Baltasarii: другие произведения.

Навстречу ветру

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чем может быть занята прекрасная головка воспитанной юной девушки? Платьями, украшениями, романтикой и, конечно же, желанием найти себе подходящую партию. Но уж точно не тяжелыми думами о своей горькой судьбе, потере близких и спасении мира от жутковатого чудовища. Не стоит воспитанной юной девушке о таком думать. Не стоит. А придется.

Навстречу ветру

 []

Annotation

     Чем может быть занята прекрасная головка воспитанной юной девушки? Платьями, украшениями, романтикой и, конечно же, желанием найти себе подходящую партию. Но уж точно не тяжелыми думами о своей горькой судьбе, потере близких и спасении мира от жутковатого чудовища. Не стоит воспитанной юной девушке о таком думать. Не стоит.
     А придется.


Навстречу ветру

Пролог

     Все термины и понятия по возможности переведены и адаптированы с общеимперского (примечание хрониста).
      Пролог.
     Хелена сидела у костерка и занималась привычным в своей новой жизни делом. Плакала. По тенту моросил мелкий дождь, вокруг поляны темной стеной стояли деревья, слегка шурша вечнозеленой хвоей, и только небольшой кусочек неба слегка посветлел, намекая на далекий еще рассвет.
     Девушка посмотрела на перстни – целым остался один единственный камень. Пока. Надолго ли? Руки сами потянулись к оставшейся провизии и отправили в рот кусочек вяленного мяса. Одиночество, слезы и голод. С недавних пор постоянные ее спутники. И если голод можно было объяснить «перестройкой организма под действием алхимических препаратов», а слезы – потерями, то одиночество объяснить было нечем. Задавать небу и Эн-Соф вопросы девушка уже тоже устала. Ответов все равно не дождаться. Осталось только плакать, есть и ждать.
     Время, что Ррыч отвел под ожидание, постепенно выходило. Дрова закончились. Нужно бы еще за хворостом сходить, да только разве найдет городская девушка в лесу дрова. А уж найти сухие – и вовсе невыполнимая задача. И тут небо хмурое небо озарилось яркой белой вспышкой, на миг отпечатав в глазах Хелены все окружающие предметы и деревья. А когда девушка проморгалась и вытерла слезы, оказалось, что камень в перстне нява уже рассыпался. Ну вот и все. Теперь она совсем одна.
     Нет, Хелена понимала, что Ррыч пошел на смертельно опасное дело, но надежда грела душу едва теплившимся угольком. И вот жестокий мир забрал последнего ее спутника. В груди разлился холод и девушка замерла. Больше не хотелось ничего. Не к чему стремиться. Некуда бежать. Только пепел на месте сердца, и безысходность, давящая на плечи тяжелым бременем. Сколько Хелена так просидела, не сказала бы и она сама. Время тянулось, словно карамель в горшочке у повара.
     В себя девушка пришла неожиданно. Костер превратился в тлеющие угли и едва грел, кончик носа и руки совсем озябли. Небесная хмарь превратила утро в стылый сумрак, где каждая тень казалась чем-то большим, чем была. Но вот среди деревьев почудилось неверное движение. Вот, что ее насторожило. Она не одна на этой поляне! Ее нашли! Сердце бешено забилось в груди. Разум охватил страх. А вот тело… Тело не стало покорно ждать. Девушка тихо, с несвойственной плавностью, поднялась на ноги и слегка присела. Руки умело выхватили пару изогнутых клинков Листа. Пальцы ловко крутнули орудия убийства и сжали клинки обратным хватом.
     Секунды растянулись до бесконечности. Глаза лихорадочно обшаривали стену леса, выхватывая все больше деталей. В ушах стояла тишина, разбавляемая дробным стуком сердца. Еще не время. Нет. Нет. Вот! Ноги резко послали тело вперед, как только глаза увидели неясный силуэт разумного. Сблизившись с противником, Хелена нанесла два четких быстрых удара и отскочила. Уши услышали запоздавший звон стали. Удары отбили? Не беда.
     - Подожди… - донесся до девушки приглушенный и странно знакомый голос.
     Но тело не хотело слушаться мечущегося в страхе разума и пошло в атаку. Еще два удара были отбиты, а затем в лицо что-то прилетело и опустилась темнота.

Глава 1

      Кто ходит в гости по утрам…
      За 20 лет до основных событий.
     Дан тор Эшес отложил читаемое донесение, потому как ничего из прочитанного не понимал. Не от того, что язык был неизвестен, ибо содержимое пергамента было изложено на старом добром общеимперском. Не потому, что документ был накарябан кривыми ручонками, совсем нет. Напротив, текст был написан доходчиво, и даже с некоторой претензией на художественность. И даже не из-за крайней усталости читающего, как ни странно, но нынешним ранним утром, в самом начале рассветной трети, Дан чувствовал себя нехарактерно бодрым. Прошлая треть выдалась на диво спокойной и начальник тайной канцелярии Империи, прозванной в народе как Седьмой Дом, смог, наконец-то, довольно прилично отоспаться. Дан просто не воспринимал читаемое. Глаза привычно скользили по четко выведенным строчкам, но буквы, такое ощущение, теряли скорость между бумагой и взором и сыпались под стол. А все от того, что мысли третьего сенешаля Вечного Императора были заняты совсем другими, не связанными с документом мыслями. Очень занятными, надо сказать. И очень тревожными.
     Дан рассеянно посмотрел на свой рабочий стол. Массивный, сделанный из драгоценного астрарийского бука. Стол радовал своей монументальностью и тем, что выглядел скорее рабочей лошадкой, чем породистым скакуном, который без дела простаивает в стойле. Протяни руку и можно достать до аккуратно лежащей пачки бумаг, или до писчего стила. Тут сенешаль оборвал свои размышления ни о чем, положил на стол неведомо как оказавшееся в руках стило и заставил себя собраться. Бесполезно оттягивать момент встречи с Императором. Рано или поздно, но господин должен услышать то, что уже пару третей жжет Дана изнутри. Каким бы неприятным не было это знание.
     Сенешаль мягко поднялся из рабочего кресла и, пройдя шагов десять по лохматому ковру, добрался до дубового шкафа с бумагами. Не глядя извлек оттуда последнюю сводку из Альянса, а конкретно – из Адраита, и не спеша двинулся к выходу. Пока разум Дана блуждал в своих невеселых мыслях, его тело уверенно продвигалось по анфиладам и коридорам дворцового комплекса. Очнулся сенешаль в тот момент, когда ноги вынесли его на открытую галерею Императорской башни.
     Времени до аудиенции оставалось достаточно, потому Дан остановился у парапета. Открывшийся вид никогда не надоедал, и сенешаль часто отдыхал на этом месте душой и телом, когда позволяли погода и дела. Сегодня глазам Дара предстала захватывающая панорама северо-восточного побережья Внутреннего моря, омываемого спокойными аквамариновыми волнами. Ясное утро позволяло лучам Ока освещать хорошо видимое дно, усеянное кораллами и водорослями. Легкий бриз доносил аромат соли с ноткой цветущей равнины. А вдали в неясной дымке едва угадывался Край. Тор Эшес расслабленно прикрыл глаза. И непозволительно расслабился, за что тут же и поплатился.
     - Доброй трети, третий сенешаль, - раздался над ухом бархатный баритон.
     Едва не вздрогнув от неожиданности, но справившись с этим порывом, Дан развернулся к Оррвелу тод Праго. Лицо третьего сенешаля выражало вежливость и легкую заинтересованность в собеседнике. Полезное профессиональное свойство. Дан даже спал, кажется, с таким выражением. Пальцы правой руки сами собой сложились в знак для огненного пульсара. Первый Алхимик, Почетный Чтец Звезд и глава научного департамента Империи насмешливо сощурил глаза, от чего голубоватая кожа в уголках глаз расцвела новыми сеточками морщинок, и добродушно хмыкнул в ухоженную бороду.
     - Вы так бурно встречаете меня, лорд-протектор, - алхимик демонстративно перевел спокойный взгляд на зарождающийся пульсар. – Не подскажете мне причину вашего радушия?
     Не смотря на простоватый вид, простоватый чистый камзол и простоватое же происхождение Оррвел входил в первые две дюжины самых опасных боевых магов Империи, а потому имел полное право подтрунивать над многими аристократами совершенно безнаказанно. Получить по щам от возведенного в дворянство низкородного не улыбалось никому. Так еще такие поединки чести иногда заканчивались и смертями, и увечьями. Непреднамеренными. Конечно же.
     Дан же прощал Оррвелу такое поведение по отношению к себе не из-за страха быть отлупцованным на арене, там еще «куда чайка полетит», а потому, что оба они входили в тайный круг приближенных к Вечному Императору. Да еще и симпатизировали друг другу. А между приятелями, почти друзьями, подначки – обычное дело.
     Досадуя про себя, Дан сжал кулак и пульсар, жалобно пшикнув, просочился облачком безопасного дыма между пальцами.
     - Приветствую, Почетный Чтец Звезд, - Дан заметил, как лицо алхимика скривилось. - Что привело Вас в столь ранний час на эту продуваемую…
     - Как говорит одна моя знакомая: «Ой все!».
     На пару мгновений галерея потонула в хохоте.
     - Так чего ты тут забыл, да еще и в такую рань? – повторил вопрос Дан.
     - Решил полюбоваться очередным парадоксом природы, - хмыкнул в бороду кобольд.
     Лорд-протектор облокотился на парапет, теперь уже спиной.
     - Так ты все еще думаешь о ней?
     Несведущий разумный решил бы, что речь идет об очередной зазнобе Оррвела, несмотря на то, что кобольд уже очень давно был возведен в сан. В самом деле, разве может помешать обет безбрачия такому видному мужчине изредка оказывать внимание лучшей половине населения этого мира. Или чаще, чем изредка. Благо, вокруг бородатого здоровяка все время вились знатные красавицы, привлеченные его умом и приближенностью к правящей верхушке Тираны. И только те, кто знал кобольда достаточно хорошо, знали, что Чтец уже давно женат на единственной и неповторимой женщине. На науке.
     - Да каждую треть, что дарит нам Эн-Соф своей милостью, - раздался обволакивающий голос священника. – Вот тебя, к примеру, не смущает, что мы на парящем острове?
     Вот же. Кто о чем, а мерин об овсе. Дан всегда был далек от научных изысканий – профиль не тот. Хотя интерес, какой-то детский, сохранялся.
     - Ну и почему же меня этот факт должен смущать? – искренне удивился тор Эшес. – Все Осознанное расположено на парящих «островах». Там только размеры разнятся. Даже те, что под покровом Великого Моря, и те парят. Дна еще никто достичь не смог, если я правильно помню курс церковной школы.
     - Видишь ли, друг мой, - глаза Оррвела накрыла поволока, ученый оседлал любимого кита. – Есть много теорий, которые описывают мироустройство, в той или иной степени. Однако всем им противоречит возможность нахождение одного острова над другим. В целом все «острова» ведут себя правильно – находятся примерно в одной плоскости.
     - Ну плюс-минус десяток лиг, - тор Эшес оперся локтями на парапет, взгляд блуждал далеко внизу по прихотливым изгибам побережья. – Если мне не изменяет память.
     - Не изменяет. Академия даже проводила опыты. Мы тогда выловили из Пояса Нереи несколько мелких островков и, установив на них корабельные движители, располагали один кусок камня над другим.
     Какое-то время оба молчали. Тод Праго размышлял о своем. Тор Эшес ждал продолжения.
     - Ну и? – не выдержал главный шпион Империи.
     - Ну и ничего не вышло. Верхний остров, оказываясь над нижним, переставал парить и валился на нижний. Затем оба острова рушились в Великое Море. Там такие проблемы с резонансом грозовых камней начинались, что глаза на лоб лезли.
     - Может стоило поиграть с размерами островов?
     Алхимик по-особенному посмотрел на Дана, сочувствующе так. Дану стало стыдно. Немного.
     - Хорошо-хорошо, тебе и твоим молодым гениям виднее. Тебя, получается, смущает, что Тир-Небел-Торн парит над Тираной?
     - Еще как! – с жаром воскликнул Оррвел. – Да не одно поколение алхимиков-исследователей сгрызли свои бороды, пытаясь понять… Да просто понять хотя бы. И не только наши, на Светлой стороне…
     - А вот с этого места поподробнее.
     - Эмм… Да я так, к слову. И вообще… Ну заканчивай давай уже изображать грозного главу всея тайной стражи.
     - Хм. Ну хорошо. Но просто так ты от меня не отвертишься. Закончу с текущим делом и жди в гости. Заодно пока подумай, что будешь мне говорить о сотрудничестве с вероятным противником.
     Оррвел тоскливо выдохнул.
     - Я, вообще-то, тебя искал. Ты тут бываешь чаще, чем в своем кабинете. Да и сегодня… - Оррвел неопределенно пошевелил пальцами.
     - Я собственно туда, - произнес Дан и, увидев вопрос в глазах чтеца, продолжил. – За тем, о чем ты думаешь.
     - Что, так просто?
     - Несложно догадаться, что ты здесь из-за своего же доклада. Прочитал, проникся. Засекретил, имей в виду.
     - Значит тебя тоже зацепило. Что делать то будем?
     - Я уже делаю. А там господин сам решит. Может составишь мне компанию?
     - Ой не! Я пас, - торопливо отказался алхимик, общение с Императором никому просто не давалось. - А если отмахнется?
     - Может, - Дан нахмурился. – Тогда и обсудим. Не зря же я к тебе в гости собрался?
     - Судьба, - Оррвел повернулся к Дану и крепко сжал плечо друга. – Удачи тебе.
     - Милостью Эн-Соф.
     На том разговор и завершился. Оррвел отправился в Башню Знаний, а Дан, сверившись с хронометром, дальше по галерее. В конце очередного коридора показалась высокая резная дверь, охраняемая парой гвардейцев. Вооружены эти горы из позолоченной стали и адамантия протазанами. Красивыми такими, украшенными золотом и полудрагоценными камнями. Самое интересное, что под искусно сделанной золоченой оберткой скрывалось серьезное и очень опасное оружие. В умелых руках, конечно же. Так, хватит! Прочь посторонние мысли из головы. Нужно собраться.
     Дан встряхнулся и приняв более-менее серьезный вид вопросительно посмотрел на правого стража. Тот, убедившись, что гость пришел в себя, молча кивнул и отвел протазан. Левый страж дернул за висящий около него серебристый шнурок. Вот вроде бы торжество магической науки в сочетании с продвинутыми кобольдскими технологиями, а в приемной Императора до сих пор колокольчик на шнурочке. Идиотизм? Идиотизм. Но говорят - что традиция. Между тем за высокой резной дверью раздался приглушенный звон колокольчика, а затем звуки отпираемого затвора. Выполненные из багряного дуба створки бесшумно повернулись на хорошо смазанных петлях и открыли вид на приемную Вечного Императора.
     Ну что сказать? Уютно и пафосно. Пол выложен плитами мрамора, так называемого серебристого мрамора из недр Эх-Тош, который стоит золотом по весу. А за территорией Империи и цена и вовсе достигает подоблачных величин, потому как приятен глазу и идеален для артефакторов. Стыки плит пройдены золотой проволокой, зачарованной, само собой. В итоге празднично выглядящий пол представлял собой еще и нехилой силы артефакт, способный погрузить в долговременный стазис все помещение. Стены обшиты резными панелями багряного дуба, задрапированы альвийскими гобеленами, темноальвийскими естественно, между которыми то тут, то там органично вписались полотна признанных метров живописи и высокие стрельчатые окна. Сюжеты и гобеленов, и картин природные и нейтральные, никаких тебе «Император повергает писающего льва» или там «Альянс лижет пятки Вечному Повелителю» нет и в помине.
     По довольно крупному залу в художественном беспорядке расставлены вазоны с цветами, мраморные статуи, небольшие, локтя в три, решетчатые заборчики, увитые цветущим плющом, хрупкие на вид скамейки и изящные столики. Все эти предметы создавали зоны, в которых было уютно собираться по интересам и коротать время в ожидании очереди на прием к Императору. За столиками, не смотря на несусветную рань, ожидало несколько посетителей. На противоположной стороне зала, возле такой же высокой двустворчатой двери, охраняемой еще парой гвардейцев, располагался стол секретаря. Сегодня за стойкой сидел Тин тод Ариил.
     Нарочито не обращая внимания на прожигающие взгляды, наполненные где гневом, а где и страхом, герцог прошествовал прямо к секретарскому столу. Такая популярность не была чем-то необычным. Когда из всей тайной стражи ты едва ли не единственный публичный служащий, немудрено собрать на себя весь негатив, питаемый нечистоплотными аристократами к Седьмому Дому. А где вы видели аристократа, который бы не пытался время от времени половить рыбку в мутной воде? Такие конечно есть, но все наперечет. И на каждого лежит подшивка в архивах тайной стражи. Как, впрочем, и на всех остальных, менее щепетильных в вопросах чести.
     - Доброй трети тор Эшес, - секретарь поднялся первым и учтиво поклонился. – Император сейчас не занят. Вас не затруднит немного подождать? Я доложу.
     - Доброй, тод Ариил. Не затруднит.
     Секретарь тронул артефакт на столе, здесь каким-то образом обошлись без колокольчика, губы молодого хумана беззвучно задвигались. Дан недовольно дернул уголком рта. Подавление звука в служебном артефакте секретариата конечно на высоте, но вот о чтении по губам, не таком уж сложном навыке, никто почему-то не подумал. Надо бы заняться этим вопросом на досуге. Инспекцию там провести.
     Через мгновение получив такой же беззвучный ответ, тод Ариил поднял взгляд.
     - Повелитель ждет, герцог. Прошу.
     Пройдя в распахнутую секретарем дверь Дан оказался в святая святых Империи. Кабинет Вечного Императора не поражал богатством. Все дышало функциональностью и утилитарностью. Просторная, локтей тридцать в длину, комната обрывалась окном во всю стену, открывающим поразительный вид на Парящий Град. Перед окном стоял еще один стол, один в один как стол Дана. Сейф в правой стене, шкафы с необходимыми бумагами и литературой. За столом вполоборота к тор Эшесу сидел Вечный Император, любовался видами из окна и попивал утренний травень.
     - Мой господин, - Дан тор Эшес преклонил колено, склонил голову и прижал сжатый кулак к груди. Так обращаться к повелителю могла весьма ограниченная группа приближенных. Еще меньше разумных знали имя Вечного Императора, однако старались его никогда не произносить. Достаточно было и самой оказанной чести.
     - Дан, - в мелодичном голосе Императора звучала укоризна. – Хватит этих церемоний. Сколько раз говорил, чтобы ты избавил меня от этого официоза. По крайней мере, пока мы наедине.
     - Простите, мой господин, - герцог встал и, преодолев путь до стола, присел в кресло для посетителей.
     - Да-а-а, - понимающе протянул Император. – С чем пришел? Явно же не пожелать мне доброй трети.
     - У меня новости, мой господин, - Дан немного помялся. – Не самые радостные.
     Кресло повернулось, Император встал. Высокая худощавая широкоплечая фигура была плотно затянута в черный с золотом гвардейский парадный мундир. Длинные черные волосы убраны в высокий хвост, перехваченный в нескольких местах золотыми браслетами. Узкое острое лицо хранило благожелательное выражение. Под хищными бровями сверкали черные опалы глаз, тьма которых слегка разбавлялась золотистыми радужками. Тонкий прямой нос, легкая улыбка на губах, никогда не знавший бритвы подбородок, остроконечные уши, и бледная, играющая перламутром в лучах Ока кожа.
     Тайна происхождения Императора уже не один десяток лет мучила ученые умы по всему Осознанному. Однако к устраивающим всех выводам никто так и не пришел. Наиболее популярная версия гласила, что Император – истинный темный альв. Но Дан, не без оснований, считал эту версию ошибочной. Впрочем, как и многие другие версии.
     Между тем Император открыл один из шкафов, достал оттуда слегка пыльную бутыль из непрозрачного стекла и пару хрустальных бокалов. Поставив бокалы на стол, самолично разлил благоухающую темно-красную жидкость и, взяв один из них в руку, вернулся в свое кресло.
     - Налюбовался? – насмешливо поинтересовался повелитель. – Ну, и как я тебе?
     - Как и всегда – великолепен. – с совершенно серьезным лицом ответил Дан. – Я уже начал подумывать о помолвке…
     - Шут, - хохотнул Император. – Ну ладно. Шутки шутками, а дела не ждут.
     - Я тут по случаю пробегал мимо Оррвелла…
     - Или Оррвел мимо тебя. Чем озаботил нас глава Башни Знаний на этот раз?
     - Он выдал очередной перл. Несмешной, - Дан зашелестел принесенными бумагами. – На этот раз как Чтец Звезд. Вы знаете, что я не доверяю этой мистической мути на тему общения Эн-Соф и разумных при помощи звезд, но Оррвела проигнорировать я не мог.
     - Как ни странно, но ты ошибаешься, Дан, - Император пригубил кубок, немного покатал ароматную жидкость на языке и глотнул. - И что же тебя смутило, юный лорд-протектор?
     «Юному» лорду-протектору неделю назад стукнул двести тридцать второй год, спасибо купели душ. И все же повелитель мог называть Дана как угодно, ведь его, повелителя, известный возраст переваливал за полторы тысячи лет. А точный известен только ему самому.
     - Вот это, мой господин, - тор Эшес протянул Императору исписанный мелким почерком лист.
     Черные с золотом глаза какое-то время внимательно вчитывались в текст. Затем посмотрели на тор Эшеса.
     - Младая дева, что увидит
     Свет под острелою цветущей
     Сокрушит тьму, что всем казалась
     Непобедимой, всемогущей.
     Лишь только цвета лет достигнув
     Повергнет в прах того, кто тьмою
     Труды Творца на поколенья
     Желает заменить собою, - продекламировал Император. - Как обычно – перенасыщено символами. «Увидит свет под острелою…», мда.
     - Полагаю, что речь идет об Ардаите, а точнее о его столице – Остреларке, мой господин.
     - Логично. Протекторат джевеодан. Интересно как.
     - Верно, мой господин, - герцог слегка отпил волшебного на вкус вина. – И судя по косвенным признакам, «увидит свет» она года через три, примерно.
     - «Сокрушит тьму», - Император внимательно посмотрел на собственного третьего сенешаля. - Это то, о чем я думаю, Дан?
     - Мой господин, - герцог нервно сглотнул, меньше всего ему хотелось, чтобы эта писанина оказалась правдой. Не приведи Эн-Соф. Нужно собраться и, наконец-то, произнести это. – Мы с Оррвелом считаем, что здесь предсказана ваша смерть и конец Империи.
     - Хо-о-о, - Император медленно откинулся на высокую спинку.
     Казалось, что-то подобное он и ожидал услышать. По крайней мере – удивленным не выглядел.
     – Вот так, одним движением, перечеркнуть тысячу лет истории? Да ты шутишь.
     - Нет, мой господин, не шучу. Вы и сами знаете, что если вас убить, то Империя не продержится долго. Вы наш символ, мой господин! Без вас нет Империи!
     - Это-то и плохо, - Император глотнул из бокала и взгляд его стал задумчив. – Это именно то, что я в свое время упустил из виду.
     - Наследник… - неуверенно начал Дан.
     - Вот только не надо опять, а? – поморщился Император, а мелодичный голос налился сарказмом. – Может ты, всезнающий глава Седьмого Дома, расскажешь мне, где видел женщину моей расы?
     - Нигде не видел, мой господин. Так же, как и мужчин, кроме вас. Хотя если бы вы открыли тайну…
     - Исключено.
     - Тогда может быть стоит присмотреться к женщинам других рас?
     - Из этого тоже не получится ничего хорошего, Дан, - Император устало прикрыл глаза. – Потомство будет со всеми, кроме, разве что, нявов. Но это будет не то, что нужно.
     - Осмелюсь спросить, мой господин, - позволил себе дерзость тор Эшес. – Почему?
     Вечный Император повернулся к панорамному окну, слегка покачивая бокалом в тонких перламутровых пальцах. Дан превратился в слух. Не каждый разговор, далеко не каждый, господин дает шанс слегка приоткрыть завесу тайны, скрывающую его личность, как плащ.
     - Есть некоторые вещи… Даже тебе не положено о них знать, - добавил повелитель, заметив вспыхнувшее любопытство в глазах собеседника. – Доступные только моей расе.
     Хрустальный бокал вновь совершил путь к пепельным губам и обратно.
     - Да и не лежит у меня душа к такому… - Император покрутил свободной кистью в воздухе, подбирая слова. – Размножению.
     - Но ведь долг…
     - Долг? Да что ты знаешь о долге, мальчишка?! Ты думаешь, что за какие-то жалкие двести тридцать лет можешь судить меня?!
     Вспышка гнева была неожиданной, как полыхнувшее пламя лесного пожара, и прекрасной, как и любая эмоция, которой Вечный Император делился с окружающими.
     - Ни в коем случае, мой господин, - опустил глаза Дан, завороженный чужой яростью, затопившей его душу, как приливная волна.
     - Вот именно, - вспышка гнева прошла так же неожиданно, как и появилась. – Я создал Империю. Я строил ее. Я привел ее к рассвету. Мне и решать, что является моим долгом, а что нет.
     - Безусловно, мой господин. Однако хочу заметить, что вы ответственны за нас, - герцог незаметно вздохнул. Император снова полностью экранировался.
     - Именно поэтому я еще не выгнал тебя взашей с твоими матримониальными планами.
     Мужчины замолчали на некоторое время. Каждый думал о своем и вместе с тем они занимались мозговым штурмом основной проблемы, так неожиданно вставшей на пути благополучия целой Империи.
     - Ну? Ни за что не поверю, что у тебя нет идей, - и, как только Дан набрал воздуха, жестко добавил. – Вот только давай вариант с селекцией Императоров отложим.
     - Кха! – Дан подавился набранным воздухом. – Собственно, джевеодан не могут скрыть от нас звезды, а потому вычислить эту «деву» можно с точностью до разумного, мой господин. А потом устранить.
     - Да-а-а, - задумчиво протянул Император. – Узнаю почерк тайной канцелярии. Любой тайной канцелярии, не моей конкретно. Нет тела – нет дела?
     - Неплохой вариант, на мой взгляд, - позволил себе усмехнуться тор Эшес. – Мой господин.
     Стройная фигура в черно-золотом мундире неторопливо прошлась вдоль окна. Туда-обратно. И еще раз.
     - Вот с чего ты всполошился, а Дан? – Император пытливо посмотрел на герцога. – Первый доклад Чтеца что ли на твоем веку?
     - За кого Вы меня принимаете, мой господин! Просто Оррвел, пока что ни разу не ошибся в чтении воли Эн-Соф. К тому же я взял смелость у него же проконсультироваться. Как никак – ваш духовник
     - Ого, сколько разумных уже осведомлено.
     - Только трое, мой господин, - Дан допил вино.
     - Хорошо, - отозвался Император. - А какое главное свойство прочтенного по звездам? Верно прочтенного, я имею ввиду.
     - Какое? – эхом отозвался Дан, а сердце медленно наливалось дурным предчувствием.
     Хотя оно уже не первую треть наливалось. Даже не первый день.
     - Волю Эн-Соф нельзя изменить, - Император снова наполнил бокалы восхитительным вином. – Вот чего бы ты не предпринимал - ничего не получится.
     - Я не отступлю, мой господин!
     - Я знаю. Знаю, Дан. – мягко ответил Император, машинально потерев висок. – Но выход все же есть. Вернее, не сам выход, а его тень. Возможность. Можно попробовать действовать не в лоб, а опосредованно, так сказать.
     - Но ведь вы все равно погибнете, мой господин? – душа герцога погружалась в отчаяние.
     Неужели все. Все бесполезно. Бессмысленно, как трепыхание бабочки на иголке.
     - Да, - Император, однако, расстроенным не выглядел. - Но не все так однозначно.
     Ухоженная рука поднесла бокал к пепельным губам. Рубиновая капля стекла по безупречной перламутровой коже и была подхвачена вышитым платком.
     - Хм. А ведь эта игра может быть очень интересной, - на лице Императора появилось мечтательное выражение. - И занятной. Возможно, даже моя скука на время отступит.
     Император присел на свое кресло.
     - Правда параллельно с основным планом придется проработать альтернативную, так сказать, вертикаль власти.
     - Чтобы в случае Вашей смерти Империя могла дальше существовать, мой Господин?
     - Верно, Дан. И надо бы поставить в известность хотя бы Первого Сенешаля.
     - Его-то зачем? – поморщился Дан. Он терпеть не мог заносчивого альва.
     - Так надо. Это часть плана.
     - А какой у нас основной план?
     - Тебе, я смотрю, интересно стало? – черно-золотой глаз ехидно прищурился. – Ну тогда слушай…

Глава 2

      Оказывается, это неправильные пчёлы! Совсем неправильные!
      Год 1547 от основания Альянса. Страдень. День третий. Закатная треть.
     Утро застало Лира сидящим на огромной кровати с балдахином, завернувшимся в хлопковый пододеяльник. Такой солдатский плац вместо обычной кровати парень получил вместе со статусом владетеля-наследника одной из древнейших семей Ардаита. Высокие окна, забранные чистейшим осхарским стеклом, плотно прикрывались тяжелыми портьерами так, чтобы не пропустить даже тончайшего лучика света. И не удивительно, ведь славный город Остреларк, столица Ардаита, изволил почивать в жаркую светлую треть дня, а сейчас только начиналась закатная. Око уже перевалило за середину небосвода и неторопливо опускалась к горизонту.
     Лир проснулся недавно, пару минут назад. Но никакой сонной истомы не предвиделось. Как будто кресалом щелкнули. Вот был сон – а вот уже реальность. Скоро должна подойти горничная и разбудить его, а пока можно тихо посидеть наедине со своими мыслями, подготовиться к новой трети. Молодой аристократ повел темно-карими, почти черными глазами в густой темноте спальни. Крепкая рука, с покрытыми воинскими мозолями кистью, заправила черный локон за небольшое ухо. В коридоре послышался неясный шум. Вот и горничная. Интересно, Миранда сегодня сама за ним явится или пришлет какую-нибудь деву из своих подчиненных? Или не деву? Губы Лира расплылись в ехидной улыбке.
     Слегка скрипнув открылась дверь. Затопившую комнату тьму бесшумно пересекал еще более темный силуэт. Вот неясная тень добралась до зашторенного окна и, одернув портьеру, превратилась в миловидную горничную. Затянутая в форменное платье стройная длинноногая фигурка чувственно прижималась к оконной раме в попытке дотянуться до защелки. Высокая грудь, подчеркнутая белым лифом, радовала мужской глаз. Красивое лицо и пшеничные волосы, играющие оттенками золота в свете Ока, разбили сердце не одному ухажеру. Почувствовав, что ее разглядывают, Миранда приняла еще более провокационную позу.
     - Господину нравится мое тело? – томно промурлыкала она.
     - Фу, как вульгарно, Миранда! - включился в игру Лир. – Как же я могу тебя желать, когда ты так подозрительно себя ведешь? Может я не один такой счастливец?
     - Как вы могли так плохо подумать о своей верной горничной, господин, - обиженно ответила девушка, надув очаровательные губки. – Чтобы я, да с другими? В моей жизни есть только один мужчина!
     Миранда расшторила второе окно, комната наполнилась мягким желтым светом послеполуденного Ока. Стройные ножки, обутые в элегантные туфельки, прошествовали по ковру. Миранда наклонилась, поднимая оброненный накануне Лиром платок, а в это время перед парнем открылся дивный вид на декольте форменного платья. Девушка замерла.
     - Ну хватит-хватит, - засмеялся молодой аристократ. – Сдаюсь. Помоги лучше умыться.
     - Ваш батюшка просил передать, что сегодня ждет вас к завтраку, - симпатичное личико главной горничной семьи Адрин моментально стало серьезным. – Чему из одежды отдадите предпочтение сегодня, господин?
     - У нас с тобой длительный выход, если ты не забыла, - горничная на такие слова только хмыкнула. – Нужно что-нибудь темное, под браслеты.
     - Ожидаются проблемы, господин?
     - Проблемы ожидаются всегда. Врагов у нас достаточно, - невнятно произнес Лир, плескаясь в тазике с теплой водой. Затем посмотрел на девушку. – Или ты хочешь сказать, что не находишься в постоянной готовности?
     - Безопасность владетеля-наследника – долг каждого слуги семьи Адрин, господин.
     - Ну да, ну да, - пробормотал парень, застегивая искомые браслеты – ножи скрытого ношения на пружинных механизмах – на предплечьях.
     Пшикнув в подмышки контрабандным кобольдским «уничтожителем запахов с ароматом острелы и цедры», Лир потянулся за сорочкой из темного шелка, отделанной по обшлагам черным кружевом. Поверх накинул черный же жилет, расшитый рельефным орнаментом серебристого цвета. Ноги укрылись в просторных штанах и высоких сапогах. Все черное. Повезло с родовыми цветами. Тот же идиот Джона вынужден ходить в желто-фиолетовом. Хотя ему, похоже, вкуса не хватает, чтобы понять всю аляповатость своего внешнего вида. А может и мозга. Наследственность, она такая – жестокая.
     Спрятав, напоследок, браслеты за застегнутыми запонками манжетами, Лир повернулся к Миранде.
     - Ну как?
     - Вы выглядите безукоризненно, господин. Впрочем, как и всегда.
     - Пойдем, - довольно улыбнувшись, произнес парень. – Отец, наверное, уже ждет.
     Выйдя из комнаты Лир машинально отметил, что горничная привычно пристроилась позади на два шага за левым плечом – точно по этикету. Спустился по лестнице, и, пройдя еще немного, открыл двери в малую столовую. Львиную долю довольно обширной залы занимал длинный стол. В его главе чинно сидел лорд-владетель Кир аен Адрин и меланхолично попиливал столовым ножом кусок запеченного мяса. Странный, конечно, выбор для завтрака, но в их семье было принято именно так.
     Лир прошел к столу и уселся напротив отца. Миранда наполнила бокал, стоящий по правую руку, вином. Лорд-владетель поднял седую голову, на худом благородном лице появился намек на намек улыбки.
     - Доброй трети, сын, – от глубокого баса Кира аен Адрин резонировали, казалось, все кости. - Спокоен ли был твой сон?
     - Благодарю отец, спокоен, - учтиво наклонил голову Лир. – Как твое здоровье?
     - Милостью Эн-Соф, сын, - лорд-владетель какое-то время сосредоточенно поливал горячее мясо ароматным соусом, от чего по малой столовой растекался одуряющий аромат специй. Затем поднял взгляд карих глаз на сына. - У тебя сегодня планы, как я слышал? Не поделишься?
     Лир почувствовал легкую досаду. Сейчас старый хрыч будет читать мораль, а ведь треть так прекрасно начиналась.
     - Хочу пригласить деву Хелену Строг и ее отца на прогулку, - произнес парень, неторопливо нарезая свою порцию мяса на приемлемые для употребления кусочки. – На ярмарку.
     - Высший аристократ, дочь купца со своим отцом и простолюдинские гуляния. Ничего не упустил? – и, получив согласный кивок от сына, бесстрастно заключил. – Замечательно.
     Лорд-владетель никак не показал свое отношение к планам сына. Ни лицом, которым владел в совершенстве, ни интонацией. И все же недоумение с неодобрением, казалось, растекались по залу беспокойными волнами.
     - Все под контролем, отец. Я все обдумал.
     - Ну да, - Кир неторопливо прожевал кусочек мяса, проглотил и продолжил. – Я думаю, что ты осознаешь все последствия твоих действий.
     - Разумеется отец.
     - И даже тот факт, что наплодишь врагов на пустом месте.
     - Конечно отец, - и, наткнувшись на изучающий взгляд старшего в роду Адрин, решил развить мысль. – Я бы не хотел, чтобы Хелена досталась недоделанному Джоне.
     - Не употребляй ругательства, - лорд промокнул уголок рта салфеткой. – Это недостойно аристократа.
     - Извини. Но ты же прекрасно понимаешь, что сама Хелена Джоне и его папаше не нужна, им нужен торговый дом Строга, - Лир задавил невесть с чего поднявшееся возмущение. – Да и Джона – тот еще прид… пресыщенный аристократ.
     - А тебе, значит, уже нужна сама Хелена? – удивленно поднялась седая бровь. – Вот так-так.
     - Не, ну не то что бы… - бледное лицо Лира покрылось румянцем, в голосе звучала неуверенность. – Нет! Я как бы по-дружески.
     - Угу. По-дружески. Само собой, - Кир откровенно ухмыльнулся. Одними губами. Глаза же все так же продолжали буравить сына со всей серьезностью. – Ну положим. На какую ярмарку пойдете?
     - В пригороде. Там самая большая площадка, - Лир потер некстати разрумянившиеся щеки. – Она больше всего подходит для нашей задумки.
     - Хм. Верно. Только это твоя задумка. Я был против, если помнишь.
     - Помню, - кивнул Лир.
     - Кого из охраны возьмешь с собой? – решил уйти от скользкой темы лорд-владетель.
     - Мне хватит Миранды.
     - О. Интересный выбор, - Кир взял в руки бокал с вином, отпил. – Пояснишь?
     - Ну, похоже наша северная крепость скоро падет, - на лице молодого аристократа появилась подначивающая улыбка.
     Лорд-владетель перевел удивленный взгляд на Миранду. Теперь настала очередь лица горничной покрыться румянцем. Обычно бесстрастное лицо лорда выражало легкое удивление, что при его самоконтроле означало начальную стадию офигевания. Чтобы кто-то смог растопить поистине ледяное сердце этой роковой красавицы? Не, так не бывает.
     - Предполагается осада? – наконец произнес лорд-владетель.
     - А как же, - продолжал скалиться Лир. – По всем правилам.
     - С тараном?
     - Насколько я знаю, - Лир бросил ехидный взгляд на пунцовую горничную. – Завоеватели без тарана Миранду не интересуют.
     - Господин! Прекратите меня смущать! – не выдержала девушка. – Вы говорите очень стыдные вещи!
     Какое-то время родственники не могли ни разговаривать, ни есть. В столовой громыхал хохот на фоне возмущенного попискивания.
     - Я уже уважаю Строга, - произнес лорд, промокая салфеткой выступившие слезы. – Он нереально крут.
     - И не говори, пап. Вот только господин Хален еще не знает, что Миранда работает у нас, - глоток вина терпкой свежестью ухнул в живот. – Сегодня я развею его невежество.
     - Думаешь, это пойдет им на пользу, сын?
     - Риторический вопрос, отец.
     - Мое мнение, значит, никого не интересует?! – горничная гневно засверкала карими глазищами.
     - Не особо, - вместе заявили отец и сын и дружно рассмеялись.
     Остаток завтрака прошел в приподнятом настроении. Ничего важного уже не обсуждалось, потому, закончив со своей порцией, Лир учтиво попрощался с отцом и отправился по своим делам. На дворе было солнечно, свежий послеполуденный воздух нес цветочные ароматы из сада. Кивком ответив на приветствие садовника Ррыча, Лир направился к воротам. Из-за спины прямо-таки физически потянуло неудовольствием – Миранда не одобряет. Ррыч, как и все нявы, совершенно не понимал необходимость этикета. Потому все его приветствие заключалось в размахивании вымазанной в земле когтистой рыжей лапой над лохматой остроухой головой. Главгорничную такое поведение «облезлого кошака» определенно раздражало. Уже подходя к выходу из сада, Лир закономерно услышал покашливание за левым плечом.
     - Я слушаю, Миранда.
     - Возможно, молодому господину стоит подать экипаж? Не подобает владетелю-наследнику марать сапоги в дорожной пыли.
     - Не будь такой занудной, Миранда. Только посмотри – какое чудесное утро. Ноги так и просятся размяться, – и, пройдя десяток шагов, добавил. – А вот к поместью Строгов подать экипаж не помешало бы.
     Возле ворот, что на выезде из столичной резиденции Адрин, стоял Сигриниаль и принимал доклад от слуг, вернувшихся с продуктового рынка. Сигриниаль работал в поместье дворецким, и выполнял свои обязанности с присущей всем альвам совершенной аккуратностью и дотошностью. Слух у светлых альвов был настолько хорош, что прочно вошел в фольклор. Потому ни Лир, ни Миранда ничуть не удивились, когда, минуя дворецкого и охрану у ворот, услышали мелодичный голос бессмертного:
     - Да будет Ваша воля указанием пути для нас, господин.
     - Через полчаса, - добавил владетель-наследник.
     - Как будет вам угодно, господин, - изящно поклонился альв во второй раз.
     Сигриниаль был, своего рода, достопримечательностью Золотой улицы. Многие аристократические семьи пытались узнать, как аен Адрин удалось получить на службу этого сына гордого и самовлюбленного народа. Но отец и сын хранили эту тайну, как и много других секретов, надежнее, чем кобольдский сейф сбережения.
     ***
     Так, лениво греясь в лучах светила и неторопливо размышляя, Лир свернул в переулок. Потом еще в один. Местами пришлось обходить кучи мусора. Что поделать – здесь тебе не тут. Это в районе поместий аристократов отходы пропадали, не успев даже коснуться мостовой. Специальная служба блюла чистоту. А в ремесленном квартале все было гораздо прозаичнее.
     Вот показался небольшой рынок, где любила гулять Хелена. Средних размеров площадка, зажатая со всех сторон двух-трехэтажными домами, была заставлена разнообразнейшими лотками, крытыми разноцветными тканевыми навесами. Некоторые лавки даже углублялись в первые этажи. Лир часто составлял девушке компанию, прогуливаясь по этим местам. Да что там, он мог даже большинство торговцев по именам перечислить. Да и Миранда, когда брала выходной, тоже бывала здесь с Халеном. Тот частенько покупал ей здесь недорогие побрякушки. А уж мороженное, что продавали с дальнего лотка, было вообще выше всяческих похвал.
     Вот только сегодня рынок был странным. Если отсутствие толчеи еще можно было с натяжкой списать на раннее время, то наглухо задраенные ставни окружающих домов в такое объяснение не вписывались. Лир, неторопливо вышагивая по мостовой, опустил руку так, чтобы Миранда видела его кисть, и сложил пальцы в знаках боевого языка. «Внимание», «опасность» и «наблюдение».
     - Погожий день сегодня, господин, - отозвалась горничная, подтвердив, что все видит.
     - Да уж, - согласился с ней Лир. – Зря разумные по домам сидят, грех такую солнечную треть упускать.
     - А уж окна запирать – и вовсе преступление, - поддакнула Миранда.
     - Похоже, что все на ярмарку подались, - хмыкнул парень. – Вон, смотри. Даже знакомых торговцев нет, сплошь вольнонаемные.
     Ближайшие разумные в неприметной одежде даже не дернулись, продолжая переставлять коробки с места на место, хотя разговор аристократа с горничной слышали очень хорошо. Профессионалы, что тут скажешь. Так изображать бессмысленную деятельность – уметь надо. Они даже в ментальной сфере фонили полным безразличием. И ожиданием, уж это-то Лир чувствовал вполне отчетливо. Жаль, что родовые клинки парень решил сегодня не брать. Все же на прогулку собирался, не на битву.
     Центр торжища ожидаемо встретил прогуливающуюся парочку небольшим фонтаном, кругом из торговых навесов и стоящими по периметру старательными работниками. Еще минуту назад эти разумные таскали грузы и раскладывали товар, а сейчас просто молча стояли и смотрели на Лира с Мирандой. Перекрывая все пути отхода стояли. Пару дюжин разумных, на вскидку так. И будь Лир послабее волей, такое моральное давление могло бы его испугать. Да только молодой аристократ за свою жизнь видывал и не такое. Горничная же и вовсе оставалась идеалом спокойствия.
     - Сложите оружие, - громко произнес высокий худой хуман в кожаном фартуке мясника. – Тогда никто не пострадает.
     - Что скажешь, Миранда? – повернулся к ней Лир. – Последуем заманчивому предложению? Мы ведь не хотим, чтобы кто-либо пострадал?
     Ага. Только в голове миротворца бурлила жажда крови. Так и полыхает незримыми красноватыми всполохами.
     - О, я знаю толк в успокоительных, господин, - мило улыбнулась горничная и легкомысленно прощебетала. – Разрешите мне их всех убить?
     - Хм, - задумался парень. – Только чур, говорливый – мой.
     - Взять их, - рявкнул «мясник» и выудил из-под фартука пару тесаков.
     Похожими ножами обзавелись и все работники рынка. А потом, подбадривая себя криками, ринулись на парочку возле фонтана. Но ринулись умело, тройками, чтобы не перекрывать друг другу векторы атаки. Миранда отбила несколько прилетевших с задних рядов ножей голыми ладонями. А затем встретила первого добежавшего незатейливым ударом в грудь. Лир вежливо прикрыл зевок ладонью. Встретившийся с аккуратным женским кулачком неудачник отлетел на дюжину локтей, сбив по пути пару своих подельников и навес. Кажется, Лир даже услышал треск переломанных ребер. А нет, не кажется. Торчащие из обломков лотка сапоги пару раз конвульсивно дернулись и затихли.
     Под руками Лира сверкнули глифы, и парочку лежащих на земле «работников» мгновенно оплели черные шипастые жгуты, выросшие прямо из мостовой, и разрезали орущих хуманов на несколько неаппетитных кусков, воняющих кровью и говном. Лир проводил взглядом следующую парочку самоубийц, один из которых осел со спицей в глазу, другой с тем же украшением в ухе. Третьего Миранда взяла в захват и одним движением свернула шею. Так, хватит прохлаждаться. А то эта машина для убийств совсем никого Лиру не оставит.
     Парень одним движением перепрыгнул через фонтан и, оттолкнувшись от каменного бортика, сделал высокое сальто с винтом. Оказавшись за спиной у опешившего «мясника» просто и без затей вбил пружинное лезвие из правого браслета тому под колено. А когда охнувший противник осел на поврежденную ногу, добавил по затылку левым наручем, вырубив зачинщика строго выверенным ударом. Затем Лир резко развернулся и принял на клинки парочку подельников «мясника».
     А вот дальше дело застопорилось, ибо следующую тройку внезапностью взять уже не получилось. Или может противники оказались более подкованными в ремесле отъема жизней. Вдоволь намахавшись клинками, аж целых десяток секунд, парень улучил момент и, сложив пальцы в аркан, спалил одного из нападающих пульсаром. Втрое большее количество э’лирр в аркане сожгло и защитный амулет незадачливого «грузчика». Убийцы, конечно, подготовились к битве с аристократом, у дворян же каждый первый – маг, но Лир уже давненько не пользовался стандартными плетениям. А потому весело загоревшийся противник на миг отвлек внимание своих напарников. За что те и поплатились, мигом получив в организмы по дозе адамантита, несовместимой с жизнью.
     Следующая тройка плотно познакомилась с широкими познаниями владетеля-наследника в школе огня, оставив после себя на оплавившейся мостовой кучки жирного пепла и искореженные жаром кинжалы. А потом нападающие неожиданно кончились. Обернувшись, Лир увидел, как Миранда деловито вбивает очередную спицу последнему верещащему убийце в глаз. Любит она это дело, в глаза непотребными вещами тыкать. А счет-то, между тем, не в его пользу, да. Хотя так и надо, нечего прислуге прохлаждаться.
     - Вам не стоило марать руки, господин, - пожурила Лира горничная, собирая спицы и деловито вытирая их об одежду несостоявшихся убийц. – Недостойно наследника делать работу, с которой и прислуга вполне может справиться.
     - Конечно-конечно, - присел Лир на край фонтана. – Тебе только дай волю – всех на салат покрошишь.
     - Можно подумать вы, господин, с ними в салки играли, - спокойно ответила девушка, арканом вычищая одежду владетеля-наследника от крови и копоти.
     Сама то даже не запылилась. Так, пару складок на платье расправила. И, кстати, интересно, где она столько спиц прячет? Не в лифе же. Там от природы места мало.
     - Я занимался важным делом, - удовлетворенно оглядел себя Лир. – Брал языка. Займись-ка им, кстати.
     Есть что-то сюрреалистичное в том, как легко хрупкая девушка ворочает здорового мужика. А уж когда Миранда не напрягаясь взвалила того на плечо и направилась в сторону ближайшей лавки, картина стала еще удивительнее. Ну это если не знать, кто скрывался под личиной симпатичной горничной.
     Нужное помещение, если точнее – то первое попавшееся, нашли быстро. Миранда просто снесла ближайшую дверь и свалила слабо дернувшееся тело между каких-то тюков. А сама, походя наложив аркан безмолвия на комнату, вышла наружу. Тела-то сами себя не распылят.
     Лир аккуратно присел на какой-то сверток ткани и принялся ждать, изредка покалывая убийцу клинком. Кто-то раскошелился на гильдию. Кто-то настолько невзлюбил Лира, что выложил крупненькую сумму за смерть одного владетеля наследника. И это еще если не учитывать выходы на гильдию, которые тоже не в раз так найдешь. Круг подозреваемых эти наблюдения конечно сужали, но неплохо бы пообщаться с этим вот неосторожным господином в мясницком фартуке. Что-то долго он спит. Не мог же Лир переусердствовать?
     Пленник пришел в себя, когда в дверном проеме замаячила стройная фигурка горничной.
     - Ну что, будем говорить? – поинтересовался Лир у «мясника».
     «Мясник» хотел, видимо, гордо плюнуть в лицо неудавшимся жертвам, выражая свое мнение на счет сложившейся ситуации. Но ловкий пинок Миранды, пришедшийся по ребрам убийцы, заставил того поперхнуться ответом.
     - Не будешь, да? Гордый? – Владетель-наследник меланхолично ковырнул кинжалом грудь убийцы. - Но ты подумай. Ты один, у нас в руках, и много-много времени. Никто здесь толком не ходит, это ты и сам знаешь. Так что?
     - Пытать будешь, щенок? А сможешь?
     - Смогу, конечно, - что-то промелькнувшее в темно-карих глазах паренька заставило убийцу поверить – этот и умеет, и будет.
     - Все равно ничего не добьешься, - мрачно ответил пленник.
     - Ну-ну, - добродушно протянул парень, поощрительно похлопав бандита по небритой щеке, от чего тот заметно дернулся. – У меня есть другое предложение. Ты нам сам добровольно все расскажешь. А мы тебя за это быстро и безболезненно убьем. Чик – и все.
     Убийца даже не стал ничего отвечать на это абсурдное предложение.
     - Думаешь, что смерть – плохое вознаграждение? Ну так есть вещи и похуже смерти, - Лир весело усмехнулся. – Миранда, покажи.
     Главарь с нарастающим ужасом смотрел, как бледнеет кожа горничной и как наливаются тьмой некогда симпатичные карие глаза. И тогда бандит понял, что он расскажет все, что знает. Лишь бы только молодой аристократ не передумал и убил его.
     Через полчаса владетель-наследник и горничная вышли из лавки на Зеленую улицу. До поместья Строгов оставалось пройти еще семь лиг, а Око и не думало стоять на месте. И все же время было потрачено не зря. Отрабатывающий свою смерть бандит припомнил, что у человека, давшего гильдии заказ на убийство Лира, из-под плаща на мгновение выглянул желто-фиолетовый щиток. Ситра решил сыграть грязно? Или папашу Джоны хотят подставить? Вопросов пока больше, чем ответов. Посмотрим, как будут развиваться события.
     Одно оставалось непонятным – почему «светлые» так боятся кхуорров, что готовы на любое сотрудничество, лишь бы не попасть к ним в руки? Вот Миранда, к примеру, очень милая девушка. И кхуорра тоже неплохая.
     ***
     Ярмарка удалась на славу. Ну, насколько Лир мог вообще судить о ярмарках. Не сказать, что у него был какой-то богатый опыт в этом деле, все же высший аристократ на ярмарке – событие довольно редкое, хоть и не небывалое. От ворот, возле которых остановился экипаж семьи Адрин, ярмарка простиралась в обе стороны, насколько хватало глаз. Огромная территория, условно ограниченная невысоким временным забором, напоминала бурлящий котел. Все видимое пространство было заполнено хаотично передвигающимися людьми, из гомонящей толпы тут и там выглядывали цветастые навершия торговых палаток и шатров. С разных сторон доносились звуки музыки, тоже разной. Ну и конечно запах, характерный для большой толпы.
     Просторные нарядные ярмарочные ворота охраняли пара рыцарей в егерских латах. Судя по бело-красным накидкам, скрывающим большую часть двухсаженных доспехов, рыцари приходились вассалами королевскому дому. О том, что внутри колоссов есть хоть кто-то живой говорили редкие скупые движения шлемов, когда пилота интересовало что-то, происходящее в толпе.
     А посмотреть было на что. Чернь и горожане в честь праздника решили блеснуть друг перед другом, да перед редкими аристократами, своими нарядами. Яркие цвета, классические и экстравагантные фасоны, национальные мотивы, а кое-где просто намек на одежду – среди празднующих можно было найти любой наряд. Да и расовый состав не подкачал. Степенные хуманы, вездесущие нявы, надменные светлые альвы, всевозможные полукровки и квартероны и даже…
     - Смотри! – Хелена попыталась перекричать толпу. – Это же Светоликие!
     Лир поправил тонкую руку девушки на своем плече и перевел взгляд со спутницы на предмет её восторга. Да, восторгаться было чем. Пара первых детей Творца возвышалась над толпой на голову. Поток разумных вокруг них замедлялся и обтекал стройные фигуры мужчины и женщины локтей за пять. Золотистая кожа с металлическим отливом гармонировала с характерными многослойными халатами и белыми тюрбанами, золотые глаза без белка и зрачка и огненно рыжие гривы волос – человеческая форма джевеодан вызывала восхищение своей законченностью. И едва слышимый скрип зубов у Миранды. Впрочем, и звероформа Светоликих восторга у горничной не вызывала. Кхуорры вообще недолюбливают джевеодан, противоборство начал так сказать.
     - Нечасто они посещают разумных, - Хален, слегка пришибленный новостями о статусе Миранды, решил отвлечься беседой. – Говорят лет сто назад джевеодан видели гораздо чаще.
     - Ну и в чем честь? – Миранда поплотнее прижалась к Халену грудью, встречный поток разумных был довольно плотным. – Они просто решают какие-то свои дела, а все вокруг глазеют. И непонятно чему восхищаются.
     - Нет в тебе романтики, - Лир заозирался, пытаясь выбрать направление так, чтобы пройти подальше от златокожих. Не то, чтобы парень боялся разоблачения, но береженого Творец бережет. – Куда пойдем?
     - Веселиться! – радостно воскликнула Миранда, - Или у тебя, милый мой Хален, опять какие-то «неотложные» торговые планы?
     Хален, оценив резкую смену интонации, упертый в стройный бок свободный кулачок, хватку на руке и подозрительный взгляд, моментально сориентировался в обстановке, выдавая немалый опыт подкаблучничества:
     - Конечно-конечно, дорогая. Веселиться – так веселиться.
     И понеслось. Арбалетный тир, где мужчины выиграли по мягкой игрушке, которые тут же преподнесли дамам. Представление труппы бродячих артистов, которые заработали на мужчинах пару серебряных. Лоток со сладостями. Выступление знаменитого барда. Турнир Рыцарей, правда в егерских латах, но все равно очень зрелищный. Наконец дамы отпросились «попудрить носики». Договорившись о встрече в ближайшем открытом кафе, мальчики пошли, как водится, налево, а девочки направо.
     - Странно что на турнирах запрещают использовать полет, это правило снижает эффективность лат вполовину! – Хален, имеющий основной доход от поставок рыцарских доспехов королевской гвардии, возмущался уже минут десять, найдя себе в лице Лира благородного слушателя.
     - Потому, что тогда турнир сильно потеряет в зрелищности, - Лир периодически даже что-то отвечал, задумавшись о своем. Иногда невпопад. Потому следующий вопрос застал его врасплох:
     - А куда мы идем?
     Немного помявшись, Лир решил быть более откровенным.
     - Понимаете, уважаемый Хален…
     Купец показательно огорченно вздохнул.
     - Заканчивай уже с этими обхождениями, - Хален погрозил Лиру пальцем, как дитю неразумному, и неожиданно припечатал. – Зятёк.
     Лир закашлялся набранным воздухом. Под умильным взглядом купца кашлял он громко и долго.
     - Ты это, кхе, папаша, кхе-кха, прекращай такие шутки то. Так и погибнуть недолго.
     - Во цвете лет, ха-ха-ха! – и тут смех Халена как отрезало. – А ты, значит, позабавиться решил с моей дочей. Так что ли?
     Вот как этот добродушный, слегка заплывший бородатый дядька мгновенно превращается в опасного медведя перед дрожащей добычей? Проняло даже видавшего виды, но виду не показывающего Лира.
     - И в мыслях не было, - куда только кашель пропал? – У меня самые серьезные намерения.
     Слова не вызвали внутреннего отторжения, как обычно, когда приходилось врать. Это что же, он на самом деле имеет серьезные намерения в отношениях с Хеленой? Может пора проверку на адекватность пройти? Да, так и сделает. Нужно только добраться до специалистов, которым можно доверять. Да хоть до того же Генри, на первое время вполне достаточно. Правда этот гад еще и ржать будет, как конь.
     - Угу, - буркнул Хален, но угроза притухла. – Серьезные у него намерения. У аристократа к безродной девке. Ага.
     - Многовато скепсиса, Хален, - Лир поморщился и вдруг хохотнул. – Ты, кстати, один в один повторил слова моего отца.
     - Ну и? Чего дочке голову морочишь то? Сам же говоришь, что нереально.
     - Я такого не говорил.
     - О! Аристократ. Смысл за смыслом, да?
     - И не намекал, - Лир подошел к обтянутой тканью временной стене торгового шатра и потянул на себя дверь. – Нам сюда, Хален.
     - Ты не отвлекайся, - купец шагнул в полутьму торгового зала. – Хм. Ювелирный.
     - Частично – это ответ на твой вопрос. Кстати, сейчас Миранда тоже подбирает тебе памятный подарок, - Лир одернул заозиравшегося купца. – Не здесь, в другом месте.
     - Намекаешь на кольцо для помолвки? – в басе здоровенного мужика слышалась робкая надежда.
     - Намекаю.
     Мужчины подошли к витринам. Хален нахмурился.
     - Я так понимаю, проблема не в отсутствии денег?
     - Угадал. Вот только не знаю, сможешь ли ты мне помочь.
     - Что-нибудь простое, но изящное. Не вычурное. Не слишком дорогое, - Лир чуть прибавил голоса, чтобы подошедший продавец мог сразу предложить варианты. – Не зачарованное.
     - Почему?
     - Не доверяет. Предпочитает зачаровывать у знакомых специалистов.
     - Ого, - Хален взъерошил короткие густые волосы. – А камень?
     - Сапфир, конечно же.
     - Сапфир, - пробормотал купец. – Ты хочешь сказать, что при такой работе ей стоит дарить камень невинности?
     - Хален. Ты меня извини, пожалуйста, - Лир раздосадовано потер виски. - Ты идиот.
     - Кхм. Поясни-ка, мальчишка.
     - Миранда, не смотря на весь свой темперамент и род занятий, девушка очень строгих правил, - Лир посмотрел купцу в глаза. – Вот не сомневайся ни секунды.
     Казалось, из Халена вынули какой-то стержень. На его лицо выползла дурковатая улыбка.
     - Ты… Спасибо!
     - Мог бы и раньше спросить. И попроще как-нибудь.
     - Господа, я подобрал несколько вариантов, согласно вашим требованиям.
     - Давай уже, выбирай, - Лир кивнул на поднос с разложенными на нем коробочками.
     - Вас что-то заинтересовало, ваша светлость?
     Продавец обратил внимание молодого аристократа на себя.
     - Да. У меня заказ. Коробка из Авлонта, обтянутая черной тканью.
     - Да, нам доставили. Прошу вас подождать немного, ваша светлость.
     Лир кивнул и присоединился к Халену, который увлеченно ковырял приличную горку разноразмерных коробочек. Минут за десять они, радостно переругиваясь, выбрали изящное золотое колечко с крупным сапфиром. Простенькое, на первый взгляд, но очень красивое.
     - Шедевр, - улыбнулся Хален. – Сколько?
     Дальше начался торг. Не то, чтобы он был уместен в ювелирной лавке, но… встретились два купца. Еще минут через десять вынесли коробку Лира и кольцо Халена в красивом деревянном футляре, обтянутым бархатом. Мужчины расплатились и отправились к той самой кафешке.
     - Ты так и не ответил.
     - Ты был несколько расстроен неверными предпосылками.
     - Ну так объясни, - Хален спрятал коробочку с кольцом в карман, но из руки не выпустил – карманников в такой толпе должно быть очень много. – Сейчас самое время.
     - А я и сам не знаю, - Лир глубоко вздохнул. – Не пойму. Хелена хорошая девушка, чистая. Но я пока не уверен в своих чувствах.
     - Ну и сколько ты определяться собрался? – хмыкнул купец. – Я тут слышал, что на днях ко мне его благородие Ситра припрется. Догадываешься зачем?
     - Само собой. Хочет отжать твою долю торгового дома.
     - Интересные у тебя сведения, - прокашлялся Хален, слюна второе горло покидать никак не хотела. – Вот только делать он это будет старым дедовским методом.
     - Ну да, через сватовство. – мужчины заняли приглянувшийся столик. – Два травня и чего-нибудь сладкого.
     Подождав, пока разносчица отойдет, продолжил:
     - Вот только ты уверен, что Джона будет нормально относиться к своей безродной жене?
     - Ты, как бы, тоже не простолюдин.
     - Не сравнивай меня с этим повесой. К тому же ты меня знаешь еще с тех пор, когда я под стол пешком ходил.
     - Джону тоже, - отмел аргумент Хален. – Вы все у меня на глазах росли.
     Подошедший разносчик поставил на стол две кружки с ароматной жидкостью и блюдо с выпечкой. Мужчины пригубили парящий напиток. Лир со спокойной душой угощался свежей выпечкой, Хален же мрачно медитировал над своей чашкой.
     - Если ты не враг своей дочери, то не соглашайся на помолвку. Пока, по крайней мере, - обжигающий глоток провалился в Лиров живот. – Только берегись Ситру, отказа он не примет.
     - Не перегибай. Ничего он мне не сделает.
     - Ну-ну.
     - Так и быть, подожду, пока твоя нежная душа придет к гармонии с окружающим миром. Только не долго.
     - Спасибо и на этом… папочка.
     - Заканчиваем. Вон уже наши прекрасные половинки идут.
     - Еще два травня, будьте добры!

