Ходжелл Пэт: другие произведения.

Bones - Кости

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Небольшой рассказ о воровских буднях Джейм. Время действия - середина романа Поступь Бога


КОСТИ

  

Вступление к "Костям"

   Эта история выросла из строчки в Поступи Бога о том, что Клубок [Maze] Писаки [Penari] был настолько сложным, что в нём потерялся даже сам его архитектор. Вот из этого она просто-напросто и выросла.
  

П. К.

0x01 graphic

  
  
   В восточном граде Тай-Тестигоне уже практически рассвело. Птицы порою сонно чирикали, приветствуя лучики света, летящие с восточного горизонта, но улицы всё ещё утопали в тенях, за исключением тех мест, где на стенах мерцали тусклые световые сферы. По одной такой авеню в Округе Златых Колец шагала укрытая капюшоном фигура. Она поочерёдно задерживалась у каждого уличного фонаря, бормотала - "Блаженный--Ардвин--день--настаёт" - утомлённым голосом, и двигалась дальше, оставляя за собой темноту.
   Когда мужчина скрылся из виду, из теней возникла Штопка [Patches] и возобновила своё дежурство у ворот особняка Полифертиса [Polyfertes = много + плодовитость], Сирдана Гильдии Гранильщиков. Хотя лепные фигуры, обрамляющие нижние окна здания, всё ещё оставались расплывчатыми в полумраке, юная воровка с тревогой заметила, что вблизи карниза крыши, переплетённые фигуры мужчин, женщин и зверей -- все они занимались друг с другом крайне запутанными и весьма изощренными занятиями -- стали смотреться гораздо отчётливее, чем всего минуту назад. Даже чёрные гранитные вороны на стойках ворот были готовы, казалось, захлопать крыльями и присоединиться ко всё растущему рассветному хору.
   Боги, становилось всё позднее и позднее. Теперь уже в любую минуту, зевающий слуга мог распахнуть центральную дверь, а стражник, что к ней прислонился, рухнуть в главную залу. И когда они поймут, что его сон был усилен маковой пыльцой...
   Джейм -- лучше известная в Воровской Гильдии как Талисман -- всё ещё оставалась внутри дома. О чём же она, чёрт возьми, там думает, если не о том, что уже давно пора бежать?
   В этот самый момент Джейм в основном думала о том, как бы ей хотелось не лишиться своих пальцев. Вокруг неё в тусклом свете Полифертисовской сокровищницы лучились огнями сотни драгоценных камней, их эротические гравировки интригующе искажались роговым стеклом защитных шкатулок. Каждую запирал врезной замок. А под каждым замком, внутри запутанных сплетений механизма запорной коробки, скрывалась хорошо уравновешенная, утяжелённая бритва. Час тому назад, Джейм осторожно просунула руку в полость под одним из таких лезвий. И всё ещё аккуратно ощупывала механизм замка над ним, беспощадно смиряя дрожь усталости. В стоящей перед ней шкатулке помимо двух драгоценных камней покоились двадцать пять отдельных пальцев, некоторые уже полуистлевшие, все любовно разложенные на кремовом бархате. Полифертис коллекционировал далеко не только одни лишь драгоценности.
   Внезапно раздался громкий щелчок. Джейм затаила дыхание, напрягшись в ожидании боли. Ничего не случилось. "Воронепроницаемый" замок был наконец-то обыгран.
   Со вздохом облегчения она открыла шкатулку и достала две драгоценности из их жуткого вместилища. Одна из них был восхитительным сапфиром, с гравировкой в виде трёх женщин и собаки, предающихся довольно-таки эксцентричному занятию. Этим камнем Полифертис доказал, что достоин звания мастера Гильдии Гранильщиков. Второй камень был простым цирконом с грубым наброском для детальной работы на одной стороне. Джейм скромно перевернула сапфир другой стороной и с лёгкой улыбкой сунула в карман циркон. Полифертису не придётся гадать, кто покопался в его коллекции сокровищ: к этому времени эксцентричность Талисман стала почти столь же прославлена, как и её мастерство. Всё ещё улыбаясь, Джейм покинула комнату.
   Штопка внизу, прогрызалась к кончикам пальцев сквозь свои перчатки, совершенно забыв, что они у неё на руках. Внезапно она напряглась. На землю шлёпнулась верёвка. А затем через подоконник третьего этажа перескочила стройная, тёмная фигурка и заскользила вниз по бечёвке, легко перескакивая с одной лепной головы на другую.
   - "Талисман!" - выдохнула Штопка и, охваченная страшным облегчением, шагнула в ворота.
   - "Вор?" - закричали над ней два хриплых голоса. Потрясённая, она посмотрела наверх и увидела надвратных каменных воронов, крылья распахнуты, клювы разинуты. - "Вор! Вор! Вор!" - разносился предупредительный крик из их неподвижных каменных глоток.
   Джейм была всё ещё в двенадцати футах от земли, когда услышала, что стражник хрюкнул и проснулся. Пригоршни маковой пыльцы, вдунотой прямо в его волосатые ноздри оказалось недостаточно, чтобы он не расслышал подобный кавардак. Она оттолкнулась в сторону от лепных фигур и выпустила из рук верёвку. Падание вышло весьма оглушающим. Прежде чем она успела прийти в себя, стражник был уже между ней и воротами.
   Он замахнулся на неё своим копьём.
   Джейм отскочила назад, извиваясь угрём, и ощущая холодное дыхание стали, когда зазубренный наконечник разодрал её куртку.
   Штопка протестующе взвизгнула.
   - "Стой на месте!" - крикнула ей Джейм и накинулась на стражника, - "Помни о перемирии, мужик: я безоружна!"
   Он снова взмахнул копьём.
   Когти бога, подумала она, уходя в сторону. Неужели этот придурок не осознаёт, что если он проткнёт вора, у которого не будет в руке ничего опаснее камня, хрупкий пакт о недопустимости насилия между ворами и стражниками развалится на куски? Внутри поместья раздались чьи-то крики. Ну, просто чудесно. Очень скоро на неё накинутся сзади все обитатели особняка, если только она позволит этому идиоту задержать себя хотя бы на ещё одно мгновение.
   Он снова замахнулся копьём.
   Ну, хорошо, подумала Джейм. Безоружна, не значит беспомощна.
   Она схватила древко копья, когда оно скользнуло мимо неё, и дёрнула стражника на себя, встретив его ударом в подбородок, который запрокинул его голову далеко назад. А теперь ещё разок, в качестве урока хороших манер. Она изготовилась послать ему пинок, от которого этот тип должен был пищать как минимум месяц, как земля под ногами внезапно взбрыкнула. Все трое, воры и стражник, обнаружили себя лежащими на брусчатке, в полном недоумении. Что за чёрт...
   - "Землетрясение!" - скрежетали вороны. - "Вор! Землетрясение! Вор!" - Внутренний дворик поразил второй толчок. Глядя наверх, Штопка увидела, как от линии крыш отделяются две сплетённые лепные фигуры. Они были прямо над стражником. Джейм стремительно скакнула к нему, пока он сидел камнем и с глупым видом глазел вверх. Они оба исчезли в облаке пыли и летящих во все стороны осколков, когда фигуры врезались в землю.
   Штопка, задыхаясь от штукатурной пыли, слышала всё новые и новые крики из дома, а затем у самого уха вдруг раздался голос подруги: "Ну, ты что, может, думаешь о том, чтобы заскочить внутрь? Идём!"
   Они пустились бегом. За их спинами, вороны кричали, - "Воротрясение! Земле-черве-вор!" - а Полифертисовской повар бегал кругами, ударяя в гонг и завывая. - "Пожар!"
