Баковец Михаил: другие произведения.

Создатель эхоров

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 6.83*283  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приключения попаданца в мир, где количество женщин превышает мужчин в несколько раз. ГГ получает не только новое тело, но и сверхспособности, которыми в новом мире владеет один из тысячи. И вот как он ими распорядился. P.S. Всем, кому интересно прочитать книгу СРАЗУ полностью: - 100 рублей на номер яндекс-деньги: 410011918844515 - обязательно указать свою почту или иные реквизиты (ВК, к примеру), чтобы я знал, куда отправлять книгу. Текст высылается в обычном ворлдовском формате. Тех, кто платит с КИВИ (у меня кроме яндекса ничего больше нет) и прочих служб, прошу после этого связаться со мной и указать время платежа и свою почту, так как все пометки и припписки от чуих служб яндекс не пропускает, только с яндекса на яндекс. Приятного чтения!

  
  
  
  
   Глава 1
   Голова трещала так, словно, вчера был корпоративчик в честь годовщины фирмы. По крайней мере, именно после этого мероприятия я испытывал точно такие же неприятные ощущения, как сейчас.
   С трудом открыл глаза, потом долго ждал, когда закончится головокружение. Едва исчезло мельтешение перед глазами, я смог рассмотреть потолок.
   'Не дома... а где?', - промелькнула мысль в гудевшей голове. И тут же пришла другая, доказывающая, что я как раз дома.
  - Я с ума сошёл? - прошептал я и поднял вверх правую руку, - А сколько у меня...
   Попытка отрешиться от непонятных мыслей в голове и одновременно подбодрить самого себя, пошутить, провалилась с треском, когда я увидел свою руку. Обычная человеческая рука с пятью тонкими пальцами, но это была НЕ МОЯ рука!
   Потом поднял левую и выругался.
   Она была похожа на правую, но была искалечена - кончики двух пальцев почернели, и от ногтей до ладони шёл страшный багровый ожог.
  - За что мне это? - охнул я, медленно поднимаясь с пола и садясь на пятую точку. - Эх, Егор, Егор.
   Следующие несколько минут я осматривал себя и всё больше мрачнел и офигевал. Тело точно было не моё, оно, эдак, раза в два моложе и в полтора тщедушнее. Я, грешным делом подумал, что перенёсся в своё молодое тело. Тут свою роль сыграли несколько книг по альтернативной истории, на которую я подсел в последнее время. И тут новая мысль ударила по голове, да так, что она загудела не хуже Царь-колокола, который, как все помнят, звенел недолго, а потом лопнул.
   'Егор? Санлис Рэкдог!'.
   - Ох, мама роди меня обратно, - застонал я и схватился за разболевшуюся голову. - Что же за ерунда со мной случилась?!
   И тут же застонал опять, на этот раз от боли в раненой руке, которой так необдуманно пользуюсь. Пришлось вставать и идти искать аптечку, с трудом вспоминая, где в этом доме что лежит. Аптечку так и не нашёл, зато оказался на кухне, где решил сварить себе кофе. Этот Санлис был тем ещё гурманом, держал у себя только кофейные зёрна, которые молол перед самым употреблением, и медную небольшую турку, с ручкой из какой-то ценной древесины.
   Потом долго сидел за столом, прихлебывал по глотку крепкий чёрный кофе без сахара и думал, а точнее - вспоминал.
   Первым делом я отмёл мысль о своём сумасшествии. Я знал и помнил такие вещи, которые точно не знал этот самый Санлис. Мозг вряд ли способен сгенерировать настолько детальные вещи или мне так хочется думать.
   Далее, мне - да, теперь именно мне - двадцать два года, почти двадцать три. Живу в небольшой однокомнатной квартире, но зато с большой кухней и раздельным санузлом, хе-хе, что немалый плюс.
   Родители погибли больше пятнадцати лет назад, м-да, не повезло пацану. Жил сначала в интернате, потом в трёх приёмных семьях и везде нравилось... хм, это тут такая практика, к слову. Не работаю, живу на субсидии и сбережения, которые мне оставили приёмные родители, плюс вклад, куда начислялась пенсия за потерю семьи. Квартира досталась от государства, и полностью принадлежит мне, могу хоть продать, хоть подарить.
   И очередной удар по психике. В этом мире катастрофически не хватает мужчин. Демографическая ситуация такова, что на одного мальчика рождается пять девочек, а к моменту взросления, разница возрастает до одного к семи!
  - Я попал в малинник, - в шоке произнёс я. - Не затрахали бы котейку только, а то с них станется.
   Религия тут знакомая, и христианство есть, и ислам, индуизм, буддизм. В каждой можно найти что-то от соседней, нету тут священных войн против еретиков и неверных. Государственный строй... э-э, демократия, коммунизм, диктатура на манер белоруской? Не знаю, Санлис этим не интересовался. Зато его сильно коробило, что нужно заводить гарем.
  - Точно, писец котёнку - больше ссать не будет, - охнул я.
   Гарем был введён на официальном уровне ещё тридцать лет назад. До тридцати лет каждый мужчина должен был взять двух жён как минимум, после тридцати ещё одну, если в ходе семейной жизни не выявились какие-нибудь патологии или травмы. Максимальное количество жён не регламентировалось никак, хотя редко можно было встретить семью, где было больше десяти жён.
   До сих идут дебаты насчет обязательного количества жён, и противники закона вечно озвучивают довод 'если три женщины получат мужа, то что делать остальным четырём несчастным?'. И до сих пор за тридцать лет так ничего и не решили. Не малую роль сыграли врачи, которые в ходе каких-то изысканий и вывели эту формулы: один к трём. Мол, большее количество будет вредно и психологически, и физиологически. Ну, а чтобы человечество не прервалось на радость иноземным врагам (о них чуть позже) в мире существует развитый институт банков спермы, куда каждый мужчина должен обращаться примерно раз-два в месяц с момента достижения возраста в двадцать пять лет.
   Так что, почти все женщины поголовно хотя бы раз, но посещали это место. Большая часть с надеждой родить мальчика, остальные из-за материнского инстинкта. Именно по причине первой части в мире существуют детдома и интернаты, куда матери-одиночки отдают детей, разочаровавшись а материнстве. Таких немного, но они есть. Мальчиков в таких заведениях днём с огнём не найти, только в исключительных случаях вроде моего, когда родители внезапно погибают, а родственников нет. Да и то задерживаются они ненадолго, тут же обретая одну семью, другую. Имелась практика принимать мальчика без родителей в разных семьях поочередно, законодательная часть этого процесса была огромной и мутной, не удивлюсь, если писалась с далёким расчётом поиметь с кого-то денежки или иные блага. Мальчика могла принять только полная семья или женщина, у которой имелось всё, чтобы ребёнок ни в чём не терпел нужды, эдакая бизнес-леди с парой квартир, машинами и бизнесом с доходами выше среднего. Что-то там было ещё по этому вопросу, но в дырявой памяти Сана про это остались смутные рваные образы, сейчас уже не вспомнить никак.
   Что же так заставило негодовать пацана, подарившего мне своё тело? Уж за тридцать лет и при правильной пропаганде сознание должно перестроиться на новый лад и считать, что три жены - это норма. Ага, вот что... да уж.
   У него (меня, то есть) был кумир всей молодой жизни, некая поп-дива девятнадцати лет Марика Ротекси. В неё были влюблены миллионы парней и девчат, фанатели и боготворили, мечтали видеть своей женой и подругой. Но неделю назад она покончила с собой с каким-то нелепым лозунгом о том, что каждой женщине по мужчине, про мир во всём мире, ратовала за уничтожение рудилия (что за ерунда, в памяти парня об этом ничего нет) и что-то ещё. Вслед за ней пошла волна самоубийств и попыток покончить с собой у её фанов. И этот придурок решил пополнить статистику.
  - Ой, дебил, - покачал я головой. - За какие-то бредни наркоманки, рехнувшейся от сладкой жизни и внимания, уходить из жизни? Да ещё и меня утащил сюда.
   К слову, что со мной случилось, и почему меня перенесло в тело этого иномирянина, я не знал и не предполагал. Спокойно сидел на работе, под машину не лез, сосулька на голову не падала, в розетке (взгляд невольно покосился на виновницу искалеченной руки) не копался. М-да, секретик всей моей жизни... теперь и не узнаешь.
   Ладно, позже вновь сяду ворошить память, а пока необходимо что-то сделать с раной, а то, как бы вовсе без руки не остаться по вине недоумка, но сначала нужно удалить компромат в виде постеров и фотографий этой суицидки, которыми завешены все стены.
  - А девочка очень даже ничего, в молодости бы я за ней приударил, - сообщил я вслух, рассматривая её изображения. - Тьфу, я и так в молодость попал.
   Смяв глянцевые листы бумаги, и сунув их в мусорную корзину, я занялся самой розеткой. Как назло, в квартире не нашлось ни единой отвёртки и пришлось разбирать ту с помощью кончика ножа.
   Только после этого я отыскал в справочнике, который лежал рядом с радиотелефоном номер неотложки. Сообщив свой адрес, который автоматически слетел с губ, номер страхового полиса и причину вызова, я стал ждать врачей. По привычке рассчитывал увидеть 'скорую' минимум через час, но когда спустя пятнадцать минут затрезвонил телефон и знакомый голос операторши, принявшей мой вызов, сказал, чтобы я ждал у двери врача - искренне удивился.
   Врачом оказалась девушка лет двадцати пяти, шатенка с короткой стрижкой, с приятными ямочками на загорелых щёчках в белом коротком халатике из-под которого совсем чуть-чуть выглядывала чёрная юбка и белой блузке, на которой были расстегнуты сразу три (!) верхних пуговки, позволяя рассмотреть красный кружевной лифчик.
  - Здравствуйте, - улыбнулась она мне, - Санлис Рэкдог?
  - Он самый, - кивнул я и с трудом отвёл взгляд от её груди. Молодой организм беззастенчиво отреагировал на это самым обычным способом - натянув шорты, в которых я ходил дома, в паху. Кажется, это не осталось незамеченным моей гостью, хотя она и сделала вид, что не увидела.
  - Что с вами? Диспетчер сказал, что получили удар тока, так?
  - Угу, - поднял левую руку на уровень груди и ладонью вверх. - Вот.
  - Ого! - брови женщины взметнулись вверх. - Как чувствуете себя?
  - Поначалу немного голова кружилась, и вроде бы сознание на несколько секунд потерял, а сейчас, только рука болит.
  - Присаживайтесь на диван. Как так случилось, что ударило током? - поинтересовалась она и цепко обежала взглядом стены, где ранее висели постеры с дурёхой от шоу-бизнеса. Наверное, при таком потоке суицидников она уже стала подозревать, в чём причина травмы. Мысленно я похвалил себя за догадливость.
  - Показалось, что запахло пластмассой, вот и решил проверить, - вздохнул я.
  - А разбираешься?
   Я промолчал, только тяжело и громко вздохнул.
   Женщина покачала головой и занялась моей рукой. Минут десять она протирала, смазывала, стирала и вновь намазывала, потом попшикала спреем из крошечного пузырька и налепила повязку.
  - До свадьбы заживёт! - подмигнула она. - Жена есть?
  - А? - чуть растерялся я, потом отрицательно мотнул головой. - Нету, пока нету. Да я из армии только год как пришёл, хочется пожить для себя. А до этого учился, некогда было.
   Та покачала головой с сожалением и при этом её глаза полыхнули каким-то алчным огоньком.
  - Очень плохо, вы тогда позвоните вечером в нашу службу и скажите, чтобы прислали карету для перевязки. Или... давайте я к вам приду и всё заменю. Адрес знаю, для меня это не составит большого труда, тем более что тут дел на две минуты.
   'На две минуты, а возилась все десять, - хмыкнул я про себя, - всего чуть ли не ощупала своим бедром, так тесно прижималась. У меня чуть шорты не треснули'.
   - Давайте вы, - улыбнулся я. - И можно на 'ты', а то возраст разный, неудобно как-то...
   Ляпнул, и едва не прикусил себе язык.
  - Ай-я-яй, молодой человек, - погрозила мне пальцем она, - разве не знаете, что девушке нельзя говорить о её годах? Но так и быть, прощаю по причине вашей болезни.
  - Извините, - опустил я взгляд вниз и опять наткнулся на её декольте. Не говорить же, что я машинально посчитал её моложе себя, чуть ли не в два раза.
  - Я Сая, - женщина протянула мне ладошку 'лодочкой'.
  - Санлис, - пожал я осторожно её пальчики. - А когда придёте?
  - В восемь. Как раз спрей противоожоговый закончит действовать, и нужно будет менять его.
   Проводив женщину до порога, я закрыл дверь и стал искать компьютер или что-то подобное. Телефон выглядит достаточно современно, чтобы догадываться о наличии разных электронных девайсов.
   Ноутбук нашёл под диванной подушкой. Блин, злости нет на этого недотёпу, а если бы облокотился на неё посильнее? Всё - хана аппарату.
   С трудом вспомнив пароль, я запустил ОС и стал искать браузер.
   При входе в интернет мне выпал запрос уточнить, в какой именно. Оказывается, в этом мире было три типа подключения: интернет 1.0; 2.0; 3.0. Первый был для детей и подростков, зайти с его помощью на какой-нибудь запрещённый ресурс было просто невозможно. Скорее с его помощью удалось бы взломать удалённо механический замок. 2.0 был уже взрослой версией, тут и фильмы для взрослых, и с кровью, кишками, новости с 'чернухой' и так далее. Похоже на привычный мне интернет. И третья версия, которая мне была недоступна, имела чисто рабочий функционал, через неё работали особые почтовые программы, разные городские службы: муниципальные и так далее. То есть, всё то, что так любят взламывать хакеры на Земле. Здесь же с этим будут некоторые трудности, так как пользователей 3.0 слишком мало, и вычислить на порядок, или даже два, хулигана, проще будет.
   Итак, что мы имеем на данный момент?
   Мир называется так же - Земля. Хм, ну ладно, пусть, так даже привычнее. Страны почти те же, например, Англия и Голландия имеются, каких-то наоборот нет и звучат по другому, например, Ластава вместо Литвы с Земли-1. Государство с русскими есть и Москва даже, но со столицей в Санкт-Петербурге. Моя Родина, к слову. А вот малая родина незнакома и звучит непривычно - Реистег, какой-то городок в средней полосе. Основан больше ста лет назад из беженцев с далёкого материка, на котором сейчас не живёт ни один человек. Основная религия - христианство, просто христианство, без деления на православие и католицизм.
   Рудилий - это особый минерал в виде кристаллов, который в небольших количествах, примерно, как золото в месторождениях, раскидан по всей планете. Используется везде - в технике, в медицине и так далее. Его вставляют в машины и колют людям. Обладает какими-то особыми свойствами... ого, под миллион ссылок! Нет уж, потом почитаю.
   Общество почти во всех странах близко к феодальному, клановому. Эдакие микро-государства в государстве, со своими законами и армиями. Корпорации-кланы, чем-то схожие на Рокфеллеров и Ротшильдов из моего мира. Но все эти микро-царьки границу дозволенного знают и не балуют, лишь немногие кланы имеют мировое значение и влияние. Правители - президенты, но правят без срока, лишь чрезвычайные обстоятельства могут дать шанс тех сместить. Наверное, тут близко сравнение с советским генсеком. И, как и все сильные мира сего, входят в сильнейшие кланы страны, будучи их главами или наследниками. Впрочем, хватает и монархий
   Конечно, между собой воюют и страны, и кланы и с разумными машинами.
   Четыре материка заселены людьми и разумными машинами, которые появились примерно сотню лет назад в этом мире. Один материк - Евразия, второй расположен на месте обоих Америк, которые не раскололись в незапамятные времена, и называется Индиандом. Его открытие было похоже на открытие Америки Колумбом, который искал дорогу в Индию. Третий материк - Африка, которая на данный момент населен не так чтобы и густо, по сравнению с моим родным миром. ЮАР здесь нет, на месте этого государства раскинулись эдакие Дикие земли из-за близости к последнему материку. Четвёртый - совсем небольшой, раза в полтора больше, чем Австралия и расположен ближе к южному полюсу. Шкегер, такое было название материка.
   Сто лет назад там ещё царствовало великое государство, воинственное, богатое и сильное. Великая Румия. Первые шаги к величию сделала ещё в те времена, когда существовал Рим. На совести этой страны, или даже империи, три мировых войны и без счёта локальных конфликтов. И вот сто лет назад, когда был открыт новый минерал - рудилий, точнее, с ним научились работать и использовать в военных целях, ученые Великой Румии сделали около сотни рудилиевых бомб, с помощью которых собирались стереть с лица Земли самые крупные города и столицы стран-противников на двух континентах.
   В ответ десятки государств высадили многомиллионную (!) армию на Шкегере, собираясь раз и навсегда разобраться с излишне воинственным соседом по планете. Степень развития, была примерно на уровне конца Первой Мировой моего мира, с небольшим скачком вперёд. Поэтому, хватало средств доставки, как бомб, так и войск в огромном количестве в кратчайшие сроки.
   Сначала всё шло, как и должно быть: союзники теснили румийцев, давили их огнемётами, газами, простым честным свинцом и сталью штыков и сабель, где-то наматывали на гусеницы и разносили в клочья аиабомбами. Постоянно приходило подкрепление, сотнями тысяч баржи и пароходы подвозили пушечное мясо, которое перемалывалось в той страшной мясорубке.
   Армия Великой Румии по подготовке на голову превосходила все прочие, но она просто не могла справиться с той массой врагов, которая пришла на материк. На триста пятьдесят миллионов (по другим данным - все четыреста) жителей материка, пришлось в пик боёв почти сорок миллионов мужчин (и немного женщин) в мундирах армий Евразии и Индианда.
   И тогда румийцы взорвали все свои рудилиевые бомбы, испепелив и себя, и врагов. Но это было ещё не всё. Взрыв минерала, чьи свойства даже до сих пор не полностью изучены, разорвал на время межреальность и вырвал кусок соседнего мира на эту Землю. В соседнем мире властвовала раса механоидов, которая не признавала иного разума, кроме своего.
   Не сразу узнали о новых гостях на Земле. Страны были в шоке от массового уничтожения миллионов людей, и долгое время держались подальше от ядовитых берегов материка. Это дало шанс механоидам закрепиться, наладить производство и построить своё государство во враждебном мире.
   И вновь от берегов Шкегера к людям пошла Смерть.
  - Блин, да этот материк всю историю кровь местным пьёт, разорвали бы его в клочья и дело с концом, - покачал я головой, на миг отвлекаясь о чтения.
   Технологическое развитие иномирян на голову превосходило землян, но их было слишком мало, чтобы уничтожить жителей материков. Полив кровью свою землю, люди уничтожили небольшую армию захватчиков и решили навестить, в свою очередь, проклятый материк.
   Немногие, кто вернулись назад были седыми и ещё меньше сохранили память и рассудок, чтобы рассказать о тысячах фабрик, перерабатывающих рудилий, создающих невиданные механизмы, о боевых машинах, которыми никто не управляет, о самонаводящихся ракетах и бомбах, о световых лучах, которые прожигают броню лёгких танков.
   Но самое главное, было сказано напоследок.
   Взрыв бомб запустил реакцию минерала по своему росту. Место, где превратились в пепел и молекулы миллионы людей, теперь покрыто огромными кристаллами, растущих постоянно. Кроме того, чуть меньшие поля образовались по всему материку, поставляя пришельцам почти неограниченное количество минерала, с помощью которого они улучшили свои технологии.
   На данный момент рудилием покрыто от трёх до семи процентов всей площади Шкегера.
   По мере того, как исчерпывался минерал на Евразии и Индианде, люди посматривали на искалеченный материк. Экспедиции за сырьём сейчас туда уходят одна за другой, но возвращается, едва ли одна из пятнадцати.
   Человечество от уничтожения спасло то, что изначально на Землю-2 переместилось сравнительно малое число механоидов и практически без всякого намёка на матбазу. Всё им приходилось делать с нуля, а позже вновь большее число неорганических существ нашла свою гибель на соседних материках. Помогло и то, что первоначально околоземная орбита была оставлена механоидами без внимания (возможно, это было связано с их психологией, возможно, имелись какие-то установки ещё из родного мира), а когда спохватились, то там уже висели первые спутники людей, а межконтинентальные ракеты уничтожали любой ракетоноситель разумных железяк. Впрочем, скорее всего, это была надводная часть айсберга, и имелось ещё куча факторов, из-за которых людям была отдана во владение орбита планеты, и почему имея орбитальную группировку человечества и механоидов практически паритет в силах и возможностях.
   И в этот момент затрещал будильник, который я поставил на половину восьмого вечера.
  - Ёлы-палы, - я вскочил с дивана, одновременно захлопывая ноутбук, - упустил всё!
   В холодильнике было шаром покати, угощать гостью, которая скоро появится, было нечем. А ещё, мне нужно привести самого себя в порядок.
   Десять минут на душ, пять на выбор одежды. Потом рванул к двери, собираясь добежать до магазина, который располагался напротив моего дома и тут в дверь позвонили.
  - Привет ещё раз, - подарила мне ослепительную улыбку Сая.
   Девушка сменила юбку на обтягивающие белые брючки, туфельки с высоким каблуком, белую кофточку вместо блузки, но вырез тут был как бы не больше, чем при расстегнутых трёх пуговицах и если я не ошибаюсь, то белья на ней нет. В смысле, лифчика. На тонкой, золотой, цепочке на шее висела золотая же фигурка какой-то птицы.
   На плечи был наброшен слегка помятый халатик. В правой руке она держала пластиковый оранжевый кейс с красным крестом, а в левой бумажный пакет с верёвочными ручками.
  - Привет, Сая, - я протянул руку в её сторону, - давай вещи, помогу донести.
  - Ой, какой кавалер, - усмехнулась она. - Нужно тебе было раньше позвонить, а то лифт сломался.
  - Третий этаж же, - пожал я плечами. - Хм, извини, нужно было встречать у подъезда.
  - И дать твоим соседям сплетней на неделю? Они и так чуть глаза не потеряли, когда меня увидели.
   Передав мне кейс, она поставила пакет у ног и скинула с плеч халат, который повесила на вешалку. При этом её груди колыхнулись так, что я понял:
   'Точно без лифчика... блиииин, я же сейчас взорвусь'.
   На секунду заскочила в голову мысль, что моё поведение просто неправильно, я всё ещё ощущаю себя семьянином, только вчера вечером сидел на диване с женой, и вдруг на те - пускаю слюнки и не только с губ. Это так гормоны молодого организма на мозг действуют? Шок от переселения в чужое тело? Или во мне всегда прятался великий кобель и требовался лишь повод, чтобы пуститься во все тяжкие? Твою же... где тут правда, и как с этим бороться? Да меня же сейчас можно пальчиком поманить, если манить станет обнажённая красавица, и я помчу куда угодно и соглашусь на всё, что попросят. Правильно говорят, что молодёжь думает нижней головой и губами, в том же районе.
   Вот же... Все семь египетских проблем на мою голову свалились.
  - У меня есть кофе и кофе с сахаром, - признался я, уже не сдерживаясь и вовсю пожирая взглядом гостью. - Извини, я совсем забыл, что холодильник пустой.
  - Я же не есть пришла, Санлис.
  Девушка посадила меня на диван и стала снимать повязку, потом очистила от неровного зеленоватого налёта ладонь, я удивлёно охнул: рана уже покрылась корочкой, да и опухоль сильно спала.
  - Никогда не видел, как рудилиевый спрей действует? - правильно поняла моё удивление Сая.
  - Ага. Да я и про рудилий совсем недавно и случайно узнал, не до разных открытий и технологий было.
   Санлис тем ещё, э-э, раком-отшельником был, он закрылся в себе и полностью игнорировал окружающий мир. Даже в школе едва интересовался предметами, фактически его вытягивали преподаватели и приёмные семьи. Я за короткое время узнал про новый мир больше, чем этот тюфяк за свои двадцать с лишнем лет. Зато Санчик был в курсе, какое бельё носит... носила его кумир, куда выбрасывала старые вещи, какие поездки совершала, её распорядок дня, увлечения, тех поклонников, которые певица подпустила к себе (и этому страшно завидовал бывший владелец этого тела). В общем, этот чудак знал то, что в жизни совсем не требовалось. Блин, неужели здесь, в большинстве своём, такие инфальтильные парни и мужики? Или с возрастом, с первой женой, берутся за ум?
  - Тогда понятно. Сейчас препараты начали делать, которые старость замедляют и даже поворачивают её вспять. Человек, принимающий такой препарат, до самой смерти бодрый и ничуть не уступает себе же, примерно тридцатипятилетнему.
   Рекламируя лекарственные средства, она заново обработала мою рану, аккуратно замотала и убрала медикаменты обратно в кейс.
  - Вот и всё, завтра утром ещё раз повторить, и будет как новенькая.
  - Сая, ты заслужила самую большую кружку самого вкусного кофе. С сахаром!
  - Даже с сахаром? - ахнула она. - Хочу две!
  - Будет сделано, - я быстро встал и в который раз опять машинально посмотрел на девушку. Вид сверху почти полностью открывал красивую грудь девушки. Ложбинка, два прекрасных загорелых холмика, две натянувших тонкую ткань пуговки, набухших от возбуждения сосков. Блин, чёртовы молодые гормоны, они же напрочь мне сносят голову, да и тело досталось со старыми рефлексами и привычками, с которыми так быстро не справишься в первый день вселения. Я же всё это проходил больше двадцати лет назад и вот нате-здрасте...
  - Санлис, понравилась моя птичка? - хитро улыбнулась девушка, заметив направление моего взгляда, и коснулась пальцем подвески на цепочки.
  - Скорее её гнездо, - брякнул я.
   Та в ответ фыркнула и, не выдержав, залилась смехом.
  - Ох, Санлис, юморист, - девушка смахнула слезинку с уголка глаза и попросила. - Принеси, пожалуйста, мой пакет, я его в прихожей оставила у вешалки.
   В пакете оказалась бутылка красного вина и две коробочки с мясом и кусочками чего-то незнакомого. Роллы? Похоже, но не совсем.
  - Бокалы есть? - поинтересовалась она. - Штопор?
   В этот момент, если бы Санлис был жив, я бы убил его своими руками.
  - Нету, - вздохнул я. - Кружки?
  - Эх, сразу вспомнилась комната в общежитии от медицинского колледжа. Неси свои кружки, - покачал головой девушка.
   Пробку я вырвал с помощью шурупа и мультитула, который нашёлся в кейсе у девушки (шуруп вывернут из стены, раньше там висела картонная рамка с фоткой полуголой Марики).
  - Ого, а из тебя выйдет находчивый муж, - искреннее похвалила меня девушка.
  - На брудершафт, - сказал я и придвинулся к девушке, коснувшись коленом её бедра.
  - Как скажешь, - почти промурлыкала та. В глазах её уже вовсю плясали бесенята, сообщая, что тихий омут перестал быть таковым.
   Поцелуй затянулся на несколько минут и, начавшись с лёгкого касания губами, закончился настоящей французской кульминацией.
  - Ох, Санлис, я от одного поцелуя, опьянела больше, чем от двух глотков вина, - прошептала Сая. Её щёчки разрумянились, глазаза блестели, а губки, после встречи с моими, немного опухли и алели, словно накрашенные яркой помадой. - Ты так классно целуешься.
  - И не только целуюсь, - улыбнулся я, и, зацепив кончиками пальцев снизу кофточку, я стянул её через голову, потом заставил девушку лечь на диван и освободил её ножки от лишней одежды. - Ух ты!
  - Ты что там увидел, бесстыдник? - смутилась Сая.
  - Ты совсем без белья.
   Раздеться у меня получилось раз в десять быстрее, чем одевался. Как только трусы улетели в конец комнаты, сразу же мой младшенький Сан попал в жадные ручки гостьи и...
  - Ой!
  - Блиииин...
   Возбуждение, молодость и роскошное женское тело рядом довели дело до конечной точки за считанные секунды от чужих ласк. Хочется надеяться, что это виноваты озвученные факторы и долгое воздержание Санлиса, а не то, что он 'скорострел'. Мне же тогда хоть вешайся от стыда.
  - Кто-то такой нехороший сделал из меня грязную девчонку, - хриплым от возбуждения голосом произнесла Сая.
   Порядок был восстановлен за пару минут с помощью влажных салфеток из медицинского кейса гостьи. Кажется, у неё там набор на все случаи жизни.
   А потом был второй раз, и он прошёл выше всяческих похвал, младший Сан понял свою ошибку и больше не подводил. Не подвёл и в третий раз, и в четвёртый, и в пятый.
  - Всё, прошу пощады, мой господин, - простонала Сая. - Твоя любимая наложница уже без сил.
   Мы так и уснули на диване, только сперва, пришлось его разложить, застелить постельным бельём и принять душ.
  - Санлис, ты просто золото, - прошептала девушка и чмокнула меня в щёку. - Эх, где же мои семнадцать лет, я бы тебя точно на себе женила, никому бы не отдала такого замечательного парня.
   На всякий случай я решил притвориться, что уже заснул.
  Утром меня ждал небольшой завтрак, порция поцелуев, перешедших прямо на кухне в бурный (жаль короткий) секс, очередная перевязка и расставание.
   Когда девушка упорхнула, я сварил себе кофе и с кружкой в руках пришёл в комнату, где сел на диван и стал думать.
   Первый план: выйти в город, осмотреться, оглядеться, оценить, прикупить продуктов, инструментов, чтобы не пришлось ковыряться в розетке кухонным ножом и одеться.
   Второй план: определиться с целью в жизни, так как плыть по течению мне не хочется. Субсидии - это хорошо, как и накопления, но куда лучше иметь дополнительный заработок.
   'Эх, а две жены меня бы точно обеспечили, особенно, если выбрать правильных и обеспеченных, - усмехнулся я в мыслях. - Не мир, а мечта альфонсов'.
   Третий: сменить жильё и не просто жильё, а город в целом. Может быть, перебраться в Москву, благо, что цены там на жилые метры, обычные, не раздутые, как в моём мире. На старом месте мне не стоит оставаться, так как смена поведения будет сразу заметна, а бабушки - агент участкового, здесь точно есть. Сая вчера рассказала. Не хочу проверять, что будет мне грозить: ярлык 'сумасшедший' или камера или палата в настоящей дурке. Всего этого можно будет избежать сменой местожительства.
   Этот Санлис всю жизнь катался, как сыр в масле. Школа, потом музыкальное училище.
