Баранов Владимир Григорьевич: другие произведения.

У Валеры

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Клуб знакомств

  Баранов В.
  
   У ВАЛЕРЫ
  
  В клубе знакомств для престарелых и инвалидов благотворительного фонда "Плечо поддержки" завелся сексуальный маньяк, как его называли старушки. Им оказался довольно крепкий пенсионер семидесяти лет, бывший цирковой акробат. То есть искать его с милицией не было нужды, ибо все знали его в лицо и здоровались с ним за руку, просто никто не знал, что с ним делать. При всяком благотворительном обществе есть клуб знакомств, обычно эту общественную нагрузку несут женщины, у которых как правило, не сложилась благополучно собственная личная жизнь. Но в фонде "Плечо поддержки" эту работу поручили администратору Валерию Григорьевичу Козлову.
   -А почему именно мне? - удивился Козлов.
   -У тебя богатый опыт, - объяснил директор, - ты был женат четыре раза, а теперь в гражданском браке, тебе и карты в руки.
   -Не богатый, а печальный, - парировал Козлов, - это будет отпугивать клиентуру.
   -Не скажи, - настаивал на своем директор, - тебя все бывшие жены обожают. Две из четырех у нас работают. Видел я, как в обеденный перерыв они наперегонки тебя подкармливают.
  -Может, вы другую кандидатуру поищете? - пытался отвертеться администратор, - я не успеваю ваши поручения исполнять, а они все - глобального масштаба.
  -Не спорь со мной, - сказал директор, - это решенный вопрос. А клуб знакомств назовем в твою честь "У Валеры". Я уже приказал объявление повесить. Так что приступай к работе и прибавки не проси, сам знаешь, что мы живем на подаяние.
  К удивлению Валерия Григорьевича желающих создать семью среди пожилых людей оказалось значительно больше, чем он думал. В основном это были, конечно, женщины, но на трех-четырех женщин приходился и один мужчина.
  И все бы хорошо, да вот завелся этот сексуальный маньяк, и теперь приходят к Козлову подопечные и жалуются, что Циркач отказывается на них жениться, требуют применить к нему самое строгое наказание вплоть до лишения продовольственной помощи. Само собой, такие крутые меры ни при каких обстоятельствах применять не дозволено, но как приструнить стервеца, Козлов, как ни ломал себе голову, представить не мог.
  "Клуб знакомств" - звучало, конечно, солидно, но на самом деле никакого клуба не существовало, просто была у Валерия Григорьевича школьная тетрадь в клеточку, где на каждой страничке слева были записаны фамилии и телефоны мужчин, а справа - женщин. Чтобы иметь полную картину о своих клиентах, Козлов ввел дополнительные графы, а именно: рост, размер одежды (для определения полноты или габаритов), предпочтительный возраст второй искомой половины, группа инвалидности, обеспеченность жильем, образование, вероисповедование.
  Знакомство и анкетирование клиентов производилось, как правило, по телефону, ибо многие подопечные не могли выходить из дома по состоянию здоровья.
  -Как дела в "Клубе знакомств"? - интересовался время от времени директор у своего администратора.
  -У меня коэффициент полезного действия, как у паровоза, - отвечал Козлов, - почти вся энергия уходит в гудок.
  -Сколько пар ты составил в прошлом году?
  -Всего две.
  -И на старуху бывает проруха, - шутил директор, - а гонорар ты получаешь за услуги?
  -Естественно.
  -Высокий?
  -Последняя пара расщедрилась: молодая пирожков напекла с картошкой целую дюжину, а жених выставил бутылку вина. Посидели по-семейному у меня в кабинете.
  -Каков возраст новобрачных?
  -Невесте шестьдесят шесть, а жених постарше на десять лет, они съехались, а одну квартиру сдают в наем, сразу полегче жить стало.
  -Молодец, - говорил директор, - доброе дело делаешь, искупаешь свой грех многоженства, глядишь, тебя Господь и простит.