   - "Похоже, мы их разбудили," - сказала Штопка, когда они снова перешли на шаг через пару кварталов. - "Но скажи мне во имя Таи, зачем ты спасла того стражника? Этот чёртов ублюдок пытался выпустить тебе кишки."
   - "У меня нет никакого желания нарушать перемирие. А, кроме того, это не стоит ничьей жизни."
   Она уронила циркон в ладонь Штопки.
   - "Так ты и вправду это сделала," - воскликнула юная воровка, с благоговением рассматривая камешек. Затем она бросила на Джейм опасливый взгляд. - "Ты всё ещё бесишься на меня, верно?"
   - "Бешусь? Почему? Ведь всё, что ты натворила, так это позволила группе других воров-учеников подначить тебя поклясться, что я сумею взломать сокровищницу Полифертиса. Ну, так, я сумела. Твоя честь в безопасности, как и моя репутация -- и хотя бы разок без всякого кровопролития."
   - "Ой, да ладно," - неразборчиво проворчала Штопка. - "Не бывает омлетов без разбитых яиц."
   Джейм резко развернулась к ней. - "Напомни-ка мне, будь добра, что случилось с Огрызком, твоим братом, только лишь три месяца тому назад."
   - "Он вынудил тебя ограбить Башню Демонов," - поёжилась Штопка. - "И демон почти заглотил твою душу, но ты всё-таки выбралась оттуда вместе с Павлиньими Перчатками."
   - "А потом?"
   - "Мастер Огрызка отрёкся от него."
   - "А дальше?"
   - "Огрызок повесился. А после всего этого," - продолжала курносая воровка, снова приходя в себя, - "ты вручила Перчатки мне, чтобы я могла купить себе пропуск в Воровскую Гильдию."
   - "И этим, я полагаю, мы всё же склеили яйцо обратно. Ты что, не понимаешь? Я всё равно, что своими руками завязала эту верёвку вокруг шеи твоего брата. А что касается сегодняшнего, разве ты не видишь, что другие ученики подставляют тебя -- и меня заодно -- точно так же, как они поступали с Огрызком? И если ты когда-нибудь снова поставишь меня в подобную ситуацию, то мы справимся с этим вместе; ибо будь я проклята, если стану причиной ещё одной смерти в вашей семье."
   С этим, Джейм развернулась на каблуках и зашагала прочь.
   Она проделала порядочное расстояние по бурлящему лабиринту, которым был Тай-Тестигон, прежде чем туман ярости улетучился прочь, оставляя за собой чувство стыда. И чего она так накинулась на свою юную подружку? Штопка не желала никакого вреда, ни когда принимала вызов от имени Талисман, ни когда столь легко говорила о пролитой крови. Она просто настоящее дитя улиц, не имеющее ни времени, ни слёз, чтобы тратить их на мёртвых. Джейм полагала, что и сама давно оправилась от самоубийства Огрызка, но это определённо было не так. Ладно, забудем. Тосковать было делом непрофессиональным, да и, к тому же, довольно опасным. Теперь ей нужно было доложить о ночном успехе своему учителю, Писаке, благодаря чьим инструкциям он и стал возможным.
   Клубок [Maze], дом Писаки, был одним из чудес Тай-Тестигона. Старый мастер-вор возвёл огромное, округлое сооружение где-то полстолетия назад, прямо перед своей последней, просто невозможной кражей, которая навсегда утвердила за ним репутацию великого мастера. В нём он и скрылся после ограбления, в компании своей добычи - огромного драгоценного камня, известного под именем Око Абарраден, показав нос всему городу. С тех пор многие воры пытались выследить старого мастера до его логова, чтобы выведать его тайны, но Клубок одолел их всех. Кроме самого Писаки, только лишь Джейм владела ключом к его запутанным маршрутам, и даже она вступала на них этим утром с определённым трепетом, вспоминая о том, что даже его собственный архитектор однажды сбился здесь с дороги и с тех пор его больше никто и никогда не видел.
   Землетрясение, к счастью, не причинило зданию серьезного вреда . . . или так она думала, пока наконец-то не добралась до жилых помещений старого мастера. Они занимали собой всю центральную часть здания, круглую комнату, прошивающую собой все семь этажей, днём и ночью освещённый бесчисленными, капающими воском свечами и заполненный трофеями целой человеческой жизни. В данный момент все они, фактически, оказались, похоже, на полу. Иконы, редкие манускрипты, все безделушки с каминной полки, за исключением одинокой каменной горгульи, одежда, разбитая шкатулка с инкрустацией слоновой костью (прежде лежавшая на самой верхней полке), ошмётки жареного гуся. Джейм вздохнула. Что за бардак. Но где же Писака?
   На центральный стол плеснуло расплавленным воском, за которым последовал град из свечей. Глянув наверх, Джейм увидела, что огромная люстра практически исчезла из виду под складками чего-то белёсого, что осторожно волнообразно пульсировало в сумрачном свете покоев.
   -"Уродец?" - недоверчиво спросила она, потрясённо на него таращась. - "Дурачок, эта цепь очень старая! Спускайся, пока на нас не обвалилась вся крыша."
   Край скатерти зашевелился. Джейм отбросила её назад и, наклонившись, столкнулась нос к носу со своим учителем.
   - "Самое время тебе появиться!" - прошипел старикан. - "Мы тут одни?"
   - "А, ну конечно -- не считая сорокафутового притона, зависшего над вашей головой."
   - "Ну и ладно." - Писака с трудом выбрался из-под стола. В прямом положении, его макушка едва доставала ей до подбородка, и его мутные, почти слепые глаза уставились поначалу сквозь её ключицу, а затем дико забегали по комнате. - "Он всё ещё сюда не добрался, верно?" - потребовал он, с намёком на возвращение своей обычной самоуверенности. - "Отлично! Тогда у нас ещё есть время, чтобы расстроить его планы. А теперь скажи-ка мне, ты не видел его горгулью?"
   - "Ну, я видела какую-то горгулью ," - ответила Джейм, совершенно сбитая с толку. - "Прямо там, на . . . Ой, как странно. Она куда-то пропала."
   - "Пропала," - повторил он ворчливо. - "Ну, разумеется. А как же иначе. А теперь поживее, ты когда-нибудь натыкался на какие-то кости во внешних переходах?"
   - "Неоднократно," - отозвалась Джейм, продолжая пребывать в изумлении. - "Крысы, обеды Уродца, вхоры [vhors]. . . "
   - "Нет, нет -- ч е л о в е ч е с к и е кости. Скажем, скелет без одного пальца."
   - "Тела, да, время от времени -- когда всякие идиоты пробираются в здание и ломают себе шею прежде, чем мы успеваем отконвоировать их к выходу -- но кости . . . Погодите-ка. Точного числа фаланговых косточек я, конечно, не подсчитывала, но у данного скелета был нашейный медальон, такой полукруг на черенке?"
   - "Да, да!"
   - "Ну, тогда это, должно быть, Херви."
   - "Кто?"
   - "Это я его так назвала," - ответила Джейм со всё растущим смущением. - "Я натолкнулась на него, когда вы впервые послали меня заучивать часть лабиринтов Клубка и . . . ну, в общем, он был столь хорошо выбеленным старым джентльменом, что я воспользовалась его костями, чтобы пометить разные проходы. И теперь он раскидан по всему первому этажу."
   - "Великолепно!" - к её изумлению воскликнул Писака. - "Но ты же помнишь, где оставил его голову? Да? Ну, тогда давай ступай, притащи эту мерзкую штуковину, парень, и мы расколем её на зубочистки. Живо!"
