Хомяк_story: другие произведения.

Чарли и Люси

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.39*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Чарли и Люси" - это рассказ, сотканный из разных кусочков. Вы словно смотрите кинофильм, в котором каждый отдельный фрагмент является частью одной мозаики. Люси - посредственная актриса, но невероятно привлекательная женщина. Она носит только короткие платья и десятисантиметровые шпильки, а ногти красит исключительно в красный цвет. Чарли - чертовски талантливый актер и безумно обаятельный мужчина, добившийся приличных успехов на голливудском небосклоне. Однако роль молчаливой стриптизерши, третьей у барной стойки, в исполнении Люси настолько поражает Чарли, что он теряет способность трезво мыслить. Кидаясь в омут с головой, Чарли совершенно забывает, что уже встретил женщину всей своей жизни, а Люси давно замужем. Но это еще не все! Сможет ли устоять песочный замок их отношений, когда Чарли узнает истинные намерения Люси?

.
.
 []

Глава 1



Октябрь 2014.
Стоя у камина, улыбаешься, вспоминая то, что произошло накануне вечером.
Мать Люси была весьма воспитанной и благочестивой особой. Она отдавала предпочтение сдержанным костюмам с прикрывающей колени юбкой, идеально выглаженным белым блузам, аккуратно прихваченным шпильками прическам, каблукам не выше четырех сантиметров, неброскому маникюру, минимуму косметики, неизменной нити жемчуга на шее и тоненькому ремешку золотых часов на запястье правой руки.
Нажимая на звонок двери, ты заметно нервничал, ведь Люси неоднократно предупреждала, что ее мать - чопорная Мадам с довольно завышенными требованиями к морали. Ты переодел четыре костюма и поменял пять пар туфель, прежде чем отправился знакомиться с родителями своей возлюбленной, но когда дверь открыла женщина с гордо вскинутой головой и снисходительным взглядом, ты понял, что никакой костюм не удовлетворит эту женщину.
- Ча...р, Ча...ли, Чарльз, - протянул ты руку.
- Наслышана, - развернулась Мадам и удалилась из коридора, оставив твою руку висеть в воздухе, а тебе только и осталось, что потереть ее о штанину. Оглядевшись, ты про себя заметил, что дом напоминает скорее замок графа Дракулы, нежели уютное семейное гнездышко.
- У нас четыре этажа, соединяющиеся лестничными пролетами. Залы и коридоры составляют своего рода лабиринт, - обернулась Мадам, а ты затаил дыхание.
- Во внутреннем дворе есть колодец, который по преданию ведет к подземным помещениям, - продолжила она, важно вышагивая по коридору. Ты подумал, что скорее всего в этом колодце она и топит неугодных кавалеров Люси. Интересно, им привязывают камень на шею или они опускаются на дно своим ходом? Как говорится, кому как повезет.
Тебя проводили в гостиную, где уже ждала Люси, и вы улыбнулись друг другу, усаживаясь в соседние кресла и переплетая пальцы рук. В угловом камине потрескивает огонь, а ее отец читает газету.
- Приветствую, - не отрываясь от занятия, произнес Мсье и с шумом перевернул страницу.
- Каким музыкальным инструментом вы владеете, Чарльз? - скрестив пальцы, словно преподаватель на экзамене, спросила Мадам.
- У меня есть множество инструментов, но все они не музыкальные, - попытался ты пошутить, но выражение лица женщины осталось неизменным, а Люси сочувственно похлопала тебя по руке.
Хозяева дома сидели напротив вашей парочки, и когда отец снова перевернул газетный лист, а затем загнул его, выворачивая наружу, у тебя пересохло во рту, расширились зрачки, промокли подмышки и, кажется, частично поседели волосы, а у Люси неожиданно вырвалось:
- Ни хрена ж себе!
На газетном листе красовалась твоя фотография - кадр из сериала, в котором ты снимался в чем мать родила, с татуировкой и обмазанной маслом пятой точкой.
- В чем дело, дорогая? - оскорбилась Мадам.
- Я говорю, ничего себе, у тебя в рамке стоит новая вышивка нашей бабули! Это что, наш песик, да? - Люси подлетела к висящей на стене полке и, схватив картинку, принялась ее усиленно разглядывать, гладить пальцем и деланно восхищаться.
А ты следил за отцом Люси, сжимая кулаки, и когда в следующее мгновение тот начал переворачивать страницу, понял, что действовать нужно незамедлительно. Вскочив с места, ты вырвал газету из рук Мсье, бросил в огонь, развернулся, оперся о камин и улыбнулся.
Мужчина посмотрел на тебя поверх очков:
- Вы горите, - сообщил он спокойным тоном.
Уже почувствовав запах, ты запрыгал на одной ноге, рванулся вправо, зацепился за набор для камина, повалил кочергу, совок, щипцы, щетку, веник и упал лицом на ковер.
Люси медленно уронила голову на ладони... Падая, ты порвал и частично сжег брюки и нижнее белье. На полу красовалась твоя голая задница.

Глава 2



Ноябрь 2014.
Тебя рассмешило еще одно воспоминание. Стоя на веранде вашего совместного дома и собирая тарелки, ты вспомнил, как однажды вы уже ужинали на этом самом месте.
На улице стояла довольно прохладная погода, легкий ветерок обдувал Люси плечи, а холодная керамическая плитка неприятно жгла ноги.
Она снова дернула руками, но ее усилия оказались тщетными. Несмотря на то, что она была привязана лентами разорванной скатерти, которую, кстати, еще совсем недавно ей подарила мама, а плетеный стул не представлял собой надежной опоры, высвободиться у нее не получалось. Ты сидел напротив и что-то внимательно изучал в своем телефоне.
- Чарли, ну пожааааалуйста, меня же могут увидеть! - громким шепотом умоляла Люси.
- Мы у себя дома, ничего страшного, - улыбнулся ты, продолжив свое занятие, - представляешь, Newsweek назвал меня, цитирую: 'высокий блондин с яркими голубыми глазами, крепкого телосложения, с довольно хищным выражением лица'.
- Мы не у себя дома, а на чертовой веранде, - прошипела Люси, извиваясь, как уж на сковородке.
Ты выразительно приподнял бровь:
- Ну и кто тебя здесь увидит, от земли высоко...
- Сосееееди! - вскрикнула Люси, - я, между прочим, в одних трусиках!!!
Люси была брюнеткой ростом около ста семидесяти четырех сантиметров, и ее внешность была настолько привлекательной, что заставляла проходящих мимо мужчин оглядываться.
- Ой, да ладно, они столько всего с нашим участием видели, ничего страшного, - ты надел солнечные очки и снова улыбнулся одной из своих самых нахальных улыбочек, - к тому же, солнце слепит.
- Сейчас нояааааабрь!!!! - вскрикнула Люси, наконец высвободив одну руку, на которой остались слегка порозовевшие следы.
А ты зевнул:
- Зато теперь ты дважды подумаешь, прежде чем сказать, что наша сексуальная жизнь стала однообразной, детка.

Глава 3



Декабрь 2014
Включая компьютер, Люси задумалась и засмеялась вслух, вспоминая.
Был обычный серый зимний вечер, когда она попросила своего любимого мужчину заказать для них пиццу на ужин, однако девушка совсем забыла, что не успела скрыть некоторые папки на своем компьютере.
У Чарли округлились глаза, когда он вгляделся в ноутбук своей женщины, перелистывая цветные фотографии все быстрее и быстрее.
- Я спрашиваю, что ЭТО такое?
Слегка запинаясь, с идиотской улыбкой на лице, Люси принялась оправдываться:
- Это искусство.
- ИСКУССТВО? Искусство - это тетки маслом по стенам с корзинами на головах и виноградом в зубах! - кричал Чарли, тыча пальцем в экран. Люси закатила глаза, скрещивая руки на груди.
- А это бл* голые мужики со своими..., - Чарли проглотил застрявший в горле комок слюны, - со своими... своими штуковинами!!!
- Ой, да ладно тебе, всего пара фотографий, - Люси водила пальчиком по поверхности стола, опустив глазки в пол.
- Пара?! Их здесь 485 штук и это только первая папка, твою мать!
- Хватит орать, - Люси решила перейти в нападение, о чем через секунду пожалела, - я удалю, и нет проблем.
Чарли вскочил на ноги, схватил ноутбук и со всей дури впечатал его в стену, отчего техника разлетелась на кусочки, а он сам расплылся в довольной улыбке:
- Я помог тебе, удалил сам! И нет проблем!

Глава 4



За год до описываемых ранее событий. Начало истории.
После очередного съемочного дня снимаешь напряжение в тренажерном зале. Вся группа давно ушла, а ты никак не можешь остановиться и удар за ударом выбиваешь из боксерской груши дух.
Тонкая струйка пота скользит по щеке, а ты наматываешь эластичные бинты покрепче на кулаки и наносишь новый удар. Пыль из груши, словно мошкара, разлетается в разные стороны, и ты немного морщишься от того, что некоторые крупинки попадают в глаза. Напрягаешь скулы, в который раз повторяя вслух:
- У меня есть девушка... - хватаешь грушу, чтобы она остановилась, всего лишь на мгновенье, и снова бьешь со всей дури.
С каких это пор один взгляд на девушку приводил к такому стояку? Короткая юбка, тугой корсет, высокие сапоги, черные, как воронье крыло волосы и взгляд, от которого забурлила кровь. Это всего лишь сценический образ, она играет третью стриптизершу от барной стойки, массовка... Господи, Чарли, что с тобой? Трешь переносицу и снова бьешь ни в чем не повинную грушу.
Дверь медленно открывается. Стук каблуков по полу напоминает редкие капли дождя. Останавливаешь несчастный снаряд и неспешно поворачиваешься, как наглый байкер из сериала, в котором снимаешься. Ее шаги становятся все ближе. Она ничего не говорит, только внимательно смотрит. 'Какого черта?' - всплывает в мозгу. Всего лишь одно желание превратиться в животное и поставить эту зарубку на столбике своей кровати.
Словно по свистку, кидаешься на нее, как голодный пес на брошенную кость, толкаешь ее на пыльный мат, она пытается что-то сказать, но ты затыкаешь ей рот поцелуем. Наверное, слишком грубо, возможно, она пришла что-то спросить, вероятно, она заблудилась в темных коридорах киностудии, но, честно говоря, тебе плевать! Грубым рывком избавляешь ее от одежды, спускаешь собственные штаны, на секунду путаешься в ткани, вот он, момент, чтобы одуматься, остановиться, но ты продолжаешь и берешь то, чего хочешь... Утоляя жажду внутри.

Глава 5



Через несколько дней напеваешь себе под нос какую-то надоедливую мелодию, отличное настроение, и даже не слишком напрягает то, что Моргана позвала на ужин очередного клиента. И хотя ты говорил ей тысячу раз, что терпеть не можешь чужих за столом в своем доме, она все равно это делает. Целуешь девушку в щеку, лезешь пальцем в кастрюлю и тут же получаешь по рукам, она заразительно смеется, а ты, пританцовывая, направляешься к двери.
- Дорогой, открой, кажется, звонят.
- Да я уже понял...
Тяжелая деревянная дверь поддается довольно легко. Все еще пританцовываешь, улыбаясь, когда представительный мужчина, чуть за сорок, протягивает руку для рукопожатия. У него дорогой костюм с малиновым платком в нагрудном кармане, идеально вычищенные ботинки, так, что ты видишь свое отражение, золотые часы, широкая спина, за которой его спутницу практически не видно. Она, кажется, прислонилась к твоей декоративной стене за *****$ и ждет, когда мужчина войдет в дом. Обращаешь внимание на стройные ножки и изящные туфли на высоких каблуках, скользишь по ней взглядом и забываешь, как дышать. Дело даже не в том, что изменять в принципе плохо, тебя слегка мучает совесть, и Моргана ждет своих гостей за этой самой дверью. Просто перед тобой та самая девушка. Глупая улыбка застывает на лице.
- Меня зовут Пабло, а это моя жена Люси, - с гордостью произносит мужчина в пиджаке, и девушка в ярко-красном платье поднимает глаза. Оказывается, на ней надето то, что еще хуже корсета. Ее губы при лунном свете невероятно притягательны, а грудь в этом вырезе еще заманчивее, чем прежде.
Приходится громко откашляться, прочищая горло. Когда мужик в зеркальных туфлях исчезает за дверью, ловишь ее руку, крепко сжимая запястье, и наклоняешься почти к самому уху:
- Какого черта?
- Радуйся, что я не накатала заяву в полицию... - шипит девушка в ответ и так же близко наклоняется к тебе, моментально меняясь в лице, ее наигранно добродушное и милое личико теперь скрывает маска гнева. Она соблазнительно пахнет духами, и ты чувствуешь, что теряешь самообладание, за тебя начинает говорить тело.
- Что? - не понимаешь о чем она, ведь тебе казалось, что все было по обоюдному согласию.
- Ты меня изнасиловал..., - не успевает договорить девушка, как в дверях появляется Моргана.
Одновременно и совершенно по-идиотски улыбаетесь ей и, хвала Всевышнему, ты успел отпустить руку девушки.
- Это Люси...
Господи, ты даже не запомнил имя. Хотя какое может быть имя, когда ее волосы так красиво переливаются в свете фонаря над твоим крыльцом.
- Люси - жена Пабло, - протягивает руку девушка Моргане и уверенно ступает внутрь твоего дома.
Закатываешь глаза. Похоже, у тебя проблемы и вечер обещает быть долгим.

