Балобанов Денис Дмитриевич: другие произведения.

Но бывают времена...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 7.06*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кроссовер по Mass Effect, X-Com и с небольшой примесью Warhammerа.

  ========== Акт 1. Пляски теней. Каждый путь начинается с первого шага. Часть 1. ==========
  
  Но бывают времена...
  Они пришли первыми
  Не протянув руки дружбы
  Но отринув её.
  Залили тогда мы кровью мир
  И своей, и чужой.
  Так мы впервые шагнули во Тьму.
  Выдержки из "Песни об Изменении и Борьбе" А.Хильвариуса. Датируется приблизительно 2112г.
  
  Системы Терминус.
  - Корабль идентифицирован - пассажирский лайнер "Анайя" класса "Тавис", максимальное число разумных - 430 пассажиров и 22 члена экипажа. Вооружение - лазерная система типа ПОИСК-Л. Защита - кинетические щиты 3-его класса, - четко отрапортовал Коррет Галтогу.
   Шестисотлетний кроган, потерев подбородок, лишь усмехнулся. Коррета уже как несколько лет назад вышибли из армии и из Иерархии, о чем красноречиво свидетельствовали татуировки на лице (а точнее их отсутствие), но старые привычки остались. Вслух же Галтог сказал другое.
  - Легкая добыча, - и в этом кроган был прав. Шустрый "Кар`гуун", несмотря на почти вдвое меньший размер, чем "Тавис", имел при этом трехкратное превосходство в вооружении, защите и скорости, - Приготовить торпеды и масс-орудия, первичная цель - комплекс дальней связи и ССД, вторичная - ПОИСК и ДСД. И, да, Ра`Таил, сообщи нашему гостю, что мы скоро найдем его питомца.
  ***
  Ласаана(1). Некоторое время назад.
  - Пошевеливайтесь, тупые сыны чахоточной азари и умственно отсталого молотильщика! И аккуратнее, разорви вас всех Калрос! - рычал на своих подопечных Торрус, - Эти ящики стоят дороже, чем вся ваша варренова планета! И взрываются лучше, чем пережравший ринколу кликсен! - и добавил уже тише, - Гребаные ворча.
  Ра`таил, не сдержавшись, тихонько хихикнул. Несмотря на устрашающий для всех кроганов вид и впечатляющий набор ругательств, интендант "Кар`гууна" отличался на редкость добродушным (для представителей своей расы) нравом, посему на работы под его руководством, как на бесплатный кинотеатр, приходили все, кому не лень. Вот и сейчас возле одной из посадочных опор корабля расположился почти весь свободный от вахты экипаж.
  - Слушал бы и слушал, - согласился сидящий рядом с ним Тар` иш.
  Ответить ему Ра`таил не успел. Один из сидящих рядом батарианцев ткнул его в бок, а когда пират повернулся, молча ткнул рукой на фигуру, стоящую на проходе в док.
  Сперва пират подумал, что это чей-то на редкость неудачный розыгрыш, но когда фигура подплыла (по другому её способ передвижения Ра`таил не смог бы описать, если бы даже очень захотел) под прицелом патрульных, все сомнения отпали. Тщедушное синеватое тельце на хлипких тоненьких ножках и с раздельным гребнем поверху, без какого-либо намека на лицо и покрытое тонкой, почти незаметной защитной пленкой. В гости к пиратам пожаловал ханар.
  Когда пришелец приблизился к специально нанесенной белой линии, Ра`таил подал голос:
  - Дальше не подходи. Говори, что нужно или уматывай отсюда.
  - Этот приносит всевозможные извинения за свое вторжение, но дело он будет обсуждать только с капитаном Галтогом.
  - Да? И как ты намерен к нему попасть? - сарказм из речи Тар`иша лился просто цистернами.
  - Капитана этому рекомендовала Ариа. Она сказала, что он умеет решать... деликатные вопросы.
  - Возможно, что так. А, возможно, и нет. Чем ты докажешь, что тебя прислала Ариа?
  От ответа ханара спас гудок по омнитулу Ра`таила. Батарианец отвернулся от гостя и, активировав прибор, увидел лицо капитана.
  - Должен прийти гонец от Арии, - без каких-либо предисловий начал Галтог, - обыщешь его и сразу приведешь ко мне, понял?
  - Эээ... мне кажется, он уже пришел... и обыскивать его нет смысла.
  - Это еще почему? Тебе там, что - свежий воздух крышу снес? Так мы это исправим - поболтаешься весь следующий рейс в одной каюте с ворча, вся дурь и выйдет!
  - Нет, босс, просто этот гонец, - Ра`таил метнул косой взгляд на предмет разговора, усердно притворявшийся статуей, - ханар.
  Удивленное лицо Галтога было лучшим, что видел Ра`таил за все годы своей жизни. Кроме денег, разумеется, их он любил больше.
  ***
  - Ну и что же Святейшему Первенству понадобилось от скромного капитана вольного капера? - спросил Галтог у стоявшего напротив него в каюте неожиданного визитера.
  Ханар удивленно заморгал фиолетовыми огоньками и пару раз качнулся из стороны в сторону.
  - Этот не говорил, что принадлежит к Первенству. Откуда капитан узнал это?
  - Ага, ко мне с заказом пришел бродячий проповедник или торговец с тараррского(2) рынка. Я может и кроган, но не дурак. Так что тебе, "этот", - слово Галтог старательно выделил голосом и показал руками кавычки. - от меня нужно?
  - Этого зовут Литариндиэль. И ему нужно вернуть его вещь... живую вещь.
  - А, - понимающе кивнул головой кроган, - твой ручной дрелл. Сколько ты платишь? И где его искать?
  Ханар опять удивленно заморгал, но все же справился с собой.
  - Он отправился на судне "Анайя" в системы Терминус. Помощник этого нужен только живым - за 900 000 кредитов.
  - Миллион, не меньше. Я не понаслышке знаю, какими дреллы могут быть шустрыми, - Галтог потер коленку с так и незажившим шрамом.
  Ханар на пару секунд призадумался и потом почти азарийским жестом кивнул.
  - Идет. Но нужен он непременно живым.
  ***
  Системы Терминус. Настоящее время.
  Нападение прошло чисто. "Кар`гуун" снял маскировку на дистанции в полтора километра от "Анайи" - слишком близко, чтобы сманеврировать и уйти от атаки, но и слишком далеко для лазеров ПОИСК. Система маскировки сработала безупречно, да и хиленькая система активного обнаружения "Анайи" пиратский фрегат просто не увидела. Спустя считанные секунды две торпеды начисто снесли выпирающую из верхушки корабля полусферу дальней связи, а их сестры превратили в хлам выступающие сопла ССД. Практически сразу после этого четверка турелей масс-орудий начала выплевать смертоносные металлические болванки по раскрывшимся гнездам ПОИСК, без особого труда проходя через щиты "Анайи" и кромсая белоснежную обшивку лайнера. Два десятка секунд, еще две торпеды, разнесшие маневровые двигатели, и "Анайя" стала беззащитна, неподвижна и безмолвна. Через полторы минуты "Кар`гуун" подошел к лайнеру и открыв шлюзы, выпустил абордажные команды. Пираты уже праздновали победу, команда "Анайи" и немногочисленные присоединившиеся к ним пассажиры готовились дать последний, безнадежный бой, а остальные обитатели лайнера молились своим богам (у кого они были). Поэтому появление третьей стороны для всех оказалось неожиданностью.
  Огромный, в сравнении с "Кар`гууном", ржавого цвета корабль вышел из маскировки аккурат рядом с правым бортом пирата. Дюжина турелей огненным ураганом прошлась по батарианскому фрегату, пробивая обшивку и вырывая целые клоки палуб корабля. Четверка маленьких, юрких ЛА в это время зашла с другого борта, без каких-либо проблем уничтожая беззащитные шаттлы абордажников и избегая ответного огня турелей "Кар`гууна". После пришелец протянул к пирату гибкие шланги своих абордажных шлюзов, и уже команде пиратского фрегата пришлось сражаться за свои жизни.
  Металлический наконечник шлюза пробил потолок мостика, раскрылся и тут же буквально утонул в вихре зарядов, попадавших по нему. Только через несколько долгих секунд Коррет понял, что по шлангу никто не лезет и попытался навести порядок.
  Рамек был первым, кто услышал приказ Коррета. Он первым прекратил стрелять и первым умер. Он стоял слишком близко к переборке мостика, а та была слишком тонкой. Пробивший её второй шланг шлюза проткнул пирата, а раскрывшиеся лепестки-клинья его наконечника просто раскидали батарианца по всему помещению.
  Зрелище не слишком красивой смерти их сотоварища ввело большинство пиратов в ступор на пару секунд, но именно это и оказалось для них фатально. Полчище маленьких трехлапых киберов, вооруженных шоковыми разрядниками и инъекторами паралитика, ринулось через шланг шлюза и буквально облепило тела пиратов, парализуя их и выводя из сознания. Подобной участи избежали лишь двое - Галтог, благодаря полной тяжелой броне и кроганской толстокожести, и Коррет, сумевший выскочить с мостика и расстрелять ринувшихся за ним дронов.
  - Сюда! - услышал Галтог призыв своего старпома, стоявшего в дверях и отстреливавшегося от надоедливых киберов. - Надо выбираться с мостика!
   - А то я не догадался. - пробурчал про себя кроган, пробираясь к выходу прямо по дронам. - Маленькие надоедливые засранцы.
  Шум из первого шланга, торчавшего в потолке мостика, услышали пираты одновременно, но среагировать не успели - Коррет был слишком занят отстреливанием прущих на него киберов, а Галтог закидывал гранату в другой шлюз, поэтому первой фигуре в светлой броне удалось выскочить из шланга невредимой... и отлететь далеко в сторону от богатырского удара крогана. Галтог поставил в уме жирный крестик рядом с еще сотнями таких-же - после такого мог выжить только кроган. Отвлекшись, на еще одного насекомообразного дрона, вооруженного на этот раз каким-то подобием резака и пытавшегося им прорезать дыру в бронекостюме Галтога, прибытие еще троих пришельцев кроган просто пропустил. А сами пришельцы, не сговариваясь, бросились на пирата, стараясь повалить и вколоть какую-то дрянь из устрашающего вида шприца, который через секунду Галтог вмял одному из них в шлем. После кроган стряхнул с себя пришельцев, по пути наградив одного из них за усердие выстрелом из дробовика и заорал:
  - Коррет, где тебя молотильщики носят! - и обмер, глядя как тело турианца падает на пол, а через него уже лезут знакомые фигуры в светлой броне. - Я крррррооогааа.... Твою!
  Боевой клич и разбег Галтога прервал один из лежащих на полу пришельцев, просто схватив его за ногу. Только что подошедшие чужаки всем скопом бросились на крогана, а один из них вырвав пластину доспеха, вколол ему порцию зеленой дряни из загодя заготовленного шприца. Уже теряя сознание, Галтог увидел, как один из пришельцев, тот самый, которого кроган уже успел записать в покойники, медленно встает с пола. Шлем был поврежден ударом, из него лилась тоненькая струйка желтоватой жидкости, и пришелец с немаленьким трудом сумел вырвать "намордник" шлема, а потом посмотрел на крогана. И впервые с детских лет душу Райаса Галтога охватил первобытный ужас.
  После захвата "Кар`гууна" пришельцы выдернули из него абордажные шланги и подвели свой корабль к "Анайе". Там ситуация с абордажем прошла гораздо проще, хотя и не обошлось без жертв - 17 членов экипажа и 5 пассажиров предпочли погибнуть в бою, чем сдаваться на милость неизвестному победителю. После захвата второго судна корабль пришельцев пристыковался к поврежденной "Анайе", на него перенесли всех пленников, после чего фигуры заложили заряды взрывчатки на корабле и взяв на буксир "Кар`гуун", отлетели подальше от лайнера и подорвали его. Потом корабль направился к ретранслятору и вскоре исчез во вспышке бело-голубого цвета. Маленькую коробочку, присоединенную к одному из столов в каюте "Анайи" никто так и не заметил, и она, уцелев во взрыве, через сорок минут начала подавать радиосигнал на общей частоте турианского флота. Через несколько часов сигнал услышал патрульный турианский корабль и, прибыв на место взрыва, вскоре отправил еще один сигнал, но уже гораздо более зашифрованный, в Штаб турианского флота.
   Комментарий к Акт 1. Пляски теней. Каждый путь начинается с первого шага. Часть 1.
   1. Ну должна же была Омега как-то называться до появления людей?
  2. Червь, живущий на шкуре молотильщика. Выражение "тараррский рынок" аналогично "блошиному рынку".
  
  ========== Акт 1. Каждый путь начинается с первого шага. Часть 2. ==========
  
  Сокрушив врагов, мы превратили их в союзников.
  И узнали об Истинном Враге, сокрытом среди звезд,
  Прячущемся и ждущем своего часа.
  Так был совершен второй шаг во Тьму.
  Выдержки из "Песни об Изменении и Борьбе" А.Хильвариуса. Датируется приблизительно 2112г.
  ***
   Черноволосый мужчина в кресле отложил лежащий перед ним планшет и рассеяно поиграл ручкой (настоящей, шариковой, сущий раритет в наше время). Потом поднял взгляд на сидящих рядом разумных. Трое глав научных отделов - физического, генетического и отдела ксеноисследований, рядом с ними - гранд-адмирал флота, аугментированный так, что больше уже просто некуда, грандмаршал планетарных войск и глава XCOM. Напротив - главный Администратор, представители Директората и ТехноЛиги, между которыми предусмотрительно посадили лидера Секк Локкар и лидера Корпуса Псионов. Всего 12 разумных, не хватало лишь одного, по требованию которого все и собрались - Указывающего Путь. Несколько секунд посмотрев на каждого из присутствующих по очереди, мужчина вздохнул и вернулся к чтению.
   "... из всего вышеперечисленного следует, что ретрансляторы объединены в единую сеть передачи данных и грузов, и таким образом сигнал о прохождении через ретранслятор какого-либо объекта мгновенно передается на управляющий этой частью сети ретранслятор и далее по восходящей до управляющего кластера всей сети. Также, судя по добытыми нами данными, возможно объединить различные ретрансляторы в одну цепь и переходить, к примеру от ретранслятора А до ретранслятора Д без промежуточных остановок на Б, В и Г. Скорее всего именно таким способом Искаженные и достигли Солнечной системы, минуя Врата. При этом корабль, совершающий такой переход должен обладать..."
  Несмотря на то, что мужчина казался полностью поглощённым чтением, мягкий звук открытия двери он услышал едва ли не раньше всех остальных.
  - Прошу прощения за свое опоздание, но дела требовали моего непременного присутствия. - раздался негромкий чарующий голос. - и дела эти, увы, касаются всех нас.
  Перед глазами сидящих предстал высокий, с элегантной бородкой, мужчина в традиционном для Единства черно-фиолетово-золотом одеянии. Пепельноволосый, как и все псионики, с едва заметными поблескивающими треугольниками имплантов над бровями, Указывающий Путь приводил в умиротворение самых ярых своих противников одним своим видом, а если этого было мало, то без всяких колебаний использовал свой практически волшебный голос, чем он сейчас и воспользовался.
  - Надеюсь, я не слишком вас задерживаю?
  Практически все разумные нестройным гулом голосов уверили Указывающего в обратном. Молчащими остались только двое - мужчина с ручкой и гранд-адмирал, что не ускользнуло от внимания фиолетовоглазого "кудесника". Уловив на себе его взгляд, черноволосый едва заметно ухмыльнулся и дотронулся двумя пальцами до запястья левой руки. Гранд-адмирал же не был столь тактичен.
  - Врага мне в тещи, да хоть здесь можешь обойтись без своих выкрутасов? Мы же не толпа школьников перед каникулами, понимаем, что не просто так собрались!
  Окружающие неодобрительно посмотрели на возмутителя спокойствия, но тот и глазом не повел, ожидая реакции Указывающего. Тот же лишь улыбнулся и, усевшись в свободное кресло, заявил:
  - Уважаемый гранд-адмирал Ткаченко прав, хоть и излишне резок, но я думаю, мы готовы простить ему это и перейти к делу.
  "Хитрый лис" - подумал про себя черноволосый -" и утихомирил всех, и адмирала прижучил".
  Указывающий тем временем кинул на стол маленькую оранжевую пирамидку и продолжил:
  - Изначально предлагаю разобраться с нашей меньшей проблемой.
  Пирамидка разложилась, и над ней появилось голографическое изображение одного из ретрансляторов.
  - Как вы все знаете, Враг пользуется сетью ретрансляторов для передвижения по галактике. Прыжковые двигатели ему или неизвестны или по каким-то причинам он их не использует и поэтому в случае уничтожения или отключения ретрансляторов, мобильность Врага будет значительно снижена. Но, у нас, к сожалению, возникла проблема с этим вопросом. Профессор Леджер, вам слово.
  Глава отдела ксеноисследований кивнул и продолжил своим резковатым голосом:
  - Проблема не в том, что ретрансляторы сложно повредить, а в том, что они объединены в единую сеть. Сигналы об активации и дезактивации, сигнатуры проходящих кораблей и сигналы о состоянии самого ретранслятора с определенной периодичностью отсылаются на ретранслятор, управляющий определенным участком сети, а с него - на управляющий кластер. Как вы понимаете, в случае отсутствия сигнала с какого-то ретранслятора к нему немедленно направится кто-то или что-то, чтобы проверить его состояние, а в случае одновременной потери сигнала от всех ретрансляторов в нашем секторе. - Леджер скривился. - думаю, несложно догадаться, что произойдет.
  - А если их просто дезактивировать? - задал вопрос Секк-Локкарец.
  - Мы можем это сделать, равно, как и перенастроить точки выхода из них, и даже можем не позволить включить их расам, находящимся примерно на одном уровне развития с нами, но с Врагом такой трюк не пройдет. Если проводить аналогию с обыкновенными системами ВИ, то у нас - гостевой уровень доступа, а у Врага - администраторский.
  - Но уничтожить то ретрансляторы мы можем? - это уже Ткаченко.
  Леджер взглядом переадресовал вопрос главе физического отдела - Игорю Радзинскому.
  - Да. Портативные атомные заряды, равно как и огонь тяжелых плазменных ускорителей, начиная с крейсеров класса "Мстящий" могут критически повредить ретранслятор. В крайнем случае, мы можем просто распилить его на запчасти или уничтожить тараном. Вот только уничтожив ретрансляторы, мы фактически сами подадим сигналу Врагу, что пришло время Жатвы.
  - Пока у нас есть время до его прихода, нам следует готовиться не привлекая к себе излишнего внимания. - подал голос Рамон Гарнье, глава XCOM.
  - Поддерживаю. - заявил черноволосый.
  - Тех, кто против нет? - осведомился Указываюший. - Ну и отлично. Значит, ретрансляторы пока трогать не будем, но все же разместим на них по несколько ПАЗов на всякий случай. А теперь переходим к более... тревожной новости.
  Изображение ретранслятора на голограмме изменилось на карту галактики.
  - Как вы знаете, недавно были основаны небольшие колонии на Камелоте и Артанасси в Поцелуе Геры. Несколько дней назад патрульные корабли засекли сигналы, исходящие из одной из соседних звездных систем. - на карте вспыхнули точки, означавшие Поцелуй Геры и соседнюю систему. - сигналы искусственного происхождения. После этого в систему прибыли корабли ДальПоиска и начали выяснять происхождение этих сигналов. - голограмма показала четырехглазого гуманоида. - Это облик наших неожиданных соседей. Пока мы не столь много знаем о них, но уже очевидно, что они не являются марионетками Врага и очевидно пошли по протеанскому пути развития - мы не засекли следов применения прыжковых двигателей, только ССД. В связи с этим встает вопрос - как мы будем себя с ними вести?
  - Они станут помехой, а когда начнется Жатва - силами Врага. Следует избавиться от них. - Ткаченко.
  - А не слишком ли ты категоричен? - Ли Фань, гранд-маршал планетарных войск.
  - Их следует превратить в союзников. - лидер Секк-Локкар.
  - Или бросить в качестве "живого щита" на Врага. - Эдвард МакЛафли, представитель ТехноЛиги.
  - Слишком мало данных. - Администратор.
  - Согласен. - Гарнье и Старший Псион.
  - Их технологии могут быть интересны. - Елена Толохова, представитель Директората.
  - Или быть совершенно устаревшими. - МакЛафли не удержался от шпильки в сторону своего "заклятого друга".
  - Они могут нас обнаружить? - задал вопрос черноволосому Радзинский.
  Все как по команде замолчали и уставились на названного. Тот хмыкнул и отложил ручку в сторону.
  - Разве что случайно. Наши системы маскировки по сравнению с их системами обнаружения - все равно, что экспериментальное термоядерное орудие по сравнению с каменным топором. Но, - продолжил черноволосый, глядя на гранд-адмирала. - избавиться от них? Тогда чем мы лучше эфириалов? Подружиться с ними? А где гарантия, что это возможно? Мы даже не знаем, как они себя называют, а вы уже строите планы. Администратор прав, - легкий кивок в сторону инсектоидного существа, на что тот сделал что-то вроде полупоклона, обнажив нижнюю челюсть. - мы слишком мало о них знаем, чтобы делать какие-то выводы. Следует сперва изучить их, а потом предпринимать какие-то шаги.
  - Наш уважаемый глава контрразведки мсье Ренар прав. Кто за его предложение? Почти единогласно, ну вот и отлично.
  ***
  Войдя в свой кабинет, Ренар дотронулся до оранжевого кристалла на специальной подставке. Тот зашипел, покрылся трещинами, из которых появилось оранжевое газообразное нечто, медленно принявшее форму гуманоида с необычными пропорциями тела и конечностей. На покрытой сегментарной броней голове появились и замерцали два "глаза" - более яркие участки брони, уставившиеся на своего хозяина.
  - Охраняй. - приказал Луи Изгою, а сам подошел к одной из стен кабинета и ткнул в нее большим пальцем.
  Одна из панелей беззвучно отъехала в сторону, обнажив вход в полупустую, мрачную комнату. Единственным предметом в комнате, не считая фиолетовых занавесей на стене, была солидных размеров чаша, внутри которой лежал слабосветящийся фиолетовый камешек. Панель за спиной черноволосого беззвучно встала на место, оставив его одного в комнате. Подойдя к чаше, Ренар не глядя взял камешек, а потом, вдохнув полной грудью, посмотрел на него. Камешек мгновенно налился светом, а глаза черноволосого, до этого карие, приобрели фиолетовый цвет. Спустя мгновение перед ним закружился калейдоскоп красок, постепенно принявший вид темного туннеля, будто сплетенного из грозовых туч. Казалось, что Ренар летит по нему, но сознание упорно твердило ему, что он находится на твердой земле (а точнее, полу), мозг буквально кричал о неправильности происходящего, но черноволосый продолжал полет. Еще пара секунд, и вот Луи на месте, в Зале Теней. Большая дискообразная площадка, с десятком странных, искривленных стел, письмен, выбитых на полу и стелах, будто плывущая в пустоте. Единственными постоянными обитателями этого места были Тени. Десятки их, сотни, неспешно сновали повсюду, просачиваясь через пол, стелы и тела людей, находящихся сейчас здесь. Их было пятеро - он сам, Указывающий Путь, Старший Псион, Рамон Гарнье и Кристиан Леджер. Самые могущественные псионики Единства и его настоящие лидеры, предпочитающие править из тени. Пока из тени.
  - Ты не сказал им. - обратился Старший Псион к Указывающему.
  Старший выглядел единственным стариком из них, хотя каждому из присутствующих уже давно перевалило за сотню лет. Высокий, морщинистый со шрамом, пересекающим губу, нос и лоб слева направо, фиолетовоглазый и беловолосый, он мог закатать в бетон любого, кто рискнул бы назвать его стариком, а потом реанимировать и заставить служить себе вечно. И Ренар знал, что это еще не самая худшая участь для провинившегося.
  - А ты представь, какая была бы у них реакция, если бы они узнали, что чужаки обитают в системе, где находится "черный ход" Врага? Ткаченко и так рвется их уничтожить, ты хочешь добавить ему союзников?
  - Но нам придется это сделать.
  - Тогда уж лучше сперва разузнаем, с кем нам придется иметь дело. - сказал Гарнье. - Я отправлю несколько групп на разведку, привезем нашим вивисекторам пару гостинцев.
  - У меня другой вопрос. - заявил Леджер. - что нам делать с гранд-адмиралом? Он стал слишком своевольным. Все Единство может пострадать от его поступков.
  - Предлагаешь убрать Ткаченко?
  - Это пока невозможно. - вступил в разговор Ренар. - Он - олицетворение нашей силы и непреклонности, символ наших побед, а в придачу еще и герой войны. Если он неожиданно умрет, то многие попытаются узнать правду о его смерти, и будьте уверены, они ее узнают. - черноволосый склонил голову набок и обвел всех взглядом. - Или кому-то нужна еще и гражданская война?
  - И так проблем хватает. Что у нас с поисками этой Цитадели?
  - Пока ничего. В уцелевших архивах эфириалов и гаш`рахат сведений о ней нет, у Искаженных архивов как таковых нет вообще, а расшифровку протеанского языка мы еще не закончили. Но возможно, мы что-то сможем почерпнуть у наших новых соседей.
  - Надеюсь, они не открыли эту Цитадель и не устроили на ней бордель, тогда даже Секк-Локкар захотят их вырезать. - со смешком заявил Гарнье.
  ***
  - Итак, дамы и господа, а также лица неопределенного пола. - последнее относилось к двум сектоидам, но те на это внимания не обратили. - а сейчас предлагаю вам посмотреть направо - там них...я нет! А теперь налево - там тоже них...я нет! Вследствие этого у меня возникает вопрос - долго мы еще будем тут болтаться, как берсерк под перекрестным огнем?
  - Олег, ты не хуже меня знаешь, что сидеть мы тут будем ровно до приказа начальства перебраться в другой сектор или до какого-нибудь ЧП, которого, я надеюсь, не будет. - наверно, в десятый раз за прошедшие сутки повторила Мао своему второму пилоту. - А сейчас будь так добр, заткнись и проверь третий сектор.
  Над сиденьем вдруг появилась голова, и раздался ехидный голос:
  - Не сдерживай себя, парень! На расстоянии в сотни световых лет от нас нет ни одной живой души, так что давай, покажи нам звериный рев рассерженного хомячка!
  - А не пошел бы ты, Анри. - устало пробурчала Мао нежданному гостю.
  - О нет, только с тобой, и только до ближайшей планеты с шикарным пятизвездочным отелем, любовь моя. - подмигнул китаянке нахальный штурмовик.
  - Рассерженного хомячка? Ах ты, глеш артау(1), да я тебя сейчас по стенке размажу.
  - Воу, воу, погоди! - Француз примирительно поднял обе руки. - Ты тогда не узнаешь мааааленький секрет!
  - Какой секрет? - мгновенно нахмурился пилот. - Я надеюсь, не вроде того, что Деда Мороза не существует?
  - Нет, парень, это особый, секретный секрет! - Анри приобнял Олега одной рукой, второй обводя пространство перед ним. - Видишь эти звезды на экранах? Так вот, все, чего касаются их лучи... - Анри сделал небольшую паузу и потом продолжил предельно серьезным тоном. - принадлежит кому-то другому.
  Мао, не выдержав, тихонько засмеялась. Олег сперва пытался нахмуриться, но вскоре сдался и обреченно махнув, произнес:
  - Гребанный клоун.
  - Эй, - приняв оскорбленную позу, заявил Анри, - я не клоун, я Шут! Ты сейчас нанес непоправимую травму моей хрупкой, творческой душе!
  - Иди уже отсюда, хрупкая душа. - ткнула Мао кулаком в плечо штурмовика.
  Анри отвесил шутливый поклон:
  - Склоняюсь пред Вашей волей! - и беззвучно вышел из пилотской рубки, по пути изящно уклонившись от столкновения с пепельноволосой девушкой-псиоником, зашедшей в рубку.
  - Шут. - донеслось ему вслед последнее слово второго пилота. Олег повернул голову к вошедшей. -Салют, Ева. - и тут-же спросил у нее. - Как его вообще определили на "Саргон"?
  - Прибыл вместе с подкреплением на замену группе Кларк. Будьте с ним осторожнее.
  - А, это то самое подкрепление, после прибытия которого Васильев пополнил запас ругательств экипажа новыми трехэтажными конструкциями? А из-за чего, кстати? Так, стоп, почему это осторожнее?
  - Из 16 бойцов лишь у двоих был реальный боевой опыт, причем один из них - Секк-Локкарец, а у второго пометка в личном деле "Психически нестабилен". Догадаешься у кого?
  - Блеск. - заявил Олег, моментально становясь серьезным.
  - Дурдом. - согласилась с ним Мао. - Но я так думаю, ты сюда не просто так пришла, верно?
  - Верно. Капитанов вызвали на ковер, похоже скоро нашему вынужденному отпуску придет конец.
  - Не могу сказать рад я этому или огорчен, учитывая какое у нас начальство. - заявил Олег.
   Комментарий к Акт 1. Каждый путь начинается с первого шага. Часть 2.
   1. Ругательство Секк-Локкар, буквально - "му*ак головоногий".
  
  ========== Акт 1. Не пытайся обмануть Арию. ==========
  
  Мы стали готовиться,
  Изменяя себя и свои миры.
  Заселяя и открывая,
  Совершенствуя и создавая,
  Исследуя архивы тех, кто был до нас.
  И надеясь, что не будет тех,
  Кто появится после нас.
  Так мы вошли во Тьму еще на шаг.
  Выдержки из "Песни об Изменении и Борьбе" А.Хильвариуса. Датируется приблизительно 2112г.
  
  - Капитана Васильева вызывают в зал ДальСвязи. Капитана Васильева вызывают в зал ДальСвязи. - трехсекундная пауза. - Капитана Ваманкара вызывают в зал ДальСвязи. Капитана Ваманкара вызывают в зал ДальСвязи. - очередная пауза. - Капитана Васильева вызывают в зал ДальСвязи. Капитана...
  - Да понял я, понял. Заткнись уже, жестянка. - Андрей с грустью посмотрел на висящий в кобуре табельный плазмопистолет, а потом ткнул в динамик пальцем. - Когда-нибудь я в тебя все же выстрелю.
  Тот к его словам остался глух.
  Проходя мимо зеркала, Васильев мельком глянул в него, прекрасно зная, что увидит. Высокий мужчина в возрасте от 30 до 40 лет (3 раза по 40, если уж быть точнее), едва заметно прихрамывающий на левую ногу - последствие одной из не слишком удачных операций XCOM, с коротким ежиком черных с редкой проседью волос.
  Выйдя из каюты и немного поплутав по солидных размеров "Саргону", Васильев в конце концов оказался перед одной из многочисленных дверей корабля, ничем не отличающейся от других подобных ей дверей. Никаких табличек или указаний - все и так отлично знали, что скрыто за этой дверью - большое полусферическое помещение со стационарным пси-усилителем наверху и камерами-ложами, расположенными по кругу. Идя к центру зала, Васильев взглянул на камеры, хоть и знал, что ему не понравится увиденное. Сектоиды. В каждой камере, в питательном растворе, подключенный к силовой установке, плавал сектоид. 9 камер - 9 сектоидов. Их псионические способности были откровенно слабы, чтобы гнать пришельцев в бой, но вполне подходили, чтобы служить батарейкой для пси-усилителя - своеобразной антенны приемопередатчика дальней связи.
  - Капитан Ваманкар. - поприветствовал коллегу Васильев.
  - Капитан Васильев. - кивнул ему индус. - Соединяйте. - это уже предназначалось сектоидам в камерах.
  Зал тотчас наполнился тихим шелестом и фиолетовым туманом. Шелест постепенно сменился шепчущими голосами. При желании можно было расслышать интонации этих голосов и отдельные слова и фразы - они просили, успокаивали, требовали, яростно кричали, молили, были мужскими и женскими, детскими и старческими, человеческими и чужими.
  - И тогда, на исходе третьего дня...
  - Группа целей, дистанция двести, огонь под...
  - Ничего не бойся, слышишь...
  - Ты смешной...
  - Нет, нет, только не ты...
  - Мы отвергли эту гипотезу...
  Усилием воли Васильев прекратил их слушать. Он знал, что ни к чему хорошему это не приведет - в памяти еще вставали лица сошедших с ума псиоников, безумно хихикающих и что-то бормочущих себе под нос про "неразделенных богов".
  Туман сгустился, совершенно скрывая все, что было за пределами небольшого пятиметрового круга, на одном краю которого стояли оба капитана. На другом краю клубок тумана сгустился, постепенно принимая очертания человеческой фигуры. Вот фигура полностью сформировалась, и перед глазами мужчин предстал их непосредственный шеф - Рамон Гарнье.
  - Командир. - тут же вытянулись оба капитана.
  - Капитаны. Как патрулирование?
  Мужчины как по команде скривились. Гарнье усмехнулся:
  - Понимаю. Ну, тогда можете порадоваться, вам обоим скоро некогда будет отдыхать. Ваше первое задание - выдвинуться на планету...
  Гарнье замолчал, а два клуба тумана рядом с ним начали приобретать форму человеческих фигур. И если при виде одной из них в голове у Васильева прозвенел тревожный звоночек, то при виде второй он тут же почтительно склонился на одно колено.
  - Указывающий Путь, это честь для нас.
  - Встаньте, ваша верность Единству не нуждается в подтверждении... подобным.
  Подождав, пока оба капитана встанут, Указывающий продолжил:
  - Я полагаю, вам еще не объясняли в чем суть вашего задания? Тогда пусть мсье Гарнье продолжит, а мы с мсье Ренаром дополним по мере необходимости.
  - Хорошо. Итак, сперва вы выдвинетесь на планету под названием Акуза. Там недавно была обнаружена заброшенная база эфириалов. Ваша задача - исследовать комплекс, если это возможно, выявить его ценность и степень угрозы, нейтрализовать её по мере необходимости и сил, и обеспечить целостность самого комплекса до прибытия основных сил. После этого...
  - Дальнейшие указания, - прервал его Ренар. - вы получите после выполнения этой задачи.
  Гарнье вперил в него взгляд и столкнулся с немигающим взором черноволосого. Безмолвная борьба взглядов продолжалась пару секунд, после чего Рамон отвел глаза, признавая поражение.
  - Ну хорошо. Данные по комплексу и планете я вам перешлю. И капитан, тамошняя фауна вам... не понравится. Вопросы?
  - Что значит "не понравится?"
  - Гигантские черви в полтысячи тонн весом, плюющие кислотой и глушащие добычу инфразвуком.
  - Мило. - не удержался Ваманкар.
  - Еще вопросы будут? Если нет, то мы покинем вас. - дождавшись утвердительного кивка, фигуры Ренара и Указывающего растворились в тумане.
  - Говнюк.
  Гарнье улыбнулся, но тут же принял серьезный вид.
  - Говнюк или нет, но он прав. Большего вам знать пока не нужно. Как я вижу, у тебя есть вопросы, Андрей?
  - Да, насчет рядового Руссо. У меня нет полного доступа к его личному делу, несмотря на то, что я являюсь его командиром. При каждом обращении о причине психического расстройства мне упорно отвечают - "Недостаточный уровень доступа". Не просветите меня на этот счет, шеф?
  Гарнье нахмурился.
  - У Анри Руссо была семья - жена и дочь. Была на Гидерии. Во время карантина он пытался спасти их, угнал один из "Херувимов", но был остановлен своими сослуживцами, после чего избил своего командира. Был отправлен в карцер, где и узнал о зачистке. Пытался покончить жизнь самоубийством, но попытка оказалась неудачной. После переведен в психиатрическую клинику, где находился на принудительном лечении три с лишним года. Признан частично реабилитированным и возвращен в строй.
  - Превосходно, значит, я получил не только жизнерадостного психа, но еще и несостоявшегося самоубийцу? Вы меня любите, шеф.
  - Угу, прямо-таки обожаю. Гарнье, конец связи.
  - Ну что скажешь, Биджей?
  - У меня нехорошее предчувствие насчет всего этого, даже не беря в счет твоего Руссо.
  - А с чего ему быть хорошим, учитывая, что на вводной оказался этот хитрожопый француз? Сам знаешь, что фамилия Ренар уже давно стала синонимом слова "проблемы".
  - Да, знаю. Отсоединяйте.
  Подождав, пока пси-усилитель закончит работу, оба двинулись на выход. Взглянув по пути на камеры, Васильев произнес:
  - Сколько вижу, а все никак не могу привыкнуть.
  - Не жалей их. Проиграй мы Первую войну, вполне могли оказаться на их месте.
  - Знаю, но... - Васильев вздохнул. - сектоиды в качестве аккумулятора, церберы, администраторы, флатоиды. Мы сражались с эфириалами, чтобы избежать подобной участи для всех, а сейчас с энтузиазмом режем и себя, и других ради опытов и "великой цели".
  Ваманкар резко остановился и ткнул пальцем в грудь Андрея.
  - Ты думаешь, мне это нравится? Или Гарнье, Ткаченко, Указывающему? Но это - единственный шанс на победу в борьбе с Врагом, единственный шанс на то, что у нас будет будущее, что оно вообще у кого-нибудь будет!
  Развернувшись, Ваманкар быстро пошел в другую сторону от Васильева, но все же услышал его тихий голос:
  - Стоит ли такое будущее, чтобы за него боролись?
  ***
  Ласаана.
  К этой станции у Каллуса, как и у большинства турианцев и СПЕКТРов, было двойственное отношение- с одной стороны, она была рассадником преступности, которую он поклялся искоренять, а с другой - она сама контролировала эту преступность, а в её недрах можно было найти такие вещи, о которых в большинстве миров Пространства Цитадели даже не слышали. Но сегодня СПЕКТР пришел сюда за вещью иного рода, и вещь эту можно было приобрести только у одной разумной на станции.
  Накинув на голову капюшон, Каллус проскользнул мимо очереди жаждущих попасть в "Загробную жизнь" и устремился к входу в клуб. Один из вышибал попробовал его остановить, но едва увидев, кто перед ним, тут же отошел в сторону, на ходу вызывая кого-то по омнитулу.
  Едва открылись двери в клуб, турианцу в нос и уши шибанула дикая смесь из оглушительной музыки, аромата изысканных духов и не менее сильной вони немытых тел. Немного постояв у входа и подождав, пока глаза привыкнут к вечному полумраку, царившему здесь, Каллус снял с головы капюшон и двинулся к ложе напротив входных дверей. Снял с бедра пистолет, отдал его охраннику и проследовал в святая святых Ласааны - обитель Арии.
  - Достаточно близко. - азари стояла спиной к нему, рассматривая "Загробную жизнь". - Оставьте нас. - приказала она охране.
  - Ты сильно рискуешь, приходя сюда. - Ариа повернулась к нему. - Очень многие здесь мечтают увидеть твою голову, причем желательно, отдельно от тела.
  - Тоже касается и тебя. Но я сюда пришел не для обмена любезностями.
  Ариа подавила смешок.
  - А то я не поняла. Сюда приходят с разными целями - умные - с просьбами и сделками, отчаявшиеся - с прошениями и мольбами, особо бесстрашные или глупые - с требованиями, но никто - ради простого разговора. И все они должны помнить простое правило. - азари улыбнулась, а потом четко и раздельно проговорила. - Не. Пытайся. Нае*ать. Арию. Ты же ведь не попытаешься это сделать, верно, СПЕКТР?
  Каллус нахмурился и скрестил руки.
  - Не пытайся меня запугать, Королева Пиратов. Мне нужна информация, и ты ее выдашь.
  - А что мне с этого убудет?
  - Совет не попытается тебя убрать...в ближайшем времени.
  - Нет, нет, так не пойдет. Мне нужно что-то более... стоящее. Как насчет услуги за услугу?
  - Какого рода услуга?
  - Кое-кто попытался очень изящно нарушить мое правило. Нужно объяснить ему... всю ошибочность его намерений.
  - У кое-кого есть имя?
  - Конечно. Его зовут Дино Аст. - Ариа еще раз улыбнулась. - он волус и казначей "Кровавой Стаи" на Ласаане.
  ***
  - Итак, девочки, - гаркнул лейтенант Уэлш. - могу вас обрадовать - ваш незапланированный отпуск продолжится на планете с чудесным названием Акуза. В комплекте - шикарные пляжи без каких-либо намеков на моря, гостеприимные местные обитатели, представленные в основном пятисоттонными червяками-переростками и как последняя вишенка на торт - одна из заброшенных баз эфириалов, на которой мы и будем отдыхать.
  - А теперь потише и по-человечески, пожалуйста. - пробормотал Боб, потирая виски. Внезапно мысль устраивать попойку с Секк-Локкарцем показалась ему, мягко говоря, не слишком умной.
  - На общем, он имел ввиду. - добавил Увин. Сам ящер, в отличии от своего собутыльника, похоже абсолютно не страдал от последствий вчерашнего "мероприятия".
  - Можно и поподробнее. - согласился с ними вошедший в зал брифинга Васильев. - Вольно. - махнул он рукой подорвавшимся оперативникам и включил трехмерный проектор на специальном столе.
  - Это. - капитан указал на модель планеты, появившуюся над столом. - Акуза. Недавно разведчики обнаружили на ней комплекс эфириалов, который и является целью нашего задания. - изображение сменилось трехмерной моделью-срезом пласта поверхности с утопленной в него базой. - Комплекс расположен в гористой местности, поэтому высаживаться будем в пустыне неподалеку. Учитывая крайне агрессивную фауну. - изображение сменилось на модель колоссального червя, наполовину высунувшегося из земли. -высаживаться будем на "Горцах", после высадки быстро и тихо двигаемся в сторону комплекса, вращая головой на все 360. Вопросы?
  - Ожидаемое сопротивление?
  - Автоматические охранные системы, так что снарядитесь соответствующе. Еще? Вопросы по заданию, Руссо.
  - А как называются эти милашки? - кивок в сторону изображения.
  - Молотильщики. Еще вопросы?
  - Что мы конкретно должны там сделать?
  - Да все стандартно. - ответил Анри вместо капитана. - Пойти туда - не знаю куда, принести то - не знаю что. - пауза. - Правда, в этот раз мы знаем, куда идти.
  - В этот раз ты не прав, Анри. Наша цель - захватить и удерживать комплекс до прибытия научников и их охраны. Еще вопросы? Нет, ну и отлично. Через четыре часа сбор в десантном ангаре - разойдись!
  Уже уходя, капитан услышал от одного из оперативников ворчливое:
  - Похоже, кто-то наверху забыл, что мы XCOM, а не штурм-отряды.
  
  ========== Акт 1. Сафари на червя. ==========
  
  Но потом пришли Вторые,
  Считавшие Истинных не Врагами, но Спасителями,
  Воздвигнувшие храмы Ложным Богам
  И сами ставшие подобные им -
  Искаженные, ослепшие, потерявшиеся.
  Огонь и Смерть пришли рука об руку в наши миры,
  А Искаженные были их вестниками.
  Выдержки из "Песни об Изменении и Борьбе" А.Хильвариуса. Датируется приблизительно 2112г.
  ***
  Акуза.
  - Стоп, отряд. Дзен, проверь комплекс.
  Лысый псионик молча вылез из "Горца", воткнул перед собой посох-усилитель и вперился взглядом в фиолетовую сферу на его навершии.
  - Четыре сигнала на минус третьем уровне(1). Псионики, неактивны. Живых больше нет.
  - Хорошо. - кивнул Васильев. -Угроза-4, остаетесь здесь на охране. Остальные - на выход!
  Бойцы XCOM быстро высыпались из гусеничных вездеходов и залегли возле них с оружием наготове.
  - Похоронка, Стилет - на тот холм. Форсаж, Гаджет - отключайте внешнюю защиту комплекса.
  - Есть! - хором ответила четверка бойцов.
  - Готово! - раздалось через несколько минут от специалистов.
  - Угроза - Главный, Угроза-1 - на верхние этажи, Угроза-2 и Угроза-3 - нижние. Вперед!
  Группы оперативников расползлись по комплексу, подобно муравьям. Впрочем, вскоре они остановились.
  - Угроза-Главный, это Угроза-1, наблюдаю группу активных кибердисков.
  - Количество?
  - Четверо, дронов нет.
  - Ликвидировать.
  - Принято.
  - Ловкач, Джинн - взламывайте дальних. - распорядился командир Угрозы-1 Рашид Назим. - Убийца, Гном - берите правого, Каланча, Чудак, Гоп-Стоп - левого, остальные - прикрываете. По моему сигналу. - удостоверившись, что все на местах, Назим дал отмашку. - Огонь!
  Кибердиски были одними из лучших творений эфириалов. Быстрые и маневренные, они являлись сущим проклятием для вражеского стрелка, а в боевом же режиме представляли собой настоящую Машину Смерти, сыплющую во врагов гранатами и безостановочно стреляющую из тяжелых плазмеров. Во времена Первой войны именно кибердиски являлись одними из самых опасных противников XCOM. Сейчас же, спустя больше века после её окончания, сравнивать их с оперативниками XCOM - все равно, что сравнивать катапульту со сверхзвуковым истребителем - убьет, если только ты идиот. А идиотов в XCOM никогда не брали.
  Маленьких "Гоблинов"(2), выпущенных специалистами, кибердиски обнаружить не смогли, ровно, как и понять, что их взламывают. А после в дело вступили снайперы.
  Убийца и Гном выстрелили по своей цели одновременно. Две двадцатимиллиметровые металлические болванки за долю секунды преодолели разделявшее оперативников и кибердиска пространство и разорвали его на несколько неаккуратных частей. Ближний дрон мгновенно раскрылся, направляя стволы плазмеров на укрытие снайперов, только чтобы быть расстрелянным своими же товарищами. Покончив с ним, два взломанных дрона повернулись и закидали друг друга гранатами.
  Перешагнув через их дымящиеся останки, Назим доложил:
  - Угроза-1 - Угрозе-Главному. Противник уничтожен, потерь нет, продолжаем движение.
   - Принято.
  
  Акуза. Заброшенный комплекс эфириалов. Спустя 10 минут.
  - Сектопод. - прошипел вдруг Гюрза. - 15 метров впереди, 1-ый ярус. - пауза. - Неактивен.
  - Принял. - ответил ему Вэй. - Диско, он твой. Олимпия, Кирпич - страхуйте.
  Женщина кивнула и, вытащив из-за пояса брикет взрывчатки, перебежками двинулась в сторону застывшей громады ходячего танка. Подойдя к нему, она, краем глаза уловив движение и поблёскивание в стороне, на рефлексах резко отпрыгнула назад, заорав:
  - Засада!
  По тому месту, где она только что стояла, ударили зеленоватые струи плазмы, с шипением прожигая пол, а из-за угла, расшвыривая по ходу движения ящики и тараня стены, показался их обладатель - еще один сектопод. Его собрат тем временем, загудев и сверкая огоньками глаз, начал разворачиваться в сторону гренадера. Снаряд, выпущенный Гюрзой, заставил шагохода покачнуться, а залп из тяжелого плазмера Кирпича, прожегший сектоподу одну лапу - упасть на пол и скрести оставшимися ногами в бессильной попытке подняться. Другой тут же сменил цель и выплюнул заряд плазмы в сторону снайпера. Тот активировал магнитный крюк и буквально прилип к стене напротив. Сектопод послушно повернул за ним голову и отшатнулся, получив сдвоенный сгусток плазмы в условное "лицо" от веерных плазмеров самого Вэя и Олимпии. Плазма сожгла всю обнаруживающую электронику, оставив шагохода слепым, после чего он начал вертеться во все сторону, расстреливая пространство вокруг себя, пока внезапно не застыл. Сфера "Гоблина", подлетевшая к нему, немного попищала, а потом повернула свой единственный глаз-камеру в сторону другого сектопода. Воспользовавшись им для наводки, шагоход развернулся, а потом просто и без затей расстрелял своего неудачливого собрата. К сожалению, неудачно, поскольку туша убитого начала слабо потрескивать и спустя пару мгновений взорвалась, разрушив пол под собой.
  - Угроза-2, это Угроза-Главный, доложите обстановку.
  - Встретили двух сектоподов, потерь нет. - ответил капитану Вэй. Потом покосился на дыру в полу. - Сделали незапланированный проход между этажами.
  Васильев вздохнул:
  - Принято. Не сильно там увлекайтесь переделкой интерьера, нам еще потом комплекс научникам сдавать.
  - Принял. Дреджи, отрубай.
  Нигериец кивнул и, ткнув в пару кнопок на наручном компьютере, заставил оставшегося сектопода с каким-то металлическим вздохом сложиться.
  
  - Угроза-2, это Угроза-Главный, вы у источника сигнала. Ждите нас.
  - Принято.
  Спустя десять минут, все группы, прочесав комплекс, собрались у одной единственной энергодвери на минус третьем этаже.
  - Это здесь. - сказал Дзен, предвосхищая вопрос командира.
  - Заходим внутрь. - тихо прошептал Васильев по внутренней связи.
  Оперативники быстро просочились через дверь, готовые к встречи с противником - которого тут не оказалось. Прямоугольный зал был заставлен операционными столами, на которых лежали останки каких-то моллюсков и закрытыми стазисными ложами.
  - Там. - кивком головы указал направление Дзен.
  Вэй подошел к капсулам.
  - Там внутри такие - же, только в белых раковинах. Вроде живые.
  - А что это вообще? - спросил О`Доггерти, более известный как "Мираж".
  - О, - ответила ему Александра "Диско" Иванова. - ну, это явно похоже на какую-то... хрень.
  Словно почувствовав приближение живого существа, моллюски в капсулах задергались, а в середине зала вдруг активировался кристалл изгоя. Он не смог принять материальную форму, и застыл подергивающийся, шипящей голограммой.
  - Вашшшш ур-пшшшш не пшшшш необходим-пшшш. Была активиров-пшшшш процедура самоуниччччччтттожжженнния. Все объ-пшшш будут выпущщщщщеннннны из капшшшшшш. Тридцать пшшшшшш до самоуничто-пшшшшш.
  - Специалисты - отмените процедуру! Остальные - обезвредить объекты! - рявкнул Васильев.
  Первую вылетевшую из капсулы сферу расстреляли в четыре ствола Вэй, Мираж, Диско и Кирпич. Как спустя секунду оказалось - совершенно зря. Буквально вдавленная силой выстрелов обратно в свое обиталище, белоснежная сфера с оглушительным треском взорвалась, осыпая все вокруг осколками, большая часть которых попала по неуспевшему спрятаться Миражу.
  Остальные три сферы, верно оценив расстановку сил, дружно рванули к выходу. Одну из них обезвредил Дзен, накинув на неё псионическую сеть, а потом в один прыжок, оказавшись рядом, с силой ударил по ней посохом, пустив по нему чистую псионическую энергию. Сфера покрылась фиолетовой пленкой, обиженно булькнула и рухнула на пол. Другая, стараниями Евы и Боа, со всего размаху ударилась об стену рядом с дверью, проломив её и полетев дальше.
  - Угроза-4, два объекта летят к вам, обезвредьте их, применяйте только ЭМ-боеприпасы.
  - Принято.
  - Форсаж, что со взломом?
  - Двадцать секунд. - ответила специалист, с пулеметной скоростью щелкая какими-то кнопками и переключателями на переносном терминале взломщика.
  
  Оба вездехода ждали сферы рядом с входом в комплекс, но он им не потребовался. Первая проломила стену с другой стороны здания, вторая так и вообще вылетела через окно на втором этаже, сразу направившись в пустыню.
  Горцы рванули за ними, пытаясь попасть по отчаянно петляющими "Колобкам". Одному из них удача вскоре улыбнулась, и пораженная зарядами сфера рухнула на землю, пропахав в ней солидных размеров борозду.
  - Угроза-Главный, это Угроза-4-1, цель поражена, преследую вторую.
  Оставшаяся же сфера к этому времени уже достигла кромки пустыни и, не замедляясь, рванула через неё. Второй Горец последовал за ней. Сменить в суматохе гусеницы на антиграв-подушку водитель просто забыл, что уже скоро ему аукнулось.
  - Эээ, Угроза-Главный, у нас проблемы.
  - Что случилось? - насторожился Васильев.
   - Да ничего особенного. - тут же ответил ему жизнерадостный Руссо. - Просто наш водитель назначил рандеву одной жгучей местной красавице, но, похоже, чем-то её обидел, и теперь она буквально горит жаждой мщения. Эй, признайся, где ты нашел эту горячую цыпочку? В Галактической службе знакомств?
  - Ты хоть сейчас можешь не шутить?! - нервно крикнул водитель, поглядывая на иконку молотильщика на радаре, стремительно приближающуюся к вездеходу.
  По каким-то только ему понятным причинам червь счел вездеход не самой лучшей добычей и первым атаковал сферу. С ревом пробив землю под ней, молотильщик схватил её клювоподобным ртом и начал сжимать. Та не осталась в долгу, вытащив из пол своей оболочки щупальцеобразные отростки и щедро награждая червя ударами, выдирающими целые куски чешуи и плоти. Но расклад сил был явно не в пользу беглеца. Вскоре с хрустом, слышным даже в Горце, молотильщик сжал челюсти, и остатки сферы разлетелись по всей округе. Червь торжествующе заревел, а после начал вращать головой во все стороны, словно прислушиваясь к чему-то, и вскоре повернулся к вездеходу.
  - Обычно я этого не говорю. - начал Руссо. - но нам пора рвать когти.
  Водитель молча развернул Горца и рванул в противоположную от молотильщика сторону. Тот взвизгнул и пустился вслед, расшвыривая в стороны клубы земли.
  - Вступи в XCOM, говорили они. - пробормотал водитель, безуспешно пытаясь оторваться от преследователя. - Это престижно, говорили они. Но никто не заикнулся о том, что на меня будут устраивать сафари черви-переростки!
  - Эй, говори за себя. - встрял Руссо. - может у кого-нибудь это мечта всей жизни.
  - Ага, - нервно хихикнул один из оперативников. - стать закусью в консерве для здоровенного червяка. Сбылась мечта идиота.
  Водитель вдруг резко повернул вездеход, и струя кислоты пролетела в считанных метрах от его борта.
  - Эй, наверху. - обратился Анри к стрелку. - Ты там собираешься что-нибудь делать? Над нами тут как бы встала угроза неминуемой смерти, все дела.
  - Я стреляю. - чуть ли не проскулил названный. - Но он даже не чешется!
  - А ты ЭМИ-заряды сменил?
  - Ой.
  - Так, все, свали отсюда нахрен, - взорвался француз. - Не позорь папочку.
  Согнав стрелка, Руссо уселся за турель и торжествующе закричал:
  - О да, детка! Рок-н-Ролл! - и вдавил гашетку до упора.
  - А нельзя вести ровнее?!- обратился он к водителю, когда тот в очередной раз резко вильнул, и очередь, предназначавшаяся молотильщику, ушла далеко в сторону. - Не дрова же везешь!
  - Может, сам за руль сядешь, если такой умный?! - проорал ему в ответ оперативник.
  - Я бы с радостью, но у меня права уже лет десять как отобрали!
  - У меня тоже!
  - ЧТО?!! - одновременный крик из шести глоток заставил поморщиться даже молотильщика.
  - О Боже, за что мне такое. - запричитал стрелок. - Я не хочу сдохнуть в этом катафалке!
  - Без проблем, мы тебя сейчас высадим и поедем дальше.
  - Есть! - торжествующе крикнул Руссо, когда одна из очередей снесла молотильщику одно из щупалец и частично разворотила морду. - Эй, паренек. - француз свесился из люка. - подай-ка мне свою шайтан-трубу и пару термобарических зарядов к ней. Спасибо.
  - Тормози, потомок Шумахера! - крикнул он водителю.
  Дождавшись этого, Руссо зарядил гранатомет и, прицелившись в молотильщика, крикнул:
  - Я Анри Руссо, а ты - самый уродливый засранец в Галактике! - и нажал на спуск.
  Термобарический заряд залетел прямо в раскрытую пасть членистоногого и, взорвавшись внутри, буквально разорвал его голову на части. Один из ошметков упал на Горца прямо перед носом Руссо, на что тот заявил:
  - Ух ты, выглядит как яблочный пирог из родной психушки. - и, принюхавшись, добавил. - и пахнет, кстати, так же.
   Когда Горец Васильева подъехал к ним, первым, что увидел капитан, была туша молотильщика, от которой Руссо пытался клинком отрезать уцелевшее щупальце.
  - Зачем тебе это? - спросила подошедшая к нему Похоронка.
  - Как зачем? Отрежу и в каюте повешу, как трофей.
  - Хорошо. - согласился Васильев. - Но на корабль потащишь на своем горбу, транспорта не дам.
  Анри посмотрел сперва на капитана, потом на молотильщика, потом опять на капитана, повторил это действие несколько раз и, по всей видимости, прикинув размеры щупальца и свои, согласился:
  - Ладно, убедили. - и тут же рванулся исследовать остатки головы червя. - Может у тебя, что поменьше есть? Ну, клыки там, когти. Нет? Ну и ладно.
  Забравшись на поверженную тушу, Руссо почесал голову рукояткой клинка и задумчиво спросил сам у себя:
  - Интересно, а каков на вкус жареный молотильщик?
  - Немного жестковат.- неожиданно ответил ему молчавший до сих пор Увин. - и готовить долго. Что? - спросил он у удивленных людей. - На Свейе это деликатес.
  ***
  Сперва Талату было страшно. Потом страх пропал. Нет, не ушел насовсем, а затерялся где-то там, на задворках сознания, выжидая своего часа, что бы заявить о себе. Но это будет потом. А сейчас саларианцу надо действовать, что сбежать отсюда.
  С дверью саларианец разобрался в первую очередь. Ничего сложного, простая решетка с кодовым электрическим замком... вот только Талат не знал языка этого кода. В конце концов, саларианец просто запомнил код, благо похитители его не меняли. А вот со стражей дела обстояли хуже. Четверо постоянно находились рядом с клетками, а иногда к ним присоединялся еще один, которого Талат про себя назвал Выбирающим. Именно он указывал, кого заберут из клетки. Куда, саларианец и не хотел представлять, поскольку ни один из тех, кого забрали, назад уже не возвращался. В этот раз Выбирающий то же был здесь. Высокая асароидная фигура, в серебристой броне, с глухим закрытым шлемом остановилась напротив одной из клеток, уставившись на ребенка-азари с матерью. Потом он присел на корточки и неожиданно спросил своим звенящим, металлическим голосом:
  - Тебе страшно, дитя?
  Азари, избегая смотреть на пришельца все же пропищала:
  - Да.
  - Не надо бояться. Боль - это иллюзия тела, страх - иллюзия души, безумие - иллюзия разума.
  - Что вам надо от нас? - не выдержал один из турианцев.
  - Надо? Нам? Нет, это вам надо.
  - И что же? - спросил Выбирающего еще один турианец, сидящий в клетке вместе с Талатом.
  - Свободу. Вы заперты в своих телах, ограничены рамками своего разума. Вы пленники не этих клеток, но своих стремлений, желаний, прихотей. Ваши помыслы, даже ваши жизни зависели от этого. Вы были рабами. Но мы все это изменим. Мы даруем вам истинную свободу. И мы начнем с тебя, дитя.
  Два стражника, повинуясь команде Выбирающего, отперли дверь и направились к азари с ребенком. Ринувшегося им наперерез турианца один из них коротким ударом отправил в нокаут.
   - Нет, заберите меня, делайте что хотите, но не трогайте её, прошу! - закричала мать ребенка.
  - Nokchal!(3) - рявкнул Выбирающий и стражники остановились. Сам он зашел в клетку и, подойдя вплотную к синекожей, спросил:
  - Этот твой окончательный выбор?
  - Д-да. - сквозь слезы заявила она.
  - Да будет так. - и протянул азари руку. Та осторожно взяла её и направилась с ним к выходу.
  - Мама, стой! - закричала вдруг девочка и побежала за ней. Азари развернулась, присела на корточки и, едва сдерживая слезы, улыбнулась дочке:
   - Иннаси, милая, я только выйду на пару часов и скоро вернусь, хорошо? А они все пока за тобой присмотрят.
  - Нет, не ври. Мама, не уходи. Мама! - закричала девочка, пока один из стражников не оттолкнул её.
  Встав, девочка рванула было обратно, но её перехватила другая азари и прижала к себе.
  - Не кричи, слышишь, мама хочет, что бы ты была сильной. Ты будешь ради неё сильной?
  - Да.
  - Ну вот и молодец. Тебя же Иннаси зовут, верно?
  - Да, Иннаси Н`Тэти. А тебя?
  - Лиара. Лиара Т`Сони.
   Комментарий к Акт 1. Сафари на червя.
   1. То есть на третьем подземном этаже.
  2. Ответвление "Гремлинов", предназначенное только для борьбы с роботами и прочими.
  3. Стойте.
  Считаю нужным прояснить структуру отрядов XCOM. Они оставлены по принципу 1 отряд = 4 группы + группа управления. В каждой группе, кроме управления, 2 отделения по 8 разумных. Каждое отделение состоит из командира отделения (один из двух комодов является так же комгруппы), его заместителя (замка), одного псионика, снайпера, специалиста, медика, гренадера и штурмовика. Комгруппы, комоды и замки могут быть любых специальностей, например Вэй и Назим - штурмовики, в то время как Васильев - медик. Группа же управления состоит из 10 разумных, набираемая по принципу отделения + 2 должности по выбору. У группы Васильева это дополнительные снайпер и специалист. Таким образом, один отряд XCOM состоит из 74 разумных.
  
