой... воистину нечеловеческой.
   Девушку уже начали утомлять постоянные попытки Люциуса высмеять ее, вогнать в краску. "И как ему не надоест..."
   Малфой отодвинулся с пренебрежительной гримасой.
   - Вы красивы, Халифа, но только издали. Вблизи вы производите отталкивающее впечатление. Слишком уж яркая, ненастоящая... слишком много цвета. Как одна экзотическая ягода - не помню названия - манящая, сочная, но несъедобная.
   Изыскано поданное оскорбление ничуть не задело Халифу. Даже повеселило - хорошо еще, что ягода, а не мухомор.
   - Это дело вкуса, эфенди, - парировала она. - Кто-то любит ягоды, а кто-то - устриц. Я вот, скажем, люблю перец.
   - А, ну, тогда с веснушками все понятно, - хмыкнул блондин, словно и не замечая ответного укола.
   - К тому же, я не стремлюсь нравиться всем подряд, - не обращая внимания на насмешку, добавила девушка.
   - Ладно, - примирительно сказал Малфой, слегка похлопав ее по руке. - Будем считать, что я просто отомстил за "бесцветного".
   Халифа покладисто кивнула, однако в ее глазах появились недобрые огоньки. Шайтанчик желал окончательного реванша.
   - Но ведь отталкивающее впечатление создалось не случайно, верно? Вы что-то чувствуете? - она поймала и слегка сжала ладонь мужчины. - Должна признать, сравнение с ядовитой ягодой было более чем удачным.
   - То есть? - нахмурился Люциус.
   Склонив голову набок, девушка разглядывала прожилки вен на запястье блондина.
   - Да, для вас я ненормальная. У таких "нормальных" аристократов, как вы, и кровь, наверное, голубая? - Малфой ухмыльнулся, и Халифа плотоядно улыбнулась в ответ. - Нет, конечно же, красная. Ведь не медью же насыщена аристократическая кровь, правда? Как и у всех нормальных людей, в вашей крови преобладает железо...
   - Еще скажите, что у вас - медь, - усмехнулся блондин.
   - О, нет, эфенди, конечно же, нет, - сделав паузу, девушка спокойно, как бы между прочим, добавила: - Всего лишь ртуть.
   Глаза Люциуса чуть расширились, потом он с отвращением высвободил руку, поспешно, словно боясь заразиться.
   - Успокойтесь, - подражая его недавнему пренебрежительному тону, сказала Халифа. - У меня нет привычки травить бесцветных аристократов.
   Мужчина ухмыльнулся.
   - Язва... - бросил он лениво, почти беззлобно. - Поделом вашей семейке.
   Оба умолкли, думая каждый о своем. Последняя фраза Малфоя окончательно ввергла Халифу в уныние. Девушку вновь стали одолевать тревога и отчаяние из-за неизбежности предстоящего. До последнего момента она старалась гнать прочь эти мысли, в надежде оттянуть неумолимую развязку... словно бы это что-нибудь изменило.
   - Ну почему это должно было случиться именно с нами?! - не выдержала она, забыв о том, что не одна в комнате. И тут же пожалела о вырвавшихся словах, когда хозяин замка обернулся.
   - Не льстите себе, мисс Дасэби, - презрительно отозвался Люциус. - Вы, может быть, и уникальны в своем роде, но только в этом случае ничем не отличаетесь от многих других, кого использовал Темный Лорд. Око Пейфези - далеко не единственный артефакт, интересующий его. Мы уже много лет занимаемся поиском волшебных предметов, с помощью которых их создатели могли повышать свой магический потенциал, либо перемещать силу из одного человека в другого. Или из нечеловеческих тварей, - злорадно добавил он.
   Халифа проигнорировала его издевку. Как бы Малфой ни старался, ей еще никогда не приходилось стыдиться своей необычности, и начинать делать это сейчас она тем более не собиралась. Будь она изгоем с детства - возможно, но на родине семью Дасэби всегда окружало заслуженное почтение, а саму девушку - любовь и забота.
   Кончиками пальцев блондин взял Халифу за подбородок, заставив ее приподнять голову, и с нарочито разыгранным участием сказал:
   - Вот видите, юная леди, красивая сказка о вашем происхождении оказалась довольно грязной историей. А вы, наверное, представляли себе свою прародительницу так, как магглы представляют себе Богоматерь, да? С чудесным пухленьким младенцем на руках и сияющим нимбом над головой. Прекрасной, безгрешной, даже непорочной, - он насмешливо фыркнул. Халифа, вспыхнув, молча отдернула голову и понуро уставилась в пол. Люциус посерьезнел и отрывисто бросил ей: - Глупая девчонка! - встал и стремительно вышел, хлопнув дверью.
   Только теперь Халифа спросила себя - зачем он оставался с ней? Хотел дождаться, когда девушка окончательно осознает бессмысленность любой надежды и свою марионеточную беспомощность в тупиковой ситуации, и насладиться видом ее унижения и отчаяния? Растоптать ее последние иллюзии? Лишний раз дать понять, как она зависима, в том числе и от него? Да, скорее всего. Люциус знал, что она это поймет. В искренность малфоевской заботы, пусть даже и вынужденной, ей совершенно не верилось. Но зачем тогда он сидел и ждал, пока она очнется, соль нюхательную подсовывал? Халифа нехотя призналась самой себе, что поначалу их перепалка показалась ей даже забавной, помогла не думать о новых ужасах. Ох, кто их разберет, этих Малфоев?
   Проведя в каком-то бездумном оцепенении почти час, девушка встала и подошла к окну. С темного неба сыпался мелкий снег. Ветер подхватывал его и бросал в стекло.
   "Сегодня же 1 марта..." - вдруг вспомнила Халифа.
   Прошел ровно год... Ровно год с того самого дня, когда она встретила Джорджа. С того дня, когда всякое сопротивление пожирающему ее изнутри огню стало бессмысленным. С того дня, как вспыхнувшая страсть окончательно разбудила в ней древнюю силу. С того дня, когда кровь саламандры в составе сильнейших наркотических зелий стала тем единственным, что поддерживало ее в спокойном состоянии. Кровь саламандры - живая магическая субстанция на основе ртути. Безвредная в большинстве укрепляющих зелий, но ставшая смертоносной в ее собственных жилах.
   "...нет ни одной линии вероятности, которая бы отвела тебя в сторону от намеченной цели. Ни единой, сестренка..."
   Девушка покачала головой.
   - Это недостойная цель, - пробормотала она. - Ты был неправ, братец. Один выход есть всегда.
   Цепочка на шее зашуршала. Халифа вытащила из-за пазухи темно-синий флакон. Покрутила его в пальцах - и решительно зашвырнула в камин. Осколки стекла брызнули на решетку, пламя зашипело и взвилось высоким всполохом.
   - К шайтану! Гори все огнем!
   Потом девушка распахнула заиндевелое окно и столкнула с подоконника котел с приготовленным накануне зельем. Уродливая серая клякса расползлась по снегу.
   Спать Халифа легла прямо поверх черного с серебром покрывала, не раздеваясь. Какая разница, как умирать?
   Так будет лучше. Для всех.
  
   * * *
   Огонь...
   спокойный, ровный... он наполняет кровь и струится по венам; не стремясь на свободу, огонь пляшет внутри, размеренно и лениво...
   Огромное небо над бескрайней пустыней... дюны уходят к горизонту...
   встает солнце; вдали - мерцающие скалы... манят к себе...
   "Я всю жизнь шла к восходящему солнцу... мне туда..."
   Ветер в лицо...
   он уносит назад, в противоположную сторону; он бросает с высоты на камни...
   каменные стены окружают со всех сторон, давят, стесняют;
   узкий тоннель... движение вперед... резкий поворот и стремительное падение в пропасть...
  
   Халифа резко подскочила и села на кровати, прижав руки к груди. Сердце колотилось, как бешеное. Влажная от пота одежда смялась и прилипла к телу. Значит, был жар. Девушка сползла с кровати, и на нетвердых ногах направилась к зеркалу. Она ощущала слабость, но терпимую, значит, силы восстанавливаются.
   Огонь пришел и ушел. Она осталась жива!
   В зеркале отразилось бледное лицо с припухшими губами и веками. Глаза блестели от радости. Халифа стащила сбившийся набок хиджаб и кое-как пригладила рукой разлохматившиеся волосы.
   Хвала Всевышнему, она сможет! Она справится без зелий!
   "Любое решение будет единственно верным. Даже если сначала это покажется ошибкой..."
   Давешняя обреченность пропала, уступив место безумной надежде. Раз уж сама судьба решила дать шанс, то никакому Волдеморту, будь он хоть трижды Властелином Тьмы, не дано это оспорить. И страх перед красноглазым ушел без следа.
   - Все считали меня безнадежной, - прошептала девушка. - Но я смогу жить нормальной жизнью!
   Завтра все станет ясно окончательно.
   Вызвав колокольчиком эльфа, Халифа велела ему приготовить ароматную ванну и привести в порядок одежду.
   Образы из сна, уже смутные, окончательно растаяли в пробивающемся в окно бледном свете пасмурного утра.
  
  
  

Глава 7.

Пустые споры, слов туман, дворцы и норы, свет и тьма...
И облегченье лишь в одном - стоять до смерти на своем,
Ненужный хлам с души стряхнуть, и старый страх прогнать из глаз,
Из темноты на свет шагнуть, как в первый раз,
И в узелок опять связать надежды порванную нить,
И в сотый раз себе сказать, что что-то можно изменить.
И хоть не стоит свеч игра, поверь опять, что победишь.
В конечном счете, будет прав тот, кто зажег огонь добра.

К.Никольский
  
   Забрав поднос с почти нетронутым поздним завтраком, эльф принес девушке пергамент, перо и чернильницу.
   - Господин велел передать, чтобы мисс писала по-английски.
   Халифа не стала слишком мудрить, кратко изложила суть дела и попросила отца только об одном - не пытаться переиграть судьбу. Девушке почему-то показалось, что это убедит его лучше, чем самые горячие мольбы.
   Заканчивая письмо, Халифа машинально посмотрела на часы. Двенадцать часов без зелья. И ничего. Она чувствовала себя совершенно спокойно. Объяснение этому было только одно - отец предвидел нечто подобное, ожидал этого с нетерпением...
   В их семейной книге была старинная запись: "Однажды вырвавшись из оков плоти, йени вновь вернется в них, и, созревая, будет спать двенадцать с половиной лун. И должно держать ее в этих оковах в покое и ожидании..." Мохаммед воспринял это буквально - собирался погрузить дочь в годовую спячку. Но, подумав, все же позволил ей учиться, с условием постоянного приема успокоительных. И использовал при этом зелья, рецепты которых были приведены в той же самой книге, тем же неизвестным автором.
   - Двенадцать с половиной лун... - прошептала девушка. Пик трансформации случился пятнадцатого марта прошлого года. С того дня прошло ровно триста пятьдесят суток. - Выходит, я и правда спала. А теперь просыпаюсь.
   Девушка снова подошла к зеркалу и пристально всмотрелась в свое отражение. Ведь должно же было что-то измениться, разве нет?
   В коридоре послышались шаги, и вошел Люциус.
   - Написали? - не здороваясь, требовательно спросил он.
   Турчанка молча протянула ему пергамент. Блондин внимательно прочитал письмо.
   - А вы не слишком-то старались, - нахмурился он. - Я бы на вашем месте просто заливался чернильными слезами.
   - Да что вы?! - воскликнула девушка, представив Малфоя на своем месте и искренне удивившись. - В самом деле?
   Люциус чуть пожал плечами.
   - Согласен, ситуация невероятная в принципе. Но речь не обо мне, а о вас и вашей семье.
   - Поверьте, - тихо отозвалась Халифа, - письмо достаточно убедительно. Папа все поймет правильно.
   - Ладно, допустим. Но что за загадочный постскриптум? "Папочка, ты оказался прав. Ртутное замещение закончено полностью". Что это значит?
   - Ничего особенного, эфенди. Это мы о своем, о семейном...
   - Понятно, - протянул Малфой, очевидно, припомнив их последнюю беседу. - Так может, эта информация здесь лишняя?
   Стараясь не показывать беспокойства, девушка ответила:
   - Не совсем. Папа так надеялся вылечить меня, вывести ртуть из организма... Не вышло. Я теперь обречена. Как думаете, осознание того, что мне и так недолго осталось, убедит его поберечь остальных детей?
   Люциус задумчиво усмехнулся.
   - Я надеюсь, вы доживете хотя бы до того момента, когда наш господин потребует силу джинна?
   - Ваш господин может не беспокоиться, - произнесла Халифа, вновь повернувшись к зеркалу. - Сила джинна не пропадет зря.
   У нее за спиной раздался шорох сворачиваемого пергамента и звук закрывшейся двери. Девушка заговорщически улыбнулась своему отражению.
   - Я буду вам и расплатой, и наказанием, - тихо пообещала она по-арабски. - Всем, кто мне навредил.
  
   * * *
   Очевидно, письмо было отправлено не совиной почтой, а передано в Турцию камином, и сразу послано Мохаммеду. Такой же была и обратная связь. Объяснить иначе то, что Люциус уже через час держал в руках ответ ее отца, Халифа не могла.
   Ознакомившись с содержанием письма, Малфой немедленно куда-то аппарировал. Куда - выяснилось через десять минут, когда он вернулся. С ним прибыл Волдеморт и еще трое колдунов.
   - Что это значит?! - прошипел Лорд, бросив девушке пергамент.
   Халифа развернула свиток, прочитала и спокойно кивнула:
   - Ничего удивительного. А вы думали, такой артефакт будет храниться у нас дома, в сейфе или подвале? Нет. Местоположение сокровища - тайна, одному лишь Аллаху известно, где прячут клады джинны.
   - Но это же огромное пространство! - возмутился Малфой.
   - Погоди, Люциус, - поднял руку Волдеморт. - Дасэби пишет, что когда мы окажемся там, его дочь узнает место. Она почувствует Око.
   - Да он сам ничего толком не знает, - раздраженно отозвался блондин, снова и снова перечитывая свиток.
   - Вы отправитесь туда, - обратился к нему Лорд и повернулся к Халифе: - Ты найдешь Око, возьмешь его и отдашь Люциусу.
   - Еще чего! Ищите сами, - равнодушно ответила девушка. На нее нашло странное состояние - доведенная до отчаяния страхом за близких, она почти перестала бояться за себя. Здравый смысл упорно твердил - живой ее все равно не отпустят.
   - Ты это сделаешь, - безапелляционным тоном возразил Волдеморт. - Ты моя пленница. Фактически - рабыня. А что делает джинн, ставший рабом? Правильно, исполняет желания. Не смей спорить, девчонка, а то вмиг посажу в бутылку!
   Присутствующие подобострастно засмеялись.
   - Ничего смешного, - осадил их темный маг. - Я не знаю, как берут на себя обязательства джинны. Мы заключим магический контракт.
   - Мой Лорд, на нее вообще нельзя воздействовать магией, - напомнил Люциус. - Но я нашел сведения, что, согласно древнему закону, порабощенный джинн обязуется исполнять желания хозяина, чтобы получить свободу.
   Халифа могла бы возразить, что упомянутые Малфоем древние законы джиннов, неверно описанные магглами, вовсе не обязывают ее, изначально человека, подчиняться общему правилу. Однако соблазн хоть немного поиздеваться над жестокими колдунами был непреодолим. Да еще и надежда тихонько зашептала - подыграй им, и все еще может хорошо кончиться... Девушка согласно закивала, подтверждая слова Люциуса.
   - Вот и прекрасно, - усмехнулся Волдеморт. - У меня три желания, не так ли?
   - Нет, мой Лорд, два, - немедленно возразила Халифа, блеснув глазами. - Одно я уже исполнила: написала письмо отцу.
   - Он должен был дать подробные инструкции! А вместо этого я получил смутную ориентировку на половину пустыни, намек на древние пещеры и туманное предание о твоем "внутреннем поводыре"!
   - Я исполнила ваше первое желание, - упрямо повторила девушка. - Я написала отцу убедительное письмо. Он рассказал все, что знал сам.
   - Этого недостаточно, - недовольно прошипел Волдеморт.
   - Сами виноваты, - сварливо добавила турчанка. - Желания нужно формулировать правильно, так, чтобы не оставалось двусмысленности.
   - Формулировать правильно... - с досадой повторил темный маг. - Ну ничего, впредь я буду осмотрительнее.
   Халифа почувствовала, как шайтанчик внутри нее начинает новый танец. Она шагнула вперед и нараспев спросила:
   - Хотите загадать еще одно желание, мой Лорд?
  
   * * *
   Вскоре вернулись четыре колдуна, проводившие разведку в месте, указанном в письме Мохаммеда. Запомнив координаты, теперь они аппарировали туда всех, кому предстояло участвовать в поисках. Волдеморт лично заколдовал портключ для Халифы, и девушку переправили вслед за Люциусом.
   Пожиратели встали походным лагерем у подножия невысокой горной гряды. Вдаль, насколько хватало глаз, простиралась пустыня. Когда все собрались, Люциус взял с собой шесть человек и повел Халифу к зияющему входу в просторную пещеру.
   - Сюда? - недоверчиво спросила девушка, замешкавшись перед темным провалом. Колдуны засветили палочки.
   - Сюда, - кивнул Малфой. - Это единственные пещеры в округе. Не отходите далеко друг от друга, - велел он остальным. - Эта гора сплошь изрезана ходами, как лабиринт.
   Положив руку Халифе на плечо, Люциус подтолкнул ее внутрь.
   - Вперед, мисс Дасэби. Будьте послушной девочкой и слушайте свой внутренний голос. Чем скорее мы найдем Око, тем... гм... тем лучше.
   С решимостью человека, которому нечего терять, девушка храбро шагнула в негостеприимную темноту. Внутренний голос, если он и имелся, был нем, как рыба.
  
   * * *
   Закончив дела в лаборатории Имения, Северус Снейп отдал готовые зелья Нотту. Пора было возвращаться в Хогвартс, но профессор не торопился уходить, предпочитая дождаться возвращения Люциуса и его пленницы, чтобы узнать, с чем придется иметь дело на этот раз. Учитывая то, что Темный Лорд никогда не занимался мелочами лично, ситуация могла оказаться серьезной. Но оставить без контроля действия даже ближайших своих слуг, как бы он ни доверял им, Волдеморт определенно не мог.
   Поднявшись в библиотеку, зельевар увидел, что кто-то оставил на диване несколько раскрытых книг. Не спеша расставив толстые старинные справочники по местам, профессор подошел к столу. На нем тоже лежали забытые кем-то книги по зельям. Заинтересовавшись, Снейп поднял одну и заметил торчащий краешек пергамента, исписанный по-турецки. Северус вспомнил, что точно так же Дасэби черкала на черновиках, когда была в Хогвартсе. Вытащив пергамент, он внимательно его просмотрел. Текст перемежался схематическими записями химических реакций. Обозначения были стандартными, на латыни. Все реакции были так или иначе связаны с соединениями ртути, причем порой совершенно невероятными, просто не существующими в природе. Но некоторые из них профессор все же узнал - они описывали трансформированные компоненты крови, с которыми ему довелось поработать до того, как... Он внимательнее посмотрел на лежащие на столе фолианты. А это еще что? Мужчина взял из стопки единственную книгу, явно не относящуюся к зельям. На обложке, закрывая название, стояла вычурная печать какой-то казенной библиотеки. Видимо, Люциус выписал ее на время. Потянув за сафьяновую закладку, зельевар раскрыл книгу и прочитал обведенные карандашом абзацы:
   "По мусульманским преданиям, джинны созданы Аллахом из бездымного огня и представляют собой воздушные или огненные тела, обладающие разумом. Некогда именно джинны господствовали на земле. Они во многом похожи на людей и могут иметь свои представления о честности, порядочности и справедливости. Мусульманская литература художественно-назидательного характера полна рассказов о джиннах, об их любовных историях, о хранимых ими сокровищах, об их попытках искушения аскетов. Некоторые мудрецы Востока считают, что джинны занимают некое промежуточное положение между людьми и ангелами. Единого мнения не существует, так как достоверная информация об этих существах крайне скудна и отрывочна, прочие же сведения, хоть и широко распространены, гипотетичны, а порой и ошибочны. Обстоятельное научное исследование джиннов не представляется возможным, вследствие чего они входят в двадцатку самых загадочных и малоизученных магических существ нашей планеты. Из-за нехватки достоверной информации о джиннах их окружает множество легенд и суеверий, которые с ходом времени все больше и больше скрывают крупицы истинного знания. Мусульманские богословы, признавая реальность существования джиннов, предпочитают не рассуждать о них подробно. Попытки подчинить себе джиннов и использовать их способность творить чудеса - один из главных аспектов мусульманской магии. Но если сегодня кто-либо говорит, что повелевает джиннами, то это ложь. Очень коварные, джинны любят насмехаться над людьми, обманывая их и представляя все таким образом, будто те сами себя обманули.
   Джинны - не простые существа, они населяют другой, более тонкий уровень бытия. Это духи природы, силы стихии. Мариды - джинны дождей и текучих вод. В их ведении находятся штормы, ливни, наводнения. Силаты - джинны ветра и летящих песков. Они повелевают смерчами, ураганами, песчаными бурями. Кутрубы - джинны земли и камня. Они порождают землетрясения, разряды молний, эмоционально воздействуют на магические предметы..."
   Рядом с этой строчкой стояла пометка карандашом, сделанная рукой Люциуса: "Магия людей и артефактов идет от земли". А следующая строка была подчеркнута:
   "Самые могущественные джинны - ифриты, духи огня. Они устраивают природные катаклизмы, провоцируют пожары, пробуждают вулканы..."
   Внимание Снейпа привлек шум в коридоре. В замке началась суета - уже отбывшие по домам Пожиратели возвращались обратно и собирались в одной из комнат рядом с библиотекой. Все входили туда, но никто не выходил.
   - Теодор, что происходит? - поинтересовался Снейп у проходившего мимо Нотта.
   - Девчонка сбежала от Люциуса и где-то спряталась. Лорд в ярости. Он настроил двусторонний портал прямо к месту, и теперь всех переправляют прочесывать пещеры. Я тоже сейчас отправляюсь. Ты со мной?
   - Нет, - быстро ответил профессор. - Я еще занят. А потом мне нужно возвращаться...
   Нотт понимающе кивнул.
   - Знаю. Ну, ладно, людей достаточно, ей не скрыться, - и ушел, ворча себе под нос что-то про "глупую турчанку".
   Снейп вернулся к лаборатории и запер дверь паролем, дабы создать видимость собственной занятости. После чего снова поднялся на второй этаж и направился обратно. В коридоре и той самой комнате было пусто - все давно переправились. Профессор встал перед закрепленным на стене рыцарским щитом, настроенным как стационарный портал. Мысленно понадеявшись, что сейчас по ту сторону портала никого нет поблизости, Снейп протянул руку.
   - Сдается мне, я об этом еще не раз пожалею.
   Мир завертелся пестрым водоворотом.
  
   * * *
   По лабиринту пещер разносился усиленный заклинанием Sonorus голос Малфоя.
   - Мисс Дасэби, не прячьтесь! Мы все равно вас найдем! Выходите сами, и вас не накажут!
   Свернувшись клубочком в высоко расположенной выемке, Халифа усмехнулась. "Тоже мне, напугал..."
   - Вам не просидеть здесь долго! Деваться некуда! Кругом пустыня!
   Голос приближался. По-видимому, Люциус направлялся в ее сторону. И точно, спустя несколько минут замерцали огни, и он прошел под ее убежищем в сопровождении троих колдунов. Халифа с трудом подавила желание запустить тяжелым камнем в его тщательно причесанную светловолосую голову. Был бы он один...
   Пожиратели прошли, не заметив ее, и стали удаляться. Девушка услышала слова Малфоя:
   - Хорошенько осмотрите все закоулки. Она может забиться в какую-нибудь щель, не упускайте ни одной, даже самой узкой, - шаги остановились, и Малфой задумчиво произнес, словно говорил сам с собой: - Без своих наркотиков она долго не продержится.
   На мгновение Халифе послышалось в протяжном голосе нечто, похожее на обеспокоенность, но тут же тон Люциуса снова стал повелительным:
   - Только не пугайте ее, когда найдете, и не применяйте к ней заклинаний. С этой дряни станется обрушить пещеру.
   Халифа снова усмехнулась. "Неплохая мысль..."
   Раздался голос другого колдуна:
   - Но здесь уйма ответвлений. Мы ж до ночи проплутаем.
   - Не имеет значения, - отрезал Люциус. - Главное - найти и вернуть девчонку, а сколько времени это займет - неважно. Хоть до утра.
   Голоса удалились и стихли. Халифа подождала еще немного и наощупь, так же, как и забралась, спустилась вниз.
   "Надо найти убежище понадежнее, такое, куда никто из них по своей воле не сунется. Пусть лучше я шею себе сломаю, но и эта красноглазая тварь меня не получит!"
  
   * * *
   С другой стороны порталом служил щербатый валун, лежавший на земле посреди просторной пещеры с наполовину обвалившимся сводом. Стены каменного мешка покрывали мелкие трещины, из них торчали высохшие корешки диких трав, семена которых некогда занесло сюда порывами вездесущего ветра. Сквозь провал в потолке пещеры виднелось голубое небо. Здесь было намного теплее, чем в замке имения, даже жарко. Похоже, профессор и правда оказался не в Англии, а значительно южнее.
   Старательно прислушавшись, Снейп направился к единственному выходу. Слегка осыпавшийся тоннель привел его в другую пещеру, похожую на первую, но поменьше. Оттуда вели уже три узких прохода. Внимательно изучив следы на каменном крошеве, усеивающем пол, зельевар выбрал самую истоптанную дорогу. Проплутав по тоннелям с четверть часа, он услышал приближающиеся голоса. Спрятавшись за выступом стены, Снейп увидел, как мимо прошли несколько человек. Двое, идущие позади всех, чуть отстали от остальных, и профессор уловил обрывки их разговора:
   - ...я в западный тоннель до конца не полез. Там все равно ничего нет.
   - Да там сплошные промоины! Пол весь ажурный! Можно провалиться на каждом шагу. Ни один нормальный человек туда не полезет.
   - Вот и я говорю - она теперь забилась куда-нибудь в сухое место...
   Северус не верил в невероятные совпадения. Зато был убежден в существовании невероятного везения. Наглядные примеры тому в виде безнаказанных проделок Поттера и нескончаемых отпрысков Уизли вот уже много лет были у него перед глазами. А еще он на собственной шкуре испытал, что если жизнь заставит - полезешь куда угодно.
   Мастер зелий поднял палочку:
   - Point me.
   Проверив направление, Снейп торопливо направился в сторону западного тоннеля.
  
   * * *
   Потолок западного тоннеля был сплошь покрыт сталактитами. Влажные грязно-серые наросты облепляли склизкие стены. Влага была повсюду - блестела в свете палочки на камнях, чавкала под ногами и пропитывала испарениями мантию. Чем дальше Снейп углублялся в тоннель, тем холоднее становился воздух. Вскоре шаги стали отдаваться странным гулким эхом - словно под землей были пустоты.
   "Карст" - догадался профессор. Дорога становилась опасной. Несколько раз пористый камень с хрустом проламывался под ногами, и мужчина поспешно отступал назад. Потом осторожно шагал, проверяя ударами каблука каждый дюйм пола в поисках надежного участка.
   Достигнув развилки, Снейп прислушался. Годы, прожитые в подземельях Хогвартса, научили его прекрасно ориентироваться под землей, не путаясь в направлениях источников звуков и избавив ото всяких опасений. Далекое журчание воды в одном тоннеле... неясный, неравномерный шум в другом, более заброшенном и неудобном на вид... Усмехнувшись невольному воспоминанию, зельевар шагнул во второй тоннель.
   За очередным поворотом свет палочки выхватил из сырой темноты расплывчатый силуэт. Девушка в измазанной одежде брела, натыкаясь на стены, словно слепой котенок, и в поисках пути шарила по ним грязными руками. У самых ее ног зиял широкий провал, и она пыталась наощупь обойти его по самой кромке. Увидев это, Снейп замер, но тут девушка заметила свет палочки и повернула голову. Разглядев человека в черной мантии, она тихо вскрикнула и едва не потеряла равновесие. Профессор проворно преодолел разделявшее их расстояние и подхватил ее. Халифа инстинктивно вцепилась в него, но как только мужчина оттащил ее на безопасное место, тут же вырвалась у него из рук и метнулась прямо в темноту - туда, где чернели еще промоины. Подняв повыше палочку, Снейп ринулся следом, позвав:
   - Мисс Дасэби! Не бойтесь, это я!
   Халифа остановилась, как вкопанная, и обернулась. На ее лице было написано неверие, разом перешедшее в отчаяние.
   - Вы... - всхлипнула она. - Вы тоже... с ними...
   - Спокойно, - произнес Снейп, приближаясь и протягивая руку. - Пойдемте отсюда. Здесь слишком опасно.
   Девушка замотала головой и попятилась к краю новой ямы - еще более жуткой, чем предыдущая.
   - Нет... не пойду... О, Аллах, за что?! - вдруг воскликнула она. - Я же доверяла вам! Как вы могли?!
   По щекам девушки потекли слезы, явно близилась истерика. Профессор шагнул к ней.
   - Тихо, успокойтесь. Это не то, что вы думаете.
   - Я вижу! - крикнула она. - Вы такой же! Что, нет?! Покажите левую руку! Ну же! Или я прыгну вниз!
   Помедлив, Снейп завернул рукав. Черная метка резко выделялась на белой коже. Девушка ахнула и заплакала в голос.
   - Повторяю, все совсем не так страшно, - попытался успокоить ее зельевар. - Не бойтесь. Я пришел за вами...
   - Конечно, за мной! - взвизгнула Халифа, становясь на самый край. - Я же нужна ему - вашему Лорду! Я знаю, чего он хочет. Высосать всю мою магию, мою жизнь! Не выйдет! Он не получит ни меня, ни мою силу! Я лучше сдохну здесь, как собака!
   Снейп потерял терпение. Времени на уговоры не оставалось.
   - Иди сюда! - рявкнул он, прыгая вперед и хватая девушку за руку. Та дернулась и опрокинулась назад, в зияющую черноту. Вцепившийся в нее профессор не устоял на ногах и рухнул следом.
   Упав, мужчина покатился по гладкому известняку, отполированному непрерывно стекающей влагой. Спуск был почти отвесным. Снейп безуспешно пытался хоть за что-нибудь ухватиться. Яма превратилась в узкий наклонный колодец, скольжение замедлилось, и зельевар наткнулся на Халифу, судорожно цеплявшуюся руками за выступ, а ногами упиравшуюся в противоположную стенку. Едва не снесши девушку, профессор врезался в нее, и машинально зацепился, фактически повис на ней, обхватив руками. Халифа тихо всхлипывала, тяжело дыша. Снейп понимал, что ей трудно оставаться на месте, удерживая еще и вес взрослого мужчины, но найти опору ему никак не удавалось, ноги соскальзывали с гладкого камня.
   - Пустите... - еле слышно пискнула девушка. - Не могу больше...
   Нащупав, наконец, ногой выемку, профессор перенес на нее вес своего тела. Девушка обессилено соскользнула вниз. Но Снейп, упершись в стенку рукой, подхватил Халифу и подтащил к спасительной выемке. С полминуты оба не могли отдышаться. Потом девушка снова запричитала:
   - Ну зачем вы пришли за мной?! Почему именно вы?! Ведь я доверяла вам! Я писала вам! Я обо всем вам рассказывала!
   - Замолчите! - поморщился Снейп. Крики многократно отражались от стенок колодца, превращаясь в невыносимую какофонию. Не выдержав, профессор нащупал лицо девушки и зажал ей рот. И запоздало понял, что это было ошибкой. Лучше бы он дал ей выговориться, выпустить пар, выплеснуть скопившуюся злость на всех, кто вторгся в ее жизнь, выплакаться и успокоиться. А теперь Халифа рассвирепела. Она немедленно укусила его за палец и стала колотить кулачками куда попало. Зельевар отдернулся, чуть не упав дальше, и едва успел ухватиться за небольшой уступ. Но в этой руке была плюющаяся гневными искрами палочка, поэтому держаться пришлось тремя пальцами.
   - Истеричка! - зарычал Снейп, с трудом удерживаясь в этом положении. - Я пришел помочь!
   - Вы обманывали меня все это время! - вопила Халифа. - Я написала вам обо всем, а вы меня предали!
   - Да я даже не знал наверняка... - начал профессор, но тут мелкие камешки, пересыпаясь, захрустели под его ногами. Подошвы туфель заскользили по ненадежной опоре. Мужчина пошатнулся, и, теряя равновесие, отчаянно вцепился в уступ. И тут - о, ужас! - палочка выскользнула из непроизвольно разжавшихся пальцев и стремительно укатилась вниз.
   - Дьявол! - взревел Снейп, перенося на Халифу всю свою досаду и ярость. - Ну вот, спрашивается, какого черта вы дергались?! Что теперь прикажете делать?! Мы не выберемся отсюда без палочки!
   - А я и не собиралась выбираться! - запальчиво крикнула девушка. - Пусть ваш Лорд сам ищет это Око и подавится им!
   - Ага, то-то вы и держались изо всех сил за стены! - злобно парировал профессор, больно схватив ее за плечо. - Не хотите жить? Сделайте одолжение! Прогуляйтесь вниз за моей палочкой!
   - Не дождетесь! - прошипела Халифа, резко сбрасывая его руку. Оба потеряли равновесие и сорвались.
   Пролетев еще несколько метров по скользкому колодцу, они упали в холодную затхлую воду. Вынырнув, Снейп услышал рядом сдавленный кашель девушки. Убрав с лица волосы, профессор открыл глаза и обнаружил, что вокруг относительно светло. Во всяком случае, достаточно, чтобы можно было оглядеться. Подземное озеро зеленоватыми бликами отражало идущий откуда-то сверху слабый свет.
   - Вы умеете плавать? - спросил он. Халифа не ответила, но Снейп видел, что она не бьется в панике, и голова торчит снаружи - значит, держаться на воде может. Теперь бы знать, куда плыть. До дна было довольно глубоко. Мужчина осмотрелся по сторонам и заметил слева кусочек пологого берега, зажатый между скалистыми выступами.
   - Плывите за мной, - скомандовал он и, не оглядываясь, устремился туда. Захочет - выплывет. Сзади послышались размеренные всплески и фырканье. Через минуту ноги профессора коснулись каменистого дна. Выйдя, он оглянулся. Халифа все-таки поплыла следом, и уже вставала на ноги. Мокрый хиджаб сполз с ее головы и неопрятным узлом болтался на шее, одежда облепила тело, вид у девушки был изможденный и жалкий. Но едва оказавшись на мелководье, она вновь набросилась на него с воплями:
   - Зачем вы полезли сюда за мной?! Убирайтесь прочь! Предатель!
   Снейп раздраженно сплюнул - похоже, холодная вода ничуть не остудила ее. Схватив камень, девушка неловко швырнула его в профессора. Не долетев до цели, камень ухнул в воду, подняв облако брызг. Выкрикивая сумбурную смесь английских и турецких ругательств, Халифа подскочила ближе и замахнулась новым - побольше размером и с острыми краями. Этот метательный снаряд просвистел почти над ухом у Снейпа. Опасаясь, что в третий раз ей может повезти куда больше, зельевар не стал ждать, когда она нашарит под ногами подходящее орудие убийства, и прыгнул вперед, повалив девушку в воду. Окунувшись с головой, Халифа протестующе взбрыкнула ногами и заехала ему коленом в живот. Зашипев и закашлявшись, Снейп вскочил, подхватил ее под руки и, как следует встряхнув, поставил на ноги. Обретя устойчивость, девушка немедленно попыталась вцепиться ногтями ему в лицо. Мужчина поймал ее запястья и с силой завел руки за спину. Халифа, завизжав, стала вырываться. Крепко обхватив ее, профессор прорычал ей в ухо:
   - Успокойся, черт тебя подери! Я все могу объяснить!
   Словно не слыша, она извивалась всем телом, продолжая вопить. Снейп перехватил оба запястья девушки одной рукой, а другой с размаху влепил ей увесистую оплеуху. Крики тотчас же смолкли, Халифа охнула и замерла, дыша взахлеб и глядя на зельевара. Тот яростно уставился на нее - оба мокрые, растрепанные, с прилипшими к щекам прядями черных волос.
   - Если вы соизволите помолчать хотя бы минуту, и избавите меня от перспективы узнать о себе много нового, я, так и быть, объясню вам, в чем разница между тем профессором Снейпом, которого вы знали прежде, и тем, которого видите теперь, - Снейп перевел дыхание, стараясь не сорваться снова на крик. - Разницы никакой, за исключением того, что прямо сейчас я ввязываюсь в очередную историю, которая не сулит мне ничего хорошего.
   Девушка, дрожа всем телом, медленно успокаивалась. Знакомый язвительный тон начал действовать, как отрезвляющее зелье.
   - Я столько раз слышала ваш голос во сне... - вдруг прошептала она, глядя на него блестящими глазами.
   Мужчина резко выпрямился, отпустив ее. Халифа потеряла равновесие и шлепнулась в воду.
   - Вижу, вы пришли в себя, и готовы воспринимать происходящее достаточно адекватно, - произнес Снейп, поправляя сбившуюся набок мокрую мантию. Он протянул девушке руку, та, помешкав, приняла ее, и профессор, не удержавшись, спросил: - Надеюсь, я хотя бы не был частью ваших кошмаров?
   - Никогда, - уверила его Халифа, вставая. - И мне очень хочется верить, что ничего не изменилось. Скажите же что-нибудь! Мне невыносимы мои домыслы! Почему? Почему именно вы? Почему вы теперь с ними... с этими... - голос ее сбился и стал еле слышен.
   - С Пожирателями Смерти, - бесстрастно подсказал Мастер зелий.
   Халифа жалобно посмотрела на него исподлобья. Снейп вздохнул и монотонно проговорил:
   - Если вам от этого станет легче, то я с ними не со вчерашнего дня, и даже не с прошлого года. Это очень давняя история. Вы хотите знать подробности?
   Девушка подумала несколько секунд и уверенно ответила:
   - Нет. Не хочу. Но я хочу доверять вам по-прежнему!
   Профессор стоял прямо, заложив руки за спину, как перед классом на уроке. Странно, но даже в данной ситуации его поза вовсе не казалась нелепой. Наоборот, Халифа невольно настроилась на того, прежнего Снейпа - в той самой роли, которую он играл для нее лично. Тот Снейп просто не мог быть предателем - хотя бы потому, что девушке очень хотелось в это верить.
   - Так вы пришли сюда, чтобы... спасти меня?
   Строгий профессор исчез. Сейчас это был просто мокрый с головы до ног мужчина. Уставший и сердитый.
   - Не делайте из меня героя. Импульсивные действия под влиянием любопытства - вот как это называется. И я уже раскаиваюсь.
   Халифа опустила голову, но тут же тихо возразила:
   - Если бы мне довелось спасти хоть кого-нибудь, если бы это было в моих силах... Я была бы только рада.
   Снейп тяжело побрел на берег, бросив через плечо:
   - Что ж, радуйтесь. В ваших силах спасти остатки моего терпения. Если перестанете задавать идиотские вопросы и не затеете новой истерики.
  