   Джейм отправилась выполнять. Писака частенько оставлял её неспособной выдавить из себя ни единого слова от изумления, но сегодня был явный перебор. Как кости многодесятилетней давности были связаны с маленькой каменной статуей, что, по всей видимости, могла двигаться по своей собственной воле? Почему Уродец, эта почтенная рептилия, прилип к канделябру, а его хозяин, кстати говоря, прячется под столом . . . и сможет ли она хоть когда-нибудь уговорить старикана перестать звать её "парнем?"
   Свет её факела скакал по голым стенам. Тёмно, грязно и тесно -- наружные переходы Клубка всегда оставляли впечатление, что тебя в них скорее похоронили заживо. Она шагала быстрым темпом, время от времени замирая, чтобы прислушаться, не доносится ли скрежет когтей по камням. Не так давно, лабиринтообразное строение пострадало от нашествия вхоров -- больших, злобных грызунов, имеющих склонность к демонической одержимости -- и она не была уверена, что она со жрецом, одолженным ею у Братства Сумпа (Гильдии Дератизации), справились с ними всеми.
   Местом назначения Джейм был перекрёсток в северо-западном квадранте Клубка, где она впервые и обнаружила весь скелет целиком. Кости были такими старыми, что она никогда прежде не думала о них как о реальных человеческих останках и чувствовала себя свободной растаскивать на своё усмотрение, оставляя непотревоженным только лишь один череп. Теперь она ожидала найти его на том же самом месте, однако же он пропал. Озадаченная, Джейм присела над жалкими остатками одежды, что пережили время, крыс и её собственное вмешательство. В свете факела что-то блестело. Она осторожно порылась в распадающихся обрывках и вытащила наружу медальон Херви. Полукруг на черенке . . . она определённо уже видела эту эмблему где-то ещё, снаружи в городе.
   Джейм внезапно застыла. Кто-то -- нет, что-то -- за ней наблюдало. По стенам скакали отсветы языков пламени. С балки над головой скользила пыль. На Джейм камнем давила полнейшая тишина, нарушаемая только лишь отдалённым капаньем воды и . . . и чем же ещё? Лёгким шорохом коготков по камням? Вхоры охотились стаями. И когда на них находило безумие, то они единым потоком извергались из коллекторов, пожирая живьём всё на своём пути, и оставались невменяемыми даже после своей собственной смерти. С медальоном в руке, Джейм поспешно вскочила снова на ноги и вернулась обратно в центральные покои, сделав по дороге несколько быстрых, но осторожных боковых отлучек.
   - "Череп пропал," - доложила она Писаке, - "как и большая часть других костей. У меня не было времени проверить их все. А теперь, будьте любезны объяснить мне, что же всё-таки происходит?"
   Но старик ничего не ответил. Он выслушал новости в полном молчании, а затем принялся расхаживать взад-вперёд, периодически запинаясь за упавшие со своих мест предметы. Джейм наблюдала за ним, совершенно сбитая с толку. Это было не в первый раз, когда он держал что-то от неё в секрете, но обычно он делал это с оттенком веселья, поддразнивая её решить загадку самостоятельно. Это было частью её обучения. Но сейчас он, похоже, вообще совершенно забыл о её присутствии и, впервые с начала их знакомства, он казался сильно испуганным. Она была его ученицей, связанной с ним законом и уважением. Её прямая обязанность - его защищать, но от кого?
   Медальон в её ладони нагревался всё сильнее. Ей совсем не хотелось покидать старого мастера, и всё же. . .
   - "Сэр," - сказала она, - "если вы сейчас во мне здесь не нуждаетесь, то я отлучусь по делу в город."
   Писака, похоже, ничего не слышал. Она уже углубилась в завороты Клубка, когда её догнал его голос, резкий от вызова. - "Ты их не получишь, ты меня слышишь?" - кричал он, ни ей, ни, похоже, вообще кому-то ещё. - "Они мои, говорю тебе, мои, мои, мои!"
   ТАЙ-ТЕСТИГОН, великий город, к этому времени уже полностью пробудился, выбитый из своей предрассветной дремоты потрепавшими его толчками. Обитатели ночи -- воры, куртизанки и кутилы -- толкались плечами на улицах с торговцами и ремесленникам, преждевременно выброшенными из своих постелей. Пилигримы глазели на разрушения. Порядочное число этих провинциалов, которые не придумали ничего лучшего, чем убрести прочь от своего наёмного жилья, исчезнет из поля зрения на многие недели, если не навечно. Тай-Тестигон, град-лабиринт, время от времени поглощал даже своих собственных жителей и обладал постоянно сменяющейся, сбитой с толку популяцией потеряшек, чьи патриархи, как некоторые утверждали, бродили по улицам с момента основания города.
   Клубок Писаки был гораздо менее густонаселенным местом, но в своих внешних проходах он напоминал городской Лабиринт каждым изгибом: ведь первый, по факту, был миниатюрой второго. Это было величайшим из секретов Писаки, что Джейм пока что узнала, и она всё ещё пребывала в благоговейном трепете от того, что один, отдельный разум смог вместить достаточно информации о городе, улица за улицей, уровень за уровнем, чтобы нарисовать по памяти карту, послужившую планом этажей. Сама Джейм пока что запомнила только лишь небольшую часть Клубка, но она знала, как соотносить точки здания с их внешними аналогами. Вот эта кипящая народом улица, к примеру, эквивалентна тому пыльному коридору; здесь нужно свернуть, как она сделала в Клубке; а тут - прямо и прямо . . . и так далее, и так далее, пока порядка тридцати минут спустя Джейм не добралась до той точки в северо-западной четверти Тай-Тестигона, что соответствовала исходному положению Херви в Клубке.
   Джейм оказалась в самом сердце храмового округа. Всюду вокруг неё из открытых дверей струились песнопения и облака ладана, туманя чистый воздух своим звуком и запахом, пока мимо трусили небольшие отряды верующих, некоторые из них задом наперёд, в знак покаяния. На дверях стоящего перед ней храма красовалась точно такая же эмблема, что и на медальоне, всё ещё сжатом у неё в руке. Глядя на эту увеличенную версию, она поняла, что грибообразный символ бы неким инструментом, с нанесённой на него шкалой и градуировкой. Она слегка приоткрыла дверь и вгляделась сквозь щёлку в кромешную тьму святилища.
   - "Здравствуйте! Можно войти?"
   Никакого ответа.
   На мгновение она замерла в нерешительности. Это могло оказаться очень опасно, входить в храм чужого бога без надёжного эскорта. Затем, внезапно решившись, она распахнула дверь и шагнула через порог. Всё наружное освещение мгновенно исчезло. А когда Джейм пошарила за собой в поисках двери, там уже ничего не было.
   Ну и что толку с мыслей о возможном отступлении.
   Она стала осторожными шажками продвигаться вперёд, надеясь только на то, что это не секта почитателей ям со змеями. Затем внезапно, как будто она завернула за возникший откуда-то угол, она увидела то, что определённо было маленькой, крайне детализированной моделью Тай-Тестигонского Зала Совета. Заинтригованная, Джейм двинулась к нему. С каждым шажком, что она делала, он заметно подрастал в размерах, пока, наконец, когда она подошла к его стенам, они не стали казаться столь же высокими и прочными, как и те, что были у подлинника, снаружи в составе города. Рассуждая логически, храм, в котором она стояла, не мог вместить и десятой доли размеров этого Зала, и всё же он был здесь. Больше того, за ним она видела другое миниатюрное строение -- в этот раз Башню Летучих Мышей -- и, начав двигаться к ней, снова нашла её полноразмерной. Это происходило снова и снова, пока, спустя пять минут, она не посетила с дюжину наиболее почитаемых зданий Тай-Тестигона.
   Здесь была даже полноразмерная копия особняка Полифертиса. Джейм с любопытством обошла её кругом, отмечая, что здесь точно так же обвалилась часть фасадных украшений. Наибольшие повреждения, однако, понесла задняя часть дома, где практически рухнули помещения слуг. А затем Джейм увидела, что в руинах что-то движется. Это была рука.