Глава 3

      Лучший подарок, по-моему, мед!
      Год 1547 от основания Альянса. Страдень. День третий. Закатная треть.
     - Я ведь даже не знаю, что ему нравится! Я даже не уверена, что мне вообще стоит хоть что-то покупать!
     Древний обычай, когда на ярмарке юноши обменивались символическими подарками с девушками, имел отношение именно к парочкам. Причем инициативу должен был проявить парень, порядочная девушка могла лишь ответить на подарок. Хелена, безусловно, испытывала некоторую симпатию к другу детства, но не была уверена, что не путает романтику с дружеским расположением. А еще социальные различия. А еще у аристократов такая традиция не была популярной – ярмарки для черни же! Да и испытывает к ней Лир хоть что-нибудь? Ведь чем старше они становились, тем прохладнее становились отношения. Не сильно, но заметно. А еще тысяча причин…
     - Столько знакомы и не знаешь? - Миранда заговорщицки подмигнула. – Хорошо, если что, подскажу. Да не тушуйся, подруга. Сегодня тебе определенно понадобится ответный подарок. А уж дарить или нет – сама решишь.
     На щеки Хелены органично лег румянец.
     - Не украшения же, может у них там что-нибудь не принято. И это… - Хелена покраснела.
     - Средств маловато? Ну это ничего. Тут главное подарок, а не его качество, - Миранда жестом подозвала управляющего. – У меня заказ. Коробка из Авлонта, обтянутая черной тканью.
     - Ууууу! А ты, значит, заранее готовилась. Не могла мне сказать, что ли, подр-р-руга! Я хоть карманных бы подкопила.
     - Да ладно тебе, не кипятись. Покажи хоть, сколько там у тебя, - Миранда мельком глянула в раскрытый кошелек подруги. Затем застыла, а потом посмотрела еще раз, уже более внимательно.
     – Это, блин, маловато?! – палец обвиняюще уперся в грудь Хелены. В левую. Правая бровь горничной нервно задергалась. – Это мало?! Да ты издеваешься!
     - А чего не так-то? – девушка обиженно надула губки.
     - У тебя в кошельке лежит моя зарплата за три луны! А ты тут прибедняешься!
     - Ой, ну извини! Ну не знала я!
     - Да нормально все, - махнула рукой моментально успокоившаяся Миранда, как лампаду задули. – Пойдем выбирать, что ли.
     В сосредоточенном сопении и коротких восклицаниях прошло полчаса.
     - Вот это! – Миранда указала на ничем не примечательное кольцо из бледно-желтого металла.
     - Эмм… А ты уверена? – Хелена скептически оглядела находку. – По мне – так слишком простое. Да еще и кольцо. Тебе не кажется, что это как-то слишком?
     - Именно кольцо тебе и нужно. Верь мне, подруга, - личико Миранды приобрело задумчивое выражение. – Он же мечник. Не будет ему мешать. Потом, эта гравировка в виде плюща чудо как хороша. Но самое главное – металл.
     - Так это даже не золото.
     - Верно. Солнечный металл. Работа джевеодан. На него зачарования ложаться, как бархат на кожу.
     - Так чего он тогда такой дешевый?
     - Работать с ним очень сложно. Зачарование должны накладывать либо сами дже, либо какие-нибудь запредельные умельцы. Да и дешевый он по сравнению с другими украшениями, а так-то кто попало не купит.
     Это да. Светоликие никогда не опускались до изготовления вещей на продажу. А вот единственная фрактория на их земле, заселенная «допущенными до тела» разумными, весьма активно торговала по всему Осознанному. В том числе и сырьем.
      И все же – кольцо. Если подарок Лира не будет соответствовать, то получится, что девушка сама напрашивается на помолвку. Некрасиво получится. Хелена могла лишь надеяться, что подруга знает, о чем говорит. Ведь если Лир подарит ей кольцо, то… Это просто предел мечтаний, хоть и небывальщина. Щечки девушки зарумянились от таких волнующих мыслей.
     - Так если никто не сможет его зачаровать… - неуверенно продолжила Хелена.
     - У Лира есть знакомые умельцы, - заговорщицки прошептала Миранда на самое ушко, а затем приставила палец к губам. – Только тс-с-с-с, это секрет.
     - Ну хорошо, уговорила, - Хелена с любопытством посмотрела на вынесенную из подсобных помещений коробку Миранды. – А что ты моему отцу заказала?
     - Увидишь, - девушка ехидно улыбнулась.
     - Ну-у-у, так нечестно!
     - Ох, - Миранда на мгновение задумалась. - Ну хорошо, смотри.
     В коробке оказался деревянный футляр, а в нем – массивный перстень из той же солнечной стали с искусной гравировкой. Камень был незнакомым. Серый красиво ограненный кристалл напоминал стекляшку, наполненную дымом. Игра света заставляла дым в камне перемещаться, да ко всему прочему отсвечивать разноцветными искорками.
     - Какая красота, - Хелена зачарованно рассматривала драгоценность. – А что это за камень?
     - Не знаю. Через Лира заказывала, - Хелена почувствовала, что Миранда лукавит. Определенно, подруга что-то знала. - Вроде бы что-то кобольдское.
     Дочь купца встревожено посмотрела на горничную.
     - А проблем не будет?
     - Не должно. Это же торговля. А не общение с вероятным противником, - Миранда усмехнулась. – Так-то многие аристократы могут похвастаться вещами с Темной стороны, и ничего.
     За тряпичными стенами лавки шумела развлекающаяся толпа. Нарядные горожане и гости столицы разгуливали между нарядными палатками где группами, а где парочками. С нескольких сторон сразу звучала музыка. Горластые зазывалы расхваливали товар, стараясь реализовать его до наступления ночи. Не то, чтобы ночью торг прекратится, но интересы у разумных с наступлением темноты значительно изменятся. Лучи закатного Ока расцвечивали мир теплым золотом. Пахло цветами и сладостями. А еще немного пылью и разумными.
     Девушки влились в поток, идущий в нужную сторону, и вскоре глазастая Миранда уже заметила ожидающих кавалеров.
     - Сидят уже, травни гоняют, - в голосе горничной слышалось притворное возмущение.
     - Без нас, значит, - поддержала подругу Хелена. – И небось сладости лопают!
     - Лопают-лопают! Морды бесстыжие!
     - Мирандочка, Хеленочка, вы чего? – затараторил купец. – Да мы только вас и ждали, и сладости вам.
     - Невооруженным взглядом виден опыт, - вставил Лир свой медяк. – Опыт матерого подкаблучника.
     Все, включая Халена, весело рассмеялись. Подскочившая разносчица ловко поставил перед присевшими девушками чашки с ароматным чаем. Девушки пригубили и переглянулись.
     - Простим? – улыбнулась Миранда.
     - Простим, - улыбнулась Хелена. – На этот раз.
     Миранда перевела ясный взор на мужчин.
     - О чем говорили? Все косточки нам перемыли уже?
     Лир прыснул в чашку и закашлялся, а Хален принял такой невинный вид, что сразу стало понятно – перемыли и простирнули. Не по разу.
     - Что ты, дорогая. Мы обсуждали сложности поставки солнечной стали.
     - Угум, - пробормотал сквозь платок Лир.
     Время текло незаметно. Чудный вечер, приятная компания, легкие разговоры и подтрунивания, вкусная еда и ощущение покоя и защищенности. Может это и есть счастье?
     - А куда дальше пойдем? – Хелена посмотрела на сидящего рядом Лира.
     - Есть у меня одна идея, - помолчав, произнес парень. – Но для начала, позволь мне подарить тебе маленький подарок.
     Хелена застыла и, в который раз за день, зарумянилась. Сердце забилось в груди испуганной птицей. Неужели? Не может быть. Просто не может и все тут. Он же… Она же…
     - Вот, прими пожалуйста, - Парень выложил перед ней на стол коробку, очень похожую на упаковку Миранды.
     Хелена в замешательстве перевела взгляд на подругу, но та с интересом исследователя наблюдала за ней, не пытаясь помочь. Как, впрочем, и отец. Пр-р-редатели! Девушка чуть подрагивающими руками открыла коробку. На черном бархате лежало изящное колечко. Тонкой работы обод в виде крыльев из золота и солнечной стали, красивый, как живой, цветок из драгоценного металла и серый камень с искорками. Такой же камень, как и в перстне Миранды, что та приготовила для Хелениного отца.
     - Какая красота, - дыхание девушки перехватило.
     Лир аккуратно взял тонкую ладошку Хелены и надел кольцо на безымянный палец. Неужели он решился? Неужели помолвка? Девушка поднесла пальцы к глазам. Она спит. Все это сон, но приятный, чего уж там. Спелые губы Хелены счастливо улыбались.
     - Тебе идет, - вердикт со стороны подруги.
     - Угу, - пробурчал отец. – К глазам особенно.
     Следующие несколько минут Лир пытался удержаться на скамье, что довольно сложно, когда на твоей шее висит визжащая от радости красивая девушка. Другие посетители и проходящие мимо поддержали парочку, теперь то уже точно парочку, одобрительными выкриками и радостным смехом. Когда радость Хелены немного поутихла, по крайней мере окружающие уже не рисковали в ней утонуть, оживился Хален.
     - Миранда… - красный, как маков цвет, купец давил из себя слова, словно они прочно застряли где-то в горле. – Я тут… Ну в общем… Вот!
      Подрагивающие от неуверенности руки выложили на стол перед горничной красивый бархатный футляр. Миранда с постным лицом и пляшущими в глазах ронове медленно потянулась к подарку. На мгновение застыла, рассматривая содержимое футляра. А затем окружающие одобрили бурное появление еще одной парочки, Миранда в выражении эмоций так же не стеснялась. Краем глаза заглянув в футляр, Хелена оценила изящное кольцо с сапфиром. Очень красивое, хотя ее кольцо гораздо лучше.
     Спустя пару минут радость улеглась. Осоловевший отец машинально оттирал с лица следы помады. Лир понимающе ухмылялся. Миранда подмигнула Хелене, и девушки одновременно выставили ответные футляры. Незаметно собравшаяся вокруг толпа радостно загудела. Вряд ли кто думал, что девушки откажут своим избранникам, но всякое могло случиться, девушки же. Лир выражал свои эмоции куда как сдержаннее, но было видно, что ему очень приятно. И подарок, как говориться, «зашел». Что парень и подтвердил, нежно поцеловав пальчики Хелены. Отец же радовался как ребенок. То ли самому подарку, то ли факту, что его не отвергли. А может и обоим фактам сразу. Хелена еще успела заметить, как вспыхнул камень на новом перстне отца и тут же погас. Может показалось?
     - Так куда пойдем то, Лир? – Хелена, задумчиво потирая пальчиками чеканные перышки на новом кольце, рассеянно поглядывала на расходящихся стихийных свидетелей древнего обычая. – Ты говорил, что у тебя есть идеи.
     - Есть. Тут недалеко стоит палатка Камеи.
     - Чья палатка?
     - Камеи, дорогой, - промурлыкала Миранда. – Неужели ты о ней ничего не слышал.
     Хален отрицательно покачал головой.
     - Папа, ты как будто не в столице живешь! Это же самая знаменитая и модная за последние пять лет прорицательница!
     - Очередная мутновидящая шарлатанка?
     - Ну, - Лир пригубил порядком остывший чай. – Эта Чтица Звезд как раз-таки неплохая. Есть подозрения, что она всамделишный оракул.
     - И очень талантливая. Говорят, что ее сам Эн-Соф благословил, - добавила Миранда тоном приходской учительницы. – Это ж так интересно, узнать - что будет. И загадочно-о-о…
     - Ох не верю я во всю эту чушь, - еле слышно пробормотал купец.
     - Что ты там сказал, дорогой? – в голосе горничной явно послышалась угроза.
     - Я говорю, конечно сходим, красавица моя.
     - Я был прав, - хмыкнул Лир, бросив на стол монеты. – Опыт не пропьешь.
     Шатер Чтицы Звезд создавал мрачновато-загадочное впечатление. Контрастно темные ткани стен были как будто припорошены легкой дымкой, что размывала границы ткани. От полотна ощутимо тянуло прохладой и полынью. Тканная занавеска на месте двери слегка колыхалась, будто изнутри поддувал сквозняк. В добавок ко всему прохожие как будто напрочь не видели довольно крупную палатку и неосознанно сторонились этого странноватого места. Компания в нерешительности замерла возле входа.
     - Нам точно сюда? – неуверенно поинтересовался Хален.
     - Точно, - Лир взял себя в руки и шагнул внутрь, потянув Хелену за руку.
     Внутри было сумрачно, глазам после цветастого закатного Ока пришлось привыкать. Было приятно свежо, холод, неожиданно, остался снаружи. Навязчиво пахло какими-то осхарскими благовониями и цветами, так и навевающими образы сухого ветра в песках и зелени в оазисе. С потолка свисали пучки трав, вряд ли хоть одна приличная ведьма могла обойтись без подобного атрибута. Вокруг на полу и столах вперемешку стояли разные приспособления непонятного назначения, загадочные фигурки настоящих и сказочных существ, стеклянные сосуды с непонятным, иногда шевелящимся, содержимым. И тусклые алхимлампы, не столько освещающие странную композицию, сколько добавляющие множественные тени, что придавали обстановке еще более мистический характер. Для полноты ощущений не хватало только скрюченной старухи в лохмотьях или черноокой уроженки Месхиеле, обвешанной традиционными ведьмовскими амулетами. Сзади прошелестела ткань и в шатер рука об руку вошли Хален с Мирандой.
     Вопреки ожиданиям, из занавески напротив выскользнула типичная уроженка северного Кесхейна. Стройная блондинистая особа, с неопределимым возрастом от двадцати до пятидесяти лет, обвела спокойным льдистым взглядом посетителей и произнесла тихим спокойным голосом:
     - Меня зовут Камея. Вы пришли узреть грядущее?
     - Вот так сразу, да? – иногда Хален прятал свою неуверенность за бестактностью, к его чести – такое случалось редко.
     - Если хотите подождать еще, собраться с мыслями, то я не смею вас торопить, - все так же спокойно ответила Камея, и повела рукой. – Располагайтесь, осмотритесь.
     - Н-нет, я бы хотела уже начать, - Хелена не хотела, но они же не зря пришли.
     - Мои расценки…
     - Мы знаем, - перебил Чтицу Лир. – Я заплачу вперед.
     - Хорошо, - казалось, хозяйку шатра ничуть не смутила бестактность аристократа. – Пойдем со мной, дочь купца.
     Хелена, неуверенно оглянувшись на Лира и получив одобряющий кивок, проскользнула между внутренних занавесей вслед за Камеей. Первое, что сразу же бросалось в глаза – это потолок. Вернее - его отсутствие. Матерчатые стены комнаты уходили, казалось, в яркое звездное небо. Это при том, что снаружи должно быть красочное буйство заката. С трудом оторвав взгляд от алмазов далеких звезд, Хелена принялась рассматривать обстановку. Камея извлекла откуда-то из-под накидки длинную трубку. Крупные губы зажали мундштук, а с пальца сорвалась искра. Густой ароматный дым пах чем-то незнакомым, однако разобрать явные хвойные нотки Хелена смогла. Сама хозяйка уже расположилась на массивном, даже на вид удобном потертом кожаном кресле. Справа от кресла стоял довольно тусклый торшер, свет которого превращал ночную тьму в поздние сумерки. Напротив кресла же располагалась… ну больше всего это было похоже на массивную каменную ванну. Или саркофаг, но думать о ванне было гораздо приятнее.
     - Располагайся, Хелена Строг. – Камея повела рукой в сторону каменного ложа.
     - Вы шутите?
     - Нисколько, - женщина смотрела совершенно спокойно.
     - Как-то все странно, - неуверенно проговорила Хелена, присаживаясь на каменный край.
     - Ничего особенного. Можно подумать, ты каждую неделю ходишь к Чтецам Звезд, - в голосе Камеи послышалась насмешка. – Ты не сиди – укладывайся.
     Хелена вздохнула, но решила не спорить. Кто их знает, этих оракулов, может и впрямь так надо. Камень оказался теплым, а поверхность на удивление комфортной. Девушка немного повозилась, устраиваясь поудобнее, и затихла.
     - Спрашивай.
     - О чем?
     - Ну это ты ко мне пришла – тебе лучше знать, - Чтица прервалась на еще одну ароматную затяжку. – О чем хочешь.
     От ароматного дыма в голове стало ясно и пусто.
     - А просто рассказать о моем будущем? - девушка немного освоилась. – Романтика, любовь, казенный дом…
     - Ну, могу и так, - теперь в голосе сквозила ирония. – Ты, похоже, не за предсказаниями пришла, а за сказками, так?
     Новый клуб хвойного дыма облаком поплыл по звездному небу. На какое-то время в комнате повисло молчание. А затем Хелена вдруг спросила совсем не то, что собиралась. Нет, собиралась конечно же, но не сразу так в лоб.
     - Он меня любит?
     - Я так понимаю, ты не про отца? – в голосе оракула слышалась улыбка. – Любит. Но пока сам не понял. И не принял.
     - Почему?
     - У вас слишком разный статус. И преодолеть его будет сложно, - клубы хвойного дыма пытались складываться во что-то осмысленное. – Но он справится. Гораздо важнее то, что ты сама еще не определилась.
     - Я…
     - Не нужно оправдываться. Я и так все вижу.
     Камень под Хеленой ощутимо нагрелся, приятное тепло расслабляло. Подступила сонливость.
     - Что ждет меня в будущем?
     - Хм… Испытания тебя ждут. Достаточно тяжелые. Если выдержишь их – станешь счастливой. И найдешь опору в жизни. Станешь сильнее. Изменишься.
     На лишенном возраста лице Камеи появилось сочувствие.
     - А что за испытания? –- хвойный дым стал складываться в замысловатые узоры. Хелена попыталась насторожиться сквозь опутавшую ее истому, но получалось откровенно плохо.
     - Этого мне звезды не говорят. Но… Тебе будет непросто.
     Хелена поняла, почувствовала, что ей если и не лгут, то точно недоговаривают.
     Камень под девушкой вдруг вздрогнул, как живой, и тут же затих. Сонливость схлынула, а на ее место пришла необычная бодрость. Камея уже стояла возле занавеси.
     - Больше мне нечего открыть тебе, дочь купца. – женщина вежливо поклонилась. - Будь сильной и не оставит тебя Эн-Соф.
     - Спасибо вам, - девушка ловко выбралась из ванны, поклонилась в ответ и торопливо вышла в зал с травами.
     В голове царил сумбур. Весть об ожидающих ее испытаниях давила на сердце. И даже новость о любви Лира облегчения не приносила. Девушка и сама не заметила, как прижалась к своему суженому, и тут же оказалась в кольце рук.
     - Что-то плохое? – прошептал Лир, наблюдая, как в соседнее помещение проходит Хален. – Ты сама не своя.
     - Непонятное, – поежилась девушка. – И страшноватое.
     - Ничего, - рука парня мягко погладила Хелену по голове. – Все образуется, вот увидишь.
     На душе девушки стало гораздо теплее. Но вот из-за занавеси появился встревоженный отец. Миранда тут же порхнула к нему, завязался тихий разговор.
     - Похоже, твоему отцу тоже что-то неприятное предрекли.
     - Похоже да, - глаза Хелены защипало. – Лир, мне страшно.
     - Не волнуйся, я буду рядом. И если понадобится – обязательно тебя спасу. Веришь мне?
     - Верю. Тебе – верю, - девушка посопела покрасневшим носом. – А вы с Мирандой не пойдете?
     - А мы у этой особы уже были, - задумчиво протянул Лир и, заметив вопросительный взгляд, уточнил. – Не в этом годуе.
     - Может, уже пойдем домой?
     - Пожалуй.
      Однако, сразу домой пойти не удалось. Сначала девушки обзавелись подаренными букетами, потом щедро угостились сладостями. Потом компания отправилась в ближайшую рощу, расположенную чуть севернее торговых рядов, которую превратили в прогулочный парк. Здесь, в тени деревьев, можно было отдохнуть от шума ярмарки, прийти в себя. А для парочек имелось множество укромных лавочек, одну из которых тут же облюбовали Хален с Мирандой. Короткая прогулка в обнимку, будоражащая кровь неловкость, когда потревожили уже занятые уголки, и вот уже у Хелены и Лира появилось свое укромное местечко, скрытое сумерками и кустарником. Пусть и ненадолго.
     Девушка сидела, прижавшись к своему мужчине, по крайней мере очень хотелось думать именно так, и млела. Парень о чем-то рассказывал, но мысли Хелены были где-то далеко. Она что-то отвечала невпопад, он по-доброму смеялся. А ей было хорошо. Тихо и спокойно. Сильная рука на ее талии создавала ощущение защищенности. Даже недавняя тревога после посещения оракула не пропала, но отступила куда-то вглубь, не тревожа девичье сердце ежесекундно. Хелена просто наслаждалась этой близостью, пила покой маленькими глотками, смаковала его, как изысканное вино, и удивлялась. Удивлялась самой себе, своему поведению, а еще тому, что знакомый с детства парень – напарник по шалостям и проказам – открывался с совершенно другой стороны, до этого вечера незаметной.
     - Ты меня совсем не слушаешь, - в голосе Лира звучала мягкая укоризна.
     Хелена отняла голову от его груди и посмотрела на парня. В подступивших сумерках его лицо казалось высеченным из камня, бледное, неподвижное и совершенное. Лир молча смотрел в ее глаза. Притяжение стало настолько сильным, что сопротивляться ему уже не было никаких сил. Да и желания тоже, чего уж там. Губы у Лира были нежными и немного солоноватыми на вкус. И пахли орехом.
     Когда окончательно стемнело, парочки наконец-то встретились у оставленного экипажа. Хален сравнил румянец на девичьих щечках и довольно хмыкнул, так ничего и не сказав. Лир же, наблюдая у Миранды полное отсутствие всякого присутствия, одобрительно улыбнулся тестюшке.
     Спать Хелена укладывалась в приподнятом настроении, перекатывая между пальчиками заветное колечко с совершенно глупой улыбкой на лице, согнать которую не получалось. С той же улыбкой девушка и проснулась на следующую треть. Сладко потянувшись, девушка решила, что можно еще немного понежиться в постели. Помечтав какое-то время о том, какой у них с Лиром будет дом и сколько там будет бегать детей, Хелена приняла волевое решение – пора вставать. Приведя себя в порядок и надев домашнее платье, девушка легкой походкой направилась в столовую, следуя ароматному запаху мясного пирога. И, уже спускаясь по лестнице, услышала, что отец не в столовой, а у себя в кабинете, и не один. И второй голос она тоже знала.
     Развернувшись, девушка быстро и, по возможности, тихо добралась до потайной комнаты, которую ее отец использовал для обучения дочери торговым переговорам на наглядных, так сказать, примерах. Аккуратно открыв потайную заслонку, девушка приникла к глазку. Отец сидел за рабочим столом и, лениво перебирая какие-то бумаги, слушал вполуха его благородие Ситру.
     Аристократ, хоть и безземельный, уже должен был вспылить от такого показного пренебрежения со стороны собеседника, но, видимо, заинтересованность Ситры в положительном исходе переговоров была высока. Тогда как отец, похоже, решил проверить всю глубину этого интереса, доводя своего партнера по торговому дому показным пренебрежением до белого каления. Настала пора узнать, о чем там речь идет. Девушка щелчком пальцев активировала усиливающий звуки артефакт.
     - Я все же настаиваю, - его благородие говорил спокойно, но в словах чувствовалось с трудом сдерживаемое раздражение. – Я считаю, что подобный союз будет полезен обеим сторонам.
     Ситра сидел в кресле без напряжения - невысокий, сухопарый мужчина лет сорока. Черные с проседью кудри, характерные для коренного месхиельца, были аккуратно уложены. Темно-карие глаза внимательно следили за собеседником. Благородные черты лица подчеркивались смуглой кожей. И все же было что-то в его облике, оставляющее неприятное общее впечатление.
     - Ну, вы вполне можете настаивать и дальше, - Хален разве что только не зевал. – Вот только вы забываете о двух вещах. Во-первых, обоюдная выгода в этом деле не очевидна. Ваша выгода – да. Моя же – явно отсутствует. Выгода Хелены – ее вообще нет.
     - Вы считаете, что мой сын недостаточно хорош? – попытка съехать с неудобной темы у аристократа не прошла.
     - Разумеется, я так не считаю. Мы вообще сейчас не вашего достойного сына обсуждаем, а обоюдную выгоду от союза.
     Союза… Союза? Только сейчас до Хелены дошло, что этот сиренево-золотистый высокородный попугай приперся к отцу свататься. Ее за муж? Да за кого?! За этого беспардонного повесу?! За придурка Джону?! Хелена глубоко вдохнула, ненадолго задержала дыхание и медленно выдохнула. Потом еще раз. Теперь можно попробовать разжать пальцы, а то уже лак на подлокотниках попортила.
     - Не бывать этому! – пробурчала девушка себе под нос и прильнула к глазку.
     Мужчины какое-то время думали каждый о своем, так что ничего важного девушка не пропустила.
     - А во-вторых? – слова сиренево-золотистого партнера сочились ядом.
     - А во-вторых, не смотря на мое к вам крайне благожелательное отношение, вы просто опоздали, мой дорогой Ситра.
     - То есть как, опоздал?
     Хелена едко улыбнулась. Молодец папка!
     - Вот так. Не далее, как вчера моя дочь обменялась кольцами помолвки на ярмарке со своим будущим мужем, - Хален откровенно ухмыльнулся. – Так что ничем не могу вам помочь, мой друг.
     Лер Ситра даже как-то успокоился.
     - Этот обряд – седая древность. Вы же и сами это понимаете, - аил Анелджил утомленно потер переносицу. – Разве стоит нам - просвещенным людям - чтить столь древние, не побоюсь этого слова, варварские обычаи?
     Это его благородие зря… Не стоило говорить коренному кесхейнцу о варварских обычаях. Ох, не стоило.
     - Я уж не знаю, какие традиции сильны у вас на родине, ваше благородие аил Анелджил, - сухо произнес купец. - И уж тем более не предполагаю, как в Месхиеле вообще относятся к традициям…
     - Довольно вольно относятся.
     Его благородие Ситра изволит хамить. Совсем себя бессмертным считает. А отец позволил себе только бровью недовольно дернуть.
     - Это и видно, - сухо продолжил между тем Хален. – Однако здесь, в Адраите, традиции свято чтут. К тому же я с утра не поленился прогуляться в собор Святой Церкви, чтобы уточнить у служителей, имеет ли силу данный обряд, или нет.
     Ай да папка! Уел эту спесивую морду!
     - И что узнали? – партнер спрашивал без особого, впрочем, интереса, вполне себе догадываясь, что и по этому направлению пообрубали все концы.
     - Второй секретарь прелата согласился с тем, что обряды и традиции необходимо чтить, - смирение Халена можно было на хлеб намазывать.
     Ситра аил Анелджил недовольно пожевал губами.
      - Могу ли я узнать имя нареченного вашей дочери, чтобы при случае поздравить его?
     Угу. Теперь этот цветастый старый боров попытается убрать жениха. Удачи, что еще скажешь.
     - Вы его хорошо знаете, - Хален с тщательно скрываемым удовольствием видел нарастающее удивление в глазах аристократа. – Счастливец – друг детства моей дочери. Лир аен Адрин, владетель-наследник семьи Адрин.
     После такого заявления аристократ понял, что ловить ему в доме партнера больше нечего, и разговор сам собой увял. Лер Ситра вежливо попрощался и вышел, злобно сверкнув напоследок глазами. А может и не сверкнув, мало ли чего через глазок почудится. Вскоре все недобрые мысли в голове Хелены вытеснил Лир, и вчерашний вечер.
      ***
      Год 1547 от основания Альянса. Красень. День третий. Лунная треть.
     Идея перенять все управляющие торговым домом нити, а по-простому – отжать дело, появилась у его благородия Ситры аил Анелджил уже довольно давно. Еще когда Джона пешком под стол ходил, на их род обрушились невзгоды. И ладно бы, все неудачи были бы справедливыми. Так нет же! Рыбку половить в мутной воде все любят, а вот попавшихся на этом – нет. Но кто же знал, что торговля дурманом, являющимся сырьем для «альвийской пудры», затрагивает интересы королевского рода, который и сам неплохо наваривается на экспорте этой дури.
     Когда стало понятно, кому аин Анелджил перешли дорогу, отыгрывать назад было уже поздно. И все же, за большую часть доходов от продажи дурмана, потерю бизнеса и все земельные владения Ситре тогда удалось выторговать очень многое. Потому что жизнь – в самом деле бесценный дар Эн-Соф. Им тогда позволили иммигрировать из Месхиеле, а родовая приставка сменилась на «аил» - безземельные.
     И вот, после стольких лет упорного труда, когда торговый дом Строга был практически у него в руках – такое разочарование. И ведь все так славно решалось, одним простым и изящным ходом. Принятие в род простолюдинки «честь» безземельных перенесла бы без особых репутационных потерь. А потом можно было, используя эту безродную девку, как заложницу, выпытать у упрямого партнера каналы поставки доспехов для Рыцарей. Которые тот, не смотря на долгое и плодотворное сотрудничество, до сих пор держал в тайне. Козел!
     Ну а следом Хален должен был случайно отравиться. Или, там, случайно подвергнуться нападению шпаны. Джона тогда смог бы делать с девкой все, что хочет, как того и желал. От этой обузы в последствии тоже можно было избавиться, если от нее еще что-то бы осталось после развлечений сына. А Ситра уж развернулся бы. Да, собственно, у аристократа в сейфе уже лежало несколько перспективных предложений. Всего-то и надо было, что продать несколько доспехов нелегально. На сторону. А прибыль обещалась быть, как от законной деятельности. Даже больше, в перспективе. И все довольны.
     Но нет же! Этот… Этот вонючий серв в первой же беседе, когда Ситра пытался прощупать настроение партнера, сразу отмел все предложения аристократа. Он, видите ли, слово давал не связываться с контрабандой. Он, видите ли, законопослушный гражданин! Он, видите ли, не допустит в своем деле преступлений! Чистоплюй! Речь то шла о баснословных прибылях! А он со своими, чтоб их ронове пожрали, принципами. Доспехи то он явно не по официальным каналам достает.
     Лер Ситра скрипнул зубами от досады, вздохнул и постучал кучеру.
     - Поворачивай в резиденцию Длани!
     Карета, до того спешившая по освещенным фонарями улицам к поместью Анелджил, заложила чувствительный поворот. Ситра уставился невидящим взглядом в окно и опять провалился в свои мысли. Что, спрашивается, забыли аен Адрин в этом деле? Торговый дом их вряд ли привлекает – мелковато для высшего рода. Свадьба? Да не смешите гетры первосвященника, принятие в высший род простолюдинки аен Адринам не простят. Да и репутация существенно упадет. Навредить аил Анелджил? Тоже ерунда. Во-первых, интересы не пересекались. Во-вторых, опять же слишком мелко для лордов-владетелей связываться с безземельными. От непонимания ситуации у Ситры заболела голова. Глава рода Анелджил хотел решить все полюбовно, но раз не удалось… У него есть запасной план.
     Мужчина приоткрыл остекленное оконце. Свежий ночной воздух лунной трети наполнил экипаж терпкими цветочными ароматами. Острела – звездный цветок. Ее любили в коронном городе и садили везде, где могли. И все же самый большой цветник был на Площади Всех Святых, о чем и предупреждал усиливающийся аромат цветов. И в самом деле, через некоторое время карета въехала на оную площадь, притормозив у неприметного особняка.
     С точки зрения Ситры, если уж Длань Эн-Соф решила демонстрировать аскезу, то не стоило строить резиденцию в столь пафосном месте. На фоне нарядных построек Светлой Церкви Эн-Соф и огромного собора Творения простенький особнячок Ордена Длани Творца привлекал к себе как бы ни больше внимания, чем все остальное.
     На площади было людно, что не удивительно. Треть только перевалила за свою половину, и на улице царил условный полдень, хотя и полночь. Ситра усмехнулся – ему рассеянный свет фонарей только на пользу, меньше разумных узнают. Закутавшись в плащ и накинув капюшон, аристократ прошествовал к парадному входу в резиденцию ордена и негромко постучал висящим на двери медным кольцом о медную же пластину. В двери приоткрылось окошко, и на Ситру взглянули добрые-добрые глаза. Даже передернуло.
     - Что привело тебя в обитель Длани, сын мой? – спокойный, слегка напевный голос обволакивал, вынуждая расслабится.
     - Мне необходимо увидеться с командором Кианом.
     - Тебе назначено? – в голосе прозвучал намек на порицание. Ну как же, обратился к святому отцу и не сказал «святой отец».
     - Да.
     - Терпение – есть добродетель.
     С этими словами окошко закрылось. Какое-то время ничего не происходило, а затем дверь распахнулась, и высокий монах в серой рясе, лет сорока, жестом предложил следовать за ним. В слабо освещенном узком коридоре пахло священными благовониями. По сторонам Ситра не смотрел, он был тут в рассветную треть и все, что хотел, увидел. Сейчас привратник повернет раз, затем еще, и через пару абсолютно одинаковых неприметных дверей будет нужная. Ну вот, так и есть. Брат-воитель остановился, жестом попросил аристократа подождать и, после короткого стука, скрылся за дверью. Впрочем, пропадал он там недолго.
     - Проходи, сын мой, - привратник распахнул дверь.
     В кабинете командора было свежо. Из раскрытых высоких окон веяло цветочной прохладой. Несколько алхимламп создавали вполне рабочую атмосферу. Тяжелый, даже на вид дорогой, стол делил небольшую комнату на две неравные части. Сам отец Киан сидел с той стороны стола и читал какие-то бумаги. Казалось бы, командор ордена, отвечающий за территорию немалого королевства, должен оказаться убеленным сединами стариком. Но не в этом случае. Мужчина, лет тридцати на вид, обладал буйной русой шевелюрой, гладкой кожей и ясным взглядом. Под серой рясой, выполненной из дорогой ткани, бугрились могучие мускулы. Командор явно был воином и, вполне вероятно, магом.
     - Проходи, сын мой, - священник жестом показал на свободное кресло.
     Вот не надоедает им всех сыновьями называть. Ситра подошел к креслу и присел.
     - Я по поводу ТОЙ договоренности.
     - Сын мой, это, в конце концов, невежливо, - священник отложил бумаги и внимательно посмотрел на Ситру. – А как же разговоры о погоде, урожаях там. А хочешь, обсудим с тобой последние скачки?
     - Ценю ваше и свое время, командор.
     - Сын мой, убийство – грех. А желать смерти – ничуть не лучше, чем быть убийцей.
     - Я и не желаю. Обстоятельства, знаете ли.
     - Хм, - священник пару мгновений рассматривал Ситру. – Ну что же. Я подумал над твоим предложением. За решение ТОЙ проблемы мне потребуется увеличенная поставка вашей продукции. И было бы неплохо, чтобы аэл Аллиры не подозревали о наших делах.
     - Я согласен на условия. И тоже считаю, что интерес правящего дома нашему маленькому делу ни к чему, - произнес Ситра. Так или иначе, но чего-то такого он и ожидал. – Только мне нужна информация.
     - Если мы добудем ТУ информацию, то зачем нам ты?
     - Уже обсуждали, - Ситра слегка сбледнул. – Во-первых, вы же не сами будете этим заниматься. У меня уже все схвачено. А во-вторых – прикрытие.
     - Ну да, ну да, - благожелательно покивал отец Киан. – Хорошо. Мы согласны на эти условия.
     Священник отстучал по столу замысловатый ритм. Через пару минут входная дверь открылась и в кабинет прошла некрасивая девушка в доспехе. И в рясе. Вернее, в помеси того и другого.
     - Ситра аил Анелджил, - кивнул командор в сторону аристократа. – А эта достойная девушка – сестра-капеллан Иарна Каллиста. Девушка пойдет с вами, узнает о договоренности. Будет спрашивать – отвечайте. Не стесняйтесь – лицо доверенное. Она выполнит необходимые условия, на благо ордена.
     Командор потянулся к бумагам и Ситра понял, что аудиенция закончена. Скомкано попрощавшись, аристократ вышел за дверь. Сестра-капеллан молча последовала за ним. Задумчивый глава рода Анелджил вынырнул из раздумий только когда приставленная к нему церковная сука хлопнула дверцей его же кареты.
     - Куда едем?
     - В казармы длани, будте добры, - на удивление приятным голосом произнесла сестра-капеллан.
     Собственно, на голосе все приятности в собеседнице заканчивались. Усевшаяся напротив Ситры девушка довольно сильно не соответствовала общественным представлениям о красоте. Да и с точки зрения самого Ситры тоже. Большая часть фигуры девушки описывалась словом «широкий». Широкие лодыжки, широкие плечи. Талия, хотя и узкая, на фоне всего остального, но по сравнению с обычными горожанками – тоже широкая. Широкое спокойное лицо, может из-за скул, а может и само по себе. Широкие запястья. Все это визуально увеличивалось еще и за счет церемониальных доспехов. Девушка смотрела на Ситру, презрительно прищурив широко расставленные глаза.
     - Не одобряете? – не то, чтобы Ситра нуждался в одобрении какой-то девки, но с чего-то диалог нужно начинать.
     - Я еще не владею всеми необходимыми сведениями, но из того, что слышала – да, не одобряю, - с прохладцей в голосе ответила девица, презрительно скривив широкий рот.
     Ситра никак на такой демарш не прореагировал. Много чести – оскорбляться на орудие, которое при необходимости можно и заменить.
     - И что же вызвало у вас неодобрение, позвольте поинтересоваться?
     - Не к лицу святым воителям Длани участвовать в бандитских разборках, - теперь в голосе дланницы звучало раздражение. Определенно, в восторге от возложенного дела она не была.
     - Рейдерском захвате, - мягко поправил ее Ситра. – Но тут с какой стороны посмотреть. Вполне может быть, что конкретно это дело вас весьма заинтересует.
     Аристократ откинулся на спинку обитой кожей скамьи и прикрыл глаза. Пальцы сплелись на животе, лениво перебирая друг друга. Это была чертовски длинная неделя.
     - Поясните, - ни толики заинтересованности в голосе. Умная.
     - Помимо того, что достойных воителей Длани минуют лучшие Рыцарские доспехи? – дождавшись от девушки кивка, продолжил. – Вы умная девушка, госпожа Каллиста. Скажите, откуда простой негоциант может взять доспехи, которые качественнее лучших церковных?
     - Из неизвестных нам мануфактур, разумеется, - ну да, ответ сам собой напрашивался.
     - А много может быть мануфактур, которые производят стратегическую продукцию и при этом неизвестны самой Церкви?
     Подвел к нужной информации, как ребенка. Осталось только носом ткнуть. Додумается или нет? Женщина все же. О! В глазах собеседницы полыхнула ненависть – додумалась.
     - Контрабанда от темных, - прошипела девушка. Похоже, у нее свой счет к имперцам. – Я раздавлю этого торгаша!
     - Нет. Не раздавите, - Ситра мысленно поежился под ее взглядом. – Отцу Киану нужна информация о поставщиках вашей цели, госпожа Каллиста. А из раздавленных много сведений не добудешь.
     - Не стоит меня поучать! Я прекрасно знаю, как разговаривать с прихвостнями темных. Опыт имеется.

Глава 4

      После того как Пух побывал в гостях, он подумал, что, пожалуй, не стоит слишком долго засиживаться.
      Год 1547 от основания Альянса. Страдень. День пятый. Темная треть.
     Не сон. Это все не сон. Неужели все, что случилось – правда? Хелена ощутила под спиной сквозь ткань замызганного охотничьего костюма твердую заусенистую лавку. Шагах в трех от лавки маячила еле видимая в окружающей тьме решетка, заменяющая одну из стен ее нынешней комнатушки. Тяжелый смрад из запахов нечистот и немытых тел с тухлинкой несвежей крови и ноткой каленого железа наполнял воздух. Дышать таким получалось с трудом, все больше с усилием вталкивать в себя. Правда через несколько третей перестаешь замечать такую мелочь.
     Сама решетка, как помнила Хелена, выходила в огромную пещеру, едва тронутую руками разумных. В центре гигантской каверны располагались пыточные. Тусклый свет от многочисленных жаровен и редких факелов едва достигал стен, где выбиты тесные камеры для таких, как она. Потолок тоже особо не поразглядываешь – кончики сталактитов и темень, больше ничего. И, конечно, крики боли, в рабочее время, и стоны, когда утомившиеся палачи уходили отдыхать. Этого добра в пещере хватало с запасом. Впрочем, когда такой фон звучит постоянно, его тоже перестаешь замечать. Сейчас в центре пещеры негромко переговаривался пяток надсмотрщиков, да пара палачей, подготавливающих инструмент к следующей рабочей трети.
     В центре пещеры девушка бывала часто. Слишком часто. Нет, саму Хелену никто не пытал, разве что изредка раздавали оплеухи. Больно и обидно. Но по сравнению с тем, что эти изверги творили с остальными заключенными… А Хелену, если та не отвечала, заставляли наблюдать за всеми экзекуциями. И все чаще жестокость применяемых пыток стала зависеть не от самих пленников, а от ее, Хелены, готовности сотрудничать. Мерзкое чувство, что это она сама пытает людей, крепло в ней треть от трети.
     После того, что случилось с любимым папкой, она стала, похоже, незаменимым источником сведений. Вот только, хотя отец и брал ее на некоторые сделки, нужной информации у Хелены не было. Но истязатели не верили дочери купца, как бы она не пыталась доказать обратное. Папочка. Почему ты так рано ушел? Почему не защитил?
     Девушка с отстраненным удивлением провела рукой по лицу. Она плачет? Странно. Казалось. Что из нее уже давно вытравили и слезы, и страх. Даже от отчаяния остался лишь пепел – невозможно отчаиваться постоянно. Так же, как и бояться. И плакать. И вот за впервые за несколько третей, точное время в вечно темных казематах не определишь, она снова плачет. Что-то приснилось? Наверное, опять то утро.
     …Тогда начало рассветной трети Хелена встречала за будуаром. Распутать длинные волосы после ванны – та еще морока. Но даже несмотря на то, что ее Лир, пальцы нежно погладили колечко, сегодня отправился в какую-то экспедицию – это не повод выглядеть лахудрой. Жаль, что возлюбленный уехал так быстро, даже толком наговориться не успели. Поразительно, как раскрывается знакомый, казалось бы, до последней черточки человек, стоит поменяться отношениям и осознать чувства.
     Как ни странно, но род аен Адрин так же имел немалый гешефт с торговли. Чем они там торговали, Хелена не знала, а отец не признавался. Как и Лир никогда об этом не говорил. Пару раз высокородные задиры, читай идиоты, пытались насмехаться над лордом-владетелем и его сыном. Ну а как же – недостойно высшему аристократическому роду стяжать прибыль торгашеством. После чего клинок лорда-владетеля Кира устроил кровавую жатву на многочисленных дуэлях, владетель-наследник от благородного родителя тоже не отставал. В очередной раз сбросив градус идиотии, аристократическое общество решило милостиво прикрыть глаза на порочащую честь деятельность рода аен Адрин. Все портки обмочили, так быстро прикрывали.
     Сегодня отец планировал очередную сделку, и решил взять дочь с собой. А потому ходить придется много. Взгляд девушки остановился на костюме для охоты. С первого этажа послышался какой-то непривычный шум. Девушка быстро оделась и приникла к окну. Перед парадным входом в поместье стояли оседланные лошади и массивная карета. По саду тут и там лениво прохаживались незнакомые воины, десятка два на вскидку. На первом этаже приглушенно ругался отец. Сердце сжало дурное предчувствие. Карета и белые плащи воинов несли изображение красной ладони. Когда тебя посещают псы Светлой Церкви, хорошего ждать не приходится.
     Девушка плотно прикрыла двери своих покоев и торопливо спустилась по лестнице в холл. Картина, увиденная девушкой, откровенно пугала. В холле тут и там осматривались с десяток дланников. Вели себя братья-воители достаточно бесцеремонно, срывали картины, переворачивали мебель. Верховодила обыском некрасивая девушка в доспехах. А рядом с ней, удерживаемый двумя дланниками, стоял отец.
     - Вы не имеете права!
     - Не тебе, смерд, о правах говорить, - холодно отбрила предводительница.
     - Я подам жалобу прелату. И в торговую палату, - отец отвечал спокойно, однако напряжение чувствовалось очень остро.
     - Для этого нужно еще до них добраться, - насмешливо отпарировала девушка.
     - Угрожаете?! – в голосе отца послышался еле слышный рык.
     Плохой признак. Сам отец родом из северного Кесхейна. А весь Кесхейн, и северный в особенности, был знаменит своими берсерками, наводящими ужас на полях сражений еще с древности. Вот и в наши дни, стоило какому-нибудь неосторожному недоумку основательно вывести добродушного увальня из себя, как недальновидный идиот незамедлительно получал кучу проблем в виде взбешенного медведя в человеческой шкуре. Обычно такие проблемы с жизнью несовместимы, ведь берсерк не обращает внимания на ранения, да и сила в «кровавом бешенстве» возрастает многократно. Такого чтобы остановить – расчленить надо. Потому с любыми кесхейнцами принято вести себя предельно вежливо, благо они и сами не провоцируют. А эта дура доводит отца.
     - О! – воскликнула девушка, дурашливо всплеснув руками. – Неужели госпожа Хелена Строг изволила почтить нас своим присутствием?
     - Дочь, беги!
     - Взять ее!
     Обе фразы еще висели в воздухе, а Хелена уже сорвалась по направлению к потайному ходу. Да только поймали ее довольно быстро, чувствовалась сноровка. Не воины – каратели, их почерк. Вскоре девушка оказалась на единственном, чудом сохранившемся кресле в холле.
     - Вам следует быть более откровенным, еретик Строг, - дланница без энтузиазма продолжала затянувшийся допрос. – В противном случае могут пострадать невиновные.
     Казалось, что бояться еще сильнее, чем боялась Хелена сейчас, уже нельзя. Но поймав ненавидящий взгляд фанатички, девушка забилась поглубже в кресло.
     - Я знаю ваши методы. От вас никто живыми не уходил, - мрачно ответил отец. – Потому мне нет смысла о чем-то рассказывать.
     - Смею надеяться, что я найду способ вас переубедить, - предвкушающе усмехнулась некрасивая девушка, и тут ее отвлек вбежавший брат-воитель. Выслушав посланника, дланница по-военному четко развернулась, и вышла из холла, бросив напоследок:
     - Ларри, они на тебе. Но не вздумай проявлять инициативу!
     - Слушаюсь, сестра-капеллан! – откликнулся один из удерживающих отца дланников.
     Какое-то время тишину разбавляли только шорохи от копавшихся в обломках мебели орденцев. Хален стоял молча, мрачно уставившись в одну точку. Хелена тоже испуганно молчала, гадая о нерадостном будущем. Наконец один из ее стражей не выдержал:
     - И чё она тебя, Ларри, всегда придерживает? Не хочет на свое место пускать? – просипел правый.
     - Иль мож у вас того, высоки чувствования? – глумливо хохотнул левый.
     С разных сторон послышались сдавленные смешки.
     - Заткнитесь! Оба! – зло рявкнул побагровевший Ларри.
     - Да не кипятись ты, «брат-капеллан», - сиплый выставил перед собой руки. – Мы ж помочь тебе хотим.
     - Ну и себе слегка, ага, - откликнулся второй. – Хоть развлечемся слегка.
     - Мне до брата-капеллана, как до Виалвейна пешком, - скрипнул Ларри зубами. – Сами прекрасно знаете.
     - Так вот я и думаю. Добудем из купчишки, что надо, и сами командору расскажем, - сиплый сплюнул на пол. – А он ужо тебя за такое повысит. А ты и нас не забудешь.
     - Вот ты, Сиплый, голова! – добавил второй.
     Ларри задумался. Хален отмер и недобро покосился на дланников. Братья-воители бросили ворошить щепки и стали подтягиваться поближе к разговору.
     - Хрен мы его без заплечных дел мастера разговорим, - неуверенно попытался сопротивляться старший.
     - Ну это как спрашивать, - хохотнул Сиплый и с силой схватил Хелену за грудь.
     - Отпусти меня, тварь! – попыталась вывернуться из захвата девушка. – Убери свои грязные руки, сволочь!
     - Норовистая! Как раз, как тебе нравится, Сиплый.
     А вот Хелена перестала сопротивляться. Потому что увидела то, на что другие, занятые разглядыванием красивой девушки и ситуации, в которой она оказалась, внимание не обращали. Спокойные серые глаза отца приобрели выраженный красный оттенок. Верхняя губа приподнялась, обнажая нехарактерные для хумана увеличенные клыки. На шее отца вздулись жилы. Казалось, еще чуть-чуть, и можно услышать треск расползающейся рубашки. Страшные глаза посмотрели девушке в душу, а губы беззвучно прошептали:
     - Немедленно уходи.
     На звериный рык, послышавшийся от отца, братья-воители среагировали по-разному. Кто-то впал в ступор, кто-то судорожно пытался выдрать клинок из ножен. Только один из дланников принялся нашептывать аркан. Ларри с напарником попытались отшатнуться, но было уже поздно.
     Старший отлетел к стене и, поздоровавшись с ней своей головой, безвольной куклой сполз на пол. Рядом со смачным шлепком приземлился его напарник. Вместо правой руки у дланника из рукава торчали кровоточащие лохмотья. Не жилец. Сиплый словил лицом оторванную руку, а его похотливому приятелю в глаз по рукоять вошел клинок Ларри. Хелена никогда бы не подумала, что умеет так быстро бегать. На ходу оглянувшись, она еще успела заметить, как жутко рычащий отец зубами вырвал кусок мяса из горла оглушенного Сиплого. Уже в дверях девушку нагнал летящий по воздуху переломанный маг. Из перекошенного беззвучным криком рта дланника толчками выплескивалась кровь. Разминулись, слава Эн-Соф.
     Сильные ноги несли девушку подальше от кровавой бани и ставшего таким страшным любимого папеньки. Вот только голова не подумала, что если раз ее уже около потайного входа уже поймали, то ход не такой уж и потайной. Не видящая белого света девушка на выходе врезалась в сестру-капеллана, как об стену приложилась.
     - Опять убежала, - презрительно скривилась дланница. – Ничего этому придурку доверить нельзя.
     - Кэп, тревога!! – донеслось с другой стороны дома, от парадного входа. – Быстре-а-а-а-а!!
     - Что там, ронове побери, происходит! – послышался шелест вынимаемых из ножен клинков. – Седой, девку в карету. Головой отвечаешь! Остальные – за мной!
     Брат-воитель потащил слабо упирающуюся, все еще оглушенную, Хелену к карете. Заперев девушку в карете, дланник заперся во второй ее половине, отделенной от Хелены железной решеткой. Немного придя в себя, девушка приникла к небольшому, с ладонь, оконцу. Как раз для того, чтобы увидеть финал разыгравшейся драмы. Большая часть орденцев неподвижно лежала на земле в живописных позах. Повсюду траву и мостовую пятнала кровь, которой было очень много.
     Покрытый кровью, весь в порезах отец, стоял в окружении пяти оставшихся дланников. На ногах Хален стоял только из-за мечей, которые пронзили его насквозь. Что-то прохрипев, отец схватился одной рукой за лезвие чужого меча и рывком вогнал его в себя по гарду. Шатнувшегося за клинком орденца схватила за шею крепкая рука берсерка и переломила ее, как сухой прутик. А следом сестра-капеллан, резко выдернув свой меч из Строга, снесла тому голову с разворота. Сверкнул камень на перстне отца. Сознание покинуло Хелену…
     По щеке скатилась вторая слеза. В то утро она потеряла все. Перешла черту, за которой от ее жизни остался лишь пепел. Даже наивная, какая-то детская надежда на то, что ее спасет Лир, довольно быстро угасла под доводами разума. Если бы он знал, где его нареченная, ему просто не хватит ни сил, ни влияния, чтобы ее освободить. Остается лишь смотреть за пытками и тихонько оплакивать свою горькую судьбу по ночам. Успокаивало только то, что все это, похоже, ненадолго. Как только палачи в рясах поймут, что она ничего не знает, ее в живых не оставят. А о том, что Хелена действительно ничего не знает, начали догадываться даже самые тупоумные.
     Сон, как назло, не шел. Хотелось есть. Той бурдой, которую здесь выдавали по весьма замысловатому расписанию, наесться было сложно. Хоть воды было в достатке, пусть и затхлой. Но и такая вода кажется нектаром, когда нет никакой альтернативы. Девушка повернулась на бок, лицом к решетке, и стала наблюдать за пляшущими среди сталактитов тенями. Вот только не все тени хотели танцевать, повинуясь отсветам живого огня. Была там и одна неподвижная, более густая. Хотя нет, не одна. Неожиданно Хелена увлеклась необычным дополнением к вечно темному потолку. Эти тени сильно ее заинтересовали, потому что были слишком похожи на… хуманов? А ведь и вправду. Под потолком висело четверо или пятеро разумных.
     Сердце дало сбой и сорвалось в галоп. Первый дурацкий порыв, окликнуть надсмотрщиков, быстро угас сам собой. Еще она этих ублюдков не предупреждала. Девушка перевела взгляд на медленно перемещающихся темных под потолком, ну а кто еще может напасть на тюрьму Ордена. Может быть хотя бы они дадут ей возможность умереть? Так существовать сил уже не находилось. Потому как если и отпустят, то идти еретичке все равно некуда.
     Тем временем пара темных фигур оказались над посиделками надсмотрщиков и камнем упали вниз. Приглушенный возглас, шлепки, глухие звуки падения чего-то тяжелого, одинокий звяк и тишина. Через невысокие стены, которые отделяли пыточные друг от друга, что-то рассмотреть не представлялось возможным. Но ордденцев утром ждет тризна, без вариантов.
     От пыточных показался крадущийся силуэт. Присмотревшись, Хелена узнала Рябого, одного из самых мерзких мучителей. Добродушный на вид пухлый дядька с холодными рыбьими глазами любил применять к «постояльцам» самые изощренные пытки, даже когда никаких пыток уже и не требовалось. Просто жить не мог без чужой боли, тварь! Не успел Рябой сделать от стены и шага, как со стены на него соскочила еще одна темная фигура. Прижав слабо сопротивляющегося и противно поскуливающего палача к полу, и приставив к тройному подбородку острие кинжала, темный что-то негромко спросил. Некоторое время у стены продолжался продуктивный диалог, терпеливо выслушивая неясные визгливые ответы темный все так же спокойно продолжал спрашивать. Узнав все, что его интересовало, тиранец одним плавным движением встал на ноги. А Рябой, суча ногами и противно булькая, безуспешно пытался зажать располосованное горло и вскоре затих.
     Глубокий, хорошо скрывающий лицо, капюшон пару раз повернулся из стороны в сторону. Наконец убийца определился с направлением и быстро подошел к камере Хелены. Скрипнул запор. Девушка присела на своей лежанке и, зажмурив глаза, откинула голову назад. Так ей будет проще, да и убийце тоже. Прошуршала открываемая решетка. Пару мгновений ничего не происходило, а затем сильные пальцы аккуратно ухватили Хелену за подбородок. Девушка напряглась, но не шевельнулась. Пальцы повернули ее лицо в одну сторону, затем в другую.
     - Ты красивая, без сомнения, - произнес знакомый бас. – Но целовать я тебя не буду, меня твой суженый прибьет.
     - А?
     Глупо конечно. Но меньше всего девушка ожидала услышать в застенках ордена голос не состоявшегося свекра. Хелена раскрыла глаза пошире, но перед ней все так же стоял темный, во мраке камеры ни ронове не разглядеть. Да и в капюшоне тьма сгущалась настолько, что можно было ложкой зачерпнуть.
     - Бэ. Без имен, - спокойно произнес капюшон, пальцы отпустили ее подбородок. – Идти можешь?
     - Как вы здесь… - и, уловив отрицательное покачивание головы, девушка ответила. – Недалеко. Слишком мало сил осталось.
     Темный слегка отодвинулся и, вынув из пояса пузырек, протянул Хелене.
     - Выпей, на пару часов поможет. За тобой пришли, само собой. Суженого разве остановишь.
     Девушка открыла фиал подрагивающими пальцами и залпом замахнула в себя порцию зелья. По пищеводу прокатилась горячая волна и рухнула в желудок. А через мгновение вдруг стало очень хорошо. Настроение из отвратительного стало плохим, ноги налились силой, руки перестали дрожать, а в теле появилась настойчивая потребность двигаться, неважно куда. Девушка бодро подскочила и пошатнулась. Свекр не дал ей упасть и, бормоча что-то о самоуверенных девках, подставил плечо, на которое девушка с благодарностью оперлась.
     На выходе из камеры перед ними из теней соткалась еще одна темная фигура, на этот раз отчетливо женская.
     - Все зачистили, Скат, - голос Миранды не узнать было сложно.
     - Но?
     - Но нашли следы еще одного, - повинилась девушка. – Упустили. Надо уходить.
     Лорд-владетель повел головой, как будто прислушивался к чему-то.
     - Поздно, Роза. Они уже знают. Найди наших и приведи в центр.
     Миранда грязно выругалась и растворилась в тенях.
     До пыточных доковыляли в бодром темпе. Благо, идти недалеко, шагов сорок. Кир аккуратно, можно сказать нежно, усадил Хелену на дыбу и запалил еще пару факелов. Пальцами. Вскоре из проходов бесшумно появились еще пятеро разумных, затянутых в черное с ног до головы. К слову, разглядеть лица даже под довольно ярким освещением не получалось. Приходилось гадать по фигурам.
     Статный воин с двумя очень знакомыми клинками на перевязи – ее Лир. Суженый как-то показывал ей свои острые железки, называя их Старшим и Младшим. Он пришел, как и обещал. Не бросил. Радость оказалась блеклой, как выстиранная простынь. Сил на эмоции уже не оставалось, да и зелье вызывало какое-то странное безразличие.
     Вот Миранда, единственная, кроме Хелены, девушка. Остальных девушка узнать не смогла, хотя самый низкорослый должно быть няв, следуя логике – садовник Ррыч. А тот, что чуть повыше нява, но поизящнее, скорее всего альв, видимо – дворецкий, ибо других альвов в окружении владетеля-наследника не наблюдалось. Невысокий, как будто сложенный из булыжников, мужчина – скорее всего Генри, капитан личной гвардии семьи Адрин.
     Хелена ожидала, что командовать начнет Кир, но вопреки ожиданиям…
     - Кто обделался? – сухо поинтересовался Лир.
     - Да никто, ня, - ответил няв хорошо знакомым голосом садовника Ррыча. – Этот каменный мешок слишком большой, всех крыс не поймаешь, ня.
     - Кто о чем, а Кот о еде, - хохотнул квадратный мужик.
     - Серьезнее, - свекр, который Скат, в своем репертуаре. – Что будем делать?
     - Кот, Бард, Роза и Лист. На вас камеры. Распределите стены и выпускайте всех. Направляйте к арсеналу, я вскрою, - Лир принялся быстро раздавать указания. – Скат, Невеста на тебе.
     Хелена отвлеклась лишь на мгновение, как в пыточной остались только она и Кир.
     - Что-то пошло не так, - Хелена не спрашивала.
     - Ни один план еще не выдержал столкновения с реальностью, - Кир подошел к девушке и мягко поставил ту на ноги. – Тихо сработать не получилось. Теперь нас наверху ждут некоторые… осложнения.
     Ну да, это если кучу братьев-воителей вперемешку с городской стражей можно назвать осложнениями. Вшестером, да еще с грузом в виде нее, шансов на побег маловато. Но раз они уже за ней пришли, то оставлять не станут, можно даже не просить.
     - И что вы придумали?
     - Вооружим пленников и пустим вперед, - Кир подставил плечо, и они поковыляли к арсеналу. - Им все равно умирать, а так – кто-нибудь прорвется.
     - А мы следом?
     - А мы в другую сторону.
     - Что с моим домом? – спустя некоторое время, потраченное на очень неспешное передвижение среди пыточных, поинтересовалась Хелена. Не то, чтобы ее сильно интересовала судьба усадьбы, и так понятно, что ничего хорошего с домом произойти не могло, просто хотелось как-то отвлечься от монотонной ходьбы.
     - Спалили орденцы, - Кир немного помолчал. – Мы, когда прибыли в город, стали копать. В переносном смысле.
     Выйдя из пыточных лабиринтов, парочка медленно направилась в сторону большой природной арки, за которой располагались местные жилые апартаменты, администрация, арсенал и единственный выход.
     - Вышли на одного оруженосца Ордена Длани. Слегка пощекотали ему пятки, он все и рассказал, - Кир посмотрел на Хелену. – Прими соболезнования.
     Девушка устало кивнула. От комка в горле удалось избавиться довольно быстро.
     - Мира… Роза, наверное, расстроилась?
     - Не то слово. Она нашла всех оставшихся участников и медленно порезала их на тонкие ленточки. Только до сестры-капеллана добраться не смогла, - Кир крякнул, рывком подправляя начавшую сползать девушку. - Но это вопрос времени, полагаю.
     На медяке возле арсенала собралось сотни полторы разумных разной степени сохранности. Кто-то старался стоять на одной ноге, кто-то берег искалеченную руку. Про многочисленные, зажившие и не очень, порезы и ожоги и вовсе говорить не стоит. Смрад здесь висел концентрированный. На немытых лицах читалось отчаяние. Казалось, орденцы старались записать в преступники как можно больше разумных, а потому хватали кого попало. Нет, пара откровенно преступных рож присутствовала, однако гораздо больше было обычных работяг, торгового люда, крестьян и даже домохозяек. Были и знакомые лица, те, кого пытали при ней. Смотрели они враждебно, а парочка даже дернулась в ее сторону, хотели отомстить ей за свою боль. Но увидев рядом с Хеленой молчаливую черную фигуру, поспешно прятали глаза и отворачивались.
     - У вас есть возможность выбить себе свободу, - между тем выступал перед толпой Лир, за спиной которого в двери арсенала ковырялся альв Лист.
     - Ничего не получится! Нас всех перебьют! – прокричал кто-то из жидкой толпы.
     - Тогда вы хотя бы достойно погибнете. Да еще и быстро, а не как тут – по частям.
     - Парень дело говорит…
     - Да, я готов на все пойти, чтобы только выбраться отсюда…
     - Мне идти некуда…
     Секунд через двадцать толпа затихла.
     - А с чего мы должны вам верить? – вопрос задал высокий широкоплечий мужик.
     - Не должны, - Лир зажег на ладони пульсар и тут же потушил его, для острастки, видимо. За его спиной выпрямился альв. – Исключительно ваше дело, верить темным или нет.
     - Да по вам не скажешь, что вы темные! Мож провокаторы?!
     - Роза, покажи.
     Хелена во все глаза смотрела, как Миранда опустила капюшон. Это определенно была главгорничная семьи Адрин, но как сильно она изменилась. От румяной кареглазой фигуристой блондинки осталась, разве что, фигуристость. Бледная кожа, белая, как свежевыкрашенное полотно. Поблескивающие агаты глаз, тьма в которых полностью занимала глазницы. Когда-то солнечный оттенок волос теперь отливал холодной платиной звезд. Вместе с тем Миранда стала выглядеть еще красивее, чем раньше, и немного хищно. Лицо девушки ничего не выражало, и только те, кто хорошо ее знал, могли уловить глубоко скрытую скорбь, прячущуюся среди совершенных черт.
     Холодная красота «отмеченных тьмой» произвела на узников сильное впечатление. Только через минуту в толпе начались осторожные шевеления. Волной пронеслись шепотки «кхуорра». А затем:
     - Мы вам верим. Какой план? – спросил все тот же мужик.
     - Да, что нам надо делать? – подключился еще кто-то.
     Лир кивнул Миранде, и та прикрыла голову капюшоном, а затем ответил:
     - Сейчас мы откроем арсенал надсмотрщиков. Оружия там немного, но вам должно хватить. Вооружаемся и идем на выход, - Лир немного помолчал, давая разумным усвоить сказанное. – Там нас уже ждут.
     - Много?
     - Слишком многих они вряд ли могли подтянуть, у нас есть неплохие шансы сбежать. Но время играет против нас.
     Лир и Лист отступили от двери, и узники немедленно ввалились на склад оружия. Люди поспешно вооружались. Пару раз возникли короткие потасовки, когда узники выясняли, кому какая вещь нужнее. Но серьезных задержек не допускали уже темные. Когда все желающие получили свои орудия убийства, а кое-кто отхватил еще и детали брони, люди вновь собрались на площадке. Вот только теперь в толпе кроме отчаяния, безнадеги и злобы робко проглядывали ростки надежды. Лир снова забрался на возвышение возле арсенала.
     - И последнее. Те, кто сможет выбраться, идите к складам. До рассветной трети там будут наши люди. Они сами вас найдут и выведут из города.
     - А дальше? – высокий мужик обзавелся слегка мятой, но добротной кирасой и здоровенным боевым молотом.
     - А дальше будете решать сами, - Лир говорил довольно убедительно.
     - Что же темным помешает добыть себе еще рабов?
     - Что же «еретикам» помешает не идти к складам? – отбрил Лир. – Да и рабы из вас такие себе.
     На этом разговор и увял. Скрипнули створки небольших ворот. На лестницу за ними скользнули две темные фигуры, кажется Лист и Бард. Спустя несколько минут появившийся из проема Лист протянул руку и сложил пальцами несколько фигур.
     - Снаружи дюжина орденцев и три десятка стражников. Они не ожидают массированного вооруженного сопротивления, пока пытаются разобраться в происходящем, - перевел Лир. – Нужно поторопиться. Если кто не уверен в своих силах, можно подойти ко мне. У меня есть зелья, которые вам помогут.
     К Лиру подошли почти все, и маленькие склянки с зельями получили тоже все, что говорило о том, что такой вариант развития событий тоже учитывался. Столпившиеся у подножия лестницы люди галдели, пили зелья и никак не могли набраться решимости выйти из подземелья. Хелена их отчасти понимала. Смерть слегка отступила, и теперь разумные старались отодвинуть роковые мгновенья как можно дальше, на минуту, на секунду, на вздох такого вонючего, но такого сладкого воздуха.
     Но вот здоровенный мужик, который уже заработал какую-то толику авторитета в глазах узников, что-то громко рявкнул и стал решительно подниматься по ступеням. Вслед за ним двинулись самые здоровые и сильные мужчины. А за ними неуверенно потянулись остальные. Возмущенно пискнувшую Хелену ловко подхватил Кир и по-хитрому водрузил себе на плечи. Так, что правые рука и нога свешивались спереди. А затем свекр, под прикрытием оставшихся темных, легко двинулся вверх по лестнице.
     Когда темные с Хеленой на загривке вырвались во двор незнакомой крепости, там уже шел бой. Узники пытались взять числом, орденцы – мастерством, а стражники – выучкой и опытом. Пока сохранялся оперделенный баланс, но было видно, что если к законникам не подойдет подкрепление, их просто сомнут. Темные, собравшись вместе, образовали клин и живо скользнули куда-то в сторону от основной битвы. На попытавшихся их остановить орденца и трех стражников выскочил Бард. Резко сблизившись с жидким заслоном темный, двигаясь в каком-то ломаном ритме, быстро вбил каждому из противников по ножу в горло. Даже дыхание себе не сбил. Тела стражников еще оседали, когда беглецы, миновав стену через неприметную дверь, оказались в грязном и темном переулке. Мир вокруг Хелены подернулся дымкой. Мысли стали медленными и тягучими, то и дело запутываясь друг об друга.
     - Что с ней? – Лир непонятным образом почувствовал неладное.
     - Эмоциональное и физическое истощение, - Миранда старательно заглядывала в глаза болтающейся на плечах свекра девушке.
     Голоса отодвинулись от Хелены и превратились в неразличимое бормотание. А потом измученное сознание девушки провалилось в темноту.
     В себя Хелена приходила долго и как-то поэтапно. Сначала подключилось осязание. Ее уже не несли, не впивались в тело заклепки свекровых наплечников. Она спокойно лежала на чем-то мягком. Судя по ощущениям – в ночнушке и чистая. Будем надеяться, что Миранда никого на помощь не звала. Следом подключился слух.
     - Тебе нужно стабилизировать потоки э’лирр, - ворчал свекр. – У тебя фокусировка ни к ронове.
     - Да какая разница, дядя! – возмутилась Миранда. – Получается же – и ладно.
     - Ты вливаешь море э’лирр в любое плетение, когда можешь обойтись тонким ручейком. И ладно бы так было от природы. Но все из-за недостатка тренировок и банальной лени, - Кир говорил так, как будто эти слова летами набивали у него оскомину. – Такое отношение к Мастерству недостойно ни моей племянницы, ни той должности, которую ты занимаешь.
     - Дядя. Ты – зануда.
     Хелена прямо-таки увидела, как точеный пальчик Миранды упирается в грудь ее дяде. Так, стоп. Дяде? Племянница? Они что, родственники? Зрение выбрало довольно неудачный момент.
     - Она очнулась, - как и в пещере, свекр опять почуял первым.
     Первое, что увидела Хелена – это лицо склонившейся над ней Миранды. Новое для себя лицо кхуорры Миранды. В глянцевой черноте глаз «главгорничной» отражалась тревога за подругу.
     - Выпей.
     В губы Хелены ткнулась фарфоровая плошка с какой-то жидкостью, пахнущей травами. Девушка сделала глоток и тут же бурно закашлялась. Она то думала, что гадостнее воды из мест не столь отдаленных в мире ничего нет, но зелье подруги открыло новые грани понятия «отвратительно». Заботливо приложенный платок аккуратно обтер губы.
     - Давай, подруга. Тебе нужно собраться с силами и выпить эту дрянь. Это полезно.
     - Хорошо, - произнесла девушка и быстрыми глотками опорожнила чашку.
     - Ну вот и умница, - умилилась Миранда, глядя на корчащуюся от отвращения подругу.
     На удивление, скачком стало лучше. В голове прояснилось, и девушка смогла присесть на кровати и оглядеться. Они находились в уютной спальне, оформленной в кесхейнском мотиве. Ярко освещенная алхимическими лампами комната имела один выход и не имела окон. Вокруг стояла мебель, характерная для безликой гостевой опочивальни. Завершала композицию Миранда, стоявшая у мягкой постели больной с виноватым видом.
     - Где мы?
     - В одном из наших убежищ, - раздался голос лорда-владетеля из-за спины. – Пытаемся добудиться тебя уже четвертую треть.
     Хелена обернулась. Вот теперь и в самом деле можно было утверждать, что Кир и Миранда родственники. Невозмутимое аристократическое лицо главы рода Адрин было поразительно бледно. Седина отливала платиной, а карие когда-то глаза как будто заменили парой антрацитов. Если бы не слабость и не виденная ранее Миранда, то Хелена уже навизжалась бы от страха.
     - Я так понимаю, бояться мне вас не надо? – девушка вопросительно приподняла правую бровь.
     - Не больше, чем обычно, девочка, - небывалое дело, свекр улыбнулся.
     - А Лир…
     - А Лир к двуликим никакого отношения не имеет, - Кир элегантным движением пригладил волосы. – Как и не является моим сыном.
     Это было обидно. Значит свадьбы не будет?
     - Однако это не значит, что Лир не родовит, - «свекр» продолжал внимательно смотреть на Хелену. – Просто он - темный аристократ.
     - Да мне не интересна его родовитость. Если помните, я простолюдинка, - девушка машинально погладила кольцо. – Мне интересна наша помолвка.
     Вот, кстати, тоже странно. Ее в тюрьме бесцеремонно обыскивали. И не один раз. А вот кольцо никто так и не увидел. При том, что дочь купца не имела возможности его спрятать.
     - Насколько я знаю, он не менял своих планов в отношении тебя, - по постному лицу лорда Кира понять что-нибудь было сложно.
     Вот так всегда у аристо, вроде и не соврал, но ничего и не сказал.
     - Впрочем, довольно, - взмахом руки кхуорр остановил готовый сорваться вопрос. – Сама потом с ним поговоришь. Он сейчас снаружи, улаживает вопросы побега из столицы.
     При мысли о Лире по телу разлилось приятное тепло, а настроение приобрело мечтательный оттенок.
     - Позвольте представиться заново, прекрасная госпожа, - Кир встал и слегка поклонился. – Кириадрин Туманный Скат, граф Наркеданский. Можно Кириадрин тор Наркедан. Но лучше, просто Кир.
     - Я так не могу, - проговорила слегка контуженная новостями девушка, а потом прыснула от внезапной мысли. – А можно – дядя Кир.
     Да уж. Странная веселость внутри поселилась. Тоска отступила, а пережитый ужас подернулся дымкой, как будто все это происходило не с ней и очень давно. Чем это ее напоили?
     - Можно, - показалось, или кхуорр опять улыбнулся? – А пока разрешите вас покинуть. Дела.
     С этими словами Кир плавно развернулся и быстро вышел за дверь. Хелена же повернулась к Миранде.
     - Ну, что скажешь, «подруга»?

Глава 5

      ― А куда мы идем?
      ― К тебе, конечно. А у тебя что-нибудь есть поесть?
      ― У меня есть еще один воздушный шарик.
      Год 1547 от основания Империи*. Страдень. День седьмой. Рассветная треть.
      [* Альянс Света был образован в год основания Империи, как политический и военный противовес. Точка отсчета, соответственно, зависит от страны.]
     Лир сидел на коньке ратуши и наблюдал за просыпающейся столицей. Вот из-за Края показались первые лучи Ока, расцвечивающие пестрые черепичные крыши с высокими дымоходами и мощеные плитами белого камня улицы старинного города яркими пятнами. За те пятнадцать лет, что «владетель-наследник» здесь обитал, город стал если не родным, то хорошо знакомым приятелем точно. Парень полюбил этотпо-своему красивый, но жестокий город. И хотя некоторым своим братьям, виденным Лиром на своем веку, Остреларк безусловно проигрывал, все же было что-то такое в «городе под цветущей звездой», что цепляло за душу. Оррвелу, наверное, сейчас икается.
     Лир скользнул взглядом по крышам и остановился на владении семьи Адрин. Уже завтра туда въедут новые представители семьи, взамен «отозванных в родовое гнездо». Право, терять такую точку влияния на вероятного противника никто не собирался. Хотя, почему вероятного? Власть предержащие пафосного Альянса Света спят и видят, как бы отхватить кусок пожирнее от своего тысячелетного соседа. Как будто свободных земель не хватает. Если бы не междоусобицы да политические пляски в Совете Королей (каждое слово с большой буквы, а как же), давно бы уже собрались в очищающий поход под эгидой Светлой Церкви да под покровительственными взглядами дже-лордов. Чтобы понять направление мыслей жадных правителей и святош, достаточно просто выйти на улицу любого города королевств и послушать сторонние разговоры. «Имеющий уши да слышит», как сказал бы любитель цитат Генри.
     Да половина разговоров обывателей крутится вокруг Темной Империи. Тоже, кстати, придуманное Альянсом пафосное название, намертво прилипшее к Тиране и получившее широкое распространение даже среди самих имперцев. Уж что-что, а пропаганда у светлых хорошо поставлена. Ну правильно, кто же может противостоять таким светлым, как они. За несколько сотен лет изоляции по Альянсу начали бродить совсем уж дикие и неправдоподобные слухи о жизни «на той стороне». В Империю теперь бегут от безысходности, и то чаще предпочитая смерть или изгнание на неизведанные территории. Но те, кто «пал на темную сторону», ни разу не пожалели. Как, например, народ кобольдов. Это ж додумались святоши отлучить от церкви целый разумный вид, открыв на миролюбивых мастеровых и механиков сезон травли и охоты. Благо, синекожие князья довольно быстро сориентировались в ситуации, и теперь у них новая родина, а у Империи самые лучшие корабли и доспехи.
     Чуть правее виднелись строительные леса. На месте сожженного в пепел особняка Строгов предприимчивый партнер почившего негоцианта Ситра аил Анелджил строил что-то свое. И ведь сумел провернуть передачу владения всего за какие-то пару третей!.. Одно слово – торгаш. Хотя тут есть некоторые подозрения в его участии в устранении старшего партнера, но бездоказательные. Пока что.
     Лир провел рукой по черепице. Та еще хранила тепло разумного, который сидел рядом пару минут назад. Информатор рассказал, что поиски все еще идут, и довольно интенсивно. Озверевшая от потерь на операции по захвату Строга, и последующей расправы над оставшимися соратниками, сестра-капеллан рыла землю с исступлением. А также чинила непотребства, устраивала массовые аресты, форсированные допросы и облавы. И все это с молчаливого одобрения командора Ордена и Церкви. Святоши вообще будто ослепли. А короля вежливо попросили пару дней, сиречь дюжину третей, потерпеть, преподнеся ему сей процесс, как очередную чистку столицы от преступной швали.
     Так или иначе, но с каждой третью, с каждым днем опасность обнаружения убежища все увеличивалась. А значит, скоро им придется уходить. В идеале – следующей ночью. В светлые дневные трети их просто не выпустят, а вот в темные открывалось несколько вариантов. Все же не зря ночь покровительствует темным делам. Лир слегка пошевелился, разминая слегка застоявшиеся мышцы, и перевел взгляд на портовые башни. Величественные сооружения Королевского Воздушного порта возвышались над городом саженей на двадцать, раскинув далеко в стороны причальные фермы. Верхушки башен терялись в парящих вокруг них кораблях.
     Вообще, если вдруг капитану, боцману, да даже юнге сказать, что корабль парит, завис или еще что-нибудь в той же манере, то будь уверен – скандал неминуем. А то и мордобой. Корабли, непременно, «лежат» или «ходят», а никак не парят и не летают. Но, так или иначе, один из «небесных скатов» милостиво согласился рискнуть своей дубленой шкурой и помочь нескольким «пешим хорькам» незаметно покинуть ставший негостеприимным город. За неплохую плату, нужно отметить. Очень неплохую. Бывали времена, когда Лир и сам бы не отказался от подобной суммы. Но нынешнее дело, без сомнения, одно из самых важных в его жизни. А потому нужно приложить все возможные силы, чтобы завершить это задание успешно. Слишком важна Хелена для Империи. Впрочем, хватит бездельничать.
     Лир одним слитным движением поднялся на ноги и, застыв на мгновение, сиганул с крыши в темный еще переулок. Один из лучших имперских диверсантов шел через город никем незамеченным. Темные проулки, черепичные крыши и актерское мастерство позволяло пройти даже в паре локтей от редкого патруля без каких-либо заметных усилий. И все же такой способ передвижения значительно удлинял путь, а потому к искомому неказистому дому в трущобах Лир подошел уже под уверенными лучами Ока. По-хозяйски пройдя во двор и не забыв плотно прикрыть покосившуюся, залепленную грязью створку ворот, парень направился к внешнему входу в погреб. Низкая дверца, прикрывающая вход в подвал, по цвету не отличалась от грязно-серых стен и, судя по всему, давно не использовалась.
     На секунду Лир застыл, проверяя пространство вокруг всеми доступными способами. Заросший полынью двор был пуст, из-за забора за подозрительным типом в глухом плаще никто подглядывать не спешил. А единственному разумному, ощущавшемуся в доме, любопытство в свое время отбили напрочь. Служащие Седьмого Дома вообще многое умеют.
     Створка подалась бесшумно. Парень окинул подвал взглядом, благо темнота ему совершенно не мешала, и отправился по протоптанной в пыли дорожке к бочкам с элем. Подойдя к бочкам, Лир надавил на один из неприметных камней, эту самую стену и составляющих. Часть стены и пола с тихим шорохом повернулись вокруг оси и Лир оказался в тупике темного, саженей пять, коридора. Бочки с той стороны, в подвале, были уже другие, но посторонний наблюдатель этого бы не заметил.
     Коридор заканчивался глухой стеной. Тоже поворотной, и так же с камнем. Вот только вела та дверь в затапливаемую глухую камеру. Сюрприз для очень любопытных. Интерес же для знающих разумных представлял люк в полу, примерно в середине коридора. Вот только если не знать, что люк есть, то найти его практически невозможно. И никакой магии, что любопытно. Притопив кирпич у самого пола, Лир подцепил пальцами край люка и потянул на себя. Скользнув под крышку и спустившись еще на пару саженей, потянул дверь и оказался, наконец, у цели своего маленького путешествия.
     В довольно уютной условной гостиной под приглушенным светом алхимламп расположилась почти вся его группа. Часть из них сидела тут, неся дневную смену, остальные – за компанию. Генри по обыкновению бренчал в своем углу на самолично переделанной цитре, упорно называя ее «балисетом». Бренчал хорошо, так и хотелось присесть рядом и отдаться во власть завораживающей мелодии. В другом углу на ковре сидела Миранда. Судя по сосредоточенному виду и странным движениям рук, она пыталась отработать комплекс по стабилизации внутренних потоков э’лирр. Сигриниаль и Кириадрин неторопливо играли в шатранг, лениво переставляя фигуры. Процесс сопровождался беседой, скорее всего, о тактике. Или политике. Ррыч развлекался тем, что доставал обоих приятелей нарочито туповатыми комментариями и не менее глупыми советами по игре.
     Лир не обманывался, все знают о его приходе еще с того момента, как он вошел в подвал. А внимания не обращают просто из вежливости. Но вот Кир, не прерывая беседы, жестом поманил парня к их тихой компании. Лир, бросив пропылившийся плащ на ближайший стул, подошел к столику для шатранга.
     - Красные ведут, - озвучил парень очевидное.
     - Друг мой дорогой суть жулик, свет каких не видывал, - спокойно парировал Сигриниаль, кивнув на своего противника.
     - Ты всегда так говоришь, - невозмутимо ответил Кир. – Она в выделенной ей комнате, ждет тебя.
     Только хорошо знакомые со старым кхуорром могли заметить, что тот недоговаривает. Лир знал Туманного Ската хорошо.
     - Проблемы?
     - Она считает… - помялся немного Кир. – Что в смерти ее отца виноват ты.
     - Вот так, - Лир несколько удивился, хотя подспудно чего-то такого ожидал.
     - И истерит, ня, - вставил медяк Ррыч.
     Не могло же плохое прийти в одиночку. Такие вещи таскаются компанией и зовут их – черная полоса в жизни. Слишком удачно все шло в последнее время. Так сахарно, что Лир уже подспудно ощущал дискомфорт.
     - Не лишено то заблуждение основы, - задумчивыми колокольчиками протянул темный альв.
     Все присутствующие тут же посмотрели на него. Во взглядах читался вопрос.
     - В пылу борьбы еретиком клеймен был Хален той орденской сестрой. То принесло намек на тьму, - продолжил развивать мысль Лист. – А к тьме, Хелене кто известен, лишь мы относимся сполна. В застенках орденских все Лиру без промедленья подчинялись. Се камень преткновения, что юный разум девы возмутил.
     - Насколько все серьезно? – пренебречь подозрениями девчонки было бы тактически правильно, а вот стратегически…
     - Очень серьезно, - произнесла Миранда с коврика, не отрываясь от своего занятия.
     - И? – Лир оглядел своих подчиненных. – Ни за что не поверю, что вы еще не обсудили эту ситуацию.
     Генри вопросительно взглянул на альва. Тот утвердительно кивнул, дескать никто не подслушивает. Собственно, речь шла о единственной прекрасной рыжеволосой головке и ее очаровательных ушках. Тонкие, в контраст с глыбоподобной фигурой, пальцы прошлись по струнам цитры, а блеклые глаза Барда обратились на командира.
     - Мы много раз слышали, что девушка важна для Тираны и Императора в частности, - глубокий баритон гармонично сплетался с мелодией. – Но насколько она важна, можешь судить только ты, командир.
     - Исключительно важна, - хмуро произнес Лир. – И ее доброе расположение важно не меньше, чем ее жизнь.
     - Что же, - пальцы взяли на цитре еще один аккорд. – Тогда мы предлагаем просто доделать наши дела.
     Бард, уловив непонимание на лице командира, продолжил:
     - Налет на Светловодье.
     Лир подавил первый порыв – раздраженно отмахнуться от Генри с его бредовыми идеями. Но с каждой секундой предложение все больше и больше нравилось парню. В оценке Миранды Лир был уверен, если говорит, что Хелена настроена серьезно – то так оно и есть. Самому, конечно, тоже проверить надо, но только, чтобы уточнить, насколько все действительно скверно.
     Рейд на Светловодье был в ближайших планах, как только Лиру удалось бы уговорить Строгов сменить место жительства на более «темное». Однако же, приведение в жизнь экстренной эвакуации, да еще и со взломом орденской тюрьмы, поставило акцию в «духовной столице» Ардаита под большое сомнение. Между тем содержимое архивов Церкви само по себе ценная вещь. А уж попутно лишить светлых той же информации, застопорив все делопроизводство минимум на пару лет – дорогого стоит. Осталось решить, стоит ли рисковать жизнью Хелены, пытаясь получить доказательства невиновности темных, или нет. А уж то, что командор подстраховался и направил необходимый документ во всецерковный архив – слишком очевидно. Осталось только все тщательно взвесить.
     - Аргументы?
     - Они будут искать нас на пути к Краю, а мы пойдем в противоположном направлении, - Кир потер подбородок. – Ну, когда поймут, что в городе нас нет.
     - Мы-таки выпотрошим мягонькое подбрюшье святош, ня, - Кот остервенело драл бок внушительными когтями. Блох, что ли, гоняет?
     - Полк орденских «святых» в дозоре там, и латы с ними. Уж пару лет, - довольно сощурился альв. – Добраться до ангаров, латы взять без спроса... Вот и готов дебоша маленького план.
     - Или немаленького, ня.
     - А еще найдем документ, подтверждающий санкцию командора на захват Строгов, а заодно и узнаем «заказчика», - Кир переставил фигуру, заставив Сигриниаля серьезно задуматься.
     - Или не найдем, ня, - Ррыч поковырял когтем в ухе и неожиданно рявкнул альву. – Конем ходи!
     Похоже, положительные моменты закончились. Хотя отмахнуться от них сложно.
     - Контраргументы? – голова Лира работала как кобольдский хронометр, просчитывая варианты.
     - Как обычно, - тонкие пальцы альва передвинули фигурку коня. – Окончательная смерть членов отряда и сопровождаемой.
     - Но это приемлемо, - раздалось из музыкального уголка.
     - Окончательная смерть никогда не станет приемлемой, - задумчиво проговорил Лир. – Хорошо. Как предварительный план – принимается. Займитесь пока подготовкой. По темноте пойдем.
     - Да у нас уже все готово, ня.
     - Замечательно, - Лир подловил себя на том, что оттягивает неприятный разговор со своей невестой. – Миранда, что по беглецам?
     - Из ста семидесяти двух разумных до складов добралось пятьдесят шесть, - Миранда выдохнула и попыталась «перелить» чуть больше э’лирр в правую руку. – Из них вывезти из города удалось только три десятка. Две группы были уничтожены усиленными патрулями, а в третьей, самой маленькой, затесался охотник за головами.
     - Печально.
     Печально, что так мало разумных удалось спасти, хотя спасение посторонних и не было целью налета. Разумные – важный ресурс, а бесполезная растрата потенциально ценных кадров и источников информации нещадно коробила душу парня. Профессиональная деформация, так сказать.
     Не менее печален и предстоящий разговор. Такие подозрения сами по себе неприятная штука, а уж когда между близкими… Сам то Лир знал, что подозрения Хелены беспочвенны, но доказать здесь и сейчас не мог. И почему Строги влипли именно сейчас? В самый неудобный момент? Да что уж теперь об этом думать. Приглушив тягостное ощущение волевым усилием парень, тяжело вздохнув, направился по вырубленному в скале коридору навстречу неприятностям, спиной ощущая сочувствующие взгляды своей команды.
     Однако, как такового разговора не получилось. Хелена молча сидела в кресле, забравшись в него с ногами, и молчала. Совсем молчала, изредка позволяя Лиру приметить скупой кивок или отрицание, когда вопрос нельзя было проигнорировать. И хотя с высоты возраста не стоило вестись на такие явные попытки зацепить за живое, все же такое отношение сильно задевало. Непонимание самого себя вносило в Лирово раздражение свои особые нотки.
     - Есть возможность найти настоящих заказчиков нападения на твою семью, - процедил Лир и, увидев на лице девушки некоторое оживление, добавил. – Вот только дело очень уж рисковое. Смертельно опасное.
     - Не важно, - пустой взгляд, безразличный голос. - Я участвую.
     На этом, собственно, разговор и завершился. Едва сдерживаясь от раздражения и обиды, постарался как можно быстрее покинуть комнату.
     К концу закатной трети отряд подготовился к тихому рывку через несколько кварталов, который темные и совершили, не потревожив ни одного стражника. Чего темным стоило незаметно для стражи протащить неумеху-горожанку по всем крышам, подворотням и проулкам – лучше умолчать. Все равно цензурных слов в этом рассказе будет не более трех.
     А в середине сумеречной трети Лир снова просиживал штаны, но уже не на крыше, а на палубе небольшой яхты контрабандистов. Судно неспешно парило над довольно обширной рощей лигах в пятидесяти от столицы. Купленный с потрохами капитан и немногочисленная молчаливая команда оказались на диво нелюбопытными. Вот что золото с разумными-то делает! Избавиться же от неудобных пассажиров воздухоплаватели даже не пытались, слишком уж опасно те пассажиры выглядели.
     Наконец, увидев в окружающей темноте подходящее для высадки место, парень поднялся на ноги и подошел к капитану.
     - Вот на той прогалине, - махнул Лир в нужную сторону.
     - Придется тебе, парень, помочь мне, - громогласно пробасил продубленный всеми ветрами «небесный скат». – Я в этой темени ни корня не вижу.
     Лир согласно кивнул, и уже через дюжину минут темные, спрыгнув с канатов и отвязав поклажу, растворились в ночном лесу, а яхта спешно уходила по направлению к столице. Торопливость капитана была оправдана, меньше знаешь – дольше проживешь. Надо сказать, что прошедшее с налета на казематы время ничуть не убавило энтузиазма дланников. А потому портовый район, куда ранее стекались беглые заключенные, все еще подвергался усиленному патрулированию. Проникнуть на нанятый корабль было не просто сложно, а очень сложно. И капитан не мог всего этого не знать. И все же жажда наживы, а может и желание сохранить определенную репутацию, склонила контрабандиста к выполнению договоренностей.
     Нужный схрон в свое время Лир оборудовал своими руками, и располагался тот лигах в шести от места высадки. И если соратники скользили по ночному лесу бесшумными тенями, то «изящная» Хелена ломилась через подлесок, словно небольшое стадо лесных свинок. И довольно медленно ломилась, изрядно тормозя всю группу. Но приходилось мириться с такой демаскировкой. Мало того, что городская девушка в лесу то была всего пару раз, так еще и ничего не видела в темноте, то и дело норовя споткнуться. В конце концов Лиру надоело такое положение дел и он, плавно миновав сопровождающую Хелену Миранду, подхватил протестующе пискнувшую девушку на руки и ловко водрузил ее себе на плечи, на манер того, как ее Кир тащил из застенков. Отряд сразу значительно прибавил в скорости. И стало гораздо тише. Слегка сбивали настрой острые девичьи кулачки, глухо постукивающие по легкой броне, но Лир показательно игнорировал эту помеху. Как и возмущенное сопение в левом ухе.
     Деревья слегка поредели, и вскоре показалась очередная поляна. Из темноты выступал черный склон большого холма. Возле здоровенного камня у подножия склона копались едва заметные Бард и Лист. Через мгновение неподалеку от камня собрались все, а Лир смог избавиться от необременительной ноши. Аккуратно избавиться. Утвердившаяся на стройных ножках ноша возмущенно сопела, но молчала. Может от того, что темные пока не оправдались в ее глазах, а может на нее давила мрачная атмосфера ночного леса и общая молчаливость спутников. Звезда темных же соблюдала маскировку, во время выполнения задачи все общались только жестами, изредка прибегая к едва слышимым словам. Но вот тихий шепот спящего леса прорезал неожиданно громкий щелчок. С шелестом, будто от мельничных жерновов, в основании камня открылось небольшое круглое отверстие, и темные засуетились, выгружая из открывшейся пещерки скарб.
     Вскоре на краю леса стояло две палатки и оборудован не дающий отсветов бездымный походный очаг, над которым натянули маскировочный тент. А в воздухе уже разносился ароматный запах жаренного мяса – няв старался вовсю. Наскоро поужинав изумительно вкусным шашлыком, темные споро разошлись по палаткам. Только альв остался дежурить у костра, первая смена была за ним.
     Лир лежал в палатке, слушал тихое сопение соратников, легкий шум листьев в кронах деревьев и смотрел на темный полог палатки. Сон не шел. И это было странно. Обычно тренированный организм отключался, да и просыпался, чуть ли не по команде. Но сегодня тело решило преподнести воину неожиданный и не очень приятный сюрприз. Но вот от палатки девушек стали доноситься шепотки. Обычный хуман вряд ли бы разобрал хоть что-нибудь с такого расстояния, но среди ночующих обычным хуманом была только Хелена. Вот тоже проблема, ведь рано или поздно придется объясниться, и примет ли его суженая таким, какой он есть? И нужно ли это принятие ему самому?
     - Мира! – шепот девушки уверенно приглушал обычные ночные звуки. – Мира!!
     - Ну чего?
     - Слушай, я видела, как там – в пещере – Кир чародействовал.
     - Ну, - Миранда, судя по голосу, спать не особо хотела, но талантливо изображала. Кто знает, что придет ее «обиженной на всех подруге» в очаровательную головку.
     - Чего ну то?! – Лир и не знал, что шепотом можно передать столько эмоций. – Он маг, что ли?
     Миранда какое-то время помолчала, взвешивая все «за» и «против».
     - Понимаешь, подруга, - наконец прошептала кхуорра. – Мы стараемся не распространяться о наших возможностях, потому что каждый может попасть в плен. И там многое рассказать. А так, не знаешь – не расскажешь.
     - Ну хоть что-то ты же можешь открыть? Вон твой дядя так и вообще представился.
     - Ну да. И мне еще предстоит узнать – зачем он это сделал. И да, он маг.
     - А ты?
     - И я.
     - Ух ты! Это так здорово!
     - Что именно?
     - Ну как же? – теперь в шепоте Хелены слышался детский восторг. – Познавать тайны природы, властвовать над стихиями!
     - Ага, - устало протянула блондинка. – А также ежедневные выматывающие тренировки, бесконечная рутина отработки заклинаний и пресловутая честь рода.
     - Вот все ты опошлишь. А рыцари у вас в команде есть?
     Миранда задумалась. Лир легонько отстучал костяшками пальцев по фляге условные «разрешаю, дозированно». Хелена такое не услышит, а услышит – не поймет.
     - Есть, - а вот кхуорра разобрала условную команду без труда.
     - Уиииииии! – похоже девушка пришла в совершеннейший восторг. – Прям настоящие? Ой. Чего это я. Конечно – настоящие. А кто?
     - Я не могу тебе этого рассказать, - печально вздохнула Миранда.
     - Да поняла я, поняла. Секретность, пытки и все такое, - похоже, что у долго молчавшей красавицы случилось словесное недержание.
     Лир подметил, что сопение друзей слегка изменилось. Свидетелей у разговора становилось все больше, ладно хоть все свои. А Хелена продолжала трещать. И это было хорошо, значит начала оттаивать. Значит обида была не столь глубока, или вообще не обида, а манипуляция.
     - А чем рыцари от магов отличаются?
     - Маги используют внешнюю энергию, а рыцари – внутреннюю, - Миранда тихонько зевнула. – Э’лирр и и’лирр.
     - Вот ты вот прямо все мне объяснила. В двух словах, прям, - сарказм явственно сочился в легком шепоте Хелены. – Доходчиво, что самое-то главное.
     - Маги могут «зачерпывать» энергию мира, накапливать и воплощать в арканах, - педантично, как на экзамене, стала отвечать Миранда, но, судя по всему, кхуорра улыбалась. – А рыцари так не могут. Зато они умеют оживлять древние артефакты. Или построенные по древним технологиям артефакты. И заставляют их работать.
     - Какие артефакты? Доспехи что ли?
     - И доспехи тоже. А еще корабельные генераторы. Крепостные щиты. Да много чего.
     - Я всегда думала, что корабли и без рыцарей могут летать.
     - Гражданские суда – могут. Боевые корабли тоже, но без рыцаря на борту они не более, чем большая медлительная мишень, - Миранда повозилась, укладываясь поудобнее. – Тот же Пояс Нереи без рыцаря на борту не стоит и думать преодолеть.
     - Ух ты… - на какое-то время девушки замолчали, но дочки негоцианта надолго не хватило. - А кого в мире больше?
     - Обычных разумных, само собой.
     - Ах ты!
     Из палатки девушек послышались звуки борьбы и сдавленные попискивания. Наконец, девушки успокоились.
     - Твоя взяла, победительница кхуорр, - весело прошептала Миранда. – Магов всегда было мало, а рыцарей появляется и того меньше. Но тебе лучше об этом с Оррвелом поговорить, он тебе статистическую подборку сделает, что бы это ни значило.
     - А кто это?
     - Первый Алхимик, Почетный Чтец Звезд и глава научного департамента Империи. Я вас потом познакомлю.
     - Ох ты! Вот это да! Ничего себе у тебя знакомые!
     - Ты еще мала и глупа, но я направлю тебя на путь просветления! – пафосно провозгласила Миранда. – А теперь спать.
     - Ой, да ладно, - пробормотала Хелена и задумалась. Но хватило ее ненадолго. – Слушай. А рыцари-маги бывают?
     Кхуорра тяжело вздохнула.
     - Существуют, но как ты понимаешь, их еще меньше. Единицы во всем Осознанном.
     - Ааа…
     - Среди нас они тоже есть, ня, - громкий голос Ррыча разрушил идиллию тайного перешептывания.
     - Ой!
     В наступившей тишине, на фоне звуков ночного леса и потрескивания веток в костре послышался сдавленный шепот Хелены:
     - Он нас слышит!
     - И я слышу, - пробасил Кир, переворачиваясь на другой бок.
     - И я невольным слушателем стал, - пошуровал Сигриниаль веткой в костре.
     - Я тоже, - отозвался Бард. – Да вы не стесняйтесь, увлекательно же.
     Прозвенел колокольчиками смешок Миранды, и на этом все затихло. Лагерь погрузился в тревожный сон.
     Поутру, когда небо уже посерело, Старшие Сестры уже ушли с небосвода, а Око еще не взошло, Лир полоскался в ближайшем ручье. Утро было прохладным, а родниковая вода бодрящей. У костра караулил Кир, а рядом возился Ррыч, помешивая в котелке замаринованное с вечера мясо. Трава, влажная от обильной росы, холодила голые стопы. Половина лагеря все еще спала. Самое время для разминки. А там глядишь, и до спарринга дойдет. Лир достал из палатки свои клинки и немного отошел от лагеря. С тихим шелестом Перо и Коготь освободились от ножен. Лир принял начальную стойку и сделал первый элемент.
     Тело привычно выполняло тренировочный комплекс. Постепенно размеренные движения вытеснили из головы все мысли. В себя Лир пришел через вечность, наполненную покоем, ощутив пристальные взгляды. Как оказалось, за его разминкой наблюдала Миранда, завороженно следя за каждым взмахом клинков, рядом с которой нахохлившись по утреннему холодку сидела Хелена. Сердце Лира кольнуло разочарование – ей не понравилось, все еще не простила. Затем недоумение – с чего его вообще все это волнует. А затем думать стало некогда. Навстречу парню плавной походкой шел Кир, обнажив оружие. А из-за палатки с теми же намерениями двигался Лист. Хотят получить по тощим задницам?
     - Нет. Хотим тебе накостылять, - Кир обнажил длинные ножи.
     - За ликом тщательней следить тебе необходимо, - поддержал его Сигриниаль. – Потуги жалкие свои нам покажи в искусстве боя, чтоб оценить смогли умение твое.
     Лир хищно ухмыльнулся:
     - Бой!
     ***
     Кап. Кап. Кап. Капли срывались с потолка одна за другой и звучно шлепались об каменный пол. Поначалу это шлепанье выводило из себя. Потом приелось. Иарна быстро привыкла к этому надоедливому звуку. И даже стала развлекаться за счет него. Считать. Все равно здесь делать было откровенно нечего. Возможно именно в этой камере ждала своего приговора девка Строг. А теперь ждет она. Дерзкий налет темных с одной стороны подтвердил связь Строгов с темными, что превращало мутно пахнущее дело в праведную борьбу. С другой стороны, у нее – Иарны - появилась новая головная боль. И когда облавы по городу не дали результата, когда появились сведения о побеге темных и девки из столицы, когда охотники Ордена не смогли уловить даже след тиранских диверсантов по направлению к Краю, тогда командор нашел виноватого. Виноватую. И вот теперь она сидит в этой стылой пещере, в стылой камере, на стылых нарах. Куда-то не туда ее карьера пошла, определенно.
     Звук шагов в коридоре сбил ее со счета, что не добавило сестре-капеллану ни капли спокойствия. Все явственнее хотелось кого-нибудь убить. И чаще всего при этих мыслях перед взором возникало лицо командора Киана. Вот уж кого она прирезала бы с удовольствием. Иарна поднялась с нар, негоже встречать дорогих гостей сидя, а тем паче лежа. Неуважение, чтоб их ронове драли в разных позах. А лучше цепеллины – у тех приборы должны быть что надо. Карательные, так сказать.
     Шаги затихли с той стороны обитой железом двери. Раздался шелест засова, в двери открылось маленькое окошко. Слабый свет факелов из коридора на мгновение ослепил заключенную, выдавив скупые слезы. Проморгавшись, сестра-капеллан смогла наконец-то разглядеть посетителя. Мда. Как говорили древние – «бойся своих желаний».
     - Не надоело тут сидеть? – в голосе командора не звучало ни издевки, ни превосходства.
     - Вы уже вынесли решение?
     - По-моему, только торгаши-золмерийцы отвечают вопросом на вопрос, - уголок губ командора недовольно дернулся. – А ты уроженка Ардаита, судя по бумагам. Надо бы перепроверить.
     - Зачем вы пришли, отец Киан, - тяжело вздохнула Иарна. – Не понасмехаться же, в самом деле.
     - Я хочу тебе кое-что показать. Кое-что очень интересное. Настолько интересное, что от этого может зависеть твоя жизнь и положение в ордене.
     Иарна продолжала молча смотреть на командора. Сам пришел – сам и скажет. Тот стоял и молча серьезно смотрел в глаза девушки. Увидев там что-то свое, он слегка покачал головой и продолжил:
     - Но мне нужно, чтобы ты какое-то время не делала глупостей.
     - Хорошо, я не стану совершать необдуманных поступков, отец Киан, - немного подумав, ответила девушка. – Слово.
     - Хорошо, - окошко резко захлопнулось перед лицом Иарны. – Отойди, я открою дверь.
     Послышался скрежет замка, еще один засов и массивная дверь, тихо скрипнув, повернулась на смазанных петлях. Иарна, слегка крутанув шеей и размяв на ходу плечи, двинулась по коридору за своим командиром. Тот даже не удосужился повернуться, чтобы убедиться, что девушка последовала за ним и ничего не замышляет. Или беспечен, что вряд ли, или имеет какой-то козырь в рукаве. Но так или иначе, сейчас Иарна не собиралась взбрыкивать, любопытство и надежда на восстановление в ордене держало ее надежнее кандалов. А еще данное слово.
     Они уже вышли из отнорка с ее камерой и двигались по основной пещере. После того побега почти все камеры были пусты, новых палачей пока не набрали, а все немногочисленные заключенные были задействованы на хозработах, надраивая камеры, полы, инструментарий и пыточные станки. Сама же пещера подавляла своими размерами, отмывать тут много чего. И тут командор вдруг заговорил:
     - Эту пещеру нашли основатели ордена. Сначала тут была наша штаб-квартира, а потом, когда нам удалось скупить все поместья на поверхности, она стала использоваться как тюрьма. Но не только, – отец Киан повернул в еще один безликий коридор и по бокам от Иарны снова замелькали камеры. Где прикрытые металлическими решетками, а где и массивными дверями, похожими на ту, за которой совсем недавно томилась сестра-капеллан.
     - Не только, да, - командор остановился у ничем не примечательной камеры и начал перебирать ключи на массивной связке. – Еще мы храним здесь сокровища.
     - Сокровища? – не удержалась от восклицания Иарна. – Я думала, что сокровища у нас в Световодье, да в Виалвейне.
     - Проходи, - командор распахнул перед ней дверь.
     Вопреки ожиданиям, за дверью оказалась не очередная камера, а длинный коридор, спускающийся куда-то вниз в неверном свете редких алхимламп.
     - В Виалвейне и Световодье хранятся деньги и церковные артефакты, - отец Киан старательно ковырялся ключом в замочной скважине, но уже с этой стороны. – А вот орденские артефакты и часть капиталов хранятся по региональным приходам.
     Каллисту продрало холодом вдоль спины. Вот за эти сведения ее запросто могли убить. А сначала еще и попытать. Ей оказывают неоправданное доверие, вот только зачем?
     - А наш приход считается первым, и не зря.
     Отец Киан замолк и двинулся по коридору. Вскоре Иарна уже потеряла счет времени. Коридор все длился, изредка в стенах встречались однотипные двери, мимо которых командор безразлично проходил. Иарна чувствовала себя проглоченной гигантским чудовищем, и теперь путешествующей по кишке в виде... Замяли, в общем. И только спина командора не давала окончательно потерять связь с реальностью. Когда у девушки уже кончилось терпение, и она открыла рот, чтобы потребовать пояснений, отец Киан остановился. Они находились на пороге небольшой круглой комнаты.
     Возле каждой стены стояли статуи дже-лордов в неизменных пустынных халатах, выполненные с необычайным мастерством. У стены напротив статуи скрещивали мечи над дверью. А вот боковые, над книжными шкафами. Отец Киан медленно приблизился к одному из них. Он степенно вел рукой по книгам, как будто читал названия или вспоминал случаи, связанные с ними.
     - Здесь собраны самые черные фолианты, которые только порождали разумные. Ритуалы крови. Черная тьма. Танец с ронове. Под Великим Морем. Вся тьма и грязь, которую только разумные смогли вынести из своих порченных душ, - Киан зажал корешок одного из фолиантов пальцами и потянул. – Забавно, что именно темные знания стоят на страже величайшего сокровища ордена.
     Раздался громкий щелчок и шкаф сдвинулся в сторону, куда-то за статую, открывая новый проход. Вопреки ожиданиям, коридор оказался коротким. И уже через пару минут пара орденцев входила в…
     - Изначальная Крипта. Место – откуда наш орден начал свой путь. Тут все сохранилось с тех времен.
     Спокойный голос командора не мог успокоить ту бурю чувств, что во мгновенье всколыхнулась в душе девушки. Сводчатые потолки поддерживались колоннами. В стенах светились лазурью прожилки грозовых камней, а возле противоположной стены, в окружении четырех статуй дже-лордов стояло изваяние Эн-Соф. Вот только у этой статуи было лицо, тогда как у всех виденных идолов скульпторы оставляли лишь пустой капюшон. Лик Эн-Соф притянул все внимание Иарны. Она как завороженная наслаждалась благородной линией носа, легкой улыбкой на полных губах, высокими скулами, широко расставленными глазами… Которые смотрели прямо на нее.
     - Подойди к нашему господину, - тихо произнес командор.
     - Подойди, дитя, - прозвучало у нее в голове, и сопротивляться этому зову было невозможно, да и не хотелось, чего уж там.
     Зов не был похож на какой-то конкретный голос, скорее звучал, как хор, лаская слух. Иарна, чувствуя все нарастающую спокойную радость в душе, подошла к статуе и преклонила колени. Да! Ее избрали!
     - Дитя, - вновь прозвучало многоголосье, дарующее удовольствие просто своим звучанием. – Ты много сделала для ордена, для Церкви. Но последнее задание ты провалила.
     - Я так виновата, господи, - от печали, звучащей в голосах, девушка заплакала. – Я готова понести наказание.
     - О! Не стоит так казниться. Я высоко ценю тебя, дитя, - голоса стали добрее и девушка вновь почувствовала себя на высоте. – Я хочу предложить тебе служение.
     - Я слишком слаба, господи.
     - Я скорблю с тобой, - мягко произнесли голоса. - Я дам тебе силу, посмотри на меня.
     Девушка подняла глаза на лик. По мерцающему изнутри лицу текли кристальные слезы и скапливались в ладонях, сложенных чашей.
     - Прими скорбь мою, дитя, - голоса ласкали слух и поднимали в душе восторг. – Пей.
     Девушка ощущала себя, как на крыльях. Она приблизила губы к холодным каменным пальцам и глотнула изумительно вкусные слезы бога. Влага взорвалась на языке радугой вкусов, ухнула в желудок теплой волной, а затем девушку накрыл экстаз.
     - Посмотри на меня, дитя, - голоса вновь звали ее, вырывая из истомы удовольствия и покоя. – Готова ли ты слушать?
     - Готова, господи, - девушка с трудом разогнала муть из головы.
     - Ты упустила якшающихся с тьмой, и нет тебе прощенья. Но ты можешь все исправить. Принеси мне их головы, дитя, и тебе откроются многие тайны и силы.
     - Я готова, господи. Но они словно растворились, - горечь затопила ее разум. Она не может выполнить волю бога.
     - Через день приспешники тьмы будут в Световодье, - голоса снова омыли ее душу, избавив от плохих мыслей. – Будут творить свои черные дела. Останови их, командор Иарна Каллиста. Останови их, дитя.
     Статуя перестала мерцать и ощущение одухотворенности в ней пропало. Девушка почувствовала, что пора уходить. Позади нее поднимался с колен отец Киан. Не говоря друг другу ни слова, придавленные ощущениями, командоры вышли из крипты. И ни один из них так и не заметил, что прозрачные слезы на самом деле были чернее дегтя.

