Бакунин Максим Сергеевич: другие произведения.

159-й отдельный танковый батальон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

  Небольшое предисловие.
  
  Данный текст - это первая версия истории боевых действий советского 159-го танкового батальона в Великую Отечественную войну, все, что мне удалось собрать из имеющихся в широком доступе сведений. Со временем надеюсь дополнить материал.
  
  Командный состав
  
  Командир - (? - 12 декабря 1941 г.) капитан Антон Васильевич Кривошеев (ранен) [2, л. 14], (на 30 декабря 1941 г.) капитан Лев Яковлевич Мозиас (ранен 18 февраля 1942 г.) (прим. - в некоторых документах встречается неправильное написание фамилии - Мазнас, Мознас, Мозлас) [10, л. 24; 43].
  
  Комиссар - (на 11 декабря 1941 г.) старший политрук Михаил Иосифович Карых [2, л. 19].
  
  Старший адъютант (начальник штаба) - (на 11 декабря 1941 г.) старший лейтенант Прытков [2, л. 19].
  
  
  Формирование, боевое крещение 12 декабря 1941 г.
  
  159-й отдельный танковый батальон начал формироваться на основании Директивы НКО ? 107сс от 23 ноября 1941 г. Формировался по штату ?010/302 от 28 ноября 1941 г. На 7 декабря по некоторым данным имел 26 танков (6 Т-34, 20 Т-60) и 141 человек личного состава [1], уже к 12 декабря вырос до 34 танков (5 КВ-1, 9 Т-34, 20 Т-60), что практически соответствовало штату ?010/302 [2, л. 14].
  
  10 декабря 1-й эшелон 159-го танкового батальона в составе 24 танков (4 Т-34, 20 Т-60) прибыл на станцию Кулицкая (северо-западнее г. Калинин), где разгрузился, после чего временно сосредоточился в деревне Александровка, войдя в состав войск 31-й армии (Калининский фронт) [3, л. 349].
  
  В 23.00 10 декабря штаб 31-й армии боевым приказом ?39 подчинил 159-й танковый батальон прибывающей в состав армии 247-й стрелковой дивизии, поставив дивизии задачу к 6.00 11 декабря занять исходный рубеж Захарьино - Салыгино (южнее г. Калинин), откуда с 10.00 перейти в наступление в северном направлении на город Калинин [4, л. 249]. Дивизия совсем недавно (7 декабря) была сформирована на базе мотострелковой бригады НКВД и на 9 декабря имела всего лишь 3370 человек личного состава [5, л. 80].
  
  Утром 11 декабря 159-й танковый батальон всеми 20 танками Т-60 по льду переправился через Волгу, в 10.30 сосредоточился на северо-западной опушке рощи возле деревни Пасынково (юго-восточнее г. Калинин), после чего перешел в районе деревень Игнатово, Котово, где в 12.00 поступил в распоряжение командира 247-й стрелковой дивизии [2, л. 19]. С 16.00 [3, л. 378] к переходу через Волгу по понтонной переправе в районе Оршино приступили 4 танка Т-34 159-го батальона, однако завершили переправу танки только лишь к исходу ночи [2, л. 16].
  
  Опоздав с выходом на исходные позиции, 909-й стрелковый полк 247-й стрелковой дивизии только в 12.00 11 декабря вышел в район Игнатово [4, л. 223], откуда в 13.30 двинулся на Алексеевское, Напрудново и далее на южную окраину Калинина, следом во 2-м эшелоне дивизии в 16.00 стал выдвигаться 920-й стрелковый полк [4, л. 225]. К 21.00 909-й полк сосредоточился в селе Алексеевское в готовности к действиям в северо-западном направлении [6, л. 46]. Чуть южнее действовал 421-й стрелковый полк 119-й стрелковой дивизии с танками 143-го танкового батальона.
  
  В 21.00 11 декабря боевым приказом ?37 штаб 31-й армии поставил 247-й стрелковой дивизии задачу овладеть деревнями Гришкино и Бурашево и далее наступать в северо-западном направлении на Раслово [4, л. 246]. В Гришкино (юго-западнее с. Алексеевское) дивизии противостоял 1-й батальон 471-го пехотного полка 251-й пехотной дивизии (XXVII.AK, 9.Armee) [44], штаб 247-й стрелковой дивизии насчитал здесь до роты пехоты и 2 минометные батареи [2, л. 15]. В 7.30 12 декабря 909-й стрелковый полк без танковой поддержки перешел в наступление на Гришкино, однако успеха в продвижении не имел [2, л. 2]. В 11.00 теперь уже 909-й и 920-й стрелковые полки совместно с танками 159-го танкового батальона повторно атаковали на Гришкино, к 11.30 вышли в 100 метрах от этой деревни, где залегли под пулеметным огнем противника [2, л. 15], в это же время артиллерийские наблюдатели 129-й пехотной дивизии (левый сосед 251-й пехотной дивизии) сообщили в штаб дивизии о замеченных в районе Гуськино (ныне не существует, 600 м южнее с. Алексеевское) советских танках [45, F. 656].
  
  Согласно донесению штаба 159-го танкового батальона его танки атаковали лишь в 12.00, в 1-й атаке вышло из строя 7 из 20 танков Т-60, из них 2 танка получили попадания в бензобаки и сгорели, 5 танков было подбито, в т.ч. у 2 танков вышли из строя пушки, у 1 танка разбит пулемет [2, л. 14]. Штаб 471-го пехотного полка в 12.35 отчитался, что на участке его 1-го батальона было подбито всего 3 советских танка [44]. Вероятно, это было вызвано тем, что все 5 подбитых танков, как и все оставшиеся исправными танки Т-60, отошли на исходные позиции, и на поле боя осталось только 2 сгоревших танка [2, л. 14]. Отход исправных танков их экипажи объяснили тем, что 'их пулеметы отказали в работе' [2, л. 15]. Возможно, именно в том бою отличился экипаж танка Т-60 взводного младшего лейтенанта Владимира Костина, который согласно наградному листу в районе Алексеевского уничтожил 2 пулеметные точки - все известные успехи экипажей Т-60 в боях у Алексеевского [41, л. 228].
  
  К 13.00 12 декабря на командный пункт 247-й стрелковой дивизии в лес в 1 километре от Игнатово прибыл с переправы взвод из 4 танков Т-34, которому поставили задачу уничтожить противотанковые орудия в Гришкино [2, л. 15]. Согласно штабу 247-й дивизии в 15.00 пехота обоих полков при поддержке 4 танков Т-34 3-й раз за день атаковала Гришкино [2, л. 9]. В действительности атака Гришкино произошла чуть позже, вероятно, в ней участвовали и оставшиеся танки Т-60. Только в 15.30 артиллерийские наблюдатели 129-й пехотной дивизии донесли, что около 18 советских танков вошло в Гуськино, т.е. прибыли на исходные позиции для атаки, где подверглись обстрелу артиллерии 129-й дивизии, после чего 4 танка отошли из деревни обратно на восток, возможно, поврежденные [45, F. 656].
  
  По советским данным пехота 247-й дивизии при поддержке танков 159-го танкового батальона ворвалась в Гришкино в 16.50 [3, л. 400], однако о появлении перед собой советских танков (всего немцы насчитали 3 Т-34) штаб оборонявшего Гришкино 471-го пехотного полка отчитался в штаб 251-й пехотной дивизии только в 17.50 [44]. В 19.20 советская пехота овладела северной, восточной и южной окраинами Гришкино, однако противник, поддерживаемый минометно-пулеметным огнем из соседних населенных пунктов Салыгино, Бурашево, Захарьино, Александровское, Синцово, продолжал удерживать центр деревни [2, л. 9]. Один из танков Т-34 согласно дневнику командира 14-й роты 451-го пехотного полка 251-й пехотной дивизии Р. Маурера вышел в 30 метрах от немецкого командного пункта в Салыгино, однако у танка по словам немца то ли отказало орудие, то ли кончились снаряды, и танк не мог вести огонь. Другой танк Т-34 раздавил противотанковое орудие унтер-офицера Раабе из той же самой 14-й роты - все известные успехи танкистов с немецкой стороны [20]. По советским данным в ходе вечерней атаки танки Т-34 159-го танкового батальона раздавили и уничтожили 9 орудий ПТО и 3 минометные батареи [2, л. 14], потеряв 1 танк Т-34 подбитым [2, л. 6].
  