   - "С вами всё в порядке?" - Рука быстро юркнула обратно в дыру под рухнувшей балкой. Джейм поглядела ей вслед, но ничего не увидела. - "Привет?"
   - "Привет!" - сказал приглушённый, недовольный голос. - "А теперь будь так добра сойти с моих вычислений."
   Джейм поспешно отскочила назад. Оказывается, она стояла на целом ряде математических формул, начерченных в пыли. Рука снова высунулась из другого отверстия, замерила парочку размеров теперь уже знакомым грибообразным инструментом, а затем добавила эти цифры к тем, что уже были нанесены на земле.
   - "Если ты," - сказал голос, - "принесёшь сюда вот ту доску, уложишь её на вон тот камень, засунув один конец под эту балку, а затем надавишь на другой конец, то ты можешь сделать что-то полезное."
   Джейм сделала, как было сказано, и мгновением позже из-под каменных обломков выбрался маленький, пухлый человечек. - "Хорошая работа. Спасибо," - сказал он, энергично отряхиваясь.
   - "Как странно," - сказала Джейм, озирая руины. - "Раньше этим утром я . . .  ээ . . . я уже бывала в этом доме по одному делу -- реальном доме, я хочу сказать -- и землетрясение повредило его абсолютно точно так же."
   - "О, ничего странного," - оживился коротышка. - "Соответствия и связи, моя дорогая, соответствия и связи. Совершенно естественно, обрушение одного отражается на другом, с точно такими же трещинами, обвалами и другими повреждениями. Мы даже испытываем мелкие трудности с голубями. Но глянь-ка сюда: я покажу тебе, что я имею в виду."
   Он припустился быстрой рысью, вынуждая озадаченную Джейм двинуться следом за ним. Они миновали ещё больше строений, чем она успела до этого рассмотреть, изрядное их количество носило следы недавних повреждений. Затем, огибая очередной невидимый угол, Джейм обнаружила, что над ней нависают высокие, знакомые окна, восхитительно окрашенные и освещённые солнечными лучами. Жрец-архитектор распахнул их настежь. С глубочайшим ощущением нереальности происходящего, Джейм последовала за ним наружу, на продуваемый всеми ветрами балкон Эдор Тулиг, Башни Демонов.
   Далеко внизу под ними раскинулся Тай-Тестигон. Его улицы наливались бурлящей жизнью по мере того, как неугомонные горожане погружались в новый день выгод и удовольствий. Что им какое-то землетрясение? В Тай-Тестигоне всё время случались и гораздо более невероятные штучки . . . вроде того, чтобы войти внутрь одного здания и в итоге оказаться на балконе другого, в нескольких кварталах дальше. К северо-западу от них простирался Храмовый Округ. Джейм попыталась вычленить святилище архитекторов -- в котором, всего-то минуту назад, она находилась -- когда заметила тёмный шрам, прорезающий половину всего округа, тёмный разлом опустившихся вниз зданий, ощетинившийся боковыми трещинами, уходящими далеко вглубь города.
   -"Это всё этот проклятый Артхан [Arthan]," - сказал ей священник, прижимая обеими руками терзаемые ветром волосы. - "Самый дикий холмовой бог, что я когда-либо видел. Его идиоты-жрецы никогда не рассказывали ему, что они перенесли его жилище в город, так что когда он внезапно оказался вне храма этим утром, то, конечно, ударился в панику. Наибольшим городом, что он прежде когда-нибудь видел, был, вероятно, общественный туалет. А этот чёртов имбецил немногим меньше своего собственного храма! И если ты думаешь, что он причинил городу серьёзный вред, то представать себе, что бы случилось, пройдись он своими большими ножищами по этим моделькам."
   - "Вы имеете в виду. . ."
   - "Ну, конечно. Думаешь, эти связи работаю только в одну сторону? О, мы провели весёленькое утро, загоняя этого святого полудурка обратно за двери его храма, и что же происходит, когда я добираюсь до дома? На меня рушится этот проклятый особняк Полифертиса! Я до сих пор регулярно твержу строившему его архитектору, что он кладёт слишком много песка в цементный раствор."
   Джейм перегнулась через перила, вглядываясь в розовый сад где-то внизу.
   - "Далековато до земли, правда?" - сказал за ней жрец. - "Сто пятьдесят футов как минимум, а Талисман спрыгнула отсюда с Павлиньеми Перчатками во время последнего Бала Шутов. Вот так кража, так кража!"
   - "Это было не отсюда," - отозвалась Джейм, всё ещё глядя вниз и удивляясь, насколько сильно пересохло у неё во рту. - "А с южного фасада, в Реку Поющую, и это было совершенно не лучшей идеей, даже ночью, даже без времени на раздумья. Но выбора не было: демон башни гнался за мной по пятам."
   - "За тобой? Так это ты - Талисман Писаки?" - Она обернулась и обнаружила, что маленький жрец улыбается ей сияющим лицом. - "О, это такая честь. Нам, старикам, очень нравится следить за похождениями свежей крови Гильдии. Я верю, что Талисман похитила больше предположительно неприступных безделушек, чем кто бы то ни было ещё, со времён её мастера. Вот только, почему безделушек? Я всегда об этом думал."
   - "Ну, во-первых," - сказала Джейм, - "что бы я ни украла, это становится собственностью мастера, а у Писаки и так уже есть все, что только пожелаешь. С другой стороны, в тот единственный раз, когда я похитила что-то по-настоящему ценное -- те самые Павлиньи Перчатки -- вся эта затея кончилась плохо. Умер один мальчик. Нет, вы едва ли о нём слышали," - сказала она с внезапным горьким смешком. - "Он был просто-напросто оборванным маленьким никто по имени Огрызок, чья зависть едва не стоила мне моей души."
   - "Господи!" - потрясённо воскликнул жрец. - "Как же он мог такое устроить?"
   - "Подбив меня ограбить Башню Демонов. А его, разумеется, подстрекали на это остальные воры. Они так никогда и не простили меня за то, что выскочила ниоткуда и прямиком в ученичество лучшего мастера города."
   - "А этот мальчик?"
   - "Он был таким же чужаком, как я, пытающимся купить их признание за мой счёт. Я прекрасно видела, что он делает, и почему, но никак не могла заставить его остановиться. А потом, когда я вернулась с Перчатками, он вконец потерял голову и обвинил меня в мошенничестве. Мы сразились."
   - "И ты выиграла, разумеется."
   - "В этом не было никаких 'разумеется'," - отрезала Джейм. - "Он прекрасно сражался. Я надеялась, что остальные зауважают его за это, а вместо этого, его мастер от него отказался и он . . . он повесился. Чёрт. Я совершенно не собиралась снова думать обо всей этой мерзкой истории, а уж тем более, вываливать её на незнакомца."
   - "Ну, не знаю, не знаю," - пробормотал жрец, как будто про себя. - "Если пытаться молча сидеть на чём-то подобном, то оно неминуемо тебя укусит. Мне кажется, я знаю, почем Талисман идёт на такой . . . ну, в общем, суицидальный риск в эти последние три месяца. Но чего я не понимаю, так это почему ты ощущаешь такую вину за смерть этого мальчика. Это не твоих рук дело. В противном случае, я полагаю, твой приятель Огрызок как-нибудь об этом бы уже высказался. В этом городе мёртвые далеко не всегда ведут себя очень послушно, особенно если они сильно обижены на кого-то из живых. На твоём месте я бы так сильно обо всё этом не мучился. В конце концов, любой, кто сумел пережить Клубок, не должен стать лёгкой добычей для чего бы то ни было другого. То здание - настоящий убийца. Я твёрдо уверен, что оно погубило Рагена [Rugen], моего старого учителя, а ведь он его и построил."