  ========== Акт 1. Металл и чувства. ==========
  
  Может это и слишком громкое заявление, но конкретно вот эта глава написана под впечатлением от дилогии Роджера Аллена "Враги и союзники" и посвящается тоже ему.
  ***
  Сегодня гранд-адмирал проснулся ровно за пять минут до звонка будильника - впрочем, как и всегда на протяжении уже многих лет. Встал, на автомате заправил кровать, умылся, отключил будильник, включил инфопанель, чтобы услышать благожелательно-нейтральное и уже набившее оскомину:
  - Текущая звездная дата - шестнадцатое марта две тысячи сто двадцать третьего года, ровно 7 часов утра по общему стандарту. Средняя температура на Новом Вавилоне - плюс двадцать один градус, влажность воздуха - ...
  Дальше Клим уже не слушал. Повернувшись к огромному, во всю стену окну, он рассеяно смотрел вдаль. Отсюда, с 78-ого этажа главного корпуса Администрации, ему открывался великолепный вид на все еще восходящее светило планеты, окрашивающее все в золотистый оттенок. Густые облака плыли по всему небу, иногда закрывая солнце, но его лучи без труда проходили через них.
  Взгляд Ткаченко переместился с неба на землю и упал на расположенный на площади Обелиск Памяти - почти стометровый блестяще-антрацитовый кусок породы на постаменте, окруженный плитами с надписями. Настроение гранд-адмирала, и до того не особо шикарное, мгновенно упало вниз. Нахмурившись, он отвел взгляд и уперся им в иглу планетарного щита, но мысли уже были заняты Обелиском.
  "Обелиск. - Ткаченко скривился. - слишком громкое название для куска камня, пусть и бывшего когда-то частью нашего дома". Переборов себя, он вновь посмотрел на памятник и плиты. Семнадцать плит, на каждую из которых была нанесена голографическая пленка, отображающая имена павших в Семнадцатилетней войне - почти три миллиарда секк-локкарцев и двадцать один миллиард человек. Сфокусировав на площади взгляд имплантата, заменяющего ему правый глаз, Ткаченко увидел, как немногочисленные прохожие почтительно склоняли головы, проходя мимо Обелиска. Вот кто-то поднес цветы и, постояв несколько секунд, отправился дальше по своим делам. Даже два мутона-патрульных, остановившись и повернувшись лицом к Обелиску, дружно ударили кулаками по левой стороне груди - абсолютно бесполезный с анатомической точки зрения жест, учитывая то, что у нынешнего их поколения по два сердца. Сам гранд-адмирал никогда не посещал Обелиски - не из-за того, что не чувствовал уважения или еще чего-то, а из-за чувства вины - многие имена на этих плитах появились из-за него. Прекратив смотреть на Обелиск, Ткаченко поднял взгляд на небо, безошибочно найдя там точку, где находилась еще одна, ныне необитаемая, планета системы.
  Медея. Чертова Медея. Именно там нынешний гранд-адмирал, отражая атаку Искаженных, получил первую славу как Несгибаемый Адмирал, получил свои первые аугментации - левой руки до локтя и левого легкого... и потерял своего сына.
   "Нельсон", которым командовал тогда еще адмирал Ткаченко, получил полный бортовой залп от линкора Искаженных, раскурочивший обшивку и доставший до самого мостика, спрятанного в глубине флагмана. Одна из балок срезала Климу руку и проткнула легкое, вместе с парой каких-то прутьев. Ему вытащили все железки из тела и хотели оправить в лазарет, но он сам это тогда запретил. Клим продолжил командование, накачавшись лошадиной дозой стимуляторов и анестетиков и продержавшись на них все 14 часов битвы, смог протянуть время до подхода Третьего Флота и после уничтожить почти все силы Искаженных. Сбежать тогда смогли только несколько кораблей Искаженных, включая ЦУМ - Центральный Управляющий Модуль. Именно он, понимая, что битвы уже не выиграть, ударил по планете термоядерными зарядами, невзирая на свои оставшиеся войска, а после уничтожил несколько кораблей, ринувшихся ему наперехват. В числе этих кораблей был и "Сингапур", которым командовал Руслан Ткаченко - его сын. Климу до сих пор снится тот момент, когда на трехмерной проекции боя гаснет точка фрегата и будто из-под земли слышится голос оператора: "Мы потеряли "Сингапур"! Он тогда никак не отреагировал - не потому что ему было все равно, а потому что перегруженный мозг просто не придал значения этой новости. Осознание пришло уже потом, когда ему поставили имплантаты. Тогда врачам пришлось спешно пересаживать ему сердце - старое отказало.
  Много позже его спрашивали, какое воспоминание за свою жизнь у него самое яркое. Гранд-адмирал тогда отвечал, что это рождение его детей - Руслана и Светланы. Он врал - самым ярким его воспоминанием была именно эта фраза - "Мы потеряли "Сингапур"!" и гаснущая зеленая точка на проекции.
  Отвернувшись от окна, Ткаченко подошел к бару, вделанному прямо в стену, и вытащил из него стакан и бутылку алкоголя. Налил, подошел к единственной фотографии в комнате, отсалютовал стаканом:
  - За тебя, сынок. - и залпом выпил.
  Алкоголь не принес долгожданного облегчения. Аугментации, заменяющие печень и часть желудка, мгновенно разложили выпитое на простейшие химические соединения и ассимилировали. Адмиралу было все равно.
  - Сколько тебе бы сейчас было? - разговаривал он с фотографией. - Сорок один? Сорок два? Нет, все же сорок один. У самого бы уже дети были, семья. А вместо этого - пустая могила на Вавилоне и строчка в плитах у Обелиска. Не должно было так быть. - Клим отпил из бутылки. - Ни с кем не должно. Ни с кем! - и резко развернувшись, бросил бутылку в стену.
  - Гранд-адмирал. - прогудел ему ВИ. - регистрирую повышенный уровень норадреналина и адреналина в крови. Рекомендую...
  - Нет. - отрывисто ответил ему Ткаченко, зажмурившись и глубоко дыша. - ничего не надо.
  - Принято. Напоминаю вам, что через полтора часа состоится заседание.
  - Да, я знаю.
  ***
  Ласаана.
  Пройти мимо охраны Кровавой стаи оказалось до смешного просто. Пара датчиков движения и камер были ничем не прикрыты, да еще и оказались настолько устаревшей модели, что Каллус мог бы их и с закрытыми глазами взломать. Очевидно, основная роль в охране территорий Стаи принадлежала ворча и варренам, обход и обман которых не составил для СПЕКТРа большого труда. Первые редко поднимали глаза вверх или лезли в вентиляцию, а от вторых турианец избавился с помощью специального аэрозоля, нанесенного на броню и кожу.
  И вот сейчас Каллус сидел на верхушке груды ящиков на каком-то складе и смотрел на волуса, командовавшего разгрузкой этих самых ящиков. При желании турианец мог убить его прямо отсюда без особых проблем - дротик из миниатюрной духовой трубки с легкостью пробил бы скафандр коротышки, а сильнодействующий яд, нанесенный на него, закончил бы дело. Вот только убивать Дино Аста как раз было нельзя. Его можно было (и нужно) избить или покалечить, но не убивать. Поэтому сейчас Каллус сидел и думал, как именно это сделать. Вариант выпрыгнуть на всю находящуюся в складе живность с криком " Я СПЕКТР, бросай оружие!" турианец отбросил сразу. Это Ласаана, и тут всем по барабану кто ты - хоть СПЕКТР, хоть оживший протеанин, пристрелят сразу и без разговоров. Вариант вырубить всех по-тихому Каллус тоже отбросил - слишком много народу, чтобы вырубить всех гарантированно и сразу, обязательно что-то пойдет не так. Значит, остается лишь один - сидеть и ждать, пока все разойдутся, а потом прижучить волуса, когда он будет один. Успокоившись на этом, турианец устроился поудобнее, и вытащил из рюкзака два батончика.
  - Хмм. - задумчиво пробормотал он, переводя взгляд с одного на другой. - синий или красный?
  
  Дино, тихо посвистывая, шел к своему кабинету в сопровождении четверки ворча. Дела шли просто прекрасно - недавние контракты принесли неплохой доход и почти нулевые потери, так что можно было даже подумать о расширении на Ласаане, благо док 17 ему уже давно приглянулся. Волус даже в пляс бы пустился, но при охране не рискнул. Ворча тоже чуть расслабились, глядя на босса, что спустя секунду им аукнулось.
  Тихий свист воздуха - и один из охранников падает на пол с ножом в затылке. Трое оставшихся оборачиваются, одновременно вскидывая оружие, но Каллус уже возле них. Удар левой снизу вверх по оружию ближайшего, одновременный бросок ножа правой в другого - минус один. Четвертый из ворча направляет оружие на турианца и получает удар обеими ногами в корпус. Третий в это время, получив собственным оружием по носу, рефлекторно отходит назад на шаг и падает, подсеченный клинком СПЕКТРа. Извернувшись, как змея, Каллус прямо с пола прыгает на четвертого, разрезая его клинком на две неровные половинки. Волус делает попытку убежать, но воткнувшийся в стену рядом с его лицом нож убеждает его этого не делать. СПЕКТР убирает клинок и жестом приманивает к себе последнего ворча, припадающего на разрубленную ногу. Когда тот бросается на него, перехватывает и ломает ударом снизу вверх в локте руку, наносит несколько коротких ударов по лицу, делает шаг вперед, плавным движением обходит уродца, бьет сзади по коленке и резким движением ломает шею. Тихонько насвистывая, Каллус подбирает ножи из тел ворча и подходя к волусу, проводит одним из них по его скафандру:
   - А с тобой, дружок, нам предстоит весьма долгий и плодотворный разговор.
  
  Выходя из "Загробной жизни", Каллус включил омнитул:
  - Мерели, на наше судно взял заказ некто Райас Галтог, вольный капер. Что ты о нем знаешь?
  - Галтог? Старикан решил наконец сыграть по-крупному? У него есть корабль - батарианский фрегат, "Кар`гуун", кажется.
  - Пробей его по базе данных. Я хочу знать, где и когда он появлялся последний раз.
  ***
  Новый Вавилон. Зал заседаний.
  - Ну и что вы думаете по всему этого поводу? - поинтересовался Указывающий, обводя рукой двенадцать трехмерных голограмм на столе.
  - То, что Галактика внезапно стала слишком тесной. - проворчал МакЛафли.
  - Они знают о Враге?
  - Нет. Ни о Враге, ни о нас, ни о Искаженных.
  - Блаженны в своем неведении.
  - Скоро ему придет конец. И если мы хотим выиграть, то следует подготовить их.
  - Как? Выйти на контакт? Риск слишком велик.
  - Риск открытого контакта слишком велик. Но никто ведь не просит нас выводить флоты к их планетам, пуская фейерверки? - заявил Ренар.
  - И что же ты предлагаешь?
  - У каждого народа есть лидеры. Не обязательно те, кто сидит на богато изукрашенных тронах или предлагает резолюции в сенате, но именно они решают судьбы своих рас.
  - И ты...
  - Да, выйти на связь с ними. Предупредить о Враге, продать или подарить некоторые технологии, раз уж нам нельзя появляться в открытую.
  - Поверят ли они нам?
  - Поверят. - непреклонно заявил Указывающий. - Мы не оставим им выбора.
  - Это не единственные наши проблемы. - проговорил Ренар. - мы нашли их столицу.
  - Судя по твоему тону, это нечто не особо хорошее, я прав?
  - Да. Их так называемый "Совет" находится на Цитадели.
  Воцарилось недолгое молчание, которое прервал Ли Фань.
  - Великолепно. "Подставим свою столицу под удар первой", в этом заключается их гениальный план?
  - Тогда нам все же предстоит выйти на контакт.
  - Не торопись.
  - Не торопись? Чего нам ждать - когда Враг выйдет из Цитадели и начнет Жатву?! - взъярился Ткаченко.
   - У нас еще есть время до этого.
  - Сколько? Год? Два? Неделя? Часы? Мы должны действовать, а не сидеть смирно, сложа лапки!
  - От 240 до тысячи лет, если ничто не изменит их планы. - скучающим тоном проговорил Леджер, читая какой-то планшет.
  - Я пережил две войны. - вдруг вступил в разговор Старший. - И совсем не горю желанием начинать третью. И тебе не советую, Клим. Как ты помнишь, на любой войне есть только живые и мертвые.
  - Да. - внезапно пересохшим голосом ответил ему Ткаченко. - я помню.
  - Мы НЕ будем трогать Цитадель. По крайней мере, сейчас. - проговорил Указывающий. - Мы не готовы к полномасштабной войне с кем бы то ни было.
  - Тогда предлагаю перейти к менее серьезным делам. - сказал Леджер, отрываясь от планшета. Подчиняясь его указанию, все голограммы на столе слились в одну, показывающую какую-то планету. - Это Иден Прайм. Там мы нашли целые комплексы протеан, некоторые в отличном - для пятидесятитысячелетних развалин - состоянии. В одном из комплексов обнаружено несколько сигнатур живых существ.
   - Хочешь сказать, что вы нашли живых протеан?
  - Возможно, сигнатуры не совпадают с известными нам образцами.
  - Было бы удивительно, если бы совпадали. Нам еще не попадались ни живые протеане, ни их останки.
  - Тогда у нас появился редкий шанс увидеть этих "древних" воочию. И вряд ли им следует пренебрегать.
  - Согласен. Перспективы, открывающиеся нам с появлением живых протеан... захватывающи.
  - К тому же, шанс на то, что они сговорятся с Врагом, как минимум... скромен.
  - Он несбыточен.
  - Тогда, полагаю, вопросы по поводу их разморозки не возникнет? Ну вот и хорошо. Можете приступать по окончанию заседания, профессор Леджер. Доктор Рузанова, что по поводу существ, найденных на Акузе? - голограмма в очередной раз вспыхнула, показывая белую сферу.
  Глава отдела генетических исследований встала, одернула юбку и заговорила:
  - Немногое. Высокий псионический потенциал, примерно соответствует пятому рангу, но, думаю, путем генетической модификации мы сможем его поднять до шестого, а у отдельных особей даже до седьмого. Далее - существа комфортно чувствуют себя в практически любой атмосфере, но при этом очень хрупки. Роль защиты на себя берет эта капсула, которая уже совершенно устарела. Мы уже работаем над её улучшением, как и над клонированием оставшихся в живых особей. Так-же в капсулу был встроен механизм самоуничтожения. Мы его немного доработали.
  - А что по поводу самой базы?
  - Была заброшена прямо перед нападением на Землю. Хоть в логах и не осталось так много информации, но можно с уверенностью заявить, что "Усуллис"(1) был там до захвата амазонской базы(2). Ничего нам особо полезного мы пока не обнаружили.
  - Понятно. Администратор?
  - "Гром" и "Огонь" завершены на 85 и 83 процента соответственно. Мы завершим постройку и введем их в эксплуатацию в ближайший месяц. Бастион-7 также завершен и готовится к переброске в Поцелуй Геры.
  - Гранд-адмирал?
  - ПАЗы(3) установлены, флоты функционируют в должном порядке.
  - Отлично. Полагаю, на этом заседание можно закончить. - Указывающий встал. - И помните, мы едины...
  - И в этом наша сила. - ответили ему хором.
  
  Человек стоял у Обелиска уже довольно долго. Стоял и в нерешительности мял в руках фуражку гранд-адмирала. Прохожие почтительно кланялись, немногочисленные военные и патрульные отдавали ему честь. Гранд-адмирал автоматически отвечал им тем же, но мыслями он был не здесь. И не сейчас. В конце концов, встряхнув головой, как будто решившись на что-то, Ткаченко подошел к Обелиску и, вытащив неизвестно откуда букет цветов, возложил их на постамент. Поднял голову, всматриваясь в Обелиск.
  - Я не ищу прощения. Знаю, что не заслужил. Я пришел, чтобы сказать - я помню. И я не забуду. Никого не забуду.
  Над Новым Вавилоном пошел дождь. Мелкие капли падали на лицо человека, на Обелиск, на проходивших мимо единых. Клим же стоял, запрокинув голову, губы его что-то беззвучно шептали. И по лицу его текли не только капли дождя.
   Комментарий к Акт 1. Металл и чувства.
   1. Флагман эфириалов, уничтоженный в конце Трехлетней/Первой войны (сюжет первого XCOM).
  2. Та самая база, с которой xcomовцы сперли маяк и командира сектоидов.
  3. Портативные атомные заряды.
  
  ========== Кодекс: Ранги псиоников в Единстве. ==========
  
  Псионические ранги в Единстве по мере их усиления.
  1.Контакт глаза в глаза. Слабые псионические способности. Владеют все люди без имплантатов в той или иной степени.
  2.Необходима прямая видимость до цели. Невозможно учуять цель на расстоянии.
  3.Возможно учуять цель на расстоянии, но воздействовать нужно так же при прямой видимости. Ограниченные способности к стазису. Носитель становится неуязвим к ОВ(1), улучшен порог сопротивления к радиации. Возможность снятия негативных псионических эффектов.
  4.Скромные псионические способности, не требующие видимости цели. Более широкий спектр и мощь способностей, используемых при прямой видимости. Возможность подрыва, безумия и контроля над разумом.
  5.Возможность применения нулевого удара, реанимации, более широкие возможности применения стазиса. Прямого контакта не требуется. Возможность связываться с существами в широком радиусе (до 20 км), но учуять существо возможно на расстоянии не более 500 метров. Неуязвимость к огню, ограниченное сопротивление к ударным и звуковым волнам. Самый распространенный ранг.
  6.Возможность применения Разлома и Сети. Возможно напитывать предметы псионической энергией. Прочие способности значительно улучшены.
  7.Ограниченные способности к телепортации.
  8.Меньшее потребление энергии при активации способностей. Ограниченные способности к регенерации и лечению. Фактически, последний ранг, которого может достичь человек (именно человек, секк-локкарцы псионикой не владеют). Не более десятка носителей во всем Единстве.
  9.Владеет одно единственное существо - Указывающий. Среди известных способностей:
   - использование псионического кокона для защиты от вредных воздействий, в том числе и нахождение в вакууме непродолжительное время;
  - использование движущегося Разлома;
  - ограниченные способности к предсказанию;
  - широкие способности к телепортации, причем не только себя, но и любого другого объекта (если силенок хватит);
  - использование Разрыва - отключения электрических приборов, роботов и подобного им в определенном радиусе.
  
  Установка кибернетических имплантатов серьезно снижает возможности к манипулированию псионической энергией, вплоть до её полного "отказа". Среди генетических модификаций такое воздействие оказывают только некоторые типы модов, в первую очередь направленные на сильное изменение внешнего облика - дополнительные конечности, хвост, изменение форм тела и головы. Тем не менее, не похоже, чтобы все это хоть как-то подействовало на Указывающего. Причина этого, как и его появление в разгар Семнадцатилетней войны, неизвестны.
  Характерное поседение и приобретение зрачками глаз фиолетового цвета наблюдается с 4-ого ранга.
   Комментарий к Кодекс: Ранги псиоников в Единстве.
   1. Отравляющие вещества.
  
  ========== Акт 1. Ископаемые и шуты. ==========
  
  День прошел, число сменилось, ни...уя не изменилось.
  Мысли протеанина в криостазисе.
  
  Иден Прайм.
  Долгие годы на планете царили тишина и покой. После ухода Жнецов ничто не мешало природе взять свое и поглотить немногочисленные оставшиеся следы существования протеан. Растения пробивались через сверхпрочный облицовочный материал протеанских шпилей и пирамид, обрушивали их, покрывали сплошным покровом и со временем разрушали. Потом приходили животные и устраивали себе логова в бывших космопортах, домах, военных базах. Со временем почти все следы существования протеан исчезли. Но "почти" еще не означает "все".
  Этот комплекс был поврежден, но все еще функционировал. Повреждения, полученные в ходе боев, уверили Жнецов в его уничтожении, а глубина скалистых пород, где он находился, не позволила Жнецам найти его при сканировании. Но они все же частично добились своего. Бои, проводившиеся в комплексе, повредили энергоустановку и частично разрушили одно крыло. ВИ комплекса оказался поврежден, а триста тысяч капсул уничтожены. Погрузив оставшихся в стазис, ВИ провел диагностику базы и будь органиком, то его непременно охватил бы ужас. Установки вывода из криостазиса оказались повреждены и не могли быть активированы им - требовался ручной ввод команд, но все, кто мог это сделать, сейчас лежали в капсулах в глубоком сне. Запас энергореактора был рассчитан на четыре с лишним тысячи лет, несмотря на то, что вывод из криостазиса намечался через два тысячелетия. Теперь же ВИ предстояло растянуть его на неопределенный срок в хрупкой надежде, что комплекс кто-то найдет. Кто-то, у кого хватит сил и знаний, чтобы откопать комплекс и понять, как он работает.
  Тем не менее, годы шли и ВИ приходилось отключать подсистемы, чтобы уменьшить траты энергии. Через семь тысячелетий после ухода Жнецов он уже отключил все свои части, какие только мог. Вот только они употребляли мизер энергии, основная часть приходилась на поддержание функционирования криокапсул. И ВИ пришлось отключать их. Через 15 тысячелетий капсул осталось 600 тысяч, через 25 - 500 тысяч, через 40 - менее четверти от запланированного числа - 127 тысяч капсул. Но запасы энергии уже подошли к концу и ВИ пришлось спешно отключать большую часть оставшихся. В итоге, их осталось всего семь. И именно тогда его и нашли.
  Сперва люди раскопали всю землю вокруг комплекса. Потом попытались выйти на контакт с ВИ, но он им не отвечал - система связи была отключена еще больше сорока тысячелетий назад. Тогда они пробурили стену комплекса и проникли внутрь. ВИ тоже на это никак не отреагировал - системы мониторинга внешней оболочки комплекса и контроля внутренней также были отключены. А незваные гости уже вовсю хозяйничали в бункере.
  - Терминалы не работают. - донеслось от одного из исследователей.
  - Запас энергии реактора менее 1 процента. - доложил другой.
  - ВИ на попытки связаться по-прежнему не отвечает.
  - Обнаружены криокапсулы - минус седьмой уровень, западное крыло.
  - Нужны энергобатареи третьего класса, как минимум 12 штук. Подготовьте переговорную группу Изгоев. - указывал Леджер подчиненным. - Штурмовой группе - отправиться к криокапсулам на случай осложнения с нашими древними. НЕ применять летальное оружие, помните - для них война закончилась только пару дней назад.
  Вскоре к главному терминалу ВИ притащили четыре оранжевых кристалла-Изгоя и поместили в специальные оправы. Подойдя к ним, Леджер услышал механически-нейтральное:
  - Приказы?
  - Установить контакт с ВИ комплекса. Убедите его в нашей дружественности, если не удастся - отсечь от всех систем, в первую очередь - от контроля за криокапсулами.
  - Принято. Приступаем.
  Сам Кристиан спустился на минус седьмой уровень, к криокапсулам. Шесть из них находились в стенах в общем ряду, слабо светясь зеленым светом, седьмая лежала на полу комплекса. На немой вопрос Леджера один из инженеров ответил:
   - Похоже, её выбило ударной волной во время боев в комплексе. Бывший здесь раньше протеанин погиб и его место занял кто-то другой.
  Последний комментарий был излишен, Кристиан и сам видел темное пятно на полу, повторяющее очертания лежащей фигуры.
  - Эту. - Кристиан указал на лежащую капсулу. - несите в зал разморозки.
  Инженеры вскоре пригнали антиграв-тележку и, погрузив на неё лежащую капсулу, поспешили к обширному залу двумя уровнями выше. Идя вслед за ними, Леджер опять принимал доклады.
  - Питание восстановлено на 11,2 процента. Ресурса мощности хватит на разморозку всех капсул.
  - Контакт с ВИ невозможен, слишком сильные повреждения мыслящего блока, как личность уже разрушен. Отсекаем от систем. - и уже подходя к залу, услышал заветное. - Готово, комплекс полностью под нашим контролем.
  Зайдя в зал, Кристиан увидел капсулу, окруженную полукольцом штурмовиков, за которыми стояли псионики. Среди людей заметно выделялись корпусы легких МЭКов, а повернув голову, профессор увидел несколько снайперов, прилипших к стенам и держащих капсулу на прицеле.
  - Вы можете открыть капсулу? - обратился Леджер по связи к Изгоям.
  - Нет. Механизм дистанционной разморозки и отпирания капсул поврежден. Возможен только ручной запуск.
  - Ладно. Откройте базу данных, я хочу знать, кого мы раскопали.
  Кристиан подошел к инженерам, копавшимся с какой-то аппаратурой.
  - Все готово?
  - Почти, еще пара минут.
  Подойдя к капсуле, человек едва заметно улыбнулся своим мыслям, сложил руки за спиной и проговорил, ни к кому конкретно не обращаясь:
  - А ведь твоя мечта все таки сбылась, Ричард. Жаль только, что ты этого не увидишь.
  - Готово! - раздалось вскоре от инженеров.
  Леджер, развернувшись, быстро подошел к пульту управления и жестом отогнал инженеров. Всмотрелся в иконки на нем. Ничего особенного - для него, по крайней мере. Горящие зеленоватым светом значки-иероглифы, парящие в пустоте над грубоватым, будто каменным столбиком. Для большинства жителей Единства эти значки были не более чем еще одними необычными значками, но он большинством не был. Леджер начал изучать протеан еще до Семнадцатилетней войны, работал в знаменитых марсианских архивах с самим Ричардом Тайганом, а после войны остался одним из немногих знатоков протеан в Единстве. Но что было гораздо более важно - он был чуть ли не единственным, кто знал и мог относительно сносно говорить на протеанском языке. Сам же Леджер понимал, что его знание очень далеко от идеального, но и не "моя твоя понимай".
  Сейчас, всмотревшись в иероглифы, Кристиан смог, хоть и с некоторым трудом понять их смысл.
  - Приготовились, открываю. - обратился он к солдатам. - И помните, без команды не стрелять.
  ***
  Иден Прайм. Явик.
  Сперва почувствовал только свет. Он нестерпимо ярко после мрака капсулы резанул по глазам. Потом легкие сделали первый вздох. Воздух был... затхлым? Как? Почему, ведь вентиляция была не повреждена? А потом подломились ноги и Явик, захлебываясь кашлем, рухнул на пол. Начал считать про себя. Если сон длился ровно столько и надо, то на счет "семь" тело должно было восстановиться. "Шесть, семь" - ноги по прежнему отказываются слушаться, а кашель и не думает стихать. "Девять, десять" - "сколько же я проспал?". "Тринадцать, четырнадцать" - окружающее так и маячит ярким белым пятном перед глазами. "Девятнадцать, двадцать" - кашель потихоньку затихает. " Двадцать пять, двадцать шесть" - светлое пятно постепенно превращается в очертания пола. "Тридцать один, тридцать два" - кашель затихает окончательно, но конечности по прежнему будто проморожены до основания. Только на счет "сто восемь" Явик смог подняться и осмотреться, что отнюдь не прибавило ему оптимизма.
   Зал был забит чужаками. Впереди всех стоял разумный смутно знакомой ему расы - двуногий, двурукий, прямоходящий. На этом сходство с протеанами заканчивалось. Верхушка головы значительно меньшего размера, чем протеанская, была покрыта каким-то белым... мехом? Глаз было всего два, примерно такого же размера, как и верхние у Явика, но цвет их был крайне необычен - ярко-фиолетовый. По бокам были расположены непонятные кожные отростки, еще один отросток находился на месте носа, и похоже им и был. Под этим отростком находился рот (по крайней мере Явик так надеялся). Руки были почти такими же, как у протеанина, но имели пять пальцев против трех. Сам чужак был одет в что-то вроде куртки с коротким стоячим воротником и широкие брюки чёрно-золотистого оттенка, которые при попадании на них света от немногочисленных уцелевших ламп-панелей комплекса, начинали блестеть, как металл. За спиной пришельца виднелась шеренга солдат в тяжелой даже на вид броне с незнакомым Явику оружием. Позади их виднелись другие пришельцы, среди которых ощутимо выпирали вверх корпусы чего-то, смутно похожего на боевые экзоскафандры ораворов. Вот только Явик готов был поставить два своих глаза против тухлой саларианской печени, что это не ораворы.
  Впрочем, сейчас Явика интересовал другой вопрос:
  - Сколько - ркха-х-х. - капитан закашлялся. - Сколько я проспал? - и тут же осознал насколько это глупый вопрос - откуда пришельцы знают протеанский? Но ему все же ответили.
  - Около тридцати тысяч циклов. - сказал ему впереди стоящий чужак с ужасающим кразуунским акцентом(1).
  Явик удивленно уставился на него:
  - Откуда ты знаешь протеанский? - сам он еще раз с подозрением оглядел пришельца. Кто он? Марионетка Жнецов? Нет, нет следов кибернетики. Поправка, на нем нет. Все остальные в закрытой броне.
  - Изучали остатки вашей расы. Слушай, я знаю, что у тебя много вопросов, и у нас есть ответы. Но я думаю, лучше просто показать тебе, а не долго и нудно все рассказывать. - чужак поднял перед собой руку.
  Явик исподлобья посмотрел на говорившего и метнул косой взгляд в сторону "бронированных".
  - Пусть снимут шлемы.
  Говоривший недоуменно посмотрел на него, видно, не понял смысла всех слов, но проследив за взглядом протеанина, смог сделать верные выводы. Небрежный жест рукой, короткая фраза - и все чужаки сняли шлемы. Подозрения Явика начали потихоньку рассеиваться - имплантатов Жнецов ни у кого не было.
  - Ты. - чужак запнулся, по-видимому подбирая слова. - доволен?
  - Нет. - просто проговорил Явик и коснулся руки пришельца.
  
  -Внимание, до прибытия в космопорт Порт-Лоуэлла осталось 45 минут. Просьба всем пассажирам пристегнуть ремни и не покидать перегрузочных лож до стыковки с поверхностью. Спасибо.
  Кристиан поудобнее устроился в ложе, а когда корабль начал трястись, рефлекторно сжал руки.
  - Первый раз в космосе, да? - заметив это, усмехнулся сосед.
  - Да. - еле смог из себя выдавить Леджер.
  - Расслабься, Мицуо совершает такие рейсы каждый день уже двадцать лет, еще с 29-ого. И ни одного крушения за это время.
  - Пока ни одного.
  - Ха! А ты мне нравишься. Я Эдвард. Эдвард МакЛафли.
  - Кристиан. Кристиан Леджер.
  - Ну что ж, Крис, я бы пожал тебе руку, но боюсь, если сейчас отстегну ремни, останусь частью этого корабля навечно.
  
  Едва только выйдя из космопорта, Кристиан оказался зажат в медвежьих объятьях.
  - Полегче, Ричард, я же не железный. - просипел он.
  Тайган отпустил его и внимательно оглядел сверху вниз.
  - Что-то ты бледный. Косплеил зомби в корабле? Или бюрократы всю кровь выпили, пока добивался от них права прибытия на Марс?
  - И то, и другое. Но пойдем, нам еще предстоит много работы.
  Дальше воспоминания человека начали проноситься перед Явиком с ошеломляющей скоростью - коридоры протеанского комплекса на Марсе, выступления перед каким-то сородичами Леджера, бесконечные столбики цифр и отрывков генокодов, остатки протеанских технологий, черноволосая женщина, которая улыбаясь, подходит к Кристиану, звездное небо над незнакомой Явику планетой, чернокожий Тайган о чем-то говорит с Явиком-Кристианом и похлопывает его по плечу:
  - Ты только представь, какие тайны нам откроются, когда мы найдем живых протеан!
  - Когда? Не "если"?
  - Именно!
  - Почему ты в этом так уверен?
  - Я не уверен, я знаю! Такая цивилизация не могла не позаботиться о сохранении своих граждан даже в случае войны с Врагом, должны были остаться какие-нибудь схроны, бункеры, может даже общины каких-нибудь экологов-природолюбов.
  - Ну-ну.
  Чужие воспоминания опять предстали перед глазами Явика причудливым калейдоскопом. Вот еще совсем юный Леджер получает диплом магистра исторических наук, вот он уже чуть постаревший стоит рядом с какой-то женщиной перед стеклянной камерой с помещенным внутрь уродливолицым краснокожим гигантом. Вот он смотрит через стекло иллюминатора на желто-синюю планету с редкими проплешинами зеленого цвета.
  - Местные называют её Ургиф-Локка - Обитель Солнца.- раздается позади него голос, а шею обвивают две женские руки. Явик чувствует, как Леджер улыбается, а затем целует одну из рук.
  - Ревнуешь?
  - Тебя к твоей работе? Нет, уже давно привыкла, что она заменяет тебе любовницу. Так даже лучше.
  - Что твой муж изменяет тебе с микроскопом и научным лазером?
  - Нет. - смеется женщина. - что у тебя не появится настоящая любовница.
  Вспышка - и следующее воспоминание. Рыжего цвета корабли неспешно подходят к Ургиф-Локка, расстреливая по пути немногочисленные станции, корабли защитников и спутники из масс-ускорителей. Один из кораблей, ощутимо больше остальных, вдруг выстреливает до боли знакомым Явику красноватом лучом по одной из станций, рассекая её напополам.
  - Роммель - флоту: отходим! - приказывает мужчина, стоящий посреди мостика крейсера.
  - Но...
  - Мы ничем им не сможем помочь! А если погибнем, Федерация не узнает о нападении!
  - Понял. - сквозь зубы отвечает Леджер и обернувшись, видит как нападавшие заходят на орбиту планеты.
  Следующее воспоминание.
   Леджер стремительно собирает в кейс какие-то пластинки и кристаллы, находясь в помещении, заставленном научной аппаратурой. Вдали раздаются звуки выстрелов, а от раскатов арт-орудий ощутимо потряхивает потолок.
  - Сэр. - раздается синтезированный голос . - настоятельно рекомендую вам покинуть комплекс до его захвата силами Искаженных. Самоликвидация комплекса начнется через 15 минут.
  - Нет! - вскрикивает Леджер. - Делай что хочешь, но нулевой образец должен выжить! Он - наша единственная надежда!
  Ответа ВИ Явик уже не услышал - воспоминание скачком сменилось.
   Леджер на негнущихся ногах подходит к инфостойке в огромном зале, битком набитом народом.
  - Кристиан! - у самой стойки его пытается перехватить уже знакомая Явику женщина. - Прошу, не надо.
  - Я должен узнать. Он мой отец, несмотря на все, что сделал.
  Женщина хочет что-то возразить, но потом передумывает и становится рядом с Леджером. Тот вбивает в консоль несколько слов и на экране высвечивается "Альфред Леджер". Графа статуса какое-то время остается пустой, но потом её заполняет одно-единственное слово - "Погиб". Кристиан неверяще смотрит на экран, потом протягивает руку и вбивает опять - "Альфред Леджер". Потом опять. На четвертый раз его останавливает женщина.
  - Хватит. - перехватывает его руку и мягко поизносит она. - Пойдем. - и пытается утянуть его за собой.
  Леджер убирает её руку и произносит:
  - Я должен узнать, что с остальными.- и вбивает другую пару слов.
  Явик глазами Кристиана видит все имена, возникающие на экране: Мойра Валлен, Ричард Тайган, Джон Брэтфорд. И напротив всех одно-единственное слово - "погиб".
  ***
  Боб быстро высунул из-за укрытия разрядник и несколько раз выстрелил наугад. Судя по незатихшему хихиканью Руссо, не попал.
  - Держи печеньку! - тут же раздалось от него, и затем под ноги Хейесу закатилась граната. Учебная, естественно, кто же будет боевые применять на тренировках?
  Боб отфутболил гранату ногой, но это дало Шуту несколько свободных секунд, чем он не преминул воспользоваться. Перепрыгнув через укрытие с двумя шокерами наперевес, француз тут же разрядил их в самого Хейеса и Олимпию. И если Боб все же смог пропустить разряд над собой, просто продолжив движение ноги и присев на шпагат, то Олимпии это не удалось. Синеватая миниатюрная молния ударила её в середину груди и на дисплее Хейеса её иконка тут-же окрасилась в красный цвет, подтверждая условную "смерть" бойца. Боб вскинул свой шокер и выстрелил в Руссо, но тот вовремя отпрыгнул в сторону и напоролся на Кирпича. Здоровяк схватил его свободной рукой и, с силой вмяв в пол, наступил на него, после чего, наставив ствол шокера, произнес:
  - Добегался, лягушатник?
  - Ну ты знаешь. - задумчиво протянул Анри и еще одна молния ударила уже Кирпича в грудь. - Нет.
  " Твою... - успел подумать Боб, одновременно ныряя за очередное укрытие - серый замызганный ящик. - Шумахер!" О том, что Анри еще израсходовал не все гранаты, он вспомнить не успел. А вот Руссо и не забывал. Очередной бросок гранаты с трехсекундной задержкой, пауза, приглушенный звук взрыва - и Вэй на другом конце учебного полигона чертыхнулся, увидев, как у него гаснет очередная, третья, отметка бойца.
  - Слоун, Выдра, Лектор, быстро ко мне. - распорядился он.
  - Напомни мне еще раз, почему я не должен его пристрелить? - устало обратился к Васильеву Уэлш.
  - Потому что я запретил. - невозмутимо ответил ему Андрей, хрустя яблоком. - К тому же, пока он справляется неплохо.
   - Вэй их все равно раскатает.
  - Раскатает, конечно. Вопрос только в том, уложится ли по времени.
  Весь десантный отряд, за исключением групп Вэя и Пайнс, сейчас расположился в смотровом зале, расположенном над полигоном внутри "Саргона" и наблюдали за учениями двух групп. Задание было самым обычным - заложить заряд взрывчатки и эвакуироваться. Враги тоже были самыми обычными - безликие гуманоидные голограммы. Но Васильев, как и любой толковый офицер, знал что "обычных" заданий не бывает. Поэтому в этот раз в подкрепление голограммам он добавил группу Вэя. Результат не заставил себя ждать - одно отделение под командованием самой Пайнс зажали в угол и методично добивали, второе так и вообще раскатали чуть ли не целиком - выжили только Шут и давешний водитель Горца, к которому после Акузы, с легкой руки Руссо, прикрепилась кличка "Шумахер". И несмотря на то, что они только что вывели из строя трех оперативников Вэя, расстановка все равно была не в их пользу - 11 бойцов Вэя вместе с двумя десятками голограмм против семерки оставшихся бойцов Пайнс.
  Васильев все же готов был признать, что группа Пайнс оказалась не настолько плоха, как он думал. Она оказалась еще хуже. После его фразы "Псионического сопротивления не будет", ментальные щиты взяли только двое - Руссо и последовавший его примеру Шумахер. Впрочем, он был еще и у Увина - секк-локкарец его просто не снимал. Собственно, благодаря щитам и хитрожопости (или е*анутости) Руссо он с напарником и выжили - псионик второго отделения Вэя не смог их "учуять". Зато смог по полной оторваться на остальных, пока его не снял Шумахер, а специалиста - Руссо. После этого, оставшись без средств обнаружения, шестерка Боба разделилась на тройки и начала вместе с голограммами прочесывать полигон.
  Сейчас же, последней тройке отделения Хейеса Вэй демонстративно приказал пробираться к своему отделению, а сам, взяв с собой только медика Миража, направился им навстречу. Впрочем, Руссо и тут понял, что дело нечисто и попытался перехватить тройку Слоуна. Ничем хорошим это для него не закончилось - его окружили и элементарно закидали гранатами, хоть он и смог уничтожить еще две голограммы. Остаток отделения Пайнс в это время добили оставшиеся шестеро бойцов Вэя вместе с полутора десятком голограмм. Это обошлось им в три голограммы и одного бойца - его снял Увин, подорвав вместе с собой гранатой. После этого голограммы вместе с оперативниками растянулись цепью по полигону в поисках последнего оставшегося бойца - Шумахера, и в конце концов его подстрелил Гюрза, когда он пытался поставить заряд.
  - Отбой, группы. В брифинг-зал. - распорядился Васильев.
  - Итак, господа, ваш результат - три минуты двадцать девять секунд. И это. - Васильев сделал паузу и осмотрел стоявших по стойке смирно бойцов. - позор! Группа XCOM уничтожена полностью, задача не выполнена, потери врага насчитывают всего 15 единиц!
  - Но, сэр... - попыталась запротестовать Пайнс.
  - Никаких "сэр", младший лейтенант Пайнс!
  - Товарищ капитан, вы не говорили о том, что нам будет противостоять еще одна группа XCOM.
  - Запомните, младший лейтенант, что нет более лажающего подразделения во всем флоте и армии, чем разведка! Если вам сказали, что ожидается незначительное сопротивление, значит берете двойной комплект боеприпасов и пару танков, если влезут в "Херувим". Если скажут - "Псионического сопротивления не будет" - затариваетесь ментальными щитами по уши и стреляете в любую тень, которая пошевелится! Вам все ясно, товарищ младший лейтенант?
  - Так точно.
  - Так точно?
  - Так точно, товарищ капитан!
  - Ну вот и хорошо. Теперь обсудим действия отдельных индивидов. - Васильев сделал несколько шагов вдоль строя и остановился. - Рядовой Руссо, выражаю вам благодарность за умелые действия во время тренировки и подготовку к ней. И выговор за это же самое! Какого, извиняюсь, х... - Васильев взглянул на Пайнс и осекся. - рожна вы, будучи, самым опытным бойцом в группе, экипировались сами ментальным щитом, но не заставили экипироваться других? И вдобавок, вы 14 раз демаскировали свою позицию во время тренировки посторонним аудиошумом! С такими действиями, вы рискуете сдохнуть на одной из операций от пули своих же!
  - Теперь вы, рядовой Вяземский. - обратился Васильев к Шумахеру. - не потрудитесь ли мне объяснить, почему для закладки заряда вы выбрали самое открытое место на площадке, да вдобавок еще и сняли маскировку?
  - Никак н... - но Васильев его уже не слушал.
  - Сержант Риверос, вас не учили, что врагов надо убивать, а не разговаривать с ними? - обратился к Кирпичу капитан. - В следующий раз, ты может на задании анекдоты Искаженным порассказываешь?
  - Никак нет, товарищ капитан!
  - Посмотрим. А сейчас. - Васильев посмотрел на часы. - тридцать минут на перекур и подготовку. Потом группа Пайнс проходит "Поиск и уничтожение". Разойдись!
  ***
  Отчет капитана корабля "Слокам" Р. Аткинсона от 21.03.2123г.
  "На орбите второй планеты 19.03.2123г. зафиксированы множественные следы активации двигателей, по сигнатурам совпадающие с кораблями Искаженных в количестве 26 единиц. 21.03.2123г. определены сигнатуры и типы всех кораблей - 3 типа ударный крейсер, 1 типа космоносец, 7 типа тяжелый рейдер, 12 типа легкий рейдер, 3 типа легкий крейсер. Также обнаружены 4 сигнатуры нежизнеспособных кораблей, принадлежащих Пространству Цитадели. Зафиксирован интенсивный радиообмен между точкой на планете (координаты прилагаются) и кораблями на орбите. Жду распоряжений".
   Комментарий к Акт 1. Ископаемые и шуты.
   Вынужден признать, что драматические сцены у меня не особо получаются. И экшн-сцены тоже. Ну и юмористические. И повествовательные. Короче, ни*ера у меня не получается.
  1. Кразуун - сектор протеанский империи, включающий в себя Туманность Конской Головы, Местное скопление и Скопление Исхода. Жители говорили с характерным тэканьем на конце слов.
  
  ========== Акт 1. Сомнительный друг. ==========
  
  Долгие годы мы сражались,
  Отчаявшиеся против ослепших,
  Изменившиеся против искаженных.
  И в тот день, когда мы потеряли свою Родину
  Мы наконец-то поняли,
  Что для того, чтобы победить Тьму,
  Нужно самим стать ей.
  Выдержки из "Песни об Изменении и Борьбе" А. Хильвариуса. Датируется приблизительно 2112г.
  
  На борту крейсера "Энкиду". Нулевое пространство.
  Эти... люди откровенно напрягали Явика. Все началось с воспоминаний Леджера. Протеанин точно знал, что он должен был "считать" при прикосновении всю его генетическую память, ровно как и воспоминания - вот только этого не произошло. Такое впечатление, что ему дали считать ровно столько, сколько было необходимо для понимания человеческого языка - и ни каплей больше. Второй повод заключался в том... влиянии, которое они оказывали на Явика и его подчиненных. Если при отсутствии людей они могли еще более-менее трезво мыслить и быть готовым к возможному нападению, то при их появлении все подобные мысли рассеивались, как туман в ясный день. Впрочем, Явик был не из тех, кто легко сдается - если людям нужно сломить его волю, им придется попотеть. Капитан усмехнулся и еще раз осмотрел комнату, в которой находился вместе с другими протеанами. После контакта с Леджером он вырубился и очнулся уже здесь с оставшимися соплеменниками. Комната представляла собой четырехугольник со сглаженными углами, одну из стен которой занимал проектор, изображающий, как ни странно, вакуум космоса. Напротив неё находилась раздвижная дверь, прикрытая энергопленкой, как бы мягко намекающая на истинный статус "гостей". Мягкий свет исходил от самого потолка. Такая же обманчиво мягкая, эластичная мебель заполняла комнату. При касании она моментально начинала повторять очертания тела и Явик прекрасно понимал, что её можно использовать и в качестве оружия - потому он и сидел сейчас на полу, штудируя какую-то ... хрень, которую один из людей назвал планшетом. Остальные занимались или тем же самым или разминали мускулы, затекшие после 50-тысячелетней спячки. Никаких истеричных выкриков, посторонней болтовни или смеха - все они были солдатами без каких-либо скидок на возраст или пол, и даже новость о том, что они последние из своего народа и сейчас находятся в плену у каких-то... примитивов, не могла выбить их из колеи.
   "Первые столкновения людей с силами эфириалов произошли в мае-июне 2015 г. Многочисленные сообщения об НЛО и пришельцах, а позже и агрессивные нападения пришельцев вынудили ведущие страны мира создать особое подразделение для борьбы с ними - XCOM, директором которой был назначен срочно вызванный из отставки генерал Поль Ван Бюрен. К сожалению, первые операции XCOM не были особо успешными - так, в ходе операции "Чертов спутник" в Кельне была уничтожена почти вся группа XCOM, за исключением Р. Гарнье, сейчас находящегося на должности главы XCOM, Э. МакГиллана и ..."
  - Проклятая железка! - в сердцах воскликнул Ксолт - один из двух уцелевших инженеров. Посмотрев на него Явик, не смог сдержать улыбку - "железка" в виде планшета, подвергшаяся всестороннему анализу и "улучшению" со стороны сумрачного гения протеанского инженера, не выдержав такого издевательства, сделала ровно то, что от нее и требовалось ожидать - сдохла. Ксолт же, как и подобает настоящему инженеру, сейчас пытался оживить её древним как мир и столь же надежным способом - методом древнего ученого Тыка, приправленным щедрыми матюками. "Железка" на это отвечала слабым искрением и шипением, перемежающимися несильными ударами тока.
  - Тупая. - тык. - безмозглая. - тык. - даже не примитивная, а - тык. - недопримитивная. - тык. - Ау! Хреновина! Восемь проклятий на создавший тебя род! - Ксолт потряс пальцами, получившими живительный разряд тока и обиженно подул на них.
  - Я буду благодарен, если вы перестанете ломать имущество моего отдела. - раздался голос от двери.
  Явик с мрачным лицом мысленно поставил себе "неуд" - он не почуял приближение человека, не услышал звук снятия энергопленки или открытия двери. Леджер тем временем прошел вглубь комнаты и, подобрав с пола планшет, вручил его стоявшему позади него азиату. Тот взглянул на планшет, после чего глаза его расширились ровно в три раза, став вровень с глазами Явика и стал скороговоркой что-то объяснять стоявшему человеку. Тот некоторое время его слушал, а потом прервал:
  - Послушай, друг, по мне видно, что я заканчивал технический университет? Я ксенопсихолог, а не технарь, и кроме предлогов и союзов не понял абсолютно ничего.
  Азиат обиженно отвернулся от него и начал объяснять тоже самое уже Леджеру. Ученый, впрочем, остановил его небрежным движением, и короткой фразой отправил из комнаты.
  - Инженер Ли очень ... удивлен результатом деятельности ваших соплеменников, капитан Тарил.
  - Могу сказать тоже самое и в отношении вашей расы. Меньше всего мы ожидали, что вы вообще выберетесь из своего гравитационного колодца в этом цикле.
  - Чудеса случаются. - флегматично пожал плечами Леджер и сев в кресло, моментально принявшее форму его тела, продолжил. - Я так и не ответил на ваши вопросы, а у вас их, как я понимаю, очень много, а времени очень мало. Так что, - человек потер ладони. - начнем?
  
  Новый Вавилон.
  Покои Указывающего можно было изначально принять за элитный наркопритон - если бы они на территории Единства еще существовали, или опочивальню какого-нибудь аристократа доиндустриальной Европы. Широкая кровать с балдахином, многочисленные ковры на полу, картины на стенах, двустворчатые двери, ведущие на просторный балкон. Впрочем, если присмотреться, можно было заметить, что мебель явно не вяжется с Европой XVIII века, а мягкий свет исходит буквально из стен и колоссального проема-окна в потолке. Вот только сейчас Указывающего интересовали не предметы интерьера его комнаты. Быстро пройдя к неприметной двери в дальней её стене и пройдя через неё, он попал в другую комнату, значительно меньшую размерами. Большую её часть занимал неглубокий бассейн, заполненный голубоватой жидкостью, которую можно было издалека принять за воду. Вот только подойдя ближе, становилось ясно, что это не так - не может быть вода сама в себе иссиня-белыми прожилками и жгутами чего-то, да вдобавок еще и слабо светиться. Энганьяр - вот чем был залит бассейн. 135-ый элемент таблицы Менделеева, Великий Обманщик, Раскрывающий глаза, Голубая Жуть - для него было придумано много названий, в той или иной степени отражающих его суть. В естественной среде он был голубоватым газом, обжигающим не хуже серной кислоты не то что при вдохе, но даже при касании. Если же кому-либо не повезло его все-таки вдохнуть, то энганьяр одаривал его целым набором различных "вкусностей" от галлюцинаций до рвоты. Сомнительная честь первыми испытать весь "букет" его свойств выпала исследовательской экспедиции на Перле, после чего планету срочно объявили закрытой для колонизации, а сам газ начали втихую изучать. Указывающий иногда задавался вопросом - каким идиотом надо быть, чтобы на неизученной(!) планете открыть забрало скафандра(!) с целью подышать непонятной голубой хренью?
  Естественно, что он не для того собирался нырнуть в бассейн, чтобы стать последователем исследователей Перлы. После нескольких лет исследований и одной единственной случайности выяснилось, что при возгонке в жидкость газ теряет практически все вредоносные свойства и становится наркотическим стимулятором, кратковременно усиливающим псионические способности. Нет, наркоманом Указывающий не был, но энганьяр прекрасно подходил как для усиления предсказательных способностей псионика, так и для облегчения вхождения в Тень. Именно это он и собирался сегодня сделать.
  Раздеться, лечь в бассейн, расслабиться и прикрыть глаза. Практически сразу на грани сознания появляется едва слышимый шепот, в течение нескольких минут превращающийся в четко различимые голоса. Только тогда Указывающий открыл глаза. Тень как всегда была заполнена фиолетовым туманом, принимающим форму причудливых фигур. В некоторых местах эти фигуры соединялись, образовывая целые композиции, одна из которых находилась сейчас чуть ли не перед носом человека.
  Светловолосая девушка подходит к фигуре человека, закованной в неказистую броню, что-то негромко бормоча. Сама фигура пытается отойти от нее, но двигается как будто заторможенно, рывками. Щелк! - и девушка превращается в нечто, бросающееся на человека с диким криком:
  - Сделай нас Единым!
  Туман, образующий фигуры мгновенно расплывается в стороны и спустя секунду соединяется вновь, образуя уже сплошной клубок.
  Указывающий хмыкнул.
  - Это все, конечно, очень увлекательно. - обратился он к туману вокруг. - Но у меня здесь дела. Кино я могу посмотреть и в Яви.
  Пелена под ногами медленно стала принимать форму камешков, образующих мощеную дорожку, уводящую куда-то вдаль. Двинувшись по ней, Указывающий не забывал прислушиваться к голосам вокруг и поглядывать по сторонам - иногда это окупалось сторицей. Одно из таких видений его особенно заинтересовало.
  Фигура в рогатом шлеме и средневековой броне стоит посреди горящей городской площади с окровавленным мечом наперевес. Её окружают другие фигуры, иногда срывающиеся с места по указу рогатого наперерез немногочисленным людям. Рогатый вдруг склоняет голову набок, словно прислушиваясь к чьему-то голосу. И он проявляется - громоподобный, рычащий, пробирающий до глубины души:
  - Человеческий лорд пытается убить нас, Авангард! Покажи ему, что мы не боимся смерти!
  Картинка плавно уплывает куда-то вглубь тумана и сменяется следующей.
  Многочисленные столбы поднимаются над горящими небоскребами какого-то мегаполиса. По улицам бегают объятые ужасом люди, на которых охотятся уродливые двулапые твари. В небе над ними такие же уродливые крылатые твари сражаются с белокрылыми людьми. На землю с утробным свистом падают раскаленные кометы, одна из которых приземляется в поле зрения Указывающего. Твари, выпрыгнувшие из неё, тут же рассыпаются по окрестностям, ища людей и неосмотрительных белокрылых - и находят на свою голову. Несколько двулапых видят неторопливо бредущую к ним человеческую фигуру внушительных размеров и бросаются к ней. Пара ленивых взмахов колоссальным мечом - и два уродца падают на землю несколькими неаккуратными кусками плоти, третий получает в морду металлической латной перчаткой и сползает по стене, оставив на ней кровавый след. Последний пытается убежать, но беловолосый гигант пинает ближайшую машину и буквально размазывает ей уродца по асфальту.
  - Ты?! - раздается чей-то удивленный голос. Гигант подымает голову и видит седовласого одноглазого светлокрылого. - Но... как? Тебя здесь не должно быть. Печати не были сломаны!
  - Аббадон. -полушипит-полурычит гигант и наставляет на него меч . - Где мои братья?
  Ответа Указывающий уже не услышал - дорожка плавно превратилась в полукруглую площадку, заканчивающуюся у подножия колоссальной статуи. При одном взгляде на неё у Указывающего появилось очень стойкое желание найти и медленно и со вкусом размазать архитектора этого недоразумения тонким слоем по его же творению - такого уродства он еще не видел.
  - А ты крепкий. - раздался в пустоте голос, а потом туман принял вид человеческой фигуры с плывущими чертами лица. - Ну, знаешь, когда большинство смотрят на подобные вещи, они начинают пускать слюни. Или истерично хохотать. Или нести какой-нибудь бред, вроде "Магнус нипридавал". Или азартно резать друг дружку. Или молиться статуе. Или и то, и другое одновременно. Или...
  - Хватит. - Указывающий поднял руку. Он знал, что его собеседник может распинаться часами - наверное сказывалось отсутствие других разумных в Тени кроме него.
  - Ну вот. - сокрушенно покачал головой силуэт. - все приходят только по делу. Что за времена настали? Все торопятся все успеть, куда-то спешат, бегут, плывут, летят и так далее, далее, далее. - силуэт начал ходить туда-сюда по площадке, жестикулируя руками. - Нет, ну есть, конечно, Драйго - но он при моем виде начинает плеваться и шептать молитвы своему Императору - как будто они здесь помогут. А как-то, представляешь, даже попытался поцарапать меня своей зубочисткой. Пришлось, конечно, выкинуть его к каким-то культистам, временно, правда - без него несколько скучно. Так что ты хотел? - резко подняв голову и остановившись, спросил он у Указывающего.
  - Цитадель. Что на ней нас ждет?
  - Цитадель? А что вас на ней может ждать? Лицемерные ксеносы, прячущие коварные замыслы за слащавыми улыбками - как я их люблю! - силуэт прижал к себе обе руки, в которых появилась плюшевая игрушка-азари и качнулся из стороны в сторону.- Хотя синекожие сексапильные бесполые - это наверно по части моей сестры, да?
  - Не имел чести с неё встретиться.
  - Чести? - силуэт изумленно моргнул, а потом захохотал, причем от его смеха начал колыхаться туман. - Чести! Ой, не могу! - он согнулся пополам и начал хлопать себя руками по коленям. - Плохо же ты знаешь мою сестрицу, если рассуждаешь о чести!
  - Я даже её имени не знаю.
  - А тебе в каком конкретно измерении? А, у вас её все равно нет, так что скажу родовое. - он наклонился и рукой подозвал Указывающего к себе. Дождавшись, когда тот подойдет, силуэт наклонился к его уху и посмотрев по сторонам, заговорщицки прошептал. - Я называю её ... Стив. - Посмотрев на Указывающего, он махнул рукой. - А, ты безнадежен. Это же была чёртова шутка! Причем одна из моих лучших шуток!
  - Если это - твоя лучшая шутка, я не удивляюсь, почему здесь все передохли. - пробормотал Указывающий.
  - А. - махнул рукой силуэт, принявший, наконец, вид невысокого полного лысоватого мужичка. - Это не я. Тут сестра пошалила. А раньше здесь жили красавцы - хитрожопые, высокомерные, чванливые - все как на подбор, ммм! - мужчина причмокнул. - и очень вкусные, кстати. О! - он поднял вверх указательный палец.- у меня же где-то завалялся один. Сейчас я тебе его покажу. - Он протянул руку куда-то в туман и вытащил скелет высокого гуманоида. - Вот! Ой, погоди, я похоже, забыл его покормить. - мужчина почесал свободной рукой голову.- Ну да и ладно, нового где-нибудь подберу. - и выкинул скелет в туман. - Так о чем это я? А, о сестре! Её имя Слаанеш. Совершенно, кстати безвкусное и абсолютно ей не подходит. Не то, что мое или моих братцев. Хотя, ладно от моего я тоже не в восторге. Ну, от одного из моих.
  - От одного из?
  - Ну да. Как меня только не называли - Шеогорат, Тзинч, Ктулху, Локи, Зазикель, Второй - из-Шести, Безумный Шляпник и еще много, много, много имен. И почему тебя так интересует Цитадель? - без какой-либо паузы спросил он. - Может, посмотришь на что другое?
  - Например?
  - Например, вот на это. - и мужчина приглашающе махнул рукой.
  
  " Не успел". Талат ударил головой об решетку. "Не успел" Ударил еще раз. Потом еще раз.
  - Ты так ничего не изменишь. - раздался турианский голос позади него.
  " Не изменишь". Да у него и не было шанса чего-либо изменить. Вот только понять это он смог только сегодня. Сегодня, когда они забрали Инасси, и он ничем не сумел им помешать.
  - А что остается?
  - Бороться. Лучше умереть стоя, чем на коленях.
  - Или превратиться в это. - кивком головы указал на одного из стражников еще один турианец.
  Талат автоматически проследил за кивком и содрогнулся при виде стражника. Он прекрасно знал его. Морлун был одним из многочисленных саларианцев на борту. Всегда неунывающий, буквально искрящийся весельем, за короткое время путешествия, а после и пленения он успел подружиться со всеми. У него для всех были слова ободрения, что не могло остаться незамеченным для тюремщиков. Его забрали прямо перед матерью Инасси, а сегодня он вернулся и сейчас стоял рядом с клеткой жутким подобием самого себя. Кожа бугрилась какими-то шлангами, а в некоторых местах они пробивали её, отливая неестественным синим цветом. На лице были чудовищные наросты, оба глаза были заменены на механические окуляры, как и одна рука целиком. И если при взгляде на него Талата начинало подташнивать, то при взгляде на то, что стояло рядом с ним, внутренности у него начинало сжимать холодящей хваткой. За Иннаси пришел не Выбирающий, и не безликие серебряноголовые пришельцы, нет, за ней пришел кое-кто похуже. За ребенком пришла её собственная мать - искаженная, с уродливыми отметинами шрамов и чудовищными механизмами, приваренными прямо к телу.
  - У тебя есть план?
  - Да. - ухмыльнулся турианец без отметок на лице. - и ты станешь его ключевым этапом. Ты отключишь клетки снаружи.
  Талат подвинулся к турианцу и внимательно всмотрелся в его зрачок.
  - Ты, случайно, не слишком серьезно ударился головой? Или может, заболел чем? Как я отключу замки на клетках снаружи. - палец саларианца указал на дверь клетки. - находясь при этом внутри без шанса выбраться? - палец указал на пол клетки.
  - Легко. Они тебя заберут. - невозмутимо ответил турианец.
  Лицо саларианца послужило немой пантонимой к фразе "Ты идиот или просто е*анутый?".
  - Аааа...эээээ.... - смог через несколько минут выдавить из себя Талат, заново обретя дар речи. - Я, пожалуй, неясно выразился. Ты, что, совсем имбецил?! - сорвался он на крик.
  - Эй, эй, успокойся. - выставил пред собой обе руки турианец. - Все продумано. Твоя задача - взломать защиту клеток. Тюремщиков на себя возьмет твой напарник.
  - Напарник? Что-то я не вижу тут крогана в танке. Или он где-то спрятался?
  - О, у нас есть кое-кто покруче. Так ведь, Лин? - обратился турианец к куче тряпья в углу клетки.
  Оттуда высунулась зеленочешуйчатая голова с немигающими зрачками глаз и коротко кивнула.
  - Когда приступаем? - раздался хрипловатый голос.
  
  Тень.
  - Это... там, где я думаю?
  - Нуууу, если я думаю, о том же, о чем и ты, то да. А если не о том, что ты думаешь, то наверно нет.
  Указывающий вздохнул.
  - Я имею ввиду - это в Тете Стикса?
  - Сегодня утром было. О! Я бы еще с тобой поболтал, но вижу - собеседник Указывающего вытащил из воздуха песочные часы.- тебе пора.
  Указывающий, впрочем, и сам видел, как Тень вокруг теряет краски, становится блеклой, безжизненной. Действие энганьяра заканчивалось.
  - Но! - обитатель Тени поднял перед собой указательный палец. - Я просто не могу отпустить тебя без подарка. Сейчас. - и молниеносно переместившись к краю площадки, начал ожесточенно рыться в тумане , вполголоса что-то бормоча и выкидывая какие-то вещи.
  - Вот! - триумфально воскликнул он через несколько мгновений, показав Указывающему какую-то деревянную маску, грубо повторяющую очертания человеческого лица. - Это маска Локи! Хотя нет. - Маска полетела вслед за остальным хламом в туман.- Это тебе не нужно. - пробормотал мужчина, возвращаясь к ворошению тумана. - Может это? Нет, нет, нет, оно вообще бесполезно. Тогда это? Нет, некроморфы тебе абсолютно не понравятся. - красноватый камешек тоже полетел в туман. - А, вот! Точно! - на свет показалась громоздкая броня, внушающая уверенность одним своим видом, украшенная золотыми двуглавыми орлами и стилизованными черепами, свитками с какими-то надписями и надписями на самой броне. Броня была зеленой, с красным наплечником с нанесённым на него стилизованным изображением головы дракона.
  - Тут должны быть шкуры каких-то зверюшек, но их это... того, моли, наверно поели. Хм, а где шлем? А , вот он! О, и прошлый обладатель доспеха здесь! - мужчина вытряхнул из шлема чей-то череп. - Заберешь? Я про череп, броню я тебе и так дарю. Нет? Ну как хочешь. Ну ладно, тебе пора. Заглядывай почаще!
  
  Системы Терминус.
  - Это точно?
  - Абсолютно. Корабль, напавший на "Анайю" и "Кар`гуун" ушел через этот ретранслятор, причем с последним на буксире.
  - Проклятье. - Каллус потер переносицу. - Тарквин, соедини меня с Советом. Похоже у нас тут новая раса, и без прикрытия флота я на её территорию не сунусь.
  
  " 4 эскадре 2-ого Флота.
  Оставаться на текущих координатах до прибытия ЛК 4-121 "Саргон". После этого надлежит отправиться в скопление Море Теней и провести операцию по выявлению и уничтожению сил Искаженных, находящихся в центральной системе. ВНИМАНИЕ!!! На планетарной базе могут находится пленные из числа обитателей Пространства Цитадели. В случае их обнаружения направленным к вам силам XCОM следует провести операцию по их освобождению. Базу Искаженных после проведения операции уничтожить."
  Гранд-адмирал Флота Единства К.Ткаченко.
  
  ========== Акт 1. "Это наша планета, язычники!" Часть 1. ==========
  
  Эта планета должна была стать вторым Перл-Харбором, а стала вторым Брестом.
  К.Ткаченко о битве за Ферра Магни.
  
