Краснов: другие произведения.

Чекист

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 3.51*98  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каждый, кто грабит, обманывает и предаёт свой народ, думая, что делает это безнаказанно, глубоко ошибается. Придёт час расплаты, и в его дверь постучится Чекист... Сборник рассказов постоянно пополняется. Новые приключения Чекиста читайте в конце страницы.

  

Необходимое предисловие

  
  Давным-давно я задумал написать большой серьёзный роман о Чекисте. И обязательно напишу, если не помру преждевременно. А пока зреет замысел, копится материал, в соответствующую папочку периодически заносятся мысли, фразы выражения... И вот в один прекрасный день, раздумывая о будущей книге, я подумал о том, что любого представителя нашей новой молодой элиты можно элементарно проверить на принадлежность к нашей или вражеской культуре. Так и появился анекдот про "расстреливать вас нужно, оккупантов". Была осень 2007 года. Я решил опубликовать его у себя в заметках на странице в контакте. Встал лишь вопрос об имени расстреливаемого. Почему им оказался Сергей Зверев? Не помню. Возможно, я решил включить телевизор по принципу "на кого бог пошлёт"; может, на глаза попался плакат или журнал с его физиономией. Может, ещё что. Но на его месте мог оказаться любой из мерзеньких хлыщей, заполонивших телевидение и именующих себя звёздами. Потом по просьбе трудящихся Чекист зашёл ещё к кому-то, и ещё... И понеслось. После 15 заметки в контакте я создал группу - май или июнь 2008 - а затем собрал всё воедино и опубликовал здесь. Периодически появляются новые анекдоты о Чекисте. Такова история персонажа.
  26 или 27 апреля 2010 администрация сайта "в контакте" без объяснений угрохала группу, в которую было вложено очень много труда не только моего, но и других авторов и в которой состояло несколько тыс. человек. Увы, произведения др. авторов нигде не сохранились. Вот и верьте после этого в своё право распоряжаться созданным вами "контентом" и пр. "интеллектуальной собственностью". Рукописи, тем не менее, не горят, что было доказано уже неоднократно. Более того, их герои имеют свойство матеарилизовываться. Так что, Чекист обязательно докажет своим палачам, что право заниматься репрессиями имеет только он и никто другой. Покамест группу в контакте возродили заново, и она пусть и в сильно потрёпанном полудохлом виде, но существует: http://vkontakte.ru/club17622697
  Чекиста часто упрекают в излишней кровожадности. Да, это действительно так. Автору нравится далеко не всё, что вытворяется его героями. Но своей задачей я видел показ справедливой и неизбежной озлобленности людей во время взаимного истребления. По авторскому замыслу Чекист вообще отнюдь не должен был быть рыцарем без страха и упрёка, а в некоторых рассказах его образ должен был быть отрицательным. Не получилось. Читатель не понял и велел переписывать. Что ж, когда будет роман о Чекисте (с именем, биографией, ранениями, наградами и контузиями), тогда и будет показан сложный противоречивый образ страдающего, в чём-то очень несчастного искалеченного жизнью идейного бойца. А данный сборник следует понимать как сборник юношеских мечтаний о неизбежном справедливом возмездии, воплощённый в форме анекдотов. Не более того.
  Некоторых из тех, к кому пришёл Чекист, в живых уже нет. Померли. Ну что ж, тем лучше для них. Живые им могут им только позавидовать. Некоторых жертв Чекиста я уже сам не могу идентифицировать по прошествии времени. Иные же стали героями сразу нескольких анекдотов. Это всё не принципиально. Главное - атмосфера.
  "А этот-то что вам сделал?" "Этого не трогайте" - приходится слышать частенько. Допуская теоретически, что этот "кто-то" может оказаться достойным человеком, тем не менее. Тем не менее, будем трогать!
  Автор глубоко убеждён, что в нашей стране имеется некий слой людей, повязанных между собой кровными, деловым, дружескими узами. Попасть в этот элитный слой со стороны уже практически невозможно. Высшие чиновники, известные артисты, режиссёры, банкиры, тележурналисты, генералитет - эта пока ещё аморфная масса с каждым годам приобретает всё более чётко выраженные корпоративные интересы и ценности, и всё яснее осознаёт себя новым дворянством, противопоставляющим себя "презренной черни" и "восставшему быдлу". Нам с вами. Это уже не отдельно взятые хорошие или плохие парни. Нет, на нас движется уже осознавшее свою цель скопище продающих Россию и живущих этим тварей, которые без боя нам её не отдадут. И вот эти-то полтора-два процента населения, живущие за счёт всех остальных - наш прямой и самый лютый враг, будь-то дурочка из "поющих трусов" или начальник охраны Газпрома. Всех их Чекист будет уничтожать. Как класс.
  
   человек, похожий на Евгения Гришковца []
  

Кандидат наук (человек, похожий на Николая Сванидзе)

  - Возвращаясь к нашему вчерашнему диспуту, Николай Карлович, - начал Чекист, закинув ногу на ногу и расстегнув кобуру стечкина, - как мы с вами выяснили, масштабы репрессий были сильно преувеличены. Однако сам факт их наличия отрицать глупо. Скажу вам по секрету, его отрицать никто и не собирается. Более того, мы ими гордимся. Поясняю на конкретном примере, - он достал стечкина из кобуры и щёлкнул предохранителем, - утверждать, что сегодня в этой комнате будет застрелено 500 лживых журналистов, было бы преувеличением. А вот того факта, что будет застрелен один, я отрицать не буду. Более того, я сейчас это с удовольствием сделаю.
  
  
  
    []
  

Гламурчик

  - Расстреливать вас, оккупантов нужно, - сказал Чекист, доставая стечкина.
  - Почему оккупантов? Я русский! - возмутился Серёжа Зверев.
  - Да? - Чекист призадумался, - а скажи-ка мне, что такое "Симпсоны"?
  - Мультик такой! - незамедлительно сказал Серёжа, - Улётный, ва-аще!
  - А кто такие Нагульнов и Разметнов? - спросил Чекист, снимая стечкина с предохранителя.
  Повисла неловкая пауза, которую прервал выстрел.
  - Ну и кто ты после этого, как не оккупант? - задал трупу риторический вопрос Чекист, засовывая стечкина в кобуру.
  
  
    []
  

Писатель

  - Здравствуйте, - сказал Евгений Гришковец, робко открыв дверь кабинета.
  - Здравствуйте, - обрадовался Чекист, - давно хотел ознакомиться с вашим творчеством.
  Гришковец смущённо пожал плечами и кокетливо закатил глаза.
  - Читать вас времени совершенно нету, так хоть посмотрю. Как там у вас называется? "Следы на Гришковце"? - продолжал тем временем Чекист.
  - "Следы на мне" - поправил Гришковец.
  - А я как сказал? - удивился Чекист, открывая шкафчик с надписью "обувь для проведения допросов" и доставая оттуда огромные грязные сапоги.
  
  
    []
  

Зарубежная певица (человек, похожий на певицу Шакиру)

  - Вы Шапиро? - истошно заорал Чекист ещё до того, как упала слетевшая с петель дверь гостиничного номера.
  - Шакира... but what...
  - Вот-вот... Ствол тебе в рот, - рявкнул Чекист, отправив певицу в нокаут хуком слева, - сейчас проверим, можешь ли ты так истошно выть не под фонограмму...
  ... Всю оставшуюся жизнь Чекиста мучили кошмары. И каждый раз, когда в кране урчала вода, ревел мотоцикл, или товарищ Шариков мучил кошку, Чекисту мерещилась воскресшая певица Шапиро, и он нервно хватался за бок, пытаясь нашарить стечкина.
  
  
  
    []
  

***

  - Вы Павел Санаев? - спросил Чекист.
  - Да.
  - Писатель?
  - Да.
  - Автор книги нулевой километр... - это был не вопрос, скорее констатация печального диагноза. Тем не менее, почуявший вдруг недоброе Санаев кивнул головой, а затем выдохнул:
  - Ага.
  - Ну что ж. Собирайтесь.
  - С вещами?
  - Нет, не нужно.
  - А куда мы пойдём? - спросил Санаев, облегчённо выдохнув.
  - Плинтус искать. Вы же просили похоронить вас за плинтусом, а советская власть всегда уважительно относилась к просьбам творческой интеллигенции.
  
    []
  

Дочка (лошадь, похожая на Ксению Собчак)

  - Фуф... Ну что, споём? - спросил один Чекист другого, вытерев со лба пот и прикрыв дверь в квартиру Ксении Собчак.
  - Споём.
  - Уходили комсомольцы?
  - Ага.
  Он сломал скотине руку, плюнул в мерзкое лицо
  Сунул ей гранату в дупу, и с собой унёс кольцо...
  
  Запели они довольно приятными голосами...
  
  
    []
  

Ошибочка (человек, похожий на Александра Хинштейна)

  - Хинштейн - редчайшая мразь.
  - Ага. В натуре! Думает, теорию относительности изобрёл, теперь можно Путина хвалить?! Хрен там! Расстреляем, и никакие прошлые заслуги не помогут.
  "Эх, - подумал Чекист, почёсывая лоб стволом стечкина, - не перепутали бы Владимира Соловейчика с Владимиром Соловьёвым. Вот это было бы обидно..."
  
  
    []
  

Экстрасенс (человек, похожий на Юрия Лонго)

  - Вы экстрасенс Юрий Лонго?
  - Да.
  - Отлично, - сказал Чекист, доставая стечкина, - значит, интуиция меня не подвела, предчувствия меня не обманули. Вашу ауру я почувствовал ещё на улице. Я, собственно, пришёл вам рассказать одну старую историю и задать один вопрос.
  - Я постараюсь вам помочь.
  - Не сомневаюсь... итак, - сказал Чекист, достав из кармана книгу с непонятным экстрасенсу Лонго названием "Повесть временных лет", - история следующая: "Такой волхв объявился и при Глебе в Новгороде; говорил людям, притворяясь богом, и многих обманул, чуть не весь город, говорил ведь: "Предвижу все" и, хуля веру христианскую, уверял, что "перейду по Волхову перед всем народом". И была смута в городе, и все поверили ему и хотели погубить епископа. Епископ же взял крест в руки и надел облачение, встал и сказал: "Кто хочет верить волхву, пусть идет за ним, кто же верует Богу, пусть ко кресту идет". И разделились люди надвое: князь Глеб и дружина его пошли и стали около епископа, а люди все пошли к волхву. И началась смута великая между ними. Глеб же взял топор под плащ, подошел к волхву и спросил: "Знаешь ли, что завтра случится и что сегодня до вечера?". Тот ответил: "Знаю все". И сказал Глеб: "А знаешь ли, что будет с тобою сегодня?" - "Чудеса великие сотворю", - сказал. Глеб же, вынув топор, разрубил волхва, и пал он мёртв, и люди разошлись. Так погиб он телом, а душою предался дьяволу"...
  Внимание вопрос, - продолжил Чекист, переведя дыхание и убрав книгу, - угадайте, что я сделаю прямо сейчас?
  
  
    []
  

Ни бе, ни би. (человек, похожий на Диму Билана)

  - Дима, у нас тут путаница в документах, - мягко сказал Чекист, - помогите нам пожалуйста.
  Билан охотно закивал головой
  - Тут у нас вы то Белан, то Билан. Скажите, вы всё-таки "бе" или "би"?
  - Вообще-то я "бе"...
  - Ага, вообще-то "бе", но при этом ещё и "би". Бе, какая гадость, - хохотнул Чекист, - простите, не хотел вас обидеть. А если бы и хотел - куда уж дальше. Увидите осуждённого.
  И осуждённый отправился на свинарник продолжать уборку.
  
  
    []
  

Шнурочек-червячочек (человек, похожий на Сергея Шнурова)

  - Хорошо вам, поэтам, - сказал Чекист, - образ простого пьющего питерского рубахи-парня эксплуатируем, а сами машины раритетные собираем, да на одном билборде с Ксюшей Собчак снимаемся... Читать вас, между прочим, одно удовольствие, - продолжил он, доставая стечкина, - как там у вас... "побрей пизду, сука"? или как? Так? Ну вот, видите... Кстати, не Ксюша ли вдохновила? Ладно... Как говорится, о покойниках... Да, так я собственно к вам вот зачем заскочил: интересуюсь, какую рифму лучше всего придумать к слову "стечкин".
  - Стечкин, стечкин... - забормотал самопровозглашённый наследник лиры Высоцкого, - стечкин... Сучки! У сучек течка...
  - Стечкин не даст осечки, - укоризненно сказал Чекист, досылая патрон в патронник, - а к слову "шнур" по-моему, самая правильная рифма будет "жмур".
  
  
    []
  

Олигарх (человек, похожий на Олега Дерипаску)

  "Надо же, - подумал Чекист, обыскав труп и достав из кармана дорого пиджака документы, - я думал он де Рибаска. Маленький такой де Рибас. А он даже не однофамилец..."
  
  
    []
  

Страна не дураков (человек, похожий на Леонида Якубовича)

  - Мы больше не страна дураков, г-н ведущий, - сказал Чекист, - и ваше дурацкое шоу нам без надобности.
  Ведущий состроил рожу, пошевелил усами, вылупил глаза, и громко крикнул "Приз!"
  - Подвинулся рассудком, - сказал Чекист, - ну да ладно. Раз по состоянию умственного здоровья не сможет работать как папа Карло, то будет как Дуремар кормить пиявок.
  - А я, товарищ комиссар, сейчас из него кота Базилио сделаю, - сказал сержант сооружая из пальцев фигуру в виде латинской буквы V.
  - Не надо, - истерично завопил ведущий и с вполне осмысленной мольбой глянул Чекисту в глаза.
  - Увести в камеру - скомандовал Чекист, - а факт симуляции занести в протокол.
  Ведущего повели по коридору.
  - Между прочим, - задумчиво сказал сержант, - из симулянта в камере вполне могут сделать лису Алису. Или Мальвину.
  - Да хоть черепаху Тортилу, - ответил Чекист, - не жалко. Не надо было всю страну столько лет на крэкс-пэкс-фэкс натягивать.
  
  
    []
  

Певец (человек, похожий на Бориса Моисеева)

  - Что подследственный? Заговорил?
  - Никак нет, товарищ комиссар!
  - А что так? - удивился Чекист.
  - Закатывает глаза и сладострастно стонет!
  - А что вы с ним делаете?
  - Мы ему металлический прут...
  - Эх, вы, заплечных дел мастера! Моисееву и металлический прут! Вы бы ещё Бер Лазара мацой закармливали!
  
  
    []
  

Заграничная проститутка

  Чекист расчехлил бензопилу и спросил:
  - Вы Лена Ленина?
  - Да.
  - Книгу "тело Лениной живёт и побеждает" писали?
  - Писала.
  - Что ж. Будем проверять.
  - Проверяйте. Вы как, все одновременно или по очереди?
  - Не надо судить обо всех коммунистах по одному отдельно взятому буржуазному журналисту. Мы поступим по-другому. Отпустим ваше тело на все четыре стороны, и пусть живёт и побеждает, как хочет. А вот голова останется здесь.
  
  
    []
  

Телеведущий (человек, похожий на Владимира Познера)

  Чекист протянул вперёд руку и Владимир Владимирович, чуткий до желаний власть имущих, тут же подскочил и потёрся об неё лысиной.
  - Ну что ж, - сказал Чекист, потрепав известного телеведущего по макушке, - книжку "одноэтажная Америку" вы написали. Теперь немножко русских многоэтажек надо построить. Работы-то всего лет на двадцать - сущие пустяки.
  
  
    []
  

Певец

  - Да как вы смеете? Я Леонтьев! - кричал похожий на гея певец в модном шарфике.
  - А я Кузнецов, - ответил Чекист, и нажал на курок стечкина просто, чтобы не слышать надоевших воплей.
  
  
    []
  

Писательница

  - Татьяна Гармаш-Роффе это вы? - вежливо спросил Чекист.
  - Я.
  - Книгу "уйти нельзя остаться" вы написали?
  - Да. А в чём, собственно...
  - Собирайтесь, даю пять минут. И поедем с нами.
  - Куда?
  - В Лефортово.
  - Зачем?
  - Поможем вам расставить запятые.  []
  

В августе 2044 (человек, похожий на Андрея Караулова)

  - Что это? - спросил испуганный журналист.
  - Момент истины, - ответил Чекист и сдул дымок со ствола стечкина.
  
    []
  

Поэт (Человек, похожий на Владимира Вишневского)

  Присев на корточки, Чекист заглянул под кровать и встретился взглядом с модным современным поэтом.
  - Я, конечно не достиг такого совершенства как вы, чтобы писать одностишьями, - сказал Чекист, - но всё же в некотором роде я ваш коллега.
  По-своему на мир глядят поэты все. Вот кстати:
  Я на него гляжу в прицел, а вы из-под кровати...
  
  
    []
  

Гордость отечественного футбола

  "Железнодорожников штук двадцать, квалификация низкая, но в качестве проводников сгодятся, если немного подучить. Как раз на новых ветках работать некому, - думал Чекист, перебирая личные дела, - действующие офицеры... Хорошо, подучим - и в леса, банду Кадырова искать. Милиция... нет, ну, эти под чистку рядов попадают... Вместе с голландскими шпионами. Это что у нас такое? Ярославский завод шин. Чернорабочими. Так... автозаводцы. Тоже нужные стране люди. Текстиль-щик, Сталинградский тракторный... Не чемпионат, а сплошные трудовые резервы!"
  
  
    []
  

Педуард Витаминович Охламонов

  - Это ты, Эдичка? - спросил Чекист, - даже сразу и не признал, больно уж на Троцкого похож. Специально, али как?
  - Само получается, - послышалось в ответ старческое дребезжание.
  - Что, и борода сама так стрижётся, - удивился Чекист, - Впрочем, не важно. Сходство безусловно есть. А вот масштаб деятельности... В общем, нет у меня для вас ледоруба. Есть детская лопатка.
  
  
    []
  

Мамка (человек, похожий на Людмилу Нарусову)

  - А то, что вы сенатор, это ерунда, - сказал Чекист, потрепав старую клячу по холке, - Калигула тоже коня сенатором сделал. Не годитесь вы, Людмила Борисовна, к племенному разведению, уж не обессудьте. Смотрите, какие от вас жеребята родятся - уродливые до ужаса. А уж безмозглые - с петухами спят! Жеребец вам конечно тот ещё попался. Мерин, а не жеребец, прямо скажем. Да и копыта раньше срока отбросил. Но не в нём же одном дело! Морда и круп-то у помёта ваши! Так что - на бойню, однозначно.
  
  
    []
  

День радио (Люди, похожие на Ганапольского и Венедиктова)

  - Ну что, гр. Макаревич? Допрыгались?! - спросил Чекист, переступая через говно польское, которое столь успешно претворялось мёртвым, что даже изрядно пованивало.
  - Я не Макаревич!
  - А я вас путал всегда, смотрю - то стриженый, то с волосами. Так и думал, что вы - это волосатая модификация Макаревича.
  - Нет! Что вы! Как вы могли подумать! Мы совершенно разные люди!
  - Не нет, а да. Именно волосатая и именно модификация, хотя может быть, люди вы и разные. В общем, не знаю, что тут у вас за ухо Москвы такое, но глаз мы вам на соответствующее место сейчас натянем.
  
  
    []
  

Козлобородый гуру (человек, похожий на Бориса Гребенщикова)

  - Это потому что zoom zoom zoom, - напевал Чекист, глядя в оптический прицел на козлобородого человека, от которого не исходило никакого сияния.
  
  
    []
  

Монстры рока

  

(люди, похожие на Юрия Шевчука, Константина Кинчева и... Филиппа Киркорова)

  - То, что ты делаешь, это очень плохо... да... - сказал старый рокер, - это... это не искусство...
  - На колени, ничтожный фонограмщик, - сказал второй старый рокер, высовываясь из-за плеча первого, - молись о спасении, ибо взнуздан уже конь бледный и топор лежит у корней этих... древ, короче. Вот так.
  ...
  - Слушай, Юлианыч, - спросил второй, когда было кончено, - а ты где ствол достал?
  - Да вот, пришёл тут ко мне комиссар... да... Такой весь в кожаной куртке... На Штирлица похож... да... И говорит, что чёрт с ним с маршем несогласных и с песней про революцию, которая научила нас верить в несправедливость добра. Выдал мне стечкина, листок с адресами попсы и две бутылки самогона.
  - Ну! - а стрельнуть дашь? - спросил второй, с аппетитом затягиваясь сигареткой.
  - А то! Вон адресов ещё сколько, - ответил второй, хлебнув из горла и убирая в карман сложенный вчетверо листок с адресами, - для начала Бедросовича навестим.
  
  
    []
  

Руководитель женских курсов (человек похожий на Владимира Раковского)

  - Учите женщин быть стервами? - спросил Чекист, и глянул на вывеску, - Ого! Стервология? Наука такая что ли?
  - Да. Наука. Это всё очень серьёзно. Мы помогаем женщинам стать стервами. В хорошем смысле этого слова.
  - А сами вы как? Стервец?
  - Я... ну...
  - Ну стервец, же, а?
  - Ну, в общем... как бы..
  - Ну, в хорошем смысле этого слова, - подбодрил его Чекист.
  - Ну... Ну да...
  - А вот и нет. Но мы вам сейчас поможем. Будете первоклассной свежей стервятиной, - сказал Чекист и выстрелил стервологу в лоб. - Стерва, труп околевшего животного, скота; падаль, мертвечина, дохлятина, упадь, дохлая, палая скотина, - процитировал он толковый словарь Даля, - и никакого другого "хорошего" смысла у этого слова нет.
  
  
    []
  

ЖД (человек, похожий на Дмитрия Быкова)

  "УК" - книга, защищающая интересы таинственного для некоторых пейсателей коренного населения России, которое стало наконец-то бороться против своих захватчиков, - сказал Чекист жирному неопрятному усачу, - кто-то наверняка увидит в ней антисемитизм, кто-то - руку кровавой гебни. Таким интерпретаторам нет дела ни до Родины, ни до правды. Ни тех, ни других я переубеждать не буду, а нормальный читатель поймёт всё и так. Его-то и защищает книга, название которой можно расшифровать как "Украденный капитал", "Убей капиталиста", "Убегающие крысы", "Уничтожь крамолу". Но я лично предпочитаю вариант "Уголовный кодекс", - сказал Чекист, и нажал на спусковой крючок.
  - До чего русский язык сложен! Пишется "Быков", читается "Зильбертруд" - вздохнул стажёр из Венгрии, приехавший перенимать опыт у российских коллег.
  
  
    []
  

Конезаводчик (человек, похожий на Александра Невзорова)

  - И кем вы только не были! - сказал Чекист, листая личное дело, - Журналист, режиссёр, депутат, ведущий ТВ, ковбой, послушник в монастыре, литературный секретарь, каскадёр, санитар, грузчик... И чем вы только не занимались! С Собчаком дружили, Собчака мочили; на Березовского работали; криминальных авторитетов защищали; над лошадьми издевались, потом создали секту лошадепоклонников; Матвиенко то самое место, о котором вы так часто говорите, вылизывали... Только вот честным человеком вы не были никогда. Ну да ничего, у нас есть прекрасные воспитатели... И не советую косить под дурака, как косили от советской армии - а вдруг вам опять поверят и на этот раз поместят в психушку?!
   - А если...
   - А если не перевоспитаешься, то... Етись ты конём, - просто сказал Чекист буржуазному журналисту, отложив в сторону журнал с красочным описанием изнасилований коней людьми.
  - Как это? - изумился лошадиный энциклопедист.
  - Так же как у вас в журнале, только наоборот, - ответил Чекист и повернулся к конвойным, - увести паскуду на конюшню.
  
  
    []
  

Час суда (человек, похожий на Павла Астахова)

  Адвокат, писатель и телесудья, явился в кабинет в новой для себя ипостаси подследственного. Посему оделся он поскромнее, а кожаный пиджак, в котором позировал для презентации своей книги "шпион" и который, как казалось ему, делал его похожим на Штирлица, вообще сжёг.
  - Шпион, значит, - спросил Чекист, - откладывая в сторону книгу с одноимённым названием.
  - Шпион, - машинально ответил телеюрист и глава коллегии адвокатов.
  - Н-да... У вас шпионы, а у нас разведчики. Нас сажают там. А вас - здесь.
  - Просто посадят? - детский омбудсмен облегчённо вздохнул.
  - Да. Просто посадят. В одну камеру с вашими любимыми чеченскими ребятишками. Надеюсь, до суда вы доживёте, там будет ещё интереснее.
  И конвойные поволокли стенающего правозащитника в камеру.
  
  
    []
  

Йа Владыко (человек похожий на Алексия II Редигера)

  - Вы меня не сажайте, а я про вас только хорошее буду пастве говорить. Даже лучше, чем про нынешнего президента!.. И потом, я владыко!
  - Да хоть "йа креведко"! Кодекс один для всех, гр. Ридигер.
  
  
    []
  

Упал Натаныч (человек, похожий на Константина Борового)

  - Не упал, а опустился, - поправил Чекист,- кто ж его заставлял женихаться с Новодворской. Естественно, братва такой жест не одобрила. Тем более, держать себя не умеет. Вот и сидит опустившись.
  - Упал духом, я имел в виду, товарищ комиссар.
  - Ещё бы не упасть... Кстати! - Чекист с удивлением посмотрел на сержанта, - ему ж должен был вышак ломиться? Почему не расстреляли?
  - Очень удачно сдал заказчиков и все связи. Он же был непосредственным исполнителем "операции триколор", когда власовскую тряпку несли во время путча сторонники Ельцина. Много интересного рассказал.
  Чекист махнул рукой.
  - Чёрт с ним, пусть досиживает.
  
  
    []
  

Отец русской либерал-демократии (человек, похожий на Владимира Жириновского)

  - Подайте бывшему вице-спикеру государственной думы... - донёсся до Чекиста смутно знакомый голос, - я бывший руководитель фракции... генерал-лейтенант запаса... почётный юрист России... доктор всех наук... знаток четырёх иностранных языков...
  - Автор огромного числа дурацких книг, певец, артист и отец русской либеральной демократии, - добавил Чекист, подходя ближе и кладя руку на пояс.
  - Да. Это я, - продолжил сидящий на ступенях ст. м. "пл. Ленина" нищий в дырявом грязном пиджаке, - хелп ми. Же не манж пас сес жур...
  Не договорив, он зашёлся рвущим лёгкие кашлем.
  Чекист снял руку со стечкина и, порывшись в кармане, кинул нищему рубль, на котором был изображён советский герб. Гадливо поморщившись, он пошёл прочь, не оглядываясь на грязного облезшего старика, щерившего беззубый рот в заискивающей улыбке.
  
  
    []
  

Бесславный ублюдок (человек, похожий на Квентина Тарантино)

  - Ну как наш гость? - Чекист достал из кармана портсигар и предложил собеседнику из министерства культуры сигарету, - согласился?
  - А куда ему деваться-то... Согласился. Сначала долго ругался по-своему, потом по роже получил и затих.
  - Я думаю, что работа должна вызвать у него некий творческий подъём, как вы считаете?
  - А как же! Уже вызвала. Загорелся! У него ж теперь вообще никаких рамок цензуры. Такой простор для творчества, что просто мама не горюй.
  - Чего планирует снять?
  - Клинтон - сын Кеннеди. После того, как негодяи убили Джона, Жаклин спряталась у Анасиса на даче и там растила сына Била Клинтона, чтобы тот отомстил подонкам, когда вырастет. Ну и потом реки крови, моря спермы... Страшная месть с использованием восточных единоборств.
  - Ничего себе, - Чекист покачал головой в изумлении, - вот фантазия!
  - Сказал, что снимет раньше срока. Взял на себя повышенные, так сказать, обязательства. Передовик труда!
  - Значит, идиллия?
  - Полная. Сказал, что имел он свою Родину во все места, и с удовольствием поспособствует её деморализации...
  - А когда я его в самолёте вёз в Россию, - ругался... Особенно, когда я ему объяснил, что такое шарашка, и как ему там придётся жить...
  Разговор прервал громкий звонок. Он означал, что наиболее дегенеративные представители англоязычного искусства, похищенные КГБ и запертые в шарашку для координации и усиления своей разлагающей деятельности, должны были строиться на помывку в баню.
  Наблюдая бегающих и суетящихся режиссёров и продюсеров, Чекист в который раз подумал о том, насколько дегенеративна сложившаяся система шоу-бизнеса. Фильмы "культовых" режиссёров в кап. странах покупают даже если они сняты врагами, на вражеские деньги и с вражескими целями... Лишь бы "кино" продавалось.
  - Good morning officer, - прервал его размышления режиссёр, операцией по похищению которого Чекисту недавно пришлось руководить.
  - Hi, Quentin, - ответил Чекист, и повернулся в сторону двух продюсеров, вырывавших друг у друга шайку.
  
  
    []
  

(человек, похожий на Юрия Лужкова)

Бедный Йорик
  - Я знал его... - театрально произнёс Чекист, глядя на простреленную кепку, которую держал на вытянутой руке, - бедный Юрик...
  
  
    []
  

Гимнюки (люди, похожие на группу "5NIZZA")

  - Значит, гимн СССР любим петь, граждане музыканты? - спросил Чекист.
  - Мы... э... мы...
  - Что, не любите?
  - Любим!
  - Раз любите, мы вам такую возможность предоставим. Каждое утро на разводе. И сцена у вас там будет, всё равно вас ни на одну приличную сцену не выпустят, а ГУЛАГу нужна самодеятельность.
  
  
    []
  

Карлик Генби (человек, похожий на Владимира Путина)

  Карлик Генби разлепил бледные губы и, поднимая брови при каждом логическом ударении, произнёс:
  - Мнэ... не выдавайте меня мнэ... им.
  - Почему? - в голосе канцлера, казалось, звучало вполне искренне недоумение.
  - Но... мнэ... Как же? Я же столько для вас мнэ... сделал... - Генби как бы нырял лицом вперёд при каждом поднятии бровей.
  - А нам казалось, что вы всё это делали ради российско-немецкой дружбы...
  - Но я же столько для вас... мнэ... Вы же в конце концов обещали мне помочь, если вдруг меня... мнэ...
  - Вы что же хотите сказать, что были нашим человеком? Что мы держали на столь ответственном посту нашего агента влияния? Это очень серьёзные обвинения! Это может испортить наши отношения с Россией. У вас есть доказательства?
  - Но я... мнэ... - в голосе канцлера сквозило такое неподдельное негодование, что Генби потупился, и даже не мог найти, что сказать, - вы же понимаете... мнэ... я всё уничтожил... Никто никогда ничего не докажет.
  - Вот и прекрасно. А раз так, то мы совершенно не видим никаких оснований, вмешиваться во внутренние дела Советской России. Они просят вашей экстрадиции, у них видимо, есть на это весомые причины. И мы совершенно не желаем портить с нашим геополитическим партнёром отношения, отказывая им в этом.
  - Но как же... мнэ...
  - Да и чего вы боитесь? Вы же сами начинали в КГБ. Мы полагаем, свои вас не обидят.
  Карлик Генби проглотил эту откровенную издёвку, запив горе крупными прозрачными слезами, которые неожиданно хлынули из его бесцветных глаз.
  Приём был окончен, и, вытирая влажные следы под белёсыми бровями, он пошёл к выходу из кабинета... Сейчас он был действительно готов есть землю из горшка с цветами.
  
  
    []
  

Гражданин США, но, тем не менее, член общественной палаты при президенте РФ (человек, похожий на Берла Лазара)

  - Вот вы гражданин США, - сказал, Чекист, глядя на старую пейсатую гниду в широкополой шляпе, - это очень кстати. Мне всегда хотелось узнать, действительно ли американцы перед смертью орут "No-o-o-o-..." дурным голосом. Лично мне кажется, что нет...
  Чекист оказался прав. Американцы перед смертью издают совсем другие звуки. И запахи.
  
  
    []
  

Бешеный фрукт (человек, похожий на Максима Резника)

  Депутат прошлых созывов ЗАКСа с каждым глотком водки всё больше озлоблялся. Ещё немного и он с рычанием выпрыгнет из офиса на улицу и набросится на кого-нибудь из случайных прохожих, что уже проделывал неоднократно. А пока он метался по своему логову, нечленораздельно мыча что-то о правах человека и свободе слова...
  ... Чекист гулял по городу, вдыхая полной грудью ночную прохладу. В свой единственный за долгое время выходной он выбрался, наконец, в Питер, чтобы посмотреть на уже позабытые белые ночи. Вдруг до его уха донеслось хриплое рычание, "му-сс-ррррр!!". И тут же из распахнувшейся двери на него, роняя из ощеренной пасти пену, понеслось непонятное существо. Реакция не подвела Чекиста. Грянул выстрел. Существо замерло в прыжке и грохнулось на асфальт в шаге от Чекистских блестящих яловых сапог.
  "Надо же, - подумал Чекист, осмотрев труп существа, - про бешеных собак слышал, а вот про бешеные яблоки не доводилось".
  
  
    []
  

Усатый шмель (человек, похожий на Никиту Михалкова)

  - Да здравствует Сталин! - войдя без стука сказал посетитель и нагло развалился в кресле, закинув ногу на ногу, - разрешите представиться. Никита Сергеевич, великий режиссёр. Автор замечательного фильма "свой среди чужих, чужой среди своих".
  - А также "утомлённых солнцем", и ещё целого ряда киноподелок, - сказал Чекист, не отрывая глаз от толстой папки, которою листал.
  - Я... гм... я лауреат.
  - Премии Оскар.
  - Отец мой, лауреат сталинской премии...
  - А также путинский гимнописец и потомок царских постельничих, - Чекист поднял на режиссёра взгляд, - кстати, потомственному дворянину можно бить по лицу ногами людей, которых держат двое телохранителей? Или церковь уже грехи отпустила?.. Встать!
  Режиссёр побледнел и вскочил с кресла.
  - А теперь пошёл вон мразь, - продолжил Чекист, глядя в папку с делами, - выйдут из отпуска твои следователи, те самые нацболы, которые из-за тебя в бутырке сидели, - они тебя вызовут, когда сочтут нужным.
  - Да здравствует Сталин, - жалобно проблеял режиссёр, пятясь к двери и шевеля усами.
  
  
    []  []
  

Персонифицированная деградация русского дворянства

  

(люди, похожие на Авдотью Смирнову и Татьяну Толстую)

  "Дуня, приезжай! Тебя большевики будут на руках носить", - писала необъятных размеров дама, сидя в купе поезда Париж-Москва. По её замыслу письмо должно было дойти до подруги и в прошлом соведущей именно в тот момент, когда по ТВ будут показывать торжественную встречу, которую большевики организуют великой русской писательнице, почтившей своим посещением их варварскую страну. О том, что её авантюра по приезду в Москву закончится совсем не так, как она предполагала, она ещё не догадывалась.
  Большевики действительно ждали её с нетерпением, и действительно понесут её на руках сразу по приезде. Но вызвано это будет вовсе не их восхищением писательницей. Причины будут значительно прозаичнее. Обморок, в который она грохнется, когда её ознакомят с постановлением о заключении под стражу, просто не оставит конвою другого выбора. И до машины её действительно понесут на руках, матерно ругаясь на неподъёмный вес закоренелой антисоветчицы и зоологической русофобки.
  
  
    []
  

Чучелко (человек, похожий на Дмитрия Медведева)

  - И вам, Дмитрий Анатольевич, тоже превед, - входя в кабинет сказал Чекист, стоящему в характерной позе чучелу, и повесил фуражку на вытянутую лапу. Пучеглазое чучело не только служило почти идеальной вешалкой, но и настраивало всех посетителей на благодушный лад.
  
  
  
  
  

Семейный подряд (человек, похожий на Д-59)

  - Всё, граждане партийные коммерсы, - сказал Чекист, - акционерное общество "Д и сыновья" как и все другие фирмы, занимающие спекуляцией и проституцией более не существуют.
  - Чё?! А как, бля? - шесть пар глаз смотрели на Чекиста, хлопая 12 парами ресниц.
  - А никак. Работу мы вам найдём. Может быть, даже в партии. Но не в коммунистической, а в геологоразведочной, разве что. И то в самом лучшем случае. Не знаю, правда, как там к семейному подряду относятся.
  Геологическая партия, впрочем, существовала недолго. Как-то по весне на охоте молодой секретарь якутского обкома случайно встретил новоиспечённых геологов в лесу.
  - Хороший день был, - рассказывал он в последствии, - 8 уток и 3 фракционера. Удачно поохотился..
  
  
    []  []
  

Окрасился месяц...

  

(люди, похожие на Тину Канделаки и Сулеймана Керимова)

  - Громче, пой, мразота, - сказал сержант и влепил бывшему олигарху хорошую затрещину.
  Тот послушно заблеял:
  
  Окрасился месяц багрянцем
  Где волны шумели у скал,
  Поедем, красотка, кататься,
  Давно я тебя поджидал.
  
  - А теперь ты, сучка! - Растрепанный член общественной палаты продолжила визгливой скороговоркой:
  
  Кататься я милым согласна,
  Я тачки крутые люблю,
  Плевать мне, что ездить опасно
  Проблемы я все разрулю.
  
  - А теперь целоваться! Быстро! Как тогда!
  Олигарх с членом общественной палаты принялись немедленно целоваться в засос.
  - Эй, хорош! Хватит! Всё, репетиция прошла. Марш в машину! - Сержант запер автомобиль снаружи и уселся вместе с отделением на некотором расстоянии от дорогого автомобиля.
  - А как песня заканчивается? - спросил его недавно прикомандированный молодой солдатик.
  Сержант откашлялся и продекламировал хриплым баритоном:
  
  Всю ночь как скоты просношались
  И даже взопрели слегка.
  Феррари к утру доставали
  Из-под парового катка.
  
  
    []
  

Они выбрали свободу (человек, похожий на Сергея Ковалева)

  - У вас выбор простой, Сергей Адамович. Либо за поддержание воровских традиций пойдёте, как человек, спасавший авторитета Япончика от тюрьмы. Либо как террорист вместе со своими чеченскими друзьями, - Чекист затушил окурок в медной пепельнице.
  - Я выбираю свободу! - город ответил старый правозащитник.
  - Нет вопросов. От всего человеческого вы себя сами освободили, когда занялись "правозащитной деятельностью", теперь давайте вот такой нюанс примем во внимание, - Чекист достал стечкина из кобуры, - когда-то вы говорили, что "террористов нужно понять, они вынуждены действовать предельно жестоко". А мы в некотором роде тоже террористы. По крайней мере, в вашем понимании. Так что не обессудьте.
  Грянул выстрел.
  
  
    []
  

Медведица (человек, похожий на Любовь Слиску)

  Необъятных размеров мадам с невероятных размеров причёской на голове бухнулась на колени, от чего кабинет вздрогнул, а паркет пошёл волнами, и истерично завопила:
  - Я ж ваша! Я ж всю жизнь профоргом и комсомольской работой. Я ж с низов! Я из народа! Я ж как вы с людьми тоже всю жизнь. Я ж кадровик... Я же... - она задохнулась, не зная, что сказать.
  - А кроме того, у вас братья, племянники, которых вы пристраиваете, - сочувственно сказал Чекист, - понимаю. Нельзя же их всех без вас оставить.
  - Да! - и много ещё кого... Нельзя-а, никак - нельзя-а... - размазывая слёзы по лицу, подвывала мадам в тон Чекисту.
  - Пишите, - Чекист подвинул ручку и листок бумаги, - всех пишите.
  Лист бумаги стал быстро заполняться корявым почерком.
  - Все? - уточнил Чекист, кладя в карман сложенный вчетверо листок.
  - Все! Скажите, вы точно их без меня здесь не?..
  - Абсолютно точно. Не оставлю здесь никого. Все поедут с вами вместе на лесоповал.
  
  
    []
  

На три буквы (человек, похожий на Сергея Мавроди)

  - О... А... О... М-м-м.... - стонал арестованный, - О.... А.... О.... М-м-м....
  - Инсульт имитирует, - сказал Чекист, - ладно, пускай. Пусть перед вкладчиками комедию ломает, они давно на него посмотреть хотят.
  Вдвоём с хмурым сержантом они доволокли подозреваемого до окна и скинули в толпу обманутых вкладчиков.
  - Что, товарищ комиссар, - спросил сержант, - Властелину ввести?
  
  

***

  Чекист с трудом разлепил глаза, добрёл до ванной и сходу сунул голову под струю холодной воды, унимая пульсирующую в висках боль.
  Так и стоял он минут пять, хлебая стекающую по лицу ледяную воду, пока не обрёл способность соображать хотя бы чуть-чуть.
  "Чтоб я ещё раз к тов. Баранову по-соседски за спичками заскочил", - была первая мысль, пришедшая ему в голову.
  
  

***

  Стараясь не касаться поросшего рыжими волосами жирного тела, Чекист вытащил на поверхность помощника депутата, ухватив его за толстую золотую цепь.
  - Ну что, товарищ менеджер, нравится элитный алкоголь?!
  И, расценив раздавшиеся в ответ слабое бульканье как согласие, макнул его обратно в бочку с текилой.
  
  

***

  Сам потёр ручки и потрепал жиденькую бородёнку, в очередной раз сверяя список членов ГК СКМ с их фактическим наличием. Не было ни менеджера по продаже элитного алкоголя, ни августейших братьев. Сам вновь затрясся у ноутбука в бесполезных поисках кворума, когда в зал заседаний вошёл Чекист.
  - Кто вы?! - сощурив белёсые глазки, спросил Сам, - вы срываете нам заседание!
  - Напротив, - ответил Чекист, - я пришёл вам помочь. Сколько вам человек до кворума не хватает?
  - Двух! А...
  - А нас как раз двое: я и стечкин.
  
  
    []
  

Чукча (человек, похожий на Романа Абрамовича)

  - Холодно, однако, - заплакал, зябко ёжась и дрожа всем телом, чукча.
  - Ничего, ничего, - подбодрил Чекист, - чукчи к морозу устойчивые. Вот тебе унты, вот ирын, вот кухлянка.
  - С голоду помру, однако, - плакал чукча.
  - Ничего, народные чукотские промыслы вспомнишь. Охота да рыбалка прокормят. Оленей разводи.
  - Не умею, однако.
  - Ничего, чукчи - народ сообразительный научишься. Воровать же научился... Всё пошёл...
  Чукча заковылял по снегу, проваливаясь по колено на каждом шагу.
  - Эй, чукча!.. Роман Аркадич! - донеслось ему в след.
  - Что, однако? - обернувшись, спросил с надеждой чукча, шмыгая иорданским носом.
  - Знаешь, зачем к твоей одежде капюшон приделан?
  - Нет, однако!
  - Затем же, зачем русские белые тапочки надевают, - ответил Чекист и запрыгнул в вертолёт, крутивший винтом на холостом ходу.
  
  
  
    []
  

Редакторская правка (человек, похожий на Бориса Немцова)

  - Всё у вас, Борис Ефимович, неправильно. Плохая книга, - сказал Чекист, чернявому человеку с глазами педофила, - позвольте я у вас немного побуду редактором. Итак, начнём с названия. Во-первых, не исповедь, а признательные показания. Во-вторых, не бунтаря, а подозреваемого. Ну, и, в-третьих, это будет не книга, а всё же уголовное дело.
  
  
  
    []
  

Мишико (человек, похожий на Михаила Саакашвили)

  - Что скажите? Патологии есть?
  - Нет, не выявлено.
  - А то, что галстук грызёт?
  - Это для данного вида нормально. Это, как и понос - реакция на акклиматизацию. Так что двухнедельный карантин, - и может занимать своё место в московском зоопарке.
  
  
  
    []
  

Лондонский сиделец (человек, похожий на Бориса Березовского)

  - Вам что добавить? - спросил Чекист испуганного плешивого бизнесмена, подавая ему чашку чая, - яду? или полония?
  - Мне... м-на... а... мн... а нельзя ли... мнэ.. обойтись?
  - Можно. Можно и не добавлять. Будем пить не внакладку, как в Лондоне, а вприкуску, как Шепетовке. Выходцев из Шепетовки, ждёт судьба не менее интересная, чем лондонских сидельцев.
  
  

***

  "Хорошо!", - невольно сказал вслух Чекист, выйдя из здания Московского вокзала. Благодаря белым ночам было светло. Город не спал. Шумела стройка - под площадью Восстания прокладывался, наконец, тоннель. Для этого совсем не нужно было сносить обелиск - тоннель был просто тоннелем, а не подземным торгово-развлекательным комплексом. Чекист перешёл Лиговский и остановился возле развалин недавно снесённого элитного дома - ещё завалы не успели разгрести! Скоро и здесь начнётся стройка. Город, изрядно потрёпанный предыдущей правительницей, медленно, но верно возвращал себе исторический облик.
  Чекист свернул в сторону Таврического сада. В подворотне комсомольский патруль коротко стриг какого-то субъекта в дредах. Вокруг не орали пьяные, не было на асфальте отвратительных луж, редкие прохожие производили впечатление вполне нормальных людей.
  "Хорошо!", - повторил Чекист и пошёл дальше. Он давно хотел посмотреть с крыши Большого дома, как разводится Литейный мост.
  
  
  
    []
  

Поп-священники (люди, похожие на Андрея Кураева и Всеволода Чаплина)

  - Чего это за субкультура? - спросил сержант, - эмо? Готы? Кто это?
  - Мы служители церковные, - важно ответили хором два видных деятеля РПЦ.
  - Попсовые священнички... - зевнув, сказал сержант, - прикормленные слуги режима... ну входите, комиссар вас ждёт. Начинаем аудиенцию.
  Пара видных церковнослаужителей, немного потолкались у входа - первым никто входить не хотел, - и боком проникли в кабинет Чекиста.
  - Слышь, - окликнул сержант проходящего мимо коллегу, - "Мы с уважением относимся к лицам, олицетворяющим государственную власть. Хотя бы потому, что они пользуются доверием народа"... знаешь откуда?
  - Оттуда? - тот кивнул на дверь кабинета Чекиста.
  - Ага. Мне вот интересно, они ему там сапоги целуют?
  - Исповедуются!
  - Грехи замаливают. Каются в словах о неэффективности советской экономики.
  - К стенке бы их поставить, да и дело с концом.
  - Ну не скажи, - сержант закурил, - из них же мучеников попытаются сотворить.
  - Да пусть пытаются, из них мученики, как из Николая второго. Смех один.
  Дверь неожиданно распахнулась. И оттуда вылетали пунцовые взъерошенные служители культа. Вылетели, и понеслись по коридору на перегонки...
  - Вы их там что, приседать заставляли, товарищ комиссар? - спросил сержант.
  - Нет, учил, что церковь не бюро ритуальных услуг, пост не диета, а молитва не медитация.
  - А они?
  - Сказали, что осознали ошибки и каются в попытках неудачной либеральной модернизации церкви.
  - На Соловки отправили, как обычно?
  - Нет, этих бесполезно. Одного трудоустроили консультантом гримёров на Ленфильм, второй просил рекомендацию в партию, и должность преподавателя марксизма-ленинизма.
  - А вы?
  - А я его ночным сторожем на овощебазу...
  
