Баковец Михаил: другие произведения.

Резервация. Крепость на реке

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.29*27  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая книга приключений тронк'ра Макса в мире Эиксит. Окончена 20.12.2016, часть текста выложена.

   Глава 1
  
   Сильфея сменила позу, по связи тронк-шши пришла волна настороженности, давая понять, что рядом кто-то чужой. А секунд через десять из кустов вышла девичья фигурка.
  - Привет, Оль, - кивнул я старой знакомой, - что привело сюда?
  - Скучно стало, решила тебя найти и побыть рядом, - ответила та и, подойдя ко мне, села на рядышком на траву. - Клюёт?
   Я с шши в данный момент был занят рыбалкой - сидел на берегу речки с удочкой, банкой прикормки и наживкой, в качестве последней был самый обычный опарыш, который парочка завзятых рыбаков ещё по Земле, наловчилась выращивать среди опилок и хлебных крошек.
  - Ага, вон плещутся, - я кивком головы указал на самодельный садок в воде у самого берега.
  - Нравится?
  - Не знаю, - чуть вздохнув, ответил я, - правда, не знаю. Только чем ещё заняться?
   С того момента, как мой камень потерял энергию, превратившись по виду в обычный невзрачный булыжник, Медведь и весь Совет вокруг меня чуть ли не ламбаду отплясывают в надежде, что тикер вернёт свои свойства и я вновь начну приносить пользу обществу.
   Моя последняя выходка вызвала неоднозначную реакцию. Нет, волшебные диски, которые управляли порталами, вызвали бурю восторгов! А вот за лекарство, благодаря которому Ольга за одну ночь не только исцелилась от смертельной раны, но и вернула свою прежнюю внешность, ту, до встречи с шаманами пигмеев, я получил целую гневную отповедь почти от каждого члена совета. Медведь даже высказался в том духе, что теперь и прочие калеки потребуют для себя панацею из снов, раз какую-то девку вылечил один из 'важняков' земного анклава.
   Пришлось послать и пообещать, что как только камень восстановит запас энергии, то создам список заявок, важность которых буду сам же и определять, и на первом месте будут всегда мои личные желания и потребности.
   Мигом отстали.
   К слову сказать, вместе с физическими увечьями у Ольги пропали и психические изменения. По крайней мере, Сильфея больше не превращается в кошку, что хлещет себя хвостом по бокам при виде врага рядом с котятами.
  - Что с камнем?
   Хм, она что, мысли читает? Ведь только-только подумал про тикер и на тебе!
  - Так, почти без изменений.
  - Почти? - тут же уцепилась за слово собеседница.
  - Чувствую, что процесс заполнения вот-вот начнётся, но дальше ощущения дело не идёт.
   Тут я немного слукавил: в драконьем камне появилась первая искорка, символизирующая, что функция автозарядки в этом волшебном предмете имеется.
  - Тронк'ра, удочка...
   Шши успевала замечать всё - за окрестностями следить, за разговором и наблюдать за поплавком.
   Как раз от последнего я отвлёкся, задумавшись и попутно ведя беседу с Ольгой. А тот уже почти полностью ушёл под воду, оставив только самый кончик, и двигался в сторону от берега.
  - Ап!
  Я потянул удочку на себя и спустя секунду стал подматывать катушку, начав сражение с неведомым речным жителем. Рыба пару раз показывалась из воды, то боком, то спиной, а однажды высоко выпрыгнула в воздух, видимо, в попытке скрыться от неведомого врага, цепко ухватившего за нижнюю губу.
  - Ух, хороша! - издал я довольное восклицание, когда рыбина оказалась на берегу. - Самая крупная из всего улова.
   Не похожая ни что с Земли: широкая и плоская, с хребтом, усеянным тонкими и длинными иглами, двумя плавниками на боку, тоже шипами-оружием, пасть огромная, прямо ротан, вместо зубов там белели две острейшие пластины, которым чуть-чуть не хватило времени, чтобы перепилить 'плетёнку'. Весу на глазок в добыче было килограмм пять. Только чудом я успел вытащить её на берег, прежде чем леска лопнула бы. Не для такой хищницы моя снасть.
   Когда освобождал крючок, то получил сюрприз: на нём сидела небольшая, примерно в мою ладонь, рыбёшка. Получается, 'камбала' эта атаковала рыбку почти одновременно с тем, как та схватила опарыша. Хм, бывает же.
   Посмотрел я на истрёпанную серо-зелёную нить 'плетёнки' и стал собирать вещи. Всё равно смысла ловить дальше на испорченную снасть не вижу.
   В лагере всё было по - прежнему - народ работал, караульные бдили, Медведь торчал в штабе, возясь с какими-то бумажками. При моём появлении тут же убрал их в папку, которую закрыл и только после этого посмотрел на меня с вопросом.
  - Так зашёл. Просто. Заодно узнать насчёт подвижек каких.
  - Да нет никаких подвижек, бытовуха одна, Максим.
  - Что насчёт экспедиции к местным, у которых корабль разбился? Там наших людей хватает тоже.
  - К ним потом, - отмахнулся от этих моих слов собеседник, - тут нужнее экспедиция в Золотой Город или к Максимову. У них уже тогда по лекарю среди иных было, а сейчас, возможно, и больше появилось. Нам бы своих раненых да увечных к ним направить. Тем более, есть у нас, чем заплатить за их услуги. Щедро заплатить.
  - А Игнашова со своими фортелями? - я намекнул на ту сволочную девушку из иных в Золотом Городе, которая попала в неприглядное положение из-за меня, а точнее, по вине своего любопытства.
  - Мы можем им дать столько тикеров, что Юлька утрётся под всеобщим давлением. Тем более, возможно, она растеряла своё влияние хоть немного после нашего ухода, ведь, по сути, из-за неё часть иных лишилась своих камней и некоторого оружия.
   Про камни, это камень в мой огород. Да, было такое дело, 'кастрировал' я несколько молодых иных из Золотого.
  - Но больше надежд я возлагаю на максимовских, этот прохиндей мне сто очков форы даст в охмурении ближних. Я про их старшего, Максимова.
  - Ну, планируй, не стану мешать, - кивнул я и ретировался на улицу. Делать было абсолютно нечего. Желание помогать везде и всем, которое одолевало меня в первые дни, понемногу уходило прочь. Я всё больше хотел тишины и одиночества и... общения с девушкой. Вот только с красавицами мне что-то не сильно везло, большую часть потенциальных невест пугала моя шши, а прочие пугали уже меня.
   Подведя итоги последних месяцев, могу сказать, что у нас всё и хорошо, и плохо одновременно.
   В активе у нас достаточно сильный анклав, и сила тут как в количестве, так и в техническом - и магическом так же - обеспечении.
   В пассиве - очерствение людское. Мы очень быстро озлобились, выдавили из себя сострадание и жалость, на их место пришли совсем другие качества. Полезные анклаву, но опасные отдельным личностям. Пример - разговор с Медведем о потерпевших кораблекрушение, когда он предпочёл оставить их спасение на потом, занявшись другими делами, полезными анклаву. А что могут принести люди, считай, из средневековья с кучей суеверий? Вот то-то...
   Да уж, как нельзя лучше тут подходит поговорка: не мы такие - жизнь такая. Вот она нас и ломает, выхолащивает то, что может быть опасно не только отдельным членам анклава, но и всему сообществу в целом.
   А насчёт жестокости достаточно вспомнить армию. Не современную, где мало-помалу вытравливают дедовщину, а ту, во времена разброда и беспредела в стране. Мальчишки, вчерашние школьники, за считанные недели (даже не месяцы, заметьте) превращались в озлобленных волчат, готовые бить, унижать и подставлять окружающих, воровать. Что ж говорить про нас, тех, кто попал в этот чужой и страшный мир, где даже звери и те видят в нас чужаков, и как опасные бактерии в теле организма-мира они готовы выгрызать, не считаясь со своими потерями.
   Стыдно признаться, я и сам хорош. Альтруиста изображаю, лезу всюду и везде, а про того же Толика с которым попал к пигмеям, совсем позабыл. Вроде бы он в охотники затесался и вечно пропадает в лесах.
   Я прошатался по посёлку до темноты, наблюдая, как тот наполняется жизнью вместе с возвращением охотников, разведчиков, собирателей трав и кореньев, лесорубов и прочие партии работников.
   Получил свою порцию ужина и ушёл в палатку, сопровождаемый Сильфией. Без особого аппетита смолотил тарелку жареной рыбы с острыми травами и какими-то варёными вкусными маленькими корешками. Потом отнёс посуду на кухню, вернулся обратно и вот тут заметил, что шши почему-то отстала.
  - Сильфея?..
  - Я там буду лишней, тронк'ра.
   Догадаться, что меня кто-то ждёт в палатке, было не сложно, но я совсем не ожидал, что это будет... Ольга.
  - Доброй ночи, Макс, ничего, что я решила переночевать у тебя? - совсем тихо произнесла девушка, лежа в моей кровати под простыней. - У тебя тут места много, двоим хватит... должно хватить. Вот, тебе местечко уже нагрела.
   И откинула в сторону простыню, открывая свое тело без лишней ниточки одежды...
  
   Утро началось привычно - поднос с едой и шши рядом с моей кроватью.
  - Ой! - ойкнула Оля, когда от моего движения проснулась, приподняла лохматую головку и увидела пристальный взгляд Сильфеи.
  - Сильфея, спасибо большое за завтрак и, пожалуйста, подожди снаружи, если не трудно, - попросил я свою телохранительницу, подспудно ожидая, что она проигнорирует мой приказ, отдав предпочтение установкам, по которым следует не сводить взгляда с меня, пока рядом в опасной близости имеются постоние.
  - Да, тронк'ра, - спокойно ответила она, а потом удивила ещё раз. - Доброе утро, Ольга.
   Я проводил ошарашенным взглядом шши, потом посмотрел на девушку рядом:
  - Вы подружками стали, что ли?
  - Мы ими всегда были. Отвернись, мне одеться нужно.
   Логика женщин неисповедима, лично я вряд ли её пойму когда-нибудь! Ведь ночью ТАКОЕ творила в постели, а тут вдруг скромницей стала. Впрочем, ладно, сделаю, как попросили, мне не трудно.
   Завтрак разделить она отказалась и упорхнула по своим делам. После еды я по укоренившейся привычке достал из нашейного мешочка драконий камень... и изумился!
   За одну ночь он изменился больше, чем за последнюю неделю. Теперь в нём сияли уже три искры, и выглядел уже не таким мутным. Выходит, ночь с Ольгой сыграла положительную роль... хм, именно с Ольгой, или я как тот инкуб из бульварной фэтезятины получаю энергию от телесной близости с любой женщиной? Положительные эмоции, которые я испытываю, восстанавливают камень? Может, потому шши и оставила меня наедине сегодня ночью, знала о такой особенности? Да ну, бред это всё, Сильфею я уже не раз пытал о её знаниях про тронков и их камни, всё то, что она знала, теперь знаю и я. К сожалению, знает она крайне мало, практически ничего.
  - Привет, Сильфея! Твой дома?
   Знакомый голос вырвал меня из задумчивости, я быстро убрал камень обратно в мешочек, надел на шею и крикнул:
  - Дома! Догадаться сложно, что ли? Я же без Сильфеи никуда. Заходи, Федь, Сильфея. Пропусти его.
   Вместе с парнем в палатку проскользнула и шши, возобновив свои функции телохранителя. Хм, а Ольгу она оставила наедине со мной, интересно, это что-то должно значить?
  - Вот тебе не повезло, Макс, с таким-то соглядатаем, - подмигнул мне Стрелец, - женишься, и всё - даже пивка не сможешь попить с мужиками в гараже под таким-то контролем.
  - Где они - те гаражи, - вздохнул я. - Чего случилось?
  - Прям сразу должно случиться что-то... тикер твой как?
   Рассказать о том, что произошло ночью? Так ведь Медведю придёт в голову свахой заделаться или сутенёром, если второй опыт с ночными подвигами покажет положительный результат и тенденцию к восполнению энергии в камне дракона. Ну ж нет, ни за что, я им не бык производитель или подопытная мышь
  - Пока без изменений, но ощущение. Что скоро всё стронется с места.
  - Хорошо бы, - Федька даже потёр ладони в радостном предвкушении. - Макс, ты это, хм, подкинешь ещё пару презентов, а? Женскую ерунду вроде той, что в прошлый раз, а?
  - Тебе?
  - И мне и ещё пара человек имеется на примете. Парни в лепёшку разобьются ради шампуня и духов своим девчонкам. Должны будем. Лично тебе, должны! Ну, так как?
  - При первой возможности всё сделаю, обещаю и это не пустая отмазка, Федь, - пообещал я. А что? Иметь должников среди бойцов дружины анклава - это многого стоит. А цена - несколько пакетов женских мыльно-рыльных аксессуаров. Для меня не очень сложно сделать, когда камень вернет свою силу.
   Вот что женщины с нами, мужчинами, делают. Ради пары флаконов шампуня для своих любимых они готовы в кабалу попасть.
  - Да я верю, Макс. Ладно, об этом потом, - спохватился собеседник, вспомнив о цели своего визита, - тут Медведь всех на совет собирает.
   Совет был, по моему мнению, чистой воды профанацией. Медведь не столько совещался, сколько довёл до всех своё решение пройти через портал в сторону Золотого Города. Уже на месте определиться с кем дружить, ну, или воевать. Заодно часть своего имущества, которое сдали на хранение Максимову, забрать.
   В гости шёл отряд из двадцати пяти человек при двух пушках, которые так хорошо себя показали в сражении с золотокожими и едином пулемёте, ПКМе. Половина была вооружена оружием с Земли, остальные мушкетами. У каждого сабля, тесак, топор, тело защищено кирасой или бронежилетом. Против пигмеев и стаи хищников так не укомплектовывали солдат, как в этот поход.
   С отрядом шёл сам Медведь, заместителем у него - Стрелец, с Федькой уходил один из офицеров - вэвэшников, тех самых, что подсказали идею глушить дикарей газом и даже назвали марку подходящего, который я потом во сне получал у прапорщика на спецскладе.
   Уходили через два дня, а перед этим им был устроен смотр на поляне рядом с частоколом посёлка. На последнем, кстати, в это время торчала немногочисленная детвора.
   Со стороны смотрелось всё очень красиво и внушительно. Сверкали начищенные кирасы и шлемы (хотя Стрелец лютовал и требовал обтянуть для незаметности снаряжение невзрачной материей, к сожалению, металл был так себе и очень быстро ржавел, требуя чистки и народ ленился взад-вперёд лепить чехлы), стволы мушкетов. Горела огнём надраенная как у кота яйца, пушка, браво выглядели бойцы с автоматами и самозарядками в бронежилетах и касках. Пятеро были вооружены вместо клинкового оружия бердышами, которые то и дело пускали солнечные 'зайчики' по сторонам.
   У мушкетёров на груди свисали берендейки, у автоматчиков оттягивали ремни подсумки. Кроме сабли или топорика у солдат с дульнозарядным оружием на левом боку висела кобура с пистолетом.
   Рядом с пушкой застыли 'силачи'. Кроме них в строю стояли ещё два иных - 'ветродуй' и 'теневик'. Последний двигался так быстро и отводил глаза настолько качественно, что его замечали лишь краем глаза, но никак не прямым взглядом. На тренировках 'теневик' заставлял крутиться юлой до пяти человек, которые никак не могли заметить столь неприятного противника. При снятии часового и вовсе его не видели до самого последнего момента, когда тупая гладкая деревяшка, с выкрашенным 'лезвием' каким-то ярким соком растения, не касалась горла или правого бока. Краску на тренировочные ножи наносили по приказу одного из вэвэшников, занимающимся с бойцами рукопашным боем. Таким нехитрым образом сразу было видно - убит противник с одного удара или успел подать сигнал.
   Вроде с собой взяли и контейнер с газом, потому и 'воздушник' был включен в штат.
   Всё, отряд перестроился с колонну, от него ушли вперёд в головной дозор трое бойцов, ещё столько же отстали, защищая тыл, и неспешно пошёл в сторону морского берега, к пещере с порталом.
  