   * * *
   Выбравшись из воды, Снейп принялся стаскивать мантию. В ответ на растерянный взгляд девушки он просто спросил:
   - А вы что, собираетесь ходить в мокром?
   Встав спинами друг к другу, они оба разделись и отжали свою одежду. Та все равно осталась влажной, но теперь с нее хотя бы не текло. Халифа взъерошила отросшие до середины шеи волосы, стряхивая с них капли воды, и, зябко ежась, снова натянула мокрое платье. Вздохнув, с тоской помечтала о горячей ванне и пушистом одеяле.
   - Все? - коротко спросил Мастер зелий.
   - Да, - повернулась Халифа. - Здесь так холодно...
   - Переживете, - сухо отозвался профессор. Похоже, его холод совершенно не беспокоил.
   Оставаться в сырой одежде было очень неприятно. Присев на корточки, Халифа обхватила руками колени, едва сдерживая дрожь. Глаза постепенно привыкли к полумраку. Снейп оглядывал успокоившуюся поверхность воды в поисках палочки - вдруг выплывет? - при этом вполне осознавая беспочвенность своих ожиданий. Напряженно следившая за ним девушка тихо спросила:
   - Она, наверное, утонула?
   - Может, и утонула, - отрывисто сказал Снейп. - Нырять будете?
   Едкость его тона прозвучала для Халифы упреком. Она медленно встала и молча вошла в воду.
   - Вы куда? - озадаченно произнес профессор, очевидно, не ожидая от турчанки подобного. Но девушка не собиралась сидеть сложа руки. Она прекрасно знала, что виновата, и хотела хотя бы попытаться все исправить.
   Вопреки ее ожиданиям, вода оказалась теплее воздуха. В темном потолке пещеры зияли трещины и истекающие неиссякаемыми ручейками устья колодцев-промоин. Замешкавшись на секунду, Халифа окунулась и поплыла к месту их падения. Поныряв минут двадцать, но так и не достав до дна, она ни с чем вернулась на берег. Похоже, Снейп и не надеялся, что ей повезет. Отвернувшись, он подождал, пока она снова отожмет одежду, и потом спросил:
   - Вы здесь уже бывали? Знаете, где выход?
   Халифа покачала головой.
   - Нет, но я кое-что знаю об этих местах. Знаю язык, обычаи...
   - Мы в Турции? - перебил он.
   - Нет, эфенди. Это другая страна.
   - Профессор, - машинально поправил ее Снейп. Девушка напомнила ему:
   - Но вы же мне больше не профессор.
   - Сэр, - невозмутимо предложил альтернативу Мастер зелий.
   Глаза Халифы хитро блеснули.
   - Сэр, - послушно повторила она, нарочито грассируя, хотя раньше за ней такого не водилось.
   Снейп поморщился.
   - Ладно, Мерлин с вами, зовите как хотите.
   В его небывалой снисходительности Халифа вдруг уловила легкий оттенок вины - за заведомо бессмысленное второе купание, за то, что, поддавшись мстительному чувству, не остановил... Будь на его месте, например, Люциус, Халифа обязательно бы воспользовалась этим, чтобы, уязвив посильнее, выцарапать для себя еще что-нибудь, любую мелочь. Но Снейпу она это легко простила, наверное, потому, что сама на его месте поступила бы так же - позволила бы совершить ошибку, не раздумывая.
   Несколько минут прошло в полном молчании. Чтобы согреться, Халифа прохаживалась туда-сюда, насколько позволял бережок. Профессор стоял, как изваяние, разглядывая потолок в темных провалах колодцев, из которых вниз непрерывными струйками сочилась вода.
   - Здесь должен быть сток, - задумчиво промолвил он. - Воде нужно куда-то уходить.
   - Сток есть, - растирая руками плечи, рассеянно отозвалась Халифа. - К западу от этой горы подземные воды выходят на поверхность. Там река...
   - Откуда вы знаете местность? - тут же спросил Снейп. - Вы же сказали, что никогда здесь не были.
   Девушка озадаченно умолкла, словно только что осознав, что именно говорит. Потом покачала головой и удивленно усмехнулась.
   - Я не припомню, чтобы когда-нибудь изучала местную географию. Но когда-то давно в этих краях жил один мой предок...
   - Джинн? - угадал профессор. Халифа задумчиво кивнула.
   - Неужели что-то остается в генетической памяти?
   - Может, то самое, на что надеется Темный Лорд? - спросил Снейп. - "Внутренний поводырь"?
   Услышав его слова, девушка ошеломленно распахнула глаза.
   - Как много вам известно, эфенди?
   - Не так много, как хотелось бы, - сдержанно ответил зельевар. - Но несколько больше, чем полагается.
   Халифа уставилась на него с подозрением.
   - Ваша... метка... она настоящая?
   Теперь насторожился Снейп, но тут же резко ответил:
   - Абсолютно. И вообще - не советую вам об этом задумываться. Вспоминайте лучше, куда нам идти.
   Девушка согласно склонила голову.
   - Вы правы, эфенди. И... вы правы вдвойне - я никогда не была здесь, и никогда не интересовалась подробно... но я откуда-то... - она умолкла, нахмурившись, и прислушалась к себе. - Но ведь так не бывает, - беспомощно пробормотала Халифа.
   Снейп терпеливо ждал.
   - На западе находится ущелье, - наконец, уверенно проговорила девушка. - Вся вода спускается туда. А еще должен быть сквозной тоннель через всю гору.
   Профессор подошел к воде и пригляделся, стараясь различить признаки течения. Через минуту взмахнул рукой влево:
   - Весь мусор плывет туда. Видимо, сток в той стороне.
   Они снова вошли в воду и поплыли к дальнему краю подземного озера. В полумраке стал виден темный свод, уходящий вглубь издали казавшейся монолитной скалы. Здесь течение стало ощутимым. Когда Халифа вслед за Снейпом подплыла к своду, то почувствовала, как ее затягивает внутрь. Испуганно вскрикнув, она поплыла обратно. Но не тут-то было!
   - Не боритесь с течением, - велел ей уплывающий под свод зельевар. - Если что - ныряйте.
   Девушка послушалась, и вскоре тоже оказалась внутри промытого водой тоннеля. Вода не доходила до потолка, но на нем виднелись следы размывов. Похоже, в дождливые сезоны тоннель заполнялся целиком.
   Вскоре потоком их вынесло в другую пещеру, большую и светлую. Здесь подземная река стала мелкой, разбившись на сотни ручьев, разделенных илистыми наносами. Все ручьи бежали к стене, зияющей трещинами, сквозь которые пробивался дневной свет. Вода уходила прямо под стену и исчезала.
   - Смотрите, эфенди! - обрадовано воскликнула Халифа, заковыляв по вязкому илу к соседнему ручью. - Ваша палочка! Ее тоже снесло течением!
   Девушка выловила прибившуюся к камню палочку и принесла ее профессору. Снейп взмахнул ею - и ничего не произошло. Профессор взмахнул еще раз, пробормотав какое-то простенькое заклинание. Никакого эффекта.
   - В чем дело? - встревоженно спросила Халифа. - Она что, размокла?
   - Понятия не имею, - недоуменно пробормотал Мастер зелий. - Все может быть. Я никогда не оказывался в подобной ситуации.
   Палочка вовсе не выглядела размокшей, но девушка и не знала, как выглядят размокшие палочки. И возможно ли такое вообще.
   - А разве палочка размокнет за какие-то пару часов? Я однажды плавала в море...
   - Если периодически колдовать, то можно хоть постоянно держать ее в воде, - раздраженно перебил Снейп. - Магия сама по себе немного подсушивает дерево.
   - А, ну да, - смущенно протянула девушка. - Я тогда то и дело заколдовывала медуз.
   - Плохо дело, - вдруг хмуро произнес профессор. И это напугало Халифу сильнее, чем сплав вслепую по подземной реке.
   - Мы выйдем на солнце, - с надеждой сказала она. - Здесь можно выбраться. Снаружи жарко, палочка высохнет, и все будет в порядке.
   Она первая подбежала к большой трещине и протиснулась к свету. И охнула от неожиданности. Сразу под ногами начинался обрыв. Практически отвесная скала уходила далеко вниз, в пропасть, где среди камней блестела рожденная в карстовых пещерах мутная речушка.
   - Что там? - спросил Снейп. Он отстранил девушку и высунулся сам.
   - Так, - услышала она. - Однозначно, здесь хода нет. Была бы метла...
   Вернувшись назад, профессор подытожил:
   - С этой стороны выбраться нельзя. Вы говорили о сквозном тоннеле. Что находится по ту сторону горы, к востоку отсюда?
   - Плато... пустыня... Но вам это и так должно быть известно. Вы же прибыли сюда вместе с остальными - неужели не знали, куда шли?
   - Ищем тоннель и идем греться в пустыню, - распорядился Снейп, проигнорировав вопрос. - На солнце палочка высохнет, и наши шансы выбраться резко возрастут. Вспоминайте дорогу.
   Дорогу-то они нашли - по сквозняку, приведшему их в широкий сухой тоннель, на стенках которого виднелись старинные следы заступов - проход сквозь гору был частично рукотворным. Плохо было то, что приближался вечер, и солнце уже клонилось к закату. А ночью в пустыне бывает еще холоднее, чем в пещерах.
   - Нам стоит поторопиться, - заметил на ходу Снейп. - Я не могу вернуть вас прямо домой, но могу аппарировать нас обоих в Лондон. Оттуда отправитесь в Стамбул по международной каминной сети.
   - Меня нельзя аппарировать, - тихо проговорила ему в спину Халифа. - Только портключ, камин или ковер.
   Профессор резко остановился.
   - А где мы сейчас находимся?
   - Деште-Лут. Пустыня на востоке Ирана.
   Плечи Снейпа раздосадовано опустились.
   - Замечательно... - процедил он сквозь зубы. - Просто чудесно... Если я правильно понял, вряд ли нам поблизости встретится магическая община с подключенным камином?
   - Сомневаюсь, что здесь вообще можно встретить жилье, - с виноватым видом пробормотала девушка. - Если повезет, можно наткнуться на кочевников. Они путешествуют от оазиса к оазису. Но они все магглы.
   Снейп сжал кулаки и быстро двинулся дальше, буркнув:
   - Будь проклят тот день, когда вы впервые переступили порог хогвартсовских подземелий! Мне следовало еще тогда догадаться, что одним только паршивым удавом дело не ограничится!
   Халифа удивленно посмотрела на его удаляющуюся спину и заторопилась следом.
  
   * * *
   Едва поспевая по усыпанному обломками проходу за стремительно шагающим профессором, девушка уже в который раз порадовалась тому, что у нее не было привычки всюду ходить на каблуках, как, например, у Хаджер Салтинэ, которая даже в спальне цокала шпильками. Вспомнив про нелюбимую одноклассницу, Халифа снова расстроилась.
   - Эфенди, вы знали о том, что наставник Сулейман Карзанот - Пожиратель Смерти?
   - Нет, - не оборачиваясь, тихо ответил Снейп. - После вашего письма Дамблдор по моей просьбе сделал запрос и проверил списки аврората по разным странам. Карзанот нигде не числится. Возможно, его завербовали и оставили в резерве. Или же он стал Пожирателем перед самым исчезновением Лорда.
   Тоннель начал постепенно подниматься вверх. Близился выход на плато. Сделав короткий привал, Снейп расспросил Халифу подробнее о предмете поисков Волдеморта. Чуть позже, на ходу, он спросил:
   - Но почему ваш фамильный артефакт хранится именно здесь, в Персии? Ведь вы живете в Турции...
   - Наши предки переселились в Турцию только в середине шестнадцатого века, при султане Сулеймане Кануни, в Европе больше известном, как Сулейман Великолепный. Одна из наложниц султана была сквибом из семьи Ранавхан, и по ее совету Сулейман тайно взял к себе на службу колдуна-зельевара из Аравии, - девушка улыбнулась. - В маггловских исторических документах значится, что яды и целебные снадобья для султанского двора готовил индус Машам, а на самом деле...
   - Понятно, - кивнул Снейп. - В средние века колдуны частенько нанимались на службу к маггловским правителям. Они нередко влияли на ход истории и достигали огромной власти и богатства...
   - ...которое потомки старательно приумножали, - подхватила Халифа. - Потому-то наша семья и не чурается иметь дела с магглами.
   - Так значит, вы по происхождению не турки, а арабы? Но все-таки - почему Персия?
   - Сатия Улей Пейфези жила в Аравии, а здесь, в этих краях обитал джинн Дасэ аль-Инфитар. Во мне намешано десятка два разных кровей, - Халифа принялась воодушевленно перечислять: - Мой прадед по матери был индусом из рода Арлраджпурни, одна прабабка - египтянкой из рода аль-Ахраматон, а другая - из тунисских Хафсидов, из магической их ветви... Бабушка - мать моего отца - была из Багдада, из рода Джанахбири, а ее мать - из Кабула, урожденная Миджасванэ... - девушка прервалась, переводя дыхание. О своих известных на волшебном Востоке предках она могла рассказывать бесконечно. Снейп сосредоточенно смотрел под ноги, хотя было заметно, что он все-таки впечатлен. Но минуту спустя профессор язвительно пробормотал:
   - Вы так гордитесь своим происхождением, словно это ваша личная заслуга. Уверяю вас, это вовсе не так.
   Замечание выбило Халифу из колеи. Слегка обидевшись, она долго молчала. Потом мрачно спросила:
   - А чем же еще мне гордиться? Собственных заслуг у меня пока нет.
   Снейп хмыкнул и вдруг остановился.
   - В таком случае, как насчет тех страниц вашей родословной, о которых обычно деликатно умалчивают? Вы не ставите их себе в вину?
   - А разве должна?
   - Это было бы логично.
   После недолгой паузы девушка пробормотала:
   - Наверное, вы правы. Как раз сейчас наша семья отдувается за темное прошлое далеких предков. И... да, я стыжусь их поступков, будто сама к ним причастна.
   - А вот это напрасно, - возразил профессор. - Ваши предки никогда бы не вошли в легенды, если бы не заставили других людей восхищаться своими делами. Ведь ими восхищались, не так ли? Несмотря ни на что.
   Халифа задумалась.
   - Да, это так. Наверное, я больше стыжусь своих прежних иллюзий. Люциус-эфенди верно сказал...
   - Люциус? - переспросил Снейп. - Вот оно что! Забудьте все, что он вам говорил. Полторы тысячи лет назад понятия об этике были совсем другими. Война тогда не считалась преступлением, а самосуд и расправа - жестокостью. Сатия Пейфези хотела получить силу джинна - кто бы упрекнул ее в этом тогда? Даже сейчас... Кто такие джинны? Их никто не видел. В законе об охраняемых магических существах нет ни слова о джиннах...
   - Как вы можете так говорить, эфенди! - перебивая зельевара, возмутилась Халифа. Она обогнала его и заглянула в лицо. - Вы оправдываете Сатию?! Хорошо, тогда представьте себе, что Око сейчас у вас в руках, и вы можете безнаказанно высосать мою жизнь, чтобы стать сильнее. Представьте! - она шагнула вперед, едва не наступив мужчине на ногу. Голос Халифы стал чужим, звенящим, с незнакомыми прежде металлическими нотками, раскатистым эхом отражающимся от каменных стен. Профессору на мгновение показалось, что девушка стала чуть выше ростом. Он хотел было отступить, но подумал, что ему не пристало показывать малодушие перед студентами, пусть даже бывшими, и ограничился тем, что слегка отстранился. - Это же так заманчиво - обрести невиданную магическую мощь! И все, что надо сделать - убить какого-то джинна! Только и всего! Одну нечеловеческую тварь! Вот она, перед вами! Гибрид, мутант, чудовище!
   - Достаточно, - отрезал Снейп, разом сбрасывая наваждение. - Не накручивайте себя. Я предупреждал, что не потерплю больше истерик. Хватит заниматься самоуничижением. Вы не обязаны искупать грехи своих прародителей. И вообще, о чем тут спорить? Убийства не произошло, джинна немного потрепало... но ведь и Сатия тоже в некотором роде... пострадала...
   - Она была колдуньей, - отрезала Халифа, размашисто жестикулируя. - Умной, талантливой, амбициозной. Она знала, с кем связывается. Джинна нельзя перехитрить. Ни одному человеку никогда не удавалось получить от джинна желаемое именно так, как хотелось изначально. Хочешь тысячу тонн золота? Пожалуйста! Но одним куском, и попробуй - унеси или спрячь от грабителей! Хочешь разделить силу джинна? Пожалуйста! Получай под завязку и попробуй уместить ее в себе, в хрупком человеческом теле! Сатия наверняка неосторожно сформулировала желание. Потребовала от Дасэ что-нибудь вроде "части всего". И он поделился всем, что имел, дав ей частичку себя, способную удержать эту магию. Но родив ребенка, Сатия лишилась приобретенной мощи - малыш забрал всю силу с собой. А джинн и не обещал, что магия навсегда останется у нее!
   Снейп мрачно усмехнулся.
   - Обязательно возьму на заметку - никогда ничего у вас не просить. Все равно получу не то, что надо.
   Халифа растерянно заморгала. Зловещий блеск в ее глазах тут же исчез.
   - Что вы... Перестаньте, я же не настоящий джинн! Я всего лишь йени, магически измененная плоть.
   Профессор подбросил камешек на ладони.
   - Не скажите. Взять хотя бы Малфоев. Хотели богатую чистокровную невесту? Получили. Вытрепала жениху все нервы, не раз заставив пожалеть о договоре, но так и не стала женой.
   Изумлению Халифы не было предела.
   - Это же просто совпадение... Ого! Неужели Драко с вами так разоткровенничался?!
   - Нет. Я и так всегда в курсе всего, что происходит на моем факультете, - спокойно ответил Снейп, забросив камешек куда-то вперед. - Но хватит об этом. Любопытно другое - насколько далеко могут зайти касающиеся вас якобы случайные совпадения, и какова доля намеренного коварства?
   Девушка нахмурилась.
   - Что вы имеете в виду? Я вовсе не стремилась к тому...
   - К чему вы стремились, мне неинтересно, - перебил Снейп. - Сможете ли вы удержаться в рамках игры - вот в чем вопрос?
   - Игры? - девушка склонила голову набок. - Я не понимаю...
   - Поддержите знаменитую традицию. Исполните желание Темного Лорда, но на свой лад.
   Поняв, Халифа хихикнула.
   - А ведь я уже исполнила одно его желание! Написала отцу. Правда, его ответ не оправдал ожиданий Лорда.
   Мастер зелий хмыкнул.
   - Ну вот, и вы еще будете со мной спорить?
   - Ну-у... Это тоже всего лишь совпадение.
   - Ну, пусть будет совпадение, если вам от этого легче. Получается, осталось два? Темный Лорд хотел, чтобы вы нашли Око? Так найдите его. Все, как он пожелал.
   Глаза девушки блеснули злорадством.
   - О, он пожелал! Он так боялся пожелать неправильно! Он велел мне отыскать Око и незамедлительно передать в руки своего слуги.
   - Любого слуги? - уточнил профессор.
   - Вроде бы так. Один лишь Люциус - это так ненадежно, - в глазах Халифы на миг появилась кровожадная искорка. - Нет Люциуса - нет и Ока... А слуг много. Да, именно так - в руки его слуги.
   Снейп хмыкнул, машинально потерев левое предплечье.
   - Ну, это-то как раз и не проблема.
  
  
  

Глава 8.

Пройдет и обида твоя, и невзгода.
Пройдет и тоска, что не знает исхода.
Грядущее наше во власти того,
Чья воля вращает круги небосвода.

Хафиз


   Выбравшись на плато, мужчина и девушка направились через песчаные дюны подальше от лагеря Пожирателей. На солнце одежда быстро высохла, только в обуви еще осталась сырость. Снейп то и дело проверял подсыхающую палочку. Солнце опускалось за горизонт, и тени от песчаных холмов стремительно удлинялись. Из низин потянуло прохладой. Сейчас это казалось приятным после дневной жары, но Халифа знала, что скоро свежий ветерок обернется ночным холодом.
   - Пить хочется, - пробормотала Халифа. В карстовой пещере оба наглотались мутной солоноватой воды из озера, и теперь жажда стала невыносимой. Профессор молча шел впереди, изредка оглядываясь. Девушка приятно удивила его. После истерики в пещере он ожидал капризов, нытья и бесконечных остановок. Но Халифа оказалась довольно выносливой, она следовала за ним, не отставая и не жалуясь. Последние два слова были единственным, что она сказала за минувшие три часа, и то были лишь констатацией факта.
   - Надеюсь, мы сможем найти воду, - проговорил Мастер зелий. Девушка осмотрелась.
   - Сможем. Местность понижается. В низинах здешних пустынь часто попадаются оазисы.
   Забравшись в наступающем сумраке на высокую дюну, профессор остановился на заостренной ветром вершине, глядя вниз, к подножию.
   - Смотрите! - позвал он девушку. Та ускорила шаг, присоединившись к нему. И еще не глянув вниз, почувствовала, как потянуло сыростью от источника и пахучим дымом.
   Внизу, в оазисе, горели огни. Снейп разглядел три больших костра, вокруг которых расположились несколько шатров. Чуть поодаль виднелось небольшое стадо верблюдов. У костров сидели люди.
   Халифа присмотрелась.
   - Это бедуины. Иногда они поселяются в городах, но большинство кочует по пустыне, как их предки.
   - Магглы?
   - Увы.
   - Они могут приютить нас?
   - Я не знаю. Мы можем попросить еды... но будет лучше, если вы пойдете туда один.
   - Почему? Я не смогу говорить с ними.
   - Это не страшно. Они помогут одинокому путнику, даже чужаку. Вы ведь сможете дать понять, что голодны? - видя недовольство профессора, девушка добавила: - Ладно, я могу научить вас фразе на фарси... они поймут...
   Халифа произнесла длинную тираду на мелодичном языке, акцентируя окончания слов. Снейп скривился.
   - Нет уж. Идемте вместе. Будете сами говорить все это.
   Девушка покачала головой.
   - Вы не понимаете... Хорошо, но сделаем так - говорить будете вы, а я - переводить.
   - Выходит, они охотнее договорятся с мужчиной? - сделал вывод профессор.
   Халифа помялась.
   - Ну, вроде того...
   Снейп кивнул.
   - Ясно. Тогда идемте скорее, уже холодает.
  
   * * *
   У крайнего шатра залаяла собака, следом отозвались остальные. Человек у костра вскочил на ноги и направился к ним, держа в руках продолговатый предмет, очевидно, маггловское оружие.
   К первому встречающему подтянулись еще трое с оружием и факелами в руках. Они настороженно оглядели Снейпа с головы до ног и стали с опаской посматривать по сторонам и в надвигающуюся темноту, откуда пришел чужак. Зельевар догадался - они высматривают его возможных спутников. Одиночка в пустыне без вещей выглядел подозрительно.
   Спрятавшаяся за спиной профессора Халифа тихонько прошептала приветствие. Снейп вслух громко повторил за ней и поклонился. Бедуины ответили сдержанными поклонами. Потом один из них шагнул в сторону, обходя англичанина, и попытался разглядеть, кто же там шепчет. Вытянув руку с факелом, он что-то резко выкрикнул и требовательно взмахнул другой. Халифа вздохнула и вышла из своего укрытия, встав рядом с зельеваром. Кочевники уставились на нее с легким удивлением.
   - Ну почему я не в чадре?! - в шепоте девушки послышалось отчаяние. И, видимо, на то были причины.
   Сложив по ее примеру ладони у груди, Снейп как можно более вежливым тоном попросил бедуинов о еде, воде и теплом ночлеге. Халифа переводила, не поднимая глаз и беспрестанно кланяясь. Мужчины переглянулись, один из них обернулся к шатрам и кого-то позвал. Тут же к ним присоединились еще несколько человек с оружием. Похоже, чужаков тут не жаловали. Один из бедуинов что-то сказал, остальные засмеялись. Снейп заметил, как они смотрели на Халифу - определенно, по-мужски заинтересованно. Тихо переговариваясь, вооруженные люди стали потихоньку окружать их.
   - Что они говорят? - отрывисто спросил профессор. Девушка тоже встревожилась.
   - Это местный диалект. Я не понимаю всего. Только... - она вдруг охнула и вцепилась в рукав его мантии.
   - Что?
   - Они хотят обыскать нас.
   Снейп прекрасно понял, что это значит. Он пощупал палочку в рукаве. Еще сырая...
   Халифа внезапно подавила нервный смешок.
   - Эфенди, вон тот говорит, что вы похожи на колдуна.
   - Да неужели? - саркастично фыркнул профессор. - С чего бы это?
   Слегка приоткрытый полог крайнего шатра откинулся полностью, и оттуда вышла сгорбленная старуха, с ног до головы закутанная в черное покрывало, оставляющее открытым лишь морщинистое лицо. Двое мужчин почтительно посторонились, пропуская ее к чужакам. Старуха подошла ближе и, подслеповато сощурившись, стала внимательно рассматривать лицо Снейпа. Тот решил придержать свой фирменный взгляд до более подходящего случая и с любопытством вгляделся в ее выцветшие от старости глаза, испещренные мелкими желтоватыми бельмами.
   "Песок, - догадался зельевар. - Она попала в бурю когда-то..."
   Старуха глухо закашлялась и что-то прохрипела. Мужчины разом подобрались. Снейп почувствовал, как рядом напряглась Халифа. Ее горячие пальцы нашли его руку и судорожно сжали.
   - Что она говорит? - тихо спросил Мастер зелий.
   - Она говорит, что вы тоже не тот, кому... - начала девушка.
   Услышав ее голос, старуха по-птичьи дернула головой и перенесла все внимание на турчанку. Та умолкла и опустила голову, прячась от ее взгляда. Из складок черного одеяния вынырнула дряблая рука с вздувшимися венами и цепко схватила девушку за подбородок, вынуждая поднять голову. Халифа подчинилась. Пару секунд старуха в свете факелов пристально вглядывалась в ее бездонные глаза. И вдруг отшатнулась, резко отдернув руку. С неожиданным для своего возраста проворством она попятилась к шатру, тыча в сторону девушки узловатым пальцем и истошно причитая. Снейп отчетливо различил в ее хриплых воплях слово "джинн". Мужчины встрепенулись и перехватили оружие, направив его на чужаков.
   - Проклятье! - выдохнул профессор, инстинктивно выхватывая палочку. Сырая так сырая...
   Но бедуины не нападали. Старуха скрылась в своем шатре, откуда еще долго продолжали доноситься тревожные крики. Все становище переполошилось. Люди выглядывали из шатров, косились издали на пришельцев, но никто не решался приблизиться. Вооруженные мужчины с опаской смотрели на девушку и встревоженно - на ее спутника, но оружие в ход не пускали.
   - Скажите же им что-нибудь! - не выдержал Снейп. Ситуация была совершенно непонятной. Кто кого должен бояться?
   Халифа шагнула вперед с открытыми ладонями в знак добрых намерений и, поклонившись, заговорила певучим речитативом. Мужчины напряженно слушали ее, но стоило девушке сделать еще один шаг, как они снова вскинули оружие. В глазах крайнего из них, того самого, что счел Снейпа колдуном, застыл неподдельный ужас. Выхватив из-за пазухи грубо вырезанную из дерева фигурку, бедуин выставил перед собой руки, словно закрываясь амулетом от джинна.
   - Варвары... - пробормотал профессор. - Что за дикость? Они что, язычники?
   Один из мужчин, самый старший с виду, поднял руку и, указав на девушку, что-то быстро и решительно заговорил. Когда он умолк, все остальные сбились в шеренгу, заслоняя собой становище и выжидающе глядя на чужаков. Халифа повернулась и пошла прочь. Поравнявшись со Снейпом, она потерянно произнесла:
   - Пойдемте отсюда, эфенди. Нас только что невежливо прогнали.
   Профессор не терял надежды.
   - Мы могли бы попытаться купить у них еду и одеяла. У меня есть несколько галлеонов. Золото есть золото.
   - Что вы! Нам теперь не дадут даже напиться из источника в оазисе.
   Халифа быстро шагала, обхватив себя руками, увязая в песке и, по всей видимости, не отдавая себе отчета в том, куда движется. Снейп догнал ее и остановил.
   - Не стоит уходить далеко от лагеря. Переночуем здесь, и тогда уже решим, что делать.
   - Да, вы правы, - растерянно пробормотала девушка. - Я никуда не шла... просто...
   - Я так и понял, - профессор взял ее под руку и решительно повел к высокому песчаному холму, в подветренной стороне которого образовалось углубление в форме полумесяца. - Нужно укрыться от ветра, иначе мы замерзнем.
   Девушка послушно шла с ним. Снейп устроился с отвесной стороны дюны и распахнул мантию.
   - Идите сюда. Спрячемся и будем ждать. Когда палочка просохнет, у нас будет укрытие, вода, - он усмехнулся, - и еда из их запасов.
   Халифа села рядом, прислонившись к его плечу. Профессор укутал ее полой мантии и принялся методично проверять палочку, пытаясь применить простейшие заклинания. Пока срабатывало только Lumos - и то чуть заметно, огонек едва теплился и мерцал.
   - Ну, это уже хоть что-то. Nox.
   Из темноты со стороны оазиса доносилось убаюкивающее стрекотание цикад. Помолчав немного, Снейп спросил:
   - Магглы здесь знают о существовании колдунов?
   Девушка вздохнула.
   - На Востоке граница между маггловским и магическим мирами не так ощутима. Это не Европа, где буйствовала инквизиция. Разумеется, наши миры сосуществуют не слишком тесно, но большинство здешних магглов не были бы слишком удивлены, оказавшись свидетелями волшебства. Испуганы - возможно, но отнюдь не шокированы. В Европе магглы рассказывают сказки. Здесь эти сказки создали множество традиций, живых по сей день.
   - В джиннов они тоже верят?
   - Да, по-своему, - тихо ответила Халифа. - Местные жители верят в злобных духов, приходящих в ночи и наводящих смятение и ужас. Они считают, что джинны обладают дьявольским притяжением и склонны к развращению человеческих душ. Наверняка никто из них даже не усомнился в том, что я пришла не просто так.
   - А как эта женщина смогла распознать в вас джинна?
   - По глазам, конечно же, - ответила девушка так, словно это было нечто само собой разумеющееся.
   Профессор задумался и спросил:
   - А что не так с вашими глазами?
   Халифа удивилась.
   - Вы никогда не обращали внимания?
   Мастер зелий повернулся к ней.
   - Нет. Что с ними?
   - У вас, как и у меня, черные глаза, но если присмотреться, легко различается зрачок. В моих глазах зрачков нет.
   - Как это нет?!
   - Они не видны. У всех Дасэби такие глаза - с трудноразличимым зрачком. Обычно никто не приглядывается, но по этому признаку потомков джинна очень легко вычислить, если знать, что искать. А мои зрачки после трансформации исчезли совсем.
   Снейп задумался.
   - Выходит, эта женщина знала, что ищет?
   - Наверное. Странно все это...
   Уставшая девушка начала засыпать. Сквозь дремоту ей показалось, что профессор еще что-то спросил.
   - Что? - пробормотала она, приоткрыв глаза и наткнувшись на его пристальный изучающий взгляд. - Что вы сказали?
   Мужчина слегка покачал головой и отвернулся, бросив:
   - Вам послышалось.
   Халифа снова закрыла глаза, чувствуя легкое смущение. Вдруг зельевар резко выпрямился.
   - У нас гости.
   Из-за дюны показались огни факелов. Два бедуина шли от становища по их следам. Снейп вскочил, поднимая с собой и Халифу. Можно было ожидать чего угодно. Кочевники подошли совсем близко, заметно нервничая. Тот, что постарше, поклонился путникам и обратился к Халифе:
   - Почтенная Хадиджи передает вам, что она просит милостивого джинна простить ее испуг и оказанное неуважение. Мы побоялись, что вы причините нам вред. Но вы просто ушли, никого не тронув, а мы отказали вам даже в гостеприимстве. Позвольте нам все исправить.
   Зельевар вопросительно посмотрел на девушку. Она вполголоса перевела ему слова бедуина.
   - Надеюсь, это не ловушка, - буркнул профессор.
   - Вряд ли. Они действительно боятся, - девушка подавила улыбку. - Но мне почему-то совершенно не хочется их успокаивать.
   Снейп тихонько хмыкнул.
   - Ну, раз так... Воспользуемся их любезным, хоть и запоздалым предложением.
  
   * * *
   Халифа сбросила давно просохшие туфли и вытянула босые ноги к огню. После сытного ужина бороться со сном было уже почти невмоготу.
   Ей хотелось поговорить с Хадиджи. Но старуха после испуга неожиданно слегла. Ухаживающая за ней женщина успокоила девушку, пояснив, что с ней время от времени случаются такие приступы, после которых она начинает вспоминать странные вещи. Хадиджи извинялась и просила передать, что к утру оправится.
   Хозяйка в темно-синей чадре подошла и поинтересовалась, как желают ночевать гости - вместе, или в отдельных шатрах, с другими мужчинами и женщинами? Халифа перевела Снейпу вопрос, и тот ответил, не раздумывая.
   - Естественно, вместе. Нам нельзя разделяться. Гостеприимство гостеприимством, но я им все равно не доверяю.
   Девушка вежливо ответила хозяйке, а та заулыбалась, поняв ее по-своему:
   - Конечно же, кто расстанется с такой красавицей даже на одну ночь? - она бросила лукавый взгляд на англичанина и ушла, посмеиваясь. Халифа покраснела.
   - В чем дело? - спросил Снейп. Турчанка быстро помотала головой.
   - Ерунда. Не обращайте внимания.
   - Вы опасаетесь за свою репутацию?
   - Что вы, эфенди! Эти люди видят нас в первый и последний раз. Меня ничуть не беспокоит, что они там могут себе выдумать.
   Профессор кивнул, и девушка, отвернувшись, задумчиво сунула ступни в тлеющие угли, разворошив их, и поджимая пальцы, как от щекотки. Жар поднимался по венам, позволяя ей еще немного пободрствовать.
   Вокруг костра установилась ошеломленная тишина. Снейп оглянулся - все сидящие рядом бедуины прервали негромкую беседу и оторопело уставились в одну точку. Он проследил за их взглядами... и увидел изящные девичьи ножки, по щиколотку погруженные в раскаленную золу...
   - Вы что вытворяете?! - прошипел он, схватив Халифу за локоть.
   - А? - очнулась она. Оглянулась, и быстро поджала ноги под себя. Подол платья слегка задымился. Девушка прижала тлеющее место рукой и виновато улыбнулась. - Я забылась, простите.
   Профессор недоверчиво протянул руку и, сдвинув край ее одежды, уставился на босые ступни. Никаких ожогов, только серые следы от пепла.
   - Та-ак... - протянул он, посмотрев ей в лицо. Халифа старательно избегала его взгляда. - Еще один сюрприз. И что еще мне предстоит узнать в самый неподходящий момент?
   Девушка заметила у только что поставленного нового шатра хозяйку в синей чадре и, радуясь возможности уйти от разговора, встала и направилась к ней. Тотчас же один из мужчин придвинулся к Снейпу, что-то быстро пробормотал, помявшись, добавил еще кое-что и, нервно вздохнув, отсел с таким видом, будто только что исполнил свой священный долг. Остальные сдержанно закивали. Зельевар заметил, как Халифа, расслышав слова бедуина, раздраженно нахмурилась и прибавила шагу. Хозяйка проводила ее в шатер и вскоре вышла. Снейп подождал еще пару минут и тоже отправился спать. Девушка уже устроилась под огромным верблюжьим одеялом на одной стороне широкого матраца, разложенного на ковре, устилающем пол тесного шатра. Профессор погасил масляный светильник в изголовье, сбросил мантию и лег на другой стороне.
   Спустя некоторое время он нарушил молчание, спросив:
   - Что сказал мне тот человек?
   Халифа промолчала.
   - Я знаю, что вы не спите, не притворяйтесь. Что он сказал? Вы все слышали.
   - Ничего особенного.
   - И все же?
   - Это неважно, - неохотно пробормотала она. - Вам ведь тоже все равно, что они подумают, разве нет?
   - Он говорил обо мне? Или о вас? В конце концов, он МНЕ это сказал!
   Девушка молчала. Снейп приподнялся, схватил ее за плечо и развернул к себе лицом.
   - Что он сказал? Переведите слово в слово, а выводы я и сам сделаю.
   - Да это ерунда, - поморщилась она. - Все важное я перевожу.
   - Слово в слово! - нависнув над ней, требовательно повторил профессор.
   - О, Аллах! Ладно! - воскликнула Халифа, всплеснув руками и закатив глаза. - Слово в слово. Он сказал: "Позволь дать тебе совет, чужеземец. Ты выбрал себе неподходящую женщину". Это все, - она стряхнула руку Снейпа и опять отвернулась, закутавшись в одеяло с головой.
   Профессор откинулся на подушки и долго лежал, глядя открытыми глазами в темный свод шатра. Пение цикад, казалось, наполняло всю пустыню. Сквозь узорчатый полог виднелись догорающие костры. Дыхание рядом с ним стало еле слышным. Мужчина покосился на спящую девушку и повернулся на бок, презрительно буркнув себе под нос:
   - Магглы...
  
   * * *
   На рассвете бедуины неожиданно засобирались в путь. Поднявшись, Снейп первым делом проверил палочку. Она просохла и снова работала как прежде. Профессор привел в порядок одежду - свою и Халифы. Теперь по ним не было заметно, что они спали одетыми, тем более что в становище все равно никто бы в это не поверил.
   Когда они завтракали возле сложенного шатра, к ним подсела Хадиджи. Халифа обрадовалась.
   - Почтенная, я хотела спросить вас кое о чем...
   Старуха бросила на нее быстрый взгляд.
   - Идешь в огненную пещеру? Давно пора.
   Девушка насторожилась.
   - В огненную пещеру?
   - Да. Ее вчера и другие люди искали. Чужеземцы, раздающие золото за любые сведения. Тебе стоит поторопиться, они могут прийти сюда снова.
   Халифа затаила дыхание. Снейп заметил ее встревоженный взгляд и придвинулся ближе. Девушка перевела ему слова Хадиджи.
   - Это люди Темного Лорда, - уверенно сказал он. - Теперь понятно, почему нас вчера так встретили. Спросите, удалось ли им найти пещеру?
   Хадиджи в ответ на это глухо рассмеялась.
   - Они направились туда, - старая женщина махнула рукой в ту сторону, откуда вчера пришли Халифа и Снейп. - Я никогда не покажу дорогу злым людям. А сами они никогда ее не найдут. Огненная пещера ждет своих наследников, - проговорила она, в упор глядя на девушку. - А мы теперь уходим.
   - Наследников... - как эхо повторила турчанка.
   - Огненная пещера - владения джиннов, - произнесла старуха. - Проклятое место. Люди боятся приближаться к ней, а тот, кто осмеливается зайти слишком далеко, долго плутает в поисках обратного пути и ходит кругами.
   - Чары ненахождения, - выслушав перевод, согласился Снейп. - Это то самое место.
   - Хранилище Ока, - прошептала Халифа. - Почтенная, но разве никто так никогда и не смог забраться туда?
   - Как же, как же... - беззубо усмехнулась Хадиджи. - Всегда находились отчаянные, те, у кого хватало сил не верить миражам и идти вперед. Только никто из них так и не смог выбраться. Падкие на легкую добычу искали легендарные сокровища джиннов. Их останки достались пескам. Лишь немногие знают о том, что сокрытое в пещере принадлежит только джиннам, и никогда не дастся в руки людям. Многие поколения бережно хранили сказание о том, как однажды пещера будет открыта, но ее тайна вернется обратно и земля сомкнется над нею...
   Халифа подалась вперед.
   - Из какого вы рода, Хадиджи-ханым? - голос ее зазвенел.
   Старуха загадочно улыбнулась.
   - Я сирота с пяти лет. Меня подобрали в пустыне и вырастили чужие люди. Я плохо помню настоящих родителей, но очень хорошо помню эту легенду. И когда ты появилась, я вспомнила то, что должна была передать.
   Ахнув, девушка наклонилась к Снейпу.
   - Эфенди, вы знаете какой-нибудь способ отличить сквиба от маггла?
   Профессор язвительно фыркнул.
   - Слава Мерлину, вы наконец-то догадались! Я поражен.
   Девушка пристыжено опустила голову. Хадиджи переводила взгляд с зельевара на турчанку и ее подслеповатые глаза хитро блестели. Внезапно она протянула морщинистую руку, поймала кисть Халифы и развернула ее ладонью вверх. Взгляд ее стал рассеянным, и она нараспев заговорила:
   - Ты ведь веришь в предсказания, верно? Ищешь совпадения, полагаясь на судьбу...
   - О чем это вы? - удивленно спросила девушка. - Почему совпадения?
   - Ни одно предсказание не может быть точным, и только глупец сочтет последние сказанные слова итогом всему, - уста Хадиджи словно заговорили чужими словами. - Для каждого периода жизни судьба готовит нам выбор. То, что принимают за результат, иногда оказывается условием для следующего выбора, - блеклые глаза блеснули. - А иногда судьбу толкуют двояко. Или принимают за нее простое совпадение. При этом самое главное остается незамеченным. А главное состоит в том, что в действительности выбора изначально не было и не будет. Судьба всегда только одна.
   Халифа вздрогнула. Старуха выпустила ее руку и, кряхтя, поднялась на ноги.
   - Нам пора уходить. И тебе тоже. Иди все время прямо, не сворачивай ни на шаг, - она простерла руку на восток. - Когда песок заблестит, вы увидите скалы. Оттуда начинаются владения джиннов, и подсказки тебе будут уже не нужны. Не сворачивай.
   - Благодарю вас, почтеннейшая, - с трепетом произнесла девушка. - Что я могу сделать для вас?
   - Сделаешь... Мы еще встретимся для последнего ритуала, - загадочно ответила та, и зашагала прочь. Обернулась и крикнула: - Не забывай - только прямо!
   Караванщики, гикая, уже собирали навьюченных верблюдов в цепочку.
  
   * * *
   Когда солнце наполовину высунулось из-за горизонта, путники уже выбились из сил от быстрой ходьбы по рыхлому песку. Снейп остановился и оглянулся назад.
   - Такое впечатление, будто мы не прошли и мили.
   - Пески создают оптический эффект приближения, - переводя дыхание, отозвалась Халифа. - На самом деле...
   - Мне это известно, - сухо перебил Мастер зелий и пошел дальше. Девушка плелась позади.
   Солнце встало, и небо стало совершенно безоблачным. Поверхность дюн начала мерцать.
   - Скалы... - устало выдохнул профессор, остановившись на вершине песчаного холма.
   Впереди, среди моря песков, виднелся островок каменных обломков. Вдали он постепенно переходил в безлесный горный хребет. И никаких признаков дороги или жилья.
   - Похоже, прогулка затянется, - сказал Снейп, усаживаясь и снимая со спины бурдюк с водой, которым его заботливо экипировали в лагере. Не то чтобы в нем была необходимость, но Снейп согласился взять его, дабы не вызывать ненужных вопросов, а заодно и поберечь силы.
   - Что она вам сказала? - спросил он, обтирая взмокшую шею краем широкого клетчатого платка, которым его также снабдили бедуины. Традиционный головной убор был призван защищать голову от солнца, но профессор уже вовсю досадовал на свою плотную мантию. Уменьшив ее, Снейп положил сверточек в карман брюк. А вот белая рубашка была теперь как раз по погоде.
   Халифа пересказала ему конец разговора с Хадиджи. Выслушав, зельевар пробормотал:
   - Это становится все любопытнее.
   Передохнув, они продолжили путь. Девушка слегка отстала, вот уже в сотый раз вытряхивая песок из туфель. Догоняя Снейпа, она заметила кое-что странное - профессор стал постепенно сворачивать вправо.
   - Эфенди! - окликнула она его. - Куда же вы? Нам прямо.
   Тот остановился и принялся недоуменно оглядываться.
   - Я и иду прямо.
   Девушка молча указала ему на цепочку их следов позади, ровной линией уходящую по дюнам к горизонту. Последние метров десять следы Снейпа начали все больше отклоняться в сторону от следов Халифы.
   Вернувшись, профессор хмуро посмотрел назад и вперед.
   - Начинают действовать чары ненахождения, - промолвил он и покачал головой, глядя на девушку. - Но, похоже, на вас они не действуют. Идите первой, а я следом.
   Халифа пошла впереди, поминутно оглядываясь. Это оказалось нелишним - Снейп начал отставать и отклоняться в сторону, а потом вообще остановился.
   - Чары слишком сильные, - посетовал он с досадой в голосе. - Я вообще не могу идти за вами.
   - На что это похоже? - полюбопытствовала девушка. - Я имею в виду - сопротивляться чарам...
   - Как будто земное притяжение сместилось, и меня тащит в сторону. Будь я один - наверняка пошел бы по пути наименьшего сопротивления. Чары ненахождения изменяют пространство.
   - А я ничего такого не ощущаю, - чуть виновато произнесла Халифа. - Наоборот, идти стало легче. Я теперь даже не сомневаюсь, что мы найдем туда дорогу.
   - А вот это как раз и есть избирательное действие чар. Меня и других людей они отталкивают, а вас - притягивают. Это очень мощная магия, способная спрятать от посторонних даже полностью открытую местность, - он протянул руку. - Все видят скалы, но никто не может к ним подойти. Магглы называют это явление фата-морганами.
   - Неужели такие чары могут продержаться полторы тысячи лет? - изумленно воскликнула Халифа. Ответ Снейпа ее поразил.
   - Нет, не могут. Но я не уверен, что это обычные чары. Радиус действия... он огромен. Достаточно было зачаровать только пещеру. А тут закрыто все.
   - Неужели мне придется идти дальше одной? - забеспокоилась девушка. - А как же вы?
   - Мда... Признаться, перспектива дожидаться вас на солнцепеке меня вовсе не прельщает. Я предпочел бы тень скал и прохладу пещер.
   - А еще лучше - своих подземелий, да? - улыбнулась Халифа, но тут же прикусила язык, вспомнив, что он оказался тут именно из-за нее. Вздохнув, она предложила: - Давайте руку. Я поведу вас.
  
   * * *
   Следующие два часа были сущим кошмаром. Снейп спотыкался, падал чуть ли не на каждом шагу. Головокружение и невыносимая слабость не давали ему идти. Халифа практически тащила его на себе, задыхаясь и обливаясь потом. Палочка профессора напрочь отказалась работать в магическом поле, так что помочь себе путешественники ничем не могли.
   Все кончилось внезапно. Они словно прорвались сквозь барьер, ввалились внутрь и с облегчением растянулись на каменистой земле.
   - Тот, кто наложил эти чары, обладал просто невероятной магической силой, - немного придя в себя, заявил Снейп. - Иначе такое широкое и мощное поле не продержалось бы столько времени.
   Девушка кивнула, соглашаясь.
   - Очень возможно, что сюда в течение пятнадцати веков вообще не ступала нога человека.
   - Может и ступала, но свидетелей тому не осталось. Попробуй я пройти здесь в одиночку - умер бы медленной и мучительной смертью, не в силах даже отползти назад, чтобы спастись.
   Профессор встал и осмотрелся. Везде скалы, скалы... от камней рябило в глазах. Обломки со всех сторон казались одинаковыми и совершенно непроходимыми.
   - И куда теперь? - спросил он.
   Халифа повертела головой.
   - Сюда, - и шагнула вперед, указывая на серую насыпь, ничем не отличавшуюся от остальных.
   - Сюда? - недоверчиво переспросил зельевар. - Вы уверены?
   Она удивленно оглянулась на него.
   - Так вот же она, дорога. Идемте, - увидев выражение его лица, девушка удивленно раскрыла глаза. - Вы что, не видите ее?
   Снейп быстро подошел к ней и стал всматриваться туда, куда она указала.
   - Я ничего не вижу. Никакой дороги. Только камни, - он внимательно посмотрел на нее. - А как вы это видите?
   Девушка немного растерялась.
   - Не знаю, как объяснить, это... странно. Я будто... чувствую дорогу.
   Профессор снова решительно взял ее за руку.
   - Думаю, настало время полностью довериться вашим новым инстинктам. Ведите.
  
  
  

Глава 9.

Истины сердце мое дожидалось -
Не понапрасну оно ожидало.
Не понапрасну искало чудес,
Преображенья давно ожидало.
Прошлое время, грядущие дни -
Все открывалось и дух обжигало.