  
  
    []
  

Чёрная пантера (человек, похожий на Кондолизу Райс)

  - Не чёрная, а афроамериканская, - назидательно сказал Чекист, - будьте политкорректны.
  Он обошёл вокруг клетки, постукивая дулом стечкина по прутьям.
  - Нет, - наконец сказал он, осмотрев рычащее и кидающиеся на прутья существо, - не годится. Выпустим на волю.
  - Как на волю, товарищ комиссар? - спросил сержант, остолбенело раскрыв рот.
  - А вот так. Выпустим. Где там у нас раньше жили пантеры, а потом вымерли? В Ираке, в Иране, в Афганистане... Вот туда куда-нибудь и выпустим. И пусть живёт в дикой природе.... Сколько сможет.  []
  

За Родину, за Власова!

  - Мы не воюем с религией, и церковью. Ну, а те, кто выступает за канонизацию Власова, называет блокаду Ленинграда "божьей карой за революцию", с теми, кто ставит мемориальные доски Краснову и Шкуро... С теми разговор короткий. Сначала - ссадить с иномарок на землю и пешком отправить по этапу, чтобы плели себе в лагерях верёвки, а потом на этих же верёвках вешать как бешеных собак! - Чекист окончил речь и сошёл с трибуны.
  Участники собора почесали бороды, поправили рясы, да и одобрили предложение уполномоченного ЧК по делам РПЦ.
  
  
  
    []
  

Отпущение грефов (человек, похожий на Германа Грефа)

  Врач, прокурор и Чекист ввели осуждённого в глухую комнату без окон.
  - Ну что, комиссар, - спросил прокурор, доставая подписанный приговор, - возьмём греф на душу?
  - А как не взять? возьмём! - ответил Чекист, доставая стечкина...
  
  

***

  - Студенты-философы... гм... - с сомнением проронил Чекист, глядя на лица, черты которых решительно ничем не напоминали лиц Марка Аврелия, Сократа или Канта. Зато наличествовало разительное сходство с клиентами недавно накрытого борделя для золотой молодёжи.
  - Да. У нас образование, как бы, есть. И дипломы.
  - "Как бы есть", - повторил Чекист, - а какая кафедра?
  - Конфликтологии.
  - Это что наука такая есть? - удивился Чекист, - и её на философском изучают?
  - Есть. Да... наука такая... Ну да, как бы, изучают.
  - И вы пять лет на неё...
  - Да. Пять лет, типа, отучились.
  - То есть о конфликтах вы всё знаете.
  - Ну да. И дипломы защитили. Типа, всё знаем.
  - Ну и хорошо, специалисты вы мои по конфликтам. Даю пять часов на сборы, и отравляйтесь-ка вы, типа, в зону вооружённого конфликта. Конфликт, как бы, улаживать. Вместе с защищёнными дипломами. И с преподавателями в качестве отцов-командиров.
  
  
  
    []
  

юМОРист (человек, похожий на Михаила Задорного)

  - Зад и ор... человек, орущий задом, что ли? - сразу "в лоб" спросил Чекист посетителя.
  Посетитель встал на голову, хлопнул в воздухе ногами и заявил:
  - Приходит демократ к американцу...
  - Вы это на рассчитанный пьяного Ельцина, у которого вы были шутом, юмор оставьте, - прервал его Чекист.
  - Немного про арийское происхождение славной породы Чекистов... - начал было сатирик.
  - Ещё одна шутка из репертуара Петросяна, упоминание праны и арийской прародины, и я к вам спецсредства применю, - сухо перебил его Чекист, - с чем пришли?
  - Я собственно... сотрудничать...
  - Только в качестве удобрения, господин "сатирик", вы сможете принести пользу вашей любимой Расее, - сказал Чекист и поволок упирающего юмориста к во двор, что отправить его к его друзьям по демократической жизни - Ельцину, Чудинову и Петросяну.
  
  
  
    []
  

Полезное ископаемое (человек, похожий на Юрия Трутнева)

  - Вы по должности должны знать, что такое нефть, и каково её происхождение, не так ли? - спросил Чекист и присел на край ямы.
  - Ну, полезное ископаемое... в земле они там... это... - донеслось снизу, из ямы, где, тяжело дыша, стоял, опираясь на лопату, бывший министр, - гниют... и вот через миллион лет.... Ну... это. Нефть в общем. Полезное ископаемое.
  - Именно. Вот мы вас сейчас и попробуем хоть какую-то пользу извлечь. Может быть через миллионы лет, когда вас выкопают - в качестве ископаемого - какая-то польза от вас и будет. А то сейчас - один только вред.
  
  
    []
  

Донор (человек, похожий на Алексея Кудрина)

  Мерно гудел насос...
  - Так зачем вы из России все деньги выкачали?
  - Чтоб с ними ничего не случилось.
  - Вот и мы так же, - сказал Чекист, - всю-то кровушку из вас выкачаем, чтобы ничего с ней не случилось. Пусть пока храниться в банке крови. А вы так поживите.
  Мерно гудел насос...
  
  
    []
  

Писатель (человек, похожий на Владимира Войновича)

  - Значит, вы утверждаете, что Сталин - сын Пржевальского и его любимой кобылы... Интересная версия. Вы, как человек образованный, должны знать, что эксперимент считается корректным, если его может повторить любой исследователь. Тем более, любовь к лошадям у ваших персонажей вроде Чонкина прямо-таки патологическая, и видимо это не случайно.
  - И долго мне этим заниматься? - радостно спросил писатель, поняв, что его не расстреляют, и, судя по всему, даже не собираются бить.
  - До получения положительного результата. Тут только один нюанс есть: лошадей Пржевальского сейчас мало, мы их уродовать не собираемся, так что выбор породы жеребца за вами. Мой вам совет, соглашайтесь на пони.
  - А... Жеребца? А как же...
  - Жеребца, милейший, жеребца. Кобылой будете вы.
  
  
    []
  

Не зная броду... (человек, похожий на Александра Брода)

  - С вами я разговаривать не буду, - посетитель откинулся в кресло, - мне нужна птица покрупнее, комиссар.
  Чекист с интересом взглянул на своего кучерявого гостя.
  - Вы бы, всё же, изложили, с чем пожаловали, а я уж решу, докладывать ли о вас начальству.
  Гость замолк на секунду, собираясь с мыслями.
  - Ну, если вкратце, то я - правозащитник.
  - Вы пришли писать явку с повинной? - спросил Чекист с улыбкой.
  - Вот потому-то мне и нужен кто-нибудь поответственнее и повыше должностью, чем вы. Правозащитная деятельность нужна любому государству. Вам ведь придётся налаживать внешне связи, а для этого нужно иметь в стране определённые демократические институты.
  - Т.е. вы решили сменить хозяина...
  Склонный к полноте посетитель побагровел, надулся и... рассмеялся, правда не очень естественно
  - В общем, да. Почему нет?
  - У вас в этом деле большой опыт, сначала концерты Шендеровича организовывали, потом с потрохами продались медведям и стали их карманным правозащитником.
  - Откуда вы знаете?
  - Мне, Александр Семёнович, по должности положено, - улыбнулся Чекист, - И про то, кем вас считают ваши бывшие друзья-правозащитники. И про то, что вы уверены, что вас в ЧК не расстреляют, потому что вы видный деятель российского еврейского конгресса. Совершенно, кстати, напрасно, уверены.
  Правозащитник побледнел, и начал подниматься со стула.
  - Да вы сидите, коли уж пришли. Уйдёте, а мне вас потом повесткой вызывать. Хотите поработать на нас - мы не против. Вот вам, ручка бумага, пишите явку с повинной. Закончите, выйдите в коридор, найдёте дежурного, попросите вас проводить в КПЗ. Ну и ждите суда. Суд определит, где именно вы будете работать на нашу власть. А я пойду пообедаю.
  Чекист потянулся, встал со стула и вышел. В том, что правозащитник никуда не денется, он не сомневался.
  - А что писать-то - окликнул уходящего Чекиста правозащитник, - неужели всё?
  - Всё, всё пишите, - ответил Чекист и вышел из кабинета...
  
  
    []
  

Танки (человек, похожий на Евгения Евтушенко)

  Танки идут по Гааге,
  Танки пришли с восхода,
  Танки идут по наглым
  Лживым врагам народа.
  
  Танки идут по людям,
  Которые нелюди в масках,
  Танкам преград не будет -
  Нелюдем быть опасно.
  
  Боже, как это честно,
  Боже, какое счастье,
  Гады, боясь возмездия,
  В ужасе скалят пасти.
  
  Танки в крови умыли.
  Дошло про все их обманки
  До всех, кто живёт в России,
  Даже до тех, кто в танке.
  
  Нет и не будет спасенья,
  Совесть и честь предавшим,
  Скоро придёт возмездие,
  Тварям, страну продавшим.
  
  Каждая тварь подохнет,
  Прозвана как - понятно.
  Ей приговор зачтём мы,
  Чётко, спокойно, внятно.
  
  
    []
  

Печать иуды (человек, похожий на Михаила Горбачева)

  - Кушай, пиццу, кушай, дорогой, - приговаривал ласково Чекист, - кушай.
  Испуганный человек с пятном на лысине добросовестно жевал. По лицу его текли слёзы, с трудом подавляя рвотный рефлекс, он судорожно глотал очередной кусок, давился и с ужасом глядел на своё стремительно раздувающиеся брюхо. Несколько раз он пытался отстранить от себя огромное блюдо с пиццей хат, но, поймав взгляд Чекиста, опять начинал жевать.
  Когда из камеры послышался громкий хлопок, дверь открыл дежурный.
  - Всё в порядке, - товарищ комиссар?
  - Всё нормально, - ответил Чекист, оглядывая заляпанные стены камеры, - уборщиков пришлите из камеры с либерастами. Пусть вылижут всё до блеска.
  
  
    []
  

Казнить, нельзя помиловать (человек, похожий на Андрея Фурсенко)

  - Здравствуйте. Я представитель чрезвычайной приёмной комиссии. Сейчас мы с вами будем сдавать единый государственный экзамен.
  - Простите что? - седовласый министр поперхнулся и закашлялся.
  - Единый государственный экзамен. Это специальная процедура для чиновников, придуманная Совнаркомом, - охотно пояснил Чекист и, достав из кобуры пистолет, удобно разместился в кресле, - все государственные чиновники высокого уровня должны сдавать. Вы готовы?
  - Я готов, - судорожно сглотнув, ответил побледневший министр.
  - Отлично. Начнём с экзамена по математике, которую вы так настойчиво хотели убрать из школьной программы. Внимание, первый вопрос. Два или три.
  - Что?
  - Два. Или. Три. - чётко повторил Чекист.
  - Но... как же, я же не знаю контекста...
  - Контекст вам знать не надо. Вам нужно знать правильный ответ на вопрос. Как в ЕГЭ. У вас осталось 20 секунд.
  - Два, - выпалил министр.
  - Вы сделали свой выбор, - ответил Чекист, - поставили запятую перед вторым словом, а не перед третьим во фразе "казнить нельзя помиловать".
  Сухо треснул стечкин...
  
  
  
    []
  

Ещё певец (человек, похожий на Тимати)

  - Не знаю, любят вас зоны или нет, но ждут с нетерпением, - сказал Чекист, - даже вопросы мне задают каждый раз, как я там по делам оказываюсь. Вы туда с концертами не хотите закатиться, прокукарекать?.. то есть попеть для спецконтингента... Этот как его... чёс?
  - А... э...
  - Ну и хорошо, спасибо за понимание, - сказал Чекист.
  
  
    []
  

Контрреволюция (человек, похожий на Михаила Швыдкого)

  - Да... расплодили вы контркультуру своей культурной революцией. На удивление швыдко у вас эта революция произошла, - сказал Чекист, - ну да ничего, мы сейчас контрреволюционную деятельность начинаем. Причём начинаем с самого начала - с индивидуального террора.
  В лысом черепе немедленно появилось пулевое отверстие.
  - Да, - сказал Чекист, - Мы, как и те контрреволюционеры ничего не забыли. Но, в отличие от них, кое-чему научились.
  
  
    []
  

Андроид (человек, похожий на Бориса Грызлова)

  - Я требую, чтобы меня судили по закону! Это же суд! - истошно закричал подсудимый, с ужасом глядя на чёрное дуло пистолета системы Стечкина.
  - Вы же сами говорили, что парламент не место для дискуссий, - удивлённо сказал Чекист, опуская пистолет.
  - Да! а причём тут это?
  - А притом, что суд это не место для закона, - сказал Чекист.
  Грянул выстрел.
  
  
    []
  

Паша-Мерседес (человек, похожий на Павла Грачёва)

  - Силами одного парашютно-десантного полка, г-н генерал, - напомнил Чекист новый 1994 год.
  Генерал был пьян до потери возможности соображать. Он поднял на Чекиста мутный взгляд и что-то промычал.
  - Да-да. Именно так. Вы будете командовать полком, в состав которого войдут многие бывшие и нынешние высшее руководители Минобороны. Ваши, сердюковские, ивановские и прочие нестроевые, как бы помягче сказать... к которым рукава не пришивают.
  - Моя задача? - генерал с трудом сфокусировал взгляд на Чекисте.
  - Разминирование. Будете минные поля разминировать без спецсредств. Выжившие восстанавливаются в действующей армии в звании младшего лейтенанта.
  - Есть. Понял, - по лицу генерала текли слёзы. У Чекиста возникло ощущение, что это были слёзы счастья. Видать, у героя советского союза и ветерана Афганистана ещё шевелилась в душе совесть, недобитая придворными интригами и водкой.
  
  
    []
  

Золотые молодые люди (люди, похожие на Аслана Газзаева с друзьями)

  - Ну что ж, граждане, - сказал Чекист, - вот вам мишени, держите крепко и выдвигайтесь на участок для проведения стрельб. А мы с коллегами постреляем. По мишеням, исключительно по мишеням.
  С истерическим животным рёвом плачущая компания из трёх человек носилась между низких кустов, держа над головами мишени. Чекист зарядил АН-94 и, полоснув длинной очередью, передал автомат коллеге.
  - А зачем по-очереди стрелять? могли бы каждый из своего, - спросил тот.
  - А это чтобы экспертиза не смогла установить, "кто именно сделал роковой выстрел".
  
  
    []
  

Телеведущие-однофамильцы (люди, похожие на Геннадия и Андрея Малаховых)

  - Разрешите обратиться, гражданин начальник, - хором взвизгнули двое заключённых, когда открылась дверь камеры.
  Инспектор кивнул.
  - Переведите нас отсюда! Мы не можем здесь сидеть!
   - А что случилось? - спросил с притворным сочувствием тюремщик.
  - Э... ну у нас... с коллективом отношения не сложились. Переведите в эту... Ну... где эти...
  - В обиженку что ли?
  - Ну да! Да, туда!
  - Хорошо. Собирайте вещи и пошли в камеру 69. Раз братва статус вам определила.
  Через несколько минут, когда осуждённых перевели в новую, соответствующую их положению камеру, инспектор вновь открыл дверь.
   - Чего это вы их, братва? Уважаемые люди же были при старой власти.
  - Да ладно гражданин начальник! - ответил старый уголовник с гнилыми зубами, - черти это помойные, в натуре. Какие же это люди, мля?! Один по воле пидор, второй эту как её... Урину пьёт мля! Мыши, мля, серогорбые! Об шляпу и в обижняк мразоту!
  - Ну-ну, - сказал инспектор, закрыл камеру и вызвал по рации оперативного дежурного, - три-шесть-один!
  - На приёме.
  - Я выиграл! Меньше получаса понадобилось!
  - Ничего себе! В 69 перевёл?
  - Так точно.
  - Ладно, сержант. С меня пиво, - ответил оперативный дежурный, - до связи.
  
  
    []
  

Наше дело (человек, похожий на Виктора Евтухова)

  - Бонджорно, синьор! - Чекист улыбнулся и изящно присел на край стола.
  - Простите? - сенатор насторожённо сделал шаг ближе и втянув голову в плечи покосился бегающими глазками в сторону.
  - Вы же возглавляете общественную организацию coza nostra?
  - Наше дело, - поправил сенатор Чекиста и поправил тщательно ухоженную прядь волос.
  - А чем красите? У вас такая импозантная седина...
  Моложавый сенатор не ответил, лишь заскрипел зубами.
  - Ваше дело, - Чекист выразительно похлопал по толстой папке, лежащей на столе.
  - Моё дело...- сенатор с надеждой взглянул на Чекиста.
  - Ваше дело - табак, - сказал Чекист, - ваше "Наше дело" накрылось.
  - Наше дело...
  - Наше дело правое, победа будет за нами. А вот ваше дело в ближайшие лет 25 будет находиться в дальлаге, - сказал Чекист, - попрошу на выход, за дверью вас ждёт конвой.
  
  
    []
  

Шахрайство

  - В уголовном кодексе незалежной и самостийной Украины был специальная статья "шахрайство". Конечно в кодексе буржуазного государства, да ещё в период дикого разгула демократии наказание было предусмотрено совсем не такое, какого требуют сегодняшние чрезвычайные обстоятельства, - сказал Чекист и нажал на спусковой крючок пистолета системы Стечкина.
  - А в чём шахрайство-то? - спросил сержант.
  - Эта дохлятина ельцинскую конституцию писала, - ответил Чекист, засовывая стечкина в кобуру.
  
  
    []
  

Газовая принцесса (человек, похожий на Юлию Тимошенко)

  - Не розумію москалську мову, - гордо сказала газовая принцесса и тряхнула головой, увенчанной гребнем, - мені потрібний перекладач!
  - Палач тобі потрібний, а не перекладач, - ответил Чекист и достал из-за голенища ногайку,- ну та нічого, зараз ти мене, курва, швидко зрозумієш.
  
  
    []
  

Быдлунов (человек, похожий на Сергея Бодрунова)

  - Всех куплю! У меня связи! Быдло! Презренная чернь! Сдохните! Вы, животные! Да завтра же, завтра же вас не будет на этом свете! Мерзавцы! Твари! Хамы! Да вас уже завтра здесь не будет! Куда вы меня тащите! Только не по лицу! Не стреляйте... А!!!!!!
  - Хотел купить пятёрочку, получил пулю в пятачок.
  - Какой ж это пятачок? Это самое натуральное рыло откормленного жирного борова, - поправил Чекист, посмотрев в остекленевшие маленькие поросячьи глазки бывшего председателя смольнинского комитета.
  
  
    []
  

Мода (человек, похожий на Валентина Юдашкина)

  - Любите, значит одевать всех... и обувать... Господин модельер?
  - Да. Это моя профессия! Я уже одел российскую армию, милицию, российских спортсменов! Вы хотите и для Чекистов форму заказать? Я сделаю. Для вас бесплатно!
  - Нет. Никогда Чекист не станет одеваться от Юдашкина. А вот Юдашкин будет одеваться от Чекиста, - сказал Чекист и протянул модельеру ватник и полосатую робу.
  
  
    []
  

"...которую мы нашли" (человек, похожий на Станислава Говорухина)

  - Что ж вы Россию-то потеряли? - укоризненно спросил Чекист у истово моргающего воспалёнными веками человека с трубкой в руке. Тот лишь молчал, и тёр свободной рукой лысину...
  - Вы же понимаете, что потерять целую страну - это не просто преступление, это даже названия не имеет. Всё у вас из рук валится, у интеллигентов. Теряете, а нам искать потом. Еле-еле нашли Россию-матушку. Но, увы. Ни совесть, которую вы потеряли, ни честь, ни другие качества, которые вы потеряли, мы уже, увы, не найдём. Увести.
  И конвойные повели режиссёра в подвал наслаждаться последними моментами жизни, которую он вот-вот потеряет.
  
  
    []
  

Охота на мартышку (человек, похожий на Юлию Латынину)

  Жалобно повизгивая, сидела в углу дамочка средних лет, напоминающая обезьянку Анфиску из мультика. Визг всенепременно должен был выдать её местонахождение, но сдерживать ужас она не могла, и тихонько визжала, мысленно проклиная себя за это.
  Внизу топали сапогами чекисты, производя обыск в редакции существовавшей на деньги западных хозяев газетёнки, которая была прибежищем и кормушкой для всевозможных неизлечимо больных либерализмом головного мозга юродивых и проституток (причём одно не исключало другого). Подняться наверх, и заглянуть в закуток, в котором притаилась колумнистка - для "кровавой гебни" лишь вопрос времени. Это понимала своими куриными мозгами даже она. "О господи!!! Ну зачем же мне было так высовываться, - думала она, - статью саму о себе в викепедии писать, скандалы создавать на ровном месте, книжки свои везде пиарить... Сидела бы тихо спокойно, никого не трогала..". Воспалённое сознание обезьяноподобной журналистки рисовало жуткие сцены насилия и надругательств, которым должны будут подвергнуть её чекисты. Как они будут нарушать её человеческие права, унижать и попирать достоинство, ограничивать свободу слова... Всё то, за что она так боролась! Так боролась, что безбедно существовала, получая награду за наградой от всевозможных американских, израильских и евросоюзных организаций, а один раз даже из рук самой Кондолизы Райс! Хватало не только на шикарную жизнь, но и свободного времени было достаточно, чтобы кропать одну за другой удивительно бездарные книженции...
  Мартышкообразная мадам прислушалась к приближающимся шагам... "Что делать? Что делать?!" Она глянула вниз... Сознание мутилось от ужаса. Некоторые группы мышц обрели свободу от тоталитарного контроля головного мозга, и немедленно расслабились. Теперь местонахождение писательницы выдавали не только звуки, но и запахи. К повизгиванию прибавился стук и скрежет зубов, с которыми журналистка тоже не могла бороться. Почти ничего не видя, она вдруг с диким воплем бросилась к свободе, пытаясь прорваться мимо сотрудников ЧК, производящих внизу обыск. Но первая же ступенька подломилась, и она с грохотом рухнула вниз. Громкий животный визг прервался глухим шмяканьем об пол. Наступила тишина.
  - Ничего удивительного, - сказал Чекист, - вся редакция наполнена падалью, как и сама газетёнка. Так что было бы даже странно, если бы она попала к нам живой...
  
  
    []
  

Эх, яблочко! (человек, похожий на Людмилу Алексееву)

  Голова старой правозащитницы так напоминала печёное яблоко, что если бы не пучок пакли, прикреплённый сверху, можно было бы легко обознаться.
  
  Эх, яблочко, ты запеченное,
  Ща ты будешь у меня заключённое!
  
  Пропел сержант, звонко стукнул каблуками и сделал выход.
  - Это ты где так научился? - спросил Чекист.
  - В училище русской культуры, - браво ответил тот, - жаль, нас там заплечным делам не обучали. А то при Малюте Скуратове, такие народные промыслы были... о-го-го!
  - Ну, положим, ты и так контру расписать под хохлому или под гжель способен.
  - А то! Это врождённое. Талант!
  - Прекратите!!! - взвизгнула вдруг правозащитница. Немедленно прекратите говорить про этот мерзкий поганый народ! Кто такие русские? Нет никакой русской культуры! Нет!!!!!!
  - А почему у неё изо рта так воняет, как думаешь? - спросил Чекист.
  - Дык, это, товарищ комиссар... Столько лет задницу дяде Сэму лизать, и чтоб потом изо рта не воняло. Тут хоть каждые пять минут зубы чисти - запах ничем не убьёшь.
  - Что со мной будет, - спросила правозащитница уже спокойнее.
  - Посмотрим. Как доктор решит. Вменяема - расстреляем, невменяема - усыпим. Нечего народное добро на вашу кормёжку переводить, - ответил Чекист.
  
  
    []
  

Экс (человек, похожий на Виктора Черномырдина)

  - Приставка "экс" означает бывший. Ну, а вы, господин экс премьер министр, уже даже не экс премьер, а просто экс, - сказал Чекист и снял стечкина с предохранителя.
  
  
    []
  

Академик (человек, похожий на Рамзана Кадырова)

  - Даже в зиндане держать не надо, товарищ комиссар, - сказал сержант и швырнул к ногам Чекиста грязного измождённого трясущегося от холода худого как скелет бородача, - он сам в погребе два месяца просидел. Надеялся, что не найдут.
  - А... ва... - произнёс кашляющий бородач, - я воевал... я герой России.
  Он попытался встать, но ноги его не держали. Лишь ковёр зашевелился, моментально покрывшись миллионами вшей, выпавших из-под слетевшей с головы академика тюбетейки.
  - То, что напомнил, молодцом, - ответил Чекист, надевая резиновые перчатки, - но я бы и так не забыл. Мы сейчас с тобой один ритуал проведём. По старому чекистскому обычаю.
  - Только не убивай, дорогой, только не убивай! Согласен на любой ритуал!
  - Вах, дорогой! - удивился Чекист, - ты не в том положении, чтоб торговаться! И ритуал этот совсем не то, о чём ты подумал, мы подобным гадостями брезгуем.
  Чекист раздвинул грязные останки пальто от версачи вперемешку с шевелящимися насекомыми и сорвал с груди бандита орден героя России.
  - Люди за этот орден свою кровь проливали, - сказал Чекист, - ты проливал чужую.
  Грянул выстрел.
  
  
    []
  

Уплотнительная посадка

  

(люди, похожие на Александра Вахмистрова, Михаила Осеевского и Вадима Тюльпанова

)
  - Да сколько ж можно! Камера не резиновая, - взмолился кто-то из многочисленных вице-губернаторов, когда им подкинули очередного крупного чиновника из администрации города.
  - Ничего страшного, уплотнитесь!
  - Дышать же нечем! Есть же нормы!
  - Есть. Но старые нормы мы пересмотрели, теперь действуют новые правила камеропользования и засадки. Сейчас, кстати, готовится новая поправка в правила внутреннего распорядка. Мы вам вместо окна приделаем ещё одну откидную койку. Для спикера городского парламента.
  - Но это же невыносимо. Мы задыхаемся! - вице-губернаторы в один голос начали причитать.
  - Таково распоряжение о новых правилах уплотнительной посадки. Мы же не можем для вас новые камеры открывать, так что+- уплотнитесь.
  - Разуплотните нас! Мы же итак друг на друге сидим!
  - Скоро разуплотним. Завтра приговор суда вступит в законную силу, и вы все будете разуплотнены, не переживайте, - и инспектор захлопнул окошко в камеру.
  
  
    []
  

Трансы (человек, похожий на Верку Сердючку)

  - Собирайтесь, - сказал Чекист, - и поехали в следственный изолятор!
  - Как... почему? - завизжало существо, - зачем?
  - Чтобы зеки установили, наконец, вашу половую принадлежность. И уже тогда будет видно в мужской или женский лагерь вас отправлять.
  Существо бросилось наутёк, но высокие каблуки подломились, ноги запутались в складках широченной юбки, и оно полетело на пол разукрашенной мордой. Без выбитых зубов и сломанного носа обошлось только потому, что гипертрофированная грудь смягчила удар.
  
  
  
    []
  

Тележурналист (человек, похожий на Виктора Правдюка)

  - Вот вам верёвка, - сказал Чекист, протягивая бечёвку журналисту, - лучше уж повесьтесь сами, неохота никому руки об вас пачкать, как о вашего любимого генерала Власова. А мы будем идти сталинским курсом, и "превращать страну в заурядную восточную деспотию", как в вашей передачке говорилось.
  
  
  
    []
  

Артист (человек, похожий на Константина Хабенского)

  - Вы определитесь, кто вы. Троцкий, Колчак или светлый дозорный, - сказал Чекист, - это очень важно для вашей дальнейшей судьбы
  - А что, есть разница? - с надеждой спросил носатый брюнет.
  - Ещё какая. Ледоруб, расстрел или сожжение на костре.
  
  
  
    []
  

Бабалера (человек, похожий на Валерию Новодворскую)

  - "Пойдем против народа, мы ему ничем не обязаны. Он уже балдел в 1918-м, и в 1937-м, и в 1945 году, и в счастливую эпоху застоя, когда колбаса стояла 2,90 за кг. Пойдем против всех, кто пойдет против свободы. Нашей свободы умереть в джунглях, от голода, змеиного яда или львиных когтей. Но вне клетки. На месте России может остаться пепелище, тайга, братская могила. Но нового архипелага ГУЛАГ пусть на месте России не будет никогда", - процитировал Чекист и закрыл книгу, - ну что ж, тётя Валера, вы к нам несправедливы. Никто не собирается идти против вашей свободы. Умирайте где хотите и как хотите, только очень-очень быстро. Потому что мы долго не сможем сдерживать народ, против которого вы пошли. Скоро он ворвётся сюда и устроит вам самосуд - очень уж ему, мерзавцу, хочется счастливой эпохи застоя; надежд на будущее, как в 18-м; воров, сидящих в тюрьме, как в 37-м и великих побед, как в 45-м. Такой вот он у нас обалдевший...
  
  
  
    []
  

Спонсор спорта (человек, похожий на Евгения Гинера)

  - У вас есть, что сказать в своё оправдание?
  - Я помогал спорту! Не просто спорту! Спортивному клубу армии!
  - А откуда деньги брали?
  - Я их честно заработал!
  - А где вы взяли стартовый капитал?
  - Я... э...
  - Ага. Следовательно, капитал был не стартовый, а фальстартовый. Вы же спортсмен, должны знать, в случае фальстарта результаты аннулируются. В данном случае это означает как минимум конфискацию имущества.
  
  
  
    []
  

Лизун (человек, похожий на Виктора Резуна)

  - Гражданин Резус-Суровый, - спросил Чекист, глядя в бумажку, которую держал в руке.
  - Р-резун... С-сс..
  - Лизун так лизун, канцелярия могла и ошибиться, - сказал Чекист, - вы псевдоисторик?
  Лизун испугано кивнул.
  - Хорошо, - продолжил Чекист, - собирайтесь, поедем с нами. Ответите за геноцид советского народа.
  - П-позвольте... какой г-геноцид...
  - Как какой? Благодаря вашим книгам потери советского народа выросли в два раза! Вы более десятка миллионов советских людей уничтожили! А теперь спрашиваете, какой геноцид!
  
  

76

  - Пятый. Пятый! Вызов поступил: ломают дверь. Записывайте адрес.
  - Да мне пох, - буркнул водитель, и выключил рацию, - затрахали, алкаши... Ну чё, как обычно? В Некрасовский?
  - Давай. Поработаем, хоть пивка вечером попьём.
  Сняв кепку, под которой находился низкий лоб и армейская причёска, прапорщик расстегнул куртку и достал из кармана отпечатанный на ксероксе листок, который представлял собой выписку из протокола об административном задержании. Именно её стражи законности и правопорядка показывали пьющим пиво подросткам. Поскольку в кодексе об административных правонарушениях (который менты в глаза не видели), сие деяние никак не обозначено, они выбирали именно подростков, которые особо ерепениться не будут, да и выписку из протокола от статьи из КоАПа не отличат.
  Лихо заехав на машине на пешеходную дорожку, наряд сразу срисовал двоих интеллигентного вида молодых людей лет восемнадцати, пьющих на скамейке пиво. Самое то!
  Подъехали, вышли из машины и подошли не торопясь, с трудом подавляя ухмылки.
  - Здравствуйте. Документики имеются? - прапорщик не глядя положил протянутые ему документы себе в карман и подмигнул сержанту: учись, - Вы знаете, что распитие пива является нарушением закона?
  - Нет, - испугано ответил один из молодых людей после некоторой паузы.
  - Встаньте, я же с вами стоя разговариваю, - продолжал прапор. Немного подумав, он достал из кармана документы подростков и передал сержанту, пусть изучает, - ну что поедем в отделение?
  Повисла пауза. Молодые люди переминались с ноги на ногу и молчали. Молчал и прапор. Самому просить ничего нельзя, надо ждать, пока предложат. Эту аксиому он выучил ещё будучи стажёром. А уже получив деньги, можно немножко поразвлечься. Нотации почитать, или ещё что-нибудь. Самому прапорщику это уже давно наскучило, но без нотации уходить было не прилично. А вот сержанту такие штуки в удовольствие, молодой ещё, недавно после армии. Обычно об армии он нравоучения и читает, кстати. Дескать, чегой-то вы в армии не служили? Лохи что ли? То ли дело я. И далее по тексту. Ну, а после нотаций можно сказать, чтоб более не попадались и отпустить. Если правильно всё сделать, тебе же ещё и спасибо скажут за твою доброту.
  Пауза тем временем затягивалась. В отделение вести было неохота - время терять. Но, видимо, придётся вести. Посадить на пару часов в обезьянник к бомжам, заставить подписать прокол о распитии на детской площадке. А потом под видом штрафа снять те же самые сто рублей. Сто рублей сумма небольшая, никто из-за неё поход за справедливостью не начнёт.
  - Может как-нибудь... - решился, наконец, один из парней.
  Прапор гордо расправил плечи и протянул вперёд ладонь, поросшую редким рыжим волосом. В ладонь незамедлительно легла сотенная бумажка.
  - Ну, вот и ладушки, - раздался сзади приятный голос, - на вашей же машине вас и повезём на Литейный. Надевайте друг на друга наручники, сдавайте оружие и садитесь в машину.
  Испуганные менты обернулись и только тут увидели двух крепких людей в кожаных куртках, неслышно подошедших сзади.
  - Запись есть? - спросил второй Чекист у молодых людей.
  - В лучшем виде! - ответили ему, молодые люди, показывая диктофон - Записали гадов.
  - Спасибо братишка, - сказал Чекист, и, обратившись к коллеге, добавил: - Брат мой. В институте МВД учится...
  ................................................................................................................................
  По результатам проверки личный состав 76 отделения милиции центрального РУВД Ленинграда сменился на 90%. Отделаться увольнением повезло не многим.
  
  
  
    []
  

Без ролей (человек, похожий на Сергея Безрукова)

  - Я уже сыграл Пушкина Сашеньку, Есенина сыграл Серёженьку. Володю Высоцкого сыграл нашего Володечку, поэта нашего расейского...
  - И что вы теперь хотите? - Чекист с сомнением посмотрел на раскачивающегося перед ним актёра, напевно причитающего о былых ролях.
  - Вот бы Чекиста мне сыграть, Чекистушку, комиссара б мне сыграть, комиссарушку.
  - Сашу Белого, а потом работника органов? - изумился Чекист, - Нет уж. У нас под стать вашему таланту другие роли имеются. К примеру, задняя часть лошади на детских утренниках.
  Так актёр многих одинаково сыгранных ролей стал актёром одной роли, сыгранной многократно. Артист был доволен. Он знал, что за исполнение песен Высоцкого многие хотели изжарить его на жире, вытопленном из Градского.
  
  
  
    []
  

Приют комедианта (люди, похожие на камеди-клаб - Comedy Club)

  - Ну хотя бы в самодеятельность! - хором взмолились оккупировавшие когда-то экраны телевизоров до отвращения развязные молодые люди.
  - Не пойдёт. Такой самодеятельности везде пруд пруди. Любой рабочий коллектив на досуге куда более талантливые вещи ставит. И куда менее пошлые...
  - Я могу рекламой заниматься.
  - Нет, гражданин Воля, не можете. Худсовет единогласно пришёл к такому выводу.
  - А я... я актёр...
  - Да нет, гражданин бульдог. Вы глубоко заблуждаетесь, никакой вы не актёр. Между актёром и вами разница как между породистым псом и дворовой шавкой... Что ж мне с вами делать-то?
  Повисла тишина.
  - А, в конце концов, чего церемониться-то? - продолжил Чекист, - Порнографию распространяли? Распространяли. Безнравственный образ жизни пропагандировали? Пропагандировали. На молодое поколение растлевающие влияние оказывали? Оказывали. Над историей Отечества издевались? Ещё как издевались. Ну, вот и не обессудьте. Всем лечь лицом вниз. Руки вдоль туловища.
  Чекист достал из кобуры стечкина, дослал патрон в патронник и подошёл к первому справа комедианту...
  
  
  
    []
  

Что за дом стоит... (Дом-2)

  - Внимание товарищи Чекисты! - сказал комиссар хорошо поставленным командным голосом, - приступаем к боевой подготовке. Тема занятия: огневой контакт с противником в условиях жилого помещения. Учебные вопросы: скрытное проникновение в здание, полное уничтожение живой силы противника, подрыв дома. И помните, - добавил он уже нормальным человеческим тоном, - наш сегодняшний девиз: "Счастья для всех даром. И пусть не уйдёт ни один обиженный!" С богом!
  Через 15 минут довольный комиссар, отсоединяя от стечкина опустевшую обойму, сказал:
  - Молодцы. В норматив уложились с запасом. Наружка сообщила, что ни одна сволочь не сбежала... Ну что ж. Тащите сюда ТНТ, и взрываем к чертям всю эту богадельню. И вот что, хлопцы. Я не знаю, что будет дальше, я не пророк. Но одно я могу вам сказать точно. Никто и никогда не построит на этом месте Дом-3.
  
  
  
  
    []
  

Священный ветер (человек, похожий на Ирину Хакамаду)

  - А я вам, товарищ комиссар, сейчас хламидомонаду введу, - сказал сержант, открывая дверь, и Чекист поперхнулся чаем. Прокашлялся и успокоил дыхание он, только увидев жёлтое лицо "хламидомонады" - дочери японского коммуниста.
  - Ага, - сказал он, прокашлявшись, - к нам "секс в большой политике" пришёл. Признаться, пытался читать, но не смог. Настолько ужасно написано, что ощущение, будто писали вы сами.
  - Что вы понимаете?! - резким крайне неприятным голосом ответила растрёпанная напоминающая ворону собеседница.
  - Да, верно. Вкус понятие относительное, - охотно согласился тот, - я совсем не собирался с вами спорить ни о политике, ни об искусстве. Хотел, правда, спросить, зачем вы вступили в КПСС, а потом сразу вышли.
  - Мне нужно было для карьеры. К 1988 членство в партии карьере скорее мешало, и я вышла.
  - Естественно. Как же приятно говорить с искренним человеком, даже не скрывающим, что всё что делает - делает ради карьеры и личного счастья.
  - А разве это плохо? Что у вас за совковые предрассудки о счастье для всех? Такого никогда не будет.
  - Не будем спорить, - мирно сказал Чекист, - у меня для вас есть дурная новость. Японцы не захотели вас обменивать на интересующих нас лиц. Американцы тоже. Так что никому вы, дочь самурая, не нужны.
  Надменность немедленно слетела с лица политического деятеля ельцинской поры...
  ............
  В давние времена, на пятой Советской улице, во флигеле дворца, где находилась чрезвычайная комиссия, жила одна дама. Её навещал, не относясь сперва серьезно, офицер. И вот, когда намерения его извлечь пользу из этого знакомства оказались тщетными, в десятых числах января он, тяжело вздохнув, подписал последнюю необходимую бумагу насчёт этой дамы.
  На следующий год - в том же январе, когда в цвету полном были сливы, минувший вспомнив год, ко флигелю тому пришел он: смотрит так, взглянет иначе - не похоже ничем на прошлый год. Усмехнулся он, ковырнул носком сапога грубый пол дощатой галереи и пробыл там, доколе не склоняться стал месяц; в удивлении год минувший вспоминая, так сложил:
  
  Что ж перед смертью
  Как грузчик ругаешься,
  Дочь самурая?
  
  Так сложил он и, когда докурил папиросу, к делам в кабинет вернулся.
  
  
    []
  

Чуть-чуть Богиня

  - Да... - сказал Чекист, и положил на стол афишу, - Читаем. "27 ноября в чудесном зале Капеллы на набережной реки Мойки 20 состоится литературный вечер Ренаты Литвиновой "Возрождение классики". Зрителей ожидает авторское прочтение великих произведений самой стильной российской актрисой. Будет исполнен монолог Гамлета, отрывки из романов "Евгений Онегин" и "Герой нашего времени", сочинения Цветаевой, Есенина, Бродского, Гоголя, Тарковского, а также другие произведения мировой литературной классики...Партер: 2000.00руб. - 6000.00руб... Партер-диваны (правая сторона): 2500.00руб. - 3000.00руб."
  Как вы считаете? - продолжил Чекист, глядя на пожухлую манерную дамочку, в которой решительно ничего не было от богини, - стоит вам принять участие в моём литературном вечере? Будет новое прочтение молота ведьм...
  
  
    []
  

Новодевичье

  - А вы проходили в школе про Ельцина? - спросил внуков Чекист.
  - Да, деда. Проходили, - хором ответили два светлоголовых мальчугана.
  - Так вот, именно здесь и была могила его. Живым его мы не поймали, - ушёл он от праведного народного суда: умереть успел. Ну, а могилу его восставший народ разрушил чуть ли не первым делом. Пришлось потом бульдозером площадку ровнять. Теперь тут другие, достойные люди лежат, вечная им память.
  - А Ельцина куда дели? - спросил младший и требовательно заглянул деду в глаза.
  - А этого никто не знает. Одни говорят, что его останки как Лжедмитрия в пушку засунули и выстрелили, другие - что как одного римского императора в канализации утопили. Да и чёрт с ним. Кому он нужен-то теперь 50 лет спустя... Ну ладно, а теперь пойдёмте, я вам покажу памятник павшим за дело Революции.
  
  
  
    []
  

Поп Гундяй

  - Ничего не попутали? - спросил Чекист.
  - Что такое? - бегающие глазки священника заметались по сторонам, как будто хотели сбежать с плутоватого лица и переместиться на стены или потолок церкви.
  - Во-он там. За иконой, - подсказал Чекист.
  - Что?.. А, ну-да, ну-да... - попик поспешно засеменил к иконе и, отодвинув её, вытащил из тайника бутылку самогона.
  - Там их три, - мрачно сказал Чекист.
  - Ах, ну да... - попик поставил бутылку на пол и вытащил остальное.
  - Мне вам по одному ваши тайники показывать?! - спросил Чекист.
  Батюшка засуетился, захлопотал, и через полчаса на полу тюремной церкви образовался целый натюрморт из бутылок с самогоном и брагой, ворованных с кухни консервов и прочего. А из алтаря поп, краснея, достал несколько порнографических журналов.
  - Вот такой вот медведевский патриарх, - обратился Чекист к своему спутнику из синода. Тот лишь махнул рукой.
  - Ну вот, что милейший, - вновь повернувшись к попику сказал Чекист, - с завтрашнего дня переходите на общие работы, можете считать себя уже лишённым сана. В тюремную церковь синод кого-нибудь пришлёт... А сейчас - садитесь и пишите, как вы боролись за права геев, будучи патриархом. И не дай бог, хоть один малейший дисциплинарный поступок за вами сыщется - ваша записка выпадет у меня из кармана во время общей проверки. Понятно?
  Тот затряс головой. Из глаз его текли слёзы раскаяния. Такие же крупные как в прошлой раз, когда он клялся и божился, что будет честно и праведно исполнять должность тюремного священника, ибо устал от мирских соблазнов. Надо сказать, что поп-гундяй, как его называли заключённые, несмотря на сан, особого почёта и уважения у тюремной паствы не сыскал.
  
  
  
    []
  Господин "да" (человек, похожий на Андрея Козырева)
  - Вы были ельцинским министром иностранных дел?
  - Да.
  - Вы ярый либерал?
  - Да.
  - Вы последовательный сторонник расширения НАТО на восток?
  - Да.
  - Вы член президиума еврейского конгресса?
  - Да.
  - Американцы прозвали вас "мистер да?"
  - Да.
  - Вас необходимо расстрелять?
  - Да. то есть... то есть.
  - То есть, да! - сказал Чекист и поставил в деле жирную точку.
  
  
  
    []
  

АК-47

  - Нет, - сказал Чекист, - ну не подходит вам название автомата. АК-47... Во-первых, не АК, а ЗК. А во вторых, номер вам там определят, на месте. Увести.
  
  
  
    []
  

Размедвеживание (человек, похожий на Вячеслава Володина)

  Миллионер, участник списка журнала "Форбс", и один из главных медведей страны напряжённо и неестественно прямо сидел на краешке стула.
  - Скажите, господин хороший, - осведомился Чекист, - как вам в голову-то приходили такие знаменательные идеи? Обязать всех единороссов дважды в стуки посещать региональные сайты в целях поднятия рейтинга. Или обязать пользоваться ай-падами вместо бумаги членов всех региональных политсоветов? Вы действительно головой едроснулись, или это вы так по приколу вымедвеживались?
  - Я, вы знаете, я... - волоокий чернявый господин суетливо задёргал волосатыми пальцами, - это же была работа. А что делать? Надо было как-то... Ну... У нас же в партии все так, не я один. Это же смешно. Нельзя же человека расстреливать за такую ерунду, за клоунаду такую.
  - Успокойтесь. Не будем мы вас расстреливать... за это.
  - Слава богу! - уж начал было благодарить единоросс, но когда вторая часть фразы дошла до его сознания, глаза цвета спелой черешни затуманились дымкой, - а... а за что?
  - Хм... - Чекист придвинул к себе толстую папку с надписью "уголовное дело" и раскрыл её наугад, - Ну, например, за то, что вы превратили в кормушку для "отпрысков" элиты МГУ и крышевали 26-летних старших преподавателей, занимающихся одновременно взяточничеством и агитацией за вашу партию. Нормально?..
  Из больших тёмных южных глаз с поволокой текли на волосатую грудь чистые прозрачные слёзы запоздалого раскаяния.
  
  
  
    []
  

Адвокат (человек, похожий на Андрея Макарова)

  - Вы до сих пор считаете, что система МВД не подлежит реформированию, и её нужно уничтожить? - спросил Чекист.
  - Нет, что вы! Я и тогда так не считал. Я это образно. Я в том смысле, что... хе-хе... ну, что при старом режиме оно всё так прогнило, что просто ай-ай-ай! Ну, вы же понимаете!
  - Понимаю. Не понимаю только, чего вы этот режим хаете, когда были одним из первых персон в правящей партии... - не дождавшись ответа, Чекист продолжил, - мы в Чрезвычайной Комиссии рассмотрели ваше предложение и решили, что куда проще ликвидировать вас, чем МВД. Тем более что вы точно реформированию не поддаётесь, а с МВД ещё можно повозиться.
  
  
  
    []
  

Административный ресурс (человек, похожий на Владимира Чурова)

  - Вы свободны! - Чекист открыл дверь камеры.
  - Но... как свободен? Не может того быть... - бородач недоверчиво выглянул наружу из камеры.
  - Вы абсолютно свободны волеизъявиться. Хотите - оставайтесь в камере, хотите - идите на свободу. Ради бога!
  Не веря своему счастью, бородач дрожащими руками похватал своё скудное имущество, лежащее на койке, и выбежал вон. Сокрушительный удар поддых немедленно заставил его согнуться, а удар коленом в лицо отбросил назад в камеру. Ухмыляющийся сержант с комсомольским значком потёр кулак, и сделал бородачу приглашающий жест.
  - Значит, вы решили остаться в камере? - с удивлением спросил Чекист, - Что ж. Уважаю ваш выбор.
  - Но... как же это... помилуйте. Ведь сержант...
  - Какой сержант? - удивлённо спросил Чекист, оглядываясь по сторонам, - Нет здесь никакого административного ресурса в лице сержанта. Вы бредите, милейший. Вас никто не удерживает.
  Сержант ухмыльнулся ещё шире, и вновь приглашающе махнул бородачу рукой.
  - Значит, таково ваше волеизъявление, - сказал Чекист, не дождавшись от бородача никаких действий, - всё честно. У вас есть претензии к проведению процедуры волеизъявления? Можете писать прокурору по надзору. Вот ему, - Чекист кивнул на хмурого человека с резиновой дубинкой в руке.
  - Я никаких нарушений не видел, - ответил тот, - а если они были, и я их проглядел - вырву свою... хм... Нет. Не твою, своей у меня нет. Твою, сука, бороду. Понял, падла?!
  - Понял, - заскулил бородач...
  - Ну, вот и отлично. Тихо сиди. А то на следующем твоём волеизъявлении - при ужине - административного ресурса будет ещё меньше. Понял?
  - Понял... - заскулил бородач, и ухмыляющийся сержант с грохотом захлопнул дверь камеры.
  
