Баюн Алла: другие произведения.

продолжение

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   КУЗНЕЧИК НА ОКНЕ
  
  
   На подоконник с улицы запрыгнул кузнечик: какой-то особенно большой и зеленый. Он уселся поудобнее и громко-громко застрекотал. Федя, делавший за столом уроки, обернулся и увидел его: "Какой красавчик! - восхитился он. Принесу его в класс - все обзавидуются." И он начал примериваться, как к нему удобнее и незаметнее подобраться. Он тихонечко привстал на стуле, как вдруг послышалось:
  - Мальчик, что ты собираешься делать?
  Причем треск-писк раздавался тонким пронизывающим стрекотом прямо в ушах Феди.
  - П-п-п-осссслллушшшай, к-к-к-акккой я м-м-м-узззыкккаллльннный, кккак я кккрасссиввво пппою.
   От неожиданности Федя сел обратно на свой стул. А кузнецик как ни в чем не бывало продолжал:
  - Я мммузззыккальннный и уннникккалллльнннный.
  - Ну и что, что ты музыкальный и уникальный. Я все равно тебя поймаю и принесу в класс. Тогда я тоже стану уникальным, ведь больше ни у кого таких кузнечиков не будет.
   Кузнечик заметно рассердился.
  - Эх, Федя, Федя, давно известно, нельзя сердить кузнечиков, добром это обычно не кончается. Вот как ты относишься к музыкальности и уникальности. Никакого уважения к таланту. Ну что ж, так испытай же на себе сей дар.
  И с этими словами выпрыгнул в окошко и был таков. Некое дрожание еще несколько секунд ощущалось в комнате, но вот и оно исчезло.
  - Не понял. Что это было?- подумал про себя Федя и продолжил решать задачу по математике за 4 класс, ведь он был обычным четвероклассником обычной городской школы.
   По старой привычке при чтении
  Федя шепотом проговаривал вслух читаемые слова. Но на этот раз все было по-другому.
  - Из пункта А в пункт Б вышли, - громко-громко пропел условие задачи Федя и СА-м испугался своего голоса.
  - Ой, мамочки, что это, - опять-таки громогласно пропел Федя. Он в испуге зажал себе рот.Громкость его пения была такова, что жалобно затряслись, задрожали стекла окон. В стену требовательно застучали соседи:
   - Ни днем, ни ночью покою нет....
   Тысячи мыслей стайками пронеслись у Феди в голове, но осталась почему-то одна: музыкальность и уникальность. Раздался телефонный звонок. Федя взял трубку и сказал:
  - Алле, - вернее не сказал, а пропел, да так громко, что на том конце провода полуоглохший Генка, его лучший друг, возмущенно кричал:
  - Зачем тебе телефон, я тебя и так прекрасно слышу, на балкон высунься.
  Федя высунулся на балкон и увидел вышедшего с телефоном на балкон Генку с соседнего подъезда.
  - Скажи что-нибудь без телефона, в трубку сказал Гена.
  - Что сказать-то - опять громогласно как иерихонская труба пропел-простонал Федя. На улице прохожие задрали головы вверх, запибикали сигнализации у стоявших внизу машин, в кухне треснуло стекло. Генка юркнул домой. А Федя ошарашено мотал головой. Он все еще не мог привыкнуть к своему новому положению: музыкального и уникального ребенка. Зазвонил звонок в прихожей. Это должно быть вернулась со школы Люся - младшая сестра.
  - А, это ты Люсьенда. Проходи, разогреешь обед в микроволновке. Федя орал так, что Люся в буквальном смысле так и села на пол и разревелась. Федя, поняв, что, если он продолжит разговор, вернее пение, то будет только хуже, потрепал сестренку по голове и, взяв футбольный мяч, побежал во двор. Именно в это время ребята собирались во дворе, чтобы поиграть в футбол.
   Никакими особыми дарами и способностями до этого Федя не обладал. Он средне учился в школе, любил поиграть во дворе с ребятами, посидеть за компьютером, изредка, чтобы не видели взрослые, перекидывался в карты с друзьями. Но талантов ни одном из этих, если так можно выразиться, дел, у него не наблюдалось. И он этимс не тяготился, а был вполне доволен своей обычной жизнью. Теперь же на него буквально свалился сверху дар. Он стал уникальным, но больше всего на свете Федя мечтал о том, чтобы все стало по-прежнему. Сбегая вниз по лестнице он пытался перестроить себя на то, что теперь надо абсолютно сознательно, ежесекундно и ежеминутно контролировать силу своего голоса. Любая эмоция могла его сбить и тогда.... шквал. Выйдя во двор, он никого не увидел.
  - Да, немного рано, но ничего, - подумал он.
  - Ребята, - в четверть силы крикнул Федя, но видимо к своему таланту он еще не приноровился. Крик получился такой, что в окнах показались не только ребята, но и все находящиеся в это время дома взрослые.
  - О, круто, Федька в мегафон зовет. Сейчас выйдем.
   Многие не поняли, что это был обычный Федин голос, без усилителей. Ребята повыскакивали во двор и окружили Федю.
  - Привет! А где мегафон-то?
  - Я его унес - тихо-тихо пропел Федя. Одному ему известно, что ему это стоило.
  - Тебе что, распеваться надо, репетируешь? Для проформы спросили ребята и не дожидаясь ответа помчались на импровизированное футбольное поле. И Федя с ними, правда настроение у него было не то, что раньше. Контроль, контроль....
   Постепенно, бегая за мячом, пасуя и получая пас, Федя совершенно забыл о произошедшей с ним метаморфозе. И когда его команда забила победный гол, закричал, что есть мочи:
  - Гооооооооооол!!!!!
   Мгновение - и площадка была абсолютно пуста. Не было никого, ни ребят, ни мамаш с детишками, ни бабушек у подъезда. Попрятались все, потому что вынести такие вибрации голоса было просто выше человеческих сил.
   Понуро доковыляв до лавочки Федя сел на нее и огляделся - вокруг не было ни души. Он был совершенно один, как в космосе.
  Тупо ковыряя носком кроссовок в земле Федя вдруг увидел как из травы на лавочку прыгнул кузнечик, тот утренний, неесесственно огромный и пронзительно зеленый.
  - Кккаккк ттты, Фффедддя? Ттты сссоввверрршшшеннно уннникккаллленнн и исссккклллючччитттеллллленнн, ттты мммузззыкккаллленнн и нннеппповввттторрриммм.
  - Кузнечик, миленький, - осознанным шепотом, вполсилы молил Федя, - прости меня, пожалуйста, за то, что я хотел тебя поймать и показывать ребятам, прости, прости, только сделай все как было, умоляю.
  
  Слезы капали у Феди из глаз, и одна слезинка упала совсем рядом с кузнечиком. Кузнечик хитровато смотрел на Федю:
  - Теперь ты понял, Федя, что значит быть музыкальным и уникальным. Тонкое это дело. Тонкое и тяжелое. Ноша сия не для тебя.
  И с этими словами лихо спилил травинку и коснулся ей Фединой ноги. Да и был таков.
  Федя схватил себя за горло, он боялся проверить, все ли нормально с его голосом.Чуть дыша он начал бормотать что-то себе под нос. Потом громче, потом еще громче. Но теперь это был обычный громкий голос.
  - Ребята, ребята, давайте сюда. Веселая энергия переполняла Федю, теперь он такой же как все, он может общаться, резвиться с ребятами. Ребята кто поодиночке, кто группами подходили к Феде. Они все еще недоверчиво смотрели на него.
  - Что это было? Что это было с тобой? - спросил один из них.
  - Эксперимент, - хитро глядя на них, сказал Федя. Научный - и поднял вверх указательный палец.
  - А какой результат у твоего эксперимента? - спросил его Генка.
  - Отрицательный, - громко, обычно громко, с хохотом закричал Федя.
  А отрицательный результат, как всем хорошо известно, это тоже результат!
  И больше не в силах сдерживать радость, он бросился обнимать друзей и они с громкими криками побежали играть в свои детские игры.
  
  
   ДЛИННЫЙ ЯЗЫК
  
  
  
   У далекого северного моря в маленькой деревушке жила-была со своими бабушкой и дедушкой девочка Йоханна, и был у нее кот Барри. Девочка любила после короткого зимнего дня устроиться с ногами на кровати и смотреть на огонь в камине. Ей нравилось фантазировать. Вот и сегодня, устроившись с ногами на кровати и глядя на огонь, она представляла себя танцующей на традиционном зимнем балу с мальчиком из соседнего класса. Самым красивым мальчиком в школе, как ей казалось.
   В доме было тихо, слышно было, как тикают часы и негромко скрипят половицы под лапами кота Барри. Все было как всегда, но создавшуюся идиллию нарушила .... Мышь.
  - Барри, Барри, - закричала девочка, - кис-кис, иди сюда.
  Кот подошел к дверному проему и, конечно, сразу увидел мышь. Но она представляла для него чисто спортивный интерес, так как он только что поел.
   Мышь, видя, что кот не проявляет к ней особого интереса, обнаглела и залезла на дедушкино кресло-качалку, что стояло перед камином. Вальяжно развалясь, она хитрыми глазками смотрела на Йохану. А та, в свою очередь, смотрела на мышь, и, надо сказать, посмотреть было на что. На кончике хвоста мыши красовался золотой наконечник, также золотые клеммы красовались на кончиках ушей. Поинтересоваться и поиграть с кончиком хвоста мыши подошел и Барри. Он начал трогать лапкой его хвост, впрочем, вполне дружелюбно.
   - Но, но, поосторожней, пожалуйста. Это вам не что попало - золото все-таки. Этот золотой наконечник передается из поколения в поколение в нашем роду. Я из очень порядочной и зажиточной семьи, - сказал мышь.
   Видя, что никто ему не возражает, отпрыск знатного мышиного рода продолжал.
  - Я являюсь наследником старой навозной кучи.
   Йохана на этом месте не выдержала и рассмеялась.
  - И ничего смешного нет, она доставляет эстетическое наслаждение всем мышам, исключительно приятный терпкий аромат, очень благотворно воздействует на настроение. К вашему сведению, мой отец владеет и 2 стогами сена. Мы там любим завтракать.
  - Позвольте, но это сено, и даже навозная куча принадлежат моим бабушке и дедушке, - не выдержала бахвальства мыша Йоханна.
  - Причем здесь твои бабушка и дедушка? - строго парировал мышь. Речь сейчас не о них. Гипотетически они, конечно, ими владеют, но фактически.... Извини, но они там хоть раз завтракали, а, может, обедали, или, на худой конец, ужинали? - задал риторический вопрос благородный отпрыск. И продолжал:
  - Вообще-то наша вотчина - хлев. Там у каждого мышиного семейства своя территория. Постоянно кто-то хочет расшириться, приходиться отстаивать свое, завоевывать новые территории. А у вас, я вижу, скучновато как-то, ни тебе ссор, ни интриг. И чего меня предупреждали, чтобы я сюда не ходил: "Не ходи в Большой дом, там живет злой и коварный кот Барри. Он съедает любую мышь, которая попадет в его когти и никого не щадит?" И это все рассказывается нам - молодому поколению, что называется с младых когтей, но что-то....
   Продолжить мышь не успел, так как очутился в зубах Барри. Барри, с добычей в зубах, невозмутимо отправился на кухню.
  - Что ты делаешь, Барри? Ведь ты недавно кушал, да и мышей ты терпеть не можешь, я же знаю, - обратилась к нему Йоханна.
  -А что прикажешь делать - имидж есть имидж! Не скажи он мне, какого обо мне мнения мыши, у меня бы и мысли не возникло его съесть, - и с этими словами скрылся в дверном проеме.
   Через несколько минут он вошел обратно в комнату и улегся перед камином, поглаживая явно вздувшийся животик.
   Соответствовать уже сложившемуся образу сложно, но если хочешь сохранить статус-кво, нужно. И сегодня Барри мог быть совершенно доволен: он с этой задачей справился - и агрессия здесь совершенно не при чем.
  
