Баковец Михаил: другие произведения.

Создатель эхоров 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.17*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приключения Санлиса Рекдога продолжаются! P.S. Здесь только ознакомительный фрагмент. Полностью текст можно прочитать на ЦЕЛЛЮЛОЗЕ и АВТОР.ТУДЕЙ.

   Пролог
   Приходил в себя долго и мучительно. Этот процесс можно сравнить с затянувшимся пробуждением утром, когда ловишь последние минуты сна в дрёме, смешивая реальность и царство Морфея, оттягивая тот момент, когда эта нега сменится рабочей суетой.
   Увы, вот только сейчас ничего приятного я не испытывал. Организм бы и рад дальше пребывать в беспамятстве, дарующем анестезию, но подсознание уже кричало во всё горло, что пора вставать, иначе...
   А что иначе?
   Утону? Умру от голода? От переохлаждения?
   Всё это я понял, когда окончательно очнулся.
  - Га-адство, - простонал я, попробовал пошевелиться и понял, что это для меня одновременно великий подвиг и мучительная пытка. Все тело затекло и болело, будто меня слегка помяли на ринге. Жутко болела голова. Стоило до неё дотронуться, как понял откуда приходит боль: почти точно на макушке расположилась огромная шишка и ссадина. Когда я умудрился заработать их - не могу вспомнить. Может, уже были в тот момент моего полёта сквозь пробоину в борту корабля в воды океана? Или прилетело потом, когда я уже отключился, привязав себя к кораблю?
   Кстати, а где все?
   Повертев головой по сторонам, я увидел только ночную тьму, звёзды над собой, да бликующую звёздную дорожку на морской глади. Ни шума с иллюминацией боя, ни прожекторов, ни звуков корабельных сирен. Лишь лёгкий посвист ветра в надстройке судна и плеск воды о стальной борт.
  - Вот это я попал... опять один, опять девчонки в панике будут. Ещё на Агбейлу с Сури спустят всех собак. А Мира беременная...чёрт, чёрт, чёрт! - простонал я от бессилия. От того, что ничего не могу изменить сейчас, и к чему приведёт моя пропажа. Хорошо хоть благодаря Кристинке моя семья будет знать, что я жив, уж для провидицы то ли пятого, то ли шестого ранга узнать моё физическое состояние - это такая малость. - Да уж... жив, м-да. Интересно знать, надолго ли?
   Кроме боли от ушибов я страдал от жажды, голода и холода. Ночью в океане холодно, а голый металл, на котором я лежу, вытягивал из тела последние капли тепла. И судя по тому, как хочется есть и пить, то провалялся я в забытье очень долго. Сутки - не меньше.
   Ко всему прочему во мне усиливалась паника из-за текущего положения. Ведь, если меня за сутки (как полагаю) не нашли на корабле и не сняли с него, то корабль этот...
  - Да за что мне это?! - во весь голос в сердцах воскликнул я, когда активировал Дар и нащупал такую знакомую энергетику под стальной обшивкой.
   В общем, я находился на морском механоиде. Его внешний вид оставлял желать лучшего, это было хорошо видно даже ночью без источников света. Энергетика зияла чёрными пятнами и спутанными 'ячейками', иногда заметно угасала, и тогда корабль начинал замедляться. Такие потери сознания у механоида случались раз-два в час, минут по пять-семь.
   Ещё больше меня интересовало, куда же ползёт эта галоша. Явно не на мыс Доброй Надежды, так как даже с такими повреждениями механоид уже должен был там оказаться. Но раз он всё ещё в море, то на выбор три варианта. Первый: база, стараниями моих эхоров-водолазов, разрушена настолько, что перестала существовать, и мой 'таксист' сейчас просто дрейфует в океане в ожидании помощи. Второй: морской механоид банально заблудился или потерял способность ориентироваться и сейчас просто нарезает круги в одном квадрате. Если так и есть, то меня должны найти. И скорее рано, чем поздно, что в первом, что во втором случае. И третий, самый для меня неприятный вариант: механоид идёт на другую базу, о которой не знают люди или знают немногие. Например, та расположена на Индотауне, потому и ползём уже столько времени, а берегов всё не видно. Не удивлюсь, если разумные машины тишком устроили себе морскую базу на южном побережье материка на самой окраине Диких земель, откуда я однажды уже удрал.
   'И вот, блина, возвращаюсь назад, - мрачно подумал я. - Хорошо хоть, что клана Горч уже нет вместе с их лабораторией в этих краях. Вернуться к ним назад... м-да, это была бы величайшая шутка Судьбы в мой адрес'.
   Одного клана нет, но никто не даст гарантии, что там пять лабораторий от других кланов не существует. Уж очень удобное место для незаконных делишек, которые не потерпят нигде в другом месте. А Дикие земли Индотауна - это не те же территории, что в Южной Африке, тут спокойнее, так как механоидов на порядок меньше.
   'Но выходит, что не так уж и меньше, просто скрываются они до поры неплохо. Как это уже однажды было на мысе Доброй Надежды, где люди даже не подозревали, что проводят свои суда буквально в нескольких кабельтовых от замаскированной в скалах базы своих извечных врагов', - вздохнул я с тоской и ещё раз с надеждой посмотрел по сторонам. Увы, ни пятнышка, ни на горизонте, ни на небе. Ни союзного корабля, ни самолёта.
   Глава 1
   Я, что твой паразит в организме носителя, питался энергией механоида, чтобы выжить. И что тот святой, который питался святым духом, а не пищей телесной. Десять дней я провёл на борту искалеченного морского юнита врагов. Не было воды и пищи, отдохнуть толком не получалось. Только благодаря Дару целителя я поддерживал себя, забирая у врага понемногу рудиливую энергию. Днём я умирал от жары, лёжа на раскалённом металле, разогретом лучами солнца. Ночью трясло от холода.
   Так что, когда вдалеке показалась облачная стена над линией горизонта, я сильно обрадовался. Ведь это признак суши, по которой очень соскучился. Да, меня тащат прямо в логово механоидов, но так и я не дурак дожидаться того момента, когда меня размажут по искорёженной броне боевые лазеры или скорострельные малокалиберные пушки врагов.
   Высадиться на враждебный берег получилось без проблем. Механоид направлялся в устье широкой реки, впадавшей в океан. Так как здесь никаких следов базы разумных роботов я не увидел, то получается, что она где-то на реке стоит. Остаётся только оказаться поближе к берегу и покинуть борт лайнера по-английски. К сожалению, пришлось сильно рисковать и ждать, когда до берега останется чуть-чуть. Пловец ведь из меня тот ещё, запросто рискую утонуть в шаге от спасения. Или не справлюсь с течением, и меня вынесет обратно в океан.
   И вот, когда из-за рельефа дна и формы русла механоид вынужден был сильно прижаться к правому берегу, я в одно мгновение 'выпил' его. Всё, теперь подо мной лишь гора мёртвого рваного железа. После этого я выпрямился в полный рост, с силой оттолкнулся от стального борта и сиганул в мутную воду. В голове в тот момент мелькнула мысль: только бы никаких акул и крокодилов поблизости не было!
  - А-а-а... зараза! - не сдержался я от восклицания, когда тело бухнулось в кипяток. Именно им мне показалась ледяная речная вода. Часть трофейной энергии тут же направил на согревание, заставив тело работать на пределе, чтобы не скрючила ногу или руку судорога. Это для меня в такой ситуации - верная смерть.
   Повезло, что до берега оставалось менее тридцати метров, и сумел справиться с течением. А вот потом пришлось карабкаться по крутому каменистому склону, рискуя свалиться обратно в воду или подвернуть ногу на камнях.
  - Уф, наконец-то, - простонал я, когда оказался наверху, где без сил и с удовольствием растянулся на земле. Немногим больше десяти метров высоты стали для меня серьёзным испытанием. Тем более после плавания через весь океан по программе 'ничего не включено'.
   Местность была каменистая, неровная. Везде торчали камни и огромные валуны. Между ними пробивалась тощая трава и низкие кустики с почти полным отсутствием листвы, зато с кучей колючек. Кроме насекомых другой жизни вокруг я не увидел (трава не в счёт). Задрав голову вверх, я 'насладился' видом низких плотных облаков.
  - Зараза. Хоть бы солнышко выглянуло ненадолго, погрело бы меня, - буркнул я себе под нос и поежился от холода. Лёгкий ветерок вкупе с мокрой одеждой и истощением только усугублял - мёрз я страшно. Ещё чуть-чуть и смогу научится зубами стучать, как кастаньетами.
   Насколько хватало видимости - везде была всё та же безжизненная местность. Камни да чахлая флора. Ну, и куда тут идти? С другой стороны, два направления стоит отбросить - океан, верх по реке (там предположительно расположена база механоидов). Ан нет, даже три - на другой берег перебраться для меня сложно.
  - Значит, идём на восток, - хмыкнул я. - Или там не восток, а север? Ай, да и плевать.
   Балагуря сам с собой, я так отвлекал себя от тяжёлых мыслей о своём незавидном будущем. Без еды и после стольких дней энергетической диеты сил у меня хватит максимум на пару суток. Потом мне останется забиться куда-то под камень и сдохнуть на радость местным жучкам. То-то у них будет пир - такая туша высококалорийного мясца!
   Двигаясь в выбранном направлении, я не забывал крутить головой по сторонам, помня, что где-то левее может находиться база разумных машин. А где база, там и патрули. Может быть, это отсутствие живности вокруг как раз их рук дело?
   Через два часа ноги налились свинцовой тяжестью, заболело почему-то правое колено и стало колоть в груди. Так и хотелось лечь и отдохнуть хотя бы минут пятнадцать или воспользоваться запасённой энергией, чтобы убрать все неприятные симптомы. Но я только крепче стискивал зубы и упрямо шёл в выбранном направлении. Рудиливую трофейную энергию тратил буквально по капле, только чтобы не потерять сознание от усталости и иметь силы следить за окружающим миром.
   'В море и то легче было, - со злостью подумал я, шагая вперёд, как машина и иногда вскидывая голову, чтобы осмотреться на триста шестьдесят градусов. - Млина, сейчас точно сдохну'.
   В один из моментов я услышал гул над собой и не задумываясь рухнул на землю, втиснувшись между двух крупных камней, свернувшись там в позе эмбриона. И сделал это очень вовремя, так как буквально через пять секунд из облачного 'зонтика' вывалились два авиаштурмовика механоидов. Над землёй они прошли очень низко, буквально в трёх-четырёх сотнях метров.
   Проскочив немного в стороне, они через пару километров взвились вверх и скрылись из глаз. Но я ещё долго лежал, прислушиваясь и вглядываясь в небо.
   - Вот тебе и 'привал', - криво усмехнулся я, вылезая из своего укрытия спустя полчаса. - Интересно, они своего дохляка нашли или того уже унесло обратно в океан и он благополучно затонул незамеченным, а это был обычный патруль?
   Ответа я не получил, но судя по тому, что больше механоидов не увидел, то верно будет второе предположение.
   Устраиваться на ночлег начал задолго до темноты. Точнее, всё началось с охоты на... мышей. Да-да, самых обычных мелких серых грызунов, на целую стаю которых я вышел. В этом месте росло целое поле низкой травы, макушки которой венчали крошечные колоски с ещё более крошечными зернышками. Видимо, ими мыши и питались, устроив в этом месте себе логово.
   Поймать их обычными методами у меня не получалось в чём я убедился спустя пару минут. И тогда пришлось задействовать свой Дар. Повезло, что мыши даже после попыток забросать их камнями меня особо не боялись и буквально сновали в паре метров от меня, иногда останавливаясь, чтобы посмотреть на меня чёрными блестящими бусинками глаз. Вот в это время я и бил по ним Даром. Сил тратил совсем чуть-чуть, только чтобы оглушить добычу, после этого быстро оказывался рядом, хватал за хвостик и бил по ближайшему камню головой. Так я успел набрать тридцать четыре мыши, пока до остальных дошло, что их убивают. Может, запах крови выдал?
   Как только подпускать меня они прекратили, так пришлось заняться свежеванием крошечных трупиков. Тут я особо не выделывался: расколол камень, чтобы получить несколько кусочков с острыми кромками, с их помощью надрезал шкурку, стягивал ту, отрубал головы с лапками и хвостиками, потрошил и пальцем вычищал требуху. Первый окровавленный кусочек мяса (после всех манипуляций перед этим размером он был меньше моего мизинца) я едва сумел заставить себя положить в рот и сдавить зубами. Второй уже пошёл легче, как и третий. После этого я сделал короткую передышку, давая желудку привыкнуть к такой тяжёлой пище после длительной голодовки и контролируя это дело Даром, чтобы не загнуться от заворота кишок.
   Так и вышло, что охота, готовка еды и сам процесс насыщения затянулся до сумерек, и продолжать путь было бессмысленно, если только у меня нет истового желания сломать себе ногу в темноте. Поэтому, отойдя недалеко от мышиного поля, я нарвал травы, сколько получилось, и устроился в небольшой ямке, заполненной землёй. На камнях ночевать меньше всего хотелось, что это и какое состояние будет после - я прекрасно знаю. Но даже так ночь прошла в полудрёме и ознобе. Впрочем, утром было не лучше и согрелся я больше от зарядки, чем от того рассеянного солнечного света, проходившего сквозь облака. Это что касалось внешних факторов.
   А вот насчёт внутренних... с ними, в общем, всё было чуть лучше. Мой организм ожил. Около двухсот грамм сырого мяса с кровью, что я употребил за вечер и помог правильно усвоиться с помощью Дара, дали мне сильный толчок на пути на поправку. Даже не пришлось себя искусственно бодрить. И вместе с этим пробудились жажда и голод, которые заглохли в океане, когда организм поддерживал при помощи Дара и энергии механоида, к которой я присосался, как пиявка.
   Насчёт еды я был спокоен: мышей на поле неподалёку было полно, хоть селись рядом и питайся ими всю жизнь. Болезни, переносимые грызунами? Моно-диета? Мне, как эхору целителю всё это было не страшно. А вот с водой дело обстояло куда хуже. Мне пришлось потратить ещё день, чтобы отыскать в нескольких километрах от мышиной плантации небольшой родник. Это грызунам вполне хватает росы и конденсата на камнях, а я замучаюсь собирать эти капли влаги. Да и набрав стакан, у меня полтора уйдёт с потом и дыханием.
   Но вот всё наладилось: появилась пища, вода, силы стали возвращаться. Через три дня я стал чувствовать себя отлично и мог продолжить путь. Теперь я уже не плёлся, как паралитик, а бодро шагал, оставляя за собой километр за километром.
