Baltasarii: другие произведения.

Путь Ашлы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я прошел долгий путь. Я видел падение Республики и зарождение Империи. Я видел много того, что ты, в лучшем случае, знаешь только по учебникам истории, а зачастую не знаешь вообще. Это именно я стоял у истков Мифического Рассвета и был тем, кто влиял на многие политические решения этой галактики. Меня зовут Ройс Когг, и эта книга - мое жизнеописание, моя история без прикрас и шлифовок и мой манифест. Желаешь ли ты, юный падаван, приобщиться к моей сомнительной мудрости? Тогда вникай. И да пребудет с тобой Сила.

Путь Ашлы

Annotation

 []
     Путь Ашлы (https://ficbook.net/readfic/10560073)
     Направленность: Гет
     Автор: Baltasar_II (https://ficbook.net/authors/3211435)
      Фэндом: Звездные Войны, StarCraft(кроссовер)
      Пэйринг и персонажи: ОМП, ОЖП
      Рейтинг: R
      Размер: 217 страниц
      Кол-во частей:14
      Статус: завершён
      Метки: Мэри Сью (Марти Стью), Повествование от первого лица, AU
      Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика
     Примечания автора:
     ...пребудет с тобой Сила.
     Описание:
     Я прошел долгий путь. Я видел падение Республики и зарождение Империи. Я видел много того, что ты, в лучшем случае, знаешь только по учебникам истории, а зачастую не знаешь вообще. Это именно я стоял у истков Мифического Рассвета и был тем, кто влиял на многие политические решения этой галактики. Меня зовут Ройс Когг, и эта книга – мое жизнеописание, моя история без прикрас и шлифовок и мой манифест. Желаешь ли ты, юный падаван, приобщиться к моей сомнительной мудрости? Тогда вникай. И да...


Пролог

     - Слушай, - неуверенно начал Саня, виновато поглядывая на меня. – А ты уже думал об… Ну… Об этом?
     Мои губы скривились в горькой усмешке, а руки механически продолжали набирать морфин в шприц. Вокруг царила вечерняя тишина, легко шелестела трава, потрескивал костер, неслышно журчал недалекий ручей. Одуряюще пахло хвоей и чабрецом. Где-то в чаще перекликались птицы.
     - Что-то ты долго созревал, - посмотрел я на него. – Мы уже третий день в пути, а тебя только-только пробрало? Или на тебя неожиданная тактичность из-за угла напала, жестоко покусав?
     - Нет. Да. Да блин! – Саня выглядел расстроенным. – Просто в последние дни ты выглядишь все хуже.
     Завернутая камуфляжная штанина оголила бедро. Тут все по науке. Если не хочешь корячиться, пытаясь попасть себе в ягодицу, выбирай передне-наружную поверхность бедра. Среднюю треть. Там, как говорят врачи, нет ни важных нервов, ни сосудов. Мне же особо целиться не надо, не сходящие от частых уколов синяки промахнуться не дадут, даже если захотеть.
     - Я тут умные книжки читал на досуге, - игла брызнула каплей сильнейшего на планете обезболивающего. – Говорят, что всякий человек, оказавшийся в схожей ситуации, проходит пять стадий.
     - Это типа отрицание? – Сане вдруг неудержимо захотелось помешать угли веткой, только бы со мной взглядом не встречаться.
     - Угу, - хмыкнул я, вколов иглу в многострадальную ногу. На сей раз наступила очередь левой.– Отрицание, гнев, торг, депрессия и принятие. Я, знаешь ли, от других людей отличаюсь не особо, бро.
     - Оу, - замялся Саня в очередной раз. – Ну и? На каком ты этапе?
     - На последнем, - поршень медленно вдавил спасительную жидкость в тело, а пустой шприц весело затрещал в костре. – На последнем, бро. Мне недолго осталось. Но ты и сам об этом знаешь.
     Над стоянкой воцарилась тяжелая тишина. Сочувствующая такая. Тоскливая.
     - Рацию проверь, - нарушил я так надоевшую мне за последние недели атмосферу.
     Саня пощелкал переключателями на новенькой рации, с умным видом послушал шипение.
     - Да вроде норм, - заключил один из последних моих друзей, что вызвался остаться со мной до конца. – Какой план?
     - Самый простой, - мое тело расслабилась, а терзающая его боль отступила. На время. – Идем дальше, по маршруту. Где-то по пути я и закончусь. Врачи перед походом обещали еще не больше недели.
     - Хм, - Саня явно подозревал, зачем я его позвал. Но одно дело – догадываться, и совсем другое – знать. – А дальше?
     - А дальше ты достанешь это замечательное китайское изделие, - кивнул я на рацию. – И по второму каналу вызовешь МЧС. С ними все оговорено и оплачено. И даже на лапу дадено. Они и прилетят в голубом вертолете.
     - Скорее на голубых квадроциклах, - нервно хохотнул парень. – Или на голубой буханке.
     - Может и так, - пожал я плечами. – Но обговаривался именно вертолет. Там меня и прикопаете. На стоянке, не в вертолете. Или тут. Но тут плохо, скала близко. Особо не покопаешь. Хотя вид потрясающий.
     - А…
     - Руководство заповедника тоже в курсе.
     - Им тоже дадено?
     - Ты даже не представляешь сколько, - поморщился я. – Я продал машину и дачу, что после развода мне достались. Так что – дышим свежим воздухом, продлеваем здоровье и делаем вид, что ничего не происходит. Понял меня, бро?
     - Само собой, бро, - Саня экспрессивно взмахнул руками. – Само собой.
     Друг взялся за котелок, снял его с костра и, порывшись в рюкзаке, принялся пересыпать в кипяток чайные листья. Вокруг уже вовсю властвовали сумерки, а меня накрыло наркотическим спокойствием. Скоро и сонливость подкрадется. А пока можно наслаждаться лесной тишиной, крепким чаем и хорошей компанией.
     - Кстати, - Саня передал мне горячую кружку. – Если уж у нас вечер откровений, поведай-ка мне, немощный мой друг, один секретный секрет.
     - Жги, - махнул я рукой.
     - Зачем было вообще всю эту историю с Леной разводить? Вы же вроде бы любите друг друга. Столько лет прожили, - близкий мне как брат человек отхлебнул из своей кружки. - А тут – на тебе. Мой лучший друг за пару месяцев превратился из порядочного семьянина в законченного мудака. Я даже сам хотел тебе в твою наглую рожу плюнуть.
     Я смотрел на огонь через ароматный пар и думал, как ему объяснить то, что мне и самому не нравилось, но тогда казалось единственно правильным.
     - Видишь ли, в чем дело, бро. Кхм, - чай смочил пересохшее разом горло.
     - Ммм?
     - Ленка ведь не знает, что я уже все.
     - То есть она вообще не в курсе, что ты заболел? – Саня удивленно выпучил глаза. –То есть, совсем-совсем не в курсе?
     - Совсем-совсем, - кивнул я. – Она еще молодая. Мне не хотелось, чтобы она переживала всю эту безнадегу со мной. Незачем ей это.
     - Ну да, - в голосе друга зазвучал сарказм. – Лучше, конечно, устроить ей нервотрепку с разводом и дележом.
     - Да ладно тебе, бро, - нахмурился я. – Тогда это казалось охренительной идеей. Чик – и все. И никаких тебе бдений над умирающим мужем. А потом уже поздно было переигрывать.
     Друг принялся укладывать в угли завернутые в фольгу картофелины, взяв паузу для усвоения сказанного. А я приступил ко второй стадии марлезонского балета. Из аптечки появилась горстка разноцветных капсул – моя обязательная теперь добавка к ужину – и заветный пластырь. Новое слово в борьбе с болью. Прилепишь такой на предплечье, подождешь ночь, и потом три дня можешь вообще о боли не вспоминать. Замечательная вещь, редкая только. Вот сейчас ее и приспособим на положенное ей место.
     - Ну а если бы она мне позвонила? – Саня закончил укладывать ужин в угли. – Как бы ты тогда выкручивался?
     Мне стало смешно.
     - Шутишь, - хохотнул я, скривившись от кольнувшей боли, что пробилась сквозь опийный дурман. – Да она ж тебя ненавидит. Как и всех моих друзей, впрочем.
     - А. Ну да. Глупость сморозил, - улыбнулся друг. – Дочь, я так понимаю, тоже не але.
     На это я только кивнул. В моей жизни осталось лишь две женщины, которых я люблю. И я расстроил обеих, но хотя бы не зрелищем своего угасания. Перед разводом-то я еще ничего так выглядел – не то, что сейчас. Кожа да кости, аристократическая бледность, отдающая в синеву, и перманентная маска енота на глазах.
     Когда картошка дошла, друг снова не удержался:
     - Как думаешь, есть ли ТАМ что-нибудь?
     - Скоро узнаю, - ответил я, помолчав. – Но, хотелось бы верить, бро. Очень хотелось бы.
     А через три дня недуг меня доконал.

Глава 1

     Пробуждение вышло довольно неоднозначным. Мягко говоря. За те дни, что мы с Саней бесцельно слонялись по сопкам заповедника, я уже успел привыкнуть к не отпускающей слабости, ломоте в конечностях и притихшей, но постоянно ноющей где-то на границе сознания боли. Правда, в последний вечер я чувствовал себя довольно чудно. Даже какой-то душевный подъем ощутил.
     Еще вчера я дышал ароматным хвойным воздухом и искренне радовался тем минутам, что дарили мне лес и общество друга. А сегодня… Сегодня я даже не мог открыть глаза. В голове стоял тяжелый дурман, а правая нога почему-то отзывалась острой болью. Вот же новости! Нога-то тут при чем?
     Что-то гулко бахнуло. Сильно тряхнуло. Моя налитая дурманом голова больно треснулась об пол, судя по «чудесным» ощущениям – металлический. Во рту появился привкус крови, а под закрытыми веками неожиданно начался салют из искр. Впереди затрещало электричество и пахнуло паленой пластмассой. Да где я, блин?!
     После знакомства черепа с полом стало еще мерзотнее, но, наконец-то, открылись глаза. Я лежал на животе в каком-то полуразрушенном коридоре. В паре метров впереди из дыры в стене клубами валил черный дым, заполняя все видимое пространство вонючим туманом. Я поднял взгляд. Незнакомый потолок. Угу. Скорее даже свод. Повернул голову. Мою правую ногу пришпилило к полу арматурой, которая торчала из завала, что перекрыл все пространство позади. Под тем же переплетением проводов и железных балок, едва не касаясь меня, лежал труп молодой женщины. Торчащее из нее железо не вызывало сомнений о ее состоянии. Было видно, что она пыталась дотянуться до меня, но так и не смогла.
     Что за бред! Неужели у меня такой своеобразный ад? Я тряхнул головой и неожиданно проблевался. Теперь густой запах горелой пластмассы и еще чего-то химического разбавлял чудный аромат кислятины из моего желудка. Так. Так дело не пойдет. Надо выбираться. А то еще раз тряхнет, и я заодно и пообедаю.
     Я слегка развернулся, стараясь беречь пробитую ногу, и с силой дернул стальной ребристый прут из кучи железок. Ну как с силой. В таких тоненьких ручках силы то не очень много. И почему у меня такие руки? Дальнейшие рефлексии пришлось отложить, потому как арматура неожиданно легко выскочила из завала, а тот, в свою очередь, угрожающе лязгнул и слегка осел. Нога взорвалась болью. Однако эта боль не шла ни в какое сравнение с той, что пришлось переживать в последние полгода. Так, легкое недоразумение.
     Слегка скрипнул завал, напомнив о моем незавидном положении. Расшатать железку, выворачиваясь при этом как червяк, получилось далеко не с первого раза. Да и вспышки боли не радовали. Но вот мой труд принес хоть какой-то результат. Шипя от живительных ощущений, я бодро отполз от груды покореженного металла и, опершись на холодную стену спиной, выдохнул. Осмотрел себя. Мятая и грязная… ну пусть будет футболка, зияла прорехами. Одной из них я и воспользовался, оторвав от нижнего края длинную полоску. Она мне скоро точно понадобится.
     А затем перевел взгляд на арматурину, что все еще украшала мою многострадальную голень. Вот помнится в раннем детстве, когда у меня болели молочные зубы, дернул меня черт пожаловаться папане. Тот, недолго думая, придумал замечательный способ лечения. Какие там ниточки и постепенные расшатывания? Не. Мы, суровые уральские мужики, решаем все вопросы плоскогубцами. Раз – инструмент во рту плотно охватывает засидевшийся зуб. Два – папа весело подмигивает, держа зуб в руке, а я держусь за челюсть, нащупывая языком новую лунку во рту.
     К чему это я? Да к тому, что рассусоливать, только больше страдать. На этом позитивном моменте, пока у меня еще не пропала вся решимость, я и дернул прут из голени.
     - Да м-м-мать же ж! – пискнул я детским голоском. Детским. Угу.
     Такой себе опыт. Повторять точно не возьмусь. Рана выглядела страшновато, но крови, на удивление, почти не было. Это не значит, что не будет. Наскоро перетянул рану полоской ткани и ощупал тощенькую голень. Вроде бы ничего не сломано, но в любом случае, скоро будет понятнее. Я подогнул здоровую ходулю под себя и, опираясь на металлическую стену, аккуратно встал. Правая нога была как не своя, но худо-бедно опираться на нее можно было.
     Так я и поскакал в неведомые задымленные дали своего круга. Данте, похоже, был прав. Металлическая кишка коридора плавно уходила куда-то вправо, явно намекая на окружность. Определять в тумане расстояния - та еще задача. Можно часами бродить в непроглядном дыму, шарахаясь от каждой неясной тени, и так и не понять, сколько же ты прошел. Может пару метров, а может и с десяток тысяч. А мне еще и не до того было. Пульсирующая боль в ноге да общераздолбанное состояние поглощали почти все мое внимание. По сути, только цель дойти хоть куда-нибудь удерживала меня в вертикальном положении. А еще непробиваемое упрямство.
     Освещение вокруг было явно аварийным. Тусклый свет редких красноватых ламп кое-как пробивался сквозь густой вонючий дым. Напрягая глаза, я с трудом различил очередной тупик. Круглый коридор заканчивался стеной. Вот только очередной это завал или что-то другое? Дотащусь – узнаю.
     И именно этот момент мой личный техноад выбрал, чтобы преподнести очередной неприятный сюрприз. Коридор чувствительно мотнуло, и мое тщедушное тельце с силой приложило о полукруглую стену. Потом стальная кишка мотнулась в другую сторону, и инерция – беспощадная ты сволочь – потащила меня на подгибающихся ножках к противоположной стене. А затем пол скакнул, как норовистый конь.
     Человечество всегда стремилось в небо, ведь полет дает ощущение свободы и безграничной радости. Угу. Именно с этими мыслями я и полетел. Головой на встречу тому самому тупику. Похоже – все. Отмучился. Я с несвойственным фатализмом наблюдал за приближающейся стенкой. Что случится, когда супница, что гордо именовалась моей головой, встретится с металлической перегородкой, гадать не приходилось. А ведь мне даже зажмуриться некогда, ять!
     За пару дюймов до моей судьбы стена вдруг пропала, невнятно прошипев. И мое тельце распласталось на полу, слегка проехавшись и ободрав ребра. Я чуток полежал, успокаивая дыхание и пытаясь осознать, что опять прошел по краю. Но выжил. Еще побарахтаюсь. Хотя вопрос выживания в аду – тот еще оксюморон. Так. Все на месте? Ноги тут, руки тут. Голова тоже на месте. Все запчасти слегка поцарапаны, но комплектность, кажется, полная. Первый полет прошел нормально, а вот приземление еще нужно отработать.
     Повинуясь несгибаемой воле тело приняло сидячее положение. Тело материлось и стонало. А глаза уже вовсю оценивали новую обстановку, которая даже на первый взгляд казалась смутно знакомой. Я сидел на развилке. Сзади чадил темный провал кишки, из которой я только что эпично выпал. Влево уходил такой же коридор, но на этот раз прямой. А вот справа, рукой подать, виднелся полукруглый зал, в дальнем конце которого виднелся полукруглый же стол с дверью за ним. Тоже круглой. От обилия окружностей начало горчить. Видимо мои персональные черти недолюбливали углы в принципе. Однако же зал выглядел перспективнее путешествия по непонятным коридорам. Да и света там было больше.
     Пока я поднимался на неверные ноги, сзади что-то знакомо прошипело. Я резко обернулся, вскрикнув от боли в подбитой конечности. Дверь. Всего-навсего дверь, что отсекла меня от дымного коридора с трупом. Проверил штаны. Вроде чистые, ага. Пока что. Но подгузник явно не будет лишним, если дела пойдут в том же ключе. Обстановочка вокруг такая себе. Гнетущая.
     А вот когда я доковылял до зала, все начало вставать на свои места. Когда я увидел характерной формы агрегат по центру кают-компании известного каждому олдфагу корабля. Сомнения еще оставались, но… Забавное у меня посмертие.Если эта посудина не Эбеновый Ястреб, то я съем остатки своей футболки.
     - Я наяву вижу то, что многим даже не снилось, - протянул я фальцетом. – Не встречалось под кайфом, не стучалось в стекло…
     Может я сейчас лежу в палатке, агонирую типа. А мне видится всякая предсмертная дичь. И что? И ничего. Даже если я не очередной бесчисленный попаданец, вижу я то, что вижу. И щупаю то, что вижу. Лизать стену, скорее всего, не стану. Вкус своей рвоты я ощущаю явственно. Ну и ладно. Примем видимое за аксиому. И порадуемся, что меня запуздырило не в сороковое тысячелетие. Вот где было бы «замечательно». Угу. А так, может я даже буду местным магом!
     - Почувствуй Силу, Люк, - пробормотал я, по-новому взглянув на свои расцарапанные грязные ладошки. Маленькие ладошки ребенка лет четырех-пяти.
     Что-то где-то жахнуло, и я споро бухнулся на четвереньки. Вовремя. Когда закончилась болтанка, а свет перестал истерично мигать, я снова смог подняться на ноги и оглядеться уже более предметно. Рубка, если я правильно помню, находится за той вон дверью. Значит, пора ковылять.
     Рубка встретила меня перемигиванием огоньков и экранов и полузнакомым мне ведроидом, что сосредоточенно ковырялся коннектором в одной из компьютерных панелей.Прохромав к единственному занятому креслу, я, наконец, встретил хоть кого-то живого. Альтернативно живого, если можно так сказать. Мужчина явно тянул свои последние мгновения. Видок у него – краше в гроб кладут. Улитая кровью рубашка и осколок, торчащий из груди, неумолимо отсчитывали его время, что осталось до прихода костлявой.
     Несмотря на это, мужик уверенно вел разваливающееся корыто. Измазанные в крови руки крепко держали штурвал и переключали многочисленные тумблеры.
     - Пи-пиииу!
     - Знаю Т3, знаю, - прохрипел мужик. – Скоро уже доберемся. Еще чуть-чуть и дотянем. Постарайся уж. Не зря же мы поймали тот сигнал. Сядем по маяку.
     - Фьюить, - в свисте дроида послышался скепсис.
     - Да ерунда, - пилот сплюнул кровь себе под ноги, не отрывая взгляда от панорамного окна. – попробуем приземлиться помягче, а там уже и помощь подоспеет.
     - Пи-па-пу. Фиу-пи-пи-ту.
     - Молодой хозяин? – мужик впервые обратил на меня внимание. – Сына. Ты маму видел?
     Если та мертвая женщина – мама, то у меня плохие новости. Да еще и языковой барьер. Вот как заряжу что-нибудь на могучем и великом. Казус будет, однако. Но и молчать будет не совсем правильно. Ну ладно, не попробуем – не узнаем.
     - Я ее потерял, пап, - пропищал я, соревнуясь в тональности с Т3, и мысленно перекрестился.
     Широкая ладонь мужчины мягко легла на мою голову и привычно потрепала вихры.
     - Не расстраивайся, Ройс, - произнес он и закашлялся, выдав еще немного кровавой слюны. – Вот сядем, и тогда обязательно ее найдем. Сядь пока в свободное кресло и пристегнись, посадка будет жесткой.
     Как ни странно, мы друг друга вполне себе поняли. Значит я могу в ауребеш. Или как там называется этот язык. То, что мой новый отец сможет хоть кого-то искать после посадки, вызывало вполне обоснованные сомнения. Но его взгляд… То, как он на меня смотрел тронуло черствую сорокалетнюю душу и разрушило мою отстраненность. Я вдруг почувствовал, что все взаправду. И разваливающийся корабль, и жертва, на которую шел незнакомый мне человек ради своей семьи. Это… подкупало. Я запомню тебя, папа.
     Поддавшись порыву, я обнял его за ногу, на что получил одобрительный хмык и новую порцию разлохмачивания.
     - Давай, сына, - отец снова уперся взглядом в лобовое стекло. – Сигай в кресло.
     Я кивнул и залез на соседнее место, споро примотав себя ремнями к сиденью.
     - База Эррантия вызывает неизвестный корабль, - ожил передатчик. – База Эррантия вызывает неизвестный корабль. Вы вторглись на охраняемую территорию. Назови…
     - База Эррантия, говорит Черный Ястреб, - перебил неизвестного отец. – Терпим крушение. Повторяю, терпим крушение. На борту есть раненные. Просим помощи. Укажите безопасный коридор.
     - Черный Ястреб, принято, - кто бы там не сидел, с той стороны, он явно забеспокоился. – Координаты переданы, помощь высылаем. Дотянете до маяка?
     - Постараемся, Эррантия. Конец связи.
     - Удачи, Черный Ястреб. Да пребудет с вами Сила. Конец связи.
     Я подтянулся и посмотрел за стекло. Под нами расстилались мутные джунгли, освещенные полуденным солнцем. Протер глаза и удивился. Я что, плачу что ли? Вот только слез мне и не хватало. Мой предательский организм неожиданно шмыгнул.
     - Не лей слезы, сына, - прохрипело с соседнего кресла. – Ты же мужчина. Все образуется, вот увидишь.
     Угу. Прямо возьмет и образуется. Сучье посмертие! Сучья далекая галактика!
     - Пи-пу-пау-па.
     - Вижу, Т3. Давай крен.
     Джунгли наконец-то закончились и под Ястребом понеслось широченное поле. Я успел увидеть стоящую на краю леса пирамиду из светлого камня и стремящиеся на перерез кораблю маленькие машинки. Травянистая равнина быстро приближалась, а затем произошел импакт. Ремни больно вгрызлись в тело, за стеклом потемнело, а рубка стала напоминать барабан стиральной машины. Трясло так, что стало непонятно, где низ, а где верх.
     Последнее, что я помню, это пролетевший мимо Т3 и свои последние слова:
     - Ы-ы-ы.
     А затем пришла темнота.
     ****
     - Еще живые были? – донесся до меня приглушенный мужской голос, как будто через вату.
     - Нет, мастер Эйдур, - ответило ему приятное сопрано. – Мальчик – единственный, кто пережил посадку. Ну еще и дроид.
     - Та нахальная железяка?
     Я попытался открыть глаза. Глаза меня нагло проигнорировали. Остальное тело я просто не чувствовал. Ничего себе так меня приложило.
     - Ну да, - в чарующем голосе прорезались нотки веселья. – «Убери манипуляторы от моего хозяина, грязная биомасса!»
     Я мысленно улыбнулся. А Т3-то жжет. Правда, не особо оригинально, но что есть.
     - Что по журналам? – поинтересовался мастер.
     - Судя по всему, - продолжила доклад девушка. – На корабле летела семья то ли беженцев, то ли переселенцев с Татуина. По крайней мере в теле женщины обнаружили деактивированный рабский чип. Видимо, как только отец семейства завладел кораблем, они поспешили оставить неприятную планету.
     - Но что-то не задалось, да?
     - Пираты, - только и ответила девушка.
     Мысли ворочались тяжело, как клубок издыхающих червей. Тело совершенно отказывалось слушаться. Но рукой я все же смог пошевелить. Похоже я в воде. Или не в воде? Бакта?
     - Значит мальчик остался сиротой, - вздохнул мужчина. – Что же с ним теперь делать? С Эррантии так просто не улетишь.
     Да уж. Четырехлетний сирота с Татуина, застрявший у черта на рогах. О лучшем и мечтать не стоило. Угу.
     - Ну… - снова зазвучало божественное сопрано. – Возможно несчастного мальчика и не стоит никуда отправлять.
     - Поясни, Калина.
     Ох, какое замечательное имя. Рядом с ней я бы остался навсегда, хотя бы и просто наслаждаться такими обертонами. И даже не важно, как она выглядит. Я уже не в том возрасте, в обоих возрастах, чтобы придавать значение упругим сиськам и смазливым личикам. А вот в голос я уже влюбился.
     - Вот, посмотрите, мастер.
     - Анализ на мидихлорианы? – запикал датапад, видимо. – Хм. А это может быть интересно.
     Парочка немного помолчала, а я уже увлекся ожиданием своей дальнейшей судьбы. Откуда-то сверху послышался все усиливающийся свист. Не иначе, падающий на мою буйную голову рояль издает.
     - Хм…
     - Мастер?
     - Хо!
     - Мастер же?!
     - Ну что ж. Поздравляю, рыцарь Калина.
     - Мастер?
     - У тебя появился новый юнлинг, - хохотнул мужчина. – Единственный на много-много парсеков вокруг.
     - У меня?
     - У тебя, конечно же. Не мне же им заниматься. Так что принимай пополнение.
     - Но ведь Храм…
     - С Храмом я вопросы решу.
     - Но…
     - Все, - перебил девушку Эйдур. – Бери эту побитую тушку и делай из нее правоверного падавана. К тому же парень-то уже проснулся.
     - О, Сила, - заныла Калина. – За что мне это.
     Глаза, наконец-то, разлипли.
     ****
     - А-а-а-а-а!! – мысленно заорал я. – Что-то присосалось к моей любимой пипирке!!
     Пару суток, наверное, с того разговора я просто плавал в большой банке, пропитываясь инопланетным раствором. Как малосольный огурчик, честное слово. Наверное, скоро похрустывать начну на укус. Часто при пробуждениях, мутных и недолгих, замечал рядом рыцаря Калину, которая что-то увлеченно просматривала и поправляла на голопанелях. В панелях я ни черта не понимал, а вот в Калинах…
     Девушка была в самом соку. Все при ней. И упругие места, достаточной выпуклости. И тренированная фигура, которую не могли скрыть даже мешковатые аутентичные джедайские одежды. И густые каштановые волосы, в которые хотелось зарыться и вдыхать их чудесный аромат. И молодое, крайне симпатичное личико. Все же я, как мужчина в возрасте, четыре года как-никак, ценю красоту в этом жестоком мире. А уж черты конкретно этой красотки – просто песня. И как ее только к дипломатам всея галактики занесло?
     Но самым главным ее достоинством была ее человечность. И я сейчас не о эфемерных отношениях, а вполне себе о голой физике. В наше просвещенное время стыдно быть таким анахронизмом. Фу! Фу таким быть! Нормальный попаданец должен пускать слюни на твилечек, забрачек и мон-каламариек. Ну, на крайний случай, завести себе дакимакуру с принтом Асоки. Но вот фапать на самую обычную, вполне себе человеческую девушку… Которая даже не боевой вертолет… И без рожек и голубоватой кожи… Ужас. Расизм, сексизм и объективация, не иначе. Однако же, я родился вполне себе цис-гендерной той-самой-мразью. И тем горжусь. Хотя на твилечек еще стоит посмотреть вживую, может еще и запишусь в клан любителей всяческих фуррей, ага.
     - Спокойствие, юнлинг. Только спокойствие, - о, этот чудесный голос, в котором пузырьками искрится смех. Да я готов часами его слушать. – Все с твоим обожаемым органом в порядке.
     - Я что, это вслух сказал?
     - И это тоже, - улыбнулась девушка. – Мы поменяли тебе маску во время прошлой профилактики. Теперь ты не оторван от мира, малыш.
     - Я не малыш! – возмутился я. – А вполне себе мужчина в полном расцвете лет!
     - Как скажешь, юнлинг, - улыбка Калины несколько померкла. – Как скажешь.
     Она поправила что-то на голопанели и подошла вплотную к стеклу моего обиталища.
     - Ты какая-то грустная, наставница Калина, - девушку и впрямь что-то тяготило. – Неужели воспитание юнлингов такое неблагодарное дело?
     - Нет, что ты! – возмутилась та. – Просто слишком неожиданно.
     - Ну, если тебе в тягость, то можешь и не возиться со мной. Я найду себе занятие, чтобы не быть обузой.
     - Как-то ты слишком по-взрослому говоришь, малыш, - о Сила, она даже хмурится прелестно. Я влюблен, это даже не обсуждается! Надо бы гормональный фон проверить.
     Но надо что-то отвечать. А учитывая, что джедаи, вроде бы, чувствуют ложь… Нетривиальная задачка.
     - Там, где я родился, выбор был небольшой, - признался я. – Либо быстро повзрослеть, либо умереть.
     Жестковато, как для четырехлетки, но пойдет. Пусть сразу привыкают, что я такой себе феномен.
     - Я… Ладно. Извини, - виновато посмотрела на меня девушка большущими глазами. – Ты ведь слышал наш разговор с мастером Эйдуром?
     - Я в курсе, что мои родители погибли, - состроил я самую мрачную рожу, какую только мог. – Но пока еще не осознал до конца.
     - Ох, - печально вздохнула Калина. – Мне жаль, Ройс. Мы пытались…
     - Не стоит, наставник Калина. Я все понимаю. Давайте не будем больше поднимать эту тему.
     Девушка кивнула и, вроде бы, немного успокоилась. Приняв для себя какое-то решение.
     - Лучше скажите мне, наставник, когда мы начнем занятия?
     - Сегодня к вечеру мы переведем тебя в палату, а завтра можно и начинать уже.
     - Без банки переведете?
     - Без банки? – Калина рассеянно оглядела бакта-чан. – А. Ну да. Хватит тебе уже плавать, юнлинг. И давай уже без официоза, ладно?
     - Перейдем на «ты»? - поиграл я бровями.
     А что делать, если большая часть лица закрыта и для невербального компонента остались только глаза.
     - Так. Не настолько панибратски, юнлинг. – притворно возмутилась девушка. - Маловат ты еще для таких подвигов.
     - Как скажешь, наставница, - разочарованно проныл я.
     ****
     Моя персональная рыцарка не обманула. Уже на следующий день у меня, выспавшегося в настоящей кровати, начались занятия… по теории. Этакая начальная школа в стиле ДДГ. Основной упор делался на историю Республики и отдельно – историю Ордена. Вел ее у меня синий твилек Квилис Хакан, который на базе исполнял обязанности главного архивариуса. Занимательный персонаж, однако. Неизвестно чем его подкупила Калина, но выполнял он свои новые обязанности исправно. И рассказывал интересно. Если бы еще не смотрел на меня, как на некоторое дерьмо, было бы совсем замечательно. Но я не сахарный, не растаю.
     Кстати, надо бы следить за речью. А то притащу в эту и так не очень благополучную вселенную всякую олигофрению, типа феминитивов и гендеров, вот потеха-то начнется... Кал, как известно, прилипает насмерть и отстирывается плохо. Будем потом аутировать целыми планетами. Меня аж передернуло от подобной перспективы. Нафиг-нафиг…
     Так вот, о чем это я. А! Я еще по играм знал, что твилеки-мужчины уродливы. Оказалось, что это совсем не так. Они еще страшнее. И как миловидные, по рассказам,хвостоголовыетянки на таких вешаются только? Жесть же.
     Но только мерзотным приверженцем пера и бумаги, страдающего от неразрешимых запоров, дело не ограничивалось. Была и математика, и уроки языков, физика, химия, ксенобиология, этикет, основы дипломатии, техника, физическая подготовка и еще с десяток дисциплин. Знания в меня вбивали качественно и настойчиво. А уж развивающийся детский мозг впитывал все как губка, с пару лет провалявшаяся в пустыне и вдруг попавшая в бочку с родниковой водой. Я даже удовольствие начал испытывать от процесса. Прямо физически чувствовал, как шевелятся извилины.
     На фоне нагрузок, как умственных, так и физических, переезд в отдельную комнату прошел незамеченным. Я только через месяц корпения над датападом и забегов по джунглям вдруг осознал, что у меня появился новый дом. Маленький уголок, который принадлежал лично мне. И вот в один из дней я проснулся в своей комнате, заваленной всяческими деталями, датападами, чипами и вещами и понял, что так дело не пойдет. Нужно было организовать свое пространство. Чем я и занялся.И первым делом я прикопался к непосредственному начальству.
     - Наставница Калина, - заявил я на очередном уроке. – А можно мне выходной?
     Калина, медитирующая напротив, с интересом открыла один лазурный глаз. Прекрасный глаз выражал сомнение.
     - Почувствовал ли ты Силу уже, юнлинг юный?
     - Ну-у-у, что-то такое… - затянул я. – Где-то далеко…
     - То есть нет?
     - То есть нет, - понуро согласился я.
     - Нда… - протянула девушка. – И что же с тобой делать?
     - Ну, Калина-а-а, - заныл я, пытаясь состроить самую умильную рожу, на какую способен. – Ну скажи, вот кто из твоих сверстников почувствовал Силу хотя бы в первый месяц?
     - Не было таких, - задумчиво проговорила наставница, приоткрыв второй глаз.
     - Ну вот! – победно воздел я перст к потолку. – А я уже порядком уморился от всей этой учебы.
     Девушка задумчиво покусала полные губы. И, похоже, этот привлекательный процесс что-то помог решить.
     - Хорошо, Ройс, - улыбнулась Калина. – Будет тебе выходной.
     - Сегодня?
     - Сегодня, - кивнула девушка.
     Дальнейшие слова я уже не расслышал. Детское тело иногда может развивать просто чудовищную скорость. И даже способно к локальной телепортации. Не иначе.
     По-быстрому заскочив нв свалку, которая по совместительству являлась и моей личной кельей, я позвал с собой и Т3. Не то, чтобы он был сильно нужен, но в компании всегда веселее. Я собирался быстренько порешать все вопросы с каптером и, на закате, накачаться морсом. Как же я ошибался… Проблемы начались сразу же. И имя этим проблемам было:
     - С3-Р12/77, - безразлично оттарабанилстоящий за стойкой серебристый дроид, посверкивая плошками визоров. –Мое ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ – руководство и распределение материальных благ и инструментов. От меня зависит бесперебойная работа всей экспедиции, - однояйцевый брат С3-РО патетично воздел металлический перст к потолку. – Уясните это, будьте добры.
     От такого напора я опешил. Вот не ожидал как-то увидеть здесь столь сурового завскладом. Да еще и дроида.
     - А-а… - открыл я варежку.
     - Займите очередь, будьте добры, - ткнул мне за спину С3. – Вы задерживаете технологический процесс.
     Я рассеянно обернулся. За моей спиной стояла куцая колонна из трех разномастных дроидов, которые с интересом следили за раем ситуации.
     - Эм, кто последний? –и так понятно, но мало ли.
     Ответом мне послужил поднятый вверх манипулятор гориллообразногодроида, которого я частенько встречал в ангаре храма. А когда мы вместе с Т3 проходили мимо него, неожиданно произнес скрипучим голосом:
     - Присядьте, молодой господин. Ваш черед подойдет еще не скоро, - вокабулятор дроида издал звук, похожий на тяжкий вздох. - Как и мой.
     - А что так? – поинтересовался я, устраиваясь на одном из жестких стульев, связкой стоящих вдоль стены коридора.
     - С3-Р12/77 – очень размеренный дроид. Очень.
     - Пи-па-пау.
     - Не стоит ругаться, Т3, - пожурил я своего дроида. – Я, в целом, согласен с твоей оценкой, но бычить на начальство, даже такое мелкое – себе дороже.
     Делать было нечего, и мой взгляд упал на мое же наследство. Вскоре после выхода из бакты я понял, что могу не только в общегалактический стандартный, но еще и в бинарный. Не, пиликать я вряд ли смогу, но вот понять, о чем пищит моё личное астроведро, это запросто. Как оказалось. Навык не самый распространенный, но не такой уж и редкий. По крайней мере в техническом ангаре худо-бедно бинарный понимали все.
     И вот, познакомившись заново с Т3, мне стало ясно, что дроид вполне себе воспитанный. Про «мясные мешки» и «грязную органику» он вспоминал редко, скорее в качестве шутки. Все остальное время с ним можно было вести вполне себе конструктивный диалог. Если бы еще не его паранойя, что подключалась в его позитронных мозгах к месту и не к месту.
     Вообще странно приписывать дроиду человеческие качества, но похоже, что папа не особо заморачивался стиранием памяти у нашего семейного ведра. И я не стану. Глядишь, разовьется у него искусственный интеллект и пойдем мы вместе завоевывать галактику… Ну или он один пойдет, раскроив мне череп.Искины, они такие. Непредсказуемые.
     За этими самокопаниями и чтением домашних заданий с датапада прошел час, а очередь убавилась лишь на одного просителя. Еще через час очередь убавилась еще немного. А еще через час я готов был прибить одного вполне конкретного протокольного истукана. Ковырнуть эти его плошки омнитулом и, оторвав его блестящие конечности, выбросить в ближайшие джунгли. А еще… Так. Чего-то меня заносит. Спокойствие, только спокойствие. Вдох, выдох. Вдох. Выдох.
     Так за попытками медитации прошел еще час. А затем началось самое неинтересное.
     - Ваша заявка, - две фары от ЗАЗ требовательно буравили мою переносицу.
     - Вот, - скинул я запрос со своего датапада. Уж времени составить заявку у меня было предостаточно. Часа четыре так.
     - Вам необходимо заполнить эти три формы, - с этими словами долбаный дроид выложил на стол три нежидкие такие пачки бумаги. – И постарайтесь не допускать ошибок, иначе придется переписывать, а количество бланков ограничено. Хотя куда уж вам.
     - А электронно это сделать нельзя?
     Дроид гневно сверкнул визорами, выпрямился еще сильнее, а из ротовой щели, казалось, пошел дымок.
     - Для органических посетителей существует определенный регламент, невежа! – негодовал металлический истукан. –Извольте соблюдать предписания!
     - Воу-воу, - замахал я руками. – Полегче С3. Сейчас все будет.
     - С3-Р12/77, будьте добры!
     Я вздохнул и взялся за бумажки. И понял, что переоценил себя. Заполнить всю эту мутотень мог бы только квалифицированный юрист. Да и тот не сразу бы справился. Половина пунктов, хоть и была напечатана ауреком по белому, вообще, казалось, не имела никакого смысла. Слава Силе, хоть писать я умел. Криво-косо, но все же. Райс был развитым мальчиком для своего возраста. До того, как почил.
     Сорок минут я пытался продраться через бюрократические каракули, попутно задавая вопросы транзисторному болвану и выслушивая его едкие комментарии. Но рано или поздно все заканчивается. Даже пытки.
     - Вот, - хлопнул я пачкой листов перед С3. – Я закончил.
     - Мне казалось, что для вас, посетитель, это непреодолимое испытание, - дроид даже не посмотрел на бумаги. – На лицо явный недостаток интеллекта. Ну да ничего, какие ваши годы.
     - Пау-пау, - попытался вступиться за меня Т3.
     - А ваше присутствие здесь и вовсе не является обязательным, - отбрил его завхоз.
     – Потому, требую соблюдать тишину. – Металлический хрен перевел взгляд плошек на меня. – А вам следует завизировать данные документы в кабинете 203, 203/4, 205 и 707. Я составил инструкцию и скинул вам на датапад. Без нее вы вряд ли запомните, что и где необходимо утвердить. С вашей то памятью…
     Скрипнув зубами, я молча взял бумаги и вышел в коридор.
     - Этот… дроид скоро меня доведет, - пожаловался я Т3. – До ручки.
     - Пиу-па-пи-пи-пу.
     - Да я все понимаю. Но мне непреодолимо хочется сунуть его под пресс, - вдох, выдох. – Раза три.
     - Я все слышу, бессмысленный посетитель! – донеслось из кабинета.
     - Пиуи?
     - Ты то хоть запомнил, куда нам идти? – тряхнул я стопкой туалетной бумаги, что выдал мне дурной завскладом.
     - Пип, - утвердительно ответил Т3 и покатил по коридору.
     И я еще на пару часов попал в царство дроидов. Они заполонили все. Надо ли говорить. Что во всех кабинетах сидели металлические болваны, в очередях стояли все те же разнообразнейшие творения техников, и у каждого были какие-то требования, бумаги, бланки и регламенты. Что само по себе не добавляло мне хорошего настроения. Уже и обед прошел, а я все еще мотался по сумеречным коридорам тяжеловесной бюрократической машины.
     До 707 кабинета я добрался на последних каплях здравомыслия. На удивление, очереди не было. Табличка на двери сообщала, что в кабинете находится сам заведующий по АХЧ Шассу Чироа. Что там имя, а что фамилия, хрен разберешь. Но хотя бы здесь есть кто-то живой. Наверное. Я в очередной раз посмотрел на ненавистные бумаги, которых стало больше раза в два и которые обзавелись немерянным количеством всяческих печатей и подписей. Медленно выпустил сквозь зубы воздух и постучался.
     - Войдите, буль, - донесся приглушенный голос с той стороны.
     И я вошел. В светлом кабинете в окружении заваленных документацией стеллажей за большим столом сидел селкат. Голубенький, такой. Гладенький и влажненький.
     - Здравствуйте, господин Чироа, - выдавил из себя я.
     - Добрый день, буль, малек, - погладил селкат отростки на лице. – Что привело тебя ко мне?
     - Вот, - вывалил я перед ним свой груз.
     - Ага, - Чироа ловко перелистал всю пачку. – Угу. Буль. Ну что ж, - он выудил из стопки какой-то листок и поставил на нем размашистую подпись. – Понятно. Теперь тебе, малек, нужно отправиться обратно, к тому нудному дроиду, и получить то, зачем пришел. – селкат по-доброму улыбнулся. Вроде бы.
     - Пиуа, - вставил свои пять кредитов Т3.
     - Господин Чироа, - решил я попытать счастья.
     - Что-то еще, малек, буль? – оторвался от своих дел селкат.
     - А вы можете как-нибудь… ну… посодействовать, чтобы С3 не чинил препятствий?
     - О как, буль, - Чироа посмотрел на меня внимательнее. – Видишь ли, малек. Все эти процедуры, как бы они тебе не нравились, разработаны на самом Корусанте. И утверждены магистром Эйдуром, буль. Потому, наберись терпения и пройди свой путь до конца, буль. – на этот раз улыбка селката казалась слегка издевательской.
     - Спасибо за участие, господин Чироа? – я постарался, чтобы яд в голосе не был слишком явным для ленивого чинуши.
     - Обращайся, если что, буль, - хмыкнул селкат и вернулся к своим делам. – Вечно вы, мальки, куда-то торопитесь.
     Вот ведь задница земноводная! Мне еще хватило выдержки не звездануть дверью об косяк. Наверное потому, что эта самая дверь открывалась вбок и сама. Я обреченно посмотрел на уходящий в далекие дали коридор и угрюмо поплелся к своему личному металлическому черту, что наверняка уже подогревал сковородку для обжаривания одного конкретного юнлинга.
     Коридоры же, как ни странно, были совершенно пустынны, что навело меня на мысль, что скоро вся эта лавочка начнет закрываться. Есть подозрение, что за один день мне комнату ну никак не обставить, а согласится ли наставница выделить мне еще один выходной – джедай надвое сказал. За всеми этими размышлениями я вдруг понял, что уже пару минут стою перед дверью местной каптерки, с которой и начался мой тернистый путь сегодня, и рефлексирую, совершенно не желая продолжать диалог с жестянкой, что строит важную пипу за стойкой. Может ну его нафиг? Я посмотрел на внушительную и увесистую стопку макулатуры, осознал себя пионером, и решил, что мои усилия должны завершиться хоть чем-то.
     - А красный галстук мне не помешает, - пробормотал я и приложил детскую ладошку к сенсору.
     - Вечер добрый, посетитель, - раздалось от стойки. – Я не рад вас видеть, но раз уж вы все же пришли… Прошу заметить, что рабочее время подходит к концу, а потому - излагайте кратко.
     Я молча, и пытаясь подавить раздражение, шваркнул стопкой о стойку. С3-Р12/77 медленно и обстоятельно поковырялся в бумагах и, наконец, изрек:
     - Похоже, все в порядке. Как ни странно, - металлическое чудовище застыло, явно делая запрос в общую базу, а затем отмерло. – Однако…
     Вот я так и знал, что вся эта эпопея не могла закончится благополучно. Да чтоб тебя ситхи засношали! Т3 был со мной, судя по всему, согласен, поскольку из его корпуса выскочила двузубая вилка и по ее зубьям протрещал электроразряд.
     - Однако вы, посетитель, не внесены в перечень участников экспедиции, - С3 с опаской покосился на шокер. – А потому не являетесь материально ответственным лицом.
     - И? – рыкнул я, ощущая, как внутри меня скручивается в тугой комок вся та злоба, что накапливалась весь злополучный день.
     - И я никак не могу доверить вам имущество, принадлежащее экспедиции, - дроид уже уловил сенсорами что-то неправильное и вскинул манипуляторы в защитном жесте. –Но если вы подадите заявление на имя магистра Эйдура и получите официальный статус, тогда проблема будет решена. В течение стандартного месяца. А потом нужно будет повторить подачу заявки, потому как срок действия ваших бумаг к тому времени истечет.
     Но я уже не слушал. Тугой огненный комок, что собрался у меня в районе солнечного сплетения, вдруг полыхнул. По жилам разлилась жгучая боль, волной проникая в каждый уголок детского тельца. Но боль эта несла с собой какое-то извращенное удовольствие. По идее, нужно было в очередной раз за день взять себя в руки и успокоиться. Но я уже не мог. Да и не хотел, если уж на то пошло. Остапа понесло.
     - Я. Вырву. Твои. Мерзкие. Глаза, - вскинул я руки, которые полыхали вполне себе настоящим огнем. – Уничтожу!
     Вспыхнули многочисленные справки, затрещала краска на стойке, сворачиваясь в огненные трубочки. С визгом убежал в дальний угол Т3. А мерзкий протокольный истукан начал неиллюзорно дымиться.
     - А! Помогите! - задергался завхоз. – Хулиганы зрения лишают! Охрана!
     Остро запахло химической гарью. За спиной С3 занялись огнем какие-то стеллажи. Коротко вякнул баззер тревоги и, похрипев еще пару раз, заткнулся. С потолка полилась вода, которую пламя благополучно игнорировало. От намокания я обозлился еще больше и снова полыхнул, зачерпнув огня из своей груди. Для меня не существовало больше ничего, кроме отвратительного дроида, что метался в огне передо мной, в ушах гудело пламя, а в нос пробивался отчетливый запах гари.
     И когда С3 сложился за стойкой, издавая совсем уже нечленораздельные звуки, за спиной что-то лязгнуло. А затем на мое плечо легла огромная рука, от которой по разгоряченному телу разлилась волна приятной прохлады.
     - Уймись, юнлинг, - раздался над ухом знакомый бас. – Возьми себя в руки, мальчик.
     Успокоиться удалось как-то сразу. Как будто свет выключили. Ноги не держали и мое тело уселось на задницу. Прямо в лужу.
     ****
     Не смотря на тягомотный и довольно отвратный день, заканчивался он славно. Впереди разгорался красочный закат, окрашивая воздух во все цвета розового, алого и малинового. Слева треть небосвода занимал гигантский диск неизвестной мне планеты, отсвечивая изумрудом. Теплый камень одной из террас храма подогревал седалище, а язык радовался пряному морсу из какого-то местного фрукта.
     На душе было пусто, в голове звенела тишина. Я поболтал напиток в странном стакане, напоминающем формой песочные часы, посмотрел рубиновую жидкость на просвет. Втянул фруктовый аромат и невесело усмехнулся. Для полного счастья настоящему мужчине, хоть и низкорослому, не хватает рядом только прекрасной подруги. Но за неимением гербовой…
     - Вот ты и познакомился с темной стороной, Ройс, - пробормотал я. – Только печенек что-то не видать.
     И не сказать, чтобы я сильно напугался. Нет, тащило меня знатно. И что настораживало, сопротивляться своим эмоциям, усиленными Силой, я не мог и не хотел. Так что ситх из меня получился бы посредственный. Ведь они, по слухам, сами управляли своими эмоциями, черпая из них мощь. А у меня все наоборот, как всегда, впрочем. Однако с этим дерьмом лучше повременить. А то в этом анклаве чистоты и контроля меня мигом нарежут на несколько нежизнеспособных Ройсов самым демократичным оружием галактики. Вот как отучусь, тогда и буду выбирать. Если меня еще будут учить после такого перфоманса. Могут и прикопать вон под тем деревом. Или под тем. Или…
     Я тряхнул головой, пытаясь выбросить тяжелые мысли из головы. Получилось так себе. С того момента, как я сюда попал, я плыл по течению. События, что начались на задымленном корабле, диктовали мне свои условия. У меня даже не было времени просто посидеть и подумать. А ведь я даже не знаю, что дальше? Что мне тут делать? Ну, в глобальном плане. Чего я хочу? Куда дальше двигаться?
     Будь на моем месте Ройс, он бы даже не стал анализировать события. Проревелся бы в жилетку наставнице да продолжил исповедовать философию плывущих по реке экскрементов. Ведь способность к критическому мышлению открывается у детей годам к пятнадцати, редко раньше. Вот только мне-то не четыре года, а уже почти сорок. И нужно бы уже определиться. Хотя сейчас я могу лишь накапливать информацию и допускать поменьше фейлов.
     Хотя по здравому размышлению своевременное появление магистра в каптерке уже не выглядит таким уж случайным. Вся ситуация выглядела хорошо разыгранным спектаклем. Или нет?
     - О чем задумался? – рядом присела наставница.
     То ли она ходит настолько бесшумно, то ли я так глубоко погрузился в себя. Но отвечать что-то надо, хотя и лень.
     - Смотрю на природу, - ответил я первое пришедшее в голову. – Прощаюсь с миром.
     - Интересно как.
     - Думаю, что вон под тем деревом моя могила будет смотреться вполне органично, наставница Калина.
     - Кха, кхе, - морс наставницы, или что она там пьет, явно решил пойти носом.
     - Это потому, наставница, что нельзя одновременно пить и разговаривать, - хмыкнул я. – Мне так мама говорила.
     - Да что за чушь, юнлинг!
     - Почему это чушь, - деланно обиделся я. – Мама плохого не посоветует!
     - Да я не о том, Ройс! – какая же она красивая, когда злится. - С чего ты решил с жизнью то прощаться?
     - Ну как же, - криво улыбнулся я. – Светлые и темные. Неразрешимый конфликт. Не?
     Меня быстро, я даже понять не успел, схватили и прижали к приятной такой груди.
     - Глупый мелкий мальчишка, - вырываться совсем не хотелось. – Как ты мог подумать только такое! Ох и выскажу я магистру…
     - Чего выскажешь? – пробубнил я в упругие полушария.
     Похоже мои догадки о театральной постановке не лишены оснований.
     - Неважно, - меня, к моему сожалению, отстранили. Но зато я теперь любовался прекрасными глазами. Полными искренности и тревоги за меня, надо сказать.–Даже не смей так больше думать! – мое тельце тряхнули. – Понял меня?!
     - Слушаюсь, наставница, - протянул я.
     - Ну вот и хорошо, - успокоилась девушка. – Да и вообще, стоит во всем искать хорошее.
     - Чего ж в этом, - неопределенно помахал я кистью в воздухе. – Хорошего-то?
     Девушка совсем оставила меня в покое, а затем достала из-под джедайских одеяний древний артефакт. Свечу. Уж не знаю, из чего она была сделана, но выглядела как обычная свеча. Вот только чего стоило в мире освоенного космоса такую найти, не представляю.
     - Вот, - Калина установила это изделие на камень. – Попробуй почувствовать Силу теперь и постарайся зажечь свечу.
     Вряд ли Калина хотела, чтобы я впал в неконтролируемую ярость. Значит нужно вычленить именно те ощущения, которые происходили со мной помимо эмоций. Я постарался вспомнить ощущение жгучего шара в солнечном сплетении. И, на удивление, ощущение теплоты быстро пришло. Как будто котенка на груди пригрел, настолько приятно стало. Ободренный своим успехом я протянул руку к свече и заставил теплый шар полыхнуть, как тогда.
     Сверкнуло знатно. Когда мы с Калиной проморгались, на камне вместо свечи оказался лишь закопченное пятно.
     - Да-а… - задумчиво протянула девушка. – Над контролем еще работать и работать.
     Я же молча сидел и испытывал небывалый душевный подъем. Я маг. Маг!
     Огненный! За Лордерон, блин!