  
  
   ВЛИЯНИЕ ПРЕССЫ
  
  
  
   На стогу сена, задумчиво поплевывая через соломинку, лежала мышь. Нежный запах жареной капусты щекотал ноздри и постепенно возбуждал аппетит.
  - Скоро ты там?
  Вопрос предназначался его жене Мане, которая жарила капусту к обеду.
  - Сейчас, сейчас, подожди немного, уже почти готово.
   Внизу у стога стоял стол, за которым и обедала дружная мышиная семья: глава семейства, жена Маня и четверо очаровательных сыновей.
  - Все готово, спускайся. Дети - обедать!
  Все быстро собрались за столом и принялись уплетать жареную капусту.
   Аромат свежеприготовленной пищи дошел и до ноздрей кота, который был удивлен тем, что исходил он не из Большого дома, а со стороны двора. Он пошел на запах, и ему открылась идиллическая картина - семейство мышей обедало. Кот был зачарован открывшейся семейной сценой и решил оставить все как есть. Постепенно стол опустел, остался сидеть лишь глава семейства - мышь-папа. После обеда он решил почитать газету. Подняв принесенный ветром клочок газеты, он вдумчиво принялся за чтение.
  - И что нынче нового в прессе? - раздался мягкий вкрадчивый голос кота.
  От неожиданности мышь уронил газету, сжался, но потом решил сохранять достоинство, поднял газету и приосанился:
  - Да вот, премьер в отставку ушел.
  - И что так?
  - Да что-то отношения у него с кем-то не заладились.
  - А еще?
  - Да все как обычно, грабежи, убийства, новый вирус открыли.
  - А поближе к нам по теме есть что-нибудь?
  - Горилле вот статус личности дают.
  - Да? Интересно. А еще ближе?
  Мышь-папа с достоинством выдержал паузу:
  -....Выставка кошек....
  - Вот! То, что надо. Читай.
  - Так, ошейники рекомендуется в этом сезоне 1см 3мм в ширину, украшенные стразами Сваровски. Коготки красить в золотой, он нынче в моде. В торжественных случаях на голову надевать диадему с бриллиантами, на повседневку - бантик на хвосте. В моде также колокольчики и бубенчики.
  - Вот это жизнь! Гламур! А мы сидим здесь, жизни настоящей не видим, утром крынка молока, вечером гуляш, кис - брысь. Никакой утонченности. Вот почему я с тобой здесь сижу? А ведь мог бы и живот вспороть. Ну, вспорю я тебе когтями живот, кишки наружу - никакой эстетики, вдобавок пошло, вульгарно. А лучше мы с тобой, как 2 интеллигентные особи побеседуем, культурно проведем время. А сколько полезного. Слушай, мышь, может, ты поможешь мне с аксессуарами: ну, там, бантик на хвост завязать, когти покрасить - то-се, а?
  Мышь-папа, долго не думая, согласился помочь коту в его гламурных изысках. Недолго думая, кот приволок бантик, лак и колокольчик. Мышь-папа покрасил ему когти, правда, не в золотой цвет, а в обычный красный, повязал ему в тон бантик на хвосте, а на шею повесил колокольчик на цепочке.
  - Совсем другое дело, - похаживая взад и вперед и отчаянно звеня колокольчиком, промурлыкал кот.
  - Гламуррр, великое дело!
  Мыши тоже были довольны, так как, начиная с этого исторического дня, всегда знали о приближении кота, врасплох их теперь не застать!
   С гламуром у кота теперь все в порядке, а вот обыденная жизнь как-то не заладилась. Во всяком случае, мышами он больше не баловался, да и с остальными обитателями двора и дома контакты как-то не складывались.
  - Завидуют, наверное, - нарциссически мурлыкал кот.
   Гламуррр, мур-мур, промурлычем и мы ему в ответ.
  
  
  
   ПИРОГ С ЯБЛОКАМИ
  
  
   Ученица Маша Косицына торопливо собиралась в школу. Нужно было еще собрать портфель, покормить котенка Ганьку и заплести косы. Время поджимало. Лихорадочно засовывая учебники в портфель, Маша краем уха услышала какой-то непонятный грохот на балконе:
  - Ганька, сейчас же прекрати, - закричала Маша, предполагая, что это именно котенок развлекается на балконе с жестяным тазом. Но Ганька, выгнувшись дугой и подняв дыбом шерсть, стоял под столом.
  - Привет, девонька? - услышала вдруг Маша. На балконе собственной персоной стояла баба Яга, как и положено в деревянной ступе и с метлой в руках.
  - Ты, что ли Маша Косицына? - естественно скрипучим голосом прошамкала баба Яга.
  - Я, и что, собственно говоря, дальше? - с достоинством отвечала девочка.
  - А то, что полетишь со мной. Тебя Змей Горыныч заказал. Испеки, говорит, мне на ужин Машу Косицыну, и непременно, с яблоками.
  - Варварство, дикость, - парировала Маша.
  - Вылезайте, гражданочка, из своей ступы, вылезайте, вылезайте. Как все запущено-то. Ладно. Школа отменяется, займемся вашим внешним видом. Можно я вас просто Ягой буду звать, так современнее.
   Баба Яга, не успела ничего ответить на эту речь. Маша взяла ее за руку и повела в ванную комнату.
  - Для начала посмотрите на себя в зеркало. Что мы видим. Дама бальзаковского возраста, но тем не менее фигура - ничего, некоторую сутуловатость можно убрать, если постараться, цвет лица - свежий. Так, снимайте свои обноски, я вам что-нибудь из маминого гардероба подберу, а вы пока в душ. Включи душ, сунув в руки Яги гель и мочалку, Маша, задернув шторку, решительным шагом отправилась в мамину спальню на поиски подходящей одежды для Яги.
  - Это не подойдет, это не подойдет, вот эта кофточка ничего. Желтый нынче в моде, освежает и оттеняет загорелую кожу. А вот и юбочка, черная, строгая классика. Удовлетворенная подбором гардероба Маша зашла в ванную, сунула Яге большое полотенце и строгим тоном, не терпящим никаких возражений, произнесла:
  - Переодевайтесь!
  Собрав старые обноски, Маша с легким сердцем выкинула их в мусоропровод.
   Тем временем Яга переоделась. На нас смотрела женщина среднего возраста, чуть сутулая, но в целом похожая на учительницу или бухгалтера. Весь вид портили жидкие, седые волосюшки, которые длинными мокрыми прядками спускались чуть не до пояса.
  - А вот это мы сейчас исправим.
  И через минуту Маша с гордостью водрузила на голову Яге парик блондинистого цвета. Никто бы теперь никогда даже не заподозрил в этой женщине наводящего ужас сказочного персонажа - бабу Ягу.
  - Крючковатый нос мы, конечно, не исправим, но отвлечем внимание на глаза и рот, - с этими словами Маша нанесла несколько штрихов теней на веки, припудрила нос и подкрасила губы Яге в ярко-красный цвет.
  - Ой, ну точно наша училка по математике, - заверещала Маша и развернула Ягу к зеркалу:
  - Смотрите
  Яга посмотрела на себя в зеркало и осталась довольна произошедшей в ней переменой. Она поворачивалась то так, то эдак, бормоча:
  - А что, я еще очень даже ничего....
  - Так, с имиджем мы закончили, - опять взяла Ягу в оборот Маша, а теперь - на кухню.
   Надев фартук, и используя Ягу как подсобную рабочую силу, Маша быстро слепила пирог в виде фигурки девочки, обложила его яблоками и поставила в духовку. Через 30 минут выпечка была готова.
  - Вот. Отдайте Змею Горынычу этот пирог "Маша Косицына с яблоками". Надеюсь, ему понравиться.
  - Ладно, загостилась я что-то.... Полечу домой, пожалуй, прощай, - и с этими словами Яга залезла в ступу, что было не так просто в новой юбке, взмахнула метлой и .... Полетела. С десятого этажа на первый.
   Не поняли? А что тут непонятного-то? Разбилась баба Яга-то, да, разбилась. А как вы хотели - смена имиджа, дело серьезное, а бывает и опасное. Тут думать надо - а стоит ли менять-то?
  
  
  
  
  