  - А у трубача, трубка горяча! - пропел я, вытащив из памяти историю учёбы своего нового тела.
   Я имел диплом трубача об окончании музучилища. Кроме этого выше среднего уровня играл на гитаре, аккордеоне, немного на балалайке, чуть-чуть на свирели, немногим ниже среднего уровня владел барабанами, едва-едва мог пользоваться скрипкой. До армии у него была мечта создать свою музыкальную группу, в училище нашёл единомышленников. Вот только надев погоны и отслужив год в полковом оркестре, он заработал острую антипатию к данному виду жизнедеятельности.
   Вообще, мне достался персонаж, о котором говорят так: ни рыба, ни мясо. Санлис предпочитал получать и ничего не делать, страдать, жалеть себя и в итоге, дошёл до мысли о самоубийстве. Не появись Марика, рано или поздно он всё равно это сделал бы.
   Может, мне в армию податься? На фронт не пошлют, скорее всего, буду сидеть в штабе или на складе. Да даже просто командовать толпой желторотиков - срочников. Рано или поздно смогу пойти дальше.
   И тут я вспомнил Васкова, того, что Федот. Кто сказал, что командовать буду мужиками? Это в оркестре на сорок человек, нас было тридцать два парня, а вот в полку на тысячу с лишним, приходилось восемьсот представительниц слабого пола. Что мне делать со взводом молодых дурёх (образно говоря, может и умниц-разумниц подкинут), у которых гормоны хлещут из ушей и готовых на любые подставы своих коллег ради моего внимания?
  - Чур, меня, чур, - помотал я головой.
   В офис садиться мне было противно, да и не создан я для этого дела. Вон восемь лет в прошлой жизни там крутился и в итоге ушёл, радостно крестясь, что решился поменять профессию.
   На какой-нибудь завод пойти? Но что-то не тянет изо дня в день смотреть на дни - близнецы.
   Таксовать? Чёрт, у этого овоща прав нет, придётся получать.
   Создать своё дело? Хватки нет, хотя, если вспомнить свою офисную жизнь, когда я крутился в iT сфере, то кое-что можно будет использовать и здесь. Уж оформлять и создавать свои сайты не из сложных, мне по плечу, остаётся только ознакомиться с софтом, который тут применяют. А если тряхнуть стариной и как следует поломать голову, поворошить полузабытые знания, то и не на простенький проект смогу замахнуться. Заодно, может быть смогу запатентовать что-то с Земли-1.
   Допив кофе, я отыскал в столе тоненькую пачку наличных и платёжную карточку, вспомнил пин-код к ней, и вышел на улицу.
   Первое впечатление было... никаким. Возможно, меньше рекламы, немного другая архитектура зданий, оформление дворов, газонов, тротуаров. А так, вполне себе привычный мир, в котором оттрубил сорок с лишним лет.
   Но вот когда я покинул тихий двор, то испытал настоящий шок.
   Я почувствовал себя на сцене, возле расстрельной стены, на пляже нудистов или нудистом на арабском пляже.
   Сотни, нет - тысячи девочек, девушек и женщин скрестили взгляды на мне. Тут были все - интересующиеся, алчные, возбуждённые, завистливые, недовольные и злые, и лишь малая часть равнодушных.
   Кое-как я пришёл в себя от такого внимания и, напустив равнодушный вид, сунув руки в карманы, я быстро пошёл в сторону магазина. К продуктам купил солнечные очки с зеркальными большими стёклами. За ними удобно прятать взгляд, словно, отгораживаешься стеной от окружающих.
   К слову, прочие представители сильного пола получали не меньший интерес со стороны женщин, но не обращали никакого внимания на него.
  - Это было сложно, - выдохнул я, утерев пот со лба, когда вернулся в квартиру. - Чувство, что на тебе нарисована мишень.
   Желание навестить одежный и обувной магазин мигом пропало. Пришлось с собой побороться, напомнить, что имеющаяся одежда нанесёт моей психике изрядный урон, больший, чем пристальное внимание окружающих. Чёрт побери, я взрослый мужик, что за ерунда творится?!
   'А ну взял яйки в кулак и пошёл действовать!', - приказал я себе.
   В магазине, вместо десяти минут, я потратил полчаса. Продавщицы были так настойчивы и навязчивы, что приходилось себя держать в руках и не сорваться, послав их матом. Ещё и в кабинку ко мне одна чуть не зашла, во время примерки. Повезло, что я подозревал нечто подобное и одевался-раздевался быстрее, чем в армии при горевшей спичке в руке старшины.
   Уф, всё, я дома.
   Не обошлось и без ошибок. Когда поднимался к себе, то поздоровался по привычке с бабульками, оккупировавшими лавочку, а потом с женщиной лет тридцати пяти, которую встретил на лестничной площадке первого этажа. То, что я обмишурился, показали мне их недоумевающие взгляды. Наверное, Санлис до этого не баловал окружающих своим вниманием и вежливостью, витая в своих мечтах.
   Придётся ускорить свои планы по смене местожительства. Бросить всё и начать подыскивать варианты, одновременно прощупывая почву насчёт продажи своей квартиры.
   Глава 2
   Я уже третий месяц в новом мире, в новом теле и в новом (можно сказать, что новый в квадрате, так как я съехал со старой квартиры) доме. Да, в доме - не квартире. Продав жилплощадь Санлиса, я переехал в Москву, устроившись на окраине в частном секторе. Домик был маленьким, всего две комнаты и чердак, зато к нему прилагался земельный участок в пятнадцать соток. До метро было двадцать минут пешком или пять на электровелосипеде. Работу нашёл в курьерской службе, потому и такой выбор транспорта. Развозил посылки из магазинов и иногда с почтовых филиалов.
   Попутно учился на автомобильные права и углублённо знакомился с Землёй-2. И чем больше читал, тем больше понимал, что с моим старым миром схожих черт меньше, чем в культуре майя и экскимосов. Немного другая культура, немного другая история, немного другие названия стран, немного другое вероисповедание, немного другой менталитет мужчин и женщин и ещё куча прочих 'немного', которые складываются в одно большое: они ДРУГИЕ.
   Очередной курьерский заказ попал под самый вечер. Мне вручили картонный тубус размером с бутылочки из-под минералки объемом ноль тридцать три миллилитра и отправили куда-то на окраину, где сплошь стояли новостройки и стройки.
   Покрутившись, я так и не нашёл нужный адрес, указанный номер телефона не существовал.
  - Привет, Марта, - поздоровался я с диспетчером моей службы. - Тут у меня закавыка вышла.
  - Да, Сан?
   Женщине было за тридцать, и она имела дочку и мальчика в семье, поэтому мне не грозили матримониальные последствия с её стороны и общались мы просто. Зато её молодая сменщица преследовала меня с энтузиазмом двух человек, за себя и коллегу.
  - Улица Первых Энергетиков, дом сто восемьдесят 'гэ', квартира шестьдесят, некто Некор Башаскин. Ему посылка от неизвестного лица.
  - И?.. Да, есть такой контейнер, отправлен неизвестным лицом с семнадцатого почтового филиала 'Молнии'.
  - Да нет такого дома. Есть сто восемьдесят А и всё. Такого дома не было никогда и не будет, спросил у людей на улице адресата, так те и не знают такого.
  - Тогда выбрось посылку или себе оставь, - легко предложила собеседница.
  - Чего?! - удивился и заподозрил шутку.
  - Там ценность в девяносто копеек вписана. Больше будет трат на поиск и возвращение посылки. У нас бывает такое, не волнуйся. Я запишу в журнале, что посылка потеряна курьером, ты оплатишь эти девяносто копеек и всё, больше голова ни у кого не станет болеть.
  - А с чего это я должен платить? - возмутился я.
  - Тогда ищи адресата. Интересно, сколько ты потратишь на эти поиски? Или пусть Ери за тебя оплатит, - хохотнула женщина. - Она это сделает с радостью, и в ресторан сводит и домой пригласит. Возвращать на почту не советую: за этот неполный рубль из тебя все нервы вынут, у них там план по работе есть, и любое возвращение посылки режет премии и бонусы к зарплате. Все косяки вешают на курьеров, так им проще.
  - Дурдом, - вздохнул я.
  - Звонить Ери? - хитро произнесла собеседница. - Или сам справишься?
  - Лучше я сам, - буркнул я.
   Для очистки совести я послонялся по двору, расспрашивая выходящих из дома и приходящих к нему людей, интересуясь фамилией Башаскин. К сожалению, никто такого человека здесь не знал.
   До чего же просто тут у них. Нет адреса - и можешь выбросить чужую вещь или присвоить себе с уплатой стоимости, которая обычно завышается отправителем. Интересно, что же там такое лежит, раз даже с учётом увеличения стоимости посылки цена указана в девяносто копеек? Набор карандашей?
   Стоимость посылки и штраф в размере тридцати процентов, про который мне забыла сказать Марта, мне платить не пришлось. Тут меня выручила Реббека, ещё один курьер в нашей конторе. Девушка гоняла на спортивном мотоцикле, который был неимоверно громок и трескуч. Услышав в первый раз звук его мотора, я сейчас порой непроизвольно морщусь, когда вижу его владелицу в шлеме и пластиковой мотоциклетной броне, входящей в контору, словно, она приносила с собой шум.
  - Нет адреса? Так черкани закорючку за этого Башаскина, делов-то, - фыркнула она.- Думаешь, ты первый, кто с этим столкнулся? Даже если появится владелец посылки, то пусть он докажет. Иногда случаются ошибки в адресе, например, когда идет вал открыток с поздравлениями. Я уже раз двадцать такие конверты просто рвала и выбрасывала, а в сопроводиловке ставила, типа, чужую подпись.
  - А если появится хозяин?
  - И что? Он отправлял на улицу Большую, а написано, что улица Маленькая. Даже суд признает всю абсурдность его претензий. Понятное дело, если это открытка или как у тебя какая-то коробка меньше чем за рубль. Если дороже, лучше сдавать обратно.
  - Понятно. Спасибо, Реббека.
  - Просто спасибо? - девушка прищурилась.
  - Ой, только давай без этого. Я жду свою единственную, храню ей верность и непорочность...
  - Бла, бла, бла, - перебила она меня, - на девственника похож, как я на нашу директрису. Ладно, созреешь - звони. Я всегда твоя, - и послала мне воздушный поцелуй.
   Черканув в листе на посылку, что предмет вручён хозяину, я убрал коробку в сумку и занёс документацию в операторскую, после чего покатил к себе домой.
   Про чужую посылку вспомнил только поздно вечером, когда оставил в покое ноутбук. Не играл, не смотрел новости или сидел в соцсетях, которые тут, пусть и имелись, но не пользовались настолько широкой популярностью - работал. Кстати, над соцсетью так же работаю, просто не всегда. Местные мне показались какими-то серенькими, простенькими, как самые дешёвые сайты знакомств на Земле-1. Аскетичный интерфейс, минимум дополнительных функций, никаких конкурсов, игр и так далее. Вот сайтов знакомств и свах тут великое множество, особенно платных. Везде увлекают, обещают жениха. Я на пару зашел из интереса под своими данными, так потом пришлось менять почтовый адрес, так как администраторы завали предложениями 'от которых невозможно отказаться'. Жениться мне не нужно было, за определённую сумму предлагали общаться через веб-камеру с кем-то из посетительниц сайта, шутить, делать комплименты, в общем, всячески подтверждать резюме сайта, где обещалось знакомство с мужчиной. А принимать предложение о встрече и тем паче женитьбе - это моё и только моё дело. Обжогшись, я теперь создаю себе анкету с женскими данными, а на аватаре - какой-нибудь рисованный персонаж.
   В общем, создание своей соцсети, это одна из долгоиграющих работ. Непосредственно сейчас я закончил печатать приключения двух сестёр-близняшек, которые спасают своего жениха от механоидов. Нечто подобное есть и в фэнтезюшном варианте. Небольшие повести размером на двести пятьдесят тысяч знаков, расходятся в сети, как горячие пирожки. Основное времяпрепровождение свободными вечерами - создание историй с женскими персонажами, с обязательным счастливым концом, любовью и прочими розовыми составляющими. Спасибо жене, которая отработала редактором в издательстве, занимающаяся сортировкой присылаемых рукописей. Она и меня приставила себе в помощь, так что в памяти крутятся сотни сюжетов и манера написания интересных книг, чтобы без особого труда переносить их в ноутбук, меняя немного место действия.
   Все повести (уже четвёртая подходит к концу) выкладываю на платном литресурсе, получая хорошие гонорары. Никнейм у меня там бесполый, можно и за мужчину, и за женщину принять, своих данных не выкладывал, за исключением администрации, когда заключал договор. Две недели назад пришло предложение от издательства, напечатать книги на бумаге. Всё бы хорошо, но есть большое 'НО' - эта контора получила в сети кучу плохих отзывов за нечестное ведение дел, висит сотня исков. Так что, я размышляю над дилеммой: поставить на полку пару томиков со своим настоящим именем и фотографией, или снимать понемногу сливки с сетевых копий.
   Вот такие вот дела. За почти три месяца я не получил особых роялей, не стал супергероем, не заимел гарем (чур меня, чур) и конечно, не лезу куда меня не зовут с секретом булата, гитарой и бардовскими песенками, улучшениями бронетехники и искоренении всяческих гадов ползучих и предателей. Вот такой я не типичный попаданец. Наверное, напиши я книгу, и она станет самой скучной из всех, которые только были в истории альтисторической и попаданческой литературы. К слову, как закончу четвёртую повесть, то возьмусь за нормальный полноценный роман, где девочки попадают на Землю-1, полную мужчин в один из сложных исторических моментов. И обязательно с рудилием, боевыми мобильными доспехами и будучи суперсолдатами - эхорами.
   Отложив ноутбук, я потёл уставшие глаза, потянулся и тут заметил рабочую сумку.
  - Посмотрим-ка, чем меня товарищ Башаскин одарил, - хмыкнул я себе под нос.
   Содрав плотный картон с упаковки, я озадачено посмотрел на ещё один, обернутый пищевой фольгой. За ним был третий и тоже в фольге.
  - Матрешка, прямо.
   Распечатав третий картонный цилиндр, я перевернул его дыркой вниз на свою ладонь. Из него выпал ещё один контейнер, на этот раз совсем маленький, пластиковый и прозрачный, размером с тот, в котором в моём старом мире хранят медицинские градусники. Судя по маленькому шприцу внутри, и этот тоже относился к медикам.
   Открутив крышечку, я вытряхнул шприц, больше похожий на инсулиновый, себе на ладонь.
   Почему-то неприятно закололо сердце и участилось дыхание.
   Шприц был полон жидкости зеленоватого оттенка со специфическими особенностями: в центре она имела очень густой насыщенный цвет, который иногда отсвечивал багровым, а по краям, возле стенок, зелень переходила в серый цвет, будто кто простым карандашом контур обвёл.
  - Это же... - прошептал я. - Не может быть.
   Девяносто копейками тут и близко не пахло. Здесь тянуло густым ароматом страха и смерти.
   Когда я интересовался историей этого мира, то не прошёл мимо рудилия, на котором построено процентов тридцать-сорок современной цивилизации. Ядовитее и опаснее этого минерала, на планете нет ничего. Но это если в чистом виде, в кристаллах. После переработки он становится панацеей в любой сфере деятельности. Меня лечили противоожоговым и заживляющим спреем на его основе, в велосипеде стоит рудилиевый аккумулятор, в армии солдат защищают бронежилеты и транспортная броня, изготовленная с этим минералом.
   Излучение кристаллов и газ, образующийся на рудниках рудилия, а также на третьем материке, наносит сильнейший вред здоровью. Девяносто девять процентов тех, кто получил высокую дозу того или другого, обречён на смерть, быструю или не очень. Оставшийся процент почти полностью приходится на инвалидов, и лишь крошечная часть получила невиданные возможности. Этим немногочисленным счастливчикам повезло стать кем-то вроде людей-хэ и монахов Шаолиня из фантастических легенд. Они без всякого бронежилета могли отбивать телом пули и осколки, щелчком пальцев отбрасывали камень весом в центнер, лежащий в десяти метрах, ходить по воде и бегать по вертикальной стене, взглядом прожигать стены и подковывать летящего комара.
   Это только в тупых американских комиксах люди со сверхвозможностями попадают в разряд крыс, травимых обычными людьми. В реальности же всё вышло по-другому. Этих сверхлюдей - эхоров, как их стали звать официально, сманивали на службу, обещая все блага, какие только могли существовать в мире, родные спецслужбы и их конкуренты из-за рубежа, а также соответствующие службы в кланах.
   Потом начались опыты с рудилием в попытках уменьшить побочные эффекты и усилить положительные. Для этого понадобилось несколько десятилетий и вот он итог - инъекция чистого рудилия, которую я держу на своей ладони. Получить её простому человеку невозможно, не уверен, что и на чёрном рынке можно найти. Это сродни ядерной бомбе в моём мире: доступна лишь избранным. С помощью инъекции, из простого человека делают эхора. Девяносто пять процентов, что пациент получит особые способности, пять - умрёт.
   Описаний и даже фотографий с препаратом, ещё и видеороликов, в сети 2.0 хватает, чтобы я точно понял, что же мне попало в руки.
   Эхоров на планете хватало. Почти все они служили в армии или спецслужбах стран и кланов. В свободном плавании находились либо очень слабые, которые могли зажечь лист бумаги, тужась минут пять. Либо очень сильные, коим сам чёрт не брат и просто так принудить к чему-то даже с помощью отрядов спецназа из эхоров было проблематично или накладно.
   Не все они были созданы искусственно. Хватало детей тех, кто разрабатывал рудники, отражал атаки механоидов, чьи искусственные тела и техника была пропитана излучением рудилия, или участвовали в десанте на побережье Шкегера.
   Эту инъекцию точно станут искать и однажды, найдут. А всех свидетелей и участников её пропажи... что? Устранят? Похоже на сюжет плохого кино, но я не удивлюсь, если так и будет.
  - Жаловался, идиот, что тебе роялей не хватает? Что не похож на властелина мира? Не супергерой?! - зло прошипел я. вспомнив свои недавние мысли. - Вот тебе мегарояль, сука!!!
   Я вскочил с дивана и быстро стал ходить из угла комнаты в другой угол. Первая мысль была: выбросить на хрен этот шприц, который держать у себя опаснее, чем целовать разъярённую чёрную мамбу. Потом пришла другая: ну, выброшу, и что дальше? Всё равно на меня выйдут и начнут спрашивать, проверять, не вру ли, и в итоге... прикончат. Наркоман зарежет, вроде как пробравшись ко мне домой, в поисках ценностей для новой порции. Или какой-нибудь ветеран боевых действий прибьёт в минуту сумасшествия по пьяному делу. Или я сам покончу с собой, а пару плакатиков той Марики мне подбросят.
   Вернуть потерю? Да если б я знал кому, плюс, ещё не факт, что после этого меня всё равно оставят в живых.
   Я остановился перед зеркалом и нервно проговорил, перефразировав известного книжного героя:
  - Вы присутствуете при рождении нового супергероя, господа присяжные заседатели!
   Перемотав себе бицепс резиновым жгутом из аптечки, я дождался, когда вздуется вена и прикоснулся к ней кончиком иглы. Несколько секунд не решался идти дальше, едва препарат окажется внутри меня - обратного хода не будет.
  - Будем верить, что положены плюшки, как махровому попаданцу, а тем, кто выйдет на меня, будет нужен новый эхор, - сказал я сквозь зубы и воткнул иглу в вену, после чего надавил на поршень.
   Инъекция оказалась на диво болезненной. У меня задрожали руки, и стало мутнеть в глазах еще, когда в шприце оставалось половина вещества.
  - Уф, всё, - я отбросил пустой шприц в угол и откинулся на диван. - Или пан, или через неделю сюда соседи на вонь придут.
   Ночью поспать не удалось от болезненных судорог, сводивших всё тело, от тошноты и галлюцинаций. Понятное дело, что на работе я не появился, и в десять утра дома зазвонил телефон.
  - Доброе утро, Санлис, ты где?
  - Привет, Ери, - узнал я девушку, сменщицу Марты. - Приболел я, наверное, продуло на велосипеде.
  - У тебя голос странный, - забеспокоилась собеседница. - Давай я приеду и полечу. Лекарства привезу.
  - Нет! Извини за резкость, просто меня тут уже лечат.
  - Понятно, что ж, поскорей выздоравливай, - сухо ответила она и положила трубку.
   Глава 3
   Все неприятные последствия прошли на третий день, оставив только лёгкую слабость и жуткий голод. Пришёл в себя полностью на пятый день. Никаких суперспособностей не обнаружил, кроме увеличившегося аппетита и уменьшившегося сна. Мне теперь требовалось всего шесть часов, чтобы полностью отдохнуть, зато съедать стал в полтора раза больше. Реббека, которую я пригласил в ресторан через неделю, поразилась моему аппетиту.
  - И куда в тебя столько влезает, - покачала она головой. - Тебя же ни одна жена не прокормит.
  - Потому нам государство даёт две, - усмехнулся я.
  - И две не прокормят. Скорее убегут от тебя, испугаются, что ты их съешь.
  - Ты преувеличиваешь, - улыбнулся, потом посмотрел на едва начатую порцию у девушки, которая нехотя ковырялась в мясе с овощами вилкой, и предложил:
   - Меняемся?
   Та удивлённо посмотрела на меня.
  - Я тебе чистую тарелку, а ты мне грязную.
  - Сан! - воскликнула она и тут же понизила голос. - С ума сошёл? Это же неприлично. На нас люди смотрят.
  - Они на меня смотрят и тебе завидуют, - усмехнулся я. - Да хоть я тут начну стриптиз танцевать, никто не назовёт дураком, скорее предложат скататься к ним домой и там повторить на бис.
  - То стриптиз, а то... что делаешь?! - ахнула она, когда я перегнулся через стол, забрал у ней тарелку и поставил перед собой.
  - Всё равно не ешь. Начни пробовать десерт, а то и его слопаю, - подмигнул я.
  - Какой же ты поросёнок, - покачала девушка головой.
   У меня дома утихомирились только поздно ночью. Комнату едва-едва освещал серебристый ночник, в его свете блестели капельки пота на теле Реббеки, как крошечные бриллианты.
  - А шрамы у тебя откуда? Воевала? - спросил я, коснувшись пальцем её плеча, где вился серой ниткой неровный шрам не менее чем десять сантиметров в длину. Ещё два пошире и покороче, украшали женскую спину.
  - Нет, я даже не служила. Это от падения с мотоцикла, - вздохнула она и потянула простыню. - Хватит меня разглядывать, я же стесняюсь, Санлис.
  - Полчаса назад ты такая бесстыдная была, что я краснел, а тут вдруг застеснялась, - хохотнул я.
  - Дурак.
  - Да я шучу, Беки, - я поцеловал девушку в шею и стал медленно поглаживать её от затылка до лопаток. Умиротворение и усталость, однообразное движение и тихое дыхание партнёрши ввели меня в некое подобие транса, и в этот момент я увидел, как тело девушки покрывается полупрозрачной разноцветной сеткой.
   От удивления вся дремота с меня сошла, я моргнул - всё пропало.
  - Что ты?
   Наверное, я как-то выдал себя или дёрнулся резко, потому что засыпающая Реббека зашевелилась, открыла глаза и посмотрела на меня.
  - Ничего, спи, - успокоил я её, и тут мне пришла в голову новая мысль. - А давай я тебе массаж сделаю?
  - Умеешь?
  - Немного умею. Не высший класс, но никто не жаловался.
  - И много у тебя, таких нежалующихся? - пробурчала девушка.
  - Тебе лучше не знать. Знаешь такие слова: на базаре, любопытной Варваре, нос оторвали? - я улыбнулся и легонько щёлкнул пальцем по кончику девичьего носика.
  - Сволочь, - ответила она, - но красивая и редкая сволочь, потому тебе можно кое-что простить. Но учти, только кое-что.
  - Расслабься, я начинаю.
   Вновь сетка появилась через две-три минуты, когда я сосредоточился на теле девушки. Она была похожа на неровное переплетение или даже путанку из нитей разной толщины и цветов. Обратил внимание, что там, где у девушки на спине были шрамы, в сети виднелись узелки толстых грязно-серых, почти чёрных нитей. Я аккуратно коснулся самого маленького узелка и погладил тот пальцем.
  - Царапаешься, Сан, - недовольно произнесла Реббека.
  - Извини, я сейчас закончу царапаться, пять сек.
   Концентрацию удалось удержать, к счастью.
   От моих прикосновений узелок стал светлеть и рассасываться, а мой палец начало жечь, словно, я подвёл тот к огоньку спички.
   За минуту от узелка осталось едва заметное вкрапление серого цвета и величиной с зернышко пшена.
  - Уф.
  - Устал, что ли? Я даже ничего не почувствовала, кроме твоих царапок, - фыркнула девушка. - Эх ты, массажист. Запишись на курсы для начала, а потом строй из себя великого мастера.
  - Это ты толстокожая, просто, ничем тебя не пронять, - я лёг рядом и легонько хлопнул её ладонью по попе, прикрытой простыней.
  - Что? Ах ты... - она в шутку вцепилась мне в шею, я высунул язык и захрипел.
   Девушка захихикала, и оставила меня в покое.
  - Нужно поспать, а то завтра буду сонной мухой ползать, - зевнула она. - Хоть и хочется продолжить, но нельзя.
  - Если очень хочется, то можно, - подмигнул я.
  - Женись и я буду твоей всегда и везде.
  - Э-э-э...
  - Вот тебе и 'э-э'. Значит - сладких снов, - она отвесила мне щелбан по лбу, после чего повернулась спиной и сквозь долгий зевок произнесла. - Всё, я сплю.
   А мой взгляд остановился на одном из шрамов на спине, от которого почти что не осталось следа.
   Слова девушки про учёбу на массажиста, мне глубоко запали в голову. И в конце рабочей недели я отыскал в объявлениях один учебный центр, про который хватало хороших отзывов, и решил его посетить.
   Записаться на курсы удалось без проблем. Когда пришёл в субботу на первое занятие, то оказался в группе из пятнадцати человек единственным мужчиной. Большая часть была молодыми женщинами от двадцати пяти до тридцати пяти лет, две женщины сильно старше сорока и три совсем молодые девчонки, лет по восемнадцать-девятнадцать. Инструктором оказалась тридцатилетняя худощавая женщина с мелированными волосами, затянутыми в хвост на затылке.
  - Что ж, все в сборе, - громко произнесла она, когда в небольшой зал, заставленный высокими кушетками, проскользнула последняя, пятнадцатая, одногруппница. - Начнём.
   Моим надеждам, что я смогу повторить свои недавние действия, было не суждено исполниться. Под тридцатью глазами я никак не мог сосредоточиться. Так пролетели полтора часа первого урока. Кое-чему новому я научился, но это всё не то.
   Пришлось опять экспериментировать с Реббекой.
  - Что ты там всё наглаживаешь? - поинтересовалась она.
  - Сегодня был на первом уроке массажа, мне показали приёмы особого энергетического, - с пафосом сказал я.
  - И ты на мне их отрабатываешь? Вот ты какой. А ещё друг.
  - Друг? Хе, я думал с друзьями спать нельзя, - хмыкнул я.
  - Я тебя когда-нибудь точно задушу за твои дурацкие шуточки, - пообещала мне девушка.
  - Лежи, лежи - дай потренироваться.
   За час я смог понять, что лучше всего, это белые, серебристые, зелёные и золотые нити. Все оттенки красного и синего опасные, если изумрудный цвет приобрёл гнойно-зелёный оттенок, то нужно чистить, а если чёрный, то дело плохо - это место полностью повреждено или удалено. Например, на месте двух зубов у Реббеки чернели очень плотные, размером с две вишнёвые косточки узелки толстых нитей. Повезло ей, что это были удалённые зубы мудрости. Вот у меня таких чёрных пятен должно быть три - два таких же, что и у девушки, и один нижний слева центральный, который Санлис сломал пять лет назад камешком, попавшим ему в еду.
   Две недели я ходил на занятия по массажу, а потом увидел в одной из групп молодую, года двадцать четыре девушку-инструктора, и решил познакомиться с ней и... сорвалось. Красотка была замужем.
   А спустя пять дней я оказался в постели со своим инструктором. Вру, даже не в кровати, а прямо на спортивном коврике в одном из тренировочных залов центра. С этого момента мои дела пошли в гору. То, что навык массажа за месяц поднялся очень высоко - ерунда, гораздо важнее было то, что Бериста легко позволяла творить над её телом всё, что угодно. Я не в плане секса, хотя и тут она оказалась раскованной.
   Скормив ей сказочку, что один из моих предков, дедушка, оказался эхором и наградил меня крошечными сверхспособностями, я исследовал свои новые возможности на ней.
  - Я себя чувствую после твоих занятий помолодевшей на десять лет, - Бериста потянулась всем своим тренированным телом, на котором не было ни клочка одежды. - Тебе нужно идти в какой-нибудь салон и там работать. Это не только деньги, но и связи. Вылечишь от артроза или мигрени, с которыми врачи не могут справиться, пару важных шишек, и позже сможешь попросить их об услуге.
  - Или меня захомутают в клан какой-нибудь, - вздохнул я.
  - Ты настолько силён, что тобой кланы могут заинтересоваться? - посмотрела она на меня.
  - Не знаю, как-то не было возможности сравнить.
  - Про целителей-эхоров я не слышала, - задумчиво сказала она. - Могу попробовать узнать, у меня есть такая возможность. Делаю массаж, некоторым не последним лицам, в клане Коротовых.
  - Пока не надо. Вдруг они сами заинтересуются, зачем тебе такие сведения нужны? - всполошился я. - Если все молчат про таких эхоров, то не просто же так.
  - Пусть будет так, - кивнула она.
   ****
   И всё-таки, Бериста не смогла удержать мою тайну. Примерно через неделю после разговора я пришёл на вечернее индивидуальное занятие и увидел, что в комнате меня ждут две женщины вместо одной. Бериста и молоденькая девушка с двумя косичками каштановых волос. С виду сопля соплёй, но как только я встретился с её взглядом, то понял, что к имеющемуся возрасту стоит добавить лет двадцать как минимум. Что ещё меня поразило, так это её реакция: никакого вожделения, возбуждения или раздражения и зависти (эти чувства я замечаю у розовых леди, которые жутко ревнуют всех женщин к мужчинам). Словно незнакомка вволю пресытилась и мужчинами, и вниманием к себе.