Хафиз
  
   Скалы непостижимым образом расступались, открывая просветы, щели и неожиданные тропы. Снейп пару раз эксперимента ради отпускал руку Халифы, делал шаг - и сразу оказывался в тупике. Но стоило девушке вновь его коснуться - и тут же обнаруживался проход.
   Через час блуждания в каменном лабиринте они оказались у подножия невысокой горы. Ее пологий склон был весь испещрен разломами, в некоторые из которых вполне мог бы протиснуться молодой дракон.
   - И которая из них - огненная пещера? - в замешательстве пробормотала Халифа.
   - Будем проверять по очереди, - предложил Снейп, и направился к ближайшей. Здесь, внутри барьера, он уже мог передвигаться свободно. Второй уровень защиты был успешно преодолен.
   Восьмой по счету разлом пронизывал утес насквозь и открывался над глубоким ущельем. Путники стали спускаться в ущелье, и вдруг Халифа схватила профессора за рукав.
   - Нет, эфенди, дальше нельзя. Мы что-то забыли.
   Она быстро пошла назад. Снейп, не задавая вопросов и полностью положившись на ее ощущения, направился следом. Проверив еще четыре узких прохода, в просторном пятом они увидели на камне старые следы заступа.
   - Такое впечатление, словно здесь кто-то жил.
   - Или работал, - заметил профессор. - Взгляните-ка...
   Камни в углу были сложены определенным образом. Время не пощадило их, однако знакомые очертания все еще просматривались.
   - Алхимическая печь! - ахнула Халифа. - Здесь была лаборатория!
   Она принялась обследовать пещерку, бормоча:
   - Здесь должно быть что-то важное...
   Зельевар взялся за осмотр противоположной стороны. И ему повезло.
   - Кажется, я что-то обнаружил.
   - Правда? - обрадовалась девушка, подбегая.
   Снейп взмахнул палочкой, убирая гирлянды древней серой паутины. За этим уродливым занавесом обнаружилась неглубокая ниша. На низкой, грубо выдолбленной каменной полке, среди насыпавшихся сверху крошек скалистой породы, стояла продолговатая шестигранная шкатулка.
   - Что это? - прошептала Халифа.
   - Посмотрим... - пробормотал профессор.
   Он осторожно смахнул со шкатулки многовековой слой пыли. Обнажилась тусклая бронзовая крышка, украшенная затейливым орнаментом. Девушка тихо ахнула.
   - Видите? - она указала на выпуклый узор в центре. - Это элемент старинного герба нашего рода. Та самая часть, что досталась нам от Улеев.
   - Хотите открыть? Здесь могут быть охранные чары, - Снейп провел палочкой над узорчатой поверхностью. - Я ничего не нахожу, но это еще не значит, что их нет. Вероятны также чары самоуничтожения содержимого. Надо быть поосторожнее.
   - Я сомневаюсь... - начала Халифа, и вдруг зельевар, наклонившись, ткнул пальцем в торец шкатулки, где витиевато змеились выпуклые строчки.
   - Что здесь написано?
   Девушка присела на корточки, вглядываясь в отлитые символы. Нахмурилась и пожала плечами.
   - Это древний фарси... что-то вроде стихов, - она принялась разбирать их, шевеля губами: - "Проклятье от женской руки... на детей наших пало... и женской рукою его... предначертано снять..."
   - Хм... - Снейп наклонил голову, разглядывая шкатулку сбоку. - А здесь?
   Халифа нетерпеливо стерла пыль с той стороны:
   - О, здесь еще есть! "Лишь джинну за Оком позволено будет... сюда возвратиться опасным путем..."
   Теперь девушка, уже не церемонясь, вертела шкатулку:
   - "Могучая сила вершителя судеб... потомкам досталась, добытая злом..."
   Следующую грань турчанке пришлось поскрести ногтем.
   - Здесь бронза сильно заросла патиной, конец фразы еле различим. "Вновь Око зажечь и отдать силу..." А дальше не понимаю. Птице, что ли? Точно! "...отдать силу птице". Странно, почему птице? Наверное, я перевела неправильно. "Добытое злом против зла обратится..."
   Халифа оторвалась от шкатулки и растерянно уставилась на профессора.
   - Это не просто стихи, - задумчиво возразил Снейп. - Это похоже на предсказание, напутствие... Что дальше?
   - Дальше... "Мощь джинна в итоге вернется к истоку... но проклятый род... получит свободу".
   Девушка уронила руки на колени.
   - Это все.
   Профессор помолчал, мысленно повторяя услышанное, и заключил, наконец:
   - Осмелюсь предположить, что это предназначено вам. Открывайте.
   Халифа встала, нерешительно занесла руку над шкатулкой - и убрала ее.
   - Боитесь? - спросил Снейп, впрочем, без насмешки. Неизвестность и правда страшила. - Тогда я попробую.
   Он попытался поднять крышку. Цеплял со всех сторон, нажимал на все, что могло служить замочком или рычажком - безрезультатно.
   - Alohomora, - осторожно произнес профессор, коснувшись крышки палочкой. Ничего.
   И тут, будто вспомнив что-то, Халифа ногтем принялась расковыривать на руке порез от малфоевской шпаги. Выжав каплю крови, она стряхнула ее в малозаметное углубление в переднем крае крышки шкатулки. Кровь тут же собралась в шарик, зашипела и... впиталась в бронзу. Раздался тихий щелчок. Девушка взялась за крышку, и та легко откинулась. Внутри, на когда-то шелковой, но теперь давным-давно истлевшей подушечке лежала волшебная палочка. Затаив дыхание, Халифа осторожно прикоснулась к ней. Подушечка тотчас же рассыпалась в прах. Девушка испуганно отдернула руку.
   - Обычные чары длительной консервации, - успокоил ее профессор. - Растаяли от прикосновения. Подушка не была заколдована, просто поддерживалась чарами, наложенными на палочку.
   Халифа нервно передернула плечами. Снейп, хмыкнув, сам вытащил палочку из шкатулки и принялся изучать ее. Палочка была сделана из какого-то неизвестного угольно-черного дерева. Не сияющая полировкой, как современные творения Олливандера и других мастеров, а мерцающе-матовая. Зельевар даже машинально проверил, не пачкает ли она пальцы.
   - Интересно, что там внутри? - задумчиво произнес он.
   - Я знаю, кому могла принадлежать эта палочка, - вдруг сказала Халифа. - Наверное, ее прежняя хозяйка - Сатия Пейфези.
   - Ну, что ж, - кивнул Снейп. - Выходит, она завещала ее вам.
   - Нет, вряд ли. Не она.
   - А кто? - поднял брови профессор.
   - Не знаю. Но это можно выяснить.
   Снейп взмахнул палочкой. Та не отозвалась, даже малейшей искорки не выпустила.
   - Может, она испорчена? - предположила Халифа. - Столько лет здесь пролежала, может, уже и сердцевина сгнила, и консервирующие чары не помогли... - продолжая говорить, она взяла у профессора палочку и взмахнула ею. Шлейф разноцветных искр сорвался с кончика и озарил пещерку, превратившись спустя пару секунд в искрящуюся дымку. Девушка оторопело опустила руку.
   - Вот это да! Никогда так много не было! А ведь я уже три палочки сменила.
   - Это ваша палочка, - со значением в голосе заключил Снейп. - Действительно ваша.
   Халифу захлестнула радость.
   - Lumos!
   Ослепительный свет разлился по "лаборатории", обрисовывая каждую мелочь. Девушка обернулась к выходу:
   - Wingardium Leviosa!
   Кусок скалы снаружи пулей взлетел вверх и завис в воздухе.
   - Ого! - обрадовалась Халифа. - Diffindo!
   Парящий валун взорвался, разлетевшись на тысячи осколков. Снейп еле успел оттолкнуть девушку в сторону и отпрыгнул сам, поскользнувшись на куче обломков. Острые камни со свистом пробарабанили по внутренней стене пещеры напротив входа, выбивая куски породы.
   Халифа поднялась с земли бледная, с трясущимися губами.
   - Вот это да! Я ведь даже не старалась сосредоточиться!
   Профессор, морщась, поднес к лицу содранные до мяса ладони.
   - Чтоб вас тролль сожрал! Осторожнее надо! Эта палочка слишком чувствительна к вашей магии.
   - Вы расшиблись? - ахнула Халифа. - Сильно? Давайте я вам помогу.
   - Нет уж, спасибо, сам справлюсь, - спрятал руки Снейп. - Вашими методами я сыт по горло.
   - Вы мне не доверяете? - огорчилась девушка. - А лечебные заклинания, между прочим, у меня получаются очень хорошо.
   - Вполне допускаю. Но сначала вам стоит привыкнуть к новой палочке, а потом уже браться ею лечить.
   - Тогда я могу попробовать вылечить вас вашей палочкой. Вам ведь все равно неудобно самому.
   Снейп отошел в сторону и подцепил свою палочку двумя пальцами, шипя от боли и досадуя, что не может взяться половчее.
   - Какой же вы упрямый! Дайте мне!
   - Отвяжитесь!
   Халифа надулась.
   - Ах так? Accio!
   Палочка рванулась из рук профессора, но тот вцепился изо всех сил, стараясь ее удержать. Нерастраченный поток магии обвил Снейпа и потащил его вместе с палочкой.
   - Осторожно! - зельевар со всего маху врезался в девушку, сбив ее с ног. При этом они еще и умудрились столкнуться лбами так, что искры из глаз посыпались.
   Отойдя от шока, Халифа тихонько всхлипнула:
   - Эфенди, вы в порядке?
   Профессор, тряхнув головой, оперся на локти и рявкнул:
   - Чертова заноза! Вы соображаете, что творите?!
   - Я не хотела, - принялась оправдываться девушка. - Зачем вы ее держали?
   - А-а, так выходит, это я виноват?!
   Халифа поднялась, отряхиваясь от пыли и потирая ушибленный затылок.
   - Нет, конечно, нет. Простите меня, пожалуйста. Вы можете подняться?
   Снейп встал на колени, держа окровавленные ладони на весу. Девушка подошла и помогла ему.
   - Премного благодарен, - буркнул он, отстраняясь. - Я бы и сам справился.
   - Так вы позволите мне вылечить вас? - спросила Халифа.
   - Сделайте одолжение, - съязвил Мастер зелий. - Страшно представить, что еще может произойти, откажи я вам снова.
   Девушка покраснела было, но тут же с вызовом вздернула подбородок.
   - Вот и не провоцируйте меня! Давайте руки.
   Она повертела в руках палочку профессора, взмахнула ею на пробу и нахмурилась, когда появилась всего пара бледных искр.
   - Нет, она мне явно не подходит. Все равно, что пешком догонять ковер. Если вы не возражаете, я хочу рискнуть... - и подняла палочку Сатии.
   Снейп закатил глаза.
   - Выражение "на ошибках учатся" вам, очевидно, незнакомо?
   - Да не волнуйтесь так, я уже поняла, как с ней обращаться. У вас все равно нет выбора.
   Прошипев сквозь зубы что-то, похожее на "этого следовало ожидать", зельевар смирился:
   - Будьте осторожны. Я вам не камень.
   Халифа нетерпеливо закивала.
   - Конечно.
   - И незачем орать заклинание. Достаточно вполголоса, а лучше шепотом.
   - Я и в первый раз все прекрасно поняла! - огрызнулась турчанка.
   - Замечательно. Значит, у меня есть шанс выжить после вашего лечения.
   Девушка недовольно поморщилась.
   - Вы всегда язвите, когда вам не по себе, да?
   - Может, вы все-таки начнете?
   - Может, вы все-таки дадите мне свои руки? Или мне полечить что-нибудь еще?
   С каменным лицом Снейп протянул ей израненные ладони. Для начала Халифа легонько провела над ними палочкой. Не сказала ни слова - просто выдохнула, мысленно представив...
   Запекшаяся кровь вперемешку с пылью и впившимися в плоть мелкими острыми камешками - все исчезло. Раны мгновенно затянулись молодой розовой кожицей. Она посветлела, утолщаясь прямо на глазах. Зельевар медленно сжал кулаки, вновь разжал, пошевелил пальцами.
   - Вот это я понимаю! - довольно улыбнулась девушка. - Вот что значит найти правильную палочку!
   - Да уж... - глухо пробормотал профессор. - Даже выбитый сустав стал прежним.
   - Что-о?!
   - Разрыв связок, двадцатилетней давности. Тщательно залеченный... но все равно палец иногда ныл на непогоду и плохо сгибался, - Мастер зелий опять пошевелил пальцами правой руки. - Пожалуй, мне стоит поблагодарить вас. Сами знаете, руки в моем деле - это все.
   - Всегда пожалуйста. Еще есть застарелые болячки?
   Снейп фыркнул.
   - Не такой уж я старый и убогий, как вы думаете.
   Девушка засмеялась.
   - Нет, я так не думаю. Вы вовсе не старый. На Востоке в вашем возрасте многие только вторую жену берут.
   Профессор усмехнулся.
   - У вашего отца их четыре.
   - Так ему уже пятьдесят семь. Последний раз он женился всего восемь лет назад. Роксане тогда было девятнадцать.
   - Хм... Ладно. Вам, похоже, понравилось?
   - Да! Не терпится поколдовать вовсю!
   - Ну так колдуйте. Попробуйте сложные заклинания.
   Халифа поднесла палочку к лицу на манер дуэльного приветствия.
   - Нет уж, увольте, - Снейп отступил назад. - Против вас, с вашим неумением обороняться - ни за что. Первое же пропущенное вами Impedimenta в ответ опалит меня не хуже, чем Макнейра. Хватит с меня на сегодня. Попробуйте трансфигурировать что-нибудь. Насколько я помню, это было вашей слабой стороной.
   Оглядевшись, девушка направила палочку на изодранную бахрому грязной паутины - и на ее месте возникла белоснежная кружевная занавеска.
   - Даже накрахмаленная? - пощупал ее творение профессор. - Десять баллов ученице Эль-Муфди. Вы явно были прилежны в волшебном домоводстве.
   Халифа довольно улыбнулась и сделала пируэт на месте, осыпав себя цветными искрами.
   - А вот так? - на месте старой алхимической печи возник выложенный изразцами камин. Раз - и в нем заплясало веселое пламя. Два - перед камином раскинулся пушистый персидский ковер. Три - появился низенький столик из розового дерева, уставленный блюдами с закусками и фруктами.
   - Другое дело! - воскликнул Снейп, подходя к столу. - Жаркое из молочного ягненка... Откуда вы это притащили?
   - Понятия не имею. Судя по сервировке - из какого-то ресторана. Возможно, из Бирдженда, Мешхеда или даже Тегерана.
   Халифа взяла из-под тарелки вышитую льняную салфетку, развернула ее и прочла:
   - "Рызы Байхам". Эфенди, это же ресторанчик в Анкаре! Я была там с родителями в позапрошлом году!
   - Вы что, призвали еду аж из Анкары? Поближе ничего не нашлось?
   - Э-э... - девушка озадаченно нахмурилась. - Вы знаете, столик мне тоже кажется смутно знакомым... Да будет вам! - смущенно произнесла она, заметив едкую усмешку профессора. - Это вовсе не смешно. Я не знала, что так выйдет.
   - Воровать накрытый столик из маггловского ресторана, - с укоризной пробормотал Снейп. - Дожили, поздравляю. Хорошо хоть без посетителей, а то вышло бы, как с моей палочкой.
   Халифа не выдержала и хихикнула.
   - А что, была бы нам компания! Прошу к столу! - она наколдовала два пуфика и по-хозяйски уселась.
  
   * * *
   - Итак, - отложив смятую салфетку, произнес Снейп. - Что будем делать дальше? Полагаю, именно за палочкой вы и должны были вернуться сюда. Теперь можно идти в то ущелье?
   Халифа рассеянно ощипывала кисть винограда.
   - Я не уверена... У меня такое ощущение, что палочка действительно пригодится, но нужно что-то еще. Дальше будет не так просто, как до сих пор. Барьер и лабиринт - лишь цветочки. Там, внутри, что-то по-настоящему мощное. Что-то, с чем я пока не в силах справиться.
   - До сих пор вы справлялись без проблем, даже меня провели следом.
   - Да, но палочка и так предназначалась мне. А Око - моя погибель.
   - Только в злых руках, - возразил профессор. - Я уверен, что его можно использовать по-разному.
   Девушка задумчиво смотрела в пламя камина.
   - Вначале я шла сюда с мыслью найти его и перепрятать, подальше от Темного Лорда. Попав сюда, поняла, что с такой защитой Лорду до него не добраться. Никто из ныне живущих не смог бы спрятать такой артефакт лучше. Но теперь... когда мы нашли палочку Сатии и напутствие... - она призвала к себе шкатулку и снова поскребла заросшую патиной грань. - Подразумевается, что оно исполнится в точности. Но при чем тут проклятье от женской руки?
   - Может, имеется в виду обряд, проведенный Сатией Пейфези? - напомнил Снейп. - Он мог стать причиной проклятья?
   Халифа покачала головой, усердно полируя бронзу краем рукава.
   - Этот обряд не повредил джинну, лишь истощил его. Истинная причина проклятья - в чем-то другом. И ее наверняка знает мой отец. Он никогда не рассказывал мне об Оке. Думаю, у него в запасе еще немало секретов.
   Зельевар наблюдал за ней, положив подбородок на сцепленные пальцы.
   - Вы не вините отца за то, что он с такой легкостью принес вас в жертву?
   Девушка опустила шкатулку на колени и посмотрела на Снейпа.
   - А как бы вы поступили на его месте?
   Профессор пожал плечами.
   - Мне трудно судить об этом, не имея семьи.
   - Папа поступил правильно. Ему изначально не оставили выбора. В нашем поместье сейчас находится не меньше двадцати человек. Как еще он мог поступить? Пожертвовать ими всеми, или одной дочерью, которая и без того может погибнуть в любой момент? Я так ему и написала, - Халифа помолчала, вертя в руках шкатулку. - Любой член нашей семьи добровольно отдаст свою жизнь за остальных. Любой бы предложил поменяться со мной местами. Только вот любой не нужен Темному Лорду. Меня бы убили в любом случае. Единственное, о чем я сейчас жалею - что не могу сообщить домой о своем побеге. Они волнуются.
   - Мне тоже нужно возвращаться, - кивнул Снейп. - Люциус может поверить, что я просто забыл снять пароль с лаборатории, а сам вернулся в Хогвартс, но это еще не гарантия. Он может послать сову.
   - Разве сова не полетит искать вас сюда?
   - Скорее всего, она не отыщет меня за барьером чар ненахождения. Нужно идти дальше. Мы уже слишком долго пробыли здесь.
   - У меня есть предложение, - сказала Халифа. - Чтобы не подводить вас. Я помогу вам выйти за барьер, и вы аппарируете в Англию. Сообщите моим родным, где я...
   - А вы останетесь?
   - Да. Я буду упражняться в заклинаниях, привыкать к новой палочке. Еда - не проблема. Возможно, я даже смогу призвать книги из дома - со столиком же сработало.
   - А если что-то случится? Вас чуть не убило тем камнем. Не рассчитаете силу заклятия и пострадаете.
   - Я буду очень осторожна.
   Профессор подумал.
   - Сделаем так. Я сообщу вашему отцу, где вы. Но в отличие от меня, он не сможет сюда аппарировать, ведь он здесь никогда не был, а значит, будет добираться медленно. Поэтому я вернусь, чтобы присматривать за вами до его прибытия.
   - Мне не нужна нянька! - возмутилась Халифа.
   - Еще как нужна. Где гарантии, что вы не полезете сами в огненную пещеру?
   Девушка наклонила голову набок. Глаза ее заблестели.
   - А вы думаете, что туда меня нужно будет провожать? - и подалась вперед. - Эфенди, вы что, еще не поняли? Я в своих владениях! Я здесь - у себя дома! Никто, кроме меня, не сможет войти в огненную пещеру. Это не барьер, туда я не смогу провести вас за руку. Я даже не уверена, что мой папа сможет туда пройти.
   Снейп встал и подошел к выходу из "лаборатории". Облокотившись о край скалы, он устремил взгляд куда-то поверх каменных нагромождений.
   - Догадки, одни догадки. Вы и сами сможете войти туда только при условии, что пещера ждет именно вас.
   - Она ждет именно меня, - твердо ответила Халифа. - Еще летом я начала понимать, что моя трансформация была вовсе не случайной. Сам факт того, что необычность проявилась не на первом, а на восьмом ребенке, настораживал еще моего отца. Раньше этот ген доставался только мальчикам-первенцам по главной линии наследования - в нашем роду два первых ребенка всегда рождаются мальчиками, у всех жен Дасэби первые дети всегда сыновья - старая родовая магия, еще от Улеев. А теперь необычность досталась девочке - беспрецедентный случай. Это нарушает все установившиеся закономерности - ведь по правилам скрытый ген должен был передаться потомкам Касима - моего самого старшего брата. А теперь получается, что отныне он должен перейти к моим потомкам. Носители активного гена почти всегда умирали еще молодыми - либо от травм, что получали в гневе, либо - как в случае с моим единственным дошедшим до трансформации предком - сгорая. А я выжила, - Халифа сделала паузу, переводя дыхание. - "Женской рукою его предначертано снять" - это про меня. Последние месяцы во мне все больше крепла уверенность, что все происходящее не случайно, все сыграло свою роль. Все вело к тому, чтобы я превратилась в джинна.
   - Что, и князь Исмаил, и смерть Баранди? - негромко спросил Снейп.
   Девушка опустила голову.
   - Все может быть. Вся моя жизнь была распланирована заранее, но потом она вся была так же планомерно разрушена. Не было ни одного случайного человека, даже интриги Малфоя способствовали достижению все той же цели - сделать меня джинном. Папа, как мог, старался уберечь меня, но я сама разрушала себя, вопреки всем его стараниям. Наверное, он ошибался - не стоило этому мешать...
   - Не думаю, - заметил профессор, оборачиваясь к ней. - Его старания тоже послужили все той же цели - они эффективно предотвратили хаотичность идущих изменений. Надо полагать, я тоже сыграл свою роль в этой истории?
   - И немалую! Я же говорю - тут все сыграло роль, абсолютно все! Даже тот самый злополучный щит против заклятий, что поставили над нами наемники князя тогда, возле Хогсмида. Не будь его, я бы не выжила и не сбежала оттуда.
   - Как это? - удивился Снейп.
   Девушка села на ковер у камина, скрестив ноги.
   - Магия джинна проявила одно любопытное свойство. Я условно назвала его "цунами". Вы знаете, что это такое? - профессор кивнул, и девушка продолжила: - Вам известно, как идет цунами? После подводного землетрясения волна катится к побережью. Но перед этим вода отходит от берега, обнажая дно моря. Она как бы подсасывается под волну, а потом вся эта масса воды обрушивается на берег и сметает все на своем пути. Вот так и мощнейший щит, ради перестраховки поставленный сразу пятью волшебниками, сыграл роль подпитки перед моей вспышкой. Начав стремительно трансформироваться, я сперва втянула в себя всю магическую энергию из щита и немного - из окружающих людей, используя замкнутый контур из наших с вами палочек. Не спрашивайте, как я узнала об этом - это то же самое, как с каменным лабиринтом, что-то вроде проснувшегося инстинкта. Будь я настоящим джинном, обошлась бы и без палочек. А потом я трансформировалась и выплеснула всю втянутую магию и часть своей в виде огня. Не окажись рядом щита и других магов - я бы выплеснула только свою энергию, нарушила бы равновесие и сгорела дотла.
   - Равновесие магии! - Снейп сел напротив. - Ну конечно!
   - В маггловской физике тоже есть закон сохранения энергии. Я читала об этом уже давно и не помню его точно, но суть примерно такова: сколько получено - столько же и затрачено. Да вы и сами наверняка это знаете! Благодаря щиту и магии окружающих мне хватило энергии на полную трансформацию, и моему телу не пришлось сжигать себя, чтобы выплеснуть последний резерв. Я легко отделалась.
   - Хм, легко... От вас одна тень осталась.
   - Зато живая тень! У меня даже хватило сил добраться до дома.
   - А кстати - каким образом?
   Халифа развела руками.
   - Не помню. Я запомнила только жуткую боль.
   Профессор снова встал и заходил кругами.
   - Вам стоило бы подробно описать все свои превращения.
   - Все уже записано. Я дополнила нашу семейную книгу ценнейшими практическими сведениями. А кроме нас это никому больше не потребуется. Разве что в качестве любопытной теории для упражнения чьих-нибудь скучающих мозгов.
   - Теория и в самом деле весьма любопытная. В цепочке на первый взгляд случайных событий каждое ведет к определенной цели, в нужное время, не быстро, но неизбежно. Вы правы - все это не случайно.
   - А я что говорю?! Все то, что некогда убило кого-то из Дасэби, для меня стало ступеньками лестницы, ведущей сюда, - девушка обвела руками пещерку. - Все вело к тому, чтобы я "сюда возвратилась опасным путем". Напутствие предка надлежало исполнить новой хозяйке палочки. А следовательно, и огненная пещера тоже ждет именно меня.
   Снейп быстро взглянул на нее.
   - Выходит, своя роль была и у Уизли?
   Халифа разом сникла. Но потом вскинула голову и спокойно ответила:
   - Да, и у него тоже. Страсть форсировала тихо тлеющий процесс, а заодно позволила мне потом контролировать свое превращение, резко ускорив его на последнем этапе. Не вспыхни я тогда принудительно - и кто знает, сколько еще мне пришлось бы болеть? Пришлось бы спать всю оставшуюся недолгую жизнь.
   - Принудительно?! - удивленно выделил суть зельевар. - Процесс был не спонтанным?
   - Ну, скажем так - я немного помогла себе, - глаза девушки хитро сверкнули. - И у меня получилось!
   Профессор чуть усмехнулся.
   - Как вовремя вам подвернулся неожиданный возлюбленный. Очень кстати, как и все остальное. Средство для достижения цели, ни больше, ни меньше. А вы сразу собрались замуж.
   Халифа печально улыбнулась.
   - У нас с Джорджем впереди целая жизнь, чтобы научиться любить друг друга по-настоящему, - тихий вздох девушки неожиданно с головой выдал ее сомнения, понятные и без слов.
   Снейп мрачно крутил в пальцах палочку.
   - Вот он - юношеский максимализм. Пара встреч - и любовь до гроба.
   - Страсть - это еще не любовь, - возразила Халифа. - Пожив в Англии, я невольно переняла европейский образ мышления и поторопилась дать волю чувствам. Хм... Но и это тоже послужило конечной цели.
   Профессор покачал головой.
   - Горе и страсть сами превратили вас в джинна. А если бы Баранди остался жив, и вы никогда бы не встретили Уизли?
   Халифа помолчала, неотрывно глядя в пляшущий огонь.
   - О, сколько их - разных "если бы". Меня собирались выдать замуж за мужчину, которого я не должна была видеть до самой свадьбы. Я уважала выбор родителей, я бы научилась уважать и его самого, а потом бы полюбила, - рука девушки окунулась в танцующие языки пламени, пропуская их сквозь пальцы, точно струящуюся воду. - А страсть... кто знает, как все могло обернуться? Возможно, я была бы очень счастлива. Осталась бы человеком и никогда бы не ввязалась в эту вашу войну.
   Повисла тишина. Повернув голову и встретившись со скептическим взглядом профессора, Халифа словно увидела себя со стороны, и почувствовала глупым, наивным ребенком... Тут же восприятие изменилось, будто на секунду сдвинулось в сторону, и она увидела сразу двоих - уставших, измученных людей, у которых нет, и не может быть выбора. Внезапно устыдившись своего несбыточного плана воображаемой жизни, девушка вскочила и выбежала наружу.
  
   * * *
   Звук приближающихся по камням шагов казался неестественно громким. Халифа подняла руку.
   - Эфенди, тише! Прислушайтесь!
   Снейп остановился в нескольких футах от нее.
   - Я ничего не слышу.
   Девушка резко обернулась.
   - Я тоже. Ничего. Абсолютно.
   Профессор огляделся по сторонам.
   - Верно. Единственные звуки здесь издаем мы.
   Широко раскрыв от волнения глаза, Халифа воскликнула:
   - Я только сейчас заметила, что здесь совсем нет ветра!
   - Да, правда. Ни звуков, ни запахов, и никакого движения.
   Девушка запрокинула голову и посмотрела в небо.
   - Как вы считаете, сколько времени мы провели здесь с тех пор, как прошли барьер?
   - Часов шесть, не меньше.
   - Да, где-то так. А солнце все еще восходит!
   Снейп прикинул высоту светила. Лицо его внезапно помрачнело.
   - О, Мерлин... Вы хоть понимаете, что это значит?! - он начал медленно поворачиваться на месте, озираясь. - Барьер изменяет не только пространство, но и время!
   - Кажется, понимаю, но... Разве это возможно?
   - Нет, невозможно! Никто не может накладывать такие чары, да еще и одновременно. Есть приборы, частично управляющие временем, например, хроноворот. Но он действует только на использующего его человека. Я никогда еще не видел, чтобы время стояло на месте внутри огромного открытого пространства, огражденного только магическим полем.
   Халифа нахмурилась.
   - Нет, подождите. Время стоит снаружи! - потом она помотала головой. - Ой, нет. Я окончательно запуталась.
   - Снаружи, скорее всего, все осталось по-прежнему, просто мы здесь этого не ощущаем.
   - Значит, для нас время во внешнем мире бежит со страшной скоростью? Что же будет, когда мы выйдем отсюда?!
   - Вы меня спрашиваете? - фыркнул Мастер зелий.
   - У нас в домашней библиотеке была одна английская книжка, - сосредоточившись, Халифа взмахнула палочкой. Через несколько секунд в руки девушки впорхнула тонкая пергаментная брошюрка. Халифа вздрогнула от неожиданности и упустила ее. Профессор ловко подхватил книжицу, не дав ей упасть на землю.
   - "Хронакус В.Таймс, - вслух прочел он название на невзрачной обложке. - Прикладная теория парадоксов в чарах высших магических существ и ее условное применение на практике. Издание второе, исправленное". Поразительно, ему даже удалось переиздать этот бред, - Мастер зелий насмешливо посмотрел на турчанку. - Полагаете, с помощью подобной макулатуры можно объяснить нашу ситуацию?
   - Откуда мне знать! - возмутилась Халифа. - Я ее не читала. Просто однажды она попалась в руки... У нас дома собрано все, что хоть как-нибудь касается джиннов и прочих высших магических созданий.
   - Этот, с позволения сказать, исследователь однажды пытался предложить школе свой учебник по магической теории, - фыркнул профессор. - К счастью, отбором литературы для учащихся занимаются в основном люди компетентные и не расположенные к голословной чепухе.
   Девушка вздохнула.
   - Я не знаю, как объяснил бы это ваш теоретик, но мне почему-то кажется, что для нас сейчас время снаружи барьера стоит на месте. Как думаете, можно доверять моим ощущениям в этом случае?
   - За неимением другой, придется принять эту версию, - пожал плечами Снейп. - В любом случае, выбора нет. И, раз уж у нас в запасе неограниченное количество времени, предлагаю осмотреть оставшиеся пещеры.
   - В самом деле! - согласилась Халифа. - Я совсем забыла о них.
   Необследованные разломы оказались узкими, непримечательными трещинами. Однако на дне у дальней стены самой последней обнаружился темный провал, возле которого явственно ощущался сквозняк.
   - Воздух идет снизу, - заметил зельевар. - Не странно ли?
   Он посветил палочкой вниз, и в темноте проступил пологий уклон. Профессор сразу вспомнил скользкий, отвесный колодец карстовой пещеры и понадежнее спрятал палочку в карман.
   - Вытащите меня оттуда Accio, если что, - велел он Халифе. - У вас отменно получается.
   Девушка закатила глаза.
   - Сколько можно напоминать? Полезайте уже, или я сама это сделаю.
   Сердито зыркнув на нее, Снейп исчез в провале. Через некоторое время донесся его голос:
   - Здесь довольно удобный спуск. И светлее, чем кажется сверху. Лезьте сюда.
   Послушавшись, Халифа догнала его у изгиба низкого подземного коридора, с потолка которого кое-где свешивались небольшие сталактиты.
   - Ух ты. Как в карстовой пещере. Значит, здесь все-таки есть вода?
   Уровень коридора стал опускаться, да и сталактиты тут росли чаще и были крупнее, чем вначале. С каждым шагом в воздухе отчетливее ощущалась влага и смутно знакомый запах. Внезапно стены тоннеля расступились, открыв просторную пещеру с высоким сводом, в центре которой простиралось небольшое озерцо. Свет палочек осветил влажные стены, покрытые разноцветными многорядными соляными сосульками и, отражаясь в озере, пустил во все стороны искрящиеся блики. Темнота отступила, и вода в озере оказалась ярко-голубой, почти светящейся изнутри. Чистой и прозрачной - не то что затхлая зеленоватая вода карстовых лабиринтов. И в отличие от последних, здесь было тепло.
   - Какая красота! - ахнула Халифа. Глаза ее разбегались. - Посмотрите, вода в озере голубая! А какая прозрачная - камешки на дне видно!
   Девушка подскочила к озеру и опустила руку в воду. И тут же удивленно отдернула ее.
   - Она теплая!
   Снейп попробовал воду и предположил:
   - Наверное, здесь есть горячие источники.
   Они прошли вдоль озера по широкому выступу у стены. Пещера уходила вглубь, резко сужаясь. Над водой нависал массивный каменный козырек, под которым было заметно быстрое течение. Снейп огляделся по сторонам и, за неимением ничего другого, призвал со столика из "лаборатории" апельсин и бросил его в воду. Тот поплыл к козырьку, закрутился во внезапно возникшем водовороте и исчез.
   - Здесь вода холоднее, - умывшись, заметила Халифа. - Было бы здорово поплавать.
   Развернувшись, они пошли вдоль озера в противоположную сторону. Вода становилась все горячее, от испарений стены совсем заросли сталактитами. У самого дальнего края озера вода уже почти обжигала, вырываясь из-под скалы пенящимся потоком.
   - Отсюда течет горячая, а туда уходит холодная, - заключил Снейп. - Какой, однако, удобный природный водопровод.
   И вдруг из-под скалы вместе с горячим потоком вынырнул... апельсин. Оранжевый шарик прибило к берегу, где зельевар его и выудил.
   - Он сварился! - с удивлением воскликнул профессор, надавив на мягкую, раскисшую кожуру. - Значит, вода здесь циркулирует, нагреваясь где-то внизу.
   - Эфенди, - тихо позвала Халифа, о чем-то напряженно думая. - Мы ведь сейчас как раз напротив той пещеры, за которой - ущелье?
   - Да, верно, мы почти обошли всю гору вокруг.
   - Я думаю, они связаны. Почему, как вы думаете, пещеру назвали огненной?
   Снейп покосился на горячий поток.
   - Вулканическая деятельность? Но разве в этой местности она еще осталась? Я, правда, ничего не смыслю в этом...
   - А я ничему не удивлюсь. Если уж ставить на полторы тысячи лет мощнейшие чары, изменяющие пространство и время, почему бы заодно не держать постоянно "работающим" маленький вулкан?
   - Ну, тогда это уже не полторы тысячи лет, а намного, намного больше... Когда тут все это было? Задолго до людей, наверное.
   Халифа чуть усмехнулась. Голос ее зазвенел, эхом отражаясь от стен.
   - Но джинны уже были. Мы пришли в этот мир гораздо раньше людей.
   Профессор внимательно посмотрел в ее затуманившиеся глаза.
   - Мы? Кто это - мы? Вы, я смотрю, уже начинаете отождествлять себя с теми, кто создал все это.
   Девушка моргнула, и наваждение спало.
   - Ох... Похоже, я начинаю поддаваться магии этого места.
   - Я заметил, - отозвался Снейп. - Время от времени вы ведете себя... странно.
   Халифа смущенно отвернулась.
   - Пожалуйста, не обращайте внимания. И извините, если что-то не так. Я здесь и правда чувствую себя странно. Но если бы вы знали хоть одного настоящего джинна... О-о, рядом с ним я показалась бы вам ангелочком.
   Профессор подошел к ней и тихо сказал:
   - Я никогда не считал вас чудовищем.
   Девушка растерянно обернулась, но Снейп, отбросив вареный апельсин, уже шел к выходу из пещеры.
   - Вам, кажется, хотелось искупаться? - бросил он через плечо. - Я буду в "лаборатории".
   Халифа проводила его взглядом, обернулась к озеру, вдохнула полной грудью и принялась колдовать. Первым делом расставила по краям природной купели два десятка разноцветных свечей - чтобы не занимать палочку освещением. Затем на плоский камень легло большое пушистое полотенце. Выбрав место с самой приятной температурой воды, девушка отгородила его тонкой сеткой - чтобы течением ее не снесло на неразличимую глубину или на холод, а заодно...
   - Orhideus! - на поверхность воды внутри сетки посыпались ароматные лепестки цветов. Наслаждаться купанием - так по максимуму.
  
   * * *
   Вдоволь понежившись в горячей, мягкой, пахнущей минералкой воде, Халифа почувствовала, что ее усталость растворилась, исчезла без следа. Свечи догорали. Выходя на берег, девушка сложила руки ковшиком и, набрав в пригоршню воды, подбросила ее вверх. Капли заискрились, падая вниз, и одновременно Халифа ощутила уже знакомое покалывание в кончиках пальцев, быстро распространившееся по всему телу. Мокрую кожу словно пощипывало слабенькими электрическими разрядами. Это было так приятно... и чем-то смутно знакомо - какое-то странное, полузабытое ощущение, словно все это уже было... только не с ней... Когда покалывание прошло, девушка замерла, прислушавшись к себе и удивившись - неосознанное ощущение некоей внутренней незавершенности, преследовавшее ее все эти месяцы и начавшее ослабевать в последние дни, после купания в озере исчезло окончательно.
   В ней проснулась жажда волшебной деятельности. Для начала Халифа поменяла цвет своего платья - за последние дни ей невероятно надоел лиловый шелк, выгоревший на солнце некрасивыми разводами. Облачившись в посвежевший ярко-бирюзовый наряд, она вернулась в "лабораторию".
   Профессор, казалось, дремал, растянувшись на ковре у камина, но едва заслышав шаги, тут же поднялся. Даже в этом отрезанном от мира месте он ничуть не утратил всегдашней собранности.
   - Похоже, что здесь даже вода насыщена магией, - счастливо улыбаясь, сообщила девушка. - Мне теперь летать хочется!
   Зельевар лишь усмехнулся.
   - Пойдите, окунитесь, - предложила Халифа. - Удивительно снимает усталость.
   - Разрешаете? - хмыкнул профессор. В самом деле, соблазн воспользоваться древней "купальней" джиннов был огромен. Особенно когда Снейп вспомнил, что им предстоит обратный путь, и неизвестно еще, сколько времени займет поиск артефакта.
   Озерная вода и в самом деле оказалась удивительной. Северус явственно ощущал, как усталость покидает тело, а взамен вливается бодрость и ясность мыслей. Однако уже через пару минут у Мастера зелий появилось странное чувство - как будто он тут лишний. Казалось, даже течение усилилось и теперь незаметно, но настойчиво подталкивает его к берегу. Словно незримая сила подгоняла его, недовольная тем, что посторонний человек продолжает вбирать в себя живительную магию укрощенной стихии. Прикосновение воды быстро становилось неприятным.
   Профессор торопливо выбрался на берег и, повинуясь неясному порыву, тихо прошептал слова благодарности, не обращая их ни к чему конкретному - и тут же поразился эффекту от такого нехитрого поступка - аура подземного озера снова стала такой же умиротворенной, как и прежде. Снейп на всякий случай еще и вежливо попрощался.
   Едва он вошел в "лабораторию", как Халифа заявила:
   - У меня появилась одна идея. Что вы знаете о подключении каминов к сети?
   Снейп покосился на трансфигурированную печь.
   - Здесь у вас этот номер не пройдет.
   - Но тут есть дымоход!
   - А дымолетный порошок? - возразил профессор.
   - Можно попробовать его создать. Вы знаете химический состав?
   - Полегче! Это вам не камни крошить! Камины в каждой стране подключаются специальным отделом Министерства Магии. Забудьте эту глупость! Выводите меня за барьер и ждите подмогу.
   Они уже направились к выходу, как вдруг Халифа резко остановилась, испуганно оглянувшись на Снейпа.
   - А вдруг я вас никогда не дождусь?!
   - Почему? - спросил он, и тут же сам все понял. - Проклятье! Если время там и тут идет неодинаково...
   - Я буду ждать здесь бесконечно, а ваше время там даже не сдвинется с места, - закончила за него Халифа.
   - Значит, вам тоже придется ждать нас снаружи, - рассудил профессор.
   - Да, - кивнула девушка. - И к тому же, если барьер не пропустит папу, пройти со мной сможет только один из вас. Двоих я не дотащу, а по очереди не получится.
   - Ладно, какой смысл перебирать теории, все равно мы узнаем это только на практике.
   Решение было принято.
  
  
  

Глава 10.

Коль мир не вечен, все равно! Нам бремя вечное дано.
Кто нас на вечное терпение обрек?
Всевышней волею судьбы жестокой верные рабы
Не ищем рая мы. Что нам его порог?
Не в наших ли земных делах встречается с надеждой страх?
На перекрестке мы стоим, у двух дорог.
Не ради рая путь торим, не в адском пламени горим,
Не рай нас в горе приютил, не ад обжег.
Палимы гибельным огнем, от злой колдуньи род ведем.
Мы - сироты, но данный нам удел высок.
Рубашки не хотим ничьей, и не утрачен свет очей.
Грядущего величья нам вручен залог.

По мотивам лирики Хакани (пер. М.Синельникова)
  
   Обратная дорога была легче. Снейп даже смог идти сам, правда, едва волоча ноги, совершенно не осознавая направления и судорожно цепляясь за руку Халифы. Случайно отпустив ее один раз, он принялся беспомощно топтаться на месте. Ближе к краю барьера магия стала понемногу отпускать его. А вот Халифе, напротив, идти становилось все труднее. Чары джиннов затягивали ее обратно, не отпуская от уготованной миссии. Под конец уже профессор тащил ее, а она упиралась, вначале ругаясь по-турецки, а потом - плача и требуя отпустить ее обратно.
   Когда они дошли до того места, где Снейп в прошлый раз начал отклоняться от курса, девушка наконец-то успокоилась. Путники передохнули, сидя на нагретой солнцем дюне.
   - Это было ужасно, - призналась Халифа. - Теперь я понимаю, каково было вам.
   - На меня чары действовали немного по-другому, - возразил профессор. - Я просто не мог идти. А вас они почти лишали рассудка.
   - Наверное, нехорошо так говорить, но я рада, что вы оказались здесь со мной. Одна я ни за что не выбралась бы оттуда.
   - Возможно, так и было задумано, - ответил Снейп. - Не уходить, пока не выполнена задача.
   После небольшой паузы девушка спросила:
   - Как вы свяжетесь с моим отцом?
   - Лучше всего - через камин. Из Лондона, по международной сети.
   Халифа о чем-то напряженно размышляла.
   - Там отмечают клиентов?
   - Не отметят, если ваши камины имеют персональный код. Ах, да, вы же прилетали самолетом...
   - Нет-нет, один из каминов у нас теперь подключен к персоналке. Папа оформил ее летом. Но ваш разговор могут подслушать.
   - Тогда я сразу отправлюсь к вам во дворец. Он ведь постоянно включен в каминную сеть?
   - Да. Нужно будет запросить именной допуск. Но вас пропустят, не сомневайтесь.
   - Оттуда я сразу смогу аппарировать сюда вместе с вашим отцом.
   - Ох, и правда! А я буду ждать здесь.
   Халифа наколдовала себе шатер для защиты от солнца. Получилось только со второго раза, когда девушка сосредоточилась. Это ее расстроило.
   - Ну вот, стоило мне выйти наружу, и сила сразу уменьшилась.
   - Скорее всего, она и не увеличивалась, - предположил Снейп. - Внутри вас подпитывала древняя магия барьера.
   - Но такой феномен возникает только стихийно.
   - Откуда вы знаете? Этого никто не изучал.
   - Тоже верно.
   Оба замолчали. Ветер с монотонным шорохом пересчитывал песчинки. Мастер зелий посмотрел в сторону барьера, на вечно неподвижные дюны, окружающие похожие на мираж скалы. Девушка тоже обернулась.
   - А вы заметили, что отсюда скалы выглядят как-то по-другому? Там, внутри, они нагромождаются друг на друга сплошной массой, а отсюда кажется, что их гораздо меньше, и они беспорядочно разбросаны... - она испуганно ахнула. - О, Аллах! Как будто с тех пор, как мы вошли туда, прошло несколько столетий! Эфенди, неужели...
   - Не говорите глупостей! - раздраженно перебил ее профессор. - Это иллюзия. Они и раньше отсюда выглядели точно так же. Просто после барьера вам было не до того, чтобы подмечать такие подробности.
   Засмотревшись, Халифа потянулась в ту сторону, словно ее притягивало магнитом. Снейп поймал ее за шиворот и развернул обратно.
   - Держите себя в руках, иначе я не посмотрю на вашу восприимчивость к чужой магии и наложу заклятье Petrificus. Будете дожидаться нас в обездвиженном состоянии.
   - Вы правда сделаете это? - обеспокоено спросила девушка.
   - Признаться, подобная мысль пришла мне в голову еще когда вы лягались и проклинали меня на чем свет стоит, хоть я и не понимал ни слова... Но и в данный момент мне эта мера предосторожности кажется совсем не лишней.
   - Я справлюсь, - пообещала Халифа. - Мне просто надо не смотреть в ту сторону или подходить к барьеру. Я буду сидеть в шатре как привязанная, правда!
   Профессор внимательно и с оттенком недоверия посмотрел ей в глаза, словно выискивая там остатки опасного безрассудства, заставлявшего турчанку стремиться к средоточию древней магии предков. Он чуть сдвинулся - солнечные лучи осветили лицо девушки, и в ярком свете стало видно, что ее радужка на самом деле не имеет зрачка.
   - О, Мерлин... - вдруг пробормотал он. - Действительно... Я только сейчас заметил.
   Халифа вздрогнула и резко отвернулась, краем хиджаба закрыв лицо.
   - Не смотрите долго. Вам нельзя... Уходите. Скорее. Теперь время работает против нас.
  