   ЗА ВОДОЙ
  
  
   Жил в небольшом хуторе мальчик Солнышко.Так его все называли за золотисто-рыжие кудри, желтые ресницы и россыпи веснушек на лице. Когда он выходил к ребятам они всегда встречали его дружными криками? Солнышко идет, Солнышко идет. Так и ходило это Солнышко по хутору? И утром, и днем, и вечером, то туда, то сюда.
   Однажды мама отправила его за водой. Он шел с ведрами к колонке, у которой часто случались незапланированные встречи с ребятами, которые тоже в это время пришли за водой. Порой они частенько там задерживались, за что потом и получали нагоняй от домашних.
   В этот раз "на колонке" никого не было. Солнышко набрал воды и вдруг заметил на большом камне поблескивающего лиловыми крыльями майского жука. Он был большой и красивый. Солнышко, не раздумывая, осторожно взял его и посадив в пустой спичечный коробок, который случайно оказался в его кармане, насколько это было возможно быстро помчался домой. Оставив в сенцах воду, он буквально взлетел вверх по лестнице на чердак. Ему хотелось сначала одному насладиться зрелищем майского жука, а потом уже показать его ребятам.
   Достав из кармана заветную коробочку, он открыл ее.... И обомлел. Вместо жука под тонким слоем прозрачной паутинки лежала крохотная девочка с крылышками за спиной.
   Она вся была беленькая: белое личико, белые одежды, белые крылышки. И только огромные глаза ее были темные и глубокие как озера.
   Она посмотрела на Солнышко и сказала:
  - Не бойся! Я просто фея из страны Кудесников.
  - А где же майский жук? - дрожащим голосом прошептал Солнышко.
  - А я и есть майский жук. Я обернулась им, чтобы попить вашей воды. Она очень вкусная. Тут ты меня и поймал.
  - Ты такая красивая, жаль, что ты не такая как все, а то мы бы прямо сейчас пошли с тобой поиграть во двор к ребятам, - сказал Солнышко.
  - Зато мне не жаль. Мы просто с тобой сейчас побеседуем, хочешь? - спросила маленькая фея.
  - Конечно, хочу, - Солнышко во все глаза смотрел на это чудо.
  - У нас там очень хорошо, смерти у нас нет. Может, пойдешь со мной? Я превращу тебя в майского жука. А потом ты станешь эльфом, - и девочка внимательно посмотрела на Солнышко. Он на минуту задумался, представляя себя эльфом. От стены отвалился кусок. Солнышко вздрогнул и встряхнулся: что за фантазии?
  -А как же мама?
  - Мама останется здесь.
  -А как же школа?
  - Школа тоже останется здесь.
  - А ребята?
  И ребята останутся здесь.
  Обвалился еще один кусок стены, а сквозь крышу почему-то стало просматриваться небо.
  - Нет, я не пойду с тобой, - от волнения Солнышко встал, но увидел, что идти по полу стало небезопасно, местами он прогнил и был провален.
  - Я останусь здесь, - еще тверже промолвил Солнышко.
  - Извини, я тебя немного обманула, - нежно проворковала фея. Ты, наверное, не знал, что простым смертным не желательно разговаривать с феями. Подойди к окну, осторожнее, не провались.
  Солнышко кое-как подобрался к окну и выглянул наружу. Что это? Кругом запустение: мертвыми глазницами окон смотрели дома, дворы поросли дикой травой, вокруг не было ни души. Только тишина и запустение.
  Солнышко тихонько ахнул.
  - Где все? Где мама, ребята, где все люди? - он еле сдерживался, чтобы не схватить фею. Руки его тряслись, голос прерывался, на него было страшно смотреть.
  - Никого нет, - невозмутимо промолвила фея. Все давно умерли. Ведь за одну минуту разговора с феей проходит 100 лет. А мы с тобой сколько минут разговаривали? Жители давно умерли, а новые не приехали. Бесперспективный район.
  - Ты злая, ты плохая, - заплакал Солнышко.
  -Что же ты теперь будешь здесь делать, один, без поддержки, никому не нужный. Момент, по-моему, идеальный. Пойдем со мной, нам будет весело, ты станешь эльфом, счастливым, не ведающим печали, не знающим смерти.
  - Нет, - закричал Солнышко. Я никуда с тобой не пойду. Я остаюсь здесь.
  - Что ж, ты упустил свой 2-ой шанс, - сказала фея.... И наступила тишина.
  Мальчик-солнышко вдруг увидел, что пол стал таким же как раньше - целым. Он поднял глаза - провалов стен не было, крыша без дыр, а с улицы раздавались веселые голоса.
   Все еще не веря своим глазам, он взглянул в окно: все как было раньше. Дети бегали по двору, хуторок дышал жизнью.
   Выбираясь из окна на лестницу, он услышал, как над его головой пролетел, гудя, жук, а в голове его вдруг послышался голос девочки-феи:
  - Может, 3-й шанс не упустишь.
  Куда там, Солнышко бежал к ребятам. И они, как всегда, дружно приветствовали его криками:
  - Солнышко идет, Солнышко идет!
  
  
  
  
   СЧАСТЛИВОЕ МГНОВЕНИЕ
  
   Перестройка кончилась так же внезапно, как и началась. Выяснилось, что то, что нужно перестраивать давно уже сломано или сгнило, рассыпавшись в прах.
   Служивший в одном из НИИ бухгалтером Бубликов оказался на улице, как и тысячи его соотечественников. Намыкавшись за целый день в поисках работы, вечерами Бубликов устраивался в старенькое кресло и ел хлеб, запивая его иногда молоком, иногда кефиром. Нехитрая еда располагала к размышлениям и мечтам. В мечтах Бубликов видел себя у загородного дома с бассейном в окружении нескольких молоденьких девушек. Они игриво присаживались к нему на колени, попивая коктейль через соломинку. Такая вот типичная картинка капиталистической мечты, на которой, собственно говоря, этот строй и держится. Другой, не менее банальной, была мечта, в которой вместо длинноногих моделей присутствовала аккуратненькая лощеная блондинка-жена с каким-то глянцево-румяным младенцем на руках. Оба они театрально улыбались Бубликову, а он, помахав им рукой, садился в открытый кабриолет и скрывался в неизвестном направлении. Бубликов представлял себя бизнесменом, но вот что именно он делал и где, на ум почему-то не шло.
   И каждый вечер, либо после какой-то временной работы, либо после безуспешных попыток ее найти, Бубликов со стаканом кефира и куском хлеба неизменно принимался мечтать. Постепенно это занятие превратилось в своеобразный наркотик. И хотя особых друзей у Бубликова не было, какой-нибудь случайный телефонный звонок безжалостно рушивший его мечты он встречал особенно озлобленно. Постепенно и те немногие знакомые, что у него остались, перестали ему звонить. Оглушительная роскошь ежевечерних фантазий особенно подчеркивала обыденность нищеты, в которую погрузился Бубликов. Прошло еще какое-то время и он понял, что надо что-то реально делать, чтобы хоть на йоту приблизить свои мечты к реальности. На ум ничего не приходило, кроме банального: перепродажи товара по более высокой цене, чем покупная. Собрав у оставшихся немногочисленных знакомых небольшую сумму и закупив, как ему показалось, дешевый товар, он начал бегать по торговым точкам, пристраивая его. Товар шел медленно. Через месяц выяснилось, что всю прибыль съела инфляция и колебания валютного курса. Отдавать деньги знакомым было не с чего.
   Придя домой и сидя по обыкновению в своем любимом кресле, он тупо размышлял: повеситься или перерезать вены? Второй вариант начал казаться ему более привлекательным, когда вдруг посреди комнаты он заметил мышь. У нее были масляно-черные глазки, в лапках она держала свой хвостик и помахивала им на манер плеточки. "Из мусоропровода что ли-.... С брезгливостью подумал бывший бухгалтер.- А, не до нее..."
  - Эх, Бубликов, Бубликов, - вдруг произнесла мышь.
  -Откуда ты знаешь, что я Бубликов? - удивился незадачливый предприниматель.
  - Да это у тебя на лбу написано. Докатился, значит, до ручки. Не ценишь ты жизнь-то, не ценишь. Простую, бесхитростную, ту, в которой ты есть, без фантазий, - и мышь помахала лапкой возле своей головы, видимо изображая эти фантазии. Потом она подошла к Бубликову и без предупреждения вцепилась ему в большой палец своими острыми зубами. Брызнула кровь, Бубликов взвыл, схватившись за палец, и прыгая на одной ноге , он забыл о своих неудачах и вообще обо всем, кроме боли, котрую в этот момент испытывал. Затем подумал, чем бы продизенфицировать рану. Мышь чему-то радостно усмехалась.
  - Это лишнее, зубы у меня, можно сказать стерильные.
  Бубликов посмотрел на мышь и увидел перламутрово-жемчужный цвет ее зубов.
  - Вот чушь - то какая.
  - Да успокойся, сядь. На самом деле тебе повезло. Сегодня вселенский день мыши.
  - Почему вселенский-то?
  - Потому что все мы живем в одной вселенной вы и мы. Только где-то там, далеко - и мышь махнула лапкой в направлении звезд есть планета на которой мы главные, а вы у нас как мыши здесь. И эксперименты мы там на вас проводим, что делать, уж очень близкий хромосомный набор. Но все это не суть важно. А важно то, что один раз в тысячелетие мы, местные мыши, вспоминаем кто мы там и очень многое можем здесь. Так что повезло тебе Бубликов, давай, говори, что тебе собственно говоря надо, и оно у тебя будет.
   Бубликов поверил сразу, бесповоротно и вспотел, пони
  мая, что вот сейчас все и свершится. Он привычно представил свою мечту: загородный дом, девушки, бассейн и вдруг осознал, что он маленький, сутуловатый, лысеющий человек, который не сможет рядом с этими красотками им соответствовать. И на что ему одному этот огромный дом, и как он реально будет это все поддерживать понял, что чужая ему глянцевая жена и малыш, и что родными они для него никогда не будут. Боже, боже, что это я что со мной? И вдруг окунулся в свое детство: он с друзьями в деревне у бабушки, плещется в речке. Хохот, радость переполняющая все его существо и казалось выплескивающаяся из него наружу, ощущение товарищества, прикосновение воды, солнце, бьющее в глаза. Эге-гей, ого-го! Он зажал руками уши, чтобы не слышать этих голосов, которые раздавались внутри его. А потом, почему-то виновато, посмотрев на мышь, спросил:
  - А в детство можно?
  И в ту же секунду Бубликов очутился в этой ребячьей компании и слился с ней, веселясь и радуясь. Но он не имел представления о своей будущей прошлой жизни. И не знал, что это и есть самый счастливый момент в его жизни. Он думал, да и мы вместе с ним, что таких моментов будут сотни, тысячи, ан нет! Так наслаждайся же Бубликов, это и есть твое самое счастливое мгновение!
  