Глава 6

      - Когда войдём, главное — делать вид, будто мы ничего не хотим.
      Год 1547 от основания Империи. Страдень. День восьмой. Рассветная треть.
     Проснулась Хелена под тихие звуки лагеря. Сразу чувствовалось, что стоянку организовали матерые разведчики. Редкие разговоры велись вполголоса, шагов не было слышно совсем, даже котелки, казалось, старались потише да пореже брякать. Немного понежившись под теплым одеялом, сшитым наподобие мешка с капюшоном, девушка решила, что пора просыпаться. Сладко потянувшись всем телом, она решительно откинула шерстяной край и, наскоро одевшись, выбралась из палатки. Первая, кого девушка увидела, была Миранда. Кхуорра сидела траве локтях в пяти от палатки и завороженно смотрела на... Лира. Сердце неприятно кольнуло. Хотя, посмотреть и в самом деле было на что.
     Суженый проводил разминку с клинками. Картина, которую Хелена видела уже не одну дюжину раз - зрелище, которое никогда не надоедало. Плавные, хищнические, кошачьи движения сильного тела, подчиненные странному ломанному ритму. Голодный блеск Пера и Когтя. Тугие бугры мышц, мерно перекатывающиеся под гладкой кожей. Все вместе притягивало взгляд и было похоже на диковатый танец, такой красивый, что хотелось пить его глазами бесконечно долго.
     Но вот движения замедлились, воин встряхнул руками, бросил разгоряченный взгляд на девушек и тут же перевел внимание на приближающихся Кира и Сигриниаля.
     - Нет. Хотим тебе накостылять, - ответил дядя Миранды на непрозвучавший вопрос.
     - За ликом тщательней следить тебе необходимо, - присоединился альв. – Потуги жалкие свои нам покажи в искусстве боя, чтоб оценить смогли умение твое.
     От ответной улыбки Лира у Хелены от страха екнуло в животе.
     - Бой!
     Лир крутанул клинки и встал к противникам полубоком, вынеся руку с Когтем чуть вперед. Кхуорр и альв остановились локтях в десяти от подозрительно расслабленного парня. Пару ударов сердца противники хранили неподвижность, на фоне напряженной тишины, казалось, затихли все звуки, кроме стука собственного сердца. Хелена пожалела, что Творец обделил ее даром художника, настолько впечатляюще смотрелись фигуры воинов на фоне весенней листвы. И тут няв решил чихнуть. Громкий звук чиха, больше похожий на продувку забившихся кузнечных мехов, и последующий мат словно нарушили хрупкое равновесие. Противники сошлись.
      Зазвенели от частых столкновений клинки. Хелена, как завороженная, смотрела на этот танец смерти. И если тренировкам не хватало какой-то остроты, риска, то поединок цвел сладостью красоты и жгучестью азарта, оставляя после себя неуловимую терпкость страха. Кхуорр и альв первым же делом попытались взять противника в клещи, то попеременно, то совместно атаковали верткого и гибкого хумана. Но получалось у них так себе - уже около минуты прошло, а противник даже не поцарапан. Хелена как-то слышала от отца, что профессиональные мечники проводят поединки за считанные секунды.
     - Позеры, - хмыкнула Миранда.
     - Что? - с трудом оторвала взгляд от схватки Хелена и покосилась на подругу.
     - Хотели бы реально потренироваться, работали бы на высоких скоростях, - прокомментировала та. - А это так, баловство.
     А в следующий миг девушка до боли прикусила ладонь, лишь бы только не вскрикнуть, не отвлечь воинов. Сигриниаль, пользуясь тем, что Кир заблокировал своего командира, проскользнул мимо Лира, оставив на щеке последнего длинный разрез. Проступила кровь. Лир разорвал дистанцию, молниеносно отскочив от приятелей, и вытер кровь тыльной стороной руки, крепко удерживая Перо.
     - Что-то ты, мальчик, совсем обленился, - насмешливо пробасил Кир.
     - Уже ли мастерство твое, кичился ты которым, - в тон ему отозвался альв, поднимаясь из низкой позиции. – Слова пустые?
     - Да я пожалеть вас хотел, пердунов старых, - лицо Лира прорезала еще одна хищная улыбка, а из потревоженной раны опять пошла кровь. – Сейчас посмотрим, кто из нас без рук!
     Дальнейший бой пошел во все возрастающем темпе - половину из происходящего Хелена даже увидеть не успевала. Просто клубок тел, частый перезвон сталкивающихся клинков и размывающиеся в воздухе движения. А с Хеленой стало происходить что-то непонятное. Беспокойство за любимого исподволь стало вытесняться неявным страхом. Каким-то другим, неизвестным, беспричинным. Неприятное чувство все усиливалось, и девушка никак не могла понять, чем этот страх был вызван.
     - Я слышу твой страх, - произнесла сидящая рядом Миранда. – Что с тобой?
     - Я… - неуверенно ответила Хелена, начиная откровенно паниковать. – Я не знаю. Не могу понять.
     Миранда что-то отпальцевала Ррычу - тот кивнул - и поднялась, подавая бледную руку подруге.
     - Пойдем-ка, прогуляемся.
     Причин отказываться Хелена не нашла. Пару сотен локтей подруги шли молча. Хелена пыталась разобраться в себе, постепенно успокаиваясь, а Миранда что-то высматривала. Наконец, найдя особо густые кусты, подруга остановилась. Бледные руки протянули Хелене флягу.
     - Глотни немного, - кхуорра, убедившись, что девушка крепко держит флягу, углубилась в кустарник и присела, скрывшись с глаз. – Покарауль пожалуйста, чтобы мальчишки не подглядывали.
     Ага, от таких «мальчишек» покараулишь, как же. Со второй попытки крышка фляги поддалась. Из горлышка поплыл приятный цветочный аромат. Девушка поднесла флягу к губам и неуверенно глотнула. Неожиданно жгучая жидкость ухнула в горло и взорвалась теплой волной, расходясь по телу. В носу отчетливо запахло солнечным лугом, а в теле появилась приятная легкость. Девушка шумно вздохнула, наслаждаясь ароматом и, немного подумав, отпила еще чуть-чуть.
     - Не увлекайся там, - Миранда уже затягивала шнуровку облегающих черных штанов.
     - Д-да я т-так, - язык подчинялся девушке неохотно. – В-вкусно.
     - Знаю, что вкусно, - проворчала Миранда, усаживая Хелену на траву и возвращая флягу себе.
     А Хелене стало хорошо. Напряжение последних дней несколько отступило, в голове было пусто. Забавно, но в последние дни она только и делает, что пьет разную алхимию. Под спиной ощущался рифленый ствол лесного исполина. Подруга села рядом и подставила плечо, на которое девушка с благодарностью оперлась. Пару минут девушки сидели молча.
     - С-слушай, подруга, - нарушила молчание Хелена. – А ч-что это за штука?
     - Э-э-э, подруга, да ты пьяна.
     - П-просто никогда р-раньше не пила г-горячительное. Отец н-не позволял, - при упоминании отца на глаза сами собой навернулись слезы.
     - Кобольды делают, - как ни в чем не бывало произнесла Миранда, приложившись к той же фляге. – У них под землей с цветочными лугами проблемы. Вот и гонят такой суррогат. «Летний полдень».
     - С-слышала. Но о-он же очень редкий и дорогой!
     В самом деле, такой напиток встречался только на столах знати. Да и то не у всех, наверное. Слухи – они такие, не самый точный источник знаний.
     - Кому и дорогой, а кому и подарок, - пожала плечами кхуорра. – Так чего ты напугалась то?
     - Мне кажется, что самого Лира, - Хелена старалась говорить помедленнее. – Он двигался так странно, не как…
     - Не как хуман? – девушка почувствовала, что Миранда улыбается. – Так и учителя у него какие?
     - Да я не о том, - отмахнулась Хелена. – Вот вы все оказались не теми, кого я знала. И только Генри и Лир…
     - А. Вот ты о чем, - Миранда немного повозилась, устраиваясь поудобнее. – Знаешь, я далеко не все могу тебе рассказать. Присяга.
     - Ну вот опять, - Хелена умиротворенно прищурилась, разглядывая поляну сквозь пышные ресницы. - А что можешь? Вот скажи, Лир – хуман?
     - Не могу сказать.
     - Значит не хуман, - страх попытался опять занять свои позиции, но кобольдский напиток с честью победил низменное чувство, оставив в душе спокойствие и легкость.
     - Интересные у тебя выводы, - подруга снова отпила из фляги. – Вот скажи. Твой отец мог бы полюбить меня такой?
     - От тебя он точно бы не отказался, будь ты даже болотной кикиморой. А уж какая ты стала после преображения… - Хелена покрутила пальцами в воздухе. – Эффектная. Но к чему это ты?
     - К тому, что мне непонятна твоя неуверенность.
     А в самом деле. Чем она хуже отца то? Но все же, вдруг Лир…
     - А вдруг он страшный и старый! – возмутилась Хелена. – Или какой-нибудь синекожий?!
     Дальнейшие вопросы девушки потонули в мелодичном хохоте кхуорры. Смеялась Миранда долго и со вкусом. До слез.
     - Извини. Представила Лира в образе кобольда. Хе. С клановой бородищей до пола и в кожаном кузнечном фартуке. А-ха-ха. Очень уморительно.
     Хелена, даром что ни одного подгорного мастера никогда не видела, тоже честно попыталась представить. Теперь смеялись уже обе девушки.
     - А если серьезно?
     - А если серьезно, то тебе нужно еще немного выпить, подруга.
     Хелена послушно глотнула и на мгновение замолкла, отдаваясь во власть аромата и приятных ощущений.
     - Миранда!
     - А что Миранда?
     - Ну Миранда!
     - Ладно, ладно, - собралась кхуорра. – Не одна девушка проявляла интерес к нашему «владетелю-наследнику».
     - Так! А вот с этого места поподробнее. – теперь девушка почувствовала ревность. – Какие еще девушки? Где он их нашел?
     - Да разные. Он же не всю жизнь возле тебя сидит, - ехидно ответила та. – Но с тех пор, как он выбрал тебя, ни одной ничего не обломилось.
     Хелена невольно улыбнулась. Победно. Кулачки сами собой разжались.
     - А когда он меня выбрал?
     - С его слов, когда первый раз увидел.
     - Но нам же тогда лет по пять было!
     - Вот-вот. Цени такого верного кавалера.
     - И все же…
     - Моему мнению доверяешь? – заговорщицки прошептала Миранда, обдав теплом ушко Хелены.
     - Как своему, - не покривила душой девушка.
     - Лир… Он прекрасен, - кхуорра аж зажмурилась, вспоминая что-то приятное. – И совершенно недоступен. Холоден, как зимняя ночь.
     - Да ну, - недоверчиво протянула Хелена. – Лир?
     - Вот и цени еще раз. Ведь за такое отношение, как к тебе, многие готовы отдать практически все. А получаешь только ты, да еще и просто так.
     Еще немного помолчали. Хелена вдруг почувствовала смущение от поднятой темы. Надо бы сменить:
     - А мы идем в Световодье из-за меня?
     - И из-за тебя тоже, - в голосе кхуорры послышалась печаль.
     - А это опасно?
     - Некоторые из нас могут не вернуться.
     От такого заявления, сказанного совершенно обыденным тоном, у Хелены все похолодело.
     - Так может ну его, этот поход?
     - Ну, Лир же прирожденный командир. Он преследует несколько целей. Так что не ну.
     - Секрет?
     - Да нет, - Миранда на пару мгновений задумалась. – То есть, секрет, конечно же, но не от тебя. У нас давно был запланирован этот рейд. А после него мы хотели забрать вас в Империю.
     - То есть это не из-за вас такое с моей семьей случилось?
     - Я тебе уже много раз говорила, что мы тут не при чем, - поморщилась Миранда. – Но ты же уперлась.
     Хелена хлебнула из фляги и протянула ее подруге.
     - Ну а кто, по-твоему, виноват? – девушка замерла в ожидании. Ответит или нет?
     - Я думаю, что компаньон твоего отца.
     - Его благородие Ситра? - удивилась Хелена. – А ведь он приходил накануне к нам в дом. Пытался меня сосватать.
     - Угу. А Хален, небось, послал его далеко в Великое Море.
     - Точно. Сказал, что я уже помолвлена.
     - Ну тогда все еще понятнее, - и, увидев непонимание на лице подруги, добавила. – Попытался отжать дело у твоего отца. И отжал, в итоге.
     Миранда глотнула «Летнего полудня». А Хелена… Хелена почувствовала затапливающую ее злобу. Этот попугай, если он и вправду виноват, еще получит свое. Уж она постарается.
     - Вот за тем и идем. Давно нашим командирам не дает покоя церковный архив. А заодно и поищем доказательства вины семейства аил Анелджил.
     - Но чего ему не хватало? – возмутилась Хелена. – Зачем было клеветать на мою семью?!
     - Денег, как обычно, - спокойно ответила Миранда. – Ты вообще в курсе, чем занимался Хален?
     - Торговал. В основном тканями и грозовыми камнями. Иногда доспехами Рыцарей. А что?
     - Хм, - неопределенно хмыкнула Миранда. – Видишь ли. В свое время ваша Светлая Церковь пережгла всех, до кого могла дотянуться. И иерархам понадобился новый враг, которого можно было бы безболезненно для себя подоить. Ты ведь в курсе, что имущество еретиков отходит Церкви? Нет?
     - Не в курсе. К папе это какое отношение имеет?
     - Не торопись, иначе не поймешь. Ну так вот. Церковники решили тогда победить кобольдов. И даже причину придумали - «раз под землей живут – значит с ронове дела ведут». Дурь конечно же, но чернь поверила. Выделили долю из богатого имущества подгорных мастеров королям и некоторым высшим аристократическим родам, чтобы те не возмущались, и стали истреблять этот, в общем-то, невиновный народ. И синекожие начали гореть на кострах. Семьями. Они, конечно, сопротивлялись, но это лишь подогревало вражду.
     - А дальше? – Хелена неожиданно увлеклась рассказом.
     - А дальше Вечный Император тайно вывез всех кобольдов, кто согласился сменить место жительства, и подарил им Эх-Тош, новую родину. А церковники добили в королевствах всех оставшихся и присвоили себе их имущество, - Миранда глотнула из фляги. – Тут надо отметить, что более талантливых механиков и рудознатцев, чем синекожие, в Осознанном еще не нашли. Так что присвоенного оказалось очень много. Ну а кобольды стали делать доспехи и корабли для Тираны. И имперцы стали прижимать королевства в пограничных конфликтах.
     - Мне учитель рассказывал то же самое, но явно по-другому.
     - Не удивительно, - усмехнулась Миранда. - В общем Альянс озаботился тем, что кобольдские изделия им нужны, а взять неоткуда. А там, где есть спрос…
     Хелена не могла поверить, что такая огромная часть жизни папы прошла мимо нее. Она то, глупая, думала, что со временем станет ему хорошей помощницей. Помогалка, блин.
     - Хален каким-то образом наладил отношения с контрабандистами с Туманного рифа, - продолжила Миранда. – И тягал через них доспехи для королевских гвардий Альянса, умело пряча их среди изделий ваших «мастеров». А церковникам отказывал.
     - Почему?
     - Не знаю, - опечалилась Миранда. – Может в договоре с королями такое было, а может просто церковников недолюбливал.
     - Получается, что Ситра договорился с Церковью.
     - Получается, что так.
     Еще немного посидев в тишине, Миранда поднялась на ноги.
     - Пойдем уже, а то мальчики нас потеряют.
     - Не уверена, что у меня получится, - нахмурилась девушка. – Это разговариваю я еще неплохо, а вот насчет пройтись…
     - Не волнуйся. Я помогу, - Миранда подхватила заваливающуюся подругу под руку. – А действие напитка уже через пару минут пройдет.
     Хелена печально вздохнула.
     - Не расстраивайся. Хорошее настроение тебя еще пол трети не покинет, - улыбнулась Миранда.
     Где-то на середине пути к поляне Хелена почувствовала, что ноги отпустило, и теперь ими вновь можно пользоваться. А в самом лагере девушки застали окончание сборов в дорогу. Палатки и остальные вещи, которые видимо не пригодятся в дальнейшем, были упакованы в скальный секрет, а необходимое лежало аккуратной стопкой в стороне. Никто ничего не сказал, и лишь дядя Кир укоризненно покачал головой. Впрочем, подруг таким пронять было сложно. Девушка оглядела лицо суженного, но не нашла там даже намека на давешний порез.
     А дальше началось самое интересное, ну по крайней мере для Хелены. Лир достал из схрона металлическую пластину, похожую на большой круглый серебряный поднос, и положил ее на землю. Что-то над ней пробормотал. Руки суженого легли на край круга. И по поверхности подноса резво поползли яркие светящиеся линии, сливаясь в сложный рисунок. Парень отступил от загадочной штуки на пару шагов и удовлетворенно кивнул.
     Дядя Кир, тем временем, подошел к кругу и достал из кармана склянку, откупорил, принюхался. Запах, похоже, был еще тот, так скривило невозмутимого кхуорра. Кир мгновение буравил склянку взглядом, решаясь, и со скорбным видом замахнул ее содержимое. А затем уверенно шагнул в круг, прямо в середину рисунка. Лир хмыкнул, изобразил что-то руками и произнес какую-то околесицу. Рисунок ярко вспыхнул, а когда в глазах Хелены перестали прыгать зайчики, она увидела стоящего на подносе седого, но еще крепкого хумана, в котором с некоторым трудом угадывались благородные черты двуликого дяди.
     От удивления Хелена протерла глаза, так на всякий случай, и присела на траву. Следом процедуру прошла Миранда, обратившись в уже знакомую сногсшибательную блондинку. Больше всего удивили Сигриниаль и Ррыч. Через пару минут они пропали, а отряд пополнился черноволосым серьезным подростком, лет пятнадцати на вид и его рыжим ровесником.
     - Интересно? – присела рядом Миранда.
     - Еще как! – восхищенно протянула Хелена. – А почему подростки?
     - Габариты подделать сложнее, а альвы и нявы, что характерно, гораздо меньше хуманов.
     - А…
     - Слишком заметно. Группа должна отличаться от слуг семьи Адрин, улыбнулась блондинка. - Так что Лир здорово придумал.
     Хелена посмотрела на ругающегося как портовый грузчик рыжего подростка, и губы сами расползлись в улыбке.
     - А где Генри?
     - Добывает средство передвижения, - Миранда положила девушке на колени объемный сверток ткани. – Пойдем, переоденемся.
     В свертке оказалась простая, но удобная походная одежда, которую девушка быстро надела. Завершала композицию светлая хламида, имеющая затейливый узор по краю и глубокий капюшон. Хламида новизной не отличалась, но была чистой. Хелена вопросительно посмотрела на подругу, а та уже нарядилась в точно такие же одежды.
     - Одеяние паломника?
     - Ну мы же в святой град идем, не?
     Аргумент. Хелена быстро накинула хламиду. Несмотря на неказистый вид, ткань одеяния оказалась выше всяческих похвал.
     Из-за деревьев раздалось приглушенное ржание. А затем на поляне появился Генри, ведя под уздцы пару запряженных лошадей. Запряженных в довольно большой фургончик.
     - А вот и наш транспорт, ня, - радостно гаркнул рыжий мальчишка.
     - Рик! - возмутился Лир. – Лучше молчи, а?
     - Да что такого то, н-н-н… Тьфу!
     Поляна потонула в хохоте.
     - Ржете! – справился с собой бывший кот. – Я вот посмотрю, как Сиг выкручиваться будет.
     - Да так же, как и ты, - невозмутимо произнес черноволосый мальчишка в одеянии паломника, лениво ковыряя кинжалом в ногтях. – Подражание вашей плебейской манере вести беседу – не такое уж сложное дело.
     Ррыч снова сплюнул в сердцах, что вызвало новую волну смеха у мужчин. А через полчаса, наскоро покидав вещи в фургон, паломники уже выезжали на тракт до Светловодья. Под бренчание Генри и мерный стук копыт дорога прошла незаметно. Светлую треть паломники провели на обочине тракта, разбив небольшой лагерь. Девушки удобно расположились в фургоне, а мужчины, распределив дежурства, спали на траве. И уже к завершению закатной трети Хелена увидела цель путешествия.
     - Приехали, ня.
     - Рик! – одернул рыжего Генри.
     - Ня!
     - Рик, - сурово посмотрел на подростка Лир. – Заканчивай уже.
     - Ня-ня-ня.
     - Сейчас чья-то рыжая задница, не будем показывать пальцем, познакомится с моим ножиком, - лениво произнес чернявый приятель Рика.
     - Все, молчу-молчу, - сделав страшные глаза затараторил Рик. – Видишь Сиг, никаких «ня».
     - Рик! – рявкнули уже все.
     Ловко увернувшись от подзатыльника кот выскользнул из фургона и, похохатывая, забрался на козлы. А Хелена во все глаза смотрела на город. В закатных лучах Ока играли оттенками красного традиционные черепичные крыши, выступая над низкой, скорее декоративной, чем защитной, белой стеной. А над крышами возвышались шпили многочисленных храмов, которых было едва ли не больше, чем жилых домов. За городом разливалось Внутреннее море, оттеняя красные крыши и золотые шпили аквамарином. Легкий бриз доносил ароматы моря. А затем Хелена увидела очередь перед воротами, лиги этак в две. И настроение немного просело.
     - Держи, подруга, - Миранда сунула в руки засмотревшейся девушки пирожок. – Все равно только по темноте в город попадем.
     Хелена с благодарностью приняла пирожок, хоть и холодный. С вишней, вкуснятина. И стала рассматривать вереницу телег, фургонов и карет, что преграждали им путь в этот сказочный город. Паломников было много, то тут то там мелькали похожие на их хламиды. Так что компания темных никак не выделялась на общем фоне.
     А ближе к сумеркам, когда небо уже посерело, а Око совсем пропало с небосвода, Хелена смогла рассмотреть и сами ворота. Резная стена вокруг створок была отделана грозовыми камнями. Да уж. Камни то дивно красивые, но все же стратегический ресурс, как никак. Похоже рассказы Миранды о неприличных состояниях священников не лишены оснований.
     По обе стороны от раскрытых створ стояли два рыцаря, судя по размерам – панцирники. Не хило! Пара трехсаженных громадин, даром что стояли неподвижно, служили гарантом абсолютного порядка. Для них не то что разбойников, средней руки баронскую дружину разобрать на запчасти – раз плюнуть. Такие латы, как помнила Хелена из рассказов отца, использовали штурмовики и офицеры, но уж никак не привратная стража. За разглядыванием доспехов, один из которых был похож на статую ангела, а второй на бескрылого белого дракона, вставшего на дыбы, Хелена не заметила, как фургон достиг ворот.
     Проверка на воротах прошла как-то буднично. Стражники в белом сюрко с золоченными равносторонними крестами пересчитали темных, бегло осмотрели повозку. Священник, ловко взмахнув кадилом, благословил паломников. Тут Хелена аж замерла – а вдруг именно сейчас проявится темная сущность ее друзей. Но никто из окружающих даже бровью не повел. Затем у Лира взяли приличную пошлину и, посоветовав трактир, пропустили в город. На все про все ушло не больше пяти минут. Хелена наклонилась к Миранде и тихо прошептала:
     - А как же благословение?
     - На нас не действует, - улыбнулась подруга, сразу поняв, что волнует девушку. – В этой повозке все крещеные. Но пусть местные и дальше думают, что нас можно так найти.
     - Но ведь…
     - Эн-Соф создал всех, не зависимо от цвета. И любит всех своих детей одинаково, - Миранда повела рукой. - Лучше посмотри вокруг – какая красота!
     И в самом деле. Сложенные из светлого камня дома освещались яркими алхимфонарями. Мощеные улицы и переулки лениво проплывали мимо повозки. Казалось, что фургон стоит на месте, а мимо него сама собой движется сказка. В воздухе разливался цветочный аромат, смешанный с запахами моря. Не смотря на позднее время было многолюдно.
     Между тем фургончик втиснулся в незаметный переулок, едва не касаясь бортами стен. А через пару минут они въехали в неприметные ворота. На довольно просторном дворе компактно стояли такие же фургоны. Справа в неверном свете редких ламп угадывалась приземистая конюшня, откуда доносился запах сена, лошадей и навоза. Лир окликнул конюхов и, бросив им пару мелких монет, наказал проследить за лошадьми, а сам уверенно направился в сторону постоялого двора. Остальные потянулись за ним, все как один накинув глубокие капюшоны. Хелена решила не выделяться.
     Внутри оказалось тепло, светло и на удивление чисто, как и во всем этом кукольном городе. В просторном зале, оформленном в мягких тонах, свободно стояли деревянные столики. Пахло чем-то вкусным и травами. У дверей сидели опрятно одетые вышибалы, а за стойкой стоял трактирщик – здоровенный лохматый мужик с умными глазами. Лир перебросился с хозяином парой фраз и, оставив на стойке звякнувший увесистый мешочек, махнул своим и направился к лестнице.
     - Снял для нас отдельные апартаменты, - тихо произнесла Миранда.
     Просторная гостиная была уютно обставлена, а несколько дверей вели, похоже, в отдельные спальни и…
     - Термы, ня! – рыжий подросток ломанулся в одну из дверей.
     - Эй-эй! Сначала девушки! – попытался остановить того Сиг.
     - Ни фига, ня! – раздалось из-за едва прикрытой двери. – Сначала домашние животные, ня!
     Раздался плеск, как будто что-то большое упало в воду.
     - Хотя против девушек ничего не имею, ня!
     - Вот поганец, - усмехнулся Генри.
     Уже ближе к середине сумеречной трети Хелена, наконец, нашла в себе силы вырваться из нежных объятий теплой ароматизированной воды и присоединилась к позднему ужину в гостиной. По середине стола, уставленном различными явствами, стояла странная пирамидка, вокруг которой воздух шел едва заметной рябью. Артефакт от подслушивания, Хелена часто видела такие на переговорах папы с клиентами. Да и дома у них такой был. Девушка присела на диванчик рядом с Мирандой и быстро набросала в тарелку все, что ей приглянулось. Походное питание, даже мастерски приготовленное нявом, не могло соревноваться с нормальной домашней едой.
     - Что дальше? – спросил Кир, аккуратно промокнув губы салфеткой.
     - Дальше отсыпаемся, - оторвался от печеной птицы Лир. – Идем в темную треть.
     - А вещи, ня?
     - Лишнее здесь оставим видимо, ведет трактирщик дела с Домом Седьмым, - альв расслабленно крутил между пальцев острый нож.
     Разговор довольно быстро увял. Всем больше хотелось спать, усталость брала свое. Лир выбрал себе отдельную спальню и Хелена уже было шагнула за ним. Очень хотелось прижаться к любимому, но… она его еще не простила. И не знала наверняка, виноват суженый в смерти ее отца или нет. В добавок ко всему оказалось, что тот Лир, которого она полюбила и тот Лир, которого она узнавала сейчас – совершенно разные люди. Нежный, чуткий и предупредительный парень открывался перед девушкой с довольно неожиданных и, прямо скажем, пугающих сторон. А потому, пересилив непрошенные чувства, побрела к их с Мирандой комнате, где и завалилась на чистую постель под осуждающим взглядом подруги.
     - Что? – первая не выдержала напряжения Хелена.
     - Как долго ты еще будешь его мучить? – раздраженно бросила Миранда.
     - Да по нему не скажешь, что он мучается, - невнятно пробубнила Хелена во вкусно пахнущую свежестью подушку. – Он вообще не обращает на меня внимания.
     - Ты так ничего и не поняла.
     Миранда улеглась на свою кровать и, немного повозившись, затихла.
     - Ну и что я должна была понять? – спросила девушка, не дождавшись продолжения. – Ему же наплевать! Ни взгляда, ни слова! Как будто нет меня! Чурбан бесчувственный!
     Раздался хлопок и щеку обожгла боль. Хелена во все глаза смотрела на прекрасное в гневе лицо кхуорры. Такого она еще не видела. Зрелище настолько завораживало, что девушка на секунду забыла и про боль, и про обиду.
     - Не смей так говорить про него, - шипение двуликой проникало в душу и заставляло трястись от страха. – Лир настолько благороден, что позволил тебе выбирать. Будешь ты с ним или нет. Дал тебе время спокойно подумать и решить.
     Миранда медленно отодвинулась от Хелены и, повторно расположившись на своей постели, отвернулась к стене.
     - А ты просто плюешь на его чувства, его доброе отношение к тебе, - уже нормальным голосом добавила кхуорра. – В ответ на его любовь возвращаешь ему только издевки и обвинения. Это… недостойно.
     Больше от Миранды в тот вечер Хелена ничего добиться не смогла.
      ***
     Каэл был странным. Нет, все было в порядке, когда этот бугай, четырех с половиной локтей ростом и сажени в плечах, разговаривал со своими подчиненными. Тут тебе и строгий командир, и заботливый отец, и мудрый священник, готовый принять исповедь в любое время дня и ночи. Все разительно менялось, когда в поле зрения брата-капеллана появлялась она. Иарна. Парень начинал заикаться, становился невнимательным и даже мило румянился, стоило на мгновение поймать его взгляд. Глаза он при этом застенчиво отводил. Кто-нибудь хоть раз видел, как восемь с лишним пудов тренированных мышц и освященной стали застенчиво отводит взгляд? Полный сюр.
     А недавно этот, полюби его ронове, плюшевый зайчик с двуручником, заявил ей, что она красивая! Это Иарна то? Да она старалась лишний раз в зеркало не смотреться - все равно там одно разочарование, но вот поди ж ты… Как понять странное поведение своего подчиненного, Иарна пока не знала. Даже как просто подойти к пониманию. Когда Иарну настигло внезапное повышение, она решила обзавестись адъютантом. И выбрала наугад. Вот только саму Иарну выбирали, похоже, целенаправленно.
     В Светловодье командор ордена Длани прибыла еще засветло. Красная длань на плаще и цепь командора послужили отличным пропуском через врата, да и вообще в любом месте святой земли. Вот только капитан стражи Светловодья об этом, похоже не знал. Или просто не любил Орден, что не удивительно – конкуренция, она и в Осхаре конкуренция. Так что общение сразу не задалось. Может и не стоило так бесцеремонно вламываться в его кабинет, но перед девушкой стояла миссия, данная ей самим богом.
     - Приветствую вас, командор, - безразличный взгляд немолодого мужчины прошелся по сидящей в кресле для посетителей Иарне и стоящему за ее плечом Каэлу. – Что привело вас ко мне?
     Посмотрел и вернулся к перекладыванию бумаги на рабочем столе. Даже закованную в сталь задницу от стула не оторвал, кобольдский выкормыш.
     - У меня важное задание, - недовольно скривилась Иарна. – Я требую содействия стражи и расквартированного гарнизона.
     - Оу.
     И все. Бумажки лениво перекладывались с одного угла стола на другой. Через пару минут Каэл не выдержал:
     - И это все?! Оу?! Что вы себе позволяете?!
     - Спокойнее, брат-капеллан, - не отрываясь от своего занятия произнес капитан. – Я пока не услышал, что конкретно нужно.
     - Полное содействие, - загнав поглубже негодование, процедила командор Ордена. – Разумные, рыцари. По моей информации в городе орудует диверсионная группа темных.
     - К сожалению, ничем не могу помочь, - сожаления в голосе не было и в помине, как и вообще эмоций. – Все наличные силы на постах.
     - Но темные…
     - Доказательства у вас есть? – капитан поднял взгляд на посетителей, откинулся на спинку кресла и сложил руки в замок. – Или может быть я должен вам, командор, на слово верить?
     Такого пренебрежения адъютант простить не смог. Обнажив свой клинок, Каэл быстро обошел стол и замахнулся. Неожиданно появившийся бастард уперся в кирасу Каэла, заставив того замереть. Клинок капитана мягко мерцал, выдавая в старом воине высокорангового служителя Церкви. И бастард уже снял небольшую стружку с кирасы подручного Иарны.
     - Только дайте мне повод, брат-капеллан, - все так же безразлично произнес спокойно сидящий капитан, без особых усилий удерживая одной рукой светящийся клинок. – За нападение на старшего по званию я вас казню, пикнуть не успеете. И мне за это, что характерно, ничего не будет.
     Вторая рука капитана лениво ковырялась мизинцем в капитанском же ухе, а безмятежные серые глаза смотрели на Иарну.
     - Каэл, отойди! – Иарна почувствовала страх. – Не перегибай.
     Раздраженный брат-капеллан вернулся за плечо Каллисты, не убирая, впрочем, меч. Капитан же отложил клинок, приставив его к креслу, и снова сцепил пальцы.
     - Давайте-ка кое-что проясним, - интонации мужчины не изменились ни на щепотку. – Вы приходите ко мне. Требуете у меня моих людей. При том, что у вас нет ни доказательств ваших слов, ни необходимых бумаг, ни какого-либо права вообще хоть что-то требовать.
     Капитан был в своем праве, но как же это бесило! Сцепив зубы, девушка пару мгновений пыталась успокоиться. А старый воин с любопытством наблюдал за этой внутренней борьбой. Наконец Иарна справилась с собой. Осталось прояснить последний момент.
     - А не подскажете, капитан, какой у вас ранг?
     - Подскажу, - на лице мужчины появился намек на улыбку. – Примас.
     Примас – это плохо. В табели такой служитель хоть и был ниже приора Ордена, но все же занимал более высокое положение, чем командор Длани. На такого не надавишь.
     - Благодарю за беседу, капитан. Познавательно, - выплюнула Иарна, поднимаясь с кресла. – У вас будут необходимые бумаги.
     - Не стоит благодарности, всегда рад наставить молодое поколение, - хмыкнул примас. – Если появится что-нибудь более существенное, не забудьте проведать старика.
     - Уж будьте уверены, не забудем, - хлопнула дверью командор. – Старый козел!
     Стражи у дверей стояли в полных доспехах, но Иарне казалось, что глухие забрала прячут под собой издевательские усмешки.
     События двух следующих третей слились в бесконечную круговерть. Иарна с головой окунулась в бюрократическую вакханалию. Фразы «пройдите в кабинет два дробь семнадцать», «вы не поставили печать?», «обратитесь к архиепископу», «вам назначено?», «как это – не поставили печать?», «а в пятом кабинете вы уже были?», «здесь необходимо отдельное разрешение», «так кроме печати еще и подпись нужна» устроили в голове девушки хоровод и бодро вытесняли все мысли, оставляя только раздражение, плавно переходящее в бешенство.
     Когда необходимая бумажка, обляпанная печатями так, что чистого места не осталось, наконец оказалась в руках командора, Иарна уже была готова зарубить любого встречного чинушу от Церкви. Менее терпеливый Каэл так и предлагал сделать еще в начале лунной трети. Знакомая дверь открылась без скрипа, являя перед замученной девушкой невозмутимого капитана. Тот, казалось, даже положения не изменил – все так же сидел за столом и читал очередной документ.
     - О, совсем другое дело, - покивал капитан, внимательно читая пеструю бумажку. – Но вам придется подождать…
     В наступившей тишине раздалось сдавленное рычание. Иарна с удивлением поняла, что рычит она.
     - Не стоит так остро реагировать, командор. Сами должны понимать, что такое количество разумных за пару минут не собрать. Я отдам необходимые распоряжения.
     Через несколько часов Иарну разбудил Каэл. Болело все. Девушка умудрилась задремать на лавке во дворе казарм стражи, бессонная треть давала о себе знать. Во дворе собралось довольно много стражников. Все были чем-то заняты, но суета была целенаправленная, чувствовалась выучка. Люди неторопливо готовились к возможному бою.
     - В-вот, возьми, - адъютант протянул Иарне вкусно пахнущий сверток. – Пробежался до т-таверны. Ты ведь все равно отсюда не уйдешь?
     - Пока не дождусь результата, - девушка меланхолично жевала извлеченный из свертка кусок мясного пирога.
     - Я так и п-подумал.
     - Спасибо, - Иарна перевела затуманенный дремой взгляд с зардевшегося парня на темное небо. – А что там летит?
     - Непонятно, слишком темно, - прищурился Каэл. – Но похоже на… крышу?
     - Крышу?! – сонливость моментально слетела, а девушка оказалась на ногах, смахнув сверток с едой на мостовую. – Тревога! Нападение!

Глава 7

      Может, заметят, а может, и нет. О-о… Я притворюсь, будто я маленькая тучка. Тогда они не догадаются.
      Год 1547 от основания Империи. Страдень. День восьмой. Темная треть.
     Сколько Ррыч себя помнил, его всегда манила темнота ночи, пропитанная всевозможными запахами. Еще когда он был котенком, а хвост торчал забавной рыжей морковкой, любимой игрой он считал прятки. Часами няньки, несчастные женщины, искали по родовому замку малолетнего отпрыска своего лорда. Но тщетно, ня! Ррыч уже тогда мог пройти незамеченным где угодно. И куда угодно. И как угодно. И когда… Темнота любила рыжего котенка, котенок отвечал ей взаимностью. Прожитые десятилетия так и не вытравили мелкого шкоду из души «сурового рыцаря-мага». Иногда так и хотелось отколоть что-нибудь этакое.
     Сейчас же шутить было недосуг. Няв решал прямо-таки стратегическую проблему вселенского масштаба. Нужно было провести свою звезду к архивному крылу Главного Регионального Храма Светлой Церкви Эн-Соф (все с заглавной буквы, ня) по вылизанному, хорошо освещенному пряничному городу. Провести незаметно. И незаметно вломиться туда. Отсыреть как сложно. Если, допустим, Лист, имеющий схожую специализацию мастера-убийцы, в присмотре не нуждался, то остальные… Мастер-палач, пара двуликих боевиков и командир хотя бы могли передвигаться относительно незаметно. А вот забавная девочка, которая чем-то приглянулась Лиру – самая настоящая проблема. Но нет ничего невозможного, когда за дело берется профессионал, мур-р-р.
     До храмовой площади дошли мирно. Народу было много. В этом странном городе разумные, казалось, вообще не спят. Раствориться в такой толпе – как два пальца прикусить. Даже поели прикупленных с лотка пирожков и каких-то сладостей. Не, в самом деле, эти накидки паломников придуманы специально для мастера-вора. Стража на многочисленных прохожих вообще не обращала внимания, настолько паломники намозолили уставшие глаза. А все опасные инструменты и оружие надежно укрывались под светлой тканью.
     Сама площадь была просто огромной. Величественные храмы поражали своими колоннами, стеллами и барельефами. Да что там говорить, даже мостовая была выложена цветными камнями, образуя геометрически правильные, но несколько неуловимые узоры. Про многочисленные фонтаны и ухоженные клумбы и упоминать не стоит. И все это великолепие нашпиговано паломниками, как червивый гриб. А еще фонарями и просто-таки морем света. Паломники группками сидели на лавочках, беседовали в куцых декоративных насаждениях и прямо на мостовой, размахивали руками, силясь выразить плещущие через эмоции, заходили в храмы и выходили из них, посещали исповедальни и святые места, отмеченные различными скульптурами и памятными плитами. И оставляли кровное золото, куда ж без этого. Много золота, ня.
     - Здесь, - еле удержался от очередного «ня» Ррыч.
     - Принято, - тихо ответил Лир.
     Звезда органично разбилась на устоявшиеся пары, только вместо Ррыча с Лиром пошла Хелена, и растворилась в толпе. Теперь все будут добираться до места встречи разными путями. А сам няв, не мудрствуя лукаво, юркнул в хорошо освещенный переулок. Нужный переулок, конечно же. Тут, в густых кустах правого полисадника притаилась неприметная дверь. Дубовая, обитая железом и увенчанная латунным крестом, потемневшим от времени. Аккуратно просочившись через плотные заросли, няв осторожно провел пальцами по благородному дереву. Ох уж эти хуманские руки, ня! Даже неприличное слово не нацарапать когтями. Не то, чтобы собирался, но само отсутствие возможности, р-р-р-р! Как там Оррвел говорил, когда в трактире закончилось пиво… Фрустрация, вроде. Хотя кинжал есть… Не-не-не. Возьми себя в руки, рыжая тряпка, ня! Няв потянул воздух, пытаясь разобраться в густой, как приготовленный бабушкой кисель, мешанине запахов.
     Со стороны рыжий подросток, принюхивающийся к двери, выглядел забавно и чуточку подозрительно. Хорошо, что никто ничего не видел, ня. Так, что тут у нас? Судя по запаху дверью пользовались нечасто. Очень нечасто. И всего пара-тройка человек. Угу, то, что Оррвел прописал. Замочная скважина нашлась в центре двери. Кесхейнский замок – нестареющая классика. Вот что они там, на своих каменистых равнинах, за такими запорами прячут, а? Не иначе, как засаленные килты почивших в бозе предков, больше нечего, ня. Ну или не менее засаленные волынки. Или сыр козий, вонючий, один круг. Тоже порядком засаленный. Буэ!
     Хуманские пальцы ловко выхватили отмычки из потайного кармана. Накинутый аркан магического зрения не выявил сигналок – совсем вшей не ловят. Няв склонился над замком и стал ловко крутить инструментами в скважине. Через пару мгновений раздался тихий щелчок, за ним еще один. Парень довольно ухмыльнулся, ловкие пальцы подцепили дверь и приоткрыли ее. За дверью, шагах в пяти, стоял полный священник. И священник уже начал открывать рот. Ловко брошенный болас обмотался вокруг шеи неудачника. А один из грузиков зарядил в лоб припозднившемуся служителю, поставив временную точку в его сознательном существовании.
     Притворив дверь, няв прощупал шейную жилу. Ну точно, скоро очнется. Часа через два. Ловко подхватив тело под руки рыжий парень, изрядно напрягшись, поволок его в ближайшую… кладовку, вроде бы. Смотал полезное оружие и напоил священника сонным зельем, а то еще проснется не вовремя. Прижав пальцем печатку на правой руке подал в рубин серию импульсов э’лирр. Конечно, пользоваться артефактами на вражеской территории опасно, но распальцовку сквозь стену никто не увидит, вот незадача, ня. Кольцо несколько раз сжалось в затейливом ритме – подтверждение пришло. Звезда с девушкой заявились минут через десять, Ррыч как раз примерялся в роскошному нарясному кресту, цепочка которого никак не хотела расстегиваться. Ну а что? Съездить на курорт – и без сувениров? Не-не-не.
     - Отставить мародерку! – прошипел командир.
     - Ну вот, ня, - расстроился няв. – Я вообще не собирался его красть, чего ты сразу, ня?
     - Ты ему веришь? – спросил Лир Барда, внимательно смотря Ррычу в честные-честные глаза.
     - Ни на медяк.
     - Вот уже. Даже посмотреть нельзя, ня. – забубнил Ррыч, оставляя в покое цепочку.
     - Уж языка взять умудрился наш рыжий резвый кот?
     - Уж да, но я намерений тех не имел, ня.
     - Это старший архивариус, - тихо произнес Лир, внимательно осмотрев богатый наряд пленника. – Да нам неприлично везет.
     - Несказанно, - произнес альв, расставляя по углам комнаты маленькие пирамидки. – Но стоит вывести его из грез сначала. Быть может мастер-вор перестарался?
     Если Ррыч правильно помнил, то пирамидки были «малошумными» подавителями звука. Ко всему прочему снаружи они создавали эффект естественного течения э’лирр, что неплохо играло на маскировку.
     Священнику влили антидот, а потом довольно быстро привели в себя. Пока Лир отвлекал Хелену, за дело взялся Бард – все же его специальность. Тот умудрился на первых же секундах заткнуть заверещавшего служителя, а затем довольно быстро договорился о сотрудничестве. Что характерно, практически не применяя силу. Святоша совсем не готов был платить здоровьем или, что важнее, жизнью за несколько церковных книг. Совсем эти сибариты от Церкви родину не любят. Зажрались, ня.
     Когда консенсус был достигнут, а ошейник подавитель спрятали под священный шарфик, или как он там называется, главный архивариус с группой паломников проследовал на свое место работы. По совершенно пустынным коридорам. Вот так просто, ня. Аж подозрительно. На месте, пока Миранда караулила святого работника пергамента и чернил, темные разбрелись кто куда. Не просто так, в этих бесконечных стеллажах, каждый из которых размерами мог посоперничать с двухэтажным домом, потеряться можно было на раз. Потому из архивариуса заранее были извлечены ценные указания, куда кому идти и что искать. Няву было по пути со сладкой парочкой, мур-р-р-р.
     - Так. Нам нужен журнал за страдень, - негромко комментировал Лир для своей суженой. – Вот этот. Угу. Первая неделя. Вот! «Командор Ордена Длани по Остреларку отец Киан. Доклад. Аристократ Ситра аил Анелджил написал донос, где предоставил некоторые доказательства связи негоцианта Халена Строга с темными. В поместье вышеозначенного направлена группа для дознания и очищения. Аил Анелджил получил соответствующую награду…» Вот козел!
     - За что?! За что он так?! – плакала девушка, уткнувшись в своего возлюбленного. – Отец ведь так много для него сделал.
     Няв отрешился от слезливой сцены и, прижав к виску запоминающий перстень-артефакт, стал быстро перелистывать журнал, за которым его отправили. Не хватало еще чужой интим подслушивать, сами разберутся, ня.
     Примерно через полчаса темные собрались возле рабочего стола архивариуса. Священника снова напоили сонным зельем, в принудительном порядке. Раскидали каменные кубики с арканами праха по архиву. Через час все в этом зале, кроме мирно спящего мужика, превратится в пепел. А потом голый главный архивариус будет долго доказывать, что он здесь ни при чем, ня! Жалко, посмотреть на это не получится.
     Бодрым шагом звезда прошла «по своим следам», не встретив ни то что сопротивления, вообще ни одной живой души. Тревожный признак, не может так пошло везти. Видимо судьба подготовила темным какую-то феерическую гадость, ня. Няв посмотрел на хмурые лица друзей и понял, что все темные думают о том же. И только девушка продолжала самозабвенно переживать приключившуюся с ее семьей несправедливость. Локтей за двадцать до памятной кладовки Сигриниаль встал, как вкопанный, вынуждая остановиться и всех остальных. Кот, глядя в мрачные озера глаз напарника, понял, что ситуация начала пахнуть хуже, чем под хвостом, ня.
     - Предчувствие меня одолевает, что мрак душе несет темнее ночи, - тихо завернул альв.
     - Насколько все плохо? – сухо спросил Кир, прекрасно зная, что интуиция Листа редко ошибается. Но посчитал нужным выяснить глубину ямы.
     - Подобно смерти, - так же тихо ответил длинноухий, а Хелена, наконец, выпала из скорбного транса и вздрогнула всем телом.
     - Кот, проверь, - приказ командира не замедлил себя ждать.
     Няв незаметно выскользнул через дверь, которую совсем недавно сам же и взломал, и, не привлекая внимания, неспешной походкой вышел на храмовую площадь. Площадь изменилась. Теперь тяжелые запахи железа и мужского пота превалировали над ароматами благовоний и печева. Паломников тоже стало гораздо меньше, а вот стражи – в разы больше. То тут, то там невозбранно крутились редкие мутные типы в неприметной одежде, постоянно что-то вынюхивая и выискивая. Завершали картину пикеты из стражей на основных выходах с площади, которые проверяли чуть ли не каждого паломника. И некоторых уводили в стоящие недалеко кареты. Теперь город напоминал не пряничную сказку, а, скорее, крепость в осаде. Наверняка и мелкие переулки были под плотным наблюдением, только уже тайным. Темным повезло, что «их» переулок относился к храмовому комплексу и был глухим, ня.
     Все увиденное хоть и осложняло жизнь темным, но о непосредственной опасности для миссии не говорило. Мало ли кого ловят. Но вот парящий над площадью доспех офицерского класса, который резво вертел шлемом из стороны в сторону, будто пытаясь кого-то высмотреть в толпе, расставил все на свои места. Имперских рыцарей-магов кто-то заложил. И этот кто-то смог заинтересовать достаточно большую шишку в городе, как бы не самого капитана стражи. Так Ррыч и сказал Лиру, когда вернулся с докладом в знакомую кладовую. Все разом погрустнели и задумались.
     - Похоже пора переходить к запасному плану, - начал с очевидностей Кир.
     - А у нас был основной? – то, как Хелена причисляет себя к темным, немного повеселило нява.
     - Само собой, девочка, - начал Бард. – Мы должны были мирно дойти до Светловодья, попутно направив погоню по ложному следу. Да и сама погоня должна была появиться не сразу, только когда святоши закончили бы бесплодные поиски в Остреларке. «Тернии и волчцы произведет тебе земля».
     - Дальше мы должны были тихо провернуть свои дела в этих подземельях и, спокойно выбравшись из города, сплавиться по внутреннему морю до границы с Золмери, ня.
     - Оттуда пешком выйти ниже Отрена, столицы королевства Золмери к Краю, - пробасил Кир. – А дальше нас должен был забрать корабль.
     - Вот только сейчас придется пробиваться с боем, - подключился к беседе Лир, глядя на все увеличивающиеся глаза невесты. – А бой оставит явный след, по которому нас быстро найдут. Поэтому наше бегство будет проходить при постоянной угрозе жизни.
     - К-какой еще бой? – неуверенно спросила девушка, придавленная масштабом предстоящего действия.
     - Сейчас, если я правильно помню, мы пойдем в резервные казармы, - произнесла Миранда. – В которых должны были разместить проходящие через город войска. Сегодня их должно быть немного и у них груз из доспехов.
     - С нашими силами мы довольно быстро зачистим казармы и, захватив доспехи, будем прорываться по суше, - продолжил Лир. – Однако, у доспехов ограниченная дальность. Там конечно от пилота зависит да производителя…
     - Ох уж эти альянсовские мастера, - иронично протянул Генри.
     - О чем я и говорю, - задумчиво проговорил Лир, машинально потерев висок. – Таким образом, вместо спокойного двухнедельного путешествия в свое удовольствие мы получаем десять дней. На два дня больше, чем в прошлом варианте, пеших салочек с войсками Длани и сыскарями святош.
     - Полноценных дней, прошу заметить, ня, - поморщился няв. - По шесть третей в каждом.
     - Что же теперь делать? – совсем уж потерянно прошептала Хелена.
     - Идти, любимая, - приобнял поникшую девушку Лир. – И бороться. Больше ничего не остается.
     Путь диверсантов лежал в святые казармы святых воинов. По святым катакомбам, где и располагался святой архив местной Церкви. Катакомбы были пустынны, все же темная треть традиционно использовалась для сна. Полоумные паломники на этот факт внимания не обращали, но и в катакомбах, тем более святых, делать им было нечего. А стража, похоже, не получила полной информации о проводимой темными операции, что внушало необоснованную надежду в нява.
     Темные беспрепятственно добрались до места назначения. Казармы встретили диверсантов звенящей пустотой. Только сладко спящий дежурный в кресле возле входной двери и… все. Подозрительно, ня. Позаботившись о том, чтобы сладкий сон недобросовестного стража неожиданно не прервался еще часов семь, и подперев изнутри охраняемый стражем вход, звезда отправилась на склады.
     Главный ангар был чисто выметен и практически пуст. Только у дальней стены стоял рыцарский доспех, накрытый парусиной. А когда Лист с Бардом стянули ткань, стало понятно, почему доспех-артефакт не забрали. Класс «Властитель» может активировать редкий рыцарь, все же четыре сажени зачарованного металла, покрытого глифами, и десять тонн веса - никакой и’лирр не напасешься, ня.
     - Кобольдские, - опознал Генри. – Теперь понятно, почему их тут оставили. Силенок не хватает.
     - Теперь понятно, почему тут пусто, - хмуро произнес Лир. – Дело дрянь, раз мобилизовали даже проходной отряд.
     - Что делать будем, командир, ня?
     - А разве не очевидно? – Лир угрюмо потер виски. – Лист, сходи-ка на разведку.
     Альв молча растворился в тенях. А когда вернулся, то принес неутешительные вести.
     - Рыцари в дозоре все, на вскидку дюжины их три, над крышами висят. И без числа там стражей, - Лист присоединился к раннему завтраку. – Не знают где мы, но ищут тщательно. А может и не нас.
     - Ты сам то в это веришь? – голос Кира, как обычно, был совершенно бесстрастным.
     Альв лишь плечами пожал. Немного посидели, помолчали.
     - Так. Я беру эту болванку, - Лир кивнул в сторону доспеха. – И устраиваю праздник. Миранда, на тебе выход. Вы – к Краю.
     - До Края, так то, десять суток хорошим ходом, сам же говорил, - засомневался Бард. – А у нас не будет даже преимущества, которого мы ждали от доспехов. Загонят, как зверей.
     - Успеете, если постараетесь, - проговорил Лир, внимательно рассматривая массивный артефакт. - А, впрочем, вам стоит попробовать пробраться в порт и тихой сапой уплыть на подготовленной для нас лодке.
     - Попробуем, - в ответе Кира особой уверенности не ощущалось. – Вряд ли водный порт контролируется слишком уж тщательно.
     - Ты остаешься? – глаза Хелены стали стремительно намокать. – Но почему?!
     - Потому что кроме него никто не сможет активировать доспех. У нас всех класс ниже, максимум – «офицер», - пояснил Кир. – А без отвлечения внимания мы не выберемся. И попадем в застенки Ордена.
     - Нет. Нет! Должен быть другой выход! – девушка вцепилась в суженого. – Не оставляй меня одну!
     - Успокойся, любимая. Я догоню вас позже, - Лир успокаивающе поглаживал плачущую Хелену по волосам. – Ты и заметить не успеешь.
     Отчаявшуюся девушку удалось успокоить не сразу. Нява раздражала бесполезная трата драгоценного времени, но повлиять на ситуацию он не мог. Когда Хелену, наконец, оторвали от командира, прошел без малого час! Целый час форы для стражей и святых рыцарей, ар-р-р! За это время Миранда почти дочертила какой-то сложный аркан на полу. Судя по всему, будет гигантский воздушный молот. Няв так не смог бы, запредельное мастерство прослеживалось в четких узорах линий и любовно прописанных глифах.
     Лир наконец-то забрался в доспех, сумев ненадолго вырваться из цепких объятий своей невесты. Мгновение ничего не происходило, а потом по металлу прошла волна. И еще одна. Блеск подгорной стали заменялся черной глянцевой чешуей. По всему корпусу вырастали острые, опасные даже на вид, лезвия и шипы. За спиной с хлопком раскрылись четыре черных крыла. А увенчанный многочисленными рогами черный шлем посмотрел на темных багряными огнями четырех глаз. В исполинской руке вырос соответствующий мрачный двуручный меч. Хелена смотрела за метаморфозой, открыв рот. Да и остальные от нее не отставали, не каждый год видишь такие доспехи в действии, а уж…
     - Монмора, - прошептал Бард. – Не думал, что когда-то еще увижу легенду.
     - КОТ, - гулкий бас доспеха разнесся по ангару. – ОТВЕЧАЕШЬ ЗА НЕЕ.
     - Я все сделаю, ня. Положись на меня, командир.
     Монмора величественно кивнул.
     - КИР, ТЫ ЗА СТАРШЕГО, - и, повернувшись к кхуорре, скомандовал. - ДАВАЙ!
     Миранда зашептала активационную фразу, и в то же миг крышу ангара просто снесло. Монмора присел, крылья с гулким хлопком расправились, и черная фигура стрелой взмыла в ночное небо. Темные еще немного постояли, задрав головы. Потом еще постояли, с дюжину минут. Пол под ногами вздрогнул, что-то где-то рвануло, ня.
     - Пора бы в путь, не близкая дорога, - тихо произнес альв.
     А снаружи праздничная ночь, посвященная какой-то святой, резво превращалась во всеобщее веселье «с преферансом и мамзелями», как охарактеризовал бы сие действие Бард. В приоткрытую дверь, что располагалась в стене чуть левее ворот ангара, зрелище открывалось презанятное, ня. По улице хаотично носились паломники и обыватели. Последних легко было узнать по неряшливой одежде, спешно натянутой поверх сорочек для сна. Люди что-то орали, кто-то пытался выяснить, что происходит, кое-кто даже дрался, а особо предприимчивые, пользуясь ситуацией, обносили дома и дворы.
     На фоне этого стада жвачных резко выделялись небольшие группы стражей в неизменных белых плащах. Воины пытались навести во всеобщем бедламе хоть какой-то намек на порядок, растолкав жителей по домам, а паломников по постоялым дворам. Но получалось из рук вон плохо. А когда на один из домов рухнул полыхающий «офицер» святого рыцаря, погребя под собой всех обитателей неудачливого жилища, паника вышла на качественно новый уровень. Все эти действа происходили под непрерывные завывания огненных пульсаров, вспышки копий праведности и еще дюжины разнообразных световых и звуковых эффектов членовредительских арканов, запускаемых как рыцарями, так и с земли, при участии королевских магов.
     Затеряться в этом котле с бурлящим зельем было проще простого. К тому же Монмора явно оттягивал бой в сторону порта, удерживая волну паники на должном уровне. Стоило поторопиться. Командир, конечно, воин – каких поискать, да и доспех у него самый мощный на пару дней пути, но врагов слишком уж много, ня.
     Похоже, что старый кхуорр пришел к тому же выводу. Несколько знаков, и группа незаметно выскользнула из здания. Еще одна безмолвная команда, и звезда разбилась на пары. И правильно, сплоченная группа паломников, целенаправленно куда-то двигающаяся, сразу обратила бы на себя внимание стражей. Ррыч, без каких бы то ни было сомнений, подхватил мнущуюся Хелену под руку и решительно потянул в сторону мечущихся обывателей. Так они и бежали по улицам, сквозь толпу, набирающие силу пожары, грохот, вой арканов и крики попавших в огонь или просто затаптываемых разумных.
     В какой-то момент звезда собралась в одном из переулков. Выглянув из-за угла няв увидел, что подходы к водному порту перекрывают стражи, спрятавшиеся за временной баррикадой. Дюжины две, навскидку. И далеко не все они смотрят в небо, болея за своих рыцарей, которых то и дело ссаживала с ночных небес темная зловещая фигура. Некоторые стражи вполне себе пристально наблюдают за улицей. Прорваться, конечно, можно было, но тогда о незаметном бегстве можно забыть. Если такое, как у них получилось, бегство вообще можно назвать незаметным, ня. Няв выразительно посмотрел на Кира. В конце концов именно кхуорра Лир назначил командиром. А тот, казалось, чего-то ждал. Минуты через три напряженного ожидания, показавшиеся вечностью, стало понятно – чего именно.
     Над головами темных раздался грохот, переходящий в частый лязг – имперскому рыцарю явно попался кто-то достаточно зубастый. Хелена всматривалась особо внимательно, пытаясь увидеть своего жениха. Ага, черный доспех на фоне ночного неба, ня! А затем куда-то за угол ударило очередное копье праведности.
     - Пошли, пошли! – рявкнул Кир, взвалив на плечо ойкнувшую Хелену. – Девочка, закрой глаза и не открывай, пока не разрешу! Поняла?!
     -Да! – только и успела сказать дочь купца, послушно зажмурив глаза и вцепившись в плащ кхуорра обеими руками.
     И они пошли, точнее побежали. Ррыч не сомневался, что выстрел святого рыцаря спровоцировал Монмора и мысленно поблагодарил Лира за такую предусмотрительность. На оплавленной мостовой, там, куда попала ярко-белая спица аркана, валялись закопченные, исходящие дымком, доспехи и куски баррикады. Некоторые были все еще раскалены и светились красным. Ближе к краям улицы можно было увидеть обугленные тела стражей. А в воздухе стеной висела мерзкая вонь паленого мяса. Хорошо, что бывший пикет они пробежали достаточно быстро, для чувствительного нюха нява висящее в воздухе амбре оказалось серьезным испытанием.
     В небольшом порту было безлюдно, видимо заслон из стражей работал на совесть. Ну, по крайней мере, пока темные не проделали в нем дыру. Меньшая часть водных кораблей была на месте, большая же отошла от берега и наблюдала за светопреставлением в городе с безопасного расстояния. Звезда устремилась к самому дальнему причалу, где в гордом одиночестве стоял приличных размеров древний кеч. Нет, выглядел кораблик вполне себе бодро и чистенько. Было видно, что за ним ухаживают. Вот только построен он был, скорее всего, в самом начале эпохи воздухоплавания, а потому был ровесником много-раз-прадеду Ррыча. Что доверия не внушало, а ну как развалится эта лохань от сильной волны, ня? Когда темным осталось пробежать еще с пятую часть лиги, с корабля раздался зычный рык, начисто перекрывший канонаду над городом:
     - Это кого тут носит, ржа вас раздери через копыто! Ща как шмальну, мало не покажется! А ну свалили на буй отсюда!
     Темные замедлили бег и вскоре совсем остановились, а Хелена была аккуратно поставлена на мостовую.
     - Мужик, ты рыбу продаешь?! – рявкнул Кир в ответ на сомнительное приветствие.
     А няв с восторгом наблюдал за все больше увеличивающимися глазами Хелены, та совершенно не улавливала логики разговора, да еще и в такой обстановке. Так забавно удивляется, ня!
     - Подходи поближе, негоже орать, как туманный скат во время гона, - проревел чуть тише раненый под хвост медведь с борта кеча. – Сорок золотых за бочку.
     Темные подошли к краю причала. Кот видел, как друзья давятся смехом. Все, кроме Кириадрина Туманного Ската, явно оценили невольную шутку.
     - Так, погоди! - недоуменно воскликнул Кир, тихонько скрипнув зубами. – Было же по тридцать!
     - Ну то в прошлую треть, а ныне вон оно как, - невнятно пробухтел здоровенный бородатый хуман, стоящий под сигнальным фонарем. – А, впрочем, поднимайтесь, на борту обговорим.
     С грохотом, потерявшимся на фоне идущего в городе боя, опустились сходни. Когда темные уже спускались в трюм, няв почувствовал толчок - кеч отчалил. В трюме воняло рыбой, но в целом было достаточно просторно и довольно уютно. В дальней части свежая деревянная перегородка отделяла каюты, ближняя была заставлена бочками и ящиками с припасами. По средине же организовали смесь кают-компании и камбуза. Все это «богатство», так нехарактерное для рыбацкой посудины, довольно сносно освещалось недешевыми алхимлампами. На этот раз служба сопровождения Седьмого Дома справилась на отлично.
     - Это полнейшая чушь! - порыкивал встретивший их детина. – Какой бхут придумывал этот пароль?!
     Ну да, громкие разговоры о покупке рыбы на фоне разгорающихся пожаров – тот еще сюр.
     - Когда вы нас покинете? – не обратив внимания на недовольство хумана, спокойно поинтересовался Кир. – Учтите, что любой найденный посторонний на корабле будет… устранен.
     Вообще с наймитами говорил один кхуорр, остальные стояли молчаливыми безликими фигурами. Меньше знают – живее будут.
     - Через час будем проходить мимо «Русалки», сядем в шлюп и не станем мозолить вам глаза, господин, - на удивление адекватно ответил детина. – Только как вы справитесь с управлением, маловато вас, да и на моряков вы не похожи.
     - Это не ваше дело, - обрубил Кир, бросив на стол характерно звякнувший увесистый кошель. – Нас устраивают ваши условия, вот вторая половина платы.
     - С вами приятно иметь дело, господин. Доброго пути.
     С этими словами заросший мужик, одетый в простые холщовые вещи, выбрался на палубу. А следом, повинуясь кивку Кира, туда же выскользнул Лист.
     ***
     Четверо суток спустя Ррыч сидел в глухой золмерийской чаще, где-то на пути к далекому Краю, и неспешно готовил ужин. Темная треть только вступала в свои права. Позади был трудный путь по косогорам и буеракам, на которые эта нехоженая земля была богата. Под светом лун, да еще и под накрапывающим мелким противным дождем, пройти удалось не так много, как хотелось. Всего каких-то двадцать лиг, а путники уже измотаны. И не только трудной дорогой, но и сужающимся кольцом погони, ня.
     Няв сосредоточился на содержимом котелка, потянул носом ароматный пар и удовлетворенно крякнул. По крайней мере, готовка помогала ему отвлечься от той ямы с дурно пахнущим содержимым, в которое темные угодили. Или, например, отвлечься от своей спутницы. Та сидела напротив с совершенно отсутствующим видом. От красивой хуманской девушки осталась лишь тень, и как он ее Лиру будет сдавать? Синие круги под глазами от недосыпов тревожными третями и пролитых ручьев слез. Впрочем, Хелена уже давно не плакала, видимо и слезам есть предел.
     Бледные в свете костра руки отрешенно перебирали четыре перстня, нанизанные на шнур. Ррыч мельком прошелся взглядом по пустым гнездам в перебираемых девушкой драгоценностях. Кристаллы душ рассыпались, а значит его друзья мертвы. Он и так это знал, но еще одно подтверждение лишало кота даже еле теплившейся призрачной надежды.
     Ррыч раздраженно дернул хвостом – образ рыжего подростка слетел еще в море – и снова занялся кашей. Чуть не сжег, ня! Некогда раскисать. К тому же кристаллы увеличивали вероятность возрождения друзей в их купелях душ, так что он еще наверняка выпьет темного имперского с этими недотепами. Это ж надо было позволить себя убить! Как есть недотепы, безрукие и безногие. Кот тряхнул ухом, отгоняя комара, и помешал кашу в очередной раз. Шумно вздохнул. Встреча с друзьями становилась все ближе. Потому что надо рубить хвосты, иначе через треть-две их возьмут тепленькими.
     Как один кот может остановить целую армию, пусть и небольшую, что вышла на след беглецов? Армию дланников при поддержке регулярных отрядов королевства Золмери. Очень просто, ня. Нужно уничтожить корень всех зол. Того, кто эту охоту возглавляет. Чем не самоубийственная миссия? Достойное завершение карьеры для мастера-вора, хотя своровать что-нибудь эпическое было бы органичнее, ня. Тут же придется пробраться через походный лагерь королевских солдат и магов, святош-воителей и наемников-следопытов всех мастей и нанести один единственный удар. Туда – вполне реально, а вот обратно… Сигриниаль, полюби его облачный кит, наверняка справился бы лучше, но не судьба.
     Няв снял котелок с костра и поставил его на камень. Разложил ароматную кашу с кусочками мяса по тарелкам, воткнул в нее ложки и подал одну порцию девушке. Та, слегка оттаяв, неуверенно взяла тарелку в руки и стала неохотно есть. Няв со своей порцией справился довольно быстро, обтер тарелку о влажную траву и принялся растягивать тент. Покончив с этим делом, забрал тарелку у девушки, протер и ее. Затем сел перебирать рюкзаки. Девушка завтра пойдет одна, нужно собрать ее в дорогу более вдумчиво.
     - Ты тоже уйдешь? – прошелестел голос Хелены.
     - Тоже, - не стал кривить душой няв. – Иначе мы оба погибнем. Или того хуже – попадем к ним в плен. Тебе там, вроде, не понравилось в прошлый раз, ня.
     Няв посмотрел на девушку. По бледному лицу той снова потекли дорожки слез. В который уже раз за много третей.
     - Совсем без воды останешься – будешь как урюк, - пробурчал няв, заботливо укладывая вяленое мясо. – Лир тебя разлюбит.
     - Почему это? – шмыгнула носом девушка.
     - А зачем ему сморщенная засушенная хуманка? – нарочито удивился Ррыч. – Он себе и более… упругую найдет.
     Ну вот, хоть призрак улыбки появился. Ррыч довольно фыркнул в усы. Лапы оставили в покое правильно собранный рюкзак, глаза нашли неуверенно улыбающуюся девушку. Няв, мягко ступая, подошел к Хелене и присел так, чтобы оказаться примерно на одном уровне. Янтарные глаза с вертикальным зрачком внимательно и сочувствующе смотрели в красивые серо-зеленые глаза девушки.
     - Ты уже не та маленькая наивная девочка, что жила под мохнатым боком своего отца. За пару недель ты пережила такое, что не каждому за всю жизнь дается, - кот повел усами. – Но только от тебя зависит, станешь ли ты сильнее или все это тебя сломает, превратив в бесполезную тряпку, ня.
     - Я постараюсь, - девушка опустила взгляд.
     А няв, проверив перевязь, начал умело навьючивать на себя все необходимое для задуманного. И так вдумчиво подошел к этому делу, что вопрос Хелены застал его врасплох:
     - Почему?
     - Почему - что? – осторожно, словно ступая по хрупким ветвям, поинтересовался Ррыч.
     - Почему вы все со мной нянчитесь, заботитесь, уми… - на мгновение у девушки перехватило дыхание. – Умираете за меня.
     - Правда в том, что за годы нашего общения ты стала близка только Лиру, да еще Миранде. Остальные из звезды точно бы не стали просто так с тобой возиться. Даже я, ня, - няв не считал себя вправе врать, по сути, боевому товарищу, хотя правда была достаточно неприятной. – Но Лир сказал, что ты важна для Империи. А этого уже вполне достаточно, чтобы не жалеть свою жизнь, ня.
     Пока девушка молчала, обдумывая сказанное, рыжие лапы пробежались по метательным ножам, залезли в кармашки пояса, сверяя зелья и артефакты с мысленным списком, да проверили завязки легкой брони.
     - Но ты должна знать еще две вещи, - няв дождался, когда Хелена посмотрит на него и продолжил. – Во-первых, мы знаем, что ты важна для командира лично, и этого тоже было бы достаточно для всего, что случилось, ня.
     - А во-вторых?
     - А во-вторых, ты рано похоронила моих друзей, - няв улыбнулся, видя загорающиеся надеждой серо-зеленые озера. – Мы ведь рыцари-маги – высшая аристократия Империи, ня.
     - У вас есть купели, да? – девушка несмело улыбнулась от своей догадки.
     - Верно. И, хотя возрождают купели далеко не всегда, шанс встретиться достаточно велик, ня, - Ррыч потряс задранным когтем, как профессор перед нерадивой студенткой и подошел к девушке. – А теперь к делу, ня.
     Рыжая лапа вложила в бледные руки Хелены пятый перстень, стилизованный под ворона. Разница была лишь в том, что у этого гордого пернатого в раскрытом клюве все еще был кристалл душ, тогда как остальные зияли пустыми пастями. Девушка тут же погрустнела.
     - Я сейчас пойду в их лагерь и попробую убить их предводителя. Ты же жди меня здесь. Если до рассвета не приду или кристалл в перстне рассыплется, уходи к Краю. Лир тебя найдет, главное постарайся не попасться этим тварям в обличии разумных. Все понятно, ня?
     - Да, - тихо ответила девушка.
     Учуяв зарождающийся слезопад, няв поспешил скрыться с поляны. И уже через пару часов быстрого скольжения по ночному лесу сидел на беспамятном хумане, деловито связывая того его же собственным ремнем. Солдаты, ожидаемо, выставили часовых. Наемники позаботились об охране лагеря лучше – понаставили секретов. Вот только даже самая распоследняя кухарка в лагере, похоже, считала, что кучка темных ни в коем случае не рискнет напасть на ставку местных вояк. Ну не самоубийцы же живут по ту сторону Пояса Нереи. А потому службу несли спустя рукава, ня. Конкретно этот хуман и уже связанный черный няв до встречи с Ррычем играли в кости, вместо того, чтобы зорко смотреть по сторонам.
     По уму, стоило этих деятелей убить, чтобы под ногами не мешались. Однако няву нужен был язык. Да и, себе то врать не стоит, он еще в первую сотню лет устал убивать. Они все устали, кроме разве что Листа. А потому избегали лишних смертей, где только можно было. Няв похлопал нява по морде, ня. Затем привел в сознание хумана.
     - Будете орать – убью, - с легкой улыбкой произнес Ррыч, умиляясь подавившемуся воздухом хуману.
     - Сыч, не дергайся, - ровно посоветовал черный няв своему напарнику. – Он, скорее всего, все продумал, ня.
     - Ну вот, хоть одна рассудительная голова в этом стаде, ня, - ухмыльнулся Ррыч. – Давай так, сородич. Ты говоришь, где моя цель – я оставляю вас поспать до утра. Идет, ня?
     - Лапа к лапе, ня! – похоже черный принял Ррыча за охотника за головами, неплохой вариант.
     Следующий час кот перемещался урывками, от тени к тени, то и дело укрываясь от неверного света факелов и костров, и пережидая часовых и ночных гуляк. Наконец няв достиг своеобразной маленькой площади, по центру которой стояла особенно большая конструкция из дерева и ткани. Из глубин монументального творения палаточных дел мастеров доносились характерные ритмичные звуки, которые чуткие уши Ррыча определили, как стоны идущей к пику удовольствия самки. Няв потянул воздух – ага, хуманской самки, ня. Пока Ррыч обдумывал ситуацию, да неторопливо пробирался к выбранной позиции напротив входа, разумные уже закончили свои дела и завели невнятную беседу. А потом кот услышал приближающиеся изнутри временного строения шаги. Вот так удача! Добыча сама идет, ня. Кот присел, прикрывшись складкой стенки, и достал нож.
     Полог командного шатра откинулся в сторону и глазам мастера-вора предстал рослый рельефный детина хуманской породы в бриджах на голое тело. Парень сладко потянулся и отошел от входа на несколько шагов, а на шее в свете лун блеснуло золото. Ррыч ухмыльнулся. На шее хумана висела цепь со знаком командора ордена, и посторонний надеть такую не мог, если не желал себе долгой и мучительной смерти в застенках Длани. Медлить нельзя. Кот в пару прыжков оказался возле опешившего парня, скакнул ему за спину и, ловко добравшись до шеи, с силой вбил клинок под основание черепа. Хуман обмяк и начал заваливаться вперед. Чистая смерть.
     - Каэл? Каэл! Нет-нет-нет! – запричитали сзади. – Как же так?!
     Няв, сдирая когтями нижних лап кожу со спины уже мертвого мужчины, резко оттолкнулся и, замахнувшись окровавленным ножом, скакнул на голос. Вот только долететь до полуодетой девушки ему не удалось. На полпути кота пронзили черные маслянистые щупальца, вылетевшие из-за спины новой цели. Вспыхнула боль и тут же угасла, подавленная волей. Левое легкое, печень и правое бедро оказались нанизаны на колья, лапы оплели те же щупальца – не дернуться. Няв обратился к своему дару, но э’лирр не поддавалась, утекая в никуда. Значит арканы недоступны. И даже последний шанс – вживленный в тело артефакт, активируемый и’лирр, и тот оставался безмолвным. Щупальца жадно пожирали любую энергию и, казалось, саму суть нява.
     Душа Ррыча все больше погружалась в отчаяние. Он уже не слышал рыдания девушки над телом Каэла, он умирал. Умирал без чести, провалив задание. Девушка была ему знакома еще по Остреларку – именно она извела Строгов. И, скорее всего, именно она руководила местными войсками. А значит он убил не того, а значит – Хелена все еще в опасности. Не справился. Не смог. Не…
     «Не кори себя. Все будет как надо», - словно свежий бриз прошелся внутри головы.
     - Командир? – неуверенно прохрипел отчаявшийся кот, на губах которого выступила кровавая пена. – Я не справился.
     «Скоро буду, возьму девушку под охрану, но тебя спасти не смогу. Прости.»
     - Да ерунда, - пробубнил Ррыч, сплевывая кровь. – Ар-ртефакт…
     «Тебя блокируют. Я помогу, но долго я эту тварь не удержу. Справишься?»
     - Справлюсь, ня, - ухмыльнулся няв. – Вечно правь, Император.
     – Сейчас ты будешь мучиться, убийца! Так просто я тебе умереть не дам, отродье тьмы! – о, а вот и командор Иарна закончила жевать сопли и готова карать. - Что ты там бубнишь, ублюдок?!
     Окровавленная ухмылка висящего на щупальцах нява стала еще шире и гадостнее. Два янтарных глаза встретились с серыми хуманскими, и в глазах нява больше не было страха и отчаяния. В глазах кота светилось торжество под легким флером фанатизма. Командор подалась поближе, пытаясь расслышать ответ. Ррыч же почувствовал, как его разум слегка освободился от пут и, собрав последние капли и’лирр, активировал зашитую в себя магическую бомбу.
     - Империя, славься в веках!
     Последнее, что увидел старый рыжий кот, был нестерпимый свет. А где-то в лесу, лигах в двадцати, в перстне, лежащем на ладонях молодой девушки, рассыпался кристалл души.