  
  
    []
  

Развенчание мифа (человек, похожий на Владимира Мединского)

  - Главный миф о России заключается в том, что её народ могут безнаказанно обманывать лживые публицисты, манипуляторы сознанием и прочие подонки от Единой России, - сказал Чекист, наставив стечкина на неприятного преподавателя МГУ, - и именно этот миф мы с вами сейчас развенчаем.
  Прозвучал выстрел. Вместе с рассеявшимся дымом исчез и миф о безнаказанности представителей "элиты".
  
  
  
    []
  

Экстремальный секс-туризм (человек, похожий на Анфису Чехову)

  Оператор установил свет и выхватил крупным планом лицо, на котором кудесник-гримёр умудрился изобразить некое подобие красоты. Открыв влажный ротик, ведущая уже произнесла, что сегодняшняя передача будет посвящена экстремальному секс-туризму, как вдруг изображение скакнуло, и в кадре появился человек в форме ВЧК.
  - Экстремального секс-туризма захотелось? - спросил он, - что ж, устроим. Я думаю, ничего более экстремального чем отправить вас в мужскую зону особого режима мы не придумаем.
  Чекист выдернул из-за стола за шкирку ведущую и критически оглядел.
  - Н-да... Ужасно, - сказал он, - однако ж, зекам и это счастье. Если уж они правозащитницами не побрезговали, то и вам применение найдут. Ну, а мы опять же пулю сэкономим.
  
  
  
    []
  

Ироничный детектив (человек, похожий на Дарю Донцову)

  - И что вы всё это действительно от руки писали? - спросил ошеломлённый Чекист.
  - Да, - кокетливо ответила автор иронических детективов.
  - Такие люди нам нужны, - сказал Чекист после длительной паузы, - мы вашим удивительным способностям найдём применение. У нас столько протоколов накопилось, всё нужно переписать и привести в порядок. И нам хорошо и стране - работы вам на всю жизнь хватит, поэтому ни одной вашей книги свет больше не увидит.
  
    []
  

Учения народного фронта (человек, похожий на Эдуарда Багирова)

  - Здравия желаем, товарищ сержант! - грянуло приветствие построенных на плацу оборванцев.
  - Недостаточно едино орём, фронтовички. Надо единее.
  - Здравия желаем... - приветствие зазвучало ещё громче.
  - Очень плохо. Совсем не едино. Сразу видно, что мало в вас патриотизма. Мало, фронтовички, в вас народности. А ну, ещё... Единее!
  Такие уроки патриотизма всегда происходили перед утренним разводом. И длились до тех пор, пока кто-нибудь из фронтовиков послабже не становился героем "единой России" посмертно, присоединяясь к другим героям "единой России" - кадыровым, ямадаевым и прочим. Однако на сей раз всё закончилось раньше. Бодрым шагом взойдя на трибуну, комиссар заявил:
  - Господа-фронтовики! На сегодня боевой подготовки не будет!
  По толпе бывших членов "народного фронта" прошелестел радостный ропот. Ведь боевая подготовка подразумевала защиту интересов народа России. А интересы народа России, понятые новым правительством вполне конкретно, требовали уничтожения "народного фронта".
  Чтобы доказать свою преданность интересам России, членам "народного фронта" предлагалось уничтожать самих себя, что и назвалось боевой подготовкой. А тем, кто не мог понять такой диалектики, и не хотел самоуничтожаться, всё объясняли с помощью подручных средств. По сути дела подготовка сводилась к рытью рвов, служащих братскими могилами.
  - Но радоваться вам не стоит, - продолжил комиссар, - для вас есть другое задание. Сказку будем делать былью. Работы предстоит очень много, но сайт "сделаноунас" вы сделаете правдивым. Для начала будем рыть котлованы под новый авиационный завод. Тем более что копать вы уже научились.
  - Я тоже хочу рыть! Я ведь гастарбайтер! Я могу! Я изменился! Я ненавижу "народный фронт", это глубокая, унылая, жуткая, убогая организация. Называли себя доверенными лицами, а сами - гнилые...
  - Заклейте ему рот казеиновым клеем, - распорядился Чекист, - и обратно в холодильник, на сорокоградусный мороз. С ним мы продолжим работать по индивидуальному плану.
  Индивидуальный план заключался в том, что на гастарбайтере проверяли, сколько может протянуть на диете блокадного Ленинграда взрослый мужчина. Вторую блокаду Ленинграда он действительно устроил. Правда, только для себя самого.
  
  

***

  Чекист сел на полку и поставил стакан чая с лимоном на столик. Положив рядом с собой фуражку, он выглянул в окно и принялся любоваться северным пейзажем.
  Неожиданно поезд тряхнуло.
  - Что это, удивлённо спросил Чекист?
  - А это, тов. комиссар, Гатчину переехали.
  - Платформу?
  - Нет, голову.
  - Давно пора было, - удовлетворённо сказал Чекист, и, улыбнувшись, вновь повернулся к окну.
    []
  

Архитектор (человек, похожий на Филиппа Никандрова)

  - Господин архитектор? - насмешливый голос надзирателя разрезал гробовую тишину хаты.
  Руководитель творческого коллектива из нескольких уборщиков (в прошлом архитекторов, работавших с ним над общим "гениальным" проектом) устало поднялся, ничего ещё не понимая спросонок, и засеменил к смотровому окошку.
  - Гражданин начальник, в камере находится восемь осужденных... - начал было докладывать он.
  - Тебе касатка пришла, - прервал его коридорный, - на. Распишись.
  Архитектор, как его называли коллеги-уборщики, носивший также погоняло Стеклописька среди прочих заключённых, просмотрел ответ на кассационную жалобу. Ответ, естественно, был отрицательный. А к ответу был приложен набор открыток с видами города. Это были те самые виды, которых, согласно многократно высказанному мнению архитектора, не существовало, поскольку "в городе за 80 лет большевизма не было построено ничего существенного". Даже в тусклом свете ночного освещения, даже на мелкоформатных фотографиях Московский проспект был великолепен. Слеза архитектора скатилась на фото "города без амбиций, города с провинциальной судьбой".
  
  
  
    []
  

Великий последний шанс (человек, похожий на Михаила Веллера)

  - Только потому, что фамилия моя Звягин, а по званию я майор, - сказал Чекист, - вам, гр-н писатель, даётся послабление. Через 10 минут отходит последний пароход на город Нью-Йорк? Успеете добежать? Это ваш великий последний шанс...
  
  
  
    []
  

Госпожа-губернатор(Люди, похожие на Валентину и Сергея Матвиенко)

  - Мой Серёженька, он такой талантливый, такой чудный мальчик был, кровиночка моя, - костлявая сморщенная рука с облупленными крашеными ногтями смахнула слезинку, и на лице появилась борозда: ноготь как плуг пропахал сантиметровый слой штукатурки, - я ему тут посылочку... сальце, картошечки. Домашнее всё, с Шепетовки...
  Посетительница затрясла головой.
  - Какая Шепетовка?! - Чекист едва сдержался, чтоб не выругаться по матери, - мы его два часа как посадили! Вы второй день как из смольного сбегли. Из вот соседнего кабинета, где теперь тов. Новиков застройщиков допрашивает. Мы ещё вас в розыск не успели даже, а вы уже!..
  - Ой, пожалейте бедную старушку! - посетительница упала на колени и запричитала, - сыночечка моего отпустите Христа ради. Один он у меня. Кормилец, надёжа моя и опора, кровиночка моя ненаглядная...
  - Встаньте! Ну встаньте же! Прекратите придуриваться! - Чекист поднял посетительницу. Та вновь бухнулась на колени, и лишь после долгой борьбы Чекист усадил ее, наконец, в роскошное кресло, на котором ещё совсем недавно располагался жирный зад одного из вице-губернаторов, и вытерев со лба пот, стал аккуратно вытаскивать из карманов и класть на стол пачки денег, которые ему распихала по карманам посетительница.
  - Надеюсь, не будет сегодня больше спектаклей?! - спросил он, сложив аккуратной стопкой зелёные купюры, и с укоризной поглядел на симулирующую обморок башнесторительницу. - Сообщаю вам, что вы задержаны до выяснения. Вернее даже до вынесения. Выяснять тут нечего, и так всё ясно. Так что ждите приговора. А сынок ваш задержан с героином на кармане. Завтра его начнёт ломать и он нам много интересного расскажет, и про вас и про подельников своих - банкиров. Увести.
  И Чекист залпом выпил стакан. Воды.
  
  
  
    []
  

Тиньков

  - Фарцовка, спекуляция, нетрудовые доходы, хамство, жлобство. Вы знаете, г-н Тиньков! Мы вас не будем расстреливать во внесудебном порядке!
  - Ну и отлично! - обрадовался олигарх, - Я пошёл?
  - Да, идите в камеру. Мы над вами устроим показательный процесс. Лучшего объекта чем вы и не найти пожалуй, с вашими то высказываниями о "быдле", которое должно на вас горбатиться. Увести! И стенающего олигарха поволокли в камеру. Только теперь он понял, что "капитал" Маркса надо было изучать тщательнее.
  
  
    []
  

Красным клином бей (человек, похожий на Никиту Белых)

  - Господин губернатор?
  - Б-бывший г-губернатор, - поправил собеседника рыжеватый склонный к полноте мужчина и прикрылся от него портретом бывшего президента.
  - Не надо портретом махать, как поп иконой. Мы вас поблагодарить пришли.
  - Д-да? А..., - лицо Губернатора несколько порозовело, - а за что же?
  - За развал партии СПС и экономики вверенного вам в губернаторство субъекта федерации. Это нам немного помогло в нашей борьбе, знаете ли.
  - С-серьёзно? - удивлённо переспросил губернатор.
  - Очень серьёзно. Серьёзнее не бывает. Более того, мы решили предложить вам новый пост. Пост Председателя политсовета партии СПС. Весь политсовет уже в сборе, только вас ждут.
  - Только не это! Нет, пожалуйста! - бывший губернатор бросился Чекисту в ноги и завыл нечленораздельно.
  Молитвы не помогли. Через десять минут его бросили в камеру к бывшими соратникам по демократическому лагерю. Через одиннадцать минут куски его мелкоразодранного тела выгребли из камеры уборщики. А через двенадцать минут Чекист с удовольствием приколол булавкой фотокарточку покойного на советский плакат гласивший "Клином красным бей Белых".
  
  
  
    []
  

Проект Россия (человек, похожий на Владислава Суркова)

  Небрежно кивнув в ответ на витиеватое приветствие, Чекист сел в кресло и положил ногу на ногу. Асламбек Дудаев остался стоять, согнувшись в позе почтительного внимания.
  - Ну, как дела? - спросил Чекист благосклонно. - Одних грамотеев режем, других учим?
  Руководитель администрации осклабился.
  - Грамотей не есть враг президента, - сказал он. - Враг президента есть грамотей-мечтатель, грамотей усомнившийся, грамотей неверящий! Мы же здесь...
  - Ладно, ладно, - сказал Чекист. - Верю. Что пописываешь? Читал я твой "проект..." - полезная книга, но глупая. Как же это ты? Нехорошо. Администратор!..
  - Не умом поразить тщился, - с достоинством ответил Асламбек. - Единственно, чего добивался, успеть в государственной пользе. Умные нам не надобны. Надобны верные. И мы...
  - Ладно, ладно, - сказал Чекист. - Верю. Так пишешь что новое или нет?
  - Собираюсь подать на рассмотрение Премьер-министру следующую часть рассуждения "Проект Россия", в каковом образцом нового государства полагаю абсолютную монархию.
  - Это что же ты? - удивился Чекист. - Всех нас в холопы хочешь?..
  Руководитель администрации стиснул руки и подался вперед.
  - Разрешите пояснить, товарищ комиссар, - горячо сказал он, облизнув губы. - Суть совсем в ином! Суть в основных установлениях нового государства. Установления просты, и их всего три: слепая вера в непогрешимость законов, беспрекословное оным повиновение, а также неусыпное наблюдение каждого за всеми!
  - Гм, - сказал Чекист. - А зачем?
  - Что "зачем"?
  - Глуп ты все-таки, - сказал Чекист. - Ну ладно, верю. Так о чем это я?.. Да!
  Чекист вынул из кобуры стечкина, снял его с предохранителя, щёлкнул затвором и всадил пулю в узкий асламбекосвкий лоб.
  
  
  
    []
  

Нанотолий (человек, похожий на Анатолия Чубайса)

  - Какой же ты доцент, если не умеешь пайку отрабатывать? - спросил Чекист наставительно.
  На пепельно-седые волосы Рыжайса падали хлопья снега. Рыжие редкие ресницы обижено моргали, а рука теребила фуфаечку на груди.
  - Ну, не вписываешься ты в административно-командную систему, пойми. Не можешь, не способен. Лишний, не нужный, не привыкший работать. Что делать-то с тобой?
  Рыжайс молчал. По наглому когда-то лицу, похожему на гитлеровское, текли слёзы.
  - Сам-то чего говорил по этому поводу? Не можешь приспособиться, умри? Так?
  Рыжайс молчал, не смея возразить, и тихонечко теребил фуфайку, вздыхая.
  - Главное, это рентабельность. Она, и только она. Нет самоокупаемости, нужно передавать в управление более эффективному собственнику. Думаю, в штрафном изоляторе найдут способ более эффективно задействовать твои активы и упростить схему управления твоими ресурсами. А не поможет, - реструктуризируем по роснановски. Пшёл вон.
  Шатаясь, доходяга ЗК побрёл между бараками, постанывая, когда наступал на обмороженную ногу. Он всё старался засунуть под фуфайку руку, которая начинала гноиться после того, как он обварил её кипятком. Но через дырявую фуфайку руку всё равно жгло даже самым слабым ветром...
  
  
  
    []
  

Роковые яйца (человек, похожий на Виктора Вексельберга)

  - Яйца на стол! - громко крикнул Чекист.
  Банкир немедленно, в какие-то доли секунды спустил штаны и выложил на стол их содержимое.
  - Да не эти же! - Чекист с досадой хлопнул по столу ладонью, и массивная зелёная лампа, потеряв равновесие, грохнулась прямо на край стола...
  - Ну вот видишь, - сказал Чекист наклонясь к валяющемуся на полу и воющему фальцетом олигарху, - а положил бы те, золотые, которые ты на украденные у народа деньги купил на аукционе, - остался бы живым и здоровым. А теперь, тебя ещё в тюремной больнице держать... Лечить... Ждать пока на ноги встанешь, и начнёшь лечение в трудовом лагере отрабатывать. Так где яйца-то?
  Олигарх не отвечал. По его лицу текли слёзы, и он тоненько-тоненько чего-то бормотал.
  
  
  
    []
  

Чекист и Соловей-разбойник (человек, похожий на Владимира Соловьёва)

  - Ну-ка... Давай-ка вполсилы... - Чекист вынул кляп изо рта монстра.
  - Вы не имеете права! Я буду жаловаться. Гебня! Коммуняки! Тоталитаристы!
  Чекист поспешно заткнул изрыгающую проклятия пасть обратно.
  - Фу... - сказал побледневший председатель тройки, - Если ж это в полсилы, как же он в полную может... Руби ему буйну голову, тов. комиссар! Нам тут соловьиный посвист ни к чему...
  
  Как ко зданию-то ко главному,
  Да к тому-то светлому ко терему,
  Где там судьи сидят народные,
  Да всё судят-рядят да по-писаному,
  Всё по-писаному, да по-законному.
  Подъезжал-то к тому ко терему,
  Да на вороной-то машине, да на волге-то,
  Да на волге то со мигалкою.
  Подъезжал-то к тому-то ко зданьицу
  Добрый молодец-то да во кожанке,
  Да во кожанке, да во фуражечке.
  Да в фуражке-то со кокардою.
  Он приехал ведь от Останкино.
  От Останкино, да до суда самого.
  Доставал-то он из багажничка
  Чуду-юду лютую дикую,
  Да хватал-то его за шкварничек,
  Да по лестнице тащил по белокаменной.
  Заходил-то он во помещение,
  Да и кланялся-то по учёному.
  Клал поклон на три да на сторонушки.
  Говорят-то ему судьи честные,
  Судьи честные, да народные.
  "Ой, ты ГОЙ еси, добрый молодец,
  Ты откуда же держишь путь далёк?
  Ты какого же звания должности?"
  Отвечал же им добр молодец:
  "По здорову вам, судьи честные,
  Да и вам-то всем, люди добрые.
  А зовуся я Илья Муромец,
  А по должности комиссар ЧК.
  А и путь держу-то из Останкина,
  Да дорогою всё прямоезжею".
  Говорят тут ему судьи честные,
  Судьи честные, да председатель сам:
  "Что ж ты, молодец, то бахвалишься?
  Та дорожка-то прямоезжая,
  Что ведёт-то к нам из Останкина,
  Сорняком заросла, да бурьяном вся,
  Не пройти-то там, да не проехати.
  Да разбойник там засел в том Останкине
  Не пускает он туда честной народ,
  Душит посвистом, глушит клёкотом,
  Да людей-то русский губит всех".
  Отвечал им комиссар Илья Муромец:
  "Та дорога-то прямоезжая,
  да на волге-то со мигалкою,
  Как не сдюжить с ней добру молодцу?
  Чуду-юду же ту разбойную,
  Соловья-то того беззаконного,
  Я пред очи да пред судейские
  Самолично-то привёз во багажничке".
  Да кидал-то Соловья им-то под ноги.
  Говорят-то ему судьи честные,
  Говорит-то председатель сам,
  Председатель той тройки-троечки:
  "А вот пусть-ка соловей-то разбойничек,
  Пусть он свистнет, да в полсвиста хоть".
  Вынул тут Чекист кляп верёвочный,
  Кляп верёвочный да из пасти той,
  А из соловьиной-то пасти мерзостной.
  И набрал-то разбойник воздуху,
  Да и свистнет, всклокочет тут чудище,
  Так что с лавок люди повалилися.
  Да как стёкла-то во суде повылетали все,
  Председатель, то под стол-то спрятался,
  Секретарь суда - не жива лежит.
  Не жива лежит, да не мертва лежит,
  У машины комиссарской мигалка растрескалась,
  Лишь Чекист стоит - не шелохнется.
  Он хватал-то кляп свой верёвочный,
  затыкал-то соловью пасть поганую,
  затыкал, да приговаривал:
  "Не свисти ж ты, волчья сыть, на председателя.
  Ни клокочь-ка ты на люд честной,
  Не мешай русичам ходить да в Останкино,
  Соловей-то ты разбойник свет Рудольфович".
  Говорит тут председатель таковы слова:
  "Ты руби, Чекист ему голову,
  Не свистит пусть в нашем Отечестве,
  Да в отечестве, да в России-матушке".
  Вынимал тут Чекист пистолет стечкина,
  А повез-то Соловья да во богажничке
  В багажничке да прямо к стеночке,
  Да стрелял-то ему дважды в белы груди,
  Да потом контрольный в буйну голову.
  Говорил Чекист да таковы слова:
  "Тебе полно-то свистать да по-соловьему,
  Тебе полно-то кричать да по-звериному,
  Тебе полно-то обманывать да малых детушек".
  А тут Чекисту и славу поют,
  А и славу поют ему век по веку.
  
    []
  

Вымя России (человек, похожий на Юрия Любимова)

  - Вашу судьбу будет решать интернет голосование, гр-н телеведущий. А руководить процессом голосования будут активисты сталинских групп и сообществ в социальных сетях, блогах и живых журналах. Чтобы всё было по честному и объективно... Сознание потерял, болезный... - обратился Чекист к сержанту, - ну ладно, потерял и потерял. Сначала совесть, потом достоинство, потом сознание. Думаю, что скоро и жизнь потеряет. Присосались всякие к вымени России... - Чекист включил компьютер и зашёл на интернет-сайт, где проводилось голосование. Как человек ответственный, он не мог не волеизъявиться.
  
  
  
    []
  

Саботаж (человек, похожий на Александра Сабадаша)

  - Здравствуйте, - вежливо сказал Чекист, - я пришёл вас поздравить с днём Чекиста и расстрелять.
  - Как?! За что?
  - Ну как "за что". У нас даже комиссия называется - Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Понимаете, с САБОТАЖЕМ. То есть с вами, милейший.
  - Но... но я же не саботаж... Я Сабадаш!
  - Ну, тогда и я не Чекист, а чегист, - ответил Чекист, нажимая на спусковой крючок стечкина.
  
  
    []
  

Диоксин (человек, похожий на Виктора Ющенко)

  - Я же коммунист!
  - Да-да, мы в курсе. Из партии вы до последнего не выходили. Даже партбилет у вас нашли в тумбочке при обыске. Но это ж не значит, что вы коммунист.
  - Я... - начал было человек, похожий на Чубаку.
  - Я из-за вас пари проиграл, - укоризненно сказал Чекист, - ставил, что вы будите до последнего корчить из себя русофоба-антисоветчика.
  - Да какой же я русофоб, помилуйте... Я ж даже украинского языка толком не знаю. Это всё политика. Меня заставили, - человек с изуродованным лицом, кажется, искренне не понимал, что спастись не удастся.
  - Интересно, что на президентских выборах вы, действующий президент, набрали 5,45 процентов голосов. Это антирекорд! - Чекист встал из-за стола и расстегнул пальто, явив на свет божий кобуру.
  - Что, из стечкина? - с тоской спросил экс-президент независимого государства.
  - Вы невнимательны, Виктор Андреевич. Я специально сказал про ваши 5,45 процента. Для вас и калибр соответствующий, - сказал Чекист. Извольте пройти во двор, вас ждёт взвод запарожских казаков...
  Через несколько минут оранжевый президент отправился на встречу с другим героем Украины - Бандерой.
  
  
  
  

Бескрайние поля пшеницы...

  - Сволочи! Меньшевики! Фашисты! Я вас всех почикаю. Яйца всем почикаю! Гниды! Готовьте мыло и верёвку. Мы вас выебем! Всех вас. Я сталинист! Всем хорошо будет. Всем! Очень скоро! Получите своё. Гады! Контра! Оккупанты! В жопу выебем! - тонким голоском орал чернявый небритый мужичонка с носком на голове, дёргаясь и извиваясь в смирительной рубашке.
  - Этого неплохо бы психологу показать, товарищ комиссар, - сказал сержант, наматывая чистую тряпицу на прокушенный задержанным палец.
  Комиссар кивнул и, улыбнувшись, сказал:
  - Только не говорите психологу фамилию этого задержанного заранее, - пусть сюрприз будет.
  "И не только психологу", - Чекист представил себе глаза задержанного, когда у того введут в кабинет врача, и он увидит там тов. Богачёва, облачённого в белый халат, - и, не удержавшись, расхохотался в голос.
  
  
    []
  

Голубое сало (человек, похожий на Владимира Сорокина)

  - Голубое?
  - А какое же ещё оно?
  - Сало?
  - Ссало, ссыт и будет ссать, тов. Комиссар. Если понадобится, кровью.
  - Это то самое, которое говном питается и трупы трахает?
  - Оно.
  - Ну, ясно. Будете его утилизировать, не забудьте ОЗК надеть. Ещё заразитесь чем-нибудь!
  
  
    []
  

Всегда кока-кола... (человек, похожий на Михаила Пиотровского)

  - Искусство требует жертв... - сокрушённо сказал потомственный директор Эрмитажа, - вы себе даже не представляете, на какие жертвы пришлось нам идти в своё время.
  - Да уж. Такого в кошмарном сне не представишь, какими светлыми и высокими идеалами вы жертвовали. Вы, советский искусствовед... эх!.. - собеседник его в сердцах сплюнул.
  - А что делать! Что нам было делать! Зато пожалуйста: современное искусство. Целый зал открыли.
  - Да между этим современным искусством и просто искусством, бесценные произведения которого уплывали при вас чёрт знает куда, разница такая же, как между кока-колой, за банку которой вы продались, и чистой ключевой водой из родника!
  Директор поник головой и мелко-мелко затрясся.
  - Но... но ведь... Вы же понимаете...
  - Даже слишком хорошо понимаю. У вас был выбор. Вы своё время выбрали кока-колу. Вот мы вас ею и напоим досыта. Говорят, сосиска в ней растворяется за неделю. А вот за сколько в ней растворяется директор Эрмитажа, вы проверим прямо сейчас.
  
  
    []
  

На братских могилах...

  На братских могилах не ставят крестов
  И вдовы на них не рыдают...
  
  Напевал Чекист, глядя в телевизор. По телевизору показывали передачу, посвящённую дню победы. Хотя отдельные попытки сопротивления американцы продолжали ещё несколько дней, но именно день уничтожения Пентагона - символа американских амбиций и агрессивной политики - по праву назывался днём победы.
  Крестов действительно тут не ставили - незачем на этом месте кресты. Да и плакать тут некому. И с гранитными плитами было всё просто лучше некуда - грунт сплавился в единый монолит под воздействием несущего мир всеочищающего ядерного пламени. Почти всё было как в той песне, написанной совсем по другому поводу. Только теперь она со слегка переделанными словами звучала весело и задорно.
  
  
    []
  

007

  - Бонд. Джеймс Бонд, - мягко сказал красавец в костюме и чёрных очках.
  - Обязательно, Яков. Обязательно, - ответил человек в кожанке и фуражке с синим околышем, нажимая на курок.
  
  
    []
  

Твой сводный брат Франкенштейн (человек, похожий на Валерия Тодоровского)

  - Послушайте... нет, ну послушайте же...
  - Да нет, нечего тут слушать, гражданин потомственный режиссёр, - ответил Чекист устало,- одни кругом потомственные все, что ж такое-то... Да, так вот. Где чемодан ваш?
  - К-какой чемодан?
  - Который должен быть у каждого человека, тот случай, если к нему ворвутся Чекисты и арестуют.
  - У меня нет ч-чемодана... я...
  - Как нет чемодана?
  - Я не думал, что это буквально... это был кинообраз... я... я не готов.
  - Вообще-то вы правы. Мы действительно даём людям время собраться. Но для вас мы превратим кинообраз в реальность и заберём вас прямо так. Без времени на сборы. И без чемодана.
  Цепкие могучие руки легко вытащили из-под кровати грузное тело режиссёра.
  - Грузи, его, сержант, - добродушно сказа Чекист, - и в одну камеру к этому, контуженному на всю голову уголовнику. У которого титановая пластина на пол черепа.
  Чекист повернулся к режиссёру, пытающемуся дрожащими руками водрузить на нос очки в мод-ной тонкой золотой оправе.
  - Это будет твой сводный брат Франкенштейн, дружище.
  
  
    []
  

Где-то в Перми (человек, похожий на Олега Чиркунова)

  - Все деньги, - сказал человек в трусах и положил на стол брюки и обручальное кольцо, - все до копейки. Все шестьсот миллионов. Больше у меня ничего нет.
  - Знаем. Только вот как с тем миллиардом быть?
  - С миллиардом... - человек в трусах поник головой и заплакал.
  - Придётся отработать, голубчик. Придётся, - ласково сказал Чекист, - в Лагере близ Перми.
  - Думаете реально?
  - Не знаю. Не все даже дневную пайку зарабатывают...
  
  
    []
  

Коллега (человек, похожий на Виктора Ерина)

  - Я ж коллега ваш! Я же чекист тоже! У меня знаете какой опыт работы?
  - Опыт твой всем известен - и попытка упразднения КГБ, и расстрел белого дома, и подготовка первой чеченской. Люди с таки опытом не нужны не только ЧК, но и вообще Человечеству, - Чекист без сожаления спустил курок.
  
  
    []
  

Бром..бра... ну Федя, в общем (человек, похожий на Фёдора Бондарчука)

  - Гражданину бромбарчук?
  - Б-б... Бонд-дб..
  - Я и говорю, Бодбумчук, - сказал Чекист.
  - Ещё один потомственный режиссёр? - с тоской спросил сержант, - опять?!
  - Я.. - вымолвил модно одетый крепко сбитый мужчина с загорелой лысиной.
  - Вас, гражданин Бримбратчук, никто ни о чём не спрашивает, - прервал его Чекист и повернулся к сержанту, - это никакой не режиссёр. Это член совета при президенте РФ по культуре и искусству, участник Совета молодежного крыла партии "Единая Россия", координатор "Молодой гвардии" по культуре. А режиссёром этого бимбартчука назвать язык не повернётся.
  Речь Чекиста прервал резкий звук выстрела.
  - Почему без команды? - спросил Чекист.
  - Проявляю разумную инициативу, товарищ комиссар, - ответил сержант и принял строевую стой-ку.
  - А я его танком хотел раздавить...
  - А где его взять-то, товарищ комиссар, розовенький, как в Обитаемом Острове?
  - И действительно, - сказал Чекист. А про себя подумал: "хорошие кадры растут в ЧК. Будет смена. Не всё бумбанчукам веселиться".
  
  
    []
  

Очитка (люди, похожие на группу "экзорцист")

  - Эхей! Православные! - взвизгнула рыженькая бабёнка, выпорхнув из мерседеса. Опираясь на плечи волосатых жирных музыкантов, она влезла на сцену и, раскачивая худосочными телесами, принялась привычно "заводить" публику. "Православная готика", одобренная в своё время о. Кураевым, приносила весьма не кислые прибыли. Публике нравилась кожа, латекс, примитивные хард-роковые рифы и ещё более примитивные, но "идеологически верные" тексты, пропитанные животной ненавистью к коммунистам.
  Привычно плохо соображая от принятого вечером после вчерашнего пасхального концерта, музыканты уже было, не глядя в зал, завели одну из песенок, как вдруг замолчали. Непривычная гробовая тишина заставила их посмотреть со сцены вниз.
  В зале висело торжественное гнетущее безмолвие. На разукрашенных затянутых в кожу музыкантов во главе с оголённой певичкой мрачно смотрели сотни горящих пар глаз членов ордена чёрных исихастов.
  - Да что ж делается, православные? - тихо сказал кто-то в толпе, - Это ли песни богоугодные, нам обещанные?
  И толпа ринулась на сцену, охаживать истошно визжащих "экзорцистов" руками, ногами да подручными предметами. Больше музыкантов не видел никто и никогда. Так же как и их продюсера в рясе о. Гусева, прятавшегося за кулисами
  
  
    []
  

Без комплексов (человек, похожий на Лолиту Милявскую)

  - И что, у вас действительно нет никаких комплексов, или это всё-таки пиар-ход? - спросил Чекист, с презрением оглядывая толстую наглую бабищу.
  - Действительно, - ответила та и немедленно продемонстрировала это, обнажив белёсые гипертрофированные молочные железы и необъятные оплывшие ягодицы и ляжки в синих прожилках вен.
  Сержант запрокинув голову и, зажав рот рукой, выскочил за дверь откуда тут же раздались странные ревущие звуки. Комиссар побледнел, но сдержался.
  - Комплексы, - сказал он, - есть неотъемлемая часть человеческой природы. Вы, гражданка, от стыда и совести избавились, и обозвали их комплексами. А человек без человеческого уже даже и не человек, а животное. Поэтому вас даже судить не нужно. Поступим с вами, как с бешеным животным.
  Животный визг, сопровождавший речь Чекиста, оборвался сухим выстрелом из пистолета системы Стечкина.
  
  
    []
  

Что такое Миллер - это пиво...

  - А вам, господин газпромовец, мы газ не будем перекрывать до тех пор, пока у вас есть в нём потребность, - сказал Чекист и впихнул приговорённого в небольшую камеру без окон.
  Герметичная дверь захлопнулась. С тех самых пор фамилия Миллер вызывала у рядового советского человека исключительно ассоциации с американским пивом.
  
  
    []
  

Организм, измученный Тарзаном

  (люди, похожие на Тарзана Глушко и Наташу Королёву)
  - У каждого человека был выбор, кем стать. Можно стриптизёром, а можно офицером ЧК. Ваш выбор был убийственно неверным, обезьяний вы выкормыш, - сказал Чекист, наставив на волосатого мужчину в стрингах стечкина, - вот только не знаю я, что с вашей обезьяной Читой делать.
  - Это не моя обезьяна! Это русалка Николаева! - завопил тот.
  - Может быть, - сказал Чекист, - то-то на кикимору похожа. Пожалуй этот организм, измученный Тарзаном, мы отправим поправлять здоровье туда, где шумит тайга - там воздух чистый, лесной... Ну а с вами разговор короткий.
  Грянул выстрел. Обезьяночеловек сполз на пол, не выпуская из рук полированный пилон.
  
  
    []
  

Эх, ты зонушка, ай да мачеха.

  - Ну что, граждане монополисты, лоббисты, корпоратисты... Есть желание поработать?!
  Топ-менеджеры известной сети магазинов выстроились в кабинете Чекиста и кусали холёные ногти, сплёвывая огрызки в рукава дорогих пиджаков.
  - Из пятёрочки прямо в шестёрочки, - схохмил сержант.
  - Кстати, да, - согласился на этот раз Чекист, - пятёрочкой вы вряд ли отделаетесь. Впрочем, суд решит. Тут и воровство, и просроченные консервы, и взятки, и нарушения трудового законодательства, и безнравственная реклама, и насаждение корпоративной культуры, которая была признана религиозной сектантской пропагандой. В общем, тюрьма вас ждёт. Как там у вас в рекламе? Удар по яйцам? Нисколько не удивлюсь!
  А "партбилеты" работников пятёрочки мы, естественно приобщим к уголовному делу!
  
  
    []
  

Развлекательная психиатрия (человек, похожий на Александра Подрабинека)

  - Палачи! Гниды! Подонки! Каратели! Тоталитаристы! Политруки! - несмотря на лошадиную дозу успокоительного, глаза больного продолжали блистать, а зубы издавать громкий раздражающий скрежет.
  - Эх, жаль ветеранов у нас мало в живых осталось... а тех, кто есть, тревожить не хочется, нервы им трепать, друг мой сердечный. Ну да ничего. Мы вас по вашей первой специальности пустим. Вы ведь в своё время всё карательной психиатрией занимались? Статейки на запад писали, хотя сами клиентом никогда не были. Вот теперь побудьте немного клиентом, а писать не надо.
  - Каратели! НКВД-шники! Сатрапы! Вертухаи! - пациент задохнулся от ярости, и некоторое время молчал. Словарный запас неожиданно быстро иссяк, и он поник головой.
  - Вы на камеру снимаете? - спросил Чекист сержанта, - эту плёнку обязательно нужно будет показать всему миру. Пусть видят правозащитное движение во всей красе.
  Пациент вдруг резким движением вырвался из рук конвойных и, размахивая рукавами смирительной рубашки, подбежал к Чекисту, остановился перед ним, страшно вращая глазами.
  - Гебня! - выпалил он и попытался укусить Чекиста за нос.
  ...........
  - Ну как там наш пациент?
  - Отказался... как бы сказать... справлять естественные надобности до тех пор, пока все коммунисты не повесятся на деревьях.
  - Долго держался?
  - День. Потом обделался, теперь отказывается подмываться. Говорит, в знак протеста.
  - Забавно.
  - Да, комиссар, забавно, - врач закурил сигарету, - раздели и вымыли из шланга, стал орать, что к нему пытки применяют. Объявил голодовку. На следующий день у соседа отобрал пайку хлеба, сожрал и визжит, что его накормили насильно. Сказал, будет в ООН жаловаться. Когда сообщили, что ООН больше нет, заявил, что не будет ни с кем разговаривать в знак протеста...
  - Н-да... протянул Чекист.
  - Вот так. А вы это всё действительно в он-лайн на весь мир транслируете?
  - Транслируем.
  - И что мировое сообщество?
  - Ну как вам сказать... - Чекист улыбнулся - на доходах от рекламы этого реалити-шоу советское правительство заработало уже 100 млн.$. Если к нему Людмилу Алексееву подсадят, обещали ещё столько же заплатить.
  - А вы?
  - А что мы? Вы врач, вы и решайте, можно или нет...
  
  
    []
  

Социальная ответственность (человек, похожий на Петра Авена)

  - Так... Какие жалобы? - обратился прокурор к построенным в ряд заключённым.
  - Я... разрешите, гр-н начальник! Меня-таки не кормят. Это нарушение. Всех кормят, а меня нет! А работать заставляют! Я уже четыре дня не ел!
  - Как фамилия? - спросил прокурор удивлённо.
  Заключённый назвался.
  - Так вы ж говорили как-то, что не обязаны нести перед обществом социальной ответственности, так?
  - Ну, говорил.
  - Вот и общество вас теперь кормить не обязано, господин альфа-заключённый.
  - Он не альфа, буркнул кто-то из образованных в толпе заключённых, он самый последний омега.
  Смысл слов "альфа и "омега" для большинства зека был не очень понятен. Но суть сказанного они уловили прекрасно, и принялись негромко посмеиваться.
  
  
    []
  

Идентичный натуральному

  - Петушиный хвост... - перевёл Чекист надпись на яркой, напоминавшей новогоднюю ёлку банке, - да, похож... Состав... Хм... И вы что же, этим людей травите?!
  - Мы производим чистый полезный продукт... У нас есть все сертификаты... Ароматизаторы...
  - Ароматизатор "ягуар" идентичный натуральному, - не слушая окрашенную в оранжевый цвет дамочку, продолжил Чекист, - вы туда что, мочу кошек кладёте для стойкого запаха?
  Ответа не последовало. Чекист взял другую банку, на этот раз ядовито зелёного цвета, открыл её и сморщился от отвратительного химического запаха.
  - Десять банок выпьете? - обратился он к дамочке, - вот это, вроде не энергетик, значит пить можно. Даже мелкими буквами ничего не написано, про вред здоровью...
  Та забилась в угол и симулировала обморок, глядя на Чекиста сквозь ресницы.
  - Ну что ж, - сказал он, - не хотите, как хотите.
  Чекист достал из заменителя кобуры идентичного натуральному заменитель пистолета системы Стечкина, идентичный натуральному; дослал идентичный натуральному заменитель патрона в заменитель патронника, идентичный натуральному; а затем произвёл идентичный натуральному заменитель расстрела по отношению к заменителю Ольги Курбатовой, идентичному натуральной...
  Стены забрызгал идентичный натуральному загуститель "мозг" пополам с красителем "кровь", идентичным натуральному.
  
  
    []
  

Частушка (человек, похожий на Сергея Полонского)

  Посылал Полонский в жопу, у кого миллиарда нет,
  А в тюрьме торгует ею за полпачки сигарет.
  
  Услышал частушку Чекист, выходя из столовой. "Народные поэты в погонах, сочинившие эту частушку, явно осведомлены о происходящем в местах не столь отдалённых. Однако... панельное жильё, хм... так не любить панель, и самому на неё теперь выйти...", - подумал он, и усмехнувшись, пошёл дальше.
  
  
    []
  

Буржуазный журналист (человек, похожий на Семена Борзенко)

  "Что характерно, у Ягоды при обыске нашли то же самое", - подумал Чекист, брезгливо пнув нос-ком сапога массивный резиновый предмет анатомической формы, а вслух сказал:
  - Не надо наручников, у него свои где-то были.
  - Есть. На меху и со стразиками, - донеслось из коридора, куда конвойные поволокли обрюзгшее тело буржуазного журналиста, облачённое лишь в ошейник и кожаные стринги.
  
  
    []
  

Блин-клин (человек, похожий на Била Клинтона)

  - Клин клином вышибают, так у вас говорят? - спросил командир сербского спецназа у русского Чекиста, начальника особого отдела ограниченного советского контингента.
  - Так-так, - улыбаясь ответил тот.
  - Ну так давай нам Клина, вышибать будем.
  - Уже заняли Приштину? - удивился Чекист, - ай молодцы! Быстро!
  Не прошло и часа, как извивающийся седовласый янки, привязанный к чугунной бабе, под аплодисменты толпы рассекая со свистом воздух, полетел навстречу своему шестиметровому изваянию.
   - Хвала богу, - говорил прослезившийся старый сербский генерал, - Хвала богу.
  
  
    []
  

Дорогие мои! (телепередача аншлаг)

  - Здравствуйте, дорогие мои! - с трудом подавляя смех, сказал Чекист, глядя не построенных на палубе парохода юмористов. Те смотрели угрюмо и мрачно. И никто даже не попытался пошутить про унитаз, или издать губами пердящий звук.
  - Сегодня, - продолжили Чекист, - вы даже не поверите куда мы с вами отправимся! Сегодня, мы с вами, дорогие мои юмористы, отправимся... добывать нефть! А за это, дорогие мои, вас будут кормить согласно нормам довольствия! Ну как? Нравится вам такая идея? Нравится? Ну ещё бы, ведь нефть добывать куда проще, чем валить лес, как на прошлой неделе. Вы согласны с этим, дорогие мои? Ну тогда все дружной командой отправляемся.
  И старая облупленная баржа медленно потянулась в сторону Каспия, где юмористы продолжат свой труд на благо народа.
  
  
    []
  

Памяти святой инквизиции (человек, похожий на Анатолия Фоменко)

  - А вы, господин лжеучёный, отрицаете, многие исторические моменты?
  - Я не отрицаю... это факты!.. Я не лжеучёный! Всё было по-другому! Официальную историю подделали Петавиус и Скалигер! Я... я могу это доказать! У меня выкладки! - немедленно взвился всклокоченный субъект ботанического вида.
  - Хм... а вот скажите, это правда, что в своё время инквизиторы сжигали на кострах людей?
  - Да, это правда. Да сжигали!
  - И что, Джордано Бруно сожгли?
  Повисла тишина. Было слышно, как мучительно скрепят извилины математика, пытающегося сообразить, к чему задан вопрос. Его мучения прервал Чекист:
  - Ну ладно. Мы в ЧК математически доказали, что вы и Джордано Бруно - это один и тот же человек. И вас на самом деле не существует - вас сожгли. Ваше существование здесь - это результат исторической подтасовки, которую провели Петавиус и Скалигер.
  - И... и что же мне делать?.. - обречённо спросил математик.
  - Вам - ничего! - ответил Чекист, - а нам - исправить недоразумение.
  В огромном костре, сложенном из книг по новой хронологии, исчез никогда на самом деле не существовавший академик, выдуманный гнусными фальсификаторами истории. Вместе с ним сгорели и его никогда не существовавшие идеи...
  
  
    []
  

Ящик водки (человек, похожий на Альфреда Коха)

  - Это за залоговые аукционы, - сказал Чекист, наливая в стакан водку, - пейте... А это за СПС. Давайте-давайте. Между первой и второй перерывчик небольшой. Так. Вот это - за то, что России нет места в мировой экономической системе. За это - полную. О! Хорошо пошла. Тост понравился, сразу видно. Так. А вот это за Анатолия Борисовича, друга вашего. Опа... Нет, не чокаясь. Так... И теперь мгновенно за Бориса Ефимовича. Да-да - тоже не чокаясь. Молодца.
  - Я больше не могу, - вдруг сказал абсолютно трезвым голосом рыжеватый человек с обрюзгшим лицом.
  - Что значит "не могу"! - возмутился Чекист, - вы одну бутылку всего выпили. А должны - целый ящик водки. Ну-ка... - рука Чекиста ловко наполнила стакан до краёв, - за либеральную экономику!
  Чекист едва успел отскочить, спасая китель от рвотных демократических масс, исторгнутыми бывшим вице-премьером.
  - Смотри-ка... Может и не такой уж плохой человек, раз за либеральную экономику не может... Может, погорячились мы с вами, а Альфред Рейнгольдович? Может всё же в ссылку вас? Копать?! А? Шучу. Давайте за чувство юмора. Пей до дна!
  - Хватит. Я больше не могу, - пьяно промычал его собеседник, - лучше убейте!
  - Да вот в чём загвоздка. Пулю-то жалко на вас. А палёной водки хоть отбавляй... И как действовать прикажете в такой обстановке?
  - Дайте верёвку. Я сам...
  Через несколько минут стоя под раскачивающимся на ветке телом, Чекисты звонко чокнулись и выпили за Советскую власть.
  - Как вы его, тов. комиссар!
  - Развели как Коха, - флегматично ответил тот.
    []
  

Апокриф (человек, похожий на Виктора Ерофеева)

  - Мне нельзя в тюрьму! Я... я не могу там. Я там погибну! - завизжал скандальный писатель.
  - Ну что вы. У нас тюрьмы совсем неплохие. Уровень смертности выше чем по стране на три процента. Это отнюдь не тот концлагерь, в котором вам пришлось сидеть на передаче Последний Герой. Выдержите! Тем более что в тюрьме и публика поприятнее.
  - Но я... Мне нельзя... В конце-концов, за что?! За что вы меня сажаете?!
  - За фашизм. За самый обыкновенный фашизм, которой составляет единственную статью в энциклопедии вашей души, ответил Чекист спокойно, - поэтому мы вас сейчас посадим в камеру к другим русским фашистам. Думаю у вас найдётся о чём поговорить.
  - Только не это, - взвизгнул потомок дипломата, упал на колени, обмочился, и стал пытаться целовать Чекисту руки, скуля и рыдая, - всё что угодно, только не это!
  Визг перешёл в ультразвук, а скуление стало нечленораздельным, и тогда Чекист несильно ударил писателя по щеке тыльной стороной ладони и негромко скомандовал:
  - Прекратить истерику. Встать.
  Телеведущий канала Культура поднялся и с надеждой глянул на Чекиста сквозь высыхающие слёзы.
  - Есть у нас с тобой, Витя, другой выход, - сказал Чекист, - Есть!
  - Всё что угодно, гражданин комиссар!
  - Ты же русский человек, Витя!
  - Да! Я чистокровный русский. Не какой-нибудь там этот... Который Гинзбург по матери! Я чисто русский!
   - Ну вот, видишь, Витя. Ты сам и решил за нас, что с таким русским как ты делать!
  Чекист достал из кармана потрёпанную книгу, вышедшую из-под пера писателя и прочитал:
  "Русских надо бить палкой. Русских надо расстреливать. Русских надо размазывать по стене... Русские - позорная нация. Тетрадка стереотипов. Они не умеют работать систематически и систематически думать. Они больше способны на спорадические, одноразовые действия. По своей пафосной эмоциональности, пещерной наивности, пузатости, поведенческой неуклюжести русские долгое время были прямо противоположны большому эстетическому стилю Запада - стилю cool... Русские - самые настоящие паразиты".
  Читать дальше Чекист не стал. Слушать вопли старого облезшего антисоветчика стало совсем невыносимо, и он пинком втолкнул его в камеру, где уже сидели отбывающие наказание по той же статье, что и писатель, преступники. Бритоголовые парни, сидевшие за убийство торговцев фруктами, ждали встречи с ведущим радио Свобода с большим нетерпением...
  