  
   ПЕРЕЕЗД
  
  
   Семейство Булавиных собралось переезжать на новую квартиру. Не хватало самого главного - кота, для того, чтобы он первым пересек порог новой квартиры, как того и требовал обычай. Папа - архитектор Сергей Осипович Булавин, мама - Александра Юрьевна Булавина и их рыжеволосый сынок Стасик 5 лет от роду, которого они звали Стасюк - все с ног сбились в поисках кота. Да не какого-нибудь, а именно - рыжего. Предлагали любых - черных, серых, пятнистых, но только не рыжих. Однажды, когда до переезда осталось ровно 3 дня, Стасюк со товарищи лениво ковырялся лопаткой в песочнице, он вдруг увидел в ее дальнем углу почти слившегося по цвету с песком маленького рыжего котенка, который с интересом вытаскивал из земли длинного дождевого червя. Червь извивался, и котенку, видимо, это нравилось. С замиранием сердца Стасюк подкрался к котенку и схватив его, с воплем радости кинулся домой. Дома появление котенка восприняли с радостью и нарекли его Буденным, а сокращенно - Будя. Как в честь легендарного командующего конармией товарища Буденного, так и в знак того, что котенок ровно в 5 утра начинал будить всех пронзительным писком. 3 дня пролетели незаметно. И вот он - день переезда. Суетились все, папа Сергей Осипович что-то впопыхах кричал грузчикам, мама Александра Юрьевна запечатывала "вот уж совсем последнюю" коробку с посудой, Стасюк следил за разгорячившимся Буденным. Но видимо все-таки не уследил. В самый последний момент он вдруг куда-то исчез.
  -Папа, мама, Буди нет нигде, - заволновался Стасюк.
  - Этого только нам не хватало, - возмутилась мама, но, подумав, что без него не обойтись, начала поиски, постепенно подключив к ним всех подряд.
  - Вы Буденного случайно не видели, - застенчиво спрашивала мама соседей по старенькому 2-этажному дому. Одни улыбались в ответ, другие крутили пальцем у виска. Постепенно все вошли в курс происходящего.
   Крики: здесь Буденный не пробегал стали слышны и на улице. Со стороны могло показаться, что вот-вот на улице на коне в красноармейской форме с лихо закрученными усами сейчас обязательно появится сам товарищ Буденный.
   Постепенно с потерей котенка пришлось смириться. Вещи были благополучно погружены, и все семейство покинуло старый дом. Поднявшись в новом доме на свой 9 этаж, все остановились перед закрытой дверью, еще раз вспомнив о Буде. И он не заставил себя долго ждать, выскочив из коробки с обувью, которую мама не стала даже запаковывать, собирая ее в последний момент. Буденный крепко спал в мамином сапоге и пропустил увлекательные поиски его собственной персоны.
   -Ура!- дружно закричали все и отперев дверь, первым, как и требовал обычай, пустили туда котенка. Он сделал все, что от него требовалось. Стасюк бегал с котенком из комнаты в комнату, пока заносили вещи. Взрослые были заняты и Стасюк решил отдохнуть в своей новой комнате на брошенном прямо на пол матрасе. Он положил почему-то мокрого и тоже порядком уставшего Будю на матрас рядом с собой и потихоньку задремал. Но уснуть по-настоящему ему не удалось. Из коробки в углу комнаты раздался какой-то писк и треск. Что такое? Стасюк потер глаза, может это все ему сниться? Из коробки, проделав в ней дыру, вылезла мышь. Передвигалась она на задних лапах, совсем по-человечески. Она облокотилась на коробку залихватски согнутым локтем, вприщур смотря на малыша с котенком. Два ее передних зуба были огромны и настолько белоснежны, что создавалось впечатление, что она пользуется отбеливающей зубной пастой. Ростом она была с Буденного, но не в том смысле, что она была такая большая как Буденный, а скорее наоборот, котенок был такой маленький как эта наглая мышь.
   - Ну, что ж, Буденный, так смелее в бой, - пропищала мышь, показав, что она неплохо знает тексты революционных песен прошлого.
   Котенок на этот вызов отреагировал неожиданно. Он весь скукожился, съежился, на голубоватых глазах появилась мутная жижица, хвост его поджался. Он явно испугался. Глядя на реакцию Буденного, смутился и Стасюк. Не то, чтобы он испугался, нет, только девчонки боятся мышей, но это явно была какая-то особенная мышь. Уж слишком нагло и повелительно она себя вела. Ее осанка, повадки, и взгляд с прищуром, воинственно топорщившиеся усики и главное - голос и речи - повергли его в какое-то душевное смятение.
   Мышь же продолжала распоряжаться. - Так, это моя половина комнаты, сюда прошу не заходить. Вещи мои не трогать, да, шума я не люблю, света тоже, спать я ложусь рано.
   - Это моя комната, - попытался защитить свою территорию Стасюк. Мы эту квартиру с папой-мамой только сегодня купили.
   - Так, спокойно, без паники, въехали мы сюда все вместе? - вместе, одновременно? - одновременно, одномоментно? - одномоментно. Значит что?
   - Что?
   - Значит, нам всем эта квартира и принадлежит. Еще вопросы есть? Нет? Значит, пора спать.
   Стасюк пригорюнился, но решил не сдаваться и назавтра он рассказал маме о незапланированном квартиросъемщике. Мама в ответ только рассмеялась:
   - Какая мышь, сынок? Да у нас и в старом-то доме мышей не было никогда, не говоря уже об этом новом доме. Откуда здесь мыши? Тебе показалось сынок, - сказала мама ласково и потрепала Стасюку его рыжие кудри. Родители не поверили мальчику, а мышь как заговоренная исчезала из комнаты, стоило в ней только появиться маме или папе.
   Особенно доставалось Буде со Стасюком вечерами и по выходным. Ей не нравилось ничего. Когда был шум, она была недовольна шумом, когда тишина - тишиной, одинаково раздражали ее и наличие света и его отсутствие, то, когда рядом с ней разговаривали, и то, когда не обращали внимания. Она была недовольна всеми проявлениями жизни в лице Стасюка и Буди. Приказным тоном она отдавала распоряжение подвинуть ей поближе хлебную корочку с сыром, мотивируя тем, что она очень устала, или выключить свет, так как сегодня натрудила глаза. Приказов было много, часто они взаимоисключали друг друга.
   Шли дни за днями. Стасюк запечалился, он уже не гонялся за Буденным, который тоже присмирел, словно загипнотизированный взглядом мыши. Мальчик все чаще вспоминал былые свободные денечки, когда никто им не командовал, кроме воспитательницы в детском саду, да и то, это совсем другое дело. Казалось, выхода не было, и неожиданный сосед будет жить с ними вечно. И вот однажды он поделился своими печалями с ребятами из его группы в детском саду. Они все восприняли как должное и решили действовать сообща. Вечером, захватив каждый из дома по громкой игрушке, ребята пошли к Стасюку.
   И вот: бой барабанов, пищалки и дуделки огласили обычную тишину комнаты. При ребятах мышь спряталась, но когда они ушли, накинулась на Стасюка с обычными претензиями. Слушал ее Стасюк, слушал и понял, что-то не так, где-то прошла трещинка. Все должно измениться.
   Изо дня в день ребята приходили к Стасюку и устраивали грандиозный концерт. Мышь попритихла. Она уже реже выражала приказы и капризы и больше молча сидела у себя в углу. Видно было, что ее обычная наглость сменяется растерянностью и страхом, это хорошо почувствовал не только Стасюк, но и изрядно повзрослевший и возмужавший Буденный. И как-то раз, когда мышь резво двинулась в сторону от вошедшего в комнату кота, произошло то, что и должно было произойти. Буденный наконец-то ощутил себя котом и увидел в мыши свою добычу. Мышь кинулась прочь из комнаты, дальше по коридору, затем она шмыгнула в оставшейся чуть приоткрытой входную дверь и ....была такова.
   Так дом снова стал родным. А жизнь для Стасюка и Буди вновь расцвела всеми красками радуги.
  
   Оглянитесь вокруг, может рядом с вами тоже живет такая мышь? Так покажите ей, кто хозяин в доме....
  
  
  
  ГЛУПЫЙ ПОГОНЩИК
  
   Жили в одной индийской деревушке 2 погонщика слонов: Хеон и Ниян. И было у них у каждого по слону, у Хеона - Тина, а у Нияна - Трик. Слон и слониха были совсем старыми, и видно было, что скоро они закончат свой век.
   Хеон жил один, а у Нияна была большая семья с кучей маленьких детишек. Задумался Хеон о будущем. Что он будет делать, когда Тины не станет? Думал, думал и надумал переучиться на заклинателя змей.
   Стал он ходить и брать уроки игры на флейте у старого факира из их поселения. С каждым днем Тина работала все хуже, она уже не могла, как прежде, перетаскивать тяжелые грузы на большие расстояния. Она все слабела и слабела с каждым днем. Тем временем денег у Хеона становилось все меньше, и вот настал тот день, когда он не смог больше платить за уроки факира. Решил он обратиться к своему другу Нияну.
   - Дай мне немного денег, Ниян, - попросил он. За спиной у Нияна столпились его маленькие дети.
   - Посмотри, если я дам тебе денег, то моим детям нечего будет есть, извини, но мои дети мне дороже. Пришел Хеон домой и взмолился Богам - покровителям змей -нагов.
   - Я так хочу быть заклинателем змей, но у меня не т денег на то, чтобы брать уроки у старика факира. Помогите мне, дайте мне сокровище, чтобы я разбогател и смог оплачивать эти уроки.
   Горячо помолившись, он услышал внутри себя ответ покровителей змей.
   - Хорошо, будь по-твоему, завтра ты обретешь сокровище, о котором просишь. Иди за водой и смотри внимательно себе под ноги.
   Обрадовался Хеон и поблагодарив покровителей, удовлетворенный заснул.
   Наутро, взяв кувшин, он отправился к источнику по лесной тропинке и, как ему было велено, внимательно смотрел себе под ноги. Пройдя значительную часть пути, он заметил впереди что-то блестящее. Подойдя поближе, он наклонился и достал из травы весь усыпанный драгоценными камнями кинжал в ножнах. И ножны, и рукоять его так блестели под солнечным лучом, что блеск ослепил Хеона. Он был обрадован и немного удивлен, что нашел не просто камни или золотые монеты, а именно кинжал. Но не обеспокоился этим, а бросив свой кувшин, и так и не заполнив его водой из источника, бросился бежать к местному ростовщику и меняле. Посмотрел меняла на кинжал, но даже в руки его не взял.
   - Это твое сокровище, тебе за него и платить, - сказал он ничего не понимающему Хеону.
   - Это древний кинжал нагов. Тому, кому он будет передан, придется стать жертвой богов покровителей нагов. Это очень древний обычай, и совершается он очень редко. Но никто еще не мог скрыться от своей участи и сохранить себе жизнь.
   Услышав эти грозные слова, звучащие как приговор Хеон, не помня себя, бросился домой. Он плакал, он молил, но не было ответа его молитвам. Тихо было в его хижине. Только Тина, привлеченная его рыданиями, просовывала свой хобот в дверной проем и так пыталась успокоить дрожащего от страха Хеона.
   Прошел день и ночь, и еще день и ночь и Хеон начал успокаиваться и думать, что меняла ошибся и это вовсе не тот кинжал-проклятие, а совсем-совсем другой. Но на третью ночь в хижину зашли какие-то люди, молча взяли кинжал и также молча принесли Хеона в жертву своим Богам.
  
   Погонщику слонов лучше оставаться погонщиком слонов, а заклинателем змей надо родиться.
  