   * * *
   Снейп удачно выбрал конечную точку для аппаррации в Лондон - узкий безлюдный переулок недалеко от Главного управления каминной сети. Добравшись пешком до места, он с облегчением, хоть и без удивления, убедился, что их многочасовое пребывание внутри древнего магического поля и в самом деле совершенно не отразилось в реальном течении времени снаружи.
   Первым делом профессор связался с Дамблдором. Он не стал ничего объяснять через камин, а просто передал директору свиток с кратким описанием всех событий, случившихся за последние сутки. Упомянутый отчет он перед этим бегло настрочил на казенном пергаменте тут же, в отделении совиной почты.
   - Вот, Альбус, прочтите, а все объяснения - потом.
   Дамблдор понимающе кивнул, и голова его исчезла в зеленом пламени.
   Ведьма в форменной мантии за стойкой регистрации приняла заказ на заграничный допуск.
   - Подождите минутку.
   Вскоре она протянула ему медный жетон.
   - Допуск получен. Третий зал, камин номер восемь.
   - Сколько с меня?
   - Ваше путешествие уже оплачено из пункта назначения. Кроме того, для вас оформлен пожизненный открытый доступ на все ваши перемещения в Турцию и обратно, которые будут оплачиваться данным абонентом. Разве вы не знали об этом?
   А он-то всерьез полагал, что в этой жизни уже не осталось приятных сюрпризов.
  
   * * *
   Профессора встречали. Рядом с Мохаммедом стояли женщина, в которой Снейп безошибочно распознал мать Халифы, мужчина лет тридцати пяти и девушка. Мохаммед представил ему детей:
   - Мой старший сын Касим и дочь Сарина. У них уже давно свои семьи, но все родственники беспокоится о Халифе и сидят у нас безвылазно, ожидая известий.
   Снейп заметил у Сарины большой торчащий живот, и неожиданно подумал, что Темный Лорд знал, куда нанести удар. Несомненно, волнение собрало всю семью в родовом гнезде, и теперь накрыть их всех одним махом не составляло труда.
   Однако спустя несколько минут он изменил свое мнение. Поместье напоминало хорошо укрепленный военный лагерь. Повсюду стояла охрана, готовая в любой момент поднять тревогу. Магические меры безопасности были выше всяких похвал. Пожалуй, единственное, что могло подвести Дасэби - банальное предательство. Эта мысль мелькнула внезапно, оставив горький осадок. Что было бы, если бы Темный Лорд узнал, что имя Северуса Снейпа дает свободный допуск в этот дом?
   Рассказ профессора был недолгим. Мохаммед выслушал его со спокойной обреченностью.
   - Благодарю вас, Северус-бей, за добрые вести. Последние дни мы все не находили себе места. Теперь все в порядке.
   Снейп возмутился:
   - В порядке?! Она сейчас одна, в пустыне, рядом с зачарованным местом, которое неудержимо притягивает ее, и это вы называете - в порядке?!
   Дасэби смотрел на него странным, пронизывающим взглядом таких же обсидиановых глаз, как у дочери, сохраняя какое-то неестественное хладнокровие, и профессор разозлился:
   - Пока мы здесь говорим, она, возможно, уже забыла об обещании сидеть в шатре и снова пошла туда! Она поверила в какое-то идиотское напутствие, и теперь...
   - Возвращайтесь к ней, - вдруг тихо сказал Мохаммед.
   Снейп осекся на полуслове.
   - Что?
   - Я не могу отправиться с вами, как бы мне этого ни хотелось. Чары, наложенные аль-Инфитаром, губительны для всех людей. Они должны были пропустить только Халифу, но, похоже, во всяком правиле бывают исключения. Принцип исключения мне непонятен, но раз уж это работает...
   - Так вам известно, кто все это сделал?
   - Мне все известно, - устало ответил турок. - Я ждал и боялся дня, когда все начнется. Не думал, что так скоро.
   Снейп решительно уселся в кресло.
   - Я хочу знать все, что связано с этим проклятым Оком и чарами. Вот, что мне уже известно...
   Теперь его предыдущий рассказ стал обрастать подробностями. Мохаммед подтвердил историю Дасэ и Сатии.
   - Но ваш Темный Лорд умолчал очень важный факт, или же сам не знал о нем. Око использовалось еще раз, вскоре после рождения Абу - получеловека-полуджинна. Он вытянул из своей матери всю магию отца, Дасэ, завоеванную ею с таким трудом. И она опять стала обыкновенной колдуньей. Разозлившись, Сатия решила задействовать Око снова, но оказалось, что артефакт можно применить только единожды - выяснилось, что против того же самого джинна во второй раз он уже бессилен. И тогда она обернула силу Ока против собственного ребенка! Она принудила двух колдунов помочь ей в роковом обряде, устроив все так, чтобы малютка Абу погиб. Но возмущенные ее жестокостью, колдуны намеренно прервали обряд раньше положенного. Око убило и их, и Сатию. А высвободившаяся магия, не найдя нового вместилища, вновь прошла через Око и вернулась в Абу - измененной. Даже Дасэ не смог этого предотвратить.
   - Так джинн был еще жив... - пробормотал профессор.
   - Не исключено, что он жив и поныне. Дасэ был ужасно разозлен поступком Сатии, и бесследно исчез из тех краев. Он забрал Око и палочку жестокой колдуньи, и спрятал их в том месте, где проходил первый обряд.
   - Там остатки старой алхимической лаборатории.
   - Да, именно там Сатия и занималась изготовлением Ока. Она была там непрошенной гостьей - пещеры в горе Бафир издревле принадлежали джиннам. Пейфези поджидала свою жертву в ее же логове.
   - Что же стало с Абу?
   - Его жизнь была короткой и ужасной. Воспитанный Улеями, он рано женился на сильной колдунье из их семьи. Она умерла при первых же родах - сгорела, произведя на свет сынишку почти такой же мощи, как отец. А Абу вскоре погиб в клановой войне джиннов. Только спустя восемь поколений жены Дасэби наконец-то перестали умирать при родах, но их дети время от времени по-прежнему рождались носителями разрушительной, сжигающей силы. Двойное прохождение магии сквозь артефакт изменило ее сущность до неузнаваемости. Потомки джинна-силата в минуты гнева стали проявлять свойства кутрубов, а при особенно сильных вспышках эмоций - ифритов. Магия аль-Инфитара, искаженная Оком, изуродовала наши гены. С тех пор в роду Дасэби то и дело рождались первенцы, неизменно обреченные на смерть. Это и есть истинная суть нашего проклятия.
   Снейп долго молчал, размышляя над историей, которая дала больше вопросов, чем ответов.
   - Настоящая легенда оказалась куда более кровавой.
   - Истинная история всегда передавалась из поколения в поколение только по главной линии наследования, чтобы те, чья жизнь всегда будет под угрозой, всегда помнили ее, не имели права забывать.
   Узнав о встрече с престарелой Хадиджи, Мохаммед взволновался:
   - Поразительно! Весь род Мурсаши - Хранителей Тайны пещер горы Бафир - был поголовно истреблен. Прошло восемьдесят лет! Кто бы мог подумать, что осталась девочка-сквиб, и даже вспомнила родовое послание! Она последняя, кто знает дорогу к тому месту. И... Ох! - он неожиданно горько вздохнул. - Халифа же тоже последняя... Бедная моя девочка.
   - Что еще? - насторожился Снейп. Дасэби быстро покачал головой и приосанился.
   - Теперь я уже совершенно не сомневаюсь в том, что именно моей дочери Дасэ завещал стать новой хозяйкой Ока. Полторы тысячи лет - не так уж много для джинна. Он назначил нашему роду этот срок, как искупление.
   Профессор не разделял его убежденности.
   - Артефакт убьет ее?
   - Нет-нет, Халифа будет не жертвой, а хозяйкой! Ей предстоит решить, как распорядиться силой. Но, думаю, она это скоро узнает, - Мохаммед улыбнулся своим мыслям. - Ее жизнь была предначертана тем, кто всегда незримо был рядом. Он проверял ее, испытывал на прочность, искушал и награждал. Он окружил ее вниманием тех, кто наилучшим образом помогал выполнить его замысел. Отправляйтесь к ней, Северус-бей. Вы нужны ей сейчас больше, чем кто бы то ни было. Ни я, никто другой - мы не в силах ничего изменить, поверьте. Мы можем только ждать.
   Он отдал приказ, и див принес легкий шелковый ковер-самолет для Халифы, которую нельзя было переправлять иначе. Настройка дальнего портключа заняла бы гораздо больше времени. Потом турок призвал из лаборатории бутылку из матового стекла и протянул ее Снейпу.
   - Вот, возьмите. Это экспериментальное зелье, созданное на основе кожи и крови Халифы. Оно защитит вас от ожогов, придав частичную неуязвимость в огне. Я вообще-то готовил его для других целей... но оно еще не настоялось, и поэтому может применяться только наружно. Наносить его следует заранее, но даже если получите ожог, с этим зельем все заживет на порядок быстрее.
   Профессор повертел бутылку в руках.
   - Но оно, наверное, нужно вам. Для кого вы его готовили?
   - Ничего-ничего, я потом сделаю еще, - Дасэби нервно хрустнул пальцами. - Я не знаю, что может произойти. Неизвестно, с чем вам придется столкнуться. Но одно знаю точно - там в той или иной форме обязательно будет огонь. У джиннов это излюбленный вид защиты.
   Провожая Снейпа за противоаппарационный барьер поместья, Мохаммед сказал:
   - Не хочу показаться непоследовательным, но вас никто не заставляет делать это, уважаемый профессор. Если хотите, возьмите с собой нашего начальника охраны, Мустафу, он останется с ней вместо вас. Хотя, подозреваю, что вас он не заменит.
   - Я уже сделал этот выбор гораздо раньше, - хмуро отозвался профессор.
   Уже приготовившись аппарировать, он спросил Мохаммеда:
   - Вам известно, из чего сделана палочка Сатии?
   Тот кивнул.
   - Оливковое дерево и волос из бороды Дасэ. Причем, добытый обманом.
   - А почему она такая черная?
   - Сатия Пейфези сгорела заживо, держа ее в руке. Палочка закалена магией. Теперь защитные чары Ока ей не страшны.
  
   * * *
   Оставшись в одиночестве, Халифа поначалу честно ждала в шатре. Постепенно легкий тканый полог нагрелся на солнце, и внутри стало душно. Конечно, можно было применить охлаждающие чары, но девушка придумала абсолютно нелепый повод - жарко, колдовать лень, и решила выйти наружу. Помня о данном Снейпу обещании, она не стала даже смотреть в сторону барьера. Сев в тени шатра, Халифа принялась разглядывать песчаные дюны с противоположной стороны, но уже через минуту они ей надоели. Несколько легких, полупрозрачных облачков маячили вдали на горизонте, не двигаясь и не меняя формы. Тоже неинтересно. А вот те две непонятные темные точки, кажется, приближаются... что?!
   Халифа встрепенулась и вскочила, настороженно вглядываясь в небо на горизонте. На птиц не похоже, да и что им тут делать? Через пару минут девушка, наконец, рассмотрела их и ахнула - то были волшебники на метлах. Халифа заволновалась. Местные волшебники - если они тут есть - наверняка пользуются коврами. Значит, это европейцы. А европейцы поблизости были только одни - Пожиратели Смерти, свора верных псов Волдеморта.
   Увидев черные мантии летящих, девушка запаниковала. Наверное, они еще издали разглядели яркий шатер и теперь усердно погоняли метлы, чтобы поскорее схватить турчанку. И наверняка у них есть какой-нибудь план по ее поимке без помощи магии.
   - Даже если они не станут колдовать, мне все равно придется как-то обороняться, - рассудила Халифа. - Я могу обжечь их.
   Девушка не знала, кто именно летит сюда, но эти двое, возможно, никогда не причиняли ей зла. И тогда она приняла поспешное решение - уйти в сторону барьера. Чары ненахождения не дадут колдунам догнать ее.
   Увязая в песке, Халифа почти бегом направилась к скалам. Незнакомые молодые и бесцеремонные колдуны приземлились у шатра. Один сразу направился за убегающей девушкой, другой на всякий случай заглянул внутрь полосатой палатки.
   - Стой! - закричал первый. - Все равно не уйдешь!
   Но уже через несколько шагов он замедлил ход, задергался в разные стороны, начал спотыкаться и падать. Второй догнал его и тоже попал в зону сопротивления барьера. Халифа остановилась. Уходить дальше не имело смысла, а вот вернуться ей потом будет гораздо труднее.
   - Убирайтесь прочь! - потребовала она. - Вам не пройти здесь!
   - Да что же это такое? - бормотал первый колдун, безуспешно пытаясь продвинуться вперед. - Finite Incantatem! - яростно выкрикнул он, размахивая палочкой. Та даже малейшей искорки не выдала - деревяшка деревяшкой.
   Второй колдун отступил назад, и его слегка отпустило.
   - Надо на метлах! - придумал он. - Может, получится пробить с разгона?
   - Точно! - обрадовался первый и, отойдя, оседлал свое помело.
   - Не делайте этого! - встревожилась Халифа. - Вы не сможете пробить барьер! Он толщиной почти в милю!
   Колдуны замерли, переглядываясь.
   - Да врет она, - убежденно заявил второй. - Не бывает таких чар.
   - Не бывает, - согласился первый. - Это ж какую силу надо иметь?
   - Чары наводили джинны, - надменно отозвалась девушка. - Вам такая магия и не снилась. Убирайтесь!
   Мужчины недоверчиво разглядывали ее, невозмутимо разгуливающую всего в нескольких шагах от них.
   - Почти миля, говоришь? - усмехнулся второй колдун и поинтересовался у первого: - Ты заметил, как она проскочила барьер?
   - Нет, не заметил. Ладно, взлетаем.
   - Не надо! - взмолилась Халифа. - Я не вру! Я не желаю вам зла, уходите с миром!
   - Наш Господин велел привести тебя любой ценой.
   Девушка насторожилась.
   - Откуда он узнал, где я?
   Первый ухмыльнулся.
   - Трусливые магглы сдали вас сразу же, как только увидели парочку фокусов... А кстати, где твой спутник? И кто он такой?
   Халифа так и села на песок. Такой ответ вполне мог означать, что Пожиратели от души позабавились с несчастными бедуинами. И теперь они знают, что девушка не одна.
   - Мерзкая старуха так и не сказала, куда ты пошла, - продолжал колдун. - Остальные указали нам только направление, но сверху хорошо видно...
   Халифа обомлела. Хадиджи! Шайтанчик внутри тревожно забился, чувствуя ответственность за судьбу престарелой бедуинки.
   - Но мы ей показали, как дерзить волшебникам, - посмеиваясь, добавил второй. - И ведь ничего не боялась, карга. Единственная из всех магглов не испугалась...
   - Она была сквибом! - прорычала девушка. Ярость охватила ее, отметая всякую терпимость к этим подонкам.
   - Почему "была"? - равнодушно пожал плечами первый. - Она еще живая... наверное...
   Перед мысленным взором Халифы тут же встала ужасная картина - истерзанная пытками старая женщина. Девушка выхватила палочку. Может, у нее получится колдовать внутри барьера?
   - У нее есть палочка! - воскликнул второй. - Скорее!
   Колдовать у Халифы не получилось, барьер надежно подавлял любую магию. Но Пожиратели решились-таки опробовать свой безумный план. Взлетев, они какое-то время парили рядом с барьером - видимо, метлы держались здесь лучше, чем люди. Потом оба отлетели назад, разгоняясь. Девушка осталась на месте, со злобной улыбочкой наблюдая за двумя самоубийцами.
  
   * * *
   Когда Снейп аппарировал в Деште-Лут, его ожидал еще один приятный сюрприз. Халифа дисциплинированно сидела в шатре.
   - Признаться, не ожидал, что вы выполните обещание, - откинув полог и увидев ее, произнес Мастер зелий. В его голосе послышалось тщательно скрываемое облегчение.
   Девушка сконфуженно потупилась.
   - Я один раз нарушила слово.
   - Мерлин с ним, - устало отозвался профессор. - Дождались, и это главное.
   Он быстро пересказал Халифе услышанную от Мохаммеда историю. Девушка пришла в ужас.
   - Ребенка! Своего собственного ребенка! О, Аллах, а я еще на что-то надеялась! Эфенди, вы и теперь станете оправдывать ее?
   - Я ее и раньше не оправдывал. Перестаньте, наконец, заострять внимание на грехах предков. У нас есть более насущные заботы.
   - Да, верно, - Халифа постаралась успокоиться. - Значит, Око тоже принадлежит мне?
   - Да, - кивнул зельевар. - Вам одной. Теперь даже я в этом не сомневаюсь.
   Девушка с готовностью вскочила на ноги.
   - Тогда идем за ним! Немедленно!
   Шагая вслед за Халифой к барьеру, Снейп заметил впереди на песке две непонятные темные кучи.
   - Это еще что?
   - Два паршивых шакала, - с неожиданной злостью отозвалась девушка и крепко взяла его за руку. - Не отпускайте меня, эфенди. Кажется, барьер прекрасно различает друзей и врагов. Уж не знаю как, но различает.
   Профессор уже еле переставлял ноги, все сильнее наваливаясь на плечо турчанки. Они прошли мимо двоих незадачливых летунов. Зарывшись лицами в песок, те лежали ничком поверх своих сломанных метел и уже не шевелились.
   - Откуда они тут? И как вы заманили их внутрь барьера?
   - Они нашли бедуинов и заставили их выдать нас, - тяжело дыша, ответила Халифа. - Они замучили Хадиджи! - в ее голосе послышался гнев. - И теперь они знают, что я не одна.
   - Но не знают, с кем именно?
   - Думаю, нет. Представляете, эти двое пытались пробить барьер на метлах, с разгона!
   - Идиоты, - вяло фыркнул Мастер зелий. - С такой магией шутки плохи. А вы тоже хороши! - внезапно оживившись, рявкнул он. - Вот чего стоят ваши клятвы!
   - Мне пришлось это сделать! Я хотела только спрятаться. Я четырежды предупредила их об опасности...
   - Да черт с ними обоими! - сорвался на крик Снейп. - Ты могла не вернуться!
   - Перестаньте орать мне в ухо! - психанула Халифа. - Вас и так тяжело тащить! Сейчас вот брошу прямо здесь и посмотрю, как вы будете кричать. Жаль, что недолго...
   Профессор немедленно умолк. Девушка даже удивилась, она и не ожидала, что он так легко уступит. С другой стороны, в данный момент упрямство было ему... мягко выражаясь, невыгодно.
   - Не надо так нервничать, - тихо сказал он спустя некоторое время. - Нам обоим следует сохранять хладнокровие. Особенно вам.
   Халифе стало стыдно. Она остановилась, переводя дыхание, и жалобно взглянула на своего обессиленного барьером спутника.
   - Простите меня, эфенди. Я знаю, вы беспокоитесь обо мне. Но я бы не стала делать ничего непоправимого. Я была бы осторожна и не заходила дальше необходимого. - Помолчав, добавила: - Неужели вы правда поверили, что я могу бросить вас здесь?
   - Хватит об этом, - сухо бросил Снейп. - Берегите силы.
  
   * * *
   Вскоре после того, как два силуэта растворились в колышущемся мираже, к опустевшему шатру подлетели еще двое на метлах.
   - Ты уверен, что они полетели сюда? - озираясь, спросил один.
   - Точно. Я так понял, что здесь стоят охранные чары. О, смотри!
   - Вот дьявол, они мертвы!
   Мужчины бросились к темным холмикам, которые уже начало заметать песком. Но пройдя несколько шагов, почувствовали на себе иссушающее и уводящее в сторону сопротивление барьера.
   - Я не могу подойти! - с досадой воскликнул первый колдун.
   - Дальше и не получится, - угрюмо сказал второй и вытащил палочку. - Mobilicorpus!
   Ближайший черный холмик даже не дрогнул. Палочка не работала.
   - Accio!
   Бесполезно. Первый отошел назад и попробовал колдовать оттуда. Но энергия заклинаний тут же будто всасывалась барьером. Тогда волшебник наколдовал длинную веревку с "кошкой" на конце.
   - Им ведь теперь уже все равно, - словно извиняясь, буркнул он, снова подошел, насколько смог и забросил "кошку" внутрь. Второй слегка напрягся, ожидая, что барьер срикошетит, но обошлось. Железные крючья зацепили ближайшее тело и, потянув за веревку, колдуны выволокли труп за границу чар. Но когда они попытались перевернуть тело, черная ткань мантии стала расползаться под их пальцами, точно истлевший пергамент в старинных фолиантах. Задравшаяся пола оторвалась, открыв мертвое лицо - сморщенное и высохшее, как у мумии.
   - Черт! Вот черт! - вскрикнул первый, отдергивая руку и машинальным брезгливым движением вытирая пальцы об одежду.
   - Чтоб тебя... - поморщившись, пробормотал второй. - Это же Прескотт! Да кто ж его так... высосал?!
   Первый колдун опасливо оглянулся по сторонам.
   - Кто-то его высосал и бросил там... И Гренвилла тоже. То ведь Гренвилл?
   - Сейчас проверим, - отозвался второй, схватил "кошку", чтобы вытащить другое тело, да так и замер. - Уолдо... - странным сдавленным голосом вдруг позвал он первого колдуна. - Эй, Уолдо, взгляни-ка на это.
   Тот подошел, заглянул через его плечо и остолбенел. Попавшая внутрь барьера часть веревки - крепкой, добротной, только что наколдованной - истлела, как и одежда мертвого Прескотта, разве что не так сильно. Железные крючья "кошки" были сплошь изъедены махровой ржавчиной и истончились, став хрупкими, как щепочки, словно "кошка" с веревкой провалялись там, внутри, как минимум лет двести. А мумия Прескотта рядом с ними казалась чуть ли не тысячелетней.
   - М-мерлин всемогущий! - едва выговорил Уолдо, разом вспотев. - Что это за магия такая?!
   - Она... изменяет время... - запинаясь, вымолвил второй. - И это... пространство тоже... Чары...
   Оба, не сговариваясь, бросили все и побежали к оставленным метлам. На полпути Уолдо обернулся и с досадой посмотрел на труп Гренвилла, медленно заносимый неумолимым песком.
   - Черт с ним, уматываем! - нервозно крикнул второй колдун и взмыл в небо.
  
  
  

Глава 11.

Несчастных много жертв падет, когда откроешь ты колчан,
Твой лик слепит, а свод бровей, как черный лук Турана, крут.
Тебе одной в пылу войны ни щит, ни панцирь не нужны,
Кольчугу локонов твоих чужие стрелы не пробьют...

Саади
  
   Неизвестность страшит, но если хотя бы примерно знаешь, чего ожидать, то и дорога становится короче, и знакомые препятствия уже не кажутся непреодолимыми. И все же Мастер зелий готов был поклясться, что на этот раз проход через барьер наложенных джиннами чар был для него гораздо легче. Он пытался устоять на ногах, стараясь максимально облегчить Халифе ее ношу, а оказавшись внутри каменного лабиринта, просто пошел за девушкой, закрыв глаза и ориентируясь на звук ее шагов. Ни разу не споткнувшись, Снейп заключил: для него кажущиеся непроходимыми скалы - всего лишь видимость. Чары действительно каким-то непонятным образом различали людей по принципу "нужен - не нужен". Халифе это казалось совершенно естественным, и она напомнила Мастеру зелий, как год назад он пожертвовал своей палочкой для магической трансформации, тем самым, очевидно, связав их обоих. Но у профессора все же мелькнула мысль: что произойдет, когда с точки зрения чар в нем исчезнет необходимость. Именно "когда" - Снейп не питал ни малейших иллюзий, предполагая вариант "если". Вряд ли автор этих чар руководствовался гуманными принципами.
   Ущелье встретило их все той же гнетущей тишиной. Каменные стены постепенно сближались, подавляя своей громадой. Вскоре они сомкнулись над головами путников, образовав уходящий вглубь свод. Неосознанно стараясь ступать тише, словно боясь разбудить нечто древнее, спящее в этих скалах, Северус и Халифа спустились на самое дно. Профессора не оставляло смутное ощущение некоего чужого присутствия - словно кто-то невидимый тайно наблюдал за ними всю дорогу, не сводя настороженного взгляда и следя даже за мыслями.
   На скале с правой стороны им встретился грубо выбитый символ - огромный глаз без зрачка. Халифа остановилась возле него и прошептала:
   - Он смотрит...
   Снейп кивнул, невольно соглашаясь - очень уж острым в последние минуты стало ощущение, что они находятся под колпаком, но тут же возразил, правда, тоже шепотом:
   - Это ведь просто рисунок.
   - Я не про рисунок, - шепнула девушка. - Вы ведь тоже чувствуете ЭТО?
   - Да, признаться, немного неуютно. Вам страшно?
   - Не то чтобы... - начала Халифа, и тут же умолкла, замерев. Откуда-то из неведомой глубины, из толщи скалы, из-под земли - кто его знает? - донесся тихий низкий звук. Не то гул, не то вздох. Стало жутко. Профессор почувствовал, как по спине побежал холодок.
   - Это еще что такое? - едва слышно спросил он. Странно, но даже шепот теперь казался непозволительной дерзостью.
   Взгляд девушки внезапно затуманился. Она медленно повернулась и пошла прочь, все ускоряя шаг. Встревоженный Снейп догнал ее и попытался придержать, но Халифа вдруг развернулась и оттолкнула его с неожиданной яростью. Профессор отступил, отдернув руки и выставив их перед собой в непроизвольном защитном жесте. Но напугала его не перемена в настроении девушки, и даже не то, что ее плечо оказалось нестерпимо горячим, а ее глаза... Обсидиановая радужка стремительно выцветала, наливаясь слепящей белизной. Он уже видел подобное однажды - возле Хогсмида...
   Халифа резко произнесла что-то свистящим шепотом на незнакомом зельевару языке. Звук раскатился неожиданно гулким, лязгающим эхом, становясь ниже при каждом отражении от каменных стен. Снейп отступил еще на шаг, интуитивно склонив голову и отведя взгляд, словно покоряясь неведомой силе. Мгновенно утратив к нему всякий интерес, девушка направилась дальше. Профессор последовал за ней, не раздумывая ни секунды - раз уж жив до сих пор... Держась на небольшом расстоянии, следом за Халифой он вышел на открытое место. Это оказалась огромная, почти круглая пещера. Потолок уходил вверх, теряясь в темноте. Дно ущелья покрывал крупный черный песок. В центре площадки возвышалась массивная глыба из вулканической породы с таким же рисунком-глазом. У подножия глыбы девушка опустилась на колени и принялась исступленно рыть песок руками. Мастер зелий медленно приблизился и опустился рядом.
   - Что вы ищете? - осторожно спросил он.
   Халифа - если это существо все еще было ею - прервала свое занятие и уставилась на профессора своими жуткими светящимися глазами. Снейп непреклонно смотрел на нее. Свечение стало угасать, глаза девушки потемнели, их выражение вновь стало осмысленным, и она произнесла уже знакомым звенящим голосом:
   - Отойдите, эфенди.
   Зельевар и не подумал спорить. Быстро вернувшись ко входу в пещеру, он укрылся за выступом стены. Потоптался на месте, а затем, повинуясь какому-то неопределенному тревожному чувству, достал из кармана бутыль с противоожоговым зельем и на всякий случай решил нанести его хотя бы на лицо. Налив немного в сложенную ковшиком ладонь, профессор заметил нечто странное. Зелье казалось... живым. Тонкий слой густой, прозрачной жидкости сам по себе начал покрывать его руку. Снейп в недоумении разжал пальцы, но зелье не просочилось между ними, а растеклось по коже под рукавом мантии. Мужчина удивленно вздохнул. Халифа на миг обернулась, посмотрев на него с заговорщической улыбкой, и у профессора вдруг возникло ощущение, что источник основных ингредиентов сейчас каким-то образом управляет этим зельем. Его убеждение окрепло, когда глаза девушки чуть блеснули и, словно по волшебству, зелье из наклоненной бутыли само заструилось на ладонь профессора и начало быстро растекаться по всему телу, проникая под одежду, заливая глаза и забираясь в нос. Снейп не стал сопротивляться и глубоко вдохнул, чувствуя, как вязкие пары наполняют легкие.
   Тем временем Халифа разгребла песок, обнажив скрывавшуюся под ним плиту из гладкого камня. Вскочив, девушка сбросила обувь и босиком встала на нее. Откуда-то из-под земли снова донесся тот же самый низкий звук, только уже чуть громче. Снейп не видел лица Халифы, но, увидев отблески на темном камне, догадался, что ее глаза снова светятся. И тут профессор понял - таинственное нечто зовет ее. Выпрямившись, девушка протянула руку и прижала ладонь к выбитому на камне глазу - прямо туда, где должен был находиться зрачок. Тотчас же низкий звук усилился, стал вибрирующим и словно начал подниматься из глубины. Вибрация стала ощутимой, передаваясь по ногам всему телу. В пещере стало жарко. Внезапно каменная глыба начала светиться изнутри. Свет сконцентрировался в середине глаза, под ладонью девушки, и будто влился в ее руку. Халифа закричала - страшно, мучительно. Сгусток света медленно прошел сквозь все ее тело, буквально высвечивая каждую жилку, и ушел в плиту под ногами. Девушка рухнула на песок и затихла. Не выдержав, Снейп подобрался к ней. Халифа казалась чуть живой. Ладонь ее потемнела, словно обуглившись. Кожа девушки была настолько горячей, что профессор даже удивился, как он сам терпит прикосновение. Видимо, уже действовала противоожоговая защита. Мастер зелий оттащил девушку от камня в сторону своего убежища. Йени открыла глаза - прежние, черные - и прошептала:
   - Сейчас начнется...
   Снейп не успел спросить, что именно. Вибрация резко усилилась, стены пещеры начали резонировать. Пол дрожал, выбивая вверх фонтанчики черных песчинок. Вдруг его ощутимо тряхнуло, и плита, на которую становилась Халифа, ушла под землю. Камень с глазом медленно опустился следом. Песок стал быстро утекать в образовавшуюся яму. Снейп подтолкнул Халифу подальше от зловещей воронки, за выступ скалы. Девушка двигалась невыносимо медленно. Профессор открыл рот - прикрикнуть на нее, чтобы пошевеливалась, и тут ему в спину дохнуло жаром. Обернувшись, Снейп застыл на месте. Провал становился все шире, расползаясь на всю пещеру, а внизу, на дне ямы, выбрасывая вверх полыхающие брызги, растекалось огненное озеро...
   Как зачарованные, мужчина и девушка смотрели вниз. Вместо ровной площадки, покрытой черным песком, дно пещеры в считанные секунды превратилось в кипящий огненный котел, по стенкам которого серпантином спускалась узкая каменистая тропинка. Посреди лавы находилось возвышение, формой напоминающее пирамиду, к подножию которого вел узкий перешеек. Бурлящая расплавленная порода окатывала его шипящими огненными брызгами.
   - Вот мы и достигли цели, эфенди, - тихо сказала Халифа. - Хранилище перед нами.
   - И как теперь туда добраться? - задумчиво пробормотал профессор. - Я сомневаюсь, что защиты зелья хватит...
   - Нет-нет, вам туда нельзя! - испуганно воскликнула девушка. - Зелье работает уже сейчас. Без защиты вы здесь уже через четверть часа превратились бы в кусок жареной человечины. Надо спешить, эфенди, срок действия зелья ограничен.
   - Какую максимальную температуру вы можете выдержать? - деловито осведомился зельевар.
   - Понятия не имею. Летом, при опытах, папа доводил нагрев до шестисот градусов. Больше не рискнул, мне становилось очень больно. Но повреждений не было.
   - Внизу будет как минимум тысяча, - предупредил Снейп.
   - Да, но и я с тех пор тоже немного изменилась.
   - Даже если не сгорите, вы все равно не сможете там дышать. Нужно быть существом, действительно родственным огню, чтобы пройти по этой дорожке.
   Халифа уставилась на него сияющими глазами.
   - Эфенди, вы гений! Как же я сама не догадалась?! Ведь в моей жизни случайностей не существует...
   Она подскочила к краю ямы и забормотала, пристально глядя вниз:
   - Я смогу. Здесь я становлюсь сильнее. Должно получиться.
   - Что вы собираетесь делать? - Снейп подошел к краю, но вынужден был тут же отступить назад - жар был слишком силен, защита не справлялась.
   Девушка повернулась к лаве спиной. На ее лице была написана отчаянная решимость.
   - Толкните меня, - попросила она. И, предваряя возражения, добавила: - Пожалуйста. Я не могу сама. Я боюсь.
   Снейп не стал спорить, но помедлил.
   - Ну же! - воскликнула она. - Скорее!
   - Мерлин! Что я творю, - прошептал профессор и толкнул ее. Халифа опрокинулась назад, закрыв глаза, но в последний миг под веками блеснули белые искорки. Медленно... медленно... Время словно растянулось. Снейпу казалось, что она падает целую вечность. Силуэт девушки расплылся в полете, изменил форму, сжался в плотный комок. На каменистый выступ над лавовым озером приземлилась голубая ящерка со светящимися глазками. Прошмыгнув по перешейку под огненными брызгами, она подскочила к пирамиде и исчезла в какой-то незаметной сверху щели.
   Минуты тянулись бесконечно. Чтобы заглушить ощущение полной беспомощности, Снейп принялся расхаживать туда-сюда, стараясь не приближаться к самому краю. Один раз все же не выдержал, заглянул вниз, и сразу отскочил, жадно хватая воздух ртом. Колышущееся жаркое марево, словно почуяв человека, тут же рванулось вверх, безжалостно обжигая легкие. Профессор закашлялся, опустился на камень и потер лицо руками.
   Мастер зелий терпеливо ждал. У него даже мысли не возникало, что Халифа может не вернуться. Волей-неволей он тоже втянулся в череду предопределений.
   "Война, Северус, у каждого своя..."
   Слова Дамблдора прозвучали в памяти так явственно, словно старый волшебник стоял рядом. Снейп рассеянно кивнул, не отрывая рук от лица.
   Война - это не обязательно открытое противостояние или шпионаж. Некоторым порой поневоле приходится становиться тайным козырем в рукаве одного из противников. Не тузом, отнюдь. Маленьким таким козырем, дающим не решающее, но все же очень ценное преимущество.
   А некоторые всю жизнь воюют сами с собой.
   Порой им даже удается победить.
  
   * * *
   Лава забурлила, точно рассердившись. Снейп вскочил и подошел к краю. По серпантину прыжками взбиралась саламандра. Выпрыгнув из ямы, ящерица забилась на камнях, извиваясь и шипя. Профессор протянул к ней руку и сразу же отдернул. От маленького создания растекались волны раскаленного воздуха, песчинки сплавлялись и прилипали к чешуе. Гибкое тельце, содрогаясь от боли, каталось по полу пещеры, стараясь побыстрее остыть. Возвращаться сейчас в человеческое обличье для нее было верной смертью.
   Бурлящие всплески стали громче. Мастер зелий покосился в сторону озера и, вздрогнув, повернулся, не веря глазам. Уровень лавы стал подниматься. Пирамида уже исчезла под вздувшейся огненной поверхностью, дюйм за дюймом поглощавшей серпантинную дорожку.
   - Проклятье! - выкрикнул Снейп. - Скорее уходим!
   Саламандра, извиваясь, засеменила прочь. Не в силах поторопить ее, профессор сжимал в руке палочку, досадуя на невозможность применить охлаждающее заклинание. Потом тихо выругался, проклиная себя за недогадливость. Защитное зелье! Оно должно выдержать и атаку огненного щита! Мастер зелий взмахнул палочкой. От ящерицы с шипением повалил пар, и одновременно мужчину ударила жгучая волна, не нанеся, впрочем, ни малейшего вреда. Через секунду саламандра остыла и приподнялась на задние лапки, нетерпеливо подпрыгивая. Снейп понял, что она никак не может перекинуться обратно.
   - Ну же! А, черт... Animagus restituo!
   На месте ящерки появилась Халифа. Содрогнувшись от очередной огненной атаки, профессор без лишних слов схватил турчанку за руку и потащил за собой, прочь по ущелью. Девушку заметно пошатывало. Адская купель и выбросы огненной магии не прошли бесследно.
   Позади раздался такой грохот, что казалось, земля вот-вот разверзнется. Волна землетрясения раскатилась по дну ущелья, сбивая шаг путников. Халифа споткнулась босой ногой о камень, ойкнула и упала, зашипев от боли в разбитом колене. Со стен посыпались обломки. За спиной послышался подозрительный треск. Оглянувшись, Снейп увидел, как из тоннеля полетели раскаленные камни и лавовые брызги. В ущелье ворвалось клубящееся облако горячего пепла. Спрятаться от него было негде.
   - Вот дьявол! - выругался профессор. Пепел - это не просто горячий воздух. Задушит, ослепит, и никакая защита не поможет. Халифа тоже испугалась. Не поднимаясь, она выхватила палочку, и примерилась к высоте тоннеля, чтобы поставить оборону.
   - Моя защита выдержит еще один щит?! - присел рядом Снейп, силясь перекричать гулкий грохот. Девушка молча кивнула, и он добавил: - А вы выдержите?
   Сразу все поняв, Халифа без вопросов обхватила его руками. Мастер зелий аппарировал вместе с нею буквально за секунду до того, как ущелье заволокло беспощадными обжигающими клубами.
  
   * * *
   В "лаборатории" все еще стоял неубранный столик. Отголоски зачарованного извержения и землетрясения здесь не ощущались, будто огненное хранилище успокоилось сразу же, как только преследование стало бесполезным. Аппарировав прямо перед трансфигурированным камином, Снейп усадил девушку на мягкий ковер и сам без сил опустился рядом. Последняя атака огненного щита была уже довольно болезненной.
   Халифа поднесла руку ко рту и выплюнула на ладонь прозрачный камешек размером чуть больше галлеона. Мастер зелий с удивлением уставился на него.
   - Это что, и есть Око Пейфези?
   - Оно самое, - хрипло отозвалась девушка. - Вручаю артефакт слуге Темного Лорда.
   Она приподнялась и с церемонным поклоном протянула профессору камешек на раскрытой ладони. Подыгрывая ей, Снейп, хмыкнув, с поклоном принял Око и принялся внимательно разглядывать предмет, из-за которого, собственно говоря, и заварилась вся эта каша. Выглядел артефакт довольно-таки скромно. Бесцветный, прозрачный, как стекло, формой напоминающий овальный морской окатыш. Лишь внутри, в самом центре, была крошечная полость, в которой переливалась капля искристой жидкости.
   - Признаться, я ожидал увидеть нечто более... впечатляющее, - пробормотал Мастер зелий. - Хотя нет, все правильно. Подобной вещи совершенно необязательно быть слишком приметной.
   - Для европейцев восточная пышность - весьма расхожий стереотип, - устало заметила Халифа.
   - Мда... пожалуй, - согласился профессор.
   - Теперь, когда условие Лорда соблюдено... - девушка снова протянула раскрытую ладонь, но теперь уже требовательно. Снейп зажал камень в кулаке. Халифа надула губки.
   - Темный Лорд не говорил о том, что его слуга не может вернуть мне Око обратно!
   - Вот так джинн и исполняет желания, - фыркнул Мастер зелий. - Всего ведь не предусмотришь, верно?
   Девушка кивнула с лукавым видом. Снейп отдал ей камень. Халифа подержала его перед глазами и прижала к груди.
   - Жаль, что выбросила цепочку, - вздохнула она.
   Профессор порылся в карманах и достал тонкий кожаный шнурок с обтрепавшимися концами. Вчера утром, в лаборатории Малфоев, этим старым шнурком был перевязан свиток с рецептурами. Снейп тогда машинально сунул его в карман, просматривая свиток на ходу.
   - Если вам так уж необходимо держать Око при себе - то вот, возьмите.
   Халифа обвязала камень шнурком и повесила на шею.
   - Мне так почему-то спокойнее.
   Снейп снова заметил ее потемневшую, кровоточащую ладонь.
   - Сильно болит? - обеспокоено спросил он.
   - Да ладно, переживу, - со вздохом поморщилась турчанка. - Последние года два боль сопровождает меня постоянно. Я уже привыкла.
   Профессор кивнул и рассеянно почесал руку. Все тело начало нестерпимо зудеть.
   - Кажется, защита иссякает, - произнес он. - Пора ее убирать.
   - Пока она держится, почистите и меня заодно, - спохватилась девушка. - Конечно, если вам еще не больно...
   Вот теперь Снейп ни за что бы в этом не сознался. Он нарочито небрежно покачал головой и взмахнул палочкой. И тут произошло нечто странное. Едва заклинание достигло артефакта, висящего на груди Халифы, оно моментально будто поглотилось им. Внутри камня блеснула искра. Чары окатили девушку, поглотив встречную магическую волну. Спустя мгновение Халифа была уже чистой, а ее одежда - опрятной. Снейп напрягся в ожидании жгучей боли - но ничего не произошло. Огненный щит не атаковал его.
   Девушка стояла, удивленно глядя на озадаченного профессора.
   - Эфенди, что это было? Я почувствовала, как мой щит вернулся обратно!
   - Кажется, я понял, - тихо сказал Мастер зелий. - Теперь Око уравновешивает вашу магическую ауру. К вам можно применять чары, но целясь только в него.
   - Значит, меня теперь можно проклясть?
   - Я бы не рискнул экспериментировать с боевыми заклинаниями или проклятиями. Возможно, артефакт действует избирательно, как и барьер, по принципу "друзья - враги".
   - Я поняла, - торопливо ответила Халифа. - А мы сможем аппарировать домой?
   - Вряд ли. Я же не могу направить все поле только на Око. Если только аппарировать немедленно...
   Но тонкая пленка зелья уже вовсю отслаивалась прозрачными лоскутами. Поморщившись, профессор использовал очищающие чары.
   - Вот и все. А зелья больше не осталось.
   - Ничего страшного, доберемся на ковре до Мешхеда, а оттуда камином, - махнула рукой Халифа. - Все равно для аппарирования нужно выходить за барьер. К тому же, у меня есть еще одно дело, - добавила она, разом помрачнев.
  
   * * *
   Сверху разоренный караван был виден издалека. Люди бродили среди обгорелых шатров и сгоняли разбежавшихся верблюдов. Никто из бедуинов, кажется, и не удивился, заметив подлетающий ковер-самолет. Но когда девушка сошла на землю, они бросились к ней с криками. Опасаясь приближаться к волшебникам ближе, чем на три метра, люди столпились полукругом, возбужденно всплескивая руками и что-то быстро тараторя. Халифа выслушала их, задала несколько вопросов и повернулась к Снейпу.
   - Среди магглов нет пострадавших. Пожиратели запугали их, спалив становище и пригрозив всех перебить. Бедуины выдали им Хадиджи по ее же просьбе. Она ничего не сказала людям Лорда, но магглы показали им направление, куда мы ушли. А эти паршивые шакалы даже не позаботились стереть им память.
   Профессор презрительно оглядел толпу бедуинов. Под его взглядом мужчины боязливо съеживались, женщины вздрагивали и отворачивались, а дети начинали плакать.
   - Я бы позаботился... прямо сейчас... - зловеще произнес он своим фирменным шелковым тоном, услышав который, толпа магглов сразу замерла, как кролик перед удавом. - А еще лучше...
   Халифа нетерпеливо потянула его за рукав.
   - Они всего лишь магглы, эфенди. Пускай живут с этой памятью, насколько хватит совести. Нам надо спешить. Хадиджи увезли к карстовой горе. Эти шакалы пытками пытались выведать у нее способ преодолеть барьер - так сказал один из тех двоих, на метлах.
   Забравшись на парящий ковер, мужчина и девушка взмыли вверх и полетели на запад. Бедуины проводили их ошалевшими взглядами и сбились в кучу, растерянно переговариваясь. Оглянувшись на караван в последний раз, Халифа с усмешкой пробормотала:
   - Поздравляю, эфенди. Кажется, в Деште-Лут только что родилось новое жуткое предание...
  