Глава 6



Мучаешь бутылку вина, пытаясь откупорить, злосчастная пробка не хочет поддаваться, и ты с удовольствием отбил бы горлышко, но мужчина в костюме не поймет. Посылаешь ему самую искусственную улыбку из своего арсенала, затем возвращаешься к бутылке.
- Твою мать, - скрипишь зубами, дергая штопор.
Девушка в красном платье расхаживает по ТВОЕМУ ковру, разглядывая ТВОИ фотографии в ТВОЕМ доме, то и дело наклоняясь, раздражая короткой юбкой и упругой попкой.
- А кем вы работаете? - улыбается Моргана, пришедшая из кухни с подносом, на котором в шахматном порядке расставлены кексы с черным и белым шоколадом.
- Я - актриса, - наконец-то выпрямляется девица, долго выбирает кекс, берет белый и тут же отправляет кусочек в рот.
- Ой, а Чарли тоже актер, - выпаливает Моргана, заставляя тебя громко заржать, как будто они не знают.
- А где вы снимались? - не унимается твоя девушка.
Зрачки моментально расширяются, бросаешь бутылку и орешь, наверное, слишком громко и подозрительно, не давая девушке ответить:
- А ДАВАЙТЕ я Вам лучше ДОМ покажу!!!
Моргана и мужчина с золотыми часами тут же соглашаются, проходят вперед по коридору, разглядывая коллекцию картин хозяйки дома, а ты грубо хватаешь гостью под локоть и толкаешь в первую же комнату справа.
- Так, чего тебе надо? Деньги? Связи? - подходишь к письменному столу, начинаешь рыться в бумагах в поисках визиток, но девица в красном проплывает мимо тебя, наклоняется над кадкой с твоей любимой пальмой и выплевывает все, что у нее во рту.
- Ну и гадость, - приближается она к зеркалу, разглядывая свои губки и поправляя помаду.
Это унизительно, и злость уже подкатывает к самому горлу, но ты подходишь к цветку и закапываешь кекс любимой девушки, не дай бог найдет и нытья на целую неделю не оберешься. Красотка тем временем направляется к двери, не обращая внимания на то, как ты копаешься в земле.
Вытираешь руки о голубые джинсы, преграждаешь ей путь, толкая одной рукой открытую дверь обратно.
- У тебя, что критические дни? - спокойно поворачивается девица, хлопая длинными ресницами.
Выплескиваешь слова, словно кипяток из чайника:
- Ты совсем охренела, припёрлась в мой дом и...
Не успеваешь договорить, как резкая боль в паху заставляет согнуться пополам и прижать руки к самому дорогому.
Девушка улыбается, прижимая длинный пальчик с идеально выкрашенным в красный цвет ногтем, к губам того же оттенка:
- Шшшшш, никогда... никогда не разговаривай со мной подобным тоном.
А затем она выходит из комнаты.

Глава7



По идее, ты должен был злиться, когда сегодня днем она заявилась к тебе на площадку, как ни в чем не бывало, и попросила о помощи.
Но злиться почему-то не хочется. От такой наглости ты потерял дар речи, а теперь молча разглядываешь ее, стоя у окна.
Лучи полуденного солнца скользят сквозь темные волосы Люси, сидящей напротив. Она практически потеряла туфлю на бесконечно высокой шпильке, удерживая ее на одном лишь большом пальце ноги, покачивая ею из стороны в сторону, не меняя ритма движения.
Ей тяжело смотреть на свет, она то и дело прикрывает лицо ладошкой, жмурится, и это тебя чертовски забавляет.
- У тебя совершенно нет совести, верно? - говоришь так тихо, что слова шуршат, будто грифель карандаша о плотную бумагу.
- Это вас беспокоит? - прикусывает она губу, заставляя тебя прищуриться и слегка улыбнуться.
- Нет, я и раньше изменял, это не проблема...
- Тогда в чем проблема? - перекидывает она ногу на ногу, так что крепкие загорелые бедра предстают во всей красе... скользишь по ним взглядом.
- Ты - моя проблема, - улыбаешься одними уголками губ, - хватит играть в эти игры, мне неинтересно и скучно, - вздыхаешь, - ты меня ударила.
- И надо заметить, по делу, - тихонько смеется девушка.
Слегка меняешь позу.
- Не горбитесь, мистер Ханнэм, заботьтесь о своем скелете - это ведь все, что от вас останется, - наклоняет голову на бок и теперь уже она разглядывает тебя.
Качаешь головой :
- А ты языкастая.
- О, Вы даже не представляете насколько, мистер Ханнэм.
- Прекрати меня так звать, - скрещиваешь руки на груди и отчего-то не хочешь, что бы этот разговор прекращался.
Девушка встает, не глядя на тебя.
- Мой супруг сказал, что Вы поможете мне с ролью, а Вы все не успокоитесь с тем маленьким инцидентом на съемках. Я же сказала, проехали, - шепчет она, проходя мимо.
- А может ты просто нашла причину, чтобы снова увидеть меня? - усмехаешься ты.
Она медленно расплывается в улыбке, смотрит прямо в глаза, так, что по телу пробегает дрожь.
- Не льстите себе, мистер Ханнэм, Вы не настолько хороши в ЭТОМ деле.

Глава 8



Стриптизерша, одетая исключительно в туфли и чулки, выгибается так, что ее грудь оказываются прямо напротив твоего лица, а волосы касаются пола. Затем она подгибает ноги и делает уверенный поворот вокруг шеста. Качает бедрами в такт ритмичной музыке, встает на колени и ползет по направлению к тебе. Засовываешь сотенную купюру за резинку чулка, похотливо улыбаешься ей, подмигиваешь, откидываешься на стуле, прикуриваешь сигарету. Натягиваешь очки, несмотря на то, что находишься в помещении, а за окном давно ночь, и делаешь затяжку.
- Так как вы познакомились?
Стараешься не обращать внимание на черноволосую Люси, сидящую на коленях у твоего соседа, но почему-то это ужасно раздражает. И хотя это не твое дело, но ее пальчики, перебирающие волосы на затылке мужа, нервируют, а то, как она ерзает на его коленях, оживляет непристойные воспоминания.
Кто вообще берет жену в стриптиз бар? Это какое-то наваждение, в последнее время стоит тебе куда-нибудь пойти, посетить какое-нибудь мероприятие, как эта знойная парочка обязательно оказывается поблизости.
- А вот и я, - с грохотом ставит бокалы пива Моргана, - соскучился? - целует она тебя в лоб, словно покойника.
Подталкиваемый раздражением, ты не слишком любезно приветствуешь свою девушку:
- ОЧЕНЬ, - делаешь еще одну затяжку и пускаешь кольца дыма прямо на сцену, где теперь уже совсем другая девица трясет грудью перед твоим лицом.
- Люси попросила меня помочь ей в аэропорту, чемодан был просто неподъемным, - наконец-то отвечает мужик и целует супружницу в шею, прямо возле ушка. Отворачиваешься, словно увидел нечто противное и тошнотворное.
- А вы? - спрашивает черноволосая и трется носом о щеку мужа, как послушная собачка, при этом прожигая тебя глазами.
Внимательно смотришь на нее, докуривая сигарету.
- А мы, пожалуй, пойдем, - хватаешь Моргану за руку, буквально сдергивая со стула.
- Но я не допила свое пиво...
- Я тебе на заправке куплю по дороге, - тащишь Моргану через зал. Девушка сталкивается с кем-то, поспешно извиняясь, иногда спотыкается. И лишь у входа ты оборачиваешься на мгновенье.
Черноволосая гордо приподнимает подбородок, все еще сидя на коленях мужа, заметив твой взгляд, слегка улыбается, затем наклоняется и целует его взасос. Толкаешь дверь впереди себя... воздух... тебе нужен воздух.

Глава 9



Уже на улице Моргана аккуратно высвобождает запястье, останавливается в метре от машины и опускает голову, потирая ушибленную руку. Ее рыжевато-каштановые волосы спадают на глаза. Подходишь к тачке, бьешь ногой по колесу, грубо открываешь дверцу водительского сидения, но, глубоко вздохнув, останавливаешься, когда слышишь ее голос.
- Что происходит? - говорит она как всегда спокойно и тихо.
- Ничего не происходит, мы едем домой, - разводишь руками, изображая удивление.
Моргана - твоя тихая гавань, твой мир и покой, твоя помощь, когда больно, твоя жизнь, когда одиноко, твое лекарство, когда хреново. Она никогда не кричит и не злится.
- Я, пожалуй, возьму такси, - тихонько копошится в сумке девушка, - переночую у Энни, она давно просила, у нее проблемы с отцом и ей одиноко и... - улыбается совсем немного, одними уголками губ, затем разворачивается к тебе спиной, отыскав телефон.
- Ээээ? Все в порядке, у меня просто был тяжелый день.
Обходишь машину, пытаешься прижать девушку к себе, она никогда не смеет тебе перечить, никогда не спорит, и это то, что тебе нужно. Разворачиваешь и крепко обнимаешь:
- Прости, я... просто хреновое настроение.
- Я люблю тебя, - всхлипывает Моргана.
Кладешь подбородок на ее макушку, в ее мобильнике слышится голос абонента, вдыхаешь запах ее волос и прижимаешь еще крепче:
- А я тебя, малыш.