  В целом за день 12 декабря 159-й танковый батальон по данным штаба 247-й стрелковой дивизии потерял 5 танков (1 Т-34 и 4 Т-60) подбитыми [2, л. 6], а по собственным данным - 7 танков Т-60 подбитыми и сгоревшими, 1 человека убитым (командир роты малых танков старший лейтенант Сысоев) и 4 человек ранеными (в т.ч. был ранен в ногу командир 159-го танкового батальона капитан Кривошеев) [2, л. 14].
  
  247-я стрелковая дивизия 12 декабря (к 20.00) уничтожила 2 машины с боеприпасами, 6 орудий ПТО, 5 пулеметов, до 180 немцев, подавила огонь минометной батареи, однако потеряла до 195 человек в обоих стрелковых полках убитыми и ранеными [2, лл. 6, 9].
  
  К утру 12 декабря на станции Кулицкая выгрузились 10 танков (5 КВ-1 и 5 Т-34) 2-го эшелона 159-го танкового батальона, после чего 5 танков КВ-1 были сначала выставлены в качестве заслона в Пуково (севернее г. Калинин) [2, л. 14], а затем 4 из них утром 12 декабря вместе с танками Т-34 перешли в Беклемишево (восточнее г. Калинин) [3, л. 394], к исходу дня прибыли в район деревень Домниково, Иенево в распоряжение штаба 256-й стрелковой дивизии, после чего 13 декабря расположилась на позициях 937-го стрелкового полка этой дивизии в Иенево [7]. Танки Т-34 убыли к переправе через Волгу, однако перейти на южный берег им в тот день так и не довелось.
  
  
  Боевые действия 13 - 14 декабря 1941 г.
  
  В 2.15 13 декабря 1941 г. штаб 30-й армии боевым приказом ?40 поставил усиленной 159-м танковым и 21-м лыжным батальонами 247-й стрелковой дивизии боевую задачу с 12.00 перейти в наступление в юго-западном направлении на Старково и далее на Сушково [4, л. 232], однако уже в 9.30 очередным боевым приказом ?41 предписывалось с 14.00 вести наступление в прежнем северо-западном направлении в обход Салыгино с севера, на Раслово [4, л. 262]. Всего к 13 декабря 159-й танковый батальон по данным штаба армии имел в своем составе 26 танков (6 Т-34, 20 Т-60), 158 человек личного состава, 26 автомашин, 6 орудий ПТО, 1 ручной пулемет (или ППД?), 54 винтовки, прибывший 2-й эшелон танков пока что штабом армии учтен не был. 247-я стрелковая дивизия, которую батальон поддерживал, имела 3505 человек личного состава, в т.ч. 1620 активных штыков [8, л. 84].
  
  Однако запланированное с 14.00 13 декабря наступление так и не состоялось, т.к. с утра нанесли контрудар противостоявшие 247-й стрелковой дивизии 459-й и 471-й пехотные полки 251-й пехотной дивизии [44]. Находившийся в Гришкино 920-й стрелковый полк с рассветом 13 декабря был выбит из оттуда противником и, понеся большие потери, перешел к обороне на западной и южной опушках леса у Гришкино, где в 17.00 отбил атаку до 2 рот пехоты противника с юго-востока, со стороны Сенцово [6, л. 48]. С 10.00 от 2 рот до батальона пехоты с 2-4 танками (прим. - на самом деле штурморудия 3-й батареи 189-го дивизиона штурморудий) контратаковали остатки 909-го стрелкового полка и 21-го лыжного батальона, к 12.00 взяли Игнатово [6, л. 48], после чего в 13.30 (по другим данным атака на штаб состоялась уже в 9.30) [2, л. 18] атаковали в лесу в 1 километре севернее Игнатово штаб 247-й стрелковой дивизии. Понеся потери, штаб отошел дальше в тыл в Никифоровку, временно лишившись управления частями дивизии [4, л. 256].
  
  В ходе дальнейших боев прорвавшиеся подразделения 251-й пехотной дивизии окружили практически весь 2-й артиллерийский полк, уничтожили всю прислугу 2-й батареи этого полка, тем самым лишив стрелковые полки 247-й дивизии поддержки артиллерией [2, л. 17], ударом из Игнатово немецкая пехота даже дошла до Котово, блокировав коммуникации передовых советских частей. В ходе этого прорыва был отрезан от своих войск и временно потерял с ними связь штаб 250-й стрелковой дивизии в Никифоровке, отрезаны от частей артиллерия и тылы этой дивизии [3, лл. 413, 426]. Немцами были вновь заняты освобожденные накануне 119-й стрелковой дивизией Марьино, Щербинино и Чуприяновка, которые дивизия в 11.30 оставила в ходе своей перегруппировки на запад безо всякого прикрытия, после чего полки дивизии были вновь повернуты на восток и вновь завязали бои за эти деревни [4, л. 256]. В 13.57 471-й пехотный полк 251-й пехотной дивизии доложил, что подбил 2 советских танка и захватил 6 76-мм орудий [44].
  
  Для уничтожения прорвавшегося противника командир 909-го стрелкового полка 13 декабря выделил усиленную танками 159-го танкового батальона сводную группу лыжников и пехотинцев [2, л. 17]. В наградном листе на парторга 159-го танкового батальона старшего политрука Сергея Николаева сказано, что всего было выделена 1 стрелковая рота и 1 танк Т-34, которым командовал сам Николаев [42].
  
  В 17.45 занявший оборону Игнатово 459-й пехотный полк доложил об атаке с запада, со стороны Гуськино, советской пехотой и танками, насчитав 2 танка. Задействованный на дороге против танков взвод противотанковых орудий не выдержал атаки и отошел, к 1.35 14 декабря советская пехота прорвалась с запада в Игнатово и заняла половину деревни [44]. Если верить все тому же наградному листу на старшего политрука Николаева, за ночь прорвавшаяся в Игнатово группа противника была разгромлена, при этом экипаж самого Николаева уничтожил свыше 70 немцев, захватил 2 пулемета и 36 автоматов [42].
  
  К 10.15 14 декабря 471-й пехотный полк контратакой отбил Игнатово. В 13.40 251-й противотанковый дивизион доложил в штаб дивизии, что 3 советских танка (1 Т-34, 2 Т-60) вышли с опушки леса западнее Игнатово в новую атаку деревни, но, встреченные огнем противотанковых орудий дивизиона, вынуждены были отойти обратно в лес. Контратаковавший следом 471-й пехотный полк занял опушку леса [44]. Вероятно, именно об этой атаке говорится в наградном листе на все того же старшего политрука Сергея Николаева, согласно которому в 1-й же атаке после ночной зачистки местности экипаж Николаева на опушке леса уничтожил 2 орудия ПТО и подавил огнем из пушки 2 пулеметные точки, однако при этом сам Николаев был тяжело ранен в плечо осколком снаряда, а танк его подбит [42].
  
  В 13.45 штаб 27-го армейского корпуса отдал 251-й пехотной дивизии приказ на отход на новые позиции. Начавшийся следом отход 2-го батальона 471-го пехотного полка под ударами советской пехоты и танков 159-го танкового батальона перерос в бегство, во время которого батальон к 16.25 по сообщению адъютанта 471-го полка бросил противотанковые орудия 14-й роты этого полка. После отхода батальонов 471-го полка оборонявший Игнатово 251-й противотанковый дивизион до 20.30 оставил Игнатово, где он бросил 3 своих орудия ПТО и 2 орудийных передка [44].
  
  Взявший в 20.00 Игнатово (по другим данным это состоялось только в 22.00) [4, л. 260] сводный отряд советской пехоты (личный состав 2-го артполка, саперный и лыжный батальоны) согласно наградному листу на командира этого отряда старшего лейтенанта Павла Степанцова (помощник начальника отдела ПВО управления 31-й армии) в боях в районе Игнатово уничтожил 200 немцев, захватил 1 танк, 3 автомашины, 2 минометные батареи, 8 ручных пулеметов, 220 автоматов, отбил 18 захваченных противником советских орудий [40, л. 39]. Собственно 247-я стрелковая дивизия в боях за Игнатово и при зачистке лесов в районе этой деревни уничтожила свыше 100 немцев, захватила 2 орудия ПТО и 20 винтовок [4, л. 270]. Потери 247-й дивизии и 159-го танкового батальона в этих боях пока что неизвестны.
  