Глава 8

      Сова! Открывай! Медведь пришёл!
      Год 1547 от основания Империи. Страдень. День восьмой. Темная треть.
     - Ты не торопился, - гулкий голос Монморы вызывал легкую головную боль, артефактная сущность доспеха могла быть очень неприятной, когда была не в настроении.
     Стены незнакомого, и одновременно уже тысячи раз виданного средоточия слабо мерцали бегущими глифами, создавая ощущение поздних сумерек. Ложе слегка шевелилось, подстраиваясь своей бархатистой поверхностью под тело рыцаря. Пальцы легко, самыми подушечками, поглаживали управляющие рычажки.
     - Так получилось, друг, - повинился Лир. – Все случая не было. Работа под прикрытием, да все такое…
     - Ну хорошо, допустим. А это-то что за убожество?! – доспех возмущенно постучал себя по груди. – Ты с ума сошел, воплощать меня в таком… в таких…
     - Так. Тихо. Успокойся. Мы не на параде, в конце концов. Что было, в том и воплотил, - спокойно ответил парень. – И вообще, хорош трепаться, у нас тут заварушка намечается.
     Монмора мрачно хмыкнул, крылья раздраженно дернулись. Наконец доспех, поняв, что возмущениями ничего не добиться, смирился с ситуацией.
     - Ну хорошо, давай станцуем.
     - Что там у нас с наличием отсутствия?
     - Щиты хуже на треть, броня тоже не ахти, - ворчание Монморы перешло в раздраженное бубнение. – Из оружия все то же, только ослабленное. Ну и «черного Ока», само собой, нет.
     Лир задумчиво кивнул. В этот момент глифы приостановили свой бег и стены средоточия как бы пропали, открыв рыцарю круговой обзор, расцвеченный пометками артефактной сущности. Лир посмотрел на друзей и суженую глазами доспеха.
     - Монмора, - прошептал Бард. – Не думал, что когда-то еще увижу легенду.
     Лир фыркнул. Легенда, скажет тоже. Бард – он и есть бард, голова поэзией набита. Парень снова погрузился в свои мысли. Он понимал, что через пару минут ему придется схлестнуться с превосходящим врагом, да еще и на его территории. Но руки не дрожали. Не в первый раз он шел в бой. И даже не в десятый. Не всегда противник был слабее, даже умереть раз пришлось.
     Лир перевел взгляд на ту, что пробуждала в нем самые нежные чувства, перемежающиеся частыми головными болями. Вот о Хелене стоит позаботиться отдельно. Или нет? Как говорил Генри, явно цитируя кого-то, нет человека – нет проблемы. Вот только теплота в груди, возникающая каждый раз, стоит только подумать о дочери Халена, мешала принять столь рациональное решение. Да и правильно ли поступать так? Не приведет ли смерть Хелены к исполнению пророчества? Лир вновь посмотрел на команду. Своих соратников, друзей, он знал хорошо. И доверял им. Да только если кто-нибудь из них случайно узнает о предсказании, за жизнь нареченной Лир не даст и медяка. Надо бы, все же, обезопасить девушку.
     - КОТ, - а кобольды не экономили на зачаровании звуковых артефактов, гулкий глас наполнил ангар. – ОТВЕЧАЕШЬ ЗА НЕЕ.
     - Я все сделаю, ня. Положись на меня, командир.
     Лир кивнул, передав движение доспеху. Даже сомнений не было. Теперь кот жизнь положит, но все сделает.
     - КИР, ТЫ ЗА СТАРШЕГО, - и, повернувшись к кхуорре, скомандовал. - ДАВАЙ!
     Миранда зашептала активационную фразу, и в то же миг крышу ангара просто снесло. Лир присел для прыжка, крылья с гулким хлопком ударили по воздуху, и черная фигура стрелой взмыла в ночное небо. Когда город под ногами превратился в большое пятно неясного света, парень остановил полет.
     - Оглядываюсь, - начал стандартную процедуру Монмора. – В пределах артефактного зрения зафиксированы позиции пяти дюжин доспехов. Среди них: девять офицеров, остальные егеря. Возможно, один из офицеров – предсказатель. Многовато на нас двоих.
     На экране на фоне города появилась россыпь красных точек и треугольников.
     - Отметь и отслеживай мою звезду.
     Строго под ногами засветились шесть зеленых огоньков. Лир оглядел красные отметки и приблизил предполагаемого предсказателя. Враг выглядел как классический рыцарь, только белый. Даже шлем с плюмажем был в наличии. И шпоры, без шпор-то никуда. Если серьезно, то самый опасный на данный момент враг. Рыцари с таким даром могут видеть действия противника наперед. Ограничено, правда, но все же. И если в одиночку такой враг вызывает некоторые затруднения, то в команде – та еще заноза в… ну понятно в чем. А потому начать нужно именно с него, что, в свою очередь, сужает множество схем боя до нескольких вариантов. Такой расклад делает Лира предсказуемым и уязвимым. Но делать нечего. Пальцы проворно запорхали над глифами.
     - Нас заметили, - прокомментировал Монмора пришедшие в движение красные метки. – Хотя конкретно нас не видят. Похоже, крыша прилетела.
     - Попробуем перегрузить предсказателя, - скомандовал Лир. – Три копья по этим координатам с задержкой в полсекунды. Затем – рывок.
     - Принято.
     Над шлемом черного доспеха появилось три темные сферы. Через мгновение каждая из сфер выпустила из себя черный луч по направлению к предсказателю. Тот дернулся в одну сторону, потом в другую. Но увернувшись от двух копий попался в ловушку и схлопотал третье. Правда и от него почти ушел. Несмотря на мощь выстрела, попадание не было фатальным. Схлопнулся щит, да в правом бедре образовалась приличная такая дырка. И белый рыцарь мог бы продолжить портить кровь темному, если бы вовремя унес ноги. Однако дланник замешкался, видимо пытаясь обратиться к своему дару, за что тут же поплатился. С ночного неба на лишенный щита белый доспех рухнул черный враг, рассекая артефактную сталь и плоть церковного рыцаря огромным адамантиевым клинком.
     На мгновение весь мир замер в хрупком равновесии. Части белого доспеха, сочащиеся алхимическими жидкостями и кровью, как будто решали – падать на город или нет. Егеря из свиты предсказателя замерли в ступоре, пытаясь осознать столь скорую и жестокую расправу. Как, впрочем, и все остальные рыцари Альянса. Такую краткую, но такую тягучую паузу разорвал черный доспех, разрушив равновесие и вновь взяв инициативу в свои руки. Тяжелый рыцарский доспех прорыва типа «Властитель», шестнадцать локтей артефактного металла и Эн-Соф еще знает чего, раскинул руки и, закрутившись волчком, рванул в ночное небо. А так как меч из руки Лир и не думал выпускать… К погибшему командиру присоединились два полыхающих болида и несколько частей разрубленных егерей. Вся эта масса накрыла разрушительным дождем целый квартал, открыв счет мирным жертвам и зарождая панику.
     - Минус шесть, - буднично прокомментировал Монмора. – Неплохой результат для такой лоханки.
     - Вот только эффект неожиданности уже разыгран, - нахмурился Лир. – второй раз они на эту ловушку не попадутся.
     - Что дальше? - хмыкнул доспех.
     - Ненавязчиво опекаем звезду, - Лир выстрелил серией черных копий по отдельной группке мечущихся егерей и удовлетворенно ухмыльнулся. – И прорежаем этих паркетных вояк.
     - Принято, - в голосе Монморы послышалось сомнение. – Не все сегодняшние враги – посмешище.
      Но Лир уже и сам видел, как шесть офицеров на глазах объединялись в боевые тройки – самое эффективное построение для атаки превосходящего по классу противника. А оставшиеся двое, судя по всему, собирали вокруг себя егерей, формируя ударные крылья. И хотя егеря для «Властителя» были всего лишь мясом, мяса все же было слишком много. И мясо уже начало стрелять.
     Лир ловко крутился в ночном небе, закладывая немыслимые пируэты, с видимой легкостью уходя от многочисленных арканов противника. Постреливал в ответ и частенько пролетал над городом, едва касаясь крыш, что несло многострадальным зданиям еще больше разрушений. Цимес был в том, что сам темный не отправил ни капли энергии в сторону тверди. Паникующие и вошедшие в азарт светлые, в попытках достать увертливого противника, сами полосовали улицы Светловодья копьями праведности, внося в бой еще больше неразберихи.
     А уж когда темный нагло врубился в одно из формирующихся крыльев, походя срубив офицера и взорвав пару сфер ночи в самой гуще егерей, паника настолько усилилась, что от дружественный огонь начал собирать более обильную жатву, чем виновник торжества.
     - Минус полдюжины в полете и еще дюжина в рейде! – пропел Монмора. – Какие-то они совсем зеленые. Стадо овец, а не рыцари.
     Однако не все было так уж хорошо. Какой бы ты ни был увертливый и весь из себя мастер воздушного маневрирования, от всего уклониться не выйдет. Слишком много желающих добраться до черной чешуйчатой шкуры. Лир чувствовал, что Монмора получает все больше ран. Долго такой интенсивный бой темный и его доспех не потянут.
     - Когда они в последний раз воевали? Пару поколений назад? – Лир заложил очередную петлю. – Быть рыцарем в Альянсе – это синекура. Парады, девки, кабаки, - еще один рывок в сторону, правый бок опалила здоровенная шаровая молния. – Когда воевать-то? Да и боязно это.
     - Ахаха! Ну пусть теперь пожинают, - душа доспеха сделала паузу, а затем продолжила деловым тоном. – Опекаемые собрались в одном месте и уже с минуту не двигаются.
     Лир, крутанув очередную спираль, постарался пролететь чуть ближе к порту. Хм, так и есть. Портовые улицы перекрывали заслоны, не давая возможности друзьям и любимой пройти незамеченными.
     - Повреждения?
     - Выведена из строя правая нога и рука. Пара крыльев тоже в топку. Щиты просели на треть – часть артефактных эффекторов выжжено, причем тоже преимущественно справа, - спокойно докладывал Монмора. – Скорость и маневренность снижена на десятую. Общий запас и’лирр израсходован едва на шестую часть. Но с такой комплектностью…
     - Мда. Правой стороны считай что и нет, - раздосадовано нахмурился Лир. – Что ж. По плану все равно пора переходить к ближнему бою.
     - У нас осталось пол доспеха, а ты идешь на близкий контакт? С ума сошел? – Монмора дождался кивка со стороны своего рыцаря, голос артефактной сущности превратился в радостный рык. – А что, мне это по душе!
     - Вот даже сомнений не было.
     Резко застывшая черная фигура стала для загонщиков – двух троек офицеров – неожиданностью. Но сориентировались они, к своей чести, достаточно быстро. Трое широко разошлись в стороны, создавая внешний обод, что не даст темному вырваться из капкана. Трое – зубья, что вопьются в плоть ненавистного врага. Наказывать Лира решили давешние стражники, ангел с прямоходящей ящерицей, и занимательный рыцарь, доспех которого напоминал каменного голема. Беспорядочная стрельба, между тем, прекратилась. Кому охота подранить старшего по званию? Егеря стали сбиваться в одну кучу под предводительством оставшегося офицера. Идиоты.
     Отсалютовав загонщикам мечом, перехваченным левой рукой, Лир резко провалился вниз и в сторону. Последовавшие за ним лучи копий праведности «случайно» пропахали ближайший к звезде темных заслон стражи, попутно раздолбив в щебень десяток аккуратных домиков. Зеленые метки двинулись в порт, а Лир зловеще усмехнулся. Вот теперь можно не отвлекаться. В голема Лир врезался с самой неудобной для врага позиции – снизу. Тем не менее тому хватило умения отбить первые два удара. Третий выбил меч из руки дланника. А четвертый насадил рыцаря церкви на черный меч, как на кол прежде, чем его приятели успели ему помочь.
     Разъяренные ангел с ящером набросились на черную фигуру. И вот тут уже почувствовалась не просто выучка, а полноценный боевой опыт. Полупарализованный Лир едва успевал отбиваться от пары умелых клинков. На секунду трое врагов, сцепившихся в смертельной схватке, разошлись. Лир меланхолично проводил взглядом летящую к поверхности правую руку своего доспеха.
     - Кхм, - кашлянул Монмора. – Мне кажется, что нужно тактично сливаться.
     - И где ты этого арго понабрался? – наблюдавший за противниками Лир снова изготовился к атаке. – Услышит кто – стыда не оберешься.
     - Ох, ну извини. Я же не благородных кровей, как некоторые, - и, чуть помолчав, продолжил. – Тебе стоит уходить. Оставь небольшой запас – я прикрою.
     - Спасибо, брат.
     И было в этом «спасибо» все. И благодарность другу за жертву, пусть небольшую, но значимую. И грусть от скорого расставания. И горечь поражения, разделенного на двоих. И радость от достигнутой цели. Монмора лишь понимающе хмыкнул. А Лир, с трудом отбиваясь от наседающих врагов, потоком пустил и’лирр в накопители доспеха.
     Монмора - он такой один. Сколько Лир не искал, найти рыцаря, связанного с артефактной сущностью, не удалось. А потому только доспехи молодого имперца могли какое-то время работать автономно, что было весомым козырем в рукаве темного. Особенно при отступлении.
     Магический дар был еще одной крапленой картой. Он не только значительно расширял наступательные возможности доспеха, но и позволял применять арканы, пользуясь доспехом, как своим телом. Лир в очередной раз разошелся с противниками. На этот раз крыло ангела украшала уродливая зарубка, а морду ящера уродовал кривой шрам. Парень усмехнулся, на этот раз самодовольно, и активировал аркан:
     - Да пребудет тьма.
     Во все стороны от доспеха с огромной скоростью рванули чернильные клубы… чего-то, которые затянули все вокруг на пару лиг и ослепили все артефактные сенсоры доспехов. На миг застыли все рыцари, попавшие в непроглядное облако, маги на крышах забормотали поисковые и рассеивающие арканы – впрочем, пока безуспешно, а выжившие горожане забились еще глубже в свои щели, моля Эн-Соф о защите. А затем черный доспех вновь яростно атаковал своих противников. Тем было сложно, но в паре они кое-как сдерживали темного рыцаря. Даром, что от того осталась лишь половина и вскоре они его додавят. Дело времени.
     И никто не заметил, как в подворотне от темного облака отделилась неприметная фигура паломника и исчезла в переплетении затянутых дымом пожаров улочек.
      ***
     Очередной рассвет Хелена встречала сидя на слегка покачивающихся досках палубы. Самого рассвета пока еще не было, подняли девушку затемно. Но скоро небо на востоке заалеет, а затем начнется действо, по красоте своей ни с чем не сравнимое. Буйство красного, оранжевого и желтого на фоне бескрайних вод внутреннего моря.
     Пахло свежестью и солью. Стоял полный штиль, но паруса кеча были наполнены ветром. Руль жил собственной жизнью, а снасти самостоятельно развязывались и привязывались в новых местах. За всем этим лениво приглядывал Кир, расслабленно развалившись у левого борта. По словам команды, именно он, как имеющий талант в управлении воздушной стихией, и вел судно все это время. Рядом с ним на палубе расположился Генри, цитра в его руках пела незамысловатую, но приятную для слуха мелодию. Время от времени темные перебрасывались короткими фразами и вновь замолкали, завороженные красотой поднимающегося Ока.
     Ближе к носу сидела Миранда и, в свете тусклого светляка, выводила что-то прямо на досках. За прошедшие трети она методично покрыла загадочными письменами и схемами почти всю палубу и часть мачт. Ррыч кашеварил на камбузе, дорвавшись до нормальных продуктов и многочисленных специй. Пахло из приоткрытой двери просто одуряюще. Никогда бы не заподозрила такие таланты за простым садовником. Хотя она ни за кем из них ничего не замечала все годы, что они жили рядом. Последний из их компании сидел перед Хеленой в паре локтей. Альв сосредоточенно наблюдал за каким-то артефактом в своих руках и вливал э’лирр в сложный рисунок, посреди которого и сидела девушка.
     А Хелена просто сидела. Как и десять или двенадцать пробуждений до этого. Каждую треть ее будили и усаживали в этот рисунок, где она и пребывала в полудреме по несколько часов, предварительно выпив несколько невкусных зелий. Тут она и завтракала, а иногда и обедала. Такое времяпрепровождение ее не напрягало, все равно тут нечем было заняться. Но хотелось бы знать, для чего она просиживает штаны. Суть происходящего дочери купца обещали объяснить по завершении процесса, и пока у Хелены еще хватало терпения ждать. Однако, скоро кому-то остроухому придется объясниться, иначе девушка за себя не отвечает!
     Око уже полностью взошло, когда на палубу выбрался няв и принялся разносить подносы с ароматной снедью. Поставив порцию перед Хеленой, кот критически осмотрел девушку и спросил у альва:
     - Может уже достаточно, ня?
     - Пределов совершенству нет, - задумчиво пялясь в артефакт нараспев произнес тот. – Но большего достичь мы, видимо, не в силах.
     - Тогда пора ответ держать! Тьфу, - вытянула девушка затекшие ноги. – Твоя манера изъясняться, Сигриниаль, заразна.
     Няв с Бардом хохотнули, Кир позволил себе намек на улыбку.
     - Так что вы там со мной делали? – девушка сквозь ресницы посмотрела на взошедшее светило.
     - Когда жаль времени иль просто лень. А может золото карманы тянет, а годы стороной проходят…
     - Обучали тебя владению клинковым оружием, - перебил альва Кир. – Ускоренный вариант, так сказать. Для особо богатых. Ну, или для тайной стражи.
     - А заодно и подтягивали твою физическую форму алхимией, - добавил Генри, продолжая перебирать струны.
     - Но я не чувствую никаких изменений!
     - Тело должно все впитать, как и голова, ня.
     Хелена немного помолчала, переваривая сказанное.
     - А вы везде такие артефакты с зельями с собой таскаете?
     - Разумеется нет, - снова взял слово Кир. – Просто командир предусмотрел и такой вариант.
     Как девушка не гнала тревогу за любимого, то и дело что-нибудь ей о нем напоминало. Правда каждый из темных был в полной, просто непробиваемой уверенности, что с Лиром все будет в порядке. Это немного успокаивало. Так! Не думать о Лире, не думать!
     - Так я теперь смогу махать мечом, как какой-нибудь аристократ? – Хелена с энтузиазмом схватилась за нож.
     - Не сразу, - Генри покрутил колки. – В течение пары недель тело усвоит знания и алхимию. Однако бывает, что переживший потрясение разумный сокращает этот срок.
     - Да и как аристократ – не сможешь, ня, - няв оторвался от своей тарелки и патетично взмахнул куриной ногой. – Но на уровне офицера имперской армии – вполне.
     - Простым языком, сумеешь отбиться от пары разбойников, - лениво произнес Кир, поглядывая на спокойное море. – Ну или покарать Лировых поклонниц.
     - Дядя!
     - Ой, - с каменным лицом без интонаций произнес Кир.
     - Так, с этого момента поподробнее! – начала заводиться Хелена.
     - Вопросы ваших отношений лишь с ним одни решать должна ты, - отбрил Лист.
     Хелена открыла рот, намереваясь высказать что она думает и закатить маленькую истерику, попутно выудив из окружающих ее неразговорчивых типов толику сведений. Хелена закрыла рот. Потому что пришлось.
     - Корабли? – Миранда указывала куда-то в сторону Ока.
     - Все серьезно! Пара флейтов с полным вооружением, ня, - Ррыч уже забрался на мачту и вещал оттуда. – Заметили нас, перестраиваются в боевой ордер.
     - Задница бхута! – выругался Генри. – Что будем делать, Кир? Они, похоже, совершенно точно знают, за чем идут.
     - Вариантов немного. Уйти не сможем, они все же по воздуху, а мы по воде. – задумчиво посмотрел на далекие корабли Кир. - Пара флейтов – это сто двадцать – сто тридцать разумных. Рыцарей там, скорее всего, нет.
     - И четыре мага, ня.
     - Охотников свободных знаки на парусах и знамени, - самым остроглазым оказался, как и всегда, Сигриниаль.
     - Ну значит магов шесть, ня.
     - Жеваный кит! – отвела душу кхуорра.
     - Попробуем отбиться, - Кир начал выводить светящиеся глифы прямо в воздухе. – А если не выйдет, что скорее всего, используем размен.
     Няв и остальные тоже стали навешивать в воздух мерцающие письмена. И вскоре все, кроме Хелены и Миранды, стали напоминать праздничные древа Междугодья.
     - Кого на кого? – спросила Миранда.
     - Мы с тобой и пойдем, - Кир махнул рукой и глифы пропали, а кеч накрыло легкой зыбью, как будто прозрачным пузырем. – Защита готова.
     - Не согласен, - Генри собрал пляшущие глифы в пару истекающих тьмой шаров и подвесил их над своими плечами. – Второй Лик лучше использовать на суше – маневра больше. А судя по тому, что нас все время находят…
     - Нас найдут и на берегу, ня, - Ррыч свернул свои письмена в какую-то сосульку грязно-зеленого цвета. – Так что я согласен с Генри.
     - С тем музыкантом, что посредствен в своих претензиях на гений, отправить стоит лишь меня, - что сделал Сигриниаль со своей э’лирр, было непонятно, но мерцание пропало.
     Не смотря на напряженный момент, в голос захохотал кот. Прыснули Миранда и Хелена.
     - Эй! Что за грязные инсинуации!? – выпятил грудь Бард. – Да я гениален!
     - Хм. Палач и Убийца? Согласен. Так и сделаем, - подумав пару мгновений, ответил Кир. – Миранда, защищай Хелену.
     Кхуорра дисциплинированно направилась к подруге, зажигая письмена вокруг себя. Подошел Генри. Мозолистые руки воина вложили в ладони Хелены пару металлических вещиц. При ближайшем рассмотрении вещицы оказались искусно выполненными перстнями в виде воронов, каждый из которых держал в клюве смутно знакомый дымчатый кристалл с искорками. Хелена вопросительно взглянула на широкое лицо Барда.
     - Традиция такая, - хмыкнул тот. – Отрядные реликвии несет самый защищенный.
     - Приготовились! – рявкнул Кир.
     В тот же миг мимо кеча просвистело несколько снарядов, оставляя за собой дымные следы – головной флейт охотников бил с правого борта, встав параллельным курсом. Ведомый заходил по другому борту, но на позицию для стрельбы еще не вышел.
     - Держимся! – новая команда.
     Только Хелена успела схватиться за ближайший канат, как кеч на всей скорости круто повело в сторону. Судно завалилось и угрожающе заскрипело. Ведомый тут же отстал и оказался за кормой, а головному флейту теперь нужно было менять позицию, кеч попал в мертвую зону – под киль.
     - Арканы!
     Кир и Сигриниаль пустили со своих рук полупрозрачных птиц, огненную и зеленую. Шары тьмы Генри превратились в лучи темного пламени. Ррыч незамысловато метнул свою сосульку, как биту. Большая часть арканов растворилась в защите флейта, обрисовав магический щит радужными разводами. И только несуразная сосулька нява, потеряв две трети размера, опалила борт вражеского корабля. Висящий над темными флейт начал набирать высоту, давая возможность отстреляться своему напарнику. А с борта корабля на кеч повалились бомбы, взрывы с которых без видимых усилий держал щит Кира. Пока держал.
     - Артефактный щит, - сплюнул Генри. – Что ж нам так не везет то?
     - И накопители под завязку, ня! – вокруг кота снова заплясали глифы. – И скоро сюда полпобережья примчится.
     - Миранда! – зычный окрик Кира заставил Хелену прийти в себя, слишком уж быстро все завертелось. – Доделывай!
     Кхуорра, схватив подругу под руку, потащила ее к том месту, где недавно сидела под светляком. Там, оставив девушку в покое, присела на палубу и продолжила сосредоточенно выжигать непонятные для непосвященных схемы.
     - Без размена не обойтись, похоже, - пробился сквозь шум взрывов бас старого кхуорра.
     - Один-один? – задал непонятный вопрос Генри.
     - Лист? – Кир удерживал корабль строго под флейтом. – Кратко!
     - Плохо все, - на удивление коротко ответил тот. – Но сложно разобрать.
     - Тогда два-один, - заключил Скат. – Второго отвлечем. Готовьтесь!
     Хелена посмотрела на сосредоточенно работающую Миранду.
     - Я тебя немного потревожу?
     На что получила короткий кивок. У правого борта бахнуло особенно сильно, и кеч ощутимо качнуло.
     - О чем они, подруга? Ничего не понимаю.
     - Артефактный щит пробить можно, но времени нет. Скоро прибудет подмога, и тогда нам придется солоно, - не отрываясь от работы объяснила кхуорра. – А у Листа плохие предчувствия опять, как в храме, но разобраться он в них не может. Р-ронове!
     Что-то вспыхнуло между ладоней Миранды, и та невольно отшатнулась. Но тут же продолжила свое дело, не забывая, впрочем, о Хелене.
     - Сейчас Бард и Лист прыгнут на вражеский корабль и попробуют его вывести из строя. Они могли бы и по одному на каждый корабль проникнуть, но из-за предвидения альва дядя решил по-другому.
     - А почему размен?
     - Потому что два мага на шесть десятков отменных рубак и троих своих собратьев по искусству – такой себе расклад.
     - Миранда?! – прорвался сквозь какофонию разрывов голос Кира.
     - Еще несколько минут, дядя!
     В этот момент вокруг Барда и Листа вспыхнули арканы и темные скакнули в воздух. Очень высоко, локтей на двадцать. И, без труда пройдя не успевшую еще восстановиться защиту флейта, прицепились к борту корабля. Лист, споро вырубив в досках квадратную дыру, забросил что-то внутрь флейта. Полыхнуло. А затем оба темных исчезли во внутренностях вражеского корабля.
     В этот момент второй корабль дал залп из бортовых орудий. Замерцал щит над кечем, все потонуло в грохоте и дыму. Скат и Кот пару раз обменялись мерцающими схемами. А затем, как только дым слегка рассеялся, Ррыч выпустил по дальнему флейту несколько толстых огненных лучей. На этот раз защита вражеского корабля не выдержала, возможно она изначально была похуже, чем у напарника. Борт атакованного флейта украсила пара обугленных дыр. Изнутри раздалось несколько взрывов, флейт пару раз тряхнуло и перекосило на левый борт. Вражеский корабль густо зачадил и стал отходить от кусачей добычи, не забывая, впрочем, периодически постреливать уцелевшими орудиями.
     - Готово, Скат! – крикнула Миранда.
     - Ждем! – донеслось в ответ.
     Тяжело дышащий няв судорожно глотал зелья, Кир же выглядел получше, но был бледнее обычного, под глазами четко обрисовывались темные круги. Хелена, чтобы отвлечься от напряженного ожидания, отыскала в кармане на ощупь шнур. Тонкие пальцы ловко продели витую веревочку через вороньи перстни и принялись вязать узел, когда камень в одном из перстней рассыпался. От неожиданности девушка на мгновение замерла. Сломала? Но как такое может быть? Ой, что будет!
     - Мир? – жалобно проныла Хелена, протягивая подруге связку с перстнями.
     Привлекательное личико кхуорры тут же помрачнело, стоило той кинуть взгляд на кольца, а в черных глазах появились слезы.
     - Скат! Сюда!
     Быстро подошедший Кир ссутулился, как под тяжелым грузом, стоило ему увидеть пустое гнездо в клюве металлического ворона. Посмотревший туда же няв грязно выругался.
     - Ч-что не т-так? Что?! – уже не на шутку обеспокоилась Хелена.
     И тут над кечем рванул флейт. Дочь Строга даже присела от неожиданности, а в ушах поселился настойчивый звон. Во все стороны полетели горящие обломки, какие-то ящики, пушки и разумные – кто целиком, а кто и не совсем. Щит над судном темных засыпало обломками, которые соскальзывали с него за борт. И только один обгоревший кусок, проигнорировав защиту, упал прямо на палубу. Присмотревшись, Хелена охнула и закусила палец, чтобы только не закричать. Недалеко от нее, локтях в четырех, лежал Сигриниаль. От альва осталась только верхняя половина, да и та выглядела весьма пожеванной и подпаленной. Из пустых глазниц, носа и рта Листа медленно сочилась вязкая дегтеобразная жидкость. Она капала на доски, и те тут же начинали куриться дымком.
     - Ло…вуш…ка, - прохрипел обрубок, то и дело пуская черные пузыри. – Беги…те.
     Няв протянул лапы над телом друга и начал скороговоркой зачитывать аркан, пытаясь если не вылечить, то облегчить страдания. Кир кинулся ему помогать, но…
     - Во втором перстне тоже теперь нет камня, - прошептала Хелена.
     Мужчины разом остановились. Няв снял плащ и накрыл им павшего товарища. Немного помолчали, а девушки молча плакали. Даже покалеченный нявом флейт отошел достаточно далеко, чтобы не нарушать вязкое беззвучие, накрывшее кеч.
     - Так, Миранда. Еще не все, - бесстрастный голос кхуорра разрушил тишину. – Запускай уже.
     Шмыгнув носом, кхуорра прикоснулась к рисунку на мачте. По судну прошла волна мягкого света, высветив все до одной схемы. А затем свет схлынул, оставив после себя странное ощущение зыбкости мира.
     - Это маскировка, Хелена, - пояснил Кир. – Теперь нас не увидят, пока не кончится э’лирр. А энергии у Миранды много. Ррыч, на тебе тело.
     - А мне что делать?
     - А тебе нужно поспать, скоро придется много бегать.
     - Но я хочу быть полезной! Дайте мне хоть какое-нибудь задание, пожалуйста. Я же с ума сойду, - под конец перешла на шепот девушка.
     - Тогда помоги Ррычу, ему и так тяжело, - бросил через плечо старый подавленный кхуорр, направляясь к корме.
     - Пойдем, девочка, ня, - устало пробурчал рыжий кот, протягивая девушке боевую пару альва. – И возьми эти ножи, твоему учителю они уже ни к чему.
     Остаток трети прошел как в тумане. Темные перебрасывались редкими скупыми фразами, каждый по-своему переживая потерю друзей. Хелена же, когда не помогала няву на кухне, просто сидела и смотрела невидящим взглядом на море. Почему все так несправедливо? Почему вокруг нее все умирают? Что с ней не так? За что ее, простую хуманскую девушку, так проклял Эн-Соф? По щекам потоком текли слезы, и останавливать их не было ни сил, ни желания. Она и сама не ожидала, что страшная смерть темных и пропавший любимый так сильно по ней ударят.
     Светлая тень прошла в беспокойном сне, который сморил Хелену тут же, на палубе. В какой-то момент ее все же перенесли в каюту, но легче от этого не стало. А потому проснулась девушка совершенно разбитой. Глаза были полны несуществующего песка, голова набита пухом, а сердце зияло дырой, размером с кулак, и постоянно ныло.
     Выбравшись на палубу, взъерошенная девушка увидела близкий берег, вдоль которого они сейчас двигались. И от увиденного в горле пересохло еще больше, чем было после пробуждения. Весь берег был усыпан шатрами. Армейскими шатрами, тут никакой путаницы быть не может. Бард и Кот были правы – темных тут ждут. С нетерпением.
     Кеч шел локтях в двадцати от берега. Золмерийских солдат было не только отчетливо видно, но и неплохо слышно. И только магия Миранды отделяла горстку темных от неминуемой расправы. Хелена совсем пала духом и растерялась. А темных, похоже, сложившаяся ситуация совсем не смущала. Ррыч изредка посматривал в сторону солдат, без особого интереса. Кир разглядывал берег внимательнее, но именно что берег – солдаты его вообще не волновали. Миранда деловито собирала рюкзаки, вообще ни на что не отвлекаясь. Няв поймал взгляд Хелены и приложил меховой палец ко рту. Понятно, значит издавать шум не рекомендуется. Девушка кивнула и пошла в трюм, нужно было привести себя в порядок.
     Через полчаса зашедшая в трюм Миранда застала там плачущую подругу. Хелена рыдала самозабвенно, изливая всю горечь и боль, накопившиеся за время вынужденного путешествия. А еще через полчаса Ррыч в поисках девушек, нашел их в кают-компании, рыдающих в обнимку. Растерянный рыжий кот притащил Кира и, коварно свалив на него проблему с подругами, пошел готовить глинтвейн. Еще час ушел на попытки успокоить красавиц. Вроде бы успешно.
     - Дядь, мы когда уже доплывем? У меня э’лирр не бесконечная.
     - Не прибедняйся, племянница. У тебя еще полно энергии. Да и, к тому же, мы уже на месте.
     - И ты молчал?!
     - Я молчал?! Да я последний час только и делаю, что уговарива…
     - Мог бы и раньше сказать!
     - Мог, ня. Конечно мог, - няв подхватил Хелену и Миранду под руки и мягко потащил на палубу. – Вот такой он чурбан бесчувственный, ня.
     - Да всмысле?!
     - И интриган престарелый, ня…
     «Место» представляло собой высоченную скальную стену, длящуюся в стороны, насколько хватало глаз. Хелена знала, что именно под такими скалами находились самые глубокие омуты. Кеч, не смотря на бьющиеся о скалу волны, стоял на воде без движения, но девушка уже устала удивляться, а потому и бровью не повела. Кот обвязал вокруг пояса моток веревки и лихо полез по каменной стене, не особо задумываясь, куда ставить лапы. Вскоре низкорослая фигура кота потерялась среди вековых сосен, что венчали край обрыва. Еще через некоторое время из леса над кечем вывалилось два трупа в кожаных доспехах и с плеском исчезли в воде. Из-за края показалась рыжая голова с треугольными ушами, а затем прилетел конец веревки.
     - Дамы вперед, - галантно поклонился Кир. – Хелена, подойди. Обвяжу тебя.
     Начало лунной трети Хелена встречала на маленькой полянке в глухом лесу. Неверный свет Сестер сюда уже не проникал, а потому на свободном от деревьев клочке земли вовсю властвовала ночь. Натруженные ноги неприятно гудели, в голове гулко бухало сердце, а натертые лямками плечи сильно саднило. И только попа радовалась прохладной траве, на которой и расположилась. В вершинах сосен гулял ветер, но до полянки ни один порыв так и не добрался. Единственное дерево с листьями, девушка не помнила, как оно называется, уже покрывалось первой позолотой.
     - Вот и осень, - меланхолично сказала Хелена в воздух и с трудом откусила кусочек жесткого как подошва вяленного мяса.
     - А? – оторвалась от рюкзака Миранда и посмотрела на дерево. – А, ну да. Надо же.
     - Еще не совсем, но уже скоро, - выплыл из своих мыслей Кир. – К середине осени, даст Эн-Сов, будем уже в Парящем Граде.
     Ррыча на поляне не было. Неунывающий няв решил разведать путь. Последние часы, по словам Кира, темных методично загоняли в ловушку. Весь путь от обрыва с затопленным кечем темные петляли по склонам гор и лесистым долинам, на которые золмерийская земля оказалась на диво богата. И постоянно приходилось таиться, потому как звезду раз за разом находили. Такое ощущение, что солдаты знали только примерное направление на кого-то из группы. Лишь чудом Хелена еще не познакомилась с новыми застенками. Но идти еще далеко, а прятки с регулярными войсками с каждым часом становились все опаснее.
     Из-за стены деревьев бесшумно появился няв. Под взглядами темных и Хелены мягко прошелся по поляне, выбрал себе место возле своего рюкзака. Рыжие лапы выудили из недр дорожной сумки вяленное мясо и няв, замурлыкав, принялся сосредоточенно жеваться. Пару минут кот молча сидел, предаваясь процессу насыщения всей своей кошачьей душой. Все вокруг ждали.
     - Ну? – не выдержал наконец кхуорр.
     Няв недовольно посмотрел на командира, и прочавкал набитым ртом:
     - Жамурровали, ронове. – прочавкал тот. – Напррошь жаьурровали, мя.
     - Эм, - сверкнула раздраженным взглядом Миранда. – А если внятно? Где твои манеры, Ррыч?
     - Манеры дома оставил, ня, - проглотил, наконец-то, няв мясо. – Полное и бесповоротное окружение.
     Тяжелые вести придавили весь отряд. Глаза Хелены защипало, в который уже раз за прошедшие трети.
     - Идут медленно, цепью. И со всех сторон, - продолжил рыжий няв тем временем. – Через часик-полтора нас найдут, ня. Если прятаться не будем.
     - А если будем? - с надеждой посмотрела на него Хелена.
     - А если будем, ня, то через два-три.
     Старый кхуорр мрачно посмотрел на вечернее небо.
     - Что ж. Похоже наш выход, племянница.
     - Прорыв? – утомленно поинтересовалась та. – Или отвлекающий?
     - Да смысла нет отвлекать, ня. Они на Хелену наводятся, чтоб мои когти затупились.
     Девушку пробил озноб.
     - Может… - в горле неожиданно пересохло. – Может я тогда пойду… Ну… К ним?..
     Темные одновременно посмотрели на нее, и под их взглядами сделалось неуютно. Взгляд Кира был как всегда бесстрастным, но явно чувствовалось, что он недоволен поведением Хелены. Миранда смотрела обеспокоенно. А няв смотрел ласково-сочувствующе. Девушка видела как-то раз такой взгляд у сестры милосердия в доме призрения умалишенных. Обычно сестры так смотрели на своих пациентов.
     - И думать о таком забудь! - возмутилась подруга.
     - В самом деле, - в голосе кхуорра послышалось удивление. – Ты сразу же обесценишь жертву своих же друзей. Да и своего отца тоже.
     По щекам девушки вновь побежали влажные дорожки. Она, отложив в сторону мясо, вертела в ладонях боевой нож, доставшийся ей в наследство от Сигриниаля. Возможно стоит завершить все прямо здесь. Раз – и все закончится. Вот только смелости пока не хватало, но вопрос решаемый. Достаточно освежить недавние воспоминания из пыточной, и…
     - И нож убери, ня, - нахмурился Ррыч, как будто прочитав, что на уме у дочери Строга. – Не смей сдаваться, слышишь! Борись! Да на задницу бхута такая невеста Лиру нужна!
     Девушка судорожно сглотнула, убрала нож за пояс и вытерла слезы протянутым Киром платком. Миранда же, подсев поближе, мягко обняла подругу.
     - Я, - шмыгнула Хелена носом. – Я постараюсь. Спасибо вам. Спасибо за все.
     - Потом поблагодаришь, когда все закончится, ня, - няв повернулся к Киру. – Ну?
     - Остается только прорыв. Пойдете по нашим следам с задержкой. А пока нужно соорудить вам схрон, - Кир протянул Хелене два перстня. – Вот. Сохрани для нас.
     На том и порешили. Мужчины споро выкопали небольшую яму, вручную, чтобы незаметнее. Уложили там одеяла кхуорров и все рюкзаки, предварительно начертив что-то на дне. Потом Миранда и Кир накрыли улегшихся в яму девушку и кота дерном, оставив небольшую щель для наблюдения. Темнота под дерном была неуютной, но вполне терпимой. Рядом сопел, устраиваясь поудобнее, Ррыч.
     - Смотри, ня, - пощекотал няв усами ушко Хелены. – Второй Лик кхуорров в наше время редкое зрелище.
     Хелена, слегка отстранившись от нява, приникла к окну во внешний мир. Кхуорры нашлись неподалеку. Тьма сглаживала мелкие детали, но глаза уже давно привыкли, так что видно было достаточно хорошо. Тонкая фигурка Миранды и массивный на ее фоне силуэт Кира подернулись темной дымкой. Изменение шло волнами. Тела кхуорров вытянулись на локоть, чуть раздались в ширину и покрылись тут и там черными пластинами, как костяными латами. Куда подевалась одежда, девушка не поняла.
     В центре груди появился мерцающий багрянцем камень, пульсирующий в такт сердцу. Головы оделись в черные костяные шлемы, увенчанные короной из рогов. А потом Кир открыл набитый острыми зубами рот, и Хелена поняла, что шлем оказался вполне себе лицом, прикрытым костяной маской. Подруга сохранила женственные черты и после трансформации, выглядела более тонкой и изящной. Выглядело это все жутко и одновременно завораживающе. Как будто наблюдаешь за рысью из ближайших кустов.
     - Ну как, ня? Не передумала Миранду подругой называть?
     - И в мыслях не было, - искренне прошептала Хелена.
     Кот довольно хмыкнул. Кир взмахнул рукой, как бы прощаясь, и темные вломились в подлесок. А спустя мгновение лес огласил пробирающий до костей рык хищников, вышедших на охоту.

Глава 9

      Никто не может грустить, когда у него есть воздушный шарик.
      Год 1547 от основания Империи. Страдень. День тринадцатый. Темная треть.
     Они выбрались из импровизированного убежища в наступающей тишине. Еще полчаса назад слышались далекие взрывы и пробирающий до костей рык кхуорров, крики боли и звон стали. Еще полчаса назад прямо по спинам укрывшихся в земле нява и молодой хуманы пронеслись несколько пехотинцев в цветах регулярной армии королевства Золмери. Еще полчаса назад.
     Сейчас же на лесистый склон и полянку с укрытием опускалась густая, как кисель, холодная ночная тьма. И мертвая тишина. Зверье попряталось, предпочитая переждать тревожную треть в своих норах. А разумные… А разумные, в своей неуемной жажде, крови похоже нашли, что искали. И лишь хорошенько прислушавшись, можно уловить далекие отзвуки затухающей бойни, пробивающиеся сквозь шум начинающегося дождя.
     Няв беззвучно выбрался из укрытия, аккуратно откинув край дерна. Внимательно осмотрелся, принюхался. И только убедившись, что вокруг никого, протянул лапу теперь уже единственной своей спутнице. Хелена же снова была в слезах. Перстень Кира, тот, что более массивный, зиял пустым гнездом под камень. Еще одна смерть, еще один спутник погиб. Страх, обреченность и подавленность, боль от очередной потери и от ожидания смерти подруги, беспокойство за любимого - все смешалось в душе девушки в кипящее зелье, готовое выплеснуться безумием. Но пока…
     Пока некогда было переживать, пока нужно крепко стиснуть зубы, унять слезы, чтобы не выдать себя невольными всхлипами, и следовать за единственной знакомой кошачьей душой. И девушка справилась с собой. Смогла молча следовать за мохнатым проводником, смогла загнать чувства в глубину души. Время для слез будет потом. Как тогда, с папой. Или не будет вообще. А то, что лицо мокрое, так это от дождя, не иначе.
     Между тем деревья вокруг поредели, все чаще стали попадаться прогалины, освещенные горящими тут и там факелами, что не в силах затушить мелкие капли, кострами, а иногда и деревьями. И чем дальше продвигались девушка и темный, тем больше трупов на прогалинах они находили. Смерть настигала солдат и редких дланников, не делая никаких скидок. В строю и поодиночке, готовых к ней и тех, для кого она оказалась неожиданностью, идейных и просто выполнявших приказ, офицеров и простых солдат. Кто-то встретил смерть достойно, кто-то пытался бежать. К некоторым она была милосердна, а некоторые успели хлебнуть мучений перед неизбежной встречей. Да только итог один. Как для светлых, так и для темных.
     Кир лежал, раскинувшись, на вершине небольшого вала из тел разумных. В отсветах факелов и начинающегося лесного пожара поблескивали клинки, обломанными зубьями торчащие из сочленений пластин Второго Лика. Часть костяных покровов помутнела и растрескалась, как от сильного пламени. И все же кхуорр собрал богатую жатву.
     Хелена прикусила губу, да так, что по подбородку потекли горячие солоноватые капли. Няв тихо зарычал, но быстро успокоился.
     - Пойдем, девочка. Нечего тебе на это смотреть, ня, - тихо произнес кот. - Он погиб славно, как и хотел.
     Девушка молча кивнула, но глаза снова защипало, в который уже раз. Смерть, славная она или нет, это всегда потеря. И переживать потерю приходится тем, кто выжил.
     Минут десять они потратили на подъем по склону в одном няву понятном месте. И оттуда, в просвете между ветвей, увидели Миранду. Подруга отбивалась от многочисленных солдат, лигах в пяти от спрятавшихся товарищей. Внизу, у подножия горы, в неверном свете костров и всполохов арканов.
     Переливались радугой щиты армейских магов, местами вспыхивала амулетная защита солдат, свистели и трещали арканы, цветными угольками светились зачарованные наконечники стрел. Слышались зычные команды офицеров, крики умирающих, сгорающих заживо, рассеченных и просто разорванных когтями солдат. А в центре этой бури непрерывно перемещалась гибкая и подвижная, как капля росы, рогатая фигурка кхуорры. Миранда жгла врагов озерами огня, резала невидимыми плетьми, рвала когтями и зубами подобравшихся слишком близко. И рычала. Рычала так, что пробирало до самых внутренностей. Выжившие в этом бою сложат новые жуткие сказки про двуликих. Вдобавок ко многим существующим.
     - Красиво бьется девка. Киру бы понравилось, ня, - печально протянул Ррыч. - Ненадолго это…
     - Почему? - обеспокоенно спросила Хелена.
     - Смотри, ня, - когтистый палец показал на стену леса, что темнела вдали.
     Из которой, под звуки рожков, выходили свежие отряды золмерийской пехоты, подсвечивая стройные ряды многочисленными факелами и магическими пульсарами.
     - Тогда ей нужно бежать! Нужно как-то подать знак!
     - Она не побежит, - няв посмотрел в глаза Хелены. - Они с дядей решили отвлечь от нас с тобой внимание королевских войск и заодно разорвать окружение, ня. Как видишь, задача почти выполнена.
     Немного помолчав, Ррыч продолжил:
     - Ко всему прочему, помимо приказа, Миранда защищает тебя, ня, - мрачный голос нява не оставлял надежды. - А если кхуорр кого-то назвал другом, будь уверена - жизнь свою положит без сомнений, ня.
     - Тогда нужно ей помочь! - Хелена и сама понимала, что несет чушь, но просто так оставить подругу в беде было выше ее сил.
     Няв вновь посмотрел ласково и немного укоризненно, как на душевнобольную. А потом спокойно повернулся к бою спиной и пошел в гору. Хелене ничего не оставалось, как догонять Ррыча. Сама девушка в боевом плане ничего из себя не представляла, и прекрасно об этом знала. Но гадкое чувство, поселившееся в груди, обосновалось там, похоже, надолго. Через десяток минут, когда беглецы перевалили через горный гребень, позади полыхнула вспышка, превратившая на мгновение ночь в день. А затем рассыпался кристалл в перстне Миранды.
     ***
     Парень опустил тяжелый тренировочный клинок и расслабил натруженные мышцы. Бой проходил напряженно - мастер Илий гонял до седьмого пота, не скупясь на ссадины и синяки. Молодой хуман утомленно присел на лавку, что стояла вдоль каменной стены тренировочного зала, и принялся растирать занемевшие запястья. Он знал, что через пару минут его тело снова нальется силой и жаждой деятельности – зелья в него вливали дорогие, но пока стоит передохнуть. Треть еще за половину не перевалила, дел ожидает прорва.
     - Как я, мастер?
     - В целом – неплохо, - кобольд поморщился, как будто кислицей закусил, не привык он хвалить учеников. – Передача идет бойко. Да и то, что ты не новичок в клинковом бое – тоже кое-что значит.
     Передача. Каждое утро с тех пор, как он попал в столицу Империи, парень приходил в этот зал и садился в артефактный круг. Где и проводил пару часов в компании мастера Илия. А затем шло «закрепление материала». И если в ранних спаррингах мастер часто превращал юного ученика в отбивную, то теперь хуман держался вполне себе достойно. Ну, он так хотел думать.
     - В целом еще пару недель, и ты сможешь выйти на средний уровень, - неожиданно добавил старый кобольд, да так ворчливо, что хуман вспомнил своего давно почившего отца.
     Парень промолчал. Он то думал, что уже может топтать средний уровень, как хочет. Но реальность, похоже, была более неприглядной. Хуман еще немного посидел, послушал свое тело, что стремительно восстанавливалось после тренировки, и радостно улыбнулся. Пора собираться на вторую учебу. Казначейскую.
     - Мне пора, мастер Илий, - почтительно поклонился поднявшийся ученик. – Время.
     - Иди уж, - махнул рукой старик. – Завтра в то же время.
     Наскоро освежившись из бочки во дворе, парень, посетив раздевалку, выбрался на улицу. Око нещадно палило, свежий воздух, пахнущий морем, наполнял грудь, на душе было удивительно легко. Что-то должно сегодня произойти. Что-то хорошее, иначе и быть не может.
     До встречи с преподавателем экономики оставалось еще пару часов. Как раз, чтобы «особенному» ученику хватило на отдых от боевых тренировок и обед. Но есть не хотелось, на удивление. В первые дни в Империи юношу просто одолевал жор. А вот отдохнуть…
     Парень поправил перевязь и решительно отправился на набережную, что окружала весь Парящий Град. Строго говоря, набережной называли кромку острова. Но, поскольку столица Империи парила над внутренним морем, то и облагороженный Край стали называть набережной. Тут и пообедать можно, благо, закусочных полно.
     Опершись на парапет, парень посмотрел вниз. Там, лигах в десяти-пятнадцати лениво ворочалось море. Чуть подальше был виден лесистый берег и пару портовых городков на нем, сверкающих в лучах Ока белым камнем строений. Воздух пах свежестью и морем. И немножко лесом, хвоей.
     Парень обернулся и посмотрел на город. Тир-Небел-Торн тоже был построен из белого камня и радовал глаз. А вдали, на высоком скальном уступе, что в закатной оконечности острова, возвышалась величественная Имперская Цитадель. Главная крепость и резиденция Вечного Императора. Высоченная черная пирамида, как ограненный оникс, окруженная восемью черными башнями-минаретами, кажущимися на ее фоне тонкими спичками.
     Взгляд сам собой зацепился за седьмую башню. В голове всплыл не такой уж давний разговор с эдлером Даном тор Эшесом. Вводная, так сказать, от главы Сельмого Дома. Бр-р-р! Даже вспоминать неохота. От взгляда лорда-протектора сопли в носу замерзали. Но информацию третий сенешаль Императора дал важную. Стоит на досуге еще раз обдумать.
     Поспешно вытряхнув из головы всю шпионскую муть, парень прогулочным шагом направился к академии, где уже через полтора часа его будет ждать профессор экономики. Тоже кобольд, кто ж еще так разбирается в этой нудной науке. Хотя юноше знания о денежных потоках давались легко. То ли из-за того, что ему было интересно, то ли опять же из-за зелий. Что подозрительно, в первую половину жизни молодой хуман с кобольдами не встречался. А теперь прямо осадили.
     Парень тряхнул собранными в конский хвост густыми каштановыми волосами, что недавно отросли до неприличной длины, и постарался отвлечься. А что помогает отвлечься от любых неприятных мыслей? Девушки, конечно же. Благо, в Парящем Граде их хватало. Да что там, с возможностью продлевать за звонкое золото свою молодость в местной обители целителей все поголовно женщины могли быть девушками. И, что характерно, были.
     Улицы были заполнены молодежью. Самым старым из прохожих не дашь и сорока, да и то, как слышал молодой хуман, это просто мода на некоторую солидность в последнее десятилетие пошла. Ну не гоже главе рода выглядеть как сопливый юнец. Только единичные маргиналы, как мастер Илий, предпочитали выглядеть на свой реальный возраст. На этих мыслях парень взглянул на свои кисти, лишенные даже малейших признаков увядания, и довольно хмыкнул.
     С кистей взгляд соскользнул на декоративные наплечники, а оттуда на чеканный горжет. Еще одна вещь, подаренная лордом-протектором тор Эшесом. Отличительный знак имперского аристократа. Ага, теперь у него был свой собственный род, правда пока состоящий из него одного. Свое имение где-то на живописном, как говорят, Норкедане. И свой герб. Черный оскалившийся горный медведь, стоящий на задних лапах на белом фоне, над которым вычеканено воронье перо. На вопрос о пере, остальное парень худо-бедно мог трактовать, герцог ухмыльнулся и сказал, что юноша сам разберется. Так! Шелуху прочь! Девушки, и только девушки!
     Парень прогуливался по набережной, нос наслаждался свежим морским воздухом, глаза оглядывали прогуливающихся барышень. Некоторых – очень внимательно. Реакция была совершенно разной, но благосклонные улыбки и заинтересованные взгляды все же встречались чаще.
     Вот молодая хумана, прекрасная в своей естественности. Вот холодная аристократка-альвийка, напоминающая совершенную статую. А вот фигуристая кхуорра… Взгляд залип. Кхуорра была прекрасна. Стройные ножки, обутые в высокие кожаные сапоги, переходили в крутые бедра, обтянутые мужскими штанами. Тонкая талия, высокая грудь, красиво уложенные длинные волосы цвета припорошенного пеплом серебра. Не женщина – а мечта.
     Плечи девушки-мечты украшали аристократические наплечники. Такие же, как на паре приставших к ней кхуорров. То, что они были неприятны бледнокожей дворянке, было заметно по выражению симпатичного личика. Хо! Три отмеченных тьмой не поладившие между собой? Трое исчадий бездны, страшные сказки про которых наполняют ужасом сердца разумных, ругаются посреди улицы? Что должен делать любой благоразумный хуман, увидевший такое? Правильно…
     - Хороший день для смерти, - радостно-дебильно пробормотал парень и уверенным шагом направился к ожесточенно спорившей троице.
     - Теперь я глава рода, - надменно втолковывал девушке высокий кхуорр. – Ты обязана подчиниться!
     - Мой отец…
     - Твой отец не может повлиять на ситуацию, он в экспедиции, - сказал, как плюнул все тот же неучтивый аристократ. - Потому и сложил с себя полномочия главы дома. Так что эта карта крыта.
     - А Ворон, - тихо произнесла девушка. – Что скажет он?
     - Он не полезет во внутренние дрязги кланов, - сально ухмыльнулся молодой глава дома, демонстративно раздевая взглядом собеседницу. – К тому же ходят слухи, что бессмертный Ворон забросил свою Империю, и гуляет ронове знает где… А вот первый сенешаль Каэльаэр, с которым я удостоился беседы совсем недавно…
     - Ты говоришь крамольные вещи, - голос девушки задрожал от еле сдерживаемой злости.
     - И что? Кому какое дело? – глумливо продолжил кхуорр. – К тому же скоро мы будем дружной семьей, и ты станешь самой горячей сторонницей нового… правителя. А пока…
     - Да я скорее лягу под первого встречного, чем стану твоей подстилкой!
     Дернувшегося от оскорбления главу слегка развернуло, когда между ним и его спутником протиснулся здоровенный хуман. И пока кхуорр набирал воздуха для гневной речи, хуман ловко встал перед кхуоррой на колено и, протянув той руку, зачастил:
     - Ну зачем же так, милая девушка. Выходите лучше за меня. Мой род еще молод, но достаточно перспективен. Да и сам я красавец хоть куда. К тому же – настоящий глава, не чета этому напомаженному хлыщу.
     По мере излития словесного потока черные глаза кхуорры последовательно выражали раздражение, удивление, неверие, радость и, наконец, злорадное веселье. Кхуорра вложила изящную кисть в протянутую лапу хумана.
     - А почему бы и нет, - улыбнулась она. – Ты меня устраиваешь, как пара, красавчик. Пойдем, тут недалеко храм есть.
     - Ты не посмеешь! Смешать кровь с хуманом?! Да я теб…кхмм…
     - Что ты там сказал, недалекий? – змеем прошипел парень, слегка царапая горло оппонента кончиком клинка, что слишком быстро появился в руках. – На арене повторишь?
     - Хоть бы вызов нормально бросил, деревенщина, - процедил кхуорр, безуспешно стараясь отодвинуться от опасного острия.
     Парень ловко убрал клинок в ножны и выпрямился. Слегка загородил забеспокоившуюся Миранду широким плечом от ее сородичей. Оглядел уже собирающуюся толпу зевак и хмыкнул.
     - Прошу простить мою неотесанность. Хотя нет, не вздумай даже, - парень слегка поклонился. – Меня зовут Хален тор Строг, граф Норкеданский. Ты оскорбил меня и мою невесту. Я требую поединка.
     - Мириарин Порыв Ветра. Оружие – сталь.
     Не удивительно, Хален на мага похож не был. Предложи кхуорр магию – позора бы не избежал. Хотя, он и так не избежит.
     - Место, малая дуэльная арена. Через неделю. Утром. Условия победы обговорим на месте.
     На том и разошлись.
     - Ты не удивлен, - констатировала Миранда, намекая на свою внешность.
     - Пообщался тут на досуге с Даном тор Эшесом, посмотрел на твоих сородичей для тренировки.
     - И как я тебе?
     - Я сейчас ослепну от твоей красоты.
     - Фу, как банально.
     - Зато чистая правда.
     - Прощен, - улыбнулась бледнокожая девушка, позволив парню взять себя под руку.
     До площади с расположенной на ней церковью шли молча, просто наслаждаясь присутствием друг друга.
     - К Хелене потом сходим?
     - Вряд ли, - голос девушки погрустнел.
     - Что-то случилось? Она разве не с тобой? – обеспокоенный отец посмотрел своей избраннице в глаза.
     - Меня убили. Я тут через купель оказалась. Как и ты, - потупилась Миранда. – Там целыми королевствами за твоей дочерью гоняются. Вот недавно закрылась купель Ррыча, а ведь он последний, кто с ней оставался. Остальные уже тут.
     - Так что, ее схватили? – Хален похолодел.
     - Пока нет. Недавно весточку от Лира получили. Без подробностей, но что он снова с Хеленой, уже знаем. И что им нужна помощь.
     Парень от таких новостей присел на кованую лавку.
     - Снова? Помощь?
     - Ох, про «снова» долго рассказывать, - присела девушка рядом и обняла почти своего мужчину. – А про помощь… Тут политика. Запретить нам не могут, все же по приказу Вечного Императора нам обязаны оказывать содействие. Но вот затягивают все процедуры как могут. Чувствуется потная ладошка первого сенешаля. Пока нам на руку – через сутки очнется няв, тогда и начнем гайки закручивать.
     - Да уж, вывалила ты мне новостей, - Хален запустил руку в свои волосы и слегка подергал. - Вот я чего не пойму во всей этой истории. Зачем моя семья понадобилась этому ваш… кхм… нашему Вечному Императору?
     - Ну, не вся ваша семья, - несмело улыбнулась Миранда. – Твоя дочь ему нужна. Ты так, комплектом.
     - А она зачем?
     - Всего не знаю, Ворон обычно преследует несколько целей, - пожала плечиками девушка. – Но из самого очевидного – ты же сам одобрил их помолвку. Еще от Ситры защищал.
     - А, понятно… - растерянно пробормотал Хален, но тут же вскинулся. – Так, подожди! В смысле, сам одобрил?!
      ***
     Хелена сидела у костерка и занималась привычным в своей новой жизни делом. Плакала. По тенту моросил мелкий дождь, вокруг поляны темной стеной стояли деревья, слегка шурша вечнозеленой хвоей, и только небольшой кусочек неба слегка посветлел, намека на далекий еще рассвет.
     Девушка посмотрела на перстни – единственный камень оставался целым. Пока. Надолго ли? Руки сами потянулись к оставшейся провизии и отправили в рот кусочек вяленного мяса. Одиночество, слезы и голод. С недавних пор постоянные ее спутники. И если голод можно было объяснить «перестройкой организма под действием алхимических препаратов», а слезы – потерями, то одиночество объяснить было нечем. Задавать небу и Эн-Соф вопросы девушка уже тоже устала. Ответов все равно не дождаться. Осталось только плакать, есть и ждать.
     Время, что Ррыч отвел под ожидание, постепенно выходило. Дрова закончились. Нужно бы еще за хворостом сходить, да только разве найдет городская девушка в лесу дрова. А уж найти сухие – и вовсе невыполнимая задача. И тут небо хмурое небо озарилось яркой белой вспышкой, на миг отпечатав в глазах Хелены все окружающие предметы и деревья. А когда девушка проморгалась и вытерла слезы, оказалось, что камень в перстне нява уже рассыпался. Ну вот и все. Теперь она совсем одна.
     Нет, Хелена понимала, что Ррыч пошел на смертельно опасное дело, но надежда грела душу едва теплившимся угольком. И вот жестокий мир забрал последнего ее спутника. В груди разлился холод и девушка замерла. Больше не хотелось ничего. Не к чему стремиться. Некуда бежать. Только пепел на месте сердца, и безысходность, давящая на плечи тяжелым бременем. Сколько Хелена так просидела, не сказала бы и она сама. Время тянулось, словно карамель в горшочке у повара.
     В себя девушка пришла неожиданно. Костер превратился в тлеющие угли и едва грел, кончик носа и руки совсем озябли. Небесная хмарь превратила утро в стылый сумрак, где каждая тень казалась чем-то большим, чем была. Но вот среди деревьев почудилось неверное движение. Вот, что ее насторожило. Она не одна на этой поляне! Ее нашли! Сердце бешено забилось в груди. Разум охватил страх. А вот тело… Тело не стало покорно ждать. Девушка тихо, с несвойственной плавностью, поднялась на ноги и слегка присела. Руки умело выхватили пару изогнутых клинков Листа. Пальцы ловко крутнули орудия убийства и сжали клинки обратным хватом.
     Секунды растянулись до бесконечности. Глаза лихорадочно обшаривали стену леса, выхватывая все больше деталей. В ушах стояла тишина, разбавляемая дробным стуком сердца. Еще не время. Нет. Нет. Вот! Ноги резко послали тело вперед, как только глаза увидели неясный силуэт разумного. Сблизившись с противником, Хелена нанесла два четких быстрых удара и отскочила. Уши услышали запоздавший звук стали. Удары отбили? Не беда.
     - Подожди… - донесся до девушки приглушенный и странно знакомый голос.
     Но тело не хотело слушаться мечущегося в страхе разума и пошло в атаку. Еще два удара были отбиты, а затем в лицо что-то прилетело и опустилась темнота.
     Сознание возвращалось медленно. Девушка почувствовала. Что ее несут. Как тогда, при побеге из тюрьмы, на плечах. В живот и левый бок упиралась чья-то голова, спину подпирал, видимо, рюкзак. Сил не было даже глаза открыть. Чем это ее приложили? На этой мысли Хелена снова впала в беспамятство.
     На этот раз девушка пришла в себя рывком. Но глаза открывать не спешила. Она лежала на земле, на одеялах. Одеялом же и была прикрыта. За спиной весело трещал костер. Вкусно пахло какой-то мясной похлебкой. Звякнул котелок, и Хелену продрало морозом по спине. Кто бы ее не оглушил, он здесь. В паре локтей. Девушка проверила руки, не связана. Да и голос, что тогда звучал, кажется она его узнала.
     - С добрым утром, - послышался тихий и слегка утомленный баритон. – Как спалось?
     - Чем это ты меня? – вырвалось у Хелены.
     - Ох ты! А как же «Где ты был?!» и «Почему ты меня оставил?!».
     Девушка присела и открыла глаза. Лир зачерпнул ложкой ароматное варево, слегка подул и отправил в рот, довольно прищурившись. Лицо у ее парня было бледным и слегка помятым, как у долго не спавшего хумана. Под глазами наметились синие круги. Но в целом суженый выглядел бодрым. Болезненно бодрым. Лагерь Лир разбил на краю леса, впереди, насколько хватало глаз, виднелись луга с пожухлой травой и холмы. С чистого неба на девушку смотрело Око. Это сколько ж она спала?
     - Я понимаю, что ты не стал бы просто так поступать так… как поступил, - косноязычно получилось.
     - Сонный аркан, - ответил парень. – Кушать будешь?
     - Конечно, - поднялась девушка и, подойдя к Лиру, обняла его, зарывшись носом в его рубашку. – Как хорошо, что ты пришел.
     - Я не мог не прийти.
     - Я знаю. – вечность бы так стояла, в его руках. - Я ждала.
     - Давай поедим, - разомкнул объятья парень. – Алхимия в тебе должна требовать много пищи.
     - Так и есть. Я уже растолстеть боюсь.
     - Судя по тому, как ты меня чуть на ленты не порезала, растолстеть тебе не грозит, - ухмыльнулся Лир.
     - Я не могла остановиться, - девушка благодарно приняла полную тарелку густого супа из рук любимого. – Прости.
     - Да будет. Стресс пробуждает умения, и контролировать такой всплеск очень трудно. Кушай.
     Хелена благодарно кивнула и принялась аккуратно есть, изо всех сил стараясь не торопиться.
     - Тяжело было? – спросила девушка, утолив первый голод.
     - Ну, не особо, - махнул ложкой Лир. – Бывало и хуже.
     - Поделишься?
     - Как-нибудь потом, - поморщился от неприятных воспоминаний парень. – Если кратко, то пошумел и убежал. А потом еще долго-долго бежал.
     - Что дальше будем делать? – по телу разливались сытость от вкусной еды и покой от присутствия близкого человека.
     - Дальше? Пойдем к Краю. И нам будут активно мешать, скорее всего, - парень внимательно посмотрел на девушку. – Еще ничего не закончилось.
     - Жаль, - погрустнела Хелена. – Хотелось бы, чтобы все это поскорее прошло. И так уже слишком много разумных погибло.
     - Я тут, пока ты спала, одним артефактом воспользовался, - Лир протирал тарелки об траву, совсем как Ррыч недавно. – Одноразовым. Поговорил с Мирандой. Так вот, все живы. И даже наш доблестный рыжий няв через несколько третей встанет в строй.
     - Это же отлично! – улыбнулась Хелена, а на душе стало легко-легко. – Кстати, раз уж речь пошла о нашей общей подруге... Лир, ты кто такой?
     - Интересный вопрос, - помолчав ответил парень и внимательно посмотрел на девушку, отвлекшись от укладки рюкзака. – Уточнишь?
     - Ну, какой ты расы?
     - Ох уж эта Миранда. Давно ее по аппетитному заду никто не лупил.
     - Не уходи от темы.
     - А может…
     - Потом как-нибудь? Нет. Не надейся даже.
     Лир оторвался от рюкзака и присел к костру. Потер подбородок. Пошевелил угли палкой.
     - Понимаешь, это не совсем моя тайна. Точнее, совсем не моя, - сбивчиво начал парень и, увидев что-то в глазах Хелены, торопливо продолжил. – Но что смогу – расскажу.
     Хелена видела. Что слова даются Лиру нелегко, но решила его дожать. Вообще, странно, что неустрашимый командир темных, не побоявшийся выйти в одиночку против немаленького отряда, вдруг мнется перед ней, явно побаиваясь что-либо о себе рассказывать. Он выглядел таким милым в своей растерянности, что девушка не удержалась. В пару шагов обойдя костерок, Хелена, навалившись Лиру на спину, обняла своего любимого. Положила голову ему на плечо и увидела прямо перед глазами Лирово ухо. Не трогать мочку не было сил. Кусь!
     - Ах ты лисица! – воскликнул от неожиданности парень.
     Затем ловко развернулся и завалился на спину, увлекая девушку за собой. Губы парня нашли девичьи губы. Оторвались друг от друга они не скоро.
     - И все же?
     - Настырная ты, - улыбнулся Лир. – Я полиморф.
     - Не знаю такой расы, - нахмурилась Хелена, устраиваясь на груди парня поудобнее.
     - Это не раса, а, скажем так, свойство, - пояснил тот. – Расу пока назвать не могу, извини.
     - Ну хоть что-то. Еще бы я понимала, что это означает.
     - Могу принимать вид любого разумного, - Лир слегка замялся. - Мне только немного живой крови нужно.
     - И в меня можешь превратиться? – удивилась девушка. – И что там про кровь?
     - Не в тебя, - серьезно кивнул парень. – В девушку. Только кровь должна быть свежей. Только из жил.
     Лежать на своем парне было очень приятно. Девушка не раз слышала об этом от своих приятельниц, что тайком от взрослых обсуждали парней и… всякое. И вот теперь ее захватило одно конкретное, но постыдное, желание, попробовать кое-что. В качестве тренировки, не более. Она не развратница какая, но хочется же. Все же они почти муж и жена. Да и обстановка располагает. Набравшись смелости, девушка плавно уселась на бедра своего парня. И тут же почувствовала «то самое». В душе пылал коктейль из стыда и возбуждения, сердце забилось быстрее, глаза заблестели, а на щеках выступил румянец. Ну и низ живота неожиданно стал наливаться приятной теплотой. Ой!
     - Ого! – девушка с неподдельным интересом посмотрела на любимого. – И кто же тот парень, чье лицо ты забрал сейчас?
     - Ничье, - Лир слегка нахмурился. – Ты не могла бы… ну… как-нибудь по-другому сесть. А то вскоре мне будет сложно сдерживать свою заинтересованность.
     - Да уж. Я уже неплохо чувствую твою «заинтересованность», - коварно улыбнулась разрумянившаяся девушка, поерзав аппетитной попой. – Я ничего не поняла.
     Лир скорбно вздохнул.
     - Понимаешь, кровь нужна для того, чтобы обратиться в разумного. Не конкретного разумного. А так-то я могу любую расу имитировать. Я сейчас выгляжу как я настоящий, только с поправкой на хуманский облик.
     Девушка критично оглядела своего любимого.
     - Знаешь, подруга прямо с каким-то придыханием рассказывала о том, какой ты… - девушка пошевелила пальцами в воздухе, пытаясь подобрать слова.
     - Красивый? Великолепный? Прекрасный? – усмехнулся парень, но в темно-карих глазах отразилось ожидание. – Разочарована?
     - Нет, что ты! – виноватая Хелена выглядела очень мило и знала об этом. – Ты очень красивый! Просто я ожидала чего-то более эффектного.
     - Ну, красота – это не только внешность. Ты еще слишком молода, чтобы понять это, - брякнул и мысленно сплюнул. Да что же это у него язык то за зубами не держится.
     - Так. А лет тебе сколько?
     Только Хелена решила продолжить допрос, как поняла – поздно. Лицо парня стало суровым, губы сжались, а посерьезневший взгляд был направлен куда-то в небо над плечом девушки.
     - У нас гости, - Лир мягко снял девушку с себя. – Не забудь про ножи.
     Хелена белкой скакнула к своим одеялам и выхватила из них перевязь, которую тут же умело пристроила на бедра. И только потом подошла к Лиру, что уже прикреплял свои бессменные мечи на поясе. Встав с любимым бок о бок, подняла голову, пытаясь разглядеть очередную угрозу. В небе парили точки. Пару дюжин навскидку.
     Страха не было. Ну, пока. Устала девушка уже бояться, да и любимый рядом. А вот раздражение на неведомых дураков, что прервали такую интересную во всех смыслах беседу – еще какое. Кровь аж кипит!
     - Кто это?
     - Неприятные и желанные гости, - невесело ухмыльнулся парень. – Но конкретно сейчас мне не хотелось бы с ними встречаться.
     - Бежим?
     - От этих не убежишь.
     Точки в небе. Тем временем, превратились в золотистые пятна. А потом в каких-то летающих животных. А затем в сказочных грифонов. Вот только лица у этих животных были вполне себе хуманские, но цвета золота и очень красивые. И только разглядев эти лица девушка поняла, кто решил заглянуть на костерок. Поняла и ужаснулась, хотя еще недавно была готова порвать любого. Хелену начала бить крупная дрожь.
     - Не нужно так нервничать, любимая, - Лир приобнял девушку за плечи. – Все не так страшно, как кажется.
     Слова суженого и его присутствие быстро привели девушку в себя. А может быть и волна покоя, внезапно возникшая в сердце и окатившая Хелену с головы до пят. Хелене даже показалось, что спокойствие пришло как бы извне, от Лира. Между тем крылатые львы приземлялись вокруг парочки хуманов. Золотые вспышки скрывали грациозных животных, на месте которых появлялись светорожденные в своих любимых пустынных нарядах. Все были одеты в кафтаны, у кого-то с рукавами, у кого-то без. Девушка помнила еще из объяснений отца, что без рукавов по пустыне ходили только воины. А еще, что статус пришедших определяется по количеству перьев на тюрбане.
     Наконец все джевеодан приземлились. У всех, и мужчин, и женщин, было по одному перу. И только самый представительный светоликий, одетый в белые одежды, носил на голове три пера. Выглядел он так же молодо, как и все остальные. Но усталые его глаза, казалось, видывали пыль веков. Он и вышел вперед.
     - Приветствую тебя, племянник, - с легкой улыбкой поприветствовал дже-лорд Лира. – Давно не виделись.
     Племянник?! Лир что, из народа светорожденных? Да не, не может быть. Хотя…
     - Зачем пришел? – лицо хумана выражало все что угодно, но только не радость встречи.
     - Как грубо, племяник. – ничуть не смутился джевеодан и широко улыбнулся. - Так-то ты встречаешь своего дядюшку Наэата?
     - Дядюшкой ты мне был ровно до тех пор, пока не убил моих родителей. В том доме, где тебя принимали, как родного, - презрительно скривил губы Лир. – Так что лучше ты будешь, хм, предателем Наэатом? Вероломным убийцей Наэатом? Подонком Наэатом? Даже не знаю.
     У Хелены даже дыхание перехватило. Так разговаривать с самими посланниками Эн-Соф?! Да кто такой ее суженый, раз позволяет себе такое? Да и джевеодан ему такое позволяют. Стоят с непроницаемыми лицами, как будто ничего особенного не происходит.
     - Ничего-то ты, щенок, не понимаешь. Даже хорошего отношения к себе, - с золотистого лица дже-лорда пропали все эмоции. – Но даже ожидая такой прохладный прием, я приготовил тебе подарок, племянничек.
     С этими словами джевеодан достал из петлицы поразительной красоты хрустальный цветок. Что тут же заиграл в лучах Ока цветными бликами.
     - Уз-караш? Поединок чести? – иронично хмыкнул Лир. – А получше ничего не придумал? Опомнись. У тебя же нет чести.
     - Древний, - раздался звонкий юношеский тенор. – Ты ведешь свою игру. Нарушаешь договоренности.
     - Ты ничего не понимаешь, Азаон, отступи, - глубокий бас дже-лорда подавлял, заставляя соглашаться против воли.
     - Никто-то тебя не понимает вокруг, - хохотнул Лир. – Жестокий мир.
     - Я буду вынужден сообщить совету поколения о твоем самоуправстве, древний.
     - Делай, как знаешь, Азаон, - безразлично бросил Наэат и повелел. – Руавель!
     Где-то на краю зрения метнулась тень, и вот Хелена уже в хитром захвате, а нежную шею щекочет бритвенно-острый кончик золотистого, в цвет кожи владелицы, кинжала. Сама же девушка под принуждением медленно отступает от любимого. В нос ударил яркий запах спелых яблок. Лир хмуро посмотрел на Хелену и зло на дже-леди, что так ловко захватила заложницу. Затем снова повернулся к «дядюшке».
     - Это ты мне так выбирать помогаешь? – мрачно произнес он.
     - Создаю мотивацию. Это довольно просто – создавать у низших мотивацию, - согласился с ним дже-лорд. – С тобой тоже получится, я уверен.
     Хелена дернулась в попытке освободиться, и кинжал чиркнул по коже, вырвав из девушки болезненный стон. Лир тут же вскинулся. Затопленные тьмой глаза ожгли Руавель яростью, заставив ту на мгновение отшатнуться. Еще секунду назад обычный недовольный хуман превратился в неведомого жуткого хищника.
     - Я. Убью. Тебя, - веско произнес парень.
     - Нет, нет, нет, - нараспев проговорил Наэат. – Сначала с тобой побеседую я.
     - Мне нужны гарантии.
     - Пока не завершится уз-караш, девушка будет жива. Мое слово, - в голосе дже-лорда звучала издевка. – А вот после… Как пойдет. Все будет в твоих руках. Или, что вернее, в моих.
     - Хотелось бы что-нибудь более весомое, чем слово предателя, - Лир принялся стаскивать с себя перевязь.
     Парень снял жилет, наручи и сорочку, полностью оголив рельефный торс. Аккуратно сложил вещи возле рюкзака и подхватил освобожденные от ножен Перо и Когтя. С другой стороны значительно расширившегося круга джевеодан Наэат зеркально повторял движения хумана. Разве что клинок у «дядюшки» был один и сверкал на солнце полированным золотом.
     - Ты готов? – разнесся над поляной бас.
     - Готов, - уверенно ответил Лир.
     Но Хелена чувствовала, что на душе у парня неспокойно. Видимо тот не был уверен в победе, но и отступить не мог.
     - Твое участие добровольно? – Наэат явно произносил ритуальные фразы.
     - Добровольно, - подтвердил Лир, бросив выразительный взгляд на Хелену.
     - Тогда начнем!
     Цветок в пальцах джевеодан издал мелодичный звон и сломался. Вокруг противников сомкнулась хрустальная на вид сфера. Наэат что-то еще говорил, но звук как отрезало. В этот момент аромат яблок усилился. Хелена скосила глаза и увидела Азаона, что подошел вплотную к Руавель. Девушка тут же перевела взгляд на сферу, где Наэат, гадостно ухмыляясь, продолжал беззвучно разглагольствовать, а Лир угрюмо слушал.
     - Руавель, ты играешь с огнем, - тихо произнес Азаон. – Ослабь захват.
     - Ты мне не указ! – презрительно фыркнула та мелодичным голосом.
     - Руавель, я понимаю, что тебя посвятили в воины не от избытка ума, - гнул свою линию светоликий. – Но пойми, он реально тебя убьет.
     - Сначала пусть выживет в поединке со старшим! – в том же тоне отозвалась дже-леди. – Хуман уже труп. Древний его на ремни порежет.
     - Все не так однозначно, Руавель, - покачал головой Азаон. – И он – не хуман, и мастерство его тоже неизвестно, и цели, что преследует древний – нам неведомы. Впрочем, решать тебе.
     Азаон отошел и встал неподалеку. Девушка подумала, что такая упрямая и, похоже, не очень умная дже-леди не станет слушаться своего соратника, да еще и не воина, судя по рукавам. Однако, вскоре Хелена почувствовала, как ослаб захват, а зазор между кожей и кинжалом значительно увеличился. Это зря, теперь так просто удержать заложницу не получится. И все же слова светоликой зацепили, Хелена забеспокоилась еще сильнее. Под куполом, между тем, два воина нарезали круги друг напротив друга. Дже-лорд шел нарочито расслабленно, небрежно помахивая изогнутым клинком. Лир же был напряжен, как тетива лука, и крепко сжимал рукояти своих парных клинков.
     - А что такое уз-караш? – задала Хелена вопрос в воздух.
     - Закрой рот, низшая! – джевеодан тряхнула девушку так, что у той зубы лязгнули.
     - Не стоит быть неучтивой, Руавель, - тут же вклинился Азаон.
     - И ты заткнись!
     На что светоликий только нарочито закатил глаза.
     - Уз-караш – это поединок чести и одновременно артефакт, - принялся объяснять Азаон. – Создает вокруг поединщиков купол. Гарантирует, что умерший не возродится в купели душ или каким-нибудь другим способом.
     Вот теперь Хелену пробрало. Это что же? Если Лир сейчас умрет, то все? Никакой надежды?
     - Во время Войны Перворожденных артефакт пользовался популярностью среди моих сородичей, - вещал между тем приятный тенор златокожего юноши. - Сами-то мы купели не используем, а вот савваарти очень даже любили продлевать себе жизнь.
     Наконец Наэату надоело бродить кругами. Вскинув длинный, немного изогнутый клинок, дже-лорд сделал стремительный выпад. Противники сошлись, и тут же отскочили друг от друга. На груди Лира появился порез, который, впрочем, начал стремительно затягиваться. Джевеодан же вышел из пробной схватки чистым. Еще немного покружили. И снова сшиблись. На этот раз золотистый клинок пробил насквозь плечо Лира, заставив того выронить Перо, а Хелену вскрикнуть и закусить губу.
     Парень слегка развернулся и прижал раненную руку к телу, мешая достать клинок. А затем с невероятной скоростью несколько раз вонзил Коготь в сердце дже-лорда. Снизу вверх. Из подреберья. Хелена и сама бы лучше не сделала, чувствовалась одна школа. Наэат осел, упав на колени и утянув с собой Коготь, торчащий из груди. Купол со звоном пропал. Хелена облегченно выдохнула сквозь стиснутые зубы.
     - Ты поддался, - хмуро заметил Лир.
     - Да, - лицо дже-лорда дышало обретенным покоем. – Так и есть. Это, если хочешь, извинения.
     Лир сплюнул, выражая свое мнение на тему подобных извинений. Затем аккуратно вытянул золотистый клинок из плеча и отбросил его.
     - Не подумай лишнего. Я все так же ненавижу тебя, - улыбнулся Наэат. – И каждый из моего поколения, что еще коптят это небо, тоже тебя ненавидит.
     - Не так много вас осталось.
     - Это да. За последние пять веков ты здорово проредил моих братьев и сестер, - в голосе джевеодан слышалось… одобрение? – Но ты должен знать, что нас обманули. То истребление, та ненависть – все наносное. Во всем виновата наша природа. И наше скудоумие.
     - Цена высоковата, не находишь?
     - Нахожу, - повинился Наэат заплетающимся языком и сплюнул золотистую кровь на траву. – Но сделанного не вернешь. Не будь таким злым, племянник. Не стоит жизнь того, чтобы тратить ее на месть. Уж я то знаю, о чем говорю…
     Лир хотел еще что-то возразить, но Наэат как-то обмяк. Со стороны круга подошли четверо светоликих и, не обращая внимания на хумана, осторожно подняли тело древнего. И унесли, оставив на траве Коготь, измазанный золотой кровью. Хелену подтолкнули, и они, с Азаоном и Руавелью, подошли к Лиру, остановившись локтях в пяти от вытирающего Коготь парня. Любимый выпрямился, перехватил Коготь обратным хватом и спросил:
     - И что теперь?