   * * *
   От походного лагеря Пожирателей Смерти остался только вытоптанный песок, постепенно разглаживаемый ветром. Халифа нетерпеливо спрыгнула на ходу и побежала по уже знакомой дороге, к ведущему внутрь горы провалу. Снейп свернул ковер и направился следом. Оставаться снаружи не имело смысла.
   На развилке девушка остановилась, вертя головой и прислушиваясь.
   - Там, - указал налево догнавший ее профессор. Слева действительно донесся слабый звук. Халифа ринулась туда.
   В большой пещере на земле лежала старая женщина в черной одежде. С трудом дыша, она изредка тихо постанывала. Похоже, она совсем выбилась из сил.
   Халифа упала возле Хадиджи на колени. Старуха была очень плоха, дыхание вырывалось у нее изо рта слабыми всхлипами. Снейп опустился рядом.
   - Ее пытали Crucio, - уверенно сказал он. - И не только. Судя по хрипам, сломаны ребра. Возможны внутренние повреждения. Для сквиба безнадежно.
   Девушка заплакала.
   - О, Аллах! Эфенди, ее нужно перенести к горе Бафир!
   - Зачем? - тихо возразил профессор. - Она умирает.
   - Там я становлюсь сильнее. Я вылечу ее!
   Снейп покачал головой.
   - Нельзя. Если ее потревожить, сразу начнется агония.
   Халифа разозлилась.
   - Хотите сказать, что она все равно умрет, но если не трогать ее, промучается дольше, так?!
   - Как вы собираетесь затаскивать ее внутрь барьера? Этот путь тяжел даже для здорового волшебника. А она умрет уже через пару шагов, - резко произнес Мастер зелий и хмуро добавил: - Не плачьте. Мы попробуем подлечить ее здесь, хоть немного.
   Тут Хадиджи приоткрыла глаза. Увидела Халифу и слабо улыбнулась. Потом опустила взгляд на Око, висящее на шее девушки. Выражение лица бедуинки стало умиротворенным.
   - Не плачь, - прохрипела старуха. - Моя жизнь прошла не зря. Теперь она окончена. Я тоже выплатила долг нашего рода.
   Халифа сквозь слезы воззрилась на нее с недоумением.
   - Какой еще долг?
   - Наш род был обязан джинну своим существованием, - с трудом пояснила Хадиджи. - Когда-то он милостиво оставил жизнь моему предку, чтобы тот послужил ему, оставив после себя потомков с магически заложенной памятью. Теперь все в прошлом. Я последняя из тех, кто должен помнить. Ты тоже. Не плачь. Все правильно. Моя смерть пришла вовремя. Рода Мурсаши больше нет, нет Хранителей, как нет больше и самой Тайны. Я хочу умереть без боли. Хочу принять ту смерть, которая положена мне по праву рождения. Выполни теперь и ты свой долг.
   Ужас объял Халифу, когда она поняла, о чем ее просят.
   - Нет... нет... - прошептала девушка, замотав головой.
   - Это моя и твоя судьба, - хрипела Хадиджи. - У нас нет выбора. Я же говорила, что мы встретимся для последнего ритуала. Я еле дождалась... - старуха зашлась булькающим кашлем, и в уголке ее сухих губ появилась капля крови. - Мне больно. Поспеши.
   Трясущейся от слабости рукой Хадиджи взяла руку Халифы и сама приставила конец ее палочки к своей впалой груди. Вспомнив одну странную фразу Мохаммеда, Снейп без перевода понял смысл предстоящего и осторожно спросил:
   - Вам... помочь?..
   В любой другой ситуации подобное предложение прозвучало бы просто нелепо, немыслимо. Но сейчас девушка прекрасно поняла, что именно имеет в виду профессор, и зачем он так говорит. Она должна дать ответ; не ему - себе.
   - Нет, не нужно, - произнесла она, с трудом разжимая непослушные губы. - Это только мой долг. По праву рождения. Так надо.
   Сказав это, она сразу успокоилась и исполнилась решимости. Хадиджи и Халифа обменялись взглядами, старуха кивнула и закрыла глаза. Девушка сосредоточенно посмотрела на свою палочку, глубоко вздохнула...
   - Avada Kedavra.
   Конец палочки озарился мягким зеленым светом, мгновенно просочившимся сквозь пыльную чадру старой женщины. Неровно вздымавшаяся грудь успокоилась навсегда. Вверх взмыли тусклые серебристые огоньки - остатки старинного родового заклятья. Они коснулись палочки, растеклись по дереву, проникая вглубь, и еле заметными искорками, точно браслет, окольцевали запястье турчанки. Закусив губу, Халифа слегка отодвинулась и снова подняла палочку:
   - Insendio!
   Тело Хадиджи охватило жадное пламя. Снейп отступил на пару шагов. Девушка сидела, не двигаясь, лишь убрала край своего платья от импровизированного погребального костра. Отвратительный смрад горящей плоти подхватило сквозняком и понесло по тоннелю.
   Профессор покосился на осунувшееся лицо турчанки с уже сухими, зло прищуренными глазами. Слегка смешавшись от необходимости подыскать хоть какие-нибудь слова утешения, он вполголоса проговорил:
   - Это, конечно, тяжело, но... Не убивайтесь так. Ни один человек не осудит...
   Девушка перебила его, ответив странной фразой:
   - В этом ритуале, эфенди, не было ничего человеческого, - и добавила сквозь зубы: - Я ненавижу своих предков.
   Снейп философски промолчал, слегка приподняв бровь. Минуту спустя Халифа задумчиво произнесла:
   - Теперь, если кто-нибудь пожелает проверить мою новую палочку, станет известно, что я применяла Непростительное Заклятье. Прямая дорога в Гюрсенар.
   У Мастера зелий были свои соображения насчет возможности помещения йени в магическую тюрьму, но он решил оставить их при себе.
   - Палочка пока не зарегистрирована в Министерстве Магии, - возразил он. - Никто не сможет доказать, что колдовали ею именно вы. Можете свалить всю вину на прежнюю владелицу. Сомневаюсь, что она занималась исключительно домоводством.
   Подумав над словами Снейпа, Халифа протянула ему палочку на ладони.
   - Проверьте ее, пожалуйста.
   - Вы действительно хотите знать?
   - Я хочу окончательно расстаться со своими прежними иллюзиями. А как бы вы поступили на моем месте?
   Хмуро кивнув, профессор взял у нее палочку и поднял свою.
   - Priori Incantatem.
   В обратном порядке стали появляться заклинания: Insendio, Avada Kedavra, потом чары управления ковром, анимагическая трансформация, установка шатра, перекрашивание одежды, создание цветочных лепестков, полотенца и свечей. Следом - Lumos, Lumos, еще Lumos... Затем - еда, ковер, огонь, камин, чары излечения и очищения, призывание, расщепление, левитация и снова Lumos...
   Халифа и Снейп невольно затаили дыхание. Палочка на секунду приостановила обратный отсчет, словно под действием Priori Incantatem какое-то время переводила древнее исполнение заклинаний в современный вид. Затем она снова ожила.
   Imperio, Imperio, Avada Kedavra, Avada Kedavra, Finite Incantatem, Crucio, Finite Incantatem, Crucio, Finite Incantatem, Imperio, Avada Kedavra, Enervate, Finite Incantatem, Crucio, Enervate, Crucio, Petrificus Totalus, Crucio, Avada Kedavra...
   - Хватит! - не выдержала Халифа. - Достаточно!
   Профессор казался бесстрастным, но морщинки на его лице вдруг стали резче.
   - Deletrius, - последовала долгая пауза. - Похоже, последние часы жизни вашей прародительницы были... довольно насыщенными.
   Девушка закрыла лицо руками и уткнулась в плечо мужчины. С тихим шипением догорал погребальный костер, зловония от него уже не ощущалось. До слуха Снейпа донеслись отдаленные хлопки аппарации. Мгновенно сориентировавшись, профессор потянул Халифу за локоть:
   - Бросайте все это! Здесь наверняка оставили чары-детекторы магии. Вас заманили в ловушку, ведь людям Лорда известно, что вы не аппарируете.
   Девушка выпрямилась и, высвободив руку, отступила назад.
   - Уходите один.
   Голос ее снова стал металлически-чужим, а вот взгляд - совершенно незнакомым, беспощадным. Словно злополучный "последний ритуал" стал последней каплей, бесповоротно изменившей ее натуру.
   - Без глупостей! - прикрикнул на нее Мастер зелий. - Уйдем тем же тоннелем, что и в прошлый раз.
   Халифа покачала головой.
   - Вы ведь тоже слышите - они уже совсем рядом. До западного тоннеля нам не добраться, эфенди. Люди Лорда не знают, что вы здесь. Аппарируйте отсюда, скорее.
   - А вы?
   - Не волнуйтесь за меня. Господин Малфой вчера подал прекрасную идею...
   Снейп вдруг понял, что именно она задумала, и что отговаривать ее бесполезно.
   - Это наверняка всего лишь горстка пешек! - возмущенно бросил он и подошел к выемке в скале, откуда просматривалась вся большая пещера. Несколько человек в черных мантиях безмолвно приближались к ним, жестикулируя друг другу. Профессор оглянулся. Девушка сосредоточенно смотрела перед собой, крепко прижав Око к груди и, казалось, уже не замечала ничего вокруг. На какое-то мгновение Мастеру зелий почудилось, что артефакт засветился, но наваждение тут же рассеялось. Приготовившись аппарировать, Снейп увидел, как Халифа направила на себя палочку.
   - Sonorus!
   Вокруг девушки, казалось, вспыхнул воздух, во все стороны потянулись резвые языки огня. Зельевар успел увернуться от ближайшего из них, аппарировав в пустыню в полумиле от карстовых пещер. Упав на песок за дюной, он услышал усиленный заклинанием оглушительный вибрирующий звук. От пещер донеслась подземная ударная волна, воздух задрожал, наполняясь низким гулом. Следом послышался грохот камнепада - пещеры обрушивались изнутри. Середина горы просела, из многочисленных трещин вырвались клубы пыли, а кое-где - и огненные всполохи. Снейп поднялся на вершину дюны - получше рассмотреть разрушающуюся гору. Чахлые сухие деревца, росшие вдоль границы старых осыпей, теперь пылали, охваченные огнем.
   Краем глаза профессор заметил движение. Прямо сквозь стену огня со стороны горы прошла кажущаяся отсюда крошечной человеческая фигурка. Это была Халифа, которой огонь не причинил ни малейшего вреда, лишь спалил дотла платье. Девушка взмахнула рукой, и по ее телу словно заструились какие-то белые ленты. После нескольких неудач Халифа, наконец, смогла наколдовать себе нормальную одежду.
   Профессор пошел ей навстречу. Девушка на ходу разглядывала результат своего портновского волшебства - простую белую тунику. Подняв голову и увидев Снейпа, она пожала плечами.
   - У меня получилось. Не очень, правда... Пока сойдет.
   О чем конкретно шла речь - было не совсем понятно. Но, похоже, камнепад ее уже не волновал. Выходит, она имела в виду одежду?
   - Да уж, - подходя, проворчал профессор. Неожиданная бесчувственность турчанки вызвала у него желание убедиться, что в ней осталось хоть что-то человеческое. - На редкость зрелищное жертвоприношение! Не сомневаюсь, души ваших кровожадных предков останутся довольны.
   Халифа вздохнула и тихо сказала:
   - Тоннели обвалились по всему хребту. Если находящиеся внутри не успели аппарировать до землетрясения, то теперь никто из них никогда уже не выйдет. А теперь посмейте осудить меня.
   Девушка опустилась на одно колено и принялась обуваться в тут же наколдованные туфли. Снейп некоторое время недоуменно наблюдал за ней, потом тихо спросил:
   - А где ваша палочка? Вы теперь колдуете без нее?
   Халифа выпрямилась и, невесело усмехнувшись, молча протянула правую руку. Профессор внимательно присмотрелся к потемневшей после вызова Хранилища ладони. Пересекая ее вдоль и словно вплетаясь в папиллярные линии, прямо в коже тускло мерцала тончайшая серебристая нить, будто покрытая росой осенняя паутинка.
   - Волос джинна! - вспомнил Снейп рассказ Мохаммеда. - Палочка вплавилась вам в руку?!
   - Палочка разрушилась, - ответила девушка, поворачиваясь к обвалившейся горе, и прищурилась, наблюдая за медленно гаснущим пожаром. - А магическая сердцевина стала частью меня.
   Еще несколько минут оседала поднятая обвалом пыль. Вместе с нею по пустыне Деште-Лут развеялся пепел сквиба Хадиджи Мурсаши, последней из рода Хранителей Тайны пещер горы Бафир. Халифа не сошла с места и не пошевелилась, стоя под палящими лучами солнца до тех пор, пока последняя пылинка не улеглась в затейливый волнообразный узор, рисуемый на песке неумолимым ветром.
  
   * * *
   Ковер стремительно летел на север, к Мешхеду. Два человека ничком лежали на нем, вытянувшись во весь рост. Редкие птицы, напуганные невиданным плоским предметом, шарахались в стороны.
   - Снизу, для магглов, ковер сейчас выглядит как стайка птиц, - коротая время пути, рассказывала Халифа. - Это специальные чары для маленьких ковров, вплетаются при изготовлении. В большие, семейные ковры вплетают чары иллюзии облака. Без дополнительной маскировки нас можно заметить с самолета, но такой встречи легко избежать.
   Некоторое время они молча разглядывали проплывающий внизу маленький поселок.
   - Эфенди, меня не покидает ощущение, что у вас есть планы в отношении Ока, - наконец, тихо произнесла девушка. - Вы ничего мне не говорите, но я чувствую... Есть еще что-то, чего я не знаю, то, из-за чего ваша роль в моей судьбе по-прежнему остается очень важной.
   Профессор хранил молчание. Халифа повернула к нему голову. Мастер зелий уткнулся подбородком в сцепленные руки и напряженно смотрел вперед.
   - То напутствие, на шкатулке... - напомнила турчанка. - Вы ведь нашли в нем какой-то еще смысл, так?
   Снейп быстро взглянул на нее и снова уставился вдаль.
   - А вам все понятно? Что вы сами собираетесь с ним делать? "Вновь Око зажечь и отдать силу птице" - так ведь вы перевели? Есть идеи?
   Девушка задумалась.
   - До сих пор судьба вела меня, в нужный момент подсказывая путь. Я жду очередной подсказки.
   Профессор только фыркнул.
   - Я серьезно, эфенди. Неужели вы до сих пор не убедились...
   - Я сойду на роль подсказки? - неожиданно перебил Мастер зелий. Девушка умолкла, удивленно глядя на него. Потом улыбнулась.
   - Почему бы и нет? Ваше вмешательство в мою жизнь уже неоднократно становилось судьбоносным. Я слушаю.
   Судя по голосу, Снейп был как никогда серьезен, даже несмотря на легкую саркастическую усмешку.
   - Я предлагаю вам отправиться со мной в Англию.
   Халифа нахмурилась.
   - Я вообще-то собиралась держать Око подальше от этой страны. Там на него что-то слишком большой спрос.
   - Именно поэтому я и приглашаю вас с собой.
   Турчанка медленно изменилась в лице.
   - Неужели я все-таки ошиблась в вас?
   - Стоп, - поднял руку профессор. - Не начинайте старую песню о доверии. У меня уже было по меньшей мере три прекрасных возможности забрать артефакт и просто аппарировать. Вместо этого я тащусь с вами в Турцию.
   - Неубедительно. Сам по себе, без джинна, этот артефакт бесполезен. Вам нужна еще и я.
   Снейп посмотрел на нее долгим непонятным взглядом.
   - Напутствие подробно и очевидно, хотя местами иносказательно.
   Халифа замерла, затаив дыхание.
   - Эфенди, вы бы не спрашивали просто так. Меня волновала совсем другая строчка, но вы ухватились именно за эту! Вы знаете, о какой птице идет речь?!
   - У меня есть одно предположение. Вы ведь сами без конца твердите о том, что нет ничего случайного...
   Девушка нетерпеливо вцепилась в его рукав.
   - Скажите мне!
   Мастер зелий снова чуть усмехнулся.
   - Скажу. Но только в Англии. Эта тряпка может лететь быстрее?
   Халифа возмущенно отстранилась.
   - Мы уже почти добрались, - сердито буркнула она. - Видите город?
   - Как мы найдем магическую общину?
   - Это несложно.
   На подлете к Мешхеду Халифа взмахнула рукой, установив перед ковром сверкающий прозрачный экран. Посмотрев сквозь него, девушка указала профессору на квартал в юго-восточной части города. Над ним парила, медленно поднимясь вверх, колышущаяся струйка воздуха, как дымок над костром. Магический маячок не позволял заблудиться. Снейп заметил еще один ковер, летящий к маячку с запада. На нем восседала целая семья.
   - Надеюсь, местная каминная сеть принимает галлеоны? - подозрительно спросил он.
   - Ну конечно! - отозвалась Халифа. - И галлеоны, и маггловские деньги любой страны. Здесь нет банка гоблинов, эфенди, - девушка лукаво улыбнулась. - Зато есть знаменитые на весь мир восточные базары.
   Через полчаса они уже были в Турции, где члены семьи Дасэби встретили их общим ликованием. А еще через час, когда страсти улеглись, Снейп и Халифа вместе отправились в Англию.
  
  
  

Глава 12.

Разум там не засидится, где любовь еще - царица,
Где соперников не видеть покоренные хотят.
Разве жизни жаль? Взгляни же: только быть к свече поближе
Мотыльки, как я, хмельные, истомленные хотят.

Хакани
  
   Оглянувшись по сторонам пустынной, затянутой туманом улицы, Снейп шагнул вперед, и зачарованное пространство послушно расступилось, обнаруживая старый особняк с облезлой дверью. Халифа растерянно покосилась на табличку, дублирующую то, что девушка только что старательно повторяла про себя.
   "Гриммоулд-плейс, 12"
   - Чей это дом, эфенди? - спросила она.
   Профессор молча коснулся палочкой потемневшей ручки. Дверь со скрипом распахнулась, и он вошел внутрь. Халифа несмело шагнула в темноту следом за ним. Через секунду раздалось тихое шипение, и на стенах вспыхнули старинные светильники, осветив длинную прихожую. Девушка завертела головой, разглядывая старые портреты с практически неразличимыми от времени обитателями, и ощущая себя не в своей тарелке - мрачная обстановка дома почему-то создавала гнетущее впечатление. В кончиках пальцев снова возникло знакомое покалывание, и на этот раз оно было очень неприятным.
   В дальнем конце холла отворилась дверь и появилась миссис Уизли.
   - Северус... - начала она громким шепотом, и тут заметила за спиной зельевара турчанку. - Халифа?! Девочка моя, что ты тут делаешь?!
   В следующую секунду девушка оказалась стиснутой в теплых объятиях Молли. Снейп с каменным лицом обошел их обеих и направился к дальней двери.
   - Молли, вот так сюрприз! - Халифа нетерпеливо высвободилась, озираясь. - Вы живете здесь?! Но я думала...
   - Тише, говори тише, - перебила ее миссис Уизли, - Нет, детка, мы живем не здесь. Здесь мы... собираемся время от времени. Проходи скорее, будь как дома.
   В холле появился темноволосый мужчина. Он несколько неприязненно, как показалось Халифе, кивнул Снейпу и с любопытством уставился на гостью.
   - Халифа, познакомься, это Сириус Блэк, хозяин дома, - сказала Молли.
   - Господин Блэк, - учтиво кивнула турчанка.
   - Сириус, - с улыбкой поправил тот. - Для вас, прелестная Халифа, просто Сириус.
   Несмотря на подчеркнуто обходительные манеры, он не слишком походил на настоящего аристократа. Мужчина галантно поклонился, по-хозяйски завладел рукой девушки и поцеловал ее. Халифа смутилась. Такие настойчивые знаки мужского внимания были ей непривычны.
   Позади Сириуса снова возник Снейп, угрюмый и язвительный.
   - Блэк, мисс Дасэби нужно надежное убежище на несколько дней, а не твои пьяные комплименты и расшаркивания.
   Сириус обернулся к нему.
   - Знаешь, Снейп, а я мог бы и отказать, уже хотя бы потому, что именно ты об этом просишь. Но, - мужчина подмигнул Халифе, - ради юной леди я сделаю исключение.
   Снейп собрался было ответить, но тут с лестницы раздался знакомый голос:
   - Это я прошу убежища для мисс Дасэби.
   Халифа почтительно поклонилась Дамблдору. Снейп и Блэк обменялись хмурыми взглядами и разошлись. Снова стукнула входная дверь. Дамблдор кивнул.
   - Вот теперь все в сборе.
   Новоприбывшим оказался профессор Люпин. Халифа с радостным удивлением поздоровалась со своим бывшим наставником. Тот приветливо ответил и тепло улыбнулся девушке, но потом как-то странно поежился и отступил подальше, настороженно прищурившись. Халифе стало не по себе.
   - Проходи, Ремус, - торопливо сказал директор. - Все собрались наверху. Мисс Дасэби я сейчас приведу. Мне нужно сказать ей пару слов.
   Люпин бочком обошел девушку, стараясь не подходить близко. Растерявшись, Халифа уже не знала, чему удивляться. Но тут Люпин неосторожно зацепил локтем побитые молью портьеры, закрывающие что-то, висящее на стене. Портьеры немедленно раздвинулись, и по всему дому разнесся яростный вопль:
   - Грязные полукровки, оскверняющие дом моих предков!!! Проклятые оборотни! Отступники!
   Халифа вздрогнула. Сириус сорвался с места, подбежал и принялся задергивать портьеры, заглушая вопящий портрет.
   - Позор моей плоти! Руки прочь!
   - Заткнись! - не выдержал Сириус. - Матушка, замолчи! Когда же я избавлюсь от тебя?
   - Это ваша мама? - удивленно спросила Халифа. И вдруг наступила тишина. Портрет миссис Блэк замолчал. Женщина на холсте внимательно уставилась на девушку.
   - Это еще кто?! - взвизгнула она. - Ага, ты из древнего благородного семейства, верно? Я вижу, я всех вижу насквозь! Хоть одна приличная, чистокровная волшебница в этих стенах, и та иностранка! А эти нечистые выродки заполонили мой дом...
   Халифе и так было не по себе и от этого дома, и от повышенного внимания к ее персоне, а тут еще портрет сумасшедшей старухи... Сириус положил руку девушке на плечо и потянул ее прочь от портрета.
   - Но что ты делаешь в компании этих мерзких ублюдков?! - мгновенно преобразившись, с ненавистью воскликнула миссис Блэк. - Ты спуталась с отступниками?! Или ты тоже из ублюдков?! А-а, ты, наверное, новая подружка оборотня, этого гнусного чудовища!
   Не стоило бы обращать на старуху внимания, но Халифа почувствовала, как в ней поднимается беспричинная ярость. Она подошла вплотную к портрету и с вызовом произнесла:
   - Я тоже чудовище.
   Мадам Блэк вытаращилась, глядя ей в глаза. И вдруг завопила с новой силой:
   - Проклятая тварь! Убирайся из моего дома, отвратительная дрянь! Ты проклята! Сдохни!
   Гнев исказил черты девушки. На груди, под одеждой, вспыхнул огонек, заливая портрет голубоватым светом.
   - Мерзкие выродки! Грязнокровки! Джинны! Оборотни! Мой дом полон дерьма! Пошла прочь отсюда, отвратительная мерзость! Сгинь!
   Глаза Халифы начали наливаться слепящей белизной. Миссис Блэк поспешно закрыла рот, с ужасом глядя на нее, но было поздно. Девушка шагнула вперед и вцепилась в раму портрета. Сверкнула вспышка, и холст запылал жарким пламенем. Вопли миссис Блэк превратились в истошный визг, но вскоре умолкли. Огонь моментально сожрал и холст с рамой, и портьеру, оставив только кучку пепла. Халифа отшатнулась, и пламя немедленно потухло. Тяжело дыша, девушка оторопело уставилась на свои дрожащие руки. Между растопыренных пальцев пробегали тоненькие белесые ниточки разрядов, собираясь воедино на волосе джинна и пробиваясь к еще светящемуся Оку. Тут девушка вспомнила о хозяине дома и, осознав, что наделала, вся сжалась.
   - Простите меня, господин Блэк, - еле слышно выдавила она. - Я не сдержалась. Ваша матушка...
   В глубине глаз внезапно протрезвевшего Блэка затаилась сдержанная опаска, и он отклонил ее извинения с растерянной, немного натянутой усмешкой.
   - Ничего страшного, Халифа. Эта карга уже давно горит в аду. И ее неугомонный портрет давно надо было отправить туда же. Так что не тревожьтесь, плакать о нем никто не станет. Наоборот, - преувеличенно бодро добавил он. - Теперь у нас стало одной проблемой меньше.
   Халифа вздохнула с облегчением, повернулась к лестнице и опешила. На площадке собралась целая группа притихших людей. Тут была и МакГонагалл, и Флитвик, и еще какие-то незнакомые девушке волшебники - все они настороженно наблюдали последствия экзекуции над портретом, и лица у них были ошеломленными и встревоженными. Но Халифа едва успела взглянуть на невольных свидетелей ее вспышки, и ее вниманием тут же завладела Молли. Мать Джорджа стояла, зажав рот рукой и тихонько раскачиваясь на месте.
   - Молли! - девушка подбежала к ней и обняла. - Молли, не бойтесь! Это временно! Это пройдет.
   - Сожгла... - забормотала миссис Уизли. - Дотла сожгла. Халифа, да что же это? Ох... Я же сегодня на обед мальчиков позвала! Джордж придет...
   - Джордж?! - глаза турчанки блеснули. - Сейчас?!
   Переглянувшись с Дамблдором, Снейп молча схватил девушку за руку и потащил по лестнице наверх. Директор произнес:
   - Не будем терять время. Молли, как только Джордж прибудет, сразу отправь его обратно. Ничего не объясняй, пусть просто уходит. Ему нельзя сейчас приближаться к мисс Дасэби.
   Все отправились следом за ними на второй этаж, и только миссис Уизли осталась стоять внизу, глядя на серую кучку пепла и беззвучно плача.
   - Джордж... - шептала она. - Сынок, да за что же тебе это?
  
   * * *
   Снейп неторопливо мерил шагами высокую гостиную, изредка задерживаясь перед камином и поглядывая на огонь. Лицо его казалось Халифе совершенно непроницаемым. О чем думал профессор, стало ясно, когда он неожиданно - Халифа аж подскочила в кресле - отрывисто заговорил, стоя спиной к девушке.
   - Вы стали абсолютно неуравновешенной. Вас обуревают то приступы истерического веселья, то непонятной агрессии - набрасываетесь на окружающих, причем практически без перехода. Вашего отца подобное почему-то не беспокоит. Но мне это совсем не нравится. После появления артефакта вы стали вести себя совершенно непредсказуемо. Наверное, все-таки не следовало приводить вас сюда.
   - Я и сама себя не узнаю, - тихо отозвалась девушка. - Похожее случалось раньше, когда я только начала меняться...
   - Да, я прекрасно помню, - перебил Снейп. - Вы тогда так настроили окружающих против себя, что ваш... хм... внезапный отъезд всех только обрадовал. Но даже тогда ваше настроение не менялось так стремительно.
   Халифа долго молчала, а потом тихо произнесла:
   - А ведь вы даже тогда прикрывали меня, эфенди. Я столько раз испытывала ваше терпение, но мне все сходило с рук. Если бы не ваше заступничество, Слизерин запросто мог скатиться по баллам до нуля.
   Помолчав, Мастер зелий ответил:
   - Скажем так... я уже тогда подозревал, что это не просто проявления дурного характера. Слишком уж разителен был контраст с первым семестром. Но я предполагал наведенную порчу, - он хмыкнул. - Даже поговорил с Паркинсон.
   Тихонько, будто крадучись, вошел Люпин и остановился спиной к двери, точно страж.
   - Что-то случилось? - спросила девушка. Ремус отрицательно покачал головой и сказал Снейпу:
   - Я думал, что она тут одна. Не выпускай ее из комнаты, ладно? - он вышел, и Халифу тут же словно сдуло с места. Снейп едва успел перехватить ее уже на пороге.
   - Вы куда?
   - Туда.
   - Нельзя.
   - Почему?!
   - А то вы не знаете?! - профессор подтолкнул девушку обратно к креслу. Халифа уселась, сердито поглядывая на зельевара.
   - Я только одним глазком...
   - Нет!
   Девушка принялась угрюмо буравить взглядом стену. Потом наклонила голову, прислушиваясь, и вдруг как-то странно всхлипнула. Снейп внимательно наблюдал за ней. Око засветилось, чуть пульсируя, а Халифа заерзала в кресле, впившись ногтями в подлокотники.
   На лестнице послышался шум. Снейп подошел к двери, не сводя взгляда с разом подобравшейся девушки. Снизу доносился умоляющий голос Молли.
   Халифа вскочила и стремительно кинулась к двери. Снейп попытался остановить ее, но глаза йени вспыхнули и она, взмахнув рукой, отмела мужчину в сторону. Не успев ничего понять, Мастер зелий отлетел к стене. На него дохнуло жаром. Девушка ужом выскользнула из комнаты.
   - Стой! - крикнул профессор. До него со всей ясностью дошло, что хрупкая на вид турчанка безо всякой магии с легкостью отшвырнула его, как котенка. Похолодев, он закричал во всю мощь легких: - Уизли, беги!!! - тряхнул головой и, когда в глазах перестало двоиться, поднялся на ноги. И тут внизу раздался радостный юношеский возглас:
   - Хейли! - голос определенно принадлежал одному из близнецов Уизли. Мастер зелий даже с уверенностью мог предположить, какому именно. Тут же послышалось невнятное испуганное восклицание. Поняв, что его предупреждение запоздало, Снейп пулей вылетел на лестницу. В холле кто-то громко, с надрывом, визжал - даже пресловутой мамаше Блэк это не удавалось так пронзительно.
   Халифа словно парила напротив Молли, которая, растопырив руки, грудью закрывала сына. Миссис Уизли инстинктивно сжимала палочку, но было видно, как дрожит ее рука.
   - Не трогай его! - умоляла она. - Прошу тебя, не надо больше! Отойди!
   Позади нее, прижимая руки к груди, с каким-то растерянно-удивленным лицом медленно оседал на пол Джордж. Снейп с площадки различил на его шее стремительно вспухающие алые полосы ожогов. Профессор стремительно кинулся вниз по лестнице, на ходу выхватывая из кармана новый пузырек с зельем Мохаммеда, прихваченный в Эскишехире. Сорвав пробку, он плеснул зелья в горсть, быстро хлопнул ладонями, растирая его, и, подскочив к Халифе, схватил ее за руку и развернул к себе лицом, отвлекая внимание от Уизли. Не успевший впитаться отвар громко зашипел от соприкосновения с обжигающей кожей.
   Глаза Халифы неистово светились, грудь часто вздымалась, от пышущей жаром девушки веяло безудержным нетерпением, смешанным с яростной досадой. Это было довольно страшно... но дьявольски красиво. Так, наверное, выглядел бы истинный джинн, обуянный вожделением к смертному человеку, беззащитному перед опасной огненной страстью...
   Однако профессора было не так-то просто поразить или испугать. Применяя уже испытанный метод, Снейп влепил разбушевавшейся йени пощечину. Молли громко ахнула, явно ожидая катастрофы. А Снейп встряхнул ошарашенную Халифу за плечи и рявкнул:
   - Немедленно вернись наверх, или пожалеешь, что родилась на свет!!!
   Неожиданная пощечина и угрожающий тон возымели действие. Глаза йени мигом погасли, она обмякла и начала падать на колени. Мастер зелий удержал ее, приговаривая:
   - Наверх, наверх, я сказал. Быстро!
   Сделав над собой усилие, Халифа пошла с ним обратно, на второй этаж. Оглянувшись, Снейп увидел, как миссис Уизли торопливо ведет Джорджа к двери. И тут юноша всех удивил. Высунувшись из-за плеча матери, он неожиданно бодрым для раненого голосом выкрикнул:
   - Хейли! Не уходи!
   Халифа тонко взвыла и попыталась вырваться. Но профессор быстренько втолкнул ее в гостиную, ворча:
   - Вы что, хотите его добить?! - надеясь, что ему удастся достучаться до остатков ее благоразумия. Кажется, удалось. Прижавшись спиной к стене, девушка сцепила руки так, что костяшки побелели, и глухо пробормотала:
   - Уходи... Не надо... Нельзя...
   Температура в комнате мгновенно поднялась градусов на пять. Профессор почувствовал нарастающее давление на барабанные перепонки, но в то же время слух становился все чувствительнее. Он слышал каждый шорох за пределами гостиной. Тиканье напольных часов стало оглушительным. Когда его голова уже была готова взорваться, все внезапно кончилось. Око замерцало и погасло. В коридоре тоже стало тихо.
   Халифа сползла по стене на пол. По ее щеке потекла слезинка.
   - О, Аллах, что я натворила!
   - Ничего особенного. Всего лишь ударили меня, обожгли шею Уизли, испортили отношения с Молли... - хмыкнув, начал негромко перечислять зельевар.
   - Что со мной происходит?! Я же не желала никому зла!
   Снейп стремительно развернулся к ней.
   - Вот как? А чего же тогда вы желали?
   - Только обнять Джорджа, - еле слышно ответила девушка. - Ничего больше. Я просто не смогла контролировать это... желание.
   Слегка склонившись над ней, профессор произнес:
   - Знаете, мисс Дасэби, ваши желания начинают пугать даже меня.
   Он говорил очень тихо, но Халифа втянула голову в плечи, словно на нее кричали. Тут открылась дверь, и вошел Люпин. На его щеке виднелись свежие царапины.
   - Эх, Люпин... - презрительно пробормотал Снейп. - Ничего-то тебе нельзя доверить.
   - Пронюхал парень, - извиняющимся тоном вымолвил Ремус. - В него словно бес вселился. Еле выставили.
   Не поняв первую фразу, Халифа переспросила:
   - Пронюхал? Он что, почувствовал здесь мои духи?
   - Ну, и это, наверное, тоже, - с растерянной улыбкой ответил оборотень. - Откуда мне знать, чем именно вы его притянули? Я просто применил свое собственное понятие.
   Халифа нахмурилась. Ремус сконфуженно кашлянул и пояснил ей:
   - Послезавтра полнолуние. Мое обоняние обострено до предела.
   Девушка встала возле камина, обхватив себя руками, ее знобило. Пересилив внезапный магический порыв, теперь она чувствовала себя больной. Но странно - постепенно ей начало становиться легче, словно обострение тяжелой болезни пошло на спад.
   - Будет лучше, если ты уедешь отсюда на несколько дней, - вполголоса заметил Снейп, отведя Люпина в сторонку. - Отправляйся в свой старый дом. И Блэка можешь забрать. Повоете на пару...
   Люпин покачал головой.
   - Та развалюха уже непригодна для моих превращений. Мы ее совсем забросили.
   - Что ты предлагаешь? Оставить мисс Дасэби здесь, пока тут бродит оборотень?
   - Пусть остается, - спокойно ответил Люпин. - Ей нечего опасаться. Северус, уж ее я точно не трону! - Ремуса аж передернуло. - Для меня эта юная леди пахнет смертью, мучительной и неумолимой. Поверь, если бы ты мог ощущать, как я, ты бы меня понял.
   Люпин снова поежился и быстро вышел, а Мастер зелий с недовольным видом обернулся и оказался нос к носу с Халифой.
   - Подслушиваете?
   Девушка не успела ничего ответить. За спиной профессора раздались шаги. В комнату вошел Дамблдор. Плотно закрыв дверь, он произнес:
   - Мисс Дасэби, Молли настоятельно просит увезти вас отсюда. Я забираю вас в Хогвартс. Северус, - обратился он к зельевару, - сделай одолжение...
   Снейп возмущенно уставился на директора. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга, потом Дамблдор тихо добавил:
   - Северус, я все понимаю, но, похоже, ты единственный, кто может с ней справиться.
   Мастер зелий сдержанно вздохнул и повернулся к турчанке.
   - Вам что, нужно особое приглашение? Поторапливайтесь!
   Халифа подошла к столу и сгребла в карман свои чемоданчики, которые так и не успела ни увеличить, ни тем более разобрать. Колдун в зеленой шляпе, красующийся на висящем над столом портрете, тихонько заерзал. Девушка рассеянно взглянула на него, и тот немедленно молча спрятался за рамой.
  
   * * *
   - Вы стремительно накапливаете магическую энергию, - сказал директор, ставя обратно в шкаф со стеклянными дверцами загадочного вида блестящий прибор. - Поглощаете ее постоянно - из окружающих, из магического поля Хогвартса. Даже сейчас, просто спокойно сидя и ничего не делая, вы за полчаса уже вытянули ее достаточно, чтобы ослабить охранные заклинания, установленные в моем кабинете.
   Халифа растерянно вскинула на него глаза.
   - Господин директор, я не хотела этого, правда!
   - Я знаю, - успокаивающе произнес Дамблдор. - Это происходит само по себе. Очевидно, артефакт пропускает магию только в одну сторону. Может, будет лучше пока снять его? - старый волшебник протянул руку. Девушка отпрянула и судорожно прижала Око к груди.
   - Нет!
   Дамблдор опустил занесенную руку и терпеливо пояснил:
   - Мисс Дасэби, Око сделало вас губкой, впитывающей магию. "Сражение" с портретом миссис Блэк, нападение на мистера Уизли... Старинный дом, полный темной магии, оказался обильной подпиткой, не слишком способствующей сдержанности. В школе магии еще больше. Я опасаюсь новой вспышки.
   - Я ведь уже трансформировалась, - упрямо отозвалась девушка. - Куда же еще?
   - Я не имел в виду, что вы снова загоритесь. Выброс магии может произойти в любой форме. А он обязательно произойдет, и могут пострадать дети.
   - Тогда зачем вы привезли меня сюда?
   - Здесь вы будете под постоянным присмотром. Камин в вашей комнате будет напрямую связан с камином в кабинете профессора Снейпа. Я тоже могу прийти на помощь в любой момент, но... Поймите, речь идет в первую очередь о вашей собственной жизни.
   Халифа встала и прошлась вдоль стола. Феникс на жердочке встрепенулся и негромко курлыкнул. Девушка обернулась.
   - А какая для вас в этом выгода? Только не говорите, что рискуете детьми исключительно из любопытства к происходящему.
   Директор снисходительно улыбнулся.
   - Да, вы не случайно попали в Слизерин... Но я хочу обратить внимание на то, что прежде всего соблюдаются ваши интересы. Это вам нужно решать, что делать с приобретенными способностями. А мы можем оказать вам поддержку...
   Заботливые нотки в голосе Дамблдора ничуть не успокоили подозрительность Халифы. Наоборот, это тягостное чувство усилилось. После всех перипетий ей уже не очень-то верилось в людское бескорыстие. Невольно вспомнился Люциус Малфой - тот, по крайней мере, не пытался лицемерить, сразу высказав ей, чего именно хочет. А увиливания Дамблдора почему-то напомнили ей другого "любителя старины", пожелавшего изучать древние артефакты... Девушка подскочила к директору, перебив его на полуслове:
   - Зачем хитрить?! Вам ведь тоже нужен артефакт! Кто еще желает высосать всю мою магию?!
   - Успокойтесь! - Дамблдор слегка повысил голос, но тут же тихо добавил: - Держите себя в руках. Дом Блэков оказался щедрым источником темной магии, но это не должно мешать ясности рассуждений. Я понимаю, чего вы боитесь, но не нужно проводить таких параллелей. Здесь вам ничто не угрожает, и вашей семье тоже. Мы вместе попытаемся найти компромисс. Сядьте.
   Халифа медленно опустилась в кресло.
   - Простите. На меня опять что-то нашло... Я уже не знаю, кому доверять.
   - Понимаю, это тяжело, - кивнул старый маг. - Но вам все равно придется делать выбор, если хотите исполнить напутствие предка. Я предлагаю вам действительно обратить силу Ока против зла.
   - Я не хочу участвовать в вашей войне! - снова насупилась девушка, и добавила еле слышно: - Джинны не вмешиваются в людские междоусобицы...
   - Вам не удастся избежать этого, - покачал головой директор. - Волдеморт не оставит вас в покое. Но только в случае его успеха сила Ока пойдет в поддержку Тьмы. И никто не гарантирует, что при этом ваша жизнь и жизнь ваших родных будет в безопасности.
   Халифа привела последний довод:
   - Но зло ведь не извне пришло в семью Дасэби, прародительница сама навлекла проклятье на наши головы. Почему же я теперь должна отдавать свою магию на борьбу с вашими врагами?
   Дамблдор кивнул.
   - Логично. Но разве у вас есть другой объект приложения силы? Ваша семья на удивление сплоченна и к Тьме не склоняется. Против кого вы собираетесь обратить магию джинна? Против себя самой?
   Девушка опустила голову, признавая его правоту. Директор продолжил:
   - Возможно, судьба не случайно вскрыла старую рану вашего рода именно сейчас. Вы ведь и сами задумывались над этим, не так ли? Даже если иногда это кажется просто совпадением...
   Голова турчанки клонилась все ниже. Седой волшебник отеческим жестом положил ладонь на ее сжатую в кулачок руку.
   - Почему именно вы - не так важно. Важно то, что вам единственной, возможно, выпал шанс все исправить, снять бремя проклятья со своей семьи...
   Халифа вдруг живо вскинула голову и взглянула на него, ехидно прищурившись.
   - Полагаете, что именно это я сейчас и хочу услышать? Давайте, скажите еще, что только моей силы и не хватает для борьбы с величайшим мировым злом!
   Дамблдор расплылся в улыбке.
   - Вот теперь я вижу, что вы действительно в порядке. Может, поговорим о деле?
   Халифа нервно рассмеялась и откинулась на спинку кресла.
   - Ну что ж, давайте поговорим.
   Дамблдор наколдовал поднос с чайником и чашками.
   - Волдеморт уже встретился с непреодолимой проблемой в вашем лице, - принялся объяснять старик, разливая чай. - Ему удалось собрать целую армию сторонников, в основном, магических существ. Со временем он смог бы договориться со многими - с оборотнями, вампирами, великанами, даже, возможно, с гоблинами... Но никому еще не удавалось договориться о союзе с джиннами.
   - Верно, - довольно улыбнулась Халифа. - Потому что людям нечего предложить им взамен.
   - Это так. И вам ему тоже нечего было предложить. Именно поэтому он не стал даже пытаться, а решил сразу прибегнуть к шантажу. Я сомневаюсь, что он планировал оставить вас в живых. Хотите лимонную дольку?
   Девушка кивнула.
   - Только вот теперь оказалось, что я не пленница, а хозяйка Ока. Поэтому и решать, как распорядиться магией джинна, смогу только я.
   Дамблдор задумчиво погладил бороду.
   - Волдеморт, очевидно, намеревался высосать всю магию джинна, не довольствуясь лишь частью?
   - Еще бы! Волшебное наследие джинна подразумевает очень долгую жизнь, по человеческим меркам - почти бессмертие. Плюс огромную магическую мощь. Я, правда, не знаю, насколько я, человек по рождению, могу соответствовать этим условиям...
   - Какой лакомый кусочек для Тома... - тихо произнес директор. - Это неизбежно привело бы к вашей смерти. А вот интересно, он рассматривал возможность мести с вашей стороны?
   Турчанка рассеянно вертела в руках ложечку, постукивая ею по краю чашки.
   - Так вы хотите получить часть силы джинна, эфенди? - наконец, еле слышно спросила она.
   Дамблдор долго не отвечал. Потом он встал, прошелся по кабинету, погладил феникса и опять достал из шкафчика блестящий прибор. Снова произведя с ним те же манипуляции, волшебник покачал головой и вернулся в свое кресло.
   - Нет, мне не показалось, - пробормотал он, наливая еще чашку чая.
   - Вы не ответили на мой вопрос, - напряженно напомнила Халифа.
   - Не для себя, - промолвил директор. - Магию джинна должен получить... другой человек.
   - Кто? - быстро спросила девушка. - Я его знаю?
   - О, разумеется, - улыбнулся Дамблдор. - Но сейчас стоит подумать совсем о другом. За время нашего разговора вы вытянули защитную магию кабинета почти до основания. Эта тенденция кажется мне довольно опасной.
   Халифа повертела головой, словно желая воочию убедиться в его словах.
   - Господин директор, а что, если так и должно быть? Мне предписано отдать свою силу. Но ведь вначале следует набрать ее?
   - Ваша мощь и без того огромна, - тихо сказал Дамблдор. Взгляд его обычно лукавых глаз был серьезным и озабоченным. - И она растет с каждой минутой, давным-давно превысив любую человеческую. Моего магоскопа уже недостаточно, чтобы замерить ее. Вполне возможно, что только лишь новоприобретенные свойства оберегают сейчас вашу телесную оболочку от разрушения. Но рано или поздно ваш предел будет достигнут, и может случиться беда.
   - Ну что за упрямое дитя... - сонно пробормотал один из портретов. Халифа раздраженно покосилась на него и, недоумевая, спросила директора:
   - Если это в самом деле так, то где она, эта мощь?! Если не считать случайных всплесков и повышения силы вблизи Бафира, я продолжаю оставаться такой же посредственной колдуньей, как и раньше!
   - Я бы так не сказал. Вы и раньше прекрасно проявляли себя в тех областях, где требуется непринужденное использование природной магии: зелья, лечение ран, бытовое колдовство...
   - Я выросла среди такого волшебства, - возразила Халифа.
   - Что ж, возможно, вам подбирали не слишком подходящие палочки, - предположил директор. Девушка кивнула.
   - Мне их всегда дарили. Я никогда не выбирала сама. Но теперь мне вообще не нужна палочка, частица джинна стала частью меня. Правда, я еще плохо управляю ею...
   Дамблдор немного помолчал.
   - Мисс Дасэби, мне кажется, вы слишком смутно представляете себе всю серьезность ситуации. Давайте я пока положу Око в сейф и...
   - Нет! - снова вскинулась Халифа. - Я не могу! Я... я чувствую, что мне нельзя этого делать. Все идет как надо. Вы напрасно волнуетесь. Я захватила из дома сильное успокоительное. Папа приготовил зелье двойной концентрации, - вздохнув, девушка добавила: - Мне нельзя расставаться с Оком. Мне кажется, оно будет... искать меня. И вот тогда точно произойдет беда.
   Дамблдор слегка нахмурился.
   - Хорошо. Я вынужден положиться на мнение Северуса. Он утверждает, что ваши новые инстинкты всегда подсказывают верный путь. Надеюсь, сейчас тот самый случай. Пока вам стоит немного побыть одной, чтобы успокоиться и восстановить душевное равновесие. Если Око высасывает магическую энергию - ничего не поделаешь. Правда, это добавит мне хлопот - придется каждые несколько часов обновлять защитные заклинания Хогвартса в непосредственной близости от вашей персоны. Думаю, вам стоит поселиться как можно дальше от остальных обитателей...
  