  - Здравствуй, Сан, - сказала инструктор. - Познакомься, это Александра.
  - Очень приятно, - кивнул я.
  - Это и есть эхор, который может лечить при помощи массажа? - приятным голосом спросила гостья.
   'Вот же... язык бы ей вырвать', - мысленно я наградил парой нелестных эпитетов Беристу за её длинный язык.
  - Санлис, никто больше не знает, а Александра никому не расскажет, - торопливо произнесла инструктор, видимо, по моему лицу прочитав досаду и негодование.
  - Бериста, не унижайся, - холодно сказала Александра. - Он не стоит того, тем более, я не вижу в нём ничего от эхора.
  - Но ты же видела, как я изменилась? - посмотрела на неё моя знакомая.
   Та коротко кивнула:
  - Только потому я и решила прийти сюда. Но он не эхор...
  - Стоп, стоп, - перебил я женщину. - Для начала я хочу выслушать, что здесь происходит, что значит 'он не эхор' и с чего вдруг кто-то решил, что я буду кому-то делать массаж?
   Закончил речь с желанием развернуться и уйти, громко хлопнув дверью.
   Две пары женских глаз уставились на меня. В одной читались обида, отчаяние, сожаление, во второй - злость и пренебрежение.
  - Сан, - торопливо произнесла Бериста, - Александра - эхор третьего ранга и у неё появились некоторые проблемы со здоровьем, я рассказала о тебе, о твоих способностях, и она захотела на тебя посмотреть и попросить, чтобы ты помог и ей тоже.
  - Попросить? - гостья покривила губки. - У него?
  - Сначала попробуй, - инструктор повернулась к ней. - Ты же сама видишь по мне, что он может лечить.
  - Хорошо, пусть докажет.
  - Докажет? - я точь-в-точь скопировал тон и гримаску женщины. - А мне это нужно?
  - Я заплачу пятьсот рублей.
   Деньги она предложила хорошие. Студент получал стипендию от восьмидесяти до ста двадцати рублей. Рабочий, к примеру, токарь четвёртого разряда на заводе, зарабатывал от трёхсот до трёхсот пятидесяти, инженер - в среднем четыреста пятьдесят. Сотрудник силовых структур от трёхсот до шестисот, учитель и врач от трёхсот пятидесяти до пятисот с мелочью. Это в среднем, специалисты высшего класса зарабатывали и тысячу, и две. Лично я получал двести рублей субсидию и тридцать, в среднем платил за коммунальные услуги, сто за налог на дом и землю раз в год. Плюс, пятьдесят рублей каждый месяц приходили с вклада от пенсии за потерю семьи. Прочие накопления, которые мне достались от приёмных семей, ушли на покупку дома вместе с той суммой, что выручил за квартиру.
  - Я заплачу тебе пятьсот рублей, чтобы больше не встречаться, - заявил я её же тоном.
   Бериста с отчаянием переводила взгляд со своей подруги на меня:
  - Сан... Александра...
  Несколько минут мы бодались взглядами с эхорой и... вдруг она сдалась.
  - Хорошо, признаю, что повела себя неправильно, - сказала она и едва заметно улыбнулась, хотя глаза оставались по-прежнему холодными. - Мне и в самом деле нужна некоторая помощь. Точнее, даже не столько помощь, сколько стало интересно посмотреть на эхора-целителя и проверить его способности.
  - Тогда точно выбрала не тот стиль и вариант проверки, - покачал я головой. - Но я могу посмотреть, чем смогу тебе помочь. Для этого нужно сделать массаж.
  - А просто посмотреть?
  - Я так не могу, не умею, - пожал я плечами. Кое-что знать, ей точно не следует.
  - Для массажа необходимо раздеться, мне нужно касаться чистой кожи, а не одежды, - добавил я и увидел впервые в её глазах усмешку, а не насмешку и холод. Оттаяла никак?
  - Хорошо, будет тебе чистая кожа.
  - Нижнюю часть белья оставь и ложись на живот, - сказал я. - Подожду там, крикнешь, как будешь готова. Не хочу тебя смущать и мешать.
  - Смутить меня не так-то просто.
  Из коридора, где дожидался, пока клиентка приготовит себя к сеансу целительного массажа, меня позвала Бериста, выглянув в щель между дверью и косяком:
  - Сан, заходи.
   Сейчас, когда на Александре остались только маленькие белые трусики, она казалась девчонкой, что только-только округлилась в нужных местах, потеряв подростковую угловатость.
  - Бериста, оставь нас, хорошо? - попросил я, посмотрев на инструктора. - Мне так будет проще сосредоточиться на массаже.
   Та согласно кивнула, не сдержав разочарованный вздох. Наверное, хотела посмотреть со стороны, что же я делаю и как.
   Подготовительный этап был самым обычным массажем. И я сразу же испытал неловкость, когда от прикосновения к бархатистой гладкой и упругой девичьей коже, организм среагировал как положено.
   'Вот же досада, - скрипнул я зубами. - Чего мне ещё не хватало, так только этого!'
  - Ты скоро?
  - Не отвлекай, - прошипел я, пытаясь сконцентрироваться.
   Через пару минут сетка так и не появилась, зато пациентка уже трижды интересовалась, когда же я приступлю к делу.
  - Полежи так десять минут, - попросил я. - Я кое-что забыл, постараюсь вернуться быстро.
   Та хмыкнула.
  - Бериста, можно кое о чём попросить? - почти шепотом произнёс я. когда вышел в коридор и плотно прикрыл за собой дверь.
  - Да? Что-то случилось? - насторожилась она.
  - Случилось, - подтвердил я и в несколько шагов оказался рядом с ней. - Я не могу на ней сосредоточиться, привык, что у нас с тобой сначала... это дело, а потом массаж. Или в процессе.
   И я впился губами в её губки, больше не сдерживая себя...
  - Прошло больше десяти минут, - сообщила холодным тоном Александра, когда я вернулся в комнату. - Я устала здесь лежать.
  - Уже всё, приготовься.
   Сейчас, когда организм получил разрядку, сосредоточиться на нужном процессе получилось без проблем. Каких-то десять-пятнадцать секунд и вот уже тело эхоры покрыто разноцветной сеткой энергетических каналов.
  - Ого! - не удержался я от удивлённого восклицания.
  - Что там? - тело под моими пальцами напряглось, превратившись по ощущениям в камень.
  - У тебя другая энергетика, отличная от простого человека.
  - Я же не простой человек уже и давно, - расслабилась та. - Хм, неужели что-то умеешь? Или это такой хитрый ход?
  - Не отвлекай, - попросил я, - сосредотачиваясь на каналах.
   Кроме количества насыщенности и немного другого строения 'сети', в теле Александры было кое-что ещё, то, чего я не видел ни у Реббеки, ни у Беристы. Её сеть окутывала не просто тело, а что-то похожее на дерево, проходящее вдоль позвоночного столба и пустившее ветви по всему телу. И главный ствол этого энергетического жгута был похож на жидкость в той инъекции рудилия, которую я себе ввёл. Зелёного цвета с багровым веретеном в центре и серебристо-серым контуром.
  - Когда приступишь? - раздался очередной недовольный вопрос.
   'Достала, - я коснулся нужного узелка, в котором переплелись три цветных нити - красная, изумрудная и серебристая. - Поспи'.
   Я изучал рудиливые энергоканалы не менее получаса, вроде бы за это время пару раз осторожно заглядывала в комнату Бериста, но я это отметил всего лишь краем сознания, сосредоточившись на работе.
   Что именно беспокоило эхору, я так и не спросил, а она не стала сама рассказывать. И потому мне не сразу удалось найти нужное. Наконец, увидел - в самых тонких особых каналах 'дерева', или стоит её рудиливую энергосеть назвать рекой с притоками, багровая сердцевина излишне расползлась, и было видно, что лезет к центральному каналу. Пришлось убирать лишнее и подталкивать (по-другому и не скажешь) зелень из главного русла в малые. Вот чувствую, что всё дело в них, в малых каналах и всё делаю правильно. На всё ушло более часа.
  - Уф, вроде бы всё, - вздохнул я и разбудил Александру. - Как самочувствие?
  - Что ты со мной сделал? - девушка в одно мгновение поднялась на ноги и схватила меня за шею одной рукой.
  - Лечил. Ничего не чувствуешь? - спокойно ответил я, прикоснувшись пальцами к её локтю. Мне достаточно будет мгновения, чтобы парализовать её конечность и на несколько секунд лишить сознания.
  - Я... - и она резко замолчала, потом отпустила меня и, кажется, ушла в себя. Пока она перестала обращать внимания на внешние раздражители вроде меня, я боком выскользнул из комнаты в коридор.
  - Ну что? - накинулась на меня с вопросами Бериста. - получилось?
  - Вроде бы да, - пожал я плечами. - Пойду умоюсь. Немного взбодриться надо, а то чувствую себя выжатым лимоном.
   В туалетной комнате оценил свой внешний вид. Осунувшееся лицо, чуть заметные тёмные круги под глазами, несколько лопнувших капилляров в белках. И самое главное - кожа на ладонях набрякла и сморщилась, словно, последние полтора часа я вручную стирал свои вещи в горячей воде без перерыва.
  - Спасибо.
   От неожиданности я вздрогнул и расплескал воду из ладоней, которой собирался умыться.
  - Александра! Так до инфаркта можно довести, - выдохнул я, успокаивая забившееся сердце. - И вообще, это мужской туалет.
  - Уже скоро ночь и в центре почти никого нет, - пожала она плечами. - Откуда узнал, что нужно делать, ведь я не говорила? Или уже сталкивался с эхорами?
  - Просто почувствовал. Кстати, а что это было?
   Та молчала минуту, потом заговорила.
  - Это практически неизвестно широкой публике, учти. Все эхоры считаются суперлюдьми без каких-либо недочётов. В курсе только врачи особых клиник и пансионов, где мы лечимся и умираем от ран. Но на самом деле, если часто пользоваться Силой, в организме появляется... м-м, что-то вроде шлака, грязи, которые мешают нам и дальше быть эхорами. Чем больше шлака, тем больше приходится выкладываться, соответственно, ещё больше появляется этой грязи. Вот такой круговорот...
  - И как справляетесь с ним? Ведь вы живёте долго и постоянно пользуетесь своими возможностями. Тут или шлак накапливается по микрочастицам, или есть способ от него избавиться.
  - Простой отдых помогает. Чтобы очиститься от шлака после небольшого применения Силы, например, после демонстрации возможностей или тренировок, то хватает нескольких дней. Несколько недель нужно, чтобы он вышел из организма после серьёзного боя. И несколько месяцев эхор должен отдыхать, если схватка была запредельная, ему пришлось выложиться на сто и один процент. Иногда они погибают, умирают уже после победы.
  - Обалдеть! А я думал, что вас ничем не пронять, - покачал я головой.
  - За всё в жизни нужно платить, - вздохнула она. - Есть эхоры, которые имеют высокий ранг, их способности наводят ужас на врагов, но пользоваться ими они могут с оглядкой.
  - Тогда откуда у них враги? Подсунул им десяток пешек и смотри, как противник сам помирает потом от последствий, отката.
  - Прям так легко было бы, - усмехнулась она. - С пешками, такие монстры запросто справятся голыми руками. Нет, их способности против таких же, как они или армий. Например, слышал про клан Рюкатичи?
   Я отрицательно помотал головой.
  - Ну-да, ну-да, - кивнула собеседница, - откуда, если там всего два человека осталось. Наследница клана и её троюродная сестра из вассального рода. Вот у наследницы неимоверно сильная техника, она простым хлопком в ладоши - это пример в качестве затрачиваемых усилий - может смести с лица земли пару танков. Ну, а если разойдётся всерьёз, то уничтожит город тысяч на двести жителей за несколько минут. Вот только после такого она точно погибнет. Её держат как резерв на случай прорыва механоидов или нападения соседних стран.
  - А почему только она и сестра остались, где остальные?
  - Погибли от отката в прошлых боях. И никто другой не торопится входить в её род, а она сама отказывается уходить из своего, хочет сохранить фамилию предков до конца. И выходить замуж за абы кого, также не собирается по той же причине - честь фамилии, превыше всего. Ладно, поговорили и ладненько, мне пора. С Беристой я поговорю, чтобы она держала язык за зубами и сама буду молчать.
  - Я уже с ней говорил на эту тему, - буркнул я. - И вот результат - ты передо мной.
  - Моё внушение поможет точно, - она мне подмигнула, в один момент превратившись в озорную девятнадцатилетнюю девчонку. - И я буду рассчитывать на твою помощь, когда понадобиться новая чистка, хорошо? Кстати, сколько я тебе должна?
  - Нисколько, - махнул я рукой. - И в следующий раз обязательно помогу, но только если буду свободен.
   Глава 4
  - С Днём рождения!!!
   Когда я вошёл в контору ранним утром, то был оглушён радостным воплём из десяти глоток, а потом завален конфетти. После чего, атакован с трёх сторон жаркими поцелуями.
  'Твою маман, ведь думал же отпроситься по телефону', - с грустью подумалось мне. День точно пропал.
   В центре зала стоял большой стол, сейчас заставленный тарелками, бутылками, блюдами и прочими аксессуарами любого праздника и застолья.
  - Тебе сюда, - директриса, жгучая брюнетка, выглядевшая, как Беллуччи в фильме 'Малена', поманила к себе и указала на стул с высокой спинкой.
   А потом было веселье, на голову переплюнувшее все корпоративы в моём старом мире. В минуту проблеска сознания я увидел сидевшую на мне и полностью обнажённую начальницу, не просто стонавшую, а рычащую при каждом движении. После оргазма я вновь 'потух' и в следующее пробуждение с удивлением увидел, что ласкаю одновременно Ери и Эльзу, юриста и кадровика по совмещению. Обе девушки были изрядно пьяны, но страсти в них было столько, что никакой алкоголь не мог их утихомирить.
   Они же отвезли меня домой на такси, где и продолжили сексуальное безумие в моей постели.
   Утром я проснулся раньше всех, и осторожно выбравшись из объятий четырёх рук и стольких же стройных ножек, ушёл на кухню готовить завтрак и кофе, его - в первую очередь.
   Потом сидел с кружкой горячего напитка, пил его мелкими глотками (признаюсь, для лучшего целебного эффекта влил в него полрюмки коньяка) и думал: меня поимели, или это я весь из себя плейбой и Дон Жуан. Поневоле вспомнилось мудрое изречение китайского философа, его ответ китайской же императрицы на вопрос, почему мужчина со многими женщинами - герой, а женщина с кучей мужчин - б... нехорошая дамочка.
   'И сказал тогда старик:
  - Налей из одного чайника в восемь чашек чай и в каждой он будет приятен и этот чайник есть мужчина, он для каждой будет хорош. Но налей в одну чашку, что символизирует женщину, чай из восьми чайников и ты рискуешь отравиться, испробовав это питьё.
   И признала императрица мудрость его'.
  - Ну, это совсем другое дело, - хохотнул я, - знали же древние толк, в психологической разгрузке.
  - Ты с кем тут разговариваешь? - на кухню, зевая и протирая глаза, вошла Эльза. Причём вошла в том наряде, в котором родилась. - О-о, кофе пахнет!
  - Держи, - я налил в кружку напиток, капнул немного коньяка и вручил её девушке. - Жарко?
  - Ты про что?.. А-а, ты про одежду. И кого тут стесняться?
   Через пять минут от шума наших голосов проснулась Ери. Девушка оказалась немного стеснительнее своей подружки и хитрее. На кухню она пришла в моей футболке.
  - Приветик всем, - поздоровалась она, - м-м, кофиёк!
   И плюхнулась ко мне на колени, ухватив мою кружку. Поёрзала, устраиваясь поудобнее и этим выдала себя, что кроме футболки больше никакой деталью одежды она себя не стала стеснять.
  - В курсе, что у тебя завтра самолёт? - после большого глотка из моей кружки, спросила она.
  - Самолёт? Куда? Зачем?
  - Ты забыл? - покачала она головой и посмотрела на Эльзу. - Ты представляешь?
  - Судя по тому, какой он был вчера весь из себя герой, то я не удивлена, - фыркнула девушка, потом поставила кружку на стол и ушла. Вернулась через пару минут в моей (и эта туда же) майке и каким-то красочным конвертом в руке. Одна лямка сползла с плеча, открыв полностью сочную налитую грудь, с небольшим розовым соском и это было намного сексуальнее, чем до этого, когда сидела в костюме Евы.
  - Сиську не потеряй, - хихикнула Ери и опять заёрзала у меня на коленях.
  - Потеряю - Санчик найдёт, - подмигнула мне её подружка, после чего вручила мне конверт. - Держи.
   В конверте лежал авиабилет на завтрашнее число в бизнес-классе и путёвка на пять дней на испанский курорт Коста дель Гарраф.
  - Ничего себе! - присвистнул я. - Вот это подарок?
  - Нравится? - спросила Ери.
  - Очень.
  - Тогда целуй, - и подставила щечку, логики не увидел, ну так не отказывать же.
  - И меня, - рядом оказалась Эльза и тоже предложила щёчку, но когда я почти коснулся той губами, девушка повернулась и впилась в меня своими губками, оторвавшись, она подмигнула, качнула грудью, которая всё так же бесстыдно вылезала из майки и сообщила. - Чур, я первая в ванну!
   И исчезла с кухни.
  - А мы её примем с тобой, - прошептала мне на ухо Ери. - Ты не против?
  - Не-а.
  - И я задержусь у тебя до завтра, хорошо?
  - Ага.
  - Ты всё-таки стал моим, пусть и на пару ночей, - счастливо промурлыкала девушка и обняла меня за шею.
   ****
   Номер в гостинице, куда меня заселили, был трёхкомнатный и невероятно роскошный. Очутившись в нём, я только горько вздохнул: вот куда мне всё это, если собираюсь половину суток проводить на пляже и осматривая достопримечательности? А потом, просто спать.
   После самолёта, где не удалось сомкнуть глаз, я рухнул на огромную кровать прямо в том, в чём прибыл, даже не стал посещать душ и проспал до сумерек. Мои новые особенности организма, тоже дали сбой, наверное, им требуется хоть какая-то акклиматизация.
   После ванны и плотного ужина я выбрался на улицы города и пешком ушёл в сторону моря. Народу, несмотря на наступающую темноту, хватало и на улицах, и на побережье. Много было мужчин, чему я обрадовался, а то надоело быть целью номер один. Пока летел в самолёте, то опасался, что отдых окажется не отдыхом, а войной за свободное личное пространство.
   Я даже искупался, выбрав местечко побезлюднее и раздевшись голышом, так как кроме больших пёстрых шорт и майки на мне больше ничего не было. Очень понравился плавный спуск в море. Можно было выбрать любую глубину и вволю наплескаться, наплаваться или наныряться. А то бывает так, что делаешь пятнадцать шагов и сразу же падаешь в бездну.
   С отличным настроением вернулся в гостиницу и почти до рассвета занимался ничегонеделанием, меняя его, то на просмотр телевизора, то на лазание по интернету, то на онлайн-игру. Проснулся в одиннадцать часов, несколько минут подарил себе, чтобы понежиться на обалденно удобном ложе.
   Потом встал, полез в чемодан за новыми шортами и в этот момент со стороны моря прилетел звук взрыва, потом ещё одного и ещё. Испуганно зазвенели стёкла и посуда, задребезжали хрустальные 'сосульки' на люстре.
  - Что за на фиг?!.
   Едва только фраза слетела с моих губ, раздался взрыв такой силы, что стёкла не просто выбило, но и следом вынесло сразу за ними балконные двери.
   От осколков стекла меня спасло то, что я стоял на коленях над чемоданом, прикрытый кроватью. Взрывная волна скинула матрац, которым меня накрыло и им же защитило от битого стекла, кусков пластика и металла от оконных рам и дверок.
   В ушах зазвенело, появилось чувство 'глубины' и пришлось несколько раз сглотнуть. Потом столкнул с себя изрезанный матрац и, встав на четвереньки, несколько раз потряс головой.
   В панике я рванул на выход, но быстро опомнился и вернулся к вещам. Что бы в городе ни происходило, но ходить в одних трусах не стоит.
   Одевшись, я покинул номер. В коридоре натолкнулся на ошалевших постояльцев и коридорную служку в голубой ливрее.
  - Что происходит? Что взорвалось? - на девушку обрушился вал вопросов. А та только переводила испуганный взгляд с одного вопрошателя на второго и молчала, лишь губы дрожали от страха и паники.
   Тут из одного из номеров выскочил мужчина в сером костюме и возрастом около пятидесяти, в руке он держал большую телефонную трубку спутниковой связи. Увидев нас, он несколько раз взмахнул рукой и крикнул, перекрывая голосом царящий гвалт:
  - На побережье механоиды! Срочно уходите как можно дальше от города, держитесь в стороне от скопления людей и воинских частей. Там целая матка в воде! Быстрее, не теряйте времени!
   На несколько секунд в коридоре все замолчали и замерли, превратившись в соляные столбы. Когда шок с людей схлынул, неизвестного уже не было.
   Про коридорную все позабыли. Постояльцы разбежались по номерам, кто-то помчался к лифтам, в чём был - в тапочках и халатах.
  - Ты бы домой шла, к своим родным, - посоветовал я гостиничной работнице.
  - Я не отсюда, я с Италии, - пролепетала она на хорошем английском с чуть заметным акцентом. - Здесь снимаю квартиру с подругами.
  - Значит, иди к подругам, собирайте вещи и покидайте город.
  - Но хозяин...
  - От побережья до гостиницы всего ничего, - вздохнул я. - Уже скоро здесь будут механоиды, которые зачистят всех. Ты же должна знать, что они идут всегда в места, где бывает очень много людей. А уж гостиница, заселённая полностью, как раз такое место и есть. Да и хозяину, точно будет не до тебя. Думаю, после боя тут нескоро ещё всё станет прежним, так что, тебе так и так грозит увольнение.
  - Вы думаете? - на глазах девушки появились слёзы.
  - Знаю. Пока ты жива, то всегда сможешь всё начать сначала. Так что, ступай.
  - Спасибо за поддержку, - та шмыгнула носиком, кончиком пальца смахнула слезинки с уголков глаз и быстро пошла к лестнице. У самого спуска на миг замерла и неуверенно помахала мне ладонью.
   Я ответил тем же и улыбнулся
   После этого вернулся в номер, где забрал все свои документы, накинул на плечи тонкую куртку, рассчитывая, что та хоть как-то должна защитить меня, по крайней мере, лучше эта ветровка, чем простая футболка. Ещё бы заменить обувь на что-то попрочнее теннисных туфель, но чего нет, того нет.
   На улице царил бедлам и апокалипсис.
   Сплошная пробка встала по всей длине проезжей части, на тротуарах люди метались, как испуганные белки, иногда вспыхивали ссоры и драки. Плач, крики, мат на всех языках мира повис в воздухе, часто слышались сигналы клаксонов, которыми водители поторапливали своих коллег впереди.
  - Идиоты, - покачал я головой, - бросали бы свои тачки и мотали пешком, пока поздно не стало.
   Я обежал гостиницу и юркнул в узкий переулок, который вывел меня в тупик. Путь перегораживала простая стена из бетонной плиты, на которой были выдавлены прессформой на стадии отливки декоративные узоры. Высота стены около трёх метров и если воспользоваться стеной здания слева, то можно зацепиться за край, забраться наверх и спрыгнуть на ту сторону. Так я и сделал.
   Через минуту, когда я удалялся по узкой улице, полной испуганного народа, в воздухе раздался тихий гул реактивных двигателей, потом я увидел над самыми крышами три огромных транспортника механоидов. Каждый был похож на черепаху, только вместо ласт там торчали подвижные реактивные движители. Размером транспорт превосходил теннисный корт.
   Я остановился, задрал голову вверх и стал следить, куда те полетят, чтобы выбрать другое направление.
   Тому, что военные смогут быстро устранить угрозу, я не верил. Слишком глубоко в человеческие земли механоиды забрались, да ещё притащили свою матку, которая полна всевозможной боевой техники, роботов-солдат и способна перерабатывать любые ресурсы, чтобы создавать пополнение.
   На моих глазах от днища ближайшей черепахи оторвались две крупные точки и рухнули на улицу, с которой я недавно убрался, буквально рядом с гостиницей.
   Среди автомобильной пробки и сотен сбившихся толпу людей.
  - Твою маман, - выдохнул я.
   Через пару секунд мощный взрыв разнёс вдребезги гостиницу и серьёзно разрушил соседнее здание. Земля под ногами заходила ходуном, дом, возле которого я стоял, захрустел, по его стене пробежала широкая трещина, и он стал оседать.
   В небо поднялось облако пыли и дыма, взлетели обломки кирпичей и бетона, какая-то домашняя обстановка, куски мебели.
   А я даже не смог вовремя удрать, стоя на одном месте, махая руками и пытаясь устоять на ногах, чувствуя себя моряком на палубе во время шторма. Откуда в мою голову прилетел предмет, я не заметил, только ощутил сильнейший удар справа, чуть выше уха, увидел брызнувшие во все стороны искры и быстро приближающийся к лицу потрескавшийся асфальт.
   Когда пришёл в себя, то ни одной живой души вокруг не было, зато хватало обломков и трупов. Совсем рядом со мной лежала дамская сумочка из красной кожи, со стразами и мелкими золотистыми чешуйками. Машинально провёл ладонью по голове, нащупал здоровенную шишку, и несколько мелких крупинок, которые оказались стразами от сумки.
  - От женщин всегда зло, - простонал я. - Хорошо, что у неё там не было кирпичей.
   Досталось мне от большого телефона, который в сумочке, после столкновения с черепной костью, развалился на части. Больше ничего полезного там не было, если не считать разбившуюся пудреницу, кое-какую косметику, пачку прокладок и бумажных носовых платков.
   Придя в себя, я первым делом занялся самолечением, воспользовавшись своими особыми способностями. Получилось управлять собственным организмом немного хуже, чем чужим, так как, свою энергетическую сетку видел плохо (ну, не тот ракурс, не тот), я больше ориентировался на ощущения. Поэтому и провозился минут пятнадцать. Зато встав на ноги, я был бодр и не испытывал ни малейшего негатива после удара и потери сознания.
   Появилась мысль помочь окружающим людям, возможно, не все они мертвы и кто-то просто без чувств лежит, как я недавно. К сожалению, мне помешали. Сквозь пыль я увидел несколько высоких и плотных фигур вышедших из-за угла со стороны разрушенной гостиницы.
   С рук одной их них сорвался поток огня, ушедший в окно второго этажа. Вторая ударила очередью из пулемёта по нескольким лежащим перед ней телам, не разбирая, мёртвые они или раненые.
   'Механоиды!'.
   Спасло меня от их оружия то, что вокруг лежали завалы, бывшие недавно жилым домом. И слабо чадила мебель, прикрывая огнём температуру моего тела, а дымом защищая от лазерных сенсоров разумных машин.
   Медленно и осторожно я присел на корточки и 'гусиным' шагом добрался до узкой щели между куском стены и остатками массивного старого шкафа, сделанного из настоящего дерева и потому не развалившегося на части, как его собратья из пластика и ДСП. Рядом со шкафом что-то сильно дымило, мелькали желтоватые язычки пламени и этого, надеюсь, должно хватить, чтобы прикрыть меня от глаз врагов.
   Один их них прошёл совсем рядом, буквально в метре от меня. Стоит вытянуть руку и немного изогнуться, и я смогу ухватить его за бедро. Со стороны эти создания выглядели как штурмовики из имперских легионов популярной 'вахи'.
   В тот момент, когда механоид проходил мимо, я почувствовал нечто знакомое, такое, такое...
   Само вышло так, что я переключился на своё особое зрение. Удивительно, находясь рядом с красивой девушкой в полной безопасности, я не мог сконцентрироваться на своих способностях, а тут в метре от смерти всё получилось само собой.
   Стоить говорить о моём удивлении, когда я увидел знакомую 'речку' в теле разумной машины? К слову, кроме рудилиевой энергетики, механоид обладал и простой, чем-то схожей с человеческой, только цвета немного отличались, ячейки и узелки смотрелись упорядоченными и казались тусклее, чем у живых.
   Что меня дёрнуло протянуть руку и коснуться главного русла - не знаю. Зато результат был особенный, стоило мне сдавить и потянуть на себя. Сначала меня ударило зарядом электричества, ладонь обожгло огнём. От главного столба во все стороны брызнули багровые ручейки, словно выжигая и мелкие рудилиевые каналы, и обычные, родные.
   Всё это заняло одну секунду.
   Вот враг замирает рядом со мной, я хватаю (образно говоря) его за душу и он валиться на камни.
   На ладони после этого у меня появились два больших пузыря ожогов, и кончики пальцев покрылись мелкими, с просяное зёрнышко, пузырьками. Кроме всего прочего, энергетическая сетка на руке от ладони до локтя покрылась мелкими капельками зелёного цвета с багровой искрой внутри, за несколько секунд, пока я их рассматривал и думал, как же поступить, они впитались в каналы, сделав те ярче.
  - Пс-с-с, - зашипел я и стал трясти пострадавшей рукой.
   Уничтожение механоида не прошло мимо его товарищей. Тот только рухнул с ног, а в мою сторону повернулись трое. Миг спустя ударил пулемёт и огнемёт, залив огнём и свинцом щель, где я только что был. Просто чудом я успел перемахнуть через кусок стены, оказавшись с другой её стороны.
   Деревянный шкаф вспыхнул в одно мгновение, превратившись в гигантский костёр, от жара которого у меня затрещали волосы на голове, и сильно запахло палёной шерстью.
   'Палят только поросят, да индюшек и цыплят, я же вам не поросёнок... на фиг вас, - мысленно перефразировал я старую стихотворную сказку. - Идите в *опу!'.
   Задав стрекоча, как заяц, я вылетел из ловушки, в которую превратилась узенькая улочка и чуть не врезался сразу в двух механоидов ещё большего размера, чем тот, которого я только что прибил.
   Вместо того, чтобы пристрелить, ближайший схватил меня мощной клешнёй, заставив затрещать рёбра и замереть лёгким, которые просто не могли расшириться.
   И опять я использовал свой дар эхора, сразу двумя руками разорвав родную энергетическую сеть и рудиливую 'реку'. Схватка чуть-чуть ослабла, но и только. Прямо со мной в клешне механоид рухнул на ближайшую припаркованную машину, раздавив тут почти в лепёшку. Мне же просто повезло оказаться немного в стороне и не попасть между телом и поверхностью. Хотя, вот сейчас меня прикончит или напарник 'краба', или выскочат из-за угла товарищи того самого убитого механоида и подпалят огоньком.