Глава 10

      - Кролик, а это случайно не ты?
      - Нет, не я!
      Год 1547 от основания Империи. Страдень. День тринадцатый. Рассветная треть.
     - И что теперь?
     Лир стоял вполоборота к подошедшим светоликим. Раны на груди и в плече уже не кровоточили и бодро заживали. Хелена с беспокойством и удивлением смотрела на любимого, не забывая медленно, по чуть-чуть, тянуть пальцы к рукояти ножа.
     - Кое-что обсудим и разойдемся, - произнес Азаон. – Ко всеобщему удовлетворению.
     - Хочешь предложить сделку? – Лир смотрел спокойно, но в голосе слышалась враждебность. – Ты же, в отличие от остальных, похоже знаешь, как я недолюбливаю ваш род.
     - Ну, хорошей сделке твое отношение не помеха, - улыбнулся дже-лорд. – Ты как политик, должен достойно оценить наше предложение.
     Парень не сдвинулся ни на пядь, не изменил стойку. И в лице не поменялся. Все еще ждет нападения?
     - Какой-то ты несговорчивый, - деланно вздохнул Азаон.
     - Я все еще не слышу сути. Любите вы, желтокожие, языком почесать попусту.
     - И неучтивый, - заключил дже-лорд. – Ну хорошо. Предложение такое. Мы оставляем девушку в живых, а платой возьмем сущую безделицу. Твою жизнь.
     Над разумными разлилась тишина. Хелена замерла от пробравшего ее холодного липкого страха за любимого. Тот может и согласиться же. Лир прикрыл глаза, что-то обдумывая. Азаон все так же открыто улыбался, вот только теперь его радость отдавала глумлением, как свежее на вид мясо легкой тухлецой. Руавель ровно дышала девушке в затылок. Молчание затягивалось. Девушка знала, что Лира не устраивает не один вариант, а потому он ищет выход. Но судя по всему не находит. Пальцы Хелены крепко ухватили рукоять ножа. Но действовать было страшновато, пока что…
     - Ты слишком долго думаешь, хуман, - поторопил Лира Азаон.
     - Да что ты с ним миндальничаешь! – зло рыкнула Руавель, прижимая лезвие к шее девушки. – Прирежу эту низшую и все дела.
     А в душе Хелены жгучей волной полыхнула ненависть. Сколько можно то? До каких пор все, кому не лень будут угрожать и забирать жизни ее близких! Не бывать этому. Девушка снова дернулась в захвате, но на этот раз не произвольно, а расчетливо. Кинжал чиркнул по нежной коже, горячая влага потекла по шее. Дже-леди постаралась усилить захват и, одновременно, отдернуть клинок от шеи заложницы. Получив немного свободы, Хелена не медля вытянула боевой нож Листа из ножен и с силой вонзила его в бедро светоликой. Руавель отшатнулась, а Хелена, с каким-то злобным удовлетворением, повернула клинок в ране. Захват на мгновение пропал. Девушка присела и, не забыв выдернуть нож, скакнула в сторону Лира. Где и встала за его плечом.
     За несколько ударов сердца расстановка сил поменялась. Пара джевеодан хлопотали над рычащей от ярости Руавель, пытаясь остановить золотистую кровь. Кровотечение, почему-то, останавливаться не спешило. Лир выставил Клык вперед, загораживая Хелену плечом. Хотя сама смена обстановки казалась бессмысленной - парочку окружали джевеодан с обнаженными клинками. Правда теперь на Лира давить станет сложнее. Азаон, все так же приветливо улыбаясь, смотрел на низших.
     - Склоняюсь перед вашим мастерством, - дже-лорд и в самом деле слегка склонил голову. – За такое короткое время обучить неумеху так владеть своим телом и оружием – на это способен только мастер. Но, к сожалению, ничего особо не изменилось. Условия те же, что выберешь, хуман?
     - Как шея? – тихо спросил Лир.
     - Царапина, не волнуйся, - прошептала Хелена, хоть рана и причиняла довольно сильную боль.
     Девушка слегка приобняла любимого и аккуратно постучала кулачком по животу Лира, привлекая внимание. Парень опустил взгляд, увидел зажатый в руке любимой нож, измазанный золотистой кровью. Бросил взгляд на раненную Руавель, непростые видать у Листа клинки, раз до сих пор вылечить не могут, и довольно хмыкнул.
     - Лисица, - одобряюще прошептал Лир, принимая клинок.
     Потом поднес нож к лицу и демонстративно лизнул золотистый ихор. Большинство джевеодан перекосило. Кого от отвращения, кого от ярости. Темный же демонстративно очистил лезвие от крови светоликих и вернул нож владелице. А затем расхохотался.
     Под кожей парня побежали странные бугры, неприятные на вид. Потом раздалось несколько противных щелчков, как будто ломали хворост. Джевеодан в замешательстве отошли на пару шагов, ощетинившись клинками. За их спинами пара перворожденных пытались удержать рвущуюся в бой раненную Руавель. Кожа Лира стремительно обретала золотистый оттенок, на полголовы увеличился рост, выцвели волосы, превратившись в медную проволоку, вокруг разлился медвяно-яблочный аромат.
     Хелена ожидала, что суженый превратится в Руавель, но тот превзошел ее ожидания. В конечном итоге перед ошеломленными джевеодан оказался их сородич, аура власти которого просто подавляла.
     - Да. Столько лет я пытался добыть еще теплую кровь джевеодан. А тут такая оказия – сами принесли, - прозвучал мелодичный баритон довольного дже-лорда. – Ты проиграл, Азаон. Эта партия за нами.
     - Так и есть, древний, - почтительно поклонился молодой дже-лорд. – Так и есть. Но мы еще встретимся. Нерея тесна.
     - Я убью тебя, тварь! – все никак не могла успокоиться Руавель.
     Дже-леди проломилась сквозь стену из светоликих и, хромая, подошла к Лиру. Изящный золотистый клинок с легким шелестом покинул ножны. Руавель широко замахнулась. Хелена с интересом наблюдала, как дже-леди борется с собой, но завершить удар просто не может. Азаон неодобряюще покачал головой. Спокойно стоявший Лир слегка наклонился, посмотрел в глаза разъяренной девушке и сочувствующе спросил:
     - Что? Не выходит?
     - Р-р-р-ра!!
     - И не выйдет. Вы не способны убить своего старшего. Я это знаю. И ты это знаешь.
     Обезумевшая от ненависти светоликая все еще пыталась совладать с собой и зарубить мерзкого хумана. Еще немного понаблюдав за рычащей статуей, Лир просто и без затей ударил дже-леди в лицо. От чего та обмякла и упала в беспамятстве.
     - А она упорная.
     - Скорее – упертая, - произнес Азаон. – Так или иначе, ты прошел испытание, древний. Я видел, что ты уже готов был согласиться на неприятный размен. Береги девушку – она ключ. И – до встречи.
     - Лучше бы тебе до этого не доводить, - попрощался Лир.
     Через полчаса Хелена сидела возле костра и потирала здоровую шею, которую Лир походя исцелил каким-то арканом. Казалось, ничего не изменилось. Все тот же недалекий лес, все та же холмистая долина, залитая лучами восходящего Ока. Все тот же костер, все тот же Лир напротив. Даже плед на месте. И только далекие точки в небе напоминают о том, что полчаса назад здесь происходило. И слегка зудящая шея.
     - Интересно.
     - Интересно? – возмутилась Хелена. – Интересно?! Да я горю вся! Как?!
     - Ну а на что ты рассчитывала. Когда тянула мне кровь этих «возвышенных»?
     - Все знают, что светоликие не убивают своих. Хотела спасти тебя. Я уже устала от смертей.
     - Я ценю, - мягко улыбнулся Лир. – Но я увидел другой шанс.
     - Почему они так просто отступили?
     - Старшее Поколение. Я принял образ древнего. Они почуяли, - парень рассеянно поворошил угли. – А противиться древнему они не могут.
     - Да как ты вообще мог превратиться в этого их «древнего»? – удивилась Хелена. – Кровь то была от младшей, если я правильно поняла.
     - Так и есть, но я по возрасту подхожу, - Лир отвечал, явно думая о чем-то другом. Потому и проговорился. Опять.
     - Погоди, - нахмурилась девушка. – Это сколько же тебе лет? Ты ведь так и не ответил!
     - Ой.
     - Давай-давай, рассказывай.
     - Милая. А мы не могли бы отложить этот разговор, а?
     - Милая, значит, - промурлыкала Хелена. – Ну ла-а-адно. Только мне не нравится, что ты все самое интересное постоянно откладываешь, так и знай.
     - Хеленочка, я все-все расскажу, обещаю. Просто долго это все. Да и не уверен я…
     - Что я тебя приму таким, какой ты есть? – подобравшаяся к суженому девушка оставила на его щеке мягкий поцелуй. – Зря беспокоишься.
     - Ох, позволь уж мне самому решать, ладно?
     - Я подумаю, - девушка снова обняла своего мужчину. – Что теперь?
     - Нам нужно к Краю, там нас ждут, - Лир вновь взялся шуршать углями. – Вот только ждут нас не только темные. Орден читает наш маршрут, как будто им на карте чертят. Потому весь край на день в обе стороны, скорее всего, перекрыт.
     - Опять пробиваться будем? Опять кровь? – настроение разом упало. - Но нас всего двое.
     - Попробуем без крови. Я тоже устал от смертей. Но надежды на благополучный исход мало.
     Слова закончились. Еще немного насладившись близостью друг с другом, молодые хуманы принялись сноровисто сворачивать стоянку.
     - Тронулись? – Лир критически оглядел Хелену.
     - Тронулись, - кивнула та.
     И они пошли. Лир на ходу снова принял облик дже-лорда.
     - Не похож. Одет не так.
     - Знаю, любимая, - к Лиру вернулась его невозмутимость. - Слабое место, но может сойти. Или хотя бы уменьшить количество охотников.
     Любимая… Стало тепло на душе. Опять. Вечно готова слышать это слово от него.
     - А с остальными что будем делать?
     - Вот, возьми, - Лир протянул Хелене маленький каменный шарик, густо исписанный глифами. – У меня есть один аркан, не раз спасавший мне жизнь. Когда вокруг станет темно, крепко сожми в руках и скажи «светлячок, проведи». А потом иди за ним.
     - А ты? – обеспокоенно спросила девушка. – Звучит так, как будто ты решил повторить поступок Ррыча.
     - Нет, что ты, - парень остановился и посмотрел Хелене в глаза. – Я буду рядом. Не оставлю тебя.
     Та лишь молча кивнула. Если не верить самому близкому разумному, то кому вообще можно верить?
     Когда Око стало ближе к зениту и вплотную приблизилась светлая треть, в которую все нормальные разумные спят, путники наконец увидели Край. И не только.
     - Спаси нас Эн-Соф, - убито прошептала Хелена. – Да их здесь тысячи.
     Лир согласно кивнул. От самого Края, за которым виднелись необъятные небеса Великого Моря, все разнотравье было заставлено армейскими палатками, между которыми кишели вооруженные разумные. Реяли на ветру знамена с золмерийскими соколами, чадили полевые кухни, метались во все стороны вестовые и степенно перемещались многочисленные патрули. Один из которых заметил парочку путников на холме. Парень спокойно пошел вниз. Хелене не оставалось ничего другого, как последовать за суженым.
     До первых импровизированных укреплений было идти всего-то ничего – лиги четыре. Но за это время солдаты развили кипучую деятельность. Зазвучали разнокалиберные рожки и трубы, передавая многочисленные команды. Неразбериха среди бегающих воинов стала еще более насыщенной. За насыпью, прямо по пути, офицеры выстраивали солдат и магов, готовясь ко всему. А вокруг дже-лорда и хуманской девушки на приличном расстоянии кружили конные патрули, которых становилось все больше.
     Светоликий на это и бровью не повел, пер через травы, как на прогулке. Хелена решила брать с него пример и изобразила на лице отсутствующее выражение, стараясь, между тем, не отставать от Лира ни на локоть. С трудом девушка подавляла желание вцепиться в руку любимого. Но нельзя, Лир и так выпадал из обычного образа дже-лорда.
     В такой компании путники и достигли рва. На насыпи, не такой уж и высокой, их уже ждали. Золмерийский офицер с магом сопровождения и надменный дланник, белое сюрко с кровавой ладонью не оставляло сомнений. Лиру оставалось пройти пару локтей до края рва, когда их окликнули:
     - Остановитесь! Именем короля Золмери!
     Джевеодан послушно остановился и, впервые за всю «прогулку», проявил хоть какой-то интерес к происходящему вокруг. Весьма вялый интерес.
     - Кто вы такие и с какой целью идете к Краю? – лощенный офицер обладал приятным, но требовательным тенором.
     - Кто вы такие и с какой целью спрашиваете? – в тон воину ответил Лир. – Вы очень смелый, чтобы что-то требовать от представителя моего рода, лэрд.
     - Прошу меня простить, светоликий, - учтиво поклонился офицер. – Но мне необходимо удостовериться, что вы тот, за кого себя выдаете.
     И маг, не дожидаясь согласия дже-лорда, забормотал, активируя аркан. С минуту ничего не происходило.
     - Это не иллюзия, - выдал вердикт маг, опуская руки.
     - Вы что, не видите, что это обман? – орденец шипел так, что изо рта летели вязкие капельки слюны, заставляя окружающих опасливо сторониться. – Он не может быть настоящим джевеодан!
     - Не вижу, - спокойно парировал офицер. – И вам не советую. Кого бы вы не искали, светоликий в этот список не входит.
     - Девушка… - начал было дланник.
     - Моя спутница, - отрезал Лир.
     - Вы все слышали, брат-воитель, - и обращаясь к Лиру. – Проходите, светоликий. В лагере вас никто не тронет.
     Как бы не выражал неудовольствие дланник, поделать он ничего не мог. Солдаты споро установили настил и Лир с Хеленой размеренным шагом прошли в лагерь. Немного попетляв за сопровождающим их офицером вышли с другой стороны, по такому же настилу. Отсюда и до Края оставались еще считанные лиги. И пройти их мешал верховой отряд орденцев, дюжин так пять, навскидку.
     - Прошу меня простить, светоликий, - донеслось в спину. – Но я отвечаю лишь за лагерь.
     - Вывернулся, - зло прошептала Хелена. – Доставать камень?
     - Доставай, - вздохнул Лир. – Надеялся - обойдется.
     Не успели Лир и Хелена отойти от насыпи и на половину лиги, как дланники дали шпоры своим лошадям. Полыхнули в активации индивидуальные амулетные защиты. Сверкающие наконечники копий, хищно блестя в лучах Ока, нацелились на одиноких путников. Белоснежные сюрко с кровавой ладонью развевались на встречном ветру. Зрелище надвигающейся смерти откровенно подавляло и завораживало. И Хелена, прижавшись к Лиру, зажмурилась. Так ждать было легче. Чего бы то ни было ждать.
     - Да будет тьма, - спокойно произнес рядом Лир, и девушка неожиданно перестала чувствовать его руку.
     Недалеко впереди послышался приглушенное конское ржание, какие-то неразборчивые крики, даже лязг железа. В уши словно вода попала. Девушка осторожно приоткрыла один глаз. Затем оба. Лучше не стало, вокруг было так темно, что хоть глаз выколи. Она даже ладонь свою, поднесенную к глазам, не видела. Пальцы другой руки нервно перекатывали круглый камешек, что дал любимый. Ну что ж…
     - Светлячок, проводи, - голос звучал глухо, как будто вода была не только в ушах, но и вместо воздуха.
     Камешек в руке тускло засветился, разгоняя мрак, и взлетел. Поднявшись чуть выше головы, светлячок засиял чуть ярче, позволяя видеть хоть что-нибудь локтей на пять во все стороны. Немного повисел, и медленно полетел вперед. Когда Хелена оказалась на границе тьмы, светлячок остановился и помаячил вверх-вниз, как будто звал девушку за собой. А может и действительно звал, Лир же что-то такое говорил.
     Хелена встряхнулась, взяла себя в руки и сделала пробный шаг в сторону светляка. Тот отдалился. Ровно на шаг. Тогда девушка уже смелее пошла за своим проводником. Вскоре в темноте вокруг стали появляться близкие звуки. Вот мужчина, похоже один из орденцев, зовет на помощь полным боли голосом. Вот звуки боя, глухой звон клинков. Вот в круг света попал круп павшей лошади. А вот кто-то сыплет проклятьями, грозясь убить грязного колдуна.
     Апофеоза напряжение достигло, когда из темноты под светлячком вывалился дланник. Всклокоченные волосы, безумные глаза, словно кусочки тусклого цветного стекла, вставленные в лицо. Перекошенный в безумной гримасе рот, окаймленный редкой бороденкой непонятного цвета. Белый плащ с кровавой ладонью, местами рваный, местами изгвазданный травяными пятнами. Довершал картину обагренный в чьей-то крови клинок.
     Не успела девушка испугаться еще и за любимого, кровь-то непонятно чья, как безумные цветные стекляшки обратили внимание на нее. Дланник оскалился, поднял меч и решительно шагнул в сторону новой жертвы. Дернулся. Остановился. Над левым плечом полоумного орденца полыхнули два золотистых глаза. Страшных в этой темноте глаза. А из груди воина, прямо через центр нарисованной ладони, выглянул наконечник Пера. Секунду дланник беззвучно хватал воздух полным ртом, а сюрко быстро окрашивалось уже настоящей кровью. Но вот Перо резко пропало, а золотистые глаза во тьме подмигнули девушке и беззвучно растворились.
     Девушка попыталась сглотнуть пересохшим горлом, а затем бурно закашлялась, когда с трудом добытая слюна попала не туда. Зато сразу и во рту стало чересчур влажно, и слезы потекли, и сопли… Да уж. Вот бы ее сейчас Лир увидел. Не вовремя вспомнился золотистый взгляд из тьмы. Вот же ронове, а он может и видит!
     В конце концов Хелена справилась с приступом кашля, утерлась платком и, взяв в руку один нож Листа, уже совсем уверенно пошла за светляком, аккуратно обходя тело дланника. Когда она поняла, что любимый рядом, как и обещал, тьма потеряла большую часть мистической жути. Ну темно и темно. Что такого.
     Постепенно звуки боя остались позади, а справа появилась скальная стенка, уходящая ввысь, в темноту. Светляк еще немного пролетел вдоль скалы, замер на месте, а затем провалился сквозь камень. Стало темно. Девушка в неуверенности остановилась. Из скалы возле носа Хелены вновь появился светляк, попрыгал перед лицом девушки, а затем снова провалился в скалу, и вновь появился.
     Стало немного понятнее. Девушка протянула руку, и та погрузилась в камень, не встречая сопротивления. Хелена отдернула руку, посмотрела на ладонь, молча посетовала на свою глупость и осторожно шагнула в камень. За иллюзорной стеной прятался широкий проход. Неровные стены местами были покрыты пятнами светящегося лишайника и мерцающими нитями грозовых жил. Тут и там торчали наросты с потолка и стен. Здесь было прохладно и пахло сыростью. Светляк же танцевал в воздухе в дюжине локтей впереди. Надо идти.
     Вопреки ожиданиям, дорога оказалась относительно ровной, кое-где даже попадались следы обработки камня. Было видно, что пещерой пользуются довольно часто, иначе зачем было прилагать все эти усилия. Через четверть лиги скальный коридор резко пошел под уклон, кое-где прерываясь ступенями, и стал довольно круто изгибаться то в одну, то в другую сторону. Слышно было только свое дыхание, свои же шаги, да редкие падающие капли. Еще четверть часа пещера никак не менялась, создавалось ощущение, что Хелена перебирала ногами, стоя на одном месте. И вдруг все изменилось.
     За очередным поворотом перед девушкой открылась огромная пещера, заросшая мерцающими зелеными грибами, размером с небольшие деревья. Под ногами пружинил светящийся лазурью мох. Потолок терялся во тьме, а из стен и пола тут и там выступали грозди грозовых кристаллов. Очарованная девушка на мгновение застыла, вбирая глазами все это великолепие.
     - Кхм, - раздавшееся за спиной вежливое покашливание заставило Хелену вздрогнуть.
     - Фух, - с облегчением выдохнула девушка. – Ну ты и напугал же меня!
     - Извини, я не хотел, - на лице Лира раскаяния не наблюдалось.
     - Ты неисправим.
     На что парень только развел руками.
     - Пойдем, тут недалеко, - парень выхватил из воздуха светляк и, притушив артефакт, убрал в карман.
     И они пошли. Сквозь рощу мерцающих грибов по лазурной тропинке из мха. Оказалось, что ближе к середине пещеры было еще одно углубление, в котором вольготно расположился воздушный корабль. С виду – обычный контрабандист. Не сильно большая трехмачтовая каракка, локтей семидесяти, была пришвартована ко вполне обычной воздушной пристани. Вокруг самой пристани стояли палатки, сараи и навесы, громоздились штабеля ящиков, да располагались совсем непонятные, как будто недостроенные конструкции.
     Возле лагеря их уже встречали. Пятеро дюжих бородатых мужиков, продубленные лица которых выдавали опытных небесных волков. Излюбленные небоходами треуголки тоже намекали на род занятий. Широкие сабли и ножи, органично пристроившиеся на кушаках, говорили о том, что капитан решил перестраховаться и отправил на встречу часть абордажной команды. А чистые сорочки – о строгом боцмане, что держит всех матросов в кулаке. Хелена часто сопровождала отца в торговых поездках, так что насмотрелась на всякие команды. Пока что эти люди, не смотря на их суровый вид, вызывали уважение и доверие.
     - Доброй трети, эдлер, эдлеи, - поклонился старший каждому по отдельности. – Прошу, следуйте за нами.
     - Вот так просто? – Лир позволил себе легкую улыбку. – Ни тебе паролей, ни проверок?
     - Вы нас путаете с дешевыми наемниками, эдлер, - усмехнулся старший. – Мы прекрасно знаем, кого ждем. Но если вам так будет спокойнее, то скажите, стоит ли ждать ваших спутников? Еще пятерых.
     - Нет, они не придут.
     Трое мужчин развернулись и пошли к кораблю, еще пара прикрыла спины путников. А на судне их уже встречал командир.
     - Добро пожаловать на борт «Гарпии», эдлеры, ня, - галантно поклонился крупный пегий няв. – Меня зовут Каррач. Капитан Каррач.
     - Рады встрече, лэрд, - улыбнулся Лир, шагая рука об руку с Хеленой по струганым доскам палубы.
     - У нашего кока сегодня чудо как удался травень, не хотите попробовать, ня?
     - Не откажемся.
     - Тогда, прошу в мою каюту, - няв махнул лапой кому-то позади. – Отправляемся, ня!
     На палубе тут же началась суета. За гостеприимно распахнутой дверью в надстройке оказался небольшой тамбур. А за ним просторное помещение, по виду используемое и как столовая, и как зал для планирования. Большой стол, шкафы по стенам, с дюжину стульев и увешанная булавками карта Осознанного на дальней стене. Стол был уже накрыт. И стоял на нем не только травень. Полноценный обед с сервировкой. Капитан хлопнул лапами и из каюты вышли все лишние, оставив Каррача наедине с путниками.
     - Угощайтесь, ня, - махнул лапой няв.
     - Уже отправляемся? – рискнула подать голос Хелена, аккуратно накалывая на вилку какую-то аппетитную мясную штучку в соусе.
     Девушка искренне надеялась, что не перепутала вилку. Стыда же не оберешься! Вон Лир вообще без каких-либо затруднений орудует многочисленными столовыми приборами. Завидно даже.
     - Да, эдлеи, - кивнул няв. – Вас будут искать, ня. А если будут искать тщательно – то довольно быстро найдут. Понадеемся на скорость моей красотки, может и выдюжим до Пояса. А там уже и до дома лапой подать, ня.
     - Мы пройдем через Пояс?! – воскликнула девушка, вызвав удивление на лицах мужчин. – Просто никогда его не видела.
     - Конечно, ня, - улыбнулся немолодой няв. – Еще насморитесь на чудеса Великого Моря, надоесть успеют.
     Судно мягко отошло от причала.
     - Не подскажете, как мне вас называть, эдлеры, ня?
     - Лир, - парень слегка склонил голову. – Мою спутницу можете звать Хеленой.
     - Мы полетим к Туманному Рифу? – снова спросила Хелена.
     Стол немного покачивался в такт движениям корабля.
     - О, ня. Эдлеи проявляет завидную осведомленность, - на что девушка лишь вежливо улыбнулась. – Нас, вероятно, будут преследовать. И ждать возле Туманного Рифа. И на нем, ня. И вокруг. А потому пойдем южнее, ня, в сторону Схиела.
     Вот ни разу не удивительно. Когда все идет через дырку в деревенском сортире, почему бы и не через проклятый остров сбегать!
     - Ну все не так плохо, эдлеи Хелена, ня, - ответил Каррач, усмехнувшись в усы. – На сам остров мы заходить не планируем.
     О Эн-Соф, неужели она вслух все это произнесла? Стыдоба-то какая…
     ***
     Лиру не спалось. В груди поселилось неприятное предчувствие. Что-то должно произойти. Уже скоро. Тихо посапывающая на соседней койке девушка вызвала на лице парня мягкую улыбку. А в душе умиление. Хелена казалась мирной и спокойной. Совсем как раньше, в Остреларке. Скоро она проснется, и на ее симпатичном личике проявятся жесткие черты, что появились после всего пережитого. А пока… Пока хватит любоваться. Нужно подумать. Да еще невнятное, но плохое предчувствие все настойчивее гонит на палубу.
     Собрался Лир совершенно бесшумно, сказывался многолетний опыт, и так же бесшумно вышел из каюты. Короткий коридор переходил в небольшую лестницу, что заканчивалась резной дверью. Она, в свою очередь, привела парня в освещенную, но пустую кают-компанию. Ту самую, с картой на стене. Пальцы мягко прошлись по гладкой бумаге, старательно обходя булавки.
     Вот проклятый Схиел. Вот Южный Местракс. А вот и Лирак, цитадель Стражей, что караулят покой мрачного соседа. Пальцы погладили резное навершие булавки. Как-то раз Лир бывал в этой твердыне. Крепкие стены стерегут не менее могучие воины. Вот их орден Длани запросто может использовать в ловле беглецов. И если такое случится – «Гарпии» придется солоно. Пальцы заскользили дальше.
     Вот Пояс Нереи – одно из чудес Осознанного. Говорят, что если податься стремительному бегу ветров Пояса, то можно, рано или поздно, долететь до Обетованных островов, где сам Эн-Соф будет жить среди обычных разумных. Чушь, конечно, несусветная, но определенная романтика в этих фантазиях есть. Многие уже, те что верят на всю голову, уходили в Пояс за мечтой. Не вернулся никто. Возможно их потомков, ну тех – кто смог выжить, когда-нибудь обнаружит очередная имперская экспедиция. Или не обнаружит.
     Вот Туманный Риф, пристанище всевозможных контрабандистов, пиратов и просто ловцов удачи. Чуть южнее Тафлеш и Дограит – братья близнецы, извечные стражи Империи, не раз принимавшие первый удар Альянса. А вот и Тирана. Вторая родина, принявшая его во времена скорби. Суровая мачеха, сумевшая стать любящей матерью для него, Лира. Вот и жемчужина Тираны и внутреннего моря – Парящий град, Тир-Небел-Торн. То место, куда стремилась душа парня. Прекрасный и смертельно опасный город, парящий в небесах.
     Лир тряхнул головой. Откуда в нем столько сентиментальности? Неужели он так устал вдали от дома, что начал терять контроль? Нехорошо. Нужно развеяться. С этими мыслями парень решительно выбрался на палубу. В лицо ударил бриз, свежий ветер пах скошенной травой. Видимо каракка недавно пересекла облако крылаток, мелких существ, которыми питались все, кому не лень. Палуба была практически пуста. Только на носу тянул вахту впередсмотрящий, да за штурвалом тянул свою смену рулевой.
     Тихо поскрипывали фальшивые снасти. Корабль был оборотнем, как и Лир. Парень узнал его сразу. Под неказистой деревянной шкурой торговой каракки прятался новейший имперский разведывательный корвет. И осознание того, что под ногами не грузовая лошадка, а испытанный в сражениях боевой конь, внушало уверенность, что все обойдется. Может быть.
     Парень посмотрел на темное небо. Сегодня бархат ночи украсили целых три Сестры, что своим светом затмевали мерцание звезд. Наступило время думать. Думать о том. Что давно гнал из головы. О девушке. О его девушке. О той, что он полюбил. Полюбил впервые за долгие десятилетия жизни. Да что там – вообще впервые. И если верить пророчеству, то она же станет причиной смерти Вечного Императора. Теперь стоило решить, что делать. С собой. С Империей. С любимой.
     По итогам выходило – что ничего. Он уже слишком глубоко завяз в своих чувствах и во всей этой ситуации. Настолько глубоко, что оставалось лишь поддаться бурному течению событий и просто постараться не утонуть. Лир посмотрел на свои ладони. На одной лежал разум, на другой – сердце. Что перевесит? Это хорошо, что пока любовь и долг шли рука об руку. Но противник коварен. Не далека та треть, когда неведомый враг поставит парня перед выбором: идти за своей женщиной или за своей родиной. Что он выберет тогда? Лир нахмурился. По всему выходило, что женщину. Как не странно было такое признавать. Впервые за прорву лет выбор в пользу Империи был уже не так очевиден. Такие мысли рвали шаблон чуть более чем полностью.
     А вот враг… Враг на этот раз попался непростой. И очень скрытный. Если бы не те щупальца, что Лир видел через умирающего нява, если бы не тот смрад порченной э’лирр, парень еще долго бродил в потемках догадок. Собственно, и сейчас ясности не было, но идея уже забрезжила. И чтобы ее подтвердить, нужно спуститься на проклятый остров, в родовую библиотеку. Только там он мог найти что-либо стоящее.
     Опершись на леер, парень посмотрел вниз. Там, лигах в сорока, клубилась сплошная пелена облаков. Глаз смертного вряд ли бы различил хоть что-нибудь в этом извечном танце пара, что во тьме, что на свету. Но Лир видел прекрасно. Лигах в пятидесяти от каракки облачный покров Нереи слегка сгущался и темнел. Там, под одеялом из влажных туманов, плыл в пустоте Схиел. Да уж. Похоже сам Эн-Соф ведет. Если верить предчувствиям, а не верить им причин еще не было, проклятого острова Лиру не избежать. Хотя, может чудится?
     - О чем задумались, эдлер, ня? – няв думал, что подошел тихо, но Лир слышал его еще с кают-компании.
     - О бренности бытия, - грустно улыбнулся парень ночному небу. – Предчувствие нехорошее.
     - У меня тоже, ня.
     Лир внимательно посмотрел на старого нява. От ответил ему прямым взглядом. Одно предчувствие можно списать на усталость, бессонную ночь или Эн-Соф еще знает что. Но когда двое битых жизнью разумных ощущают грядущие проблемы…
     - Это плохо, - заключил парень.
     - Я тоже так думаю, ня, - капитан поморщился. – Пойду будить команду, ня.
     - Может еще обойдется, - задумчиво сказал Лир, внимательно осматривая небо за бортом. – А нет, не обойдется.
     - Где? – молодецки подскочил к лееру няв.
     Лир молча ткнул пальцем на едва заметные точки за кормой корабля, потом прямо по курсу и по левому борту.
     - Готов поспорить, что по правому борту тоже что-нибудь болтается.
     - Тысяча ронове! – с чувством выругался Каррач. – Обложили. Химан! Рынду бей!
     Над кораблем разнесся чистый звон судового колокола. А через пару мгновений палуба едва заметно задрожала от топота сотен ног.
     - Что-то еще? – Лир уловил неуверенность от нява, что мялся в паре локтей от него.
     - Понимаете, эдлер, мы люди хоть и служившие, но свободные, ня, - начал тот. – Мы часто выполняем разные задания, ня. И часто они бывают опасными, но сейчас…
     - Не хватает мотивации, да? – печально улыбнулся Лир. – Рисковать жизнями ради пары мутных хуманов, пусть в далекой родине сказали о важности их для Империи…
     - Простите меня, эдлер, ня, - поклонился капитан. – Мы так или иначе будем биться, но…
     - Я не стану спрашивать, что вы собирались делать, лэрд Каррач, - немного подумав ответил Лир. – Я просто дам вам мотивацию.
     Парень провел правой рукой над левой кистью. На среднем пальце ой появился перстень в виде ворона. И если бы его увидела Хелена, то она сразу бы заметила, что перстень ее возлюбленного качественно отличается от перстней его команды. Ворон был выполнен не просто искусно, он был как живой. Старого капитана как подкосило. Едва увидев перстень он со стуком упал на колени, прижал ладони к груди и низко, насколько мог, поклонился. Треуголка была небрежно отброшена, а шерстяной лоб уткнулся в доски палубы. Не даром, перстень был знаком чуть ли не каждому тиранцу. Даже дети в отдаленных селениях без труда узнали бы одну из главных реликвий Тираны. И того, кто ее носит. Впрочем, лучше сейчас об этом даже не думать.
     - Мне нет прощения, ня, - мрачно донеслось от Каррача, отчаяние нява и его искреннее раскаяние захлестывали Лира пряными волнами. – Я готов принять наказание, По…
     - Довольно, - тихо прервал его Лир, но пегого кота словно подбросило. – Хватит уже унижаться, достойный лэрд. Я понимаю вашу заботу о команде. Я не держу зла.
     - Это великая милость, П-пп-п… - запнулся няв, уловив в глазах хумана неодобрение. – Вы желаете соблюсти тайну, ня?
     - Только от девушки, - Лир стянул перстень и подал его обалдевшему от такого доверия нява. – Вот, возьмите.
     - Но я недостоин!
     Вокруг уже начали бегать матросы и абордажники, занимая положенные по боевому расписанию места. И некоторые начали проявлять интерес к разговору. Ненужный интерес.
     - Не спорьте, - отмахнулся Лир. – С ним вам будет проще убедить команду. Потом он сам ко мне вернется. Идите.
     - Вечно правь, Император, - няв баюкая перстень, как самую большую ценность в своей жизни, что было недалеко от истины, умудрился приложить кулак к сердцу.
     - Империя, славься в веках. – улыбнулся Лир. – Идите уже, лэрд.
     Шальной няв понесся куда-то в недра корабля, едва не сбив по пути сонную Хелену. Девушка добралась до Лира и тут же попала в его объятья.
     - Что происходит, а?
     - Ничего хорошего, - парень почувствовал, как вздрогнула любимая в его руках. – Охотники нас окружили и загоняют.
     Девушка посмотрела на Лира, в ее глазах стояли слезы.
     - Опять? – в ее голосе слышалась беспомощность, а из души тянуло болью.
     - Ничего, мы справимся, - подбодрил ее парень, незаметно вливая в девушку свою уверенность. – Все переживем и победим. Веришь?
     - Тебе? Верю.
     - Ну вот и хорошо.
     Они еще с полчаса стояли на палубе. Лир наблюдал за медленно приближающимися кораблями и гладил любимую по волосам. Хелена просто смотрела на небо, наслаждаясь спокойствием от близости любимого. Но время шло, и угроза неумолимо приближалась. Угроза, способная перемолоть имперский кораблик в труху.
     - Пойдем в кают-компанию, дорогая моя, - улыбнулся парень, услышав горестный вздох от Хелены. – Послушаем наши дальнейшие планы.
     И они пошли. И застали в кают-компании жаркий спор.
     - Нас просто раздавят! Даже одного отряда загонщиков хватит, чтобы пустить нас на дно, цепеллина им в трюм! – ярился громадный хуман, командир абордажников, судя по знакам различия. – Нам разве нужна героическая смерть? Цель-то другая!
     Похоже, офицеры никак не могли договориться. Няв утомленно потер глаза, и спросил:
     - Что предлагаешь-то, ня? А то все орешь, что все вокруг тупые, китовая немочь.
     - Предлагаю рвануть сюда, - огромный мужик ткнул пальцем-бревном в карту на стене. – Так сможем более-менее целыми остаться. Закрепимся и дадим бой.
     - Мы не знаем, насколько там опасно, ня, - кивнул няв на карту. – Слухи-то нехорошие ходят.
     - Не опаснее, чем на любом диком берегу, - включился в разговор Лир. – Ручаюсь.
     Все сразу почтительно затихли. Хелена удивленно огляделась.
     - Тогда решили. Идем на Схиел, ня.
     - О нет! Я так и знала! Я так и знала, что все этим закончится!

Глава 11

      If there ever comes a day when we can't be together, keep me in your heart, I'll stay there forever.
      Год 1547 от основания Империи. Страдень. День тринадцатый. Светлая треть.
     Говорят, что время лечит. Эту набившую оскомину фразу слышал каждый хоть раз в жизни. Может и лечит, вот только одну некрасивую девушку время не брало. Совсем. Или доза была маловата. Но рана, зияющая в ее душе, не отпускала ни на миг, терзая Иарну болью. Болью, что была сильнее, чем от телесного недуга. Лицо девушки прорезала кривая саркастическая улыбка. И это она слышала уже тысячу раз. Вот только когда испытываешь такое сам – боль невосполнимой потери – совсем не тянет пренебрежительно фыркать в ответ на произнесенные другими банальности. Легче от услышанного не становится, но хотя бы видишь, кто тебе на самом деле сочувствует.
     Да, легче не становится. Иарна погрела в руках бокал с вином, отпила глоток терпкого месхиэлийского, и внимательно посмотрела в рубиновую глубину. Истина в вине – еще одна «мудрость». Что ж ей в голову всякая дрянь-то лезет? Хотя, возможно так лучше, чем все время думать о Каэле.
     Каэл. Что ж ты, милый мальчишка, так неудачно попался темному. Почему она сама тогда не умерла, хотела же. Не держало ее ничто на этом свете, но поди ж ты. По щекам вновь потекли непрошенные слезы, привычно прокладывая влажные дорожки. Любимый. Как же так? Почему ушел? Почему оставил ее одну? Почему?! Хрупнуло. Ладонь защипало. Девушка смотрела на осколки бокала в руке, на раны, на смешанную кровь с вином и не видела.
     Нет, так дело не пойдет. Скоро сюда придет новый адъютант, а ему в таком виде показываться нельзя. Каэл нашел ее сам. А этот… Этот явно был приставлен как бы не самим магистром, слишком много вопросов появилось к Иарне у вышестоящих, после того злополучного взрыва. Каэл тогда погиб. А она, она выжила, благодаря милости бога. В измученный горем разум пришла идея, кажется девушка знала, как утолить свою боль.
     Колени согнулись и встали на усыпанный осколками пол. Руки сошлись на груди, а горячечная голова покорно склонилась.
     - Господи, перед тобой я стою, препоясанная горем своим, - полились из сердца слова заученной молитвы. – К стопам твоим припадаю…
     «Говори, дочь. Я слушаю тебя.»
     Не показалось. В голове отчетливо звучало знакомое многоголосье. Тогда в лагере, чтобы покарать темного, она обратилась к силе Света. И ее связь с Господом в тот день сильно укрепилась. С тех пор она могла слышать Его, но каждый раз боялась, что ей все это кажется, и в очередной раз просто не получится.
     - Что повелишь мне, Отец? – прошептали тонкие губы.
     За спиной без стука, бесцеремонно, отворилась дверь и в кабинет вошел адъютант. Иарна как наяву увидела его безупречно вежливое лицо, которое плохо скрывало за вежливостью презрение. Презрение к простолюдинке. И зависть к успеху этой девки из низов. В другое время девушка не спустила бы такого отношения, но сейчас – в это самое мгновение – Иарне было не до наглого хлыща, что нарушил ее уединение. Хотя в последнее время ей было откровенно не до чего.
     «Тебе следует продолжить свою миссию, дитя. Этим ты и утешишь свою боль, и доставишь радость мне.»
     - Я уже делаю, Отец. Что могу. Но не пренебрегаю обетом.
     Адъютант, имя которого Иарна так и не удосужилась запомнить, едва слышно презрительно фыркнул. Он воспринимал молитву, как бремя. А молитвы Иарны, как сумасшествие. Ведь девушка, по слухам, могла не просто возносить свои слова в небо, а слышать ответ. Так молва объяснила ее сверхъестественную силу. А общеизвестно, что когда ты разговариваешь с богом – это молитва. Когда он с тобой – пора в дом призрения.
     «Я вижу. И в твоей душе достаточно рвения. Но и в этот раз твоих усилий будет мало.»
     Иарна помрачнела.
     «Воинов короля обманули, а наших сил оказалось недостаточно.»
     Так-так. Значит вот как проклятые темные прошли через заслон у Края.
     - И что же теперь делать, Отец?
     «Я уже прислал тебе корабль. Тебе надлежит устроить ловушку возле проклятого острова, где темные будут через восемь третей, и захлопнуть капкан. Стражи Лирака помогут тебе.»
     - Я все сделаю, Отец.
     «Твоих сил может недостать, дочь.»
     - Плоть слаба, - повинилась Иарна. – Но я приложу все силы. И даже больше.
     «Да. Так и будет. Я облегчу тебе путь, девочка. У меня есть для тебя дар.»
     Ладони Иарны нестерпимо зажгло. И когда девушка уже хотела закричать, боль внезапно утихла. Сестра-командор украдкой взглянула на свои руки. Ничего не изменилось, только пропали все порезы от стекол.
     «Теперь ты можешь рукополагать, дочь. И тот, кого осенит мое сияние, станет служить тебе беззаветно.»
     - Как я могу использовать этот бесценный дар?
     «Как пожелаешь, дочь. Ты разумна. Но не переусердствуй. И еще. Живых, что сильной волей обладают, не сможешь осенить.»
     - Я запомню, Отец.
     Девушка поднялась на ноги, аккуратно оттряхнула осколки стекла с тонких холщовых штанов. Скептично рассмотрела кровавые пятна на коленях. Штаны, похоже, придется сменить. А вот боли не было, видимо дар исцелил не только руки. Иарна отодвинула кресло, села за рабочий стол, и лишь после этого посмотрела на адъютанта, стараясь игнорировать размазанную по своему лицу краску для глаз. Того едва заметно скривило от такого зрелища. По кабинету разливался запах алкоголя, винограда и крови.
     - Докладывайте, брат-воитель, - голос девушки был сух, как пески Осхара.
     - Темные ушли. Обманули золмерийских солдат…
     - А наших сил было слишком мало, - закончила за него Иарна. – Воздушные патрули тоже их прошляпили. Так?
     - Да, сестра-командор, - без былой уверенности произнес адъютант. – Но откуда…
     - Меня больше интересует, какой корабль ждет меня в воздушном порту Отрена.
     - Л-летающая крепость «Поступь Святого», - запинаясь, ответил брат-воитель. – Самая скоростная крепость Ордена. Правда базирующиеся на ней рыцари заменили павших при Световодье. Взамен крепость укомплектована пехотой Ордена. Капитан просил о встрече.
     Ясно. Рыцарей выскочке не доверят. Стратегический резерв, как никак. Ожидаемо, но обидно.
     - Понятно, - задумчиво протянула девушка, рассеянно осматривая комнату.
     Но тут ее взгляд остановился на адъютанте, и в глубине глаз вспыхнули злобные огоньки. Парень почувствовал неладное, но понять, чем опасна эта некрасивая женщина, что еще недавно пьяно рыдала на полу в крови и стекле, не мог. Иарна, между тем, обошла стол, приблизилась к застывшему брату-воителю и, резко приложив к его лбу свою ладонь, произнесла:
     - Во имя Его!
     Не то, чтобы она вообще знала, что говорить, но именно такая фраза показалась ей наиболее органичной. Адъютант, тем временем, замер. Пару раз вздрогнул всем телом. А затем на его лице появилась самое слащавое выражение, какое Иарна вообще видела за всю свою жизнь. Из полубезумных глаз на девушку изливалось какое-то липкое обожание. Брат-воитель упал на одно колено и бережно взял ее ладонь в свои руки.
     - Чем я могу послужить вам, моя госпожа.
     - Для начала, - надо бы проверить, работает или не работает. – Сломай себе палец.
     - Как будет угодно моей госпоже!
     Хм. Работает.
      ***
     - Проклятость Схиела, да и других подобных островов, слишком преувеличена, - произнес Лир.
     - Однако со Схиела возвращались единицы, ня. И это неоспоримый факт, - ответил Каррач. – Что-то же их там убивало? Вы, эдлер, владеете этим знанием?
     - Владею, - кивнул Лир. – Все, кто посещал подобные острова, будь то мародеры, научные экспедиции или просто фанатики, попадали под действие защитных артефактных контуров местных жителей.
     - Эм… - замялся командир абордажников. – А там есть местные жители?
     Кают-компания внимательно внимала Лиру. Даже Хелена слегка приоткрыла красивый ротик в удивлении и предвкушении тайны.
     - Сейчас – нет, - спокойно ответил парень. – Их истребили. Но арканы вполне рабочие. Самоподдерживающиеся.
     - И стоит нам высадиться, как мы тоже попадем в ловушку, ня? – судя по лицам офицеров, капитан «Гарпии» выразил общий скепсис.
     - Я смогу перенастроить контуры на нас, - уверенно заявил Лир. – Мало того, мы сможем закрепиться там в одном из заброшенных имений. У меня есть допуск.
     - Это меняет дело! – казалось, Каррач сейчас кинется в пляс. – Тогда нужно подумать, как нам попасть на проклятый остров.
     От Хелены потянуло еще большим удивлением. Похоже, девушка недоумевала, с чего вдруг битые жизнью небоходы так беспрекословно доверяют ее мужчине. Парень нашел ее ладонь и тихонько ее сжал, передавая любимой свою уверенность.
     - Эдлер! Меня зовут Карим. Карим тор Ун. Я командую магами этого корыта, - невысокий смуглый мужчина в балахоне привлек внимание Лира. – Позвольте вопрос?
     - Слушаю вас, лэрд.
     - Я тебе потом покажу – «корыто», ня! – подвижный няв нарочито гневно топорщил усы.
     - А кто там жил? – подмигнул капитану главный судовой маг. - Вы знаете?
     - Раньше подобные острова, те, что плывут под поверхностью Великого моря, населяли савваарти. Они всегда предпочитали сумрак свету Ока.
     «Темные дети Эн-Соф», «великие ремесленники», «познавшие Бездну», «противники Света» - понеслись по кают-компании шепотки.
     - Это невероятно, - произнес Карим, в глазах которого загорелся огонь исследователя-маньяка. – Так савваарти – не сказка?
     - Конечно нет, - с легкой грустью произнес Лир.
     В этот момент в кают-компанию быстро вошел еще один судовой маг, судя по знакам различия, и, не говоря ни слова, подошел к обеденному столу. Ладони неприметного мага прикоснулись к столешнице. По темному дереву пробежали светящиеся глифы. И перед офицерами предстала объемная карта, охватившая много лиг вокруг корабля.
     В центре большого артефактного стола, за которым каждую треть обедали офицеры, расположилась игрушечная синяя каракка. И четыре группы кораблей по краям стола, за одной из которых темным пятном маячил проклятый остров.
     - Вот тут, тут и тут по пять скоростных фрегатов Стражей Лирака, - начал пояснять тор Ун. – А вот это… Фрегаты ордена Длани, похоже. И еще что-то. Примечательно, что именно орденцы перекрывают направление на Схиел.
     - Время до контакта, ня?
     - Около часа, лэрд капитан, - отчитался Карим. – И они уже набрали преобладающую высоту.
     Вполне расхожая тактика для воздушных боев – взлететь повыше и бомбить палубу противника. И маневрирование тут уже не поможет, противники просто не дадут нормально взлететь. Правда Лир знал, что на этот ход у имперских кораблей был свой ответ.
     - А это что за бандура? – ткнул пальцем абордажник в самый большой контур.
     - Если я не ошибаюсь, - задумчиво протянул Лир. – То такие обводы характерны только для одного корабля. Воздушная крепость «Поступь Святого».
     Каюта погрузилась в напряженное молчание.
     - Если у них есть рыцари, - мрачно проговорил абордажник. – То нам конец пути, кита им в дышло.
     Лир прикрыл глаза и активировал аркан. Вокруг замолчавшего хумана прямо в воздухе вспыхнули алые письмена, завернутые в невообразимую фигуру. Сам парень мысленно потянулся к охотникам, что их вели. Вот в темноте под веками зажглись огоньки магов «Гарпии». Пятеро. Вот волна аркана преодолела пропасть между кораблями. Замерцали искры дара магов на кораблях-загонщиках. И ни одного обладателя и’лирр, кроме Лира. Офицеры молча ждали, стараясь не мешать тому, кого должны защищать.
     - Рыцарей нет, - открыл глаза парень. – Но магов много.
     Кают-компания снова погрузилась в бурное обсуждение. Лир еще пару минут постоял, внимательно слушая. Не смотря на свой опыт, в корабельных боях парень понимал немного. Не то, чтобы совсем профан, но до уровня того же Каррача сильно не дотягивал. А потому решил выйти на воздух, увлекая за собой любимую.
     Снаружи все так же стояла лунная нерейская ночь, разве что животные исчезли, чувствуя, что среди разборок двуногих им места не найдется. Даже безмозглые крылатки – и те пропали. А вот корабли Альянса можно было разглядеть уже в живую.
     - Мы сможем? – Хелена скользнула Лиру под руку, мягко приобняв его за пояс.
     Парень ласково погладил ее по голове, запутав пальцы в ароматных волосах.
     - Мы попробуем, любимая. Шансы высоки.
     - Врагов так много, - прерывисто вздохнула девушка. – Ох, какой у тебя красивый перстень.
     Лир посмотрел на свою левую руку, что бережно обнимала Хелену.
     - Да, красивый, - родовой перстень уже вернулся. - Мне его отец подарил.
     В этот момент из кают-компании вывалились высшие офицеры корабля и гурьбой отправились к рулевому на, как же там называлась эта часть палубы? Ну пусть будет мостик. Небоходам Лир говорить ничего не будет, не хватало еще позориться. Парень увлек Хелену туда же.
     Мостик преобразился. Из палубы выдвинулась артефактная тумба, увенчанная приличных размеров грозовым кристаллом. Тор Ун с парой судовых магов уже колдовали над этой конструкцией. Каррач что-то горячо втолковывал рулевому. Рядом, опершись на ограждение, зычно орал давешний абордажник, тыча рукой в разные стороны. Еще несколько офицеров занимались лишь им одним понятными делами. А недавно оживший корабль стал еще более напоминать растревоженный муравейник. И лишь Лир с Хеленой казались ненужной деталью, просто наблюдая.
     Корабль вздрогнул, палуба начала давить на ноги. Корвет стремительно набирал скорость и высоту, идя на самоубийственное сближение с крепостью ордена. Вокруг засвистели ядра и яркие в ночи лучи. Противник открыл огонь. Пока не прицельно, но вскоре… Один из лучей прожег в правом борту приличную борозду. Палубу слегка тряхнуло.
     - Щит! – проорал Карарч.
     Тор Ун активировал аркан, и корабль накрыла знакомая почти прозрачная пленка. В которую тут же врезались пара лучей и несколько ядер. Кристалл заискрил, один из магов, вскрикнув, отшатнулся от артефакта.
     - Держать! – рявкнул Карим.
     - Нам не хватит э’лирр!
     Пара шагов и руки Лира легли на обод управляющего контура. Э’лирр потекла рекой из щедрых запасов имперского лазутчика.
     - Я помогу, - предупредил парень возражения тор Уна. – займитесь чем-нибудь другим.
     Карим на мгновение остановил нечитаемый взгляд на Лире, а затем молча кивнул. Жестами тор Ун отослал своих подчиненных, а сам повернулся к артефакту, накидывая на кристалл один аркан за другим. Особой концентрации от Лира не требовалось, знай себе – качай энергию, а потому парень решил посмотреть по сторонам. Взгляд уперся в циклопическое днище «Поступи Святого», что надвигалось на них спереди и чуть сверху, заполняя почти весь обзор. На фоне гигантской конструкции как-то терялись даже сопровождающие крепость ордена фрегаты. И оттуда, с агрессивных небес, на имперский кораблик сплошной стеной летели смертоубийственные подарки, разбавленные всевозможными стихийными арканами.
     - Сметет, - сдавленно прошептала Хелена.
     На фоне окружающего грохота от взрывающихся о щит ядер, низкого гула лучей праведности, шипения огненных пульсаров и громких команд шепот девушки был почти не слышен. И все же тор Ун недовольно скривился, а затем требовательно посмотрел на Лира:
     - Сколько?
     - В таком темпе еще минут пятнадцать, - понял парень вопрос.
     - Так это же прорва времени! – злобно осклабился главный маг и обернулся к капитану. – Каррач, драный ты кот, жги!
     Няв на такой пассаж ничуть не обиделся. Даже приободрился, хотя куда уж больше. Энергия так и перла из невысокого пегого кота.
     - Приготовиться к прорыву, ня! – рявкнул капитан, не иначе с магическим усилением, а затем развернулся к надвигающимся врагам. – Ахой, ублюдки островные!
     Время в бою спрессовывается, чувствуешь каждую секунду, что медленно стекает по коже. Но при этом каждая деталь видится болезненно четко. Лир видел все, что происходило вокруг, и восхищался слаженностью команды и яростной красотой боя. Одновременно произошло несколько вещей. Вот Хелена вжалась в его спину, безуспешно пытаясь унять страх. Вот с треском слетела с Гарпии вся деревянная обшивка, обнажая металлические борта корвета.
     Повинуясь воле тор Уна, деревянные куски закружились вокруг щита в бешенном танце, отводя вражеские снаряды и сбивая прицел дланникам. Вот корвет вильнул и ловко вклинился между бортом крепости и парой фрегатов сопровождения. А вот и канониры Гарпии вместе с магами дали массивный залп, мигом погасив щит орденского фрегата и наделав в его обшивке дыр. Замерцал и щит на крепости, еще сильнее снижая противникам видимость. А Лир ощутил, как просела энергия в артефакте. Долго они так отстреливаться не смогут.
     - Корму, крылаткины дети! – продолжал неистовствовать няв.
     Второй залп Гарпии, которому отчего-то ничуть не мешали мечущиеся куски обшивки и мачт, лег прицельно в корму поврежденного фрегата. Такого издевательства боевой корабль ордена уже не выдержал. Внутри него вспыхнуло, и он стал заваливаться назад.
     - Держимся, ня!
     Едва Лир успел схватиться за обод артефакта, а другой рукой крепко прижать Хелену, как палуба резко накренилась. Гарпия, исполнив в воздухе немыслимый пируэт, юркнула под подбитого врага и прикрылась его избитым корпусом. Опасные подарки с «Поступи» приласкали и без того битый фрегат, разминувшись с имперцами буквально на волос.
     Так дальше и пошло. Гарпия резво снижалась, подстраиваясь под все убыстряющееся падение фрегата ордена, и метко постреливала по преследователям. Массивный фрегат мешал своим соратникам развалить юркого имперца. Крепость такой маневренностью не обладала, сразу же отстав от погони. А лиракские Стражи явно не успевали к раздаче, хоть и выжимали из своих корыт все возможное.
     Когда киль имперского корвета вспорол облачный слой, капитан заорал в избытке чувств:
     - Победа, ня!
     Ему вторила вся палуба. И только рулевой, к которому Лир уже успел проникнуться уважением, резво выводил Гарпию из-под рушащегося изуродованного фрегата. В этот момент из облачного слоя вынырнула необъятная тварь и, хрупнув останками фрегата, по дуге занырнула обратно. Радость небоходов поутихла, сменившись боязливым благоговением. Нет, левиафаны, по слухам, не нападали на корабли с активной магической защитой. И редко закусывали больше, чем одним кораблем за раз. Но кто их знает?
     - Левиафан, - хриплый голос Карима выражал крайнюю степень изумления. – Бхута мне в дышло три раза, настоящий левиафан.
     А корвет, между тем, все погружался на глубину, надежно скрываясь густыми облаками.
      ***
     Как понять, любишь или нет? Для кого как, а для Хелены главным было чувство защищенности. Раньше именно это чувство вызывал отец. И когда он погиб, мир девушки обрушился. Не стало плеча, за которое можно было спрятаться от проблем. Хотя какие у нее там были проблемы – вспоминать смешно. Не стало сильных рук, что успокаивающе гладили ее по голове. Не стало родного голоса, звучание которого прогоняло тоску в самые черные дни.
     И вот, когда стало совсем невмоготу, вновь появился Лир. И открылся с новой стороны. Он сумел стать тем единственным, кто смог заменить ей отцовское плечо. Даже больше. Лир скрывал много тайн, так много, что иногда начинала кружиться голова. Но с каждым прожитым днем, с каждой новой чертой, что открывалась в любимом, в сердце Хелены оставалось все меньше места. Черноволосый парень постепенно заполнял его полностью.
     Когда перевернулось небо, когда на утлый кораблик обрушился град из ядер и еще Эн-Соф знает чего, только любимый укрывал ее от смерти. Она просто стояла и вжималась в его спину, вдыхая терпкий запах своего мужчины. И паника понемногу отступала. Она настолько уверилась в непогрешимости суженого, что даже появление огромной зверюги не поколебало ее ни на пядь. Лир защитит. Лир не оставит. Что бы не произошло.
      Корабль уже с час крался через непроглядную пелену облаков. «Куда-то в направлении туда, ня», как метко выразился капитан. Туманная тьма вокруг была настолько плотной, что даже силуэты окружающих небоходов размывались. А нос корабля угадывался только по горящему на нем яркому фонарю. В какой-то момент Лир оторвался от светящегося чурбака и, потянув Хелену в кильватере, подошел к рулевому с капитаном.
     - Нам нужно немного левее, - голос Лира прозвучал приглушенно, как и все звуки в этом тумане.
     Каррач кивнул рулевому, и тот завертел колесо.
     - Достаточно, - остановил его парень.
     - Есть какие-то ориентиры, ня? – няв отвлекся от набивания трубки ароматным табаком и посмотрел на Лира.
     - Есть, - в голосе любимого слышалось невесомое веселье. – Остров.
     - Хм, - буркнул Каррач и постарался вглядеться во тьму по курсу. – Не вижу ни ронове, ня.
     - Достаточно того, что я его вижу. А через несколько минут увидите и вы.
     И снова ни одного вопроса. На этом корабле Лира вообще никто ни о чем серьезном не спрашивал. А все его слова воспринимались как истина в последней инстанции. И это среди суровых небоходов, которые кроме своих примет вообще ни во что не верят. И авторитетов, кроме своих – небоходских, не признают. От всех этих загадок, связанных с суженым, пухла голова. И все сильнее разгоралось любопытство.
     - Ли-и-ир? – зашептала девушка, подергивая парня за рукав. – А почему они тебя все слушаются?
     Единственное, что не учла Хелена, не сдержав свое любопытство, так это острый слух пегого нява.
     - Это потому, молодая эдлеи, - Каррач выдохнул облако дыма, который тут же смешался с окружающим туманом. – Что авторитет вашего спутника в Империи непререкаем, ня.
     - А…
     - А вот это, ня, спросите как-нибудь у него самого. Наедине, - мундштук снова оказался во рту капитана. – Но потом. Не отвлекайте рулевого, будьте добры.
     Любопытство пришлось снова придавить. С трудом. Благо, Лир сам обещал в скором времени все рассказать. Да только верилось с трудом. Ее парень, похоже, так сросся со своими секретами, что из него все придется тащить раскаленными клещами. «Клещи» упорности у нее есть, а уж угли она как-нибудь раздобудет. Так даже интереснее, мур-р-р. Интр-р-рига!
     - Остров, - произнес Лир.
     И действительно, прямо по курсу в темноте Бездны мягко разгоралось разноцветное зарево. Сначала небольшое, едва заметное на фоне носового светильника. Зарево довольно быстро разрасталось, набирая цвет и глубину. Показался и более темный, чем туман, склон острова, на котором мерцали редкие грозовые камни. Сама же поверхность острова буйствовала размытыми в тумане красками.
     В какой-то момент Гарпия настолько приблизилась к проклятому острову, что разноцветное свечение закрыло весь горизонт. Корвет, следуя скупым указаниям Лира ловко прокрался по краю света и тьмы, затем еще пару часов летел над покрытой сияющими деревьями землей. Удалось даже разглядеть гигантские шляпки мерцающих грибов и ветви деревьев, да многочисленную светящуюся живность.
     - Снижаемся.
     Корабль мягко зарылся килем в крону очередного дерева и остановился. С бортов полетели канаты и веревочные лестницы. Вскоре под стальным днищем уже располагалась большая часть команды. Кто-то стоял на страже, вглядываясь в поредевшую у поверхности дымку. Кто-то выгружал специальным краном припасы. А кто-то просто стоял и пялился на Лира.
     - Чего это они? – снова зашептала Хелена, убедившись, что рядом нет нява.
     - Отряд сопровождения, полагаю, - хмыкнул Лир, мазнув взглядом по зрителям. – Смотри, как красиво.
     Вокруг и вправду было волшебно. Темные стволы деревьев, оплетенные мерцающими лозами. Густая крона каждого дерева светилась немного не тем цветом, что другие. Мерцающая синим трава, в которой то и дело мелькали разноцветные светляки. Гигантские полупрозрачные грибы, освещающие неверным светом целые поляны. Разноцветные цветы, от красоты которых захватывало дух. Все это было разретушировано легкой дымкой, в которую превратился туман Бездны, и приправлено незнакомыми пряными ароматами. А еще различным шелестом, поскрипыванием и посвистом. Хелена вдохнула пряный влажноватый воздух и улыбнулась. Вкусно.
     Были тут и животные. Особенно Хелене не понравились угольно-черные псы, что медленно приближались к стоянке корабля, злобно посверкивая багровыми угольями глаз. Лир поднял руку, предупреждая необдуманные поступки со стороны небоходов, а затем громко произнес фразу на неизвестном мелодичном языке. Псы, если это конечно вообще были псы, остановились. Парочка пряднула ушами. А затем твари истаяли черным дымом, как будто их и не было.
     - Ловко, ня, - Хелена не заметила, как капитан подобрался к ней. – Пойдем? Мы уже готовы.
     - Держитесь чуть позади, - Лир оставался предельно серьезным. – По сторонам не бродить, ничего не рвать и не подбирать. Будьте наготове.
     - Все сделаем, эдлер, - пробасил позади главный абордажник.
     - Лэрд Каррач, а как его все же зовут? – не удержалась от вопроса Хелена.
     - Этого громогласного бхута кличут Рохом, - хохотнул няв в усы. – Рох Сид, ня.
     - Приятно, наконец-то, познакомиться, эдлеи Хелена, - слегка поклонился абордажник, улыбнувшись хохоткам подчиненных.
     - Как и мне, лэрд Рох, - смутилась Хелена. – Только я не аристократка.
     - Мы, пожалуй, пока будем титуловать так вас и дальше, эдлеи, ня, - сказал Каррач, поймав взгляд Лира и что-то там прочитав. – Нам так удобнее. Простите уж необразованных небоходов, ня.
     В этот момент Лир мягко двинулся вперед, приминая чудесную траву сапогами, и потянул за собой Хелену. Прогуливались они мимо мерцающих деревьев недолго, минут десять. Вскоре волшебные заросли расступились и сапожки девушки вступили на мощеную дорожку. Которая привела разумных к необычному комплексу зданий. Гармоничное сочетание куполов и башен – первое, что бросилось в глаза. Казалось, что савваарти в принципе не признавали острых углов. Круглые, овальные и неправильные, как оплывшие, окна смотрели со стен белого камня. Стены же были плотно увиты мерцающей лозой с красивыми розовыми цветами.
     За спиной раздался восхищенный вздох. Не иначе лэрд Карим не сдержался, узрев свою мечту на расстоянии протянутой руки. Лир подошел к серебристым кованым дверям, украшенным растительным орнаментом, и приложил к створкам ладонь.
     - Я вернулся, - прошептал он.
     Пару мгновений ничего не происходило. Как вдруг створки мягко полыхнули светом и стали расходиться.
     Несколько часов спустя Хелена сидела на теплом каменном бортике внушительного бассейна, который Лир нарек «обычной ванной». Она уже около часа отмокала в теплой воде, что курилась цветочным паром. А теперь втирала в кожу какое-то эфирное масло, взяв одну из многочисленных баночек с полки. Поместье никак не напоминало руины, оставленные своими хозяевами. Везде царили свет, чистота и свежий цветочный запах.
     Команда корабля занимала помещения для гостей и слуг. Кок прочно обосновался на кухне с кладовой, полной свежих продуктов. Лэрд Рох расставлял посты в бесконечных галереях и составлял план комнат на пару с капитаном Каррачем. Лэрд Карим закрылся с магами в библиотеке, едва получив разрешение от Лира, и все это время не выходил оттуда. Лир же, после небольшой экскурсии, отвел Хелену в богатые покои, показал ванну и ушел в соседнюю дверь. Сослался на то, что ему тоже стоит привести себя в порядок.
     Девушка закрыла баночку и подошла к ростовому зеркалу. Красавица. Правда, грудь слишком уж скромная. Зато ноги длинные и стройные. Девушка провела ладонями по тонкой талии и крутым бедрам. Улыбнулась и накинула невесомый, но очень приятный телу халат. Хелена знала, что она хочет. И Хелена знала, что она это получит. Не важно, чего там ожидает Лир. Хотя… Миранда в Световодье выразилась достаточно четко, хоть немного и не о том. К лицу прилил жар, щечки заалели в смущении от недостойных мыслей. Но поколебать настрой девушки не могло уже ничего. Хелена улыбнулась сама себе и решительно вышла из ванной комнаты.
     Легко пробежав босыми ступнями по пушистому ковру, Хелена остановилась у заветной двери. Здесь их покои, ее и Лира, соприкасались. Девушка немного замялась. Но, тряхнув чистыми волосами, решительно потянула ручку.
     Лира она нашла в спальне. Парень сидел в одном полотенце на большой кровати и задумчиво вытирал влажные волосы. Заметив девушку, он подошел к ней и обнял.
     - Ты уверена? – спросил он, глядя ей в глаза. – Хотя, зачем я спрашиваю? Я прекрасно чувствую, что уверена.
     Хелена запрокинула голову, слегка приоткрыв губы для поцелуя. Халат беззвучно упал на ковер. Кому нужны эти халаты…
     Пару третей спустя Хелена прогуливалась по бесконечным залам, зальчикам и комнатам поместья, просто разглядывая все подряд. Настроение девушки было приподнятым, потому что последние трети выдались довольно сладкими. Безупречная линия губ вновь изогнулась в глупой улыбке. На две трети Лир забросил все. Они просто ели, спали и любили друг друга. И это было волшебно! Но все когда-нибудь заканчивается. Вот и ее мужчина не мог больше пускать дела на самотек.
     Заняты были вообще все, а вот для Хелены дел не нашлось. Впрочем, скучно ей не было. Сейчас она шла в библиотеку. Там можно и почитать, и подоставать лэрда Карима, уж больно красочно он рассказывал о прочитанном. Девушка и сама не заметила. Как разглядывание всего подряд превратилось в подсчет воронов. Хозяева поместья никак не выпячивали свою любовь к этим черным птицам. Однако же, стоило приглядеться и вороньи силуэты начинали проявляться повсюду. Довольно часто попадались статуэтки воронов. То тут, то там висели картины, на которых воронья тема была довольно частой. Барельефы с воронами, узоры на гобеленах с воронами, изящная посуда, выставленная в стеклянных шкафах с нарисованными или выгравированными… ну понятно.
     Девушка выглянула из круглого окна. Оно выходило на очередной внутренний дворик, с деревьями, лавками и фонтаном. Вода в фонтане появлялась из мраморных клювов… Мда… А вокруг, не смотря на рассветную треть, стояла все та же темень, даже не пытавшаяся сменить оттенок. И как тут познавшие Бездну существовали только? Без света Ока, без рассветов, в постоянных сумерках. Девушка задумчиво почесала кончик носа и пошла дальше. Стоя у окна в библиотеку не придешь.
     Когда до заветной обители знаний осталось, по описаниям, совсем немного, девушка попала в хорошо освещенную магическими светильниками галерею. Одну ее стену занимали окна, другую – портреты. С мастерски выполненных картин как живые смотрели сав-лорды и сав-леди. Изумительно красивые, черноволосые и бледнокожие. У всех кожа отливала перламутром, преимущественно у прекрасной половины уничтоженного народа. Некоторые мужчины щеголяли пепельным оттенком. Но самой примечательной деталью были глаза. На полностью заполненном тьмой фоне ярко выделялись кольца радужек разного оттенка золота.
     Хелена так засмотрелась на завораживающе красивых разумных, что заметила еще одного присутствующего в галерее только натолкнувшись на него.
     - Ой! – только и сказала девушка, попав в кольцо сильных рук.
     - Привет, любимая, - Хелену ласково поцеловали в макушку.
     - Ох. А ты что здесь делаешь? – девушка требовательно посмотрела в темно-карие глаза любимого. – Сказал же, что занят!
     - Ну, я и занят. Шел в библиотеку.
     - В последние трети все пути ведут в библиотеку, - в голосе Хелены звучало подозрение. – Прямо-таки все туда зачастили.
     - Ну… Мне и в самом деле надо бы туда сходить, - Лир замялся, будто обдумывая, стоит ли вообще говорить дальше. – Понимаешь, я думаю, что там есть записи о нашем враге.
     - Об ордене? – удивилась девушка. – Разве он тогда существовал?
     - Нет конечно, - улыбнулся парень, зарывшись пальцами в Хеленины волосы. – Орден – просто игрушка в умелых руках куда как более древнего игрока, я так подозреваю.
     - Поня-а-атно. А здесь-то чего стоишь?
     - Засмотрелся. Как и ты, - Лир смотрел на последний в галерее портрет с непонятной грустью. - А потом и тебя увидел.
     Хелена посмотрела туда же. Даже подошла поближе, с сожалением покинув родные объятия, пытаясь рассмотреть многочисленные детали. Картина изображала семью. Элегантно одетый сав-лорд стоял, положив руку на высокую спинку кресла. В кресле удобно расположилась прекрасная, как сказка, сав-леди, одетая в пышное старинное платье. А на подлокотнике, ближе к отцу семейства, сидел молодой остроухий парень. Сильно похожий на кое-кого. Очень сильно похожий.
     - А кто здесь изображен, Лир?
     - В этой галерее, судя по всему, разместили портреты членов рода Воронов, - прикинулся сапогом парень. – В хронологическом порядке, разумеется.
     - Разумеется, - не хочет отвечать. Занятно. - Вот знаешь…
     - Да, любимая.
     - Мне кажется, этот парень, - пальчик Хелены уперся в молодого сав-лорда. – Сильно похож на одного моего знакомого.
     - Может кажется?
     - Да нет, я уверена! – девушка уперла руки в боки, а в голосе появились змеиные нотки. – Может уже хватит вилять?
     - Эм…
     - Ты. Сам. Обещал!
     Лир еще немного помолчал, старательно не глядя на свою суженую. А затем решился, как в омут головой:
     - Это Ллириаллин – последний наследник рода Воронов, - и, поймав требовательный взгляд Хелены, сдавленно продолжил. – Да. Это я.
     Девушка подошла поближе и положила ладонь на щеку любимого.
     - Покажи.
     - Ну, я сейчас немного старше и…
     - Просто покажи, не нужно оправдываться.
     Парень отстранился и шумно выдохнул, как будто перед нырком в холодную воду. По лицу и телу прошлись волны, как тогда, на поляне с джевеодан, и вот перед Хеленой предстал истинный облик ее мужчины. На голову выше Лира-хумана. Гармоничная фигура, более тонкокостная, но, без сомнения, мужественная. Грива черных блестящих волос, что слегка вились и спускались в живописном беспорядке до ключиц. Тонкие черты лица. Бледная до белизны кожа со слегка уловимым перламутровым оттенком. И характерные черные глаза.
     - Налюбовалась? – смущенно буркнул красавец сав-лорд. – Ну, и как я тебе?
     - Знаешь, я что-то передумала идти в библиотеку. Думаю сходить к себе в покои, - взгляд Хелены был очень жарким. – Или к тебе.
     - Но…
     - Ты тоже передумал, - припечатала она.