   Это определенно развернуло мысли маленького жреца в новом направлении, ибо он внезапно крутанулся на месте и порысил обратно во мрак храма. Джейм поспешила за ним. Она увидела, что они приближаются к последней оставшейся модели, которая оказалась самим Клубком.
   - "Более полувека минуло с той поры, как Мастер Раген канул в недрах этого чудовища," - грустно сказал жрец, глядя вверх на глухую стену Клубка. - "Горячим он был стариканом -- было опасно вставать у него на пути, но и предельно честным тоже, когда опыт прожитых лет смирил его ярость. Я не припомню, чтобы он держал гнев на невинного, или же прощал виноватого. А это здание было лучшим из его творений. Он даже отрезал свой мизинец, чтобы положить под центральный камень со словами 'Кровь и кость свяжут.' Я хорошо знаю, что он желал быть похороненным там."
   - "В Клубке?" - поразилась Джейм.
   - "Ну, конечно. Мы все делаем специальные приготовления в лучших строениях, что проектируем -- в наших венцах-трудов, так мы их называем -- но кто же станет заползать в могилу раньше своего времени? Я всё ещё утверждаю, что он собирался выйти наружу, когда отправился в тот день повидать Писаку."
   - "Что, если он просто заблудился? Даже если ваш учитель и построил Клубок, он едва ли помнил каждый его поворот."
   - "Ему и не требовалось. У него в кармане были чертежи этажей. И опять-таки, его ручная горгулья так никогда и не вернулась домой. Ну, ты их знаешь, одна из этих маленьких каменных созданий. Они есть у каждого мастера-архитектора, и они очень даже полезны, хотя и шаловливы, тоже. Только отвернешься в сторону, как она уже или смоталась, или сидит у тебя на голове. Кроме того, они сторожат крипту своего хозяина. Вот почему, когда Квезал [Quezal] не вернулся обратно, некоторые подумали, что Мастер Раген решил упокоить свои кости вместе со своим отрезанным пальцем в Клубке."
   - "Кости," - передёрнулась Джейм, вспоминая, как она с ними обошлась. - "Ну, знаете, с ним там всё в порядке, вот только он не погребён, и не особенно спокоен." - И она рассказала жрецу о событиях утра.
   - "Ох, ёлки-палки, скачущие боги," - сказал он, когда она закончила. - "Воцарится сущий ад, когда он потребует расплаты. Мастер Раген никогда не был склонен проглатывать оскорбления, и пятьдесят лет в мёртвом виде едва ли подсластили его мерзкий характер. Слушай, ты должна с этим что-то сделать!"
   Он вцепился Джейм в руку и практически потащил её вокруг изогнутой стены модели Клубка к его западному входу.
   - "Погодите-ка минутку!" - запротестовала она, отчаянно упираясь. - "Сначала мне нужно несколько ответов. Если Раген - это и в самом деле Херви, то, что же он так долго ждал, прежде чем вернуться?"
   - "Кто знает?" - Нетерпеливо воскликнул священник, рыся всё быстрее. - "Суть в том, что ты должна помирить этих стариканов прежде, чем они погубят друг друга и Клубок за компанию. Особенно Клубок. Если он разрушится, то за ним может последовать весь город. А, вот мы и на месте. Удачи Талисман!" - И он толкнул её через порог.
   - "Черт возьми, погоди!" - Крикнула Джейм, но она уже разговаривала сама с собой. За спиной находился не сумрак храма, а дома, смотрящие на реальный Клубок. Жрец пропал.
   - "Просто чудесно," - обратилась она к стенам прихожей. - "И что мне теперь полагается делать?"
   - "Соответствия, моя дорогая, соответствия," - ответило эхо. - "Найди череп Рагена."
   Джейм на мгновение застыла на месте. А затем рванулась в Клубок. Вооружившись одним из факелов, что лежали спрятанными у входа, она помчалась по тёмным проходам, отмечая в памяти те места, где она бывала ранее в поисках остатков костей. Кто-то, вероятно Горгулья Квезал, собирал их все вместе . . . но вот только где? Самой очевидной позицией было место смерти Рагена, исходное положение цельного скелета, но там теперь не было даже самого черепа. Однако если Квезал торопился, то вполне возможно собирал кости в неком новом месте, равноудалённом от наиболее дальних участков, где их разбросали. Это давало ей несколько возможных позиций.
   В первых трёх уголках Джейм вытянула пустой номер (проигрышный лотерейный билет). К четвертому она приближалась более осторожно, и не только по причине своей нынешней задачи, но и просто потому что слишком ясно помнила своё последнее пребывание в этой части лабиринта. Это именно здесь Джейм угодила в ловушку вхоров, вместе с Уродцем и жрецом, посланным их истребить. Жрец в отчаянии принял их безумие в себя. Лишенные того, что уже стало основой их сущности, они тут же попадали замертво, в то время, как бедный священник нырнул головой вперёд в ближайшую сливную трубу. Джейм оставалось только надеяться, что его коллегам внизу удалось совершить успешный экзорцизм. А она, тем временем, осталась в компании нескольких сотен тушек вхоров и сорока футов истерического питона. Никто и ничто не могло успокоить Уродца, кроме как устранение столь раздражающих зверьков, так что Джейм (возможно, не слишком мудро) сбросила их в ближайшую яму-ловушку и запалила. Пошедшие в результате дым и смрад сделали эту секцию Клубка непригодной для жизни на несколько недель. Она до сих пор ещё воняла.
   Джейм внимательно осмотрела угол, в котором, месяцы назад, она отметила дорогу костяным бедром. Кость пропала, но не бесследно: пол, где она лежала, покрывала сетка мелких царапин, едва видимых в мерцающем свете огня. По сути дела, весь коридор оказался исцарапанным аналогичным образом. Уверенная, что ничего подобного здесь не было во время её последнего визита, Джейм тревожно задумалась. Со всё растущим пониманием, она последовала за отметинами обратно к ловчей яме, и заглянула в глубину, отмечая глубокие, свежие полукруглые выбоины, что испещряли её бока и края. Внутри не осталось ни единой кости.
   А затем, в отдалении, Джейм услышала звуки, которые она всё это время наполовину ожидала услышать и всецело этого боялась: скрежет множества, множества, коготков по камням.
   Она пустилась следом за шумом, ориентируясь по отметинам на полу. Звук сначала усилился, а затем внезапно исчез, когда она свернула в коридор, где оставляла последние кости Рагена. Они уже пропали. Стоя в неестественной, жуткой тишине, Джейм размышляла, где именно ошиблась в своих заключениях и что же ей теперь делать. А затем она услышала за собой едва слышное поскрёбывание и, развернувшись, обнаружила, что коридор полнится вхорами.
   Все они были мертвы уже какое-то время. Большинство представляло собой одни лишь обугленные кости, сцепленные вместе обрывками палёной плоти. Свет факела мерцал на пустых костяных глазницах, обнаженных когтях и клыках. Во всей этой массе разлагающихся, опалённых огнём тушек не шевелилось ни единого волоска и усика.
   Джейм сделала шаг назад, затем ещё один. Она просто не могла оторвать взгляда от этого коридора, полного смерти, не могла даже думать. А затем её нога за что-то зацепилась. Она рухнула навзничь, факел вылетел из ладони и тут же канул через край одной из многочисленных водяных ловушек Клубка. В кромешном мраке, что за этим последовал, зал наполнился стуком костей.
   Джейм потребовалось мгновенье, чтобы осознать, что она не просто так споткнулась. Что-то держало её за лодыжку. Хватка усилилась. Она рывком отдёрнулась назад на дюйм, затем на второй, на третий. В её сознании сложился обрывочный образ теневой части коридора, который она проходила перед тем, как упасть. Кто-то ждал её там, и ждал совершенно беззвучно.
