Балашина Лана: другие произведения.

Дверь в полнолуние Глава 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Отец полностью пришел в себя и так ужасно ругался, что Макс окончательно поверил в то, что самое страшное миновало...
  -Какого дьявола вы упекли меня в больницу?! - гремел он.
  Окончательно выведенный из терпения врач сухо сказал:
  -Ну, если вам хочется провести последние годы овощем, то я не могу вам возразить...Однако предупреждаю, чтобы вы оставили шутки с инсулином - они до добра не доведут. В следующий раз, когда начнется приступ, вполне може никого рядом не оказаться... Мозг умрет. Я ясно выразился?
  Увидев знакомое выражение на лице собственного отца, Макс предпочел вмешаться:
  -Папа, если начистоту, ты нас всех здорово напугал. Я уже позвонил Генриху, чтобы он всех успокоил. - Он обернулся к врачу: - Доктор, не берите в голову, отец относится подобным образом ко всем медикам разом. Я обещаю, что он обратится к врачам по поводу диабета. Как скоро вы сможете отпустить его домой?
  Врач буркнул:
  -Рад, что в семье есть хотя бы один здравомыслящий человек. Видите ли, на данном этапе развития медицины диабет относится к неизлечимым заболеваниям. Мы, медики, считаем его не совсем болезнью... Это - просто другой образ жизни. В случае с вашим отцом необходима строгая диета, контроль за сахаром крови - и он безбедно проживет еще много лет. Если, конечно, бросит заниматься экспериментами с собственным здоровьем. Я могу вам порекомендовать клинику, там превосходные специалисты.
  
  В дверь палаты заглянул Адам.
  -Можно?
  -Входи.
  Адам оглянулся куда-то назад, и сказал:
  -Да я тут не один... Ингрид уговорила меня привезти ее сюда.
  Руссель недовольно поморщился:
  -Вот еще...
  Адам улыбнулся, пропуская ее вперед:
  -Мы тут ночью поговорили откровенно кое о чем... - начал он. Но закончить не успел: Ингрид шагнула вперед, и присела перед постелью Русселя, и прижалась лицом к его раскрытой ладони. Руссель растерянно поднял глаза на сыновей, и они переглянулись.
  Макс подхватил под руку врача, и они тихо вышли из палаты.
  
  Макс потянулся на сидении:
  -Сумасшедшая ночь!
  Адам покосился на него, кивнул и хмыкнул:
  -Ты даже не знаешь, насколько...
  Макс насторожился, уселся ровнее:
  -Что еще?!
  -Да так, ничего особенного... Мы с Дорис приняли решение разойтись.
  -И что, Дорис согласилась?!
  -Еще нет, но непременно согласится. У нее просто нет другого выхода.
  Макс вздохнул:
  -Хорошая новость...- Брат испытующе посмотрел на него, и Макс кивнул: - Хорошая новость. Слушай, а что это с Ингрид приключилось? Знаешь, я рад за них с отцом. Ты-то как?
  Адам спросил:
  -Так ты, выходит, тоже все знал?
  -Конечно. И я рад, что все объяснились, наконец. Она теперь не выпускает его руку... Если честно, я ему завидую: такие, как Ингрид, редко встречаются. Мне вот не попадались.
  Адам покосился на него и спросил:
  -Ты знаешь, что Лиза - твоя дочь?
  -Какая Лиза? - оторопел Макс.
  Адам не стал отвечать. Некоторое время они ехали молча, потом Адам медленно проговорил:
  -Не знаю, откуда об этом узнал отец, но это совершенно точно. И Мари...В общем, я этой ночью немного с ней познакомился, ты присмотрись, брат. Хорошая девчонка, кажется. Уж не знаю, что тогда между вами произошло...
  -А ничего не произошло. Она просто сбежала под утро, не оставив адреса. Я и имя ее достоверно узнал только вчера...
  Адам упрямо наклонил голову:
  -Не в моих правилах давать советы, но надо бы тебе ее найти, и поговорить... Не чужие люди теперь.
  -Я и сам собирался... Сейчас приеду, отосплюсь немного...
  Адам с жалостью на него посмотрел:
  -Мари уехала.
  -Как это?
  -А так. Утром, едва рассвело, и уехала.
  -А... девочка? - тупо спросил Макс.
  -Знаешь, тебе и в самом деле, надо выспаться. А потом можешь съездить.
  Макс разозлился:
  -И где я ее адрес возьму? Отец еще и не даст... Ты же его знаешь!..
  -Думаю, тебе может помочь Карл Шлегель. Он как-то оформлял документы для Мари - сам проговорился.
  