  К утру 14 декабря по данным штаба армии 159-й танковый батальон из 35 своих танков (5 КВ, 10 Т-34, 20 Т-60) (прим. - на самом деле в батальоне было 9, а не 10 танков Т-34) имел на ходу 18 танков (5 КВ-1, 6 Т-34, 7 Т-60), еще 17 подбитых танков (4 Т-34, 13 Т-60) находилось в ремонте и на поле боя [4, л. 259]. О боевых действиях батальона 14 декабря ничего не известно, однако некоторые потери батальон все же понес, после чего к 15 декабря на ходу осталось всего лишь 12 танков (5 КВ-1, 3 Т-34, 4 Т-60; из них 3 танка КВ-1 - в Иенево, 3 танка Т-34 - на северном берегу Волги в ожидании переправы, 2 танка КВ-1 были откомандированы в 29-ю армию) [4, л. 271], 3 танка Т-34 - в ремонте (2 - в Пасынково, 1 - на станции Кулицкая), 19 танков (3 Т-34, 16 Т-60) оставались на поле боя, в т.ч. 3 Т-34 и 3 Т-60 - в Алексеевское, 2 Т-60 - в Игнатово, 2 Т-60 - в Гришкино, 9 Т-60 - 'неизвестно где' [8, л. 85]. Всего за время боевых действий с 11 по 14 декабря 1941 г. 159-й танковый батальон (5 КВ, 10 Т-34, 20 Т-60) по данным штаба 31-й армии потерял 22 танка (6 Т-34, 16 Т-60) подбитыми [4, л. 271].
  
  
  Бой 16 декабря 1941 г.
  
  15 декабря 1941 г. 159-й танковый батальон, насчитывавший на южном берегу Волги всего 4 исправных танка Т-60, в боевых действиях не участвовал, а в 22.35 15 декабря штаб 31-й армии боевым приказом ?43 подчинил батальон прибывшей в состав армии из Резерва Ставки ВГК 359-й стрелковой дивизии, поставив дивизии задачу с 11.15 16 декабря атаковать на фронте отметка 140,2 - (иск.) Салыгино в северо-западном направлении с ближайшей задачей выйти на фронт Лебедево - Курово и далее наступать в северном направлении на Кривцово [4, л. 277].
  
  С 4.00 16 декабря 359-я стрелковая дивизия начала выдвижение на исходные позиции и к 13.00 сменила на исходных позициях части 247-й стрелковой дивизии [9, л. 6], однако наступление пришлось перенести, т.к. из 5 приданных 359-й дивизии танков 159-го танкового батальона к 12.30 штабу дивизии удалось разыскать только 1 танк Т-60 [9, л. 8]. Установив взаимодействие с остальными танками и с артиллерией, 1194-й и 1196-й стрелковые полки 359-й стрелковой дивизии перешли в наступление на участке Бурашево - Мозжарино и к 15.00 смогли продвинуться на 500-600 метров [9, л. 6]. Встретив сильное огневое сопротивление из Бурашево, 1196-й полк обошел его с севера, полуокружив Салыгино, 1196-й стрелковый полк вышел на участке 100 метров восточнее Мозжарино - шоссе в 100 метрах южнее отметки 140,2 [9, л. 9].
  
  Всего в Мозжарино 16 декабря 359-я стрелковая дивизия насчитала до роты пехоты, легкую артиллерийскую и минометную батареи, в Салыгино - до роты пехоты, 3 крупнокалиберных пулемета, 2 танка, в Гришкино и в Аксинькино - по 1 крупнокалиберному пулемету, в Захаркино и в 1 километре южнее Неготино - по минометной батарее [9, л. 9].
  
  В 17.15 командир противостоявшего 359-й дивизии 451-го пехотного полка отчитался в штаб своей 251-й пехотной дивизии о появлении у Аксинькино советских танков (т.е. 159-й ОТБ), которым удалось пробиться в лес юго-западнее Аксинькино, при этом противотанковые орудия полки так и не смогли пробить броню этих танков, однако следовавшая за танками пехота была остановлена, и атака сорвалась [44].
  
  В 18.00 штабом 359-й стрелковой дивизии был получен боевой приказ ?44 штаба армии, предписывающий ей сместить полосу наступления чуть южнее и с 21.00 наступать на Салыгино, Петрушино, Сенцово, Губино, после чего в бой на левом фланге 1194-го стрелкового полка были введены ранее находившиеся во 2-м эшелоне 2 батальона 1198-го стрелкового полка, впрочем продвижения дивизии это не дало. Потери 359-й стрелковой дивизии за день 16 декабря (к 21.00) по предварительным данным составили 45 человек [9, л. 10].
  
  159-й танковый батальон в бою 16 декабря по данным штаба АБТУ 31-й армии участвовал в составе 6 танков (3 Т-34 и 3 Т-60) [9, л. 12], подробности их боевых действий в советских документах не известны, кроме того, что были потеряны все оставшиеся танки Т-60. В тот же день согласно указаниям штаба армии 159-й танковый батальон был выведен из боя для приведения себя в порядок [3, л. 261]. Проведенная в тот же день 159-м танковым батальоном разведка обнаружила в районе прошедших боев 9 неисправных танков Т-60 без экипажей (в т.ч. 4 Т-60 - в районе Салыгино, 5 Т-60 - в районе юго-восточнее Гришкино) и 1 неисправный танк Т-34 без экипажа с оставшимся внутри танка убитым механиком-водителем у развилки дорог юго-западнее Аксинькино. В ночь на 17 декабря началась эвакуация этих танков с поля боя на СПАМ батальона в район Губино (западнее с. Эммаус) и их ремонт [2, л. 21].
  
  
  Действия танковой группы Басова
  
  К утру 17 декабря 1941 г. 159-й танковый батальон имел на ходу лишь 4 танка Т-34, 1 неисправный Т-34 на станции Кулицкая, 14 танков (3 Т-34 и 11 Т-60) - на СПАМе в Губино, 4 танка Т-60 - в пути на СПАМ, 7 танков (2 Т-34 и 5 Т-60) оставалось на поле боя. Благодаря ремонту к 18 декабря число исправных танков в батальоне выросло до 8 штук (3 Т-34 и 5 Т-60) [2, л. 20], после чего к 19.00 18 декабря все 8 исправных танков перешли в лес западнее Игнатово [4, л. 288], где к ним присоединился 1 танк Т-34 от 143-го танкового батальона, и в 4.00 19 декабря уже в составе 9 танков (4 Т-34 и 5 Т-60) сводная танковая группа во главе с командиром 143-го танкового батальона капитаном Басовым перешла на южную окраину Цветково [10, л. 3], где на командном пункте 359-й стрелковой дивизии поступила в распоряжение командира этой дивизии.
  
  Утром 19 декабря танковая группа получила задачу от командира 359-й стрелковой дивизии совместно со 1194-м стрелковым полком двигаться по маршруту Березниково - Сушково - Иванцево и далее занять село Пушкино. После 10-километрового марша танки с десантом в 64 человека вышли к Иванцево [10, л. 4], которое в 9.00 было с боем занято 1196-м стрелковым полком. Здесь танковый десант был обстрелян из минометов и пулеметов с опушки леса, что в 1,5 километрах южнее Иванцево [10, л. 4], куда отошел выбитый из Иванцево 451-й пехотный полк (251-я ПД) [44], но к 11.30 все же занял Иванцево [3, л. 272]. Видимо, именно при взятии Иванцево подорвался на мине (сорвано ведущее колесо) 1 танк Т-34 [10, лл. 5, 13].
  