Глава 12

      - Ой! Так ведь это же я!
      - Что значит «я»? «Я» бывают разные!
      - «Я» - значит я, Винни-Пух.
      - Ты в этом уверен?
      - Ну конечно!
      Год 1547 от основания Империи. Страдень. День шестнадцатый. Рассветная треть.
     В библиотеке пахло пылью. Да так насыщено, что Хелена тут же расчихалась. Лир, в своем репертуаре, прошелся по мало читающим девушкам, непривыкшим к благородному аромату старинной бумаги. Дивным мелодичным голосом прошелся, между прочим. Но девушка решила стоять на своем. Мысленно, ага. Пахнет пылью и все тут! Пчхи!
     Сама библиотека поражала, прежде всего, циклопическими размерами. Бесконечные книжные шкафы и книжные стены, достигающие далекого сводчатого потолка. Россыпи магических светильников. Дающих много ровного приглушенного света. Пюпитры и кафедры с фолиантами, передвижные лестницы и галереи. Выход же из библиотеки был один, и располагался парой этажей выше потертого паркета. Выходил он в ту самую портретную галерею, а она, между прочим, находилась на уровне почвы.
     Недалеко от входа они и сидели на своеобразном балкончике, а внизу тихо копошились маги во главе с лэрдом Каримом.
     - Подземелья-подземелья, - тихонько пропела Хелена, поудобнее устраиваясь в большом удобном кресле.
     - М-м-м? – не отрываясь от здоровенного фолианта протянул Лир.
     - Ничего-ничего, любимый.
     Даже не повернулся. Что же он такого нашел в книге, которая, судя по виду, видела еще Сотворение. Нет, понятно, что он там нашел, но неужели это чтиво интереснее, чем его возлюбленная? Девушка покосилась на лежащую перед ней книгу, что-то приключенчески-слащавое. Потом на Лира. Потом на книгу. Потом на Лира.
     - Ли-и-ир?
     - М-м-м?
     Сав-лорд машинально заправил черную прядь за остроконечное ухо. Очень чувствительное ухо, надо сказать. Хелена лично проверяла.
     - А можно спросить?
     - Угу.
     - Я заметила, что рядом с тобой мои чувства бывают, ну, слишком разными, - девушка решительно захлопнула свою книгу. - Ты ведь умеешь внушать эмоции?
     - Не совсем так, - парень перевернул страницу. – Я могу их чувствовать и проецировать.
     - Проец… Что?
     - Делиться с окружающими, - ответил Лир и, неожиданно, хмыкнул. – Между прочим существуют извращенцы, которые и мое раздражение, скажем так, смакуют.
     - А ты не…
     - Нет, - категорично ответил парень, продолжая увлеченно читать. – Ты же сама знаешь, где твои чувства, а где наведенные. Я не мог заставить тебя любить себя. Это только твой выбор.
     - А говорить без слов умеешь?
     - Угу. Но только если разум собеседника прошел специальную настройку. И там расстоянием все ограничено сильно.
     - Хм, - Хелена немного помялась, щеки зажгло. – Я еще кое-что заметила. Ну, когда мы…
     - Ну? – еще одна страница перевернута обманчиво тонкими перламутровыми пальцами.
     - А у тебя было много женщин до меня? – выпалила девушка и смутилась еще сильнее.
     - Это… довольно неудачный вопрос, - прошелестела следующая страница. – В отношениях такое обычно оставляют за скобками.
     - И все же? – стоит ли дальше продолжать? Определенно стоит. - Я ведь тебе нетронутая досталась. Имею право знать.
     - Упрямая, да? – вздохнул Лир. – Было бы странно, если бы за прожитые мной годы у меня не было женщин. Я хоть и отличаюсь от вечно озабоченных мужчин-хуманов и нявов, все же не могу обходиться совсем без секса, не вредя своему здоровью.
     Логично и доходчиво. Но почему же в сердце зреет обида?
     - Чтобы тебе было спокойнее, - почувствовал парень настрой суженой. – Последний раз я был с другой около двадцати лет назад.
     То есть еще до рождения Хелены. Интересно как.
     - А сколько тогда тебе лет?
     - Много, дорогая, - за весь диалог парень так и не взглянул на Хелену. – Ты себе не представляешь, как много.
     - Ты мне торговца-нява напоминаешь, - надула губки девушка, а потом вспомнила, что с Лиром изображать обиду бесполезно. - Из тех тоже ни слова правды не вытянешь.
     - Я видел зарождение Империи.
     Вот сказал, как будто обыденность какую. Всего-то, видел зарождение тысячелетней Империи, мелочь какая. А Сотворение он не видел?
     - Нет, не видел, - хмыкнул Лир. – И Империи примерно полторы тысячи лет, плюс-минус сотню. Там смотря от какой даты считать.
     Надо лучше следить за своим языком. Не первый раз она говорит, что думает, даже не замечая этого. И тут до Хелены дошел смысл сказанного.
     - Так тебе полторы тысячи лет? – просипела Хелена внезапно пропавшим голосом.
     - Чуть больше двух, - шелест страницы.
     - Когда мы летели на Гарпии, я ощущала себя песчинкой в безбрежном океане облаков, - прошептала девушка. – А вот сейчас поняла, что сильно ошибалась. То ощущение сильно померкло.
     Лир на это только пожал плечами. Подумать только. Да такой возраст даже в голове плохо укладывается! Вот уж вечер откровений.
     - Лир?
     - М-м-м?
     - А кто ты такой?
     Вот тут его проняло. Парень наконец-то оторвался от своей книжонки и посмотрел на Хелену взглядом родителя, которого напрочь достали детишки со своими проблемами мирового масштаба.
     - Так савваарти же.
     - Вот опять ты увиливаешь! – девушка в порыве чувств стукнула кулачком по столику. – Ой!
     И замахала в воздухе отшибленной рукой.
     - Больно? – с участием спросил любимый.
     - Не надейся снова уйти от темы, - раздраженно бросила Хелена. – Я видела, как на тебя реагируют небоходы. Они как будто сильно сдерживаются каждый раз, как тебя видят. Сдерживаются, чтобы на колени не попадать. Да и все эти многозначительные уточнения лэрда Каррача тоже интересны.
     На какое-то время взгляд суженого стал абсолютно нечитаемым. Потом парень оттаял, видимо приняв какое-то решение. Мягко поднялся, отложив книгу, подошел к двери. Что-то сказал в приоткрывшуюся створку, давая поручение одному из абордажников, что стерегли галерею. Потом, прикрыв дверь, подошел к Хелене, опустившись перед ее креслом на колено.
     - Видишь ли, любимая, - отливающие перламутром ладони нашли ее руки. – Ответ на эти и многие другие вопросы зависит от…
     - От? – заинтригованная девушка подалась вперед.
     - От твоего ответа, - слегка улыбнулся Лир.
     А Хелена вдруг почувствовала нешуточное волнение, волнами расходившееся от него.
     - Я вся внимание, - это что же он такое хочет спросить, что его так штормит.
     На этом фоне девушка и сама начала волноваться.
     - Я тут заглянул в покои матери, - Лир сглотнул ком во внезапно пересохшем горле. – и нашел вот это.
     Глазам Хелены предстало кольцо в виде искусно выполненного ворона и пару изящных браслетов. Кольцо очень похожее на Лирово, но более тонкое. Нет, не так, более женственное. Браслеты же были однозначно брачными. Она подняла глаза и встретилась с тьмой в глазах любимого.
     - А-а-а… - вот теперь пересохло в горле и у нее.
     - Любимая, - подобрался Лир. – Ты станешь моей женой? Окажешь мне честь?
     На мгновение голова стала совсем-совсем пустой. А через секунду нахлынул такой поток всяких разных мыслей, что зацепиться за какую-то конкретно никак не выходило. От досады и напряжения аж слезы потекли.
     - Любимая? – слегка отпрянул парень.
     Ах ты ж! Он же слышит чувства и принимает на свой счет. Вот сейчас почувствовал еще и Хеленино раздражение. И что, что девушка злиться не на него, а на себя и ситуацию в целом. Лир-то не знает. Все наперекосяк! Надо уже что-то говорить, пока не убежал.
     - Я, - кашлянула Хелена, прочищая горло. – Я согласна. Как ты вообще мог подумать другое.
     Какое-то время девушка нежилась в объятиях любимого и в изливаемой им светлой радости. Столько было в Лире нежности, счастья и доверия. Нежилась, пока не поняла, что она не одна нежится. Рядом с ними оказался какой-то странный дедок, одетый в чистую, но потрепанную рясу. Зажмурившийся старик нетвердо стоял на ногах с закрытыми глазами, слегка покачиваясь, и щерил в радостной улыбке редкие желтые зубы. Хелена слегка подергала счастливого до невменяемости Лира за сорочку, а потом, поймав его пьяный взгляд, молча указала глазами на деда.
     - Кхм, - обратил внимание на старика Лир. - Фра Самих?
     - А! Что! – встрепенулся дедок. – Ох, прошу прощения, эдлеры. Заворожило.
     Лир на это просто улыбнулся. Дед же, подтянув из-за спины суму, вытащил из нее окованную металлом книгу. Песни Эн-Соф. Пергаментные пальцы начали быстро и бережно перебирать страницы.
     - Могу ли я пригласить команду, пов… - надтреснутый голос запнулся. – Эдлер?
     - Пусть приходят, - слегка подумав, согласился Лир.
     Звать, однако, никого не пришлось. Дверь распахнулась и из портретной галереи валом повалили небоходы, как будто все это время подслушивали под дверью. А дальше понеслось. Выскочившая из-за дверей библиотеки небоходская волна мягко, но настойчиво, увлекла влюбленную парочку вниз, к магам. По углам растащили все лавки, кресла и столики. Слева, пыжась от натуги, настойчиво толкали одну из тяжеленных кафедр, предварительно освободив ее от фолианта. Кто-то расставлял увесистые канделябры с магическими светильниками, кто-то пытался украсить книжные полки чем попало, кто-то громко командовал, а кто-то просто орал от избытка эмоций.
     Но вот движение вокруг застывшей пары стало упорядочиваться и замирать. Небоходы встали плотной стеной в полудюжине шагов от пары, а за кафедру, положив на нее увесистый том, встал давешний старик. Девушка оторвала взгляд от своего мужчины и огляделась. Празительно то, что за какие-то несколько минут имперцы организовали подобие храма. И места для верующих есть, только не сидячие. Слишком уж большая команда у «Гарпии». И кафедра для священника, на которую он старательно устанавливал красные церковные свечи. Храма, ага. От пронзившей Хелену догадки девушке стало дурно, а в ногах появилась нешуточная слабость. Такая, что пришлось навалиться на любимого. А тот и рад, даже объятия стали крепче.
     - Ты против? - шепотом поинтересовался Лир.
     - Не так я себе это представляла, - несмело улыбнулась девушка. - Но, возможно, так и лучше. Таким венчанием не каждая похвастаться может.
     - Ну да, - ухмыльнулся он. - Эксклюзив.
     Дальше все было как в тумане. Освещенные мягким светом радостные, а местами и вовсе одухотворенные лица небоходов, которых было так много, что даже между стеллажей они стояли в три ряда. Гулкий голос фра Самиха, зачитывающего древние как мир священные слова. Терпкий запах ароматических церковных свечей. И блестящие радостью глаза любимого. Его крепкие руки, красивое лицо, легкий и приятный аромат ореха, что исходил от его кожи.
     Когда дошло до обмена браслетами, девушка так разволновалась, что чуть не выронила «брачный хомут» Лира. А затем чуть не сломала ему пару пальцев, браслет в руках ходил ходуном. Более-менее удалось прийти в себя, когда Хелена почувствовала холодок металла уже на своем запястье. Теперь все. Все свершилось. Теперь она замужем.
     - Муж, - попробовала девушка на вкус необычное для нее слово. - Муж?
     - Да, дорогая, - мелодичный голос Лира завораживал.
     - Ты ведь так и не ответил на мой вопрос.
     Парень шумно вздохнул, явно напоказ.
     - Вот же настырная.
     - Какую выбрал!
     - Да будет тебе известно, младая дева, что выбирают женщины, - зануднейшим тоном затянул сав-лорд. - Нам же, мужчинам, остается лишь иллюзия выбора.
     - Ты опять меня заговариваешь! - тут Хелена поняла, что они разговаривают в полнейшей тишине. - А чего это они?
     Небоходы стояли молча и слушали семейную перепалку с нечитаемым выражением на лицах. Вся сотня с лишним разумных. И чего-то ждали. Лир задумчиво оглядел команду Гарпии. Немного помолчал и, как явно почувствовала Хелена, на что-то решился. Снова.
     - Можно, - веско произнес он.
     В тот же миг лица разумных осветились радостью. Хуманы и остальные начали опускаться на колени. Да что они такое делают то?! Из стоящей на коленях толпы стали доноситься восклицания. Сначала несмелые, но голоса быстро набирали силу.
     - Славься Император!
     - Долгих лет, Ворон!
     - Мы верны тебе, Вечный!
     Хелена стояла в кольце рук мужа ни жива, ни мертва. Изумление было настолько сильным, что девушка не могла даже двинуться.
     - И... имп… император? - в горле резко пересохло, отчего слова давались с огромным трудом. - Это шутка? Скажи, что это шутка, Лир.
     Лир промолчал. Лишь неопределенно покачал головой, продолжая изучающе смотреть на жену. А у Хелены резко пропали все вопросы, потому что…
     - Славься Императрица!
     - Неужели я увидел ее?!
     - Долгих лет Императрице!
     - Он женился! Женился! Глазам не верю!
     - Столько лет ждали!
     - А Повелительница-то как хороша!
     Девушка почувствовала, как ее глаза становятся все шире.
     - Это я что-ли? - совсем придушенно пискнула она.
     - Ты, конечно, - тонкие сильные пальцы ласково прошлись по ее волосам. - Или ты тут другую девушку видишь?
     Славословия небоходов превратились в откровенный галдеж. Поднявшиеся на ноги разумные выплескивали друг на друга накопившиеся эмоции. Обнимались, орали, кто-то даже пел что-то неприличное. Лир повернулся к небоходам и поднял руку. Разговоры как отрезало.
     - Спасибо, друзья, - мягко улыбнулся Лир, осеняя всех вокруг густой радостью. - Но хватит почестей. Вы знаете, не люблю я это. А сейчас идите в лазурный зал, там будет пир. И помогите кто-нибудь коку, он, наверное, зашивается.
     От слитного восторженного рева сотни рыл со стеллажей посыпалась книжная пыль. Битые жизнью мужики бодро понеслись на выход, даже пару раз застряли в дверях, так торопились на пир.
     Когда молодожены остались одни, Хелена мягко улыбнулась своему мужу. Лир нахмурился, слишком уж контрастировали эмоции жены с ее поведением. Новоиспеченная императрица легко покинула объятья дже-лорда и с разворота залепила ему пощечину. И тут же пожалела об этом. Проще было каменную стену лупить. Хелена шипела, как рассерженная кошка, трясла ушибленной кистью, но боль все не отпускала. Лир же выудил откуда-то тот самый фолиант, что читал до венчания, и невозмутимо уселся читать ее в ближайшее кресло.
     - И что?! - через пару минут тишины спросила девушка, которую не отпускали раздражение и обида. - Так и будешь молчать?!
     - О. Первый семейный скандал. Как это мило, - уныло пробормотал Лир. - А что говорить то?
     - Ты издеваешься!
     - Ни в мыслях не было.
     - Р-р-р-р!!
     - Да объясни ты толком, в чем я виноват, - Лир с опаской поглядывал на жену, прикрывшись фолиантом, как щитом. - А то как обычно.
     - Как обычно?!
     - Сама придумала - сама обиделась.
     - Ах ты гад! - набросилась на него Хелена, чтобы теперь отбить руки уже об твердую книгу.
     В итоге Лир, отбросив фолиант, каким-то звериным движением схватил пискнувшую девушку в охапку. Хелена еще немного посопротивлялась, но вскоре затихла.
     - Тиран, - пробубнила девушка, уткнувшись носиком в сорочку мужа.
     - Еще какой, - согласился с женой Лир. - Деспот, Угнетатель, Законник и Цареубийца.
     - Ты меня обманул, - Хелена попыталась пихнуть мужа локтем. Тщетно. – И что это за дурацкие прозвища?
     - Не помню, чтобы я тебя обманывал, - и в голосе столько искренности, что девушка взбесилась еще больше. – А прозвища придумали глашатаи Альянса.
     - Я вдруг стала императрицей! Я! Императрицей, китовья немочь! – распалялась Хелена. – Да ты хоть представляешь, что ты наделал! Это же… Это же…
     Что «это же» - девушка сказать не могла. Сама не знала. То ли «ужасно», то ли «огромная ответственность, к которой я не готова», то ли «катастрофа». Выражение лица Лира было предельно серьезным, но в глазах плясали шкодные ронове.
     - Погоди, дорогая. Успокойся. Давай разберемся.
     - Разберемся? В чем тут разбираться?!
     - Присядь, - похлопал он рукой по креслу рядом с собой. – И помолчи немного, не перебивай.
     Севшая в кресло Хелена напоминала закипающий чайник. Еще чуть-чуть – и крышку просто сорвет. Но молчала. Послушная жена, ага.
     - Вот скажи, милая моя, как ты видела развитие отношений с Лиром аен Адрин? – парень внимательно смотрел на жену, фолиант был на время забыт. – Я имею ввиду итог. Думала о свадьбе?
     - Да, - буркнула Хелена.
     Лир на это лишь слегка улыбнулся, буквально уголками.
     - Ты же понимала, что, по сути, такой брак был бы полнейшим мезальянсом? Наследник древней семьи и безродная дочь торгаша, - Лир закатил глаза и причмокнул. – А уж сколько разговоров и порицания в обществе…
     - И что? – девушка все еще кипела, но в уме ей отказать было сложно.
     Хелена задумалась. Тогда, в прошлой жизни, ее мало заботили такие проблемы. Она конечно думала об этом, но вскользь, несерьезно.
     - А то, что тот Лир имел титул владетеля. Ну помнишь – владетель-наследник, лорд-владетель… - муж пошевелил пальцами в воздухе. – А владетели, если ты не знала, всего на ступень ниже королевской семьи. Не прямые наследники трона, но в очереди на престол не самые далекие от принцев.
     А вот этого Хелена не знала. Как-то не было нужды интересоваться. Да и лень было, чего уж там. Так. А ведь получается, что…
     - А получается, что особой разницы нет, - закончил за нее Лир. – Тебе какая принципиальная разница за кого замуж выходить? И владетель, и Император слишком высоко от безродных, чтобы хотеть одного и воротить нос от другого.
     - И что теперь?
     - Теперь? Теперь все будет сложно, но преодолимо, - взгляд мужа вновь вернулся к книге. – Манеры подтянем. Этикет подучишь. Фрейлин тебе нормальных подберем. Не волнуйся – осилишь.
     - А не осудят?
     - Меня? – и таким тоном был задан этот вопрос, что Хелена сразу поняла – не осудят. Даже не попробуют.
     - Ли-ир?
     - М-м?
     - А чем занимаются императрицы?
     - Да чем душе угодно, - тонкие сильные пальцы перевернули страницу. – Хочешь – сиди во дворце, хочешь – устраивай балы и охоты. А хочешь – можешь заняться чем-нибудь полезным, улучшением жизни подданных, например. Или, там, домами призрения. Дел невпроворот.
     Пришибленная свалившимся на нее, Хелена машинально достала из дамской сумочки небольшое зеркальце. Скоро же пир. А она как курица ощипанная, наверняка, выглядит. Но нет, все в порядке. Макияж стойко держался, не зря сав-леди всячески поощряли своих мужчин исследовать эту тему. Хотя кому-кому, а женщинам савваарти о красоте заботиться было глупо, таких красавиц еще поискать надо. Ладный охотничий костюм сидел как влитой, спасибо Лиру, позволил покопаться в чьем-то гардеробе. Глаза снова вернулись к сумочке. По словам Лира, в Империи этот женский атрибут был последним писком моды. Лет десять уже. А у сав-леди так пару тысяч как. Кстати.
     - Ли-и-ир?
     - М-м-м?
     - А что случилось с твоими родителями?
     Парень со вздохом закрыл фолиант, поняв, что сегодня почитать не удастся. Оперся локтем о подлокотник, щека удобно легла на кулак.
     - То же, что и со всеми моими сородичами, - глаза любимого мужа смотрели и не видели, он погрузился в воспоминания. – Была война. Страшная. На истребление. Наши старшие златорожие братцы сильно нас возненавидели. Никто не знает почему. А потом убили всех савваарти. Мужчин, женщин, детей. Не щадили никого.
     - Ты об этом говорил с «дядюшкой»? Ну тогда, во время поединка.
     - С Наэатом? Ну да, - сердце Хелены болезненно сжалось, было видно, что тема для Лира тяжелая. Она уже жалела, что вообще начала спрашивать. – Джевеодан даже уз-караш для более верного умершвления изобрели.
     Немного помолчали.
     - Силы изначально были не равны, савваарти нечего противопоставить в прямом бою. Мы были расой ученых и, как ни странно, убийц, - муж рассеянно обвел взглядом книжные полки. – Родители были одними из последних. Они тогда оглушили меня и спрятали. Очень хорошо спрятали, да. А Наэат пришел сюда, в поместье, и убил их. Я потом уже об этом узнал.
     - И ничего нельзя было сделать? - Хелена с жалостью смотрела на Лира.
     - Я пытался. Потом, когда остался один, - горько произнес тот. – Даже до Камня Перерождения добрался. Думал Эн-Соф смилуется и вернет мне родителей. Но… Наверное я их просто мало любил. Или в планах Всевышнего было что-то другое. А может – ритуал как-то неправильно проводил. Ладно хоть жив остался.
     Хелена подошла к мужу, присела на подлокотник его кресла и обняла своего самого дорогого разумного в этом мире.
     - Ты мог умереть?
     - Те, кто просит на Камне, нередко платят жизнью, если их желание не совпадает с намерениями Эн-Соф, - отрешенно произнес Лир. – Но мне тогда было все равно.
     - Бедненький мой, - пальцы Хелены утонули в черных волосах. – Тяжело же тебе пришлось.
     - Ну, зато я нашел тебя, - невнятно произнесла прижатая к камзолу охотничьего костюма голова сав-лорда.
     - Ох! – встрепенулась девушка. – Нас же уже давно ждут, наверное.
     - И то верно. Пойдем?
     - Пойдем.
     Пир прошел замечательно. Собственно, даже не пир, а большие семейные посиделки, такая была атмосфера. Команда не первый год летала на «Гарпии», а потому знали друг друга как облупленных. Когда Хелена с Лиром появились в обеденном зале, там за большим столом собрались почти все, исключая патрули. Да и часовых должны были скоро сменить, чтобы все успели поздравить своего Повелителя с обретенной Повелительницей.
     Погибших при прорыве помянули без молодоженов, и сейчас торжество набирало обороты. Вином, на удивление, никто не злоупотреблял. А вот удавшийся повару травень оценили все. То и дело кто-нибудь поднимал тост в честь императорской четы, размахивая бокалом с этим божественным напитком. И все было бы замечательно, если бы на Хелену не давило ощущение пира во время чумы. Враги были где-то снаружи. Они копили силы и жаждали крови одной девушки. Непонятно, кстати, отчего жаждали.
     Уйти с острова темные не могли, снаружи их наверняка ждали. Оставалось лишь ждать обещанную помощь из Тираны, которую в свое время позвал Лир, воспользовавшись одним из своих многочисленных артефактов. И помощь придет, мужу можно верить. Но вот успеют ли помощники вовремя?
     Но, не смотря на тревожность, Хелену захватили самые теплые ощущения от праздника. Тяжелые мысли приглушились и если стараться не думать о плохом, то можно было и расслабиться.
     ***
     Хелена в который уже раз за треть вытерла пот со лба рукавом охотничьего камзола, стараясь не задеть кожаный наруч, и утомленно вздохнула. Потом взялась за рукоять ножа обеими руками и с силой дернула. Хлынула черная маслянистая жижа. Тварь захрипела еще громче, судорожно дернулась пару раз и, наконец, затихла.
     Вообще-то кровь у всех разумных должна быть красной. Не то, чтобы Хелена сама проверяла, но эта общеизвестная истина не подвергалась сомнению с самого детства. Правда у джевеодан вместо крови в жилах бился золотистый ихор, сама видела. Да еще неясно, какого цвета жизнь ее мужа, как-то не было случая узнать. Но вот из этого мерзкого создания, бывшего раньше вполне себе хуманом, лилась какая-то вонючая дрянь, не имеющая с нормальной кровью ничего общего.
     Вполне себе хуманское лицо и более-менее узнаваемая фигура – вот и все, что осталось от несчастного. Кожа бледно-серого оттенка, черные глянцевые шарики в глазницах, искаженный в гримасе рот, что не в силах уместить в себе множество желтоватых игольчатых зубов. Острые чернильные когти, рвущие металл как бумагу. Все тело покрыло пульсирующими наростами, сочащимися серым гноем. Странные щупальца, что росли на теле твари тут и там, самый большой пучок которых заменил этому волосы. И все это одето в лохмотья, оставшиеся от мундира орденского пехотинца, с беспорядочно налепленными, а где и вросшими, элементами доспехов.
     И тварей сотни. И конца им не видно. Если бы чудовища могли напасть все сразу, то темным уже давно пришлось бы отправиться на суд к Эн-Соф. Но, к счастью, Лир в купе с магами Гарпии не давали тварям такой возможности.
     Хелена мрачно хмыкнула. Еще пару часов назад она сказала мужу, что пойдет на передовую. Он ей впервые в жизни устроил скандал. Но к тому моменту из сотни небоходов на ногах оставались лишь три дюжины. А сейчас и того меньше. Еще десяток лежали с ранениями. Двое не проживут и часа. Три мага с сильным истощением. И собственно все. Смерть надвигалась на остатки команды имперского корвета неумолимо. Но никто не ныл, не струсил и не убежал. Вот и «Повелительнице» было не до нытья. В конце концов она уже устала смотреть, как разумные гибнут за нее. Она решила стоять со своими подданными плечом к плечу – и сделала это. И сделает еще раз, пусть и в последний.
     Девушка обтерла лезвие верного ножа о лохмотья мундира искаженного и поднялась. Среди трупов тварей и небоходов сидел ее боевые товарищи. Грязные, изгвазданные в черной жиже, в помятых доспехах. И смертельно уставшие. Нельзя плакать, нельзя отчаиваться. Они смотрят на нее, как на символ – уж это Хелена чувствовала остро. Она должна их подбодрить.
     - Хорошая битва, - улыбнулась девушка. – Вы – замечательные.
     - Повелительница слишком добра к нам, - несмело улыбнулся один из оставшихся в живых абордажников.
     Да уж. Лерд Рох нашел бы что сказать своим воинам. Но, к сожалению, главный абордажник Гарпии сложил буйную голову в одном из прорывов тварей, практически в одиночку закрыв коридор в зал с магами и Императором.
     - Схожу к мужу, узнаю, что да как, - Хелена вложила нож в ножны. – Отдохните пока. Скоро бой. Я вернусь.
     - Вечно правь – Императрица! - слегка измененный клич имперцев сопровождался дробным стуком кулаков о кирасы.
     - Империя – славься в веках! – ответила девушка и двинулась к мужу.
     Все закрутилось около трети назад. Сначала пропал патруль, что обследовал ближайшую к поместью территорию. Потом пропала и поисковая команда. Лир тут же расставил разумных, согласно плану, который был давным-давно уже разработан. Как раз тогда, когда Хелена плавала в розовых грезах.
     Оказалось, что все необъятное поместье просто усыпано смертельными ловушками. И все это управлялось из одного единственного зала – Сердца полуразумного дома Воронов. Именно Сердце и защищали немногочисленные небоходы. А потом повалили твари, прямо из волшебной разноцветной дымки, что укрывала весь Схиел. Они сотнями гибли в ловушках, их давили, резали, насаживали на колья, сжигали, морозили… Да много чего делали. А они все перли. Уже истощилась накопленная Сердцем э’лирр, уже маги Гарпии, во главе с лердом Каримом, отдали почти все, что у них было. А твари все не заканчивались. Теперь же подходили к концу защитники Сердца. Еще волна или две – и все. Совсем все.
     Мягкие сапожки аккуратно ступали через раненных, на резные плитки сокровенного зала. Хелена ободряюще похлопала по плечу ухаживающего за пострадавшими товарищами мага, от чего совсем еще молодой хуман расплылся в улыбке. Ну как же, сама Повелительница снизошла до рядового небохода. Как мало, оказывается, нужно разумным для надежды. Что же, если эти изможденные боями воины решили вознести Хелену так высоко – она постарается быть достойной. Хотя бы те часы, что им всем остались. А пока ее ждет Сердце. И муж.
     - Плохо? – поинтересовался Лир, склонившись над потрясающей красоты грозовым кристаллом, что стоял на усеянном глифами постаменте в центре зала.
     - Побарахтаемся еще, - пегий няв сосредоточенно бинтовал располосованную мохнатую лапу. – Но недолго, ня.
     - Страшно? - произнес Ворон, разглядывая в мерцающих гранях видимое только ему.
     - Мы не отступим! Мы, кха… - Карим закашлялся, сплюнув кровь на плитки пола, истощение давало о себе знать. – Не сегодня. Твари не пройдут!
     - Верю, - кивнул Лир. – И скорблю.
     - Не стоит, Повелитель, ня, - Каррач бросил почти бесполезные бинты и внимательно посмотрел на Императора. – Мы умираем счастливыми. Боевой дух на высоте, ведь вы видите нашу доблесть, ня. А уж Повелительница как зажигает, ня, любо-дорого смотреть.
     - Мой господин, - обронил сав-лорд, с болью глядя на небоходов. – Это то малое, что я могу для вас сделать.
     По залу разлилась тишина. Девушка назвала бы ее благоговейной. Так молчат разумные в храме. Даже раненные перестали стонать. Хелена уже знала, что так называть Вечного Императора могли лишь избранные. И небоходы молчали, пытаясь осознать, какая честь им была сейчас оказана. Сама девушка не прочувствовала до конца, что такого особенного сейчас сделал муж. Но если воинам так будет легче – пусть будет так.
     - Мы… - растерянный Каррач пытался протолкнуть слова через внезапно пересохшее горло. – Мы недостойны, Ворон.
     По лицам темных можно было понять, что старый няв сейчас выражает общее мнение.
     - Мы недостойны такой чести, ня, - повторил Каррач, блуждающий взгляд которого наконец-то нашел Хелену. – Скажите ему, Повелительница!
     - Моя госпожа, добрый капитан, - мягко произнесла девушка, чем вызвала еще больший ступор у присутствующих. – Называйте меня так.
     Хелена же смотрела в утомленные глаза Лира и видела там любовь и одобрение. Она все сделала правильно. В полной тишине девушка подошла к мужу и обняла его. Нежно и крепко. Возможно, в последний раз. Ну и пусть. Хоть и недолго, но она была счастлива. Да она и сейчас счастлива, ведь рядом муж. Большего не стоит и желать.
     - М-мой господин, - неуверенно, будто пробуя на вкус произнес Карим. – Мой господин. Что-то порченные не спешат по наши души.
     - И верно, - Лир неохотно выпустил из объятий жену, повернувшись к Сердцу. – Небольшие группы еще бродят по коридорам, но бесцельно.
     - Так может они передумали, ня? Или закончились?
     - Нет, - сав-лорд внимательно всмотрелся в вязь глифов, что бежали по грани грозового кристалла. – Вокруг поместья они кишмя кишат, но внутрь больше не суются. Есть у меня одна догадка…
     В это время ощутимо дрогнул пол. Затем еще раз. И еще.
     - Помощь, ня! – ухмыльнулся пегий няв. – Помощь!
     - Не исключено, - с сомнением произнес Император. – Не увидим – не поймем. Нужно прорываться.
     Пока лерд Каррач отдавал приказы, пока небоходы собирались в зале, к Лиру и Хелене подошел лерд Карим.
     - Мой господин. Я прошу разрешения остаться, - и видя, что Повелитель собрался возражать, быстро продолжил. – Раненные будут задерживать вас, мой господин. Мы останемся, будем защищать Сердце.
     Лир какое-то время молча буравил главного мага Гарпии взглядом. Лерд Карим побледнел, но решимости не утратил, не отступил.
     - Нет, - слова Повелителя падали как камни. – Идем все. Раненных несем. Я все сказал.
     А дальше был кошмарный бег из последних сил по бесконечным коридорам и залам поместья. Были и столкновения с тварями. И все они заканчивались одинаково. Пока все пытались перевести дыхание, Лир пускал перед собой черный туман, который разъедал искаженных. И снова бег. Все видели, что арканы даются Императору все тяжелее. Лир совсем побледнел, на перламутре кожи проступили бисеринки пота. Но сав-лорд уверенно вел выживших на выход из поместья. К победе. Или к смерти.
     Хелена ждала заветную дверь из-за каждого поворота, но та все равно появилась неожиданно. Последний аркан дался мужу особенно тяжело, Лир даже пару раз оступился. Девушка тут же подставила плечо. Так, обнявшись, они и вышли на воздух.
     Ландшафт снаружи поместья поменялся радикально. Все видимое пространство занимали твари. Много сотен, а то и тысяч искаженных в паре сотен локтей от поместья отбивались от трех хорошо различимых отрядов. Правое и левое крыло атакующих составляли солдаты в однотипной темной форме – явно имперские гвардейцы, хоть в дымке детали и плохо различимы. А вот в центре…
     В центре раздавали тварям нехилых люлей могучие воины. Непокрытые буйные головы, заплетенные в клановые косы волосы, обилие мехов на доспехах, клетчатые юбки, чудовищные двуручные секиры и легко узнаваемый рев берсерков. Удивленная Хелена встретила не менее загадочный взгляд мужа.
     - Кесхейнцы, - голос капитана Каррача выдавал крайнее изумление. – Северные, ня.
     - Эти-то откуда взялись? – выразил общее недоумение Карим.
     Откуда-то с мрачных небес по тварям полоснул темный столб боевого аркана, разбросав ошметки чудовищ и вспахав почву. Схиел вновь содрогнулся. Высоко в тумане мелькнул исполинский силуэт.
     - И рыцари тут, ня. Не иначе - птенцы, - хмыкнул пегий няв. – Теперь искаженным точно ничего не светит.
     Так они и стояли, измочаленные разумные и их Повелители. Стояли, кто мог, и улыбались.

Глава 13

      Это «ж-ж-ж» — неспроста!..
      Год 1547 от основания Империи. Златень. День первый. Темная треть.
     Бой у родного дома все еще шел, но было видно, что искаженные уже выдохлись. Тот, кто ими управлял, покинул свои творения. Изломанные черной волей тела еще боролись за то подобие жизни, что их поддерживало, но как-то бессистемно.
     Первым к поместью пробилось левое крыло. Воины в черных доспехах окружили своего Императора нерушимой стеной, целители корпуса уже занимались раненными небоходами, а капитан гвардейцев отправил часть своих людей в поместье, добивать тех, кто не встретился Лиру по пути.
     Вскоре стали приземляться и рыцари, противников для них уже не осталось. Губы Лира сами собой растянулись в довольной улыбке. Все живы, все его парни успешно возродились. И девушка, конечно. Вон, в стороне стоит изящная «Инеевая Дева» Миранды. А там грозно возвышается «Вечный Энт» Сигриниаля. Облегчение, свалившееся на душу Лира сложно было описать словами.
     За кольцом гвардейцев раздались требовательные крики. Похоже, кто-то желает сию минуту пообщаться со своим Повелителем. Что же, это можно. Лир встал с бархатистой травы и повелительно повел рукой. Рядом, за правым плечом поднялась изможденная, но полная решимости Императрица. От мыслей о жене лицо Ворона попыталось принять мечтательное выражение, но Лир пресек наглые поползновения своей физиономии. Слишком сильно парень сегодня устал, даже хваленый контроль отказывает. Первое лицо Империи не должно показывать подданным произвольные чувства. Только то, что необходимо.
     Гвардейцы синхронно разошлись и в образованном коридоре появилась делегация, кто бы мог подумать, кесхейнцев. Возглавлял берсерков могучий, как медведь, воин, ведущий под руку Миранду. Рядом неодобрительно хмыкнула Хелена, полагая, видимо, что подруга слишком быстро забыла ее отца. Большего себе Императрица не позволила. Растет над собой, отрадно.
     В незанятой Мирандой руке кесхейнец не напрягаясь нес здоровенную секиру, а с выбеленной кирасы скалился черный медведь под вороньим пером. Ого! Месяца не прошло, а он уже выбрался из торговцев в имперские аристократы! Вот интересно, вместе с молодостью к нему вернулась свойственная его родичам безбашенность?
     - Сына? – проревело это чудо в доспехах.
     Гвардейцы дернулись от оскорбления, которое нанесли их обожаемому Повелителю. Кое-где зашуршали мечи, доставаемые из ножен. Хелена тихонько охнула. Черные глаза Миранды стали круглые-круглые. Небоходы злобно оскалились, глядя на кесхейнцев. И лишь последние, радостно-ошарашенные смелостью своего предводителя, вызывающе поглядывали на напрягшихся гвардейцев. Так. Только смертоубийства тут не хватало.
     - Папа? – вернул шутку Лир.
     Все вокруг вообще перестали понимать, что происходит, но напряжение схлынуло, оставив удивление. Миранда так вообще, очень потешно выглядит. Лир слегка выпустил переполняющее его веселье, и гвардейцы с небоходами совсем расслабились.
     - Как-то ты изменился, сына, - пробурчал Хален. – Совсем на себя не похож. Бледный какой-то, снулый. Не жалеешь себя совсем, да?
     - Ну что ты, папочка, - еще больше развеселился Лир. – Ты тоже сам не свой. Отдохнул, помолодел.
     Лир шагнул вперед, и они крепко обнялись.
     - Я беспокоился, парень, - Лир чувствовал, что Хален не врет. И от этой отеческой заботы на душе потеплело. Давненько о нем так искренне, так по-родительски никто не переживал. Пару тысяч лет уже как.
     - А уж я-то как нервничал, не поверишь.
     - Само собой, не поверю, - гулкий бас Халена пробирал до костей. – Император не может нервничать. Только не Вечный Ворон.
     Мужчины разошлись.
     - Ну, и где моя доченька? – проревел Хален, внимательно разглядывая Хелену. – Ты, сына, совсем ее испортил, как я посмотрю. Одета в лохмотья, грязная, да еще и с ножиками. А ну порежется?
     - Папа? – робко начала Хелена, но тут до нее дошел смысл слов. – Папа!
     - Еще как испортил, - мелодично засмеялся Лир. – Даже обвенчался с ней.
     На это отреагировали все. И гвардейцы, и кесхейнцы, и Хален с Мирандой.
     - То есть у нас теперь есть Императрица, мой господин? – уточнила Миранда.
     - Есть, - кивнул Лир и приобнял растерянную Хелену за плечи.
     От слитного радостного ора сотен воинов Схиел содрогнулся еще раз.
     - Мне иногда кажется, что все мои подданные только и ждали, когда у них появится Повелительница, -громко сказал Лир на ушко своей жене, пытаясь перекричать подданных.
     ***
     Толстый темный альв сидел в любимом высоком кресле возле камина и сосредоточенно занимался делом. Очень важным и ответственным делом. Каэльаэр набивал трубку ароматным табаком. Трубка была замечательная. Произведение искусства, что подарил ему Оррвел. Чаша из драгоценной резной китовой кости плавно переходила в мундштук из редчайшего каменного гриба с Эх-Тош. Того гриба, изделия из которого всегда сохраняли тепло рук. А что за замечательный табак? С солнечных плантаций Осхара, обители джевеодан. Контрабандный, разумеется. Сушеные листки которого сохранили тепло пустынного Ока и медвяный аромат яблок.
     Темный альв, не вставая с кресла, подхватил из камина щипцами уголек и аккуратно прикурил. Уголь отправился обратно в огонь, щипцы заняли свое место в кованой стойке, а ноздри лорда-наместника выпустили струи ароматного дыма. Теперь можно расслабиться и подумать. Благо, под такой замечательный табак думалось на диво хорошо. А о чем поразмышлять – всегда найдется. Да вот хотя бы о неожиданно заявившемся Повелителе, что бывал в Тир-Небел-Торне за последние пятнадцать лет считанные разы. И о нежданной Повелительнице, конечно же. И о ее неожиданно взявшемся из ниоткуда отце. О! А вот этот клуб дыма на диво хорош. Похож на барана. Жертвенного.
     Как выли высокие лорды, глядя на простушку, что походя заняла место, предначертанное их дочерям. Как они ядом плевались, Каэльаэр даже засмотрелся. Будет что посмаковать нечастыми свободными вечерами. Но, строго говоря, не так уж были и неправы аристократы. Зря Ворон приблизил к себе эту низкородную. Не то, чтобы альв был против мезальянса, не одобрял конечно, но выбор Императора – это выбор Императора. А вот тот факт, что в предсказании Чтеца фигурировала именно эта черноногая, говорил о крайней неосторожности правителя Империи.
     Что и к лучшему. Привык уже Каэльаэр к своему положению. Осталось лишь примерить Адамантиевый Венец. Еще затяжечку. Ну а для того, чтобы Венец занимал правильную голову, а не то недоразумение, что занимает сейчас, нужно сделать еще пару дел. Совсем немного, по сравнению со всем переделанным уже. Союзников нашел, несогласных склонил, упертых устранил. Без откровенной мокрухи, но от дел оттер обстоятельно. Теперь же пора нанести завершающий удар.
     Лорд-наместник с сожалением отложил трубку, неспешно прошелся по своим покоям и остановился у ростового зеркала. Так, складки долой, платок поправить, чуть подкрутить запонки. Глаза упали на манекен с горжетом. Да на ронове этот горжет нужен. И так все знают, кто Каэльаэр такой. А кто не знает – не ошибется. Кем еще может оказаться единственный в своем роде жирный альв на Нерее? Вот уж удружили родители. Или Эн-Соф.
     Так. Теперь последний штрих. Толстые пальцы с идеальным маникюром мягко погладили резную рамку массивного зеркала и подцепили нужный завиток. Зеркало открылось, явив лорду-протектору вместительный шкаф. Полки с драгоценностями остались без внимания аристократа. А вот полка с зельями удостоилась пристального изучения. Вот они. Несколько маленьких невзрачных флакончиков с бесценным содержимым. Любовно сваренное фанатиком своего дела зелье, главным компонентом которого была кровь Ворона. Как он ее добывал, даже вспоминать нет желания. Зато теперь он был обладателем одной из редчайших субстанций этого мира, которая позволит… Не стоит об этом даже думать. Слишком много в его окружении появилось умельцев, что могут копаться в чужой голове, как у себя в бельевом комоде.
     Терпкая бесцветная жидкость легко впиталась во рту, оставляя едва уловимый ореховый аромат. В голове поселилась кристальная ясность. Каэльаэр прикрыл шкафчик, достал из кармана кобольдский карманный хронометр на цепочке и довольно хмыкнул. Пора. Эдлеи Аири уже должна быть на северной галерее.
     Галерею заливали лучи заходящего Ока, оттеняя все вокруг благородным золотом. Легкий бриз нес долгожданную прохладу. Высаженные магами густые кусты отбрасывали длинные тени. В одном из альковов, образованных кустами, лорда-наместника ожидала бывшая фаворитка Ворона. Девушка, опершись на парапет, невидящим взглядом смотрела на далекие волны Внутреннего моря.
     Эдлеи Аири была воздушна и прекрасна, как и всякая альви. Великолепная фигура затянута в дорогое светло-бежевое платье по последней моде. Каштановые с рыжиной волосы убраны в сложную прическу, выгодно подчеркивая изящную шейку и открывая аккуратные остроконечные ушки. Одухотворенное лицо тоже было прекрасно, хотя на вкус Каэльаэра, носик мог быть и побольше. И в этой привлекательной обертке пряталась стальная пружина недюжинной воли. Впрочем, как женщина эдлеи Аири толстого альва не интересовала. Ему хватало своих.
     - О чем печалитесь, прекрасная девица? – Каэльаэр облюбовал место рядом с фрейлиной Императрицы.
     - И вам доброй трети, лорд-наместник, - девушка даже не повернулась. – Печали девушки – ее лишь тайна.
     - И не хотелось даже поделиться? – участливо произнес альв. – Внимательный я слушатель. И неболтливый.
     - Я рада за вас, эдлер. Вы хотели встречи.
     За зеленой стеной послышался едва заметный шорох. Каэльаэр мысленно улыбнулся. Вот и третий участник их беседы. Верный птенец Императора, Сигриниаль, всегда следовал за своей тайной любовью. А может и сама Аири его позвала. Для моральной поддержки. Не важна причина. Все складывается просто замечательно.
     - О той печали, что терзает ваше сердце, и птицы знают, песни что поют по утренней росе.
     Девушка лишь вежливо улыбнулась, не желая развивать тему. Кремень, а не женщина. У нее отобрали положение, возможности и благосклонность Ворона, а она даже бровью не ведет. Однако совсем уж она удержать лицо не смогла. По крайней мере Каэльаэр увидел то, что хотел. Едва заметная складка между тонких бровей, уголки губ, да и сам взгляд говорили о том, что Аири явно волнует поднятая тема.
     - Упорство ваше мне понятно, но суть напрасное оно, - доверительно произнес Каэльаэр. – И сущность вашего разлада с любимым нашим господином необходимо обсудить.
     - Вам так нравится копаться в грязном белье бывшей фаворитки Ворона, лорд-наместник? – эдлеи мастерски добавила в чудесное сопрано нотки брезгливости. – Вот уж не ожидала.
     - Печальна тема. И впустую ее не стал бы поднимать, когда бы не стояла на кону… - толстый альв сделал драматическую паузу. – Жизнь сюзерена нашего – опоры и надежды.
     Проняло. Сквозь ледяную маску высокородной леди проступило беспокойство. А за кустами прекратились и те едва слышимые звуки, которые до сих пор улавливали чуткие уши Каэльаэра. Зелье слуху тоже помогало, хоть этот эффект и был побочным. Так, не думать о зелье!
     - Не хотите же вы сказать…
     - О нет. Не вы причина, - альв уловил во взгляде Аири подозрение. – Да и не я, вас уверяю.
     - Вы тянете нява за хвост, эдлер!
     Каэльаэр немного помолчал, наслаждаясь закатом. Убедительно делая вид, что собирается с мыслями.
     - Те сведенья, которыми владею, не предназначены досужему вниманию, - печально вздохнул Каэльаэр. – И мучает меня сомнение, достойны ль ушки ваши этих слов.
     - Не хотели бы рассказывать – не позвали бы, - тон и взгляд девушки морозил даже содержимое носа. - Эдлер.
     Лорд-наместник мысленно поморщился. У Аири была очень неприятная манера излагать мысли. Она с возрастом полностью изжила свойственную всем альвам неторопливую изысканность речи. И это коробило, особенно, когда слышишь подобный низкий стиль от соотечественницы. Ну да ладно, ради дела можно и потерпеть.
     - Давным-давно, лет этак два десятка до, почтенный Чтец, что звезды на ладонях держит, изрек послание Эн-Соф, - Аири внимательно слушала. Остроухий во всех смыслах птенец, судя по всему, тоже. – Посланье то открыло тайну, что в граде под острелою цветущей родится дева вскоре. И дева та в своей красе, достигнув совершенства лет, проводником послужит смерти, что Повелителя найдет. И смерть ту обратить не сможет даже душ купель. Ну а семнадцать лет назад оставил Ворон свой Венец, чтоб в земли света словно тать проникнуть и найти ту деву. А затем…
     - А затем приезжает с новоявленной Императрицей, - задумчиво проговорила Аири.
     На галерею снова опустилась тишина. Каэльаэр наслаждался видами и дышал свежим морским бризом. Эдлеи Аири размышляла.
     - Возможно… - осторожно произнесла альва, наконец-то оттаяв. – Возможно вы просто хотите избавиться от Повелительницы…
     - В угоду родам высшим? – вопреки ожиданиям Аири, Каэльаэр лишь мягко улыбнулся. – Не ждал я, милая эдлеи, что вы поверите мне сразу. Как у подруги госпожи у вас есть право невозбранно бывать в покоях сюзерена. И там, в рабочем кабинете есть сейф секретный. В нем бумаги, что для правителя важны. А среди них заветное письмо, всего лишь копия со слов почтенного Чтеца. И если краем любопытных, но без сомнения прекрасных, очей эдлеи пробежится по строчкам, покрывающим тот лист, то недоверие ко мне рассеется тот час.
     - А оригинал?
     - Оригинал тех слов печальных забрал на вечное храненье глава Седьмого Дома, - усмехнулся Каэльаэр.
     Понятное дело, что безнаказанно залезть в кабинет главного шпиона Империи, Дана тор Эшеса, не получится. Но и лазить в документах обожаемого Ворона она тоже не может просто так решиться. Все же довольно тяжелое преступление, после которого на ее статус даже не посмотрят.
     - И самого Чтеца Звезд не спросить? – девушка все понимала, но продолжала перебирать варианты с завидной методичностью.
     Ну да Эн-Соф с ней. Лорд-наместник видел, что альви уже на крючке.
     - Столь необдуманный поступок свершить советовать не стану. Почтенного Чтеца как Оррвела тод Праго знают, - спокойно произнес альв. – В итоге Повелитель все узнает, и жизни наши я в медяк не оценю.
     - Ну хорошо. Допустим, что вы говорите правду, - сдалась Аири. – У вас есть план?
     - Что ж, столь ужасную судьбу, что предначертана всем темным, не мог оставить я без плана, - Каэльаэр оперся на перила, отвернувшись от альвы. Контролировать ее лицо уже не было необходимости. – Увы, но в цитадели этой бессилен я. Все потому, что госпожу, пускай продляться ее годы, уж слишком плотно опекают. Вот если бы она решила однажды в город прогуляться, ведомая печальной думой… И так, чтоб Ворона глаза хоть на мгновенье отвели свой взор, что проникает в душ глубины и средоточье размышлений.
     - То есть поссорить их, - догадалась Аири. – А ко мне вы пришли, потому что причиной должна стать ревность, так?
     - И вновь вы, милая эдлеи, меня своим умом сразили, - улыбнулся морю толстый альв.
     - Сроки?
     - Сквозь пальцы утекает время и обратить его никак. И будет хорошо, когда раздор супругов достигнет остроты во дни осеннего приема, что каждый год традиционно проходит в залах Цитадели. Осилите, эдлеи?
     - Если возьмусь - то справлюсь, - решительно ответила Аири. – Вы убьете ее?
     - И в мыслях не было, прекрасная эдлеи, - обернулся к ней Каэльаэр, и, увидев ее серьезное лицо, добавил. – Когда бы не необходимость, что может наступить внезапно. Поймите верно: «Император – да правит вечно».
     - Империя – славься в веках, - прошептала отзыв эдлеи Аири. – Прошу простить меня, лорд-наместник. Меня ждут неотложные дела.
     - Треть будет доброй пусть, эдлеи, - попрощался Каэльаэр. – Удача да поможет вам.
     Девушка вежливо склонила голову и неторопливо, как и положено высокородной альви, грациозно поплыла к выходу с галереи.
     Каэльаэр еще немного задержался на галерее, глядя на далекое море. С одной стороны, нужно было дать возможность мастеру-убийце Императора незаметно покинуть соседний альков и догнать эдлеи Аири. С другой, лорд-наместник старался заняться последним на сегодня делом как можно позже. Такая слабость, не присущая толстому альву, была непростительна. Но уж себе-то Каэльаэр мог признаться, что ему не по себе. Если Ворон мог ощущать эмоции собеседника, когда хотел, то нынешний «партнер» альва мог читать разумных, как открытую книгу. И это откровенно пугало даже видавшего виды лорда-наместника.
     Каэльаэр тяжело вздохнул. Без этого сомнительного союзника планы по безвременному умершвлению Императора можно было выбросить в уборную. А потому, сколько не откладывай, а идти придется. Ронове побери! Хм. Ронове? А это мысль!
     Наконец толстый альв оторвался от парапета и неторопливо, сознательно отодвигая встречу, вышел с галереи. Путь его лежал через анфилады покоев, где Каэльаэр наслаждался свежим морским воздухом и искусным убранством интерьеров. Вскоре ноги привели его на огромную кухню, что обслуживала всю Цитадель Тир-Небел-Торна.
     Слегка пожурив шеф-повара по надуманной причине, лорд-наместник отправился на инспекцию обширнейших винных погребов. Там, найдя хорошо знакомую пыльную многоведерную бочку, что стояла в самом темном углу, аккуратно зашел за нее. Отсюда открывался тайный ход, ведущий в казематы под цитаделью.
     Здесь, пройдя вечно пустующим затхлым секретным ходом, можно было незаметно спуститься на несколько уровней вглубь. В заброшенную часть главной имперской тюрьмы. Каэльаэр сдержал просящийся на волю чих и зажег над плечом аркан светляка. Одиночка, в которую выходил ход, представляла собой печальное зрелище. Пыль, грязь, паутина и бессменный обитатель, пару веков назад превратившийся в безымянный скелет.
     Каэльаэр облегченно вздохнул. Тут его уже никто не застукает. Тут он сам кого хочешь… того. Нервно хохотнув, и тут же скривив недовольную гримасу, толстый альв бочком просочился мимо влажных ржавых прутьев приоткрытой решетки. Петли настолько покрылись коростой, что раскрыть выход из камеры пошире можно было и не мечтать. Разве что выломать с корнями – а это явный след. Но делать с непокорной дверью что-то надо. А то туго натянутый пузом камзол уже который раз чудом разминулся с грязным железом. Рано или поздно измазанный костюм сыграет с ним плохую шутку.
     Пол темного коридора был устлан пылевым ковром. Пыль на этом этаже тюрьмы, кстати, была необычной. Точнее не сама пыль, а едва заметный аркан-агрегатор, который бережно копил и разравнивал сероватую массу по полу. И можно было не заботиться о следах, уже минут через десять от них не останется и напоминания.
     Два грязных, завешенных паутиной и заросших чем-то непонятным поворота налево, и перед Каэльаэром предстал тупик. Монолитная скала на этой глубине разбавлялась редкими прожилками грозовых жил, и тупиковая стена в этом плане ничем от любой другой местной стены не отличалась. На первый взгляд. А вот если подать тоненький поток э’лирр вот в эту точку «монолитной» скалы, да еще и поделить поток на четко отмеренные импульсы…
     С тихим шорохом, наподобие того, что издают мельничные жернова, массивная плита поднялась в потолок, открыв на месте тупика просторный коридор. Вот только задерживаться на пороге не советовалось. Тяжеленная дверь-стена так же тихо прихлопнет неосторожного исследователя.
     А дальше ступени. Чистые, чуть влажные ступени. Много ступеней. Очень-очень много ступеней. И ведь потом еще и обратно по ним топать, а он уже устал спускаться, даже испарина на лбу выступила. Вот, наконец, за очередным поворотом бесконечной лестницы показалось неверное голубоватое сияние. Оказавшись в небольшом грубо вырубленном холле, освещенным друзами грозовых кристаллов, Каэльаэр остановился перевести дух. И еще немного подумать, разглядывая искусно вырезанный в стене портал.
     Сквозь проем в теплом желтом свете вечных магических светильников виднелось убранство древней тайной базилики со всеми ее статуями, чашами и прочими религиозными атрибутами. Где-то на краю слуха пел церковный хор, которого тут, разумеется, не существовало и в помине. Какого-нибудь серва или там очередного альянсовского орденца такой антураж сильно впечатлил бы. А вот лорду-наместнику вся эта мишура лишь досаждала.
     Еще раз глубоко вздохнув и силой выкинув из головы ненужные и вредные мысли, Каэльаэр прошествовал в портал. У подножия главной статуи центрального нефа, изображавшей Эн-Соф, развалившись сидел… сидело существо. Вполне узнаваемое тело разумного полностью состояло из постоянно переливающейся глянцевой черной слизи. То и дело на теле вздувались пузыри, которые лопались с влажным чпоканьем, а затем все по кругу. И только еще более черные провалы четырех глаз холодно и внимательно наблюдали за приближающимся толстым альвом. В воздухе стоял густой запах тухлого мяса. Когда между альвом и тварью осталось локтей семь, Каэльаэр остановился и слегка поклонился.
     - Партнер.
     - Снова никакого уважения, - от мерзкого многоголосого поскрипывающего шепота твари альв внутренне передернулся. – Партнер. Пользуешься моей добротой?
     Ага. Доброта. У этого вот.
     - Так повелось, что твоим чарам все ж неподвластна моя кровь, - непринужденно улыбнулся Каэльаэр. – И преклониться пред тобой не возникает и желанья. До уважения друг к другу придем мы, рано или поздно. Была б возможность.
     - Ну-ну, - влажная ладонь пригладила осклизлые отростки на голове существа. – Ты не торопился.
     - Все для успеха, - улыбка альва стала слегка натянутой. - Все для дела.
     - Ты сделал? – пальцы второй руки существа лениво размазывали черную слизь по подножию статуи.
     - Ваша подопечная…
     - Наша соратница!
     - Соратница та наша, - кивнул Каэльаэр, поминая недоброй мыслью ту полубезумную ширококостную бабу в орденских обносках. – Соратница та наша и преданные ей друзья размещены в секретном месте, что в самом сердце неприметных трущобных ветхих хижин есть. И артефакт ей в руки возложил.
     - Похвально, - проскрежетал собеседник. – А вторая часть плана?
     - То тоже на контроле, - пальцы альва сами собой крутили перстни. – И после высшего приема, что каждой осенью проходит, случится то, что ожидаем мы оба с нетерпеньем.
     - Но это не точно, – ухмыльнулась слюнявая рожа, обнажив частокол игольчатых зубов с металлическим блеском. Вонь усилилась. – Боишься?
     - Разумно опасаюсь. Ведь силы, что в узде ты держишь, страшны своим могуществом и мощью, - подлил меда в голос лорд-наместник. – Да и интрига, что коварно я воплотил, даст плод сладчайший непременно. Чуть раньше или позже, не важно это. Важен результат.
     - Хорошо, - протянуло чудовище, а влажные ладони с чавканьем удовлетворенно потерлись друг о друга. Тогда мне нужно еще кое-что. Добудь мне тело. Помоложе и покрасивее.
     Опять. Да когда же он насытится то?
     - Никогда, - существо вызывающе ухмыльнулось. – Или нескоро.
     Каэльаэр лишь скорбно вздохнул, давя в зародыше нарастающее раздражение.
     - Такое же?
     - Не хуже, - тварь мечтательно влажно причмокнула. – А лучше парочку.
     Лорд-наместник мысленно прикинул, какую из смазливых заключенных можно будет незаметно умыкнуть в этот раз. Благо – тюрьмы были полны. А что уж эта тварь с ними тут сделает, и куда девает тела, Каэльаэр не знал и знать не хотел. Здоровый разум дороже и явно ближе к телу.
     - Все сделаю я аккуратно и в срок, сердечный мой партнер.
     - Иди, - булькнула тварь, растекаясь по подножию статуи и впитываясь в него. – И помни, мы делаем общее дело. Ради свободы и власти. Партнер.
     - И власти, что не ограничена ничем, - прошептал Каэльаэр, разглядывая чистую статую, на которой не было и черного пятнышка.

Глава 14

      Ты не забывай, что у меня в голове опилки. Длинные слова меня только огорчают.
      Год 1547 от основания Империи. Ливень. День седьмой. Закатная треть.
     Тишина в уютном внутреннем дворике, одном из, разбавлялась лишь тихим шелестом фонтана. Все в этом месте навевало покой. И фигурные стены, и удобные лавочки, и резной фонтан, изображающий плюющихся водой рыб. Композиция из постриженной зелени кустов и небольших клумб с цветущей (и это посреди осени!) остреллой. Все призывало расслабиться и задержаться в этом волшебстве хоть на пару мгновений. Этот альков редко посещали разумные – тем он был и ценен. И лишь в дальнем краю садика шелестел метлой безликий прислужник. Один из многих тысяч, что постоянно обслуживали Цитадель.
     Хелена аккуратно ощупала многострадальную голову. Нет, пока еще не квадратная. А должна бы быть уже. Столько знаний в нее натрамбовали, что иногда страшно становилось. День за днем, треть за третью. Практически не давая передохнуть приближенные ко двору учителя ковали из низкородной девки величественную Повелительницу. Понятно, что за пару недель ничего внятного Хелена бы не запомнила, если бы в дело не вмешалась магия. Подобно тому, как Синриниаль прививал девушке навыки обращения с ножами, преподаватели заставляли ее сидеть в усеянных глифами рисунках часами. И вбивали в девушку знания не ящиками, но кораблями. Торговыми, ага.
     Этикет, с поиском второго смысла и чтением между строк, экономика и макроэкономика, учение о поведении разумных и расоведение, знание арканов, алхимия и яды, танцы, церемониал и подобающие облачения для каждого из многочисленных случаев, теория управления, дипломатия, гербология, архитектура, искусство и многое другое. Все смешалось – ездовые ящеры и нявы. Хелена понимала, что ничего не понимает. И чем дальше – тем больше.
     Хотя нельзя не отметить, что толк был. Пару третей назад девушка отметила, что у нее разительно изменилась осанка и походка. Да и в многочисленных столовых приборах она теперь вряд ли запутается. И «подобающая» одежда не сидела уже мешком на ладной фигурке.
     Вот только за всеми этими делами и учебами совсем не оставалось времени на самое главное. На мужа. Хелена помнила, что по приезду в Тир-Небел-Торн ей выделили во владение специально для нее подготовленные покои. Комнат сорок, выход из которых смотрел на такую же дверь покоев Лира. Она тогда мягко послала управляющего на дальние острова и переселилась в спальню к мужу. Но и этот шаг не приблизил ее к любимому. Он появлялся в своих покоях дай Эн-Соф раз в три-четыре трети, где и забывался кратким сном рядом с измученной учебой женой. А потом вновь спешил вершить судьбы разумных и определять генеральный курс Империи. Не то, что о близости, о банальном общении даже говорить нечего.
     Девушка все понимала. Умом. А вот сердце не желало успокаиваться. Благо, в последнее время она мастерски научилась уходить от неприятных чувств, акцентируясь в присутствии мужа на любви к нему. Лир все понимал. Лир винился и просил немного подождать. Лир говорил, что скоро, недели через две, аврал закончится и они смогут больше времени проводить вместе. А Хелена не считала себя в праве что-то требовать и всеми силами старалась скрасить мужу редкие минуты отдыха. Ну, когда была в сознании.
     Ко всему прочему недавно у девушки появилась еще одна проблема. Ревность. И как ее решать, Хелена не знала. Мерзкое и липкое чувство подогревали то и дело появляющиеся в одежде мужа длинные волосы и редкие женские платки. Пах он иногда и благовониями, для мужчин не свойственными. На робкие намеки своей половины Ворон грустно улыбался и просил не брать в голову. Да только получалось плохо.
     Добавляла огня и эдлеи Аири. Напрямую альви-аристократка ничего не говорила и всегда была безукоризненно вежлива и приветлива. Как и полагается главе фрейлин Императрицы. Да только новые знания позволяли увидеть хорошо скрываемое пренебрежение низкородной девкой, что пролезла в постель к обожаемому Ворону. Как-то незаметно до Хелены донесли, что Аири совсем недавно, по меркам альвов, была фавориткой Императора, со всеми вытекающими. А в последние трети в поведении прекрасной альви появилась несвойственная ей ранее дерзость и чувство превосходства, что не добавляло Хелене уверенности ни в себе, ни в муже.
     Девушка посмотрела на заходящее Око, пытаясь отвлечься от грустных мыслей. Скоро Осенний прием, тот самый бал, который большинство ее учителей называли «предварительным экзаменом на состоятельность». Сегодня учеба закончилась рано – Повелительнице необходимо отдохнуть и облачиться в специально пошитое для приема платье. Что ж. Вот она и отдохнула. Возможно Лир сейчас в их спальне, можно будет задать ему все тревожащие душу Хелены вопросы. Теперь уже напрямую, хватит вилять!
     К покоям царственной четы вело несколько коридоров, но Хелене нравилась именно эта галерея черного камня. Не смотря на цвет стен здесь всегда было уютно, потому что Око дарило свое тепло через многочисленные окна большую часть светлого времени суток. А светлый пол, убранный неизвестным деревом, скрывал шаги. Чистый воздух, напоенный ароматом цветов. Множественные повороты создавали иллюзию одиночества, то что нужно для неторопливых размышлений.
     Приглушенные голоса точно не способствовали меланхолии, что захватила девушку еще в саду. Знакомые голоса. Хелена начала ступать осторожно, приглушая и так не почти беззвучный шаг. Девушка осторожно заглянула за угол и тут же отпрянула. А хорошенькой головке отпечаталась увиденная картина. Сердце дало сбой и забилось быстро-быстро. А на душе было очень гадко. За углом эдлеи Аири бесстыдно висела на шее ее мужа. И они целовались.
     Ронове, ронове. Ронове! Подлый предатель! Гадкая обманщица! Нет, ну как он мог! Ноги сами несли девушку в обход милующейся парочки. Не помня себя Хелена забежала в супружескую спальню. Как же больно то! Тонкие пальцы стряхнули непрошенные слезы. Нет уж. Она не для того столько пережила, чтобы какие-то низкие предатели видели ее плачущей. Не дождутся. Она не позволит играть со своими чувствами. Не позволит ей злорадствовать, этой отвратительной альви.
     Влажный от слез взгляд, мечущийся по комнате, остановился на часах. Еще полчаса и начнется прием. Пора собираться. Хелена заученно отстранилась от неприятных переживаний и пару раз хлопнула в ладоши, активируя один из многочисленных арканов спальни. В приоткрывшиеся двери тут же заглянула одна из ее многочисленных компаньонок, и, получив кивок Повелительницы, скрылась за резными створками. Чтобы через мгновение вернуться с сомном своих товарок. Девушки плотно окружили свою госпожу и принялись наводить красоту, весело переговариваясь друг с другом. Эдлеи Аири, на счастье, отсутствовала. Или на беду. С одной стороны – у нее все волосы останутся на месте. С другой же… Понятно, что ее задержало. Теперь-то все понятно. Мозаика сложилась.
     Как бы то ни было, но в зал приема пошла не заплаканная дочка купца. В зал Осеннего бала вступила гордая и прекрасная Императрица, облаченная в летящее черное с серебром вечернее платье, цвета правящего рода. На безупречном лице лишь отстранённая вежливость, а за плечом вереница фрейлин. Девушки тут же растворились в окружающей толпе, негласно опекая Императрицу. А Хелена, спокойно оглядевшись и начисто проигнорировав мужа, легкой походкой направилась к плотной группке единственно знакомых ей аристократов. К птенцам.
     Мужчины и Миранда встретили ее тепло. Даже несмотря на то, что Повелительница была необычно немногословна. В конце концов именно этих разумных девушка знала чуть ли не с рождения. И с ними ей было комфортнее всего, не считая мужа. Но муж… Ему еще предстоит объясниться.
     Первый танец, медленный и неторопливый, девушка, вопреки традиции, отдала своему помолодевшему отцу.
     - Доча? – негромко произнес Хален, умело ведя девушку в танце. – У тебя что-то стряслось?
     - Ничего необычного, - Хелена даже не поменялась в лице, но отец – это отец. – Ничего неожиданного.
     Разворот. Пары разошлись, чтобы еще через мгновение сойтись вновь, повинуясь красивой мелодии.
     - Ну да. Ага. Точно, - Хален слегка поправил девушку за талию. – Просто теперь все вокруг знают, что у тебя с Лиром разлад.
     - Давай не будем, - губы девушки на краткий миг дрогнули. – Не сейчас. Мне надо отвлечься.
     - Ну хорошо, - хмыкнул медведеподобный мужчина. – Знаю я один способ. А потом ты мне все расскажешь.
     - Возможно, пап.
     Первое, что получила Хелена, вернувшись к птенцам, был бокал игристого. И растерялась. До сих пор Хален очень неодобрительно относился к употреблению дочерью алкоголя. Но теперь, наткнувшись на одобряющий взгляд родителя, смело пригубила напиток из хрустального бокала. Так и пошло. Девушка старательно игнорировала мужа, держала эмоции в узде и планомерно накачивалась игристым в перерывах между танцами с птенцами. Болтала с Мирандой ни о чем, смеялась шуткам Ррыча, спорила с Генри об устройстве государственной машины, а с Киром – о современной моде и вольном поведении молодежи. Обида, сжимавшая сердечко, постепенно ослабляла свою хватку, поддавшись новым ярким впечатлениям.
     На фоне остальных сегодня выделялся Сигриниаль. Куда-то пропали чопорный дворецкий и безжалостный убийца на императорской службе и появился галантный кавалер, который к тому же был весьма недурен собой. Он почти сразу взял своеобразное шефство над печальной Императрицей и ненавязчиво ухаживал за ней весь вечер, то развлекая девушку разговорами, то поднося ей новые бокалы с напитками. Не удивительно, что последний танец, закрывающий, Хелена отдала ему.
     По неписанным правилам, кто девушку последний танцует, тот ее и ведет к столу. Однако Хелена, неожиданно для себя, оказалась не в пиршественном зале, а на укрытой сумерками и стриженными кустами лавочке во дворе Цитадели. Вокруг фоном слышались стрекотания ночных насекомых и приглушенные томные разговоры укрывшихся парочек. Рядом с ней сидел Сигриниаль, красивый и притягательный. Мягкий свет фонарей придавал его совершенному облику легкую влекущую загадочность.
     Повинуясь внезапному, но такому сильному импульсу, Хелена потянулась к его губам, что так манили. Сигриниаль не оттолкнул девушку и через миг они самозабвенно целовались. Губы альва пахли летним лугом, а язык вытворял такое, что девушка почувствовала жар внизу живота. Удовольствие было острым и всеобъемлющим, захватив Хелену полностью.
     Закончилось все внезапно. По двору прокатилась мощная волна удивления, заставив всех, кто миловался на лавочках застыть столбом. Даже вездесущие цикады притихли. Потом ведром холодной воды извне накатила обида, терпкая и жгучая, как осхарские пряности. Затем мир погрузился в понимание, отдающее нотками горечи. Хелена оторвалась от застывшего альва и повернулась, безошибочно найдя источник таких ярких переживаний. Локтях в сорока в раскрытых дверях бального зала стоял Лир. Девушка окунулась в волну чистой как слеза, щемящей грусти. А потом эмоции Императора как отрезало.
     Что. Она. Наделала.
     Ошалелый взгляд метнулся на альва, на злые огоньки в его больших глазах. Потом на мужа. Так не должно быть! Это неправда! Душу затопила паника, теперь ее собственная. В голове билась лишь одна мысль – виновна. Разум затопило шквалом эмоций, и он благополучно потерялся из реальности, пытаясь пережить бурю. Тело же отреагировало предсказуемо. Ноги в дорогих туфельках вынесли Хелену из сада, затем через ворота, мимо молчаливых стражей, на дворцовую площадь. А потом и дальше по мостовой, куда глаза глядят.
     В себя девушка пришла на маленькой уютной площади, обнимаясь с фонарным столбом. Вокруг ни души. Окна домов, что угадывались в ночи над многочисленными клумбами, были темны. И только в оконцах небольшой церквушки, почти часовни, угадывался неверный отсвет. Ну что ж, не худший выбор. Надо уже избавляться от дурной привычки тела бежать в любой непонятной ситуации. Девушка оторвалась от опоры и, вытирая слезы, на подрагивающих от напряжения ногах направилась к церкви.
     Внутри было тихо. Мягко горели убранные в цветные стеклянные абажуры алхимлампы, освещая статуи Эн-Соф и святых. На своих извечных местах стояли ряды деревянных лавок со спинками. Девушка прошла между них и упала на колени перед подножием главной статуи, что было украшено горящими свечами. Упала и расплакалась навзрыд. Что же она наделала? Что же он наделал? Как теперь быть, Господи? Как склеить то, что неосторожно разбито на тысячу осколков? Отчаяние захлестывало волнами. Помоги, Эн-Соф! Молю тебя, дай знак!
     И знак был дан. Рыдающая Хелена не сразу услышала тихий ритмичный речитатив. Как-будто кто-то напевал марш, на фоне так и напрашивались воинские барабаны. Приятным баритоном, надо сказать напевал. Песня звучала приглушено, но все громче. И вот уже стало возможно разобрать слова:
     Да я кобольд и копаю нору-у,
     Глубже под гору-у, жилы под кирку-у-у,
     Да я кобольд и я в штреке живу-у-у,
     В штреке я живу-у-у, слитки кую-у.*
     [*очень вольное переложение Yogcast – Diggy Diggy Hole]
     На этих словах с треском распахнулась неприметная дверь и в молельный зал ввалился низкорослый, заросший по самые глаза курчавой бородой мужик. С кожей цвета рассветного неба. В рясе. И ряса на нем смотрелась, как седло на няве. Эстетический шок застал Хелену врасплох. Ее преподаватель по экономике называл такое состояние «когнитивный диссонанс». А затем замолчавший мужик открыл рот:
     - Ого, да у меня гости, - бархатный баритон священника укутывал, словно пуховое одеяло. – Что плачешь, дева младая? Обидел кто? Пойдем, покажем ему, как таких красавиц обижать. Сейчас, дубину возьму только. Где-то она у меня тут валялась…
     Хелена так ярко представила, как жизнерадостный кобольд в рясе тузит Лира дубиной, что невольно прыснула.
     - Не-не-не, отче. Не надо, - девушка некуртуазно шмыгнула носом. – Я думаю, можно не так, ну, радикально.
     - Ага. Угу, - подошедший на расстояние вытянутой руки священник внимательно осмотрел девушку ореховыми глазами. – Ну ладно. Но поговорить тебе явно не помешает. Пойдем-ка, дева.
     Пахнущий церковными благовониями святой отец аккуратно поставил девушку на ноги и, придерживая ее за локоток сильными руками, повел в ту самую дверь. И надо сказать, что его прикосновения были очень волнительными. За дверью Хелене открылось обиталище увлеченного ученого. Много шкафов с бумагами, пузырьками и банками. Стол, заваленный непонятными, но сложными на вид инструментами. В углу, стояла монструозная конструкция из змеевиков, колб и горелок. А у дальней стены, под небольшим оконцем, рядом с аккуратно убранной кроватью стоял еще один столик, накрытый кружавчатой скатертью. За него Хелену и усадили, на поразительно удобный стул.
     Кобольд откуда-то выудил здоровенный самовар с блестящими боками. Поставил пару ведерных кружек и кокетливую вазочку с печеньем. Каждая печенька размерами могла поспорить с ладонью девушки. В кружки хлынул ароматный травень, раскаленный, словно Око. Но отвар был очень хорош. Да и сам хозяин был ничего так. Красив и экзотичен. Хелена зажмурила глаза. Да что с ней такое? Что происходит? Из-под припухших век снова хлынули мокрые дорожки.
     - Ну-ну. Не нужно так убиваться, дева, - жесткая ладонь священника по-отечески погладила девушку по волосам, пробудив в теле совсем ненормальное удовольствие. – Спорим, твоя беда и яйца выеденного не стоит.
     Хелена осторожно открыла глаза и обнаружила бородатое синее лицо в пяди от своего. Ой нет! Только не это! Если и он начнет ее целовать, она точно не сможет удержаться!
     Огромные синие ноздри, словно выточенные из скалы, шумно втянули воздух. Еще раз. Он что, нюхает ее что ли?
     - Ну ка дева, дыхни.
     Дева зажмурилась и дыхнула.
     - Ага. Угу.
     Тяжелые шаги отдалились. Мелодично загремели склянки на ближайшем шкафу.
     - Где-то тут. Или нет? А. Вот она.
     Топот приблизился.
     - Открывай уже дивные очи, дева.
     - Хелена, - девушка видела, как священник капает какое-то зелье в стеклянный стакан с водой.
     - На ко, прими, Хелена.
     Дева приняла. Кисловатый вкус воды, казалось, смыл все переживания. А самое главное, пропало подспудное желание переспать с первым встречным, которое, оказывается, донимало ее весь вечер. Да и священник уже не выглядел таким заманчивым. Мужик и мужик.
     - Ну? – кобольд уселся напротив, хитро прищурился и с шумом отпил из своей кружки. – Отпустило?
     - Да, отче.
     - Оррвел, доча, - священник тепло улыбнулся. – Просто Оррвел.
     Кобольд сгреб из вазочки половину печений.
     - Ну давай Хелена. Жги. А я пока плюшками побалуюсь.
     И Хелена зажгла. Слова лились непринужденно, в перерывах на пылающий, но такой вкусный травень. Она выложила ему все. С того момента, как в их мирный дом ворвались дланники. Хелена плакала, Хелена улыбалась, Хелена была серьезна как никогда, Хелена изливала душу. Оррвел хмыкал, вкусно хрустел печеньем, задавал наводящие вопросы и слушал. Эн-Соф, как же он умел слушать! Побольше бы таких разумных. Когда девушка выдохлась, а история закончилась, в комнате воцарилась тишина. Тихо шкворчал самовар. Где-то на стене тикал хронометр. На душе было тихо и спокойно.
     - Что это было, Оррвел? – рискнула нарушить задумчивую тишину.
     - Все просто, доча, - хмыкнул священник, набивая трубку. – Не возражаешь?
     - Нет-нет. Курите на здоровье.
     - На здоровье, ага, - развеселился и без того позитивный мужик и подпалил табак. Пальцем. – Тебя обманули, дева. Подло и цинично.
     Кобольд со смаком затянулся. Взгляд девы отражал вопрос и непонимание. В воздух отправился клуб дыма, пахнущего яблоками и медом.
     - Вот скажи мне, доча. Отвар из кистоцвета тебе о чем-то говорит?
     - Мощный афродизиак, - заученно выпалила девушка, чувствуя себя как на экзамене. – Без вкуса и запаха. Синергия с алкоголем. Вызывает мощное ненаправленное сексуальное влечение к подходящему объекту. Ой…
     - Образованная, - одобрительно усмехнулся священник-ученый и снова затянулся. – И что из этого следует?
     - Меня опоили, - осознала девушка. – Но зачем?
     - Затем, чтобы поссорить тебя с мужем, - хмыкнул Оррвел. – Сначала разыграли сценку с изменой там, где ты ее наверняка увидишь. Потом опоили и…
     - Попытались соблазнить, - дошло.
     Как до кита, на третью треть.
     - Угу. На глазах у твоего Лира, ага, - пыхнул дымом кобольд. – Осталось понять – зачем. Хотя, если хочешь идей, их есть у меня.
     - Например?
     - Ну, чтобы вбить между вами клин. Или… - Оррвел тут же растерял всю свою жизнерадостность и подобрался, цепко глядя на дверь. – Или чтобы ты убежала из Цитадели со скудной охраной, с целью…
     - Захватить, - побелевшими губами прошептала Хелена.
     Со звоном стекла в комнату залетел какой-то предмет и ярко вспыхнул. Уже теряя сознание в ярком свете, Хелена расслышала:
     - Вот я старый дурак.
     ***
     Бесполезно пытаться разобрать свои чувства, когда каждая секунда приносит новый шквал эмоций. И все старания по разбору этой бурлящей кучи идут прахом. Опасно в таком состоянии что-то обдумывать и тем более, не приведи Эн-Соф, принимать решения. Обязательно ошибешься и напорешься на рифы. Просто пустить мысли на самотек – опять не вариант. В таком состоянии все мысли будут об одном и том же, да только градус гадостности и обиды будет накручиваться все больше. Отстраниться? Не выходит. Слишком уж новая для Лира ситуация. Слишком неизведанная.
     Возможно, Кир бы посмеялся над своим сюзереном. Уж не тому, кто оставил за плечами пару тысяч насыщенных лет, страдать от пустяковой обиды на свою половинку, как неопытному юноше. Вот только самому Лиру было не до смеха. Как-то так случилось, что любовь к нему до последних лет так и не пришла. Интрижки были. Легкая заинтересованность была не раз. Была и страсть, и влюбленность даже однажды. А вот такого глубокого и сильного чувства до сих пор не встречалось.
     А потому Лир не придумал ничего лучше, чем занять себя рутиной. Он сидел на коленях в аркан-круге, выбитом на каменном полу балкона императорского кабинета, и настраивал свои э’лирр-потоки. Нудная, скучная и медитативная, но требующая внимания работа. То, что целитель прописал. По крайней мере, бурлящие в душе переживания не терзали Лира, проходя фоном. Парень настолько погрузился в настройку энергосистемы, что чуть не пропустил появление главы Седьмого Дома.
     - Мой господин, - Дан тор Эшес стоял в дверях, почтительно склонив голову. – Я виноват.
     - Говори, - слова выдавливались сквозь зубы, с трудом удалось сдержать раздраженный рык.
     Плохо. Слишком сильно ударило предательство Хелены по его самообладанию. Так не должно быть.
     - Проследили до капеллы Оррвела, - сухо докладывал третий сенешаль. – В должное время связной не появился. Отправлены оперативные группы. Стража оцепляет район. Но…
     Вот оно! То, о чем не хотелось думать. То, что подспудно не давало покоя. И то, что догнало его само. Наивно было полагать, что Враг оставит Хелену в покое. Доклад Дана начал расставлять все по местам, кусочки информации собирались в одно целое. Злость никуда не делась, но приобрела другой оттенок. Рабочий такой настрой появился.
     - Ясно, - бросил Лир, легко поднимаясь на ноги.
     В кабинете уже сидели его птенцы и Хален. Все в полной готовности и молча. Но Императору было не до них. Парень чувствовал, что близилась развязка пророчества. По крайней мере той его части, которая касалась непосредственно Лира. Это его бой, за свою жизнь, за жизнь любимой. И парень будет к нему готов.
     Не обращая внимания на соратников, Лир открыл один из неприметных шкафов и начал неторопливо облачаться в свой любимый доспех. Версия для диверсантов, как называл такие Дан. Заняли свои места Коготь и Перо. Отправились по многочисленным карманам и петлям артефакты и накопители. Через грудь легла перевязь с ножами. В подсумок на спине уместился малый ритуальный набор. А в перчатке приютился главный инструмент сегодняшней ночи. Крохотный фиал с кровью жены.
     Предлагать Хелене Кровавое венчание Лир в свое время не осмелился. Еще в родовой библиотеке парень вычитал, что этот обряд позволяет супругам стать чуть ли не одним целым, но согласится ли его половинка на такое, Лир не знал. Возможно и стоило предложить. Тогда бы не случилось, что случилось. К счастью, существовала и односторонняя версия обряда, но сколько еще переживаний принесет такая односторонняя чувствительность, парень не знал. Но узнает. Предчувствие больно нехорошее. А пока следовало прояснить еще один вопрос.
     - Ты! – незримый захват сдавил Сигриниаля и подтащил его к Императору. – Ты предал меня. Но ради того, что нас связывало, я дам тебе шанс. Говори.
     - Не предавал… Мой… Господин… - слова давались альву с трудом, тиски аркана выдавливали из легких почти весь воздух. – Нашли… Пророчество…
     Краем глаза Лир заметил, как Дан выглянул в приемную, принимая доклад. Бледное лицо Сигриниаля выдавало покорность и решимость. Эмоции альва говорили, что тот уверен в своей правоте. Даже так? Занятно. Значит птенцы нашли пророчество и решили обезопасить обожаемого Императора от смерти. Да только не подумали, что их могут играть в темную. Идиоты.
     - Кто навел?
     - Кельниар, - Сигриниаль и не думал запираться.
     - Кто еще участвовал? – и, увидев, как альв отвел взгляд, усилил давление. – Кто?!
     - Я, - опустился на колени Кир, опустив голову. – Я виновен.
     - И я, - зеркально повторил его действия Генри. – Я виновен.
     Ррыч выглядел сосредоточенным, но вины в нем не ощущалось. Судя по непонимающему взгляду Миранды – она не в курсе. Да и ее эмоции говорили за нее. А вот в глазах Халена разгорались опасные огоньки пробуждающегося берсерка.
     - Ты назвал не всех, - угрожающе оскалился Император, беззастенчиво препарируя чувства альва. – Хотя, можешь не отвечать. Острые уши твоей возлюбленной торчат отовсюду.
     Тот странный разговор в галерее, по которой так часто возвращалась Хелена с занятий. Внезапная страсть, с которой Аири бросилась ему на шею. Четко выверенная по времени страсть. Он от неожиданности не сразу смог оторвать альви от себя. И оставил тогда ее без наказания. Все же не чужими друг другу были еще недавно. Да уж. Размякло Его Величество в последние пару сотен лет. Совсем забыл, что предать может каждый. Сигриниаль отлетел в ближайшую стену и остался сидеть под ней, приходя в себя. А Император требовательно посмотрел на своего главного шпиона.
     - Охрана убита. Капелла в беспорядке. Императрица и Оррвел пропали.
     - Что и требовалось доказать, - Лир глубоко вдохнул и медленно выдохнул, считая до дюжины. – Поднимай «Затмение», Дан. Эдлеи Аири и этих троих туда же. В карцер. Готовь группы.
     - Мой господин, - нарушил молчание Кир. – Позволь нам сопровождать тебя. Мы больше не подведем. Примем наказание, как повелишь, но не отдаляй нас сейчас. Прошу!
     Лир пару мгновений разглядывал деятельных остолопов. Что ни говори, а слаженная команда – не то, чем стоит разбрасываться нынче. А накажет он их потом. Если будет жив.
     - Без самодеятельности, - отрезал Император и получив три исполненных надежды кивка, продолжил. – Дан, объясни уже этим…
     Лир сосредоточился и стал формировать аркан Кровавого венчания, краем уха слушая речь тор Эшеса.
     - Истинное пророчество невозможно обойти. Если нашему господину суждена смерть, что предвидел Чтец Звезд, то ее не избежать. От вас пророчество прятали именно поэтому, чтобы не было зудящего желания все исправить, - взгляд третьего сенешаля примораживал даже сопли в носу, тон же заставлял чувствовать себя идиотами. – Вы хоть понимаете, что наворотили?
     - Спасали жизнь сюзерена? – предположил твердолобый Генри.
     Нити э’лирр сложились в четырехмерную звезду, напоминающую подвижный цветок. Теперь нужно поднатужиться и добавить еще одну мерность.
     - Спасали? – в прохладном голосе Дана послышалась насмешка. – Для начала вы предали Императрицу. Это раз. А затем еще и поучаствовали в покушении на жизнь Императора. Это два. Приговор – смерть с отлучением от купели душ. Это три.
     Лир потянул пятимерную конструкцию на себя и поместил ее под своим основным сердцем.
     - Мы уберечь его пытались! – воскликнул очухавшийся Сигриниаль.
     - Тем самым лишь итог приблизив? – в тон ему усмехнулся Дан и зло продолжил. – Кто даст гарантию, что своими попытками вы не подвели нашего господина под смерть? Кто вас просил вообще хоть что-то делать?! С чего вы решили, что никто больше не в курсе о происходящем?! При всем моем уважении, в политике вы не так сильны, как в воинском искусстве.
     Фиал открыт. Лир стряхнул на язык терпкие солоноватые капли. Кровь любимой растворилась во рту без остатка. А затем пришла боль. Нет, не так. БОЛЬ. Хелену пытали, вот прямо в этот момент. И Лир ничего не мог сделать, даже ободрить. Связь-то односторонняя. Император полоснул этой болью по присутствующим.
     - Вот, что испытывает моя жена сейчас, - хрипло произнес Лир. – Вот, чего вы добились.
     Однако, теперь парень точно знал, куда бежать. И когда Лир там появится – похитители заплатят за каждый волос, что упал с головы любимой. Охнула Миранда. Послышался звериный рык со стороны Халена, и его взгляд не предвещал ничего хорошего провинившимся птенцам.
     - Все готово, - тут же доложил третий сенешаль.
     - Тогда вперед.
     ***
     Лир вынес дверь очередной трущебной халупы, пятой по счету, что они проверяли. Хелена ощущалась под землей, в глубине под Тир-Небел-Торном. А вход был где-то здесь. Но пока что им встречались только насмерть перепуганные обитатели дна и асоциальные элементы. Сопротивляться никто даже не пытался. Когда злачные кварталы сообща перетрясает стража и неулыбчивые разумные в неприметных доспехах, даже до самого тупоумного дойдет, что сопротивляться не стоит. Можно запросто получить пару пядей отточенного металла в самые неожиданные места своего организма, и это в лучшем случае. Потому, сотрудничать хотели все. Помочь же не мог никто.
     Однако в этот раз чутье не подвело, за оседающей пылью Лира встретила парочка уже знакомых по Схиелу искаженных. Впрочем, скалились они недолго. Под их истекающими черной слизью телами отыскался и лаз, прикрытый досками. И лаз этот вел в огромный и запутанный, как оказалось, пещерный комплекс. Нет, про сами пещеры Лир знал, странно было бы не знать о подвале своего жилища. Но то, что он такой протяженный, оказалось сюрпризом даже для Седьмого Дома.
     Боль жены билась в сознании, изредка давая передышки. Эта боль и собственная беспомощность сводили Лира с ума, не давая времени ни на оценку ситуации, ни даже на то, чтобы просто оглядеться. Парень несся по пещерным переходам как левиафан, сметая с пути скудные заслоны из искаженных. За ним едва поспевали птенцы с Халеном. Лир понимал, что такая спешка приведет к ошибке, но остановиться было выше его сил. Слишком сильная связь образовалась у него с женой. Со временем ощущения должны ослабнуть, но кто даст им обоим это время?
     За очередным поворотом потолок обвалился прямо за спиной парня, отрезав его от помощи. Закономерно. Кто бы не загонял его в ловушку – знал, что делал. Однако у самого Лира происшествие вызвало лишь легкую досаду. Тварь еще слабо представляет, с кем связалась. И тут парня скрутил очередной приступ боли. Теперь неведомый палач медленно вгонял Хелене в живот что-то острое. Рыкнув, Лир ломанулся вперед и вылетел в просторную пещеру, посреди которой стоял огромный искаженный.
     Туша в шесть локтей почти скребла уродливой башкой по потолку. Раздутое тело бугрилось от маслянно-черных жгутов оголенных мышц. Когти внушили бы уважение даже много чего повидавшему Лиру, да только сейчас парню было все равно. Еще одна досадная помеха, не более. Хоть и довольно подвижная, проскочить не удастся.
     Короткий разбег и парень подныривает под удар твари, подсекая Пером раздутое, покрытое черными язвами бедро. Лир присел, пропуская возвратный удар чудовища и резко встал. Взятый обратным хватом Коготь с чавканьем пропорол печень создания. Это если у твари есть печень. Но судя по реву, что-то важное Лир таки достал. Коготь остался в печени, а Лир прыгнул с разворотом через правое плечо. Резкий удар Пером наискосок развалил искаженного на две неравные половины. Тварь еще конвульсивно дергалась, когда Лир, выдернув из порченной плоти Коготь, уже выходил из пещерного зала.
     Стряхнув черную жижу с благородного адамантия клинков, Ворон побежал дальше. Боль Хелены уже некоторое время не ощущалась. И это пугало. Похоже, палачи придумали что-то еще и планомерно к этому готовились.
     Новый приступ боли, теперь в правой кисти, настиг парня в узком скальном проходе, который пришлось форсировать боком. Еще пара коридоров и парень попал в просторный зал с явными следами обработки. В дальнем его конце в допросном кресле сидела его измученная жена, слабо уже понимающая, где находится и что с ней делают. А рядом закручивала винт какая-то баба в поношенном орденском доспехе. Винт на зубчатых тисках, которые калечили тонкую кисть Хелены.
     Лир мельком оглядел заполненный всякой пыточной дрянью зал и бросил свое тело вперед. Шипованный наруч приголубил только начавшую оборачиваться орденскую девку в бок. Тело в когда-то белой накидке отбросило в дальний угол сломанной куклой. Лир разорвал пальцами железные тиски, затем рванул кандалы на левой руке жены. Следом настала очередь стального пояса, что терзал зубьями живот его драгоценной половины.
     Пояс лопнул со странным хрустальным звуком, таким знакомым. И этот звон прозвучал как приговор. Хрипло засмеялась Иарна, торжествующе так, бодро отползая подальше от кресла. В тот же миг Вечного Императора и его Императрицу накрыло полупрозрачное защитное поле. Из-под кресла выкатились осколки хрустальной розы.
     На мгновение взгляд Лира зацепился за розу, а затем парень взял жену на руки и уселся на пол, устраивая ее на своих коленях. Время еще есть. Правая рука Ворона накладывала один целительский аркан за другим и Хелена начала понемногу приходить в себя. Раны уверенно затягивались, кости с щелчками вставали на свои места, на лицо вернулся здоровый румянец, а красивые глаза наполнили слезы.
     - Не нужно было, - всхлипнула девушка. – Это ловушка, любимый.
     - Я знал, - на лице парня появилась грустная улыбка. – Я не мог тебя оставить. Не могу потерять.
     - Не мог потерять предательницу? – горечь в словах и чувствах девушки сводила зубы.
     - Брось, ты же понимаешь, что тебя подставили, - Лир изливал на жену волны покоя, который сам не испытывал. – Теперь все наладится, любимая.
     Так они и сидели. Хелена рыдала в голос, прижимаясь к мужу. А Лир нежно обнимал свою половинку, поглаживая ее по волосам и наблюдая за обстановкой. Вот в пещеру ворвались его птенцы с Халеном, Даном и помятым Оррвелом. Жив, старый пень.
     Берсерк с ходу вломил поднявшейся с пола Иарне, не иначе сломав ей пару ребер. А затем ее просто скрутили, нацепив блокираторы. Миранда попыталась пробиться через купол к Императору, но кхуорру просто отбросило в сторону. Оррвел что-то приглушенно крикнул и больше попыток никто не делал. И правильно. Из этого пузыря можно выбраться только изнутри. И только одним способом. Ловушка захлопнулась.
     - Это… Это то, что я думаю? – Хелена наконец-то оторвалась от мужа и прикипела взглядом к хрустальным осколкам артефакта.
     Затем посмотрела на купол, мазнула взглядом по птенцам и тайной страже, что тащила спеленутую Иарну на выход из зала. И, наконец, посмотрела Лиру в глаза.
     - Да, дорогая. Уз-караш.
     - З-значит, один из нас должен умереть? – отстраненно проговорила девушка. - Так?
     - Так, - согласился Лир.
     - А по-другому?
     - А по-другому никак.
     На пару мгновений Хелена отвела дивный взгляд, а потом снова посмотрела на Лира. И в ее взгляде пылала решимость.
     - Я готова. Делай, - заплаканное лицо выглядело серьезным и очень красивым. - Или дай мне нож. Я сама. Потом у купели меня встретишь.
     Лир покачал головой.
     - Купель здесь бесполезна, любимая.
     Губы девушки сжались в упрямую линию.
     - Неважно. Мы оба знаем, что нужно делать.
     Лир нежно провел ладонью по животу Хелены, в очередной раз убеждаясь в своих подозрениях. Хорошо, что зубья на пыточном поясе были небольшими.
     - Знаем, - согласился он с ней.
     Он в любом случае не стал бы жертвовать жизнью своей жены, время выбора прошло. Теперь осталось только следовать избранному еще в Альянсе пути. А уж теперь, когда он знал то, что знал…
     Парень аккуратно ссадил жену с колен и подошел к самой границе их мира. Границе их жизни. К той, что определил им артефакт. Поле гасило звуки, но смотреть не мешало. А боевой язык был ограниченно, но информативен. Пальцы Лира замелькали, складываясь в знаки. Каждый из птенцов получил приказ, а Дану досталось лишь одно словосочетание. «Полное затмение». Теперь один из самых верных его соратников не подведет. Сейчас же настало время обмана. Нужно постараться обмануть артефакт, жену и самого себя. Сложно. Но когда последний из савваарти отступал перед сложностями?
     Парень не спеша прошелся по небольшому клочку скалы, что оставил Эн-Соф им на двоих. Нашел более-менее ровное место и, расшвыряв ботинками редкий мусор, достал мелок из ритуального набора. Под внимательным взглядом любимой Лир опустился на колени и стал сосредоточенно рисовать. Нужно поспешить. Артефакт не будет работать вечно, а давать изделию старших братьев решать – кому жить, а кому умереть, Лир не желал. Ну и аркан сам себя не наложит, это да.
     - Что ты делаешь? – босые ножки Хелены остановились на границе очерченного мелком круга. – Что медлишь?
     - Пытаюсь выторговать у судьбы шанс, - Лир аккуратно выводил линии будущей ловушки душ, что, теоретически, могла помочь этой душе прорвать поле уз-караш. – Но поговорить я хотел не о том.
     Девушка присела на пол и внимательно посмотрела на мужа.
     - В заговоре участвовали пятеро, - глифы аккуратно врисывались между линиями аркана. – Каэльаэр, Аири, Сигриниаль, Генри и Кир. Первого – бойся. Не твоего полета птица. Съест и не заметит.
     - А остальные?
     - А остальным дай шанс, любимая. Их использовали в темную. Как и тебя.
     - Я не смогу им доверять.
     - Доверие для сотрудничества необязательно, - подправить вот тут и тут. - Просто возьми с них клятву. Дан подскажет. Ему верь, дорогая.
     Парень критично оглядел получившуюся заготовку для аркана. Вроде все правильно. Рисунок давал надежду вырваться из ловушки. Хоть надежда эта и была эфемерна. Но ничего лучше в голову не приходило, увы.
     - Второе, - Лир удовлетворенно посмотрел на рисунок и уселся в его центр на колени. – У нас будет сын. Уже скоро ты и сама все почувствуешь.
     Хелена густо покраснела. Затем улыбнулась. Светло так, с затаенной радостью. Лир же достал из очередного кармашка очередную же склянку. Убить савваарти не так-то просто. Но если знаешь как, проблема становится чисто умозрительной. Слегка взболтав прозрачную жидкость парень залпом осушил флакон.
     - И третье, дорогая, - Ворон жестом активировал аркан, рисунок вспыхнул. – Я всегда буду любить тебя. До встречи, моя хорошая.
     - Лир? – девушка вскинулась, одновременно пытаясь проморгаться от вспышки. – Лир?! Что ты делаешь?!
     - Не могу без пафоса, - непослушными губами прошептал парень. – Император я или где?
     В глазах потемнело, тело стало заваливаться на бок. А потом пришла пустота.