  
    []
  

2 Чекиста (человек, похожий на Олега Гордиевского)

  - Здравствуйте. Мы с вами договаривались об интервью.
  - Здравствуйте, - ответил седовласый лысеющий старик с сизым носом, и нервно оглянулся по сторонам.
  - Вы боитесь, что за вами следит КГБ?
  - Да! Вы не представляете, что это за люди! Это... Они не прощают. Эти слуги тоталитарного режима никогда не успокоятся! - старик надел на нос чёрные очки, - пойдёмте. Здесь недалеко. Буквально полчаса пешком...
  - Вы разве не на машине?
  - Пришлось продать! Вы знаете, я поставил новую сигнализацию дома, и установил датчики слежения в саду. Они не придут ко мне незамеченными!! - старик достал из кармана поношенного плаща бутылку дешёвого бренди и сделал большой глоток, - хотите?
  - Нет, спасибо.
  - Пошли. Только осторожнее, район у нас не безопасный...
  Через полчаса ходьбы по пустынным заваленным мусором улицам самого бедного района Лондона, населённого выходцами из Пакистана, они вышли к покосившейся хибаре, а старик почти допил бутылку и изрядно захмелел.
  - А где же сад?
  - А вот, вокруг, - старик обвёл рукой несколько акров голой земли, - старое жильё пришлось продать. Жена отсудила все деньги... А пенсия у меня и так маленькая...
  - Что ж так? Вы вроде бы неоценимые услуги оказали британцам. Да и не только им. С самим Рейганом в своё время встречались...
  - Это когда было! - старик залпом допил бренди, - не ценят, сволочи! Никому оказался не нужен... Пришёл за социальным пособием - отказали! Бюрократы!
  - Ну-ну... ничего страшного.
  - Вам легко говорить! Вы ничего не знаете о здешней жизни! Здесь вам не Россия! - старик закашлялся, - пойдёмте в дом...
  Оглядев убогое убранство единственной комнаты, гость сел на кровать, откинув одеяло. А хозяин достал из шкафчика початую бутылку бренди и, сделав глоток, сел на единственную табуретку. Руки его тряслись.
  - Так о чём вы хотели меня спросить?
  - Скажите... А скольких вы человек сдали британской разведке?
  - Это не ваше дело! Одного. Нет, двух! Но это были отъявленные мерзавцы. Палачи свободы. Настоящие кровавые мясники!
  - Когда вас завербовала английская разведка?
  В глазах старика что-то мигнуло.
  - Меня не вербовали! Я сам. Я по идейным соображениям... Хотите выпить?... - старик хлебнул ещё и вдруг из его глаз потекли слёзы... - Сволочи! Я думал, будет вилла на берегу моря... с бассейном, с... Как они могли? Как они могли так со мной поступить?!
  - Что вы расстраиваетесь? Вы ведь по идейным соображениям!
  - Вон! Вон отсюда!!! - закричал бывший полковник КГБ, пытаясь встать, но ноги его держали плохо, и он упал.
  - А вы так не переживайте. Вы разоблачили много кровавых гэбистов, внесли свой вклад в разрушение тоталитаризма, защитили общечеловеческие ценности и западную демократию. В общем, не зря прожили жизнь... Так что всё у вас в порядке, просто замечательно.
  - Вы... вы тоже от... оттуда? - в ужасе пролепетал старик, отползая к кровати...
  - Да, - с улыбкой глядя на него произнёс Чекист, - я тоже оттуда, дорогой коллега.
  Старик уже почти дополз до кровати. Рука его метнулась к подушке.
  - Это ищите? - спросил Чекист, показывая старику дамский браунинг, - не надо хранить пистолет под подушкой. Тем более, у вас на него нет разрешения. Так что я его изымаю.
  Чекист повернулся и пошёл к выходу.
  - А вы... вы разве не...
  - Нет, я убедился, что вы получили именно то, за что боролись. Так и сообщу начальству в следующем отчёте, - сказал Чекист, и вышел через узкую дверь, наклонившись, чтобы не ударится головой о низкую притолоку...
  ...........................................................................................
   Через два дня в окрестностях Лондона полиция нашла труп старика, висевший на осине. Личность умершего была установлена быстро. Однако несмотря на то, что это был советский перебежчик, уголовное дело открывать не стали, настолько очевидным было самоубийство.
  
  
    []
  

2 Чекиста - 2 (человек, похожий на Олега Калугина)

  - Добрый день. Я сотрудник пенсионного фонда СССР.
  - Фуф... Здравствуйте, - благодушно сказал разжиревший мужчина, - жарко сегодня, правда? Даже кондиционер не помогает.
  - Да уж, это верно, - мягко ответил посетитель, - позвольте, я открою окно?
  - Валяйте!.. Так о чём вы со мной хотели поговорить? Сотрудник пенсионного фонда... Ха, забавно!
  - Вы помните, в 90-м году вас лишили персональной пенсии, после того, как вы выступили с рядом заявлений о КГБ?
  - О да! Хорошее было время! - толстяк благодушно осклабился и принялся раскуривать сигару, даже не глядя на мелкого советского клерка.
  - После революции мы пересмотрели ваше дело и решили начислить вам пенсию.
  - Пенсию? Ха-ха-ха!!!! - толстяк рассмеялся, - мне? Советскую пенсию?! Вы шутите? Да я только за первую книгу о КГБ, изданную в Америке получил больше, чем за всю жизнь в СССР. А потом были другие книги! Не говоря уж... хе-хе... об остальном! Ну, вы понимаете, о чём я! - толстяк подмигнул гостю.
  - За прошедшее время накопилась приличная сумма.
  - Приличная сумма? В вашем совке? Откуда у вас приличная сумма?!
  - И тем не менее, - посетитель явно обиделся, - Советское государство изрядно задолжало вам. А мы свои долги платим всегда.
  - Ладно! - великодушно согласился толстяк, - доставайте свои эти... Чёрт забыл как это у вас там называется... Свои гроши. Сколько там у вас накапало?
  - Пожалуйста, - сказал Чекист и передал толстяку кейс.
  - Вы что, издеваетесь? - заорал, багровея, тот, открыв его, - охрана! Вышвырните его отсюда пин... пинка... а... а!..
  Он завалился на стул, хватаясь рукой за ворот рубашки. Когда через несколько секунд в комнату ворвалась охрана, Чекист уже убрал в карман носовой платок, которым прикрывал нос в момент, когда толстяк открывал кейс.
  - Что здесь произошло? - крикнул охранник.
  - Ему стало плохо, - ответил Чекист, - жара, наверное. Вон, даже окно пришлось открыть, кондиционер не справлялся.
  - Немедленно закройте окно! И вызовите экспертов, пусть возьмут пробы воздуха, - распорядился старший охраны.
  Чекист лишь улыбнулся, он-то знал, что эксперты ничего не найдут: открытое окно сделало своё дело.
  - А что в кейсе?
  - Начисленная пенсия, - пожал плечами Чекист, - Не знаю даже что теперь делать с ней. Пусть ваши юристы разбираются. А я своё дело сделал. Все начисленные 30 сребреников пенсионеру передал сполна.
  
  
    []
  

Очная ставка (человек, похожий на Александра Федулова)

  - Значит, говорите, основу идеологии коммунизма составляет уничтожение человека человеком?
  - Ну... я это говорил?
  - Говорили-говорили. У меня и свидетель есть!
  - Ну... раз свидетель...
  - Ага. И я вас сейчас одними "очняками замордую". Введите свидетеля!
  Увидев свидетеля "евразиец" пал на колени и истошно заорал "Не надо"!
  - Надо, Федя. Надо. Давай, Василий Иваныч.
  - Василий Иваныч! Вы же меня раздавите!
  - Раздавлю, - согласился свидетель.
  Так видный политик был замордован очняками насмерть.
  
  
    []
  

Снежные люди

  - Раздевайтесь, - скомандовал Чекист!
  - Как?
  - Догола!.. Да... действительно, похож! Теперь верю вам насчёт снежных людей. Их не только в каждом лифте петербургского дома, но и в каждом кабинете лжеучёного можно встретить!
  - Значит, вы мне верите!
  - Конечно, нет. Пока своими глазами не увижу приведённого вами йети, не поверю. Так что шагом марш, и без снежного человека не возвращайтесь!
  - Но там же мороз! А если я замёрзну?!
  - А это не страшно. Как учит ваша любимая социобиология, избавление от никчёмного, бесполезного и даже вредоносного индивидуума, принесёт обществу только пользу.
  
  
    []
  

Итого (человек, похожий на Виктора Шендеровича)

  - Агитация за СПС, плюс сокрытие доходов, плюс издевательства над соседями-пенсионерами, - Чекист перекидывал костяшки на счётах, - плюс несмешные русофобские шутки, плюс агитация в пользу чеченских боевиков, плюс непонятные конторы "рога и копыта", плюс протухшие плавленые сырки, плюс НТВ, плюс НТВ плюс, плюс ТВ-6... Итого... Однако!
  
  
    []
  

Homo (человек, похожий на Романа Трахтенберга)

  - Роман Трахтенберг, - представился входящий.
  - Homo trahtenbergus, - сказал Чекист, глядя на чешущее подмышками существо - реликтовый гоминид.
  - Я юморист!
  - Homo trahtenbergus festivus, - невозмутимо продолжил Чекист, и повернулся к сержанту, - этого к антропологам. Их вотчина. И намордник на него, чтобы не матерился. Уши же вянут.
  
  
    []
  

Против дискриминации (человек, похожий на Марию Арбатову)

  - А вы ведь старая подельница осуждённого Малахова? Не так ли?
  - Я не подельница!
  - А что вы всё время делали на его передачах?
  - Я боролась за права женщин!
  - Против дискриминации?
  - Да!!
  - Ну что ж. Дискриминировать по половому признаку мы вас не будем. Так что к Малаховыми в одну камеру (если там от них ещё чего-то осталось). Заодно своим любимым психоанализом займётесь. Там материал, знаете ли, очень интересный: двое подвергнувшихся насилию, и куча осуждённых отрицательной направленности. Огромный простор для действия. Можно с отрицалами психотерапией заниматься, можно права обиженных защищать. Полная свобода выбора у вас будет...
  
  
    []
  

Цифровые наркотики

  - Так-с. Что мы тут имеем? - Чекист последним вошёл в помещение, где под дулами автоматов уперев руки в гору уже стояли человек десять, размазывая по стенам сопли. Чекист зачем-то пнул носком сапога перевёрнутый в короткой схватке системный блок, оглядел стоящую по стенкам уцелевшую аппаратуру, и вдруг резким движением вытащил за ухо из узкого промежутка между стенкой и большим сабвуфером ещё одного субтильного прыщавого упырька.
  - Вот зараза! - удивлённо выдохнул сержант, - это ж как надо исхитриться, чтобы туда влезть!
  - Эти ещё не то умеют! - наставительно сказал Чекист, - они умудрились ещё и цифровые наркотики придумать и по интернету распространять. Вот так вот, не выходя из офиса статью за наркоту отработали! Чуешь?
  - Это не наркотики! - взвыл упырёк, и, отпустив распухшее покрасневшее ухо, попытался рухнуть на колени, но крепкие руки конвойных его удержали, - вы же знаете, что они на самом деле не действуют! Это обман!
  - Знаем, - согласился Чекист, - так что кроме наркоты у вас ещё и мошенничество. А две такие опасные статьи в наше суровое революционное время - это расстрел на месте преступления.
  И закурив, Чекист вышел, оставив подчинённых приводить приговор в исполнение.
  
  
  
    []
  

Сутенёр (человек, похожий на Петра Листермана)

  - О! Бордельеро! Здравствуйте, мадам! - улыбаясь сказал Чекист, откинувшись в роскошном восточном кресле и едва в нём не утонув.
  - Я... мня... Я...
  - Знаю, знаю, кто вы. Старый сводник и сутенёр.
  - Я не сутенёр. У меня только топ-модели! Я... У меня брачное агентство! Я поставляю элитных девушек представителям элиты!
  - Последнюю свою жену вы, говорят, за миллион долларов продали? Так?
  - Вы же понимаете... когда человек надоедает... сразу нужно подыскивать себе другого. А для девушки нужно подыскивать новую партию. У меня было пять только официальных браков. Я всегда отдавал своих женщин в хорошие руки!
  - Торговля людьми, сутенёрство, содержание борделя, - сказал Чекист и задумчиво взвесил в руке стечкина, - что прикажете делать?
  - Но поймите! Девочки только выигрывали от этого!
  - Став жёнами аморальных типов, которые сейчас один за другим садятся в тюрьму за хищения госсобственности?.. Вот что мы с вами сделаем. Мы подыщем и вам тоже новую партию. Думаю, что сомалийские пираты заплатят за вас... ну если не миллион долларов - вы его не стоите - но какую-нибудь вполне приличную сумму. Для вас эта партия будет более подходящая, чем лесоповал, не так ли?
  
  
    []
  

hat`s all (человек, похожий на Дэцла)

T
  - Цитата, - сказал Чекист, задумчиво переводя взгляд с копны свежесостриженых дредов, лежащей на полу на свежеобритое тщедушное существо, рыдающее в углу комнаты, - мои слёзы, моя печаль... Как там у вас дальше?
  - Мои грёзы это тихий рояль, - всхлипывая ответило существо.
  - Ага, - сказал Чекист, и достал из кармана бумажку, - я тут немного ваш текст переделал:
  
  По телевизору не могу смотреть политику,
  По радио передают только одну классику
  В интернете мой сайт закрыла полиция нравов
  Чекист в кармане обнаружил дозу наркоты.
  Я в западне, со всех сторон расставлены капканы,
  У меня нет сил на будущее строить планы.
  Работать не могу нигде, я слишком туп,
  Вылетел в трубу мой многолетний труд.
  Хотел пойти перекусить, да нет в кармане денег,
  Всем моим рассказам в ЧК не верят.
  Спорить не буду - стою я в зоне неудачи,
  В осоавиахим мою забрали тачку...
  
  Чекист перевёл дыхание и достал стечкина.
  - Достаточно рэпа на сегодня. Рэпа больше не будет.
  - Ну может хотя бы дэцл рэпа? - с надеждой спросила существо.
  - Нет. Не дэцл. That`s all, как говорят англичане.
  Выстрел прекратил слёзы, печаль и грёзы растамана. Больше он не будет "табачить в клубах".
  
  
    []
  

2% (человек, похожий на Михаила Касьянова)

  - Вы помните, как у тов. Краснова в песне поётся? "Вам нужна другая Россия, а почему не другая планета? Другой России у нас для вас нету". Так вот. Другую планету мы вам нашли. Вы будете первым человеком, который посетит Марс.
  - Но я не умею пилотировать космический корабль!
  - Ничего страшного. Страной же управляли, хотя тоже не умели. Тем более полёт будет беспилотным. Вы будете в качестве подопытного.
  - А какова вероятность успешного возвращения? - породистое лицо бывшего премьер министра затряслось.
  - Два процента, Миша. Два процента.
  
  
    []
  

Красные начинают и выигрывают (человек, похожий на Гари Каспарова)
  - А это правда, что вы были чемпионом мира по шахматам? - спросил Чекист седеющего небольшого человека с гепатитным цветом листа.
  - Да это так!
  - Сыграем? - Чекист подвёл своего гостя к столику на котором стояла доска и расставленные фигуры.
  - Хорошо.
  - Ну вот и занимались бы шахматами, чего ж вы стали ерундой заниматься? - Чекист походил е2-е4 и что-то записал на листе бумаги с надписью "протокол"
  - Я отстаивал свои убеждения!
  - Это вы про антинаучные бредни Фоменко и Носовского, которые вы пропагандировали?
  - Я... Э...
  - Значит, срок уже имеешь, как в том фильме говорилось... Шах! - Чекист снова сделал запись в протоколе.
  - Какой шах? Откуда? Я не согласен!
  - Несогласный, - Чекист сделал ещё одну пометку, - с этого места поподробнее, пожалуйста.
  - Но я... могу я получить адвоката?
  - А откуда у вас американский акцент вдруг появился? Да ещё такой сильный?.. Шах!
  - Адвоката мне. Я имею права на адвоката. Я гражданин Соединённых Штатов... Я...
  - Значит, по поводу шаха на этот раз возражений нет. А по поводу штатов... Ну так и сидели бы у себя в штатах. Чего в Россию ехать было? Шах.
  - Я приехал... бороться! Бороться за права...
  - В Россию. Из Америки. Бороться за права жителей России... Смешно, - Чекист сделал очередную пометку.
  - За свободу слова!
  - Для бизнесменов и американских агентов влияния, вроде ваших друзей...Мат, - Чекист поставил в протоколе точку, - хотите взять реванш?
  - А можно?
  - Попробовать можно. Только на этот раз играть будем в Чапаева. И ставкой будет ваше существование.
  Лицо шахматиста из лимонно-жёлтого стало снежно-белым. С тихим стоном он сполз с кресла на пол.
  - В связи с неявкой команды гостей, им засчитывается техническое поражение со счётом 0:3, - задумчиво сказал Чекист, и достал стечкина из кобуры, - гейм, сет, матч Временная Чрезвычайная Комиссия.
  
  
    []
  

Молодёжная политика (человек, похожий на Светлану Журову)

  - А мы же с вами почти коллеги... - Чекист брезгливо швырнул на стол пачку скабрезных фотографий, - Совесть есть у вас? Мало того, что форму позорили, так ещё и с этими... едросами вместе в думе. Комитет по молодёжной политике. Это у вас такая политика была? - Чекист ткнул пальцем в фотографии, - Всё. Молодёжная политика теперь сменилась. А вы... Вы где раньше работали? В управлении по конвоированию? Вот туда и отправитесь дослуживать пенсию. Только не в управление, а в конвой. И не офицером, а рядовым. А работа на т.н. госслужбе в едросовских парламентах из трудового стажа исключается. Кругом марш.
  
  
    []
  

Неразрешимый вопрос (Люди, похожие на Алину Кабаеву и Светлану Хокрину)

  - Спортшкола, напряжённые тренировки, стадионы, заграница, олимпийское золото, плейбой, шоу Малахова, Госдума, Единая Россия, растрата госсобственности, тюрьма, конфискация, панель, наркотики, ЛТП, трудоустройство дворником... - Чекист отложил личное дело и открыл следующее, - спортшкола, напряжённые тренировки, стадионы, заграница, олимпийское золото, плейбой, шоу Малахова, Госдума, Единая Россия, растрата госсобственности, тюрьма, конфискация, панель, наркотики, ЛТП, трудоустройство сторожихой... Да... это раньше. А что теперь? - новое личное дело легло на стол, - спортшкола, напряжённые тренировки, стадионы, заграница, олимпийское золото, тренерская работа, Совет народных депутатов, Госкомспорт, звание героя соцтруда, персональная пенсия... Вот интересно, что было вреднее для спортсменов, плейбой, Малахов или Едро? Впрочем, теперь об этом могут судить только историки....
  
  
    []
  

Право на откуп или неудачный эксперимент (человек, похожий на Бориса Титова)

  - А как вы относитесь к тому, чтобы ввести легальную компенсацию вместо приведения приговора в исполнение? - спросил Чекист.
  - Положительно! Положительно!!! - завопил стоящий на коленях человек с завязанными глазами, - хоть с меня начинайте! Я только за!
  - Хорошо, - ответил Чекист, - с вас и начнём. А как мы определим размер компенсации?
  - Ну... десять тысяч долларов...
  - У... - сказал Чекист, досылая патрон в патронник...
  - Двадцать! Нет! Пятьдесят! Сто!.. Миллион!
  - По нашим подсчётам у вас есть много больше.
  - Хорошо! Сколько?!
  - Всё. Всё, милейший...
  - Согласен, - голос предпринимателя дрогнул, - согласен.
  - Ну, а теперь можно вас и расстрелять.
  - Но как? Я же...
  - Что "я же"? вы откупились за деятельность в "правом деле". А ведь ещё есть хищения госсобственности, предложение ввести откуп от армии, заседание в единой России, и сидение в общественной палате. Тут даже султан Брунея не откупится.
  Грянул выстрел.
  
  
    []
  

Этот этого (люди, похожие на дуэт "смэш")

  - Не успели с Тату разобраться, так теперь ещё этот этого, - бородато пошутил сержант, вталкивая в кабинет двух певцов. Одного тёмненького и одного светленького.
  - Н-да... - задумчиво сказал Чекист, оглядывая звёзд отечественной эстрады, - даже не знаю... В тюрьмах мест свободных мало, да и толку от вас - сдохнете через два дня, даже затраты на транспортировку не окупятся.
  - И потом, наша красота там исчезнет, - томно сказал светленький и закатил глаза.
  - Исчезнет, но не напрасно, - парировал Чекист, - там ценителей мужской красоты навалом, найдут вам применение.
  - Вау! - взвизгнул тёмный, - не отдавайте нас туда, товарищ военный. Мы вас очень просим. Хотите, мы вас отблагодарим?
  Чекист только плюнул в пол.
  - Вот что, - сказал он после минутного молчания, - через два часа последний пароход отходит на Запад. Так называемый артистический пароход. Там вся ваша братия - весь цвет нации: поющие, сосущие, танцующие и т.д. Мы решили, что и Запад с вами раньше загнётся, и нам без вас проще. Пшли вон.
  И сержант достаточно грубо вытолкнул двоих певцов на улицу, закрыв за ними калитку с надписью "проход запрещён"
  - Сергуня! Правда, этот военный душка? - спросил чёрненький.
  - Вау! - ответил светлый, - просто красавчик!
  - Ты на него так смотрел, противный! Ты хотел мне изменить с этим мужланом!
  - Не правда! Это он на меня смотрел. У него такие красивые глаза...
  - Ты дурашка! Он смотрел на меня! Если бы я зашёл к нему один, без тебя... Вполне возможно, что...
  - Дурачок! Кому ты нужен с такими волосами. Ты себя в зеркало видел, мой маленький дружок?
  - Как ты смеешь? Я ненавижу тебя!
  И светленький вцепился тёмненькому в волосы, а тот стал пытаться выцарапать другу глаза. Вышедший из ворот дежурный пинками отогнал двоих артистов на квартал от здания ЧК. Но те не чувствовали пинков. Они даже почти не ничего не видели. У обоих перед глазами стояла облачённая в кожанку стройная фигура Чекиста, его волевой подбородок и сильные мускулистые руки...
  В поле зрение ЧК парочка больше не попадала. Однако доподлинно известно, что на "артистический пароход" они не попали: видимо опоздали, увлекшись сценой ревности. Что сталось с ними потом? Одному богу известно...
  - А вот представляешь, - отхлебнув чаю из стакана в подстаканнике, сказал Чекист, - если через сто лет не дай бог, опять всё погибнет - то вновь начнут говорить, что мы цвет нации из страны высылали.
  - Всенепременно начнут, товарищ комиссар, - ответил сержант, - в "правде" писали, что на Западе уже начали, когда мы им первую партию заслали...
  
  
    []
  

Швея мотористка (человек похожий на Дениса Симачёва)

  Чекист задумчиво рассматривал ёрзающего на стуле усатого чернявого человека с неприятным и нездоровым блеском в глазах. Тот глядел в пол и нервно барабанил тонкими пальцами по ноге.
  - Ритмы отечественной эстрады отбиваете? - спросил Чекист.
  - Что?.. - человечек непонимающе взглянул на Чекиста, - ах, да... простите.
  - Бог простит. Вы вот что. Вы же швея мотористка? Модная в определённых кругах. Так?
  - Я м... модельер.
  - Ну я и говорю. Так что отправляйтесь-ка работать по профессии.
  - Я... Это правда?
  - Правда. И даже заказчики у вас будут те же самые, что и были раньше.
  - Но... Но ведь они все...
  - Совершенно верно. И вы отправитесь туда же. И там будете шить. Мы вас в швейный цех определим. Так что гламурные бригадиры смогут одеваться от кутюр. И дефилировать по плацу. Только вот саундтрек придётся сменить. Ни Кинчев, ни Летов в качестве фона для прогулок этой шушары не годятся. Придётся вам разучивать что-то вроде "я ушаночку поглубже натяну".
  
  
    []
  

Капут

  - Съёмочная группа построена?
  - Построена.
  - Ну пошли.
  Оператор и режиссёр суетились, проверяя свет мизансцену - снять надо будет непременно с первого дубля! Пулемётчик занял место у орудия.
  - Ну поехали! - сказал режиссёр, - Мотор!
  Съёмочная группа, снявшая самый отвратительный в истории фильм о войне, отчасти смыла вину перед человечеством. Искупила кровью, поработав в массовке нового фильма.
  "Гитлер капут" капут, - с удовольствием подумал Чекист...
  
  
    []
  

Осуждены порознь.

  - Но мы же только артисты! Мы же не виноваты, что мы снимались в таком... В таком... В общем, нам же нужно было на что-то жить.
  - Вас насильно заставляли? - удивился Чекист.
  - Нет, но...
  - Ну вот и хорошо. Значит, вы не жертвы, а соучастники.
  - Но ведь разве снимать очень-очень тупые пошлые фильмы это преступление?
  - Разлагающие безнравственные и асоциальные - безусловно. Так что степень вашей вины будет определять суд. Увести.
  
  
    []
  

Богу мил, ЧК не мил (человек, похожий на Владимира Голякова)

  - Был когда-то поп Гапон, а сейчас у вас "схорон"... - неумело сострил сержант, вводя задержанного.
  - Нападение на офис общества "мемориал" - дело благое, конечно, - сказал Чекист, - но вот продажу оргтехники простить не можем. Борьба с иеговистами хорошо, но вот коммерция и псевдорелигиозные бредни... Сложный случай, в общем. Бог вам судья, как говорится.
  - Вы меня отпускаете? - спросил дородный молодец и, уперев руки в боки, огладил усы.
  - Конечно, нет, - ответил Чекист, - У нас тут незадолго до вас один священник по делу о воровстве пожертвований проходил. Так он утверждал, что в вас бесы сидят. В общем, отправляйтесь-ка вы на Соловки. Там вам братия определит послушание.
  
  
    []
  

Истерик (человек, похожий на Эдварда Радзинского)

  - Это были времена безвременья. Как говорил один публицист тех времён, "настали чёрные времена"... - человек с немытыми редкими длинными сальными волосами глядел в камеру, закреплённую в районе потолка, и читал текст, заводя сам себя всё больше, - Люди собирали по помойкам объедки! Дети пухли с голоду. А он, - палец человека упёрся в пространство, а голос перешёл на ультразвук, - Он лишь ухмылялся! Ему было смешно! Чекист упивался своей властью, и ему не было дела до тех ничтожных насекомых, которые ещё совсем недавно аплодировали ему!.. - бывший драматург неожиданно смолк и вой его стал напоминать кошачье мяуканье, а лицо расплылось в улыбке, будто после плотских утех, - У-у-у... сложно сказать, чего в этом было больше... Иронии...или...
  - Заткнись, да, сука, - сказал с верхней полки Сталин, - ты мэне достал уже! Кагда ты про мэня говорил, я ещё тэрпел. Но ты ж уже трэтью ночь воешь!
  - Где моя гвардия? - спросил Наполеон, присев на кровати, и взяв с тумбочки треуголку, - именем Революции приказываю защитить своего императора!
  - В газовую камеру его! - оживлённо жестикулируя немедленно взвился Гитлер, спрыгивая с верхней койки, - Nach bedrückende Arbeiten, die langes Schweigen begleiten, herkam Stunde, wann ich kann besprechen frei!!!
  - За... пготив... единогласно! - бодро перебил его Ленин, - гешение пгинято! Пгиговог окончательный. Ить!
  - Умри с миром, - скорбно сказал Христос и вместе с другими пациентами поволок истерика к нужнику...
  
  
    []
  

Главнашист (человек, похожий на Василия Якименко)

  - Это ваш? - спросил сержант, открывая дверь камеры.
  - Наш, наш, гражданин начальник, - нестройно ответили бывшие активисты прокремлёвского движения.
  - Ну и хорошо. А я-то думаю, чей он такой? Точно не наш, по крайней мере. И в других камерах от него оказываются. Что мужики, что блатные - все говорят, что он не их. Значит, видимо, ваш. Забирайте... - Наши, наши, все возле параши, - закрыв камеру, напевал он по пути в инспекторскую, позвякивая ключами...
  
  
    []
  

И первые стали последними... (человек, похожий на Константина Эрнста)

  - Гражданин Ёпрст? - спросил Чекист.
  - Константин... Э...
  - Так и запишем. Э, так Э. На самом деле это не важно. Важно то, во что вы первый канал превра-тили. Малаховы, тупые сериалы и ток-шоу. Разве ж это дело?
  - Э... Я э... - собеседник Чекиста поправил глазурным жестом падающую на лоб прядь волос, - такова была э... политика канала... Первого канала! Главного канала государства. И э... не я её... э... определял!
  - Ну что ж. Раз вы привыкли работать на канале, то на канале работать и будете. На Беломорканале. И там вы политику тоже определять не будете!
  - Ну ёпрст! - ответил продюсер и потупил очи.
  - И постарайтесь не выражаться, - строго сказал Чекист, - за использование телевизионной фени можно ведь и в шоу ледниковый период попасть. Причём безо всякой надежды на глобальное потепление.
  
  
    []
  

Офтальмолог (человек, похожий на Эрнста Мулдашева)

  - Как же это вы, а? - покачал недовольно головой Чекист.
  - Что? Что я сделал-то? - посетитель беспокойно заёрзал в кресле.
  - Участь свою не предвидели. Что, бельмо на третьем глазу появилось? Или мистическая связь с горой Кайлас прервалась?
  Посетитель молчал и ёрзал в кресле.
  - Кайлас... Кайло ему, а не Кайлас, - сказал сержант.
  - Вы знаете, - вновь обратился Чекист к своему гостю, - на севере у нас очень много нехоженых мест. А вдруг там тоже есть следы атлантов? А? не хотите туда? Опять же там благодарных слушателей найдёте. Воры любят, когда им романы рассказывают!
  - Вспомните, что я известный офтальмолог! - взмолился на это гость.
  - Так это прекрасно, - ответил Чекист, - после лекций в среде заключённых будете сами себя лечить. Очень удобно... Увести!
  - Лучше бы он проктологом был, товарищ комиссар - сказал вслед лжеучёному сержант, - ему бы там больше пригодилось.
  Чекист лишь поморщился. Подобные шутки ему уже поднадоели.
  
  
    []
  

Астрология (человек, похожий на Павла Глобу)

  - Посмотрим, что у вас в гороскопе написано... - Чекист открыл толстую папку и принялся читать, - вы явно тяготеете к созвездию дуралея, благодаря которому вы с помощью Меркурия получаете деньги. Звезда, под которой вы родились, сейчас находится в казённом доме, что предвещает вам дальнюю дорогу. По пути вас будет охранять Стрелец. Хм... даже несколько Стрельцов. А знак Весы руках Фемиды отмерил вам 10 лет нахождения в заполярье (там, кстати, прекрасные условия для наблюдения за звёздами).
  - Пощадите! - сказал чернявый бородач с хитрющими глазами.
  - А что я? Звёзды предопределили вашу судьбу. Вернее ваше нездоровое ими увлечение. Они и несут за вас ответственность.
  С этими словами Чекист захлопнул гороскоп осуждённого. Гороскоп почему-то назывался "уголовное дело".
  
  
    []
  

Она родилась в Сибири (человек, похожий на Машу Распутину)

  - В Гималаи не отпустим, и не надейтесь. К вам там конечно, никто не пристанет, но психику медведям травмировать не стоит. Им лучше вас не видеть раздетой до гола. Короче, перефразируя Гоголя, Сибирь тебя породила, Сибирь тебя и того... А силикон в дело пойдёт, стране нужен кремний.
  
  
    []
  

Женщина, которая сидит (человек, похожий на Аллу Пугачёву)

   - Всё правильно, - сказал настоящий полковник, - действительно полное прекращение концертной деятельности. И действительно 60 лет. Только забыли ещё указать, что с конфискацией.
  
  
    []
  

Телебатюшка (человек, похожий на Дмитрия Смирнова)

  - Изыде, сатане! - взвизгнул телебатюшка и принялся истово крестить Чекиста, шепча молитвы.
  - Рад приветствовать вас, - ответил Чекист и достал из кармана служебное удостоверение, - разрешите представиться. Председатель комиссии КГБ по работе с русской православной церковью.
  Батюшка затряс жидкой бородёнкой и заскрипел зубами от ярости.
  - Значится так, - продолжил Чекист, - комиссия решила, что вы не соответствуете занимаемым вами многочисленным должностям. Ненависть, которую вы испытываете к людям, несовместима с высоким званиям священника. Посему мы вас увольняем вас с поста председателя Отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, с поста проректора Православного Свято-Тихоновского Богословского института и сопредседателя Церковно-общественного совета по биомедицинской этике Московского Патриархата. Кроме того, мы упраздняем за ненадобностью факультет Православной культуры Академии ракетных войск стратегического назначения им. Петра Великого, деканом которого вы являетесь. И на телевидение вам отныне дорога закрыта.
  - Сволочи! Гады! Антихристы! - разразился батюшка проклятиями.
  - Вот-вот. Именно поэтому. Ненависть - страшный грех, в котором вы погрязли по самое чрево. Но мы решили пока не лишать вас сана, и дать вам последний шанс покаяться. Как вы там говорили? "время для захоронения Ленина пришло еще 22 апреля 1870 года, лучше бы этой сволочи вообще не рождаться". Так, кажется? Наша комиссия решила наложить на вас епитимью. Вы отправитесь на фронт в качестве полкового священника. На передовую. И там будете учиться любви к ближнему. Но сначала вам будет годичное послушание. Будете работать уборщиком в мавзолее столь ненавидимого вами Ленина, чтобы смирить гордыню и раскаяться в злословии. Вопросы есть?
  Телебатюшка потупил очи и принялся сокрушённо мотать головой.
  - Ну вот и прекрасно. Шанцевый инструмент получите на месте. Кругом марш.
  И телебатюшка, подоткнув рясу и шепча проклятия, чётким строевым шагом отправился к мавзолею...
  
  
    []
  

Ведун (человек, похожий на Алексея Трехлёбова)

  - Глазки-то у вас карие... - задумчиво сказал Чекист, глядя на похожего на мультипликационного волхва человека, - это же по вашим теориям означает, что вы склонны к торговле!
  - Я помесь ария с дорийцем, - гордо ответил тот.
  - Пидорас, - ответил Чекист задумчиво.
  - Что?
  - Мы это слово расшифровали по вашему же методу:
  Пидорас:
  П - покои, И - Иже, Как мы уже выяснили по слову "ПИРАМИДА", которое вы расшифровывали недавно.
  до - до того как.
  РА - солнце.
  с - сокРАщение от "сударь"
  Пидорас означает "сударь, покой тебе до восхода солнца".
  Если же слово сие пишется "ПиДАРас", то расшифровка следующая:
  П - покои,
  И - иже,
  ДАР - дар
  Ас - название Благих Славянских богов (асы, асуры, ахуры и т.д.)
  т.о. - ПИДАРАС - покой, который поДАРили светлые боги.
  - Но я... я...
  - Будете сидеть, значит, по статье мужеложство. Как и все остальные пидорасы.
  - Но может...
  - Да. Есть у меня и запасной вариант для вас: Мы вас можем принести в жертву. Но не просто принести, а так, чтобы ускорить ваше перерождение. Но уже не в качестве человека, а в качестве злаков, например, пшеницы. Пустить на удобрение, в общем. Выбор за вами.
  
  
    []
  

Отец потомственного режиссёра (человек, похожий на Петра Тодоровского)

  - Какая чудная игра... - задумчиво сказал Чекист. Только разница между реальностью и вашей сказкой в том, что в реальности им объявили выговор, а у вас - расстреляли...
  - Но это же кино... Это сказка! - ответил режиссёр.
  - Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, - ответил Чекист, - по крайней мере в отношении вас.
  
  
    []
  

Расолог (человек, похожий на Владимира Авдеева)

  - Значит, говорите, против вас лишь откровенные дегенераты, которые сами не знают к какой расе они принадлежат? - спросил, сверкнув голубыми глазами, Чекист и поправил белокурую прядь, выбившуюся из-под фуражки.
  - Я... к вам это не относится. Мы ведь не противники? Мы же в с вами одной... одной расы... это же смешно.
  - Действительно смешно, - согласился Чекист - и глянул на пузатого чернявого полного человека с сальными вьющимися волосами, - а что в там говорили про качества человеческого материала?
  - Ну да.... Есть такое понятие...
  - Ну вот в этом мы с вами сходимся. Только я практик, а вы теоретик. И негодный человеческий материал, вроде вас, мы отправляем заниматься тем, что ему предопределено природой. Вам, например, суждено мыть золотишко.
  
  
    []
  

В центр

  - В центр, в центр закидывай. Бери больше, кидай дальше! Энергичней! Энергичнее, бляха-муха!! - мускулистый сержант не стеснялся в выражениях, подбадривая взмокших от пота людей с деревянными лопатами и вилами.
  Сержант своё дело знал. Несмотря на совершенно невообразимое одеяние, толстенные бутафорские цепи и штаны с висящей в районе колена ширинкой, троица пареньков со смазливыми мордашками двигались с невероятной быстротой. Не было слышно никаких "Ё кам-он, е-е!". Рэперы работали в молчании, и лишь дыхание вырывалось со свистом из их обрамлённых тщательно ухоженными бородками ротиков.
  - А теперь - поджигай, - скомандовал сержант, и плеснул бензина из канистры в огромный стог конопли, который только что набросали реперы. Стог занялся мгновенно. И едва повалил густой дым, как рэперы попадали на колени, из глаз их брызнули слёзы, ноздри часто-часто заколебались, пытаясь захватить как можно больше канабиола.
  - Встать! - скомандовал сержант, - к следующему полю бегом марш!
  Горько стеная, бывшие звёзды эстрады потрусили к следующему рабочему объекту, где их уже ждали старые заржавевшие косы и большое поле свежей конопли...
  
  
    []
  

Человек в телогрейке (человек, похожий на Ивана Кучина)

  - Кто это?
  - А никто. И звать никак. Человек в телогрейке, безымянный ЗК. Нажитое нетрудовыми доходами изъяли, друзей-бизнесменов из Новокузнецка посадили, а самого как заведомо криминального элемента - на 101 километр. Так ведь повадился в столицу ездить звукоаппаратуру воровать.
  - А это не тот, который при старом режиме певцом был?
  - Тот, товарищ комиссар, тот!
  - Какая, говоришь, ходка-то у него?
  - Пятая!
  - И такое пело? Альбомы записывало, да ещё и ордена получало?
  - При старом режиме и не такое пело.
  - А так же кукарекало, - задумчиво сказал Чекист, - ну да ладно.
  Чекист навис над безымянным ЗК, стоящим в строю других зеков, пришедших с новым этапом:
  - Режим будешь нарушать?
  - Нет, гражданин начальник!
  - Воровать будешь?
  - Нет, гражданин начальник!
  - Красный как пожарная машина?
  - Да, гражданин начальник!
  Чекист повернулся к сержанту:
  - Как всех его. Через дальняк и заявление в СДП. А там видно будет.
  
  
    []
  

Советник презика (человек, похожий на Аркадия Дворковича)

  - Вас где завербовали? В университете Каролины или ещё в МГУ? - спросил Чекист.
  Глаза его собеседника забегали.
  - В МГУ, сто процентов, - продолжил Чекист. Иначе с чего вдруг молоденького мальчика-выпускника тут же делают консультантом, Экономической экспертной группы Министерства финансов России? Не из одной же дружбы с Грефом, у которого вы потом советником были? А затем - как на дрожжах - старшим экспертом, генеральным директором, научный руководителем? Так... что у нас ещё... эксперт Центра стратегических разработок.
  Продолжим перечислять: заместитель министра экономического развития и торговли России. Начальник Экспертного управления Президента России. Помощник президента России. Представитель Президента РФ по делам группы ведущих индустриальных государств и связям с представителями стран, входящих в "Группу восьми"....
  Чекист с сожалением посмотрел на кусающего бледные губы и скребущего пальцами подлокотники кресла выродка.
  - Жаль тебя, сука, за каждый из этих пунктов расстрелять нельзя!..
  
  
    []
  

Олимпиец (человек, похожий на Дмитрия Козака)

  - Это у вас и называлось подготовкой к Олимпиаде?
  - Что именно? - быстро спросил носатый кареглазый брюнет и состроил такую жуткую гримасу, что Чекисту стало даже немного не по себе.
  - Расхищение бюджетных денег, уничтожение заповедников, террор против местных жителей, который буквально выгоняли из домов, чтобы построить элитные коттеджи?
  Окрещённый разбойником собеседник Чекиста молчал и гримасничал так, как не гримасничал никогда в жизни. Лицо его принимало такие жуткие выражения, что будь на месте Чекиста менее искушённый человек - пожалуй грохнулся бы в обморок всенепременно.
  - Судя по всему, да, - Чекист, видимо, разглядел в одной из гримас что-то напоминающее кивок головой, - ну что ж. За такие дела олимпийцами при народной власти не называют - скорее наоборот. Олимпа вам не видать, более того, низвергнем мы вас, пожалуй, в Тартар. Коротко треснул стечкин. Нечистая душа незадачливого олимпийца отлетела в мрачное царство Аида.
  
  
    []
  

Блондинка (человек, похожий на Татьяну Голикову)

  - Вы правда все цифры госбюджета помните? Врёте ведь!
  - Я... преувеличила! Конечно не все. Там же десять тысяч страниц!
  - Одиннадцать, - поправил Чекист, - одиннадцать. А что помните?
  - Ну...- сказала крашеная блондинка с вечно злобной миной на лице. Мина не оставила её и сейчас, в кабинете следователя - так плотно эта злобная сосредоточенность прилипла к её лицу за бесконечные часы, проведённые в министерстве финансов. Часы, во время которых она придумывала и планировала, как ещё урезать социальный бюджет. Планировала, надо сказать, хорошо: за успехи на этом поприще её, заурядного финансиста со способностями неплохого главбуха, даже назначили министром здравоохранения и социального развития.
  - Ну, а прожиточный минимум помните? - спросил Чекист ласково.
  - Ну...
  - Напомним. Даже не просто напомним, а дадим возможность ознакомиться с ним на личном опыте. У нас, знаете ли, есть спец-колония для бывших видных государственных деятелей, там как раз по этим нормам и живут - в других колониях нормы чуть повыше. Вот в такую спец-колонию вам и предстоит попасть. Там, между прочим, счетоводы нужны: производство деталек для настольного хоккея тоже требует скрупулёзности и усидчивости. А раз в месяц в виде поощрения сможете с мужем видеться - он в соседней мужской спец-колонии чалится.
  
  
    []
  

Снова Гарвард (человек, похожий на Александра Жукова)

  Чекист устало взглянул на мнущегося в дверях посетителя:
  - Проходите, Александр Дмитриевич. Встаньте во-он там. Ага. Спиной к этой двери, пожалуйста.
  Дверь тихо открылась. За ней было пространство, манящее чёрной пустотой. Александр Дмитриевич почуял пустоту за спиной, и то, что если упасть спиной назад то вряд ли просто треснешься спиной об пол - ещё лететь вниз чёрт знает сколько. Но, испугавшись, местоположения своего менять не стал.
  Чекист тем временем достал стечкина и дослал патрон в патронник.
  - Как же я устал от вас, гарвардцев. Ну как нормальный советский человек мог в 91 году получить диплом Гарварда, если он не шпион, не разведчик или по крайней мере не агент влияния США? Ну как? Правильно, никак! Даже если бы вы не баллотировались потом от "Выбора России", мне бы и то был всё понятно.
  Выстрел отбросил тело экс-вице-премьер-министра за дверь, прямо в чёрную тревожную пустоту.
  
  
    []
  

Имярек (человек, похожий на Альфреда Мирека)

  - Гражданин Имярек, здравствуйте, - сказал Чекист, открывая дверь.
  - Моя фамилия не имярек, а...
  - Ага, просто похоже. Кстати, сегодня нам не до баянов, гражданин. Сегодня будем другую музыку слушать. Помните в 90-х такая песенка была? "Миражи... это наша жизнь"... Так вот. Красный мираж, о котором вы так усиленно писали, материализовался, и стал явью. Это наша жизнь!
   Седой баянист дрожащими руками снял с носа очки...
  - Вы... вы палачи великой России!
  - Если великой вы называете то, во что превратили страну Тарапунька и Штепсель - предыдущие властители страны, - то безусловно палачи. И над вами, как над видным диссидентом, мы сейчас проведём экзекуцию.............
  Побледневший баянист лишь закусил губу, и тихонько поскуливал, пока ему, пионеру 20-х, всыпали по заднему месту розгами пионеры новых 20-х, исправляя ошибки в образовательной программе первых послереволюционных лет...
  
  
    []
  

УГ (про малолетних любителей упячки)

  - ЧАКЕ КАГБЕ Я!!!1111АДИНАДИНАДИН, - ПРОИЗНЕСЕ ЧЕКИСТЕ, ПОПРАВЛЯЕ СЕБЕ КО-КАРДЕ, - ПОТС ЗОХВАЧЕН СМАТРИ БАЛЕТ СУЧЕЧКЕ111!!!!11АДИНАДИНАДИН!11
  - ОЯЕБУ ЭТО Я ИДИОТ НЕ УБЕЙТЕ МЕНЯ!11АДИНАДИН. КАГБЕ МОЖЕ ПРОСТО ЛАЗНУ-ТЕ ОКТАЭДРЕ?7777??77СЕМЬСЕМЬСЕМЬ, - ОНОТОЛЕ ВОПРОШАЕ.
  - НИПЕПЯКЕ ШАЧЛО ЖЕПЬ ЕБРИЛО ЧОЧО АДИН-АДИН ПОТС, - В ГНЕВЕ ДОСТАВАЕ ЛУЧЕМЁТЕ, СООБЩАЕ МУДРЕ ЧЕКИСТЕ.
  - СЛАВНЕ МУДРЕ ЧАКЕ, - ОНОТОЛЕ УМОЛЯЕ, - ЖЫВТОНЕ ЧОЧО УПЯЧКА1111111!!!!! Я МАРКИСТЕ!111ЁЁЁЁАДИНАДИНАДЖИН1ЁЁЁ11
  - НЕЧЕСТИВЕ ТРЕШЕ УСЕКИ СУКА МАЛОЛЕТНЕ ХАКЕРЕ БЫЛИ ПОПЯЧЕНИ АРМИЕЙ ВЧК ВО СЛАВУ КАКГБЭ!!1111
  - ОЭТО ППЦ, СУКА!
  ЛУЧЕ ПРООНИКАЕ МОЗГЕ. МОЗГЕ, СУКА, ВЫТЕКАЕ. ОНОТОЛЕ ПОДАХЫ-АЕ!11111АДИНАДИНАДИНЁЁЁ11, СУКА. УГ РАЗУПЛОТНЕНО.
  