  Макс проснулся.
  Сильно болела голова, прямо раскалывалась.
  Струи душа немного успокоили ее, но боль так и затаилась где-то в висках.
  Он спустился вниз.
  В гостиной застал идиллическую картину: Генрих и Карл играли в шахматы, а Адам наблюдал за ними.
  Макс усмехнулся: раньше они часто так проводили время, а последние лет десять... Время пошло вспять?
  Все трое обрадовались, увидев его.
  Адам сказал:
  -Отец звонил. Все нормально, завтра его отпустят. Они с Ингрид едут в клинику.
  -И что, отей согласился?
  Адам пожал плечами:
  -Навряд ли он в чем ей откажет. Ты же знаешь Ингрид...
  Макс налил в стакан минеральной воды, и Адам откликнулся:
  -Хочешь выпить?
  -Нет. Я, наверное, сейчас уеду.
  Адам с понимающим видом кивнул.
  -Карл, я хотел бы узнать адрес Мари. Мне нужно с ней встретиться.
  Карл внимательно посмотрел на него, вздохнул:
  -Рискуем навлечь гнев Макса. Как думаешь, он нам за самодеятельность не вломит?
  Макс спокойно сказал:
  -Ты же понимаешь, что нам с Мари нужно о многом поговорить.
  -Хорошо, - решился Карл и вынул записную книжку. - Это - ее телефон и адрес. - Он протянул листок Максу и вздохнул. Утром Арнольд по его просьбе увез Дорис, которая порывалась устроить продолжение ночной сцены. Его дочь показала себя далеко не с лучшей стороны, и, несмотря на все его внешнее спокойствие, сердце болело. И как сладить с этими девчонками, когда они вырастают?
  Посмотрев в лицо Максу, он сказал:
  -Надеюсь, ты проявишь благоразумие. Лиза - действительно твоя дочь?
  Макс тоже вздохнул:
  -Если честно, это - как раз один из тех вопросов, которые мне хотелось бы выяснить.
  Генрих и Карл переглянулись, и Генрих тихо сказал:
  -Я вчера сказал тебе, что таких, как моя Ирма, или твоя мать, сейчас больше не встретишь? Это я погорячился и наговорил глупостей...
  -Разберемся, - сухо сказал Макс.
  
  Звонить он не стал.
  Уже темнело, когда он въехал в очаровательный приморский городок. Узкие улочки, ведущие к морю, с двух сторон усаженные липами и каштанами. Приземистые двухэтажные особнячки, утопающие в зелени и цветах, и везде - пестрые тенты выносных столиков, запах кофе и сдобы, пекущегося на углях мяса и музыка, звучащая с открытых веранд ресторанчиков...
  Макс без труда нашел дом с нужным номером, и остановился у обочины.
  Магазин, конечно, уже был закрыт, но в окнах второго этажа горел свет.
  Рядом с магазином Макс обнаружил калитку, и нажал на кнопку звонка.
  Он даже не успел обдумать, что скажет Мари, как сама она спустилась с высокого бокового крылечка и, пройдя по дорожке, усаженной цветами, оказалась прямо перед ним. Она с недоверием смотрела на него, потом, опомнившись, распахнула калитку.
  Мари молчала, и Максу пришлось начать самому:
  -Извини, что так поздно.
  -Ничего. - Мари шагнула в сторону. - Может, зайдешь?
  Они поднялись в дом, и Мари провела его в небольшую уютную гостиную.
  Макс не знал, как начать тот разговор, ради которого он, собственно, ехал сюда. Похоже. Мари не собиралась ему в этом помогать.
  -Врач сказал, что это именно ты спасла отца, и я благодарен тебе... И за Ингрид тоже. Я оставил их вместе, и, кажется, они все выяснили для себя.
  Мари наконец заговорила.
  -Как он сейчас?
  Макс усмехнулся:
  -Раздумал умирать, во всяком случае. Врач переговорил с ним, и объяснил все, что с ним происходило последнее время. В общем, они с Ингрид едут в клинику, а потом... Потом будет видно.
  Мари была в домашних джинсах и топе, плотно обтягивающем грудь. Это невольно отвлекало внимание Макса, и он никак не решался перейти к главному, тому, ради чего он ехал.
  Тряхнув головой, он отогнал мешающие мысли, и просто сказал:
  -Мари, я все знаю.
  Она спокойно подняла на него темные глаза:
  -И что это означает?
  Макс пожал плечами:
  -Ты должна понимать, что нельзя оставить все, как прежде. Жизнь должна измениться.
  -А зачем? Зачем тебе что-то менять в жизни? Все будет продолжаться так, как раньше.
  Он поднял голову:
  -То есть ты не хочешь, чтобы у Лизы был отец? Послушай, я не так уж плох, как тебе кажется. Я понимаю, что не ухаживал за тобой, не заботился о Лизе, когда она была совсем маленькой, но ты же должна понять...
  Он хотел рассказать ей о том, что пытался тогда найти ее, и понимал, что Мари не нужны его неловкие оправдания.
  Мари нервно поднялась и подошла к окну. Отвернувшись, чтобы не видеть его лица, строго спросила:
  -Макс, я надеюсь, что твое желание наладить отношения со мной и Лизой не продиктовано необходимостью объединить акции...
  Он растерялся:
  -Ты о чем? При чем тут акции?!
  Мари терпеливо продолжила:
  -Дорис говорила, что ты недоволен решением отца.
  Вся кровь хлынула ему в лицо, застучала в ушах, отозвалась утренней головной болью:
  -И ты решила, что я приехал сюда из-за этого? Послушай, я, может быть, не был слишком разборчив в связях с женщинами, но никогда и никто, слышишь, не мог упрекнуть меня в желании заполучить деньги жены...
  Мари неожиданно предложила:
  -Я приготовлю чай?
  Макс пожал плечами, и она кивнула, вышла в кухню. Ему было слышно, как зашумела вода, звякнули чашечки...
  