Глава 15

      — Ну, на кого я похож?
      — На медведя, который летит на воздушном шаре!
      — А на маленькую черную тучку разве не похож? — тревожно спросил Пух.
      — Не очень.
      Год 1547 от основания Империи. Снежень. День второй. Рассветная треть.
     Вид из донжона «Клинка Тьмы» открывался величественный. Великое Море сегодня сияло белизной под яркими лучами утреннего Ока. Над далекими облаками парили десятки имперских кораблей, между которыми то и дело сновали рыцари и шлюпки. Реяли знамена. Третья армия Империи готовилась встретить врага.
     Чуть дальше, почти на горизонте, жались к своему Туманому Рифу многочисленные контрабандисты и пираты. Им сегодня повезло. Выковыривать из-под скрывающих все облаков их сегодня не будут, у легионов свои заботы. И заботы эти назывались Вторым Святым Очистительным Походом Альянса. Все с заглавной буквы, а то, не приведи Эн-Соф, святоши оскорбятся. Да и ронове с ними.
     Кстати о ронове. План партнера на этот раз не отличался особыми изысками. Ему нужно было ослабить Империю и создать на этой стороне пояса базу для Альянса. Создать точку напряжения, в которой будут перемалываться силы обеих сторон. И разумные заняты делом, и соблюдается принцип – разделяй и властвуй. И поток жертв обеспечит этому чудовищу… что-то там обеспечит, в общем. И войска светлых будут отвлечены от чего-то. Да много еще что. От свежеиспеченного Императора требовалось лишь бездарно слить третью армию. Первая ушла в экспедицию и вернется не в этом году, точно. А вторая – последний резерв, что останется у Тираны для сопротивления.
     Императора, ага. Для коронации не хватало сущей мелочи. Какая-то сволочь сперла Адамантиевые Венцы из сокровищницы. Вот прям чувствовалась потная ручка Седьмого Дома. Досадная помеха на пути к трону, но значительная. Ну да вернемся к нашим бхутам.
     Партнер поднял подконтрольных святош, а те, в свою очередь, кинули клич по королевствам. На Очистительную Битву собралось немало стервятников. А как же? Тут тебе и слава, и освобождение братьев-разумных из-под гнета темных. А еще рабы, безнаказанность и возможность пограбить, само собой. Ну как тут удержаться?
     По прикидкам аналитиков, флот Альянса в этот раз превышал третий легион раз в пять. Правда по количеству, не по качеству. Разведчиков сил Света уже можно было наблюдать у горизонта. И их было удручающе много. А тут еще и предатели… Но у Каэльаэра был свой план. А вот удастся ли его осуществить, покажет лишь время.
     - Кто предал нас в сей темный час? - спросил Каэльаэр своего адъютанта, неспешно выходя с мостика своей крепости.
     - К назначенному месту не явились все флагманы птенцов, лэрд главнокомандующий, - начал доклад молодой на вид дюжий хуман, следуя, по обыкновению, за правым плечом своего господина. – А именно: Кириадрина, графа Норкеданского, Ррыча, графа Моргосского, Сигриниаля, графа Астрарийского, Генри тор Хейлека, графа Тафлешского и Миранды, графини Иостросской. К тому же отсутствует крейсер опального третьего сенешаля эдлера Дана тор Эшеса. Так же неизвестно нахождение парящей крепости покойного Императора «Затмение».
     Мда. Что и требовалось доказать. Так, здесь налево. Мимо пробежало несколько солдат, гулко топая форменными ботинками по каменным плиткам. Парящая крепость нового Императора готовилась к бою, хоть до сражения еще несколько часов. Кстати, «Клинок Тьмы» слыл самой сильной крепостью в мире. Сравниться с ней могло лишь «Затмение» покойного Ворона, да только экс-Император делал ставку не на мощь, а на стремительность.
     - Нам это на руку, не находишь? – глухо донеслось из-за левого плеча. – Куда мы идем?
     Да уж. Этот болезный совсем Края попутал, похоже. Уже чего-то требует от него, нового Императора! Надо сказать, что Киан сделал недурную карьеру. Еще недавно – командор Ордена Длани. Теперь же – истекающий ненавистью ко всему «темному» второй сенешаль нового Императора, присланный партнером для контроля этого самого Императора. Ага. Хуман все время ходил в глухом доспехе, потому как вид его после «благословения» покровителя был страшен. Маслянно-черные глаза, нездоровая бледность лица и утыканный игольчатыми зубами искривленный рот, из-за чего «союзник» довольно забавно растягивал шипящие. Зато теперь бывший командор был практически неубиваемым. Да и силушки у него прибавилось. Молодецкой. Хотя, если его кто без шлема увидит, точно попытается прибить.
     - А что по сателлитам их? – игнорируем навязчивого собеседника, может и поймет чего.
     - Все сопровождающие корабли указанных графств в строю и готовы к бою, - так же сухо продолжил доклад адъютант. – Капитаны получили приказы к полному сотрудничеству.
     - Не может то не радовать.
     - Ты не ответил на мой вопрос! – шипящих нот стало больше. – Твое Величество.
     Нет. Не понимает командор намеков.
     - Традиции велят мне проверять, в порядке ли твердыня перед боем, - вот ведь задница любопытная. – И воинам своим нести лишь воодушевленье, вселяя храбрость в их сердца присутствием своим и крепостию духа.
     Толстый альв степенно шел по коридорам и залам, покровительственно улыбаясь рядовым небоходам. То и дело останавливался, принимая доклад у ответственных офицеров, проверяя посты и артефакты. Не сказать, что со знанием дела, но видимость создавать Каэльаэр умел. Постепенно новый Император со своей куцей свитой достиг цокольных этажей. Надо, кстати, перестать думать о себе, как о новом Императоре. Он не новый, он просто Император. Единовластный правитель Тираны. Каэльаэр улыбнулся, на этот раз искренне. А Венец ему новый откуют. Тьфу! Опять новый!
     Последний пост Каэльаэр не любил. Шахта для сжигания мусора была, чего вилять перед собой, страшновата. Вертикальный стальной коридор, локтей десять в поперечнике и около двадцати в высоту усеянный укрепляющими глифами. И путь лежал по хлипкой лесенке. Но традиция, бессердечная ты собака женского пола! Адъютант спустился играючи. Гремящий сталью Киан, каждым движением выражающий скептицизм, тоже не испытал особых затруднений. А вот Император…
     Немного попыхтев, толстый альв вцепился, наконец, в шаткую соломинку и начал потихоньку перебирать пухлыми конечностями. Снизу, небось, открывался шикарный вид на обтянутую дорогими штанами монаршью задницу. Ну да ронове с ним. Будем надеяться, что свита примет этот вид за оказанную честь.
     Все когда-нибудь заканчивается. Будь то тирания Ворона или, к примеру, шаткая скрипучая лестница. Когда внизу, в паре локтей буквально, замаячил стальной пол, лестница в очередной раз душераздирающе скрипнула и начала заваливаться на императорскую голову, звонко щелкая разрываемыми заклепками. Калес, откуда только силы взялись, сгреб Его Величество в охапку и утащил в дальний угол, прикрыв неудачливого монарха своим телом.
     Сидя на корточках под артефактным щитом адъютанта Каэльаэр наблюдал, как куски ветхой металлической лестницы со звоном и матами отбивают колокольный звон по шлему Киана. Не без злорадства наблюдал. Лицо же монарха выражало лишь тщательно культивируемый страх.
     - Ты убить меня захотел?! – взъярился бывший командор, наступая на укрывшуюся за полем парочку.
     - Как ты разговариваешь с Императором, холоп! – обнажил меч верный Калес.
     - С-спокойней надо быть, - с трудом унимая показную дрожь, пробормотал толстый альв. – И рассудительней. Я с-сам чуть не отправился на встречу с предками, да будет она позже.
     - Выбираться то мы как будем, - успокаиваясь произнес эмиссар Бездны.
     И, кстати, извиниться даже не подумал. Хозяином себя почувствовал? Величие необыкновенное в чреслах появилось? Ну-ну.
     - С-сейчас. Дай хоть мгновение, в себя прийти, - судорожно выдохнул Каэльаэр. – Есть путь отсюда запасной.
     На подрагивающих ногах толстый альв добрался до ничем не примечательной стены и громко постучал по ней. Ногой. В монолитной стене открылось махонькое окошко, кисть только пройдет. В проеме появился любопытный глаз, в который неудержимо захотелось ткнуть пальцем. Снаружи невнятно охнули. Глаз пропал, а за стеной залязгали засовы. Вскоре на месте окошка образовался дверной проем. Узенький такой, пузо в камзоле проходило с трудом. Но, терпенье и труд – они такие. Настойчивые. Следом за своим господином ловко протиснулся адъютант, а затем дверь захлопнулась и запоры шустро встали на место.
     Изнутри раздался мощный удар, но укрепленная магией дверь даже не шелохнулась. В окошко протиснулись пальцы в латной перчатке, чтобы тут же познакомиться с клинком адъютанта.
     - Не просто захотел, - в голосе Императора от былого испуга не осталось и следа. – А запланировал, чудовище ты Бездны. И покровителю ты передай мое почтенье. Исполни, Калес!
     За дверью зарычали, стена содрогнулась от очередного удара и, кажется, появилась вмятина. Адъютант, отстранив опешившего дежурного небохода, потянул рычаг. Из окошечка вырвался язык пламени, локтя так в два. Неистовое рычание переросло в отчаянный крик боли. Калес опустил второй рычаг, пламя усилилось, став голубоватым, а в комнатушке стало припекать. Существо внутри еще пару раз попыталось пробиться сквозь стены, но как-то неубедительно. А потом затихло.
     Уже через полчаса Каэльаэр не без удовольствия попинывал выгоревший доспех, металл которого крошился, как вафля. Хм, вафля! А это мысль. Нужно озадачить повара. Сладкое перед боем не повредит.
     - Пришла ли весть, Калес?
     - Легионы второй армии заняли позицию под поверхностью Великого моря, мой господин.
     А уж перед победой вафли будут чудо как хороши.
     ***
      За семь суток до этого…
     Хелена мрачно умывалась в самом защищенном помещении «Затмения». В роскошной туалетной комнате. Справа тихо гудело огромное сердце крепости, звук проникал всюду, не смотря на монолитные стены. Слева же девушку ждала резная дверь. Дверь, которая вела в крипту с купелью душ. Дверь к телу ее мужа.
     Из латунного крана шла теплая вода и с журчанием пропадала в недрах чудовищного сооружения. А вот глаза Хелены были сухими, как пустыни Осхара. Слез уже не было. Кончились слезы. Пару третей назад. Девушка еще раз умыла свое изможденное лицо и, аккуратно притворив дверь, вышла в крипту.
     В этом месте Императрица провела три долгих дня. Восемнадцать третей со смерти Лира истекали через пару минут, но уже было понятно, что ожидание напрасно. Девушка ласково провела по прозрачной крышке саркофага, под которой умиротворенно лежал муж. То, что осталось от мужа в этом мире. Сердце в очередной раз болезненно сжалось.
     - Почему ты оставил меня, - прошептали бледные губы.
     Сейчас бы заплакать, да уже нечем. Девушка застыла, гася надежду в своей груди. Он не проснется. Он ушел. И теперь придется учиться жить без него.
     - Надо уходить, доча, - приобнял ее за плечи отец. – Отпусти уже, радость моя.
     Но Хелена лишь мотнула головой. Смириться со смертью любимого она не могла. Не сразу.
     Крипту охраняли сплошь знакомые небоходы. Те, с которыми они прорывались сквозь искаженных на Схиеле. Те, кто присягнул лично ей. Потому как птенцы, те из них, кто предал, могли попробовать свести счеты. Лэрд Карим, так вообще никуда не уходил, ночуя в углу на самодельном топчане. Да и Хален с Мирандой попеременно дежурили, но уже возле Императрицы и дочери. Поили ее, да кормили. Обнимали и успокаивали. Пытались успокаивать. Иногда заглядывал Оррвел с самоваром. Но Хелену ничто не радовало.
     Девушка погладила свой едва заметный живот. Там, в глубине, теплилась жизнь. Новая жизнь. То, что осталось от ее Лира. Тот, кого она обязана защитить. Ведь сыночек остался без отца, такого сильного и доброго. И теперь будет расти без него. Рот наполнила горечь, но слезы так и не появились. А жаль. Может быть ей стало бы хоть на мгновение легче.
     Из живота пришла волна тепла. Девушка блекло улыбнулась. Маленький сын уже пытался ее поддержать. А ведь и Лир в свое время потерял родителей. И не смог вернуть. Не помогли ни купели душ, ни даже… Девушку на мгновение заклинило, а потом пришло прозрение. Вот оно! Вот то, что не давало ей покоя все это время! Камень Перерождения! Изначальный камень! Место, с которого Эн-Соф начал творить Нерею. Что же, теперь у Императрицы есть цель!
     Еще одна волна, посланная сыном, омыла ее изнутри. Что-то повернулось в голове и Хелена замерла, пытаясь понять, что произошло. Мир вокруг застыл и сжался в точку. Сердце переполняли невиданные раньше эмоции и чувства, где-то знакомые, но чаще совершенно непонятные. И тут Хелена поняла, что чувства в ее сердце чужие. Извне.
     Из-за спины явственно тянуло пониманием и разделенным горем. Это папа. Похожие чувства испытывала и Миранда. Небоходы излучали мрачную решимость и фатализм, просто фанатичную готовность защищать свою госпожу от любой опасности. Лэрд Карим сосредоточенно читал какой-то фолиант, но и его чувства были созвучны с остальными. И лишь тело мужа оставалось безмолвным.
     Так вот, что чувствовал Лир. Вот, как он жил. Это было захватывающе. Чужие эмоции будоражили кровь. Девушка даже не удивилась вновь открывшимся способностям. Сын обещал помогать – сын и помогает. Настоящий мужчина будет.
     - Пап?
     - Что, доченька?
     - Пап, - голос Хелены окреп. – Пошли за тор Эшесом и Оррвелом. Это срочно. Но по-тихому, не нужно никому лишнему знать.
     - Хорошо, доча, - тяжелые шаги берсерка затопали в сторону врат крипты.
     - Мир?
     - Я тут, подруга, - раздался мелодичный голос кхуорры слева.
     - Сделай что-нибудь с моим лицом, - Хелена не отрывала взгляд от бледного лица мужа. – А то я выгляжу просто ужасно, наверное.
     - Сделаю, дорогая, - мягкие ладони Миранды потянули девушку в сторону кресла. – Ты только присядь, а то неудобно будет.
     - И давай уже по протоколу, - криво улыбнулась Хелена. – Раз ты мне теперь мама, то будь мамой.
     - Хорошо, дочь, - точеное лицо Миранды появилось в поле зрения, а в чувствах появилась надежда. – Глаза прикрой и расслабься. Ну, на сколько сможешь.
     - Лэрд Карим? – раз уж начала преображения, нужно продолжать.
     - Слушаю, моя госпожа.
     - Приберитесь тут и подготовьте все для встречи.
     - Будет сделано, моя госпожа, - чувства небоходов оживали, воины стряхивали с себя тягомотную скорбь.
     Вокруг все зашуршало и заскрипело. Кто-то куда-то бежал, приглушенно звучали голоса. А Хелена слышала лишь кисть, что аккуратно стирала с ее лица следы долгой печали. Она чувствовала всех, кто был в крипте и, казалось, могла почувствовать и тех, кто находился за стенами, стоило только поднапрячься. Вот возле нее появились новые источники.
     Один выражал легкий интерес и затаенную печаль. Другой же представлялся бурлящим неутомимым огнем, что заражал всех вокруг волей к жизни. Дан и Оррвел. Как узнала недавно Хелена, верный соратник мужа и его же духовник. Что-то связывало этих непохожих друг на друга мужчин. Дружба? Скорее всего.
     Императрица открыла глаза. Ее новые гвардейцы не подвели. Перед ее креслом стоял столик, сервированный для дружеской беседы. Бокалы, графин с водой и пыльная бутылка вина. За столиком маячила пара стульев.
     - Присаживайтесь, эдлеры, - произнесла Хелена. – Дайте мне еще пару минут.
     Мужчины молча уселись, а Миранда интенсивнее заработала кистью. Но все когда-нибудь заканчивается, так ведь? Повелительница открыла глаза и ее взор упал на собеседников.
     - Эдлеры, - обозначить намек на поклон.
     - Повелительница, - мужчины встали и уважительно поклонились.
     - Итак, эдлеры, - ровно произнесла Императрица, дождавшись, когда они займут предназначенные им места. – Что слышно там, снаружи?
     - Альянс перешел пояс Нереи значительными силами, - бесстрастно начал доклад тор Эшес. – На этот раз в области Туманного Рифа. Есть предположение, что светлые начали новый так называемый Святой Освободительный Поход.
     - А на деле, решили пограбить, да удаль молодецкую показать, - хмыкнул священник.
     Дан на это только кивнул.
     - Кто их встречает?
     - Легионы второй и третьей армий Империи, - глава Седьмого Дома слегка замялся. – И ведет их новый Император.
     - Такой толстый и ушастый самозванец, - снова дополнил доклад Оррвел.
     Эти двое вообще неплохо друг друга дополняли, что для таких непохожих друг на друга разумных было редкостью. Оррвел, кстати, при словах о лорде-наместнике испытывал, мягко говоря, неодобрение.
     - Вот как, - спокойно встретила новость Хелена. – Ясно. Ваша позиция, Оррвел, понятна. А вот как вы к этому относитесь, Дан?
     - Пока никак, Повелительница, - и в самом деле никак, чувства Дана отражали только предельную собранность.
     - Муж сказал, что я могу вам доверять, Дан. А еще он сказал, что вы знаете о клятве. И расскажете мне.
     Главный шпион Тираны изучающе посмотрел на Императрицу, отпил вина из бокала и выложил на стол изящный перстень.
     - Поскольку вы, Императрица, не обладаете даром, Повелитель заказал для вас артефакт, - тор Эшес кивнул на перстень. – Активируйте его каплей своей крови. Затем наденьте.
     Хелена вслушалась в Дана и не нашла в нем фальши. Конечно, не исключено, что ее подданный владеет эмоциями на непредставимом для девушки уровне. Но он еще не знает, что от Хелены нужно скрываться. Пока не знает. Скоро его пытливый разум сопоставит все факты и оговорки. А пока нужно пользоваться своим неожиданным преимуществом. Хелена и сама не знала, как пользоваться новоприобретенным даром, хотя все получалось как бы само собой. Интуитивно понятно.
     Девушка вытянула руку в воздух и в нее тут же вложили кинжал. Она уколола палец и, не изменившись в лице, капнула на перстень капельку крови. Та задымилась и впиталась в перстень без следа. Вскоре артефакт занял свое место на тонком пальчике Императрицы, рядом с родовым перстнем и кольцом помолвки, а ее вопросительный взгляд серо-зеленых глаз вновь обратился на Дана.
     - Слова клятвы традиционно не менялись уже несколько веков, их знает каждый, - шпион ответил ничего не выражающим тоном и ожиданием. – Вам нужно только мысленно пожелать принять клятву.
     Девушка плавно поднялась, внимательно рассматривая кольцо. Искусно сделанные из неизвестного металла веточки плюща заботливо обвивали палец. Перстень венчал беспросветно черный камень, отполированный до зеркального блеска. Кольцо было на удивление теплым.
     - Лэрд Карим, - все еще любуясь новым украшением, произнесла Хелена. – Мне давно стоило обзавестись собственной гвардией. Не окажете мне честь?
     Названный мужчина быстро подошел к Императрице и встал перед ней на колено. Смуглые щеки покрывал румянец, а темно-карие глаза лихорадочно блестели, выдавая волнение. В душе же корабельного мага бушевала буря из признательности, радости, верности и восхищения.
     - Все, что угодно, моя госпожа, - склонил мужчина бритую голову.
     Хелена раскрыла ладонь и пожелала принять клятву. Кольцо засветилось мягким солнечным светом и под ладонью появилась вязь глифов.
     - Моя жизнь – твоя жизнь, госпожа, - начал Карим, с благоговением наблюдая за потянувшимися к его лицу цепочками глифов. – Моя честь – твоя честь, госпожа. Моя цель – лишь служение тебе, госпожа.
     С последними словами нити глифов натянулись, образуя связь между рукой Хелены и головой мага. И, вспыхнув, пропали, оставив в воздухе тонкий хрустальный звук.
     - Поднимитесь, достойный лэрд, - мягко произнесла Хелена. – Теперь вы в ближнем круге. Теперь вы командир моих телохранителей.
     - Я… - голос Карима охрип, мужчина все еще не верил в оказанную ему честь. – Я буду верен, моя госпожа.
     - Знаю, Карим, - улыбнулась Императрица. – Я вижу – будешь.
     Хелена медленно обошла небольшой столик и остановилась в шаге от тор Эшеса. Стоило уже прояснить ситуацию с самым могущественной в Империи фигурой. И сделать это надо сейчас.
     - А вы, достойный эдлер? – Повелительница смотрела в глаза шпиона, не отводя взгляд. – С кем вы? Пойдете ли вы за мной? Или, может, присягнете Каэльаэру? Возможно вас привлекает третий путь?
     - Я еще не выработал своей точки зрения на происходящее, - глаза Дана были безмятежными, но Хелена видела его эмоции.
     Дан колебался, не решаясь выбрать. Девушка обозначила улыбку и обнажила один из подаренных предателем клинков. Один из тех, которыми забирала жизни искаженных. И положила его на стол перед тор Эшесом.
     - Пришло время выбирать. Здесь и сейчас. Что бы ты не выбрал, Дан, тебе не причинят вреда, - Хелена продолжала давить. – Клятва, убийство Императрицы или побег? Что ты выберешь, опора моего мужа?
     Дан растерянно смотрел то на нож, то на перстень. Не хватало всего лишь соломинки, чтобы склонить его на нужную сторону. И где взять эту соломинку, Хелена знала. Девушка собрала в сердце свою скорбь по мужу, свою неуверенность в будущем, свою любовь к сыну и добавила капельку надежды на лучшее. Той надежды, что еще позволяла ей держаться на ногах. Свернула все это в клубок и бросила наружу. И поняла, что перестаралась. Накрыло всех. Остекленели глаза небоходов, судорожно дернулся священник, охнул отец, по красивому лицу Миранды полились слезы.
     И только Дан тор Эшес облегченно улыбнулся и встал на колено перед Императрицей. Он сделал свой выбор. Перстень вспыхнул и полились слова древней клятвы. Той клятвы, что сегодня прозвучит еще не раз.
     ***
     Эдлеи Аири наводила красоту. То, что она в заключении – не причина, чтобы запускать себя. К тому же так называемый карцер оказался на проверку комфортабельной каютой с ванной комнатой. Вот только выйти отсюда альви уже не грозит. В ближайшее время. А вот в перспективе ее ожидает эшафот, не стоит себя обнадеживать. Впрочем – сама виновата.
     Она и так уже обласкана судьбой. И когда попала в придворные из своего лесного захолустья. И когда смогла благодаря своему уму и внешним данным пробиться в светские львицы. И когда, наплевав на свою любовь, сблизилась с Вороном. Выше ей, увы, не подняться. Впервые увидев Императрицу Аири поняла, что шансов у нее никаких. Даже не так. Впервые увидев, как Лир смотрит на свою жену.
     Да и в это мутное дело девушка ввязалась вовсе не из любви к Ворону. Хотя и без чувств не обошлось. А потому, что надеялась спасти Лира и, чем ронове не шутит, вернуть свое положение.
     Довозвращалась.
     Повелась, как маленькая девочка, на сладкие речи Каэльаэра и поставила не на ту яхту. Альви придирчиво посмотрела в зеркало. Хватит краски. Лучше все равно не будет. Ни на лице, ни в жизни.
     Девушка потянулась. Ну а что? Все равно никто не видит. Лениво поднялась с пуфа и плавно, как и положено любой высокородной эдлеи, проследовала в «библиотеку». Ну, в тот угол, где стояло уютное кресло, что почти подпирало высокий книжный шкаф. Кресло было очень удобным, книга тяжелой и пахла бумагой и чернилами. Эдлеи медленно переворачивала грубые страницы, пытаясь уловить тот настрой, что охватывал ее во время чтения. Но сегодня явно не судьба. Карусель мыслей и догадок так и металась в ее очаровательной головке. Чесался кончик носа, предвещая неприятности. А тут еще чуткие остроконечные ушки уловили какую-то непонятную возню в коридоре. Явно не обед принесли, не время. Может ее вопрос решится уже сейчас? Может за дверью уже стоит палач? Может. Наплевать. Наверное.
     Дверь открылась без стука. Ну а чего еще ожидать пусть и в комфортабельной, но камере? Там, в проеме, виднелась просто толпа разумных. Но вошла только одна из делегации. Вошла и притворила дверь. Та, которую видеть хотелось в последнюю очередь. Аири отдавала себе отчет, что во всем виновата сама, но ее разум сам нашел виновную в ее бедах. Ту, что пришла и разрушила уютный мирок альви. И мешать своей голове Аири не стала. Так легче, все же.
     Императрица была бледной. И величественной, по-другому и не скажешь. От той молоденькой, открытой и обидчивой девочки, что Аири так часто видела в последнее время, не осталось и следа. Теперь перед ней стояла Повелительница, власть которой просто ощутимо давила на разум. Твердый гранитный взгляд серо-зеленых льдинок и малый адамантиевый венец органично завершали картину. Гордую эдлеи вымело из кресла. Она и сама не поняла, когда успела встать на колени в позу повиновения и покорно склонить голову. Это хуже, чем палач. Много хуже.
     - Эдлеи Аири, - голос Императрицы пробирал до костей, вымораживая до самого сердца. – Ты предала меня.
     - Да, госпожа, - так страшно альви давненько не было. – И я сожалею.
     - Ты предала своего Императора, - слова, словно кирпичи падали на плечи Аири, все сильнее прижимая ее к паркету. – Ты покушалась на его жизнь и забрала ее.
     - Да, госпожа, - а нет, так страшно не было никогда. – Я виновна.
     - Ты виновна и приговор может быть только один.
     Горло пересохло, но на такой вопрос, пусть и не заданный, ответа не требовалось. Девушка совершенно не помнила, во что одета Императрица, но вот носки ее сапог явно принадлежали к боевому комплекту, не к придворному. Императрица собралась повоевать? О Эн-Соф! О чем она думает?!
     - Смерть с отлучением от купели, госпожа, - с трудом протолкнула непослушные слова альви, пытаясь унять дрожь. – Последняя смерть.
     - Верно. Ты готова?
     Страх – не повод поступиться честью. Даже если от чести остался лишь пепел.
     - Готова, госпожа.
     - Видит Всевышний, как я желаю твоей смерти, - тон Повелительницы не изменился ни на ноту, а затем послышалось шуршание доставаемого из ножен клинка. – Но мой муж, да будет легким его посмертие, просил дать шанс его убийцам. Посмотри на меня.
     Искра надежды вдруг затеплилась в душе альви. Аири подняла голову. Правая рука Повелительницы крепко сжимала рукоять хищного на вид кинжала. Левая же светилась от глифов. Знакомых глифов.
     - Вижу – узнала, - мрачно хмыкнула Императрица. – Время дорого. Выбирай сейчас!
     Выбор, который ни ронове не выбор. Аири уже так смирилась с мыслями о смерти, что почти желала ее. Все же в глубине души ее терзала совесть, она не желала Лиру такого будущего. И была готова уйти на встречу с ним. Может они там встретятся? Может он найдет силы простить ее? Или…
     - Прошу, госпожа… - ни на что не надеясь прошептали побледневшие губы альви.
     - Спрашивай, - правильно поняла ее Повелительница.
     - Если есть хоть один, хоть маленький шанс… - Аири уже ощутимо трясло, но она должна услышать ответ.
     Ледяной взгляд Императрицы препарировал душу. Кинжал, после недолгого колебания вернулся в ножны.
     - Шанс есть, - медленно произнесла она. – Маленький.
     - Моя жизнь – твоя жизнь, госпожа, - в сердце альви воспряла забитая в самые глубины надежда, а лицо повернулось к арканным нитям. – Моя честь – твоя честь, госпожа. Моя цель – лишь служение тебе, госпожа.
     Повелительница дождалась, когда глифы потухнут, удовлетворенно кивнула и, развернувшись, пошла к двери.
     - Пойдем, - бросила госпожа через плечо. – У нас еще много дел.
     ***
     Отряд шел по коридорам парящей крепости почти не останавливаясь. Все по канонам военного искусства, насколько в этом искусстве понимала далекая от войны эдлеи Аири. Редкие встречные небоходы почтительно отступали, пропуская колонну мимо. Некоторые даже приветствовали Императрицу, разглядев в полутьме увенчанную рыжеватую голову Повелительницы. Сама альви привычно заняла протокольное место за левым плечом госпожи. И что любопытно, никто и не думал ее остановить. Как будто так и надо. Да и в целом ближнее окружение правительницы не выказывало и тени неповиновения. Редкие указания Хелены выполнялись, казалось, еще до того, как она их произносила. Даже тор Эшес и тод Праго старались угодить, вот что удивляло.
     Бодрым темпом они добрались до арсенала, где сопровождающие госпожу небоходы споро перевооружились, раздобыв одинаковую форму. А еще через дюжину минут блужданий отряд добрался до донжона. До главного зала. У Аири снова зачесался кончик носа. Хотя и так понятно, что они не на званый ужин торопятся.
     Часовые молча отступили от резных створок, а идущие в авангарде небоходы толкнули двери стальными наплечниками. В просторном зале было людно. И все разумные удивленно уставились на дверь. Телохранители Императрицы быстро расползлись по залу и, смешавшись с немногочисленной стражей, заняли ровно половину пространства. Повелительница ничтоже сумняшеся заняла свое место за центральным столом. Трон Ворона, ага. По правую руку от нее уместился тор Эшес. По левую – тод Праго. Аири же встала за креслом. Фигуры расставлены. Ход красных.
     Лица разумных, что молча наблюдали представление, выражали самые разные эмоции. Эдлер Ррыч смотрел на Повелительницу с плохо скрываемым одобрением. Лэрд Каррач, которого назначили капитаном «Затмения» взамен ушедшего на пенсию предшественника, с готовностью служить. Эдлеи Миранда, что заняла свое место среди птенцов, поглядывала с беспокойством. Подпирающий спинку ее кресла тор Строг невозмутимо обозревал пустоту перед собой. Вот только через его глаза то и дело прорывался готовый к прыжку зверь. Эдлер Кириадрин сидел с каменным лицом, как и всегда, впрочем. Сигриниаль видел лишь Аири и волновался за нее. Приятно, что сказать. А вот эдлер Генри еле сдерживал раздражение.
     - Моя госпожа? – нарушил затянувшуюся тишину лэрд Каррач.
     Так. И этот во внутреннем круге. Неожиданно. А напряжение то растет. Еще чуть-чуть – и руками можно будет пощупать.
     - Лэрд Каррач, - спокойно, как будто не замечая враждебности от птенцов-предателей, произнесла Императрица. – Курс на Виалвейн.
     - Будет… - начал Каррач, но его, конечно, перебили.
     - Эта девка совсем с ума сошла, - рыкнул тор Хейлек, нависая над столом. – Во имя чего мы должны умирать?!
     Зашелестели клинки телохранителей, брякнул об пол пудовым молотом тод Праго, задорно хмыкнул тор Эшес. Взглядом кхуорры, обращенным на мятежного птенца, можно было поджарить бекон. Но все прекратилось, стоило Императрице вскинуть руку. А потом она заговорила.
     - Девка, значит, - пернатые змеи чешую бы посбрасывали от такого образцового шипения. – С ума сош-шла?
     От Повелительницы повеяло такой жутью, что ноги сами дернулись в сторону выхода. Дернулись и не сдвинулись ни на пядь. Аири, казалось, даже дышала через силу, так крепко пригвоздил ее наведенный ужас к месту. И такая впечатлительная не она одна. Никто в зале не мог двинуться. Никто, кроме госпожи.
     Императрица неторопливо встала. Императрица медленно обошла стол. Императрица взяла волосы эдлера Генри в пучок и силой (силой!) выволокла того из-за кресла. По напряжению мышц было видно, что птенец пытается сопротивляться. Пытается и… терпит поражение. И вот итог. Эдлер Генри стоит на коленях с запрокинутой головой. Сверху в его глаза смотрит правительница Тираны, уж теперь то ни у кого не возникало и тени сомнений, а к бьющейся жиле на шее птенца опасно прижимается острие боевого кинжала. Вот только Генри не до того. Что-то он увидел в серо-зеленом мареве. Что-то такое, что заставило его побледнеть, став белее пергамента.
     - Я вижу, - странно растягивая слова произнесла Хелена. – Ты уже предавал своего господина. Давно, не сейчас.
     Птенец дернулся, будто его секли плетью.
     - И так же желал смерти его женщине. И так же ошибочно, - госпожа разочарованно покачала головой. – Не надоело? Слишком много ошибок, дорогой Генри. Слишком.
     - Я… - мастер-палач сглотнул. – Виноват.
     - Что ты будешь делать, достойный эдлер? – мягко улыбнулась Повелительница. – Как ты будешь с этим жить?
     - Мне не нужна такая жизнь, - мужчина прикрыл глаза, не в силах выносить бездну в глазах Повелительницы.
     - Она нужна Лиру.
     - Клятва? – неуверенно спросил Генри. И столько раскаянья было в этом вопросе, столько мольбы, что Аири пробрало до зачерствевшего сердца.
     Жуть отступила, не полностью, даря иллюзию свободы. А мастер-палач, верный последователь Ворона, сбиваясь произносил непослушные слова клятвы верности. Следом встал Кириадрин. Медленно обнажил клинок и кинжал. Медленно же положил их на стол. И, безоружный, встал на колени рядом с эдлером Генри, ожидая своей очереди.
     И только Сигриниаль, милый Сигриниаль, смотрел на Аири. Альви кивнула. И мастер-убийца последовал примеру кхуорра. Рядом с ним на колени опустились нявы. А когда все клятвы были принесены, Императрица вновь заняла свое законное место за столом и спросила:
     - Лэрд Каррач?
     - Уже ложимся на курс, моя госпожа.
     На этот раз возражений не последовало.
     - Тогда слушаем вводную, - спокойно произнесла Императрица. – Мне нужен рабочий план.
     ***
     - Госпожа?
     Аири отвела занавеску, что отделяла гостевую от личных покоев Императрицы. В покоях было тихо и пусто. Только едва уловимо гудело Сердце парящей крепости, да откуда-то доносилось тихое-тихое пение. Это даже не песня была, а так – мотив. Альви напрягла и без того чуткий слух. Колыбельная, а это была именно она, звучала откуда-то справа. Аири миновала обеденную, гардеробную, туалетную, ронове знает какую еще комнату и, наконец, попала в личную спальню Императрицы на «Затмении».
     Сама повелительница нашлась в глубоком кресле. Девушка с ногами забралась в мягкое нутро мебельного монстра и отсутствующим взглядом смотрела в пустоту, поглаживая живот. И напевала.
     - Проходи, Аири. Я чувствую тебя, - усталый и какой-то безразличный голос заставил альви вздрогнуть. – Присаживайся. Что тебя ко мне привело?
     Императрица выглядела плохо. Бледная кожа, круги под глазами, потухшие глаза и упрямо сжатые губы. В таком состоянии Хелена пребывала с того самого момента, когда Аири увидела ее в своей камере. Жизнерадостная рыжеватая девчонка уступила место суровой правительнице, и последняя пока не собиралась сдавать позиции. Впрочем, потеряй она Сигриниаля насовсем, сама не знала, как держалась бы. А девочка просто чудеса самообладания проявляет. Достойно уважения, как минимум. Аири присела на кресло, опустив рядом тяжелую сумку, что несла от самой библиотеки.
     - Ваше состояние, госпожа, внушает беспокойство, - с чего-то надо начинать диалог, раз раньше не удосужилась. – Восьмая треть уж скоро, а лик ваш так же мрачен.
     - Что-то я не замечала раньше с твоей стороны любви к витиеватости речи, - мрачно ухмыльнулась Хелена.
     - Просто волнуюсь, - опустила глаза альви.
     - Вижу. Много чего вижу, - Императрица ласково погладила свой живот. – Вот только не научилась еще отстранятся от всего этого, как муж. Тяжело постоянно чувствовать что-то не свое. Вот и сижу тут. Сычую.
     - А почему…
     - Почему у меня прорезался дар императорского рода? Наверное потому, что это не мой дар, - Хелена кивнула на свой живот. – А его.
     Аири озарило. Так вот в чем дело! Вот откуда простая девчонка получила такую силу. Альви задумалась, и мысли ее были далеки от веселья. Все хуже, чем она думала. Гораздо хуже.
     - Ты чего вдруг пригорюнилась? – поинтересовалась Императрица. – Не уж то жалеешь об упущенных перспективах?
     - Я… Глупо было бы не желать принести наследника Ворону. Спросите любую женщину в Тиране, и даже глубокие старухи ответят вам щербатыми улыбками, - слегка смутилась Аири. – Но в печаль меня приводит совсем другая причина, госпожа.
     Императрица продолжала внимательно смотреть на собеседницу, раскладывая ее чувства на составляющие. Наконец, Аири решилась.
     - Госпожа, вы знаете, что эдлер Оррвел и лерд Карим перерывают библиотеку «Затмения» в поисках любого упоминания Камня Перерождения и проводимых на нем обрядов?
     - Знаю, - Повелительница потянулась к маленькому столику и взяла в руки вышивку. – И вижу, что тебе есть что сказать.
     - В молодости я была очень любознательной альви, - начала Аири. – И перечитала множество книг из клановой библиотеки. А там есть много чего. И редкого, и эксклюзивного. И запрещенного.
     Игла мелькала в тонких пальцах Императрицы, складывая цветные нитки в рисунок. Аири пожалела, что у нее нет такого же занятия. Куда деть свои руки, она не знала. Хелена же на миг оторвалась от вышивки, улыбнулась и кивнула на столик. Там лежало еще много канвы и нитей. Аири благодарно поклонилась и собрала набор и себе. Подобное монотонное занятие обычно помогает структурировать мысли и отринуть эмоции. Вот и сейчас альви, занявшись привычным делом, начала успокаиваться.
     - Вот тогда-то я и наткнулась на один древний трактат, - продолжила фрейлина. – В нем говорилось, что независимо от успеха обряда на Изначальном Камне, Эн-Соф частенько забирает душу просителя.
     Какой-то реакции со стороны Повелительницы не последовало. Ну, то есть, совсем никакой.
     - И я подумала, госпожа, - неуверенно произнесла Аири. – Теперь же, когда пророчество исполнилось… Да еще и то, что у вас будет наследник…
     - Что не стоит рисковать? – снова симпатичное для хуманы лицо Императрицы прорезала неприятная усмешка. – Благодарю, Аири. Да только с чего ты решила, что пророчество исполнилось?
     - Ну как же…
     - Я знаю текст, - припечатала правительница. – Вот только никто из вас, кроме разве Дана и Каэльаэра, не в курсе, что враг еще не повержен.
     Аири с трудом удержала лицо. Как так? Они ошиблись? Все то, что произошло, было зря?
     - Род Лира всегда был связан с тьмой. Но в пророчестве речь идет не столько о тьме, сколько о Бездне, - хмыкнула Хелена. - И враг, что еще жив, обитает именно там. И продолжает воплощать свои планы.
     - Тогда мы должны ему помешать! – вырвалось у альвы.
     - Тем я и занимаюсь, - игла продолжила свой путь, протягивая нить через ткань. – И поверь, я хорошо себе представляю все последствия. Вот только и я, и сын согласны с такой платой. Без мужа нам, нам всем, не победить тварь Бездны, что уже не одну сотню лет пытается погрузить Нерею во тьму.
     От осознания глобальности происходящего альви оцепенела.
     - Ты выкрала этот трактат и принесла мне, так? – Хелена мельком посмотрела на сумку. – Правильно. Не стоит кому-либо знать, что мы с сыном можем и не выжить. Не стоит убивать надежду. Да и исполнить предначертанное мне станет гораздо сложнее, если ближний круг снова начнет мне мешать. Потому ты и дальше будешь хранить эту тайну. Благо до развязки недолго осталось.
     Какое-то время девушки сидели молча, уткнувшись в рукоделие. Но вот Аири не выдержала.
     - Кто же наш враг? С кем мы имеем дело?
     - Ронове.
     Сначала альви подумала, что Императрица выругалась, уколовшись об иглу. Но затем поняла, что «ронове» - это не ругательство. «Ронове» - это ответ.
     И этот ответ наполнил сердце много повидавшей альви ужасом.

Глава 16

      Конец твоим страданьям и разочарованьям! И снова наступает хорошая погода...
      Год 1547 от основания Империи. Хладень. День десятый. Светлая треть.
     Эта зима для Сида аен Риваса, наместника Виалвейна, началась неудачно. Да и продолжалась не то чтобы гладко. Хуман утомленно потер виски. Око восходит в зенит, нормальные разумные укладываются спать. Вот только много ли нормальных разумных, да и разумных вообще, осталось на святом острове? Судя по всему – не особо.
     Сначала экзальтированные святоши выгребли почти весь гарнизон и увели большинство боеспособных кораблей. А что? Святой Поход же! Ты против воли Эн-Соф? Нет? Ну и молодец. Вот тебе пирожок и куча проблем. А темные не нападут, нет. Они будут заняты крупнейшей в истории армией Света, что поперлась «освобождать братские народы от ненавистного ига неверных».
     Воля Эн-Соф, как же. Скорее, воля зажравшихся жрецов. Но кто он, прославленный генерал Сид, и кто - Наисвятейший Патриарх, наместник Всевышнего всея островов и престарелый говнюк. Не та весовая категория оказалась у отпрыска славного рода Ривас, чтобы спорить. И вот наместник стратегически важного острова остался с голой жо… С немногочисленными стражами, многие из которых страдают тяжелой формой зеркальной болезни из-за раздутых пивных складок на необъятных боевых телесах. Некоторые даже поножи не в состоянии самостоятельно надеть. Видимо зря Сид в свое время сконцентрировался на подготовке солдат, оставив стражу на откуп очередному сынуле очередной важной шишки.
     Потом пришла эпидемия, заставив ввести карантин не смотря на противодействие оставшегося клира. Целители только руками разводили, не в состоянии решить проблему страдающих разумных. Затем, ожидаемо, начались беспорядки и мародерство. И решить этот вопрос не смогли уже редкие, страдающие одышкой стражи. А следом на улицах появились чудовища. И начали убивать. Сид горько сплюнул.
     Неожиданное прибытие светорожденных, казалось, могло выправить обстановку. Да только все джевеодан уже которую треть стоят кругом в центре острова, пытаясь сдержать… что-то. Как раз там, где некогда стоял величественный Первохрам. Сам Сид своими воспаленными глазами видел сферу маслянистой тьмы, что окружили редкие золотистые фигурки. Видел прямо сейчас, из окна своей резиденции. Если сейчас еще и темные заявятся, аен Ривас ни капли не удивится. Удивлялка уже отсохла. Разве что тиранцы по прибытии еще и помощь предложат.
     Сид потер веки. В глаза как будто песка сыпанули. Мысли путались. Сколько он уже нормально не спит? Четыре трети? Пять? А сколько еще придется держаться? Только Эн-Соф знает. Сид стер рукавом плевок с рабочего стола и бездумно уставился в окно. В дверь его кабинета ввалился пожеванный секретарь, Лин аин Торр, и присосался к графину с водой. Глядя на гуляющий кадык верного помощника, бывший генерал и не думал попрекать Лина. Парень тащит на себе кучу дел. Да и сном тоже пренебрегает, явно видно.
     - Что говорят светорожденные? – спросил Сид, дождавшись, когда доверенный секретарь утолит жажду.
     - Что сдерживают прорыв Бездны, ваше сиятельство, - отдышался Лин. – А в центре того жутенького пузыря сидит тварь Бездны. И поделать они с ней ничего не могут. Не берут чудище «ни магия, ни молитвы, ни хладное железо».
     Сид сплюнул еще раз, на этот раздосадованно. И решил больше стол не вытирать. Без толку.
     - Смерть ронове в яйце, - пробормотал он пришедшие на ум слова давно позабытой детской сказки. – А яйцо в златом ларце.
     - Ага, - кивнул Лин. – А ларец тот на ветвях. Ветви – в сраных ебе…
     - Не сквернословь! - хлопнул по столешнице Сид и с досадой принялся оттирать свой же плевок от ладони.
     - В дальних островах, ваше сиятельство, - тут же исправился сын давнего друга, с которым Сид не одно ведро помоев потребил.
     - Что по зараженным? – вяло поинтересовался наместник. – Ходил к целителям?
     - Светорожденные просветили, ваше сиятельство, - Лин уселся на свободное кресло и тяжело вздохнул. – Тварь Бездны распространяет миазмы, которые искажают разумных, что «слабы духом».
     - Искаженные, значит, - попробовал незнакомое слово на вкус Сид. – Значит, целители бессильны пока тварь сидит в своем пузыре. Потери?
     - Стражей гибнет много, ваше сиятельство. Уже пятая часть гарнизона квартирует в прохладных погребах лечебницы. Ну а раненых уже около трети всего оставшегося состава, - утомленно произнес Лин и развел руками. – Еще пару третей в таком темпе и… все.
     Наместник запустил руку в немытые волосы и с наслаждением почесался. А когда мыться то? Да и зачем? Все равно их скоро сожрут. И мытых, и немытых. В этот момент над городом разнесся тягучий звук горна. Наместник переглянулся с секретарем, и через мгновение они выбежали из кабинета, снеся по пути пару стульев и бюст Наисвятейшего. На счастье, наверное.
     Оперативный зал цитадели Виалвейна находился в донжоне, парой этажей выше кабинета наместника. Здесь, среди артефактов, уже суетились дежурные маги крепости. А в углу старался не отсвечивать своей постной золотистой физиономией один из детей звезд. В другом же обретался наблюдатель от святош, который так же усиленно делал вид, что его тут нет. И не удивительно, после того разноса, что устроил Сид его начальникам по поводу противодействия карантину.
     - Командующий на посту! – проорал дневальный в ухо Сиду, оглушив наместника на пару минут.
     Суета усилилась, превращаясь в неразбериху. Из кучи-малы вынырнул старший офицер и, долбанув кулаком по криво напяленной кирасе, принялся за доклад:
     - Лэрд командующий, в подконтрольном воздушном пространстве замечены неизвестные флаги в количестве до полудюжины! Направление на основной порт! Двигались под прикрытием Великого Моря, потому замечены слишком поздно!
     - Опознание, – сухо бросил Сид, разум которого мигом сбросил сонную поволоку.
     - Флаги в зоне видимости, - донеслось от поста наблюдения. – Даю изображение.
     Все в зале замерли, впившись в артефактную поверхность панорамного окна. Ответственный маг немного поколдовал над управляющим кристаллом и ничем не примечательный участок неба резко придвинулся, заполнив собой все стекло.
     - Шлюха трипперная, - не удержался от ругательства Сид. Похоже, нужно не только слова держать в узде. Мысли тоже.
     А ругаться было от чего. На Виалвейн, старательно освобожденный от гарнизона, надвигалась парящая крепость в сопровождении пяти галеонов. И крепость, судя по обводам…
     - Крепость опознана, - обреченным голосом доложил офицер-наблюдатель. – Резиденция темного Императора, известная как «Затмение».
     Наперерез атакующему ордеру тиранцев вяло устремилась парочка потрепанных жизнью крейсеров. Ну, то есть, весь оставшийся у Виалвейна флот. Ровно на один чих любому из вражеских галеонов, про крепость даже думать было больно.
     - Крейсера отозвать, - бросил Сид офицеру связи, что обслуживал стационарный переговорный артефакт. – Пусть займут оборонительную позицию в порту по схеме три-двенадцать.
     - Принято, лэрд.
     Аен Ривас умостился на своем троне, тоже артефактном и оперативном, а как же. Сейчас посыпятся доклады о готовности со стороны артиллеристов, поднятой по тревоге стражи, престарелых рыцарей, службы снабжения, да и Эн-Соф еще знает скольких служб. А потом будет бой, это без вариантов. Бой безнадежный, но избежать его практически невозможно. Хотя…
     - Связь, - Сид посмотрел на вскинувшегося офицера. – Запрос на «Затмение».
     Вряд ли ответят, но попробовать стоит. Может удастся отделаться малой кровью, откупиться там или еще чего. На пару мгновений связник подзавис, а затем четко и без суеты засветил необходимые глифические последовательности. Чтобы через долгую минуту доложить:
     - Есть отклик, лэрд!
     Удивились все, кроме дже-лорда. По золотистому лицу вообще сложно было понять, испытывает ли сын звезд вообще хоть какие-нибудь эмоции.
     - Соединяй. И по протоколу.
     Над несущим кристаллом артефакта связи появилось зарево, в котором постепенно, шаг за шагом, стал проявляться мостик тиранской крепости. В одном цвете, больше артефакт не мог. Центром же композиции оказалась морда немолодого, но продубленного всеми ветрами нява с капитанскими знаками отличия.
     - Порт Виалвейна неизвестным кораблям, - заговорил офицер связи, сфокусировав артефакт на себе. – Вам необходимо лечь в дрейф и указать цель прибытия.
     Не сработает. Стали бы они тащиться сюда таким составом, чтобы еще и разрешения просить. Сейчас хренанут из главного калибра, да рыцарями причешут. Сид так бы и сделал. Каково же было его удивление, когда из артефакта последовал вполне вменяемый ответ.
     - Порт Виалвейн, слышим вас, ня, - пришла в движение одноцветная шерстистая физиономия, пряднув треугольными ушами. – Капитан Каррач. Крепость «Затмение», порт приписки – Тир-Небел-Торн. В дрейф ложимся, ня. Цель прибытия – паломничество.
     Общее обалдение от услышанного не разбавил даже тот факт, что боевой ордер темных распался, и корабли действительно легли в дрейф. Офицер механически повернул голову в сторону аен Риваса и получил в ответ отрицательный жест. Нужно прощупать границы дозволенного.
     - «Затмение», - сглотнул комок офицер. - Порт Виалвейн закрыт от посещений по причине карантина.
     - Темным не место на святом острове! – вякнул из своего угла святоша, по козлиному растягивая слова.
     Вякнул, и тут же заткнулся, когда к нему подошла парочка дюжих гвардейцев. Из тех, что избежали добровольно-принудительного участия в Святом Походе. Не хватало еще, чтобы этот… достойный служитель Всевышнего испортил все переговоры.
     - И все же мы настаиваем на скорейшем посещении острова нашей делегацией, порт Виалвейн, ня, - капитан Каррач слегка повернулся, явно выслушивая какие-то инструкции со стороны. – И мы, скорее всего, знаем о причинах вашей эпидемии. Но вам не кажется, офицер, ня, что было бы неплохо пригласить к артефакту кого-нибудь более компетентного для принятия решений?
     - Ждите, «Затмение».
     И вновь вопросительный взгляд на наместника. Сид немного подумал и махнул рукой. Артефакт перефокусировали во мгновение ока. Ну что ж. Сейчас посмотрим, помнят ли его темные. В прошлую войну Сид неплохо порезвился на их территории. Да и на своей, отбиваясь от небоходов Ворона. Но законов чести при этом не нарушал, чем и заслужил среди тиранцев определенную репутацию. Не положительную, само собой, но все же.
     - Генерал аен Ривас на связи, - вот ни ронове он уже не генерал, но выслушивать все эти словесные реверансы и «сиятельства» времени не было.
     - Ого, ня! Сам Умник Сид почтил меня разговором! – Каррач выпрямился и хлопнул мохнатым кулаком по груди, приветствуя генерала. – Это честь для меня, лэрд, ня.
     Аен Ривас криво усмехнулся. Помнят – значит любят. Ахаха.
     - Ваша сторона тоже пойдет на повышение, лэрд Каррач? – поинтересовался Сид.
     Все же вести переговоры с собратом воином не в пример проще. А уж когда на кону стоит твоя жизнь и жизни подчиненных… Самый худший вариант в такой ситуации – сопливая аристократка, которой должен весь мир вокруг. И чем выше ее род, тем больше ей все должны. А уж с братом солдатом всегда можно договориться.
     - Само собой, лэрд Умник, - не оправдал его ожиданий няв. – Само собой, ня.
     Изображение на миг помутнело, а затем в сиянии артефакта появилась молодая аристократка. Бездна! Да за что же, а? Чем Сид прогневил небеса?! Может действительно стоит поменьше думать? А то что-то больно часто мысли сбываются. Сегодня вот, к примеру. Критические дни, не иначе.
     Девушка, тем временем, поправила выбившуюся из прически прядь и внимательно посмотрела с той стороны сияния. Серьезным таким взглядом многое пережившего человека. Собственно, из образа молоденькой высокородной дурочки этот самый взгляд и выбивался. Да еще и незнакомый венец. Просто украшение? Ну не может же она быть из правящего рода, в самом деле.
     - Уточните ваш статус, - Сид натужно пытался вспомнить вежливое обращение к темным аристократам, оно там одно было вроде. – Эдлеи.
     - Императрица Тираны, - чарующий голосок прозвучал на диво серьезно.
     - Насколько я знаю, у темных нет Императрицы, только Император, - Ривас, мысленно плюясь, мысленно же пообещал себе отрезать свою буйную голову, раз уж нормальных мыслей она сегодня не генерирует.
     - Ваша информация устарела, ваше сиятельство, - раздался мелодичный тенор из-за плеча.
     Ну конечно, не зря же златомордый тут обосновался. Нужно и ему свою медную крону вставить. Во все отверстия. И ведь не проигнорируешь. Любые решения этих «судей Альянса» всегда в приоритете. Разве что у королей на них управа есть. Но аен Ривас – не король, очевидно. Интересно, кто-нибудь наконец-то потрудится представить светорожденного Сиду? Слева пахнуло медом и яблоками.
     - Азаон, - донеслось от артефакта, а лицо Императрицы закаменело. – Не могу сказать, что рада тебя видеть. Ты уже стал Старшим Поколения? Уже можно поздравлять?
     Разговаривать с джевеодан, как с равным – это сильно. У девушки должна сталь в бриджах звенеть, если не адамантит.
     - Можно, эдлеи Хелена, - изысканно поклонился джевеодан. – Да и вас, смотрю, судьба не обидела. Как себя чувствует ваш доблестный супруг?
     Глаза Императрицы оглядели операционный зал, потом вновь посмотрели на Дитя Звезд. Приязни в красивых глазах не добавилось ни на золотник.
     - Это закрытые сведения. Но я готова ответить на твои вопросы лично, Азаон. Только… - девушка повела глазами в сторону Сида.
     - Дайте разрешение, ваша светлость, - не попросил, повелел златокожий. – и договоритесь с темными о поддержке. Своими силами вы не сдержите искаженных. Я сказал.
     - Будет исполнено, светорожденный.
     Не, ну а что Сид мог еще ответить?
     ***
     Порт, как стратегически важный объект, был очищен от искаженных одним из первых. И как бы не старалась стража, без жертв и с той и с другой стороны обойтись не удалось. Стражники старались не убивать, а изолировать тварей, все же была надежда исцелить зараженных. И хотя сам процесс изоляции был весьма опасен, просто убивать вчерашних соседей руки не поднимались.
     Сейчас вся стража патрулировала остров, отбрасывая чудищ от наскоро собранных баррикад и выискивая выживших. Часть защищала джевеодан, которые занимались непонятно чем. Еще часть отсыпалась и залечивала раны. А потому организация торжественной встречи темной делегации полностью упала на плечи Сида и всех наличных гвардейцев.
     У светлых было целых две дюжины гвардейцев, пара средних рыцарей, Сид с секретарем и один высокомерный джевеодан. Не то, чтобы этого было достаточно против пары тысяч темных, но если уж собрался торжественно встречать извечных врагов, то к делу надо подходить максимально серьезно. Эпик, достойный кесхейнских скальдов. Хорошо, что этих северных ребят здесь нет, одни проблемы с этой горячей кровью берсерков. Совершенно неуправляемы.
     «Затмение» темные решили не швартовать, маловат порт Виалвейна для таких конструкций. Потому в качестве шлюпки тиранцы использовали один из величественных галеонов. И первыми, кто сошел со сходней, оказались кесхейнские берсерки. Хуманов так в пятьдесят. С незнакомой клеткой на килтах. В этот момент Сид почувствовал невероятный душевный подъем и чувство нереальности происходящего. Может аен Ривас демиург? Творить реальность силой мысли – что может быть прекрасней! Осталось только о чем-нибудь хорошем подумать. Так, Сид. Думай о деньгах и женщинах. Красивых женщинах!
     Звероватые мужики в клетчатых юбках, разбившись на тройки, умело взяли под контроль всю территорию высадки. Самый здоровый из них, с выбитым на нагруднике медведем, махнул рукой в сторону сходен. В ответ на его команду на берег ступила следующая партия тиранцев. Хорошо быть демиургом! По сходням спускались самые красивые из виденных когда-нибудь Сидом представительниц прекрасного пола. Теперь осталось лишь денег дождаться. Или казематов. Вряд ли сотрудничество с тиранцами пройдет бесследно, не смотря на протекцию светорожденного. Виноватого бхута святоши всегда найдут.
     Экзотичная и опасная кхуорра сразу приковала к себе взгляды мужчин своей инаковостью и точеными очертаниями. Изящная темная альви, что шла рядом с ней, выгодно отличалась более узнаваемыми утонченными чертами высшей аристократки. Но жемчужиной делегации оказалась сама Императрица. Прекрасный и печальный образ рыжеволосой хуманы подчеркивало творчески переработанное белоснежное одеяние паломницы. И это платье ничуть не скрывало заметный животик будущей матери. Из-за левого плеча Сида послышался судорожный вздох. Лин тоже оценил композицию. У парня, несомненно, очень хороший вкус.
     Только вот самого Риваса интересовали четверо одинаково снаряженных, но таких разных телохранителей венценосной особы. Судя по черненным адамантиевым доспехам, украшенных черными перьями, на святую землю ступили птенцы Ворона. Самые умелые и самые известные воины тиранцев. Да они вчетвером, взгляд Сида скользнул по кхуорре, впятером могут зачистить весь Виалвейн и дыхание не сбить. На две тройки рыцарей-панцирников, приземлившихся чуть дальше, никто уже и не смотрел. Кто там следующий появится из недр галеона, Сид решил не загадывать. И правильно. Потому как следом по сходням спустили гроб.
     - Так что же случилось с Вороном? - поприветствовал Азаон темных, едва Императрица остановилась локтях в трех от светлых.
     В ответ венценосная паломница лишь обозначила кивок в сторону гроба, что аккуратно несли аж восемь воинов. Сида окутали ароматы остреллы и ореха.
     - Значит – Камень, - заключил светорожденный. – Вы понимаете все риски?
     Императрица, красоту которой связной артефакт передавал весьма условно, лишь улыбнулась самыми уголками спелых губ.
     Кесхейнцев, как и обычных темных солдат, становилось все больше. Вскоре воины в темных сюрко заполонят весь причал. Нужно было начинать обещанное взаимодействие. Ну, или незапланированный, но ожидаемый конфликт. И похоже, что конфликт был все ближе. Берсерки уже собрались кружком возле одного из складов, где временно разместили выживших, и что-то возбужденно выкрикивали. Обе делегации, за исключением гроба, не сговариваясь направились туда.
     Сид знал, что без конфликтов не обойдется, но чтобы так сразу… Уже приближаясь к северным воинам, аен Ривас опознал ритуальный круг. Дело плохо. Кесхейнцы готовились к поединку чести и остановить их не смогут даже джевеодан с Императрицей вместе взятые. Даже если Эн-Соф сейчас сойдет на остров, помешанные на чести северные медведи не откажутся от своих намерений.
     В круге уже стоял предводитель лохматых воинов. А еще туда выталкивали одного из недавно прибывших на остров аристократов.
     - Ситра, жалкая ты душонка, - прогудел кесхейнский вождь. Тот самый, с медведем на нагруднике. – Ты готов ответить за свои поступки?
     - Хален, - аристократ, судя по чертам родом с Месхиеле, напуганным не выглядел. – Ты все же выжил. Какая досада.
     - Мы можем это остановить? – вполголоса спросил Сид в воздух.
     - Можем, - впервые произнесла Императрица чудным голосом. – Но не будем.
     Наместник вопросительно посмотрел на светорожденного и получил в ответ отрицательный кивок. И выдохнул сквозь зубы.
     - Этот… разумный, - снизошла паломница до объяснений. – Сильно задолжал моей семье.
     - Это самосуд, - предпринял еще одну попытку остановить конфликт Сид.
     - Это их право, - вновь покачал головой Азаон.
     - Будешь сражаться, старый друг? – насмешливо поинтересовался Хален. – Или, может, попробуешь бежать? Откупиться? Позорно умрешь? Что выберешь?
     На фоне здоровенного кесхейнца, пусть тот уже и освободился от большей части доспехов, месхиелец смотрелся сущим мальчишкой.
     - Ты невероятно щедр на варианты, старый друг, - спокойно ответил Ситра. – Но я выберу поединок. Никто не скажет, что аин Анелджил запятнал свое имя трусостью.
     - Было бы что пятнать, но тебе виднее, - в голосе имперского аристократа послышались нотки уважения. – Дайте ему оружие, которое он выберет.
     Еще пару минут поединщики готовились. Хален разделся до пояса, подставив полуденному Оку могучие плечи. Ситра ограничился скинутым камзолом, оставшись в вышитой сорочке. Оба приняли от кесхейнцев одинаковые бастарды. И если в лапах имперца меч смотрелся вполне органично, то для светлого клинок явно был великоват. Но вот настал момент, когда все приготовления завершились.
     Противники сошлись в центре круга под ритмичный грохот кулаков кесхейнцев о кирасы. По мнению Сида, оба вполне умело владели клинками. Вот только Хален явно превосходил щуплого Ситру в мастерстве убивать разумных. И чем дольше длилось противостояние, тем яснее становился этот факт. Месхиелец, верный южной школе, ставил на подвижность и уклонения. Хален же избрал агрессивный напор, мастерство и характерное для северян презрение к смерти. И вскоре Ситра стал сдавать. Противник был слишком силен и, без сомнения, более опытен. Рано или поздно аристократ Альянса должен был допустить ошибку, которая стала бы для него фатальной.
     В какой-то момент Хален пошел в контратаку и, пройдя защиту соперника в пару мощных ударов, насадил Ситру на клинок, пробив того насквозь. Бастард месхиельца выпал из ослабевших пальцев, а сам аристократ упал на колени, судорожно цепляясь за торчащее из тела лезвие.
     - С… - изо рта Ситры пошла кровавая пена. – Сын.
     Кесхейнец посмотрел на поверженного врага и друга с непередаваемым выражением. Но, кажется, понял, что хотел сказать умирающий.
     - Род тор Строг не имеет более претензий к роду аин Анелджил, - громко и четко произнес Хален. – Между нами нет вражды, старый друг.
     - Благо… - прошептали окровавленные губы. - …дарю.
     На последние слова у месхиельца ушли все оставшиеся силы, и вскоре свита тор Строга бережно заворачивала труп поверженного поединщика в саван.
     - Нам пора к Камню, Азаон, - подала голос Императрица. И в ее голосе Сиду послышалась печаль по погибшему.
     - Мы проводим, - кивнул поразительно учтивый светорожденный.
     ***
     Легенда гласит, что Творец, желая приступить к творению, создал себе камень. Чтобы было куда присесть. И уже восседая на нем, принялся создавать небо, острова, Великое Море и Бездну. Не, сама легенда звучала гораздо более выспренно и пафосно. Но Умник понимал ее именно так.
     Сам Изначальный Камень располагался неподалеку от порта, на отшибе. Место было не самое посещаемое, святоши не любили, когда разумные отвлекаются на всякие поверья и не несут в храмы золото. Могли бы – совсем огородили булыжник-переросток от досужего внимания черни. Но всякий раз, когда предпринимались подобные попытки – что-то не задавалось. Постройки сами собой рушились, строительные леса то гнили, то горели, заборы приходили в негодность, а самые настойчивые охранники превращались в безобидных умалишенных. Святоши отступили от своей идеи быстро. Всего-то пары дюжин случаев хватило, чтобы дошло даже до самых недалеких служителей Первохрама.
     Вот и осталась скромная лужайка, локтей сорока в поперечнике, сиротливо притулившаяся на Краю Виалвейна и смиренно принимающая на себя дожди и ветра. Единственное, что тут прижилось, это на диво густая трава да священные деревья, высаженные благодарными паломниками по периметру. Ну и ничем не примечательный плоский булыжник с локоть высотой и сажень в диаметре. На который сейчас бережно разгружали содержимое гроба. То же не особо примечательное, богато одетый альв, судя по всему. Труп и труп. Вот только венец на голове усопшего, повторяющий своими очертаниями корону Императрицы, навевал определенные ассоциации.
     Для Сида вся эта суета была бессмысленной. Эн Соф, если Он вообще существовал, занимался своими делами где-то с той стороны лазурного небосвода. Ему давненько не было дела до копошащихся на островах разумных. Но Императрица, видимо, на что-то надеялась. Не смотря на скепсис, что осторожно выражали многие из тиранцев. А вот лицо подбирающегося к Сиду темного, судя по виду – высшего аристократа, было отстраненно вежливым, как у прожженого торговца.
     - Дан тор Эшес, - отрекомендовался тот, слегка поклонившись.
     Ого! Сам тиранский паук удостоил своим вниманием скромного наместника. Вербовать будет? За спиной снова выразительно вздохнул Лин.
     - Сид аен Ривас, - представился в ответ экс-генерал. – Но вы, эдлер, думается, и так в курсе.
     - О вас ходят легенды, ваше сиятельство, - приветливо улыбнулся тор Эшес. Как старому знакомому, ронове побери.
     - О вас тоже, эдлер Дан. У светлых принято рассказывать такие легенды самым непослушным детям на ночь, - улыбнулся в ответ Сид. – Чтобы они потом всю ночь под одеялом писались.
     - Наверняка одни небылицы, - хрипло хохотнул собеседник. – Хотя…
     Они немного помолчали, наблюдая издали, как рядом с почившим супругом на Камень укладывается Императрица. С дюжины локтей до места подготавливаемого ритуала было достаточно, чтобы все видеть и слышать. И при этом в обряде не поучаствовать ненароком.
     - Я человек прямой, эдлер Дан. Как мой клинок. Не люблю политесы, - не глядя на главного шпиона Империи произнес Сид. – Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что вам что-то нужно. Эдлер.
     - Вам не откажешь в проницательности, ваше сиятельство, - одобрительно хмыкнул Дан. – Мне тоже не по душе все эти пространные беседы. В этом мы с вами похожи. А может и не только в этом.
     - И?
     - И мне кажется, что «аен Ривас» звучит не очень благозвучно. В нынешних обстоятельствах, - задумчиво произнес тиранский паук. – А вот «тор Ривас» вполне бы вам подошло. Эдлер.
     Не то, чтобы Сид задумался. Он и не переставал об этом думать. Все, что его ждет в Альянсе после такого провала, хоть он и не особо виноват, это торжественная казнь на колу. Разве что кол будет из священного древа, а не из обычного пошлого дуба. Да и в целом. Семью не нажил. На купель не заработал, дефицит с купелями у светлых. Достойного дела после войны тоже не нашлось, у достойных нашлись свои сыновья. Так и существовал Сид – как нелюбимое дитя своей родины. И это отношение убивало весь патриотизм.
     - Он уже согласен, Дан, - отчетливо произнесла Императрица. И откуда только узнала? – Просто предложите ему женщину, протекцию для его людей и начальный капитал.
     Тор Эшес посмотрел на аен Риваса. В уголках глаз паука неумело пряталась ирония.
     - В благоразумности вам тоже не откажешь, ваше сиятельство, - вновь улыбнулся хуман, репутация которого была чернее вороньих перьев.
     - Вы верите ей? – кивнул аен Ривас в сторону лежащей на камне девушки.
     - Императорский род славится даром читать в душах. Для нее все, что творится у вас в голове – не секрет, - серьезно ответил Дан. – Как и в моей. Как и в любой другой.
     - Это пугает, - передернуло Сида.
     - Ко всему можно привыкнуть, ваше сиятельство.
     - Прежде, чем я отвечу…
     - Красивых и верных женщин на выданье у нас достаточно, ваше сиятельство. А уж с моей рекомендацией… - перебил его тор Эшес. – Капитал у вас будет, какой запросите. В разумных пределах.
     Сид приподнял брови в деланном удивлении.
     - Но пределы эти весьма широки, уверяю вас, - правильно понял его глава Седьмого Дома. – Вашу команду тоже натурализуем, после некоторых проверок. Купели душ будут предоставлены вашему роду, как и любому высшему роду в Империи. Ну а дело – дело я вам уже нашел. И поверьте – разочарованы вы не будете.
     Сид вновь вопросительно посмотрел на Дана.
     - Империя должна расширяться, ваше сиятельство, - продолжил тот. – А Нерея слишком велика, чтобы смотреть только в сторону Альянса. Что территориально все же мелковат.
     - А вот это уже звучит очень интересно, эдлер, - пожал Сид протянутую руку. – Договорились, искуситель.
     - Зовите меня – Дан, - улыбнулся в ответ тор Ривас.
     В это время все затихли. На поляну с Камнем из толпы темных выбрался священник. Кобольд, голубоватая кожа не оставляла других интерпретаций. С ума сойти! Сид то думал, что кобольдов уже не существует. Что святоши всех подгорных жителей пустили на топливо для костров. А байки о их побеге в Тирану распространяли для большего очернения расы превосходных мастеровых. Ан нет. Живут и здравствуют. Еще один золотник на чашу Империи.
     - Начинаем? – пробасил кобольд, обращаясь к Императрице.
     Побледневшая девушка лишь кивнула. Темный священник - вот же сюр - затянул молитву приятным баритоном. Многие из тиранцев опустились на колено, вторя кобольду. Сквозь плотные кроны деревьев на Камень упал луч Ока, ярко осветив царственную чету. А девушка, выпростав из белых одеяний руку, занесла над собой хищного вида нож.
     - Это точно по плану? – заволновался Сид.
     - Мы перелопатили гору древних фолиантов, - вполголоса ответил Дан. – Оказалось, что обряд должен идти именно так.
     - Ронове, - так же приглушенно выругался наместник. Теперь уже бывший наместник. – Скажи мне, Дан, что у вас есть запасной Император.
     - К сожалению – нет, - понурился тор Эшес. – Это то и пугает больше всего. Хелена – хорошая девочка. И правительница из нее могла бы получиться на загляденье. Но она, и ее не рожденный сын, последние, кто у нас есть.
     - Что же у вас все не как у разумных? – пробормотал Сид. – Хоть бы ребенка пожалели.
     - Мы, никто из нас, не можем перечить ее воле, - убито произнес Дан. – На нас клятва.
     Свет с неба, между тем, становился все ярче. А молитва – все громче. Казалось, что древние слова проникают в самую душу, в те закоулки, куда и сам Сид старался лишний раз не заглядывать. И перед тем, как свет стал совсем нестерпимым, а речетатив достиг апогея, Ривас успел увидеть, как девушка не колеблясь вонзила кинжал в свою грудь. А затем все потонуло в ярчайшей вспышке.