   Глава 2
  
   Вернулись наши посланцы только через три дня. Состав отряда увеличился десятком чужаков. Новички с интересом крутили головами в посёлке, о чём-то тихо переговаривались между собой. Мысль, что это недавние пленники пигмеев, которых освободили наши бойцы, быстро затерялась, при виде практичной одежды и оружия у этого десятка. Кожаные кирасы и шлемы, множество холодного оружия, почти у каждого пистолет, два автоматчика, остальные несут на плечах 'сайги' и 'мурки'. С таким добром сюда ещё никто не попал, максимум с оружием, вроде того же Стрельца и групп охотников, которых перенос застал в момент празднования открытия охотничьего сезона. Но ни у кого не было столь специфичного защитного снаряжения, бронежилеты и каски были - у охранников, полицейских и военных, но не вот этих, приличного качества самоделок из толстой кожи.
  Для них были поставлены две палатки из наших запасов, выделены надувные матрасы и постельное бельё. Всё новенькое, ещё запечатанное в полиэтилен, хотя можно было бы выдать и б/у после стирки и чистки, которого у нас хватало в НЗ на складе. Да уж, Медведь решил пустить пыль в глаза чужакам или таким образом решил оказать уважение?
   Всё прояснилось на совете в этот же день. После того, как гостей разместили и оставили отдыхать, Медведь собрал всех членов совета посёлка в штабной палатке.
  - Что ж, могу сказать - у нас всё получилось, - объявил он, когда мы расселись за столом. - Златоградцы в помощи отказали, несмотря на предлагаемую плату тикерами, лекарей дал Максимов, правда, заломил цену ту ещё, - на последних словах Медведь недовольно покрутил головой, выражая своё недовольство прижимистостью и меркантильностью земляка.
  - Сколько будет в граммах? - слегка улыбнулся Ро.
  - За каждого раненого мы платим пять кристаллов, за каждые два потраченных - три, за день командировки лекарей ещё три кристалла и пятьдесят кристаллов я уже отдал сразу просто за то, чтобы двое иных-лекарей пошли к нам на работу.
   Павел Викторович присвистнул, когда услышал озвученные расценки. Его сталкерской натуре претило такое разбазаривание средств, хотя к добыче кристаллов он и не имел никакого отношения. Хорошо, что благодаря тому выходу на помощь землянам мы обзавелись горой - почти без преувеличения - тикеров, иначе не потянули бы такие выплаты.
   С другой стороны, я уверен, что тут и без рекламной акции не обошлось со стороны Медведя, мол, смотрите, товарищи дорогие, как мы о своих людях заботимся, последнее отрываем за ради здоровья и благополучья жителей своего анклава.
  - А справятся? - вновь взял слово Ро. - Я на волшебство уже успел насмотреться, привык, но некоторым нашим пациентам потребуется божественное волшебство, особенно той части, которая парализованная.
  - Максимов заверил, что его врачи-иные готовы поставить на ноги даже мёртвого, у которого смерть наступила несколько минут назад. Вроде как были у них такие прецеденты.
  - И сколько это будет в камнях, сколько тратится тикеров на одного тяжелобольного человека?
  - Правильный вопрос, Борода, - кивнул главному снабженцу и кадровику поселения Медведь. - В среднем около десяти тикеров.
   Тут уже охнула половина из нас. Десять кристаллов - это очень много. Для примера, наши силачи тратят около одного полностью заряженного тиккера на день тяжелой работы, при этом они ворочают буквально тонны грузов! А ведь у нас искалеченных и раненых под сотню человек.
  - Эдак мы быстро разбазарим свой запасец, - покачал головой Павел. - Да и Максимову может прийти в голову всякое разное... и нехорошее тоже. Всё-таки, если мы так раскидываемся камнями, то их у нас очень много.
  - Или не Максимову, а иным из Золотого, - поддакнул Стрелец. - Нам ещё не хватало их шпионов ловить или отбиваться от своих же земляков, когда они придут к нам в набег.
  - Кстати, что там с ними? Как Игнашова поживает? - встрепенулся Бородин. - Никаких эксцессов не было, когда появились в портале в таком количестве, да ещё с пушкой?
  - Вот если не пушка, то могли начать стрелять, - вместо Медведя ответил Федька. - И так пара горячих голов пальнула из своих карамультуков, когда нас увидели. Хорошо стрелки из них, как из одного вещества пули. Повезло ещё, что там совместная охрана портала - золотые и максимовцы караулят. Они портал обнесли брёвнами, насыпь сделали с обратной стороны, настилы для своих стрелков, ночью жгут рядом с порталом факела. В общем, всё достаточно серьёзно поставлено.
  - Пигмеи к ним наведывались? - догадался Бородин.
  - Ага, - кивнул Стрелец, - наведывались. Дважды по полсотни приходили с шаманами и сильными воинами. Наши потеряли убитыми двадцать с лишним человек, несмотря на всё оружие и стены, в основном из-за шаманов и элитников. Эти, по словам знакомых максимовцев, даже на стену запрыгивали!
  - Хорошо, что к нам они не лезут, - вздохнул Павел. - Боятся.
  - Боятся или нет, но караулы с портала не снимать. Я бы даже предложил их усилить, да только... - Медведь не стал договаривать, но и так всем стало ясно, что он подразумевает зловонную атмосферу в пещере. Проход смогли немного расширить, а иначе бы пушка не прошла бы просто, но вот миазмы, которые скапливались десятилетиями и пропитавшие камень, выходить не хотели, несмотря на усилившуюся вентиляцию. А находиться в таком месте соглашались считанные единицы и тут уже приказы почти не играли роли - ну, не желал никто и всё тут, хоть к стенке ставь. Едва смогли укомплектовать несколько нарядов, которые только и были заняты охраной портала, больше их никуда не привлекали.
  - А у золотых раскол небольшой произошёл, - вернулся к поднятой теме Медведь. - Игнашова подрастеряла влияния, там теперь другие заправляют в их совете, один и вовсе новичок, тоже девушка, но, по моему мнению, даст Юле сто очков форы.
  - А мне понравилась, - расплылся в широкой улыбке Федька. - Такая девчонка - пэрсик!
  - Слушай, любитель заморских фруктов, надеюсь, ты там лишнего своему 'пэрсику' не сболтнул? - нахмурился Медведь.
  - Да ладно, Медведь, ты чего? Совсем меня за сопливого пацана принимаешь, у которого весь мозг сливается в район штанов? - возмутился Федька.
  - Ну-ну, - покрутил в свое манере головой Медведь, - ну-ну.
  - Да брось, Медведь, 'нукать', - махнул рукой Федька, потом подмигнул и сунул руки под стол, - лучше смотрите все, что у меня есть, и сейчас узнаете, что я знаю!
   На столе оказался длинный свёрток - нечто замотанное во множество слоёв материи, зная страсть Стрельца к оружию, почти уверен, что это... ну, что я говорил?
   За несколько секунд тряпка была размотана и отброшена в сторону, а перед нашими глазами оказался мушкет. Корявого вида, без украшений, смотрелся так, словно, его пэтэушники на станке с ножным приводом сваяли по шалости. Но хоть кремнёвый замок установлен, а не скоба с зажимом под фитиль.
  - Водопроводная шовная труба? - удивился Павел Викторович. - Да ну нах?!
   Прочие выглядели не менее удивлёнными. Таких вещей в местах переноса землян хватало с избытком, но по большей части все эти трубы собирались лишь в качестве металлолома, вторсырья, которое после переработки окажется чем-то более полезным.
  - Может, они пороха чуть-чуть сыплют и бьют птичек каких мелких? - предположил Ро. - Для больных бульон из птицы одно из самых лучших средств.
  - Не-а, нормальная навеску держит ствол, - ухмыльнулся Стрелец. - Я уже проверил.
  - А если бы тебя покалечило в процессе этой проверки? - нахмурился Ро. - Ты об этом не подумал, Стрелец?
  - Я знал, что и как, - отмахнулся от претензий Стрелец. - Ладно, заканчивайте гадать - у Максимова появилась иная, которая меняет свойства металла. Только металла. Вот эта китайская сыромятина, - он постучал ногтём по стволу мушкета, - после воздействия на неё иной превращается в самую лучшую оружейную сталь. А может даже и лучше, чем оружейная. Может, что-то близкое по свойствам к космическим технологиям.
   А таких труб везде полно, - задумчиво произнёс медведь. - Сделать замки для мушкетов совсем не проблема, гораздо хуже дело с порохом. Но эта проблема рано или поздно решится, рецепт пороха из сотни человек знают десяток-другой. Зато у кого окажется качественное оружие вдобавок к пороху, тот и окажется на коне... хм.
  - Медведь, нам бы сманить эту иную, а? - предложил Стрелец. Другого от этого фаната-оружейника никто и не ожидал.
  - Именно иную?
  - Ага, девчонка это, совсем молодая. Семнадцать или восемнадцать лет ей всего и попала недавно к Максимову.
  - Ты как вообще узнал про это оружие?
  - От знакомых. Помнишь же, что с нами не все решили уходить после конфликта с золотыми? Они остались с Максимовым, но не зазнались совсем, ну и пообещать пришлось им кое-что в обмен на этот мушкет и секрет про металлистку. Её же Максимов от наших глаз скрыл хорошо, вон, даже ты не смог ничего узнать про неё.
  - Да я, если честно, больше торговался насчёт количества кристаллов в качестве платы за услуги лекарей, чем пытался со старыми знакомыми общаться. Да и не дал бы мне этого сделать Максимов, он под видом моей безопасности от нападок золотых приставил ко мне пару гидов-охранников, - вздохнул Медведь. - М-да, нам бы не помешала такая мастерица, металла низшего качества у нас полно.
  - Вот-вот, - закивал Федька, - полно! Есть даже трубы 'сотки', из которых запросто можно забацать пушку. Простенькую полевую, которая с куцым стволом. Из жести накрутить к ним гильз, для донышек использовать сталь 'пятёрку'. Катька всё это скрепит в одно целое, а капсюля приготовят наши химики. Остаётся только это всё превратить в прочн...
  - Да подожди ты со своими пушками! - прикрикнул на него Бородин. - Вон их у тебя сколько! Расчётов не хватает таскать и пороха для стрельбы тоже. Медведь, я с этим маньяком согласен в том, что такой специфичный иной нам нужен. Мы тогда попытаемся создать некоторые станки, которых мастерам не хватает, выйдет, считай, на коленке и из всякого дерьма, но если укрепить до прочности легированной и инструментальной стали, то начнём выдавать почти что гостовскую продукцию.
   Бороду поддержал Ро согласным угуканьем, наверное, тоже уже придумал, как использовать подобные таланты на своём поле деятельности.
  - Да погодите вы! Растрещались тут на весь лагерь, как стая сорок. Тихо, - произнёс Медведь. - Да, такой иной нам очень пригодится, но сколько потребуется тикеров для работы с металлом, вы об этом подумали?
  - Так у нас их хоть одним местом ешь! А с пушками мы добудем их, сколько потребуется, - вставил свои пять копеек Федька.
  - Сегодня густо, а завтра пусто, - заявил Медведь. - Да, такой иной нам пригодится, тут без вопросов, но сманивать его нужно позже, когда у Максимова запас тикеров уменьшится. Стрелец, тебе известно, сколько всего такого оружия у максимовцев?
   Тот почесал затылок, поднял глаза к потолку шатра, потом неуверенно ответил:
  - Около двадцати мушкетов из труб и меньше десятка пистолетов. Было бы меньше, то вряд ли удалось мне выцаганить за несколько кристаллов и обещания один ствол.
   Перед походом в гости каждому бойцу выдали по паре кристаллов на представительские расходы и с целью бросить пыль в глаза. Может быть и зря - вдруг бы удалось сторговаться за услуги лекарей-иных дешевле? У Стрельца, как большой шишки в нашем посёлке, на карманные расходы выдали больше, да и трофеи у него должны быть, не думаю, что отдавал все до последнего кристалла тикеры, что-то да оставлял себе.
  - А они-то им зачем? - удивился Медведь. - Даже я не сильно разбираясь в средневековом оружии, понимаю, что проще и полезней создать нормальные полноценные мушкеты с длинными стволами при большом запасе уже почти что готовых стволов, ведь замки там одинаковые.
  - Тренировалась вроде бы как, - пожал плечами Стрелец. - Медведь, я как-то в это не вникал, честное слово, меня другое интересовало.
  - Максим, ты что думаешь по этому поводу? Если есть что сказать, то говори, а то примолк в своём уголке.
   Взгляды окружающих сошлись на мне.
  - Согласен со всеми присутствующими - такой иной нам нужен, но не стоит спешить с, э-э, вербовкой, - дал я ответ.
   Скорее уж с выкупом, - покачал головой Медведь. - Максимов просто так не отпустит эту иную со столь редкой специальностью.
  - Пусть с выкупом, - согласился я с ним. - Думаю, что получив от нас запас тикеров после лечения наших раненых, Максимов часть их, может быть даже половину или около этого использует именно для создания оружия. Скорее всего - пушек...
  - Наш человек, понимает, что по чём, - довольно закивал Стрелец.
  ... ваше появление с одной из них по любому должно оказать на него впечатление, а если не на него, то на некоторых его помощников, - продолжил я, не став обращать внимание на бестактность Федьки ('сапог' он, пусть и гражданский, что с такого взять?). - Минимум одну они сделают, а это, по крайней мере, штук пятьдесят мушкетов, ведь там нужно будет не только ствол усиливать, но разные сопутствующие механизмы, те же проушины для крепления или что там в этих пушках имеется. Может быть, расход тикеров возрастает пропорционально - сто грамм стальных иголок требуют меньше энергии, чем один цельный стограммовый ножик - размеру предмета. Так что, очень скоро у Максимова опять появится дефицит тикеров. Плюс, запас оружия у него уже будет. И есть шанс, что он согласится отпустить такого затратного спеца к нам за энную сумму.
   Когда я закончил, Медведь несильно хлопнул ладонью по столу и подвёл итог:
  - Вот и я такого мнения. И сильно затягивать с переманиванием этой иной не станем. А то ещё золотые подключатся. Рано или поздно, все эти метатели огня и молний, силачи и теневики уйдут на второй план, а на первое место выйдут рабочие специальности и тот, кто начнёт их сманивать к себе раньше всех, тот в далёкой перспективе станет самым сильным. К сожалению, Максимов не глуп и это понимает не меньше нас с вами, нам помочь может только дефицит тикеров - уже сейчас что у его иных, что у представителей Золотого Города явная нехватка кристаллов. За моё предложение дать врачей за плату тикерами он ухватился руками и ногами...
  - Как обезьяна прям, - хохотнул Федька. - Жадная мартышка.
  - Федь!
  - Всё, Медведь, молчу, - Стрелец сложил в щепоть три пальца и провёл ими вдоль губ, имитируя закрываемую молнию.
  - Первоначально он просил в два с половиной раза больше, еле удалось сбросить цену. И в целом по недомолвкам видно, что у них иные живут на голодном пайке. Ради камней они устраивают походы к пигмеям, но так как порталами пользоваться не может никто из них, то такие мероприятия очень затратные по времени и ресурсам и малоэффективны. Что максимовцам, что золотым одновременно повезло и не повезло с местом обитания: на несколько дней пути нет ни одного поселения пигмеев и других порталов, только тот, который на холме рядом с развалинами.
  
   Глава 3
  
  - Вот это - основная стойка копейщика. Смотрите внимательно на постановку ног. Если кто-то занимался каким-либо силовым видом спорта, то он должен знать, насколько эффективны все связки, каты и прочие выпады, а так же всяческие па при правильной постановке ног...
   Стрелец в своей манере с подколками и шутками занимался тренировкой личного состава. На этот раз в качестве новобранцев выступали всяческие охотники, лесорубы и водоносы. По настоянию Федьки Медведь дал добро на обучение рабочего персонала посёлка минимуму боевых умений, и теперь народ дважды в неделю по два часа махал саблями, палашами, метал сулицы, или вот как сейчас учился работать обычным копьём. В эти ряды затесался и я, причём, занимался каждый день. Были те, кто стонал и материл Медведя со Стрельцом и прочими членами совета посёлка. Мужикам и так доставалось днём, чтобы вечером еще заниматься физкультурой и крутить финты острыми железками. Но Федька был безапелляционен: или тренировки, или на все четыре стороны, если нет противопоказаний к занятиям.
  - ... копьём люди пользовались несколько тысяч лет, и только чуть более полувека назад этот вид оружия ушёл в запасники арсенала истории. При наборе ополченцев из крестьян, горожан и прочего необученного мяса в основном каждого из них вооружали именно длинной палкой с острым наконечником. А иногда просто длинной палкой, на которой один конец был стесан или обожжён в огне. Всё это из-за того, что никто не принимал всерьёз вчерашнего крестьянина в качестве воина, задача первых рядов с копьями - это принять первый удар, смешать ряды конницы, замедлить её движение. Конечно, не все относились так предвзято к этому простейшему оружию. Например, знаменитая македонская фаланга! Или вершина мастерства работы с копьём - швейцарская пехота! Благодаря этим парням, к слову, и пошёл на спад век рыцарства. Здоровяки в латах повисали на наконечниках пикинеров, вместе со своими дестриэ....
  - А я слышал, что рыцарей погубило огнестрельное оружие! - выкрикнул кто-то из лесорубов. Этих парней можно было узнать по намозоленным ладоням и потекам плохо отстирывавшейся смолы на одежде.
  - И это тоже сыграло свою роль, но именно строй пикинеров и дал толчок развитию, как огнестрельного оружия, так и рейтарству, которое пришло на место рыцарства. Конечно, это моё мнение и оно может отличаться от исторического. Так что, не нужно относиться к копью, как к простой палке.
  - Но против пигмеев нам не понадобится строй! - не унимался всё тот же лесоруб. - Пока мы будем стоять с копьями, они нас заплюют своими дротиками! Уж лучше все тренировки сделать с мушкетами, всё полезнее, чем это средневековье. В конце концов, мы умнее их и знаем, что будущее за порохом.
  - Что-то ум наших земляков не помог им при переносе. Я тебя включу в следующую экспедицию к пигмеям, там посмотришь на ямы с костями в посёлках карликов.
  - Да кто же знал, что всё так повернётся. И оружие было не у всех...
  - Может, проверим, насколько эффективен мушкет против копейщика? Честно - дам тебе мушкет с порохом и свинцом и разойдёмся метров на пятьдесят.
  - Да что ты меня с собой сравниваешь! Ещё бы предложил вон с ней сразиться! - возмутился лесоруб и кивком головы указал на Сильфею.
  - Против неё тебе и танк не поможет, а мы сражаемся с обычными пигмеями и кое-кем ещё. Вот с этими врагами копьё и поможет тебе остаться живым, пока стрелки за твоей спиной будут отстреливать плевунов. Да и встречаются в этих джунглях кое-кто другой кроме карликов, вот против них и нужен строй копейщиков.
  - А...
  - Тихо! - гаркнул Федька, обрывая болтуна. - Ещё вопрос не по теме и будешь бегать вокруг посёлка с бревном на плечах и в полной боевой.
   Спорщик благоразумно замолк, предпочитая вечерний отдых с женой или подружкой альтернативе забегу в поту до мозолей на пятках.
  - Есть два вида работы с копьём, собственно, с копьём и копьё-щит. Мы учиться будем только копью пока что, со щитом всё сложнее, вы за месяц и начального уровня не осилите. Хват вот такой, - Стрелец взялся левой рукой за центр копья, правой ладонью обхватил конец, практически пятку. - Это для правшей стойка, для левшей всё в зеркальном виде...
   Стрелец показал несколько раз, как выполнять удар с выпадом, после чего заставил нас отрабатывать его, делая быстрый шаг вперёд и одновременно выбрасывая копьё в сторону виртуального противника.
  - Я как показывал стоять во время удара? Согнута только передняя нога, задняя нога и спина - прямые, голова поднята! - прикрикнул Федька на ближайшего тренирующегося. - Не нужно выворачивать стопу, сгибать колено или горбиться. Смотрите вперёд, а ваш горб этому мешает, ёптить вас коромыслом! Да ты даже не увидишь, попал или нет по врагу, и куда попал! Не заваливаемся назад, чтобы не получить по своей бестолковке в ответ, ударили - быстро назад. Так, стоп, показываю ещё раз и все смотрим на меня...
   После тренировок у меня отваливались руки, может потому, что занимаюсь каждый день и себя не жалею, может дело в том, что с копьём начал заниматься первый день. Только принял душ и завалился на кровать, чтобы поскорее заснуть, как рядом с палаткой нарисовался посыльный от Медведя.
  - Что случилось? - спросил я, когда вошёл в штаб. За столом поселковый совет восседал в неполном составе. Был Медведь - глава как-никак. Стрелец, Ро и Жанна.
  - Ничего, Максим, можешь успокоиться, - ответил Медведь. - У Федьки появилась одна идея насчёт твоего камня.
   Я насторожился, про себя гадая, что же там за мысль тут обсуждали, перед тем как послать за мной. И не узнали ли каким-либо неведомым способом про связь между удовольствием, что я испытываю и скоростью восстановления драконьего тикера.
  - Стоящая хоть? - поинтересовался я, усаживаясь в офисное кресло с бежевой обшивкой из эко-кожи.
  - А вот сейчас и узнаем. Камень с тобой?
   Я в ответ хмыкнул.
  - Ну да, ну да... знаю, что не расстаешься, но вдруг именно в этот момент оставил его в палатке. Идея такова: соединить вместе простые тиккеры, и твой.
  - Да уже пробовали!
  - Пробовали, но не с таким количеством, - возразил Медведь. - У нас кристаллов хватает, можно провести опыт с гораздо большим количеством. Выигрыш восполнит все затраты, м-да, надеюсь на это.
  - Ну, давай пробовать, - пожал я плечами. Уже пробовали несколько раз засыпать мой тикер в стакане по самый край трофейными волшебными камнями - результата ноль. Сегодня вместо стакана на стол поставили пятилитровое пластиковое ведро, светло-зелёное с прикольными улыбающимися ромашками и колокольчиками на стенках. Для детей, что ли?
  - Кидай свой камень, - Федька кивнул на ведёрко. - Давай, давай, не жмись ты, Макс, ничего не случится.
   Когда я положил на дно драконий тикер, Стрелец зачерпнул пивной кружкой (наверное, опасаясь, что металл повредит камни, а стекло в этом плане безопаснее) из металлического ящичка с поролоновой внутренней обивкой трофейных тикеров и медленно насыпал в ведро.
  - И?.. - он вопросительно посмотрел на меня, когда последний кристаллик скатился вниз, а мой камень скрылся под горкой тикеров.
  - Ничего не чувствую, - развёл я руками. - Ничего не произошло.
  - Нужно было прозрачную тару брать, банку трёхлитровую ту же, там видно было бы снизу, - произнёс Федька, потом посмотрел на Медведя. - Ещё?
  - Сыпь, - махнул тот рукой. - Чего уж тут... доведём эксперимент до конца.
   Федька зачерпнул ещё одну кружку, потом другую, посмотрел с вопросом на меня, увидел мой отрицательный кивок и... отложив в сторону кружку, взял в руки ящик и почти весь его высыпал в ведро.
  - Куда!.. - вскинулся Медведь. - Совсем сдурел, Стрелец?
  - Да ничего не случилось, Медведь, - остановил я главу, готового обрушить гром и молнии на голову Федьки. - Да ты и сам сказал, что выигрыш предпочтительнее.
  - Но не так же! Максим, он почти все камни высыпал, а если бы они испортились? Пришлось бы вскрывать НЗ, - покачал головой собеседник.
  - Значит, не получилось? - задал мне вопрос Федька. - Вот же зараза!
   Выглядел он очень расстроенным. Тут взял слово Ро.
  - Если мне память не изменяет, то активировал камень, привязал к себе с помощью крови, так, Максим? - обратился он ко мне. - Может быть, стоит сейчас так же поступить?
   Медведь и Федька посмотрели на меня: один задумчиво, второй с какой-то кровожадностью.
  - И как ты мне предлагаешь получить свою кровь - руку резать, что ли? - буркнул я, хотя уже понял, что отвертеться от лёгкого кровопускания не выйдет.
  - Надо, Федя, надо! - с интонациями всем известного Шурика произнёс Стрелец, потом предложил. - А хочешь я? Чик - и готово, как комарик укусит.
   Я посмотрел в его глаза, широко улыбнулся и произнёс:
  - А ты с моей младшей сестрой на эту тему поговори.
   Тот посмотрел на невозмутимую Сильфею, которая сидела на пластиковом кресле рядом со мной, и поскучнел.
  - Да ну тебя, - махнул он рукой, - было бы предложено...
  - Да попробую я. Самому плохо от того, что камень пустой.
   В кармане у меня лежал отличный складной ножик с фиксатором лезвия. Фирма на Земле дорогая и предоставляет качественный товар, за такую вот кроху, которая легко умещается у меня в ладони, я бы отдал десятую часть зарплаты, не меньше. Здесь достался бесплатно.
   Нажав на кнопку стопора, позволяя короткому широкому лезвию выскочить из паза, я поднёс нож к левой ладони, приложил острый край кончика лезвия к мякоти рядом с большим пальцем, надавил и повёл в сторону.
   Кровь из пореза потекла не сразу, сначала полезли некрупные рубиновые капли, усеяв края ранки, потом слились в одну полоску и только после этого превратились в крошечный ручеёк.
  - Палец нужно было проколоть. Рана меньше и прикладывать к тикеру удобнее, чем всей ладонью лезть к нему, - подсказал Ро.
  - Да где ж ты раньше - то был, - покачал я головой. Ну да, чуть сглупил я, сыграло свою роль подсознание, в котором отложились кадры из разных фильмов, где герои, которым срочно нужно получить несколько капель крови, щедро полосуют свою руки. До откровенного бреда, когда киногерой чиркал по запястью, рискуя перехватить себе и вены, и сухожилия, у меня не дошло, но... ладно, чего уж теперь горевать, что сделано, то сделано.
   Я поднял ладонь над ведёрком с кристалликами, чтобы капли крови стекали с пальцев и падали на камни.
  Ничего.
  - Ты к своему камню прикоснись, - подсказал Медведь.
  - Да знаю я, только не по себе как-то.
   В самом деле, было какое-то странное чувство, что-то похожее испытывал в детстве, когда ковырял засохшие ранки: вроде бы и больно, но и какое-то извращенное удовольствие ощущалось. Вот нечто такое я сейчас и чувствовал, точнее, эдакое предвкушение детского мазохизма.
   Как только мои пальцы нащупали под тикерами драконий камень, руку до самого плеча пробил сильный разряд электричества, а камни в ведре полыхнули яркой вспышкой.
  - Ох, мать...
  - Ой!
   От неожиданности мои собеседники от восклицаний и междометий не удержались.
   Когда открыл глаза, то увидел, что до середины предплечье погружено в чёрный пепел, в который превратились тикеры.
   Зато когда я вынул из ведра руку и разжал кулак, то на ладони засверкал мой камень!
  - Получилось! Я знал, что сработает, - заулыбался Федька. - Видишь, Медведь?
  - Вижу, что придётся распечатывать энзэ, - хмуро ответил тот и наградил Стрельца недовольным взглядом. - Максим, ты как себя чувствуешь?
  - Хорошо... правда, очень хорошо. Только сейчас понял, что до этого чувствовал себя вроде зомби - все делал как обычно, а удовольствия никакого.
  - Значит, ты теперь сможешь достать кое-что? - встрепенулся Стрелец.
  - Цыц! Максим, постарайся пока обойтись без этого. Нам всем нужна в первую очередь разведка местности вокруг посёлка и вдоль реки, посёлков пигмеев. Жаль что в прошлый раз, когда на нас напали те твари, не подумали про твои способности. А так могли бы обойтись без потерь, если бы знали точное место их лёжек и количество голов.
  - Хорошо, Медведь, я осмотрюсь в окрестностях, - пообещал я и тут же заторопился к себе. - Я пойду, пожалуй, отдохнуть нужно, а то чувствую - то ещё потрясение испытал, как бы не свалиться неожиданно.
  - Иди, разумеется. Так, всем здесь присутствующим запрещаю болтать, что у Максима вновь заработал камень, ясно? Никому, даже своим женам, мужьям и любовницам. Стрелец, особенно это касается тебя, язык у тебя, что помело - ничего на нём не держится...
   Медведь ещё распекал подчиненных, грозя карами за болтливость и напоминая про осторожность, когда я покинул штабное помещение. Дорогу до своей палатки толком не запомнил. Вроде бы с кем-то здоровался, на что-то кивал в ответ утвердительно, или отказывался от мгновенно забытых предложений. Кажется, Ольга подходила и что-то спрашивала - но что, не помню, хоть на части пускай меня режут.
   До этого момента от меня, словно, был кусочек отрезан, весьма важная часть, без которой жить можно, но без полноты ощущений от окружающего мира. А на данный момент меня вполне можно посчитать наркоманом при получении дозы - точно так же тороплюсь домой, где накалю в ложке порошок, наберу в шприц и.... Фу, блин, что за херь в голову лезет?! От радости?
   В палатке я убрал камень в мешочек (до этого держал его в кулаке всю дорогу от штаба до дома) и повесил на шею, после чего завалился спать.
   Провести разведку?
   Достать женской парфюмерии?
   Три раза ха! Сначала я подумаю о себе, хватит, наигрался в доброго дяденьку, да и посёлок же окреп, срочных вливаний чудес не требуется ему. И для начала хочу узнать, как провести операцию вживления камня в своё тело.
  