   К слову, заметил я кое-что интересное: трофейная энергия, что капельками повисла на моей энергосети организма, испарялась в окружающий мир на порядок медленнее, чем до этого. Словно, организм после всех передряг научился экономно расходовать полученное добро. Десятидневная энергетическая диета перестроила его на то, чтобы не разбазаривать попусту полученные трофеи.
   Эх, мне бы это приобрести раньше, когда жил в Африке и охотился на механоидов. Тогда я к текущему моменту точно заимел бы шестой ранг. А в то время больше девяноста процентов энергии у меня уходило из тела наружу или я тратил (чтобы получить пользу) на лечение и повышение рангов. Лишь несколько процентов получалось усвоить и усилить свою энергетику эхора.
   - Хорошо бы, чтобы эта плюшка так и осталась бы со мной, - мечтательно произнёс я. - Будет обидно, если она исчезнет, когда лишения прекратятся.
   Я истово желал, чтобы организм включился на накопление энергетического жирка. Ведь не секрет, что люди, испытавшие длительный и суровый голод после него начинают быстрее других набирать вес и у них образуется как будто сама собой толстая жировая прослойка. Вдруг, нечто подобное сейчас происходит со мной?
   Несколько раз в день во время привалов я помогал энергосети быстрее впитывать 'капельки', доставшиеся от морского юнита механоидов. Значительную часть переводил на 'сетку' дара целителя, и немного направлял во вторую, полагая, что способность к созданию собственных клонов в этом месте мне понадобится в последнюю очередь.
   *****
   По грубым подсчётам я прошёл от шестидесяти до девяноста километров от побережья вглубь материка, когда наткнулся на заброшенный старый город. Хм, я сказал старый? Поправлюсь - древний! Практически полностью он был скрыт в земле. Многие деревья имели стволы такой толщиной, что я не мог их обхватить. А на земле лежали упавшие ещё большего размера. То, что под моими ногами находятся останки человеческого поселения, я узнал, когда увидел нечто вроде купола от храма или колокольни, а может это была башенка какого-то административного здания, выполненного в подобном стиле. Колоколов и креплений для них я не увидел, так что это могла быть что угодно за постройка. Всего построек я нашёл четырнадцать. Все когда-то очень высокие, сложенные из кирпича и отёсанных каменных блоков в старинном стиле.
   'Хотя, в то время это был новый стиль', - хмыкнул я про себя. Судя по всему, я вижу город времён Войны, когда на южные окраины Африки и Индостауна постоянно высаживались экспедиционные войска со Шкегера. Может быть даже, этот город был ими построен, когда агрессивное воинственное королевство сумело закрепиться здесь. Ну, а потом мощнейшая коалиция стран турнула захватчиков с обоих материков на их родной. А затем и наведались туда, где благополучно сгинули во взрывах самых первых рудиливых бомб. Тогда-то и случился разрыв метрики пространства, что привело к приходу на Землю из параллельной вселенной орды разумных машин. Механоиды добили последних жителей Шкегера и закрепились на небольшом материке, немалую часть которого составляют горы. А затем направились дальше. Результат их деятельности: так называемые Дикие земли в Африке и Индостауне, по которым я сейчас иду. Не скоро в этих местах человек сможет жить без забот и страхов.
   Побродив по лесу, возникшему на месте древнего города, я пошёл дальше. Полезного здесь мне не найти, даже куска железа в качестве оружия или орудия труда. Либо сгнило за десятилетия, либо погребено под завалами. Это не африканская территория, где сравнительно недавно (очень сравнительно, гхм) жили и не тужили в городах люди. Там до сих пор грузовиками вывозят сохранившиеся вещи из старых городов бандитские старатели, те, кто не смог выбить себе золотые прииски или влезть в работорговлю.
   К вечеру я почувствовал сильное недомогание. Резко поднялась температура, появилась сухость во рту, всё время тошнило и ломило суставы. Собственный Дар помог справиться с неприятностью. Но утром всё повторилось.
  - Отравился, точно отравился, - просипел я, когда приступ тошноты заставил меня согнуться и исторгнуть на землю воду и желчь из желудка. - Только чем, млина?
   За время путешествия я соорудил себе самодельную пращу из палки и куска ткани от одежды. После нескольких дней тренировок я научился сносно попадать в цель размером с зайца с расстояния в тридцать метров. Как раз на них я и охотился уже несколько дней. Последнего подбил позавчера, после чего пожарил и питался вчера вечером именно этим запасом. Был уверен, что мясо не испортилось, специально обнюхивал перед ужином. Выходит, что ошибался.
   Закончив отплёвываться, я подлечил себя и пошагал дальше. Два небольших кусочка зайчатины выбросил от греха подальше.
   Опять придётся переходить на подножный корм и жрать траву, как было до момента, пока после мышей не увидел зайцев. Вот только те пропали перед руинами и пока что не желают попадаться мне на глаза. Впрочем, как и прочие представители местной фауны. Прямо как вымерло всё вокруг. Только трава, деревья да насекомые сообщают, что я не в пустыне. Ну, и множество мелких ручейков в овражках, которые меня спасают от жажды.
   В полдень мне опять поплохело. Да так, что приступ скрутил меня в букву 'зю' и не дал сосредоточиться на своих сверхспособностях.
   Подлечившись, я обратил внимание, что капель рудиливой энергии прибавилось. Причём, создавалось ощущение, что их выделял мой организм. Мало того, эти капли 'висели' на печени и лёгких с почками, совсем немного, буквально несколько десяток зелёных искорок плавало в крови.
   Эта информация навела меня на мысль, что я словил банальное отравление рудилием. Выходит, раньше, когда организм усваивал малую часть того, что я получал от механоидов, он поступал правильно. Но стоило ему пойти в разнос из-за лишений, как потом он...ещё больше пошёл в разнос.
  - Дерьмо, если одним словом, - сквозь зубы проговорил я. - В бочке мёда ложка дёгтя... или наоборот, хм?
   Засыпал на голодный желудок, почистив организм перед сном от лишней 'зелени'. Энергетика растёт и наливается благодаря запасённой трофейной энергии, которая даже спустя столько дней после схода на берег всё ещё со мной в виде капелек. Но приходится тратить немало энергии на собственное здоровье, что сильно портит положительный эффект. И что тут делать - ума не приложу. Остаётся верить, что позже всё придёт в норму, и я прекращу травить самого себя. А вот что делать, если всё останется на кругах своих - не знаю.
   На всякий случай я стравил, если так можно сказать, две трети от оставшихся запасов энергии-капелек в атмосферу. Рассчитывал, что станет легче, но изменений не заметил. Всё так же температурил, 'звал Ихтиандра' и лечил себя с помощью Дара. Настроение от этого стремительно портилось, и усугублялся общий негатив от создавшегося положения отсутствием нормальной еды. Положительным моментом можно было считать отсутствие механоидов, которые уже как двое суток не показывались в облаках над головой.
   Глава 2
   Вторая неделя закончилась, как я сошёл на берег, как сам считал, Индостауна. И вот начало третьей раскрыло мне глаза на реальность. А вышло всё так.
   На третий день после того как занедужил, я вышел к нескольким холмам, между которыми раскинулось небольшое озеро, чьи берега были усеяны камнями. Обнаружив издалека водоём, я немедленно устремился к нему, рассчитывая устроить рыбную ловлю или хотя бы перекусить какими-нибудь моллюсками на худой случай.
  Через полтора часа стоял на берегу, но ни о какой рыбалке даже не думал. Все мысли вылетели у меня из головы, когда я увидел небольшие грязно-зелёные кристаллики и насыщенный зеленоватый налёт на камнях вокруг озера. Это было похоже на пятна лишайников или мха. Вот только данные растения не могут быть настолько опасны, как то, что я наблюдал.
   Рудилий.
   Сейчас я смотрел на минерал, благодаря которому этот мир так сильно отличается от моей Земли.
   Рудиливое поле. Таких на Шкегере было огромное множество после того, как на материке были взорваны десятки бомб с аналогичной начинкой. Учёные до сих пор хватаются за голову и срывают своё горло в спорах, как мог такой масштабный взрыв запустить реакцию синтеза минерала чуть ли не из воздуха. Ни один опыт ещё не привёл к повторению данной ситуации. Теоретики доказывают, что всё дело в энергии или некоем веществе, находящемся в межмировом барьере, что отделяет параллельные миры вроде как космическая пустота созвездия. Именно она, энергия (или вещество), до сих пор существует на материке. Отсюда и вечный облачный покров, который не даёт спутникам из космоса снять картинку Шкегера.
   За богатствами с этих полей люди часто снаряжают экспедиции, так как месторождения минерала на других материках можно посчитать по пальцам рук, да и те сильно истощены. А тут рудилий можно голыми руками собирать с мешки. Тонна этих кристаллов превратит любой захудалый род в обладателя миллиардного состояния.
   Ну, насчёт голых рук это я дал маху. Чистый минерал - сильнейший яд. Все экспедиции оснащены герметичными костюмами с замкнутой системой дыхания и кучей детекторов-анализаторов, чтобы не умереть во время сбора ценнейшего сырья.
  - М-да, теперь понятно, почему меня так колбасит последние дни, - я наклонился, провёл пальцем по камню, стерев с него налёт, поднёс перемазанный палец к лицу и сильно дунул. Часть зеленоватой пыльцы улетела прочь, остатки я обтёр о чистый камень, где этой гадости не было.
   Местность вокруг рудиливого поля была отравлена на многие километры. Скорее даже стоит сказать, что на несколько дней пути в любую сторону. Воздух, которым я дышал, вода, что я пил, те корешки и ягоды, что жевал - это всё было отравлено рудилием. Оттого и не видел никакой живности. И на механоидов как-то влияет минерал, раз озеро эта братия стороной облетает на десятки километров. Судя по всему, только растительность отлично себя чувствовала от такого соседства. Не имей я возможностей самолечения на высочайшем уровне, то не дошёл бы никогда до озера. Скорее всего, ещё вчера вечером или сегодня ночью отошёл в мир иной.
   И так получается, что зря я скинул запас рудиливой энергии, ошибочно полагая, что нездоровиться мне из-за неё.
  - Сука! - я в сердцах пнул небольшой камень, на котором зеленели кристаллы рудилия, отправив его в воду.
   Шкегер.
   Я на Шкегере. А это равнозначно смерти. Не загнусь от испарений минерала, так рано или поздно мне прикончат механоиды.
  - Вернулся, называется, на Родину, - вздохнул я.
   Предки мои (точнее предки тела, в котором оказалась моё сознание) были родом с этого материка. То ли, беженцы, то ли военнопленные. Держались достаточно дружно, да и не могло быть по-другому после Войны. Ведь шкегерцев травил каждый, кто только мог, обвиняя в миллионных жертвах и немыслимых грехах. Даже родители были шкегерцами и пытались привить любовь и уважение к своей уничтоженной Родине. Вот только с ребёнком им сильно не повезло. Эта избалованная деточка пропускала мимо ушей девяносто процентов информации. Единственное что в него полноценно вложили - знание языка. Сейчас это знание перешло ко мне, но пользы от него не видел ни малейшей. После того, как родители Санлиса погибли в катастрофе, парень полностью забил на их уроки.
   Бросив в последний раз взгляд на кристаллы, я повернулся к озеру спиной и как мог быстро зашагал прочь.
   Суждено мне погибнуть или нет - это ещё бабушка надвое сказала. Но складывать лапки на груди как та пресловутая лягушка в горшке с молоком, я не хочу. Не хочу и не буду!
   Минуты слабости и отчаяния, наведённые хворью, прошли, когда я вспомнил об экспедициях с Большой земли на Шкегер. Мне просто нужно дождаться одну из них и заставить, упросить, купить, в конце концов, себе место в ней. Даже если придётся ждать несколько месяцев - я готов.
   Ко всему прочему, не стоит скидывать со счетов мою жену провидицу. Очень надеюсь, что в своих видениях она сумеет определить моё текущее положение. И тогда семья отправит отряд спасателей за мной.
  - Пока дышу - надеюсь, - тихо произнёс я. - Кто бы ни придумал эти строчки, но он дьявольски прав.
   Граница отравленных рудилием земель лежала в полутора днях пути от озера. До этого я так долго шёл к водоему из-за недомогания, буквально тащился, делая частые остановки. Вот только стоило мне узнать причину болезни, как скорость передвижения резко взвинтил, иногда прямо на ходу помогая себе при помощи Дара убирать усталость и чистить организм от зелёного яда. Лишь бы поскорее оказаться в безопасности, где без боязни можно пить воду и охотиться.
   Шёл я обратно к побережью, где больше всего шансов встретить спасателей.
   Рядом с океаном пришлось учиться прятаться от патрулей механоидов. Больше всего я видел летающих юнитов - авиаштурмовиков, 'ос' и незнакомых модификаций. Всего трижды замечал пешие патрули, среди которых встречались многоногие и гуманоидные конструкты, превышающие три метра в высоту. Прямо тебе шагающие танки из японских анимешек и манг.
   *****
  - Грёбаный батлтеч, - с ненавистью прошептал я, прячась от пешего патруля, который прошёл мимо меня в каких-то четырёх сотнях метрах. - Сюда бы моих девчонок и тогда от вас бы остались только шкурки, годные лишь на продажу.
   На Шкегере я был уже больше месяца.
   И было удивительно, что до сих пор жив да ещё великолепно (ну, преувеличиваю, конечно, но не сильно, хе-хе) влился в местную экосистему. Поистрепался, пообносился, оброс... Но зато живой и здоровый. Ко всему прочему за эти четыре недели с небольшим, я узнал многое о своём Даре и сумел его развить.
   Либо просто-напросто перешагнул на новую ступень в табеле эхоров.
   Дождавшись, когда вражеский патруль скроется за горизонтом, я выполз из своего укрытия, подобрал мешок из сыромятной кожи и бегом помчался к быстроходной речке в нескольких километрах от этого места. В мешке лежали пятнадцать килограмм кристаллов рудилия. И ещё около центнера спрятано в скалах в километре от моего логова.
   Заняться сбором драгоценного и опасного минерала меня заставили сразу несколько факторов. Во-первых, мне срочно нужно было занять себя чем-то, желательно чтобы дело требовало максимум вложения сил и мыслей, чтобы не оставалось ничего на хандру и пораженческое настроение в духе 'шеф, усё пропало, усё пропало!'. Во-вторых, минералом я рассчитывал расплатиться с будущими своими спасателями, чтобы они не рисковали зря и не тратили время на дорогу к рудилиевому полю, подставляясь под патрули механоидов, которыми тут всё кишмя кишело. И, в-третьих, я им питался. Удивительно звучит, согласен. Но мой организм эхора впитывал энергию из той гадости, что его же и отравляла. Что это было, радиация или испарения - не знаю.