   Испустив невнятный крик, Джейм лягнулась назад свободной ногой. Она ни с чем не столкнулась, но хватка на лодыжке ослабела. А затем проворно помчалась вверх по её ноге. Неведомое создание уселось теперь поверх неё, его костяные руки стиснули её горло. Задыхаясь, она повторно пнула назад и в этот раз попала. Кости развалились на части. Каждая продолжала дёргаться своей собственной судорожной жизнью. Джейм метнулась в сторону, подальше от них, врубившись секундой позже в соседнюю стену. Что-то -- череп, судя по ощущениям -- закрутился у неё под рукой. Схватив его, Джейм припала к земле, готовая швырнуть свою добычу в шахту колодца, если её хоть что-то попытается коснуться, напуганная достаточно, чтобы скакнуть за ним следом.
   Темнота ожила множеством звуков массы существ, ползающих по камням, скрежещущих, царапающих, тыкающихся в темноте. Они приближаются или удаляются? А, удаляются. Они направляются к центру Клубка, осознала Джейм. Они идут за Писакой.
   Ей нужно было добраться до старикана первой, безо всякого света, чтобы видеть дорогу, по маршруту столь же сложному, как дорога от Храмового Округа в Клубок. Тренировка, Талисман. Она почти видела озорную ухмылку Писаки. Простой, маленький, тестик, которых столько уже было. Ну, не совсем уж таких же, но довольно близко. Она минуту напряжённо думала, выбирая дорогу, параллельную маршруту вредителей-нарушителей, а затем поднялась и аккуратно зажала череп под локтем.
   Вечностью позже, Джейм врезалась в стену. Это едва ли случилось в первый раз за время её слепого путешествия, но в этот раз она пошарила по её верхнему краю и, к своему облегчению, нащупала столь желанный выключатель, ушедший под нажимом в камень. Что-то щёлкнуло, и в стене распахнулась панель. Она шагнула через порог в сердце Клубка.
   Джейм повернулась, чтобы запереть потайную дверку, и в тот же момент кто-то испустил пронзительный боевой клич практически ей в самое ухо. - "О, нет," - сказала она вслух и поднырнула под железным навершием посоха Писаки, просвистевшим у неё над головой.
   Старик снова вскрикнул и пошёл на неё, молотя во все стороны посохом. В её отсутствие он определённо перешёл от ужаса к ярости -- у него всегда была между ними короткая дорожка -- и теперь у неё на руках оказался, фактически, дряхлый берсерк. Джейм поспешно отступила в центр комнаты и поставила череп на центральный стол. Подняв голову, она обнаружила себя лицом к лицу с Уродцем, который свесился к ней от канделябра. Он извиняющееся ощупал кончик её носа своим раздвоенным языком.
   - "Никакой-то от тебя помощи," - сказала она ему, а затем снова поднырнула, когда над ней опять просвистел посох Писаки, едва не размажжив голову испуганному питону. Джейм проскользнула под обратным замахом старого вора и, оказавшись за его спиной, легонько свои рука поверх его, сжимавших посох.
   - "Сэр, я вернулась," - сказала она ему в самое ухо.
   Писака на мгновение замер на месте, тяжело дыша. Затем он вырвался, развернулся и сурово уставился на неё. Она подумала, что же он видит: вероятно, размытое пятно, или даже меньше.
   - "Самое время," - проворчал старикан. - "Где, во имя семи кругов ада (седьмого пекла) [seven hells] тебя носило?"
   Джейм ему рассказала. Судя по рожам, что он корчил, она поняла, что ему совершенно не понравилось направление, в котором двигалось её расследование, но время тайн уже миновало. - "А теперь, сэр," - сказала она, завершая рассказ, - "не будете ли вы так любезны рассказать, что же всё-таки, чёрт возьми, случилась, когда Херви -- Мастер Раген, я хочу сказать -- пришёл тогда повидать вас в Клубке?"
   - "Если уж тебе так надобно это знать," - сказал он сварливо, - "то мы поссорились. Этот надутый осёл имел смелость назвать это здание своим шедевром. Да где бы он был без моей памяти, я тебя спрашиваю? Это я спроектировал Клубок, чёрт возьми: он только лишь сложил его в единое целое. А затем ему хватает дерзости заявлять, что чистовые чертежи - его собственность. Ну, разумеется, я не позволил ему их забрать. Он немного побесился на этот счёт, а затем ураганом вылетел прочь. Вот и вся история."
   - "Не может быть," - сказала Джейм, не отрывая взгляда от двери, через которую вошла внутрь. - "И если и так, то почему же он теперь вернулся?"
   У неё так и не нашлось времени, чтобы толком запереть панель. Теперь она распахнулась и на пороге стояла непонятная фигура. Писака резко втянул носом воздух. Будучи практически слепым, он не мог видеть фигуру в дверном проёме или же орду неподвижных штуковин, прижавшихся к её ногам, но дураком он тоже не был.
   - "Вернулся, да?" - прошипел он сквозь свои немногочисленные оставшиеся зубы. - "Какое счастье, что это случилось именно теперь, когда я раздобыл твой череп. Талисман, быстро: хватай эту чёртову штуку и становись за мной." - С этим он торопливо отскочил к дальней части стола, сжимая в руках посох.
   Джейм даже не шевельнулась. Хотя она не отрывала взгляда от этого странного незваного гостя и не видела, чтобы он шевелился, он однозначно был уже на несколько футов внутри комнаты. Скелетообразная рука полуприподнята. На месте локтевой кости сустав к суставу сложилось множество крохотных косточек вхоров и кончики пальцев заканчивались крысиными когтями. Вместо отсутствующего черепа на ключицах скелета скрючился Горгулья Квезал. Остальная часть фигуры была укутана в закрученную полоску какого-то полупрозрачного материала, в котором Джейм опознала одну из сброшенных ранее шкурок Уродца. Вверх по груди закипело извержение практически истерического смеха, но она его придушила, одна рука невольно схватилась за покрытое синяками горло. Двадцать минут назад эти когтистые пальцы едва её не придушили. Кроме того, здесь снова были все эти чёртовы вхоры, сгрудившиеся у ног мёртвого архитектора, и выглядящие ничем не более привлекательными, чем прежде. И они снова были намного ближе, чем секунду назад, хотя она и не видела, чтобы они двигались.
   Джейм скрутил очередной приступ кашля. Когда она, наконец-то проморгалась, вхоры и их хозяин были от неё всего лишь в пяти футах. Так вот оно что: подобно Квезалу, они могли двигаться, только когда ни них никто не смотрит. Если она сейчас хотя бы мигнёт - ей конец.
   - "Ты меня слышишь, парень?" - Кричал сзади Писака, определённо полагая, что она у него за его спиной. - "Я сказал, разбей его. Разбей этот череп!"
   Не поворачиваясь, глаза по-прежнему сфокусированы на архитекторе, Джейм пошарила по столу за спиной в поисках черепа. Когда же она его коснулась, её окатила внезапная волна головокружения. Сквозь неё она увидела, что перед ней стоит уже не гротескная, скелетообразная фигура, а Мастер Раген, каким он был при жизни, в богатых одеждах, с Квезалом, примостившимся у него на плече. Архитектор смотрел прямо сквозь неё. Его лицо метало молнии. За спиной продолжал говорить Писака, но его голос странно исказился и она не понимала ни слова.
   - "Сэр?" - спросила она, а затем вор шагнул в её поле зрения, и у неё перехватило дыхание. С его плеч внезапно свалилось по меньшей мере полвека.