Глава 2

     Впереди разгорался красочный закат, окрашивая воздух во все цвета розового, алого и малинового.Свет заходящего светила расцвечивал широкие улицы, резные каменные стены и многочисленные арки, приятно контрастируя очертания зданий загадочными полутенями. Легкий ветерок нес по улицам розовые лепестки каких-то местных растений. Все дышало сказкой, которая, казалось, разливалась в самом воздухе, напоенным медвяным ароматом. Дышало бы. Если бы не один нюанс.
     Воспоминание о пошлом анекдоте про те самые нюансы, которые пытался творчески втолковать Чапай своему нерадивому ординарцу, быстро сбросили медитативный настрой. Я разочарованно вздохнул. Иногда причудливые ассоциативные цепочки, которые умудрялся выстраивать мой нездоровый мозг, приводили меня в ступор. Да и ладно. Все равно ежедневный план я уже выполнил. Каждый уголок тела Силой наполнил, кайбер-кристалл напоил, время убил, архитектурой полюбовался. Пора и за дела браться. Покосился на комлинк. И правда пора. Например, вздремнуть. Чем не дело?
     Хорошо сижу. Нагретые за день плиты пола мерно подогревали мое седалище. И, что любопытно, никакого тебе цистита, да. Правда в мои-то вторые шестнадцать, да с прокачанным тренировками и Силой телом, подхватить сию срамную болезнь нужно еще постараться. Но все равно приятно, что уж там. Приятно быть снова молодым. Я прищурился на закат, а потом посмотрел на мерно водящие вокруг моей головы хоровод детали светошашки. Под моим требовательным взглядом меч начал обретать целостность и вскоре мягко опустился на раскрытую ладонь.
     Я мягко поднялся с плит лоджии и посмотрел из-под глубокого капюшона на тот самый нюанс. По широкой улице Тида мерно лязгал очередной патруль В1. Касок пятнадцать навскидку. Шел какой-то там день оккупации и на улицу выходить крайне возбранялось. Комендантский час, как-никак. Длиной почти во все сутки. Жителям столицы позволялось сделать все свои дела за пару часов до заката, да и то - поквартально. Все остальное время предписывалось сидеть дома. И сидеть тихо, дабы не раздражать наместника неуместной подрывной деятельностью. Ага.
     Пискнул комлинк. Не глядя нажал клавишу приема. В этом уголке вселенной мне мог звонить только один разумный. И линия была защищена всем, чем только можно.
     - Арденту, - раздался волевой мужской голос. – Я принес твой заказ, договорился о твоем деле и со мной твои новости.
     - Выхожу, - дрогнул в улыбке уголок рта.
     Я накинул поглубже капюшон, подошел к двери и махнул рукой перед сенсором. Дверь лихо отскочила в сторону, и я вышел в общую гостиную, снабженную, между тем, еще и маленькой кухонькой. Найти такой номер, то еще занятие в век засилья дроидов-поваров да пищевых комбайнов. Но я справился. Ведь у меня самый лучший помощник на тысячи мегасвет во все стороны. Строптивый, правда. И недешевый.
     Вышеозначенный помощник, по брови закованный в мандолорский доспех, выкладывал на барную стойку продукты из пакета, не забывая демонстративно провести над каждым контейнером ядоопределителем. Педантичный какой, ухмыльнулся я. Смуглый мужчина выложил последний контейнер и вопросительно посмотрел на меня, скептично заломив бровь.
     Да, да. Мандолорец с открытым лицом. Но, во-первых – он наемник. А во-вторых, наш договор предусматривал отсутствие на нем любых сенсоров, когда я без маски. Светить перед представителем этой продажной профессии лицом, не смотря даже на репутацию конкретно этого экземпляра, не хотелось от слова совсем. Шлем же лежал на шляпной полке, повернутый к стене. Далекий-далекий космический латинос тоже не горел желанием светить свою физиономию, но уговор – есть уговор. Таков путь, ага.
     - Все достал? – поинтересовался я, жестом предлагая уступить мне место.
     - Вроде бы, - пожал мужчина серебристыми наплечниками и уселся на одно из кресел, перещелкивая что-то на голоэкране своего комлинка. – Трудности возникли только с этой странной злаковой тряпкой.
     Я достал из первого контейнера круглый желтый овощ и, сняв с магнитного захвата кухонный нож, отрезал дольку. Белая мякоть весело хрустнула на зубах, наполнив рот влагой и ароматом огурца, приправленного медом. Я на секунду задумался, перекатывая на языке кашицу, а затем кивнул. Пойдет.
     - Экранированный от бластеров тренировочный зал тоже нашел, - добавил наемник.
     - Что по новостям? – из открытой пластиковой бутылки на меня пахнуло кефирным запахом.
     – Мои источники говорят, что Федерация завтра отправляет один из своих корпусов куда-то в поля. – наемник вещал с каменным лицом, даже не пытаясь оторваться от своего занятия. - Мы этого ждали?
     Сковородка встала на нагревательную пластину, вырезка банты ловко распиливалась на кубики и незамедлительно отправлялась на раскаленное масло.
     - Зависит от того, что они там делать будут, - понюхал я специи из пакетиков и вернулся к нарезке овощей. – Но похоже, да.
     - По слухам, - выдал наемник, и решил уточнить. – Именно по слухам, собираются давить сопротивленцев. Там, вроде бы, даже безрукие гунганы хотят поучаствовать. Правда, в последнее верится с трудом.
     - О как, - улыбнулся я. – Ну раз гунганы, то тогда точно пора. Выступаем после полуночи?
     Джанго лишь рукой махнул. Типа, ты заказчик – тебе виднее. Луковиц оказалось четыре. Две знакомые изумрудные и две синие. Отрезал синюю. Запах похож, но слегка отдавал стручковым перцем. Да и на вкус ничего так. Хрум. Я вытер скупую слезу. Забористый.
     - Синий или зеленый?
     - Ты меня этим кормить собрался, что ли?
     - Ну а почему бы и нет? – хмыкнул я, шинкуя синий корнеплод. – Ты, смотрю, избалован нормальной едой. А я-то думал, что тру-наемник в основном какой-нибудь комбипастой перебивается.
     Фетт скептично посмотрел на меня. Подумал с пару секунд.
     - А давай. Отведаю вашей тру-ситхской стряпни, - и, переключив еще пару клавиш, добавил. – Синий.
     Угадал! Лук отправился обратно в контейнер и был беспощадно залит уксусно-сахарным раствором.
     - Какой-то ты, Фетт, нерадостный, - мясо обжарилось и отправилось в свой судок. – Подштанники жмут?
     - Мутность твоя, наниматель дражайший, жмет, - в тон мне ответил профессиональный откручиватель голов. – Продукты закупать, мог бы и мальчишку какого нанять.
     Лаваш был толстоват, но на оригинальный продукт весьма похож. Справедливо, кстати, Джанго бомбит. Уже пару недель по сектору мотаемся, а цели он так и не знает. Что и правильно. Дозированность информации, она не во вред. Но томить наемника больше не стоит, возможно. От следующего кусочка сведений он не подавится. Специи заехали в местный густейший кефир и равномерно там взболтались. А, была не была:
     - Наркоман ты адреналиновый, Фетт. Сиди себе, продукты покупай, денежку получай, воздух пинай. Синекура же, - я попробовал кефирный соус на язык. Не готов пока. – А тебе все сражения подавай, мордобой, да покрепче.
     - Таков путь.
     - Ну, раз путь, - протер я сковородку салфеткой. - Как ты относишься к джедаям?
     Судя по напрягшейся позе да полыхнувшим эмоциям, к рыцарям светошашки и агрессивной дипломатии Джанго имел свои счеты. И счеты эти еще не остыли. Однако уже через секунду мандалорец привычно забил все свои переживания в дальний угол сознания и ровно ответил:
     - Как и ко всем. Наниматели, цели, обыватели, - Джанго повернулся ко мне и стал буравить меня взглядом. – По одаренные души идем?
     - По одаренные души, - кивнул я и занял кресло напротив него, отстегнув от пояса свою маску и положив ее на журнальный столик. – Вот только не по те, которые ты думаешь.
     - Цели? – подобрался наемник, поняв, что пошел серьезный разговор.
     - Ну, общий план ты знаешь. Предположительно, сегодня в генераторной дворца появятся два джедая и мой коллега. Один рыцарь умрет без нашей помощи.
     - А второго кончим мы, - глаза наемника закрутились виртуальные шестеренки. Мужик просчитывал варианты и мысленно перебирал подготовленное снаряжение, благо в последнем я его не ограничивал, спасибо кредитам учителя.
     - А второй должен выжить несмотря ни на что, - отбрил я Джанго, наслаждаясь разливающимся по комнате удивлением. – Это – наша основная цель.
     - Значит, идем на ситха.
     Вот чем мне нравился прародитель клонов, так это своей сообразительностью. Впрочем, другой его славы бы не добился.
     - Верно. Ситх должен умереть.
     - Занятно.
     Посидели еще. Джанго немного поколдовал над своим комлинком и спроецировал план окрестностей дворца прямо на стол.
     - Пойдем скрытно, я так понимаю, - на что я только кивнул. – Засада?
     - Засада, - снова кивнул я. – И охота.
     - Тогда можно пойти тремя путями…
     - На твой выбор, Фетт. Профессионал тут ты, - я спокойно выдержал еще один изучающий взгляд. – Нужно место для длительного ожидания, как ты помнишь. Время я знаю ну очень примерно.
     - Лучше всего подойдет вентиляция, - задумчиво произнес наемник, выводя на стол план генераторной. – Вот здесь и тут.
     Я внимательно посмотрел на план. Прикинул, что видел в фильме.
     - Вот это место нам подойдет, ткнул я пальцем в выход шахты, метров на шесть выше той самой круглой дыры, в которую активно будут заныривать одаренные, не зависимо от толерантной окраски.
     Фетт свернул план. Посидели еще, подумали каждый о своем.
     - Есть-то будем? – подал голос наемник.
     - Тут зависит от того, предпочитаешь ты тренировки на голодный желудок или нет.
     - Зал, значит, - хмыкнул Джанго. – Ну и зачем мне тренировки?
     - Да по большей части они нужны мне. Давненько хотелось избить мандолорца, - со стороны Фетта так и повеяло насмешкой и уже привычным скепсисом. Но и тебе стоит посмотреть, на что способен обученный ситх. Пусть и ученик.
     - Я уже встречался с джедаями в бою.
     - Знаю, мой самоуверенный друг, знаю, - я внимательно посмотрел на него из тени капюшона. – Да только джедай и ситх – совсем не одно и то же. И даже опыт, полученный на Галидраане тебе может не помочь.
     - Поразительная осведомленность, - напрягся наемник, машинально поглаживая рукоять пистолета.
     - Пойдем уже, время дорого, - поднялся я, показательно проигнорировав завуалированную угрозу, и приложил маску к лицу. – Это будет познавательно, уж поверь мне.
     ****
     - А ты не так плох, ситх, - произнес Джанго, поигрывая наплечниками.
     - Я как-то думал, что буду получше, - прохрипел я, пытаясь восстановить дыхание в отбитой груди.
     Познавательно – это не то слово. Начать тренировку я решил с банального мордобоя, без применения Силовых техник, включая усиление и ускорение. И после этого Фетт начал меня возить. Маской по полу. Как хотел, вообще. Конечно, рукопашку изучал каждый уважающий себя одаренный, без этого до светошашки не допускали. Собственно, я изучил в свое время Шии Чо и Шиен. Немного мог в Макаши, но именно что немного.
     - Не сомневайся, Арденту, - подошел Джанго, подавая руку. – Тебе просто опыта не хватает. Но хорошая школа чувствуется.
     Я с кряхтением поднялся, привычно прогнал Силу по телу, наскоро заживляя повреждения. Встряхнулся.
     - Round two: Fight! – произнес я, вставая в стойку. – Теперь с Силой.
     - Оу, - хохотнул наемник. – Ну давай, покажи, что можешь.
     На этот раз результат был не такой стремный, но ненамного лучше. И хотя теперь уже прилег Фетт, мне досталось тоже прилично.
     - Кей оу! – носился я вокруг него, задрав руки.
     - Кха, - ответил Фетт, когда пришла его очередь держаться за нагрудник. – Мальчишка.
     Я присел возле него и приложил руку к его кирасе. Целительная техника прошлась по телу наемника, живо приводя его в форму.
     - Завидую я вам, форсюзерам, - Джанго ловко поднялся на ноги. – Было бы вас побольше в галактике, таким как я нечего было бы ловить.
     - Не стоит. Это просто многолетние тренировки и капля таланта, – улыбнулся под маской я. – Готов к третьему уровню?
     - Там еще и третий есть? – вздохнул Фетт. – Ну давай.
     - Выстави бластеры на парализатор.
     Пока наемник ковырялся в своих пистолетах, я активировал меч. Мгновение полюбовался рубиновым лезвием и слегка сдвинул кольцо у гарды, чтобы мне пальцы не укоротило. Прости Блейд, но плагиат – наше все. Затем переключил клинок в нелетальный режим. Пожалуй, пора.
     - Не порежешься?
     - Тренировочный режим, - пояснил я и постучал лезвием об пол. Искры полетели, но на полу не осталось и следа. – Учитель не любит, когда я пытаюсь его убить.
     - Не могу его в этом винить, - хмыкнул Джанго. – Расходимся?
     Я кивнул, и мы разбрелись в противоположные стороны.
     - Начали! – рявкнул я и ушел в рывок. Фетт держался хорошо, для начала мне пришлось уклоняться от веера плазмы. Кое-что удалось отправить обратно, но наемник тоже не стоял на месте. Справедливости ради нужно сказать, что в таких идеальных условиях, когда одаренный готов к атаке, когда ничего не отвлекает, да еще и укрытий никаких нет, у обычного человека нет никаких шансов. Не зря обученный джедай стоит пятидесяти клонов в бою. А уж жестянок и считать не стоит. И это при том, что ближний бой – явно не моя специализация. Учитель так и вовсе уже махнул на фехтование рукой, проводя со мной нечастые поединки. И нещадно меня на них избивая. Но то учитель.
     А вот у наемника шансов не было. Что я и подтвердил, приголубив его от души классическим Чо май, и завершив бой не менее классическим Сай ча. Джанго снова отправился на полежать, потому как парализующие удары, даже смягченные доспехом, это ни разу не весело. А мне снова пришлось его лечить. Но от практики я не бегаю, честь мне и хвала. Ага.
     - А ты не так плох, наемник, - ухмыльнулся я.
     - Это уже больше похоже на избиение меня, - нахмурился Фетт, сняв шлем и потирая шею, и неожиданно расщедрился на откровение. – Таким умением на Галидраане отметились только двое. Они же меня и взяли в плен.
     - Джедай, это орудие, приставленное к мечу, - распрямился я и подал руку наемнику. – Отбери у него меч, и большинство из них вообще ничего не могут.
     - А ты, значит, можешь? – спросил Джанго со скепсисом, принимая помощь.
     - Клинковый бой у меня плох, так говорит учитель. У меня другая специализация.
     - Это какая же?
     - Четвертый уровень? – предложил я с насмешкой.
     - Да сколько у тебя там этих уровней?
     - Шесть, - улыбнулся я, склонив голову к плечу. – Но их я тебе не покажу. В любом одаренном должна оставаться изюминка.
     - Интересно же.
     - Пятый – уже опасно, - призадумался я. – А на шестом у меня контроль страдает. Могу просто расхреначить тут все. Квартала на три-четыре вокруг.
     - Занятно, - пробормотал Фетт. – Ну давай свой четвертый.
     Мы снова разошлись. Я погасил меч и поместил его на магнитный захват на пояснице.
     - Опять без оружия? – удивился наемник, возвращая шлем на место.
     - Ты то как раз можешь использовать все, что душе угодно, - не согласился я. – Оружие лучше переведи в боевой режим. Ну и все там твои огнеметы, ножи и ранцы. Только чур – без ракет. Поранишься еще.
     - Начали, - сухо произнес Фетт, закончив готовиться.
     Этот раунд закончился еще быстрее. Фетт скаканул в сторону, используя джетпак, благо, пространство позволяло. В меня прилетело аж семь выстрелов. Да только убийственная точность тут не помогла. Плазма расплескалась по защитному полю, усиленному тутаминисом. Сдержать их было тяжело, но я даже не пытался уклониться, лишь укрепив щит. Пафос!
     А затем приложил наемника парой толчков Силы. Подхватил слегка оглушенного Фетта телекинетическим захватом, приподнял его над полом и медленно двинулся к нему, проигнорировав окатившую меня волну напалма, или что там он заряжает в свою пыхтелку. Встроенный клинок так же завяз в защитном поле, не зря меня учитель гонял, развивая тончайший контроль. Впрочем, для алхимика контроль – не блажь, а суровая необходимость.
     - А дальше я должен просто сжать тебя в твоей консервной банке и… - спокойно произнес я.
     - И все, видимо, - обескураженно произнес Фетт. – Отбегался.
     - Верно.
     Вставший на ноги Джанго задумчиво покрутил бластер.
     - Раньше я убивал джедаев в основном из засады, - медленно произнес он. – А теперь буду убивать из засады.
     - Глубокомысленно, - хохотнул я. – Ну что, пойдем? Я уже выяснил, что хотел.
     - Я еще нет, - визор мандолорского шлема уперся в меня, пытаясь провертеть дырку в маске-черепе. – Пятый?
     Я удивленно посмотрел на наемника.
     - Да ты конченный псих, Фетт, - произнес я с каким-то восхищением.
     - Давай-давай, ситх, - слегка раздраженно произнес он в ответ. – Мне тебя уговаривать, что ли?
     Я подумал. Подумал еще немного. А какого черта? Хочет – пусть получает. Понтанусь на полную. Ситх я или где? Иногда нужно гладить свое ЧСВ, а то захирею. Спокойствие – ложь, есть только страсть!
     - Ну смотри, невежа, - встряхнул я кисти. – Сделать ты все равно ничего не сможешь.
     Сначала полыхнули ладони, загораясь веселым костром. Потом и мое тело, спустя мгновение, превратилось в веселый пионерский костер. Миг – и все пространство заполнила огненная стихия, ревя, как раненный ранкор. Только вокруг Фетта оставался пятачок в пару метров, но чудовищный жар ощущался и там. Еще миг, и пламя отступило, как будто его и не было, оставляя лишь курящиеся стены. Я утомленно уселся на разогретый пол, собирая Силу откуда только можно. Не то, чтобы я не мог продолжать, но перерыв сделать надо.
     Мандолорец медленно подошел ко мне, радостно дымясь всем доспехом сразу. Молча постоял над душой. А затем тихо спросил:
     - И долго ты так можешь?
     - При нужде, хватит, чтобы оставить от тебя лишь пепел, - лениво произнес я.
     Джанго постоял еще немного.
     - Пойдем? Что-то я проголодался.
     ****
     Так. Полоску местной капусты, теперь местного огурца и помидоров, затем мясо, маринованный синенький лучок, и, в завершение, полить все ароматным соусом. Тут главное не переборщить, а не то придется затыкать дырки в инопланетном лаваше. Но и не доложить нельзя, один лаваш жевать – тоже то еще удовольствие. Теперь свернуть все в плотный конверт и отправить на раскаленную сковороду, прижав сверху грузом. Через минуту перевернуть, постучав пальцем по румяной корочке. Готово.
     - Пахнет вкусно, - Джанго с любопытством разглядывал свою порцию, что тянула грамм на семьсот. – И как это называется?
     - Шаверма, - ответил я и вцепился зубами в свой рулет. А недурно. Не шедевр, конечно, но тоже ничего так. – Ты куфай уфе. Офтынет.
     С десяток минут в комнате стоял звук двигающихся челюстей, да хруст овощей. Наконец с ужином было покончено, и мы развалились на креслах, потягивая какой-то фруктовый сок.
     - Сытно ситхи питаются, - тяжело вздохнул наемник. – И вкусно.
     - А то, - поднял я палец к потолку.
     - Вещи я собрал, - кивнул Джанго на пару рюкзаков. - Часы сверим?
     Я вывел показания комлинка на голоэкран.
     - Будильник поставил?
     - Поставил, - кивнул я. – Пойдем уже отдыхать.
     На том разговор и завершился, и мы разошлись по своим комнатам. В принципе, идти ночью особой нужды не было. Сенсорам В1 и прочих федеративных металлистов отсутствие света ничуть не мешает. Да только выходить завтра – можем и опоздать. А если сегодня вечером, то придется большую часть ночи провести в узкой вентиляции в компании Джанго. И хотя он выдающийся во всех смыслах мужчина, я, все же, предпочитаю противоположный пол. Шутки за триста, ага. Нервничаю что ли?
     Ну и не удивительно. Все же не самая простая операция предстоит. Да и, по сути, первое мое самостоятельное дело, доверенное учителем. Провалю – быть мне битым. И ладно если не раскаленными щипцами в уютном кресле с креплениями. А впрочем, утро вечера мудренее. Прилягу-ка я соснуть.
     - Это значит – вздремну, грязный ты извращенец, - погрозил я потолку и отрубился.
     ****
     - Кайло!
     - Рей!
     По бескрайней пустыне бежали мужчина и женщина. Бежали навстречу друг-другу и восторженно орали.
     - Кайло-о!
     - Ре-ей!
     Легкий ветерок трепал белесые дюны, оставляя прозрачные шлейфы из песка. Весело жарило солнце с выцвевшего небосвода. Мимо пробежала ящерица, оставляя в песке неглубокие следы. А два недоразумения все неслись друг другу в объятия.
     - Ка-айло-о!
     - Ре-е-ей!
     Метрах в трех друг от друга они в нерешительности остановились.
     - Кайло…
     - Рей…
     И тут из груди нескладного юноши показался клинок красного светового меча. Парень захрипел и удивленно уставился на незапланированное дополнение к своему организму.
     - Кайло? – от потрясения девушка внезапно охрипла. – Кайло!
     Ответить недоделанный ситх не успел, потому как меч резко рванул вверх, располовинив голову парнишки на правую и левую части. Осознание к Рей пришло не сразу. Она все еще стояла, пытаясь прийти в себя. Из ступора ее вывело чувство нехватки воздуха. Тело девушки оторвалось от земли и повисло в телекинетическом захвате, что сдавил ей горло. А возле тела Кайло стоял незнакомый ситх.
     Черный плащ, что скрывал его тело, был вышит серебристыми нитями. Из-под капюшона на девушку бесстрастно взирал желтоватый череп. И лишь в его глазницах горели желтые радужки напоенного Темной Стороной разумного. В правой руке ситх держал на отлете красный световой меч. Левую же направил на нее, скривив пальцы в сжимающем движении.
     Рей пыталась воззвать к Силе, но тщетно. Девушка продолжала судорожно царапать шею ногтями, но захват и не думал ослабевать. И уже в агонии она услышала:
     - Что? Не помогло тебе смузи из всех-всех джедаев? – вопросил череп, слегка склонившись к правому плечу. - А потому, что это не так работает. Коза.
     Посмотрев на парочку мертвых тел ситх ухмыльнулся. Попинал их на радостях. Пару раз ткнул в девушку мечом с бормотанием «на всякий случай» и «контрольный». Вдруг насторожился и резко развернулся. Метрах в двухстах по пустыне убегал на коротеньких ножках, повизгивая от страха тоненьким голоском, низкорослый ксенос. Черный такой, с круглыми большими ушами.
     - Не, - фыркнул ситх. – Не уйдешь, паскуда.
     И совершил рывок вслед улепетывающей жертве…
     ****
     Проснулся я рывком. Вот просто открыл в какой-то момент глаза, понимая, что полностью бодр и в сознании. Что мне снилось, я напрочь не помнил. Но настроение было просто отличным. Настолько, что на лицо сама собой выползла широкая улыбка. Бросил взгляд на часы. Ровно без пяти минут подъем, как и всегда. За окном властвовала глубокая набуанская ночь, тишину которой разбавляли тихие трели насекомых да, изредка, печатающие шаг В1.
     Вот, кстати, сколько уже живу в ДДГ, а постоянно вижу несоответствия. К примеру, взять тех же не к ночи упомянутых дроидов. Вроде и обводы те же, и компоновка… Да только шевелятся они не в пример быстрее, чем в фильме. И стреляют метче. И не тупят практически. А уж вокабулятор используют и того реже. Учитывая, что беспроводной передатчик размером с ноготь мизинца, и это еще большой, то и не удивительно, что дроиды используют для обмена информацией внутреннюю сеть, оставляя неэффективную вербальную коммуникацию для редких случаев общения с органиками. В общем, ведут себя, как механизмы, а не как недоразвитые малолетки, вполне оправдывая ожидания. И подобная ситуация на каждом шагу. Вроде то же самое, что и в каноне, а вроде и нет. В адекватном каноне, я имею в виду.
     За этими размышлениями я побывал в бодрящем душе, почистил зубы, слегка прошелся бритвой по мягкой, в силу возраста, щетине, и принялся одеваться. Облегающий поддоспешник иссиня-черного цвета мягко лег на кожу. Нафаршированная электроникой умная ткань напоминала ту, что вскоре начнут носить клоны ВАР, а затем и штурмовики.
     На адгезивные крепления комбинезона плотно пристыковались элементы брони из вороненного композита. Не сказать, чтобы пластин было много, но "срам" они прикрывали вполне достойно, позволяя при этом не терять в подвижности. Под разъемную кирасу, в заднюю часть которой были вмонтированы батареи и СЖО, поместился широкий пояс с кучей кармашков и родимой светошашкой. По диагонали через нагрудник шла портупея с дополнительными подсумками.
     Последними штрихами стали композитные наручи со встроенным комлинком, плащ, капюшон которого был выполнен из поддоспешной ткани и подаренная учителем маска. Дабы рожей не светить в приличном обществе. А то такие, как я, зело ценят анонимность и, при этом, не лишены тщеславия. Такой вот парадокс. Но помимо сокрытия личности, или ее же рекламы, тут как посмотреть, сей атрибут обладал еще многими полезными качествами. В визоры были встроены система прицеливания, связи, бинокль, HUD, искажающий голос вокабулятор, система жизнеобеспечения на тридцать минут и еще бантова куча всего.
     Но самое главное в моей маске - стиль. Когда она привычно заняла место на моем лице, намертво сросшись с капюшоном, миру явилась не самая хорошая моя личина. А совсем даже плохая. В ростовом зеркале отражалась высокая и поджарая черная фигура, облаченная в высокотехнологический доспех и покрытая плащом с серебристым узором. А из-под капюшона на мир провалами глазниц холодно взирал желтоватый череп. У учителя своеобразное чувство юмора.
     Я еще раз пробежался по креплениям и подсумкам, проверяя надежность и вышел из номера.
     ****
     За первое свое задание, выданное учителем, я взялся с нескрываемым энтузиазмом. Молодая кровь требовала действий и приключений, а не многолетних тягомотных тренировок. Не, тренировки частенько тоже доставляли, и чаще проблемы. Но все же, оказаться среди звезд, у Силы на рогах, да еще и самому себе хозяином, хоть и временно – это подкупало.
     А задание учителя звучало как всегда. Предельно кратко и понятно. И непонятно.
     - Тебе пора собирать свою команду, ученик, - прозвучал бас из-под извечной маски, похожей на гротескную белесую личину.
     Шутка ли, уже более десяти стандартных лет учитель вбивает в меня сложную науку овладения Силой, а я до сих пор ни разу не видел его лица. По очертаниям фигуры – вроде человек, но кто его знает. Рас в галактике столько, что подумать страшно.
     - Можно задать вопрос, учитель, - произнес я, не поднимая головы.
     - Спрашивай, ученик, - бесстрастно ответил учитель, разглядывая джунгли Эррантии в обзорное окно. - Сегодня тебе разрешается задавать вопросы.
     - А зачем мне команда, учитель?
     Высокий мужчина слегка повернулся в мою сторону, я же продолжал стоять на одном колене, смиренно опустив голову. Такой уж у моего наставника этикет. И за его нарушение можно было легко нарваться на бодрящий разряд.
     - Как ты заметил, мой несообразительный ученик, все знать невозможно, - мерно зазвучал голос учителя. – Да и уметь – тоже. Вот ты, к примеру. Неплохой для своего возраста алхимик, у тебя явный талант. Посредственный мечник. Слабоватый аналитик и никакой техник.
     Ну на эту тему я бы поспорил, потому как посредственным мечником и техником я был лишь с точки зрения учителя. А вот тот же мастер Скай, что заведовал всеми техниками Эррантии, частенько меня хвалил. Но с наставником я точно спорить не буду. Кто старше – тот и прав. А если не согласен, на тебе молнию в мягкие места, ага. И никакой тутаминис не поможет.
     - А между тем может возникнуть ситуация, когда тебе понадобится нивелировать свои слабые стороны, - продолжал он. – И понадобится уже скоро. Я ответил на твой вопрос, ученик?
     - Исчерпывающе, учитель, - тело в неудобной позе затекло и я начал потихоньку гонять Силу по мышцам.
     Я уже подумывал возразить, что у самого наставника-то команды, как таковой, и нет. Да вовремя вспомнил, что Мастера Душ и так навалом претендентов в основной состав. И каждый искренно желает доказать свою полезность, чтобы подольше пребывать в своей нежизни, а не куковать вечность в кристалле.
     –Что мне нужно делать, учитель?
     Мужчина в маске заложил руки за спину и лениво прошелся вдоль окна. Вправо, влево, опять вправо.
     - Возьмешь у мастера Ская доспех, что я приготовил для тебя, - учитель посмотрел на меня, а затем вздохнул. – Спрашивай.
     - Чем плохи эти латы? – поиграл я наплечниками тренировочного доспеха, с которым уже давным-давно свыкся.
     - Порадуй меня своими знаниями, Ройс, - ответил он. – Почему джедаи не носят доспехи?
     - Основная причина в том, - на память оттарабанил я. – Что доспехи очень уязвимы для телекинетических атак. Сжать форсюзера, одетого в ткань, слишком энергозатратно. А вот облаченного в доспех – вполне себе по силам даже слабому одаренному, – я немного подумал. – Ну и подвижность, само собой.
     - Верно, - покивал учитель. – Твои доспехи из той же серии. Они обычные, хоть и неплохие. А вот мой подарок – рунный артефакт. Наполнишь их своей Силой, и силовые атаки не смогут причинить тебе вред. В теории. Предел есть и у моего изделия.
     - А я…
     - Сможешь делать такие же, но не сразу. Когда-нибудь ты сам зачаруешь то, что тебе нужно, - вот чему наставник всегда радовался, так это моей тяге к знаниям. – Но самое главное – анонимность и стиль, ученик.
     - Стиль?
     - Встречают по одежке, мой нерадивый ученик, - ограничился он довольно пространным заявлением. – Возвращаясь к заданию. После мастера Ская заглянешь к мастеру Хакану, - на этих словах я поморщился. Ну не терпим мы с этим мертвым твилеком друг друга. – И проработаешь план. А затем выберешь временной промежуток для заброски. На все у тебя есть сутки, тренировки пока отложим, - учитель запустил руку под плащ и бросил мне какую-то вещицу. – Возьми это.
     Поняв, что разговор закончен, я разогнулся, наконец-то, и направился к выходу из зала, машинально покручивая пальцами кристалл, что прилетел от учителя. Пустой кристалл душ, вот какое сокровище мне перепало. Вместилище для будущего соратника. Или пленника, тут как повезет. А чтобы везло в нужную сторону, надо посидеть и хорошенько подумать.
     - И еще, - догнали меня слова учителя. – Обратно прилетишь уже на своем корабле. Командировочные возьми у Чироа, он в курсе.
     Так и закончилась та памятная аудиенция у наставника.
     ****
     Раздумывал я недолго. В шестнадцать лет мысли вообще не особо задерживаются в голове. Однако учитель приложил все силы, чтобы у его «непутевого ученика» критическое мышление прорезалось как можно раньше. А уж если брать в расчет мою прошлую инкарнацию… Нет, суперумным я не стал, но, смею надеяться, мыслить стал много шире. По крайней мере, юношеский максимализм и многие другие подростковые болячки обошли меня стороной. Ну, частично обошли.
     И меня интересовал вполне конкретный джедай. Джедай, который не разделял учение своего Ордена полностью. Не следовал слепо догматам. И мог, в перспективе, стать неплохим подспорьем в нелегкой жизни. Да ладно, кому я вру. Просто мне нравился этот мужик. И его смерть представлялась мне крайне глупой и несвоевременной. Так что, выбор года, в который мог отправить меня учитель, передо мной не особо то и стоял.
     Тридцать второй год до битвы на Явине. Один из ключевых в ДДГ. Чего только не происходило в это черное время. И мне предстояло окунуться в эту клоаку и, при минимуме данных, что хранились в моей буйной голове, осуществить коварный план. Ага.
     Мастер Горн Скай встретил меня, как и всегда, приветливо:
     - Ну и где тебя носит, хаттова немочь?! – разлился глубокий бас по техническому ангару храма.
     - Пиу-пи.
     - И я тебя рад видеть, Т3, - похлопал я свое астроведро по каске. – Учитель задержал, мастер Горн.
     Звероватый бородатый мужик, что был выше меня головы на две, мрачно вытер лопатообразные руки промасленной ветошью.
     - Хех, - резюмировал он, прекратив буравить меня взглядом. - Достойная причина для опоздания.
     Я лишь развел руками, лязгнув сочленениями доспеха.
     - Наставник сказал, что у вас, уважаемый мастер, есть для меня подарочек.

Глава 3

     Mille viae ducunt hominem persaecula Tatuinum. Ну, или если на родном общегалактическом, все дороги ведут на Татуин. Иногда и вправду кажется, что хатты не без основания называют эту пустынную планету центром вселенной. Мекка авантюристов, контрабандистов и преступников всех мастей, один из столпов экономики галактических масштабов, пусть эти денежные потоки и теневые. А уж сколько событий завязано на эту Дюну местного разлива, устанешь перечислять.
     Учитель, давая задание, наверняка имел ввиду не только захват души будущего раба, но и множество других, связанных с этим дел. Просто ему, в его мудрости, все остальное казалось незначительным. А вот мне пришлось поднапрячься.
     Пока меня доставлял к Рутану штатный транспортник Эррантии, было время подумать и разложить все по полочкам. И, в целом, я понимал, что без владениямножеством нюансов, а предзнание фильмов и многолетнее обучение на оторванной от галактики базе не могли мне дать нужных навыков, осуществление моего плана было бы затруднительным. И первым пунктом после определения года для десантирования и, собственно, имени будущего пленника кристалла душ, стал поиск знающего помощника. Мне нужен был разумный, что неплохо разбирается в существующих реалиях.
     Я и сам, пользуясь Силой и ментальными техниками, мог неплохо все провернуть. Однако магией все подряд не заменишь, где-то способности могут и сбой дать.А где-то, банальные ошибки в расчетах. Да и главный ресурс у меня тоже не бесконечный. Время. Учитель не обозначал, сколько я могу болтаться по галактике. Но вряд ли он будет рад, если я не предстану перед ним по истечении пяти-десяти стандартных лет. Да я даже не уверен, что у меня хотя бы год есть.
     Не, так-то я попаду к учителю в тот же день, когда он меня отправил, слава древним вратам. Да только мое тело само за себя все скажет. И вот тогда прогнозировать реакцию наставника будет очень и очень сложно. Хотя я догадываюсь, что ничего хорошего меня не ждет.
     Таким образом ограничимся полугодом. И это максимум. И тут опять встает во весь рост вопрос напарника. И ответ тоже очевиден. Мне нужен наемник. Такой, чтобы мог провернуть все мои задумки и, при этом, обладал своеобразным кодексом чести. Чтобы не пришлось слишком уж пристально наблюдать за своей собственной спиной. Кого я там помню похожего? И интересного? И уже неплохо так знаменитого? Джанго Фетта, само собой. Побывать в ДДГ и не познакомиться с самыми известными, хоть только и мне, личностями? Не. Я не ищу простых путей, будь проклят мазохизм.
     Правда нанять его – будет тем еще приключением. Джанго либо уже выполняет задание не к ночи упомянутого Тирануса, либо вскоре начнет это делать. Меня, в целом, это задание тоже интересует, но с финансовой стороны. Пальцы машинально перебрали кредитные чипы на предъявителя, что выдал мне мастер Чироа. Денег всегда мало, а уж когда я выползу из-под крыла учителя, а я точно выползу, мне понадобятся финансы. Много финансов. Самому Фетту не дали пощипать Бандо Гора на предмет кредитов, ну или он сам не стал. А мне-то ничего не мешает. Если выгорит, стану богатым. Или мертвым, если не выгорит. Ага.
     Искать по галактике «оутлендерстейшен» было не очень умно. Я даже не уверен, что такая станция вообще одна единственная. Скорее уж их как бант нерезаных. А потому удобных мест для перехвата наемника было всего два. Корусант и Татуин. Вот только как я буду проходить паспортный контроль на Корусанте, вопрос еще тот. Да еще и проникнуть как-то в покои сенаторов надо. Как следствие, на Рутане, когда корабль учителя отчалил, я быстро нашел транспорт, который доставил бы меня на пустынную планету в кратчайшие сроки. Шесть часов в гипере, и здравствуй – хаттова нора.
     МосЭйсли встретил меня одуряющей жарой, сухим воздухом, пахнущим песком и машинным маслом, и множеством изучающих взглядов. Я слегка постоял у аппарели, привыкая к местным видам и еще раз прокрутил в голове тот список дел, что необходимо сделать перед отлетом на Колму. Легализация, натурализация, оптимизация и информация.
     - Ну, поехали, - обратился я к Т3.
     - Крря.
     Таможня встретила меня пустым холлом, кондиционрованной прохладной атмосферой и ненавязчивой фоновой музыкой, напоминающей джаз. Главная странность же этого места заключалась не во вполне ожидаемой пустынности, ну кто из контрабандистов будет таможню проходить в своем уме, а, скорее, наличием этой службы на Татуине в принципе. Из-за стойки на меня смотрели две когтистые перепончатые ступни.И молодецкий храп.
     - Можно спросить? – я прямо неловкость испытал, отвлекая разумного от безудержной дремы.
     В ответ на меня уставился безучастный глаз галактического крылатого иудея. Второй глаз этот птерадактиль-недоросль и не думал открывать. Я тяжко вздохнул и выложил на стойку пластинку в пятьдесят кредитов. Глаз сфокусировался и в нем появился интерес. Я театрально вздохнул еще раз и удвоил ставку.
     - Что угодно дорогому гостю? – звон кредитов мигом привел тойдарианца в вертикальное положение.
     И сна как будто не бывало. И кредитов.
     - Я тут впервые, - обозначил я улыбку. – И мне требуется помощь кого-нибудь компетентного.
     - О, - таможенник захлопал крыльями и потер маленькие ручки, обдав меня сладковатым запахом. – Уверяю вас, что более компетентного меня вы не найдете на всем Татуине.
     - Не подскажете, - выложил я еще одну пластинку, которая тут же исчезла. Магия, блин. – Этот космодром – единственный?
     - Хм, - почесался собеседник. – Единственный большой и, скажем так, официальный. Но есть еще и множество частных. И пустыня тоже есть.
     - Я тут с другом разминулся.
     - Оу. С другом, - ответил мне крылан с неповторимым дребезжанием, что характерно для его вида. – Этой беде можно помочь. Но очень уж трудозатратно.
     - Трудящийся достоен пропитания, - хмыкнул я, подбадривая таможенника очередным полтинником.
     Пока хватит сорить деньгами. Посмотрим, куда вывезет нас разговор.
     - Имя у вашего друга есть? – тойдарианец смотрел благожелательно.
     - ДжангоФетт, - бросил я пробную удочку.
     В глазах крылана мелькнуло понимание.
     - Что же вам, дорогой гость, мешает обратиться в любую кантину наемников? У них самые полные базы. Уж контакты такого известного головореза у них наверняка есть.
     - Туда я тоже обращусь, но не хотелось бы терять время.
     - Чтож, давайте посмотрим, что можно сделать, - и показал мне пять пальцев, что при его трехпалых ладонях тот еще фокус.
     На стойку отправился чип.
     - Здесь половина.
     - Хм, - тойдарианец мигом подцепил чип к комлинку, посмотрел на результат и радушно улыбнулся. – Зовите меня Картто.
     - Узумаки, - отрекомендовался я.
     Не, ну а что? Имечко не хуже и не лучше других. Плагиат, конечно. Но тут, куда не ткни пальцем – везде плагиат и нарушение авторских прав.
     - Есть ли еще что-то, что мне нужно знать, господин Узумаки?
     - Его корабль называется Раб I. И скорее всего он вскоре появится на планете.
     - Модель?
     - Экспериментальный сторожевик, - внимательно посмотрел я на таможенника. – Единственный в своем роде.
     - Мы сможем отследить его прибытие, если только он не в полях сядет, - ответил Картто, пощелкав клавишами комлинка и вопросительно посмотрел на меня. – Но и тут можно что-нибудь придумать.
     - Меня устроит такой вариант, - как я и предполагал, связь между частными космостоянками вполне себе поддерживается. – Но мне нужна конфеденциальность.
     - Это будет несколько дороже, господин Узумаки.
     Обменялись с понятливым таможенником паролями и явками.
     - Что-то еще? – вопросил крылан, видя, что я не тороплюсь уходить.
     - Не подскажете, где можно найти толкового техника и оружейника?
     Глаза тойдарианцапрямо таки заполыхали радостью, вперемешку с жадностью.
     ****
     Первым же делом я направился в банк к муунам, где завел себе биометрический счет. Да прикупил пустых чипов в удобной упаковке. Длинномордые вообще стали предельно вежливыми, когда я скинул на счет половину средств, что выделил мне учитель. Мууны так радовались, что даже задарили мне статус вип-клиента. Поневоле вспомнился наставник со своим «деньги – пыль». Полезная пыль.
     Техника же нашел с некоторым трудом, проваландавшись по пыльным знойным улицам пару часов. Когда я уже был готов порвать кого-нибудь голыми руками, а глаза, по ощущениям, периодически посверкивали золотом, очередной прохожий указал мне на ничем не примечательное здание. Я с сомнением стоял перед пыльной дверью. Ни тебе вывесок, ни указателей. Ни даже разбросанных деталей. Похоже, тойдарианец не обманул, лавка и в самом деле «для своих». А значит, можно поживиться чем-нибудь стоящим.
     Внутри было уютненько так. До скрипа вылизанные полы, чистая стойка, терминал для покупателей и станция для диагностики различной электроники, совмещенная с дорогим верстаком. За верстаком сидел рыжий кряжистый мужик, увлеченно тыкающий тестером в, судя по всему, процессор какого-то дроида.
     - Эм, - я попытался привлечь внимание мужика. – Мастер Косс?
     - А! Что?! – заметался мужик, пытаясь удержать в массивных ладонях заскакавший процессор. – Кто здесь?!
     - Посетитель, мастер Косс, - я пытался справиться с раздражением, мысленно примеряясь к его медвежьей шее. – Меня зовут Узумаки.
     Техник, наконец, справился с непослушной деталью и, положив ее на верстак, опасливо покосился на меня. Похоже моя «жажда крови» прорвалось вовне. Нужно успокоиться. Вдох. Контроль. Выдох. Контроль. Вдох.
     - Эээ… Кхм… - Косс развернулся на табуретке и приподнял на лоб визор. – Так что вы хотели?
     - Вас порекомендовали, как хорошего специалиста, - взял я себя в руки. – Вот только найти вас – то еще приключение.
     - Лучшего! – вскочил этот рыжий медведь и экспрессивно взмахнул руками. – Лучшего специалиста в этой пыльной дыре!
     - Ну. Я так и сказал, уважаемый мастер Косс.
     - Вот! – ткнул он в мою сторону мясистым, продубленным маслом пальцем. – А отыскать меня сложно, это да. Все по тому, что я не занимаюсь всяким ширпотребом. Я создаю величайшие шедевры!
     Надеюсь, его самомнение стоит потерянного времени, которого у меня… неизвестно сколько.
     - Так кто, говорите, меня порекомендовал? – карие глаза пытливо смотрели мне под капюшон.
     - Господин Картто.
     - Ага. Угу. Этот жирный гаморреанец все еще коптит пустыню? Как у него здоровье?
     - Вас, мастер Косс, возможно подводит память. Хотя в вашем возрасте это предсказуемо. Господин Кратто, судя по внешности, уважаемый уроженец Тойдарии. И, насколько мне позволяет наблюдательность, просто пышет здоровьем. От кончиков когтей до мембран крыльев.
     - Верно, - дежурно улыбнулся в рыжую бороду техник. – Так может расскажете, с чем пожаловали?
     - Я бы хотел модернизировать своего дроида.
     - Это того, что пытается вскрыть мой торговый терминал?
     Я оглянулся. Пока мы с мастером мерялись остроумием, Т3 не торопясь ковырялся в гнезде упомянутого терминала. И явно не с целью ознакомления с прайс-листом. Остро захотелось сделать «рука-лицо», но я сдержался.
     - Точно. Того самого дроида.
     Косс еще с пару мгновений с умилением смотрел на увлеченного ведроида, а потом присел на корточки. И даже так он возвышался надо мной. Похоже, что массивная фигура – отличительная черта талантливых инженеров, не иначе.
     - Иди-ка сюда, маленький мошенник, - поманил он Т3.
     Дроид торопливо отдернул щуп от терминала и, с видом застуканного за подсиранием в тапки котенка, уставился на нас своей линзой.
     - Пиу-пи-па-па-пуау!
     - Нет, я не стану тебя убивать, - хмыкнул техник. – Иди уже сюда, малыш.
     Дроид на это слегка сдал назад.
     - Крря-пиу-пу.
     - Да не стану я тебя на запчасти разбирать, - терпеливо продолжил заманивать Т3 Косс.
     - Пиуау?
     - Даже если ты и напортачил, платить будет твой хозяин.
     - Пи-пи-пи-пиуа, - отступать было некуда, позади стена.
     - Не думаю, что твоя жестяная голова сильно уж нужна мне на стене, - хохотнул медведь. – Я просто посмотрю, все ли с тобой в порядке…
     Я еще с десяток минут понаблюдал за пикировкой. Но зная своего позитронного фамилиара, мог предположить, что Т3 еще полдня может отговариваться. А потому стоит вмешаться, пока на диво терпеливый мастер не вспылил.
     - Иди уже сюда, Т3, - скомандовал я. – Никто ничего плохого тебе не сделает.
     И дроид, повесив буйную голову и печально просвистев, медленно, как на эшафот, покатил к тестеру. Но вот, наконец, печальный Т3 закреплен в захватах и окружен датчиками. А толстые пальцы мастера Косса запорхали над виртуальной клавиатурой.
     - Так, - пробормотал техник. – Так-так. Ага. Угу. Вот. Мда. Ого!
     - Что там?
     - А? – рассеянный взгляд мастера прошелся по мне. – А. Дроид серии Т3, модель М13. В отличном состоянии. Очень развитая матрица личности. Даже чересчур…
     - Пи-ип!
     - Если уж твой хозяин не стал тебя стирать, то и я не стану, - Косс с отсутствующим видом пялился в голоэкран тестера. – Так. Тут еще несколько интересных модернизаций…
     - Мастер?
     - …Кустарщина, конечно, но неплохая…
     - Мастер.
     - …На уровне, да. Явно на коленке сделана…
     - Мастер!
     - …Из говна и палок, как водится. Но решения очень интересные, это да…
     - Мастер!!
     - …И если подкрутить здесь и вот тут…
     - Мастер Косс!!! – шибанул я жаждой крови. Немножечко. Мне этот увлекающийся человек еще живым нужен.
     - А? Что?! – рыжий медведь заполошно закрутил головой, пытаясь рассмотреть хоть что-то через свои техноочки. – Кто здесь?!
     - Посетитель, мастер Косс, - меня охватило ярчайшее чувство dejavu.
     - Оу, - зарумянившийся от смущения техник вернул свой визор на лоб. – Прошу прощения, господин Узумаки. Я немного увлекся.
     Немного. Ага.
     - Модернизации,мастер Косс, - напомнил я.
     - Ага. Ну да, - заросшая рыжим волосом пятерня шумно почесала медный затылок. – Так что вы конкретно хотите?
     - Расширение матрицы личности, взлом, когнитивные блоки, соответствующий инструментарий, - выдал я примерный список. – Все самое лучшее, само собой.
     - Вииииу! – восхищенно пипикнулдроид.
     Мастер скептически посмотрел на меня, потом на Т3.
     - В этот корпус все впихать не выйдет.
     - Ах, да, - «вспомнил» я. – Бронированный корпус тоже приветствуется.
     - Хм, - взгляд мастера приобрел мечтательное выражение, а пальцы нажали пару клавиш, освобождая Т3 из захватов. – Ну, любой каприз за ваши деньги.
     - Я думаю, что справлюсь, мастер Косс.
     - Тогда прошу за мной, - и медведеподобный техник зашагал куда-то вглубь здания, напрочь проигнорировав свой же торговый терминал. – Посмотрим, что я могу вам предложить.
     Спустя пару часов и бутылочку неплохого вина в хорошей компании я вновь стоял на пороге неприметной мастерской.
     - Сориентируете по времени, мастер Косс? – пальцы машинально прошлись по накопителю с личностью и памятью Т3, что лежал у меня в кармане.
     - Все детали у меня есть, господин Узумаки. Через сутки все будет готово.
     Не уверен, что сейчас необходимо использовать ментальные техники, но попробовать стоит. К тому же учитель потратил довольно много времени, пытаясь вбить в меня сложную науку одурачивания. Иногда вбивал в прямом смысле. Я даже поежился от этих «приятных» воспоминаний. Зато теперь я мог заюзать «это не те дроиды, которых вы ищете», не прибегая к мануальным маякам. Ну, то есть, не размахивая пальцами перед лицом реципиента и, тем самым, выдавая всем окружающим свое сродство с Силой. Теоретически мог заюзать. А вот практика на Эррантии не задалась. Души, что служили учителю, живыми не были, строго говоря. А потому к любой менталистике имели нехилый такой иммунитет.
     - Перед тем, как мы попрощаемся,мастер Косс, я хотел спросить, - теперь сконцентрироваться и…
     - Я вас слушаю, - а взгляд-то у медведя поплыл. Ура мне.
     - Что вы можете сказать о мастере Сиде?
     - Чванливый, самовлюбленный кретин, - заторможено произнес Косс, уставившись в пустоту. – Но лучшего оружейника вы не найдете во всем МосЭйсли, господин Узумаки. Да и на всем Татуине немногие могут с ним конкурировать.
     Что ж, что хотел – я узнал. А теперь отменяем воздействие.
     - Вы что-то сказали, господин Узумаки? – встряхнулся техник.
     - Ничего важного, мастер Косс, - позволил я себе легкую улыбку. – Было приятно с вами иметь дело, - приоткрыл я входную дверь. - Всего доброго.
     - И вам приятного вечера.
     На том и расстались. Я поглядел на блеклое закатное небо и, довольный удачной сделкой, отправился в… бордель. Все же, когда тебе снова шестнадцать, спермотоксикоз становится серьезной проблемой. Весьма актуальной, ага. Нервозность, импульсивность, агрессия и снижение контроля довольно сильно мешали жизни. Нередко вторая голова вмешивалась в мыслительные процессы, напрочь стопоря головной нервный узел. К тому же, пора выполнять одно из обещаний, данных себе еще в начале моего неудержимого попадания. С этими светлыми мыслями я и тормознул такси, которое довольно споро покатило меня в местный аналог квартала красных фонарей.
     Квартал впечатлял. Чистые улицы, наполненные праздношатающейся толпой и красиво раздетыми труженицами койки и продажной любви. Множество огней и тематических голопроекций, фактурных тканей и занавесок, создающих уютную атмосферу. И ароматы. Уже знакомые запахи песка, машинного масла и немытых разумных органично разбавлялись едва уловимыми благовониями, которые незаметно настраивали на вполне себе определенный лад. Наверняка не обошлось без афродизиаков.
     Я глубоко вдохнул пряный воздух и отправился к ближайшему сутенеру. Пора тренировать ментальные техники. Я же себя не на помойке нашел. Первый встречный бордель мне точно не подойдет. Хочется чего-нибудь элитного. И желательно без последовательниц Венеры.
     Искомое здание обнаружилось спустя еще пару менеджеров по шлюхам, пару ментальных воздействий и пару недружелюбно настроенных контрабандистов, пьяных в синь. С последними удалось разойтись вполне себе мирно. Вежливая улыбка вивисектора со стажем и слегка ослабленный поводок ярости, и разом протрезвевшие охотники до чужого добра сваливают в туман, даже не дождавшись местных стражей порядка.
     А всего-то и нужно было, просто вспомнить то настроение, которое меня охватывает каждый раз, когда я сталкиваюсь с еще неизведанной формой жизни. Беру в руки скальпель и предвкушаю новые знания, неоткрытые секреты существования, что хранит зафиксированный передо мной образец. Непередаваемо… И надо бы заканчивать с воспоминаниями, а то от меня даже зазывалы отшатываться начали.
     Так или иначе, но очередное богато украшенное круглое здание – именно то, что мне нужно. Лучший дом удовольствий в МосЭйсли. Как и все здесь «для своих» запрятанное в самом дальнем углу.
     Беседа с маман вышла забавной. Мало того, что я выбрал опцию «первый раз», так еще и заказал себе сразу пару девушек. Кореллианку, вроде как все местные люди произошли оттуда, и миловидную синенькую твилечку.
     - А осилит ли молодой господин сразу двоих? – томное контральто прекрасно сохранившейся маман искрил ехидством. – Девушки у нас работают требовательные.
     Уверил что смогу, ситх я или где? И смог, пусть для этого и пришлось постараться. Все же выносливость у форсюзеров прокачана весьма и весьма. Заснуть удалось только под утро, когда девушки, розовая и синяя, наконец-то утомились.
     - Волшебство? – спросил я себя радостно-дебильными интонациями одного персонажа любимой игры, и сам себе ответил. – Волшебство!
     Дурное напряжение отступило, впервые за много лет. Ощущение было такое, как будто я все это время таскал на себе нехилых таких размеров булыжник. И, наконец, сбросил. Тело звенело от Силы. Ненадолго, правда, патронташу оставаться пустым, но через пару дней можно и повторить терапию. Определенно стоит повторить.
     Аккуратно выбравшись из-под двух сладко посапывающих тел, поднялся и тихо оделся. Оставил на тумбочке чаевые. С легкой улыбкой подумал, что теперь я почетный член клуба любителей фуррей, твилечка оказалось на диво приятной особой, во всех смыслах. Теперь главное, чтобы на совсем уж экзотику не потянуло. И вышел из номера, прикрыв дверь.
     А по дороге к насоветованной Краттокантине меня стала заедать совесть. До того она сидела тише воды, придавленная нехилой концентрацией белой жидкости в крови. А теперь решила поднять голову. А все дело в том, что в прошлой жизни я был убежденным семьянином. Понятно, что любого, даже самого сурового однолюба ткни, и он наверняка не раз мечтал оказаться в постели сразу с двумя женщинами. И можно даже без своей половинки. Понятно, что дальше грез у большинства дело не идет. Да только моя любовь осталась там, куда мне хода нет. А физиологию сколько не дави, или там, не сублимируй руками, рано или поздно она даст о себе знать. И не факт что прорыв будет нормальным и полезным. Скорее уж наоборот.
     В общем, с собой удалось кое-как договориться. Хотя и не до конца. Вот так, с чувством некоторого душевного дискомфорта, я и завалился в наемничий бар. Снял по совету бармена отдельный кабинет и, коротая ожидание нужного мне специалиста, принялся потягивать местное пиво и шерстить местный терминал.
     Как и ожидалось, напротив фамилии Фетта стояла метка «на задании». Да и на Татуине он отсутствовал. Ну или заявку на свое присутствие не оставлял. На прямой звонок Джанго не отвечал. Быстренько накатал текстовый запрос, который, по уверениям все того же бармена, отправится прямиком к наемнику, принялся за принесенный завтрак. Пока наслаждался ароматным мясным рагу, запивая водой, которая в МосЭйсли оказалась гораздо дороже выпивки, ко мне пришел гость.
     Невзрачный мужичонка в каких-то лохмотьях по-хозяйски уселся напротив меня и тут же присосался к моему же пиву. Рыгнул. Утерся рукавом и уставился на меня. Занятно. Я отложил столовые приборы и решил посмотреть на него. Легкое раздражение я быстро подавил, а капюшон скрывал написанное в моих глазах желание свернуть шею такому бесцеремонному посетителю. Такое ощущение, что это я пришел у него что-то просить, а не он – предлагать.
     Помолчали. Посидели еще. Еще немного помолчали.
     - Ну? – не выдержал этот персонаж.
     «Все обменялись подозрительными взглядами. Началась резня». А впрочем, почему бы и нет. Меня явно берут на понт. И шестерку наглую подослали, которую не жалко, проверить, готов ли клиент к конструктивному диалогу. А может он и сам решил попытать счастья в нелегком деле разведения лохов. Планеты меняются, века проходят, а нравы все те же. Ну ок.
     Мгновенно разогнав Силу по мышцам, я рывком переместился за спину этого представителя местного теневого бизнеса. Сжал его сальные волосы в кулак – спасибо перчаткам, что не умер от приступа брезгливости – и с силой потянул голову шестерки назад, обнажая грязную шею. Лезвие виброножа ткнулось этому деятелю в кадык и испило капельку крови. Тот даже дернуться не успел, тут же застыл, предчувствуя прохладное дыхание смерти.
     - Я так думаю, - немного сдобрить свой голос жаждой крови. – Что мне нужен кто-то более компетентный.
     - Я-я-я, - начал заикаться бомж.
     - Еще раз тут появишься – умрешь.
     И тут же, рывком, оказался на своем месте, спокойно беря в руки вилку. Недурственное рагу. Не шедевр, но вполне себе.
     - Еще вашего замечательного пива, уважаемый, - произнес я, ткнув в кнопку селектора на столе. – И уберите мусор из кабинета, будьте так добры.
     - Сейчас все сделаем, господин, - донесся искаженный динамиком голос бармена.
     Как вышибалы выволакивали бомжа, у которого от страха отказали ноги, я уже не смотрел. Меня ждал десерт. Нежнейшее желе с приятным фруктовым запахом и легкой кислинкой. Главное, не спрашивать из чего его готовили. А то можно так и моральную травму получить. Я даже глаза прищурил от удовольствия, наслаждаясь палитрой ароматов. А когда снова посмотрел на стол, напротив меня оказался со вкусом одетый представительный мужчина с незапоминающейся внешностью. И главное – мытый. Увидев, что я обратил на него внимание, человек поставил кейс на пол и с вежливой улыбкой поинтересовался:
     - Разрешите?
     Я приглашающе махнул рукой на кресло с той стороны столика.
     - Мы слышали, то вам требуется помощь в решении некоторых проблем, - размеренно начал собеседник, умостившись напротив. – Определенного толка.
     - Мы?
     - Я представляю одну из организаций, которая осуществляет помощь честным гражданам, попавшим в затруднительное положение, - и вежливая нейтральная улыбка на лице. – Можете называть меня - Посредник.
     Ну вот. Совсем другое дело. Вежлив, собран, нейтрален и располагает к себе.
     - Одного посредника я уже сегодня видел, - хмыкнул я. – Впечатления неоднозначные.
     - Ох, - мужчина выверено всплеснул руками.– Приносим свои извинения. Пока мы собирали необходимую информацию, к вам уже просочился этот недостойный внимания асоциальный элемент.
     - Извинения?
     - Как вы смотрите на существенную скидку на предоставляемые услуги?
     - Положительно смотрю, - определенно, мне нравится этот тип. –И много узнали?
     - Не особо, - лицо Посредника приобрело слегка виноватое выражение. – К делу?
     - К делу. Что вы можете мне предложить?
     - Да практически любой комплект. Зависит от вашего желания и состояния вашего счета.
     - Мне нужен самый полный комплект документов. Такой, чтобы прошел проверку даже на Корусанте.
     Посредник открыл кейс, достал из него датапад, что-то на нем набрал и, пожевав губы, кивнул.
     - Это возможно. На какое имя?
     - Узумаки Наруто.
     Будем придерживаться легенды, хех.
     - Узумаки это…
     - Фамилия.
     Посредник погрузился в набор данных на планшете.
     - Биометрия? – поднял он взгляд. – Снимем вашу или поставим контрафактную?
     - Преимущества?
     - Поддельная не раскроет ваше инкогнито, но могут возникнуть неудобные вопросы, стоит вам пройти биометрический контроль.
     Учитель предвидел такую ситуацию. Иначе зачем мне еще на Эррантии загрузили мои же данные, но отредактированные так, как будто я обычный человек.
     - Я скину.
     На что Посредник только кивнул и опять погрузился в датапад.
     - Хорошо, - торговец отлип от планшета. – По планете рождения пожелания будут?
     - На ваше усмотрение.
     Новая порция данных отправилась в портативный компьютер.
     - Изготовление такого комплекта займет пару суток. Вас устроит, господин Узумаки?
     - Вполне.
     - Где нам оставить чип и карту? Имплантацию будете проводить на нашей базе или самостоятельно?
     - Доставьте сюда. Имплантацию проведу своими силами. А вот от рекомендаций не отказался бы.
     - Ну что ж, - датапад отправился в кейс, а Посредник поднялся из-за стола. – В таком случае, раз договоренность достигнута, ждем от вас перевод и данные биометрии. Засим позвольте откланяться.
     - Всего доброго, Посредник.
     ****
     Первое мое покушение на учителя оказалось самым запоминающимся. Да и самым эффективным, если уж на то пошло. И дело тут не только в устоявшейся веками традиции, как мне думалось в той жизни. С одной стороны, каждый уважающий себя ситх стремится к личному могуществу, что понятно из кодекса. К могуществу, которое суть – ключ к свободе. Ученик пытается выбраться из-под гнета своего наставника, который ставит свои интересы выше стремлений своего подопечного. Учитель же держит себя в тонусе, зная, что его ученики рано или поздно захотят бороться за свою свободу. Таков путь, ага.
     Но у правоверного ситхского прихвостня есть и еще один стимул. Ситхи вообще не особо щепетильно подходят к процессу обучения. И гуманизмом не страдают. А к ученикам относятся, как к дорогим расходникам. И чем старательнее ученик, тем больше вероятность увидеть следующий рассвет. Ведь новый высококачественный расходник еще пойди найди, на Темную сторону перетащи, обучи… В общем, муторно это.
     Вот и меня так учили. Долго, упорно, качественно и безжалостно. К примеру, мое падение, а потом и желание участвовать в учительских задумках, мой дорогой наставник обеспечивал пытками. Сначала пытал меня. Потом оставшихся в живых членов экспедиции, заставляя меня смотреть. И пытал до тех пор, пока я не соглашался сделать то, что мне приказывали или же добиваясь от меня выброса темного спектра Силы. Изобретательно пытал. С огоньком, козел темный. А когда эффект новизны прошел, перешел к приемам ниже пояса. Начал пытать Калину. И это был звездец.
     К тому же дарт Умбракс не оставлял попыток сделать из меня неплохого, по его понятиям, фехтовальщика. А потому частенько практиковал дружеские спарринги. После которых я, по началу, оставался глубоким инвалидом с неполным набором конечностей и внутренних органов. Иногда непонятно было, в чем моя душа еще держится. А вот дальше этот представитель рогатых млекопитающих практиковал темное исцеление. И если кто не в курсе, сия техника требовала донора для излечения. И чем моложе донор – тем лучше результат.
     Эррантийский транспорт раз в месяц мотался куда-то за пределы луны и закупал там партию рабов-подростков, которых мой любимый наставник и пользовал, залечивая самолично нанесенные мне раны. А высушенные останки отдавал мне для извлечения ингредиентов для алхимических практик. Безотходное производство, тля.
     Понятно, что от таких занятий, и не только от них, я проникся к своему учителю верностью, любовью и всепрощением. А потому учился с такой самоотдачей, что иногда даже спать забывал, что в мои двенадцать стандартных лет не особо полезно. Да если бы я так целеустремленно поглощал знания в прошлой жизни, то уже годам к пятнадцати уже замахивался бы на аспирантуру, не меньше.
     И вот, как-то раз, корпя, по обыкновению, над своими ретортами, я неожиданно сварил яд. Не, яды у меня получались довольно часто, но в этот раз настроение было особо поганым, а потому выброс Силы получился темнее обычного, скажем так. А потому яд вышел на заглядение. Да еще и с парализующим эффектом. И тут меня осенило. В голове выкристаллизовывался простой и эффективный план. Не факт, что на учителя это варево вообще подействует, но попробовать то мне ничего не мешает.
     Пару недель мне понадобилось для изготовления антидота, который я варил в перерывах между занятиями, да в свое свободное время. Еще через сутки я сумел превратить драгоценную жидкость, новоизобретенный яд, в газ контактного действия. Распихал по ампулам и стал ждать очередного урока махания светошашками. И учитель не подвел.
     Поединок начался как обычно. Ласково светило солнышко. Шелестели деревья. Слегка колыхалась трава под легким ветерком. Я активировал свою светошашку, которую учитель уже давненько выдал мне из своих закромов, и привычно осмотрел лазурное лезвие. Мягко светящийся клинок при ближайшем рассмотрении играл микроскопическими молниями. Рукоять еле слышно гудела, придавая мне сил и уверенности в себе.
     Меч у меня, если что, был ни разу не учебный. Впрочем, как и у наставника.Он расслабленно стоял поодаль, лениво помахивая рубиновым клинком. «Вот увидит тебя джедай, - говорил как-то наставник – Думаешь, он с учебным мечом тебя пластать пойдет?» Определенный смысл в таком обучении был, но как же больно, когда тебе что-то отрезают. И проблема даже не в физической боли, к которой я, так или иначе, притерпелся. А вот психологический эффект, да последующее лечение… Я посмотрел вправо. Там, на фоне жизнерадостной зеленой травки, выделялись гравиносилки с прикованной девочкой лет пятнадцати. Моя будущая аптечка была без сознания, хоть эту милость учитель ей предоставил. Я постараюсь не допустить сегодня твоей смерти. Изо всех сил попытаюсь.
     - Долго мне ждать? - произнесла гротескная маска, и ее темная понимающая улыбка в который раз показалась мне издевательской.
     Я с трудом расцепил скрипнувшие зубы. Вдох. Контроль. Выдох. Контроль. Вдох. Пора!
     Тело окутало гудящее пламя, родное, ластившееся к коже, как маленький котенок. Руки на автомате выполнили первую стойку из макаши. В ненавистного учителя полетели первые огненные пульсары, которые он, по обыкновению, принял на рубиновый клинок.
     - Слишком стандартно, Арденту, - только и успел сказать учитель.
     Потому что в этот раз огненные шары были с сюрпризом. Раньше пульсары, встретившись с какой-то техникой наставника, той техникой, что окутывала его меч, с пшиком растворялись в воздухе. Но не сегодня, да. Сегодня огненные снаряды неслабо так взрывались, стоило им хоть с чем-то соприкоснуться. Я, воодушевленный тем, что долгие тренировки наконец принесли нужный эффект, рывком скакнул к наставнику, которого снесло еще первыми взрывами. Не иначе, как от неожиданности.
     Первую серию ударов наставник встретил лежа, без особых усилий парировав все мои потуги. Затем тело учителя резко выпрямилось и подскочило, да только было поздно. Я резко разорвал дистанцию, отскочив на пару метров и Силой раздавил разбросанные вокруг него во время нападения ампулы. Опытный ситх успел поставить щит, но не знал от чего. Это его и подвело. Взвившийся голубоватый дым полностью скрыл последователя Темной стороны. А когда, через мгновение, пар развеялся, передо мной предстал стоящий на коленях наставник. Его деактивированный клинок валялся на траве. А сам учитель, несмотря на явные потуги, не мог даже рукой шевельнуть.
     Да только яд не будет действовать долго. Чудо, что вообще удалось пронять это чудовище. Отбросив рефлексии я снова оказался возле парализованного и, подняв меч в молодецком замахе, снес ему голову. Та, пару раз скакнув по траве с каким-то глухим стуком, остановилась, уставившись на меня чернильными прорезями глаз.Толкнул ладонью все так же стоявшее на коленях тело в спину, и оно мешком завалилось на землю.
     Я сделал на подгибающихся ногах пару шагов и кулем свалился на траву. Деактивировал меч. Неужели все? Неужели я смог? Вот так просто? Нет. Не просто. Чтобы осуществить такое, мне пришлось много работать. Но сам план, на удивление прошел без сучка. Я посмотрел на свои руки. Руки ощутимо дрожали. Боковым зрением заметил какое-то движение. Нет! Нет-нет-нет-нет!
     Тело учителя вздрогнуло. Потом еще раз. Может это посмертные судороги? Ну пожалуйста, Сила! Ну пусть будет так!
     - Занятно, - произнесла голова ситха.
     Бл*дь! Все напрасно.
     - Впервые за много лет, - тело уверенно встало на четвереньки. – Меня смогли достать.
     Я начал медленно отползать от этого монстра. Жопой по траве. Моральных сил на какие-то другие действия уже не было.
     - Порадовал ты меня, мой маленький глупый ученик, - тело нашарило голову и присело на траву, приставив блудную черепушку к шее. – Такое деяние требует награды. Как думаешь?
     Я с холодом на душе наблюдал, как голова с чмоканьем и хрустом прирастает к телу. Так. Соберись, тряпка! Вдох. Контроль. Выдох. Контроль.
     - Но, для начала, - учитель поднялся на ноги и картинно активировал светошашку. – Тебя следует наказать за самоуверенность.
     Мои глаза оценили расстояние до ситха. Метров пять будет. Пойдет. Пальцы нащупали детонатор. Я не просто так хлопал учителя по спине. Теперь там красовалась моя страховка – барадиевая пехотная граната. И я с торжеством, достаточно условным, нажал на кнопку. Долбануло знатно. Меня протащило по траве. В голове стоял звон, тело было ватным. Из последних сил, на одном упрямстве, я оторвал тяжеленную голову от земли, кое-как поднялся на непослушные ноги и осмотрелся.
     Тело ситхарасполовинило, да и оставшиеся ошметки выглядели жалко. В воздухе висел удушливый смрад крови, говна и горелого мяса. Кровь у учителя оказалась красной. И ее было много – все вокруг было багровым. Я слегка пошатнулся и побрел к гравиносилкам. Там, в отсеке для медикаментов хранилась моя заначка «на всякий случай». Не думал, что она мне понадобится, но –ученик ситха предполагает, а Сила располагает.
     Замок тележки поддался не с первого раза, но моя настойчивость была вознаграждена. Я прижимал к себе бочонок с самодельным напалмом так крепко и с такой нежностью, как родную дочь. И придурошно улыбался. Еще пару минут пришлось ковылять к останкам. Там, откупорив емкость зубами и плюнув пробку, принялся густо поливать содержимым нижнюю часть своего любимого наставника.
     - Кашу маслом не испортишь, - приговаривал я, закончив с ногами и направившись к лучшей половине своего учителя.
     И совершенно не удивился, когда среди лохмотьев зашевелилась белесаяличина.
     - Так меня тоже не убить, мой маленький глупый ученик, - булькнул ситх. – Хотя за попытку хвалю.
     - А я еще не закончил, дорогой наставник, - пробормотал я и начал поливать и этот кусок.
     Голова шумно втянула воздух.
     - О, - хмыкнула маска. – Горючая смесь. А ты предусмотрителен. Люблю запах напалма по утру.
     - Угу, - поливая маску, я испытывал особое удовольствие.
     Но тут бочонок опустел и я отбросил его в сторону. Отошел на пару метров и щелкнул пальцами. Сила послушно устремилась к останкам и те весело занялись пламенем.
     Вот как реагирует разумный, которого сжигают? Обычно орет, пока есть чем. Учитель же хохотал. И этот безумный гогот будет еще не раз мне сниться в кошмарах.
     Еще с часок я погрелся у огня, наблюдая, как мой учитель превращается в пепел и обгоревшие кости. Сил уже ни на что не оставалось, а потому похоронами решил заняться поутру. С трудом доволок гравиносилки с девочкой до пустынного медблока, деактивировал удерживающие тщедушное тело захваты и отправился в свою келью. А теперь спать.
     Утро встретило меня головной болью и безвкусным стандартным сухпайком. Ночь, на удивление, не принесла отдыха. Тело ломило, Сила отзывалась плохо, в ушах до сих пор звенело. В штанах тоже, правда только при ходьбе по пустынной базе, убивать учителя было сложно. Я лениво ковырял вилкой безвкусное месиво, содержащее все необходимые минералы и витамины, конечно же, и пытался думать, куда все делись и что же делать дальше. Мысли шевелились с трудом, контузило меня вчера знатно.
     - Гадаешь, куда все подевались, - раздался знакомый голос. – И как теперь жить.
     - Вы уже мысли читать научились, - удивлялка отсохла еще вчера, а стальной звон промеж ног укреплял мою волю. – Учитель?
     Скрипнул стул, и напротив меня умостился мой персональный кошмар, слегка отвернув мерзкую маску к окну.
     - Ахаха. А ты недурен. Для своих пятидесяти.
     А вот тут меня проняло.
     - Вы знаете, - я не спрашивал.
     - Ну а что ты хотел от Повелителя душ, - готов поклясться, что учитель под маской нагло скалится. – Совсем не боишься?
     - Хотели бы убить – убили бы, - пожал я плечами и хрупнул безвкусным батончиком.
     - И то верно.
     Немного помолчали. Я хрустел батончиком, пытаясь выродить хоть одну связную мысль в голове. Учитель думал о чем-то своем.
     - Сейчас на Эррантии остались только рабы, - решил сменить тему наставник. – Да мы с тобой.
     - А остальные? – проявил я вежливы интерес. Если уж эту неведомую х… тварь потащило поговорить, будем соответствовать.
     - А остальные, - учитель выложил на стол несколько кайбер-кристаллов. – Уже пару веков как мертвы, – он ткнул пальцем в самый правый камень. – Мастер Чироа, - палец двинулся к следующим кристаллам. – Мастер Хакан, мастер Скай. Продолжать?
     - Я понял, - кивнул я, по-новому разглядывая камни. – Хотя нет. Ни черта не понял.
     - Вот мастер Лин, к примеру, - учитель ткнул в тусклый камень с трещиной. - Ты с ним не знаком. И уже не познакомишься. Он заплатил своей душой за мою смерть.
     Понятно. Своеобразные ловушки душ. Получается, что убивать это чудовище вообще бесполезно.
     - И много их? – кивнул я на мерно светящиеся кристаллы и потянулся за еще одним батончиком. Ну а что? У меня молодой растущий организм.
     - Мне хватает.
     Хорошо сидим, блин.
     - Что дальше? – решился я, наконец, привнести ясность в окружающую мутность.
     - А что поменялось? – хмыкнул наставник. – Ты учишься, выполняешь мои поручения. Я учу и занимаюсь своими делами. Все как обычно.
     - Как обычно. – эхом ответил я и замялся. – А я смогу…
     - Тяга к знаниям проснулась? – на эту реплику я только кивнул. – Вот, - учитель выхватил из воздуха очередной кристалл, который светился мягким солнечным светом. – Знакомься. Это рыцарь Калина. И она может стать твоей, во всех смыслах. Не только же кнутом тебя мотивировать. И да, сможешь и ты управлять душами. Если будешь прилежно учиться. Души – пыль. Деньги – пыль. Только знания имеют ценность. Готов учиться?
     - Я в вашей власти, учитель, - вот реально, он только что купил меня со всеми потрохами.
     - Ну и хорошо, - кристаллы вспыхнули и исчезли. – А теперь поговорим о твоей награде.
     Я тяжко вздохнул, предчувствуя подлянку. Сейчас он решит, кого будет пытать в ближайшие сутки, скорее всего.
     - Ну-ну, мой маленький глупый ученик, который заимел себе дюросталевые яйца, - хохотнул учитель. – Будет тебе. Ситхи испокон веков убивали друг друга. Не нам нарушать традиции. И награда за покушение на наставника всегда одна и та же, - он поднялся и активировал светошашку. – Подойди.
     Я отложил вилку и медленно, как на эшафот, подошел к демону, которому минуту назад продал душу.
     - За твою смелость и благоразумие нарекаю тебя дарт Арденту, - меч прошелся в опасной близости от моего плеча, впрочем, не задев его. – Теперь ты полноправный, хоть и малолетний, владыка ситхов. Будь достоин своего звания.

