Барбуца Евгения: другие произведения.

Попытка номер два

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.98*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обидеть автора может каждый... А выжить после этого?

   Глава 1
  Холодные капли дождя проникали сквозь мокрую ткань и противно скользили по горячему телу. Мокрые волосы сосульками облепили лицо, оставляя неприятный зуд на бледной коже. Впрочем, сейчас неприятно было не только ощущать себя мокрой мышью, но и жить в целом.
   - Заболеешь, - с легким неодобрением заметил, рядом стоящий мужчина с метлой в руках.
   В отличии от меня он был в прозрачном дождевике. Память тела услужливо подсказала имя. Дядя Толик. Местный дворник, редчайший представитель славян в данной профессии. Любитель выпивки и философии. Откуда в голове данная информация взялась, понятия не имею. Тело не помнило источник знаний.
   - Дядь Толь, есть выпить? - хрипло спрашиваю. Отчего-то тело помнило, что выпить у дворника Анатолия было всегда.
   Бесперспективность дальнейшего существования вгоняла в тоску. Хотелось прекратить думать.
   - Тебе нельзя, - категорично заявляет мужик.
   Я, блин, чего-то еще не знаю? - испугалась не на шутку.
   - Почему нельзя? - осторожно уточняю. Мало ли.
   - Тебе плохо, а когда плохо пить нельзя. Легче не станет, а проблем прибавится, - философски заявил дворник, присаживаясь рядом на лавочку.
   Лавочка стояла в уютном внутреннем дворике университета, альма-матер моего нового тела.
   Задавать глупые вопросы, как именно умудренный жизнью дядька определил мое внутреннее состояние не стала, люди у которых все хорошо не сидят под проливным дождем с несчастным видом, смущая редких прохожих.
  Сдохнуть хотелось все сильнее.
   - И что же тогда делать? - растерянно спрашиваю дворника.
   - Жить, - пожимает он плечами.
   Зря это он. Меня переклинило на почве ненависти ко всему миру.
   - Как жить? - возмутилась я. - Как жить, если долбанная фантазерша лишила меня всего?! Как жить, если рядом нет ни одного близкого человека?! Как жить, если моя жизнь была отобрана гадиной, просто потому, что она может это сделать?
   - Ты эту гадину достать можешь? - тихо спросил мужчина, пошевелив метлой в руках.
   - Нет, - я резко сдулась. Эмоции просто пропали под давящей тяжестью логики.
   - А ситуацию изменить?
   - Нет.
   - Тогда живи как можешь. Как умеешь, так и живи.
   Меня как будто обухом по голове ударили. Действительно, почему бы просто не жить?
   Посмотрела на хмурое небо мутными глазами, глубоко вдохнула, ощутив запах мокрого асфальта, и подумала, что жить в общем-то все же приятно.
   - Пожалуй попробую, - хмыкнула я зло.
   - Иди, дочка, не мокни, - махнул он рукой.
   А я встала и пошла. Только не в кампус, а в сторону остановки, строя планы на дальнейшую жизнь. Память услужливо подсказала адрес проживания.
   Настроение не улучшилось. На душе все еще было погано и маетно, а еще страшно и одиноко. Но дышалось уже легче. Семи смертям не бывать, одной не миновать. По крайней мере, моя душа в теле прижилась. Это уже хорошо. Осталось разгрести то дерьмо, в которое меня с таким смаком макнули.
   Две недели назад, одним не прекрасным вечером я лазила на просторах интернета в поисках 'чего бы почитать'. Наткнулась на романчик, написанный не самым лучшим литературным языком, да и сюжетец не заставил сердце дрогнуть. Любовный роман в фентезийном антураже.
  Все было до банального тривиально. Героиня - обладательница прекрасной внешности, нежного характера и так называемой женской логикой училась себе на экономическом, слыла факультетской красавицей и скромно об этом не догадывалась. Была она девицей деятельной, из-за чего активно вляпывалась во все, что только можно и нельзя было. По ходу сюжета выяснилось, что она из древнего и сильного рода магов, о чем естественно родители ей не сказали, желая для дочери нормальной жизни. Да кто вообще о таком умалчивает?!
  Своей яркой личностью, которая меня бесила на протяжении всего сюжета, она привлекла внимание трех красавчиков универа. Декана-вампира, мажора-оборотня и приглашенного лектора-демона, которые как ни странно были знакомы. Как это случилось история отдельная, нахрена ей такое разнообразие знает только автор. Я же могу сказать, что все они личности токсичные и эту блондинистую дуру вполне заслуживают. Но автор решил не останавливаться на достигнутом, в сюжет был введен маньяк, убивающий неповинных дев, и естественно он не мог не нацелиться на главную героиню. Пока она металась в сомнениях кому же из троицы вручить свою драгоценную девственность, маньяк решил сделать доброе дело и избавить мир от девственности, а потом и от ее обладательницы. Помимо маньяка у девицы были проблемы и с другими нелюдями: лучшей подругой, бывшими пассиями мужиков и главным злодеем. Естественно, по закону жанра маньяка упокоили, главного злодея победили, с проблемами героини разобрались и до конца сюжета выясняли между собой, кто же все-таки станет счастливчиком, получившим девственность, а заодно и всю героиньку на оставшуюся жизнь.
  Жуткая муть. Но бросать не стала из-за врожденной упертости и второстепенной героини с таким же как и у меня именем. Та самая лучшая подруга - темная ведьма. Злодейка по воле автора, так бездарно слитая в середине сюжета.
   В силу угнетенного душевного состояния, приобретенного на фоне долгой продолжительной болезни и нескольких перенесенных химеотерапий, я стала более чувствительной к чужим судьбам. Вот и несчастная лучшая подруга гг вызвала во мне чувство легкой жалости и недоумения. Казалось она была введена в сюжет, чтобы стать грушей для битья вместо героиньки, так называемое пушечное мясо. За все те ситуации в которые вляпывалась героиня, огребала именно ее подруга. Но этого автору было как будто мало, девчонке не повезло влюбиться в мажора. Являясь той самой легендарной некрасивой подругой каждой красивой девочки, она естественно не смогла привлечь внимание парня. Это бедняжку подкосило и повело по кривой дорожке женских дрязг. От морального потрясения в ней проснулся дар темной ведьмы, о котором она тоже не догадывалась. Конечно, зачем о таком говорить? 'И таааак сойдет' (с).
  Свою подругу она всячески подставляла, проявляя удивительную неразумность в использовании дара, а в конце оказалась зарезанной маньяком. Чем осчастливила троих воздыхателей главной героини, поскольку успела их окончательно и бесповоротно достать. Такой себе конец для злодейки. Геройский гарем по-моему скромному мнению не стал марать свои руки, окольными путями подставил и вывел маньяка на несчастную.
   Не согласившись с таким трагичным концом единственного логично замотивированного персонажа, я оставила отзыв на страничке автора. Упомянув и стиль, и ошибки и банальность сюжета. Так же посетовала на жестокость автора ко вполне себе нормальной девчонке. По крайней мере за ней я не заметила усиленного идиотизма, как за остальными героями. По началу уж точно. Ответа от автора ждать не стала, отправившись на боковую.
   А на утро я проснулась в чужой квартире и в чужом теле.
  
  Глава 2
   Честно признаюсь, сначала я ничего не поняла. Встала как обычно сонная, не открывая глаз, как всегда прошла в ванную. И не попала в нее, поскольку оказалась в жилище незнакомой планировки. Быстро проснулась, и недоумевая нашла-таки ванную комнату. Там, забыв о том, что хотела сделать испугалась своего отражения, приняв его за незнакомую тетку. Стоит уточнить, что видела я плохо. Сие не показалось мне странным, поскольку врачи предупреждали о побочных эффектах препаратов. Но вот наличие очков на столике в ванной напрягло. По наитию напялила их на себя, и мир стал четче.
   Мне пополохело. Смутный женский силуэт впереди приобрел четкие очертания отражения в зеркале. Мышиного цвета кудрявые волосы забраны в хвост на затылке. Что примечательно, кудрявость на голове не вилась эффектными сексуальными локонами, или на худой конец диким бесом, придавая афрообъем шевелюре. Нет. Она была из той самой породы кудрявости, которая придает неряшливый вид и совершенно не поддается расческе. Неухоженное лицо без косметики обладало правильными чертами, которые уродовали очки в огромной совершенно убогой оправе. Стройная, не высокая, лет двадцати от силы.
   - Ага, - открыла я рот, и девушка в зеркале сделала то же самое. Зубы ровные, голос хриплый со сна, но приятный.
   - Осознанное сновидение? - удивилась я, поскольку раньше таким не страдала.
   Чтобы убедиться в этом, взяла лежащую рядом расческу и ударила ею зеркало. Вспышка боли в руке, и струйка крови потекла по запястью. Надо ж было так неудачно порезаться. Надеюсь вены не задеты. Интересненько. Во сне я еще не умирала.
   Какой правдоподобный.... Впрочем, что мне только не снилось раньше.
   Интересно, какой сюжет выдало мое больное подсознание на этот раз? Почему в зеркале отражается не мое лицо?
   И что мне теперь делать? Если это осознанное сновидение, то, наверное, все что угодно! - подумала я и пошла обыскивать хоромы в которых оказалась.
   Двухкомнатная квартира новой планировки с хорошим ремонтом оказалась заляпана кровью, ведь я так и не подумала перевязать руку. Нашла гардероб, закрыла его, пораженная отсутствием вкуса у моего подсознания. Нашла документы на имя Адины Давидовны Вороновой, на пять лет меня младше. На столе в спальне стояло фото, девушки и женщины постарше.
   Надо же, прямо как в романе.
   После тщательного обследования дома, пришло понимание, что я знаю, где-что лежит. Просто знаю. Вскоре захотелось кушать. Пришлось идти готовить. Все время меня не покидало ощущение нереальности происходящего. А через часа три меня потянуло в туалет.
   Вот тут стало страшно. Потому, что еще никогда в жизни, ни под одним веществом, мне не снился процесс похода в туалет. Ни-ког-да.
   Это ведь не сон? Как понять, что есть реальность?
   Посмотрела на порез на руке. Мне и раньше во сне было больно, но никогда сильно. Поняла, что нужно проверять через боль. Ногу что ли сломать? Или руку? В итоге решила приложиться к раскаленной плите левым запястьем. Оно порезанным не было. Ну а поскольку девушка я не только деятельная, но и решительная, то мысль воплотила тут же и без особых душевных метаний. Сон же, чего только в голову не придет.
   - Ааааааа! - орала я, дурея от боли.
   Запахло паленым, а на коже тут же вырос огромный волдырь. Скуля и подвывая подбежала к раковине, дабы сунуть руку под холодную воду, но запнулась о собственную ногу, завалилась назад и ударилась затылком о стол.
   Такого во сне произойти не могло, - подумала я прежде, чем отключиться.
   И плавать бы мне в темноте и ничего не осознавать, если бы не насмешливый голос.
   - Вот ты дурында, - хмыкнула девица, выступившая светлым пятном из темноты.