   * * *
   Когда директор и девушка вышли из камина, их с поклоном встретил домовик, торопливо подхватил какую-то старую щетку и исчез. Халифа осмотрелась и радостно улыбнулась Дамблдору.
   - Какая чудесная комнатка! Признаться, я думала, что вы поселите меня где-нибудь в подземельях, под бдительным оком профессора Снейпа.
   Директор покачал головой.
   - Нет, подземелья - это слишком рискованно в нынешней ситуации. А эта башенка стоит на отшибе, и если что-нибудь произойдет...
   Девушка вздохнула. С каждым часом после возвращения из Деште-Лут она все больше убеждалась в том, что артефакт сделал ее, как выражаются магглы, бомбой замедленного действия. А обследование, только что сделанное Дамблдором, только подтвердило ее опасения.
   Обустраиваясь в своем новом пристанище, Халифа старалась как можно больше колдовать, ничего не делая вручную. Конечно, затраты магической энергии по сравнению с ее накоплением были ничтожны, но тренировка невербальной беспалочковой магией не повредит.
   Голова девушки шла кругом. И было от чего. Слишком уж много информации свалилось на нее за последние сутки. Да еще собрание волшебников в доме Блэков... Орден Феникса... Уж не эту ли птицу имел в виду Мастер зелий?
   Словно в ответ на ее мысли, в камине взвилось зеленое пламя, и в комнату шагнул Снейп. Окинул быстрым взглядом комнату, ловко уклонился от пролетающей одежды и сказал:
   - Идемте к директору.
   - Зачем? - рассеянно спросила Халифа, взмахом руки отправляя последнее платье в шкаф. - Я только что оттуда.
   Профессор лишь сделал приглашающий жест в сторону камина. Пламя все еще переливалось зеленым - связь была двусторонней. Девушка вздохнула и подчинилась.
   Оказавшись в кабинете директора, Халифа услышала за дверью звук опускающейся спиральной лестницы. Кресло напротив директорского стола было слегка отодвинуто.
   - Кто здесь только что был? - подозрительно спросила девушка.
   Дамблдор пригласил ее сесть и ответил:
   - Вы его хорошо знаете. Гарри Поттер.
   - Гарри? Но почему вы не задержали его, если знали, что я сейчас приду? Мы не виделись целый год, это невежливо - даже не поздороваться...
   - Вам нельзя с ним встречаться, - отрезал директор.
   - И с ним тоже? - с горестным недоумением спросила девушка. - Но ему-то нечего меня бояться.
   - Зато вам необходимо как можно дольше избегать встречи с ним. Нежелательно, чтобы Гарри до поры до времени знал о том, что вы живете в Хогвартсе. И то, что я сейчас скажу вам, ему тоже пока знать не стоит. Поверьте, это для вашего же блага.
   Насторожившись, Халифа слегка наклонилась вперед, облокотившись о стол, и вся превратилась в слух.
   - Гарри станет вместилищем для магии джинна, - без обиняков сообщил Дамблдор.
   Если бы директор сейчас объявил о том, что Халифу снова зачислили в Хогвартс, да еще в Гриффиндор, эта нелепая новость и то не произвела бы подобного эффекта. Девушка почувствовала себя одураченной. Вся та загадочность, которой старательно окружал себя Орден Феникса, вдруг представилась ей бессмысленной игрой, козырем в которой неожиданно оказался скандально знаменитый мальчишка.
   Халифа растерянно посмотрела на Снейпа. Тот стоял молча, правда, с таким видом, словно даже сама мысль о подобной возможности была ему противна.
   - А... почему? - недоуменно спросила девушка. - Почему именно он?
   Директор переглянулся с Мастером зелий и ответил:
   - Безусловно, мисс Дасэби, у вас, как у источника силы, есть право знать все. Но в данном случае знание может только навредить. Просто примите это как данность.
   Умом Халифа прекрасно понимала явное нежелание Дамблдора посвящать ее в свои планы, но душа турчанки разрывалась между благоразумием и любопытством. Одна ее половина - здравомыслящая, повзрослевшая сторона - даже одобряла осторожность директора. Но ребяческая половинка обиделась, что ей не доверяют важной тайны, и девушку опять понесло.
   - О, Мальчик-который-выжил собирается снова победить Темного Лорда! - с ехидной патетикой воскликнула она, будто зачитывая сенсационный газетный заголовок. - Берегись, зловещий монстр! Спасайтесь, кто мо...
   - Прекратите! - наконец, подал голос Снейп. Турчанка оставила насмешливый тон, но отнюдь не успокоилась.
   - А как же быть с напутствием моего предка? Ведь мою силу нужно отдать птице!
   Директор улыбнулся.
   - Анимагическая форма Гарри - сокол.
   Не сдержавшись, девушка прыснула. С трудом подавив улыбку, светским тоном поинтересовалась:
   - Надо же! Совпало само или подогнали результат?
   Снейп хмуро покосился на Халифу.
   - Это вовсе не забавно.
   - Нет, но вы хоть представляете себе, как это выглядит с моей точки зрения?!
   - Гораздо лучше, чем вам кажется, - тихо ответил Мастер зелий. - И не только с вашей. Поверьте.
   - Но все-таки - почему именно Гарри? - снова спросила девушка.
   - Просто поверьте, - повторил директор. - Так надо. У каждого из нас в этой жизни есть определенное предназначение. Исполните свое.
   Происходящее начинало напоминать театр абсурда. Вздохнув, девушка закрыла глаза. Постоянное напряжение последних дней вдруг сменилось полным безразличием.
   - У меня нет никакого желания участвовать в вашей войне. Даже слышать о ней больше ничего не хочу, - турчанка опустила голову и глухим голосом объявила: - Ладно, будь по-вашему. Я сделаю то, что должна, а как распорядиться силой - решать вам. Против зла - и это главное. Но после этого вы навсегда оставите меня в покое.
   Удовлетворенно кивнув, директор поднялся из-за стола.
   - Договорились. У вас будут еще сутки на накопление магической энергии, но дольше ждать опасно. Завтра к вечеру должен прибыть ваш отец, он привезет старинный манускрипт с описанием обряда.
  
   * * *
   В школе кипела обычная жизнь. Время от времени до слуха Халифы доносились крики, звон и на зависть беззаботный смех. Высунувшись на перемене в окно, она видела внизу гуляющих детей. В ее башенку никто не заглядывал, поблизости не было ни кабинетов, ни жилых комнат, и только редкие совы иногда садились передохнуть на широкий готический карниз. После нескольких часов полного одиночества девушке стало казаться, что о ней забыли. Словно весь мир жил своей обособленной жизнью, и важнейшие события проходили без участия турчанки, оставаясь неведомыми ей. Впрочем, так оно и было. Она снова оказалась в руках людей, имеющих для нее свои собственные планы. Но, по крайней мере, теперь никто не угрожал ни ей, ни ее родным.
   Вечером, незадолго до отбоя, раздался тихий стук в дверь. Халифа подошла и прислушалась. За дверью было слышно чье-то дыхание. Кто-то запыхался, поднимаясь по лестнице, но старался вести себя потише.
   - Кто там? - спросила девушка, и тут же вспомнила, что ее комната звукоизолирована. Сняв запирающие чары, Халифа нажала ручку и выглянула в щелку. На круглой площадке винтовой лестницы, беспокойно поглядывая вниз, стояла Джинни Уизли. Ахнув, турчанка распахнула дверь.
   - Джиневра!
   Джинни быстро проскользнула в комнату.
   - Дамблдор сказал мне, что ты здесь. Что случилось?
   - Это долгая история, - хмуро ответила Халифа. - Еще кто-нибудь знает обо мне?
   - Только я. Директор велел никому не говорить, особенно Гарри. Тебя опять прячут в Хогвартсе? От кого на этот раз?
   - От Темного Лорда, - тихо ответила турчанка.
   Взгляд Джинни сразу стал настороженным. Халифа запоздало подумала, что, пожалуй, не стоит называть так Волдеморта в присутствии гриффиндорцев.
   - Ясно... - протянула младшая Уизли. - Теперь понятно, почему нельзя говорить Гарри.
   - Почему?
   - Ну... Сама-знаешь-кто может как бы забираться в его голову. Гарри иногда видит во сне... Но это неважно. Видимо, тебя скрывают, чтобы он не узнал.
   Доводы Джинни многое объясняли. Но на душе у Халифы почему-то стало еще беспокойнее. Дамблдор сам ничего ей не сказал - раз. Снейп тоже молчит - два. И еще - зачем-то пришла Джинни. Почему директор открыл ее убежище гриффиндорке? Неужели...
   - Как поживает Джордж? - быстро спросила турчанка. - Вчера мы с ним... виделись, но... нам не удалось нормально поговорить.
   Рыжеволосая девушка вдруг смутилась.
   - Джордж... он... нормально.
   Теперь насторожилась Халифа.
   - Нормально? Точно? Он здоров?
   - Да, конечно! Все в порядке, - Джинни весело заулыбалась, но, по мнению Халифы, слишком уж старательно. Время, проведенное со Снейпом, научило ее внимательно приглядываться к малейшим проявлениям эмоций.
   - Джиневра, что с Джорджем?!
   - Не волнуйся, с ним уже все хорошо. И не зови меня так, я больше привыкла...
   - Джиневра! - упрямо перебила ее Халифа. - Не обманывай меня, пожалуйста... - последнее слово прозвучало очень тихо, но таким тоном, что с лица Джинни мигом сползла улыбка.
   - Я не обманываю... - неуверенно пробормотала она.
   - Да говори же! - не выдержала турчанка. Факел на стене у двери ярко вспыхнул, осыпав искрами каменный пол. Палочка младшей Уизли зловеще зашипела, англичанка вздрогнула и на всякий случай отступила на пару шагов назад.
   - Джордж уже почти в порядке, но... он просил как-нибудь передать тебе... Ты только не волнуйся! - она вынула из кармана конверт. Халифа схватила письмо и тут же торопливо открыла.
  
   "Привет, моя сладкая. Так и не получилось у нас с тобой свидания. Я надеялся, что ты окончательно пошла на поправку, что больше не будет вспышек. Но мне сказали, что тебе вроде бы стало хуже. Да я и сам убедился в этом сегодня.
   Хейли, прости меня, но я так не могу. Я очень люблю тебя, но я боюсь тебя. И себя тоже боюсь. Ничего не могу с собой поделать, когда ты рядом, и даже чувствуя боль, не могу остановиться. Тогда, в доме Сириуса, мне было все равно, но сейчас до меня, наконец, дошло, что там случилось, и мне стало страшно. В этот раз обошлось, но когда-нибудь это точно плохо кончится
   С матерью была истерика, она заявила, что наша свадьба теперь состоится только через ее труп, а следующим будет мой. Милая, прости ее, она хочет как лучше. Прости, что пишу обо всем этом в письме, но я не смогу разговаривать с тобой лицом к лицу. Что-то недавно изменилось, во мне или в тебе, и это не к лучшему. Я могу спокойно думать о тебе только когда ты находишься как можно дальше. Но я точно знаю - стоит тебе только посмотреть на меня снова, и я, не задумываясь, брошусь в твой огонь и сгорю самым счастливым человеком на свете. Но я не хочу, чтобы счастье длилось так мало. Мне совсем не хочется умирать. Я был уверен, что люблю тебя, но сейчас мне почему-то кажется, что эта любовь не настоящая. Настоящая любовь не должна быть такой разрушительной.
   Наверное, нам лучше пока расстаться. Может быть, на какое-то время, пока ты не выздоровеешь. Я очень надеюсь, что так и будет.
   Прости меня"
  
   Халифа без сил опустилась на пол. Она вдруг поняла - все, до последнего слова, было правдой. Но сердце - сердце так не хотело верить в это!
   Он ведь рвался к ней вчера, даже несмотря на смертельную опасность! Он не хотел ее отпускать! Неужели все это ненастоящее?!
   Не любовь, а магия. Проклятые чары джинна, затянувшие в один обманчивый омут и ненавистного Исмаила, и тихого Селима, и отчаянного Драко, и желанного Джорджа...
   Ради чего? Зачем?
   А любит ли она на самом деле? Или это все та же распроклятая магия?
   Джинни с тревогой заметила, как в глазах турчанки вспыхнули нехорошие огоньки, как дыхание ее стало быстрым и прерывистым, почувствовала нарастающее давление на глаза, уши и в голове, как будто ее перевернули вверх ногами. Стало жарко.
   - Джиневра, уйди, пожалуйста, - странным, звенящим голосом отчеканила Халифа. - Закрой дверь. Скорее.
   Младшая Уизли пулей вылетела за дверь и услышала, как сработало запирающее заклятье. Комната была изолирована защитными чарами, но девушка всей кожей отчетливо ощутила магический всплеск. Звуков не было слышно, но в башне слегка задрожали перекрытия.
   Джинни опрометью бросилась в подземелья и забарабанила в дверь кабинета Снейпа. Профессор высунулся в коридор и рявкнул:
   - Что вам нужно, мисс Уизли?
   - Хейли... - запыхавшись, с трудом выговорила Джинни. - Кажется, она... злится. Она заперлась, и в комнате что-то происходит!
   Мастер зелий бросил на гриффиндорку уничтожающий взгляд и молча захлопнул дверь перед ее носом.
  
   * * *
   По уютной комнатке будто ураган прошел. Обломки мебели валялись вперемешку с осколками стекла и обрывками ткани. Халифа сидела посреди всего этого безобразия, сжимая в руке измятый пергамент. Снейп шагнул из камина и осмотрелся. Единственным невредимым местом в комнате был крохотный пятачок вокруг сидящей на полу турчанки. Словно "глаз" смерча...
   - Что произошло? - спросил профессор. - Кто вас так расстроил?
   Девушка медленно встала и принялась восстанавливать мебель, вычерчивая в воздухе привычные фигуры заклинаний.
   - Все нормально, - пробормотала она, словно успокаивая саму себя. - Небольшое разочарование, только и всего.
   - Небольшое разочарование? - недоверчиво переспросил Снейп. - В таком случае, разъясните, насколько же незначительными были ваши переживания в Деште-Лут? Вы так убивались на словах, а на деле...
   - Эфенди, прошу вас, не нужно вопросов! - перебила его Халифа. - Все уже прошло. Мне удалось удержать всплеск под контролем.
   Воздержавшись от едких комментариев, зельевар лишь скептически приподнял бровь, выражая этим свой взгляд на подобную степень "контроля".
   - О чем вы говорили с мисс Уизли?
   Девушка промолчала, тихо вздохнув.
   - Хорошо, - профессор пошел обратно к камину. - Я спрошу у нее самой.
   - Не надо, - глухо отозвалась Халифа. - Это личное.
   - Личное? - Снейп остановился, обернулся и указал на мятое письмо. - Что, у ее братца-гриффиндорца случился внезапный приступ трусости?
   Слегка побледнев, турчанка с подозрением уставилась на него.
   - Откуда вы знаете?
   - Догадался, - буркнул Мастер зелий. - Ничего иного от Уизли я и не ожидал. А эта парочка шалопаев всегда отличалась безответственностью.
   Халифа попыталась что-то возразить, но профессор повысил голос, не давая ей перебить его:
   - Не стоит напоминать мне о вчерашнем происшествии. Ваш жених прекрасно знал о возможных последствиях трансформации и, по его собственным словам, был готов ко всему.
   Девушка сникла. Мастер зелий подошел и тихо добавил:
   - Вы сами утверждали, что это всего лишь страсть. Юношеская глупость. Средство для достижения цели. Стоит ли так переживать? У вас впереди еще целая жизнь, и одному лишь вашему Аллаху известно, насколько долгая.
   Халифа почти не слушала. Снейп мог сколько угодно успокаивать ее в своей грубоватой манере, но сути это не меняло - он заранее догадывался, что этим все и кончится.
   - Значит, это не было для вас неожиданностью, - задумчиво констатировала она. - Все оказалось так предсказуемо...
   Девушка села на кровать и обхватила руками колени.
   - Ну, и что вы теперь собираетесь делать? - поинтересовался Снейп.
   - Ничего, - меланхолично ответила Халифа. - Во всем, что со мной происходит, есть какой-нибудь смысл. Следовательно, и в этом тоже. Я собираюсь думать над этим.
   Мастер зелий сдержанно кивнул и оставил ее наедине с мыслями. А Халифа сделала единственное, что могло ей сейчас помочь - выпила успокоительное и легла спать.
  
  
  

Глава 13.

Мне снится - метель надо мной завывает уныло,
И душит меня, и терзает нечистая сила,
Когтистая лапа меня, как птенца, придавила,
Придите на помощь, гнетет меня горе, гнетет.
Пир Султан Абдал
  
   Зал, огромный зал; стены и потолок теряются в белесом тумане... откуда-то звучит знакомая музыка; так странно...
   пол под ногами озаряется светом, проникающим сквозь плотную текучую дымку; в руках ослепительно сияет звезда;
   прочертив яркий след, звезда летит вдаль; свет разрывает туман... опустошает...
   голубое солнце в золотой дымке... прикосновение чего-то удивительного... смутно знакомого...
   ярость... страх... стремительный полет...
   боль... чужая боль и собственное отчаяние...
   золотое солнце в голубой вышине... и шелестящий шепот, как песок, осыпающийся с дюны...
  
   Внезапно проснувшись, Халифа тут же почувствовала резкий неприятный запах гари. Лежать было жестко и очень неудобно. Турчанка приподнялась и замерла.
   Ночная рубашка осыпалась с плеч тонким слоем мелкого пепла. Девушку окружало почерневшее кольцо из сотлевших простыней. Матрац под ее телом прогорел до самой кровати, и спина касалась обугленного дерева.
   Халифа в ужасе вскочила, накинула халат, с трудом попадая в рукава, и бросилась к камину. Оказавшись в кромешной темноте кабинета Мастера зелий, она окончательно растерялась и испуганно окликнула его. Скрипнула дверь, из смежной комнаты вырвалась полоса света, и показался профессор.
   - Что случилось? Чего вы кричите? - Снейп подошел, присмотрелся, провел пальцами по лицу девушки и недоуменно поднес руку к глазам. - Что это? Пепел? Откуда?
   Халифа судорожно всхлипнула и махнула дрожащей рукой в направлении камина. Говорить связно не получалось.
   Снейп прошел в комнату турчанки и встал как вкопанный перед ее кроватью.
   - Как это произошло?
   - Н-не знаю... - запинаясь, пробормотала позади него девушка. - Я спала. Мне снился сон...
   Мастер зелий резко обернулся.
   - Вы принимали успокоительное?
   - Да. Обычную дозу. Мне во сне даже жарко не было.
   Снейп взял ее руку, пощупал пульс.
   - Температура нормальная, сердцебиение тоже. Получается, вы теперь вспыхиваете кратковременно? А ведь прошлой ночью ничего подобного не было.
   - Может, я вчера... ну, вроде как... выполнила норму?
   Профессор так и вытаращился на нее.
   - Норму?! Это что же - у джиннов есть суточная норма разрушений и увечий?
   - Да не знаю я! - нервно воскликнула Халифа. - Это было просто предположение. Может, вспышки случаются из-за избытка энергии?
   - Да, я считаю, что виной этому поглощение магии артефактом, - согласился Снейп. - Да плюс еще ваши переживания... Если не хотите снимать Око - попробуйте увеличить дозу зелья. А может, дать вам порцию "Глотка живой смерти"?
   Поколебавшись, девушка кивнула. Мастер зелий быстро принес черный флакончик.
   - Вы сможете сами восстановить кровать?
   - Восстановить? - нерешительно пробормотала турчанка, воззрившись на обгорелые остатки своего ложа.
   - Именно, - уверенно ответил Снейп, заложив руки за спину и слегка прищурившись, как будто терпеливо ожидая результата очередного эксперимента.
   Пожав плечами, Халифа сосредоточилась, взмахнула рукой - и тотчас же все стало прежним.
   - Ну вот, а вы переживали, где ваша сила, - снисходительно хмыкнул профессор. Судя по выражению его лица, он ожидал чего-то подобного. - Ложитесь спать.
   - Эфенди, - окликнула его девушка уже возле камина. - С того момента, как мы прибыли в Хогвартс, нам с вами никак не удается нормально поговорить. Можно мне... спросить вас кое о чем?
   Снейп обернулся, пристально посмотрел на нее и тихо сказал:
   - Есть такие вопросы, задавать которые уже поздно. Есть такие, которые вообще не стоит задавать.
   Халифа озадаченно нахмурилась. Профессор вернулся к ней и произнес еще тише:
   - Какими бы странными ни казались последние совпадения, все они, так или иначе, имели смысл, верно?
   - Я не сомневаюсь в том, что эти совпадения не случайны, - ответила турчанка. - Просто иногда мне кажется, что господин директор пытается выдать желаемое за действительное.
   - Не переживайте, - хмыкнул Мастер зелий. - У директора есть планы на все случаи жизни. Какой-нибудь да пригодится.
   Халифа невольно тоже понизила голос.
   - Еще совсем недавно я была абсолютно уверена в том, что именно вы поможете мне осуществить напутствие предка. Но почему вы... - она запнулась в поисках подходящего слова, - вручили меня директору, и отстранились? Почему теперь вы ведете себя так, словно... словно не хотите вмешиваться?
   Снейп сложил руки на груди.
   - Почему же тогда сейчас с вами я, а не директор?
   - Да, вы помогаете, но ведь это он попросил вас! Вы пытаетесь... как это называется?.. уйти на второй план, - с упреком сказала девушка.
   - Совершенно верно, - согласился профессор. - У меня никогда не было желания играть главные роли. Я предпочитаю заниматься реальными вещами. А разрабатывать масштабные стратегии и верить в пророчества предоставляю другим.
   И тут девушку осенило:
   - У вас есть свой план! - Снейп не пытался возражать, и она продолжила: - И даже не один, я думаю. Вы, с вашей предусмотрительностью, наверняка давным-давно просчитали все возможные варианты развития событий, и с моим участием, и без него.
   Профессор вздохнул.
   - И вы это поняли только сейчас? Лестного же я был о вас мнения...
   - И какую же роль в ваших планах играет Гарри?
   Снейп немного помолчал, словно подбирая приемлемое для турчанки объяснение.
   - Обстоятельства сложились таким образом, - начал он, - что у Поттера, как и у вас, практически нет выбора. После известных вам летних событий он теперь постоянно находится в опасности. Но если раньше Темный Лорд был слишком слаб, чтобы осуществить успешное нападение, то теперь он может в любой момент попытаться уничтожить того, кто однажды уже поверг его в небытие, и может сделать это снова. Существует некое пророчество, согласно которому Поттер должен окончательно уничтожить Лорда. Это все, что вам стоит знать.
   - Теперь понятно, почему именно Гарри... - пробормотала Халифа и усмехнулась. - Значит, мне в ваших планах предназначена роль волшебного колодца? Кто выпьет из него, получает богатырскую силу.
   - Изначально вас вообще не было в наших планах, - сухо ответил Снейп. - Мне и сейчас это кажется не очень хорошей идеей. Никому не известно, как подействует эта магия на обычного человека. У вас, по крайней мере, есть гены джинна, а Сатия Пейфези получила свою долю магии вместе с ребенком. Джинны - создания Хаоса, а значит, магия их относится к разряду темных сил, к тому же совершенно неизученных. Альбус уповает на то, что после первой "победы" над Лордом в мальчишке осталось некое темномагическое начало, и владение парселтонгом это доказывает. Возможно, это поможет Поттеру воспринять магию джинна и остаться в живых.
   Халифа покачала головой.
   - Не очень-то надежная основа...
   - Не очень, - согласился Мастер зелий. - Риск чрезвычайно велик.
   - И все же вы привезли меня сюда.
   - Моей целью было не столько использование вашей магии, сколько предотвращение использования ее Темным Лордом. Директор в своих планах исходит из того, что Поттер обладает... - профессор сделал паузу, - ...некими способностями, и без того достаточными для победы. А с вашей помощью его шансы на успех значительно возрастают.
   - Но вы же не могли знать, что я соглашусь на обряд! А если нет?
   Снейп скривил губы.
   - Полагаете, без вас мы не справимся? Неужели вы думаете, что после воскрешения Лорда Поттер сидел, сложа руки? Разумеется, нет. Во что бы ни хотелось верить Альбусу, только в маггловских сказках можно победить зло исключительно силой духа или абсолютной верой в добро. Кстати, в наличии у Поттера последнего я сомневаюсь.
   Халифа внимательно слушала. Постепенно она начала понимать, о чем умолчал профессор, и расплылась в улыбке.
   - К счастью, Поттер далеко не глуп и вовсе не бесталанен, - задумчиво продолжал Снейп. - Если бы ему еще удалось избавиться от влияния своего пустоголового крестного, Блэка, и усерднее сосредоточиться на дополнительных занятиях, вместо того, чтобы гонять в квиддич три раза в неделю...
   - Вы! - восторженно воскликнула девушка, перебив его. - Вы сами занимались с ним весь этот год, верно?!
   - Верно, - неохотно согласился Мастер зелий. - Увы, времени было слишком мало. Мне постоянно приходилось отвлекаться на зелья для Лорда. Иногда мне кажется, что я больше времени провел в лаборатории Люциуса, чем в Хогвартсе.
   - Да еще и уроки... - растерянно протянула девушка. - Когда же вы все успеваете? - и ахнула. - Вы же сегодня еще не ложились!
   - Я готовил Ликантропное зелье для Люпина, - сдержанно пояснил Снейп. - Его, кстати, мешать через десять минут.
   - Да вы хоть спите вообще?!
   - Вообще-то вас это не касается.
   - А я еще отвлекаю вас своими разговорами, - сокрушенно проговорила Халифа. - Простите, эфенди. Может, я могу чем-нибудь вам помочь? У меня полно свободного времени.
   - Вам нельзя покидать башню, - отрезал Снейп. - Впрочем... могу принести вам завтра на проверку контрольные работы первокурсников. Сами ничего не исправляйте, не ставьте оценок, просто прочтите и рассортируйте на правильные и с ошибками.
   Девушка с готовностью закивала. Профессор направился к камину, но обернулся, держа в руке пригоршню дымолетного порошка.
   - И запомните - этого разговора не было. Не смейте обсуждать услышанное ни с отцом, когда он приедет, ни с мисс Уизли, если она еще рискнет здесь появиться. Помните, что согласно официальной версии, вас здесь просто надежно прячут. Ничего более.
   Халифа растерянно уставилась на него.
   - Чего вы ждете? - фыркнул Мастер зелий. - После "Глотка живой смерти" вы должны были свалиться через три минуты. Спать, быстро!
  
   * * *
   Утром Снейп пришел снова. Без приглашения уселся в кресло и сообщил:
   - Драко Малфой подозревает о том, что вы находитесь в Хогвартсе.
   Сидевшая у зеркала Халифа испуганно обернулась.
   - Но как он мог узнать?!
   - Понятия не имею. Вряд ли ему рассказали ваши будущие родственники, - едко заметил профессор. Турчанка помрачнела. - При всем их убожестве, на подобное они не способны.
   Халифа лишь невесело хмыкнула. Мастер зелий продолжал:
   - Драко заходил ко мне час назад, взволнованный и какой-то бледный. Я давно уже не видел его таким. Но самым поразительным была его абсолютная уверенность в том, что вы находитесь где-то поблизости. Буквально насел на меня, требуя подтверждения.
   Вот тут-то Халифа все поняла.
   - Он почувствовал магическую вспышку, эфенди, - объяснила она. - Я как-то раз обожгла его в гневе. И теперь Драко сразу понял, что это именно я буйствую рядом.
   Профессор ничуть не удивился.
   - И как долго продержится эта... связь?
   - Не знаю, - опустив голову, ответила девушка. - Возможно, всегда. Если у меня будут происходить сильные вспышки, то, находясь недалеко, Драко всякий раз будет чувствовать боль. А может, и след от ожога опять вернется.
   - Плохо, - произнес Снейп. - Еще меня беспокоит то, что за информацией он пришел именно ко мне.
   - А к кому же еще ему идти?! - удивилась Халифа. Мастер зелий подался вперед.
   - Вы не поняли - он уверен, что я точно знаю, где вы. Он связал все логически. Я вернулся в школу - и тут же отзывается его старый ожог.
   Девушка ахнула.
   - Он догадался, что это вы меня привезли?!
   - Вполне возможно, - после некоторой паузы согласился профессор.
   - Он же сообщит отцу!
   - Не исключено.
   - И что теперь делать?
   Снейп встал рядом с ней, облокотившись о столик, и спросил, осторожно подбирая слова:
   - Вы можете как-то... повлиять на него, если устроить вашу встречу?
   Халифа покачала головой.
   - Я отпустила его, и не хочу неволить снова. К тому же, он не станет подчиняться, даже если мне это удастся. Я же не вейла, чтобы заставлять всех мужчин плясать под свою дудочку. Драко прекрасно осознает, что свободен.
   - Черт бы побрал ваших чарующих предков! - раздраженно пробурчал профессор. - Вы хоть понимаете, что теперь вам никак нельзя попадать в руки Темного Лорда? Теперь вы знаете слишком много. Лорд легиллименцией вывернет ваши мозги наизнанку.
   - Он не знает о том, что меня можно заколдовать, - возразила девушка. - Он будет осторожен.
   - Ему не понадобится обычное колдовство, чтобы все выведать. Вы ведь не случайно избежали пыток в прошлый раз. Темный Лорд и так понял, что вам ничего не известно об Оке.
   Немного помолчав, Халифа резко обернулась к профессору и заявила:
   - Я не верю, что у вас, эфенди, до сих пор не появилось ни одной идеи!
   - Хм... - только и ответил Мастер зелий.
  
   * * *
   Кое-какие идеи у Снейпа, конечно же, были. Гарантировать девушке полную безопасность было невозможно. Но в случае нового похищения Халифа, по крайней мере, могла вернуться в Хогвартс - Дамблдор заколдовал флакон для зелья, превратив его в портключ. Для активации достаточно было разорвать крепкую цепочку. А само ношение флакона подозрений не вызовет, наоборот, вряд ли кто-нибудь из Пожирателей рискнул бы лишить девушку успокоительного.
   Снейп постарался утихомирить и отвлечь Драко, поставив под сомнение его догадки, а также намеревался проследить за тем, чтобы юноша не покидал пределов школы и не посылал сов родителям. Впрочем, после беседы со слизеринцем у профессора создалось впечатление, что тот и не собирается никого выдавать. Драко, как выяснилось, гораздо больше беспокоил сам факт остаточного проявления магической вспышки и возможность его устранения. Само собой, обсуждать эту тему с товарищами он даже и не думал.
   Вечером в Хогвартс прибыл Мохаммед. Дамблдор специально для него установил двадцатисекундный открытый канал. Не откладывая дела в долгий ящик, волшебники принялись изучать манускрипт и готовиться к последней, практической проверке обряда. К тому времени в кабинет директора прибыла неразлучная гриффиндорская троица. Рон и Гермиона всем своим видом давали понять, что выгнать их не удастся.
   Дамблдор вежливо попросил турков подождать несколько минут в башенке Халифы, пока он известит Гарри о предстоящем магическом обряде. Когда те вернулись, в кабинете витало такое напряжение, словно только что разразилась нешуточная буря. Идея о том, чтобы впитать чужеродную магическую силу явно оказалась Поттеру не по нраву - мрачное выражение его лица и напряженная поза ясно давали это понять. Он мимолетно взглянул на Халифу с такой неприязнью, что та вздрогнула. Гермиона, казалось, боролась с подступающими слезами, Рон угрюмо пинал ножку кресла.
   - Гарри, успокойся, - произнес директор. Его голос звучал устало и немного раздраженно, словно он повторял это сотый раз подряд. - Господин Дасэби, давайте приступим.
   Мохаммед принялся объяснять:
   - Для проведения обряда требуется пять составляющих. Во-первых, конечно же, сам артефакт. Во-вторых, Источник магии - джинн или йени. Далее - Вместилище, то есть объект усиления магической силы - Гарри. Еще нужен Указующий - сильный маг, который проведет обряд, - Мохаммед повернулся к Дамблдору. - Вы ведь не откажетесь сделать это?
   - Разумеется, - кивнул директор.
   - А пятая составляющая? - поинтересовался Гарри.
   - Самое ответственное звено. Еще один сильный волшебник, который станет Проводником. Он будет держать Око в момент высвобождения магии джинна. В манускрипте об этом не сказано, но это очень сложная миссия. Из всех четверых именно Проводник подвергается наибольшему риску, и должен согласиться на это добровольно, без сомнений. Его собственный магический потенциал после обряда будет временно ослаблен.
   - И кто будет Проводником? - спросил юноша. - Вы?
   - Нет, - покачал головой Дасэби. - Между участниками обряда не должно быть близкого кровного родства, иначе Проводник пострадает еще сильнее. Сатия Пейфези использовала Око против своего сына, но ее не заботила участь колдунов, принужденных участвовать в обряде. Для нас же это неприемлемо.
   Рон немедленно шагнул вперед.
   - Я могу.
   - И я, - подхватила Гермиона.
   - Вы еще дети, - возразил турок. - Да, уже совершеннолетние, но совсем неопытные.
   Гриффиндорцы было возмутились, но вмешался Гарри:
   - Он прав, Рон. Это не значит, что я вам не доверяю. Но нам нельзя ошибиться.
   Друзья нехотя закивали. Конечно, взрослый маг сможет гораздо лучше исполнить роль Проводника. Это понимали все.
   - Мистер Уизли, - попросил Дамблдор, - пожалуйста, позовите сюда профессора МакГонагалл.
   Рон ушел. Пока ждали МакГонагалл, неугомонная Гермиона спросила Мохаммеда:
   - Скажите, а если участники все-таки окажутся близкими по крови, как это может повлиять на обряд?
   - Это очень плохо, - ответил тот. - Если Проводник недостаточно силен, он может умереть. И даже сильный колдун значительно ослабнет - его магия просто начнет перемещаться к Вместилищу, даже если тот будет очень далеко. Пик ослабления наступит примерно через сутки. В это время колдун может почти полностью лишиться магической силы, и будет очень уязвим.
   - А Вместилище? - забеспокоилась гриффиндорка.
   - Если процесс высвобождения магической энергии пройдет до конца, ему ничто не угрожает. Может не поздоровиться Указующему, ведь он единственный, кто в обряде активно использует собственную магию.
   - А как можно остановить процесс? - поинтересовался Гарри.
   - Если формула произнесена полностью, то никак и ничем, - ответил турок в разом установившейся тишине. - Можно прервать процесс раньше, если Око в момент высвобождения вдруг окажется не у Проводника, а у другого участника обряда, но в этом случае оно убьет и Проводника, и Указующего, и Вместилище. Как раз это и произошло с Сатией и ее приневоленными помощниками. Эти двое смогли справиться с заклятьем подвластья и сами принесли себя в жертву, прихватив с собой и Пейфези, - Мохаммед помолчал и глухим голосом добавил: - Еще можно попытаться убить Источник до начала высвобождения магии. Если успеть это сделать, остальные выживут, и процесс будет остановлен.
   - Ну, мы такие варианты рассматривать не будем, - успокаивающим тоном произнес Дамблдор. - Нам это ни к чему.
   Вскоре вернулся Рон вместе с профессором МакГонагалл. Мохаммед начал объяснять ей порядок обряда, но та нетерпеливо отмахнулась:
   - Мистер Дасэби, меня еще успеют ввести в курс дела. Давайте скорее продолжим проверку.
   - Хорошо. Дочка, - обратился Мохаммед к Халифе, - просто думай о том, чтобы не причинить никому вреда. Око послушается тебя.
   Потом он что-то напевно заговорил, указал палочкой на пол, и там начала появляться пентаграмма, обозначающая позиции участников обряда. Гарри с любопытством приглядывался к чертежу и странным символам. Внимательно следящая за процессом Гермиона поинтересовалась:
   - А если участников обряда переставить местами, их роли изменятся?
   - Разумеется, - кивнул Дасэби. - Странный вопрос, ханым. Пентаграмму необходимо воспроизвести в точности.
   - В вашем манускрипте на схеме не отражены названия участников, - заметил Дамблдор, тщательно изучая ветхий свиток с чертежом. - А в копии?
   - Нет, и там одни лишь условные обозначения, - ответил турок. - Заметки Сатии сохранились только в нашей семейной книге. Я сейчас все покажу.
   Директор поправил очки-половинки.
   - Так значит, и у Волдеморта тоже нет расшифровок обозначений?
   Дасэби довел последнюю линию и, задумчиво прищурившись, ответил:
   - Полагаю, что так.
   У Халифы вдруг появилось странное чувство - будто она вот-вот должна что-то вспомнить... Появилось - и пропало.
   Готовая пентаграмма замерцала, подернувшись по краям дымкой. Халифа, Гарри, МакГонагалл и Дамблдор по очереди встали на свои места.
   - А разве Вместилище не должно располагаться напротив Источника? - снова беспокойно спросила Гермиона. - Почему на этом месте стоит Проводник?
   - Как же вы дотошны, ханым, - улыбнулся Мохаммед. - Похвальное качество для будущего ученого, если вы решите избрать эту стезю. Да, согласен, с точки зрения логики схема должна быть именно перекрестной. Но Сатия Пейфези руководствовалась иной логикой. Здесь магия пойдет волной по спирали.
   Мохаммед подал Минерве Око, которое тут же слегка засветилось. Заглядывая в свиток, Дамблдор произнес длинную витиеватую фразу. Помещение заволокло туманом.
   - Артефакт нагревается, - прозвучал в дымке голос МакГонагалл.
   - Все правильно, - отозвался Дасэби. Он хотел добавить еще что-то, но тут свет стал ярче, палочка Дамблдора заискрилась, и от Ока в центр пентаграммы ударил тонкий голубой луч.
   - Эй, а мы разве уже начинаем? - раздался голос Гарри.
   - Не шевелитесь! - воскликнул Мохаммед. Тут Око ярко вспыхнуло, и участников накрыло легкой, но весьма ощутимой ударной волной. МакГонагалл охнула и осела на пол. Гарри, покачнувшись и не удержавшись на ногах, упал.
   - Минерва! Гарри! - обеспокоено воскликнул директор. - Что с вами?!
   - Я случайно пошевелила рукой, - с досадой ответила МакГонагалл. - Око нагревается слишком сильно.
   - А Гарри оглянулся на мистера Дасэби, - нахмурившись, добавила Гермиона.
   - Вот видите, - сказал турок. - Ни в коем случае нельзя двигаться. Это была всего лишь проверка. Во время настоящего обряда всем необходимо будет сохранять полную неподвижность, иначе все может плохо кончиться.
   - Обряд проведем завтра в полдень, - объявил Дамблдор. - Рекомендую всем плотно поужинать и хорошенько выспаться. Гарри, - тихо обратился он к Поттеру. - Перед сном не забудь про окклюменцию. Сегодня это особенно важно.
   Гриффиндорцы покинули кабинет, не заметив в коридоре юркую крошечную тень, в последний момент успевшую скрыться за углом.
   Стоя у открытого на минуту камина, Мохаммед обнял Халифу.
   - Я вернусь завтра к полудню.
   - Спокойной ночи, папочка.
   Отец поцеловал дочь и отправился домой.
  
   * * *
   Под утро у Гарри внезапно разболелся шрам. Юноша встал, схватившись за лоб рукой, нащупал на тумбочке очки, набросил мантию поверх пижамы, сунул ноги в тапочки и поплелся в ванную - умыться холодной водой. По пути он недоумевал - вроде бы перед сном постарался освободить сознание как можно лучше, и все прекрасно получилось. Но боль в шраме не оставляла сомнений - что-то происходит.
   Посмотрев в зеркало, юноша увидел, что шрам горит на лбу сердитой, рваной линией, пульсируя болью. Гарри ополоснул лицо и, морщась, вернулся в спальню, по дороге вспоминая прерванный сон. Там была гриффиндорская гостиная, камин... а потом из камина высунулась чья-то рука и положила на пол какой-то белый шар...
   Повинуясь внезапному порыву, Гарри вышел в гостиную.
   У камина действительно лежал белый шар, похожий на бильярдный. Точно, как во сне. Гриффиндорец подошел ближе и наклонился, разглядывая его. Шар был абсолютно гладким, но Гарри показалось, что на обращенной к полу стороне что-то нарисовано. Юноша хмыкнул и подтолкнул шар носком тапочка, но едва он его коснулся, как почувствовал знакомый рывок в области пупка...
  
   * * *
   Снейп проснулся от нестерпимого жжения в Метке. Быстро вскочил, разбудил через камин Дамблдора, сообщил ему о своем предстоящем отсутствии и принялся одеваться.
   - Северус, если что, мы отложим обряд...
   - Ни в коем случае, Альбус! Мое присутствие совершенно необязательно, а обряд нужно провести как можно быстрее. Он зовет меня среди ночи, впервые после целой недели затишья, значит, дело серьезное. Если мне удастся что-то разузнать, у Поттера будет хоть какая-то фора. Да и Око нельзя больше здесь держать.
   - Ты прав, Северус. Будь осторожен.
   - Как всегда.
  