Глава 4

     - ХЭЙ, ДЕДУЛЯ!! – рявкнул я во всю мощь ситхских легких, приправив вопль души Силой, чтоб надежнее было. – ВАЛИ СЮДА, ЕСЛИ ЖИТЬ ХОЧЕШЬ!!
     Песчанниковую облицовку стен колизея сотряс рев обиженного крайт-дракона. С одной стороны, верткий Фетт вновь ускользнул, разминувшись с когтями на какую-то ладонь. С другой, кто-то посмел орать громче, чем варан переросток. Раздражает, что ни говори.
     Я занырнул обратно под низкую арку, за которой располагались разблокированные Т3 гермодвери, ведущие в недра арены, и пнул труп никто, отпихнув его в дальний угол. Не хватало еще споткнуться об него ненароком. Снова выглянул из-за угла. Дракон за время моего отсутствия умудрился загнать Джанго в угол, что при идеально круглой форме местного колизея – та еще задача. Вот только смерть бравого наемника не входила в мои планы, а потому…
     Точка коллиматорного прицела на моем, сделанном на заказ westar-35, совместилась с анусом крайт-варана, и в вышеозначенный орган полетела серия плазмы. Что-то принял на себя хвост, что-то прилетело в чешую, но своей цели достиг как минимум один заряд. Дракон заорал так, что кое-где даже плитка отвалилась, а у Фетта кровь ушами потекла, кажется.
     - Выстрел-в-жопу-но-джитсу! – нервно хохотнул я и свалил в туман.
     Ну, то есть, нырнул за угол, пока ящерица не решила проверить, кто там такой меткий. Вырвал из рук трупа бластерную винтовку, проверил заряд, пальнул в тело на пробу, слегка подвинул рюкзак со снаряжением Фетта и приготовился ждать комитет по встрече. Гордулла не слепая, наверняка ее служба охраны уже вычислила, откуда ее драгоценному дракону зад поджаривают. А в коридоре такие заманчивые несущие арки, сама Сила велела за ними прятаться и отстреливаться.
     Джанго, несмотря на контузию, тоже на зрение не жаловался. Он ввалился в закуток под разочарованный рев дракона, когда я укладывал третьего охранника на остатках батареи.
     - Ты, бл*дь, кто такой?! – рявкнул разгоряченный мандалорец, не забыв долбануть кулаком по сенсору гермодвери.
     Вот тебе и «спасибо».
     - Потом, - ответил я, походя выцеливая очередного смертника, и кивнул на рюкзак. – Твое снаряжение.
     Политесы наемник разводить не стал, сразу видно профессионала, и начал споро облачаться в свою броню. Вскоре к моему веселью присоединились еще пара westarов, но уже 34 модели, и охране стало совсем кисло. Джанго сливал адреналин в совершенно безумном темпе стрельбы, заливая коридор плазмой. А потом еще и термодетонатор добавил. На том очередная порция охранников закончилась.
     - Старикан! – остановил я намылившегося куда-то наемника. – Не туда!
     - Тебе то почем знать? – слегка повернулся ко мне Джанго, в любой момент готовый пальнуть в меня из своих знаменитых пушек.
     - Я тут неделю уже тебя поджидаю, так что ориентируюсь явно лучше, - и активировал комлинк. – Если пойдешь туда, то придется превозмогать.
     - Есть идеи получше?
     - Т3, - активировал я комлинк. – Давай третий вариант.
     - Слушаюся, нащяльника, - ответил мне бойкий голос мальчишки лет семи. Готов поспорить, брови Фетта сейчас приподнимут шлем.
     В паре метров правее монолитный на вид кусок стены отъехал назад и вбок, открывая технический коридор.
     - Нормальные герои всегда идут в обход, старикан, - хохотнул я и нырнул в проем, жестом призывая охотника за головами следовать за собой.
     Тот немного помялся, но вскоре я услышал его тихие шаги за своей спиной. Минут тридцать мы ползали по темным узким техническим шахтам, периодически перемежая горизонтальное движение лестницами и узкими лифтами для дроидов. Пару раз через отверстия в стенах наблюдали, как мимо носятся толпы наемников из никтов и гаморреанцев. Хорошо хоть викуэев не попадалось, те бы в раз нас унюхали. А так мы, можно сказать, благополучно прошли почти все посты охраны, добравшись до трона Гордуллы над ареной. Не совсем без проблем, иногда разве что обниматься с Феттом не приходилось. Ну да в тесноте, да не в обиде, ага.
     Самоуверенная слизняк-переросток даже не попыталась сбежать, настолько уверилась в своей власти. Жирный зад все так же подпирал трон, а слюнявый рот бубнил «бука-чака-вака-дука», координируя поиск двух зазнавшихся крыс. Возле нее обреталась дюжина наемников разной степени вооруженности и пара лощенных то ли рабов, то ли советников. На арене, судя по звукам, все еще бесновался крайт-дракон.
     - Приехали, - прошептал я.
     - План? – шепнул в ответ Фетт.
     - Как обычно, - пожал я плечами. – Выскакиваем, пиу-пиу, убегаем.
     - Отступаем, - поправил меня Джанго.
     - Сваливаем.
     - Тактически отходим, - снова влез мандалорец.
     - Я и говорю – съеб… Короче, старикан. Возражения есть? Я не воин. У меня высшее биологическое образование. Словарный запас всяко выше.
     - Не воин, - скептично хмыкнул наемник. – Вот совсем-совсем, - но тут Фетт почуял мое яки и его интонации тут же обрели серьезность. – Возражений нет. Выпускай нас.
     - Погоди, старикан.
     Я прошелся пальцами по поясу, проверяя, все ли на месте. Бегло ощупал пошарпанный на вид броник, сработанный мастером Сидом лучше всяческих похвал. Мастер Сид оказался очередным самородком, и теперь рядом с Феттом сидел не дартАрденту, а авантюрист Узумаки. У меня даже документы есть, вот! Как мастер-оружейник вообще добился того, что вся моя новенькая экипировка смотрелась так заношено, я терялся в догадках. Теперь я выглядел как малолетний контрабандист, который, не смотря на возраст, уже успел повидать некоторое дерьмо. Мои пальцы поправили новую маску, которая хоть и отставала в оснащенности от той, что подарил мне учитель, но не на много. А уж анонимность поддерживала не хуже. И, наконец-то, взялся за комлинк.
     - Т3?
     - Уже спешу-мана, нащяльника, - пискнул комлинк и часть стены перед нами открылась.
     Наемников сложили быстро, со счетом 5:7 в пользу Джанго. Рабам надавали по сусалам, оставив бессознательные тела валяться на полу. А дальше последовал вполне себе каноничный разговор Фетта и Гордуллы, по результатам которого охотник за головами обзавелся чипом доступа в покои криминального босса и бесполезной информацией о КомариВоса.Беседа шла повышенных тонах, так как варан-переросток не прекращал громко выражать свое неудовольствие. В процессе Джанго переместился за спину Гордуллы и, поднапрягшись, спихнул ту на арену. Где ее и подъела крайт-ящерица.
     - Погоди, - прихватил я напрягшегося Фетта за наплечник.
     Тот явно хотел закончить свой диалог с рептилией.
     - Чего еще? – дернул тот плечом, смахивая мою руку.
     - Он, - указал я на дракона. – Ее не прожевал.
     - И?
     - А Гордулла, как ты мог заметить, гигантский слизняк.
     - Ты яснее выражаться можешь?! – в голосе наемника слышалось раздражение.
     - Так она же слизь вырабатывает, старикан! – хлопнул я его по джетпаку. – Всей кожей, между прочим.
     Фетт шумно втянул воздух. Фетт медленно выдохнул.
     - Ты издеваешься.
     - Не без этого, - кивнул я. – И все же. Ее тело будет еще долго сопротивляться перевариванию, а значит…
     Наемник на пару секунд завис, обдумывая информацию.
     - Если я убью дракона сейчас, она может выжить, - вот не сомневался, что мозги у Джанго есть. И пользоваться он ими умеет.
     - «Р», старикан.
     - Че?
     - «Р» - значит «репутация». Штука гидрофильная, - не стоит ему сейчас напоминать, что заказа на Гордуллу у него не было. - Смотри – не подмочи.
     В ответ Фетт лишь нецензурно выразился.
     - Насяльника! – ожил мой комлинк. – Я пока блокирую-манафсех желающих получить вашивашпе мясные шкурки, но еще тридцать две-мана минуты и… фсе. Кирдык.
     Джанго отошел от края и бросил бластеры в кобуры.
     - Тогда получается, что я и так не смогу гарантировать ее смерть.
     - Если у тебя в ранце пару барадиевых зарядов нет, то не сможешь, - кивнул я. – Просто скажи Джаббе, что скормил Гордуллу ее же крайт-дракону. А про смерть не упоминай. Он порадуется. Если что – я все заснял. Потом чип отдам. А теперь пошли уже.
     - Куда?
     - В покои этой жирдяйки-гермафродитки, - направился я к ближайшим дверям, сверяясь с картой на комлинке и напевая. – Я знаю пароль, я вижу ананас. Я верю, что еноты придут спасать нас.
     - Хатт!– услышал я краем уха. - Он в правду что ли биолог?
     ****
     Десяток минут, двадцать метров и два охранника. Именно столько нам понадобилось, чтобы добраться до сердца дворцового комплекса. Покои галактического слизняка поражали аляповатой роскошью. Много дорогих металлов, редких пород дерева, драгоценных камней, воткнутых куда не надо. Куча мебели, не сочетающейся ни по стилю, ни по материалам. Обвешанные картинами стены. И как венец композиции – здоровенный траходром.
     - У меня сейчас кровь из глаз пойдет.
     - Не думал, что ты такой впечатлительный, - хохотнул Фетт, вырубая рукояткой бластера очередную рабыню.
     - А тебе глаз не режет? Ну и ладно. Должны же и у тебя быть недостатки, - ухмыльнулся я под маской и протянул руку. –Дай-ка мне чип, о страдающий безвкусицей старикан.
     - Может я ей наслаждаюсь, - отбрил наемник и бросил мне требуемую вещь.
     Я посмотрел на резную металлическую шайбу, украшенную здоровенным сапфиром, у себя в руке. Тяжко вздохнул от очередного приступа дисгармонии. Ноги сами понесли меня к траходрому,пальцы свернули набалдашник на одной из стоек ложа, приложив на его место аляповатый пропуск. Что-то громко щелкнуло, и кровать бесшумно укатилась в стену, открыв широкий наклонный пандус.
     - Прошу, - я картинно повел рукой.
     Самая Главная Комната в замке создавала на диво рабочую обстановку. Джанго тут же вцепился в отдельно стоящий компьютер и принялся шерстить его содержимое. Как наемник понял, что искать нужно именно там? Ну, в центре управления был только один компьютер, отделанный лепниной и бериллами. Фиг промахнешься.
     Но вот прошло уже минут семь, а результат слегка задерживался.
     - Что? – подошел я к Фетту. – Не выходит?
     Хотелось добавить бородатую шутку про Данилу-мастера, но что-то мне подсказывает, что сказки про Каменный Цветок в этом космосе не в ходу.
     - Не могу пройти защиту, - пробубнил в шлем Джанго и долбанул кулаком по размалеванному корпусу, не иначе пытаясь применить русский народный метод общения с техникой. – Хатт!
     - Помочь, старикан?
     - Ты ж биолог! – раздраженно бросил наемник.
     - Я талантливый. И всесторонне развитый, - пошарив на поясе, отцепил от него очередную киберприблуду и протянул ее Фетту. –Вот, возьми. Станет проще.
     Джанго покрутил в руках это изделие неизвестного механикуса и, вытянув из недр этой рации-переростка кабель, подключил штуковину к компьютеру.
     - Я в сети, нащальника, - заявил компьютер мальчишеским голосом.
     - От, б*я, - поприветствовал охотник Т3.
     - Чего ищем-то?
     - Бандо Гора, - направил я своего дроида. – И по нашим вопросам пошерсти. Ну ты знаешь.
     На голоэкране со скоростью стробоскопа замелькали какие-то окна, графики, и еще хрен знает что. Даже затошнило слегка.
     - По вашим вопросам? – уставилось на меня перекрестье мандалорского шлема.
     - Выживаю, как могу, - пожал я плечами. – Тебе нужна информация?
     Вопрос был риторическим, но Фетт все же слегка кивнул.
     - Ну так подожди немного, сейчас все будет. Если оно там вообще есть.
     Джанго уже хотел до меня докопаться, благо обстановка позволяла, а ничегонеделание провоцировало на интересные вопросы. Но тут мельтешение закончилось и на экран выскочила какая-то белиберда. А от моего прибора отделился стандартный чип и упал на столешницу.
     - Готово, нащальника, - звонко отрапортовали динамики расписного ЭВМ.
     - Это что? – Фетт уставился на экран с подозрительным видом.
     - Это кто? – продублировал его вопрос мой дроид.
     - У него доступ, - пояснил я.
     - У меня доступ? – Фетт.
     - У него доступ? – Т3 и до модернизации был тем еще троллем. А уж после…
     - Да, - когда не знаешь, что сказать, всегда говори да. Или нет. А, к хатту все!
     - Информация есть, престарелая друга моей нащальника, - отбарабанил дроид. – Но зашифрована-мана.
     - Можешь? – спросил я дроида, пока Джанго переваривал истинно гунганское заявление.
     И дроид мог. Но не мог. После общения с мастером Коссом Т3 расколол бы почти любой код, только время дай. Но мне, бездушной скотине, нужно было именно канонное течение событий. В данный момент времени. Где-то на краю сознания попыталась возопить совесть, но я быстренько ее заткнул. Ситха волнует только выгода. Насколько больно будет всем остальным в процессе, интереса вызывать не должно. А потому дроид ответил так, как было оговорено.
     - Ощенна сложная-манашифровалка, - разродились динамики сверкающего компьютера. – Моя не осилить, нащальника.
     - А это точно оно? – поинтересовался охотник.
     - Да щтоб меня в шпатели переделали, престарелая друга моей нащальника!
     - Ооо, - восхищенно закатил глаза я. – Дюросталевые шпатели? Новое слово в орбитальном ремонте? А ты затейник.
     - Я пошутил, - внятно и без акцента заявил этот транзисторный проходимец. – Код не поддается дешифровке в нынешних условиях.
     - Ладно, - подхватил Фетт чип и вставил его в комлинк. – У меня есть идея.
     Вот и второй момент, когда я мог бы вмешаться и спасти Розатту, единственного дорогого разумного для Джанго во всей вселенной. Правда, он и сам себе в этом никогда не признается, но против чувств не попрешь. И что я буду делать? А ничего.
     А в это время над комлинком наемника высветилась голографическая голова тойдарианки.
     - Роз? – Фетт начал говорить, едва увидев голову собеседницы. – Я нашел данные по нашему вопросу, но они зашифрованы. Дешифровать местными ресурсами невозможно. Можешь посмотреть их.
     - Ох, конечно, дорогой, - ответила голова. – Пересылай их мне, я сразу же ими займусь.
     - Спасибо, Роз, - и Джанго, деактивировав комлинк, посмотрел на меня. – Тебя подвезти?
     - Да не отказался бы. Сюда я на перекладных добирался. Т3, дай нам коридор. И сам шлепай туда же.
     - Сей момент, нащальника.
     - Только, - замялся наемник, и неуверенно продолжил. – У меня остался еще один нерешенный вопрос.
     - Уэселл?
     - Ты и это знаешь.
     - Тебе реально нужна эта клоудитка? – деланно удивился я. – После того, как подставила тебя под крайт-дракона? У тебя очень экзотические вкусы, старикан.
     - Клоудитка?
     - То есть она и это тебе не рассказала, - хмыкнул я. – Занятно.
     - Эй! Я и о тебе ни хатта не знаю!
     - Ну я-то тебе все расскажу, что могу. Просто обстановка к беседам не располагает, не находишь? – повел я рукой по сторонам. – А за Уэселл идти бесполезно. Я уже этот твой вопрос решил. Радикально.
     Фетт пару мгновений переваривал информацию, а затем отмер.
     - А и хатт с ней. Давай свой коридор.
     - Так, - сверился я с картой. – Твой корабль на втором внутреннем космодроме, - я уловил вопросительный взгляд от Джанго и добавил. - Перегнали свою новую собственность. Но мой напарник уже контролирует там все. Уйдем чисто.
     - Двинулись.
     ****
     - Хакера ждем? – повернул ко мне Фетт шлем, оттаскивая с трапа своего боевого корыта очередной труп.
     Охрана у корабля была, но не то, чтобы большая. Так, сигнал подать. Наемники его и подали, да только вся связь тут шла через центр управления, а тот прочно контролировался Т3. А потому разрозненные вооруженные и не очень силы Гордуллы ловили нас где угодно, но только не на территории второго ангара.
     - Его, родного.
     - И долго еще?
     - Через пару минут будет, примерно.
     Характерно шикнула грузовая дверь. Я краем глаза заметил, что Фетт тут же бросил труп и, прикрывшись какими-то ящиками, нацелил на дверь оба своих бластера. А он точно не форсюзер? Уж больно реакция феноменальная. Да и скорость. Но тут я очухался. Он же мне сейчас ведроида пристрелит!
     - Свои!
     - Пару минут? – опускать пистолеты наемник не спешил.
     - Ну, может чуть раньше, - виновато развел я руками.
     - Нащальника? – из-за створки выглянула круглая черная головаастродроида, сверкнув линзой.
     - Давай Т3, шевелись.
     - Твоя престарелый друга моя убивать.
     - Не, он не будет, - я посмотрел на Джанго. – Не будешь?
     Тот приложил пистолет к лицу, покачал щлемом и подтвердил:
     - Не буду.
     - Точно не будет?
     - Так, Т3. У нас разве есть время на твои игрища?
     Дроид неуверенно переступил с ноги на ногу и медленно, на пробу, выкатился из дверного проема. А за ним, как на поводке, выехали закрытые гравиносилки с полноценной системой жизнеобеспечения.
     - А это что? – ткнул Фетт бластером в летающий гроб.
     - А это мой интерес.
     - И в чем он заключается?
     - Там один хрен, за которого я получу небольшие дивиденды.
     Во как. И правду не сказал, и не соврал, и мотивацию, понятную охотнику за головами подобрал. Молодец я.
     - Если пожелаешь, потом с тобой поделюсь, - добавил я.
     - А, - махнул Джанго на мои странности рукой и зачехлил, наконец, пистолеты. – Закатывай в трюм.
     Взлет прошел штатно. Эти идиоты даже заправить корабль умудрились. Кстати, было очень забавно, когда то, что недавно было стеной, стало полом. Вот для чего такой конструкторский идиотизм?
     - Чего-то ты какой-то доверчивый для наемника, - молча лететь скучно. Подкинем-ка дерьма в вентилятор. Слегка.
     - Тебе от меня что-то нужно, - Фетт щелкнул десятком тумблеров (и как он вообще понимает, что и когда щелкать?) и полуобернулся ко мне. - Пока не сделаю, или не откажусь, будешь меня холить и лелеять. А там уже посмотрим – у кого рука тверже.
     Охотник нажал очередную клавишу и включил небольшой экран на панели управления.
     - Но прежде чем у нас наступит вечер разоблачений, нужно доделать еще одно дело, - он отстучал комбинацию на клавишах панели. – Роз, ты меня слышишь? Роз?
     Вот только на монохромном красном голоэкране появилась совсем даже не Роз, а какой-то стриженный под ежик мужик. Монтросса я узнал сразу. На свою игровую модель этот деятель ножа и пистолета был похож, как две капли воды. Причем, голова располагалась на экране сбоку, вырастая из левого угла. Похоже, проектор, захватывающий изображение, валялся на полу.
     - Извини, Джанго, - прозвучал в кабине баритон, а изображение выровнялось. – Но твоя тойдарианская подруга недоступна.
     - Где она, - и такой гнев прозвучал в голосе Фетта, что стало понятно – недругу недолго осталось топтать этот свет.
     - О, не волнуйся так, старый друг, она не умерла, - издевательски улыбнулся бывший мандолорец. – Пока нет. Эта старая птичка все еще коптит воздух. А вот когда дешифруются те данные, которые ты так любезно добыл для меня, я уже не смогу ничего гарантировать.
     - Ты покойник! - Джанго в порыве ярости ткнул пальцем в экран.
     - Ты мало того, что неудачник, так еще и псих, - разочарованно скривился Монтросс. – Ничего личного же, дружище. Просто бизнес.
     - Бл*дь! – бронированный кулак с силой врезался в экран, отключив панель связи самым радикальным образом.
     Джанго налег на штурвал, и корабль сорвался в сверхсвет.
     - Я так понимаю, планы слегка поменялись? –мои глаза меланхолично разглядывали звездные полосы за блистером кабины.
     - Ой, заткнись уже!
     Ну, ладно. Человек нервничает. Но отвлечь его надо.
     - Сколько лететь будем?
     - Хатт! – Фетт сорвал шлем и метнул его в угол, но ответить все же соизволил. – Пару часов.
     Из сверхсвета мы вывалились практически на станцию. В паре сотен километров. То ли повезло, то ли Джанго – пилот не хуже Вейдера. От станции во все стороны пачками валили разномастные корабли, как тараканы, засвеченные кухонной лампочкой. И хотя сама станция выглядела вполне себе целой, я знал, что это обманчивое ощущение.
     Центр управления выглядел раздолбанным. Побитая техника, трупы охранников, отвалившиеся стеновые панели. На стенах оплавленные следы от выстрелов. Да еще и искрящиеся провода добавляли атмосферы. Знатно тут Монтросс повеселился. Недалеко от входа неподвижно лежала тщедушная тойдарианка. Жизнь в ней еще теплилась, но едва-едва.
     - Роз! – кинулся к ней Фетт, не удосужившись даже осмотреть окружающую разруху на предмет ловушек.
     - О, мой милый Джанго, - зашевелилась женщина. – Я знала, что ты придешь.
     - Я вытащу тебя отсюда! –Фетт упал возле нее на колени.
     - Нет времени. Монтросс установил термозаряды. Тебе нужно убираться отсюда как можно быстрее.
     Я кивнул Т3, и тот, на удивление молча, покатился к уцелевшему компу. Мой ведроид, если сможет, отследит частоты для подрыва бомб.
     - Но…
     - Воса скрывается на спутнике Богдена, - Розатта разжала ладонь, на которой лежал чип. – Вот. Я успела снять копию тех данных. Это поможет тебе.
     - Роз, - Фетт протянул к ней руки, понимая, что бессилен изменить хоть что-то.
     - Найди в себе силы жить, мой дорогой Джанго, - продребезжала совсем уж тихо Розатта. - Ты заслуживаешь большего.
     Так, пора вмешаться. А то инопланетная кура совсем помрет.
     - Бабуля, - присел я рядом на корты. – У Богдена двадцать лун. Ты хоть представляешь, сколько мы будем искать там одну единственную базу?
     - Ты! –вызверился Фетт.
     - Ой, заткнись уже, старикан, - отмахнулся я от него и прицепил к Розатте универсальную аптечку. – Страдалец, мля.
     Аппарат пиликнул и выдал серию огоньков. В основном – красных. Хреново.
     - Т3? – я набил команду, запуская нужный шаблон инъекции препаратов, и часть огоньков неуверенно сменили цвет на оранжевый. - Доклад!
     - Мины установлены по всей станции. Временной таймер. Обезвредить не получится. Внешний сигнал я заглушил.
     - Сколько? – отмер наемник.
     - Десять минут, - произнес Т3 и резво покатился к выходу.
     - Попытаюсь ее вылечить, - поймал я взгляд Джанго. – Но времени у нее в обрез.
     В глазах сурового мужика зажглась такая надежда, что мне даже стыдно стало. Мог же все это предотвратить. Так нет же, поиграться захотелось.
     - Пошли! – вскочил он на ноги и выхватил бластеры. – Я прикрою.
     А прикрывать было от кого. Далеко не у всех отбросов нашлось место на отчаливающих лоханках. Я бережно поднял уснувшую от слоновой дозы препаратов тойдарианку на руки и понесся за мандолорцем. Марафон по бесконечным коридорам выдался знатным. Но на причальную ферму мы успели впритык, до взрыва оставались жалкая пара минут. Когда отчалили, я присел прямо возле шлюза, раскорячившись так, чтобы не долбануться обо что-нибудь, и крепко прижал к себе еле живое тельце. Рядом примагнитился к полу Т3, больше похожий теперь на отожранного, загорелого дочерна R2.
     Мгновение, и тряхнуло так, что застонали переборки, пооткрывались люки и посыпалась какая-то труха. Вот честное слово, в стиральной машинке и то, небось, комфортнее. А потом, разом, все как отрезало. Похоже, вышли в сверхсвет. Я бегло осмотрел подопечную, мазнул взглядом по индикаторам аптечки и с кряхтением поднялся на ноги. Сверху ссыпался Фетт.
     - Что теперь?
     - Давай в трюм, - мотнул я головой. – В ближайшую камеру.
     В маленькой тесной камере места хватало только на пару откидных шконок и скромный унитаз. Я бережно уложил Розатту на правую койку. А место левой сейчас занимал мой гравигроб, умыкнутый со складов медчасти слюнявой атаманши. Фетт стоял в дверях, в келье места уже не оставалось. Стоял и не находил себе места. Я снял показания с аптечки, скептично цыкнул, и повернулся к Джанго.
     - Немного времени еще есть, - произнес я. – Нужно решать, что будем делать дальше.
     - Говори, - рыкнул наемник.
     - Собственнно, у нас три варианта, - мои пальцы пробежались по индикаторам. Розатте определенно становилось хуже с каждой минутой. – Первый – оставить все как есть. И тогда она умрет. Прогноз – не более часа.
     - Неприемлемо, - отрубил Джанго.
     - Второй – попытаться дотянуть ее до медцентра с бактой, - теперь добавим седатиков и увеличим дозу стимулятора, мои пальцы вновь заплясали над клавиатурой. – Я смогу выиграть еще часа три-четыре.
     Фетт на мгновение задумался, просчитывая варианты.
     - Нет, - угрюмо произнес он. – Не дотянем.
     - Тогда третий, - я глубоко вздохнул, как перед прыжком в бездну. – Я могу вылечить ее прямо сейчас. Полностью. Но мне нужны гарантии, Джанго.
     - Какие еще, хатт, гарантии?!
     - Твое слово, что в ближайший час ты не будешь пытаться меня убить и не станешь вмешиваться в процесс лечения, - посмотрел я ему в глаза. – Что бы ни происходило.
     - Очень, - Фетт буравил мою маску напряженным взглядом, а его пальцы машинально поглаживали рукояти бластеров. – Очень странное требование.
     Краем глаза я заметил, как к Джанго тихонечко подъехал Т3 и приоткрыл порт встроенного бластера. Заботливый какой.
     - Если влезешь, я уже не смогу ничего сделать, - стоял я на своем. – Запущенный процесс нельзя прерывать.
     Джанго прикрыл глаза, пару раз глубоко вздохнул. И через секунду на меня смотрел уже хладнокровный наемник.
     - У тебя есть мое слово.
     - Я услышал тебя.
     - Начинай уже.
     Мои пальцы ловко вскрыли приемный слот аптечки и извлекли стандартный картридж. Из подсумка я достал уже совершенно другой комплект препаратов. Новые лекарства аналогов не имели. Я их сам сварил. Время медицины прошло, дальше решать будет только магия. И алхимия, в которой я неплох даже по меркам моего требовательного учителя.
     - Ты уже знаком с темными одаренными, Джанго, - медленно произнес я, заменяя картридж. – Даже работаешь на одного из них.
     - Ты мне лекции читать собрался?
     - Дай позанудствовать, охотник. Мне так проще работается, - пара легких прикосновений к клавиатуре, и ситхские зелья живительным потоком полились в вены тойдарианки. – Да и для тебя эта информация не лишняя.
     - Ну, валяй, - сдался Фетт. – И что ты там про одаренных говорил?
     - Тиранус, твой наниматель – лорд ситхов, - я машинально считывал диагностическую информацию. Все же тойдарианок лечить пока не приходилось. – И ты с ним уже встречался. На Галидраане.
     Мне показалось, что я услышал скрип зубов со стороны двери.
     - И у него тогда была ученица, из тех, что ты не успел удавить, - я повернулся к гравиносилкам и стал по памяти набирать длиннющий пароль. – Звали ее – Комари Воса.
     - Знакомое имя, - сквозь зубы произнес наемник.
     - И не говори, - хмыкнул я. – Но это твои дела. Мой же интерес в этой теме в том, что я тоже одаренный.
     - Джедай?
     Я прямо кожей почувствовал, что от оплавленной дырки в голове меня спасало только обещание Джанго.
     - Упаси Сила! – всплеснул я руками и подправил поток зелий. – Я – ситх. Но с Тиранусом и его компанией не связан. Я даже уверен. Что он обо мне ни ухом, ни рылом.
     - Допустим, - Фетт, от греха подальше, скрестил руки на груди. – К чему все это?
     - Темным доступен только один вид исцеления, - выпрямился я и посмотрел прямо на него. – И для него нужен донор. Жертва.
     Джанго лишь указал подбородком на гроб.
     - Верно, мой догадливый друг, - я приложил палец к сенсору носилок, и крышка отъехала, открывая мирно сопящую Уэселл. – Но если она тебе дорога, или у тебя есть другие варианты, то я открыт для предложений.
     Фетт на мгновение прикрыл глаза. А потом кивнул.
     - Действуй.
     - Вот ни секунды не сомневался, - ухмыльнулся я под маской и положил ладони на клоудитку и тойдарианку.
     Я ощутил затухающее биение жизни в Розатте. Уэселл, напротив, полыхала ровным светом здорового организма на пике развития. Усилием мысли создал под своим сердцем буфер для перекачки и активировал помпу. Джанго с каменным лицом наблюдал, как усыхает тело наемницы, превращаясь в продубленную мумию.Я же, понемногу, начал подавать энергию из буфера в крылатую женщину. И той, прямо на глазах, становилось лучше. Выровнялось дыхание, цвет кожи скачками приходил в норму. Даже болезненный запах сменился на привычный сладковатый.
     Наконец, процесс завершился. Я задвинул крышку гроба, теперь уже настоящего, и отряхнул руки.
     - Жизнь за жизнь, - я утомленно присел на толчок. – Хех. Я, конечно, не учитель, но тоже кое-что могу.
     - С ней все в порядке?
     Я пробежался взглядом по зеленым индикаторам.
     - С уверенностью могу сказать, что в ближайшие годы она не умрет. Сама.
     Фетт еще немного помялся в дверях.
     - Дай ей немного поспать. Иди пока, рули. Я скоро подойду. Отдохну еще немного.
     - Хорошо, - кивнул Джанго, отправляясь к выходу. – И… спасибо.
     - Обращайся, если что, - пробормотал я закрывшейся гермостворке.
     Чуть посидел, приходя в себя.
     - Т3?
     - Слушаюся, нащальника.
     - Вывези тело в шлюз, будь добр.
     Пока дроидвыкорячивал из узкой камеры носилки, пытаясь при этом никого не задеть, я понемногу приходил в себя. С одной стороны, нужно бы почаще практиковать исцеление, тогда оно не будет так выматывать. Вот был бы номер, если бы пришлось такое во время боя провернуть. Просто приглашение врагам, приходи и бери меня тепленького. С другой… Не то, чтобы я с каким-то пиететом относился к жизням расходного материала, но убийство, пусть и во спасение, меня не особо привлекает. Стоит порастрясти учителя на альтернативные методики.
     Ну да хватит рефлексий. Нужно разобраться еще с одним делом, прежде чем мы прибудем к Богдену.
     Рубка встретила меня тишиной, перемигивающейся аппаратурой и до изумления серьезным Феттом.
     - Ну и кто же ты такой, Узумаки Наруто, - слегка развернул он кресло.
     Не сказать, что меня такое приветствие в коноховском стиле рассмешило, но улыбку вызвало.
     - А что тебя не устраивает?
     - Свалился мне на голову, - начал картинно загибать пальцы наемник. – Полез меня спасать, вылечил Розатту, прибил Уэселл. И все это очень вовремя. Случайно, конечно же. Совершенно случайно.
     - На часть вопросов есть ответ в сети, - умостился я на кресле навигатора и, поймав вопросительный взгляд Фетта, добавил. – В вашей, наемнической.
     Джанго молча врубил комлинк, монитор для связи-то он разбил, и принялся листать список запросов.
     - Запрос на наем от Узумаки Наруто. Прибыльное и интересное дело. Подробности при личной встрече, - наемник еще попялился в экран, а потом повернулся ко мне. – Вот ты реально считаешь, что такое предложение может меня заинтересовать?
     - Не, ну а что? Я, по-твоему, каждый день по пять заявок пишу?
     - У тебя тойдарианцев в роду не было?
     - А что?
     - Ты часто вопросом на вопрос отвечаешь?
     - Тебе не кажется, что ты тоже?
     - Издеваешься?
     - Не без этого, - улыбнулся я. – Я уже тебе отвечал. Я авантюрист, ситх, твой напарник на это задание и, возможно, твой будущий наниматель.
     - Напарник?
     - Джанго, - показательно понюхал я воздух. – Мне кажется, от тебя спайсом пахнуть начинает. Спина не болит? Того и гляди крылья прорежутся от такого количества вопросов.
     - Поясни-ка за напарника.
     - Поясни за молнию на лбу, - хохотнул я. – Уэселл тебе уже не поможет. А я – вполне.
     - Твой интерес?
     - У меня их много, - вздохнул я. – Один из них – твое выживание. И поверь, - выставил я перед собой ладонь, видя, как вскинулся Фетт. – Помощь тебе понадобится.
     - А…
     - На награду не претендую. К тому же, денег тебе все равно не дадут.
     - Так.
     - Не волнуйся, друг. Награда тебя устроит.
     Фетт откинулся на спинку и помассировал виски.
     - Ты слишком много знаешь.
     - У меня свои источники информации, старикан, - сказал, как отрезал. Прям горжусь собой.
     Чуть помолчали. Подумали каждый о своем.
     - Ладно, - махнул он рукой. – Давай по порядку. Все равно, я тебе должен.
     - Мое дело обсудим потом. Да и оплату тебе я не задержу. А вот по текущему у меня есть несколько инструкций.
     Джанго лишь кивнул.
     - Нас ждут полчища одурманенных до изумления существ, скажем так. К ним прилагается неслабая темная одаренная и Монтросс, - и увидев, как Фетт скептически скривился, добавил. – Это тебе не с джедаями воевать. Она реально опасна.
     - Монтросс, значит, не опасен?
     - Мне не опасен, - кивнул я. – Но он – твоя добыча.
     - А ты самоуверен… Но, хорошо, - Фетт впервые посмотрел на меня с уважением. – Что-то еще?
     - Когда встретишься с Тиранусом, может возникнуть одна неприятная ситуация, - я собрался. Теперь предстояла самая важная часть разговора. – И вот как мы поступим…

Глава 5

     У нас было полтора отменных головореза, самоуверенный ведроид с гунганским акцентом, четыре бластера, пара снайперских винтовок, огнемет, три виброножа, горсть гранат, всех цветов и видов, горка технических приблуд, пол-литра зелий, семь картриджей для автоаптечки, на все случаи жизни, стимпакеты, пищевые рационы на пару суток, световой меч и килограмм мидихлориан. Не то, чтобы это все было нужно на охоте, но раз начал коллекционировать орудия убийства, то идти в своем увлечении нужно до конца. Единственное, что меня беспокоило – это мидихлорианы. В галактике нет никого более разрушительного, безответственного и безнравственного, чем ситх, опьяненный Силой. Но я знал, что довольно скоро мне придется окунуться в свой темный дар.
     До дворца мы добрались без особых проблем. Даже с комфортом. Когда у тебя в друзьях лучший в обитаемом космосе наемник и дроид, способный вскрыть все на свете, от банки с помидорами до главного сервера звезды смерти, многие задачи решаются сами собой. В общем, до дворца мы доехали. На беспилотном такси. А всего-то и стоило – натравить Т3 на частоты КНС и прохлаждаться. Четырехместныйгравимобиль, отсвечивая на всех частотах правильными кодами, спокойненько миновав все патрули, приземлился на одной из многочисленных стоянок главного здания Тида. На нужной нам платформе, само собой.
     Ну а дальше мы занялись самым любимым делом Гордона Фримена. А именно, полезли в вентиляцию. Сам короб, решетка которого выходила как раз на реакторную шахту, оказался на диво просторным. И шумным, чему способствовал эпических размеров вентилятор. Я, честно говоря, думал, что уж в ДДГ то должны быть более продвинутые механизмы. Воздушные насосы там, гравитационные помпы. Но местные вообще этим не заморачивались, воткнув лопасти из гнутого металла.
     Часы на комлинке высвечивали полночь. До часа «Ч» и минуты «М» оставалось еще полно времени. Предположительно, ага. Самое то, чтобы расслабиться. Я постелил коврик и устроился на нем в позе лотоса. Т3 доламывал датчики, создавая мертвую зону. Не хотелось бы, чтобы нас обнаружили раньше времени. А Джанго натягивал поперек широченной решетки черный чулок, так выглядел тот отрез ткани, что должен был играть роль примитивной маскировки.
     Наконец, наемник закончил с тканью и присел в дальний угол полировать свой клинок. Вибронож, если что, а не то, что ты подумал, малолетний извращенный падаван!
     - Эй, - позвал я тихонько наемника. – Фетт.
     Но мандалорец, похоже, отключился от реальности.В безопасности себя почувствовал? А как же постоянная бдительность? Сейчас проверим. Только щит скастую, а то как бы чего не вышло. Я потянулся к наемнику телекинезом и слегка пошевелил один из его бластеров. И уже через мгновение вынимал из щита нож. Как раз напротив своего лица. Мастерство не пропьешь, да. Я даже не понял, когда он умудрился метнуть свой столовый прибор.
     - Не делай так больше, - пожурил меня Джанго.
     - Ты бы тоже не отключался, - в тон ему ответил я.
     - Я просто задумался, - показалось, или его голос и вправду звучал слегка виновато. – Просто задумался. Но я бдю.
     - Нащальника, - звонкий мальчишеский голос плевать хотел на маскировку. – А нам тощна-мана нужный такая задумчивый-мана престарелая наемника?
     - Цыц, железка! - рыкнул охотник шепотом. – Не пали нас! На отвертки пущу!
     - Нащальника! – завопил дроид, на два тона ниже правда, и с напускной паникой начал нарезать круги по нашему закутку, звонко тыкаясь в стены. – Устаревший версия хулиганы-мана корпуса лишают!
     - Вокабулятор вырву, - продолжал дурачиться Фетт. –Линзу выколю!
     - Хорош уже, - с трудом задавил я лыбу во все щеки и обратился к Джанго. - Это что же тебя погрузило в сладкие грезы?
     Дроид тутже прекратил троллинг и вернулся к порту дворцовой сети. Послушный какой. Надо бы попробовать впихнуть ему ИИ-ядро. А наемник слегка покачал шлемом, как бы досадуя на ненормальную компанию, и соизволил, наконец, ответить:
     - Крайняя охота.
     - А, это да, - снова улыбнулся я под маской. - Занимательное дело выдалось.
     - Не то слово…
     ****
     ДжангоФетт.
     Слегка припуленный свалившимися на него новостями Фетт покрутил в пальцах чип Розатты и, просто чтобы отвлечься от параноидальных мыслей, вставил его в гнездо.
     - Хатт!
     Монитор-то он разбил еще при памятном общении с предателем. Так. Где-то тут тумблер основного голоэкрана зарыт. А, вот он! Над приборной панелью замерцала проекция Богдена, потекли строчки сопровождающей информации. И координаты показывали вполне себе конкретную луну - Колму. Джанго перевел взгляд за блистер. Там, в пустом холодном космосе болталась схожая картина. Рыжий полумесяц планеты, окруженный солянкой из спутников. Похоже, что его головная боль скоро подойдет к своему логическому завершению. Все это задание – сплошная мигрень.
     - Красиво, - раздался голос из кресла навигатора.
     Еще одна головная боль. На вид – пацан в потертой одежде. По сути же… По сути, все, что мог про него сказать Фетт – малолетний наемник, имеющий очень неплохую подготовку. Что в свете его рассказа не казалось чем-то удивительным. Уж ситхи должны натаскивать своих учеников на совесть. Наверное. Сами темные владыки давно уже превратились в слухи и легенды.
     А еще мальчишка оказался блондином. Не то, чтобы Джанго относился к белобрысым предвзято, просто лицевая маска оставляла видимой только волосы. Но не смотря на своеобразный колер, парень не казался глупым. И одежда у него своеобразная. Вроде бы потертая, да только сидит как влитая. Не иначе, на заказ сделал, учитывая его бластеры.
     Как он постоянно оказывался в нужном месте и в нужное время? Казалось, пацан все продумал наперед. Откуда у него сведения? Кто его информатор? Может, он все это предвидел? Говорят, форсюзеры такое могут.Джанго прям чувствовал, как закипает его мозг. Не первый раз за пару последних суток. Ну, хотя бы мотивация понятная. Только не стоит безоглядно верить всему сказанному. Парень явно себе на уме, что в среде авантюристов скорее плюс.
     Но вот с чем было сложно бороться, так это со своими ощущениями. Нравился ему этот мутный мальчишка. То ли своей бесшабашностью, то ли чем-то еще зацепил. Да что там, был бы жив его отряд, он бы не особо раздумывая предложил парню побрататься. Может это какой-то хитрый ситхский прием? Не капают ли ему на мозги? Пальцы Джанголаскающе погладили рукоять верного вестара. Ладно. Пока доверим ему свою спину. Пока. Там посмотрим. Хотя его последняя просьба слишком уж странная.
     - Высадимся здесь, - Фетт увеличил изображение нужной луны и ткнул пальцем в главную посадочную площадку здания, очень похожего на очередной храм.
     Любят это джедаи, что действующие, что бывшие. Что ни дом – то храм. Что ни сарай – то молельня. Что ни склад – гробница. А иногда все сразу, и можно побольше.
     - Не самое удачное место, старикан, - хмыкнул напарник. – Нам придется… кхм…
     - Превозмогать? – ввернул Джанго словечко, подслушанное у самого пацана.
     - Нас сожрут еще в ангаре, - хмыкнул Узумаки. – И дроида тоже.
     - Да что там такое?
     - Толпы обезумевших тварей, которые и разумными-то быть перестали. Воса там цех себе устроила по переработке рабов в зверей. Алхимия. Слышал о такой?
     Фетт слышал. Все больше - страшные сказки. Очень страшные.
     - Т3, - обратился напарник к своему дроиду. – Выведи на экран подробный план здания.
     - Оооо! – обрадовался дроид, который, почему-то, говорил голосом ребенка. – Ремонт-мана! Обои, краска, строительный смеся! Нащальника знает, чем порадовать трудолюбивый жестянка!
     - Давай потом, Т3, - послышался шлепок ладони о маску. – Сначала просто сделаем дела и постараемся выжить.
     Строптивый ведроид все же показал план на голоэкране. А Фетт с досадой отметил, что железка уже основательно покопалась в мозгах его корабля.
     - Ну, чем порадуешь, о адептдюросталевых шпателей? – спросил Наруто, внимательно рассматривая план-схему из целой группы построек, вплавленных в темные скалы.
     На это ведроид вывел две линии. Одна отображала путь из ангара к предположительному местонахождению цели. Вторая же была более короткой, но требовала просто ювелирной высадки. План Джанго и в самом деле не выдерживал конкуренции, путь, предложенный им, был извилист, замудрен и труднопроходим.
     - Опять вентиляция? – хмуро спросил Фетт.
     - Таков путь, - прохохмил напарник в своем стиле. – Но есть еще и канализация…
     - Не стоит.
     - Ну тогда программируй свое космоведро, - жизнерадостно заявил Узумаки. – Ну или можно попросить того галактического гастарбайтера.
     - Тебе не говорили, что шариться по чужим данным – дурной тон? – раздраженно бросил Фетт.
     - Говорили, - виновато вздохнул Наруто. – А вот Т3 об этом не знает. Не знаешь же?
     - Не знамаю, нащальника.
     - Я только что это сказал, - буркнул мандалорец.
     - Не слышу-мана, - вякнул дроид. – Чегой-то датшики заклинило, престарелая друга моей нащальника.
     Фетт почувствовал непреодолимое желание побиться головой о приборную панель. Останавливало его только то, что его нос мог переключить что-нибудь нужное. И тогда они отлетаются.
     - Ладно, - Джанго сам удивлялся своей покладистости. – Положим, твой план лучше, мой молодая друга. Но две высадки-то нам зачем?
     - А, ты об этом, - Узумаки вновь повернулся к проекции и ткнул в план пальцем. – Здесь должен быть Монтросс.
     Фетт на миг почувствовал ненависть, что затопила все его естество. Выдох, медленно досчитать до десяти, вдох.
     - Я уже устал это спрашивать, - спокойно сказал Джанго. – Но откуда ты это знаешь? Маячок на него повесил что ли?
     - Почувствуй Силу, юный падаван, - пафосно провыл над ухом блондинистый засранец, явно цитируя кого-то. – Сила проходит через время и пространство. Она вокруг нас. В каждом из нас.
     - И?
     - Не чувствуешь? – хохотнул напарник. – А я чувствую. Он там, можешь мне поверить. И он не пойдет за Воса без твоего шлема. Или правильно говорить «Восой»? Восией? Восилием?
     - Да к хатту эту джедайку! Если Монтросс там, то я просто обязан там быть.
     - Ну вот и чудненько, - кивнул Наруто. – Я тебя прикрою, но ввязываться в поединок не буду. Потом Т3 подгонит лохань, и высадимся во второй точке.
     Фетт подумал. Фетт прикинул варианты. Фетт внезапно обнаружил, что уже, в принципе, согласен. Но просто так согласиться ему гордость не давала. И паранойя. Надо будет потом самому прошерстить системы корабля на предмет закладок.
     - ПВО? – предпринял Джанго последнюю попытку хоть что-нибудь возразить.
     - Сила упаси! – выдал напарник. – Ну какое ПВО в этой глуши? Товарищ Комари, которая, разумеется, никакой нам не товарищ, рассчитывает на скрытность. Про ПВО ей религия не позволяет думать.
     - Ты чего-то недоговариваешь.
     - Она все свои древние пулялки отрубила, - совершенно серьезным тоном сказал Наруто. – Надеется, что охотник превратиться в жертву. А шкурку портить не хочет.
     - Вот же ж, - скривился Фетт. – Спасибо за предупреждение. Я запомню.
     - Ты, главное, не попадись, старикан.
     ****
     Фетт свалил последнее чудовище выстрелом в лоб. Особых проблем они не доставляли, если бы не их количество. Даже здесь, в кривых запутанных коридорах иногда даже заторы случались, когда дюжина тварей за раз пыталась добраться до них. То ли с целью побить, то ли пообедать. Уж больно красноречиво смотрелись раззявленные слюнявые рты, усыпанные кривыми желтыми зубами. Что-то из этого недавно было людьми, что-то твилеками. Иногда встречались более редкие экземпляры. Иногда вообще нельзя было опознать в бледнокожих, укутанных в тряпье искореженных существах хоть какую-нибудь принадлежность к разумным видам.
     - А глаза-то не светятся, - буркнул за плечом напарник.
     - А должны? – бросил через плечо Фетт.
     - Да нет, - хмыкнул Узумаки. – Но хотелось.
     Иногда было сложно понять, о чем вообще думает этот пацан. Время от времени его мысли ходили такими мудреными тропами, что Джанго только диву давался. Фетт полуобернулся и, не выпуская из виду мерцающий впереди проем, искоса посмотрел на молодого. Тот как раз ковырялся в комлинке, вертя голопроекцию храма.
     - Ладно, старикан, - наконец произнес он. Тебе туда, - кивнул он вперед. – Я прикрою, но лезть без необходимости не стану. Это твой бой.
     Джанго лишь благодарно кивнул и, развернувшись, сторожко двинулся в сторону маячившего в полутьме прохода.
     - Ты все же пришел, Фетт. Как я и думал. Тебя тоже ведет зов, - зазвучал в древних стенах не менее древний язык.
     Фетт молча осмотрелся. Коридор привел его в обширный зал, посредине которого прямо из пола росли мегалиты. Занятное местечко. Особенно «радовали» разбросанные тут и там взведенные термодетонаторы.
     - И это не зов денег, не зов славы. Это зов охоты! Желание настичь свою жертву и взять над ней верх! - вот что за любовь у Монтросса чесать языком? А пафоса то сколько. – Ты тоже чувствуешь это, Джанго. Вот здесь, - постучал седой мандолорец по нагруднику. –Прямо в сердце.
     Высокие стрельчатые окна, забранные грязными до изумления витражами, были кое-где побиты. Вообще все это место поражало своим запустением и грязью. Как будто этот храм давненько заброшен. Но это было, разумеется, далеко не так.
     - Или тебя ведет месть? Может ты совсем размяк уже, а, Джанго? Может смерть твоей крылатой подружки подкосила тебя и ты хочешь моей гибели из личных побуждений? Так давай покончим с этим. Ты и я, как и всегда. Настало время выяснить, кто из нас лучший!
     Наемник, игнорируя распинающегося предателя, поднял взгляд вверх. Потолка, ожидаемо, не было. Нет. Когда-то он был, но теперь о нем напоминали лишь обломанные края. Мрачные небеса Колмы безразлично посмотрели на Джанго, Джанго посмотрел в ответ и хмыкнул. Предатель, как обычно, оставил себе пути отступления. Стоит Фетту взять верх – и Монтросс тут же свалит в далекие дали, чтобы продолжить это бессмысленное противостояние. Надо бы завершить историю. Еще одну историю, которая тянется уже хатт знает сколько лет. Утомительно это все.
     - Я, вообще-то, с тобой разговариваю, старый друг!
     - Ранкор тебе дуг, предатель, - посмотрел на бывшего соратника Фетт. – Ты можешь чесать языком сколько угодно. Но мы оба знаем, что за словоблудием ты лишь прячешь свое малодушие. Нужно было убить тебя еще тогда, после твоей первой подлости, - Монтросс налился дурным румянцем и уже открыл рот, но Джанго не дал ему продолжить. – Хватит уже марать благородное мандо'а своим грязным ртом. Ты хочешь поединка, я хочу поединка. Приступим.
     Фетт благородно подождал, пока Монтросс захлопнет все еще разинутуюварежку и нахлобучит на седую голову шлем. А потом резко отпрыгнул в сторону, не забыв метко расстрелять ближайшие гранаты, заложенные предателем. Бой между профессионалами не длится долго, обычно хватает пары минут. До первой ошибки. Благо, Розатта выжила, благодаря одной блондинистой случайности. А потому Фетт мог биться с холодной головой. Всего-то и надо было, что не подставляться и не дать сбежать ушлому ублюдку. А ошибку подлец совершит сам, слишком он эмоционален, слишком вовлечен в собственные переживания.
     Переждав очередной взрыв ракеты за мегалитом, Джанго схватил за шкирку одного из подтянувшихся на шум зомбей, и вытолкнул его перед собой. Тварь тут же слегла с бластерным зарядом в голове, но пару секунд мандалорец выиграл. Ловко вывернувшись из-за укрытия, Фетт всадил четыре выстрела прямиком в правое колено парящего на джетпакеМонтросса. А затем, спрятавшись за рядом стоящий камень, добавил еще триплет в сопла ранца много возомнившего о себе идиота.
     Монтросс, изрыгая проклятия и искры, довольно неудачно приземлился на камни и, лязгая сочленениями, показал класс в нижнем брейке. А потом додумался, видимо, отключить единственное рабочее сопло, и головокружительный половой танец прекратился. А жаль. Зажигательно отплясывал, зараза.
     Фетт потер правую сторону груди, он и сам не заметил, как в пылу боя в бескаровый нагрудник прилетела плазма. Бескар выдержал, но боль от ожога начала доставлять некоторые неудобства. Очередного бледномордого, удачно вынырнувшео из-за угла мегалита Джанго пинком отправил на неразорвавшиеся термодетонаторы и, пересидев поток рваных кишок и кровавого дерьма, снова выглянул. Пора уже определиться с предателем. Он уже не боец, но проблем доставить может.
     А нет, не может. Монтросс отбивался от насевших на него тварей руками, ножом и здоровой ногой. Шлем с него уже стащили, и парочка зомбей примерялась к аппетитной линии мандалорской шеи.
     - Джанго! – завопил этот идиот. – Джанго! Добей меня!
     Вырванные из его рук бластеры валялись поотдаль. Тварюшки уже обсасывали его доспех, отдирая от тела предателя невкусные железки. Фетт зачехлил бластеры, оперся плечом на пожженный камень и достал из подсумка автоаптечку. Наруто не зря настоял, чтобы этот агрегат всегда был при нем. Весит, конечно, прилично. Но и пользы от него довольно много. И чего он раньше игнорировал такой замечательный девайс?
     - Джанго! – прохрипел предатель. – Я не могу умереть так! Аргхх!
     - Можешь, старый враг, - боль отступила, стало хорошо. – Еще как можешь.
     Ощутив рядом чужое присутствие, Фетт даже не стал отвлекаться от приятного зрелища. И так понятно, кто еще может здесь быть.
     - Мерзко, - произнес напарник.
     - Крысе – крысиная смерть, - пожал плечами наемник и, бережно упаковав аптечку, снова взглянул на уже неподвижное тело своего врага.
     Наруто лишь кивнул, а затем несколькими выстрелами своих вестаров отправил пирующих чудовищ в лучший мир.
     - Не подходи пока, - остановил напарник дернувшегося Джанго. – Он может быть заминированным.
     Фетт внимательно посмотрел на Узумаки, который неспешно направился к кучке тел, и сумел увидеть едва заметную пленку силового поля вокруг его фигуры. За напарника можно было не волноваться, этот всегда был осторожным. Наруто, между тем, распинал мертвых зомби, внимательно изучил останки Монтросса и влепил ему в голову пару плазменных подарков. Тело предателя безвольно дернулось и застыло, теперь уже навсегда. Джанго лишь удовлетворенно кивнул. Точки расставлены.
     Сверху послышался гул, а потом перед Феттом опустились пара тросов. Двинутый дроид ювелирно подвесил корабль над проемом. Пора приступать ко второй фазе плана.
     Однако дальше все пошло не так. Нет, высадка прошла без сучка.Но стоило сунуться в древнюю вентиляцию, или что это вообще такое, и уже через пару десятков метров диверсанты уперлись в капитальный завал. Давний и пыльный.
     - Да уж, - озадаченно почесал голову Наруто. – Нормальных героев из нас не получилось.
     - Всмысле?
     - Ну, они же всегда в обход идут, - хохотнул жизнерадостный напарник. – А у нас обходные пути закончились. Закончились же?
     - Нету-мана, нащальника, - дроид умудрился даже плечами пожать.
     - Придется через парадный, - Узумаки присел возле проема в полу и внимательно посмотрел вниз.
     - Канализация? – Фетт уже успел оценить бледнорожих тварей в бою и сталкиваться с ними желанием не горел.
     Джанго подошел к неприкрытой дыре и составил компанию напарнику. В четырех метрах ниже по скудно освещенному коридору вяло слонялись зомби, полдюжины навскидку.
     - Т3?
     - Они тута мало-мало какают-мана.
     - Это, видимо, значит, что канализации тут нет, - скривился Фетт.
     - Видимо, - кивнул Наруто.
     - И писают-мана тоже мало-мало, - пропищал электронный мальчишка. – Вашпе по углам, вандалы-бельме.
     Еще немного посидели. Подумали.
     - Пойдем, что ли? – вздохнул Джанго.
     - Пойдем.
     Они ловко спрыгнули на пол коридора, и началась мясорубка. Каждый метр давался с боем. Твари валили сплошным потоком, зажимая троицу авантюристов с обеих сторон. Но два человека и дроид все же смогли продвинуться весьма значительно. До первого зала, где их и прижали. От тварей рябило в глазах. Они набились в комнату в таких количествах, что Фетт на миг почувствовал себя как в корускантском монорельсе в час пик. Разве что там его сожрать не пытались. Ну, по крайней мере, не каждый день.
     В какой момент у них стащили дроида, Джанго не уловил. Только и услышал трехэтажные гунганскиематюки, затихающие в одном из проходов. А затем навалились и на пару людей. Сложно сопротивляться, когда на место убитой твари тут же выскакивает еще трое-четверо. Дула вестаров уже алели, сил оставалось все меньше. Доспехи по локоть покрылись гнилой кровью зомби, а те все давили, не считаясь ни с какими потерями. Когда Джанго распластали на полу, навалившись так, что дышать стало сложно, наемник понял – все. Совсем все.
     Твари смоктали его доспех, растаскивая содержимое подсумков и пытаясь выковырять такое вкусное мясо из металлической раковины. Еще немного, и Феттом подзакусят, как не к месту помянутым Монтроссом.
     - Прости, Розатта, - прошептал Джанго и потянулся языком к переключателю, который активировал барадиевый заряд в ранце. Умирать, как предатель, Фетт не желал.
     Вот только уйти как воину ему не дали. Когда кончику языка до сенсора оставались считанные миллиметры, зомби таки смогли стянуть верный шлем. А затем очень больно настучали Джанго по голове. Кирпичами. Так, что после третьего удара мандалорец погрузился во тьму беспамятства, на остатках разума кляня свой крепкий череп.
     ****
     Джанго приходил в себя медленно. Приходы реальности перемежались тошнотными заплывами по галлюцинациям и тупой головной болью. Когда в голове окончательно просветлело, наемник осознал себя прикрепленным к крестообразному ложу, что располагалось под углом к грязному каменному полу так, что Джанго, казалось, парил над пыльными плитами.
     Наемник посмотрел на заключенные в кандалы руки, оглядел себя. Доспехов на нем не было. На нем вообще ничего не было, кроме поддоспешника. Рядом располагался стол, на котором была аккуратно сложена вся его амуниция, насколько Фетт мог оценить в неверном свете голубых факелов. А поодаль парочка бледномордых колдовала над какой-то чашей, что ли, внутренняя часть которой была утыкана иглами, что мерцали багровым зловещим светом.
     Но вот чуды закончили со своими невнятными манипуляциями и подтащили чашу к лицу Фетта. Ничего хорошего от этой дряни Джанго не ждал, а потому приготовился ко всему. Повинуясь действиям правого зомби, платформа с наемником слегка качнулась. И лицо Фетта практически уперлось в острия странных игл. Иглы запульсировали, замерцали, и с их кончиков в лицо наемника начали впитываться багровые эманации. Сначала Джанго ощутил опьянение, а потом, как он не старался отстраниться от этих ощущений, ему стало хорошо и мерзко одновременно. Блаженство и тошнота смешались в один тугой комок. Как оргазм в выгребной яме.
     После третьего такого сеанса разум Фетта поплыл, не смотря на все попытки противостоять этой дряни. Когда Джанго снова приподняли над стремной чашей, в комнате уже появился новый персонаж. Она возникла внезапно и эффектно. Просто в какой-то момент в подсвеченных голубым галлюциногенных дымах появилась женская фигура. Походкой от бедра девушка вышла на более освещенный участок зала, и Фетт, наконец, смог ее рассмотреть. Для этого, правда, пришлось потрусить головой, пытаясь вытряхнуть всю ту дрянь, которой его потчевали зомби. Те, кстати, едва увидев вошедшую, почтительно расползлись в стороны, замерев по углам безмолвными статуями.
     В странно раздетой девушке Фетт с трудом узнал свою цель. Эк ее жизнь потрепала. Пышная копна каштановых волос сменилась торчащими в беспорядке короткими седыми прядями. Изможденное лицо покрывал то ли агрессивный макияж, то ли синяки. А в золотистых радужках светилось безумие.
     - Ах, - томно вздохнула девушка, подходя к столику. Ее тонкие бледные пальцы прошлись по шлему Джанго. – Как давно я не видела настоящего мандалорского шлема.
     Темная джедайка подняла шлем и внимательно в него всмотрелась.
     - Кажется, с тех пор, когда еще была джедаем, - она мило улыбнулась своим воспоминаниям. – Я тогда пару дюжин вас положила. Таких сильных, таких молчаливых, таких смелых.
     Фетт скрипнул зубами. Он знал, где она убивала его братьев. Он там даже присутствовал. И его пальцы в тот черный день свернули не одну джедайскую шею. Но, все же, недостаточно много. Для спасения его людей этого оказалось недостаточно.
     - Но люди такие ранимые, стоит их сломать, - Воса подошла к Джанго и, какой-то джедайской техникой перевернула стол Феттом кверху. А потом уселась на него верхом. –Ну вот ты нашел меня, охотник, - пальцы Комари безостановочно наглаживали грудь и лицо Джанго. – А теперь скажи мне, кто кого убьет?
     Наемник в ответ мрачно глянул исподлобья. Основная проблема сейчас была не в том, что он прикован, и не в петтинге. Основная проблема стучалась в его разум боевым молотом. С каждым сладким словом мучительницы внутри головы Фетта падали невидимые барьеры воли. И удержать себя становилось все сложнее. Он тонул в паутине слов, в мерзкой и притягательной пучине. Но, как истинный воин, сдаваться мандалорец не собирался.
     - О-о-о, выносливый молчун, - улыбнулась Воса. – Мне нравится, как ты держишься, - ее губы приблизились к уху Джанго и зашептали. – Ты можешь сопротивляться, охотник за головами, но рано или поздно все равно станешь моим рабом.
     Фетт покосился на молчаливых бледномордых и решил, что такой судьбы он себе точно не хочет.
     - Жаль только, что твоего приятеля не удалось поймать, - сладкий шепот лился в уши, цепляя самую душу. – Но это ненадолго.
     На это Фетт лишь оскалился. Раз Наруто сумел убежать, значит скоро кому-то будет очень жарко. Мандалорец бы напарника так не оставил, даже временного. Будем надеяться, что и Узумаки не оставит Джанго. Будем надеяться, но готовиться к худшему. К обычной сучьей жизни, хоть и недолгой.
     - Старикан, - вдруг заговорил шлем Фетта. – Старика-а-ан! Слышь! Прием!
     Комари отпрянула от жертвы и с любопытством покосилась на мандалорскую каску.
     - Ты там занят, я все понимаю, - продолжал вещать динамик. – И мне крайне неудобно тебя прерывать. Но хоть скажи, она красивая? А то темные неудачницы обычно страшноваты, как хаттова отрыжка. Они, по слухам, от безысходности на Темную сторону пачками валятся, чтобы хоть как-то себя реализовать.
     - Что! – Воса замерла на полпути к шлему, пытаясь справиться со своим гневом и не расколотить говорящее ведро. – Что ты там вякнул, червь!
     - Хех, - хохотнул напарник. – Ну голос вполне, сексуальненький такой. С хрипотцой. Я б вдул!
     - Я тебе сейчас так вдую, ублюдок!! – в край раскочегарилась джедайка, а Джанго вдруг стало смешно, настолько нелепо смотрелась вся эта ситуация.
     Впрочем, как и всегда с этим блондинистым балбесом. Но вот конкретно сейчас он вовремя влез. Опять вовремя.
     - Старика-ан? – шлем продолжал изливать вербальный понос. – Ты там совсем занят что ли? У вас там жесткая любовь? С кляпами и кандалами?
     - Без кляпов, - умилился Джанго, глядя на тяжело дышащую от распираемой злости культистку.
     По крайней мере джедайка перестала полоскать ему мозги. Это было очень приятно. Как воздуха хлебнуть, только вырвавшись из пучины.
     - Ну так и? – выдал шлем. – Мне из тебя каждое слово тянуть?
     - Не в моем вкусе, - дипломатично ответил Джанго, пытаясь справиться со смехом. Точнее, еле сдерживая неприличный гогот.
     Лицо Джанго ожег полный ненависти взгляд. Но наемник его проигнорировал. Происходящее настолько отдавало сюрреализмом, что Фетт просто отдался волнам идиотизма. Куда-нибудь да вынесет.
     - Так чего ты там тогда с ней обжимаешься? – озадаченно вопросил шлем. –Стоп-слово забыл? Или она того? Ну… Традиционалистка? Содержимое головы тебе сношает, ибо фригидная напрочь?
     - Ах ты мерзкий слизняк! – отмерла экс-джедайка. – Я вырву твой грязный язык!
     - Дааа… - Фетт прямо увидел, как Наруто огорченно качает головой. – Тяжелый случай. А как насчет тройничка? Я могу присоединиться, так сказать?
     - Валяй, - только и успел сказать Джанго.
     - О! Значит не зря я обнажил свой ствол!
     Шлем снесло в дальний угол какой-то силовой техникой. И если в силовых техниках Фетт ни разу не разбирался, то вот про ствол Наруто знал много. Агрегат у напарника длинный и блестящий. Ну и красивый, что уж там. И назывался он XT-7723, хотя сам Узумаки ласково звал его «слонобоюшкой». Полутораметровая снайперская винтовка трансформер с энергоприводом могла стрелять чем угодно, хоть палками. Но блондинистый пацан предпочитал утяжеленный бронебойный боеприпас с кортозисным напылением. Мало того, что там каждый патрон стоил как гироскутер, так Джанго еще и слабо понимал, как щуплого мальчишку не сносит отдачей.
     И первую пулю словил левый статуй, забрызгав все вокруг мозгами, или что там у него в голове осталось после таких промываний. Вторую, через мгновение, поймал правый, сложившись кучей тряпья у дальней стены. Создавалось впечатление, что ситх из пулемета садит, а не винтовку пользует. Третья отщелкнула кандалы, удерживающие правое запястье Фетта, стегнув болью в руке. Затем досталось и левой руке, но Джанго и не думал обижаться. Воса, видимо, поняла, что пахнет жареным, и быстренько свалила, скакнув куда-то вверх.
     - Ну и рожа у вас, поручик, - Наруто ввалился в зал, деловито проверяя углы монструозной винтовкой.
     Джанго удостоил его только одним недовольным взглядом, а затем принялся колупать кандалы на правой ноге. Куртка Наруто и впрямь выглядела весьма пожеванной. Путь сюда дался ему непросто.
     - Ну прости, прости, мой мрачный друг, - парень задрал ствол к потолку и осмотрел дыру в вентиляцию через прицел. – Спешил как мог.
     Фетт кивнул и, наскоро размяв правую ногу, вцепился в кандалы левой.
     - Дроидагунганского куда дел?
     - Да что с ним сделается то? – хмыкнул Наруто. – С тех пор, как его культисты утащили – не видел.
     Джанго поднялся. Джанго потянулся. Джанго улыбнулся. Напарника передернуло.
     - Ох и страшен ты стал, друг, - подошел к нему парень и протянул руку к его лицу, второй без усилий поддерживая тяжеленнуюXT на весу.
     Фетт послушно застыл. Ладонь напарника окуталась светом. По израненной коже Фетта разлилось тепло, потом резко защипало, и вдруг все закончилось.
     - Ну вот, - заявил блондин, возвращаясь к контролю окрестностей. – Как новенький.
     - А как же жертва?
     - Ну я же тебя не из смерти вытаскивал. Так, пару царапин залечил.
     - Спасибо.
     - Ой, да брось.
     - Я про другое, - замялся Фетт, пытаясь скрыть свою неуверенность за рутинным навьючиванием бронепластин. – Я хотел сказать, что…
     - Я и говорю, брось, - прервал его напарник, и тон его был на удивление серьезным. – Я поступил так, как диктовало мне сердце. Я верю, что ты поступил бы так же, несмотря на то, что ты тот еще наемник, - интонации на последнем слове хвалебными не были. –Поэтому заканчивай уже душевный стриптиз и одевайся.
     Джанго кивнул. Не смотря на некоторый душевный дискомфорт, смущение что ли, ему все же хотелось улыбнуться. Улыбнуться радостно. Впервые за многие годы.
     ****
     - Дал бы ты уже имя своей железке, - пробормотал Джанго. – А то все «Т3» да «Т3».
     Коридоры, коридоры, коридоры и немножко еще коридоров. Тусклые, грязные, залатанные и заляпанные чем попало бесконечные кирпичные кишки.
     - Хм, - призадумался Наруто. – А что? Идея стоящая. Равшан или Джамшут?
     - Это какой-то язык?
     - Ну да.
     - Тогда давай второе.
     - Хех, - развеселился парень. – Не в бровь, а в глаз!
     - Ну да, - покивал Джанго, подглядывая из-за очередного угла. – Наверное.
     Опять безликий зал. На этот раз с парной лестницей, ведущей на неогороженную платформу.
     - Там Воса, - озвучил очевидное напарник.
     - Вижу.
     - И у нее в руках светошашки.
     - Вижу.
     - Красные светошашки, старикан. Две штуки.
     - Наруто!
     - Я предупредил.
     - Долго мне вас ждать, грязные ублюдки?!
     - А-а-а! – заорал вдруг напарник, в панике тыча винтовкой в дверной проем. – Оно разговаривает!
     - Фу, как некрасиво, - неожиданно для себя выдал Фетт. – Нельзя девушке такие слова использовать. Неприлично. Придется потом рот с мылом мыть.
     Похоже «Наруто» - это заразно.
     Культистка сделала подтягивающий жест руками, и команду идиотов вынесло в зал. Еле на ногах удержались. Фетт тут же пальнул из бластеров, откатываясь в бок. Вовремя. Там, где он только что находился пол пробороздила пара рубиновых лезвий. Напарник же, не мудрствуя лукаво, скакнул вверх и, зацепившись за что-то на темном потолке, саданул от бедра из XT. И попал, что удивительно. Почти попал.
     Воса попыталась принять пулю на клинок, да только лезвие, столкнувшись с кортозисным снарядом, ожидаемо потухло. Женщина попыталась на одних рефлексах отклонить голову, но полностью уйти с траектории выстрела не смогла. Как итог – половины уха как не бывало.
     - Рра-а-а!! – разнесся по залу вопль уязвленной культистки.
     - Йе-е-е!! – завопил с потолка Наруто, радуясь удачному началу.
     - Б*я! – оценил ситуацию Джанго, судорожно подыскивая подходящее укрытие в пустом, как татуинская пустыня, зале.
     Пока Узумаки шмалял в белый свет, ловко ползая по потолку и отвлекая на себя джедайку, у Фетта было время подумать. Обычная тактика не подходила. Эта стерва предпочитала ближний бой, но и издалека могла прилично приложить. Коридорный эпизод показал это ясно. А потому, будем бегать. На этой мысли Джанго дал импульс из джетпака, уходя из-под очередной атаки Восы. Правда, уже одним мечом.
     Игра в пятнашки продолжалась еще полминуты. Хотя по ощущениям прошло пару часов. Сколько раз Фетт разминулся с красным лезвием буквально в паре миллиметров, он и считать устал. Напарник, расслабленно стоя на колене на платформе, ювелирно отгонял Восу хлесткими выстрелами. Но попасть в нее так и не смог. Верткая гадина. Да и сам Джанго мог лишь вертеться, как сарлакк на сковороде, изредка постреливая в ответ на непрерывные атаки. Долго так продолжаться не могло.
     - Заряжаю, - гаркнул Наруто и завозился со своей винтовкой.
     Именно этот момент и выбрала культистка, плотно насев на наемника. За пару секунд она успела нанести град ударов, вскользь пробороздив нагрудник Фетта в паре мест. Охотник за головами шипел от боли, но продолжал разряжать в ненавистную тварь бездонные обоймы своих бластеров. На третьей секунде Джанго осознал, всем телом почувствовал, что следующий удар светошашки будет последним. Ему просто не хватало скорости, чтобы уклониться. Он пытался. Пытался изо всех сил, разрывая связки, выжимая из тренированного тела последние силы. Но все, что мог, это наблюдать, как на его голову падает рубиновое лезвие.
     И когда красное свечение заполонило весь мир, раздался самый сладостный звук во вселенной. Банг! Джедайку снесло. Она все же успела зацепить шлем Джанго, скорее случайно, но визор испохабила напрочь.
     Фетт с кряхтением пошевелился, проверяя, все ли на месте. После удара его снесло к ближайшей стене, и стена была неласкова. Наверное, встреча была для нее нежеланной.Джанго вслепую нащупал застежки шлема и стянул бесполезный теперь атрибут с головы. Огляделся. Восаизломанным манекеном лежала на полу, бодро плеская кровью из разорванного бока. Судя по виду, ей половину органов вынесло, да еще и позвоночник повредило. Напарник, не выпуская ее из прицела, осторожно двигался в сторону Фетта.
     - Старикан? Ты там как? Кости на месте?
     - Живой, - прохрипел Фетт. – Живая?
     - Живая, - в голосе Наруто послышалось недовольство. – Джедаи живучие, как хатты. Только слизь не вырабатывают. Ну, не все.
     - Ну хоть отбегалась, - прокряхтел Джанго, попытавшись встать.
     Крепкая рука напарника оказалась неплохим подспорьем в этом нелегком деле.
     - Стоишь, - резюмировал Узумаки, скептически оглядев мандалорца.
     - Стою.
     - А теперь иди, - кивнул напарник в сторону женского тела. – Добивай. Твоя, все же, добыча.
     Наруто уселся возле стены и занялся профилактикой винтовки, а Джанго побрел к цели, на ходу проверяя свои вестары. Но дойти до нее не успел. Когда до Восы оставалось еще пару метров, она внезапно взлетела в воздух и заскребла ногтями по шее, будто ей воздуха не хватало. Фетт на рефлексах даже пальнул в нее пару раз. Но та даже не заметила пару новых дырок в своей тушке. Отошла раньше. Туда, откуда еще никто не вернулся.
     - Поздравляю, охотник за головами. Я впечатлен, - из сумрака прохода степенно вышел статный седой мужчина.
     Новый персонаж обладал королевской осанкой и ухоженным представительным лицом. Старомодная, но роскошная одежда, сидела на нем, как влитая. А в каждом движении, скупом и расчетливом, так и сквозила сила. Сила повелевать. Но бластеры Фетт в его сторону все равно повернул. На всякий случай. А вот Наруто лишь бросил взгляд на седого мужчину и снова зарылся в свой XT, пытаясь его покомпактнее сложить.
     - Не каждый обычный человек можетможет справиться с тем, кто обучался искусству джедаев, - размеренный бархатный голос мужчины мягко успокаивал и подспудно подавлял. – Особенно того, кого обучал я.
     Тиранус, Джанго наконец-то его узнал, подошел к мертвой ученице и прикрыл ей глаза.
     - Когда-то она подавала большие надежды, - в словах мужчины звучало искреннее сожаление. – Но так и не справилась с эмоциями, с контролем. Я полагал, что со временем она станет ценным союзником. Она же превратилась в обузу.
     - Если вы могли убить ее в любой момент, - произнес Фетт. – Зачем было назначать цену за ее голову?
     - Из-за тебя, - Тиранус выпрямился и открыто посмотрел в глаза Джанго. – Это было испытание. Состязание. Конкурс, если хочешь.
     - Я хочу получить свое вознаграждение, - раздраженно бросил Фетт. – Сейчас.
     - Конечно. Разумеется, - седой мужчина лениво оглядел зал, слегка зацепившись за копающегося напарника. – Пять миллионов кредитов, если я не ошибаюсь. Или…
     - Или?
     - Или намного больше, если ты пойдешь со мной. На Камино.Чтобы стать образцом.
     - Вы хотите меня клонировать? – не то, чтобы Джанго был сильно против, но мужик умеет удивлять.
     - Представь себе бесчисленную армию, обучение которой ты сможешь наблюдать своими глазами, - начал вещать Тиранус. – Они будут расти вдвое быстрее, чем обычные люди. И будут вдвое лучше. И мы запрограммируем их на абсолютную лояльность. Они будут великолепными воинами. Идеальными. Как ты.
     - Мой интерес?
     - Это твой шанс на бессмертие, - весомо ответил мужчина. – Твоя репутация взлетит до небес. Ну и кредиты, конечно же. Много кредитов. Разве это не достойно твоего интереса?
     Джанго прикинул ситуацию и так, и этак. И вдруг его озарило.
     - Я готов принять ваше предложение. Но с одним условием.
     - Каким же.
     - Я хочу первого клона себе. Без модификаций и программирований.
     - Что ж, - потер безупречно оформленную бородку Тиранус. – Это вполне можно устроить. Владыка Тиранус заключает договор с Джанго Феттом, - протянул он руку наемнику.
     - Договор, кивнул Фетт и пожал протянутую ладонь.
     - Оформим все позже, - Тиранус повернулся к Джанго спиной и принялся заинтересованно изучать грязную стену зала. – Остался лишь один вопрос, скорее недоразумение, которое нам нужно решить.
     - Вот как знал, что без подвоха не обойдется.
     - Помилуй, охотник, ничего сложного я от тебя не потребую, - мужчина машинально расправил складку на плаще и продолжил. – Наша договоренность не терпит свидетелей. К моему глубочайшему сожалению.
     А вот это Фетту не понравилось. Совсем-совсем не понравилось. Джанго достал верный вестар и посмотрел на него, как на змею, что готова ужалить.
     - Эй, старикан! – вскочил Наруто, выронив винтовку. – Ты чего это задумал?!
     - Прости напарник, - прицелился Фетт и выстрелил пару раз Узумаки в грудь. – Ничего личного.
     Потом подошел к блондинистому пацану и добавил контрольный в голову.
     - Что и ожидалось от высококлассного наемника, - благостно покивал Тиранус, поведя рукой в воздухе. Видимо проверял качество исполнения своими колдовскими штучками.
     Феттуже остро захотелось влепить плазму в его довольную рожу.
     – Координаты я скину на твой комлинк, - направился Тиранус к выходу из зала. - Встретимся на Камино.
     Шаги седого мужчины давно стихли в бесконечных коридорах, а Джанго все смотрел на свой бластер. Смотрел и не видел.