Глава 10



Проходит несколько недель, и ты оказываешься среди гостей на очередной широко распиаренной в прессе свадьбе. Сидя за длинным столом, ты разрезаешь большой кусок мяса и тут же отправляешь в рот, тщательно прожевываешь и довольно стонешь. Вот за что ты любишь свадьбы. Огромное количество еды, танцы, и все изображают счастье. А может, они действительно счастливы, а ты просто зануда и грубиян? Женщины постарше в шляпках разных фасонов, бирюзовых, розовых, лиловых и бежевых платьях кружатся в объятьях своих полысевших супругов. Девочки с корзинками цветов раскидывают лепестки, а мальчики подкладывают на стулья гостей пирожные, ждут за деревом, а потом дружно смеются над чьим-то испорченным дорогим костюмом. Мать невесты в конце всегда исполняет любимую песню дочери дурным голосом, а отец щупает за коленку соседку по столу. Свадьба - это прекрасно. Оглядываешь толпу людей, напрочь забыв, что обещал потанцевать с Морганой. На самом деле танцы - это не твое, нет, ты, конечно, можешь кого-нибудь зажать покрепче, но вот чтобы исполнить танго, тебе понадобится мнооооого места. "Слон в посудной лавке", - смеешься сам над собой и откидываешься на стуле, поправляя галстук.
- Добрый день, как поживаете?
Поворачиваешь голову и тут же закатываешь глаза - а вот и муженек. Точно, как же иначе? В прошлую субботу на баскетбольном матче их не было, уж свадьбу с твоим участием они не пропустят.
- Отлично, - улыбаешься, - тут отлично кормят.
Ну и где же твоя женушка? Начищает пёрышки, чтобы снова крутить передо мной задом, стараясь соблазнить и затащить в кладовку? Небось, сейчас усядется напротив и будет трусиками сверкать, все, чтобы понравиться.
Промакивая губы салфеткой, мужчина рассказывает о ситуации на политической арене, что-то о своем бизнесе и аренде помещений, а так же о какой-то космической шняге, а ты вглядываешься в толпу. Слава Богу, ее здесь нет. Так надоела мелькать перед глазами, только нервирует. Женщина в зеленом сзади вроде и похожа, но не она, а дамочка в леопардовой юбке чем-то напоминает, но при детальном рассмотрении оказывается барышней хорошо за сорок. И та, высокая, кажется, такого же роста, но не она.
- А где ваша жена? - резко спрашиваешь у соседа так, что тот даже вздрагивает.
- Эммммм, танцует, а что?
Ну что же ты такой тупой-то? Смотришь прямо в глаза муженьку, а он улыбается:
- Видите, вон там, возле барной стойки с Гораном, кажется, Виснич, его фамилия, хорватский актер. Третий танец подряд. Красавчик, пора разнимать, - смеется муженек, а ты его уже не слышишь.
Смотришь в указанном направлении, и сердце пропускает удар. Шелковая ткань длинной белоснежной юбки, словно молоко из кувшина, струится при каждом движении, соблазнительно очерчивая ее силуэт. Красивая голая спина и счастливая улыбка, когда она смотрит на ДРУГОГО мужчину. Высокий и сильный, он делает легкий оборот и девушка кружится, словно в кино, затем он наклоняет ее до самой земли так, что она выгибается в дугу и снова заливается смехом. Он прижимает ее к себе и что-то шепчет на ухо, а она обнимает его за плечи.
- Он снимался в каком-то сериале, забыл название, что-то про врачей, - воскресает муженек справа, - утку будете? Соус просто божественный.
- Аппетит пропал, - бросаешь салфетку на недоеденный кусок птицы.

Глава 11



Проходишь мимо танцплощадки, останавливаешься на секунду, наблюдая за очаровательной парочкой. Белое платье развевается в ритме какой-то знаменитой латинской мелодии. По-прежнему наслаждаясь друг другом, танцующие делают широкий круг почета и возвращаются в центр, заслуживая аплодисменты зрителей. Люси делает реверанс, а ты закатываешь глаза. 'Тоже мне принцесса Фиона', - отмечаешь про себя.
- Пора валить отсюда, - выходишь через арку из золотых шариков, получая по лбу одним из них. Поддавшись дуновению ветра, игрушка, сделанная из латекса, сорвалась с привязи и спикировала прямо на тебя. Хватаешь несчастного и лопаешь ногой так, словно шарик увел у тебя жену и оставил воспитывать троих детей в одиночку. Официант с подносом бокалов высоко приподымает брови и даже слегка приоткрывает рот, удивленный увиденной картиной.
- Он оторвался! Все равно оторвался, - разводишь руками, - куда его? Назад же не приклеишь...
Спускаешься по ступенькам на автостоянку, абсолютно забывая, что, вообще-то, приехал сюда не один. Подходишь к своему "хаммеру", открываешь дверцу, а затем громко материшься. Какой-то идиот на черном форд мустанге 69 года так припарковался, что перекрыл тебе дорогу.
Свистишь парнишке, что следит за тачками.
- Слушай, приятель, не мог бы ты найти этого умника? - обнимаешь его за плечи, как старого друга, вместе смеетесь над ситуацией.
- Ну, вообще-то я и так знаю, кто это. Я ее не скоро забуду...высокая, длинноногая, волосы темные и блестят, губки пухлые, вот сиськи жалко не рассмотрел, я таких телочек сразу примечаю. Задом так крутила, что занос полтора метра.
- В белом платье, - говоришь скорее наугад, ведь на свадьбе больше ста гостей и это может быть кто угодно.
- Ага, с ней еще хмырь был постарше, в красном галстуке, - добавляет парнишка.
- И брюках в полоску, - вздыхаешь, закрывая лицо руками, - это уже не смешно.
Проходит немало времени, прежде чем 'принцесса Фиона' появляется на ступенях. Медленно спускаясь, она поддерживает юбку, вытягивая ножки, аккуратно ступая, продумывая каждый шаг, сверкая загорелыми бедрами.
- Можно побыстрее? Ты не за Оскаром идешь, - стучишь по крыше собственной машины раскрытой ладонью.
- И Вам здравствуйте, мистер Ханнэм, не знала, что вы на этой свадьбе также присутствуете, - поправляет она волосы изящным движением ладошки.
- Ага, я так и подумал, - скрещиваешь руки на груди, слегка выпячиваешь нижнюю губу, - давай тачку убирай и дело с концом, - киваешь в сторону форда.
- Вы за этим меня вызвали? Я не могу, - она улыбается, хлопая ресницами.
- Что значит не могу? ЭТО ТВОЯ ТАЧКА и мне надо...НАДО проехать, - указываешь раскрытой сильной ладонью в нужном направлении, - спокойно, Чарли, спокойно.
Дышишь через нос, как учили на курсах управления гневом. Ее глаза невероятно красиво горят в сумерках приближающейся ночи и так хочется удушить ее за то, что она вырывает из тебя так много эмоций, за то, что так сильно волнует, за то, что само ее присутствие, как и в тот первый раз, вызывает дрожь в теле.
- Я не могу потому, что я не взяла ключи, мистер Ханнэм, - наклоняет она голову к плечу.
А еще тебя злит, что она так спокойна, ты знаешь, что она притворяется, ты видел, какой она может быть, но сейчас это ее спокойствие вызывает новую волну гнева.
- Какого хрена ты не взяла ключи, если тебя, мать твою, на автостоянку позвали? - выстреливаешь слова, как из пулемёта.
Это ее вина, что в твоей обыденной жизни больше нет покоя, что не о Моргане ты думаешь, засыпая по ночам, что не собственная девушка стоит перед тобой, когда ты закрываешь глаза и, возможно, это всего лишь половое влечение, основной инстинкт танцует джигу на твоей могиле, но виновата она и только она. И это ее безразличие к тому, что между вами было, бесит еще больше.
- Вам надо лечиться, - девушка спокойно подбирает подол платья и разворачивается обратно к ступенькам, чтобы вернуться на свадьбу.
И в этот момент, увидев ее спину, тебя замыкает. Резко открываешь дверцу собственной машины, усаживаешься на переднее сидение, заводишь мотор и даешь по газам....

Скрежет металла и бьющегося стекла разрывает тишину. Свободно проезжаешь пару метров и, довольный собой, притормаживаешь, через секунду твоя дверца открывается, и ты получаешь серию ударов по голове табличкой 'Закрыто на спецобслуживание'. Выбираешься из машины, пытаясь ухватить ее за руки, но девушку уже не остановить. Проклиная всех твоих родственников до пятого колена, Люси наступает каблуком тебе на ногу, и ты издаешь крик отчаяния. Начинаешь трясти Люси за плечи и тут же получаешь уверенный удар кулаком в нос, а вот и хорватский актер. Шатаешься, вытирая кровь, затем, рыча, кидаешься на высокого брюнета и тут же получаешь сумочкой по башке, а вот и его жена, видимо, прибежала на крик. Неожиданно Люси бьет жену по голове, защищая тебя, а ты бьешь охранника, который прикрывает телом еще кого-то. Хорват путает тебя с мужиком в похожем сером костюме и получает удар в живот. Люси лупит все той же табличкой визгливую тетку в красном, которая пытается ее оттянуть от жены хорвата, а ты душишь ее супруга. Какой-то китаец в смокинге запрыгивает верхом на жениха и начинает дергать за волосы, невеста в ужасе берет горшок с цветами и запускает в толпу...

Глава 12



- Табличку повыше, ага, так... и подбородок, смотрите прямо.
Щелчок, еще щелчок. Яркий свет фотокамеры заставляет тебя зажмуриться.
- А теперь в профиль, - медленно поворачиваешься, затем другой стороной.
Тебя выводят из светлого помещения, долго ведут по темным коридорам, проводят через зал, наполненный людьми, за спиной слышится шепот и хихиканье. Оборачиваешься, все как будто снова занимаются своими делами: перебирают бумаги, щелкают по клавиатуре и разговаривают по телефону. Тебя тем временем заводят за стеклянную перегородку и сажают за стол. Вздохнув, плюхаешься на стул, не можешь расслабиться и откинуться на спинку - руки за спиной мешают это сделать.
- Итак, мистер Ханнэм, - начинает грузный мужчина в костюме из дешевой серой шерсти, поедая большой гамбургер и продолжая разговаривать с набитым ртом, - наши дела обстоят следующим образом...
В этот момент стеклянная перегородка открывается и в комнату бесцеремонно вталкивают Люси.
- Эээ, поаккуратнее, - рефлекторно рычишь на мужика в черной форме. Люси садится рядом, наручники также не дают ей расслабиться. Улыбаешься, разглядывая ее: некогда белое платье теперь в грязи, подол разорвался на уровне колен и висит серой тряпкой, волочась за ней по полу, прическа теперь напоминает птичье гнездо, из которого по кругу торчат листики и веточки, потекшая тушь пролегла дорожками по пыльному лицу, а губная помада размазалась гораздо выше губ.
Усмехнувшись и поглядывая то на нее, то на тебя, следователь развернул бумаги, наверное, хорошо, что ты не видел себя в зеркало.
- Передо мной лежат показания тридцати свидетелей, которые утверждают, что именно вы двое - зачинщики драки на свадьбе, в которой поучаствовали более пятидесяти человек. Что вы об этом думаете?
- Я не буду говорить без своего адвоката, - выдаешь ты в пятый раз, а Люси смотрит на тебя, закатывает глаза и слегка приподнимается.
- Послушайте, я не понимаю, а эти тридцать что, ни при чем, что ли?
Мужчина перекладывает бумаги, затем вчитывается в текст:
- Вы признаете свою вину, миссис Моцарпопулас?
Слышишь ее второе имя и, громко смеясь, поворачиваешься:
- Да ладно?
- У моего мужа греческие корни, - важно вскидывает она голову и снова садится на стул, закидывая ногу на ногу. Это смотрится особенно забавно, учитывая, как она сейчас выглядит и то, что на туфлях у нее остался только один каблук.
- МоцарпОпа..., - повторяешь вслух и получаешь ее злобный взгляд.
- Вы признаете свою вину? - подпирает рукой подбородок следователь.
Люси опускает глаза, ты тоже молчишь, и детектив громко захлопывает папку с бумагами, разворачивается на стуле и утыкается в ноутбук, начиная быстро печатать текст.
- Майкл, отведи их в шестую и десятую, - не поворачиваясь и продолжая печатать, произносит детектив, - камеры...
Первая вскакивает Люси, словно червячок, она извивается, не в силах освободить руки. Тебе нравится - это красивая картинка.
- Как в камеры, я не хочу в камеру, я ничего не сделала!!!
- А вот миссис Сучински так не считает, она утверждает, что вы пять минут стучали ее же сумочкой ей по голове, и сколько бы она не пыталась убегать от вас, вы продолжали ее преследовать.
Люси недовольно надувает губки.
Мужчина в черной форме со значком на груди аккуратно берет ее под локоть и тянет на себя.
Все еще не отрываясь от своего занятия, детектив объявляет:
- За нарушение общественного порядка и нанесение легких телесных повреждений вы задержаны на сутки, позже в судебном порядке судья предъявит вам обвинения.
- Зае**сь, - вырывается у тебя.
- Не стоит огорчаться. Мистер Ханнэм, вам достается камера, из которой под определённым углом видно телевизор дежурного, а вам, миссис Попан..., - он берет бумаги в руки, вчитывается, - Моцарпопулас, в качестве бонуса достается соседка, - детектив улыбается широкой улыбкой, - только не подходите слишком близко - могут быть вши.