  
  Хорошего же она мнения о нем и его семье... Дорис, эта чертова кукла...
  На низком столике около кресел лежали два больших альбома. Он машинально раскрыл верхний. Раскрыл - и оторопел: альбом был заполнен вырезками из газет и журналов. На всех клочках бумаги и картона было его имя и его, Макса, лицо!
  Макс торопливо перелистал альбом. Да у него самого и сотой доли этих материалов не было!
  Он вытащил нижний альбом, и посмотрел на даты первых публикаций... Сколько ему было тогда? Лет двадцать шесть... Кто мог собирать этот альбом? Мари?! Да нет, ей самой тогда было лет десять-двенадцать... Ничего не понятно...
  И тут его осенило: выходит, она раньше, задолго до встречи с ним, знала, кто он такой?! Неудивительно, что она так много знала о гонках...Что же, она сама подстроила ту встречу в гостинице, а потом... Потом родила ребенка, сыграла на чувствах отца...Неужели это возможно? Впрочем, а почему нет? Результат - налицо: Лиза - его дочь, любая экспертиза это докажет, и акции практически принадлежат ей...
  Макс вспомнил историю с немецким теннисистом, не так давно вызвавшую столько разговоров...
  От бешенства у него перехватило дыхание.
  
  Мари вошла в комнату с подносом. Аккуратно составила все на стол и обернулась к нему.
  Конечно, она увидела альбомы в руках Макса, и, невольно подтверждая все его худшие опасения, смутилась и покраснела.
  Он оценивающе посмотрел на нее:
  -Надеюсь, твой приятель тогда не слишком пострадал?
  -Какой приятель? - растерянно спросила Мари.
  -Тот самый, с которым ты разыграла сцену нападения. Думаю, тебе стоило бы подвизаться на сцене - сыграла ты тогда вполне достоверно.
  Мари закусила губу и смотрела на него исподлобья.
  -И не надо играть со мной сейчас, я все равно ничему не поверю...Ты сделала ошибку - прокололась с этими альбомами. Не надо было так долго хранить их...Вырезки собраны за период, гораздо больший, чем то время, что мы с тобой знакомы. Значит, ты задумала это давно... Я признаю, что тебе все здорово удалось. Сыграла ты безукоризненно, не сфальшивив ни в одной ноте...Признаю также, что и сам вел себя как дурак: геройствовал по полной программе, спасая красавицу из лап чудовища... В общем, заглотнул наживку, приготовленную по всем тонкостям психологии. И спал с тобой, и долго помнил... И сегодня ехал сюда и почти представлял себе, что и в моей жизни может случиться что-то по-другому, что-то получится иначе...
  Мари молчала, и он подошел к ней, взял ее за плечо:
  -Или вы с приятелем так все и задумали, с самого начала? Я должен был жениться на тебе, а потом...
  Мари отшатнулась от него, высвободив плечо, и хрипло сказала:
  -Убирайся отсюда, слышишь? Убирайся немедленно!
  