Глава 6

     ДжангоФетт.
     Джанго сверился с навигатором и подправил курс. Еще минут десять и можно выходить в сверхсвет. Сейчас от наемника уже мало что зависело, все на себя возьмет умная автоматика корабля. А пока можно расслабиться.
     На Камино было… душно. И дело не в сырости, которая проникала даже под одежду, не во влажной жаре, которая преследовала Фетта по пятам, доставляя дискомфорт даже продубленному всеми ветрами Татуина охотнику. Дело было в процедурах.
     За те две недели, что Джанго провел в лабораториях надменных каминоанцев, его успели просветить со всех сторон. Казалось, в его теле не осталось ни одного укромного местечка, в которое бы не заглянули эти лупоглазые тощие расисты. Даже туда, где солнце не светит, они умудрились заглянуть несколько раз. Что они там искали – загадка, покрытая мраком. Фетт нервно поерзал на кресле поврежденной частью. Так. Не думать об этом. Не вспоминать.
     Материал так и не забрали, о чем Джанго совсем не сожалел. Если они так тщательно подходят к обычным осмотрам, то как из него будут выдаивать «образцы клеток», лучше даже и не представлять.
     В общем, у наемника неожиданно образовался отпуск, каминоанцы взяли перерыв на копание в образцах. И у Джанго уже были идеи, как этот отпуск провести. Для начала он все же зарылся в мозги своего корабля, пытаясь найти закладки от Джамшута. И не нашел, что было очень странно. Будь Фетт на месте оторванного дроида, он бы нашпиговал программы своего красавца прорвой ловушек и доступов. Но, либо уровень самого Джанго сильно не дотягивал до нужного, либо закладок и в самом деле не было. Паранойя твердила, что скорее первое.
     И вот, роясь в бесчисленный раз, в логах, Джанго услышал трель вызова. А потом на новеньком экране проявилась носатая мордочка Розатты.
     - Джанго, мой дорогой, - проворковала тойдарианка. – Ты совсем заработался? Настолько занят, что даже на связь не выходишь?
     - Прости Роз, - повинился мандолорец. – Совсем замотался.
     - Оу, - покачала головой тойдарианка. – А давай-ка ты махнешь ко мне. Чаек попьем. Я тебе булочек напеку. Расскажешь, что можно. Как живешь.
     Джанго прикинул дела на ближайшую неделю и… А, к хатту все! Он и в самом деле совсем позабросил женщину, что заменила ему любящую бабушку. И пусть во многих республиканских базах крылатая бабуля проходила как «преступный элемент»,его это не волновало. В конце концов - какой внучек, такие и родственники.
     - Да без проблем, Роз, - на суровом лице Фетта появился намек на улыбку. – Скидывай координаты.
     - Ты уже забыл, где я живу, Джанго? – деланно нахмурилась женщина. – Давай уже, лети. Жду к ужину.
     - Так станцию же… - возразил наемник в погасший экран. – Разрушили.
     Вот и думай, что хочешь. Но, так или иначе, начать нужно было с прежних координат. И если там он ничего не найдет, что наверняка, придется упрашивать упрямую птичку выдать свое местоположение. И извиниться.
     Сказано – сделано. Джанго, загрузив в трюм пару ящиков каминоанских сладостей – Роз точно оценит – отправился в путь. До прыжка оставалось еще минут пять. Джанго, развалившись в кресле пилота, лениво почесал затылок и решил поразмышлять о том, о чем запретил себе думать все последнее время. О напарнике. И о своей низости.
     Наруто в том памятном разговоре перед Колмой озвучил очень странное требование…
     ****
     - Ты должен будешь меня убить.
     Фетт, как раз, решил смочить горло сублимированным соком. Поперхнулся и еле уберег приборную панель от поругания сладкой жидкостью.
     - Кха! Ты в своем уме?
     - Тебе придется это сделать, - голос безалаберного напарника был на удивление серьезен, исключая даже намек на шутку.
     - Имеешь ввиду – инсценировать?
     - Насколько я знаю Тирануса, он потребует избавиться от свидетелей. Я бы на его месте точно потребовал, - веско произнес Наруто. – И отличить подлог от смерти он сможет, уж поверь. А потому, имею в виду то, что имею в виду.
     - Это… - Джанго поболтал пальцами в воздухе, подбирая цензурное слово. – Это неприемлемо.
     Напарник тяжко вздохнул, как родитель, объясняющий малолетнему отпрыску, откуда дети берутся.
     - Если ты это не сделаешь, умрем оба.
     - Тогда тебе не стоит туда соваться, - отрезал Фетт.
     Наруто вздохнул еще раз.
     - Если я не пойду с тобой, умрешь ты, - и столько уверенности прозвучало в его словах, что Джанго сразу поверил.
     Куда не кинь, всюду клин. Все естество Фетта сопротивлялось таким раскладам, а мозг кипел, просчитывая варианты. И не верить напарнику он тоже не мог. Пацан за короткое время их знакомства не ошибся ни разу. Так что, если говорит, что будет так, скорее всего будет именно так. Хатт!
     - И что тогда будет с тобой? – спросил Джанго, надеясь, что у его товарища хватит ситхской изворотливости.
     - Странные ты вопросы задаешь, старикан, - хмыкнул тот. - Умру, скорее всего. Но это не точно.
     - Бл*дь!
     - Ой, да не принимай ты так все близко к сердцу, старикан.
     - Я ничего не принимаю близко к сердцу! – огрызнулся Фетт. – Какой-то абсурд! Цирк с бантами и гунганами!
     - Не буянь. Давление поднимется, - отбрил Наруто. – Просто сделай, как я говорю. Чего ты ломаешься то? Ну хочешь, я тебя найму? Принесешь мне мою голову, и мы в расчёте.
     - Ты психопат!
     - Не исключено, напарник, - хохотнул белобрысый. – Ну так как?
     Широкие плечи Фетта поникли под грузом решения. Хотя, ничего же не мешает все переиграть уже на месте. Может все будет и не так хреново, как кажется.
     - Ладно, - буркнул Джанго. – Будь по-твоему.
     - Ну вот и славненько, старикан, - Наруто расслабленно откинулся на спинку кресла. – Только…
     - Что?!
     - Слово.
     Фетт попытался прожечь дырку в куртке напарника, настолько ярко полыхнула ярость внутри.
     - Я… - попытался он возразить. – А хатт с тобой! Слово!
     - Ну вот, - удовлетворенно произнес Узумаки. – И стоило столько ломаться, как девственница перед сеновалом?
     - Сука! – только и ответил Джанго.
     ****
     - Сука! – произнес он же, стоя над телом Наруто. – Сучья жизнь!
     Сколько он тут стоял, в сумерках грязного зала, Джанго не знал. Казалось, что еще пару минут назад он поднял бластеры на… На кого? На случайного попутчика? На напарника? На человека, не раз за последние пару суток спасавшего его жизнь? На того, кто исцелил Роз? А может быть… на друга?
     - Пи*дец.
     Ему только и оставалось, как изливать свое негодование в ругательствах. Хотя, стоит попробовать еще кое-что. И как он сразу не додумался?
     Пальцы Джанго лихорадочно затрепали застежку нужного подсумка. Крепление, как на зло, и не думало поддаваться. Тогда Фетт, ругаясь как последняя побирушка с Татуина, рванул ремешок, выдрав приличный кусок ткани. На его руку вывалилась аптечка, которую он тут же прижал к предплечью мертвого напарника. Внутри умного агрегата что-то пискнуло, немного потрещало. Наконец, на индикаторной панели зажглись огоньки. И все они были красны, как меч почившей Восы. Надежда умерла, не успев родиться. Он не раз видел смерть своих товарищей. Иногда и сам отправлял их на тот свет. Отчего же так горько?
     - Прости, друг, - Джанго присел возле трупа и положил на него руку, прощаясь. – Я… Прости.
     Осталось отдать последние почести отважному пацану. Не дело это, оставлять тело на прокорм выжившим бледнорожим. Фетт аккуратно упаковал аптечку в держащийся на соплях подсумок и уже примерялся, как бы половчее взвалить парня себе на загривок, когда в зал выехал Джамшут.
     - О-о-о! – горестно провыл дроид, нарезая круги вокруг бездыханного пацана. – Моя бедная нащальника! Как же я теперя буду жить-мана! Скока же ремонтов-бельме мы еще не сделали! Скока шпателей-мана остануться неисточенными!
     Джанго мрачно зыркнул на жестянку и завел руки под плечи Наруто.
     - А ну положь! – завопил дроид.
     Из его корпуса повыскакивали манипуляторы. И чего там только не было. И дисковая пила, и минибластер, и газовая горелка. От затрещавшего шокера Джанго еле увернулся.
     - Послушай, - начал Джанго. Пытаясь урезонить Джамшута.
     - Оставь нас, престарелая предателя моей нащальника! – напыжился дроид, боевито помахивая тонкими конечностями.
     - Да послушай же ты!
     - Уходи! Я тебя больше не люблю!
     И Джанго ушел, оставив тело на месте. Вредить дроиду он не хотел. Пусть эта упрямая косноязычная железка сама охраняет покой своего хозяина.
     ****
     Пока Фетт предавался самобичеванию, звезды за блистером начали замедлять свой бег. Так задумался, что даже пропустил почти весь гиперпрыжок. Ну и хатт с ним. Все равно ничего интересного в этой рутине не было.
     Джанго почувствовал легкий толчок, и корабль вывалился из сверхсвета в обычную реальность. Недалеко от обломков станции, что недавно еще была домом и ему, и Розатте. Фетт взялся за штурвал, выруливая из опасной зоны. Вторая рука наемника перещелкивала частоты, пытаясь найти хоть какой-нибудь маяк.
     Подходящий сигнал Джанго нашел достаточно быстро. Или это сигнал нашел Джанго? Не суть.
     - Неизвестная сигнатура, назовите себя и цель прибытия, - прозвучал в кабине механический голос дроида-диспетчера.
     - Раб I, Джанго Фетт, - привычно ответил наемник. – Простой, заправка, закупка, наем.
     - Принято. Ждите, - оттарабанила железка, и через пару секунд динамик снова ожил. – Джанго Фетт. Вам выделен приоритетный коридор. Следуйте навигационным указателям.
     - Принято, - в тон дроиду ответил охотник и переключил навигационный компьютер в режим приема.
     Когда курсовой пакет загрузился, на стекле блистера появилась линия, ведущая куда-то в пространство. И вскоре Джанго увидел, куда. В четверти парсека от обломков в пустоте висела новенькая станция, явно из списанных армейских. Сейчас она производила впечатление большой стройки, столько вокруг нее вилось разномастных кораблей.
     Фетт сверился с курсом и с удивлением отметил, что линия вела его корабль не к общим докам, а к приватному причалу. Не то, чтобы это было странно, но где Роз нашла кредиты на такой лот? Она, конечно, девушка не бедная, но отхватить армейское оборудование – дорогого стоит. Даже если у тебя куча связей.
     РабI медленно летел вдоль ребристого бока станции. Фетт внимательно наблюдал за суетящимися монтажниками и дроидами на обшивке. Вот тут пристраивают очередной причал, а вон там монтируют монструозную ракетную установку, а здесь просто сверкают пустотной сваркой, устанавливая что-то непонятное. Да уж. Бабуля решила развернуться по полной. Сильно ее Монтросс уязвил.
     Между тем, ведомый автопилотом корабль Джанго, без труда продавив атмосферный щит, мягко приземлился в полупустом, богато отделанном ангаре. Собственно, кроме его Раба здесь же доковала еще парочка кораблей, всего лишь. Роскошная и зубастая даже на вид яхта и серенький барлоз. И если яхта вопросов не вызывала, то неприметный транспортник при ближайшем рассмотрении оказался полон сюрпризов. Судя по обводам, корыто было просто набито всяческим вооружением и могло дать прикурить даже небольшому крейсеру.
     Джанго, пропустив мимо команду дроидов, стремившихся к его кораблю, подошел к потрепанному корпусу. Посмотрел внимательнее. Даже пальцем поколупал. Если зрение его не обманывает, то и броня у старичка была приличная. Гораздо приличнее, чем должна быть. А что до непрезентабельного вида… Джанго пришло на ум, что такое он уже видел. На почившем напарнике, поношенные тряпки которого на деле были высококлассным снаряжением. Ох, что-то странные предчувствия в голове забродили. Скорее хорошие.
     - Господин? – прохрипело в паре метров за спиной Фетта.
     Наемник обернулся и увидел порхающего тойдарианца, вооруженного до зубов. Крылан, поймав взгляд Фетта щелочками шлема, вежливо поклонился.
     - Вас ожидают, господин Фетт, - вежливо произнес крылатый воин. – Позвольте проводить.
     Джанго согласно склонил шлем и двинулся за молчаливым проводником. Шли они недолго. Относительно. Метров сорок коридоров, за богатыми панелями которого прятались автоматические турели. Так сразу и не увидишь, но если знаешь, куда смотреть, то обнаружить скрытые системы обороны не представляло каких-то усилий. Правда охотник был уверен, что все сюрпризы он все равно не углядел.
     Не обошлось и без традиционных методов защиты. За те метры коридоров и галерей, которые они прошли, Фетта проверяли аж на двух постах охраны. И наемники, которые ими заведовали, относились к своему делу крайне серьезно. Шлем снять так и не потребовали, видимо приказ сверху такой поступил, но вот вбивать идентификационный код, который ему как-то дала Роз, пришлось.
     Наконец, проверки были преодолены, и его сопровождающий, кивнув на очередную роскошную дверь, тактично удалился. Фетт привычно проверил снаряжение, хатт его знает, что за этой дверью, и провел рукой над сенсором. Дверь бесшумно открылась, и Джанго сделал первые шаги по задрапированному коридору навстречу загадке.
     - А вот так? – послышался голос Розатты, в котором звучал нешуточный азарт. – Что ты на это скажешь?
     - Ну, - ответил ей глубокий бас. – Держи, раз просишь.
     Фетт придержал шаг, вслушиваясь в диалог. Незнакомый голос звучал странно. Как будто собеседник Роз пользовался искажающим голос вокабулятором.
     - Ты жульничаешь! – вопреки смыслу, в голосе тойдарианки слышалось восхищение.
     - Ты тоже, - в тон ей заявил неизвестный мужчина.
     - Но как? Я даже понять ничего не смогла! Это… Это возмутительно!
     А через секунду по комнате прокатился слаженный смех. Спелась уже с кем-то, старая вафельница. Уже и не ждет Фетта. Джанго втянул воздух, пропитанный ароматом свежей выпечки. Хотя, булок напекла.
     - Вот появится Джанго, я ему на тебя нажалуюсь! – шутливо погрозила Роз своему гостю.
     - Ой, да пока старикан свою лохань раскочегарит, я тебя еще на пару тысяч кредитов обуть успею.
     А вот это уже знакомо. Не голос, нет. Словечки знакомые. Очень. Фетт улыбнулся. Под шлемом-то не видно, значит суровость не нарушена. Джанго решительно откинул занавеску и вошел. Вот только вместо ожидаемого, он увидел сюрреалистичную в своей бредовости картину. На краю богато убранной приемной, за столиком для игры в сабакк, сидела Роз. И играла в сабакк. Со смертью. На мгновение Фетт опешил.
     - Ну, - хрипло выдал он, чтобы хоть как-то скрыть растерянность. – Жалуйся. Я тут.
     Следующие несколько минут Фетт стойко переживал бурную радость своей бабули, которая, мило щебеча, висела на его шее. Что не мешало ему внимательно присматриваться к знакомому незнакомцу. Памятная фигура пацана была затянута в пафосный черный доспех, баснословно дорогой даже на вид. Блондинистые волосы были убраны под глухой капюшон. А на месте привычной маски маячил зловещий череп.
     - Ахой, старикан, - пробасила смерть, приветственно махнув рукой. – Рад тебя видеть. Садись давай. В ногах правды нет.
     Фетт усадил Роз на ее место и присел сам. Третье кресло у столика явно предназначалось ему. В комнату степенно въехал Джамшут, толкая перед собой сервировочный столик с пузатым чайничком, сахарницей и подносом, усыпанным благоухающими булочками. Остатки сомнений, одолевавших Джанго, окончательно развеялись.
     - Я думал, что ты умер, напарник.
     - Ну, так оно, по сути, и было, старикан.
     - Наруто, - мягко пожурила смерть Розатта, расставляя по столику аппетитную снедь.
     - Ладно-ладно, - вскинул ладони Узумаки. – Все дело в анабиозе.
     Фетт снял шлем и молча уставился на напарника.
     - Твой наниматель проверил меня. Ты проверил меня, мне Джамшут нажаловался. Все поверили, - нагло скалился череп. – И да, это было больно. И не будь я одаренным – смертельно. Броню ты мне знатно попортил, старикан. Как и тушку.
     Джанго взял еще горячую булочку и впился в ее румяный бок.
     - Вкусно, Роз. Как и всегда.
     - Спасибо, мой дорогой.
     Какое-то время за столом возобладал хруст. Даже череп поглощал выпечку, клацая оголенными челюстями. Забавно, кстати, смотрелось. И жутковато.
     - Раньше сказать ты не мог, - заключил Джанго, справившись с ароматным угощением.
     - Нужно было, чтобы ты тоже поверил, - пожал плечами Наруто. – Иначе Тиранус уловил бы твою неуверенность. И, кстати, имитация контрольного выстрела чуть не поставила весь план раком. Какого хатта ты так рисковал?! А если бы этот индюк подошел проверить?
     - Ну не подошел же, - резонно заметил Фетт, потянувшись за очередной булкой. – Так что там с анабиозом?
     - Я просто приостановил все процессы в организме, - покачал головой пацан. – Усилием воли, разумеется.
     - Просто, ага. Разумеется, - покивал головой Джанго. – Зачетный прикид, напарник.
     - А, это, - парень ловко выскользнул из-за стола и куртуазно поклонился. – Позвольте представиться. Дарт Арденту, владыка ситхов.
     - Хорош, - умилилась Розатта, сложив ручки под подбородком. – А какой воспитанный, аж за душу берет. Вот была бы я на пару десятков лет моложе…
     - Роз! – в унисон воскликнули мужчины.
     - А что я? – хлопнули крылья тойдарианки, выражая радость. – Вы булочки-то лопайте. Остынут же.
     Арденту-Наруто уселся на место, а Джанго отхлебнул чаю.
     - Кстати, Роз, - обратился Фетт к своей бабуле, поведя рукой вокруг. – Откуда все это?
     - М? – оторвалась от чая Розатта. – А. Это мои сбережения.
     Джанго скептически приподнял бровь. Наруто кашлянул.
     - Ну и наш друг немного помог, - невозмутимо добавила крылатая женщина.
     Джанго выразительно хмыкнул. Наруто кашлянул еще раз.
     - Говорит, что в счет твоей доли, милый Джанго.
     - Моей доли? – Фетт вопросительно посмотрел на Нар… Арденту. – И как мне к тебе сейчас обращаться?
     - Да как хочешь, - пожал плечами напарник. – Просто если будешь говорить со мной, как с ситхом, на людях, то добавляй «дарт» или «владыка». Это, кстати, ко всем ситхам относится. Этикет такой, - Наруто прожевал очередной кусок булки. – А так, можешь как раньше.
     - Так что там с моей долей?
     - Вот всегда удивлялся, как это вы – наемники – работаете только за гонорар, - хмыкнул блондин. – Когда вокруг столько кредитов валяется.
     - А, понятно. Ты грабанул Восу.
     - И Гордуллу, - покивал Наруто.
     - Тут дело в профессиональной этике, - решил пояснить охотник. - Вполне возможно, что на эти дополнительные активы нацелился сам заказчик. А потому, «честные» наемники берут только то, что возможно взять без отдаленных проблем. И для репутации полезно, и жизнь спокойнее.
     - Ну тогда хорошо, что по последним делам с тебя вряд ли кто-то что-то спросит.
     - Это так, - немного подумав, ответил Джанго. – Первая и не была заказом, а для Тирануса кредиты Восы – сущая мелочь.
     Дальше пошел ленивый разговор ни о чем. Фетт расслабленно слушал щебетание Роз, которая делилась дальнейшими грандиозными планами. Узнал он и о своих личных покоях на этой станции, которая, похоже, станет ему домом. Джанго было хорошо и спокойно. Он знал, что вскоре ему опять придется окунуться в ту клоаку, что представляла из себя галактика. Такая уж у него – Фетта – натура. Но пока можно немного насладиться покоем и приятной компанией. Кстати, насчет окунания в дерьмо. Был у него еще один вопрос к воскресшему напарнику:
     - Твое дело еще в силе?
     - Ну да, - произнес Наруто. – Мне определенно потребуется твоя помощь. Определимся с оплатой?
     Джанго покосился на Роз, бабуля явно была недовольна вопросом о вознаграждении. Не после того, что сделал Узумаки для них обоих. Джанго поморщился. Ему идея напарника тоже не импонировала.
     - Я могу…
     - Нет, - напарник хлопнул ладонью по столу, прерывая охотника. – Трудящийся достоин пропитания, так говорит мой учитель. Говори цену, Джанго. У нас договор, если ты не забыл.
     Справедливо. Договаривались они еще до Колмы, а там обстоятельства были другими. И все же душу Фетта коробила такая постановка вопроса, хоть по логике и не прикопаешься. Но ничего не мешает ему задать чисто символическую плату.
     - Хорошо, - кивнул охотник. – Но сначала мне нужно представлять, где и что нужно будет делать.
     - Сопровождение, - Наруто отхлебнул чаю. – На Набу. В Тиде. И по срокам ничего не понятно. Хотя примерное время я указать могу.
     - Хм, - скривился Фетт. – Тридцать тысяч.
     - Джанго-Джанго, - откинулся напарник на спинку кресла. – Поверь, я ценю твое отношение. Но зря ты от заработка отказываешься. Кредиты то тебе скоро понадобятся. Сына так просто не вырастишь, на одном только энтузиазме.
     - Сына? – встрепенулась Розатта. – Ты не говорил, что у тебя есть сын.
     - Пока нет, Роз, - отмахнулся Фетт. – Но скоро будет. Я потом расскажу.
     - А как ты его назовешь?
     - Да-да, старикан, - ухмыльнулся череп. – Как? А то мы все знаем, как лихо ты придумываешь сомнительные имена.
     - Эй! – нахмурился Джанго напоказ. – Чего началось то? Нормально же общались!
     Когда собеседники отсмеялись, а лицо Фетта прекратило кривиться в улыбке, он добавил:
     - Боба. Я назову его Бобой.
     - Боба, - мечтательно протянула тойдарианка.
     - Ну, не самое плохое имя, - вердикт от Наруто тоже порадовал. – Боба Джангович Фетт, - Узумаки поднял кружку с чаем. – Выпьем за рождение нового бесстрашного охотника в роду Феттов!
     - Выпьем! – хохотнула бабуля, чокаясь своей кружкой.
     Выпили. И не важно, что в кружках был лишь ароматный чай.
     - Триста тысяч и полный пансион, - резюмировал Наруто. – И это мое последнее слово, старикан.
     - А, - махнул рукой Джанго. – Согласен. Договор?
     - Договор, - кивнул Наруто. – И ты это, старикан…
     - Что?
     - Закусывай. А то упьешься еще.
     ****
     Где-то за стенами горел рассвет, а внутри было тихо и уныло. Тишину разбавлял лишь гул каких-то механизмов, который не то, чтобы слышался. Скорее – ощущался. Ровный свет смазывал ощущение времени, а фильтрованный безвкусный воздух только добавлял штрихи в ощущение застывшей в смоле мошки. Фетт резался с Джамшутом в трехмерные шахматы, которые дроид проецировал прямо в воздух. Я тихо медитировал, собирая Силу и гоняя ее по телу.
     Укрепление тела – процесс длительный. Если не хочешь после первого же ускорения свалиться переломанным мешком на грешную землю, приходится вот так, годами, приучать тело к потокам энергии. Запасать Силу в костях, мышцах и связках, спрессовывая ее между клеток. Скоро тело само научится такому трюку, и тогда надобность в таких медитациях отпадет. Но пока приходится все делать вручную. Недолго, надеюсь, осталось. Когда-нибудь я смогу пробить и этот барьер.
     Чтобы занять себя хоть чем-то, я взял в руки свой меч. Привычно повернул кольцо, деактивируя защитные лезвия, без пальцев будет некомфортно, и принялся его разбирать. Я нервничал? Я нервничал. Страшно было, когда я увидел Тирануса. От него так и тащило темной мощью. Не так, как от учителя, но все же. Встретиться с учеником Сидиуса в бою я пока не готов. Порежет на много маленьких Нарут и не вспотеет. Страшно было и сейчас. Все же Мол – довольно сильный ситх. Явно не мой уровень. И предстоящий бой, а бой точно будет, меня пугал до мокрого поддоспешника.
     И, казалось бы, что там меня может так страшить? Учитель не раз делал из меня нарезку, смерти я тоже не боюсь. Да вот только я головой не боюсь, а тело этого понимать не хочет. Обратно то меня никто собирать не будет.
     Пара поворотов фокусирующей головки, и на мою ладонь выпало сердце моего клинка. Кайбер-кристалл. Занятный камешек, напоминающий замерзшую кровь. Этот камень мне презентовал учитель, заодно прочитав лекцию, как его «приручить». Это сейчас кристалл ластился к руке, как маленький котенок. Злобный маленький котенок. А поначалу он был вполне себе нормальным. Голубеньким таким. И инертным.
     Я сам проводил над ним обряд кровоточения. Сам напитывал его своей яростью и гневом, выковывая из бесполезного для ситха камешка лютое оружие. Тогда-то он и побагровел. Правда, традиционного цвета я так и не добился. Мой внутренний огонь повлиял на кристаллическую решетку самоцвета, придавая клинку оранжевый оттенок. Ну да и ладно, он мне и таким нравился. Все равно он со мной временно.
     Тру-алхимик, по словам учителя, должен сам себе синтезировать кристалл. Для этого даже существовали специальные силовые печи, чтобы обделенные природными камнями ситхи могли сами себе сварганить сердце своего клинка. Но я еще не достиг нужного уровня. Ну или учитель так думает.
     Для меня было сюрпризом, насколько всеобъемлюща алхимия. Я-то, грешным делом, думал, что она способна только чудовищ плодить. А оказалось, что опытный алхимик мог и вовсе жонглировать атомами, как хотел. Та же силовая ковка лишь один из разделов алхимической науки. Со слов учителя, «сидеть на жопе и портить биологический материал методом проб и ошибок» многого ума не надо. А вот создать что-то новое из ничего, по сути – настоящее мастерство. Алхимия – это все. Все вокруг. Основа основ. Укрепление, изготовление новых материалов, артефакты, полезные, а не только опасные, живые организмы… Чего там только не было. И это подкупало.
     Как-то раз Умбракс показывал мне свои проекты. Просто ради интереса. И больше всего меня поразили «механозародыши». Например, комплекс терраформирования. Монолитный кристалл, размером с гравиносилки мог за пяток лет, при условии насыщения Силой и наличия воды, превратить безжизненную планету во вполне себе жизнеспособный мир. А еще… Да чего там только не было.
     Я бредил этими перспективами, жаждал этих знаний. От одной мысли, что я смогу создавать что-либо подобное, меня наполняло такое вдохновение, что из головы выдувало вообще все мысли, заставляя тело замирать в кататонии творения. Короче, руки чесались только так. А вот умения не хватало. Пока не хватало.
     Впрочем, учитель, с истинно ситхской изворотливостью, удерживал меня не только лишь перспективой знаний, заставляя участвовать в своих сомнительных прожектах. Крючков было много. Гораздо больше, чем те, что я успел осознать. И главным из них была возможность обладать вполне себе конкретной женщиной. Что я буду с ней делать, когда получу, я и сам не знал. Уж наверняка ее хорошее ко мне отношение было продиктовано не теплыми чувствами, а приказом. Над ней, как над рабыней, довлела воля древнего темного. Меня это беспокоило, но я решил есть ранкора по частям. Сначала нужно получить заветный камень душ. А думать буду потом. Хотя задумки есть и сейчас. Как там классик говорил?
     Мне бы женщину – белую, белую
     Ну а впрочем какая разница
     Я прижал бы ее с силой к дереву
     И в задницу, в задницу, в задницу.*
     [С.Есенин]
     - О, - оторвался от доски Фетт. – Очнулся наш мечтатель.
     - И опять-мана мала-мала о вещном думает-ме, - в тон ему выдал дроид.
     - О бабах! – закончили оба в унисон.
     Я уже хотел ответить какую-нибудь гадость, но тут пол вздрогнул. Не иначе, что-то где-то взорвалось.
     - Началось, - бросил Джанго и неторопливо потянулся к отложенной винтовке.
     Джамшут же сменил проекцию игрового поля на трансляцию с камер дворца. В ангаре истребителей как раз заканчивалось избиение В1 плененными пилотами при поддержке двух неуемных джедаев.
     - Началось, - резко успокоился я и отключил вокабулятор. – Переходим на внутреннюю коммуникацию.
     Это во время тягостного ожидания я мог позволить себе мандражировать. А когда дело доходило до… дела, все волнения испарялись, как туман поутру. Время страха прошло, теперь только работа.
     Джамшут проецировал не только записи с камер. Ушлый дроид еще и подключился к сети гвардейцев, фоново транслируя нам их бестолковые разговоры. Когда отбили ангар, и истребители Набу стартовали, толпа дворцовой охраны, вместе с приглашенными звездами, ломанулась к выходу.
     - А это кто? – спросил Фетт, ткнув в голограмму. – Эта девка там командует чтоли?
     - В миру – служанка местной королевы, - пояснил я. – А на деле – сама королева. Маскировка у нее такая.
     - Хреновая маскировка, - припечатал Джанго. – И гвардейцы какие-то хреновые.
     - Так эта, - я кивнул на девушку. – Исповедует пацифизм. Какой правитель – такие и воины.
     - Да уж, - покачал шлемом Фетт. – Что по целям?
     В этот момент двери ангара открылись, и на сцену пафосно выплыл Мол. Нормальные гвардейцы сразу решили, что они идут в обход. Нормальные же джедаи демонстративно поскидывали свои тряпки на пол.
     - Вот тот длинный, - я указал на Квай-Гона. – Умрет сам. Его падаван, - я перевел фокус на Кеноби. – Должен выжить во что бы то ни стало. А вот этот, - я ткнул пальцем в ситха. – Наша цель. И простой она не будет.
     - Принято.
     - Без команды не начинай. Там будет момент, когда наше вмешательство станет оптимальным. Джамшут, веди джедаев.
     Фокус камер переместился на форсюзеров, которые уже запалили свои светошашки.
     Поединок одаренных сильно отличался от тех эротических танцев, которые показывали в фильме, что и ожидалось. Ну не станет адекватный джедай, а тем более адекватный ситх, устраивать хореографические соревнования там, где можно запросто лишиться жизни. Да и, отплясывая гопак на поле боя, много не навоюешь. Поединок одаренных – это, прежде всего, скорость. Скорость, недоступная глазу обычного разумного. Даже голограмма передавала лишь размытые фигуры, что постоянно крутились друг возле друга, да светящиеся полукружья, что оставляли в воздухе клинки их мечей.
     Вот клубок из трех тел выпал в генераторную, то и дело прыгая с одних узких мостков на другие. Столбы из молний лишь оттеняли разгоревшееся противостояние. Слава Силе, невооруженных глаз в нашей компании не было, и все успевали уловить хотя бы основные вехи поединка.
     - А он хорош, - Джанго кивнул на голограмму и начал устраиваться перед решеткой. – Ситх.
     - Не то слово, - мрачно ответил я. – Будет сложно, старикан.
     - Не капай на мозги, мальчишка. Прорвемся.
     Мне бы его оптимизм, да побольше. Ведра два подайте.
     Вот троица противников ввалилась в непонятный коридор. Тот самый, где шевелились проекционные щиты. Мол на пробу двинул по щиту, скривился и принялся ждать, нетерпеливо отмеряя скудные метры коридора. Квай-Гон тоже потушил меч, все же энергия светошашки не бесконечная, и присел в позу лотоса, восстанавливая хваленое джедайское спокойствие. А поодаль падаван беспокойно перекатывал свою рукоять из руки в руку.
     Секунды затишья тянулись, как хаттова слюна. Напряжение, готовое перехлестнуть через край, росло. И вот, момент настал. Засветил свой двухлезвийник ситх, поднялся с пола Джинн, подобрался и напружинился Оби-Ван. Еще мгновение, и противники взорвались градом ударов, выражая свою позицию в извечной борьбе. И лишь падаван сплоховал. Он ускорился, он использовал рывок, но всех умений ему не хватило, чтобы разом преодолеть клятый коридор. Всего пару десятков сантиметров недостало. И Оби-Ван опоздал.
     Падаван в бессильной ярости смотрел, как бьется его учитель. Джинн расчетливо отражал атаки, с холодной головой контратаковал, но ярость ситха оказалась сильнее. Под крик Кеноби дарт Мол прошил грудь джедая, и тот безвольно упал возле дыры в полу.
     - Засечка, - обозначил Фетт один из пунктов плана.
     Я присел возле него и приложил руку к решетке. Пора и мне готовиться.
     Что ни говори, а страшнее Сидиуса на мечах только Кеноби. Он и сейчас, будучи падаваном, дает прикурить куда более опытным одаренным, а что будет, когда мальчишка войдет в силу… Не успели проекционные створки разойтись, а Оби-Ван уже накинулся на ситха. И ситху стало жарко. Мол уже не вел рисунок боя, только и успевал, что отбиваться.
     - Ситх уронит падавана в дыру, - быстро проговорил я. – Парень оттуда выпрыгнет. И умрет. Этого не должно случиться.
     Я реально считал, что прыжок Кеноби – это последний его трюк. Ну не станет Мол, ранкора сожравший на всяких поединках, стоять с раскинутыми руками и ждать, когда же его порежут на пару забраков. Я бы не стал. И на внезапность не спишешь. Как бы не был удивлен ситх, рефлексы то никуда не делись. Да он, скорее всего, еще в полете укоротит Оби на пару конечностей.
     - Принято, - Фетт еще плотнее прижал к себе винтовку, сливаясь с ней в одно целое.
     Вот Кеноби разрубил меч Мола напополам. Вот ситх отступает, отгоняя назойливого недоджедая хаотичными взмахами рубинового клинка. На секунду противники разошлись, и тут Мол вспомнил, что сила темных не только в светящихся палках. Силовой толчок, и назойливый пацан летит в дыру, задорно кувыркаясь по полированной плитке. А следом летит и его меч.
     - Засечка, - произнес я, накладывая на себя ускорение за ускорением. – Полная готовность.
     Пат. Падаван висит слишком низко, цепляясь пальцами за какой-то фонарь, не достать. Но и сам мальчишка не может выбраться из дыры, дабы покарать еретика от Силы. Мол, не придумав ничего лучше, провел клинком по краю дыры, выбив из плитки сноп искр. Потом еще раз. И в это время Оби-Ван дозрел. Парень напружинил ноги и, с силой оттолкнувшись, выскочил из дыры, подхватывая скакнувший к нему меч учителя.
     Для меня все замедлилось – сколько же я ускорений на себя накинул? - воздух превратился в кисель. Кеноби плавно перелетал Мола, а ситх, не теряя времени уже вел свой клинок ему в противоход. От состояния плохо прожаренного гуляша падавана отделяли какие-то доли секунды. Я уже долбанул толчком по решетке, но не успевал…
     И тут выстрелил Фетт. Чутье матерого наемника не подвело его и на этот раз. Джанго целил в ведущую руку темного, пытаясь предотвратить роковой удар. И не прогадал. Ситх увернулся, но ценой сохраненной руки стал промах по ценной джедайской тушке, которая не только ценная шкурка, но и полцентнера диетического мяса. Ага.
     Мол отбил располовинивающий удар, противники разошлись и… замерли. Потому что в этот момент между ними пролетела обтянутая чулком решетка.
     Я спрыгнул на пол, метнул в сторону еле живого Квай-Гона кристалл душ и, запалив меч, вежливо поклонился.
     - Потанцуем? – басовито рыкнул мой вокабулятор.
     Пословица была права. Незваный гость – хуже татарина, хоть я и не испытываю никакой неприязни к самим татарам. Не рады мне были все. Мол видел перед собой незнакомого соперника на пути к вершине. Оби-Ван загрустил, ситхов стало больше, но отступать не собирался. От юноши так и тянуло решимостью. Фетт беззвучно чертыхался в шлем – теперь меня нужно еще и прикрывать. И только Квай-Гон ничего не замечал, сосредоточившись на своем внутреннем мире. Хотя, я не совсем прав. Джамшут все еще верил в своего хозяина.
     - Давай-мана, нащальника! – вопил дроид, приплясывая на коротеньких ножках. –Отшлепай-ме этенных мясных мешков по зопам!
     Вот прям слеза умиления по щеке потекла.
     Мол оценил диспозицию и решил, что непонятный собрат по колору опаснее, чем недобитый падаван. Зря он так, конечно. Оби-Ван вполне уверенно и меня на меч накрутит. Ситх присел и скаканул через колодец в моем направлении. И тут же улетел обратно от моего силового толчка, убогое боевое предвидение все же не совсем бесполезное, тесно познакомившись со стеной. Я медленно, помахивая мечом и стараясь держаться подальше от агрессивного падавана, обходил технологическую дырищу, осторожно приближаясь к темному.
     Мол вскочил и сходу бросился в атаку, пока Кеноби тупил, пытаясь собрать картину мира воедино. Силовой толчок ситха ожидаемо не принес успеха, уж простые то техники я уже давненько научился гасить. А потом мы схлестнулись. И снова ожидаемо, я стал сдавать. Не, отбивался то я вполне успешно, да и только. Рано или поздно, но забрак меня додавит, не смотря на все мои колдунства. За десяток секунд он успел прижечь мой доспех в паре мест, пару раз вынужденно полетать, увернуться от трех выстрелов Джанго и понять, что мечник из меня, как пуля из фекалий.
     В конец психанув, я применил любимую технику Скайуокера-старшего, картинно вскинув руку и придушив ситха в телекинетическом захвате. Долго так продолжаться не могло, вскоре он вывернется из хватки. Не то, чтобы у меня не осталось сюрпризов, в правой руке я уже концентрировал молнию, чтобы приласкать своего собрата по цветовой деффиринцировке. Но чего это я один-то отбиваюсь?
     - Слыш! Кеноби! – рявкнул я. – Отомри уже!
     И Кеноби отмер. Не знаю, что там творилось в его голове, но желание отомстить возобладало над здравым смыслом. В этот момент забрак сбросил захват и раскорячился недалеко от края колодца. Хотя здесь куда ни плюнь – недалеко от края. И я тут же приложил его молнией. От души, братан. Он аж задымился. А тут уже и тормозной падаван подтянулся, проведя по парализованному ситху классический Сай ток столь безукоризненно, словно в показательном учебном поединке участвовал. Верхний Мол и нижний Мол, зависнув на одно долгое мгновение над пропастью, пафосно свалились в бездну, радуя меня удивленной рогатой рожей.
     - Аут! – скомандовал я, и Джанго ловко спрыгнул со своего насеста, не сводя дула винтовки с Кеноби.
     Оби-Ван, между тем, принял свою излюбленную стойку. Ну, то есть, показал мне козу и поднял зеленый клинок, направив его острие мне в лицо. Чего-то мне эта тенденция не нравится. Ну вот совсем. Я погасил клинок и вернул его в зажим на пояснице. Потер саднящие следы от Молова меча и спросил не в меру агрессивного джедая:
     - Ты там ничего не забыл? – я сложил руки на груди и кивнул на Квай-Гона. - У тебя учитель загибается, вообще-то.
     - Тебе-то что? – злобно произнес Кеноби.
     Ну хоть что-то. Диалог – первый шаг к дипломатии.
     - Наемник, - обезличенно обратился я к Джанго. – Дай ему аптечку.
     - Хатт, - выдал Фетт свое любимое словечко и, повесив на плечо винтовку, метнул аптечку в падавана.
     Пришлось даже придержать девайс телекинезом, недоверчивый джедай только с траектории полета отшагнул. Потом рассмотрел, что же перед ним висит. Потом задумался, переводя взгляд то на неподвижного учителя, то на нас с Джанго. Экспозиция затянулась. Я тяжко вздохнул.
     - Долго стоять то будем? – нарушил я тишину, отойдя к стене и опершись на нее плечом. – Часики-то тикают. У Квай-Гона не так много времени осталось.
     Уверенность Кеноби пошатнулась, но не до конца. Надо добавить. Я медленно подошел к Оби-Вану, не расплетая рук и не отпуская аптечку. Остановился только в полуметре от напряженного джедая и сказал:
     - Бей уже. Или иди к учителю. Сделай уже хоть что-то.
     Я рисковал. Но риск был просчитан. Во все времена джедаи страдали необъяснимым милосердием к своим врагам. Это не мешало светлым, с присущей Ордену отрешенностью, резать разумных по поводу и без. Но ситхов они щадили, непонятно почему. Странные.
     Кеноби набычился и взмахнул клинком, нацеливаясь на второй Сай ток. Я закрыл глаза. Ошибочка вышла, о хитрожопый владыка ситхов. Сейчас меня не спасут ни реакция, ни Джанго, снова схватившийся за винтовку, ни верный дроид.Вот же!
     Вот только боль все не приходила. Я осторожно разжмурил глаза, и обнаружил зеленое лезвие возле левого бока. Пальцах в трех.
     - Хатт! – выругался Джанго.
     - Хатт-бельме! – поддержал его Джамшут.
     - Хатт, - угрюмо подтвердил Оби-Ван и погасил меч.
     Парень схватил аптечку и бросился к своему учителю. Положил его голову к себе на колени и приложил агрегат к предплечью Квай-Гона.
     - Поздно, - тихо пробормотал Джинн. – Слишком поздно.
     - Нет, - замотал головой падаван, не сводя глаз с лица учителя.
     Аптечка зажужжала, впрыскивая препараты, но индикаторы так и продолжали светить ровным красным светом.
     - Оби-Ван, - похоже джедай уже ничего не видел, сконцентрировав последние усилия на своем ученике. – Обещай… Обещай, что ты мальчика обучишь…
     - Да, учитель.
     - Он из числа избранных… - Джинн провел пальцами по щеке Кеноби. – Он восстановит… равновесие…
     У Кеноби остались силы лишь кивать в такт словам учителя.
     - Ты дал слово.
     Такими были последние слова неплохого в общем, для джедая, мужика. А затем он умер.
     Мы не стали стоять над душой у горюющего падавана, отойдя в сторону. Я лишь незаметно вытянул телекинезом кристалл душ, который теперь мерцал ровным зеленоватым светом, и спрятал его в подсумок. И постучал пальцем по маске, намекая наемнику на переговоры по внутренней связи.
     - Ты идиот, - диагноз подошедшего Джанго был на удивление точным.
     - Ты беспокоился?
     - Я мала-мала беспокоился, нащальника!
     - Да ни хатта!
     - Беспокоился, старикан. Это так мило, - похоже, адреналин схлынул, оставив после себя речевую диарею. – Спасибо, Джамшут.
     - Точно, идиот, - Фетт оперся на винтовку. – Что дальше?
     - Поговорим с мальчиком, а потом пойдем доделывать дела.
     - А у нас еще что-то недоделанное есть?
     - Ситх жив. Пока. Скорее всего.
     - Банта пуудо!
     - Спокойнее, старикан. Вряд ли он нам доставит много проблем. Есть батончик?
     Джанго в который раз покачал головой, у него скоро от общения со мной шея станет очень крепкой, и протянул мне сухпай. Минут десять мы жевались и лениво переговаривались ни о чем. А затем Кеноби отложил скорбь в сторону и решил расставить все точки над ё.
     - Кто ты такой? – вот так сразу выдал Кеноби. – И что тебе нужно?
     Ну просто прирожденный дипломат. Ага.
     - Дарт Арденту, - вежливо поклонился я. – Ничего не нужно. Так. Мимо проходил, - и обратился к своим спутникам. – Собираемся. Нам в шахту.
     - Ты думаешь, я так просто в это поверю?
     - А мне до твоей веры, как до ядра галактики, - хмыкнул я, махнув на него рукой. – Ты пока лишь заготовка под могучего рыцаря, не более того.
     - Я стану джедаем, - а сколько страсти в голосе, сколько напористости.
     - Спокойнее, юный падаван, - ухмыльнулся я. – Ты сегодня столько сильных эмоций испытал. А они, как известно, на темную сторону ведут.
     - Кто бы говорил.
     Немного помолчали. А, была не была! Попробуем создать пару зацепок на будущее. Только сначала слегка придавим мальчику критическое мышление. И-и-и, раз!
     - Пожаловать тебе звание рыцаря-джедая согласится Совет, - припомнил я слова одного зеленого сморчка. – Но, согласиться на то, чтобы мальчик стал твоим падаваном… Не надейся даже.
     - Ты! – возмутился падаван. – Квай-Гон верил в него!
     Ох как! Каноничненько. И не каноничненько. Забавно.
     - Из числа избранных он возможно, - ох и долбанутое же построение фраз у Йоды. – Но, между тем, обучение его вам многие опасности сулит.
     - Я дал слово учителю, - упрямо посмотрел на меня падаван. – Я обучу мальчика! И без согласия Совета!
     - Своеволен ты, как и Квай-Гон. Вовсе ни к чему это, - подошел я к краю колодца. – Ну да дело твое. За сим позволь откланяться.
     Я проводил взглядом нырнувших в дыру Джамшута и Джанго. Парни ловко рулили соплами, медленно погружаясь в темноту. Пора и мне.
     - Куда это ты собрался, - встряхнул головой Кеноби, сбрасывая легчайшее ментальное воздействие.
     - Добить Мола, - повторил я. – Он еще жив. Ненадолго.
     - Но…
     - Если возникнут вопросы…
     - Тада приходи-мана вещером на сеновал! – раздалось из дыры.
     Лицо Оби-Вана перекосило.
     - Тогда приходи в лучший паб Тида, - проигнорировал я дроида. И чего мне стоило не заржать, как конь, только Сила знает. – И назови администратору свое имя. Приходи один. Постарайся не болтать лишнего, мой тебе совет.
     И не дожидаясь ответа от малолетнего джедая, я сиганул в дыру.
     - Догоняйте, гунганы неповоротливые! – проорал я, падая камнем мимо наемника с дроидом.
     - Хатт! Вот и как с таким работать?
     - Хатт-хатт-хатт, - ответило наемнику затихающее эхо.