   Они с архитектором яростно спорили. Раген ткнул в лицо вору каким-то конвертом, затем снова сунул его в свою мантию, развернулся на каблуках и зашагал к двери. Писака задержал его на пороге. Они обменялись ещё парой-тройкой жарких фраз, а затем Раген, с коротким смешком, растворился в глубинах Клубка.
   Джейм последовала за ним. Он уверенно шествовал сквозь лабиринтообразные залы, ни разу нигде не задерживаясь, несмотря на всю сложность пути. И таким вот образом, не прерывая своей широкой походки, он сделал первый неверный поворот. За которым последовало множество других. Наконец архитектор остановился, раздражённо оглядываясь, и полез в свой карман. Его лицо исказилось - конверт пропал. Он попытался вернуться обратно по своим собственным следам, поначалу безмолвно, а потом яростно выкрикивая Писаку, пока не сорвал себе голос. Когда, наконец, его факел тоже догорел, он приглушенно хрипло выругался и послал Квезала за помощью. Никто не появился.
   - "Теперь я понимаю," - сказала ему Джейм - "Вы сунули планы к себе в карман, а Писака снова их вынул, там, на пороге. А потом, когда вы послали к нему свою горгулью, он её пленил. И поэтому вы умерли от голода и жажды в полной темноте. Как . . . ужасно и подло."
   Внезапно она снова оказалась в центре Клубка, её рука покоилась на черепе, а гротескное лицо Квезала висело в считанных дюймах от её собственного. А затем что-то врезало Джейм в плечо так сильно, что её подбросило в воздух и швырнуло далеко в сторону на плиты пола.
   Чёрт возьми, подумала она оглушено. Я, должно быть, мигнула.
   Её зрение снова прочистилось, и она внезапно совершенно застыла. Вхоры сбились в кучу прямо перед ней, достаточно близко, чтобы она могла разглядеть каждую чёрточку их жёлтых клыков и каждый застрявший между ними гниющий кусочек отбросов. Мастер Раген может и сохранил ей жизнь, но эти твари однозначно не собирались. Впрочем, не то что бы сам архитектор был особенно вежливым. Его когти определённо прорезали её куртку насквозь, поскольку её плечо уже начинало саднить, а вниз по руке внутри рукава бежали струйки крови. А она даже не может оторвать взгляда от вхоров, чтобы проверить серьёзность повреждений. И стоит спиной к архитектору. Что он сейчас делает? Всё, что она слышала, так это Писаку, поочерёдно кричащего оскорбления Рагену, поощрения ей, и команды самому себе, по мере того, как он упражнялся в приёмах боя с дубинкой в радостном предвкушении нанесения тяжёлых повреждений. По какой-то причине, Раген всё ещё не набросился на старого вора. Ей следовало как можно скорее снова взять его под наблюдение, пока он этого не сделал. Очень осторожно, Джейм встала и попятилась назад от вхоров, глаза по-прежнему немигающие зафиксированы на зверьках.
   Она внезапно наткнулась на стол. Раген склонился над столешницей, руки почти касаются черепа. Тем, кто смотрел ему в лицо, непреднамеренно сковывая архитектора в камень, оказался Уродец, который снова опустил свою голову и порядка десяти футов своего длинного тела с канделябра. Какая удача, подумала Джейм, что змеи не моргают. Однако теперь, вероятно, питон мог в любую секунду заметить вхоров и снова удариться в панику. Ну ладно, подумала она, делая глубокий вдох. Теперь моя очередь отрабатывать зарплату.
   Она скакнула на столешницу, перекатываясь через правую руку и шипя от боли, когда её вес на мгновение пришёлся на раненное плечо. Раген, казалось, колесом
пронёсся мимо. Она выхватила череп из под его скелетообразных рук и полу-упала, полу-спрыгнула с дальнего края стола, приземлившись точнёхонько на Писаку. На какое-то время архитектор избавился от надзора. Выпутываясь из кучи-малы со своим учителем, Джейм услышала, как треснул стол. А секунду спустя она сидела на старикане с черепом в руках и компании склонившегося над ней Рагена.
   -"Если вы и в самом деле хотите, чтобы я разнесла эту штуку," - сказала она напряжённо, сверля архитектора глазами, - "то только попробуйте шевельнуться."
   - "Разбей его, разбей его!" - кричал приглушённый голос Писаки сквозь складки задравшейся мантии. - "Чего же ты ждёшь?"
   Джейм вскинула череп повыше, а затем заколебалась. Если она решит расколоть его о каменный пол, то это, вполне вероятно, станет концом Мастера Рагена . . . вторая совершенно незаслуженная смерть. И всё же, что же имел в виду тот маленький священник, когда говорил, что эти два старикана способны погубить друг друга, Клубок, и, возможно, сам город в придачу? Это имело смысл только если. . .
   - "Ух, сэр . . . Я думаю у нас проблема. Помните те модели в храме, о которых я говорила, что они разрушились, потому что это случилось с их оригиналами в городе? Ну, в общем, жрец рассказал мне, что бывают также и обратные ситуации."
   Писака на мгновение прервал свои яростные метания. - "Умпх?" - раздался его раздражённый голос из глубин его собственной одежды.
   - "С того момента, как Клубок стал трёхмерной картой Тай-Тестигона," - медленно начала Джейм, - "его вполне можно рассматривать как модель города. В этом случае, повреждение здания может подвергнуть опасности весь город. Жрец полагал, что ваша ссора с Рагеном может подвергнуть Клубок риску и послал меня отыскать череп Рагена, точно так же, как и вы до этого. Но я не думаю, что он хотел, что бы я его уничтожила. Я хочу сказать, что это же человек, построивший Клубок, человек, привязавший себя к нему кровью и костью. Нельзя ли сказать, что его разум и есть сам Клубок? А этот череп может быть его физическим символом, его моделью, если хотите. И если я его уничтожу, то что же случится со зданием . . . и со всем городом?"
   - "Что?" - рыкнул Писака, его голова наконец-то высунулась на свет. - "Ох! Снова эти чёртовы соответствия. Ну, если уж играть в эти игры, то я вполне могу считать, что моя голова ничуть не менее ценна, чем его. Однако же это и было первоосновой нашего спора, не правда ли? Кто идейный вдохновитель Клубка? И ты объявил им себя, не так ли, старый пройдоха?" - заорал он внезапно архитектору. - "И был так уверен в этом, что даже отказался от всякой помощи, чтобы выбраться наружу.
   - "Тогда на кой чёрт тебе схемы? Сказал я тебе."
   - "О, у меня на них особые планы, но только не искать себе дорогу. Никогда так не думай. Это здание - мой венец-творение. Я знаю в нём каждый поворот."
   - "И тут, помоги нам обоим Боги," - голос Писаки внезапно утих, - "Я поймал тебя на слове."
   Джейм продолжала немигающе смотреть в дьявольское лицо Квезала, в ореоле света канделябра, что висел прямо над ними. Масса воска с металлом медленно раскачивалась, тихонько постанывая. Монстр, верно, зашевелился. А затем её внезапно окатило важностью того, что только что сказал Писака.
   - "Вы хотите сказать, что вовсе не предполагали . . . А как же Квезал? Разве вы не догадались, что что-то пошло не так, когда он вернулся обратно?"
   - "Я решил, что Раген покинул Клубок, обнаружил исчезновение чертежей и послал своего ручного демона обратно, чтобы он их похитил. Ограбление грабителя. Такое было очень даже в духе этого старого ублюдка. Так что, просто чтобы преподать ему урок, я пленил его горгулью и засунул её в свою шкатулку с инкрустацией слоновой костью. А потом, ну, я был в те времена весьма занятым человеком."
   - "Другими словами, вы про неё забыли."