   Шатенка с длинными волосам, восточными чертами лица, карими глазами, чуть полноватая, среднего роста. Ну вот обычная же дамочка неопределенного возраста.
   - Ты, мать твою, кто? - подумала я вслух, но голоса своего не услышала.
   В затылке пульсировала тупая ноющая боль.
   - Тебя сейчас только это интересует? - ушла от вопроса галлюцинация.
   - Ага.
   Хотелось понять степень повреждения головного мозга после удара о твердую поверхность.
   - Я автор романа, который ты охаяла, - ехидненько улыбается девица. Странное дело, ее образ словно перетекал во времени, то казалось ей уж тридцать, то и вовсе семнадцать.
   - Я крышей поехала? - начала сомневаться в своем психическом здоровье.
   - Нет, - смотрит она на меня с сомнением. - Впрочем не важно. Времени у меня мало, поэтому слушай и запоминай, Ада. Я перенесла тебя в мир Адины. В с ней как отражение в зеркале, только для душ. Я поменяла вас местами, чтобы дать вам шанс на выживание.
   - Верни меня обратно, - не стала дослушивать я.
   Все сказанное неизвестной казалось диким бредом. Но одно уловила ясно - именно из-за нее я оказалась в чужом теле. Злость и страх проступили на задворках сознания. Пока слабо, ведь я не до конца верила в правдивость происходящего.
   - Не возможно. Вы с ней не являетесь мироходцами, чтобы спасти ее, я могла провести лишь обмен душами, только так Мир не попытается ее уничтожить как инородный объект. Что весьма энергоемко и делается всего один раз. Попытка второго обмена приведет к разрушению оболочки.
   - Какого черта, а?! - до меня дошел ужас ситуации.
   У меня забрали тело, жизнь, семью. Вот за последнее было обиднее всего.
   - Вот только не ори, - поморщилось юное создание. - Ты пойми, у нее чистая, светлая душа, я должна была попытаться ее спасти. А ты и так умирала, так что для тебя это шанс на новую жизнь.
   И тут я поняла одну вещь.
   - Ты все это сделала ради нее? Но какой смысл запихивать ее в мое тело, у меня рак?
   Не верю. Не верю. Не верю. Это не со мной.
   - При обмене нарушается цепочка последовательных событий, которую люди называют судьбой. Я сумела перетащить ее в то время, когда болезнь только зародилась в твоем теле. А поскольку твое тело сконцентрировано на борьбе против болезни, то душа Адины не будет отторгнута. На ранней стадии, твой рак можно было победить. Она о нем знает, следовательно, лечение начнет своевременно.
   - А со мной что?
   Я знала, что умру. Это даже смешно. Пережить четырехлетнюю пандемию, чтобы загнуться от рака. Четвертая стадия со множественными метастазами убивает все, включая надежду на чудо. Но рядом была семья. Я терпела ради них. И тут какая-то грымза заявляет, что родных я больше не увижу?
   - С тобой как повезет. Обмороки, слабость, низкое давление, температура, анемия - все это признаки отторжения. Если через неделю не умрешь, значит закрепилась.
   Неделя. Семь дней вдали от дома.
   - Зачем тебе это?
   Мне вдруг стало интересно, какая должна быть причина у настолько сумасшедшего поступка.
   - Она хорошая девочка, светлая, добрая, но в этой реальности ее никто не любит, а души, лишенные тепла любви портятся. Твоя семья ее отогреет. В них много любви. Ведь такую эгоистку вырастить могли лишь искренне любящие люди. А мне так хотелось сделать ее счастливой.
   - Да за что мне все это? - всхлипнула помимо воли.
   - За комментарий, - вздернула бровь стерва. - Автора обидеть может каждый...а ты попробуй выжить в его мире.
   - Вот же....
   Я понятия не имела, что за существо передо мной. У меня не было никакого представления о ее возможностях. Хотя догадки в воспаленном сознании бродили одна невероятнее другой. Но все это не мешало мне ненавидеть ее настолько, что в глазах темнеет.
   - Фу как грубо, - поморщилась она. - Я вообще-то тебе жизнь продлила. В конце концов, твою душу я забрала в тот момент, когда ты перестала дышать. Ада, - серьезно посмотрела на меня она. - Ты никогда не задумывалась о том, каково твоей семье видеть, как ты угасаешь? Задумывалась, ведь именно поэтому уехала в другой город умирать. Подальше от них, - била по больному тварь. - Адина не умрет, имея твою память, будет рядом с твоей семьей здоровой. Она будет заботиться о них, любить их также искренне. Они будут счастливы.
   Без меня. А я без них. Но с другой стороны, сколько ночей, я молила Бога помочь им пережить горе. Мама, папа, брат. Мне все равно подыхать, так хоть вы будете счастливы.
   - Они поймут, что со мной что-то не так. Память одна, но характеры-то разные, - не сдавалась я.
   - А ты вспомни, как сильно изменилась из-за болезни. В кого ты превратилась из веселого позитивного экстраверта?
   Стало больно и невыносимо тоскливо от осознания реальности.
  - Что ты такое?
   - Это не важно.
  - Зачем тебе так напрягаться из-за выдуманного персонажа? Ты могла просто написать для нее другую концовку?
  - История, которую ты прочла - не совсем выдумка. Вселенная бесконечна, а реальность не линейна. Я не могу изменить этот мир. А вот вы свою судьбу изменить способны. Роман кстати неплохо получился, да и писательский опыт мне понравился. Тебе же советую в будущем выбирать слова. У писателей, знаешь ли тонкая душевная организация, по которой ты знатно потопталась. А теперь прощай, Ада. И помни, душа приживается ровно семь дней. Я смогла поменять вас до начала основных событий, работа с временными потоками, знаешь ли прорву сил жрет, еще и с каждой из вас поделиться пришлось. Ей богу, чувствую себя батарейкой. Ах да! Еще постарайся избегать обрядов экзорцизма, ты к ним немного чувствительна. И кстати. Рассказывать обо мне бесполезно.
  Ее фигура медленно растворилась во тьме.
  
   Глава 3
   Очнулась на кафельном полу кухни. Голова гудит, запястья рук ноют, правое снова кровоточит, а на левом лопнул волдырь, тело одеревенело. В комнате жарко, ведь конфорку электрической плиты я выключить так и не успела.
   С трудом встала. Пошатнулась. Схватилась за злополучный стол. Вокруг потемнело, а перед глазами промелькнула вся жизнь. Не моя.
   Ее действительно не любили. Мать сейчас живет в Австралии с новым мужем. Ждет ребенка. Отец в Лондоне делает деньги и собирается снова жениться. Девочку воспитывала бабушка по материнской линии Марина Вольфовна. Строгая, сварливая, взявшая Адину на воспитание только из-за денег, которые отец девочки присылал на ее содержание. Не смотря на прохладное отношение и видимое безразличие Адина бабку любила.
   Но Марина Вольфовна умерла, три дня назад были похороны, на которых никого кроме девочки не было. Этого в книге не описали.
   Невольно начинаю больше понимать мотивы ее поведения.
   Душу рвали противоречивые чувства. Страх, злость, одиночество. И самую малость благодарность за семью.
   Адиной меня назвали в честь бабушки, в надежде, что вырасту я нежной, ласковой и доброй девочкой. Но в детстве из-за необычного имени частенько приходилось драться с вредными любителями дразнилок. И выросла Ада - девочка из ада. Я младшая дочь в семье. Любимая и балованная. Наверное, от того получилась своевольной и упрямой. Эгоисткой, причем боевитой. Но благодаря папиному воспитанию самостоятельность привить мне смогли. Оттого, обладая шилом в известном месте, лезла куда только была возможность. Но чтобы не происходило, всегда знала, что за моей спиной семья. Они всегда выслушают. Мама крепко обнимет, папа тяжело вздохнет, но в совете не откажет, а брат расскажет, как правильно ломать кости. А потом пойдет и покажет, как это делать на примере моих обидчиков. Мы жили не богато, но дружно и счастливо. Пока однажды я не потеряла сознание на работе. А потом диагноз. Воющая в голос мама, красные глаза папы и белое лицо брата. Долгое лечение, долги, серые, потухающие взгляды родных.
   Может все к лучшему? У них будет Адина с моим телом, моей памятью и жгучей потребностью в любви.
   Я не попрощалась с ними, когда сбегала в другой город. Просто однажды собрала вещи и улетела, ни слова не сказав.
   Но это была моя жизнь. Мое тело. Моя семья.
   Выдохнула. Выключила конфорку, посмотрела на настенные часы. Тринадцать ноль девять. У меня еще семь дней. Шесть с половиной, если быть точной. А пока стоит для начала перевязать руки.
   Шипя и матюгаясь, нашла в доме аптечку. Как у любого пожилого человека аптечка Марины Вольфовны была богата на разные лекарства. Порывшись в ней чуть внимательней, обнаружила такие препараты, которые даже мне, больной раком и страдающей от дикой боли, достать не получалось.
   Чуть позже я сидела и составляла план под названием 'что я должна сделать за семь дней до своей смерти'. Вот так пафосно его и назвала, да.
   1 Прыгнуть с парашютом.
   А что, всем можно, а мне нельзя?
   2 Прыгнуть с тарзанки.
   А почему бы и нет?
   3 Удалить всю компрометирующую информацию с компьютера и телефона Адины.
   В конце концов она теперь я.
   4 Сделать операцию по коррекции зрения.
   Ну ее нафиг эту магию, без понятия как ею пользоваться и светиться знанием не собираюсь. Так что по старинке!
   5 Поучаствовать в гонках.
   В прошлой жизни у меня были права на две категории.
   6 Напиться.
   Классика.
   7 Заснуть под открытым небом.
   Я вот ни разу в жизни так не спала.
   8 Смотаться в чужой город.
   В идеале в чужой стране.
   9 'Ээх! Обожруся и умру молодой!' (с) - прям призыв к действию.
   Один из любимых мультиков, кстати.
   10 Привести в порядок внешность.
   11 Потратить много денег.
  В книге Адина описывалась как замухрышка, что в реальности оказалось не совсем верно. Она конечно замухрышка, но не из-за внешних дефектов, как я думала, а из-за не ухоженности. Марина Вольфовна в воспитании девочки делала упор на красоту души, активно прививая ей вкус к бесформенным юбкам и балахонистым свитерам. Но даже в этих вещях можно было бы выглядеть мило, имей Адина вкус. А вкус ее старательно уродовали. Толи чтобы девочка не нашла себе мужа и денежные поступления на ее содержание не прекратились, толи - это попытка учесть ошибки при воспитании матери Адины, толи просто от того, что бабка оказалась старой темной ведьмой. Мне как-то все равно.
   Нда... добавим ка, пожалуй, еще один пункт - поход по магазинам. Почему бы и нет. Я понимаю, что с собой в гроб все это барахло не унесешь, но хоть умру красивой. Кстати о красоте. На все это счастье нужны деньги.