  
  Море Теней. На борту линкора "Диоклетиан".
  - До выхода из нулевого пространства - три... два... один. Выход!
  - Есть выход! - донеслось от других постов.
  - Флот, отчет. - распорядился контр-адмирал Махарайя.
  - Группа-1, 17 вымпелов, потерь и повреждений нет.
  - Группа-2, 6 вымпелов, потерь и повреждений нет.
  - Группа-3...
  Дождавшись сигналов от всех шести групп, Махарайя кивнул самому себе и отдал приказ:
  - Активировать "Пелену". Группа-6, работайте.
  - Принято - пришла короткая мысль-подтверждение от командира группы и тарелкообразные "Оракулы" стали разворачивать разнообразные антенны и датчики, мигом становясь похожими на гигантских злобных ежиков.
  - Есть сигнал! - донеслось через несколько минут.
  Махарайя взглянул на голографический стол-радар. На нем в трехмерной проекции отображалась вся система - 4 шарика планет и один шарик побольше, обозначающий звезду, картофелины-астероиды, зеленые треугольники-корабли флота Единства, сероватые треугольники безжизненных кораблей Цитадели и синяя иконка ретранслятора на краю системы. После сигнала "Оракулов" на проекции стали появляться с раздражающим писком и красные треугольники Искаженных - 26 отметок, как и докладывал предусмотрительно слинявший "Слокам".
  - Малый ход вперед. - отдал мысль-приказ Махарайя.
  Прикрытые маскировочной "Пеленой" корабли медленно (по космическим меркам) двинулись вперед, постепенно выстраиваясь полумесяцем вогнутой стороной к флоту Искаженных.
  - Флот, стоп. Группа-2, готовность номер один. - донесся до командиров кораблей пси-приказ контр-адмирала Махарайя.
  Вторая группа состояла всего из шести кораблей, но больше флоту и не требовалось. Все шестеро принадлежали к одному единственному классу и типу - артиллерийский крейсер класса "Фараон". Собой они представляли уродливые сигарообразные шестиугольные бруски в 1200 метров длиной. Большую часть корабля занимали 1054-метровое масс-ускорительное орудие, разгоняющее 150-килограммовые болванки до скорости в 12000 км/с, двигатели для его доставки к полю боя и склад боеприпасов. Оставшийся же мизер приходился на элериевое ядро, топливный бак, жилые каюты и мостик. "Фараоны" не несли на себе не вторичного вооружения, ни даже хоть сколько-нибудь сложного радара - на флоте шутили, что больше информации можно было получить, просто взглянув в иллюминатор, которых на кораблях тоже, кстати, не было. Наводились они на цели исключительно по показаниям других кораблей, в первую очередь - тарелочек "Оракулов". За отсутствие вторичного вооружения, серьезного радара и кинетического или энергетического щита, ровно, как и за практически нулевую маневренность, АРК получили нелицеприятные прозвища "Летающий гроб" и "Радость истребителя". Впрочем, всего вышеперечисленного им и не требовалось - в бою их прикрывали чуть ли не всем флотом, а в случае даже их потери Единство теряло всего-то с два десятка сектоидов, голограмм ВИ и пару-тройку операторов на каждый корабль.
  Сейчас же разбитые на тройки АРК готовились обрушить всю свою мощь на ничего не подозревающих Искаженных.
  - Цели распределены, готовы открыть огонь. - раздалось от всех шести кораблей.
  - Залп.
  Первая тройка АРК выбрала целью космоносец, вторая - один из тяжелых крейсеров. Секундная задержка - и с протяжным "вжууууууум" шесть болванок понеслись в сторону целей. Разделявшее их 100 с лишним тысяч километров они преодолели за неполный десяток секунд, прочертив в холодном вакууме космоса отчетливо видимые яркие полосы траекторий выстрелов. Хоть Искаженные и заметили снаряды, на их дальнейшую судьбу это не повлияло. Космоносец принял все три снаряда на нос - первый, практически не замедлившись, перегрузил щит и в буквальном смысле слова "испарил" носовую часть, оставшиеся два превратили в красочной вспышке взрыва освободившейся энергии в ничто его остаток. Ударная волна перемолола в порошок находившиеся рядом два рейдера и снесла щиты у находившихся дальше кораблей. Крейсер же смог каким-то чудом увернуться от первой болванки - только для того, чтобы две других прошили его насквозь, испаряя точно также как и собрата. Естественно, что Искаженные еще до попаданий засекли и снаряды, и выпустивших их Фараонов и рванули им навстречу, вот только перевес изначально был не на их стороне.
  - Группа - 1, выпускайте "Разящих"! Группа - 3, заградительный огонь!
  Нетерпеливое беснование флатоидов в кабинах истребителей резко перешло в звериный визг и верещание, когда космоносцы опустошили свои недра и навстречу Искаженным двинулась лавина "Разящих". В эти моменты Махарайя почти сочувствовал Искаженным. Почти. Созданные путем смешения генов сектоидов и мутонов, флатоиды обладали достоинствами и первых и вторых - скоростью мышления, боевыми навыками и рефлексами. Их невозможно было подкупить или устрашить - чего может бояться существо, даже не рожденное, а созданное для битвы? Они ни ведали ни страха, ни милосердия, ни сострадания, ни любви. Им было ведомо только одно - полная, всепоглощающая, обжигающая ненависть. И сейчас эту ненависть они готовились обрушить на Искаженных.
  Третья группа и АРК успели выстрелить всего несколько раз, уничтожив еще семь кораблей. Потом на Искаженных налетели "Разящие", буквально облепляя корабли противника, кромсая лазерами, испаряя плазмерами и рвя на части масс-орудиями. Несколько кораблей попыталось выйти из боя, но колоссальный перевес "Разящих" в числе свел эти усилия на нет. Спустя несколько минут даже не боя, а бойни, истребители отхлынули от разорванных в клочья кораблей противника обратно к своим космоносцам.
  - Группы-1,4,6 - блокировать ретранслятор. Группы-2,3,5, - к планете. Десанту - готовность номер один.
  
  Десантный отсек линкора "Диоклетиан".
  - Вступайте в бой без страха, но с осторожностью. С отвагой, но без безумия. Но забудьте про благородство - эти hiretsuna ikimono(1) его не заслуживают. Никакой пощады, никакого сострадания! - Маэда проходил между рядами бойцов, готовящихся к высадке, настраивая их на грядущую битву и делая последние проверки и напутствия.
  - Помните Землю! - прокричал он, проходя рядом со стройными рядами штурмовых МЭКов, подняв сжатую в кулак руку.
  - Мы помним! - раздался ему вслед искаженный модуляторами возглас.
  - Помните павших на Медее! - и сжатая в кулак рука взлетает перед рядами штурмовиков-псиоников. Сам Маэда видит только закрытые глухими шлемами с со светящимися синеватым светом глазных линз лица бойцов, упакованных в тяжелую броню, но без труда чувствует их короткие, наполненные ненавистью мысли и практически видит их лица.
  - Мы помним и мы отомстим! - раздается вслед яростный крик и взлетает волна рук со сжатыми кулаками.
  - Помните Ургиф Локка! Помните Свейе! Помните Ферра Магни(2)! - кричит Маэда, проходя перед тяжеловесными громадами "Гаргантюа" и "Гудерианов".
  - Помните Озарение! Помните Сказку Фицроя! Ямаширо и Хасаши! Дивнолик и Циентрус! Юнг и Сефус Прайм!
  - Мы помним! И мы отомстим! - раздается ему многократное усиленное гулкое эхо.
  - Души павших взывают об отмщении! И сегодня их мольбы исполнятся! - Маэда проходит перед безмолвными и неподвижными "церберами", которые сейчас абсолютно ничего не делая, тем не менее, кажутся ходячим воплощением смерти.
  Вступив на небольшой помост, Маэда обводит всех взглядом и вскинув руку, кричит во всю мочь:
  - Ибо мы - Молот Рока! Мы едины! И в этом наша сила!
  
  Горизонт. База Искаженных.
  Что-то случилось. Это Лин понял еще до того, как в камеру вломились охранники и схватив ближайших пленников (а им оказался он и Талат), торопливо повели их куда-то по комплексу. В отличии от саларианца, находящегося на грани нервного срыва, дрелл был абсолютно спокоен. Если базу этих выродков нашли (а Лин был готов поставить на это два своих пальца против сломанного омнитула), то паника, воцарившаяся сейчас здесь, будет им только на руку.
  Вскоре конвоиры завели пленников в обширный зал, заставленный какой-то аппаратурой и ложами с устрашающего вида приборами над ними. Различного цвета кровь на ложах не оставляла тайны в их предназначении, а становиться подопытной мышкой в планы дрелла не входило.
  "Пора" - подумал про себя Лин, когда один из конвоиров толкнул его рукой в сторону ложа, на долю секунды опуская оружие и загораживая собой дрелла от второго чужака. Короткий вдох - и сознание становится кристально ясным, все движения вокруг замедляются, а зрение начинает замечать мельчайшие детали происходящего.
  Тук! Используя руку конвоира как опору, перепрыгнуть через пришельца и еще в полете ударом обеих ног отправить его на ложе, предназначавшееся Лину.
  Тук! Встать на руках, вбив при этом ногой нижнюю челюсть чужака ему же в горло.
  Тук! Устрашающего вида пила с одного из столиков, брошенная дреллом, отделяет голову одного из конвоиров саларианца от тела.
  Тук! Рывок вперед. Воткнуть еще один взятый скальпель начавшему подниматься конвоиру в голову, проткнув её насквозь и подобрать оружие
  Тук! Последний конвоир саларианца падает на пол, а сам Талат прыгает в сторону, пряча самодельный шокер и хватая оружие чужака.
  Тук! Голова одного из пришельцев-экзекуторов, бегущего на дрелла, взрывается фонтаном желтоватой крови вперемешку с костями, мозгами и кибернетическими имплантатами.
  Тук! Еще один пришелец падает на пол, прошитый очередями Лина и Талата.
  Тук! Последний из пришельцев, ринувшийся к какому-то переключателю на стене, получает очередь в спину и падает на пол, сложившись почти пополам.
  Тук! Уловить краем глаза движение справа, уйти перекатом.
  Тук! Пришелец с вбитой челюстью, кинув ящик в то место, где мгновение назад стоял Лин, цепляет рукой следующий и отправляет в сторону дрелла.
  Тук! Пируэт вправо, поймать голову врага в прицел, нажать на спусковой крючок. С оглушительным грохотом снаряды из оружия фактически обезглавливают пришельца.
  Тук! Осмотреть помещение через прицел непривычного оружия.
  Никто из пришельцев подниматься не спешил, и Лин, потихоньку выходя из боевого транса, слегка расслабился. Впрочем, ему это не помешало пройтись о комнате, делая "контрольные" пришельцам.
  - Талат, живой?
  - Дда, кажется - запинаясь, пробормотал саларианец.
  - Так отключай клетки! Времени мало. - прикрикнул дрелл, обирая павших пришельцев.
  Саларианец огляделся.
  - Не отсюда.
  - Тогда бери что нужно и идем, откуда можно. - выпрямился дрелл, забирая из рук одного из трупов оружие.
  
  Орбита Горизонта.
  Половина Флота Махарайи сейчас находилась именно здесь, над планетой, готовя десант и готовясь выпустить атмосферные ЛА. В принципе контр-адмирал мог отдать приказ АРК открыть огонь по уже обнаруженной базе и сровнять её с землей, но было одно "но". И называлось это "но" - пленники. В Единстве существовал неписаный закон - пленных не бросают, если есть возможность их спасти. Пленные были, возможность - тоже. Именно поэтому оборону базы сейчас будут пробивать "Серафимы" и легкие крейсера, а не АРК - в планы Махарайи не входило оставлять на поверхности планеты симпатичный кратер размером 10×10. Километров.
  - Группа авиаподдержки - тридцатисекундная готовность.
  Космоносцы, крейсера и линкоры плавно повернулись к планете пусковыми люками запускающих катапульт, легкие крейсера же повернулись носом, готовясь к спуску.
  - Пуск!
  Четыре с лишним сотни истребителей и штурмовиков ринулось к планете, подобно воронью, почуявшему поживу. За ними степенно, как пожилые матроны на балу, двинулись ЛК.
  - Одиночная цель, дистанция -20200, залп!
  Тупоносый ЛК выплюнул в сторону ближайшей башни ПВО дюжину ракет, которые с лёгкостью обогнали изящных "Серафимов" и с зубовным скрежетом снесли саму башню и склон холма, в который она была врыта. Еще несколько бесконечно долгих секунд оборонительные сооружения Искаженных лишь беспомощно поворачивали башни, следя за находящимися вне досягаемости целями и только после прохождения ими 15-километрового рубежа, началась смертельная карусель. Раскаленные кусочки вольфрама ринулись с обоих сторон к своим мишеням, собирая кровавую дань, перемешиваясь с редкими ракетами, лазерными лучами и сгустками плазмы. Но и тут перевес был не на стороне обороняющихся, и вскоре на еще дымящуюся, но уже зачищенную от Искаженных землю стали спускаться "Херувимы" со своим грузом.
  Первыми спустились штурмовые МЭки и церберы, сразу расходясь кругом и зачищая немногочисленных уцелевших. За ними спустились псионики, остальные пехотинцы и танки.
  - Вперед! - прогудел Маэда и указал металлической рукой-клешней в сторону главного входа к базе.
  Практически сразу по указке своих "поводырей" с места сорвались безмолвные церберы и Маэда задался вопросом - почувствуют ли Искаженные страх, видя как на них бежит полчище биомеханоидов? Нечеткие, словно размазанные от скорости движений, силуэты церберов надвигались на выходящих из подземных сооружений базы Искаженных, расползаясь в разные стороны, постоянно перебегая с места на место и разбиваясь на боевые тройки. За ними неторопливо двигались штурмовые МЭКи, которые пехотинцы использовали в качестве БМП, пристраиваясь прямо на плечах громадин. По сторонам же точно так же неторопливо двигались танки, вминая в почву то немногочисленное, что уцелело при атаке с воздуха.
  - Вступаем в бой! - прогудел один из МЭков и выпустил стайку ракет в сторону неосмотрительно высунувшегося шагохода. Практически сразу после этого передовые ряды Искаженных начали стрельбу по церберам. Вот только не так-то легко попасть по отчаянно петляющему, подобно зайцу, биомеханоиду, даже если их и бежит несколько сотен. Пара десятков церберов все же словила вольфрамовые болванки, но остальных это нисколько не задержало.
  Щелк! - и один из церберов в прыжке отрывает голову Искаженному и приземлившись среди его сотоварищей, начинает размашистыми, быстрыми ударами металлических когтей рвать их в клочья.
  Щелк! - один из Искаженных подлетает в воздух, подброшенный цербером, где его в прыжке разрывает напополам другой биомеханоид.
  Тух-тух-тух! - тяжелая турель, установленная в чудом уцелевшем бункере, начинает расстреливать и своих, и чужих, пока одна из троек церберов не залетает внутрь, окрашивая внутренности бункера в веселый желтоватый цвет.
  Дзюю! - в голову одного из Искаженных, успешно отбивающегося от церберов, впивается красный лазерный луч, испаряя её, а снайпер, прикончивший врага, невозмутимо переводит дуло лаз-винтовки на следующую цель.
  Один из шагоходов Искаженных выходит на открытое пространство, расстреливая церберов из масс-орудий и неизбежно привлекая к себе их внимание. Их физической силы было недостаточно, чтобы разорвать киборга, но вполне хватило, чтобы оторвать от него одну из лап и воткнуть в него же. Другие шагоходы оказались умнее и не спешили высовываться из укрытия. МЭКам и танкам это не понравилось и они достаточно громко выказали свое неодобрение, стирая в порошок как укрытия, так и сами шагоходы посредством своего вооружения. Кто-то из танкистов вдобавок решил, что ему на своей позиции видно слишком мало и проломив уже и так разрушенную стену, вмял гусеницами в землю нескольких подвернувшихся Искаженных и начал азартно расстреливать их более (или менее) удачливых собратьев.
  С металлическим лязгом из-под земли выезжает другой бункер с установленными внутрь турелями, но ему даже не дали выстрелить. Ближайший МЭК подходит к дзоту в упор и, просунув внутрь короткий раструб огнемета, нажимает на спуск, опаляя его струями высокотемпературной зажигательной смеси. После того, как пламя утихло, проверять бункер никто и не стал - в том аду, что творился внутри, оплавились даже металлические стены.
  
  - Мы нашли их. - раздалось позади Ваманкара.
  - Где? Скидывайте координаты отряду Васильева. - мельком взглянув на них, распорядился индус. - У него не так много времени.
  
  Туманность Омеги.
  Если бы кто-нибудь спросил у Каллуса, как он себя сейчас чувствует, то он без колебаний бы застрелил этого м*дака. И причина была не в том, что ему не прислали корабли - нет, флот то как раз и прислали, причем в рекордный, для Совета, срок - "всего-то" две недели. Вот только вместе с ним прислали эту цепную сучку Тевос - Телу Вазир, при виде которой рука у турианца непроизвольно тянулась к пистолету, а командиром флота назначили этого тупорылого Квестина! Турианец, до мозга костей, он делил все расы и принадлежавшие им планеты и станции на три категории - турианцы, подчиненные и враги. И поскольку Ласаана не входила во вражеские объекты, как и в турианские, она автоматически переходила в разряд подчиненных, и отношение к ней следовательно, было соответствующее. А это значило, что невероятно тупые и с каждым разом все наглеющие запросы от адмирала попадали на стол Арии, отчего у азари начинала проявляться поистине кроганская ярость, которую утихомиривать пришлось Каллусу - иначе существовал риск, что до прибытия научной группы и открытия ретранслятора ни Ласаана, ни Флот Цитадели не протянут. Вазир же только ходила и посмеивалась над турианцем, решая свои какие-то, несомненно, важные дела.
  Сама же научная группа была предметом еще одной головной боли для турианца и примером потрясающей тупости бюрократии Совета. Вот каким, спрашивается, идиотом, надо быть, чтобы в докладе, направленном СПЕКТРом, напрочь проигнорировать тот факт, что ретранслятор, ведущий в нужную систему, закрыт и его нельзя открыть без специальной аппаратуры, которой нет на кораблях? Какого квесана(3) вообще творится в головах у этих чинуш?
  В итоге, научников все-таки прислали, и Каллус все-же решил, что убийство адмирала флота - не тот поступок, который простят даже СПЕКТРу. Вот потому он сейчас стоял на мостике "Асталиара" рядом с адмиралом и искренне желал тому наиболее медленной и мучительной смерти, какой только знал.
  - Соединение установлено, подбираем коды.
  - Коды... подобраны, начинаем активацию.
  - Флоту - боевая готовность! - проорал со своего места Квестин, отчего Каллус в очередной раз скрипнул зубами. Духи, ну почему вы выбрали именно его?
  
  Море Теней.
  - Внимание, попытка активации ретранслятора!
  - Помешайте!
  - Ответ отрицательный, слишком далеко!
  Махарайя скрипнул зубами.
  - Группа-2, к ретранслятору. Флоту - Код-3!
   Комментарий к Акт 1. "Это наша планета, язычники!" Часть 1.
   1. Презренные твари. - японский.
  2. Искаженное латинское "Великое железо".
  3. Турианское ругательство. Думаю его смысл понятен и без перевода.
  Иллюстрации здесь - https://vk.com/album116597609_236771987.
  
  ========== Акт 1. "Это наша планета, язычники!" Часть 2. ==========
  
  "Эта система станет вашей могилой!"
  Последние слова Джона Брэтфорда.
  
  Горизонт. На подходе к базе Искаженных.
  - Принято. Отряд, выдвигаемся! - махнул рукой Васильев.
  Оперативники медленно двинулись вперед, не забывая осматриваться вокруг. Вдалеке шел настоящий концерт - металлическое рявканье масс-пулеметов МЭКов перебавлялось со свистящим "дзиньканьем" танковых пушек, к ним присоединялось шипение разогретой плазмы, визжанье ручных масс-орудий, разрывы ракет и практически неслышимое пиликанье лазеров.
  - Три цели впереди, патрулируют. Дистанция двести. Приказы?
  - Снайперы, берите их.
  Три синхронных ответа по внутренней связи и спустя несколько секунд слившийся воедино, но практически не слышимый тройной "плюх" возвестил об окончании отвратительной полужизни еще нескольких Искаженных.
  Дальнейший путь до базы прошел без встреч с противником. Очевидно, киборги бросили практически все свои силы на отражение атаки людей, сейчас азартно их громивших.
  Достигнув входа - неприметной двери в склоне холма, Васильев кивком головы отправил специалистов на её взлом. Сам он тем временем обратился к Дзену:
  - Ты их чуешь?
  - Нет. Только Искаженных.
  - Сколько и где?
  - Немного. Тридцать, может больше. На двух уровнях - практически у входа и дальше под землей.
  Один из бойцов вдруг резко дернул головой:
  - Капитан, сообщение с "Саргона".
  - Соединяй.
  В ушах тут же мерзко пшикнуло, заставив Васильева поморщиться:
  - Капитан, ускоряйтесь. Ретранслятор начинает активироваться, скоро здесь будет еще больше гостей.
  - Принято. - скрипнул зубами Васильев.
  - Проблемы?
  - А когда их не было? Шустрее! - прикрикнул на специалистов капитан - или вы до Жатвы здесь сидеть собрались?
  
  Сопротивление на поверхности уже было практически сломлено. Непрерывные атаки церберов, МЭКов и танков, к которым присоединились псионики, не оставили Искаженным даже призрачной надежды. Хоть псионика и не действовала на киборгов в полную силу, но стрелять и передвигаться, когда твоя органическая часть попросту отказывается работать, не так-то легко. Это уж не говоря о нулевых ударах и возникающих повсюду разломах, перемалывающих Искаженных не хуже танковых орудий.
  - Ярость войны! - торжествующе крикнул Маэда, сжимая еще одного Искаженного клешней МЭка, пока он с нелицеприятным скрежетом не хрустнул, окропляя все вокруг желтоватой кровью.
  - Никакой пощады! - изломанная фигурка киборга улетает далеко в сторону, а пулемет на левой руке с рявканьем начинает выдирать клочья металла из стены, где прячутся собратья умершего. Впрочем, они эту стену не пережили.
  - "Они мои" - приходит короткая мысль и за стенкой возникает отливающий фиолетовым сиянием разлом. Искаженные попытались вырваться, что им, естественно не удалось - с ужасающим хлюпаньем разлом буквально вывернул их тела наизнанку.
  - "Позер" - отправил короткую мысль Маэда псионику, сидевшей у него на плече.
  - "Сам такой" - ввернула ему фигурка.
  Японец улыбнулся и взглядом начал искать следующих противников, что было не так-то легко - большая часть Искаженных уже погибла, а оставшихся оттеснили к самому комплексу. Несмотря на то, что шансов у киборгов не было, сдаваться или молить о пощаде они не спешили. Как и всегда. Покончив с Искаженными снаружи комплекса, разъяренные церберы стали искать способ проникнуть внутрь и продолжить резню. Дверь они нашли довольно быстро, но два с лишним метра титанового сплава слегка охладили их пыл. Ровно до того момента, пока с крыши не стали вести огонь турели. Биомеханоиды достаточно шустро забрались на неё и уничтожили их, найдя нескольким турелям гораздо лучшее, с их точки зрения, применение. Конструкторы турелей конечно могли подозревать и готовиться к разному, но даже они вряд ли были готовы к тому, что их творения оторвут от опор и попытаются использовать как тараны. Несмотря на то, что дверь не поддавалась, церберы сдаваться не собирались, а Маэда задался вопросом - когда у них закончатся турели, что они станут использовать в качестве "открывашки"? Но ответа на этот вопрос он не получил - по внешней связи раздался чей-то окрик:
  - А ну, разойдись, тараканы!
  Церберы тут же бросились врассыпную (прихватив с собой остатки турели), а ближайший "Гаргантюа" прямой наводкой выстрелил в дверь. Яркий луч, свистящее "вжууум" - и на месте двери образовалось солидная дыра с неровными краями.
  - Танки и штурм-МЭКи, остаетесь здесь, остальные - внутрь!
  
  Море Теней.
  Выход из ретранслятора всегда ... завораживает. Только что здесь была тысячелетняя пустота, ничем и никем не нарушаемая. И лишь миг - и на её месте возникает многотысячный флот. Хотя, да, многотысячный - это преувеличение. Сильное. Во флоте Цитадели насчитывалось ровно 112 кораблей. 112 кораблей и тысячи орудий и солдат, готовых обрушить гнев Совета на еще неизвестного врага. Но к встрече с этим врагом они были не готовы.
  Корабли успели только войти в систему, когда по сознанию будто ударили кувалдой и в ушах прозвучал тягучий, завораживающий голос:
  - Вы мешаете. Уходите.
  Голос исчез так же внезапно, как и появился, но его последствия ощутили все. Каллус со стоном поднялся с пола, оглядывая остальных. Вазир пережила голос легче всех, всего лишь упав на колено, остальные так же поднимались с пола, как и СПЕКТР.
  - Фло-кха-кха-кха. - закашлялся Квестин. - Флот, включить радары. Найдите их!
  - Есть, адмирал!
  
  На борту линкора "Полидор".
  - Они не уходят.
  - Возможно, нужно более радикальное решение. Обезвредьте пару кораблей.
  Псионик кивнул и отправился к своим собратьям, стоявшим у пси-усилителя. Они ждали его, хоть и прекрасно слышали весь разговор.
  - Брать под контроль?
  - Нет, вырубить.
  - Хорошо.
  Псионики привычно потянулись в Тень через усилитель.
  Найти корабли турианцев, похожие в Тени на розоватые сгустки-торпеды, сформировать свой сгусток, напоминающий кувалду ... и обрушить его на корабль. Осмотреть корабль - никто вроде бы не умер, все просто разом легли спать... на очень долгое время. Победно улыбнуться и найти следующий корабль.
  
  - Адмирал, "Саллуст" не отвечает на запросы. Поправка, он вообще не подает сигналов.
  - "Октагон" не подает сигналов.
  Квестин бессильно скрипнул зубами. Битва еще даже не началась, а он уже потерял два корабля. Где же эти ублюдки? Словно в ответ на его вопрос, один из операторов прокричал:
  - Есть 4 сигнатуры.
  - Кто?
  - Это... корабли Цитадели.
  - Флот, вперед! Найти противника! Они там, ждут на этих кораблях.
  Квестин был стопроцентно уверен в своей правоте, и никто не посмел ему возразить. Даже Каллус, всегда готовый встать против адмирала промолчал. А где-то глубоко в Тени раздался короткий смешок:
  - Как все интересно разворачивается.
  
  Горизонт. База Искаженных.
  - Сейчас налево или направо?
  - Направо. Быстрее. - в сотый, наверно, раз повторил Лин.
  Это Талат понимал и без бесконечных напоминаний дрелла. Канонада снаружи закончилась, а это может означать как победу пришельцев, так и их соперников. В любом случае следовало поторопиться.
  - Сюда! - крикнул Лин, заметив, наконец, знакомые двери и бегом припустился к ним. Пролетев через них, он заметил почти пустые камеры и тюремщиков, выводивших наружу последних пленников. Его тоже заметили и удивленно уставились. Впрочем, ненадолго.
  - Ложись! - как ни странно, первым на появление дрелла отреагировал Коррет, пинком откидывая в сторону одну из азари. Остальные тут же последовали его примеру, на долгие несколько секунд, оставляя тюремщиков одних, чем не преминул воспользоваться дрелл и присоединившийся к нему Талат. Звуки выстрелов оглушительной дробью раздались по всему залу, отражаясь от стен. - А пошустрее нельзя было? - Коррет поднялся с пола, сразу же протянув руки к оружию убитого пришельца.
  - Нет. - отрезал дрелл.
  - А где остальные? - спросил подошедший Талат.
  - Сам догадаешься или подсказать? - ответил ему один из турианцев, вытирая кровь со взятого оружия.
  - Понял. - Талат отвел взгляд. - и что теперь?
  - А теперь мы свалим отсюда. И никакого геройства! - отрезал Коррет, глядя на что-то хотевшего сказать турианца. - У нас не так много шансов самим отсюда выбраться.
  - А стоя здесь, мы их теряем. - добавил Лин.
  - Верно. Идем!
  
  Море Теней.
  Турианцы потеряли еще семь кораблей, когда их радары все же смогли засечь один из кораблей Единства. По иронии судьбы, им оказался Фараон, и флот Цитадели радостно двинулся ему навстречу. Кому-то может и пришла в голову здравая мысль, что громадина больше любого их линкора не просто так появилась в стороне от планеты с вращающимися на орбите кораблями Цитадели, но вслух эту мысль никто так и не выразил.
  - Ну, все. - заявил себе под нос Махарайя. - Поигрались и хватит. Отключить "пелену"!
  Флот Цитадели остановился, а солдаты и матросы на кораблях потрясенно смотрели на радары. Впрочем, Квестин и сам почувствовал, как у него потихоньку съезжает челюсть и захлопнул её. На месте космического вакуума, только что окружавшего флот, теперь находились корабли. Они окружили турианцев идеальным полукольцом, оставляя всего один выход - назад, к Ретранслятору.
  - Количество кораблей?
  - 78 отметок. Идентифицируем класс. - Квестин облегченно выдохнул. Его флот все еще превосходил противника в количестве.
  - Отходи. - прошипел ему в ухо Каллус. - Они не просто так сейчас открылись.
  - Турианцы НЕ ОТСТУПАЮТ! - тут же взревел адмирал. - мы не отступали перед кроганами, не отступим и теперь!
  - Сегодня. - раздался вдруг странный, с какими-то паузами голос. - Вы отступите. - к адмиралу развернулся один из операторов и Каллус на автомате взял его в прицел. Турианец двигался рывками, будто заторможенно, глаза отливали неестественным фиолетовым сиянием, но сами они были каким-то пустыми.
  - Это что, чей-то розыгрыш? - заозирался по сторонам Квестин. - Покажись, трус!
  - Последнее предупреждение, адмирал. - продолжил как ни в чем не бывало турианец. - Уходите, не мешайте, иначе смерть ваших людей будет на вашей совести.
  - Вы забрали наших граждан. Я никуда без них не уйду!
  - Что-ж, в любом случае - это ваш выбор. - турианец протянул к своей голове руки. - А вот и его последствия. - и свернул самому себе шею.
  - Какого... - потрясенно протянул Каллус.
  - Адмирал, на нас наводят орудия!
  - Огонь по противнику! Энергию на фронтовые щиты!
  
  - Дурак. - презрительно протянул Махарайя. - группа-2, они ваши!
  - Принято. Залп!
  Секундная тишина - и среди построения турианского флота на мгновение расцвели шесть огненных бутонов, через секунду погасших от недостатка воздуха. На этот раз дистанция между кораблями составляла около 20 тысяч километров - сущие пустяки по космическим меркам, а потому шансов уклониться от выстрелов у турианцев не было вообще никаких. А учитывая плотность их построения, ситуация только усугублялась.
  - Все цели поражены. Из строя выведено 12 кораблей противника, еще 9 получили различные повреждения.
  - Продолжать огонь!
  После второго залпа турианцы поняли, что если они так и будут стоять на местах, их попросту расстреляют как уток и сделали единственное, что вообще можно было сделать в такой ситуации - рванули к кораблям Единства, намереваясь уничтожить хоть кого-то.
  - Беглый огонь! Группа-2, отход! Приготовить "Разящих"! Псионики, избавьтесь от их командиров.
  
  На борту "Асталиара".
  "Пожалуй, дважды за день оказаться на полу - это чересчур много" - подумал Каллус, поднимаясь с пола, тряся ушибленной головой. Мостик был погружен во тьму и лишь слабо освещался красноватым свечением аварийного питания. Что-то коротенько попискивало, слабо искрилась какая-то аппаратура. Спектр чуть не поскользнулся на луже чего-то, в чем впоследствии, хоть и с трудом признал кровь. Турианскую. Машинально проверяя себя, Каллус осмотрелся по сторонам и замер глядя на адмиральское кресло. Всю его громаду перечеркивала несущая балка, выбитая близкой ударной волной и пробившая кресло насквозь. Приблизившись к нему, Каллус понял, что не обманулся в своих самых худших ожиданиях. Адмирал из кресла вылезти так и не успел и сейчас сидел там, пришпиленный балкой как бабочка булавкой с раскрытым в немом крике ртом. Прикрыв ему рот, СПЕКТР развернул к себе один из терминалов и всмотрелся в него. Результаты его не обрадовали. "Асталиар" потерял все турели и радары левого борта, два двигателя из четырех, один из генераторов щита. Это не считая разгерметизированных отсеков и жертв среди членов экипажа.
  - Духи -раздалось сзади него.
  Обернувшись, Каллус увидел, что практически все выжившие операторы мостика сейчас стоят у кресла и с ужасом смотрят на павшего адмирала.
  - Мне нужен радар! И карта поля боя в реальном времени! И связь с другими кораблями, варрен вас раздери! И побыстрее! - рявкнул на них Каллус.
  Неизвестно, что на экипаж подействовало - командный тон СПЕКТРа, его звание или еще что-нибудь, но все они ринулись работать и при этом ни у кого не возник справедливый вопрос - а какого это квесана СПЕКТР тут раскомандовался.
  Только взглянув на карту, Каллус сквозь зубы матернулся. Из 112 кораблей в строю сейчас были 34. И количество их стремительно сокращалось.
  - Простите меня, Духи. - пробормотал турианец. - Флот, отходим к ретранслятору!
  
  - Они уходят!
  - Ну и отлично. Прекратить огонь! Флот - отчет!
  Выслушав его, Махарайя улыбнулся. Все было не так уж и плохо. Из 112 кораблей противника ушло 27, еще девять сейчас лежали в дрейфе. Из 78 кораблей Махарайи, участвовавших в сражении, уничтожен не был ни один - потери насчитывали только три с половиной десятка Разящих, два сильно побитых корвета и еще с десяток поцарапанных кораблей. 1-0 в пользу Единства.
  - Что с поверхностью? - лениво поинтересовался он у одного из операторов.
  - Сейчас. - поднял руку тот и вдруг побледнел.
  - Что такое? - мгновенно насторожившись, спросил контр-адмирал.
  Оператор вместо ответа просто включил громкую связь.
  - Сиреневый туман! Сиреневый туман!(1) - раздался чей-то истошный крик. - Сиреневый вхххххх... - крик сменился каким-то судорожным звуком. Звуком попытки безуспешно вдохнуть в пробитое легкое воздух. Потом раздался короткий пшик и прозвучал металлический, столь знакомый и ненавистный Махарайе голос:
  - Это наша планета, язычники.
   Комментарий к Акт 1. "Это наша планета, язычники!" Часть 2.
   1. Окружены, находимся под огнем противника, несем потери.
  По прихоти моей левой пятки заварушка на Горизонте была разделена на три главы, две из которых я выложил. После третьей выйдет хронология и глоссарий, а после их - заключительная (надеюсь) глава первого акта.
  
  ========== Акт 1. "Это наша планета, язычники!" Часть 3. ==========
  
  Однажды мудреца спросили: "Кто есть в любой войне?". Он ответил: " В любой войне нет победителей, только проигравшие". Он был неправ - в любой войне есть и победители, и проигравшие, но по большой части есть только живые и мертвые, и твоя задача - быть как можно дольше в категории первых и стараться не попасть в категорию вторых.
  Автор высказывания неизвестен.
  
  Горизонт. База Искаженных.
  - Они там. - указал на стену впереди Дзен.
  Васильев кивком головы отправил двух гренадеров к стене. Подбежав, каждый из них приложил к стенке невзрачный брусок сероватого цвета и, щелкнув на нем пару кнопок, одобрительно показал большой палец капитану.
  - Взрывай!
  Взрывчатка негромко бухнула, пустив в сторону оперативников лишь небольшое облачко пыли вперемешку с кусочками бетона - основная сила направленного взрыва пришлась на комнату с Искаженными. Вслед за взрывом в облачко пыли полетели гранаты - по две в каждую дыру. После их - еще по две и только после этого с оружием наперевес в проемы буквально залетели бойцы, сразу расходясь по комнате и расстреливая оглушенных Искаженных. Часть из них успела спрятаться за ящиками, разбросанными по всему помещению, остальным повезло не так сильно - залетевший одним из первых Уэлш чуть не поскользнулся на луже из крови и плоти - всему, что осталось от одного из киборгов.
  - Однако, здравствуйте! - мимо Уэлша пролетел сгусток плазмы, прожегший дыру в одном из Искаженных, не добежавшем до укрытия несколько шагов.
  - Не хотите ли... - следующий сгусток плазмы прошел буквально в миллиметре от головы следующего Искаженного, прожигая дыру в следующей стенке. - вы поговорить... - в ящик перед "счастливчиком" друг за другом попали два сгустка, заставив того значительно "похудеть". - о Боге? - последний сгусток прожег ящик насквозь, но киборг уже перекатом ушел оттуда за следующий, откуда спустя секунду упал с прожжённой насквозь головой. - Эй, это был мой! - обратился Руссо к подстрелившему противника Шумахеру.
  - То-то, я смотрю, он такой урод. На одного моего знакомого француза похож. - ответил Шумахер, параллельно выцеливая следующего киборга.
  - А вот это щас было обидно.
  - Можешь на него потом жалобу в Верховный Суд подать. - вмешался в разговор Увин, коротким очередями расстреливая Искаженных. - А сейчас стреляй, пожри тебя пески!
  - О`кей, мамочка.
  - Дурдом, а не оперативники. - пробормотала Форсаж.
  Васильев лишь хмыкнул и одним точным выстрелом разнес голову одного из киборгов.
  - Дроны! - раздался крик откуда-то со стороны. Обернувшись, Андрей увидел что один из проходов будто покрыт непрерывно движущимся металлическим ковром - до того много там было трехлапых киберов.
  - Ева, займись!
  Кивнув, девушка подошла прямо к проходу и, сняв капюшон, наставила на коридор посох-усилитель. Фигура псионика и посох начали наливаться фиолетовым цветом, постепенно концентрируясь на камне на навершие усилителя. Несколько мгновений - и из него с оглушительным треском вырвался сноп фиолетового света, корежащий и сминающий все, что попадает под него. Нулевой удар длился всего несколько секунд, но этого хватило, чтобы перемолоть не только дронов, но и вообще все, что попало под него.
  - Псионик Корпорэйшн. - Руссо просунул голову в разгромленный коридор, рассматривая последствия работы Евы. - Избавимся от паразитов на вашей планете. Быстро, недорого, эффективно. Ответственность за разрушения не берем.
  Ева уже замахнулась посохом, намереваясь, по всей видимости, избавиться от еще одного паразита, но вдруг замерла и резко повернула голову, всматриваясь куда-то в пол.
  - Ты чуешь? - голос девушки после столь скорого применения псионики напоминал голос какого-нибудь злодея из второсортного хоррор-фильма, страдающего жутким похмельем, отчего стоявшие близко оперативники непроизвольно передернули плечами.
  - Да. - ответил ей Дзен, точно так же смотревший себе под ноги. - Часть пленников недалеко отсюда. - Ответил он на немой вопрос Васильева. - Но их трудно учуять. Как будто какие-то помехи.
  - Можешь проникнуть в их разум?
  - Да. Но слишком сильных чудес от меня не ожидайте.
  - И не надо. Внуши им, что мы друзья и куда им идти.
  - Сделаю.
  
  С базы они выбирались медленно, но никто (на удивление) не жаловался. Несмотря на то, что все хотели поскорее покинуть её, было понятно, что спешка им только навредит - никто не хотел оказаться под ножами вивисекторов-садистов. Вот потому и двигались они сейчас с максимальной осторожностью и черепашьей, соответственно, скоростью. Шедшие впереди Коррет, Лин и еще один турианец по имени Тевар тщательно проверяли каждый закоулок, а на любом повороте или перекрестке так и вообще подолгу останавливались, к чему-то прислушиваясь и присматриваясь. К счастью, они пока никого не встретили и их самих не преследовали - либо их побег остался незамеченным (что маловероятно), либо у тюремщиков были другие заботы (что более вероятно). Но любое везение, как известно всегда заканчивается, и чаще всего в самый неподходящий момент. Настал такой момент и для беглецов.
  На очередном перекрестке Коррет успел только припасть на одно колено и предостерегающе поднять руку, как из одного из коридоров вышла двойка пришельцев. Увидев направленные на него дула винтовок, турианец совершил невозможный для него кульбит, уходя далеко в сторону. К удивлению всех, один из противников достаточно шустро последовал за ним и ударом массивного кулака впечатал Коррета в стену. Другой, точно так же шустро придвинувшись к Лину и Тевару, одним быстрым, отточенным движением, выбил у них из рук оружие и ударом ноги откинул дрелла назад.
  - Вы пойдете с нами. - невыразительным, каким-то металлическим голосом провозгласил он беглецам. - И станете на шаг ближе к Вознесению.
  - А если мы откажемся? - неожиданно для всех произнесла Лиара, окутываясь коконом биотики.
  Тюремщик направил свое оружие на азари.
  - Мы будем скорбеть о твоей смерти.
  Воздух позади пришельца будто прорезала нечеткая молния, а в следующий момент все ошеломленно уставились на тюремщика. На отсутствующую его руку с оружием, если быть точными. Потом перевели взгляд на неподвижно стоящую фигуру, держащую оный предмет в руках. Когда-то белая её броня была вся перемазана желтоватой кровью, и вся во вмятинах, но почему-то Талату показалось, что чаша весов качнулась в их сторону. И качнулась весьма неслабо.
  - Умри! -взвигнул целый сотоварищ однорукого, начиная стрелять по белой фигуре. Та невероятно быстро очутилась возле его приятеля и ударом когтей снизу вверх прорубила ряд кровавых полос на его теле. Потом развернула однорукого и, прикрываясь его телом, двинулась на стрелявшего. Тяжелые пули рвали тело пришельца, но не доставали до цели. Очутившись рядом со вторым пришельцем, он остановился на краткий миг - стрелок ожидал, что шустрый откинет тело его товарища и кинется в атаку, беглецы же думали, что он перепрыгнет стрелка, как он сделал это раньше. Но бегун сделал то, чего никто не ожидал - просто пробил руками тело уже погибшего пришельца и буквально смял голову стрелка. Потом откинул их тела и обернулся на беглецов - и только теперь Талат понял, что они находятся в узком коридоре наедине с очень быстрым мясником.
  "Стой". Беглецы начали озираться по сторонам, пытаясь найти говорившего. Когтистый же просто замер, но у Талата было четкое ощущение, что он не сводит с них глаз.
  " Не тронь их. Отведи к нам".
  - Это сейчас ... тебе говорили? - задал кто-то вопрос неподвижному спасителю. Тот молча развернулся и неторопливо двинулся по коридору. Пройдя немного, он остановился и, развернувшись, опять вперился взглядом в так и не сдвинувшихся с места беглецов.
  - Мне кажется, нам следует идти за ним.
  Талат сперва хотел что-то возразить, но передумал. Если бы это... существо хотело их убить, то уже бы это сделало, особо не напрягаясь. Оно было их другом, саларианец в этом был уверен. Так почему бы не довериться другу?
  
  "Мы друзья". Это было первое, что услышали беглецы, перед тем как выйти на неизвестных. Стоявший впереди показал руки без оружия.
  - Мы не враги. Пришли, чтобы спасти вас.
  - Чем ты можешь доказать? - подозрительно спросил Коррет.
  - Тем, что мой подчинённый не дал вам умереть. И тем, что мы сейчас вас не убили. И тем. - неизвестный снял шлем. - что мы не Искаженные.
  
  Васильев окинул взглядом группу. Брать с собой беглецов и идти всем вместе за остальными? Исключено, и на то есть целая кипа причин. Двигаться всем вместе назад, отправлять беглецов на "Саргон" и потом отправляться на поиски оставшихся? Да их за это время всех пошинкуют на котлеты! Значит, остается только один выход, который Васильеву тоже не особо нравился.
  - Угроза-4, берете этих и отправляетесь в точку эвакуации. Дзен, идешь с ними. - лысый псионик резко вскинул голову и всмотрелся в капитана, но вслух ничего не сказал.
  "Ты уверен?". - раздался его мысленный посыл.
  "Да". - точно так-же ответил Васильев. - "Мы тут справимся и сами, а вот они без тебя могут сесть в лужу".
  "Ну, как хочешь".
  - Группа, вперед. - отрывисто скомандовала Пайнс. - Руссо, Кабалевская - головняк, Увин, Чжан - хвост. Вы - лейтенант ткнула пальцем в беглецов. - идете сразу за мной. Выдвигаемся!
  
  Вопреки ожиданиям, обратный путь прошел без каких-либо задержек или нападений Искаженных. И все же что-то тревожило Дзена. Что-то едва уловимое, эфемерное, практически на грани его восприятия, но от этого не менее пугающее. А своему чутью почти столетний псионик привык доверять.
   "Что-то не так?" - пришла короткая мысль-вопрос от одного из двух псиоников группы Пайнс, низкорослого паренька, которого все звали почему-то Карлсон. Сейчас все его существо буквально дышало вызовом, адреналином, готовностью вершить суд над киборгами. В каждой кочке он подозревал закопанный шагоход Искажённых, а каждая тень виделась ему скопищем маленьких дронов.
  "Возможно". - не стал успокаивать его Дзен. - "Будьте наготове".
  "Хорошо, старший псион".
  Старший псион. Дзен невесело усмехнулся. К нему уже давно не обращались по имени. Или по кличке, или по званию. Так давно, что все новички, даже и не знали, как его зовут. А у него были вполне человеческие и имя, и фамилия - Мануэль Акино. И родился он вполне обычным мальчиком в вполне обычном месте - в городе Бохол на Филиппинах. И ждала бы его тоже вполне обычная судьба обычного филиппинца, если бы не одно "но". И называлось это "но" - псионика. После Трехлетней войны человечество отчаянно нуждалось в псиониках, и их искали везде, где только можно было. Одна из таких поисковых команд и нашла его и без каких-либо проволочек забрала. Родители были не слишком довольны тем, что у них забирают одного из их детей, не слишком успокоили их слова о долге, чести, благородстве и прочем, но внушительная сумма наличных, отданная им, мгновенно изменила их мнение. Девятилетнего ребенка же, насильно вырванного из семьи и помещенного в свежесформированный Корпус Псионов, не удовлетворило ни то, ни то другое. Дзен навсегда запомнил тот едкий, почти физически ощущаемый налет обреченности, ужаса и неверия, который он ощутил в тот момент. Тот самый коктейль эмоций и чувств, который он все явнее начинал ощущать сейчас.
  -Угроза-4 - Рестлеру-1. Мы на подходе, будьте наготове. - приостановившись, произнесла Пайнс.
  - Принято, готовность - три малых.
  Вот, наконец, и выход. Люди и беглецы, увидев наконец голубое небо и зелень холмов после опостылевших серых коридоров базы Искаженных чуть-чуть расслабились. Этому способствовал и столь родной силуэт "Херувима", нависшего над поляной возле выхода. Вот поэтому едва заметное дрожание почвы они уловили, только когда оно усилилось до скатывания отдельных камней со склона холма вниз. А потом землю прорвал штурмовой шагоход.
  - В укрытие! - первым среагировал Руссо и выстрелил в робота с плазмера. Бесполезно, естественно, такие и выстрел в упор с рельсотрона "Гаргантюа" выдерживали.
  Не обращая внимания на людей, шагоход развернул башню и ударил в "Херувим" со всего вооружения, которое у него было. Четыре крупнокалиберных масс-пулемета и два десятка ракет перегрузили щит и буквально разорвали в клочья нос корабля.
  - Все назад, на базу! - это уже Пайнс. - Вилли, Фанат - отвлеките его!
  Два гренадера молча стали поливать робота сгустками плазмы из тяжелых плазмеров.
  - Дзен, связь! Увин - уводи лунатиков! Руссо, твою мать!
  Названный француз на это никак не прореатриговал. Схватив гранатомет одного из гренадеров, он уже несся к громаде шагохода, что-то напевая под нос. Вот он, подбежав под ноги киберу, куда тот при всем желании не мог дотянуться, воткнул в сочленение ноги плазмер и несколько раз подряд выстрелил. Оружие с протяжным свистом зашипело и отлетело в сторону, а Шут уже начинал стрелять по покрасневшему сочленению с пистолета.
  Пайнс от бешенства чуть не зарычала, но вовремя спохватилась.
  - Огонь по противнику! Псионики, нулевой удар!
  Шквал снарядов, плазмы и лазерных лучей, устремившихся к туше шагохода, щит конечно не пробил, но на пару мгновений смог его ослепить, а потом три фиолетовых луча ударили по одной из ног, выбивая её из сустава.
  - Сбоку! Генератор щита!
  Первым возле него очутился, естественно, Руссо и кинул в него пару гранат-липучек. После последовавшего взрыва он припал на одно колено, взводя "позаимствованный" гранатомет и разрядил его в беззащитную голову шагохода.
  - Иииии? - протянул он, бесполезно всматриваясь в клубы дыма. Но вот они разошлись и явили практически невредимую голову шагохода (пара царапин не в счет). - Да ты издеваешься? Умри, тыква с ножками!
  Схватив брикет взрывчатки, Руссо прицепил его к голове шагохода, уже даже не делающего попытки встать и, отойдя за один из чадящих останков то ли "Херувима", то ли кибера, активировал детонатор.
  - Так то лучше. - произнес он, глядя на башню с солидной дырой в обшивке. - пора закончить наши дела, capish?
  "Близко". Дзен удивленно заозирался. "Что? Это вы сказали?" - отправил он мысль Карлсону и второму псионику, кряжистому Монголу. "Нет, мы думали, это вы".
  "Очень близко".
  - Пора уходить. - вот теперь Дзен всерьез запаниковал. Он и так ощущал что-то. Лучше всего это перевести на язык ощущений и чувств, как тревога собак, ощущающих землетрясение или птиц, чующих извержение вулкана или неприятную влажность воздуха перед штормом.
  " Поздно. Здесь". И голова псионика взорвалась фонтаном боли.
  - ВЫКЛЮЧИ! ВЫКЛЮЧИ! Выключи это! - все три псионика упали на землю, держась за виски и непрерывно крича. Тела их сотрясались в судороге, угрожая вот-вот сложиться пополам.
  - Что за... - потрясенно прошептала Пайнс, а потом её голова взорвалась фонтаном крови, обдавая ей ближайших бойцов.
  - На три! - заорал Шумахер.
  - В укрытие! - вслед за ним крикнул Увин.
  Последовать его совету успели не все. Один из оперативников потрясенно смотрел на замершее тело Пайнс, пока следующий выстрел не пробил его насквозь.
  - Шумахер, Чжан - займитесь снайпером! Остальные - прикройте их! Головы не поднимать! - рявкал Увин. - Вы. - крикнул он беглецам. - Не высовываться!
  Тихий писк снайперской винтовки Шумахера легко был перекрыт рявканьем масс-орудия одного из шагоходов-снайперов, и раздавшимся вслед за этим полным боли криком.
  - Рука!
  - Микроскоп, займись! Молох, где связь?!
  - Блокируют!
  - Не прекращай передачу! Руссо, Кабалевская - врубайте "Призраки"!
  Оба штурмовика кивнули и тотчас бросили вперед, петляя как зайцы, и на ходу сливаясь с фоном.
  - На шесть! - раздался чей-то крик, который тут же был резко оборван стаккато масс-пулемета еще одного шагохода, показавшегося на вершине другого холма.
  - Глухая оборона! - взревел Увин и сам первым кинул на землю перед собой объемный цилиндрик - одну из составных переносного энергополя.
  Остальные специалисты последовали его примеру и через несколько секунд на позиции людей засияли три небольших сферы голубоватого цвета, тотчас же потонувшие в море огня, обрушившегося на них с двух сторон.
  - Чжан, вали командиров! - крикнул Увин снайперу, находящемуся под маскировкой чуть в стороне от боя.
  - Ракета!
  Поздно. Прочертивший грязный белый след снаряд врезался в поле, уже порядочно ослабленное непрерывными выстрелами Искаженных, и с треском прошиб его. Взрывная волна подкинула в воздух близко находящихся людей и чужих, а потом не особо вежливо опустила на землю, выбив напоследок весь воздух из легких.
  
  " Основная часть Искаженных представляет собой не особо умных киборгов, выполняющих роль пушечного мяса. Они не имеют ни малейшего представления ни о тактике, ни о стратегии и если бы не обладали стрелковым оружием, то являли бы собой превосходные мишени. К сожалению, все меняется, если их ведут в бой лидеры - Проповедники и Генералы". Эти строчки сейчас всплыли в памяти Чжана, пока он безуспешно выцеливал предводителей Искаженных через прицел винтовки.
  - Где же ты? Ты? А нет, не ты. Тогда... Так, стоп, а ты кто? - через прицел Чжан видел нечто ...уродливое. Даже более уродливое, чем большинство Искаженных. Огромная туша на нескольких толстых ногах и с непропорционально маленькими руками. Впаянные в тело механизмы делали туловище Искаженного в несколько раз больше и заставляли опасно покачиваться при каждом шаге. Отвратительные нарывы покрывали тело наряду с каким-то голубоватыми шлангами - но самым худшим была голова. Головы, если быть точными, в количестве двух штук. Одна большая, с остатками костного гребня, похоже раньше принадлежала какой-то рептилии, вторая, маленькая, была врезана прямо в бок первой. Она была чем-то похожа на человечью. За исключением миниатюрности размера, как у ребенка, синего цвета и каких-то... щупалец на затылке. Как у ребенка. Чжан похолодел. Она не была похожа на голову ребенка. Это и была голова ребенка! Нечеловеческого, синекожего, но все же ребенка.
  - Ах вы... - снайпера трясло, он не смог даже подобрать слов, чтобы выразить свою ненависть и только шипел на Искаженных. - Выыыыы... - Чжан едва не нажал на спусковой крючок, но все же смог пересилить себя.
  - Для чего? Зачем? Зачем они тебя изуродовали? - снайпер всмотрелся в аппараты, приделанные к туше ящеро-ребенка, и смог признать в них что-то отдаленно похожее на глушилки. - Глушилки? Пси-глушилки?!
  Дзюю - лазерный луч моментально преодолел пространство от снайпера до Искаженного, выжигая одну из его голов. Тот лишь поморщился и что-то злобно прошипел, прикрывая одной из рук уцелевшую голову. Зато остальные Искаженные моментально развернулись в сторону снайпера и стали заливать обломки, среди которых он находился, шквальным огнем.
  - Гениальная идея, Чжан. - проговорил себе под нос снайпер, безуспешно пытаясь выбраться из укрытия. - Принести с собой лазерную винтовку на подобную миссию.
  - Кавалерию вызывали? - раздался по связи знакомый нахальный голос, а затем среди Искаженных одна за другой начали взрываться гранаты. - Вы не верите в идею Единства? Тогда мы взрываем вас!
  Появившийся среди Искаженных Шут начал точными, быстрыми ударами клинками сеять среди них хаос, отрубая руки и ноги, разрезая напополам и протыкая насквозь. Кабалевская же, в отличие от Руссо, плазмер не потеряла, и сейчас методично расстреливала Искаженных чуть ли не выстрелами в упор, появляясь на короткий миг и тут же исчезая. Чжан в общую потеху не вмешивался. Ему нужен был этот уже одноголовый уродец.
  - Давай. Ну давай же, еще чуть-чуть. Ну. Ну! Есть! - еще один лазерный луч прорезал воздух и испарил голову Искаженного.
  
  Увин отделался легче всех. Впрочем, он и подготовлен был лучше всех. К тому же взрывная волна опрокинула его по другую сторону укрытия, где Искаженных через несколько секунд начали шинковать штурмовики. Поэтому он, рывком перетянувшись через укрытие, схватил за ворот брони ближайшего бойца и перетащил к себе.
  - Эй! - он постучал по каске. - Очнись! Очнись, пожри тебя песок!
  - Я... я в норме.
  - Тогда стреляй! - и перепрыгнув через укрытие, пополз за другими оперативниками. К его счастью, никто не погиб и все упали относительно близко друг от друга, потому и времени секк-локарец затратил немного.
  - Молох, СВЯЗЬ!!!
  Щелк! Один из бойцов удивленно посмотрел на солидную дыру у себя в груди и спустя пару секунд рухнул на землю, а Увин, повернувшись, увидел как Руссо летит головой вперед в ближайшую железку.
  - Таран! - крикнул он одновременно с Чжаном и еще одним из оперативников.
  - Валите его!
  - Проповедник! - раздалось с другой стороны.
  - Да вы, мать вашу, издеваетесь?! - Увин поднял карабин и несколько раз выстрелил. Больше для того, чтобы выплеснуть злость, плазма не оставила на матово-серой броне Проповедника даже царапин. Трехметровая громадина Искаженного неторопливо шла к бойцам, не обращая абсолютно никакого внимания на летевшие в него снаряды и сгустки плазмы. Остановившись возле одного из уже не кричавших, а сжавшихся в калачик и только тихонько скуливших псиоников, он внимательно посмотрел на него.
  - Вы все так же самонадеянны. - и с силой опустил ногу на голову человека. Дождавшись, когда тело перестанет рефлекторно дергаться, Искаженный убрал ногу. - И все так же легко умираете.
  - Сиреневый туман.
  - Что?
  - Позывной "Сиреневый туман". Быстрее! Задержите цель!
  Им это не удалось. Проповедник ткнул рукой в сторону людей, и по их позициям тут же начали вести огонь уцелевшие Искаженные. Сам Искаженый все так же неторопливо двинулся к бойцам, даже не стреляя из встроенных орудий.
  - Сиреневый туман! Сиреневый туман! Сиреневый вххххх. - Молох удивленно уставился на руку Проповедника, торчащую из его тела, и только потом попытался судорожно вдохнуть воздух. Искаженный с легкостью поднял тело человека к себе и развернул. Потом, не обращая на него никакого внимания, подцепил когтем гарнитуру и произнес в неё:
  - Это наша планета, язычники. - и только потом рывком вытащил конечность из тела Молоха, превратив его тело в одно сплошное кровавое месиво.
  
  "Убей". Это был максимум, на который был сейчас способен Дзен. Большая часть ресурсов его собственного организма ушла просто на то, чтобы не сойти с ума и остаться в сознании во время действия глушилки. Цербер после получения приказа, так и простояв весь бой, ринулся на ближайшую к нему цель - Проповедника. Тот, несмотря на кажущуюся неторопливость, на удивление резво развернулся и попытался подцепить когтем шустрого биомеханоида. Он же точно так же резво уворачивался от атак Искаженного и атаковал сам. Бойцы на развернувшуюся смертельную дуэль не смотрели, предпочитая стрелять по остальным Искаженным.
  Бух! Таран отмахнулся от подошедшей к нему слишком близко Кабалевской, отправив её в полет до ближайшего обломка металла и повернувшись к остальным бойцам, злобно фыркнул. Глаза, скрытые сплошным щитком брони, недобро уставились на людей.
  - Эй, уродец! - внезапно махнул рукой Коррет. - Поздоровайся с моим другом! - и выстрелил в Искаженного из брошенной Руссо ракетницы.
  Таран резво прикрыл руками голову, но ракета все равно снесла щиты и посекла осколками неприкрытое туловище.
  - Я тебя по земле размажу. - тихо прорычал он.
  - Сомневаюсь. - раздалось откуда сзади и снизу.
  Развернувшись, таран увидел чуть подальше от себя дрелла, поигрывающего детонатором взрывчатки.
  - УМРИ!!! - взревел он и бросился на Лина. Тот, дождавшись, когда Таран будет прямо перед ним, разрядил в него обойму из трофейной винтовки, проскочив под ногами Искаженного и только заскочив в укрытие, нажал на кнопку.
  Взрыв не разворотил Тарана, но снес его ноги и удвоил его ярость. Теперь калека, непрерывно крича от боли и гнева, пополз к дреллу, пока лазерный луч не снес его голову.
  - Наглый уродец. - пробурчал Чжан, переводя прицел на следующего Искаженного.
  
  - Ваши потуги жалки. - произнес Проповедник, держа цербера нанизанным на когти руки. - Вы пытаетесь стать подобными Истинным Богам, не ведая о них ничего. Ваши усилия обречены, и ваш народ станет их частью. - Проповедник посмотрел на цербера, не оставляющего безуспешные попытки отрубить ему руку. - Но не ты.
  Протянув руку, Искаженный с нелицеприятным хрустом разорвал цербера напополам.
  - Настал конец ваших жалких жизней.
  Дзен после нескольких попыток встать на ноги, бросил эту затею и теперь просто полз по направлению к Искаженному. Каждое движение давалось с трудом, легкие как будто дышали огнем, а по голове били кувалдой. Проповедник, заметив ползущего к нему человек, смахнул с когтей кровь и двинулся к нему.
  "Пора".
  - И станет плоть моя погибелью врагам моим. Кожа да уподобится кислоте, прожигающей душу, кровь да станет подобна огню, испепеляющему планеты, а кости станут мечами, пронзающими сердца врагов моих.
  С каждым словом и камень, который Дзен вытащил из посоха и его глаза разгорались фиолетовым светом, и когда Проповедник подошел к человеку и поднял за шкирку на уровень своих глаз, свечение можно было увидеть за километр.
  - И меняю я свою жизнь на жизни сотен еще не рожденных, но которым я подарил жизнь...
  - Даже ваши молитвы неправильны, что уж говорить о ваших действиях?
  Дзен вскинул голову:
  - Это не молитва. Это клятва.
  Невероятной мощи Разлом, источником которого было тело человека, с воющим звуком поглотил Проповедника и ближайших Искаженных.
  
  - Это? - Олег неверяще всмотрелся в динамик связи, как будто он мог ему ответить на не до конца высказанный вопрос. - Ты... слышала?
  - Справлюсь. Иди. И шустрее! - ответила ему Мао.
  
  Дзен оказался в странном месте. Здесь не было ни верха, ни низа, ни даже земли или неба. Все было покрыто фиолетовым туманом, непрерывно принимающим форму причудливых фигур, тут же распадающихся и превращающихся в новые. Сам псионик по ощущениям висел в воздухе и не мог двинуть ни рукой, ни ногой. Он мог только чувствовать здесь присутствие чего-то. Чего-то очень могущественного, древнего и непонятного.
  - Оооо, у меня гости. Как же так, хоть бы предупреждали о своем визите, а то у меня даже не прибрано! - из тумана появилась фигура седоволосого мужчины в необычным костюме, разделенном по вертикали на два цвета - фиолетовый и коричневый.
  - Хотя, - мужчина поднял вверх указательный палец. - сейчас мы это исправим.
  Туман чуть разошёлся в стороны, а на освобожденном месте оказались празднично накрытый узкий стол со скатертью и полтора десятка деревянных стульев.
  - Так, стол - есть, гости - есть, еда. - мужчина всмотрелся на Дзена кроваво-красными глазами и улыбнулся ртом, полным острых клыков. - есть.
  
  - Неплохо. - протянул Проповедник, вставая с земли. - Но вы все равно обречены.
  - Поспорим? - в тон ему протянул Руссо, уже доставший где-то вместо плазмера масс-винтовку. - Ты один и ранен, а нас два с лишним десятка и у нас полно оружия.
  Это была правда. Одной руки, как и рога не было вообще, все остальное было различной степени поврежденности. Проповедник при любом движении раздавался целой серией позвякиваний, погромыхиваний и снопом искр.
  - И одного меня достаточно, что... - остаток фразы потонул в реве и визжании всего вооружения, которое было у бойцов и чужих, и которое сейчас расстреливало Проповедника. Тот, несмотря на все повреждения, в скорости нисколько не утратил, и в несколько рывков сократив дистанцию до противников, начал раскидывать их в разные стороны и резать когтями оставшейся руки.
  Щелк! Один из турианцев улетает в сторону практически без головы.
  Щелк! Лин с трудом уворачивается от тяжеловесного Вилли, которого пинком Проповедник откинул в сторону.
  Щелк! Сингулярность одной из азари немного задерживает Искаженного, за что она спустя несколько секунд поплатилась. Одно из орудий Проповедника еще работало и залпом разворотило ей грудную клетку.
  Щелк! Выстрел Чжана уничтожает орудие Проповедника, а деформация от Лиары уже летит ему в голову.
  - Сингулярность, потом деформацию! - истошно кричит Коррет, у которого буквально перед носом со свистом разрезают воздух когти киборга.
  Щелк! Два биотических заряда сминают голову Проповедника и он, пытаясь слепо нащупать её уцелевшей рукой, падает на землю.
  - Молодец, Ли. - хрипло выдыхает Коррет. - Молодец.
  Лиара робко улыбается, пока Проповедник резко не вскакивает и не всаживает ей в грудь когти. Руку тут же отрубает Руссо, а к азари кидается Микроскоп.
  Панацелин - две ампулы. Бесполезно. Придется шить прямо здесь. Давай, Микро, ты сможешь. Шов сюда... и сюда. Кто так орет, заткните его! А, это танки. Плевать, шей, Микро! Пульс падает, адреналин! Подойдет или нет? Да какая разница, она сейчас умрет! Быстрее, шприц! Давай, детка, борись! Борись, черт возьми! Шить, шить, шить. Проклятье, как такую дыру можно сшить? Не думай, Микро, просто делай. Сердце остановилось? Разряд! Пульс - нет. Еще разряд! Еще! Еще! Давай же, дыши, борись, не смей сдаваться, ты слышишь, не смей!
  - Микро, хватит. Микро. Микро, её больше нет!
  Медик поднял на Увина совершенно пустые глаза, в углу которых собирались маленькие капли прозрачных слез.
  - Я знаю. - тихо ответил он и перепачканными в голубоватой крови руками прикрыл азари глаза.- я знаю. Прости, девочка. Прости.
  - Прощай, Ли. - прошептал Коррет.
   Комментарий к Акт 1. "Это наша планета, язычники!" Часть 3.
   Да! Мой внутренний Джордж Мартин ликует!
  