  
    []
  

Литераторские мостки

  - Товарищи Чекисты! - возвысил голос комиссар.
  Высыпавшие из автобуса курсанты школы КГБ быстро построились в шеренгу под его придирчивым взглядом.
  - Сегодня мы приехали на знаменитые литераторские мостки, - продолжил комиссар. Здесь вы осмотрите могилы многих известных деятелей науки, искусств и культуры. Знаменитых писателей, художников, артистов.
  Комиссар передал зелёных первокурсников экскурсоводу, а сам подсел в кабину автобуса к водителю. Тот молча показал пальцем на лежащую на торпеде пачку сигарет. Закурили.
  - А помнишь, Маневича могилу? - спросил комиссар.
  - А то. Устроили там, понимаешь, депутатское крыло! - водитель в сердцах сплюнул в окно, - Гнида всего пару лет питерским Госкомимущества руководила, грохнули её в бандитских разборках - и положили рядом с Блоком и Радищевым.
  - А надгробие? Такому надгробию любой обзавидуется!
  - Хорошо, форма круглая, подходящая. Из неё потом памятник ядерщику сделали. Здоровенная глыба!
  - Главное, родным ядерщика не говорить!
  - Я-то точно не скажу!
  Комиссар стряхнул пепел в окно и провёл рукой по седым волосам:
  - Этим-то желторотым и не объяснить теперь, что за время было, - он показал пальцем за спину в салон автобуса, будто курсанты ещё сидели там.
  - Ну да. Депутатская аллея на литераторских мостках. Что ни рожа, то бандит, в разборке убитый.
  - И могилы как у авторитетов оформлены. А для них слово авторитет имеет чёткий и однозначный смысл. Как в словаре Даля написано. Хорошо им!
  - Для того чтобы им было хорошо, мы и работали, - ответил водитель, - мне внук тут говорит давеча: "деда, а литераторские мостки так называются, потому что там братская могила всех литературных халтурщиков?". А я даже и не знаю, плакать или смеяться!
  - Ладно, дед, не ворчи! Пойдём, полюбуемся лучше!
  И они вышли из кабины и пошли на угол. Оттуда монумент, исполненный в виде горящего костра, под которым лежал пепел сотен тысяч книг порнографов, графоманов, бездарей, очернителей прошлого великой страны и прочих "писателей" ушедшей навсегда эпохи был виден лучше всего.
  - И как раз на месте депутатских захоронений, - удовлетворённо заключил водитель (сержант в прошлом, а ныне вольнонаёмный), аккуратно бросая окурок в урну...
  
  
    []
  

Схождение благодатного огня (человек, похожий на Виктора Якунина)

  - Вот ведь какая судьба у человека, - задумчиво сказал Чекист, выслушав донесение, - отвечал за своевременную доставку благодатного огня в Россию, пытался Ленинградский вокзал в Николаевский переименовать и погиб во время пожара в тюрьме в городе Николаев. Не иначе, как божественным промыслом свершилось сие...
  
  
    []
  

Ниточка (человек, похожий на Виктора Бондаренко)

  - На конюшню его и сто плетей всыпать. А если выживет - забрить в солдаты до конца жизни, - приказал Чекист конвойным, и, повернувшись к директору фонда Возвращение, добавил: - это как вы выражаетесь, "восстановление одной из оборванных ниточек, связывающих нас с дореволюционной Россией".
  
  
    []
  

Черкизон (человек, похожий на Тельмана Исмаилова)

  - Тельман! Я вас переименовываю. Вам такое имя носить не пристало, отныне вы будете называться Черкизон, - сообщил Чекист.
  - Что со мной будет? - жалобно спросил усатый человечек, по-восточному подобострастно пытаясь заглянуть Чекисту в глаза.
  - Сами решайте. Варианта у вас три. Либо суд тройки, либо по законам шариата, как в Турецкой Социалистической Республики, которая просит вашей экстрадиции... - Чекист замолк.
  - А третий вариант? - с надеждой спросил побледневший Черкизон.
  - В Таджикистан. Без средств к существованию. Если там сможете устроиться гастарбайтером, то живите как хотите.
  - Тогда суд шариата, - обречённо сказал Черкизон и заплакал.
  
  
    []
  

Толстый и тонкий (люди, похожие на Александра Цекало и Ивана Урганта)

  Из зала на сцену шмякнулось недоеденное куриное крылышко, и обнажённый маленький толстячок бросился за ним, прервав канкан. Мощная длань его двухметрового напарника схватила его за плечо и отбросила назад. Рука высоченного артиста уже почти схватила крылышко, когда толстячок проворно просклизнув между ног коллеги успел в последний момент сцапать его жирными пальцами и запихнуть в рот. Зал расхохотался, и на сцену полетели огрызки яблок, полупустые банки с кока-колой, недоеденные гамбургеры и иная снедь, уплетаемая толстыми американскими обывателями.
  Под нарастающий хохот двое голых комиков, метались по сцене, хватая пищу. Контраст между ними чрезвычайно усиливал комичность происходящего: толстый и тонкий с разницей в росте почти в сорок сантиметров - уже смешно. А попытки плясать канкан, поднимая при этом объедки с полу - просто доводили не слишком взыскательную публику американского захолустья до экстаза!
  - Какие смешные эти русские, - пьяно хохоча крикнул американец, и толкнул в бок соседа.
  - "Русские", - усмехнулся тот и, гадливо поморщившись направился к выходу. Кадровый советский разведчик, работавший под дипломатическим прикрытием, ещё в детстве лицезрел этих "русских" по телевизору. С тех пор юмор этих "русских" деградировал ещё больше... Пожалуй, они уже наказаны, вполне достаточно, думал разведчик. Паясничать перед пьяными фермерами за еду - это именно то, чего эта парочка заслужила...
  ...За кулисами толстый и длинный делили недоеденную еду.
  - Я ж тебе говорил, что творческий человек нигде не пропадёт, - радостно говорил длинный, очищая от пыли поднятый с полу гамбургер, - живём!
  - Живём! - вторил ему толстяк с набитым ртом, - столько жратвы! До следующего города голодать не придётся?
  - Куда теперь-то едем?
  - В Спрингфилд.
  Упаковав в бумажные пакеты продовольствие и наскоро одевшись, двое великих артистов "демократической России" вышли с чёрного хода придорожной забегаловки и направились к своему раздолбанному бьюику, который был для них и домом, и средством передвижения.
  Они были невероятно счастливы тем, что спаслись от захватившей Россию "красной чумы".
  
  
    []
  

Секир-башка (человек, похожий на Муртазу Рахимова)

  - Вы что? Как можно уважаемого человека так? Я же ваш, я же коммунистом биль в прошлом. Я ж против единая Россия выступаль. За меня ж вся республика. Я ж башкирбаши, - от волнения похожий на соловья-разбойника человек стал говорить с каким-то странным акцентом, напоминающим башкирский лишь отдалённо.
  - Кутак-баш ты, а не башкирбаши, - ответил Чекист.
  Восточный бай побледнел и затрясся не то от страха, не то от негодования.
  - Вай что делается, что делается, - только и произнёс он, обхватив лысую голову закованными в наручники руками.
  - Что делается, что делается... Порядок наводится в республике, вот что.
  
  
    []
  

Опыты на мозге

  - Насколько процентов, вы говорите, работает человеческий мозг?
  - Н-на десять, - ответил сектант, - но... Но мы можем увеличить этот показатель. Почитайте книжку Хаббарда!
  Сектант вытащил из кармана книгу: для вас бесплатно. И вы можете посетить наш семинар. Вход будет вам стоить всего...
  - Стоп! - прервал его Чекист, - продолжим говорить о мозге. Значит, у любого нормального человека мозг работает всего на десять процентов. А у продвинутого?
  - Это зависит от очень многих показателей.
  - А у вас?
  - Это очень сложный вопрос. Например...
  - Чётко скажите. Сколько у вас процентов.
  - Ну... процентов 40 задействовано.
  - Отлично. При 40 процентах работающего мозгового вещества вы уже достаточно вредны для общества. Во избежание ещё большего деструктивного влияния, остальные 60 процентов мозга мы у вас удалим.
  Сектант побледнел и сник. Его оставила всегдашняя энергия и говорливость прирождённого коммерсанта, и он молча стал глядеть в пол, впервые за долгое время не зная, что сказать.
  - В институт Бехтерева его. Для опытов, - коротко распорядился Чекист вошедшим конвойным.
  "Бехтерев захавает его мозг", усмехнулся про себя конвойный, а вслух сказал "Пшёл", легонько подтолкнув главу отечественных саентологов в спину.
  
  
    []
  

Баптизо

  - Баптизо, это крещение через полное погружение в воду? - спросил Чекист
  - Да, - ответил сектант насторожённо.
  - Вот и прекрасно! - Чекист достал гирю и верёвку из шкафа, - Мы вас полностью погрузим, и будем держать до тех пор, пока вы не приобщитесь к мистическому чередованию жизни и смерти. Всё по канонам.
  - Но ведь...
  - Никаких но. Мы итак проявляем к вам милосердие. Даже обряд вашего крещения будет представлен как агитационно-пропагандистское действие. Всё как у баптистов. И естественно, крестить мы вас будем публично.
  С гирькой на ноге отправился сектант на чёрном воронке к ближайшему водоёму, чтобы познать таящуюся в воде погибель, а также жизнь вечную (буде таковая существует).
  
  
    []
  

Педриарх всея Руси (человек, похожий на Николая Алексеева)

  - Международная гей-общественность решила дать "последний и решительный бой", российской нравственности. И не где-нибудь, а в Москве. Однако, несмотря на многолетнюю "артподготовку" по разрушению в нашей стране морали и нравственности, победы не получилось. Реалити-шоу, сериалы, масс-культура и телепередачи, долгое время навязываемые западом жителям России, пока ещё не оказали на наше российское сознание необходимого эффекта. К всевозможным гей-парадам и прочим проявлениям толерантности и терпимости наш обыватель относится пока что отрицательно. А после революции нравственное здоровье нации неизбежно будет улучшаться. Ведь всевозможные "дома-2", "сексы с Анфисой Чеховой", и прочая заполнявшая эфир дрянь канула в небытие. Параллельно с этим начнёт неуклонно снижаться и процент тех, кто одобряет всяческие проявления демократии, либерализма и содомии, - Чекист поднял глаза поверх газеты и с интересом посмотрел на одутловатое блондинистое существо с бегающими глазками, кокетливо примостившееся на стуле напротив, - Вернёмся к московскому поражению одержимых идеей мирового гомосексуализма, - продолжил чтение Чекист, отхлебнув из стакана в подстаканнике чаю с лимоном, - в Москве коварные гомосексуалисты подло обманули доблестную милицию, заявив для своей акции Новопушкинский сквер, в то время как сами явились на Воробьёвы горы (видимо их привлекло туда характерное "птичье" название). На этой возвышенности (неподалёку от знаменитого музея различных пород петухов) они и принялись заниматься своим любимым делом - бороться за равные права. Впрочем, Содом и Гоморра продолжалась недолго. С неба обрушились несколько автозаков, и милиция быстренько распихала демонстрантов по машинам, стараясь лишний раз не касаться их руками...
  Вот и весь общественный резонанс вашего действа, - сообщил он существу, отложив газету в сторону, - небольшой фельетон в городской газете. И статья за мужеложство для участников акции. Кстати, знаете, чем вы с троцкистами схожи? Те тоже одержимы идеей перманентной революции, только не сексуальной, а пролетарской. Собственно это и немного облегчает их участь в тюрьмах по сравнению с вашей братией... Увести! - скомандовал Чекист конвойным и показал пальцем на хныкающего в углу пидорка.
  
  
    []
  

Цирконий (человек, похожий на Вахтанга Кикабидзе)

  - Враг так враг. Коль скоро от ордена дружбы сами отказались, то не обессудьте. Как отсиживаться в России во времена Гамсахурдиа, так мы хорошие, а как к Саакашвили присосался - так пора Россию грязью поливать. Нет уж, дудки, мы такое не прощаем.
  - Но вы поймите! Это политика! Тогда война была, я сказал глупость, да. Что я теперь должен сидеть?
  - Да, - легко согласился Чекист, - вы правы. Чёрт с ней, с политикой. Садитесь, пишите явку с повинной за ваши дела с циркониевыми браслетами. Вот вам чистая уголовщина, и никакой политики.
  И Чекист подняв вверх палец, как герой известного фильма добавил с грузинским акцентом:
  - Я так думаю!
  
  
    []
  

Оранжевый Рейх (люди похожие на Алексея Широпаева и Юрия Нестеренко)

  - Как наши мальчики? - с беспокойством спросил Чекист, - не растерзали друг друга?
  - Что вы! - ответил врач! - Ни в коем разе! Мы признаться опасались, что они друг другу горло перегрызут, когда вы их посоветовали в одну палату посадить...
  - Собственно, я на это и рассчитывал...
  - Да, поначалу они собачились, пришлось даже два раза им успокоительное колоть. Но потом быстро нашли общий язык.
  - Быть того не может! - изумился Чекист, - Что же у них общего... Хотя постойте! Общая ненависть ко всему советскому и русскому?
  - Именно! - врач довольно потирал руки, - случай не описанный в мировой медицине! Что-то из ряда вон!
  - И что же они делают?
  - Мечтают. Мечтают о тысячелетнем оранжевом рейхе, построенном на принципах тотальной демократии и прав человека. О таком коллективном бреде любой врач даже мечтать не осмелился бы!
  - Хм... а как же нацистская идеология? Кто у них унтерменши?
  - Как кто? Русские и только русские! Они, а также коммунисты других стран единственные расово неполноценные. А во всё остальном - полная толерантность и даже гомофобию преследуют!
  - Н-да... - покачал головой Чекист, - так собственно, мы их к вам отправили для вынесения медицинского заключения.
  - Невменяемы! Абсолютно невменяемы! - врач едва не прыгал от радости, - да мы на этом материале столько работ напишем мирового значения!
  - Ну что ж. Рад, что вам помог, - сказал Чекист, - хоть какая-то польза от этих типов.
  - Ещё какая! - сказал врач, - я даже не знаю как вас и благодарить. Вы новых присылайте, если что. А то их при старом режиме к сожалению не лечили. А уж какова была степень психопатии в обществе... Только сейчас на нормальный более-менее уровень выходим.
  - Пришлём, - вздохнул Чекист. Таких по интернетам до сих пор предостаточно шарится.
  
  
    []
  

Хулиган (человек, похожий на Владимира Буковского)

  - Помните частушку про вас? - спросил Чекист старого диссидента.
  
  Обменяли хулигана на Луиса Корвалана
  Где бы найти такую блядь, чтоб обратно поменять?
  
  Представьте себе, нашли! Ваши западные друзья предпочли вы дать вас в обмен на то, что мы отдадим им проститутку-телеведущую. Вот так-то! Вы им больше не нужны, тем более, что вы уже и их достали своими бредовым проектами, насчёт неучастия Великобритании в Евросоюза. Да и потом проститутки молодые им интереснее, чем проститутки старые, вроде вас. Добро пожаловать домой!
  - Тоталитаристы! Это не мой дом! Я опять отказываюсь от гражданства!
  - А про гражданство никто и не говорит. Психушка ваш дом!
  
  
    []
  

Самая лучшая работа (человек, похожий на Юлию Яловицыну)

  - Порноактриса. Жена и подельник порнографа, - сказал Чекист с неприязнью рассматривая смазливую мордашку посетительницы
  - Вот поэтому-то поводу я к вам и пришла! - миловидная блондинка с пустыми жадными глазами села в кресло и закинула ногу на ногу, отчего короткая юбка заголилась чуть выше приличного. Но посетительница этого не заметила.
  - По поводу порнографии? - спросил Чекист, - у вас есть информация о подпольных порностудиях?
  - Нет! Я по другому поводу! Я не имею никакого отношения к порнографии! - она подалась вперёд, раскрасневшись, будто бы от возмущения, - это была не порнография! Это была эротика! Ведь нету чёткой границы между эротикой и порнографией! Ведь это нигде не прописано в законе! Кроме того! Я жертва буржуазной морали, - она откинулась назад, одарив Чекиста томным взглядом из-под длинных ресниц и мотнула головой. Волна светлых волос взметнулась и опала на плечи. И вдруг разрыдалась, уткнув лицо в ладони. При этом нога заголилась ещё больше.
  - Ну-ну... - успокойтесь! Выпейте стакан воды! - Чекист заботливо подал даме стакан и налил воду из графина.
  - Вы даже не представляете, что я вынесла! Какие унижения от этих буржуазных моралистов! Я лишилась самой лучшей работы на острове Гамильтон, а ведь у меня были все шансы на победу. О, эта людская зависть!
  - Да-да... это печально, - сказал Чекист, - так о чём вы меня собственно пришли просить?
  - Меня ссылают на сто первый километр! Помогите мне, я вас умоляю!
  - Ну уж нет! - искренне возмутился Чекист, - такой женщине как вы - и вдруг сто первый километр! Пока я жив, я не допущу этого! Остров. Всенепременно райский остров для такой прекрасной леди!
  - О, как я вам благодарна...
  - Вот только не могу вспомнить, где у нас там самые подходящие условия для вас... - задумался Чекист, - Соловки? Новая земля? Пожалуй, Новая земля - подальше от мужа порнографа.
  Чекист был прекрасным практическим психологом, и потому, предвидя ситуацию заранее, успел так ловко увернуться от летящего в голову стакана, что лишь две капли упали на лацкан комиссарского френча. В следующую секунду он уже ловко закрутил руку с длинными ногтями, которая нацелилась исцарапать его лицо, а вбежавший на шум сержант сноровисто защёлкнул на тонких запястьях браслеты.
  - Хотела стать леди Гамильтон, будет леди Новая земля, - сострил он как обычно неудачно, заставив Чекиста поморщиться...
  
  
    []
  

Беспроигрышная лотерея

  Девушки делились на две категории. Либо достаточно миленькие, либо просто очень грудастые. Чем это объяснилось, сержанту было неясно. Видимо у разных каналов была несколько разная политика в этом отношении, поскольку разные каналы обслуживали разные консультанты. До консультантов предстояло, впрочем, добраться несколько позже, а сейчас задача была проще и конкретнее.
  Девушек объединяло одно: не закрывающийся ни на секунду рот. Уж что-что, а говорить они умели. Правда, не всегда грамотно, путали падежи и ударения, но зато не умолкали ни на секунду. Языки без костей!
  - Кто? Кто сможет отгадать это слово? - вновь спросил сержант, показывая на нарисованные на школьной доске буквы
  СХИС
  НОЖД
  ИНЕЕ
  Ну неужели никто не сможет отгадать это слово? Ну, подумайте! Ведь это именно то, о чём так мечтает каждая из вас, сидя здесь, в нашей замечательной чрезвычайной комиссии! Ну, неужели никто не хочет выйти на свободу? Я совершенно не слышу вас! Активнее, активнее. Друзья мои! Активнее!
  Нестройный гомон, в котором можно было без труда угадать нужное слово, растекался по кабинету ЧК, но сержант лишь мотал головой:
  - Не слышу! Не слышу вас совершенно! Это ведь такое простое слово! Одна из вас, та, что угадает его первой, выйдет на свободу. Как говорится на свободу с чистой совестью! Ну неужели никто не может отгадать это слово! Оно ведь такое простое! Ну-ну... Ну пожалуйста! Я прошу вас отгадать! Неужели никому не хочется выйти из этого подвала!..
  Шутить таким образом сержант собирался ещё минут пять - до конца обеденного перерыва. А по-том надо будет вести задержанных на допрос к комиссару. И там уже будет не до шуток.
  
  
    []
  

Шляпа (человек, похожий на Михаила Боярского)

  - Понимаю, сударь, ваши финансовые сложности, - сказал Чекист, - семья большая и все хотят есть.
  - Ха! Есть! Не только есть! Но ещё и сниматься в кино, чёрт возьми!
  - Кстати, шляпу снимите, вы в помещении, - сказал Чекист, - неприлично же.
  Посетитель снял шляпу и стал комкать её руками, вмиг став очень маленьким и жалким.
  - Лучше, наденьте, - милостиво согласился Чекист, - пожалуй, эту привилегию, дарованную вам путинским режимом, мы сохраним. Но, чёрт возьми, только эту!
  - Благодарю вас сударь! Так что там с моим делом?
  - Вообще-то это не ко мне, это в министерство культуры. Вы были там?
  - Тысяча чертей! Был ли я там? Мне определили пенсию как артисту первой категории и внесли в актёрскую базу, при этом сказав, чтобы я особо не рассчитывал на роли в кино! Я не могу жить на одну зарплату в театре!
  - Но ведь насколько я слышал, это вполне приличные деньги вместе с пенсией.
  - Да, но мою дочь отказались брать на работу во все театры!
  - Я понимаю вас. Думаю, что эта проблема решаема.
  - Не знаю как и благодарить вас!
  - Не надо благодарить. Мы разрешим вашей дочери сниматься в картинах и играть в постановках с вашим участием, при условии, что вы будете работать бесплатно. Так сказать она в нагрузку к вам и вместо гонорара. Зрителя немножко жалко, но из уважения к вашим старым фильмам... В общем министр культуры был так любезен, что согласился на это пойти.
  - Но... Чёрт побери, сударь!
  - Сожалею, сударь, но это моё последнее слово. Если вас не устраивают эти условия, то я не смею вас более задерживать.
  - Я... Тысяча чертей... согласен! Ради счастья единственной дочери я готов на любые жертвы!
  И кавалеристской походкой мушкетера посетитель удалился, щёлкнув перед выходом каблуками.
  Чекист сокрушённо покачал головой. Ему было жалко зрителя, который будет вынужден терпеть дочь великого артиста на сцене. Но это решение было в компетенции министра культуры, а у того было весьма специфическое чувство юмора.
  ....
  Вариант, предложенный министром, не принёс артисту счастья. Через полгода житья на одну пенсию и одну зарплату, мушкетёра нашли висящим в своей многокомнатной квартире на сине-бело-голубом шарфе.
  
  
   []

Монстры анализа(аналитики и политологи, похожие на людей)

  Это был специальный дом престарелых. В нём доживали свои дни аналитики и политологи после изъятия у них нетрудовых доходов и отбытия срока наказания. Поэтому на всякий случай ЧК обязано было периодически посещать его с проверками. Чем и занимался в данный момент Чекист. В общем зале коротали свои дни монстры анализа и пропаганды старого режима. Чекист присел с краю и стал слушать речи властителей дум недавнего прошлого. Многих он помнил ещё по тем временам. Тогда они все были такие нарочито небрежные, неформальные. Небритые и в пиджаках с кожаными заплатками на локтях по американской моде. Некоторые вообще в свитерочках. Этим они демонстрировали своё не совсем серьёзное отношение к тому, что комментировали. Своё отстранённое превосходство и всезнание.
  - Читали про конференцию по разоружению? - обращался аналитик к политологу, - Выступление премьера Джонсона?
  - О-о, пакистанские элиты это вам не турецкие элиты! - отвечал спрошенный политолог таким тоном, будто всю жизнь прожил в Пакистане. - А вы слышали, какую речь произнес Сноуден на собрании геев в Сиднее, в этой цитадели ЛГБТ?
  - Ну, о чем говорить! Сноуден - это голова. Слушайте, Леонардыч, - обращался он к третьему старику в панаме. - Что вы скажете насчет Сноудена?
  - Я скажу вам откровенно, - отвечал чернявый неприятный Леонардыч, - Сноудену пальца в рот не клади. Я лично свой палец не положил бы.
  И, нимало не смущаясь тем, что Сноуден ни за что на свете не позволил бы Леонардычу лезть пальцем в свой рот, старик продолжал:
  - Но что бы вы ни говорили, я вам скажу откровенно - венецианские купцы всё-таки никуда не делись. Как и тевтонский орден. За очень многими нынешними структурами стоят очень старые древние организации. Пикейные жилеты одобрительно кивали. Они не отрицали, злодейскую сущность венецианских купцов, масонов и малтийского ордена. Но больше всего их интересовали правящие элиты.
  - Элиты! - кричали они с жаром. - Элиты это элиты! Надо чётко понимать, чем одни элиты отличаются от дрёгих...
  - Скажу вам откровенно, господин Фурсов, - шептал Онотоле, - все в порядке. В мире становится всё популярнее марксистская литература. Сегодня читают Маркса, а завтра начнут читать Джугашвили? Аналитики собрались поближе и вытянули куриные шеи.
  - При условии, что Александровская слобода будет объявлен вольным городом, - взвизгнул вдруг один из аналитиков, и здёргался в конвульсиях. Пока ему кололи успокоительное, он что-то лепетал про СССР 2.0.
  - А я вам говорю, про высокие Красные Смыслы и про мессианство. Причём тут элиты, дщерь лукавая? Чекист встал и направился к выходу.
  - Поверьте мне, - неслось ему вслед, - я двадцать лет занимаюсь Красными Смыслами и метафзикой. Индийцы на эту удочку не пойдут! Они не пойдет на эту удочку. Поверьте мне! Чекист отодвинул рукой брызгающего слюной старика и выбрался из толпы.
  - Арктогея! Постсовременность! Кризис монетаризма! Золотой запас, - слышал Чекист за своей спиной не прекращающийся бубнёж...
  
    []
  

Справедливая кара (человек, похожий на Юрия Кару)

  - Ну что ж, товарищ Бегемотов, - сказал прокурор по надзору, - найденные нами недостатки очень незначительны, в целом, я полагаю, результаты проверки вашего учреждения очень хорошими. Это что касается прокурорских дел, хе-хе. Ну, а что скажут коллеги, я судить не берусь.
  Начальник лагеря довольно улыбнулся. Он-то лучше всех знал, что в его учреждении, которое заслуженно считалось лучшим исправительно-трудовым учреждением республики - всё образцово-показательно. Комар носа не подточит!
  - Пойдёмте посмотрим, как проходит вечерняя проверка, - сказал он и взял под руку единственную даму - главного санитарного инспектора.
  На огромном плацу поотрядно аккуратно чёткими рядами выстроились заключённые. Высокие гости вместе с руководством колонии уже двинулись по направлению к трибуне...
  - Гражданин прокурор! Разрешите обратиться! - из толпы зеков выскочил один оборванный заключённый.
  Прокурор социалистической республики Иудея повернулся к заключённому.
  - Меня здесь не должно быть! Надо мной не было суда! Меня схватили и посадили в зону без суда и следствия!
  Прокурор Пилатов недоумённо оборотился к сопровождающим лицам.
  - Неужели это правда? - спросила у начальника лагеря главный санитарный инспектор.
  - Истинная правда, Маргарита Николавна, - ответил Бегемотов, - это известный в прошлом режиссёр-антисоветчик. Знаменит тем, что на пиру у Воланда в его картине присутствовал ещё живой товарищ Сталин.
  - А, понятно, - сказал Пилатов и посмотрел на зека, - вы, гражданин осужденный, здесь находитесь в качестве "специального гостя". Бегом в строй!
  И заключённый побежал обратно в строй, вытирая рукавом сопли.
  Бегемотов повернулся к оперативному дежурному:
  - Оформите осуждённому штрафной изолятор за незаконный выход из строя во время проверки. Кто там сейчас дежурный по шизо? Прапорщик Крысобоев? Вот и ладушки, у него не забалуешь...
  И инспекция продолжила прерванный путь к трибуне.
  
  
    []
  

Хозяева будущего (человек, похожий на Еву Польну)

  - Поезд из Москвы в Женеву... Куда ты, Ева? - спросил Чекист, разгладив билет, и убрав в карман шинели.
  - Но это мой билет! - толстая бабёнка разрыдалась и попыталась схватить Чекиста за руку.
  - Готов меняться. Вы возвращает народу всё, нажитое нетрудовыми доходами. У вас ведь одно новое платье стоит больше чем весь дом простого работяги... Вот не надо этого! - Чекист поморщился, - заголение молочных желёз не помогает. Любить вас по-чекистски никто не будет. А что вы, милая хотели? В гостях себя надо вести согласно правилам этикета. Вы здесь гость, а мы хозяева...
  
    []
  

СТС (человек, похожий на Антона Кудряшова)

  - "И текли куда надо каналы, и в конце куда надо впадали...", - напевал Чекист, разглядывая стоящего перед ним человека. Тот со страхом смотрел под ноги и нервно теребил полы ватника. Не торопясь выкурив папиросу Чекист спросил:
  - Как вы считаете, вы искупили вред. Нанесённый вами обществу?
  - Б-безусловно нет... Я... Я нанёс обществу такой вред, что я... его не возможно искупить...
  - Совершенно верно, - сказал Чекист, - именно так. Но ведь вы хотите послужить обществу, принести ему хоть какую-то пользу.
  - Да! Я мечтаю об этом! - ответил тот и поднял влажные растроганные глаза.
  - Ну вот и хорошо. Набирайте ваших ребят и будем строить. Устроим соцсоревнование между бригадами вашего канала и другими телевизионными бригадами. Назначаю вас, бригадиром Специальной Трудовой Студии.
  - Разрешите идти, гражданин начальник? - радостно блестя глазами спросил заключённый.
  - Идите, - ответил Чекист.
  
  
    []
  

Особый правовой статус (человек, похожий на Марию Романову)

  - Мы сочли ваше прошение о предоставлении потомкам императорского дома особого правового статуса вполне уместной, - сказал Чекист.
  - Вы врёте! Вы издеваетесь надо мной! - взвизгнула взбалмошная особа императорских кровей.
  - Ничуть, Ваше Императорское Величество, - ответил Чекист мягко.
  - Что? Но... Неужели я... Когда я смогу занять по праву причитающееся мне место?
  - После смерти мы вас похороним в Петропавловском соборе, и тогда вы займёте ваше законное место, - ответил Чекист, - а пока Её Императорское Величество Государыня Императрица и Самодержица Всероссийская сможет заниматься благотворительностью.
  - Я так и знала! Палач! Чекист! НКВД-шник!
  - Особый правовой статус будет заключаться в том, что у вас не будет советского гражданства, но тем не менее вы сможете проживать на территории республики. Благотворительная деятельность будет заключаться в уходе за могилами на оном из кладбищ.
  - А на что же я буду жить?
  - Имущество у вас мы конечно конфискуем. А жить... Вы знаете, возле кладбищ всегда много православных людей, приверженных монархической идее. Я думаю, он вас в беде не оставят. Честь имею!
  И Чекист, щёлкнув каблуками и приложив два пальца к виску, удалился.
  
  
    []
  

Муфтий (человек, похожий на Нафигуллу Аширова)

  - Я почитал ваши изречения, статьи против православия, - сказал Чекист, глядя на съёжившегося в углу комнаты муфтия, - вы совершенно безграмотны. Это если отбросить самопиар, политическую клоунаду и эпатаж, которые так не красят лиц духовных. Однако выход есть! Мы решили заняться вашим религиозным образованием. Дабы вы не говорили впредь заоблачной чуши о православии, мы вас отправляем на стажировку на Соловки. Там вы найдёте много оппонентов для ведения благочестивых споров с православными и узнаете много нового.
  
  
    []
  

Начальник холокоста (человек, похожий на Аллу Гербер)

  - За что меня арестовали?
  - Как за что? Мы ведь борцы с холокостом, вот и арестовали вас.
  - Как? Но ведь я...
  - Вы председатель фонда Холокост? Вот вы и ответите за все преступления холокоста. Увести!
  И Чекист перелистнул страницу в большой папке, которая называлась "правозащитная деятельность".
  
  
    []
  

Hi-fi

  - Высокая точность, значит? Ну вот и прекрасно. Отправляйтесь-ка вы на завод работать.
  - Но мы не можем! Мы не хотим! Мы певцы! - хором завизжали на разные голоса расфуфыренные ребятки.
  - Вопросов нет, - ответил Чекист, - не хотите, как хотите. Нашим бойцам нужно повышать точность стрельбы. Там вы тоже пригодитесь.
  - Нет, уж лучше на завод!
  - Хорошо. Только уже не на завод звуковой аппаратуры, как мы сначала собирались, а на урановый обогатительный. Шагом марш.
  
  
  
    []
  

Эксперт (человек, похожий на Валерия Фадеева)

  - Границы закрыты, сбежать не получится, - просто сказал Чекист, переменив на прямо противоположный смысл известной фразы единоросса.
  - Но ведь... Я ведь ту фразу по поводу выборов говорил...
  - И я по поводу выборов. У нас не было выборов тогда, а сейчас нету выбора у вас. Пшёл!
  И Чекист подтолкнул истероидного журналиста в сторону воронка.
  
  
    []
  

Младший лейтенант, мальчик молодой (человек, похожий на Ирину Аллегрову)

  - Вот это сексодром! - присвистнул Чекист, оглядев запредельно-огромную кровать, застеленную шёлковым бельём.
  - Рота солдат поместится, - сдвинув на затылок фуражку, меланхолично согласился младший лейтенант Поспелов.
  Чекист оглянулся на милиционера, и в очередной раз поразился габаритам этого добродушного сорокалетнего дядьки. Создаёт же природа таких богатырей! Поспелов - личность в милиции легендарная. После срочной - 20 лет в милиции, начинал ещё при старом режиме, взяток не брал, чем поражал начальство и коллег. Может, потому карьеры и не сделал. Будучи сержантом исполнял должность участкового едва не десять лет - случай и вовсе уникальный. Офицерское звание он получил всего полгода назад: как раз к сорокалетию. Свой участок знал как свои пять пальцев, и территорию его даже уличная шпана обходила стороной. Да что шпана - бытовуха реже случалась, будто какое-то заклинание этот крестьянского вида гигант наложил на вверенную ему часть Москвы.
  О борделе, расположенном в квартире известной в прошлом певички, сообщил в Комитет как раз Поспелов: информацию ему выдал поселившийся по дурости на его участке сутенёр. А больше сутенёров Поспелов не любил только наркоторговцев, при общении с этой публикой добродушие слетало с него вмиг. Вообще-то дело было чисто милицейским, уголовным, но раз в нём фигурировала личность, известная при старом режиме, от Комитета должен был присутствовать наблюдатель.
  - Я-то думал всё, кого она мне напоминает, - пробасил Поспелов, - глядя на съёжившуюся в углу певичку, - только теперь и понял. Хозяйку борделя она и напоминала всегда!
  - Причём "играющую" хозяйку! - добавил Чекист, оглядывая по-мещански безвкусно обставленное помещение.
  - Как играющий тренер? - уточнил на всякий случай Поспелов и расхохотался.
  - А спорим, баксы и цацки она под кроватью хранит? - спросил Чекист.
  - Это ещё почему?
  - Посмотри вокруг. Квартиру бы так обставила Эллочка Людоедка, если бы миллион долларов нашла. Где тут ещё деньги могут быть, как ни под кроватью... Да не пытайся, её с места не сдвинуть!
  - Спорим? - спросил Поспелов и ухватился ручищами за задние ножки. Слегка покраснев от натуги, он сдвинул кровать в сторону, явив миру коврик, под которым оказалась дыра в паркете.
  - А вот и цацки! - Чекист высыпал на белоснежную простынь камешки.
  - Ну и что же тут криминального? Без вины виновата я! - взвизгнула вдруг певичка и бросилась на Чекиста...
  Когда на шум вбежали конвойные, Поспелов легонько подтолкнул певицу к старшему и произнёс:
  - Привет, Андрей. Ну где ты был, ну обними её скорей... и уведи... Да! А потом в матрасе посмотрите. Там наверняка ещё чего-нибудь завалялось.
  Глаза у певицы сделались обалденными. Просто как у дикой волчицы. Из чего Чекист понял, что второй и последний тайник Императрицы (так называли окрестные проститутки свою мадам) Поспелов угадал верно...
  - А вы к нам, товарищ Поспелов, на оперативную работу не хотите перейти? - спросил Чекист на улице, глядя в след отъезжающему козелку.
  - Да нет, куда мне. Я тут на земле... Привык уже за двадцать-то лет. И потом, если честно, не для меня это. Уголовники они хоть на людей похожи, а у вас вообще какая-то мразь. Я бы не смог - удавил бы кого сгоряча...
  - Ну, как знаете. Привет супруге. И Чекист зашагал к метро...
  
  
    []
  

Тварь (человек, похожий на Рому Зверя)

  - Рома тварь, - сказал сержант, втолкнув задержанного в кабинет.
  - Зверь, - неуверенно произнёс задержанный, - Рома Зверь. Солист группы звери.
  - Двери? - удивлённо переспросил Чекист, - the doors?
  - Да нет. Звери. Зе. Как Сергей Зверев, - объяснил сержант.
  - Да я вижу, что как Сергей Зверев. Что-то общее действительно есть, - Чекист пристально посмотрел на зверя, и тот моментально упёрся взглядом в свои модные остроносые полусапожки.
  - Зверь, значит? - спросил сержант, - а что за зверь? Хорёк?
  - Скорее скунс, - поправил Чекист, поморщившись, и открыл пошире форточку, - увёл бы ты его отсюда.
  - Куда его?
  - Такими Юлианыч с Евгеничем занимаются.
  Сержант вытолкал Зверя за дверь и вскоре вернулся с двумя уборщиками-либерастами.
  - И где его продюсеры выкопали? - спросил вслух Чекист, - специально наверно выбирали, чтобы был на Кинчева похож.
  - А вдруг, это внебрачный сын, товарищ комиссар?
  - Тогда будет как у Гоголя... Я тебя породил, я тебя и... эх, бедный зверь...
  - Стояли звери около двери, в них стреляли, они умирали... - сказал сержант.
  
  
    []
  

Глюкозёл

  Не поднимая головы брели зечки к огромным деревянным воротам лагеря. Шёл съём с работы, сопровождающийся выборочным "шмоном". Тишину нарушал лишь кашель и редкий предостерегающий лай доберманов, следивших, чтобы никто из зечек не покинул строй. Младший инспектор подозвал жестом одну из заключённых, проходивших мимо него.
  - Все секреты по карманам, я гуляю с доберманом? - спросил он, проворно выудив из кармана осуждённой деталь, отвинченную от швейного станка, которую можно было использовать как оружие.
  - Пожалуйста, гражданин начальник, будьте человеком... - заныла зечка странно знакомым голосом.
  - Пошли-пошли, - сержант потащил заключённую в сторону дежурной части.
  - Болею очень, температура-а-а-а! - завывала зечка.
  Завывания нисколько не помогали, и тут зечка неожиданно разрыдалась, и сержант сразу вспомнил гламурную певичку, которая набивалась в любовницы врачу в санчасти, где по началу работала санитаркой. Но тот глюкозлом стать не захотел...
  ... - Айн цвай драй Шики-шики швайне, - напевал прапорщик, закрывая осуждённую в камеру штрафного изолятора за попытку проноса в жилую зону запрещённого предмета. Второе взыскание - и прощай УДО.
  
  
    []
  

Эх, сменить бы пешки на рюмашки! (человек, похожий на Кирсана Илюмжинова)

  - Что вы можете сказать о предстоящем финале чемпионата зоны по шахматам, гражданин Тайсон?
  - Кирсан, я иду к тебе! Я неудержимый, моя защита непробиваема. И я очень злой. Я уничтожу своего соперника. Я хочу вырвать его сердце и заставить съесть его. Я хочу сожрать его детей. Я затолкаю всех в мешок для трупов, - ответил здоровенный негр, и усмехнулся, показав щербатый рот.
  - Что, друг степей, - обратился инспектор ко второму финалисту соревнований, - лучше бы не восстанавливаться в партии и продолжать пить в общественных местах? Эх, сменить бы пешки на рюмашки.
  Друг степей бессильно заплакал. Он понимал, что юношеские занятия боксом вряд ли помогут ему в борьбе за честь шахматной короны.
  
  
    []
  

Коловрат

  - Ну вот что, судари мои любезные. Учитывая отсутствие в ваших текстах и музыки малейшей художественной ценности, снисхождения вам не будет. Получите за пропаганду нацизма по полной.
  Напуганные молодые ребята смотрели в пол, будучи не в силах поднять глаза на грозного "поганого комиссара", который совершенно не был почему-то похож на еврея. Да и следов "вырождения" у Чекиста было явно меньше, чем у самих "представителей высшей расы".
  - Что с нами будет? - осмелился спросить один из них.
  - Значит объясняю. В камере коловрат превратиться в "кал вам в рот". Потом - колы воротить на лесосеке. Вот и вся ваша участь. Это и за "рок против коммунизма" и за бесчестие гордому имени первого русского партизана. Увести.
  
  
    []
  

Гнусинский

  - Ну до чего ж гнусная у вас биография! Просто невероятное что-то, - невольно воскликнул Чекист, - я даже со счёта сбился в скольких уголовных делах вы фигурантом проходите. От лужковских афер до первых продающих страну совместных предприятий, от выборов 96 до аморалки на телевидении. Вы просто ценнейший человек для нас.
  - Предлагаю сделку, - упитанные щёки подследственного немедленно порозовели, а в глазах появился характерный блеск, который не могли скрыть даже массивные затемнённые очки.
  - Да уж! - с восхищением сказал Чекист, - вижу, что вы потомок сефардов! Сделки не будет. Будет просто чистосердечное раскаяние и 20 лет лагерей.
  Бывший олигарх опять побледнел, покрылся испариной и в сотый проклял тот день, когда наивно решил прогуляться без охраны по средиземноморскому побережью Израиля.
  - Хотя постойте! - сказал вдруг Чекист, расстегнув кобуру стечкина, - существует ведь принцип равноудаления олигархов! А это, уж извините, означает, что всех олигархов придётся удалить в равной степени.
  Грянул выстрел.
  
  
  
    []
  

Говнорок (человек, похожий на Андрея Ковалёва)

  - Мы теперь не пилигримы! Мы теперь комсомольцы называемся, - высоким голоском ответил холёного вида хлыщ. Готовы петь песни про коммунизм! "Слава Советам, народу слава!" - вдруг взвизгнул он фальцетом.
  - Не надо, - ответил Чекист, - такая воинствующая бездарность только во вред. Вы лучше скажите, где вы денег на свои "музыкальные" развлекухи наворовали? Вы ведь ещё и шансоном пытаетесь пробавляться.
  - Я... Я честный бизнесмен, заработавший своим трудом деньги. Куда хочу туда и вкладываю...
  - А хотите вы их вложить в строительству консерватории и музыкальных школ, - сказал Чекист.
  - Да. Хочу, - после некоторой паузы ответил бизнесмен, поникнув головой.
  - Все без остатка.
  - Все без остатка, - окончательно скиснув, согласился тот.
  - Вот это и есть единственная возможная форма патриотизма для вас, - сказал Чекист, - больше от вас стране пользы никакой нет. Я вообще не понимаю смысла вашего существования.
  - Я... я могу приносить пользу!!! Честно.
   - Уговорили. Мужчина вы вроде крупный, лес валить сможете... Кстати, значение слова "пилигрим" вам известно?
  - Э... Нет... Просто слово красивое, поэтому мы так группу и назвали.
  - Ничего страшного. Значит, в Сибирь пойдёте пешком. Заодно и поймёте значение этого красивого слова. Шагом марш!
  
  
    []
  

Хохлокост (человек, похожий на Мыколу Кохованьского)

  - Голодомор, это на самом деле хохлокост, - сказал задумчиво Чекист, и выключил экран телевизора, - вот так-то, ребятки.
  Он повернулся к сидящим в зале совещания Чекистам и замолчал ненадолго.
  - А я ж этого Мыколу в своё время брал. Мы его тогда не шлёпнули, - отправили на принудительное лечение. Потом тюрьма. А вот вышел - и опять за старое. Уж не знаю, что там с ним в тюрьме было, но головой он там подвинулся окончательно. И вот результат: не успел выйти, как кинулся под памятник Ленину, который краном на пьедестал устанавливали. И в лепёшку. Как говорится, за что боролись... Судьба, товарищи Чекисты, - дама хитрая, помните это.
  - Разрешите вопрос, - один из молодых сотрудников встал с места.
  Чекист кивнул.
  - А вы его когда брали, он на каком языке разговаривал?
  - Да будь он хоть негром преклонных годов, и то без унынья и лени он выучит русский хотя бы за то, что им разговаривал Ленин - уклончиво ответил Чекист, - Всё. Информирование окончено. Разойдись.
  
  
    []
  

Космос (человек, похожий на Леонида Черновецкого)

  Раздавив ногой ампулу с кетамином, Чекист посмотрел на шевелящего мокрыми от слюны губами человека, валяющегося на обмоченном матрасе.
  - Значит, действительно, сидите на ширеве, - сказал он.
  - А? - мутный утомлённый взгляд обратился на Чекиста, - нет-нет. Космос. Этот, как его... забыл...
  Чекист помолчал, ожидая продолжения, но его не последовало. Вместо этого из глотки вырвалось хрюканье, переходящее в храп.
  - Не может он говорить. Сторчался уже, - сказал сержант.
  - Аы... - донеслось из-под матраса, под который зачем-то стал зарываться, нещадно увлажняя слюнями пол, бывший городской голова, - Аы Кыев. Мои мэр... мэрские заповеди.
  - Мерзкие, мерзкие, - согласился Чекист, расстёгивая кобуру стечкина.
  - Да ну, пулю ещё тратить на него, товарищ комиссар. И так сдохнет без своего зелья через пару дней. Теперь этой дряни в Киеве не найти.
  Чекист внимательно посмотрел на шевелящееся тело:
  - И то верно.
  И добавил в рацию:
  - Труповозку сюда. Но не сегодня, а через два дня.
  
  
  
    []
  

Smotra.ru (Смотра ру или люди похожие на Эрика Давидовича с корешами)

  - Ну что, сучата? - Чекист, был непривычно серьёзен и невежлив, - конец стрит-рейсингу?
  - Да мы чё? Мы больше не будем никого провоцировать. Мы... честное слово. Мы ж чё, мы всегда за базар ответим. Мы ж не беспредельщики какие, - здоровенные жлобы с глупыми наглыми мордами застенчиво смотрели в пол и даже шаркали ножками.
  - Вы б ещё сказали, что больше не будете, - к Чекисту, кажется, вернулось чувство юмора.
  - Не, в натуре не будем! Больше не будем гонять. И вообще. Мы это... - парни замялись, - хотим... ну... как все. Это... работать. Ну, как люди, типа. Хоть даже на заводе.
  Чекист молчал и барабанил пальцами по столу.
  - Не, ну серьёзно. Никаких гонок, в натуре!
  - Нет уж, - сказал вдруг Чекист, - гонки будут. И работа будет как у всех на заводе. На ВАЗе новую серию запускают, нужны манекены, а их пока нет. Будете вместо них пока. Совместим двух зайцев, и вас в расход, и промышленности польза. Увести!
  Сегодня с утра у Чекиста резался зуб мудрости, а потому долго рассусоливать он не собирался.
  
  
  
  
  

Однако (человек, похожий на Михаила Леонтьева)

  - Однако, здравствуйте, - произнёс телеведущий, и тут же упал со стула, увидев Чекиста, входящего в студию прямо во время записи телепередачи.
  - Однако, до свидания, - ответил Чекист, и выстрелил от бедра. Перед тем как развернуться, чтобы уйти, он успел заметить лишь трясущуюся седеющую бородку да подивиться хилости и субтильности этого телепублициста: двумя пальцами, кажется, можно было раздавить!
  
  
    []
  

Джага-джага

  Странно косящие глаза певицы невольно заставляли улыбнуться, что Чекист, не удержавшись, и сделал. "Черт и кого на эстраду пускают" - подумал он.
  - В чём меня обвиняют-то? Что за беспредел? просто кружится моя голова... - взвизгнула певичка, и Чекист в который раз подивился, насколько сильно "живьём" певцы и певицы отличаются в худшую сторону от своих телевизионных образов.
  - Вы знаете, - сказал он, - в общем-то, и ни в чём. Просто времена нынче не те, Муси-пуси кончились. Есть такая формулировка "в связях, порочащих его замечен не был". А у вас в точности до наоборот: вы не были замечены в связях, не порочащих вас. Про бездарность я и не говорю: это само собой. Так что отправляйтесь-ка вы, моя мармеладная, на родину в Нальчик, и ищите себе работу. Уборщицей там, или посудомойкой. Ну и естественно конфискация всего неправедным путём нажитого имущества. Не смею вас более задерживать.
  Сверкнув окончательно окосевшими глазами, певица удалилась. Она готова была просто съесть Чекиста, но это нисколько никого на свете не волновало: она была не права.
  "Муси муси пуси пуси миленькiй мій
  Я горю, я вся во смаку поряд з тобiй
  Я як метелик пурхаю над усім,
  і усё без проблiм
  Я зараз тоби з'§м"
  Напевал на странном суржике прикомандированный недавно сержант с Украины, стоя в курилке.
  