  Думаю, любой другой сверхчеловек с рудиливой 'сеткой' столкнётся с тем же самым. Но! Только такой как я может сам себя лечить. При этом на восстановление уходила львиная часть минерала, попадающего в организм извне. Но я не жаловался, даже привык к частым недомоганиям, после которых приходила бодрость и понимание, что я стал ещё чуточку сильнее.
   Кристаллы рудилия я собирал на крупном минеральном поле, раскинувшемся в сотне километрах от побережья. На нём встречались кристаллы размером с мой кулак, что было очень кстати для моего плана. Добирался до него бегом за пару дней, а потом сплавлялся по небольшой быстроходной речушке, которая впадала в крупное озеро недалеко от океана. Плотик делал из тростника камыша, в изобилии растущего по берегам реки. Благодаря этому я возвращался к своему логову уже на четвертой день. Ещё два дня отдыхал, лечился и уходил в очередной рейд.
   Из-за всего этого я сильно изменился внешне. Теперь я уже не был похож на юношу со взором горящим, худощавого и выглядящего моложе своих лет. Я прибавил в весе и сильно. Если до этого во мне было порядка семидесяти пяти килограмм, то сейчас масса тела перевалила за девяносто. Точно измерить не получалось, так как использовал камни и жерди, когда загорелся идеей узнать результаты своего вмешательства в организм. Там, где раньше были небольшие мускулы, сейчас сквозь кожу проступали сухие рельефные мышцы. Особенно хорошо были видны изменения на ногах. Сейчас я без больших усилий мог легко войти в тройку мировых призёров по мужскому фитнесу, где даются оценки за гармоничное развитие тела и проработку каждой мышцы, подчёркиваемой специальной бронзовой краской (что делалось для жюри и зрителей).
   Раньше я не видел нужды в такой перестройке. Плюс, двум моим жёнам не нравились качки, Кристине и Мире. Они даже тайком от прочих и друг от друга попросили меня оставаться в прежней форме - подтянутым, худощавым, с тоненьким слоем жировой прослойки.
   Но здесь, где от выносливости и скорости зависела моя жизнь, пришлось серьёзно заняться собой. Впрочем, мускулы у меня буграми не перекатывались, значит, сильно просьбы девушек не нарушил. Вообще, я был больше жилистым, чем мускулистым. Примерно так выглядят, как бы так сказать, профессиональные шаолиньцы. У этих монахов в рационе практически нет мяса, которое так необходимо для роста мышечного корсета, но при этом они тягают тяжести сопоставимые с весами пауэрлифтеров. Всё это заставляет расти сухожилиям. Может, кто-то, кто лучше в теме понимает, тот сумеет лучше меня разложить по полочкам, ну а я сказал, что когда-то услышал в одной из программ 'дискавери'.
   В общем, я наращивал и мышцы, и сухожилия, заодно упрочняя кости со связками. Знать анатомию и быть врачом с многолетним стажем мне не требовалось. За правильность вмешательства в организм отвечали цветовые маркеры 'узелков' и 'ячеек' энергосети и собственные ощущения.
   Наконец, я оказался рядом с рекой, которая спасала меня от сложностей в дороге и её (дорогу) изрядно сокращала. Остаётся только потратить час на сбор строительного материала, связать кожаными ремешками плот, замаскироваться на нём под кучу плавучего мусора и можно будет отправляться домой.
   Скинув мешок с кристаллами на землю, я достал короткий бронзовый нож и полез в самую гущу зарослей тростника. Я старался каждый раз срезать тростинки в глубине, чтобы проплешины нельзя было увидеть с воды или берега. Нож был самоделкой из бронзовой пластины, которую я отыскал в руинах древнего города. Из неё же я вырубил-выпилил при помощи камня три грубых огромных крючка для рыбной ловли. Впрочем, учитывая, что леса у меня была сплетена из кожаных нитей, нарезанных из заячьих шкурок, и была толщиной в половину мизинца, их размер казался нормальным. Да и клёв был стабильным на потроха и кусочки мяса от моей наземной добычи.
   Работа была привычная, монотонная и я ушёл в неё с головой. В этот раз мне не требовалось делать плот большим, так как груз в мешке был заметно меньше, чем в прочие ходки. Потом этот плот перенесу в своё убежище, утепляя его и защищая от ветра, который постоянно гулял между камней. Прочие плотики уже стали моей постелью и подстилкой на пол, частично закрыли стены.
   Эта привычность и сыграла со мной роковую роль.
   В шум, который создавал я в процессе работы, вплелись чуждые звуки и услышал я их тогда, когда стало поздно: те, кто их издавал уже вплотную подошли к тростнику.
   '***здц!', - пронеслась мысль в голове, от которой в груди поселился холодок и задрожали ноги. Я плавно опустился в грязь, в которой рос тростник и замер, молясь, чтобы механоиды прошли мимо. Привычно заставил тело застыть, усмиряя сердечный ритм и заставляя кровь покинуть внешние сосуды. Раньше меня это всегда спасало от обнаружения патрулями механоидов. Малое тепловое пятно ими воспринималось за разжиревшего зайца, на которых разумные машины не обращали внимания. А вот кого-то крупного, например, оленя, косулю, волка я не встречал ни разу и не видел их следов. Скорее всего, они роботами уничтожались безжалостно.
   Но раньше они никогда не подходили так близко. Сейчас между нами нет и сотни метров.
   'Мимо, идите мимо, чёрт бы вас побрал, - молил я про себя, вжимаясь всем телом в холодную и вонючую грязь. - Здесь никого нет, просто обычный бобёр или ондатра корешки грызёт... ну же, уроды, валите обратно к себе!!!'.
   Увы, мои телепатические посылы разбивались о стальные лбы механоидов. Уже скоро я их увидел: два юнита гуманоидной конструкции ростом три или три с половиной метра с массивными корпусами, которые иногда начинали рябить и размываться. Видимо последнее - это работа системы маскировки-хамелеона.
   Они точно шли ко мне, но почему-то не стреляли. То ли не уверены в том, что здесь кто-то есть, то ли хотят взять живым. Вот эта мысль, что могу попасть в руки бездушных металлических созданий, стала последней соломинкой, что сломала хребет здравому смыслу и выдержке. Вместо того чтобы дождаться, когда монстры приблизятся поближе и ударить своим Даром, я вскочил и рванул прочь.
   Ну, как рванул - скорее заковылял, так как мышцы задеревенели.
   Едва меня заметили, как один из механоидов буквально прыгнул ко мне, оказавшись рядом в считаных метрах, и протянул кошмарную клешню в мою сторону.
  - Ма-ать твою, сука долбанная!!! - заорал я, практически полностью потеряв голову от ужаса.
   Фактически, это был нервный срыв, который копился всё время, пока я плыл на механоиде по океану, потом исследовал побережье, умирал от отравления и собирал минерал, прятался от патрулей и строил планы на спасение. И вот сейчас этот психологический гнойник прорвался, затуманив рассудок страхом и отчаянием. Всё-таки, я не военный ни в этой, ни в прошлой жизни. Кое-чего нахватался за время жизни в Африке, но и привык заодно к тому, что рядом стоит всегда кто-то из сильных боевых эхоров, на кого можно было положиться. Оказавшись один и далеко от дома в эпицентре опасности, я долго крепился, но результат вот он - ору, визжу и, кажется, вот-вот обмочусь от страха. Но кто бы на моём месте вёл бы себя по-другому с моими исходными данными? Вот то-то.
   Я ударил от страха всей мощью своего Дара, разрывая в клочья энергосеть механоида, которая показалась мне какой-то жидковатой, тусклой и редкой. Тот как тянулся ко мне, так и рухнул всем телом плашмя, воткнув клешню в прибрежный ил.
   А потом раздался треск, похожий на звук включённого электрошокера (очень большого и мощного шокера!) и я отключился, прям как механоид, которого только что прикончил. Боли я не почувствовал, к слову. Или организм сам помог мне уйти безболезненно в черноту беспамятства, или разряд сжёг все нервные рецепторы, которые не успели передать боль в мозг. В последнем случае я практически труп, так как не смогу прийти в себя и отлечиться. Разве что, организм самостоятельно запустит Дар. Да только на это надежды мало.
   Глава 2
  - Юла, ну как же так? Зачем? - тоскливо произнесла молодая женщина, одетая в облегающий тёмно-серый костюм с капюшоном. - Я донесу двоих.
  - Меня на внешней подвеске? Не пойдёт, Литания, - отрицательно качнула головой её собеседница в точно таком же костюме. Со стороны они выглядели любительницами дайвинга, так как одежда сильно походила на водолазные резиновые костюмы. - Мехи засекут меня, и, значит, тебя тоже.
  - Бросить его! - Литания со злостью покосилась на мужское тело, лежащее рядом с её МПД.
  - Мужчину?
  - Да! - запальчиво произнесла та.
  - Об этом узнают и тогда нас обеих спишут, а то и в штрафники отправят. А там мы с тобой проживём несколько месяцев.
  - Зато вместе проживём, Юла, - девушка взяла её ладонь обеими руками и умоляюще посмотрела той в глаза. - Пожалуйста, любимая.
  - Я не хочу, чтобы ты умерла так рано, - её напарница почувствовала, как слёзы щиплют глаза. - И я прошу тебя, довести этого человека до базы. Это очень важно, понимаешь? Надо узнать кто он и откуда. И я постараюсь выжить. Ведь он сумел, значит, смогу и я. А потом ты вернёшься за мной.
  - Вернусь, клянусь! - порывисто произнесла, почти выкрикнула Литания и бросилась в объятия своей любовницы. Отпустить Юлу было выше её сил, поэтому старшей в паре разведчиков на МПД пришлось буквально отрывать девушку от себя.
   После этого незнакомец, пребывающий в состоянии сна после инъекции, был уложен женщинами в специальный отсек-люльку на внешнем корпусе МПД. Уместился он с трудом и в позе эмбриона. Литания пополнила боезапас в своём мобильном доспехе, воспользовавшись испорченным МПД.
   Перед тем, как забраться на место пилота, Литания шагнула к Юле и впилась ей в губы жарким поцелуем, оторвалась от неё лишь через минуту:
  - Дождись меня, прошу только об одном - дождись.
   Спустя пять минут МПД, прикрывшись маскировочным полем, быстро направился вглубь материка. Вслед ему смотрела крохотная на его фоне стройная человеческая фигурка в светло-сером 'водолазном' костюме.
   *****
   Я пришёл в себя в незнакомом помещении, больше похожем на больничную палату и тюремную камеру. Минимум обстановки, нет окон, дверь даже с виду непробиваемая и в ней - что примечательно - имеется 'глазок' размером с мячик для тенниса, прикрытый с другой стороны заслонкой. Из одежды на мне имелись только просторные тёмные трусы из однотонной тонкой ткани.
   Лежал на узкой кровати, высоко поднятой от пола, прикрытый до середины груди белым покрывалом (на одеяло не тянуло - тонкое, для простыни - толстое). Под головой находилась небольшая жёсткая плоская подушка. Матрас не менее жёсткий.
   'Прям ложе для страдальцев спиною, - подумал я, оценив степень удовольствия от сна на такой кровати. - То-то бока так болят'.
   Впрочем, болели не только бока, но и голова, хотя и не сильно. Привычно потянулся к Дару, чтобы улучшить самочувствие и вдруг... не смог. Энергосеть работала, я чувствовал энергию в ней, но она была, словно прикрыта от меня чем-то непроницаемым. Будто её скотчем обмотали в несколько слоёв.
  - Что за?!. - в полный голос воскликнул я.
   Сразу вспомнил свои недавние приключения, и после этого стало страшно. Теперь понятны стали ассоциации и мысли о сравнении тюремной камеры и больницы. Ведь если я попал в лапы механоидов, то меня ждут впереди опыты. Какие? Да мало ли что может прийти в процессоры этих тварей, не переносящих род людской? Вдруг они наконец-то догадались, что можно использовать одну жизнь против другой: вирусы и бактерии против людей? И я здесь в качестве подопытной мыши. Потому и заблокировали мои способности. О способе можно гадать бесконечно, но ничего удивительного в этом, я не вижу. По сути, эхоры являются самым грозным противником для разумных машин. Пятые и шестые ранги в одиночку могут уничтожить дестроера. Так что, те должны в любом случае искать способы блокировать наши способности. Хорошо бы, чтобы эффект был временным. Не представляю, как я смогу прожить без Дара, к которому уже привык.
   Откинув в сторону покрывало, я соскочил на пол, отметив про себя, что он тёплый, да и сама температура в комнате комфортная, я быстро дошагал до двери и попытался заглянуть в 'глазок'. Как и ожидалось, с нулевым эффектом - заслонка была непрозрачная, и даже полоски света не удалось увидеть, если, конечно, помещение с той стороны освещено сейчас.
   Надавив на дверь, убедился, что она как монолит. Потом стал осматривать стены, пол с потолком, пытаясь найти подсказки... да хоть какие-нибудь. И просто стремился занять себя делом, так как сидеть и ждать своей участи было страшно.
   За этим делом меня и застали гости (или хозяева?).
   Дверь открылась бесшумно. В этот момент я ощупывал стену напротив неё и стоял спиной. Лишь лёгкое дуновение ветерка сообщило, что что-то в комнате изменилось. Резко обернувшись назад. Я увидел двух женщин.
   Женщин!
   Не роботов, не их дроны или механизмы, не стелсеров или штурмовиков. С другой стороны ещё неизвестно кто скрывается под этой оболочкой. Почему-то сразу же вспомнил старый американский фильм, про засланцев в прошлое людьми и роботами, с прямо противоположными задачами. И сериал про войну с роботами, где люди скрывались от них на космическом корабле, не зная, что и там имеются замаскированные под них жестянки.
  - Здравствуй, - поздоровалась одна из них, выглядящая моложе своей спутницы лет на пять. Если первой было лет двадцать пять или двадцать семь, то эта казалась не старше двадцатилетней соплюшки. Но при этом властность и уверенность так и лезли из неё, давили на окружающих.
   'Эхора, наверное, если не терминатрикс, конечно, - подумал я про себя, и тут до меня дошло совсем другое. - Что?!'.
   Со мной поздоровались на языке, который я слышал в последний раз, когда ещё были живы мои родители. Настоящие, а не приёмные.