   Как выяснилось у Адины на карте лежит приличная сумма и загранпаспорт завернутый в целлофановый пакетик. Похоже бабка не исключала возможности отъезда девчонки к родителям. Плюс у Марины Вольфовны была привычка хранить половину денег дома в нише под раковиной, о которой Адина знала. В общем итоге набралась внушительная сумма, которую я с удовольствием начала тратить. Первым делом, перетерпев приступ тошнотворного головокружения и отрыв в недрах более-менее приличные шмотки, оделась и пошла в ближайший магазин техники. Купила приличный ультрабук и смартфон. И не потому, что модно, а потому, что функционал больше, чем на технике предыдущей владелицы тела. И плюс - я люблю все новое.
  Вернулась в квартиру, нашла в интернете нужные номера. Заказала билеты, забронировала места, договорилась о встречах. На это ушло еще пол дня. А время поджимало.
   Решила ночь перед вылетом потратить на объедание. Заказала на дом всевозможных блюд и устроила пирушку под боевичок. Все что угодно, лишь бы не думать о ситуации в которую попала.
   У меня всего два варианта развития событий. Либо это сон, так что я могу творить, что хочу. Либо это реальность, но я все равно скоро умру, так что я по-прежнему могу творить, что хочу. Есть правда маловероятный третий вариант, в котором это реальность, но я не умру. Но тогда я все равно могу творить, что хочу, поскольку жизнь и так коротка, а мои родные хотели бы, чтобы я была счастлива вне зависимости от того где нахожусь. Поэтому тормоза мне сорвало окончательно. А может все дело в том, что я до сих пор воспринимаю эту реальность, как сюжетный выкидыш очередной графоманки на просторах интернета, коих развелось в последнее время.
   От пережора стало плохо. Зареклась больше так не делать.
   Сон не шел, поэтому оставшееся время до вылета я провела в темноте с открытыми глазами, размышляя о жизни и пытаясь досконально вспомнить сюжет в тщетной попытке понять мотивы поступков героев. В итоге бросив сие неблагодарное дело пошла чистить компьютер и телефон Адины.
   - Ну и старье, - ругнулась я, глядя на допотопный ПК. Запуск. Он гудел так, будто пытался взлететь и отправиться в космос на станцию МКС, учить новые технологии старым премудростям. В топку.
   Оу. Эта винда уже несколько лет не поддерживается. Нашла папку с фото. В детстве ее почти не фотографировали. В школе только вместе с одноклассниками и то по праздникам. На всех фото девочка с двумя косичками, уродскими очками и тоскливым хмурым взглядом. В памяти тут же всплыли все эти моменты. Бабка ее вниманием явно не баловала, зато держала в так называемых ежовых рукавицах. Я так и не поняла, как в девчонке уместились трусливость и упрямство, позволившие творить глупости в романе. Боюсь, но делаю, что ли?
   После поступления в университет фото прибавилось. Ни на одном из изображений Адина не была одна. Вместе с ней была яркая, улыбающаяся, светловолосая, голубоглазая красотка. Адина рядом с ней счастливой не выглядела. Во взгляде все та же тоска, прикрытая очками. На лице напряженная кривая полуулыбка. У девушки на фото была дурная привычка поджимать губы, что подтверждают мимические морщинки на ее лице. Девочка Адина себя явно не любила, и за свое существование испытывала вину. За что спасибо бабушке Марине Вольфовне. Ну и родителям кивнуть с благодарностью не забудем. Уж лучше вообще без них, чем с такими. Кукушки и те для кукушат приемных родителей выбирают тщательней. Чтобы заботились, кормили, любили. Из гнезда соперников уберут, для облегчения жизни будущей птицы паразита. А эти... Как же хочется им нагадить. А с другой стороны, они мне кто? Никто. Так что пусть живут.
   Была у Адины и папка с паролем. Память услужливо его предоставила. Дата рождения оборотня. Ввела.
   Ну кто бы сомневался. На фото плохого качества крупным планом его улыбающееся лицо, куртка косуха и женская рука на плече. Рука похоже принадлежала героине, но остальное тело тщательно обрезали за ненадобностью. Удалила к чертям все фото. И детские грустные, и студенческие унылые и мажора Крутышку. Ее жизнь я проживать не собиралась.
   Залезла я и в допотопный кнопочный телефон. Я бы сказала - заврафон. Бабка девчонки считала, что ее внучке ни к чему новомодные гаджеты. Звонит и ладно. Ох уж эта ведьма. Почистила книгу контактов. Как и ожидалось, нашла в ней контакт под названием 'любимый'.
  Тебе, мать твою, пятнадцать?! - психанула я.
  Я понятия не имею, как должны чувствовать себя некрасивые недолюбленные девушки, и на чем строится их логика, но явно не так. Во-первых, некрасивых девушек не бывает. Бывает безразличие к собственной внешности и гора комплексов. Косметика, хороший психолог и, на крайний случай, пластический хирург реально творят чудеса. Во-вторых, себя надо любить. Потому, что кроме себя никто за тебя это не сделает. Любовь и уход - вот рецепт красоты. И того и другого у нее явно не было.
  В нашем же случае, предыдущая владелица этого тела была явно эмоционально не зрелой в некоторых жизненных аспектах. В добавок имела кучу комплексов. Меня в дрожь бросает от воспоминаний в ее голове. Всю жизнь она жила с мыслью, что не достойна, не заслужила, не имеет права. Насколько помню сюжет, как только в ней проснулась сила, она наконец почувствовала себя особенной. А что становится с человеком в котором долго и упорно растили моральную неполноценность, обретшим сверхъестественные способности? Различные фильмы и всяческая литература, особенно про супер героев, говорит нам, что они становятся главными злодеями. Бывшую владелицу этого тела на пути к званию главного злодея обогнали маньяк и главгад.
  А я всерьез задумалась над наличием собственной удачи. Вместо того, чтобы умереть в окружении родных и любящих людей, мне предстоит умереть в теле третьесортной злодейки в окружении безразличного ко мне мира. Отстой.
  С учетом того, что первый день я потратила на планирование и подготовку, у меня осталось шесть дней. И на второй еще до рассвета я полетела в чужой город. Гонконг. Город будущего.
  Почему именно туда? Ну, во-первых, туда не требуется виза. Во-вторых, там классный шопинг, судя по форумам. В-третьих, туда был ближайший рейс. В-четвертых, всегда хотела. Без пересадок 10 часов. Предыдущую ночь я не спала, так что в самолете вырубилась достаточно быстро, и полет для меня сократился до двух часов бодрствования, которые потратила на борьбу с повышающейся время от времени температурой и просмотр заранее скачанного фильма про авиакатастрофы.
  Все же от попадания в роман есть и свои плюсы. Вряд-ли дома я могла так легко полететь за границу. И как же радует глаз отсутствие масок на лицах. Красота.
  В своей реальности уже на третей стадии рака я смирилась с тем, что умру. Гадость внутри меня слишком быстро прогрессировала. Но от чего-то умирать от болезни было обидно. И я начала фантазировать о других способах. А еще о том, что мне бы хотелось сделать до часа икс. К сожалению, на все мои хотелки требовались деньги, а в моем возрасте обычно люди столько не скапливают. Взять еще где-то возможности не представлялось. Просить у родителей совесть не позволяла. Для начала - я не дочь миллионера. А закончить стоит тем, что им еще на похороны предстояло потратиться. Из соображения экономии я просила меня кремировать, так хотя бы на землю тратиться не придется. А тут прямо подарок с небес. Все равно подыхать, но хоть развлекусь на последок. Развлекаться я любила.
  
  Глава 4
  Китай меня встретил тридцати градусной духотой, огнями ночного города, дождем и чужими, но интересными запахами. Хотя про Китай я загнула. Гонконг себя Китаем не считает и всячески это подчеркивает. Но это внутренние дрязги чужой страны, которые меня не касаются, а потому плевать.
  Плюсом было то, что английский которым я владела здесь был вторым официальным языком. И половина населения, по крайней мере та, что работает на официальных должностях, им также владела. Ну и конечно же не стоит забывать про передовые технологии, гугл-переводчик в помощь.
  Взяла такси и направилась в фирму, занимающуюся арендой квартир, с которой связалась и договорилась еще на Родине через популярный интернет сервис. Благо Гонконг никогда не спит. А девять часов вечера время для местных не позднее. Гостиницы проигнорировала сознательно. Во-первых, так дешевле (врожденная меркантильность меня даже на пороге смерти не оставляет), а во-вторых, так удобнее.
  Оттуда мы вместе с риэлтором отправились по адресу. Меня кратко проинструктировали и я подписала договор. Квартирка оказалась уютной и имела шикарный вид, который сейчас размывал дождь. Потерла глаза под уродскими очками. К сожалению, с линзами нам оказалось не по пути. У этого тела на них похоже аллергия. Закружилась голова.
   Завтра обещают прекращение осадков. У Гонконга с дождем особые отношения, они не расстаются месяцами. Но прежде чем выбрать этот город, я просмотрела прогнозы погоды.
   Проводив риэлтора, я решила отправиться на знаменитый ночной рынок. На этот раз на трамвае. Мелочь для поездки предварительно раздобыла еще в России. Но местную электронную карту для оплаты приобрести все же придется.
   Из багажа у меня только сумочка с ультрабуком. Так что вперед, закупаться самым необходимым. Но для начала обменник.
   На все про все у меня ушло шесть часов. Гудели ноги, кружилась голова, в руках две бутылки виски. Настроение огонь.
  Кто ж знал, что здесь СТОЛЬКО всего интересного, и как минимум четыре рынка работают до полуночи. Прикупила вещей первой необходимости. Тут же переоделась. До закрытия бродила по рынку и рассматривала ассортимент. А потом Остапа понесло. Я гуляла по ночному городу и заходила в наиболее привлекающие меня бары, где переживала накатывающие приступы дурноты и слабости. Время пролетело быстро и домой возвращалась уже на такси. Спать ложилась счастливая и обедневшая на много-много денежек. Впервые в жизни меня это не волновало.
  Подниматься утром по будильнику было тяжело. Все-таки пятичасовая разница между Гонконгом и Москвой дает о себе знать. За окном лил дождь, а тело слегка знобило. Появилась мысль о том, что недосып меня убьёт раньше, но также бесследно исчезла. Плевать. В первую половину дня по плану музеи, во-вторую уже магазины. Сказано - сделано. От культурной программы получила массу удовольствия. Особенно в музее истории Гонконга. Шмоток себе купила на целый чемодан. Включая походный набор: спальник и теплую одежду. Заскочив домой сбросила сумки с обновками и забрала припасенный на этот случай вискарик. Даже на рынок морепродуктов заскочить успела. Закуска наше все.
  Сегодняшнюю ночь я собиралась провести на горе Пик Виктория. В одиннадцать тридцать я довольно быстро добралась на фуникулёре до смотровой площадки. Которая прекращает работу в полночь. Но туда мне не надо. Мне надо чуть выше в гору, в отель на склоне.