Глава 13



Твой адвокат посоветовал не выступать с последним словом. Считается, что судьи не очень любят, когда у них впустую отнимают время, и всегда выносят любителям поговорить куда более жесткие приговоры. Слушания по делу о нарушении общественного порядка занимали минут по пять. Дождавшись, когда оказавшегося в очереди перед вами "нетрезвого водителя" приговорили к лишению прав на полгода и трехмесячному посещению курсов "анонимных алкоголиков", ты быстро признал себя виновным.
- 300 долларов - штраф, 300 - возмещение судебных издержек, 85 - возмещение затрат на работу канцелярии, - перечислила судья, не поднимая глаз от каких-то документов, как будто получая удовольствие. Ведь все здесь прекрасно знают, кто ты.
- И 16 часов общественных работ. Следующий! - ударила она деревянным молоточком по столу. А тебе показалось, что прямо по лбу.
- Общественные работы? - разводишь руками, а адвокат вытаскивает тебя из зала за пиджак.
В коридоре уже поджидает Люси. Ее волосы собраны в строгий хвост, черный безразмерный пиджак и юбка ниже колена такого же цвета, туфли на маленьком каблуке, - во всём этом она напоминает скорее учительницу младших классов, чем знакомую тебе девчонку.
- Привет, Моцареллка, готовься туалеты чистить, - смеешься, разрывая тишину хохотом, но Люси даже не поднимает глаз.
- Слушай, ТЫ!!! - неожиданно вскакивает муж Люси, по-видимому, раздосадованный столь фамильярным обращением.
Брызжа слюной, он продолжает:
- В семье Моцарпопулас никто и никогда не сидел за решеткой, но по твоей вине она тут. Я долго терпел твои недвусмысленные подкаты к моей супруге и хамское поведение, полное отсутствие воспитания и приличий, твой вонючий одеколон и тупую приставучую подружку с ее тошнотворными кексами...
Ты не успел подумать, да и не в твоем стиле сносить оскорбления, особенно когда они касаются женщин. Молниеносный классический правый хук, и мистер Моцареллка опробовал пол на мягкость. Через секунду он вскочил на ноги и постарался ударить тебя в ответ, но ты оказался сильнее, крупнее, мощнее и находчивее. Серия ударов по лицу, животу, и он снова на полу.
Двое охранников схватили тебя за руки, скрутив пополам. Знакомые черные туфли заскрипели по полу.
- Мистер Ханнэм, Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде. Ваш адвокат может присутствовать при допросе. Если вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам государством. За нарушение общественного порядка и нанесение легких телесных повреждений вы задержаны на сутки, позже, в судебном порядке, судья предъявит вам обвинения... ОПЯТЬ.

Глава 14



Натягиваешь кепку пониже на глаза: если такое яркое солнце будет целый день, ты превратишься в шоколадного зайца, и продюсеры расторгнут с тобой контракты. Если уже не расторгли. Ты устроил такую шумиху в прессе, что впору баллотироваться в президенты.
Длинной палкой натыкаешь пустую пачку из-под детского сока и бросаешь в черный пакет для мусора. Самое страшное - это недоеденное мороженое. Вздыхаешь, наклоняясь за очередным размазанным сокровищем.
Отдел "Общественные работы" оказался буквально в двух шагах от суда. Какой-то паренек, попавший в камеру из-за скандала в баре, пробормотал себе под нос:
- Самое лучшее - попасть в библиотеку. Целый день сидишь под кондиционером, делаешь вид, что разбираешь бумаги!
Действительность же для тебя оказалась намного печальнее.
- Уборка мусора, - отчеканила темнокожая девица в полицейской форме. - На выбор: Даун Таун или пляжи Малибу?

Обутым ходить по песку - занятие не слишком приятное, однако, не это раздражает больше всего. Время течет так медленно, что хочется зарыться головой в песок, как страус, и навсегда забыть, что все это случилось с тобой.
- Привет, - слышится за спиной до боли знакомый голос.
Не оборачиваясь, продолжаешь собирать мусор и бросать в пакет.
- Как ты прошла полицейское ограждение?
Нагибаешься за смятым бумажным ведром из-под попкорна, продолжая двигаться в заданном темпе.

- Извини меня, пожалуйста, за мужа. Я не знаю, что на него нашло, он ничего не знает, я клянусь..., - она говорит так нежно и ласково, что ты даже оборачиваешься посмотреть, точно ли Люси положила руку на твое плечо. Скидываешь ее ладонь одним резким движением.
- Эй, дамочка, время! - кричит девица в полицейской форме, указывая на часы у себя на руке. Она стоит на возвышенности чуть вдалеке и наблюдает за всеми.
- Нам надо встретиться, - торопится Люси.
- Слушай, Люсинда Моцарелла, - говоришь очень тихо и спокойно, - я не знаю, кто так нагадил на мою карму и за какие такие провинности меня угораздило связаться с тобой, но одно я знаю точно, что не в этой, ни в двух последующих жизнях, я не собираюсь с тобой встречаться. А теперь дай мне отработать эти чертовы часы и убирайся, - медленно выдыхаешь, - отсюда.
- Я буду ждать в пятницу, - засовывает она тебе какой-то клочок бумаги, а ты, недолго думая, комкаешь и выбрасываешь его в пакет.

***
Люси открыла дверцу авто, села, откинулась на спинку пассажирского сидения и закурила.
- Ты же бросила?
Мистер Моцарпопулас вырвал сигарету из ее рук и выкинул в открытое окно, припаркованного возле входа на пляж автомобиля. Люси молча закурила вторую.
- Ну, как все прошло?
Люси не ответила, а лишь вздохнула, закашлялась от дыма и выкинула сигарету сама.
- Ты все испортил. И отбросил нас на десять шагов назад. Что это было вообще? Ревность?
Моцарпопулас положил руку на сиденье Люси и наклонился:
- Ты должна мне и ты это знаешь! Я плачу за развалины твоих родителей и все, что у тебя есть, - он положил руку на ее затылок и крепко сжал волосы в кулак, затем притянул девушку к себе и так поцеловал, что Люси почувствовала боль, - это шикарная грудь. Поэтому не выводи меня из себя снова, что бы я ничего не портил. Я сорвался потому, что все идет не по плану и вся эта история с полицией нам совсем не нужна. Ты переигрываешь с этим выскочкой и я не знаю почему.
Люси поправила прическу и одела очки.
- Меня волнует только возможность содержать дом моих родителей,- прошептала она.

Глава 15



Люси сидела на краю кровати и грустно посматривала на часы. С назначенного времени прошло уже два часа, ясно как день, что он не придёт. Она переоценила свою привлекательность. Короткое бирюзовое платье едва прикрывало полушария, а вырез на груди выставлял наружу все, чем так щедро одарила ее природа, но все зря.
- Нет, он не пришёл, - кинула она телефон на кровать. Муж звонил уже третий раз, спрашивая одно и то же, если бы он только знал, что она давно зашла в эту бурную реку. И отдалась на первом свидании, хотя это в план совсем не входило.
Взяв сумку, Люси встала, затем погасила свет и направилась к двери.
***
Дверь распахнулась как раз в тот момент, когда ты подошёл к ней вплотную. Дышать стало трудней, кровь быстрей побежала по венам, а кончики пальцев стало странно покалывать.
Она сделала шаг из темноты номера, слегка приоткрыв ротик от удивления, затем попыталась что-то сказать, но ты решительно вошёл внутрь. Ее карие глаза горели огнем, и ты провел пальцем по носу, затем по губам, не давая ей открыть рта и все испортить.
И только сейчас ты заметил, во что она одета. Эта бирюзовая тряпочка ничего не прикрывает, а золотая цепочка исчезает между грудей где-то глубоко в декольте. Почему она так странно дышит? Так, словно ей не хватает кислорода, словно ей тесно в этом чертовом платье, которое заводит сильнее, чем все порнографические фильмы, что ты видел раньше. Она смотрит тебе в глаза, затем на губы, и прикусывает свои. Это похоже на то, как если бы ты залпом выпил стакан виски и земля под ногами пошатнулась. Двумя ладонями берешь ее лицо и целуешь, совершенно не думая зачем?
Ты чувствуешь, как она отвечает, как у неё слабеют ноги, как она хватается за твои плечи и прижимается всем телом. И это уже второй стакан виски. Ее пальцы находят голую шею, там, где кончается воротник рубашки, и ты ощущаешь разряд электричества где-то в груди. Толкаешь ее в темноту, надеясь всего лишь отыскать плоскую поверхность. Не важно, где она окажется через секунду, тебе наплевать. Никто из вас не догадался включить свет, на это нет ни сил, ни времени, и ее каблуки стучат по полу, отбивая самый лучший в мире ритм. Она оступается, и ты хватаешь ее за талию, грубо усаживая на что-то, что в темноте напоминает стол, и, вроде бы, это ваза с цветами летит на пол. Мокрая поверхность полированного дерева скользит под руками, притягиваешь ее ближе к краю, она поднимается, обхватывает тебя ногами, сбрасывает туфли и разрывает на тебе рубашку. Затем кусает за нижнюю губу, выгибается в дугу, стонет от наслаждения, от того, что ты сжимаешь ее грудь, хватаешь за ягодицы, тянешь платье вниз, и это уже не виски - это уже кокаин...

Глава 16



Ты и не понял, как Люси оказалась на полу. Ее растрепанные волосы, голая грудь, чулки, что сползли по ногам, и слегка опухшие губы разбудили в тебе новый поток желания. Словно лев - царь зверей - ползешь на коленях к ней. Приближаешься к лицу, она тянется к тебе губами, а ты смеешься и опускаешься к ее груди. Она вскрикивает от боли, будет синяк - твоя страсть - оставляет следы...
Дни поделились на те, когда ты увидишь Люси, и на те, когда ты ждешь с ней встречи.
Притормаживаешь, наклоняя харлей практически до самой земли, выдавая мощную струю желтой пыли. Через секунду на балконе появляется Люси, в коротенькой юбке и туфлях на высоком каблуке, она берет маленькую черную сумочку в рот, крепко сжимая зубами, затем перекидывает ногу через перила. Вскакиваешь с мотоцикла, но она взглядом указывает тебе стоять на месте и заткнуться, качаешь головой и смеешься. Балкон густо обвит виноградником, и уже через два шага она оказывается на веранде, еще парочку движений и вот она на земле, гордо спустив задравшуюся юбку по бедрам, засунув сумочку подмышку, она направляется к тебе, поправляя волосы и не забывая вилять бедрами.
- Ты сумасшедшая, - говоришь ей, когда она крепко цепляется за твою кожаную куртку. Низкий, утробный, раскатистый рев двигателя заглушает ее ответ...
Как в наркотическом бреду дни сменяют ночи, а ты помнишь лишь, какое в последний раз на ней было белье. Твой харлей мчится по шоссе, чувствуешь, как она сильнее сжимает тебя в объятьях, когда ты делаешь крутой вираж. На очередном повороте она вскрикивает от ужаса, а ты смеешься, не в силах остановить бешеный стук сердца. Это похоже на фейерверк четвертого июля. Она заряжает тебя такой энергией, что ты, кажется, сейчас взорвешься изнутри. Направляешь мотоцикл в подземный туннель, цветные огни слепят глаза, и ты делаешь резкий поворот налево. Уже в гараже бросаешь железного коня и хватаешь Люси за руку.
- Лииифт! - кричит она где-то за спиной, но ты не в силах ждать нескольких человек у стальных дверей и тащишь ее по ступенькам, - четырнадцатый, Ханнэм, четырнадцатый!!!
- Ты права, - толкаешь ее на стену, задирая юбку, - я не могу столько ждать...
Она вскрикивает от неожиданности, а тебе нравится наблюдать, как ее зрачки расширяются и карие глаза становятся практически черными. Через секунду она задыхается от удовольствия, хватает ртом воздух и царапает твою куртку ярко-накрашенными в красный ногтями. Мир крутится вокруг тебя, словно ты на детской карусели, скачешь на аляповатой лошадке по кругу, все быстрее и быстрее, стремительнее и дальше. Картинки сливаются, превращаясь в одну бесконечную разноцветную мерцающую полосу, смывая границу между реальностью, фантазиями, прошлым, будущим и настоящим. Не замечаешь стука приближающихся шагов, не реагируешь на голоса где-то внизу, не чувствуешь вибрации телефона в кармане, не видишь мигающей надписи:'Моргана'...