  - Ты слышишь нас? - задала новый вопрос девчонка и нахмурилась. - Понимаешь?
  - Да, понимаю, - ответил я и сопроводил свой ответ кивком. - А вы кто?
   Женщины переглянусь между собой, потом молодая продолжила общаться со мной.
  - Я Маора Рекит, старший следователь внутренней безопасности клана Долн. Она, - быстрый кивок в сторону двадцатипятилетней, - Ребека Олтастна. Слуга и второй секретарь магистратуры клана Долн. А ты?..
  - Глава рода Рекдог, Санлис Рекдог, - представился я, не видя никакой причины, почему нужно скрывать правду и тут же задал самый животрепещущий вопрос на данный момент. - А что со мной? Почему я так странно себя чувствую? Не могу воспользоваться своей Силой.
   Следователь отмахнулась было от моих слов:
  - Это сейчас неважно...
  - Важно, ему стоит знать, - перебила девушку секретарь, мимолетно посмотрев на ту с недовольством. - Вам сделали блокаду Дара. Он вернётся через две, может, три недели. Никаких последствий после использования спецпрепарата не будет.
  - Если не сделать во время действия первой инъекции вторую. Тогда Дар может пропасть навсегда, - вставила свои пять копеек Маора, чем заработала ещё один недовольный взгляд.
   М-да, а между секретариатом, ну или магистратурой (не знаю, что это вообще за служба такая) и службой следователей никакой любви нет и в помине. Интересно, это как-то поможет мне или пустая бесполезная информация?
  - Это правда? - я посмотрел на Ребеку.
  - Да, так. Но подобное грозит только отъявленным преступникам и без суда применять спецпрепарат для погашения Дара запрещено. Нарушителя ждёт очень серьёзная кара.
  - Если об этом только узнают особые органы, - опять вернула едкую фразу молодая девушка. Хотя, судя по её должности, ей точно не двадцать лет и даже не тридцать. - Пожалуй, хватит об этом, раз тему разъяснили. Хочу спросить о твоём роде.
  - Спрашивайте, - буркнул я, отметив, что в отличие от своей спутницы следователь мне 'тыкает'.
  - Я впервые слышу о таком. Кто дал герб, где, когда?
  - И почему у вас такое странное произношение? - едва замолкла Маора, как мне задала вопрос Ребека.
  - А это что за место? - спросил я.
   Обе синхронно нахмурились.
  - Извините, что не тороплюсь с ответами, но мне будет проще их дать, когда проясню своё местонахождение, - пояснил я. По сути, я уже почти на сто процентов был уверен, что нахожусь на проклятом материке, где неведомо как сумели выжить люди. То, что вижу перед собой людей - это не обсуждается. Или я хочу верить в это, но даже если это и так, мало шансов, что меня дурачат механоиды. Просто я хотел убедиться окончательно, раздавить до конца червячка сомнений, точащего мою душу.
  - Графство Долн.
  - Город?
   Следователь посмотрела на спутницу и та ответила:
  - Город Неорипиц. Но какое отношение это имеет?..
  - А материк? - перебил я её.
  - Что?!
  - Материк?!
   Обе женщины воскликнули одновременно и с сильнейшим удивлением посмотрели на меня.
  - Да, материк, - хрипло произнёс я, чувствуя, как ускорило свой ритм сердце от волнения.
  - Шкегер. Мы находимся в городе Неорипиц графства Долн, на территории клана Долн в долине Южный Линц центрального горного хребта материка Шкегер, - чётко произнесла Маора, впившись в меня колючим взглядом.
   Практически все названия мне мало что говорили. Впрочем, хватило и одного - подтверждение подозрений, что нахожусь на проклятом материке.
  - Значит, Шкегер, - прошептал я и на несколько секунд закрыл глаза. - Вы знаете про другие материки?..
   Про материки они знали и даже были уверены, что там живут люди, точно так же, как живут на Шкегере. Вот только они не могли себе даже представить, что проблема механоидов коснётся лишь их одних. Главы кланов о таком не думали, имея личный пример перед глазами. Ну, или они в курсе данного момента, но просвещать нижестоящих не торопятся, так как сложившаяся ситуация их полностью устраивает.
   Мне даже устроили беглое знакомство с историей после разрыва пространства между вселенными. Из-за наступающей армии врагов, шкегерцы сотнями тысяч бежали в центр материка в горы, оставляя свои города со всем имуществом на поживу экспедиционному корпусу. Потом тех не стало, но взрывы привели на их землю страшных существ из металла, для которых биологический разумный вид был красной тряпкой для быка. Ко всему прочему активизировались вулканы, которых на маленьком материке было полно. Ядовитое облако пыли закрыло небо, уничтожая осадками людей вместе с разумными машинами, которые устроили глобальную зачистку территории, где оказались волею случая.
   Шкегерцев спасли лишь города и базы в городах, да то, что изначально механоидов на Земле оказалось слишком мало. Через несколько лет горная система известная как Линиры (центральный горный хребет - это её часть), стала единственным местом, где жили люди. Весь остальной материк оказался захвачен механоидами, которые хоть и уступали в численности на пару порядков людям, но превосходили тех в классе вооружения минимум на порядок. Чуть позже количество разумных машин значительно выросло.
   Шкегерцы и раньше были людьми, про которых один из видных деятелей моего мира мог пафосно сказать 'гвозди бы делать из этих людей, крепче бы не было в мире гвоздей!'. Они воевали постоянно, что однажды и привело их на край гибели. Вообще, если про прочие страны можно сказать, что это страны с армией, то о жителях маленького материка стоит говорить прямо наоборот: армия с государством. После начавшейся войны с механоидами выжившие и новые поколения стали только сильнее и крепче, а увеличение рудилия в окружающей среде привело к повышению рождаемости эхоров и повышению максимального среднего ранга. Плюс, трофеи механоидов дали толчок для роста технологического развития Шкегера. В то время, когда в Европе, России, Азии только-только стали появляться электронные девайсы, то здесь ими были завалены полки в магазинах. Эра компьютеров на Шкегере загорелась лет на тридцать раньше, чем в остальном мире. Все те вещи, которые в моё время считаются секретными и продукцией следующего поколения у местных уже давно в гражданском и массовом обиходе.
   Ну, и проблема с мужчинами здесь стоит более остро, чем на остальной части суши. Впрочем, мои собеседницы эту тему обошли вниманием. О проблеме я узнал из обмолвок, не напрямую, и отвечать прямо никто из парочки красавиц не пожелал.
   Разговор затянулся на несколько часов. Минут сорок спрашивал я и получал ответы, а потом начался сущий ад. Следователь и секретарь, чуть ли не кишки из меня вытягивали своими расспросами, точнее допросом, так как ничем другим я этот процесс, что происходил и с моим, и с их участием, я назвать не могу.
   Едва они ушли, и я свалился на постель и задремал, надеясь восстановить силы, потраченные в многочасовой беседе, как за мной пришли три девушки в одинаковой форме. Под их, то ли охраной, то ли конвоем, я попал в новую комнату, где мне дали одежду, время, чтобы принять душ и сделать прочие надобности, после чего повели дальше. Дорога закончилась в огромном помещении, которое явно было гаражом. Здесь я был усажен в автомобиль с закрытыми окнами между двух крепких высоких женщин в тяжёлом боевом облачении. Ни самому повернуться, ни повернуть голову - всё тут же пресекалось охранницами. Я после жизни на Шкегере в роли Робинзона окреп и раздался в ширину, но рядом с этой парочкой чувствовал себя первоклашкой в строю пятиклассников.
   Два часа пути, последняя треть которого машина катила по неровной дороге, что сразу же вызывало о ней мысли, как о загородном просёлке, и вот я вновь оказался в подземном гараже. Этот уступал в размерах первому в несколько раз. Да и дорога, по которой меня провели из гаража в новую комнату, была куда как короче, чем предыдущий путь, проделанный на своих двоих ранее.
   Комнатка была уютной, обставленной в стиле модерн: плавные линии, в том числе и в мебели; мозаика на потолке; арочные большие окна; две колонны, окружённые фигурными кованными многоярусными подставками под цветочные горшки, делящие комнату пополам; большая люстра. Последняя горела дюжиной ламп, спускающих мягкий тёплый свет. Это сделано было из-за плотных штор, закрывающих окна. И никого больше, кроме меня тут не было, охранницы же остались в коридоре, пропустив меня в комнату и закрыв за спиной дверь. Во мне тут же пробудилось любопытство, и я шагнул вперёд, намереваясь заглянуть за шторы.
  - Не стоит этого делать, - громом прозвучал тихий женский голос позади меня, когда я уже протянул руку, чтобы взяться за толстую ткань.
  - Блин! - аж подскочил я и резво развернулся. - Напугали.
   За мной стояла высокая стройная девушка, светлокожая и с яркими рыжими волосами, затянутыми в хвост на затылке. Красивая фигурка незнакомки была обтянула кремовой блузкой и тёмно-серой клетчатой юбкой с уймой складок.
  - Присядьте, пожалуйста, - произнесла она, и указала рукой на небольшой кожаный диванчик, стоящий в центре второй половины комнаты спинкой к окну.
  - Для вас - всё что угодно, - широко улыбнулся я ей и опустился на диван. - Что-то ещё?
  - Подождите несколько минут. Сейчас подойдёт госпожа для беседы с вами. Советую вести себя сдержано и не тянуть с ответами на вопросы, которые вам будут заданы.
  - Понятно, - чуть скис я. - А здесь кормят?
  - Позже.
  - Понятно, - опять повторил я ещё более кисло.
   Несколько минут - это ровно двенадцать (спасибо большим напольным часам, которые стояли в углу). Спустя семьсот двадцать секунд после моего появления в комнате, двери вновь распахнулись и впустили красивую высокую женщину с потрясающей фигурой. Возраст у неё так сходу я не мог определить без своего Дара. Ей могло быть и двадцать пять и сорок пять. Светло-русая голубоглазая красавица. Стилист превратил её каре в 'художественный беспорядок'. Тонкая шея практически не имела морщинок. Лицо узкое, прямой нос, тонкие брови. На губы гостья (или точнее хозяйка дома, если я не ошибаюсь) нанесла розовую помаду. Одета почти так же, как рыженькая, только цвета блузки и юбки светлее, а сама юбка строгая и слегка ниже колен.
  - Ли, ты свободна, - произнесла незнакомка, даже не глянув в сторону рыженькой.
  - Да, госпожа, - поклонилась та и буквально испарилась.
   Как только мы остались одни, женщина представилась:
  - Я Тирилла Долн, ко мне обращайся - госпожа Долн. Это ясно?
  - Да.
   Та выразительно посмотрела на меня.
  - Да, госпожа Долн,- поправился я.
  - С твоей историей я ознакомилась. Скажу честно, что до сих пор с трудом верю в неё. Точнее, в ту сказку, что ты рассказал моим помощницам о жизни на остальных материках.
  - Не верите, что механоиды постоянно получают по своей морде и убираются к себе не солоно хлебавши? - догадался я о том, что именно она хотела сказать. - А какой смысл мне врать-то?
  - Возможно в том, что ты даже не был ни разу на других материках, - вкрадчиво произнесла собеседница.
  - То есть? А-а, дошло... тогда какой смысл в том, что вы со мной возитесь, госпожа Долн? - развёл я руками. - Если я родился на Шкегере и меня заслали к вам конкуренты, то могли бы придумать нечто другое, чем сказка о пришельце с края света. Да и сколько шансов в том, что меня бы нашли на побережье разведчики и смогли бы доставить в горы за тысячи километров? И зачем такие сумасшедшие траты на подобную операцию, в которой всё поставлено на слепой случай?!
  - Тихо, - она оборвала меня, разошедшегося в запале возмущения. - Рассказывай всё сначала. Хочу твою историю услышать лично.
  - А можно сначала поесть и попить, госпожа Долн? - спросил я, и в этот момент очень удачно зарычал желудок, среагировавший на мысли о пище.
  - Ты голоден?
  - Да. Меня уже давно не кормили, только расспрашивали и перевозили. Я даже не знаю, когда ел в последний раз.
  - Ли! - женщина слегка повысила голос.
   В комнате так же незаметно, как и раньше появилась рыжеволосая девчонка. Может, у неё сверхспособность такая?
  - Госпожа?
  - Прикажи, чтобы сервировали небольшой стол для нашего гостя, который изнемогает от голода. И передай, что я недовольна поведением подчинённых Риоливы, которые должны решать все проблемы, а не перекладывать часть их на мои плечи, - с лёгким холодком в голосе произнесла хозяйка.
  - Да, госпожа.
   Буквально через пять минут в комнате появился столик на колёсах, который вкатила незнакомая (хотя, они тут все мне незнакомы) темноволосая девушка с белым передником и косынкой. Буквально за полминуты она переложила несколько тарелочек, стакан, чайник с чашкой, сахарницу и кучу прочих обеденных принадлежностей и покинула комнату.
   От запаха еды у меня слегка закружилась голова, и мощно заревело в животе. Ко всему прочему во рту стала обильно выделяться слюна.
  - Это для улучшения секреции желудка, - Ли положила на столик передо мной оранжевую капсулу с фалангу большого пальца. - Чтобы не случилось болей из-за длительного перерыва в приеме пищи.
   Я раскрыл контейнер, посмотрел на две желтых таблетки, секунду думал, чтобы отказаться, но потом решил, что травить и давать какое-нибудь наркотическое вещество бессмысленно, так как его можно и в еду добавить. И решил поверить словам рыжеволосой красавицы, после чего проглотил таблетки, запив соком.
   Ел я быстро и торопливо, старался сдерживаться, но часто забывал и вновь начинал набивать рот. Пару раз заметил недовольный взгляд госпожи Долны, но вести себя, будто я на великосветском рауте, не мог заставить. Зато и покончил со всеми блюдами быстро, не заставил себя долго ждать.
  - Извините, госпожа Долн, - повинился я, отставив пустую чашку с чаем. - Что-то нашло. Как говорится у меня на Родине: голод не тётка.
  - Если это всё, то я жду ваш рассказ.
  - Хорошо...
   И вновь мне пришлось рассказывать всё то, о чём поведал следачке с секретуткой несколько часов назад. Разве что моя нынешняя слушательница задавала вопросов очень мало, причём, все они были совсем другими, чем у предыдущих вопрошателей. И странными. Вот зачем ей, интересно мне знать, нужны цены на еду, косметику, ширпотребовскую электронику? Или о зарплатах, марках машин, сортах топлива? О времени захода и восхода солнца? Или о скорости загара?! В этих вопросах была какая-то подоплёка или она таким образом сбивала меня с толку, пытаясь поймать на противоречиях, чтобы я ошибся в своей 'лжи'?