   Разжать клешню я не мог, никаких сил не хватало, хотя я врубил работу надпочечников (если правильно разобрался в своей энергетике) на максимум, запуская в кровь адреналин. Хотя бы от мучительной смерти от удушья я был спасён.
   В поле зрения показался второй механоид-краб. Одна верхняя конечность была такой же клешнёй, вторая представляла из себя энергетическую пушку, начинавшуюся сразу от локтя. Ещё две лазерных турели крепились на плечах.
   Когда я уже прощался с жизнью, ему в голову - идеально ровную полусферу из матового серого металла влетел кусок кирпичной кладки. Одна турель смята, на сфере образовалась глубокая вмятина и, вроде как, трещина. Голубоватая молния, слетевшая с пушки-руки, которая должна была прикончить меня, ушла далеко в сторону от сотрясения.
   Механоид не успел придти в себя от первого подарка, как ещё один влетел ему сзади под колени - металлический столб от электросети. Взмахнув обеими руками, чтобы поймать равновесие, механоид рухнул на колени и тут от него отлетел кусок брони, следом отвалилась уцелевшая турель, со скрипом вывернулась клешня и переломилась в плечевом суставе. Разумная машина дважды наугад выстрелила куда-то в окна домов, а потом в ствол пушки влетел булыжник, отчего та взорвалась.
   Невидимый мне телекинетик сразу после этого забросал механоида крупными обломками, а когда он затих, оторвал все конечности и смял в блин сферу, заменявшую голову.
   Через несколько секунд заскрипела клешня, которая меня удерживала.
  - Там ещё четверо должны быть! - крикнул я невидимке и махнул назад, откуда прибежал. - Попроще и поменьше этих!
   И тут же показались они, словно, специально дожидались моих слов.
   Вокруг зацокали пули, завизжали рикошеты и рассыпались искры, когда стальные сердечники влетали в массивные металлические предметы. Меня дважды зацепило - левую руку и ногу в голень.
   Стрельба длилась секунды три, а потом врагов смело стеной обломков. Вновь в воздух поднялось облако пыли и дыма, почти полностью лишив видимости.
  - Живой?
   От неожиданности, услышав рядом с собой чужой голос, я дёрнулся в сторону и на звук мазанул рукой, точнее всей пятернёй, согнув по-кошачьи пальцы. И вроде бы даже задел кого-то.
  - М-мм... сдурел?!
   И следом за этим меня вздёрнула вверх невидимая сила, ухватив за воротник куртки. Через несколько секунд я уже плавал в воздухе над крышей уцелевшего дома, а снизу на меня смотрела высокая девушка с растрепанными волосами в простой пижаме, состоящей из курточки и штанов. И одежда, и сама незнакомка были грязны до умопомрачения, даже было не разобрать какого цвета волосы и ткань пижамы.
  - Начнём сначала? - с красивым, я бы даже сказал забавным акцентом, произнесла она и несильно тряхнула меня в воздухе. Что-то знакомое, в прошлой жизни я слышал уже такой акцент, вот сейчас вспомню и...
   И меня опять затрясли, как дерево какое-то, право слово.
   'Ох, ты сейчас огребёшь у меня'.
   Способности эхора в минуту опасности работали как хорошо отлаженные часы. Я видел и родную, и рудиливую энергетику незнакомки. И видел зеленоватый жгут силы, который выходил из груди пленительницы и касался моей одежды. Взмахнув согнутым указательным пальцем, как маленьким серпом, я перерубил силовую технику и получил свободу. Рухнув на крышу в метре от шокированной девушки, я охнул и свалился на одно колено, когда прострелило болью раненую лодыжку.
  - Ранен? - поинтересовалась незнакомка, которая быстро пришла в себя и больше не пыталась использовать на мне свои способности. - Сражаться можешь?
  - Наверное, - буркнул я. - Ты кто такая? Зачем напала?
  - Я?! - искренне удивилась она. - Ты сам первым меня атаковал там, внизу, - и она кивнула в сторону пылевого облака, которое уже немного уменьшило свои размеры.
  - Извини, я не специально, - я сел на какую-то смятую металлическую коробку, закинул ногу на ногу, чтобы свободно касаться пострадавшей лодыжки и стал восстанавливать повреждённую сетку, потом тоже самое повторил с рукой, которая была скорее сильно оцарапана, чем прострелена. - Ты так неожиданно оказалась рядом, что я всё сделал на рефлексах.
  - Как ты это сделал?
  - Что?
  - Залечил свои раны.
  - А-а... это моя способность. Неплохая регенерация организма, а если растирать и массировать, чтобы кровь быстрее и больше прилила к повреждённому месту, то регенерация ускоряется в разы, - нашёлся я.
  - А-а, вот оно что. А ещё что можешь? Я видела, как ты завалил большого механоида. Как? Он тебя схватил, ты задёргался в клешне и - он уже уничтожен. Я ничего не смогла понять. И потом меня странно ранил, словно, вырвал из меня кусок плоти, у меня бедро, куда пришёлся твой удар, онемело и ослабло. А потом разрушил мою дистанционную технику.
  - Мне нужно прикоснуться к цели и всё. Что-то происходит при этом, разрушается нервная система, у механоидов - сигналы процессора. Твоя техника... не знаю, как так вышло, наверное, от страха.
  - Ты клановый? Русский?
  - Да, я из России, - ответил на один из вопросов. - Слушай, может, позже об этом поговорим? Сейчас нам бы подальше уйти из города, пока не нарвались на кого-то большего, чем эти пехотинцы.
  - Из города? - девушка нахмурилась. - А кто защитит простых людей?
  - Альтруистка? - с раздражением произнёс я. - Ты в одиночку не сможешь справиться с механоидами, а на побережье торчит целая матка. Тут нужна армия и сотня эхоров бойцов, а не одиночка.
  - Я не альтруистка, ошибаешься. Но не могу оставить в беде этих людей. Меня попросили оказать помощь городу, пока не прибудет подмога. И почему в одиночку? А ты на что?
  - Я?!
  - Боишься.
  - Я?!.. Боюсь, - признался я. - Я не боец, никогда не воевал. Мои способности лежат чуть в другой стороне, чем война.
  - В какой?
  - Не важно. Если бы не мой день рождения, то я до сих пор сидел бы в своём доме в Москве и смотрел за происшествием по телевизору. А сейчас просто хочу оказаться подальше отсюда.
  - Если ты поможешь мне, то я буду должна. Поверь, это очень много значит, - негромко сказала девушка. - Я даже... Поможешь добраться до матки и можешь считаться моим женихом.
   Честное слово, я опешил от этих слов. В этом мире, в таком контексте, мне ещё никто не предлагал женитьбу. Как-то привык, что девушки сами набиваются, а не подводят к тому, что делают мне одолжение.
  - А мне это нужно? - буркнул я.
  - Что? Ты не знаешь, кто я?
  - Впервые вижу, - честно сказал я. - И так скоро жениться, я не собираюсь, даже если ты мисс Вселенной среди эхоров и наследница императорского клана.
  - Я не состою в клане, - сухо ответила девушка. - Может, когда ты услышишь имя, то передумаешь. Руста Ялидоша из Ластавы эхор шестого ранга.
  - Точно! Ластава!
  - Вспомнил, наконец-то,- позволила она лёгкую усмешку.
  - А? Нет, я о другом. Просто мне покоя не давал твой акцент. Я слышал похожий, а не могу вспомнить где, и у кого.
   Ластава - это Литва на Земле -1 и акцент у девушки был прибалтийский, очень приятный, экзотический, я бы сказал, с капелькой шарма и предвкушения чего-то сказочного. Я всего раз пять такой слышал в прошлой жизни. Причём один раз, он был у киногероини, которая играла польку в военном фильме, но сама была родом из Литвы.
   Девушка посмотрела на меня с сомнением, словно, размышляя: а нужен ли ей такой ударенный головой тип в напарниках.
  - Уже успел обзавестись полным гаремом?
  - Нет, зачем мне такое счастье в мои-то годы! - возмутился я в ответ на такое предположение. - У меня даже невесты нет, если честно.
  - Не нужна жена, тогда получишь деньги или что-то из редких технологий. Я гарантирую.
   'Будет лучше, если ты вообще про меня забудешь', - подумал я.
  - Руста, я не воин, понимаешь? Я не смогу так лихо разбираться с врагами, как ты.
  - Ты уничтожил того механоида быстрее, чем я моргнула, - наседала девушка с грацией тяжёлого танка механоидов.
  - Потому что смог коснуться. И посмотри, что у меня с рукой, - я протянул ей свою ладонь и тут заметил, что ожоговые пузыри куда-то делись, остались только розовые пятнышки молодой тонкой кожи.
  - И? - она изогнула бровь.
  - Я могу без рук остаться после третьего механоида, - ответил я. - Да даже пусть их, может, и повезёт - регенерация поможет. Но пока я добегу до любого из них, они же меня разнесут на молекулы!
  - Но в принципе, ты не против помочь? - продолжала настаивать та.
  - Не против,- с осторожностью подтвердил я, - но в атаку не пойду.
  - И не нужно. Я буду подносить их прямо тебе в руки.
  - Э-э... блин, зараза! - с чувством выругался я.
  - Пошли! И не отставай! - крикнула девушка, прыгая прямо с крыши вниз. А тут три этажа, плюс, чердачный, так что, метров десять будет точно.
  - Руста!
   И в следующий миг меня вновь ухватили за шкирку, как котёнка.
  - Извини, я не хотела обидеть, но так было быстрее всего, - скороговоркой произнесла моя новая знакомая.
   Первая возможность испытать нашу пару в связке выпала уже через минуту, когда мы натолкнулись на троицу механоидов. Один был копией 'краба', два других совсем мелкие, чуть-чуть крупнее человека и походили на рослого спецназовца в самой современной броне и с лучевой винтовкой.
  - Держи!
   Девушка подхватила 'краба' и метнула того ко мне под ноги, одновременно с этим метнула в сторону мелких врагов мусорный контейнер, сшибая их на землю. Реакцией моя спутница превосходила механоидов намного.
   Рухнувший рядом со мной 'краб' даже не стал пытаться встать и сразу из положения лёжа начал ловить Русту в прицел своей пушки. Но тут вмешался я, хлопнув по его правому боку ладонью. Раз - и он обмяк, а у меня на ладони вскочил новый волдырь.
  - Молодец, - похвалила меня девушка. - Я бы с ним дольше возилась и потратила бы сил много.
   Кусок бетона с торчавшими из него кусками арматуры, как зубья расчёски, пригвоздили к металлической стене поваленного на бок ларька одного из мелких врагов, а вырванный с корнем металлический столбик ограждения перед магазином, вошёл в грудь второму, после чего тот слабо взорвался.
  - Совсем забыла спросить, - вдруг остановилась она. - Ты давно отдыхал? Сколько шлака скопилось?
   После разговора с Александрой я как смог осмотрел свою 'речку' и протоки и не нашёл и следа той грязи, которую выдавливал и вымывал у неё. То ли, я слишком слабо пользуюсь своими способностями. то ли это особенность моего организма.
  - Отдыхал, не волнуйся. Пока могу сражаться и умирать не собираюсь, - успокоил я напарницу.
   Через пять минут мы натолкнулись на настоящий танк в сопровождении дюжины крабов и огнемётчиков. Этот отряд планомерно зачищал улицу, не пропуская ни одной щели.
   На танк девушка обрушила часть стены дома, заодно похоронив и половину пехотного сопровождения, остальных одного за другим перекинула ко мне, где я разорвал им из рудиливую энергонить.
   Правая рука после такого, целую минуту светилась в особом зрении сотнями зелено-багровых капель, которые очень медленно впитывались в сетку. Но зато после этого зажили и пузыри, точнее, наросла молодая кожа под ними и пропала боль.
  - С танком справишься? - поинтересовалась Руста.
  - Не знаю. Пробовать надо.
   В танке главных жил было аж две! Одна, по всей видимости, была основным процессором, мозгом механоида, заключённого в тело боевой машины, которая превосходила легендарный 'Маус' в полтора раза, но легче его, кстати, это за счёт особых сплавов и рудилия. Видел я этот танк в Кубинке, тот ещё мастодонт, практически небольшой дом на гусеницах.
   Порвать жгуты удалось без труда, но сразу после этого у меня появилась тошнота и головокружение, точно так же, как после укола инъекцией минерала.
  - Ты как? - девушка взяла меня за плечи и заглянула в глаза. - Странно, они у тебя не светятся.
  - Что? - выдавил я кое-как из себя слово.
  - Глаза. Они должны светиться, если пользуешься техниками. Сильнее, если техника мощная. А у тебя обычные... Или это малая часть твоих способностей? - девушка пытливо заглянула мне в глаза, словно собираясь в них прочесть правду.
  - Это моя особенность, Руста. Все об этом знают... кому нужно.
   И да - у эхоры глаза светились зеленью, а на месте зрачка мерцали багровые искры. Я это только сейчас заметил, в момент, когда разговаривали на крыше, мне показалось, что они у неё голубые или серо-голубые, вроде бы так.
  - Дальше можешь сражаться?
  - Минуту дай прийти в себя, - попросил я.
   Самочувствие восстановилось одновременно с тем, как впиталась в меня вся трофейная зелень. Отдыхая, я заодно проверил себя на тему шлака и не нашёл ни капли. Приятно и одновременно пугает.
  - Пошли, - кивнул я спутнице, поднимаясь на ноги, как только закончил осмотр.
   Пока добрались до берега, уничтожили три танка и полсотни мелочи. Да уж, скажи мне кто-то раньше, когда я смотрел в интернете на механоидов, что буду считать 'краба' мелочью (он легко справляется с 'абрамсом' в одиночку), то не поверил бы ни за что. А в то, что лёгким движением руки превращаю танки механоидов в гору металла и электроники, до сих пор с трудом верю. Справиться с ними могут только эхоры или хорошо подготовленное и оснащённое подразделение, начиная от мотострелкового батальона.
   Возле берега летала дюжина 'стрекоз' - воздушных механоидов по классу сравнимых с 'крабами'. Похожи были на стрекоз, даже крылья имелись, дополнительно к ним два реактивных сопла рядом с грудью и хвостом.
  - Сейчас я свалю двух из них, и мы побежим туда, - девушка указала правее от нашей позиции. - Старайся не попасть остальным на глаза, так как в этом случае, они все сюда прилетят.
  - Угу.
   Руста поморщилась, потёрла виски, после чего резко вытянула руки в сторону ближайших стрекоз. Несколько больших обломков взлетели с земли и ударили в сопла. Те, на такое отношение, ответили тихим взрывом. Следом, с земли прилетел кусок ограждения из сетки и несколько пляжных зонтов, которые посыпались на крылья летунов.
  - Побежали! - крикнула напарница, даже не став смотреть на последствия своей диверсии.
   Натыканные 'плечо к плечу' пляжные зонты на брусчатке перед спуском к пляжу помогли нам остаться невидимыми от наблюдателей сверху, наземные были закрыты стеной зелени, сейчас, к сожалению, сильно прореженной техникой механоидов и толпами обезумевших людей. Но всё равно кустов и разных раскидистых деревьев хватало.
   Мы проскочили метров четыреста, пока девушка не решила, что можно идти к воде. Здесь она уже осторожничала и пропускала охранников мимо, чтобы не поднять тревогу.
   И вот мы вышли на финишную прямую - к матке механоидов.
   Она выглядела, как здание цирка - купол, шатёр, размером в тысячи квадратных метров. Частично она находилась в воде, частью торчала на берегу. В стенках чернели несколько люков, и самый большой был у поверхности, выпуская наружу пехотинцев.
   До этого детища механического разума было метров триста. Вокруг бродили десятки 'крабов' и 'спецназовцев', в сотне метров от неё на золотистом пляжном песке торчали два танка.
  - Они нас не видят? - шепотом уточнил я.
  - Сенсоры нет, если только не покажемся на открытом месте. Визуально мы будем отображаться, - так же тихо ответила она мне.
  - И что дальше?
  - Сейчас узнаем.
   Девушка достала из кармана небольшой телефон с маленьким экраном и пятью крупными кнопками, нажала на одну из них, дождалась, когда засветиться синим экран и приложила аппарат к уху. Когда её абонент ответил, она произнесла:
  - Я на месте, какое-то время могу не выпускать подкрепление... почему?.. Я не смогу так долго держаться, сами же знаете... я её тоже вижу, между нами и двухсот метров не будет... неужели? Вот как... хорошо, я сделаю это... разумеется, какой ещё долг после такого!
   Девушка опустила руку с телефоном, несколько секунд смотрела вдаль пустым взглядом.
  - Что сказали? - я легонько коснулся её руки. - И почему телефон работает, разве не глушат все сигналы механоиды?
  - Телефон? Это военная разработка для эхоров, этот сигнал очень тяжело заглушить, нужно вообще всю связь отрубить, но тогда и сами железяки не смогут между собой общаться. А сказали... тебе лучше не знать. Ты же молодой, так? Едва двадцать исполнилось, потому ещё не был в боях. И ты - мужчина...
  - Это здесь причём? - невежливо перебил я её.
  - Притом... притом, что однажды ты поймёшь, что есть обещания, которые необходимо выполнять. Или приказы.
  - Ты же не клановая? - удивился я. - Кто может тебе приказывать?
  - Вот, возьми, - она сняла с шеи тонкую золотую цепочку, на которой висела пластинка вроде как из серебра с несколькими чёрными точками и чёрточками, из кармана пижамы, где до этого лежал телефон, она достала ещё один прибор, похожий на старинный пейджер. - Эта вещь прикрывает от сенсоров механоидов, сможешь уйти отсюда. А жетон передашь кому-нибудь из клана Длигсе, они теперь мне сами должны, или правительству Ластавы и попросишь выполнить любую услугу. Я же тебе её обещала, помнишь?
  - А если мне не нужна услуга?
  - Извини, скорее всего, свадьбы у нас не будет, - пожала она плечами.
   Из вредности и противоречия я наполнил ей о её недавних словах:
  - Уже отказываешься от своего предложения? Обещала же считать меня женихом, если помогу?
  - Если выживу, и ты не воспользуешься жетоном, то так и быть - стану твоей первой женой, - криво усмехнулась она.
  - Если... почему? Что тебе приказали?
  - Помощи не будет. Это не единственный прорыв, хотя и единственная матка. Армия и эхоры уничтожают по всему Средиземному морю десант механоидов. Неведомым образом они прошли через Гибралтар и растеклись по побережью. К тому времени, когда сюда перебросят подкрепления, от побережья с курортами не останется и следа, скорее всего, дойдут и до Барселоны. Кроме того, матке достаточно часов десять, чтобы превратить здесь всё в несокрушимую крепость. Практически также мы потеряли южное побережье Индианда и чуть не потеряли побережье Африки, когда там высадились три матки. Сейчас те места, ты же знаешь, наверное, считаются мёртвой территорией, а ближайшие окрестности - Дикими Землями, где живут только изгнанники, преступные кланы и прочие отверженные. Воюют с государствами, и с механоидами... разве это жизнь?
  - Ты сказала много слов, но не сказала главной сути.
   Девушка несколько секунд молчала, потом провела ладонью по лицу, размазывая пот и пыль в грязь.
  - Устала я. Ты хорошо помог, но я давно не отдыхала, просто не успела, а тут это вторжение, - тихо сказала она. - Мне приказали любым способом задержать расширение плацдарма механоидов. У меня есть обязательства, которыми нельзя поступиться или только бросать всё и уходить в дикие. Выполню приказ, и мой род будет свободен от любых ограничений и долгов, скорее, это мне будут должны.
  - Так что ты хочешь сделать? - я всё ещё не понимал ничего, хотя догадывался, что девушка собралась совершить подвиг, за который дают ордена с пометкой 'посмертно'.
  - Я уничтожу матку и, сколько смогу, мелочь. Та, которая расползётся по окрестностям, мало что сможет сделать. Когда придёт армия и прочие эхоры, то их быстро вычистят.
  - Ты не отдыхала и хочешь использовать свою самую сильную технику? Это же самоубийство! - воскликнул я. - Тебе приказали умереть? Разве так можно?
  - Меня попросили сделать всё возможное, - сухо ответила девушка, потом добавила совсем тихо. - Ради рода.
  - Что, род после этого завалят плюшками? - зло сказал я. Мне было стыдно, оттого и злился. Стыдно, человек напротив меня готов пожертвовать собой ради кого-то, а я думаю только о себе, то, что мне страшно за себя, а ей за других. Правда, в этом мире у меня и нет никого, я один на свете.
  - Я последняя в роду, но это не важно. Главнее чистота фамилии и честь рода, - девушка сунула мне в карман куртки аппарат маскировки и цепочку с жетоном, после чего мотнула подбородком себе за спину. - Уходи, через минуту я начинаю.
   И я ушёл.
   Прячась за кустами, поваленными ларьками, за горой пластиковых столиков и стульев, сплавившихся вместе от сильного жара, я уходил всё дальше. Когда выскочил из-за угла и натолкнулся на двух патрульных огнемётчиков, то ничуть не растерялся, лишь зло обрадовался, что будет на ком сорвать свою обиду (на что? Я сам не мог понять это чувство) и раздражение.
   Два хлопка ладонями по грудным пластинам штурмовиков и всё, можно идти дальше.
   Возле небольшого здания, наполовину разрушенного, я остановился, посмотрел на завал, который тянулся до самой крыши, точнее её остатка, мысленно обозвал себя придурком и стал карабкаться вверх по опасно шатающимся плитам и разъезжающимся из-под рук и ног обломкам кирпичей.
   Растянувшись на пыльной и горячей поверхности, я посмотрел в сторону пляжа, на матку, рядом с которой шёл бой.
   Руста стояла в сотне метров от прохода... просто стояла без движений, но ближайшие механоиды отлетали от неё в разные стороны, выстрелы плазмой, простые кинетические снаряды, струи огня обтекали её со всех сторон, не имея сил протии сквозь невидимый барьер, радиусом метров в десять.
   Иногда из чрева матки выползал танк или несколько пехотинцев, но они тут же сминались, как пластилиновые или после невидимого толчка улетали обратно.
   Но это были даже не цветочки - весенние ростки. Ягодкой оказалось другое: матка едва заметно сжималась, словно её со всех сторон неумолимо сдавливали невидимые гигантские ладони.
   Подо мной с грохотом пробежали несколько 'крабов', видимо, торопящихся на помощь на берег. Чуть позже, снеся угол магазинчика, торгующего вином и прохладительными напитками, выкатился танк, облепленный 'спецназовцами', как бутерброд муравьями.
   Когда он проехал рядом с моим наблюдательным пунктом, я прыгнул сверху на него.
   Хлоп! Хлоп! Хлоп!
   Я, словно, играл на там-тамах, отбивая ритм голыми ладонями, разрывая энергетические сети и рудиливые души разумных машин. На руках уже живого места не было после такого. Волдыри заживали и тут же образовывались новые.
   Прибив танк последним, я рухнул ничком, содрогаясь в судорогах. Руки уже были не просто покрыты капельками энергии, а полностью окутаны зелёно-багровым коконом, который добрался до середины бицепса и очень медленно втягивался внутрь.
  - Вот зачем мне это, а? - простонал я вслух, медленно сползая с высоченного танка, лишь немного ниже дома, с крыши которого я смотрел за борьбой Русты и механоидов, на асфальт. - Героем почувствовал, мужик пробудился при виде красивой женщины? Или русским всегда нужно всюду влезть и помочь, даже если их не просят и самим будет хреново?
   Понятное дело мне никто не ответил.
   Когда вернулся обратно на пляж, то всё было кончено: вместо циркового здания, из воды торчал неровным ком, похожий на кусок грязного теста, над которым похулиганили детишки. Вокруг десятками валялись механоиды, и кое-кто из них даже шевелился.
   Девушка сидела всё на том же клочке чистого песка, который был окружён кольцом шлака. Прижав колени к груди и обняв их, положив подбородок на них сверху, она смотрела куда-то вдаль, на чуть колыхающиеся волны моря, которому было наплевать на случившуюся здесь трагедию, на тысячи тел, чья кровь впиталась в песок или оказалась в воде, на технику и доспехи механоидов.
  - Руста? - позвал я девушку. - Руста?
   Главное, чтобы она не ударила от неожиданности или на автомате.
  - Ты? - произнесла она, даже не обернувшись. - Зачем пришёл?
  - Поздравить с победой, - я перепрыгнул через дымящийся оплавленный песок и опустился на колени рядом с эхорой. - Ты победила. И уничтожила почти всех механоидов. Немногие возвращаются сюда из города, поэтому нужно уходить.
  - Я устала, извини.
   Руста даже не поменяла позы, ведя разговор, лишь губы двигались да ветерок шевелил серые испачканные волосы.
  - Я могу помочь. Я умею очищать шлак, - сказал я и положил ей ладонь на плечо. - Только пойдём отсюда, подальше от врагов.
  - Умеешь? - и опять ни грамма интереса и эмоций. - Думаешь, мне можно помочь? После такой техники моя мама умерла через двадцать минут. Её успели привезти в центр реабилитации, но помочь не смогли ничем.
  - Я могу, хотя и не центр.
  - Извини, но я и правда сильно устала. Хочется провести последние минуты здесь, на чистом песке у моря, чем в грязном городе.
  - Эй... - я схватил её за плечи, разок встряхнул, и тут же получил невидимую оплеуху, от которой улетел в песок.
  - Оставь, я так хочу, - произнесла девушка. - Лучше уходи сам, чтобы не попасть под выстрел возвращающихся железяк. Впрочем, это будет быстро и не больно.
   Вот значит что. Руста просто боится умирать в мучениях, так получается? Или нет?
  - Ага, прям уже разбежался, - буркнул я и вернулся к ней. - Не хочешь, по-хорошему, будем делать по плохому.
   На этот раз я успел раньше коснуться нужного узелка на её энергосети, чем она наградила меня очередным невидимым тумаком. К слову, сеть выглядела очень тусклой, и все цвета нитей приобрели нездоровый оттенок. Рудиливый жгут, так и вовсе почти полностью лишился зелени, а багровый цвет казался раковой опухолью, скоплением гноя и заразы.
   Подхватив уснувшую девушку на руки, кое-как перескочил в два прыжка раскаленный шлак, оставив там половину подошвы левого туфля, я торопливо направился в сторону города, где было побольше развалин. Надеюсь, что такие места, уцелевшие механоиды не станут обследовать, и всю свою ярость спустят на целой части города.
   Провозился с Рустой, очень долго. Час на Александру - это много, так я считал? А четыре не хотите? Правда, тогда я впервые увидел настоящего эхора и его суть. А здесь был запущенный случай, очень запущенный.
   Пока донёс девушку до укромного уголка, воспаление рудиливой энергетики перекинулось на обычную. Сначала я предпринял попытку очистить человеческую часть, но стоило заняться выдавливанием шлака, как только что очищенная сеточка начала с угрожающей скоростью меняться в нездоровую сторону. И так ещё дважды, пока я не плюнул и не сосредоточился на самой сути эхора, подчищая человеческую только в самых главных узлах и клетках.
   Через четыре часа рудиливая энергетика была восстановлена и очищена примерно на семьдесят процентов - главный ствол и самые длинные широкие ветви. После чего, уже в четвертый раз восстановил человеческую сеть.
   Откинувшись спиной на стену подвала, где до нападения механоидов было крошечное кафе с мороженым, молочными коктейлями и прохладительными напитками, я прикрыл глаза и немного расслабился.
   Совсем заснуть мне не давала боль в кистях. После работы над чужой искалеченной эхоровой сущностью, кисти кололо и ломило так, будто я их отсидел и вот только сейчас вновь начала поступать кровь в сосуды.
   Будить девушку не стал, наоборот я ещё немного продлил ей сон. Надеюсь, к моменту, когда она придёт в себя, здесь кругом будут находиться люди, а не разумные машины.
   Останется только мечтать, чтобы про меня никому не стало известно. Если девушка откроет рот и расскажет, что есть такой эхор, который может вернуть с того света любого суперчеловека, воспользовавшегося смертоубийственной техникой, то мне на свободе жить останется пара дней. Или вообще не жить.
   Я посмотрел на девушку, которая лежала на правом боку на нескольких скатертях, которые я постелил вместо покрывала на холодном полу из ламината, потом поднялся, поморщился, стал разминать пальцы, и взял в руки маркер со стенда, где виднелись какие-то почеркушки - слова и цифры (возможно, какие-то заказы). Маркером на пластиковой тарелке написал:
   не говори никому ничего.
   На тарелку положил прибор маскировки с цепочкой и жетоном, и поставил ту рядом с девушкой.
   Напился вволю минералки, прихватил в сумке две полуторалитровых бутылки и несколько шоколадных батончиков. Неизвестно сколько мне придётся прятаться, пока не появятся спасатели и защитники, мать их иху.
   Перед тем, как покинуть район, где оставил Русту, я обошёл его в поисках механоидов. К счастью, этих тварей здесь не было и за безопасность своей недавней напарницы и пациентки можно было не волноваться.
   Видел и слышал их несколько раз, пока уходил всё дальше и дальше от побережья, но больше не вступал в стычку - хватит с меня. Мне, главное, нужно уйти подальше от пляжа, от подвала, где спит Руста, чтобы меня не смогли с ней никак связать. Очень надеюсь, что грязь на мне хоть немного скрыла внешность. Если уж эхора не последует записке и решит рассказать или в благородных побуждениях станет искать, то пусть поиски происходят, как это звучит в стишке: ищут давно и не могут найти парня какого-то лет двадцати.
   Когда крался через парк или нечто вроде того, меня окликнули на испанском. О чём спрашивали - не понял, как и не увидел сразу говорившую.
  - Парень, сюда иди, только тихо! - а это уже сказал кто-то на чистом английском и мужским голосом.
   За особо пышными кустами стоял холмик с... норой. И дверью в эту нору. Сразу повеяло воспоминаниями про кольца, бородатых магов с трубкой и посохом, мохноногих коротышек.
   Сейчас из двери выглядывали несколько человек и махали мне руками, при этом испугано оглядывались по сторонам.
  - Ты откуда? - спросил англичанин, когда я оказался внутри хобитского домика (тут Диснейленд какой-то, что ли?). - Как дела в городе? Видел механоидов?