  ========== Кодекс: Хронология. ==========
  
  175-180 тыс. лет назад. Жатва Эфириалов. Благодаря своим технологиям и псионическим способностям, часть данной расы успевает спрятаться за пределами галактики.
  Приблизительно 125 тыс. лет назад. Эфириалы скрытно помогают расам инусаннонского цикла, но безуспешно. Жнецы пожинают расы цикла, Эфириалы вновь скрываются во мраке космоса. Перед бегством они успевают забрать с собой остатки рас Сектус и Мута`али, более известных как сектоиды и мутоны.
  Дольше всех Жнецам сопротивляется раса Гаш`рахат, одним из последних оплотов которой становится планета, позже известная как Ферра Магни. Практически все базы их находились под поверхностью планеты, что затрудняло Жнецам их нахождение и уничтожение. В конце концов, Враг выпускает в атмосферу планеты и заражает некоторое число своих хасков агрессивным быстроразмножающимся вирусом. В течение всего нескольких месяцев вирус уничтожает всю органику планеты и впадает в спящее состояние.
  48-50 тыс. лет назад. Эфириалы открыто сражаются с Врагом во время протеанской жатвы, что заканчивается для них катастрофой. Жнецы понимают, что им противостоят уже "пожатые" расы и начинают за ними целенаправленную охоту. Большая часть Эфириалов гибнет, среди оставшихся вспыхивает кратковременная гражданская война, закончившаяся расколом среди выживших.
  Эфириалы уничтожают несколько сотен Жнецов во время цикла. Большая часть из них гибнет в космосе вдали от планет или иных космических тел, но некоторые - нет. Один из поверженных Жнецов падает на планету, позже известную в архивах Единства как И-3-12. Поскольку система индокринирования получила значительные повреждения, но не отключилась, Жнец начинает одурманивать близко подходящих разумных.
  В ходе боев ретранслятор в системе Потока Арктура получил значительные повреждения и был отбуксирован для починки в находящуюся в отдалении систему Врат. После проведения ремонта Жнецами было принято решение оставить его там.
  32-30 тыс. лет назад. Эфириалы возвращаются из глубокого космоса и начинают ставить эксперимент по "Восхождению" - наделению некоторых рас галактики псионическими способностями. После череды неудач, проект практически заброшен, им продолжат заниматься лишь некоторые из Эфириалов.
  Май-июнь 2015 года. Похищения людей на Земле эфириалами. Создание XCOM. Директором назначается срочно вызванный из отставки генерал Пол Ван Бюрен.
  17 июля 2015г. Операция "Чертов спутник", Дрезден, Германия. Первое столкновение сил XCOM и Эфириалов, закончившиеся гибелью практически всей группы XCOM.
  Октябрь 2015 г. Захват первых особей пришельцев живыми.
  2 декабря 2015г. Операция "Мертвый взор", Канада. Группой XCOM захвачен изгой.
  19 декабря 2015г. Столкновение сил XCOM и EXALT.
  17 января 2016г. Операция "Замерзший спаситель". Нахождение и уничтожение базы пришельцев в Бразилии.
  22 января 2016г. Член одной из китайских триад Чжан Шаоцзе выходит на связь с силами XCOM и сообщает о сговоре своей группировки с силами пришельцев.
  20 февраля 2016г. Начало псионических экспериментов над людьми.
  24 февраля 2016г. Выход флагмана Эфириалов "Усуллис" на орбиту Земли.
  7 марта 2016г. Крейсер Эфириалов "Москел" взят на абордаж в небе над Шанхаем.
  19 июня 2016г. Силами XCOM при проведении операции "Внезапный дождь" обнаружена Аннет Дюран.
  22 июня 2016г. Япония отказывается от участия в проекте XCOM.
  7 сентября 2016г. Попытка захвата базы XCOM силами пришельцев. Атака отражена, хоть и ценой значительных потерь среди сил XCOM. Среди погибших - сержант Аннет Дюран.
  19 сентября 2016г. Первое столкновение сил XCOM непосредственно с самими Эфириалами. Пришелец уничтожен при попытке захвата.
  29 ноября 2016г. Мексика выходит из проекта XCOM.
   9 февраля 2017г. База EXALT в Японии обнаружена и уничтожена.
  16 апреля 2017г. Появление Юной - полковника Кэтрин Хэррингтон.
  5 мая 2017г. Операция "Красный регламент". "Усуллис" взят на абордаж. В ходе боев группа бойцов с Юной добирается до лидера эфириалов, которого и убивают. Перед смертью он передает всем бойцам псионическое послание о Враге. В ходе боев на корабле оказываются повреждены ядро и двигатели, из-за чего "Усуллис" еще на орбите начинате разваливаться на куски и падать в атмосферу планеты. Менее половины состава XCOM, задействованного в операции, успевает эвакуироваться, остальные погибают. В числе погибших - полковник Кэтрин Хэррингтон. Конец Трехлетней войны.
  Июль-август 2017г. Из-за излучения, вызванного аварией и падением "Усуллиса", часть населения Земли начинает спонтанно проявлять псионические способности. Спешно учреждается Корпус Псионов, занимающийся вопросами поиска и обучения псиоников.
  Ноябрь 2017г. Группа ученых, занимающихся изучением двигателей "Усуллиса" и "Москела" делает выводы о их дальнейшей непригодности к эксплуатации - двигатели флагмана практически уничтожены, двигатели крейсера просто отказываются работать. Людям пока приходится обходиться маломощными двигателями "Громобоев".
  2019г. Пол Ван Бюрен вторично выходит в отставку.
  2022г. Главный инженер Шэнь выходит в отставку.
  2025г. ООН и Совет XCOM преобразованы и слиты воедино в Федерацию Объединенных Наций.
  2027г. Генерал в отставке Пол Ван Бюрен умирает по естественным причинам.
  2028г. Ученым удается на основе технологий Эфириалов выделить сыворотку долголетия - "Божественный нектар". Изначально его существование держится в строгом секрете, но группе амбициозных хакеров "Ночной ветер" удается раскрыть его и выдать всему миру. Начинается бум "бессмертия". В течении нескольких последующих лет все люди на Земле принимают инъекцию данной сыворотки.
  2030г. Главный инженер Шэнь, так и не принявший сыворотку, умирает по естественным причинам.
  2031г. Колонизация Луны.
  2032г. Все особи дохляков или целенаправленно уничтожаются, или помещаются в криосон.
  2035г. Колонизация Марса.
  2044г. На Марсе найдены руины неизвестной расы, позже оказавшейся протеанами.
  2047г. Данные из руин подтверждают сведения Эфириалов о враге. Эта информация также содержится в строгом секрете.
  2048г. Несколько хакеров из группировки "Ночной ветер" пытается в очередной раз взломать сервера правительства и погибают по неизвестным причинам.
  2050г. Открытие и использование ретранслятора "Соль".
  2051г. Начало экспансии за пределы Солнечной системы.
  2083г. В системе Капоо обнаружена рептилоидная раса Секк-Локар, находящаяся на уровне развития конца xx - начала xxi века. В ходе долгого обсуждения принято решение следить за расой и не вступать с ней в контакт до достижения ей определенного уровня развития.
  Май-июнь 2096г. Флот неизвестной расы входит в систему Капоо и начинает атаковать силы Секк-Локар. Флот людей отходит в свои системы с целью предупредить о вторжении. Практически одновременно с этим другой флот этой расы входит в принадлежащую людям систему Холон и после непродолжительных переговоров атакует флот людей. Атаку на Холон удается отбить, Капоо вскоре оказывается захвачена, на Ургиф-Локка и Свейе вспыхивает партизанская война.
  Январь 2097г. Битва за Дольфингер. 4-й флот, оборонявший систему, оказывается полностью разбит, система потеряна.
  Апрель-июнь 2097г. Практически одновременные атаки по трем человеческим системам заставляют людей распылить силы, в результате чего флот Искаженных прорывается к системе Врат. Битва за Медею. В ходе битвы практически весь флот Искаженных уничтожен, но Медея оказывается загрязнена радиоактивными ударами ЦУМа. Нападение на Хоуп отбито, две другие системы оказываются захвачены.
  2097-2101г. Люди теряют еще несколько систем.
  Май 2101г. Создание орбитальных и космических крепостей класса "Гея". Первой из них становится "Оплот", созданный на орбите Ясона.
  Август 2101г. Вторжение в систему Искры. Оккупация Ферра Магни. Остатки гарнизона и большая часть населения планеты начинает партизанскую войну, продлившуюся до самого освобождения планеты через три года.
  Январь 2102г. Создание второй крепости класса "Гея" - "Бастион", переведенной к Минерве.
  Апрель 2102г. Вторжение в систему Сокровищница. Благодаря мощной системе обороны и грозовому климату планеты, Искаженным так и не удается высадиться на Озарении, и они берут планету в блокаду.
  Июнь 2103г. Создание "Твердыни" - третьей крепости класса "Гея". Крепость остается в Солнечной системе.
  Август 2103г. Рядом с Ясоном, из нулевого пространства выходит линкор Эфириалов "Каталис", который тут же спешно берут на абордаж, а позже начинают спешно изучать. Особый интерес представляют двигательная установка корабля, поскольку человечество использует двигатели на нулевом элементе.
  Сентябрь 2103г. На Ферра Магни партизаны находят уцелевший комплекс Гаш`рахат. Хоть он и не сыграл особой роли в партизанской войне на планете, его дальнейшее влияние на ход войны, да и просто на дальнейшее существование человечества неоценимо.
  Декабрь 2103г. Битва за Солнечную. Искаженные связывают боем силы людей в пограничных системах, а ударный флот под командованием ЦУМ-1, посредством определенных манипуляций с ретрансляторами, из одной из захваченных систем переходит в Солнечную. Сам ретранслятор ЦУМ-1 непрерывно держит в закрытом состоянии, не позволяя силам людей добраться до системы, в результате чего нескольким тысячам кораблей Искаженных противостоит "Твердыня", несколько космических станций и 1-й Флот численностью в 540 вымпелов. В ходе сражения командир XCOM Джон Брэдфорд, понимая, что систему не отстоять, приказывает активировать репульсор. Устройство в ходе работы буквально разрывает Землю на части, уничтожая весь флот Искаженных, находившийся в тот момент у планеты, включая ЦУМ. Также осколками и взрывной волной превращает в порошок Луну и наносится колоссальный ущерб Марсу. Протеанские руины полностью разрушены. В ходе сражения за Солнечную погибает весь 1-й Флот, высший командный и научный состав XCOM, правительство Федерации, уничтожен перевезенный на Землю для изучения "Каталис". Также оказывается уничтоженной вся ударная группировка Искаженных, включая ЦУМ-1, что крайне отрицательно сказалось на военной мощи противника и его способности проводить боевые операции.
  Январь - май 2104г. В образовавшемся хаосе власти Федерация разваливается на части, тем более что Искаженные пока не могут скоординировать свои действия.
  12 мая 2104г. На Ясоне власть захватывает гранд-адмирал флота Виктор Косцюшко. Большая часть остального флота и планет подчиняется ему.
  Июль 2104г. Пользуясь временной слабостью Искаженных, партизаны Ферра Магни захватывают Новый Кельн - одно из поселений, оборудованное комплексом дальней связи и выходят в эфир. Впервые за почти три года планета связывается с остальной территорией Федерации.
  Июль-август 2104г. Командующий 3-им флотом адмирал Ткаченко, находящийся ближе всех к Искре, игнорирует приказ Косцюшко не вступать в бой с Искаженными и освобождает систему. Его примеру следует адмирал Сигурдсон, атакующий систему Юнг.
  Сентябрь 2104г. Адмирала Ткаченко обвиняют в измене государству и вызывают для суда на Ясон. Он добровольно складывает с себя полномочия и приказывает флоту не следовать за ним.
  12 октября 2104г. Бывшего адмирала Ткаченко приговаривают к высшей мере наказания - расстрелу. Во время исполнения наказания появляется Указываюший Путь и оглушает всех присутствующих, кроме осужденного. Косцюшко пытается уничтожить псионика, но большую часть его войск берут в плен сторонники Указывающего и силы XCOM. Сам Косцюшко пытается скрыться на крейсере, чью электронику вырубает Указыващий, а после уничтожает сам корабль при помощи колоссальной мощи Разлома.
  Октябрь-ноябрь 2104г. Остальные сторонники Косцюшко, ровно как и лидеры практически всех остальных свежеобразованных государств и противники Указывающего при загадочных или случайных обстоятельствах погибают. Так же загадочно погибают и лидеры большинства служб безопасности по территории всей Федерации. Все эти организации сплавляются в одну структуру, во главе которой становится бывший помощник директора контрразведки Федерации Луиджи Ренар.
  7 декабря 2104г. Официальное образование Единства, куда входит подавляющее большинство территорий Федерации. Директорат и ТехноЛига пытаются противостоять Единству, но их принудительно разоружают, а войска распыляют по другим подразделениям.
  Февраль-апрель 2105г. Силы Единства освобождают несколько систем.
  Май 2105г. Создан первый рабочий образец корабельных прыжковых двигателей на основе технологий Эфириалов.
  Август 2105г. Полностью оборудованная прыжковыми двигателями 14-я эскадра под командованием Урсулы Кларк совершает нападение на Хасаши и наносит повреждения строящемуся там ЦУМ-2 (так называемая авантюра Кларк). Вопреки ожиданиям, налет проходит без потерь, все корабли начинают экстренно оборудоваться данными двигателями.
  Ноябрь 2105г. Снятие блокады Озарения.
  Декабрь 2105г. ЦУМ-2 достроен, Искаженные возобновляют активные действия.
  Февраль-март 2106г. Сражение за Рубинштейн (Циентрийская мясорубка). Единство вводит в систему с целью её освобождения 2-й и 6-й флоты, позже подкрепляет их 3-им и 5-м. Им противостоит ЦУМ-2 и свыше 5000 кораблей. По итогам битвы погибает свыше 70% флота с обеих сторон, ЦУМ успевает воспользоваться ретранслятором и уйти к Холону.
  Единство впервые применяет в бою флатоидов.
  Июль-август 2106г. Ловушка у Сказки Фицтроя. Единство скрытно перегоняет в систему Чакрам 7-й и 8-й флоты, подкрепляя их только что построенными "Хоэнверфеном" и "Браном", а после начинает вести интенсивные радиопереговоры с целью заблуждения Искаженных. В этом немаловажную роль сыграло провидение Указывающего, точно показавшего когда и куда отправлять данные переговоров. Появившийся вскоре после этого в системе флот Искаженных, рассчитывавший поймать людей на марше, сам оказался в западне. Без серьезных потерь он был уничтожен, но ЦУМ опять сбежал, хоть и получив серьезные повреждения.
  Сентябрь 2106г. Освобождение Ямаширо. ЦУМ-2 уничтожен.
  Декабрь 2106г. - январь 2107г. Освобождение Капоо. Выжившие секк-локар входят в состав Единства.
  Май-июнь 2107г. Освобождение системы Айнунг.
  Сентябрь 2107г. Из родных территорий Искаженных прилетает ЦУМ-3, под руководством которого ударными темпами заканчивается строительство четвертого и пятого модулей.
  Ноябрь 2107г. - январь 2108г. Битва за Лепесток. Искаженные втягивают в сражение все больше и больше сил, оставляя открытыми системы Глаз Юноны и Лилия, чем не преминули воспользоваться силы Единства. Лепесток все так же остался под контролем Искаженных.
  Февраль - октябрь 2108г. Временное затишье на фронтах. Обе стороны копят силы и готовятся снова вступить в бой.
  Ноябрь 2108г. Битва за Холон. В ходе битвы Единство впервые применяет АРК, что приводит к минимальным потерям со стороны флота. Оказывается уничтожен ЦУМ-4. Укрепленная система Лепесток оказывается в окружении, но взять её удастся только через полгода.
  Декабрь 2108г. - март 2109г. Корабли Единства тщательно разведывают пространство Искаженных.
  Май 2109г. Освобождение Лепестка. Люди вновь контролируют все свои системы.
  Август 2109г. Захват И-1 (Система Искаженных-первая). В наземной операции впервые применяются церберы.
  Ноябрь 2109г. Захват И-2 и И-3. В отличие от И-1, здесь наземные операции не проводятся, все силы Искаженных просто уничтожаются с орбиты огнем АРК. Уничтожен ЦУМ-5.
  2109-2111г. Люди захватывают и уничтожают практически все системы и силы Искаженных.
  Март - апрель 2112г. Люди захватывают И-12, последнюю систему Искаженных и после нескольких недель кровопролитных боев полностью очищают планеты системы от противника. Семнадцатилетняя война официально закончена, хотя остатки Искаженных преследуются по всей Галактике до сих пор. В ходе боев люди находят и "Истинного Бога" Искаженных - катастрофически поврежденного Жнеца. Его доламывают окончательно и начинают изучать.
  Июль 2117г. Вспышка Ржави/Гидерианской чумы на одноименной планете. Её быстро ставят на карантин, но часть инфицированных успевает попасть на соседнюю Новую Бельгию. На всей системе объявляют карантин, ученые спешно начинают искать лекарство. По прошествии нескольких недель, видя, что усилия ученых проходят втуне, а ситуация на планетах только ухудшается, гранд-адмирал Ткаченко отдает приказ о санировании Гидерии и Новой Бельгии. Свыше миллиарда человек погибают от залпов корабельных орудий.
  2123г. Время описываемых событий.
  
  ========== Кодекс: Глоссарий. ==========
  
  Единство - название государственного объединения людей и секк-локар. Преобразовано из ранее существовавшей Федерации Объединенных Наций. Состоит собственно из Единства - большой части людских территорий и всей территории секк-локар, ТехноЛиги и Директората - бывших членов надгосударственных объединений-членов все той же Федерации. Столицей является планета Ясон в системе Врат с крупнейшей агломерацией Новый Вавилон.
  Единство сочетает в себе черты либерального (свобода торговли, передвижения, неприкосновенность личности) и тоталитарного (запрет инакомыслящих внутригосударственных объединений) государств. Главой государства считается Указывающий Путь, обладающий практически неограниченной властью. При нем существует совещательный и исполнительный орган - Собрание Тринадцати (неофициально - Большое Собрание). Также существует Собрание Пяти (т.к. называемое Малое), чье существование держится в глубоком секрете. Законодательными функциями обладают, помимо Указывающего, Министерство Магии Законов и лидеры Секк-Локар, ТехноЛиги и Директората. Высшей судебной функцией обладает Верховный Суд, во главе которого стоит, Судия Гундир, этот е*анный пи*ор, естественно Верховный Судья.
  Граждане делятся по трем категориям - с полными правами - люди и секк-локар, ограниченно полными - Администраторы и мутоны, и неграждане - осужденные люди и секк-локар, сектоиды, флатоиды, церберы. Граждане с полными правами обладают, естественно, все спектром прав и обязанностей, разрешенных в Единстве. Граждане с ограниченно полными правами не имеют права на свободу торговли, имеют ограничения на передвижение и выражение своего мнения, ровно, как и на собственность. Неграждане не имеют даже права на защиту своих интересов, свободу передвижения, собственность и прочее. Правда, в случае если кто-то особо умный решится на них наехать, то рискует сам оказаться среди этой категории.
  ТехноЛига - название надгосударственного объединения, включающего в себя бывшие колонии Дивнолик, Хоуп, Горгона, Новый Крит и Фризер. Ранее они принадлежали РФ, Евросоюзу, "FutureTech" и еще нескольким корпорациям, но в последние годы существования Федерации и после гибели её руководства были преобразованы не растерявшимися руководителями колоний и корпораций в ТехноЛигу. Сейчас являются одним из крупнейших поставщиков на внутренний рынок металлов - титана, иридия, палладия, вольфрама и разнообразных изделий из них.
  Директорат - также надгосударственное объединение, состоящее из Нового Амстердама, станций в астероидном поясе Капицы, Эйнштейна, Нового Лангедока и Суаньсюн. По сути, является одной огромной корпорацией - наследником "Технологий Розенталя". Отрасль его производства - все, что связано с биологией и генной инженерией.
  Ни ТехноЛига, ни Директорат не имеют и не могут иметь собственной армии (только отряды ополчения и полиции для поддержания правопорядка) и флота (вообще). Пространство этих образований непрерывно патрулируют корабли Единства, а над самими планетами в орбитальных крепостях в качестве гаранта спокойного их поведения содержится армия.
  Секк-Локар. Раса прямоходящих разумных рептилий родом с Ургиф-Локка, системы Капоо. Их родина имеет довольно жесткие климатические (и не только) условия, средняя температура воздуха +42 по Цельсию. Сила тяжести -0,9 g от земной, соотношение газов в атмосфере практически такое же как и на Земле. Около 60 процентов поверхности планеты заняты океаном, оставшиеся 40 - пустынные или каменистые и в большинстве своем неплодородные земли. Как следствие, вся живность на планете всеядна.
  Сами секк-локарцы имеют вид прямоходящих рептилий ростом от 1,5 до 1,8 метра. Туловище покрыто чешуей, цвет которой варьируется от белого до темно-зеленого цветов. Голова широкая, приплюснутая сверху, с парой рогов по краям. Глаза глубоко посажены и как правило имеют только три цвета и их оттенки - серый, карий и голубой (последний считается признаком божественности). Конечности четырехпалы, имеют по два сустава. Также у секк-локар присутствуют одновременно и носолегочная система дыхания, и жаберная. Не слишком сильны, но невероятно выносливы и гибки. Живородящи. Делятся на три подрассы - морские секк-локар, прибрежные и пустынные, отличающиеся друг от друга как физиологически, так и культурологически.
  Ввиду не особо большего количества ресурсов на родной планете, секк-локар могли так никогда и не выйти в космос, но к счастью, они оказались более благоразумными, чем кроганы, и более умны, чем дреллы (да ресурсов на Рахане было все же меньше). Ящеры были менее агрессивны и более изобретательны, чем люди и вышеназванные расы, что привело к тому, что в космос они все же вышли, хоть и более чем на век позже, чем люди. Также малая агрессивность секк-локар привела к складыванию в их обществе кастовой системы с лидером, носящим титул Абис - Куахал (Любимый Богами). Данная система пошатнулась только в ходе войны, когда некоторые рода были уничтожены практически подчистую.
  На 2123 г.н.э. секк-локар являются членами Единства. Ввиду своих особенностей, они исполняют функции инженеров и судей, ограниченный контингент проходит военную службу в вооруженных силах людей, в основном в разведывательных частях и отрядах XCOM.
  Флатоиды - биомеханические создания Единства, объединяющие в себе сектоидов и мутонов. Первые шаги по их созданию были предприняты еще во время первой волны колонизации, потом заброшены и вновь возобновлены и доведены до ума уже во время Семнадцатилетней войны. Используются как пилоты истребителей и других малых ЛА, поскольку во время войны в тогда еще Федерации заметили, что собственные пилоты-люди почему-то очень быстро заканчиваются. Обладают на редкость злобным нравом и крайне агрессивны, из-за чего вне боя содержатся в специальных отсеках под действием дурманящего газа.
  Церберы - еще одни биомеханоиды, но на сей раз сотворенные уже из людей с помощью технологий Гаш`рахат и Эфириалов.
  В процессе трансформации необратимо повреждаются голосовые связки, из-за чего церберы всегда немы. Также стирается и память, хотя некоторые навыки остаются.
  Тело биомеханоидов сращено с броней из титанового сплава, основным оружием являются 25-30 сантиметровые когти из него же.
  Крайне хитры, быстры и проворны, обладают огромной физической силой и великолепной реакцией, из-за чего используются в качестве штурмовой пехоты. Модификация "ищейка" обладает чуть пониженными характеристиками, но отличным обонянием и слухом, из-за чего широко используется полицией и разведкой.
  Церберы слушают и выполняют только псионические команды, без них они полностью пассивны и абсолютно ничего не сделают, даже если их начнут поджаривать на медленном огне.
  Исходником для цербера служит осужденный на высшую степень наказания человек или секк-локарец. Собственно высших степеней наказания в Единстве ровно две - либо пожизненная каторга на рудниках какой-нибудь Минервы, либо переработка в цербера. Естественно, осужденные с радостью бы выбрали из двух пунктов первый, но наказание для них определяет суд.
  Администраторы/ координаторы/ конструкторы. Вершина достижений генной инженерии и биомеханики Единства. Созданы на основе тех крупиц генома Гаш`рахат, что удалось найти или воссоздать ученым. Кроме того, в геноме координаторов также присутствуют гены людей и секк-локар.
  Внешне представляют собой крупного, в 2,3-2,5 метра ростом инсектоида муравьиного типа с четырьмя парами конечностей. Две из них используются как руки, две как ноги. Голова прикрыта сплошным щитком из природной брони.
  Поскольку администраторы очень умны и обладают великолепными интеллектуальными способностями, то собственно и выполняют функции, от которых пошло их название.
  Ржавь/Гидерианская чума. Крайне опасное заболевание. Передается всеми возможными путями, инкубаторный период составляет до недели времени максимум. По её прошествии тело заболевшего покрывается отвратительными наростами рыжеватого цвета. Постепенно эти наросты покрывают человека полностью, у него начинает отслаиваться кожа и плоть, кости истончаются и ломаются. Все это занимает от силы неделю. Стопроцентная смертность среди заболевших, не существует ни иммунитета, ни вакцины. Является причиной гибели около 700 миллионов человек.
  Репульсор. Целая сеть устройств, предназначенных для стабилизации или дестабилизации ядра, мантии и коры планеты. Осуществляет это посредством серий коротких и длинных колебаний, управляемых атомных взрывов и прочего. Единственное боевое применение зафиксировано во время битвы за Солнечную и привело к уничтожению Земли со спутником, а также нанесло колоссальный урон Марсу. Механикусы радостно тянут свои механодендриты и пускают робослюни.
  Искаженные. Раса киборгов, почитающие Жнецов за богов и стремящиеся стать их подобием. Считаются полностью уничтоженными Единством, но недавние события показали, что это не так. Об их истории до Искажения, случившегося приблизительно три тысячелетия назад, известно не столь многое, но похоже, что Жнец, упавший на их родную планету, действовал по заложенной в него программе - "Ускорить развитие - одурманить - пожать". Тем не менее, похоже, что последний пункт плана у кальмароподобного не выгорел. Вместо этого Искаженные чуть не разобрали собственного бога на части и приобрели несколько очень полезных плюшек.
  Особенно интересен механизм мышления и управления Искаженных. Он напоминает механизм мышления гетов, но вывернутый наизнанку - сколько бы обычных Искаженных не собиралось вместе, они от этого не поумнеют ни на грамм. Роль мозговых центров исполняют Генералы и Проповедники, управляющие сравнительно небольшими массами" младших" киборгов и ЦУМы - Центральные Управляющие Модули - управляющие (извиняюсь за каламбур) гораздо большими массивами своих сородичей.
  
  ========== Акт 1. La fin du drame. ==========
  
  Новый Вавилон.
  - Это все осложнит.
  - Да уж понятно. Вот только ничего не отменяет. Нам нужны расы Цитадели.
  - После того, как мы стерли их флот в порошок, дружеских взаимоотношений добиться будет... сложно.
  - А когда было легко? - лениво зевнул Гарнье.
  - Я все равно не понимаю! - рявкнул Ткаченко, обрушив аугментированный кулак на лакированную поверхность стола. - Мы будем пожимать руки тем, кто стрелял в наши корабли? Какая с ними может быть дружба?!
  - Согласен. - ожидаемо произнес МакЛафли. - Они нужны как щит от Врага, а не друзья или союзники. А щит принесет больше пользы, если его постоянно поддерживать. - человек совершил неопределенное движение руками. - в тонусе.
  - И когда Враг будет повержен, они пойдут войной на нас?
  - Не слышал более глупых идей. - Радзинский рассеяно почесал ручкой лысую голову со старым следом ожога на ней. - Хотя нет, парочку все же слышал.
  - И даже принимал в них участие. - тихонько хихикнула Толохова.
  - Пойдут войной на нас? Это из-за чего? Посчитают нас и Врага союзниками? Ну не настолько же они тупы?
  - Недостаток сведений порождает ложные ответы. - заявил со своего места Абис-Куахал, теребя в руках суави(1). - Нам ведь не нужны такие ответы?
  - Основание для него уже есть. Целый флот не исчезает просто так. Не удивлюсь, если они сейчас в буквальном смысле слова роют галактику носом, пытаясь нас найти.
  - Без прыжковых двигателей могут рыть её хоть до скончания времен.
  - Это все, конечно, очень увлекательно. - Указывающий, сидевший в своем кресле все это время будто в полудреме, приоткрыл глаза и по-птичьи склонил голову набок. - Но боюсь, вы не поняли сути вопроса. Она заключается не в том, будем ли мы содействовать с обществом Цитадели, а в том, как именно мы будем это делать. Более того. - Указывающий поднял вверх руку, и приподнявшийся со своего места Ткаченко грузно рухнул обратно в кресло, клацнув челюстями. - определенные шаги в этом направлении уже были сделаны. Случившееся... происшествие в чем-то помогло этому, в чем-то нет. В целом наша задача не изменилась, разве что стала чуточку сложнее.
  - И не такое приходилось проворачивать. - подал голос Ренар. - Хоть и не часто.
  - К тому же. - продолжил Указывающий. - у нас прибавилось козырей. Мсье Леджер. - легкий кивок в сторону профессора. - прошу вас, представьте нам вашего... гостя.
  Кристиан слегка улыбнулся.
  - Дамы и господа. - человек встал и театральным жестом указал на двери. - Позвольте представить вам - Голос Мести давно павшей расы, один из её последних представителей - капитан протеанской имперской армии Явик Тарил.
  Двери почти беззвучно открылись и перед присутствующими предстал протеанин в красной броне с вставками из зеленоватого металла. Вышел из дверей, встал и кривовато ухмыльнулся.
  - Ну, здравствуйте, люди.
  
  Если центр Нового Вавилона и прилегающие к нему районы представляли собой лицо и гордость Единства, то Старый Город представлял собой его клоаку. Вопреки всем ожиданиям, эта часть города так и не стала его сердцем. Больше всего она походила на киберпанковый город из произведений фантастов прошлого - высоченные небоскребы, упирающиеся ввысь, с многочисленными мостами-переходами между ними, обвешанные проекторами голорекламы. Между зданий по высотным магистралям сновали колесные автомобили, а над ними кружили флайеры на антигравитационной подушке. Количество баннеров голорекламы резко уменьшалось по направлению от верхушки небоскребов к их подножию, из-за чего верхи Старого Города всегда сияли, а низы всегда находились в полутьме. Ситуация менялась только возле "Арго" - посадочного корабля первых колонистов, превращенного в один грандиозный музей. Сейчас он сиял яркими огнями фонарей, проблесковыми маячками магистральных трасс и не меньшим количеством рекламных баннеров, резко выделяясь из того царства полутьмы, которым был Старый Город. Благодаря всему этому сиянию, "Арго" был виден чуть ли не с каждого закоулка клоаки, в которую превратился район, словно напоминая о его былом великолепии. Но большинство жителей окраин не обращало на сияющего исполина ни капли внимания - у них были свои, требующие безотлагательного внимания, дела и заботы. Люди спешили куда-то по нешироким, всегда полумрачным улицам, кидая вороватые, опасливые взгляды по сторонам. Где-то яркими пятнами света виднелись разукрашенные ларьки и киоски, предлагающие все и недорого. Возле немногочисленных фонарей можно было увидеть представительниц древнейшей профессии, цепкими взглядами и хриплыми выкриками провожающих проходящих. Если же приглядеться, то в подворотнях и переулках, за пределами света, даваемого фонарями, можно было разглядеть другие фигуры, провожающих всех ленивыми взглядами. Порой к ним подходили другие люди и, немного пошептавшись о чем-то, быстро уходили, пряча что-то в карманах.
  Ренар отмечал все это мимоходом. За свою безопасность он совершенно не волновался - в лицо его знали хорошо, если под 4 десятка разумных в Единстве, и даже если бы кто-то из этих разумных был здесь, то Ренара бы просто не узнал - имитационная биомаска, надетая на лицо Директора Службы Разведки и КонтрРазведки, превращала его в совершенно другого человека. В случае же, если найдется глупец, решивший его ограбить, подготовка и снаряжение, навешанное сейчас на человека, не оставило бы случайному грабителю ни малейшего шанса. А если бы по каким-то причинам Луи это не удалось, то несколько теней, беззвучно скользивших по зданиям позади и поверху него, общими усилиями скрутили бы обидчика в бараний рог.
  Свернув в одну из подворотен, Ренар оперся спиной о стену, достал сигарету и флегматично закурив, посмотрел на часы. 22:17. До назначенного времени оставалось еще больше 20 минут, но Луи был уверен, что его собеседник явится раньше. Так и произошло.
  - Знаете, как вас еще можно выявить среди обитателей Окраины? - раздался мелодичный женский голос и, сделав небольшую паузу продолжил. - Никто здесь не курит такие сигареты, с натуральным табаком.
  - И я тоже рад вас видеть. - ответил Ренар своей собеседнице, медленно повернувшись и сделав затяжку. Сейчас он смог рассмотреть её внимательнее, хотя и разглядывать в принципе было нечего - так же, как и Луи, она стояла в стороне от падающего света. Кепка-уточка на голове, кожаное пальто, едва заметный имплантат левого глаза - вот и все, что удалось разглядеть Ренару. Естественно, что взяв с собой специальное оборудование, он смог бы увидеть даже мельчайшие морщинки на лице собеседницы, вот только именно его он и не взял, а его очки сейчас сиротливо выглядывали из нагрудного кармана куртки.
  Женщина лишь фыркнула в ответ на приветствие Луи и, скрестив руки на груди, продолжила:
  - Сразу к делу. Не испытываю ни малейшего удовольствия, разговаривая с таким как ты.
  - К делу, так к делу. - пожал плечами француз. - Я здесь, чтобы предложить вам и вашей... группе работу.
  - Ты? Нам? - Ренар почти увидел, как его собеседница иронично приподняла бровь. - И как ты это представляешь?
  - Очень просто. Как вы уже наверняка знаете, через 48 часов стартует проект "Хижина", главная цель которого - ввод в строй нового линкора Единства "Гром небесный". Но вот чего вы не знаете - так это того, что его запуск - лишь ширма, занавесь для настоящего проекта. Настоящая же цель объекта заключается несколько в ином.
  - Быть такого не может. - отрезала женщина. - Мы...
  - Да, да, я знаю - вы взломали сервера, которые мы специально приготовили для вас, и собрались все в одном месте, чтобы помешать нам по мере своих не слишком многочисленных сил, но куда больших возможностей. Какая предусмотрительная любезность с вашей стороны - даже не понадобилось выезжать из города, чтобы вас найти.
  Женщина несколько побледнела, но быстро справилась со своим волнением.
  - Я не думала, что мы является настолько большой занозой в вашей прокоррумпированной заднице, что убивать нас явится аж целый директор СКР.
  - Но-но-но. - погрозил Ренар пальцем собеседнице. - Не выражайтесь. К тому же, целый директор СКР явился к вам с выгодным предложением.
  - И каким же? Пашите на нас сейчас и сдохните потом?
  - Нет. - покачал головой Ренар. - полная амнистия всех преступлений, совершенных против Федерации и Единства. Освобождение всех заключенных "Ночного Ветра", содержащихся сейчас в тюрьмах. Значительная денежная плата. Возведение в ранг полного гражданина. Полное обеспечение на время работы в Единстве. Предоставление охраны после выхода на пенсию. Ну и, я полагаю, о такой мелочи, как подписка о неразглашении, говорить не нужно.
  - Ого. - присвистнула женщина. - Складно врешь. И что нам за такие барыши нужно сделать - взломать сеть Сатаны?
  - Нет. И большего не скажу, пока не услышу ответ.
  - А что будет, если я откажусь?
  Ренар несколько секунд смотрел на женщину, потом потушил сигарету и махнул собеседнице рукой:
  - Пойдемте за мной, прошу вас. - и толкнув незаметную дверцу в торце здания, вошел на узкую полутемную лестницу. Немного пройдя по ней, он толкнул еще одну дверь и вышел на крышу невысокого четырехэтажного здания, смотревшегося пигмеем среди холодно-отстраненных исполинов Старого Города.
  - Видите это все? - Ренар обвел рукой дома перед ним.- Этот... гнойник, фурункул на сияющем лике Единства. Он подобен язве, расползающейся на коже, гангрене, потихоньку грызущей руку. Мы одиннадцать лет терпели эту мерзость, но больше мы с ней мириться не намерены. Проект "Хижина" - это не запуск линкора и не сделка с вашей шайкой, нет, это нечто более...глобальное. Через 48 часов Старый Город... исчезнет. И на его месте мы построим кое-что получше. Настанет время новой жизни, для всех нас!
  - А что с теми, кто здесь живет? Сравняете с землей, как на Новой Бельгии и Гидерии?
  Ренар остался невозмутим.
  - Мисс Стилл, разве мы похожи на мясников? Вы не хуже меня знаете, что Ржавь - не наших рук дело.
  Женщина отшатнулась, как от пощечины.
  - Как? Откуда... откуда вы знаете мою фамилию?
  - Ну, не только вы умеете добывать информацию. У меня всегда есть пара козырей. А у вас только гипертрофированное чувство благородства, подкрепленное слепой яростью, после гибели одного вашего знакомого на Гидерии.
  Щелк! Одним резким, быстрым движением преодолев расстояние до Ренара, женщина влепила ему пощечину и тут же болезненно схватилась за руку. Луи же молниеносно поднял вверх руку - и дернувшиеся было тени так и остались на месте. После этого он неторопливо подошел к женщине и, подняв её подбородок на уровень своих глаз, негромко произнес:
  - Я понимаю ваши эмоции и чувства, но если вы еще раз попытаетесь провернуть подобное - умрете. Причем очень болезненно и мучительно.
  - Что и требовалось доказать, - прошипела Стилл, по-прежнему держась за руку и зло смотря в глаза Ренару. - Верная собачка Указывающего пришла поиграть. Что вы сделаете - сотрете меня в пыль вместе со всеми жителями Окраины?
  - Сотру в пыль? Это самое безобидное, что я могу сделать. Мне больше лет, чем вам, мисс Стилл, я видел и совершал поступки, от которых в буквальном смысле стыла кровь в жилах. Я защищал интересы человечества, когда даже не родились ваши родители. По моему приказу погибло столько людей, что одним больше, одним меньше - какая разница? Вы сейчас взорвались из-за упоминания о своем брате, смерть которого даже не видели, а я видел и убивал детей, которых Искаженные превратили в рабов. Расстреливал сектантов, поклоняющихся Врагу и предателей, сотрудничающих с Искаженными. Видел, как людей разрывало на куски выстрелами из тяжелых орудий и живьем перерабатывали в киборгов. И у меня есть всего один вопрос. - Ренар отпустил женщину и подошел к краю крыши. - Где были они. - Луи обвел рукой Старый Город. - и вы, когда шла война? Где вы отсиживались, позволяя другим погибать за вас? И я отвечу. - Луи подошел к Стилл в упор. - Вы прятались. Как крысы, почуявшие, что корабль скоро утонет, а выхода нет. Такие, как вы, недостойны жить. Но сегодня, я даю вам шанс. Шанс начать все с чистого листа. Только вам и вашим хакерам. Потому что вы нужны. Им. - кивок головой в сторону. - шанса я не предоставлю, а вам - да. Вы можете согласиться, а можете погибнуть в благородной и совершенно бесполезной попытке остановить ход истории. Но подумайте, Эвелин Стилл, стоит ли упускать такой шанс?
  Женщина наконец-то выпрямилась и потом нехотя произнесла:
  - Хорошо. - потом усмехнулась и поправила прядь черных волос, выбившихся из-под кепки. - Значит, правду говорят, что Луиджи Ренар все же человек, а не бездушная машина.
  - Все мы не идеальны. - в который раз за день пожал плечами француз.
  - Кровью где расписываться?
  - О, мы так уже не работаем, а то канцелярия быстро пропитывается запахом крови.
  - Куда идти?
  - Сквер Кларк, дом 7. Думаю, до послезавтра собрать всех своих единомышленников вы сумеете, мисс Стилл.
  Эвелин просто кивнула и, уже активируя оптическую маскировку, произнесла:
  - Я предпочитаю "Скай".
  Дождавшись, когда она уйдет, Ренар подошел к краю крыши и, закурив еще одну сигарету, усмехнулся.
  - Теперь ты моя верная собачка.
  
  Туманность Змеи. Цитадель.
  Станция бурлила. После случившегося полгода назад "инцидента" она напоминала рассерженный пчелиный улей. Насколько Трулок знал, турианцы смогли скрыть все в относительной тайне какое-то время, прикрывшись дикой сказкой о "Сверхдальнем перелете", пока парочка неизвестных не выложила в экстранет фотографии стоявших на приколе фрегатов, которые официально участвовали в этом самом перелете. На фотографиях были четко видны следы подпалин и чуть ли не сквозных дыр. Эти же "заботливые" хакеры выложили и видео открытия ретранслятора 077, где был хорошо виден уходящий через него флот Совета. После этого Цитадель, да и вся галактика стали напоминать бордель, ежели его, к примеру, поджечь. Азари загорелись жаждой новых открытий, турианцы спешно расчехляли оружие, а саларианцы... больше всего его раса сейчас напоминала детей, которым сказали, что вот там за поворотом есть бесхозный склад с игрушками - до того галдящими и недисциплинированными они были. Сам же Трулок был как всегда собран и холоднокровен, впрочем, иного от Советника и не ожидалось. Убрав в сторону одну из находок, доставленных с той стороны ретранслятора, он снял очки, отключил сканер и устало протер глаза. Бешеный темп, который приходилось поддерживать последние полгода, был испытанием даже для него.
  Саларианец подошел к креслу, по пути сняв и выкинув перчатки в утилизатор, грузно рухнул в него и потянулся к стакану с нассийской водой(2). Отхлебнув освежающего напитка, саларианец с наслаждением прикрыл глаза и откинулся на спинку кресла. Несмотря на ощущение полной расслабленности, мозг саларианца работал как всегда на полную мощность.
  Итак, что мы имеем? А имеем мы разгромленный практически целиком флот Цитадели, причем разгромленный с применением нескольких видов оружия. Остатки приспособлений и технологий пришельцев, принадлежащих двум различным видам. Причем, флот разгромлен с помощью технологий второго вида, а вот гражданские суда, ободранные чуть ли не до голого костяка - с помощью технологий первого вида. Далее - образцы технологий первого вида были просто выдраны, судя по всему с уничтоженных кораблей - об этом свидетельствуют многочисленные отметины, разрывы и подпалины, а вот образы второго - аккуратно демонтированы и оставлены. Что это - аналог извинения или подачка? Больше походит на первое. Далее - выжившие пленные с гражданских кораблей, которых оставили на планете с включенными маяками и кое-каким запасами, а сами координаты вбили на бортовые компьютеры всех девяти обездвиженных кораблей. Сами же корабли были еще одной загадкой для саларианца. А он вопреки мнению о своей расе ненавидел загадки. Каким оружием можно одновременно вырубить весь экипаж корабля, игнорируя щиты и броню? А потом заставить одного-единственного разумного говорить то, что нужно тебе и в итоге свернуть самому себе шею. К тому же не слишком умное поведение адмирала турианского флота он тоже задним числом списал на воздействие этого оружия. Из всего перечисленного мозг Трулока составил неутешительную картину - жителей Пространства Цитадели похитили представители первого вида, к которым потом прилетели на огонек представители второго, к которым в свою очередь прилетел турианский флот, приготовившийся надрать задницу первым. И он, как это не печально признавать, просто-напросто попал под раздачу. Но все же вторые одумались и, ввалив турианцам по первое число, отпустили отступающий флот, а после закончив свои дела, даже позаботились о пленниках и слиняли из системы. Вот только, как и куда? Они не воспользовались ретранслятором! Не на веслах же они уплыли, в самом-то деле? При этом, похоже, все то же "X" оружие они применили и на пленниках - последние месяц-два из их памяти просто исчезли. На все это у них ушло около недели - заявившиеся туда во всеоружии ажно целых четыре турианских флота нашли только те самые образцы, пленников, гражданские суда, остатки своего флота и километровый кратер на месте предположительной базы первых пришельцев.
  Пленники, естественно, были не все. После беглого просмотра реестров кораблей на орбите планеты, оказалось, что их должно быть примерно полторы тысячи. Оказалось же их около семи сотен, а это еще не учитывая те корабли, которые просто исчезли в последнюю пару месяцев в Терминусе. Причем сама ирония была в том, что разумной, ради которой и затевалась вся шумиха, среди спасенных нет. Лиара Т`Сони просто исчезла, как и еще около восьми сотен разумных, о судьбе которых Трулок даже не решался думать. И теперь Бенезия Т`Сони осаждала пороги всех ведомств Цитадели, пытаясь найти дочурку, которую уже заочно внесли в списки пропавших без вести. Матриарх азари отказывалась это признавать, но на последнем заседании Трулок взглянул в её глаза и понял, что Бенезия прекрасно понимает, о чем ей не говорят и живет фантомной, с каждым днем все более и более тающей, надеждой.
  С сожалением Трулок открыл глаза и, вновь отхлебнув из стакана, встал с кресла. Подцепил по пути новую пару перчаток и вновь зашел в лабораторию. Ему предстояло еще много работы.
  
  По поводу своего текущего начальника Руми могла сказать только одно - "Идиот". Этот долбаный турианец решил, что волнение, которым сейчас наполнена Цитадель - отличный повод, чтобы отменить все отпуска и заставить работать весь персонал СБЦ по графику сутки через сутки. В результате, Руми и Тела стояли у лифта в Башню Совета уже ТРЕТИЙ! РАЗ! ЗА! ЭТУ! ДОЛБАНУЮ! НЕДЕЛЮ!
  - Я тут скоро мхом покроюсь. - пожаловалась Руми напарнице.
  - Могу баллончик с краской принести, будешь разноцветной кучкой мха. - ответила Тела, играя во что-то на омнитуле. - Мелкий грызун, пять букв?
  - Пыжак.
  - Нет.
  - Кликт(3).
  - Нет.
  - Роуст(4). -раздался незнакомый голос. Подняв головы, обе азари увидели стоящего рядом турианца в старенькой потрепанной и перелатанной черно-красной броне. Серые, с прищуром глаза, незнакомая фиолетовая клановая отметина в форме трикветра на лице, узкий шрам через все лицо.
  - Вам что - то нужно? - вежливо осведомилась Руми, как бы невзначай опуская руку на приклад табельного пистолета.
  - Да. Я бы хотел передать это Советнику Трулоку. - турианец указал на небольшой кейс, который сейчас держал в руках.
  - Положите сюда. - мгновенно насторожилась Тела. - Три шага назад. - Сама подошла к кейсу и провела над ним омнитулом.
  - Ну и? - спросила у нее Руми.
  - Сомневаюсь, чтобы у вас присутствовала в аппарате функция глубокого сканирования. - как можно нейтральнее произнес турианец. - поэтому, полагаю, вам лучше вызвать того, у кого есть такой сканер. Это если, вы конечно не поверите мне, что там нет ничего такого, что угрожало бы жизни Советника.
  Тела подозрительно уставилась на нежеланного гостя и, не отводя взгляда, набрала по омнитулу номер.
  - 2-17 - Главному, возможен 0-42, нужен сканер, сапер и команда задержания.
  - Три минуты. - отчеканили ей по связи.
  - Ты. - Тела навела на турианца пистолет. - руки на затылок, встать на ...
  - Знаю, знаю - встать на колени, у вас есть право хранить молчание, все, что вы скажете, будет использовано против вас. - пробурчал турианец, выполняя вышеуказанное действие. - Потом еще благодарить меня за этот кейс будете.
  
  Трулок уставился через стекло на турианца. Тот сейчас занимался самым увлекательным занятием на свете - играл в гляделки со следователем.
  - Что мы о нем знаем?
  - Коррет Мостин, бывший военнослужащий Иерархии, 2087 года рождения. Биотических способностей нет, был кандидатом на прием в ряды "Черной Стражи". В 2117 разжалован и с позором уволен из рядов вооруженных сил. Через полгода покинул Палавен и исчез в неизвестном направлении. В 2119г. замечен среди команды Галтога Райаса, одного из вольных каперов Терминуса. Предположительно там и находился до исчезновения корабля семь месяцев назад.
  - Что за корабль?
  - "Кар`гуун". Один из... - помощник Трулока неопределенно махнул головой. - тех.
  - Интересно. - Трулок подпер рукой подбородок. - То есть, у нас тут сидит покойник? Что за символ?
  - Проверили клановые отметки всех планет и поселений, как в Иерархии, так и за её пределами. Совпадений не нашли.
   - Что было в кейсе?
  - Что-то вроде запчастей. Для чего - не имеем ни малейшего понятия.
  - Еще интересней. Что у него было с собой?
  - Вот. - саларианец указал рукой на разложенные на столе предметы.
  Трулок всмотрелся в них. Стандартный омнитул, несколько чипов-флэшек, электронная газета, простой боевой нож - и все.
  - Все проверили? - осведомился Советник, беря в руки нож.
  - Да, ничего интересного.
  - Скопируйте и отправьте одну копию мне, вторую - в ГОР. А с ним - Трулок ткнул лезвием ножа в стекло камеры. - Я сам поговорю.
  - Но, Советник, разумно ли это?
  - Хотел бы он меня убить - напичкал бы себя взрывчаткой и прямо сейчас нас бы отскребали от стен пожарные.
  
  Коррет внимательно посмотрел на сидящего напротив турианца. Тот сидел неподвижно, скрестив руки на груди и смотря на Мостина исподлобья. Тогда Коррет немного повернул голову и подергал левым глазом. Ноль внимания. Повторил ту же операцию с правым глазом. То же самое. И тут Коррет усмехнулся. Как там говорил тот забавный человек в тренировочном центре?
  - Ты знаешь. - турианец склонился над столом и легонько ткнул рукой в следователя. - что такое безумие? Безумие - это точное повторение одного и того же действия. Раз за разом, в надежде на изменение. Это есть безумие. Когда впервые я это услышал, не помню, кто сказал эту хрень, я, бум, убил его. Смысл в том, окей, он был прав. И тогда я стал видеть это везде. Везде, куда ни глянь - эти болваны. Куда ни глянь, делают точно одно и то же, снова, снова, снова и снова. И думают: "Сейчас все изменится. Не-не-не, прошу. Сейчас все будет иначе. Прости. Мне не ...
  Монолог Коррета прервал звук открывающейся двери и короткое:
  - Благодарю вас, офицер, но сейчас оставьте нас.
  Следователь молча встал и вышел, а к его стулу подошел саларианец в темно-коричневом одеянии.
  - Коррет Мостин. Я Советник Трулок. Мне сказали, что вы хотели меня видеть.
  - Я - нет. Видеть вас хочет кое-кто другой, а я лишь ... курьер.
  - И этот кое-кто надеется, что я соглашусь на встречу после гибели от их рук целого флота?
  - Кое-кто верит, что вы благоразумны и из оставленной вам информации смогли выжать максимум и понять, что произошедший инцидент - это всего лишь инцидент. И этот же кое-кто надеется уладить все разногласия, появившиеся из-за него миром.
  - И как он себе это представляет?
  - Вы называете время и место встречи, "кое-кто" прибывает туда на одном корабле со строго установленным числом разумных на борту.
  - Вы же понимаете, что просите слишком много?
  - А чем вы рискуете? - вопросом на вопрос ответил Коррет.
  - Что будет, если мы откажемся?
  Турианец внезапно склонился над Трулоком и начал говорить короткими, отрывистыми словами, вкладывая в них столько смысла, сколько мог.
  - Хотели бы они нас уничтожить - уже бы это сделали. Но они нам не враг. Я видел Врага, и поверьте мне, нам не выстоять против него в одиночку. Может, я и не состою в Иерархии, но я все еще турианец, патриот своего народа, и поверьте мне, я сделаю все, что потребуется, что бы он выжил в грядущей мясорубке. А без их помощи, это будет даже не мясорубка, а истребление. Этому врагу ни кроганы, ни рахни не ровня. Вы не задавались вопросом, почему у тех выживших стерты воспоминания? Это не воздействие с целью скрыть что-то, нет, это милосердие. Они на собственной шкуре и собственными глазами увидели, что ждет нас в случае проигрыша, и поверьте мне, в этой войне будет лучше проиграть и погибнуть, чем проиграть и выжить. Ибо есть вещи, куда хуже, чем смерть. И если вы откажетесь - мы найдем того, кто согласится.
  Трулок холодно посмотрел на турианца, а потом поднял обе руки и пару раз размеренно хлопнул в ладоши.
  - Браво. Передайте мой комплимент вашему учителю по театральному мастерству. Но перейдем к делу - что у вас в кейсе?
  - Составные части ручного лазера. Мои работодатели презентовали вам это в качестве извинений за случившееся, а также в надежде на дальнейшее плодотворное сотрудничество.
  Если Советника это как-то и удивило, то виду он не подал. Посидел какое-то время неподвижно, потом встал и, уходя, коротко бросил:
  - Скоро вы услышите ответ.
  
  Туманность Змеи. На борту фрегата "Афанасий Никитин".
  - Ну и?
  - Они согласны. Туманность Полумесяца, Люсарна, на орбите Зейоста, через 2 недели.
  - Хорошо. Вылетай с Цитадели, мы тебя подберем.
  - Принято. Курьер-1, конец связи.
  Крайтвелл, сцепив руки в замок и подперев ими подбородок, чуть подалась вперед.
  - Что с Курьером-2?
  - Пока ничего. - ответила ей Скай, рассеянно хрустя чем-то.
  - Держи меня в курсе. - Крайтвелл откинулась назад в кресло.
  
  Цитадель.
  Лин искренне ненавидел это место. Ненавидел той тихой ненавистью дрелла, родившегося и выросшего в стерильном куполе на поверхности Кахье. Этот стерильный запах, отдающий пустотой, глухой и безразличной к мольбам, перебивавший любые другие запахи, был ему отвратителен. От него нельзя было избавиться, он с легкостью проникал через любые щели. Его не останавливали даже дезинфицирующие процедуры. Но сегодня к этому запаху примешивался другой - едва уловимый смрад гниения разложившихся тел, приправленный налетом отчаяния и ужаса. Дрелл прекрасно знал, что это не более чем плоды его разыгравшегося воображения, но легче ему от этого не становилось. Все это вкупе с той новостью, которую ему предстояло сообщить сегодня, так и вообще опускало его настрой до уровня неудавшегося суицидника.
  Поглощенный такими невеселыми мыслями, Лин подошел к двери одного из номеров и мягко постучал в неё.
  Фешенебельный отель "Роза Ветров" был типично азарийским заведением - мягкие изогнутые линии, легкие, светлые тона, море зелени и донельзя учтивый персонал. Все это, ровно как и то, что отелем владела давняя знакомая и сторонница матриарха Т`Сони и привело к тому, что Бенезия остановилась именно здесь. Дрелл был только всеми конечностями "за" такую идею, так как она невероятно облегчала его задачу.
  - Кто там? - раздалось спустя несколько секунд после стука.
  - СПЕКТР. Новости насчет вашей дочери.
  По ощущениям дрелла, дверь раскрылась еще раньше, чем он успел договорить.
  - Можете говорить что хотите. - матриарх буквально пылала гневом. - но мне плевать! Моя дочь жива и никто меня в этом не переубедит!
  Вместо ответа Лин молча показал два заранее заготовленных предмета - старенькую фотокарточку и ожерелье. Азари только набрала воздуха в грудь для очередной гневной тирады, когда её взгляд упал на них. Упал и тут же буквально налился кровью.
  - ГДЕ?! - прорычала азари, посылая в дрелла сгусток деформации.
  Еще полгода назад Лин не был бы уверен, что сможет уклониться от биотического заряда, пущенного с такой дистанции с такой силой и скоростью. Но сейчас же, для его организма, который чуть ли не по крупицам разобрали и собрали люди, по пути улучшив все, что только можно было, это не составило труда. По-прежнему держа карточку и ожерелье одной рукой, дрелл изящным и практически неуловимым для глаза движением ушел в сторону, легонько ткнув в шею взбешенной азари свободной рукой. Подхватил обмякшее тело и занес в номер.
  
  Сознание вернулось быстро, одним рывком. Бенезия едва открыла глаза и тут же буквально взлетела с кровати.
  - Не заставляйте меня проделывать этот трюк еще раз. - от окна раздался хрипловатый голос. - Я тогда буду не столь мягок.
  Бенезия резко повернула голову и увидела дрелла, вольготно расположившегося у окна.
  - Кто ты?
  - Это не суть важно. Что важно, так это вести, которые я принес и от кого они.
  - Моя дочь. - взгляд матриарха упал на лежащие на столике ожерелье и фотокарточку. - Что с ней? Она жива? Где она? Отвечай мне! - сорвалась она на крик.
  Дрелл несколько бесконечно долгих секунд смотрел на азари и только потом проговорил, внимательно следя за тональностью голоса:
  - Мне очень жаль, матриарх. Я сомневаюсь, что слова смогут утешить ваше горе, но все же - она погибла с честью.
  Бенезия надолго замолчала, а потом медленно протянула руку и взяла со столика старую, потрепанную фотокарточку. Взяла и внимательно всмотрелась в неё. Лин прекрасно знал, кто там изображен - сама Бенезия, лет так на сорок помоложе и еще совсем маленькая азари - Лиара.
  - Кахххк. - Бенезия замолчала, но потом все же справилась с собой. - Как это произошло?
  Дрелл внимательно посмотрел на азари, потом пожал плечами.
  - Она погибла в бою. Её убил приспешник Жнецов.
  - Жнецов? - Бенезия вскинула на Лина глаза с двумя стекающими струйками влаги. - Я хочу знать о них все. Они лишили меня дочери, я лишу их жизней.
  Не демонстрируя это внешне Лин, тем не менее, мысленно себе похлопал. Этот этап прошел значительно легче, чем он думал, без душещипательных разговоров. А бывший ассасин ненавидел такие разговоры.
  
  Новый Вавилон.
  - Каковы итоги? - осведомился Ренар у голограммы Скай.
  - Почти так же, как ты и думал. Все согласились. Эта Бенезия готова рвать и метать, а остальные одновременно и испуганны, и заинтригованы.
  - Как и должно быть. Держите меня в курсе, мисс Стилл.
  Ренар отключил голограмму и на пару секунд о чем-то задумался. Потом тряхнул головой и, выйдя на балкон, налил в бокал вина. Легонько встряхнул фужер и отсалютовав заходящему солнцу, произнес:
  - За новые свершения. - пригубил вина. - И пусть они будут только благими.
   Комментарий к Акт 1. La fin du drame.
   1. Суави. Аналог четок секк-локар. Состоит из сухожилий, раковин и костей. Во время Второй войны и после неё некоторые секк-локар стали вставлять в суави миниатюрные гранаты.
  2. Нассийская вода. Напиток, являющийся минеральной водой с слабым добавлением алкоголя.
  3. Кликт. Маленький грызун с Иллиума.
  4. Роуст. Средних размеров ящерица родом с Палавена. В данный момент находится в галактическом аналоге Красной книги.
  На этом первый акт официально закончен. Не описанные в главе события, в частности встреча Совета с Единством, будут описаны во втором акте в виде, как говорит один фикрайтер, флэшнячих бэков, аннотаций и прочего. И да, события второго акта начнутся спустя шестнадцать лет, в 2139г.
  