  Она вышла из комнаты и где-то хлопнула дверью.
  Все еще в бешенстве, он пошел за ней, и ворвался в комнату, намереваясь сказать ей, что если по ее вине отцу станет хуже, он убьет и ее, и ее приятеля...
  Мари стояла на коленях и рыдала, уткнувшись лицом в покрывало.
  Макс хотел было произнести гневную речь, но неожиданно взглядом уперся в фотографии на стене, и успел даже мимолетно удивиться тому, что делают в этой незнакомой комнате фото Лизы и Талгата, и его фото - точно, это его фото!..
  Додумать он ничего не успел, потому что Мари, наконец, почувствовала его присутствие, и подняла голову.
  Слезы на ее лице мгновенно просохли, Она схватила его за рубашку, и, ошеломленного и растерянного, доволокла до входной двери...
  Калитка за ним захлопнулась с грохотом, и он остался стоять около машины.
  Через минуту оглянулся на шум - Мари вылетела из дома, сунула ему в руки оба альбома, и он едва успел подхватить их...
  Вдобавок ко всему вслед ему с крыльца полетела фотография, но не долетела, а упала в кусты цветущих пионов и ирисов.
  Входная дверь хлопнула, и на улочке воцарилась тишина...
  
  Макс уселся в машину, но не уехал...
  Он включил освещение в салоне, просмотрел альбомы. Потом вынул сигареты, закурил...
  Это же надо быть таким идиотом, чтобы не узнать Марьяну!..Ему ведь все время казалось, что он раньше был с ней знаком. Еще бы - и лицо, и взгляд, и манеры - все напоминает Лизу...
  Вспомнились события пятнадцатилетней давности, тот сарай, где их заперли...И как Талгат, бесшумно отключив конвойного, темной тенью скользнул к машинам...
  За месяц до этого захватили в заложники двух алжирских бизнесменов и газетчика - даже после уплаты выкупа заложников не вернули. В стране такой беспорядок, что им на спасение тоже особо рассчитывать не приходилось.
  Талгат завел машину, и Макс мимолетно удивился: он двинулся не к воротам, а к дверям сарая, где их держали. На полном ходу выломал дощатую стенку, и они успели в суматохе забрать остальных заложников. Когда выбирались, повстанцы уже пришли в себя, и открыли беспорядочный огонь. На выезде их обстреляли. Не сразу заметили кровь, текущую по руке Талгата, да и не до того тогда было. Опасаясь погони, летели в темноту, и, только увидев освещенный пост, поняли, что ушли...
  Вместо больницы, Талгат уехал в лагерь. Ночью они ввалились в домик, и Макса все окружили, затеребили, забросали вопросами, а он видел только лицо Лизы, и то, как она смотрела на мужа.
  Талгата тогда сняли с гонки, слишком много крови он потерял. А он, Макс, взял тогда таки и этап, и гонку...
  Талгат его немного ревновал к Лизе, и на пьедестал с ним не отпустил, отправил Марьяну.
  Еще некоторое время они встречались на гонках, Талгат работал с техпомощью в команде, и Макс, встречая их с Лизой, всегда завидовал тому, какая красивая и ладная они пара.
  А Марьяна... Ее он помнил смутно: тоненькая большеглазая девочка, похожая на мать... Она часто бывала в мастерских, и, встречая Макса, отчаянно краснела. Его механик, Ганс, смеялся:
  -Придется тебе жениться!
  Он, Макс, старался с ней разговаривать осторожно, чтобы не смущать ее и дальше.
  Что же она, все это время так и была влюблена в него, Макса? Иначе зачем бы ей собирать все это?
  