   Мужику было лет тридцать с хвостиком, хотя рыжеватые волосы уже были посеребрены сединой, кожа загорелая до черноты, глаза карие. Худощавый и высокий, выше меня на полголовы, точно.
  - А армию?
  - Эхоров?
   Меня завалили вопросами, даже не давая рта открыть. Потом из толпы в несколько десятков человек вылезла знакомая девушка в голубой ливрее, правда, сейчас одежда выглядела не очень, кое-где порвалась, испачкалась, даже следы крови имеются.
  - Привет, - улыбнулась она. - Я рада, что ты тоже спасся. Из нашей гостиницы я больше никого не видела.
  - Знаешь его? - тут же повернулся к ней англ.
   Вместо неё ответил я:
  - Мы почти вместе из гостиницы уходили, когда механоиды напали. Никого из военных я не видел, да и вообще не видел людей, вы первые. Половина города разрушена, по улицам бродят эти уроды железные, но мало почему-то. Я прятался в развалинах, но там кругом дым и жара, чуть не умер. Вот решил уйти подальше.
   После моих слов все сразу приуныли.
  - У меня немного воды есть и десять шоколадок, - сказал я. - Будет кто?
  - Спасибо. Аппетита ни у кого нет, но жажда мучает, - искренне поблагодарил англичанин и протянул мне руку. - Джон.
  - Сан, - но жать руку не стал, повернув ладони верх. - Извини, ободрал и обжёг руки. Где можно отдохнуть, а то у меня от дыма и жары голова кружится, еле на ногах стою?
  - Иди сюда, - моя знакомая поманила за собой и привела в уголок рядом с декоративным камином, - ложись здесь, я сейчас плед принесу.
  - Спасибо.
   Армия, судя по резко загрохотавшей канонаде и рёву вертолётных и самолётных двигателей, пришла через пять часов, после того, как я оказался в домике хобитов. И ещё пять часов спасателям понадобилось, чтобы отыскать нас.
   Вот так я съездил на курорт.
   Глава 5
   Нападение механоидов не только подарило мне первые в этой жизни седые волосы, но и подпортило настроение уже после, когда я провёл несколько дней в больнице, переполненной бывшими курортниками. Лечения никакого не было, там не пугали меня иголками, уколами, шокотерапией и прочими клизмами - боже упаси. А вот пару справочек с обязательным выполнением всего, что в них написано, вручили. Теперь мне, по возвращении в Москву, предстоит каждую неделю, минимум один раз, посещать психолога для реабилитации на протяжении месяца и с вероятностью продления этого срока вдвое. Посттравматический синдром и всё такое.
   Наверное, думают, что я начну, мягко выражаясь, пысаться и какаться в постельке и кричать во сне. А кому нужно, чтобы чей-то муж настолько был жалок? В принципе, я всё понимаю: мужиков мало, над ними трясутся пуще, чем над детьми (над мальчиками и вовсе сидят, как над золотым фондом), не дай бог кто пальчик прищемит, а тут массированное нападение разумных машин привело к гибели и ранениям тысяч мужчин. Понятное дело, что все в панике и опасаются, что такой сопляк вроде меня, ещё и руки на себя наложит после кошмаров. Уверен, где-то есть папочка с моим психопортретом, который создавался в музыкальном училище, в армии, и там не всё так хорошо.
   Неделю я ходил на полуторачасовые беседы три раза в неделю к штатному психологу, который был закреплён за моим районом. Потом плюнул и полез в интернет смотреть какого-нибудь частника, с кем можно будет договориться и не тратить своё время. Нашёл и даже договорился, что он переведёт меня к себе. От сорокалетней дамочки, весом около восьмидесяти и внешностью Дракулы из старого фильма с Земли-1, я перешёл в кабинет молодой женщины тридцати лет (но выглядевшей на двадцать пять), спортивной и фигуристой, излучающей мощную сексуальную ауру. И она оказалась стопроцентной лесбиянкой, крутящей роман со своей молоденькой, на два года моложе меня, секретаршей с умопомрачительного размера грудью. Расстроился я? Да ни капли! Благодаря этому, я не ощущал себя целью номер один, и удалось договориться, чтобы посещение было лишь раз в неделю. Правда, не номинальным - Афродита отрабатывала свои деньги на сто и один процент.
   Через две недели после возвращения с курорта ко мне в калитку позвонили две молодые женщины. Одна - в сером брючной костюме и сиреневой блузке, вторая - в классическом юбочном костюме чёрного цвета и белой блузке. Обе на высоких шпильках, да таких, что мне почудилось, будто они на цыпочках к моему дому подкрадываются. Одна шатенка, вторая блондинка, у каждой волосы заплетены в хвост на затылке, ещё светленькая носила очки с дымчатыми стёклами.
  - Здравствуйте, - улыбнулась мне блондинка и протянула мне ладошку, - я Дора Хомова, из Социального Комитета, а вы Санлис Рекдог?
  - Да, - кивнул я. - А что случилось?
  - Может, пройдём в дом? - предложила её спутница и быстро представилась. - Алеся Лод.
  - Да, да, конечно. Только можно сначала ваши документы?
  - Хм, - хмыкнула Дора, - разумеется.
   Расположились на кухне, где я вручил гостьям по кружке с чаем, так как от кофе они отказались.
  - О чём пойдёт речь? - спросил я, как только сам сел за стол.
  - О вашей семейной жизни.
   Я нахмурился.
  - Вам исполнилось недавно двадцать три года, постоянной девушки у вас нет и тем более нет даже одной жены. Почему?
  - Не хочу, - пожал я плечами. - Меня всё устраивает и так. Тем более, я ищу своё место в жизни, специальность, занятие. Вот когда это произойдёт, тогда и подумаю о женитьбе.
  - И сколько это времени займёт? - спросила Дора. - Мы в курсе, что вы ушли с курьерской службы и опять не работаете.
   Всё так и было. По возвращению с курорта, я решил уволиться. Было неприятно видеть грустные лица девушек, даже директриса выглядела расстроенной. Все они считали себя виновными в том, что со мной случилось в Испании, ведь путёвку вручили сами. И, видимо, посчитали, что увольняюсь я по этому поводу, не могу простить их за случившееся. Правда в том, что ничего такого не было и причина моего поступка, заключалась в другом, но объяснять не стал, это уже только мой секрет.
  - Не знаю.
  - А вы знаете, что можете лишиться субсидий, если не создадите семейную ячейку? Сейчас собираются принять поправку к закону, который в народе называют гаремным, - продолжила она. - Когда она вступит в силу, а это примерно к концу этого года, то всем мужчинам, у кого нет жены в двадцать четыре года, уберут субсидию или наложат штраф, или назначат жену в обязательном порядке.
  - Это как так? - вскинулся я. - Каким-то рабством попахивает.
   Дора пожала плечами, мол, как хочешь, так и думай.
  - В первую очередь это коснётся госслужащих, - вместо неё ответила Алеся.
   А-а, вот оно что! Ничего удивительного не вижу, госработники и на Земле-1 самые бесправные. Любые нововведения в государстве, в первую очередь отрабатывались на них: убирались премии, срезались оклады при кризисах или 'помощи стране, пострадавшей от природных катаклизмов, террористов и так далее'. Для введения в эксплуатацию каких-либо объектов мирового уровня, да даже сбор пожертвований в обязательном порядке, и то у госслужащих проводился в моём мире, я с этим столкнулся хорошо так, знаю, про что говорю.
   Напрямую никто заставлять не станет, всё будет в рамках рекомендаций, ну, может быть, согласно рабочему договора. Так что, какой-нибудь мальчик-зайчик двадцати четырёх лет и старше (а тут хватает не то что инфантильных парней, но и мужиков!), сидящий в офисе МЧС или МВД, перебирающий бумажки в штабе МО или налоговой, секретарь в кабинете главврача и так далее, получит ультиматум: или ты женишься на Магдалене-Софии-Наязне, или иди на 'гражданку', где у тебя даже субсидии не будет, ко всему прочему получи штраф. Думаю, не много времени пройдёт и каждый холостяк, подпадающий под возрастной ценз, получит уведомление о налоге на свою свободу. Уж про то, как государство может с помощью новопринятых законов выкачивать деньги из населения я тут многое что местным могу рассказать. И ведь всё подводится под заботу о людях.
   И ещё, я думаю, если эта парочка дамочек не наврала про поправку к закону о гареме, то её решили ввести не просто так, не удивлюсь, если это аналог попила бюджета. С будущего года вот таких вот двадцатичетырёхлетних будут раздавать, как борзых щенков за взятки и должности. Хочешь сама, или дочь твоя, получить мужа - плати или помоги. Как с таким отношением здесь ещё не создали рабовладельческий строй с использованием мужчин или не организовали мужские интернаты, клубы, города? Наверное тут помогла извечная женская зависть: сами не можем себе такое позволить, но и другим не дадим.
   Чёрт, у меня от этих мыслей голова кругом пошла, тут не мир, а аниме какое-то.
  - Я не госслужащий, - улыбнулся ей в ответ.
  - Но тогда лишитесь субсидий. Санлис, если вы не знаете хорошей девушки, которая полностью устроила бы вас, как жена и помощница в жизни, то мы можем вам в этом помочь. Социальный Комитет владеет списками всех девушек и женщин, мы проводим постоянное анкетирование и собеседование, ищем мужчинам подходящих им по характеру и увлечениям спутниц.
   Тут Дора опять включилась в разговор. Она открыла свою сумочку и достала пластиковую красную папку, из которой вытащила десяток листов, соединённых скрепкой.
  - Я оставлю вам две анкеты для заполнения и несколько анкет наших девушек, которые вам идеально подходят. Посмотрите, заполните, может быть, кто-то вызовет симпатию, - улыбнулась она мне. - Чистые анкеты к заполнению обязательны. Вы сами можете принести нам их потом, адрес указан в шапке первого листа. Или мы навестим вас на днях.
  - Я подумаю, - вернул я ей улыбку. - Только прошу понять меня, я сейчас прохожу курс реабилитации после нападения механоидов в Средиземном море. Мне не повезло оказаться в самом пекле. Видели бы вы, что там творилось - взрывы, сражения, огонь. С неба падают бомбы, по улицам ползают танки. А крови сколько было!
  - Реабилитация? - переспросила Алеся. - А у нас никаких данных нет.
   Я встал из-за стола, сходил в комнату и принёс справки, которые мне выдали в больнице.
  - Вот, я не вру.
  - Санлис, ничего такого мы не думали.
   Гостьи ознакомились с документами и едва заметно скисли.
  - Наверное, с анкетированием не стоит спешить, нам же нужны точные данные. Учитывая же ваши собеседования с психологом, они могут повлиять на них, - сказала Дора. - Но анкеты девушек оставим, чтобы вы могли оценить их, вдруг, поймёте, что влюбились в одну из них.
   ' Ага, по фотографии приворожу', - хмыкнул я, а вслух сказал другое. - Оставляйте, конечно.
   Комитетчицы - в голове сразу срифмовались пошлые мысли - ушли, а я вернулся к прерванному делу, а ещё точнее - думам.
   Зарплаты у меня нет, значит, опять придётся лезть в кубышку, плюс, в следующем месяце экзамен по вождению и получению водительских прав, что тоже траты. Но в том же месяце мне придёт платёж за книги, всё-таки, я решил заключить договор на издание своих повестей. Две тысячи рублей единовременная выплата и по семь процентов за каждую вышедшую из печати книгу. Это закроет кое-какую финансовую брешь. Но если меня и в самом деле лишат через год субсидий, к которым я уже привык (как известно, к хорошему привыкаешь быстро), то к тому времени мне нужно будет прочно стоять на ногах. Первоначальный план стать таксистом, я откинул, когда ознакомился с этой профессией на Земле-2. Кое-что меня в ней сильно не устраивает, хотя именно мужчин водил там хватает.
   Своё дело бы начать, но сайт ещё сырой, да что сырой - там меньше половины сделано из самого минимума.
   В целители податься? Ага, чтобы меня прямо под белые ручки и утащили в клан или госслужбу, как ценного и редкого специалиста. А служить по приказу я не хочу. Это только те, кто не сталкивался с работой полицейского или военного, учителя и врача, может сказать: да у них вся жизнь в шоколаде, ну да, есть сложности, но у грузчика или продавца, их ещё больше.
   После прожитых сорока с лишним лет скажу, что лучше продавцом, чем тем, кому просто деваться некуда и либо выполнять указание, либо уходить из системы. А указания там, те ещё бывают. Зато продавец всегда может уйти продавцом в другой магазин, буквально в здание напротив и ему слова никто не скажет, чего не позволят ни врачу, ни полицейскому.
   Один мой знакомый из прошлой жизни отслужил четырнадцать лет в группе задержания в полиции, все годы на улице, среди наркоманов, алкашей, бомжей, семейных склочников и мелкой криминальной шушеры. С семьёй ему не везло, большую часть проводил на работе, иногда не возвращаясь по двое суток домой, когда случались авралы из-за вечного некомплекта в службе. А потом, попав под каток реорганизации и оказавшись на улице с копеечным пособием, он два года не мог никуда устроиться. Каждый работодатель, особенно тетушки в кадрах кривили губы: вы в своей полиции не работали никогда тяжело, и у нас работать не будете, поэтому не подходите. Что бы ему вновь устроиться в жизни, мужику пришлось самостоятельно получать новые профессии, учиться, покупать необходимые материалы и предметы. Государство, просто выпнуло его. Перед переселением сюда я всё чаще прокручивал в голове жёсткую мысль, услышанную как-то от кого-то: я люблю свою страну, но ненавижу своё государство.
   Ладно, что-то меня не туда унесло. Суть свелась такая: я не доверяю любому, кто имеет огромную власть, и от кого ты будешь полностью зависеть, государство это или глава клана - рода. Поэтому ни о какой целительской стезе, мне и думать нельзя. Тем более, пока не узнаю, что заключено в отсутствии целителей эхоров - тех суперлюдей, которые могут воздействовать на энергетики простых и одарённых людей. Может, они не живут долго, сами себя сжигают за пару лет или их банально... убивают? Кому понравится, что кто-то способен одним касанием уничтожить, несмотря на всю твою крутость? Да еще и стать от этого сильнее! Да-да, сильнее. После того, как прикончил несколько десятков механоидов и получил от них те капельки рудилиевой энергии, которая впитывалась в меня, я почувствовал, что перешёл на новый уровень владения спецтехниками. Теперь я в любой момент мой поймать концентрацию и рассмотреть энергетику человека, если до него не больше пары метров. Пока ещё не проверял свои способности на других, и опаска мешает, и времени толком нет. Обычные эхоры прокачивают свои таланты годами, чтобы получить новый ранг, а мне достаточно полсотни механоидов (или эхоров) прибить и впитать часть их энергии и вуаля - я с новым рангом.
   Хм, а почему, собственно, от целительства отказываюсь? Необязательно кричать, что я эхор, необязательно лечить от рака или вычищать шлак у суперлюдей. Что если, я стану магистром белой и серой магии, лечащий от болезней ауры и кармы, убирающий сглаз и наведённое бессилие? На Земле-1 этих шарлатанов даже по телеканалам крутили, миллионы в них верили, тысячи относили деньги. Врач убирал болезнь, а родственники приносили зачарованную воду, узелок с наговором, кусочек хлеба, намагиченного аурой гадалки или мага. И что вы думаете? Бог и гадалка помогли, а не лекарства, скальпель и умение специалиста.
   Так, так...
   Я открыл ноутбук и полез в сеть, в поисках информации, про работников волшебной палочки и целительного гипноза. Если здесь таких хватает, то половина моего дела сделано.
   Глава 6
   Через две недели, как получил водительские права, я въехал в офис 'магистра целительской и серой магии'.
   Любителей вытянуть из людей деньги в этом мире хватало. Пожалуй, как бы не побольше, чем в моём родном. И виноваты здесь рудилий и эхоры. Чуть ли не каждая вторая гадалка и маг писали, что являются небоевыми эхорами, мол, их таланты и мировоззрение не позволяют сражаться и лить кровь, их призвание - это помогать людям.
   Жаль, я мало интересовался и сталкивался с этим в старом мире, мог бы применить пару трюков по завлечению клиентов. Местными же пользоваться... хм, так они уже у всех оскомину набили, буду всего лишь одним 'из', а не 'единственный'.
   Офис удалось снять в не самом респектабельном районе. Обычная однокомнатная квартира, переделанная в нежилой фонд, то есть, прорублена дверь на улицу и произведена кое-какая перепланировка внутри. На Земле-1 таких хватает.
   Арендная плата укусила больно, потом грызанула от всей зубастой души оформление магического салона. Почти сразу же на это ушла половина гонорара за книги. Пришлось потратиться на одежду и аксессуары 'магистра магии', на актёрский макияж и заплатить за несколько уроков, как им пользоваться. Зато теперь я был сам на себя не похож. Бородка аля-Михайлов, чёрный парик, стянутый в хвост, чёрные контактные линзы, грим добавил моему лицу десяток годков, заострил черты. На пальцах появились два перстня - с крупным черепом и несколько раз обвившаяся чёрная змея с рубиновыми глазами. Костюм антрацитового чёрного цвета со стоячим воротником. В нём меня можно было принять и за пастора, и за китайского мафиози. На груди цепь (простая железка, хромированная) с амулетом из друидизма, на левой кисти деревянные чётки с кисточкой.
   Покрутившись перед зеркалом, щёлкнув несколько раз фотоаппаратом, поставленным на автозамедление, я признал, что облик у меня очень даже ничего. Магистр не магистр, но в душе некие нотки страха, уважения и опаски, будит.
   Первый день я провёл в офисе, сидя как на иголках. Мандраж бил не слабее электротока. То и дело вставал, подходил к окну и выглядывал на улицу, подсознательно желая увидеть толпу (хотя бы парочку) клиентов.
   Пусто. Ни-ко-го.
   Второй день прошёл практически также, отличие лишь одно - я был спокоен, вчера перегорел.
   Под вечер зашла какая-то пожилая женщина. Мысленно я поморщился, не такую клиентку ожидал, но был готов оказать помощь и ей, даже со скидкой. К сожалению, реальность разочаровала: женщина оказалась жительницей дома, где находился мой офис, и пришла на разведку. Одна из тех будущих бабушек, которые любят совать свой нос всюду. Десять минут выпытывала у меня что-то, сверлила грозным взглядом и пришлось ее выпроводить, устроив мигрень. Опасности для здоровья никакой, боль пройдёт уже через пять минут.
   Отсидев третий день, я плюнул, заказал по телефону новую табличку, где было исправлено время работы. Пока ожидал заказ, в офис впервые поступил звонок от клиента.
   Когда брал трубку, то рассчитывал услышать сообщение о заказанном предмете, но там прозвучало другое:
  - Ярый Ра?
   Голос принадлежал женщине, точнее, молодой девушке, если не ошибаюсь. И ещё - усталой или больной девушке. Ярым Ра был я, выбрав себе рабочий псевдоним позвучнее.
  - Да.
  - Магистр целительства?
  - Да.
   В груди появилось радостное чувство, что вот сейчас я могу получить первого клиента. Голос, как специально, сел, только и хватало после одного вдоха на короткое слово.
  - С вами всё в порядке? - видимо ей мой голос не сильно понравился или она подумала что-то неправильное. - Я не вовремя?
  - Да... нет... то есть, скажите пожалуйста, что у вас случилось, - уф, вроде бы успокоился, спасибо своим талантам - самостоятельно утихомирил адреналиновый шторм в крови.
  - Вы насколько тяжёлые случаи лечите?
  - Простите, но это нужно смотреть на месте. Я не шарлатан, который может по фотокарточки или носовому платку выдать диагноз. Мне необходимо находиться рядом с больным.
  - Хорошо, если я сегодня приду к вам, вы осмотрите?
  - Да.
  - А вы всем помогаете? Понимаете, я эхор...
   Звук в один момент выключился. Нет, никакого обрыва, вмешательства постороннего, просто у меня дрогнуло сердце от страха и следом часто-часто застучало, заглушая всё гулом крови, в один момент показалось, что меня вычислили и это звонит банальная 'наседка'.
  - ... вы меня слушаете?
  - Нет, то есть, да, - торопливо произнёс я. - Девушка...
  - Кристина.
  -... Кристина, я обычный человек и помогаю обычным людям. Энергетика эхоров совсем другая, что-то сделать с ней не в моих силах. Ваша аура вступает в конфликт с высшими периями и маной мага. Извините, я вам ничем не могу помочь, - и положил трубку.
   'Чёрт, как вычислили, кто? И так быстро?', - проскочили лихорадочные мысли. Находиться в офисе я больше не мог просто физически. Если за мной установлена слежка, то такой побег только усилит подозрения в мой адрес. Но досидеть до конца рабочего дня было не в моих силах. Даже воздействие на самого себя помогло слабо, только что и перестали дрожать руки. Чёрт, неужели я такой трус?
   Схватив ключи из ящика, я выскочил опрометью из офиса, едва сумел закрыть дверь, с трудом попав в замочную скважину. И когда спустился по ступенькам на тротуар, то почти столкнулся с женщиной в лёгкой куртке с накинутым капюшоном, закрывающим половину лица. В руке у той был зажат большой сотовый телефон.
   На автомате, видя в ней врага, я сконцентрировался и... замер.
   Женщина была эхорой. Но при этом находилась между смертью и жизнью. Рудиливая энергетика едва светилась, где-то в самом центре главного русла зеленела искра, всё прочее было багрово-чёрным. Человеческая сеть и вовсе выглядела сгоревшей травой, когда пепел ещё не разрушился и сохраняет форму травинок и веточек.
   А ещё я поймал взгляд, который был полон отчаяния, тоски, безнадёги.
  - Кристина? - прошептал я. Потом машинально осмотрелся по сторонам в поисках наблюдателей.
  - Да.
   Этот голос я только что, полторы минуты назад слышал в телефоне.
  - Что с вами? Вы выглядите очень плохо. В таком состоянии нужно лежать в больнице.
  - В больнице я могу только умирать. Пока ещё есть силы двигаться, то хочу попытаться протянуть дольше. Жаль, что вам мне помочь не в силах, - со смертельной тоской в голосе негромко ответила она.
  - Я... - горло сдавил спазм. Я даже не уверен, что смогу помочь в таком запущенном случае, только выдам себя. У Русты состояние было раз в десять лучше, и к тому же она только-только повредила свою энергетику, а у моей собеседницы большая часть рудилиевых мелких каналов похожи на засохшие спагетти. - Я могу попытаться, но не ждите многого.
   Когда я увидел вспыхнувшую надежду в её глазах, то понял, что выложусь до конца, через себя переступлю, но я попробую вытащить эту девушку из могилы, где она уже стоит двумя ногами и по пояс в земле.
  - Проходите в офис, там я осмотрю и приступлю к сеансу, - я указал на дверь и тактично пропустил её вперёд.
   Кристина сделала маленький шажок вперёд, потом ещё один, и ещё. Это выглядело так, будто бабулька с артритом пытается пройти зимой по накатанному детворой тротуару.
   'Блин, она же чуть жива!', - я мысленно дал себе подзатыльник. Девушку поддерживала та крохотная зелёная искра в главном канале и сила воли. Руста гораздо в лучшем состоянии просто сложила руки на груди и приготовилась помирать.
  - Постой, - я придержал её за локоть левой рукой. - Я немножко помогу.
   Правым указательным пальцем я поочередно прикоснулся с десяти узелкам её энергосетки, счищая черноту и напитывая эти точки энергией. Через полминуты там тускло засветились зелёные, синие и белые искры. Свечение так себе, но девушке хватило и такой помощи, чтобы воспрянуть духом.
  - Спа-асибо, - заикаясь, сказала она. - Мне лучше стало, намного.
  - Не обольщайтесь, это на час или даже меньше, - буркнул в ответ.
   В офисе я усадил гостью на специальное кресло, которое обошлось мне в полторы месячных субсидии. Зато удобное и для клиента, и для меня при работе по своему прямому назначению мага.
  - Может, раздеться? Снять куртку? - спросила она, с видимым удовольствием расслабившись в кресле.
  - Мне это не мешает. Как вам будет удобнее.
  - Ну, тогда... пусть останётся, - сказала Кристина. Может, куртка и мешала, но вновь шевелиться ей было тяжело.
  - Сейчас заснёте, потом проснётесь. Не возражайте, мне будет так проще работать.
   Усыпив девушку, я подошёл к окну и несколько минут всматривался в улицу, стараясь увидеть возможных коллег моей пациентки. Так ничего и никого не увидев, я вернулся к Кристине и обыскал её от и до, вплоть до носок и нижнего белья.
   Телефон, несколько блистеров с таблетками, плоская пластиковая фляжка грамм на двести с каким-то горько-сладким раствором, записная книжка, тонкая авторучка с металлическим корпусом и металлическим же стержнем, два носовых платка, пачка сложенных четырежды бумаг с печатями военного ведомства, больниц и какие-то выписки с внушительными 'имеет право... оказывать помощь... в первую очередь... особые льготы...', заверенные десятком лихих 'министерских' подписей и стольким же количеством круглых печатей. И всё.
   На всякий случай я раскрутил ручку, попробовал на свету просмотреть пластинки с лекарством, поболтал фляжку. Телефон отключил и разобрал.
   В ходе обыска, хорошо рассмотрел гостью и посочувствовал ей. Внешний вид ужасен: волосы выпали процентов на семьдесят, под глазами залегли чёрные круги, кожа обвисла, посерела, покрылась мелкими синими капиллярами и старческими пятнами. То-то она так старательно пряталась под капюшоном, только глаза и видно было.
  - М-да, если ты засланка и при себе держишь жучки, то спрятала их хорошо или я просто не знаю, что из всего этого сейчас меня пишет, - себе под нос сказал я. - Ладно, пора лечить. Обещал же.
   Эх, только бы не случилось бы со мной, как в поговорке звучит: не делай добра и не получишь зла. Все вещи рассовал обратно по карманам и поправил одежду.
   Над Кристиной я простоял три часа, прервавшись на двадцать минут, чтобы дать отдых ногам и принять заказ с табличкой. Кисти после этого ломило жутко, но зато почти треть главного рудилиевого канала вернула себе здоровую чистоту и цвет. Немного очистил обычную энергетическую сетку, с ней особо не старался, всё равно, пока не восстановится река с каналами, человеческая энергетика будет страдать, и весьма сильно.
  - Всё, просыпайся, - я прикоснулся к нужному узелку, выводя девушку из наведенного сна. - Как самочувствие?
   А та молчала, только удивленно ощупывала себя, крутила головой, поднимала и опускала то ноги, то руки.
  - Кристина! - повысил я голос.
  - А? Что? - наконец-то пришла она в себя и рывком села в кресле.
  - Лучше стало?
  - Лучше? - хмыкнула она с непонятной весёлостью. - Да я как заново родилась! Спасибо вам, Ярый, сколько...
  - Стоп, стоп, - перебил я её. - О деньгах потом поговорим. Да и о рождении тоже пока рано говорить. Я немного откатил назад вред, который вы получили... а где, кстати? Или секрет?
   Девушка молчала несколько секрет, потом мерзляво дёрнула плечом.
  - Да какой там секрет,- и тяжело вздохнула. - Про нападение в Средиземном море слышали? Вот там я и пострадала.
  - Сочувствую.
  - Кому-то повезло ещё меньше, чем мне. У меня появился шанс, а прочие уже погибли, - опять вздохнула девушка.
  - Пока только шанс, тут вы правы...
  - На ты, можно на ты.
  - Хорошо. Пока только шанс, Кристина. Через три дня посети меня ещё раз. Время... м-м, примерно в два после полудня. Устроит?
  - Конечно. Это же для меня делается. Хоть ночью.
  - Ночью я сплю, - ответил ей.
  - Просто, как пример, извините, - смутилась девушка.
  - И ещё попрошу пока никому ни о чём не говорить, хорошо? Мои силы небезграничны, одного, может быть, двух эхоров я вытяну, но не больше. А дарить надежду не хочу. Да и не буду.
  - Я понимаю, - грустно произнесла девушка. - Да и некого уже спасать, наверное, я последняя, кто так долго держалась.
  - До свидания, - намекнул я девушке. - Мне сейчас нужно отдохнуть самому.
  - Ой, прости, - Кристина легко спрыгнула с кресла, поправила курточку. - Давай я провожу или такси вызову? Хоть что-то сделаю, а?
  - Я сам. Кстати, а как добралась сюда? Я видел, что едва ходила?
  - На такси. Водитель пропускал пешеходов и остановился точно напротив вас. Я табличку не увидела, зрение сильно испортилось, но услышала, как он насмехается над ещё одним магом-целителем. И тут у меня... я подумала, что это судьба даёт мне ещё один шанс. Как оказалось, я угадала.
   М-да, кажется, половину своего рассказа она только что придумала, явно что-то недоговаривает. Да и пусть, всё равно я уже спалил свою контору по полной.
   Попрощавшись, девушка села в вызванное такси и уехала, оставив номер сотового на листочке из блокнота. А я поплёлся к остановке маршруток, чтобы добраться до станции метро и дальше катить к себе полтора часа. К сожалению, ближе к моему дому недорогого офиса не нашлось.
   Понадобилось ещё три сеанса и полторы недели, чтобы полностью восстановить всю энергетику Кристины. В обмен взял вместе с платой обещание, практически, клятву, молчать обо мне. К месту пришлись мои руки, выглядевшие после сеанса так, словно их в очень горячей воде долго держали. Намекнул, что лечение для меня дорого обходится, и если она считает себя благодарной, то пусть молчит везде и со всеми про своё выздоровление. Придумает причину излечения какую-нибудь другую.
   Почти убедился, что девушка не связана ни с какими органами и службами, и её появление у моего порога, в самом деле, было случайным. Почти, так как в глубине души маленький червячок сомнения подтачивал эту уверенность.
   Глава 7
   Потом меня опять навестили 'брюки' и 'юбка', то есть, Дора с Алесей. Как раз закончились мои мытарства с реабилитацией и вот они тут, как тут. Наверное, я у них где-то в отдельном списке перед глазами висел. Или вовсе фамилия на клейком листике на мониторе торчала из запоминающего блокнотика. Интересно, это они такие трудоголики и 'горят' на работе или им пообещали нечто интересное, если смогут найти кому-то молодого мужа вроде меня?
   Три часа ушло на заполнение тестов, анкеты и просмотра двух десятков претенденток на мою руку. Чёрт побери, да я уже чувствую себя принцем, и даже принцессой, к которой на сватовство едут королевичи со всех концов земли!