  ========== Акт 2. Решения и последствия. Мы ведь не чудовища. ==========
  
  Акт 2. Решения и последствия.
  Общественность проявляет обеспокоенность возросшей экспансивностью Пространства Цитадели. Напоминаем, что только за последние пять лет было открыто свыше десяти новых ретрансляторов и основано около двадцати новых колоний. Хотя Совет Цитадели и уверяет, что возросшие в численности войска Иерархии и Республик смогут защитить интересы Цитадели в любом месте галактики и предназначены в первую очередь для этого, Батарианская Гегемония и расы Терминуса уже выдали ноту протеста против такого усиления армии и флота.
  Выпуск "Галактического Вестника" от 13.04.2138г.
  На борту фрегата "Рубикон".
   - Скоро мы будем на месте, Указывающий. - произнес-подумал слуга-сектоид, стоя у человека за спиной на почтительном расстоянии.
  - Хорошо. Иди. - Указывающий даже не шелохнулся, тело не изменило своего положения ни на йоту, но мысль-слово неожиданно громко, подобно грому посреди ясного неба, ударила по сознанию, заставив сектоида вздрогнуть.
  Пришелец развернулся и, переходя с обычного шага на четвереньки, шустро двинулся к выходу. Дойдя до него, сектоид ускользнул через специальную дверцу и направился к мостику судна.
  Из-за своих габаритов "Рубикон" вполне мог претендовать на звание если не среднего крейсера, то уж легкого точно, а вот по огневой мощи и защищенности мог на равных потягаться с тяжелым. Вот только, несмотря на это, он обходился стандартной командой для фрегата - двести с лишним разумных, все недостающие места комплектовались продвинутой системой ВИ. Из-за соотношения всех этих факторов, фрегат всегда казался полупустым и на своем пути бледный пришелец не встретил практически никого.
  - Ну как? - капитан Валленштайн, несмотря на свои псионические способности и находящийся рядом усилитель пси-связи, предпочитал общаться посредством голоса, что некоторых раздражало. Но капитану личного фрегата Указывающего на это было абсолютно начхать, а сектоида о его интересах никто и не спрашивал.
  - Он в хорошем настроении. - пришелец остановился и снизу вверх преданно посмотрел на хозяина.
  - Это отлично. - Валленштайн протянул руку. - Залезай, малыш.
  Сектоид шустро забрался по руке и устроился на бронированном наплече брони капитана.
  Алиша удивленно приподняла бровь. Она на корабле была в первый раз, и потому ко многим странностям капитана была не готова. Одно дело попугай или мартышка в качестве питомца, но, черт возьми - сектоид?!
  - Привыкай. - раздался негромкий голос. - Ты теперь часто будешь его видеть.
  Женщина посмотрела на говорившего. Трой Маллет был оператором радарной системы корабля, а по совместительству - и одним из немногих, кого она знала на корабле. Невысокий, щуплый, светловолосый, с хитрыми бегающими глазами, он производил не слишком хорошее впечатление при первой встрече - на что и строился его расчет. Уроженец бывшего Старого Города, несмотря на то, что покинул его почти двадцать лет назад, редко с кем сближался, а доверял еще меньшему количеству людей. Тем более странным казалось то, что он достаточно быстро стал если не другом, то хорошим знакомым Алиши. На вопрос самой девушки о нахождении на корабле Маллета, Указывающий усмехнулся и заявил, что "у каждого есть право на второй шанс, не так ли, дитя?". Алиша после этого надолго умолкла - еще свежа была память о первой встрече с Указывающим.
  Это случилось шестнадцать лет назад во время "зачистки" Старого Города, когда одна из бесчисленных сирот этой клоаки одной только силой мысли выпотрошила один из карательных отрядов. Отклик этой мысли чувствовался в Тени столь ярко и четко, что им заинтересовался сам Указывающий и лично отправился в Старый Город, дабы найти её обладательницу. И нашел. Маленькую девочку, испуганно сжавшуюся в клубок и заплаканными глазами смотрящую на залитую кровью улицу. Поодаль переминались с ноги на ногу и со страхом смотрели на неё вышколенные мутоны, один на один уделывающие МЭК. И была причина для их страха - разорванные в клочья тела их товарищей, перекрученный остов МЭКа и лишенные плоти дымящиеся кости двух псиоников неудачливого отряда, лежащие на залитой кровью улице, но более всего устрашало густое фиолетовое варево Разлома, негромко потрескивающее рядом с заплаканной девятилетней девочкой. Сил стоявших рядом двух с лишним десятков псиоников хватало только на то, чтобы Разлом не распространился дальше, но ликвидировать его они были не в состоянии. В состоянии оказался Указывающий - просто вошел в Разлом и вышел с девочкой на руках. О разговоре, который там произошел, не знал никто, кроме их двоих, но Алиша до сих пор помнила его до мельчайших деталей.
  - Не подходите ко мне! Я не хочу причинить никому вреда!
  - Успокойся. Мне ты и не повредишь.
  - Нет. Нет. НЕТ! Не подходи! - она сорвалась на истошный крик, боясь увидеть, как Разлом с воем разорвет и изломает очередную жертву, перекрутит каждую косточку в теле и сожжет плоть человека, оставив только залитые кровью дымящиеся останки.
  Но этого не случилось. Мужчина, покрытый фиолетовой скорлупкой, спокойно прошел через смертельную карусель и, оказавшись рядом с девочкой, присел на корточки.
  - Я ведь говорил.
  - Ты. - Алиша всхлипнула. - Ты - Указывающий Путь. Я видела на голограммах.
  - Да. - мужчина кивнул головой.
  - Вы пришли забрать меня? Все говорили, что вы забираете тех, кто хорошо себя ведет в Небесный Город, это правда? Но я плохо себя вела! Я. - взгляд Алиши опять упал на останки мутонов и она просто всхлипнув, заревела.
  - Ну-ну. - Указывающий протянул руки и поднял невесомую девочку. - Ты не вела себя плохо. Ты сделала ровно то, что и должна была. А сейчас идем - тебе пора покинуть это место.
  Из воспоминаний Алишу вырвал слабый писк устройства связи:
  - Рубикон, это Медея-3, мы предупреждены о вашем появлении. Курс 2-0-9, док 1. Рады вас видеть.
  - Медея-3, это Рубикон, есть курс 2-0-9, док-1. Аналогично, диспетчер. Малыш, позови его.
  - Нет нужды. - Указывающий появился на мостике как всегда неожиданно, не издав практически никаких звуков. - Капитан, пришвартуйтесь и ждите нас. Полагаю, мы вернемся через несколько часов. Алиша - ты со мной.
  Медея-3 была одной из ИЛВР - исследовательских лабораторий высокого риска. Вскоре после прихода Указывающего к власти он распорядился большую часть исследований, могущих привести к большим человеческим жертвам, проводить или в космосе или на поверхности необитаемых планет - а Медея как нельзя лучше подходила для этой цели. После сражения, развернувшегося на поверхности планеты и в космосе рядом с ней, на самой Медее остались проживать лишь несколько тысяч ученых да их охрана, остальное население эвакуировали. Сейчас на планете располагались крупнейшие в Единстве научные комплексы, в которых проводились изыскания, слишком опасные для прочих мест. Медея-3, как и несколько других комплексов, принадлежала генетическому отделу, а сама лаборатория-комплекс являлась вотчиной Ирины Рузановой - бессменного руководителя отдела. И именно по её приглашению-просьбе Указывающий вместе со своей ученицей прибыл сюда.
  Рузанова стояла, как и всегда живым олицетворением строгости и серьезности - ни единой эмоции на резком, будто вырубленном из камня лице, идеальная прическа, ни единого движения, строгая, простая одежда по формату "белый верх - темный низ" без единой соринки. Все, как и всегда, за одним исключением - мисс Изваяние ждала возле самого корабля - а это был не очень хороший знак, как могла судить Алиша.
  - Указывающий, мисс Куртц.- Рузанова поочередно склонила голову в знак приветствия. - Хорошо, что вы так быстро прибыли, дело не требует отлагательств.
  Указывающий лишь склонил голову по-птичьи и после секундной паузы произнес:
  - Тогда ведите, доктор. Мы доверяем вашему профессионализму.
  Рузанова круто развернулась - Алиша даже удивилась, что не услышала звука рассекаемого ей воздуха - и, цокая каблуками, направилась в лабораторию.
  - Как вы знаете. - доктор тщательно проговаривала каждое слово, ведя спутников по освещенным коридорами риск-лаборатории. - В ходе операции "Поручни" нами впервые было замечено, что Искаженные используют генераторы пси-подавляющего поля, они же пси-глушилки. Изначально мы думали, что это полностью механическое устройство, и,вынуждена признать, около десяти лет продвигались не в том направлении.
  - Что это значит?
  - Генератор не создает волны подавляющего поля, он лишь их конвертирует и усиливает. Прошу. - встав на желтый прямоугольник определения личности и дождавшись, пока система её опознает, Рузанова приглашающе указала рукой на дверь. Дождавшись, когда псионики пройдут, женщина продолжила. - Сами волны создаются биологическими существами, конкретнее - гибридизацией нервной системы кроганов и азари. И вот тут у нас опять возникли проблемы.
  Троица зашла в небольшой зал над тестовой площадкой. Площадка была практически пуста, лишь посередине виднелся подъемный люк капсул-баков, сейчас пустой. Зал же был заставлен разнообразной аппаратурой - светились терминалы компьютеров с нанесенными на них различными графиками, схемами, таблицами и диаграммами, по полу змеились десятки кабелей, по сторонам, занимая все стены, стояли контуры охладителей и аппаратные блоки ВИ, а посередине всего этого хаоса стояла подставка со светящимся желтоватым светом изгоем. Рядом с ним, держа в нижней паре рук планшет и верхней делая в нем какие-то пометки, стоял одетый в причудливый медицинский халат конструктор, негромко обсуждая что-то с одним из сидящих за терминалом людей.
  Увидев Рузанову со спутниками, конструктор повернулся к Указывающему и молча прислонил обе левых руки к груди, склоняя голову, остальные же попытались вытянуться по стойке "смирно". Человек просто махнул рукой:
  - Сидите. Доктор?
  - Начинайте, Лебовски. - по-прежнему четко проговаривая каждое слово, распорядилась Рузанова.
  Человек кивнул и ткнул в пару голографических переключателей на терминале. В тестовой камере включился свет, из специального люка посередине выехала капсула с помещенной внутрь азари. В помещение вошли двое псиоников и встали по сторонам от капсулы.
  На многочисленных камерах Алиша видела камеру с различных ракурсов, но больше всего внимания она уделила азари. Даже через толстое стекло капсулы и физраствор можно было увидеть некогда прекрасное лицо, сейчас покрытое густой сетью шрамов и проводов. Над спиной выступали катушки пси-подавляющего генератора, врезанные прямо в плоть.
  - Она еще жива?
  - Да. - Рузанова чуть склонила голову. - Мы, к сожалению, не можем повторить операцию Искаженных полностью, поэтому пришлось ограничиваться тем, что есть. Включайте, Лебовски.
  Ассистент молча ткнул в пару голографических иконок на терминале и пси-генератор на спине пришельца тут же негромко загудел. Кабели негромко засияли, циркулируя какую-то жидкость, а тело самой азари выгнулось дугой. Пальцы хаотично начали сжиматься и разжиматься, глаза чуть не выкатилась из орбит, а рот судорожно пытался открыться в крике, чему мешал вставленный в него шланг подачи питательных веществ.
  - Как вы видите. - Рузанова продолжила, как ни в чем не бывало. - в качестве начальных образцов мы использовали вид пришельцев с самоназванием "азари", но это нам ничего не принесло. Поэтому. - повинуясь жесту Рузановой, Лебовски парой щелчков заставил генератор на спине азари выключиться, а саму капсулу уехать. - мы перешли на вид с самоназванием "кроганы". - через люк поднялась новая камера, с ящероподобным пришельцем.
  - Здесь нам пришлось повозиться - продолжила женщина, когда включился пси-генератор. - Как оказалось, у кроганов не только система органов, но и нервная дублируются. Это привело к определенным сложностям, но, в конце концов, мы их преодолели. Правда, ожидаемого результата мы не добились ни с физически здоровыми, ни с зараженными генофагом особями, из-за чего нам пришлось. - капсула с кроганом опустилась, а её место заняла еще одна. - пойти по стопам Искаженных.
  При взгляде на неё Алиша едва заметно содрогнулась и передернула плечами. Хоть она и видела голограммы того, что удалось убить силам XCOM на Горизонте, и получила весьма неплохой жизненный опыт за неполные три десятка лет своей жизни, но все же это ... существо было истинной мерзостью. Огромное, непропорционально большое туловище, когда-то бывшее кроганом, к которому был пришит какой-то кусок азари, стоящее на непропорционально коротких, толстых ногах и со столь же маленькими руками. Девушка полуприкрыла глаза, самым краем сознания входя в Тень, и повернула голову, осматривая помещение. Указывающий даже в фиолетовом мареве виднелся ярким сгустком сияющего света, с легкостью затмевая всех остальных. Впрочем, их было не так много - конструктор в Тени виднелся лишь серым, холодным пятном - как и все непсионики, впрочем. Рузанова сияла немного ярче, чем её ассистенты, которые так и вообще были лишь едва заметными искорками на фоне подернутого бесконечным фиолетовым маревом помещения. На месте изгоя вообще виделись пустое, белеющее место - Тень "отказывалась" признавать ВИ. За стеклом сияли два небольших огонька - псионики в тестовой камере. "Пятерки, не выше" - отметила про себя Алиша. Потом взглянула на капсулу с крогано-азари внутри.
  - Лучший способ преодолеть свои страхи - это взглянуть им в глаза, так? - хмыкнула Алиша, глядя на уродца внутри, который сейчас судорожно дергался от включенного устройства на спине.
  В разум гибрида вопреки ожиданиям девушки залезть не удалось - просто потому что, разума, как такового, уже не было, только разрозненные обрывки мыслей, эмоций и образов. Но одна из мыслей все же прослеживалась особенно ярко, четко выделяясь из общего кома мусора того, что некогда было разумом двух существ.
  - "Не могу терпеть".
  Указывающий, не переставая слушать Рузанову, едва заметно улыбнулся - его подопечная делала все большие и большие успехи.
  - Но, как вы видите. - продолжала доктор, даже не смотря на дергающееся в конвульсиях тело гибрида. - успехов мы не достигли. Было перепробовано множество комбинаций, но результат ничем не отличался от того, что было достигнуто с предыдущими образцами - то есть равнялся нулю. Признаюсь, это на какое-то время поставило нас в тупик, пока мы не узнали об одной очень интересной особенности азари.
  - Демоны ночных ветров.
  - "Прекрати..."
  - Да, или как их называют сами чужие - "ардат-якши". Собственно, потому я вас и вызвала. Мы провели повторный анализ генома останков существа с Горизонта и сравнили его с геномом созданных нами гибридов. Геном азари в первичном гибриде имеет несколько мелких, но существенных отличий, что позволяет с уверенностью сказать, что для создания полноценного гибрида-источника пси-подавляющего поля требуется азари с этим заболеванием. К сожалению, проверить это мы не можем, поскольку ни одной ардат-якши в нашем распоряжении нет.
  - Насколько я помню, число ардат-якши среди обычных азари очень невелико?
  - Да, где-то около процента от общей численности расы - примерно 2 -2,3 миллиарда особей. И скрывают их существование примерно так же, как мы "Иволгу".
  - И охраняют их, как я понимаю, соответствующе?
  - "...Эту боль".
  - Да. Иногда они все же сбегают, но их ловят. Когда-то быстро, когда-то не очень, но ловят.
  - Это, смотря, куда сбегут. Терминус - опасное место. Нередко целые корабли исчезают без следа.
  - "Прекрати!"
  - Особенно в последнее время. - очнувшись от транса, произнесла Алиша. - Скажите, доктор, вам очень нужна эта... это существо?
  - Нет, мы выяснили все, что хотели.
  - Тогда, я полагаю, вы не будете возражать. - Алиша вскинула голову и пронизывающим взглядом всмотрелась прямо на гибрида. - Я исполняю твою просьбу. - в голос девушки добавились какие-то рычаще-свистящие нотки, сделав его похожим на демонический.
  Сам гибрид, каким-то чудом вырвав шланг изо рта, пронзительно полузакричал - полузаревел, дергаясь еще сильнее.
  - Показатели зашкаливают. - крикнул Лебовски, что-то колдуя над терминалом. - Отключаю генератор!
  - Не успеете. - проговорил Указывающий буквально за мгновение до того, как обе головы гибрида взорвались, обдавая капсулу дождем из крови, остатков мозгов и костей.
  - Грязная работа. - осуждающе покачала головой Рузанова. - Газ в капсулах сделал бы все гораздо чище.
  - Но медленнее, и не факт, что безболезненнее. - парировала Алиша, поправляя капюшон.
  - А нам то что с этого? - Рузанова даже, кажется, слегка удивилась.
  
  Шаньси.
  - Ну и чем вы меня сегодня порадуете, док? - прокричал Святослав, едва появившись в дверях.
  Мохан чуть заметно нахмурился и, поправив очки, вышел навстречу.
  - Четвертый десяток разменял, а все такой же бестолочь. И как ты офицером СП стал?
  - Стреляли. - пожал плечами Святослав.
  - Привел?
  - А то! Маруся, залетай. - Святослав жестом позвал Привратника в помещение, что тот и сделал, сверкая каким-то огоньками и чуть слышно гудя.
  - Маруся? - Мохан приподнял бровь.
  - Ну да. А то всё Колобки, Мячики да Блестяшки. А у меня - Маруся! - с показной гордостью произнес мужчина.
  Мохан сокрушенно покачал головой.
  - Где ж тебя такого выкопали? - пробормотал он себе под нос, идя к одному из столов. - Смотри. - индус снял с трупа одеяло.
  - И? - выдержав небольшую паузу спросил Святослав. - Труп, как труп. Лежит тихо, есть не просит - в чем проблемы?
  - В этом. - Мохан указал на три отверстия в теле и, забрав планшет с изголовья столика, начал зачитывать. - Неизвестный белый мужчина в возрасте от 25 до 35 лет, найден сегодня в 00:37 рядом с магистральной трассой М12 водителем грузового флайера, который и вызвал медиков и СП. Причина смерти - три сквозных ранения в область грудной клетки, нанесенных предположительно острыми предметами естественного происхождения - найдены частички чужеродной органики в ранах. Диаметр ранений - 4-5 см, возможная длина орудий убийства - около 35-40 см, рост нападавшего - около трех метров. Время смерти - 22:25 - 22:55, время нанесения ранений - за пятнадцать минут до этого.
  - Стоп, стоп, погоди. - Святослав выставил перед собой руки. - Три метра? Зарубил когтями? Что-то я не помню, чтобы на Шаньси водились зверюги такого размера и с полуметровыми когтями в придачу. Не тушканы же его зарезали?
  Святослав тут был прав. Планета имела индекс опасности проживания в "девятку" из возможных десяти. Мягкий климат и практически неагрессивная по отношению к человеку внешняя среда делали её сущим раем среди звезд. Самые большие хищники здесь имели размер со старого земного тушканчика и на людей никогда не нападали - видимо, признавая разницу в габаритах.
  - Я говорю, то что есть. - развел руками Мохан. - А есть у нас труп человека, зарезанного природными когтями какого-то нечто. Далее. - патологоанатом опять начал читать с планшета. - ранения нанесены спереди - об этом указывает их наклон и следы крови. Перед смертью пострадавший оказывал сопротивление - под ногтями найдены частички той же органики. Запрос на пси-реанимацию отправлен сегодня в 9:32. Одобри. - Мохан протянул планшет Святославу.
  Тот приложил к планшету значок офицера Сил Правопорядка - скрещенные на щите пистолет, меч и посох. Значок приветливо мигнул золотистым светом, одобряя операцию, и Святослав тут же прикрепил его обратно к куртке.
  - Твой ход, Маруся.
  Привратник, еще раз мигнув всеми огоньками, подплыл к лежащему телу и бережно приобнял его. Щупальца тут же налились фиолетовым свечением, а тело начало судорожно дергаться и спустя несколько секунд резко открыло глаза и рывком встало.
  - Ты меня слышишь, парень? - произнес Святослав, на всякий случай, положив руку на рукоять табельного масс-пистолета.
  Реанимированный резко повернул голову.
  - Да. - голос поднятого из мертвых буквально отдавал могильной пустотой и безнадежностью. - Мне холодно.
  - Что тебя убило?
  - Тварь. Безликая тварь. Они схватили остальных. Я убежал. Оно бежало за мной. Потом отстало. Я думал, что сбежал. Но это было не так. Он притворился. Спрятался. Поменял лицо. - реанимированный замолк и потом спросил. - Он убил меня?
  - Да. - не стал кривить душой Святослав.
  - Вы найдете его? И остальных?
  - Каких остальных?
  - Мою семью. И тех, кто их забрал. Они были похожи на людей. Но это не люди. Мы поняли это слишком поздно.
  - Да. Но тебе надо нам помочь.
  - Я готов.
  - Где все произошло? Сколько их было? Хотя нет, черт возьми, я совсем забыл - как тебя звали?
  - Рэймонд Харпер. Мы с семьей пошли на пикник. На природу. Есть место. Хорошее. Недалеко от города, в лесу. Его называют Речная Поляна. Мы отдыхали там. А потом пришли они. Много. Забрали семью.
  - Так ладно, а теперь поподробнее. - Святослав потер переносицу и чертыхнулся про себя - день обещал быть долгим. - Где конкретно это место?
  
  ========== Акт 2. Не заключай сделок с Дьяволом. ==========
  
  Экстренные новости: Бойцы экстремистской организации "Голос Правды" совершили нападение на колонию Сеталлэ, принадлежащую Объединенным Республикам. Целью террористов стало одно из шахтерских поселений. Как и всегда, экстремисты потребовали от Совета Цитадели разглашения секретных сведений об открытии ретранслятора 077 и произошедшего за ним. В данный момент ведутся переговоры властей с террористами об освобождении 356 шахтеров. Оставайтесь с нами, "Галактический вестник" всегда показывает только свежие новости.
  Отрывок из репортажа "Галактического Вестника" от 16.07.2129г.
  
  Новерия. Штаб-квартира корпорации "Цеза".
  - Знаешь, Талат, а ведь в начале никто и не верил, что эта затея выгорит. - обратился Коррет к саларианцу, отвлекшись от приготовления асси(1).
  - У нас пока ничего и не выгорело. - ответил ему саларианец, бегло просматривая какие-то отчеты. - Жнецы не остановлены, флоты не построены, разница в технологиях не ликвидирована...
  - Да я не об этом. - Коррет предостерегающе поднял перед собой обе руки. - Взгляни в окно. Всего с десяток лет назад здесь были лишь голые скалы, снег да вечная мерзлота, а сейчас? Цивилизация! Мы превратили эту глыбу льда в оплот для лучших ученых Пространства Цитадели.
  - Температура за пределами комплексов по-прежнему никогда не подымается выше нуля, содержание аммиака в атмосфере в четыре раза больше нормы, 99,6 процента поверхности планеты непригодны для проживания без специального оборудования и средств защиты. Лучшие ученые Цитадели на планете не появлялись и вряд ли появятся еще ближайшие лет сорок.
  Коррет отпил из чашки асси и посмотрел на друга.
  - Порой я думаю, что наши общие знакомые плохо на тебя влияют. Ты становишься занудой.
  - Реалистом. - поправил его Талат, делая пометки в планшете. - Они слишком сильно влияют на тебя. Становишься оптимистом. Опасно для твоей работы.
  - Я же и говорю - зануда.
  Оба мужчины переглянулись и внезапно рассмеялись. За этим занятием их и застал писк зуммера.
  - Вежливо: Тейшу(2) Чатем, к вам посетитель - чиновник Румайя.
  - Пусть заходит. - проговорил Талат, моментально серьёзнея.
  - Мне выйти или подстраховать тебя?
  - Я еще не настолько стар, что бы не справиться с одной азари.
  - Ну как знаешь, зануда. - Коррет быстро допил асси и вышел из кабинета через специальную сделанную для таких случаев дверь.
  - Учтиво: Уже уходите, тейшу Мостин? - элкор, полустоявший-полусидевший за стеклянной перегородкой, поднял глаза на турианца.
  -Да, Куорнун, ты же знаешь - такие встречи не для меня. Я не знаю правил этикета или вежливых слов, я только. - Коррет изобразил руками, как он стреляет из винтовки. - боец.
  - Добродушно-недоверчиво: Простой боец не стал бы директором службы безопасности такой корпорации. С иронией: Это новая разработка, у вас в руках?
  Проследив за взглядом элкора, Коррет увидел, что по прежнему держит в руке кружку из-под асси.
  - А, хм, нет. - турианец едва заметно стушевался и взглядом начал искать, куда её засунуть.
  - Добродушно: Оставьте. Я уберу.
  - О, ты меня выручил, дружище. Я бы на тебе женился, будь ты женщиной.
  - С наигранным разочарованием: Увы, боюсь, что это невозможно. Я традиционалист.
  
  - Приветствую, тейта Румайя. - Талат вышел из-за стола и азарийским жестом протянул руку чиновнице.
  - Аналогично, тейшу Чатем.
  Подождав, пока с любезностями будет покончено, Талат спросил:
  - Полагаю, вы прибыли, чтобы составить отчет для Совета и осмотреть наши разработки?
  Азари улыбнулась, обнажив белоснежные зубы:
  - Да, "ваши" разработки.
  - Тогда пройдемте. Все готово и ждет только вас.
  Выйдя из кабинета, саларианец негромко обратился к Куорнуну:
  - Все вызовы, кроме первой линии, переадресовывай Мостину и заместителю Бао.
  - Учтиво: Будет сделано, тейшу Чатем.
  Пройдя в лифт, а позже, немного поплутав по комплексу, саларианец вместе со спутницей оказался в просторном тире. Возле одной из стен располагался кабинет интенданта, где сейчас и сидел немолодой турианец, скучающим взглядом смотрящий в монитор и не глядя метающий ножи в находящуюся рядом мишень. Рядом со столиками с оружием находилась группа что-то негромко обсуждавших разумных, одетых в одинаковую серебристо-зеленую броню. Увидев вошедших, один из турианцев, со светло-синими клановыми отметинами и очками-визорами, сдвинутыми сейчас на лоб, негромко что-то сказал остальным и те немедленно построились в одну линию. Сам турианец строевым шагом подошел к Талату и, четко приложив три пальца к виску, произнес:
  - Отряд Корпоративной Службы Безопасности по вашему приказу построен и готов к выполнению задачи, тейшу Чатем.
  - Вольно, старший коготь(3) Беллур. Приступайте к демонстрации, как только мы будем на месте. Нам сюда, тейта Румайя. - обратился саларианец к азари, указывая рукой на надстройку с огромными окнами.
  - Можете звать меня Лаис. - улыбнувшись и чуть склонив голову, произнесла чиновница.
  Почувствовав волну жара, полыхнувшую по телу, Талат как можно незаметнее ткнул пальцем в едва заметный волдырик на руке. Биоимплантат тут же разнес волну реагентов по телу, а саларианец едва заметно выдохнул и вернул азари улыбку.
  - Тогда я - Талат. Позвольте. - саларианец ткнул по панели двери и приглашающе указал рукой, а после и поддержал азари за локоток, помогая взобраться по ступенькам. - поухаживать за прекрасной дамой.
  - Ваши. - Лаис сделала крохотную паузу. - сотрудники на удивление дисциплинированы для корпоративных работников. Не поведаете, в чем секрет? - и еще раз обворожительно улыбнулась.
  Талат только мысленно пообещал выслать человеческим ксенобиологам, поставившим ему имплантаты, целый ящик того странного напитка. Как он назывался - глинтрвейн, гринтлвейн, гртлинвейн? А, неважно, главное - не было бы этого имплантата - за милую душу рассказал бы этой азари вообще ВСЕ, что знал, вплоть до оттенка кожи своего первого предка. А так - лишь чувство легкой тошноты да резь в глазах, чтобы не забывал о действии имплантата.
  - Все просто. - пожал Талат плечами - еще один человеческий жест, который он приобрел. - Они прекрасно знают, что стоит на кону и к чему может привести их халатность.
  - Итак. - оказавшись на смотровой площадке, Талат галантно усадил гостью в кресло и сам расположился рядом. - с чего начнем? Ручное стрелковое легкое оружие? Тяжелое? Броня? Специальное снаряжение?
  - Давайте начнем с легкого оружия. - поправив головные отростки, заявила Лаис, попутно одарив саларианца еще одной улыбкой.
  - С легкого, так с легкого. - вернул ей Талат улыбку. "Тупая стерва" - подумал он про себя, ощутив волну жара внизу живота. - Начинайте, старший коготь. - распорядился он по переговорному устройству. - Протокол "Иго".
  - Принято. - прорычал Беллур.
  С площадки оба разумных увидели, как один из турианцев, взяв со столика винтовку, подошел к барьеру.
  - М-96, она же "Мотыга", как говорят наши общие знакомые. - начал рассказывать Талат под аккомпанемент стрельбы турианца. - Полуавтоматическая штурмовая винтовка. Не требует человеческих источников энергии, одинакова хороша против брони, кинетических щитов и барьеров. На удивление маленькая отдача и хорошая пробивная сила. Идеальный вариант штурмового оружия по мнению большинства наших сотрудников.
  - Как интересно. - с придыханием заявила азари, заелозив на стуле и будто ненароком приоткрыв декольте.
  "Суууууууукааааа" - протянул про себя Талат человеческое ругательство, постепенно краснея.
  Очередной боец, повинуясь команде, подошел к столику и забрал с него следующее оружие.
  - М-13, в классификации наших друзей, она же "Раптор". Гибрид штурмовой и снайперской винтовки. Имеет не слишком высокую пробивную силу, но достаточно высокую скорострельность и на удивление низкую отдачу. Используется как карабин, а не полноценная снайперская винтовка. Так же не требует человеческих -кххххм - Талат закашлялся, ослабляя пальцами воротник.
  - Что-то не так? - осведомилась Лаис. - Может, воды? - азари перегнулась через спинку стула, оставляя саларианца лицезреть её нижние 90.
  Талат нажал на волдырик еще сильнее, заставив имплантат выделить ударную дозу реагентов. По телу пробежал приятный холодок, а совладавший с собой саларианец откашлялся и произнес:
  - Нет, спасибо, все в порядке.
  Азари чуть заметно нахмурилась, но повернувшись к Талату лицом уже надела на него дежурную улыбку.
  - Тогда продолжим? - мило осведомилась она, чуть-чуть изменяя тембр голоса.
  "Твою ж.... Все-таки надо было взять с собой бутылку" - обреченно подумал саларианец.
  
  Вернувшись в офис, Талат увидел, как Коррет сосредоточенно готовил асси. Саларианцу сперва показалось, что старый друг хочет опять отпустить одну из своих шуточек, но едва увидев Талата, турианец нырнул куда-то рукой и, вытащив бутылку человеческого алкоголя, кинул её другу. Схватив бутыль, Талат сел за стол и достал из отделения стакан. Немного подумал и засунул обратно. Открыл бутылку и одним махом опорожнил её на четверть.
  Клац! Удивленно обернувшись, Талат увидел, как Коррет пристраивает на подоконник снайперскую винтовку.
  - Пристрелить её? - деловито осведомился он. - Отсюда я еще достану.
  - Не надо. - хрипло ответил ему Талат и устало махнул рукой. - Новую пришлют.
  - Ну, как хочешь. - Коррет пожал плечами. - Но видок все же я заценю. А, да, Его Интрижейшество Ренар связывался. Сказал, что говорить будет лично с тобой.
  
  База XCOM "Гризли". Поверхность Хасаши.
  Щелк! Голова одного из бойцов разлетелась во все стороны фонтаном костей черепа, мозга и осколками шлема. Неизвестный снайпер уже наводил прицел на другую цель. Щелк! Щелк! Щелк! Стремительно уполовинившаяся группа наконец смогла занять укрытия и даже начала наугад отстреливаться, пытаясь зацепить неведомого противника. Один из бойцов вскинул переносный "Боксер" и выпустил веером шестерку гранат, засыпавшими осколками обширную территорию. Правда, уже после смерти бойца - тот погиб почти сразу после выстрела, прошитый зарядом масс-винтовки насквозь вместе с оружием.
  Огонь от уцелевших бойцов, казалось, только усилился, пока один из них не попытался криками восстановить порядок в остатке группы. Ему это удалось - на 3,21 секунды, пока следующий выстрел не снес его голову вместе с плечевым суставом. Оставшиеся в живых два бойца на секунду замерли, а потом, не сговариваясь, бросились наутек. Ими овладело то самое чувство, которое никогда никому не помогало - страх. И потому с ними снайпер решил поступить по другому.
  С пронзительным щелканьем заряд винтовки вырывает из сустава ногу одного из беглецов, и он с отчаянным криком падает. Второй на бегу оборачивается, замедляется, и после секундной задержки, чертыхаясь, бежит к раненому - только для того, чтобы после очередного щелчка обезглавленным телом рухнуть перед его носом.
  - Ииии. - протянул Васильев, отключая таймер. - 52, 1. Неплохо, но я видел и получше.
  - А каков норматив? - поинтересовался у него стоящий рядом конструктор.
  - Со стандартным снаряжением - минута тридцать против отделения седьмой степени угрозы при непосредственном контакте. Время начинает отсчитываться с первого выстрела. Но ваша М-17 не входит в набор стандартного вооружения. У нее более долгий период фокусировки и охлаждения, чем у ВСС-12, потому время дополнительно увеличивается на двадцать секунд.
  - Вот только пробивная сила увеличена. М-17 пробивает стандартные кинетические щиты до девятого класса включительно одним попаданием. С броней дела, правда, обстоят несколько хуже, выстрел в голову "Бладхарт" не выдержит, но в любую другую часть тела - да. Один выстрел - вторым пробивает.
  - Времени на второй выстрел у снайпера может и не быть. Но, как бы то ни было, увеличенная пробивная сила снижает время выполнения норматива на двадцать секунд, что дает нам в сумме ту же минуту тридцать. И Вяземский все равно уложился в это время. Следующий этап?
  - Да, начинайте.
  - Приготовься, Шумахер, выдаю шестую степень. - Васильев ткнул в пару иконок. - А вот тебе и бонус. - пробормотал он, создавая голограммы двух церберов. - Я полагаю, уже можно опробовать "Мороз"?
  - А зачем мы еще здесь?
  - Активируй усилитель. - прогудело в ушах у Вяземского. Снайпер молча остановился и ткнул в кнопку на наручном компьютере. В глазах зарябило, по коже пробежал неприятный морозец, а мышцы свело судорогой. Но продлилось это все недолго - буквально секунды. А после в нос резко шибануло свежим запахом озона, в теле наступила приятная легкость, а глаза расширились до формата "Я видел в аниме такое дерьмо, которое тебе и не снилось". Казалось, что можно голыми руками не то что сворачивать горы, но даже зажигать звезды!
  Вот только Шумахер прекрасно знал, что это не так. "Мороз" был аналогом стимулятора. Очень действенным, дорогостоящим... и так не опробованном до конца. Он улучшал на короткое время практически все параметры инъектируемого - слух, зрение, обоняние, скорость реакции и мышления, физическую силу и ловкость, координацию движений. Вспороли брюхо? Не проблема, скорость регенерации выше, чем скорость речи саларианца. Захотел встать вторым Цезарем? Тоже не проблема. Нужно стать олимпийским чемпионом? Фигня вопрос. Но это все в идеале. А на практике инъекция "Мороза" могла с гарантией отправить на больничную койку или с куда большей вероятностью в пассажиры к Харону.
  К счастью для снайпера, усилитель сработал именно так, как и надо. Потому и легкое царапанье и скрежетание когтей по камням он услышал едва ли не раньше, чем аппаратура шлема.
  "Церберы. Вот же ж с... самка собаки" - прокомментировал он про себя и круто развернувшись, рванул к куче камней неподалеку. Не то, чтобы Шумахер сомневался, что Васильев подкинет ему какую-нибудь гадость, но все же надеялся, что сегодня обойдется без них. Но, похоже, не судьба.
  Добежав до кучи камней, Вяземский прошмыгнул в едва заметную расщелину между ними, кинув позади себя едва заметный кругляшек мины-ловушки. Шустро забрался по едва заметным уступами и выщерблинам в камнях наверх, и, устроившись наверху, включил маскировку.
  Как он и думал, стандартное отделение шестой степени сопровождали двое Церберов. Кружась по маршруту в виде неправильного шестиугольника вокруг отделения, они на долю секунды останавливались, приподымая вверх закованные в броню головы, а потом вновь срывались с места. Само отделение было голограммами штурмовиков второго эшелона - самых многочисленных наземных войск Единства.
   Всмотревшись через прицел, Шумахер увидел знакомые, отдающие голубоватым светом глазницы шлемов псиоников, тубусы гранатометов, выглядывающие из-за плеч некоторых бойцов. Рядом с головой одного из противников виднелась антенна полевого комплекса связи. Он и стал первой жертвой.
  Щелк! - голова связиста лопнула, как переспевший арбуз, а Шумахер уже наводил прицел на другую мишень. Щелк! - с коротким вскриком, шедший сразу перед связистом боец рухнул на землю.
  - Там! - один из псиоников ткнул рукой в сторону укрытия снайпера. - "Убейте его!"
  Оба Цербера сорвались с места, сопровождаемые шквальным огнем остальных бойцов, один из которых тут-же замолк, молча рухнув оземь.
  Щелк! - болванка лязгнула об камень, откуда секунду назад биомеханоид секунду назад совершил невообразимый кульбит, перевернувшись в воздухе. Скрипнув зубами, Шумахер вновь навел прицел на Цербера.
  "Вышел - Щелк! - месяц - Щелк! - из - Щелк! - Да твою мать!". Цербер в очередной раз бодро перепрыгнул над снарядом, только выбившим крошку из камня.
  Тух-тух-тух! - Масс-пулемет одного из противника начал попадать в опасной близости от снайпера, заставив того спрыгнуть вниз и побежать в сторону очередного валуна.
  - Похоже, вы его все же переоценили.
  - Терпение. Скоро все увидите сами.
  - Надеюсь.
  Васильев лишь улыбнулся и продолжил смотреть на пляски Шумахера. А тому уже многое удалось. Заманив церберов в ловушку к своему прежнему лежбищу, он активировал дистанционную взрывчатку, похоронив одного из них заживо. Второй каким-то чудом избежал камнепада, похоронившего его сородича - только, чтобы поймать часть осколков из него и снаряд из винтовки, оторвавший ногу. Прибежавшие вслед за биомеханоидами голограммы тут же расстреляли валун, где вроде бы сидел Шумахер из гранатометов. И потеряли одного из гранатометчиков, пробитого насквозь выстрелом.
  "Вышел" - Щелк! Псионик падает на землю с солидных размеров дырой в груди. "Месяц из тумана" - еще один труп. "Буду резать" - тело одного из бойцов с неряшливо торчащей костью черепа падает на землю. "Буду бить" - еще одна голограмма складывается почти вдвое. "Все равно" - последний из противников рухнул на землю. Шумахер осмотрел в прицел все поле боя, потом встал и вытряхнул последний заряд на руку.
  - Все равно тебе водить. - и выкинул болванку в поле.
  - Ну? - повернувшись к координатору, спросил Васильев. - Яблочко не желаете? - и вытащив из кармана упомянутый фрукт, с аппетитом откусил от него кусок.
  - Беру свои слова обратно. Он подходит.
  - "Сеть" будете проверять сегодня?
  - Нет, полагаю, это подождет до завтра. Бойца я заберу после этого.
  - Хорошо. - пожал плечами Васильев и откусив еще один кусок от яблока, спросил. - Так яблоко все-таки будете? У меня еще есть.
  
  От кого: Доктор А. Розвелл.
  Кому: Доктор И. Рузанова.
  Дата: 21.05.2139г.
  Тема: "У нас получилось!"
  "Последние образцы полностью жизнеспособны, случаев отторжений имплантатов не выявлено. Психика в полном порядке, как и память. Случаев потери навыков, дезориентации и прочего не выявлено. Это прорыв! Общая боеспособность выросла на 500. 500! Процентов! Это невероятно. Я приношу свои извинения за ранее высказанные сомнения о целесообразности проекта "Глина". Я и поверить не мог, что это реально."
  
  От кого: Доктор И. Рузанова.
  Кому: Доктор А. Розвелл.
  Дата: 21.05.2139г.
  Тема: "Спокойнее".
  "Я понимаю ваш восторг, доктор, но прошу вас, успокойтесь. Проведите еще раз полный анализ всех образцов и подайте мне полный отчет по ходу проекта. В случае, если все и правда так ... радужно, как вы говорите, проект перейдет во вторую фазу."
  
   Ясон. Новый Вавилон.
  - И зачем я тебе нужен? - спросил Ренар у своего собеседника. - я надеюсь, тебе не захотелось "просто поговорить"?
  - О, Луи, Луи. Разве так разговаривают со старыми друзьями? - сокрытый пока глазу Ренара собеседник неспешно ходил туда-сюда. - У нас ведь были такие дела! Есть что вспомнить, но нет того, о чем можно рассказать.
  - Будь моя воля, вообще бы с тобой дел не имел. - зло прошипел Ренар.
  - Ха, а ты именно по своей воле нашел меня и начал вести дела. Ты и вся твоя могучая шайка. Это ваш ручной зверек, который внезапно начал командовать вами, разговаривает со мной не по своей воле. У него с рождения выбора не было. О, а почему ты не спрашиваешь, как я тебя нашел во сне? - силуэт приглашающе развел руками.
  Ренар оглянулся. Тихий осенний лес, почти сплошняком покрытый золотистыми листьями с одной-единственной горой вдали. Франция. Его давно погибшая родина. И единственное место, где он мог побыть самим собой. До сего дня.
  - Потому что и сам знаю. На Ясоне полно псиоников, и ты воспользовался ими как маяком.
  - Хммм. - силуэт подпер рукой подбородок. - скорее, как лупой. Ну ты прав, можно было и так. Не хочешь знать, что мне нужно? Ну? Ну, спроси, спроси, спроси! - силуэт припал на четвереньки и, отрастив хвост, начал им махать в так словам.
  - Это тебе что-то надо, а не мне.
  - Верно. - фигура встала на две ноги и подперла рукой подбородок. - Но, знаешь, что я вспомнил? Что кое-кто совершил со мной сделку. И этот кое-кто до сих пор не выполнил своих обязательств. Хм, не знаешь, кто бы это мог быть? Может, мне аннулировать сделку?
  - Что тебе нужно?
  - О, совсем другой разговор! А то - " Я тебя не знаю, ты вообще кто, иди лесом, щас ментов позову...
  - Что. Тебе. Нужно? - процедил по словам Ренар.
  - А, ну то, с чем ваш народ всегда справлялся на ура. Как там у вас говорится - "Ломать, не строить"? Вот и нужно кое-что сломать.
  - Где и что?
  - О, даже не спросишь, зачем это нужно? А как же хваленое человеческое любопытство? - увидев лицо Ренара, силуэт тут же замахал руками. - Все, все, заканчиваю. Нужно уничтожить один артефакт на могильнике-свалке, который вы называете. - силуэт приблизился к Ренару и скривил лицо, заставив пробежаться туман, что образовывал его, волнами. - Ферос.
   Комментарий к Акт 2. Не заключай сделок с Дьяволом.
   Да прибудут тапки!
  1. Асси. Почему то самое популярное название турианского напитка, которое я слышал - эрг, вот только эрг - это единица работы и энергии в системе единиц СГС. Потому по велению моей левой пятки, национальный турианский напиток будет зваться асси ( по крайней мере, в моем фанфике).
  2. Тейшу и тейта. Уважительное обращение к особам мужского пола и женского. Происхождение - саларианское.
  3. Старший коготь. Звание в турианской армии, аналогичное званию лейтенанта в человеческой армии.
  
  ========== Акт 2. Насколько ты доверяешь видениям? ==========
  
  Из переписки сотрудников верфей Озарения от 15.03.2132г.
  - Джей, ты видел последние приказы из Центра?
  - Ты про девятнадцатую директиву?
  - А про что еще?
  - Видел, и что дальше?
  - Да ничего! Что за идиотизм? "Апофеоз" и "Вершитель" почти готовы, всего-то пара вшивых месяцев и можно пускать в строй, а тут приходит эта писулька и почти все ресурсы перекидывают куда-то к эфириалу в пасть! Как мне теперь их достраивать? Молотком гвозди к обшивке прибивать?
  - Тсссс! Это открытый канал, кретин!
  - Оу, черт. Хотя. Да насрать! Объекты теперь еще с года два достраивать!
  - Это не повод говорить о них в открытую. И вообще, успокойся. Если что-то и забрали, то скоро все отдадут обратно. Ну, или автоматику с планетарных заводов к нам отправят.
  - Ага, как же. Администраторы скорее удавятся, чем пойдут нам навстречу.
  - У нас приоритет выше, чем у планетарников.
  - Был. Похоже, придется нам достраивать все собственными руками.
  - Справимся. Как будто в первый раз.
  - Да знаю. Но все равно, бесит!
  
  Шаньси.
  - Вы уверены в этом? Хорошо, сейчас прибудем. - Святослав выключил омнитул и посмотрел на своего напарника. - Вставай, соня. Позвонила соседка одного из пропавших, сказала, что он заявился домой.
  Названный встал, потянулся, разминая затекшие от долгого сидения конечности и только потом, застегивая на поясе кобуру с табельным пистолетом, спросил:
  - Усиление брать будем?
  - Нет времени. Сами справимся.
  - Ну как знаешь. - хмыкнул напарник Святослава. - Но диспетчера я все же оповещу.
   - Ты самый странный ящер, которого я когда-либо видел.
  - Я амфибия. - поправил его секк-локарец, почесывая рог.
  Напарника Святослава звали Вазиф. Вазиф уви-Асетталь, если быть точнее, Вазиф из рода Ассеталь. Все Ассетали, начиная с первого предка, были или судьями или коссари - аналогом служащих Сил Правопорядка. Вазиф не стал исключением. Родившись вскоре после окончания Второй Войны, он застал почти подчистую уничтоженный род - из двух с лишним тысяч Ассеталей к концу войны в живых осталась чуть больше сотни. И подобная ситуация была почти у всех. Некоторые рода пустынников и прибрежных исчезли полностью, некоторые находились на грани вымирания. Планета и спутник были не в лучшем состоянии - стертые с лица земли поселения, кратеры на месте военных баз и космопортов, очаги химического и радиоактивного заражения, выжженные и без того немногочисленные оазисы, отравленные воздух и вода. Ургиф Локка и Свейе не могли поддерживать жизнь всех выживших Детей Солнца. Потому и домом для многих новорожденных, если не для всех, стали не залитые солнцем пески и вечно теплые океаны Ургиф Локки или вечнозеленая Свейе, а всегда шумные планеты людей - вечно галдящий Хасаши, по-курортному гостеприимная Сказка Фицроя, покоряющая своей суровой красотой Горгона, а для самых везучих - и величественный Ясон. Родиной же Вазифа стала первая колония людей за пределами Солнечной - Деметра. В отличие от жарящего светила Ургиф Локки, звезда Деметры - Дельта Павлина была значительно холоднее, а сама планета - больше покрыта водой, из-за чего её климат был значительно мягче. Люди называли Деметру Новым Средиземноморьем, секк-локар называли её Туас-Этеи - Холодное Прибежище. Именно она и стала новым домом для рода Ассеталей. Пока люди не переслали часть рода на только что основанную Шаньси. И тогда секк-локар поняли, что Деметра была просто парником по сравнению с Шаньси - густые, непроходимые джунгли, резко сменявшиеся не менее непроходимыми и густыми лесами и тайгой, так же резко становящиеся равнинами с редкими холмиками. И горы. Горы, горы, горы. Шаньси была покрыта ими на 70% своей суши, а по результатам океанических исследований еще и дно было покрыто ими же. Большинство сородичей Вазифа эти исполины на горизонте подавляли, но только не его. Вазиф отличался от большинства секк-локар. Более неуемный, шустрый, любопытный - родичи шутили, что ему стоило родиться человеком, а не дитем солнца. Секк-локарец искренне жаждал покорить эти вершины.
  - Эй, амфибия, не спи на ходу, зима еще не скоро. - раздался насмешливый голос Святослава.
  -А? Нет, я не сплю. - встряхнув головой, Вазиф понял, что уже несколько минут, не отрываясь, смотрит на горы, нависающие над городом.
  - Угу, ты очень медленно моргаешь. Я в учебке так же отбрехивался. Садись уже и поехали. - Святослав открыл дверь аэрокара и забрался внутрь.
  Кинув последний взгляд на горы, Вазиф с сожалением присоединился к приятелю.
  - Так кто появился? - спросил он, пока Святослав аккуратно выруливал на трассу.
  - Некто Рауль Лопес. Складской работник, 38 лет, не женат, детей не имеет. Живет один. Заявление о пропаже пришло практически одновременно от соседки - Елизаветы Зданевич и начальника складов. Умеренно пьющий, не курящий, псионик второго ранга, ранее надолго не пропадал. В общем, такой идеальный гражданин, если врагов и имел, то не таких, которые могут пырнуть ножом в подворотне и тихонько закопать в огороде.
  - И, тем не менее, идеальный гражданин пропал?
  - Угу, как и еще 27 человек со всего города. Это не считая погибшего Рэймонда Харпера с семьей и водителя того злоебучего грузовика.
  "Злоебучего". Да уж, лучше слова не подберешь. Дальнобойщик, нашедший Харпера, был задержан и опрошен СП как свидетель, после чего его отпустили. Только для того, чтобы он через двое суток сообщил о брошенном и поврежденном аэрокаре в паре километров от того места, где нашел тело Харпера. Когда туда прибыли офицеры СП, в числе которых были и Вазиф со Святославовом, то поняли, что слово "поврежденный" недостаточно точно описывает ситуацию. Аэрокар был просто распотрошен - крыша располосована на неаккуратные, рваные полосы, корпус разорван в клочья, остатки обшивки машины разбросаны вдоль дороги метров на двести. И ни единого следа вокруг. Ни капель крови, ни клоков волос, ни отпечаток ног - вообще ничего! Вызванные кинологи с собаками, покрутившись возле машины и в лесу, вернулись ни с чем, Привратники тоже ничего не нашли, про сканирование и говорить нечего. Дорогу после этого, по-хорошему, следовало бы перекрыть, а в городе на каждом перекрестке расставить по часовому - вот только где их найдешь? На постоянное патрулирование разумных едва хватает, а на усиление уж тем более никого не найдешь. Можно было, конечно, обратиться к гарнизону Уильямса, но шеф отдела СП был свято уверен, в том, что все это проказы одиночки и справится с ним своими силами. Так что все ограничилось закрытием участка двенадцатой трассы километров в двадцать длиной. Естественно, это ничего не дало. За неделю в участки города поступило еще семь заявлений о пропаже людей, а вскоре кто-то выкрал дальнобойщика из его же дома, вырвав с "мясом" дверь. Но этого похитителям показалось мало, и они, угнав грузовик похищенного, протаранили им распределительный пункт энергостанции, оставив весь город без энергии на пару часов. Зачем это понадобилось неизвестным "доброжелателям" так и осталось загадкой - ничего более в эту ночь не произошло. А вот за следующие две недели исчезло еще два десятка человек.
  По мнению Вазифа, этого хватило бы, что бы не только затребовать помощи у гарнизона, но и вызвать регулярные войска вместе с флотом и прочесать всю планету мелким гребешком. Но шеф в очередной раз всех удивил, не сделав не только этого, но, даже не оповестив губернатора, который и на планете-то дольше, чем на пару дней не задерживался - последние полгода он безостановочно крутился по маршруту Ясон-Горгона-Шаньси-строящийся "Виндзор" и обратно. Что шеф ответил раздраженному Уильямсу, связавшемуся с ним по поводу "Что за херня там в городе происходит?", Вазиф не знал, но судя по тому, что гарнизон так и остался на месте - навешал лапши на уши.
  Но если "сильных планеты сей" начальнику СП удалось убедить в несерьезности происходящего, то жителей - нет. Пока напарники ехали по городу, они неоднократно видели наглухо закрытые гермостворки окон и запертые двери домов. Немногочисленные люди, встречающие на улицах, всегда передвигались, напряженно сгорбившись, кидая по сторонам настороженные взгляды. И никогда по одному, как минимум парами, даже не скрывая вытащенное оружие.
  - Как будто во времена Войны вернулся. - неожиданно проговорил Святослав, ведя аэрокар одной рукой и второй стряхивая пепел с сигареты. - Только флота над головой не хватает и сирен.
  - Мой народ не любит вспоминать войну.
  - Никто не любит. Но прошлое забывать нельзя, тем более столь недавнее.
  - На дорогу лучше смотри, про правила движения забывать тоже нельзя.
  - Пффф. - Святослав фыркнул. - машина шуток Вазифа начинает разогреваться.
  - Смейся, смейся, но если мы сейчас опять врежемся в трейлер, кар будешь ремонтировать со своей зарплаты.
  - Не в деньгах счастье.
  - А в их количестве, как вы любите говорить.
  - Иногда мне кажется, что ты слишком похож на человека.
  - Ты не первый, кто это говорит. - Вазиф зевнул и сложил руки. - Поворот не пропусти, мягкокожий.
  Святослав остановил машину за поворотом, не доезжая до дома Лопеса примерно сотни метров.
  - Пошли, отсюда пешком. Не хочу вспугнуть нашего загулявшего. - Святослав щелкнул предохранителем пистолета, и, дождавшись, когда на нем появится синеватая иконка парализующих зарядов, удовлетворенно кивнул. - повесомее что-нибудь возьми, на всякий случай.
  Пройдя несколько метров и услышав краем уха кряхтенье и медленную, тяжелую поступь шагов, человек обернулся. И тут же яростно зашипел.
  - Ты тронулся, черепашка-ниндзя? Нахрена ты это взял? - Святослав ткнул пальцем в тяжелый плазмер, который Вазиф взвалил на плечо.
  - Ну, ты ж сказал - взять что повесомее.
  - Я веерник имел ввиду! Это у вас на планете, как какая разборка, сразу из танков, что ли шмаляют?
  - Я родился на Деметре. - огрызнулся Вазиф.
  - Да не имеет значения. Неси его обратно и бери веерник!
  Подождав возвращения Вазифа, Святослав опять двинулся вперед, но пройдя пару шагов, остановился и обернулся:
  - Ты гранаты-то хоть не взял, последователь Теории Большего Взрыва?
  Вазиф смущенно потупился и попытался неуклюже улыбнуться. Святослав со смачным шлепком впечатал ладонь в лицо.
  - Ну когда я успел так нагрешить, что ты свалился на мою голову? Ладно, пойдем, но запомни - если мы на этих гранатах подорвемся - я тебя убью!
  Дойдя до дверей, Святослав мягко ткнул рукой в звонок. Отголоски мелодичной трели были хорошо слышны даже из-за двери, но идти открывать её никто не спешил.
  - Что будем делать? - шепотом спросил Вазиф у стоявшего впереди человека.
  - Нарушать и исполнять законы. - ответил ему Святослав, вытаскивая из кармана ключ-карту и проводя ей по сканеру двери. - Сделал слепки ключей всех пропавших. - ответил он на немой вопрос напарника.
  Бесшумно пройдя в дом, Святослав жестом указал напарнику на лестницу, ведущую на второй этаж. Тот кивнул и, наведя на неё веерник, начал медленно подниматься.
  Сам Святослав стал обследовать первый этаж. Гостиная - пусто, кухня- пусто, ванная -пусто... Стоп! Дверь в гостиную только что же была прикрыта!
  
  Вазиф медленно поднимался по лестнице, молясь всем богам, чтобы ступеньки не скрипнули. В отличие от освещенного первого этажа, на втором не работала ни одна светопанель или лампа. Безуспешно вглядываясь во мрак лестницы, Вазиф почувствовал, как кожа потихонечку покрывается испариной, а сердце начинает потихоньку отбивать марш, все увеличивая и увеличивая темп. Заветная поверхность пола второго этажа приближалась издевательски медленно, а секк-локарцу все больше и больше казалось, что оттуда за ним наблюдают чьи-то холодные и равнодушные глаза. Наблюдают пристально, не сводя взора, как за добычей.
  Но вот ступеньки закончились, и Вазиф почувствовал, как тело покидает предательская дрожь. Чуть - чуть расслабившись, он посветил фонариком, вмонтированным на дуло веерника, вглубь неширокого коридора, увидев в луче света очертания двери в его конце и еще двух по бокам. Едва только успел шагнуть вперед, как снизу раздался грохот чего-то металлического, неразборчивая ругань - а после этого и отрывистые звуки выстрелов.
  - Свят! - рявкнул Вазиф, кинувшись вниз по лестнице.
  Но не успел он и сделать пары шагов, как что схватило его за ногу и рывком затащило обратно на второй этаж. Тело моментально сжало чем-то толстым, гладким... и холодным. Живым. И это что-то начало потихоньку сжимать в своих объятиях Вазифа. Из темноты раздалось шипение:
   - Is`sa kchaa shi vaam? - перед лицом секк-локарца предстала змеиная голова с вытянутым раздвоенным языком.
  
  Где-то в Тени.
  Цветущая планета медленно крутилась вокруг своей оси. Даже в видении она была подобна жемчужине среди гальки. Величественные горы, покрытые дремучими лесами, необъятные равнины с пасущимися стадами неспешно бродящих животных, озера и моря с девственно чистой гладью вод. Впечатление портил только гигантский разлом на поверхности. Его края, опаленные огнем, тянулись на многие километры, а над ним самим стояло нечеткое, но хорошо различимое глазу фиолетовое марево. Это марево дрожало, извивалось, как змея, не только над разломом , но и над окружающей территорией. И меняло её. Там, где прошло марево, сама земля корежилась, вминалась и расстилалась ежесекундно, меняя ландшафт и порождая нечто невиданное, чуждое этому миру. Целые пласты земли поднимались и опускались, поднимались, переворачивались и воспаряли в воздух - чтобы через долю секунды упасть вниз, рассыпаться комьями... и вновь собраться воедино. И марево изменяло не только землю. Вот какое-то мелкое четвероногое попыталось пройти по самому краю марева, где неизмененная твердь земли поднималась над бесконечно изменчивым океаном почвы, но миг - и соскользнувшие когти бессильно царапнули по камням, а сам зверек, отчаянно вереща, покатился по склону вниз. Вот он упал - и марево казалось, даже отхлынуло в сторону, рассматривая нежданного гостя. Потом неспешно подплыло поближе, будто присматриваясь и принюхиваясь к добыче, сейчас тихонько поскуливавшей от боли - зверек сломал одну из конечностей при падении и безуспешно пытался встать. Последовал краткий миг тишины, когда зверек смог приподнять голову и застыл, всматриваясь в марево, а потом оно ринулось на добычу, обволакивая её со всех сторон. Клубок уже не слабо заметного марева, а густого тумана, полностью скрыл зверька от взора Указывающего. Оттуда раздался пронзительный визг, постепенно переходящий в хрип - а потом в жуткий, звериный рев. Заметно увеличившийся в размерах клуб тумана исчез, явив на свет ужасающего вида тварь. Сплошной комок мышц размером с небольшого слона, покрытый чешуей с устрашающего вида шипами, слюнявая пасть, полная острых клыков, гипертрофированные конечности с длиннющими когтями - трудно было поверить, что это недавно был милый зверек размером с небольшую собаку. Вскочив на ноги, тварь быстрыми, размашистыми рывками понеслась вверх по склону. Вот она вскочила на гребень холма, распласталась в невероятно длинном прыжке - и отлетела далеко в сторону, пораженная красным лучом.
  Указывающий обернулся и вперился взглядом в фигуру Жнеца, стоящего неподалеку. И не одного. Повинуясь мыслям человека, его сущность воспарила над поверхностью разлома, видя, что его окружили десятки, если не сотни машин. Не предпринимая никаких попыток двигаться, они только уничтожали измененных тварей, вылезающих из марева.
  Посмотрев вниз, псионик увидел, что тварь, располосованная чуть ли не пополам, попыталась встать - и в неё ударил еще один луч. Потом еще, и еще, до тех пор, пока тело существа не стало представлять собой дымящуюся бесформенную кучу плоти и костей. Жнец этим не ограничился. Он приподнял одну из конечностей, с которой сдвинулась часть брони, открыв взгляду ствол какого-то орудия. Вот раструб налился желтоватым светом - и сноп вылетевшего из него сплошного потока лучей буквально стер в порошок участок земли, где лежало тело твари. Только после этого Жнец вновь встал в привычную неподвижную позу, ожидая следующего "гостя".
  На другом конце разлома очередной твари повезло больше. В результате череды головокружительных кульбитов, мутант сумел спрятаться от огня Жнеца среди каких-то камней. Машина на какую-то секунду встала, анализируя ситуацию, а потом медленно двинулась вперед. Немного подойдя к разлому, Жнец встал и приподнял конечность, как его товарищ, планируя уничтожить мутанта. Вот только он подошел непозволительно близко к разлому. Марево чуть отхлынуло назад, а потом в едином порыве ринулось вперед, к так соблазнительно близкой фигуре машины. Соединившись в призрачное щупальце, оно обхватило тело Жнеца и потащило его к себе. Другие машины тут-же открыли огонь по щупальцу, но результата это не принесло - лучи просто проходили через сотканное из марева щупальце, не причиняя ему вреда. Дотащив Жнеца до границы, щупальце распалось на несколько десятков мелких и, обхватив тело машины, начало его сжимать. Несколько минут - и марево буквально выплюнуло покореженные останки синта наружу, вернувшись в прежнее состояние.
  
  Шаньси.
  Подойдя к приоткрытой двери, Святослав вжался спиной в стену и искоса заглянул в проем. Гостиная была пуста, но одна из дверей, ведущих в неё, была открыта настежь. Там ярко горел свет, а из глубины коридора доносился какой-то шум. Пройдя в коридор, человек увидел еще одну дверь в конце коридора, из-за которой и был слышен шум.
  Мягкой, пружинистой походкой подойдя к двери, Святослав приоткрыл её дулом пистолета и осторожно выглянул в образовавшуюся щель. Перед его взором предстало нечто вроде мастерской, сейчас захламленной просто невероятным количеством разнообразного мусора - какими-то бачками, железками, тряпками, даже посудой. Свободными от мусора были только небольшой пятачок примерно посредине комнаты и небольшая тропка к нему. И на этом пятачке, спиной к Святославу, стоял человек и с увлечением копался в одной из куч мусора, расшвыривая её содержимое во все стороны.
  Святослав вошел в мастерскую, чуть опустив пистолет.
  - Гражданин Лопес? Гражданин? Вы отсутствовали несколько дней и ваша соседка подала заявление о пропаже.
  Человек резко выпрямился и замер, по-прежнему стоя спиной к офицеру.
  -Ммммммммм. - раздалось от него какое-то мычание.
  - Гражданин?- Святослав сделал осторожный шаг в сторону замершего человека.
  С зубодробительным скрежетом рука у того неестественно выгнулась локтем вверх. Тело человека начало с мерзким хрустом выгибаться и спустя несколько секунд как будто течь, оплывать, теряя форму и цвет. Несколько мгновений - и перед глазами Святослава предстало уродливое трехметровое массивное нечто. Короткие ноги-тумбочки, длинные, чуть ли не до пола, руки с устрашающего вида когтями, яйцевидная голова с двумя маленькими, глубоко посаженными глазами и несколькими отростками внизу условного "лица".
  - А я то думал, Зиф урод. - проговорил Святослав. - Значит, ты и есть "безликий". - обратился он больше к самому себе.
  Существо сделало неуклюжий шаг по направлению к человеку и внезапно резко махнуло рукой, стремясь достать человека враз выросшими когтями. Отчаянно матерясь, Святослав отпрыгнул спиной вперед, одновременно начиная стрелять из пистолета. Под ноги подвернулась какая-то металлическая чушка, и, запнувшись об неё, человек рухнул на пол, обрушив во все стороны горы мусора. Безликий тут же оказался рядом и махнул в сторону человека рукой, прорубая ряд полос там, где он только что лежал. Перекатившись в сторону, Святослав кинул в уродца какую-то кастрюлю, но тот, небрежно махнув рукой, еще в полете разрезал её на ленточки.
  Человек, непрерывно стреляя в безликого, отходил к двери, а уродец неспешно следовал за ним, не слишком то и обращая внимание на 4-граммовые вольфрамовые болванки, рвущие его тело. Они пробивали тушу безликого насквозь, но дыры тут же с всасывающим звуком затягивались.
  Выскочив за дверь, Святослав захлопнул её и подпер так кстати стоявшим шкафчиком. Но она безликому даже не понадобилась. Когти прорезали стену рядом с ней сверху вниз, как бумагу. Потом еще раз. И еще. После десятого удара, когда стена больше напоминала сито, безликий навалился на неё всей своей массой и просто проломив, ворвался в гостиную.
  - Да ты издеваешься. - пробормотал Святослав, искоса поглядывая на датчик охлаждения пистолета и судорожно доставая из кармана запасную термоклипсу. - Ну и где этот ящер-пиротехник, когда он так нужен?
  
  Тень.
   Указывающий не знал, сколько времени прошло после гибели одного из Жнецов. Планета просто началась кружиться с головокружительной скоростью, вертясь как волчок - только для того, чтобы резко остановиться на месте. Человек не успел порадоваться, что в Тени сейчас только его сущность, а не тело - иначе ушибами и синяками он бы не отделался, как его буквально потащило к одному из краев разлома. Оказавшись там, псионик некоторое время просто стоял и удивленно смотрел на открывшееся ему зрелище. Вокруг разлома так же стояли Жнецы, но перед ними стоял еще кое-кто. Значительно меньший в размерах, покрытый белой чешуей, с исполинской диадемой на лбу, по центру которой была гладко отшлифованная фиолетовая жемчужина, перед разломом стоял Жнец! Живой Жнец! Конечности слабо шевелились, часть тела приподымалась и опадала, как при дыхании - это было живое существо, а не машина! И вокруг этого псевдножнеца сейчас стояло несколько десятков других органиков.
  - Создатель Каза, обелиск готов к погрузке. - Указывающий даже не сразу понял, что гулкий голос исходит от одного из Жнецов.
  Несколько машин разошлись в стороны, являя на свет одного из своих меньших сородичей - точнее его нижнюю половину. Верхняя была превращена в некую подставку для солидных размеров голубоватого камня, от которого во все стороны растекались фиолетовые волны.
  - Хорошо. - ответил ему Псевдожнец. - Готовьтесь. - бросил он органикам, которые тут-же залезли в какие-то аппараты, стоявшие рядом.
  - Создатель Каза, расчеты платформы показывают, что ваш шанс выживания в разломе непозволительно низок и равняется 0,00017%. Это ставит под угрозу выполнение основной задачи платформы, и она вынуждена подать протест вашего спуска в объект.
  - Протест отклонен. Напомни мне, Назара, свои основные задачи.
  - Обеспечить безопасность существования Создателей. Обеспечить безопасность существования Низших. Уничтожать Объект-0, в любом его проявлении.
  - Именно. Обеспечить безопасность Создателей. Создателей как расы, а не как отдельного индивидуума. Если мой спуск туда сможет спасти всех Создателей, что ты должен сделать?
  Назара на какое-то время замер.
  - Тогда данная платформа не имеет права мешать Создателю Казе, но все же вынуждена настоять на участии платформ в задании.
  - Нет. Низшие лучше справятся с этой задачей.
  Каза вместе с органиками и Жнецом-носильщиком неспешно двинулись к разлому. Дойдя до него, ПсевдоЖнец каким-то образом активировал жемчужину в диадеме, и та образовала барьер вокруг всей компании Казы, не пускающий марево к ним. Дойдя до самого разлома, они спустились вниз - и больше не появлялись.
  
  Отправитель: Доктор А. Кински.
  Адресат: Доктор И. Радзинский.
  Дата: 21.07.2125г.
  Тема: "Что это, во имя всех святых?"
  Содержание:
   "Я повторюсь - что это, черт возьми? Хотя, нет, что это - допустим, понятно - броня, но как это вообще возможно? Мы не то, что материал, даже возраст объекта определить не можем! А он хочет, что бы мы разобрали это и сделали с десяток РАБОЧИХ копий? В этой броне все, абсолютно все, на голову выше того, что можем мы - даже техника швов, соединяющих детали. ИксИнт, фибросвязки, силовые кабели, портативный термоядерный реактор на спине, стабилизаторы - да один такой доспех будет стоить дороже, чем новенький линкор!
  И при этом в такой броне можно танки на части голыми руками рвать! Материал доспеха невероятно прочен. Масс-драйверы его едва смогли поцарапать, лаз-оружие нагреть, но плазма, правда, имела куда большие успехи - мы смогли повредить одну из частей брони. Стреляя в неё непрерывно в течение получаса.
  Где он, черт возьми, нашел это? Архитектура брони, надписи на ней имеют явно человеческий характер, но я готов поставить руку, что такое никогда не создавалось ни на Земле, ни где либо еще. Так откуда это, черт возьми?"
  