  Гора, кстати, оказалась весьма обжитой. Гостиницы, особняки и даже обсерватория, в которую гражданских не пускают. До отеля добралась без приключений. Сняла номер на ночь, что примечательно, здесь даже паспортных данных не попросили, и по пожарной лестнице отправилась на крышу, старательно избегая камер. Дверь, ведущая на крышу оказалась не запертой, что порадовало. Не придется подкупать персонал. Расстелила спальник, достала две бутылки виски, закуску и начала совмещать два пункта своего плана. До моей смерти осталось примерно 96 часов.
  На счет звезд ничего не скажу. Видно их было плохо. А вот вид на город радовал. Не радовала слабость и головокружение. Жесткий бетон под попой и спиной немного огорчал. Но чем меньше оставалось янтарной жидкости в бутылке с черной этикеткой, тем меньше бетон меня печалил.
  Еще раз порадовалась своей предусмотрительности. Две теплых кофты в горах оказались на редкость уместны.
  И вот сидишь ты между небом и землей, среди зеленого моря, глядишь на огромный сверкающий муравейник, настолько яркий, что видно воду залива... и хочешь к маме.
  - Пусть мама услышит, пусть мама придет, - напела я... и заревела.
  Ревела от души, размазывая сопли и слезы по лицу, задрав очки на лоб для удобства. Умирать страшно. Даже если смирилась, все равно страшно. Жить без близких эти семь дней тоже страшно. Эта реальность с вампирами, оборотнями и демонами еще страшнее. Неизвестность пугает.
  Запила свое горе из горла и закусила маринованным осьминогом. Не леди. Совсем не леди.
  От резких движений очки вернулись на нос.
  И тут на распашку открывается дверь, через которую я сюда проникла. На крышу выходят двое мужчин достаточно высокого роста. Это все, что я могла сказать о них в условиях плохой видимости. Меня они не заметили, поскольку сидела я чуть поодаль за вентиляционной шахтой.
  Разговор шёл на контонском диалекте. Судя по голосу один из собеседников сильно нервничал. Пусть и на незнакомом языке, с незнакомыми интонациями, но человек испытывал страх, который чувствуешь на уровне инстинктов. А потом нервный что-то крикнул, пространство озарила вспышка света, благодаря которой я мельком увидела их лица. Азиат и европеец.
  А дальше начался треш. Еле уловимые смазанные движения и... Европеец пробил рукой грудину азиата, вырвал оттуда сердце, раздавил его, а потом оторвал голову. Меня замутило.
  Посмотрела на бутылку виски в руке, на кровавую картину, снова на бутылку виски и приняла волевое решение в Китае больше не пить. Белочка приходит раньше, да не простая, а особо больная. Почему по пьяне я смотрю галлюцинации убийства с особой жестокостью, а не мультики про розовых единорогов? Ребят, я вообще-то аниме люблю. Мозги, вы меня слышите?
  Тело убитого с глухим звуком упало на бетон. А я вдруг поняла, что мое собственное слушается плохо. Мышцы буквально одеревенели. Мне кажется я в этот момент собственную душу почувствовала. Она съёжилась и пыталась проникнуть в позвоночник. А сердце наоборот стучало хоть и медленно, но очень громко, на мой взгляд. Оно было явно против расставания с полюбившейся компанией других органов в моем теле.
  А расстаться придется - понял мозг. Мужчина с окровавленными когтистыми лапами вместо рук посмотрел в мою сторону. Похоже это не белочка, - поняла резко протрезвевшая я.
  Ну вот Ада, пора прощаться с этой новой, пугающей и совершенно негостеприимной реальностью. Ну чего ты боишься, глупышка? Ты ведь еще два месяца назад решила, что смерть от чего угодно лучше, чем от болезни. А тут смотри, высокий, сильный, волшебный и надеюсь симпатичный. Идет в твою сторону. Главное, чтобы не больно. Я этого добра уже натерпелась. Мне даже жалеть не о чем. Я прожила хорошую, счастливую жизнь. А моя семья так и не узнает горя потери. Я аж выдохнула с облегчением.
  - Помянем? - предлагаю, подняв руку с бутылкой. Понятие не имею, как так вышло, но тело исполнило первую же пришедшую на ум мысль. А голос даже не дрогнул. Не говоря уже о парализованных мышцах лица.
  - Он того не стоит, - замер монстр в человеческом облике.
  - Как хотите, - пожимаю плечами и совсем не грациозно отхлебываю с горла, виски оставлять не хотелось. Морда кирпичом была у обоих.
  И только тут до меня дошло, что разговариваем мы на родном языке.
  - Юная алкоголичка, - присаживается он на корточки рядом и хватает меня за подбородок, заставляя смотреть прямо ему в глаза. - Что ты здесь делаешь?
  Гипнотизировать пытается? Зря. У меня еще при первой вспышке света очки треснули, вот я их с лица от досады и смахнула. Так что ничего кроме черноты в его условно глазах я разглядеть не могу. Его лицо сейчас только в форме нечеткого пятна в моем мозгу существовать способно. Вот отошел бы подальше, может чего и прояснилось бы.
  Резкий запах метала ударил в нос, от чего меня замутило еще сильнее. Начала дышать через рот. Подумаешь тошнота. Химеотерапия вызывала во мне более сильные чувства.
  - Пью, - потрясла янтарной жидкостью на дне бутылки. Перевожу тоскливый взгляд на растерзанный труп неизвестного мне азиата. - С жизнью прощаюсь.
  - Самоубийца? - удивился монстр.
  - Ни-ни! - пьяненько возмутилась я. - Грешно.
  - И почему же тогда ты тут с жизнью прощаешься? - вкрадчиво спрашивает он, наклоняясь все ближе.
  - Ну..., - протянула я, понимая, что рассказывать всю историю бесполезно.
  - Ну?
  - А давайте вы мне в душу лезть не будете? - скривилась я. - У меня с ней и так проблемы.
  - А если так, - он щелкнул пальцами, и меня скрутило на бетонном полу. Боль была адская. Я даже вспомнила последний год жизни. Я тогда спать могла только под наркотой медицинского назначения.
  - Хахаха, - повеселела я.
  - Что смешного? - поинтересовался мужчина.
  - Я только, что поняла, где у человека душа находится, - просипела я, пытаясь отдышаться.
  - И где же? - проявил мой мучитель живой интерес.
  - В позвоночнике, - кашлянула я. - Еще немного меня помучаете, и она наконец его покинет. Так что продолжайте.
  - Чокнутая, - жалостливо вздохнул он.
  Вдох выдох. Вдох выдох. Я могла бы высказать этому нелюдю все, что думаю о его компетентности в области постановки диагнозов, но не буду. Во-первых, зачем, а во-вторых нафига?
  - Давайте не будем вдаваться в полемику. Убивайте уже побыстрее. Чего время тянуть?
  Монстр в осадке, я в шоке, труп в крови. Стремная компания. Над головами завывает ветер, вдали все так же сверкает город миллиардами огней, а до слуха доносится шум листвы и моря. Если бы не труп, то место для смерти было бы идеальным.
  - А зачем мне тебя убивать? - начал издеваться монстр.
  - Ну как же, - растерялась я. - Чтобы ваши враги меня не поймали и не использовали мои показания против вас. Должны же быть какие-то законы в мире нелюдей.
  - Значит о существовании других рас ты знаешь, - не спрашивал, а скорее утверждал он. - Посвященная? Кому служишь, девочка?
  - Нет, - что-то я не помню, чтобы Адину во что-то там посвящали в сюжете. - У меня нет ни хозяев, ни слуг, ни любви, ни ненависти, ни долгов, ни привязанностей. Я свободна. Более свободного человека чем я, вам в этом мире не найти.
  Конечно не найти, я такая одна. Чужая. А еще все-таки пьяненькая. До конца протрезветь даже увиденное не помогло. Отчего еще мне нести этот пафосный бред в попытке потянуть время в надежде неизвестно на что.
  От жалости к себе хотелось плакать, а от страха - выть. Эмоции зашкаливали. Но сердце, как ни странно билось все медленнее и медленнее. Воздух вокруг становился все тяжелее и тяжелее. А внутри живота все горячее и горячее. И весь этот жар поднимался все выше и выше, пока не достиг затылка.
  - Пойдешь со мной? - спрашивает меня он, подхватывая под мышки и поднимая на ноги. Впрочем, я преувеличила. Вопросительная интонация была лишь в моем воображении.
  Поставил меня он зря. Я за способность своих конечностей сейчас не ручаюсь. Температура тела резко подскочила. В голове стало кристально пусто, а позвоночник прошило болью.
  - Убивать будете? - смотрю на него с подозрением.
  - Не буду, - заверил он.
  Кажется я еще поживу.
  - Не пойду. Мне осталось всего сорок восемь часов. И у меня на них свои планы.
  Да что ж такое-то? Ощущение такое... знакомое.
  - Четыре дня?
  Кажется, что-то подобное описывалось в книге. Примерно такие же ощущения были у главной героин, когда она прошла...
  - Потом я умру, - киваю. - А если не умру через четыре дня, то через три месяца меня принесут в жертву.
  Инициация! Или как ее еще называют - пробуждение.
  - Что? - мне наконец удалось удивить монстра перед собой.
  Хоть бы сработало. Ну может же мне повезти хоть раз?
  - Как вы думаете, - я поднимаю руки и кладу их на плечи мужчины. - Судьбу можно изменить?
  Поднимаюсь на цыпочки, но все равно не дотягиваюсь до его губ, не смотря на то, что он наклонился ко мне. Зато до щетинистого подбородка вполне себе дотянулась.
  По сюжету романа, главная героиня прошла инициацию в ночном клубе. Ее там сильно расстроили, и она уложила весь зал в бессозанку, благодаря выбросу энергии, что сопровождает вхождение в силу. Как писалось, инициация штука опасная, и должна проходить под контролем более опытных родственников, дабы нивелировать ущерб и защитить простых людей. Еще в книге рассказывалось, что иногда инициацию используют в качестве усиления других. Мол в процессе нужно направить энергию силой мысли в сторону того, кому желаешь ее передать. А если сила мысли хромает, то необходим плотный контакт. Гг тогда не повезло, ее лапали все три главных героя. Она их усилила от всей своей магической души. Но побочным эффектом является то, что получатель теряет сознание на неопределенное время. Впрочем у особо мощных товарищей сознание теряют все рядом стоящие от выброса сырой силы в атмосферу. Я же молилась об успешности процесса лишения сознания одного единственного монстра. Напрягла всю свою силу мысли и прижалась к твердому телу с запахом крови теснее.
  Прошу тебя, просто отключись, - подумала я, и через мою кожу к нему перешел мощный заряд энергии. Я готова была молиться кому угодно, лишь бы это сработало. Я поставила на этот поцелуй все.
  Он упал передо мной в какой-то неестественной позе. На мгновение испугалась. Убила? Наклонилась, послушала сердцебиение. Присутствует.
  Неужели сработало? Дикая радость затопила сознание. Посмотрела на мужчину, и решила, что лежать так ему будет холодно и неудобно. Сходила за спальником, укрыла мужика, чье лицо так и осталось для меня смутным монстрообразным образом, как смогла, и даже попыталась уложить поудобнее. Сделать это было весьма проблематично, поскольку весил мужчина больше меня раза в два, если не все три.