  Валерий Григорьевич попал на работу в этот самый благотворительный фонд по великому блату, ибо никто сейчас не возьмет на работу пенсионера с улицы. Сначала он за мизерную зарплату читал лекции старикам в дневном центре, куда их привозили покормить и развлечь. Темы были самые разные: от истории Древнего Востока до психологии, особенным успехом пользовалась лекция: "Три очерка по теории сексуальности" Зигмунда Фрейда, она всегда шла "на ура". Казалось бы, людям уже далеко за семьдесят и даже за восемьдесят, а вопросы сыплются, как из рога изобилия.
  -Скажите, пожалуйста, с каких лет у человека начинается сексуальная жизнь и как долго она продолжается? Нас всех здесь присутствующих очень взволновал этот вопрос, - сказала интеллигентная дама, у которой одна коленка была искусственная, а вторая пока еще натуральная, чем она очень гордилась. Между прочим, она всегда игриво посматривала на лектора.
  -Начинается, если верить Фрейду, чуть ли не с рождения, а заканчивается вместе со смертью.
  Такой ответ произвел очень сильное впечатление, в особенности на присутствующих женщин. Козлов всегда тщательно готовился к лекциям, перелопачивал массу литературы, что-то постоянно конспектировал, пока одна старушка, проснувшись во время лекции, пожалела его, сказав, что не надо ему так себя изводить подготовкой. "Можно ограничиться одной темой, - посоветовала она, - мы все равно ничего не помним".
  Платили за эту работу сущие пустяки, но зато кормили благотворительным обедом вместе с подопечными. Короче говоря, все были довольны и счастливы: и старики, дремавшие после обеда под леденящий душу рассказ о походах ассирийского царя Саргона-второго, и сам Козлов, которому дали возможность проявить свои таланты, и директор, что сумел найти нужного человека на нужное место.
  Теперь Козлов резко пошел на повышение по служебной лестнице в буквальном смысле этого слова: сначала ему доверили закручивать лампочки со стремянки, а потом и вовсе придумали для него должность администратора и круто повысили жалованье.
  Директор не мог нарадоваться: надо же, какой попался исполнительный подчиненный: прямо землю носом рыл.
  Администратор - это то же, что завхоз, но не так обидно, поскольку все прекрасно помнят, как совсем недавно всех завхозов недолюбливали и за глаза называли "жуликами". А вот "администратор" звучит вполне благородно.
  Валерий Григорьевич никогда с директором не спорил, а все задания старался выполнить на совесть, да и какой дурак будет конфликтовать с начальством по пустякам да еще при таком сумасшедшем для пенсионера карьерном росте. Нету таких дураков!
  Поручают тебе вести клуб знакомств да еще твоего имени - становись по стойке "смирно" и говори: " Будет сделано!". Велит завтра директор канализацию строить или, к примеру, пьесу написать - придется делать, никуда не денешься. Как при старой большевистской власти: куда партия пошлет, туда и пойду. Или вот недавно вызвал Козлова директор и говорит, что пришел в Москву пешком из Челябинска один сумасшедший. Чего он хочет - никто понять не может. Врачи говорят, что он не опасен для общества: ни агрессии, ни мыслей о суициде у него нет. Тихий такой дедушка, ходит-бродит, просит подаяние, жалко его. Надо было поговорить с ним, выяснить, что ему нужно.
  -Я не могу, - удивляясь самому себе, - выдавил из себя администратор.
  -Почему?
  -Вы же знаете, что я сам параноик.
  -Поэтому я тебя и прошу, - обрадовался директор, - вы с ним будете на одном языке разговаривать, и мы докопаемся до истины.
  Когда Валерий Григорьевич назвал себя "параноиком", то понадеялся, что директор его опровергнет, и ему веселее и легче будет жить дальше, но шеф его не опроверг, а наоборот - обрадовался. Выходило, что тяжелое психическое заболевание было великим благом для фонда и директора.
  Все эти странности ничуть не огорчали Козлова, они были по большей части забавными и благожелательными, то есть в духе работы с подопечными, а вот то, что завелся в клубе негодяй и разбивает сердца несчастным пожилым женщинам, действительно не давало ему покоя.