   Этой ночью мне вновь приснился чародейский сон после долгого промежутка. Я висел в виде бесплотного призрака над собой. Второй-Я лежал полностью обнажённый на ровной поверхности, а над ним стоял... я. Третий-Я держал в одной руке кривой нож, а во второй драконий камень.
   Несколько секунд ничего не происходило, потом Третий-Я приложил нож к груди, рядом с нижним ребром с левой стороны и, сильно надавив, повёл клинок в сторону. Из раны тут же хлынула кровь, стекая по коже на ложе Второго-Я и собираясь в лужу, растущую на глазах, рядом с телом. Когда рана оказалась достаточной, Третий-Я отложил нож в сторону и освободившуюся руку сунул в неё, через секунду мне по ушам ударил жуткий хруст - мой двойник выломал одно ребро, отчего из тела (опять же моего двойника) вверх ударил небольшой фонтан крови.
   Дальше картинка резко приблизилась - теперь я наблюдал за своими (условно своими, конечно) внутренностями практически в упор. Вот одно из лёгких трепыхается, с трудом сопротивляясь напору воздуха, попавшего в рану, обливаясь кровавой пеной и готовое вот-вот схлопнуться. А вот сизое окровавленное сердце с толстыми светлыми трубками сосудов неритмично бьётся - то едва сокращаясь, то вдруг начиная бешено стучать, словно, собираясь выскочить наружу сквозь страшную рану. Вот рядом с сердцем показались пальцы 'хирурга', который сжимали сверкающий драконий камень... всё ближе и ближе к главному 'кровавому' органу... всё быстрей и быстрей тот сокращается... когда камень коснулся сердца, то замерло и...
   Мне показалось, что там произошёл взрыв - настолько сильным был толчок сердца, которое выплеснуло этим движением (скорее даже вытолкнуло) всю лишнюю кровь из раны.
  - Как прошли испытания 'Огненного пальца'?
  - А?!
   Вопрос был столь неожиданным, что я сильно вздрогнул и почувствовал неприятную пустоту в груди. Вокруг царила аскетичная и стерильная медицинская атмосфера. В двух метрах от меня стоял знакомый худощавый мужчина, тот самый, который вручил мне лекарство для спасения Ольги.
   За какое-то мгновение, которое просто не заметил, я перенёсся в это место из предыдущего видения.
  - Вы забирали у меня в прошлый визит уникальное экспериментальное спецсредство, - напомнил мне собеседник.
  - Ах да, точно, оно сработало на пять с плюсом и даже обратило вспять разрушение психики у пациентки. Не только исчезли все раны, но и восстановились потерянные органы, организм омолодился.
  - Излечились психические отклонения? - задумчиво произнёс он и потёр кончиком указательного пальца переносицу. - Хм. Интересно... очень интересно. Побочный эффект или не просчитанная функция?
  - Доктор... - отвлёк я от размышлений собеседника, - профессор, мне бы лекарство...
   Какое лекарство мне нужно - это я и сам не знал, но подсознание сгенерировало этот сон,
  - А? Да-да, конечно. Извините, задумался, каюсь - находит на меня иногда такое-эдакое, теряю связь с миром, - улыбнулся он в ответ, потом протянул мне знакомый пенал. - Вот, держите - 'Росомаха'. От 'Огненного пальца' отличается скоростью действия - мгновенно зарастают раны, даже палец сложно отрубить - отрастёт в секунду. Только срок действия непостоянный. В первый час после укола пациента невозможно убить практически ничем, потом, в течении суток, только разрушение мозга остановит жизнедеятельность, и ещё примерно неделю регенерация будет раз в пять выше стандартной. Потом... статистики по дальнейшему набрать не успели, мало времени работаем с этим препаратом. А вы ещё единственную порцию забираете у нас. М-да... В первый час, как я уже сказал, все вредные воздействия и смертоносные яды данному препарату нипочём! Регенерация подстёгивается не на какие-то жалкие сто или двести процентов, а на тысячу, нет - на десять тысяч процентов!..
   И я проснулся.
  - Тронк'ра!
  - Я, тут, - пробурчал я, почувствовав недовольство от этого счастливого голоса шши. И только спустя несколько мгновений до меня дошло - девушка не зовёт меня, не спрашивает, а просто радуется.
   Причина её радости лежала на полу рядом с моей кроватью, знакомый пенал со шпицем оригинальной конструкции, заполненным прозрачной жидкостью.
   В общем, девушка счастлива, что ко мне вернулись мои способности. Рад ли я? Разумеется. Хм, а как там с самочувствием? Я прислушался к своему организму... Состояние можно было охарактеризовать одним словом - перенедоспал. Чуть болит, голова, словно, перед сном принял снотворное, небольшая вялость, хочется есть, но одновременно кажется, что кусок в горло не полезет. В принципе, нормально себя чувствую, главное, не скрутило бы внезапно, как тогда у портала, когда пострадали ботинки Стрельца.
   К пеналу я не притрагивался до обеда. Неторопливо позавтракал, размялся, походил по посёлку, и только когда солнце поднялось в зенит, я вернулся в палатку.
   Меня пугала мысль, что нужно взять и разрезать себе грудь, после чего вложить в рану рядом с сердцем камень. Одно дело черкануть ножом по руке ради пяти капель крови, другое - вскрыть грудь, да ещё и рёбра сломать. Хотя, хм, у шши рука тонкая, узкая ладонь и изящные длинные пальчики, ей по силам и без сильных увечий сунуть драконий тикер мне под сердце да и разрезать меня ей проще, вряд ли у меня хватит духу так себя распластать.
  - Сильфея, ты мне будешь нужна...
  - Нет, тронк'ра!
  - Да пойми ты, это не опасно совсем. Вот этот препарат не даст мне умереть. Видела Ольгу? Вот её излечило похожее лекарство, только хуже. Я сам не смогу себя так разрезать.
  - Нет, тронк'ра!
   Девушка наотрез отказалась причинять мне вред, тем более, настолько серьёзный, пусть и безопасная для меня эта операция. Не знаю что это - страх перед тронками или какой-нибудь психологический блок, поставленный при трансформации обычной девушки в шши.
  - Сильфея, я тебе приказываю!
  - Нет, тронк'ра!
   Девушка практически плакала, но брать в руки нож отказывалась напрочь.
  - Смотри, мне ничего не грозит.
   Понадеявшись, что лучше раз показать, чем сто раз рассказать, я вёл себе в вену препарат и стал ждать, когда тот подействует.
   УХ! Это было что-то! Всё тело, словно, заполнилось раскалённой лавой и жидким льдом одновременно. Дискомфорт испытывал всего несколько секунд, потом накатило чувство блаженства и всемогущества. Наверное, я смогу в этот момент выиграть турнир по поднятию тяжестей с любым максимальным весом штанги. Мышцы будут рваться, тут же срастаться, опять рваться и вновь расти, увеличиваясь в объёмах. Да за час, истязая себя 'железом' мне под силу создать такую фигуру 'качка', что все знаменитые паурифтеры покажутся пациентами-дистрофиками.
   Несколько старых царапин и следов от укусов насекомых на руках рассосались за секунду бесследно.
  - Смотри, - повторил я и провёл лезвием ножа по руке. - Видишь, мне ничего не грозит.
   Рана зарастала практически под ножом, даже крови вытекло из пятисантиметрового пореза пара капель.
  - Нет, тронк'ра! Я не могу, это не в моих силах!
   Значит, блок. Вот же засада, а ведь у меня час на операцию, потом уже риск возрастёт, а завтра лучше даже и не пытаться вовсе. И тут я вспомнил про Ольгу.
  - Зови Ольгу, только поскорее. Пока лекарство действует.
  - Тронк'ра, неужели ты разрешишь ей... - широко распахнула глаза шши.
  - Быстрее, Сильфея, быстрее!
   Повезло, что девушка осталась в посёлке, не ушла с охотниками, разведчиками или сборщиками.
  - Привет, Максим, что случилось? Сильфея сказала, что я тебе нужна, схватила и притащила сюда без объяснений, и недовольная какая-то, она, м-м, ревность показывает или тут что-то другое?
  - Привет, - вздохнул я, морально готовясь к новому спору. - Нет, в этом плане всё нормально. Тут другое дело... м-да...
  - И?
  - Не хотел никого посвящать в это дело, но по-другому никак. Я хочу вживить в себя свой тикер, это даст мне больше возможностей в управлении иными способностями. Я не могу разрезать самого себя - страшно, Сильфея не может тоже, думаю, там заморочки с психикой шши, остаёшься только ты. Мне нужно, чтобы ты разрезала вот тут, - я указательным пальцем провёл вдоль ребра, - напротив сердца грудь и вложила камень в рану. Обязательно рядом с сердцем, можно даже прям к нему прижать.
  - Максим, ты сумасшедший? Пусть это Ро сделает, он хирург, для него это привычно. А я этим заниматься не стану!
  - Блин, - заскрипел я зубами, сдерживая поток ругательств, которые были готовы сорваться с моего языка. - Что ж вы такие упёртые-то?! Ничего мне не будет, вот, смотри.
   На этот раз я порезал себе руку от локтя до большого пальца, стараясь нажимать посильнее, чтобы рана вышла поглубже.
  - Видишь? - когда порез зарос, я отложил в сторону нож и показал пенал с пустым шприцем. - Всё заросло, а помогло лекарство отсюда. Нечто подобное вылечило тебя, только моё ещё сильнее, вот только действует недолго, у меня... - я посмотрел на часы, - у меня меньше сорока минут, потом опасность возрастёт.
  - Максим, я же не врач! - взмолилась Оля. - Почему не Ро, или кто-нибудь из его помощников из лазарета?
  - Потому что я не хочу, чтобы об этом было известно хоть одному человеку. Оль, или ты мне поможешь, или я сам себя буду резать, но с тобой будет проще и не так больно. Видела, как быстро порез зарос? А я не смогу быстро самому себе дырку проковырять до сердца, буду только себя мучить, а ведь лекарство может лишь ускорять регенерацию, но от болевого шока не спасёт. Ты хочешь, что бы я умер, да? Ведь так легко сказать: я не умею, мне страшно, когда тебя просят о помощи.
   Ольга прищурилась, потом сердито произнесла:
  - Ладно, я помогу. Говори, что нужно делать.
   Сильфея, стоявшая рядом, дёрнулась, и пришлось на неё прикрикнуть, чтобы она не натворила глупостей:
  - Сильфея, стой! Не вмешиваться, я приказываю!
  Место для операции был выбрано на полу. Я разделся до пояса, вытянул руки вдоль туловища. Оля села мне на живот, прижав коленями мне руки.
  - Я начинаю? - спросила она, приложив холодное лезвие ножа к коже напротив сердца.
  - Давай, - сквозь зубы ответил я. Стой! Сильфея, сядь рядом, если вдруг закричу - зажми мне рот. Вдруг не сдержусь... не хочу, чтобы тут набежала толпа народу.
   Наверное, из-за нервного состояния я почти не почувствовал боли, когда острое лезвие рассекло кожу и мышцы и глубоко погрузилось в тело. Только, когда Ольга зацепила ребро, я вскрикнул... и тут же ладошка Сильфеи легла мне на губы, давя крик в самом зародыше.
   'Со стороны посмотреть - постельные игры садо-мазохистов', - пронеслась мысль в голове.
  - Не получается, слишком быстро всё затягивается, Макс.
  - Ты уж постарайся, - произнёс эти слова с всхлипыванием - от боли губы сводило, захотелось если не кричать, то хоть заплакать, лишь бы дать разрядку телу, которое наживую пластуют.
  - Вижу сердце... сейчас... секунда, - отрывисто произнесла Ольга, и в этот момент мне показалось, что сердце взорвалось! От боли я сделал мостик, чуть не скинув своего 'хирурга', из раны плеснуло кровью, залив девушке лицо и грудь. Кажется, я даже шши укусил за руку, когда она зажала мне рот.
   Пришёл в себя через несколько минут, и всё это время меня колотило нервной дрожью и то и дело выворачивало в судорогах. Обе девушки едва справлялись со мной, и это с учётом огромной силы Сильфеи, которая, собственно одна и держала меня на полу палатки.
  - Всё, можете отпускать, - выдохнул я. Когда пришёл в себя.
   Сильфея встала с меня тут же, а вот Оля задержалась.
  - Точно всё? - поинтересовалась она и через мгновение испуганно вскрикнула - это шши её без сантиментов подхватила под мышки и сдёрнула с меня.
  - Ты слышала тронк'ра? - холодно спросила у неё Сильфея.
  - Я о нём забочусь! Вдруг, повторный приступ? - запальчиво ответила та.
  - Да всё нормально, - успокоил я, поднимаясь с пола и осматривая грудь. Там даже шрама не осталось - только слой крови, которая сворачивалась и засыхала прямо на глазах. - Оль, тебе бы умыться, не нужно ходить по лагерю в таком виде.
   К сожалению, воды в палатке было мало, полностью отмыться ей не удалось, а уж про одежду и вовсе молчу. Ольге пришлось частично переодеться в мои запасы, а свои убрать в 'сидор' (опять же из моих запасов), прежде чем покинуть мою палатку.
   Но не прошло и двадцати минут, как кто-то вломился ко мне... точнее, попытался это сделать, но полетел прочь от входа, как пробка от шампанского.
   Я только успел заметить стремительный рывок шши к входу, потом услышал удар и чужой крик боли.
  - А, чёрт! Макс, ты там живой, что у тебя происходит?
  - Федь? - удивился я. - Ты чего там?
   Накинув рубашку с длинными руками, чтобы скрыть засохшие и плохо отмытые потеки крови, я вышел из палатки... вторым, первой умудрилась просочиться наружу шши. А на улице было на что посмотреть: почти в полном составе тревожная группа посёлка с оружием и в экипировке с напряжёнными взглядами и во главе - Стрелец.
  - Целый? У тебя кровь...вон, рядом с шеей.
  - Ерунда, не обращай внимания, - как можно безразлично отмахнулся я.
  - Ерунда, говоришь.... А почему Оля вышла от тебя вся в крови и с кучей кровавых шмоток, словно, в твоей палатке поросёнка резали? И молчит, как партизан при этом.
   И тут на помощь мне пришла Сильфея.
  - Пусть не лезет к тронк'ра, в следующий раз я ей сделаю больнее, больнее, чем ему, - холодно сказала она и едва заметно кивнула на одного из гэбээровцев, который стоял на четвереньках в паре метрах от палатки, при этом стонал и сплёвывал тягучую кровь. Короткий дробовик валялся в пыли далеко от входа, в стороне лежала каска, обтянутая камуфлированной и выгоревшей на солнце тканью.
   Настороженность в глазах Стрельца сменилась пониманием и весельем:
  - Так твои бабы не поделили тебя?! Вот это умора! Как только твоя шши не прирезала Олечку? Ей же это запросто.
  - Федь, какие бабы? - нахмурился я.
  - Пардон, девушки, - склабился тот. - Народ, нет - вы видали, а? Мы тут думаем, что нашего иного на лоскуты пустили, а у него в палатке прям шекспировская драма случилась!
  - Ты-то хоть не продолжай. Что было - то было, главное, все живые и здоровые, а разбитые носы не в счёт.
  - Для носов что-то крови многовато, - опять засомневался Стрелец. - И лицо у Ольки целое.
  - Я, вообще-то, иной, если не забыл. И есть возможности, как восстановить все шишки, точнее, лекарство. Или ты забыл, как вылечил её до этого, когда она в лазарет угодила?
  - Хм. Ладно, потопали мы тогда.
  - Топайте, - кивнул я и тут же спохватился. - Ольгу куда подевали? Что с ней?
  - На губу посадили до разбирательства с делом.
  - Отпусти и попроси прийти ко мне. Извинюсь, в общем.
  - Да ты психический мазохист! - присвистнул Федька, и его поддержали смешками солдаты. - Мало одной драки? Ладно, не волнуйся, скоро будет она у тебя. Лучше готовь ещё компрессов и бинтов, хе-хе. И учти, есть такая статья - разжигание вражды и за неё ого-го сколько дают!
   И ушёл, похохатывая.
  