  Ну а поскольку при заселении я представилась Изабеллой Терговен, то и найти меня будет не так легко. В конце концов Изабелла также, как и я не существовала в реальности своего мира. Когда с фантазией плохо, поможет классика.
  Пришлось заскочить в номер, судорожно смыть кровь, со всех видимых поверхностей, и снять верхнюю кофту, так как она тоже подозревалась в контакте с чужой кровью. Видеть пятна я не могла, но врожденная предусмотрительность хладнокровно диктовала порядок действий.
  Опасаясь скорого пробуждения монстра на крыше, я решительно побеспокоила девушку на рессепшене. Она мирно спала за стойкой. Мне было очень жаль ее будить в четыре утра, но своя шкурка дороже. Попросила ее вызвать такси, наплетя про срочный звонок бабушки, которой вдруг стало плохо, пытаясь таким образом объяснить и нервозность поведения, и бледность лица, и срочный отъезд. Девушка была рада отвязаться от меня, потому просьбу выполнила незамедлительно, и даже сообщила диспетчеру, что забрать нужно девушку без багажа, в синих джинсах и черной худи. Я же в свою очередь направилась прочь от отеля по дороге. Благо она тут одна и такси мимо не проедет. Мне пришлось топать добрых тридцать минут, прежде чем машина добралась до меня. Благо убеждать таксиста в том, что его вызывали для моей персоны не пришлось.
  Определить без очков является ли приближающаяся машина той самой, возможности не представлялось. Но тут я понадеялась на логику. Просто на пустой горной дороге кто еще может ехать в сторону отеля в половину пятого утра? Либо такси, либо постоялец. Но дело в том, что постояльцев с полуночи до пяти не заселяют, а проживающим нет смысла переться в город ночью. Слишком далеко и слишком дорого. Такси здесь дороже чем в Нью-Йорке. Так, что все 'Элементарно, Ватсон!' (с).
  Правда не стоит исключать ситуацию в которой мне повстречался очередной маньяк. Но не много ли маньяков на одну несчастную голову? Серьезно, кто-нибудь может представить себе что-нибудь более страшное, чем отрывание головы голыми руками? Нахрена?! Он свою жертву и так с сердцем расстаться заставил!
  Надо же было так не повезти! Первый встреченный представитель другой расы и в такой неловкой ситуации! Я пила, он членовредительствовал, обстоятельства хуже не куда. Надеюсь он оценит мою заботу вкупе с переданной абсолютно добровольно энергией и не станет меня искать. Блокировать как-либо дверь, ведущую на крышу, я не стала, ибо с силой способной оторвать живому существу голову голыми руками никакие замки не страшны. А вот внимание персонала гостиницы необычное состояние двери может, что вполне закономерно укоротит беднягам жизнь.
  Высадил меня таксист через час в районе знаменитых высоток, где я поймала уже другое такси и наконец отправилась на квартиру. Почувствовав себя наконец в безопасности, я приняла горячий душ, где меня наконец отпустило, и накатила знатная истерика с тремором и тихим скулежом, после чего забралась в чистую постель и попыталась ни о чем не думать. Самочувствие было, как у человека больного гриппом. Температура, ломота в костях, жажда. Но вот разум был на удивление ясным.
  Провела ночь под открытым небом называется. Но ничего, это лишь досадная неприятность. Мои планы она не нарушит. Как же вовремя упал этот рояль с инициацией. Хотя какой же это рояль? Закономерность!
  Помнится, в книге описывались разные способы инициации. Естественный, сильный стресс, насилие или реальная угроза жизни. У меня вообще комбо.
  После инициации главная героиня мерисьючила как могла. Я же понятия не имею, что дальше делать. Жила себе нормально, как обычный человек и дальше проживу. Недолго правда, но не суть. А всякие там сверх способности мне 'и даром не нать, и за деньги не нать' (с). Это все равно, что иметь адронный коллайдер, но не знать, как и нафига им пользоваться. Причем где и у кого учиться не понятно. Биологическим родителям этого тела плевать на дочь. Как бы они еще чего-нибудь не потребовали, узнав о ее инициации. В книге, кстати, говорили, что естественным образом в силу вступают еще в детстве. Но есть определенный процент населения способный всю жизнь прожить без сил. Их называли спящими. А особо радикальные - пустышками. Адина и главная героиня должны были прочно обосноваться в этой категории, но что-то пошло не так. У гг - любовь, у Адины - стресс. Да и не ощущаю я в себе ничего такого. После того случая более никаких странных вещей со мной не случалось. А вот героиня почувствовала все сразу. Из чего я могу сделать вывод, что во мне силы мало. Ну раз мало, то и фиг с ней. Вот под такие невеселые мысли измученное тело-таки отправилось смотреть тревожные сны.
  А через семь часов проснулась в поту от собственного крика. Физическое и моральное состояние не улучшилось. Я чувствовала себя наркоманкой в период ломки. И чтобы сбить хандру, отправилась к любителям экстрима. Да, да. Я-таки прыгнула с тарзанки. Жизнь немного повеселела. Потому, что чувство свободного полета мозги прочищает.
  На четвертый день меня ждал праздник тела. Лучшие спа и салоны красоты города. Я убила на них двенадцать часов. Зато вышла оттуда обновлённым человеком. И казалось бы, ничего кардинально я не меняла. Всего-то поработала над неаккуратными вихрами, изменила оттенок волос с мышино-серого на модное в этом сезоне окрашивание, разрешила поколдовать над бровями, сделала множественный пирсинг ушей, наложила на лицо макияж, порадовала себя маникюром, а заодно и педикюром, и вуаля. Я вновь чувствую себя красивой девушкой, способной привлечь взгляды окружающих. Из салона красоты, я отправилась домой переодеться, а потом в ближайший приличный ночной клуб. В салоне мне посоветовали Озон, расположенный на 118 этаже отеля Ritz Carlton.
  Место порока и разврата, как ночные клубы называла Марина Вольфовна, отличалось строгим фейс-контролем, шикарными видами из окна и интересным дизайном. Музыка тоже была на высоте. Я же хотела посмотреть на местную молодежь и поговорить с барменами. Мне нужно было найти с кем погонять сегодня. Благо машину искать долго не пришлось. Ее достаточно арендовать. Кстати, буквально через тридцать минут подъедет человек с ключами от тачки. Да здравствует прогресс. Виват интернет! Стоимость услуги вполне нормальная, если у тебя конечно есть деньги. А я похоже вернувшись в Москву останусь без гроша. А с другой стороны, мне жить осталось не так уж и много. А деньги собой в гроб не заберешь. Так что девиз 'живи как последний день' похоже стал моим кредо. А причина спешки проста. Завтра я иду на операцию по коррекции зрения, после которой вождение для меня будет под запретом.
  Казалось бы, зачем лечить глаза, если все равно умрешь? Но нет. Плохое зрение доставляет неудобство. А неудобства я привыкла устранят.
  Пока я сидела за барной стойкой, ко мне подходили познакомиться три азиата, два араба и два европейца. Но героем сегодняшнего вечера для меня был именно бармен. Полиция, проститутки, таксисты и бармены - вот самая осведомленная категория населения в городах. Погонять с несостоявшимися кавалерами тоже не получилось бы. У одних машины не подходящие, у других авто вообще отсутствовало. Короче, бесполезные для меня люди. Но номерами мы все равно обменялись. Потом в черный список поставлю.
  Периодически ходила танцевать. Я, что, зря в клуб пришла? Почему бы и не подвигаться в такт зажигательной музыке среди толпы? Но на шпильках много не натанцуешь. По крайней мере не с этим телом. Адина обувь на каблуках отродясь не носила, следовательно, привычки не выработала. Мучайся теперь.
  Вот и выходило, что я чаще за барной стойкой торчала, потягивая безалкогольные коктейли.
  - Привет, красавица, - появился на горизонте очередной соискатель плотских утех.
  Стоит ли притвориться, что не знаю английского? Смотреть на обратившегося даже не стала, все равно ни черта не разберу.
  - Здравствуйте. Вы тоже ничего. Была рада с вами пообщаться, - чуть обернувшись в его сторону отвечаю на родном.
  - Ого. Как приятно встретить на чужбине соотечественницу, - пропустил он мою грубость мимо ушей.
  Тяжкий вздох вырывается помимо воли. Тебе будет еще приятнее со мной расстаться, парень.
  Пиликнул телефон. Я достала очки из маленького черного клатча, обрела зрение, напялив их на нос. И только после этого ответила на сообщение.
  - Не сочтите за банальность, - вновь обратился он ко мне. - Но мы с вами нигде не встречались? Меня зовут Кирилл Выготский.
  Судорожно поднимаю голову и вижу перед собой голубоглазого шатена зверского обаяния. Ох ты ж матушки-ладушки! Кирилл Андреевич Выготский собственной демонячей персоной. Любитель крутых тачек, красивых женщин, успешный делец и один из главных героев романа. Либо планета слишком маленькая, либо на Гонконге свет клином сошелся. Да он с Адиной дома-то виделся от силы раз шесть, и это при том, что он ведет курс на ее с героиней потоке.
  Оглядела зал, уделяя особенное внимание темным углам. Есть у меня подозрение, что из-за них остальные хахали главной героини повыскакивают. С криками: 'Не ждала?! А мы приперлися!'. Фу, гадость.
  Про демонов в книге писалось мало, несмотря на их представителя в гареме главной героини. Загадочная долгоживущая раса, внутри которой так же есть свои виды и подвиды. Имеют две-три ипостаси, немереную силу и целый состав различных способностей. А дальше усе. Дальше в сюжете описывались только метания Обояшки и главной героини. Он ее хочет, она его тоже, но двое других с таким раскладом не согласны. И как тут понять, истинная ли он ее пара? Он же называет ее своей малышкой и обещает порвать любого за нее. Причем очень часто обещает и очень часто делает попытки. Но реального описания боя с его участием, я так и не прочла. Так, повалялся на полу с Крутяшкой, подержал за грудки Молчуню. Надо ж было помочь героине понять, кто тут альфач среди альфачей.
  - Фея! - наклонился ко мне Демоняшка. - Ау!
  Похоже, моя паранойя, помешала услышать вопрос Обаяшки-демоняшки. Интернет-сообщество те еще звери. На сайте автора в разделе комментариев читательницы успели придумать клички главным героям. Обояшка-демоняшка - за кобелиный характер и улыбчивую мордаху. Крутышка - за молодую брутальность, косуху и гуляющие по скулам желваки. Молчуня - за то, что очень долго молча капал слюной на героиньку (были подозрения, что гастрономической), а как у нее гарем появился, вампир ее так же молча скоммуниздил, желая лишить злополучной девственности.
  - Что? Я не слышу. Здесь очень шумно, - показываю себе на ухо.
  - Так может пойдем туда где тихо?! - спрашивает он еще больше повысив голос. Надо заметить до этого мы общались, перекрикивая музыку.
  Экран телефона сверкнул, предупреждая о новом сообщении. Мельком прочитав его, я оценивающе посмотрела на ухажера героиньки.