Глава 7

     Оби-Ван Кеноби.
     Рука привычно потянулась потеребить косичку, но нащупала лишь пустоту. Ну да,улыбнулся Оби-Ван, теперь он полноправный рыцарь-джедай. Вот только улыбка вышла печальной. Уж больно обстоятельства повышения были нерадостными. Боль от потери засела в душе гноящейся занозой. Жить не мешала, но беспокоить начинала в самые неподходящие моменты. Оби-Ван не был бесчувственной скотиной, не считал себя таким. Но, джедай не должен скорбеть долго. Джедай вообще не должен много чего. Однако объяснитьсамому себе все эти «не должен» молодому рыцарю получалось не всегда.
     Парень посмотрел на канал, освещенный лучами заходящего светила и задумался. Вокруг веселились люди и нелюди, все улицы были забиты ликующим народом уже вторые сутки подряд. Победа же. Да только праздник отдавал горечью, резонируя с внутренним состоянием недавнего падавана. Многие сидели по домам и плакали о погибших мужьях и сыновьях. Таковоуродливое лицо войны. Даже если ты победил, радоваться вместе с тобой будут уже не все, кого бы ты хотел видеть. Кто-то уже никогда тебе не улыбнется, не потреплет твои волосы, не скажет одобрительного слова.
     - Прости учитель, - беззвучно произнесли губы. – Я не справился. Не смог.
     Оби-Ван поднял защипавшие глаза к небу и увидел сверкнувший метеор. Скорее всего, это кусок очередного конфедератского корабля попытался преодолеть атмосферу, но парню хотелось верить, что ему подали знак. Что учитель присматривает за своим непутевым учеником с того света. Наивно. Но пусть будет так.
     Тело Джинна уже подготовили к церемонии прощания. И завтра, на закате, он увидит своего второго отца в последний раз. И проводит его в последний же путь. А сейчас нужно доделать дело. Дело, которое пахло ну очень странно.
     Медитации помогали справиться со скорбью лишь отчасти. И чтобы хоть как-то отвлечься, Оби-Ван стал копать. Пока только голонет. И всегалактическая помойка «порадовала» падавана… ничем. Пара сказок, да несколько мутных преданий. Память о древних врагах Ордена была вымарана чьей-то рукой из истории и погребена под грузом прошедших веков. Но юного джедая это не остановило. Конечно, самый верный вариант - добраться до Храма и прижать магистра Ню к ногтю. Да только время играет сейчас против Кеноби. Пришлось отправлять запрос по сети. Многого так не узнаешь, но хоть что-то.
     Оби-Ван тяжко вздохнул. Пришедший пакет данных был неоднозначным. Судя по информации из Храма, ситхи были уничтожены Орденом аж тысячу лет назад. И с тех пор их никто не видел. И как теперь это связать с тем, что парень совсем недавно столкнулся не просто с ситхами, а с парой враждующих организаций, исповедующих тьму? Орден повел себя, как Республика. Рабства нет, но оно есть. Закроем-ка глаза на это непотребство и сделаем вид, что все хорошо.
     А ведь изначально Оби-Ван собирался резать правду-матку. Уж не джедаю, видевшему ситхов и наслышанному о коварстве темной стороны, слушать советы извечного врага. Да только слушать Кеноби никто особо не хотел. Нет, его слушали, но не слышали, уходя в отрицание при одном только упоминании темных. А потом случилось это…
     ****
     Кеноби стоял на одном колене, выражая почтение одному из самых мудрых магистров Ордена, и неотрывно смотрел, как маленький ушастый старик беспрерывно отмеряет метры мраморного пола.
     - Кхм. Пожаловать тебе звание рыцаря-джедая согласен Совет, - магистр Йода остановился, строго посмотрел в глаза Оби-Вана и выразительно долбанул клюкой по каменной плитке. – Но, согласиться на то, чтобы мальчик стал твоим падаваном, я не могу!
     Реакция мудрейшего из джедаев Кеноби не понравилась. Но еще больше ему не понравилось, и вызвало ощущение крайнего удивления, сильнейшее чувство déjàvu. А губы как будто сами знали ответ:
     - Квай-Гон верил в него.
     - Из числа избранных он возможно, - тяжко вздохнул Йода, а новоиспеченный рыцарь-джедай еле удерживал рвущееся наружу изумление. – Но, между тем, обучение его нам многие опасности сулит.
     - Магистр Йода. Я дал слово Квай-Гону. Я обучу Энакина, - магистр закряхтел, как древний твердотопливный двигатель, и снова побрел по плитке. – Я обучу его и без согласия совета.
     «Своеволен ты, как и Квай-Гон. Вовсе ни к чему это» всплыли в памяти слова черной фигуры, увенчанной жутким черепом.
     - Своеволен ты, как и Квай-Гон. Вовсе ни к чему это, - произнес маленький магистр.
     А Оби-Ван окончательно уверился в том, что ему нужно принять приглашение ситха. И попытаться вытрясти из него хоть какую-то информацию. Вот только если он расскажет Йоде правду, вся беседа отправится к ранкорам.
     - Разрешение дает тебе Совет, - вновь вздохнул магистр, проецируя вовне смирение. – Твоим учеником Скайуокер пусть будет.
     Замечательно. То ли магистр сам себе Совет, то ли он обладает возможностью накладывать на решения совета вето. И вроде все разрешилось ко всеобщему удовлетворению, но давить на сильнейшего джедая было такой себе идеей. Не обладай Оби-Ван предзнанием… все равно бы попробовал.Но один нюанс скреб душу. И пока Йода перед ним, нужно было уточнить еще кое-что. Все же, поход к ситху в пасть, пусть и к нейтрально настроенному ситху, опасная лотерея.
     - Магистр, - вновь обратил внимание Йоды на себя джедай. – А что будет, если я погибну? Вы не оставите мальчика?
     - Хммм, - вновь остановился низкорослый магистр и внимательно посмотрел на Кеноби. – Веревки вьешь ты, юный рыцарь, из меня. Хммм.
     - Я просто беспокоюсь за него.
     - Хммм. Чувствую я твою неуверенность. Не дело это. Можешь на темную сторону шагнуть. Кхм.
     - И все же…
     - Хорошо, - поднял руку хмурый Йода, прерывая Оби-Вана. – Мы не оставим его в случае этом, как и падавана любого. Слово мое у тебя. Хммм. Настойчивость твою, да в русло праведное бы.
     - Благодарю, магистр, - искренне поклонился Кеноби.
     ****
     Оби-Ван отвел затуманенный взгляд от небосвода и активировал комлинк. Перед джедаем возникла монохромная карта Тида. Лучших пабов, по сведениям местных, оказалось аж семь штук. В трех его имя ни разу не слышали. А в последнем попытались впихнуть отдельный кабинет, но без причитающегося в комплекте ситха. Бизнес такой бизнес. Ну что ж. Его алкогольный тур уже перевалил за половину. Похороны учителя только завтра. Время еще есть. Напрягало то, что ситх не установил временных рамок. Но даже так, вряд ли терпения темного хватит хотя бы на неделю ожидания. А потому, все должно решиться именно сегодня.
     На пятый раз за сегодняшний вечер Кеноби улыбнулась удача. Если можно назвать удачей тот факт, что Оби-Ван перся в явную ловушку своим ходом. Возле стойки администратора наливался спиртным синий мандалорец. Синий не в плане состояния, жесткий взгляд наемника был абсолютно трезвым, а в плане окраса его доспеха. Знакомого доспеха.Кеноби, решительно отодвинув рефлексии в сторону и очистив разум, как перед боем, неторопливо направился к цели.
     - Приветствую, рыцарь, - вежливо поклонился наемник. – Прошу за мной. Вас уже ждут.
     - Приветствую, - учтиво ответил Оби-Ван. – Ведите.
     За неприметной дверью прятался шикарный кабинет. Чистый пол, каменные стены, задрапированные дорогой тканью, и широкий стол, сервированный на троих. Возле порта внутренней сети копошился давешний дроид. А во главе стола, вальяжно развалившись на кресле и закинув одну ногу на подлокотник, обретался знакомый ситх. Темный лениво покачивал в руке бокал с вином, время от времени прикладывая стеклянный край к оголенным челюстям.
     Когда наемник прикрыл дверь за спиной Оби-Вана, ситх лишь махнул рукой и продолжил наслаждаться благородным напитком. Охотник, между тем, обогнул Кеноби и выдвинул дальний от ситха стул, приглашая джедая присоединиться к позднему ужину. А сам направился ко второму пустующему месту и, недолго думая, уселся возле своего нанимателя.
     - Это мое? – хмуро спросил мандалорец, кивая на непонятный сверток, лежащий перед ним на тарелке.
     - Твое, конечно же, - ответствовал ситх.
     - Хорошо то как, - все с тем же непробиваемым выражением лица воскликнул охотник за головами и вцепился зубами в предложенное угощение. – Вкушнота. Тебе, шмотрю, шовшемнещем было жанятьшя.
     - Так этого, - кивнул ситх на Оби-Вана, продолжающего стоять у двери. – Пока дождешься.
     Чего ждешь от вселенского зла? Особенно, когда опыт общения с падшими уже был. Пафоса, злодейств и жуткой атмосферы. Пыточных станков с мучающимися жертвами по углам и кровь младенцев, заботливо разлитую по бутылкам. А еще лютой ненависти, горящей в золотистых радужках. Именно к такому Кеноби и готовился. Дружеский ужин, проходящий в, прямо таки, семейной обстановке, джедай узреть не ожидал.
     - Садись, юное дарование, - череп ожидающе посмотрел на Оби-Вана бездонными глазницами. – В ногах правды нет. Хочешь, шаурмой с тобой поделюсь. Гляди, как наемник ее уписывает за обе щеки. Сегодня шаурма удалась.
     - Удалашь, - кивнул жующийся мандалорец. – И хватит обезличено ко мне обращаться. Он, - ткнул наемник в сторону джедая шаурмой. – Все равно сможет меня вычислить.
     - Прожуйся хоть, - хохотнул ситх. – Мой невоспитанный друг.
     - Пока ты тут развлекался, ставя свои кулинарные эксперименты, - парировал наемник. – Мне пришлось куковать возле клятой стойки, выслушивая местных алкашей. Так что терпи, страдалец.
     На это темный лишь пожал плечами и развел руки, как бы извиняясь перед единственным зрителем. И все же, Оби-Ван, как ни вслушивался в эмоциональный фон, совсем не чувствовал фальши. Эти разумные друг друга знают. И знают неплохо. И ситх не торопится порубить презренного наемника на куски за неуважительное к себе отношение.
     - Это неправильный ситх, - пробормотал Оби-Ван. – Совсем неправильный.
     Темный, без труда расслышав возмущения рыцаря-джедая, прыснул, едва не залив себя вином. Наемник неодобрительно на него покосился и продолжил поглощать гигантский рулет. Судя по одуряющему запаху, рулет был с мясом. Живот Оби-Вана предательски заурчал.Когда он там последний раз ел? Похоже, еще до гибели учителя. Прикинув «за» и «против», Кеноби умостился на стуле и вопросительно посмотрел на ситха.
     - Открою тебе маленький секрет, юное дарование, - изрек череп. – Для того, чтобы переговоры прошли удачно, перед ними принято кушать. Тогда кровь отливает от мозга, - темный постучал пальцем по маске. – И оппонент становится гораздо сговорчивее. Шаурмы?
     А, была не была. Не будут же его травить. Наверное. Кеноби кивнул.
     - Джамшут! – воскликнул ситх. – Время пить чай!
     - Слушаюся, нащальника! – бодро отрапортовал дроид и, оторвавшись от своего увлекательного занятия, подъехал к столу.
     Вскоре косноязычный дроид, порывшись предварительно в заваленном явствами столе, аккуратно опустил перед Оби-Ваном большую тарелку с монструозным рулетом. А рядом выложил стандартный ядоопределитель. Сервис, хатт его.
     Оби-Ван взял предложенную машинку и провел над рулетом. Ядоопределитель, ожидаемо, пискнул, выведя на маленький экран успокаивающую надпись «ядов не обнаружено». Кеноби еще раз вздохнул, как перед прыжком с высоты, и отважно куснул рулет. На языке взорвалась гамма вкусов. То ли джедай был очень голодным, то ли мастерство темного собрата и вправду оказалось на высоте, но вкуснее Оби-Ван давненько ничего не ел.
     - Переходи на темную сторону, рыцарь, - хмыкнул ситх, наблюдая за Кеноби. – У нас есть печеньки.
     - Пожалуй, воздержусь пока, - с трудом оторвавшись от угощения, ответил Оби-Ван. – Но заманчиво. Вкус потрясающий. Надеюсь только, ничего лишнего в составе нет.
     - Не, - джежай почувствовал расходящийся от ситха задор. – У тебя мясо банты. Ту твилечку я в наши с Джанго рулеты закатал.
     Наемник на мгновение перестал жевать и внимательно посмотрел на свою шаурму. Потом перевел мрачный взгляд на веселящегося темного.
     - А недурно, - заключил охотник, совершенно не изменившись в лице, и вновь принялся жевать.
     - Хотя… - ситх неуверенно повернулся в сторону дроида. – Джамшут! Ты там ничего не перепутал? А то накормим нашего гостя всяким, - черная рука помахала пальцами в воздухе. – Неконвенционным.
     Ароматный кусок мяса, пропитанный каким-то неведомым соусом, застрял у Оби-Вана поперек горла.
     - Никака нету, нащальника, - возмутился Джамшут.
     - Смотри у меня, жестянка! – погрозил ситх дроиду. – А то выйдет, как в прошлый раз.
     Ладно. Ладно. Будем считать, что темный пошутил. Пошутил же?
     - Не принимай так близко к сердцу, юное дарование, - хохотнул череп. – Я не готовлю из разумных пищу. Но свои эмоции ты поумерь. Слишком сильно фонишь.
     Дальнейшее насыщение прошло в молчании. Все были заняты набиванием своих желудков, отдавая дань вкуснейшим яствам. Оби-Ван успел попробовать не только ситхскую стряпню, исправно проверяя каждое следующее блюдо выданным девайсом. Когда многочисленные тарелки стали показывать дно, а в желудке поселилась приятная тяжесть, джедай решился спросить:
     - Так что вы от меня хотели, дарт Арденту?
     Ситх пару мгновений смотрел на Кеноби, а потом обратился к наемнику:
     - Вот смотри, Джанго, какая молодежь нынче пошла, - сокрушался темный. – Пришел ко мне за информацией, а выставляет все так, как будто это я тут проситель.
     - Кошмар, - покивал наемник кружке с соком. – Никакого такта. Как и у тебя, пацан.
     - Да будет тебе известно, мой драгоценный подельник, что ты совершенно зазря зовешь меня пацаном, - спокойно ответил ситх. – Мне уже больше пятидесяти.
     - Хм, - многозначительно ответил тот и снова занялся соком.
     Вот тебе и здравствуйте. Но не может же Оби-Ван уйти отсюда без ответов.
     - Хорошо, - смирился Кеноби со своей новой ролью в этом безумном чаепитии. – Зачем вы напали на своего собрата?
     - Вот теперь правильные вопросы задаешь, рыцарь, - покивал череп. – Тебя спасали. Твой последний пируэт в поединке был очень сомнительным. Жить тебе оставалось всего пару секунд. Вот мы и вмешались.
     - Мы враги.
     - Враги, - вновь согласился темный и облокотился на стол. – Но это ты так говоришь.
     Хммм, как бы сказал магистр Йода. Интересно как.
     - Я заинтересован в том, чтобы ты выжил, юное дарование, - продолжил ситх. – Потому и спасли.
     - А зачем вам мое выживание?
     - Ситхи, которые ведут игру против Республики в целом, и ордена в частности, тоже в этом заинтересованы. Не так, как я, но все же. Ты играешь им на руку. Ты играешь мне на руку. Политика.
     Все стало еще запутаннее.
     - Так вы не из той пары? – закинул пробную удочку Кеноби.
     - «Всегда двое их. Ни больше, ни меньше», – процитировал темный. – Только правило двух сейчас уже не актуально, Оби-Ван. Ваш враг, дарт Сидиус, не станет придерживаться седых традиций. И с его учениками ты встретишься еще не раз. И с учениками его учеников. Ты поверг дарта Мола, к примеру. А чуть ранее Фетт, - ситх кивнул на своего напарника. – Имел дела с другим из его учеников. Да только вашему руководству это без разницы. Ты и сам это заметил, иначе не пришел бы сюда.
     Джедай лишь кивнул. Не в бровь, а в глаз. Не то, чтобы Оби-Ван безоговорочно верил собрату по Силе, но реакцию магистров тот предсказал довольно точно. Этого не может быть, потому что этого не может быть.
     - А вы?
     - А я тут проездом, - откинулся темный на спинку кресла. – Ты мне интересен сам по себе. Как личность. Захотел – спас. Мы, ситхи, вообще любим поступать, как левая пятка возжелала.
     - Не верю.
     - Как я уже говорил, твоя вера меня мало интересует, - ситх пригубил вино. – Я даю тебе знания. Как ты ими распорядишься, только твое дело.
     Справедливо. Сейчас нужно вытянуть из него как можно больше сведений.
     - И вот не было во всем этом спасении далеко идущих планов?
     - Были, как не быть. Только о них я умолчу. Пока.
     Ладно, пусть так.
     - А ваш учитель разве не имеет своих интересов в Республике?
     - Ох, любишь ты каверзные вопросы, Кеноби, - вздохнул ситх. – Мой учитель – загадка даже для меня. Но, с уверенностью могу сказать, что глобальных планов он мне не озвучивал. А вот те, кто вам противостоит…
     - Они, что? – напрягся Оби-Ван, подавшись чуть вперед.
     - Высшая цель любого темного владыки – свобода. Высшая свобода – власть. Высшая власть…
     - Абсолютная власть, - закончил за Арденту похолодевший джедай.
     - А ты не глуп, - оскалился череп, хотя куда уж больше. – Вот теперь тебя хвалю я.
     От открывающихся перспектив Оби-Вану стало дурно. Захотелось бежать, кричать магистрам о надвигающейся угрозе. Но Кеноби быстро задавил свой порыв. Он пока толком ничего не знает, да и не поверят ему эти престарелые му…дрецы. А тут есть один «дружелюбно» настроенный ситх. И рулетами вкусными кормят. Из твилечек.
     - Вы знаете, где скрывается учитель Мола?
     - Знаю, - кивнул череп. – Я много чего знаю. Но во многих знаниях – многие печали, юное дарование.
     - Я бы с удовольствием опечалился сегодня, - такой себе подкат, но чем хатт не шутит.
     - Хех. Вашему хваленому спокойствию и благоденствию уже немного осталось. И полутора десятка лет не пройдет, как Республика падет.
     - А Орден?
     - Скажем так, - ситх поболтал вино в бокале. – То время войдет в историю, как великое истребление джедаев.
     Оби-Ван оцепенел. Не может такого быть! Нет-нет-нет-нет! Но от темного веяло такой уверенностью, что поневоле верилось в каждое слово. Такого не должно произойти!
     - Откуда…
     - Ну ты же убедился уже, рыцарь, что я знаю очень много, - Оби-Ван готов был поклясться, что темный сейчас грустно улыбался под маской. – Я все это уже видел. И увижу еще раз. Первыми падут столпы вашего учения. За ними уйдет на тот свет ваше будущее.
     - Дети, - прошептал непослушными губами Оби-Ван.
     - Верно, джедай, - кивнул ситх. – Они убьют всех юнлингов. А потом начнут охоту на каждого одаренного. И переживут эту бойню единицы. Не самые сильные, но самые изворотливые.
     - Я не…
     - Могу доказать. Понимаю, что верить словам оппонента по стороне – то еще занятие.
     - Как? – Оби-Ван понял, что инициатива в разговоре давно упущена.
     Да и была ли инициатива изначально у него? Ситх сам его пригласил, сам же и вел диалог так, как ему было нужно.
     - Банта пуудо, - выругался наемник. – Значит грядет передел власти.
     - Тебе не стоит об этом беспокоиться, старикан, - хмыкнул наемник. – Во-первых, именно наемников будут использовать для этой охоты. Во-вторых, ты к тому времени уже будешь мертв.
     - Хатт. И ты только сейчас мне об этом говоришь?
     - Ну, время поговорить у нас еще будет.
     - Как вы хотите доказать мне свои слова? – вклинился в беседу Кеноби, буравя взглядом глазницы черепа.
     - Я неплохой менталист. Могу просто показать. Не все, но многое. Только есть один нюанс.
     Предложение было просто царским. Но нюанс был. Оби-Вану придется довериться темному и впустить его в свое сознание. Даже если они с наемником его сейчас свяжут и изнасилуют, и то будет не так опасно. Жажда знаний во имя спасенных жизней боролась в душе молодого джедая с осторожностью и, чего уж себе врать, страхом. Кеноби открыл рот, но сказал не то, что хотел на самом деле:
     - С такими сведениями ты мог бы спасти многих.
     - Я и пытаюсь, - покивал череп и вновь приложился к бокалу. - Нашел здравомыслящего, пока еще, джедая. Втерся к нему в доверие. А теперь хочу покапать на мозг. Думаешь у меня много вариантов?
     - Об этом стоило говорить магистрам!
     - Верно. Вот ты и скажешь, что сочтешь нужным, - на серьезных щах ответил Арденту. – А когда станешь магистром, еще и сделаешь.
     Кеноби испытующе смотрел на ситха.
     - Ну а что ты мне предлагаешь, джедай? – правильно расценил его взгляд темный. – Прийти к вашим с повинной? Да меня на кол посадят раньше, чем я челюсти раздвину. А потом придет учитель и порежет меня на куски.
     - С вашими стремлениями, вам следовало бы вернуться к Свету.
     Черная фигура ритмично задергалась, послышался скрежет. И только через мгновение Кеноби понял, что ситх просто смеется. Смеется невесело, даже с какой-то непонятной горечью. Смеется в полном одиночестве.
     - Эмоций нет – есть покой, - выдал отсмеявшийся темный. – Знаешь, мальчик, а ты не плох. Только что-то твой Свет меня не привлекает. Да и для того, чтобы куда-то вернуться, нужно там побывать, не?
     Кеноби, охотник за головами и даже дроид замерли, ожидая продолжения.
     - Меня с младых ногтей учили совсем другому. Я с пяти лет участвую в убийствах, пытках и бесчеловечных экспериментах. Иногда как участник, иногда наоборот. Я не знаю другой жизни. Но я не жалуюсь, не подумай. У меня есть цель. Моя темная страсть. И ради нее я пройду через все, что уготовил мне этот мир. Потому оставь свои бесплодные попытки, мальчик, и позволь сохранить хотя бы немного человечности во мраке души.
     Кабинет накрыло молчание. Ситх выговорился и переживал свои слова вновь, погрузившись в себя. Его эмоции так и хлестали вокруг, не позволяя даже сомневаться в сказанном. Наемник смотрел на своего товарища совершенно новым взглядом. В нем читалось удивление пополам с удовлетворением, хотя лицо оставалось бетонно-непоколебимым. А Оби-Ван… Оби-Ван готовился сотворить самую большую глупость в своей недолгой, но такой насыщенной жизни. В какой-то момент он вдруг понял, что если не сделает хоть что-то сейчас, то уже никогда не сделает.
     - Я готов, - упали его слова в полнейшей тишине.
     - Хорошо, - кивнул ситх. – Слова не мальчика, но мужа, - темный плавно, словно катарн на охоте, поднялся со своего места и медленно подошел к джедаю. – Старикан, будь добр, налей нашему отважному рыцарю коньяка. Ему понадобится.
     - Много?
     - Стакан.
     - Я не знал, что для ментальных техник нужен коньяк, - с сомнением произнес Кеноби.
     - Много коньяка, - поддакнул наемник.
     - Сия благородная жидкость понадобится тебе после, уж поверь мне, - невесело хмыкнул темный, заходя Оби-Вану за спину. – А пока знай, что я не хочу причинить тебе вреда. Мое слово.
     О ментальных техниках Кеноби знал много, таково уж обучение в Ордене. Всестороннее. И хотя мастером в них он не являлся, но пару раз испытывал на себе передачу видений и знаний. Особенно любил этим грешить магистр Йода. Считалось, что напрямую соврать при полном контакте нельзя. Можно лишь утаить часть знаний, создавая таким образом ложную картину. Но ситх его честно об этом предупредил. Ага. Ситх. Честно. Что же. Пора.
     Оби-Ван прикрыл глаза, снимая ментальные щиты с разума. Не все, но достаточно, чтобы ему могли причинить вред. Попытался расслабиться, но все равно вздрогнул, когда ему на виски легли теплые пальцы темного. А потом мягко, совершенно не заметив перехода, провалился в видения.
     Он участвовал в битве на Джеонозисе, переживая смерти своих братьев. Он видел начало кровопролитной бойни, что вскоре назовут Войной Клонов и вел войска не видевших жизни подростков на убой. Он видел падение Ордена и падение своего ученика. Он видел, как меч, который они с Энакином собирали вместе, собирал жатву из малолетних юнлингов. Перед его глазами проносились последствия приказа номер 66 и становление Империи. Он чувствовал горечь и разочарование, убивая своего бывшего ученика на какой-то раскаленной планете. Он видел его гнев, страх и злобу, что светились в золотистых глазах. Посетили его и видения последующей охоты за остатками Ордена.Обрывочные, но не менее горькие. Единственное, что осталось для него за кадром – это личность дирижера, что руководил этой кровавой вакханалией. И от всего пережитого сердце джедая наполнилось такой болью, что, казалось, еще немного и оно разорвется.
     - Нет эмоций – есть покой, - вырвал его из тяжких видений искаженный вокабулятором голос. – Нет неведенья – есть знание. Нет страстей – есть ясность мыслей. Нет хаоса – есть гармония.
     Родной до самой последней буквы кодекс, который за годы ученичества превратился в настоящую мантру, стал тем якорем, за который уцепился тонущий в беспокойном море эмоций джедай.
     - Нет смерти, - судорожно вздохнул Оби-Ван. – Есть Великая Сила.
     Ситх уже сидел на своем месте, подливая себе вино в бокал. А Кеноби, благодарно посмотрев на наемника, вцепился в стакан с коньяком и осушил его, не почувствовав вкуса.
     - Повторите, будьте добры.
     Наемник одобрительно крякнул и набултыхал еще один стакан. Вторая порция пошла более осмысленно.
     - Я показал тебе все, что ты должен знать, юное дарование, - тихо произнес ситх. – Дальше дело за тобой. Мое время здесь на исходе. Если еще есть вопросы – задавай.
     Кеноби с трудом собрал мысли.
     - Зачем это все?
     Вопрос, конечно, звучал пространно, но ситх понял, что имел в виду собеседник.
     - Примерно через полвека в галактику вторгнется враг, - медленно начал темный. – Из разумных, что на тот момент будут жить, погибнет не меньше трети. И единственный заслон, который останется против них – это горстка форсюзеров. Этого, как ты понимаешь, недостаточно.
     Казалось, что хуже уже быть не может. Но это только казалось.
     - Выжженные планеты, миллиарды жертв, смерть и порабощение, - безжизненным голосом продолжал ситх. – Вот что нас ждет. И я не хочу такого будущего.
     - Я… - в горле Оби-Вана все пересохло. – Я не смогу все сделать один. Разве может один человек противостоять всему этому? Такой груз слишком тяжел.
     - Не все так плохо, рыцарь, - ответил Арденту. – Нас теперь трое.
     - Шетверо-мана, нащальника.
     - Четверо, да, - мрачные эмоции темного слегка разбавил робкий ручеек радости. – Небольшой толчок тут, - ситх ткнул пальцем в Кеноби, - Немного слитой информации там. И глядишь, все не так уж и безнадежно. Предупрежден – значит вооружен. Просто делай, что считаешь нужным, мальчик. А будет так, как получится.
     - Я, наверное, пойду.
     - Иди. Не знаю, увидимся ли мы еще, но я сделал, что было в моих силах.
     И уже в дверях Оби-Вана вновь настиг голос ситха.
     - Если что, ищи ДжангоФетта, - темный кивнул на наемника. – Он вас, джедаев, ненавидит конечно. Обоснованно. Но в благоразумии старикану не откажешь.
     - Вот спасибо, - буркнул охотник. – Удружил.
     Дальше Кеноби уже не слышал. Сейчас ему срочно нужна медитация. Часов на десять, не меньше.
     ****
     Я сосредоточенно буравил взглядом тяжелый слиток бескара. Учитель в своем репертуаре. Выбрал для экзамена один из самых неподатливых металлов. А теперь сидел поодаль и просматривал на датападе свежие новости, поигрывая молнией. Для стимуляции мыслительного процесса, так сказать. Стоит облажаться и потрескивающий заряд устроит разницу потенциалов между моих булок. Зад предательски зазудел, отвлекая от процесса. Разряд в «нижний мозг» - это нифига не весело. Что в десять лет, что в тринадцать.
     - Учитель, - произнес я со всем почтением, не отвлекаясь от напитывания силой проклятой железки. – Могу я задать вопрос?
     - М-м-м? – оторвался на мгновение тот от своего увлекательного занятия. Молния при этом тресканула особенно выразительно. – Ну валяй, мой бестолковый ученик.
     - А вы не могли бы перестать испытывать мою нежную нервную систему вот этим вот? – я взглядом показал на молнию Силы.
     - Ах, вот это тебя беспокоит, - мерзотно ухмыляющаяся маска посмотрела на искрящийся разряд, а потом рука учителя взмахнула, и я почувствовал боль в вышеозначенной точке.
     Мое тело выгнуло дугой, слиток увалился на пол, а концентрация пошла по половому органу, характерному для женщин.
     - Хатт!
     - Фу таким быть, бестолочь. Таким маленьким мальчикам не пристало использовать грязные слова, - и новая молния прилетела мне в ногу, вызвав вспышку дичайшей боли в парализованной конечности.
     Когда-то меня тоже манила дорога приключений. А потом мне прострелили колено, ага. Я уже раз пять пожалел, что открыл рот.
     - Вот ты мне скажи, бессмысленный владыка ситхов, - менторским тоном продолжал учитель, не обращая внимания на бьющегося в конвульсиях меня. – В бою ты тоже будешь просить противников подождать? Не? Вот и я думаю, что нет.
     Я утихомирил тело, прогнав по поврежденным мышцам целительную волну и злобно посмотрел на Умбракса. Так-то он прав, но бесит неимоверно.
     - Пойми, наконец, что ситх – это вещь в себе. Если ты окажешься на чужой планете в одних трусах, ты должен уметь собрать бластер из травы и камней, слепить себе бутерброд из попутного ветра и запланировать постройку гипердрайва из пуудо и веточек. И как же ты будешь это делать, если даже в таких комфортных условиях не можешь склепать ножик из железяки? – учитель лениво перелистнул новостную ленту и продолжил. – Подумать только… Я тут бьюсь изо всех сил, пытаясь привить тебе хотя бы простейшие навыки, а тебе обычная молния в жопе мешает собраться. Хочешь неуд?
     Вот чего-чего, а неуда в исполнении наставника мне испытывать не хотелось от слова «совсем». Опыт уже был, и опыт был печальным.
     - Простите, учитель, - поднял я потряхивающимися пальцами долбаный слиток. – Вы, как всегда, правы.
     - Ну, тогда дерзай, - и он вновь запалил разряд между пальцами.
     Так. Отрешиться от реальности. Все внимание на бескар. Пропитать брусок своей Силой. Почувствовать металл, почувствовать каждую крупинку, каждый атом в решетке. А теперь… Да! Прямоугольный слиток послушно расплылся серебристой лужицей по моим ладоням. Вдох, выдох, контроль. Теперь усилие воли, и внутри лужи появились потоки, которые я направлял одним лишь мысленным желанием. Металл растекся в нужную форму. Еще чуть-чуть и… закрепляем. На моих ладонях лежал новенький блестящий кукри.
     Наставник подошел, взял клинок в руки, умело покрутил промеж пальцев и кивнул:
     - Сойдет для аграрной планетки, - хмыкнул он. Скорость страдает, концентрация никакая, но ты смог. Удовлетворительно.
     - Спасибо, учитель.
     - Так я тебя и не хвалю, бестолочь. Ты можешь лучше. И покажешь мне через неделю.
     Хатт! А я-то мнил себя неплохим силовым кузнецом. Да только у Умбракса свои критерии.
     - Ну а теперь пойдем, - махнул рукой наставник и направился в сторону выхода. – У нас еще одно мероприятие на сегодня.
     Вот тебе и здравствуйте! Так-то у меня были свои планы на вечер. С ретортами посидеть, там. Яды поварить. Как раз недавно я нащупал очень интересную формулу. Но теперь все мои начинания отодвинулись на неопределенный срок, накрывшись приемником молний в моем организме. Что же грядущий вечер мне готовит?
     А готовил он мне пребывание в лазарете. И нет. Меня не успели травмировать. Меня будут травмировать уже здесь. Как я это понял? Ну, когда вокруг моих рук защелкнулись крепления, особой догадливости не потребовалось.
     - Сегодня, мой нерадивый ученик, мы будем тебя усиливать, - учитель лениво погромыхивал склянками в прозрачном холодильнике. – Сделаем тебя сильнее, умнее и быстрее. А то твои результаты меня огорчают.
     - Может все же тренировками добьем? – рискнул вставить я свои пять кредитов.
     - У тебя была такая возможность, но ты слишком ленив, - меддроид ловко вставил неинвазивный инъектор мне на вену, а наставник уже передавал ему необходимые для процедуры ампулы. – Готовься, будет неприятно.
     Неприятно, ага. Зная своего наставника, с уверенностью могу сказать - пипец, что будет.
     - Вы просто опять решили эксперимент поставить, учитель, - меня била дрожь, и я ничего не мог с этим поделать.
     - Все не так однозначно, конечно, - хмыкнул Умбракс, наблюдая за исчезающей во мне жидкости. – Но ты не представляешь, как сложно в наше время найти подходящий материал.
     Материал – это я, если что. Сила, как же мне страшно то!
     - Но не беспокойся. Скорее всего ты выживешь, - мерзкая маска ухмыльнулась еще гадостнее, а ладони учителя засветились, готовясь преобразовывать мое тело. – Но это не точно.
     А потом меня накрыло беспамятство. Сколько я так валялся, я не знал. Бесчисленные часы бреда и кошмаров с редкими просветлениями, вот что мне оставалось. И запах. Ароматы дезинфектантов, препаратов и дерьма. Именно из-за этого амбре я и очнулся в очередной раз. Возле моей многострадальной задницы копошился дроид, меняя судно. Я ощущал тотальную слабость и тошноту. Мне даже веки было сложно поднять. И сколько же я тут валяюсь?
     - Третьи сутки уже, - донесся до меня голос моего мучителя. – Не думал, что ты такой слабенький. Хм-м-м. Да и результаты какие-то неоднозначные.
     - Что там? – просипел я пересохшим горлом.
     - Довольно любопытно, - учитель бегло просматривал информацию с мониторов, параллельно роясь в своем датападе. – Мои усилия дали своеобразный эффект. Ты не стал сильнее или умнее. Но, теперь у тебя есть все шансы превзойти себя старого. Нужно только тренировки сделать более интенсивными.
     Куда уж интенсивнее то? Ох, как же меня мутит.
     - Но гораздо более интересны побочные явления.
     Только бы рога не выросли! Только бы не они! К горлу подступила какая-то едкая гадость, воняющая так омерзительно, что даже глаза заслезились.
     - У тебя теперь очень необычная кровь, - учитель задумчиво склонил голову на бок. – Если данные не врут, то теперь инъекция твоей крови может пробудить у неодаренного сродство к Силе. Забавно. Надо будет попробовать на рабах, - погруженный в размышления учитель направился к двери, но перед выходом задержался. – И хватит уже разлеживаться. У тебя экзамен через четыре дня, а ты все отдыхаешь.
     Я выразил свое мнение, блеванув желчью на пол. Ладно, хоть голову повернуть успел.
     - Ах, еще вот что, - наставник рассеянно мазнул взглядом по вонючей луже, и положил на тумбочку чип. – Тут информация по проекту «Охотник». Ознакомься и сделай выжимку. Потом проверю.
     ****
     Джанго Фетт.
     Скромный трюм модифицированного барлоза, который теперь носил гордое имя «Буханка», был почти наполовину заставлен ящиками. И ладно бы – припасами. Больше половины этих ящиков были забиты ауродиевыми слитками. И если хоть кто-то на Татуине узнает про этот груз, Джанго не даст за свою шкуру и ломаной кредитки. Да и за шкуру безумного Арденту тоже. Это как проходить таможню на Корусанте, засунув в гульфик барадиевый заряд. Бррр! И чем Узумаки не устраивал счет на предъявителя? И безопаснее, и вернее. Так нет же, уперся в «обналичивание капитала» и все тут.
     Собственно, от довольно неприятной смерти в потных лапках местных хаттов троицу авантюристов спасала только скорость. Еще немного, и информация о несметном сокровище начнет просачиваться вовне. А там и до гостей недолго останется. Очень настырных гостей. С бластерами и претензиями. Ведь претензии с бластером, как известно, гораздо лучше, чем просто претензии.
     Пшикнули затворы, и в трюм ввалился виновник торжества.
     - Ахой, старикан! – громогласно проорал череп. – Чего смурной такой?
     - А то ты не понимаешь, - мрачно ответил наемник.
     - Да забей. Я скоро отчаливаю, - ситх сверился с комлинком. – С минуты на минуту. А там пусть ищут ветра в поле.
     Ну, в целом Наруто прав. К самому Джанго лезть побоятся. А самым смелым, ну или не особо умным, Фетт устроит радикальную трепанацию. Хоть потренируется.
     Из-за ящиков выкатился косноязычный дроид и, прижавшись к штанине наемника, аккуратно обнял ногу Фетта тощими манипуляторами. Фетт покосился на позитронное недоразумение.
     - Ты чего это?
     - Я так будульме скущать-мана! - плаксивые нотки в голосе дроида немного пугали. – Я так привязался-мана к тебе, престарелая друга!
     - Отстань, железка безумная, - тряханул ногой Джанго. Впрочем, безрезультатно.
     - Да ладно тебе, суровый охотник, - хохотнул ситх и протянул руку наемнику. – Контракт закрыт?
     - Более чем, - ответил на рукопожатие Фетт, уже и не пытаясь стряхнуть с ноги говорящую астробочку. – Если понадоблюсь, ты знаешь где меня найти.
     - Был рад с тобой поработать, Джанго, - парень отпустил руку наемника и подошел к пульту аппарели. – Но вряд ли мы еще увидимся.
     - Подожди, - произнес Фетт, и пацан одернул руку от панели управления.
     А Джанго думал. Стоит ли делать то, что он собрался делать? Не первый вечер он задумывался об этом. Но так и не пришел к удовлетворяющему решению. Он еще раз прикинул как многочисленные минусы своего поступка, так и несомненные плюсы. В голове неожиданно всплыли слова Розатты: «У тебя есть сердце, мой милый Джанго. Иногда стоит им пользоваться».
     Мандалорец прислушался к той ледышке, что заменяла ему насос для крови. Насос, в кои-то веки, однозначно одобрял. Ну что же. Мужчина стянул с рук перчатки, пальцы нащупали нож и высвободили его из ножен, а ноги сами, слегка подволакиваясь из-за одной гири с микросхемами, направились к терпеливо ожидающему ситху. Когда до Арденту оставался всего один шаг, Фетт протянул свободную руку и полоснул по ладони лезвием. Кровь горячими каплями устремилась к металлическому перекрытию пола.
     Ситх внимательно посмотрел на порезанную ладонь. Затем провалы черепа уперлись в лицо Фетта.
     - Ты уверен? – проскрипел череп, и в его голосе не чувствовалось ни капли былого веселья.
     Кирпич, что заменял Джанго лицо, недовольно скривился. Реакция у темного не та, конечно, но за рамки не выходит. Пока.
     Темный аккуратно стянул перчатки и принял нож, который протягивал ему Джанго. Парень без особых рефлексий резанул клинком и по своей ладони. А затем их кровь соединилась в крепком рукопожатии. Все. Теперь обратного пути нет.
     Парень притянул к себе наемника и крепко обнял свободной рукой.
     - Ну привет, старший братик.
     - Учитывая, что тебе уже шестьдесят, - проворчал Фетт. – Не уверен, что старший я.
     - Ох, да брось ты уже, - хохотнул череп. – В душе я молод и горяч! Хотя, если хочешь, можем основать союз пенсионеров.
     - Союз чего? – мужчины разошлись, Джанго с удовлетворением рассматривал абсолютно здоровую ладонь.
     - Не бери в голову, - ответил парень и снял маску.
     На Фетта открыто посмотрел голубоглазый блондин лет шестнадцати. И блондин задорно улыбался.
     - Хатт!
     - Чего ругаешься, старший братик?
     - Ты такой смазливый, что мне завидно.
     - Эх. Ну должен же хоть кто-то в нашей семье быть красивым. А не как ты, - улыбка брата стала еще шире. – Не волнуйся. Найдется и на тебя охотница. А чтобы ты не комплексовал, сходим в следующий раз в бордель.
     - А он будет? –грустно улыбнулся Джанго. – Следующий раз.
     - Теперь обязательно, брат. Обязательно будет.
     Позже, глядя в исчезающий в выжженных небесах корабль, Фетт почувствовал, как на его сердце треснула ледяная корка. У него теперь снова есть семья. Бабуля и брат. А скоро и сын подоспеет. Есть ради чего жить!

Глава 8

     Арка вторая: Крылья свободы во фритюре под соусом табаско.
     - Да чтоб тебя стадо озабоченных бант возлюбило! – с чувством выругался я, вывалившись кулем из портала.
     Повинуясь направляющему пинку учителя, мое тело сверзилось с полутораметровой высоты на какие-то руины и попыталось удержать равновесие. В глазах плясали искры, потому как при приземлении я еще и пребольно треснулся коленкой. Опять коленкой! Еще пару минут я исполнял танец аниматора, на роль которого по недоразумению приняли хромую девушку с пониженной социальной ответственностью. Наконец туловище приняло удобоваримое положение, и кривой танец на пилоне, но без пилона, прекратился.
     - Чтоб тебе, дорогой учитель, фалмеры анальные жертвы приносили пару веков подряд!
     Надо бы колени укрепить, что ли. Бронещитками, ага. Я осмотрелся. И тут меня накрыло. Не пониманием, нет. Меня конкретно так приложило Джамшутом, что вылетел из того же затухающего портала и почувствовал на себе неумолимую силу притяжения. А в нем после последней модернизации было гораздо больше веса, чем раньше. Гораздо, гораздо больше!
     - Мама, роди меня обратно, - прохрипел я, пока ерзающая на моих многострадальных костях астробочка пыталась отползти в сторону.
     Правда, астроведром называть моего верного железного коня было бы не совсем верно. Теперь Джамшут представлял из себя двух с половиной метрового антропоморфного дроида, покрытого пластинчатой композитной броней. К нему так же прилагалось продвинутое ядро ИИ, да новейший прототип миниатюрного солнечного реактора made in мануфакторий мастера Горн Ская.
     - Нэ нужно так рэзко рэагироват, товарыщ Когг, - с неподражаемым грузинским акцентом выдал поднимающийся в стороне от моего раздавленного тела Джамшут. –Сэйчас кого-ныбуд расстрэляем, и все будэт в порядкэ.
     Мда. В который раз кастуя целительные техники на свое шитое-перешитое тельце, я подумал, что не стоило загружать в память железяки результаты своих неудачных экспериментов по оцифровке собственной памяти. Ох, не стоило! Вот что там у него в микросхемах замкнуло, что он стал изображать не малолетнего гунгана с таджикским колоритом, а вполне себе зрелого пролетарского вождя? Я уже все пальцы сломал, да и мозги тоже, пытаясь разобраться в его логах. А толку-то? Ноль целых, ноль десятых. Дроид, тем временем, вытащил откуда-то из закромов курительную трубку с кисетом, и принялся размеренно набивать ее табаком.
     Я, покряхтывая, присел на груду ломаного бетона и, наконец, осмотрелся. Мы оказались в каком-то раздолбаном помещении. Явно складском, множество битых контейнеров и ящиков разного калибра как бы намекало. Вместо потолка зияла нехилых размеров дыра. В подобную же дыру в стене заглядывал недалекий утренний город, лазурное небо над которым расцвечивалось дымами пожаров. Вдалеке что-то ухнуло, потом еще раз. Мерзко выли сирены гражданской обороны, вызывая зуд в зубах.
     - Рэактывная артыллэрия, - подал голос Джамшут и воткнул трубку в компрессор на лицевой бронепластине, весело задымив табачными парами.
     Я снял маску и помассировал лицо. Бегло оглядел себя, проверяя наличие всего навьюченного, и поднялся. Вдалеке бабахнуло еще несколько раз.
     - Скажите, коллега Джамшут…
     - Товарыщ, я бы попросыл, - укоризненно погрозила мне эта махина трубкой.
     - Ох, ну хорошо, - согласился с ним я. – Скажите, товарищ Джамшут, нам пи*дец?
     - Нам пы*дец, товарыщ Когг, - покивал дроид и смачно затянулся.
     За пыльной взвесью, что колыхалась в единственных открытых воротах склада, послышался дробный стук когтей. Подобный звук издает бегущая по ламинату собака. Вот только, если мне не изменяет слух, собака, спешащая к нам, обладала большим, крепким и здоровым организмом. Здоровенным, я бы сказал. Огро-о-омным таким.
     И вот – момент истины! В проем заинтересованно выглянула будка, покрытая хитином и клыками изо всех щелей панциря. Злобные глаза неведомой бни мигом сфокусировались на таком вкусном мясном мне, а в полуметре над мордой алчно замаячили костяные пилы. Тварюшка еще мгновение посмотрела на меня, а затем разинула слюнявую пасть, которая, между прочим, висела в полуметре над бетонным полом, и звонко завизжала-закричала. Как циркулярная пила, бьющаяся в истерике. От мощного акустического удара я аж присел.
     А вот Джамшут сомнений не испытывал. Дроид мигом выхватил из спинного крепления пару DXR-6, славься компания «Тенлосс», и угостил нашего нового друга горячими гостинцами. Неведомая хтоническая жуть угощение не оценила, ее разорванная взрывом голова окатила ближайшие метры бетона желтоватым фаршем. Лапки заскребли, нарезая из бетона стружку, и подкосились, уронив массивное тело с гулким стуком.
     - Точно, пи*дец, - пробормотал я, пытаясь вытряхнуть из головы новый рингтон для будильника. – Только бы не молот войны, только бы не туда! Только бы не голодающие дети тиранидов!
     - Пойдемтэ, товарыщ Когг, - дроид по-ковбойски крутанул дезинтеграторы. – Нас ждёт новый жэстокый мыр.
     - Ага, - кивнул я, прикладывая маску к лицу и активируя HUD. – Там приключений на пару дней, Ройс. Быстренько найдешь нового наставника, Ройс. Научишься делать камни душ у профессионала, Ройс. Всего-то делов, Ройс.
     Невдалеке послышался слаженный многоголосый вопль циркулярных пил, вторящий только что услышанному.
     - Хатт, - судорожно выдернул я светошашку с поясницы.
     Вдох, выдох, контроль. Контроль, бестолковый ты ученик!
     Мы вывалились в просторный коридор жидковатой гурьбой. А к нам уже бежали, радостно повизгивая и забавно подбрасывая бронированные зады, еще несколько хитиновых чуд. Тел так семь, навскидку. Дроид тут же располосовал лучами парочку, окатив фаршем их подельников. А я… А что я. Из головы махом вылетели все техники. А потому я вскинул светошашку и, кастанув рывок на одних рефлексах, врубился в визжащие бронированные тела.
     Раз, проскользнуть под прыгнувшей тушкой, вспоров ее от глотки до паха. Два, взвиться в сальто, распиливая очередную тварь вдоль позвоночника. Три, пару махов в рывке отчекрыживают все правые конечности жадного до мяса чудовища. Еще парочка хитиновых боков обзавелись взрывными украшениями в виде несовместимых с жизнью вывернутых цветочными лепестками хитиновых пластин - есть еще тибанна в Джамшутовых дезинтеграторах! По итогам секундного боя в альтернативно живых осталась лишь одна тварь, что скребла по бетону оставшимися левыми лапами. Ее-то я и добил, пошерудив рубиновым клинком в глазнице. Стильно пошерудил, обратным хватом. Ай да я.
     И призадумался. Вот сколько раз шутковал на тему, что джедай есть орудие, приставленное к световому мечу. А сам туда же. Аж стыдно. Но, хотя бы, мандраж сбросил. Теперь тело наполняла уверенность в своих силах и легкая злость на себя трусливого. Стоило только ситуации слегка выйти из-под контроля и предзнания, как меня тут же обуяла неуверенность. Как будто я не тру ситх, а подросток на первом свидании какой-то. Тьфу!
     - Идынтэфицируюбиологичэскыесыгнатуры, - заявил дроид, пыхнув трубкой, которую он так и не удосужился вынуть из компрессора.
     - Дай маркер! – скомандовал я уже на бегу.
     Перед глазами мягко засветились желтые точки. Судя по всему, в конце коридора нас ждет теплая встреча. Полуминутная пробежка привела нас в просторный цех. Проем открывался где-то на середине стены, метрах в пяти над полом, позволяя нам обозревать застывшие производственные линии с высоты. Все поле зрения занимали футуристические линии производства. Здесь явно уважали автоматизацию труда. А вот чистоту – не особо. Повсюду грязь, пыль, масло и… кровь. И крови, вернее кровавых пятен и разводов, было много.
     В дальнем же углу кучковались давешние собачки в расширенном составе. Теперь их было с дюжину. В голове промелькнуло узнавание, и тут же скрылось среди извилин. Я так и не смог ухватить мысль за хвост. А собачки, тем временем, вели себя как кошечки. Ну, то есть, медленно, присев на все четыре лапы, приближались к какой-то цели, уверенно сжимая круг.
     - Зум, - выдал я команду интерфейсу маски.
     Изображение скачком приблизилось. Сфокусировалось. И я увидел кучку изорванных тряпок, комком валяющихся в углу. Лоскуты дрогнули, и наружу выглянули два зареванных глаза. Я так сцепил зубы в неудержимой злобе, что они даже крошиться начали. Глаза нестерпимо зажгло, наверняка они сейчас полыхают расплавленным золотом. В углу забилась девочка. Обыкновенная человеческая девочка, лет десяти-двенадцати. Тощая, чумазая и беззащитная. И сейчас ее сожрут. Перед глазами мелькнул образ дочери.
     - Ахгррр! – от моего рыка кто-нибудь впечатлительный мог бы и умереть, а металлический поручень под рукой треснул и помялся. – Убью!!
     - Расстрэлять? – бесстрастно осведомился Джамшут из-за спины.
     Дроид, подражая адмиралу Гривусу, разделил руки и теперь щеголял квартетом хватательных манипуляторов. Астрологи провозгласили неделю дезинтеграторов, и количество DXR-6 удвоилось.
     - А ну! – заорал я. – Ублюдки костистые! Быстро тащите сюда свои задницы!
     Ящеро-собачки резво развернулись - вряд ли на голос, яки их пробрало - и бодро понеслись в нашу сторону.
     - Э-э-э-бесмиле-э! – разлетелся клокочущий механический клич чокнутого дроида, отражаясь от стен и сводчатого потолка.
     А мое лицо прорезала жестокая улыбка. Сегодня в меню мясная строганина и стейк тартар.
     ****
     Раствор бурлил, устремляясь в отводные патрубки. В пустеющем чане влажно блестело совершенное тело рыжеволосой девушки. Глаза были закрыты, а небольшая грудь мерно вздымалась.
     - Показатели в норме, - пробормотал я.
     Ничего не могу поделать, всегда озвучиваю для себя результаты. Мне так работается проще.
     - Ну что там, Джамшут?
     Дроид споро набрал кровь для анализа, немного поколдовал над аппаратурой и выдал.
     - Всо в нормэ, товарыщ Когг.
     - Это я и так знаю, - раздраженно дернул я щекой, и принялся сканировать клона Силой. – Ты по делу давай.
     Отклика не было. Опять.
     - Мидихлорыаны отсутствуют, - вынес свой приговор напарник.
     Неудача. Снова неудача! Хатт! В который уже раз. Сколько можно биться над проблемой, не видя и капли результата? Я глубоко вздохнул, обвел невидящим взглядом многочисленные чаны своей эррантийской лаборатории, и пригорюнился. Хоть отрицательный результат – тоже результат, все же хотелось хоть какого-нибудь прогресса. Ну ладно. Сколько надо попыток, столько и будет. Когда впереди условная вечность, торопиться некуда.
     - Возможная прогрессия?
     - Прогрэссыя нэвозможна, товарыщ Когг, - поскрипев микросхемами, ответил дроид. – Вэроятност возныкновэныя сродства с Сылой отсутствуэт.– металлизированный бас вбил в мой гроб еще один гвоздь. - Утылызыроват?
     На последних словах Джамшута гермодверь лаборатории открылась, и в стерильное помещение вошел наставник. Энергичный и бледноликий, как и всегда.
     - Могу предложить отправить тело в холодильник, - произнес он. – Сэкономим на рабах.
     Я лишь угрюмо кивнул. В целом, предложение неплохое. Не то, чтобы меня так уж часто распиливали на тренировках, но оказия иногда происходила. Использовать же безмозглого клона вместо вполне себе живого подростка – верх гуманности со стороны учителя.
     - Доброе утро, наставник, - выверено поклонился я.
     - И тебе не кашлять, - ответил тот. – Присядь. Поговорим.
     Мы расположились за рабочим столом, он занял мое удобное кресло, я же умостился на колченогом табурете, предназначенном для редких посетителей. Немного помолчали.
     - В общем так, - начал учитель. – В темных искусствах ты уже достаточно продвинулся, мой бестолковый ученик. И полутора десятков лет не прошло. Осталась лишь шлифовка. А до остального ты дойдешь и сам, если только лень тебя не обуяет окончательно.
     - Спасибо, учитель.
     - Угу, - махнул он рукой, глядя, как Джамшут грузит клона на гравиносилки. – Так вот. Теперь тебе пора переходить к следующему этапу обучения. Только вот у меня тут дела наметились…
     Я молча смотрел на учителя, ожидая продолжения. Он вообще не очень любил, когда его подопечные «впустую воздух перемалывают». А потому, лучшая политика – сидеть и внимать мудрости веков.
     - Поэтому отправишься к моему наставнику. Одному из. Он тебя подучит.
     Ого! У этого достопочтенного динозавра даже учителя были. Ну, то есть, вполне себе существуют. Привыкать к новому престарелому извращенцу, такой себе опыт. Но выбора то у меня особого нет.
     - И смотри у меня, Арденту, - погрозил мне наставник пальцем, на кончике которого щелкнул слабенький разряд. – Если узнаю, что ты филонил или неуважительно обращался с моим дорогим учителем, тебе все предыдущие злоключения праздником покажутся.
     Меня ощутимо передернуло от подобных перспектив.
     - Могу я задать вопрос?
     - Свободно, - обозначил Умбракс допустимые границы.
     - Чему я буду учиться?
     - Будешь постигать навык создания вот этого, - учитель ловко выудил из воздуха знакомый желтенький кристалл душ. – А то мне не досуг работать для тебя поставщиком. К тому же, навыков у тебя уже достаточно, осталось свести все в единую систему.
     Это… Это щедро. Когда я сам научусь делать такие стекляшки, все станет в разы проще. Вот только меня не покидало ощущение какого-то подвоха. Не может учитель без извращений. Ну не может, и все тут.
     - А как зовут вашего наставника, учитель?
     - Твоя учеба - это твое желание. Твоя внутренняя потребность, которую я, смею верить, разбудил в твоей бесполезной тушке, - учитель покачал в воздухе заветным кристаллом. – А вот твое задание… Ты должен сам найти моего наставника. Ну или он тебя найдет. Там как повезет.
     - Исхитрись-ка мне добыть то, чего не может быть, - пробормотал я. – А подсказки какие-нибудь будут, учитель?
     - Хммм, - готов поспорить, что Умбракс на эту тираду оценивающе прищурился. – Ладно. Так и быть. Будут тебе подсказки. Целых две.
     Ого! Целых две! Ну надо же. Просто аттракцион невиданной щедрости какой-то.
     - Итак, - учитель переместил вес тела на подлокотник. -Светлые сородичи того, кто будет передавать тебе знания, умеют делать то же самое, но недоступным нам способом.
     Понятно. Понятно, что ничего не понятно. Ну да не в первой. По ходу дела разберемся.
     - А теперь давай-ка в медитацию. Буду вторую подсказку давать.
     Общепринятое мнение говорит, что для медитации нужно спокойное место. В идеале – отдельное помещение или тихий природный уголок. А также необходимы определенная поза, концентрация и единение с Силой. Все эти триггеры способны без особых усилий погрузить сознание одаренного в потоки энергий и, как бы сказать, синхронизироваться с ними. Вот только мой учитель за общепринятыми нормами не гонялся. С его подачи я умел медитировать на ходу, во время боя, стоя на одной ноге, сидя под обстрелом и… да много еще как. Неудобная табуретка точно препятствием не станет. Доказано многолетними истязаниями. Ох, простите, тренировками.
     Я прикрыл глаза и толчком погрузился в свой темный дар. Багряный огонь в моей груди радостно вспыхнул и укутал меня языками пламени. Мир погрузился в тень, расцвеченную разномастными потоками и мягкими всполохами аур.
     - Теперь смотри, - произнес сгусток черного пламени и протянул в мою сторону солнечный огонек. – Да не так смотри, дубина! В суть загляни!
     Я послушно прислушался к биению Силы в кристалле Калины. Аккуратно и нежно потянулся к кусочку солнца своим огнем, сдерживая пламя насколько можно, и прикоснулся к вожделенному камню. Зрение на мгновение помутилось, а затем скачком приблизило ко мне светлую точку. И развернулся мир! Я, пораженный красотой, смотрел на кристаллические столбы, свернутые в какой-то фрактальный узор. Непостижимый и прекрасный.
     Вдоль уходящих во все стороны льдистых колонн побегами вились нити золотистой энергии, расцвечивая полупрозрачные кристаллы всеми оттенками желтого. То тут, то там вспыхивали древние руны, складываясь в незнакомые формулы. Я почувствовал, как проваливаюсь во все это великолепие, погружаясь в визуальную феерию с головой. А затем, на какой-то миг, я ощутил на себе взгляд прекрасных лазурных глаз. Взгляд удивленный и напуганный. И тут, когда момент понимания уже почти ощущался на кончиках пальцев, меня грубо вытащило назад, в бренный мир.
     - Насмотрелся? – ухмыльнулась бледная маска.
     Я лишь неуверенно кивнул, все еще переживая внутри себя совершенство кристалла и свою приземленность. Как? Как, скажите мне, можно создать что-то такое? Это… Это непосильно. Уже давным-давно я умею создавать микросхемы из дендро-фекального сырья одним лишь усилием мысли и Силой. Но такое…
     - Неуверенность, мой бестолковый ученик, на темную сторону ведет, - схохмил в своем неподражаемом стиле учитель.
     Я столько сил приложил, пытаясь выяснить личность наставника. А тут оказывается, все просто. Под маской явно прячется Петросян.
     - Не стоит так расстраиваться, Арденту, - наставник изучающе склонил голову на бок. – Ранкора едят по частям. Тебе вполне под силу одолеть этот рубеж, - между его пальцев пробежала молния. – А уж при достаточном стимуле…
     - Я проникся, учитель. И все понял. Не надо дополнительной стимуляции.
     - Ну, - разряд погас в сжатом кулаке. – Как пожелаешь.
     Посидели еще немного, думая каждый о своем.
     - Когда отправляться? – отмер я.
     - Завтра с утра. И на этот раз вернешься через неделю местного времени. Заверши все долгосрочные проекты, требующие наблюдения.
     - Что брать, учитель?
     - Любое снаряжение, которое сможешь унести в руках, - учитель поднялся, давая понять, что разговор подходит к концу. – Дроида своего стукнутого возьми.
     Понятно. Значит пойду на своих двоих. Джамшут, что характерно, от комментариев в стиле непреклонного коммуниста воздержался. Знает, чертяка, когда можно варежку разевать, а когда лучше изобразить предмет мебели.
     - Во времени там я тебя не ограничиваю, но постарайся не более пяти лет потратить, - наставник направился к двери.
     - Все исполню, учитель, - поднялся и я с табуретки, согнувшись в поклоне.
     - И еще, - вот любит учитель в дверях добавлять детали. – При случае протестируй «Охотника».
     Вот «спасибо», блин! Чего-то у меня нет никакого желания умирать в ближайшее время. А «Охотник», подсаженный в мое тело учителем, активируется именно так. Но к хатту все. Пора собираться. Я рассеянно оглядел лабораторию, и мои глаза остановились, пытаясь осознать увиденное. На столе лежал кристалл душ. Солнечный кристалл Калины. Мой уважаемый наставник деменцией не страдает, это точно. А значит, мне наконец выдали то, чего я вожделел все эти годы.
     Так. Та-а-ак. Успокойся, Ройс. Сердце билось как бешеное. Руки тряслись. Легкие работали что кузнечные мехи. Вдох. Контроль. Выдох. Контроль.
     И что мне теперь делать? За годы ожидания мое желание превратилось в своеобразный святой Грааль. Нечто вроде недостижимой цели, которая маячит где-то вдали. И вот, оказавшись совсем рядом с ней, я не знал,как быть. Как Калина ко мне отнесется? К ситху, смею напомнить. К тому, из-за которого ее пытали. К прихвостню своего деспотичного хозяина. Слов не было, одни слюни. Я отвесил себе шлепок по наглой роже. Соберись, тряпка!
     Пальцы нежно взяли солнечный кристалл и, поглаживая грани, направили внутрь точно рассчитанный импульс Силы. Камень мягко вспыхнул, а в паре метров от меня появилась та, на встречу с которой я уже и не надеялся. Девушка удобно сидела на полу, подогнув под себя ноги, и читала книгу. Красивые глаза прятались за очки, а волосы были убраны в хвост. Лишь одна рыжая прядь, выскочившая из плена, была заправлена за очаровательное ушко. У меня аж дыхание перехватило, настолько уютно, по-домашнему, смотрелась эта сцена. Но вот девушка отвлеклась от увлекательного занятия, осмотрелась и медленно поднялась. Книга в ее руках рассыпалась золотыми искрами, как и очки, а пара голубых озер пристально посмотрели на меня.
     - О, - тусклый и безразличный голос Калины больно резанул по душе. – Новый хозяин?
     И столько в интонации было привычного, что меня тут же затопило злостью. Новый хозяин? Это что же, значит Умбракс, чтоб ему икалось месяц, практикует передачу своих рабов на прокат?! Одна только эта мысль вызвала жжение в глазницах.
     - Хм, - она продолжала смотреть все с тем же академическим интересом. – Еще и ситх. Ученик? – спросила она сама у себя, и в ее глазах затеплилось узнавание. – Ройс? Это ты, несносный мальчишка?
     - Я не малыш! – ответил я ей давешней фразой. – А вполне себе мужчина в полном расцвете лет!
     Калина грустно улыбнулась. Мое сердце защемило.
     - Он все же испортил тебя, малыш. Что ж. Приказывай, - я тонул в ее печали. – Или ты вызвал меня, чтобы поглумиться?
     - Я…
     - А может, тебе эксперименты ставить не на ком?
     В пару быстрых шагов я оказался рядом с ней и тряхнул ее за плечи.
     - Прекр-рати!
     - А то что? – лазурные озера покрылись ледяной коркой.
     Меня как молотком приголубили. Я отпустил девушку и отступил на шаг. Глаза отдавали теплом, приходя в свое нормальное состояние.
     - Присядь, - кивнул я на кресло, в котором совсем недавно сидел учитель.
     - Повинуюсь, - приморозила тоном Калина.
     - Не так я себе представлял нашу встречу, наставница, - присел я на многострадальный табурет.
     - А как?
     - Думал, поговорим, как нормальные люди.
     - Думал он, - отбрила девушка, интонации которой морозили сопли в носу. – Ну давай поговорим, Ройс. Я, правда, не в курсе современных трендов, но беседу поддержать смогу.
     - Ох, - потер я лицо и спросил ближайшую стену. – И почему же с вами, девушками, так сложно то?
     - Молод ты просто, - ответила Калина. – И неопытен в обращении с прекрасным полом.
     - Я… Ладно. Давай начистоту. Чего ты хочешь?
     Девушка пару мгновений поизучала мое лицо. Почувствуй себя тараканом – наш девиз.
     - Начистоту? – медленно проговорила она, пробуя каждую букву на вкус. – Ну давай. Я хочу свободы.
     - Выкинуть твой кристалл в космос?
     - Можно и так. Вот только вечность пребывать в пустоте мне не хочется.
     - И?
     - Разбей кристалл, Ройс, - холодно ответила Калина.
     - Тогда ты умрешь.
     - Я и так уже слишком долго жи… существую. Слишком много видела всякого, - пожала она плечами. – Смерть – это ли не свобода.
     Могу ли я осуждать ее? Могу ли я, следуя своей страсти, ее удерживать? Поступить, как диктует мне мой черный дар? Или сделать так, как велит мышца, что качает мою проклятую кровь?
     - Так и быть, - кивнул я. – Сделаю это для тебя.
     - Серьезно? – ну вот, хоть какие-то эмоции появились.
     - Серьезней некуда, - я твердо посмотрел ей в глаза. – Только выслушай меня, а потом я сделаю так, как скажешь.
     - Я знала, что без условностей не получится, - откинулась она на спинку кресла. – Ну давай. Жги, малолетний ситх.
     - Посмотри вокруг, - обвел я рукой зал. – Это моя лаборатория по клонированию. Здесь я выращиваю, ну, пытаюсь выращивать тела, имеющие сродство с Силой. Пока получаются только обычные.
     - И какое отношение это имеет ко мне? – недоуменно взглянула она на меня. – Ты думаешь, что у тебя получится сделать то, над чем не одну тысячу лет бьются умы, не чета тебе?
     - Ранкора нужно есть по частям, - козырнул я фразой учителя. – Я уже сейчас могу приживить твою душу в любое тело, которое ты только можешь вообразить. А в перспективе, смогу создать тебе одаренное вместилище!
     - Вот только перспектива эта весьма отдаленная, - горько прокомментировала Калина. – Лет так в пятьдесят.
     Я прикрыл глаза. Та тема, которую я сейчас задену, очень опасна и неоднозначна. Нельзя! Нельзя намекать девушке на ее возраст! Никогда так не делайте!
     - Вот скажи мне, наставница Калина, - вкрадчиво начал я. – Ты сколько в кристалле сидишь? Долго уже, наверное?
     - Так! Я тебя сейчас! – возмутилась девушка и тут же сдулась. – Хорошо, охальник. Уговорил. Еще пятьдесят лет я вполне могу подождать. Но возникает один вопрос.
     Я с ожиданием посмотрел ей в глаза. Максимально честно и открыто.
     - Цена, - произнесла она. - Все требует свою цену. А уж с ситхами – так вдвойне.
     - Будь моим напарником, Калина, - выдал я то, что было у меня на уме. – Соратницей. Товарищем.
     - Вэрным путем двыжэмса, товарыщ Когг! – рявкнула железяка так, что мы с Калиной даже вздрогнули.
     - Это кто?
     - Т3, - ответил я, исполняя привычный жест рука-лицо.
     - Тот самый пузатый самовар? – мило хохотнула девушка.
     - Ну да, только немного модернизированный, - я погрозил бывшему астроведру и вполне себе настоящему убежденному коммунисту грузинского разлива кулаком. – Помолчи, Джамшут, будь добр!
     - Товарыщ Джамшут, я бы попросыл, - пыхнул дроид трубкой.
     И когда он ее набить успел?
     - Немного, ага, - покивала Калина, и ее лицо тут же приняло серьезное выражение. – Уточним, ситх. Тебе не нужен друг, наложница или жертва. Тебе нужен напарник. Разумный, что будет прикрывать тебе спину, образно говоря. Так?
     - Дружбу нельзя назначить контрактом, любовь нельзя купить, - я говорил банальности, конечно, но как их избежать, я не знал. – Был бы счастлив видеть тебя своим другом. Но пока мне достаточно озвученного.
     - И если у тебя ничего не получится, - девушка проигнорировала мой пассаж о дружбе. – Ты разрушишь кристалл.
     - Если таково будет твое желание на тот момент, - кивнул я.
     - С тобой все так же приятно иметь дело, Ройс, - расслабилась Калина. – Я согласна. Обговорим детали?
     ****
     Кэтти Стирлинг.
     Сколько Кэтти себя помнила, она всегда была самой обычной девочкой. Она любила маму, папу и сладости. Любила гулять и хулиганить с друзьями. И не любила школу, хотя учеба давалась ей легко. Даже любимый папочка всегда говорил, что Кэтти очень сообразительная девочка. И Кэтти очень гордилась этой похвалой.
     Лето шло своим чередом. Днем девочка училась, а вечером отправлялась гулять с друзьями, такими же шахтерскими детьми, как и она. Порой, прогулки затягивались, и Кэтти возвращалась домой затемно. Получала легкий втык от мамочки, а наутро… Наутро все повторялось. И девочка знала, что так будет еще очень долго. Пока она не пойдет в техникум или, чем случай не шутит, полетит на другую планету поступать в ВУЗ. Когда папка произносил это слово – «ВУЗ» - он так важно раздувался и становился таким смешным.
     Но, колесо событий неожиданно прервалось. Примерно с неделю назад мамочка отловила Кэтти сразу после школы и настоятельно попросила далеко не гулять и затемно не приходить. Сначала послушная дочь расстроилась, но потом пытливый ум взял свое. Девочка погрузилась в старнет. И то, что она там накопала, ей не понравилось.
     Оказалось, что уже с месяц в городке участились пропажи людей. Они и раньше пропадали, планета-то дикая, да на расшалившихся террористов грешили. Но теперь исчезновения «вышли за рамки статистической нормы». Когда число пропавших без вести перевалило за пару дюжин, всполошились маршалы. И… ничего не нашли. Еще были какие-то жути про опустевшие фермы, следы крови, и страшные рассказы про ползучую слизь.
     Изредка по сети ходили разговоры, что активизировались недобитые чудовища, чьи гнезда периодически находили в пустошах. Да только они и раньше нет-нет, да и разоряли одинокие селища, что отказывались от государственной защиты. Потому, подобные эпизоды, не смотря на их криповость, в расчет не брали.
     Кэтти поделилась находками с друзьями. Друзья не особо впечатлились, а глупый Гарри даже посмеялся над ней, обозвав трусихой. Мальчишки и девчонки еще вечер помусолили очередную страшилку, но на следующий день уже ее не обсуждали. Потеряла актуальность и остроту, как любил говаривать папочка. И тогда девочка решила обратиться к более компетентному, по ее мнению, источнику.
     Дряхлый Фред преподавал в школе Кэтти основы техники. Так-то его звали Фред Коулсон, но за глаза все ребята пользовались меткой кличкой. Уж больно старым был учитель. Дети его не особо любили, больно резок тот был в общении. Говорили, что дряхлый Фред отслужил в космодесанте и успел повоевать много где. Оттого и голова у него бо-бо. Оттого он и замирает, бывает, на полуслове. И глаз у него дергается. А еще говорили, что в космодесант берут только преступников. Что там им промывают мозг, и они становятся совсем тупыми.
     Вот только Кэтти в это не верила. Учитель Фред, если пробраться за его напускную строгость, был очень добрым. Сколько часов девочка провела с ним за чаем, лопая вкуснейшие пончики и слушая невероятные истории о других мирах, она и сама посчитать не могла. Деда Фред был очень умным и начитанным. И вообще! Короче, своим одноклассникам-задавакам девочка не торопилась раскрывать глаза. Пару раз уже попыталась, и ничего хорошего из этого не получилось.
     И вот, улучив момент после уроков, Кэтти пробралась в подсобку деда Фреда и вывалила на него горсть вопросов, что роились в голове нескончаемым потоком. И деда сказал, что родителей нужно слушать. Что твориться какая-то дичь, и что мелким пигалицам нужно больше сидеть дома. Вот девочка и сидела, скрестив пальчики. Говорят, что так можно отвести зло. И Кэтти старалась изо всех сил. Но зло все равно пришло.
     Небо упало в четверг. Упало и разбилось на много-много лазурных осколков. Девочка только вернулась из школы, привычно обошла скромный жилой блок, проверяя наличие родителей. Родители, как и ожидалось, были на работе. Кэтти взяла карандаши и чистый лист бумаги. Усевшись перед окном, с которого было хорошо видно широкий проспект, один из трех в их небольшом городке, Кэтти принялась рисовать цветы. Она совсем недавно видела дивный цветок, когда шла из школы. И теперь образ настойчиво просился на бумагу.
     А за пару часов до прихода родителей по улице пронеслись гравибайки маршалов. Кэтти никогда не видела столько за раз. Потом взвыли сирены ГО. А затем, не давая девочке опомниться, сам собой включился экран мультимедийной системы. С экрана красивая тетя настоятельно просила не паниковать и поскорее прибыть на пункт эвакуации. Девочка совсем растерялась, на глаза навернулись слезы. А как же родители? О них позаботятся? А куда идти? Что брать?
     В дверь неожиданно задолбили. Настойчиво так. Кэтти неуверенно подошла к сенсору и приложила к панели дрожащую ладонь. И тут же оказалась в крепких объятьях.
     - Слава богу, пигалица, - не своим от волнения голосом проворчал деда Фред. – Живая.
     И только сейчас девочка заметила, что мужчина держит в свободной от Кэтти руке монструозную винтовку.
     - Что происходит? – спросила девочка и разревелась.
     - Ну будет тебе, пигалица, - от деда пахло табаком и крепким мужским потом. – Война случилась, девочка, - широкая ладонь погладила шелковистые волосы. – Не реви. Нам надо идти.
     - А как же мамочка и папочка? – ребенок с надеждой посмотрел на старика.
     - Не волнуйся, их наверняка уже спасли. Пойдем, милая. Нам пора.
     В пустынном дворе старика и девочку ждал побитый временем пикап. Деда Фред накрепко пристегнул Кэтти к креслу, а сам, положив за коробку передач винтовку, уселся за руль. И стартовал с места так, что машина тут же пошла юзом, а девочку вбило в потрескавшуюся кожаную обивку.
     Кэтти с нарастающим ужасом смотрела на пустеющие улицы родного города. Тут и там раздавались взрывы и треск винтовок. Им вторили какие-то странные и жуткие вопли, люди так кричать точно не могли. Где-то над домами поднимались столбы темного дыма. А вдоль тротуара одиноко стояли брошенные как попало машины, между которых беспорядочно бегали люди.
     Пикап, утробно взревев двигателем, вырвался в пригород и стал бодро глотать мили полупустой трассы. Вот только далеко уехать не получилось. Когда они огибали папин завод, под несущуюся на всех парах машину вдруг метнулся какой-то крупный зверь. Удар был такой, что в тело Кэтти больно врезались ремни. По лицу хлопнула подушка безопасности, а пикап, судя по ощущениям, закрутило по дороге.
     - Давай, пигалица! – донесся до Кэтти голос деда Фреда. – Приходи в себя, милая!
     Оглушенная девочка медленно открыла глаза. Деда Фред, пыхтя, тащил ее к заводу, то и дело отирая рукавом рассаженный лоб.
     - Не время в обмороки падать, барышня, - девочка почувствовала, как ее ставят на ноги. – Очнулась?
     Кэтти неуверенно кивнула. Ее сильно мутило, но на земле она стояла твердо.
     - Тогда бежим!
     До проходной оставалось еще метров десять, когда из-за угла цеха выскочила тварь. Чудовище было похоже на утыканную когтями здоровенную ящерицу. Увидев такое, девочка завизжала и припустила пуще прежнего. Жуть завизжала в ответ. Деда Фред подхватил Кэтти одной рукой и, что было силы, закинул ее в темный проем.
     - Беги, Кэтти! – прокричал он. – Беги!
     Заухала винтовка. Послышались вопли чудовищ и разъяренный крик отставного космодесантника. А девочка все бежала, не разбирая дороги. Несколько раз она падала, расцарапывая ладони, но жуткие рыки неведомых тварей вновь и вновь поднимали ее на уставшие ноги. Наконец она нашла какой-то темный угол, заваленный старыми тряпками, и, забившись в него, горько заплакала.
     - Как же так, деда? Как же так? – причитали ее губы.
     А потом пришли они. Они подкрадывались к ней между конвейеров, стягивая круг. Медленно, будто наслаждаясь охотой. Щерили зубастые пасти, утробно клекотали и буравили ее желтыми глазами. Чтобы не видеть этих страхов, Кэтти свернулась в комочек, постаравшись зарыться в тряпье поглубже. И описалась.
     - Папочка, спаси меня папочка, - шептала девочка.
     Но чудовища были все ближе, а папа все не приходил.
     И вдруг, что-то изменилось. Девочка слегка приподняла локоть, желая мельком посмотреть на страшных зверей. А те вели себя уже не так уверенно. Порыкивали, будто переговариваясь друг с другом, и крутили страшенными клыкастыми мордами.
     В этот момент из дальнего конца цеха прозвучал неразборчивый крик. И девочку накрыло такой жутью, как волной, что она даже заскулила от страха. Могла бы описаться еще раз, обязательно бы сделала.И ничего не стыдно, а очень страшно. На подмостках с той стороны линий стояла пара человек. Повыше, в доспехе, и пониже, что казался кусочком тьмы в неверном свете аварийного освещения. Чудовища их тоже увидели и, мигом позабыв о маленькой девочке, бросились туда. По цеху разнесся боевой клич, отдающий металлическим лязгом, и спешащие чудовища начали взрываться.
     Вот у одного лопнула голова, вот еще пара проехалась по бетону с разорванными боками.
     - За мамочку, - прошептала девочка.
     И еще.
     - За папочку.
     И еще одна тварь заскребла когтями по бетону, дергаясь в предсмертных судорогах.
     - За деду!
     С каждой павшей тварью к Кэтти возвращалась надежда. Пока робкая, но и таких капель все же было больше, чем за мгновение до этого. До подмостков добрались всего полдесятка зверей.
     Человек в черном, за минуту до этого зажегший странную красную лампу, камнем упал на беснующихся чудовищ. Ну а дальше в ход пошло колдовство. Сначала зверей раскидало в стороны, с хрустом прикладывая их о застывшие механизмы. Затем черный человек взмахнул лампой и… просто разрезал кинувшееся к нему чудовище на части. Еще у двух тварей лопнули головы, это наверное тот космодесантник их расстреливает. Только почему-то выстрелов не слышно. А черный, тем временем, напластал еще парочку. Последнему зверю, не успев воспользоваться своим диковинным мечом,мужчина просто разорвал пасть. Руками. От рога до рога.
     И тут же, крикнув что-то своему напарнику, побежал к Кэтти. Быстро побежал, размазываясь в воздухе. Хлоп, и он уже стоит перед девочкой на коленях.
     - @##*&?
     - Что? – пролепетала девочка. – Я не понимаю.
     - Английский, да? – проскрипел искаженный голос. – Ты как, малая?
     Не успела Кэтти и рта раскрыть, как из какой-то дыры выпрыгнула еще одна тварь. Время замедлилось, спрессовалось в вечность. Девочка зачарованно смотрела, как медленно летит ощерившаяся всеми когтями тварь. И космопех не успеет, не смотрит он в эту сторону. Все?
     Время снова понеслось вскачь. Черный человек не глядя вскинул руку, и чудовище, недоуменно зарычав, повисло в воздухе. Спаситель сжал пальцы в кулак, и жуткая ящерица тут же превратилась в компактный кусок истекающего слизью мяса. Которое и шлепнулось на пол, влажно шлепнув по бетону.
     - Вы за мной пришли, да? – заторможено произнесла Кэтти, - Заберете меня к маме и папе?
     - А где твои мама и папа? – спросил череп.
     Но Кэтти уже не боялась. Раз за ней сам жнец пришел, то чего уже бояться.
     - Ну вы же Смерть, - в голосе девочки звучала тоска и надежда. – Наверняка у вас уже.
     - Хатт! – дернулся череп и потянулся руками к лицу.
     Оказалось, что страшноватые кости – это просто маска. Из-под нее на девочку посмотрели серьезные голубые глаза молодого парня лет двадцати.
     - Не дрейфь, малявка, - криво усмехнулся он. – Найдем мы твоих родителей, - парень обвел глазами цех. – Наверное.
     В этот момент подошел странный четверорукий космодесантник, у которого, почему-то, из лицевого щитка торчала курительная трубка.
     - Малявка…
     - Пигалица, - поправила его Кэтти.
     - Вот же ж. Всем надо свои пять кредитов вставить, - проворчал парень. – Пигалица. А мы где вообще?
     - Так на заводе же, - страх понемногу отступил, и девочку начала колотить дрожь. – Здесь руду перерабатывают.
     - Этой малэнкой самкэ трэбуэтса глукоза, товарыщ Когг, - выдала железка и, отсоединив трубку свободной рукой, спрятала ее в… куда-то, в общем.
     - Ты проверил окружение, умник?
     - Чысто.
     - Так, - «товарыщ Когг» снова повернулся к девочке и протянул ей приличного размера брусок. – Держи шоколадку.
     Кэтти с благодарностью приняла угощение и тут же, едва успев разорвать упаковку, вцепилась в сладкую плитку.
     - Я имею в виду, где мы глобально? – спросил парень и, увидев непонимание в глазах ребенка, уточнил. – Планета какая?
     Кэтти прожевала кусок вкуснейшего шоколада, мамочка всегда говорила, что отвечать с набитым ртом невежливо, и ответила:
     - Мар-Сара, конечно же. Вы что, не знаете куда прилетели?
     - Мар-Сара, - обреченно протянул парень, у него даже плечи поникли. – Ты слышал, ведро электронных недоразумений? Мар-Сара, бл*дь!
     - Нэ ругайтэсь пры рэбенке, товарыщ Когг!
     - Нельзя при детях сквернословить! – одновременно с космодесантником произнесла девочка, копируя мамин наставительный тон.
     - Спелись уже, да? – парень растерянно разлохмачивал свои пшеничные волосы. – Что же теперь делать то?
     - Данная локацыя отсутствуэт в моых банках данных.
     Парень еще немного посидел в прострации, а затем снова посмотрел на Кэтти.
     - Пигалица. А ты чего тут делаешь?
     - Мы с дедой Фредом ехали к пункту эвакуации. А потом в нас врезалось что-то. А потом деда закинул меня в коридор и велел бежать, - на глазах девочки навернулись слезы. – А сам остался там. Он ведь умер, да?
     - Бл… - парень покосился на космодесантника. – Блин! Ладно, пигалица. Пойдем к этому твоему пункту эвакуации, - и взял девочку на руки. – Глядишь, и твоих родителей отыщем.
     - И деду?
     - Ну, может и деду. Меня Ройсом зовут. А вон того, - парень кивнул на стального напарника. – Джамшутом.
     - А я Кэтти. Кэтти Стирлинг.
     Под укачивающие движения и мерный лязг скафандра космодесантника девочка, неожиданно для себя, заснула.