  
  Его размышления прервало появление патрульной машины. Она остановилась прямо перед его капотом, и из салона выглянул высокий светловолосый парень с мужественным лицом.
  Свирепо глядя на него, рявкнул:
  -Документы!
  Макс полез за документами, и вспомнил, что оставил их в куртке, которая была на нем ночью. Неприятностей с полицией не хотелось, и Макс вылез из автомобиля, довольно миролюбиво начал:
  -Послушайте, у меня отец сегодня попал в больницу. Давайте, я позвоню, и кто-нибудь подтвердит мою личность...
  -Какого дьявола вы отираетесь именно около этого дома?!
  Макс разозлился:
  -А нельзя ли повежливее? - Вспомнив, что у него нет документов, и поведение его довольно подозрительно выглядит со стороны, неохотно пояснил: - Наверняка, вам позвонили соседи? Я приезжал к хозяйке этого дома. Мы немного повздорили, и она... В общем, она спустила меня с лестницы.
  Парень неожиданно растерялся:
  -Кто, Марьяна?!
  Он всмотрелся в лицо Макса и неожиданно хмыкнул:
  -Ну, надо же... - Парень вынул из кармана телефон, набрал номер. Ответили почти сразу - Марьяна? Извини за поздний звонок. Ты не могла бы спуститься к воротам? Я тут задержал одного подозрительного типа без документов...
  Марьяна неожиданно отключилась, и через минуту спустилась к ним. Вымученно улыбнулась:
  -Привет, Мартин. Не надо никого задерживать. Уже поздно, давай отпустим его...
  Парень нахмурился:
  -Надеюсь, он не обидел тебя...
  Марьяна отрицательно помотала головой, невесело улыбнулась Максу:
  -Ты извини... Не знаю, что на меня нашло. Обычно я не позволяю себе разговаривать с людьми подобным образом...
  - Марьяна, я - полный идиот, и натворил столько дел... В общем, я не знаю, сможешь ли ты когда-нибудь простить меня...
  Полицейский, Мартин, неожиданно спросил Марьяну, игнорируя присутствие Макса:
  -Дождалась все-таки? Что-то не видно по тебе, чтобы ты была особенно счастлива.
  Марьяна промолчала, а он насмешливо сказал, рассматривая Макса:
  - Не хотелось бы вмешиваться, но вы все-таки решите уже что-нибудь. А вывеска у тебя еще более веснушчатая, чем на снимке...
  -Какая есть! - разозлился Макс. Злился он больше на какие-то ревнивые нотки в словах Мартина, говорящие о том, что Марьяна ему - человек не посторонний.
  С моря дул прохладный ветер, и прохватывал и Марьяну в тонком шелковом халатике, и Макса.
  Неожиданно Марьяна посмотрела на них и вздохнула:
  -Пойдемте, я вас все-таки напою чаем. В прошлый раз мне это не удалось...
  Макс, почувствовавший, что ее решение навсегда выставить его из своей жизни несколько ослабело, вынул брелок сигнализации.
  Мартин неожиданно отказался.
  -Хватит с меня... Вам, наверное, поговорить надо. Да и дежурство у меня.
  Марьяна отперла калитку, и впустила Макса.
  Мартин смотрел им вслед. Неожиданно Марьяна шагнула прямо в кусты цветущих пионов, и достала большую фотографию. Она аккуратно отряхнула ее от приставших влажных лепестков.
  Мартин покрутил головой и по-настоящему серьезно спросил:
  -Марьяна, тебе в самом деле не нужна моя помощь?
  -Спасибо, Мартин. Ты и так очень помог мне.
  Марьяна вернулась к калитке и, привстав на цыпочки, поцеловала Мартина.
  Она вернулась к терпеливо дожидавшемуся ее Максу:
  -Пойдем, - просто сказала она.
  