  Высланные вперед в разведку 3 танка (1 Т-34 и 2 Т-60) [10, л. 13] в 100 метрах от Иванцево были встречены сильным артминометным огнем [10, л. 4], пробившим лобовую броню термитным снарядом танк Т-34 был подбит, его механик-водитель был ранен и госпитализирован [10, л. 5]. Оставшиеся в строю танки открыли огонь с места, дожидаясь подхода главных сил 1194-го стрелкового полка в Иванцево. Всего за день 19 декабря танковая группа Басова, захватив 1 37-мм пушку и 4 ручных пулемета, сама потеряла по предварительным данным 2 танка подбитыми и 2 танкистов, 10 из 64 человек танкового десанта погибло [10, л. 4]. Также за день 19 декабря (к 19.00) 159-м танковым батальоном было эвакуировано с поля боя 5 танков (1 Т-34 и 4 Т-60), из них 4 танка (1 Т-34 и 3 Т-60) требовали заводского ремонта, на поле боя осталось всего лишь 5 подбитых танков (1 Т-34 и 4 Т-60) [10, л. 12].
  
  В ночь на 20 декабря в Пушкино прибыл переданный на усиление 129-й пехотной дивизии из резерва 27-го армейского корпуса 254-й пехотный полк 110-й пехотной дивизии. К утру оборонявшийся перед 359-й стрелковой дивизией изрядно потрепанный накануне 451-й пехотный полк откатился за боевые порядки этого полка (арьергард отошел в 7.30) [44]. После подхода главных сил 1194-го стрелкового полка совместно с этим полком в 5.00 20 декабря танковая группа Басова в составе 2 танков Т-34 143-го танкового батальона и 7 танков (3 Т-34 и 4 Т-60) 159-го танкового батальона сосредоточилась на южной опушке леса в 1 километре севернее Пушкино, после чего при поддержке танков в 9.00 1194-й полк вышел к северной окраине Пушкино и занял ее. При этом во время рекогносцировки был тяжело ранен командир 143-го танкового батальона капитан Федор Басов [10, л. 17]. Штаб 254-го пехотного полка в 11.30 отчитался об атаке до роты советской пехоты, танки немцы не наблюдали [44]. Атаки 359-й стрелковой дивизии на Пушкино продолжались все утро, но успеха не имели [44].
  
  В 14.30 со все той же опушки леса в 1 километре севернее Пушкино атаковали 3 танка Т-34 159-го танкового батальона, танки Т-60 остались на исходных позициях [10, л. 15], немцы, кстати, насчитали всего 2 атаковавших их танка [44]. В ходе продолжающихся боев к 16.15 20 декабря 359-я стрелковая дивизия окружила 254-й пехотный полк в Пушкино и ворвалась на его южную окраину, однако контратакой резервов 254-му полку удалось вновь зачистить дорогу Бельцы - Пушкино и восстановить положение в самом селе. К 18.30 советская пехота повторно ворвалась на северную окраину Пушкино, а к 19.05 вновь перерезала дорогу Бельцы - Пушкино. В ночь на 21 декабря по приказу штаба 251-й пехотной дивизии 254-й пехотный полк оставил Пушкино [44], после чего совместными усилиями 1194-й стрелковый полк 359-й стрелковой дивизии и соседняя слева 262-я стрелковая дивизия полностью овладели этим селом [4, л. 297].
  
  Всего в бою за Пушкино 20 декабря 159-й танковый батальон уничтожил 2 автомашины, 7 орудий ПТО, 10 станковых пулеметов, до 15 немцев, однако и сам потерял 2 танка Т-34 (в т.ч. Т-34 ?024 сгорел на северной окраине Пушкино, а Т-34 ?026 был подбит, пробиты радиатор, мотор, смотровые щели, ведущее колесо, побиты траки гусеницы; до вечера танк эвакуирован в Иванцево) и 3 человек (погибли командир танка младший лейтенант Белый и некий красноармеец Охотенко, ранен и госпитализирован башенный стрелок красноармеец Середа) [10, л. 15].
  
  В 17.00 20 декабря из района Губино в Иванцево убыли 4 отремонтированных танка (1 Т-34 и 3 Т-60) 159-го танкового батальона, однако в пути на станции Чуприяновка танк Т-34 вышел из строя по техпричинам (рассыпался подшипник бортовой передачи) [10, л. 1]. Всего к 21.00 159-й танковый батальон имел на ходу 9 танков (1 Т-34 и 8 Т-60; в т.ч. 1 Т-34 и 5 Т-60 непосредственно в Иванцево), 6 танков (4 Т-34 и 2 Т-60) - в текущем и среднем ремонте, 7 танков (1 Т-34, 6 Т-60) требовали заводского ремонта, 7 танков (3 Т-34, 4 Т-60) оставались неэвакуированными на СПАМ (в т.ч. 1 Т-34 - в Пушкино, 1 Т-34 - в Иванцево, 1 Т-34 - на станции Чуприяновка, 2 Т-60 - в районе Салыгино, 2 Т-60 - в лесу у Алексеевского) [10, л. 15].
  
  21 декабря в Пушкино подтянулись 4 танка Т-60 159-го танкового батальона, еще 4 танка Т-60 перешли из Цветково в Иванцево. До вечера остававшийся в Иванцево последний исправный танк Т-34 подорвался на мине (выгнуло днище, выведена из строя КПП), также под сильным минометным обстрелом противника 159-й танковый батальон к 18.00 потерял в Иванцево 3 человек: погибли командир танка ефрейтор Кучеренко, механик-водитель красноармеец Григорь, ранен механик-водитель красноармеец Страчков [10, л. 2].
  
  С вечера 21 декабря оставшиеся в 159-м танковом батальоне 8 ходовых танков Т-60 в боевых действиях не участвовали и находились в Иванцево [10, л. 21], откуда к 12.00 23 декабря 6 танков Т-60 перешли в Блиново (западнее Пушкино), куда позже со станции Чуприяновка подтянулся отремонтированный танк Т-34. Еще 2 танка Т-60 остались в ремонте в Иванцево (у 1-го неисправен поворотный механизм, у 2-го разработан фланец маховика) [10, л. 21].
  
  К 16.00 24 декабря уже в составе 7 ходовых танков (2 Т-34 и 5 Т-60) 159-й танковый батальон перешел из Блиново на юго-запад в Киселево, в текущем и среднем ремонте оставалось 8 танков (2 Т-34 в Иванцево и на станции Кулицкая, 6 Т-60 в Губино, Цветково и Иванцево), 10 танков (1 Т-34 в Пушкино и 9 Т-60 в Губино) требовали капитального ремонта [10, л. 9]. О дальнейших боевых действиях 159-го танкового батальона в 20-х числах декабря пока что ничего не известно.
  
  
  Боевые действия тяжелой танковой роты в составе 29-й армии
  
  Пока главные силы 159-го танкового батальона действовали в составе 31-й армии, его рота тяжелых танков оставалась в составе 29-й армии. В 0.30 17 декабря 1941 г. боевым приказом ?050 штаб 29-й армии подчинил роту тяжелых танков 183-й стрелковой дивизии, которая должна была с 8.00 19 декабря наступать с севера вдоль железной дороги на поселок Высокое [15]. Позже наступление было перенесено, 20 декабря 2 из 3 танков КВ-1 танковой роты прибыли в расположение 183-й стрелковой дивизии в Павлушкино (южнее г. Торжок), 3-й танк отстал в пути, т.к., надо полагать, вышел из строя по техпричинам [16].
  
  21 декабря 183-я стрелковая дивизия была передана из 29-й в состав войск 39-й армии, и штаб 29-й армии напоследок приказал 183-й стрелковой дивизии перебросить ранее подчинявшуюся ей танковую роту в район деревни Мошки (восточнее Павлушкино) в подчинение командира 174-й стрелковой дивизии (29-я армия) [17, л. 141]. Данная дивизия с 22 декабря вела наступление с северо-востока на все то же Высокое [18, л. 203], к 23 декабря дивизия насчитывала 6224 человека личного состава, в т.ч. 1796 стрелков [17, л. 208]. Вероятно, именно 23 декабря оба танка КВ-1 танковой роты прибыли в расположение 174-й стрелковой дивизии, однако из-за неисправных гусениц наступление 174-й дивизии 23 - 24 декабря танки не поддерживали [18, л. 205].
  