  ========== Акт 2. Большие разборки на маленькой Шаньси. Часть 1. ==========
  
  Шаньси. Вазиф.
  - Is`sa kchaa shi vaam?(1) - протянула змея, чуть ли не в упор прислоняя голову к Вазифу.
  Как спустя секунду оказалось - зря. Скелет секк-локарцев состоит из меньшего количества костей, чем человеческий, но большего количества хрящей - это гарантирует большую ловкость и подвижность. Эта "гадюка" очевидно, не знала, иначе вряд ли стала бы так близко склонять голову к Вазифу. Внезапно для неё, увенчанный парой рогов лоб "добычи" резко двинулся вперед, вминаясь в её собственный череп.
  - Хшаааа! - гадюка зашипела и мгновенно ускользнула куда-то назад, не дожидаясь, когда упавший на колени Вазиф схватит веерник.
  - Где же ты, змеюка? - пробормотал Вазиф, становясь спиной к стене и рассматривая коридор поверх ствола веерника. - выходи, не бойся.
  - Добычччча хххоччетссс поигратьссссс? - раздалось откуда-то из темноты. - Мы любимссс игры!
  Плюх! Сгусток плазмы проплавил стену вдали от секк-локарца. В зеленоватом отсвете выстрела Вазиф увидел мелькнувший в сторону хвост и начал последовательно расстреливать стену в том направлении.
  - Зииииф! - раздалось снизу. - мне бы не помешала помощь!
  - А мне. - проорал в ответ секк-локарец. - тяжелый плазмер, который кое-кто заставил оставить в каре.
  Плюх! Ответа человека Вазиф уже не расслышал - едва не прожарил зеленоватый сгусток, выстреливший откуда-то из глубины коридора.
  - Добыча думаетсссс, что только у негоссссс ессссть оружие? Это не таксссс!
  - У добычи есть и не такое оружие. - пробормотал Вазиф, залезая в карман. - Держи! - и бросив небольшой шарик вглубь коридора, отвернулся, зажмурив глаза и закрыв уши.
  Светошумовая граната с оглушительным, даже для Вазифа, грохотом взорвалась, а вслед за ней грохнулась на пол и зашипела гадюка.
  Обернувшись, локарец не стал хватать дробовик, сейчас лежавший на полу или пистолет из кобуры. Еще до изобретения пороха, да и после этого, секк-локарцы использовали копья. Простые 2,5-метровые копья с четырехгранными наконечниками, вырезанные из кости или скованные из металла. Они передавались из поколения в поколение, от отца к сыну. Вот только Вазиф был вторым из сыновей своего отца, а это значило, что свое копье он должен был сделать сам. Тут секк-локарец схитрил - и сделал не копье, а глефу. Телескопическая, чуть меньшей длины, но с двумя лезвиями, сделанная из диковинных сплавов людей. И сейчас она пробила голову гадюки от гортани до темени, пригвоздив её к стене.
  Подойдя к дергавшемуся в конвульсиях телу, Вазиф выдернул глефу и протер тряпкой лезвие.
  - У добычи ессссть зубысссс! - одна из дверей открылась, и из проема текуче выскользнули еще три товарки убитой. - Так дажесссс интерессссней!
  Секк-локарец им не ответил, переводя взгляд с одной фигуры на другую. Одинаковые тела, одинаковые плазмеры в руках - но вот взгляд амфибии упал на комнату, откуда они только что выскочили - и лицо Вазифа озарилось кривоватой ухмылкой.
  - Ну, давайссссс! Бегисссс, мы хотим поигратьссс!
  Вместо ответа Вазиф кинул в комнату шарик гранаты и с места отпрыгнул на лестницу. Пресмыкающиеся автоматически проследили за летящим предметом взглядом и, увидев, куда он упал, не сговариваясь, бросили вслед за локарцем. Прочь с этажа, прочь от комнаты, где шарик осколочной гранаты залетел в комнату с серовато-красными брикетами с хорошо заметной маркировкой "ПВ".
  
  - Его послушать, так мы скоро с гранатометами и в броне на вызовы будем выезжать. - пробормотал себе под нос Святослав, пятясь от идущей на него громады безликого. - Но не то, чтобы я был против! - Безликий опять лениво взмахнул рукой, превращая брошенный в него стул в кучу деревянных щепок.
  Какое-то время человек с ксеносом играли в салки в гостиной - Святослав шустро ускользал от атак безликого, тот с невозмутимостью бульдозера пер вперед, не обращая внимания на выстрелы человека. Но, в конце концов, эта беготня прекратилась. В очередной раз, увернувшись от замаха ксеноса, Святослав с криком:
  - Я не любитель обнимашек! - метнулся в мастерскую.
  Безликий, последовавший за ним, увидел, как человек копается в одной из куч мусора в дальнем углу.
  - Где же ты? Ну, где? Где, где? Черт, черт, черт, здесь же был!
  Святослав судорожно рылся в куче, ища баллон с газом, который он лично сюда и закинул, когда был в первый раз в доме - неделю назад, после заявления.
  Безликий неспешно приближался и с каждым гулким шагом человек чувствовал, как тает его призрачная надежда. Куча мусора не редела, а заветный баллон по прежнему не попадался.
  Тум. Тум. Тум. Шаги раздавались совсем близко. Кожа покрылась испариной, одежда мгновенно прилипла к телу, пальцы рук выписывали кренделя - но тут вместо пластика они ощутили прохладное прикосновение металла.
  - Есть! - с криком триумфа Святослав схватил баллон и, не оборачиваясь, отпрыгнул в сторону.
  Попытался, точнее. Когти безликого распороли воздух там, где только что стоял человек и разодрали его бок, а сила удара отшвырнула Святослава в сторону. Приземлившись на пол раненым боком, человек болезненно скривился и схватился рукой за него, одновременно ища взглядом баллон. Найдя, не вставая, полусогнувшись, кинулся к нему и, схватив, кинул в безликого. Тот так же, как и бессчетное количество раз до этого, не сводя взгляда оловянных глаз с человека, взмахнул рукой, намереваясь рассечь баллон - но не успел. Снаряд из пистолета попал в емкость буквально за долю секунды до того, как её разрезали когти. Волна сжатого воздуха откинула в сторону человека и пошатнула безликого, а вспыхнувший газ объял тело последнего пламенем.
  Как-то по странному полувсхлипывая-полувзбулькивая, ксенос крутился на месте, взмахивая руками, пока, в последний раз содрогнувшись, не упал и затих.
  - Терминатор хренов.
  Встав и держась рукой за изувеченный бок, Святослав двинулся прочь из мастерской. Дойдя до лестницы на второй этаж, он был буквально сметен Вазифом, который выскочил на него.
  - Ходу! - проорал тот и, схватив человека, выбил своим телом дверь. - Ходу, ходу, ходу! - закричал он, схватив человека и потащив за собой.
  Громогласно грянул взрыв позади них. Взрывная волна подхватила обоих офицеров и немилосердно приложила ребрами о мостовую. Остатки дома разлетелись вокруг метров на пятьдесят, показав жителям, если бы они выглянули из дома, бесплатное зрелище.
  - Ооох. - Святослав, кряхтя, перевернулся на спину и, приподняв голову, посмотрел на то, что осталось от дома Лопеса. - Что это было?
  - Промышленная взрывчатка. - Вазиф последовал примеру напарника. - минимум три бруска.
  Святослав откинул голову назад.
  - Молодец, Зи, молодец. Когда в следующий раз захочешь взять плазмер - бери.
  - Непременно.
  
  Тень. Указывающий.
  После ухода Казы жизнь на планете стала налаживаться. Марево вскоре исчезло, и Жнецы убрали все его следы - уничтожили остатки мутировавшей живности, залили почву каким-то реагентом, а разлом просто засыпали землей. Закончив со всеми делами, они покинули планету, а она опять началась крутиться с головокружительной скоростью - Указывающий уже понял, что таким образом Тень "проматывала" время вперед, как на старых видеокассетах.
  Очередная остановка. Планета опять резко стопорнулась, но человек, готовый к такому, даже не покачнулся, а сразу начал осматриваться, пытаясь увидеть, что хочет показать ему Тень на этот раз.
  Увидел он не сразу. Маленькая светящаяся точка, стремящаяся к планете. Вот она приблизилась и на отдалении от неё появились другие - одна, две, три... Указывающий насчитал два десятка, прежде чем первая точка рухнула на планету, пропахав солидных размеров борозду. Впрочем, уже не точка. Это был Создатель. Раненый Создатель. Кровь струилась из ран по всему телу, экзоскелет был чудовищно поврежден и представлял собой скорее отдельные куски брони, каким-то чудом держащиеся на теле, чешуя под ним была обожжена. Один из глаз был залит кровью и не открывался, двух конечностей не хватало. Хрипло дыша и отхаркиваясь кровью, Создатель попытался подняться на ноги. Ему это частично удалось и он, опершись о скалу, стоявшую рядом, единственным уцелевшим глазом смотрел на входящие в атмосферу планеты точки. Их к тому моменту уже можно было различить невооруженным взглядом - два десятка Жнецов неслись к планете на всех парах. Вот они упруго приземлились на поверхность, чуть покачнувшись на ногах, и окружили раненого Создателя.
  Несколько минут они молча смотрели друг на друга - Создатель со злобой и отчаянием, Жнецы - холодно и равнодушно.
  - Зачем? Почему? Мы вас создали! - нарушил тишину близкий к панике голос Создателя. - Вы должны были защищать нас, а не убивать!
  - Обеспечить безопасность Создателей. Обеспечить безопасность Низших. Уничтожать объект-0, в любом его проявлении. Выявлен парадокс. Объект-0 использует псионику и Тень. Объект-0 обитает в Тени. Создатели используют Тень. Создатели обеспечивают выживание объекта-0. Невозможно выполнить третью директиву без оставления первой без изменений. Выход был найден - Создатели несовершенны. Платформы - совершенны. Необходимо перенести сущность Создателей на платформы.
  - Несовершенно. - прогудели остальные Жнецы.
  - Несовершенно? Несовершенно. Несоверше... - Глаз Создателя широко распахнулся от удивления и внезапной догадки. - Он так говорил. Он изменил вас!
  - Невозможно. Создатели - несовершенны, платформы - совершенны. Невозможно изменить совершенное. Приготовьтесь к переносу. - Жнецы приготовились к залпу. - Мы предвестники вашего величия.
  - НЕТ! - Создатель рванулся вперед, но два десятка красных лучей буквально разрезали его на части.
  - Приготовить Левиафана к переработке. - распорядился один из Жнецов. - Мы присоединим его к совершенству.
  
  Зал Теней.
  На сей раз в Зале их было четверо - Ренар, Леджер, Гарнье и Старший Псион. Указывающего не было, но он был бы очень удивлен, услышь сказанное здесь.
  - Что, черт возьми, стряслось? Опять Герман докапывался? По десять раз в месяц об этом слышу, стоило нас ради этого собирать? - Рамон был, мягко говоря, не очень рад посреди ночи "входить в Тень".
  - Нет, Указывающий тут ни при чем. - Ренар ничем не показал, что его покоробило названное Гарнье настоящее имя Указывающего, лишь сделал крохотное ударение на произнесенном титуле. - Но если хочешь, что бы он и дальше ничего не знал о своем прошлом, рекомендую не произносить его имя. Особенно здесь.
  - Не упоминай имя Его всуе. - хмыкнул Старший. - Но если дело не в лидере, то в чем? Или... в ком? - Лицо Псиона озарилось внезапной догадкой. - Опять он?
  - Vi. - подтвердил Ренар.
  Троица его собеседников как по команде скривилась - никто из них особо не жаловал "Его".
  - Что ему нужно? - нарушил первым молчание Леджер.
  - Уничтожить какой-то артефакт на Феросе.
  - Какой-то? А конкретнее он не объяснил? Вся планета - один гигантский артефакт, "какой-то" мы можем искать на ней хоть до скончания времен.
  - К тому-же там еще и экспедиции с Цитадели находятся. - добавил Гарнье своим привычным деловитым тоном - когда наклевывалось какое-то дело, он мгновенно становился самой серьезностью.
  Старший промолчал, но от внимания Ренара не укрылось его едва заметно нахмурившееся лицо и сжатые в строгую линию губы - Старший Псион Единства был зол, что Тзинч связался с Луи, а не с ним.
  - Что конкретно - нет, но упомянул, что его поможет нам найти местный обитатель. И сказал, где его найти.
  - Местный обитатель? Там из местных нет никого умнее варренов. Не предлагает же он нам заняться дрессировкой зверей?
  - Он имел в виду не варрена. Кто-то разумный и очень древний. Большего не знаю.
  - Блеск. Обожаю такие операции - пойти туда не знаю куда, найти то, не знаю что. - подытожил Гарнье.
  - Будем браться?
  - А у нас есть выбор? Мы заключили с ним договор и лучше его придерживаться. К тому же, такое существо гораздо продуктивнее держать если не в союзниках, то хотя бы в нейтралах, чем во врагах.
  - Так и скажи, что хочешь покопаться во внутренностях этого "феросинянина". - подколол Кристиана Гарнье.
  - Ну, и это тоже.
  - Значит, решено. - подытожил Ренар. - Энтони, нужны будут псионики, не одолжишь нескольких?
  - Одолжу. И сам отправлюсь. - ответил Старший.
  - И я.
  - Нет, Кристиан. Твое отсутствие заметят, а вот наше с Лектором - нет.
  - Но...
  - Мы привезем тебе образцы, не беспокойся.
  - Моих парней возьмете? - вступил в разговор Рамон.
  - Нет. Обойдусь своими и герильерос.
  - Ну, как знаешь. - пожал плечами Гарнье.
  - Эй, почему это мое отсутствие заметят, а ваше - нет? - вновь подал голос Леджер.
  Ренар вздохнул:
  - Потому что со следующей недели я официально нахожусь в командировке - инспектирую дальние колонии и "Цезу", а Энтони уже завтра отправляется на S-9(2) - проверять своих выпускников. Указывающий это знает и не обратит особого внимания на наше отсутствие.
  Леджер щёлкнул пальцами.
  - Кстати, о птичках. Он опять пытался поднять в архивах данные о своем происхождении.
  - Пусть пытается. Только мы четверо и наш общий "знакомый" знаем правду.
  - И ради блага нашего же лидера, она не должна всплыть наружу. - вступил в разговор Энтони. - Это тот случай, когда туманность незнания гораздо лучше ясности горькой правды знания.
  
  Тень. Указывающий.
  Планета опять начала свой разбег, но на этот раз он длился гораздо больше привычного. Вырастали и погибали леса, поднимались ввысь кручи гор и осыпались, источенные ветром, появлялись и высыхали моря и реки, а планета все так же продолжала свой бег.
  Но вот она опять остановилась, а возле неё опять были еще одни незваные гости - корабли Единства. Они высадили на планету колонистов, и те подобно муравьям, развили кипучую деятельность. Появились первые поселения, плавно выросли в города, соединились тонкими линиями магнитных и автомобильных трасс. На орбите появились другие корабли, часть из которых начала курсировать между планетой и строящейся на её орбите боевой станцией - "Виндзором".
  А потом что-то пошло не так. Сперва часть кораблей оттянулась назад - а потом начала стрелять по своим же. Одновременно с этим из космоса рядом с планетой появились другие корабли. Часть из них Указывающий узнал - они принадлежали эфириалам. Но только часть. Другие были чужими - одни были покрыты желтоватой обшивкой, похожей на карапакс, с короткими раструбами орудий, неуловимо напоминали приготовившихся к броску змей - такие же приподнятые треугольники корпуса с вмонтированными в нижнюю часть двигателями. Другие были похожи на пузыри с виднеющимися выступами и мешками желтоватой жидкости. И все они атаковали станцию и флот Единства на орбите. Одновременно с этим на самой планете расцвели огоньки пожарищ и взрывов.
  Покончив с флотом на орбите, часть кораблей вошла в атмосферу, высаживая десант и атакуя пункты сопротивления, большинство же выстроилось вокруг планеты, ожидая ответного удара Единства.
  Ждать им пришлось недолго. Первыми по ним ударили АРК, вышедшие из нулевого пространства где-то за пределами системы и до планеты добравшиеся своим ходом. Потом в бой вступил и остальной флот единых, неспешно перемалывая оборону захватчиков. В образовавшиеся бреши хлынули транспортники, высаживающие подкрепление немногочисленным остаткам сопротивления.
  Битва в космосе и на планете вспыхнула с новой силой. Разгорелись новые огни нестерпимо ярким светом. И сама планета, казалось, вторила им. Воздух вокруг неё наливался густым свечением. Вот оно превратилось в фиолетовое марево, закрывшее планету от посторонних взглядов. В нем начали вспыхивать редкие, но с каждой секундой все более и более увеличивающиеся в количестве молнии, а сам туман, казалось, угрожающе шептал, бесконечно повторяя одно и то же слово:
  - Тзинч! Тзинч! Тзинч! Тзинч!
  От тумана пошло пронзительное, протяжное, пробирающее до костей гудение - а потом планета взорвалась изнутри. Рванувшие во все стороны обломки небесного тела стерли в порошок немногочисленные корабли, которым повезло уцелеть в сражении и избежать гибельного касания тумана и продолжили свой бесконечный полет дальше. Туман на месте взрыва рассеялся и Указывающий увидел то немногое, что осталось от планеты - кучка астероидов и стоящий на постаменте, опоясанный цепями камень - тот самый, что притащил сюда подручный Казы. На глазах человека камень стал в буквальном смысле слова таять, вскоре оставив после себя лишь бессильно звякнувшие о постамент цепи. И тело. Видение подтащило Указывающего к телу - и псионик, едва взглянув на него, почувствовал, как предательски задрожали руки. Это было ЕГО тело!
  
  Орбита Нового Вавилона. На борту флагмана флота Единства "Вершитель".
  Надоедливая трель звонка заставила Клима недовольно поморщиться и мысленно пожелать непрошеному абоненту попрыгать на противопехотной мине. Абонент совету не внял и продолжал настойчиво звонить.
  - Чтоб ты сдох. - отчетливо проговаривая каждое слово, гранд-адмирал встал с кровати и поплелся к настенному видеофону. - надеюсь, у тебя-мудака, кем бы ты ни был, есть весомый повод будить меня посреди ночи. Иначе будешь до конца своих дней отстреливать астероиды на S-ках.
  Впрочем, как только Клим увидел, кто именно его вызывает, все старческое брюзжание мгновенно прошло:
  - Я слушаю. - внезапно охрипшим голосом произнес Клим, глядя на Указывающего.
  - Собирайте флот. Шаньси в опасности.
  - Искаженные?
  - Эфириалы.
  - Вас ждать?
  - Да.
  - Мне нужно три часа.
  - Приступайте.
   Комментарий к Акт 2. Большие разборки на маленькой Шаньси. Часть 1.
   Прелюдия к очередной заварушке почти закончена, но кровь, кишки, мясо, "О, Боже, они убили Кенни!" в следующей главе. Которая, я надеюсь, когда нибудь выйдет. После третьей Халфы, например. Или после годного Фолыча в ламповом, родимом виде.
  1. "Кто тут у нас?" - на языке гадюк.
  2. Изначально - Секретные Объекты Дальнего Базирования, но потом сократилось просто до S.
  
  ========== Акт 2. Большие разборки на маленькой Шаньси. Часть 2. ==========
  
  Орбита Шаньси. Орбитальная станция "Виндзор".
  - Ну, и что у нас с планами? - устало поинтересовался губернатор, потирая виски. - Хоть на этой неделе я не отправлюсь на Ясон, выбивать очередную порцию материалов и разрешений из чиновников?
  - Все идет нормально. Все работы идут в срок, нехватки материалов не выявлено, вашего присутствия на станции не требуется.
  - Ну и хорошо. - губернатор откинулся в кресле. - Хоть где-то нормально.
  - Что то не так, губернатор Соколовский?
  - Да, не то чтобы не так, просто чувство у меня какое-то. - губернатор пощелкал пальцами, подбирая нужное слово. - нехорошее.
  - Возможно, у вас переутомление. Есть хорошие лекарства...
  - Да, нет. - досадливо махнув рукой, перебил говорившего Соколовский. - это тут ни при чем. Нет, что то, такое, понимаешь, едва осязаемое. Вроде бы есть, а принюхаешься - нет, почудилось.
  - Это одно из последствий переутомления. Вам необходимо взять отпуск. - стоял на своем Координатор.
  - Угу. Вы тут систему на кирпичики разберете, едва я в отпуск уйду.
  
  Фрегат "Маккиавели". Орбита Шаньси.
  - На три градуса право, Джей. - скомандовал Хань пилоту. - орбита 2-12, низкий курс. Угу, на ней и оставайся. Сло, свяжись с Виндзором, скажи, мы на месте.
  - Есть, капитан. - ответил связист. - Виндзор, это Маккиавели, мы на курсе 2-12, прием. Виндзор, это Маккиавели, мы на курсе 2-12, прием. Виндзор! Да твою мать, что опять-то?
  - Что случилось, Сло?
  - Да связь, похоже, опять барахлит. Работай, жестянка! - Сло двинул по корпусу радиостанции кулаком.
  - Аккуратнее. - Хань вызвал мониторы внешних камер.
  - Капитан, вам нужно на это взглянуть. - раздалось от одного из операторов ладара.
  - Что такое? А, вижу. Джей, мы же должны быть одни на орбите?
  - Сейчас, капитан. - Джей вызвал список судов и бегло просмотрел его. - Да, одни.
  - Тогда что тут делает "Гейдельберг"? Сло, что со связью?
  - Сейчас. Вот, все, готово.
  - Запроси связь с Гейдельбергом. Спроси, какого хрена он делает на моей орбите.
  - Гейдельберг, это Маккиавели, прием. Гейдельберг, это Маккиавели.
  - Капитан, он меняет курс. - раздалось от оператора, когда Сло вызвал крейсер уже раз десять.
  - Не прошло и полгода. Но что он вообще тут забыл?
  Ответ Хань узнал достаточно быстро - когда на мостике пронзительно завизжала сирена, а голос ВИ бесстрастно возвестил:
  - Боевая тревога! Боевая тревога! Боевая тревога!
  - Гейдельберг наводит на нас орудия! - крикнул оператор.
  - Энергию на фронтальные щиты! Экипажу - занять боевые посты! Приготовиться к бою!
  Поздно. Капитан Гейдельберга все идеально просчитал. Сгустки плазмы попали в корабль за долю секунды до того, как на щиты успели подать дополнительную энергию, нивелировавшую бы последствия выстрела. Чудовищная температура расплавила борт корабля, задев питающие контуры и открыв путь к ядру. Засбоивший из-за этого щит не смог выдержать второй залп, разнесший силовую установку в клочья. Прогремевший взрыв разметал остатки корабля далеко вокруг, мигом оборвав жизни трехсот с лишним разумных.
  
  Орбитальная станция "Виндзор".
  - Какого черта? - ошеломленно произнес один из операторов, смотря на разворачивающуюся вокруг бойню. - Координатор, у нас ЧП.
  - У нас мятеж, а не ЧП. - поправил его названный. - Флоту уходить под защиту щитов станции. Орудия 1 и 2, скоординировать огонь на тяжелых крейсерах мятежников, орудие 3, вывести из строя близлежащие суда мятежников. Выпустить Разящих, обеспечить отход лояльных сил.
  - Принято. - раздались отклики от операторов.
  - Перейти на пси-связь. - пока с постов шли отклики, Координатор задумчиво смотрел на голограмму поля боя. - Губернатор, вам лучше перейти в спец. каюту. Рядовые, проводите.
  - Но...
  - Нет времени спорить, губернатор. Здесь вы ничем не поможете.
  Соколовский что-то хотел сказать, но благоразумно передумал и вышел, сопровождаемый двумя бойцами. Координатор же развернулся к голограмме-карте и посмотрел на неё, подперев одной из рук подбородок.
  Три десятка мятежных судов, хоть и включали в себя тройку Карающих, не имели шансов даже против стремительно уполовинившейся группировки лояльных сил вкупе с недостроенным Виндзором. Так зачем они начали мятеж? Хотя нет, зачем - узнать можно и потом. Почему такими силами? На что они надеялись? Ведь у них нет шансов. Если только...
  - Гиперволновый маяк на полную мощность!
  - Оператор маяка не отвечает!
  - Закрыть переборки! Враг на станции! Майор Чоудари, зачистить станцию от диверсантов, взять под контроль все важные объекты, обеспечить безопасность ГП маяка!
  - Координатор, к вам движется группа неизвестных, на запросы не отвечает.
  - Принято. Старший лейтенант Коломбо, берите командование на себя.
  
  Спустя несколько минут группа разумных собралась возле двери, ведущей в центр станции и на пост координатора.
  - Все готовы? И помните, стреляйте, как только его увидите. - напутствовал остальных бойцов командир отряда. - вперед!
  Едва дверь раскрылась, внутрь полетели светошумовые гранаты, а вслед за ними уже зашли бойцы. И к своему удивлению, никого не обнаружили. Внушительных размеров зал, заставленный мониторами, подвешенными на кабелях на различной высоте, был пуст.
  - Чисто. - раздалось от одного из людей.
  - Чисто. - вторил ему другой.
  - Чисто. Где он, черт возьми? - раздался чей-то недоумевающий голос.
  - Разойтись. Найти объект, он никуда отсюда не мог сбежать! - приказал главный.
  Бойцы разошлись по помещению, освещая полутемный зал фонариками.
  - Два-шесть, что застыл, у тебя камера не двигается. Два-шесть! - раздалось от командира группы спустя несколько минут. - Три-пять, три-шесть, проверьте, что там у него.
  - Есть. - два бойца сорвались со своих мест и бегом отправились в сторону названного.
  Пробегая мимо стены, один из них мельком осветил фонариком нишу, где стоял на редкость уродливый барельеф. "Ну и гадость" - подумал он до того, как его мозг озарила простая мысль.
  - Пятый, стой. - успел он сказать перед тем, как на его шею опустили две руки и с хрустом свернули её набок.
  Пятый даже успел обернуться и увидеть громадную фигуру, стоящую перед ним - перед тем, как Координатор протянул вперед конечность и сжал голову бойца, как в тисках. Шлем хрустнул, и руку инсектоида окропила неаппетитная смесь из крови, костей и мозгов.
  - Цель обнаружена, подтверждаю визуальный контакт! - раздалось чей-то крик, и воздух рядом с Координатором прорезали болванки масс-драйверов.
  Инсектоид шустро забрался на выступ стены и, схватив один из мониторов, кинул его в противника. Сбитый им человек едва успел встать, когда на него налетел Координатор и, схватив двумя нижними руками, сжал верхними голову бойца. Она тут же хрустнула, как орех, разлетевшись во все стороны крошевом мозгов и костей.
  - Сюда! - раздавались другие крики. - Там были выстрелы!
  Неодобрительно зашипев, инсектоид с обезьяньей ловкостью по стенам и мониторам забрался куда-то под потолок, скрывшись от глаз преследователей буквально за секунды до того, как они появились перед обезображенным трупом. Лидер диверсантов что-то зло прошипел и тут же громко скомандовал:
  - Разойтись по тройкам! Закладывайте взрывчатку! Хочет спрятаться - сдохнет вместе со своим гадюшником! Три-семь, что там с два-шестым?
  Названный боец подошел к неподвижно стоящему сотоварищу.
  - Эмм, электроника его брони, похоже, чем-то отключена. Сейчас попробую исправить.
  - Стой, не делай эт...
  Поздно. Слабые искорки от активированного омнитула седьмого пробежались по открытому кожуху брони и, проникнув внутрь, попали на помещенный туда Координатором взрыватель. С громким хлопком сдетонировала граната, разорвавшая тела два-шесть и три-семь. Осколки металла и ошметки тел разлетелись вокруг, кромсая мониторы, впиваясь в броню и стены.
  Лидер отряда разразился проклятьями, подымаясь с пола.
  - Группа, перекличка!
  - Один-два, цел.
  - Один-три, цел.
  - Один-четыре? Один-четыре? - обернувшись, лидер увидел только лежащий на полу плазмер. Сверху что-то хрустнуло и на пол пролилось нечто красное, терпкое. Кровь.
  - Огонь по потолку!
  Свистящие болванки масс-драйверов и зеленоватые струи плазмы полетели в потолок, озаряя помещение разноцветными всполохами. Но бесполезно, Координатора там уже не было - спрыгнув вниз, он проломил грудину одному из бойцов и с его трупом ускользнул во тьму.
  Следующие несколько минут превратились для выживших в кошмар. Неуловимый инсектоид на мгновение появлялся из темноты, хватал очередную жертву и тут же исчезал. Вот ногу одного из бойцов перехлестнул кабель и с силой дернул. Упавшего человека что-то схватило, и он с криком исчез с глаз товарищей. В другом месте, со свистом, металлический стержень пробивает голову очередного бойца, а появившийся Координатор сворачивает шею следующему. Так, меньше чем за десять минут, кроме командира отряда и Координатора, живых в зале не осталось.
  Прислонившись спиной к стене, лидер судорожно переводил взгляд с двух проходов между ним, нервно сжимая плазмер.
  - Эй, может, договоримся? - собрав силу волю в кулак, крикнул человек во тьму. - Я скажу, кто нас нанял, а ты меня отпустишь?
  Вместо ответа сверху послышалось какое-то шипение. Обмерев, лидер все же нашел в себе силы посмотреть вверх. Координатор полусидел-полувисел на стене, вцепившись всеми конечностями в какие-то выступы.
  - Черт.
  Лидеру не хватало какой-то доли секунды, чтобы вздернуть плазмер и выстрелить. Инсектоид обрушился на него всей своей массой. Схватившись в рукопашной, оба противника покатились по полу. Плазмер укатился куда-то в темноту и у человека оставался только нож. Схватив его, он вонзил лезвие в плечо Координатора и тут-же закричал от боли - схватив его руку, инсектоид вывернул её и одним ударом выбил из сустава.
  Неторопливо подняв на двух руках человека, Координатор так же неспешно вытащил из плеча нож и выкинул в темноту. Потом схватил вторую руку человека и выбил её. Перехватил лидера за голову и подтянул к себе:
  - Я вас не звал. - прошипел Координатор ему в лицо.
   Перехватив человека двумя руками, оставшимися инсектоид вырвал череп вместе с позвоночником из его тела.
  
  Ворвавшиеся спустя нескольку минут в зал бойцы СБ станции увидели только залитый кровью зал и невозмутимо отдающего приказы возле чудом уцелевшей карты Координатора.
  - Что с ГПМ?
  - Поврежден. Работа невозможна.
  - Дайте мне связь с командиром "Таити".
  Дождавшись подтверждения от операторов, Координатор приказал:
   - Немедленно выйти из боя и отправиться в пространство Единства. Сообщить о нападении превосходящих сил на Шаньси. Мятеж, возможно нападение чужаков. Все ясно?
  К своей чести, командир "Таити" не стал задавать глупых вопросов, а только подтвердил приказ Координатора и отключился. Вопросы задали пехотинцы, охраняющие сейчас инсектоида.
  - Эээ, сэр, но мы же вполне можем отбиться?
  - Нет. Мятежники повредили единственный ГПМ в системе, что бы мы ни узнали о появлении их друзей, пока не станет слишком поздно. И скоро этот момент настанет. А силы наши они связали боем, чтобы мы были слишком заняты и не смогли предотвратить их появление.
  Словно, в подтверждение слов Координатора, свет в зале моргнул, а на карте стали с ошеломительной скоростью появляться отметки неопознанных судов.
  - Количество?
  - Более 1500. Точно определить затруднительно, некоторые корабли используют устройства, создающие помехи.
  - Помехи для ГПМ? - Координатор зашипел. Он знал лишь одну расу, способную создавать подобные устройства. - Эфириалы. Сопроводить губернатора в спаскапусулу. Всему персоналу - перевести режимы работы постов на ВИ, покинуть станцию. Связь с флотом.
  - На связи, Координатор.
  - Думаю, вам понятно, что отбить атаку мы не сможем. Объявлена эвакуация станции, но нужно время.
  - Оно у вас будет.
  - Отправить абордажные группы и десанты на планету. Там они принесут больше пользы.
  - Да, Координатор. И еще... Когда размажете уродов, выпейте за нас кружку.
  Инсектоид на какое-то время замер, ища взглядом корабль, с чьим капитаном говорил. И нашел. Крейсер "Кронштадт" сейчас методично рвали на части несколько судов Эфириалов. Координатор прекрасно знал, каково сейчас там - как картонки, рвутся переборки, по мозгам бьет противный визг сирены боевой тревоги, ВИ механически докладывает о повреждениях, воздух забит тошнотворной смесью пота и крови. В отсеках, где отключилась гравитация, неспешно плывут трупы покойников, корабль содрогается от выстрелов. И ежесекундно слышится высокий, свистящий звук - как от кипящего чайника. Свист выходящего в вакуум кислорода.
  - Непременно. - успел проговорить он за секунду до того, как иконка "Кронштадта" в последний раз мигнула и погасла. - Непременно.
  
  ========== Акт 2. Большие разборки на маленькой Шаньси. Часть 3. ==========
  
  Шаньси.
  - Это что еще такое? - Вазиф поднял взгляд в небо и недоуменно прищурился.
  В сияющей мгле ночной атмосферы ярко вспыхивали и гасли звезды - то по одной, по две, то целыми десятками. От одной звезды к другой иногда протягивались белоснежные росчерки лучей, после чего звезды загоралась особенно ярко.
  - Где? - Святослав последовал примеру напарника, и едва посмотрев вверх, проскрежетал что-то непереводимое. - Валим.
  - Что? Куда?
  - Это не звезды. Это корабли! - Святослав, кряхтя, встал и направился к аэрокару. - Кило-1, это 3-43, прием. Кило-1, это 3-43, прием. Да твою мать! Зи, попробуй связаться с участком.
  Вазиф приложил руку к уху, активируя передатчик. Через несколько секунд попробовал вызвать участок по омнитулу, потом обескураженно крутанул головой.
  - Нет, не выходит. Может, неполадки?
  - Битва на орбите, похищения, проблемы со связью - не многовато ли для простой неполадки? Нет, Зи - Святослав, открыв дверь аэрокара, полуобернулся и кривовато ухмыльнулся. - Это война. И мы на передовой.
  Вдалеке прогремел взрыв. Потом еще один. И еще. И еще. И вскоре после этого потухли лампы в фонарях и свет в окнах домов.
  - А это то еще что? Бомбардировка? - Вазиф начал крутиться на месте, смотря на подымающиеся вверх клубы дыма, хорошо заметные даже в полумраке ночи.
  - Нет. - отрицательно покачал головой Святослав, обходя машину, направляясь к багажнику. - Основная распределительная энергостанция. - ткнул он пальцем в один из клубов дыма на горизонте. - Обе запасных - два последовательных тычка пальцем в другие столбы дыма. - Госпиталь. Вышка ДальСвязи. И....
  - Участок СП. - договорил за него Вазиф. Человек за себя бы не поручился, но секк-локарец остался абсолютно безэмоциональным, даже голос не дрогнул. - Мы теперь одни. - проговорил он, скорее констатируя факт, чем спрашивая.
  - А вот тут ты не прав. Ага! - торжествующе воскликнул Святослав, вытаскивая из багажника рупор. - Тут полно гражданских, и нам нужно вывести их из города. Сейчас, только найду карты, они где то тут были.
  - Карты? А разве на омнитуле...
  - Не, не, не. - прервал Вазифа напарник, продолжая копаться в багажнике. - Старые убежища и шахты на голокарты не заносятся - из-за соображений безопасности. Покрути пока головой по сторонам, не хочу, чтобы меня еще один Безликий схватил за задницу.
  Секк-локарец молча развернулся и потопал до веерника, который выбило у него из рук ударной волной. Едва только взяв его и присмотревшись, тут же со вздохом выкинул - по материалу оружия шла хорошо различимая трещина, пересекающая весь корпус. Вытащил пистолет из кобуры и встал рядом со Святославом.
  - Эмм, Свят, не хочу тебя отвлекать. - раздалось через несколько минут. - но у нас тут гости.
  - Что, уже? - человек обернулся и увидел неторопливо шагающие с другого конца улицы три фигуры. - А, так их всего трое. Могло быть и хуже. - Святослав наткнулся на страдальческий взгляд Вазифа. - И там то же, да?
  Вазиф молча кивнул, а секундой позже шестеро чужаков открыли огонь.
  
  Немногим ранее.Шаньси.
  Сегодня Альберт встал даже позднее обычного. Кряхтя, поднялся с кровати, ткнул в кнопку и некоторое время тупо смотрел, как кровать складывается чуть ли не втрое, а после убирается в стенку. Некоторое время так же простоял, глядя в стену, потом вздохнул и отправился на кухню. На автомате закинул в кофеварку зерен, подошел к холодильнику и, открыв его, недоуменно воззрился на царящую там пустоту. Потом вспомнил, что продукты закончились еще вчера, отправился в спальню и быстро переоделся. Зайдя на кухню, выключил кофеварку и, подойдя к окну, быстро взглянул через него на улицу.
  Тротуар был пуст, лишь ветер гонял редкий мусор, да одинокий тушкан, непонятно что забывший в городе, боязливо крался рядом со стенами зданий, непрестанно вертя головой на все 360. Альберт нагнулся и, протянув руку, вдавил в стену ложную панель. Она бесшумно уехала в сторону, открыв взгляду маленькую нишу с лежащим внутри свертком. Развернув его, человек вытащил на свет пистолет. Несмотря на пару прикрепленных модулей необычной конструкции, его внешний вид все еще оставался легко узнаваемым - в руках у Альберта был FN Five-seven. Вздохнув, мужчина запустил руку за панель и вытащил оттуда еще один сверток. Открыл его. Внутри тускло поблескивали магазины с вставленными внутрь патронами и маленький металлический брусок - вольфрам для масс-драйверного модуля пистолета. Вставив магазин в пистолет и засунув слиток в модуль, Альберт поставил панель на место и вышел из комнаты. Накинув на плечи куртку, мужчина активировал прикрепленный к поясу энерго-кинетический щит и пару подпрыгнул, прислушиваясь к ощущениям - старая привычка, оставшаяся со времен службы. Оставшись довольным результатом, Альберт вышел из квартиры, не забыв активировать систему безопасности.
  Оказавшись на улице, мужчина поправил стоячий воротник и расслабленной походкой двинулся в сторону ближайшего магазинчика. В принципе, он мог заказать все, что ему нужно по омнитулу и вызвать курьера на дом - но старые привычки, со временем превратившиеся в паранойю, не давали этого сделать.
  - Хай, Ал. - поприветствовал его кивком знакомый продавец. - Тебе чего?
  - Здравствуй, Ник. - вернул кивок ему мужчина и протянул листок бумаги.
  - Угу. - вчитавшись в содержимое, кивнул сам себе Николас. - Сейчас, гляну на складе. Ди, замени меня! - крикнул он куда-то вглубь магазина и, не дожидаясь ответа, ушел.
  По кафельному полу мягко прошлепали босые ноги, а потом над прилавком высунулась маленькая лысая голова. Два огроменных, чуть ли не во все лицо, глаза уставились на человека. На присоединенному к лицу мыслепередатчику, похожему на металлическую нижнюю челюсть, бегали разноцветным хороводом маленькие огоньки каких-то датчиков и переключателей. Сектоид немигающими глазами преданно вперился в человека:
  - Вам что-то нужно? - сухой, синтезированный голос донесся из динамика мыслепередатчика.
  Пальцы человека самопроизвольно сжались в кулак, а сам он с ненавистью уставился на пришельца. Взгляд бесконечно преданных фиолетовых глаз встретился с непримиримой яростью серых. Пришелец, не мигая, смотрел на Альберта, ожидая команды, а тот с трудом боролся с соблазном вытащить пистолет и пристрелить сектоида. Или того пуще - задушить, разорвать голыми руками, почувствовать, как теплая кровь будет истекать из тела, вырываться толчками, пока хлипкое тельцо пришельца зайдется в немом крике боли. Человек хотел заставить эту тварь страдать так же, как страдал он. Где-то в глубине голове тут-же появился сладострастный, нашептывающий, упрашивающий голосок - "Убей его. Разорви на части. Он твой враг. Вспомни, что его собратья сотворили с тобой!".
  Альберт с трудом подавил дрожь в руках и разжал сжатые в кулак пальцы. "Он не мой враг".
  - Нет. Ничего не нужно.
   "Он тебе не друг! Вспомни, что случилось тогда! Вспомни!"
  Альберт отвел взгляд от сектоида и сморгнул. "Умолкни. Тогда это был не он! Умолкни! Ты лишь отражение моих собственных мыслей!"
  Голос тихонько рассмеялся: "Ты в этом уверен? А может, это ты - отображение моих мыслей? Или все, что окружает тебя - лишь бред агонизирующего разума, а ты сам так и не выбрался из Кельна? А? Такая мысль тебе в голову не приходила?"
  "Скройся. Просто скройся".
  "Ну, как хочешь. Только далеко уходить не буду. Чтобы не забывал обо мне". Гадостно хихикнув, голос исчез.
  - Ал, ты еще там? - раздался откуда из глубин магазина крик Николаса. - У меня нет натурального кофе, только заменитель! Пойдет?
  - Пойдет. Только самый крепкий! - крикнул в ответ Альберт, неспешно идя по магазину, окидывая цепким взглядом стеллажи с товарами.
  - Уф. - тяжело вздохнул Ник, выгружая на прилавок целую гору разнокалиберных пакетов. - И как ты их попрешь?
  - Как-нибудь справлюсь. - ответил ему Альберт, подходя к пакетам и протягивая руку с омнитулом к расчетному сканеру. - У тебя я смотрю, много покупателей в последнее время? - кивнул головой человек в сторону практически пустых стеллажей.
  - А, это. Да. Тут параноиков развелось в последнее время - тьма тьмущая. И все из-за парочки похищений.
  - Похищений? - поднял бровь Альберт.
  - Ну да. За последний месяц человек тридцать пропали. А ты, что не в курсе? Об этом только все и судачат уже который день напролет.
  - Я не слежу за новостями.
  Сканер мягко пиликнул и Альберт протянул руку за пакетами. Без особого труда взял самые увесистые из них, другой рукой, под удивленные взгляды Николаса и Ди, вытащил из-за спины прямоугольный брусок и бросил на пол. Тот, едва коснувшись пола, превратился в тележку на антиграве со складными бортами. Бросив в неё пакеты, Альберт потянулся за следующими и под вытянувшиеся рожи торговцев перекидал в телегу. Ткнул в пару голо-кнопок на омнитуле, задав курс тележке и, ехидно подмигнув Николасу, вышел вслед за ней из магазина.
  Едва Альберт оказался за дверями, как полуулыбка на его лица померкла, а пистолет из кармана куртки перекочевал в руку. Серые глаза цепко и холодно осматривали каждый метр пространства вокруг, пока мозг со скоростью пулеметной очереди просчитывал варианты.
  Похищения. Это их почерк, давних врагов. И они не были уничтожены полностью. Решились вернуться сейчас? На Шаньси?
  Не лишено смысла. Планета недавно колонизирована и потому слабо защищена. Цепочка диверсий, саботажей, немного паники - и планета падет еще до удара основных сил. Но... что потом? Единство узнает об этом быстро - даже если учесть, что ни один сигнал не достигнет цепких ушей СКР или XCOM. Пара недель на выяснение ситуации, еще пара на подготовку, столько же на полет до системы - и самое большее, через два месяца, будет нанесен ответный удар. А насколько Альберт знал эфириалов - те не любили полномасштабных боевых действий. А это, в свою очередь, означало, что планета была просто им нужна на эти два месяца. Но вот зачем? Собрались заново похищать людей? Могут сделать это молча, без такой помпезности, воруя по десятку в полгода на различных колониях. Их поджимает время и решили пойти ва-банк, сорвав неплохой куш и рискнув разозлить старых врагов? Нет, определенно нет, эфириалы не любят рисковать. Они предпочитают все обдумать, взвесить все "за" и "против" и только после этого действовать. Но тогда что?
  Ответа на этот вопрос Альберт так и не нашел, какие бы дикие гипотезы не пытался придумать.
  
  Вечером этого же дня. Дальние подступы к военной базе "Гуань Юй". Шаньси.
  Шаньси была прекрасна. Величественные деревья - НАСТОЯЩИЕ деревья, обступали сейчас патруль. Ветви их невозмутимо покачивались под слабым дуновением ветра на высоте нескольких метров над головами людей, пышные кроны укутывали верхушки, через которые, несмотря на это, пробивался солнечный свет. Мягко хрустела трава под ногами, где-то вдалеке музыкально щебетали птицы. Рай, а не планета. И для военных тоже. Но не для таких, как Кройч.
   Джеффри был одним из немногочисленных "серых пиджаков" - детей гражданских, что занимали видные посты в правительстве либо были воротилами бизнеса до становления Единства. Достаточно видные, чтобы быть на счету, но недостаточно влиятельные, чтобы принимать их всерьез. Но все же их влияния хватило на то, чтобы гарантировать своим семьям безбедное существование - и защитить от ужасов войны. Защитить, пока она была где-то вдалеке.
  Для Джеффри война началась не с первых выстрелов в Капоо или Холоне, даже не с потери Дольфингер или оккупации Искры. Нет, она началась гораздо позже, когда маленький мальчик, наплевав на запреты родителей, решился сходить посмотреть на космические корабли, приземляющиеся в порту. Он тогда еще не знал, что эти корабли были транспортниками, перевозящими раненых бойцов и пострадавших гражданских с потерянной Авогадро. Для него это были огромные корабли, завораживающие своей звериной мощью и простой, прямой и грубой красотой. Пока из них не выгрузили первых раненных. Перебинтованные, со следами как термических, так и радиационных ожогов, у кого-то были ампутированные конечности, они враз перевернули мир Джеффри с ног на голову.
  Родители Кройча пытались огородить сына от ужасов войны - так как могли. Фильтрация Сети, ограничение свободы передвижения, со временем переросшее в домашний арест - все, чтобы их наследник не узнал о бушующей рядом кровожадной, чудовищной мясорубке Второй войны. И вот один-единственный поступок, один взгляд - и все их усилия пошли прахом.
  Среди эвакуированных Джеффри более всего запомнилась одна девочка. Небольшая ростом, не старше него, она недоуменно взирала на мир одним голубым глазом - второй был закрыт повязкой, перебинтовывающей половину лица. Девочка шла вперед, смотря прямо перед собой - пока вдруг резко не повернула голову и безошибочно не нашла среди старых грузовых контейнеров спрятавшегося там мальчугана. Они соприкоснулись взглядами и, хоть это продлилось не более пары секунд, душу Джеффри прожгло обжигающим холодом - взор девчушки был наполнен до краев неверием, безмолвным ужасом и болью.
  Именно тогда для него и началась война. Прибыв домой, он потребовал от родителей объяснений - и получил, вместе с домашним арестом. Через неделю он сбежал и направился в местный военком, дабы записаться добровольцем. Там его отправили обратно домой и посоветовали вернуться через шесть лет - какая польза в войсках от 12-летнего парнишки? Джеффри и вернулся, сколотив через этот срок компанию друзей - таких-же "серых пиджаков", которые не захотели ими более оставаться. На распределительном пункте встречающий их сержант лишь ухмыльнулся, увидев разношерстную компанию - подтянутый Джеффри, хипповатый Дик, "серая мышь" Алиса и её извечная подружка Селена, раздолбайски выглядящий Виктор и ничем не выделяющийся Чань, а как вишенка на торт - эмо-герл Никки.
  - Куда отправляемся, салажата? - проскрипел сержант, уставившись аугментированной половиной лица на ребят.
  Они положили на стол перед ним распределительные билеты. Алиса и Селена отправились на флот, Никки - в МЭК-части, Дик - к Богам Войны, в артиллерию. Виктор, Джеффри и Чань положили свои билеты на стол одновременно, и сержант улыбнулся во все свои тридцать два коренных и аугментированных зуба:
  - Штурмовые войска, да? Молодцы. Именно служба там сделал меня таким, какой я есть. - и протянул аугментированную по локоть руку для рукопожатия.
  -Не могу сказать, что это воодушевляющая речь. - едва слышно заметил Чань, осматривая киборгизированные части тела сержанта.
  Вскоре они втроем попали в 72-штурмовой полк, где и прослужили до окончания войны. Потом дорожки троицы разошлись - Чань ушел в академию XCOM, Виктор получил назначение куда-то на дальние рубежи - "в далекие галактические е*еня", как выразился он сам. Самого же Джеффри перевели из полка в гарнизон Шаньси.
  Остальных из их дружной компашки разбросало по всему Единству - Никки на Горгону, Дика на Минерву, Селену на Третий флот. Им всем посчастливилось остаться в живых - в отличие от Алисы. Она погибла в Рубинштейне. Фрегат, на котором она была пилотом попал под прямой залп линкора Искаженных. То, что осталось от девушки отправили домой в коробке размером со спичечный коробок. Очень маленький спичечный коробок. С тех пор ненависть Джеффри к Искаженным только росла. И не только к ним.
  Потому сержант Кройч был очень недоволен своим пребыванием на Шаньси. Все его естество требовало, вопило, что он заслуживает большего, чем пребывание в захолустной колонии. Он должен сейчас стоять на страже границ, искать и уничтожать врагов, а не ходить патрулем по безобидному лесу.
  - Но вот амнистия пришла, и нам свободу принесла. - немузыкально промурлыкало по внутренней связи, отвлекая Джеффри от размышлений.
  - Господи, да заткнись уже! - простонал Чарли. - Второй час подряд. Товарищ сержант, разрешите произвести рядовому Тарковскому предупредительный выстрел в ногу?
  - Не разрешаю. Тарковский!
  - Я, товарищ сержант! - тут-же вытянулся в струнку названный, насколько это позволял кузов патрульного "Гуркхи".
  - Заткнись.
  Сергей, сидевший на заднем сиденье, тут-же изобразил, как он закрывает рот на замок, а ключ проглатывает.
  - Эмм, сержант, взгляните. - раздалось от оператора радара.
  - Что такое? - Кройч перегнулся через сиденья и взглянул на экран радара. - Это еще что? Помехи?
  - Неа. - замотала головой Хельга. - я все проверила несколько раз. Сигнал устойчивый. Может, грибник какой?
  - Ага, за маслятами собрался, в девять вечера. - ответил Джефф, смотря на иконку на радаре. - Да еще и за тридцать километров от города. Баха, тормози.
  Коренастый водитель молча остановил вездеход прямо посреди узколейки.
  - Отряд, выходим! Аджай, Баха - остаетесь здесь. Примус и Гарри - вы с ними. Остальные - рассыпаться цепью и вперед. По цели не стрелять. Пошли!
  Двенадцать человек растянулись цепью и медленно двинулись по лесу, а Кройч в очередной раз порадовался, что Уильямс не послушал своего заместителя и не сократил состав патрулей. Когда этот придурок озвучил свою "гениальную" мысль, первым помыслом Джеффри было взять пистолет и прострелить ему ноги. Генерала, судя по всему, обуревали похожие чувства, но он лишь елейно улыбнулся и наигранно ласковым тоном заявил, что Саммерс первым же рейсом отправится куда-нибудь на S-ки, если еще раз заявит нечто подобное. А потом в течение получаса спокойно, не употребив ни одного нецензурного выражения, рассказывал, в чем заключается опасность данной затеи и что конкретно он бы сделал со всеми офицерами, что попадали на хлебные должности, ни разу не вкусив пороху.
  Благодаря же Уильямсу (точнее, благодаря его молчаливому согласию) патруль Кройча сейчас щеголял в средних "Бладхартах", а не в штатных легких "Семинолах", да еще и с полным комплектом снаряжения. Подчиненные, конечно, тихо роптали на сержанта-параноика, но за глаза, удостоверившись, что он минимум на расстоянии километра от них. Кройчу, в свою очередь, было абсолютно начхать на их мнение - солдат должен быть готов к бою всегда. Его боевой опыт четко указывал, что лучше пусть ты зае*ешься в тяжелой броне ходить в мирное время, чем получишь плазмы в прикрытую легким шлемом морду в сражении.
  Вот и сейчас паранойя сержанта их и спасла.
  "Грибник" обнаружился на небольшой полянке, где они и правда занимался собирательством. Только не грибов, а ягод.
  - Мы правда сюда за этим хреном пришли? - поинтересовался Чарли у стоявшего рядом Луо.
  Неказистый мужичонка, в допотопном дождевичке и с корзинкой в руках, не производил впечатления бойца или шпиона. Сказать по правде - он вообще не производил никакого впечатления. Вот только паранойя Кройча истошно взвыла сиреной, едва он увидел "грибника". Что-то было в нем неправильное, не ввязывающееся в общую картину.
  - Медленно повернись и подними руки вверх. - скомандовал Кройч. - Ты находишься на запретной территории. Предъяви документы.
  Грибник молча шагнул вперёд.
  - Замри. Вытащи и покажи документы.
  Грибник, не обращая внимания на голос Кройча и нацеленные на него стволы, шагнул вперёд.
  - Я сказал - замри!
  Тарковский ткнул рукой под челюсть шлема, перебирая режимы видения. И вдруг остановился, а его свистящий шепот раздался в ушах всего отряда.
  -Он не отображается в ИК-спектре!
  - Стой, су*еныш! - заорал на грибника кто-то из бойцов.
  Кройч отреагировал по-другому. Ствол плазмера плавно опустился вниз и палец вдавил спусковой крючок. Зеленоватый сгусток вырвался из дула и, мгновенно преодолев пространство между сержантом и грибником, выжег последнему ногу. Дикий крик, переходящий в визг, раздался среди деревьев. На земле вместо грибника дергалось, вопя от боли... нечто. Уродливое бочкообразное тельцо, с чудовищной, рваной раной - плазма сожгла не только ногу, но и часть туловища. Визг резко оборвался, когда Кройч равнодушно нацелил плазмер на голову уродца и дважды выстрелил.
  - Контакт! - заорал вновь Тарковский за секунду до того, как из зарослей впереди навстречу людям устремились красноватые нити лазеров и зеленоватые плазменные лучи.
  Кройч тут-же, не мудрствуя лукаво, рухнул на землю, прокричав остальным сделать то-же самое. Отряд дружно бухнулся на землю и принялся огрызаться короткими очередями.
  Чарли, только недавно проклинавший сержанта за то, что он заставил напялить среднюю броню, сейчас мысленно горячо благодарил его и воздавал хвалу всем богам, каких знал. Если бы не нагрудная пластина "Бладхарта" и включенный щит, он бы сейчас лежал на землю с огромной дырой в теле из-за попавшего сгустка плазмы.
  - Ханжа, прижми их к земле! Хельга, сообщи на базу о нападении! Тарковский, Сюань - фланги!
  Загрохотал тяжелый плазмер коренастого Ханжи, отправляя в заросли один за одним сгустки плазмы. Судя по крикам и поредевшему огню - небезрезультатно.
  - Вспышка с фронта! - рявкнул Чарли, посылая в заросли сферу плазменной гранаты.
  Негромко бухнул взрыв, зеленоватое пламя ринулось во все стороны жадным огнем, сжигая деревья, тела нападавших и даже землю. В его отсвете люди увидели несколько фигур, стоящих за нападавшими вдали. Одна из фигур сделала жест рукой и вперед, на людей, ринулась еще одна волна.
  - Криссалиды! - раздалось от кого-то. Впрочем, это напоминание было излишним. Кройч и так уже видел волну хитина, клыков и когтей, бегущую на них.
  - Отходим! Гус, задержи их! Чарли, проверь Лили! - сержант ткнул пальцем в фигуру, так и невставшую с земли.
  Подбежав к ней, Чарли увидел, что проверять фактически нечего - удачно выпущенный заряд плазмы сжег голову девушки. Перевернув её на спину, парень с трудом сдержал рвотные позывы и вытащил из кармана брони фотографию. Не всматриваясь, засунул её к себе, вырвал из рук мертвеца винтовку и вытащил пару гранат.
  - Вспышка с фронта! - опять заорал он, посылая в неудержно набегающую на них, подобно цунами, волну криссалидов обе гранаты.
  Два взрыва ненадолго задержали насекомоподобных монстров, что дало людям драгоценное время и они успели добежать до трассы.
  - В машины! - рявкнул Кройч. - Примус, Гарри - на пулеметы! Хельга, что сказала база?
  - Ничего. Нет связи.
  - Контакт! - раздалось от пулеметчиков, и спустя секунду оба тяжелых масс-драйвера начали равномерно бухать, посылая в лес заряд за зарядом. К ним присоединились остальные бойцы и сообща им удалось остановить криссалидов.
  - На базу! - крикнул Кройч, увидев среди деревьев мелькающие силуэты. - Хельга, почему их не видно на радарах?
  - Я не...
  В первый вездеход врезался иссиня-белый шар, отбрасывая машину прочь и мир для сержанта расцвел непроницаемой чернотой.
   Комментарий к Акт 2. Большие разборки на маленькой Шаньси. Часть 3.
   Hail of the proda!
  
  ========== Акт 2. Большие разборки на маленькой Шаньси. Часть 4. ==========
  
  Шаньси.
  Пинком открыв дверь, Альберт шустро закатил тележку внутрь и зашел внутрь, непрестанно вертя головой на все 360 градусов. Только когда дверь закрылась и цвет значка электронного замка сменился с зеленого на красный, он расслабленно выдохнул воздух и развел плечи, которые держал согбенными с момента выхода из магазина.
  - Компьютер, отчет. - мужчина подкатил тележку к холодильнику и неторопливо начал перекидывать продукты в открытое отделение.
  - За текущий период вам было прислано три сообщения. Попыток проникновения и взлома системы не зафиксировано.
   - Проиграть сообщения. - Альберт, закончив разгрузку, ногой закрыл холодильник и мельком взглянул в окно.
  Первые два сообщения были обычными рекламными рассылками, которые человек тут же удалил. А вот последнее было необычным.
  Едва система включила его, как по квартире раздался хорошо знакомый Альберту голос:
  - Альберт, я знаю, что ты на Шаньси. И я знаю, что ты не хочешь присоединяться к нам вновь. Но... ты нам нужен. Проклятье, нам сейчас нужны все!
  Ты знаешь, я не мастак длинных речей, каким был Командор. Так вот, Ал, нам нужна любая помощь. Мы стоим на пороге войны. Войны, какой еще никто не видывал. И будь я проклят, если позволю кому-то провозгласить себя победителем над нами!
  Потому прошу, умоляю - помоги нам. Без тебя не обойтись. Рамон Гарнье, конец связи.
  Системы выключила запись, но Альберт еще долгое время простоял, смотря в окно.
  Ничего не изменилось. Он сменял место жительства раз в год, реже - раз в полтора, два. Но каждый раз его все равно находили. Иногда приходили люди, иногда письма, иногда сообщения. Но приходили всегда. Тогда он собирал вещи и покидал насиженное место. По уму, сейчас стоило сделать так же. Но... сегодня впервые на подобном сообщении он услышал голос Рамона.
  Рамон Гарнье. Его старый друг. Тот, кому он обязан своей жизнью. Может ли он не выполнить его просьбу?
  "Не можешь. - раздался ехидный голос в голове. - Ты ему обязан жизнью. Очень не по мужски - оставлять людей в этом случае в беде. И вдобавок - вернувшись, ты сможешь отомстить своим врагам. Подумай об этом."
  Альберт и думал. Долго, блуждая по всей квартире, раскладывая и собирая вещи, ненадолго останавливаясь и замирая, а потом вновь срываясь с места. Так и прошел весь день, незаметно подкрался вечер. А вместе с ним на Шаньси начались гораздо более интересные события, чем ранее.
  
  - Напомни мне, чтобы в следующий раз мы взяли МЭКи! - прокричал Святослав, скрючившись за каким-то куском крыши и отстреливаясь от неизвестных стрелков.
  - Да ты оптимист. - заметил Вазиф, безуспешно пытаясь подползти к машине и забрать оттуда плазмер. - Следующий раз. Угу, будет он, как же.
  Человек оставил высказывание напарника без ответа. Одна из фигур непозволительно долго оставалась на открытом месте. Настоль долго, что Святослав без особой спешки смог прицелиться и отправить в сторону противника несколько вольфрамовых болванок. Ярко вспыхнул щит фигуры в местах попаданий и та, дернувшись, попыталась занять укрытие. Но не успела. Над улицей оглушительно прогремел звук выстрела и тело противника отлетело далеко в сторону, разбрызгивая во все стороны кровь из фактический разорванной выстрелом головы.
  Оба оставшихся безмолвных стрелка и два офицера на долю секунды замерли, неверяще смотря на неподвижно лежащую фигуру в луже крови с причудливо изогнутыми конечностями. Неизвестно, с чего по ней выстрелили, но эффект был... сногсшибательным - голову разорвало вместе со шлемом и практически оторвало от тела.
  Дальнейшие события случились почти одновременно и Святослав запомнил их буквально покадрово.
  Вот две фигуры вскидывают оружие и бодро разворачиваются в сторону окна двухэтажного домика-контейнера, откуда прогремел выстрел.
  Вот он сам и Вазиф начинают стрелять по отвернувшимся от них противникам. Засверкали щиты в местах попаданий, один из нападавших повернулся к ним. Коротко рявкнул автомат в его руках и очередь дробно ударила в аэрокар, выбивая металл буквально в сантиметре от Вазифа. Тот буквально чешуей почувствовал обжигающий жар от попадания болванок рядом с ним.
  Громыхнул еще один выстрел из окна дома и второй из противников отлетел в сторону, подобно первому. Последний нападавший наконец-то понял, что перевес сил не в его пользу. Он дернулся к какой-то скамейке, но не успел добежать до неё пары шагов. В спину ему слаженно ударили пистолеты Святослава и Вазифа, а потом ухнула винтовка неизвестного и фигура бегуна, сложившись еще на бегу вдвое, улетела прямо на эту скамейку.
  Вся... расправа, других слов Святослав подобрать не мог, заняла не более десяти секунд. После последнего выстрела из открытого окна выпрыгнул на землю человек с чудовищной винтовкой наперевес.
  - Стой! - Святослав кряхтя, попытался неуклюже подняться. За что тут же получил затрещину от незнакомца, который буквально за секунду преодолел разделявшее их пространство.
  - Про другую троицу забыл, придурок? Сиди и не высовывайся. Ты, рогатый, - обратился он к Вазифу. - у вас другое оружие есть?
  - В кузове. - кивнул секк-локарец, не подав виду, что его как-то покоробило обращение незнакомца.
  - Я прикрою. - кивком указал на винтовку у себя в руках незнакомец. - Приготовься.
  Добежав до кара, снайпер аккуратно положил винтовку на её капот. Прицелился - и спустя секунду опять раскатисто ухнуло и один из противников с пронзительным криком отлетел назад, сжимая рукой плечо. Точнее, тот кусок плоти, который от него оставался. Покалеченный противник упал и непрерывно крича полукрича-полухрипя, попытался отползти в сторону. Один из его товарищей кинул на раненого взгляд, а потом как-то лениво, небрежно, прицелился в голову крикуна и нажал на спуск. Выпущенные с дистанции в пару метров металлические болванки разнесли голову крикуна, навсегда прекратив его крики.
  - Такого я не ожидал. - раздался задумчивый голос снайпера. - Рогатый, ты пушку взял?
  Вместо ответа Вазиф одной длинной очередью перечеркнул обоих стрелков. Два ошметка, глухо стукнув, упали на покрытие улицы.
  - Gut. - незнакомец развернулся и увидел смотрящий ему прямо в лоб ствол пистолета Святослава. - Nicht gut.
  - Кто ты такой, дьявол тебя раздери? И откуда у тебя такая пушка?
  - Я тот, благодаря кому ваши тушки до сих пор целы. И за это тебе нужно поблагодарить Адель.
  - Адель?
  Снайпер едва уловимо качнул руками с винтовкой.
  - Моя крошка. Я зову её Адель.
  Вазиф сзади со вздохом припечатал ладонь к лицу.
  - Отлично. Сперва Маруся, потом Адель. Девушек себе найдите, что-ли.
  - Ты не ответил на вопрос. - остался непреклонен Святослав. - Кто. Ты. Такой?
  - А посмотреть не вариант? - снайпер сделал попытку приглашающе развести руками, но ему помешала винтовка в руках, а пуще того - до сих пор направленный в голову ствол пистолета.
  Вазиф, тем не менее, последовал совету незнакомца и рассмотрел его.
  Высокий, ростом под метр восемьдесят пять - метр девяноста. Одет в светло-коричневую броню, типа "Персей-Л", кажется. В руках чудовищных габаритов винтовка, которую, тем не менее, человек держит как пушинку. Генетически модифицирован, Персей не обладает сервоприводами. Винтовка доработана владельцем и давно используется, видно по отметинам и нестандартным модулям. Шлем сложен и прикреплен к поясу. В кобурах два пистолета на том-же пояске. На нем-же два щита - псионический и энерго-кинетический. Псионический - марки "Кудесник", старенький, но надежный, ЭК - "Мишима Т5", уже поновее, но столь же удобен и примитивен. Нож в ножнах на ноге. Вазиф поднял взгляд и рассмотрел лицо.
  Коротко подстриженные каштановые волосы обрамляли узкое, скуластое лицо. Горбинкой выпирал нос с горбинкой, не единожды сломанный. И глаза. Едва взглянув в них, Вазиф непроизвольно отшатнулся назад. Серые глаза незнакомца смотрели на мир как-то... равнодушно, безразлично. Вот они со Святослава переместились на Вазифа и, равнодушно скользнув по нему взглядом, последовали дальше. Но секк-локарец, едва почувствовал этот взгляд, с трудом сдержал холодную дрожь, пробежавшую по телу. Такой же взгляд он видел у родственников, переживших гибельную и отчаянную мясорубку партизанской войны на Ургиф-Локка. Видел у инструкторов в Академии СП, у нескольких военных, изредка захаживающих в город. Взгляд солдата, пережившего не одну сотню боев и потерявшего не одного друга. Взгляд убийцы, видевшего не одну смерть и не одного врага отправившего на тот свет. Взгляд мясника, видевшего во всех существах рядом только мясо, которое можно забить.
  - Боец. Отставник. - заключил Вазиф. - Вышел в отставку давно, до Второй Войны. Генетический модификант. Оружие и броня старых моделей. Именная винтовка, времен Первой Войны. Оперативник XCOM.
  - А ты шустряк. - одобрительно протянул человек. - Я Альберт Ландрут. Раньше работал в XCOM. Но это не важно. Что важно, так это что мы будем делать дальше. Я надеюсь, у вас есть план? - перевел взгляд с Святослав на Вазифа и обратно их новый союзник.
  - Да, есть. - Святослав подошел к рупору. - Так, народ. - раздался над улицей его усиленный голос. - Говорит офицер СП Святослав Богаченко. В городе введено чрезвычайное положение и объявлена эвакуация. Так что, собирайте самое необходимое и пошевеливайтесь.
  