Глава 17



Люси слушала размеренный храп Чарли и ждала. На секунду залюбовавшись его мужественным лицом, легкой щетиной и слегка лохматыми светлыми волосами, она еще раз подумала. Сердце выдавало бешеный ритм, но это была работа, ее работа, в скором времени она надоест ему и у нее не будет шанса. То, что загорается так ярко, тухнет быстро.
Приподнявшись на одном локте, она задержала дыхание и высвободилась из его объятий. Чарли не проснулся. Аккуратно перешагнув его, Люси наступила на холодный пол и оглянулась: дыхание Чарли было по-прежнему ровным. В штанах она нашла бумажник, ключи и пару чеков из магазина. В кармане куртки лежал его телефон. Голышом, ступая по ледяному полу, она вошла в ванную и закрыла за собой дверь. Достав свой телефон, она нажала несколько кнопок. На другом конце провода сразу ответили:
- Я думал, ты никогда не отзвонишься. Чем вы там занимаетесь? Трахаетесь? Я убью тебя, Люси! Я серьезно...
Люси отключила телефон и начала исследовать содержимое бумажника. Она нашла несколько кредитных карт, визиток, пару стодолларовых бумажек и лотерейный билет.
- Господи, Чарли! - засмеялась Люси.
Затем выложила карты на край раковины, сделала фото с двух сторон и отослала мужу, после чего, сложив все обратно, она села, сосредоточилась и стала изучать содержимое телефона Чарли. Заметки, блокнот, записные книжки, где-то должно быть...
- Чееееерт, - прошептала она, потерла вспотевшие руки, затем набрала на клавиатуре телефона Чарли номер мужа, пропустила пару гудков и сделала отбой.
Выдохнув, она удалила историю исходящих звонков. Тихонько выскользнув из ванной, она налетела на улыбающегося Чарли.
- Что у тебя там? - сжал он ее в объятьях.
Люси резко прижалась к нему губами, слившись в страстном поцелуе, заталкивая свой язык как можно глубже ему в рот, она потерлась о голого Чарли низом живота, от чего тот сразу же забыл о своем вопросе и крепко сжал ее попку. Подталкивая его обратно к кровати, она незаметно выронила на кучу одежды бумажник и телефон, чтобы заглушить возможный звук удара, она укусила Чарли за нижнюю губу и застонала сама, затем опрокинула его на кровать и уселась сверху, совмещая приятное с полезным.

Глава 18



Серая мужская мотоциклетная кепка в стиле 50-х годов была низко надвинута на глаза парнишки лет четырнадцати, пыльные брюки на подтяжках, слишком короткие и широкие, делали его похожим на одного из героев фильма про банды Нью-Йорка. Он разглядывал парочку, что выбирала мороженое возле тележки, обклеенной ярко-розовыми картинками, и ждал; из динамиков лилась музыка. Когда мужик достал деньги из кошелька, девица обняла его, заставив широко развести руки. И в этот момент парнишка побежал. Перепрыгивая лавочки и огибая прохожих, он вырвал купюру из руки мужика и рванул по улице вниз.
- Ах ты сука! - бросился за мальчишкой Чарли, с каждой секундой сокращая расстояние.
Когда они скрылись из виду, Люси быстро перебежала дорогу и провела картой по замку металлических дверей банкомата. Уверенным шагом она подошла к железной коробке с деньгами. Делая вид, что совершает денежные операции, она вставила в гнездо банкомата так называемый скиммер, считывающий информацию с магнитных полос карт, и набрала несколько цифр. Банкомат объявил о неисправности карты владельца и отключился, перейдя в режим ожидания и раздела рекламы.
Выйдя на улицу, она громко выругалась - на другой стороне дороги Чарли тащил за ухо мальчишку, который украл деньги.
Люси быстро достала телефон:
- Он его поймал! Слышишь меня? Ты не мог найти кого-то, кто бегает быстро? ЭТО хреновый план Моцарпопулас!!! Теперь ему нет необходимости пользоваться своей картой, - Люси бросила трубку и зашагала навстречу пойманному воришке.
Чарли улыбался во все свои тридцать два зуба.
- Ты посмотри на этого гаденыша, он еще брыкается.
- Ладно, мальчик, ты плохо поступил, а теперь давай, дуй отсюда, - попыталась высвободить паренька Люси, вытягивая его ухо из цепких рук Чарли.
- Что значит ладно? - оттянул Чарли паренька и как родного прижал к себе, - он никуда не пойдет, он совершил преступление и ответит за него. Меня и за меньшее сажали.
Люси закатила глаза и потянула парнишку на себя:
- Он оступился и больше не будет, верно? Попроси прощения у дяди и беги, - Люси оттолкнула мальчишку, и тот побежал. Чарли сделал шаг, схватил его за капюшон, притянул к себе обратно, словно тот был тряпичной куклой.
Неожиданно мальчик посмотрел Люси в глаза и пробурчал:
- Если он меня не отпустит, я все расскажу.
Желудок Люси свело резким спазмом, страх пронзил с головы до ног. Мысли роились, словно взбесившиеся пчелы, но Люси никак не могла придумать хоть какой-то достойный ответ. Она не знала, что сказать, не знала, как выпутаться, но она не хотела терять Чарли, только не сейчас. Мороженщик сменил диск, щелчок, и зазвучала ирландская мелодия. Люси топнула ногой и закрутилась, затем припрыгнула и стала вертеться на месте, вытянула за руку мороженщика, запрыгала с ним в паре, потом прихлопнув, поменялась с ним местами, и так по кругу. Вскоре стала собираться толпа, которая свистела и аплодировала. Люси снова притопнула, прогнулась и подпрыгнула, высоко задирая колени. Шокированный Чарли так увлекся представлением, что ослабил хватку. Мальчишка дернулся и убежал. Ханнэм хотел бежать за ним, но Люси потянула его к себе, прижалась губами, затем засмеялась и легонько укусила. Чарли подхватил ее на руки и закружил. Они смотрели друг другу в глаза, и темные волосы Люси чертили в воздухе красивую змейку, а затем Чарли услышал щелчок фотоаппарата. Резко разжав руки, он уронил Люси на асфальт, и, хотя та успела встать на ноги, ситуацию сложно было исправить. Чарли отскочил от нее как ошпаренный, еще щелчок откуда-то справа, затем целая серия где-то совсем близко. Реакция, выработанная годами, заставила его рвануть к своей машине. Люси стояла посреди дороги, окруженная незнакомыми людьми, все объективы были направлены на нее. Она обняла себя руками и перебежала дорогу. Щелчки продолжались ей в спину.

Глава 19



Темную комнату освещали только уличные фонари, слабый свет которых заглядывал в окна дешевого мотеля. Неоновые вывески нарушали тишину: мерцали ультрамариновым светом, то и дело угасая, потрескивая, искрясь и загораясь снова. Развалившись, закинув одну ногу на подлокотник давно 'убитого' кем-то кресла, ты в прямом смысле слова облизнулся. Она стояла напротив окна, сквозь тонкую шелковую ткань ее платья просматривался силуэт идеального тела. Желанная, горячая и ненасытная, она - воплощение твоих самых смелых фантазий. Только с ней ты теряешь ощущение времени и пространства, земля уходит из-под ног, а кожа становится влажной. Извиваясь словно змея, прижимая подол к себе, приподнимая вверх по бедрам, она не сводила с тебя глаз и приближалась все ближе.
Единственной преградой между вами служил деревянный стол, густо покрытый трещинами и царапинами, что оставили миллионы бывших хозяев. В центре него стоял стеклянный кувшин, наполненный водой. Не прерывая зрительного контакта, Люси потянулась к сосуду и медленно опрокинула его на себя.
Твои глаза потемнели от желания, когда вода моментально пропитала ткань, сделав шелк прозрачным. Полную грудь под платьем ничего не сдерживало, а очертание розовых сосков заставило тебя проглотить застрявший в горле комок. Ты хотел рвануться с места и в животном инстинкте овладеть ею прямо на этом затоптанном, пыльном ковре, но, вцепившись в подлокотник кресла до белых костяшек, ты сдержался. Разглядывая ее босые ноги, ты уже представлял, как оближешь каждый маленький пальчик. Посасывая и целуя их, ты заставишь Люси стонать от удовольствия. Медленно поднимаясь выше по скользким бедрам, ты оставишь на них следы от глубоких поцелуев, особенно на внутренней стороне, там, где кожа самая нежная. А потом, добравшись до самого важного, ты заставишь ее кричать до хрипоты и потери контроля. И, когда устав и задыхаясь от наслаждения, она спустится к низу твоего живота, ты запустишь руку в ее волосы, соберешь их в кулак в немом приказе и вынудишь встать на колени...
- Когда это началось? - едва сдерживая слезы, громко спросила Моргана. Она сидела за столом, опустив голову, и мяла ткань разноцветной скатерти.
Ты резко подорвался, не понимая, где находишься. Сев на диван, ты схватился за голову и протер заспанные глаза.
- Господи, ты меня испугала, я, кажется, уснул, - непонимающе моргал ты.
- Ты что-то бормотал во сне, - сама мысль посмотреть Чарли в глаза была ей противна. Даже сейчас она любила его, несмотря ни на что, самозабвенно и бескорыстно, как и все эти годы. Она всегда знала, что когда-нибудь это случится, и дверь ее счастья захлопнется навсегда. Но эта девка показалась ей такой дешевкой. Как она могла так ошибиться? Она приглашала их домой! Она считала, что Чарли нравится нечто гораздо более глубокое и интересное, и уж никак не могла представить, что пошлость и вульгарность могла зацепить такого парня, как Чарли. Сердце разрывалось на части. Она собирала и разбирала чемоданы по новой.
- Кажется, мне приснился кошмар.

Глава 20



Ежегодный прием у матушки Люси: до блеска начищенные серебряные столовые приборы, горящие свечи, композиции из смеси живых цветов, засушенных декоративных веточек, лент и шаров. Белые кружевные салфетки, скрученные в витиеватые фигуры, и бесконечное множество дорогих коллекционных вин.
Люси взяла в руки хрустальный фужер и постучала по нему десертным ножом.
Ее черно-белое коктейльное платье, в стиле Коко Шанель, было так не похоже на настоящую Люси. Помните выражение "скромное обаяние буржуазии"? Вот такой оттенок придавал ее имиджу сегодняшний наряд.
Хихикая и слегка покачиваясь, она уронила на пол лежащую у нее на коленях салфетку, неуверенно наклонилась и заглянула под стол, отодвинув кружевную скатерть. Затем махнула на нее рукой, выпрямилась, откинула волосы назад и улыбнулась.
- Дамы и господа, я хочу выпить за моего мужа Пабло, - размахивая бокалом, слегка проливая красное вино, она взглянула на медленно краснеющую матушку.
- Пол, меня зовут Пол, - обреченно проговорил и потянул ее за локоть муж, пытаясь усадить на место.
В зале воцарилась такая тишина, что, казалось, Моцарпопулас мог слышать только собственное дыхание, - сколько ты выпила? - тихо сказал он скорее себе, чем Люси.
- Вы знаете, мой муж - он просто потрясающий, умный, верный, забавный, а как он целуется, мммммммм... - икнула Люси, продолжая размахивать бокалом. Прикрывая лицо рукой, девушка продолжила, - вы видите, какие у него губы?
Пол встал, улыбнулся, повернул жену к себе. Посмотрев ей прямо в глаза, провел руками по ее плечам, пытаясь удержать на месте и успокоить, но девушку было уже не остановить.
- Вы даже не представляете, каким потряаа... господи, что-то не так с этим словом, - захихикала Люси, - потрясающим был у нас первый раз, мы занимались любовью...
Моцарпопулас резко отодвинул стул и, взяв Люси под локоть, поволок ее в сторону.
-Извините нас, пожалуйста.
- На крыше автобуса, представляете, на крыыыше! - продолжала выкрикивать Люси, перемещаясь по залу.
- Я прошу прощения!
Хозяйка дома последовала за дочерью и ее мужем. Гости продолжали молчать, и только стремительный стук каблуков нарушал тишину в зале. Она застала их как раз в тот момент, когда Люси отчаянно пыталась попасть рукой в рукав куртки.
- Маман, не беспокойтесь, с вашем зятем будет все в порядке, - растрепала она его темные волосы, тем самым испортив идеальную прическу, а он снова попытался одеть ее.
Люси покачивалась из стороны в сторону, не застегивая пуговиц, она перевязала куртку поясом, как будто на ней был махровый банный халат.
- Люсьена, я не думаю, - гордо приподняв подбородок, произнесла мать, - что в ближайшее время мы сможем общаться.
- Простите нас, Мадам, я правда не знаю, когда она успела так... - пытаясь подобрать нужное слово, Пол приобнял Люси за талию, затем взял руку матушки Люси, наклонился и прижался губами к тыльной стороне ладони, - вечер был просто чудесный.
На улице было уже совсем темно, и слегка покачиваясь на каблуках, Люси спустилась по дорожке, мощённой гладкими камнями, по бокам которой тускло светили миниатюрные садовые фонари. Справа от нее журчал маленький искусственный фонтан, слева же от дорожки в определенном порядке располагались декоративные садовые фигурки. Решительно ступив на газон, Люси ударила нагой по одной из них, и голова несчастного тут же отлетела.
- Всегда ненавидела этого гнома! - воскликнула девушка и запрыгала на месте, победно захлопав в ладоши.