   Кое-как отделавшись от их навязчивого присутствия, я сел перед интернетом и стал икать решение проблемы. Вот не хотел прямо немедленно становиться мужем и, скорее всего, отцом. Да я только заново начал распробовать молодость (хотя и доставляет порой кучу негатива закидоны молодого тела и старые привычки и комплексы Санлиса, от которых трудно избавиться), стал обживаться, строить и претворять в жизнь планы. И всё это бросить или изменить в угоду семьи, какой-нибудь блондинке, ради которой суетятся эти брючно-юбочные костюмы? Да ни за что!
   Да еще и неизвестно, сколько времени я продержу своё эхоровое инкогнито или его продержат те, кто уже знал о моих способностях. Как бы не пришлось в бега подаваться и неизвестно, что тогда будет с моей новой семьёй.
   К слову, я ничуть не пожалел, что взялся за магию и очистку кармы. Тонкий ручеёк клиентов понемногу потёк в мой офис, постоянно увеличиваясь. Состояние при таких расценках мне быстро не сколотить, но за месяц итоговая сумма выходила внушительная.
   Кроме финансовой стороны, в этом варианте имелась и практическая часть: где бы я ещё мог свободно изучать энергетику человека, сравнивать и эксперементировать? К слову, несколько раз я выбирался в один из городских парков, который пользовался нехорошей славой. Там проверял те догадки и проводил опыты, которые на клиентах сделать не позволяла этическая сторона и, конечно, нежелание заиметь неприятности. В парке же подопытных мышей хватало: наркоманы, гопники (гопницы, разумеется, в этом мире без них никуда и должен сказать, по степени жестокости и ступеням измывательства над несчастными жертвами многие из них дадут сто очков форы мужской части из моего мира) и прочая криминальная и околокриминальная аудитория. Для них походить несколько дней с головной болью или с расстроившимся желудком ради торжества науки было в удовольствие. А если и нет, то кто спрашивает лабораторных мышей и лягушек? Тем более, сами виноваты, нечего на молодых парней вида аля-ботан нападать с шуточками, угрозами, насмешками, кидаться жвачками и с намёком облизывать губы и мять себе грудь. Парочка из таких озабоченных получила от меня преждевременное срабатывание 'красного календаря', со всеми негативными побочными эффектами, какие только знал, даже если до этого и не страдали от них.
   Излишне умелого мага и волшебника из себя не строил, все фразы старался сопровождать словами 'чакра, аура, карма', подводил к датам лунного и китайского календарей, выучил дюжину фраз на латыни и китайском языке, чтобы иногда с умным видом вставить их в разговор. Иногда, когда видел, что клиентки и сами не против затянуть визит или повторить, назначал им на другой день, утро или вечер, опять же кивая на календари. Вот как сегодня.
  - Ипатия Викторовна, ваша энергетика лунного цикла, поэтому я сегодня вам ничем не могу помочь, - развёл я руками.
  - Сегодня? - ухватилась она за слово.
  - Да, - кивнул я, - именно так. Луна сейчас в ущербе, это крайне негативно действует на вас. Вы не замечали разве за собой, что некоторые дни месяца вам тяжело, хотя они ничем не отличаются от прочих?
   Та с некоторой неуверенностью кивнула.
  - Вот видите! - обрадовался я. - Во всём виновата ваша энергетика. Приходите через шесть дней, как раз у луны будет новая фаза, фаза возрождения, и я полностью излечу вас. А сейчас, увы, - я пожал плечами и состроил грустное выражение на лице, - вся моя помощь будет бесполезна. За этот сеанс плату не беру, весь расчёт произведём только по вашему окончательному излечению.
   Когда клиентка ушла, я с облегчением упал в кресло, расстегнул жёсткий воротник и с облегчением выдохнул:
  - Уф, наконец-то день подошёл к концу.
   Уставал не от лечения - я там и вмешивался совсем немного, слегка подправляя тяжёлые поражения и даря на неделю бодрость - а от многочасовой болтовни. Это же женщины, для них звук важнее. И ещё ко мне зачастили молодые женщины, у которых всех болезней - вскочивший микроскопический прыщик где-то на попе или несуществующая боль в одной из грудей (несуществующая, так как я точно видел, что там всё в полном порядке). У некоторых таких клиенток, желающих столь нехитрыми способами завязать отношения, грудь, к слову, была великолепна, и я ничуть не был против осмотра, который дважды перерос в кое-что большое прямо в клиентском кресле. Врачебная этика на такое отношение смотрит косо, но так и я не врач, а клиентки и вовсе ничего позорного в таком не видели. Так что, все ушли довольные собой.
   Смыв грим, и переодевшись, я покинул офис через чёрный ход, выводящий в подъезд. И через три часа сидел дома с кружкой кофе в одной руке и второй листал страницы сайтов знакомств, брачных агентств, для выбора пары на торжествах. Да я даже девушек, оказывающих, э-э, особые услуги и то посмотрел. Так, на всякий случай.
   И совершено случайно одна из строчек в поиске привела меня на сайт, который был чем-то средним между всеми вышеуказанными, крупная мировая фирма. Плюс, тут даже имелись услуги телохранителей - простых и со способностями, к сожалению, выше второго ранга тут никого не было.
   Есть в местной Москве крупная компания, модельная и с кучей свадебных агентств. Кроме стандартных услуг и направлений бизнеса, в компании имелась одна - отправка девочек в одну из азиатских стран на обучение секретам семейных ценностей. Гейш из них там делали или нет - мне всё равно, тем более, вкладываемое европейцами, гайдзинами, осмысление данного слова далеко от сути. Гейши - не б**ди, это совсем другое. Ради интереса я забрался в исторические справки и узнал, что первыми гейшами и вовсе были... мужчины!
   В этой фирме готовили как жён, так и служанок в азиатском стиле. Несмотря на всю катастрофическую ситуацию с мужчинами, европейские представительницы слабого пола не смогли вытравить из себя некоторую личную свободу и инакомыслие с сильным эгоизмом. Да, своего мужа они были готовы носить на руках, любить и холить, но немалой части при этом это выходило, как обладание красивой и редкой игрушкой, все их потуги были лишь ради статуса. Разумеется, не все такими были, я даже и не думаю подводить местных девушек и женщин под общий шаблон, но встречаются, и часто. А я очень не хочу рисковать.
  У азиатов же, к примеру, в Китае и Японии, всё было по-другому. Муж - это муж. Господин, царь, владелец всего и вся. Жёны в азиатских семьях начинали жить семьёй, детьми, домашним очагом. Многие теряли свои прежние связи, понемногу меняли свои привычки, например любительницы повеселиться в кафе, в гостях, с друзьями, от всего этого отказывались в пользу семьи. Наверное, в моём мире всё так же, я пару раз слышал из зомбоящика про быт и социум Японии и кое-что запомнилось.
   Но и это всё лирика, по сути.
   Намного важнее то, что жена азиатка признавала все решения мужа, даже так - ВСЕ решения. Появилось у него желание развестись, и жена или жёны примут его стоически, с пониманием, никаких палок в колёса никогда не поставят (были прецеденты, правда, но редкие и, как и все исключения, лишь подчёркивали правило). И именно того мне и нужно было.
   В общем, сотрудницы этого агентства были идеальными жёнами для всех типов отношений - фиктивных и нормальных. Меня интересовали в первую очередь первые, от такой вот каламбурчик.
  Заполнив несколько анкет, оставив свои данные и адрес, я получил вежливое уведомление, что запрос отправлен в первую категорию срочности. На утро почта была пуста, вечером - тоже. Следующим утром - аналогично. Я даже начал беспокоиться и собрался после магического салона повторить поиски, но тут вечером...
   Возвращаясь с работы, я увидел небольшую красную тойоту, дамский вариант, именно так любят называть эту и похожие на неё машину. Модель, примерно среднего класса в минимальной комплектации, в максимальной же, тянет на бизнес-класс в минимальной комплекции, ну, где-то, как-то так.
   При взгляде на машину, первым делом проскочила мысль, что приехали или 'брюки-юбка', или их решили сменить кем-то другим, более профессиональным. Когда же из неё вышла молодая высокая стройная девушка в тёмно-синем клетчатом брючном костюме и с хвостиком, который носили комитетчицы, я, было, решил, что всё так и есть.
  - Здравствуйте, - подарила мне белозубую улыбку незнакомка.
   В сравнении со своими коллегами она выигрывала очков на сто - возраст, внешность, манера держаться, даже костюм мне понравился больше. Всего несколько секунд прошло, как её увидел, а уже у меня возникли к ней симпатия и желание познакомиться поближе.
  - Мира Хлостина, - представилась девушка и низко поклонилась, держа ладони на бёдрах, наклон был примерно градусов на сорок пять, в нижней точке она на несколько секунд задержалась и только потом распрямилась.
  - Э-э, - растерялся я и машинально поклонился в ответ, вышло, конечно же, неуклюже. - Санлис Рекдог. Вы из Социального Комитета?
  - Нет, я из компании Олимп. Я не ошибаюсь, вы к нам два дня назад обращались через сеть?
  'Уф, наконец-то',- с моих плеч, словно, свалилась огромная гора.
   Девушка вопросительно посмотрела, видимо, уловив что-то на моём лице.
  - Да, всё так и есть. Просто я ждал вас раньше, ещё вчера, - кивнул я.
  - Прошу нас извинить, - вновь поклонилась она. - Некоторое время пришлось затратить на обработку вашей анкеты и подбор кандидатов.
  - Подобрали? - заинтересовался я. - Когда можно познакомиться, и где?
  - Да. Это я.
  - А? Вы? - немного растерялся я. - Одна?
   Девушка вновь улыбнулась, весело, задорно, но что-то в глубине её глаз мелькнуло, похожее на растерянность.
  - Вы написали, что вас интересует всего одна девушка.
  - Понятно,- я машинально потянулся к затылку, чтобы тот почесать, потом подумал, как это некрасиво выглядит со стороны и быстро вернул руку на место. - Я думал, что это будет показ, демонстрация.
  - Я не устраиваю вас? - спокойно спросила девушка.
  - Нет, нет, всё нормально. Вы мне нравитесь, - быстро ответил я. - Давайте пройдёмте в дом и там поговорим.
   От кофе девушка отказалась, попросив сразу перейти к делу и посмотреть документы, которые она с собой принесла.
   Итак, Мира Николаевна Хлостина, двадцать два года, окончила год назад МГУ, факультет информатики. Родилась на Дальнем Востоке. Училась в школе до двенадцати лет в России и в средней школе в Японии, два года в старшей школе и потом приехала обратно на Родину, чтобы поступить в университет. Знает идеально пять языков, ещё на четырёх может бегло разговаривать, читать и писать. Второй разряд по шахматам, третий по лёгкой атлетике, третий дан в кендо (хм, уточнить, не забыть, насколько это круто), сто семьдесят пять сантиметров рост, шестьдесят пять килограмм вес. 89-60-89 - пропорции тела, хм, практически модельная внешность. Размер груди третий, натуральный цвет волос... ладно, потом дочитаю.
  - Судя по анкете, вы спортсменка, комсомолка и просто красивая девушка, - улыбнулся я. - В общем, мне вы очень нравитесь. Условие у меня одно - наш брак фиктивный. Я не хочу в двадцать три года обременять себя семьёй. Через пару лет - да, но не сейчас. Однако из Социального Комитета торопят с женитьбой и предлагают своих протеже. Так как там свободы выбора особой нет, плюс, воспитание у девушек довольно-таки хищническое, есть сомнения, что в случае пожелания развода я смогу его получить, по крайней мере, быстро получить. И решил остановиться на вашем агентстве.
  - Мне придётся быть женой два года? - уточнила девушка.
  - Скорее всего, нет. Как только ажиотаж ко мне со стороны эска исчезнет, мы разорвём брачный договор.
  - Условия?
  - А... хм, - всё-таки, я не удержался и почесал затылок.
  - Вот здесь есть примерный регламент. Желаете ознакомиться?
   Что-то этот разговор меня всё больше и больше напрягает. Всё сильнее кажется, что я покупаю машину или нечто похожее. Испытывая симпатию (а фирма и в самом деле неплоха, раз за пару дней смогли подобрать по моему запросу без лишних встреч и трат времени девушку, к которой у меня возникла симпатия с первого взгляда и в процессе беседы только положительные чувства только усилились) к Мире, подобное ощущение заставляло испытывать ещё и неловкость.
   В списке, который мне подала гостья, было несколько вариантов развития наших отношений. От самых настоящих муж-жена-семья, до разграничений обязанностей, вплоть даже до посещения моего дома, ночёвки, похода в гости по графику.
  - А какой вам лучше? - спросил я, запутавшись в вариантах. - Я с таким не сталкивался никогда, как бы чего не случилось лишнего.
  - Мне? - девушка слегка усмехнулась и приподняла бровь. - Вы заключаете договор, вам нужно определяться.
  - А потом можно, по ходу развития?
   Та пожала плечами:
  - Не хотелось бы. Документы нужно как можно скорее подать, для отправки тех в Комитет.
  - М-да, не думал я, что так всё сложно, - вздохнул я.
   Кое-как брачный договор был составлен. Основным условием шло моё желание в любой момент разорвать отношения и отсутствие претензий на моё имущество, имеющееся и купленное за время действия фиктивного брака (фиктивного, разумеется, мысленно, как говорится в математике: держим в уме). Плюс, любая информация обо мне нигде не должна засветиться. Точнее, Мира обязана была держать всё в секрете, все мои тайны, что узнает в процессе совместной жизни.
   Ко всему прочему, с меня агентство запросило аж пять тысяч рублей! Немало, машина у Миры, стоит немного дороже, если привести пример. Но с другой стороны, фирма отвечала за предоставленные услуги и её юристы готовы были придти мне на помощь почти в любой момент, если проблемы возникнет по вине их сотрудницы и теперь - почти - моей жены. Да, да нравы в этом мире местами сильно отличаются от Земли-1.
   Подписав все документы, я на следующий день, по пути заехав в офис 'Олимпа' для оплаты и передачи документов, встретился в торжественном зале в 'Олимпе' с девушкой и несколькими важными лицами из СК и компании. И вот тут я чуть не оконфузился, когда потребовалось подать кольца. Я-то их и не взял! Из головы совсем вылетела эта важная часть свадебного момента, сбили с толку все эти договоры и прочее, которые настроили меня на рабочий лад, с которым я в прошлой жизни покупал машины в салоне. К счастью, эти два золотых ободка нашлись у моей, хм, жены.
  - Спасибо, - поблагодарил я девушку, когда церемонии закончилась.
  - Не за что, - улыбнулась она. - Такое не раз случалось, поэтому кольца были приготовлены.
  - А размер? Мой размер как подгадали? - я покрутил указательным и большим пальцем левой руки обручальное кольцо на пальце, которое сидело, как влитое.
  - Повезло просто, - подмигнула она и потом тихо рассмеялась. - Шучу, у меня глазомер хороший, и вчера я хорошо рассмотрела. Куда сейчас?
  - Да мне на работу... да уж, совсем уже. В ресторан, отмечать будем.
   С Алесей и Дорой, я встретился через три дня после свадебной церемонии. Они не сразу поверили, что я уже окольцован. Надо было видеть их лица, когда показал свидетельство и из комнаты к ним вышла недовольная Мира. С другой стороны, сами виноваты, что так оконфузились, ведь были у меня на росписи их коллеги и должны были в базах СК пройти нужные данные по мне, но нет, поленились и вот результат - ушли красные, как помидоры.
  - Как ты их, - ухмыльнулся я вслед женщинам, когда те выходили ошарашенные в калитку. - Прямо как на соперниц посмотрела, то-то их всех перекосило.
  - А как я ещё должна смотреть на этих дамочек в доме моего мужа? - спокойно ответила мне Мира и чуть приподняла левую бровь.
   А?! М-да.
   Глава 8
   Чем больше я жил в новом мире, тем сильнее понимал, что долго прятаться не выйдет. Рано или поздно на меня выйдут владельцы инъекции или представители спецслужб государств, ну или кланов. Я и в 'мистику' ударился, чтобы лучше узнать свои способности и суметь, если что, себя защитить. А сейчас, ещё и Миру, которая волей-неволей оказалась со мной связана.
   Что сделать для того, чтобы не захрустеть, как орех между дверью и косяком? В идеале - стать сильным, получить пятый или шестой ранг. Не думаю, что кланы или госчиновники высшего ранга (а по сути те же кланы) решат давить на столь сильного эхора.
   Задача попроще - войти в сильный клан, желательно на условии не рядовой пешки, а сильной фигуры или рядом с сильной фигурой. К примеру, мужем дочери главы клана или рода, потому как подчиняться я не хочу никому. А зятем, думаю, сильно помыкать никто не станет и другим не даст. И клан нужен европейский. У азиатов хороши жёны, но вот отношения начальник-подчинённый у них не сильно изменились со средних веков, когда было понятие феодал-вассал.
   Ещё вариант - окружить себя сильными телохранителями их эхоров. Не ниже пятого ранга, а ещё лучше такими, как Руста. Или взять таких в жёны. О, это идея! Девушка с красивым акцентом, которая способна смять аж целую матку механоидов в лепёшку, будучи моей женой, только одним своим именем разгонит недоброжелателей. А если их будет десять? То-то и оно. Кристина мне, также понравилась. Не только внешностью, но и сильной рудилиевой энергетикой. Интересно, какой у неё ранг - четвёртый, пятый?
   'Хм, а если подобрать таких, кто станет мне благодарными до гроба. Например, как Кристина, которую я вытащил с того света. Немного некрасиво будет ставить условия, но чего ради спасения не сделаешь. Тем более, мы поможем друг другу', - задумался я.
   Идея стоит того, чтобы попытаться претворить в жизнь. Осталось только найти таких девушек.
  - Русту, что ли, отыскать? - пробормотал я под нос. - Помниться, она пообещала мне себя в жёны за помощь. Медальон я ей вернул, а данное слово - нет.
  - Сан? - из соседней комнаты выглянула Мира и вопросительно посмотрела на меня. - Звал?
  - Нет... то есть, не знаешь, а где можно найти эхоров, которые получили сильные травмы или перегрузили себе энергетику и медленно умирают?
  - Я не знаю точно. Кто-то остаётся на попечении кланов, свободные и одинокие эхоры почти всегда доживают в военных санаториях и госпиталях. Я могу узнать, если это очень важно.
  - Не то чтобы важно, но интересно и будет полезно для меня.
  - Хорошо, я завтра днём этим займусь, - кивнула мне девушка и ушла обратно.
   Отношения у нас с Мирой были, э-э, наверное, дружески-деловые, как-то так. Секса не было и даже не знаю, как она отреагирует, если подойду к ней с таким предложением. Вроде как изначально так поставил, что наше общение - больше деловое. Но кто бы знал, как тяжело себя держать в руках, когда видишь рядом с собой такую красавицу! Может, устроить романтический вечер, с вином, ароматными свечами и попробовать соблазнить?
   Вечером следующего дня Мира предоставила мне пять адресов санаториев, домов инвалидов и госпиталей, где жили (или доживали) искалеченные эхоры. А через три дня я стал по одному, их навещать. Свой интерес скрывал подарками, даром что ли на сайте этих заведений было указано, что принимают пожертвования и всяческую помощь? Перед этим не поленился навестить волонтёрскую службу и встать на испытательный срок, получив заламинированную картонку со своей фотографией и названием Фонда помощи. Теперь у меня имелось неплохое прикрытие для посещения больных.
   Когда то улыбался, то строил скорбное лицо в больницах, я чувствовал сильную неловкость. Фактически, совершаю обман всех окружающих, а если смогу помочь кому-то, то немногим и не этим безруким и безногим молодым девушкам - эхорам второго ранга, и не той парочке, которые потеряли зрение и слух, а голова и шея у каждой первоуровневой эхоры похожи на запеченное яблоко после огня, который сжёг всё, что только можно на теле. И вот тем, и той, и тому мужчине, от которого остался обрубок вместо нормального тела.
   'Чёрт, тяжело как'.
   Кажется, сама атмосфера в больничных заведениях давила на меня своей невидимой энергетикой.
   Состояние моё было замечено Мирой. Вечером, когда я сидел мрачным в кресле-качалке перед окном и смотрел на клумбу на своём участке, рядом возникла девушка. Положив руки мне на плечи, она стала легонько массировать мышцы.
  - Сан, а зачем тебе это всё нужно? Я же вижу, как тебе тяжело даётся посещение больниц, - сказала она.
  - Приучаю себя к страшным ранам и виду калек, - пробормотал я. - Я же лечу массажем. Пусть считают шарлатаном, но это простые завистники и неумехи.
  - Но ты же не можешь вернуть руки и ноги, и тем более, помочь эхору? - спросила она.
   Я отрицательно мотнул головой. Нет уж, такие тайны даже в семье рассказывать опасно, тем более, если жена, фактически, куплена, как рабыня на невольничьем рынке.
  - Вот видишь, так зачем мучить себя.
  - Ну... чувствую, что так нужно.
  - А мне можешь сделать массаж? - внезапно поменяла она тему. - Я после работы и тренировок вечно уставшей себя чувствую. И колено чуть-чуть болит, я его вывихнула ещё подростком и получила привычный вывих, как назвали его врачи.
  - Ничего себе ты привычку получила, - хмыкнул я.
   Девушка оставила мои плечи в покое, опустила свои ладошки мне на грудь и там скрестила, а подбородок положила на макушку. Её распущенные волосы рассыпались мне по плечам.
  - Только не думай, что я бракованная какая-нибудь. Я здоровая, а колено только иногда беспокоит и совсем несильно, я даже внимания не обращаю. Просто сейчас вспомнила, когда зашёл разговор про целебный массаж. Сделаешь, Сан?
  - Конечно, - быстро ответил я.
   Мрачное настроение быстро сменилось возбуждением от прикосновения девушки. И ещё я весь в предвкушении чего-то... чего-то... в общем, в сладком предвкушении.
   К сеансу массажа я приступил через час, когда девушка посчитала, что готова расслабиться под моими руками.
  Энергетика у Миры была сильная, яркая и здоровая. Всего несколько пятен и нездоровой ярко-ядовито-кислотной окраски узлов и нитей. Колено вылечил за минуту, тем более, там и работы-то было на пять копеек, так сказать. Увидел и ещё кое-что интересное: едва заметная зелёная нить с багровыми искорками проходила через позвоночник. Эхорой она точно быть не могла, так как рудилия в её организме жалкие крохи. Дальний потомок одного из старых эхоров? Мать обратилась в банк спермы, где получила семя суперчеловека или провела ночь с ним? Что-то одно верно. Или это случилось с её бабкой, и рудиливый энергоканал достался Мире по наследству через поколение. Из интереса я коснулся его и совсем немножко помассировал, разгоняя искорки и давая возможность моей энергетике на несколько секунд соприкоснуться с её.
   Под моими руками девушка возбудилась как бы не сильнее меня, это было видно по её 'сетке'. Видимо забывшись, она приподняла попку, прикрытую простыней, когда я добрался с массажем до поясницы. Из озорства и интереса, я увеличил приток энергии в каналы и узлы, которые отвечали за сексуальное возбуждение Миры. И, кажется, зря.
   Через пару секунд девушка перевернулась на спину, сбросила простынь и ухватила меня за шею, притянув к себе.
  - Я хочу тебя, Сан! Сильно хочу! - зашептала она и стала неумело целовать, касаясь губами моих губ, щёк, носа, обжигая горячим дыханием. Одну ножку закинула мне на пояс, второй обвила икру. - Хочу! Мы же муж и жена, а у нас даже брачной ночи не было, - быстро говорила она в перерывах между поцелуями.
   Через несколько минут я понял, откуда проистекает такое неумение: Мира оказалась девственницей. Когда я в неё вошёл, она вскрикнула от боли и сжалась, по 'сети' прошла яркая волна неприятного ощущения.
  - Ничего... ничего... всё нормально... я знала, что это будет больно, - зашептала она мне на ухо, обнимая ножками поясницу и царапая мне плечи ногтями. - Всё хорошо... честно... продолжай Сан, ещё... ещё...
   Негатив я тут же убрал и добавил сексуального желания. От этого девушка испытала оргазм такой силы, что я был оглушён её криком и чуть не оказался сброшен с кровати, когда она выгнулась подо мной, сделав практически классический мостик. Про спину и плечи, которые расстались с кожей в тот момент и вовсе молчу - они и так уже изрядно пострадали до этого. Темперамент у молодой жены оказался взрывной, чувственность необычайная. Девушка даже без моего целительского вмешательства заводилась в несколько мгновений. А уж с ним!..
   Утром я проснулся в кровати один.
   Стоило завозиться, протирая глаза и потягиваясь, вспоминая события минувшей ночи, как в комнату заглянула Мира с маленьким кроватным столиком, на котором стоял стакан сока и тарелка с чем-то для перекуса.
  - Привет! - улыбнулась она мне. - Выспался?
  - Ага.
   Девушка выглядела счастливой и довольной. Но лишь до того момента, пока не увидела мою спину и плечи.
  - Ой, это всё я? - ахнула она и приложила ладони к своим губам. - Сан, прости меня, я больше так не буду. Очень больно?
  - Ни капли. Я же целитель, пусть и слабенький. Это сверху всё страшно, а под корочкой уже всё зажило, - немного сфальшивил я.
  - Точно?
  - Честное пречестное!
   На вторую ночь никакого повода, чтобы оказаться в одной постели, нам уже не надо было. Я решил никак не вмешиваться в энергетику девушки, но на её страсть это почти никак не повлияло. Девушка стонала и рычала, после каждого оргазма вцеплялась в меня руками и ногами. Разумеется, о своём обещании она позабыла и на утро опять краснела от стыда при виде моей, вновь растерзанной спины. Теперь ещё и груди досталось.
   Мира оказалась крайне ненасытной и жадной до секса. Ни в этой, ни в прошлой жизни я не припоминаю столь страстную и чувственную партнёршу в постели. Она загоралась в одно мгновение, взрывалась в оргазме, не жалея ни себя, ни меня и через краткий миг передышки опять возбуждалась и доводила себя до кульминации. Девочка, которая стала женщиной с моей помощью, отрывалась за всё время, пока ждала... меня?
   Через пять дней я банально струсил и сбежал на работу, где просидел до ночи.
   Кажется, этот намёк был понят и меня на время оставили в покое.
   Однажды в одном из пансионов я увидел в списках знакомую фамилию - Рюкатич. Василина Рюкатич. Вроде бы про неё говорила мне Александра, что эта девушка один из самых сильных эхоров, а ещё последняя в своём роде и клане. Девушка находилась в коме, и её жизнь поддерживалась при помощи сложнейшей аппаратуры. Судя по всему, она, как и все суперлюди в мире, участвовала в средиземноморском конфликте, где погибли тысячи солдат и сотни эхоров и столько же стали калеками. Гражданское население пострадало на порядок больше.
   Уже прошло порядочно времени, но с экранов телевизоров и со страниц газет продолжали сыпаться новости и очерки о проблемах в странах, которым досталось от нашествия механоидов. Даже потери всё ещё не были точными, а армии и сотрудники спецслужб продолжали оставаться на разорённом побережье: одни на случай повторения нападения; вторые боролись с мародёрами, собирали информацию про то, как целая матка и сопровождающие её отряды смогли проскользнуть почти в центр Европы. Но, как бы это не звучало жестоко, подобное положение дел мне только на руку и надеюсь обычная практика отсылать в командировку лучших сотрудников на помощь пострадавшим. взвалив тройную нагрузку на плечу оставшихся служащих спецслужб, в ходу точно так же здесь. как и на Земле-1. Пока одни погребены под завалами дел здесь, а другие ищут следы предательства, подстав, ходов сильнейших кланов мира, способных такое подстроить - я буду в безопасности.
   Что же на счёт Рюкатич, то я даже не думал, что она решится на такой шаг. Зная, что твоя техника убийственна не только для врагов, но и себя, и всё равно использовать её - это достойно, как минимум, уважения. Нет, всё-таки, у этих эхоров с головой что-то не так, слишком сильно они повернуты на долге. Чуть не японскую сепуку себе делают ради сохранения чести и достоинства своего имени, разбрасываясь смертельными (для всех - и врагов, и себя) техниками.
   'Шестой ранг жены, фактически личный клан, - помечтал я. - Осталось как-то её уговорить принять мою помощь'.
   Попасть к эхоре у меня с моими завязавшимися знакомствами в пансионе и нужными документами, которые я оформил в первый же день, вышло легко и просто.
   В отдельной шикарной палате, кроме больной, находилась ещё одна девушка. Среднего роста, с небольшой грудью, в белом халате, под которым прятались свободная светлая юбка ниже колен и кремовая блузка. Симпатичная мордашка с тёмными кругами под глазами и безумный колер волос. Короткая стрижка боб-каре и тёмно-зелёный цвет.
  - Вы кто? - насторожилась она, как только я приоткрыл дверь и встал на пороге палаты, быстро поднялась из большого кресла и шагнула ко мне. - Немедленно покиньте палату, сюда запрещено заходить.
   Медсестра? Хм, внутреннее чувство подсказывает, что нет, да и врач говорил что-то про дальнюю родственницу, которая заделалась в постоянные сиделки.
  - Извините, я не хотел мешать. Я Санлис, практикую нетрадиционную медицину и помогаю больным. В основном, простым людям, но трижды помогал и эхорам. Двое были пострадавшими в том же конфликте, что и она, - я кивнул на девушку на кровати, окружённую приборами и облепленную датчиками и шлангами.
   В глазах моей собеседницы вспыхнуло пламя надежды, она сжала кулачки, сминая ткань халата на бёдрах, шагнула ко мне и остановилась. Сгорбившись, она опустила голову и тихо произнесла:
  - Василине уже ничем не помочь. Уходите.
  - Но...
  - Уходите или я позову охрану, - холодно произнесла она.
   'Вот же дура! - в сердцах обругал собеседницу. - Тебе прямым текстом сказали, что есть шанс помочь родственнице, а ты мордашку воротишь' чёрт, как же с женщинами тяжело общаться'.
   Вслух же произнёс другое:
  - Если я приведу одну из своих пациенток, которая была обречена на смерть из-за того, что в её теле накопилось слишком много шлака после сильнейших техник, но мне удалось помочь, будет шанс, что выслушаете меня? Я действительно могу помочь.
  - Просто так?