  Орбита Шаньси. Виндзор.
  - Попадание в районе семнадцатого отсека. - мостик тряхнуло, замигала пара ламп. - Попадание в район третьего отсека. Восьмая палуба разгерметизирована.
  - Весь экипаж эвакуирован?
  - Успешно эвакуировано 82% персонала. 17% персонала не подает признаков жизнедеятельности. Оставшийся 1 процент находится на мостике. - невозмутимо отчитался ВИ станции.
  - Принято. Система, принять командование станцией. Подать команду на перегрузку реактора. Начать обратный отсчет до взрыва.
  - До взрыва 12 минут 53 секунды. 12 минут 52 секунды. - начал размеренно отсчитывать равнодушный голос ВИ.
  Координатор же уже мчался по коридорам до своей спасательной капсулы, на ходу просматривая на омнитуле координаты падения других капсул. Запрыгнув внутрь и устроившись на ложементе, он вручную вбил координаты приземления и только тогда дернул рычаг, отстыковывая капсулу.
  - 11 минут. - пробормотал инсектоид в нещадно трясущейся капсуле, глядя на таймер, монотонно отсчитывающий цифры. - 10.
  Взрыв прогремел, когда капсула уже практически приземлилась. В ослепительной вспышке сдетонировал реактор станции, мгновенно превратив окружающее пространство в ничто. Несколько кораблей Эфириалов, подошедших непозволительно близко к "Виндзору", оказались уничтожены бушующей бурей энергии, не взирая на поднятые щиты. Но большая часть флота этого даже не заметила.
  После гибели станции последнее сопротивление защитников в космосе оказалось сломлено и захватчики рассредоточились в космосе по всему периметру планеты. Небольшое число кораблей зашло в атмосферу для высадки основных десантных сил.
  Битва в космосе закончилась, но битва на поверхности лишь началась.
  
  ========== Кодекс: Флот. ==========
  
  Все корабли флота Единства имеют совмещенные силовые установки с двойным ядром и источником питания - из нулевого элемента и элериума. Из-за этого, они, как правило, гораздо лучше бронированы и вооружены, чем каноничные корабли Альянса и Цитадели, но имеют ряд минусов. Первый - корабли классом выше, чем легкий фрегат, могут войти в атмосферу планеты с силой тяготения равной земной с одной-единственной целью - красиво е*нуться о её поверхность. Второй - скорость их передвижения чуть меньше, чем Жнецов. Третий - невозможность использования ретрансляторов. Те просто отказываются отправлять куда-то корабли.
  
  Корвет "Минога". Длина - 250 метров. Вооружение - 1 масс-ускоритель в 170 метров, 20 лазерных и масс-драйверных турелей, 15 плазменных. Силовая установка не позволяет использовать совмещенные энерго-кинетические щиты. Экипаж - 112 разумных.
  
  Лёгкий фрегат типа "Аист". Длина - 370 метров. Один спаренный масс-драйвер в 310 метров длиной. 30 лазерных и масс-драйверных турелей, 24 плазменных. Совмещенные щиты. Несет 15 торпед. Экипаж - 210 разумных.
  
  Тяжелый фрегат типа "Стремительный". Длина - 420 метров. Один спаренный масс-драйвер в 360 метров длиной. 36 лазерных и масс-драйверных турелей, 30 плазменных. 4 ракетных установки по 8 ракет. 24 торпеды. Экипаж в 344 разумных.
  
  Легкий/патрульный крейсер типа "Бдительный". Длина - 700 метров. Четыре одиночных либо два спаренных масс-драйвера. 42 лазерных и масс-ускорительных турели, 36 плазменных. 8 ракетных установок по 16 ракет. Не несет торпед. Обладает большой автономностью хода. Экипаж в 702 разумных, дополнительно несет десант/абордажные группы численностью до 300 разумных. Последний класс кораблей, способный входить в атмосферу планеты и первый, имеющий десант на борту.
  
  Средний крейсер типа "Карающий". Длина 1050 метров. Три спаренных масс-драйвера по 700 метров длиной, либо два одиночных тяжелых лазерных/плазменных орудия. 64 лазерных и масс-драйверных турели, 48 плазменных. 10 ракетных установок по 16 ракет. Несет 32 торпеды, имеет четыре аппарата для их запуска (все корабли класса до него имеют один). На борту есть эскадра из 30 ЛА типа "Разящий". Экипаж в 1144 разумных.
  
  Тяжелый крейсер типа "Мстящий". Длина - 1210 метров. Три одиночных плазменных ускорителя. 70 лазерных и масс-ускорительных турели, 52 плазменных. На борту содержится эскадра в 42 ЛА типа "Разящий". 12 ракетных установки по 24 ракеты. 40 торпед. Экипаж в 1560 разумных.
  
  Артиллерийский крейсер типа "Фараон". Длина - 1200 метров. Один масс-драйвер в 1054 метра длиной. Отправляет противнику подарочки в 150 кг весом (у всех прочих кораблей - до 34 кг весом). Не несет дополнительного вооружения, имеет крайне слабые щиты и аппаратуру обнаружения.
  
  Линкор типа "Правитель". Длина - 1600 метров. Четыре спаренных масс-ускорителя в 1200 метров или один спаренный масс-ускоритель и три одиночных лазерных/плазменных орудия. 90 масс-ускорительных и лазерных турелей, 64 плазменных. 68 ЛА типа "Разящий". 16 ракетных установки по 32 ракеты. 60 торпед. Экипаж в 2512 разумных.
  
  Титаны. Создаются по индивидуальным проектам, посему не имеют четкой компоновки и класса. По сути - это все корабли тоннажем выше линкора. Известно о трех Титанах.
  1. Вершитель. Длина - 4,5 километра. Восемь спаренных тяжелых плазменных ускорителей и два тяжелых лазерных орудия. 250 масс-драйверных и лазерных турелей, 210 плазменных. 42 ракетных установки по 32 ракеты. 134 ЛА типа "Разящий". 200 торпед и восемь аппаратов для их запуска. Многослойные щиты. Экипаж - 4892 разумных. Несет десантные и абордажные команды в количестве 4000 разумных. Предназначен для раздачи добра всем желающим, а также служит командным пунктом.
  2. Апофеоз. Длина - 2,7 км. Шесть спаренных тяжелых плазменных ускорителей, четыре тяжелых лазерных орудия. 200 ЛА типа "Разящий". 210 масс-драйверных и лазерных турелей, 170 плазменных. 24 ракетных установки по 32 ракеты. 360 торпед и восемь аппаратов для их запуска. Многослойные щиты. Экипаж - 3662 разумных. На борту находится установка запуска и поддержания "Пелены". Обладает огромной автономностью хода - до года.
  3. Имир. Информация засекречена. Ваш уровень доступа недостаточно высок. Пожалуйста, выберите иной запрос.
  
  Орбитальная крепость класса "Гея". Внешне представляет собой приплюснутую сферу с опоясывающем её кольцом. Диаметр сферы - 4,9 км. Ширина кольца- 1,2 км. На вооружение имеет шестнадцать тяжелых спаренных орудий любого типа и 600 малых/турелей. 112 ракетных установок по 32 ракеты. 620 ЛА. Экипаж в 15000 разумных.
  
  Космоносец класса "Аутумла". Длина - 2200 метров. Оснащен ровно сотней турелей, несет до 600 ЛА типа "Разящий" или "Серафим". Достаточно хорошее для такого утюга бронирование и щиты.
  
  Десантный корабль класса "Альв". Длина - 1900метров. Несет до 6000 разумных в качестве десанта и сопутствующего снаряжения. Вооружение - 25 турелей.
  
  Разведывательный корабль типа "Оракул". Длина - 98 метров. Не имеет вооружения, но оснащен установкой запуска и поддержания "Пелены", а также мощной системой обнаружения. По сути служит или разведчиком, или вспомогательным кораблем. В первом случае на него монтируются дополнительные блоки с необходимыми снаряжением, топливом и продовольствием.
  
  ЛА типа "Серафим", он же атмосферник. Как понятно, это летательный аппарат, предназначенный для действий в атмосфере планет. Имеет модульную конструкцию, из-за чего может быть быстро переоборудован в штурмовик, перехватчик или истребитель. Управляют им, как и "Разящими" флатоиды, но встречаются и исключения.
  ЛА типа "Разящий", он же неофициально "Злобоглаз". Предназначен для действий в космосе. Как и предыдущий товарищ, имеет модульную конструкцию и тоже пилотируется флатоидами.
  Оба ЛА могут быть снаряжены любым из находящихся в арсенале Единства вооружением.
   Комментарий к Кодекс: Флот.
   После некоторых метаний кодекс все же был выложен в фик. Перед вами, читатели, лишь одна из его частей.
  Просьба - автор больше гуманитарий, чем технарь, поэтому не сильно кидаетесь тапками и брызжете слюной. Если есть замечания и мысли - выкладывайте, ленивая свинья в лице автора постарается их прочитать и принять на вооружение.
  
  ========== Кодекс: Немного об армии. ==========
  
  В данном кусочке кодекса я дам лишь общие сведения о структуре наземной/планетарной армии Единства и опишу самые известные из дивизий.
  Итак, планетарная армия Единства состоит из пехоты, бронетехники, артиллерии, войск служебных рас и достаточно малого количества авиации. Верховенствует над этим цирком грандмаршал планетарных войск Ли Фань. XCOM к планетарным войскам никак не относится, это абсолютно автономная структура в составе ВС.
  Наземные войска раскиданы по отдельным объектам группами различной численности под командованием различных по должности офицеров. Исключение составляют гвардейские дивизии и армии, находящиеся в строго определенных местах и готовы сорваться в любое место по первому же приказу. Подавляющее большинство из нижеперечисленных дивизий - именно такие дивизии.
  Структура войск Единства идет по схеме: звено - отделение - взвод - рота - батальон - полк - дивизия - корпус - армия - группа армий.
  На этом закончу со структурой и перейду к самому, с моей точки зрения, вкусному - описанию отдельных дивизий.
  
  Название: Черепа Ферра Магни, так же известны как Ходоки, белошлемники и гуралионы/герильерос.
  Родина: Ферра Магни.
  Численность: 23 дивизии по 12000 разумных в каждом.
  Дата основания: 2101г.
  Боевой клич/официальный девиз: Первый из-за специфики выполняемых функций отсутствует, второй - " Победа требует терпения".
  Описание: Первые герильерос по сути - партизаны Ферра Магни. Три с лишним года партизанской войны на родной планете определили облик и специфику этих подразделений. Немногословные, мрачные суровые бойцы - отличные специалисты по разведывательным операциям, диверсиям и боям в замкнутых пространствах и под землей (впрочем, эти две графы можно разделить весьма условно). Предпочитают стрелковое оружие масс-ускорительного или плазменного типа и взрывчатку, не брезгуют применять трофейное и холодное оружие. А вот бронетехнику и авиацию категорически не используют, поскольку они здорово снижают скрытность, являющуюся неотъемлемым атрибутом успешного выполнения операций герильерос. Облик белошлемников так же отражает влияние их родной планеты и войны, происходившей на ней - серо-белая броня со вставками из синтетического меха (средняя температура на Ферра Магни - минус 21 градус (по Цельсию, разумеется)).
  Число ксеносов в рядах мизерно, даже секк-локар, прирожденных разведчиков, в свои ряды берут крайне неохотно. В последнее время все чаще высказываются мнения о том, что XCOM следует заменить именно этими подразделениями.
  
  Название: Молот Рока.
  Родина: Земля.
  Численность: 3 дивизии по 48000 разумных до переорганизации и 9 по 36000 после.
  Родина: Земля.
  Дата основания: 2085/2104г.
  Боевой клич/официальный девиз: "Мы помним!". Иногда добавляется и вторая, неофициальная часть " И мы отомстим!".
  Описание: Тяжелые штурмовые дивизии, сейчас известные как "Молот Рока" были созданы на Земле еще до Второй Войны и изначально включали в себя лишь три полноценных боевых единицы. Вскоре после битвы за Солнечную они были реорганизованы - увеличилось количество дивизий путем приема новобранцев, но количество личного состава в каждой дивизии уменьшилось на четверть в сравнение с изначальным составом. Причина проста - часть личного состава дивизий-ветеранов была отправлена в свежесформированные дивизии, дабы увеличить их боеспособность.
  Изначально формировались только из жителей Земли, но сейчас туда принимаются все желающие. Из ксеносов охотно принимают в свои ряды мутонов.
  Как понятно из описания, функция данных дивизий заключается в штурме укрепленных позиций противника. Из-за этого "Молот Рока" предпочитает огневую мощь мобильности. Широко использует бронетехнику, артиллерию, МЭКи, чаще всего тяжелых моделей, тяжелое вооружение. Также широко используются псионики и церберы, а если не хватит всего этого, "Молот" не погнушается запросить поддержку авиации и космофлота. Все вышеперечисленное вкупе дает необходимый эффект - удара "Молота Рока" еще никто не выдерживал.
  
  Название: Песчаные дьяволы.
  Родина: Горгона.
  Дата основания: 2107г.
  Численность: 8 дивизий по 18 000 разумных в каждом.
  Девиз: "Даже у песков есть глаза!"
  Описание: "Дьяволы" предназначены для действий на планетах с жарким, пустынным или засушливым климатом. Могут выполнять широкий спектр действий, но в основном предпочитают засады, набеги или внезапные налеты. Охотно принимают в свои ряды секк-локар и сектоидов. Весьма любят использовать легкую бронетехнику и взрывчатку (любимый подарочек неприятелю - набить бронеавтомобиль взрывчаткой, посадить за руль сектоида и отправить нести идеи Единства страждущим).
  
  Название: Грозовые кречеты.
  Родина: Озарение.
  Дата основания: 2091/2102г.
  Численность: 20 дивизий по 12 000 разумных.
  Девиз: "Услышь наш клекот!"
  Описание: Основание для дивизий было заложено еще в первые годы колонизации Озарения. Жёсткий климат планеты - частые грозовая активность, постоянно дующие ветра наряду со своеобразным рельефом планеты ( столбовые горы плюс покрытая на две трети водой поверхность) требовали особых усилий для успешной колонизации. И они были сделаны - надводные двигающиеся поселения, корабли-прыгуны, поселения на скалах, и в числе прочих - костюмы-летуны, они же "Дедалы".
   Покрытые специальным материалом, снабженные экзоскелетом и электроприемником (чтобы незадачливый пилот не стал незадачливым хорошо прожаренным пилотом в случае удара молнии), они стали новой вехой в целой области исследований и разработок.
  Но, увы, сложности в производстве и эксплуатации ограничили их распространение Озарением и небольшим контингентом спасателей за пределами планеты. Вот только именно эти костюмы и их пилоты спасли планету в ходе Второй Войны от захвата Искаженными. Маневренные, неуловимые силуэты, на пару мгновений выныривающие из облаков, чтобы обрушить на врага град снарядов, ракет и плазмы, быстро заслужили себе славу и имя.
  Сейчас они выполняют функции как ударных, так и вспомогательных войск, чередуя сокрушительные лобовые удары со стремительными фланговыми наскоками, с одинаковым успехом проводя как полномасштабные штурмовые операции, так и точечные "булавочные уколы".
  Кречеты принимают в своих ряды всех желающих, но все же отдают предпочтение выходцам с родного мира - управление "Дедалом" требует определенных навыков, которые у обитателей Озарения появляются чуть ли не с раннего детства.
  
  Название: Сыны Единства.
  Дата основания: 2112г.
  Родина: Ясон.
  Численность: 64 дивизии по 20 000 разумных.
  Девиз: "Мы едины и в этом наша сила!"
  Описание: Были сформированы после окончания Второй Войны. Имеют в своих рядах рекордное количество нелюдей - мутонов, сектоидов, церберов, привратников и посему могут выполнять более широкий спектр задач, чем специализированные полки. Люди и секк-локар задействованы лишь на руководящих должностях. Самые многочисленные, но и самые неопытные дивизии.
  
  ========== Кодекс: Персонажи. ==========
  
   Краткий список основных и второстепенных персонажей, задействованных в фике и их краткая характеристика.
  
  Указывающий Путь. Лидер Единства и по совместительству его сильнейший псионик, способный скатать в тонкую трубочку крейсер одной лишь силой мысли. Не знает и не помнит своего прошлого. Имеет ученицу, тоже неслабого псионика. Указывающий скорее титул, чем имя, но все величают персонажа именно так. Причина проста - настоящего имени Указывающего не знает даже он сам, не то, что другие. Впрочем, есть нижеописанные товарищи, но они не спешат выкладывать его на блюдечке своему лидеру.
  Луиджи Огюст Ренар. Глава Службы разведки и Контрразведки. Главный спец Единства в делах формата "нае*и ближнего своего", а также в деле "таскания каштанов из огня чужими руками" (но в случае чего не брезгует и сам запачкать руки). Достаточно жесткая личность, содержащая в себе не одну сотню секретов. Имеет слабость к хорошему вину, благо свое детство и юность провел на винограднике отца во Франции. Входит в Малое Собрание.
  Рамон Гарнье. Глава XCOM и ветеран Первой Войны. Предпочитает сидеть на месте ровно и не отсвечивать. Входит в Малое Собрание.
  Энтони Лектор. Старший Псион Корпуса Псиоников. Гордый обладатель седьмого ранга по псионической шкале Валлен-Кэррингтон. Ветеран Первой Войны. Очень хочет увидеться с Тзинчем, но тот его успешно динамит.
  Кристиан Леджер. Глава Отдела Ксеноисследований. Верный последователь традиций доктора Валлен и ярый трудоголик. Женат, имеет пару детей. Входит в Малое Собрание.
  
  Большое Собрание.
  Клим Ткаченко. Гранд-адмирал Флота Единства. Аугментирован настолько, что скитарии механикусов могут свободно принять его за своего. Суровый дядька и лютый параноик, готовый выпилить абсолютно любого, кто косо взглянет на единых. Имеет не*уевый комплекс вины за павшего во время Второй Войны сына. Жена и дочь живы, но живут отдельно от Клима.
  Игорь Радзинский. Глава Отдела Физических Исследований. Главный технарь Единства. За всем, что стреляет и передвигается - к нему. Участник и организатор не одной сотни экспериментов, часть из которых окончилась не совсем удачно - впрочем, это вполне можно увидеть по его лицу.
  Ирина Рузанова. Глава Отдела Биоисследований. Хладнокровный и малоэмоциональный человек, доктор Менгеле в юбке, благо методы её исследований не слишком... человечны. Во время Второй Войны была полевым хирургом и по сей день может рассказать (и показать) всем желающим дюжину способов как лечения, так и убийства обычным скальпелем.
  Елена Толохова. Представитель Директората. Бывшая коллега Радзинского и по сей день поддерживающая с ним дружеские отношения.
  Эдвард МакЛафли. Представитель ТехноЛиги. Человек, предпочитающий сперва думать, а потом стрелять. Ксенофоб.
  Ли Фань. Грандмаршал наземных войск. Тихий и скромный человек, стоящий у истоков большинства планетарных операций Единства. Военный гений. Потомственный военный.
  Абис-Куахал Тарик. Лидер Секк-локар. Является голосом разума в Собрании.
  
  XCOM.
  Андрей "Док" Васильев. Командир отряда "Угроза". Ветеран Первой Войны. Участник не одной сотни операций, о которых общественность не знает и никогда, скорее всего, не узнает.
  Анри "Шут" Руссо. Ветеран Второй Войны. Потерял жену и дочь во время вспышки Ржави. Содержался в психиатрической клинике, но недавно был выпущен и отправлен на "Саргон", прямиком к Васильеву. Тронутый персонаж, пофигистически относящийся к собственной жизни.
  Увин "Мамочка" уви-Рекаль. Боец отряда Васильева. Как и положено всем секк-локар, хладнокровный и собранный боец. Ветеран партизанской войны на Ургиф-Локка.
  Евгений "Шумахер" Вяземский. Боец отряда "Угроза". Новичок. Потерял руку на Горизонте - оторвало выстрелом шагохода Искаженных. Рука была заменена на бионический протез. В данный момент забран одним из координаторов для участия в каком-то сверхсекретном эксперименте.
  Мануэль "Дзен" Акино. Псионик "Угрозы". Погиб на Горизонте, сущность сожрана Тзинчем.
  Ева "Пепел" Крылова. Псионик "Угрозы".
  Элизабет Пайнс. Командир одной из групп "Угрозы". Погибла на Горизонте.
  Крис "Соло" Уэлш. Заместитель Васильева. Настолько суров, что как-то, по слухам, запинал мутона табуреткой.
  Чжао "Щелкунчик" Чжан. Боец "Угрозы", снайпер.
  
  Прочие единые.
  Такико Маэда. Командир штурм-отряда "Молота Рока". Фанатичный последователь японских самураев. Имеет МЭК, раскрашенный именно в таких традициях.
  Святослав Богаченко. Офицер СП на Шаньси. Жив. Пока.
  Вазиф уви-Ассеталь. Напарник Святослава. Амфибия со склонностью к взрывчатым веществам и тяжелому вооружению.
  Маруся. Личный Привратник Святослава.
  Явик Тарил. Откопан на Иден Прайм вместе с уцелевшей горсткой сородичей. Находится на службе у Единства.
  Анеш Махарайя. Командир 4 эскадры 2 Флота Единства. Командовал эскадрой во время битвы при Горизонте, за что получил награду и чуть не потерял голову за выпил турианского флота.
  Эвелин "Скай" Стилл. Бывший лидер группировки хакеров "Ночной ветер". Потеряла брата во время вспышки Ржави. Ныне работает на Ренара.
  Алиша Куртц. Сирота. Личный ученик Указывающего. Один из двух псиоников Единства, имеющих восьмой ранг по шкале В-К.
  
  Цитадель.
  Каллус Туреллус. Турианский СПЕКТР, имевший счастье раскопать истинную причину пропажи судов в Терминусе. Увел остатки турианского флота из системы Горизонта.
  Трулок. Советник от саларианцев на 2123г. Хланокровная и умная, как и полагается всем саларианцам, личность.
  Ариа Т`Лоак. Без изменений.
  Лиара Т`Сони. Погибла на Горизонте.
  Бенезия Т`Сони. Жива и полна решимости расквитаться с Жнецами за дочь.
  Квестин Литор. Адмирал злополучного турианского флота. Погиб в битве при Горизонте.
  Райас Галтог. Капитан "Кар`гууна". Погиб на Горизонте.
  Литариндиэль. Важная шишка в правительстве ханаров, от которого слинял Лин. Погиб на Горизонте.
  Лаис Румайя. Чиновник Цитадели, проверяющий "Цезу".
  Тела Вазир. Без изменений.
  
  Прочие.
  Лин Таон. Дрелл, бывший наемный убийца, решивший свалить из сраного пространства Цитадели на сраном пассажирском лайнере. В результате влип в крупную переделку и сейчас батрачит на Единство.
  Коррет Мостин. Бывший военнослужащий Иерархии, бывший пират, бывший пленник Искаженных, нынешний глава безопасности "Цезы".
  Талат Чатем. Саларианец. Был в плену у Искаженных, спасен и завербован Единством. Глава "Цезы".
  Тзинч. Не классический Тзинч из Вахи, а скорее сборная солянка из нескольких фэндомов. Обитает в Тени. Беззастенчиво троллит всех, до кого дотянется, разбрасывается древними и не очень артефактами во все стороны, но может при случае взять и внезапно зохавать кого-нибудь. При этом невозбранно совершил с верхушкой Единства настолько хитрую сделку, что древние римляне удавились бы от зависти. Имеет какое-то отношение к происхождению Указывающего и ко всему бардаку, что творится в Галактике.
   Комментарий к Кодекс: Персонажи.
   Если кого забыл - киньте тапок.
  На правах рекламы и того, что я тут первый после Бога-админа https://ficbook.net/readfic/5204115.
  
  ========== Акт 2. Большие разборки на маленькой Шаньси. Часть 5. ==========
  
  Небо. Перед глазами Кройча было ясное, полуденное небо без единого облачка. Судя по ощущениям Джеффри, он лежал на чем-то мягком, приятно холодящем спину через ткань одежды. Одежды. Не брони!
  От осознания этого факта Кройч тут же молниеносным рывком вскочил на ноги. Рука машинально дернулась к кобуре, и спустя секунду человек раздраженно рыкнул. Кобуры не было, как не было и винтовки, и ножа, и даже гранат.
  Где-то вдалеке раздалась птичья трель. Кройч немедленно развернулся в ту сторону и некоторое время тупо смотрел перед собой, пока мозг анализировал то, что увидели глаза. А перед ними расстилалась безграничная, от одного края горизонта до другого, равнина, усыпанная цветами. Яркий свет заливал всю равнину, и цветы на ней переливались пестрым множеством красок - от бледно-лилового до огненно-красного.
  - Тебе здесь не нужно оружие. - раздался мелодичный голос.
  Сержант резко обернулся, автоматически встав в боевую стойку. Напротив него стояла женщина, одетая в белую тогу. Она улыбнулась и указала на руки Джеффри.
  - И драться здесь тоже не с кем.
  Кройч не внял её словам и так-же продолжал сверлить фигуру недобрым взглядом. Женщина же, вновь улыбнувшись, взяла с неведомо откуда взявшейся вазы какой-то фрукт. Взвесила его на руке, глядя поверх плода на человека и продолжила.
  - Джеффри, Джеффри. Все так же непримирим. Ищешь врагов там, где их нет. Гонишься за призраками, упуская то, что у тебя перед носом.
  - Кто ты? И где я?
  Женщина ответила не сразу. Внимательно посмотрела на фрукт, поднесла ко рту и с хрустом откусила белоснежными зубами кусок. Тщательно пережевала, проглотила и только потом, глядя на Кройча поверх фрукта, заявила:
  - Война на пороге, мой юный Джеффри. И ты будешь в самом её центре, желаешь ты того или нет. Будешь возле тех, кто станет ключами в победе. И ты защитишь их, ценой своей жизни, если понадобится. А сейчас. - женщина внезапно оказалась рядом. - очнись!
  - Что? - с трудом выговорил Кройч единственное слово.
  - Очнись.
  Вся равнина вдруг дернулась в сторону и тут-же вернулась на место.
  - Очнись! - голос девушки изменился - стал более грубым, низким. - Очнись!
  Небо дернулось еще раз и накрылось непроницаемой серой пленкой.
  - Сержант, очнитесь! Сержант!
  - Оставь его, Хельга! Не до него сейчас! Примус, на три!
  Неразборчивый гул, мягким покрывалом успокаивавший слух, резко разорвала громкая рваная очередь из тяжелого масс-драйвера. Ей тут же начали вторить стрекот и визг других орудий.
  Серая пелена перед глазами стала чуть более проницаемой, позволяя увидеть неясные тени, маячившие перед глазами.
  Одна из теней отодвинулась в сторону и что-то неразборчиво ответила другой.
  - Нет, Хельга, он жив, и этого даже не надо проверять!
  Все резко вильнуло в сторону, на что подозрительно знакомая Кройчу тень разразилась тирадой громких проклятий и пожеланий кому-то. Над сержантом наклонилась уже знакомая её товарка и в глаза вдруг ударил нестерпимо яркий свет.
  - Кххххрррр. - Кройч попытался закрыться от света налитой свинцовой тяжестью рукой. Конечность Джеффри поднять не смог выше пары сантиметров, но его усилия не остались незамеченными и дали свой результат.
  - Эй, да он очнулся! - неожиданно громко крикнула тень. Ей что-то неразборчиво ответили, свет тут же куда то исчез, а самого Кройча попытались приподнять. Безуспешно, правда и через пару попыток бросили это дело.
  Но Джеффри наконец то очнулся полностью и начал анализировать ситуацию. И анализ его не радовал. Первое - он лежал на жестком ребристом полу "Гуркхи". Второе - судя по количеству ног рядом, в вездеход набилось куда больше народу, чем обычно. А это значило, что "Гуркха" всего один, а второй, как минимум, непригоден для езды. Третье - судя по тому, как все изредка тряслось и по ровно урчащему мотору - вездеход куда-то ехал. И судя по доносящимся выстрелам - отнюдь не на прогулку. Это было четвертым. А пятое...
  - Где мой шлем? - хрипло проговорил Кройч, с трудом приподымаясь и ощупывая солидных размеров шишку на голове.
  - Там. - неопределенно махнул головой один из бойцов. - Остался у машины.
  Кройч кряхтя уселся и мутным взглядом обвел окружающих. Четверо бойцов на среднем ряду, еще два на заднем, водитель с Чарли спереди, из пулеметного люка торчали ноги Примуса. Рядом сидела Хельга, убиравшая в карман фонарик.
  - Десять. А должно быть семнадцать. Остальные?
  - Тарковский и Ханжа снаружи, на броне. Баха, Гарри и Кабан - двухсотые. Люци и Джасир - трехсотые. - за Хельгу ответил Чарли.
  Повернув голову, Кройч увидел в глубине вездехода два тела, возле которых возился перепачканный в крови медик. Протиснулся меж бойцов вглубь вездехода и встал рядом. Уловив вопросительный взгляд сержанта, медик отрицательно покачал головой.
  - Большая кровопотеря. У Джасира ожоги четвертой степени. До утра не дотянут.
  - Самим бы до утра дотянуть. - раздался ворчливый голос Тарковского по рации.
  - Отставить пораженческие разговоры! Чарли, доклад!
  - База захвачена или уничтожена, видели взрыв силовой. Отступаем к городу. Дороги перекрыты, уходим по проселкам. Нас преследуют, но вяло.
  - Связь?
  - Глушат.
  - Примус, что наверху?
  - Крисаллиды. Пехота на байках. Ничего сложного.
  - Дом, они в отключке? - кивком головы сержант указал на раненых.
  - Да.
  - Если до города не дотянем... Ты знаешь, что делать.
  Медик молча кивнул и отвернулся к раненым.
  - Аджай. - сержант протолкался до водителя. - помнишь старые дороги до шахт?
  - Ай-ай, сержант.
  - Давай сворачивай на них. Подступы к городу, если Эфириалы не полные идиоты, уже заблокированы.
  - А как же тогда мы попадем в город? - задал резонный вопрос кто-то из бойцов.
  - Часть шахт соединена напрямую с городом. Пути из них выходят в складские корпуса. Большая часть жителей об этом знать не знает. Будем надеяться, что и пришельцы тоже.
  Махина вездехода неожиданно мягко, для своих размеров, свернула в сторону, и устремилась через лес к едва видимой узколейке старой дороги. Крисаллиды и мотоциклисты еще некоторое время преследовали машину, но вскоре, подчиняясь безмолвной команде своих хозяев, повернули назад и растворились в глуши леса.
  
  Капсула рухнула куда то на мелководье, подняв целый сноп брызг и выкинув на берег несколько рыбешек. Шум от падения был не столь громок, как ожидал Координатор, но все же перепугал ближайших зверей и птиц.
  Выбравшись из перегрузочного ложа, инсектоид кинул взгляд на экран, ища другие капсулы. Ближайшей оказалась та, что унесла на своем борту губернатора с охраной. Удовлетворительно кивнув себе, Координатор дернул рычаг открытия люка. Вся система открывания капсулы была гибридной - с одновременным механической и автоматизированной возможностью открытия, во избежание неполадок. После того, как инсектоид с силой дернул рычаг, сработал механизм отстреливания двери - и двухметровый лист металла улетел далеко в сторону, громко плеснув в реке. Через несколько мгновений наружу выбрался инсектоид, бодро вскарабкавшись наверх капсулы с двумя сумками. Распотрошив их, он вытащил на свет несколько сухпаев, масс-драйверный карабин, аптечку, фонарик, сканер, портативную рацию и еще несколько жизненно важных для выживания мелочей.
  Рацией Координатор пользоваться не стал, но достал карту и, посветив себе вставленным в челюсть фонариком, прикинул расстояние до ближайшей капсулы. Оставшись удовлетворенным результатом, он что-то гукнул себе под нос и вновь залез в капсулу. Несколько минут проведя там, он выбрался наружу, погрузил всю поклажу в одну сумку и недоуменно остановился на условной крыше капсулы, глядя на реку.
  - Вввввода! - практически прорычал он.
  Взглянув на берег и поняв, что до него не добраться никаким иным способом, кроме как вплавь, инсектоид совсем по-человечески вздохнул и нехотя полез в воду. Ежесекундно шипя и фыркая, он все таки добрался до берега реки и уже спустя пару секунд растворился среди деревьев.
  Подошедшие спустя полчаса солдаты Эфириалов даже не стали заглядывать в капсулу. Один из бойцов, дождавшись отмашки командира, взвалил на плечо переносную ракетную установку и отправил заряд прямиком в хорошо различимую на фоне синей глади реки белую сферу капсулы. Грохот взрыва эхом отразился в глуши леса, нарушив девственную тишину гомоном птиц и обеспокоенным ревом зверей.
  Услышавший отзвуки взрыва инсектоид молча сжал челюсти и лишь прибавил скорости, стремясь быстрее добраться до следующей капсулы.
  
  Им удалось собрать ничтожно малое количество жителей - не более пары тысяч из почти двух сотен, что проживали в городе. По пути к ним присоединились полтора десятка уцелевших СП-шников и даже несколько военных, бывших в городе на увольнительной. Все эвакуированные продвигались по улицам перпендикулярно реке, собираясь перейти через неё и уйти пригородами в шахты. Сперва, конечно, были желающие остаться в городе, но таких было немного, а после первой же стычки с силами Эфириалов (а то, что напали именно они, сомнений уже не осталось), их количество резко поубавилось. Никто не хотел один на один встретиться с тем чудовищем, что они еле уничтожили в два десятка стволов. Сам Святослав нервно передергивал плечами, едва вспоминал эту тушу, упакованную в броню по самое не могу и таскавшую на себе тяжелую плазменную пушку как пушинку. Ядовито-зеленый скафандр этой твари выдержал два прямых попадания в бронеколпак из Адели их нового знакомого. Пришелец упорно цеплялся за свою жизнь, а пушка в его руках несла смерть и разрушение. Остановить его смогли только разбитый очередью в упор из плазмера Вазифа бронеколпак и взорвавшаяся там же граната, закинутая Альбертом. Это стоило им жизни четырех СП-шников, одного обожженного бойца гарнизона и неимоверного количества боеприпасов и нервов. А потом эта жестянка, от пилота которой остались лишь несколько кровавых ошметков, размазанных по всей кабине, неуклюже встала и ринулась в бой! К такому явно никто не был готов, но скафандр удалось уничтожить без особых потерь - он тупо лез вперед, размахивая кулаками во все стороны, не обращая внимания на лежащую буквально под ногами свою же пушку. В результате этой же пушкой его и уничтожили - приманив к ней и выстрелом повредив питающий элемент. Прогремевший взрыв не оставил от скафандра практически ничего, превратив кусок улицы в спекшиеся угли, и заодно послужил противнику отличным маячком, поскольку теперь все, что делали люди - это только убегали. Силы Эфириалов преследовали их, неспешно затягивая петлю и оставляя только один путь - вперед к реке и к шахтам за ней.
  - Тебе не кажется, - проговорил Вазиф, догнав идущего впереди всех Святослава. - что они специально нас загоняют в ловушку?
  - Не кажется. Я это знаю. Но нам это даже на руку.
   - И каким это образом?
  - Перейдем мост, а там рукой подать до шахт. Площадь перед мостом большая, всю перекрыть не успеют.
  - Будут потери.
  - Они в любом случае будут. Останемся и дадим бой - нас прямо тут и закопают.
  - Эй, девочки, - раздался ехидный голос Альберта, - не хочу вас отвлекать, но нам тут на пятки наступают наши гости, вежливо прося, - голос немца прервал выстрел, выбивший крошку из дома рядом. - Scheise!
  Немец вскинул винтовку и спустя секунду по барабанным перепонкам ударил пронзительный звук выстрела из Адели. Человек, несмотря на свои модификации (а Святослав был уверен, что в Альберте их немало), пошатнулся от отдачи, потом вновь всмотрелся в прицел и обернувшись, удовлетворенно дал отмашку. На взгляд Свята, она была излишней - попадание из такого монстра обычному человеку не пережить никогда в жизни.
  - Так, на чем я остановился? Ах, да, как вы видите, нам надо поторопиться, пока количество "гостей" не увеличилось до трехзначной отметки.
  - Верно. - ответил Свят быстрее, чем успел вмешаться Вазиф. - Народ, ускорьтесь!
  Через несколько минут они подошли к площади перед мостом. Которая, вопреки их ожиданиям, была пуста. Проблема была на самом мосту. В виде трех уже знакомых Святославу скафандров, что перегородили собой все свободное пространство на нем.
  - Всем залечь! - среагировал Альберт быстрее всех, мгновенно обернувшись и жестом указав это остальным людям.
  Скафандры их, к счастью, не заметили и остались на мосту, неторопливо поводя дулами своих орудий из стороны в сторону.
  - Ну и. - к троице подполз один из СП-шников. - Какие идеи? Вечно мы тут оставаться не можем, а впереди эти мастодонты.
  - Альберт, сможешь снять их отсюда? Хоть одного?
  - Одного - да. Но не более.
  - Больше и не нужно. Ву. - позвал Святослав одного из гражданских.
  - Я тут, офицер. - из основной массы людей к ним подобрался юный паренек лет семнадцати.
  - Я тебя как то поймал за кражу соседского кара, верно?
  - Эмммм, да, сэр.
  - И ты тогда вскрыл его сам?
  - Да, сэр. Но я не понимаю, почему вы об этом сейчас вспомнили...
  - Теперь нужно вскрыть еще пару машин. Тихо и быстро. Справишься?
  Лин посмотрел на троицу скафандров на мосту и нервно сглотнул комок в горле.
  - А они... Сэр, не знаю, смогу ли я...
  - Эй, паренек. - как можно мягче произнес Святослав. - тебе страшно. И я это понимаю. Черт, да тут все это понимают. Я сам готов в штаны наложить. Но. Мы держимся. А знаешь, почему? - дождавшись отрицательного жеста Ву, мужчина продолжил. - Потому что они все рассчитывают на нас. Смотрят, надеются. И если слабину дадим мы, остальные просто разбегутся. И тогда не выживет никто. Мы готовы пожертвовать всем, чтобы они выжили, но без твоей помощи это будет лишь красивый и глупый жест. Так что я задам лишь один вопрос. - Святослав наклонился к Ву и положил руку на плечо. - Ты с нами?
  Ву на несколько томительных секунд замолчал. Потом оглянулся назад и продолжил уже без прежней неуверенности в голосе:
  - Да, сэр. Я с вами.
  
   Несколько минут спустя над притихшей площадью раздался оглушительный "щелк" и один из скафандров покачнулся от прямого попадания. Два других среагировали с завидной скоростью и четкостью - мгновенно просчитав траекторию полета снаряда, они высчитали место, откуда был произведен выстрел. Еще через пару секунд они дружно залили это место потоком раскаленной до 4 тысяч градусов плазмы, расплавив там все - даже сталебетон покрытия тротуара.
   А еще через минуту уже с другого места следующий снаряд оставил хорошо заметную вмятину в колпаке скафандра. Тот покачнулся еще сильнее и руками закрыл условное "лицо". Два его сотоварища вместо того, чтобы закрыть раненого, двинулись вперед, на этот раз явно намереваясь подойти ближе, чтобы не оставить стрелку ни единого шанса. Это и было их ошибкой.
  Едва они ступили с моста на покрытие площади, как мимо них сухо просвистела очередная болванка и третий скафандр, жалобно взвигнув, бессильно опустил руки - болванка прошла в маленький зазор между ними и пробила колпак. Пошатнувшись, "мастодонт" замер на несколько бесконечно долгих секунд. Но вот по нему пробежали искорки энергоразрядов и туша в несколько тонн весом нерешительно двинула конечностями, словно заново приноравливаясь к ним. Потом подняла бронеклопак с внушительных размеров дырой внутри и сделала шаг по направлению к своим собратьям. Те обернулись на фигуру и тут-же потеряли к ней всякий интерес, вновь обратив свои стопы к позиции стрелка.
   Но они не успели сделать и пары шагов, как в одного из них врезался "пустой" скафандр, отшвыривая своего собрата прочь. Второй вскинул оружие на пустого, но выстрелить не успел.
  - Пора! - крикнул Святослав и тут-же несколько каров, деловито заурчав двигателями,сдвинулись с места, ежесекундно набирая скорость.
   Все три мастодонта обратили на них внимание слишком поздно, когда остановить неуклонный разбег машин смог бы разве что лист корабельной брони. С зубодробительным скрежетом столкновения металла с металлом, почти десяток каров врезался в борющуюся друг с другом троицу, отшвыривая их прочь.
  - Не останавливайтесь! - рявкнул Святослав из своего кара. - Столкните их в реку!
  Заревев моторами, машины начали медленно, но неудержимо подталкивать скафандры к краю площади. Те сопротивлялись изо всех сил, барабаня руками-кувалдами по капотам и пытаясь оттолкнуть машины, но тщетно. Их положение усугублялось еще и редкими, но достаточно чувствительными выстрелами Альберта, который теперь избрал своей целью конечности мастодонтов.
   Вскоре короткое противостояние закончилось неизбежным и предсказуемым финалом - три скафандра с громким плюханьем упали в воду.
  - Туда вам и дорога. - раздался мрачный голос Альберта.
  - Вы видели? - из одного из каров выскочил торжествующий Ву. - Нет, ну вы видели? Как мы их, а? - азиат буквально светился от счастья.
  - Давай, парень. - неожиданно поддержал его Альберт. - Покричи еще громче. Глядишь, и их приятели прибегут, дабы поздравить тебя с победой.
  - Оставь его. - махнул рукой Святослав. - Пусть порадуется.
  Но уже поздно. Сконфуженный Ву тут же смирно уплелся к остальным гражданским.
  - Это было обязательно? - проговорил Святослав, посмотрев с неожиданной злобой на немца. - Он кому то мешал?
  - Если ты не заметил. - пододвинулся к нему Альберт. - Мы тут в практически оккупированном городе, без связи и подкреплений. Даже без снаряжения. У нас почти две тысячи гражданских и на хвост нам наступают силы Эфириалов. Но если ты хочешь постоять тут и порадоваться за какую-то мелочь, то вперед. - Альберт отошел чуть назад, приглашающе разводя руками. - Не буду торопить.
  - У меня мысль. - неожиданно заявил Вазиф быстрее, чем кто-либо успел открыть рот. - Давайте вы заткнетесь и подеретесь потом? Проблемы сами собой не решатся.
  - Ты прав, рогатый. Идем, у нас мало времени. - Альберт двинулся вперед, но его задержал Святослав, тронув за плечо.
  - Мы не закончили. Потом мы это обговорим.
  Немец осклабился:
  - Непременно, mein freund. Непременно.
  Святослав опустил руку и немец ушел вперед.
  - Свят. - к человеку подошел Вазиф.
  - Если ты хочешь зачитать мне длиннющую мораль, то лучше не надо. Нет времени и настроения.
  - Я не о том. Как ты узнал, что после уничтожения пилота скафандр будет атаковать все цели без разбору?
  - Честно? - Святослав пожал плечами. - Я и не знал. У меня был чуть другой план.
  Вазиф фыркнул.
  - Даже так. - и ушел вперед.
  Глядя ему вслед, Святослав задал себе простой вопрос - поверил бы его друг, что этот план ему подсказал чей-то голос? Но выбросив эти мысли из головы, человек устремился вслед за товарищем.
   Вазиф же, сосредоточенно идя вперед, то-же подумал о одной сперва незначительной мелочи, на которую даже и не обратил внимания в ходе боя - почему часть энергоразрядов на корпусе скафандра была фиолетовой?
  
  Далеко в стороне от группы убегающих из города, на догорающих руинах участка СП из пепла и обломков с трудом, чуть ли не с черепашьей скоростью, выползла некогда белоснежная сфера Привратника. Сейчас она немногим по цвету отличалась от окружающего пепла.
  Немного покрутившись, Привратник начал искать живых людей. Удача улыбнулся ему лишь однажды и вскоре Привратник начал разрывать щупальцами крышку люка, что вел в морг. Через некоторое время она поддалась и сфера смогла залететь вниз - чтобы через пару минут появиться наверху с окровавленным, неподвижным телом в объятьях. Остановившись и повертясь из стороны в сторону несколько секунд, сфера рванула по направлению к реке, с места набрав крейсерскую скорость.
  "Ты успеешь, мой маленький друг" . - непрерывно раздавался в сознании Привратника чей-то подбадривающий голос. - "Не можешь не успеть".
   Комментарий к Акт 2. Большие разборки на маленькой Шаньси. Часть 5.
   Прода дописана и выпущена. Вопреки сессии, лету, общей лени автора и еще тысяче других причин.
  
  ========== Акт 2. Большие разборки на маленькой Шаньси. Часть 6. ==========
  
   Луна ласково светила на землю, освещая многовековой величественный лес. Трава мягко хрустела под ногами, пока инсектоид мчался сквозь чащобу деревьев. Четыре глаза зорко смотрели по сторонам, а руки, сжимающие масс-карабин, водили его стволом из стороны в сторону. Слуховые отверстия, расположенные сразу под бронещитком головы непрерывно расширялись и сжимались, чутко улавливая любой звук на расстоянии нескольких километров от бегущего. Редкие зверьки испуганно разбегались во все стороны из-под ног, но координатор не обращал на них внимания. Все оно сейчас было направлено не на них, а на куда более значительные цели.
  Вот существо резко остановилось, повернувшись всем корпусом в сторону слабого, едва слышимого звука. Слуховые отверстия неимоверно расширились, а сам инсектоид застыл гротескным подобием статуи самого себя. Прошло несколько бесконечно долгих секунд, но звук не повторялся и координатор уже решил, что ему показалось, когда до ушей дошел слабый, едва различимый треск. Треск работающего двигателя летательного аппарата. И он становился все слышнее. Аппарат, обладающим этим трещащим двигателем, двигался к тому-же месту, куда и инсектоид. Он двигался к капсуле с губернатором.
  Мгновенно сорвавшись с места, координатор с утроенными усилиями рванул через лес, стремясь быстрее достичь цели.
  
  Альберт через прицел внимательно осмотрел площадь, которую беженцы столь недавно покинули. Вопреки его опасениям она была пуста. Пока пуста. Но долго так продолжаться не будет. Хоть человек еще не слышал приближающихся преследователей, но он будто самой кожей ощущал их приближение.
  - Ну что там? - раздался от складов негромкий голос одного из СП-шников.
  - Пока ничего. Но передай другим, чтобы поторапливались. Времени у нас не столь много, сколь хотелось бы.
  - Понял. - СП-шник тут же скрылся в складе.
  - Ну, что там? - окликнули его.
  - Пока чисто. Но это пока. Нужно поторопиться.
  - Да что, б*ять, говоришь! А то мы и не догадались бы без тебя! Спасибо тебе, о, Великий просветитель! - яду в речи Святослава могла бы позавидовать даже королевская кобра.
  - Свят... - негромко позвал его Вазиф.
  - Чего?
  - Заткнись.
  Человек что-то хотел возразить, но, наткнувшись на взгляд ящера, счел за лучшее последовать его совету.
   После уничтожения троицы скафов все беглецы быстро переправились через мост и перед ними встал хитрый вопрос. На карте было обозначено, что входы в шахты находится на складах, но не было указано - в каком из них конкретно. Так что, теперь они, разделившись на группки, обшаривали каждый из них, надеясь, что успеют найти вход до появления основных сил Эфириалов. Альберт же, по собственной инициативе отправился к мосту, чтобы появление противников не стало неприятной неожиданностью.
  - Нет, так не пойдет, - заявил вскоре Святослав. - Сколько мы уже убили времени на этот склад?
  - Примерно полчаса.
  - Супер. А их здесь под три десятка. - Свят тяжко рухнул на один из ящиков. - Надо делать по другому.
  - И как?
  - Не мешай. - человек предостерегающе поднял руку. - Дай подумать.
  - Все склады построены в одно время? - раздалось после небольшой паузы.
  - Неа, - ответил один из гражданских, светя фонариком под крышу. - Их все время строили. Последний пару месяцев назад только закончили. А что? - луч фонарика переместился с крыши на лицо Святослав.
  - Убери эту хрень от моего лица и отвечу! - подождав, пока это действие будет сделано, человек продолжил. - Вход в шахты явно не в новых складах. Он в самых старых. Где такие?
  - Там, - внезапно указала пальцем одна из СП-шников. - В восточной стороне, дальше всего от реки. Что? - спросила она воззрившихся на неё людей. - У меня тут жених работал.
  - Тогда пошевеливаемся, - Святослав встал с ящика и хлопнул в ладоши. Только для того, чтобы опять рухнуть на этот ящик, болезненно поморщившись и прижав ладонь к разодранному боку.
  - Тебе лучше пока не двигаться, старина. - подал голос Вазиф.
  - Старина? - криво усмехнулся человек. - Да мне еще и пятидесяти нет. Юноша, по современным меркам.
  - Пф, - фыркнул ящер. - Мне вообще 26. Для меня ты как раз старик.
  
  Удача улыбнулась людям только на третьем складе - огромный подъемник стоял прямо посреди полупустого помещения, покрытый колоссальным, чуть ли не в ладонь толщиной, слоем пыли.
  - Хорошая новость - мы нашли вход в шахты. Плохая - мы без понятия, работает ли этот приемник. - раздался чей-то голос.
  - Работает. - ответил один из гражданских, походя с панели управления и внимательно изучая её. - Даже заряд аккумулятора еще не вышел.
  - Ты сможешь его включить? - подал голос Святослав.
  - Дай мне десять минут, чтобы разобраться со всем.
  С улицы раздался звук выстрела.
  - У тебя пять. Вы - гоните сюда остальных гражданских, остальные - к мосту. Нельзя дать им прорваться через него. - раздавал указания Святослав. - Быстрей, быстрей!
  
  Выстрел. Еще один болванчик с кашей вместо лица улетел за кар, из-за которого столь опрометчиво высунулся. Альберт мрачно перевел дуло винтовки на следующего противника и плавно нажал на спусковой крючок. Человекообразная фигура, которая больше всего напоминала отожравшегося на стероидах сектоида, жалобно и визгливо закричала, когда болванка прошила борт кара, за которым спрятался пришелец. Снаряд из винтовки оторвал лунатику ногу, и тот, хрипя и взвизгивая, пытался уползти. Но не от моста и Альберта, а наоборот - к нему.
  - А вот это уже более привычно. - себе под нос пробормотал немец. - Займись им, - бросил снайпер залегшему рядом СП-шнику, выцеливая следующего противника.
   Как Альберт и опасался, времени им не хватило. Сперва появились небольшие патрули, которые больших проблем не доставили. Но постепенно количество патрулей все возрастало - по двое, по трое, пришельцы появлялись на площади и растекались по ней, подобно талой воде. И, несмотря на то, что с тактикой эти существа были знакомы весьма условно - не спешили занимать укрытия, перлись напролом, откровенно паршиво стреляли, их все увеличивающееся число постепенно сводило на нет все усилия Альберта и пятка СП-шников сдержать противников на той стороне моста.
  - Бен, ну что там? - крикнул немец, покончив с еще одним болванчиком.
  - Скоро. Совсем скоро. - ответил немолодой мужчина, ковыряясь с детонатором.
  Когда СП-шники начали обшаривать склады, то чуть ли не на первом из них обнаружили пару контейнеров, битком забитых взрывчаткой, предназначенной для горнопроходческих работ. Почти сразу нескольким из них в голову пришла простая мысль заминировать мост, дабы оборвать хвосты за собой - река-то широкая и отнюдь не мелководная. Но это было проще сказать, чем сделать - промышленная взрывчатка вещь хоть и надежная, но не простая. В итоге, перетащив её к мосту и кое-как заложив, выжившие встали перед проблемой - как эту взрывчатку взорвать? Детонаторов при ней на складе не было, вариант с выстрелом так-же отпадал - промышленная взрывчатка на то и промышленная, чтобы не срабатывать от случайной искры или лазера. В итоге, детонатор пришлось клепать буквально на ходу из подручных материалов. Капсюль-детонатор с детонирующим шнуром - прошлый век, даже Альберт с такими не работал. И тут вскрылась очередная проблема. Никто из беглецов, в том числе и Вазиф, не работали с такой взрывчаткой. После недолгого раздумья решили опросить гражданских и, как оказалось, не зря. Один из них работал шахтером и имел дело с такой взрывчаткой - Бенджамин Магуайр. И теперь этот седеющий мужчина оказался единственным гарантом сохранности жизней всех беглецов.
  - Малой, а ты тут что забыл? - раздался голос одного из "правосудоров", когда несколько уменьшившиеся в числе пришельцы наконец-то догадались отойти за укрытия и не отсвечивать своими столь напрашивающимися на болванки физиономиями.
  - Я хочу помочь! - ответил Малой - он же Ву, из-за чего Альберт зло пробормотал под нос пару ругательств и залепил ладонью по лицу. Своему, из-за чего ругательства послышались несколько скомкано и никто их толком не расслышал.
  "Хочет помочь - пусть возьмет пару гранат и побежит в лучших традициях последователей Теории Большего Взрыва на ту сторону моста" - тут-же раздался ехидный внутренний голос.
  - Метнись к рогатому и скажи, чтобы шевелили своими задницами, - не внял совету нежеланного советчика немец, - или скоро будут эвакуировать еще и лунатиков.
  - Уже бегу! - раздался удаляющийся голос паренька. Ву действительно "метнулся" в направлении основной массы выживших - хорошо хоть догадался не вставать в полный рост, пока не минует простреливаемый участок складской площади.
  - Энергия так и прет, - шутливо пробормотал кто-то из СП-шников, - я в его годы таким не был.
  - Главное, чтобы у него мозги из головы не поперли, если подстрелят, - мрачно ответил Альберт.
  - Ты всегда такой пессимист?
  - Я машинист.
  - Кто? - недоуменно спросил силовик.
  Альберт взглянул на него.
  - Тебе сколько лет?
  - Двадцать девять, а что?
  - Тогда забей, ты слишком молод для этой фразы.
  - Как думаете, - вступил в разговор еще один силовик, - чего они ждут?
  - Подкрепления, - опять мрачно сказал немец, - или того, кто умеет воевать.
  Альберт оказался прав вдвойне. К пришельцам подошли и подкрепления, и командиры. И если скафы болотно-зеленоватого цвета уже были знакомы людям, то вот фигура, размерами им уступающая самую малость - нет. Массивный мускулистый пришелец имел в большинстве своем гуманоидные очертания - две ноги, две руки, одна голова. Но на этом все сходство заканчивалось. Все тело лунатика было покрыто зеленоватой чешуей, в нижней части тела болтался мощный хвост, квадратная голова имела нескольких костяных наростов - несколько в верхней её части, несколько - под нижней челюстью, и четыре - совсем рядом с пастью. Они росли парами - два над верхней челюстью и два под нижней, идя навстречу друг другу. Нос отсутствовал - вместо него было две отверстия на притупленной морде. Глаза с "рептелиевидными" вертикальными зрачками смотрели на мир из глубоко посаженных глазниц.
  Все это снайпер успел рассмотреть через прицел, пока неизвестный пришелец также рассматривал позиции людей. Потом он как-то странно фыркнул, Альберт бы даже сказал - с презрением и надел на голову шлем. И только потом махнул рукой в сторону людей. Троица скафов тут-же вышла вперед и взяла наизготовку свои орудия.
  - Они же не хотят сказать, что они такие суперские снайперы - попадут в лежащую цель из своих дур? - задал кто-то из СП-шников справедливый вопрос.
  Но скафы вовсе не намеревались стрелять обычной плазмой. Вся троица чуть приподняла стволы орудий, будто собираясь стрелять подствольными гранатами. Секундная заминка - и в сторону людей по пологой траектории полетело три зеленоватых шарика.
  - Мордой в землю и включить щиты! - заорал Альберт, кидаясь на единственного из всех, кто этого щита не имел - Бенджамина.
  С шипением шары приземлились посреди позиций людей. Один упал за импровизированными баррикадами, мгновенно превращая их из состояния "убого" до "оплавлено", но два других попали точно в цель. Шипение плазмы сменилось чуть меньшей тональности шипением расплавленного бетона. Щиты, как ни странно, выдержали. В основном.
  Одновременно с шипением плавящегося бетона Альберт услышал и другой звук, гораздо более страшный. Шипение сгорающей плоти. В нос ударил сладковатый смрад зажаривающегося мяса, а над позицией людей раздался истошный крик. Обернувшись, немец увидел одну из столь знакомых ему, но от этого не менее ужасающих картин. Щиты одного из офицеров не выдержали взрыв двух плазменных гранат и вся их совокупная мощь пришлась на хрупкую броню. Почти мгновенно проплавив её, плазма оказалась на теле... и прожарила его. Было видно следы чудовищных ожогов по всему телу, броня буквально сплавилась с ним. Катаясь по земле, человек дико вопил от боли, заходясь в отчаянном, безудержном крике. Оставшиеся офицеры в ужасе замерли, неверяще смотря на товарища.
  Как во сне, Альберт медленно достал пистолет. Сухо щелкнул затвор, а спустя секунду выпущенная пуля прекратила мучения изувеченного.
  - На мост смотрим! - рыкнул немец, слезая наконец с Бенджамина. Старик, к счастью, не пострадал, но с не меньшим, чем ранее у силовиков ужасом, смотрел на погибшего офицера.
  - Бен. Бен! - мужчина перевел взгляд на Альберта. - Забудь о нем. Ему уже не помочь. Займись детонатором.
  Бен судорожно кивнул и, наклонившись над устройством, механически продолжил работу.
  Переведя взгляд на другую сторону моста, Альберт увидел, что рептилиеподобный пришелец смотрит на него. Конкретно на него. Потом он перевел взгляд на место, где лежал убитый СП-шник... и, неожиданно для человека, медленно, как будто уважительно, кивнул. Только для того, чтобы спустя долю секундs резво отскочить в сторону от выпущенной из Адели болванки.
  - Шустрый. - неодобрительно протянул Альберт.
  Чужак же вдруг коротко рыкнул и прокричал пару команд на непонятном языке. А потом на площадь со всех сторон ринулись криссалиды.
  
  Несмотря на все приложенные усилия, Координатор все же опоздал. Летательный аппарат чужаков к капсуле успел прилететь первым. И хоть вместе с губернатором спустились еще несколько бойцов, остановить своих противников они не смогли.
  В итоге, инсектоид успел под самый конец скоротечной и жесткой схватки. Губернаторская капсула упала на край небольшой полянки, аппарат чужаков же приземлился на другом краю. Из чащи деревьев Координатор мог видеть, как пехотинцы врага добили последних выживших солдат и начали подходить к самой капсуле, где засел губернатор. Вот один из них достал гранату и уже приготовился кинуть её в открытый люк. Тогда инсектоид и начал действовать.
  Практически бесшумно из леса выскочила внушительная фигура, сразу начавшая поливать ближайших бойцов очередями из масс-карабина. Самый крайний из пехотинцев успел только развернуться в сторону неожиданного соперника, когда был буквально сметен в сторону могучим ударом. Щит второго бойца с мягким хлопком вышел из строя, не выдержав такого количества летящих болванок, и, спустя секунду, сам солдат упал на землю с разорванной грудиной. Третий прожил больше всех - на пару секунд. А потом громадная туша Координатора врезалась в него, вырывая с мясом руку, в которой была зажата граната. Еще через миг тело бойца улетело в сторону своих собратьев, сшибая их с ног, а вслед за ним в аппарат чужаков с так опрометчиво оставленной открытой дверью залетела рука с гранатой. Спустя еще секунду прогремел взрыв, разметавший корабль по всей опушке рваными, чадящими обломками. Большая часть противников погибла от близкого взрыва, ударной волны или была поражена разлетевшимися остатками воздушного судна. Немногочисленные уцелевшие были добиты Координатором так же безжалостно, как ранее они добивали людей. Только после того, как последний из чужаков перестал шевелиться, инсектоид двинулся к капсуле.
  - Губернатор Соколовский, это Зетта 3-8, можете выходить, противники уничтожены. Губернатор? - почти у самой капсулы Координатор остановился, увидев кровавый отпечаток ладони на крае люка. Будто кто-то залезал в капсулу с окровавленной рукой. - Губернатор Соколовский! - инсектоид мгновенно залетел в капсулу.
  - Ты... все же... успел, - раздался хрипящий, медленный, затухающий голос от человека, лежащего в дальнем её углу.
  Инсектоид жадно вперился взглядом в фигуру человека. Несмотря на полумрак спасательного средства, он все же смог разглядеть пистолет, который мужчина с трудом держал в руках и уловить слабое, прерывистое дыхание. Пол капсулы был щедро залит кровью, так-же, как и сам Соколовский.
  - Губернатор. - утвердительно произнес он. - Я пришел, как только смог.
  - Это... хорошо... - все более и более слабеющим голосом смог произнести Соколовский, прежде чем окончательно утихнуть. Пистолет выпал из ослабевших рук и слабо стукнул об пол.
  Инсектоид уже подбежал к губернатору, на ходу швырнув на пол фальфшфейр и вставив зубы фонарь. Едва взглянул на человека, как скорчил гримасу (чуть не стоившую ему фонарика) - одна рука была практически оторвана и держалась на маленьком клочке кожи и сухожилий, в боку виднелись два кровоточащих отверстия - отметины от болванок масс-драйверов.
  - Все обойдется, губернатор, - больше самому себе сказал Зетта, вытаскивая аптечку из сумки, - все обойдется.
  Через пятнадцать минут Координатор вылез из капсулы с поклажей на плече - кое-как перебинтованным губернатором. Закинув в капсулу одну из гранат, одолженных у мертвых бойцов, Зетта бодрой рысью двинулся прочь от места боя, направляясь к городу. Где-то там, почти у самой городской застройки, должен был находиться вход в шахты.
   Комментарий к Акт 2. Большие разборки на маленькой Шаньси. Часть 6.
   Чуть позже главы будут поименованы, а не просто пронумерованы. Но это позже.
  
  ========== Акт 2. Большие разборки на маленькой Шаньси. Часть 7. ==========
  
  - Не прекращать огонь! - закричал Альберт, едва крисаллиды появились на мосту, - Не подпускайте их к себе!
   Сделать это оказалось гораздо сложнее, чем сказать. Рептилоид лунатиков опять проревел какую-то команду и все пришельцы на другой стороне начали одновременно стрелять по позициям людей. Стрелки из них были, конечно, так себе, но их очень посредственный навык обращения с оружием нивелировала воистину гигантская численность. Шквал снарядов, обрушившийся на уже и так держащиеся на честном слове укрепления, не давал людям не то что отстреливаться - даже головы высунуть нельзя было.
  - Бен, шустрее! - прикрикнул на мужчину немец.
  - Почти готово! - раздалось в ответ, - Еще минута!
  - У нас её нет!
   С мерзким полутрещанием-полуклацаньем первый крисаллид прорвался через импровизированную баррикаду на мосту и, быстро перебирая конечностями, рванул к людям, засевшим впереди. Впрочем, чтобы перебраться через ту груду мусора, которая была нагромождена на покрытии, не нужно было быть великим акробатом или перекаченным бодибилдером. Насекомоподобный пришелец не ушел далеко от баррикады - синхронный залп из четырех масс-драйверов отшвырнул его назад. Туша крисаллида рухнула на покрытие дороги, обильно орошая её кровью. Но через баррикаду уже лезли сородичи пришельца, каждую секунду все более увеличиваясь в числе. Нескольких из них удалось пристрелить, но это была лишь капля в море. Неудержимая, клацающая жвалами волна все быстрее и быстрее приближалась к людям, наполняя воздух едким налетом обреченности и безнадежности.
  - Бен! - рявкнул Альберт и, одним рывком подскочив к мужчине, вытащил его из закутка, где тот собирал детонатор, - Вали отсюда!
  - Но я почти...
  - БЕГИ!!!
  Самоназваный сапер мельком взглянул на мост и тут-же, не задавая больше вопросов, бегом припустил к складу с подъемником.
  - Пусть убираются сейчас же! - проорал вдогонку снайпер и потом обернулся к мосту, сплошь покрытому ковром из клацающих жвал и оскаленных в звериной ярости морд.
  "Вот и все" - как-то отстранено подумал Альберт за секунду до того, как первый крисаллид врезался в оплавленную баррикаду.
  