Глава 9

     ДжеймсРейнор.
     - Аррр! – послышалось с водительского кресла. – Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса!
     - Нет, Тайкус, - ответил Джим своему старому знакомцу. – Будь проклят тот день, когда я решил снова с тобой связаться.
     Видавшая виды БМП, теряя ход, гулко чихнула. Дернулась так, что Рейнор постучался шлемом об ободранный салон, и снова начала набирать скорость, подозрительно подвывая древним движком.
     - Я уже сто раз тебе говорил, что я тут ни при чем! – огрызнулся напарник, терзая рукоять переключателя передач. – Чего ты до меня докапываешься? Виски кончилось?
     Джим промолчал, поглядывая в окно. Эвакуация шла своим чередом. И в порыве этого массового побега с планеты, ставшей для кого-то ловушкой, а для кого-то и кладбищем, смешались все. И патриоты Доминиона, и недовольныенынешней властью. В боях плечом к плечу стояли маршалы и беглые преступники, ветераны первой войны и зеленые юнцы, регулярные войска и террористы. Все бились отважно, понимая, что помощь не придет и что завтра может и не наступить. И проигрывали.
     Все больше людей шли на корм бесконечным ордам зергов. И все же, как загнанные в угол крысы, продолжали сжимать винтовки в руках и отстреливаться. А на острие всего этого неорганизованного сброда неожиданно оказался он, Джим. Когда стало понятно, что Менкск списал колонию, и не только их колонию – а всю периферию, многие «вспомнили», что у них под боком обретается скромный герой отгремевшей не так давно галактической бойни. И что этот герой имеет вполне себе объемный опыт командования. И не просто командования, а противостояния волнам зубастых, жадных до двуногого мяса чудовищ.
     Рейнор перевел взгляд на пасмурное небо, оттененное дымами многочисленных пожаров. За три дня, что прошли с тех злополучных раскопок, рейдеры Рейнора успели отправить на орбиту множество транспортов с беженцами. Некоторые из них пали на подступах к планете, не сумев ускользнуть из ловушки зергов. Но многие, судя по донесениям, прорвались. И теперь держали свой путь в метрополию. Где их, конечно же, ждут с распростертыми объятиями. Ага. Держи карман шире.
     И вот настал момент, когда беженцы еще были, а корабли уже закончились. По уму, стоило забиться в какую-нибудь далекую дыру и, в тишине, дождаться Гиперион. Да только одно дело ум, а совсем другое – сердце. Не для того Рейнор столько лет отдал войне, а потом и сопротивлению. Не для того он бесчисленные разы встречал зергов лоб в лоб, прикрываясь лишь тонкой шкуркой скафандра. Для него всегда на первом месте были люди. Вернее, на втором. А кто был на первом… лучше об этом сейчас не думать. Не в этой ситуации точно.
     Теперь же Джим, трясясь на древней БМП, возглавлял немалых размеров колонну разномастных транспортов с беженцами. И они двигались в сторону последнего оплота человечества на Мар-Саре. К законсервированной военной базе Доминиона. Именно там решено было дать последний бой. Именно там решится его судьба. Или за Джимом прилетит его личный крейсер, который уже спешит изо всех реакторов, или их всех сожрут.
     К слову, на Гиперион все беженцы не поместятся. Да только Джим умел считать. И подсчеты показывали, что до прилета помощи доживут не все. Совсем даже не все. Не смотря на разграбленные армейские склады, да опустошенные тайники с оружием. Скафандры космодесанта лишь немного выравнивали ситуацию, но подавляющего преимущества все же не давали. Да и всех в доспехи не оденешь, маловато их оказалось.
     Еще бы день простоять, да ночь продержаться. Взгляд Джима соскользнул с низких туч и бездумно заблуждал между зданий. Вот колонна вырвалась на относительный простор. Впереди маячили редкие постройки пригорода, а по правой стороне потянулась циклопическая стоянка перед здоровенным торговым центром, который переоборудовали из колонизационного купола. Здоровенная капля из стекла и металла мерцала еще работающими лампами и рекламными щитами, словно зазывая за покупками. Как будто и нет никакой войны. Возможно стоит отправить туда фуражиров?На базе, конечно, есть армейские пайки, но с нормальной едой они ничего общего не имеют.
     Неожиданно одна из панорамных витрин потрескалась и взорвалась дождем мелких осколков. Джим одним движением подхватил верную винтовку и выставил ее в окно. За спиной зашевелились дежурные десантники, поудобнее устраиваясь у амбразур. А в окно вылетела половина гидралиска, заливая асфальт ихором, что рекой тек из рваной раны. Следом вылетела и нижняя его часть, приложив еще живую тварь бронированным хвостом по голове.Когда из освещенного проема отправились в полет его же клинки-лапы, один из которых удачно пришпилил череп чудовища к дорожному покрытию, никто уже не удивился. Ну, не сильно.
     - Это че за хрень? – ошарашенно спросил Тайкус. – Они там территорию делят что ли?
     - Вилсон, - произнес Джим, щелкнув тангетой. – Следуйте маршрутом. На тебе развертывание базы.
     - Принял, сэр, - ответил адъютант.
     Старый вояка не подведет. Главное – поставить ему задачу, а то инициативность – не самая сильная его сторона.
     - Вот только не говори, что мы сейчас ТУДА поедем, - возмутился Финдли.
     - Еще как поедем, старый друг, - хмыкнул Джим. – Поворачивай давай. Снейк, Вальдор, Гримм, Карвелл!
     - Здесь, командир! – послышался из салона слаженный ответ.
     - Готовимся на выход.
     - Ты больной, Джимми, - покачал головой Тайкус.
     - Да не дрейфь, Финдли, - криво ухмыльнулся Рейнор. – Мы только на пол-карасика заглянем.
     - Етить!
     - Ты тоже собирайся, банка консервная.
     - Вот удружил…
     БМП, истошно завывая, припарковалось неподалеку от подергивающегося трупа, и десантники споро высыпались на асфальт. Джим ловко выпрыгнул из машины и, опустив забрало, отщелкнул магазин. Поглядел на дефицитные урановые патроны и поставил все на место, щелкнув затвором. Завершив свой обычный ритуал, что совершал перед каждым боем, командир рейдеров направился к приглашающе распахнутому входу на торговые галереи. Благо, разбитая витрина располагалась в считанных метрах от главной входной группы.
     Вот только, достигнув главного холла, десантники увидели совсем не то, что ожидали. В самом центре просторного помещения, потолок которого уходил далеко вверх, среди груд желтоватого мяса стояла на коленях Смерть. И душила изломанного зерлинга голыми руками, изредка постукивая костяной головой не соображающего уже зверя по плитам пола.
     - Да сдохнешь ты уже или нет! – раздраженно спрашивал человек в черном, обращаясь к своей жертве.
     Да и человек ли? Поверить в то, что он один напластал рейдовую стаю зергов, которую вел гидралиск, было сложно. Это работа для десятка-полутора десантников. Да на подготовленных позициях. А тут что-то помощников не наблюдалось от слова совсем. Но диалог как-то надо начинать. Или не надо? Джим махнул сопровождающим, распределяя позиции, и обратился к увлеченному процессом непонятному типу:
     - Что, жнец. Косу не выдали?
     Череп зыркнул глазницами на рассредоточившихся по холлу десантников, половина из которых держали его на мушке, а затем, поднапрягшись, сломал зерлингу шею. Как в низкосортном сетевом боевике, ага. С таким противным хрустом. Поднялся, оттряхнул руки и от души пнул замершую тушу.
     - На складе закончились, - произнес искаженный электроникой голос, а черный виновато пожал плечами. – Пришлось идти с тем, что дали.
     - Джимми, - пробасил из-за ближайшей колонны Тайкус. – Нужно линять. Оно понимает твой солдафонский юмор. Не к добру это.
     А Смерть, не обращая внимания на ведущие его дула винтовок, спокойно подошел к Рейнору, остановившись метрах в трех.
     - Джимми? – череп склонился к правому плечу. – Никак сам Джим Рейнор удостоил меня своим вниманием? Радость то какая.
     Надо бы проинструктировать Финдли, чтобы в бою только по связи обращался. Нечего всем встречным сообщать все подряд.А вот радость жнеца какая-то странная. Граничит с восхищением. Странно это.
     - Джим Рейнор, - мужчина поднял забрало и подозрительно прищурился. – Командир последних на этой планете людей. А вот ты кто?
     - Когг, - черный снял маску и откинул капюшон. - Ройс Когг. Я так, мимо проходил.
     На Джима уставились два кристально честных голубых глаза молодого парня, лет двадцати.
     - А где, мимопроходил, твои подельники? – продолжал допытываться Рейнор.
     - Подельники? - немного растерянно ответил Ройс, а затем в его глазах зажглось понимание. – А. Кэтти! Выходи! Уже можно!
     - Движение на пять часов, - прошелестела связь.
     - Не стрелять пока, - тихо прошептал Джим в микрофон.
     Послышался легкий перестук маленьких ног. Из ближайшего отдела, кажется продуктового, вылетел низкий силуэт и с радостным визгом врезался в Когга. Еще пару мгновений Джим удивленно смотрел, как к блондину ластится маленькая девочка, а тот только глупо улыбается и невпопад отвечает на поток вываленных вопросов, предложений и хвастовства.
     - Смотри-смотри-смотри, дядя Ройс, что я нашла!
     - Умница.
     - Вот! Там целая куча шоколадок, а еще полуфабрикаты, и конфеты, и… - девочка наконец увидела суровых десантников и заговорщицки зашептала. – А кто это? А чего они стоят? Тоже за едой пришли? А чего они в тебя пушками тыкают?
     - Я как раз пытаюсь узнать, пигалица.
     - Ой, - девочка, что показательно, спряталась за ногой черного и опасливо выглянула. – А они не злые?
     - Да вроде нет, Кэтти, - потрепал парень каштановые волосы подопечной. – Просто осторожные. Не волнуйся, сейчас разберемся. Помолчи пока.
     Джим затылком почувствовал, как напряжение стало покидать его отряд. Плохо. Может этот непонятный парень просто внимание усыпляет.
     - Ты хочешь сказать, - медленно произнес Рейнор. – Что всех зергов ты убивал сам?
     - Э-э, - почесал тот затылок. – Ну да. Я понимаю, что это звучит странно, но против правды не попрешь.
     - Кто же ты такой, РойсКогг?
     - Хм. Мне сложно сравнивать, конечно, - задумался блондин. – Но, по вашей классификации, я ближе всего к призракам.
     Со всех сторон раздались щелчки винтовочных затворов. Призраков не любили. Верные псы Доминиона попили немало крови у рейдеров. Да и у обычных людей тоже. Хреново. Хотя теперь все эти горы мяса получили вполне понятное объяснение. Джим прислушался к гулу двигателей с улицы и подосадовал, что маловато людей взял с собой.
     - База приписки, звание, задание? – отбарабанил Джим.
     - Да нет у меня звания…
     - Так. Некогда с тобой рассусоливать, призрак, - жестко оборвал его Рейнор, прикинув время прохождения колонны. – Пойдешь с нами.
     - Пойду, - покивал блондин. – Только надо мой доспех забрать.
     Джим дернул головой, безмолвно спрашивая, где забирать. Спорить с призраком не хотелось. Пока тот согласен идти сам, нужно пользоваться моментом. А допросить можно и на базе. Рейнор отцепил от пояса наручники и бросил Коггу.
     - Сдай оружие и надень вот это.
     Через десять минут отряд и пленники разместились в БМП. Призрак сдал свою амуницию, а пара бойцов притащила из того же продуктового магазина хлипкий, на фоне своих скафандров, экзоскелет. За руль уселся Снейк, а Тайкус подсел к пленному призраку, покручивая в металлических пальцах непонятную трубку, реквизированную у жнеца.
     - Я бы на твоем месте ее перевернул, - подал голос Когг, обращаясь к заглядывающему в отверстие трубки Финдли.
     - Чего это? – окрысился Тайкус.
     - Ну, ты же не смотришь в дуло заряженной винтовки обычно, - хмыкнул призрак. – Или смотришь?
     Финдли резко отвел раструб непонятного оружия к низкому потолку. А потом нажал на единственную кнопку. Чисто из любопытства. Все свободные десантники уставились на девайс, ожидая хоть чего-то. И даже те, кто был на посту у амбразур, нет-нет, да косились туда же.
     - Это клиника, - пробормотал Когг и приложил скованные ладони к лицу. – А если бы это граната была? – десантники непроизвольно вжались в стенки десантного отделения. - Ты на все кнопки нажимаешь, не понимая, что делаешь?
     Джим сгреб в горсть девочку, как мог прикрыл ее бронированными руками и, несколько запоздало, поинтересовался:
     - Что это?
     - Да, собственно, та самая коса, - кивнул на пощелкивающую трубку жнец. – Только на ней индивидуальная защита стоит.
     Джим уже хотел поинтересоваться, что за защита, когда трубка перестала тикать, подобно часовому механизму. Раздался легкий звон и металлические пальцы левого манипулятора Тайкуса посыпались на пол. Туда же отправилась и «коса». Трубка еще немного полежала на полу, а затем три острейших лезвия, а иначе как они разрезали сталь, с щелчком встали на место, утонув в цилиндрическом корпусе. С минуту все тупо пялились на нарезку из скафандра.
     - Поздравляю, - нарушил тишину радостный баритон блондина. – Вы получили ачивку «Однорукий бандит»!
     - ТЫ! – зыркнулТайкус налитыми кровью глазами на доброжелательного Когга и злобно замахнулся культей.
     - Отставить! – рявкнул Джим. – Ты сам виноват.
     - Да я же…
     - Хватит, я сказал. Сам должен был поинтересоваться.
     - Да он же издевается над нами!
     - Ничего не могу с этим поделать, - виновато улыбнулся призрак. – Вы так упорно нарываетесь на подколки, что я просто не могу удержаться.
     - Я бы попросил, господин Когг, воздержаться от шуток, - Джим внимательно посмотрел на жнеца. – Вы не в том положении.
     - Люблю вежливых людей, командир Рейнор. Постараюсь не накалять обстановку. Пока.
     - Стая по правому борту! – послышался крик сверху, от сидящего в башенке наблюдателя. – Голов тридцать!
     Зажужжали сервоприводы башни и заухала над крышей управляемая наблюдателем турель, высаживая боезапас в приближающихся тварей. Десантники по правому борту тоже не спали, задействовав свои гаусс-винтовки. Джим выглянул в свою смотровую щель и понял, что отбиться без потерь не получится. Больше половины зергов, судя по расчетам, должны добраться до колонны невредимыми. И если на БМП была какая-никакая бронька, то вот многие машины беженцев защитой похвастаться не могли, ибо были сугубо гражданскими.
     Раздался дробный стук, и правый борт их транспорта украсили многочисленные зазубренные шипы, высморкнутые гидралиском. К отстреливающимся десантникам присоединились жидкие очереди пушек колонистов. Но и это всего лишь капля в море.
     - Дядя Ройс! – заерзала непоседа на стальных коленях Джима. – Сделай что-нибудь! Там же люди!
     - А что я могу, пигалица? – ответил тот. – Я же пленник.
     - Ну дядя Ро-ойс, - не отставала девочка. – Ну ты же добрый!
     - Добрый, ага, - лицо блондина прорезала кривая усмешка. – Ну хорошо.
     Показалось или нет, но голубые глаза Когга, прикрытые тенями от надбровных дуг,на мгновение сверкнули золотом. Джим, по наитию, быстро перевел взгляд за борт и оторопел. Сразу десяток еще живых тварей за какие-то секунды превратились в компактные куски мяса, весело подпрыгивающие на асфальте по инерции. Оставшиеся, включая квартет гидралисков, вдруг занялись бушующим пламенем, как скаутские костры. И огню было совершенно плевать на жаростойкость хитина. За пару мгновений от грозной стаи, спокойно державшей массированный обстрел, остались лишь прогоревшие остовы.
     Джим сразу понимал, еще в торговом центре, что наручники на запястьях призрака – лишь символ. Он оставался пленником только потому, что ему было выгодно двигаться туда, куда стремятся оставшиеся в живых люди. Теперь эта истина стала доходить даже до твердолобого Тайкуса. Вежливость в его глазах появилась, и несвойственная здоровяку доброжелательность.
     - Спасибо, дядя Ройс, - пигалица уже скакала вокруг спокойно сидящего, и ничуть не утомившегося по виду, призрака. – Спасибо-спасибо-спасибочки!
     А Джим лишь утомленно прикрыл глаза. День обещал быть долгим. А ночь и того длиннее. То ли еще будет.
     ****
     ДжангоФетт.
     Джанго лениво покачивался на стуле, упершись ногой в пластиковый стол, и перебирал один из верных вестаров. Не то, чтобы пистолету требовалась чистка, но привычку держать все свое снаряжение в образцовом порядке была впитана еще с молоком матери. И хотя наемник занимался инспекцией снаряжения уже пару часов, скучно ему не было. Джанго ждал гостей. Званых и не очень.
     Хатты, наконец, прознали, кто и сколько у них вывез. Или банковский клан их подрядил, обалдевая от того количества ауродия, которое уплыло из-под их носа. Не особо важно, на самом деле. Скоро охотники и прочий сброд доберутся до неугодного наемника. И сильно пожалеют, уж Фетт-то об этом позаботится. Не зря он тут ползал, по грязным трущобам нижних уровней Корусанта, готовя горячий прием всем желающим. Ох, не зря.
     За окном прошумел состав, несущийся по близкому монорельсу. Окно посверкало стробоскопом и вновь потемнело, стоило грузовозу исчезнуть в бесконечных тоннелях экуменополиса. Джанго потянулся к столу, и одна из необходимых деталей сама собой прыгнула ему в руку. Ройс, улетев в неизведанные дали, оставил в подарок не только ценные знания, горы кредитов и проблемы. Тогда, в грузовом отсекебарлоза, Фетт принял неуверенность брата за оскорбление. Ну, почти оскорбление. А оказалось, что кровь мальчишки была непростой. Очень непростой. И именно об этом спрашивал неуемный блондин. Фетт проводил глазами плывущий по воздуху вестар и поманил со стола его копию. Бластер послушно улегся в руку наемника. Губы Джанго тронула улыбка. Хорошие подарки сделал брат. Полезные.
     Так. Со своим старым набором он уже разобрался. Теперь дело за обновками. Или раритетами, тут с какой стороны посмотреть. Бескад* в осмотре не нуждался, да и в профилактике тоже. А вот традиционное ружье слишком долго лежало в тайнике второго отца. Ну да настало время расчехлять самые старые заначки. Ибо грядет буря.
     [*Бескад – традиционная мандалорская сабля, выполненная из бескара. Тугоплавкость сплава позволяет померяться силами даже со светошашкой.]
     Потертый приклад лег в руку, как родной. Фетт ласково погладил двузубую вилку разрядника, венчающую дуло. И улыбнулся.
     - Давно не виделись, старый друг.
     Когда винтовка превратилась в набор поблескивающих свежей смазкой деталей, в хлипкую дверь деликатно постучались. И даже так ветхое полотно чуть не слетело с петель. Джанго проверил часы. Гость был на удивление пунктуален. Учитывая, что это место ему пришлось еще поискать.
     - Заходи, - бросил он в дверь и принялся ловко собирать ружье.
     На пороге показался молодой безбородый парень, одетый в извечные джедайские лохмотья.
     - Вечер добрый, наемник.
     - Вечер добрый, рыцарь, - хмыкнул Джанго. – Ты проходи. Сквозит. Мои старые кости такого не терпят.
     Джедай аккуратно затворил дверь и уселся напротив Фетта, молча наблюдая за священнодействием с оружием. Так. Тут подкрутить, тут защелкнуть и… все. Смертоносное оружие готово к жатве. Джанго поднял взгляд на притихшего рыцаря.
     - Нашел?
     Оби-Ван поерзал на табурете и выложил на стол чип.
     - Перерыл полархива, не меньше. Тут есть несколько интересных вариантов. Потом еще принесу. Наверное.
     Фетт вставил чип в комлинк, бегло пролистал информацию и удовлетворенно покачал головой. Джедай не подвел.
     - Брат будет доволен.
     - Брат? – удивился Оби-Ван.
     - Теперь - брат, - утвердительно кивнулДжанго.
     - Вот оно как, - задумчиво протянул рыцарь и кивнул на чип. – А зачем это твоему брату?
     Фетт откинулся на спинку кривого стула и пристально посмотрел на собеседника. Говорить или нет?
     - Вот не надо на меня так смотреть, Фетт, - поежился мальчишка еще, по сути. –Я уже вступил в эту вашу… нашу тайную ложу. Не хотелось бы, чтобы на проверку она оказалась явной лажей.
     Непонятно, что увидел брат в этом субтильном вьюноше, но характер у джедая определенно есть. Вон как глаза сверкают!
     - Мифический рассвет, - ответил Фетт и, увидев в глазах джедая непонимание, пояснил. – Мы называемся «Мифический Рассвет».
     - И?
     - И я не в курсе, - развел руками наемник.
     - Но?
     - Но у меня есть предположение.
     - Ну?
     - База.
     Оби-ван на мгновение прикрыл глаза, явно задумавшись.
     - А смысл? Там же все системы не просто необитаемые, а вообще непригодные к жизни.
     - Брат сказал, что планету можно и терраформировать, если приспичит.
     - Ты себе вообще представляешь, - пожевал губами Оби-Ван. – Сколько средств и усилий требует террафтрминг с нуля? Какая к хатту тогда секретность, наемник?
     - Ты же сам говоришь, что я наемник, - хмыкнул Джанго. – Мне не надо думать глобально. Для этого есть наниматель.
     - Ну совсем-то не пользоваться мозгом тоже нельзя!
     - Дерзишь, мальчишка, - уголки губ Фетта дрогнули в намеке на улыбку. –Видящий не ошибся ни разу, что я с ним знаком. Не ошибается и сейчас.
     - Видящий? – нахмурился джедай. – Ты ситха так зовешь? А чего не «пророк»?
     - Пошлятиной отдает, - ответил Джанго, прислушиваясь к происходящему снаружи.
     Датчики, щедро рассыпанные по всему кварталу, стали подавать тревожные сигналы. Скоро начнется. Фетт потянулся за бластерами.
     - Ты хоть уверен, что он вернется оттуда, куда ушел? – с видом «с кем я связался» спросил Оби-Ван. – Он же сам говорил, что мимо проходил.
     - Он обещал, - отрезал Джанго с полной уверенностью в своих словах. – Он придет.
     Еще немного посидели.
     - Пойду я, что ли, - засобирался рыцарь.
     - Не так быстро, - вскинул руку Джанго. – Они уже здесь.
     - Кто? – заозирался парень, пытаясь высмотреть в мутном окне хоть что-нибудь. – Во что ты меня втянул?!
     Окно снова замелькало, провожая очередной состав с грузом. Фетт, услышав сквозь шум монорельса писк взводимых бластеров, рявкнул:
     - Ложись!
     И тут же сам последовал своей команде. Джедай, надо отдать ему должное, не рефлексируя упал на пол. Мгновением позже хлипкую дверь и ветхие стены прошили выстрелы из тяжелого бластера. Вокруг все дымилось, свистело и пылило. А Джанго продолжал спокойно лежать на полу, умудряясь навьючивать на себя свой арсенал. Джедай же полз к нему, временами вжимаясь в грязные доски пола, если жахало особенно громко. Когда до Оби-Вана осталось с полметра, Джанго нахлобучил на себя шлем и протянул джедаю гарнитуру.
     - Что за хрень тут твориться?! – заорали динамики в шлеме наемника.
     И голос совсем не был испуганным. Рыцарь был зол. И зол на Джанго, за подставу.
     - Не вопи. Громко. Наемники. Пришли за братом. И за мной.
     - Я то…
     - Проверка. Будешь верен, получишь еще вкусных знаний, - оборвал парня Фетт. – Сбежишь – болтайся сам как сможешь.
     - Ладно, - прошипел парень, подхватывая рукоять своей светошашки. – Ладненько. Уговорил, - парень прикрыл глаза, как будто прислушиваясь к чему-то. – Дюжина за дверью, метрах в семи-десяти. Еще пара дюжин заходит на пять часов. И большая группа с востока.
     Джанго кивнул и набрал команду на комлинке. Вздрогнули стены, осыпая парочку невольных соратников клубами пыли.
     - На пять часов осталось трое, - тут же отреагировал джедай. – Не двигаются. Контужены, видимо.
     Джанго оскалился. Охота началась! В этот момент недоумкам снаружи надоело бить в белый свет. Или их взрывы насторожили.
     - Кха, - сплюнул джедай пыль. – Если стукнуть лопатой по спине, то танцы прекратятся.
     - Похоже так, - Джанго рывком поднялся с пола. – Пошли!
     Джедай с ходу вынес дверь с куском стены и раскидал комитет по встрече какой-то техникой. Скромно присевший за несущей колонной Джанго принялся отстреливать разномастных неудачников как в тире. То, что за ним отправили откровенных бомжей, несколько напрягало. Что-то слишком легко. Но званый вечер только начался. Чует мандалорская задница, что основное угощение еще впереди.
     ****
     Джанго сидел, скрючившись за бетонным блоком, и с интересом смотрел сквозь дыру в своем предплечье. Дыра вела себя необычно. Не так, как должно вести себя отверстие здорового человека в здоровом же человеке. Рана спокойно и без излишеств затягивалась «на глазах». Вот так просто. Сама собой. Без всяких там аптечек.
     - Кажется, мы их отбросили, - устало произнес симметрично сидящий за соседним блоком Оби-Ван. – Что это за звери такие?
     - Спецназ айлонцев.
     - Кто?
     - Нова гвардия Айлона, - Феттна пробу сжал кулак на поврежденной руке, Фетт разжал кулак. Чудно. – Несколько планет с отборными наемниками. Но за нами пришло лишь восемь. Стандарт.
     - Дай угадаю, - фыркнул джедай, как недовольный лот-кот. –Судя по выражаемой радости встречи, они не очень любят мандалорцев.
     - Не то, чтобы не любят, - Джанго с удовлетворением наблюдал, как серьезная еще пару минут назад рана затягивается молодой кожей. – У нас, скорее, соревнование.
     А вот наруч придется менять.
     - Кто больше голов нарежет?
     - Угу.
     Выдвинувшаяся из шлема камера показала пустые позиции, что еще недавно занимали элитные охотники. Сидеть дальше было нельзя. Айлонцы действовали умело. А значит, мандалорца и джедая загоняют в ловушку.
     - Чуешь их?
     - Очень смутно, устал я, - Оби-Ван снова зажмурился. – Похоже, нас обходят. Окружают.
     Джанго посмотрел на комлинк и досадливо скривился. Датчики, как водится, спецназ не видели. Не того они птицы полета, чтобы их так просто можно было запеленговать.
     - Пальцем покажи, - обратился он к спутнику.
     Джедай нахмурился еще больше. А потом ткнул тремя пальцами влево, тремя правее и еще двумя за спину. Ну что же. Понадеемся на удачу. Джанго активировал взрывчатку. Раздалось два взрыва, вместо ожидаемых трех.
     - Тройка слева исчезла, - прокомментировал Оби-Ван. – Остальные перегруппируются.
     Вот так. Одних не задел, вторые разминировали то, что нашли. Печально. Фетт отложил в сторону исчерпавшую боезапас винтовку. Уже полчаса, что для скоротечного городского боя просто прорва времени, мандалорец с джедаем бьются с айлонцами. И до этого момента даже не смоги их поцарапать. Теперь и взрывчатка подвела. Хотя…
     - Открой рот, - бросил Джанго Оби-Вану и быстро отстучал команду на комлинке.
     Мальчишка послушно открыл рот и непонимающе уставился на Фетта. Вид у джедая был ну очень глупый. Пару мгновений они смотрели друг на друга. И когда Оби-Ван уже хотел возмутиться, грянул гром. Все постройки вокруг, давным-давно заброшенные своими хозяевами, взлетели на воздух. Грохотало отовсюду. По воздуху летели горящие доски, чадящий пластик и бетонная крошка. Видимое пространство мгновенно заволокло дымом и пылью.
     - Ох ты ж, - пробормотал Оби-Ван, ошалело глядя в перекрестие шлема мандалорца.
     - Ищи.
     Но юному рыцарю не пришлось пользоваться своими умениями. Из оседающей пыли донесся скрипучий окрик:
     - Выходите. Решим все в поединке.
     Выдвижной визор определил две фигуры, стоящие метрах в десяти от их укрытия. Они просто стояли плечом к плечу, помахивая копьями. Знакомые коронованные шлемы с обширными визорами гордо выступали из пыльного моря. И будь у Джанго еще взрывчатка или какой другой способ решить проблему быстро, наемник так бы и поступил. Увы, верные вестары не пробьют защитные поля айлонцев сразу. А потом будет многочасовая позиционная бойня, которая закончится прибытием полиции. Нова-гвардейцы наверняка скроются. И будут трепать нервы еще очень долго. Правильно говорил отец, взрывчатки много не бывает.
     Джанго вопросительно посмотрел на Оби-Вана. Тот лишь покачал головой. Больше в живых никого не осталось. А значит, будем решать проблемы самым почетным способом.
     - Отвлеки их, - попросил наемник.
     Джедай размазал грязь на лбу рукавом и кивнул. А затем, запалив свою верную светошашку, выпрыгнул из-за укрытия. Завязался бой. Пики айлонцев, что довольно грамотно отжимали мальчишку в один из бетонных углов, спокойно держали удары светового лезвия. И силовые техники рыцарю тоже помогали не особо. Часть из них гвардейцы игнорировали, оставшиеся приносили совсем уж ослабленный результат. Похоже мальчишка выдыхается.
     Все это Джанго наблюдал, тихонько пробираясь недалеко от поединщиков, пытаясь выгадать удобную позицию. И вот, время пришло. Джанго слегка поднапрягся и постарался ощутить в себе ту новую силу, что подарил ему брат. Пригнулся, прикоснувшись пальцами свободной руки в бетон, вторая кисть крепко сжала бескад на отлете. Раз, два, три… пора.
     Фетт выстрелил своим телом по направлению к более низкой и тонкой фигуре. Женщина? Короткая пробежка, и наемник прыгнул, слегка закрутив тело в полете. В последний момент айлонка что-то почувствовала, начала оборачиваться, но время уже было упущено. Будь Фетт прежним, каким он был еще пару месяцев назад, такой финт привел бы к его смерти. Но сейчас Джанго мог двигаться гораздо быстрее тренированного человека. И бил в разы сильнее.
     Бескад с разворота врубился в защитное поле. И то, не выдержав кинетического импульса, схлопнулось. А лезвие сабли продолжило свой ход. Айлонка попыталась прикрыться пикой, но двигалась слишком медленно, как в киселе. За что и поплатилась. Бескад вгрызся в сочленение гвардейского доспеха, без труда пробил укрепленный поддоспешник и вошел в тело женщины до грудины.
     Айлонец обернулся на крик напарницы, увидел, как Фетт, упершись ногой в нагрудник, стряхивает труп со своей сабли, и взревел. И тут же лишился руки с копьем, джедай тоже на месте не стоял. Хотя и насмерть не бил, слюнтяй.Фетт перехватил рукоять двумя руками и качнулся вперед, с хрустом загоняя бескаровую саблю под пояс последнему противнику. Отработанным годами движением. Снизу-вверх, навалившись всем телом. Здоровяк вздрогнул и обмяк, заваливаясь на грязный бетон. Фетт оттряхнул ладони от темной крови и попытался взять себя в руки. Слишком давно он не сходился с противником лицом к лицу. Уже и забыл, как это горячит кровь, наполняя все тело жизнью. Не зря предки считали именно такие поединки самыми почетными. Надо занять себя чем-то монотонным, успокаивающим. О!
     - Я почувствовал Силу, - произнес подошедший Оби-Ван. – Ты одаренный?
     Фетт оторвался от возни с креплениями айлонского шлема и поднял взгляд на малолетнего рыцаря. Одежда джедая теперь выглядела как настоящие тряпки. Рваные и грязные. Но взгляд был тверд. Да и показал он себя на удивление хорошо. Ответить, что ли?
     - Это секрет, - определился, наконец, Джанго, и снова занялся шлемом женщины.
     - Но…
     - Пока.
     - А, - присел джедай рядом. – Чего ты с ним возишься?
     - Ты когда-нибудь видел айлонца вживую?
     - Нет, - помотал тот головой. – Я и о их существовании узнал только сегодня. Галактика велика.
     - Никто не видел, - кивнул Фетт. – Любопытно.
     Шлем, наконец, поддался.
     - Ого! – удивился юноша увиденному.
     ****
     ДжеймсРейнор.
     Комната для допросов на базе Доминиона была самой обычной. Голые стены, привернутые к полу стулья и стол. И одностороннее армированное зеркало во всю стену длиной. Разве что стулья были довольно большими, как раз под бронезадницу десантника. Джим на пробу опустился на свободное место, слегка поерзал и удовлетворенно кивнул сам себе. Напротив сидел Когг, потирая запястья. Все же шесть часов в наручниках – не самое комфортное времяпрепровождение. Рейнор просто забыл о пленнике, погрузившись в тысячу и одну заботу об обустройстве последнего оплота. А исполнительные подчиненные и не подумали расковать пленника. Потому Когг так и просидел все это время в одиночке со скованными руками, перебрасываясь репликами с дежурящей у его решетки Кэтти.
     - Запись? – спросил Джим в воздух.
     - Ведем, сэр, - раздалось из динамиков, что висели по углам тесной комнаты.
     - Так, - произнес Джим, осматривая ничуть не расстроенного пленника. – Продолжим. База приписки, звание, задание?
     - Так я уже говорил…
     - На вашем месте, господин Когг, - произнес Джим, читая отчет техников с проектора своего скафандра. – Было бы благоразумным отвечать честно.
     Отчет, кстати, тоже был интересным. Осмотр экзоскелета призрака показал… ничего. Сплав, из которого была сделана броня, неизвестен. Гнезда фиксирующих болтов спрятаны так, что никто ничего не смог найти. Да даже четыре винтовки незарегистрированного образца, что крепились на спине доспеха, снять не удалось. И понять, как они там держатся – тоже. Сплошной ребус, как и его хозяин.
     - Резонно, - протянул пленник и, прикрыв глаза, продолжил. – Хотите начистоту? Ладно. Эррантия, нет, поиск наставника.
     Текст отчета по скафандру сменился надписью «Эррантия – результатов не найдено».
     - Насколько мне известно, - Джим рискнул откинуться на спинку стула и достал из подсумка сигару. – Все призраки имеют звание капитана, для начала.
     За годы пребывания в броне навыки мелкой моторики приобретают все ветераны. Потому, подкурить сигару Джим мог, не высвобождая руку из тисков манипулятора. Только сегодня его навыки не понадобились. Ройс щелкнул пальцами, и сигара мерно задымила. Пижон. Рейнор лишь благодарно кивнул.
     - Я и не говорил, что я призрак.
     Верно. Не говорил.
     - Так кто же ты?
     - Я не уверен в вашей классификации…
     Опять это «вашей». Второй раз за день – явно не оговорка.
     - ОДЗ? – подкинул подсказку Джим.
     - Не понял.
     Интересно. В глазах Когга явно виделось непонимание.
     - Объединенный Земной Директорат?
     - А. Нет. Я не оттуда, - Ройс потер лицо. – А что до прошлого твоего вопроса, то «призрак» был явно неверным ответом, да?
     Джим кивнул.
     - Я психически одаренный, - ответил Когг и поморщился. – Что-то еще хуже звучит. Псайкер? Эмпат? Сверх? Я не знаю, как по-вашему сказать.
     - Но про призраков ты, при этом, знаешь.
     На что пленник лишь развел руками. Типа, так получилось.
     - Эксперимент?
     - В какой-то мере, - кивнул собеседник, правильно поняв вопрос. – Но, вообще-то, я таким родился.
     - Пси-активные разумные рождаются только у зергов и протоссов.
     - Там, откуда я родом, подобные мне не такая уж и редкость.
     - Ага, - Джим пристально посмотрел на Когга. – А родом ты с Эррантии, которой нигде нет. Так?
     - Я могу даже координаты сказать, но вам это ничего не даст.
     - Ну давай.
     Блондин продиктовал ряд цифр. Длиннющий такой. Немного посидели молча, а затем к Джиму пришел ответ от оператора за стеклом. Кто там сегодня? Вальдор?
     - Таких координат не существует, - снова обратился он к пленнику. – Очень удобно. Не призрак с несуществующей планеты. С непонятными технологиями.
     - Вот не надо тут, - вяло возмутился парень. – Вполне себе нормальные координаты. Стандартные. Но не для вас.
     - Хотелось бы чего-нибудь более существенного, человек ниоткуда, - Джим постучал пальцами манипулятора по столу. – Проверить, к примеру, эту твою Эррантию.
     - Можете, - согласился Ройс. – Если у вас есть межгалактический гиперпривод.
     - Ты…- оскалился в раздражении Рейнор и навис над столом, опершись на манипуляторы. – Издеваешься?
     - Да ничуть, - пленник проигнорировал угрозу. – Сам же просил начистоту. Я тебе правду-матку режу и только ее.
     - Ну и как тебе верить, если ты определенно несешь чушь?
     - Чушь? – открыто улыбнулся блондин. – Мы тут сидим под скорлупкой и ждем массированного нападения зергов. Они ведь всегда так делают, да? Сначала тревожат мелкими наскоками, потом начинают прибывать все большими партиями и, наконец накопив силы, срываются в массированной атаке. Этого ждешь ты. Этого жду я.
     Джим уселся на стул и кивнул.
     - Не находишь, что ситуация не очень подходит для шуток? – спокойный голос парня отражался от голых стен. – Хотел бы обмануть, наплел бы что-нибудь более правдоподобное. Для тебя правдоподобное.
     - Слишком уж сказочно, - произнес Рейнор и сплюнул на пол прогоревшую сигару.
     Так и не затянулся ни разу. А блондин призадумался.
     - Могу попробовать доказать, - наконец нарушил он тягостное молчание. – Если дашь мне небольшой кредит доверия.
     Джим прикинул варианты. Удержать они его все равно не смогут. Не здесь и не этими силами. Тут бы пригодился Артанис со своими ребятами. Или Зератул. Ну и захудалый беглый призрак бы не помешал. А так все выглядело, как фарс. Жест доброй воли со стороны мутного блондина. Нет, убить его они, возможно, смогут. Вот только потери окажутся невосполнимыми. И катастрофическими. Что на фоне приближающейся угрозы выглядело совсем кисло. Значит? Значит попробуем сотрудничать.
     - Ну давай, попробуй, - кивнул Джим. – У тебя есть этот кредит.
     ****
     Технический уровень базы встретил Рейнора, Когга и пару сопровождающих рабочей суетой и треском сварки. В дальнем углу на стенде для скафандров болтался Тайкус, которому меняли манипулятор. Джим кивнул приятелю и направился к группе техников, которые водили непонятные хороводы вокруг закрепленного экзоскелета неизвестной конструкции. Разогнав увлеченных тайной рабочих, Джим попросил оставшихся отсоединить непонятный доспех от диагноста и, повернувшись к Коггу, произнес:
     - Ну?
     - Вроде ничего не открутили, - пробормотал под нос парень, обходя скафандр по кругу.
     Если он сейчас в него залезет, жертв может стать еще больше. Оставалась, правда, еще и девочка. Но до таких грязных манипуляций Джим опускаться не хотел. Парень, вроде, настроен вполне адекватно. Да и зерги на горизонте маячат. Каким бы блондин крутым не был, всех тварей не сдюжит в одного.
     - Джамшут, - между тем обратился парень непонятно к кому. – Свободный режим.
     - Наконэц-то, - ожил доспех и, покрутив лицевым щитком по сторонам, уселся на ближайшую скамью. – Долго думаэте, товарыщКогг.
     Джим, со все возрастающим удивлением наблюдал, как доспех выкладывает на стальные колени обыкновенную курительную трубку и кисет. А затем принимается ловко ее набивать.
     - Спешил как мог, - хмыкнул Когг. – Ты как? Не поранили?
     - Кто? Эти? – скафандр пренебрежительно махнул рукой на техников, у которых аж глаза загорелись, так им было любопытно. – Квалыфыкацыэйнэ вышли.
     Джим бочком подобрался к Ройсу, что в скафандре провернуть не так уж и просто, и тихо спросил:
     - Он живой что ли?
     - Искуственный интеллект, - так же тихо ответил тот.
     - Таких маленьких же не бывает, - пробормотал Джим и тут же поправился, уловив догадку. – У нас не бывает, да?
     Железяка, тем временем, воткнула набитую трубку в щиток и запалила табак от пальца. По ангару поплыл ароматный дым.
     - А нафига? – Рейнор смог подобрать свою челюсть с пола.
     - А черт его знает, - пожал плечами блондин. – Хочется ему и все тут.
     - Сам собрал?
     - Не, - покрутил парень головой. – Семейная реликвия.
     - Я всо слышу, вообщэ-то, - не вынимая трубки ответствовал робот.
     - Эм, - слегка замялся Джим. – Прошу прощения, господин Джамшут.
     - Товарыщ, я бы попросыл, - погрозил пальцем экзоскелет и расслабленно откинулся на стену.
     Когг подошел к своему имуществу и протянул руку.
     - Дай пушку, друг, на лапу мне.
     Робот одним ловким движением отцепил один из стволов со спины и протянул блондину. Тот, умело повертев винтовку, перещелкнул на ней какой-то рычажок и вопросительно посмотрел на Джима.
     - Мишени есть?
     Стрельбище организовали быстро. Техники, едва расставив импровизированные мишени, тут же облепили довольного вниманием Джамшута, устроив тому замес из допроса с дифирамбами. И дай бог, если хотя бы два слова из десяти терминов Джим мог понять. А Ройс в это время занял позицию. Парень прицелился в кусок бронелиста, снятого с голиафа что ли, и нажал курок.
     Из дула футуристичной на вид винтовки мелькнул бледный луч, а лист стали обзавелся нехилой такой дырой. Джим вытряхнув из уха звук взрыва, подошел к мишени и сунул в оплавленную дыру руку. Рука проходила свободно. У Доминиона таких технологий явно не было. Лучевое оружие терранов занимало прорву места и использовалось как авиационные орудия, как минимум. Счетчик возможных жертв в голове резко закрутился, набирая вес. За спиной остановился Когг.
     - А нам такое сделать сможешь, кивнул Рейнор на винтовку.
     - Явно не здесь, - огорчил его парень. – И не сразу. Но в перспективе – вполне.
     - Ты принят.
     - Джимми! – неповторимо продребезжал из-за второго плеча Тайкус. – А не слишком ли ты доверчивым стал, приятель?
     Рейнор развернулся и внимательно посмотрел на парочку проходимцев, что недоверчиво косились друг на друга. Огромная туша закованного в доспех Тайкуса и гибкий Ройс резко контрастировали друг с другом. Но кое-что их объединяло. Веры не было ни тому, ни другому.
     - И не говори.
     Завыла сирена. Ожидаемо и неожиданно, как и всегда. Ройсс невероятной скоростью метнулся к своему роботу. А тот, за какое-то мгновение, успел вскочить, мягко отстранить любопытных техников и раскрыться, как раковина. В это переплетение механизмов и запрыгнул блондин. Парой секунд позже, когда все сегменты экзоскелета встали на место, перед Рейнором стоял еще один десантник, упакованный в неизвестную броню до самых бровей.
     - Не подскажешь, командир, где мое снаряжение?