  Обычно Циркач, как его прозвали пожилые дамы, соблазнив очередную жертву, заходил к администратору и просил дать ему телефон еще одной женщины из картотеки администратора, ибо, как он говорил, у него не сложились отношения с предыдущей претенденткой: то образовательный ценз его не устраивал, то излишняя полнота. Надо отдать ему должное, сам он выглядел всегда на пять с плюсом: подтянутый, спортивный, с мужественным в профиль лицом и сексуальным голосом.
  У Валерия Григорьевича не было причин для отказа, Циркач с самого начала сумел завоевать доверие администратора, сказав, что он ищет женщину не для развлечения, а чтобы создать совершенную семью, где оба супруга будут жить в полной гармонии.
  Ну, поди такому откажи!
  Козлов ему и не отказывал, пока к нему не пришла вся в слезах пожилая дама, одна из подопечных фонда, бывшая в свое время директором школы, и рассказала, что Циркач перестал отвечать на ее телефонные звонки и открывать ей дверь. Но самое ужасное, что ее ближайшая подруга, которая также числилась в картотеке администратора, сообщила, что он ее тоже соблазнил, а потом перестал с ней здороваться.
  Короче говоря, назревал жуткий скандал, реноме клуба могло серьезно пострадать и возмущенный администратор круто поговорил с пенсионером-обольстителем.
  -Никаких телефонов я вам больше не дам, - твердо пообещал Циркачу Козлов.
  -Это почему? - возмутился соблазнитель.
  -Потому, что у меня не бордель для престарелых, а клуб знакомств.
  -Не имеете права, - парировал Циркач, - у вас в Уставе записано: содействовать и помогать. Вы нарушаете мои гражданские права.
  -Имею, - твердо сказал Козлов, - я защищаю права женщин.
  -Если не дадите мне сейчас же очередной телефон, я вас всех по судам затаскаю, у меня очень много свободного времени и энергии.
  -Не будет вам телефона, - пообещал администратор, - хоть в ООН жалуйтесь.
  И скандал, действительно, разразился.
  Первую "телегу" упертый обольститель написал директору.
  -Как дела в клубе? - при первой же встрече спросил директор.
  -Воюю с одним Дон Жуаном.
  -Что говорит самая объективная наука - статистика? Я имею в виду: сколько он наших девушек соблазнил?
  -Мне пожаловались пятеро, - огорченно заметил Козлов, но кажется, что это не все пострадавшие.
  -Как бы тебе, мой дорогой, не пришлось всем пятерым алименты платить. Ты несешь персональную ответственность за то, что творится в клубе.
  -Шутить изволите, а мне не до шуток.
  -И мне, представь, тоже, - задумался директор, - вообрази, что этот сексуально озабоченный не по годам субъект напишет жалобу нашим иностранным спонсорам, что мы здесь в России нарушаем права человека, который старается создать незыблемую ячейку общества - семью. Нам сразу урежут благотворительную помощь.
  -Прикажете идти у него на поводу?
  -Выкручивайся, как хочешь, но чтобы овцы были целы и волки сыты. Ты за это зарплату получаешь. Не мечтаешь вернуться на пенсию?
  -Упаси, Господи!
  -Во-во, и я о том же.
  Упоминание о возможной жизни на один пенсионный доход повергло в уныние администратора, за последние три года, получая немыслимую для пенсионера зарплату, он немного пришел в себя, приоделся, стал получше питаться. Когда он получил долгожданную работу, то сказал себе, что будет через "не могу" делать любую работу, лишь бы только не попасть в разряд подопечных, которых он видел перед собой каждый день.
  Между тем оскорбленный в лучших чувствах Циркач приступил к длительной и изнурительной осаде клуба знакомств, устраивая регулярные скандалы и требуя новых телефонов очередных жертв. Законов он никаких не нарушал, ибо все женщины приходили к нему добровольно. И действительно, свободного времени у него было больше, чем достаточно, и он исправно строчил жалобы во все инстанции вплоть до прокуратуры. Он "вскрывал" факты оскорбительного и грубого поведения администрации благотворительного фонда, расхищения средств, нарушения финансовой дисциплины и аморального поведения руководства.