   Глава 4
  
   На очередное совещание народу набралось столько, что штаб едва всех вместил. Кроме постоянных 'глав' совета сегодня здесь сидели и несколько иных, пара новичков, столько же бывших калек, которые трудами максимовцев вернули своё здоровье, помощники членов совета посёлка.
  - Всем добрый вечер, - поздоровался Медведь, потом подождал, когда тихнет нестройный шум ответов, продолжил. - Сегодня хочу поднять тему переноса посёлка. Здесь мы заперты, по сути. Охота и рыбалка - вот наши единственные способы добычи пропитания и при этом в окрестных лесах дичи всё меньше и меньше, такая же проблема с рыбой. Спасают, лишь, рыбацкие артели на побережье моря.
  - Куда уходить? Менять шило на мыло, строить новые укрепления и дома? - хмуро спросил его новиков, один из помощников Бородина.
  - насчёт постройки домов я бы возразил. Примерно пятая часть ещё может претендовать на это гордое звание с грехом пополам. Все прочие же - шалаши да палатки. И пока капитальные сооружения толком не обжиты, народ на замечания, что однажды придётся всё бросить и уйти, отвечает в стиле, ничего, на новом месте новые поставим. Но это пока, ещё два или три месяца и эта часть укорениться, вживётся в стенах, которые посатвили своими руками, плюс, сыграет свою роль чувство локтя, ведь через два месяца в посёлке будет половина норальных жилищ.
  - Вот-вот, - закивал новиков, - о чём и речь. Зачем опять срывать людей? Мы же здесь закрепились хорошо.
  - На новом месте будут и укрепления, и жилища на первое время. Мало того, там на порядок безопаснее всему нашему анклаву будет. И с рыбой проще.
   Расположившийся рядом со мной Стрелец несильно толкнул локтём в бок и прошептал:
  - Кажется, я знаю, что это за место.
  Знает он, я мысленно хмыкнул, пожалуй, тут не надо иметь семь пядей в голове, чтобы не понять, что речь идёт о крепосте на реке.
  - Что за место? - заинтересовался Новиков.
  - Крепость. Старая крепость на реке, неподалёку стоит портал в джунглях. До него будет проще добираться по воде.
  - Да там же дикарей полно?! - испуганно охнул кто-то из собравшихся.
  - Уже не полно. После рейдов нашей дружины несколько поселений пигмеев прекратили своё существование. Всего в той стороне из ближайших становищ остались два, одно совсем небольшое и запрятано в самой глубине джунглей. Зачистим их и сможем спокойно заниматься переездом.
  - Но зачем? - воскликнул кто-то из незнакомых мне людей, вроде бы из новичков, которых освободили из плена в крайнем рейде.
  - Смотрите на карту, - Медведь щёлкнул лазерной указкой и направил красную точку на склейку из листов печатной бумаги, на которой были нанесены кроки местности у реки (всего лишь кроки, на полноценную карту у нас талантов не хватило). - Вот здесь имеется небольшой полуостров, на котором стоит древняя крепость. Разведчики сообщили, что она почти неразрушена, после небольшого и даже несрочного ремонта легко вместит нас анклав. Места там хватит на всех. Мы сразу получаем надёжное укрытие и уже готовое жильё, плюс, на самом полуострове хватает места для небольшого городка, для его защиты достаточно поставить в этом месте, - красное пятно лазера прочертило линию почти на границе с берегом, - высокую стену и как следует её вооружить. На крайний случай жители городка смогут крываться за стенами крепости, но это уже на самый крайний случай.
  - Там же зомби обитают, как мы слышали, - не успокаивался всё тот же Новиков. - Вы предлагаете нам сражаться с этими чудовищами?
   А вот это уже серьёзно. Спасибо телевидению и режиссерам 'зомбятины' за сложившийся в голвоах людей образ зомби: неубиваемая, быстрая (или не очень) и крайне заразная тварь, которая пиатется живой плотью незаражённых. Люди. Даже те, кто побывал в плену у дикарей, могут взбунтоваться, если их отправят сражаться с этими чудовищами.
  - Николай Борисович, - обратился Медведь к моему старому знакомому, лысоватому толстячок с глиняного островка на реке, главному рыболову в том крошечном анклаве, который мы спасли с парнями во время разведки речного берега.
  - Я, слушаю.
  - Что вы скажете про тех тварей, которых вы окрестили зомби?
  - ну, зомби они, - смущенно развёл он руками, - быстрые, с когтями и зубами, людей жрут.
  - Я не совсем это от вас хотел услышать, - покачал головой Медведь. - Тут нас окружают сплошь такие же твари, которые так и норовят загрызть. Я про их особые свойства, как убить, можно ли убежать, заразные они.
  - Не заразные, - твёрдо ответил он. - Тогда многим досталось от их когтей и клыков, но все, кто убежал, те потом остались прежними, разве что, ранки гноились некоторое время. Убить их сложно, но у нас и оружия не было, одни копья и дубинки тогда имелись.
  - Что и хотел я услышать. Друзья, все эти сказки про зомби остались на дивиди на Земле. Здесь всё проще, ну и страшнее, чего уж скрывать. Но по поводу зомби могу сказать, что те существа в крепости не страшнее стаи хищников, с которыми мы недавно столкнулись. Пожалуй, хищники опаснее будут зомби, быстрее, сильнее и с клыками побольше. У нас же есть огнестрельное оружие и пушки.
  - Мы можем в этом месте построить такую же крепость, - не успокаивался Новиков. - Через год у нас будет крепость ничуть не хуже, чем той речной.
   Вот же чудак человек, что он до Медведя докапывается, ведь видно, что половина за главу посёлка пойдёт, а половина из оставшихся за первой половиной, а остатки просто сомневающиеся, которые только узнают, что их могут тут оставить наедине с дикой природой, так тут же схватят свои чемоданы и помчаться впереди всех. Может, он просто метит на место главы нашего анклава и сейчас всеми правдами и неправдами пытается привлечь к себе внимание? Думаю, так и есть, вот только с надеждами занять трон ему стоит распрощаться, Медведь не аткой человек, чтобы отдать что-то своё.
  - А электричество мы тоже сможем тут получить? - спросил его Медведь.
  - Какое электричество? - не понял тот, но собрался быстро. - Разве это так важно сейчас? Мы должны думать о людям, о их защите, а ты, Медведь. Собираешься их сначала кинуть на зубы зомби, а потом ещё и подставить под угрозу дикарей.
  - Дикарей уже там нет! - чуть повысил голос глава. - Я в первый раз тихо об этом сказал? Это угроза существует и здесь, если мы не нашли следов стойбищ, то это не значит, что пигмеи не могут собрать армию и направить её сюда. А что насчёт элктричества, то это не просто лампочка в доме или электрическая плитка на кухне. Но и охранные прожекторы и азотная кислота почти в промышленных масштабах. Кто-то знает, что нам даст это вещество?
  - Оружие. Бездымный порох, к примеру, - ответил Стрелец. - Даже я знаю не очень сложный процесс, как получить азотную кислоту, лишь бы электричество было в достатке.
  - Электричество будет, - заверил Медведь и вновь повёл указкой по карте. - Вот здесь в большую реку впадает речка поменьше. Наши мастера и инженеры обещают, что там легко поставить плотину и установить небольшую гидроэлектростанцию. Все необходимые материалы у нас имеются. К тому же, большая река является местом выпадания основной массы наших земляков, думаю, что несколько мелких групп укрываются в джунглях и нам нужно их спасти, ведь рано или поздно их ждёт участь жертв шаманов, как бы хорошо не прятались, но дикари джунгли знают великолепно, они же в них выросли.
   Кроме того, здесь ещё когда мы построим крепость? Ведь, пока не возведём стены, то всё это время будем в опастности. А там уже всё есть, и с трёх сторон кроме стен защищает и река...
   Я мысленно заопладировал Медведю. Очень хороший ход, ведь для русского человека нет ничего более сладкого для ушей, чем слово - халява! Зачем строить, горбатиться на стройке, рубить брёвна в лесу ежесекундно ожидая нападение и сдирать ладони до кровавых мозолей, таская вёдра земли для насыпи, когда всё это уже сделано другими? Ну, живут там какие-то чудища, но от них сумели отбиться несколько доходяг с копьями и палками, а значит, против огнестрельного оружия страшилища не прокатят.
   И вообще - халява!
   Поспорили, поспорили и решили, что готовая крепость всяко лучше, чем горбатиться невесть сколько (ну, а я чём говорил), да ещё и река, по которой можно в обе стороны кататься, где-то выход в море или океан, плюс, соляной пласт совсем рядом, и пищевой минерал там выше всяческих похвал, судя по образцам, которые мы доставили вместе с группой Борисыча.
  - Максим, на тебе ещё одна разведка окрестностей крепостей. Посмотри пигмеев, наших людей и разных монстров, вдруг, там местные дикари не столько зомби бояться, сколько тварюшку какую, чудо-юдо местное джунглевое?
  - Да я там всё дважды уже разведывал, Медведь. Ресурс камня не бесконечный.
  - И в третий раз слетай, ничего с твоим камнем не случится. Теперь мы знаем, как его заправлять и в случае чего подкинем тикеров.
   Разговор проходил при небольшом количестве народа, пятерых, если быть точнее и считать Сильфею. Всех прочих глава распустил пятнадцать минут назад.
  - Ещё попробуй узнать что-нибудь про этих зомби, как их убивать, отпугивать, как появляются, - продолжал инструктировать меня Медведь.
   Я без слов кивнул, подтверждая, что понял задачу.
  - Так, ещё кое-что, - чуть помедлив, словно, разлумывая - говорить или нет, сказал он. - Если получится, то загляни в саму крепость и поищи портал там.
  - Чего?
  - Что?
   Мы с Федотом воскликнули одновременно.
  - Портал, чего неясного? Или вы думаете, что создатели крепости бегали каждый раз к тому кольцу на берегу за тридевять земель? Да нам до могильника быстрей добраться, чем им до того портала. Поэтому и считаю, что там просто обязан быть свой пространственный переход.
  - Ага, теперь понятно, почему мы перебираемся в крепость, - протянул Стрелец. - Вот значит как оно.
  - И ради портала тоже, - кивнул ему глава.
  
   Борх входил последним в крепостные ворота. Перед тем, как сойти с деревянной поверхности навесного моста, он оглянулся и посмотрел на широкую и ровную дорогу, сейчас заваленную противопехотными рогатками, засыпанную бронзовыми трехсторонними шипами, империя положила здесь жизни тысячи рабов и сотни тысяч золотых дерханов, чтобы превратить узкое ущелье с неровным дном в прекрасный широкий тракт, площадки с трактирами, постоялыми дворами, коновязями, навесами и загонами для скота. Сейчас все постройки были сожжены - что из дерева, разобраны - каменные, от последних стройматериал был перенесён в крепость, чтобы завалить ворота и сбрасывать на головы нападавшим.
  - Господин, первые эллиски скоро появятся в долине, - окликнул его десятник городской стражи, - а нам ещё ворота заваливать.
  - Я иду.
   Несколько секунд он смотрел, запоминал, а потом резко отвернулся и вошёл под тень каменного карниза надвратной башни. За спиной затрещал стопор подъёмного барабана, на который наматывалась бронзовая цепь. Рядом лежала гора бревён и булыжников, стояли корзины со щебнем и землёй, которые должны закрыть намертво главные крепостные ворота.
   На стенах курились дымки костров, над которыми на высоких треножниках кипели котлы с маслом и водой. Гремели снаряжением солдаты, в основном новобранцы и ополчение, нервничающее перед первым своим скорым боем. Опытные воины - гарнизон крепости и полусотня императорской гвардии, вели себя спокойно, им не в первой ходить под смертью, проливать свою и чужую кровь. Правда, до этого момента у них всегда был шанс выжить, сейчас же...
   Они успели.
   Последний камень лёг в баррикаду, которая намертво закрыла весь проём ворот. Точно такие же завалы замуровали остальные два прохода в крепость.
   На стенах раздался гомон, резко, словно, с каким-то надрывом, забился бронзовый колокол надвратной башни, сообщая о тревоге.
  - Идут!
   Борх поднялся на стену, потом перешёл в стеновую башенку, возвышавшуюся над проходом, вдоль которого стояли воины, и служившую для управления солдатами и осмотром наступающих рядов противников. Обычно, эти башенки - пять на каждую стену - становились целью вражеских осадных машин лучших стрелков с дальнобойными луками и потому все командиры предпочитали находиться среди солдат на стенах. Но только не в этот раз, сегодня у врага нет ни катапульт. Ни лучников. Собственно, у эллисков даже оружия не было кроме того. Что дала им природа и потом улучшили умельцы чёрных керутов.
   Ущелье заполонила чёрная живая река, и конца ей не было, даже, когда первые немёртвые подошли ко рву, в ущелье продолжали входить ещё и ещё.
  - Спасите нас боги земли и неба, воды и огня, - испуганно прошептал посыльный Борха.
  - Боги отвернулись от нас, Алавас, - покачал головой старший махашэр Борх. - Люди решили, что сравнились силой с ними и отказались чтить заветы небожителей.
  - Их тут тысячи! Откуда столько тикеров у чёрных керутов? Ведь это невероятное количество камней. Столько и у императора в сокровищнице нет.
  - Я думаю, им помогают тронки, кто-то из живущих за Грозовым хребтом.
  - Проклятые боги, - скрипнул зубами Алавас и сжал кулаки.
   Тронки. Представители всех рас, что жили в мире, от 'ра - обладающих человеческим обличием, до птицелюдей 'моа. Они редко вмешивались в дела людей, но если же решались на это, то тогда реки крови текли по планете. С их помощью исчезали целые империи в прошлом и появлялись новые, они уничтожали расы до последнего представителя и создавали новые, ранее не виданные никем. Вот и сейчас кто-то из этих существ, которые считали себя богами под небом, решил поиграть в свою любимую кровавую игру.
   Не менее десяти тысяч эллисков скопилось в двух ближайших долинах, если верить разведчикам.
   В крепости всего пять сотен воинов. И пусть стены высоки, а ров глубок, пусть у защитников в достатке стрел, копий, масла и припасов, но справиться с таким количеством немёртвых не под силу. Эллиски завалят своими телами ров, поднимутся по стенам, цепляясь своими когтями за малейшую неровность, срываясь и вновь выбираясь из рва, чтобы опять ползти вверх, туда, где пахнет живой кровью, где стучат в бешеном ритме горячие сердца.
   Пятьсот человек: сто солдат гарнизона, пятьдесят гвардейцев, триста тридцать ополченцев и новобранцев и двадцать Сестёр Лука. Ещё пять махашэров, включая самого Борха. Нанести хоть какой-то урон смогут только гвардейцы с сестрами да махашэры. У одних оружие с электроном, вторым подвластны стихии.
   Если бы повелителей стихий было два десятка, да сотни две сестёр, да полтысячи гвардейцев, то шансы удержать крепость имелись, но...
   Рядом ударили несколько луков, выпуская смертоносные гостинцы в сторону врага, пока стреляли простые солдаты, стараясь повредить эллисков, разбить сустав, пробить головы, позвонки, или даже в случае великой удачи повредить управляющий амулет, который находится рядом с сердцем и прикрыт двойным слоём ребер.
  - Лей! - крикнул Борх, когда ров за минуту наполнился рычащей и шевелящейся массой. Первые эллиски уже нащупали трещины и выступы на стенах, когда на них пролилось кипящее масло, заставляя пузыриться кожу и отслаиваться плоть от костей. Это не убьёт немёртвых, но выведет на некоторое время их из строя.
  - Поджигай! - отдал вторую команду старший махашэр.
   Когда во рву скопилось порядком масла, а часть врагов пропитались им не хуже пакли в светильниках, сверху полетели пучки горящего хвороста и лампы. В один миг пламя поднялось на несколько метров, а от сильного жара все стоящие на стенах отшатнулись.
  - Пора! - произнёс третье слово за начало сражения Борх и посмотрел на вал врагов. Которые шли в ров, заваливая огонь своими телами и не давая пламени разгореться, перекрывая воздух своей массой. Под его взглядом в немёртвых стали бить молнии. Прорубая огромные бреши в рядах эллисков. В двадцати метрах от него со стены слетели несколько огненных шаров, которые при столкновении с вражескими рядами взорвались, разорвав на куски и обуглив несколько десятков врагов.
   Огонь действовал на немёртвых не хуже электрона, но не обладал такой скоростью воздействия. А жаль, тогда бы защитники просто залили бы ров маслом и подожгли, всё, что им грозило - тяжёлый запах горелого мяса.
  - Камни! Бросайте камни! Они уже лезут!
   Эллиски, некоторые объятые огнём с головы до ног, ползли вверх по стене. Камни и брёвна сшибали их обратно в огонь, но на их место вставали другие, и их становилось всё больше и больше.
  - Ещё масла! - скомандовал Борх. - Не жалейте его, не давайте огню тухнуть.
   Ещё несколько огромных котлов с кипящим маслов перевернулись через край стены, отправляя своё содержимое на головы созданий чёрных керутов. В двух местах пламя во рву вновь вспыхнуло, жадно набросившись на промасленные тела. От жара солдаты отворачивались, теряли внимание и просто не верили, что там может выжить хоть кто-то, пусть он и не считается живым.
   И зря.
   Но что взять со вчерашних крестьян или погонщиков, торговцев и охранников караванов, которые видели эллисков только на картинках у бродячих трупп весельчаков?
   А немёртвым было плевать на жар, от которого у людей на стенах сворачивались брови и ресницы, перехватывало дыхание, и нагревалась бронза и сталь доспехов. И они ползли, лезли всё выше и выше. Вот они уже совсем рядом с крепостными зубцами, ещё немного, ещё несколько метров и они окажутся на стенах, среди солдат. И в этот момент в них ударила невидимая воздушная волна, срывая со стен, растирая о камиенные блоки, подбрасывая высоко вверх, чтобы уронить на огромной скорости на землю, где они превратятся в мешок из костей и мяса, разрушая управляющие амулеты.
   Борх только покачал головой. Он не раз попрекал махашэра Пиюлта за его страсть к излишней силе ударов. Зачем так жечь тикеры и самого себя? Бой только начался, а несколько камней в ожерелье уже, должно быть, рассыпались, превратившись в невесомый прах.
   Хотя, для кого беречь сейчас камни, чтобы потом чёрные керуты вставили их в тела пленников, тем самым превратив в эллисков?
   Сёстры Лука зря стрелы не переводили, выбирая среди эллисков поводырей - более умелых, сильных, сохранивших зачатки разума и остатки памяти. Эти твари могут координировать примитивных собратьев, направляя на слабые точки, координируя свои действия, создавая кулак, если есть возможность прорвать оборону защитников.
   Самые меткие стрелки во всём мире, с оружием, в которое вставлены тикеры, идеальными стрелами, которые изготавливают лишь немногие мастера-оружейники и наконечниками, покрытые слоем электрона, сплава из серебра и золота разрушающего ту силу, что делает эллисков неубиваемыми созданиями.
   Но мало, слишком мало этих молодых и красивых женщин, чтобы выбить всех поводырей, не говоря уже и о массе простых немёртвых.
   Как не сражались люди, сколько бы не выливали горючей жидкости на голову врагов и сколько бы ударов не наносили махашэры, но тот момент, когда твари забрались на стены, случился. А когда это случилось, что люди стали гибнуть один за другим.
   Уже некому стало сбрасывать карабкающихся немёртвых со стен и те, словно, муравьи облепили их.
   Волна плотного, как камень воздуха ударила на площадку рядом с лестницей. Которая вела со стены во двор крепости. Пиюлт не разбирая на своих и чужих (впрочем, своих там почти не осталось) снёс почти сотню сражающихся. Потом ударил своим любимым воздушным тараном вдоль стен, разбрасывая во все стороны людй и эллисков.
  - Все во двор! - прокричал Борх. - Вниз, там поджигайте костры и отходите к последним воротам!
   За десять минут схватки на стене, от солдат осталась пятая часть. Ни одного новобранца, только гвардейцы, несколько Сестёр и часть гарнизонных. И два махашэра - Борх и Пиюлт.
  - Пиюлт, не трать силы, - старший махашэр придержал за локоть своего коллегу, когда тот собрался снести со стены очередную толпу врагов. - Тебе ещё раздувать огонь в крепости, чтобы она превратилась в один костёр и остановила врагов. Ступай вниз.
   Повелитель воздушной стихии без слов кивнул в ответ и быстро, по-мальчишечьи перепрыгивая через ступеньки, заторопился во двор.
   Эллиски, как грязная вода вливались сквозь зубцы на стену, а после скатывались во двор, где насаживались на копья, теряли конечности и головы, навсегда затихали со стрелой в груди или после удара молнии.
   Гибли и люди...
   Борх так и остался на стене, сдерживая натиск немёртвых со всех сторон, обугливая их тела молниями. Когда последний тикер рассыпался, отдав всю накопленную энергию, старших махашэр встал на парапет и оглянулся назад, на ворота, которые вели дальше в ущелье, по которому сейчас уходили тысячи крестьян, семьи гарнизона, женщины, старики и дети, оставив своих старших сыновей и мужей в крепости, в последнем заслоне.
   И раскинув руки в стороны, он шагнул вперёд со стены.
   Крепость горела, а благодаря помощи махашэра Пиюлта огонь поднимался на многие метры вверх, облизывая каменные стены построек, добираясь до деревянных крыш, втягиваясь в окна, чтобы вгрызсться в деревянные перекрытия и утварь. Скоро в крепости бушевал огненный шторм, который в считанные минуты обугливал плоть до костей.
   Никто из защитников крепости так и не вышел из ворот, навсегда оставшись среди оплавленных руин в виде обугленных костей. Пять сотен людей остановили многотысячную армию эллисков, дали своим родным и тем, кого поклялись защищать на присяге, уйти в безопасное место.
  
   Когда я проснулся, то увидел стоящую рядом с кроватью на коленях Сильфею, державшую мою руку. Столкнувшись со мной взглядом, она прошептала:
  - Это было страшно.
  - Ты, кха, - хриплым ото сна голосом спросил я, - ты видела то же самое?
  - Нет, тронк'ра, не видела, но я чувствовала то, что видел ты.
   Сон был тяжёлый, оставил после себя головную боль и сосущее чувство безысходности под сердцем. Причём, потеря энергии в драконьем камне была невелика, плохое самочувствие не из-за этого...
   После завтрака, чуть-чуть придя в себя, я навестил Медведя.
  - Привет, Максим, по делу? - поинтересовался он, едва я появился на пороге.
  - По нему.
  - Присаживайся и рассказывай.
  - В общем, местоположений становищ не изменилось, дикари всё там же, на старых местах стоят. Вот в этом, - я указал на одно из пятен, отмечающее лагерь пигмеев, - народу сотни две, в другом и сотни не наберётся. У меня чувство, что его жители ото всех прячутся, потому и сидят в самой чаще, среди зарослей и ни одной нормальной дороги ним нет.
  - Прячутся или нет, но нам всё равно придётся разбираться. Думаешь, мне нравится этот геноцид, что устраиваем им? - Медведь посмотрел на меня тяжёлым взглядом. - Только нет у нас другого выхода, понимаешь?
   Отвечать я не стал, пусть голова и душа (если она есть) болит у главы анклава, который создаёт рейды для уничтожения врагов, вместо ответа продолжил доклад.
  - Вот в этих местах видел какие-то развалины, руины, - сказал я и машинально пожал плечами, - не знаю, точно не рассмотрел.
  - Остакти городов дикарей?
  - Нет, - мотнул я отрицательно головой, - не они. Кажется, это наши, земные следы. Может, какое здание перенеслось сюда и разрушилось при этом, может, несколько машин перевернутых... извини, но я всё это мельком увидел, краем глаза, не это у меня в планах было.
  - Где видел?
   Медведь достал рулон с точной копией карты, что висела на стене, взял в руки карандаш и вопросительно посмотрел на меня. На этой склейке он отмечал всё, что сообщал я или группы разведчиков, информация с данной карты была доступна считанным лицам.
  - Здесь... здесь и вот здесь. Точно не скажу места, придётся искать наугад.
  - Ничего, хоть какая-то привязка, - собеседник обвёл кружками указанные места. - Ещё что-то?
  - По зомби или эллискам, как их называют местные. Делают их какие-то маги или делали, точно я не знаю. Эллиск получается из обычного человека, которому вставили какой-то амулет в грудь, амулет не простой - с тикерами. Убить их очень сложно, разрушить амулет, сжечь тело или воткнуть стреу или кинжал с наклнечником из электрона. Электрон, это...
  - Я знаю, что за сплав, - прервал меня Медведь, сделавший стойку на слово 'тикеры'. - Сколько камней в каждом таком зомби?
   В ответ я просто развёл руками.
  - Понятно-о, - протянул с задумчивостью собеседник и задал новый вопрос. - А что с тикерами происходит, если зомби упокоить пулей из электрона? Серебра и золота у нас немного, точнее именно серебра, за золото спасибо дикарям, но на доброе дело набрать можно, а пули и выковыряем потом.
   Я опять развёл руками, потом опустил главу с небес на землю:
  - Медведь, попробовать-то можно с нашими драгметаллами, но во сне у меня было чувство, что правильный электрон делали из металла определённых шахт, из прочих месторождений сплав не работал против эллисков.
   - Вот же... - Медведь несильно ударил кончиками пальцев по столешнице. - Ладно, разберёмся. Что-то ещё?
  - Ага. Во сне я видел местных магов, один управлял ветром, второй огнём, третий молниями. Лупили так, что нашим иным и не снилось.
  - И? - приподнял бровь собеседник. - Мы тут без года неделю, хорошо хоть научились вообще этими камнями пользоваться. Кстати, что за маги, где они сейчас?
  - Умерли, попали под удар эллисков в какой-то горной крепости. И было это очень давно, может быть в то время, когда развалины в джунглях ещё были полноценными городами. А дело в том, что у каждого было ожерелье с одноцветными кристаллами. У одного красноватые, у второго голубоватые, у третьего белые-белые, но не молочного матового цвета, а сверкающие, как крошечные зеркала. И вот я думаю, а что если цвет отвечает за стихию, за умение и неправильный камень в ожерелье только снижает свой кэпэдэ, а нужный - увеличивает силу, м-м, заклинаний?
  - Вот даже как. Интересные новости, максим, ты рассказал. Знаешь, никому не говори про это. Нам ещё не раз с соседями общаться, с тем же Максимовым, и лучше иметь при себе такой козырь. Знаешь, я сам замечал, что тикеры отличаются друг от друга цветом, совсем слабо, почти неуловимо, но отличаются.
  