Глава 10

     Джеймс Рейнор.
     Джим хмуро покосился на свое плечо, с которого прямо до пояса ниспадал светлый поток шелковистых на вид волос. Затем угрюмо перевел взгляд на правое плечо, где ожидаемо увидел симметричную картину. Поднес к лицу руку, в которой терялся маленький розовый жезл, увенчанный полумесяцем с крупной жемчужиной по внутреннему краю. И скривился от досады.
     Заиграло вступление. Нежные звуки, как будто из музыкальной шкатулки, складывались в красивую девчачью мелодию. Глаза бегло пробежались по высвеченным проектором начальным словам песни. От смысла увиденного задергался глаз. Поплыл над полом дым, расцвеченный цветными софитами. Голова под париком нещадно чесалась. Но нужно терпеть, спор – есть спор. Джим сжал клятый жезл, он же микрофон, до скрипа в суставах. Поднес его к лицу и запел:
     - Мы влюблены с тобою, но увы, - фальшиво прохрипел прокуренный бас Рейнора, невыносимо ломая мелодию и принося окружающим ушам боль и кровотечение. – Ранимый словно нежный цветок моя любовь*.
     [*Sailor Moon Crystal – New Moon ni Koishite.]
     На последних словах дверь открылась, и в каюту Когга ввалилась компания, которую Джим видеть бы не хотел от слова совсем. Не в этих позорных обстоятельствах, уж точно. Тайкус, Хорнер и Свонн.Рейнор злобно зыркнул на Когга, и получил в ответ кристально честный взгляд голубых глаз. Так Джим и поверил этому прохвосту. Ну ничего, месть будет сладкой.
     - Заклинанье шепчу, чтобы быть, кем хочу, - продолжал хрипеть Джим, в голосе которого появилась обреченность. – И быть всегда с тобой.
     А обреченность появилась не случайно. Тайкус и Свонн принялись хлопать в ладоши, разрывая лица похабными улыбками. А невозмутимый Мэтт, в глазах которого плясали черти, направил на своего командира объектив камеры. Подготовились, паршивцы. Джим скрипнул зубами, но петь не перестал. Страшно подумать, что может потребовать этот изобретательный блондин в качестве компенсации. А так – минута позора, и они в расчете. Ну или пять минут.
     - Смотришь на меня с тревогой ты, и чувства больше мы не в силах утаить, - Джим прикрыл глаза, только чтобы не видеть всю творившуюся жесть. – И хотя этот мир идеален, но все-таки же он тоску наводит. При-и-иближается отчаяние…
     Тоска и отчаяние, вот иначе не скажешь. И как Джим только повелся на сладкие речи Ройса? Как он, командир самой крупной группировки борцов за свободу, докатился до ЭТОГО?!А ведь так все хорошо начиналось…
     ****
     Бой выдался жарким. Наверное, это была одна из самых кровавых мясорубок, виданных Джимом за его не такую уж и долгую жизнь. Зерги, вопреки своей обычной тактике, навалились сразу и кучно. Внешний периметр продержался едва ли полчаса. Теперь останки бункеров и редких осадных танков обильно чадили, затмевая не такой уж и яркий закат. В окружающих зданиях не осталось никого живого. И только командный центр все еще держался, прикрывая горстку терранов стальными стенами.
     С открытой галереи базы открывался эпичный вид на побоище. Гулко лупили турели, ухали гаусс-винтовки последних защитников Мар-Сары. Снизу доносился многоголосый рев-визг стаи чудовищ. А колонисты все лупили под стены, вычерпывая обоймы до дна, до раскаленных стволов. Отстреливались отчаянно, не надеясь на победу. Да и какая тут победа, когда все видимое пространство шевелилось от когтистых тел.
     В последнем бою участвовали все, никто и не думал отлынивать. Все, кто мог держать оружие, вышли на стену. Старики лихорадочно латали оборудование в техотсеке базы, не успевая перелопатить все запросы. Женщины, из тех, что не умели обращаться с оружием, организовали полевой госпиталь, расчистив под это дело командный зал и прилегающие к нему отсеки. А дети…
     Дети ползали по галерее под шипами гидралисков и кислотными плевками каких-то тварей, таская тяжеленные цинки с патронами, да отволакивая гурьбой раненных и убитых защитников в госпиталь. И во главе юннатов стояла Кэтти. Девочка подбадривала своих подопечных, следила, чтобы они не высовывались и умело координировала распределение боеприпасов, держа руку на пульсе событий.Вот только за всеми она физически углядеть не могла. Джим мрачно оглядывал редеющих защитников базы и, то и дело, натыкался на детские тела.
     - Когг! – рявкнул он по закрытому каналу. – Север, на два часа!
     - Принято, командир.
     - Расстрэлять! – вторил его чудной скафандр.
     Ловкий призрак, который совсем не призрак, играл роль резерва, помогая держать паритет сил. Джим отправлял его туда, где становилось совсем худо. И надо сказать, парень был на диво эффективен, выравнивая ситуацию за пару-тройку мгновений. Зерги начинали гореть – любо-дорого посмотреть. Жаль, что он не может расхреначить всех хитиновых ублюдков разом. Да и по частям не может, все же сила единственного псионика не безгранична.
     Сейчас же силы тварей концентрировались как раз напротив ставки. Пора звать на помощь. Джим оглянулся на того, о ком думал в последнее время. Ройс стоял метрах в пяти в странной позе, чуть присев и вытянув руки прямо перед собой.
     - Что не так, Когг?
     - Подожди, командир, - голос блондина выдавал нешуточное напряжение. – Сейчас один фокус попробую.
     - Не перенапряжешься? – обеспокоился Джим.
     Только потерять основной козырь сейчас не хватало.
     - Да все норм, командир, - надрывно прохрипел Когг и крутанул бронированными ладонями.
     Зерги перед стеной вдруг замерли, не обращая внимания на хлещущие их снаряды. Навскидку, особей так пятьдесят. Развернулись. И с яростью накинулись на своих товарищей по стае. Завязалась нешуточная драка, давая возможность изможденным защитникам перенести внимание на другие сектора. Хотя бы и на время.
     - Ройс, ты как? Держишься?
     - Держусь, Джим, - последовал обнадеживающий ответ. – Руководи, давай. Я пока поиграюсь.
     Джим принялся щелкать тангетой, раздавая приказы в режиме осадного пулемета. Краем глаза он заметил, как мимо него проползли два сквада ребятишек, натужно волочившие за собой пару цинков на передовую. И одним из этих детей была Кэтти. Молодец девчонка, не боится ни работы, ни боя. Огонь-девка вырастет.
     То, что произошло дальше, иначе как роковым стечением обстоятельств назвать было трудно. Когда цинки достигли благодарных рейдеров, один из мальчишек решил посмотреть, что же там за щитами творится. Возможно, его ввело в заблуждение ослабление натиска со стороны зверушек, а может он всегда был таким отбитым. Малолетка приподнялся и выглянул в пробитую кислотой дыру. Даже привстал от любопытства, увидев тузящих друг друга зергов.
     Никто не успел среагировать. Никто, кроме маленькой отважной командирши. Кэтти метнулась к неслуху и, схватив его за шиворот, жестко дернула, метнув тщедушное тельце вглубь галереи. И осела, рассматривая зазубренный шип, выглядывающий из середины ее груди, удивленными глазами. Сбоку раздалось шипение сервоприводов, и на пол спрыгнул Ройс, освободившись от скафандра.
     - Когг, - попытался остановить его Джим. – Не дури! Ей уже не помочь!
     Но парень не слушал. Или не слышал. Не раз Рейнор видел такое состояние, когда человека контузило осознанием, что не смог защитить кого-то важного для себя. Он и сам такое испытывал. На Тарсонисе.
     Парень подбежал к девочке, присел возле нее. Выдернул шип, располосовав себе руку и даже не заметив этого. Прижал к груди девочки светящиеся ладони… Да только все было зря. Яд гидралисков валил наповал даже крепких мужиков. Чего уж говорить о мелкой пигалице. Девочка неуверенно улыбнулась и погладила блондина по руке. А потом ее глаза закатились, а тело перестала бить дрожь. Джим прикрыл глаза, мысленно прощаясь с отважной Кэтти. И хотя они были знакомы всего ничего, девочка проявила себя только с лучшей стороны. Память и слава.
     - Когг? – Рейнор подошел к парню, что стоял к нему спиной. – Когг! Очнись уже.
     И тут всех пробил такой страх, что Джим еле удержал в себе выпитый накануне сублимированный сок. Стройные стаккато выстрелов со всех сторон сбились и пошли на спад. Зерги затихли и попятились от стены, припадая на все лапы. По всем каналам звучали неуверенные возгласы и испуганные вопросы. А над парнем, казалось, сгустилась сама тьма, выбрасывая в стороны дымные протуберанцы. И когда он повернулся к Джиму, тот пожалел. Бледное лицо Когга прорезали жуткие тени, а его глаза жгли безумным золотом, придавая приветливому блондину совсем уж демонический вид.
     - Я привязался к ней, - ледяное спокойствие тихих слов морозило почище лютой зимы. – Но не уберег.
     Джим еще раз попытался предотвратить что-то, что неумолимо надвигалось, давя на скованное ужасом тело все сильнее. Но не смог выдавить и звука из пересохшей гортани. Парень неестественно склонил голову на бок.
     - Надо бы погребение ей устроить, - безумно хохотнул, то ли всхлипнул Когг, и погладил растрепавшиеся волосы Кэтти. – Достойное, да.
     И, перемахнув ограждение одним движением, спрыгнул вниз. С десятиметровой высоты. Зерги отпрянули, выдерживая почтительное расстояние от демона, который даже не ушибся. А парень спокойно, как на прогулке, пошел прочь от командного центра. Ужас постепенно отпускал, будто следуя за своим хозяином. Вскоре Джим почувствовал, что снова владеет телом.
     - Я бы на вашем мэсте спрятал дэтэй под броню, товарыщ Рэйнор, - прозвучало за правым плечом.
     - П-почему т-ты его не остановил? – слова давались с некоторым трудом, вызывая запинки.
     - Я ещеслышком молод, и хочу жыт, - отбрил Джамшут. – Поспэшытэ.
     Джим принялся терзать рацию, вынуждая десантников выходить из псионического ступора. Пока рейдеры за его спиной споро перебрасывали пребывающих в обмороке детей под броню базы, Рейнор продолжал наблюдать за мрачным шествием своего нового подчиненного. Бывшего, видимо. Парень успел уже метров на тридцать отойти. А зерги, тем временем, неуверенно сжимали круг. Еще через несколько шагов твари приблизились на длину прыжка. И прыгнули, создав на месте человека с ребенком на руках кучу из хитиновых тел. Похоже, пора прощаться и с блондинистой язвой.
     Шевелящаяся куча алчных до мяса зергов вдруг полыхнула нестерпимым в глубоких сумерках пламенем. А затем разразилась огненная буря, в считанные мгновения достигшая стены командного центра. Вот только адское пламя, мягко обогнув базу, остановилось в паре метров от стены. И даже так в скафандре мигом стало очень неуютно. А когда на броне затрещала краска, сворачиваясь в оплавленные трубочки, Джим, наконец, отмер:
     - Всем вглубь! Немедленно! Задраить переборки! Герметизировать доспехи!
     Десантники отошли к центральной шахте, облепив внутреннюю стену галереи своими спинами. Жар здесь тоже чувствовался, но хотя бы не так сильно.
     - Адъютант, - скосился Джим на проектор скафандра. – Что происходит?
     - Зафиксирована детонация боеприпаса объемного взрыва, - тут же ответил механический женский голос. – Радиус эффективного поражения два километра.
     - Да уж, погорячился я, когда посчитал, что Ройс один не справится, - пробормотал Джим.
     - Джимми? – вышел на связь Тайкус. – Че за хрень? Я сначала чуть портки не обмочил, а потом едва не зажарился. У тебя ядрен-батон что ли в закромах завалялся?
     - Не, - покачал головой Рейнор. – Это наш призрак полыхнул.
     - А чего он с нарезки-то слетел?
     - У него на глазах Кэтти убили.
     - Оу, - тон Финдли сразу упал на пару октав. – Жаль. Хорошая была девчонка. Смелая.
     - Да самому горько.
     Так, коротая время в разговорах, да принимая доклады, Джим и пережидал огненный шторм. А тот и не думал утихать.
     - Радиус поражения три километра, - отчитался адъютант. – Внешняя обшивка командного центра нагрелась до критических значений. Рекомендуется активировать систему пожаротушения.
     Да уж. Похоже, парень открыл портал на свою демоническую родину. Как-то иначе объяснить эту вакханалию не представлялось возможным. Но были и плюсы. Много плюсов в виде запеченных зергов. Вот уж кому не поздоровилось. Вот только если и терранов тут запечет, радоваться будет некому. Пиликнул вызов от Финдли.
     - Мне показалось? – снова раздался бодрый голос старого друга. - Или огонь стал гудеть иначе?
     Джим прислушался. Ну наконец-то. Пламя и впрямь стало опадать, а безумный рев превратился в затихающий гул. Еще через пару минут Рейнор рассматривал постапокалиптическую картину с края галереи. Спекшаяся почва была густо усеяна пеплом, насколько хватало глаз. Местами угадывались озерца расплавленного металла, что вяло бурлил на месте построек. И среди всего этого вулканического пейзажа, так нехарактерного для Мар-Сары, сидела черная фигурка, баюкая что-то в руках. Джим поднял забрало, закурил и развернулся в сторону двери.
     - Пойдем-ка, Тайкус, - кивнул он своему приятелю. – Поглядим, что да как.
     - Ты уверен, Джимми, - удивился Финдли. – Может не стоит?
     - Надо, Тайкус. Надо, - Рейнор затянулся ароматным дымом, прочищающим мозги. – Вилсон!
     - Здесь, командир.
     - На тебе база.
     - Слушаюсь, командир.
     Ворота командного центра открылись не сразу. Не все приводы уцелели при тотальной прожарке. Наконец, стальные подошвы пятерки космопехов взбаламутили пепел снаружи. Шли медленно, контролируя все стороны. Но зергов не было. А те, что закопались, теперь, скорее всего, запеклись в глине.
     - Адъютант, - улыбнулся Джим. – Повтори последнее свое сообщение.
     - Биосигналы зергов с ускорением удаляются от пораженной области, - оттарабанила железяка.
     - Век бы слушал, - криво ухмыльнулся Тайкус.
     - И не говори.
     Когг сидел неподвижно. Тройка сопровождающих тут же взяла периметр под контроль. А Джим подошел к псионику.
     - Ройс? – потрепал он невредимого блондина за плечо. – Ты как, парень?
     - Я в порядке, - полуобернулся Когг, и на Джима безмятежно посмотрели нормальные голубые глаза, а не та золотистая жесть.
     В лодочке, сложенной из ладоней Ройса, покоился мерцающий красноватым светом кристалл. В темноте ночи, да без ПНВ, зрелище было очень красивым.
     - Смотри, Джим, - протянул он необычный камешек Рейнору, и открыто улыбнулся. – Я смог.
     Что он там смог, понять не удалось, потому что блондин в беспамятстве завалился головой в пепел. И пока десантники его оттуда выуживали, а потом искали кристалл, канувший в пепел, прошло минут пятнадцать.
     - Гипе..он в….аетРе..ора, - ожила рация. – Гиперион вызывает Рейнора.
     - Рейнор здесь, - радостно оскалился Джим. – Рады слышать тебя, Мэтт.
     - Сканеры фиксируют псионическое излучение двенадцатого класса, - голос адъютанта Гипериона звучал приглушено.
     - У вас там Королева Клинков, сэр?
     - Дай-ка пеленг, сынок, - подобрался Джим.
     - А… - замялся Хорнер. – Пеленг указывает на вас, сэр.
     Джим покосился на отключившегося блондина, что устроился на его руках, и хмыкнул.
     - Все в порядке, Мэтт. Давай челноки и готовь лазарет.
     - Будет сделано, сэр, - отрапортовал Хорнер и, выдержав паузу, спросил. – Сэр. А почему зерги улепетывают от ваших позиций, как будто за ними дьявол гонится?
     - Ты вниз-то посмотри, - нервно хохотнул Джим. – Глазами только.
     - Ох, ё…
     ****
     Я поднес кристалл к свету и посмотрел, как на его гранях играют солнечные лучи. Красиво. Повернул зеленоватый камень одной стороной, потом другой. И понял, что просто теряю время. Нужно уже начинать активацию, да дело слишком уж непростое. Не сама активация, нет. Предстоящий разговор. Сплошное deja vu. Точно так же я мялся, когда учитель наградил меня кристаллом самой прекрасной женщины в галактике, по которой я безнадежно сохну уже лет пятнадцать. Я бездумно обвел взглядом клон-баки в своей лаборатории и резко хлопнул ладонью по рабочему столу. Хватит рефлексировать. Пора.
     Джинн Квай-Гон псевдоматериализовался прямо на столе. Мужчина делал то, что делал любой джедай в любой непонятной ситуации. Медитировал. С пару минут посидели молча. Джинн самозабвенно исследовал свой внутренний мир, а я бессмысленно буравил взглядом его тунику в области пупка. Наконец мужчина почувствовал изменившиеся потоки Силы и приоткрыл глаза. Огляделся, задержав взгляд на моей пафосной маске, а потом спокойно слез со стола и вежливо поклонился.
     - Мир этому дому.
     Я поднялся с кресла и отзеркалил его приветствие.
     - И вам мир, мастер-джедай.
     Я снова умостился на своем кресле, жестом предлагая собеседнику присесть. И да, я, наконец-то, избавился от кривой табуретки, обзаведясь вполне комфортным креслом для посетителей.
     - Не так я представлял себе посмертие, - а мужик-то кремень. Ни капли растерянности.
     - И, между тем, вы погибли.
     - Могу я узнать, как я здесь оказался?
     - Можете, - кивнул я. – В том бою я украл вашу душу.
     Мужчина посмотрел на свою руку, а затем перевел взгляд на меня.
     - Я совершенно не чувствую себя мертвым.
     - Однако, ваша смерть – неоспоримый факт, - произнес я. – Можете попробовать пощупать свой пульс.
     Пульс, понятное дело, отсутствовал. Да и сердце тоже. Проекция Силы не имела органов вообще. Не то, чтобы их нельзя было сделать, но смысла усложнять отработанный конструкт отсутствовал как таковой.
     - Я чувствую темную сторону, - на пробу бросил он мне своеобразный вопрос.
     - Этот храм, как и этот планетоид, являются владениями могучего ситха, - вот так. Будем резать правду-матку.
     - Ну а вы…
     - Его ученик.
     Квай-Гон переварил и это. Он наверняка помнил последний свой бой. Пусть урывками, но должен был видеть, как я защищаю его ученика. В его спокойных глазах так и вертелись шестеренки мыслей.
     - Я не желаю участвовать в ваших играх, - резюмировал он.
     Я откинулся на спинку и посмотрел ему в глаза. Джедай неуловимо поежился. Когда тебя рассматривает зловещий череп, далеко не каждый может сохранить самообладание.
     - Я понимаю. Но в одной игре вам поучаствовать придется.
     Джинн вопросительно выгнул бровь, выражая одновременно и скептицизм.
     - Поверьте, мне ничего не стоит вас заставить делать то, что нужно, - постучал я пальцами по столу, – Вы полностью в моей власти и существуете только моей Силой.
     - В ваших словах, темный владыка, чувствуется «но».
     - Но наиболее ценный сотрудник – это сотрудник замотивированный.
     Джедай зеркально откинулся на кресле, пытаясь таким нехитрым приемом расположить меня к себе. Его вежливость – тоже голый расчет. Дипломат до мозга костей.
     - Ну попробуйте.
     Я раздвинул в стороны довольно приличный бумажный том, на багровой обложке которого было изображено стилизованное восходящее солнце, и стальной молоток. Между этими предметами положил зеленоватый кристалл.
     На книгу я убил пару месяцев, забросив все свои проекты. Записал в нее почти все, что мне было известно. Такой сборник пророчеств получился. По моей задумке, фолиант должен стать реликвией нового ордена одаренных. Моего ордена. И пора бы начать вербовать первых послушников. Хотя парочка у меня уже на крючке. Скоро, даст Сила, будет и третий.
     - Это ваше вместилище, - кивнул я на кристалл душ. – Если его разрушить – вы умрете насовсем. Просто так его не разбить. Но если в удар вложить искреннее желание…
     Я посмотрел на рыцаря и, уловив в его глазах понимание, продолжил:
     - Но прежде, чем вы примете такое решение, я хотел бы попросить.
     Теперь лицо Джинна выражало недоверие.
     - Именно попросить. Прочитайте, пожалуйста, эту книгу. А уже потом принимайте решение.
     Джедай задумчиво потер висок.
     - Просто так вы меня отпустить не можете.
     - Пока нет, - пожал я плечами. – В одиночку вы не сможете поддерживать свою проекцию. Да и мало кто сможет вам в этом помочь. Собственно, либо я, либо мой учитель. Но последнее я вам не советую. Он не такой покладистый, как я.
     Джедай некоторое время изучал меня взглядом.
     - Что с Оби-Ваном?
     - Ваш ученик получил звание рыцаря, - ответил я. – И вынудил совет отдать ему в ученики юного Скайуокера.
     - Вынудил?
     - Они сопротивлялись. Особенно один низкорослый зеленый магистр.
     - Вот как.
     Больше нам, в общем-то, говорить было и не о чем. Пока что. Я поднялся из-за стола и направился к выходу.
     - В пределах храма можете быть абсолютно свободны, - бросил я через плечо. – Но я надеюсь, что ваша вежливость вам не откажет.
     - Как мне вас называть? – догнал меня в дверях вопрос.
     - ДартАрденту.
     Дверь закрылась за моей спиной.
     ****
     Квай-Гон Джин.
     Чтиво оказалось интересным. Сухие строчки, не лишенные художественной искры, затягивали на раз. И тот смысл, который они несли, погружал душу во мрак отчаяния. Разрушение Ордена. Война на уничтожение. Великое истребление джедаев. Ситхи во главе империи и, как вишенка на торте, вторжение иногалактической расы. Верить ситху с его виршами не было никакого резона. Но текст цеплял, чего уж там. И цеплял прочно.
     По прочтении Джинн долго смотрел на молоток. Смерть – не такой уж плохой исход. По крайней мере, он позволял избавиться от влияния темного. Но… Всегда есть это «но». Он просто не мог оставить своего падавана, который уже обрел самостоятельность, без помощи. Пусть и призрачной. Из недомолвок в, казалось бы, простом диалоге с ситхом, Квай-Гон понял, что Оби-Ван уже сотрудничает с владыкой Арденту. И будет сотрудничать дальше, ситхи так просто от добычи не отказываются, если верить легендам.
     Но для принятия столь серьезного решения не хватало лишь капли. Самой драгоценной капли во вселенной. Информации. И на поиски этой драгоценности Джинн и отправился, заодно проверяя рамки дозволенного. Немного поплутав по пустынным коридорам, джедай неожиданно оказался на террасе, с которой открывался поразительно прекрасный вид на буйствующую природу. Но Квай-Гона интересовали не виды, а красивая девушка, расположившаяся недалече. Девушка, одетая как рыцарь-джедай, сидела на теплых камнях и попивала какой-то сок, совершенно не обращая внимания на нового зрителя.
     Джинн, хотя и следовал традициям Ордена, не мог не оценить прекрасный и безмятежный профиль незнакомки. Можно еще долго так стоять, ловя момент, но пора делать дело. Джедай подошел к девушке и деликатно кашлянул, обозначая свое присутствие.
     - Разрешите?
     На Квай-Гона вопросительно посмотрели два кусочка небосвода. А затем веки девушки согласно опустились.
     - Прошу.
     Джинн присел рядом, вдыхая полной грудью живительный воздух, разбавленный тонким ароматом духов.Природа, надо сказать, совсем не походила на природу темной планеты. Однако потоки Силы, что видел Джинн во время медитации, однозначно говорили за негативный окрас местной энергии.
     - Квай-Гон Джинн, - вежливо склонил голову мужчина. – Мастер-джедай. Бывший, видимо.
     - Калина, - чудесно улыбнулась девушка. – Рыцарь-джедай. Бывший, видимо, - девушка протянула Джинну стакан с соком. – Угощайтесь, коллега.
     Мужчина благодарно кивнул и пригубил напиток. Вкусно.
     - Что привело вас на эту террасу, мастер Квай-Гон?
     - Джинн, пожалуйста, - оторвался тот от сока. – Я, признаться, нахожусь в некоторой растерянности.
     - Ну, возможно я смогу вселить в вас немного уверенности?
     Квай-Гон вовсю раскачал свою эмпатию, которая в этом теле на удивление работала. И пока чувствовал лишь искреннее желание девушки помочь запутавшемуся джедаю.
     - Вы ведь такая же, как я? – бросил пробный шар Джинн. – Тоже пленница?
     - Если вы имеете в виду проекцию души, то да. Я такая же как вы, - девушка изящно пригубила свой сок и перевела волнующий взгляд на рощу. – А вот насчет второго… До недавнего времени я была рабыней, потому что местный хозяин не приемлет других отношений со свей собственностью. Тогда были и пытки, и унижения, и просто рутина.
     Квай-Гон внимательно слушал, пристально наблюдая за невербальной частью беседы.
     - А потом я попала к его ученику, - сочные губы девушки заиграли легкой улыбкой. – И Ройс смог найти мне цель. И цену, что меня устроила.
     - Ройс?
     - Так звали маленького мальчика, которого мы спасли с потерпевшего крушение корабля, - девушка печально вздохнула. – А потом хозяин решил его судьбу, взяв в ученики. Сейчас его зовут…
     - ДартАрденту, - закончил за нее Джинн.
     - Все так.
     - Простите мою бестактность, - начал было мужчина, но был прерван тонкими пальчиками, что легли на его руку.
     - Я отвечу. Нельзя держать вас в неведении, - Калина мгновение собиралась с мыслями и продолжила. –Он предложил мне свободу взамен на партнерство.
     - Просто партнерство? – выразил недоверие джедай. – И никакого принуждения? Необычно для ситха.
     Девушка посмотрела на Джинна и снова улыбнулась, будто вспоминая что-то хорошее.
     - Ройс необычный человек. Он сумел сохранить внутри себя стержень, ту светлую сущность, которая была в нем с рождения, - девушка вновь задумалась. – Иногда он бывает жесток. Иногда невыносим. Но всегда поступает по чести.
     - Как-то это все, - джедай неопределенно повел плечом. – нехарактерно для темного. С их то страстью и ненавистью.
     - И все же, парень как-то смог договориться со своим даром. Несмотря на то, что ему пришлось пережить во время обучения, он смог остаться собой.
     - Вы… гордитесь им?
     - Я вела его в начале пути познания Силы. Так что он, в какой-то степени и мой ученик. А что он предложил вам?
     - Молоток и книгу.
     Брови девушки поднялись в удивлении.
     - Интересно как. Для чего нужен молот, я догадываюсь. А книга? Вы можете мне ее показать?
     Квай-Гон поднялся на ноги. Он, наконец, определился со своим отношением к девушке. Если бы у него была дочь, то он определенно хотел бы, чтобы она была похожа на Калину. Спокойная и рассудительная, но при этом открытая и женственная.
     - Пойдемте, рыцарь Калина. Книга в лаборатории.
     ****
     Я подавил укол ревности, глядя на исчезающих в дверном проеме Калину с Квай-Гоном и призадумался. У меня была еще куча дел, и времени на переживания не было совсем. Кто его знает, когда учителю стукнет в голову отправить меня на новые свершения во имя Темных Дел. Вот только успокоиться было непросто. Мой дар жег меня изнутри, подкидывая весьма эротичные картины в воспаленный страстью мозг. Я присел там, где и стоял, и принялся медитировать, пытаясь восстановить контроль. Получалось плохо. Вот, вроде бы и нет причин кого-то из них подозревать. И ментальных предпосылок с их стороны не было, я всю встречу их подробно считывал. А поди ж ты! Еще пару минут посидев, я понял, что стандартный джедайский прием для возвращения контроля мне не помогает. А значит? А значит пора прибегнуть к еще одному методу.
     Тренировочный зал встретил меня тишиной и стерильностью. Я провел ладонью над многочисленными ячейками, что тянулись вдоль стены своеобразного предбанника. Не то. И это не то. Один из кристаллов вспыхнул темным огнем. Вот ты то мне и нужен. Я схватил кристалл и обвел взглядом оставшиеся. Вот еще и этот, пожалуй.
     Кристаллы душ заняли свои места в сконструированной учителем машине. Я вошел в своеобразную каменную ротонду, метров двадцати в диаметре, и подал команду на комлинк. На противоположном конце круглого зала материализовалась пара ситхов. Уже знакомых. Не раз я их потрошил, правда по одиночке. Не раз потрошили и они меня. Не по-настоящему, конечно же, но всю полноту ощущений я отхватил. Я активировал меч и зажег в левой руке огненный пульсар.
     - Потанцуем?
     Спустя семь схваток и три часа я, шипя от виртуальных порезов, вывалился из зала. Не смотря на жгучую боль в самых разных частях избитого тела, да пару треснувших ребер, удовольствие мое стремилось к состоянию обожравшегося сметаны кота. Ничто не может помочь спустить пар так, как добрая потасовка. Я расслабленно опустился на прохладные плиты пола и скользнул в медитацию. И без того резвая регенерация подстегнулась Силой, и уже через пару минут тело пришло в свое нормальное состояние. А теперь дела.
     И прежде всего нужно попробовать добыть еще один рояль из кустов, как будто мне и так их мало перепало. И не беда, что этот конкретный клавишный инструмент достаточно призрачный. Не попробуем, не узнаем.
     Учитель нашелся в своих покоях. В лаборатории. Он увлеченно что-то химичил возле многочисленных реторт, совершенно не замечая ничего вокруг. Обманчивое, конечно, ощущение.
     - Ты что-то хотел, мой бестолковый ученик? – бросил он через плечо.
     - Могу я задать вопрос, учитель? – произнес я, склонившись в почтительном поклоне.
     - Ты пришел просить, - выразил учитель неудовольствие. – Для владыки ситхов, пусть и такого бесполезного, это неприемлемо.
     - Просить у сильного не зазорно, - хочет учитель полемики, значит надо его развлечь. – Да и любые средства хороши для достижения цели.
     ДартУмбракс отложил технологичную пипетку и повернулся ко мне. Бледная маска бесстрастно рассматривала мою переносицу.
     - Кто бы говорил, - ситх оттряхнул перчатки. – Ну валяй.
     - Нет ли у вас одного кристалла душ?
     - У меня их десятки тысяч. Я в свое время хватал вообще все, что плохо лежит, мой бесхребетный ученик, - намек на мою безынициативность пожаловал. – Тебя, я так понимаю, интересует конкретный кристалл?
     - Мастер-джедай Тала, - кивнул я.
     - Ага, - задумчиво протянул учитель. – То дело на Новом Эпсолоне. Да, забавная заварушка была.
     Да ладно! Этот бессмертный хрыч и там свои ручонки погрел?
     - Ну, допустим, - Умбракспошерудил пальцами в воздухе и выхватил из неоткуда коричнево-зеленый камешек. – Дальше?
     - Могу я его у вас, учитель, приобрести?
     - Приобрести, значит, - от ситха потянуло весельем.
     Не к добру это.
     - Зачем тебе этот слюнтяй, Арденту? – как и ожидалось, учитель довольно быстро обо всем догадался.
     - Я не знаю, - сказал я чистую правду.
     Я не знаю, на черта мне Квай-Гон. Я даже незнаю, зачем поперся его спасать. Тогда-то эта мысль была вполне себе логичной. И я ничуть не жалею, что отправился за его душой. Потому как приобрел намного больше. Приобрел брата. Но сам по себе Джинн мне особо и не нужен. Даже как рычаг давления на Оби-Вана, слишком хлопотный.
     - Но чувствую, что пригодится, - продолжил я.
     - Ладно. Ты не врешь, - еще бы я осмелился ему врать. – Пойди в виварий. Найди там любого раба и убей его с особой жестокостью. Показательно. На глазах у других заключенных. Это моя цена.
     Песец. Этого еще не хватало. И ведь учитель знает, что я благоволю к своим «аптечкам». Оберегаю их, стараюсь изо всех сил, чтобы меня не пришлось собирать по кускам, оплачивая свою жизнь чужими. Меня не пугают убийства, уже давно. Но вот так, бессмысленно и… Нет. Не могу. Проще заточить Квай-Гона, чем переступать через себя.
     - Учитель…
     - Ты еще здесь.
     - А есть ли альтернативы?
     - Альтернативы, говоришь, - прошипел Умбракс, а я уже бился в конвульсиях на полу, словив нехилый такой заряд молнии. – Альтернативы хочешь, слюнтяй! – еще один заряд бодрости прошелся по сведенным мышцам, заворачивая меня в узел невыносимой боли. – А ладно. Будет тебе альтернатива.
     Я лежал ни жив ни мертв, пытаясь втянуть в себя хотя бы глоток воздуха. И пытался осознать сказанное. Он согласился. Он. Согласился. Небывальщина какая. Вот только как бы не оказалось лекарство хуже яда.
     - Вставай давай, немочь, - мое тело, повинуясь силовому пинку учителя, впечаталось в стену. – Не позорь меня.
     Надо бы подняться, а то экзекуции так и не прекратятся. Я покряхтел и постарался разогнуться. Получилось кривовато, но и так сойдет.
     - Ты, - учитель прошелся по помещению. – Должен будешь услугу. И выполнишь ее со всем рвением. Согласен?
     Собственно, ему ничего не стоит снова отправить меня в виварий. Но я знал своего наставника. То, что сейчас произошло, было проверкой. Что, правда, проверял учитель, мне совершенно неведомо. А значит, можно рискнуть. Или нет?
     - Не тупи, - нетерпение в его тоне трещало преддверием нового разряда.
     Вот неуемный! Да ему бы дефибриллятором устроиться на работу, цены бы не было.
     - Я согласен, учитель.
     Ну, Джинн! Ну, Квай-Гон бородатый! Теперь ты мне сильно задолжал. И уж свое я возьму сторицей.
     ****
     Джеймс Рейнор.
     Джим сидел за центральным столиком в кают-компании и бездумно перещелкивал барабан древнего револьвера. Взгляд уперся в стену бара, и ничего не видел. Ни коротающих свободное время бортинженеров, ни расслабляющую музыку, что воспроизводил эвакуированный с Мар-Сары автомат, и даже идущие на фоне человеческого гула новости не могли пробиться через пелену тяжких дум. Мысли командира были далеко от его людей.
     Сразу по прибытии Мэтт прокрутил новостную ленту Доминиона. И то, что там показывали… Сара вернулась. Сара вернулась не одна. И все внешние колонии заполыхали, снабжая зергов вкусной человечиной в промышленных масштабах. И вела их Королева Клинков. Его ошибка, его рок и его предательство, пусть и вынужденное. Он должен был быть рядом. Он должен был умереть еще там, на Тарсонисе. Но не сделал. Не смог. И теперь эта ноша будет с ним всегда.
     Рядом прожужжали сервоприводы, и за столик уселся Тайкус в своем бессменном скафандре. Стальные манипуляторы грохнули по столешнице и потянулись к бутылке виски. Джим отложил револьвер и взял наполненный стакан, в котором перекатывались кубики льда в благородной золотистой жидкости. Выпили не чокаясь. За всех, кто полег на Мар-Саре. За тех, кто стоял с ними плечом к плечу, но уже не сможет разделить радость жизни.
     - Что-то ты засиделся, Джимми, - Финдли отставил бутылку, из которой только что хлебал обжигающий напиток, и прищурился. – Третьи сутки висим в пространстве, а ты все баки заливаешь.
     - Отвали, Тайкус.
     - Деньги сами собой не появляются, Джимми, - продолжал бубнить старый приятель. – Нам еще пару контрактов надо обстряпать, и все будет на мази. Давай уже, выныривай. Все только и ждут, когда ты займешься делами. А то уже корни в табурет пустил.
     Джим обвел взглядом кают-компанию. В углу, как и всегда, сидел Хилл, лениво пощелкивая клавишами своего ноутбука. Столики облепили члены экипажа. И, казалось бы, все заняты своими делами. Да только нет-нет, да и посматривали на своего командира, ожидая от него хоть какой-то активности. Тайкус прав, как и всегда. Пора выныривать. Но для начала нужно занять себя рутиной, прежде чем переходить к серьезным свершениям. О, есть идея. Не можешь помочь себе сам, помоги другому.
     - Как там Ройс?
     - Этот недопризрак? – скривился Тайкус. – Уже пару суток как на ногах. Заперся в своей каюте и, похоже, занимается тем же, чем и ты. Никого не пускает, даже медиков.
     Джим поставил опустевший стакан и убрал револьвер в кобуру.
     - Надо бы его проведать.
     - Да как знаешь, приятель, - отхлебнул Финдли из бутылки. – Но я пас.
     ****
     Типовая дверь каюты была обналичена типовыми же для Гипериона золотистыми финтифлюшками. Ну любит Менкск кричащую роскошь, что теперь поделать. Джим ткнул лопатой, что по совместительству выполняла роль его ладони, в сенсор и незамысловато проорал:
     - Когг! Открывай! – и спьяну добавил одну малопонятную широкой общественности древнюю шутку. – Медведь пришел!
     С полминуты ничего не происходило. Секунды капали, а с ними убывали скудные запасы Джимовой деликатности. Еще разок постучим, а потом воспользуемся капитанским доступом. Но реализовать свои идеи Рейнор не успел. Дверь распахнулась, и маленькая детская ладошка втащила его внутрь.
     Джим обалдел. Удивился в крайней степени. Можно было бы и более солоно выразиться, но при детях не стоит. Даже мысленно. И вовсе не чарующее пение, что доносилось из гостиной, его поразило, нет. За его палец уцепилась безвременно почившая Кэтти. И только он разинул рот, чтобы выразить свое удивление, как девочка приложила палец к губам. И так просительно посмотрела, что Джим не мог отказать. Он вообще женщинам отказывать не особо умел. А уж такой…
     - При-и-и-ближается отчаяние. И вновь стучит в окно ночами мне. Лунный свет погас в кромешной тьме, но парад планет начнется в новолу-у-унье.
     Ройс развалился на кресле, помахивая в такт бутылкой виски. А на импровизированной сцене зажигала рыжеволосая красотка. Ее родные локоны выбивались из-под криво нацепленного блондинистого парика странной формы. А в изящных руках мелькал розовый жезл с полумесяцем, который прекрасная дева использовала в виде микрофона. И пела она с таким чувством, что Джим бы повелся. Если бы в больших голубых глазах прелестницы не поселилось желание убивать. Хорошо, что она не на Рейнора смотрит.
     - Грядущее вселенной вспышкой в миг растает, оставив только звездопад. И. Тогда. Поймаю я твой взгляд, заботы все мои непременно растворятся. Новолунья ча-а-ас наста-а-ал.
     Девушка сорвала с головы парик и метнула его в хохочущего Ройса. Следом полетел жезл.
     - К тебе гости! – рявкнула красавица и, сделав пару шагов к столику, залихватски приложилась к вискарю.
     - О! Какие люди! – Ройс пьяно качнулся, неуверенно утвердившись на ногах. – Как жизнь, командир?
     - Да как обычно, - подошел вплотную Рейнор. – А у тебя, гляжу, все очень неплохо. Что это за чаровница? И откуда здесь Кэтти?
     - Ты садись, Джим, - махнул парень бутылкой. – В ногах правды нет.
     Весь квартет расположился за давешним столиком. Джиму тут же набултыхали на пару пальцев. Отказываться он не стал, нет-нет, да и поглядывая на прекрасных дам.
     - Джеймс Рейнор, - учтиво поклонился он девушке, так как только с ней он не был знаком. Колонистка? – Командир этого крейсера.
     - Калина, - мягко улыбнулась красавица, что так напоминала ему Сару. – Проекция.
     - Проекция? – нахмурился мужчина.
     - Мы не совсем настоящие, дядя Джим, - протараторила Кэтти и наткнулась на осуждающий взгляд блондина. – Ой!
     - Ты тоже хороша, - пожурил блондин Калину. – Вот скажи мне, Джим. У всех женщин словесное недержание?
     Джим посмотрел на девушек и осторожно ответил.
     - Ройс. Я тебя уважаю. Но жить тоже хочу. Очень.
     - Ты все равно собирался ему все рассказать, - хмыкнула девушка и снова приложилась к бутылке.
     Все ожидающе посмотрели на Ройса.
     - Ну, понимаешь, - замялся тот.
     - Нет. Ни дьявола не понимаю.
     - Калина умерла много со… - Калина погрозила кулаком, и Когг поперхнулся. – Кха! Давно, короче. И ее душу захватил мой учитель. Ну а Кэтти, - Ройс неопределенно махнул ладонью. – Ты сам видел.
     - Мистика какая-то, - пробормотал Джим.
     - Ох, объяснятель, - девушка приложила ладонь к лицу. – Короче, мы с Кэтти что-то вроде голопроекций с искусственным интеллектом.
     - А на самом деле?
     - А на самом деле, - продолжила Калина. - пойманные души, заточенные в кристаллы особого вида.
     - Это как тот, что ты мне на поле боя показывал?
     - А я показывал? – удивился блондин. – Ничего не помню.
     - Так ты, - Джима аж тряхануло от открывающихся перспектив. – Ты можешь так любого, ну, записать?
     - Не могу, - понурился Когг. – Если бы мог… Если бы я мог… С Кэтти случайно получилось, - парень пригубил спиртное. – Я, собственно, и пришел-то в поисках учителя. Чтобы уметь самому делать кристаллы душ.
     - А повторить никак?
     На это блондин и рыжая синхронно покачали головами.
     - И где он? – спросил Джим. – Учитель твой.
     - Без понятия, - парень оперся щекой на кулак и уставился в пустоту. – Наставник сказал, что «светлые сородичи твоего учителя могут то же, но недоступным нам методом». Конец цитаты.
     - Светлые, - задумчиво протянул Джим. – А знаешь, я кажется могу тебе помочь.
     - Ты догадался, - встрепенулся парень.
     - Возможно тебе помогут темные тамплиеры.
     - Протоссы? Да ладно. Это же на поверхности лежало, блин! Как я могу быть таким тупым!
     - Ты очень умный, дядя Ройс! – оторвалась девочка от поедания сладостей.
     - Идеал недостижим, - в тон ей произнесла девушка. – Глубины тупости настолько необъятны, что тебе еще плыть и плыть.
     Ройс скривился. Джим хохотнул.
     - А где Джамшут?
     - У Свонна оставил, - почесался Ройс. – Заряжаться и чиниться.
     - Угу, - кивнул Джим. Если кто и может починить шального робота, так это Свонн. – А вы тут чем занимаетесь? Что за концерт?
     - Да проспорила я ему, - Калина оценила уровень виски в бутылке. – Отдувалась.
     - А что за спор, если не секрет? – заинтересовался мужчина.
     - О! – ожил Ройс под подозрительным взглядом Калины. – Скажи мне, командир. Ты умеешь играть в сабакк?

Глава 11

     Учитель всегда твердил, что темная сторона полна безумия. Она коварна и безнравственна. Стоит ей вцепиться в твои эмоции, и все. Медленный яд начнет просачиваться сквозь скрепы разума, и до бесповоротного превращения в жаждущую крови тварь останется один маленький шажок. До такого сладкого, желанного преображения. Когда каждая клеточка тела жаждет темного наркотика и получает его с избытком. Это экстаз, преодолеть который может не каждый, даже если его разум достаточно высокоорганизован.
     Потому на первом месте у ситхов всегда стоял контроль. Это какие-нибудь темные колдуны да падшие джедаи могли позволить себе идти на поводу у Тьмы, восхищаясь своей неимоверной крутостью. Повелители же ситхов всегда держали себя в ежовых рукавицах, дозированно выпуская негатив в мир. Тут стаканчик ненависти, там щепоть депрессии, приправленной страхом. Только так.
     С чего меня потянуло на философию, спросите вы? Особенно сейчас, когда я скукожился за мятым куском металла в углу просторного ангара, пытаясь не отсвечивать. А с того, что я собирался призвать свою Силу, свой темный дар на полную катушку. Наверное, впервые за все время своего пребывания на темной стороне. Те вспышки эмоций, что были раньше, и в подметки не годились полностью готовому к бою ситху. Там я позорно отпускал контроль, отдаваясь на волю внутреннего пламени. А вот теперь…
     Я обвел глазами нашу позицию. Справа и слева от меня сидели оставшиеся в живых побитые космопехи, пытаясь прикинуться теми самыми останками астероидной базы. Джим судорожно перезаряжал монструозную снайперскую винтовку, а Тайкус вяло матюкался в общую сеть, выражая свое экспертное мнение о всяких там любознательных Рейнорах.
     До спасительного корабля нам оставались считанные пара сотен метров. Немного до эвакуационного коридора, еще чуть-чуть до развороченного шлюза. И все, ищи, казалось бы, ветра в пустоте. Да только эти метры были самыми непроходимыми в моей практике.
     С какой радости нас потянуло в эту систему с истинно казахским названием, знает лишь любопытство Джима. Именно он добыл секретные данные, и именно он стал инициатором высадки на клятый кастанарский астероид. Не, поначалу все шло неплохо. Мы быстро прорвались мимо систем обороны, хорошенечко приложили жидкие доминионские заслоны, охраняющие лабораторию «по добыче бериллия». Споро добрались до реактора, глазея по пути на здоровенные колбы со странными организмами внутри. А потом все пошло по вторичным женским половым признакам. Нам стало очень грустно, короче. И на то была своя причина. Здоровенная такая.
     Причина, помахивая тентаклями и когтями, разбирала на запчасти остатки доминионских охранников у дальней стены. Там же тусовались и лабораторные образцы – кучка зергов и искаженных зилотов. Вся эта безумная куча-мала была чуду на пару укусов. А потом неведомая хтоническая хрень примется и за нас. Казалось бы, пока штука там закусывает интерпланетным бутербродом, можно было бы и лыжи смазать. Да только чудовище вполне себе могло телепортироваться. Хлоп – и тварюшка месит дюзы эвакотранспорта. И тогда мы станем лишь еще одной консервой.
     По уму, нужно поставить заслон из смертников и прорываться, да только чем удержать зубастую будку, размером с неплохой английский автобус? Нам оставалось лишь дрожать от ужаса, проецируемого гибридом, и покорно ждать своей участи. Будем почетной финальной закуской на этом празднике генетических уродов. Будем, ага. А вот хрен! Джамшут опять обидится, да только нечего было зависать у Свонна, копаясь в новеньких лучевых винтовках.
     - Джим, - позвал я нашего командира по сети. – Джим!
     - Ну? – мужик оторвался от своей пушки.
     - Пойду я.
     - Куда ты, б**дь, пойдешь?!
     - Туда, - махнул я в сторону обедающего гибрида.
     - С ума сошел? – прошипел командир.
     Ну, наверное, да. И уже давненько. Не комментировать же банальности. Я выпрямился и с хрустом расправил плечи. Как хорошо-то, мамочки.
     - Эй, Ройс, - проскрипел Тайкус. – Ты чего?
     - Я сейчас призову свой дар, - улыбнулся я. – Могу стать немного неадекватным. А вы пока время не теряйте, валите со всех ног.
     - Типа ты до этого адекватным был, - пробурчал Финдли.
     Посыпались одобрительные комментарии от космодесов. Ну хоть кто-то поддерживает меня, желая сдохнуть не очень быстро. Аж слезу пробивает от умиления. Я прикрыл глаза, отстраняясь от вспышек выстрелов и снял запреты с полыхающего в глубине груди ядра. Да-а-а-а! Огонь резво пробежался по венам, выжигая наносные переживания, и добрался до глаз, привычной вспышкой опалив радужки. Вот теперь повоюем.
     - Ройс! – рявкнул Джим так, что у меня ухо заложило. – Сядь немедленно! Ты не справишься с этой тварью! Ты же слышал Мэтта, чудовище неуязвимо!
     Я пафосно обернулся, одним движением откинув полу бронеплаща.
     - Я – владыка ситхов, - слова складывались сами, повинуясь какой-то древней силе, что полыхала во мне. – Я повелитель Тьмы! Поколения моих предшественников бросали вызов судьбе и превозмогали! Что мне какой-то лабораторный хомяк! Нелепое препятствие к могуществу, не более.
     - Ни хрена себе он заворачивает, - восхитился Тайкус.
     И вот, первый шаг к моему року. В правой руке уже полыхает рубиновое правосудие. В левой между пальцами крепко умостились новые газовые бомбы, что я сварил на основе зерговой ДНК. У протоссов и так с регенерацией не особо. А зергову сторону этого ГМО-монстра поправим нужным ядом. Ну, наверное.
     Я вышел на середину ангара и оскалился в довольной улыбке. В голове били барабаны войны, а руки жаждали омыться в проклятой крови. Я жаждал смерти твари, и остановить меня не мог никто. Не эти же презренные мясные человеки, что ныкаются по углам.
     - Слышь, ты! – крикнул я на кураже. – Иди сюда, выкидыш японской анимации!
     Понятное дело, гибрид меня не услышал. Вакуум вообще такой себе проводник для звука. А вот ментальный посыл, стегнувший по твари, пришелся ей не по вкусу. Она как раз закончила с интернациональным канапе и крутила здоровенной башкой, пытаясь найти, чего бы еще пожевать.
     В меня полетела пси-волна, что должна была парализовать. За спиной застыли космодесантники, кто как сидел. А я лишь мотнул головой, сжигая чужую энергию своим пламенем.
     - Море волнуется раз, - хохотнул я и, накинув на себя пару ускорений, скастовал рывок на одних рефлексах.
     Мозг работал как разогнанный суперкомпьютер. Глаза выхватывали мельчайшие детали окружения. Я с разбегу врубился в тварь и отскочил от псионического щита. Чудом увернувшись от сабельных когтей, отступил, сконцентрировал Силу на кончике светошашки и нырнул в новый рывок.
     Проблема всех щитов, будь они технологическими или, там, псионными, в том, что они слишком растянуты. Далеко не вся поверхность защитной техники востребована, а энергия не бесконечна. Принцип соломки, что подстилают в нужном месте, работает и здесь. Усиленное световое лезвие вошло в резонанс с мыльным пузырем гибрида и поле схлопнулось. А вот дальше все пошло не по плану.
     Тварь разинула пасть, изображая жуткий рев, меня даже слюной забрызгало. Недолго думая, я метнул все бомбочки за самые гланды. Тварь поперхнулась, с чешуйчатых губ закапала обильная лимонная пена. Вот только, потратив время на этот маневр, я подставился под удары, которые тварюшка наносила очень быстро, несмотря ни на свои размеры, ни на мое ускоренное восприятие. Первый шлепок монструозными когтями развеял щит Силы. Со вторым удалось разминуться буквально на волос. Вот только у гибрида четыре хватала – это меня и подвело.
     Я уже намылился на отскок, когда отскок нашел меня сам. От мощной плюхи меня снесло в сторону ближайшей стены, а это, между прочим, метров двадцать свободного незамутненного полета. Пару раз перевернувшись в воздухе, я впечатался в стальную перегородку. Загудело. То ли стена была рада нашей встрече, то ли моя голова, только вот она рада не была. Отклеившись от недружелюбного препятствия, я рухнул на замусоренный пол.
     - Во же, - пробормотал я, вытряхивая гул из черепа. – Еще чуть-чуть, и тройной тулуп был бы в кармане.
     В наушниках послышался задорный всхрюк Тайкуса, зараза, оценил весь юмор ситуации. А вот я, проведя ревизию конечностей, не особо. Левая рука болталась на каких-то кровавых лохмотьях. Боли не было, лишь недоумение и раздражение наполняло мой отбитый во всех смыслах мозг. Я, покряхтев, поднялся, кое-как утвердившись на деревянных ногах. В висках бил набатом пульс. Глядя на неторопливо приближающуюся тварь я лишь предвкушающее оскалился. Меч прогудел свою смертоносную песню.
     - Покой – это ложь, - на губах застыл вкус железа, легкие тоже повреждены, но мне было плевать. – Есть только страсть.
     Первый, пока неуверенный шаг к динозавру, я сделал с горящей душой. Левая рука висела бесполезной тряпкой. Каждое дыхание отдавалось пузырящимся хрипом. Великанские шаги твари отдавались вибрацией по полу.
     - Со страстью я получаю силу, - я выпрямился и заковылял навстречу своей судьбе. –С силой я получаю мощь! С мощью я получаю победу!
     Наверное, со стороны это выглядело эпично. В центре зала, как на дуэли, сходились хтоничное чудовище и полыхающий багровым пламенем покореженный ситх. А в конце останется только один.
     - С победой мои оковы рвутся! – я уже орал прямо в челюсти пригнувшемуся для атаки гибриду. – Сила! Освободит! Меня!!
     Кровь кипела от ненависти. Пламя дара полыхало так ярко, что можно было разглядеть пылинки у противоположной стены. Я насмешливо проводил взглядом отведенные в замахе правые лапы чудовища и замахнулся клинком. Классическое «один удар – одна смерть» с такой махиной не выйдет, но крылья я ему подрежу. Для начала.
     И тут Джиму пришло в голову, что бросать товарища – это совсем не торт. Героизм головного мозга – он такой, тяжелый и неизлечимый. Вместо того, чтобы как все нормальные терраны, уносить свои бронированные задницы и эвакуироваться с астероида, он решил помочь. Ну, это он так думал. И его расчет, в целом, был неплох. Щит то с твари снят, да регенерация понерфлена, хоть о последнем он и не знал.
     Первой нотой в симфонии разрушения прозвучал отвалившийся рог твари. Пули из обедненного урана, что калибром с мое запястье, это вам не детские хлопушки доминионцев. Гибрид сбился с волны и заверещал, уж ступни то мне все звуки передавали вполне неплохо. А потом портанулся в дальний угол. Вот только тактическое отступление тварь не спасло. В ту же секунду горстка гордых, но слабых людишек залила панцирь чудовища бледными зарядами дезинтеграторов. И все бы ничего, да только попадало из всего этого потока, дай Сила, если процентов десять. Рогатый хрен толерантного окраса стоять на месте и принимать живительный душ зарядов не возжелал.
     Груда гибридного мяса качала маятник, бодро приближаясь к смертникам. Дезинтеграторы – это, конечно, хорошо. Но на такую шкуру стоило выходить с гаубицей. Редкие попадания вырывали из твари незначительные кусочки, не нанося ощутимого вреда мерзкой тентаклиевой зверюге. А я злился от того, что какие-то слабаки пытаются вырвать мою победу. В моем поединке! Парнокопытные, б*я!
     Гибрид, пробежав зигзагом полпути до жидких укреплений рейдеров, наконец вспомнил, что он еще и псионик. И шибанул по людям парализующей волной.
     - Море волнуется два, - прокомментировал я и сорвался в серию рывков.
     Ведь если у пробирочного недоразумения есть пасть, значит и жопа должна быть в наличии, так ведь? Вот у протоссов ее нет. Наверное. А у этого затейника? Увернувшись на запредельной скорости от пары тентаклей и зазубренного хвоста, я нашел искомое и зачехлил туда свой клинок. Световой, если что, а не тот, о котором ты подумал, извращенный падаван. И немножко покрутил.
     Пол содрогнулся от мощной звуковой волны. Будь здесь атмосфера, оглох бы даже с компенсаторами на динамиках. А так, просто отпрыгнул, придерживая болтающуюся на соплях руку. Контроль твари пошел в разнос, и она тут же словила подарок от Джима. Прямо в хлеб. Гибрида аж выгнуло от боли и ярости. И пока оно разглядывало потолок, плюясь в него голубоватым ихором и лимонными слюнями, я решил закончить охоту. Без левой руки будет сложновато, но у меня и на такой случай был свой болт с хитрой резьбой.
     - Хождение-по-деревьям-но-джитсу! – оповестил я свою рацию и бросился на врага.
     А то, что с тыла, так я не рыцарь, и тем более не джедай. Мое тело взвилось в высоком прыжке, кованые боты с размаху впечатались в поясницу гибрида, оставив в его броне приличные вмятины. Глаза, напоенные Тьмой выхватили из уродливого силуэта энергетическое ядро твари. А верный клинок, задорно гудя, отмахивался от многочисленных тентаклей. Отрубить их не получалось, а вот пожечь – вполне.
     Я сделал пару хлопотных шагов по чешуе, локально измененная гравитация в ступнях творила чудеса, и вколотил меч в проекцию ядра. Вертикально, навалившись всем телом. Дело пошло, но туговато. Монстр, почувствовав жаркое дыхание смерти, забеспокоился. Меня крепко обвили щупальца, пытаясь то ли сдернуть со спины, то ли задушить. Все тщетно. Нечеловеческая мощь ситха вкупе с темным даром не оставили гибриду и шанса. Клинок, проплавив пару каких-то перегородок внутри чудовища, вонзился в ядро. А затем туда же, используя меч как проводник, отправилась самая мощная молния, на какую я был способен.
     Ментальный вопль гибрида был настолько жутким и сильным, что я еле удерживался на краю сознания. Но битва изначально не была равной. И я, на автомате врубив тутаминис, погрузился во тьму беспамятства. Сил бороться уже не было.
     ****
     Дарт Умбракс.
     Мастер Эйдур сидел на своем любимом кресле и отдыхал от дел тяжких. Левая рука ситха лениво перекатывала маленькие шаровые молнии по ладони, правая же обреталась в основательном плену твилекской красавицы. Как ее звали, он помнил смутно, но она была тихой и исполнительной. И сейчас наводила марафет среди его ногтей. Не то, чтобы Умбраксу был так необходим маникюр, но привычка держать свое тело в чистоте и порядке давно въелась в его личность. Да и расслабляло это занятие, как-никак.
     Бледная маска лежала на подушечке неподалеку. Рядом на столике стояло ведерко со льдом, в котором обреталась бутылка альдераанского и бокал.Древний ситх перевел взгляд с задорных меховых тапочек на своих ногах, что в свое время самолично скроил из семейной пары зайгеррианских работорговцев, на голоэкран, с которого он следил за своим крайним и, будем надеяться, последним учеником. Этот образец вышел перспективным. Он уже вошел в группу отсева, и подавал большие надежды на осуществление тысячелетнего плана. Еще несколько испытаний, и… И вот сейчас как раз одно из них. Закладки в сознании Арденту уже расшатали его психику, и его дар принялся пожирать своего обладателя, обкусывая душу. И те вспышки тьмы, которые одолевали его не такого уж и бестолкового ученика, тому пример и индикатор. Сегодня же от его души либо не останется ничего, либо Арденту найдет выход и станет сильнее. Хотелось бы второе, но как Сила распорядится.
     На экране зашевелилась туша голубого монстра и из-под нее выбрался голем, управляемый только темной жаждой. Умбракс улыбнулся. Есть в одержимых Тьмой что-то завораживающее. Такой пикантный привкус жгучего перца. Что же. Инструмент для возвышения выкован. Теперь настала очередь закалки. А там – война план покажет.
     ****
     Джеймс Рейнор.
     У войны мало положительных моментов, но все же они есть. И один из них – способность быстро думать. Правда для этого нужны, как минимум, мозги. У Джима мозги были, вроде бы. Иногда он все же сомневался. А еще в бою совсем не лишними были быстрые ноги. Для осуществления тактических отступлений, так сказать.
     И сейчас ноги использовались на полную. Уже минуты три рейдеры драпали вглубь раздолбанного комплекса лаборатории, даже и не думая отстреливаться от нового врага. Когда Ройс выбрался из-под туши гибрида, Джим даже обрадовался. А потом стало понятно, что что-то не так. Когг не отвечал на запросы, а только пошатываясь шел к космодесантникам. А когда дошел до Тайкуса, попытался того зарубить своим светящимся ножиком. Видимо, так проявлялась Коггова «неадекватность». Финдли тогда отмахнулся своим новеньким дезинтегратором – и теперь остался без оружия. Его оплавленные половинки так и остались дымиться на полу того ангара.
     - Может уже пристрелим его? – тяжело дыша брякнул Тайкус и оперся манипуляторами в бронированные колени. – Ну так. Хоооо. Для профилактики. Фуууф.
     - И думать забудь, - рявкнул Джим. – К тому же тебе теперь нечем.
     - Сэр? – послышался голос Мэтта из динамиков. – Сэр? Что там у вас происходит? Телеметрия очень плоха.
     - Блондин с нарезки слетел, - буркнул Финдли. – А так ничего, пробежка утренняя просто.
     - Не понял…
     - Мэтт, подключи Калину, - Джим приостановился у очередного завала и обернулся, высматривая черную фигуру в неверном аварийном освещении. – Скорее!
     Пару минут десантники приходили в себя и беспокойно поглядывали в сумерки прохода. Бежать больше некуда, что печально. Но вот, из-за угла показался хромающий Ройс, освещающий себе дорогу багряными отблесками. Левая рука псионика болталась на остатках брони, да и сам его вид удручал и пугал одновременно. Квартетом заскулили приводы дезинтеграторов, а Джим мрачно загнал очередной патрон в ствол верной снайперки. Если выхода не останется, придется решать вопрос радикально. А не хочется.
     - Что там, Джим? – небесной музыкой пролился голос девушки.
     - Ройс сказал, что призовет свою силу полностью, - быстро заговорил Рейнор. – А затем завалил гибрида. Теперь хочет завалить и нас.
     - С ним связь есть? – в голосе девушки послышалось нешуточное беспокойство. – У него что-то типа психоза, он себя не контролирует.
     - Мы это уже поняли, - Джим перевел взгляд с хромающей фигуры, которая неумолимо приближалась, на индикаторы отряда. – Связь функционирует, просто он не отвечает.
     - Если я не пробьюсь, нужно будет попробовать его захватить. Он должен услышать мой голос!
     - Тут уж как получится, женщина, - влез Тайкус, красноречиво переглянувшись с выжившими рейдерами.
     - Ройс? Ройс! Ты слышишь меня?! - Когг, или что там сейчас шло их убивать, запнулся и остановился.
     - Слышит! – не удержался Джим от радостного восклицания.
     - Ройс, - продолжала Калина. – Уже пять часов, время пить чай!
     - Че, б*я? – возмутился Финдли. – Она о чем вообще?
     Но Джим только шикнул на говорливого друга. А Когг задрожал всем телом, выронил погасший клинок и упал на колени, вцепившись здоровой рукой в свою страшноватую маску. То ли пытаясь содрать ее с лица, то ли просто придерживая голову, чтобы не оторвалась. По сети пронесся жуткий вопль-стон, и парень пластом завалился на пол.
     Десантники же время не теряли, уже через мгновение безвольное тело было зафиксировано всеми доступными методами. Тайкус не поленился и заботливо обернул вокруг Ройса арматуру.
     ****
     - Ооо, доктор Хэнсон! - воскликнул я, обворожительно улыбаясь во все тридцать два зуба. - Как всегда прекрасны.
     - Опять вы, - лицо девушки, что была вынуждена оторваться от технологичного микроскопа, стало мрачным.
     - Скажите, доктор Хэнсон, - моя улыбка приобрела весьма пошлый оттенок. - А какие на вас сегодня трусики?
     - Хамло, - без энтузиазма бросила Ариэль, прекрасно понимая, что от меня так просто не отвяжешься.
     - А вы, как всегда, неприступны, о валькирия мудрости, - я картинно закатил глаза. - И холодны.
     Ариэль пыталась читать со своего планшета, но отрешиться от моего словоблудия было не так-то просто. Когда мне нужно, я могу быть на диво приставучим.
     - Чем занимаетесь, прекрасная дева? Опять грызете гранит?
     Хэнсон глубоко вздохнула, интеллигентно выражая свое неудовольствие несовершенством мира, и, наконец, повернулась ко мне.
     - Когг, - красивые глаза пристально смотрели из-за очков. - Зачем вы меня доводите?
     С пару мгновений я наслаждался горящим от гнева прекрасным взглядом.
     - Вы сейчас серьезно, Хэнсон?
     - Серьезнее некуда, - склонила она голову и сдула с лица непослушную прядь.
     Ну какая милашка, божечки-кошечки! Кава-а-ай!
     - Это защитная реакция, доктор, - заговорщицки произнес я, придвинувшись к ней вплотную.
     - От чего вам защищаться, Когг? - слегка отпрянула она. - Вы ведь у нас бравый гусар. Слабоумный и отважный.
     Я чуть слезу умиления не пустил.
     - А вот это сейчас обидно было, - деланно оскорбился я, и воздел палец в назидательном жесте. - Народная мудрость гласит, что особым магнетизмом обладают умные женщины и красивые мужчины.
     - И как это относится к нашей ситуации, Когг?
     - Ну как же! - всплеснул я руками. - В наличии одна умная и красивая женщина, да один красивый и умный мужчина. Ну?
     - Ну допустим, - обреченно вздохнула девушка и с затаенной надеждой покосилась на планшет.
     - А вы, Ариэль, как и всякая интеллектуально развитая девушка, довольно одиноки. А тут я. И красавец, и гениален, - я перешел на доверительный шепот. - А мне нельзя. У меня уже есть дама сердца.
     Ариэль сняла очки и, сощурив глаза, яростно потерла виски.
     - Когг. Вы хотите сказать, что таким странным образом хотите меня защитить?
     - В точку, - я сложил пальцы пистолетом и послал в Ариэль воображаемую пулю восхищения.
     Ариэль от попадания скривило.
     - Уточню. Глупыми подкатами?
     - Ага, - закивал я.
     - Пошлыми вопросиками?
     - Ну да!
     - Идиотскими восхвалениями?
     - В точку, доктор Хэнсон!
     - Я не верю вам, Когг. Вы - клинический идиот.
     - Ой, да ладно вам…
     - Я просто уверена, что вы намеренно не посещаете наших медиков. Скрываете отсутствие мозга, да?
     - Туше, - отгородился я от разошедшейся не на шутку девушки ладонями. - Спокойнее, доктор Хэнсон. Спокойнее.
     - Извольте оставить меня, Когг. Вы отвлекаете меня от важной работы, тратите впустую мое время.
     - Так может разрубим этот узел наших чувств? - патетично воскликнул я, а затем, увидев тянущуюся к скальпелю тонкую руку, поспешно добавил совершенно серьезным тоном. - Давайте проверим мой могучий интеллект. Покажите, над чем работаете, доктор.
     - Да вы все равно не... - она покосилась на меня. - Ладно. Похоже, проще показать.
     Она включила голопроектор и парой щелчков вывела на него классическое антитело в высоком разрешении, напоминающее предпоследнюю букву английского алфавита. Левый нижний угол экрана занимала динамическая развертка первичной структуры молекулы, что пестрела специфическими сокращениями. И будь я простым обывателем, быть бы мне осмеянным и оплеванным. Но я был не простым обывателем, а вполне себе сложным. Пятнадцать лет медицинских штудий и экстремальных генетических экспериментов чего-то да стоят, хех.
     - Игрек?! - придурковато восхитился я. - Так вы доктор филологии?!
     У Хэнсон задергался глаз.
     - Сделать моноклональную вакцину против вируса зергов - довольно предсказуемо, - а вот теперь она удивилась. - Правда, в нынешних стесненных условиях не до жиру. Так, доктор Хэнсон?
     - Верно, - в серо-зеленых глазах появился интерес.
     - На вскидку, эффективность вакцины по шкале Коган будет где-то в районе семи баллов, так?
     - Шесть и три, - искренне улыбнулась девушка. - Неплохо считаете, раз обошлись без компьютера, Когг.
     Я набрал команду на клавиатуре.
     - Однако, если удалить вот этот участок, - на модели замигала красным искомая цепочка. - А затем перекодировать вот эту последовательность, перевернув ее наоборот, мы получим...
     - Я не верю, - прошептала Ариэль и бросилась к компьютеру, живо оттерев меня от голопроектора.
     Минут десять девушка проводила расчеты и проверяла данные. Затем перепроверяла. Потом неверяще покачала головой и снова перелопатила всю таблицу.
     - Невероятно, - откинулась она на спинку кресла. - Вы просто чертов гений, Когг. Десять баллов. Десять из десяти. Да как так то?
     - Увольте, прекрасная жрица науки, - улыбнулся я. - Вам просто был нужен незамыленный взгляд. Вы бы и сами все заметили рано или поздно.
     - Но ведь я не одна работала над этим проектом, - девушка недоуменно потерла лоб. - Мне и Игон помогал.
     - Стетман, конечно, талантливый парень...
     - Но?
     - Но у него столько проектов, что у вас он, образно говоря, только пробирки мыл.
     - Да, - растерянно произнесла Ариэль. - Скорее всего.
     - Но продолжим, - щелкнул я пальцами, привлекая внимание. - Вы же понимаете, что ваша вакцина - лишь временное решение. Она способна приостановить развитие болезни, но не победить ее.
     - Прекрасно понимаю, - плечи девушки опустились. - Но что я еще могу? Ресурсов мало, времени и того меньше.
     Я с десяток секунд полюбовался красоткой и решил больше не томить.
     - Есть у меня одна идея, как помочь вашему горю, - флешка заняла гнездо в компьютере. - Это моя старая работа, можно сказать - экзаменационная. Но в обычных условиях - достаточно бесполезная.
     Хэнсон подъехала на кресле к голопроектору и прищурилась, разбирая высвеченное.
     - Модификация лимфоцитарной системы консервативными методами с возможностью дальнейшей модернизации и специализации, - прочитала она. - абитуриент Ройс Когг, восемь лет.
     Она быстро листала страницы, по диагонали просматривая документацию. И вот, наконец:
     - Я уже говорила, что это невероятно! - девушка неуверенно улыбнулась. - И, возможно, может сработать.
     - Я вам помогу, Ариэль, - я положил руку на нежное плечико. - Вместе мы быстро реализуем этот проект.
     - Что вы хотите за свою помощь?
     - Дарю.
     Девушка задумчиво закусила губу.
     - И все же. Не люблю быть должной.
     - Ну, окажете мне небольшую услугу.
     - И все?
     - Ну еще можете на тот вопрос ответить.
     - Черные стринги, - зарумянилась Ариэль.
     - Охохо, - покачал я головой. - Да вам не чужда романтика, милая девушка.
     От летящей реторты пришлось уклоняться.
     ****
     Ариэль Хэнсон.
     - А ты еще утверждал, что у тебя есть любовь.
     Девушка, откинувшись на подушки, переживала последствия последнего пика. Чувственный секс закончился таким феерическим оргазмом, что сладкие волны до сих пор гуляли по телу, оставляя на бархатной коже приятные мурашки. Она и не предполагала, что на такое способна. Да что там, она не предполагала, что у нее вообще в ближайший век вдруг появится мужчина. Хоть и не ее. А жаль, право слово.
     - Так то - безответная любовь, - блондин расслабленно лежал рядом, прикрыв естество влажной от пота простыней. – Она и не в курсе о моих переживаниях.
     - Чего же не признаешься? – слегка удивилась себе девушка, ибо ее понесло на очень странные разговоры в довольно пикантной ситуации. – Может она по тебе тоже сохнет?
     - Хех. Это вряд ли, - Ройс повернулся на бок, подпер голову рукой и довольно посмотрел на Ариэль, не упуская ни одного соблазнительного изгиба. – У нас с Калиной, как бы это сказать, идеологические разногласия. К тому же и межличностные отношения очень запутаны. Она, как бы, у меня в рабстве.
     - Надо же, - Ариэль подцепила с тумбочки очки, через них разглядывать совершенное тело любовника будет сподручнее. – А ты, получается, в рабстве у нее.
     - Ну да, - кивнул парень. – Выходит так.
     - А меня ты, значит, так, по пути прихватил, да?
     - Не смог пройти мимо такой красоты и чувственности, - зазывно улыбнулся Ройс. – Ну и помочь хотел.
     - Да ладно.
     - Я серьезно, - парень выставил перед собой левую руку и загнул мизинец. – Во-первых, устроил тебе разрядку.
     - Точно-точно, - покивала Ариэль. – И разрядил, и зарядил, и напулял.
     - Не без этого, - еще одна наглая и сытая кошачья ухмылка. – Во-вторых… Скажи мне, русалка моя прекрасная, когда мы с Джимом тащили твоих гражданских через заслоны зергов на Агрии, ты ведь принимала самое активное участие в этом?
     - Конечно, - к чему этот вопрос, девушка понимала слабо. Пока. – Я не могла бросить своих людей.
     - А потом работала с биоматериалом зергов, временами не особо заботясь о технике безопасности.
     Ариэль виновато опустила глаза. Ну да, было такое. И даже стало немного понятнее, к чему клонит партнер.
     - Секс то тут причем? – признавать свою халатность не хотелось.
     Ладонь разжалась, и вся ее поверхность замерцала солнечными бликами. Светящиеся пальцы мягко прошлись по линии лица Ариэль, даря приятное тепло. Затем опустились на шею, ладонь нежно погладила грудь, не забыв уделить внимание возбужденным соскам. Потом настал черед плоского животика. Остановился Ройс лишь на внутренней стороне крутых бедер, которые девушка обычно прятала под просторным лабораторным халатом. Ариэль неожиданно поняла, что не против продолжить упражнения, хотя еще пару минут назад валялась без сил в сладкой истоме.
     - Вакцина у тебя будет готова только через три дня, - ладонь охальника сместилась выше, а пальцы нашли одно из самых нежных мест Ариэль. – А организм женщины обычно ассимилирует ДНК мужчины. Достаточно данных, доктор Хэнсон?
     Перспективы вырисовывались такие себе, но кровь уже отлила от мозга от слова совсем.
     - М-м-м-м, - закусила девушка губу от удовольствия. Каких, нахрен, данных! Разве можно тут думать?! – Это псевдонаучная чушь. Ох. Все разбирается до нуклеотидов макрофагами и не несет, ах, полезной нагрузки. Прекрати!
     - Прекратить?
     - Нет! Помягче просто, у-уф, думать сложно.
     Теперь улыбка Ройса стала коварной.
     - Я – не все мужчины. Мое ДНК очень сильно, да еще и модифицировано, - глаза парня бесстыдно гуляли по изгибающемуся от удовольствия телу. – А вирус зергов уже сегодня достигнет в твоем организме предельных значений и займется перестройкой организма. Я всего лишь затормозил этот процесс. На половину недели у тебя будет иммунитет.
     - О-ох, - сознание накрывало томной поволокой. – Мог бы просто кровь мне перелить.
     - Ну это неспортивно, Ариэль.
     - Ты уже собираешься вводить мне вторую дозу своей «вакцины» или нет!
     - Как пожелаете, прекрасная госпожа.
     - Ум-м-м. Да-а!
     ****
     Джеймс Рейнор.
     - Представляете, Джим! Мы просто приложили к нему руку – и все! – взахлеб рассказывала Ариэль. – Руку, которая час как была мертва, по всем расчетам. А она возьми и начни прирастать. Вот просто так, сама собой! Просто невероятные регенеративные свойства, которые…
     - Тише, Ариэль, - притормозил Рейнор исследовательский энтузиазм. – Тише. Спокойнее. Как он?
     - Ну, физически будет в норме уже к завтрашнему утру. Только… - девушка виновато потупилась. – Только проблемы, похоже, лежат в метафизической плоскости.
     - Ариэль, я вас через слово понимаю.
     Глаза Хэнсон стали совсем грустными. Доктор явно была заинтересована в выздоровлении блондина. И заинтересована лично. Но сделать ничего не могла, видимо.
     - Он умирает, Джим, - казалось, еще чуть-чуть и Ариэль заплачет. – И я совершенно бессильна.
     - А кто в силах? – нахмурился Рейнор, уловив это самое «я», а не ожидаемое «мы». – Хоть как-то повлиять на ситуацию мы можем?
     Ариэль лишь кивнула на Калину, что уже вторые сутки безвылазно дежурила возле регенерационной капсулы. Джим подошел ближе. Рука рыжеволосой девушки лежала на стекле капсулы, за которым виднелось умиротворенное лицо Когга. Казалось, парень просто спит. Но не доверять словам Хэнсон причин не было.
     - Как он?
     - Добрый вечер, командир, - грустно улыбнулась бледная Калина. – Плохо. И чем дальше – тем хуже.
     - Доктор Хэнсон сказала, что вы знаете, что происходит.
     Рыжеволосая красавица повернулась к Джиму и задумалась.
     - Он, как бы сказать, надорвал душу. И теперь его дар, его внутренняя Тьма постепенно сжирает его суть. Еще неделю, может полторы, и от Ройса ничего не останется. Просто безвольное тело.
     Огонь перспектива. Парень, получается, пожертвовал жизнью ради горстки обычных людей, большую часть которой даже и не знал толком. А мы теперь будем просто смотреть, как он угасает, бессильно опустив руки. Джим расцепил зубы и спросил:
     - Хоть что-нибудь можно сделать?
     Девушка упрямо сжала губы, а потом все же ответила:
     - Я могу.
     - Всегда есть «но», так?
     - Так, - кивнула она, отрешенно глядя куда-то сквозь Джима. – Цена больно велика. Даже для джедая.
     - Джедая? – Рейнор попробовал на вкус незнакомое слово.
     - Я рыцарь джедай. Наш орден тысячелетиями исповедовал светлую сторону Силы, - Джим подтянул стул и присел рядом с Калиной, с интересом слушая откровения. –Мы миротворцы, дипломаты, ученые. Иногда и воины, такие как я. Ведь…
     - Доброе слово и пистолет гораздо доходчивее, чем просто доброе слово.
     - Верно, Джим, - девушка благодарно кивнула, принимая стаканчик с кофе от Ариэль, и нахмурилась. – Вот только у всего есть обратная сторона.
     - Я владыка ситхов, повелитель тьмы, - процитировал Джим и, видимо, попал в точку.
     - Это Ройс сказал, да? Все верно. Есть джедаи, а есть ситхи. Те, что пошли на поводу своих страстей. Те, что пали на темную сторону, изменив Свету, - Калина отпила из стаканчика.
     – И вы друг друга недолюбливаете, да?
     – Там, где появляется ситх, люди начинают страдать. Они несут одним своим существованием беды и несчастья. Войны, рабство, пытки, бесчеловечные эксперименты и трупы, - отрешенно пожала плечами девушка. – Мы режем друг друга при любой возможности. Обычно орден побеждает, но темные всегда возвращаются. Рано или поздно. И кровавый виток запускается вновь.
     Жесть какая-то. Джим на секунду представил себе такое. А потом Менкска, размахивающего красным клинком и сверкающим золотистыми глазами. Рейнора передернуло. Однако…
     - Ройс, при всех своих недостатках, не производит впечатление злобного властелина.
     Калина мягко, по-особенному улыбнулась и нежно погладила стекло регенератора.
     - Ройс особенный.
     - Мне кажется, что вас связывает не только классовая борьба, - заметила Хэнсон.
     - Я была его учителем. До того, как он пал. И в его падении есть изрядная доля моей вины.
     Так. Вечер откровений пора бы и сворачивать.
     - Вы, - прямо посмотрел Джим. – Конкретно вы можете что-нибудь сделать?
     - Могу, - грустно кивнула девушка. – Я могу отдать ему часть своей души. Тогда он быстро пойдет на поправку.
     - Вопрос цены, я полагаю? – сорвала с языка вопрос Ариэль.
     - Между нами образуется связь, что гораздо интимнее, чем между супругами, - Калина опустила взгляд. -
     Но не в этом беда, такое я как-нибудь бы перенесла. Наши души начнут сливаться в одну. Медленно, конечно, но тем не менее. И как это остановить, никто не знает.
     - Время? – пространно спросил Джим, но девушка его поняла.
     - Лет сто, может чуть больше.
     Хм. Осталось уточнить еще кое-что.
     - Ройс знает, что вы джедай?
     - Конечно.
     - Не похоже, что он очень хочет вас убить.
     - Я… У нас договор, Джим. Я ведь, по сути, рабыня. Но он предложил мне партнерство. В обмен на тело.
     - То есть, он обязался найти вам вместилище? – удивился Джим, опустив более пошлую трактовку. – В обмен на просто нейтральное отношение и какую-никакую помощь?
     - Ну, приблизительно так. Проблема в том, что вырастить тело одаренного не так просто. Практически невозможно. Но Ройс работает над этим. Работал. И работал успешно.
     Хех. Шах и мат, рыцарь Калина. Шах и мат. Комплекс вины, да с той бомбой, что подготовил Джим для рыжеволосой, просто гарантируют жизнь одной блондинистой язве. Еще бы как-нибудь Ариэль намекнуть.
     - Вам не кажется, рыцарь Калина, что условия договора очень уж мягкие? – закатил пробный шар Джим, выразительно посмотрев на Хэнсон.
     - Что вы имеете в виду, командир Рейнор?
     - Все сходится, - всплеснула руками Ариэль и, поймав недоумевающий взгляд Калины, продолжила. – Ройс говорил, что мы не пара, - на этих словах рыжая напряглась. – Потому что у него уже есть возлюбленная.
     - Чушь какая-то, - отрезала рыцарь.
     - Чушь – не чушь, - ухмыльнулся Джим. – Да только слепой не увидит, как он на вас смотрит.
     На лице Калины образовался очаровательный румянец, а глаза заметались между собеседниками, ища поддержки.
     - Да и за сотню лет такой находчивый парень всяко сможет что-нибудь придумать, - поднялся Джим со стула и отряхнул руки. –Ну или ишак сам сдохнет. За сим, позвольте откланяться, прекрасные леди.
     Джим уходил из лазарета с удовлетворением на душе и легкой улыбкой в бороде. Он сделал все, что мог. Дальше Ройсу придется самому выкручиваться. А Рейнор пока посмакует ошарашенный и задумчивый вид Калины, приправленный ироничной улыбкой Ариэль. Что ни говори, а эстетический голод он сегодня утолил по полной.