  Оба танка КВ-1 были введены в бой по-видимому лишь к исходу дня 24 декабря. В ночь на 25 декабря усиленный 2 батальонами 628-го стрелкового полка, 2 танками КВ-1 и саперной ротой 494-й стрелковый полк, преследуя отходящую 26-ю пехотную дивизию (VI.AK, 9.Armee), овладел деревнями Новое, Скоморохово (11,7 - 11,2 км северо-восточнее пос. Высокое) и юго-западной окраиной Дмитровки (сама Дмитровка занята соседним 508-м стрелковым полком) [18, л. 207], за день 25 декабря занял Сакулино и Еминово, среди трофеев захватил 1 легкий пулемет, 15 винтовок, 150 снарядов при собственных потерях в 16 человек и к 24.00 вышел в 500 метрах севернее Жеротино [18, л. 208].
  
  После небольшого ночного отдыха к утру 26 декабря усиленный 494-й стрелковый полк возобновил преследование отходящего противника и, обойдя с востока Жеротино, одним батальоном атаковал данную деревню с юга, а остальными силами с обоими танками КВ-1 ударил на юго-запад, на Старое Богатырево [18, л. 209] и к исходу дня вышел в лес севернее Ладьино, где оказался под огнем противника из Жеротино и Ладьино и более продвижения не имел [19, л. 63].
  
  С утра 27 декабря усиленный 494-й стрелковый полк с последним оставшимся на ходу танком КВ-1 завязал бой за Жеротино [18, л. 210; 19, л. 64], однако успеха не имел и к исходу дня, частью сил полуокружив Жеротино с севера, северо-востока и юга, 2 батальонами и саперной ротой с севера и востока атаковал на Ладьино [18, л. 211]. С 28 декабря ни один танк КВ-1 в документах 174-й стрелковой дивизии не упоминается, а потому можно предположить выход из строя последнего танка 27 декабря.
  
  
  Танковый десант старшего лейтенанта Шурупова
  
  28 декабря 1941 г. в составе 12 танков (3 Т-34 и 9 Т-60, из них 9 танков - 2 Т-34 и 7 Т-60 - в строю) 159-й танковый батальон по распоряжению штаба 31-й армии (Калининский фронт) сосредоточился в Вахново (11 км юго-западнее Пушкино), еще 1 танк Т-60 находился в пути в Вахново из Гришино, 12 неисправных танков (4 Т-34 и 8 Т-60; из них 1 Т-34 и 7 Т-60 требовали капремонта) осталось в ремонте на СПАМе в Губино, 1 танк Т-34 - в среднем ремонте на станции Кулицкая (требовалась замена мотора), 2 подбитых танка Т-60 - на поле боя, 1 сгоревший танк Т-34 - на северной окраине Пушкино. 5 танков КВ-1 оставалось в распоряжении штаба 29-й армии, вероятно, все эти танки были неисправны [10, л. 22].
  
  В 4.00 30 декабря по приказу начальника АБТВ 31-й армии 159-й танковый батальон в составе 9 исправных танков (1 Т-34 и 8 Т-60) [10, л. 24] перешел из Вахново в Нестерово (11 км юго-западнее Вахново), куда к 5.00 подтянулись оставшиеся на ходу 3 танка Т-34 143-го танкового батальона во главе с командиром роты старшим лейтенантом Афанасием Шуруповым, поступившие в распоряжение командира 159-го танкового батальона капитана Мозиаса [10, л. 23].
  
  В тот же день танковая группа Мозиаса поступила в распоряжение командира 250-й стрелковой дивизии, получив задачу с десантом пехоты этой дивизии немедленно ворваться в город Старица и захватить его [4, л. 333]. Взяв на броню танков Т-34 в качестве десанта пехоту 916-го стрелкового полка [4, л. 335], сводная рота средних танков во главе со старшим лейтенантом Шуруповым по одним данным в 12.00 31 декабря [3, л. 497], по другим данным - только к исходу дня [11, л. 1] выступила из рощи восточнее Попадьино (юго-восточнее г. Старица) в юго-западном направлении на Орлово [3, л. 497], чтобы затем с юга атаковать Старицу. Танки Т-60 159-го танкового батальона, по всей видимости, остались в расположении 250-й стрелковой дивизии.
  
  Выйдя в тыл противнику, танковый десант Шурупова в 18.00 31 декабря на открытой местности между деревнями Мелтучи и Орлово настиг и уничтожил находившиеся на марше 7-ю и 9-ю батареи 120-го артполка 110-й пехотной дивизии (VI.AK, 9.Armee) [21, F. 948], при этом согласно наградному листу на самого Шурупова было уничтожено до 150 немцев, захвачено 3 автомашины, 60 лошадей с повозками, 8 тяжелых орудий [41, л. 306] ( по данным штаба армии было захвачено не 8, а 12 мелкокалиберных орудий) [11, л. 1], а также документы штаба вероятно артиллерийского дивизиона 120-го артполка [41, л. 306]. Далее танковый десант внезапно для противника атаковал деревню Мелтучи и в 22.00 занял ее [11, л. 1]. В бою за Мелтучи был подбит 1 танк Т-34 143-го танкового батальона [40, л. 31].
  
  2 оставшихся на ходу танка Т-34 во главе с ротным старшим лейтенантом Шуруповым 1 января 1942 г. преследовали отступающего через Волгу противника, уничтожив при этом более 200 немцев [41, л. 306]. Благодаря действиям танкистов 916-й стрелковый полк вышел к Волге, перешел ее и завязал бой за Бороздино и Воробьево южнее Старицы [11, л. 5]. В тот же день, 1 января, в 15.00 252-я стрелковая дивизия 29-й армии овладела городом Старица, тем самым сняв с танкового десанта Шурупова задачу на прорыв в город с юга, и уже в 14.00 того же дня штаб 31-й армии приказал (боевой приказ ?1) 143-му и 159-му танковым батальонам к исходу дня сосредоточиться в армейском резерве в районе Глухово, Шумилово (16-17 км южнее г. Старица) и роще восточнее [12]. К этому времени по данным штаба АБТУ фронта в составе 143-го и 159-го танковых батальонов оставалось всего 19 ходовых танков, в т.ч. 12 исправных танков в 159-м батальоне, из их числа 3 танка КВ-1 действовали в составе 29-й армии [5, л. 117].
  
  
  Освобождение Аболешево 3 января 1942 г.
  
  В 16.10 2 января 1942 г. боевым распоряжением ?1 штаб 31-й армии подчинил 143-й и 159-й танковые батальоны 359-й стрелковой дивизии с задачей преследовать отходящего на запад противника [13, л. 8], 3 января танки 159-го танкового батальона поступили в распоряжение командира 359-й стрелковой дивизии.
  
  В 14.00 3 января [14, л. 25] 359-я стрелковая дивизия возобновила наступление в южном направлении против 364-го пехотного полка 161-й пехотной дивизии (VI.AK, 9.Armee). Танки 159-го танкового батальона с десантом 1198-го стрелкового полка атаковали на деревню Аболешево (ныне не существует, 4,5 км южнее Шумилово), танк Т-60 ротного лейтенанта Петра Ашарова был подбит, однако Ашаров оставался в танке, пока от прямых попаданий снарядов не были разбиты смотровой и входной люки механика-водителя, не была пробита башня. Покинув машину, Ашаров открыл огонь по отступающему противнику из брошенного немцами станкового пулемета, затем во главе оставшихся десантников занял Аболешево, после чего из оставшихся стрелков (до 10 человек) организовал его оборону и смог продержаться около 1,5 часа до подхода главных сил полка [41, л. 312].
  
  В 16.00 при поддержке танков 1198-й стрелковый полк овладел Аболешево, захватив здесь 1 орудие ПТО [14, л. 27]. При освобождении Аболешево помимо лейтенанта Петра Ашарова особенно отличился экипаж танка Т-60 взводного младшего лейтенанта Владимира Костина, который уничтожил расчет противотанкового орудия [41, л. 228]. Оставив в Аболешево незначительный гарнизон, 1198-й стрелковый полк главными силами продолжил вести наступление. В 19.00 противник контратакой частично вновь занял Аболешево [14, л. 27], однако последующей контратакой введенный в бой из 2-го эшелона 1196-й стрелковый полк к 20.00 окончательно освободил Аболешево [14, л. 36].
  
  Всего в бою 3 января за Аболешево по данным штаба 359-й стрелковой дивизии вышло из строя 3 поддерживавших пехоту танка [14, л. 27]. Т.к. об участии в этом бою танков 143-го танкового батальона ничего не известно, вероятно, все 3 танка были из состава 159-го танкового батальона.
  