  
  
  
  
  
   В ДАЛЕКОЙ МЕКСИКЕ
  
  
  
   Где-то в далекой Мексике, на берегу океана на песчаной отмели сидели Хуан и Педро и лениво переговаривались друг с другом. Они были рыбаками, но сегодня не вышли в море. И тому была своя причина. Вчера, как и всегда, моряки отправились на своей небольшой шхуне на промысел. Все они давно знали друг друга и работали слаженно. В этот день все шло как обычно. В море стоял штиль. Солнце светило ослепительно, его блеск отражался в неподвижных водах и добавлял дополнительную нагрузку глазам. Небо спорило своей синевой с глазами Хуана, от природы ярко синими. Многие надели черные очки, чтобы хоть как-то защитить глаза. В их числе и Хуан с Педро. Вдруг мотор судна внезапно заглох. Тишина внезапно навалилась такая, словно кто-то невидимый заткнул всем уши ватой.
   Люди расположились кто где на вынужденный отдых, пока шел осмотр судна знающими людьми. Хуан с Педро пошли на корму и, облокотившись на бортик, тихонько общались между собой.
   Вдруг они оба увидели вдали приближающееся к ним судно. Вид его был достаточно необычным. Начать с того, что это было парусное судно, но паруса как такового на нем не было, болтались лишь его жалкие, грязные останки. Оно все было зеленовато-серым и, казалось, вот-вот развалится. Медленно судно приближалось к ним, несмотря на то, что стоял штиль, и парусов на нем не было.
   - Смотри, что это? - чуть испуганно промолвил Хуан. На носу судна друзья разглядели странную фигуру. Человек стоял, раскину в руки в стороны, точь в точь как Иисус на горе в Бразилии. Одет он был в рубище, лица разглядеть было нельзя. Судно все ближе подходило к ним. Увидевшие его позвали остальных членов команды, началось волнение. Страх охватил многих, кто-то, не выдержав гнетущей тишины и психологического напряжения, кидался в воду. Другие бросались в трюм, третьи носились по палубе и лишь несколько человек, в их числе Педро и Хуан, остались стоять на прежнем месте и продолжали смотреть на парусник со странным силуэтом на борту. Внезапно налетел ветер, погода менялась на глазах, набежали облака, в море началось небольшое волнение. Движение странного парусника в их сторону прекратилось, и он медленно и величаво начал разворачиваться от них, пока полностью не исчез из виду.
   - Что это, что это? - никто ничего не мог понять.
  Мотор завелся также внезапно, как и заглох, но работать в таких условиях было совершенно не возможно. И шхуна повернула назад к берегу. Назавтра в море никто не вышел. И вот сидели Хуан и Педро на берегу, так и не решив для себя, хорошо ли все, что с ними случилось или плохо. Хуан склонялся к тому, что это дурное предзнаменование, а Педро - что хорошее.
   Внезапно, прямо перед ними после очередной набежавшей волны они увидели на берегу крупную рыбу, которая извивалась в тщетных усилиях попасть обратно в воду.
   Хуан встал и подошел к ней, чтобы выбросить ее в воду. Но едва он поднял ее, рыба прошептала укоризненно: Ах, Хуан, Хуан, что же ты наделал?
   Хуан посмотрел ей в глаза и увидел самого себя - молодого, горячего и глупого. Вот он на одной из вечеринок, разгоряченный вином, пытается овладеть миловидной девушкой Анитой с соседней улицы. Девушка отчаянно сопротивляется, но Хуан не отстает и пытается добиться своего. Девушке все же удается вырваться, и она убегает. Горький осадок появившийся на следующее утро в душе Хуана так и лежит там по сей день. Потом он узнал, что девушка сама была влюблена в него, да и ее родители были не против их брака с Хуаном. Но он сам все испортил. Встретив насилие, девушка больше никогда не подошла к нему.
   - Зачем же ты силой берешь то, что тебе хотят подарить, Хаун? - промолвила рыба.
   Хуан, словно обжегшись, выронил ее из рук. Наблюдая со стороны за странным поведением друга, Педро не выдержал и подошел к нему.
   - Ты что, рыбы испугался? - засмеялся Педро, когда увидел, что Хуан выронил ее из рук.
   Подошел к рыбе Педро. Поднял ее.
   - Ах, Педро, Педро - чего же ты тогда так испугался? - прошептала рыба.
   Заглянул Педро в глаза рыбе и увидел себя. Себя помоложе и державшего на руках грудного ребенка. Женщина, с которой он жил не расписываясь, 6 лет назад родила ему ребенка, мальчика. Но Педро оставил и женщину и ребенка, сославшись на то, что он не уверен в своем отцовстве. На самом деле сделал он это, поняв, что ему придется всю свою жизнь о них заботиться, работать только на них, забыв о себе. Не захотел такой жизни Педро. И ушел.
   - Себя ты, Педро, испугался, самого себя, ведь твой сын - это твое продолжение, это ты сам в будущем. Ты отказался от себя. Опешив, уронил и Педро рыбу, но набежавшая волна взяла ее обратно, в родную стихию.
   Замолкшие и притихшие стояли рыбаки на краю океана, словно чего-то застыдившись, не глядя друг на друга, а потом не сговариваясь пошли в разные стороны уткнувшись глазами в песок.
   А где-то там, далеко в море скользил по волнам старый, полуразвалившийся корабль с приглашающим всех в свои объятия Иисусом, а глубоко внизу в толще вод плавали рыбы, шепотом говорившие людям об их грехах. А по берегу в разные стороны шли Хуан и Педро, удаляясь, с каждым шагом, все дальше друг от друга....
  
  
  
  
   НАЧАЛО СКАЗКИ
  
  
  
   Ночь рождала звезды. Незаметно я заснула. Негромкий звук "да", прозвеневший как колокольчик, заставил меня проснуться. Открыв глаза я увидела, что нахожусь в той же комнате, но!.... все вдруг волшебным образом изменилось. Диван, на котором я лежала стал выглядеть совершенно по-другому. Это был молодой человек, лежащий вдоль стенки лицом вниз. Очень удивившись, я стала дальше осматривать комнату. Мой взгляд остановился на вазе, в которой обычно стояли цветы. Она представляла из себя несколько изогнутых существ, вытянувших вверх свои лапки. Они очень терпеливо стояли в этой позе. Из шкафа, наполненного книгами, тянулись руки. Каждая книга манила к себе. Ручка выдвижного ящика, в котором хранились ножницы и иголки представляла из себя переливающуюся мягким светом кристалл от которого не хотелось отводить взор. С тол, за которым мы обедали и выглядел как стол, но не обеденный, а биллиардный, а на углу его в лузе барахтался маленький гномик. Он зацепился ножкой за сетку и не мог выбраться. Наконец, ему это удалось и он удобно устроился в ней. Он открыл свой ротик и крошки со стола стали падать прямо туда. Капли молока, капавшие с края стола довершили его кушанье.
   Шторы выглядели как человечки, которые висели, держась руками за деревянную палочку-гардину. Они то и дело раскачивались в разные стороны. На шкафах, где долго не вытиралась пыль, ползало чудище, напоминающее своим видом крокодила, и жадно заглатывало скопившуюся там пыль. Мой взгляд долго бродил с предмета на предмет, пока не остановился на мне самой. Мне открылось удивительное зрелище. Колени моих ног стали холмами, там росли цветы и травы, а дорожки были устланы разноцветными половичками. На цветке, похожем на ромашку удобно расположилась крошечная фея с прозрачными крылышками. К ней подлетала еще одна. А по половичкам деловито сновали гномы, с красными колпаками на головах. Краски этого маленького мира были яркими и чистыми и можно было бы долго любоваться ими, но вдруг я неловко шевельнулась.... и все в ту же секунду исчезло, как будто бы этого ничего и не было никогда....
  
  
   СТРАНА "БЕЗ"
  
  
   Яркий свет слепил глаза. Надо же, никогда бы не подумала, что здесь будет столько белого света. Это первое, что пришло на ум по прибытии. Сильный ветер при перемещении сделал некоторую корректировку в моей прическе. Округлый венок из живых цветов, надетый мне на голову перед путешествием, теперь волнистыми изгибами был вдет очень искусно в высоко поднятые волосы, а платье, сделанное из несимметричных кусков прозрачной серебристо-белой материи, приобрело несколько небрежный вид.
   Для того, чтобы привести себя в порядок я постучалась в первую же попавшуюся дверь. Долго не открывали. Набравшись смелости, я слегка толкнула ее и вошла внутрь. Передо мной открылась трогательная картина. На кровати лежал мужчина, над ним склонилась невысокая, просто одетая женщина. Они целовались. Услышав скрип открывающейся двери, она обернулась:
  - О, ... Это Вы! Как кстати, я знаю, Вы можете нам помочь.
  - Откуда Вы знаете, что я могу помочь, откуда Вы вообще меня знаете?
  - Слухи бегут по странам, обгоняя Вас. Теперь они дошли и до нашей страны. Не отказывайте, помогите нам.
   В ее голосе было столько мольбы, что я вынуждена была согласиться.
  - Ну что же, рассказывайте, что случилось?
   И она начала рассказ.
  - Мой муж был охотником. Как-то раз, во время очередной охоты, он неудачно упали, стукнувшись головой о камень, долго пролежал без сознания. А когда пришел в себя, то обнаружил, что хищные птицы выклевали у него сердце. Теперь с ним просто беда. Шесть дней он лежит на кровати слабый и больной, а на седьмой день, набравшись сил, снова идет на охоту.
  - И что же?
  - Если раньше он убивал ровно столько живности, сколько нам требовалось, чтобы поесть самим, оставить на завтра и угостить соседа, то сейчас все намного хуже. Он убивает, убивает и убивает без разбора и без надобности. Убивает столько, что не может ее дотащить до дома и трупы бедных животных остаются гнить в лесу. А потом он приходит домой опустошенный и страдает, и мечется на кровати шесть дней до следующего седьмого дня, чтобы все повторить сначала. Все это длится и длится, и нет моих сил больше смотреть на это.
  - А что, в вашей стране можно жить без сердца? У нас бы так не получилось.
  - Да, конечно, у нас можно жить без сердца, можно жить и без мозгов, и без печени. Каждый в нашей стране живет без чего-нибудь.
  - Извините, что перебиваю, но как называется Ваша страна?
  - ЕЕ название - Страна Без. Каждый житель должен быть без чего-нибудь. И чем больше того, без чего он обходится или обходился, тем выше его ранг. Есть жители без внутренних органов, самое распространенное - быть без сердца или без мозгов. Есть жители без дома или без хлеба, а есть просто имеющие такую фамилию, которая содержит частицу "без", например, Безбородый.
  - И это, наверное, самое легкое, не правда ли?
  - Да, это просто, для тех, кто с ней родился. В основном, это члены Королевской семьи или самые родовитые граждане.
  - А как, к примеру, звать Вашего короля?
  - Нашего короля зовут - Без Вести Пропавший, а Его отца звали - Безвинный. В нашей стране существуют определенные правила, которым должны следовать, иначе неизбежно суровое наказание. Так, людям без сердца нельзя охотиться, людям без мозгов нельзя работать, людям без легких нельзя целоваться, а людям без печени нельзя никого защищать. Проще говоря, без сердца нет охоты, без мозгов - работы, без легких - поцелуя, а без печени - защиты. И подобных правил очень много.
   Мой муж не в силах противиться охотничьему азарту и раз в неделю идет против установленных порядков. Ему и так плохо, но теперь с ним может случиться что-то еще более худшее. Все, что нужно я делаю для него, но ничего не помогает.
  - А что, разве есть какое-то лекарство?
  - Да, для каждого, у кого что-то отсутствует, есть свой метод лечения. Так, для тех, у кого нет сердца, способ такой. Надо ставить рядом с кроватью цветочный горшок с кустом роз. Если розы не завянут, а будут цвести дальше, то это значит, что скоро у него появится новое сердце, лучше прежнего. Если же розовый куст вянет, то надо ставить следующий и так можно делать семь раз. Если и седьмой куст завянет, то больше надежды нет
  - И какой же по счету куст стоит сейчас?
  - Пятый. И как видите, он вянет. Я почти потеряла надежду, но увидев Вас, поняла, что не все еще потеряно.
  -Право, я даже не знаю, могу ли я чем-нибудь помочь, ведь и помогать надо в рамках правил. Все, что я могу для Вас сделать, это подарить на память обо мне этот цветок, - и я вытащила из венка живой цветок и протянула его женщине. - Может хоть это как-то Вас утешит.
   К моему удивлению ее глаза, полные слез, засветились радостью.
  - Спасибо, я знала, что Вы спасете его, я знала. Теперь я поставлю рядом с ним Ваш цветок вместо завядшего розового куста и, я уверена, чудо произойдет, у него будет новое сердце.
   Я привела в порядок свое платье и растрепавшиеся волосы и, уже собираясь уходить, спросила у милой хозяйки дома: "А без чего живете здесь Вы?"
   Она, молча, чуть приподняла подол платья и я увидела, что у нее одна нога деревянная.
  - О-о-о, - только и смогла я протянуть. Но затем нашла в себе силы добавить: - Ну что же, желаю Вам быть счастливой даже в такой непростой стране - Стране БЕЗ.
   Я ушла от них, понимая, что цветов у меня в венке еще очень много
  