   У меня под конец беседы сел голос, так что Ли пришлось принести графин с каким-то приятным тёплым молочным коктейлем, который отлично помог мне с возникшей проблемой.
   Болтать пришлось больше двух часов. Но это куда лучше того марафона, который мне устроила предыдущая вопрощающая парочка.
  - Ли, - женщина резко оборвала меня на середине фразы, позвав свою помощницу, - я услышала достаточно. Сейчас его забираешь и отправляешь с командой Метелицы к моей тётушке. Надеюсь, группа уже готова? Я дала ей достаточно времени для этого.
  - Да, госпожа. Метелица полчаса назад сообщила о полной готовности к выезду.
  - Тогда действуй, - сказала та и посмотрела на меня. - Сейчас пойдёшь с Ли. Она передаст тебя бойцам отряда, которые перевезут тебя в безопасное место, в клановый замок, где будешь жить. Как сложится твоя судьба дальше, это будет зависеть от тебя самого и главы клана Долн.
  - Понятно, - я поднялся с дивана. - Спасибо за вкусный обед. До свидания, госпожа Долн.
  - До свидания, - ответила женщина. - Ли, уведи его.
   В сопровождении рыжеволосой красотки я вернулся в знакомый подземный гараж, где меня уже ждали. Десять женщин в какой-то футуристической броне рядом с тремя чёрными высокими массивными бронеавтомобилями, снабжёнными пулемётными модулями на крыше. Все женщины были как на подбор высокими и крупными, правда, последнее им могла добавлять экипировка. Но вот рост - ниже ста восьмидесяти пяти в команде никого не было. Да вообще - если бы я не знал о проблеме с рождаемостью мужчин в этом мире, то сильно засомневался бы в том, что вижу представительниц слабого пола.
  - Надевай, - одна из бойцов протянула мне бесформенный чёрный комбинезон с капюшоном, бронежилет, шлем и матерчатую маску. - Живей.
   Комбинезон был просторный и большой, по этой причине я натянул его прямо поверх одежды, потом мне помогли закрепить на теле бронежилет, который был не просто жилеткой, а имел наплечники, воротник, фартук. А вот маска оказалась без прорезей.
   'Сюрприз, зараза'.
   Но делать было нечего и пришлось ту натягивать. Хорошо, что хотя бы ткань оказалась не плотной, можно было свободно дышать и кое-что видеть вокруг себя. Правда, сомневаюсь, что сумею полюбоваться окрестностями через окно, так как для этого маска не годится. Думаю, её и надели на меня, чтобы не затягивать шторами окна, и бойцы могли наблюдать в окна. Сверху нахлобучил шлем, застегнул ремешок под подбородком.
   'Хорошо хоть, что не заковали', - порадовался я, когда меня две женщины подхватили под локотки, затащили в салон через задние двери и усадили спиной к перегородке, отделяющей салон от кабины. Несмотря на свои размеры, для которых просторный салон бронеавтомобиля был всё равно слегка тесноват, действовали они ловко. Пристегнули двумя плечевыми и одним поясным ремнями, затянули их, да так, что я почувствовал себя годовалым ребёнком в коляске.
   Рядом на боковом сиденье устроилась ещё одна женщина, вроде бы даже командир группы, так как к ней обращалась Ли, когда привела меня в гараж.
   Через пару минут машина начала движение, ещё через минуту она выехала на улицу, судя по солнечному свету, пробившемуся в окна.
   'Интересно, а здесь тоже кругом облака висят или в горах небо чистое? - стал я гадать про себя. - Хотя, тогда бы спутники засекли местную жизнь... или засекли, но правительства умалчивают данную информацию? Госпожа Долна со своей неуловимой служанкой явно загорают, чуть-чуть, но загар заметен, может, старый, конечно. Следователя с секретаршей не рассмотрел... жаль. Хотя, загар можно и в солярии получать, кремами пользоваться'.
   Мыслей в голове был легион. Умные и нелепые, тревожные и наплевательские к своей судьбе, интересные и бессмысленные. В общем, размышлял о чём угодно, даже представлял, что же могут думать про меня окружающие как о мужчине. Заинтересовал я их или нет? Как вообще здесь к нашему брату относятся? Ведь если тут неравенство между полами ещё сильнее, чем в остальном мире, то любой мужчина просто на вес золота и должен быть обласкан как ни...
   От неуместных размышлений меня оторвала сильнейшая боль, пронзившая всё тело от пяток до макушки. Если бы не ремни, то свалился бы на пол, где корчились в судорогах мои охранницы (или конвоиры?).
   Следом за вспышкой боли последовал лобовой удар в машину. Его смягчила спинка кресла, но даже так меня чуть не размазало по перегородке. Сначала меня бросило назад, потом мотнуло вперёд, да так, что ударился подбородком о грудь. От столь резкого движения что-то щёлкнуло в шее, и там стало болезненно колоть при каждом движении головой и даже при каждом вдохе-выдохе.
   Наверное, я на некоторое время потерял сознание, так как пришёл в себя от свежего воздуха и яркого света, ворвавшегося в салон сквозь распахнутые задние двери, в которые в этот момент заскочили две высоких фигуры.
   'Из других машин бойцы', - подумал я, борясь с дурнотой и слабостью. Возможно, кратковременная потеря сознания была связана с повторным болевым импульсом, который я просто не почувствовал, успев отрубиться. - Интересно, что это было? Механоиды? Авария?'.
  - Командир, Метелица здесь и она ещё живая. И тут кто-то ещё в маске, - услышал я голос одной из забравшихся в салон бронеавтомобиля. С улицы ей что-то неразборчиво ответили. В ответ одна из пары ухватила стонущую Метелицу за петлю на бронежилете и вытащила наружу, а вторая подошла ко мне, отстегнула лямки шлема и задрала маску на лоб.
  - Да здесь мужчина!!! - изумленно воскликнула та, что занялась мной. - Вы слышите меня?!
   Буквально за секунду ремни на мне оказались отстёгнуты, после чего я был вытащен на улицу. К слову, достаточно бережно, если вспомнить, как поступили с командиром моей группы охраны-конвоя.
   Оказавшись вне машины, я невольно зажмурился от яркого света. И пока приходил в себя, то слушал переговоры окружающих.
  - Он не из Долнов. Не знаю такого.
  - Его сама Метелица сопровождала.
  - Живые остались?.. Нет? Проклятье, как мы теперь узнаем, что за операцию Долны собрались провернуть?
  - Он хоть жив? Кирасса била на полную мощь, почти все погибли сразу же.
  - Жив, он морщится... эй, открывай глаза. Ты кто такой?
   Меня несильно похлопали по щеке.
  - Его нужно зачистить. Приказ был взять голову Метелицы и убить всех, кто будет рядом.
  - Командир, это же мужчина?! Уверена, что про него никто не знал в штабе.
  - Приказ...
  - Командир, Кирасса права.
   Как раз в разгар этого спора, который должен был решить мою участь, я открыл глаза. Приходилось щуриться при этом.
   Надо мной стояли трое в похожем снаряжении, как у бойцов Метелицы, за чьей головой и пришли эти неизвестные. Краем глаз заметил ещё двоих справа.
  - Живой, открыл глаза. Ты кто? Почему тебя везли люди Долнов?
  - Я не знаю, - хрипло ответил я.
  - Не знаешь, кто ты?
  - Нет... не знаю зачем я тем, о ком вы говорите. Мне можно встать, а то неудобно и бронежилет на спину давит?
  - Поднимите его, - приказала одна из женщин.
   Миг спустя меня вздёрнули вверх сразу несколько рук. От такого резкого рывка у меня закружилась голова, и стрельнуло в шее так, что в глазах стало темно, и я чуть было не упал назад.
  - Да тише вы с ним. После моих атак вообще удивительно, что он жив, - торопливо произнесла одна из окружавших меня. Наверное, та самая Кирасса со своей убийственной супертехникой, мгновенно уничтожившая целый отряд опытных и сильных бойцов (полагаю, что других для моего конвоирования выделять не стали бы).
   С меня сняли бронежилет, разрезали комбинезон (зачем?), ощупали и охлопали.
  - Есть маячок, командир!
   Хм, понятно, зачем.
  - Сломай его. Этому укол и уходим. Задержка сверх положенного времени и так уже.
  - Эй, како... - возмутился, было, я, даже дёрнулся, но куда там - меня держали мёртвой хваткой.
   Боль от инъекции на фоне боли в шейных позвонках едва почувствовал. После неё в глазах помутнело, появилась сильнейшая слабость в ногах, вроде бы услышал тихий звон, как от комара, в ушах и... всё.
   Глава 3
  - Что с ним делать собираешься, Ашида?
   Уничтожив отряд клана Долн, и получив голову той, ради которой и затевалась вся операция, группа неизвестных через несколько часов укрылась в одной из пещер, которыми был изрыт горный кряж. Здесь имелось всё, чтобы переждать облаву или сбить со следа преследователей. Расставив часовых, дав приказ остальным отдыхать, командир и её заместитель уединились в соседней пещере, чтобы решить важный вопрос: что делать с нежданным попутчиком.
  - Думаю, Яшера. Если бы не то, что операция не закончена и продлится ещё с месяц, потому девочкам нельзя расслабляться, то отдала бы пленника им. Но ведь может дойти до драки... та же Корша может устроить бойню за мужчину.
  - Её давно нужно было убрать из отряда, - поморщилась заместительница.
  - И где тогда мне взять второго такого специалиста? - язвительно спросила Ашида. - Молчишь? Вот то-то же.
  - Может, проще всего убить?
  - Если бы его не видели остальные, то так и сделала бы. К счастью, мне давно уже не двадцать лет, чтобы лобком думать. Да только это опять приведёт к раздраю в отряде, - скривилась командир группы спецназа одного из кланов. - Проклятый мальчишка!
  - Я могу сделать так, что он умрёт, и никто не узнает, что стало причиной.
  - Эта смерть прямо на глазах бойцов скажется на их настроении не самым лучшим образом.
   И это было всё так. Женщины на порядок эмоциональнее мужчин. Какие бы изменения не произошли с их телом, после которых они стали сверхсуществами, но женская суть осталась прежней. Ни тренировки, ни беседы с психологами не могли кардинально и быстро перестроить сознание девушек. Только время и самые тяжёлые схватки. Лишь эти два фактора закрывали эмоции плотным несокрушимым панцирем. Именно это произошло с Ашидой и Яшерой, чей возраст уже перевалил за четыре десятка лет. И они являлись самыми старшими в спецотряде. Остальным было от двадцати трёх до двадцати пяти лет. И вот в их жизнь ворвался шанс, который для многих первый и последний в жизни. Понятное дело, что это оказалось слишком большим потрясением даже для спецназовцев, которые ко всему прочему не обладали ещё огромным опытом. Мужчина, находящийся полностью в твоей власти - это сильнейшее искушение.
  - И что с ним делать? Оставить до лучших времён, спрятать на базе отряда?
  - Когда узнают остальные, кого мы прячем, это будет война, - усмехнулась Ашида. - Его выкрадут, выкупят, переманят кого-то из группы для этого. Та же Корша легко на такое пойдёт, ведь это не предательство клана. Ко всему прочему, кхм... насчёт ликвидации... когда кто-то из штабных узнает, что мы убили мужчину, то нам всем не поздоровится. А они узнают точно, поверь мне.
  - Чёртов мужчина! - почти так же эмоционально, как несколько секунд назад её собеседница, выразилась Яшера и следом добавила несколько совсем уж непечатных слов. - И что теперь нам делать?
  - Пока он будет с нами до утра. Завтра, перед тем, как уйти, мы ему вколем сильное снотворное. Чуть позже я свяжусь кое с кем, и его заберут из этого места в течении суток-двое.
  - Кто?
  - Мистресс Танаеша Ноктинола, - нехотя ответила ей командир, желающая, чтобы эта информация осталась при ней, но понимающая, что в сложившейся ситуации подобные тайны запросто превратят её союзницу в скрытого врага. - Я ей должна, причём, как командир спецотряда, о чём кое-кто из руководителей в курсе. Передав ей мужчину, я спишу все долги и даже получу активы на будущее.
  - Ого! За такое по головке не погладят, если узнают. А ведь этот схрон будет засвечен, и им больше уже не воспользуешься.
  - Я Полковнику сообщу обо всём, и он прикроет. Тем более, мы будем знать, где находится мужчина. Понадобится - заберём.
  - Так тебе мистресс и отдала свою добычу и подарок.
  - В таком случае, у криминала окажется на одну мистресс меньше, - зло улыбнулась Ашида. - Хотя я думаю, что она сама поймёт насколько чревато упираться в подобном вопросе, когда кто-то из нашего клана озвучит ей требование вернуть 'подарок' назад.
   *****
   'Какая-то нездоровая привычка у меня вырабатывается просыпаться каждый раз в незнакомом месте и с больной головой', - пожаловался я самому себе, когда открыл глаза в комнате, куда не понятно как попал. Последнее что понял, так это очередной укол в шею в пещере, где команда моих похитителей и убийц отряда клана Долн отсиживались половину суток после акции.
   Я был раздет до трусов, уложен на мягкую кровать, накрыт легким теплым одеялом. Немного болела голова, но и только, больше ничего не доставляло дискомфорта. Голова, полагаю, болит из-за снотворного, которым меня пичкали последнее время.
   Первым делом я проверил состояние рудилиевой 'сетки' и едва удержался от мата и проклятий в адрес тех, кто меня так искалечил. После этого пришлось лежать несколько минут и буквально заставлять себя успокоиться.
   Наконец, я медленно сдвинул одеяло и сел в кровати. При этом не сводил взгляда с двери напротив. Всё ждал, что она вот-вот распахнётся, и кто-то решит немедленно пообщаться со мной, как это случилось... собственно, а сколько прошло времени с моего первого пробуждения с последующим допросом парочкой из клана Долн?
  К слову, эта комната от той сильно отличалась. Отличная комфортная просторная спальня в тёмно-красных тонах. Окна закрыты шторами, но видно с краёв, что с той стороны ночь или стёкла дополнительно защищены ставнями, не пропускающими солнечный свет. Освещение давали два микроскопических светильника в дальнем углу комнаты и рядом с дверью. Шума так же не было. Совсем, будто я где-то в бункере проснулся за многометровыми стенками. Только тихонько пощёлкивали настенные часы, и едва слышно шумел какой-то прибор на стене между окон. Ионизатор? Обогреватель? Увлажнитель? Здесь данная техника должна была сильно отличаться от знакомой мне и могла работать по-другому - более шумно или намного тише.