  - Не просто так. Кроме того, что это отличная практика, мне будет нужно от неё кое-что. Но об этом рано говорить.
  - Хорошо, - нехотя кивнула она. - Если я буду точно знать, что вы можете что-то, про что мне сейчас рассказали. Я выслушаю вас и, возможно, дам возможность испытать способности на Василине. Только поторопитесь, ей осталось слишком мало.
  - Так может я прямо сейчас немного...
  - Нет, - резко оборвала она.
  - До свидания, - кивнул я, развернулся и покинул палату, перед тем, как прикрыть дверь, произнёс.- До разговора с эхорой. которая подтвердит мои полномочия. так сказать. попрошу не говорить о моём визите и словах, хорошо? Врачи мне так же не верят, как и вы, и не дают пробовать помочь раненым. Так было в прошлой поликлинике, а в этой я решил им не говорить и сразу обратиться напрямую к больным, чтобы избежать язвительных насмешек от персонала, это, знаете ли, неприятно чисто по-человечески. Пообещайте мне это.
  - Обещаю, - холодно произнесла она. - А теперь попрошу меня и кузину оставить одних.
   Больше не стал задерживаться в заведении. Я уже составил список из трёх фамилий, сейчас он пополнился четвёртой. Все они принадлежат эхорам пятого и шестого ранга, все они при смерти из-за использования сильнейших боевых техник. Всех бы четырёх уговорить выйти за меня, и кое-как научиться ими командовать. Это уже будет кое-что для моей безопасности.
   И самое главное, чтобы та зеленовласка не включила логику, иначе найдёт кучу нестыковок в моей фразе, выданной экспромтом. Если я собираюсь ей представить свидетеля, то почему в прошлых больницах его не предоставил врачам?
   На улице я постоял возле ворот пансионата, собираясь с мыслями, потом зашагал в сторону ближайшего кафе.
   Дал заказ молоденькой официантке, явно старшекласснице или студентке первого курса, на лёгкий обед и зелёный чай, и полез в карман за телефоном. И в тот момент, когда я его достал, экран засветился, потом раздалась трель входящего вызова.
  - Вот так история, - прошептал я, не сводя взгляда с имени абонента.
   'Кристина'.
   Мне только что позвонила та, которую я сам хотел побеспокоить. Случайность? Или моя паранойя не такая уж и паранойя, и неведомые личности контролируют каждый мой шаг? Прослушали разговор в лечебном заведении, правильно выделили суть и сделали первый шаг.
   С внутренней дрожью, я коснулся пальцем кнопки сброса, пару секунд держал палец в микроне от неё, потом быстро перевёл его в сторону и принял звонок:
  - Привет, Кристина.
  - Привет, Ярый, - в тон мне ответила девушка. - Извини, что беспокою, но не мог бы ты встретиться со мной? В любом удобном месте, но лучше у тебя в салоне.
  - Случилось что-то?
  - Да.
  - Хорошо, - я повернул левое запястье вверх, бросил взгляд на часы и добавил. - Через три, может, три с половиной часа буду в салоне.
   Глава 9
   Кристина, с момента нашей последней встречи, настолько похорошела, что я не сразу узнал в красавице у двери салона мою бывшую пациентку.
  - Привет! - улыбнулась она и помахала мне ладошкой.
  - Привет. А тебя не узнать, такая очаровательная стала. Настоящий ангел, - ничуть не покривил я против истины, делая комплимент эхоре.
  - Спасибо, - на щёчках собеседницы появился небольшой румянец.
  - Проходи в салон, - я указал на дверь, потом мысленно чертыхнулся и успел проскочить первым по ступенькам, чтобы открыть замок.
   Девушка привычно заняла клиентское кресло, грациозно закинула ножку на ножку, от чего у меня внизу живота возникло томление. Кажется, пора сдавать позиции Мире и готовиться к бурным ночкам, чтобы не засматриваться на чужих красивых женщин.
  - Так что произошло? - спросил я.
  - Наверное, лучше посмотреть самому, - ответила гостья и откинулась на спинку кресла.
  - Хм.
   Главный канал светился здоровой зеленью и был в меру наполнен багровыми рисками, так же хорошо выглядели и средние, и мелкие энергетические потоки. А вот самые мелкие были похожи на волоски, которые слегка припалили - почернели и скорчились. Тут явно простой отдых уже не поможет, на лицо отмирание каналов.
  - М-да. И как всё вышло?
  - Пока я не пользовались часто своими техниками, у меня восстановление шло привычными темпами, никаких неприятностей не замечала, - стала рассказывать девушка. - Но пять дней назад, во время операции в Диких Землях на Индианде, мне пришлось достаточно серьёзно выложиться. После этого почувствовала, что мои силы не восстанавливаются. А следующая, даже самая слабая техника, только усложняется с каждым новым разом, и никакого ощущения восстановления нет.
  - Ты вернулась на службу?
  - Нет, - девушка мотнула головой, - я ушла в отряд наёмников. В армии про меня забыли, и напоминать о себе нет желания. Тем более что у нас уговор - не рассказывать о твоих возможностях. Не ошибусь, что таким неожиданным исцелением заинтересуются на самом высоком уровне. К слову, пока идет неразбериха после средиземноморского конфликта, все друг на друга кричат, обвиняют, Испания и ряд стран, которые пострадали от налёта механоидов, обвинили часть крупных европейских кланов, с которыми у них был договор о взаимопомощи, теперь требуют компенсацию через мировой суд. Даже списки потерь до сих пор уточняются, множество раненых раскидано по госпиталям разных стран, так что учёт до сих пор не налажен. Ты легко можешь помочь не одному человеку и это вскроется нескоро... или совсем не вскроется, если человек будет не из России.
  - Спасибо, - искренне поблагодарил я.
  - Не за что. Ты поможешь мне? И объяснишь мне, что происходит?
  - Помогу, но объяснить почему с твоей энергетикой творится такое... точно сказать не смогу, но предположу, что у тебя идёт бурное усиление энергетики после моего вмешательства и сам процесс для организма непривычен вот он и реагирует так, - развёл я руками. - Я новичок в целительстве и учиться не у кого. Светить свои таланты, как ты уже поняла сама, не хочу.
  - К слову сказать, а почему?
  - Не хочу стать или подопытной мышью, или попасть полностью под чужое влияние. Мне нравится свобода, по указке и из-под палки работать жутко не люблю. Ладно, расслабься, я сейчас поправлю всё.
  Восстановление каналов у эхоры заняло меньше получаса.
  - Сейчас, всё в порядке, но как оно будет дальше... - я не договорил и развёл руками. - Я и вправду не знаю, почему у тебя восстановление прекратилось, и свернулись некоторые каналы, а в других местах появились новые. Кроме как той версии, что озвучил больше не могу придумать ничего другого.
  - Тебя хоть с собой бери, чтобы вовремя меня подлечивал, - подмигнула мне девушка. - Не хочешь податься в наёмники?
  - Я - невоенный человек и, как уже сказал, не люблю подчиняться.
  - У наёмников всё намного проще. Дисциплина не введена в абсолют, плюс, там не все умеют и обязаны сражаться, хватает мирных профессий.
  - Всё равно, нет, - отказался я. - Если опять произойдёт такая же неприятность, то милостью прошу к своему шалашу. Да и жена моя будет против такого времяпрепровождения.
  - Быстро ты, - девушки чуть прищурилась. - В прошлый раз был свободен, чистые пальцы - чистая совесть. Даже меня успел всю пообжимать, куда только не залез. Даже в трусики. И чего ты во мне тогда нашёл, я же была страшна, как механоид после напалма.
   Сердце на миг замерло и быстро-быстро застучало. Щёки предательски заполыхали.
  - Я... так нужно было для лечения.
  - И хватило всего одного раза? Потом-то ты меня так подробно не рассматривал, по вещам не рылся, - подмигнула она мне.
  - Я... Кристина, - от её взгляда у меня мурашки по коже пошли, уж лучше сейчас скажу правду, чем окажется потом, что у неё табун тараканов на тему сохранности в непорочности своего тела, - в тот момент я подумал, что ты подсадная.
  - Что?! - брови собеседницы взлетели высоко вверх.
  - Подумал, что тебя ко мне подослали госслужбы или спецы кланов, чтобы посмотреть на меня в деле. Перед этим я практически так же вытащил с того света сильную эхору, чуть не убившую себя на средиземноморье. До этого я так явно не показывал свои таланты. И вот представь себя на моём месте: представился магом и вдруг приходит эхора, пострадавшая на том же театре боевых действий и практически в том же состоянии... нет, даже хуже. Ну, я и подумал, что ты не сама по себе.
  - А раздевать зачем, и в вещах рыться? - спросила она и тут же понимающе хмыкнула. - Ясно, искал жучков, микрофоны, удостоверение агента эсбэ.
  - Угу, - кивнул я.
  - Я тебя сейчас успокою: я сама по себе, не служу никому, не сообщаю о тебе. Веришь?
  - А что мне ещё остаётся делать? - пожал я плечами.
  - Сан, не будь таким пессимистом, - усмехнулась она и грациозно не торопясь поменяла свои ножки местами. Времени вполне хватило, чтобы увидеть, что под короткой юбкой у неё надеты красные кружевные трусики.
   'Мире сегодня, точно повезёт, - подумал я, заерзав, чтобы скрыть неожиданно воспрявший 'интерес' к пациентке. - Вина, цветов и свечей прикупить не забыть бы'.
  - Да я не пессимист, просто жизнь такая, - вздохнул я.
  - Какие твои годы, - усмехнулась девушка. - Тебе едва ли двадцать исполнилось, а ведёшь, словно, полвека разменял.
  - Двадцать три.
  - Хе.
  - Будто тебе полвека исполнилось, - буркнул я, немного задетый тоном и снисходительной улыбкой девушки.
  - Вообще-то, - наставительно произнесла Кристина, - такие инсинуации и предположения в адрес красивой и молодой девушки оскорбительны! Или ты не согласен?
  - Согласен.
  - И что красивая и молодая?
  - Супер красивая и неотразимо молодая! - поддакнул я.
  - Ах, как приятно выпрашивать себе комплименты, - всплеснула она руками и подняла глаза к потолку и вдруг резко поменяла тему. - Сколько за сеанс должна, пока не забыли, зачем я здесь появилась?
  - За сеанс? - переспросил я. - А, ну да... если можно, то услугу сделай.
  - Хм,- девушка вновь с прищуром посмотрела на меня. - Что за услуга?
  - Мне нужно убедить одного человека в своих способностях целителя. Ты, как пример и образец, для этого подходишь просто идеально.
  - Что за человек?
   Несколько секунд я размышлял, стоит ли сразу выкладывать всё.
  - Василина Рюкатич. Эхор шестого ранга, - сказал я.
  - Слышала о ней. Последняя в старшем роду, гордячка, все предложения перейти в другой клан отметает, и отказывается взять в свой. Также ищет достойного, - кивнула с задумчивым видом девушка. - Не пойму только, зачем тебе это. Если заплатили за помощь, то не пришлось бы доказывать свою полезность. Хочешь что-то получить с неё? Или тебя наняли, чтобы надавить, пока она находиться в таком состоянии?
  - Кристина, а это имеет какое-то значение?
  - Имеет, - кивнула она. - Не хочу ни в чём подлом участвовать. И помогать кому-либо, кроме тебя. И у наёмников тоже есть честь, что бы про нас не говорили.
  - А никому другому и не придётся. Это нужно лишь мне и только. Чем хочешь поклянусь.
  - Не нужно клятв, - отмахнулась собеседница. - Хорошо, помогу тебе. Что говорить и кому? И когда?
  - Если не трудно, то завтра часикам к одиннадцати вот по этому адресу, - я быстро начеркал на визитке с обратной стороны адрес пансионата, где лежала в коме последняя представительница Рюкатичей. - Я тебя встречу и провожу до палаты. Там с Василиной находится сиделка, которая и не пустила меня без подтверждения.
  - И правильно сделала, мало ли кто ты такой. Вдруг, убийца или мстительный, отверженный поклонник.
  - Надо же, я об этом совсем не подумал. Решил, что из вредности запретила, - признался я.
  - Что ж, тогда до завтра, - Кристина всё так же провокационно сняла ножку, открывая на пару секунд вид на своё нижнее бельё, и встала.
  - До завтра.
   Здесь не было 'Основного инстинкта', иначе я подумал бы, что это у неё игра такая, как играла героиня блоксбатера, уж очень точно девушка копировала позу и движения главной героини из фильма. Или я немного передержал своё либидо и готов видеть эротику во всём? Блин, но трусики Кристины я точно рассмотрел, это не галлюцинация и не фантом. Или она неприкрыто меня соблазняет и весь её облик, одежда, позы, улыбки кричат в полный голос 'ну же, действуй, я разрешаю'. Не, к чёрту, кроме опасения медовой ловушки (после рассказа эхоры кое-какие сомнения всё равно остались...что поделать, умеренная паранойя с учётом переселения в чужое тело - это ещё не самое страшное, что могло случиться), я просто чувствовал себя виноватым перед Мирой... почувствую, если решусь на интрижку на стороне, хотя в этом мире такие измены даже пары тарелок, разбитый в сердцах на кухне, не стоят.
   Утром я морщился от прикосновения рубашки к расцарапанной шее. Я и выбрал её, чтобы высокий воротник прикрыл засосы и царапины, которыми меня щедро наградила Мира. Самые крупные повреждения успел залечить, но и только, на остальные просто не хватило времени. Расслабиться в дороге и закончить лечение... ну не в метро же этим заниматься.
   Предъявив пропуск охране, я навестил ординаторскую, сестринскую комнату, поздоровался с уже почти хорошими знакомыми среди врачей и медсестёр, оставил коробку конфет и фрукты персоналу, после чего навестил палаты с ранеными, где выложил оставшиеся дары.
   Как специально и крайне не вовремя опять пробудилась совесть. И тут я решил для себя, что хватит: как бы ни прошёл разговор с Рюкатич, после неё я прекращу дальше лицедействовать. До вечера переговорю с теми эхорами, чьи имена стоят в моём списке, и оставлю эту идею навсегда.
   Без двух минут одиннадцать, на стоянке рядом с воротами пансиона, остановился чёрный, тонированный почти в ноль, джип 'таха'. При виде Кристины, которая выбралась из-за руля внедорожника, я хмыкнул, подумав, что же за комплексы с тараканами живут в её красивой головке при таком-то выборе автомобиля.
  - Привет! - я помахал ей издалека рукой, потом показал охране пропуск, выписанный на имя девушки.
  - Привет, Сан. Ты уже здесь, как посмотрю.
  - Надо же было тебе разрешение выписать.
  - А данные? - она посмотрела на меня своим характерным прищуром.
  - Ну, я однажды посмотрел твои документы и запомнил, - подмигнул ей в ответ. - Кстати, а ты свои справки не взяла с собой? С ними будет проще доказать, что ты до моего лечения имела некоторые проблемы со здоровьем.
  - Некоторые, - фыркнула девушка. - Ты не приукрашивай только.
  - Так взяла?
  - Взяла, взяла, - помахала она успокаивающе ладошкой и прошла вперёд меня. Через несколько шагов повернула ко мне голову. - Куда идти? Я тут впервые.
   Всё та же зелёноволосая девушка сторожила покой эхоры. На наше появление отреагировала с уже знакомым мне подозрением и настороженностью.
  - Сан, ты в коридоре постой, хорошо? - попросила меня Кристина. - Мы между собой поговорим.
  - Угу, - нехотя согласился я, хотя мне было интересно, какие же аргументы зеленовласке станет приводить моя спутница. И вообще, о чём пойдёт речь. В коридоре я плюхнулся на мягкое и узкое кресло, засёк время, прикрыл глаза и приготовился к долгому ожиданию. Каким же было моё удивление, когда буквально через семь минут дверь открылась и из палаты вышла Кристина.
  - Сан, надеюсь, ты не обиделся на мои слова? - тихо произнесла она. - Так получилось, привыкла я командовать, - она положила мне на голову ладонь и взъерошила волосы.
   'Чёртовы гормоны', - простонал я про себя, когда от прикосновения девичьей ладони ко мне, в паху стало тесно. - Нет, всё нормально. Что она тебе ответила?
  - Разрешила, но только в её присутствии.
  - Главное, чтобы мне не мешала и сидела тихо, - ответил я. - Спасибо, Кристина.
  - Не за что, это меньшее, что я могла сделать... Сан, а посмотреть можно? Мне просто очень интересно, что со мной происходило при лечении.
   Я вздохнул, и утвердительно качнул головой:
  - Можно, только простому человеку там ничего не видно.
  - Мало ли, - улыбнулась она, потом схватила меня за руку и подняла из кресла. - Пошли же уже, а то я от любопытства сейчас умру прямо здесь.
   Зеленовласка сидела рядом с кроватью, где лежала Василина, и была похожа на кошку, охраняющую котят, которых вдруг решили потискать люди.
  - Попрошу мне не мешать, не задавать вопросы. Если начнётся обход, то попросить их чуть-чуть подождать или меня заранее предупредить, - сказал я, посмотрев на телохранительницу, или какую она тут роль играла. Хм, любовница?! Если и так, то не сильно удивлюсь, на это вполне можно списать странности Рюкатич в плане выбора кандидата в мужья.
   Я поставил единственный свободный стул с противоположной стороны кровати относительно зелёновласки, сел, поёрзал на неудобном седалище, ища комфортную позу, после чего положил руки рядом с бесчувственной эхорой, прикрыл немного глаза и сосредоточился.
   Через несколько секунд я увидел энергетику Василины и был ею шокирован так, что не удержался от чертыхания.
  - Что? Что с ней? - тут же вскинулась любовница-охранница. - Отвечай?!
  - Не кричи, - буркнул я. - Плохо с ней всё, совсем плохо. Кажется, я переоценил свои силы.
  - И совсем ничего сделать нельзя? - прошептала она. - Ты же обещал! И она обещала!
  - Не кричи и успокойся, истерикой ты Василине, точно не поможешь, - мягко произнесла Кристина и подошла к зеленовласке, положив ей ладони на плечи, и наклонившись к её левому уху, что-то стала успокаивающе шептать.
   Я только покачал головой. Вот же странный и алогичный народ - женщины. То не пускала к телу своего близкого человека, а то вдруг сразу претензии в адрес того, что я, видите ли, обещал ту спасти.
   Оставив обеих девушек разбираться между собой, я вернулся к осмотру пациентки.
   А там всё было плохо. Вместо рудилиевых энергоканалов, взгляд резала мерзкая однотонная чернота, словно, в силиконовый шланг закачали дёготь. Ни капли зелени, ни единой багровой искры, ни ртутной серости по краям.
   Человеческая сеть выглядела под стать суперчеловеческой. Но тут можно было хоть с чем-то работать. Лекарства и приборы удерживали дух в теле, не позволяя тому превратится в труп.
   'Что ж, можно кое-что и проверить, попытка не пытка, как говориться', - дал я себе мысленное напутствие и коснулся пальцами главного рудилиевого энергожгута. Почти тут же те заломило и обожгло со страшной силой, вроде бы стон сумел сдержать, но за выражение лица не уверен. Медленно, будто стирая с заледенелого стекла иней, я стал массировать энергоканал, смахивая черноту и стряхивая с пальцев зелёные капли энергии из собственной системы. Ещё немного, ещё. Вот уже в центре появилось знакомое зелёное свечение с багровым веретеном в центре, и я стал его расталкивать во все стороны, добавляя своей энергии.
   Через час я перестал ощущать кисти рук и прекратил сеанс.
  - Она живёт только за счёт аппаратуры, - морщась и едва удерживая слёзы от боли, сообщил я наблюдательницам. - Как эхор, девушка перестала существовать...
   Зеленовласка сжала кулачки с такой силой, что стало слышно, как захрустели сухожилия.
  - ...кое-что я сделал, результат нужно будет смотреть завтра. Может быть, что-то и получится, но это реально будет чудом. Завтра решу - продолжу или...
  - Не надо, не говори, - едва слышно прошептала девушка с зелёными волосами.
  - Сан, пошли, мы сейчас лишние тут будем, - произнесла Кристина, когда мы оказались в коридоре, она придержала меня за локоть и спросила. - Нормально себя чувствуешь, а то на тебе лица нет.
  - Жить буду. Посмотрела?
   Она кивнула.
  - И как?
  - Неприятное зрелище, - призналась она. - Тебе было больно и со мной точно так же?
  - Здесь случай конкретно запущенный, с твоим, не сравнить. Там-то было терпимо.
   На улице у меня подкосились ноги, и закружилась голова, если б не моя спутница, то я самым позорным образом грохнулся бы перед воротами на дорожку.
  - Сан, Сан, что с тобой? - всполошилась девушка и обхватила меня за талию, прижимая к себе и удерживая на ногах. - Давай вернёмся обратно в больницу, и тебя осмотрит врач?
  - Я сам врач, - скривился я. - Да и не помогут они мне тут.
  - Куда отвезти?
  - Домой.
  - Понимаю, что не на работу в салон магистра целительской и серой магии, - язвительно произнесла Кристина. - Адрес назови.
   В машине меня окончательно развезло, и я просидел почти всю дорогу, находясь в полусне или полузабытье. Иногда ловил встревоженные взгляды эхоры на себе. Уже на своей улице я нашёл в себе силы, чтобы встряхнуться и достать телефон.
  - Мира, солнышко моё, - произнёс я в трубку, - ты дома?.. Встретишь меня на улице, а то что-то нездоровиться... на машине подъеду... нет, подвезли добрые люди...
   Кристина в ответ на последние слова покачала головой с непонятным выражением на лице, но комментировать не стала. Зато потом вволю отыгралась, когда затормозила у моей калитки и на глазах у моей жены обошла машину, открыла мою дверь, с рычагом которой я всё никак не мог справиться непослушными, будто резиновыми пальцами, и за талию, как ребёнка вынесла на улицу.
  - Я сам, Кристин, - покраснел я от такой заботы. - Могла бы просто открыть дверь.
  - Твой? - проигнорировав мои слова, эхора посмотрела на Миру.
   Та с каменным лицом слегка кивнула.
  - Забирай, - Кристина подтолкнула меня к ней. - И будь аккуратнее ночью, а то совсем заездила мужа, на теле живого места нет, на ногах не держится совсем.
  - Это не она, - брякнул я в защиту жены.
  - Тогда, может, я? - наивно-удивлённо захлопала ресницами эхора. И тут Миру проняло, в одно мгновение каменная маска на её лице раскололась: зрачки сузились, превратившись в булавочные головки, на скулах заиграли желваки, губы сжались в тонкие бледные ниточки.
  - Мира, не обращай внимания, она шутит так, - поспешил я внести ясность. - Я неудачно провёл сеанс лечебного массажа и вот результат, - потом повернулся к эхоре. - Кристина, спасибо за помощь, дальше мы сами справимся.
  - Не за что. Восстановишь силы - звони, - подмигнула она. - У нас ещё ничего не закончилось.
   Что-то громко хрустнуло в кулаке у жены, а взгляд, которым она наградила мою недавнюю пациентку, мог бы легко убить, найдись у Миры чуть больше рудиливой энергии в организме, чем было.
   Я покосился на остатки телефона, которые высыпались из её ладони на дорожку, и решил больше ничего не говорить, вместо этого увлёк девушку в наш дом, чтобы поскорее закончить странное прощание. И ещё я стал злиться на поведение Кристины, которого я не понимал. Или она знает Миру и не питает к ней дружеских чувств, потому так подначила? Или характер у эхоры стервозный, язвительный, что не может не поддеть случайного человека? Если так, то могла бы проявить уважение хотя бы ко мне, спасшему её от смерти. Думать про то, что обе девушки в мгновение ока приревновали друг к другу меня - не хотелось, только лишняя головная боль.
   Дома те остатки сил, что набрал за время поездки в машине, опять из меня улетучились. С помощью жены добрался до кровати и рухнул в полубессознательном состоянии. Раздевала меня Мира и потом дежурила рядом с влажным полотенцем и тазиком с водой, обтирая меня от холодного липкого пота и охлаждая тело, которое в середине ночи стало гореть. Помочь самостоятельно с помощью целительной техники я не мог, так как сил практически не было, все они ушли на Рюкатич.
   Вот так у меня прошло первое знакомство с моей возможной второй женой. Не самое удачное, замечу, свидание.
   А ещё не мог вспомнить были ли видеокамеры в палате или нет, велась съемка за моими действиями и если да, то это принесёт мне неприятности или никто даже не станет просматривать записи и те благополучно через несколько дней будут перезаписаны?
   Глава 10
   За ночь самочувствие улучшилось на порядок. Нет, козликом по горной гряде прыгать не смогу, но голова не болела, руки не ломило и владел пальцами как и всегда, а не чувствуя, что толстые зимние перчатки надел. А вот слабость осталась.
   Поймав внимательный и беспокойный взгляд Миры, когда вошёл на кухню, где она резала овощи для салата, я подмигнул и весело сказал:
  - Всё в порядке, отдохнул и вновь бодрый. И решил сегодня себе выходной устроить. Самый лучший выходной!
   И тут же несильно шлёпнул её по попке, прикрытой короткими просторными шортиками, за что тут же получил возмущенный фырк и кулачок под нос.
   Обзаведясь, таким образом, свободным временем, я провёл почти весь день на диване с ноутбуком, возобновив работу над своим проектом. В шестом часу сотовый завибрировал, издавая от соприкосновения с лакированной столешницей неприятный треск.
   'Кристина'.
  - Что опять-то случилось? - вздохнул я и покачал головой, после чего нажал на прием звонка. - Да?
  - Привет, Санлис. Как самочувствие?
  - Неплохое, - осторожно ответил я. - А у тебя? Что-то случилось?
  - У меня всё отлично, никаких последствий после лечения. Даже чувствую себя лучше, чем когда бы то ни было, - засмеялась она.
  - Тогда не понимаю, зачем понадобился, - чуть успокоился я.
  - Ты про Рюкатич Василину не забыл? Или там настолько сложная ситуация, что помочь ей уже нельзя? - веселье из голоса собеседницы исчезло вмиг, сменившись деловым тоном.
  - Я не знаю, Кристина, правда, не знаю. Я точно переоценил свои силы в её случае.
  - Но помочь ей можно?
  - Можно, но я боюсь загнуться в процессе сего. После вчерашнего сеанса - хоть и сегодня самочувствие хорошее - в качестве целителя я не гожусь, не восстановился. А что вдруг тебя так заинтересовал этот вопрос?
  - Мне её кузина звонила, Офелия.
  - А...
  - Та девушка с зелеными волосами, которая не отлучается из палаты Василины.
  - Значит, её Офелией зовут. И что она хочет?
  - Чтобы ты помог её кузине, точнее помогал дальше. Любые условия и цену называй.
  - Деньги мне не особо нужны.
  - А что?
  - Это не телефонный разговор, - произнёс я и тут увидел Миру с двумя кружками чая и кофе (уж свою я не спутаю и на ощупь, а то, что предпочитаю кофе прочим напиткам, жена уже давно узнала и ничего другого в моей кружке не может быть, если только я сам не попрошу) и поманил к себе.
  - Я могу приехать к тебе в салон.
  - У меня выходной и вообще, поздно уже. Завтра, тоже выходной. А ещё, мне лень куда-то ехать.
  - Могу приехать к тебе. Поговорим, ты озвучишь условия, и я передам их Офелии. Или ты сам можешь ей позвонить и рассказать.
  - Э-э, у меня тебе... ко мне, наверное, не стоит приезжать, далеко ехать и вообще. Скинь номер кузины.
  - Хорошо, - суховато ответила Кристина.
  - Кстати, а почему ты начала беспокоиться за Рюкатич и её кузину? Мне это интересно и, пожалуй, важно знать.
  - Ты сам попросил убедить Офелию в том, что можешь помочь её кузине. Я это сделала, при этом взяла некоторые обязательства на себя. Вчера, ты также пообещал вновь навестить Василину в палате, оценить изменения и сообщить диагноз, но так и не появился. Сегодня Офелия мне сама позвонила, чтобы это прояснить.
   'Блин, это не эхоры, а аристократы из средних веков, трясущиеся над честью и словом', - мысленно я покачал головой с досадой. Да и позабыл я о бессознательной эхоре, точнее, в связи с самочувствием, убрал все мысли о ней в дальний угол памяти.
  - Офелия согласна стать твоей женой с заключением любого брачного договора, клятвами любого толка, как понимаю, согласна стать практически твоей рабой, если поможешь её родственнице.
   'А ещё помешаны на своей исключительной невестопригодности... то Руста, вот теперь зеленовласка. Это мужики должны обещать себя при таком-то соотношении полов и охоты на них', - мелькнула мысль, а вслух сказал другое. - Да не нужна мне она.
  - А кто нужен? - в голосе девушки промелькнуло сильное любопытство. - Сама Василина Рюкатич? Ты ради этого с ней возишься?! Хочешь стать главой клана Рюкатич?
  - Это не телефонный разговор, - буркнул я.
  - Понятно. Вот, значит, какие у тебя цели. Губа не дура у тебя, Санлис. Но, к слову сказать, Офелия почти ничем не худшая жена, тем более, если закабалишь её обязанностями, клятвами и договорами. Эта девушка, точно своего слова не нарушит, уж поверь. И ко всему прочему, она второе лицо в клане Рюкатич. После женитьбы, им станешь ты. Так что... - тут девушка глубокомысленно замолчала.
   Всю её речь внимательно слушала Мира, устроившаяся рядом со мной на диване, подогнув ножки под себя, и продолжала держать кружки в руках.
  - Я подумаю, - ответил я. - Рабыня мне нужна ещё меньше, чем вероятность попасть кому-то в хомут.
  - А я как жена тебя устраиваю? - внезапно спросила Кристина.
  - Ч-что? Ай!
   Рука у Миры слегка дрогнула, и капелька горячего напитка упала мне на ногу.
  - Что там с тобой происходит? Ты не один? Тебя опять дерёт твоя благоверная? - в голосе эхоры появились ехидные нотки. - Передавай ей привет и спроси, как она отнесётся к идее увидеть меня своей напарницей в твоей кровати и в паспорте?
  - Причём здесь ты? - спросил я.
  - Я, ко всему прочему, очень сильный эхор, на данный момент перешла на четвёртый ранг, и задерживаться не собираюсь. У меня есть связи, у меня есть состояние, пусть и небольшое, но увеличить могу в любой момент. Ты сразу, из никому неизвестного обывателя, станешь значимой фигурой, плюс, авторитет Рюкатичей, сила его главы.