  
  
  
  СТРАНА ЭЛЬФА ЭЛИОТА
  
  
   Я появился здесь внезапно. Это было не мое наблюдение. Всадник на коне, которого я сразу не заметил, не очень любезно сообщил мне об этом:
  - Откуда ты взялся?! Уж не из этого ли камня?
   Позади себя я обнаружил высокий, выше человеческого роста, придорожный камень.
  - Может и из этого, сговорчиво согласился я, о чем пожалел не более чем через одну минуту.
  - Да ты никак маг!? Схватить мага!- начальник отдавал приказания, а подчиненные усердно выполняли их.
   И вот я уже волочусь по земле, повязанный за руки длинной веревкой, другой конец которой в руках скачущего куда-то Главного Стражника. Единственное, что я могу, это держать голову повыше, чтобы не разбить в кровь лицо, однако, несмотря на старания, рот мой полон земли. Только бы быстрее все это закончилось. И это действительно заканчивается. Меня отвязывают где-то на поляне в лесу. Я изрядно побит, но, все-же, нахожу в себе силы осмотреться. Поляна с сочной зеленой травой, где-то позади меня местные жители, но не к ним направлено мое внимание. Здесь есть кое-что поинтереснее. Там, где поляна заканчивалась, спинкой к лесу стоял трон, да, самый настоящий трон. А на нем, во всем красном, одеянием чем-то похожий на католического кардинала, сидел карлик, горбатый карлик.
   Главный Стражник, притащивший меня сюда на веревке, отрекомендовал меня сидевшему на троне Королю, как гнусного мага, явившегося из придорожного камня. Карлик необычайно возбудился. Довольно потирая руки, он сказал:
  - Ты знаешь, что мы делаем с колдунами? Оглянись и увидишь.
  Посмотрев туда, куда он показывал, я увидел довольно внушительный котел, из него виднелась голова какого-то несчастного, видимо он кричал. Звуков не было слышно из-за дальнего расстояния. Под котлом ярко пылал костер.
  - Ты следующий,- довольно промолвил Король.
  - Вы не сделаете этого, я просто путешественник, наблюдаю местные нравы, я ни в чем не виноват, вы не можете просто так меня казнить,- обратился я к Королю с защитительной речью.
  - В конце концов, я даже не знаю, как называется ваша страна, кто вы такой, каковы ваши законы. И вам, по моему, будет гораздо интереснее поговорить со мной, нежели, просто сварить меня.
   Еще некоторое время Король, суетливо бегая по поляне, доказывал сам себе, что лучше бы все-таки сварить меня, но убедить ему себя в этом не удалось. Он сдался и разговор начался. Тем более, ему не терпелось представиться:
  - Я эльф Элиот в 7-ом поколении, - гордо проговорил он комично постукивая себя по груди своей маленькой ручкой.
  - А страна, что это за страна?- спросил я.
  - Глупый вопрос. Конечно, это Страна Эльфа Элиота,- он уставился на меня, ожидая дальнейших вопросов.
  - Странно. Как все странно. Ведь эльфы должны быть с крыльями. Здесь же ни у кого, включая вас, крыльев нет. В чем тут секрет?
  - Да, ты затронул важный вопрос. И я скажу тебе, Чужестранец, в чем тут дело. Я сам родился без крыльев в королевской семье эльфов. Их королевство очень далеко отсюда. Родители были так потрясены этим небывалым обстоятельством, что отправили меня со своим верным слугой в принадлежавшие им дальние и безлюдные владения. Так они отреклись от меня, но вместе с тем предоставили полную свободу. Я постепенно образовал здесь свою страну, со своими законами. И первое, что я сделал, это приказал тайно, по рождению каждого ребенка, отрезать ему крылья. У каждого жителя моей страны есть шрам на спине, можешь убедиться в этом, если хочешь.
   Эльф Элиот явно ждал одобрения. Сам он наслаждался своим рассказом, наслаждался собой. Я лишь спросил:
  - Но как вы находите, кто из женщин ожидает ребенка?
  - Во-первых, население моей страны немногочисленно и браки заключаю я. Здесь же пары берутся на учет, специальные люди следят за дальнейшими событиями во всех населенных пунктах, да, и , во-вторых, сокрытие беременности считается одним из самых серьезных преступлений в стране. Все бояться меня, все здесь держится на страхе.
  - Кто еще, кроме вас, знает истину, и как вы заставляете их не проговориться? - задал я свой следующий вопрос.
  - Для того, чтобы было кому заниматься обрезанием крыльев рождающимся младенцам, я основал касту - касту Безъязыких. Они платят за то, ч то узнали правду своими собственными языками. Занимаются они этим пожизненно. И выход из этой касты один - смерть.
  - Законы твоей страны довольно суровы и я назвал бы их законами Зла. Ты тоже так считаешь?- обратился я к карлику.
  - Да, я построил жизнь своих подданных по законам Зла.
  - А не мог ли ты назвать мне их,- допытывался я с настойчивостью настоящего путешественника.
  - Их много, очень много. Какой первый и самый главный ты, наверное, уже понял Остальные запоминай, я назову тебе самые основные:
  1. Не дать им узнать Правду.(сокрытие истины)
  2.Поступай с другими так, как ты этого хочешь.
  3.Свинья всегда остается свиньей.
  4. Лень королей лишь подчеркивает трудолюбие народа.
  5.Суди сегодня всех - и завтра тебя никто не осудит.
  6. Скорый приход смерти - удел низших.
  7. Вы можете довериться моей левой руке, но правая об этом ничего не знает.
  8.Гостям мы рады, до этой ограды, а как ступишь за черту, попадешь к черту
  9.Лопайте ртами, хватайте руками, двигайте ногами - остальное приложиться.
   И этот список можно продолжать и продолжать. Вот так и живем!
  - Послушай, эльф Элиот,- я медленно, с расстановкой обратился к нему,- Как ты считаешь, эти законы действуют и на тебя или ты стоишь вне их? Другими словами, сам ли ты их написал или они написаны кем-то другим, тем другим, кого и ты боишься?
   Эльф внимательно, словно в первый раз меня увидел, посмотрел на меня и как бы про себя, негромко, сказал:
  - Да, тут уж не до котла, тут дело совсем другое. И обратившись ко мне, проговорил:
  - Ты все узнаешь сам, и очень скоро.
  Он отдал распоряжения, и скоро к нам подкатила черная карета, запряженная черными лошадьми. Занавески на окнах кареты тоже были черными. Вообще, весь ее вид был довольно мрачен.
  - Садись и поезжай, тебя отвезут в нужное место, там ты получишь ответы на все свои вопросы. И либо ты вернешься оттуда возвысившимся, либо не вернешься вовсе,- так напутствовал меня на дорожку эльф Элиот. Я залез в карету и мы тронулись.
   Под мерное покачивание кареты я задумался о том, куда я, собственно, еду. "Не бойся,- услышал я внутри себя чей-то голос, - все пройдет хорошо".
   Кто разговаривает со мной, спросил я мысленно невидимого собеседника, но ответом мне был лишь только смех, также раздавшийся как бы внутри меня. Я встревожился, ведь кто-то с невиданной легкостью проник в мои мысли. Когда же, наконец, мы будем на месте,- подумал я и тут же получил ответ: "Не торопи события, все произойдет в нужное время".
   Мрачные предчувствия не оставляли меня. Я глубоко задумался и не заметил, как карета остановилась. Шторка на окошке медленно отодвинулась и передо мной собственной персоной предстала фигура, кого бы вы думали?-... самого Рогатого.
   Очень высокого роста, в своем естественном обличье, он галантно распахнул дверцу и с полупоклоном помог мне выйти из кареты. Не переставая помахивать довольно длинным и толстым хвостом и беспрестанно ухмыляясь на разный манер, он повел меня по длинной дорожке к одиноко стоявшему округлому зданию, по виду из серого мрамора. Потрясение мое было столь сильно, что я не в состоянии был что-либо говорить и думать. Я шел, как бы в полнейшем оцепенении. Но перед самым входом в здание я с силой сказал себе: "Этого просто не может быть."
   Да, наверное, я все-таки незаметно задремал. Открыв глаза, я обнаружил, ч то все еще еду в карете, и совершенно один. Мысленно поблагодарив Бога за то, что все это оказалось лишь сном, я терпеливо дождался остановки кареты и не дожидаясь помощи, сам вышел из нее. Меня встречали несколько слуг, но что странно - они повели меня по такой же длинной дорожке к такому же округлому зданию из серого мрамора, что и в моем сне. Откровенно говоря, мне это не очень понравилось.