   На полу был расстелен квадратный белый ковёр с высоким колючим ворсом, в котором моя стопа полностью скрылась. Слева от кровати стоял низкий комод, на котором что-то лежало, какой-то свёрток. Заинтересовавшись, я подошёл ближе и опознал в нём пакет с одеждой. Рубашка-тениска, тонкие штаны с магнитными клипсами вместо кнопок и ремня, сандалии. Всё лёгкое, практически невесомое и приятное на ощупь, точно по мне.
   'Совсем другое дело, - удовлетворённо хмыкнул я, оценив отношение к себе. - Хорошо бы и дальше всё было точно так же'.
   Я прошёлся по комнате и отыскал холодильник, который был встроен в стену и в сумраке был почти незаметен. Открывался он сам, достаточно было нажать на сенсорную кнопку. Внутри я нашёл две стеклянных полулитровые бутылочки и непрозрачный контейнер с цельными фруктами: груши, яблоко, что-то похожее на киви, но жёлто-коричневого цвета, горсть слив. В бутылках была простая вода и минеральная газированная. И вот, когда я их увидел, то понял, что умираю от жажды. До этого момента организм как-то держался, подсознательно я запретил отвлекаться на это.
   'Травить таким хитрым способом после всего сделанного... ну, не вижу в этом логики, - пронеслась мысль в голове, когда я скручивал пробку с горлышка. - М-м-м, хорошо!'.
   Я опустошил бутылку частыми большими глотками, не отрываясь от нее. В итоге даже в висках закололо от холодной воды, и появилась одышка. Зато, как только эти неприятные симптомы быстро прошли, то вместе с ними пропала и мигрень. Сразу стало лучше, настроение чуть-чуть повысилось.
  - И? - я впервые вслух озвучил своим мысли. - Что дальше?
   Повертел головой по сторонам, хмыкнул, прислушался и направился к двери.
   Удивительно, но та была не заперта и открывалась по тому же принципу, что и холодильная камера. Когда дверь ушла в стену, я шагнул в коридор. И там увидел первую живую душу с момента моего пробуждения. В мягком небольшом кресле в двух метрах от моей комнаты сидела девушка в возрасте двадцати пяти лет (навскидку, так как ей могло быть и сорок пять, если она имела четвёртый ранг), одетая в светлый брючной костюм из зауженных брюк и блузки. На ногах туфли на очень низком каблуке с тонким ремешком с серебристой пряжкой. Свои тёмные волосы она заплела в косичку и оставила короткую чёлку.
  - Здравствуйте, господин, - произнесла она. - Вы что-то хотели?
   На несколько мгновений я смешался. Честно признаться, такое отношение меня выбило из колеи. Не ожидал такого спокойствия, полагал, что меня тут же погонят назад или наорут, прикажут что-то. А в итоге общаются так, будто напротив стоит одна из моих наёмниц или вольнонаёмных слуг, готовая выполнить моё указание.
  - Эм-м, есть вопросы кое-какие.
  - До утра не подождут?
  - В часах это сколько будет? - уточнил я, так как настенные показывали четверть пятого, но за окном была кромешная тьма, в которой едва угадывались силуэты каких-то построек, столбов или деревьев.
  - Через четыре часа, господин.
   'Наглеть так наглеть, пока мне это позволяют', - принял я решение про себя и сказал вслух. - Понятно. Хотелось бы не ждать столько, а всё решить прямо сейчас.
  - Хорошо, идите за мной, - сказала та и, повернувшись ко мне спиной, зашагала по коридору к лестнице, которой тот заканчивался.
   'Какое доверие, блин, - кисло подумал я, двинувшись следом. - Не боятся... ну да, обкололи меня, что я даже муху убить не смогу теперь и довольны, как слонихи на водопое'.
   Ожидал, что поднимемся по лестнице, но оказалось, что рядом с ней находится лифт, куда зашла моя сопровождающая. Не очень большой, но для двоих места хватало вполне. Он принёс нас на верхние этажи.
  - Теперь нужно подождать немного здесь, - сообщила мне моя провожатая, когда мы с ней оказались в просторной комнате с очень высокими потолками. Обстановка помещения отличалась большим количеством статуй мужчин и женщин, колонн, лепнины на потолке. Вся мебель представляла из себя образчики в виде старины, причём, умело состаренные: патина на металлических деталях, матовая 'древняя' поверхность лака на дереве, чуть-чуть едва заметных тончайших трещинок. А хотя, может это и натуральная старая мебель.
  - Хорошо, - кивнул я и опустился на диван, на который мне указала девушка. Ждать пришлось долго. По ощущениям прошло полчаса, прежде чем в комнату вошли три женщины. Две были типичными телохранителями, таких людей выдают повадки, взгляды, походка, в какой бы одежде они не находились. Третья была их охраняемым лицом. И вот она мне сразу не понравилась. Интуиция заворочалась, а потом мрачно посоветовала приготовиться к самому худшему.
   Не понравилась не внешностью, тут всё было отлично. Симпатичная, не очень высокая, но и не низкая, спортивная, с высокой красивой грудью. Ко мне пришла в чём-то среднем между шёлковым халатом и платьем. Платье-халат было подпоясано широким матерчатым пояском, завязанным на крупный бант с левой стороны. Цвет у одежды был коралловый с мельчайшими белыми точками. Золотистые локоны свободно лежали на плечах и опускались на грудь и спину. Ярко-алая помада подчёркивала пухлые губы и удачно гармонировала со светлой кожей и голубыми глазами.
   И вот в этих голубах глазах плескалось презрение с превосходством и чуть-чуть радости от обладания... ценной вещью. Именно так на меня и смотрела эта красавица с лицом стервы - как на вещь, деталь интерьера, редкий и дорогой коллекционный лот.
  - Здравствуй, - улыбнулась она. - Выспался?
  - Здравствуйте. Наверное, - пожал я плечами, - просто не знаю, когда заснул.
  - Самочувствие не беспокоит? - собеседница прошла к диванчику, стоящему напротив моего и отделённого деревянным столиком с инкрустациями из драгоценных камней и золота, и плавно опустилась на него.
  - Нет, с этим всё в порядке. Беспокоит моё положение и судьба.
  - О-о, - с губ собеседницы не сходила улыбка, которая ей уж очень хорошо шла, - не люблю высоких слов. Но сейчас так и тянет сказать, что ты попал в сказку. И это, в самом деле, так. Не волнуйся, твоя судьба устроена теперь как нельзя лучше.
   Моё настроение окончательно сорвалось в пропасть.
  - Можно поподробнее рассказать, что такое сказка в вашем представлении? Вдруг, наши взгляды расходятся.
   Во взгляде женщины вспыхнуло неудовольствие.
  - Ты всегда будешь рядом со мной и получать всё, что захочешь. А я - мистресс Танаеша Ноктинола! - произнесла она с апломбом.
  - Кто? - переспросил я. Для меня её последние слова были китайской речью, разве что 'мистресс' было слегка знакомо. Вроде бы в прошлом веке или даже в позапрошлом в моём мире в Америке так называли женщину, обладающую властью над слугами. Читал в нескольких романах, описывающих рабовладельческий строй в США.
  - Что? - удивилась та. - Ты не знаешь? Никогда не слышал?
  - Нет.
  - Где же ты жил столько лет? - нахмурилась женщина.
  - Это не важно...
  - Важно и ты всё мне расскажешь, каждую минуту своей прошлой жизни с детства, - перебила она меня. И в её речи была уверенность, что я расскажу всё.
  - Хорошо, - кивнул я, не видя ради чего спорить.
   И тут её прорвало.
  - Хорошо?- повторила она за мной. - Ты мне делаешь одолжение? Не забывай, кто ты есть, мужчина, и где твоё место. Я ещё очень хорошо помню, когда каждый из таких как ты знал своё место и боялся поднять взгляд на любую женщину в клане. Будешь дерзить - я покажу тебе старые законы о мужчинах на твоём примере.
   М-да, кажется, у меня не получится узнать про то, как я оказался в этом месте. С другой стороны, у неё пмс, что ли? С какой стати так взбеленилась-то? В очередной раз я с тоской вспомнил о своём заблокированном Даре. Сейчас бы я 'выпил' всех, кто находится в этой комнате. После усиления сверхспособностей из-за отравления рудилием, расстояние в пару десятков метров было небольшой помехой для атаки.
  - Я понял, госпожа, - примиряюще склонил я голову. - Прошу меня простить.
   Ничего, ничего, сейчас я могу и поунижаться. Только бы дотерпеть до момента, когда закончится действие блокады Дара. Вот тогда и посмотрим 'ху из ху'.
   И тут в очередной раз чёртова Судьба показала, что не стоит делить шкуру не убитого медведя.
  - Ты же эхор? - вдруг спросила она.
  - Д-да, - ответил я и почувствовал, как сердце сдавило недоброе предчувствие и быстро добавил, рассчитывая, что такая ценность добавит мне плюсов. - Целитель, но не очень сильный...
  - Мне всё равно. Целитель у меня тоже есть и по силе выше среднего. Второй не понадобиться тем более, - опять перебила она меня.
  - Вы сейчас к чему это сказали? - прошептал я, а в голове громом прозвучали слова Маоры '...если не сделать во время действия первой инъекции вторую. Тогда Дар может пропасть навсегда...'. Даже факт того, что на Шкегере есть целители-эхоры, как-то прошёл мимо моего сознания.
   Ещё ничего не было сказано, но интуиция забила тревогу, подключив едва ли не провидческие способности, которыми отличалась моя жена.
  - Тебе сделают инъекцию блокады Дара. Это безопасно, на остальное здоровье никак не подействует, будет заблокированы лишь особые способности, - улыбнулась она.
   'Тварь!', - взвыл я, едва удержав порыв наброситься на неё, потом торопливо и нервно проговорил. - Но мне уже сделали укол несколько дней назад. Позовите целителя, и пусть он подтвердит, что я не могу пользоваться своими способностями.
  - Это не важно, - отмахнулась она и встала с дивана. - Дар тебе не нужен, пока ты со мной. А это значит, что до конца дней. И в твоих интересах быть милым и покладистым, чтобы я не отдала тебя кому-то из своих людей. А там есть девочки, которые любят быть мальчиками и с тобой поступят, как с девочкой. Ты не из таких, кстати?
  - Нет, - мотнул я головой и поднялся со своего места следом за собеседницей. - Госпожа, я даю слово, что не воспользуюсь во вред вам и вашим людям своими способностями, когда они ко мне вернутся. И я прошу простить меня за непочтительность...
   И в очередной раз меня прервали. Для хозяйки дома, как смотрю, это привычно.
  - Я бы всё равно заблокировала твои способности, мальчик, - усмехнулась она. - Просто сделала бы это через пару дней. Зачем мне игрушка с Даром? Хватит и той игрушки, что у тебя в штанах, а за её здоровьем присмотрит мой целитель. К слову, это один из старых законов: мужчина не может пользоваться Даром, если его госпожа против этого.
  - Я вам не вещь, - произнёс я. - И не игрушка. Заблокируете мои способности и считайте, что убьёте меня.
   Взгляды наши встретились, и в её глазах мелькнуло что-то похожее на сомнение. Но через секунду она зло прищурилась и мотнула головой. Почти сразу же меня сдавило со всех сторон, только что моргать мог и дышать. Ни рукой дёрнуть, ни ногой, даже упасть не мог, словно в статую превратился.
  - Взять его и доставить в медкабинет. Исиальзу разбудить, если спит и туда же направить.
  - Госпожа, она может быть немного не в себе, - впервые за всё время открыла рот одна из телохранительниц.
  - Опять напилась или ей привезли наркотики?
  - Второе, госпожа.
  - Всё равно разбудить. Сделать простую инъекцию даже я смогу, а у неё медицинское образование, - с раздражением произнесла Танаеша.
   Меня взяли под руки и понесли, как плюшевую игрушку. Сначала в коридор, потом в лифт, вновь пронесли по коридору, подняли по лестнице на один этаж и внесли в небольшое помещение. Несколько узких шкафчиков, две кушетки, мягкий стул и большой письменный стол с ПК-моноблоком, экран на стене, пол из дубового массива. Помещение пополам делили две больших ширмы из дерева и светлого шёлка. И не скажешь вот так сразу, что это медкомната. Здесь даже запаха, присущего любому медицинскому кабинету не было.
   Меня бережно уложили на кушетку. При этом гнули, как пластилинового, а вот сам я не мог пошевелиться.
  - Скоро она придёт? - спросила Танаеша одну из своих сопровождающих.
  - Через две минуты, госпожа.
  - В каком состоянии?
  - В удовлетворительном. Она успела проспаться после приёма препарата.
  - Чёртова наркоманка, - произнесла тихо мистресс. - Пользуется моей добротой и тем, что найти целителя на службу очень тяжело, дрянь.
   Вскоре подошла и целительница. И вот тут я понял, что нелюбовь к ней со стороны работодательницы связана не только (или не столько) с её пагубными увлечениями. По сравнению с Танаешей эта девушка давала той сто очков форы в красоте. Пожалуй, даже окажись она стервой или гадиной последней, я бы всё равно испытывал бы к ней симпатию и влечение.
   Это была высокая стройная брюнетка с зелёными глазами и крупной грудью, выглядывающей из глубокого выреза тонкой кофточки. Попка и бёдра прикрывались юбкой на ладонь выше колен. Описать... слишком долго выйдет и мало слов. Если только всего короткой фразой - богиня красоты. И даже тот факт, что она явно только-только проснулась и спала прямо в одежде, её не портил. Скорее лёгкая лохматость и складки на одежде лишь добавляли её образу некий шарм.
   'Ещё бы ей с такими способностями не заняться своей фигурой, - хмыкнул я про себя. - И... и можно не только внешность исправить, но и феромонами заняться...или какие там гормоны за влечение к себе отвечают? То-то меня так вставило, да и остальных тоже'.
   В самом деле, было заметно, как заблестели глаза у всех женщин без исключения в комнате, и появился румянец возбуждения на их щеках.
  - Ты куда уставился? - зло произнесла Танаеша. - Ты теперь моя игрушка, мальчик.
   Тут я почувствовал, что вернулась возможность шевелить языком.
  - Послушай, мне всё равно, кем ты меня считаешь и что от меня хочешь. Но если у меня пропадет Дар из-за тебя, то я тебя убью, - сказал я, посмотрев ей в глаза. - Убью, убь...