Пол уверенно вел машину, изредка поглядывая на Люси печальными темно-карими глазами. Она открыла окно и наслаждалась потоком холодного ночного воздуха, ее волосы совсем растрепались, то и дело взлетая вверх. Мимо бесформенной массой пролетали встречные машины, деревья, бредущие по дороге люди. А Люси вдруг стала петь о том, что шоу должно продолжаться.
Пол молчал, он слишком хорошо знал эту девушку, чтобы не понять причину ее поведения. Их совместный план провалился, и белобрысый клоун просто сбежал, оставив девушку на улице под прицелом фотокамер.

Таким образом, ее фото попало в бульварную прессу, и теперь дальнейшие махинации с картой Чарли не имели смысла. Но не это беспокоило Пола. Прищурив глаза, он закрыл их на мгновенье и спросил:
- Что с тобой происходит?
Люси повернулась и раскинула руки в стороны:
- Я ХОЧУ на пляж!
Пол остановил машину, и Люси выскользнула наружу. Сняв туфли и взяв их в руки, она стала бегать по песку, кружиться и подкидывать его ногами.
Пол медленно шел за ней, спрятав руки в карманы:
- Это из-за него?
Резвясь у самой кромки воды, Люси изобразила самолет:
- УУУУУуууууууу! Иду на посадку! Лечу на красный - иду на таран! - раскинув руки, словно крылья, она оббежала Пола и уселась на песок.
- Из-за кого? - невинно захлопала она ресницами и похлопала по песку рядом с собой, тем самым приглашая его сесть. Пол не сдвинулся с места.
- Милый, да все нормально, - затараторила, как скороговорку, Люси, - я все сделала! Я все помню. Вот все, все, все! - ударила себя в грудь девушка и зарылась ногами в песок, -дополнительно установленное устройство считывает и записывает информацию на этой, как ее, черной магнитной полосе. Вот! - вскинула она палец вверх.
Пол не сводил с нее глаз и молча смотрел, как будто пытался прочесть ее мысли, а Люси продолжала бубнить:
- Кредитные карты, которые мы используем в США - это, ты сказал, очень умная мысль, кстати, - потрясла Люси указательным пальцем, подмигнула и почесала нос, - совсем не безопасные, они без чипа, и у нас появляются данные, необходимые для изготовления поддельной карты, - громко отрыгнула Люси, - ой прости, НО мы по-прежнему не знаем пин-кода. Поэтому ты, - она послала Полу воздушный поцелуй, - ты засунешь поддельную карту в банкомат и наберешь любые четыре цифры три раза, таким образом, забло..., - Люси широко открыла рот, пытаясь выговорить, - заблокировав карту, после чего ты отъедешь в место, где плохо ловит мобильная связь, например аэропорт, - Люси вжала голову в плечи и заулыбалась, как маленькая девочка, - там самолетики, и позвонишь в банк.
Девушка встала на ноги и снова раскинула руки, словно певица, что приготовилась исполнить финальный аккорд:
- Ты сообщишь о блокировке карты и тебе зададут контрольный вопрос. Ты сошлешься на шум и скажешь, что перезвонишь через минуту, пошлешь вопрос мнеееееееееееееееееееееееееее,- растянула она последнее слово, подпрыгнула на месте, - и вот Я должна узнать на него ответ за короткий промежуток времени, дабы не вызвать подозрений у работников банка. После чего тебе сообщат новый пин-код. ВОТ! - поклонилась Люси в глубоком реверансе, - разве я не умница?
Пол молчал, затем развернулся и пошел обратно к машине, взбираясь на небольшой холм из песка.
- Ну, милый, ну куда ты? Я не хочу домой! - пропела Люси нежным голоском.
Резко обернувшись, Пол прокричал издалека:
- Ты запала на него и ты, - это далось ему особенно тяжело, - спала с ним, а теперь бесишься, что он сбежал.
Они, не отрываясь, смотрели друг на друга, и в его глазах Люси увидела боль. Они и раньше проворачивали аферы, но еще никогда она не теряла голову.
- Ты не прекрасная принцесса, Люси, которую злой колдун запер в башне на вершине горы. Ты - шлюха.
Ускорив шаг, он подошел к машине, открыл дверцу и порылся в бардачке. Достав какой-то конверт, он сбежал с пригорка и порвал бумагу. Затем высыпал на колени Люси кучу фотографий.
Девушка моментально протрезвела. На фото Люси была обнажённой, она прекрасно помнила, когда и кем были сделаны эти фото.
- Тебе было девятнадцать и ты отчаянно хотела доказать матери, что ты не такая как она, - засмеялся Пол, - я знаю тебя, а он нет, и как только узнает, то и близко не подойдет.
Взглянув на нее в последний раз, Моцарпопулас вернулся к машине, сел, завел мотор и уехал, оставив Люси сидеть в одиночестве.

Глава 21



Люси закрыла глаза - так она не видела отца, которого в данную минуту очень хотела ударить.
Мужчина в дальнем углу комнаты защелкнул дипломат и заговорил сухим канцелярским тоном. Люси обернулась на его голос, пытаясь при этом не смотреть на сидящего рядом родителя.
- Если вы решили взять ссуду под залог собственного жилья, то вы должны понимать, что это ответственный шаг. При несоблюдении вами условий займа вы рискуете потерять свое имущество. Например, согласно действующему закону, банк имеет право изъять дом, находящийся в залоге, если вы не выплатили более трех ежемесячных платежей. Причем, если просрочка с третьего платежа составляет даже 1 день, то будет вынесено решение о том, что ваш дом теперь собственность банка.
Люси снова закрыла глаза, всего на секунду, прямо сейчас она мечтала оказаться в любом другом месте. Но в окно второго этажа их огромного дома все так же виднелись аккуратно разбитые клумбы цветов и изыскано подстриженные кусты роз.
- Почему ты заложил дом и ничего не сказал нам? - наконец заговорила Люси. Отец медленно закрыл дверь за юристом, сел в кресло, сильно сжал кожаную обивку пальцами, так что Люси услышала скрип и вздохнул.
- Это была идея Пола.
Удушающая тишина повисла в комнате. Люси попыталась сосредоточиться на самом дальнем от ворот кусте, где алые, как кровь, розы цвели особенно буйно, но скрип кресла отца снова и снова возвращал ее в кабинет родительского дома.
- Мы играли в карты, я и Пол, - Люси поморщилась, но не обернулась полностью, отец мог видеть ее идеальный красивый профиль, - в общем, я задолжал... много.
- Но как же твоя работа? Ты мог бы взять кредит! Но только не дом! Ты же знаешь, что он принадлежал деду его деда и деду... черт. Нищие, но гордые... Зачем надо было созывать эти банкеты, если у нас нет денег?
Отец подошел к дочери и обнял ее за плечи.
- Пол помогал нам, платил каждый месяц по две тысячи, как и положено, последние два он говорил, что мы отдадим всю сумму целиком, но вот уже неделю я не могу дозвониться. Ты не знаешь, где он?
Отец вздрогнул, когда Люси громко и неестественно засмеялась.

***
Темный зал ресторана насквозь пропитался дымом. Люси огибала столики, за которыми сидели посетители с сигаретами в руках. Дым кольцами поднимался к потолку. В самом углу она увидела красный кожаный диван. Решительно подбежав к столику, Люси отобрала бокал с пивом у пока еще мужа и с грохотом поставила на стол. Мужчины, сидевшие за столом, переглянулись.
- Так, так... похоже, птичка попалась в свои же сети, - засмеялся Моцарпопулас.
- Какого хрена ты затеял, Пол? Почему ты не рассказал мне? - негодовала Люси. Еще чуть-чуть, и казалось, у нее из носа повалит пар.
Пол улыбнулся, закинул руку на спинку дивана и попытался перекричать шум ресторана:
- Клянусь любить тебя в горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии. Клянусь ХРАНИТЬ ТЕБЕ ВЕРНОСТЬ... пока смерть не разлучит нас. Помнишь, дорогая?
На секунду Люси замешкалась, опустила глаза. Соседи по столику молчали, а мимо проходящий посетитель случайно толкнул ее. Схватившись за край стола, она едва устояла на ногах.
- Просто отдай мне часть моих денег и я сама заплачу по займу, - зашипела девушка.
Пол извинился, встал, вышел из-за стола, приобнял жену за талию и попытался увести в сторону. Люси резко одернула его руку, изо всех сил стараясь не смотреть на мужа. Двумя пальцами сильной руки он взял ее за подбородок, заставляя их взгляды встретиться.
- Видишь ли, милая, не все так просто, - его черные глаза сверкнули в темноте, он одарил ее пьяной улыбкой, - твой папочка, как всегда, не договорил до конца.
Сердце Люси бешено заколотилась. Она отчаянно метнулась от его руки, но муж крепко сжал ее в объятьях, прижимая к себе.
- Ты не можешь заплатить по займу. Даже если найдешь деньги, - нежно убрал он волосы за ее ушко, продолжая улыбаться, - просто твой отец уже просрочил платеж и теперь только я, как поручитель, могу заплатить.

Их дом - это все, что у нее было. Неожиданно потемнело в глазах, а дышать стало совсем трудно.
Пол продолжал крепко держать ее за предплечья, а затем наклонился и прошептал на ушко:
- ШАХ и МАТ...