   Старикан печально кивнул. - "Много месяцев спустя, я случайно наткнулся в Клубке на останки Рагена. Худшее потрясение, что я когда-либо испытывал. Так что, мне жаль, мне так жаль, но это ничего не меняет," - продолжал он, внезапно снова воспрянув. - "Эти схемы по-прежнему мои -- мои, я сказал! -- и ты их не получишь. Засунь себе это поглубже в зубы и прожуй, если сможешь!"
   Видите, как получилось, безмолвно сказала Джейм черепу. Он не планировал вас убивать, но вы всё же мертвы -- точно так же, как Огрызок, поскольку я его подвела. Гордость Писаки своим Клубком, и меня - моей репутацией, сделали нас обоих . . . беспечными. Но сколь долго мы должны за это платить? Только вы можете нам на это ответить, и сейчас ответите, потому что я больше не могу удерживать вас в подвешенном состоянии. Ваш бывший ученик сказал, что вы были справедливым человеком, так что в пекло жалость. Даруйте нам своё правосудие.
   А затем она закрыла саднящие глаза и стала ждать.
   За сим последовала долгая, тянущая нервы тишина, нарушенная глубоким долгим стоном сверху.
   В Джейм что-то врезалось. Она полетела назад, голова меж лодыжек, череп всё ещё зажат в руках, а секундой позже в её рёбра вонзились острые локти Писаки.
   Плиты пола сотряс жуткий удар. Воздух мгновенно заполнился пылью, едва не удушившей и мастера, и ученицу, пока они пытались расцепиться друг с другом у дальней стены. Джейм внезапно ощутила непонятную массу на здоровом плече. Удивленно повернув голову, она обнаружила, что туда взгромоздился горгулья Квезал. Что за чёрт?
   -"Держите," - она сунула череп в руки Писаки.
   В компании по-прежнему цепляющейся за неё горгульи и под хрустение косточек вхоров под ногами, Джейм погрузилась в облако пыли, безуспешно размахивая руками в попытках его разогнать - и в итоге едва не стукнула Уродца. Питон-альбинос громоздился неясной тенью прямо по курсу, его голова витала в добрых двух футах над её собственной. Но остальные четыре пятых его тела в этот раз лежали на полу. Когти Квезала болезненно стиснулись, когда гигантская змея сделала осторожную попытку обвиться вокруг шеи Джейм.
   - "Если это обрушение на твоей совести," - сказала она раздраженно, пихая его прочь, - "то иди, обнимайся со своим хозяином. Что ты сделал с канделябром?"
   Упомянутый светильник лежал прямо перед ней, изрядная масса перекрученного металла и разбитых свечей, прикрытых сверху остатками крепёжной цепи. А в полу под ним виднелось прямоугольное отверстие. Писака, слепо выскочивший вперёд из-за её спины, едва не свалился туда, прежде чем Джейм успела его остановить.
   - "Где Раген?" - потребовал старик. - "И что случилось с моим центральным камнем?"
   - "Центральный камень!" - потрясённо повторила Джейм. Она склонилась к провалу и разглядела на дне разбитые остатки скелета Рагена.
   - "Когда упал канделябр," - сказала она, думая вслух, - "то он, верно, привёл в действие какой-то противовес, скрытый в полу. Центральный камень наклонился, и кости скользнули в приготовленную для них могилу."
   - "Могилу? Чью могилу?"
   - "Как же чью, Рагена, разумеется. Вспомните, это же его венец-творение."
   - "Он, что, хотел быть похороненным здесь, в моём Клубке?" - Старик начал снова закипать. - "О, что за наглый тип! А впрочем, это так на него похоже: он всегда вёл себя так, как будто всё вокруг - его собственность. И никто другой не достоин ни единой похвалы -- о, нет! Заносчивый старый ублюдок. Верно, правильно я с ним обошёлся, если уж в конечном итоге его бросила даже его собственная горгулья."
   Джейм со странным выражением лица рассматривала своего мастера, пока он метался взад-вперёд по комнате. - "Сэр, вы не понимаете. Меня, может, и оттолкнул в сторону Квезал, но вас-то спас именно Раген."
   - "Что? О, пекло." - Писака резко остановился, и, казалось, реально сдулся. - "Ох, чертово пекло. Он проявил благородство ко мне в свою последнюю минуту. Ну что же, в эту забаву можно играть с обеих сторон. Он может оставаться, если уж так хочет, и . . . и больше того, пускай забирает свои треклятые чертежи." - Он нетерпеливо зарылся в один из своих объёмистых карманов и наконец выдернул наружу знакомый пакет, перетянутый грязной веревкой. - "Он же не собирается никуда с ними уходить, так ведь?" - потребовал он у Джейм, вызывающе сверля её глазами. - "Кроме того, давай-ка, это ты окажи ему эту честь: тогда он никогда не сможет сказать, что я передал их по принуждению."
   Джейм развернула свёрток. В нём оказалась вовсе не стопка бумажных листов, как она того ожидала, а прекрасная льняная ткань с начерченными на ней чертежами. Так вот почему Раген был столь нетерпим в вопросе обладания этой вещью: это был его погребальный саван. Она спрыгнула с ним в могилу. В одном из углов ямы обнаружился маленький шёлковый свёрток: отрезанный мизинец Рагена, почти без всяких сомнений. Джейм положила его вместе с остальными костями на погребальную ткань, а в завершение поместила поверх горки череп, поданный вниз Писакой.
   - "Простите меня, что я так плохо обращалась с вашими костями и звала вас Херви," - сказала Джейм черепу. - "Покойтесь наконец-то с миром, мастер-архитектор." - И она прикрыла тканью с прихотливыми чертежами лишённое плоти лицо.
   - "Ну, вот и всё," - облегчённо вздохнул Писака, когда Джейм выбралась из ямы, и они вернули на место центральный камень. - "Скользкое, в общем-то, дельце, но полагаю, что я справился с ним довольно-таки неплохо. Будем считать это примером, до чего может довести безрассудный кураж. Держись меня, парень: я ещё сделаю из тебя мужчину."
   И с этим старый вор дружески похлопал Джейм по раненному плечу.
   Она поспешно шагнула прочь из его зоны досягаемости. Когти Рагена принесли, к счастью, больше внешнего беспорядка, чем серьёзного вреда, но царапины всё ещё саднили. Хотя, с другой стороны, Джейм сейчас едва ли сильно озаботилась, даже будь они прорезаны до самой кости. Впервые за три с лишним месяца с неё свалился груз смерти Огрызка, и у неё буквально кружилась голова от облегчения.
   Но ещё оставалось ещё одно не законченное дело.
   Писаке пришлось оборвать свой панегирик самому себе, когда она двинулась в сторону двери. - "Эй!" - закричал он Джейм вслед с внезапным беспокойством. - "Разве ты не собираешься помогать мне разгребать весь этот бардак?"
   - "Позже, учитель. Сейчас мне нужно отыскать друга, чтобы извиниться. Быть может, Квезал согласится помочь, пока я не вернусь обратно."
   В одно мгновение, горгулья переместилась с её плеча на голову Писаки. Он с воплями замолотил по ней руками, а затем пустился в, своего рода, боевой танец вдоль всей комнаты, испуская пронзительные, полупонятные декларации на тему того, что он не намерен служить куриным насестом в своём собственном доме, вот уж спасибочки, и не мог бы Квезал пересесть куда-нибудь ещё.
   Джейм окинула взглядом кружащегося дервишем учителя, высокие груды костей вхоров по всему полу, и Уродца, осторожно скользящего между ними, определённого готового к молниеносному отступлению, стоит хоть какой-то костяшке только шевельнуться.
   Дом, милый дом, подумала она. Как же прекрасно, что всё вернулось на круги своя.
   А затем она поспешила в Клубок, и дальше, наружу, в паутину омываемых лучами солнца улиц Тай-Тестигона, на поиски Штопки.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   19
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"