  - Приступай, Исиальза, - перевела взгляд с меня, вновь онемевшего, мистресс на целительницу. - Сделай ему блокаду Дара.
  - Полную или временную? Сколько инъекций делать? - равнодушно посмотрев на меня, сказала та.
  - У него уже сделана первая блокада несколько дней назад. Если бы ты не витала в наркотических грёзах, то ознакомилась с его медкартой ещё вечером, - с раздражением ответила ей блондинка.
  - Так сколько уколов? - равнодушно, не обратив внимания на отповедь, повторила вопрос эхора.
  - Один. Нечего тратить редкий препарат, мужчине этого хватит и так. Надеюсь, ты не продала его?
   Вместо слов целительница подошла к одному из шкафчиков, приложила ладонь к загоревшемуся сенсорному экранчику. Тот пискнул, тут же щёлкнул магнитный замок на дверце. Из шкафчика красавица достала одноразовый шприц, запаянный в прозрачную упаковку, разорвала ту, потом взяла с полки из коробочки ампулу с резиновой пробкой и со светло-зелёной жидкостью, воткнула в неё иглу и стала набирать. Уже почти вытянув поршень до конца вверх, она пробормотала:
  - Надо же, перепутала.
  - Чего ты там перепутала? - поинтересовалась Танаеша, которая выглядела сейчас мрачнее тучи. Думаю, она уже успела сто раз пожалеть, что пошла на поводу у эмоций 'показать место мальчику' и решила устроить экзекуцию прямо сейчас.
  - Тут стимулятор для тренировок и усиления с краю лежал, которым подстегиваю Дар у слабых эхоров в бригаде, - пояснила та.
   Если бы взгляды могли испепелять, то сейчас бы на полу в том месте, где стояла Исиальза, лежала бы горка золы.
  - Дура! - бросила ей в лицо мистресс.
  - Да ничего бы не было, - пожала та плечами, убирая шприц обратно в шкафчик и беря новый и новую ампулу уже с другим содержимым, полностью бесцветной жидкостью. - Он не сразу действует и блокаду не сумеет убрать... хотя, может до первого ранга через часок каналы очистятся, но вряд ли надолго, - пока говорила, то успела вытянуть шприцем всё содержимое ампулы. - Руку ему нужно освободить и придержать, пока вводить препарат буду?
   Когда я почувствовал, что к левой руке вернулась чувствительность, то попытался сделать хоть что-то - оттолкнуть, выбить шприц, ударить. Но мне не дали, скрутив в один миг. А ещё мигом позже тонкая игла вошла мне в вену, в которую стало поступать лекарство. Ощущение болезненное, но куда хуже было понимание, что сейчас происходит практически моё убийство. Не уверен я, что после блокирования Дара мой организм останется прежним. У любого другого эхора - да, но для целителя последствия будут крайне негативными. Тем более, чуть-чуть, но я отличаюсь от местных, значит, и препарат может подействовать с кучей неизвестных побочных эффектов.
   'Точно убью, как только парализация пройдёт, - пообещал я, смотря на лицо мистресс. - А там будь что будет'.
  - Теперь ему нужен покой, - сообщила целительница, выдернув иглу из ранки и прижав к той кусочек ваты, смоченной в спирте. - Минимум час не стоит трогать, иначе могут быть неприятные последствия.
  - Какие именно? - хмуро посмотрела неё хозяйка дома.
  - Неприятные, - повторила та.
   Мне кажется или целительница тонко глумится над своей начальницей? Мстит за внезапный подъём, за оскорбление, за, возможно, что-то из прошлого негатива в свой адрес.
   А мистресс, уверен, точно уже десять раз пожалела, что решила ускорить мою 'кастрацию' как эхора. Если бы не было так гадко в душе, то даже порадовался про себя. Увы, только что сделанная инъекция вогнала меня в пучину чёрной депрессии. Я недавно говорил нечто в духе, мол, пока дышу - надеюсь? Забудьте, глупости это всё... или... тут взгляд скользнул по шкафчику, где лежал шприц с неким стимулятором для эхоров, которому по силам ненадолго вернуть мне мои силы. А вдруг, с его помощью и вовсе сумею сорвать 'скотч' с рудилиевых каналов? Пусть даже способности не вернутся, но на какое-то время я получу часть своих Сил, с помощью которых попытаюсь оставить о себе недобрую память в этом замке.
   Вот только плохо, что ощущение Дара угасает. В прошлый раз, несмотря на блокаду, я его чувствовал, хотя и не мог воспользоваться. А теперь это чувство угасало. Примерно так проходит боль в зубе после приёма обезболивающей таблетки. Разве что в моём случае уходила позитивная часть.
  - Останешься и присмотришь за ними обоими, - Танаеша посмотрела на одну из своих телохранительниц, после этого резко развернулась и вышла из медкабинета. Остались только мы трое - я с целительницей и охранницей.
   Исиальза отошла к столу и чем-то там стала шуршать, потом скрылась за ширмой, вроде бы. Точно не мог сказать, так как не видел и не мог двинуть головой.
   Через пару минут она вновь появилась в поле зрения, дошла до двери и щёлкнула замком. После этого вернулась ко мне. Присев на корточки, она погладила меня по щеке и произнесла:
  - Эта тупая дура ещё не успела тобой воспользоваться?
   Одновременно с этим я почувствовал, что ко мне вернулся дар речи и могу шевелиться. Ну да, сам так же рвал чужие техники при помощи своего Дара. Наверное, у всех целителей есть такая способность.
  - Нет, - ответил я.
  - Это хорошо, - широко улыбнулась она и опустила ладонь мне на грудь. - Приятно, что буду первой и обставлю мистресс.
  - А эта?..
  - Ты про Рину? Цепную псицу Танаеши? - хмыкнула она, расстёгивая воротник тениски и запуская руку под рубашку. - Ничего она нам не сделает.
   Я приподнялся на локтях и повернулся в сторону охранницы. А та сидела в кресле, склонив голову на левое плечо и уже пустив тонкую ниточку слюны из полуоткрытого рта.
   Спит.
   Видимо, когда целительница проходила мимо, за ширму, то сумела дотянуться Даром до женщины и усыпить ту.
   И тут во мне вспыхнула надежда. Пусть не на обретение свободы, но хотя бы дать всем прикурить тут. Судя по всему, тут от мужчин вообще ничего не ждут опасного, привыкли, что те вроде комнатных болонок. А некие старые законы и вовсе низводят их, нас, до уровня мебели. А какая опасность от тумбочки, если сама в неё не врежешься? Вот то-то и оно.
   Машинально я посмотрел на шкафчик, где лежал стимулятор.
  - Там лекарства от блокады, - сказала моя собеседница, перехватив мой взгляд. - Стимулятор тебе не поможет. Потом только хуже будет.
   Я открыл рот, чтобы сказать о своей эхоровской специализации... и закрыл. Кто его знает, к чему это приведёт. Солидарности я вряд ли дождусь. А вот вновь оказаться парализованным - запросто. Уж кому как не целителю знать обо всех тонкостях своего дара. Блокада блокадой, но лично я бы перестраховался.
   Рука женщины уже вовсю гуляла под моей рубашкой. Иногда она прикасалась к соскам и несильно те сжимала. Вторая ладонь Исиальзы опустилась мне на пах и стала поглаживать член сквозь брюки.
   И только сейчас я заметил, насколько расширены её зрачки.
   'Да она же вставилась недавно! Слуги мистресс говорили об этом, - осенило меня. - Или даже повторно приняла дозу только что, за ширмой! Потому и не боится гнева своей хозяйки, так как неадекватно оценивает ситуацию. Она же не простит ей секса со мной. Я бы точно не простил и обязательно пришиб даже самого ценного сотрудника, реши тот соблазнить кого-то из моих женщин'.
   И на этом можно было сыграть. Возможно, даже получится выполнить свой план по наведению порядка (как я сам его понимаю) в этом доме. Магнитная 'молния' на штанах распалась и в ширинку тут же юркнула шаловливая ладошка женщины. Было видно, как она сильно распалилась. А от её возбуждения разошёлся и я сам. Но хотя бы сохранил голову в отличие от неё, обдолбанной наркотиками. Вот пример того, как не стоит минутное чувство удовольствия менять на трезвость рассудка и здоровье. Пусть целителю не грозит посадить то и получить зависимость, но другие от этого не защищены. Если уж так хочется эйфории, то можно накатить грамм двести хорошего алкоголя. Тем более, даже в случае похмелья не так погано, как от ломки наркоманам.
  - Подожди, - я прижал её ладонь, которой эхора тёрла мне член сквозь тонкую ткань трусов, - дай я сам разденусь. Тебе понравится, обещаю. - И не став дожидаться ответа поднялся с кушетки, мягко отстранив от себя девушку. - Сядь, - я надавил ей на плечи, усаживая на ложе, нагретое мной. Эхора выполняла все мои указания, не сводя с меня расширенных зрачков, что кролик перед удавом.
   Отступив от неё на три шага, я стал покачиваться и медленно стягивать с себя тениску. Стриптизёр из меня тот ещё, но видел я стриптиз часто ещё в прошлой жизни, пусть и не всегда вживую. Так что, кое-какое представление у меня есть, а пластика у моего тела была превосходная, плюс знание танцев. И вот сейчас я всё это соединил.
   Итог - размякшая и перевозбудившаяся женщина в полутора метрах от меня, буквально пожирающая меня взглядом.
   Через пару минут (затягивать не стал, так как мне нужно было играть первую скрипку в нашем дуэте, а то ведь наркоманка запросто могла наброситься и перехватить инициативу) я стоял перед Исиальзой обнажённым. Дав ей оценить себя со всех сторон, я вновь сделал три шага, на этот раз к ней.
   Оказавшись рядом, я наклонился и впился в её губы сильным поцелуем. Одновременно с этим запустил руки ей под кофточку, где несколько секунд мял её упругие крупные груди. Насладившись губами, я выпустил их, а затем оставил в покое и сиськи. Но лишь на несколько мгновений, после чего толкнул эхору, заставив её упасть на кушетку тут же и нависнув над ней.
  - Ты такая красивая и желанная, что у меня в голове все мысли только о тебе, - прошептал ей, наклонившись к её уху и потом проведя кончиком языка по мочку. - Обещаю - ты со мной попадёшь на седьмое небо от наслаждения.
   И сразу же после этих слов рванул её кофточку, разрывая ту пополам. Её крупные груди выпрыгнули вперёд и уставились на меня большими тёмными сосками, хорошо видимыми сквозь тончайший шёлк бюстгальтера.
  - Ах! - вскрикнула её хозяйка и дёрнулась, но я уже вновь прижимал её своим телом и страстно целовал. - Ах!
   Повторно она вскрикнула, когда следом за кофточкой затрещал лифчик.
  - М-м, какие сладкие! - произнёс я специально для партнёрши, впившись губами в её грудь. Та подалась мне навстречу и прижала ладонью мою голову к себе. Я сжимал одну грудь и целовал другую, потом менял их. Наигравшись вволю, я взялся за юбку и поступил с ней точно так же, как и с прочими деталями одежды эхоры. На этот раз со стороны партнёрши не последовало ни малейшего возмущения, её это ещё сильнее завело. Я уже не видел в её глазах ни тени разума, подо мной лежала течная самка.
   На целительнице были надеты белые трусики-стринги. Стянув с её попки, я засунул их ей в рот. Как кляп этот комочек ткани, который в щепоть можно собрать, не годился, но зато идеально подходили для игры, чтобы держать партнёршу в имеющемся состоянии.
   Под трусиками скрывалась узкая полоска аккуратно подстриженных тёмных волосков на лобке и тёмные набухшие половые губы, между которыми блестела влажная щёлка. Разведя руками девичьи бёдра, я прижал к губам головку члена, несколько секунд медленно водил по ним, размазывая смазку, после чего рывком вошёл внутрь на всю его длину.
  - М-м-м!!! - замычала эхора, стиснув зубами трусики, выгнувшись и инстинктивно сведя бёдра, чем чуть не столкнула меня на пол.
   'Какая узенькая! - удивился я про себя. - Хорошо, что успела так намокнуть, а то бы точно не вошёл в такую дырочку с мышиный глаз без подготовки'.
   Кажется, своими действиями я причинил ей некоторую боль, но это лишь сильнее завело партнёршу. Брал я её грубо, быстро, буквально вколачиваясь в её лоно. Первый оргазм она испытала уже через минуту, и тут же забилась в сладострастных судорогах второго. Третий оргазм совпал с моим.
   Я навалился на неё сверху и замер, тяжело дыша и чувствуя, как бьётся её сердце.
  - Что же ты со мной сделал, гадёныш, - простонала она.
  - Тебе же понравилось? - прошептал я. - Так почему я гадёныш, солнышко моё?
  - Потому что чужой принадлежишь и станешь ей делать так же сладко.
   Я опустился на колени на пол рядом с кушеткой и стал гладить женщину по голове. Про себя в этот момент боролся с желанием, чтобы одним ударом отправить целительницу в мир Морфея, вскрыть шкафчик, уколоться и пойти творить добро направо и налево в том понимании, что вижу сам.
  - А хочешь, чтобы... - начал, было, я говорить, но тут меня прервал стук в дверь.
  - Госпожа, ваша машина стоит у ворот. Её нужно убрать, - следом за стуком раздался грубоватый женский голос. - Это приказ мистресс. Или нам придётся её сдвинуть броневиком.
  - Да пошла эта мистресс! - крикнула Исиальза, потом пробормотала. - Проклятье, я только купила тачку, жалко же. Эй, я сейчас ключи тебе дам, отгонишь её на парковку! - поднявшись с кушетки, она посмотрела на меня.- Ложись и делай вид, что спишь.
   В её замутнённый наркотиками разум не пришла мысль, что я полностью обнажённый, да и на ней самой болтаются обрывки кофточки, которые ничего не скрывают. Как бы от такого вида женщина с той стороны двери не подняла тревога или не отправилась вместо машины к хозяйке дома.
   Пока лихорадочно искал решение проблемы, целительница, покачиваясь как пьяная, дошла до стола, где стала выдвигать ящики и копаться в них.
  - Где же они... где-то здесь был запасной комплект, - пробормотала она. - Ага, нашла.
  - Госпожа, я не могу долго ждать! - подала голос охранница.
  - Иду уже, хватит орать, - бросила ей эхора и направилась к двери. - Вот ключи.
   'Млина, это же провал!', - с тоской подумал я.
   Миг спустя я сделал то, чего и сам не ожидал от себя.
   Подскочил к целительнице и ударил ту кулаком со всей силы в основание черепа. Силы не пожалел, так что она рухнула на пол как подкошенная.