  
    []
  

Однофамилец Штирлица (человек, похожий на Андрея Исаева)

  - А! гр-н идеолог консерватизма! - сказал Чекист, вытащив из-под стола сального неопрятного человечка с рыжеватыми редкими волосами и поблёскивающими в полумраке стёклами очков, - вы даже не представляете, как давно мы хотели с вами побеседовать!
  Человечек что-то бормотал, но когда его попросили говорить разборчиво, неожиданно замолчал, будто набрав в рот воды.
  - Я вашу статью, г-н идеолог, храню специально под стеклом у себя на столе, - сказал Чекист, - ту самую, где вы, идеолог медвежьей партии, ставите на одну доску фашистов и коммунистов. И удивляетесь потом, чего это о нас в Европе ноги вытирают. А знаете, что с вами за такую статью сделал бы ваш кинооднофамилец?
  Пойдёмте, я вам продемонстрирую.
  Чекист вытолкал идеолога наружу за дверь. Через несколько секунд послышался сухой одиночный выстрел пистолета системы Стечкина.
  
  
    []
  

Лучший двойник Михалкова (человек, похожий на Владимира Бортко)

  - Здравствуйте, Никита Сергеевич, - радушно сказал Чекист.
  - Я Владимир Владимирович.
  - Извините, обознался. Очень уж похож... Так, значит, говорите, тёзка ваш Россию спас... А в Мастере и Маргарите у Булгакова Берию вы, значит, нашли... И Безруков у вас там в роли Христа, значит... И Газпром-Сити очень полезен городу... да?
  - Да, - ответил посетитель, и сделался уж совсем похож на другого режиссёра, своего коллегу. Тот точно так же стоял и мялся в этом же кабинете. Чекист затянулся сигаретой.
  - И при этом вы коммунист? - спросил он
  - Да, - неуверенно ответил режиссёр, и опустил голову.
  - Владимир Владимирович, вот вы как коммунист чем можете помочь Родине?
  - Ну... Я вообще-то режиссёр... Фильм могу снять.
  - Ну что ж, снимайте. "Собачье сердце" вы уже сняли. Не пора ли за "Колымские рассказы" Шаламова браться? А мы вам творческую командировку оформим на место событий. Лет так на десять.
  Ну, а пока суть да дело, мы вас утвердили на роль Михалкова, так что сидите в той же камере сизо и вживайтесь в образ.
  
  
    []
  

The antisoviet story (человек, похожий на Эдвинса Шнорре)

  - Вы знаете, - сказал Чекист, облокотившись на край стола, и слегка подавшись вперёд, - изначально, мы, конечно, планировали вас на философский пароход отправить, дабы вы там своё тлетворное влияние распространяли. И вы бы там тихо мирно померли бы с голоду, поскольку благодарность англосаксов уже давно стала притчей во языцех. Но к несчастью для вас открылись новые обстоятельства. Тут один порнописатель доказал, что вы его порнорассказ использовали в качестве исторического источника в книге о второй мировой. Вот мы и решили ему вас отдать. Отдать, что называется с потрохами. У него фантазия богатая, вы ей воспользовались, а теперь придётся ей же, этой фантазии, послужить.
  Рыдающего "историка" уволокли в коридор.
  
  
  
    []
  

Оранжевые мечты

  "Через насыщенные историческими событиями десятилетия мы чувствуем гениальную неповторимость личности, - Яворивский задумался на секунду и уверенно продолжил, - Иосифа Сталина. Все то, что творила его неповторимость, остается дорогим и священным для нас: его учение, революционный темперамент, способ мышления, умение говорить с тысячами людей, его улыбка и одежда".
  Яворивский дописал абзац и откинулся на спинку кресла. И ведь никто не догадается, что в 1985 году, он ещё совсем молодой человек, написал этот текст, использовав имя Владимира Ленина. В 1991 году заменил Ленина на Степану Бандеру, затем, когда к власти на Украине пришли откровенные фашики - на Адольфа Гитлера. И вот теперь собирался стать новой власти столь же полезным, как и власти любой другой. Сейчас надо обязательно присосаться к какому-нибудь фонду, занимающемуся расследованием деятельности всевозможных голодоморных организаций. Так же как в своё время удалось присосаться к гуманитарке, отправляемой чернобыльцам. Яворивский оборвал полёт фантазии и вновь взялся за ручку, собираясь выплеснуть на бумагу свои мыслишки. Однако вместо мыслей на бумагу неожиданно выплеснулось из простреленного черепа то, в чём только что эти мыслишки бродили. Звука выстрела он услышать не успел, как не услышал и шаги Чекиста, вошедшего в комнату. Он был слишком поглощён радужными оранжевыми мечтами.
  
  
  
    []
  

Иван Музобозов (человек, похожий на Ивана Демидова)

  Человек глядел неподвижным испуганным взглядом на оперуполномоченного и скороговоркой говорил:
  - Осужденный Музобозов Иван. Осужден по статье 135 УК РСФСР. На срок...
  - Это ты с ведром и тряпкой по сцене прыгал? - прервал его тюремный опер.
  - Да, гражданин начальник. Разрешите...
  - Отлично. И профессию менять не придётся. Трудовую адаптацию можно не проходить.
  - Мне нельзя в уборщики, гражданин начальник, - из глубокопосаженных глаз скатилась слеза, - там же одни либерасты. А я молодогвардеец.
  - Ерунда, - сказал опер, - статья у вас одинаковая - растление несовершеннолетних всякой чушью. Так что сидеть вам вместе. А тебе и вовсе легко - тебя и так без ведра и швабры мало кто представляет. И вообще у нас тут не до политики, лишь бы план выполнить. Не пришьют... А пришьют, так одним гадом меньше будет.
  
  
  
    []
  

И вновь о хохлокосте

  - Вот вы же националист. Гордитесь своим народом. И прививаете ему комплекс обиженного со своим голодомором.
  - У каждой нации должны быть свои мифы. Свои герои, и свои мученики. Если их нет - надо их создать.
  - И привить народу стремление выпрашивать компенсации за голодомор и негодовать на коммунистов, как евреи на нацистов? Вы в это украинцев превращаете? Зачем?
  - Но ведь голодомор был! Это факт!
  - Так же как и голод в Поволжье и в других регионах страны в то время. А в штатах во времена великой депрессии ещё больше народу с голоду перемёрло. Вы требуете, чтобы жизнь украинца оценивалась деньгами, да ещё к тому же дороже, чем жизнь представителя другого народа?..
  Не дождавшись ответа Чекист продолжил:
  - Вы у нас главный исследователь голодомора? У вас есть шанс перейти к практическим исследованиям. Чтобы объявить смертельную голодовку особого ума не надо. Как и чтобы кричать о холокосте. Если вы эти запорожские усы, которые носили казаки, считавшие сами себя русскими, и русский князь Святослав не сбреете, то думаю, сокамерники вас точно голодом уморят. Вот вам и будет голодомор.
  
  
  
    []
  

Озерки (человек, похожий на Игоря Шувалова)

  Тонированный автомобиль с правительственными номерами остановился перед площадью. Не проехать! Тысячная толпа перегородила движение. Министр нервно оглянулся назад:
  - Разворачивай! - крикнул он шофёру.
  Машина сделала крутой вираж и рёвом стала набирать скорость. Но уже на первом перекрёстке облегчённо перекрестившийся министр смертельно побледнел. Толпа была и тут. Водитель резко с визжанием затормозил и выскочил из машины. "Его может и не тронут" - подумал министр и принялся закрывать окна, в тщетной надежде, что до него не доберутся. Народ уже обступил машину, и министр теперь лишь молился, проклиная решение посетить очередной саммит в Питере, и надеялся, что его спасёт бронированный мерседес.
  Когда его вытащили на свет божий, наступила тишина. Люди молчали, не зная, что делать с нежданно-негаданно попавшим к ним в руки ненавистным министром.
  - Шувалова - в Озерки! - Вдруг радостно крикнул кто-то. И толпа потащила министра к известным питерским водоёмам.
  
  
    []
  

Солнце

  - Ч-уд-ин-ов... - Чекист будто смаковал фамилию бородача, сидевшего перед ним на стуле, и блестящего злобными маленькими глазками, - что ж. Приступим. Совершенно очевидно, что буква Ч - это славянская руна, означающая русскую цифру 4. Уд - это уд. С этим всё понятно. А вот ин-ов - это древнерусские предлоги, которые в современном языке не сохранились, но зато перешли в германские языки. In и of в английском, к примеру. Предлоги в и из... У англичан звук v на конце смягчился. Таким образом получается, что четыре уда входят и выходят... Тяжело вам будет с такой фамилией в тюрьме. И даже козырная статья "мошенничество" не поможет...
  - А может...
  - Может. Отправляйтесь на солнце фотографировать трещины в виде русских букв. Мы как раз беспилотный аппарат готовим в том направлении. На нём и полетите
  
  
  
    []
  

Кардиолог (человек, похожий на Елену Скрынник)

  Неприятная овощная бабёнка глядела на Чекиста преданными коровьими глазами, пытаясь изо-бразить преданность сторожевой овчарки.
  - Скажите, - спросил Чекист, а вы действительно кардиолог по профессии?
  - Да. И даже работала одно время по специальности.
  - А как же вас на госслужбу занесло? Решили небось, что медицина - дело для свиней и овец. А вы из благородных. И надо управленческую карьеру делать?
  - Ну... я...
  - Скаковая лошадь арабских кровей? Ну вот, что милая моя. Знаете поговорку "загнанных лошадей пристреливают"?
  - Знаю, - побледнев, ответила чиновница.
  Но есть и другой вариант. Вы ведь аппаратную карьеру с самых низов делали? Вот и теперь попробуйте изучить сельское хозяйство с самого низу. С самых основ. Так что отправляйтесь-ка вы дояркой в колхоз. И посмотрим, на что вы способны.
  И Чекист жестом указал бывшему министру на дверь.
  
  
  
    []
  

Эльвира (человек, похожий на Эльвиру Набиулину)

  Эльвира в прошлом повелительница не тьмы, а денежных потоков затравленно оглядывалась по сторонам. Жители родной Уфы окружали её плотным кольцом. В зловещем свете факелов перекошенное лицо той, кого когда-то называли серым кардиналом Грефа, казалось поистине сатанинским. Кольцо сужалось. Всё ближе и ближе подходили люди к последнему невыкорчеванному ростку младоэкономической поросли, насаждённой старым цирозным садовником. Лица людей были мрачны, решительны и угрюмы. Башкиры, русские, татары - все они вне зависимости от национальности и вероисповедования сегодня были инквизиторами. Ведьму ждало аутодафе...
  ...
  - Н-да, - сказал Чекист, ковыряя сапогом пепел, - самосуд, дело такое. Попробуй теперь виноватого найти, если весь город виноват? Да и виноват ли? Видать без искупительной жертвы экономическое развитие невозможно...
  
  
  
    []
  

Дембель (человек, похожий на Анатолия Сердюкова)

  - Ну что ж, - сказал Чекист, - пора на дембель, а? Срок свой отслужили, и пора возвращаться к гражданской специальности.
  Министр облегчённо вздохнул и расслабился. Всего-то? Ну подумаешь, мебелью торговать в магазине!
  - Только не торговать, а собирать, - продолжил Чекист, будто угадав министерские мысли, - у нас заключённые не торгуют. А собирать - пожалуйста.
  - Как заключённые? Позвольте... - залепетал министр, вмиг став пунцово красным.
  - Ваши генералы в фуражках с клоунски высокими тульями ведь говорили, что люди, имевшие судимости, не повредят моральному климату в воинских коллективах. Вот и мы предположили, что и определённое количество людей в генеральских погонах из руководства министерства обороны не повредит моральному климату в среде людей, отбывающих наказание. Так что служба кончилась, добро пожаловать на гражданку. Теперь на всю оставшуюся жизнь ваша специальность - мебель.
  
  
  
    []
  

Сколько их таких уходило в лес? (человек, похожий на Сергея Чигракова)

  - А не спеть ли мне песню? - привычным движением рокер взял аккорд Am.
  - А не спеть, - ответил вошедший Чекист, - уже напелись. Помните про комиссара, который жену увёл, коня отвязал? Я как раз комиссар и есть!
  Побледневший рокер выронил гитару и вскочил со стула.
  - Вот что. Отправляйтесь-ка вы лесником в подмосковный лесхоз. А гитару я у вас действительно заберу. Вернее, конфискую. У нас подшефный детский дом без гитары. И уходите в лес на здоровье.
  Прошло лет десять.
  - Сколько их таких уходило в лес? - спросили Чекиста на встрече однополчан.
  - А не так уж и много. Даже наоборот мало, - ответил полковник КГБ, - счёт на сотни идёт.
  А в это время в подмосковном лесхозе
  Встал лесник от водки синий,
  Ба, да я же здесь живу,
  И кричит: "Спасай Россию",
  Не во сне, а наяву.
  
  
  
    []
  

Не Солану хлебавши (человек, похожий на Хавьера Солану)

  Чекист достал из кармана выпуск Магаданской Правды и прочитал:
  
  Как на лесосеке
  Хавьера съели зеки.
  Было пресновато
  Есть генсека НАТО.
  
  Вот такие частушки пишут. Вопиющий случай людоедства произошёл в магаданском лагере особого режима. Группа бывших военнослужащих НАТО из Французского контингента, принимавшего участие в иракской компании, сварила в котле и съела бывшего генсека этой организации, который отбывал заключение в одном лагере с ними. Все преступники родились в африканских странах, и лишь затем приняли французское гражданство. По словам следователя, поедание г-на Солано было произведено из религиозных мотивов. Африканцы полагали, что, съев белого человека, они обретут повышенную устойчивость к холоду...
  Чекист отложил газету и вздохнул. Плохо всё-таки тюремное начальство занимается просвещением и обучением заключённых. Работы непочатый край!
  
  
  
    []
  

Спасайте детей! (ювенальная юстиция)

  Ювенальщики были построены в колонну по два. Их было не так уж и много, этих чиновников, занимавшихся на сдельной оплате изъятием детей из семей и препятствиями усыновлениям. Рыночный принцип "больше сделал, больше получил", распространённый на детей и родителей, открывал путь к чудовищным злоупотреблениям. Руководители-ювенальщики буквально купались в золоте, но в народе нашлось не так уж много людей, согласных стать полицаями, убивающими будущее собственных детей. Да и те, поработав чуть-чуть, приходили в ужас, увольнялись и теперь с охотой сдавали бывших начальников.
  - Первая шеренга два шага вперёд, - скомандовал сержант, и заплаканные побледневшие чинуши нестройно двинулись с места.
  - Напра-во! Шаго-ом марш!- шеренга повернулась, и, ахая из-за помятых при задержании рёбер, двинулась вперёд. Им предстояло встретиться с родителями, у которых они отнимали детей. Не с алкоголиками и наркоманами, а с малоимущими, не нашедшими денег на взятку ювенальщикам. Или с политическими активистами, у которых детей отобрали в рамках "профилактики экстремизма".
  Вторая шеренга таким же образом отправилась на встречу с детьми, чью жизнь они поломали, отобрав у родителей и отправив в детские дома. Этим надлежало узнать, что такое ювенальная юстиция в другом смысле этого слова - т.е. борьба с преступлениями несовершеннолетних. Правда, с точностью до наоборот: теперь несовершеннолетним предстояло бороться с теми, кто совершал против них преступления.
  - Жестоко, а что поделать, - сказал Чекист, - другого способа унять волну народного возмущения я не вижу. Если кто выживет - судить по закону. Чрезвычайка без необходимости вредна.
  
  
  
  
    []
  

Леблядиное озеро (человек, похожий на Анастасию Волочкову)

  В озерский ИТЛ прибыл этап. Зечки с сумками, в которых содержалось их имущество, выгружались из автозака и строились вдоль стены.
  - Это кто? - спросил дежурный у начальника конвоя, кивнув на одну из зечек с расцарапанным лицом.
  - В автозаке подралась с другими заключёнными. Характер стервозный донельзя, так что за волосы её таскают регулярно.
  - Морда знакомая, - сказал дежурный, оглядывая растрёпанную зечку, оправляющую поредевшие волосы.
  - Балерина! - ответил начальник конвоя.
  - Точно! Та самая. Ну, эту мы в пятый барак определим к той самой кобыле, дочке мэра и сенатора. Раньше они элитных жеребцов поделить не могли в ночных клубах, а теперь пусть за шконку и шлёмку воюют, стервы.
  И дежурный, взяв папки с личными делами, подошёл к строю заключённых...
  Одетта сменила белоснежное платье на чёрную зековскую робу Одиллии с биркой, на которой был корявыми буквами написан номер отряда, срок и статья.
  
  
  
  
    []
  

Лицо современного украинского образования (человек, похожий на Михаила Поплавского)

  - Спойте чего-нибудь, ректор, - попросил Чекист.
  - Юный орэ-эл... - затянул было потасканного вида мужчина, но Чекист жестом велел ему замолчать.
  - Н-да... И вот такое было ректором института культуры! Всё, собирайтесь. Хоть вы и совсем не юный, и не совсем орёл, но по птичьей части в тюрьме вполне сгодитесь. И мой вам совет: не взду-майте там говорить, что вы учёный. Точно не поверят, и совсем тяжело придётся. Мало того, что птица, так ещё и фуфлыжник.
  
  
  
  
    []
  О физиогномике (человек, похожий на Юлия Гусмана)
  - Ну вот и всё, г-н Исмаилов, - сказал Чекист, доставая стечкина, - допрыгались!
  - Я не Тельман, я Гусман! - завопил его собеседник.
  - Это не существенно, вы нам тоже нужны, - ответил Чекист и выстрелил аккурат промеж глаз.
  - И фиг поймёшь, - кто из них кто, - раздосадовано сказал сержант. Все на одно лицо, будто плодит их кто!
  - Известно кто, - ответил Чекист, такие при капитализме усиленно плодятся!
  
  
  
  
    []
  

О братском интернационализме (человек, похожий на Леонида Млечина)

  - Что вы мне инкриминируете?! - ведущий ТВЦ перешёл на визг, и, упав на колени, стремительно пополз по направлению к кровати, с явным намерением спрятаться под ней.
  - Абсолютно ничего, - сапог Чекиста придавил журналиста к полу, и тот замер, будто парализованный, не помня себя от счастья.
  - Т.е... Как ничего? - подал он, наконец, голос, - неужели... ничего?!
  - Ничего. Мы вам абсолютно ничего не будем предъявлять!
  Журналиста насторожило слегка выделенное Чекистом слово "мы". Не меняя позы, он искривил шею, силясь заглянуть Чекисту в лицо.
  - А... - сказал он и замолчал, будучи не в силах задать мучающий его вопрос.
  - Мы вас правительству братской республики КНДР выдадим, - сказал недождавшийся вопроса Чекист, - они вас ждут с нетерпением.
  Нечеловеческим усилием журналист выскользнул из-под сапога и глистом уполз под кровать, сопровождаемый хохотом конвойных.
  Самолёт с товарищами из Северной Кореи должен был прибыть через пару часов...
  
  
  
    []
  

Царь не настоящий! (человек, похожий на Павла Лунгина)

  Режиссёр бежал. До границы оставалось уже недалеко, и он присел передохнуть. Прислушался. Тишина, глухомань... Значит, всё должно получиться. А уж заграницей он примется за привычное дело - пудрить мозги зрителю. Уж что-что, а это он умел. Писал сценарии про комсомольцев, красноармейцев, про Аркадия Гайдара. Как рухнул Союз, - ударился в православие, не забывая при этом пользоваться своим чистым еврейством, дававшим определённые преимущества. Затем снял несколько ура-православных фильмов с разбиванием иконой опор моста. Заодно угождая власти, ругая "костную немодернизируемую Россию", из века в век погрязающую в цареугодничестве и неправильным нелиберальным менталитетом народа. Власть его за это хвалила. Пришло время - пришёл и в ЧК с тщательно подготовленной речью:
  - Времена меняются. Была мучительная переоценка. А теперь я осознал, что только уникальный русский путь годится для России. И путь этот связан неразрывным диалектическим единством с советской властью. Именно в корнях русской общины, в гуще крестьянской массы, вызрела идея советской власти - глубоко христианская по своей сути. Ленин был первым, кто осознал это и...
  - Понятно, понятно, - ответил Чекист и зевнул. Слышали сто раз всё это. При СССР вы были настоящим советским человеком, затем - столь же истовым "православным", теперь вот опять вы стремитесь примазаться к господствующей идеологии. Только не проканает на сей раз. Больше никто уже не поведётся на ваши русофобские и либерально-западнические финтифлюшки, под каким бы вы их соусом не преподносили и в какие бы фантики не заворачивали.
  На следующий день режиссёр бежал. Благоразумно опасаясь поездов, самолётов и кораблей, он бежал через тайгу. Кажется, он правильно выбрал момент, когда ЧК было не до него, потому что никто его не преследовал... Только вот никто ли?
  Режиссёр, поднялся с пенька, оглянулся и столкнулся лицом к лицу с медведем.
  - Господи! - впервые в жизни искренне помянул он имя божье.
  "За Веру, Отечество и царя Иоанна Васильевича", - подумал медведь, с хрустом опуская пудовую лапу на голову режиссёру.
  Обнюхав мертвечину, мишка удалился в ближайший малинник, удивлённо качая головой. Откуда в его мозгу взялись мгновение назад такие сложные и непонятные мысли, косолапый так и не понял.
  
  
  
    []
  

Контра

  - Бандера? Пулю ему и весь разговор!
  Сержант выстрелил, и кепка, слетевшая с головы, закрыла продырявленный пулей рот, где недавно торчал золотой зуб.
  - Он же не Бандера, он Петлюра! - сказал Чекист.
  - Один хрен, контра, - невозмутимо ответил сержант.
  Чекист молча согласился. Всё равно менять что-либо было слишком поздно.
  
  
    []
  

Фильтрик (человек, похожий на Виктора Петрика)

  - У меня есть для вас прекрасная идея! Новый фильтр порядочности. Уникальная гамма-лазерная разработка, которую в своё время отвергли бюрократы и коррупционеры из "единой России"! Специальная наноприсадка попадает внутрь коррупционера с пищей. И р-раз! Возникает стоячая волна. Волна самоорганизуется и самоуплотняется вокруг заданного объекта. Не пытайтесь ничего понять! Понять - не реально! И как только вы будете привлекать знания, будет осечка, ... не будет ничего получаться!
  Изобретатель пришёл в волнение, и, запустив руки в длинные седые волосы, начал носиться по дому, отчего весь солидный особняк, казалось, пришёл в движение.
  - Стойте, - мягко остановил его Чекист, доставая стечкина, - мы уже фильтр порядочности нашли.
  - Как это? - ошалело спросил академик, уставившийся на Чекиста, - Я... Я готов его усовершенствовать! Я сделаю его дешевле. Вы только помогите с госзаказом, и я... и мы с вами... Ну, вы понимаете!
  - Вот! - торжествующе сказал Чекист, - Вот наш фильтр и заработал! Причём, я, кажется, прошел проверку. Наш фильтр, милейший, это вы!
  - Как я?
  - А вот так. Именно проверку вами не прошли многие деятели из Минобороны, Госдумы, и даже, что особенно неприятно, из академии наук. Но благодаря вам все они вычислены. А тем, кто на ваши заманчивые посулы не повёлся... тем честь и хвала, - Чекист дослал патрон в патронник.
  - Получается, что я нужный вам ценный прибор... - торопливо затараторил лжеучёный, - я готов работать! Бесплатно! За пайку!
  - У нас таких приборов на складе в крестах пылится немеряно, - флегматично ответил Чекист и выстрелил от бедра, - такие запасы при старой власти создали, что можно эти ценнейшие приборы в качестве мишеней использовать.
  
  
    []
  

Сломанная башня

  Старик присел на лавочку и задумался. События тех тревожных дней вновь встали перед его мысленным взором. Сейчас около полудня, светит яркое солнце, красиво отсвечивая на раннем осеннем снегу. А тогда пасмурным ноябрьским утром под холодным моросящим дождём они бежали к этому же зданию от моста, стреляя на ходу. Сейчас из окон отсвечивают солнечные блики. А тогда оттуда летели пули газпромовской охраны. Им всем тогда пришлось бы ой как туго - на почти открытом месте, против хорошо вооружённой охраны. К счастью тогда вовремя подоспели моряки-балтийцы, прикрыли их огнём из автоматических пушек со стороны Невы.
  Им всё же удалось прорваться в здание, и он по рации, уже дважды раненый, корректировал огонь моряков по зданию. Почти до вчера шёл бой. В коридорах, залах заседаний, кабинетах, офисных помещениях, узких вентиляционных шахтах... кинжальный огонь, схватки в рукопашную...
  А затем почерневшую, обугленную покосившуюся башню свалили взрывом.
  Он встал с лавочки и пошёл к торчащему, как единственный гнилой зуб, обрубку. Каждый год он приходил сюда, и каждый раз казалось ему, что в воздухе по-прежнему висит запах гари, и вот-вот из-за Охты покажется трёхцветный БТР, чтобы зайти им в тыл, и начнёт пальбу.
  В середине огромной площади перед комплексом музея истории города стоял обелиск павшим во время штурма башни. К нему-то и направлялся Чекист. Если пойти от него налево - то можно будет полюбоваться раскопанными фрагментами Ландскроны и Ниеншанца. Там же - большие выставки, видеоэкпсозиции, тематические инсталляции, посвящённые допетровской истории мест, на которых стоит город. Туда очень любит ходить Сашка - младший внук, который уже сейчас хочет стать историком. От неолитической стоянки его за уши не оторвать.
  Направо - современная, послереволюционная история. Упавшие обломки башни, законсервированы и перестроены в странное здание в виде изломанной трубы. Под ней устроены подземные помещения. Там очень много интересного. Показываются наглядно достижения советских инженеров, большая экспозиция посвящена метрополитену, кварталу "сверхлёгких" небоскрёбов, выросшему в бывшем пригороде Колпино... Но Чекист не очень любил этот комплекс. Он всё-таки напоминал о башне.
  А вот прямо - прямо торчал пятидесятиметровый обрубок, будто только вчера взорванный, и в нём был музей преступлений капитала. Там можно было наглядно увидеть, как выглядел город в последние годы антинародной власти. С торчащей над Невой уродливой вышкой. С кричащими рекламами с нерусским текстом, с сексшопами, с бездарными стекляшками на месте исторических зданий, город задыхающийся без зелени. Захламлённый "торгово-развлекательными центрами", стоящий в пробках...
  Сюда Чекист заходил только один раз, и то в качестве эксперта. Его, как одного из немногих очевидцев события попросили консультировать создателей реконструкции штурма, и внутренней отделки офисных помещений. Здание снаружи, и часть помещений изнутри выглядит так, как будто здесь только что свистели пули, а взрыв, снёсший большую часть небоскрёба произошёл час назад. Это он знал. И именно поэтому никогда сюда не ходил.
  Он подошёл к обелиску, и положил к подножию принесённые цветы. Память в последнее время начала подводить, но имена всех он помнил, и можно было не смотреть на табличку, на которой выгравированы имена. Юра... Олег... В прошлом году на юбилей приезжали ветераны из других городов. Их уже осталось не так много - полтора десятка человек. В позапрошлом году умер не дожив до восьмидесяти Иван Николаевич - земляк, с которым они ходили сюда вдвоём столько лет.
  Некоторое время он стоял, полуприкрыв глаза от слишком яркого солнца, а потом по военному чётко развернулся и пошёл в сторону метро. Дома уже ждали деда за праздничным столом. И Сашка опять заберётся на колени и потребует рассказать, как дед воевал с контрой на Охте...
  
  
  
    []
  

Условный рефлекс

  - Георгий, - тихонечко произнёс сотрудник зоопарка.
  Обитатель клетки проснулся и насторожённо дёрнул ухом.
  - Константинович - почти шёпотом произнёс биолог.
  Существо зарычало и повернуло голову в его сторону.
  - Жуков!
  Долговязое существо немедленно зашлось злобным лаем.
  - Маршал Жуков!
  Существо принялось кидаться на прутья клетки
  - Маршал победы!
  В исступлении Бешанов стал грызть решётку, отделявшую его от публики.
  - Не дразните животное! - с укоризной сказал Чекист.
  - Это не животное, это Бешанов. Псевдоисторик, - ответил учёный, - уникальный материал, спасибо, что привезли.
  - Мы его вообще-то пристрелить хотели.
  - За что? Такое милое существо. Если отобрать у него раздражители - планшетный сканер, книги о ВОВ и не упоминать маршала Жукова - милейшая тварь. Ластится, целоваться лезет. В глаза заглядывает.... Ути, мой сладкий! - биолог почесал очернителя красной армии за ухом и вновь повернулся к Чекисту.
  - Польза-то есть от него?
  - И не малая! Работаем над вакциной от животного антисоветизма. Скоро будет готова.
  - А потом что с ним?
  - Да, пусть живёт. Главное кастрировать, чтоб не размножался, а так безвредный. И корма для него недорогие.
  - Ну, пускай, - нехотя согласился Чекист. К мнению учёных он старался относиться с уважением.
  
  
  
  
    []
  

Губительный элемент свинец (человек, похожий на Алёну Орлову)

  "Свинец - это одна из главных ипостасей Сатурна. Его действие связано с духовной твёрдостью человека, с самопознанием. В энергетике свинец даёт концентрацию, прочность установок, устоев и мировоззрения. Он также способствует аскезе, лёгкому перенесению одиночества и поддерживает в исполнении садханы. Садхана - это обязательная духовная практика, которая дается ученику.
  Кого не любит и любит свинец?
  Этот металл совершенно не терпит общительных людей, а коллективистов он просто истребляет. Любит аскетов, монахов, одиночек, робинзонов. Отравление таким людям не грозит, даже если они будут носить свинец без защитной оболочки. Свинец ядовит так же, как и ртуть, поэтому просто так его могут носить только алхимики. У алхимиков, которые прошли несколько трансмутаций, энергетика и обмен веществ несколько другие, чем у обычных людей. Свинец приносит пользу людям с большими духовными наработками и достаточно прочной энергетикой, людям с практически нетленным телом. Они могут безболезненно переносить взаимодействие с ядовитыми металлами" - прочитал сержант и глянул на раскоряченный труп женщины с килограммом тонального крема на голове и обезьяньей прической.
  - А что случилось с этим весёлым общительным астрологом? - спросил он.
  - Её погубил свинец. Всего лишь девять граммов свинца, и какое разрушительное воздействие на организм, - печально ответил Чекист, убирая пистолет в кобуру.
  
  
  
    []
  

Фотороботы (человек, похожий на Никаса Сафронова)

  Длинноволосый в высшей степени благообразный мужчина уверенно, но деликатно постучался в дверь.
  - Войдите.
  Посетитель вошёл, поправил прядь седых волос, и на стол Чекисту легла аккуратная пачка холстов.
  - Что это?
  - Фотороботы, гражданин комиссар. Те, кого наши органы ещё не успели разыскать. Все здесь: олигархи, политики, растлители... Все.
  Чекист покопался пальцами в стопке эскизов, вытащил один, другой...На него смотрели парадные портреты с легко узнаваемыми чертами. Вот только если с портретов глядели на зрителя соколиными очами из-под соболиных бровей лощёные красавцы, то живьём... Некоторых ЧК уже выловило, чего не мог знать художник, и Чекисты уже имели удовольствие лицезреть эти искажённые страхом и ненавистью, обезображенные всеми мыслимыми и немыслимыми пороками физиономии.
   - Ну и что же вы хотите? - Чекист слегка подвинул художнику пачку рисунков.
  - Место придвор... то есть официального художника при ЧК, - произнёс тот, с достоинством поправив волосы.
  - Ну вот что, Никас, - Чекист протянул художнику его полотна, - вашу квартиру мы конфискуем, получите койку в общежитии. Ну, а вас трудоустроим рисовать фотороботы. Пройдёте курсы, научитесь рисовать преступников как они есть, без прикрас, - и вперёд.
  - Вы знаете, - художник манерно тряхнул кудрями и пошёл ва-банк, - у вас такое интересное лицо, я бы с удовольствием вас нарисовал.
  - А вот этого не надо, - ответил Чекист голосом, от которого по спине портретиста пробежали мурашки, - на нас уже достаточно в своё время рисовали фотороботов. И те, кто этим процессом руководил, сейчас изображены на могильных плитах. Кругом марш!
  И художник несвойственным ему строевым шагом отправился осваивать новую профессию.
  
  
  
    []
  

НТВ-шники

  Младожурналисты сидели на выстроенных в ряд табуретках. Все они давно уже перешли экватор жизни, многие обзавелись солидным брюшками, но, удивительное дело, так и остались мальчиками-журналистами. Хихикающими, кривляющимися в кадре, по-дурацки ёрничающими не к месту, пытающимися казаться отстранённо-ироничными, глядящими на чужие беды, жизни и смерти, с высокоинтеллектуальной отстраненностью. Высокоинтеллектуальной, впрочем, она казалась только им.
  Теперь эти выкидыши программы "взгляд" и птенцы гнезда Гусинского с надеждой смотрели на вошедшего в зал Чекиста. Ещё недавно так до отвращения развязанные, хамовато самоуверенные, брезгливо надувавшие щёки от своего морального и интеллектуального превосходства пятидесятилетние юноши теперь сконфужено молчали, понимая, что сейчас их будут наказывать за озорство.
  - Ну вот что. Передачи мы отсмотрели, пришли к выводу, что в качестве журналистов нам никто не сгодится. Парфёнов!
  - Я.
  - На медный!
  - "Намедни"? да, я вёл такую...
  - Я сказал, на медный. На медный рудник... Лобков!
  - Я.
  - Растительная жизнь в психушке. Там будете рассказывать про кулинарные издевательства советской власти над организмами граждан.
  - Пивоваров... Пивоваров!
  - Убит подо Ржевом, гражданин комиссар...
  - Ах, да, действительно... Хреков...
  По итогам переклички большинство НТВ-шников отправились проходить трудовую адаптацию, чтобы получать настоящие серьёзные мужские профессии. Пора было взрослеть.
  
  
  
    []
  

Ваятель (человек, похожий на Зураба Церетели)

  "Настоящим докладываю, что в течение всего периода наблюдения объект занимался у себя в мастерской выплавкой чугунных и бронзовых слитков из предметов, похожих на бюсты и статуи, с кратчайшими перерывами на еду и сон. В 19.04 5.09 объект закончил переплавку всех хранящихся дома изделий и впервые покинул мастерскую, выдвинувшись к памятнику Петру Первому. С наступлением темноты объект преступил к демонтажу памятника, распилу его на куски и переправке домой на тележке с целью его переплавки"... Чекист отложил рапорт в сторону.
  - Пытается замести следы, вы полагаете?, - спросил он
  - Так точно, - товарищ комиссар, - Уничтожает свои художества, чтобы потом сказать, что ничего и не было. Будем брать?
  - А зачем? Он себя итак к пожизненной каторге приговорил. Пусть работает пока не помрёт. Вы ж говорите, он почти не есть и не спит, только работает?
  - Торопится, хочет успеть.
  - Ну, вот и пускай. На его век работы хватит - столько всякой похабщины наваял.
  
  
  
  
  

Я тебя породил... (человек, похожий на Егора Гайдара)

  - Ну что, мальчиш-плохиш? - спросил Чекист, - помогли тебе твои корзины печенья и бочки варенья?
  - Я не хотел... я хотел просто заниматься наукой... я экономист... - причмокивая и хватая ртом воздух отвечал напоминавший упыря малорослый плешивец.
  - Хорошо занялся. Тебя даже в буржуинство взяли, так хорошо занялся.
  - Я... я... - зачмокал мальчиш-плохиш, - вспомните, кто мой дед.
  - Помним, помним мы твоего деда, - ответил Чекист и снял со стены шашку, - и никогда не забудем. Именно старым дедовским методом мы над тобой суд и свершим.
  
  
    []
  

Певец сопротивления (человек, похожий на Тимура Муцураева)

  - Как вы считаете, гражданин бард, - вежливо спросил Чекист, - аллаху действительно акбар? Ладно, можете не отвечать, лично мне кажется, что полный акбар. Вообще-то как воина вас положено просто застрелить без мучений. Но за вопиюще бездарные тексты, за испоганенную музыку группы скорпионз, за убогое дребезжащие пение, - поступим с вами по-другому. Вы много пели про то, что нужно взять Иерусалим? Мы вас туда и отправим. Авиапочтой сбросим с парашютом. Прицепим на вас пояс шахида, как приземлитесь - дёрните за колечко. Ну, или сдавайтесь местным властям и просите убежища от поганой русни - это уж как сами выберите.
  
  
    []
  

Книгожуй (человек, похожий на Дениса Котова)

  - Здравствуйте, господин книгожуй.
  - Буквоед.
  - Хм... А у меня в документах написано, что вы Дэнни Скотов...
  - Я...
  - Вы уж определитесь, гражданин, как вас именовать правильно! - резко перебил Чекист грозно навис над книгопродавцем.
  Тот замолк и испуганно глядел себе под ноги, глотая слюну.
  - Ты почему профсоюз не даёшь создать работникам, - спросил Чекист вдруг ласковым тоном, и похлопал посетителя по плечу.
  - Я... я не знал... Мы создадим! Обязательно создадим. Я сам...
  - Раньше надо было думать. Раньше. Ты ассортимент-то хоть знаешь книжный?
  - Знаю, - оживился посетитель, - знаю. Донцова, Ален Кар... Что ещё у нас в топе...
  - В топе? - переспросил Чекист, - слышу конский топ и людскую мовь... Хм... ещё что?
  - Ещё Татьяна Гармаш-Рофе, Быков, Правдина, Малахов, Устинова, Стогов, - выпалил скороговоркой директор книжной сети.
  Чекист кивнул стенографистке,
  - Записывай фамилии граждан. Обязательно ими займёмся. А вы, гражданин буквоёб, чуть-чуть помедленнее диктуйте.
  Допрос продолжался достаточно долго, и лишь когда посетитель иссяк, Чекист задумчиво сказал:
  - Вы знаете, очень мало классики у вас. Как вы считаете, это недостаток?
  - Да, безусловно. Исправим! Я...
  - Не трудитесь, другие исправят за вас. А сами-то вы классику хорошо знаете?
  - Не очень, - потупившись, ответил директор книжной сети.
  - А я вам предоставлю прекрасную возможность изучить её. В тюрьмах у нас прекрасные библиотеки. Учитывая, что вы всю жизнь книгами торговали (ну считая периода обучения на медсестру), думаю, что директор тюремной библиотеки - самое то. Будем рекомендовать начальству колонии взять вас на эту должность.
  
    []
  
  

Порно (человек, похожий на Елену Беркову)

  - Н-да, - задумчиво сказал Чекист... - ведь ровным счётом из ничего благодаря дурацкому дешёвому пиару можно был сделать всё что угодно. Вы же просто экспонат!
  Испуганная брюнетка смотрела на него призывным взглядом карих глаз из-под накладных ресниц и надувала губки. Чекист гадливо поморщился, представив, что эти губки вытворяли во время съёмок, и вызвал звонком дежурного.
  - Набить чучело и в музей преступлений капитализма. Пусть смотрят и удивляются.
  
  
    []
  

Переименование

  - Вы, Константин Иосифович, "искренне поддерживали переименование милиции", поскольку название милиции указывало на её народный характер? - мягко спросил Чекист, стоя над ползающим на коленях неприятным человеком с рыбьим взглядом.
  - Да, - выпалил тот, и зажмурился, будто закрытые глаза могли спасти его от выстрела.
  - Ну что ж, Косачёв. Вам настолько не нравится то, что милиция когда-то была народной, что даже одно упоминание об этом приводил вас в негодование. А вот интересно, как теперь отнесётся к вам народная милиция? Что-то подсказывает, что не менее негативно. Например, искренне поддержит ваше переименование из политика в политического. Увести!
  
  
    []
  

Дезинформация (человек, похожий на Веру Дементьеву)

  - Это всё дезинформация! - взвизгнула дамочка, похожая на крота в очках, - всё неправда! Во-первых, не было там небоскрёба, там всего 32 метра. Во-вторых на наш уникальный 300 метровый проект распространяется авторское право, и вы не имеете его нарушать, вы его незаконно сфотографировали. В-третьих, никакого конкурса не было. В-четвёртых, конкурс проводили не мы, а Газпром. В-пятых, я не помню, была я председателем жюри, или нет. В-шестых, проведение конкурса не имело никаких правовых последствий. В-седьмых, панораму небоскрёб не нарушал. В-восьмых, этот шедевр панораму только украшает. В-девятых, это здание особой общественной важности. В-десятых...
  - Вот именно в десятых числах мы вас и расстреляем, - добродушно сказал Чекист.
  
    []
  

Дефолтмахер (человек, похожий на Сергея Кириенко)

  - А я ведь помню ваше выступление в 98 году... Вы тогда много говорили про свою ответственность. Вы, правда, имели в виду свою зону ответственности. У вас вообще в речи много калек с американского. Даже для вашего круга общения удивительно много. Но ведь вас тогда многие поняли в соответствии с нормами русского языка. И разочаровывать мы их, непонимающих ваших американизмов, не имеем права.
  - Но ведь вы понимаете, что меня просто использовали, чтобы свалить на кого-то непопулярные меры!
  - Конечно, понимаю. Конечно, вы всегда были пешкой, но ведь и сами же в накладе не оставались. Вам, к примеру, целый Минатом выдали в кормление.
  - Но ведь я и там, в Минатоме... вы же правильно сказали, я и там пешка. Только пешка, - нервно щурясь, и по-горбачёвски жестикулируя щуплыми ручонками, отвечал бывший глава Росатома.
  Некоторые любители шахмат называют слона офицером. Приходится так же порой слышать. Что одна фигура не "бьёт" и не "ест", а "убивает" другую. В данном случае обошлось без побоев, и уж конечно без каннибализма. Однако красный офицер всегда и на любом поле сильнее голубой пешки.
  
  
    []
  

Мы верим твёрдо в героев спорта (человек, похожий на Виталия Мутко)

  - Отчего ж вас, такую вопиющую посредственность, везде за собой тащил Путин? - беззлобно спросил Чекист у чернявого низкорослого человечка с злобными маленькими глазками.
  - Я... очень много знал... - начал был тот не уверенно.
  - В точку! - прервал его Чекист, - вы очень много знали! А теперь скажите, почему, когда громили собчаковское окружение, а сам мэр был под следствием, вам удалось соскочить, да ещё на должность президента футбольного клуба?
  - Я очень много знал про...
  - Правильно, - прервал Чекист, - именно поэтому. А теперь скажите, почему вас, ничем не примечательного чиновника назначили руководить всем российским спортом?
  - Я очень много знал, - ответил подследственный, - и готов поделиться зна...
  - Верно! - Чекист азартно блеснул глазами, - А почему вы открыто глумились надо общественным мнением, после того, как провалили полностью олимпийские игры, нагло заявляя, что всех видали в гробу и никуда не уйдёте?
  - Потому что я очень много знал про, - подследственный указал пальцем вверх. В голосе его зазвучала надежда.
  - Так точно! А почему вас не сняли даже когда прокуратура заинтересовалась беспрецедентным уровнем коррупции и кумовства в вашем ведомстве. Беспрецедентным, подчеркну, по путинским даже меркам.
  - Я очень много знал!
  - Именно. А теперь скажите мне, почему, как вы думаете, вас не расстреляют?
  - Потому что я много знаю? - почти утвердительно ответил подследственный.
  - Видите ли, объект... Вернее, субъект ваших познаний больше не существуют. А потому ваши знания теперь совершенно не нужны.
  - Но ведь меня не расстреляют?
  - Нет. Не расстреляют. У нас некому на урановых рудниках работать.
  И конвойные потащили ревущего чиновника в камеру.
  
  
    []
  

Внеклассовая сущность (человек, похожий на Алексея Балабанова)

  - Не люблю режиссёров. Пидоры они все, - мрачно сказал сержант.
  - Ну почему все? Просто мы к другим не приходим, такая работа у нас специфическая. И потом, этот не педераст, у него какие-то другие расстройства, пусть психотерапевты разбираются.
  - Один хрен, извращенцы, - сержант сплюнул сквозь зубы на пол и попал на разбросанные при обыске фотографии поротых задниц.
  - Нет, ты не прав, - Чекист ловко схватил подслушивающего режиссёра за лысину и развернул обратно лицом к стене, - вот, к примеру, Бондарчук. Или Эйзенштейн. Или Быков. Или, скажем, Данелия... В общем, тут вот в чём дело...
  - Знаю-знаю, - без энтузиазма ответил сержант, - дело в классовой позиции режиссёра. Если режиссёр по своей классовой природе принадлежит к классу буржуазии, то он выражает её классовые интересы. А потому его буржуазное искусство чуждо пролетариату, а буржуазная мораль, в рамках которой он творит, сама по себе аморальна с точки зрения морали класса наёмных работников...
  - Это ты где понахватался?
  - На курсах повышения квалификации для милицейских работников.
  - Лучше б на огневую подготовку больше времени тратили, - недовольно сказал Чекист, - тут всё намного проще. Есть режиссёры... как ты их называешь?
  - Пидоры.
  - Вот. Есть плохие режиссёры, а есть хорошие. Вот тебе и вся марксистская диалектика.
  - А с этой вражиной чего делать?
  - Грузи двухсотого, - ответил Чекист, задумчиво оглядывая стены комнаты, в которой, казалось, даже стены кричали о нездоровой сущности своего владельца.
  
  
  
    []
  

Русский пионер (человек, похожий на Михаила Прохорова)

  - Да-с... - Экскурсовод поправил пенсне и указал рукой в сторону кормы, - а вот здесь вы видите прелюбопытный живой экспонат нашего музэя.
  - Это же уборщик! - с вызовом заявил ретивый пионер, и дети захихикали.
  - Тихо дети! - классная руководительница, напоминавшая курицу-наседку, заквохтала, призывая питомцев к порядку.
  - Да-с... - продолжил экскурсовод, - экспонат. Правда, он у нас и экспонат, и работник, и объект научного исследования. Это в прошлом олигарх. В период правления президента Медведева он устраивал оргию на крейсере революции. Ну, а после революции теперь у него появилось желание трудоустроиться на "Аврору" уборщиком. Ходатайство, поданное им в ВЧК, было удовлетворено, с тем условием, что пределы крейсера ему покидать запрещается. В настоящий момент у вас есть уникальная возможность увидеть живого олигарха за работой.
  - Ух ты!.. - пионеры восхищённо застыли, раскрыв рты и глядя на добросовестно трущего пол олигарха.
  - Извините пожалуйста, - прыщавый белобрысый мальчик требовательно посмотрел на экскурсовода, - а какие исследования с его помощью ведут?
  - На нём мы оцениваем максимально возможную продолжительность рабочей недели. В настоящий момент мы довели продолжительность до 84 часов, что составляет 12 часов ежедневно без выходных. Надо сказать, что олигарх с пониманием отнёсся к этой инициативе. Не жалуется. Ни разу, кстати, за последние 4 года не был на больничном. Это гордость нашего музэя.
  Ну, а теперь, спустимся вниз по трапу, пройдём в реконструированный матросский кубрик и посмотрим на бытовые условия матросов начала 20-го века...
  