  В 12.00 3 января штаб 31-й армии боевым приказом ?2 поставил 159-му танковому батальону задачу к исходу того же дня сосредоточиться в селе Никифоровское (северо-западнее Погорелое Городище) в армейском резерве [13, л. 4], по соседству в Пыталово расположился 143-й танковый батальон. Некоторое время оба танковых батальона оставались в резерве армии, к утру 7 января перешли в район Глухово (южнее Старицы) [11, л. 23], а в 1.20 7 января штаб 31-й армии боевым приказом ?3 подчинил оба батальона 247-й стрелковой дивизии, поставив этой дивизии задачу совместно со 107-й мотострелковой дивизией овладеть районом Кромзино (ныне Карамзино, северо-восточнее г. Зубцов), обеспечить проход кавалерийского корпуса полковника Горина и далее наступать в юго-западном направлении на Богуслово [13, л. 5]. Участие танкистов в этом наступлении маловероятно. В 12.00 8 января боевым приказом ?057 штаб Калининского фронта передал 143-й и 159-й танковые батальоны из 31-й в состав соседней 29-й армии, которая в это время вела наступление на город Ржев и остро нуждалась в танковых частях[22].
  
  
  Первые бои в составе 29-й армии
  
  С 15.00 10 января 1942 г. 143-й и 159-й танковые батальоны сосредоточились в составе 29-й армии в районе города Старица на правом берегу Волги в ожидании восстановления моста через Волгу в Старице [24]. Первоначально штабом 29-й армии предполагалось сосредоточить оба батальона в Панино (северо-восточнее г. Ржев) и задействовать на участке 369-й стрелковой дивизии [23], позже штаб армии решил задействовать оба батальона к северу от Ржева.
  
  13 января в расположение 220-й стрелковой дивизии в район Варюшино (ныне не существует, 18 км севернее ст. Ржев) прибыла рота малых танков из 6 Т-60 159-го танкового батальона [26, л. 18] во главе с лейтенантом Петром Ашаровым [41, л. 312]. Согласно донесению штаба 220-й дивизии от 15 января дивизии были подчинены оба танковых батальона (143-й и 159-й), однако кроме вышеназванной роты малых танков более ни один танк из этих батальонов в расположение дивизии до 16 января не вышел [26, л. 21]. Понеся большие потери в минувших боях, в ночь на 16 января 220-я стрелковая дивизия остатками своих 137-го и 673-го стрелковых полков (359 активных штыков) по приказу штаба армии приняла участок фронта от соседней 369-й стрелковой дивизии и перешла к обороне [26, л. 22].
  
  После этого танки 159-го танкового батальона были переподчинены правому соседу 220-й дивизии 174-й стрелковой дивизии, штаб которой в 3.00 16 января своим боевым распоряжением ?3 поставил танкистам задачу перейти в подчинение командира 508-го стрелкового полка и, поддерживая наступление этого полка, уничтожить огневые точки и живую силу противника в деревнях Копытиха, Починки, Губино (северо-западнее г. Ржев), после чего содействовать наступлению пехоты в направлении северной окраины города Ржев [25, л. 34].
  
  Тем временем с 20.00 15 января 174-я стрелковая дивизия силами 508-го и 628-го стрелковых полков в 1-м эшелоне и 494-м стрелковым полком во 2-м эшелоне за 508-м полком вела уличные бои в деревне Копытиха против оборонявшихся здесь частей 256-й пехотной дивизии (VI.AK, 9.Armee) [25, л. 35]. Всего в районе деревень Починки, Губино, Дураково советской разведкой предполагалось до 2 батальонов немецкой пехоты с 2 минометными батареями и 6 тяжелыми пулеметами [27, л. 30]. К утру 16 января в бой был введен подошедший танк Т-34 (номер танкового батальона пока что неизвестен), при поддержке которого к 5.00 508-й стрелковый полк закрепил за собой 5 домов на юго-западной окраине деревни, а 628-й стрелковый полк - 9 домов на северной окраине [25, л. 35]. К 9.00 16 января, израсходовав все боеприпасы, танк Т-34 отошел на дозаправку на исходные позиции, после чего в 9.00 противник силами до 2 рот пехоты при поддержке минометно-пулеметного огня контратаковал пехоту 174-й стрелковой дивизии в Копытихе и отбросил ее в исходное положение [25, л. 36], немцы насчитали 165 убитых советских солдат [32, л. 122].
  
  С 16.00 все те же 508-й и 628-й стрелковые полки с 494-м стрелковым полком во 2-м эшелоне при поддержке танка Т-34 вновь атаковали деревню Копытиха, к 23.00 вышли на ее северо-западную и северную окраины [25, л. 33] и к 1.00 17 января овладели северной частью этой деревни, где затем отбили несколько контратак 251-й пехотной дивизии силою до 2 рот пехоты при поддержке 6 танков (прим. - на самом деле штурморудия) [28, л. 27].
  
  17 января в бой за Копытиху была введена рота малых танков лейтенанта Петра Ашарова. К 12.00 при поддержке 5 танков 508-й и 628-й стрелковые полки с боем вышли на западную и северную окраины Копытихи, при этом было потеряно 2 танка Т-60 (1 сожжен, 1 подбит орудием ПТО противника, сбита гусеница) [25, л. 40]. Сами немцы отметили участие в бою всего 2 советских танков и отчитались об уничтожении одного из них огнем орудий ПТО [32, л. 114].
  
  Понеся большие потери в минувших боях, к утру 18 января все 3 стрелковых полка 174-й стрелковой дивизии насчитывали всего лишь 81 активных штык, тем не менее с 5.00 они отдельными группами возобновили штурм Копытихи [25, л. 37], в ходе которого численность полков упала до 34 активных штыков, после чего 174-я стрелковая дивизия была вынуждена перейти к обороне [25, л. 44].
  
  
  Бои за Шунино 18 - 20 января 1942 г.
  
  После провала наступления на участке 220-й и 174-й стрелковых дивизий танковая группа 159-го танкового батальона 18 января 1942 г. была переброшена на участок 183-й стрелковой дивизии в район деревни Перхурово (ныне урочище, 3,5 км северо-восточнее ст. Мончалово), по некоторым данным ночью из состава оборонявшегося Перхурово 295-го стрелкового полка был организован танковый десант [29, л. 21].
  
  Перед 183-й стрелковой дивизией на участке Муравьево - Санталово по данным советской разведки оборонялись остатки 3-го батальона 396-го пехотного полка 216-й пехотной дивизии (до 300 активных штыков с 6-8 тяжелыми пулеметами), боевое охранение которого располагалось в Шунино [27, л. 37]. Все деревни были укреплены противником, на разъезде в 500 метрах южнее Муравьево противник приспособил к обороне железнодорожные вагоны [27, л. 35]. Южнее Муравьево в Толстиково по данным разведки оборонялся батальон авиашколы в составе 500 штыков с 4 танками (прим. - на самом деле штурморудия) [27, л. 37]. Все эти войска входили в состав боевой группы Линдига (Lindig; VI.AK, 9.Armee).
  
  В ночь на 19 января 183-я стрелковая дивизия всеми силами (но без участия танков) наступала на деревни Шунино и Муравьево, однако под сильным огнем противника успеха не имела и к утру располагалась 227-м стрелковым полком, истребительным отрядом, разведывательной и саперной ротами в 500-600 метрах юго-западнее Муравьево, а 285-м и 295-ми стрелковыми полками - в 100-150 метрах юго-западнее, западнее и северо-западнее Шунино [29, лл. 29, 36]. На этом рубеже с 13.30 183-я дивизия отбила контратаку вдоль железной дороги с востока до роты пехоты противника при поддержке 3 танков (прим. - на самом деле штурморудий), а в 15.30 после артподготовки всеми 3 стрелковыми полками в составе оставшихся 229 стрелков при поддержке танковой группы вновь перешла в наступление на Шунино и Муравьево [29, лл. 27, 33]. По данным штаба армии танковая группа участвовала в бою в составе 4 танков (1 КВ-1 143-го и 3 Т-60 159-го танковых батальонов) [28, л. 32], однако фактически атаку 285-го и 295-го полков (175 стрелков) [29, л. 27] на Шунино поддерживало всего 2 танка [29, л. 33].
  