   'Чёрт, чёрт, чёрт! - поминая чёрта и костеря мысленно себя, Исиальзу, неведомую женщину, которой понадобилось отогнать машину целительницы, я сделал несколько шагов к двери, щёлкнул обычным механическим замком, который дисгармонировал с сенсорным управлением (или медичка специально закрыла на него, так как сенсорный могли открыть снаружи по приказу мистресс и поломать всё удовольствие) и распахнул дверь. За ней стояла высокая женщина в чёрной униформе, кепи на голове, с пистолетной кобурой на левом боку.
  - Госп...ы-ы? - опешила та, увидев меня голого рядом с собой. - Хр-р-р...
   ...и захрипела, после чего упала на пол, когда я воспользовался её заминкой и ударил дважды: кончиками согнутых пальцев левой руки в горло и секунду спустя костяшками правой в переносицу.
   Женщина оказалось крепкой на удар: сознание не потеряла, просто оказалась в нокдауне.
   'Или просто я такой слабак', - мелькнула мысль в тот момент, когда бил лежачую в висок. Кто-то скажет, что жестоко, что женщин бить нельзя? А делать людей инвалидами по личной прихоти - это можно?!
   Когда та затихла, я проверил пульс на шее:
  - Живая, ну и ладненько.
   Женщину я втащил внутрь медкабинета, раздел, крепко связал и вставил кляп, порвав для этого на ленты две простыни. Точно так же поступил с целительницей. Одежду привратницы надел на себя. Чёрный цвет и привычная сбруя больше подходит для моих целей. Сейчас у меня появился шанс вместо последнего боя удрать с территории особняка. Или хотя бы попытаться. Вон и ключи от машины имеются. Остаётся только надеяться, что управление не сильно отличается от привычного мне. С другой стороны, ведь век назад уже бегали по дорогам автомобили и здесь, и в Европе. Вряд ли автоконструкторы Шкегера резко изменили устройство автомобиля: руль, педали, коробка передач. Так что, должен справиться.
   Следом за парочкой оглушённых мной женщин я решил связать и третью, ту, что оставила Танаеша приглядывать за моей, ха-ха, девственностью. Не хотелось бы, чтобы та очнулась в самый неподходящий момент.
   Шкафчик с лекарствами открыл, приложив к сенсору ладонь эхоры, пребывающей в беспамятстве.
  - Отступать уже некуда, - пробормотал я. - Одна надежда, что я не ошибаюсь, и всё у меня получится.
   Рассуждать и накачивать себя - для этого у меня не было времени. Поэтому быстро вколол себе препарат в шприце, уже подготовленном целительницей по ошибке. Потом сверил использованную ампулу, нашёл ещё три точно таких же и ввёл себе в вену зеленоватую жидкость из них. Опасно? Да и плевать. Нет у меня времени, чтобы ждать час или больше, когда подействует стимулятор. К тому же, я в душе надеялся, что смогу очистить от 'скотча' рудиливые каналы, когда ко мне на время вернётся Дар.
   Такое насилие над организмом тут же сказалось.
   Самочувствие резко ухудшилось, появился озноб и трясучка, как от холода, хотя при этом всё тело горело, в глазах стало двоиться, нарушилась координация. Чтобы не упасть пришлось опуститься в кресло, в котором ранее 'отдыхала' охранница благодаря стараниям целительницы.
   Ломало меня не меньше получаса. За это время я успел пожалеть не раз о своем торопливом не обдуманном поступке. Зато когда самочувствие резко улучшилось, то испытал удовольствие сравнимое с недавним оргазмом.
  - Чёрт, вот это приход, - пробормотал, развалившись в кресле. - Но повторять точно не буду... и что у нас в итоге?
   Результат был, и он меня порадовал. К сожалению, радость была небольшой. А всё потому, что мой давний глупый опыт по обретению энергосети-дубля в очередной раз подложил мне свинью. Я тогда почувствовал себя богом и чуть в итоге не испортил себе жизнь. Хорошо, что целительская 'сетка' вскоре восстановилась, и не пришлось ломать планы по разгрому базы механоидов.
   И вот сейчас тот опыт мне вновь аукнулся.
   В общем, стимулятор подействовал. Энергия рудилия, растворимая в нём, как растворителем смыла ту непроницаемую плёнку, которая стала чернеть, превращаясь в 'шлак', который иссушал энергетические каналы. Вот только смыл плёнку на энергосети, которая отвечала за дубли. К сожалению, для целительской, стимулятора уже не хватило. Частично шлак смыло, кое-где даже проело 'скотч', но и только. Я чувствовал, что мой максимум - это забрать капельку чужой энергии или причинить лёгкую боль. Всё! Да даже эхора первого ранга легко выдержит такое воздействие и скрутит меня в бараний рог.
   Зато в противовес этому вторая энергосеть сияла, как новогодняя гирлянда. Я как-то особо не обращал внимания на неё, пока жил на побережье Шкегера, таскал в схрон кристаллы рудилия, впитывал энергию при отравлении и лечился от неё же. Её просто-напросто притеняла моя целительская сеть. Ну, скидывал на неё понемногу энергию, но особо не рассчитывал пользоваться, считая, что это просто ошибка, вызванная путаностью мыслей из-за всплеска гормонов молодого тела. Зато сейчас та предстала во всей своей красе.
  - Надо же, неужели третий ранг? - удивлённо покачал я головой. - Вот так повезло, да не там, где нужно и когда. И что мне с этим делать?
   Кроме пошлых идей ничего в голову не приходило. Впрочем, практически ради них (чего уж скрывать сейчас перед самим собой) я и провёл тот давний эксперимент.
   И тут меня как громом ударило: время! Целительница сказала мистресс, что нужен час покоя для установки блокады Дара. И он вот-вот выйдет.
   Вскочив с кресла, я метнулся на выход. В коридоре замер, решая куда идти. Потом увидел на лакированных досках пола едва заметные грязные пятна. Скорее всего, их оставила та женщина-охранник, что пришла с улицы сообщить про машину. Обрадовавшись, я шагнул по ним, когда за спиной услышал голоса. Раздавались они с той стороны, откуда меня привели в медкабинет.
   'Это за мной. Как же некстати-то!'.
   Всего секунду я думал, что мне предпринять, и этого времени мне хватило для составления плана. Сырого, рассчитанного на удачу, собственные способности и невнимательность посторонних. У меня было всего несколько минут, пока обладательницы голосов доберутся до двери и сумеют её открыть.
   В медкабинет ворвался бегом и тут же закрыл дверь на оба запора - механическую защёлку и сенсорный основной замок. После этого сосредоточился на своём Даре.
   'Ну же, ну же, - торопил я сам себя, - да-авай, мать твою!'.
   Минута мне потребовалась, чтобы создать свой дубль. Ощущения от присутствия сразу в двух телах были необычными. Я так и не приноровился к ним и всё делал синхронно: развязал телохранительницу и медичку, перетащил их из-за ширмы в кресло и на стул. Первую больше не трогал, а вторую избавил от клочков одежды и кое-как одел в белый халат. Третью пленницу, которая всё ещё пребывала в беспамятстве (впрочем, остальные так же не торопились приходить в себя... кажется, я слегка перестарался с ударами, теперь у парочки будут проблемы со здоровьем), я спрятал под кушеткой за ширмой. Саму кушетку застелил простыней, чтобы свисающие края скрыли незапланированного посетителя медкабинета.
   Пока возился с переносом и переодеванием, кто-то ударил в дверь и потребовал открыть. Впрочем, почему кто-то?
   Я-основной спрятался на полу за кушеткой рядом с охранницей, поделившейся со мной одеждой, пусть и неосознанно. Я-дубль натянул на себя одежду, скинутую во время стриптиза и упал на кушетку. Потом мне пришла в голову интересная мысль, и дубль вскочил, стянул с себя штаны с трусами. Штаны были брошены на пол, а трусы вложены в руку целительнице. Рядом с ней на полу бросил шприц и две ярко-красных таблетки. Вторую руку эхоры я зажал между её бёдер, а стринги стянул до колен.
   'Ну, вроде бы натюрморт под названием 'Извращенка-наркоманка во время самоудовлетворения' создан, - пробормотал и покосился на дверь, стук в которую сильно нервировал.
  - Исиальза, открывай, если не хочешь проблем от мистресс! - закричала одна из женщин за дверью в полный голос. - Ну, сама напросилась!
   Я-дубль успел занять своё место на кушетке, когда дверь в кабинет треснула пополам. После ещё двух ударов она окончательно развалилась.
  - Исиальза, ты!.. Проклятье, что здесь происходит? - удивлённо воскликнула одна из двух девушек, вошедших в помещение. - Фэни?
   Вторая быстро подошла к телохранительнице, и прикоснулась пальцами к её шее:
  - В отключке, пульс ровный. Посмотри что с мужчиной.
   Вторая наклонилась надо мной, посмотрела в глаза, потом провела пальцем по щеке и мягко похлопала.
  - Нормально реагирует, - сказала она и опустила взгляд в низ живота. - Хм, неплохой аппарат. Интересно как он им умеет пользоваться?
  - Даже не думай, - резко одёрнула её напарница, которая успела уже проверить целительницу. - Танаеша тебе голову оторвёт и ещё неизвестно: сделает это быстро или растянет удовольствие. Это только целителю она может спустить с рук такую выходку
  - Да я так просто сказала, - быстро произнесла та и отступила от меня. - Что с ней?
  - Не пойму что-то. Пульс странный... перебрала, что ли на радостях или оргазм так вставил на волне прихода, - пожала плечами вторая девушка. - Ай, да и дьявол с ней. Берём мужчину и относим в его комнату. А утром пусть Танаеша сама разбирается с виновными.
  - А с Фэни что делать?
  - Ничего. Её выключила Исиальза, мы тут ничем не поможем. Очнётся эта сучка и приведёт в чувство и Фэни. Так, хватай его.
  - А штаны?
  - Не нужно, пусть Танаеша посмотрит на эту картину сама. Может всё-таки её припечёт, и она прибьёт Исиальзу наконец-то.
   Женщины подхватили дубля с кушетки, перекинули мои-его руки себе через шею, обхватили за пояс и ловко вынесли из кабинета.
   Выждав пару минут, я осторожно выбрался из своего укрытия, немного послушал и заторопился на улицу. Благодаря грязным отпечаткам дорогу я нашёл быстро и уже скоро оказался под открытым небом, с которого моросил мелкий дождик.
   - Бр-р, не май месяц, - зябко повёл я плечами. После тепла в особняке окружающая температура показалась, чуть ли не морозом. Тут едва ли было пятнадцать градусов выше нуля. - Ну и как тут искать машину? Где эти долбаные ворота?
   К этому моменту меня-дубля охранницы внесли в знакомую комнату, где уложили на кровать и прикрыли одеялом. А та, что глазела на меня чуть ранее, ещё украдкой и подержалась за, хм, моего младшего Сана. Вот неужели здесь всё так плохо с мужчинами?! Иначе откуда такое внимание ко мне? Из рассказа следователя с секретарём я понял, что мужчин тут мало, слегка меньше, чем в остальном мире. Но слегка и совсем мало - это разные вещи. Правильно ли делаю, что убегаю?
   Тут меня опять передёрнуло. На этот раз от воспоминаний довольного стервозного лица Танаеши, когда она отчитывала меня и приказывала сделать блокаду Дара, от воспоминаний, что я тогда чувствовал.
   'Нет, всё правильно сделал. На хрен таких друзей, - помотал я головой, прогоняя неприятные мысли. - Сам узнаю всё и разберусь во всём'.
   Постояв пару минут под дождём, я выбрал самое тёмное направление и направился в его сторону, прячась в тенях от света фонарей и молясь, чтобы никого не встретить в такую погоду.
   И мне повезло. Впрочем, должно же это однажды произойти, не всё время получать затрещины от Судьбы.
   Выбранное направление привело меня к огромным кованым воротам. Слева и справа от них стояли небольшие башенки из камня. В каждой имелись несколько окошек и узкая невысокая дверь из железа под старину. Метрах в двадцати от ворот была устроена небольшая стоянка или площадка под что-то (например, для грузового транспорта посторонней фирмы, машин гостей и так далее), на которой стоял трёхосный броневик с пулемётно-пушечным модулем и ярко-красная с чёрными полосами машина. Значок на задней части совпадал с рисунком на брелке с ключом, который я забрал в медкабинете.
   Когда я быстрым шагом подходил к машине, то сердце билось с такой силой, что едва не вырывалось из груди.
   Пискнул брелок, в ответ отозвалась сигнализация, следом щёлкнул замок водительской двери, находящейся справа, и та даже сама приоткрылась.
   'Ну, с Богом, - подумал я, быстро ныряя в салон и прикрывая дверь. - Так, где замок?!'.
   Нужная деталь оказалась не на рулевой колонке, а на панели. Я бы ни за что быстро не смог бы её найти в силу стереотипов и привычки, но, к счастью, замок зажигания подсвечивался крошечным красным экранчиком со стилизованным ключом. И заводилась машина не поворотом ключа, а кнопкой на брелке-ключе. Под правой рукой нашлись сразу два коротких рычага, и пришлось опять терять время, разбираясь, что значит каждый из них.
   И, наконец, я сумел стронуть с места автомобиль!
   К этому времени я был весь мокрый от пота, который тёк по мне ручьями. Сказывалось нервное напряжение и факт того, что приходилось удерживать дубля в комнате, который оказался уже на пределе доступной дистанции. Ещё немного и он развеется.
   Машина управлялась легко, подчиняясь малейшему движению рулевого колеса и нажатию педали. Из-за этого я чуть не врезался в броневик, когда излишне резво крутанул руль. К воротам я подкатил со скоростью пешехода, боясь, что если те не откроются, то придётся отъезжать и таранить те. И вопрос: а выдержит ли эта легковушка встречу с несколькими тоннами толстых металлических прутьев?
   Но Фортуна продолжала приглядывать за мной, оттеснив в сторону свою сестрёнку злосчастную Судьбу. Так что, стоило мне притормозить в пяти метрах от преграды, как та дёрнулась и стала расходиться в стороны. Я едва нашёл в себе силы дождаться, пока створки распахнуться полностью. А потом боролся с искушением вдавить педаль газа в пол и пулей вылететь с территории особняка.
  - Свобода, - прошептал я, когда машина проехала сквозь ворота, и потом, ускоряясь, стала удаляться от моей тюрьмы, - свобода... Свобода!!!
Оценка: 5.17*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Алиев "Ганнибал. Начало"(ЛитРПГ) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"