   Внутрь слуги не вошли, открыв дверь, я зашел туда один. Помещение было совершенно круглое, дверь, через которую я только что вошел, перестала быть видимой на фоне стены. Просто круглые, серые стены, без окон и дверей и такой же серый пол, очень гладкий и блестящий и всеотражающий. Походя немного по зале, мне стало очень неуютно и я захотел почему-то сесть в позе лотоса точно в центре залы, что и сделал незамедлительно. Первая мысль, пришедшая в голову вскоре после этого, была: "Что же дальше?" Я слышал звучание собственной мысли, так бывает, странным было другое - эхо, у мысли было эхо: "Что же дальше?...дальше...дальше...дальше." Следующие мои мысли выглядели так: "Почему последнее слово повторяется?...повторяется...повторяется...повторяется..." "Это эхо!...эхо...эхо...эхо...""Эхо мысли!... мысли...мысли... мысли..."
   Постоянный резонанс, исходящий из собственных мыслей мешал мне, и я принял единственно правильное в этих условиях решение: перестать думать. Вообще-то это сложно, но не для меня. Я вошел в медитативное состояние, и мне стало хорошо. Но долго наслаждаться не пришлось. Как если бы кто-то нажал невидимую кнопочку, высвобождающую тайную пружинку, десятки невидимых, ставших вдруг зеркальными дверей с оглушительным треском распахнулись и вокруг меня возникла размноженная в десятки раз та же фигура - Рогатый. Он стоял в каждом дверном проеме, одной рукой опираясь на косяк и вальяжно задвинув ногу за ногу. Была и новая деталь - плащ, снаружи черный и алый с изнанки. Все это многообразие рогатых предстало передо мной, когда я находился в медитации. Несмотря на шум и грохот, которые он привнес с собой, я решил из медитации не выходить. Я был и здесь и там одновременно.
  - Приветствую тебя,- и он назвал меня по имени. Я молчал.
  - Пойдем, я покажу тебе свои владения.
  Я молчал.
  - Что же ты не отвечаешь?
  Он насмешливо смотрел на меня десятками глаз. Я встал и, не делая ни шага ни в одну из сторон, а просто понемногу поворачиваясь на месте, стал обращаясь с полупоклоном к каждому из них произносить мантру. Как только звуки мантры, обращенные к данному Рогатому достигали его, он исчезал, зеркальная дверь с треском закрывалась, и я видел свое собственное отражение, тогда я обращался к следующему. Так кружась вокруг своей оси, я поднимался все выше на выдвинувшейся из пола небольшой площадке, на которой можно было лишь только стоять. Так я поднимался все выше и выше, пока все двери не захлопнулись, а надо сказать, что они и располагались еще в несколько ярусов, и я поднялся на второй этаж этого странного здания. Пол был прозрачен. Я с трудом уговорил себя ступить на него. Создавалось впечатление, что можно провалиться, но я знал, что это невозможно, и скоро без страха ходил по нему, а потом и вовсе перестал замечать его прозрачность. Походив по такому округлому помещению, лишь немного отличающемуся от предыдущего в расцветке стен, я решил также сесть на середину круга.
   Непредвиденно быстро я вошел в состояние высокой радости, но находиться в нем долго не пришлось. В стене раскрылась дверь и слуга, я понял это по униформе в стиле17 века, в белом вычурном парике и коротких панталонах, пригласил меня пройти во внутренние покои на встречу с Хозяином. Я отказался:
  - Я не пойду в его владения на встречу с ним, пусть он сам придет ко мне сюда.
  - Тогда ждите, - был быстрый ответ, дверь захлопнулась и все стало также как было. Я приготовился ждать. Мысли мои текли спокойно и неторопливо. Ожидание не было слишком долгим. Невидимая дверь с каким-то резким звоном распахнулась и моему взору предстали: эльф Элиот весь в красном, сидящий на троне и стоявший за его спиной, как всегда ухмыляющийся и изгибающийся всем телом в разные стороны Рогатый.
  - Ну вот, теперь ты видишь тех, кто правит этой страной,- радостно потирая маленькие ручки, проговорил эльф Элиот,- почему же ты не захотел посмотреть наши внутренние владения?
  Не отвечая на его вопрос, я обратился к Рогатому:
  - Скажи, как твое имя, как мне называть тебя?
  - Мое имя - Зверь, - так и называй.
  - Но это не имя, - не унимался я, - как твое настоящее имя?
  Он внимательно и серьезно посмотрел на меня и сказал:
  - Неужели ты думаешь, что я назову его здесь и сейчас? Этого не будет.
  - Хорошо, раз ты не хочешь назвать своего настоящего имени, тогда я желаю тебе обратиться в то, чем ты на самом деле являешься, - решительно проговорил я Зверю.
  Тотчас в воздухе раздался негромкий хлопок и Зверь исчез. Элиот, обернувшись назад и не обнаружив его у себя за спиной, страшно разволновался:
  - Что ты наделал! Как ты мог!
  Он стал задыхаться, а потом схватился руками за грудь и, упав на пол, замер. Он был мертв.
   А я уже поднимался, также, сидя в центре круга на маленькой площадке, все выше, к новым этажам. От моего желания зависело, выйти на следующем этаже или нет. Так я проехал 3,4, 5 этажи и решил остановиться на шестом. Тихонько площадка остановилась и я увидел сидящего в кресле в расслабленной позе человека. Впечатление было такое, что он чем-то подавлен.
  - Заходи! - не глядя, обратился он ко мне.
  Я сошел с площадки и подошел к нему.
  - Кто ты? - сорвался с моих губ вопрос.
  С позволения читателей, я не назову его имени, скажу лишь, что он был младшим братом того, кто помог мне попасть в эту страну.
  Он с горечью посмотрел на меня:
  - Ты сделал здесь все, что мог, и даже больше. Теперь можешь диктовать свои законы, убрать с твоей точки зрения несправедливые порядки, вообщем, взять управление страной на себя.
   Я помолчал немного, смутно понимая, что в этом предложении есть что-то не правильное. Во-первых, конечно, я не собирался становиться королем этой страны, о чем сразу же и сказал Брату. Но в то же время я попросил его рассказать мне поподробнее о стране с высоты его положения. Вы, наверное, тоже догадались, что тот кто сидел сейчас передо мной и являлся тайным Хозяином страны эльфа Элиота.
   Задумчиво перебирая пряди своих длинных волнистых, черных волос, он начал говорить:
  - Здесь ничего нельзя менять. Пойми, все кто здесь рождаются, являются падшими душами и у них должны быть отрезаны крылья. Все, что им приходиться выносить, должно было с ними случиться. Они переносят самые различные мучения от своего короля - деспота, но, в общем, страна существует стабильно. Если же убрать прежние Законы Зла и преждевременно ввести Законы Добра, то ты не можешь даже представить себе, какой хаос здесь начнется. То были Законы Зла, общие для всех. А в случае их отмены, каждая падшая душа получит свободу творить, и претворять в жизнь свои собственные Законы Зла, и не будет им числа, и знать их никто не будет, и воцарится хаос, страна перестанет существовать, ибо она не может сейчас существовать без упорядоченного Зла.
   Я слушал Брата в благоговейном молчании, здесь никто лучше него не мог бы мне объяснить все это. Видя, что я не возражаю ему, Брат повеселел.
  - Кого же ты сделаешь следующим абсолютным монархом? - спросил я.
  - У Элиота осталось много сыновей, и старший уже подрос. Он и будет королем.
  Вспомнив Элиота, я засмеялся:
  - Мне все время хотелось сказать Элиоту, что его горб за спиной, это просто сложенные крылья, но я не решился, боясь что-то испортить.
  - Может, осталось что-то, что ты еще хотел бы узнать? Спрашивай,- обратился ко мне Брат.
  Я понимал, что мое время пребывания в этой стране иссякает и спросил лишь об одном, о культах страны, каким Богам или идолам здесь поклоняются. Брат с готовностью объяснил:
  - Самый главный идол здесь - идол Непостижимости, можно также назвать его идолом Смерти. Обычно смерть здесь настигает очень рано, страшась ее быстрого прихода, и поклоняются ему. Другой идол - это идол Обжорства, ему поклоняются для того, чтобы в доме всегда была еда и можно было хорошо набить брюхо. Еще один идол - это идол Лукавства, его чтят с тем, чтобы он научил их лучше обманывать ближнего. Идолу Красоты поклоняются для того, чтобы он дал им частичку своей красоты, ведь она всегда и везде в цене. Есть и еще некоторые, но я назвал тебе основные.
   Я поблагодарил Брата за то, что он с таким терпением дал мне все необходимые для Путешественника сведения о Стране эльфа Элиота. Прощаясь, я сказал, что могу передать привет его старшему Брату, с которым вскорости увижусь. Судя по его реакции, он не понял, что означают слова "передать привет". Он сказал лишь:
  - Передай ему, что я люблю его и здесь!
  