   * * *
   На рассвете в комнате Халифы появилась МакГонагалл. Преподавательница Трансфигурации казалась встревоженной не на шутку. Шляпа сбилась набок, плотно сжатые губы побелели.
   - О, вы здесь! - с облегчением выдохнула она, едва выйдя из камина.
   - Что случилось, профессор? - всполошилась девушка.
   - Идемте к директору, там все узнаете.
   У Дамблдора сидел Снейп - бледный, аж восковой, и непривычно нервный. Халифа поздоровалась с ним и с директором, после чего ее оглушили новостью: Гарри Поттер попал к Волдеморту.
   Из головы девушки разом испарились все мысли. Совсем как тогда, в замке Малфоев, когда она впервые встретилась с тем, кто имел наглость величать себя Властелином Тьмы. Словно со стороны, чужим взглядом, она видела, как Дамблдор поправил очки-половинки и вздохнул.
   - Первый удар нанесен. За нами ответный ход.
   Снейп поморщился, точно от зубной боли.
   - Это еще не все, - он хмуро взглянул на девушку. - Я только что от Темного Лорда. Он дал мне особое задание, - его тон не предвещал ничего хорошего.
   - К-какое? - запинаясь, спросила Халифа.
   Зельевар резко поднялся и принялся расхаживать туда-сюда. Мантия развевалась за ним, словно черные крылья.
   - Несмотря на все предосторожности, Лорд узнал о том, что и вы, и Око находитесь в Хогвартсе. Но он не знает точного места, где вас прячут. Он поручил мне доставить вас к нему. Немедленно.
   Халифа так и осела в кресло. Повисла тишина. МакГонагалл что-то шепнула директору и быстро вышла.
   - Он, наверное, хочет, не откладывая, провести обряд, - растерянно произнесла девушка. - А потом, овладев силой джинна, сразу же убить Гарри? Да?
   Дамблдор кивнул. Только тут Халифа заметила, что Снейп судорожно сжимает в руках плоский черный футляр.
   - Что это такое?
   - Портключ, - профессор приоткрыл крышку, показав лежащий внутри красивый серебряный медальон. - Велено было отдать его вам. Подарить или подбросить. Девушки обычно не могут удержаться, чтобы не примерить новую безделушку.
   Халифа невесело хмыкнула.
   - Ему не откажешь в логике. Я и правда люблю украшения. Но вы же... - она не закончила фразу, с надеждой глядя на Мастера зелий.
   - Что - "вы же"? У меня теперь есть выбор, - сухо сказал Снейп. - Проигнорировать его задание и присоединиться к отряду авроров, берущих логово Лорда приступом, либо сдать ему вас и продолжить играть эту партию в расчете на возможную лазейку. Но второй вариант для вас очень опасен.
   - Авроры уже готовы, - предупредил Дамблдор. - Они ждут только нашего сигнала.
   - А как они собираются добраться до Лорда? - спросила турчанка.
   Снейп молча показал на футляр с медальоном.
   - И куда они попадут?
   - В лапы охранников, но их там немного.
   - А если портключом прибуду не я, а авроры, Лорд узнает об этом сразу?
   Мастер зелий сдержанно кивнул.
   - И что тогда будет с Гарри?
   Снейп еле заметно изменился в лице.
   - Даже если это будете вы, для Поттера мало что изменится.
   У девушки возникло ощущение, что еще немного - и профессор не выдержит, сам схватит портключ и в одиночку бросится спасать Гарри. Она тихо сказала:
   - Вы сейчас в таком же положении, как и мой папа неделю назад. Ему пришлось выдать местоположение Ока, чтобы мои младшие братья и сестры смогли избежать похищения и пыток. Теперь вам приходится выбирать между Гарри и мной. Но ведь Гарри Поттер - надежда всего магического мира. Его жизнь важнее моей.
   Пафосность этого заявления вызвала едкую усмешку зельевара. Дамблдор покачал головой и тихо возразил:
   - Мисс Дасэби, Волдеморту не нужны ни вы, ни ваша смерть. Ему нужна магия джинна, переданная Оком. А этого тоже никак нельзя допустить.
   Халифа возмутилась:
   - Но вы можете вернуться к Лорду со мной, якобы для обмена, и попытаться вытащить Гарри живым! А у меня есть портключ.
   Снейп отвернулся к окну и глухо проронил:
   - Почти нереальная комбинация. Темный Лорд раскусит этот план, едва посмотрев на вас.
   Директор и зельевар принялись что-то тихо обсуждать. Почувствовав себя лишней, Халифа перешла к себе и опустилась на коврик в центре комнаты. Она вдруг снова ощутила себя марионеткой в руках тех, кто считает себя вправе распоряжаться чужими судьбами. К этому добавилось еще и осознание собственной, пусть даже косвенной вины в случившемся с Гарри, и полной беспомощности... Чувство было кошмарным.
   Вспыхнул камин. Снейп появился у девушки за спиной и негромко сказал:
   - Поищите среди своих украшений что-нибудь, что могло бы сойти за Око. Я сейчас вернусь, - и снова исчез в камине.
   Халифа послушно поднялась и принялась за дело. Перебрав весь ларец с драгоценностями, она выудила со дна старинный фамильный кулон. Крупный, почти неотшлифованный топаз устаревшей огранки, оправленный в золотой диск с выбитым сложным орнаментом. Гротескно и претенциозно. Халифа очень редко надевала это украшение - оно сразу задавало определенный тон любому туалету, порой безнадежно портя все впечатление. Девушка удивленно взвесила кулон на ладони. С какой стати собиравшему чемодан диву взбрело в голову положить эту вещь в ларец?
   В камине затрещало зеленое пламя. Снейп бесшумно пересек комнату и остановился возле сидящей у зеркала девушки.
   - Нашли? - это даже не было вопросом. Зельевар взял кулон и скривился. - Вы как-то упоминали о расхожих европейских стереотипах в отношении Востока. Неудивительно, что они появились. Неужели вы носите такое?
   - Он достался мне от Саломеи аль-Ахраматон, моей прабабушки, - ответила Халифа. - Я никогда и никуда его с собой не беру. Див сам положил его в ларец, зачем - не знаю.
   Снейп хмыкнул.
   - Еще одно роковое совпадение? Только не говорите, что моя идея тоже была предусмотрена свыше.
   Профессор положил на столик футляр с портключом, а рядом поставил стакан с мутным темным содержимым. Халифа вскочила.
   - Это что, Многосущное зелье?!
   - Оно самое, - Снейп по-хозяйски забрался в ее открытый несессер, вытащил расческу и снял с нее волос. - Дайте какое-нибудь из ваших платьев. Или трансфигурируйте мою мантию в турецкий наряд. Я не разбираюсь в вашей моде.
   Девушка попыталась исполнить его распоряжение, но у нее ничего не получилось.
   - Ну вот, - растерянно произнесла она. - В спокойном состоянии моя сила спит.
   Мастер зелий взялся за дело сам, но результат вызвал у Халифы приступ истерического веселья.
   - Простите, эфенди, но это больше напоминает чехол для кресла...
   - Ладно, - зельевар открыл шкаф и принялся перебирать ее одежду. - Не стойте столбом, найдите что-нибудь подходящее.
   Халифа, наконец, начала вникать в смысл происходящего.
   - Вы что, собираетесь обернуться мной и вместо Ока подсунуть Лорду фальшивку?!
   - Долго же до вас доходит... Да дайте же хоть какое-нибудь платье! Время дорого.
   Девушка машинально сняла с вешалки наряд шафранного оттенка.
   - Только сразу сделайте пошире, а то, если задержитесь, будет трещать по швам. Хорошо, что вы худощавый... - и тут до нее дошло еще кое-что. - Подождите-ка... Вы будете переодеваться? В моем теле!
   - Ой, только не начинайте! - раздраженно прорычал профессор. - Нашли время стесняться.
   - Ну уж нет! - возмутилась Халифа. Она схватила со столика приготовленный для зелья волос, и собрала остальные с расчески, зажав их в кулаке. Чертыхнувшись, Снейп поймал ее крепко стиснутую руку. Девушка пнула его локтем, и тут же получила в ответ весьма чувствительный тычок в бок. Зельевар разжал ее кулак. Халифа протестующе вскрикнула, и комочек волос на ее ладони вспыхнул. Снейп, зашипев, отдернул руки.
   - Вот, значит, как?.. - процедил он сквозь зубы. По глазам профессора Халифа поняла, что церемониться с ней он больше не будет, и испуганно попятилась. Схватив ее за шею, Снейп сдернул хиджаб и нагнул голову девушки, зажав ее в сгибе локтя. Халифа ойкнула, почувствовав, как зельевар выдергивает у нее волосок. Совсем не больно, зато как унизительно!
   - Да вы... вы... бессовестный! - очутившись на свободе, взвизгнула она, разом позабыв все подходящие к данному случаю английские эпитеты. - Нахальный!..
   - И это все? - невозмутимо поинтересовался Снейп, и язвительно добавил: - А как же "хитрый", "догадливый", "самоотверженный"? Я ведь Лорда не очаровывать собираюсь. И не надо подозревать меня в непристойном замысле. Мне рисковать придется, между прочим.
   Оставив раскрасневшуюся турчанку успокаиваться, профессор подошел к столу и бросил волос в стакан. Зелье вспенилось, стало светло-голубым и слегка засветилось. В толще жидкости плясали огненные искорки.
   - Занятная у вас сущность, - заметил Снейп, разглядывая зелье против света.
   - Смотрите, не отравитесь, - все еще дуясь, едко бросила Халифа.
   - Не надейтесь, - возразил Мастер зелий. - В моем организме накопилось уже столько ртути и разных ядов, что я с ними свыкся. Еще чуть-чуть погоды не сделает, - он поднял стакан, вздохнул и поднес его к губам. В эту секунду Халифа вдруг представила себе зельевара в его собственном обличии, но одетым в яркое платье, с хиджабом на голове, и обвешанного украшениями. Воображаемое зрелище оказалось настолько забавным, что она, не сдержавшись, захихикала. Профессор, не донеся стакан до рта, грозно посмотрел на нее.
   - В чем дело?
   Девушка, прикрыв рот рукой, быстро замотала головой. Снейп с подозрением взглянул на светящееся зелье, снова поднес было стакан ко рту, но тут же, скривившись, быстро поставил его на стол и схватился за левое предплечье.
   - Что с вами? - испугалась Халифа. Оскорбленной невинности, злорадства и сиюминутного веселья как не бывало.
   - Лорд зовет, - неохотно ответил профессор. - Точнее, поторапливает.
   - Но как же тогда... Вам тоже надлежит явиться к нему?
   - Да, - процедил он сквозь зубы. - Вместе с вами или сразу следом.
   - Провалился ваш непристойный план, - протянула девушка.
   - А вы и рады? - хмуро отозвался Снейп.
   - Нет, - ответила она. - Может, кому-нибудь превратиться в вас? Есть еще зелье?
   - Есть, но этот вариант исключен. Лорд слишком хорошо меня знает.
   Вмиг ставшее ненужным зелье заброшенно мерцало на столике. Халифа задумчиво погладила пальцами Око.
   - А если мне самой взять фальшивку и...
   - Даже не думайте! - резко ответил Снейп. - Темный Лорд - мастер легиллименции. Он раскусит вас за минуту.
   - Но вы же не боитесь! Или вы тоже...
   - Я владею окклюменцией, - пояснил профессор. - И - да, я тоже легиллимент.
   Халифа радостно заулыбалась.
   - Я так и знала! - воскликнула она. - Еще тогда, год назад, я все думала - как вам удалось догадаться о том, что следует сделать? Оказывается, вот оно как! А легиллимент сможет узнать мысли, если мой родной язык - не английский?
   Профессор фыркнул.
   - Детский вопрос. Чтобы воспринимать образы в вашем сознании, турецкий язык знать необязательно.
   Глаза Халифы загорелись азартом.
   - Я могу попробовать сопротивляться. Научите меня! Мне немного известен принцип этой защиты... в теории.
   Снейп сложил руки на груди.
   - По-вашему, это так просто? Я учил окклюменции Поттера. Жалкое поначалу было зрелище... И вы точно так же не умеете сосредотачиваться. В самом лучшем случае, это займет по меньшей мере месяц ежедневных тренировок, а у нас есть от силы полчаса.
   - Но ведь другого плана все равно нет! Давайте хоть попробуем. Ради Гарри, - едва произнеся последние слова, Халифа тут же запоздало сообразила, что выбрала и так слишком очевидный аргумент. Профессор лишь чуть скривил губы.
   - "Ради Гарри..." - передразнил он ее, но тут же посерьезнел. - Хорошо, попробуйте закрыть от меня хотя бы воспоминания детства. Сразу поймете, как это непросто.
   Мастер зелий поднял палочку, аккуратно направив ее на Око.
   - Legillimens!
   Заклинание прошло сквозь артефакт и ударило Халифу. В голове у девушки зароились обрывки воспоминаний. Она попыталась остановить их, но тщетно. Самая яркая картинка вмиг заслонила весь мир...
  
   ...Маленькая Халифа с куклой в руках открывает массивную дверь в лабораторию... Отец в длинном кожаном фартуке возится с перегонным кубом. Нетерпеливо отталкивает надоедливые ручонки. "Выйди, хайби, здесь опасно! Кур, забери ее отсюда!"
   Желтоглазый див тащит Халифу к двери мимо стола. На столе котел с кипящей жидкостью. Девочка вырывает ладошку из черной лапки дива и забирается ногами на покрытый пятнами от реактивов деревянный стул. Темно-красное зелье в медном котле бурлит и пузырится. Не обращая внимания на настойчивые просьбы дива, малышка берет ложку, зачерпывает зелья и пытается напоить им куклу.
   Резкий окрик отца. Кукла падает в котел и мгновенно растворяется. Зелье чернеет. Мохаммед с перекошенным от гнева лицом ссаживает дочку на пол и, как следует шлепнув, подталкивает к двери. Резкая обида вспыхивает, как порох, и девочка начинает плакать.
   Палочка Мохаммеда на столе начинает светиться и соединяется разрядом с магическим кристаллом в черном футляре. Тонкостенные стеклянные сосуды на полках разом взрываются. От испуга малышка кричит еще сильнее.
   Громко лопается оконное стекло. Все находящиеся неподалеку емкости разлетаются на части. Осколки летят в разные стороны, ранят до крови. Девочка заходится истошным визгом.
   Пол дрожит. Оглушительно трещит цветной хрустальный потолок. Куски мозаики сыплются вниз. Прозрачный зеленоватый осколок впивается в плечо. По рукам бегут струйки крови. Боль в голове... застилает глаза... затылком об каменный пол...
   Откуда-то налетают несколько дивов и закрывают своими телами маленькую госпожу от смертоносного хрустального дождя. Острые обломки чиркают по черным спинкам с рудиментарными крылышками, высекая брызги рыжеватой крови. Прямо над лицом Халифы шею одного из дивов насквозь пронзает крупный осколок, остановившись в четверти дюйма от глаза девочки. Быстрые, горячие темные капли сбегают по торчащему из тощего горла острию... желтые глазки медленно гаснут...
  
   - Тихо! Все! Все давно прошло! Откройте глаза!
   Не в силах унять дрожь, Халифа вцепилась в пропахшее травами сукно мантии Снейпа. Постепенно возвращались ощущения - влага на щеках, надсадная боль в горле, холодок от пола сквозь одежду.
   - Все уже позади. Это только воспоминания, - успокаивающее бормотал низкий голос.
   Разжав сведенные судорогой пальцы и заставив девушку сесть, Мастер зелий поднес к ее губам флакон с успокоительным.
   - Пейте. Хорошо, что Альбус постоянно обновляет здесь звуконепроницаемую защиту, иначе вы бы переполошили весь замок.
   Проглотив зелье, Халифа открыла глаза. Профессор был бледнее, чем обычно. Палочка в его руке все еще слегка искрилась.
   - Успокоились?
   Девушка кивнула.
   - Все было так реально, - хрипло пробормотала она. - Я и не подозревала, что запомнила столько подробностей. Тринадцать лет прошло.
   - Возможно, отец подчистил вам память для вашего же блага. Но подсознание хранит многие вещи нетронутыми.
   - Нет, он не менял мою память. Колдомедики запретили. Я была в очень плохом состоянии, а потом все забылось само собой.
   - Как видите, не забылось. Мерлин, вам было всего четыре года! Удивительно, что вы выросли нормальной.
   Халифа поджала колени к груди.
   - Я не помнила про дивов. И про зелье тоже... О, Аллах, похоже, я загубила отцу Контрадисентум! Это наверняка был чей-то важный заказ. А его варить больше года! И ингредиенты готовить особо.
   - Верно, - согласился Снейп. - И, судя по цвету, процесс близился к завершению. На месте вашего отца я бы, наверное, вас убил.
   - Лучше бы он так и сделал.
   Профессор подождал, пока она перестанет перебирать в памяти всплывшие воспоминания.
   - Так вы все еще хотите отправиться к Лорду?
   - Вы полагаете, он захочет на это посмотреть?
   - Именно на это - вряд ли, - фыркнул Мастер зелий. - Но вы только что доказали, что совершенно не можете противостоять ментальному вторжению.
   Халифа заупрямилась.
   - Это всего лишь ужасное воспоминание. Давайте попробуем снова, - она сделала еще один глоток успокоительного зелья. - Вот так. Теперь я буду уравновешеннее.
   - Теперь вы будете пьянее, - усмехнулся Снейп. - В этом флаконе - ваша тройная суточная норма. Следите за дозой.
   Девушка хихикнула.
   - А может, так и надо? Налакаться зелья - и пусть попробует пробиться сквозь одурь. Сознание станет пустым зеркалом.
   - О-о... - протянул профессор, заглянув в ее заблестевшие глаза. - По-моему, вы уже опьянели. Я вливал, не глядя, а вы еще и добавили.
   Халифа вскочила на ноги, слегка пошатнувшись, но тут же восстановила равновесие.
   - Попробуйте еще раз. Только осторожно...
   - Как пожелаете, - отозвался Мастер зелий, окинув ее подозрительным взглядом. - Legillimens.
   Воспоминания замелькали, словно сквозь мутное стекло. Дурман в голове словно становился гуще, и вместе с этим все неразборчивее становились вызываемые заклинанием образы. Девушка вдруг икнула - и растерянно уставилась на Снейпа. Заклинание рассеялось.
   - Работает... - с легким изумлением выдохнул профессор. Схватив флакон с остатками зелья, он посмотрел на девушку со смутной надеждой: - Какой дозой вам можно серьезно навредить?
   - Ну-у... - прищурилась та. - Это непросто. Но если выпить еще столько же, то я сразу отключусь.
   - Значит так, - отрывисто сказал Снейп. - Допивайте до конца, и проверим еще раз. Если сможете рассеять заклинание сразу же - у нас будет шанс. Я попытаюсь быстро вытащить Поттера, и мы вернемся сюда. Только без глупостей!
   Халифа послушно проглотила все содержимое склянки и прикрыла глаза. Зелье подействовало быстро. Мысли постепенно улетучивались. Девушка вспомнила любимый танцевальный мотив и позволила музыке завладеть сознанием. Потом посмотрела на Снейпа.
   - Я готова.
   - Посмотрим, - пробормотал зельевар. - Legillimens.
   Заклинание коснулось Ока, окутало девушку и вдруг, снова пройдя сквозь артефакт, вернулось обратно, вызвав необычайный резонанс. Снейп воспринял лишь монотонную мелодию восточного танца, незнакомую, но завораживающую. Он шагнул вперед, притягиваемый возвратной магией. В бездонных глазах турчанки дрожали блики от огня в камине. Профессор все глубже погружался в собственные воспоминания...
   Ритмичная музыка...
   звон цепочек... пляшущее пламя факелов...
   Отблески догорающих костров... алые угли светятся сквозь узорчатый полог шатра...
   стрекотание цикад... тихое дыхание рядом...
   "Позволь дать тебе совет, чужеземец..."
   Снейп невольно вздрогнул.
   Смуглая рука окунается в языки огня... свет восходящего солнца преломляется в зеркальном обсидиане без зрачков...
   "Не смотрите долго. Вам нельзя..."
   Резко очнувшись, профессор отшатнулся и оттолкнул от себя Халифу, только тут обнаружив, что вцепился в ее плечи. Сердце колотилось, как после быстрого бега. Узнать мысли девушки так и не удалось.
   Халифа хитро улыбнулась. Взгляд ее был затуманен, совсем как тогда, в огненной пещере. В голосе снова послышались странные, нечеловеческие, металлические нотки.
   - У вас невероятно сильная воля, эфенди, - с восхищением произнесла она. - Немногие люди могут освободиться сами, попав в плен нашего взгляда. Что вас так надежно бережет?
   Мастер зелий загадочно усмехнулся уголком рта.
   - Отраве промелькнувших дней отныне быть противоядьем, - задумчиво проговорил он, но тут же настороженно прищурился. - А откуда вы знаете, что таких людей немного? Кто еще может противостоять вашим чарам?
   - Понятия не имею, - растерянно прошептала турчанка. Голос ее снова стал прежним. Оба умолкли.
   - Тысяча дементоров, - наконец, пробормотал Снейп. - Кто бы мог подумать, что сильный наркотик можно использовать как средство абсолютной ментальной блокировки... Жаль, что это годится только для джинна.
   Девушка хмельно хихикнула.
   - Я придумала новый план.
   - Что еще за план? - настороженно спросил профессор.
   Халифа на секунду зажмурилась, чтобы подобрать нужные слова.
   - Любознательность Гермионы Грейнджер натолкнула меня на мысль... А ну-ка, повторите, чего именно хотел от меня Темный Лорд?
   - Он велел мне так или иначе доставить вас к нему, чтобы провести обряд.
   Девушка шагнула ближе к Мастеру зелий.
   - Слово в слово, эфенди!
   Снейп фыркнул и быстро отвел взгляд. Искушение снова окунуться в зачарованную бездну было слишком велико.
   - "Пусть придет ко мне добровольно, или устрой так, чтобы она коснулась портключа. Я проведу с ней обряд передачи силы джинна".
   - Так и сказал - "я проведу с ней обряд"?
   - Именно так. Больше ни слова об этом не было сказано.
   Лицо Халифы засветилось торжеством. Она быстро схватила со стола футляр с медальоном и отскочила прежде, чем Снейп успел отобрать его.
   - Поговорим о желаниях, эфенди?
   - Какого дьявола?! - прорычал он, машинально потянувшись следом и поймав пустоту. - Что вы задумали?
   - Многие европейцы почему-то считают, - весело начала Халифа, - что джинны существуют только для того, чтобы исполнять желания людей.
   Зельевар шагнул вслед за ней.
   - Вы что, не понимаете, насколько это серьезно?
   Девушка отступила, не позволяя ему приблизиться.
   - У них у всех это, наверное, в крови - сказочное маггловское предание о том, что, подчинив джинна, с ним можно договориться.
   - Верните мне портключ!
   - И каждый человек втайне лелеет надежду, что уж он-то точно сможет перехитрить судьбу и заставить свои желания исполняться.
   - Хватит паясничать! Что вы хотите сделать?
   Чуть покачиваясь от начинающего переполнять голову дурмана, Халифа объявила:
   - Я сама пойду к Лорду - и с настоящим Оком, и с фальшивкой.
   - В таком случае ради чего вы устроили весь этот цирк с окклюменцией? Чтобы все равно преподнести ему Око?
   - Чтобы Темный Лорд не увидел того, о чем я думаю сейчас.
   Снейп покрутил в пальцах палочку.
   - Ваш план наверняка плохо продуман и очень рискован.
   - Ага, вы все-таки поняли! - восторженно воскликнула девушка и тут же посерьезнела. - Я думаю, что судьба в любом случае распорядится по-своему, - и задумчиво добавила, словно цитируя чьи-то слова: - Любое решение будет единственно верным. Даже если сначала это покажется ошибкой.
   Ее убежденность передалась и профессору.
   - В таком случае советую придумать достаточно убедительный повод для вашего добровольного возвращения.
   - Исполнить третье желание! - невозмутимо заявила Халифа. - Мы проведем обряд. Все, как пожелал Темный Лорд. Я же не могу ему отказать! - глаза девушки блеснули расколовшимися антрацитами. - Ведь на то я и джинн - исполнять желания. В точности. Разве нет? - коварно спросила она.
   Девушка повесила на шею сверкающий золотой диск, оставив его на виду, а камешек на старом кожаном шнурке спрятала под платье. Открыла футляр и занесла руку.
   - Так вы со мной, или как?
   Зельевар вздохнул.
   - Конечно же, с вами. Аппарирую за границей охранных чар.
   Рука девушки опустилась на медальон. В воздухе растаяли непонятные слова:
   - Расплата и наказание...
  
  
  

Глава 14.

Ветер я опалю, если чуть подышу,
Если вылететь крику души разрешу.
Каждый миг я - в сраженье, в бою - что ни миг,
И ристалище тесно, лечу напрямик...

Хакани
  
   Знакомая круговерть перенесла Халифу в незнакомое место. Не успела девушка одуматься, как с двух сторон ее подхватили сильные руки и куда-то поволокли.
   - Отпустите меня сейчас же! - принялась она демонстративно возмущаться. - Кто вы такие? Что происходит?
   Не произнося ни слова, двое "провожатых" втолкнули ее в какую-то комнату. Не устояв на ногах, Халифа повалилась на пол, едва не уткнувшись носом в чьи-то начищенные туфли. Девушка подняла голову. Перед глазами все плыло. По жилам уже вовсю бежал дурман, наполняя все тело мнимой ватной легкостью, и делая размашистыми неосторожные движения.
   - Поднимите ее! - протянул знакомый голос. Малфой.
   Рывок вверх. Холодные серые глаза. Чей-то насмешливый голос:
   - Да она, похоже, вдрызг пьяна. Еле стоит.
   Люциус презрительно усмехнулся.
   - Перебрала своего наркотика, очевидно. Ай-ай, юная леди, да как же это так? - издевательски поддразнил он турчанку.
   Девушка расплылась в улыбке. Язык, как ни странно, почти не заплетался.
   - О, господин Малфой! Как поживаете?
   - Вашими стараниями не слишком хорошо, - произнес Люциус. - Но вы все же соизволили вернуться... Стоило ли вообще убегать?
   - Вы не оставили мне выбора, эфенди, - Халифа проказливо ухмыльнулась. - Интересно, сколько Crucio досталось вам после моего побега?
   Холодный взгляд Люциуса заледенел окончательно.
   - Мстительная дрянь! - процедил он сквозь зубы, шагнув к девушке.
   - Не стоит, - спокойно произнес Волдеморт, появившись в дверях позади них. - Ты же видишь - она практически не контролирует себя.
   Халифа обернулась на шипящий голос так порывисто, что чуть не шлепнулась на пол снова.
   - Ах, мой Лорд, - она неуклюже склонилась в дурашливом реверансе. - Вам все-таки удалось заманить своего джинна в ловушку. Но у меня уже нет сил противиться. Очень вовремя, господин мой. Магия просто распирает меня, ей срочно нужен выход.
   Змееликий пристально вглядывался девушке в лицо. Та со смиренным видом опустила голову, мысленно погружаясь в зазвучавшую в голове мелодию. Все окружающие звуки вдруг обрели остроту. Рядом раздался шорох мантии, и когтистые пальцы небрежно подцепили массивную золотую цепь.
   - Так вот оно какое...
   - Да, мой Лорд, - пробормотала Халифа, закрыв глаза и хмельно покачиваясь. Цепь резко натянулась. Волдеморт сорвал кулон через голову девушки и зажал в кулаке.
   - Итак, - довольно заключил он. - Ты здесь, Око здесь, и я, наконец, завершу начатое. Не вздумай сопротивляться, иначе я легко могу забыть о своем обещании не трогать твою семью.
   Халифа покладисто кивнула, сложив ладони у груди и не открывая глаз.
   - Конечно, мой Лорд. Джинны обязаны исполнять желания своих хозяев. Я слушаю и повинуюсь, мой господин!
   - Прекрасно, - провозгласил Волдеморт. - Я желаю немедленно провести обряд передачи силы джинна, - он подумал и уточнил: - То есть, твоей.
   Девушка, наклонив голову, внимательно выслушала его, отмечая каждое слово.
   - Как вам будет угодно, повелитель. Я исполню ваше третье желание в точности. Давайте поторопимся.
  
   * * *
   В огромном зале гулко разносилось эхо четких шагов. С Волдемортом сюда вошли только трое Пожирателей: Малфой, Эйвери и еще один незнакомый Халифе колдун - невысокий, полноватый, с залысинами, бегающими глазками и странной серебряной рукой. Эйвери вел с собой связанного заклинанием Гарри. Похоже, Темный Лорд не собирался терять время и хотел убить юношу сразу же после обряда.
   Халифа осмотрелась. На каменном полу уже была начерчена знакомая пентаграмма. При приближении девушки с Оком рисунок замерцал по кругу и подернулся дымкой. Волдеморт с торжествующим видом поднял перед собой золотой кулон. Нарочитая театральность всех действий мага начала смешить опьяневшую девушку. С каждой минутой у нее усиливалось ощущение, что она участвует в каком-то фарсе.
   В дверях возникла еще одна фигура в черном.
   - Северус, - прошипел Лорд. - Ты очень порадовал меня сегодня. Откровенно говоря, я уже начал сомневаться...
   Он еще что-то говорил, Снейп что-то отвечал... Халифа не слушала, сквозь полуопущенные ресницы разглядывая подошедшего к ней обладателя серебристой руки. Похоже, тот ужасно боялся предстоящего обряда. Дрожа всем телом, он встал между девушкой и своим господином у самого края пентаграммы. И тут турчанка вновь почувствовала легкое покалывание в кончиках пальцев. Шайтанчик проснулся и начал игру.
   - Люциус, начнем, - велел Волдеморт. Очевидно, Малфою отводилась роль Указующего. Блондин развернул манускрипт и в замешательстве произнес:
   - Мой Лорд, здесь неясно, где кому становиться...
   - А наш маленький джинн подскажет, верно? - красноглазый поманил Халифу. Уже едва соображая, что происходит, девушка усердно прятала мысли за звучащей в голове мелодией.
   - А где же Проводник? - капризно спросила она, постукивая носком в такт песне. - Без Проводника нельзя.
   Волдеморт указал на того самого, с серебряной рукой.
   - Питер, мой преданный слуга.
   Петтигрю тут же подобострастно поклонился ему. Халифа замотала головой, глупо хихикая.
   - Преданный... Не жалко? Высосете и из него всю магию.
   Красные глаза загорелись ярче.
   - Не беда, Питер будет только рад услужить мне.
   - А-а... ну, как хоти... и... те... - икнув, пробормотала девушка. - А то Проводник и вовсе погибнуть может... - ее повело в сторону.
   "Стоять ровно!" - тихой паникой вскинулись остатки самоконтроля. Несмотря на все старания, Халифе казалось, что она раскачивается, как тростник на ветру. Сделав над собой усилие, девушка смогла сосредоточиться и договорить:
   - ...особенно если в обряде участвуют близкие по крови...
   Она пошатнулась, с трудом удержав равновесие. На пару минут все ощущения заволокло дурманом, а когда восприятие снова вернулось, турчанка четко разглядела перед собой лицо Снейпа. Мастер зелий выглядел совершенно невозмутимым, лишь по едва заметно поджатым губам и напряженному выражению глаз можно было заметить, что он волнуется. Решив брать с него пример, Халифа огляделась - Питера уже не было рядом. Он вместе с Эйвери тащил к пентаграмме Гарри. Подтолкнув юношу к светящимся линиям, Пожиратели отступили назад. Девушка едва сдержала довольную улыбку. Волдеморт купился на ее якобы случайные слова о недопустимости участия в обряде родственников, пожелав не просто убить юношу, но еще и высосать заодно его магические силы. Вот и отлично - ему же хуже. Справа от Халифы, почти заступив на зону Указующего, стоял Малфой. Предназначенный на жертвенную роль Проводника Гарри волею судьбы, направившей руку Петтигрю, оказался на позиции Вместилища, и никто не сообразил, чем это грозит. На шею гриффиндорцу повесили гротескный золотой диск. В зеленых глазах юноши стояло непередаваемое выражение - девушка даже пожалела его на секунду. Сам Лорд торопливо встал напротив турчанки, у мерцающего знака Проводника (отчего-то самого крупного и яркого на схеме). Девушка опустила глаза. Прямо у ее ног ободряюще засветился знак Источника. И шайтанчик внутри буквально взбесился...
   - Чего мы ждем? - прежним требовательным тоном спросила Халифа. - Становитесь! - она шагнула вперед, и обвела присутствующих рукой. - Источник, Проводник, Вместилище, Указующий... все здесь. Давайте, скорее уже!
   Люциус взмахнул палочкой и начал произносить магическую формулу. Дымка по краям пентаграммы стала густеть, обволакивая участников и сползаясь к центру. Халифа закрыла глаза и мысленно протанцевала к Оку на груди, дотянулась до него краешком сознания...
   "Все должно быть строго по правилам!"
   Око немедленно отозвалось и начало нагреваться.
   Красивый баритон Люциуса разносился по залу, словно выводя рулады языческой молитвы древним божествам. Без вечно презрительных протяжных ноток и едкой светскости тона он разом обрел глубину и страстность. Халифа заслушалась. Голос органично вторил ритмичной мелодии, звучавшей в ее голове.
   Тепло волной прошло от макушки до кончиков пальцев ног. Снова и снова. Каждая следующая волна была все горячее. Открыв глаза, Халифа увидела, как линии у ее ног засветились и запульсировали, огоньки потянулись к центру - туда, где повис плотный искрящийся туман. Око раскалилось, но девушка терпеливо ждала, надеясь, что одежда не начнет тлеть раньше времени.
   Зрение начало быстро проясняться. Подняв голову, Халифа взглянула на стоящего слева Гарри. Юноша посмотрел на нее в ответ с нескрываемым презрением. Не надо было быть легиллиментом, чтобы понять все, что он думает о слизеринцах вообще, и о Халифе Дасэби в частности.
   Вчерашнее недовольство планом Дамблдора по перемещению в Гарри чужеродной силы джинна не шло ни в какое сравнение с нынешним гневом юноши при виде того, как турчанка легко сменила союзника и приготовилась услужить его злейшему врагу. Девушка прекрасно понимала, что гриффиндорцу сейчас не до тонкостей анализа ситуации, учитывая все, что тот знал о ней, и чего по понятным причинам не знал. Вероятно, постоянные изнуряющие ментальные атаки со стороны Волдеморта притупили его внимание, разрушив то немногое доверие, что еще оставалось.
   "Неужели он так ничего и не заметил? Ведь Гермиона вчера спрашивала при нем..."
   Недоумение Халифы сменилось спокойствием - раз он не заметил, то другие тем более не обратят внимания.
   "Стоп! Не думать!" - мысленно завопила она, вдруг с отчаянием поняв, что происходит. Как только Око начало просыпаться, действие наркотика стало стремительно ослабевать. Плохо, очень плохо. Не успеть...
   "Музыка, помни о музыке!"
   Малфой уже завершал формулу, как вдруг Темный Лорд неожиданно воззрился на девушку своими ужасными глазами, и ее голову словно сдавило обручем.
   "Музыка, музыка, громче!"
   Люциус произносил последние слова. Из его палочки начали растекаться искристые воздушные струйки. Но тут Лорд вытянул руку, словно желая остановить его, и воскликнул:
   - Ты же все запутала! Намеренно запутала, тварь! Где настоящий артефакт?!
   Словно почувствовав свое время, Око ярко засветилось сквозь ткань платья. Пора...
   - А вот он, - ответила девушка, разрывая тлеющий шнурок. - Лови! - и швырнула Око красноглазому монстру. Тот машинально поймал его и закричал, когда раскалившийся камень моментально вплавился в ладонь. Волдеморт лихорадочно затряс рукой, пытаясь отшвырнуть сверкающую звезду.
   Гарри вздрогнул и опустил голову, близоруко щурясь на значок у себя под ногами. Потом взглянул под ноги Волдеморту. И вскинул все понимающие, сияющие глаза на Халифу. Одним этим взглядом прощалось все.
   Обряд было уже не остановить. Лучи синего света из Ока ударили в центр пентаграммы, сияние растеклось по кругу, заполняя все пустое пространство. Халифа почувствовала, как пол начинает дрожать, как дрожь передается ее ногам, а оттуда - к самому сердцу. Жар разлился внутри, путешествуя с кровью, исторгаясь с дыханием, растекаясь дрожащим маревом в воздухе над пылающей кожей. Сердце оглушительным барабаном задавало ритм бешеному, неистовому танцу магии.
   - Питер, убей ее! - взвыл Волдеморт, хватаясь за последнюю возможность все прекратить. Колдун с серебряной рукой вскинул палочку, готовый немедленно услужить своему господину, но на какую-то долю секунды трусливо замешкался, вспомнив, что именно ожидает его после атаки на эту тварь...
   - Avada Kedavra!
   Петтигрю упал, сраженный зеленой молнией. Снейп, как раз приготовившийся проклясть его, недоуменно оглянулся. Люциус снова прицелился - на этот раз в Эйвери. Тот в последний момент безуспешно попытался блокировать смертельное заклятие...
   - Сожалею, мой Лорд, - прищурившись, процедил Малфой, чуть кивнул Снейпу и перевел взгляд на Халифу. - Но, кажется, пришло время делать новые ставки.
   Волдеморт глухо завыл. Оставалось всего несколько секунд, и ему пришлось делать выбор. Приложив отчаянное усилие, темный маг попытался преодолеть удерживающую его на месте силу и выйти за пределы пентаграммы. Ничего не получилось, и красные глаза загорелись бессильной яростью. Бешено взревев, он выхватил палочку.
   Халифа испуганно вскрикнула, но не успела ничего сказать, ощутив стремительно нарастающую внутри древнюю, неодолимую мощь, готовую вырваться наружу, обрушиться на стоящих рядом людишек, смести их жалкие желания и незначительные жизни... Как в замедленной съемке, Темный Лорд повернулся и ринулся к Поттеру. И тут Око полыхнуло, встречая стремительно помчавшуюся по кругу магическую волну.
   Мгновение замерло. Время остановилось, как на маггловской фотографии...
   Малфой, инстинктивно попытавшийся заслониться от магической волны рукой...
   Волдеморт, кинувшийся в сторону...
   Гарри, весь подобравшийся...
   Халифа, с застывшей улыбкой безумного торжества... Древняя магия - много древнее человеческой - уже сковала ее невидимыми путами.
   Время снова рванулось вперед. Ударная волна вынесла все окна в замке.
  