   Глава 5
  
   Отпускать меня Медведь не хотел. Ещё бы, от меня одного пользы столько, сколько все иные нашего посёлка не приносят. Случись чего и анклав лишится множества ништяков, которые в этом мире достать невозможно.
   Но и мне сидеть в лагере осточертело. Раньше-то Медведь сам направлял в рейды, радуясь, что моя шши усиливает группу. Сейчас всё поменялось, появилось больше людей, снаряжение отбили у дикарей вместе с пленниками, Стрелец выдал кучу рецептур пороха, а мастера, которым помогают иные, обладающие специфичными способностями, уже клепают первые мушкеты с нарезными стволами. Вот-вот и кремневые замки сменятся капсульными, а там недалеко и до унитарного патрона. И всё это за несколько месяцев достигнуто! Примитивность части инструментов и нехватка нужных материалов и оборудования компенсировалось силами иных и - чего уж скромничать - меня.
   Группу, которая пошла в разведку со мной, Медведь увеличил до пятнадцати человек, усилил двумя автоматами, СВД и тремя помповыми длинноствольными 'бенельками'. Плюс, мой 'вепрь' и лук Сильфеи, у которой я пополнил колчан углепластиковыми особыми целевыми стрелами с боевыми наконечниками.
   После вживления кристалла, у меня не только улучшилось самочувствие после особых снов, но и расход энергии тиккера снизился на порядок, может быть, даже на два. То есть, за два десятка стрел я отделался одной искрой и слабой головной болью, которая прошла через полчаса, а раньше бы этих искр ушло бы десять, и валялся до обеда пластом. Всё-таки, правильно я сделал, что рискнул. Плохо, что вышло по поговорке: хорошая мысля приходят опосля. Ведь сколько бы всего я успел сделать, вставь в сердце драконий камень в самом начале? Теперь подумываю о магическом обучении, учёба во сне - как вам оно? Не под командованием Стрельца каждый вечер крутить в руках копьё и саблю, а всего за одну ночь стать мастером рукопашного боя с этими видами оружия.
   М-да, мечты, мечты всё это, мне больше подойдёт искусство стрельбы из лука, чем драка стенка на стенку.
  - Макс, ты готов? - окликнул меня тёзка, Максим Терентьев, назначенный главой посёлка в помощники командиру отряда и начальником моей охраны - пяти лбов, которые в джунглях уже обвыклись и если не столкнутся с шаманами или элитными воинами, то в одиночку десяток карликов не напрягаясь сметут голыми руками.
  - Как пионер, - кивнул я.
  - Тогда пора выдвигаться, Колька уже своих всех построил, посмотрел и направил на выход. Остались только мы.
   Переход до пещеры с порталом прошёл буднично, все привыкли уже не раз к этой дороге. Именно дороге - тут давно уже натоптали широкую стёжку, вырубили самые густые заросли кустарника, часть деревьев.
   В пещере перекинулись парой фраз с постовыми, потом я открыл переход.
   Вся расслабленность с нас сошла на той стороне, вместе с жарой и влажностью навалилась тревога, настороженность. Разве что одна Сильфея выглядела спокойно, но равняться на неё бессмысленно, это же шши.
  - Туда идём, - махнул рукой Змеев вдоль реки, - Медведь сказал осмотреть несколько мест, которые могут быть нашими, с Земли. Премию обещал, если что-то стоящее отыщем.
  - Хорошо бы автобус с моделями из плейбоя найти, тогда никакая премия не нужна, - хохотнул кто-то из разведчиков, одинаковых, как близнецы в мешковатых маскировочных накидках.
   Да уж, кто о чём, а вшивый про баню. С женщинами у нас после увеличения населения стало проблематично, не армейский гарнизон, но скоро станем. В среднем на одну представительницу слабого пола приходилось по два сильного. Учитывая, что считаются и подростки, то разбег между взрослыми людьми и вовсе доходит до одной к трём.
   Думаю, Медведь затеял эскаладу с крепостью ещё и по этой причине, боится начала драк среди мужиков за наших дам. А операция по освобождению древнего сооружения, освоение и ремонт, постройка с нуля городка (точнее посёлка, но капитального) и стены вдоль берега на полуострове, надолго займёт людей и выбьет дурные мысли у большинства.
   К джунглям все привыкли уже настолько, что ловко находили дорогу среди зарослей, где достаточно было взмахнуть пару раз тесаком, чтобы сделать путь без излишних усилий. Привыкли и к редким змеям, нет-нет да появляющихся рядом. Обычно они после злобного шипения удирали сами, хотя некоторые были весьма здоровы, видели и трёхметровых гадин с крупными кривыми клыками, которые они демонстрировали не стесняясь. Но иногда попадались и такие, кто в обязательном порядке хотел попробовать на зуб землян, чаще всего эти твари не достигали и метра в длину, ловко прятались среди зелени.
  - Вот сука! - вскрикнул один из солдат впереди. - На!
   Словно в ответ на мои мысли на пути отряду попалась одна из таких злобных созданий, вцепившаяся чуть ниже колена разведчику. В обязательном порядке все мы (кроме Сильфеи) надевали краги, которые доходили до колена, застёгивались тонким ремешком на подошве рядом с каблуком и были сделаны из толстой кожи, прокусить которую было не по силам змеям. В джунглях хватало колючек и шипастых лиан, тянущихся по земле, и такая защита на ногах спасала от ран и ссадин, которые очень долго самостоятельно заживали из-за имеющегося яда в шипах и попадающий в ранки местных паразитов, для которых жаркий и влажный климат были раем обетованным, так что, в основном краги защищали от них, но и против змей помогали.
   Две полуметровых половинки чёрной с жёлтыми зигзагообразными полосами на спине змеи бешено извивались, не веря, что смерть уже пришла за тварью, когда я прошёл мимо. А вот не трогай нас!
   Через два часа сделали первый двадцатиминутный привал. Перекусили всухомятку, попили подсоленной водички, пожевали корешков, которые нам Жанна дала и пошли дальше.
   До первой точки, которую я сам и отметил на карте Медведю, добрались через час. Здесь, среди буйных зарослей лежали обломки АЗС. Лёгкая конструкция, совмещающая в себе магазинчик и место операторов, рассыпалась, содержимое накрыла крыша. Сравнительно лёгкая штука из сэндвич-панелей, кровельного железа и нетолстых металлических направляющих, но поднять, чтобы забрать трофеи, быстро не выйдет, да и нет у нас подходящих инструментов, тут нужны тросы, домкраты и блоки или один кран.
   Рядом стояла машина - оранжевая 'киа пиканта' со спущенными колёсами с левой стороны, смятой крышей с того же края и лопнувшим лобовым стеклом из-за этого. Досталось машинке обломками строения, а ведь стой всего лишь на метр дальше и ничего бы не произошло.
   В двадцати метрах торчали из земли покосившиеся столбы, на который мотылялась пластиковая обшивка, придающая благородный вид стальным конструкциям. На столбах чудом держались листы толстого железа, которые после переноса пошли волнами и местами слетели с заклёпок и сварки. Под ними стояли на бетонной (и опять же лопнувшей) площадке три колонки с толстыми чёрными змеями топливных шлангов.
   Ещё чуть в стороне, практически на самой границе с джунглями, из земли торчал горб земли и щебня, в котором смутно угадывалась огромная бочка.
  - С Металлистов заправочка-то. Тээнкашная. Сам не раз заправлялся, - с уверенностью заявил один из разведчиков. - В магазине у них навалов всяких расходников и ночами можно не только кофе с хотт-догами взять, но и водочки, пара девчонок выносила через заднюю дверь, чтобы под камеры не попасть. Борода за такой приз точно премию даст, да и если раскопать, то можно кое-что интересное получить... - боец не стал договаривать, вместо слов выразительно и звонко щёлкнул пальцем под подбородком.
  - Такое чувство, что она ещё вчера была у нас, в смысле, на Земле, - покачал головой тёзка. - Тут за эти месяцы всё должно зарасти, а ты гляди - даже пыль и песок с трассы возле колонок остался.
   Не только он обратил на это внимание.
   У меня самого крутились шальные мысли, что наш отряд неведомым путём через портал перенёсся не только через пространство, но и время и сейчас мы находимся в самый пик Переноса. Озвучивать свои догадки не стал, вдруг паника поднимется, товарищи решат возвращаться назад или вовсе совершат какую-нибудь глупость, которую я даже представить не могу.
  - Заправка не с нашего района, кстати, - продолжил всё тот же разведчик. - Даже странно, до этого все из другого места попадали, никого из чужаков.
  - Меньше думай - больше делай, - резко произнёс Змей. - Следы людей ищем.
   Нашли, но лучше бы их не было. С самого края под крышей магазинчика из развалин торчала тонкая женская рука, которая продолжала сжимать обгоревший фильтр сигареты в пальцах.
  - Как раз здесь запасной выход был. Вышла покурить, а тут... - тяжело вздохнул разведчик. - Наверное, её напарница и заправщик под крышей лежат.
   Других следов не нашли, так что, прав этот знаток заправок, когда говорил о телах под завалом.
   Потом, когда отошли от АЗС на пару километров, Змей приказал устроить незапланированный привал и вместе с тёзкой подсел ко мне.
  - Максим, что думаешь по этому поводу? - спросил он и мотнул головой в сторону привета с Земли. - Почему там всё новенькое, есть мысли?
  - Есть, но могут не понравиться, - признался я. - Опасаюсь, что портал засбоил, и нас выбросило в прошлое, на несколько месяцев назад, когда случился перенос с Земли.
  - То есть? - не сразу понял Тереньев, но буквально через секунду до него дошло. - Сейчас по берегам бродят сотни наших?! И пигмеи их отлавливают?!
  - Вроде того.
  - Чёрт! - он с силой ударил себя по бедру кулаком. - Мы много не сделаем, нас всего пятнадцать душ и даже иного нет. А у дикарей в то время в каждом отряде по шаману или нескольким спецназовцев было.
  - Хоть что-то да сможем. Главное, у нас знания есть, плюс, почему нет иных - а Макс? - поправил его Змей. - А Сильфея?
  - Максу спать нужно, - ответил начальник моей охраны, но уже чуть более увереннее, и с затаённой радостью посмотрел на шши.
  - И что в итоге делаем?
   И оба посмотрели на меня.
  - Как и планировалось - ведём разведку. Если мы в прошлом, то очень скоро наткнёмся на наших или дикарей.
  - А может, назад к порталу вернёмся? Там-то точно эти мелкие гады появятся, - предложил тёзка.
  - И потерять три с лишнем часа на дорогу? Прийти туда с высунутым языком? - покачал головой Змей. - Я за идею Макса, да и парней пока не стоит тревожить, у меня парочка ждут детей от своих подружек, скажи им, что всё это в будущем и неизвестно встретятся ли они снова, то я не знаю даже, что выкинут в ответ. Тем более что там, что здесь столкнуться с нашими или дикарями шансы равнозначные.
   В наших условиях с контрацепцией в виде 'в тряпочку' и отсутствием интернета с телефонами и телевидением животики характерной округлости у слабой половины появлялись, как грибы после теплого дождика летом, пусть пока сейчас и незаметные из-за алого срока, но слухи-то о беременности очередной женщины разлетались махом. Так что, ничего удивительного в том, что в нашем отряде появились будущие отцы, я не вижу.
  - Да может быть, я ошибаюсь, - поспешил я успокоить народ. - Мы еще не знаем ничего толком про этот мир, тут могло какое-нибудь поле сохранить те развалины от внешнего воздействия, поэтому раньше их не видели и вид новенький. Не удивлюсь, что это из-за красной луны всё это.
   Небесный спутник зловещей окраски появился вчера поздним вечером. Никто не пропустил это событие: у кого-то защемило сердце, другие почувствовали необъяснимый страх, у третьих заныли зарубцевавшиеся раны, на иных на короткое время напала страшная слабость. Да и я сам в тот момент, когда луна вылезла из-за горизонта полностью, почувствовал холод рядом с сердцем и вялость, как после бессонной ночи и физического труда целый день. Симптомы прошли быстро, и даже оставили после себя приятные последствия - драконий камень заполнился почти доверху.
  - У меня от неё мурашки, когда смотрю, - признался тёзка. - Сердце подсказывает, что из-за неё мы здесь, не только московские научники намудрили чего-то.
   Рассказывать о своих мыслях и идеях спутникам не стали, хотя я видел взгляды некоторых из разведчиков, и показалось мне, что у них бродят в головах схожие идеи, нехорошие и тяжкие.
   К порталу возвращаться не стали, продолжив своё патрулирование вдоль берега. Конечной целью рейда была крепость, мы должны будем её осмотреть со всех сторон и сфотографировать. Потом снимки тщательно будут рассмотрены в штабе и по ним создадут планы осады или штурма.
   Аппаратов для съёмки у нас хватало. Два сотовых телефона с мощными камерами с функцией зума (выпускались как-то такие штуки знаменитой фирмой, но популярности не обрели из-за внешнего вида и габаритов) и одна 'мыльница', но тоже весьма качественная. Сейчас они выключены в целях экономии энергии. О чём я сожалел, так что не сфотографировали АЗС. Ведь если моё предположение о временном переносе ошибочно (и я истово желаю этого), то Медведю будет очень посмотреть снимки, может быть, сможет найти близкое обоснование странностям.
   Пш-ш.
   Рация шикнула и тут же выдала шёпот разведчика из головного дозора:
  - Тихо, пигмеи впереди. Сто метров.
   Змей поднял вверх левую руку со сжатым кулаком и тут же опустил в локте параллельно к земле. Все по команде присели, ощетинившись стволами во все стороны.
  - Тронк'ра, впереди враги. Они нас только что заметили.
   Пш-ш.
  - Млин... засекли нас!
  И через мгновение впереди прозвучали два выстрела. Группа из колонны стала превращаться в линию, расходясь в обе стороны. Через десяток секунд из зарослей выскочила пара из авангарда, предупредив перед этим по рации сдавленными от бега голосами.
   Треньк!
   Тетива громко ударила по кожаной защите на руке шши, стрела молнией сорвалась с полочки лука и скрылась среди зелени.
   Треньк!
   И ещё одна стрела нашла свою жертву. Уж в чём, в чём, а в этом я не сомневался, Сильфея доказала своё мастерство.
   После второго выстрела девушки из зарослей выскочили несколько низкорослых тел с копьями или духовыми ружьями в руках. И тут же нарвались на дружный залп из мушкетов и 'бенелек'. Крупная картечь насквозь пробила тела врагов, сшибла несколько крупных листьев, веток.
   Над большинством стрелков повисли облачка дыма. Матерясь и кляня за низкую скорострельность примитивное огнестрельное оружие, разведчики торопливо приводили его к бою.
   Треньк!
  - Трое уходят, тронк'ра, - сообщила Сильфея, едва тетива хлопнула ей по руке в третий раз.
  - Шаман? Особые воины?
  - Нет, тронк'ра, воины с тикерами мертвы, шамана там не было.
  - Уф, хоть одна хорошая новость, - с облегчением сказал Терентьев, находящийся с начала боя рядом со мной. - Змей, Сильфея говорит, что там трое осталось и они сейчас драпают!
  - Перезарядимся и пойдём осторожно вперёд, пока ждём! - прозвучал ответ из зарослей.
  Нашли восемь тел, у троих в груди, точно в сердце торчал тонкий углепластиковый прутик с пластмассовым оперением. Двое из них были с кожаными браслетами, усеянными мутными тикерами. Качество кристаллов было аховое, но зато их на каждой кожаной полоске было больше тридцати штук.
   Один ещё дышал, вернее, пускал алую пену, и радости Змея как язык не оправдал. Рассчитывал на Сильфею, которая понимала если не все языки, то очень много. Что-то внятное в хрипе умирающего девушка не разобрала и сожалеющее пожала плечами, когда я попросил её стать переводчиком.
  - А тут след, парни, от кроссовок! - раздался удивлённый возглас караульного, его и ещё двоих отправили в стороны следить за ситуацией, пока мы собирали трофеи.
   Понятное дело, половина нас бросилась к нему, в итоге чуть не затоптав отпечатки. Какой-то зверёк, может быть аналог земного крота или микрокабан оставил узкую не больше, чем мужская ладонь полоску рыхлой почвы. И на ней виднелись три следа от человеческих ног. Два смазанных, невнятных и достаточно крупных, а один просто на загляденье - буквально каждая пупырышка на резине видна, вплоть до цифр размера и названия марки.
  - Ребёнок или дюймовочка какая-то тут прошла, тридцать второй размер с ихнего на наш.
  - Наши прошли, земляне, в смысле.
  - Недавно совсем, мы ещё их догоним...
  - Вот мы их тут заметили, стояли в кучке, на что-то пялились, оказывается на следы...
   Над джунглями прокатился гвалт возбуждённых голосов.
  - А ну, тихо всем! - рявкнул Змей. - Ещё кто рот раскроет без пользы - протухнет в карауле у портала.
   Шум стих, как по мановению палочки дирижёра. Никому не хотелось попасть в охрану портала в пещере-могильнике.
  - Сильфея, хорошая моя, ты сможешь пройти по следам? Жаль, но никто из нас ни разу не следопыт, - обратился он к шши и... был проигнорирован. - Сильф...
  - Постой, Коль, ей всё равно на твои просьбы, - прервал я его, потом сам спросил у девушки. - Сможешь?
  - Да, тронк'ра.
   Шли по следу легко. Земляне выбирали чистый путь, тот, где было мало зарослей. Нам раз десять пришлось взяться за тесаки, чтобы прорубить путь среди гигантских в мой рост лопухов с листьями, каждый из которых был больше зонта. Сердцевина у растений оказалась сочная - брызги от ударов щедро летели во все стороны, превратив рубщиков буквально за секунды в мокрых котят. Да ещё и липким - через сто метров накидки бойцов покрылись слоем мелких веток, листочков и насекомых.
   Пш-ш.
  - Змей, мы их видим. Две женщины, мужик и два ребёнка меньше десяти лет или около этого. Одна женщина лежит, взрослые что-то с ней делают. Это точно наши, с Земли.
  - Стойте на месте, я к вам.
   'И я', - пронеслась у меня мысль, уж очень интересно было посмотреть на земляков. Разумеется, Сильфея не отстала ни на шаг, плюс тёзка с парой своих архаровцев, оставив трёх оставшихся прикрывать нам спину.
   Вот так и вышло, что к землякам вышел не один человек, который всего лишь вызовет опаску, а притопала толпа здоровенных мужиков вооруженных до зубов, от вида которых заикой можно стать в такой ситуации.
   Заметили нас в последний момент, чуть ли не в нескольких шагах от себя.
  - Ой! Миша, Миша... - женщина схватилась за рукав рубашки своего спутника и принялась того тормошить, без конца произнося его имя и не сводя с нас взгляда.
   А я смотрел на них и мрачнел - незнакомцы выглядели свежими. У мужчины тщательно выбрито лицо, у женщин видны остатки косметики, одежда пострадала от воды, сока растений и веток, но видно, что её надели не более суток назад.
  