Глава 22



Вода такая ледяная, что обжигает руки, хватаешься за край раковины, внимательно разглядывая себя в зеркало. Синяки под глазами, легкая седина в волосах. И когда ты успел так постареть? Задаешь сам себе немой вопрос, ответ на который гораздо проще, чем тебе кажется. Голый по пояс, ты выходишь в гостиную, где Моргана, сидя на диване, кутается в клетчатый серо-коричневый плед, держа в руках большую чашку с дымящимся кофе. Смотришь на нее несколько секунд и снова возвращаешься в ванную комнату, набрав в ладони воды, брызгаешь на лицо. Слишком холодная для вечернего умывания, но не слишком теплая, что бы пробудить в тебе хоть что-то по отношению к собственной женщине. Это похоже на ходьбу по канату: как ловкий акробат, ты балансируешь над пропастью, пытаясь не упасть и не разбиться насмерть. Прикасаясь к Моргане, ты, словно врач в резиновых перчатках, ощупываешь очередного пациента: бесчувственно и расчетливо. Ее холодная кожа покрывается мурашками, а ты двигаешься по давно проторенной тропе, не меняя курса. Ваша спальня больше не похожа на танцплощадку для танго. Некогда эротичные черные простыни и обитое шелком изголовье кровати, теперь напоминают надгробье. Играешь скулами, стоя перед зеркалом, вспоминая...
Люси шла по бордюру, широко раскинув руки, ее маленькие изящные ножки в туфлях на каблуках сменяли одна другую. Ты медленно следовал за ней, впитывая ее образ, как губка.
- В детстве я боялась пауков, думала, что они обязательно заползут мне куда-нибудь, потом сплетут там паутину и размножатся. Миллион маленьких противных паучков выползло бы из меня наружу, - смеялась она, слегка повышая голос и краснея.
Иногда она становилась такой ранимой и нежной, совсем не похожей на ту тигрицу, что держала тебя за яйца, ломала изнутри одним лишь стуком каблучков.
- А теперь самая жуткая тайна от тебя? - спрыгнула она на асфальт, подошла к тебе вплотную, взяла за ворот куртки и слегка потянула на себя.
- Я ел какашки, - улыбнулся ты одними уголками губ.
Люси забавно открыла рот и в ужасе отбежала от тебя, словно узнала, что ты болен чумой.
- Господи, Чарли!
- Мне было всего несколько месяцев, - пожал ты плечами.
- Все равно это отвратительно, - она потерла руками рот в показательном жесте и притворно плюнула, - а я с тобой целовалась, фу-фу-фу.
Улыбаешься воспоминаниям, медленно возвращаясь в реальность, где есть только ты и Моргана. Тихо открываешь дверь, ожидая увидеть свою девушку на диване, на том же самом месте, где ты ее оставил. Но застигаешь ее врасплох с твоим телефоном в руках. Печальная картина. И даже не потому, что сейчас тебе нечего скрывать, и в твоем мобильном давно ничего не осталось. Ни следа того, что приносило столько наслаждения. Просто с той минуты, как ты впервые коснулся ЕЕ черных волос, между тобой и Морганой образовалась пропасть. И ты смотришь на женщину с которой жил последние годы и ничего не чувствуешь. Мысленно становишься на самый край обрыва, широко разводишь руки в стороны и прыгаешь вниз, в темноту, в неизведанное, в тайное, в запретное. Паришь над черной бездной, не чувствуя ни страха, ни боли, ни сожаления, ни стыда, ни упрека; улыбаешься, понимая, что теперь свободен.

Глава 23



Настойчиво давишь на дверной звонок, над которым курсивом выведено: 'Моцарпопулас'. Через мгновение перед тобой появляется пожилая женщина, и, вытирая руки о белый фартук, улыбается:
- Вам кого, сеньор?
Отталкиваешь ее в сторону, наступая ботинком на рыжий коврик с надписью 'Welcome', оставляя на нем сочный след грязи. Оглядываешься по сторонам, обнаруживая длинный, залитый солнечным светом, коридор, и прямо перед собой лестницу, ведущую на второй этаж.
- ¿A dónde va usted? ¡Por aquí no se puede! ¡Voy a llamar a la policia! - слышишь за спиной крики той самой женщины, что впустила тебя в дом.
Не оглядываясь, широко шагая, идешь по коридору, попадая в гостиную. Просторное помещение очень светлое, практически белое. Стены с покрытием из художественной штукатурки и пол, устланный персидским ковром коричневого цвета с орнаментами мелкого и среднего размера. Морщишься, глядя на роскошное кресло с резными, изогнутыми, позолоченными ножками.
- Чарли? - удивленная Люси поднимается с дивана, прикрывая рот руками. Она одета в простой черный свитер и джинсы невзрачного серого цвета, волосы собраны в тугой пучок на затылке. Покрасневшие и опухшие глаза говорят о том, что совсем недавно она плакала.
Приближаешься к ней, берешь за плечи, шепчешь:
- Прости меня, я смалодушничал и поступил, как...
- Так, так, таааааак!
Из коридора, аплодируя, появляется Моцарпопулас, одетый в идеально выглаженные черные брюки и рубашку.
- Bonita, venga, rápido, ¡traerme la escopeta del despacho! Esta colgada ahí, en la pared , - строгим тоном приказывает он домработнице и та пробегает мимо тебя, через мгновенье исчезая в коридоре.
- Не думал, что вы заявитесь к нам домой, мистер Ханнэм, - он делает театральную паузу, присаживается на край стола, скрещивая руки на груди, и продолжает, - хотя так даже проще.

Берешь Люси за руку, тянешь к выходу:
- Пойдем отсюда. Нам надо поговорить.
И тут в гостиной появляется женщина в белом фартуке с охотничьим ружьем в руках и сразу же передает его Полу. Тот одним резким профессиональным движением вскидывает его, направляя на тебя.
- ОУОУОУУУУУ! - поднимаешь и разводишь руки в стороны, отступая и машинально пряча Люси за своей спиной.
- Пол, ты с ума сошел?! - в ужасе вскрикивает девушка. Силой удерживаешь ее на месте, не давая выйти вперед.
- Ты ведь не выстрелишь, Моцарпопулас...
Не успеваешь договорить, как в полу, чуть правее твоей ноги, образовывается дырка, и дымящееся дерево выворачивает наружу. Люси в ужасе кричит, начиная заикаться и всхлипывать, хвататься за твои плечи, а ты на секунду глохнешь от звука выстрела.
- Видишь ли, Чарли. Между нами есть одна очень существенная разница. Я вначале думаю, а потом делаю, а вот ты наоборот, - продолжая держать тебя на мушке, улыбается Пол. - Я хорошо стреляю, регулярно посещаю охотничий клуб, в уток попадаю с весьма приличного расстояния. Здесь всего пару метров, так что я вполне способен отстрелить яйца такому здоровому петуху, как ты.
- Давай поговорим, как цивилизованные люди, - пытаешься урегулировать конфликт.
Пол снова улыбается:
- Говорить будет Люси, а вот ты заткнешься, - еще одна улыбка и он переводит взгляд на жену. - Дорогая, встань, пожалуйста, возле шкафа с этими чудесными изящными тарелками из костяного фарфора.
- Она никуда не пойдет! - зло шипишь, делая шаг и снова закрывая Люси собой.
- Я СКАЗАЛ, ВСТАТЬ К ШКАФУ! - повышает он голос, и Люси медленно выполняет приказ, и ты замечаешь, что все ее тело трясется от страха.
Закрываешь глаза всего на секунду, сжимаешь руки в кулаки, переводишь дыхание, чтобы не кинуться на Пола и не заработать пулю в грудь.
- А теперь, милая, расскажи Чарли, почему ты познакомилась с ним.
Люси опускает глаза, даже не поворачивается в твою сторону. Какая разница, почему она пришла тогда к тебе во время тренировки? Главное, что между вами что-то настоящее, что-то невероятное и необъяснимое, что-то, чему ты никак не можешь придумать название, что-то, от чего подкашиваются ноги и мутнеет рассудок.
- Пол, пожалуйста, не надо... - шепчет Люси и все еще не смотрит на тебя.
- Какая дилемма! Сохранить дом родителей или себя в глазах любовника? - говорит Моцарпопулас, при этом не сводя с тебя глаз и по-прежнему держа на мушке. - Нравится? - обращается он к тебе, слегка вздергивая ружье.
- Что? - зло отвечаешь ты, не двигаясь с места, - Люси, о чем он?
- Не что, а кто! Я говорю про мою жену. Со мной было то же самое. Она как вирусная инфекция. Попадает внутрь глубоко и надолго, а потом сплошные осложнения, - качает он головой и пожимает плечами, - я тебя понимаю и даже где-то сочувствую.
Затем он снова обращается к Люси:
- Милая, давай не будем задерживать нашего гостя. Ты же не хочешь, чтобы я отстрелил ему что-нибудь жизненно важное, так ведь? - Пол начинает прицеливаться.
Люси поворачивается к тебе и начинает быстро говорить, всхлипывая и заикаясь:
- Я аферистка, ясно? Я развожу людей, то есть мужчин, на деньги, - говорит она так громко, словно пытаясь перекричать кого-то, хотя на самом деле в гостиной гробовая тишина.
- Ты проститутка? - тяжело выдавливаешь, будто кто-то насыпал в твое горло гравия.
- Нет, обычно я не сплю с клиентами, - она путается, закрывая глаза, качая головой, слезы ручьем текут по ее щекам, - вернее, никогда не спала... это не входило в план...
- ТАК! Это уже лишнее, - перебивает ее Пол, - я тебе так скажу: если бы не эти идиотские фотографы, греться бы нам на каких-нибудь экзотических островах и попивать коктейли за твойсчет. Развела бы тебя наша Люсьена, как миленького! Уж это она умеет. Она отличная актриса.

Смысл сказанных им слов никак не доходит до тебя, и ты начинаешь смеяться:
- Пол, я понимаю... обманутый муж, но между мной и Люси...
Моцарпопулас резко огрызается:
- Чарли, тебя обули, смирись с этим. Не ты первый, не ты последний.

Слышишь, как где-то справа рыдает Люси. Смотришь на то, как она сползает по стене и садится на пол, закрывая лицо руками.
- Это правда? - спрашиваешь у нее безразличным тоном.
В ответ она лишь кивает головой, а Пол опускает ружье.
- Я думаю, в этом больше нет необходимости. До свидания, мистер Ханнэм, приятно было познакомиться.
Еще раз смотришь на Люси, затем на Пола, разворачиваешься и уходишь.