  
    []
  

Совесть нации (человек, похожий на Олега Кашина)

  Лысеющий рыжеватый человек ткнул забинтованным пальцем в лоб, густо смазанный зелёнкой.
  - Пули чекистов попали вот сюда и вот сюда, - важно произнёс он.
  Журналист, берущий интервью, охнул и покачал головой.
  - Но врачи сотворили чудо! - продолжил пациент, - буквально за 2 недели они вернули мне всё, что было. Вчера была операция на ноге. Её пришили обратно, и она сейчас зарастает. Восемь пуль попали мне в нижнюю челюсть, наверно, это видно по моей дикции. Но по крайней мере, я жив и чувствую себя намного лучше, чем в ту Страшную Ночь.
  - Вы можете ходить?
  - Перед последней операцией ходил на костылях. Теперь могу только стоять. За последние 2 дня я восьмой раз заново учусь ходить. Операция за операцией!
  И он почесал сломанными пальцами простреленную голову.
  - Как вы думаете, из-за чего именно вас расстреляли палачи НКВД? Ясно, что из-за вашей активной гражданской позиции, из-за вашей журналистской деятельности. Но из-за чего именно?
  - Естественно круг моих подозрений тот же, что и у всей общественности. Может, из-за того, что в твиттере назвал Сталина мудаком. Может, потому что публично накакал на картинку с государственным гербом. Может, за то, что плевался с моста в проезжающие машины. Честно, не знаю.
  - Что для вас главное теперь?
  - Не знаю. Мне теперь предстоит жить в роли совести нации. Трудно сказать, как я справлюсь с этой ролью. Я готов к митингам в мою поддержку, к выступлениям на трибуне. Я много думал об этом, когда лежал, прострелянный пулями. Да, я совесть нации... Да, - повторил он после некоторой паузы и кивнул головой, почёсывая рыжеватую щетину. - Ведь для всех людей в России, которым сейчас 20-25, я - кумир. Можно даже сказать икона. Нелегко к этому привыкнуть, но... Но это так.
  - Что вы будете делать, когда выйдете отсюда.
  - Продолжу разоблачать всех. Меня отговаривают, но я продолжу быть совестью народа. Вчера я уже написал в твиттере, что министр внутренних дел - пидор. Выйду и постараюсь обоссать памятник Дзержинскому. Ну, или хотя бы кинуть какашкой издалека.
  Прошёл год.
  - В ту Страшную Ночь десять палачей поджидали меня у калитки. В руках у них были пулемёты, - на отъевшейся нагловатой ряхе теперь появилось несколько заискивающее выражение, дескать "ну поверьте" - Они начали стрелять... Подождите, у меня есть видеозапись!
  Проворно вскочив и потирая на ходу густо смазанный зелёнкой лоб, он на прострелянных ногах бросился вслед за удаляющимся из палаты интервьюером.
  Прошёл год.
  Голодный блеск белёсых нагловатых глаз заставил прохожего остановиться. Рыжеватый худой человек в оборванном свитере подбежал к нему, и заискивающе глядя в глаза начал скороговоркой, тыкая перевязанным пальцем в смазанный зелёнкой лоб:
  - В ту страшную ночь, когда Кей-джи-би расстреливало меня из гранатомёта...
  Прохожий отмахнулся и кинул великому блоггеру мелкую монетку...
  Прошёл год.
  - Стой, кто идёт! - крикнул пограничник.
  - Пустите меня. Это я, русский журналист. Меня расстреляли империалисты. Я еле жив. Я прибежал на Родину просить убежища! - на пограничника пошатываясь вышло человекоподобное грязное дурно пахнущее существо.
  - Знаем мы тебя, по телевизору видели, - ответил пограничник и щёлкнул предохранителем.
  - Посмотрите на меня, по мне нанесли ракетно-бомбовый удар. Хуже чем в Ираке. Изверги. Я весь в зелёнке! С ног до головы.
  - А ну назад, за кордон, - пограничник повёл дулом.
  - Ну пожалуйста. Я больше вообще к твиттеру не подойду. Или теперь буду только хорошее писать. А... А хотите, я на статую свободы написаю?
  - Да я б тебя, чудак, пустил, уж больно мне нравились твои выступления по ТВ - всей семьёй ухохатывались, когда забугорные передачи про тебя у нас транслировались. Особенно про лоб с зелёнкой - это круто.... Да... Так вот, приказано не пускать тебя, пойми. Ты из тех политэмигрантов, которые нам здесь без надобности.
  Стеная, существо двинулось обратно в направлении финской границы.
  - Русские варвары только что меня расстреляли. Войска НКВД. Палачи. Сатрапы. Гебня... - донеслось до пограничника с той стороны линии границы. Пограничник задумчиво закурил. "Ну надо ж, - подумал он, - живого увидел. Кому рассказать, не поверят. Хорош хоть, видеозапись есть. Теперь каждый метр границы пишут"...
  
  
    []
  

Страхотка (человек, похожий на Солженицына)

  Сочая и избрызгивая кругорядом себя антисовковость, летела совесть нации, многодумно облюбовывая на лету место будущего вечного успокоения. Хорошо! Просторится вокруг небоширь, и раевратный скрип уже слышится ушами.
  Бегучая натучнелость райских кущ встала перед мыслевзором. Нет, никогда больше не будет дубов, и к дубободанию прибегать без надобности!
  Дремчивую мечтательность о ветвях густошумящих прерывает вдруг глухой удар. Лоб вмятчиво впечатывается во что-то твёрдое - уж не с райскими ли воротами телёнок решил бодаться?
  Ан нет! В стену лбом ударился. В настоящую ладную бетонную стену. Развернулся, глаза раскрыл.
  - Ну, наконец-то! Здравствуйте, Александр Исаевич, - сказал Дзержинский, - ох и заждались мы вас здесь, ох и соскучились...
  Страшно подумать: и чем расплатится он теперь за гиблую нескладную жизнь эту, за все взрывы своего несогласия? Какая законченная вечная кара ждёт его?..
  
  
    []
  

Низринут (человек, похожий на Сергея Рыбко)

  - А в брюхе у вас святой дух? - спросил Чекист, - или это вы от постной пищи пухнете?
  Поросячьи глазки игумена забегали по круглому плутоватому лицу. Продолжалось это достаточно долго, и Чекист уже хотел было отравить телебатюшку в отдалённый монастырь навеки, как он обычно поступал с другими телевизионными проповедниками, шастающими по мероприятиям кремлёвских молодёжек и озвучивающих антисоветчину от имени всей православной церкви, но тут по-рыбьи прозрачные глазки остановили свой бег.
  - Это оттого, что я посты в тайне не соблюдал. Я атеист, и всё это время разваливал церковь изнутри, товарищ комиссар! - игумен перешёл на скороговорку, опасаясь, что Чекист его прервёт. - Ненавижу попов и поповщину, вот и решил ускорять приход советской власти, устраивая провокации вроде благословения разрушителей памятника Ленину, чтобы народ скорее поднялся на борьбу с режимом и низринул церковь, превратившуюся в вавилонскую блудницу, а теперь готов тоже самое делать не по собственной инициативе, а по заданию ЧК и в духе решений последнего съезда партии, - выпалил он на одном дыхании, и шумно переведя дух, закончил уже спокойнее:
  - Готов выполнить любые поручения советской власти на этом славном поприще.
  Чекист покрутил в руках медную пепельницу.
  - Послужить, значит?
  - Да. С превеликой охотой и от всей души готов...
  - Отлично, - сказал Чекист, - Слышал, что вы недовольны были обнаглевшими мигрантами.
  - Ну... - игумен неопределённо качнул бородой, пытаясь сообразить, к чему клонит Чекист, к пролетарскому интернационализму или к борьбе с этнической преступностью.
  - Ну, вот и отлично, - не дождавшись ответа, сказал Чекист, - у нас как раз новое исправительное спецучреждение появилось - исключительно для этнических преступников. Поезжайте-ка туда проповедовать. Самое подходящее будет для вас служение.
  Чтобы выволакивать симулирующего обморок батюшку из кабинета понадобились слаженные усилия шестерых конвойных.
  
  
    []
  

Ролевые игры (человек, похожий на Анну Чапман)

  - Здравствуйте, коллега.
  Чекист озадаченно посмотрел на стоящую перед ним дамочку...
  - Э... Простите? - сказал он.
  - Ну, как мы же с вами коллеги! Как я рада, что наконец-то наши люди стали вершить судьбы страны!
  - Ничего не понимаю, - Чекист, - какие "наши", какие судьбы?! Вы вообще, о чём речь ведете?
  - Ну как же, коллега...
  - Коллега... - Чекист внимательно посмотрел на посетительницу и узнал её, хотя узнать знакомое благодаря ТВ лицо в этой дамочке с глуповатым крестьянским лицом было сложно.
  - Да, коллега! Я же...
  - Что-то не помню, чтобы я в мужских журналах снимался обнажённым, - сказал Чекист, наморщив лоб, - нет. Никак вспомнить не могу! Так зачем вы собственно пришли?
  - Как зачем? Устраиваться на работу, - несколько потерянным тоном сказала посетительница, - Могу опять в разведку, могу по молодёжной работе как при старой власти. А могу и...
  Она игриво стала сверлить пальчиком стол, глядя искоса на Чекиста.
  - Да, это вы можете, я наслышан, - он что-то быстро начертил на бумажке и отдал посетительнице, - вот. С этим спуститесь на два этажа ниже и передайте там в секретариат. Всё, кругом марш, не мешайте работать.
   И "разведчица" отправилась в "дом терпимости", как в шутку называли в конторе отдел, занимающийся отправкой проституток и содержанок на трудотерапию.
  - Каждая проститутка в Штирлицы метит, - покачал головой Чекист.
  - Не каждая, а только элитные, товарищ комиссар. Эти, как их... Ролевые игры! - поправил шефа сержант и достал из ящика стола кипятильник, - чайку не желаете?..
  
  
    []
  

Рандеву (человек, похожий на Юрия Фельштинского)

  - Сходите, поговорите с Бухариным, - просто сказал Чекист обитателю неандерталоидного черепа и выстрелил.
  - Был историк, станет экспонатом. Какой череп! Атавизм на атавизме, - восхитился член комиссии по историческим фальсификациям, с согласия которой приводился в действие приговор, - великолепно!
  
    []
  

Перманентная десталинизация (человек, похожий на Михаила Федотова)

  Рассказывают, что было это примерно так:
  - Палачи! Вся моя жизнь пошла прахом. Вы воскресили чудовище! Будьте вы прокляты! - благообразный юрист-правозащитник театрально упал в кресло и взмахнул рукой.
  - Скажите, - осведомился Чекист, - а сколько вы лет уже десталинизацией занимаетесь?
  - С 60-х. Лично я с 60-х. А мои товарищи... - он сморщился от неприятного слова, и пояснил:
  - Товарищи по борьбе. Да, так они и раньше начали. Мучились в лагерях, развенчивали культ личности, клеймили сталинщину, сражались с вами на страницах газет, книг, журналов. На телевидении. В интернете... Всё тщетно, увы.
  - Да, и заметьте, что вы десятилетиями чернили и вытравливали память о Сталине, а она всё светлее и чище.
  - Да. И если бы не вы, мы бы устроили новую волну десталинизации. Окончательную. Настоящую, мощную, всепоглощающую, непрерывную десталинизацию! - глаза правозащитника лихорадочно заблестели, короткая бородёнка затряслась, а с губ полетели в сторону Чекиста клочья пены, - О! Мы бы стёрли из памяти этого быдла память о гнусном тиране! Мы бы уничтожили саму... Что простите?
  - Я говорю, идите и десталинизируйте.
  - Что?
  - Идите и десталинизируйте, - повторил Чекист спокойно.
  Осторожно, бочком вышел не верящий своему счастью экс-советник экс-президента на улицу.
  - Сталин тиран!! - громко и раскатисто крикнул он. Никакого ответа. Только как-то странно посмотрел на него прохожий, а мальчик в окне проезжающего трамвая покрутил пальцем у виска.
  - У меня есть доказательства! Послушайте!! Слушайте все!!! - он бросился по улице вопя как можно громче.
  .............................
  Говорят, что изредка и до сих пор можно встретить лунными ночами десталинизаторов. Преимущественно в сельской местности на пасеках, в грибных местах и малинниках вдоль просёлочных дорог пасутся они, поджидая редкого прохожего. Отощавшие и охрипшие, они то бормочут нечленораздельно что-то невнятное, то с нечеловеческой быстротой повторяют "репрессии-гулаг-катынь", то истошно орут "Свобода слова". Но серьёзные исследования не подтверждают этого. За последние годы ни одна из этнографических экспедиций, снаряжённых в места, где видели правозащитников, не подтвердила рассказы местных жителей.
  
  
    []
  

Гордый шляхтич (человек, похожий на Анжея Вайду)

  - Как так? - с сильным акцентом осведомился польский режиссёр, - прошу пан Цекист пускай меня в Польску.
  - Ради бога. Только пешком и только через Смоленск. Вперёд, - сказал Чекист к величайшему удивлению и режиссёра, и конвойных, приведших фальсификатора и русофоба в кабинет.
  - Дзякаю, - униженно поблагодарил режиссёр, а про себя злорадно добавил "матка боска, це не москаль". И лишь выйдя из здания ЧК вдруг осознал он конец фразы. Через Смоленск. И холодный пот прошиб гордого шляхтича.
  - А если дойдёт? Вдруг?
  - Не дойдёт. Смоленск поляков не жалует.
  - Ну, а если? На бога, товарищ комиссар, надейся, а сам не плошай, как говорится.
  - А мы и не плошаем, - Чекист подмигнул конвойным, - на всякий случай, ну вдруг, если что, встретят пана режиссёра в Смоленске. Кстати, кто знает, как у начальника тамошнего ЧК фамилия?..
  - Правильно, - не дождавшись ответа, продолжил Чекист, - Сусанин. Вот такие дела, братцы.
  
  
    []
  

В зоне (человек, похожий на Павла Дурова)

  "Друзья, благодаря Вашей поддержке ежедневная производительность В Зоне на этой неделе превысила отметку в 20 тонн чугуна. Согласно подсчётам бухгалтерии, каждый будний день здесь выплавляется 20,3 миллиона тонн.
  При этом суточная производительность В Зоне удваивается каждый год. Год назад эта цифра составляла 10 миллионов тонн в сутки, два года назад - около 5.
  Каждый день В Зоне делается 2,5 млрд. ударов кайлом, что делает её наиболее ударной зоной в европейской части России. Не удивительно, что изменения во внутреннем распорядке В Зоне вызывают широкий общественный резонанс в Центральном управлении и соседних учреждениях!
  За последние дни мы получили от Вас немало полезных рационализаторских предложений, касающихся нового дизайна бараков и камер. Многие из Вас писали о необходимости возврата функции краткосрочных свиданий, счетчика поощрений и взысканий, возможности их публичного просмотра, а также сохранения названия отряда под именем на бирке. Мы с благодарностью принимаем Ваши советы и будем работать над реализацией предложенных Вами функций в эти выходные.
  Некоторые из Вас справедливо заметили, что информация о заключённом, например, образование или увлечения, должна быть сразу же видна при чтении бирки на груди незнакомого человека. Поэтому теперь на большинстве просматриваемых Вами бирок эта информация показывается в первую очередь, как раньше. Этой идеей мы также обязаны Вам.
  Спасибо за Ваши советы и отклики о новом дизайне! Мы не прекратим работу над ним, пока весь наш временный контингент не будут полностью доволен. Наша цель - приносить Вам счастье и способствовать Вашему твёрдому становлению на путь исправления. В Зоне с Вами, п-к Кузнецов".
  Слеза за слезой бурно катились по щекам худощавого заключённого, читающего опубликованное в стенгазете поздравление. Утешало одно, после освобождения никто не мешал ему устроится работать на национализированную социальную сеть. Начальник воспитательного отдела обещал ходатайствовать.
  
  
    []
  

Сеанс (человек, похожий на Анатолия Кашпировского)

  - Даю установку. Из вас выходит жажда лёгких денег, желание наживаться на человеческой глупости и вере в чудо... Тридцать семь... ваше дыхание становится лёгким. Вы не замечаете усталости. Вы двигаетесь всё бодрее. Всё лучше и лучше осознаёте вы, что приносите пользу стране именно сейчас... Тридцать шесть... Вы работоспособны, у вас прекрасное трудовое настроение... Тридцать пять...
  Потный ЗК в ушанке положил тридцать пятую металлическую трубу и остановился, шумно дыша.
  - Вы не устаёте. Всё так же бодро продолжаете двигаться и идёте за следующей. В вас просыпается радость большого труда, ощущение счастья от той пользы, которую вы приносите людям, - продолжил сержант, - итак на счёт десять наш сеанс прервётся на обеденный перерыв. Вы немножко отдохнёте... Свежая лёгкая голова. Усмирённая боль, спокойствие. Прекратились слёзы. Впереди только хорошее. Вы совершенно свободны... Тридцать четыре...
  Сеанс будет продолжаться ещё 10 лет. По замыслу главного психолога исправительного учреждения к концу лечения пациент должен полностью излечиться от жадности, плутовства и лживости.
  
  
    []
  

Экстрасенс (человек, похожий на Аллана Чумака)

  - Ну надо же! Вы и вправду экстрасенс, - Чекист удивлённо присвистнул, столкнувшись с седовласым целителем на лифтовой площадке, - Час назад на вас постановление выписали, а вы уже с вещами лифт поджидаете. Мистика! А кстати, куда это вы собрались?
  - Я? Я собственно никуда, я прогуляться. Свежим воздухом подышать, - неловко пытаясь спрятать за спиной чемодан, отвечал Чекисту его собеседник.
  - А билет на самолёт почему из кармана торчит? - Чекист стал оттеснять экстрасенса к двери его квартиры.
  - Это всё ерунда... Вам показалось, - билет полетел в лестничный пролёт, - это я к вам шёл. Сам. С повинной...
  - Это правильно. Но сначала зайдём к вам, надо обыск провести. А потом поедем вас трудоустраивать. Причём по прежней специальности!
  - Воду заряжать? - с надеждой спросил целитель.
  - Так точно. Только не воду, а уран. И не заряжать, а обогащать.
  
  
    []
  

Узник совести (человек, похожий на Михаила Ходорковского)

  - Ну вот и всё. Кончились ваши муки! Собирайтесь. Неправосудные приговоры отменены, и двери темницы распахнулись!
  - Дождался! - слёзы радости хлынули из глаз сидельца.
  - Да. Дождались. Незаконный арест и фальсифицированные дела мы вам заменяем высшей мерой во внесудебном порядке. А то комсомол, юкос и минатеп - такой славный путь намечается, что смягчающих обстоятельства вам не будет. Присоединяйтесь уж, батенька к коллегам-олигархам.
  Грянул выстрел.
  
  
    []
  

Спец (человек, похожий на Виталия Дёмочку)

  - Бандера значит? Ну пойдём кино снимать.
  - Какое кино, в натуре, за беспредел ответишь! - попытался было дёрнутся авторитет, но лишь зашипел от боли. Выкрученную руку Чекист держал крепко.
  - Кино про борьбу с бандитизмом. Бандитов играют настоящие бандиты, чекистов - настоящие чекисты. И всё будет по настоящему - и кровь и пули. И даже мозги на кафеле...
  
  
    []
  

Медвежата (человек, похожий на Машу Сергееву)

  - Вы мне кого прислали? - возмущённо поблёскивая очками заверещал седенький лысоватый профессор.
  - Ну а что? С высшим образованием даже. Неужели не подходят?
  - Слушайте, да они по всем тестам проигрывают не то что обезьянам - крысам и мышам. Феномен какой-то.
  - Ну так и исследовали бы, раз феномен, - Чекисту было несколько обидно. С таким трудом удалось отговорить товарищей от уничтожения мгеровцев на месте, а тут оказывается - напрасно.
  - Ну, у как вы не понимаете! У нашего института узкая специализация. Мы исследуем реакции людей на внешние раздражители. Нормальных людей. А тут... Интеллект ниже нормы, реакция на раздражители всегда одинаковая - крики, визги, писки "все лохи, одна я умная". Я вам советую забрать их и как с домом-2: отрабатывать учебный вопрос по уничтожению противника. Или на удобрения.
  ................
   - Не возьму, с этими всё ясно, - директор института экспериментальной социологии был категоричен, - с этими всё ясно: и социальный статус, и место в коллективе.
  - Раз всё ясно тогда скажите...
  - Скажу. Вас интересует, почему они столь высокие места при старой власти занимали?
  - Да, вы угадали, - согласился Чекист.
  - А почему гламурная проститутка заводит себе не умную овчарку или интеллигентного сеттера, а мерзкого храпящего вонючего мопса? Вот по той же причине и у тех была молодёжка из машек сергеевых. Так что не надо мне их. Прислали бы лучше пару матёрых рецидивистов. Или ваххабитов. Интересные результаты получаются, если их с троцкотнёй или либерастами совместно держать.
  ...............
  - Да я бы взял, только какие из них работники? Дешевле расстрелять, чем заставить пайку отрабатывать. А у меня норма выработки на человека. А потом с их характерами, за их безопасностью следить придётся, зеки их обязательно порежут, а у меня статистика. Нет, если настаиваете, то конечно. Но так...
  Чекист поблагодарил начальника спецучреждения и повернулся к юным путинцам
  - Всё, пшли вон. Пули на вас жалко, никому вы не нужны, и бесплатно кормить вас никто в тюрьме тоже не будет.
  Позже из оперативной сводки Чекист узнал, что молодые путиногвардейцы, готовые совсем недавно грызть друг другу глотки в стремлении лезть наверх по карьерной лестнице, съели друг друга. Причём, в самом прямом смысле - съели с голоду.
  
  
    []
  

Бремя белого человека (человек, похожий на Александра Никонова)

  - Ну, и как вам дикий капитализм на вкус? Там где сильный всегда прав, каждый сам за себя и никто никому ничего не должен? Слышал, вы даже не можете больше гордиться тем, что "никогда не обижаетесь"? Это, небось, после того, как вы блатным решили рассказывать, что ненормативной лексики не бывает?
  - Заберите меня отсюда, гражданин начальник! Богом-Христом прошу! - взвыл вдруг проповедник атеизма голосом неапгрейдженной обезьяны и бухнулся на колени.
  - Идите и несите бремя белого человека и высокую культуру. Вы ведь Ксюша Собчак от публицистики, вот и отправляйтесь туда же, куда и она. Приобщать народы Азии и Кавказа к высокой цивилизации. И пропагандировать либерализм в общественной жизни. Вот вам высокое бремя белого человека.
  - Хочу обратно в камеру!
  - Нет уж, нет уж. Поезжайте. А то неудобно получается: мы туда уже ваше резюме отправили, с избранными статьями о легализации проституции и наркотиков, а так же в поддержку гей-парадов. Учёные улемы ждут вас для теоретического диспута.
  
  
    []
  

Палестинская казачка (человек, похожий на Надежду Бабкину)

  - Нет, вы не казачка. Палестинских казаков не бывает, - сказал Чекист наставительно.
  - Я артистка. Причём народная!
  - То, что вы представитель определённого народа известно. Это подтверждено. А вот на то, что вы никакая не артистка, а человек совершенно бездарный - у нас имеется справка Министерства культуры.
  - Но... Я певица.
  - Певиц не умеющих петь в природе не существует.
  - Так... Так а кто же я?
  - В секции трудовой адаптации определят.
  
  
    []
  

Лузер (человек, похожий на Ирину Винер)

  Чекист достал из стола папку и раскрыл на последней странице.
  - "Когда по телевидению начинают ностальгически петь о прошлом, меня тошнит, прошлое было ужасным... И мы только рыскали по магазинам, как голодные собаки", - прочитал он вслух, - что делать будем?
  - Это... это...
  - Это ваш приговор, госпожа тренер.
  - Винер.
  - Не важно. Важно то, что жить вам придётся отныне в условиях не ужасного тоталитарного прошлого, а светлого демократического настоящего. Причём только вам. Все остальные будут жить по-советски, а вы - на среднюю российскую пенсию. Заодно и узнаете на своей шкуре, где именно рыщут голодные собаки. Уверяю вас, что пропитание они ищут не в магазинах. Вон.
  "Перррреименование! Перррреименование!!!" - заорал цветастый попугай, подарок кубинских товарищей, в ответ на громко хлопнувшую дверь.
  - Как скажите, Дмитрий Анатольевич, - ответил попугаю Чекист, - переименуем. Была Винер, стала Лузер.
  
  
    []
  

Другая история (люди, похожие на Марка Солонина, Льва Клейна и др.)

  - Вот странные вы люди, господа, - Чекист задумчиво ходил вдоль стоящей у стенки шеренги лысоватых людей разного возраста, похлопывая по ноге брошюрой комиссии по борьбе с лженаукой, - ну вот ваши писания. Признали их ненаучными. Но ненаучность это, в конце концов, ещё полбеды. Вам ведь была нужна другая история. Другая Великая Отечественная Война, другая революция, другие варяги, другой Николай второй, другой Сталин, другая археология... Даже другой Гомер вам, господин кляйн, понадобился.
  - Клейн.
  - Ах, да. Действительно. Хотя, оговорка не случайна, у вас же замашки модельеров, и вам уже историю извращать мало. Вам уже "другая любовь" потребна...Увести.
  И нестройную шеренгу лжеисториков повели грузиться в машину. А что с ними было в лагере - это уже совсем другая история.
  
  
    []
  

Шпионский скандал (человек, похожий на анну Чапман)

  Закинув ногу за ногу, полуголая девица развалилась на тахте, пытаясь придать простоватому грубому лицу соблазнительное выражение.
  - Коллега... - начала она бархатным голосом, кося то на сержанта, то на комиссара.
  - Какая ирония судьбы, - грубо оборвал её Чекист, - когда-то чекисты ничем не торговали. Потом стали торговать секретами, потом казёнными портянками трусами, как карлик Генби. А потом и тем, что в трусах, как вы. А потом опять появились те чекисты, которые ничем не торговали, и пришли сначала за одними, потом за вторыми. А вот теперь и до вас руки дошли.
  - Вы не имеете права! Я депутат! Я политик, я член партии! Я государственный муж!
  Грянул выстрел. Чекист не любил грязные скандалы, с криками руганью и истериками. В т.ч. и сандалы шпионские.
  - Государственный муж... - ухмыльнулся сержант, - Ну кто у нас там из медвежьих депутан дальше по списку?
  
  
    []
  

Беловежский зубр (человек, похожий на Леонида Кравчука)

  Он нёсся напролом через лес, царапаясь о ветки. Сердце стучало как бешеное, дыхание со свистом вырывалось из груди. Ноги заплетались, но лай собак придавал сил, и он, спотыкаясь, не разбирая дороги всё бежал и бежал вперёд. Силы оставили его, когда запнувшись о корягу он ударился грудью о землю. С трудом поднялся, сделал два медленных шага, шатаясь, прислонился к берёзе.
  Прямо на него вышли загонщики.
  - А может, оставим зубра? Последний как никак?
  - Нет, наставительно сказал Чекист. Это не просто зубр, а зубр беловежский. Животное исключительно вредное и наносящее ущерб народному хозяйству. Этот вид надо истребить полностью.
  Грянул выстрел. Из последнего беловежского зубра было решено набить чучело.
  
  
    []
  

Шлюшка (человек, похожий на Сергея Караганова)

  - А сейчас мы с вами займёмся преодолением тоталитарного прошлого, - сказал Чекист.
  Крупные капли пота выступили на гепатитного цвета черепе, обтянутом тонкой кожицей.
  - Правда? - робко вымолвил бывший президентский советник.
  - Абсолютная правда. Вы как раз и есть это ужасное отвратительное наследие. Вы же состояли в преступной коммунистической партии, вместо того, чтобы осудить её. Мы в ЧК посовещались и пришли к выводу, что именно вы лично ответственны за все преступления коммунистического режима. Благодаря вам мы "потеряли чувство Родины", и "полностью лишились 70 лет нашей истории". Пора вам ответить за все ваши ужасные преступления.
  Грянул выстрел.
  - Контрреволюционные вещи говорите, товарищ комиссар, - сказал сержант.
  - Никакой контрреволюции. Именно такие "коммунисты" вступали в партию ради карьеры, писали доносы, раскулачивали невиновных, сажали учёных... Вот такие вот "коммунисты" стали потом десталинизаторами и говорили, что народ жил в условиях отрицательной селекции. Вот мы теперь это и исправляем. Теперь селекция будет только положительной.
  
  
    []
  

Дочь (человек, похожий на Ирину Ясину)

  - Сколько ещё недесталинизировано! - глухой удар лбом о стену потряс камеру.
  - Как я ненавижу большой террор! - ещё удар.
  - Миллионы погибших! - удар!
  - Вот так и долбит весь день, врач указал рукой на истово бьющуюся головой женщину. Память вернулась к ней. Вспомнила, в какой партии состояла, вспомнила про преступного папу на руководящих постах в тоталитарном государстве. Вот теперь и десталинизирует сама себя.
  - И как мы добились возвращения памяти? - с интересом спросил Чекист.
  - Диетой. Как только перестала питаться фуа-грой и устрицами, сразу наступило улучшение.
  - Она ж себя на смерть забьёт, - Чекист с некоторым сочувствием посмотрел через стекло.
  - Не забьёт. Голова железобетонная. Я больше за стену опасаюсь.
  - Цвет нации! - донеслось из камеры вместе с глухим ударом.
  - Соловецкий камень!
  - Коллективизация...
  - Надо ей яду дать, пусть десталинизируется наконец, - задумчиво сказал врач, - а то действительно жалко стену...
  
  
    []
  

Хорошая новость (человек, похожий на Леонида Гохберга)

  - Специально для вас у меня отличные новости из-за рубежа, - сообщил Чекист, входя в камеру, где сидел похожий на нахохливовшегося воробья косоглазый заключённый. У нас, как вы жаловались, свыше 70% населения до сих пор являются препятствием модернизации? Так ведь?
  - Да, это так. Это лишние люди! А что за новости? - в голосе заключённого появилась надежда.
  - Терпение, друг мой. Новость прекрасная, но сначала скажите, вы не хотели бы попасть туда, где с этим всё в порядке, лишних людей нет, и кругом в общем и целом модерниазция закончена?
  - Безусловно. А неужели выпустите?
  - Зачем выпускать? Наоборот посадим. Чекист достал из кармана газету и прочитал: "Новости демократии: Трансвестит совокупился с собакой в английском королевском замке Пенденнис". Мы вас в одну клетку посадим с собакой и трансвеститом.
  - Но помилуйте, как же... зачем же...
  - С научными целями. У нас институт новый открылся интересный. Смежный между психиатрией и зоопсихологией. Говорят, это будет эксперимент, представляющий определённую ценность для науки. Для настоящей науки, а не для отмывания бабла, как в "Институте статистических исследова-ний и экономики знаний", про который вы так и не смогли конкретно объяснить, чем он вообще занимался, кроме начисления зарплаты сотрудникам... Увести.
  - Стойте! Стойте! Заключённый упал на колени. Подождите! Вы же мне хорошую новость обещали.
  - А это и есть хорошая новость. У нас все ребята в отделе восприняли эту новость положительно. Так что если для вас эта новость нехорошая, то вы и тут в безнадёжном меньшинстве. Так же как и в стране, которой когда-то пытались руководить.
  
  
    []
  

Повальный распил (человек, похожий на Алексея Навального)

  - Дверь мне запили! Давай, запиливай! - мерзкий голос из-за двери непрерывно повторял одни и те же две фразы.
  - Без улучшений? - спросил Чекист с интересом.
  - Без, - ответил, закуривая, врач, - какие тут улучшения. Так и будет кричать, пока глазок открыт, и мы на него смотрим.
  - Пил-запил-распил-припил. Пил-пил-пил распил, двапил, - неслось из-за двери, а затем мерзким голосом снова следовало "Дверь мне запили!".
  - Вы его таким и нашли? - спросил врач.
  - Да, таким и нашли. Сначала его называли Кабальным - он у своих хозяев заокеанских в кабале находился. После того, как ему финансирование урезали, он стал своих подельников обвинять в том, что сами пилят, а ему недодают. В итоге команда быстро развалилась, а его стали назвать Развальный. Затем, - продолжил Чекист, переждав особенно громкий вопль "давай распиливай", - ему пришлось отсиживаться в Грузии. Ибо в России, он стал Опальным и навострил от нас лыжи. Сначала в Грузии всё было неплохо, но он и там завёл свою лесопилку. И стал Подвальным - в подвале отсиживался, пока его местный царёк с полицией по всей Грузии искал. И поймал, бы, но подобрали его грузинские воры в законе. Вскоре он и их принялся обвинять в том, что они распиливают общак, а ему денег не додают. Доказать он как всегда ничего не смог, а потому стал, Кавайным, и даже, пардон, Оральным и Анальным. В таком состоянии и попал к нам.
  Врач покачал головой и закрыл глазок. Воцарилась тишина.
  - Судьба либерала, - задумчиво сказал он, - что ж вы от меня хотите? Вылечить?
  - Нас некоторые связи его бывшие интересуют. Может, удастся узнать?
  - Вряд ли, - сказал врач, - но мы попытаемся. Медицина благодаря подопытным, которых вы нам так щедро поставляете, делает большие успехи...
  - Это дело я люблю! Это дело я люблю! всё на свете я пилю-ю-ю-ю-ю!!!!!!! - раздался истошный визг из-за двери. Немузыкальное завывание этой лесопилки, переходящее в ультразвук, было так невыносимо, что врач, морщась, взял Чекиста под руку и повёл к выходу.
  - Но обещать не могу, - сказал он, дождавшись паузы в вое, - сами видите.
  
  
    []
  

Миру мир, война войне (люди, похожие на "артгруппу Война")

  - Отвоевались гаврики, - запыхавшийся сержант положил на стол утреннюю сводку и вытер со лба пот, чтобы не закапать им стол. Переведя дыхание, он стал наливать себе зелёного чаю.
  - Кумыс свежий вечером будет, - задумчиво сказал Чекист, - ты знаешь, я уже к жаре привыкать начинаю.
  - А к холоду ночью?
  - А что сделать. На то и служба. Вроде никто не помер ещё. Кроме этих твоих "художников". Чего они там?
  - Зарезали другие ссыльные. Уголовники.
  - Хреново, - сказал Чекист и побарабанил пальцами по столу, - Хреново, но мы начальству сколько писали, чтобы их от нас в убрать и перережим сделать?
  - Восемь раз писали, - выдохнул сержант, залпом выпив второй стакан холодного чая и, наконец, немного отдышавшись после часового пути по палящему июльскому зною.
  - Вот-вот. То у них транспорта нет, то мест в централе не хватает... Ну и вот результат. Чего они на сей раз сотворили?
  - Сломали деревянный туалет, и из содержимого выгребной ямы начали лепить огромный шар. Перформанс назывался "Мир-дерьмо".
  - Слепили?
  - Не успели. Терпение у уголовников кончилось.
  - У меня бы тоже кончилось. Застрелил бы свиней и дело с концом. Ещё при аресте надо было, нечего всякую дрянь сюда вести...
  Чекист снял трубку и стал набирать номер начальства. Разговор комендату 4-го участка ссыльного поселения предстоял неприятный.
  
  
  
    []
  

Защита Чубаки (человек, похожий на Сергея Кургиняна)

  - Поехали.
  Из кадра поспешили удалиться гримёры и обслуга, операторы и режиссёры заняли свои места. Всё было готово к новому появлению в эфире говорящей головы.
  Друзья мои! Вы видите схему мироздания. Здесь нарисовано, как спасти мир и Россию. Россию спасёт сверхтмодерн. Сверхмодерн это лучше чем премодерн, модерн и постмодерн, и это альтернатива власти переродившихся элит.
  Говорящая голова стала тыкать ручкой в неразборчивую каляку-маляку, нарисованную на бумаге. Оператор старательно потряс камеру, расфокусировал её, а затем снова сфокусировал, создавая у наивных зрителей эффект любительской съёмки.
  - Сверхмодерн завёт нас в катакомбы. Но в катакомбах нет Путина. Подумайте об этом, в этом нет смысла! С чего бы сторонникам Сверхмодерна уходить в катакомбы, если все мы сторонники добра и прогресса? В этом нет смысла!
  Говорящая голова нарисовала очередной каракуль и продолжила:
  - Но что ещё более важно, вы должны спросить себя, а при чём тут я, вы, Россия, Советский Союз и элиты? Да ни при чём, дорогие друзья, это не имеет никакого отношения к данному делу и вообще ни к какому делу. В этом нет никакого смысла!
  Взгляните на меня, я консультант, всю жизнь находящейся во власти, защищающий сейчас компрадорскую элиту и Путина, и я веду речь о справедливости и зову вас в катакомбы. Какой в этом смысл? Друзья мои, я несу бессмыслицу, во всём этом вообще нет смысла!
  Итак, запомните, когда вы взвешиваете, сопрягаете и слушаете мои лекции, где я в течение нескольких суток разглагольствую о спасении человечества, есть ли в этом смысл? Нет, в этом нет смысла!
  Поэтому, друзья мои, если вы любите Россию, привержены идеалам добра и справедливости, являетесь русскими патриотами, вы обязаны воздать мне божественные почести, и проголосовать на ближайших выборах за того, кто мне больше заплатит... До встречи в следующей передаче.
  Голова вытерла пот со лба, отложила в сторону карандаш и бумажку с калякой-малякой и только тут заметила, что операторы, режиссёры и подносящие чай девочки куда-то исчезли. Вместо них в кресле восседал угрюмый человек в кожанке.
  - В катакомбы? - спросил человек, - Это можно. У нас на северах есть где мирным созидательным трудом спастись. Пошли?
  - Да вы что! Как вы смеете! - говорящая голова ещё не вышла из образа, а потому находилась в совершеннейшем отрыве от реальности, комкая рисунки с каляками-маляками и кидая их в ярости в Чекиста, - Щенок! мальчишка! Я Караулова консультировал! Я Яковлеву помогал! Я Хасбулатова учил! Я с Березовским работал! Я Степашина в люди выводил! Я... стойте... подождите!...
  Но чувство реальности вернулось к голове слишком поздно.
  - Уговорили, - пожал плечами Чекист, - отправляйтесь к тем, кого консультировали.
  Грянул выстрел.
  
  
  
    []
  

Институт современного развития (человек, похожий на Игоря Юргенса)

  - Современное развитие, это движение, знаете ли, вперёд, а не в дремучее прошлое раннего капитализма. А институт - место, где ведут исследования, а не где отмывают бабло и отрабатывают гранты вероятного противника, - Чекист замолчал и теперь не мигая смотрел на своего визави.
  - А может я могу как-то... исправиться...
  - Пожалуй. И с институтом можно не расставаться, и в современном развитии России можно сыграть очень даже значительную роль. При этом не переставая отмывать и отрабатывать.
  - Как это? С надеждой спросил бывший советник и идеолог?
  - Очень просто, - с радостью пояснил Чекист, - отмывать придётся золото на Колыме, а отрабатывать придётся пайку. И тем самым вносить вклад в современное развитие.
  - А как же.. как же институт?
  - Очень просто. Одной из главный функций социальных институтов, как вы, наверно, знаете, является упорядочивание и координация множества индивидуальных действий людей, придание им организованного и предсказуемого характера. Колония чем вам не институт? Увести.
  
  
    []
  

Шаббес-национализм (человек, похожий на Константина Крылова)

  - Не удалось вам с вашими соратниками из Кремля избавить русских от "предрассудков по отношению к гражданскому обществу, демократии, свободному рынку"? - с интересом спросил Чекист.
  - Вы всё равно обречены! Ваша противоестественная роевая насекомоподобная жизнь - это противоестественное извращение!
  - Ну вот и отлично. Никто вас в таких жутких противоестественных условиях жить и не неволит. Россия страна большая, у нас отдельный остров имеется, где можно организовывать в качестве эксперимента "нормальный" быт и воссоздавать все необходимые демократические институты власти. "На самом деле, национализм и демократия - это практически одно и то же", - процитировал Чекист, - вот там и доказывайте это Новодворской с Боровым.
  
    []
  

Фонд Мазоха (человек, похожий на Романа Виктюка)

  - Вот так вот... да! Вот это артистично! А теперь Сталин должен пощекотать Берии грудь усами. Да! О, да! Это сексуально! И Берия вот так ножкой. Ножкой вот так с балкона показывает, как бы соблазняя... вот хорошо. Ты мой сладкий! - режиссёр потрепал по попе артиста, - пять минут перерыв! А потом репетируем дальше! Не расслабляемся, противные!..
  - А почему бы не приделать Берии грудь? - режиссёр бормотал вслух, расхаживая по опустевшей сцене, которую поспешили покинуть актёры, стараясь не попадаться лишний раз на глаза своему легковозбудимому мастеру, - А что? Пусть будет грудь! Да, грудь это эротично! И это будет показывать бисексуальность любого человека, даже палача Берии! Да! Это так возбуждает! В Берии две природы - природа палача, выраженная его мужской лысиной, и женская природа подчинения! Да, сиськи ему побольше. О, да! Это так возбуждает! И кажется, такого ещё никто не делал...
  Режиссёр оглянулся по сторонам. Сцена опустела. И он уже хотел было воспользоваться этим и нырнуть за кулисы, чтобы снять излишнее творческое возбуждение, в которое его привела мысль о Берии, как вдруг увидел хмурого человека в кожанке, сидящего в первом ряду зрительного зала.
  - Кто вы? - режиссёр игриво бочком двинулся к краю сцены, присёл на неё точно напротив незнакомца, и, закинув ногу на ногу, принялся развратными движениями гладить себя по бедру.
  Незнакомец встал и брезгливо посмотрел на режиссёра сверху вниз.
  - А вы какого размера хотите Берии грудь приделать?
  - Дело не в размере, - охотно пояснил режиссёр, - дело в возвращении к тоталитарным ужасам, которые символизирует грудь Берии. Поэтому грудь будет женская, но волосатая и дряблая. Вот как у меня! - и он принялся расстёгивать пёструю рубашку, не сводя глаз с Чекиста.
  - Тебе нравится моя грудь, малыш? - режиссёр неожиданно перешёл на сладострастный шёпот, - у тебя такой типаж, такая кожанка... меня всегда возбуждала кожа... Ты не хочешь играть в следующем спектакле? Если хочешь, то ты должен посетить индивидуальную репетицию...
  - Хватит стонать, гнида! - режиссёра грубо толкнул кто-то из сокамерников, которому мешали сладострастные стоны, издаваемые во сне бывшим народным артистом.
  Режиссёр рывком сел, со сна не соображая, где он, и упёршись глазами в дверь камеры, разревелся.
  - Опять ему во сне не обломилось. Но удалось отведать комиссарского тела, - сказал кто-то, и камера разразилась дружным ржанием.
  - Тихо там! - снаружи ударили по двери дубинкой, - не орать!
  Некоторое время в камере господствовала тишина.
  - И чего его сразу не расстреляли на месте? - спросил, наконец, один из сидельцев полушёпотом.
  - За фонд они кубаторят, - ответил старый уголовник с перебитым носом, - он ещё фонд какого-то Мазоха держал. А там, базлают, лавэ, которое новой власти нужно. Вот всё за него узнают, а потом и кончат его...
  
  
    []
  

Либеральная миссия (человек, похожий на Евгения Ясина)

  - Вот твари. И у каждого если не по фонду, то по институту в кормление, а бывает, что и то, и другое - как у этого, - сержант в сердцах сплюнул в пол, - гниды.
  - Фонд Либеральная Миссия... Помнишь, фильм такой был "Миссия невыполнима"?
  - Ну что ж, раз эту миссию они провалили, значит, другую надо попроще?
  - Точно. И эту миссию ему подберут в секции трудовой адаптации в колонии строгого режима, - Чекист захлопнул папку с делом. С делом, простым и ясным как божий день.
  
  
  
    []
  

Гарвард (человек, похожий на Евгению Албац)

  - Яковлев, Гарвард, высшая школа, эхо Москвы, - Чекист перелистнул страницу, - уже четыре высших приговора.
  - Подождите-подождите! Я же начинала при советской власти! Я готова опять... в русле новой политики. Я же профессионал! Я в "московских новостях"...
  - А мне дело КПСС в верховном суде вспоминается, - задумчиво сказал Чекист, - где вы были экспертом.
  - Но тогда было такое время... я...
  - Да, именно вы. Именно вы будете теперь отвечать среди прочих и за участие в развале СССР и за последующую "правозащитную деятельность" на открытом судебном процессе. Это и есть the new times, - сказал Чекист, - и честное слово, времена далеко не худшие в нашей истории.
  
  
    []
  

"На его месте должен был быть я" (человек, похожий на Сергея Иванова)

  - Помнится, в своё время вы едва не прошли кастинг и не заняли место зиц-президента? - задумчиво сказал Чекист.
  Его субтильный нескладный собеседник облизнул бледные сухие губы и поморгал белёсыми ресницами, обдумывая стратегию защиты.
  - Да, - вымолвил он, - да, мог. И поверьте, для страны я бы смог сделать куда больше, чем этот... наномедвед-айфончик.
  - Значит, вы теперь жалеете, что не заняли место Дмитрия Анатольевича?
  - Э... безусловно. Конечно же, жалею. Я бы вместо пустых разговоров о модернизации начал бы ударно трудиться на благо Родины. Вы понимаете, коллега...
  - Охтинский краб тебе коллега, - мягко перебил его Чекист, и бесцветные глаза бывшего министра обороны жалостно захлопали.
  - Так вы говорите, что поменялись бы с Димой местами?
  - Да, конечно! Конечно, поменялся бы! Если бы не было уже поздно...
  - Не поздно. В самый раз, - ответил Чекист.
  - Вы предлагаете мне.... Стать... П-п-президентом? Я согласен!
  - Да нет же. Я вам предлагаю занять место Дмитрия Анатольевича. Понимаете, из него чучело набили, а он должен был на урановом руднике трудиться. Так что вы будете вместо него.
  Сержант за шкварник поднял плачущего теневика со стула и потащил к выходу.
  - А здорово вы, тов. комиссар, про охтинского краба! - сказал он у самого выхода. И хмыкнув, поволок симулирующего обморок экс-министра дальше.
  