  -Вы не знаете, с кем связались, - сказал он Козлову при очередной встрече, - я добьюсь того, чтобы вас выгнали с работы. Лучше дайте телефон и разойдемся с миром.
  -Не дам, - стоял на своем администратор.
  Короче говоря, нашла коса на камень. Тучи над лучшим из возможных администраторов сгущались с каждым днем, директор уже поглядывал на него с раздражением, и даже готовность Козлова делать любую не престижную работу даже в неурочное время не производила на руководство должного впечатления.
  В жизни все меняется очень быстро: сегодня ты любимчик и тебя ставят всем в пример, а завтра тебя выкидывают на улицу без выходного пособия, и ты вместе с другими пенсионерами ходишь по рядам оптового рынка и ощущаешь себя посетителем Эрмитажа.
  Козлов потерял сон и не знал, что ему делать. Проще всего было отдать этому сексуальному маньяку пару десятков телефонов: глядишь, он на время и успокоится. Такая мысль приходила администратору в голову. И действительно, что здесь страшного: не девочки ведь уже, невинность не потеряют.
  Но одна только мысль, что он уступил под давлением подонка, сдался и не защитил женщин, когда его об этом попросили, отрезала ему все пути к отступлению.
  Нет, уж лучше ходить с экскурсией таких же пенсионеров по рядам оптового рынка!
  Положение казалось Козлову абсолютно безвыходным, не было никаких шансов на успех, и тут ему повезло, а спасение пришло от женщины.
  Господь не оставляет праведников в беде!
  Пришла к нему как-то на прием та самая интеллигентная дама с искусственной коленкой и сказала, что тоже хочет записаться в клуб знакомств, ибо прослушанная лекция о сексе на всю жизнь переполнила ее оптимизмом. Она и раньше знала, что "любви все возрасты покорны", но поскольку теперь это доказано современной наукой, шансы ее значительно выросли. Как оказалось, ей было всего семьдесят пять, но в графе "Предпочтительный возраст партнера" она просила написать цифру на десять лет меньше.
  Пока Козлов без особого энтузиазма заполнял ее анкету, дама рассматривала вывешенные на стене объявления и хохотала. Администратору это понравилось, потому что эти опусы сочинил он сам. "Меняем маразм на оргазм" - этот шедевр дама предложила сделать девизом клуба знакомств. Далее шло уже что-то совершенно непонятное: "Ударим абсурдом по маразму!", "Центр проката памперсов "Струя патриота", "Сектор трансалкогольной адаптации имени Боржомера (Гваделупа), а в самом конце - мистическое объявление: "Запись на воскрешение в секретариате".
  Поскольку последнее требовало дополнительного объяснения, Козлов растолковал своей новой клиентке, что у секретаря в главном компьютере, где хранилась база данных, иногда происходили странные вещи: на экране монитора возникали фамилии давно умерших клиентов, требовавших продовольственную посылку к Новому году. Попахивало вечной жизнью, и посетительницу это порадовало.
  -Не могла бы я взглянуть на список соискателей? - спросила дама.
  -Пожалуйста, - Козлов протянул свою заветную тетрадь.
  -Вот этот мужчина меня заинтересовал, - сказала она и ткнула пальчиком в фамилию Циркача.
  -Мадам, - с грустью произнес администратор, - он на пять лет моложе Вас. Уверяю, что Вы его не заинтересуете.
  -Что вы имеете в виду?
  -Я обязан Вас предупредить, что он ищет женщин значительно моложе себя и меняет их, как перчатки.
  -Как раз то, что меня интересует. Именно такой мужчина мне и нужен.
  -Я не понимаю.
  -Все очень просто: он в хорошей сексуальной форме.
  -Он не станет брать ваш телефон.
  -А это и не нужно.
  -То есть как не нужно?
  -Я сама ему позвоню.