  
  
  
  
  
   УСПЕХОВ В ТРУДЕ И УЧЕБЕ!
  
  
   Завтра наступило также внезапно, как и вчера. Петюня с легкостью разлепил глаза, радостно улыбнулся и, быстро соскочив с кровати, выглянул с балкона на улицу. Небо было ярко голубым, без единого облачка, листья горели золотом, все краски дня словно спорили между собой в яркости.
  - Глупость какая, идти в школу в такой день. Сейчас бы в футбол погонять, - озвучил мысли вслух Петюня.
  - Ну да ладно, делать нечего, придется идти.
  Петюня быстро собрал портфель и побежал вниз по лестнице, прямо навстречу своей судьбе. А то, что это был судьбоносный день, Петя понял, но не сразу. Внизу, на площадке первого этажа Петюня заметил полосатого бело-рыжего кота. Видимо кто-то облил его водой, кот как-то странно прижимался к земле, приподнимая по очереди лапы, вид у него при этом был чрезвычайно жалостный. Петюня посмотрел-посмотрел на это зрелище и не выдержав, запихал кота себе в портфель. "Там разберемся", - подумал он и побежал в школу. Перед входом он встретил своего дружка Баранчика. Его так прозвали за волнистые черные волосы и глаза чуть навыкат.
  -Как у тебя дома? Все также?- обратился Баранчик к Петюне.
  -Да, все по-старому, - почему-то виновато ответил Петюня.
  Речь шла о его родителях, которые в последнее время ссорились все чаще. Вот и вчера, они как всегда поругались. На сей раз из-за того, какую передачу смотреть, папа хотел футбол, а мама сериал. Дело закончилось битьем посуды и заплаканными мамиными глазами.
  -Выучил отрывок про самое любимое домашнее животное?- огорошил его Баранчик.
  Петюня ахнул:
  -Я совсем забыл. Зато у меня есть вот что.
  И он, чуть приоткрыв портфель, показал кота.
  -Ты что, совсем рехнулся? Как ты с ним будешь на уроках, вдруг он мяукать начнет?
  -Как-нибудь обойдется. А какой у нас первый урок?- спросил Петюня.
  -Родная речь, бежим, а то опоздаем,- и друзья вприпрыжку побежали в класс.
  Едва они расположились, зашла учительница Людмила Яковлевна. Написав тему сегодняшнего урока, учительница начала проверку домашнего задания.
  -Иванов, к доске, расскажи, какое у тебя любимое животное и прочитай выученный наизусть отрывок.
  Иванов монотонно забубнил. А кот в портфеле между тем заскучал и начал скрести когтями, видимо отчаянно стремясь вырваться на волю. Петюне ничего не оставалось, как тоже скрести ногтями по тетрадке, делая вид, что звуки издает именно он. Людмила Яковлевна не оставила эти движения незамеченными.
  -Так, спасибо, Иванов, садись. Петя, прошу, расскажи нам о своем любимом домашнем животном. Видимо, тебе не терпиться, поэтому ты скребешь тетрадь.
  Петя встал и лихорадочно соображал, что делать. Может просто вытащить кота,показать его, вот мол мое любимое животное. Он думал о коте, представляя, что получится и вдруг.... Гладко заговорил что-то словами Пришвина. Слова лились легко, без усилий, откуда-то взялась четкая дикция и выразительность. Ребята, да и сама учительница с интересом смотрели на Петю, а Баранчик обиженно сопел.
  -Отлично, Петя, молодец,- Людмила Яковлевна не скрывала своего восторга.
  -Учитесь, дети, берите пример с Пети.
  Баранчик пихнул Петюню локтем в бок и обиженно просопел:
  -Зачем ты меня обманул, что не подготовился?
  Петя молчал, он сам был изумлен больше всех. Ведь он-то знал, что не готовил отрывка из Пришвина, так откуда же взялись все эти фразы? Он сидел огорошенный, пытаясь понять, что же произошло.
  Следующим уроком была математика. Его вызвали к доске решать уравнение с неизвестным. Выходя к лоске, Петюня вновь подумал о коте, как ему неутно и тоскливо и пока записывал уравнение все представлял кота в тесном портфеле. И вновь произошло что-то необыкновенное. Петя писал, уверенно решая уравнение, потом объяснял написанное, но понимал, что это за него делает кто-то другой прямо внутри него. И снова 5 и снова недоверчивый взгляд Баранчика. И пошло, и понеслось, все 5 уроков Петюня говорил, объяснял, доказывал. А на уроке пения довел до слез учительницу тем, что спел как свою любимую песню арию заморского гостя из оперы "Садко".
  Слегка отупевший от успехов, выпавших на его долю в этот день, Петюня после уроков повел Баранчика на задний двор.
  - Баранчик, верь мне, я ничего не готовил сегодня, это что-то происходит со мной такое, - пытался вразумить его Петюня, но тот так и смотрел недоверчиво.
  - Ты же меня знаешь, не могу я так все знать, подумай, - не унимался Петюня.
  - Тогда что, что произошло, что было необычным сегодня? - сделал попытку реабилитировать друга Баранчик.
  - Ничего, кроме кота, я подобрал кота. Петюня открыл портфель. На дне, уютно устроившись сидел и смотрел на них хитро прищурившись бело-рыжий кот. Изо рта у него торчал кусок колбасы - остатки Петюниного завтрака. Мальчики смотрели на кота - кот смотрел на них. И вдруг у них в голове зазвучал голос, это говорил кот, ребята в этом ни на секунду не усомнились.
  - Что такое? Что произошло-то? Что за переполох? Сделаешь доброе дело, позитив, можно сказать, а в ответ недоверие, косые взгляды.... Да, вот делай добро людям.... Что ты удивляешься, Петюня?, да, ты теперь все знаешь, на все вопросы у тебя всегда будет правильный ответ. Ты же всегда об этом мечтал. Не делать уроки, а так все знать. Твоя мечта сбылась. А ты, Баранчик, прости. Ты меня не находил, в портфель свой не приютил, завтраком своим не кормил, прости, прости. Максимум, что я могу для тебя сделать - это иногда будет у тебя такое чувство, что ты становишься легким, как воздушный шарик и словно наполненным многочисленными пузырьками. Не бойся, не улетишь. Счастливо, ребята.
   И кот грациозно выбрался из портфеля Петюни и отправился куда-то по своим кошачьим делам.
   Петюня и Баранчик молча смотрели друг на друга и также молча разошлись в разные стороны.
   Жизнь закружилась как калейдоскоп. Одна яркая картинка сменялась еще более яркой. Петя блистал, вся школа знала его, учителя его боготворили. Любая олимпиада, комиссия - в первых рядах Петюня. Ему одному слава и почет. Сначала новее впечатления захватили Петюню, и он даже радовался своим успехам, но потом ему все стало надоедать. Слава и почет приелись и стали раздражать. Петюня становился агрессивным и раздражительным. Родители на этом фоне, как ни странно, ссорились все меньше. Они с тревогой и беспокойством наблюдали за метаморфозами, происходящими с их сыном.
  - Это он перезанимался, - думали они, глядя на изменения, происходящие с ним.
   Раздражение и агрессия сменились равнодушием и апатией. Петя уже не скакивал по утрам с кровати легко и непринужденно и не бежал на балкон радоваться начинающемуся дню. Он стал ходить тяжело и медленно, словно все знания мира вмиг приобрели вес и придавили его к земле своей невыносимой тяжестью. Взгляд его потух и стал похож на взгляд глубокого старика. Учителя, сначала так восхищавшиеся Петюниными успехами, видя, что происходит с ним, стали шушукаться у него за спиной о том, что тщеславие его родителей пагубно сказывается на здоровье ребенка. Но открыто высказать свои претензии родителям Пети не решались - уж больно Петюнины успехи повыщали рейтинги их школы в глазах начальства.
   Баранчика рядом с Петюней теперь не было, да и никого не было. Кто же сможет дружить с мальчиком, который знает абсолютно все.... Вакуум вокруг Петюни был, что называется, абсолютным. Да и он сам уже не знал зачем идет в школу, ведь он и так все знает. Будущее его пугало, настоящее не приносило радости. Все, что делал Петюня, он делал "на автомате". Без чувств, эмоций, друзей, смысла в жизни, только потому, что так нужно. Именно так, а не иначе.
   Утро началось так же неожиданно, как и вчера. Петюня вяло открыл глаза и долго лежал, глядя в потолок. Потом спустил одну ногу с кровати, через некоторое время - вторую, приподнялся на локте, мутно оглядев комнату, потом лениво сел. Так неторопливо собираясь, он все же собрался в школу и, открыв дверь, отправился навстречу своей судьбе. А то, что это был судьбоносный день, Петя понял, но, как всегда, не сразу.
   На первом этаже лестничной площадки все было как обычно. Дорога в школу была утомительно длинной. Но зато перед воротами в школу прямо на дорожке сидел его давний знакомый бело-рыжий кот. Он также как и тогда, хитро прищурившись, смотрел на Петюню. И Петюня, встретившись с ним взглядом, услышал внутри себя его голос. И в том, что это был его голос, он нисколько не сомневался.
  - Что с тобой, Петюня? Что невесел? Расскажи, как тебе живется?
  - Плохо живется, плохо, котик. Я не знаю, зачем хожу в школу, мне нечего добиваться, не к чему стремиться.
  - Что же ты хочешь?
  - Пусть все будет как раньше. Для того, чтобы знать урок надо потрудиться, почитать, выучить и только потом - знать. Мне не надо сразу, даром. Я хочу потрудиться, а потом только получить результат. Прошу, котик, верни все, как было. Умоляю.
  Кот смотрел на Петюню, а Петюня слышал:
  - Я в тебе еще не полностью разочаровался, Петюня. Поэтому пока ты еще все знаешь. Вот ответь мне на вопрос и тогда, если я разочаруюсь в тебе - заберу у тебя дармовое знание, а если не разочаруюсь - оставлю его тебе навсегда:
  - Скажи, что бы ты сделал для людей с помощью этого знания:- может, пошел бы в оракулы, предсказывал бы людям их судьбу?-
  - Нет, нет - запищал Петюня.
  - А, может, стал бы великим Учителем, и все разъяснял бы, все объяснял бы людям, учил бы их?
  - Нет, нет, - опять запищал Петюня.
  - А, может, пошел бы в ученые, построил бы такую ракету, которая бы унесла людей к далеким звездам? А, Петюня?
  - Нет, нет, - в третий раз пискнул Петюня. Мне бы как раньше, чтобы сначала поработать, поучить уроки, а потом поотдыхать, поиграть с друзьями. Чтобы было весело и не очень легко.
  - Да, Петюня, вот сейчас- то я в тебе и разочаровался. Такое знание людям пользу могло принести, а ты все о себе, да о себе.
   И взглянув Петюне в глаза, кот внятно произнес у него в голове:
  - Нет у тебя больше дара знания обо всем.
  И пошел себе вразвалочку, подняв дугой хвост по своим кошачьим делам.
  А Петюня? А что, Петюня, с криком:
  - Баранчик....- он бросился бежать на поиски своего закадычного друга, ни разу не обернувшись на кота. А кот обернулся, посмотрел на Петюню и у того в последний раз в голове прозвучало:
  - Успехов тебе в труде и учебе, Петюня!
  
  
  
   ЗОЛОТОЙ ЛУЧ
  
  
   Берег моря. Раннее утро. Сквозь тучи на землю падает луч солнца. Из моря на берег выползает краб. Он медленно и важно ползет, совершая свой ежедневный утренний моцион. Мимо краба ползет жук-скарабей со своим неизменным спутником - шариком из навоза.
  - О, краб, что с тобой произошло? - останавливает краба вопросом жук.- Что случилось? Ты же стал золотым: и клешни, и панцирь, и даже глаза и те у тебя золотые.
  - А что такое золото? - спрашивает краб.
  - Как же тебе объяснить. А, вот. Посмотри на солнце - оно золотое.
  - И что, я - как солнце? Тогда посмотри на себя. Ты тоже как солнце, и твой шар тоже.
   Скарабей в испуге отскочил от шара.
  - Боже, боже, действительно, и шар золотой.
  Он суетливо стал бегать вокруг него. В это время мимо проползала змея.
  - Что тут у вас происходит? Что за суета?
  -Мы золотые, - почему-то со страхом произнес скарабей.
  - О, да и ты тоже, посмотри сама на свой хвост.
   Змея выгнулась - и восхитилась сама собой.
  - Какая красота. Меня боялись, а теперь мной будут восхищаться.
  - Нет, нет, это никуда не годится, - забормотал краб, переливаясь оттенками золота. - Я - и как солнце, нет, нет, это не для меня. Я не такой, я не чувствую себя таким. Я уползу на дно и спрячусь, чтобы меня никто не видел, и буду ждать, когда золото сойдет с меня. И только тогда я опять покажусь всем.
  - Для меня это тоже слишком, - вторил ему скарабей. - Ладно, если я сам золотой, но мой шар.... Его, ведь, каждый захочет похитить. Все только и будут думать об этом. Как же мне теперь жить? Я, пожалуй, найду самую глубокую трещинку в земле и спрячусь с шаром там. Авось все поутихнет.
  - Эй, вы, недотепы. Это же так красиво, - прошипела змея. - Я, пожалуй, брошу свое змеиное семейство и буду теперь жить одна, вдруг остальные мои родичи теперь тоже золотые? А я не хочу ни с кем делить свою славу золотой змеи. Пусть все восхищаются мной, я одна такая.
   Проговорив это, они поползли каждый в свою сторону, находясь каждый в своем: один - в самоуничижении, другой - в страхе, а третья - в самовосхвалении. И невдомек им было, что виной всему был золотой луч солнца, причудливо высветивший тот отрезок земли, на котором они встретились.
   Ай да луч, вот проказник!
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"