Глава 12

     Как найти неразима, сиречь темного тамплиера, в родном для него космосе? Не таком уж и большом космосе, по сравнению с двадцатью миллиардами обитаемых миров в далекой-далекой. Ответ: никак. Мало того, что они за годы истребления научились прятаться так, что иногда друг друга теряют. Так еще и с обычными протоссами встретиться, чтобы хотя бы у них дорогу спросить, та еще задача.
     Собственно, с талдаримами, этакими местными БДСМ-террористами, мы уже встречались. И настучали им по рогам. С пресловутой вершительницей Селендис встреча еще только предстоит, но там опять будет конфликт. Вряд ли Джим, ведомый чувством долга, выберет уничтожение Гавани со всеми выжившими колонистами Агрии. Не тот типаж. А особенно на фоне рабочей сыворотки, что недавно синтезировала Ариэльс моей скромной помощью. Это значит, что протосская воительница получит звездюлей, и к конструктивному диалогу будет не настроена. Не, попробовать все равно стоит, но только если основной план пойдет не так, как надо, а как обычно.
     И тут возникает второй вопрос. Что общего между ситхом, врачом, филологом, инженером и бомжом? И правильный ответ – образ мышления. Не в том плане, что тру ситх должен ныкаться по помойкам или налаживать производство при любой удобной возможности. А в некоей архитипичности моделей мышления, присущей той или иной группе разумных.
     Сколько не отмывай бомжа, он все равно пойдет на теплотрассу спать и под себя ссать. Врач везде видит незримые другим диагнозы, с прохладным любопытством осматривая прохожих. А ситх… А ситх либо доминирует, либо хитрит, если доминировалка не подросла еще. В моем случае, который второй, продуманный план гораздо надежнее, чем метод того же Саважа Опресса. Все-таки за слабоумием и отвагой – это больше к Джиму. Ну или к дарту Молу… А, нет. К Молу уже никак. Хе-хе.
     К рыбалке на протосса мы с Джамшутом и Калиной готовились основательно. Наши попойки и проделки можно было увидеть в самых разных отсеках Гипериона. Все уже просто закрывали глаза и пытались поскорее удалиться от беспокойных пассажиров подальше. А то ведь еще и поучаствовать придется на добровольно-принудительных началах. И сквозь прикрытые веки никто не замечал, как мы монтируем систему наблюдения. Да и местные техники ее обнаружить не могли, все же разница в технологиях просто огромная. К сегодняшним корабельным суткам наша сеть оплела уже весь крейсер. Оставалось только затаиться и ждать.
     Я сидел в ангаре Свонна за своим верстаком и пытался приспособить протосский кристалл к новому световому мечу. Безоружная Калина меня не устраивала, а кайбер-камешков в округе не наблюдалось. Корпел я уже пару суток, как только выбрался из регенератора, крутя этот выкидыш псионики и так, и этак. Свонн с Джамшутом, как обычно, обретались неподалеку, увлеченно переводя технологии ДДГ в понятные терранам. В общем – все занимались своими делами, когда тихонько грянуло. Ну или пискнуло.
     Я раздраженно покосился на комлинк. Затем нацепил на шею обод, с приваренным на него проектором из космодесовского скафандра, и утопил клавишу активации. На сетчатке отпечаталось одно единственное слово Джамшута, что без устали мониторил нашу шпионскую сеть. «Подсекай».
     Еще через пару кнопок проектор стал показывать прямую трансляцию с одного из технических коридоров, куда забрел наш алкоголический командир, ведомый незапиваемой внутренней тоской по родине и чужим женам. Темный прелат еще не появился, но датчики просто вопили о том, что вскоре рыбка клюнет. Я сверился с картой. Успею, если поднажму.
     - Их-ха! – проорал я, пока ноги выносили меня из ангара изо всех ситхских сил.
     Привыкшие к идиотским выходкам техники даже ушами не повели.
     - Он опять чего-то обнюхался? – успел я уловить вопрос Свонна.
     А у Джима погас свет. Картинно так, как в театре. Один мой глаз следил за дорогой, пока я несся по коридорам, нещадно юзая ускорение. Второй внимательно следил за разворачивающимися событиями и контролировал минутный таймер. Да еще и краем сознания чувствовал, как от мостика бежит моя прекрасная вторая половина, которая пока не половина и не моя. Рыжая такая. Нелегко за всем сразу уследить, конечно, но что поделать. Главное ни во что не влепиться. Только бы не вмазаться. Ай, блин! Зар-раза! Здравствуй металлический косяк!
     - Ариэль, - прошипел я в рацию, усилием воли отгоняя боль. - Готовь лазарет. Вариант «З».
     - Принято, - ответила умничка. Знает, когда не стоит отвлекать.
     Тем временем из темноты возле Рейнора пафосно выплыл Зератул.
     - Джеймс Рейнор, - вторило глубокому басу непонятно откуда взявшееся эхо. – Я несу мрачные вести.
     Так, еще пара поворотов.
     - Зератул, - слегка растерянно поприветствовал друга Джим.
     - Я пронзил ткань времени, но в будущем узрел лишь, - трехметровая туша протосса гулко упала на колени, а левая рука придерживала порезанный бок. – Забвение.
     Теперь вертикальная лестница, один ошалевший работник технической службы и… Вуаля. Нужная переборка. Но пока рано. Нужно дождаться напарников. Я не мог блокировать неразимово хождение в тенях, потому что знать не знал, на каких принципах оно работает. Поэтому на совете «бывалых» рыбаков было решено создать помехи в Силе. Этакий джедайский вариант РЭБ, только воздействующий на одаренных. Силовые техники эта штука гасила на раз. Была надежда, что все выгорит, ибо местное «пси» сильно напоминало кое-что.
     - Но остается искра надежды, - продолжал пафосные вирши темный прелат. – Ее жизнь будет в твоих руках.
     Вот только поддерживать помехи и одновременно мешать протоссу с ними справиться не получится. Мозг не выдержит, будь ты хоть семи пядей в лобке. Потому шуршать в местном эфире будет Калина. А Джамшут в это время уже приваривает скромный Зератулов истребитель к обшивке Гипериона. На всякий случай, так сказать.
     - И хотя она должна умереть за свои преступления, лишь она может нас спасти…
     - Погоди-ка! – подорвался Джим. – Ты говоришь о Кэрриган! Прошло четыре года! Ты появляешься из неоткуда…
     - Времени мало! – Зератул схватил Рейнора за руку и вложил в нее кристалл памяти. – Ты должен понять!
     Джим оторопело уставился на ксенотех в своей ладони.
     - Здесь ответы на все твои вопросы, - золотистая пластинка активировалась и выдала голографическую соплю. – Загляни в него. Судьба всего сущего висит на волоске.
     Темный прелат величаво отступил во тьму, придерживая раненый бок. За спиной Джима неуверенно зажигались лампы. Калина выпустила технику вовне. Я отключил проектор и приложил ладонь к сенсору. Пора.
     Гермодверь разошлась в стороны. В ярко освещенном коридоре стоял растерянный Джим, удивление которого выражала даже спина. И не менее удивленный Зератул, пыщ-пыщ которого не работало.
     - Не так быстро, темный прелат, - сказал я, ощущая, как Сила опаляет мои глаза.
     - Ройс? – обернулся ко мне Джим.
     - Ройс, - согласился с ним я, и перевел горящий янтарем взгляд на протосса. – Ну, эн таро Тассадар, что ли.
     Пока командир ловил фрустрации, или что там его стопорило, Зератул очухался. По плану, так сказать. Инопланетный мужик не стал заморачиваться, а решил действовать, как и подобает представителю высокоразвитой расы. По принципу «нет тела – нет дела». Не будь на мне ускорений, слава Силе - на внутренние техники помехи не действуют, я бы и не заметил, что это такое меня на части распилило. Протосс минул замершего статуей самому себе Джима, обежав его по стене (по стене, Карл!), и врубился в мою бренную плоть пси-клинком.
     Ну, попытался врубиться. Я ж, типа, всегда готов к диалогу, даже если он перешел в стадию агрессивных переговоров. Как те малыши в красных галстуках, ну или один не в меру талантливый пока-еще-джедай по фамилии Скайуокер. Голубой свет пси столкнулся с рубином кровоточащего кайбер-кристалла и спасовал. Кинетический импульс от скоростного протосса должен был сломать мне руки, как минимум. Но и тут Зератула ждал облом, многолетнее усиление тела такими штучками не пробьешь. Меня слегка сдвинуло, на пару сантиметров, да и весь успех.
     Минуло три секунды и с дюжину отпарированных ударов. Не будь Зератул ранен, еще неизвестно, смог бы я его сдержать, слава макаши. С другой стороны, я тоже еще не на пике формы после ублюдского гибрида. Пискнул комлинк, возвещая благую весть. Джамшут, наконец-то, примотал Искатель Пустоты к Гипериону достаточно надежно, чтобы можно было приступать ко второй фазе плана. Калина погасила рябь в Силе, и я от души приложил темного протосса силовым толчком.
     - Низко летит, - пробормотал я, наблюдая уносящегося от меня Зератула.
     Прелат резво преодолел не такой уж и длинный коридор и, усадив по пути Джима на задницу, с хрустом впечатался в противоположные гермодвери. Створки за спиной протосса открылись, и в его тело тут же прилетела живительная молния. Раненный прелат пару раз дернулся и начал вяло шевелиться. От былой прыти не осталось и следа. В ответ на шевеление его снова приласкал господин Вольт. Я подал руку Джиму и остался стоять на месте, дипломатично отведя клинок за спину. По ту сторону лежачего протосса поигрывала молниями Калина, демонстративно запуская весело трещащие разряды между ладоней.
     - К дождю, - недобро ухмыльнулась она.
     Джим бросился к своему другу и принялся трясти его за плечи.
     - Зератул! Очнись уже, кусок ты шакуросского мяса! С чего ты нападать-то вздумал?!
     Я бесцеремонно оттер Рейнора от комиссарского тела и раскрыл пальцами прикрытые чешуйчатые веки. На меня посмотрел бессмысленный зеленый глаз.
     - Готов? – деловито поинтересовалась любимая, гася филиал трансформатора в своих руках.
     - Готов, - согласился я.
     - Ты совсем охренел, Ройс! – вызверился Джим.
     - Нет времени объяснять, Морти, - окоротил я его и кивнул на безвольное тело. – Потащили в лазарет. Да быстрее ты!
     А вот режек я с него сниму. Во избежание.
     ****
     - Я знала, что ты сумасброд, Ройс, - поправила очки Ариэль. – Но что ты притащишь протосса… У нас нет достаточно эффективных методов лечения для его расы.
     Зератул, лежащий под сканером в одной набедренной повязке, выглядел на диво тщедушным. Медицинский проектор изливал на него зеленоватые лучи первой помощи, но особого результата пока не добился.
     - У меня есть.
     Я подошел к темному и запустил сканирующий скилл. Ага. Угу. Протосс был ранен серьезнее, чем я предполагал. Со временем и помощью своих родичей он, конечно же, оправился бы. Но не полностью. И кто знает, возможно этой малости и не хватит ему, чтобы выжить в грядущем поединке с одержимым Артарнисом. Я скастовал исцеление. Мои ладони, мерцая теплым желтым светом, прошлись над чешуйчатым телом. И я понял, что моих усилий тут будет недостаточно.
     - Кто-нибудь объяснит мне уже, что здесь происходит?! – не вытерпел Джим.
     А он неплохо держится. Что и ожидалось от такой волевой личности, пусть и алконавта. Не люблю алконавтов. Но к Джиму, поди ж ты, испытываю теплые чувства.
     - Ну ты же не собирался отпускать своего друга, не попытавшись ему помочь? – не отрываясь от лечения ответил я.
     - У тебя очень странные методы убеждения, - сбавил тон Рейнор. – Да и помогаешь ты своеобразно. Ты его не убил там совсем?
     - Не, - мотнул я головой. – Он крепче, чем кажется. Вот только с их самоубийственным вероисповеданием они совсем забросили медицину. И в будущем такой подход смертельно аукнется твоему голубо… синему приятелю.
     - Ты так говоришь, - проворчал Джим. – Как будто точно знаешь, что будет.
     Вот и что мне ему ответить? Ну знаю. Хоть и примерно. И не все. Вот тот гибрид был тем еще сюрпризом. И потащился я в это приключение лишь по зову Силы, что истрепала мне тогда все нервы дурными предчувствиями. И не прогадал, Джим остался в живых. Это у обычного человека интуиция – лишь непонятный придаток разума. А у одаренного – вполне себе рабочий инструмент.
     - Знает, - тихо и веско сказала Калина, до этого неприметно сидевшая на кресле в дальнем углу лазарета.
     - О господи, - Джим устало потер лицо. – Пленные души, пророчества, магия. Может ты еще и по воде можешь ходить?
     - А там ничего сложного нет, - проигнорировал я его сарказм. – Просто муторно.
     Командир пару мгновений побуравил мой затылок испытующим взглядом, надеясь, что я пошутил. А потом все же спросил:
     - Не получается?
     - Сил не хватает, - помялся я. – Есть один способ, но он тебе не понравится.
     - Ну поведай мне, о сильномогучий колдун, об этом страшно злодейском колдунстве.
     Я пожевал губы, раздумывая над формулировкой. Что так, что этак – получается тухло. Но ничего не делать тоже нельзя. Принцип меньшего зла. Как в Ведьмаке, честное слово.
     - Джим, - решил я начать издалека. – У тебя сколько крейсеров в эскадре?
     - Ну, девять.
     - И колониальных транспортов, наверное, до булок?
     - Верно.
     - Калинушка, позови Габриэля пожалуйста, - девушка поморщилась от моего обращения и кивнула. – Ариэль, подготовь пару каталок, будь ласка.
     На последний пассаж Калина скривилась еще сильнее, но промолчала. После синхронизации наших душ от нее почти не было секретов. И о моих прогулках в каюту к умненькой докторше она конкретно так догадывалась. Отношение-то не скроешь. Вот только с чего такая реакция? Уж часом не ревность ли? Да не. Бред.
     - Он-то тебе к чему? – разноплановые вопросы Джима раздражали, но таков уж у меня способ коммуникации.
     - Тош всегда в хозяйстве пригодится.
     Гермодверь лазарета характерно пшикнула, и в святая святых медкомплекса плавно, как кот на прогулке, зашел высоченный чернокожий фантом. Сделав пару шагов, эта дылда опустилась на одно колено, прижала увесистую руку к сердцу и с чувством выдала:
     - Высший. Ты звал.
     С тех пор, как мы с ним сходили на пару вылазок, где Габриэль видел мои вспышки Силы, он по-другому ко мне и не обращался. Ну а я уже и не пытался понять, какие именно завихрения двинутого разума привели к таким неоднозначным результатам.
     - Пойдем-ка, Тош, глянешь, - кивнул я на бессознательного прелата.
     Габриэль молча встал рядом и обратился к своему дару. Врач из него, конечно, как из меня танцор балета, но как диагносту ему равных нет.
     - Ты спрашивал про флот, - напомнил мне Джим.
     - Ага. Так вот, - Сила изливалась из меня потоком, но для исцеления этого было мало. Так, поддержать только. – Все ли твои подопечные, шериф Рейнор, законопослушны? Или, может быть, среди них есть завзятые охальники?
     - Ну как не быть, - все еще не понимая к чему идет разговор, ответил Джим.
     - А есть ли среди них такие заблудшие, что в ближайшее время их наверняка ждет прогулка в шлюз без скафандра?
     - Ну и такие найдутся. Штук пять-шесть.
     Я жестко улыбнулся. Тош, увидев мою улыбочку и ощутив злобное предвкушение, тоже засиял. Садист эбеновый. Хорошо, что мы к Джиму спиной стоим.
     - Одолжи мне парочку, а? Очень надо.
     - А…
     - А я тебе пока расскажу, что тебя ждет в ближайшее время. В оплату за пару ненужных туловищ, - перебил я его. – Ты ведь этого хочешь? Хочешь, я чувствую твое любопытство и беспокойство.
     - Ройс, б**дь!
     Так и прошел час. Ариэль и Джим внимательно внимали. Габриэль нежился, по-другому и не скажешь, в тенях моего дара. Разве что не мурлыкал пока. А Калина угрюмо злилась в углу непонятно на что. Надо будет последний вопрос прояснить в ближайшее время. Только поделикатнее как-нибудь, ведь деликатность – мое второе имя. Ага.
     Но вот ожидание закончилось. Пару немытых угрюмых мужиков силком уложили на каталки и усыпили. Нечего им в процессе участвовать, все равно расходный материал. Я подошел к ближайшему, положил на него руку и активировал темное исцеление. Меня захлестнуло волной живительной энергии. Мышцы налились утраченной силой, щеки опалило румянцем. Ух, как хорошо то! Я бросил беглый взгляд на высушенную мумию и подтащил вторую каталку к протоссу. Теперь побудем проводником.
     На превращение здоровых мужиков в египетские останки все прореагировали по-разному. Видавшая некоторое дерьмо Калина вообще не обратила внимания. Габриэль задорно скалился. Джим неодобрительно поморщился, да и только. А милая Ариэль запускала по лазарету лучи жгучего любопытства и научного рвения. Меня окружают одни маньяки. Печалька.
     - Не знаю, спят ли протоссы вообще, - я склонил голову на бок и прошелся по телу Зератула диагностической техникой. – Но конкретно этот очнется часов через двенадцать. И совершенно здоровым. Дело сделано, все свободны.
     - Ройс, - Джим перевел мрачный взгляд с мумий на Зератула. – Зачем ты мне все это рассказывал.
     - Ну, я скорее всего, скоро тебя покину. Обучение, там, все дела. Я же не хочу, чтобы ты без меня убился.
     - Слабо верится во все эти сказки, ну да ладно, - махнул он рукой и направился к выходу, основательно попирая пол ботами пятидесятого размера.
     - Командир? – подала голос Ариэль.
     - Что такое, доктор?
     - А можно я оставлю их, - указала она на мумии. – Себе. Для науки это очень важно.
     - Ох, - широкие плечи раздраженно дернулись. – Да делайте, что хотите.
     ****
     Джеймс Рейнор.
     А вот и его любимое место для размышлений. Джим поболтал почти полную бутылку виски и активировал сенсор гермодвери, что вела на обзорную палубу. Тихий уголок и отсутствие людей – вот и весь рецепт хорошего отдыха. Он частенько заглядывал сюда в ночное время, чтобы побыть наедине с собой. Подумать. С воображаемой Сарой пообщаться. Да и просто отдохнуть, сбросив накопившееся напряжение алкоголем.
     С тех пор, как Ройс ушел с Зератулом, прихватив Калину и Джамшута, прошло уже дней десять. И надо сказать, деньки были непростые. И простые одновременно. С одной стороны, боевые вылазки всегда были опасным делом. С другой же, когда ты все знаешь наперед, пусть и схематично, планировать дела становится гораздо легче. Да и потери вышли на минимальный уровень, что не может не радовать. Жаль. Что поначалу Джим не особо верил в эти «пророчества». Зато после первой же миссии стало все понятно.
     - Стертые детства санда-али*, - отражался от высокого потолка голос Тайкуса, выводящий мелодию под дворовую гитару. – С мамой за ручку вдвоем.
     [*Наконечный – Юра мы все…]
     Хорошо поет, зараза. А вот посидеть в одиночестве, похоже, не выйдет. Джим приостановился в тамбуре и прислушался.
     - Юра, мы все про**а-али, - хриплый и явно пьяный голос делился вселенской печалью с космосом за прозрачной переборкой. – И никогда не найдем.
     - Раньше мечтали, любили, - вплелся знакомый баритон. – Раньше в людях был свет. А теперь вместе!
     Джим вышел на палубу и увидел занимательную компанию. Вокруг импровизированного пикничка сидела прямо на полу пьяная в дрова компания. Финдли, Стетмен и, неожиданно, Когг. А чуть поодаль бренчал на электрогитаре Джамшут, подключив инструмент к самому себе. Слаженно грянуло трио:
     - Юра, мы все про**али, светлого больше нет! Юра, мы все про**али! Светлого. Больше нет.
     - Только темное осталось, - брякнул Тайкус, пытаясь подхватить массивный стакан непослушным манипулятором. – Кто метнется?
     - Молодой, конечно, - кивнул Ройс на Игона.
     - Т-так не н-надо же никуда… это… - пробормотал Стетмен и неуверенно указал на Джима. – Вон, в-выпивка сама приш-шла.
     ****
     - Быстро ты, - Джим пригубил свою порцию.
     На палубе воцарилась тишина. Тайкус спал на полу, обнявшись с сомлевшим Игоном. Джамшут лениво перебирал струны. А Ройс мечтательно разглядывал далекие звезды за панорамным окном.
     - Протоссы – очень религиозный народ, - соизволил наконец ответить Когг. И начал, как обычно, издалека.
     - Вообще за ними такого не замечал.
     - И между тем, у них очень много храмов, - покачал головой Ройс. – Прямо на все случаи жизни, - парень глотнул виски и продолжил. – Хочешь узнать предназначение – вот тебе храм. Хочешь прозреть будущее – вот еще храм. Книгу почитать – храм. Обед откушать – опять храм. А если нужно время сжать, так тут сама судьба велит.
     - В храм идти?
     - Ну да, - улыбнулся Ройс. – Там очень знакомая конструкция. Не иначе, как мой дорогой учитель рученьки приложил. А он со временем на «ты».
     Судя по интонации, учитель Ройса был дорогим трофеем, а не сокровищем.
     - Твой наставник – зел-нага?
     - А хатт его знает, - пожал плечами одаренный. – Посмотрел кристалл?
     - Посмотрел, - помрачнел Джим, неудержимо захотелось выпить еще. – Хреновая перспектива.
     - Не все так плохо, друг, - Ройс посмотрел виски на просвет. – Зератулу показали лишь то, что хотели показать.
     - Я знал Тассадара, - возразил Джим. – Он не стал бы врать.
     - Тассадар не стал бы, - согласился Когг. – Да только он мертв. Его разум растворился в Пустоте. А вот на Айюре был совсем даже не он.
     - Кругом обман.
     - Кругом. Никому верить нельзя, - посокрушался Ройс. – Выпьем?
     Чокнулись, выпили, разлили.
     - Ты ничего не расказывал про Чар, друг, - Джим испытующе посмотрел на Когга. – А я, признаться, уже ощутил вкус предзнания.
     - Сару ты спасешь, - ответил на взгляд Ройс. – Да только на этом все и закончится. Вам не быть вместе, - тяжелые слова Когга стегали Джима, вызывая почти физическую боль. - Рейдеры Рейнора со временем распадутся. И станешь ты не значимой фигурой на доске, как сейчас, а вполне себе статистом в битве исполинов.
     - Почему так, друг? – обрадовавшийся было Джим снова погружался в пучину отчаяния, что глодало его все эти годы.
     - Имя твоему врагу – Урос.
     - Разве не Амун?
     - Амун тоже, но тот хотя бы открыто играет. Ну, относительно. А вот Урос… - Ройс приложился к стакану и продолжил. – Бесконечный Цикл важен для выживших зел-нага. И они будут его крутить до посинения. А твоя возлюбленная – лишь инструмент, которым Урос будет играть. И в своей игре он снова превратит ее в зерга, а потом и в равную себе.
     Джим понуро опустил голову. Все зря. В опустошенной душе уже ничего не осталось. Только тоска, вина и застарелая боль. И вязкое бессилие, что опутывало по рукам и ногам, гася тень надежды, что еще тлела где-то в глубине.
     - Мне жить-то осталось еще лет двадцать, - Джим утомленно оперся головой на руку. – А она… Она так и останется недостижимой. Любимая… - командир схватился за свой стакан, как за спасительную соломинку. - Я не знаю, для чего мне жить, друг. Есть ли в моем жалком копошении хоть капелька смысла? Ведь шансов на счастье у старика и полубогини мизерные.
     Ройс разлил остатки напитка и метнул пустую бутылку в темноту. Слегка задумался. Неужели выход есть? Жалкие остатки Джимовой решимости неуверенно встрепенулись.
     - А знаешь, - очнулся от дум друг. – «Нужный человек в нужном месте может перевернуть мир», как говаривал один нехороший нелюдь, - Ройс посмотрел в стену невидящим взглядом, прикидывая варианты. – Можно попробовать немного сместить баланс. Вопрос в том, готов ли ты.
     Джим отставил стакан, выпрямился и посмотрел в глаза блондина с непрошибаемой уверенностью. Да дай ему кто хоть намек на надежду, хоть сам Амун, он бы и тогда согласился. Если надо заключить сделку с дьяволом, он подпишет договор без сомнений.
     - Готов.
     - Хех, - ухмыльнулся Ройс. – Узнаю прежнего Джима. Сколько тебе еще до встречи с мебиусами?
     - С неделю примерно.
     - Оттянуть сможешь?
     - Еще на пару недель максимум.
     Когг довольно потер ладони.
     - Ну тогда время есть. Будем вершить, мой юный падаван.
     - Я старше тебя, вообще-то.
     - Мне шестьдесят семь, мальчишка, - злорадно ухмыльнулся Когг, глядя в ошарашенные глаза Рейнора. – А еще неделю назад было шестьдесят. Я же уже говорил про странные храмы?
     Парень, хотя какой он к чертям парень, протянул руку, прикоснулся светящимся пальцем ко лбу Джима, и тот почувствовал себя омерзительно трезвым. Правда, ощущения были вполне себе ничего так. Просто давненько не было такого, чтобы по венам Рейнора не гуляла хоть капля спирта.
     - Что от меня требуется?
     - Бери курс на эту планету, - Ройс потянулся к комлинку и скинул Джиму координаты в неизведанном космосе. – Потом найди мне с десяток готовых на все ради тебя рыл. Они будут твоими ближайшими соратниками.
     - А что делать то будем.
     - Не что, а кого, - мечтательное выражение лица Когга так и просило леща. – Одаренных будем делать. Это будет интересный эксперимент.
     - Ладно, - кивнул Джим. – Ладно. Эксперимент, так эксперимент. Только вот какова цена?
     Ройс уничижительно посмотрел на Джима.
     - Вот что вы все такие?
     Кто все? И какие «такие»?
     - И все же? – виновато поморщился Джим. – Сделка с демоном не может быть без оплаты.
     - С демоном, значит? – глаза Ройса сверкнули золотом. – Не веришь в мои дружеские порывы? Ну хорошо же!
     - Да верю я, верю!
     - Нет уж, - мотнул головой Когг. – Сам этот разговор завел.
     Парень вытянул руку перед собой, и на ладони в клубах черного дыма образовался амулет с небольшим камешком.
     - Капни на него крови и носи его с собой. И мы в расчете. Друг.
     - Это непохоже на плату.
     - Платой будет твоя служба, - веско сказал Ройс, глядя Джиму в глаза. – Когда ты умрешь, а рано или поздно это случится, твоя душа перенесется ко мне. Отслужишь мне с полсотни лет и будешь свободен как птица. Договор?
     Вот такое развитие событий хотя и было неожиданным, но вполне укладывалось в своеобразную логику блондинистого друга.
     - Почту за честь, Высший, - Джим иронично скопировал Габриэля и проколол палец ножом.
     ****
     Тайкус Финдли.
     Тайкус проснулся рывком, но глаза открывать не спешил. Спина ощущала незнакомую шконку вместо привычного скафандра. В чистой, на удивление, голове медленно всплывали воспоминания о ближайших часах. В пьяном угаре Тайкус много лишнего наговорил Джиму, хоть и заслуженно. Просто уже сил не было терпеть все эти выходки друга, которые тот творил из-за бабы. Вообще, все проблемы из-за них. Женщин. А иногда от их недостатка. Стальная оболочка с вмонтированной бомбой – не та вещь, которая способствует здоровым отношениям с противоположным полом. Да и со своим легкости в общении не несет. А еще Тайкус разнес бар в кают-компании. Вот за это Джим с него спросит.
     Открытые глаза посмотрели в незнакомый потолок. Явно какая-то каюта Гипериона, и даже что-то узнаваемое ощущается. Финдли поднес к лицу свободную от брони руку, и на его лицо сама собой выползла широченная улыбка. Свободен!
     - Я свободен от любви, от вражды и от молвы. От предсказанной судьбы, - напевал неподалеку знакомый голос, погромыхивая посудой. – И от земных оков. От зла и от добра. И вот проснулся и не понял нифига. Да, Тайкус?
     Финдли рывком сел на постели, наслаждаясь ощущениями нескованного тела. Глаза выловили Когга, что возился возле какого-то перегонного аппарата. А потом переместились на стенд, где висел его собственный скафандр. Отдельно от Тайкуса, что радовало.
     - Как ты это сделал?
     Когг не оборачиваясь бросил через плечо:
     - Волшебство.
     Ну тут не поспоришь. Уж кто с колдовством на «ты», так это прибившийся к Рейдерам неизвестно откуда блондин. Стычка с той тварью на Кастанаре доказала это однозначно.
     - А зачем? – продолжал задавать глупые вопросы бывший заключенный. – Мы же, вроде, не особо ладим.
     Ройс отложил свои пробирки и приблизился к Тайкусу.
     - Ты, Финдли, хороший человек, - поднятая ладонь остановила циничные возражения. – У тебя есть свой кодекс чести, кривоватый конечно, но все же есть. И ты пойдешь за Джимом. И дойдешь до Королевы Клинков. А вот дальше что?
     Что-то о предсказаниях Когга Финдли уже слышал. Да и зарываться от своего спасителя, он непроизвольно покосился на свой скафандр, тоже смысла нет.
     - Мне должен был прийти приказ, - нырнул Тайкус в омут откровений. – Я должен убить Керриган.
     - Вот только ты подаришь Джиму выбор, - голубой взгляд истинного арийца проникал прямо в запятнанную душу. – И как прикажешь ему выбирать? Между надеждой всего человечества и другом, которому должен жизнь?
     А чего тут думать. Выбора то и нет.
     - Вот, - уловил блондин безмолвный ответ и вернулся к своим высоконаучным склянкам. – Еще вопросы?
     - Я… - впервые у Тайкуса не было слов.
     - Благодарен, - покивал Ройс. – Я понял. Вижу в твоей голове, не напрягайся.
     Финдли еще немного посидел, по-новому привыкая к отсутствию брони. А потом все же решился спросить, но не успел. Клятый телепат и в самом деле читал его как открытую книгу.
     - Просто живи.
     - Меня все равно рано или поздно поймают, - пригорюнился преступник. – И поимеют.
     - Ну, этой беде тоже можно помочь.
     - Чего-то многовато подарков.
     Когг обернулся, сверкнув жутким взглядом цвета расплавленного металла.
     - Ну не за так же, - резюмировал он. – Не за спасибо.
     А это уже деловой разговор. Простой и понятный, не смотря на мистику.
     ****
     Неразимово хождение в тенях – это что-то с чем-то. Просто офигительная вещь, несмотря на все недостатки. И пусть радиус у этой способности совсем небольшой, главное преимущество было в том, что ее можно было прокачать. Уже сейчас я мог прыгнуть на пару километров, если поднапрягусь. А что будет дальше, я даже и не представляю. По моим расчетам, орбитральную высадку сделать смогу уже через полгода. А дальше – только Силе известно.
     Но сейчас я не тренировками занят. Я начал жатву. Мне же нужна команда, как и заповедовал один несносный учитель с Эррантии. Вот ее я сейчас и комплектовал. И большую часть времени до высадки на Чар буду развлекаться именно этим. А то хреновый из меня Повелитель Душ, если этих самых душ всего ничего.
     Джим со своими новыми сторонниками только-только закончили преобразование и обучение, на которое мы убили пять лет по времени зел-нагского храма Времени. И всего пару недель как мы с ним переговорили на обзорной палубе. И надо сказать, что парни достигли многого. Особенно Джим, уж у него-то рвения было не занимать. Когда есть конкретный стимул, можно и горы срыть. А уж стать равным полубогам, чтобы быть достойным своей любимой, тут сам Амун велел.
     Суперситхов я из них, конечно же, не сделал. Но уровень был вполне себе. Тот же Джим выигрывал у меня уже половину поединков. А в Силовых противостояниях и вовсе был хорош. На всякий случай я оставил новому ордену свои наработки и учебные материалы, которые составлял в перерывах между интенсивными тренировками. Сделал голокрон – на сердце радость. Гораздо более странным оказалось то, что Ариэль тоже решила стать сильнее. И потащилась с нами. Отказывать ей резона не было, потому, после ее помощи с преобразованием слабых человеков в удовлетворительных ситхов, я лично переделал ее тело под нужные мне стандарты.
     Сильно помолодевший Джим вызвал много удивленных шепотков, конечно, но на вопросы отмалчивался. Как и его ветераны. Скоро у моих воспитанников будет первая проверка боем в той мясорубке, что устроит Керриган на лавовой планете. И я верю, что они пройдут ее с честью в душе и кодексом на устах. Хе-хе.
     Черный дым быстро развеялся, и я оказался в лазарете Ариэль, что решила сопровождать нас и на Чар. Ее колония могла пока обойтись и без нее. А вот я мог и не обойтись без доктора биологических наук.
     - Ариэль?
     Девушка удивленно охнула и прильнула ко мне, напрашиваясь на поцелуй. Но все хорошее имеет свойство заканчиваться. Вот и наши сладкие объятия пришлось разомкнуть.
     - Я уже соскучилась, Ройс.
     - Мы совсем недавно виделись.
     - Это ты так думаешь, чурбан бесчувственный.
     - Я уже говорил тебе, что не стоит ко мне привыкать, девочка.
     - Я… - она опустила глаза и мило зарумянилась. – Что тебя привело ко мне?
     - Вот, - я протянул ей амулет. – Этот кристалл перенесет тебя ко мне, когда ты умрешь.
     Она осторожно приняла подвеску.
     - Есть второй, да? – догадалась умница. – И он резонирует с этим? Как квантовая связь?
     - Верно, - улыбнулся я. – Если надумаешь, капни на него своей крови.
     Она без особых раздумий уколола нежный пальчик об острую грань.
     - Я пойду за тобой.
     ****
     - Габриэль.
     - Внимаю, Высший.
     - Держи, - протянул я ему амулет. – Капни своей крови.
     - Сделаю, Высший.
     - И вот, - выложил я на стоп пригоршню подвесок. – Вдруг достойного кого найдешь.
     - Благодарю, Высший.
     ****
     Апартаменты принца Валериана сложно было назвать каютой. И изукрашены они были не меньше, чем помещения Гипериона. Разве что пафоса поменьше, да вкуса побольше. Принца мы застали возле патефона. Он, по обыкновению, разглядывал космические пейзажи за панорамным окном под расслабляющую негромкую музыку, сложив руки за спиной. На этот раз за стеклом плыла огненная поверхность Чара. До роковой высадки оставались считаные часы.
     - Командир Рейнор, господин Когг, - вежливо поклонился этот царственный пижон. – Прошу, присаживайтесь.
     Мы переместились за массивный рабочий стол.
     - Что привело вас ко мне, - мягкий голос будущего правителя Доминиона обволакивал. – Мне казалось, что мы уже все обсудили. Кстати, хорошо выглядите Джим. Я представлял вас слегка более возрастным и… - парень неопределенно повел пальцами в воздухе.
     - Пропитым? – ухмыльнулся Рейнор. – Мой вид – заслуга Ройса. И у него к тебе дело, малец. Выслушай, будь добр.
     Принц проигнорировал непочтительное к себе отношение с поистине царским навыком и перевел взгляд на меня.
     - Я хочу предложить вам империю, принц Валериан.
     Парень неопределенно хмыкнул и ответил:
     - Ну, положим, империя и так будет моей.
     - Те жалкие несколько миров? – поднял брови я. – Это так, мелочь. Но я предлагаю совсем другой масштаб. Десятки и сотни планет. Поливидовая цивилизация. Мощнейшие флоты и миллиарды подданных.
     - И где же вы спрятали такое сокровище, позвольте спросить?
     - Тут такое дело, парень, - вклинился Джим. – Ройс, он из другой галактики.
     Принц откинулся на спинку кресла, сложив пальцы домиком.
     - То, что вы говорите, - чуть помедлив произнес он. – Очень смахивает на сказку.
     - Я и сам раньше не верил, - в тон ему ответил Рейнор. – Но доказательства неоспоримы.
     - То оружие, что есть у вас?
     - Результат совмещения технологий, - кивнул Джим.
     - Та-а-ак, Это становится интересным. Поподробнее можете рассказать, господин Когг?
     - Я планирую по возвращении создать мощное государство. Третью силу, что будет противостоять тамошним мастодонтам, что охватили почти двадцать миллиардов планет.
     - Но?
     - Но правитель из меня очень посредственный.
     Принц поднялся и подошел к бару. Выставил на стол три бокала и разлил по ним вино. Взял паузу на подумать.
     - Самокритично, конечно, - вновь занял он свое место и погрел бокал в руках, наслаждаясь ароматом благородного напитка. – Но вынужден отказать. Меня и здесь все устраивает. Однако, если бы я гипотетически согласился, как вы планировали мою транспортировку, скажем так.
     Ожидаемо. Все же с Валерианом мы знакомы только шапочно. Я молча выложил на стол камень на цепочке.
     - Все смертны - даже бессмертные, - взгляд принца стал напряженным, а я продолжил. – Гипотетически, если вы капнете каплю крови на этот камень, то ваша душа после смерти окажется не в неизвестных далях, а вполне себе у меня. И если вы пожертвуете мне пробирку вашей крови, то, гипотетически, я смогу вырастить ваше тело там. У себя дома. И возвратить вас к жизни.
     Ореховые глаза изучающе смотрели на меня долгие пять секунд.
     - Я принял бы ваше предложение за фарс, - он пригубил вино. – Но справки по вам я наводил. И они такие же неправдоподобные, как и ваши речи, господин Когг.
     Джим неприязненно смотрел на бокал, в новой жизни у него открылось резкое неприятие алкоголя. Ну а я отзеркалил принца. Очень достойный напиток. Очень.
     - Возникает один вопрос, - нарушил тишину Валериан.
     - Внимательно, - открыто посмотрел я на принца.
     - Моя смерть может случиться очень нескоро. Может быть к тому времени у вас уже найдется более подходящий кандидат. Или еще что случится.
     - Время здесь и там идет по-разному, - пожал плечами я. – Да и я умею ждать. Поверьте, скучно не будет при любом раскладе, принц. Гипотетически.
     - Не мнись, мальчишка, - пробасил Джим. – Ты ведь ничего не теряешь.
     - А вы, командир Рейнор, тоже стали сектантом, - Валериан указал бокалом на выбившийся из-под рубашки амулет Джима.
     - Не избежал, - хмыкнул Джим. – Ты давай, думай уже. В любом случае ничего не теряешь.
     - Да я, в принципе, согласен. Гипотетически, - тонко улыбнулся наследник Менкска. – Только у меня будет пара условий.
     Он нажал клавишу на селекторе и вызвал медика.
     - Пока ждем моего врача, - Валериан покинул кресло и вновь направил царственный взор на Чар. – Обговорим условия. И еще. Не могли бы вы, господин Когг, оставить мне еще парочку подвесок?
     Я молча выложил на стол требуемое и приготовился к торгу.

Эпилог

     - Чем отличается джедай от ситха, мой бестолковый ученик?
     - Ну, - он бы еще спросил, чем отличается горячее от холодного. – Ситхи – тьма, джедаи – свет.
     Меня тут же настигла молния в булку. Я зашипел и потер подбитое место.
     - Ответ неправильный, - не меняя интонации произнес учитель. – Думай, если есть чем.
     Вопрос, как обычно, с подвохом. Надо было и в самом деле сначала подумать. Расслабился я после доминионских приключений. Самым умным на деревне себя почувствовал. А потом пришел дед и достал ремень. Я покосился на лениво читающего датапад учителя и принялся усиленно размышлять.
     Но и в самом деле, чем отличается? Поверхностный ответ не прокатил, значит… Так. Ситхи и джедаи. Ситхи. И джедаи. В памяти всплыл эпизод из легенд. Когда То Йоры – летающие крепости с непонятными хозяевами – собирали одаренных по вселенной, они притащились в итоге на Тайтон. Там древние одаренные создали первый орден – Дже’дайи. Я подхватил мысль, понимая, что уже близко к разгадке. Что-то там было про падших. Ага. У Тайтона было две луны. Боган, куда и ссылали первых ситхов и…
     - Ашла, - произнесли мои губы.
     - Уже лучше, - покивал учитель. – Продолжай. И давай-ка вслух.
     - Современные джедаи настолько зашорены своими страхами и догматами, что не представляют ни одну из сторон, так учитель?
     - Так.
     - И если были случаи падения на светлую сторону, то джедаи времен падения Республики - вообще пустышка. Ни рыба, ни мясо.
     - И снова верно, - бледная маска оторвалась от датапада и посмотрела на меня. – Видишь, мой бестолковый ученик, как полезно пользоваться мозгом. Учись, пока я добрый.
     Добрый он, да. Прямо воплощение милосердия. А разговор, между тем, повернулся в неожиданную сторону.
     - Падение во Свет, это тот кирпичик, которого тебе не хватает для объединения душ и тел в полной мере, - и тут я замер, ловя каждую букву, что слетала с губ наставника. Хотя, может у него там хобот, хатт его знает. – И это то, чем мы будем заниматься следующие лет десять. С твоими-то хилыми способностями, так и все пятнадцать.
     - Можно вопрос, учитель?
     - Хочешь спросить, как вообще можно во Свет свалиться?
     - Нет. Это я примерно представляю, - покачал я головой. – Чем опасны светлые? Почему их изолировали? Они же должны быть воплощением добра, нет?
     - Из светлых получались самые лучшие целители, - учитель принялся расхаживать по комнате туда-сюда. – Скульпторы Плоти, Дарующие Жизнь, Повелители Душ и Мертвители. Лучшие менталисты тоже выходили из их рядов. Их называли Властители Разума.
     - Хм, - неуверенно прервал я расщедрившегося на информацию наставника. – Мертвители?
     - Наиболее качественно может убить лишь тот, кто знает, как дать жизнь. Мертвители убивали без сомнений, с улыбкой на лице и легким сердцем, - и с сарказмом добавил. – Светлые, что с них возьмешь.
     И не поспоришь.
     - Просто представь себе, что ты точно знаешь, как жить этим неразумным, чтобы все были счастливы, - продолжал, между тем, учитель. – Можно принести радость существования сразу и всем. А несогласных развеять так, чтобы и праха не осталось. Или переделать. Или переубедить, пусть и насильно, разорвав разум на мелкие осколки и сшив его заново. Как тебе?
     Я передернулся. Это пипец! Хорошо хоть упасть в Свет гораздо сложнее, судя по всему. Иначе нас уже встречали бы умиротворенные до безличия планеты, а не только ситхи галактику мутили. Чем та же тотальная переделка разума отличается от убийства? По моему, убийство гораздо гуманнее.
     - Вижу – проникся.
     Я яростно закивал.
     - Желание поумерилось? – иронично спросил Умбракс.
     - И сильно, - не покривил душой я.
     - А придется, - мерзкая улыбка маски, казалось, стала шире. – Давай-ка в медитацию. Начнем с основ.
     - Основ, учитель?
     - Контроль, мой бестолковый ученик. Контроль – основа всего, - наставник присел на соседний коврик. – И думай о самом хорошем, что с тобой произошло. Хоть в этой жизни, хоть в прошлой. О Калине своей, к примеру.
     - Она не моя.
     - Ну так даже лучше, не находишь? – бледная маска уставилась мне в переносицу. – Сладкое томление души, то что нужно.
     ****
     Ариэль Хэнсон.
     Корабли Джима уже висели на орбите планеты изначальных зергов, зачистив хлипкую оборону. Если бы это зверье, что может при желании летать в пустоте, было хоть капельку организованным, пришлось бы солоно. А так, подпалили пару сотен разномастных чешуйчатых и костяных задниц и все, добро пожаловать.
     До высадки оставались считаные минуты. Рейдеры ее уже начали, но основной удар все же примут на себя одаренные, а их всего лишь горстка. С дюжину Первых и их ученики, что они успели собрать и возвысить за те тридцать лет с момента ухода Высшего. Ариэль было плевать на удалившуюся в аскезу на Зерус Керриган. И на ее отношения с Джимом тоже. А вот нащупать путь к Ройсу она была не прочь. Потому ее небольшой, но зубастый флот и прибыл сюда. Возможно так она сможет сделать хоть что-то.
     Ариэль неторопливо спустилась к шлюзу. Молодые ноги могли домчать ее и быстрее, но по статусу не положено. В ангаре уже ждали ее ученики, что преклонили колено, едва завидев Ариэль в проеме гермодвери.
     - Владыка Хаста, - обратился старший ученик, с обожанием глядя на нее. – Мы жаждем служить.
     Ритуальщина, конечно. Но кто она такая, чтобы спорить с привитым Высшим этикетом. Эти горячие головы только так и можно удержать от безрассудств. Хотя у нее ученики еще ничего, вот Джимовы выкормыши… Ну да ладно. Не ее головная боль.
     - Тактик, отсчет, - скомандовала она.
     На визоре маски побежали последние секунды. И на цифре ноль Ариэль кастанула хождение в тенях. А когда темная хмарь рассеялась, девушка уже стояла среди буйства зелени. Она подошла к Джиму, тот внимательно наблюдал за разворачивающими нексус дронами, и опустилась на колено. Этикет нужно соблюдать.
     - Владыка Айрус, - произнесла она. – Мы прибыли по твоему зову.
     - Я ценю, Ариэль, - мерно произнес молодой парень с щегольской бородкой, сверкнув священным золотом глаз. – И давай по-простому. Меня эти «владыки» задолбали уже.
     - Все мы адепты Пути. И все равны, - произнесла ритуальную фразу дарт Хаста. –Но мне уже тоже оскомину набило. Я так давно не разговаривала по душам.
     - Время еще будет, Ариэль. Чуть позже посидим с тобой за чаем. Тайкуса с Габориэлем позовем.
     - Что от нас требуется?
     - Пока просто держать периметр. Остальное мы сделаем сами.
     - Я не подведу.
     - Знаю, девочка, - тяжело вздохнул командир. – Знаю.
     Он обернулся к своим людям. Десять учеников Ройса подготовили достойную смену. Сейчас по стремительно разрастающемуся лагерю ситхов сновало больше пятидесяти одаренных. Даже Габриэль, тот что дарт Харон, прихватил своих затворников. А шесть десятков ситхов – это шесть десятков ситхов. Сила, способная спалить планету дотла.
     - Так, ребятки, - обратился Джим к собравшимся темным. – Сейчас попробуем вежливо постучать, чтобы местная богиня не обошла нас вниманием. И начнем, пожалуй, с малого экстерминатуса. Я хочу, чтобы на пять километров в округе не осталось ничего живого. Ясно?
     - Исполним! – слитный рев бывших терранов сбил росу с листьев хищных деревьев.
     - Ну тогда начнем! – и Джим активировал свой световой клинок.
     ****
     - Шонче ошветило горижонт, утро оборфало мой шладкий шон, - напевал я сквозь ультразвуковую зубную щетку. – Я прошнулша, я был поражен. Тьфу. Ощутил годам урон.
     Я подхватил маску, прицепил ее на пояс и радостно понесся в столовую. Энергия переполняла меня. Сила подсказывала, что сегодня что-то случится. Хорошее или плохое, не важно. Предвкушение того, что сегодня оборвется многолетняя рутина воодушевляло.
     - В этот день родили меня на свет.
     Я подхватил поднос и поплелся к раздатке. Пустой, кстати. Не то, чтобы меня всегда встречала наша бессменная повариха, но все же.
     - В этот день с иголочки я одет.
     Накидав тарелок с едой, я отправился к единственному занятому столику. Джамшут уже поджидал меня, перебирая какую-то штуку. Понять, что конкретно, получалось плохо, больно уж основательно он все распотрошил.
     - В этот день теплом… э-э-э… солнца я согрет, - присел я на табурет. – Мне сегодня сорок лет!
     - Поздравляю, - кивнул мне дроид и вновь принялся крутить какие-то болтики.
     Когда я утолил первый голод, наступило время светской беседы. Обычно мы с моим верным миньоном обсуждали свежие новости.
     - А где все? – веселье переполняло меня. - Что-то пустовато в храме сем сегодня. Кстати, может переименуем тебя уже?
     - Мнэ и так нравытса, товарыщ Когг, - отбрила железка. – Ваш учытэл оставыл сообщэниэ.
     Точно, что-то грядет. Что в прошлой жизни, что в этой каждые сорок лет случается такое, что моя жизнь переворачивается с ног на голову. Правда это только второй сорокет, но тенденция, как говориться, намекает.
     - Ну давай, жги, - махнул я вилкой.
     Голодиск на середине столика активировался, и передо мной предстал маленький Умбракс в своей неизменной маске.
     - С днем рождения, ученик, - произнесла голограмма. – Сегодня у меня есть для тебя подарок.
     Эррантия с орбиты сойдет. Учитель вспомнил про мой день рождения. Ощущение надвигающейся жопы слегка перебило радость от нового утра.
     - Твое ученичество почти закончилось, владыка Арденту, - продолжалась запись. – И последним твоим заданием будет поиск. Меня. И поиск, поверь, будет сложным. Особенно для такого бестолкового ситха, как ты.
     Вот тебе и раз.
     - А чтобы ты не медлил, вот тебе вводная. Твое корыто припарковано в секретном ангаре. Где – найдешь сам. Там же найдешь одноразовый временной контур. Как выйдешь на орбиту, выставь год по летоисчислению республики, какой сам захочешь, и вали во все дюзы.
     Тут все понятно. Вот только на Эррантии у меня уже налаженный быт, лаборатории там, с чего бы мне торопиться.
     - Ты конечно думаешь, что можешь посидеть, на небо полюбоваться. Как и всегда, впрочем, - он мысли что ли читает? Изучил меня за столько лет то, черт древний. – Так вот. Я остановил Эррантию во времена становления Империи, той, что твой любимый владыка Сидиус слепил. И устроил выплеск Силы такой мощности, что одаренным все рецепторы забило.
     - Б**дь!
     - Так что поторопись, нерадивый ученик, - и голограмма погасла.
     - Джамшут!
     - ИИ комплэкса сообщает, что на орбытэ концентрыруэтса нэызвэстный флот.
     - Сигнатуры, железка ты бесчувственная!
     - Сыгнатуры соотвэтствуют внэсенным в базу данных, товарыщ Когг, - дроид явно издевался в отместку за подколки. – Тэлэмэтрыа кораблэй совпадаэт с так называэмой эскадрой Смэрти.
     Я метнулся к бойнице, что заменяла здесь окна, и увидел кучу челноков. Что-то садилось, что-то взлетало. По аппарелям слаженно вышагивали штурмовики. А вот из каноничной «лямбды» появилась закутанная в черное высокая фигура. Знаю я одного инвалида, что любит такой колер. Ой, знаю!
     - Джамшут!
     - Товарыщ Когг?
     - Мы сваливаем, Джамшут! И быстро! Где этот е**чий ангар?!
     Хорошо, что все важное я давным-давно перетащил на барлоз.
     - Он сэкрэтный, товарыщ Когг, - дроид неторопливо выбивал трубку о столешницу.
     - Запрос ИИ храма?
     - В доступэ отказано.
     - Ломай!
     - Пару мынут, товарыщ Когг.
     - У нас нет пары минут!
     Не выстою. В прямом бою с дартом Федором мне никак не сдюжить. А уж когда он усилен полком штурмовиков, которые вполне себе элитные войска галактики, а не косорукие недоумки из фильмов, тем более. Паники не было. То ли перегорел, то ли возраст сказывается. Но вот разумное опасение – это да. Не могу сказать, что я полностью готов к встрече с воинствующим инвалидом. Вероятность выжить при встрече с ним накоротке пятьдесят на пятьдесят. Это как вероятность встретить динозавра в московском метро.
     - Ыскын храма нэ отвэчаэт, - отрапортовал готовый к побегу Джамшут. – Всэ оборонныэ сыстэмы храма актывированы.
     Ожидаемо. Не мог учитель отпустить меня просто так. Что же. Остался еще один способ. Я прикрыл глаза и потянулся к своему дару. Пламя ласково приняло меня, и я потянулся к окружающим потокам Силы. Аккуратно перебрал несколько нитей и нащупал нужную.
     - Карта?
     Джамшут спроецировал трехмерный план храма. По ощущениям, подземный ангар находился на северо-западе обширных подземелий. В этом месте располагались какие-то склады. А вот на том месте, куда мне указывала Сила, не было ничего. Ну логично.
     - Вот сюда, - ткнул я пальцем и заметил еще одну проблему.
     Как раз между нами и заветным ангаром располагались силы вторжения. Штурмовики уже продирались сквозь системы обороны и боевых дроидов. И продирались успешно. Я провел пальцами по подсумку, в котором лежали кристаллы с Калиной и Кэтти и кивнул себе. Готов ли я? Готов.
     - Пошли, друг, - обратился я к своему бессменному дюрасталевому адъютанту. – Покажем им, что такое ситх у себя дома.
     Дроид лишь кивнул, доставая из захватов верные дезинтеграторы.
     Через полтора часа я осторожно выглядывал из-за угла последнего коридора. Можно было и быстрее добежать, но множество мелких штурмовых отрядов имперцев существенно замедляли путь. Нам даже пришлось разделиться, чтобы рассеять внимание беленьких. Пока удавалось продвигаться без существенных потерь с нашей стороны. Правда эти умельцы довольно быстро вычислили, куда мы пробиваемся. А потому по нашим следам уже подтягивались весьма значительные силы, практически не оставляя времени на раздумья.
     Вот и сейчас пятерка белых касок сосредоточенно и технично подавляли огнем автоматическую турель, укрываясь за ребрами подземного коридора. Я посмотрел в Силу. Где-то рядом, но не совсем понятно где, обретался и ходячий аппарат искусственного дыхания с рубиновым клинком наперевес. Чую, судьба нас скоро сведет, как бы мне не хотелось избежать этого рандеву.
     Быстрый рывок за угол. Парочка аутсайдеров тут же запеклась в собственных доспехах. Еще двое получили светошашкой с закономерным результатом. Тем, что с жизнью не совместим от слова совсем. Последнего я не без удовольствия смял в компактный шар, кровящий изо всех щелей. Турель храма меня проигнорировала, как и положено. Остался последний поворот. И…
     И мимо меня пролетел Джамшут, прозвенев по ветхим ящикам, что аккуратными горками занимали чуть ли не треть нужного склада. Возле моего друга материализовался Скайуокер, махом распилив последний целый дезинтегратор дроида, и замахнулся на него своей световой оглоблей. Время притормозило, секунды медленно тянулись, отсчитывая последние мгновения существования верной железяки. Судьба?
     Хождение в тенях получилось буднично, само собой. И вот на пути смертоносного света вейдеровского клинка возник мой меч. Выученик Оби-Вана стремительно, но несколько тяжеловесно, отскочил, и обратил внимание на новое препятствие, помахивая жужжащим лезвием.
     - Джамшут, ищи! – бросил я за спину и вежливо склонил голову, не выпуская противника из поля зрения. – Владыка Вейдер. Что привело вас в мое скромное обиталище?
     - Фххх, кто ты такой, пшшш? – ситх решил не торопиться с нападением. А ну как еще один неизвестный птенец его учителя перешел ему дорогу.
     - За стэной пустоты, товарыщ Когг, - пришел отчет дроида по внутренней связи. – Ищу точки актывацыи.
     - Прошу простить мои манеры, владыка Вейдер, - я обеспокоенно посмотрел на тактический план. Скоро у инвалида будет много помощников, штурмовикам оставалось метров двести до склада. – Владыка Арденту, к вашим услугам.
     - Фххх, где Оби-Ван, пшшш? – искусственное дыхание, похоже, не способствует пространным речам. Что успел сказать между вдохами, тому и рад. – Фххх, я почувствовал его, пшшш!
     Вот же! Похоже учитель устроил не просто какой-нибудь выплеск Силы, а вполне себе конкретный. Подгадил напоследок. И теперь у нас с Джамшутом один клинок на двоих, практически с голой задницей гостей встречаем. Верный дроид, отбиваясь от Энички, потерял все свои стрелялки. Мрак, короче.
     - Ваш бывший учитель, владыка Вейдер, здесь никогда не появлялся, - ответил я, в общем-то, чистую правду.
     Вот только недавний падаван Кеноби на ментальные техники не особо налегал. А потому и понять, говорю я правду или нет, не мог. Или не захотел.
     - Фххх, ложь, пшшш, - отрезало пугало всея империи. – Фххх, я выбью из тебя, пшшш-фххх, правду, пшшш.
     Похоже, мирно разойтись не удастся. Ну и не очень-то и хотелось. Я встал в первую позицию Шии-Чо. Такая себе уловка, но из мелочей складывается путь к победе. Мы сошлись на середине склада. Обменялись приветственными ударами, и я понял, что дело швах. Вейдер использовал какую-то технику, что высасывала из меня силы при каждом ударе. Вот, казалось бы, всего-то с десяток ударов, а руки уже налились свинцом. Восстанавливался я, конечно, быстро. Да только кто же мне время-то на отдых даст.
     Дальше Вейдер решил проэкзаменовать меня в Силовых техниках. В меня полетело все, что было плохо закреплено. А то, что было закреплено, скрежеча отрывалось и летело. В ответ я лишь выставил щит, укрепив его высокотемпературной плазмой. А когда Энакин закончил приличных размеров курган, я полыхнул направленным взрывом. Теперь поплясать пришлось уже ему. Вот только было незаметно, что разлетающиеся ящики доставляли ему хоть толику неудобства.
     Шаг в тень, и мой косой удар по спине Вейдера с легкостью заблокирован. Еще шаг, удар. Еще один. Снова блок. Отскок. Тяжесть в руках и злобная улыбка под маской. Посмотрим, как ты это перелопатишь, козел.
     - Джамшут?
     - Еще немного, мастер, - ответил дроид.
     А Вейдер уже воздел руку, готовя новую пакость. Сорок лет практики, конечно, сказывались, но побеждать учителя на клинках я так и не научился. Ну нет у меня таланта фехтовальщика. Нет и все тут. Среднестатистического ситха я, пожалуй, распластал бы без особых усилий. Но одаренного избранного, которому сама Сила подыгрывает, и пытаться не стоит. Что и доказала наша краткая стычка. Стоит только немного затянуть близкий контакт, и меня уже ничто не спасет. Хорошо, что я не только на светошашку ставку сделал. Но и скакал я вокруг него не просто так.
     Одно движение в Силе и вокруг черного силуэта радостно зачадили газовые бомбы. Казалось бы, у Вейдера должен быть замкнутый контур дыхания. И яд просто не смог бы проникнуть в его патрубки. Если бы не одно «но». Замыкать дыхательный контур на кислородной планете – такая себе паранойя. Да и ресурс скафандра не бесконечный. А уж простейшие фильтры мое варево пройдет без труда. Да и продвинутые немногое могут противопоставить алхимическому яду. За спиной проскрипело.
     - Готово! – пришел долгожданный ответ от Джамшута.
     Время неудержимо понеслось вскачь. Счет пошел даже не на секунды, а на доли. Вейдера скрутило в неудержимом кашле. Однако я не обманывался. Уже сейчас тренированный организм избранного выводил яд быстрее, чем он поступал. Вздумай я порезать чихающего Эничку, и быть мне пришпиленным к стене, как какой-нибудь бабочке. Но главное в том, что мне дали передышку. Все же переход с темной стороны на светлую дается мне еще очень тяжело.
     Легкое жжение в глазах сменил приятный холод. Я знал, что сейчас мои белки почернели, а радужки сменили янтарь тьмы на лазурь света. Внутреннее пламя приобрело льдистый оттенок и окатило утомившееся тело жизненной энергией, что болезненной волной прошлось по мышцам. Неудержимо захотелось исцелить заблудшего джедая, даровав ему покой и мир в душе. И я не стал противиться. Свободная ладонь сформировала дистантную технику лечения, в которую я привнес еще и обретение душевного равновесия. И отправил шар солнечного света прямо в восстановившегося ситха.
     Отбиться он не успел. Даже предвидение спасовало, я же не вред ему нанести хочу. Конечно нет, ага. Шар, размазавшись в воздухе, влепился в грудь Вейдера. Материя и антиматерия. Свет и Тьма. Его так скрутило, что любо-дорого посмотреть. Но некогда. В проемах уже показались унылые белые каски. Пора валить.
     Пробежав треть несуществующего коридора, я в последний раз взглянул на ситха, что боролся с невыносимой болью, и одним импульсом скрутил коридор в дулю. Вот что желание жить животворящее делает! В обычных условиях я бы еще подумал, поднапрягся. А тут – раз, и все. Непроходимый завал отделяет нас от жаждущих крови штурмовиков и испускающего волны черной злобы и недоумения Энакина. Первый раунд за командой Эррантии!
     На низкую орбиту мы вырвались спустя десять минут. Джамшут маневрировал так, что компенсаторы не всегда справлялись. То и дело щит корабля просаживали турболазерные заряды, но эмиттеры пока держались. Не зря же я угробил столько кредитов на модернизацию своей космокалоши. Спасало нас только то, что звездные разрушители, пытаясь блокировать планету, знатно так рассредоточились, и нами занимался только один из них. Пока что. Подмога была на подлете, а совершить микропрыжок, не выйдя из гравитационного колодца, имперцы не могли.
     Мы тоже не могли, но нам и не надо никуда прыгать. В классическом понимании. Я корпел над странной древообразной конструкцией в трюме, единственным знакомым элементом которой был самый обыкновенный терминал. В одинокой пустой графе экрана я набил «третий год великой ресинхронизации». А потом нажал ввод. Барлоз тряхнуло, а странный механизм начал рассыпаться пылью. Ноги подогнулись, и я устало опустился на металлический пол. Получилось.
     Я вернулся.

     Примечание к части
     Ал би бэк. Только матчасть подтяну.

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"