  -Желаю успеха, - сказал администратор, - и держите меня в курсе дела.
  -Сколько я должна уплатить за услугу?
  -Мы за это денег не берем, напечете десять пирожков с картошкой, но я до этого не доживу.
  -Доживете, я вам обещаю, и пирожков мы с вами поедим, и вина выпьем, сдается мне, что я нашла то, что очень долго искала.
  -Извините, я не верю, это совершенно безнадежное дело, чудес на свете не бывает, но, если таковое произойдет, я сам вам выставлю коньяк.
  -Можете идти в магазин прямо сейчас, - уверенно сказала интеллигентная дама с искусственной коленкой.
  -Я пессимист, - заметил администратор, - вернемся к этому разговору через месяц или два.
  Недели через две после этого очень странного разговора администратор случайно заглянул в помещение дневного центра во время обеда и не поверил собственным глазам: та самая интеллигентная дама сидела за обеденным столом рядом с Циркачом и о чем-то мило беседовала с ним. "Ну и дела!" - ахнул Козлов. Больше того, по окончании дневной программы, когда старики расходились, а некоторых развозили по домам на машине, он увидел, что Циркач поддерживает под руку ту самую даму и помогает ей спуститься по лестнице со второго этажа.
  Вид у Циркача был какой-то странный, он не был похож на себя, каким его обычно видели: с лица ушла эта вечная недовольная гримаса, взгляд потеплел, появилась какая-то благость во всем его облике.
  Сама интеллигентная дама милостиво опиралась о его руку и с поощряющей улыбкой внимательно слушала, что он ей говорил на ухо. Ну полнейшая идиллия!
  Только бы это подольше не кончалось, подумал администратор, так хочется отдохнуть от скандалов! А если бы эта святая женщина продержала его в таком состоянии хотя бы полгода, то можно было бы путем жесточайшей экономии отложить денег на черный день, который все равно наступит рано или поздно.
  Надо молиться о ее здоровье!
  Еще через две недели Козлова вызвал к себе директор, и тот явился, не ожидая ничего хорошего. По всей видимости, пришла очередная кляуза...
  -Есть две новости, - весело сказал директор, - обе очень хорошие. С какой начать?
  -С той, что меня не увольняют.
  -Как ты узнал? Это верно.
  -Циркач уже месяц как улыбается.
  -Ты попал в десятку! Все-таки я умею подбирать кадры: такого администратора, как у меня, больше нет ни у кого. А теперь угадай вторую.
  -Мне дали прибавку, - сказал Козлов.
  -Опять угадал, у меня нету слов. Звонили из городского благотворительного комитета, просили поощрить тебя за работу клуба знакомств: пришла к ним благодарность от новоиспеченной семейной пары: очень тебя хвалят. Поделись опытом, как ты все это устраиваешь?
  -Не могу: секрет фирмы, ноу-хау. Короче, "У Валеры".
  ...Но подопечные фонда не удержались от высказывания своих собственных предположений по поводу сей весьма щекотливой и интригующей всех ситуации.
  -О, какая идеальная любовь! - Восторженно отреагировала седенькая старушка, которая всю жизнь писала стихи.
  -Она отписала ему квартиру в завещании, - хмуро констатировал восьмидесятилетний прагматик, одиноко живущий в своей трехкомнатной квартире из страха прописать в ней кого бы то ни было.
  -Он пресыщен обычными женщинами и его возбуждает ее деревянная коленка, - желчно заявил один более чем пожилой мужчина, которому его язва желудка не позволяла есть даже весьма диетические благотворительные обеды.
  -Она заметно старше его, и потому с ней он чувствует себя особенно молодым, - задумчиво произнес весьма интеллигентный бывший архитектор, чье девяностолетие недавно отмечали в Фонде.
  Итог подвел старый и мудрый еврей, который всегда, когда не знал, что сказать, ссылался на Эйнштейна.
  -Всё на свете относительно, - широко развел он руки, словно пытался объять это самое "всё", - и потому сколько людей, столько и мнений...
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"