   Глава 6
  
  - Не бойтесь нас, мы свои, русские! - закричал издалека Змеев. - И земляки ваши!
   Судя по лицам незнакомцев его слова совсем не успокоили их. Разве что вот женщина перестала звать мужа (наверное, муж её) и отпустила его рубашка, а мужчина зачем-то достал телефон, который выставил вперёд словно, отгораживаясь от нас им, как щитом.
   Сначала я подумал, что у него в голове помутилось из-за случившейся беды, и он надеется или откупиться от нас, посчитав гопниками, или закрывается от пули.
   'Да он же нас снимает!', - дошло до меня.
   Бред?
   Бред!
  - Что с вашей спутницей? - Кольке было наплевать на чудачества человека напротив. - Что с ней? Ну, не молчите!
   От его окрика незнакомцы вздрогнули, женщина притянула к себе детей и отступила назад, за спину мужу, тот сделал крошечный шажок вперёд, облизал губы, нервно посмотрел на детей с женой и с испугом почти на пулемётной скорости выдал:
  - Её змея укусила, очень большая, метр или больше! С двумя красными полосками на спине, а сама жёлтая или светло-коричневая! А вы кто? Что это за место? Это розыгрыш, да?
  - Цыц, вопросы потом, - оборвал его Змеев, уже подошедший к нему вплотную. - Давно её укусили?
   Он присел над девушкой, одетой в белую блузку и строгую чёрную юбку. Её била сильная дрожь, глаза закатились под лоб, показывая одни белки, лицо посинело, словно от удушья. На её левой ноге под коленом был неуклюже намотан пёстрый галстук.
  - Десять минут, может, пятнадцать назад. Она её два или три раза укусила, там видны укусы, мы жгут наложили. Чтобы кровь дальше не шла, я в дискавери такое видел, но ей всё равно стало плохо.
   Колька прикоснулся к рации и произнёс:
  - Олег, пулей сюда с аптечкой, тут укус змеи.
   Через полминуты с пострадавшей уже возился медик отряда. Сделал два укола рядом с местом укуса на лодыжке, накапал в рот немного тягучей тёмно-зелёной жидкости. Через несколько минут состояние у девушки стало лучше, исчезла страшная синева, прекратилась дрожь, стало заметно дыхание.
  - Ещё бы минут десять и всё - аллилуйя! - хмыкнул медик. - Вовремя мы подоспели, - потом подмигнул мальчишке и протянул ему латунную гильзу от ладкоствольного ружья, - держи презент, боец. Не страшно?
   Тот гильзу сграбастал и тут же спрятался за спину женщины, успел негромко и торопливо произнести:
   - Немножко.
  - Теперь можешь не бояться больше, мы тебя защитим и родителей твоих тоже.
  - А вы кто? Из армии? - спросил мужчина, и при этом с недоумением косясь на мушкеты в руках разведчиков.
  - Типа того, - хмыкнул Змеев. - Так, сейчас отойдём в сторонку, найдём местечко поудобнее и поговорим, только сначала вопрос - вы из какого города и какое сегодня число?
  - Из Н-ска, август сейчас...
  - Твою... - выругался кто-то из товарищей, позабыв о детях или от расстройства не придав этому внимания. Родители на этом моменте решили не заострять внимание.
  - Что-то не так? - осторожно осведомился найдёныш.
  - Всё не так, - скрипнул зубами Змей, потом отрывисто скомандовал. - Выступаем, девушку на носилки и живей, живей, пока на дикарей не наткнулись!
   Под носилки у нескольких разведчиков ждали своей очереди большие прямоугольные куски прочной материи с нашитыми петлями, в которые вставлялись жерди, срубленные прямо на месте. Подходящих, хоть и кривых хватало на каждом шагу.
  - А что за дикари? - осведомился мужчина, но нарвался на раздражённую отмашку тёзки, мол, всё потом, а сейчас шустрее шевели ногами.
   Позже, когда рядом никого не было, Тереньев едва слышно пожаловался мне:
  - Как же радиостанции не хватает! Сейчас бы забросили антенну на одно из этих деревьев да связались с посёлком, чтобы узнать наверняка - в прошлом мы или это всё местный мир чудит.
  - Да попробую я что-нибудь как-нибудь с этим придумать, - вздохнул я, признавая его правоту. - Но не быстро, дел - вагон, на все меня не хватит просто.
  - Да я понимаю, Макс, но так этой нужной вещи не хватает иногда... да всегда её не хватает, хоть плачь.
  - Сказал же - попробую, - начал раздражаться я. - Ребятам скажи, что попытаюсь позже на нормальном привале войти в транс и узнать что за дела вокруг творятся. Может ерунда всё это про провал в прошлое.
  - Вот это дело! - обрадовался тёзка.
   Через пару минут рядом нарисовался Змеев.
  - Главхран твой сказал, что можешь сейчас прояснить ситуацию? - спросил он.
  - Коль, не сейчас, - я почувствовал, что ещё вот-вот и взорвусь просто, - нужно нормальное место, тихое и безопасное, и тем более я сейчас на взводе, глаза закрыть сложно, не то что заснуть.
  - Ок, - кивнул он, - подыщем местечко, не сомневайся.
   После встречи с супружеской парой спокойствие у разведгруппы ушло окончательно. После находки АЗС ещё кое-как пытались все успокоить себя, находя аргументы в мыслях подходящие и сваливая на странности этого мира, то теперь все были мрачные, как приговоренный вечером перед утренней казнью.
  - Макс, скажи, чтобы искали бивак, я полезу в астрал, в транс...короче, постараюсь во сне узнать, что здесь происходит, - обратился я к своему, как его Змеев назвал, главхрану.
   Место подыскали уже через двадцать минут.
   Остановились на небольшом возвышении прямо на краю крутого ската высотой метров десять и заканчивающегося мелководным и широким ручьём, заросшим чем-то вроде кувшинок. С другой стороны лежал огромный лесной исполин, поваленный уже давно бурей. Ствол был настолько толстый, что немного возвышался над моей макушкой. С прочих сторон нас закрывала густая стена лиан и кустов. Неплохой закуток для бивака, с одной стороны не подступиться, с другой практически крепостная стена (там уже разведчики мастерят что-то вроде лесенки с площадкой для снайпера, чтобы он мог заглядывать на ту сторону и не сильно отсвечивать, не торча прямо на теле погибшего лесного гиганта, как всеми замечаемая бородавка на носу), оставшиеся стороны контролировали два парных поста.
   Для меня сделали крошечный шалашик рядом со склоном, остальные расположились полукругом метрах в семи.
  - А что дядя делает? - достаточно громко, чтобы его все услышали, спросил мальчишка. - Он спать будет, днём, как я раньше в садике?
   А пацану-то максимум лет восемь, а не десять, насколько он, кстати, выглядит, иначе бы про детсад он не вспомнил бы.
  - Я не знаю, Стас, наверное, дядя устал вот и хочет отдохнуть, - растерянно ответила ему мать.
  - А нам такие же домики сделают тоже? Я тоже устал, - заканючил ребёнок. После встречи с нами земляки более-менее пришли в себя, утолили жажду и голод на ходу нашими припасами. Заодно рассказали о себе.
   Виноградовы. Михаил и Юлиана. Двое детей - Маша и Стас, оба в начальных классах обучаются, про возраст их я пропустил мимо ушей информацию или родители не сообщили. Девушка на носилках - Светлана, большего нам о ней ничего не известно. Вся пятёрка перенеслась вместе прямо с улицы города. Семья гуляла, Светлана в этот момент подошла к ним с целью анкетирования, узнать, что они думают о работе офиса сотовой компании, расположенного в нескольких шагах. Дальше темнота и пробуждение в жарком сыром климате в настоящих джунглях и с не самым хорошим самочувствием. Тут же подумали про московский НИИ, о котором гуляли среди горожан тысячи баек и иногда на территории института видели или слышала необъяснимые эффекты. Неудивительно, честно признаться, большинство землян винит в своих неприятностях учёных, и попадись им в руки кто-то из персонала - линчевали бы на месте. И не удивлюсь, если такие в наших рядах есть, только не спешат признаваться, я о научниках, НИИ-то располагался в нашем районе и всех перенесло сюда разом. Странно одно - Виноградовы гуляли достаточно далеко от нашей части города, а живут ещё дальше, чуть ли не на другом конце города. Но и их закинуло сюда.
  - Дядя у нас самый главный, только ему положен шалаш, - а это решил ответить Олег, у которого завязался небольшой контакт с ребёнком. - Вот вырастишь. Станешь самым большим и тоже будут только тебе строить домик и ты станешь в нём жить, а пока что только так - на травке и ветках, на голой земли.
   Медик похлопал ладонью по стопке веток, на которой сидел и скривился, увидев рядом с ладонью крупного чёрного жука размером с жёлудь и с усами по пять сантиметров в длину. Подцепив тварюшьку кончиком ножа, он откинул её далеко в сторону, поближе к зарослям, которые избежали встречи с нашими тесаками при становления лагеря.
   Мальчишка что-то ответил плаксивым голосом, но я уже не разобрал, так как забрался в шалаш и вставил в уши обрезанные присасывающиеся наушники, у которых внутренности были заменены на вату и воск. Полностью звуки не исчезали, но таких смодельных беруш хватало. Чтобы превратить ближнюю громкую речь в тихий невнятный шум, на который внимания не обращаешь.
   Заснул я минут через пятнадцать.
   Что я хотел узнать?
   Немного, было одно желание - посмотреть на свой посёлок, разгромленное нами самое ближнее становище пигмеев и окрестности реки. Этого должно хватить, чтобы понять - в прошлом мы или нет.
   Сначала я плыл в облаках, и мне было хорошо и спокойно. Было чувство дрёмы, когда видишь явь и кажется, что одновременно ты в другом месте. Сложно это обьяснить, подходящий пример, когда закрываешь глаза 'на пять минуток всего', и вроде бы точно считаешь, что не спишь, ан нет - открыл глаза и понимаешь, что полчаса дрых. Вот и я летал в облаках с состоянии 'пять минуток и всё'.
   Наконец, спохватился и полетел в сторону посёлка, совершенно не обращая внимания на мгновенно меняющуюся картинку на земле подо мной.
   'Слава богу, всё на месте!', - с облегчением подумал я, увидев, что с момента ухода утром разведгруппы ничего в нашем анклаве не убавилось и не прибавилось. Невидимой тенью спустился вниз, навестил Медведя в штабе, возившегося с несколькими пухлыми терадями, проскочил сквозь лазарет, заглянул в столовку и вдруг...
  - Максим?!
   Совсем рядом стояла Ольга и смотрела на меня с таким видом, словно, приведение увидала.
  - Бред, - прошептала она, - да ну... показалось всё.
   Девушка коснулась лица, помассировала веки кончиками пальцев и ещё раз посмотрела на то место, где я стоял несколько секунд назад. Больше она не различала меня, если вообще видела до этого, а не почувствовала, дальше же разум, получивший невероятную дозу адреналина, не дорисовал нужное, на миг показав Оле меня.
   После посёлка я навестил пепелище на месте дикарского городка - пусто, ни следа присутствия живой души. Только из горок золы и головешек на местах хижин, проклюнулись зелёные ростки, да видны кости, растащенные хищниками.
   Уже полностью спокоыный я молнией метнулся вдоль берега реки от портала и параллельно нашему маршруту, потом резко свернул в сторону и очень скоро оказался рядом с лагерем.
   Вот тут-то всё спокойствие исчезло в одно мгновение.
   Вокруг товарищей стягивалось кольцо из дикарей с несколькими шаманами и элитными воинами. На первы взглял больше сотни человек в двух отрядах, заходивших на товарищей со стороны стены-дерева и ей противоположной. Сколько между нами? Семьдесят метров? Пятьдесят? И ведь никто их не видит. Даже шши, у которой столько сверхчеловеческих способностей и то глазом не ведёт.
  - Тре... тревога! - крикнул я, едва оказался в своём теле. - Пигмеи с шаманами!
  - Пи***ц! - высказался тёзка. - Приплыли.
   Лагерь забурлил. Только что сидящие и лежащие с самым беззаботным видом люди в секунду превращались в хищников, готовясь ударить когтями, вонзить во врага клыки.
  - Тронк'ра, я никого не чувствую, - с едва заметной растерянностью произнесла Сильфея. - Где они?
  - Там и там, - я ткнул пальце в стороны поваленного ствола, потом в противоположную. - В каждом отряде по шаману и штук пять вождей или элитных бойцов. Сотня или немногим больше. И они рядом.
  - Извините, а что происходит? Что нам делать? - а это Виноградов интересуется, не понимая внезапной суеты и пугаясь внезапного преображения разведчиков.
  - Ничего, лежать и не отсвечивать. Вон, к стволу прижмитесь, а ещё лучше ляжьте прям рдом с ним на землю, чтобы шальным выстрелом не задело. За детьми следите, чтобы с испугу не ломанулись в заросли.
   Караульных немедленно отозвали обратно. Толку от них в густоте зелени, раз пропустили дикарей, которые сейчас метрах в пятнадцати от них должны быть.
   Бда-ах! Бда-ах!
   Две примитивных гранаты - кусок заваренной с двух сторон двухдюймовой трубы с насечками по корпусу, сделанных 'болгаркой', засыпанный порохом и с приклепанной тонкой жестяной трубкой, в которой торчал запальный шнур - полетели в один из самых густых кустов, где могли укрыться дикари. Метров тридцать всего, не самое большое расстояние для тренированных бойцов, они и на сорок могут закинуть.
   Провизжали над нашими головами осколки, заплакали дети, напуганные взрывами.
   Хлоп!
   Вот и знакомый звук удара тетивы о кожу наруча. И тут же ещё раз:
   Хлоп!
   Два обладателя тикеров только что отправились на небеса или куда уходят души местных верующих.
  - Чёрт, никого не вижу! - почти простонал тёзка. - Куда стрелять, млин?
   Из-за низкой скорострельности отрядного оружия не получалось засыпать кусты свинцом, тут нужно стрелять с уверенностью, что не зазря потратил попрох. Пигмеи со своими отряавлеными стрелками и то скорострельенее нас. Хотя, вот конкретно я не с мушкетом сюда пришел, в эти поганые джунгли.
  - Сильфея, где они?
   Вместо слов шши прикоснулась ко мне: встав за спиной, положила обе ладони мне на плечи.
   Весь мир изменился за один удар сердца - раз, и я уже смотрю на себя со стороны и одновременно чувствую себя. Краски окружающего мира увяли, но среди серо-зелёной, какой-то полупрозрачной флоры мелькали пятна насыщенного красного, жёлтого и белого цвета. Вот по ним я и открыл огонь из 'вепря', опустошая пятнадцатипатронный барабан.
  Мимолётно успел подумать, что тронки набирали себе шши и по этой причине - пользовались их способностями, которые не имели сами, или не хотели тратить на это энергию.
   С последней вылетевшей гильзой закончились и спецээфекты.
   И ощущение было, словно, я ослеп. Сильно неприятным оказался переход от всевиденья к простому человеческому зрению.
  - Больше не могу, тронк'ра, - извиняющее произнесла девшка. - Мне тяжело без подготовки.
  - Стреляй сама, у тебя это лучше получается.
   Сильфея выпустила ещё пять стрел, прежде чем в нас полетели ответные от пигмеев. Первыми под удар попали два разведчика из первой линии обороны, оказавшиеся ближе всех к зарослям. В каждом оказалось штук по пять стрелок, воткнувшихся в шею и руки.
   Потом упал, превратившись в колоду, один телохранитель, словив две стрелки прямо в щёку.
   Скатился со своей вышки снайпер почти на голову Виноградовым и там безжизненно замер. Оглушительно завизжала Юлиана, ей вторили своим плачем дети.
   Застучали автоматы, за десять секунд опустошив магазины коротким и частыми очередями, к ним присоединились 'бенельки'.
  - Нужно уходить, иначе скоро нас здесь зажмут, - и с этими словами Терентьев рванул к Змееву.
   Я поставил на место обычный магазин, вскинул дробовик к плечу и отстрелял пять патронов с картечью в заросли, ориентируясь на малейшее шевеление.
   Попал? Нет? Плевать, всё равно до конца боя не узнаю.
   На место ещё один магазин, осмотреться и положить оружие рядом, чтобы набить патроны в 'бубен'. В этот момент два разведчика развернулись в нашу сторону и выпалили по мне и шши из мушкетов. Девушке попадание кусков свинца вреда не причинило, а вот мне обожгло щёку и болезненно ударило в бицепс правой руки.
   Хлоп!
   Стрела выросла у одного из одурманенных солдат прямо в шее.
  - Шамана! Шамана бей! Или он нашими руками нас же и перебьёт! - закричал я. Ко второму разведчику попавшему под контроль шаману, метнулся телохранитель и сбил того с ног ударом приклада в лоб. С пробитой шеей боец уже лежал на земле и зажимал рану ладонями, не обращая больше ни на что внимания.
  - Шаман прячется под деревом, где сидели бабочки, - дала наводку шши. - Но мне его не достать.
  - Достанем, - кивнул я, потом посмотрел на телохранителей. - Слышали? Гранатами бы его или так здесь и останемся.
   Из зарослей молниями вылетели две низкорослые фигуры. Двигались они с такой скоростью, что глаз едва ловил их передвижения. Одного пригвоздила стрелой Сильфея, для которой такая скорость не была чем-то запредельным, а вот второй успел натворить дел. В руках у него была изогнутая кость сантиметров сорок в длину, плоская и заточенная с одной стороны. Этим костяным тесаком, смахивающим на часть нижней челюсти кого-то огромного зверя, пигмей ударил по голове Змея, тут же отскочил в сторону и разрубил лицо ближайшему разведчику, увернулся от приклада мушкета от третьего и отсёк тому правую кисть.
   Хлоп! Хлоп!
   Тетива хлопнула дважды с минимальным промежутком. Одна стрела ударила в грудь пигмея, который выскочил из зарослей с ещё двумя дикарями, вторая насквозь пробила голову убийце, метающегося среди нас.
   Следом раздалось два или три взрыва, сорвавших целую сеть из лиан с дерева в двадцати метрах от линии нашего лагеря.
   И всё закончилось - не летели отравленные стрелки, не выскакивал из зарослей с дубинками и костяными тесаками.
  - Оба шамана у них погибли, но остались воины с тикерами, - дала пояснения возникшей заминки шши.
  - Нужно уходить. Если к ним придёт подкрепление, то... - это взял слово тёзка, который стал командиром отряда после ранения Змеева. Колька же лежал без сознания на земли с разбитой головой, из которой текла тонкая струйка крови.
   Пользуясь затишьем, оказали помощь раненым: кого перевязали, кому вкололи антидот. Убитый был один - стрелок с СВД, ядовитый дротик попал ему в глаз с такой силой, что достал до мозга. Был ещё жив 'крестник' Сильфеи, удтвитиельно, но стрела не задела ни позвонков, ни крупных сосудов, хотя крови парнь потерял изрядно, но вовремя оказанная помощь давала надежду, что он выживет.
   Уходили по склону, закидав дымовыми гранатами своё лагерь, таким образом прикрывая отступление. Отряд из боевой еденицы превратился в кучку инвалидов и грузчиков. Даже Виноградовым прилось стать носильщиками, так как всё имущество, среди которого лишнего не было ни грамма, нам было не по силам унести. Свободные руки были у трёх - у детей и Сильфеи. Шши прикрывала наш отход, а дети были слишком малы и напуганы, чтобы ждать от них помощи. Ро, Жанне и прочим нашим официальным докторам придётся как следует с ними поработать по возвращению в посёлок.
  
   Глава 7
  
  - Оторвались, как думаешь? - через силу произнёс тёзка. Вот уже второй час мы несёмся по джунглям на пределе сил, спасаясь 'тониками' изготовленными Жанной.
  - Не знаю... наверное, - отозвался я, мечтая о привале.
   Второго боя с отрядом пигмеев с шаманами или вождями мы бы не выдержали или пришлось разделяться, оставляя часть разведчиков в прикрытии вместе с ранеными. Вряд ли они оставили нас в покое, скорее всего, потеря всех шаманов и элитных воинов научила дикарей осторожности и теперь они идут тихонечко за нами, оставляя метки для подкрепления, для новых владельцев тикеров, шедших им на помощь, на смену погибшим.
   Чтобы выжить, я предложил двигаться к крепости, где засели зомби. Этим убьём сразу двух зайцев: проведём разведку местности вокруг постройки, что являлось нашей основной задачей в том рейде, и оторвёмся от преследователей. Борисыч, один из новых жителей посёлка, рассказывал, что его группа спаслась именно так, когда им на пятки сели ловчие отряды дикарей. Низкорослые жители джунглей до ужаса боялись чудовищ, что жили в крепости на речном полуострове. Думаю не зря, не просто же местность рядом с полуостровом была безжизненной (правда, это - по словам Борисыча, далеко не охотника, обычного горожанина и впервые попавшего в джунгли), зомби могли иногда покидать своё укрытие в целях пропитания или по иным причинам, например, заложенным программам, вложенных им в голову древним магом. Это я к тому, что можем попасть из огня да в полымя. Но другого варианта никто из нас не видел.
   Ещё и удар, который нам нанесли пигмеи, оказался силён, а то что-то привыкли мы их гонять в хвост и в гриву и серьёзные потери, к счастью, в большей мере ранеными, лишили нас того залихватского настроя, который - да мы их шапками закидаем! И это сильно ударило по уверенности в свои силы.
  - Здесь совсем рядом ещё одна точка, которую Медведь просил исследовать, - сказал я Терентьеву.
  - У нас сил нет для её осмотра, - отрицательно мотнул тот головой. - В другой раз.
   Ну, в другой так в другой.
  - Как скажешь, но нам почти по пути будет, если сейчас чуть в ту сторону уйдём, - указал я правее. - До крепости при любом раскладе три часа идти примерно.
  - И?
  - И вдруг там что-то полезное есть, вроде той машины как на заправке, только больше.
  - Точно рядом? - засомневался тёзка. - Я в этих зарослях ни черта не понимаю. Да и карта... м-да, рисунки первоклашек.
  - Точно, точно, - заверил я его. Я и сам не мог точно сказать, откуда у меня такая уверенность. Ничего другого, кроме как последствий от нескольких разведок во сне данного участка местности, в голову не приходит.
  - Ладно, отклоняемся в сторону...
   Первое, что я подумал, когда отряд вышел на просторную площадку, чужеродно смотрящуюся среди джунглей из-за количества асфальта, бетона и техники, было:
   'Пигмеи же всё это сожгут или поломают!'.
  - Вот это да! - присвистнул кто-то из телохранителей.
   Неведомая сила забросила в эту часть джунглей площадку вместе со строительной техникой. В основном тракторы - грейдер, бульдозеры, экскаваторы. И три грузовика. Половина валялась на боку, грейдер стоял на задке, уткнувшись отвалом куда-то в макушку дерева, 'камазовский' автозаправщик, оказавшийся на границе переноса, ушёл по самую кабину в землю. Один бульдозер почти в середине асфальтированной площадке погрузился правой гусеницей почти на метр, оказавшись едва ли не на боку.
   Удивление (не такое и большое к слову) вызвала не сама земная техника - до этого уже попадалась и не раз, в посёлке лежит пара двигателей от 'дальнобоев' и гора прочих деталей, штабеля со слитым топливом и маслом в канистрах и бочках - а её количество в одном месте.
  - Удачненько! Макс, - обратился к моему главхрану один из ребят-разведчиков, - я могу запустить вон того американца. С виду целый совсем, если аккумулятор не разряжен и соляра в баке есть, то запросто на нём проделаю дорогу к реке.
   Бульдозер был братом близнецом провалившегося одним боком в асфальт. Высотой метра три с половиной, семь с лишним в длину, гигантский отвал, сверкающий чуть ли не отшлифованным металлом и три клыка рыхлителя сзади.
  - Проверяй! Вы в охранение... Максим, - это он ко мне обратился, - с Сильфеей встаньте с той стороны... Еременко, с винтовкой на крышу трактора и следи там в оба.
   Через двадцать минут рыкнул трактор, выпустив из двух толстых вертикальных выхлопных труб, расположенный позади кабины, по два чёрных облачка.
  - Готово, можно катить! Солярки на пару часов работы должно хватить! - перекрикивая работу мотора, сообщил тракторист.
   Второй техникой, которую запустили, оказался 'камаз' с манипулятором в очень длинном кузове. В него погрузился почти весь отряд за исключением двух бойцов - водителя трактора и наблюдающего, его помощника. Рычагов в тракторе не было, зато под правой рукой тракториста удобно расположился чёрный джойстик.
   Первым двигался бульдозер, проделывая в сплошной стене джунглей широкий проход, срывая завесу лиан, ломая и откидывая в сторону небольшие деревья. Если на пути попадался великан с необъятным стволом, то его приходилось объезжать. Скорость была смехотворная - вряд ли намного больше той, с которой мы передвигались до этого в пешем порядке до встречи с пигмеями, когда руки не оттягивали носилки с ранеными.
   Трактор пёр, сдвигая вперёд и в сторону вал из небольшого количества земли, горы зелени и нескольких деревьев. Когда появлялась какая-то пародия на дорогу, по ней катил 'длинномер', в кузове которого во все стороны ощетинились стволами разведчики и быстро останавливался, упёршись в корму трактора. И потом всё начиналось сначала.
   К берегу реки выбрались через два часа с небольшим с момента начала движения. За спиной осталась широкая и ровная дорога с глубокими следами в жирной сырой земле от гусениц и колёс грузовика.
  - Крепость там, - я мотнул подбородком в нужную сторону. - Пара километров до неё осталось.
  - Доедем?
  - Шума много, вдруг зомбаки выберутся на неё, а мы не в том состоянии, чтобы отбиваться ещё и от них.
  - Значит, пешком, - решил Терентьев.
   Покидали кузов 'камаза' со смешанными чувствами: опять придётся нести немалый груз на руках, да и видимость резко снижается, не сравнить высоту роста и машины, с другой, помотало нас в кузове изрядно, всё-таки, не автобан, каждая кочка, вдавленный в землю ствол дерева, колея от края отвала заставляли сотрясаться грузовик и вместе с ним и нас, чудом никто не откусил себе язык.
   Весь отряд на плотах переправился на небольшой островок ниже по течению в трёх-четырёх километрах от полуострова. Ближе, к сожалению, ничего подходящего не нашлось, а оставаться на берегу, рискуя попасть или в зубы зомби, или под ядовитый дротик пигмеев, ради желания наказать обидчиков справившихся со своим страхом перед немёртвыми, никто не хотел.
   На разведку пошли втроём - я, Сильфея и Терентьев, который оставил командование на одного из своих парней.
   К полуострову подобрались с воды, со стороны старого каменного пирса. На него же и высадились.
  - Деревья кругом и немаленькие, - почти прошептал тёзка. - Придётся поработать пилами и топорами, чтобы расчистить площадку для наших позиций. Делай фотографии, а я займусь видеосъёмкой.
   До стен крепости было около двухсот метров. И это расстояние густо заросло кустарником и десятками немаленьких деревьев. Природа хорошо потрудилась над делами рук человеческих - каменные плиты дороги от ворот к причалу потрескались от корней, рассыпалась кладка, не выдержав постоянных атак травы, вылезавшей из каждой трещинки. Строения, скорее всего склады и, может, быть лодочные сараи обрушились, превратившись в кучки камней, покрытых плющом и расположенные в виде правильных прямоугольников. Видимо, от этих построек изначально не ждали излишней долговечности.
   А вот крепость сохранилась почти идеально, только ворота, которые были сделаны из дерева, не справились с натиском времени и превратились в горку трухи и металлических деталей. Стены собраны из крупных блоков и поднимались на двадцатиметровую высоту, превращаясь в зубцы крошечные башенки. Больших башен было несколько - по углам и две надвратные, одна со стороны берега и вторая смотрела на причал.
  - Ты только погляди! - внезапно присвистнул Терентьев. - Ого!
  - Что там?
  - Зум увеличь и посмотри на швы в стенах - они расплавленные!
   И в самом деле, блоки, из которых древние зодчие создали крепостные стены, были сплавлены между собой. И сплавлены на совесть, если за ту уйму времени, что стоит крепость, швы не стали крошиться и в них не проросли растения.
   Потом на плоту проплыли к противоположной стороне и сделали серию снимков и сняли на видео вторые ворота.
   Домой вернулись на вторые сутки. Я проверил весь путь, летая невидимым призраком вдоль реки от крепости до портала и убедившись, что пигмеи не устроили засады, дал добро на выдвижение.
  