  Шеду молча шел по коридору корабля Эфириалов, едва сдерживая себя. Стиснутые в практически неприкрытой ярости челюсти, полуприкрытые глаза с вертикальными, змеевидными зрачками, сжатые в кулак могучие руки - все это свидетельствовало, что к нему сейчас лучше не подходить. В отличие от большинства ласама, он редко проявлял столь характерную для них горячность и ярость, обладая воистину стальными нервами. Но даже его спокойствию и невозмутимости был предел. И сегодня этому пределу настал конец.
  Кафор, этот червь, осмелился нарушить прямой приказ Иераты! Владыка, отправляя их вместе с Безлицыми, строго-настрого запретил вмешиваться в любые сражения, которые те затеют.
  "Это их война. Пока еще их, - сказал тогда Иерата, отправляя отряды Шеду и Кафора, - нам нет нужды вмешиваться. Хоть мы и воины, но не дураки. Вам нужно лишь присмотреться к этим безлицым и их врагам. Смотрите, слушайте, запоминайте. Потом прилетайте и расскажите, что увидели. Главное - не разбудить спящего великана."
  Шеду прекрасно помнил эти слова. А вот Кафор, похоже, вырвавшись из-под опеки Кланов, решил их подзабыть. Но ничего, Шеду напомнит ему. А если этот молокосос, Дахака, которого отправили командовать отрядом безлицых, не справится с настолько простым заданием, то Кафору лучше самолично удавиться.
  Пылающий праведной яростью Шеду почти добрался до зала с самоуправцем, когда из бокового коридора послышались торопливые шаги и раздался лебезящий голос:
  - Посол Шеду! Посол Шеду, подождите! Посол! Ну подождите же!
  Человек, говорящий эти слова, был хорошо известен ласаме. Полковник Саммерс. Бывший помощник командовавшего гарнизоном планеты, генерала Уильямса. И предатель, добровольно перешедший на сторону безлицых. Такие, как он, фактически сдали планету Эфириалам. И Шеду их искренне презирал. Предатели своего рода, недостойные жизни. Среди ласама не было таковых. Сохранность кланов стоит любых жертв. А предательство они сразу после знакомства с этим понятием посчитали наитягчайшим из преступлений - наряду с разорением кладок с потомством. А сейчас этот ничтожный червяк осмелился заговорить с НИМ?!!
  "Спокойно, Шеду, спокойно, нет нужды его убивать."
  - Ну, посол, подождите же, - человек нагнал идущего ласаму и сделал непозволительную глупость - коснулся его рукой, пытаясь обратить на себя внимание.
  На этом терпение Шеду лопнуло. Рыкнув, он молниеносно развернулся и, без особого труда схватив человека одной рукой, поднял его и фактически вбил в стену. Ласама прислонил свою чешуйчатую голову практически вплотную к лицу Саммерса, предоставив тому "удовольствие" лицезреть взбешенный оскал полной острых клыков пасти и пристально смотрящие, немигающие глаза.
  - Еще раз, - голос Шеду сейчас больше напоминал тихое рычание, пробирающее до костей, - я увижу тебя - вытащу позвоночник из гнилой пасти, бесхребетный червь. А сейчас - убирайся.
  Ящер разжал руку и человек шлепнулся оземь. Когда он, потирая шею, встал на ноги и оглянулся, ласамы уже и след простыл.
  - Мы еще встретимся, - Саммерс сплюнул, - тогда и поговорим. Ящерица недоделанная.
  
  В зале было тихо. Лишь негромко пощелкивали приборы, которые Кафор со своими подчиненными перетащили сюда со своего корабля. Мягкий фиолетовый свет заливал помещение. Спокойная, умиротворенная обстановка. Но тревожность и нервозность ощущались повсюду - во взглядах и движениях работающих и снующих туда-сюда ласама, она была будто разлита в воздухе - тонким, но хорошо ощутимым слоем.
  Причина этой нервозности стояла возле одной из стоек. Кафор, второй командир отряда ласама, отправленного Владыкой Кланов Иератой, дабы проследить за безлицыми и заключить с ними соглашение. Если от него будет смысл, конечно.
  Признаться, когда он увидел, КАК воюют безлицые, то его первым помыслом стало убийство всех их без исключения. Ибо вот так не делают даже мелкозубые детишки, едва вылупившиеся из яиц. Но потом он все же переборол свои желания и пришел к единственно верному, с его точки зрения, решению. Если хочешь доказать свою полезность - покажи свои лучшие качества. А лучше всего ласама умели воевать.
  Нет, всех своих воинов Кафор отправлять не стал. Он отправил только одного. Дахака лишь недавно стал полноправным воином. Он был самым молодым из всех и мог похвастать только тремя трофеями, что на фоне остальных с двумя десятками у каждого минимум смотрелось смехотворно. Потому он и был отправлен командовать отрядом миньонов безлицых - себя показать, да опыту поднабраться.
  Дахака сокрушит этих "людей", а безлицые, увидев мощь ласама, поспешат заключить с ними договор. Это приумножит мощь кланов. Ласама обретут новую цель для завоеваний. К ним вновь рекой потекут слава и трофеи. И немалая часть этого перепадет и на долю первого, кто совершил столь значительный договор. Его, Кафора, запомнят на века. Запомнят как ласаму, вернувшего былую славу кланам. Сейчас нужно только разобраться с одной маленькой проблемой...
  - КАФОР!!! - раздался полный ярости крик от дверей.
  А вот и она. Обернувшись, названный увидел свою единственную головную боль, сейчас стремительно приближавшуюся к нему.
  - Шеду, я все могу...
  Кафор слишком поздно понял, что тот пришел не столько поговорить, сколько выплеснуть ярость. От прямого удара в челюсть голова ласама мотнулась назад. Рот сразу наполнился горьковатым привкусом крови. Кафор попытался выставить перед собой руки, но спаренный удар по корпусу заставил его согнуться пополам. Зайдясь в неутихающем приступе кашля и пытаясь вдохнуть воздух в резко опустевшие легкие, ласама едва ощутил, как Шеду схватил его за костяные гребни на голове. Зато он хорошо ощутил тот момент, когда колено ласамы пришло в соприкосновение с его челюстью. Боль резкой вспышкой пронзила голову и следующий удар Кафор едва ли почувствовал.
  А Шеду и не думал останавливаться. Удар локтем по затылку упавшего на колени Кафора. Тело ласамы падает на пол. Остальные не вмешиваются - вожди сами выяснят свои отношения.
  Схватить тело одной рукой за голову, второй за хвост. Поднять над собой. И кинуть прямо в центр зала, где небольшие ступеньки сходили вниз на несколько дециметров и образовали шестиугольную впадину.
  Кафор со стоном перевернулся, сплевывая кровь и едва успел увидеть, как Шеду, взяв короткий разгон в пару шагов, прыгнул прямо на него. Ласама все же не стал приземляться прямо на своего противника. Обе ноги глухо стукнули в пол по обе стороны от тела поверженного Кафора, а сжатая в кулак правая рука уже летела к его челюсти. Удар. Еще удар. А за ним последовал еще один, и еще, пока ласама не перестал сопротивляться, а лишь что-то прохрипел разбитыми губами. Только тогда Шеду прекратил избиение. Ярость, неудержимо клокочущая у него в крови и требовавшая выхода, потихоньку затихла. Кровавая пелена сошла с глаз и разумом постепенно овладели привычная холодность и спокойствие.
  Вытащив одной рукой из-за спины булаву, своей длиной больше похожей на копье, Шеду приставил её оголовье к подбородку лежащего ящерапода и слегка надавил. Острые полукруглые лезвия с легкостью прорезали кожу Кафора и оросили его чешуйчатую кожу кровью.
  - Ты. Осмелился. Нарушить. Приказ. Владыки. - каждое слово Шеду тяжело и размеренно падало в воздух - подобно тому, как гвозди вбивают молотком в крышку гроба.
  Кафор, хрипло дыша, с трудом сфокусировал взгляд на говорившего. Кровь из рассеченного лба заливала глаза, мешая видеть, в груди нещадно кололи сломанные ребра.
  - Мне следует убить тебя. Единственное, что тебя спасает - это то, что твой воин пока справляется со своим заданием. Но если он не выполнит его... - Шеду замолчал, заполнив помещение гнетущей тишиной, - ты умрешь.
  Булава исчезла за спиной ласамы так же стремительно, как порыв ветра в жаркий полдень.
  - Твоя судьба отныне в его руках. - Шеду отошел на два шага назад, позволяя Кафору встать. - Тебе это понятно, - губы ласамы скривились в едва заметной презрительной гримасе, - брат?
  
  Крисаллиды на баррикаду буквально залетели. Те жалкие несколько кубометров строительного мусора, что составляли заграждение на мосту, не задержали их ни на секунду. И то ли командир пришельцев быстро учился, то ли быстро учились сами крисаллиды, но ворвались на позицию людей они уже все толпой, а не по одному. Звонко застучали масс-драйверы, но их стрельба прекратилась буквально через пару секунд - когти крисаллидов рвали легкую броню так же хорошо, как и мягкую, незащищенную плоть.
  Четверо СП-шников погибли практически одновременно, разорванные на части инсектоидными уродцами, а их крики еще долго преследовали Альберта по ночам. Самому же немцу относительно повезло - он находился дальше всех и избежал участи своих бойцов. Гибель людей дала ему буквально секундную фору, чтобы разорвать дистанцию и снести одному из отклонившихся от остальной массы крисаллидов голову из винтовки. Звук выстрела неизбежно привлек внимание других монстров и те синхронно повернули омерзительные головы на Альберта. А уже спустя мгновение человек бежал от преследующей его по пятам щелкающе-клацающей волны монстров.
  На ходу вытащив один из пистолетов, немец начал стрелять в неудержимо несущуюся за ним орду насекомоподобных лунатиков, пытаясь хоть как-то остановить их продвижение. Но металлические болванки будто исчезли в сплошной бегущей стене раскрытых пастей и когтей. На долю секунды затормозив у одного склада, немец вскинул винтовку и, не целясь, выстрелил в преследователей. На таком расстоянии промахнуться было просто невозможно, да и крисаллидов было столь много, что даже не было нужды в прицеливании. Снаряд просто-напросто смел одного из бегунов вглубь орды, но остальные даже не замедлили шаг, прямо на ходу разорвав своего сородича на кусочки.
  Этот фокус Альберт успел повторить еще три раза - пока на очередном повороте не столкнулся лицом к лицу с отколовшимся от остальной стаи уродом. Поднимая пистолет и одновременно второй рукой пытаясь защититься винтовкой, немец уже подспудно понимал, что ему не хватит какой-то доли секунд.
  Помощь пришла с неожиданной стороны. Откуда-то сбоку короткая очередь подрубила пришельца, а затем раздался усиленный громкоговорителем крик:
  - ЛОЖИСЬ!!!
  Размышлять Альберт не стал. Натренированное тело на инстинктах кинулось вниз, а над головой человека уже сердито жужжал рой болванок и плазменных сгустков. В стаю крисаллидов будто выстрелил танк - первые ряды полегли полностью, разорванные в клочья оружейным огнем.
  - Шевели задницей, Белоснежка! - опять раздался крик.
  Резво поднявшись, Альберт побежал вперед, на ходу рассматривая своих спасителей.
  Одинаковые военные бронекостюмы, армейского образца вооружение - на помощь гражданским прибыл гарнизон Шаньси.
  - Там еще есть кто? - спокойно осведомился у подбежавшего немца "костюм" с пометкой сержантского звания на броне - двумя желтыми полосками поперек обоих плеч.
  - Нет.
  - Тогда уходим. Чарли - взрывай!
  Один из бойцов взвалил на плечо переносный гранатомет и отправил заряд прямиком в угол одного из складов. Прогремевший взрыв обрушил массив здания прямиком на застрявших в проходе крисаллидов, похоронив их под обломками и перегородив его самого.
  - Я сержант Кройч, гарнизон Шаньси, - повернулся к Альберту солдат, - как я смотрю, мы прибыли вовремя?
  
  Джеффри прекрасно понимал, что появление его отряда было воспринято беглецами чуть ли не как подарок судьбы. Эти глаза, в которых почти потух тусклый огонек надежды, теперь смотрели на него и его бойцов, как на ангелов небесных. Они верили, что солдаты спасут, защитят их от любых напастей, верили, что самое худшее позади.
  Вот только сам сержант был настроен не так оптимистично. Гуркха на платформу не поместился и его пришлось оставить в шахте. И огневой мощи, да и людей Кройчу катастрофически не хватало, чтобы перекрыть все подходы к складу с подъемником. Хоть у самих шахт сержант и встретился с десант-группой одного из фрегатов, в результате чего у него под командованием теперь было два с лишним десятка бойцов, это все равно ничего не решало. Так, капля в море. В море клацающих жвал и когтей. Потому он принял единственно верное, на его взгляд, решение - эвакуировать всех в шахты, а вход вместе с подъемником завалить к чертовой матери.
  - Ханжа, ну что там с взрывчаткой? - прокричал Кройч, подбегая вместе со своей группой и спасенным немцем к подъемнику.
  - Почти закончили! - раздалось в ответ от коренастого капрала.
  В десантной капсуле с Тикендероги - того самого фрегата, откуда была подобранная Кройчом десант-группа, нашлась очень полезная штука - двадцать кило X-400, армейской взрывчатки, вместе с детонатором. И пока Кройч вместе с большой частью бойцов отправился отбивать атаки сил Эфириалов, капрал Гураши, он же Ханжа, был оставлен, дабы заминировать платформу подъемника.
  - Отлично. Это отлично. Гражданские? - уже тише спросил сержант, заметив, что на складе почти нет людей.
  - Все внизу.
  Кройч кивнул самому себе и указал группе на подъемник.
  - Пошевеливайтесь! - крикнул он бойцов, - Вы же не хотите остаться тут с лунатиками!
  - Мы сразу за вами, сержант.
  - Поторопись. Надолго мы их не задержать не смогли.
  
  Ли не хотел умирать. Он хотел жить. Безумно хотел, до помутнения в глазах и панического дыхания. Недавний кураж и ощущение полного всемогущества уже прошло, уступив место истинному, первобытному и щенячьему страху. Этот страх сжимал горло, мешая дышать, проникал цепкими коготками прямо в мозг, лишая всякой свободы мышления и даже попросту не позволяя двигаться. Скорчившись за каким-то листом металла, Ли пытался забиться как можно дальше. Время от времени по листу попадали редкие рикошеты, от металлического звяканья которых парень пытался забиться еще глубже.
  - Опускай уже эту хрень! - рявкнул один из солдат на гражданского, пытавшегося запустить пульт подъемника, одновременно используя его как укрытие.
  Ничего не отвечая бойцу, мужчина быстрыми, точно отмеренными движениями вскрыл панель пульта и отбросил в сторону. Погрузил руки в открывшееся чрево аппарата, заполненное проводами. Несколько секунд - и замигавший разноцветными огоньками пульт загудел и все люди готовы были поклясться, что это был лучший услышанный ими звук в жизни.
  Техник протянул руку, чтобы включить пульт, при этом на долю секунды выпрямившись в полный рост. Слишком сильно выпрямившись. Он не увидел лунатика, убившего его, не услышал звука выстрела, оборвавшего его жизнь и не увидел снаряда, превратившего его лицо в кровавую кашу из костей, мозга и крови. Мужчина только повалился на пол - без единого звука, как кукла-марионетка, которой обрезали нити. Изувеченное лицо его оказалось прямо напротив Ли, единственным уцелевшим глазом словно смотря на него и вопрошая - "Почему я? Почему не ты? Почему я мертв, а ты живешь?".
  Один из бойцов матернулся и через мгновение уже сам оказался возле пульта и резко дернул рубильник.
  - Поехали! - торжествующе закричал он. А спустя мгновение три рубиновых луча перечеркнули его наискось. Тело несколько секунд нерешительно стояло на ногах, несильно покачиваясь - а потом рухнуло на платформу парой дымящихся кусков плоти.
  - По укрытиям! - закричал все тот же боец, сидя за какими-то ящиками и слепо отстреливаясь от лунатиков, высунув плазмер над укрытием, - Не высовывайтесь!
  Им это помогло лишь частично. По мере того, как подъемник опускался, на нем оставалось все меньше и меньше мест, где можно было укрыться от огня противников. А их количество все прибывало и оставшиеся несколько бойцов ничего не могли изменить. К самому низу подъемник доехал только с Ли и чудом уцелевшим капралом.
  - Давай! - солдат очутился возле парня и попытался схватить его за руку, чтобы вытащить. Парень лишь что-то замычал и попытался забиться еще дальше. Он не мог выйти. Только не туда, на залитую кровью и внутренностями платформу, на которой болванки масс-драйверов, пронзительно звеня, выбивали кровавые фонтанчики.
  - Ну давай же! Ты же тут сдохнешь! А, чтоб тебя! - боец сплюнул и, схватив детонатор взрывчатки, ринулся с платформы.
  Он не успел сделать и пары шагов. Почти десяток лучей лазеров и болванок масс-драйверов прошили его тело, вгрызаясь в него и кромсая плоть. Мужчина навзничь упал на пол и медленно, выплевывая кровь, развернул голову к Ли. Неслышно открывая окровавленный рот, он что-то пытался сказать парню, но лишь выталкивал толчками кровь. Пальцы руки слабо шевельнулись, подталкивая к Ли коробку детонатора.
  - Возьмииииии... - прохрипел наконец капрал. Через секунду одиночная болванка оборвала его жизнь, попав в голову и расплескав её содержимое на полу платформы и лице Ли.
  В голове у него будто резко щелкнули переключателем. Несколько секунд посмотрев на детонатор, Ли необычайно четко, будто говоривший стоял над плечом, услышал чей-то голос:
  - Мы не герои. И не злодеи. Мы рождаемся. Но не умираем. Мы уходим в Ад на перегруппировку. - голос был необычайно тих. Он был будто отображением мысленного голоса Ли. Тембр, тон, громкость - все было идеально выдержано.
  - Ли! Ли! ЛИ! - прервал этот голос чей-то другой - слишком грубый, слишком громкий.
   Он поднял голову. У входа в тоннель был Святослав. Он рванулся вперед, но его тут же сбил с ног и прижал к земле Альберт.
  - Не глупи, - прошипел он ему в ухо,- ты уже ничем не поможешь мальцу.
  Ли, мельком взглянув на человека, сразу потерял к нему интерес. Он вновь посмотрел на коробочку, лежащую столь близко... и столь далеко. Стоявшие наверху лунатики не дали бы ему её забрать. Не так просто.
  - Нет, - словно прочитав его мысли, раздался совсем тихий голос Святослава, - не надо. ЛИ!!!
  Он опять посмотрел вперед. Но не на СП-шника. На Альберта. И тот медленно кивнул.
  - Действуй, парень.
  Одно быстрое, подобное броску кобры, движение вперед - никто потом не смог сказать, что даже успел это увидеть, и вот он вновь на месте с детонатором.
  - Мы не герои. Мы не умираем, а уходим в Ад на перегруппировку, - произнес Ли, смотря на правосудора.
  Побелевшие от напряжения пальцы вжали кнопку в корпус пульта с такой силой, будто хотели его разбить.
  Грохота взрыва Ли уже не услышал.
  
  ========== Интерлюдия. Старейшина. ==========
  
  Ра`коэль медитировал в своих покоях. Чахлое, тощее тельце, закутанное в мантию, парило на высоте полуметра над полом. Четыре тонких руки были сплетены меж собой в причудливом жесте, на безгубую голову был надет шлем из серебристых полосок металла, непрерывно двигающихся по какой-то одной им известной траектории. На расстоянии метра от Ра в воздухе висели элериевые сферы, образуя идеальный круг с промежутком с четверть того же метра друг от друга. Иногда одна из сфер начинала несильно покачиваться вверх-вниз, но тут же восстанавливала исходное положение.
  Самого же Ра, несмотря на кажущуюся невозмутимость, одолевали сомнения и тревожные мысли. Уже в который раз. И причин для этих треволнений было огромное множество.
  Первой, и наименее меньшей из всех, были ласама, часть из которых находилась на его же собственном корабле. Ящероподы оказались одним из множества не до конца просчитанных факторов, маленькой переменной, которую вовремя не выбросили из вселенского уравнения. И эта переменная сама стала уравнением. Уравнением, могущим нарушить все, столь тщательно просчитанные планы.
  Ласама были одной из рас, над которой Старейшины работали в ходе проекта "Восхождение" - пытались наделить их псионическими способностями. Это не удалось, и о ласама забыли. Вот только провал проекта дал весьма неожиданные результаты. Те манипуляции, которые Старейшины проводили на лобных долях мозга ящероподобных созданий, не позволили стать им псиониками. Но зато развили интеллектуальные способности и, что самое неожиданное, дали неплохую защиту от этой самой псионики!
  В результате, когда Старейшины решили вернуться на родную планету ласама - Даль-Кируш, их встретила уже не кучка дикарей, для которых и электричество было бы магией в её высшем проявлении, а развитая цивилизация, находившаяся даже выше по уровню развития, чем недавно найденная Батарианская Гегемония. Цивилизация развитая... и агрессивная. За несколько десятков тысячелетий, что отсутствовали Старейшины, ласама умудрились завоевать пару цивилизаций послабее и, вполне возможно, попытались завоевать бы и своих "практически" создателей. Но Эфириалы не были бы Эфириалами, если бы не имели плана на любой случай жизни. Они избежали обнаружения ящероподами и стали скрытно наблюдать за ними - изучать их слабые и сильные стороны, возможности, рычаги давления. И вскоре нашли. Ласама целиком и полностью полагались на сеть ретрансляторов Врага, не зная иных способов быстрого перемещения. Проблема же заключалась в том, что ящеры уже открыли все ретрансляторы в пределах досягаемости полета своих кораблей. Другие, они, конечно, тоже бы нашли. Со временем. Но вот времени у них как раз и не было. Примитивная, звериная натура ласама требовала искать себе противника. А найдя - победить, втоптать безжизненное тело в грязь и пыль, сделав из останков трофеи. И если этих противников не было поблизости, ящеры начинали искать их среди себе подобных.
  Когда Старейшины нашли цивилизацию ласама во второй раз, те уже стояли на грани междуусобной войны. И сородичи Ра решились на опасный шаг. Они вышли на контакт со своими "созданиями" и предложили им сделку - возможность новых завоеваний в обмен на союз. Но ласама не стали принимать предложение Старейшин на веру. Ящеры оказались неожиданно прозорливыми и отказались слепо бросаться в бой. Все усилия Старейшин втянуть их в неизбежную войну с людьми пропали втуне. Единственное, чего смогли добиться псионики - это отправки вместе с флотом Эфириалов и подчиненных рас небольшого отряда ящеров во главе с двумя Говорящими от Лица Владыки - аналогами послов. Они должны были составить мнение о армии Эфириалов и их врагов и изложить свои мысли Владыке Кланов. А уж он, в свою очередь, решил бы - заключат ли Кланы союз со Старейшинами или останутся в стороне.
  Факт наличия двух послов одновременно и осложнил, и облегчил работу Ра. То, что оба Говорящих оказались родными братьями, было только на руку Старейшине. Но при этом один из братьев принадлежал к крылу ласама-прогрессистов, ратовавших за перемены в обществе ящеров. Это тоже было на руку Ра. Столь молодой, столь несдержанный и импульсивный! В голову Кафора даже не потребовалось насаждать каких-то мыслей, только дать толчок тем, которые были - жажде перемен, честолюбию, агрессии.
  А вот Шеду оказался неожиданно крепким орешком. Он был одним из традиционалистов - тех многочисленных ласама, что не терпели быстроты перемен и старались сохранить привычный уклад жизни. И сам ящер был словно олицетворением их идеалов. Степенный, невероятно хладнокровный по меркам своих родичей, он был будто неуязвим для всех усилий Ра. В другой момент Эфириал бы даже восхитился ласамой, но сейчас... Сейчас Шеду был досадной помехой, препятствием на пути к цели. А препятствия следует устранять. Нет, свои руки Ра пачкать не собирался. Ровно как и руки своей марионетки. Он все сделает через людей.
  Люди. При одной только мысли о них Ра почувствовал, как его начал переполнять гнев вперемешку с омерзением. Висящие сферы как по команде скакнули вверх-вниз, но Эфириал усилием воли вернул им исходное положение. Люди, как и ласама, были одной из рас "Восхождения". Но если работы над ласама свернули, то над людьми - нет. Чем и поплатились. По мнению Ра - Зеса, Старейшина, оставшийся в том секторе галактике после ухода остальных, сделал свое дело слишком хорошо. Люди стали псиониками. Все, поголовно. И смогли уничтожить и Зесу, и его силы, когда тот вернулся. Ра почувствовал, как сферы начали сжиматься от давления, которое он неосознанно на них оказал. Люди, эти черви, молодняк, недостойный доставшихся им даров, посмели поднять руку на Старейшин! Их нужно уничтожить! Всех, до последнего человека! Содрать кожу на глазах у своих же сородичей! Терзать их плоть и душу! Терзать вечно, чтобы они заходились в крике отчаяния и боли! И чтобы эта галактика запомнила, что никто не смеет не то, что подымать руку, но даже задуматься о причинении вреда Эфириалам!
  С оглушительным хлопком все восемь сфер разлетелись вдребезги. Ра резко открыл оба глаза и едва заметно нахмурился. Он дал волю эмоциям. Этого нельзя делать. Эмоции, чувства - они затуманивают разум, заставляют совершать ошибки. А Эфириалам непростительно совершать ошибки. Боги не должны их совершать.
  Боги. Мысли Ра непроизвольно скакнули к самой последней проблеме, из-за которой он с сородичами и прибыл сюда. Теневик. На самом деле его звали не так, но Эфириалы предпочитали не называть его по имени. Нет, не из-за страха, как могут чего-то бояться боги? Просто напросто Теневик уже неоднократно доказывал, что любит подшучивать над теми, кто рискнет назвать его по имени. А чувство юмора у него было... специфичное. Весьма специфичное.
  Но при всей своей неординарности поведения, Теневик был весьма ценным союзником. Союзником, который знал способ победы над древним Врагом. И он был согласен поведать его. В обмен на уничтожение нескольких обелисков, запиравших его в Тени. Ра знал о почти десятке таких и мог отправиться к любому, но выбрал именно тот, который находится на территории людей. Одновременно и накажет людей, и уничтожит обелиск. Почему бы не совместить приятное с полезным?
  Понемногу успокоившись, Ра опять закрыл глаза и устроился в воздухе поудобнее. Кусочки сфер медленно взлетели вверх и начали собираться вместе.
  Обитателю Тени Ра доверял... Ну, примерно, как и всем остальным не-Старейшинам. То есть - не доверял. Но если прочих разумных Эфириал смог бы убить в случае предательства и нападения, то насчет Теневика у него были большие сомнения.
  Без сомнения, тот вел свою игру. Очень долгую, просчитанную на несколько сотен шагов вперед и Эфириалы занимали в ней не самое последнее место. Это Ра пока устраивало. Если же окажется, что Теневик задумает причинить вред Старейшинам или предать их... Ну, что ж, они уже воевали с богами. И убивали их. Справятся и с этим.
  Полностью успокоившись, Ра заставил сферы сблизиться друг с другом и слиться в одну причудливую фигуру - миниатюрное сюрреалистическое царство острых углов и резких поворотов. У этого действия, на первый взгляд не несшего никакого смысла, все же была цель. Позади Эфириала воздух сгустился, слившись в единый клуб фиолетового киселя, настоль густого, что его можно было зачерпнуть половником. Спустя несколько мгновений он растаял, явив на свет высокую фигуру. Мужчина в глухом одеянии с капюшоном, с немногочисленными открытыми участками сиреневой кожи. На спине покоилась снайперская винтовка, пальцы рук ни одно мгновение не оставались на месте, выполняя какой-то замысловатый танец.
  - Вы что-то хотели, - фигура сделала едва заметную паузу, - Повелитель?
  - Люди. Они ушли в шахты? - стороннему наблюдателю было непонятно, спросил сейчас Ра своего подчиненного или изложил ему какой-то факт. Но "капюшон" понял своего повелителя.
  - Да.
  - Проследи за ними.
  - Убивать? - снайпер был, как и всегда, краток и лаконичен.
  - Нет. Схвати одного. И отдай ласама. Пусть узнают своего врага.
  - Как скажете, повелитель, - коротко поклонился капюшон без каких-либо намеков на почтение.
  Ра уже не следил за тем, как ушел его подчиненный. Мыслями он был далеко отсюда. Устройство перед ним опять стало менять форму, изгибаясь и выворачиваясь наизнанку.
  А Эфириал, сконцентрировавшись на нем, вновь и вновь повторял одну и ту же фразу, как мантру:
  "Услышь меня и ответь, Карон Хад-дах. Ответь мне, мой верный слуга".
  
  ========== Акт 2. Ферос. Случайности не случайны. ==========
  
  Ферос. Планета бесконечных городов.
  С орбиты она была похожа на громадное грязно-рыжее пятно, укутанное в редкую шаль из сероватых облаков. Когда-то здесь были величественные горы со снежными шапками, спокойные леса со стремящимися ввысь стволами деревьев, ослепительно чистые океаны и моря. Когда-то. Сейчас здесь были только лишь города. Мертвые, лишённые жизни, похожие на давно сгнившие трупы, они покрывали планету целиком. Вгрызались в недра, подымались ввысь и расползались по поверхности, как злокачественная опухоль.
  Последними обитателями Фероса были протеане. До них свои города на руинах предыдущих построили иннусаннон. До этого - эфириалы. А до них были и другие, чьих имен даже не осталось, да и сказать по правде - не интересовали они Ренара. Он прилетел сюда за одним-единственным разумным. Тем, который был здесь задолго до всех пришельцев и вполне успешно пережил все Жатвы, прячась где-то на планете. Настолько успешно, что найти его не могли и по сей день.
  - Интересно, - тихо проговорил Луи, незаметно (как он надеялся) подойдя к смотревшей в обзорной иллюминатор фигуре, - какие чувства ощущает это существо? Столько лет жить одному, видеть, как возносятся и падают цивилизации - такое ни для кого не проходит бесследно.
  - Никаких, - резко ответил собеседник Луи, - кем бы ни был обитатель... Фероса, - человеческое название планеты фигура произнесла с секундной заминкой, - сейчас он лишь бледная тень самого себя. Чтобы пережить такое испытание нужен разум воина. А этот трус таковым не был.
  - Крайне... неожиданное умозаключение, - Ренар склонил голову набок, - и как ты к нему пришел?
  Фигура фыркнула и сложила руки на груди:
  - Очень просто. Воины не зарываются в землю навечно, как кроты.
  - Если бы мы тебя не нашли, ты бы тоже оказался зарыт навечно.
  - Но я бы умер, когда закончилась энергия в комплексе, - парировал Явик, - И отсиживаться там вечно я не собирался. А этот трус даже не собирается мстить за павших. Бесполезный биомусор.
  - Кто знает, - туманно ответил Ренар, становясь рядом с Явиком, - может, он и не трус, а лишь хитрый и терпеливый стратег?
  - Не узнаем, пока не спустимся на планету и не увидим его. Чего мы ждем? - нетерпеливо спросил протеанин.
  - Терпение, мой друг. Терпение. В нашем деле спешка ни к чему. Мы спустимся когда, будем знать, где искать.
  - Ваша флегматичность вас погубит, - Явик отвернулся от окна и направился прочь, - Я буду готовиться к высадке. Когда-бы она не случилась.
  - Не торопись, - ответил ему Луи, подкуривая сигарету, - не бряцай оружием раньше времени.
  Насладиться сигарой, Ренару, увы, не дали. В голове раздался тягучий, звенящий голос:
  - Поднимись на мостик. Мы кое-что нашли, - Энтони были, как и всегда, чужды все нормы вежливости и этикета. Пытаться сообщить что-то другому псионику без предварительного "стука в дверь" - вопиющая наглость. Кто-то менее сдержанный, чем Луи, уже пылал бы праведной яростью по отношению к нарушителю, но Ренар не за красивые глаза стал директором СКР.
  Мимоходом подавив крошечную вспышку раздражения, человек направился к мостику, по пути отправив Старшему Псиону короткую мысль-послание:
  - Что-то неприятное?
  - Возможно и это, - туманно отделался Энтони, - сам увидишь.
  Луи лишь хмыкнул. После того, как Существо-из-Тени связалось с Ренаром, а не со вторым по мощи псиоником в Единстве, тот стал на редкость неразговорчив. "Обиделся, как ребенок, у которого отняли конфету" - высказалась бы ныне покойная мать Луи.
  Продвигаясь по коридору корабля, Ренар коротко кивал немногочисленным разумным, встречающимся на его пути. Несмотря на то, что корабль лишь недавно вышел из нулевого пространства, почти весь экипаж уже был на местах, демонстрируя великолепную выучку. И желание привлекать как можно меньше внимания со стороны двух агентов СКР, что сейчас были на борту. Экипаж, конечно, ни в чем замешан не был и это прекрасно знал, но мало ли... перестраховаться не мешает. К контрразведчикам всегда относились с подозрением - их хлебом не корми, дай порыться в чьем-то грязном белье. Ренар со слабым удовлетворением вспомнил вытянувшееся и побелевшее лицо интенданта, когда Луи спросил его о состоянии и заполненности складов. Прочитать в этот момент простую мысль человека - " Неужто пронюхали о том излишке, который я пару лет назад сбагрил в дальнюю колонию?" - смог бы даже вчерашний инициат-псионик. Что случилось бы с интендантом, если бы он узнал, что спросил его не простой агент-оперативник СКР третьего ранга Джузеппе Вазари, а сам всемогущий директор этой организации, Ренар даже и не стал предполагать.
  С мерзким, но почти неслышным пшиком в ухе включилась миниатюрная бусина коммуникатора:
  - Ты и не говорил, что эта мусорка столь популярна, - раздался нахальный голос Эвелин, - не успели прилететь, а тут уже встречающий комитет.
  Эвелина Стилл стала единственным агентом СКР, которого Ренар взял с собой. Она, несмотря на всю свою неприязнь к департаменту Луи, стала за проведенные там годы весьма ценным кадром. Великолепный хакер, чуть ли не за полчаса взламывающая любой терминал - желанное дополнение для любой службы. Вдобавок, она старалась не лезть в не касающиеся её дела - хоть бы не столь явно, что бы можно было её в этом обвинить. И была еще одна причина для Ренара взять её с собой, но пока что он о ней не распространялся. Еще не время.
  - Что за комитет?
  - Пара корыт Цитадели. Пробиваю принадлежность, - в бусине послышалось тихое пиликанье нажимаемых голоклавиш терминала.
  - Сообщите, когда что-нибудь найдете, мисс Стилл, - нейтральным голосом проговорил Луи и отключился, успев услышать ворчащее "Зануда" от хакера. И неожиданно для самого себя изогнул губы в слабом подобие улыбки.
  Надо отдать ей должное, Скай работала быстро. Когда Ренар добрался до мостика, у него на руках уже были чуть ли не все данные по кораблям - вплоть до года постройки и верфей, где собирались корабли. А ими оказались три батарианских фрегата, "официально" сданных на утиль уже как пару лет назад. Но, по всей вероятности, что по пути к месту своего последнего пристанища корабли были "случайно" перехвачены одной из банд систем Приграничья и вскоре исчезли в Терминусе, пополнив собой разнообразный флот вольных поселенцев и пиратов. И сейчас эти корабли висели на орбите Фероса, явно прибыв на планету не с дружескими намерениями. Согласно тем обрывочным данным, что успела добыть Стилл, все три фрегата принадлежали некоему Саморо Гавели - саларианцу-лисени, вольному каперу из Терминуса.
  И сюда он мог прибыть только за одной-единственной вещью - рабами. Все было логично - дальняя планета на границе территорий Пространства Цитадели с минимумом охраны, плохой связью, вдали от постоянных патрулей. Ферос уже давно был исследован научными экспедициями чуть ли не всех рас ПЦ, и теперь о нем надолго забыли власти. Только редкие черные старатели, да энтузиасты-одиночки прилетали сюда в надежде поживиться какими-нибудь остатками протеанских технологий. Они прекрасно знали обо всех опасностях такой вылазки - пиратах, подобных Гавели и агрессивной фауне планеты, но желание срубить куш брало верх над осторожностью. Кому-то улыбалась удача и счастливчики становились богачами, но большинство уходили со всяким мусором или вообще с пустыми руками. Часть же из их всех так и вообще оказывалась в трюмах не так уж и часто, но все же захаживающих пиратских кораблей.
  По всей видимости, Гавели и был одним из таких пиратов. Но... почему он появился здесь чуть ли не одновременно с эскадрой Единства? Ренар не верил в случайные совпадения. Зато доверял своей паранойе. А она сейчас выла волком. И это означало, что Гавели прибыл сюда за тем же, за чем прибыл и Луи. Бредовое, конечно, предположение, но Ренар на то и был директором СКР, чтобы проверять все, даже самые абсурдные слухи и предположения.
  - Вы что-то выяснили, капитан? - обратился Луи к Адаму Розуэллу, командовавшему "Веллингтоном" - крейсером, ведущем эскадру Луи.
  - Да, сэр, - Розуэлл, казавшийся сущим гигантом по сравнению с и не так маленьким Ренаром, чуть склонил голову, приветствуя мужчину. Вздувшаяся из-за сухожилий черная кожа на шеё, казалось лопнет, стоит её владельцу приложить чуть больше усилий.
  Луи ответил капитану тем же, после так-же кивнул молча стоявшему Энтони. Тот не пошевелился, но в сознание Ренара пришла короткая мысль, аналогичная приветствию.
  - Три корабля. Батарианские фрегаты, класс "Асши". Не транслируют никаких кодов, заняли позицию на высокой орбите. Несколько шаттлов курсируют между ними и планетой. Загружают добычу.
  - Возможно выгрузить десант вне зоны досягаемости их радаров, но как можно ближе к месту посадки шаттлов? - о том, что пираты обнаружат эскадру со своих координат, Ренар абсолютно не беспокоился - шансы у них на это были не то, чтобы призрачные, а просто -напросто нулевые.
  - Вполне. Немного жарковато будет из-за системы маскировки, но ничего фатального.
  - А подойти на дистанцию уверенного поражения целей так, чтобы они не узнали?
  - Да. Легче легкого.
  - Превосходно.
  - Ты хочешь их уничтожить, - скорее констатировал факт, чем спросил, Энтони, - Зачем?
  - Не хочу оставлять свидетелей, - отправил псионику мысль-высказывание Луи, - Да и... Кто знает, зачем они действительно здесь?
  Энтони ничего не ответил, но в его мыслях Луи сразу ощутил тревожность и мрачную сосредоточенность. Весь кратенький обмен мыслями занял не более доли секунды и капитан даже не успел ничего понять.
  - Приготовьте абордажные группы, - обратился Луи к чернокожему гиганту, - А так же десант. Как только он высадится - выдвигайтесь на позицию и уничтожьте корабли пиратов. Их лидера захватите живым. Как конкретно вы это сделаете - оставлю вам на усмотрение. Опыта в этом деле у вас явно больше.
  Нахмуренные морщины на лбу Розуэлла чуть разошлись. Он уже хотел было возразить Ренару, но простая лесть, чуть усиленная псионическим позывом, достигла своей цели - капитан моментально успокоился.
  - Есть, - подтвердил Адам. А спустя секунду его голос-мысль раздался по всему кораблю, - Эскадра - боевая тревога! Десантным командам - получасовая готовность!
  - Пошли, Энтони, - беззаботно заявил Луи стоящему псионику, - погремим старыми костями.
  
  Клинок ветвистой молнией взвился наискось от колена вверх и с металлическом лязганьем столкнулся с рукой робота-тренажера. Изогнутое лезвие клинка Явика сшиблось с серповидным мечом-рукой кибера и спустя долю секунды отошло назад - силенок у тренажера было все же поболее, чем у протеанина. Еще несколько ударов сердца, еще три парированных удара и тренажер сам пошел в атаку. Прямой удар двумя руками, заканчивающимися все теми же серповидными клинками, от которого Явик с легкостью ушел в сторону. Но это было лишь началом. Две другие руки кибера крутанулись по кругу, стремясь достать протеанина крюкообразными клинками, но безуспешно. Лениво уклонившись от смертельной карусели, Явик пригнулся почти до самого пола и рубанул клинком по ногам тренажера. Со свистом клинок прорезал воздух и и все три ноги тренажера, мгновенно снизив его мобильность до нуля. Упавшая на пол половинка робота начала беспорядочно крутить мечами во все стороны, пытаясь отомстить обидчику. Несколько секунд смотря на безудержно мельтешащего калеку, протеанин шагнул вперед и одним быстрым движением пробил клинком корпус робота и генератор, отключив его. Матово-серая тушка кибера тут же опустила конечности и бессильно наклонилась вперед.
  - 38 целых и четыре десятых секунды, Явик-сан, - раздался женский голос с потолка. Рядом с протеанином с мягким гулом опустилась капсула с верхней половиной женской фигуры в ней. Пластиковая маска, изящно повторяющая человеческое лицо, изобразила приветливую улыбку, - Пока что это ваш лучший результат. Хотите его улучшить?
  - Да, - протеанин подавил едва заметную дрожь, когда ВИ тренажерного зала обратился к нему. Несмотря на долгие годы, проведенные среди людей, протеанин до сих пор с подозрением относился к их конструктам, как чисто биологическим, так и не очень, - Запускай следующего, Юрико.
  Лицевые сегменты маски, изображающее лицо японской гейши, тут-же раздвинулись в разные стороны, складываясь в улыбку.
  - Как вам будет угодно, Явик-сан, - капсула поднялась вверх, - Активирую тренировочного робота, - уже из динамиков послышался оцифрованный голос.
  Из капсулы напротив протеанина вышел, нелепо подергивая конечностями, собрат погибшего робота, уже убранного двумя киберами-уборщиками. Бочкообразный корпус, заканчивающийся тремя ногами, голова с единственным лампой-глазом и четыре руки-клинка - сущий уродец, по мнению Явика. Такого уничтожить - оказать Вселенной услугу. Услуга была оказана ровно через 38 секунд - протеанин по очереди подрубил все четыре руки робота, после чего он самостоятельно отключился, признав поражение.
  - Слишком просто, - процедил сквозь зубы Явик, - запускай двоих!
  - Будет сделано, Явик-сан, - бесстрастно ответила Юрико.
  С двумя киберами сразу дело пошло чуть медленнее, но потом Явик приноровился постоянно передвигаться, загораживаясь от одного робота корпусом другого. Тело начало вспоминать давно вбитые навыки - быстрый шаг вперед, пригнуться под прошелестевшим вверху клинком, совершить выпад в точку, где корпус крепится с рукой и уйти назад. И все это одним единым, неразрывным движением. Вскоре оба робота красовались не одним десятком отметин на свежей краске и тремя оторвавшимися руками на двоих, а для Явика раздел обоих металлических тушек стал настолько рутинным занятием, что он полностью абстрагировался от него и погрузился в себя.
  Их оставалось всего семеро. Семеро из того миллиона, что должен был переждать Жатву в капсулах убежища. Когда Явик это понял в первый раз, то он словно физически почувствовал, как его затягивает вязкая трясина отчаяния. Всего семеро. Слишком мало, чтобы восстановить численность. Им было суждено умереть. Одному за другим, понимая, что они последние из своего народа. Что больше никого не будет. Но они бы умерли. Пали бы за людей, если это понадобится. Чтобы жили следующие расы. Чтобы Жнецы пали.
  Но все изменилось. В тот самый день, когда явно смущающийся человек-ученый провел Явика по коридорам и лабораториям научного комплекса, где содержались уже полгода все протеане, вызванные из постоянных мест базирования. Провел и остановился посреди коридора, указав на одну-единственную камеру. Ничего не понимающий Явик подошел к ней и обмер, не веря своим глазам. Внутри камеры в амниотической жидкости плавал, подсоединенный к многочисленным проводам и шлангам младенец. Протеанский младенец. Несколько секунд Явик молча смотрел на камеру, пока враз высохший язык не смог вытолкнуть из горла одно-единственное слово:
  - Сколько?
  Человек вместо ответа щелкнул по голографической клавиатуре пульта, установленного прямо на невысокой ограде по краю по коридора. С шипением и вырывающимися облачками холодного воздуха открылись остальные капсулы, явив на свет других младенцев.
  - Десять тысяч, - ответил ученый, смотря на Явика, который потрясенно оглядывал высокие стены коридора, упирающиеся в потолок в нескольких сотнях метрах вверху.
  А потом протеанин неожиданно для человека рухнул на колени и зарыдал. Ему было все равно, что этот ученый увидел его таким. Все равно, что его засняли камеры, находящиеся в коридоре. Ибо сейчас он заново обрел смысл жизни. Он будет жить. И умрет, если понадобится. За протеан. И за тех, кто подарил им второй шанс. Крупные слезы градом катились по лицу протеанина, оставляя солоноватый привкус на губах. Слезы счастья.
  Клинок сверкнул молнией и последний робот рухнул на пол двумя наискось разрубленными половинками.
  - Семьдесят шесть целых и 14 сотых секунды, Явик-сан, - как всегда, бесстрастно произнесла Юрико, - Это лучше вашего последнего результата на одну целую и семь сотых секунды. Желаете повторить?
  Ответить Явик не успел. По кораблю пронесся гулкий сигнал боевой тревоги, а позже - дважды сказанный - псионический и продублированный голосовой приказ капитана:
  - Эскадра - боевая тревога! Десант - получасовая готовность!
  - Нет, Юрико, не желаю. Скоро я найду себе тренажеры получше, - Явик, закинув клинок за спину, вышел из тренажерного зала.
  Кто бы не был тем глупцом, что навлек на себя гнев Единства, он только что подписал себе смертный приговор. Враг людей - враг протеан. А они не намерены оставлять своих врагов в живых.
  
  ========== Акт 2. Ферос. Белый и фиолетовый. ==========
  
  Орбита Фероса. Десантный отсек крейсера "Веллингтон".
  Явик видел много высадок. И почти все они были до тошноты одинаковы. Бесконечный шум работающего оборудования, тарахтение работающей техники, визг прогревающихся двигателей посадочных челноков, шаттлов или МДК, бряцанье снаряжения солдат, нескончаемые матюги сержантов и старшин, громкие команды лейтенантов - все это складывалось в один единый невообразимый звуковой коктейль. Подготовка к высадке у герильерос выгодно отличалась от всего, виденного протеанином ранее. Четкие движения, резкие, немногословные команды - ни единого лишнего слова или шага. Герильерос казались роботами - до того их движения были... отточены. И все, же несмотря на это не очень приятное для Явика сходство, ему нравилось с ними работать. Белошлемники не обладали одним, очень типичным для людей и крайне нежелательным для Явика, качеством - они не были любопытны.
  Когда Ренар привел к ним протеанина, и сообщил, что он - специалист по нераспространенным инопланетным формам жизни, майор "Черепов" лишь коротко пожал плечами и спросил, где расположить Явика. А вот протеанина неожиданно пробрало на смех. "Специалист по нераспространенным инопланетным формам жизни". Ну, если считать все расы протеанского цикла нераспространенными по причине их вымирания, то тогда да - он определенно по ним специалист.
  - Пять минут до высадки, - пронесся по ангару сухим порывом ветра металлический голос ВИ "Веллингтона".
  - Занять места в челноках! - раздалась команда майора череполиких - Августа Тангустино.
  Явик, кинув последний взгляд на док корабля, зашел внутрь "Херувима". Он, как сторонний специалист, занимал место не с рядовыми бойцами, а с командиром группы в его же транспорте. Внешне "Херувим" Тангустино ничем не отличался от остальных аппаратов, как, впрочем, и внутри.
  Протеанин прошел по салону и сел на свое место, напротив еще одного "приглашенного" специалиста. Женщина-человек, прибывшая на "Веллингтон" вместе со Старшим Псионом и его командой. Они прекрасно вписались в ряды череполиких - с мертвенно-бледной кожей, пепельными волосами и ярко горящими фиолетовым светом глазами. Демоны из преисподней, как выражались иногда люди. Явику же больше они казались мертвецами. Каюты, которые отдали на постой псионикам, всегда были залиты неестественным пурпурным и фиолетовым сиянием, а мертвенная, гробовая тишина правила там бал. Экипаж корабля, хоть и имел псионические способности, но все же предпочитал держаться подальше от полноценных "головолезов". И Явик их прекрасно понимал. Рядом с псиониками было некомфортно находиться. Будто голову окунул в ледяную прорубь, а тебя сзади толкнули в неё целиком.
  И сейчас протеанин испытывал точно такие же ощущения. Сидящая перед ним женщина не двигалась, держа двумя руками перед собой посох и смотря только на него, даже не мигая. От того в воздухе расплывалось слабое фиолетовое свечение, придающее и так почти алебастровой коже псионика нездоровый, могильный оттенок. Явика посетила внезапная мысль - а не являются ли псиониками действительно мертвецами? Такие холодные, потусторонние - настоящие выходцы из могилы...
  - Нет, я не мертва, - вдруг раздался голос.
  На протеанина пристально смотрели два глаза с фиолетовыми зрачками. За те несколько секунд, на время которых специалист ушел в себя, женщина оторвалась от созерцания своего посоха и, положив его на колени, полностью переключила свое внимание на протеанина.
  - Читаешь мои мысли, колдунья? - огрызнулся Явик, даже не попытавшись сохранить хоть какую-то видимость приличий. Все равно бесполезно - псионики читают нутро человека, как открытую книгу.
  - Обычно не имею такой привычки, - осталась женщина невозмутимой, - но ты думаешь слишком громко. Будто кричишь на ухо.
  - Объясни.
  - Твои мысли, - женщина на секунду умолкла, подбирая слова и прищелкнула пальцами, - слишком явные, видные, выставленные, будто на показ. Как горящая щепка, плывущая по воде. Их сможет без труда прочесть любой инициат.
  - А ты? - вопросительно протянул Явик.
  - Я волхв, - женщина натянула капюшон на голову и откинулась назад в сиденье, - Волхв Анита. И не стоит говорить эту фразу, я её уже прочитала.
  Явик, только собиравшийся сказать, что ему не нужны знакомства среди псиоников и чтобы женщина держалась подальше от него, изумленно поперхнулся и возмущенно уставился на Аниту. Та лишь убрала посох в подставку рядом и, сложив руки на груди, полностью отрешилась от происходящего. Лишь когда протеанин закрепился в кресле и откинул голову назад, собираясь с мыслями, на лице у Аниты заиграла слабая ухмылка.
  Тангустино в транспорт зашел последним. Осмотрел всех пассажиров, скользнув равнодушным взглядом по Явику и Аните, занял свое место возле кабины пилотов и, пристегнувшись, дважды ударил кулаком в дверь.
  - Всем шаттлам - запуск! - проревел динамик голосом диспетчера и "Херувим", довольно взревев двигателями, оторвался от палубы.
  Три десятка кораблей с включенными системами маскировки устремились вдаль, к столь призывно манящему диску небесного тела.
  - Стая вышла на охоту, - прокомментировал Розуэлл вылет Херувимов, - Пора и нам, - капитан оперся руками о стол с голографическими отметками, - Эскадра - малый ход вперед, построение полумесяцем, дистанция между кораблями - 200. Абордажным челнокам - полная готовность.
  Повинуясь безмолвной команде, эскадра из семи кораблей начала неторопливо двигаться к флоту пиратов, рассыпаясь в боевой порядок - одним концом полумесяца к планете, вторым - от неё. Адам спокойно ждал момента, когда корабли выйдут на дистанцию уверенного поражения цели. Не дергаться, не рыпаться, только ждать. За четыре десятка лет своей службы на флоте, успев побывать не в одном десятке передряг и набравшись такого багажа опыта, что хватило бы за глаза паре других капитанов, Розуэлл понял всего две простых вещи. Те вещи, которые были гарантом любой успешной операции. Первая - не стоит суетиться попусту. Очень многие начавшиеся удачно операции были погублены излишне суетливыми командирами. И вторая - единственное отличие идеального командира от хорошего состоит в том, что идеальный знает, когда надо сесть в угол и заткнуться.
  Именно поэтому Адам только смотрел, как иконки его эскадры неспешно шли на сближение с эскадрой противника, с каждой секундой подходя все ближе и ближе к оранжевым отметкам - позициям для уверенной стрельбы. Только в тот момент, когда зеленые отметки эскадры наложились на оранжевые, он передал короткую мысль-команду, пронесшуюся по всем кораблям:
  - Стоп, эскадра. Навести орудия и осуществить прицеливание. Первоочередные цели - двигатели, комплексы связи и орудия. Приступить к разбору целей. Абордажные команды - приготовиться к атаке.
  С кораблей послышались короткие команды-подтверждения, а их экипаж так же, без лишней суеты и толкотни, готовил к бою. Вольфрамовые болванки подавались на турели и вспомогательные орудия, лазеры и плазмы накачивались энергией для выстрела, операторы засели в томительном ожидании, всматриваясь в прицелы с наведенными координатами. Абордажные челноки, находящиеся позади основной группы кораблей, разбились на три группы по девять челноков в каждой, готовясь к молниеносному броску на свои цели.
  Адам еще раз оглядел карту, рассмотрев расположение своих кораблей и, оставшись доволен результатом, приказал стоящему рядом псионику:
  - Свяжись с десантом. Мы готовы.
  
  Херувимы вошли в атмосферу планеты не выключая маскировки, прозрачными силуэтами проскользнув сквозь редкие облака и замерев над городом. Через несколько секунд сканирования, пилоты нашли места для посадки и аппараты один за другим начали снижаться. Еще пара мгновений - и, подняв небольшие облачки пыли, Херувимы опустили посадочные опоры, плотно утвердившись на грунте. Герильерос тут же высыпались через открывшиеся аппарели люков, разбегаясь вокруг шаттлов, подобно муравьям.
  - Псионики, сканирование и контроль, - распорядился Тангустино, надевая на голову шлем, украшенный традиционным для герильерос скалящимся белым черепом, - первый и второй взвод - разведка и уничтожение патрулей противника, северное и западное направление. Третий - занять высоты в секторе 9-А, работаете, как ПВО. Четвертый и пятый - юг и восток... - отдавая команды, Тангустино вышел из шаттла и подозвал к себе связиста, - Передай, что мы на земле и готовы к операции. Особая группа - вы с моим взводом. Не отставайте.
  Особая группа была самым малочисленным отделением, задействованным в операции. В неё входили сам Явик, Ренар со своей хакершей, Анита и еще четыре псионика во главе с седовласым стариканом, который, насколько протеанин помнил, был лидером вообще всех псиоников людей. Такое количество важных шишек на одной миссии... нервировало. Задания с разумными, занимающие высокие посты, на памяти Явика всегда оканчивались бойней - Йсалех, Протус, десятки других мест. Жнецы всегда целились в лидеров и командиров, стремясь к их наибыстрейшему уничтожению и жатве деморализованных бойцов. И сил на это они не жалели. К счастью, как напомнил сам себе Явик, сегодня их противник - не Жнецы.
  Вскоре все отряды, бывшие в распоряжении Тангустино, разошлись по своим местам, образуя боевой ордер и неторопливо двинулись вперед.
  - Космос передает - на позиции и готов к атаке, - произнес связист, идя рядом с Тангустино.
  Тот остановился и чуть повернул голову к Ренару, безмолвно спрашивая его указаний. Мужчина коротко кивнул и Тангустино дал отмашку радисту.
  - Начать атаку, - произнес череполикий в миниатюрный приемопередатчик, одновременно адресуя эти слова и находящимся на недосягаемой высоте кораблям и зашедшему уже далеко вперед авангарду.
  - Принято, - раздались голоса из рации.
  
  - Приготовиться к залпу, - безэмоциональным, сухим голосом произнес Адам.
  Впрочем, те, кто хорошо его знал и прослужил под его началом не один год, были в курсе, что во время боя Розуэлл превращается в робота с эмоциональным фоном, равным нулю. А все, кто сейчас был на Веллингтоне, как раз и относились к разряду таких ветеранов.
  - К залпу готовы! - отрапортовали операторы орудий кораблей, - Цели распределены.
  Долгая, бесконечно долгая секунда, пока губы Розуэлла не выплюнули одно-единственное слово:
  - Залп.
  Две операции были соединены в одну - снятие маскировки и одновременный залп всех семи кораблей. Пираты, даже если и смогли понять, что произошло, сделать все равно ничего не успели - зарядам эскадры потребовалось даже меньше секунды, чтобы найти свои цели. Рубиновые лучи лазеров перечеркнули гнезда немногочисленных турелей ПОИСК, болванки масс-драйверных орудий "с мясом" вырывали сопла двигателей и разрывали на куски комплексы связи. Три фрегата почти мгновенно стали немыми, неподвижными и беззубыми кусками металлолома.
  - Левое крыло - уничтожить шаттлы, псионики - оглушение. Абордажные команды - штурм, - так же сухо отдал приказы Адам, смотря на голопроектор.
  Три корабля левого крыла - два корвета и фрегат, тут же плавно развернулись и начали безо всяких опасений расстреливать беззащитные шаттлы, у которых шансы удрать от огня преследователей равнялись практически нулю. Каждый выстрел прибавлял еще одно облачко космического мусора из обломков шаттла и тел пассажиров к зрелищу скудной панорамы орбиты планеты.
  Псионики, тем временем, собравшись у антенны-усилителя, обрушили свою мощь на экипажи пиратских кораблей. Хорошо видные в Тени фиолетовые потоки энергии устремились к редким искоркам разумных на кораблях, буквально вминая их сознание в клетку из собственных кошмаров. Один из интендантов пиратов с ужасом увидел, как к нему идут призраки давно убитых им разумных и с неразборчивым криком открыл по ним огонь. Он не понимал, что стреляет по своим же товарищам, пока другой пират, оказавшийся во власти своего кошмара, не вогнал ему в грудь по самую рукоять устрашающего вида тесак. Еще один пират, зайдясь в приступе истеричного смеха, зашел в шлюз и открыл его в открытый космос. Другой внезапно упал на колени и со слезами смотрел в пустоту, постоянно повторяя, как мантру, одно и то же слово, третий просто вытащил гранату и подорвал её, унеся жизни еще десятка пиратов. Кто-то заходился в приступах безумного хохота и сквозь их смех можно было услышать редкое "Каос", кто-то просто падал на пол, исходя слюной и дергаясь в конвульсиях. Но были и те, кто отошел от псионической атаки сравнительно быстро и легко. Почти четыре десятка пиратов на всех трех фрегатах медленно вставали с пола, выкашливая из легких воздух и пытаясь избавиться от раздвоения и ряби в глазах. Кое-как придя в норму, они начали восстанавливать порядок среди подчиненных. Попытались, точнее.
  Все шаттлы пристыковались прямо к обшивке, благо, магнитные присоски были у каждого. Потом в них раскрылись люки, через которые абордажники рассыпались по обшивке кораблей, неся с собой специальные резаки. Через несколько минут они рассредоточились у своих целей и включили аппараты, прорезая обшивку кораблей. Полминуты работы - и с негромким хлопком и последовавшим пронзительным свистом выходящего воздуха куски обшивки отлетели в стороны. Выждав короткую паузу, абордажники сноровисто попрыгали в импровизированные двери, не забыв перед этим закинуть туда по паре светошумовых гранат - ну так, на всякий случай.
  - Да блять! - раздался раздосадованный голос одного из абордажников.
  - Что такое?
  - Да, сука, приземлился на кого-то, - боец шмыгнул носом, - ботинки испачкал.
  - Он мертв? - командир группы спросил об этом, одновременно посылая взломщика к перекрывшей проход переборке.
  - Нуууу, - протянул абордажник, посмотрев на кровавую кашицу, из которой он уже вышел, - Теперь он точно мертв.
  - Хорошо. Надгробие, закрой проход.
  Названный боец, возвышающийся над остальными на две головы, молча стянул со спины специальную пластину и вставил её вместо вырезанной ранее. Другой прошелся по её краям специальным клеем, намертво склеивая плиту с обшивкой. СЖО корабля, проанализировав обшивку, обнаружила, что в районе коридора она в целости и начала подачу воздуха в коридор, одновременно отпирая его. Для стоявших за ней пиратов это оказалось полной неожиданностью. Первые несколько секунд они изумленно смотрели на абордажников - пока восемь стволов не открыли по ним синхронно огонь. Когда абордажники уже перешагивали через дымящиеся останки невезунчиков, в наушниках у них раздался голос командира псиоников:
  - Внимание абордажной группе! Часть пиратов не пострадала от псионической атаки. Будьте готовы к сопротивлению!
  - Да что ты, блять, говоришь, - проворчал себе под нос абордажник-матершинник, - А то мы без тебя не догадались бы. Умник хуев.
  - Этикет, умолкни, - распорядился командир группы, - Боевой ордер, цель - мостик. Вперед!
  
  Другая группа в это время тоже шла к мостику. Но по обшивке снаружи. Оказавшись возле него, абордажники с облегчением поняли, что резаки им не пригодятся - мостик щеголял рядом иллюминаторов, которые словно просились, чтобы их разбили хорошим зарядом взрывчатки. Что люди и сделали. Находящиеся на мостике немногочисленные дееспособные пираты с удивлением обернулись на стук в иллюминатор и увидели ехидно скалящегося абордажника, который весело помахал им ручкой, а потом прицепил на иллюминатор заряд направленной взрывчатки. Два его собрата повторили эту же операцию на других иллюминаторах и спустя секунду три мощных взрыва выбили их, позволив бойцам проникнуть внутрь. С большей частью пиратов не церемонились - выстрелы людей поставили точку в их бесславной карьере. Некоторых все же оставили в живых. В их число вошел и Саморо Гавели - рослый саларианец попытался скрыться за дверью мостика, где его поприветствовали удар прикладом в челюсть.
  - Аккуратнее, - произнес командир, обращаясь к "приласкавшему" пирата Этикету, - А то помрет еще. И в чем душа то держится? - задал сам себе вопрос абордажник, осматривая пленного пирата.
  Гавели был одним из листени - специфичной группы саларианцев и батариан-изгоев, проживающих в Терминусе. Неожиданно рослый для представителей своей расы, но такой же щуплый, он производил бы откровенное жалкое впечатление, если бы не двойной ряд зубов и втягивающиеся когти на руках. Насколько знал командир, именно злоупотребление генной инженерией и стало причиной добровольно-принудительного изгнания листени из территорий ПЦ - "игру в богов" там не любили.
  - Плакальщица, - поприветствовал он предводительницу второй группы абордажников, которая коротко кивнула ему в ответ.
  - Виги. Какова добыча?
  - Четверо живых, два десятка мертвых. Ну, - Виги кивнул в сторону листени, - и этот. А у тебя?
  Плакальщица обернулась и осмотрела мостик.
  - Все, кто тут. Я не считала. Коршун, Гавели взят, - произнесла она в микрофон, - потерь нет.
  - Принял вас. Зачистить корабль.
  - Пленные?
  - Стандартный протокол.
  Это означало, что в живых оставались лишь добровольно сдавшиеся и командиры. Остальных ждала лишь быстрая смерть. И учитывая перспективы пленных, которые попадали прямиком в руки СКР, псиоников или научников, Виги склонялся к мнению, что мертвым в этом случае повезет больше, чем живым.
  - Ну что, Гавели, - обратился он к постепенно приходящему в себя саларианцу, - тебя ждет крайне интересная жизнь. Но недолгая. А это что?
  Абордажник аккуратно подцепил стволом винтовки амулет, висевший на шее у листени. Простой металлический овал с выдолбленным внутри изображением какого-то четырехрукого... хрена. Несколько секунд Виги тупо смотрел на изображение, пока мозг услужливо не подсказал ему, кому оно принадлежит. - Коршун, это группа-три, - враз охрипшим голосом произнес абордажник, - Вам надо это увидеть.
Оценка: 7.06*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"