  Как говорится, если жизнь дает тебе пенделя, использую эту инерцию и лети с удовольствием.
  - Вы на машине сейчас?! - наклоняюсь чуть ближе.
  - Да, - в его глазах промелькнуло недоумение.
  - Какая марка?!
  И тут на его лице появилось понимание. Потом снисходительность взрослого дяди, повидавшего в этой жизни таких как я немеряно. А потом уверенность мужчины, уже знающего, как и в каких позах мы будем сегодня общаться.
  Он молча показывает фирменный брелок от ключей, и я понимаю, что авто подходит. Нельзя просто так взять и заявиться на гонки в чужом городе и чужой стране не имея связей. Но ведь можно устроить их самой.
  Я призывно улыбнулась Демоняшке, благосклонно кивнула и грациозно соскользнула с высокого барного стула, не дав мужчине возможности мне помочь. Не люблю, когда меня трогают чужие. Поскольку расплатилась я ранее, нас здесь ничего не держало.
  Мы зашли в лифт, и прежде чем он успел протянуть руку, я нажала на первый этаж. Ехали мы пока одни. Но здание большое, пусть и ночь уже, а кто-нибудь да присоединиться может.
  - Где тачка?
  Он вздернул бровь, но мыслей своих не озвучил.
  - На подземной парковке. Второй цокольный.
  Я молча нажала на минус второй этаж.
  Демоняшка молча пожирал меня глазами, пытаясь раздавить мою психику тоннами шатенистого обаяния. А я млела от простого женского счастья. На меня так с начала химеотерапии не смотрели. Ну давай, возбуди мое тщеславие сильнее. О да!
  - У тебя красивая улыбка, - он словно завороженный протянул руку к моим губам.
  - Какими судьбами вас занесло в Гонконг? - я невзначай отхожу к противоположной стене, делая вид, будто осматриваюсь, и поправляю волосы. Это я зря, поскольку его внимание привлекли широкие браслеты на моих запястьях, закрывающие бинты. Ожег и порез еще не зажили.
  - Давай на ты, - он внимательно наблюдает за моими действиями. - Не думаю, что между нами большая разница в возрасте.
  Ну разница действительно не очень большая. Чуть меньше десяти лет. И это считается достаточно маленькой цифрой, учитывая, что такие как он живут столетиями. Монстры же. Одно радует - их очень мало. В книге писалось, что по соотношению к человечеству их в сорок пять раз меньше. Интересно, они ведут перепись?
  - Хорошо, - мило киваю.
  - Так как тебя зовут, фея?
  - Я первая спросила и ответа еще не получила, - мягко улыбаюсь, краем глаза отмечая этажность на дисплее лифта.
  - Я тут в командировке. Сопровождаю начальство, - еле уловимо, но все же поморщился. - Часто сюда мотаюсь, еще немного и придется обзаводиться здесь жильем.
  Очень интересно. Я пропустила мимо ушей его хвастовство и не тонкий намек, но что действительно меня заинтересовало, так это наличие начальника. Насколько знаю, в романе говорилось, что Обаяшка занимается бизнесом, и работает на себя. Причем он настолько преуспел, что его приглашают читать лекции в университеты. Значит, эта поездка связана с какими-то его демонячими делами?
  - А мы с тобой точно нигде не встречались? - чуть нахмурился он. - Мне знаком твой голос.
  - Какая разница? - ухмыляюсь нагло я.
  Мужик, мне просто нужно погонять. Понимаешь? Скорость, тачки, нарушение ПДД! Ты мне нафиг не сдался. Не интересуешь, не возбуждаешь, не привлекаешь. Так что, прошу. Заткнись. Спустись вниз за машиной. И устрой уже девушке покатушки. Это между прочим одно из ее предсмертных желаний.
  Но естественно всего этого я вслух не сказала.
  И все бы хорошо, но низ живота вдруг нехило так свело в диком желании наброситься на ближайшего мужика и использовать его по назначению. Мать твою, это что за хрень?! Инстинктивно сжав бедра, я посмотрела на Демоняшку. Если правильно помню, то подобные ощущения испытывала героинька, когда ее активно соблазнял Обаяшка. Вроде как он тогда свои природные способности использовал. Запах что ли особый выделял? Не важно.
  - Так как тебя зовут, прекрасное создание? - голос с хрипотцой, расширенные зрачки, взгляд на мои губы.
  Эээ нет, дружочек, у меня, конечно, давно мужика не было. Да и ты феромоновую атаку на мои гормоны совершил. Но думаю-то я головой, а не тем, до чего ты добраться пытаешься. И вообще, как же ухаживания, цветы, комплименты, нормальная химия, без всяких там магических стимуляторов? Как же процесс? Похоже этому товарищу важен результат. А жаль. Процесс ведь намного интереснее. А в результате что? 'Извини, дорогая, я не готов тратить время и силы на смертницу. У меня карьера, и маме надо помогать. Мне слишком тяжело видеть тебя такой. Так что давай разведемся без истерик'.
  Ну надо же, и гормоны успокоились. Что опыт животворящий делает!
  А Демоняшка смотрит и ждет. Секунду ждет. Другую. Лифт пискнул и остановился. Распахнулись двери и к нам присоединилась группа клерков, работающих по ночам. Дальше мы ехали молча.
  На первом этаже лифт остановился, выпуская меня на волю.
  - Жду вас на улице, - улыбнулась я, прежде чем створки вновь сошлись.
  Сама же направилась к человеку, который привез ключи и договор на аренду автомобиля. Тачка обошлась мне в стоимость гостиничного люкса. За неделю. Благо, она нужна-то на несколько часов. Прочла договор, проигнорировала заинтересованный взгляд курьера, пошла к машине, припаркованной прямо напротив входа в здание. Осмотрела ее. Заставила указать в договоре царапину на бампере. Сфотографировала снаружи, салон, подняла капот и сфотографировала внутри. И только после этого подписала документ, страховку, дала дополнительный взнос за отсутствие прав. Переслала фото на телефон курьеру, с подписью на английском: 'Мне с Триадой проблемы не нужны. Машину заберете через четыре часа по адресу'.
  Нельзя сказать, что Китай и в частности Гонконг коррумпированная страна, и если заплатить, то можно достать все, что пожелаешь. Совсем нет. Просто здесь, как и у любого государства есть своя теневая система. Здесь это Триада. Только они могут предоставить машину человеку без водительских прав. А ведь в Гонконге для аренды автомобиля требуются аж два вида водительских удостоверений. Международное и национальное.
  Курьер удалился восвояси. Я же думала о том, что ждет меня дальше. Подставят ли арендаторы меня с тачкой? А с другой стороны, на сайте их очень рекомендовали. Смешно, но в этой реальности тоже существует даркнет. Правда из-за особенностей китайского интернета в этом секторе у него есть свои проблемы. Но это не помешало мне узнать все, что я хотела. В целом, если есть деньги, то достать можно все, что угодно. Спасибо, тебе, Джозеф Ликлайдер, и всем тем ребятам, что воплотили твою концепцию сети в жизнь! Единственное куда я попасть не смогла, так это сеть нелюдей. Да, они так же не отстают от прогресса, и у них тоже есть своя сеть. Да, блин, у них даже спутники свои есть. Их всего сто сорок миллионов, а в науку вкладываются будь здоров. Откуда знаю? В книжке прочитала.
  В прошлой жизни у меня было два увлечения: книги и компьютеры.
  Через десять минут появился демонический ухажер главной героини. Он подрулил к машине на которую я опиралась бедром, остановился и открыв дверцу вышел, задумчиво глядя на меня. Я умилилась. Такой весь серьезный. В синей рубашке, черных брюках, на правом запястье фирменные часы. А во взгляде напряжение.
  - Кирилл Андреевич, а давайте погоняем? - хитро улыбнулась я.
  - Тебе это зачем? - нахмурился он, пропустив мимо ушей тот факт, что отчества своего он мне не называл.
  - Выиграете, я скажу, как меня зовут, - соблазняла я.
  - А чего хочешь ты? - хмыкнул он.
  - Я..., - постучала указательным пальчиком по подбородку, привлекая внимание мужчины к вишневым губам. - Дадите порулить вашей тачкой?
  Ну а что? Максимально идиотское желание, для максимально необремененной мозгом девицы.
  - Договорились, - отрывисто кивает он, и садится в машину.
  Я же открываю дверь своей машины, опираюсь о нее пятой точкой с внутренней стороны и медленно расстегиваю опостылевшие ботфорты. Маленькое черное платье летом очень даже актуально. А вот ботфорты на высоченной шпильке - жарко и больно. Закрыв глаза от удовольствия, стягиваю нафиг эти адские изобретения и становлюсь на асфальт голыми стопами. Да не гигиенично. Но кайф. Выпрямляюсь закидываю обувь на пассажирское сиденье и только тогда замечаю, голодный взгляд сидящего в своем автомобиле шатена.
  Фу мужик, ну нельзя же возбуждаться от такого.
  - Предлагаю Крос Харбор, обратно по мосту. Побеждает тот, кто вернется на остров, - я постаралась поудобнее умостить себя за руль.
  Главное не забывать, что здесь левостороннее движение. А со всем остальным мы справимся. Правда ведь?
  - Договорились.
  И мы понеслись.
  
  Глава 5
  - Ты проиграла, - смотрел на меня мужчина, опершись рукой на открытую дверь и поверх крыши своего авто.
  - Ага, - лениво щурюсь я в сторону залива, точь-в-точь повторяя его позу. Светало. Холодный ветер трепал волосы и забивал ноздри запахом водорослей, рыбы и чего-то еще, что свойственно только морю.
  - Так как тебя зовут? - улыбка у Обаяшки была действительно счастливой.
  - Ада.
  - Что?
  - Меня зовут Ада! - громче повторила я.
  - Но среди моих знакомых нет девушки с таким именем, - растерялся он.
  Каков игрок!
  - Адина Воронова, - вздохнула я.
  - Воронова...? Та, что постоянно таскалась за Евой? - не поверил он мне. - Но...
  - Ага, - невежливо перебиваю и сажусь обратно в машину. - Ладно, Кирилл Андреевич. Было весело. Мне пора.
  - Стой! - рявкнул он, впервые сверкнув синим светом из глаз.
  В топку, дядя! Мне не до тебя. Жить осталось всего сорок два часа. У меня операция через три часа и самолет домой через шесть. Так что, рванула я от препода со скоростью ракеты. И тут же скрылась в городском лабиринте. Где вернула машину.
  - Что с номерами, - спрашивает все тот же курьер по английский, после тщательного осмотра авто.
  Ой, блин, забыла.
  - Сейчас, - похожу к бамперу и снимаю черную изоленту с номеров. - Я неплохо развлеклась, не хотелось светить машину.
  - А мы с пацанами светоотражающий экран лепили, - на чистом русском проявил определенную степень удивления курьер.
  Я промолчала. Наверное, больше от шока, нежели по какой-то другой причине.
  - Тебя подвезти, малая?