  По соседству на Толстиково (сдано противнику 185-й стрелковой дивизией в 11.30 19 января) с 15.00 и далее до поздней ночи трижды безуспешно атаковали 185-я и 369-я стрелковые дивизии [30, л. 29], противостоявшая им боевая группа Линдига отметила участие в этих атаках советских танков, что означает, что часть сил танковой группы (надо полагать, 2 танка) поддерживала пехоту этих дивизий [32, л. 96], правда, в журнале боевых действий 185-й стрелковой дивизии поддержка пехоты танками не упоминается вовсе [30, л. 29].
  
  В ночь на 20 января 285-й и 295-й стрелковые полки 183-й стрелковой дивизии при поддержке 2 танков танковой группы 159-го танкового батальона ворвались в Шунино и к 22.30 19 января по одним данным овладели 3 домами на окраине деревни [29, л. 28], по другим данным - всей деревней [29, л. 38], 227-й стрелковый полк к этому же времени достиг вагонов западнее разъезда в 500 метрах от Шунино. Надолго закрепиться в Шунино малочисленной советской пехоте не удалось, в 7.00 20 января боевая группа Линдига контратакой отбила эту деревню, после чего остатки 285-го и 295-го стрелковых полков заняли оборону в Перхурово, а остатки 227-го стрелкового полка - в 1 километре западнее разъезда [28, лл. 35, 40]. Днем наступило некоторое затишье.
  
  Танковая группа к утру 20 января пополнилась танком Т-34 и насчитывала 5 танков (1 КВ-1, 1 Т-34, 3 Т-60) [28, л. 33]. 183-я стрелковая дивизия к 21 января по данным штаба армии насчитывала всего 3574 человек личного состава, в т.ч. 507 стрелков, но это были явно уже устаревшие данные [31, л. 13].
  
  Не смотря на малочисленность личного состава, в 12.20 20 января штаб 183-й стрелковой дивизии отдал войскам боевой приказ ?09 на переход в новое наступление на Шунино с 9.00 21 января. Согласно этому приказу танковая группа с исходного положения на станции Мончалово должна была действовать совместно с 295-м стрелковым полком, исходные позиции которого в 200-300 метрах западнее Шунино, танкам надлежало пройти в 8.45. Далее совместно с пехотой 295-го полка танкам надлежало ворваться с запада с Шунино и после освобождения этой деревни совместно с 285-м стрелковым полком (295-й стрелковый полк закреплялся в Шунино) наступать на Санталово и далее на Ковалево [29, лл. 108, 109].
  
  К 9.00 21 января 285-й и 295-й стрелковые полки вышли на исходные позиции западнее и южнее Шунино, однако танки со станции Мончалово так и не вышли из-за технических неисправностей [29, л. 51]. Весь день пехота обоих полков атаковала на Шунино, однако ближе 100-150 метров к деревне приблизиться так и не удалось [29, л. 47]. Судя по всему, танки были задействованы в атаке на Шунино лишь во 2-й половине дня, к 16.30 был подбит 1 танк Т-60 159-го танкового батальона [29, л. 53], более о боевых действиях танкистов за 21 января ничего не известно.
  
  В ночь на 22 января 183-я стрелковая дивизия трижды атаковала Шунино, но успеха не имела, после чего в связи с понесенными потерями закрепилась перед Шунино [29, л. 69], а с 13.00 перешла к прочной обороне в 150 метрах западнее (295-й СП) и в 350 - 600 метрах юго-западнее Шунино [29, л. 70]. К этому времени только за 2 дня боев 20 - 21 января стрелковые полки 183-й дивизии потеряли 160 человек убитыми и ранеными [29, л. 69]. За день дивизия приняла пополнение в 338 человек, несколько восстановив свою боеспособность [29, л. 70].
  
  
  Завершение боевых действий в составе 29-й армии
  
  Тем временем 21 января 1942 г. началось контрнаступление 9-й немецкой армии с целью отрезать вырвавшиеся вперед войска 29-й и 39-й армий от главных сил Калининского фронта, 22 января атаковавшие на северном берегу Волги с востока боевые группы Рекке и Линдига при поддержке 2-й батареи 189-го дивизиона штурморудий (командир батареи старший лейтенант фон Малаховски) и 4 танков старшего лейтенанта Файел (советские войска начитали до полка пехоты с 10 танками) разрезали на 2 части фронт 246-й стрелковой дивизии [33], которая располагалась левее 183-й стрелковой дивизии и на 21 января насчитывала 3989 человек личного состава (в т.ч. всего 271 активный штык) [31, л. 13]. Находившийся на северном берегу Волги левофланговый 915-й стрелковый полк с большими потерями был оттеснен на север в расположение 375-й стрелковой дивизии, сданы деревни Клушино, Малофеево, Старое и Новое Коростылево, Малахово-Волжское, Литвиново, Ножкино, восточная окраина Кокошкино. В связи с осложнившимся положением командир 246-й дивизии генерал-майор Мельников принял решение до рассвета 23 января нанести контрудар силами отошедшего в Жуково 908-го стрелкового полка на Малахово-Волжское, а также силами стрелкового взвода 914-го стрелкового полка, остатками заградительного отряда и танка КВ-1 на восточную окраину Кокошкино и далее на Малахово-Волжское [34, л. 76].
  
  Судя по всему вся танковая группа 159-го танкового батальона была переброшена под Кокошкино для нанесения контрудара 246-й стрелковой дивизией, однако этот контрудар 23 января так и не состоялся, т.к. утром боевая группа Линдига при поддержке 4 StuG III и 2 танков возобновила продвижение через Кокошкино вдоль южного берега Волги в северо-западном направлении [33], в танковых боях немецкие штурморудия и танки подбили по разным данным 4-5 танков танковой группы, в т.ч. 1 КВ-1 143-го танкового батальона [32, л. 66; 33], заняли Кокошкино, Есемово и далее продвинулись к Соломино (20 км северо-западнее станции Ржев), где в 13.45 боевая группа Линдига соединилась с частями 13-го армейского корпуса, тем самым отрезав основные силы 29-й армии от ее тылов за Волгой [33]. Подробности гибели танковой группы 159-го танкового батальона 23 января в документах 246-й стрелковой дивизии не описаны, 908-й стрелковый полк, отбив за день 2 атаки противника со стороны Малахово-Волжское, весь день оставался оборонять деревни Жуково, Бургово, Рязанцево к югу от места прорыва группы Линдига [34, л. 98].
  
  Последние 2 неисправных танка 159-го танкового батальона (вероятно, танки Т-60) на 13 февраля оставались на командном пункте 183-й стрелковой дивизии в лесу в 1 километре восточнее Мончалово [35, с. 198]. Более ни в каких источниках информации эти танки не упоминаются; вероятно, оба танка были либо уничтожены, либо оставлены войсками 29-й армии при их прорыве из окружения 18 февраля, после чего захвачены немецкими войсками. Всего за время боевых действий с 1 января по 10 февраля 1942 г. 159-й танковый батальон по данным штаба 29-й армии потерял 2 человек убитыми и 4 ранеными [36] и на 19 февраля насчитывал 20 танков (все - в ремонте), 142 человека личного состава, 26 автомашин, 4 ручных пулеметов и ППД, 40 винтовок [31, л. 43].
  
  На 2 марта по данным штаба АБТУ Калининского фронта 159-й танковый батальон все еще насчитывал по спискам 30 танков (5 КВ-1, 8 Т-34, 17 Т-60), из них 26 танков (5 КВ-1, 7 Т-34, 14 Т-60) - в ремонте, 4 танка (1 Т-34, 3 Т-60) - в безвозвратных потерях [39, л. 189], еще 4 ранее числившихся в списках танка (1 Т-34, 3 Т-60) были 9 - 12 февраля переданы в состав 144-го танкового батальона 35-й танковой бригады (30-я армия) [37; 38, л. 11].
  
  В марте 159-й танковый батальон был выведен в резерв ГАБТУ КА, где и оставался к 18 апреля, не имея в наличии ни одного танка [39, л. 210]. Во главе со своим вернувшимся в строй командиром капитаном Мозиасом (был ранен 18 февраля) батальон вошел в состав формирующейся 163-й танковой бригады и далее участвовал в летних боях 1942 г. непосредственно в ее составе [1; 43].
  