  
    []
  

ЛГБТ-фрукт (человек, похожий на Владимира Лукина)

  - Так-с... Вы основатель партии ЛГБТ... - Чекист что-то написал в протоколе.
  - Яблоко, - осторожно поправил его собеседник.
  - Партии ЛГБТ "Яблоко", - добродушно согласился Чекист.
  - Да нет! Вы не поняли, - партия "яблоко". Мы основали партию "яблоко".
  - А почему у меня в деле написано ЛГБТ?
  - Потому что я первый российский чиновник, который встретился с представителями ЛГБТ общественности.
  - А! так в "яблоке" состоит ЛГБТ?
  - Да нет же!
  - ЛГБТ состоит в "яблоке"?
  - Нет, вы не поняли. Яблоко...
  - Яблоко и ЛГБТ это одно и тоже? Что ж вы сразу не сказали, а отнимали у следствия время?
  - Да нет же! Нет же! - в отчаянии подследственный заламывая руки принялся говорить скороговоркой, - ЛГБТ это ЛГБТ, а "яблоко" это "яблоко". Это не одно и тоже, хотя и...
  - Т.е. ЛГБТ это социальная база для яблока?
  - Не совсем...
  - Всё, хватит! - Чекист потерял терпение и ударил кулаком по столу, - в камеру к блатным, и там пусть сами определят, что такое ЛГБТ и где вы состоите, в нём, в "яблоке", или и там, и там. Только разъясните им хорошенько ЛГБТ проблему, и не забудьте запретить им "нарушать права людей в связи с их ориентацией". Увести.
  
  
    []
  

Ястребы (люди, похожие на Ричарда Пайпса и Збигнева Бзежинского)

  - Как к нам эти старичьё залетело?
  - Они по линии американского комитета за мир в Чечне попались к нам в силки. На дискуссионном клубе "Валдай". Там у них место кормления было. Одно из.
  - Ну что ж. Теперь будем думать где им гнездо определить, и последнюю точку миграции... Хотя, чего долго думать? Ястребы? Ястребы. Вот и определим к другим птицам в барак. Пусть там и разбираются, чей насест выше, и кто кому будет гадить на голову, кто хищный, кто нет, и кто кого куда клюнет.
  И бывших элитных американских политологов поволокли в обиженку. Судя по всему, крылышки пентагонским ястребам там подрежут.
  
  
    []
  

Марксистский психолог (человек, похожий на Леонида Радзиховского)

  Чекист отложил в сторону журнал "Вопросы психологии" за 88 год и перевёл взгляд на своего собеседника.
  - Хорошие статьи. Не хотите ознакомиться?
  Чернявый кареглазый собеседник Чекиста побледнел и заёрзал на стуле.
  - Забавно, да, - продолжил Чекист, - вы ведь ещё перед самой перестройкой столь плодотворно трудились на ниве марксисткой психологической науки, а потому вдруг - раз - у истоков демократического движения.
  - Я... - всегдашняя бойкость и словоохотливость покинула журналиста с "Эхо Москвы", - я... как бы вам объяснить?..
  - Объяснить что? Что вы никакой не идейный борец, а просто перевёртыш-приспособленец, а потому достойны снисхождения?
  Чернявый вдруг плюхнулся со стула на пол и принялся клевать деревянный пол, курлыкая как ку-рица и периодически по-птичьи поглядывая на Чекиста.
  - Похоже! - с уважением сказал Чекист, - в артистизме вам не откажешь. Зря вместо артиста стали психологом. Может быть, тогда бы мы с вами и не встретились. Ну что ж, коль вы вспомнили свою первую профессию, и я кое-что вспомню из вашего творчества. "Развиваясь на методологических принципах марксистско-ленинской философии, четко ориентируясь на практику, эта отрасль психологии во всеоружии своего исторического опыта стоит на пороге решения новых задач, поставленных XXVII съездом КПСС". Гм... Лихо, да. Ну что ж. На вас мы и будем решать новые задачи. Психиатрам нужны здоровые подопытные, а то среди ваших коллег с "Эха" оказались в основном больные.
  - А... как же... - к чернявому мгновенно вернулся человеческий облик.
  - Ну, вот так. С отраслями психологии сейчас туго, но в психиатрии новые области появляются. Представляю себе, как вы развлекались и хихикали, когда писали свои пустые статейки, а тупые редакторы пропускали вашу тавтологию сдобренную нужным количеством упоминаний Маркса в печать. Ну, а теперь моя очередь хихикать.
  И незадачливого пиарщика поволокли в институт карательной психиатрии имени Серпского-Молотова.
  
  
    []
  

Толкиенисты

  - Гномы... Гномы живут в штольнях и шахтах. Копают ходы и добывают драгоценности. Свободны. Следующих зовите!
  Новая группа переминающихся с ноги на ногу граждан вошла в кабинет и столпилась перед ог-ромным столом.
  - Так-с... А вы, дорогие товарищи, какую специальность осваивали добровольно в условиях деиндустриализации и разрушения сельского хозяйства?
  - Мы... мы дети лесов.
  - А делать что вы умеете?
  - Мы... э.. Мы свободные эльфы...
  - Свобода это осознанная необходимость. А необходимость сегодня заключается в том, что все мы должны ударно трудится на благо родины. Леса, значит знаете? Отлично, будет ударная эльфийская бригада по... ну, скажем, сбору кедровых орехов. Товарищи трудовые эльфы, поздравляю вас с зачислением в ряды славного советского трудового крестьянства. Свободны.
  В дверях возникла небольшая заминка. Выходившие из кабинета объяснили следующей группе, что "зовите следующих" Чекист не сказал. Тем временем сам комиссар встал из-за стола, с хрустом потянулся, разминаясь, и вышел к коридор.
  - Так... последняя группа. Воины Рохана. Воины... - с сомнением повторил он, оглядывая стоящих перед ним преждевременно разжиревших подростков, - Н-да. Ну ничего, в армии ваше обучение закончат. Назвался воином, учись ходить строем. Кругом марш.
  И Чекист вернулся в кабинет. Субкультуры его несколько утомили.
  
    []
  

Один день Эдуарда Вениаминовича

  - Строиться, суки!
  Окрик сержанта заставил подняться на ноги нестройную толпу зеков, которых гнали по этапу. Уставшие и оборванные, они еле стояли на ногах. Заставшая этап на последнем перегоне метель многим из них далась тяжело.
  Зеки образовали колонну и двинулись в путь, сопровождаемые лаем собак. Идти было недолго - вдали под горкой уже виднелись лагерные ворота с надписью "привет горе-революционерам".
  Эдичке было плохо. Глаза застилала пелена, место, где раньше была козлиная бородёнка горело огнём, как будто его опять брили полотенцем зеки из карантина. Он автоматически передвигал ноги, сосредоточив потухшие глаза на заднице идущего впереди активиста левого фронта. Его буквально корёжило при воспоминаний о жарких объятиях членов этой организации и других левых активистов. Но руки, скованные спереди наручниками, не давали возможности удовлетвориться. Он обессилил и страшно устал. Но в усталости была своя прелесть - она помогала ему немного заглушить муки похоти. Днём, на холоде было тяжелее, чем в эротических кошмарах ночью, когда он кричал и стонал во сне, и другие зеки его били, чтобы не мешал спать. Но насиловать никто не хотел - брезговали, как Эдичка их не упрашивал.
  Внизу на дне обрыва шумела стройка. Из бетонного фундамента торчали металлические штыри, на которых вскоре должно было крепиться оборудование. Зеки безрадостно взирали сверху на пред-стоящий фронт работ и перекидывались короткими фразами. Эдичка поднял голову, выходя из забытия. Похлопал глазами, оглядываясь и пытаясь понять, о чём говорят соседи, затем посмотрел вниз. Всего метров пять отделяло его от толстого призывно поблекивающего металлического штыря. Всего каких-то пять метров, и... Глаза Эдички наполнились слезами, а в паху что-то мучительно оборвалось. Не отводя глаз, смотрел он на стержни внизу, они как будто колебались в такт шагам, призывно маня. Из эдичкиного сознания исчезло всё - побои, допросы, прошлая весёлая жизнь, сауны, виски, клубы, негры - теперь оставались только стержни и невыносимое жжение в заднице, которое всё нарастало, и которое уже становилось невозможно терпеть. Больше ничего не было, только жжение и стержни, стержни и жжение, стержни и...
  С животным оглушительным рёвом он вдруг порвал наручники и прыгнул прямо с обрыва. Через секунду снизу раздался вой, полный боли и одновременно нечеловеческого наслаждения. Вой быстро смолк, и лишь эхо раздавалось ещё какое-то время по двум сторонам обрыва...
  ...
  - Это ж надо! С пятиметровой высоты и задницей прямо на арматуру, - подивился конвойный, глядя сверху на то, что происходило внизу, - как умудрился попасть?
  - Как умудрился, лучше нами и не знать, - флегматично ответил сержант, и гаркнул на зеков: - Нечего смотреть! Марш. Вперёд, суки!
  И зеки побрели к воротам...
  
    []
  

Засуженный артист (человек, похожий на Валерия Гергиева)

  - Новое слово в истории Мариинского театра, - с восторгом объявила диктор телевидения, - впервые в этой цитадели консервативной оперной музыки состоится новое, немыслимое в этих стенах действо. В опере по мотивам самого скандального романа американского писателя Набокова наряду с оперными певцами примут участие киноактёры. А на роль Лолиты приглашена известная российская порноактриса. Либретто для новой оперы написал футболист Андрей Аршавин, а в амплуа композитора неожиданно выступила Тина Канделаки. Необычный эксперимент уже привлёк внимание высокоинтеллектуальной публики, все билеты, самый дешёвый из которых стоил 500$, уже проданы. Мариинский театр превращается в одно из самых успешных коммерческий предприятий страны.
  Камера крупным планом выхватила гребущего лопатой доллары народного артиста, бывшего по совместительству доверенным лицом будущего президента на недавних выборах...
  Увы, на премьеру пришло всего несколько человек. Одеты они были отнюдь не в костюмы и вечерние платья, а в кожанки и фуражки, а вместо билетов имели ордера на арест. Так бесславная история дегенеративного искусства в великом театре закончилась, а человек с палочкой превратился в человека в телогрейке. Большую часть соавторов эксперимента и занятых в спектакле артистов ждала ещё менее приятная участь.
  
    []
  

Телекиллер (человек, похожий на Сергея Доренко)

   Он писал. Самозабвенно, увлечённо, истово. "Стою коленопреклоненный перед партией, - писал он, - преступления мои неизмеримы, но все это произошло потому, что я долгие годы продолжал жить в затхлом, вонючем, смрадном, зловонном едросовском гадюшнике. Именно шкурные мелко-буржуазные частнособственнические нравы, царящие там, растлили меня и заставили бросить любимую Партию и отречься от дела Ленина, к которому я внутренне прикипел душой. Но если есть хоть атом сомнения, в том, что я ещё не совсем конченый человек, - то выслать меня хоть на 25 лет в Печору или Колыму, в лагерь: я бы поставил там университет, краеведческий музей, технич. стан-ции и т. д., институты, картинную галерею, этнографический музей, зоо- и фито-музей, журнал лагерный, газету.
  Словом, повел бы пионерскую зачинательскую культурную работу, поселившись там до конца дней своих с семьей.
  Во всяком случае, я заявляю, что работал бы где угодно как сильная машина"...
  В дверь позвонили. Телекиллер как раз собирался нажать на клавиши ctrl+enter и отправить текст на фейсбук. Пальцы так и зависли над клавиатурой, а глаза невидяще уставились в монитор. Вся жизнь телекиллера пронеслась перед глазами. И работа на CNN, и метание с телеканала на канал, и выполнение самых разнообразных, но всегда грязных заданий меняющихся хозяев...
  Он уже успел запостить в фейсбук покаянное письмо Лужкову на 10 страницах, он уже успел написать на 5 страницах сожаления о хамстве в адрес Примакова, он отрекался от всего, что написал на сайте едра в течение долгого периода. Он покаялся в своих связях с Березовским и успел подробно описать это во всех социальных сетях. И он почти дописал покаянное письмо к КПРФ, в котором описал всё. И как полуподпольно вступал в партию в далёком регионе, и кто его настоятельно об этом попросил, и что изначальная цель этого вступления был громкий выход из партии со скандалом, и даже указал в письме сумму, которую он получил за то, что вышел. И указал имя заказчиков...
  В дверь снова позвонили. Трясущимися руками телекиллер снял с носа очки. Он не знал, кто за ним пришёл, но кто бы не пришёл, это было страшно. Он ещё стольким не успел принести извинения. Да и помилуют ли те, кому принёс - это тоже вопрос.
  В дверь позвонили в третий раз. Длинно, настойчиво. Это был конец. Телекиллер затравленно осмотрелся по сторонам, и с криком выпрыгнул в окно.
  О том, что в дверь звонил всего лишь почтальон, он так и не узнал.
  
    []
  

Поэтом ты так и не стал, и прав гражданских не имеешь.

  Господа веселились. Жирный писатель, одетый в белый латекс, скакал на четвереньках по сцене и хлопал бумажными крыльями, изображая пегаса, а четверо порноактрис совокуплялись на заднем фоне, изображая игру муз. Это был уже почти финал.
  Уже отплясали на сцене лесбийский танец член общественной палаты и крестница президента, изображавшие Ахматову и Цветаеву. Уже проскакал три раза по сцене накрашенный гуталином карлик в набедренной повязке, который символизировал Пушкина. Уже ползал на четвереньках, хрипя и волоча за собой гитару, известный артист, изображая находящегося в наркотическом опьянении Высоцкого. Уже дуэт комиков долго потешно отстукал друг друга по лбу пистолетами, изображая дуэль Лермонтова с Мартыновым, и обыгрывая дословно выражение "драться на пистолетах". Уже хор траснвеститов пропел гимн страны с новыми игривыми словами.
  Впереди оставалось только распятие на кресте потомственного артиста, облачённого в терновый венец. Это действие, как и все предыдущие, было пропитано глубочайшим символизмом. Сначала лавровый венец поэта превращался в терновый венец борца за свободу. Потом следовало распятие, символизировавшее гонения со стороны кровавого режима. А затем артист должен был бодро сойти с креста, лихо пропеть матерную частушку (тем самым являя свой нонконформизм) и совокупиться со всеми музами по очереди, что должно было символизировать бессмертие жизни и победу свободы над тиранией.
  Поэтический вечер подходил к концу, богемная публика аплодировала и поливала друг друга шампанским. Она была несказанно обрадована, ведь шедевры мировой литературы оказались вовсе не скучными и вполне понятными. Высокое искусство оказалось доступным и даже в некотором роде будничным. Ничего такого, чего бы московский креативный класс ещё не видел, на сцене не происходило. Когда зал стал наполняться людьми в форме, никто не принял этому особого значения. Они восприняли это как часть спектакля.
  А люди в форме быстро и деловито расставили пулемёты, и затем по команде старшего в кожанке открыли пальбу. Всё было кончено в несколько секунд. На сцену будто бы сам собой упал занавес.
  - Finita la comedia - сказал Чекист и добавил, имея в виду свежие братские могилы, выкопанные возле посёлка Серово, - Всех на Чёрную Речку.
  
    []
  

<Трудовая Россия (человек, похожий на Сергея Удальцова)/p>

  Жизнь его была спокойной и размеренной. В ней не было ни политических тревог, ни голодовок, ни митингов, ни задержаний. Утром он вставал и шёл на работу, вечером возвращался домой к детям и растолстевшей супруге. По выходным гуляли в парке или смотрели кино. Выпивали по праздникам с коллегами по цеху. Он точно знал, что будет завтра и послезавтра, что случится через неделю, а что в следующем месяце. Через сколько лет надо будет покупать новую машину, а через сколько - пора будет выходить на пенсию. И это ему, пожалуй, нравилось.
  Сегодня был тяжёлый день, план горел, и чтобы успеть к сроку приходилось работать сверхуроч-но. Он пораньше лёг спать, и ему опять снился тот самый разговор.
  - Так вы рабочий лидер?
  - Да.
  - А что вы сделали для рабочих?
  - Я объявлял 20 голодовок, 200 рез задерживался, 50 раз выступал в дебатах по ТВ, и даже один раз маршировал с ЛГБТ.
  - Надо бы вам вернуться к началу. К истокам, так сказать, вашей деятельности, чтобы лучше понять, что необходимо рабочим. Я говорю про Трудовую Россию.
  - Но ведь её давно уже нет, "трудовой России"...
  - Организации такой нет. А Россия есть. И есть в ней трудящиеся.
  Вот после этого разговора он и стал работать на заводе. Сначала очень неохотно, а потом втянулся и совсем теперь об этом не жалел.
  И сны ему теперь снились хорошие и добрые. Снилось детство или юность, снилась школа.
  И лишь изредка снился ему фонтан, и в эти моменты он тревожно ворочался во сне и хватался за паховую область.
  
  
   []
  

Разъясняем по-рабочему (человек, похожий на Виктора Тюлькина)

  - Да вы поймите. Ну не может отстаивать интересы рабочих бюрократ и демагог, который большую часть жизни занимался партработой. Да и Союз из-за таких вот "рабочих лидеров", которые у рабочих вызывали лютую неприязнь, во многом развалился. Вы же поймите. Классовое чутьё на перерождающихся партийных бюрократов прекрасно работало у населения СССР. Вот на таких как вы глядели, и естественно шли за теми, кто обещал борьбу с переодевшимися партбюрократами.
  Вы понимаете меня? Не следует вам политикой заниматься.
  Сидевший напротив солидный мужчина качал головой. Понять ничего он даже не пытался.
  - Раз интеллигентным языком вы не понимаете, то пусть он вам разъяснит по-рабочему, - вздохнул Чекист, и передал лидера партии в распоряжение вооружённого дубинкой хмурого сержанта.
  Действительно, по-рабочему причину применения высшей меры наказания разъяснить оказалось куда проще.
  
    []
  

Коллекционеры (человек, похожий на Анджелину Джоли)

  Ребёнок метался из угла в угол, но он был обречён. Жадно блестящие глаза дамочки буквально пожирали худенькое тельце. Пальцы с накладными ногтями скрючивались, ноздри раздувались и подушкообразные губы раздвигались в жадной ухмылке.
  Коллекционерше нужны были детишки из России, и ради этого она нелегально прибыла в эту варварскую страну. Кроме пополнения коллекции детишек из разных стран, предприятие сулилио немалую коммерческую прибыль: например, ребёнка можно было поморить голодом, а затем выдать за жертву коммунистических репрессий. Голливудская звезда прикинула в уме количество фотографий, суммы контрактов, гонорары за рекламу и взвыла от жадности.
  Ребёнок заплакал. Американка загнала-таки его в угол и теперь растопырив узловатые неестественно худые руки медленно шла на него. С толстых губищ на пол потоками текла слюна...
  Довольное завывание звезды голивуда вдруг прервал негромкий сухой треск, тело звезды шлёпнулось на пол, и мальчик, переступив через него, уткнулся лицом в потёртую кожаную куртку комиссара.
  - Это уж кто что собирает, - философски заметил Чекист, одной рукой гладя по голове заплаканного ребёнка, а другой убирая стечкина в кобуру - кто-то детей, а кто-то приговоры.
  - А у кого-то хобби - отчуждать конфискованное имущество в пользу советского государства, - добавил вошедший сержант, - жаль, с гражданами иностранных государств редко получается, но нашим орлам из юридической службы можно пожелать удачи.
  
    []
  

Можно ли пукать во время следствия (человек, похожий на Елену Малышеву)

  - А мы что? - оправдывались, пожимая плечами, три дегенеративных существа, - мы только объяснить пытались, что пукать в камере ненормально и неестественно.
  Чекист хмуро смотрел на лежащее на полу тело, над которым уже суетились санитары.
  - Ну как, объяснили?
  - Объяснили. Удалось убедить, - разводя руками и улыбаясь своей фирменной полубезумной улыбкой, отвечал похожий на снежного человека почти лысый брюнет.
  - Ну и как прошла медицинская дискуссия?
  - Как видите, по окончании дискуссий, медицина уже оказалась бессильна помочь проигравшей стороне, - вмешался в разговор второй телевизионный доктор.
  - Пукание в камере приводит к черепно-мозговым травмам. Это всем известно, и врачом не надо быть, - Чекист ковырнул ногой пол, и добавил укоризненно, - Вы же врачи, вы же клятву давали, а друг друга ещё в КПЗ начали мочить...
  В ответ задержанные лишь смущённо смотрели в пол.
  - Лечить-то пытались хоть?
  - По всякому. И традиционно и так... Даже уриной по-малаховски поливали, но всё бесполезно.
  - Вот к Малахову в одну камеру мы вас, пока идёт следствие, и поместим. С ним и видите дискуссии на темы преимуществ народной и официальной медицины и конкуренции на ТВ. Вам будет с ним о чём поговорить, раз вы его на ТВ заменили, - Чекист проводил взглядом тело, которое выносили санитары, и скомандовал: - на выход.
  
  
    []
  

И вновь нетрадиционная медицина (100 ТВ)

  Допросы целителей, астропсихологов, экстрасенсов, народных знахарей и прочих оздоровителей населения, привели Чекиста к мысли о том, что ко многим представителям творческих профессий необходимо применять нетрадиционную камбоджийскую медицину: оказывать воздействие на головные чакры, перекрывая вредоносные потоки энергии ци, для чего необходимо проводить массаж затылочных долей головного мозга. С помощью мотыги.
  Именно таким образом значительная часть коллектива 100 ТВ превратилась в груз 200.
  
    []
  

Афганский пленник (человек, похожий на Савика Шустера)

  - Пошевеливайся, господин Шевелис! - сержант попытался скаламбурить, подталкивая дулом автомата бывшего телеведущего.
  - Я Савик, - жалобно отвечал тот.
  - Да хоть шустрик! - ответил сержант, и подтолкнул сильнее.
  Жалобное вяканье, раздавшиеся в ответ, уверило сержанта, что на сей раз он пошутил удачно. Втолкнув в кабинет арестованного, сержант встал у двери, а бывший журналист плюхнулся на стул, жалобно глядя на хмурого Чекиста, тушившего в медной пепельнице окурок.
  Не спеша расправившись с табачным изделием, Чекист бросил на стол газету, и с хлопком припечатал сверху ладонью.
  - Это... Это не я, - телекомментатор шарахнулся в сторону, будто на столе перед ним шипела афганская гюрза, - я ведь не был ни в каком Афганистане! Мы все репортажи в Канаде на радио "свободе" монтировали. И вот эту м... фальшивую "Красную Звезду" для советского ограниченного кон-тингента, - тоже не я... Я никакого отношения!..
  Чекист поднял на сержанта задумчивый взгляд, не слушая лепет журналиста.
  - Намного выше ворот, - сообщил сержант.
  - Правильнее сказать, ни в какие ворота не лезет, - ответил Чекист, преподав в очередной раз под-чинённому урок юмора.
  Сержант хмыкнул, схватил шустрика за шкирятник и поволок к выходу.
  - Быстрый проход по правому флангу, пас в центральную зону, обработка мяча... - тихо, почти про себя говорил Чекист, прислушиваясь к гулким шагам в коридоре, по которому сержант вёл журналиста во двор, - ускорение, обыгрыш, выход один на один, удар по воротам...
  - И гол! - подытожил комиссар, услышав выстрел во дворе.
  
  
    []
  

Гиперметаморфоз (человек, похожий на Ольгу Курносову)

  - Я всё могу. У меня огромный опыт. Любые метаморфозы. Любой протест превращаю в фарс. Любое начинание - в клоунаду. Всё, что годно.
  - А почему вы думаете, что вы и нам пригодитесь? - Чекист с интересом рассматривал сидящую перед ним потрёпанную мадемуазель гипербальзаковского возраста.
  - У меня огромный опыт. От Собчака до Дугина, от Каспарова до Бондарика, от Удальцова до Зенцова. Со всеми всё хорошо было. И при Яковлеве, и при Матвиенко, и при Полтавченко - всегда мне давали митинги оппозиции организовывать, и я не подвела ни разу. У всех протестующих после посещения наших оппозиционных митингов просыпалась любовь и уважение к действующей власти. Могу и вам помочь.
  - Хорошо. Мы вам, пожалуй, поможем. Оппозиция, или, вернее, контрреволюция, у нас конечно есть. Пока есть. Но вот массовых акция протеста нет, и канализировать в нужное русло нам ничего не надо... Но такой талант пропадать не должен.
  - Правда?
  - Ага. Мы вас в тюрьму отправим. Будете там заниматься тем же, чем и на воле последние 20 лет. Провоцировать, выяснять, вносить раздрай в действия борцов с режимом и докладывать. Только на сей раз это будет не антинародный, а обычный общий режим.
  - А... Но...
  - Дело добровольное, я вас сюда не приглашал. Хотите - соглашайтесь, не хотите - так идите от-куда пришли, - Чекист осмотрел изодранную одежду и помятое отощавшие лицо посетительницы, - только учтите, что в тюрьме кормят три раза в день.
  - Я согласна, - сказала посетительница, - а можно мне прямо сейчас чего-нибудь поесть?
  ...
  Это ж надо, - думал Чекист, - какая эволюция, сколько превращений и пертурбаций у этих политических деятелей, одна хуже другой. Это посложнее чем гиперметаморфоз! Да и сами политики вызывают куда большее чувство гадливости, чем насекомые с полным превращением. Это ж надо, твари какие! Он вздохнул и достал из стола учебник. Ему очень хотелось вернуться обратно на кафедру энтомологии к любимым лесным муравьям, изучению которых он собирался посвятить свою жизнь до революции. И в ближайшее время он так и собирался поступить, ведь жизнь начала входить в мирную колею и в ЧК ожидалось большое сокращение штатов. Надо было навёрстывать упущенное.
  
    []
  

Профнепрегодность (человек, похожий на Егора Холмогорова)

  - Здравствуйте. Я по поводу работы.
  На Чекиста смотрел рыжеватый человек с на редкость неприятным лицом.
  - Вы хотите у нас работать?
  - Да. То есть не совсем у вас. Скорее на вас.
  - А кто вы по профессии?
  - Я русский.
  - Простите?
  - Я профессиональный русский.
  - Профессиональный русский?.. - Чекист некоторое время соображал, гладя на посетителя. - Ага! - догадался он, наконец, - вы из ансамбля народных инструментов! На танцора вы не похожи, голос тоже не певческий. Ну и на чём же вы играете? Балалайка?..
  - Да нет. Я не в этом смысле профессиональный русский. Я в метафизическом. В космическом смысле. В мессианском. В смысле русского проекта...
  - А, понял, - Чекист облегчённо вздохнул, как вздыхает человек, разрешивший досадное недоразумение,
  - статейки всякие кропаете по заказу хозяев от имени всего русского народа.
  - Ну... Ну в общем, да. И хорошо кропаю. И на 'единую Россию' поработал, и на других. Спрос на мою профессию всегда найдётся.
  - Может быть вы и правы, конечно, - Чекист, задумчиво посмотрел на своего посетителя, - да только... Не хочу вас обидеть, но вы нам не подходите. У вас очевидная профнепригодность. Профессиональный русский должен быть похож на среднестатистического русского, а вы... Ну где вы видели русских с такими неприятными плутоватыми физиономиями? Увы, мы вынуждены вам отказать.
  - И.... И что же мне теперь делать?
  - Овладевать новой профессией, - ответил Чекист. Какой именно, решит комиссия по трудовой адаптации тунеядцев. Там вы, кстати, найдёте своих коллег. У них в приёмнике-накопителе и профессиональные евреи, и татары, и буряты, и чёрт знает кто ещё содержится. Увести.
  
   ..........................................
  
  

Дорогие друзья.

  Закрывая существующий с осени 2007 года проект 'Чекист', сообщаю следующее. Проект появился случайно из нескольких заметок, и лишь затем по просьбе читателя вырос в массовое уничтожение самых различных представителей разрушающего страну криминально-государственного компрадорского класса.
  Значительная часть миниатюр была написана только и исключительно 'по заявкам трудящихся'. Удовольствия от решения творческой задачи 'Чекист' перестал мне, как автору, приносить достаточно быстро. Однако поскольку существовал 'соцзаказ', я продолжал на него откликаться. После уничтожения без объяснения причин администрацией 'вконтакта' старой (массовой) группы 'Чекист' и последующего переформатирования сайта, соцзаказ стал исчезать.
  Старый читатель подрос и интерес к миниатюрам закономерно утратил. Новый читатель, воспитанный при Фурсенко, и заботливо отупляемый масс-медиа и в т.ч. админами 'вконтакте', увы, уже не в состоянии осилить даже миниатюру длинной в 1-2 тыс. знаков. Для него это уже 'многобуков'. Объём текста, доступный пониманию типичного пользователя контакта, умещается теперь в демотиватор. Таким образом, спрос на новые миниатюры резко снизился. И это позволяет мне со вздохом облегчения сложить с себя давно и изрядно опостылевшую мне обязанность штамповать новых 'чекистов'.
  Последнее, конечно же, не означает, что это запрещено другим авторам. Не исключаю я также и возможность того, что изредка будут появляться отдельные написанные мною миниатюры, посвящённые тем или иным лицам. Хотя такую вероятность лично я считаю исчезающее малой.
  
  

А вот и первое из исключений, ради которых более года спустя можно вновь реанимировать Чекиста

  ..........................................
  
    []
  

Бывший Опер

  - Я вас категорически приветствую! - скорчив рожу, заявил бывший опер. Камрады, расположившиеся за столиками, разразились бурными аплодисментами и стали перешёптываться:
  - Сейчас-сейчас Главный расскажет интересное всякое!
  - Прямо как на Родине в прежние времена!
  - Не зря! Нет, не зря я за билет на этот 'спецпоказ для контингента' отдал месячную зарплату! Уже чувствую, что не пожалею!
  - Вчера в очередной раз наблюдал 'парад на Красной площади', - начал автор единственно правильных переводов, - И могу отметить, что у голодранцев опять не набралось денег, чтобы пошить себе приличную форму. Вроде той, которая надета на мне, и которую вы можете купить в нашем интернет-магазине. Но свободные личности (они же жадные дети), само собой, считают, что их свобода заключается в том, чтобы одеваться, как попало. А потому нацепили на себя различное старьё из тоталитарных путинских запасов. Конечно же, такое нищебродство не мешает им врать, будто бы они установили над страной полный контроль. И что законное правительство их якобы боится.
  Как известно всем глупым детям, вроде тех, которые сейчас в Кремле играют в революцию, есть нормальные страны, в которых все бунтуют. И есть уродская Россия, в которой живёт рабски покорное население. Поэтому вместо того, чтобы сплотиться вокруг своего правительства, глупые дети называют себя революционерами и начинают бунтовать. Чтобы быть как в Европах, а не как при советской власти, когда никто никаких революций не делал и никаких буржуев никогда не свергал.
  Примитивный пример. В 1943 году в городе Тегеране прошла конференция, в которой приняли участие Сталин и другие руководители советского государства. В стране голод, последняя копейка отдаётся фронту, металлов и горючесмазочных материалов не хватает категорически, большая часть европейской части страны по-прежнему в оккупации, а просвящённые немцы всё ещё настроены выдвинуться на линию Архангельск-Астрахань. И в это самое время кровавый тиран Сталин взял да и уехал в Тегеран. Что делают в этой ситуации нормальные люди? Правильно, ставят к станку подростков, вешают лозунг 'всё для фронта, всё для победы', стискивают зубы и начинают работать, работать и ещё раз работать. И спасают страну. Именно так и поступает совковое быдло и прочие тоталитарные выродки.
  А что мы имеем сейчас? Ну, рухнули цены на нефть. Ну, милиция отказалась разгонять митинги. Ну, встал транспорт. Ну, армия разбежалась. Ну, чеченцы напали на Ставрополье. Ну, Якутия объявила о независимости. Ну, разъехались правительство и президент по заграницам. Нормальный человек начал бы, глядя на это, работать и вытаскивать страну из дерьма. Но кучка революционеров из страны эльфов вместо того, чтобы пахать по шестнадцать, а лучше по двадцать часов в сутки, взяла да и ломанулась захватывать в стране власть.
  Что характерно, они в полной уверенности, будто бы уже её захватили, и что теперь будут всячески удерживать. Однако есть авторитетное мнение, что не удержат. Потому что в отличие от честно работающих людей, они вообще ничего не способны удерживать. Разве что, когда ссутся, и то не всегда.
  Наивным детям кажется, что если руководство страны разъехалось по Израилям, США и Франциям, то оно (то есть руководство) уже ни на что не способно. Но мы-то понимаем, что если президент в Париже, Премьер в Телль-Авиве, а спикер в Нью-Йорке, то руководство, во-первых, уверено в себе, как Сталин в 43-м. Во-вторых, работает по заранее намеченному плану и наносит иностранные визиты. И в-третьих, у нас самих поводов для беспокойства тоже нет. Скоро неполживые сами разбегутся, и в Москву вернётся законное правительство.
  А вот (для тупых) есть другой пример, показывающий, чем должны заканчиваться революции, и как развивались страны зарубежья после того, как в них благополучно закончили беситься вырвавшиеся на свободу дегенераты. Был такой, значит, нерукопожатный генерал Пиночет. Который взял, да и повесил у себя в Чили всех революционеров, а остальных креаклов-клоунов загнал на стадион и там расстрелял. Причём 'творцам', вроде Виктора Хары - руки переломал. Чтобы не могли эти свободные личности впредь высказывать своё клоунское мнение с помощью дегенеративных песенок. И чтобы своими ручонками, в которых и молотка-то никогда не держали, не могли больше страстно хватать друг-друга за всякое и держать плакаты на митингах. А остальных идиотов Пиночет заставил бодрым маршем ходить на работу. И там впахивать по 16 (шестнадцать) часов в сутки. С одним выходным в месяц, без страховки и пенсии. И чтоб забыли о технике безопасности.
  И это только про Чили! А про Конго, про Панаму, и про подавление восстаний взбунтовавшихся древнеримских креаклов под руководством Спартака - и речи нет. Кстати, недавно вышел новый порнофильм про Спартака в стиле БДСМ, который я вчера уверенно и бодро посетил с внезапной проверкой. И, как нетрудно догадаться, разочарован не был. Классный фильм. Кино, прямо скажу, специфическое, на любителя. Но любителям должно понравится. Как известно, качество фильма определяется профессионализмом его авторов. Так вот, звук в данном кино отличный. Работа гримёров и операторов выше всяческих похвал. Как ни удивительно, присутствует интересный сюжет. А актрисы ведут себя хорошо, не буянят и произносят различные слова. Одним словом, поклонникам совокупляющихся мулаток настоятельно рекомендую сходить.
  - Это Главный денежку зарабатывает, это ничего страшного, - зашептались камрады за столиками.
  - А сам я пойду. Нормальное брутальное кино, где всё понятно и чётко. Не для эстетствующих пидорасов, а для нормальных советских людей, вроде нас. ДимЮрич плохого не посоветует. - Тем временем с мест сообщают, что в мой питерский офис вчера ворвались малолетние дети, играющие в чекистов, - продолжил бывший опер после рекламной паузы, - жадные дети немедленно изъяли всю бухгалтерскую документацию, вскрыли сейфы и уволокли в неизвестном направлении компьютер. Вот, оказывается, как интеллектуально независимые школьники 'борются с быдлом', то есть со мной. Как видим, у креаклов имеется в наличии стая хомячков, которые по свистку ломятся всей стаей на указанный стае объект. В офисе у меня, надо сказать, нашли такое, что мне лучше не показываться в России, пока стая малолетних дебилов, захватившая власть в стране, не разбежится. Так что нам с собакой-убийцей временно придётся пожить у родственников жены в Изра... В изгнании... Пятнадцатиминутное выступление бывшего опера закончилось получасовой рекламой канадских курток, японских презервативов, израильского средства от облысения и китайских пилюль от импотенции. Эти товары советским патриотам надлежало иметь обязательно.
  - Граждане, я вам громко и внятно говорю: НЕ ПОКУПАЙТЕ ВСЯКОЕ ГОВНО, а берите только БРЭНДЫ! Не будьте тупыми детьми! - настоятельно повторил Гуру и погрозил пальцем, - А сейчас - новый фильм в единственно правильном переводе! Двойное проникновение гигантских заострённых черенков - три!
   Публика была в восторге: первые две части фильма про черенки прошли на ура. Бывшие работники московских офисов, трудоустроенные ныне парижскими шофёрами и официантами, уставились в голубой экран. Цвет временно оккупированной леволибералами Родины был готов получать наслаждение от недоступного пониманию бескультурных креаклов зрелища. Высокоинтеллектуальный юмор про черенки могли понять только настоящие советские люди: проверенные камрады из числа когнитариев.
  
  
   []
  

Половое воспитание (человек, похожий на Виталия Милонова)

  - А я вот не вижу ничего плохого в половом воспитании, - сказал здоровенный жирный уголовник с перебитым носом и стал стягивать с себя штаны.
  - А... вя... я... - увидев татуированные ляжки и звёзды на коленях, депутат осёкся.
  - Ну ты чё кочумаешь? - сказал уголовник, - пошли потрём за половое воспитание... Ну чего встал, демон? Думал, тебя здесь не выкупят? Нам давно малява пришла за статью твою дуплистую. Так что ша. Или как там у вас... Настоятельно прошу вас, гражданин депутат, проследовать со мной за занавеску на урок полового воспитания.
  
  
   []
  

Камера со звёздами

  
  - Я предлагаю вам новое реалити-шоу, - сказал Чекист. - А то у вас кризис идей: ничего нового не можете выдумать. Уже вы и плясали, и на коньках катались, и пели, и танцевали... Теперь по второму разу пошли. А я вам предлагаю новый проект: в тюрьме посидеть. Продюсеров мы расстреляем, нам они не нужны, продюсером буду я. А вот вас, дорогие деятели шоу-бизнеса, милости просим на перевоспитание.
  Это шоу никогда не было показано по телевидению. Но несмотря на это, оно пользовалось таким успехом у населения страны, что ежегодно продлевалось на новый сезон. Благо, вновь открывшиеся обстоятельства появлялись одно за другим. То контакты с преступниками всплывут, то выступления на корпоративах у расхитителей и фальсификаторов выборов, то уклонения от уплаты налогов. Про такие мелочи, как наркотики и проституция, нечего и говорить.
  
  
   []
  

Приз зрительских антипатий

  - Вот тебе серебряного леща за режиссуру! А тебе - бриллиантовую саечку за операторскую работу. И золотую сливку за сценарий.
  - Зачем же так сурово, - спросил Чекист?
  - Да, пидоры они все, - сказал сержант, вручая какому-то сериальному актёру золотой пендаль за лучшую роль второго плана.
  Не согласиться с этим тезисом было нельзя. Авторов сценария, режиссёров, операторов и актёров, занятых созданием тупейших телесериалов, по-другому назвать было трудно. Дав сержанту команду прекратить вручение премий, Чекист велел уводить кинодеятелей. Их ждала трудовая адаптация и получение рабочих профессий в специальном учреждении.
  Подняв воротник, Чекист вышел на ступени Ленфильма. На уме были Френсис Бэкон и Владимир Соловьёв. Зябко поёжившись, Чекист закурил.
  'Немного философии наполняют ум человека уважением к режиссёрам, глубины же философии приводят его мысли к тому, что все они пидоры, - подумал он, - и хотя режиссёры, как были пидорами, так ими и остались, но, без сомнения, то понимание их пидорской природы, к которому приводит много философии, есть уже не то, от которого удаляет немножко философии'.
  - И никаких больше вручений кинопремий, - строго сказал Чекист, проходящему мимо сержанту, - понимаю, что хочется. Но мы ж не в сериале, который они сделали. Надо вести себя прилично.
  
    []
  

Авторские права

  - А вот это вот является чьей-либо интеллектуальной собственностью? - спросил Чекист и левым хуком отправил в нокдаун главу юридической фирмы, занимающейся защитой интересов правообладателей.
  - Нет? Тогда зафиксируйте, что я это патентую... И вот это тоже... - и Чекист правым прямым в челюсть уложил на пол руководителя конторы, отслеживающей в соцсетях 'нелегальный контент'. Представители лейблов звукозаписи, союзов правообладателей, члены думской комиссии по борьбе с пиратством, руководители соответствующих отделов киностудий и корпораций, выпускающих различный софт, а также полковники и генералы соответствующих отделов ФСБ и МВД стояли вдоль стенки. А Чекист ходил вдоль этого ряда и подавал заявку за заявкой, в результате чего копирасты падали на пол. Закончив, Чекист достал из кобуры стечкина и начал оформлять в качестве своей интеллектуальной собственности контрольный выстрел в затылок.
  Отныне никто и никогда, кроме ЧК, не имел права стрелять в людей. Потому что расстрелы стали интеллектуальной собственностью Чрезвычайной Комиссии.
  
  
   []
  

Мразь (человек, похожий на Владимира Соловьёва)

  - Преставился, мразь, - сказал Чекист и засунул в кобуру Стечкина.
  Часов на его руке не было.
  
  
   []
  

Посол недоброй воли (человек, похожий на Константина Затулина)

  - Выручайте нас, Константин Фёдорович, - сказал Чекист и жестом предложил гостю сесть, - никак без вас не справляемся.
  - Я знал, что вы ко мне обратитесь, - садясь в кресло, важно ответил солидный мужчина средних лет в дорогом пиджаке.
  - Конечно-конечно. Без вас новой власти ну совершенно никак не обойтись.
  - Естественно. Трудно обойтись таким м-м-м... людям (Константин Фёдорович едва не произнёс то ли слово 'быдло', то ли 'голодранцы').. да... таким людям, как вы, без нас. Без людей опытных, интеллектуально развитых. Умеющих работать по дипломатической линии...
  Чекист молча кивал головой и ласково улыбался.
  - Да, так собственно... - прододжал его гость всё более и более важным тоном, - Если вы предлагаете мне пост министра иностранных дел новой советской России, то... хм... То я не против.
  Чекист нежно глядел на посетителя и продолжал кивать. Вполне удовлетворённый этим посетитель развалился в кресле и сказал уверенным тоном хозяина положения:
  - Осталось только обсудить вопрос с заработной платой. Уровень жизни меня и моих близких должен быть сопоставим с прежним. И кстати, о семье. Я думаю, что и для них у вас должны найтись должности не ниже прежних. В конце концов, ведь у вас, наверняка, ни в каких областях нет специалистов...
  - Что вы, что вы, Константин Фёдорович, - сказал вдруг Чекист, - вы меня не так поняли.
  - Да? - удивлённо произнёс Константин Фёдорович, - ну что ж... Пост замминистра тоже, в конце концов...
  - Никакого замминистра, - виновато сказал Чекист и развёл руками.
  - Но... Но я не понимаю! Что за шутки! - Никаких шуток, Константин Фёдорович, всё очень серьёзно. Такое сложное поручение можете выполнить только вы. Вы ведь знаете, что в горах Чечни по-прежнему орудуют недобитые ваххабитские банды, сформировавшиеся из верных предыдущему режиму кадыровцев?
  - Да, но... Но какое я имею к этому отношение?
  - Самое прямое, милейший Константин Фёдорович. Сегодня ведь эти бандиты фактически обрели смысл своего существования на почве русофобии. На почве вражды с Россией. Нам нельзя этого допускать! Нам нужно сделать так, чтобы внутри этих банд были люди, которые сказали бы 'мы этого не хотим, мы хотим добрых отношений с Россией'. Вот поэтому мы и решили отправить вас туда.
  - Но... Но как же...
  - И не беспокойтесь, Константин Фёдорович, - голос Чекиста стал совсем ласковым, уже до приторности, - разумеется вы поедите вместо со всей семьёй... Увести! - последняя фраза, сказанная металлическим голосом, почти не была слышна. Влетевшие из-за двери конвойные ориентировались не на неё, а на звук падающего тела.
  - Вернее, унести, - поправился Чекист, показывая пальцем на лежащего в обмороке экс чиновника. Чекист любил точность в выражениях.
  
  
   []
  

Пуля виноватого найдёт (человек, похожий на Захара Прилепина)

  - Я всё же никак не могу понять ваших идеологических пристрастий, - сказал Чекист, - вот читаю вас, читаю... и не могу понять.
  Его собеседник не ответил. В его свежевыбритой голове уже слагалась картина будущей заметки. Когда-нибудь, когда политическая конъюнктура позволит, он всенепременно напишет, что у Чекиста была правильная форма черепа, что его сапоги были вычищены до блеска... Нет, надо будет сделать серию заметок. А потом эту серию можно будет издать в виде книги. Что-то вроде 'Гражданская война глазами русского писателя'. Или 'Русский писатель в гражданской войне'. Или 'Война, не чужая и не своя'... А начать нужно будет так: 'сидели мы как-то с моим приятелем из ЧК в кабинете следователя. Или в допросной - не помню уже. Я пил чай. Чекист что-то записывал в свой протокол... Был он среднего роста, такой весь крепкий, а пальцы - интеллигентные, нерабочие. Глаза как буравчики, сверлили, будто насквозь...'. В голове уже сами собой начали всплывать телефоны издателей, замелькали суммы гонораров...
  Папка с надписью 'личное дело' закрылась с негромким хлопком. Писатель вздрогнул.
  - Так собственно... Простите, что вы спросили?.. я... - он заёрзал на неудобном стуле и закинул ногу на ногу.
  - Изложите ваши политические взгляды! - сказал Чекист со странной улыбкой. Улыбка писателю очень не понравилась, но он машинально отметил про себя, что губы Чекиста стали тоньше, а вокруг глаз появились морщинки.
  - Я, - писатель сглотнул слюну, - Я сторонник православного языческого атеизма, красно-белого космополитического национализма, антипутинского путинизма и революционно-реакционной террористической законности.
  Чекист удовлетворённо кивнул.
  - Я так вас и понял по вашим статьям.
  - Я могу по нескольку раз в день взгляды менять! - гордо ответил писатель, чувствуя, что появившийся было испуг проходит.
  - Ладно, - сказал Чекист поднимаясь, - пойдёмте во двор, я вас расстреляю.
  - Вы... то есть как... - Писатель, надеясь, что это шутка, перешёл на юморной тон, - а... А какого же писателя вы будете расстреливать? Революционера или консерватора? Троцкиста или сталиниста? Либерала или патриота?
  - А я не знаю, - ответил Чекист, - моё дело расстрелять. А уж там, как пел в своё время основатель вашей партии, и порядочный, в отличие от вас, человек, 'пуля виноватого найдёт'... .... 'А глина научит', - подумал чекист через некоторое время, стая папку с личным делом покойного писателя в шкаф, и доставая из пачки папиросу.
  
  
   []
  

Представитель в суде (человек похожий на Михаила Барщевского)

  Некоторое время они молчали и будто играли в гляделки. Потом подследственный выпалил:
  - А я ведь член КПСС между прочим. Партбилет в тумбочке до сих пор.
  - И руководитель либеральной 'Гражданской платформы' тоже, - невозмутимо ответил Чекист.
  Они опять помолчали. Потом Чекист достал из стола и начал заполнять какую-то бумажку.
  - Да, это так, - продолжил его собеседник, после паузы, - я сопротивлялся антинародному путинскому режиму, разлагал его изнутри, так сказать. Я, между прочим, ваш товарищ. Боролся против Путина на своём участке фронта.
  - Защищая Путина в Конституционном суде... - не отрываясь от писания, сказал Чекист.
  - Я...
  - Не переживайте, будете заниматься тем же самым. Я как раз выписываю соответствующий документ.
  - Правда?
  - Правда. Будете представителем Путина и правительства РФ в суде.
  - Отлично!... но, - глаза юриста мигнули, - но подождите! Путин же...
  - Да. Будете защищать интересы Путина на страшном суде, - Чекист шлёпнул на заполненную бумажку печать, - я как раз выписываю вам туда пропуск. И стенающего юриста поволокли в коридор.
Оценка: 3.51*98  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"