  - Да, - мяукнула я и скользнула на пассажирское сидение спорт кара.
  За время поездки выяснила, что курьера зовут Витек, и родом он из Бурятии. Что живет в Гонконге уже давно, и что про наш заезд с Демоняшкой даже по новостям говорили, потому как с вертолетов, коих развелось в последнее время, все видно. И что с маскировкой номеров это я хорошо придумала.
  А я подумала, что таскать везде с собой изоленту уже паранойя. Но это привычка с прошлой жизни. В кармане всегда должны быть ключи, телефон, мелочь и изолента. И что, даже в Китае, я умудрилась найти не Триаду, а нашу родненькую ОПГ. Или они сейчас по-другому называются? На этой планете вообще есть место без соотечественников? Чисто ради интереса, я бы посмотрела, где русские не живут.
  Через шесть часов, в салоне самолета я сидела в солнцезащитных очках, и боролась со сном.
  Проиграла. Посему все десять часов полета бессовестно продрыхла, накрывшись пледом. А должна была периодически просыпаться и закапывать глаза.
   И ведь мне еще к врачу завтра на осмотр. Интересно успею ли? Как я буду умирать? Просто умру и все? Или придется помучиться?
   Интересный парадокс: мне понравилось в Гонконге. Понравилось настолько, что я с радостью осталась бы там жить. А умирать еду домой. Жаль, с парашютом так и не прыгнула. Не успела.
   Зато по прилету вместо того, чтобы отправиться домой я оставила чемоданы в камере хранения в аэропорту, заказала такси, и отправилась на Воробьевы горы встречать рассвет. В черных очках, стоя спиной к университету имени Ломоносова, я вдыхала утреннюю июньскую прохладу и не чувствовала ничего. На душе было спокойно, в голове пусто, а вокруг красиво.
   Постепенно вокруг появлялось все больше людей. В этом городе вообще, по-моему, не найти безлюдного места. Утро уверенно вступило в свои права.
   - Ну здравствуй, последний день.
   Домой возвращалась на общественном транспорте, ибо пробки.
   Причем путь до места проживания занял у меня четыре часа. Я просто гуляла, каталась бесцельно на метро, выходя на каждой станции, и рассматривала, рассматривала, рассматривала...
   Ну красиво же! Красивое метро, красивые люди. Если забыть про монстров, вырывающих сердца, то я как будто вообще никуда не перемещалась.
   Все же решила заглянуть в клинику коррекции зрения для профилактики и консультации врача. Записалась я туда еще будучи в Гонконге. Зачем? Просто по инерции. Сегодня я решила жить просто по инерции. Самый обычный день, самой обычной жизни.
   Зашла в магазин, купила продуктов. Зашла в похоронное бюро и... вышла оттуда. Я конечно девочка самостоятельная, но организовывать свои похороны как-то уж слишком. Я со своим целлофановым пакетом из распространенной сети продуктовых магазинов смотрелась там максимально неуместно.
   Зазвонил телефон. Номер не знаком.
   - Воронова Адина Давидовна?
   - Да.
   - Меня зовут Фомин Илья Михайлович, я поверенный вашей бабушки Вороновой Марины Вольфовны.
   Тьфу ты, блин. Ты мужик, случаем в следственном комитете раньше не работал? Очень уж похоже начало разговора.
   - Слушаю вас, - вздохнула я.
   - Вы сейчас в стране?
   - Да.
   - Собираетесь ли вы переезжать к кому-либо из своих родителей?
   - Нет.
   Интересные у него вопросы. Бабка ему, квартиру что ли отписала?
   - Вы проживаете сейчас в квартире своей бабушки?
   Похоже-таки отписала.
   - Да.
   - Дело в том, что ваша бабушка оставила завещание, с которым я должен вас ознакомить, если вы соблюдете определенные условия. Такие как: организация ее похорон, отказ от переезда к родителям, принятие решения продолжить проживать по месту прописки. Когда вам удобно подъехать ко мне в офис?
   Никогда.
   Стоп. А это идея. Сунь-Цзы говорил: 'Суть войны - хитрость'. Я долго думала, над тем, как и кому сообщить о своей смерти, чтобы не лежать одиноко на кровати и не разлагаться. А тут такой подарок.
   - Илья Михайлович, в последнее время, я плохо себя чувствую. Не могли бы вы сами приехать ко мне? Часов в семь утра будет вполне нормально.
   - Хорошо, - помолчав, он все же согласился.
   Мы договорились о времени встречи, а я наконец отправилась прямиком домой.
   - Ну здравствуйте, неродимые пенаты, - вошла я в квартиру.
   И провела обычный день, как самая обычная девчонка. Если не считать дикой слабости. А вечером приоткрыла входную дверь, и написав предсмертную записку, с распоряжениями по поводу своих похорон, выпила одну оставшуюся капсулу снотворного, которую нашла у бабки в аптечке, чтобы уйти из жизни тихо, мирно, во сне. Марина Вольфовна в последние месяцы своей жизни плохо спала, и ей выписали мощный рецептурный препарат. От нее мне осталось только одна капсула. Причем была у Марины Вольфовны привычка, пустые блистеры из-под препаратов вкладывать обратно в упаковку. Вставать с кровати и выкидывать все это добро мне было откровенно лень, так я и уснула. В одежде, с разбросанными по прикроватному столику пустыми блистерами и наполовину полным стаканом воды.
   Мне даже сны снились. Какие-то люди в кромешной тьме бродили словно каждый в своем собственном мире. Меня затягивало все дальше и дальше во тьму. И эти люди все чаще и чаще обращали ко мне свои неподвижные взгляды. И мне так хорошо среди них. Спокойно. Разве что грызла мысль о так и не случившемся прыжке с парашютом. А потом меня чуть не порвало. Потому, что во тьму тянуть не перестало, но кто-то сильный резко дернул в противоположную сторону. Так и дергало меня, пока я не психанула и не решила обернуться, чтобы посмотреть, кто там такой умный, руки распускает. Да и с парашютом все же прыгнуть хотелось.
   И проснулась на больничной койке с иглой от капельницы в вене.
  
   Глава 6
   Свет из окна бил в глаза, причиняя боль и заставляя отворачиваться. Изжога разъедала пищевод, а общее самочувствие намекало на прошедшую мимо сознания встречу с катком.
   Как же хреново-то.
   Стоп. Мертвым хреново быть не может. Жива?
   Разлепляю глаза и осматриваю палату. Палата как палата. Общая. Четыре койки, три из которых заняты. Светлые стены, большое окно без штор, под которым стоит стол. Тумбочка и розетка у каждой кровати. Два шкафа у боковой стены. Миленько. И я среди этого добра в застиранном цветастом халате вместо своих вещей. Похоже, что было в то и переодели. Спасибо, что не голая, накрытая простынкой.
   - О, - привлек мое внимание немолодой женский голос. - Очнулась.
   - Здравствуйте, - прокаркала я, пытаясь понять где нахожусь.
   То, что в больнице - понятно. А реальность какая? Или предыдущие события лишь плод воспаленного сознания?
   - Доброе утро, - ответила женщина в годах, голову которой украшали короткостриженые малиновые кудряшки.
   - Здрасьте, - кивнула девушка моего примерно возраста.
   В голове крутился миллион вопросов, а глаза болели от света. С последним решить проблему было проще. Накрыла ладонью лицо и можно жить дальше.
   - Как позвать медсестру? - обратилась я к соседкам по палате.
   - Через тридцать минут сама придет, - отмахнулась любительница дешевых красок для волос. - У них обход.
   Отвечать не стала. Так и пролежала, закрывая глаза ладонью, чувствуя предательскую беспомощность и не понимая, что происходит. Что бы не гадать о том, приснились мне последние семь дней, или нет, посмотрела н цвет своих волос. Пепельные. На моем старом теле волос-то вообще не было. Значит я не умерла.
   Странно, у меня же были все признаки отторжения, разве, что обмороков удалось избежать.
   Как и говорила женщина с кошмаром на голове, две медсестры и доктор в белых халатах пришли через тридцать минут.
   - Здравствуйте, красавицы, - дядечка с усами а-ля Боярский в лучшие годы, сверкнул желтоватыми зубами. - Вопросы, жалобы.
   - Никак нет, Андрей Модестович, - отчиталась за всех кудрявая.
   - У меня есть, - не согласилась с предыдущим утверждением я.
   - Слушаю, вас, голубушка, - смотрит на меня доктор благожелательно.
   - Какое сегодня число?
   - Четырнадцатое.
   Я в этом мире уже девять дней.
   - Где я?
   - В отделении токсикологии.
   - Как я сюда попала?
   - На скорой вестимо.
   - А почему?
   - Подозрение на передозировку барбитуратами.
   - После одной таблетки? - я даже руку от лица убрала.
   - О событиях, предшествующих вашему появлению здесь, мы поговорим попозже, - остановил мой допрос доктор. - Лучше расскажите о своем самочувствии.
   - Изжога, ребра болят и глаза.
   - Ребра болят из-за непрямого массаже сердца. А что с глазками?
   - Лазерная коррекция два дня назад.
   Стоп. Что?!
   - Ирина, - обратился Андрей Модестович к медсестре по старше, - помимо психолога, запиши девочку и к офтальмологу. Больше ничего не беспокоит? - поинтересовался у меня доктор.
   - Разве что непонимание происходящего.
   - С этой проблемой, голубушка, мы разберемся как только капельница кончится, через час, в кабинете четыреста двадцатом. Это прямо по коридору и налево. Ирина, проводи девочку. Всего хорошего, девчата.
   И дядечка с усами ушел.
   В палате повисла неловкая тишина, которая, похоже, никого кроме меня не устраивала.
   - Тебя как зовут, болезная? - обратилась ко соседка по палате. Та что постарше.
   - Ада.
   - Галина. А ее Ольга, - кивнула Галина в сторону моей ровесницы.
   - Приятно познакомиться. - проявила я вежливость.
   - А ты чего, говорят, жизни себя лишить пыталась? - с нездоровым интересом впились в меня ее глазки бусинки.
   Нет, блин, я же не твоя тактичность, чтобы сдыхать по своей воле.
   - Врут, - буркнула я, пытаясь не раздражаться на бабу.
   Именно 'бабу'. У таких обычно ни стыда, ни совести, ни такта, ни воспитания. Зато есть нос, который они суют во все. Из любимых развлечений сплетни и телевизор с передачами в которых так же смакуют сплетни и несчастную долю других женщин.
   - Как же, - хитро хмыкнула женщина. - Медсестры врать не будут.
   - Они вам это лично сказали? - все-таки начала заводиться я. У меня опыт общения с медперсоналом большой, и я точно знаю, что обычно они проблемы пациентов с другими пациентами не обсуждают.
   - Нет, - замялась Галина. - Они между собой говорили, а я недалеко сидела, вот и услышала.
   - Галина, вот вы взрослая женщина, элементарных вещей не знаете. Например, что подслушивать не хорошо. Или что верить всему подряд - глупо. Ну что же вы, Галина?! Взрослый человек! - патетично развела я руки. - А такая хорошая женщина на первый взгляд.