Глава 24



Моцарпопулас безусловно прав. Будь ты хоть чуточку умнее, ты бы сел за руль своего автомобиля, включил музыку погромче, вдавил педаль газа в пол и уехал бы куда подальше от этого места с его нездоровой атмосферой, однако анализ последствий - не твоя стихия. Именно поэтому, быстро сбегая по ступенькам крыльца, ты направляешься не к водительскому сиденью, как сделал бы любой здравомыслящий человек, а к багажнику. Недолго роешься в привычном бардаке и находишь ее. Улыбаясь, достаешь свою любимую бейсбольную биту, затем нежно протираешь ее махровой тряпочкой и закрываешь автомобиль. Бонита пугается, снова увидев тебя на пороге. Она пятится назад, а ты прикрываешь ей рот ладонью и тащишь под лестницу. Маленькую кладовку ты приметил на обратном пути из дома и теперь запихиваешь туда женщину, не обращая внимания на ее крики, и закрываешь дверь на шпингалет.
- Ничего личного, дорогая, просто ты слишком шустрая для человека в фартуке.
Застаешь семейку Моцарпопулас врасплох. Люси все еще рыдает, а Пол увлеченно разговаривает с кем-то по телефону. Размахиваешься, выбивая мобильный из его руки.
- Бонита, полиция! - орет Пол.
Хватаешь его ладонь и прижимаешь к столешнице, затем наносишь удар по среднему пальцу, слышишь, как хрустит кость. Моцарпопулас зовет тебя больным придурком, а ты держишь биту над его рукой.
- Правило номер один: никогда не тычь ружьем в парня вдвое крупнее себя. Правило номер два: не зови его петухом. Правило номер три: не беси меня! Теперь вы оба заткнетесь, - оборачиваешься на притихшую Люси, - а я буду говорить.
Скрыть страх Пол не успевает - это безумно радует.
- Слава богу, что мы не у меня дома, Моцарпопулас. У меня была плохая дешевая дверь гаража - знаешь, однодверка такая. И вот в одиннадцать утра во вторник какой-то парень просто под нее подлез. Идет такой по заднему двору, смотрит, как бы попасть в дом и поживиться. А у меня тогда в доме была только вот эта бейсбольная бита рядом с кроватью. Ну, я и подумал: давай помахаемся, посмотрим, что будет. Схватил биту и выхожу во двор, а чувак стоит и смотрит на меня, и я ему такой: 'Ну что, козел, разберемся?' Было ужасно, вообще-то. Драки не вышло, парень просто развернулся и пошел назад, как ни в чем не бывало. Я ему кричу: 'Беги!' - а он ничего! Вот тогда я и решил вооружиться. Это я к тому, что хорошо, что мы не у меня дома, ибо с тех пор я начал собирать оружие. Бывал во всяких спецподразделениях, катался по миру и прибирал к рукам грозные вещички. У меня есть секира, самурайский меч, еще мачете есть - старый, правда, и ржавый. И все это мне уже пригодилось. Три утра, я учу роль. Слышу шум, беру мачете и спускаюсь во двор. Там стоит огромный чувак, и я думаю: 'Боже, лучше бы я взял биту!' Просто, знаешь, не очень это дружелюбно - сразу рубить кого-то мачете. Я решил, что если повернусь чуть боком, то хоть отшлепаю его, что ли. К счастью, чувак увидел мачете и сказал: 'Ладно, я сваливаю отсюда'.
Ты громко смеешься, замечаешь, что Люси опускает глаза и слегка улыбается, а Пол злится, потеряв контроль над ситуацией. От прежнего героя не осталось и следа.
- Я придумал еще одно правило: нет никаких правил, когда я держу биту.
- Дебил, ты сломал мне палец, - хрипит муженек, опрокидывая рядом стоящий стул на пол.
- Еще нет, но если будешь так дергаться, то следующим ударом сломаю. Пока ты посещал свой охотничий кружок и стрелял в попугайчиков, я ходил на курсы управления гневом, и знаешь, у меня большие проблемы с расчетом силы, а также с самообладанием и контролем.
Пол согнулся, широко расставил ноги, пытаясь вытянуть руку из твоей цепкой хватки, но все было тщетно.
- Вот что я извлек из нашей встречи. Во-первых, ты слабак, который не может признать очевидную вещь. Люси больше тебя не хочет. Посмотри на нее - она все время рыдает, видимо от радости, предвкушая предстоящую поездку с тобой на экзотические острова. Странное поведение для расчетливой аферистки, ты не находишь? Во-вторых, она самая хреновая актриса из всех, кого я когда-либо встречал. У нее была всего одна реплика, однаааа! "Добро пожаловать" И знаешь, что? У нее ее отобрали, потому что она сказала ее сорок четыре раза и все невпопад. Она не умеет притворяться!
- Отпусти мою руку, - скрипит зубами Пол, а ты продолжаешь разглагольствовать, сжимая его пальцы до посинения.
- Отсюда у меня возникает вопрос: чем же ты так припугнул её?
- Не твое дело, ублюдок..
- Неправильный ответ, - бьешь по пальцам, и Пол вскрикивает.
- Ты за это ответишь. Люси, скажи, чтобы он убирался нахер отсюда, мы все заплатим, и твои родители будут жить, как и прежде, я выплачу долг отца и...
- Нет, - слышишь ее тихий голос. Она медленно подходит к вам, вытирая слезы тыльной стороной ладони.
- Чарли, пожалуйста, отпусти его, - спокойным тоном говорит девушка, и отчего-то ты подчиняешься ей.
Пол потирает ладонь, надменно улыбаясь:
- Вот видишь, она сделала свой выбор, ты ей не нужен, убирайся из нашего дома, пещерный человек, она тебя не любит.
Не успеваешь подумать, как Люси переводит взгляд с Пола на тебя и едва слышно шепчет:
- Люблю.

Глава 25



Обшарпанный, давно потерявший свой цвет и блеск паркетный пол выглядит еще более тоскливо на фоне дорогих дизайнерских туфель. Сегодняшняя группа 'анонимных маньяков', как в шутку их называла Моргана, своими историями вполне могла бы взорвать любое из субботних шоу Опры Уинфри. Однако все произнесенное здесь держится в строгом секрете. Собрание задумано таким образом, чтобы успешный, самодостаточный человек, неспособный держать свой гнев под контролем, мог увидеть, как легко оказаться на дне. Дешевые шторы, пластиковые горшки на окнах, затоптанный ковер и частично отпавшие от стен обои, как зазеркалье их привычного уклада жизни. В данный момент для них это лишь иная реальность, но каждый удар, нанесенный в бессознательном состоянии, каждый припадок гнева, крик или оскорбление могут надолго отправить их в мир, похожий на этот. Стулья членов собрания расположены по кругу. В течение часа они по очереди выходят в центр, садятся на неудобный деревянный табурет и начинают говорить. Некоторые вещи, произнесенные здесь, заставляют шевелиться волосы на затылке, другие вызывают жалость, третьи - отвращение.
Наконец наступает и твоя очередь. Обводишь взглядом собравшихся людей.
- Меня зовут Чарли, и вчера с помощью бейсбольной биты я сломал два пальца мужчине, с чьей женой без зазрения совести спал несколько недель подряд.
По залу прокатывается тревожный ропот. Обращаешь внимание на высокую брюнетку в длинном синем платье. В ее ушах горят бриллианты, а в глазах читается неподдельный интерес. Кутаясь в болеро из меха рыжей лисы, словно на улице минус двадцать, она постукивает наманикюренными ноготками по маленькой сумочке, что лежит на ее острых от бесконечных диет коленях. Вспоминаешь о том, как на прошлой неделе она ударила по голове девушку-кассиршу за то, что та не вспомнила ее имени, а потом наступила металлическим каблуком охраннику на ногу за попытку спасти несчастную работницу торгового центра.
Вздыхаешь, продолжая свой рассказ. Когда доходишь до сцены с ружьем, в зале слышится восторженный комментарий, и ты переводишь взгляд на знаменитого Рэя Райса. В этот момент жалеешь, что оставил биту в машине. Неизвестно, о чем думал американский футболист, ранинбек команды 'Балтимор Рэйвенс', когда ударил свою невесту так, что та потеряла сознание в лифте казино в Атлантик-Сити, но явно не о том, что может попрощаться с карьерой в НФЛ. Спокойно, Чарли, он и так заплатил сполна.
- Вы, вероятно, полагаете, что в этой истории все давно ясно? - делаешь небольшую паузу, а затем продолжаешь, оглядывая слушателей, - Люси наконец призналась в своих чувствах. Оскорблённый и униженный до глубины души Пол молча подписал все необходимые бумаги, швырнув пока еще жене деньги в лицо. А я, порхающий от счастья, вынес свою принцессу на руках из дома Моцарпопулас, не забыв при этом упомянуть о необходимости развода. Бониту кто-то все же выпустил из кладовки, и даже Моргана встретила презентабельного мужчину в аэропорту Лондона. Он так вцепился в ее чемодан, пытаясь помочь, что пару метров тащил девушку на буксире, не обращая внимания на ее возражения. Однако, все было не так. Вернее, не совсем так...

***
Чувствуешь, как от ее слов за спиной вырастают крылья. Не можешь собрать мысли в кучу, лишь только слово 'люблю' слышится снова и снова. Люблю. И ты, конечно, любишь, вот только кричать об этом в банке все же не стоит. Оттого едва сдерживая порывы страсти, ты не можешь дождаться, когда серый от собственной злости Моцарпопулас наставит своих закорючек на всех этих бумажках и отправится восвояси. Честно говоря, где-то в глубине души тебе его жаль. Он упустил такое счастье, что описать словами просто невозможно. В любой другой ситуации он был бы даже симпатичен тебе, но сейчас хочется скорее оказаться наедине со своей девочкой и получить все то, чего ты был лишен во время вашего расставания. Люси подмигивает тебе, а бумаги все не кончаются. Наконец работник банка встает, придерживая галстук, протягивает Полу руку, благодаря его за содействие.
Один за другим выходите на улицу. Пройдя немного вперед, Люси хитро улыбается, тряхнув темными волосами, и убирает несколько прядок за ушко, гордо вскидывает подбородок и обращается к тебе:
- Спасибо, Чарли, а теперь мне пора, - она спускается по ступенькам, подходит к дороге, протягивая руку, чтобы поймать такси. Желтая машина с шашечками притормаживает. Из окна авто льется восточная мелодия, и загорелый до черноты водитель, завидев красотку в синих джинсах, широко улыбается, распахивая дверцу пассажирского сидения.
Подбегаешь к Люси, берешь ее за руку чуть выше локтя, разворачиваешь к себе лицом, заставляя посмотреть тебе в глаза.
- Что значит пора? - не понимаешь, о чем она.
Водитель зачем-то выходит из машины, оставляя открытую дверцу, совершенно не думая о том, что летящие мимо машины могут вырвать ее с корнем.
- Эй, красавица, тебе помочь разобраться?
Морщишься, переводя взгляд на потенциального покойника, топаешь ногой, не забывая цыкнуть, как на паршивого котенка.
- Все в порядке, я его знаю, - оборачивается Люси, посылая тому улыбку, за что ты в свою очередь сжимаешь ее плечи до боли.
- Она меня знает, супер, теперь это так называется, - начинаешь злиться ты, а ее, похоже, только забавляет вся эта ситуация.
Таксист уезжает, не забыв покрыть тебя матом. А ты так увлечен Люси и ее теплыми ладошками, что напрочь забываешь о том, что где-то сзади еще должен быть Пол. Целуешь маленькие пальчики, поднося к своим губам, шепчешь:
- Я думал, мы поедем ко мне и как следует развлечемся.
- Я еще не решила, - игриво вытягивает ладошку Люси из твоих рук, - но я рассмотрю ваше предложение, мистер Ханнэм, - затем подмигивает тебе.
- Я думал, мы вместе! - злишься на нее.
- Мне надо подумать, но вероятность того, что, возможно, мы вместе, велика, - разворачивается девушка, собираясь отправится восвояси.
Ни минуты не думая, вскидываешь ее на плечо, как мешок с картошкой и, хлопая по непослушной попке, тащишь к машине. Открываешь заднюю дверцу и кидаешь ее на сидение, бесцеремонно заталкивая ноги, чтобы не прищемить их.
Уже собираешься сесть за руль, как слышишь голос Пола за спиной.
-Хэнном!
Разворачиваешься и улыбаешься, придерживая открытую дверь.
Люси, получив свободу, переворачивается, становится на колени на заднем сидении и тоже выглядывает из машины.
- Пол, ну хватит унижаться. Ну, все же ясно!
Моцарпопулас ничего не отвечает и достаёт из кармана брюк какую-то маленькую белую полоску, поднимая ее вверх.
- Полагаю, ты тоже заинтересован!
Люси, по всей видимости, знает больше тебя. Выпрыгнув из машины, она подбегает к Полу, вырывая полоску из его рук. Ее быстрая реакция шокирует, заставляя захлопнуть водительскую дверцу и обойти машину.
- Я нашел это в ванной как раз перед тем, как вы погнали меня в банк, - спокойным и очень жестким тоном продолжает Пол.
- Но этого не может быть! Там была одна полоска, я сама видела! - в отчаянии Люси качает головой. Смотрит то на Пола, то на тебя.
Моцарпопулас не двигается с места, безразлично пожимая плечами. Только сейчас замечаешь, как неестественно он держит левую руку, непроизвольно подергивая ею, слегка сгибая в локте, скрывая боль.
- Я так полагаю, что ты делала его перед тем, как этот неандерталец ввалился в наш дом. Видимо, не дождалась окончательного результата.
Люси бледнеет, и ее слегка загорелая кожа приобретает серовато-белый оттенок.
- Но я не могу быть... - шепчет она почти беззвучно, продолжая вертеть белую полоску в руках.
А ты все еще не понимаешь, что происходит. Сейчас вы должны наслаждаться обществом друг друга, праздновать долгожданную свободу поисками все новых и новых удовольствий. Вместо этого вы стоите посреди улицы, обсуждая какие-то дела, которые Люси делала в ванной, пока ты не пришел в их чертов дом... И тут до тебя неожиданно доходит, и вся кровь моментально отливает от мозга и приливает к желудку.
- Ты беременна, Люси, - произносит Пол то, что ты боишься сказать, - и теперь меня волнует только один вопрос - от кого?
- Я...я... - Люси медленно поднимает голову, прочищает пересохшее горло, снова смотрит то на Пола, то на тебя.
- Я не знаю.
To be continued ...


.
.

Оценка: 7.39*11  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"