  
  Макс крутил в руках фарфоровую чашечку, казавшуюся хрупкой, как яичная скорлупа, а Марьяна рассказывала ему о своей жизни. И так трудно оказалось рассказать все, как есть, и трудно объяснить то, что когда-то казалось таким простым и естественным.
  -...Когда я осталась одна, Любомир все время был рядом, он заботился обо мне. А потом само собой случилось так, что... Он не хотел этого, я понимаю, из-за разницы в возрасте... А мне это было все равно.
  Макс вспомнил его - невысокий, суховатый, с мальчишеской улыбкой на всегда загорелом лице... Кажется, действительно, хороший мужик был.
  -После его смерти я долго не могла прийти в себя, все ждала, что он приедет... А потом... Потом мы встретились с тобой, и так все вышло... А уж когда появилась Лиза, жизнь у меня вошла в норму.
  -Почему ты не хотела рассказать мне о Лизе?
  -А зачем? Если тебе не нужна я, тем более тебе не понадобилась бы Лиза. Я и не думала, что ты когда-нибудь узнаешь о ее существовании. Это потом, когда умерла моя бывшая хозяйка, мы с ее сестрой решили выкупить бизнес. Без поручительства нам не давали кредит, и я нашла в сети адрес твоей фирмы и отправила фото Лизы. Я всегда знала, что ты - хороший парень, и не откажешь мне в такой малости. Тем более, что тебе бы это ничего не стоило.
  -Понятно. А на встречу приехал мой отец?
  -Да. Он помог мне, и познакомился с Лизой, и стал и ей, и мне настоящим другом.
  Макс отвел глаза:
  -Послушай, я знаю, что не должен этого спрашивать... Мой отец... Он никогда... Он и ты?..
  Марьяна укоризненно посмотрела на него:
  -Только в воспаленном воображении Дорис могло родиться такое предположение... Конечно, нет. Ни мне, ни ему это и в голову бы не пришло.
  Макс нахмурился:
  -Почему ты сразу не рассказала мне обо всем этом?
  Марьяна опустила ресницы:
  -Понимаешь, ты совсем не обращал на меня внимания... И ужасно обидным показалось то, в чем ты меня упрекал. Эти альбомы...
  -Кстати, зачем ты их собирала, эти вырезки и фотографии? Даже у меня нет и десятой, да что там - сотой части этого!
  Марьяна смутилась и неловко соврала:
  -Я хотела потом показать их Лизе, чтобы она знала, каким был ее отец.
  Макс подошел к двери на веранду, и распахнул ее - прямо в залитый полной луной ночной сад.
  -Иди-ка сюда, - неожиданно строго сказал он, и Марьяна не решилась противиться. - Первые вырезки появились, когда тебе было лет двенадцать. О Лизе тогда и речи не было.
  Марьяна молчала, а он притянул ее к себе, бережно поцеловал в теплый пробор и сказал
  -Можешь не отвечать, но я и так о тебе теперь все знаю... Мы с тобой наворотили и накрутили всякого, и я даже не знаю, что должно было произойти, чтобы я оказался здесь, рядом с тобой. И, если не возражаешь, давай попробуем все начать с начала.
  
  
  
  Марьяна повернула голову и с ужасом посмотрела на него.
  Она простонала:
  -О, Господи! Макс, скажи, как я снова оказалась с тобой в одной постели, а?!
  Он засмеялся:
  -Что тут удивительного? Можешь мне не врать - я и так знаю, что ты влюблена в меня с детства.
  Она зарылась лицом в подушку и с глухой тоской сказала:
  -Ты хотя бы догадываешься, чего мне стоило забыть, как все это бывает, в прошлый раз? Ты хоть понимаешь, что тогда меня спасла Лиза? И сегодня... Еще час назад я все окончательно решила, про тебя и себя. Все глупые девчонки в детстве влюбляются в актеров или спортсменов, или в гонщиков, но с возрастом это должно пройти! И я твердо решила, что просто должна забыть тебя, и даже, может быть, должна выйти замуж за Мартина. И я бы сделала все это, и была бы хорошей женой. Я постаралась бы! А теперь снова это...
  Ее отчаяние было неподдельным. И Макс понял это, и сгреб ее в охапку, несмотря на сопротивление, и целовал мокрые от слез щеки.
  Почувствовав, что Марьяна перестала вырываться и затихла, он осторожно ослабил объятия, и она подняла к нему лицо.
  -И даже надежды на то, что ты мне снишься, у меня нет. В полнолуние я никогда не могу заснуть...
  Не удержавшись, он наклонился и так поцеловал ее, что у Марьяны перехватило дыхание.
  Макс выпустил ее из рук.
  Усевшись, нашарил сигареты в кармане, натянул джинсы и поднялся.
  Марьяна, как зачарованная, следила за ним.
  Макс уселся на подоконник и закурил. Луна еще светила ему в спину, но небо на востоке уже начало розоветь, и он пожалел, что летом такие короткие ночи, и что эта ночь тоже скоро закончится...
  -Мартин - твой приятель?
  Марьяна не удивилась и не обиделась.
  -Он - мой друг.
  И Макс сразу в это поверил, и еловая иголочка ревности, мешавшая ему, куда-то исчезла.
  -Но ты ведь не будешь отрицать, что нравишься ему?
  Марьяна пожала плечами:
  -Наверное, нравилась. Мы старались не обсуждать это. - Она сердито нахмурилась. - И ты не должен расспрашивать меня о нем.
  -Не буду. - Он исподлобья посмотрел на нее. - Послушай, ведь, если бы так все не случилось, ты так никогда и не призналась бы мне в том, что Лиза - моя дочь?
  -Нет. Я ведь думала... В общем, я считала, что тебе это совсем не нужно.
  -Ты познакомишь меня с Лизой?
  Марьяна серьезно посмотрела на него:
  -Если ты этого хочешь...
  Макс выбросил сигарету, и вернулся к Марьяне. Он лег поверх покрывала, которым она была укрыта, и укутал ее плечи. Заметив, что глаза Марьяны закрываются, все-таки вторая бессонная ночь подряд, прошептал:
  -Спи. Скоро утро.
  Она вздохнула, шевельнулась, и разлепила сонные глаза:
  -Я боюсь. Боюсь, что проснусь утром, а тебя нет...
  