  - Вот чего мне меньше всего и нужно, так это внимания к себе, - недовольно ответил я. - И, причём тут ты и Рюкатичи? Ты каким боком к ним относишься? Я что-то не знаю?
  - Моё согласие на женитьбу в обмен на твою помощь Василине. Я, знаешь ли, привыкла держать свои обещания, пусть даже последствия станут для меня не самыми приятными.
  - Спасибо на добром слове. Значит, свадьба со мной - это неприятности, - с сарказмом произнёс я.
  - А кто это сказал? Я не в контексте к твоему случаю, Сан. Неужели ты думаешь, что не желай я того, чтобы увидеть тебя своим мужем, первой предложила эту идею? - усмехнулась девушка в телефоне. - Ты мне нравишься, твои возможности тоже, и планы твои, мне импонируют. Думаю, мы сможем создать отличную семейную ячейку. Но в обмен попрошу помочь Василине Рюкатич, ты же это можешь, я знаю.
   Я вздохнул, отнял телефон от уха и посмотрел на Миру, которая застыла в одной позе рядом со мной с каменным лицом. Опять вздохнул, положил телефон на диванную спинку и принял у девушки сразу две кружки. Поставив их на подставку-подлокотник, я притянул к себе жену и поцеловал её в губы:
  - Мирочка, ты сейчас похожа на насупленную дюдюку, - прошептал я ей в ушко, зарываясь носом в густую копну волос, бесподобно и возбуждающе пахнувших. - Расслабься.
   Та почти точь-в-точь повторила мой вздох и обмякла, опустив мне на грудь голову и обняв за пояс руками.
  - Про меня там не забыли, милки-голубки? - громко прозвучало из телефона.
  - Я позже перезвоню, сейчас занят,- ответил я.
  - И чем же таки... - договорить она не успела, так как я вырубил сотовый.
  - Ты хочешь жениться на той девушке из сильного клана, - не спрашивая, а утверждая, произнесла Мира, - не поднимая взгляда на меня.
  - Хочу, - признался я.
  - И после этого наш договор будет расторгнут?
  - Не хотелось бы.
  - Что? - на этот раз она не выдержала, чуть отстранилась, чтобы посмотреть мне в глаза. - Но зачем тебе я? Как игрушка? Иметь кого-то слабого среди сильных эхоров для самоуважения?
  Я поморщился от её слов.
  - Мирочка, ерунду не говори. За это время, что мы вместе, я очень привязался к тебе, наверное, полюбил... не знаю, не хочу ничего говорить, - торопливо сказал я. - Ты же меня хоть немного узнала ведь? Так реши - вру я или правду говорю. Мне с тобой хорошо, ты мне нравишься, мне доставляет удовольствие делать тебе приятное, видеть удовольствие в глазах после букета цветов или во время прогулки. А сильные эхоры - это останется за семьёй, она или они будут просто моими жёнами, никак иначе. Вся их сила нужна для сторонних дел, а не в семье, - я положил ладонь на голову девушки и стал медленно гладить её волосы. - Если сама захочешь уйти, то скажешь, тогда и разорву контракт.
  - Не хочу быть приживалкой, Сан, - вздохнула она и вернула свою головку мне на грудь. - У меня работа несравнима с их занятиями, доходами, возможностями и прочим.
  - И что? Где в доме мне понадобится их способность расплавить танк или вырыть огромный кратер? Разве что, захочу себе бассейн. Или ты думаешь, что они сравнятся с тобой в кулинарном мастерстве? Хочешь, ты будешь старшей кухаркой?
  - Ты издеваешься?
  - Э-э... извини, что-то я не то сказал, - пока разговаривал, моя рука опустилась на спину девушке между лопаток, где я стал медленно поглаживать кончиками пальцев сквозь тонкую ткань футболки.
  - Всё равно мне с ними не сравниться. Они же эхоры с почти вечной молодостью, а я - простой человек, через десять лет я постарею, и ты перестанешь обращать на меня внимание. Или раньше.
  - Мира, ты за меня не решай, хорошо? - я опустил ладонь на девичью попку и ущипнул за левую ягодицу.
  - Ай! Не щипайся!
  - А ты не произноси глупостей, - после щипка я стал поглаживать пострадавшее место, и, чувствуя, как сильно возбуждаюсь. - И вообще, эти десять лет ещё нужно прожить. Ко всему прочему, ты не настолько простой человек, есть в тебе капелька от эхоров.
  - Правда? - она резко вскинулась и с надеждой посмотрела в глаза. - Правда-правда?!
  - Угу, - кивнул я, удивившись такой горячечности. - Для тебя так важно?
  - Наверное, - смутилась Мира. - Мне всегда было немного завидно эхорам, хотелось стать такой же сильной и известной, как они. Тренировалась, занималась боевыми искусствами, учила языки.
  - Зачем?
  - Хотела потом поступить в отряд наёмников или армию, чтобы доплыть до Шкегера и там попытаться обрести новые способности.
  - А ничего, что там девяносто пять человек из сотни погибает от облучения и отравления рудилиевым газом? И три человека из выживших, превращаются в уродов с вечными болями?
  - Риск везде есть. И чем он выше, тем больше награда.
  - И когда ты намеревалась уйти за лучшей долей?
  - С этой идеей я рассталась почти два года назад, - призналась она. - Повзрослела и поняла, что всё это глупо, как и ставить на кон жизнь с минимумом гарантий. Русская рулетка и то безопаснее. И тут ты говоришь, что я эхор.
  - Разбередил, панимаш, девичью душу, - хохотнул я, одновременно со словами моя ладонь проскользнула под резинку шортиков и трусиков, пальцы прикоснулись к началу ложбинки на границе попы и стали массировать эту точку. От моих ласк девушка слегка приподняла её и стала чуть-чуть покачивать, вторя моим движениям.
  - М-м, продолжай, - едва слышно простонала она, потом с хрипотцой в голосе спросила. - Я эхор или нет?
  - Не совсем. Силы в тебе не хватит, чтобы даже зажечь спичку. Просто капелька рудилия в энергетике тела, наверное, от предков досталось.
  - Жа-аль, - протянула она, - а я уже обрадовалась. Эй, ты куда полез? - возмутилась она, когда я прекратил массаж точки и направил свою ладонь ниже по тесной ложбинке и коснулся чуть шершавой и тут же плотно сжавшейся дырочки. - Даже и не думай!
  - Ух, какая ты у меня грозная, - засмеялся я, вытащил руку из шортиков и быстро сдвинул те вниз, на бёдра, вместе с крошечными трусиками, чтобы потом начать ласкать пальцами влажные от возбуждения нижние губки, то и дело при этом глубоко запуская палец в её киску.
   Девушка громко застонала, выгнулась и с силой обхватила меня за пояс, мгновением позже моя шаловливая ладонь повлажнела ещё сильнее.
  - Ай-ай-ай, - вздохнул я, - кто-то уже кончил, а кому-то от этого завидно. Не пора ли сравнять счёт, - и с намеком положил левую ладонь ей на голову, слегка надавив.
  - Всё что пожелаете, только сперва, разминка моим губкам нужна, прежде чем они начнут трудиться изо всех сил, - проворковала девушка и впилась в мои губы поцелуем. Оставила меня в покое только через три минуты, в течение которых мои пальцы продолжали ласкать влажное и жаркое лоно Миры. По очередной порции влаги и её сильным судорожным сокращениям понял, что девушка вновь испытала оргазм.
   Достигнув кульминации, она несколько секунд тяжёло дышала, прижавшись к моей щеке и до боли впившись ноготочками в спину сквозь майку, потом положила мне на пах ладонь, сжала член сквозь ткань и медленно освободила его от одежды.
  - Какая вкусная и большая морковка, красная, сочная, - хрипло произнесла она, приблизив губы к блестящей головке с капелькой прозрачной смазки. - Я её хочу съесть!..
   Угомонились мы в два часа ночи. Так и заснули на неразложенном диване, тесно сплетясь друг с другом.
   Глава 11
   Утром я, в который раз, проснулся позже Миры, которая уже хлопотала на кухне. Удивляет меня её способность так тихо и незаметно уходить от меня, учитывая, что сплю довольно чутко.
  - С добрым утречком! - я чмокнул её в ушко. - Как настроение и самочувствие?
  - Отличное. У тебя ещё минут двадцать есть, пока всё приготовлю. Как раз успеешь привести себя в порядок.
  - Да я как бы и так...
  - Но побриться и вообще, посетить душ, стоит, - перебила меня Мира.
  - Ок, как скажешь. Так и скажи, мол, мешаю тебе готовить, отвлекаю и то - сё, - я обнял её за талию и секундой позже опустил ладони намного ниже, заведя их под фартук.
  - Сан!
  - Ладно, ладно, - сдался я, - уже ухожу.
   После завтрака девушка поинтересовалась:
  - Своей пациентке звонить не станешь? Обещал вроде же.
  - Скорее бывшей пациентке, если ты о Кристине. А пациентка у меня без сознания лежит, с ней по телефону не поболтаешь, - ответил я. - После обеда навещу и посмотрю, что и как с ней.
  - Можно мне с тобой? - осторожно поинтересовалась Мира. - Если не помешаю.
  - А работа?
  - Я отпросилась ещё утром.
  - Тогда не вижу препятствий, даже лучше выйдет, ведь ты на машине. Главное, в пробку не попасть.
  - Не попадём, я главные улицы объеду, а ещё сайт есть, где про пробки посмотреть можно. Значит, после обеда?
  - Угу.
  - А что на обед хочешь?
  - Да мне всё равно, - сказал я, потом увидел, как потускнели искорки счастья в её глазах, мигом исправился, - а хотя... у тебя рыба с лимоном классно получается, каждый раз готов с пальцами вместе съесть. Запечёшь?
  - Конечно, - улыбнулась она, мигом повеселев.
   В больнице внимания на меня никто не обратил. Прошёлся в своём обязательном вояже по служебным помещениям, оставил подарки, познакомил Миру со знакомыми медсёстрами и врачами, потом навестил палаты с больными и только после этого направился на этаж, где находилась последняя представительница клана Рюкатичей.
  - Как же здесь тяжело, - негромко произнесла Мира, когда мы поднимались по широкой лестнице. - И так больно смотреть на этих людей, на искалеченных девушек, а тот парень... он же, как... как... зачем жить в таком виде?
   Зацепивший чувства жены был офицером, сгоревшим в танке. От него остался только торс и голова, покрытые сильными ожогами, большую часть времени он проводил в бессознательном состоянии после транквилизаторов.
  - Здесь все обречённые, Мира. Жить им осталось немного, кто-то умер уже сейчас, пока мы поднимаемся на этаж, другие протянут месяц-два и уйдут следом, - ответил я ей.
  - А ты можешь им помочь?
  - Кому-то могу, другим нет. Но я не альтруист, каким тут себя показываю. Ищу только выгоду - развитие для своих способностей и благодарность от спасенных. Хотя, позавчера у меня совесть пробудилась в виде нервного срыва. Думал, что больше здесь не появлюсь, помогу Рюкатич, переговорю с ней и навсегда забуду сюда дорогу, чтобы не рвать душу.
  - Ты хороший, Сан, - девушка взяла меня за ладонь и несильно сжала, - я вижу это. Просто, ты всё держишь в себе, желание помочь под расчётливость прячешь.
  - Спасибо за поддержку, но, скорее всего, ты ошибаешься. Я - та ещё циничная и расчётливая сволочь. Вспомни наш брачный договор и наше знакомство, ведь мне от тебя нужно было лишь прикрытие от комитетских.
  - Это было раньше. Ты и сюда пришёл эгоистом и циником, а кем уходишь? - философски заметила девушка. - Вот то-то и оно. И у нас всё стало хорошо, так?
  - Так, - подтвердил я, уловив в её голосе настороженность, потом указал на нужную дверь. - Нам сюда.
   Офелия сидела и клевала носом в кресле, которое, судя по всему, было внесено сюда из коридора. На наше появление среагировала с запозданием.
  - Устала? - спросил я. - Здравствуй, Офелия.
  - Ты! - она вылетела из кресла, как от толчка пружины, и метнулась ко мне. Но в метре от меня остановилась, натолкнувшись на недовольную Миру, закрывшую дорогу.
  - Ты кто?
  - Это Мира, моя жена, - представил я свою спутницу зеленовласке. - А ты Офелия, я не ошибаюсь?
  - Офелия Игоревна Томилина, глава рода Томилиных из клана Рюкатичей, - с чувством гордости представилась она и даже попыталась посмотреть на нас, эдак свысока.
  - В роду один человек, в клане двое? - уточнил я и увидел, как на скулах девушки проступили белые пятна, то ли от злости, то ли, от обиды.
  - Да, - коротко ответила она и сменила тему. - Я ждала тебя вчера, тем более, ты обещал прийти.
  - Мне было плохо после первого сеанса. Как больная, что с ней?
  - Она, - собеседница не смогла сдержаться и счастливо улыбнулась, - она вчера ночью пришла в себя на полчаса, ей точно стало лучше, - и тут же построжела лицом, отступила в бок и назад, после чего медленно неглубоко поклонилась. - Прошу простить за недоверие и грубость, высказанные ранее.
  - Хм, прощаю, - хмыкнул я. - Сейчас хочу осмотреть больную.
  - Да, да, конечно, - засуетилась она и поставила на то же место, где я сидел позавчера рядом с койкой, стул. - Вот, присаживайтесь.
   Осмотр показал, что большая часть моих усилий оказалась уничтожена и от очищенной зелени в рудиливом энергоканале осталась примерно треть. Зато человеческая энергосеть выглядела чуть-чуть лучше, почти незаметно, для невнимательного взгляда, но мой уж точно таковым не являлся.
  - Уф, - я потерял концентрацию и несколько раз тряхнул головой, убирая фантомное изображение черных нитей и узлов перед глазами.
  - Как с ней? - спросила с надеждой девушка с зелёными волосами. - Лучше?
  - Лучше, чем было до моего прихода позавчера и хуже, чем после него, - честно сказал я. - С ней нужна постоянная работа, чтобы постепенно и равномерно убирать всю гадость из неё, а налётами лечить нет смысла, шлак тут же всё обратно забивает. Ты же эхор?
   Зеленовласка кивнула.
  - Значит, в курсе о той гадости, которая портит вас при чрезмерных использованиях суперсилы и сведения о которой скрываете от простых обывателей?
  - Вы можете этим заняться? В награду просите, что угодно.
  - И что угодно можете дать? - скептически хмыкнул я.
  - Состояние рода оценивается в миллион рублей. Это особняк в Рязанской области и сто гектаров земли и леса. Они будут ваши, - заявила девушка.
  - Офелия, скажу начистоту, - решился я приоткрыть правду. - Моя помощь несет крайне корыстные мотивы. Мне хотелось бы, чтобы Василина стала моей женой, дала свою фамилию, защиту.
  - Она не станет, скорее умрёт, - покачала собеседница головой. - Вас не знает совершенно, вдруг, обесчещены, запятнали своё имя недостойными поступками? Зато, - она запнулась на секунду, потом продолжила, - я могу стать вашей женой. Мой род достаточно известен и знатен, есть связи и обязательства других кланов и некоторых государственных лиц перед ним. И учитывая, что наш род в клане единственный, то возможностей будет лишь немного меньше, чем с фамилией Рюкатич.
  - Всего два человека в клане, Офелия, всего два. И судя по состоянию в миллион и всего одному особняку, род Томилиных не такой уж и авторитетный.
  - Честь и известность важнее денег! - в запале девушка повысила голос.
  - А ещё сила, - добавил я. - Вот за ней, - я коснулся руки Василины, - я чувствовал бы себя достаточно уверено. Как-никак, она эхор шестого ранга с сильнейшей техникой. И смею надеяться, что за обиду мужа или его смерть устроит армагедон обидчикам. А у тебя какой ранг?
  - Второй, - поджав губы, ответила зеленовласка. - Значит, у тебя враги есть? Ты просто хочешь спрятаться за сильного бойца?
  - Если бы я хотел спрятаться за сильного бойца, то пошёл бы в любой другой клан. К Вороновым, к Сардарянам или Лихачёвым, может быть, даже к Самищевым. Но мне нужна свобода и независимость, чтобы меня не рискнули похитить и посадить в подземной клетке, чистить энергетику умирающим клановым бойцам высокого ранга, чтобы не бегать по свистку хозяина или не попасть в государственную шарашку на весь свой век! - почти крикнул я. - Ясно? Мне нужен сильный защитник, сильнейший и ещё лучше, если вдобавок к шестому рангу, у него будет известная фамилия и власть. У твоей кузины всё это есть. Потому я и пришёл с предложением излечить её, в обмен на супружество.
  - Потише, Сан, - Мира зашла мне за спину и положила мне на плечи руки. Вот же ж... я и забыл в запале, что пришёл не один, и девушка стояла в стороне и примолкла, внимательно слушая и наблюдая. Не самая приятная ситуация, чего уж тут. С другой стороны, к семейной жизни тут несколько другое отношение, один 'гаремный' закон, принятый в большей части стран мира, чего стоит. Так что, торговля за вторую жену в присутствии первой из разряда нормального, хотя лично меня такое покоробило.
  - Я обеспечу тебя всем этим, как жена, - процедила сквозь зубы Офелия. - Василина меня никогда не оставит в беде и моего мужа тоже. Защита фамилией и силой сильнейшего эхора ты будешь обеспечен. Я клянусь честью своего рода и своей лично, что стану твоей женой, если ты излечишь мою кузину.
  - Да ну... - я махнул рукой. - Сделаю, что смогу, а там будет видно.
  - Я уже поклялась, осталось дело за тобой, - в тоне зеленовласки было столько льда, сколько на обоих полюсах не наберётся.
   Отвечать ей не стал, вместо этого склонился над коматозницей и приступил к лечению. На этот раз сеанс я закончил через полчаса, восстановив позавчерашние успехи и на несколько сантиметров увеличив размер чистого канала.
  - На сегодня всё, - тяжело выдохнул и, разминая пальцы, сообщил я Офелии. - Будет такое предложение: твою кузину переместить в другое место. Можешь в своё родовое поместье перевезти или снять в Москве отдельное помещение.
  - Зачем?
  - Я не хочу внимания к своим действиям. Если она пойдёт на поправку после моих визитов, то меня возьмут на заметку, и однажды просто не вернусь домой, зато у кого-то появится личный целитель в клетке или лаборатории. Или ты думаешь, что такой эхор, как я, может просто гулять по земле и оставаться свободным?
  - Но ты её вылечишь?
  - Я буду это стараться делать, а там, на всё воля бога, - развёл я руками. - Вот мой номер телефона, - я достал визитку и положил на аппаратуру, которая поддерживала жизнь Василины. - Лучше всего будет, если прямо сегодня начнёшь этим заниматься. Да, а ты никому не рассказала на радостях после пробуждения спящей царевны обо мне?
   Собеседницы недовольно сжала губы после моего сравнения и отрицательно мотнула головой:
  - Нет, никому, главврач посчитал, что это дали результаты его экспериментальных лекарств. Она была так рада, что даже твоё личное признание посчитала бы попыткой отобрать всю славу себе.
  - Хе, - фыркнул я. - Они максимум что делают, так это не дают умереть телу. А эхору нужна сила его рудилиевой энергетики, с чем никакие лекарства не могут справиться. Что ж, за молчание спасибо и ещё раз скажу слова благодарности, когда переместишь кузину в тихое место, далекое от любопытных врачей и друзей клана. Придумай, что скажешь, хорошо? Если врачиха так заинтересовалась улучшением самочувствия, то может просто так не отстать, но это уже всё на тебе, справляйся, как можешь. До свидания.
   Домой я вернулся в подавленном состоянии и полностью разбитым. Судя по некоторым признакам, Мира чувствовала себя не лучше, хотя старалась держать покерфейс. Всё-таки, зря я так разоткровенничался в её присутствии. Что мне стоило подумать, перед тем, как спорить с Офелией и раскрывать свои планы в присутствии Миры?
   На следующий день, когда ближе к вечеру, за полтора часа до окончания времени посещения больных, Офелия сообщила мне новость, что её кузина вновь приходила в чувство. При этом очень интересовалась мной и моими целями, кто и зачем направил к ней на лечение подобного специалиста.
  - Я ей пока ничего не стала рассказывать, - сказала зелёновласка, - скорее всего, предложение замужества ей так сильно не понравится, что она запретит вам к ней приходить.
  - Твоего замужества? - уточнил я.
  - Нет, её. Я расскажу ей о твоём предложении, но сделаю это позже, когда угрозы жизни не будет. А моя личная жизнь принадлежит только мне,- с холодком в голосе сообщила мне собеседница.
  - Да уж, - покачал я головой, - как же у вас клановых всё сложно. Уже жалею, что вообще связался.
  - У нас всё правильно и потому просто. Если кто-то не может своим серым умишком подобное осознать, то это лишь его проблема.
  - Что-то серый умишко единственный, кто может помочь этим простым и правильным. Не нужна помощь - аривидерчи, - рассердился я в ответ на неприветливый тон собеседницы.
   Та раздувать конфликт не стала и сменила тему.
  - Завтра кузину перевезут в один из доходных домов за городом. Комнат там достаточно, чтобы могли жить рядом и в любой момент оказать помощь, - сообщила мне она. - Место хорошее, тихое, находится под охраной рода Ланг. Авторитет и сила его представителей достаточны, чтобы свести чужое внимание в ноль.
  - А их внимание?
  - Они не вмешиваются никогда. Тем более, наш клан они уважают.
  - Ладно, - махнул я рукой, - завтра посмотрю, что там и как. Насчёт постоянного житья ещё не решил. По мне как-то уютнее видеть родные стены, чем быть приживалкой у кого-то.
   Разговор на этом закончился, и я занялся больной. Как и вчера, сеанс лечения не продлился дольше получаса. Пока чистил энергоканал, то заметил, что тенденция к улучшению уже заметна, по крайней мере, чернота смогла затянуть совсем крошечный участок на вылеченном канале. Если ничего не изменится, то через неделю организм эхоры сам станет бороться за свою жизнь и понемногу выдавит всю гадость из себя. Времени без моего вмешательства на такую очистку, на порядок больше, как бы, не несколько месяцев уйдёт. Но меня это уже не должно будет волновать, свои обязательства (к слову, прямо не озвученные, кроме как в нетвёрдых обещаниях) я выполню, когда очищу главный энергоканал.
   Дом, который Офелия Томилина сняла для своей кузины, заставлял слюной исходить от зависти всех цветов и рангов. Большой приусадебный участок в несколько гектаров, крошечный парк, с двумя беседками и лавочками, клумбы с цветами, пруд с ручейком, обложенный камнями с двумя плакучими ивами, касающимися ветвями воды. На участке стояло несколько строений: собственно сам дом, или скорее, вилла, метражом не менее пяти сотен квадратов, домик раз в пять меньше, вроде как гостевой, и ещё один, метров на семьдесят, с четырьмя небольшими комнатками, в которых жили постоянные слуги (у нас такого сервиса не было, нужно было привозить своих или нанимать). Ещё стояла большая сауна с бассейнами, внутренним и уличным. По территории гуляки два пятнистых оленя и несколько некрупных мохнатых зверьков, опознать которых, мне не удалось. Олешки были ручными и брали еду с рук. Фактически, это была целая усадьба в лучших традициях богатых помещиков начала прошлого века. Не хватает только клетки с медведем и цыганского хора.
   Вместо слуг, Офелия наняла двух пожилых медсестёр, которые должны были поочерёдно дежурить в доме, чтобы вовремя оказать помощь больной и контролировать работу сложной и дорогой аппаратуры, поддерживающей жизнь в коматозном теле. За порядком в доме следили приезжающая раз в день служанка. Большая часть комнат была закрыта и не посещалась, так что дел у неё было не так много.
  Василина окончательно пришла в себя на четвёртый день, и когда я приехал для проведения очередного сеанса, то получил гневную отповедь на тему бесчестного поведения и мерзкой натуры, из-за которой решил воспользоваться безвыходным положением наивной кузины.
   Девушка, которая очень похорошела за все эти дни, не кричала, не ругалась, но тот тон, которым она меня награждала, заставляли ощущать себя вроде того сантехника на работе, которому принадлежит знаменитая фраза 'учись, студент, а то так и будешь ключи подавать', ныряющего раз за разом в неароматную субстанцию.
   Усыпив и проведя сеанс лечения, увеличив его длительность, я после его завершения пошёл к Офелии.
  - В общем, ещё два дня и больше она в моих услугах не станет нуждаться, остальное её организм и лекарства сделают всё сами, - сообщил я той. - Никакой награды мне от вас не надо, можешь выдохнуть и искать себе жениха, который полностью устроит тебя... не перебивай, - повысил я голос, заметив, что собеседница хочет что-то сказать. - Буду надеяться, что для вашего клана и рода будет нормой сдержать слово, данное простому человеку, и никто не узнает как, и с помощью кого, твоя кузина излечилась. В идеале, пусть она до окончательного выздоровления пробудет где-то вдалеке от лишних ушей и глаз. Думаю, мне этого времени хватит, чтобы либо обезопасить свою жизнь, или с ней распрощаться.
  - Благодарю за помощь и в свою очередь подтверждаю ваше право называться моим женихом. Когда придёт время, тогда пришлёте сватов или каким-либо иным способом сообщите о своём намерении повести под венец.
  - Ну, уж нет, - я даже выставил руки вперёд, будто отгораживаясь от неё и её предложений, - хватит с меня закидонов аристократических, с каким-нибудь торговым кланом проще было бы договориться, чем с такими упёртыми родами, вроде твоего.
   Девушка отчётливо скрипнула зубами, задетая моими словами и тоном.
  - До свидания,- стал я прощаться, - увидимся завтра.
   Через два дня я распрощался с парочкой сдвинутых на чести и благородстве дамочек, зарёкшись в ближайшее время, вообще с подобными им общаться. И ещё больше убедившись, что попадать в руки кланов, для меня будет чревато. Уж лучше в лапы государству угодить, там хоть можно будет избежать того пренебрежительного отношения к себе, как представителю 'с улицы' и попытаться выкрутиться, пробиться наверх насколько возможно. Снобам же с голубой кровью, как понял, плевать на все твои заслуги и возможности, если ты не рождён в такой же среде, как и они.
   Не обошлось и без крупных неприятностей, которые едва не заставили упасть духом: эхоры, с которыми я собрался познакомиться после излечения Рюкатич... умерли. Истерзанные мощными техниками организмы суперлюдей, всё-таки не выдержали и сдали свои позиции.
   Вечером, когда Мира вернулась с работы и пока приводила себя в порядок в ванной, смывая усталость и трудовой пот, я украсил столик в зале свечами и букетом, расставил тарелки с заказанными блюдами в ресторане, потушил люстру и поставил несколько подсвечников вокруг стола.
   Потом оценил вид со стороны.
   На столе стоит птица с ананасами, салат с креветками и овощами, салат с авокадо, виноградом и чем-то там ещё, в центре стола стоят несколько ароматических красных свечей в виде сердечка, пространство между ними и вокруг обложены срезанными бутонами алых роз. Вино красное, на кухне дожидается своей очереди десерт - пирожные и бананы в шоколаде с кокосовой стружкой.
   Когда Мира появилась в дверях, я был готов увидеть всё, кроме обиды и боли в глазах. В первые несколько секунд я был шокирован её взглядом.
  - Мира, что с тобой? - бросился к ней навстречу я и схватил за руки. - Ты чего?
  - Это зачем? - прошептала она. - Ты со мной прощаешься?
  - Как так? Почему? - нахмурился я. - Я хотел сделать тебе приятное, порадоваться вместе с тобой. Ты же знаешь, что от твоего удовольствия и мне становиться хорошо, - я провёл кончиком пальца по её щеке. - Мирочка, что случилось-то, объяснишь?
  - Да так, всё нормально, - натянуто улыбнулась она и потянула меня к столу. Когда я помог ей сесть на стул, спросила. - Что там с Рюкатичами?
  - А всё, сегодня провёл последний сеанс и попрощался
  - Значит... - она запнулась, - значит, скоро свадьба с Томилиной?
  - С чего бы это? - и тут до меня дошло. - Так вот оно что. Ты решила, что я делаю последний романтический ужин, эдакое прощание, да? Мира, я же уже говорил, что буду с тобой до конца, и ещё раз это говорю. Ну, чего ты такими глупостями себе голову забиваешь? Неужели у нас это первый стол со свечами и цветами?
   Она в ответ вздохнула и опустила глаза:
  - Прости, я такая дура, наверное.
   'Все женщины такие, - подумал я про себя, - суть неизменна в любых мирах и с любым социальным строем'.
  - Умница ты у меня, и тебе куча народу завидует, - улыбнулся я. - А сейчас давай-ка хватай нож с вилкой и начинай набираться сил, они тебе скоро очень-очень понадобятся.
   Ужин плавно перетёк в постельную плоскость. Всё началось с массажа и ласок, плавно, умиротворённо, без привычной взрывной страсти, хотя я видел, как тяжело жене было держаться и лежать без движений, пока мои пальцы касались её тела. В этот раз я решил вновь пошалить, как и в первую нашу любовную ночь, когда распалил массажем особых точек на женском теле Миру. Сейчас я собирался повторить нечто подобное в ещё большем масштабе, захотелось почувствовать себя едва ли не в кратере активного вулкана и заодно позволить девушке выплеснуть всё своё напряжение в буре страсти.
   Но первое, что я увидел, это яркую тонкую нить зелёного цвета. Главный энергоканал у Миры, проходящий сквозь позвоночник, сейчас был похож на суровую нить и я точно помнил, что в первый раз он был едва виден и не отличался от паутинки. Сейчас, после долгого перерыва, пока я был занят Василиной, и сил для жены, на массаж с последующими кувырканиями в постели не оставалось, разница сильно бросилась в глаза. Если всё это происходит от моего вмешательства, то получается, что я могу усиливать эхоров, повышать им ранги и даже с нулевого уровня, когда в организме едва теплится зелёная капля с багровой искрой, поднимать до нормального боевого.
  - Сан, ты что там замер?
  - Ничего, ничего, - встряхнулся я, - наслаждаюсь видом твоего тела в моих руках. Просто кайф от одного взгляда, а теперь, кое-кто станет пищать и кричать!
  - Са-ан!!! - тело девушки выгнулось, она вцепилась ногтями и зубами в простыню и глухо застонала.
Оценка: 6.83*283  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"