Глава 17

     
      Хвост или есть, или его нет совсем. Тут нельзя ошибиться.
      Год 1547 от основания Империи. Хладень. День десятый. Светлая треть.
     Первое, что почувствовала Хелена, был невероятный покой. Как будто она еще совсем маленькая и отец вновь качает ее на руках. Было так уютно, что не хотелось открывать глаза. Хотелось нежиться и плыть в этой неге, отрешившись от тревог и суетливого мира.
     Второе – это ее сын. Маленький мальчишка излучал волны довольства и радости. Девушка улыбнулась. С ее ребенком все в порядке, это ли не радость для такой нерадивой матери, как она. Да для любой матери. Знать, что с твоим ребенком все хорошо, вот оно – счастье.
     Третьим же чувством была любовь и нежность. Не ее, Хеленина, любовь. А нежность мужа, что проецировал свои чувства вовне. И восхищение. И еще что-то, чему девушка не могла подобрать определения, но, несомненно, приятное. Неужели получилось?
     Хелена медленно открыла глаза, стараясь не смотреть на то место, где отчетливо ощущался живой и здоровый муж. Вокруг стояли на коленях темные, лица которых светились восторгом. Молчали же подданные лишь потому, что Лир, делясь с Хеленой своими чувствами, не счел необходимым закрываться от окружающих. А то, что эмоции сав-лорда могли нести как запредельный восторг младшим расам, так и невыносимую боль, девушка уже давно поняла. И даже испытала кое-что на своей шкурке.
     Светлые тоже молчали, оглушенные невероятными ощущениями и неправдоподобностью происходящего. Даже их кремень-наместник. И только Азаон невозмутимо и высокомерно, как и всегда, взирал на окружающих. Впрочем, хватит уже оттягивать встречу. Она знала, что получит от Лира на орехи за риск, которому подвергла сына. Но победителей не судят. Правда же?
     Девушка присела на теплом Камне и несмело обернулась. Муж смотрел на нее со скепсисом. Да еще и головой неодобрительно покачал. Но Хелена остро, как никогда прежде, чувствовала, что недовольство наигранное. Что муж искренне рад, что все живы. И когда Лир раскрыл объятия, она просто рухнула в них, как в омут, стараясь прижаться как можно плотнее к любимому и такому живому своему мужчине. Уже оплаканному, но сумевшему вернуться.
     - Ну что ты плачешь, родная? – мягко улыбнулся Лир и ласково погладил ее животик. – Я здесь, с тобой.
     - Очень уж ты любишь пафосно умирать, - шмыгнула носом Хелена. – К месту и не очень.
     Девушка извернулась в кольце рук мужа. Провела ладонью по щеке любимого. И поняла, что ее рука какая-то странная. Еще тоньше и изящнее, чем раньше. С серовато-бледной кожей, что сверкала перламутром в лучах Ока. Совсем, как у Лира. Это еще что такое?
     - Заметила, - в нежной улыбке мужа появилось озорство.
     - Что заметила? – начала заводиться Хелена. – Что такое я должна была заметить?! Не беси будущую мать!
     - Сав-лорд, сав-леди, - прозвучал из-за спины постный голос джевеодан. – Не хотелось бы вас отвлекать, но у нас еще есть дела.
     - У нас? – хмыкнул Лир, изо всех сил удерживая выкручивающуюся жену.
     - У нас, - все так же бесстрастно подтвердил Азаон.
     - Что ты там мелешь, Азаон?! – рявкнула Хелена, оставив попытки оторваться от обретенного мужа. – Что значит, «сав-леди»?!
     - То и значит, Вечная Императрица, - с этими словами дже-лорд, покопавшись в многочисленных складках своего халата, достал небольшое зеркальце на богато отделанной ручке.
     Хелена посмотрела в зеркальце. Хелена потерла глаза. Хелена посмотрела еще раз. С той стороны, из зазеркалья, на нее смотрела она. Та, что одновременно была Хеленой и не была. Черты симпатичной молоденькой хуманы приобрели аристократический лоск и совершенство статуи. Бледно-серая кожа светилась перламутром. Волосы окончательно порыжели, приобретя медный отлив. Уши заострились, на зависть альвам обеих ветвей. А глаза… Ее чудные серо-зеленые глаза обратились парой провалов тьмы с золотистыми колечками радужек.
     - Это… я? – неуверенно промямлила девушка.
     - Ты, моя хорошая, - дыхание Лира согрело чувствительный кончик острого уха. – Ты, конечно. Красавица, правда?
     - То есть, ты хочешь сказать, что раньше я была недостаточно красива. Так что ли?
     - Нет пределов совершенству, любимая, - умело съехал с темы муж.
     А потом начались поздравления, на время которых Азаон согласился отложить свои неотложные дела. Миранда и Хален обнимались с Хеленой. Отец откровенно плакал, уже мысленно похоронив дочь и вновь обретя ее. Генри с Ррычем забористо хохотали, давая выход напряжению прошедших дней. Сигриниаль в обнимку с Аири облегченно улыбался. Кир мял Его Императорское Величество в сильных руках, благо, Ворон не особо возражал. Даже измученный бессонницей и ответственностью аен Ривас, поддавшись общей атмосфере радости, улыбался во весь рот.
     Потом был путь до крепости наместника, что возвышалась над всем Виалвейном. Путь по улицам, разоренным чудовищами, что несколько остудило общий настрой. Затем гостям острова дали время привести себя в порядок после обряда. А еще через час высокие договаривающиеся стороны встретились в обеденном зале. Поговорить и утолить голод.
     Говорил в основном Азаон. И то, что он излагал, не внушало и капли оптимизма.
     - Подытожим, - произнес Лир, когда дже-лорд наконец выдохся. – Творец создал ронове, как источник э’лирр для Нереи.
     - Не совсем так, - отпил Азаон вина из бокала. – Наши архивисты точно не знают. Общепринятая версия – ронове преобразованы из провинившихся обитателей прежнего мира, что существовал до Нереи. Или существует параллельно. Или будет существовать…
     - Они здесь вину, что ли, искупают? – глаза Оррвела горели фанатичным огнем исследователя-маньяка.
     - Верно, - джевеодан согласно кивнул, неприязненно покосившись на кобольда. – И раз в несколько тысяч лет Эн-Соф дает слабину. Посмотреть, как будет себя вести тот или иной пленник.
     - Шанс на искупление, - прошептала Хелена свою догадку.
     - В яблочко, сав-леди, - нахмурился Азаон. – Да только ведут себя эти обитатели Бездны не так, как задумывал Творец. Они, по обыкновению, тут же пытаются захватить побольше власти и разумов. Устраивают жертвоприношения и творят разные непотребства. Кто-то более успешно, кто-то менее. Вот последний, например, уже дважды ставил Нерею на грань тьмы.
     - Ну второй раз сейчас за стеной, - кивнул в сторону центра острова Дан. – А когда был первый?
     - Война Перворожденных, так Азаон? – догадался Лир. – Наэат за это извинялся?
     - Так это было извинение? – слова Хелены сочились сарказмом. – А я и не поняла, глупая.
     - Война Перворожденных, - голос Азаона звучал приглушенно, сожалеющее. – Величайшая ошибка джевеодан. Ронове обманом стравил нас и савваарти, первых детей Эн-Соф. И прежде, чем мы смогли остановиться, семьи наших темных братьев были истреблены в страшной войне. Да и наши потери были весьма впечатляющие.
     На обеденную опустилась тишина. Каждый из сидевших пытался осмыслить то, что рассказал дже-лорд. И подготовиться к тому, что он еще расскажет.
     - Что касается вашего замечания, прекрасная Хелена, то вы абсолютно правы, - вновь заговорил Азаон. – К сожалению, из-за особенностей расы, что заложил Творец, джевеодан могут свернуть с выбранного пути лишь пару раз за жизнь. У Поколения Наэата этих попыток не осталось. Потому он предпочел умереть.
     - А какого пути придерживаетесь вы? – неожиданно подал голос молчавший до сего момента Сид.
     - Мое Поколение приняло путь Служения. Мы поклялись возродить савваарти.
     - Зачем? – теперь Оррвел. – Какой вам прок?
     - Помимо исправления чудовищной ошибки, мудрый Чтец? – Азаон вновь смочил гордо вином. - Савваарти – единственные, кто может без особых потерь и наверняка заточить тварь в Бездне.
     - Я читал об этом в родовой библиотеке, - Лир был далеко, где-то в своих мыслях. – Ты говоришь о размене. Так?
     - Размене? – забеспокоилась Хелена. – Каком еще размене?
     - Видимо, обмен жизни савваарти на заточение ронове, - предположил Оррвел и, посмотрев на дже-лорда, понял, что угадал.
     Поняли это и другие.
     - Я не отпущу его, - твердо сказала Хелена. – Ты не заберешь его снова!
     - Что же, это будет ваш выбор, - на лице Азаона появилась грустная улыбка. – Еще пару лет мы сможем сдерживать тварь. А затем джевеодан закончатся и наступит закономерный конец. Нерею поглотит тьма. Но это наш долг, мы готовы заплатить свою цену.
     Как же так? Снова терять? Опять не жить, существовать без него? Хелена умоляюще посмотрела на Лира. Он сильный и умный. Он обязан что-то придумать!
     - Я чувствую, что ты недоговариваешь, Азаон, - спокойно посмотрел на дже-лорда Лир, как будто не ему предназначена роль жертвенной овцы.
     - Просто хотел, чтобы все присутствующие, - златокожий на этих словах внимательно посмотрел на Хелену. – Прониклись.
     - Прониклись, - кивнула Императрица. – Не томи.
     - Выхода нет, но есть шанс, - вновь потянул театральную паузу Азаон. - Кровавое венчание.
     Лир откинулся на спинку кресла с понимающим выражением на лице.
     - Звучит как-то зловеще, - выразил общее мнение Сид.
     - Ну, все не так плохо. В этом вопросе, по крайней мере, - дже-лорд рассеянно покачал бокал в руке. – Суть в обмене кровью между супругами. После ритуала савваарти будут чувствовать друг друга, как себя. Не останется тайн. Только две личности, живущие своим партнером. Не каждый на такое согласится, - Азаон отпил еще немного вина. – Потому я не в праве даже просить об этом.
     - И как это единение поможет заточить тварь? – Сид опередил Хелену, сорвав вопрос с ее губ.
     - Все дело в нашей природе, - задумчиво произнес Лир. – Для победы над ронове нужно стать ронове. Только Бездна может заключить Бездну. Но вернуться обратно уже не выйдет, пустота пожрет меня изнутри, не дав и шанса. И даже Камень не поможет. Так говорилось в фолиантах моей семьи, - Ворон с нежностью посмотрел на свою супругу. – Однако, можно создать якорь.
     А Хелена думала о том, что ее зря уговаривают. Да предложи ей Лир такое еще при встрече в том лесу, где она горевала о кончине Ррыча, она согласилась бы уже тогда. Без всяких колебаний. Может тогда удалось бы избежать покушения, да еще много чего. Хелена даже не думала, что можно стать еще ближе к своему любимому. Еще роднее. Ну, раз можно, то чего ждать то? Делать надо.
     Лир, ее любимый муж, понял все без слов. Парень достал из-за пояса кинжал, тот самый, которым девушка пользовалась на Камне, и проколов кожу на ладони, поднес горсть к ее лицу. От темной тягучей жидкости в его ладонях остро тянуло орехом.
     - Азаон, - в голосе Лира звучало повеление.
     Златокожий, не медля ни мгновения, сформировал перед собой красивый золотистый цветок, лепестки которого постоянно двигались, проникая друг в друга. Все вокруг затаили дыхание. Дже-лорд встал из-за стола и, бережно неся цветок, подошел к Хелене. Слегка подтолкнул аркан, и тот без следа растворился в груди Императрицы. А потом девушка, подчиняясь кивку Лира, осторожно глотнула крови с рук мужа. Вкус не был неприятным, но ни на что непохожим.
     Во рту разлился аромат цветущего орешника. А потом Хелена вдруг поняла, что сожалеет, что не сказала самой себе об обряде раньше. Что она пошла на ритуал, чтобы спасти себя, не спросив у себя разрешения. Что она себя любит больше своей жизни. Что пройти через этот обряд было необходимо, когда искала себя же в тот момент, когда ее – Хелену – украла долбанутая Иарна. Как ей было плохо, когда она подверглась пыткам фанатички. Как будто она не только вспоминала боль от издевательств, а еще и чувствовала ее со стороны. Или… Девушка внимательно посмотрела на мужа. Это ведь не ее чувства. Все это испытывал и испытывает ее любимый Лир.
     - Получилось, - несмело улыбнулась сав-леди. – Кажется.
     Лир лишь благодарно прикрыл глаза. Больше им слова ни к чему. Теперь все понятно и так. Она лишь нежно погладила мужа по щеке. Прикосновения все еще нужны, что радует.
     - Что дальше? – супруги одним движением повернулись к Азаону и одновременно произнесли вопрос.
     - А вот это пугает еще больше, - пробормотал Сид.
     Джевеодан же довольно скалился. И такое непривычное для детей звезд выражение эмоций удивляло похлеще воскрешения и торчащей посреди острова мрачной легенды вместе взятых.
     - Не играй…
     - С нами.
     - Хватит…
     - Театральщины.
     - Каков…
     - Твой план…
     - Златокожий?
     - Первый раз такое вижу, - улыбка Азаона стала еще шире, а потом он напоролся на пару требовательных взглядов и отгородился раскрытыми ладонями. – Сейчас все расскажу. Я так понимаю – вы согласны, бледнокожие? – на что получил в ответ две синхронно поднятые в недоумении брови. – Хорошо. Слушайте.
     ***
     Со стороны прорыв Бездны выглядел необычно. Огромный пузырь клубящегося черного дыма, с городской квартал размером, накрытый мерцающей золотистой пленкой. Как будто джевеодан пытались удержать нещадно чадящую смолу гигантской прозрачной супницей. Вот только самим Детям Звезд сдерживание твари давалось с трудом. Можно сказать, что Лир вообще первый раз видел бледных, истощенных и истекающих потом старших братьев. А повидал он златокожих за свою жизнь достаточно. Парочка особо утомившихся дже-леди уже прилегла в сторонке. Но, судя по виду Азаона, с ними все будет в порядке. Может быть. Если Лиру удастся победить.
     Рядом, судорожно вцепившись в его руку, шло самое драгоценное Лирово сокровище. Вернее – два сокровища. Жена и сын. Чудесный подарок Эн-Соф. Хелена не сдерживала беспокойство за мужа, это было видно по слегка отсутствующему виду окружающих, которых то и дело накрывало эмоциями Повелительницы. А вот сам Лир не испытывал ничего. Ощущение было такое, что так и должно все происходить. Что парень наконец-то на своем месте. Что его предназначение нашло его. И все. Ни страха, ни недовольства, ни капли волнения. Он рожден ради этого момента. Осталось лишь получить кровь ронове, или что там у него внутри за ихор, и стать пустотой.
     В свое время Лир побывал во многих шкурах. Был он и альвом, и хуманом. Был нявом и даже джевеодан. Каждый раз парень испытывал совершенно разные ощущения, отличные от родных и одновременно похожих. А вот что испытывает Бездна, которая, по идее, пустота? Скоро узнаем. Главное потом – суметь вернуться. Парень чуть сжал теплую ладонь Хелены и успокаивающе улыбнулся. Ворону есть ради чего возвращаться. Впервые за долгую жизнь.
     - Родовые клинки лучше оставить здесь, - произнес Азаон. – Если не хочешь потерять.
     Лир огляделся. За своими мыслями парень и не заметил, как они пришли. До тонкой золотистой пленки, что создавали расположившиеся по периметру прорыва джевеодан, было рукой подать. Ворон мягко высвободил руку из хватки жены и отстегнул пояс с Пером и Когтем.
     - Сохранишь их для меня? – посмотрел Лир в глаза Халена.
     - Конечно, сын, - обретший молодость берсерк смотрел в ответ с уверенностью, которую не испытывал. – Можешь быть спокоен, они тебя дождутся.
     - И мы дождемся, - прошептала Хелена. – Не задерживайся там.
     - И в мыслях не было, моя хорошая, - парень ласково посмотрел на жену. – Ты и так слишком долго ждала.
     - Вот, - Азаон развернул тряпичный сверток, который ему передала подозрительно тихая и почтительная Руавель.
     В свертке дорогой ткани лежали джевеоданские клинки, с точностью повторяющие его родовые мечи. По золоту металла бегали искры. Царский подарок. И один-то меч из зачарованной небесной стали добыть – непосильная задача. А уж получить сразу пару, да еще и выкованных самими детьми звезд… Расщедрились старшие братья. Лир принял клинки и взвесил их в руках. Как родные сидят.
     - Пора, - сказал Лир и тут же развел руки в стороны. Еще бросившуюся ему на шею жену порезать не хватало.
     - Иди, - черные с золотом глаза любимой вновь наполнились слезами, а тонкие, но сильные руки выпустили Ворона из объятий.
     Парень лишь кивнул и в пару шагов оказался на той стороне. Чуть постоял у самой границы. Хелена чувствовалась отсюда так, как будто стояла рядом, рука об руку. Это хорошо. Лир вдохнул полную грудь клубящейся тьмы и ничего не ощутил. А вот это уже не очень радует. Была надежда, что тьма – часть ронове. Но похоже, придется идти по сложному пути. Парень выпустил свои чувства на волю, глаза внутри прорыва помогали чуть менее чем никак. За спиной ощущались золотые искорки джевеодан, белые всполохи смертных и сдвоенный серебристый огонек жены и сына. А впереди мощно горел темным пламенем совершенно чуждый источник. Ронове знал, что по его сущность пришли. И предвкушающе ждал.
     - Ну, посмотрим из чего ты сделан, иномирный злодей, - пробормотал Лир и медленно двинулся вперед.
     Идти было сложно. То и дело под ноги попадались куски раскиданной кладки, остовы домов и, кажется, трупы. Он так сосредоточился на том, чтобы не словить императорским носом очередную стену, что неожиданную атаку отбил только на рефлексах. На крепчайшем клинке осталась зазубрина. Из клубящейся тьмы раздалось недовольное поскрипывание.
     - Новая жертва, - проник в голову Лира многоголосый шепот-скрежет. – Да еще и с зубами. Это будет интерес-с-сно.
     «Интерес-с-но, интерес-с-сно» - вторили призрачные голоса.
     - Много хочешь, - не удержался от ответа Ворон.
     А в следующий миг его бедро что-то пробило. Жгучая боль заставила сжать зубы, еще застонать не хватало на радость монстру. Парень махнул золотистым клинком, да только оружие врага уже покинуло тело сав-лорда, оставив в его теле частичку себя. Мало. Кусочка тела твари, а судя по всему это было именно оно, не хватало для настоящего изменения. Но кое-чего добиться все же можно. Привычные волны преобразования прокатились по телу болезненной волной. Рана затянулась, а глаза начали различать в окружающей тьме хоть что-то. Локтей на пять-семь. Например, неверные очертания побитых зданий, улицу и лежащие тут и там контуры тел разумных разных возрастов. А прямо перед собой Лир заметил покачивающееся остроконечное щупальце, другой конец которого растворялся во тьме. Ну хоть так, уже результат.
     - О! – проскрипело из темноты. – Золотые марионетки подготовили мне особое блюдо? Чудненько.
     «Марионетки… Ос-с-собое… Ч-шудне-енько..»
     - Молоденький. Вкус-с-сный, - с придыханием разглагольствования ронове. – С-совсем не обученный савваарти. Твоя душа будет пиром для меня.
     «Вкус-сный… С-совс-сем…»
     На этих словах щупальце, как атакующий пернатый аспид, ринулось к Лиру. Слишком быстро даже для савваарти. Хотел бы увернуться – не смог. Да только уворачиваться не было резона. Совсем даже наоборот. Только убрать все жизненно важное с траектории.
     Сочащееся тьмой веретено впилось в живот, чуть правее пупка, и пробило Лира насквозь. От боли парень не удержался на ногах, со стоном опустившись на колено. Однако боль не помешала Ворону резким движением отсечь замешкавшийся отросток твари. Еще одна выщерблена на мерцающем лезвии. Из темноты вновь раздался недовольный клекот, а обрубок твари начал медленно растворяться в теле савваарти. Сейчас посмотрим, кто чьим обедом станет! Снова боль изменения перебила боль от раны.
     - А не подавишься? – банальщина, но чем-то занять тварь надо. Хоть и бесполезной беседой. А то и в самом деле сожрет раньше, чем наступит нужный момент.
     - Ты всего лишь пища, - хохотнуло из темноты. – Все вы, гордо именующие себя разумными – пища.
     «Пищ-ща… Еда-а… С-сила…»
     - Сначала ты, последний из стоящих противников, потом златорожие, потом все остальные, - влажно причмокнул ронове.
     «Пос-следний… Ос-с-стальны-ые…»
     Лир наконец-то разглядел, где находится. Правда в черно-серых тонах, но всяко лучше, чем до этого. Парень находился на краю небольшой площади, что служила местным для отдыха. Остовы домов, огрызки деревьев, расколотые лавки и высушенные тела. Особенно удручали дети. Тут и там валялись небрежно брошенные маленькие мумии с зияющими круглыми ранами. В тщедушных телах не осталось ничего съедобного. Подлая тварь выпила из них всю жизнь до капли, не оставив и шанса.
     - Ну а потом? – спросил Лир. – Что дальше? Поделишься с приятелями?
     В центре площади бурлила черная маслянистая масса, размером с пару-тройку хорошо груженых телег. Из нее торчали во все стороны извивающиеся жгуты, один из которых заканчивался вполне узнаваемой фигурой разумного. Как зародыш с пуповиной из трактата по анатомии рас.
     - Зачем мне эти неудачники? – вновь хохотнула тварь. – Я всего добился сам! Я ждал, интриговал, пожирал!
     «Зач-ш-е-е-м… пож-ш-ирал…»
     - Я всего добился сам. Сам! И теперь весь этот гнилой мир – моя кормушка!
     «Моя… моя-а…»
     От массы в сторону Лира резво поползли еще три мерзотных отростка.
     - И? – шагнул вперед Лир. – Что дальше? Разумные когда-нибудь закончатся.
     - Утоплю этот мир во тьме! – проклекотала тварь. – И брошу вызов!
     «Мир-р… выз-с-ов…»
     Лира наполнило раздражение на глупое чудовище, которое, похоже, успело сойти с ума от одиночества. Раздражение и голод. Голод разъедал внутренности парня и требовал кого-нибудь съесть.
     - Кому ты собрался вызов-то бросать, чучело? – этот недалекий злодей откровенно бесил. Обладать такой мощью и направить ее на мелочную месть? Совсем безмозглый.
     - Тому, кто запер меня здесь, - совершенно спокойно ответил ронове. – Тому, кто обещал искупление, но предал. Тому, кто сотворил из меня батарейку, мать его, для фонарика.
     «Здес-с-сь… С-сотворил…»
     - Я уничтожу все, что он создал. А затем попытаюсь убить и его. Но это дело далекого будущего. Будущего, которого для тебя нет.
     «Унич-штож-шу…будущ-щ-щего…»
     Со всех сторон в сторону Лира метнулись щупальца. Что-то парень сумел отбить, рассекая клинками. От чего-то уклонился. Но маслянистых жгутов было слишком много. На одно отрезанное щупальце появлялись пара новых. Вскоре огрызки клинков с печальным звоном покатились по выщербленной мостовой. А сам Лир, спеленутый мерзкой плотью ронове, оказался подвешенным перед мрачной фигурой, имитирующей разумного. Две пары глаз рассматривали Лира, как какое-нибудь занятное животное. Или, как деликатес.
     - Или найду еще один мир. А потом еще. Пока не смогу занять причитающееся мне место.
     «Ещ-ще… мес-с-сто…»
     - Вот и кончился единственный герой этого мирка. И это все, что ты можешь мне противопоставить? Все? - довольно хмыкнул ронове. – Ну, тогда можешь себя утешить, что ты послужишь высшей цели. Не каждому дается возможность присутствовать при рождении бога. А теперь – умри.
     Под пришепетывание голосов «конч-шился… рож-шдении… умри-и…» тело Лира пробила сразу дюжина щупалец. Тварь разразилась новым приступом довольного смеха. А парень почувствовал, что из него вытягивают что-то важное. Самую его суть. И на фоне боли от выдираемой с корнями души боль от ран казалась легким жжением. Разум уже начал плыть, когда плоть, наконец, насытилась чужеродным ихором. Пора!
     Знакомая волна преображения смыла большую часть страданий, в голове прояснилось, а четыре глаза Лира в упор уставились на все еще радующегося врага. Тот еще не успел понять, что ситуация в корне изменилась. Как есть туповатый.
     - В эту занимательную игру можно и вдвоем поиграть, - проклекотал-проскрипел Лир, обнажая в ухмылке игольчатые зубы.
     «З-санима-ательную… мож-шно…» - прошептали голоса, но теперь в унисон новой твари Бездны.
     И, зажав между мышц осклизлые отростки, потянул поток на себя. А чтобы тянулось веселее, соорудил в каждом щупальце по аркану-насосу, вроде того, что помогал магам Нереи вытягивать э’лирр из мира. И не прогадал. Энергия хлынула в тело, как подбитая крепость в Великое Море. Лир смаковал каждую крупицу, становясь могущественнее с каждым мгновением. Могущественнее, чем когда-либо. И эта сила опьяняла.
     Твари больше не было смешно. Тварь больше не веселилась. Ронове сосредоточенно пытался вырвать щупальца из такой неудобной жертвы. Безуспешно, впрочем. Потому, что маслянистые жгуты исчадью Бездны больше не принадлежали. Масса за спиной оплывшей фигуры стремительно уменьшалась. И тогда ронове закричал. И столько было в этом крике безысходности и разочарования, что улыбка Лира сама собой стала еще шире, прорезав лицо на две части.
     Через пару минут от врага осталась лишь мерзкая хлюпающая лужа. Еще через минуту не осталось ничего. Новая тварь раскрыла широченную пасть и торжествующе захохотала. Силы было немеряно. Он мог создавать миры движением пальца и крушить звезды взглядом. Он мог дарить жизнь и отнимать ее по своему разумению. Он мог поспорить с самим Творцом! Он был свободен, словно свет Ока, и мог… Нет, не мог. Мелкие, подлые, как и их создатель, золотистые искры не давали ему развернуться во всю ширь. Но та мыльная пленка, что сдерживала его, не могла продержаться долго.
     Тварь царапнула хлипкий щит когтем. Просто на пробу. И обожглась. Ронове подул на обожженный палец и призадумался. Неприятно, что ни говори. А тут еще напасть. Как только пик силы прошел, исчадье Бездны обнаружило, что энергия довольно быстро рассеивается. И заткнуть эту течь никак не удавалось. А опустевшее место занимает голод. Нет, не так. ГОЛОД. Разум тут же подкинул решение – нужно кого-нибудь сожрать. Срочно! Да только все искры, такие питательные, такие манящие, прятались от него по ту сторону золотистой тюрьмы.
     И тогда тварь начала бить изо всей силы. Но то, что еще минуту назад обещало безграничное могущество, разбивалось о тонкую оболочку реальности. Да, за стеной гасли искры, становясь еле видимыми, но на их место тут же приходили новые. И не было им числа. Поняв, что грубой силой ничего не решить, ронове обратился к памяти бывшего тела. В ход пошли изощренные арканы, но и на них проклятая пища находила не менее каверзные ответы.
     Сколько так продолжалось, тварь понять не могла. Но вот наступил момент, когда силы, казавшиеся нескончаемыми, оставили чудовище. Ронове опустился на брусчатку, терзаемый голодом и обидой на подлый мир. Чувства блекли, становясь все слабее. Мир подернулся пеленой. И только какая-то заноза не давала спокойно уйти обратно в Бездну. Даже этого ему не позволяют. Тварь собрала остатки воли, решив отыскать помеху, и вдруг услышала:
     - Лир! – забился в голове смутно знакомый голос. – Лир! Муж, очнись!
     Да что ж такое? Что этой еде от него надо?
     - Давай, мой хороший, я знаю, что ты слышышь!
     Ронове попытался выкинуть надоедливый голос из головы, но получалось откровенно плохо. Слишком ослаб.
     - Лир! Ты делаешь нам больно! – еще пуще закричал голос, просительные интонации которого превратились в требовательные. – Ну ка немедленно пришел в себя, бхут остроухий, а то скалкой тебя отхожу!!
     Лир от неожиданности моргнул верхней парой глаз. Потом нижней. Ну обалдеть теперь. Где она скалку-то возьмет? Парень огляделся. Хотя, в разрушенном городе хоть одна, да найдется. На его многострадальную голову только кухонной утвари не хватало.
     Тело уже сильно ослабело, но на обратное изменение сил хватило. Благо оно многого не требует. Он рухнул на спину, посчитав лопатками выпуклые булыжники. По телу, уже его родному телу, разлилась сильнейшая слабость. Даже руку не поднять. А еще все болело. Каждая косточка решила сегодня показать хозяину, что ее может ломить сильнее других. В какой-то момент, Лир не сказал бы точно, тьма рассеялась и над ним склонилась Хелена. Все такая же прекрасная и любимая. И сильно взволнованная.
     - Многих я? – язык знатно заплетался.
     Перед глазами пронеслись затухающие искры джевеодан.
     - Все живы, - правильно поняла его половинка. – Просто истощены. Ты сам как? Выглядишь нехорошо.
     Вокруг хлопотали разумные, но Лира эта суета не трогала.
     - Я рад.
     - Азаон говорит, что ронове попался больно жирный, - быстро затараторила Хелена. – Обычно хватает пары джевеодан и супругов савваарти. Лир? – Императрица отвесила супругу пару пощечин. - Ты меня слышишь, любимый? Лир!
     Ворон улыбнулся и рухнул в благословенное беспамятство.

Глава 18

      ―Тебе меду или того и другого?
      ―И того и другого, и можно без хлеба.
      Год 1547 от основания Империи. Снежень. День третий. Закатная треть.
     Толстый альв проснулся рывком. Слегка подрагивающие руки нащупали в мятом камзоле кобольдский хронометр и поднесли их к лицу. С трудом раскрыл щелочки глаз, в каждый из которых кто-то насыпал по пуду песка, и посмотрел на циферблат. Хитрый механизм намекал, что пары часов сна за последние бессонные трети явно недостаточно, чтобы прийти в себя. Но чуйка намекала, что дела идут не очень хорошо, и неплохо было бы вмешаться в их торопливый ход. Жеванный кит! Да что же этим светлым неймется то?!
     Немного покряхтев, Каэльаэр смог, наконец, принять сидячее положение. А потом и неуверенное стоячее. Удерживая себя вертикально одной лишь силой воли, альв поковылял на мостик по издевательски длинным коридорам «Клинка Тьмы». Нужно разобраться в своих предчувствиях как можно скорее. Оперативный зал крепости встретил его растревоженным ульем. Каэльаэр по стеночке добрался до своего трона и, скрипя суставами, умостился на мягкой подушке.
     - Что за беда настигла нас, мой верный Калес?
     Верный адъютант ответил кратко, емко и нецензурно, искусно описав одним словом незавидное положение имперцев и дальнейшие перспективы. А ругаться было от чего. За последние сутки Альянс оттеснил остатки тиранских легионов от Туманного Рифа. Атаки продолжались непрерывно. И если войска светлых могли позволить себе ротацию, уж больно много их было, то имперцы такой роскошью не обладали. Побоище уже унесло прорву жизней, но жатва и не думала прекращаться. Да, темные обладали лучшей выучкой. Да, у имперцев снаряжение в разы превосходило аналоги Альянса. Но даже эта разница не могла перевесить количество пушечного мяса светлых.
     От пары легионов нового Императора к началу новых суток осталась едва ли треть. И хотя тиранцы конкретно так проредили ряды захватчиков, соотношение все еще оставалось три к одному. Такое себе соотношение. Генералы Альянса тоже это понимали и, похоже, решили додавить темных финальной атакой. Прямо сейчас корабли и рыцари светлых собирались в хорошо различимый ударный кулак.
     Видимо, здесь история Каэльаэра и закончится. Повод ли это для отступления? Да вот еще. Трусость ему не простят. Ни подчиненные, ни высокородные дома. Да и он сам не привык бегать от битвы. Если ему и суждено сегодня кануть в Великое Море, то он примет свою судьбу. Но его смерть будет громкой.
     К тому же в этой безнадежной на вид ситуации был еще один неучтенный фактор. Неучтенный ни тиранцами, ни Альянсом, чтоб потомки светлых недержанием страдали до пятого колена. Только толстый альв знал о… кое о чем. Государственная тайна, как никак. С этими мыслями Каэльаэр покосился на неказистый перстень с необработанным изумрудом на своем пальце. Украшение терялось среди вычурных колец, что любил носить альв, слишком уж простеньким оно было. Но для нового Императора конкретно этот перстень был самым драгоценным. Глубокая зелень природного берилла сменилась невнятной буроватой окраской. Еще час-два и камень станет совсем красным, как рубин. А это значит… А это значит, что надежда есть! Пусть и призрачная. Хех! Побарахтаемся еще.
     - В достатке ль кораблей? – поинтересовался воспрянувший Каэльаэр. И откуда только силы взялись? – И смогут ли они отпор достойный дать, раз враг уж при дверях?
     - Повреждены все, - отреагировал адъютант. – Но бой могут продолжать.
     - А много ль рыцарей достойных, что встретили свою судьбу в сем месте горьком?
     - Половина от номинального состава в строю.
     - Командованье наше, что с честью генералами зовется, не праздно время проводили? - вздохнул толстый альв.
     - Штаб успел разработать несколько планов, - хмыкнул Калес. – В основном, как отступить с минимальными потерями.
     - Империя за нашими плечами. Нет нам пути назад, коли победу не одержим иль смерть жестокую не примем, - потер виски новый Император. – Чем экипажи помышляют? Каков настрой у воинов простых?
     - В большинстве своем - мрачно-решительные, но мораль сильна, - бодро отозвался адъютант. – У большинства семьи на суше. Тиранцы будут биться до конца.
     - Ну что ж, - встряхнулся Каэльаэр. – Труби атаку, верный адъютант. Сегодня мы взойдем во славе, или погаснем в Бездне хладной.
     - Будет сделано, - грохнул кулаком по кирасе Калес.
     И понеслось. Ну как, понеслось. Маневры обеих сторон продолжались еще часа полтора. Быстро только гарпии плодятся, а такой массивный воздушный бой требует тщательной подготовки. И только финал будет относительно быстрым. И кровавым. Как рубин, который еще недавно был изумрудом. Багряный камень радовал Каэльаэра, как приятный сюрприз в канун начала года. Альв понимал, что его веселье на фоне надвигающейся смерти выглядит странновато, мягко говоря. Вон уже офицеры подозрительно косятся на своего правителя, не сошел ли с ума Император? Да только держать лицо уже никаких сил не было. Ни моральных, ни телесных.
     За время перестроения Каэльаэр успел и откушать завтрак, и даже вздремнуть, не сходя с трона. Но вот корабли, наконец, разошлись в стороны, образуя два крыла, а в центре остался лишь «Клинок Тьмы» под прикрытием большинства рыцарей. Армии пошли на сближение. Куцее построение темных смотрелось откровенно убого, особенно на фоне наступающей волны Альянса. Но страха в душах тиранцев не было. Все, кто находился на мостике, уже приняли свою судьбу и собирались продать свои жизни подороже.
     - Вечно правь, Император! – сам собой сорвался с губ Каэльаэра древний клич тиранцев.
     Клич, с которым умирали и побеждали поколения имперцев. И пускай Ворон покинул свой народ, не без помощи некоторых толстых личностей, его образ все еще вдохновлял разумных на подвиги.
     - Империя – славься в веках!! – в унисон рявкнули офицеры.
     Плечи офицеров расправились, словно воины сбросили с них тяжкий груз. На лицах заиграли улыбки.
     - И пару-тройку светлых задниц пусть каждый надерет сегодня! - солдафонский юмор был не к лицу правителю, но сейчас явно к месту.
     Теперь осталось только ждать, играя роль декорации на троне. Повлиять на ситуацию Каэльаэр не мог. Приказы розданы, командиры ведут свои корабли, рыцари скоро погрязнут в одиночных схватках. И только альв будет бессильно наблюдать за всем со стороны, вперившись воспаленными глазами в обзорное окно и чутко слушая переговоры по артефактам связи.
     А дальше была битва, достойная песен. Мешанина из полыхающих кораблей, переливов перегруженных щитов, взрывов, магических молний, лучей, пульсаров и мельтешащих рыцарей. Альянс пытался рассечь построение темных, но «Клинок Тьмы» оказался крепким орешком. И хотя крепость постоянно содрогалась от полученных ударов, но до выхода из боя было еще очень далеко. Темные бросались в самоубийственные атаки, стараясь нанести как можно больший урон, стойко держали позиции на разваливающихся под ногами палубах и откусывали от светлых все больше и больше. Но и сами горели, сдабривая облачный покров Великого Моря своими жизнями.
     В какой-то миг Каэльаэр почувствовал, что в ритме смерти образовалось шаткое равновесие. Сейчас любое решение могло склонить чашу весов. Поняли это и генералы Альянса. И в бой пошли последние резервы. Три крепости, что до сего момента болтались вне боя, сохраняя силы, тронулись с места. Это приговор. Против таких противников побитый «Клинок Тьмы» точно не удержится. На толстого альва навалилась апатия и усталость. Он покосился на заветный перстень, что подарил ему сам Ворон, и грустно улыбнулся. Что ж. Таков рок.
     Каэльаэр вцепился в подлокотники и рывком поставил себя на ноги. Пальцы легли на рукоять верного клинка и вытянули его из ножен. Все же воин, даже такой нестандартный, должен умирать с оружием в руках. За правым плечом встал верный Калес. Неудавшийся Император набрал в грудь воздуха, чтобы отдать приказ на последнюю атаку, и поперхнулся
     Одна из крепостей светлых неожиданно стала разваливаться под ударами мощнейших копий тьмы, прилетевших откуда-то из-под поверхности Великого Моря. Вторую разбирали на куски вынырнувшие флагманы мятежных родов, что не явились на битву сутки назад. Головную же крепость Альянса обхаживали темные рыцари, стартовавшие с маячившего далеко внизу «Затмения». В основном класса вершитель, чьи массивные фигуры не оставляли вражескому оплоту и тени шанса. Каэльаэр же с замершим в предвкушении сердцем ждал появления основного действующего лица. Хотя такая мощь, что сразила меньшую крепость светлых, не характерна даже для Монморы.
     Стоило только подумать о самом знаменитом на Нерее доспехе, как тот стремительно вырвался из-под облачного покрова и ворвался в битву. Глаза толстого альва медленно полезли на лоб. Монмора был не один. Их было два. Второй доспех класса левиафан в точности повторял очертания Императорского. Десять саженей закованной в адамантит тьмы, те же обводы, тот же вид, но… более женственный, что ли. И не смотря на то, что второй Монмора раздавал светлым ничуть не слабее своего прародителя, было видно, что его рыцарь еще недостаточно опытен.
     Каэльаэр рухнул в объятия трона, как будто разом лишившись всех костей. Ну теперь то светлым не поздоровится, это точно. С гарантией, как сказал бы министр финансов.
     ***
     Зал верховного суда Тираны поражал своей роскошью. Куда ни глянь, всюду драгоценные металлы, ткани и редкое дерево. Высокие стены, плавно переходящие в стеклянный купол, были украшены искусными статуями, что достоверно изображали величайших героев и деятелей Империи. Сам амфитеатр суда был разделен на сектора. Причем Сектор Преступивших от основного зала был отделен весьма условно. Ни тебе решеток, ни щитов. Декоративная оградка, да и все. Однако сбежать отсюда еще никому не удалось, будь ты даже магом.
     А все потому, что на заседания допускалась лишь высшая аристократия, да клерикалы суда. И те, и другие сами по себе были магами хоть куда. Да что там, префикс «тод» встречался лишь у прислуги. Остальные же присутствующие носили гордую приставку «тор». Вот, например, его стражи. Каэльаэр с опаской покосился на пару сопровождающих, что сидели по обе стороны от него в удобных креслах. Оба высокородные. Оба из карателей. Оба – сильные маги, что спеленают его во мгновение ока, вздумай Каэльаэр дернуться не по протоколу. И, что любопытно, за те часы, что длилось разбирательство над предателями короны, ни на миг не потеряли бдительность.
     Да и зрители не уступали. Сегодня здесь собрался весь свет Империи. Даже те, кто вообще редко появлялся в Тир-Небел-Торне, ссылаясь на слишком большие расстояния от вотчины до Небесного Града. И чем они отличаются от черни, что создает толчею на площадях во дни казни? Только обилием украшений и цветастостью дорогих камзолов, от которых рябит в глазах. А так – все то же. Толпа, дорвавшаяся до зрелищ.
     Из общей массы расфуфыренных зрителей выделялась лишь Императорская ложа. Ближние Ворона предпочитали в одежде скромные утилитарные фасоны и преобладающий черный цвет. Сам же Вечный Император изволил сегодня восседать на троне с отсутствующим видом. Но Каэльаэр знал, что Повелитель чутко внимает всему, что происходит на арене. Все же он был последней инстанцией, к которой мог обратиться преступивший.
     По левую руку от Императора сидела прекрасная Императрица, качающая на руках сверток с полуторанедельным наследником. Теперь то никто и в мыслях не смел проявить к ней презрение. Не то, что по началу, когда многие недоумевали, с чего вдруг безродная девка удостоилась чести стать супругой самого могущественного разумного на Нерее. Сав-леди сильно изменилась после поездки на Виалвейн. И уже успела довольно жестко осадить самых одиозных представителей высшей аристократии. А уж гвардия, так вообще ее боготворила. Да и было за что. В битве при Туманном Рифе Повелительница, будучи уже на сносях, так зажгла на пару с супругом, что светлые стали массово капитулировать. Никто не хотел иметь дело сразу с парой гигантских доспехов, совокупная сила которых могла парящую крепость распилить на запчасти.
     Пока Каэльаэр предавался философским размышлениям ни о чем, на ристалище ступила предпоследняя на сегодня заключенная. Иарна Каллиста, командор Ордена Длани, выглядела нездоровой. Некрасивое лицо было мрачным. Глаза зло смотрели на высокородных попугаев, не останавливаясь ни на ком конкретно. Мускулистые плечи напряжены. И все же был в ее фигуре какой-то надлом, что появился, когда нечистая сила, поддерживающая ее, покинула этот мир.
     - …и доказанном сотрудничестве с исчадьем Бездны, - дочитывал приговор обвинитель. – Приговор – окончательная смерть через отсечение головы.
     Девушка напряглась еще сильнее.
     - Защиты для подсудимой не нашлось, - произнес обвинитель ритуальную фразу и профессионально-бесстрастно обратился к Иарне. – Преступившей есть, что сказать?
     А вот это уже интересно. Всем преступившим, чью вину разбирали в верховном имперском суде, предоставляли свод законов и правил Тираны. И если командор удосужилась его внимательно прочитать, то она могла сейчас обратиться к Императору напрямую. А тут были варианты. Можно попросить искупления. Император мог простить преступившего или облегчить его долю. Но в то, что Ворон на такое пойдет, не поверил бы и самый младший клерикал. Для светлой, да еще и связанной с Бездной, смягчения не предусмотрено. Можно принять наказание, согласившись с судом. Но на такое не пойдет уже сама Каллиста. А можно потребовать судебного поединка. И, если найдется тот, кто согласится сойтись с преступившей на честной стали, то у подстилки ронове появится шанс на изгнание. Если победит.
     - Требую поединка, - не разочаровала толстого альва дланница.
     Император лишь слегка склонил подбородок. Бесстрастный обвинитель зашелестел страницами на своей кафедре.
     - На поединок с преступившей подано шесть заявок, - сухо произнес он, найдя нужный текст. – Противниками вызвались быть все пять птенцов Императора и заместитель министра финансов Империи.
     Ну против любого из птенцов эта пигалица не продержится и пары ударов сердца. А вот шестой вариант… Если это тот, о ком Каэльаэр думает, то шансов все равно нет. Но командор Длани об этом не знает. Бывший лорд-наместник предвкушающе потер пухлые ладони.
     - Сделайте выбор, преступившая, - продолжил тем временем обвинитель.
     - Пусть будет торгаш, - выплюнула Иарна. Понятный выбор.
     К Каллисте вышли клерикалы, предлагая различные виды колюще-режущих орудий правосудия. Занятая выбором клинка командор не обратила внимания, как из ложи Императора на песок арены неторопясь вышел могучий воин в глухом черненном доспехе. А определившись с выбором, повернулась и занервничала. Когда твое тело защищает только холст легкого костюма, а противник закован в металл до кончиков пальцев, перспективы становятся совсем призрачными.
     Но воин не стал пользоваться своим преимуществом и, вонзив бастард в песок, развел руки. Тут же набежали клерикалы и начали аккуратно высвобождать противника преступившей из адамантиевой скорлупы. Вот унесли сапоги, и мужчина мягко переступил босыми ступнями, оставляя на песке немаленькие следы. Отложили в сторону поножи и наручи с перчатками, открыв простой поддоспешник. Вскоре на борт арены легли наплечники и панцирь с вычеканенным медведем под вороньим пером. Последним покинул голову шлем, высвободив гриву каштановых волос, заплетенных в кесхейнские косицы. И когда воин показал лицо, Ирана сбледнула. Мертвого, что ли, увидела? Ха-ха.
     - Ну здравствуй, дланница, - улыбнулся Хален и крутанул свой бастард. – Давненько не виделись.
     Девушка судорожно сглотнула, вскинула меч и, с отчаянным криком, бросилась на берсерка. Не сказать, что неумело, но эмоции то нужно было поумерить. Страх – плохое подспорье в бою. Отец Императрицы без труда отвел клинок Иарны, а затем просто и незатейливо, но очень быстро, саданул кулачищем ей по груди. Да так сильно, что девушка, пролетев локтей десять, пробороздила песок арены своим телом. Каэльаэру даже показалось, что он услышал треск ребер. И пока Каллиста пыталась хотя бы просто вдохнуть, не помышляя о том, чтобы подняться, Хален быстро подошел к ней и пригвоздил к песку арены мощным вертикальным ударом.
     Изо рта дланницы хлынула черная кровь, пальцы судорожно цеплялись за торчащий из груди клинок, тщетно пытаясь вытащить его из тела. Тор Строг же, неторопливо подняв с песка бастард Иарны, отсек ей голову одним движением. Скорой и жестокой расправой впечатлились все. Молчание давлело над залом суда даже после того, как клерикалы вынесли труп и почистили песок.
     - На суд вызывается эдлер Каэльаэр, - прозвучал набатом сухой голос обвинителя. – Бывший первый сенешаль Вечного Императора. Бывший лорд-наместник Тираны. Узурпатор и преступивший против Адамантиевого Венца.
     Время пришло. Все в той же тягучей тишине толстый альв с достоинством спустился на песок. Когда он достиг центра арены, обвинитель начал зачитывать приговор. И чего там только не было. И небрежение обязанностями, и предательство Повелителя, и успешное покушение на него же, и узурпация власти. И еще до кучи припомнили ему все его мелкие прегрешения, только зачитывание которых заняло много дюжин минут. И где только накопали? Ага, а вот и приговор. Ступенчатая смерть через отсечение головы. То есть его будут казнить столько раз, сколько его будет возрождать купель душ. И благо, если купель не сработает хотя бы после третьей смерти.
     - Защиты для подсудимого не нашлось, - а вот и финал. – Преступившему есть, что сказать?
     О! Преступившему было что сказать.
     - Искупления, - кратко произнес Каэльаэр, глядя на Императора.
     Что тут началось? Орали все. Кто-то возмущенно. Кто-то удивлялся наглости этого хлыща. Каэльаэр даже был уверен, что ближайшее время вообще не сможет слышать, так резко сменилась тишина всеобщим галдежом. Чайки у трупа, не иначе. А уж наблюдать за перекошенными лицами птенцов и вовсе было непередаваемым удовольствием. Ворон же внимательно смотрел в глаза альва, препарируя душу своего верного слуги. В какой-то момент глаза Императора потеплели. Ворон встал, подождал, когда затихнут разговоры, и спокойным голосом произнес:
     - Прощен.
     ***
      За 20 лет до основных событий.
     - Но ведь Вы все равно погибнете, мой господин? – душа герцога погружалась в отчаяние. Неужели все. Все бесполезно. Бессмысленно, как трепыхание бабочки на иголке.
     - Да, - Император, однако, расстроенным не выглядел. - Но не все так однозначно.
     Ухоженная рука поднесла бокал к пепельным губам. Рубиновая капля стекла по безупречной перламутровой коже и была подхвачена вышитым платком.
     - Хм. А ведь эта игра может быть очень интересной, - на лице Императора появилось мечтательное выражение. - И занятной. Возможно, даже моя скука на время отступит.
     Император присел на свое кресло.
     - Правда параллельно с основным планом придется проработать альтернативную, так сказать, вертикаль власти.
     - Чтобы в случае вашей смерти Империя могла дальше существовать, мой господин?
     - Верно, Дан. И надо бы поставить в известность хотя бы Первого Сенешаля.
     - Его-то зачем? – поморщился Дан. Он терпеть не мог заносчивого альва.
     - Так надо. Это часть плана.
     - А какой у нас основной план?
     - Тебе, я смотрю, интересно стало? – черно-золотой глаз ехидно прищурился. – Ну тогда слушай.
     Дан превратился в слух.
     - Хотя нет, пока не слушай, - вынырнул из задумчивости Ворон. – Ты через приемную шел, не видел его?
     Речь, похоже, шла о… хм, коллеге Дана.
     - Не видел, мой господин.
     - Ну так посмотри, - махнул рукой Ворон. – Только аккуратно.
     Дан подошел к двери и приоткрыл ее так, чтобы оставалась лишь едва видимая щель. Пара мгновений поисков и вот в поле зрения попал единственный в своем роде расфуфыренный жирный темный альв. Кресло рядом с ним занимала монументальная стопка бумаги.
     - Сидит, мой господин, - доложил Дан, не отрываясь от наблюдения.
     - С прорвой годовых отчетов?
     - Насчет отчетов – не знаю. Отсюда не видно, мой господин. Но бумаги многовато, конечно.
     - Зови его сюда.
     На ронове этот франт тут нужен, Дан не представлял. Но Императору виднее.
     - Эдлер тод Ариил, - негромко позвал Дан секретаря. – Пригласите в кабинет эдлера Каэльаэра.
     Тод Ариил кивком подтвердил, что понял. И не успел еще Дан вновь устроиться в отведенном ему кресле, как в кабинет с трудом протиснулся лорд-наместник, тягая за собой давешнюю кипу бумаг. Толстый альв даже сумел изобразить поклон в сторону Императора.
     - Лишь Око только встало, а вы уже в трудах, мой господин, - проговорил-пропел Каэльаэр.
     - И тебе не болеть, - хмыкнул Ворон. - Присядь.
     - О, Дан, соратник мой в радении о государстве, - умостил свой монументальный зад лорд-наместник в кресло напротив. – Как жизнь? В порядке ли семья? И радует ли дочь?
     - Приветствую, эдлер, - вот далась этому хлыщу его семья. – Все хорошо.
     На этом обмен приветствиями и завершился.
     - Каэль?
     - Да, господин мой, - оторвался альв от игры в гляделки с Даном. – Готов к отчету я, все предоставлю в лучшем виде. Часов за пять должны мы уложиться.
     - Повременим слегка, - Повелитель позволил себе легкую гримасу неудовольствия. - Что ты знаешь о пророчестве, Каэль?
     - Всего не описать, мой Повелитель.
     Дан подобрался. Как он и думал, могла произойти утечка. Осталось понять, кто проговорился.
     - Ну ты попробуй, - губы Императора тронула улыбка.
     - В году восьмом от Сотворенья, - вдохновенно затянул первый сенешаль. - во дни пророка Лебеды, прозрел он странное виденье, и …
     - Стоп-стоп, - замахал руками Ворон уже откровенно посмеиваясь. – Песни Эн-Соф ты знаешь хорошо. Никто и не сомневался. Ты по делу скажи что-нибудь.
     Лорд-наместник в лице не изменился, но глаза стали серьезными. Эти глаза демонстративно покосились на Дана.
     - Здесь все свои, Каэль, - произнес Повелитель.
     - Свои, конечно, что тут скажешь, - скептично проворчал Каэльаэр. – Напела птичка мне давеча, что есть пророчество одно. Да только Дан его скрывает от взгляда даже господина. Вот тут бумажечка в докладе как раз о том…
     - Какая еще птичка? – прошипел рассерженным котом Дан.
     -Увы, - отрицательно качнул головой альв. – В познаниях природы я не силен.
     - Прочти, - Ворон поднял со стола листок и передал первому сенешалю.
     Альв справился с чтением быстро, благо текста там было всего ничего. Да и в уме лорду-наместнику не откажешь, должен все понять, и минуты не пройдет. Император, тем временем, выставил на стол третий бокал и наполнил его вином.
     - Подтекст сих слов мне неприятен, - подумав пару мгновений, заключил Каэльаэр.
     - Дану с Оррвелом тоже не нравится, - занял свое кресло Ворон. – Но, как я и говорил, не все так однозначно.
     Четыре глаза уставились на Повелителя с ожиданием.
     - Есть на Нерее еще один вид разумных, которые обладают связью с тьмой, - задумчиво проговорил Император.
     - Савваарти? – не сдержался тор Эшес.
     - Каэль, - улыбнулся Ворон.
     - Как господин мой пожелает, - склонил голову первый сенешаль и повернулся к Дану. – Наш Император – савваарти, но тайна есть сия большая.
     Дан удивился. Дан впечатлился. Дан еле унял хоровод мыслей. Он обдумает эту новость потом. Сейчас первостепенными являются другие проблемы.
     - Кто же тогда? – спросил тор Эшес, когда удивление немного улеглось.
     - Ронове, - последовал ответ Императора.
     Рано. Рано улеглось удивление. Сейчас оно распирало Дана, грозя порвать «молодого» герцога на толпу маленьких Данчиков.
     - Так то не сказки? – судя по голосу, пробрало даже Каэльаэра.
     - Не сказки, - Ворон снова пригубил вино. – По крайней мере, так говорили родичи.
     - Но ведь это не исключает опасности для вас, мой господин, - расстаться со своей идеей обычно сложнее, чем думается, решил Дан.
     - Не исключает, - кивнул Император. – А может и подтверждает. Тут все сложно. Но готовиться будем ко всему.
     - Внимаем, - выразил общее мнение альв.
     - Я с птенцами обоснуюсь в Ардаите, - проговорил Император. – Чуть заранее. У нас есть там легенда, Дан?
     - М-мм-м… - задумался тор Эшес. – Возможно подойдет род аен Адрин… Я посмотрю, мой господин.
     - А править будет кто? – влез Каэльаэр. – Не может столь рачительный хозяин оставить дом свой без присмотра.
     - А ты мне для чего? – в тон ему ответил Император. – Правда от тебя потребуется гораздо большее. Но предупреждаю, дело будет очень сложным. И опасным. Ты сможешь отказаться, но…
     - Что от меня зависит – сделаю я все, - серьезно произнес альв.
     - Ну тогда смотри, - Ворон погрозил указательным пальцем. – Подготовишь переворот, чтобы в случае чего власть перешла в твои руки плавно и без особых конфликтов. Мне не нужна резня среди подданных.
     У Дана аж волосы встали дыбом от первых же слов. Он покосился на Каэльаэра. Да только толстый альв и сам пребывал в оторопи.
     - Второе, - продолжил Император, подойдя к одному из шкафов, зарылся в его глубины. – Тебе придется контактировать с ронове напрямую, скорее всего. Да наверняка, чтобы контролировать ситуацию. Путь в тайную базилику тебе покажет Дан.
     - В подобных базиликах, согласно церковным архивам, изредка творятся всякие непонятные дела, - подтвердил тор Эшес, отвечая на выразительный взгляд первого сенешаля. – Дурно пахнущие дела.
     - По преданиям, именно оттуда ронове ведут свою черную деятельность, - подтвердил Император свежую догадку главы Седьмого Дома. – А вот как они это делают, придется узнать тебе, Каэль.
     Император подошел к столу, выставил на него сундучок и откинул крышку.
     - Для общения с ронове тебе, скорее всего, понадобится вот это.
     В коробке рядами стояли мелкие фиалы с непонятным зельем. И было их там много.
     - Это зелье позволяет полностью скрывать свои мысли и эмоции от любого разумного.
     - Полезно, - сказал себе под нос Дан, уже прикидывая, как можно было бы использовать такое сокровище. Арканы чтения мыслей были редки, но все же существовали.
     - Полезно, - согласился Император и откупорил один фиал. По кабинету разлился аромат ореха. – Да только сырье – моя кровь. Так что много не наваришь.
     Сенешали молча переваривали сказанное.
     - И последняя вводная, - произнес Император. – Ронове потребует моей смерти, так что подготовься к покушению на меня. Это все пока. Подумайте с месяц. Потом встретимся и обсудим.
     - Мне ясно, господин мой, - задумчиво произнес Каэльаэр. – Держать как будем связь? Послужит Дан проводником для знаний?
     Император с минуту молча смотрел на лорда-наместника с непередаваемым выражением на лице.
     - Ты не понял, Каэль, - наконец произнес Повелитель, пригвоздив лорда-наместника взглядом к креслу. – Роль подонка и узурпатора, не то, что от тебя требуется. Ты станешь подонком и узурпатором. И будешь сам по себе. И когда зайдет речь о покушении, ты его совершишь. Подло и цинично. И не приведи Эн-Соф у тебя не получится.
     - Но… - разом потерялась вся альвийская велеречивость. – А…
     - Чтобы обмануть пророчество – необходимо быть искренним, - горько усмехнулся Император. – И поверь, старый друг, мне вовсе не доставляет удовольствие просить тебя о таком.
     Толстый альв лишь кивнул. Дан и вовсе сидел мышью.
     - Ну а для связи у тебя будет только это, - Император положил рядом с кофром с зельями простенький перстень с рубином. – Чем ближе я буду к этому кольцу, тем больше камень будет похож на рубин.
     - А на самом деле? – поинтересовался Дан.
     - А на самом деле камень – чистейшей воды изумруд, - хмыкнул Повелитель. – Зачарованный слегка.
     Лорд-наместник все так же молча надел кольцо на палец.
     - На этом все, - Император подошел к окну и задумчиво посмотрел на город. – Через неделю встретимся вновь. Обсудим ваши мысли по этому делу. А теперь Дан, оставь нас. Каэль будет отчитываться, а я страдать. Хе-хе.

Эпилог

      ―Пух! Можно я тоже подарю его? Как будто от нас обоих.
      ―Нет, на обоих, пожалуй, не хватит.
      ―Тогда... тогда я подарю ему воздушный шар. У меня еще остался один, зеленый, помнишь?
      ―Шар? Это подойдет. Воздушным шаром можно кого хочешь утешить. Давай, неси его скорей.
      Год 1547 от основания Империи. Листвень. День пятнадцатый. Рассветная треть. Канун Междугодья.
     Очередная рюмка настойки пошла мягко. Жгучая жидкость ухнула в желудок, обдав тело приятной волной жара. Во рту вновь заиграл пряный травяной аромат, оттененный ломтиком яблока, а в голове добавилось легкости. Да только эта легкость не могла смыть горечь от всего что случилось с Джоной в последний год. Парень скривил полные губы в саркастической ухмылке. Горячительное не помогало и раньше, но надежда – она такая. Умирает последней.
     Как бы то ни было, но состояние «как же все задолбало» медленно переходило в «еще поборемся». Пьяницей Джона себя не считал (ой да ладно, кого он обманывает то?), но в нынешних обстоятельствах без забористой алхимии точно не разобраться. Парень нащупал под плотной тканью вышитой сорочки свое новое приобретение. Массивный амулет, который наконец-то позволит ему… А бхут знает, что эта увесистая хреновина позволит. Скорее всего – ярко бабахнуть, затмив своим сиянием даже постные рожи джевеодан. Но, само собой, вариантов может быть гораздо больше.
     Что любопытно, снять эту дрянь Джона тоже не мог. Эта штука как будто приросла к телу. И да, срезать ее незадачливый контрабандист тоже пытался. Да только без толку. Парень опрокинул в себя еще одну стопку и посмотрел в окно. Часы на башне ратуши показывали, что время постепенно утекало сквозь пальцы. А вариантов избавиться от довеска у него оставалось все меньше. Да и вариантов тех было ровно два. Прыгнуть с Края, по понятным причинам, Джона не горел желанием. Но и идти туда, куда засылали его дарители сомнительного украшения, тоже не хотелось. А придется. Впрочем, план у него был. Плохонький такой план, но за отсутствием гербовой…
     Плеснув из бутылки остатки, в самый раз на рюмку, парень вновь приголубил напиток и закусил последним ломтиком яблока. Встал на ноги, проверил балансировку. Вроде все в норме – стоит и даже не шатается. Хотя что там ему с одной бутылки то сделается? Бросив на столик золотой и подхватив парадный камзол, парень выбрался на утренний воздух. Пузырь настойки, не смотря на негуманные цены в этом трактире, золотого не стоил, но судьба не любит жадных. Да и в любом случае деньги ему понадобятся нескоро. До часа «Ч», минуты «М» и секунды «С» оставалось не так много. Как раз добраться пешком до места.
     Утренняя прогулка по улицам Виалвейна задалась. Голову, конечно, не прочистила, нечего там было прочищать, говоря на чистоту. Но полегче на душе стало - это точно. Вокруг сновали горожане и стража. То тут, то там виднелись строительные леса и совершенно новые домики, все еще благоухающие свежей известкой. Что тут произошло пару месяцев назад, никто не знает. Глашатаи Совета Королей, чтоб им кто иголок в троны насовал, молчат. Но вот то, что все было серьезно – это точно. В некоторые районы до сих пор никого не пускали. Храмовый, говорят, вообще в щебень. А слухи ходили всякие. И про эпидемию какой-то необыкновенной дряни (это на острове, нашпигованном целителями, ага!). И про нападение темных (как раз тогда, когда «победоносные светлые» прикуривали у темных, ну да). И еще с десяток всякой дичи различной степени неразумности.
     Но время шло, восходящее Око светило все ярче, а каблуки отбивали сажени выщербленной брусчатки. Вот показалось основание башни наместника, возле которого уже возвели новенький помпезный зал для приемов. Именно здесь, и именно сегодня, темные выразили желание принять капитуляцию Альянса. Так что концентрация высокородных шишек ожидается рекордная для этого времени года. Ох, не зря ему туда и нужно. Ох не зря…
     А вот на входе случилась ожидаемая заминка. Пропускать внутрь подозрительного молодого аристократа стража не хотела. И распорядитель тоже не особо торопился, несмотря на то, что имя главы рода аил Анелджил должно быть внесено в списки. Парень явно рожей не вышел. Или родовитостью, что вернее. Джона с печальным вздохом, которым выразил всю недалекость собравшихся, скинул с плеча камзол. И принялся неторопливо рыться в карманах, вызывая молчаливое недовольство успевшей образоваться очереди и нервный тик у расфуфыренного распорядителя. Наконец золотистая пластина приглашения была выужена из всех этих складок, кружев и рюшечек. Слава Эн-Соф, родовые цвета Джона забросил давным-давно. А то еще и за эту попугайскую расцветку пришлось бы краснеть. Хотя надевать на себя и этот образчик высокой моды парень все же не рискнет. Не по протоколу, да и ладно. В гробу он видел эти протоколы. Ха-ха, чтоб их облачный кит залюбил.
     Внутри было как в лучших домах Альянса. Высокий мозаичный потолок, большие светлые окна, куча алхимламп в резных абажурах и самое главное – столы с закуской. Ну хоть помрет сытым, и то хлеб. Джона, расслабленно улыбаясь, цапнул первую попавшуюся закуску, сунул ее в рот и подавился. Не, закуска была выше всяческих похвал, а вот соседи… Соседи по столу оказались занятные. Вот же подфартило! На ловца и гарпия летит, сверкая сись… кхм. Осталось только удержать в себе кусочек фазана в сливочном соусе, который всерьез вознамерился покинуть Джону носом.
     Красная рожа молодого аристократа наверняка забавляла парочку напротив, но перестать откровенно на них пялиться парень не мог. По ту сторону уставленной едой столешницы расположились нявы, что само по себе нонсенс. Эту мохнатую народность недолюбливали за вороватость, хитрозадость и пронырливость. Потому встретить нява-аристократа, все равно что девственницу в борделе. Не то, чтобы совсем нельзя, но проблематично. А тут сразу двое, да еще и в пафосных доспехах. Усеянный чеканными перьями адамантит, а это точно адамантит – Джона уже неплохо разбирался, органично сидел на приземистых фигурах котов. Кираса левого нява сверкала посеребренной остреллой, правый же ограничился вороном. Да только совсем не дорогущие доспехи вызвали в Джоне бурление фазана.
     Парень некуртуазно откашлял подлую закуску на пол, едва не заплевав чье-то платье, вежливо извинился и элегантно вытер рот краем скатерти. Уже за это его могли запороть, но Джоне было наплевать. Сегодня такой день, что можно все. Ну почти, ухмыльнулся парень, и быстренько покинул облюбованное место. Его не пугали негодующие шепотки, что сейчас осуждали поведение этого невоспитанного плебея. Вокруг стола его гнал страх другого толка. Страх, что колоритная парочка нявов затеряется в толпе прибывающих аристократов. Однако нявы, на радость Джоны, никуда не торопились.
     - Приветствую, - парень слегка напрягся, пытаясь вспомнить, как обращаются к темным дворянам. – Эдлеры.
     - Приветствую, эдлер, ня, - степенно кивнул видавший виды пегий няв с остреллой на кирасе. – Меня зовут лэрд Каррач. У вас какое-то дело ко мне и моему спутнику, ня?
     Второй няв, рыжий, как заходящее Око, встретил парня лишь легкой улыбкой. А ведь ворон – явно Императорский знак, так ведь?
     - Прошу простить мою назойливость, но дело у меня скорее к вашему собеседнику, - Джона лучезарно улыбнулся. – А неплохо сейчас живут садовники, не находите, эдлер Ррыч?
     В далеком голозадом детстве парень часто играл с Хеленой и Лиром. И кое-что из этих игр почерпнул. Например – тайный язык, которому Лир учил их общую знакомую. Тогда все казалось несерьезным, но сейчас Джону накрыло просветление. Пальцы неумело сложились в три последовательные фигуры: «опасность», «я» и «зачарование». Только бы получилось!
     - Это да, ня, - зеленые глаза с вертикальным зрачком внимательно посмотрели на пальцы парня, что повторяли знаки раз за разом. – С милейшим Джоной мы знакомы с давних пор. Мы оставим вас на некоторое время, лэрд Каррач? Не возражаете?
     - Как я могу, лэрд Ррыч, ня, - хмыкнул пегий няв.
     Внутренний авантюрист Джоны радостно захохотал. Да! Ставка сыграла!
     - Видите вон тот вход, ваше благородие, ня? – рыжий няв дождался кивка Джоны и продолжил. Следуйте туда. Не торопясь, ня. Я встречу вас там.
     Ну, не торопясь, ня - так не торопясь. Парень вальяжно двинулся по залу, раскланявшись с котами на Императорской службе. Его ломаный путь лежал между столами и закусками. По пути Джона успел отведать недурственного вина, поглазеть на аристократок всех мастей, даже перекинулся с кем-то парой дежурных фраз. В общем тщательно делал вид, что ему точно не надо именно туда, куда ему надо. Не, ну а что? Няв явно подтвердил, что конспирация должна быть. Вот и будем ее создавать, контрабандист Джона или где?
     Стражники на входе, вопреки ожиданиям, даже протазанами не повели, когда Джона просочился мимо них в едва освещенную комнату. Из ближайшей ниши выглянул Ррыч, откинув гобелен, и поманил за собой. Следующие минут десять парень шагал по одинаковым незапоминающимся коридорам, считая двери от нечего делать. На второй дюжине дубовых полотен парочка остановилась и Ррыч без предупреждения зашел внутрь. Да и в самом деле, он уже наверняка предупредил всех, кого надо.
     Довольно большая комната была погружена во тьму. Единственный светильник позволял увидеть лишь неясные силуэты по углам да глифический рисунок посреди комнаты, что начертили прямо на полу, сдвинув ковер.
     - Ты садись пока, вон туда, ня, - махнул лапой Ррыч. – Убивать не будем. Ну, по началу точно, ня.
     - Обнадеживает, - ухмыльнулся Джона и, не чинясь, уселся в самый центр аркана.
     Из дальнего угла доносилась негромкая мелодия, которую кто-то умело наигрывал на струнах. Похоже, что Генри тоже тут со своим странным балисетом. Сзади на голову Джоны опустились тонкие пальцы. Парень не вздрогнул от неожиданности только потому, что чего-то такого ожидал.
     - Печали отпусти свои, достойный сын достойного отца, - еще один знакомый голос.
     Похоже, вся «прислуга» аен Адрин почтила мероприятие своим присутствием. Ожидаемо. А вот на счет «достойного отца»… Похоже ушлый папенька перед смертью совершил что-то такое, что прибавило уважения ко всему роду Анелджил хотя бы в глазах темных.
     Волосы под пальцами, между тем, начали потрескивать от искорок, кожу начало ощутимо пощипывать. Да только дернуться Джона уже не мог – тело отказывалось подчиняться. Ну все, сейчас решиться его судьба. Хотя парень был уже ко всему готов, и на душе царил полный штиль.
     - Аркан контроля на челе, - мелодично произнес Сигриниаль, - Достаточно умелый. Снять?
     - Не повредишь? – раздался из темноты голос Лира. – Он нужен нам в своем уме. И, желательно, в полной комплектации.
     - Стараться буду, господин мой, из всех своих ничтожных сил.
     Разумеется, согласие самого Джоны никто и не подумал спрашивать. Да и зачем? Он же сюда не на травень пришел. А зарождающееся волнение задавила волна умиротворения, укутавшая парня до кончиков пальцев. Где-то за глазами начал разгораться огонек. Через миг в голове Джоны разгорелся форменный пожар. И когда уже казалось, что ему сейчас запекут его несчастную черепушку так, что можно будет подавать на стол с закусками, жар неожиданно схлынул. И стало легко-легко.
     Пока Джона приходил в себя, пытаясь собрать мысли в кучку, в круг света вынесли массивное кресло. Выносили кресло, что любопытно, изрядно помолодевший Хален и «его светлость лорд-владетель» Кир. А вот в кресло раскованно сел знакомый незнакомец. Неоднозначная ситуация. Джона оказался на полу, у ног сидящего…
     - Лир сильно изменился за лето, - пробормотал Джона, еще не отошедший от новостей, встреч и пожара в пустой голове.
     - И я рад видеть тебя в здравии, приятель, - улыбнулся ему остроухий друг детства.
     - Свежо предание, - хмыкнул Джона, распуская завязки на сорочке и обнажая грудь со вросшим в нее артефактом. – Жива ли Хелена? И что произошло с моим отцом?
     Няв в это время на пару с Сигриниалем уже внимательно разглядывали, чуть ли не обнюхивая, новое украшение семьи аил Анелджил.
     - Хех. Все такой же напористый и бесшабашный, - новый Лир изящным движением отбросил с перламутрового бледного лица непослушную прядь черных волос. – Значит «подло умертвили темные» тебя не устраивает?
     - Интересная железка, ня, - проворчал Ррыч. – Дай ей время – и от башни наместника остались бы только обугленные камни. Черное пламя Амноса, если не ошибаюсь?
     А вот тут Джону пробрало. Да уж. Это хуже, чем сидеть на бочке с порохом, беспечно помахивая зажженным факелом.
     - Все верно, друг мой. Так и есть, - промурлыкал Сигриниаль. – Я снял все контуры, тянулись что снаружи. Осталось удалить лишь эту дрянь, но будет больно.
     - Гарпий бояться – груди не щупать, - ухмыльнулся Джона.
     - Твой отец, - переключив внимание парня с амулета произнес Лир. – Повстречался с Халеном. Случайно. А дальше они разрешили все вопросы между своими родами.
     - Род тор Строг не имеет более претензий к роду аин Анелджил, - произнес Хален из темноты ритуальную фразу. – Между нами нет вражды.
     - Ого, - прошипел Джона, из груди которого пара заплечных дел мастеров выкорчевывали проклятый амулет. – Значит папенька не спасовал. А Хелена теперь, получается, темная аристократка. Это… хорошая судьба. Я искренне рад за нее.
     Артефакт, наконец-то, покинул порезанную грудь Джоны, оставив после себя зияющую рану на коже и облегчение на душе. А в поле зрения вынесли новое кресло. В которое тут же присела Хелена. Вроде бы. Девушка и раньше была красива, а уж в новой ипостаси и вовсе могла затмить любую из виденных Джоной красавиц. А уж парень то успел повидать многих и многих. И только теперь до Джоны начало доходить, КТО перед ним сидит.
     Парень подобрался, встал на колени и низко поклонился, заляпывая аркан своей кровью. В груди немилосердно саднило, но что значит его боль?
     - Император, - со всей серьезностью произнес Джона, упершись лбом в паркет. – Императрица.
     - А он догадливый, муж мой, - прекрасный голос преображенной Хелены пробирал до самых внутренностей. – Что будем с ним делать?
     - Полечим, - хмыкнул Лир. – Допросим и отпустим.
     - Даже так?
     - А у тебя, любимая жена, есть какие-то планы на этого контрабандиста?
     - Доверюсь твоей мудрости, муж мой.
     - Я хотел бы сказать, - пробурчал Джона паркету.
     - Выпрямись для начала, Джона, - в голосе Лира звучало одобрение. – И присядь.
     Парень краем глаза уловил движение, к его заду приставили еще одно кресло. Но выпрямляться пока не спешил.
     - Мой отец, - продолжил изливать он душу лакированным деревянным плашкам. – Поступил подло и недостойно аристократа. Я хочу принести извинения от лица рода аил Анелджил Императрице. И от себя лично. Я не знал о планах отца и не участвовал в них. Я ни в коем случае не стал бы одобрять такую низость. Я сожалею. Готов понести любое наказание.
     - Любое? – в мелодичном голосе Хелены звучало недоверие и толика кровожадности. – Ну а если мы захотим тебя казнить?
     Его род и в самом деле виноват перед Строгами, чего душой кривить. Папаша не должен был поступать так, как поступил. Ни Ситре, ни Джоне нет прощения. И хотя они с Хеленой не стали близкими друзьями, все же Строги не были чужими маленькому наследнику аил Анелджил. Не были они чужими и сейчас.
     - Ваше право, - сообщил Джона изрисованным паркетным доскам. – Просто скажите внятно, как я должен умереть.
     - А у парня…
     - Есть стержень, муж мой.
     - И он…
     - Говорит правду.
     - Простим, любимая жена?
     - Простим, любимый муж.
     Из Джоны как будто все кости вынули, настолько велико было облегчение. Не потому, что он избежал смерти. В конце концов он уже прихоронил себя еще утром, собираясь сюда. А вот то, что на него не держат зла – дорогого стоило.
     Обессилевшего парня мягко подхватили под руки и осторожно усадили на кресло. По телу пробежала волна тепла, исцеляющий аркан Сигриниаль исполнил мастерски. Как в детстве, когда латал непослушным детям сбитые в кровь коленки. Парень просветлевшим взглядом встретился с черно-золотыми глазами правящих супругов и не нашел в них осуждения. Но вот сорочку нужно бы зашнуровать.
     - Ну, - улыбнулся Лир. – Рассказывай, как ты до такой жизни докатился.
     И Джона рассказал. Как они с отцом перехватывали контрабандный бизнес. Как Джона ссорился с отцом, называя того предателем. Как парень ушел в запой, когда стало понятно, что отец не вернется с деловой встречи на Виалвейне. Как его, пьяного и ничего не соображающего нашли какие-то хуманы и навесили на него аркан подчинения и странноватый артефакт. Как неизвестные потребовали, чтобы Джона появился на капитуляции, предоставив ему приглашение и деньги. И хотя парень старался рассказывать кратко, только самую суть, речь его растянулась на долгие дюжины минут, по окончании которых в комнате наступила тишина. Впрочем, продлилась она недолго.
     - Ты знаешь, чьи это были разумные? – поинтересовался Лир.
     - Мне позволили увидеть пару гербов, - осторожно произнес Джона.
     - Понятно, ня, - хмыкнул Ррыч. – Значит, концы найти будет не так-то просто.
     - Могу поработать живцом, - пожал плечами Джона.
     - Это будет…
     - Интересно, муж мой.
     - Возможно, даже моя скука…
     - На время отступит, любимый, - Хелена внимательно посмотрела на мужа. – Я не поняла. Тебе со мной скучно?
     
     Челябинск 2020.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"