  Марьяна проснулась в собственной спальне одна, и с тревогой прислушалась к тишине в квартире. Вскочила, на ходу натягивая шелковый халатик, пробежала по комнатам, заглянула в ванную и кухню... Никого. Не мог же он уехать, не простившись?
  Догадалась, выглянула в окно: машины Макса на улице не было... Стало тоскливо. Значит, все-таки!..
  Все еще надеясь на его возвращение, она приготовила завтрак, подняла и переодела Лизу. Макса не было.
  Марьяна уже и не знала, что подумать.
  Звонок в дверь застал ее врасплох, на ходу заглянув в зеркало, она помчалась в прихожую. Распахнула дверь - и улыбка медленно сползла с ее лица.
  За дверью стояли Макс Руссель и Ингрид.
  Лиза, завидев знакомое лицо, бросилась ему навстречу, защебетала, потянула за руку.
  Видимо, Марьяне не удалось скрыть разочарования, потому что Ингрид тихо спросила:
  -Ты кого-то ждала? Извини, но Макс настоял, чтобы я привезла его сюда. Некоторое время мы будем далеко, и он очень скучает за Лизой...
  Марьяна улыбнулась:
  -Нет, нет, я очень рада. Вы теперь вместе?
  -Одного я его теперь никуда не отпущу... - Она смущенно глянула на Макса Русселя.
  Он усмехнулся:
  -Я и сам никуда не собираюсь. Мари, мы хотели прогуляться, и надеемся, что вы с Лизой составите нам компанию.
  Настроение Марьяны было, по вполне понятной причине, пасмурным, но она посмотрела на сияющее лицо Ингрид, и кивнула:
  -Я быстро.
  
  
  Звякнул дверной колокольчик, и Марьяна пояснила:
  -Рене вернулась, у нее свой ключ от магазина.
  В дверях стояла Рене, сопровождаемая Максом.
  -Марьяна, вот, мсье уверяет, что ты обрадуешься, когда увидишь его...
  У Макса в руках был большой букет и огромный медведь.
  -Папа, ты как здесь? - невозмутимо спросил он.
  Ингрид виновато улыбнулась:
  -Ты же знаешь своего отца. Он объявил, что до отъезда в клинику обязательно должен увидеть Мари и внучку, и я не смогла ему запретить.
  Руссель хмуро посмотрел на Макса, и спросил:
  -А вот ты как здесь оказался?
  -Хочу познакомиться со своей дочерью.
  Макс протянул Марьяне цветы, и присел перед Лизой, но девочка неожиданно спряталась за мать.
  Она забрала медведя у Макса, протянула ей.
  Макс провел ладонями по волосам, и виновато улыбнулся Марьяне.
  -Я думала, ты насовсем уехал... - тихо сказала она.
  -Хотел успеть до того, как ты проснешься, но в вашем сонном городишке все цветочные лавки закрыты. А потом пришлось искать магазин игрушек - не мог же я явиться в дом к ребенку просто так...
  Руссель изумленно поднял брови, а Ингрид рассмеялась, подхватила Лизу за руку:
  -Мы вас подождем в парке напротив, хорошо? А то вы еще сто лет ни до чего толкового не договоритесь...
  Макс притянул к себе Марьяну:
  -А мы никуда и не спешим. У нас на это - целая жизнь.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"