   * * *
   Едва магическая буря улеглась, Снейп тут же с трудом поднялся, держа наизготовку временно неработающую палочку. Похоже, Око всосало всю свободную энергию вокруг, в том числе и физические силы людей. Сама пентаграмма еще светилась, а откуда-то сверху доносилось зловещее потрескивание. Подняв голову, профессор увидел сверкающую голубую сферу, парящую под высоким потолком зала. Мастер зелий понял, что это - сгусток магической энергии джинна, покинувшей оболочку йени. Искрясь и мерцая, сфера начала медленно снижаться. Снейп огляделся, силясь рассмотреть хоть что-то в заполняющем центр помещения золотистом колдовском тумане. Волдеморт и Малфой лежали неподвижно. Халифа упала на колени, уткнувшись лбом в сложенные перед собой руки. Гарри сидел на полу и слегка мотал головой, точно оглушенный.
   - Поттер, - негромко позвал зельевар.
   Гарри поднял голову и мутными глазами взглянул на энергетический сгусток.
   - Ух ты... - выдохнул он. - Здорово... - тут его качнуло, и он уперся руками в пол. Снейп доплелся до юноши, помог ему снова сесть ровно и сунул в руку коробочку.
   - Не шевелись. Это сейчас пройдет. Портключ в Хогвартс.
   Гарри стиснул коробочку в кулаке и вцепился в дрожащую от слабости руку Мастера зелий, взглянув на него снизу вверх со смешанным выражением благодарности и легкой вины.
   - Профессор... - в смятении пробормотал юноша, явно желая сказать что-то важное, но, кашлянув, спросил: - Как вы? По мне будто каток проехался...
   - Тебе виднее, Поттер, - желчно проворчал зельевар. - Мне не с чем сравнивать.
   - Я едва могу шевельнуться, - произнес гриффиндорец и тут же недоуменно спросил: - А где же сила джинна?
   - Над твоей головой! - сердито одернул его Снейп. - Сейчас получишь!
   Люциус зашевелился и невнятно выругался. Увидев, что помощь ему не требуется, Мастер зелий подошел к Халифе и приподнял ее за плечи. Кожа девушки все еще была нестерпимо горячей. Голова ее запрокинулась, турчанка еще не пришла в себя. Профессор легонько похлопал Халифу по щекам. Резко вздохнув, она очнулась и сразу же воскликнула:
   - Око! Надо немедленно забрать у него артефакт!
   Опасливо покосившись на медленно опускающийся сгусток энергии, Снейп подошел к Волдеморту и потянул за обрывок горелого кожаного шнурка, торчащий из-под полы черной мантии. Придавленный весом тела артефакт не поддавался. Зельевар подтолкнул Лорда и перекатил его на спину. Капюшон съехал, обнажив безобразный безволосый череп. Красные глаза слегка приоткрылись.
   - С-с-с-с... - только и смог выдавить оглушенный маг.
   "Придушить бы его прямо сейчас..." - мельком подумал Снейп, умом, однако, понимая, что все равно не сможет даже как следует сдавить пальцы на тощей шее Лорда. Тут же он вспомнил, что обряд еще не окончен, и оставаться без Проводника нельзя. Собрав последние силы, профессор дернул шнурок, оторвав Око от прожженной руки Волдеморта. Охнув, тот разом пришел в себя, вскочил и, яростно зарычав, кинулся на зельевара, сбив его с ног. Тот растянулся во весь рост и выпустил из рук артефакт. Око с жалобным звоном прокатилось к Халифе. Турчанка скользнула по полу навстречу и накрыла камешек ладонью.
   - Уходите, эфенди! - взвизгнула она. - Сейчас наступит вторая стадия!
   Снейп отбился ногами от когтистых пальцев Волдеморта и перекатился за пределы пентаграммы. Гарри поднялся, глядя на сияющий шар с волнением и любопытством. И тут шар заметил Волдеморт...
   - Не получишь! - злобно прохрипел Лорд и наставил палочку на безоружного Поттера.
   - Гарри! - ахнула Халифа. - Беги! Я все отменяю!
   - Поттер, портключ! - рявкнул Снейп. - Скорее! Не спорить!
   Гарри попытался что-то возразить, но передумал. Открыл коробочку - и исчез.
   - Нет! - взревел Волдеморт, и обернулся к Халифе. - Что ты сделала, подлая тварь?!
   Йени издевательски расхохоталась.
   - Становитесь в очередь, господа! Есть еще желающие принять мой дар?
   Сразу все поняв, Волдеморт рванулся к позиции Вместилища. Люциус бросился следом, схватил его за мантию и попытался оттащить назад. Снейп от души насладился зрелищем того, как колдуны борются, стараясь оттолкнуть друг друга, пока не понял, что Малфой пытается помешать Лорду вовсе не для того, чтобы завладеть силой джинна самому. Блондин удерживал красноглазого монстра, не давая ему переступить светящуюся линию. Шар был уже совсем низко, потрескивание сменилось гулом едва сдерживаемой энергии.
   - Что теперь будет? - негромко спросил профессор Халифу. - Вы и правда можете все отменить?
   Девушка покачала головой.
   - Нет, эфенди, - с горькой усмешкой произнесла она. - Я солгала Поттеру. Сейчас мы умрем - те, кто находится в пределах пентаграммы. Менять положение участников обряда нельзя.
   Люциус и Темный Лорд прекратили бороться и оглянулись на нее.
   - Ах ты дрянь... - прошипел Волдеморт. Оба колдуна быстро вернулись на прежние места.
   Вдруг раздалось хлопанье крыльев, и в проем выбитого окна впорхнула сова. Птица устремилась к Волдеморту и на секунду присела ему на плечо. Маг яростно отшвырнул ее в сторону, но сова уже успела сбросить ему на руки красный конверт, который немедленно задымился. Не дожидаясь худшего, Лорд рывком открыл вопиллер, и раздался разъяренный, полный досады и отчаяния голос Джинни Уизли:
   - Надеюсь, ты сдохнешь прямо сейчас, мерзкая сволочь!!!
   Волдеморт с отвращением отбросил конверт, и вовремя - тот взорвался, выпустив стаю летучих мышей. Мелкие бестии с отвратительным писком набросились на темного мага и принялись кусаться и царапаться. Раздраженно зашипев, Лорд принялся отбиваться от назойливых тварей, исчезающих весьма неохотно, с противным хлюпаньем.
   Тем временем упавшая на пол сова беспомощно билась, пытаясь перевернуться на ноги. И тут Снейп, наблюдавший со стороны, оторопело заметил - птица оказалась как раз на том месте, где недавно стоял Поттер.
   - Вот это да... - тихо пробормотал он себе под нос. - Ну не так же буквально, черт возьми...
   Почувствовав появление нового Вместилища, сгусток энергии оглушительно затрещал и стал опускаться быстрее. От него к полу потянулись мелкие белые молнии.
   - Сова не выдержит! - воскликнул Снейп. - Это же не человек!
   Прижав ладони к щекам, Халифа напряженно следила за движением магического сгустка. Сверкающий шар ухнул вниз и накрыл испуганно заверещавшую птицу. Волдеморт сложился пополам, громко застонав. От него к сове потянулись бледные искрящиеся струйки высасываемой магии.
   Но что-то уже пошло не так. Сова завертелась на месте, крича и дергая лапами. Ее распирало от переполнявшей слабое тельце магии, да еще и постоянно пополняющейся за счет Лорда. Халифа жалостливо охнула и, повинуясь какому-то порыву, швырнула в птицу Оком. Еще не долетев до цели, артефакт вспыхнул, и тотчас же навстречу ему пробился тонкий разряд. Сову подбросило на месте. Сверкнула яркая вспышка. Вопли птицы потонули в оглушительном шипении. Вверх вырвался поток голубого света, снова собравшись в сгусток над обессилено раскинувшей крылья совой.
   Пол снова задрожал. Око тоненько задребезжало о камень. Словно услышав призыв, шар поплыл к артефакту, будто нащупывая его постоянно выпускаемыми разрядами.
   - Сова пришлась ему не по вкусу, - негромко заметил Люциус. - Кого же из нас он теперь выберет?
   Мысленно Снейп согласился с Малфоем - магический сгусток и впрямь словно искал новое Вместилище. Шар замер в воздухе прямо над Оком.
   - Иди ко мне! - вкрадчиво позвал Волдеморт. - Верни мне мою магию...
   Будто подчиняясь, шар качнулся в сторону Лорда. Все остальные затаили дыхание.
   - Да! - оживился Волдеморт, приподнимаясь. - Ко мне! Сюда! - казалось, отчаяние добавило ему сил.
   - Нет, сюда! - неожиданно воскликнул Люциус. - Он всего лишь Проводник! Ко мне!
   Наблюдавший за ними Снейп невольно ухмыльнулся. Он сразу понял замысел Малфоя, которому, в сущности, была совершенно ни к чему опасная, необузданная сила. Отвлекающий маневр, похоже, возымел действие. Шар завис на месте, подрагивая, словно принимал нелегкое решение. И тут профессор краем глаза заметил движение со стороны Халифы. Девушка выпрямилась в полный рост и, вздернув подбородок, заговорила певучим речитативом на неведомом языке. Ее голос стремительно менялся. Обычный человеческий вначале, он стал металлически-звенящим и начал отражаться от стен раскатистым эхом. Вибрация пола усилилась. Шар дрогнул и послушно поплыл к йени.
   - НЕЕЕЕТ!!! - вскричал Волдеморт. Люциус молча попятился.
   Голос Халифы стал низким и гулким. На мгновение Снейпу показалось, что он снова в Бафире, и звук исходит из глубокого каменного ущелья. Заложило уши. В зале становилось все жарче.
   - Прекрати, глупая девчонка! - выкрикнул он, не слыша собственного голоса, но продолжая кричать: - Не возвращай магию обратно! Вспомни Абу! Ты совершаешь ошибку!
   Халифа покачала головой и взглянула на профессора уже светящимися глазами джинна.
   - Простите... - разнеслось по залу звенящее эхо.
   Вновь стремительно просочившись сквозь Око, сверкающий шар ударил йени в грудь. Раскинув руки, девушка медленно, словно погружаясь в толщу воды, упала на спину. Пентаграмма погасла. Наступила такая тишина, что Мастеру зелий показалось, будто он оглох.
   Послышался тихий клекот. Пришедшая в себя сова перевернулась, встряхнулась и, одарив присутствующих возмущенным взглядом, улетела в окно.
   Волшебники принялись настороженно переглядываться. Первым заговорил Волдеморт.
   - Вы оба заплатите за предательство!
   Маг принялся шарить по полу в поисках оброненной палочки. Снейп и Малфой, не сговариваясь, вскочили и наставили на него свои. Все трое замерли с поднятыми палочками. И тут же обнаружили, что все еще не могут колдовать.
   Волдеморт глухо зарычал, и его теперь уже бывшие слуги почувствовали нестерпимый зов Меток. Тут же внизу, с первого этажа замка, куда обычно прибывали Пожиратели, донеслись хлопки аппарации и топот десятков ног по каменной лестнице. В зал стали вбегать колдуны в черных мантиях и масках.
   - Взять обоих! - властно распорядился Волдеморт. - Я хочу лично замучить их до смерти!
   Первые двое вбежавших кинулись исполнять приказ, перепрыгивая через тела Петтигрю и Эйвери. Остальные опасливо обозрели невероятную сцену и двинулись вперед осторожнее. Но возле самой пентаграммы замерли. С пола, сжимая в руке Око, медленно вставала Халифа...
   В зале неожиданно поднялся сильный ветер. Резкие порывы яростно трепали мантии колдунов, срывали со стен тяжелые драпировки, но не касались середины зала, где чернела погасшая пентаграмма. Закрутившись тугой воронкой, поднявшийся вихрь отбросил Пожирателей назад, к выходу. Несколько колдунов на лету ударились о стены и остались безжизненно лежать. Те двое, что вошли первыми, успели попасть в середину воронки, и теперь озирались, не зная, чего ожидать дальше. Но тут Халифа повела рукой, и ураган успокоился. Зато снова начал мелко дрожать пол. И тут Снейп понял - разозлившийся джинн начал прогрессировать, проходя стадию за стадией. Из воздушного силата он стремительно преображался в земляного кутруба.
   Пожиратели оторопело уставились на переменившуюся до неузнаваемости девушку, сквозь голубую кожу которой, казалось, просвечивал жидкий, текучий огонь. Глаза ее бешено горели, не предвещая ничего хорошего.
   - Чтоб мне провалиться... - растерянно произнес один колдун.
   Йени оскалилась в зловещей улыбке.
   - Это твое желание? - гулким голосом спросила она. Тут же каменный пол под ногами незадачливого волшебника с громким треском раскололся, осыпался, и волшебник в облаке пыли провалился вниз. Второй отпрыгнул в сторону и наколдовал защитную сферу. Халифа презрительно рассмеялась.
   - Ах, так?! А вот так?
   Сфера с шипением всосалась в поднятую руку йени. Колдун отступил назад, не желая связываться с джинном.
   В зале продолжали появляться новые Пожиратели. Халифа обернулась к Снейпу и сняла через голову флакон.
   - Уходите, эфенди! Я ими займусь.
   - Нет! - воскликнул профессор. - Спасайтесь сами!
   Но девушка уже бросила ему портключ. Мастер зелий неловко взмахнул рукой и упустил его. Флакон, звеня, прокатился по полу и остановился у ног Люциуса.
   - Куда? - мгновенно сориентировавшись, спросил Малфой.
   Снейп быстро кивнул ему.
   - В Хогвартс. Предупреди их...
   Люциус схватил флакон, рванул цепочку и исчез. Йени с упреком покачала головой. Мастер зелий лишь с сожалением развел руками. Обороняться он так и не мог, оставалось только полагаться на удачу.
   Тем временем двенадцать Пожирателей быстро окружали Халифу. Остальные направились к Снейпу. На практически безоружного профессора оказались направлены одновременно восемь палочек.
   - Как быть с ним, мой Лорд? - неуверенно спросил один из волшебников. - Посадить в темницу?
   - Убить! Немедленно! - передумал Волдеморт. - И джинна тоже! Тот, кто сумеет уничтожить эту тварь, в награду получит все, что пожелает, он будет стоять по правую руку от меня - мой новый генерал, мой самый верный слуга!
   Вдохновившись обещанной перспективой, колдуны рванулись выполнять приказ. Халифа яростно развернулась на месте, принимая вызов. И тут сразу трем Пожирателям, подошедшим слишком близко, довелось испытать на себе знаменитое огненное дыхание ифрита... Остальные с ужасом увидели, как с костей их товарищей мгновенно испепеляясь, слетела плоть.
   - Не подходите близко! Поливайте ее водой! - прорычал Волдеморт. Магам оставалось только отвлекать внимание йени, не давая ей приблизиться к Лорду. Но она все же услышала краешком уха нестройное:
   - Avada Kedavra! - хором из восьми голосов.
   Мастер зелий успел увидеть летящие в него зеленые молнии. И одновременно почувствовал, как что-то нестерпимо горячее сдавило ему грудную клетку и куда-то стремительно поволокло. Он не мог даже вздохнуть и, теряя сознание, успел ощутить адскую, обжигающую боль по всему телу...
  
   * * *
   Осторожное прикосновение ко лбу... Нежный, смутно знакомый голос с акцентом, доносящийся словно издалека:
   - Бедный мой мальчик, как вас потрепало...
   К Снейпу медленно возвращалось сознание. Онемевшее тело не слушалось. С трудом приоткрыв глаза, он увидел расплывающийся силуэт.
   - Не надо, - ласково сказала женщина. - Отдыхайте. Вам рано двигаться.
   Когда глаза Мастера зелий привыкли к свету, он разглядел перед собой Азиру Дасэби. Мать Халифы смотрела на него с тихой грустной улыбкой.
   - Здравствуйте, Северус-бей.
   Прокашлявшись, профессор спросил:
   - Где я?
   - В Эскишехире, - ответила Азира и, предваряя остальные вопросы, добавила: - Сейчас три часа пополудни. Вы провели без сознания больше четырех часов. Ожоги уже почти зажили. О вас уже справлялись из Хогвартса, Альбус-эфенди навещал час назад. Он уже в курсе всего произошедшего.
   Снейп удовлетворенно кивнул.
   - А почему я здесь, и откуда у меня ожоги?
   Женщина удивленно повела изящными бровями.
   - Вы не помните?
   - Последнее, что я помню - летящие в меня восемь авад...
   Темно-карие глаза пораженно распахнулись.
   - Восемь?! Да вы просто везунчик!
   Снейп подозрительно уставился на свои многочисленные повязки.
   - Надеюсь, под ними нет восьми шрамов в виде молний?
   Азира непонимающе нахмурилась. Профессор поспешил ее успокоить:
   - Не обращайте внимания. Так что случилось?
   - Вас принесла сюда Халифа, - ответила женщина. - К сожалению, она передвигалась слишком быстро, и вас обожгло трением о воздух... Но все уже заживает. Через пару часов будете как огурчик.
   Снейп ошарашено замер.
   - Трением о воздух?!
   Азира кивнула.
   - Дочка очень торопилась. Но она забыла о том, что, в отличие от нее, вы уязвимы. Думала только о вашем спасении.
   - Хм... Вынести из-под восьми авад - тут и в самом деле стоило поторопиться.
   - Да, - Азира казалась слегка смущенной. - Она еще пару костей вам сломала... Но все будет в порядке. Вам нужно полежать.
   - Я уже в порядке, - заверил ее Мастер зелий. - Сейчас... передохну и встану.
   Рядом возник див и подал хозяйке поднос с маленькими чашечками.
   - Вот, Северус-бей, выпейте сначала это.
   Снейп послушно проглотил зелье, тотчас же почувствовав себя значительно бодрее.
   - Благодарю за заботу.
   - Это не вам нужно благодарить меня, мальчик мой. Наша семья обязана вам куда большим.
   Снейп растерялся.
   - Да какой я вам мальчик, в самом деле? - возмутился он, стараясь разглядеть на лице женщины хоть одну морщинку. Азира рассмеялась, вмиг показавшись еще моложе.
   - Мой старший сын - Касим - младше вас всего на три года. Я и вам вполне гожусь в матери, - и озорно подмигнула: - Но это секрет.
   Она отставила поднос и лукаво добавила:
   - Там кое-кто дожидается, когда вы придете в себя. Вы в силах принимать посетителей?
   Снейпу не хотелось сейчас никого видеть, но вопрос был поставлен провокационно - пришлось бы признать свою слабость, чего профессору очень не хотелось. Смирившись с неизбежным, он кивнул. Женщина вышла. Мастер зелий прикрыл глаза, гадая, кто сейчас войдет. Снова Альбус? Халифа? Нет, эти оба не спрашивали бы разрешения. А вот смешинки в глазах Азиры были очень подозрительными...
   Тихий шорох. Кто-то присел у кровати. Снейп открыл глаза - и тут же закрыл их снова.
   - Поттер... - проворчал он, откинув одеяло и попытавшись встать. - Какого черта? Что ты тут забыл? Пришел полюбоваться моей беспомощностью?..
   - Профессор, - решительно перебил его юноша, осторожно придержав за незабинтованное плечо. - Как вы можете так халатно относиться к собственному здоровью! Не смейте вставать!
   Снейп осекся и удивленно уставился на него, снова откинувшись на подушку.
   - Мне очень жаль, что все так получилось, правда, - взволнованно продолжал Гарри, машинально поправляя ему одеяло. - Но я очень рад, что вы живы. Теперь я все знаю, профессор Дамблдор мне рассказал, как вы ходили за артефактом, - в голосе юноши появились недовольные нотки. - Выздоравливайте поскорее, профессор. Мне... нам вас не хватает. Сэр.
   Выпалив все это, юноша притих и теперь смотрел на Снейпа близорукими глазами, ожидая его реакции.
   - Я должен прослезиться или поаплодировать? - невозмутимо осведомился зельевар.
   Гарри задохнулся от возмущения.
   - Вы... Зачем вас-то туда понесло?! Хейли и сама могла бы передать мне портключ!
   - Поттер, к твоему сведению, меня тоже вызвали!
   - Неважно! Могли бы потерпеть и не ходить! А если бы она вас не вынесла?
   - У тебя бы стало одной проблемой меньше, - хмыкнул Снейп и, подумав, добавил: - Или у меня.
   Гарри резко встал, сердито потоптался на месте и засунул руки в карманы.
   - Зря я пришел... - пробормотал он.
   Снейп раздраженно вздохнул. Вынужденный лежать, теперь он чувствовал себя неуютно.
   - Будет тебе изображать из себя несостоявшегося героя, Поттер, - ворчливо отозвался он. - Чего ты испугался? Некому будет спасать твою задницу в очередной передряге? Ну да, конечно, в этом плане моя жизнь представляет особенную ценность...
   Гриффиндорец покачал головой и снова сел.
   - Вы можете язвить сколько угодно, но я знаю, что вам не все равно, - тихо сказал юноша. - И вам приятно, что я пришел вас навестить, - нахально добавил он, не обращая внимания на гневно прищурившегося профессора. - Директор просил передать вам привет и пожелание скорейшего выздоровления.
   Юноша быстро встал и пошел к двери.
   - Да, кстати, - он обернулся. - Люциус Малфой практически лишился магической силы.
   - То есть как? - встревожился Мастер зелий.
   - Как и предупреждал отец Хейли, миссия Указующего в обряде с участием двух близких по крови обошлась ему слишком дорого. Теперь он едва может творить простейшее волшебство... Не пугайтесь, сэр, с вами такого произойти не должно, - торопливо вставил Гарри, заметив, как Снейп принялся оглядываться в поисках своей палочки. - Я уже спрашивал господина Дасэби, он говорит, что вы в полном порядке, просто пока еще не оправились от ран.
   Облегчение, появившееся на лице профессора, было столь явным, что юноша расплылся в довольной улыбке и, привычным жестом взъерошив шевелюру, снова уселся рядом с кроватью.
   - Малфоя осматривали мадам Помфри и колдомедик из Святого Мунго. Они не дают гарантий, но оба считают, что потеря магии временная, и постепенно Люциус придет в норму, - Гарри вдруг посерьезнел. - Сейчас Малфой дает добровольные показания в аврорате. В попытке самооправдания он выдал все тайные укрытия своего дорогого Лорда, и теперь благодаря этим сведениям авроры готовят на завтрашнее утро решающий удар, - юноша криво усмехнулся. - Люциус утверждает, что и меня, и Хейли Волдеморту сдал Петтигрю. Оказывается, крыса все эти дни свободно бегала по Хогвартсу.
   Снейп равнодушно пожал плечами.
   - Все может быть.
   Теперь это и в самом деле было неважно.
  
  
  

Глава 15.

...Мы прикоснулись к таинствам небес
И там нашли их полными могучих стражей
И светочей, что разлетаются сжигающим огнем...
И мы понять того не можем:
Задумано ли зло для тех, кто на земле...
Ему лишь одному Незримое известно,
И в сокровенное Свое Он не допустит никого,
Кроме посланника, которого Он выбрал...

Коран, Сура 72 "Аль Джинн"
  
   Когда дверь за Поттером затворилась, Снейп закрыл глаза, чувствуя неимоверную усталость. Как хорошо было просто лежать, расслабившись, и на секунду поверить, что самое страшное уже позади. Из дремоты его вырвал шелест шелка и тонкое позвякивание браслетов. Азира тихо спросила:
   - Вы спите?
   - Нет, - профессор сразу же открыл глаза. - Есть новости?
   - Альбус-эфенди интересовался, когда вы сможете вернуться.
   - Это все? - насторожился Снейп. - Не тяните, говорите сразу!
   - Он предупредил, что в Англии вот-вот начнется война.
   Снейп резко приподнялся, стараясь не обращать внимания на нахлынувшую слабость.
   - Где Поттер?
   - Гарри уже вернулся обратно. Знаете... он попрощался с нами. Сказал - на всякий случай.
   - Дьявол... - Мастер зелий вскочил, но тут же, пошатнувшись, повалился обратно. Азира ловко подхватила его и левитировала в кровать. Потом ее палочка исчезла в рукаве - так же неуловимо, как и появилась.
   - Вы еще не ходок. Подождите хотя бы час. Мохаммед уже заканчивает укрепляющее зелье. Оно сразу поставит вас на ноги.
   Снейп раздраженно отшвырнул одеяло, словно это оно было виновато в его немощи.
   - Почему Альбус, черт его подери, не пришел сам?!
   Азира терпеливо улыбнулась, не обращая внимания на капризное ворчание взрослого мужчины, вынужденного в разгар важных событий лежать в постели.
   - Он сейчас очень занят, но пообещал прибыть при первой же возможности...
   - Отправьте меня туда! - потребовал Снейп.
   - Ни за что, - отрезала Азира. - Вы еще очень слабы. Дождитесь зелья.
   - Я и сам могу приготовить это зелье! - буркнул профессор.
   - Ничуть не сомневаюсь. Но Мохаммед уже почти закончил. А вы пока не в состоянии полтора часа не отходить от котла. Его ведь нужно непрерывно помешивать...
   - Я знаю!
   Женщина присела рядышком и успокаивающе произнесла:
   - Мне понятно ваше нетерпение. Но вы сможете принести гораздо больше пользы, вернувшись здоровым, - ее глаза хитро блеснули. - Вам скучно лежать просто так? Хотите, я позову детей младших жен Мохаммеда? Они очень хотят познакомиться с вами.
   - Не надо, - Снейп сразу присмирел, ужаснувшись перспективе оказаться в центре внимания толпы маленьких чудовищ. Кстати, о чудовищах...
   - А где Халифа? Почему она до сих пор не появилась?
   - Она уже дома, - коротко ответила Азира, опустила голову и быстро вышла.
   Профессор ждал, что Халифа вот-вот придет, но вместо нее пришел Мохаммед. Он поставил на столик у изголовья кубок с дымящимся зельем и сел рядом. Снейп недовольно вздохнул.
   - Жаль, что его нельзя охладить магией.
   - Не волнуйтесь, спешить пока некуда, - произнес Дасэби. - Гарри рассказал, что Темному Лорду в итоге досталось место Проводника...
   - Удивительно, что Поттер вообще смог это заметить, - буркнул Снейп.
   - ...а значит, сейчас он стремительно теряет магические силы, - невозмутимо продолжал Мохаммед. - И пик этого процесса наступит завтра утром, около девяти. В течение примерно трех часов Волдеморт будет очень слаб и крайне уязвим. Дамблдор передал, что авроры выступают рано утром, чтобы успеть попасть в этот интервал. Британское Министерство Магии уже объявило военное положение... Но что за адская затея - бросать в бой мальчика?
   - Долго объяснять, - хмуро отозвался Мастер зелий и едко добавил: - Такая уж у него миссия.
   Турок потрогал горячий кубок и встал.
   - До нужной температуры остынет еще не скоро. Дождитесь, пейте и поправляйтесь. На вас - такого - невыносимо смотреть.
   Снейп остановил его, спросив:
   - Где Халифа?
   - Дома, - повторил за женой Дасэби и сразу помрачнел.
   - Дома? - переспросил профессор. - А почему не заходит? После всего, что случилось...
   - Она у себя дома, - многозначительно повторил турок. И тут до Снейпа дошло.
   - В Бафире?
   - Да. Она сразу оказала вам помощь, оказавшись здесь. Ушла только когда опасность окончательно миновала, - Мохаммед помолчал, глядя в никуда. - Вы были практически безнадежны.
   - Что? - возмутился Мастер зелий. - Пара сломанных костей и ожоги...
   Турок понимающе усмехнулся.
   - Моя старшая жена предпочла не сгущать краски. Северус... Халифа сломала вам почти все ребра, обе ключицы, вывернула локтевой сустав и повредила шесть позвонков. Осколки костей разорвали легкие, печень, селезенку...
   - Короче, она меня раздавила, - мрачно подытожил Снейп. - Как букашку.
   - Да. Простите ее, она не рассчитала сил.
   - Ничего, - отмахнулся профессор. - Я все-таки остался жив. Альтернатива была гораздо хуже.
   - Едва прилетев, она тут же сама бросилась лечить вас. Заявила, что больше не допустит ни одного жертвоприношения - добровольного или вынужденного.
   Снейп вспомнил умирающую Хадиджи.
   - Понятно.
   - Мне дочка оставила только мелочи, вроде ожогов, порезов и общей слабости.
   - Неплохо. Столько повреждений, перемолотые внутренности, и всего-то за четыре часа...
   - За двадцать минут! - с восторгом произнес Мохаммед. - Это я потом возился почти четыре часа. Лечебная магия джиннов... это поразительно.
   Профессор приподнялся на локте.
   - Она очень изменилась?
   - Кардинально. Та, первая трансформация была, по сути, такой малостью, - турок вздохнул. - Халифа сказала, что ей нужно незамедлительно вернуть Око на место.
   - Но какой в этом смысл? Ведь артефакт нельзя использовать дважды.
   - Чтобы обезопасить наших потомков, - ответил Дасэби. - Сатия Пейфези была на редкость талантлива, а ее творение просто уникально. Око нельзя уничтожить. Любая приложенная сила - волшебная или физическая - умножится и обернется против того, кто ее применит. Даже Танцующий Самум в свое время не рискнул с ним связываться. Артефакт можно только надежно спрятать.
   - А что теперь с этим чертовым проклятьем? Напутствие осталось невыполненным, хотя сбылось немыслимо буквально.
   - Я не знаю, - тихо ответил Дасэби. - Обряд все-таки не пошел в угоду злу. Дать ответ на этот вопрос сможет только время. Кое-что мы узнаем уже очень скоро - когда Сарина родит своего первенца. Но даже если мы стали обычными людьми, все равно от опасного предмета нужно было избавиться.
   Тут Снейп похолодел.
   - Но Халифа же не сможет одна вернуться обратно!
   Мохаммед опустил голову.
   - Она и не собиралась возвращаться.
  
   * * *
   Густое маслянистое варево остывало нестерпимо долго. Мастер зелий то и дело ворочался, сходя с ума от вынужденного бездействия. Азира практически силой заставила его поесть. Вскоре прибыл Дамблдор. Старик поведал о готовящемся выступлении против Волдеморта. Потом осторожно произнес:
   - Северус, Люциус Малфой рассказал мне о том, что произошло. Но он не видел окончания боя. Что там было еще?
   Снейп пожал плечами.
   - Альбус, я тоже не видел окончания. Мы, если помните, удрали раньше.
   Директор лукаво улыбнулся, но тут же посерьезнел.
   - Мне бы очень хотелось узнать подробности. Если я правильно понял, йени целенаправленно прошла две стадии. А третью?
   Мастер зелий раздраженно вздохнул. Настойчивость Дамблдора вызвала у него нехорошее предчувствие.
   - Возможно... Я не заметил.
   Дамблдор наклонился к нему и тихо проговорил:
   - Северус, это же огромная сила! Ее невозможно было не заметить. Скажи, она трансформировалась до ифрита?
   Снейп прикрыл глаза. Память тотчас же услужливо подсунула ужасающую картину сражения.
   - Да, Альбус. Трансформировалась.
   - На что это похоже? - тут же пытливо спросил старый волшебник. - Что представляет собой боевая магия ифритов?
   Мастер зелий невесело хмыкнул.
   - Скажем так... то, что остается от человека, не сгодится даже на барбекю троллю.
   Дамблдор погладил бороду и вдруг заявил:
   - Северус, девочку нужно вернуть к нам.
   Снейп быстро открыл глаза.
   - Вернуть?! Альбус, как вы себе это представляете? Девочку... Это теперь настоящее чудовище, огнедышащий монстр.
   - Северус, ты сможешь это сделать! Я абсолютно уверен.
   - Нет! Вы обещали, что после ритуала оставите ее в покое.
   - Но она так и не выполнила свою часть договора.
   Снейп иронично усмехнулся. Его предчувствие полностью подтвердилось.
   - Мерлин... Альбус, вы что же, до сих пор были уверены, что с джинном можно договориться? К тому же второй раз Око бесполезно...
   - Нет-нет, мы не будем больше пытаться передать магию. Если Волдеморт действительно так ослабнет, Гарри и сам сможет с ним справиться. Но нам, возможно, придется противостоять целой армии Пожирателей и разных существ, привлеченных на его сторону. Нужно уговорить Халифу сразиться на нашей стороне. Ей ничего не стоит выступить одной против целого войска, - Дамблдор встал и принялся расхаживать, рассуждая вслух: - Битва может затянуться до ночи, а сейчас как раз полнолуние. Меня очень беспокоит собранный Томом отряд оборотней под предводительством Грейбека. Боюсь, аврорам, и уж тем более школьникам с ними всеми не справиться, а вот к джинну оборотни не посмеют приблизиться. Юной Халифе ничего не стоит выступить против них одной. Об остальных позаботятся Гарри и Орден.
   Мастера зелий захлестнуло возмущение.
   - Альбус, я категорически против! Вы не можете использовать ее в битве. Она ведь предупреждала! Неужели вы не понимаете, что ее ничего не стоит разозлить, и тогда ваша стратегия обернется против нас же!
   Дамблдор снова сел.
   - Северус, подумай сам. Если внезапная атака окажется неудачной, авроры вернутся защищать Министерство. Оборонять Хогвартс будет некому. Мы не сможем уберечь детей от битвы. Да, я отдаю себе отчет в том, что Халифа, фактически, тоже еще ребенок, но джинн - это могучая сила, и мы даже не в состоянии осознать, сколь огромная. Северус... Уговори ее помочь нам защитить школу. Ты же можешь...
   Снейп яростно вцепился в одеяло, чувствуя невыносимое отвращение к самому себе.
   Хуже всего было то, что в словах старика действительно был резон. Однако Мастер зелий ни на секунду не поверил, что директор намеревался оставить школу и детей без защиты... да и мысль о силе джинна, пущенной в ход против самого опасного для людей отряда Волдеморта, безусловно, выглядела заманчиво. Но, с другой стороны, идея о том, чтобы отправлять в бой пусть даже обладающего невероятной мощью, но подростка, казалась безумной. Эту часть плана следовало пересмотреть.
   - Северус, твое зелье уже остыло, - тихо напомнил Дамблдор.
   Подавив глухой приступ раздражения, вызванный теперь уже совершенно неуместной директорской "заботой", Мастер зелий медленно выпил густую, приторно-сладкую жидкость, чувствуя, как с каждым глотком в тело возвращаются силы, как быстрее побежала по жилам кровь, гулко застучала в висках и разлилась теплом в мышцах. Голова прояснилась. Отставив пустой кубок, Снейп сел, опустив ноги на пол, и спокойно сказал:
   - Нет, Альбус.
   Дамблдор, который до этого сидел, спокойно сложив руки и ожидая неизбежного согласия, поднял голову и уставился на профессора с недоумением. Похоже, старик уже мысленно праздновал победу.
   - Северус, ты ведь понимаешь...
   - Нет, Альбус, - повторил Снейп, перебивая его. - Я не стану убеждать Халифу в том, что ей необходимо сражаться, - Дамблдор попытался сказать что-то еще, но Мастер зелий, слегка повысив голос, продолжил: - Но я могу попросить ее, - он специально подчеркнул слово "попросить", - помочь нам, став средством устрашения. Да, сила, которой она владеет, пугает. Но и Пожиратели Смерти тоже видели, что теперь представляет собой девушка, и на что она способна. Если армия Темного Лорда появится у стен Хогвартса, то одно лишь присутствие джинна может если не остановить их, то, по крайней мере, повергнуть в замешательство. А вот сражаться или нет - решать только ей самой.
  
   * * *
   Одинокий орел плавно парил на огромной высоте, привычно обозревая окрестности, скользя рассеянным взглядом по однообразному рельефу. Сверху пустыня казалась старому орлу вечной, неизменной. Как огромный живой организм, лениво ползущий сквозь века, живущий по своим законам, и не приемлющий постороннего вмешательства. Тишину нарушали только бесконечный шорох песка и посвистывание ветра. Равнодушная безмятежность тысячелетий...
   Неожиданно зоркий глаз отметил непривычную деталь - темную человеческую фигуру, внезапно появившуюся на волнистом фоне. Старый орел занервничал - он пропустил приход чужака. Тревожно вскрикнув, птица полетела на север, подальше от медленно надвигающегося с юга ненастья.
  
   * * *
   Снейп медленно брел через дюны. Он не видел и не чувствовал барьера чар ненахождаемости, но подозревал, что давно находится в зоне его действия. Прежнего ориентира - палатки - уже не было на прежнем месте. Возможно, чары растаяли, или же палатку сдуло ветром и замело песком. Скорее всего, теперь профессор шел по кругу, по пути наименьшего сопротивления.
   Плана как такового не было. Мастер зелий и не думал, что сможет пройти сквозь барьер, но надеялся на то, что Халифа заметит его изнутри. Когда они, добыв Око, уходили из Бафира, палатка была ясно различима оттуда даже издалека.
   Пройдя примерно полмили в одну сторону, Снейп повернул обратно. Дойдя по своим следам до исходной точки, он попробовал колдовать. Волшебство, казалось, растворялось в воздухе. Барьер был совсем рядом. Профессор направился на запад. Отойдя примерно на тридцать ярдов, он повторил попытку. Вверх взмыли красные искры сигнальных чар. Оставаясь на месте, Снейп принялся пускать сигналы через равные промежутки времени. Возможно, Халифа заметит их, либо почувствует магию рядом с барьером - кто знает, какие еще свойства приобрела йени за последние часы. Мастер зелий настроился ждать - так долго, как сможет.
   Устав вглядываться в мираж на востоке, профессор стал озираться по сторонам, и вдруг заметил вдали, на юго-западе, точно такие же алые всполохи сигнала. Вскочив, он выпустил из палочки огромный сноп искр. Его заметили, и тотчас же невидимый волшебник повторил то же самое.
   У Снейпа на всякий случай был с собой ковер, но он не стал его разворачивать, а просто аппарировал на три мили в том направлении. Показалась одинокая человеческая фигура. Но неизвестный маг явно не торопился последовать примеру профессора. Встревожившись, Снейп не стал аппарировать вплотную, а намеренно не дотянул до незнакомца двести ярдов - на всякий случай. И остолбенел.
   Через дюны, увязая в песке, к нему бежала Халифа. Увидев Мастера зелий, она принялась неистово размахивать руками и что-то кричать. Снейп мгновенно очутился рядом. Девушка с радостным возгласом немедленно повисла у него на шее.
   - Эфенди!
   Порыв миновал, она отдернула руки, отступила и густо покраснела. Профессор, ожидавший встретить жуткое огненное существо, несколько часов назад вынесшее его из Волдемортова логова, или, в самом лучшем случае, сварливую фурию, какой она была еще утром, растерялся. Халифа выглядела прежней - той самой робкой девочкой, что когда-то впервые спустилась в его подземелья.
   - Что вы здесь делаете? - спросил он, когда к нему вернулся дар речи.
   - Ищу бедуинов, - ответила Халифа само собой разумеющимся тоном. - Хотела добраться с караваном до Мешхеда. Я ведь не умею аппарировать.
   - Но вы же так быстро перемещаетесь, - возразил Снейп. - Или это у вас проявляется спонтанно, в минуты отчаяния? Хотя... сюда вы шли осознанно.
   Девушка опустила голову. Потом протянула руку, показывая серебристую нить в коже ладони.
   - Теперь это - единственное, что осталось во мне от джинна, эфенди...
  
   * * *
   - Я ведь представить не могла, что все так обернется. Думала, что либо погибну в Хранилище, либо так и останусь в пределах магического барьера.
   Песок тихо шелестел, тонкой струйкой пересыпаясь из сжатого кулака девушки на сложенную ковшиком ладонь. Снейп заставил себя оторвать взгляд от гипнотизирующего бега песчинок, уселся поудобнее и спросил:
   - Так значит, Дасэ уже ждал вас внутри?
   - Да, - кивнула Халифа. - Джинн знал, что я обязательно приду. Он сразу же забрал артефакт, и сам вернул его в Хранилище. А потом снова произошло извержение вулкана. "Тайна вернется обратно, и земля сомкнется над нею..." - пробормотала девушка, повторяя слова старой легенды Мурсаши. - Теперь Око запечатано навеки.
   Волшебники помолчали, слушая монотонное пение ветра. Солнце начинало клониться к закату. С юга небо медленно затягивали черные тучи.
   - Он... изгнал вас? - осторожно спросил Снейп.
   - Нет. Наоборот. Дасэ пригласил меня присоединиться к Сонму, - тихо сказала Халифа. - Оказывается, джинны постепенно исчезают, эфенди. Их осталось очень мало. Он уговаривал меня, умолял...
   Профессор медленно повернулся к ней и недоверчиво воскликнул:
   - Вы отказались?!
   - Да. Я спросила, смогу ли видеться с родными и друзьями. Дасэ ответил, что мне это будет ни к чему. Семья... друзья... все это не будет иметь значения. Люди живут очень мало. Я всех забуду.
   Девушка задумчиво рисовала на песке замысловатую вязь из незнакомых Мастеру зелий символов.
   - Он предоставил мне выбор. Узнать свою истинную силу, прожить несколько тысячелетий, обрести невиданную магическую мощь, стать абсолютно свободной... от всего... Либо вернуться к бренности тела, к мимолетности человеческого существования, к боли и разочарованиям, постареть и в итоге сгинуть безвестным прахом.
   Ветер медленно сглаживал витиеватые строчки.
   - Он пригласил посмотреть, что меня ждет, прежде чем сделать выбор. Одним глазком. Вначале я согласилась. Эфенди, вы даже не представляете себе... Ах, если бы вы только знали, что на самом деле находится на месте каменного лабиринта Бафира!
   - Полагаю, вовсе не то, что кажется человеку, - тихо отозвался Снейп.
   - Это удивительно... Но дальше я не пошла!
   - Почему?
   - Я испугалась. Кто знает, вдруг, увидев все, я уже бы не захотела возвращаться? Лучше и не знать.
   Профессор резко встал.
   - Вы даже не попытались! Неужели вам не интересно?
   - А что бы вы сделали на моем месте?
   - По крайней мере, можно было хотя бы взглянуть...
   Халифа тоже поднялась и, подойдя, спросила:
   - Можно задать вам неприятный вопрос? Только не обижайтесь, и не ворчите на меня, ладно?
   - Ну?
   - Когда вы... принимали Метку, - осторожно произнесла девушка. - Вы тоже хотели... взглянуть?
   Лицо Снейпа помрачнело.
   - И что вы обрели в итоге? - понимающе спросила турчанка. - Ответьте.
   Профессор отвернулся и глухо проронил:
   - Рабство.
   Халифа горько вздохнула.
   - Простите меня.
   - Ничего... Но вы не правы. Это не одно и то же.
   - Все едино. Джинн соблазнял меня заманчивой перспективой. Но он ни слова не проронил о недостатках. Не бывает идеальной жизни, эфенди.
   - Не бывает, - эхом согласился Снейп.
   - По крайней мере, эта жизнь мне знакома. А что было бы там? Я боюсь, что даже после увиденной малости уже не смогу жить спокойно. Дасэ предупредил, что я всегда буду помнить это и страдать.
   - Не ожидал, что у вас окажется так мало амбиций, - хмыкнул Мастер зелий. - Стать высшим магическим существом... да это, пожалуй, мечта любого волшебника.
   - Амбиции? - фыркнула Халифа. - О каких амбициях вы говорите? Существовать среди Сонма, оставаясь для остальных получеловеком, изгоем?! Терпеть снисходительное презрение "чистокровных" джиннов... - она криво улыбнулась. - Джинны ничуть не лучше и не справедливее людей. Наоборот. Никто из них никогда не станет принимать меня всерьез. Для размножения сгожусь - и ладно.
   Снейп сложил руки на груди.
   - Вынужден признать вашу правоту. В самом деле, в этом мире у вас перспективы гораздо шире. С богатством и связями вашей семьи... и теперешней славой... Значит, вы просто отказались и ушли?
   Девушка смущенно улыбнулась.
   - Дасэ обвинил меня в том, что я зациклилась на своей страсти к смертному. И знаете, в этот момент я кое-что поняла. Оба прежних варианта нашей семейной легенды оказались неточными - и тот, что рассказывали нам, и тот, о котором разузнал Лорд. Танцующий Самум на самом деле оказался жертвой всепоглощающей страсти. Сатия Пейфези подчинила его именно так. Соблазнила и обманула.
   Профессор усмехнулся.
   - Вот мы и выяснили слабое место джиннов. Оказывается, Темный Лорд изначально выбрал неверный путь.
   Халифа тихонько рассмеялась.
   - У нас с Дасэ оказалось гораздо больше общего, чем я предполагала. Например, нас обоих влечет к рыжим.
   - Ну... рыжие многим нравятся, - загадочно заметил Мастер зелий. - А что было дальше?
   - Дальше джинн попросту забрал свое, оставив мне обычную человеческую магию. Я и не ожидала, что для него это окажется так легко. Потом он вынес меня за барьер и отпустил на все четыре стороны. Подозреваю, что он надеялся на то, что я испугаюсь трудностей длинного пути и вернусь. Вы появились очень вовремя, эфенди. Мне пришлось бы блуждать очень долго.
   - Представляю, как теперь будет разочарован Альбус, - проронил Снейп. - Он ведь уже мечтал использовать вас в бою, как оружие.
   - Я ожидала чего-то подобного, - заявила турчанка. - Люди во все времена стремились завладеть силой джиннов ради власти. Моя прародительница - ярчайший пример.
   Далеко на юге блеснула слабая зарница. Ветер усиливался.
   - Кстати, - оживился Мастер зелий. - Вас теперь можно аппарировать?
   Девушка озадаченно уставилась на него.
   - Ой, даже не знаю... Как бы проверить?
   Снейп вздохнул и молча развернул ковер.
   - Вы как всегда предусмотрительны! - с восхищением воскликнула Халифа. - Может, и защитного зелья припасли?
   - Чего нет - того нет, так что эксперимент откладывается. Но ведь мощь джинна в итоге вернулась к истоку, как и было предсказано.
   - Надеюсь. Теперь я буду жить так, как планировала с детства. Буду учиться дальше, постараюсь поддержать традиции семьи и стать искусным алхимиком...
   - Теперь вы сможете спокойно выйти замуж за своего рыжего Уизли, - ехидно поддел ее Снейп.
   - Наверное. Только... знаете, теперь мне почему-то совершенно этого не хочется. Все куда-то исчезло. Как будто с силой джинна из меня ушла и разрушительная страсть. Ничего не осталось. Я тоже вернулась к истоку.
   Она вдруг торжествующе улыбнулась.
   - Дасэ сулил мне свободу, но я и так теперь свободна! - взбежав на высокую дюну и раскинув руки, девушка закричала: - Я свободна! Слышишь - свободна!
   Ветер ударил ей в лицо, сорвал платок с головы, надул его колышущимся парусом, подхватил крик и понес его в сторону Бафира.
   Профессор забрался на ковер, подлетел к ней и, ухмыльнувшись, поинтересовался:
   - Эй, свободная женщина Востока, вы собираетесь домой?
   Одарив его солнечной улыбкой, Халифа с разбега запрыгнула на ковер. Волшебники взмыли над пустыней. И вдруг...
   Со всех сторон послышался постепенно нарастающий шелестящий звук - будто каждая песчинка в пустыне пришла в движение. Отдаваясь эхом, шелест перешел в шепот, с каждой секундой становящийся все отчетливее.
   - Я, кажется, различаю голос, - настороженно озираясь, произнес Снейп. - Вы слышите?
   Он посмотрел на девушку. Та сидела, напряженно замерев, повернув голову, и внимательно вслушивалась в многоголосый ветер.
   - Это джинн? - предположил Мастер зелий. Халифа кивнула.
   - Он нам, случайно, не угрожает?
   - Нет. Он дает новое напутствие...
   Девушка закрыла глаза и принялась еле слышно переводить:
   - Он шепчет: "Поднимись над бездной, над этой жизнью бесполезной. Лети, любого исцеляет небес голубизна. Лети одна, и сердце радуй, и с горной высоты не падай в земную грязь. Познавшим небо она вдвойне страшна. Запомни истинное слово, оно - спасения основа, веленье Разума, которым земля сотворена. Живи, не поддавайся будням, и даже в прозябанье скудном не забывай - тебе открыта святая глубина. Живи во временном и бренном, но духом вечности смиренным останься - воля Неземного тебе возвещена. Запомни - предвещаю день я: иного мира откровенья в твою томящуюся душу падут, как семена".*
   Турчанка умолкла. Шепот утих еще раньше, растворившись в свисте ветра. Халифа сжалась в комочек и снова повернулась вперед, сосредоточенно глядя перед собой. Краем глаза она заметила испытующий взгляд Снейпа. Но зельевар ничего не сказал, и девушка через некоторое время пробормотала:
   - Он все равно собирается ждать. Пусть. У него полно времени. Я не вернусь. Я останусь человеком - отныне и до конца дней, отпущенных мне Аллахом.
   Профессор еле заметно кивнул... или ей показалось?
   Ковер набрал высоту, миновал горный хребет и взял курс на северо-запад. Пустыня растаяла вдали и, казалось, что вместе с ее волнистой поверхностью позади остались покой и вечная безмятежность.
   Небо быстро темнело, но причиной тому были не далекие южные смерчи и не наступающий вечер. Волнение магии постепенно наполняло мир. Ожидание, надежда, а для кого-то и обреченность.
   Безмятежность Востока всегда обманчива. Пустыня только с виду кажется неподвижной, для того, кто никогда не обращал внимания на не прекращающееся ни на мгновение неумолимое течение дюн. Для того, кто никогда не видел настоящей песчаной бури.
   Где-то там, далеко, уже шла незримая война, и развязка ее стремительно приближалась. На западе тоже сгущались грозовые тучи, и отблески далеких зарниц уже виднелись на горизонте. Отголоски этой войны неизбежно придут на Восток. И буря пройдет, сокрушая людей и судьбы.
   Черные тучи - как полчища нечисти. Всполохи молний - как вспышки заклятий. Грядущее зарево того, что впоследствии, в книгах, посвященных истории Европы, здесь назовут Решающей Битвой Двух Магов...
  
  
   _______________________________________
   * По мотивам лирики Хафиза (пер. М.Курганцева).
  
  

Оценка: 6.34*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Т.Серганова "Ведьма по соседству"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"