  - Хороши разведчики, - покачал головой Медведь. - Собрали на хвосте армию дикарей, бегали зайцами по кустам, половина раненых, один убитый.
  - Сами бы там побывали, - тихо буркнул Терентьев. - Маленькому отряду там и делать нечего, никому не светило. Нас вон, Макс, спас. Даже Сильфея дикарей не заметила.
  - С Максимом ещё будет свой разговор, - пообещал глава.
   Я про себя только хмыкнул. Как говорится: щас, только шнурки поглажу. Не то, чтобы я такой анархист и противник дисциплины, просто у Медведя (да и весь прочий совет его в этом поддерживает, разумеется, кроме меня да Федота) с каждым днём обостряется забота обо мне. Когда выхожу за пределы посёлка, то за мной следит наблюдатель с вышки, если я рядом брожу, на тех же тренировках, или следует группа из трёх человек, когда удаляюсь на рыбалку или охоту. В разведку по окрестностям в одиночку меня давно не пускают, как это было месяц назад. Начали меня ценить после того, как драконий тикер исчерпал свою силу, и посёлок потерял возможность дальней разведки, получение небольших, но невероятно ценных вещей с Земли, которых не было в этом мире.
  - Зато узнали, что новых людей выбросило опять. Причём, наших городских, только из соседнего района и с задержкой в несколько месяцев, - всатавил свои пять копеек Стрелец. - Медведь, если бы Макс не пошёл, то отряд оказался бы ослабленным и сгинул в джунглях. В итоге мы бы остались без таких важных сведений.
  - А если бы мы остались без Максима?
  - Максимовцы живут и не тужат без Максима, а мы чем хуже? - широко улыбнулся приятель и подмигнул мне.
   'Ну, ну, умник, будет тебе подарок парфюмерный. Попросишь ещё что-нибудь'.
  - А у нас он есть и так и должно быть, - Медведь несильно хлопнул ладонью по столу. - Максим, ничего плохого не подумай, - обратился он ко мне. - Мы сейчас в том состоянии, что очень нуждаемся в любой помощи, каждом ценном человеке. Была бы моя воля я каждого токаря, сварщика, иного, электрика посадил бы под домашний арест до поры до времени. Это наш золотой запас нации, без которого через несколько лет мы скатимся до состояния дикарей.
  - И я должен сидеть в четырёх стенах? Медведь. Помниться мне, что сам направлял меня в рейды с разведчиками и боевыми группами.
  - Тогда было такое время. Сейчас у нас уже хватает солдат и оружия.
  - Может, потом поговорим о ценности Максима? - видя, что разговор ушёл куда-то в сторону и превращается в обычную перепалку и спор с раздачей фитилей всем и каждому, взял слово Бородин. - У нас теперь вновь встаёт старая проблема - сбор землян по берегам реки. Тем более, их теперь выбрасывает уже в джунглях, где выжить нашим людям очень тяжело.
  - Один случай - ещё не показатель, - покачал головой Ро.
  - Показатель. Если кто не помнит, то когда мы все попали в этот мир, в небе ночью висела красная луна. А что у нас случилось на днях? - спросил Бородин и обвёл всех взглядом. - Взошла красная луна! И аккурат в ночь перед выходом разведки. Так что, часть дел нужно сворачивать, собирать всех солдат, иных, наплевать на атаку дикарских становищ и идти в джунгли. Не жалеть нормального оружия и снаряжения. Выдавать тепловизоры, приборы ночного виденья, направленные микрофоны. Может быть, сделать один или два сильных отряда человек по пятьдесят и дать в каждый по мегафону.
  - Чтобы они на все джунгли кричали: эй, мелкие фашисты, вот мы, тут, идите и забирайте нас в свои концлагеря! - фыркнул Стрелец.
  - На то и отряды большие с хорошим оружием. Может быть, даже с пушками, из которых легко расстреливать картечью джунгли, если будет намёк на то, что там прячутся шаманы. Зато мегафон будет слышно издалека и народ потянется обязательно, у нас у всех установка - кричат в рупор, значит, имеют право, значит, спасатели!
  - Разбираешься ты, прям, в пушках, - проворчал Федька. - Пороха не напасёшься да и картечи у нас немного, чтобы просто так палить по деревьям при первом подозрении.
   Но было видно, что идея выкатить нашу артиллерию в поход ему понравилась, ради этого он и порох отыщет, и картечь найдёт. Пожалуй, тут Бородин угадал с примером или специально упомянул, чтобы перетянуть на свою сторону Стрельца.
  - Медведь, ты сам только что сказал про золотой запас нации! - опять обратился Бородин к главе. - Сколько среди новичков может оказаться тех же врачей или мастеров с заводов? И все ещё не узнавшие ужасов плена. У меня на примете двадцать человек, которые с руками, растущими из нужного места. Но все они после всех тех зверств, что творили на их глазах пигмеи с родственниками и знакомыми, не желают стоять у станков, брать в руки напильник или стамеску, нет, вместо этого они с утра до вечера носятся по джунглям в поисках врагов или машут острыми железками на околице под его началом, - он кивнул на Федота.
  - Нам сейчас солдаты важнее слесарей с напильниками, - вздохнул глава, противореча своим недавним словам. - Не могу я силой никого оставлять в посёлке. И дурной пример сидит рядом с вами. Вы думаете, людей, тех, кто желает мстить за своих близких, можно так легко оставить дома, когда один из самых ценных для посёлка специалистов шастает по джунглям и мочит шаманов?
   Кажется, я покраснел от этой не то похвалы, не то укора.
  - Ещё хочу обратить внимание, что в этот раз у нас больше матценностей, чем людей. Помните, как раньше по берегам толпы слонялись? Машины если попадались, то вместе с водителями, строения по пальцам одной руки можно пересчитать и те крошечные, вроде будок трансформаторных, - продолжал горячиться Борода.
  - Да хватит уже орать! - повысил голос Медведь и пару раз хлопнул ладонью по столу. - Всё все понимают, нет здесь дураков...
  Через два часа все вышли из штаба разгоряченные. Кто-то получил нагоняй, кто-то гору задач, которую требовалось разобрать в кратчайшие сроки, третьи выходили насупившись, сердитые на весь белый свет. Досталось мне немало, Медведь потребовал по возможности скорее провести разведку и отыскать людей в джунглях вместе с точками полезного добра, выброшенного с Земли неведомым катаклизмом.
  - Привет, Оль, - кивнул я своей спасительнице. - Что делаешь? Скучаешь?
   Девушка сидела под одним из навесов за столом, где жители посёлка время за беседами и занимались общественными хлопотами. Ольга, например, строгала ножом с коротким клинком длинную деревяшку.
  - Привет. Если бы, хочу сделать себе стрел пару десятков и научиться стрелять из лука.
  - Из лука? - я посмотрел машинально на Сильфею, в голове пронеслась мысль, что как бы не соперничество среди этой парочки разгорается, чего мне уж точно не хотелось. - Зачем? Ещё несколько месяцев и у нас появится нормальное оружие. Не калаши, но Федька клянётся вытрясти из мастеров капсульные винтовки на нормальном порохе.
  - Твоя Сильфея почему-то луком пользуется, от автомата отказалась!
   Чёрт, интуиция просто вопит, что я влипаю в нехорошую историю. У мужиков в анклаве проблема с женщинами, скоро на дуэли будут вызывать друг друга, а у меня наоборот - того гляди две женщины из-за меня подерутся. Или я себя накручиваю зря? Сильфея вроде как видит во мне только тронка, а не столько мужчину (обидится, что ли, на это?), она начнёт драку только в том случае, если Ольга решит причинить мне вред. Но вот про свою землячку я не так уверен, вдруг по женской привычке решит вцепиться в волосы моей шши?
  - Она, просто, им умеет пользоваться, её этому учили. А огнестрельного оружия не знает. У тебя же всё наоборот, Оль. Попроси у Федьки эскаэс какой-нибудь.
  - А патроны? - спросила собеседница.
  - Патронов я тебе достану, - заверил я девушку. - И карабин бы достал, но смысл, если у нас ими целая палатка завалена?
  - Да, кавалер из тебя отличный, - покачала она головой. - Умеешь ты делать подарки... мужчина, - последнее слово она особенно подчеркнуло.
  - Да что ни так-то? - воскликнул я ответ. - Ну, хочешь, я тебе его завтра-послезавтра достану, раз наши не устраивают?
  - Не мучайся, - холодно ответила она, - не нужен мне от тебя карабин. И патроны тоже. Для себя я уже всё решила.
   Мне бы на этом свернуть разговор, попрощаться или даже предложить помощь, но нет... сам чёрт, что ли, дёрнул меня за язык.
  - Оль, а ты придёшь сегодня ко мне?
   Девушка буквально обожгла меня гневным взглядом.
  - Соскучился? Ничего, у тебя есть кому развеселить, а я тебе не... не мешай, хорошо? Я занимаюсь делом, - ледяным тоном произнесла она в ответ и отвернулась от меня, принявшись с ожесточением резать деревяшку ножом - только щепки полетели в разные стороны.
   А ещё я понял, что женской логики не сосуществует, бред всё это. Логика и слабая половина человечества стоят по разные стороны баррикад.
  - Сильфея, лучше ничего не говори, - попросил я шши, уловив, что та хочет мне что-то сказать по поводу разговора с Ольгой.
   До ночи не знал чем себя занять, состояние было такое, словно в душу наплевал... сам себе. И извиняться идти так же не хотелось, вот не чувствовал я свою вину и всё тут. Да я даже не понимал ничего, раз сто прокрутил в голове беседу с девушкой и не уловил сути.
   Зато ночью она мне приснилась.
  - Максим? - удивлённо воскликнула она. - Это что такое? Как ты меня сюда привёл? Что за дела?!
   Я с девушкой стоял на стрельбище, если судить по мишеням с разноцветными кругами и табличками с указанием расстояния - тридцать метров, пятьдесят, семьдесят, девяносто и так далее. В руках у Оли был... наверное, всё же, это являлось луком. Нечто около метра в длину собранное из нескольких гнутых полос, крюков, шкивов с тонким чёрным шнурком, несколько раз проходящим по роликам с короткой петлёй в центре. В правой руке девушка держала нечто похожее на кастет - уж очень характерными были выемки под пальцы на этом предмете.
  - Я... я не знаю. Это мой сон, не простой, - неуверенно ответил я, оглядываясь по сторонам и пытаясь понять, как это случилось. Вечером перед сном я мельком подумал, как суметь свою землячку принять помощь Сильфеи, которая поможет быстрее овладеть стрельбой и лука. Но чтобы затащить девчонку в свой сон?! Да у меня и мысли об этом не было. Не потому что не хотел - не знал, что такое возможно.
  - Я вижу. Объясняй! Немедленно! - потребовала собеседница и притопнула ножкой.
  - Вы будете выяснять отношения или приступите к обучению? - совсем неожиданно прозвучал рядом женский голос с отчётливым украинским акцентом.
   Когда появилась эта девушка - я не заметил, ведь ещё несколько секунд назад рядом с нами не было ни одной живой души.
  - Ой! - ойкнула от неожиданности Ольга.
   Чуть выше среднего роста, худощавая жгучая брюнетка, волосы заплетены в косичку из одежды - светлая маленькая панама, спортивная майка и легинсы чёрного цвета. На левой руке носила нечто вроде перчатки почти до локтя и полностью обрезанными пальцами и частью ладони с обеих сторон. В руках держала блочный лук более привычной конструкции, чем у моей знакомой.
  - Вы кто? - поинтересовалась Ольга с настороженностью смотря на незнакомку машинально щупая ремень, видимо, в поисках ножа, с которым расставалась только ложась спать.
  - Я твой тренер, зовут меня Вероникой.
  - Оля...
  - Мне всё равно, - перебила её украинка. - Бери лук, стрелы и на позицию. Твой парень пусть ждёт здесь.
  - Он не мой парень! - вспыхнула как мак землячка.
  - Мне всё равно, - равнодушно пожала плечами её собеседница и быстрым шагом пошла к небольшому барьеру в десяти метрах впереди.
   Уже после третьего выстрела Ольга из своего чудовищного лука попала в 'яблочко' тридцатиметровой мишени. После десятого поразила цель на дистанции в пятьдесят метров. Через час она уверено вгоняла стрелу точно в центр крошечного цветного кружка в сотне метрах от барьера...
   Внезапно меня закрутило странным смерчем... я вращался, подхваченный сильным ветром, вокруг ещё быстрее вращались белесые полосы воздуха, словно, я нахожусь в кольце невидимых реактивных самолётов, от которых видно лишь инверсивный след.
   Через несколько минут в непрозрачных дымчатых полосах стали проскакивать картинки зданий, деревья, улицы, потом пошли люди, животные. Очень скоро я стал узнавать знакомые детали: вот угол старинного дома на октябрьской, а это шпиль в честь пятидесятилетия победы в ВОВ, эту собаку я знаю, вместе со старым гармонистом вечно сидит у дорожного перехода неподалёку от одной из городских площадей, вон мелькнуло здание медицинского колледжа из которого выпорхнула стайка молодёжи, почти одни девушки.
   У меня начала кружиться голова от мешанины картинок, и вдруг пришло понимание: всё это, что сейчас вижу, попала под удар необъяснимой силы и находится на полпути на Эиксит. Все эти дома, деревья, машины и люди вывалятся на поверхность другой планеты или затеряется в необъяснимом Ничто.
   Картинки исчезли, вместо них в кружащимся тумане проявились разноцветные пятна и искры. Девять десятых из них были тусклые, невзрачные и быстро исчезали в белой пелене, появляясь позже на коротких миг или пропадая навсегда. Очень мало материальных объектов и невероятно много живых созданий и девяносто девять процентов из них были людьми.
   Самое примечательное в том, что если животные почти не отличались друг от друга цветом и оттенком с насыщенностью, то огни людей были отличные друг от друга.
   'Аура! Я не я, если это не банальная аура!', - озарило меня. Может, в этом мире энергетическая оболочка называется по-другому, но роли это не играло. И среди сотен тусклых аур светились единицы особенно ярких искр, сообщая о незаурядных способностях своих владельцев.
   'А что если...', - пронеслась мысль в голове, и, не давая ей сформироваться, я до крови прикусил нижнюю губу. Только бы не сглазить, только бы не дать той невидимой Силе, которая так легко играет нашими судьбами, помешать мне.
   По наитию я нашёл мёртвую крепость на реке, подхватил несколько ярких искр и уже собрался их отправить по туннелю, который соединил Ничто и Эиксит, как вдруг вспомнил про зомби, пигмеев, змей и прочие опасности, которые угрожают людям в тех джунглях. Выхватил взглядом небольшое пятно материального объекта, которое светилось наиболее ярко, что говорило о крайней полезности, и скинул на берег совсем рядом с полуостровом.
   Одна за другой скользнули искры в созданное для них убежище... три, четыре, пять... поискал ещё, но рядом не нашлось больше ярких аур и я буквально зачерпнул горсть ближайших и скинул в туннель...
   'Только бы не умереть!', - это было последнее, что успел подумать, когда туман сомкнулся стеной, скрыв ауры людей, животных и объектов.
  