  
  Список источников
  
  1. Сайт 'www.tankfront.ru'.
  
  2. ЦАМО, ф. 386, оп. 8583, д. 26. - Боевые донесения штабов 159-го отдельного танкового батальона и 247-й стрелковой дивизии.
  
  3. ЦАМО, ф. 213, оп. 2002, д. 25. - Переговоры штаба 31-й армии со штабом фронта.
  
  4. ЦАМО, ф. 213, оп. 2002, д. 8. - Оперативные сводки, боевые приказы и распоряжения штаба 31-й армии.
  
  5. ЦАМО, ф. 213, оп. 2002, д. 28. - Сведения о боевом составе соединений Калининского фронта, Справка о наличии танковых частей в армиях Калининского фронта на 1 января 1942 г.
  
  6. ЦАМО, ф. 1530, оп. 1, д. 9. - Боевые донесения 1-го (909-го) стрелкового полка 247-й стрелковой дивизии.
  
  7. ЦАМО, ф. 386, оп. 8583, д. 60, л. 23. - Оперативная сводка ?148 штаба 256-й стрелковой дивизии от 12 декабря 1941 г.
  
  8. ЦАМО, ф. 386, оп. 8583, д. 38. - Справка о состоянии материальной части 143-го и 159-го ОТБ на 15 декабря 1941 г., донесения о боевом составе соединений 31-й армии.
  
  9. ЦАМО, ф. 386, оп. 8583, д. 32. - Боевые донесения 143-го отдельного танкового батальона и 359-й стрелковой дивизии, Справка о состоянии мат. части, ремонте и эвакуации по 143-му и 159-му танковым батальонам на 17 декабря 1941 г.
  
  10. ЦАМО, ф. 386, оп. 8583, д. 43. - Боевые донесения 143-го и 159-го отдельных танковых батальонов.
  
  11. ЦАМО, ф. 384, оп. 8529, д. 82. - Оперативные сводки штаба 31-й армии.
  
  12. ЦАМО, ф. 213, оп. 2002, д. 63, л. 133. - Боевой приказ ?1 штаба 31-й армии от 1 января 1942 г.
  
  13. ЦАМО, ф. 1146, оп. 1, д. 16. - Боевые распоряжения штаба 31-й армии.
  
  14. ЦАМО, ф. 1679, оп. 1, д. 8. - Боевые донесения и оперативные сводки штаба 359-й стрелковой дивизии.
  
  15. ЦАМО, ф. 384, оп. 8529, д. 5, л. 160. - Боевой приказ ?050 штаба 29-й армии от 17 декабря 1941 г.
  
  16. ЦАМО, ф. 384, оп. 8529, д. 15, л. 143. - Оперативная сводка ?132 штаба 183-й стрелковой дивизии от 20 декабря 1941 г.
  
  17. ЦАМО, ф. 384, оп. 8529, д. 24. - Донесения штаба 29-й армии о боевом составе стрелковых и артиллерийских дивизий и артиллерийских полков РГК, приказ штаба 29-й армии от 21 декабря 1941 г.
  
  18. ЦАМО, ф. 1090, оп. 1, д. 5. - Оперативные сводки штаба 174-й стрелковой дивизии.
  
  19. ЦАМО, ф. 1090, оп. 1, д. 6. - Журнал боевых действий 174-й стрелковой дивизии.
  
  20. Karl-Wilhelm Maurer. Die hessisch-th;ringische 251.Infanterie-Division im Zweiten Weltkrieg (перевод Ларисы Шейбе).
  
  21. NARA, T. 315, R. 1257. - Журнал боевых действий 110.Infanterie-Division (собственный перевод).
  
  22. ЦАМО, ф. 354, оп. 5806, д. 67, л. 6. - Боевой приказ ?057 штаба Калининского фронта от 8 января 1942 г.
  
  23. ЦАМО, ф. 384, оп. 8529, д. 120, л. 5. - Боевое распоряжение ?5 штаба 29-й армии от 10 января 1942 г.
  
  24. ЦАМО, ф. 384, оп. 8529, д. 132, л. 12. - Боевое донесение ?81 штаба 29-й армии от 11 января 1942 г.
  
  25. ЦАМО, ф. 384, оп. 8529, д. 108. - Оперативные сводки, боевые донесения и распоряжения штаба 174-й стрелковой дивизии.
  
  26. ЦАМО, ф. 1490, оп. 1, д. 19. - Оперативные сводки и боевые донесения штаба 220-й стрелковой дивизии.
  
  27. ЦАМО, ф. 384, оп. 8529, д. 182. - Разведывательные сводки штаба 29-й армии.
  
  28. ЦАМО, ф. 384, оп. 8529, д. 159. - Оперативные сводки штаба 29-й армии.
  
  29. ЦАМО, ф. 384, оп. 8529, д. 109. - Оперативные сводки, боевые донесения и приказы штаба 183-й стрелковой дивизии.
  
  30. ЦАМО, ф. 1436, оп. 1, д. 7. - Журнал боевых действий 185-й стрелковой дивизии.
  
  31. ЦАМО, ф. 384, оп. 8529, д. 151. - Донесения о боевом составе стрелковых дивизий и артиллерийских полков РГК 29-й армии.
  
  32. ЦАМО, ф. 500, оп. 12454, д. 432. - Оперативные сводки штаба ГА 'Центр' с 1 января по 1 февраля 1942 г.
  
  33. Gerhard Kippar: Das Kampfgeschehen der 161. (ostpreu;.) Infanterie-Division von der Aufstellung 1939 bis zum Ende. - Bohmsende: Selbstverlag, 1994 (перевод Ларисы Шейбе).
  
  34. ЦАМО, ф. 1528, оп. 1, д. 42. - Боевые донесения штаба 246-й стрелковой дивизии.
  
  35. Герасимова С. 'Я убит подо Ржевом'. Трагедия Мончаловского 'котла'. - М.: Яуза, 2016.
  
  36. ЦАМО, ф. 384, оп. 8529, д. 198, л. 16. - Справка о боевом составе действующих частей и соединений 29-й армии на 17 февраля 1942 г.
  
  37. ЦАМО, ф. 354, оп. 5806, д. 83, л. 199. - Оперативная сводка ?17 штаба 35-й танковой бригады от 13 февраля 1942 г.
  
  38. ЦАМО, ф. 3083, оп. 1, д. 118. - Журнал боевых действий 144-го танкового батальона 35-й танковой бригады.
  
  39. ЦАМО, ф. 213, оп. 2002, д. 329. - Сведения о состоянии бронетанковых частей Калининского фронта.
  
  40. ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 178. - Наградные листы на Василия Александровича Зверева и Павла Власовича Степанцова. - сайт 'http://podvignaroda.ru'.
  
  41. ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 205. - Наградные листы на военнослужащих 143-го и 159-го отдельных танковых батальонов. - сайт 'http://podvignaroda.ru'.
  
  42. ЦАМО, ф. 33, оп. 744807, д. 126, л. 221. - Наградной лист на Сергея Дмитриевича Николаева. - сайт 'http://podvignaroda.ru'.
  
  43. ЦАМО, ф. 33, оп. 682525, д. 184, л. 229. - Наградной лист на Льва Яковлевича Мозиаса. - сайт 'http://podvignaroda.ru'.
  
  44. Журнал боевых действий 251.Infanterie-Division (собственный перевод).
   45. NARA, T. 315, R. 1374. - Журнал боевых действий 129.Infanterie-Division (собственный перевод).
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  E.Rork "Сомневаясь в своей реальности" (Научная фантастика) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | В.Василенко "Стальные псы 3: Лазурный дракон" (ЛитРПГ) | | В.Лошкарёва "Жена Наследника" (Любовное фэнтези) | | Е.Вострова "Мой муж - дракон" (Любовное фэнтези) | | А.Горячко "Мистер вор" (Боевая фантастика) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 1" (ЛитРПГ) | | С.Казакова "Позволь мне выбрать 2" (Любовное фэнтези) | | Л.Васильева "Небеса" (Постапокалипсис) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"