   Глава 8
  
   Пробуждение больше походило на выход из комы или приход в сознание после тяжёлой болезни.
   Проверка тикера уже вошла в привычку, и первым делом я скользнул сознанием к камню, проверяя его объём.
   'Вот так посмотрел сны!', - присвистнул я.
   Энергии в камне было меньше пятнадцати процентов, и откуда-то я знал, что если бы не вживление драконьего кристалла в тело, то недавнее волшебство стало бы для меня последним в этой жизни.
   Отрыл глаза, некоторое время лежал, приходя в чувство, потом повернул голову. Как и думал - шши находилась рядом.
  - Сильфея, помоги встать и зови... нет, пока не нужно.
   Силы вернулись примерно через полчаса да и то не без помощи содержимого из аптечки от Жанны, которыми она снабжает группы разведчиков. Настойки и таблетки так из очень редких трав и корешков, хватает их не всем.
   Отказавшись от завтрака, я пошёл к Медведю. В штабе главы не было, нашёл его в госпитале, где он разговаривал с одной из помощниц поселкового главврача. И беседа была явно не рабочая, уж очень довольные лица были у обоих. Никак Медведь нашёл себе пассию?
  - Что, Максим?
  - Нужно группу направить к крепости, срочно.
  - Зачем? - Медведь мгновенно подобрался, от недавнего благодушия и мягкости не осталось и следа. Его собеседница исчезла, словно испарилась, как капля воды на горячей сковороде. - Что произошло?
  - Там могут быть люди и..., - я замешкался, опасаясь сглазить, но всё же добавил, - и иных несколько. Сильных иных, которые нам будут очень полезны.
  - Нам любые иные полезны, - хмыкнул тот и поинтересовался. - Откуда дровишки? Во сне увидел?
   Я кивнул.
  - Та-ак, - протянул Медведь и задумался на несколько секунд. - Ай, как плохо-то всё, в поселке только больные да караул с бабами остались, все в джунглях на поисках задействованы.
  - Возле крепости кто-то есть?
  - Нет там никого, - отрицательно покачал головой Медведь. - Часть ушла в сторону посёлка пигмеев, на зачистку самого большого, остальные разбились на группы и прочёсывают джунгли вдали от реки и крепости, ещё тридцать человек отправил к максимовцам, чтобы народ там был в курсе, если про новый перенос ещё не знают. М-да... как же неудачно-то. А они точно там?
  - Да.
   Состав группы спасения был чем-то схож с последней линией обороны в период ВОВ, когда для отражения атаки гитлеровцев в Красной Армии сколачивали отряды из писарей, поваров, возниц и прочих хромых-косых. Как раз пару поваров взяли и мы, ещё одного больного, который подхватил тяжелейшую простуду и пошёл на поправку, с нами пошёл и Медведь. А потом я вспомнил про Ольгу.
  - А Оля где? Она ушла с каким-то отрядом в джунгли? - поинтересовался я у главы.
  - Приболела она. С утра вылезла из палатки бледная и чуть ли не в синеву, взяла в лазарете какие-то таблетки и обратно к себе ушла.
  - Вот блин.
   Хотел бы я сказать, что помчался к ней, но нет - чуть торопливо, иногда замедляя шаг, когда появлялись намёки на головокружение, просто пошёл.
  - Оль, ты здесь? Как себя чувствуешь?
   Я остановился возле Ольгиной палатки и поскрёбся ногтём по верхнему шву сооружения.
  - Оль, Медведь сказал, что ты заболела. А мне тут сон приснился... странный. Про тебя.
   И вновь тишина. Сквозь двойную ткань ничего не просвечивалось, шорохов не услышал. Я вопросительно посмотрел на Сильфею.
  - Она там, тронк'ра, не спит.
   И после её слов в палатке возникло шевеление.
  - ... сучка татуированная...
   Слова эти были едва слышны, но если разобрал их я, то и шши услышала. Наверняка разобрала всю фразу, которая для меня осталась загадкой. Правда, никакой обиды или раздражения, злости шши на Ольгу я не уловил.
   Да уж... у женщин периоды между дружбой и ненавистью отсутствуют, и переходит одно в другое быстро и часто. Вот вроде бы только недавно сначала Сильфея косилась на землянку с настороженностью, а потом резко поменяла своё мнение. Следом Оля относилась дружески к шши, но стоило появиться между нами интиму, как жительница Эиксита стала 'сучкой'.
  - Оль, я войду?
   И не дожидаясь ответа, я дёрнул петельку на 'собачке' палаточной застёжки.
  - Нельзя... куда лезешь, я не одета!
   Сказала, впрочем, неправду или не считала коротенькую маечку и едва заметные трусики за одежду.
  - Я отвернусь, - встав спиной к девушке, точнее усевшись, так как размеры палатки были хоть и немаленькие, но вот высота подкачала, я торопливо заговорил. - Во сне видел тебя, как ты училась стрельбе из лука. Потом от Медведя узнал, что тебе резко стало плохо с утра. Скорее всего, это из-за меня.
  - А из-за кого? - сердито ответила та. - Конечно, ты виноват, не Вероника же.
  - А? Ты помнишь сон, ты его тоже видела?!
  - Почему я его не должна была помнить? Ты этого хотел?! - мгновенно вспыхнула девушка.
  - Это случайно получилось, сам не ожидал, - признался я. - У меня после таких случаев самочувствие гадкое, хочется умереть.
   За спиной раздалась возня, шорох отброшенной простыни, звуки одевания. Потом я услышал:
  - Можешь повернуться.
   В момент захода в палатку я не успел рассмотреть толком девушку, и сделал это сейчас.
  - Ничего себе, - покачал я головой, - краше в гроб кладут.
  - Твоими стараниями, - огрызнулась та. - Что хотел?
  - Оль, не злись, что ты как...
   В этот момент меня прервали снаружи. Чей-то незнакомый мужской голос громко прокричал:
  - Максим нужен, его к себе Медведь зовёт! Тут он? А то выходить нужно скоро, а он исчез куда-то.
  - Тьфу, - разозлился я, - Ни минуты покоя.
  - Куда-то собрался? - тут же вскинулась Ольга. - Что случилось? Тебя же не собирались задействовать в операции поиска землян. Я сама это слышала ещё на рассвете.
  - Обстоятельства изменились. Я точно знаю, где находится группа наших земляков и среди них минимум пятеро иных, сильных иных. А Медведь всех в джунгли отправил и к максимовцам с золотыми, в поселке никого кроме караульных да меня с Сильфеей.
  - Охотники, рыболовы, лесорубы, - принялась перечислять собеседница.
  - Эй, Максим, ну тебя скоро ждать?
  - Чего разорался? - внезапно рявкнула Ольга, да так неожиданно, что я вздрогнул.
  - Вы чем там... ыыы... всё, я уже ухожу! - тон у посланца резко сменился, стал испуганным, потом, когда неизвестный отошёл от палатки до меня донеслись его слова. - Психи!
   Видать, Сильфее не понравился его тон и слова, о чём она и намекнула каким-то жестом, напугавшим говоруна, а, учитывая, что намекает шши всего один раз и предупреждения всегда чётки и понятны, то дожидаться обещанной экзекуции мужик не стал.
  - Ладно, мне нужно идти, в самом деле, Оль. Там люди могут встрять по незнанию. Сунуться ещё в крепость прямо зомби в зубы.
  - Меня подожди. Только выйти, чтобы я могла нормально одеться.
   Из палатки она вышла через десять минут... с тем чудовищным луком, который я видел у неё в руках в своём сне.
  - А-а?..
  - Когда я проснулась, то он лежал рядом. Ещё тубус со стрелами, перчатка с релизом.
  - Чем?
  - Механизм для натяжения тетивы, там спусковой крючок почти как у пистолета. Ты не знал? А как же собирался проводить учёбу? - пояснила с удивлением она.
  - С моими талантами это не обязательно. Учат или дают вещи такие люди вроде этой хохлушки Вероники.
   Медведь сумел набрать восемь человек вместе со мной, Сильфеей и Ольгой, и пошёл с нами девятым. Как не было сильно желание взять пяток человек из тревожной группы посёлка, но он с ним справился. Вместо этого вытащил из арсенала РПК, три автомата, столько же винтовок, пять пистолет-пулемётов и десяток ручных гранат и столько же ВОГов для единственного 'костерка' (подствольного гранатомёта) на одной из взятых 'калашей'. Слишком много для нашего маленького отряда.
   Кроме оружия Медведь нагрузил на нас две бензопилы, несколько мотков верёвки, пяток тяжёлых молотков и три топора.
  Удивление переизбытком оружия очень скоро разрешилось, когда на морском берегу к нам примкнула пятёрка рыбаков. С собой они взяли две больших ПВХ-лодки. В каждую такую посудину десять человек легко уместятся. Плюс, к каждой двигатель и канистра с топливом.
   До портала в пещере дотащили этот груз достаточно быстро, пропихнули сквозь проход так же без больших усилий (при этом я не один раз помянул добрым словом парней и девчат, которые вместе с иными расширили его, превратив из кроличьей норы в более менее удобный коридор), а вот оказавшись на той стороне, в джунглях, почти все без исключения взвыли, когда пришлось нести на руках нелёгкие лодки и моторы до реки.
   Приходилось торопиться, чтобы земляне не встряли в беду.
  Пш-ш.
  - Это Медведь! Всем, кто в канале и свободен, направлять к полуострову с крепостью. Там должны находиться наши люди, перенесённые! Среди них много иных! Это Медведь!..
   Глава посёлка несколько раз подносил радиостанцию к губам и произносил эту фразу, пытаясь пробиться к нашим командам чистильщиков и спасателей. К сожалению, тщётно - никто не отозвался.
  - Столько мастеров в посёлке, а собрать нормальную носимую радиостанцию с большим радиусом работы не могут, - проворчал он после десятой попытки, потом убрал рацию в кармашек камуфлированной куртки на левом плече. - Максим, ты в этом деле можешь помочь? Смотрю, сил у тебя хватает или ошибаюсь?
   Я догадался, что Медведь намекает на монструозный лук Ольги.
  - Уже сил нет, извини. Когда окажемся на месте, то сам увидишь, на что они ушли, - отрицательно мотнул я головой.
   Наконец наш марш-бросок закончился. Запарившиеся, мокрые, как мыши и искусанные насекомыми мы скинули лодки в речную воду под берегом. Пять минут передышки - и рыбаки взялись за установку моторов на транцы.
   После тяжёлой дороги от портала до реки скольжение по воде в лодке, сидя на мягких обрезиненных в 'пупырышках' сиденьях было невероятно приятно. А если, рассказать про свежий прохладных ветер, которых остужал разгорячённое тело, то... мм-м, лепота!
  - Дым впереди! - сообщил рыбак, сидящий на носу лодки, старательно перекрикивая рокот 'ямахи'. - На берегу!
   После этих слов увидели и мы густые чёрные клубы дыма, неравномерно поднимающиеся к небу.
  - Вот идиоты, - скрипнул зубами Медведь, с которым я оказался в одной лодке.
  - Знаешь, что там происходит, Медведь? - наклонился я почти к самому уху главы, чтобы задать вопрос.
  - Догадываюсь. Твои крестнички решили зажечь костёр для спасателей. Больше ничего другого мне в голову не приходит.
  - Вот дебилы! - в тон своему собеседнику произнёс я.
   Моторы заглушили и дальше до берега шли на вёслах. И хотя сделали всё, что могли для маскировки, точнее сохранения тишины, но незамеченными не остались. Примерно, когда нашей лодке оставалось метров триста до берега из зарослей выскочили два человека и принялись кричать, подпрыгивая и размахивая руками, одновременно с этим дым взвился в небо густым чёрным облаком, словно туда набросали покрышек.
  - Совсем мозгов нету, что ли? - произнёс один из сидящих со мной и добавил несколько крепких словечек. - А если пигмеи увидят?
  - Будто они про них знают, - ответил ему один из рыбаков, попавший в нашу лодку и управлявший весь речной путь мотором.
  - Догадаться после переноса нельзя было, что с такими странностями в окружающем мире нужно сидеть как мышь под веником? - веско заявил его собеседник. - Кретины, млин.
   Незнакомцы на берегу слегка умерили свою радость, когда мы оказались в полусотни метрах от них. Видать рассмотрели кучу оружия у нас и не увидели форму, которая давала бы хоть какую-то гарантию, что мы состоим в рядах силовых структур.
  - Тормоза, - охарактеризовал их всё тот же сосед и сплюнул в воду, когда парочка после долгого разглядывания нас повернулась спиной и исчезла в кустах.
  - Не разбредаемся и смотрим по сторонам, чтобы в голову не прилетел кирпич или палка, - сказал Медведь, когда до берега осталось несколько метров. - И не стрелять просто так, максимум в ногу или руку, не забывайте, что это наши люди.
   К счастью, опасения Медведя не оправдались, и никто не попытался встретить нас по-пролетарски, то есть, орудием пролетариата - камнем. В ста пятидесяти метрах от берега стояло одноэтажное здание с небольшими окошками, закрытыми частыми решётками и мутными пыльными стёклами. Стены из серого кирпича, крыша плоская, покрытая потрескавшимися слоями смолы (или старого рубероида), которая местами была скрыта пожелтевшим мхом. При переносе строение не развалилось на части, как это произошло с той же заправкой, а ведь тяжеловесные сооружения сильно проигрывают тем же модульным конструкциям из сендвич-панелей и каркаса из профтруб.
   Рядом со зданием стояли семеро - пять взрослых человек, мужчин и женщин от сорока до пятидесяти пяти, и парочка молодых девушек в белых мятых халатах. У всех компании напряжённые лица, а в глазах плескался страх.
  - Мы свои, не бойтесь! - улыбнулся им Медведь. Оружие свободно висело у него на плече, клапан обычной кожаной потёртой кобуры был закрыт на хлястик.
  - Здравствуйте, - подал голос один из мужчин не самый старый, моложе пятидесяти лет, в серых брюках и светлой рубашке с коротким рукавом. - Вы знаете, как мы здесь оказались? Откуда всё это взялось? - он махнул рукой на стену лиан, которая начиналась в нескольких метрах от стены здания.
  - Вы в другом мире, на чужой планете. В этих джунглях полно как врагов, так и хищников, и они очень не любят людей.
   Вся семёрка круглыми глазами уставилась на нашего главу.
  - Ой! - пискнула одна из девушек и прикусила зубками свой кулачок.
  - Вы серьёзно? - недоверчиво спросил всё тот же мужчина.
  - Абсолютно. Кстати, зовите своих товарищей и пусть ни тушат костёр, пока на дым не заявился кто-то не самый дружелюбный.
  - Да, собственно, больше никого и нет, - с самым честным взглядом ответил он Медведю. - Правда.
   Медведь повернулся ко мне:
  - Максим, сколько ты, перенёс сюда?
  - Человек двадцать. И пятеро точно молодых, моложе двадцати пяти лет, иные большими годами не блещут. Остальные разные, мне не до выбора там было.
   Надо было видеть глаза землян, пока я это произносил.
  - Сами всё слышали, - повернулся к новичкам Медведь. - Собственно, если они пожелают остаться здесь - милости просим, но про дикарей и хищников я не шутил...
   Пш-ш.
  - Здесь Бук-два! Гоню дюжину пигмеев к реке от стоянки с тракторами по грейдеру!
   Внезапно ожила рация на плече Медведя. Ещё две молчали, видимо, их мощности не хватало, чтобы поймать далёкий сигнал.
  - Здесь Медведь! Нахожусь на берегу напротив крепости с зомби, грейдер выходит почти на меня. Со мной полтора десятка бойцов и два десятка гражданских из новичков.
   Несколько секунд рация молчала, потом в ней проскрипел удивленный голос 'бука-два':
  - Медведь? Что случилось?!
  - В посёлке всё тихо. Максим собрал в одном месте новичков, среди них сильные иные, пришлось самому идти.
  - Я всё понял! - громкий крик одного из мужчин заставил всех нас вздрогнуть. - Это розыгрыш! Я по телевизору видел! Знаете что?! Я за это на вас в суд подам, это похищение!
   Кто-то из нашего отряда ёмко охарактеризовал умственные способности закричавшего 'истца', а потом вдалеке раздался нестройный оружейный залп и несколько тихих отдельных выстрелов из ружей.
   Все замерли. Рука Медведя потянулась к рации и тут же вернулась на место. Видимо. Глава решил не беспокоить далёких солдат, находящихся в бою.
   Наконец, рация вновь зашипела:
  - Медведь, это Бук-два. Разбежались пигмеи, половину тут положили, остальные ушли по одиночки в джунгли. Не стали преследовать, решили к вам идти.
  - Ждём! Сообщите, как будете рядом, - отпустил тангенту и приказал. - Все внутрь, там проще отбиваться, если... ну, мало ли что. Эй, вы там - в кустах, выходите. Пока не случилось ничего плохого. Я не угрожаю. А всего лишь предупреждаю. Никакого розыгрыша нет и в помине, и я не шутил про другой мир. Спасибо скажите московским учёным, которые свой институт у нас в Н-ске построили.
   Кусты в пятнадцати метрах от нашей группы зашуршали, послышалось сдавленное ругательство, следом на свет божий показались трое молодых ребят, самому младшему было не больше девятнадцати, старшему года на три больше.
  - Привет, - махнул один из них нам рукой, демонстративно не обращая внимания на стволы автоматов и карабинов, вскинутых при первом шорохе и направленных в сторону шума. - Я Антон, Эдик и Серёга.
  - Медведь, Максим, Сильфея... - Медведь представил несколько человек, которые стояли рядом с ним. - А где остальные, Антон?
  - Бояться. Подумали. Что нас перевезли куда в Африку, а вы со своими лодками и автоматами на сомалийских пиратов уж очень похожи.
  - Белые сомалийцы? - хмыкнул Медведь и покачал головой. - Ну-ну.
  - А мы с ними не встречались лично, откуда знать, какая у этих гавриков национальность и цвет кожи?
   Понимаю этих ребят. По телевизору достаточно много крутили в последнее время новостей про нападение пиратов у побережья Африки. Эффектные кадры заполнили многие: вот вдалеке показывается чёрная точка, оператор берёт приближение и глазам телезрителей предстают темнокожие молодчики, на которых одежды меньше, чем оружия и военной экипировки. Обязательные 'калаши', пулемёты и даже гранатомёты, ленты с блестящими патронами на груди, иногда банданы с устрашающими рисунка вроде черепов и костей на головах. И обязательно двигались на 'зодиаках' или похожих лодка, запросто развивавших скорость по тридцать-сорок узлов.
   Практически один в один походили на этих стервятников и мы. Что им ещё было думать после такого зомбирования: жаркий климат, джунгли, широкая водная гладь и рокот лодочный моторов, выводящих посудины на глиссирование, куча народу с характерными автоматами в руках?
  - А вы почему не стали прятаться? - обратился глава к старшему поколению новичков и девушкам.
  - Да как-то вот так, - развёл руками мужчина, который получил вопрос. - Растерялись, и надеялись, что спасатели идут. Да и вообще...
  - Ладно, внутри поговорим, - прервал его Медведь. - Давайте в здание и подальше от окон. Антон, собирай своих, пока не покусали их змеи и ядовитые насекомые. Поверь, тут столько всякой мерзости ползает, что и в страшном сне не привидится. А противоядия у нас нет, к слову сказать, - тут он, конечно, немного слукавил, но зато слова действенные. - Укушенному не позавидуешь. Сами, думаю, знаете, сколько смертельно опасных змей, пауков в тропиках обитает.
   Эти слова он произнёс громко, чтобы услышали все. И это помогло - один за другим из зарослей стали выходить люди. Практически одна молодёжь со средним возрастом лет в двадцать. Больше половины из них были девушками в белых халатах.
  - Спрятались, млин, - едва слышно пробубнил один из моих товарищей рядом. - В белом среди зелени... да я половину из них приметил ещё на подходе. Интересно, они врачи, хотя молодые какие-то, хм.
  - Студенты меда, - подсказал я ему, вспомнив ту стайку девчушек из своего сна. Вероятно, я их и подхватил всех скопом когда 'добивал' до полного лимита количество 'попаданцев'.
   Здание оказалось забитым станками. Штук двадцать тёмно-зелёных тяжёлых устройств стояли вдоль стен. Судя по горкам светлой стружки рядом с каждым станком - все они были рабочими.
  - Вот это да! - присвистнул Медведь. - Да тут богатства больше, чем золота в казне шейхов! Максим, ты постарался или просто так нам невероятно повезло?
  - Может и повезло, Медведь, хотя руку к этому я приложил, ага. Не хотел, чтобы они расползлись по джунглям, а нормальное здание привязало бы их к себе хотя бы на время. Дураком надо быть, чтобы идти в незнакомые джунгли, когда прямо в шаге сплошь знакомая постройка.
  - Это ты хорошо придумал, молодец, - похвалил меня глава посёлка.
   Всё тот же мужчина, который первым начал с нами беседу, немедленно влез в разговор:
  - Простите, что значат ваши слова, что вы приложили руку? Это вы нас сюда вытащили с Земли? Вы из НИИ? Работаете на них?
   Вся группа землян (пожалуй, сейчас нас всех в этом строении разумнее делить на эикситов и землян) замерли в ожидании ответа.
  - Представьтесь уж наконец-то, - недовольно покачал головой Медведь. - Нас вы знаете уже, а мы вот только этих трёх молодых людей.
  - Бутузов Василий Васильевич, я работаю старшим мастером на 'ХимПласте'. Работал.
  - Спасибо, - поблагодарил его глава и опять задал вопрос. - Какое число было вчера?
  - Какое отношение имеет дата к происходящему здесь? - нервно дёрнул собеседник Медведя щекой.
   А я заметил, как у нескольких человек среди молодёжи изменились лица, с непонимающих и настороженных, на довольные.
  - Так какое?
   Бутузов с недовольным выражением назвал.
  - Вот и для нас это был последний день в Н-ске, потом оказались здесь.
  - Вы охотники?
  - И оружие, и лодки мы нашли здесь, в джунглях. Многие вещи выбросило вместе с людьми, вот как это здание, и...
  - А...
  -... и мы здесь уже несколько месяцев. Вы и многие другие зависли, так сказать, между небом и землёй. И нашему самому сильному иному, вот ему - Максиму, - Медведь кивнул на меня, - пришлось постараться, чтобы вы вернулись в нормальный мир. Увы, но дорога на Землю нам всем заказана. Образовалось за это время три крупных анклава, наш, самый дальний и ещё два побольше, живущих неподалёку друг от друга.
  - Я знал! - громко выкрикнул один из ребят. - Я чувствовал, что-то странное! А ваш Максим - он кто, что за иной? Мутант? Перенос изменил его и он теперь на всякие фокусы способен? Гы-гы!
   Сказал таким тоном и дополнил глумливым смешком, что даже Медведь поморщился от неприкрытой издёвки (и непонятной, к слову), а от Сильфеи я уловил волну неудовольствия и желания немедленно оторвать голову несчастному, посмевшему оскорбить самого тронк'ра.
  - Я бы на вашем месте выказывал больше уважения Максиму, - прищурился Медведь. - Среди вас тоже иные. Если будет понятнее, то так мы называем магов. Как минимум пять, хм, мутантов находятся в ваших рядах и так как Максим является верховным магом анклава, то они попадут под его подчинение. Думаю, не надо объяснять участь того глупца, кто захочет посмеяться над своим начальником.
  - А если я не захочу идти к вам? - набычился паренёк.
  - Сильфея, перережь ему горло, это будет гуманнее, чем оставлять несчастного одного в джунглях, - повернулся к девушке Медведь и - о, чудо - та согласно кивнула и прикоснулась к рукоятке кортика.
  - Стоп! - крикнул я. - Сильфея, отставить!
   Медведь отвернулся в сторону, пряча ухмылку.
  - Эй, совсем охренели? - паренёк побледнел и отступил на несколько шагов назад, подальше от кровожадных нас. - Да тут столько свидетелей, что...
  - То что? - с интересом посмотрел на него глава посёлка. - Думаешь, нам и их придётся убивать, чтобы скрыть следы? Зачем? - потом обратился ко всем новичкам. - Дамы и господа, спешу вас обрадовать - вы попали в эпоху феодализма и времена Дикого Запада. Здесь нет адвокатов, прав тот, у кого сила, решает всё совет поселения, а я, - Медведь оскалился почти по-волчьи, - его глава, самый высокий бугор среди местных холмов. Максим мой заместитель. Ещё расстрою кое в чём - иными никто из вас просто так не станет, для этого нужен специальный ритуал, скажем так. Если вы начитались бульварных книжонок, где попаданцы становятся могущественными магами просто так и с первых шагов и сам чёрт им не брат, то... - он не договорил, вместо слов развёл руками, - Ещё кое-что. Предательства не потерпит никто из нас. Потом вы узнаете, что пришлось испытать нам, пока не достигли местного уровня жизни. На вас всех, пришедших на готовенькое, будут коситься и высматривать каждый шаг в сторону. Совет - рвите жилы, становитесь своими, делайте больше, чем ваш сосед.
  - А если мы захотим позже перейти к другим нашим. Вы говорили, что есть ещё поселения? - пискнула девчушка с огненно-рыжими кудряшками и россыпью веснушек на лице.
  - Говорил. Одно из них полностью копирует наш уклад. Второе поставило во главу правление иных.
  - Вот нас там и примут! - выкрикнул насмешник, который уже немного пришёл в себя после угрозы получить вторую улыбку на шее.
  - Не советую, - покачал головой Медведь. - Вас там сожрут просто. За эти месяцы в том посёлке заняли первые места самые сильные и подлые и никому они не уступят трон. Им проще убить вас, если окажетесь сильнее. А на месте рядовых иных не будет лучше, чем у нас. Во втором посёлке народ живёт почти один в один, как мы, тоже есть иные, имеется совет, который распределяет блага между жителями, назначает на работы, наказывает и так далее. Но есть кое что ещё - Максим у нас уникум, никто из вас не сможет стать похожим на него никогда, ну, или вам должна улыбнуться удача во все тридцать семь зубов. Благодаря ему вы не зависли где-то там, а стоите рядом с нами, благодаря ему у нас есть вот эти станки, которых нет у других посёлков...
   Пш-ш.
  - Медведь, здесь Бук-два, мы подходим к полуострову, не постреляйте нас.
  - Понял, Бук-два, подходите, - ответил Медведь, потом обратился к новичкам. - Остальное потом узнаете, но сразу скажу - лучше, чем у нас вам нигде не будет. Ленивых не любит никто. Больше всех ништяков получают мастера и иные, ещё разведчики, но они же больше всех рискуют и работают, но это сейчас, пока мы только встаём на ноги. Позже, когда всё нормализуется, все вы, кто покажет себя сейчас, получит с лихвой наград. Нас мало, во всех посёлках и пяти тысяч не наберётся, поэтому каждый на виду.
  
   Глава 9
Оценка: 6.29*27  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"