   А потом снова закрыла глаза ладонью, и проигнорировала ее злобное 'ну-ну'. Зато услышала еле уловимый смешок Ольги. Похоже эти двое здесь не первый день живут, и вполне возможно тетка девчонку уже достала. С такими людьми как эта женщина связываться себе дороже. Не переорешь, не переспоришь, не переубедишь. Зато можно отбить охотку с собой связываться.
   Оставшееся время до встречи с врачом, я решила потратить на рефлексию. Я жива. Пережила семидневный барьер, и похоже буду жить дальше. По крайней мере до встречи с маньяком уж точно. И что мне теперь делать?! Была, блин, хорошая возможность сдохнуть безболезненно, да сплыла. Ох и перемудрила же ты Ада.
   И деньги потратила. Как оставшиеся три месяца жить-то?
   Но больше всего меня напрягает нынешняя ситуация. С чего все взяли, что я пыталась себя убить?! А еще, меня очень интересовали новости об остановке сердца. Какого черта?
   На душе было погано, во рту гадко, и очень не хватало телефона. Чувствую острую нехватку информации.
   Позже пришла медсестра и забрала меня на беседу к врачу. Пришлось идти, несмотря на то, что к какому-либо решению я так и не пришла.
   - Красивое у вас имя, Адина, - улыбается мне по-доброму доктор.
   - Спасибо, - я даже не пытаюсь смутиться. Мне в детстве пришлось не один нос во дворе пацанам разбить, чтобы доказать, что оно у меня красивое, и что рифмовать его с чем-то еще опасно для молочных зубов.
   - Простите, но не могли бы вы приглушить свет? У меня болят глаза.
   - Да, конечно, - спохватился доктор, развернувшись встав из-за массивного стола из дсп цвета детской неожиданности, и подойдя к окну, для совершения понятных манипуляций с металлическими жалюзи.
   - Так лучше? - участливо поинтересовался он.
   - Да, гораздо. Благодарю.
   - Заранее извините меня, Адиночка, за напор и возможно некую грубость, но не могу не спросить. Вы пытались покончить жизнь самоубийством? - вернувшись на место, Андрей Модестович пытался быть предельно аккуратным и тактичным.
   - Нет.
   - Сколько таблеток препарата вы приняли?
   - Одну. А в чем собственно проблема? Моя вина состоит лишь в том, что я приняла препарат без консультации со специалистами. И целью был здоровый глубокий сон, который я не могла себе позволить уже долгое время.
   - Я понимаю ваше замешательство и удивление, но посмотрите на все это нашими глазами. К нам вы поступили в бессознательном состоянии с подозрением на передозировку барбитуратами и сообщением о предсмертной записке. В себя вы не приходите не смотря ни на какие манипуляции. Сколько вы приняли не понятно. Стандартной процедурой в этом случае будет промывание желудка. В желудке никаких таблеток обнаружено не было. Что подтверждает ваши слова о принятии одной дозы препарата. Анализ крови выявил только анемию средней тяжести. Но в процедурном кабинете вы вдруг перестаете дышать и у вас отказывает сердце. Реаниматологи пять минут возвращали вас к жизни. После чего анамнез остается неизменно стабильно положительным. Как по-вашему выглядит эта ситуация с нашей стороны?
   - Я не совершала суицида, не принимала никаких других веществ, кроме снотворного и понятия не имела, что у меня анемия. Хотя предпосылки конечно были. А вся эта ситуация выглядит, как невероятное стечение обстоятельств, приведшее к чуду. Нелепая случайность, которая спасла мне жизнь руками врачей. За что я вам искренне благодарна. И тому, кто вызвал скорую, тоже, пожалуй, стоит сказать спасибо.
   - Фомин Илья Михайлович представился вашим поверенным, и оставил свой номер телефона как контактное лицо. Но об этом чуть позже. Скажите, Адиночка...
   Какие интересные факты я узнаю о бабулином душеприказчике. Мне таки страшно с ним теперь встречаться.
   - Просто Ада, - бесцеремонно перебиваю Андрея Модестовича.
   - Ада, есть ли у вас на что-либо аллергия?
   - Нет.
   - Сердечнососудистые заболевания и проблемы с органами дыхания?
   - Нет.
   - У кого-то из ваших родственников?
   - На сколько я знаю, тоже нет.
   А знать мне неоткуда. С родственниками Адина не общалась.
   - Мы не можем выяснить причину остановки сердца и органов дыхания. Для этого нужны исследования. Но вам все же придется встретиться с психиатром. Это стандартная процедура, учитывая обстоятельства вашего поступления.
   - Я понимаю, - согласно киваю головой.
   А дальше пошли вопросы, касающиеся моего здоровья и самочувствия накануне происшествия, включая поэтапные действия. Допрос, одним словом. На который я с готовностью отвечала. И не потому, что переживала о своем здоровье, а дабы показать свое стремление к сотрудничеству вкупе с жизнелюбием. Улыбалась, пыталась шутить. Проще говоря, всячески косила под нормального человека. А под шумок, выпросила стационарный телефон для связи с поверенным.
   После беседы с Андреем Модестовичем, меня в компании медсестры отправили к психиатру. На два этажа ниже. Молодой мужчина, явно замученный жизнью, пытался выразить глазами сострадание. А выразил бесконечную усталость от этой реальности. Но внешность обманчива. В меня он вцепился бульдогом.
   Нет, я не пыталась покончить жизнь самоубийством. Я выпила всего одну таблетку, поскольку недавно вернулась из другой страны и нынче прохожу акклиматизацию. Нет, записка не была предсмертной. У меня знаете ли бабушка умерла недавно, и я осознала, что смерть может случиться внезапно, не говоря уж о неизбежности. На всякий случай решила составить распоряжения, как раз хотела обсудить их с поверенным бабушки, которого ждала в гости утром. А что бы не забыть, записала все на листочек. Нет, я не знала, что входная дверь была открыта. Сама не понимаю, как умудрилась забыть ее запереть. Очень нелепо получилось, но я благодарна этой нелепости, ибо без нее я не оказалась бы вовремя в руках специалистов. Нет, я не испытываю чувства одиночества, ведь у меня много друзей. Да, я скучаю по бабушке, но не настолько, чтобы ускорить нашу встречу. Нет, молодого человека у меня нет. Девушки тоже нет. У меня бабушка недавно умерла, не до личной жизни. Нет я не подвергалась насилию. Раны на запястьях от собственной рукожопости. Не спрашивайте. Да, у меня есть планы на будущее, как и у любой красивой молодой девушки перед которой лежит весь мир. Да, для начала, хотелось бы получить диплом, а потом найти работу. Да, я с радостью пройду этот тест. И этот тоже пройду. Конечно и этот тоже пройду. А этот уже не пройду. Я на днях провела процедуру лазерной коррекции зрения, и врачи не советовали его напрягать. И вам всего хорошего. С вами было интересно пообщаться. Конечно я приду в следующий раз.
   Психиатр был в недоумении. С одной стороны, он мне не верил. С другой, по результатам проверки, я оказалась подозрительно жизнелюбивой позитивной личностью. На учет меня пока решили не ставить. Думаю, роль сыграло еще и то, что я взрослая совершеннолетняя личность. Принудительно такую лечиться не заставишь. Плюс статистика. Та самая, которую портить нельзя, иначе от министерства здравоохранения по шапке прилетит.
   Потом была встреча с офтальмологом. Вот кому было плевать на мою тонкую душевную организацию. Женщина сразу высказала все, что обо мне думает. Как выяснилось, у меня развилась легкая светобоязнь и началось воспаление. Другими словами, носить мне теперь солнцезащитные очки круглый год в солнечную погоду. Так же меня ждет курс лечения антибиотиками.
   Уже вечером удалось связаться с поверенным Марины Вольфовны. А на следующий день он предстал лично. И стоило его увидеть, я тут же поняла, что он не человек. Вот не человек и все тут. И дело не в претензионном костюмчике, не в очочках в стильной оправе и простыми стеклами. И даже не болотных глазках. Все дело в общем ощущении. Стоило взглянуть на него, чуть прищурившись прямо, а не в скользь, как его здоровый цвет лица преобразился в бело-серый. Глаза стали ярче. Волосы чуть длиннее. Верхняя челюсть слегка деформировалась, и под верхней губой образовались два вертикальных выступа, подозрительно напоминающие зубы. Я уж молчу про маникюр на руках.
   Хорошо у меня реакция плохая, сразу шарахнуться не успела. Оглядевшись вокруг, поняла, что соседки по палате смотрят с жадным любопытством, а не ужасом. Да и убегать с криками 'вампир!' никто не собирается. Значит вижу его таким только я. Интересненько.
   Не буду убеждать себя в том, что увиденное мной лишь плод воображения. Я в конце концов в другой реальности. Нужно перестать удивляться всему подряд.
   Выдаю милую улыбку и вежливо здороваюсь.
   - Здравствуйте Адина Давидовна, я поверенный вашей покойной бабушки, - уверенное естественное поведение совершенно не намекало на кровососущую натуру, гуляющую среди бела дня. - Приношу свои соболезнования.
   Кстати. Автор вроде писала, что в этом мире вампиры самые ярые поклонники новых технологий. Особенно в области косметологии. Большая сеть косметических компаний, занимающихся разработкой средств по уходу за кожей, принадлежит им. И на самом деле, лучшие продукты, особенно касающиеся проблемы защиты кожи от ультрафиолетовых лучей, идут не на прилавки, а на поддержание любителей жидкого питания.
   Поскольку вампиром являлся один из главных героев, описанию этой расы в романе посвятили достаточно много строк. Во-первых, вампиры не мертвецы. Вполне себе живые нелюди, питающиеся всем, что не имеет резкого запаха. Обоняние у них просто острое, вот и лук-чеснок с прочими резкими специями переносят с трудом. Во-вторых, кровь они хоть и пьют, но не в количествах, способных убить человека. Максимум литр. Больше просто в желудок не поместится. Но случаются среди них и убийцы, которые, как волки, насытившись, не прочь перерезать жертве горло. Такие и у людей встречаются, так, что подобные происшествия не считаются отличительной чертой расы. В-третьих, живут они действительно долго, как, впрочем, и другие расы. В-четвертых, вампирами рождаются, а не становятся. В этой реальности стать можно только трупом. И я про кардинальные физические метаморфозы, а не социальную роль. В этом плане все как у всех.
   Поверенного Марины Вольфовны я попросила привезти мне одежду, мой телефон и солнечные очки. Раз уж он был последним, кто покидал квартиру, следовательно, ключи, заботливо оставленные мной на столике в прихожей, он просто обязан был забрать собой. А значит, доступ к моим вещам он тоже имеет.
   Очки надела сразу, потому как второй день светило солнце, причиняя болезненные ощущения.
   - Мы можем найти более удобное место для разговора? - скосил вампир глаза на моих соседок, которые смотрели на привлекательного в целом мужчину сорока на вид годов, даже не скрываясь.
   Спасибо недоделанной графоманке не от мира сего за подробное описание расовых признаков каждого героя. По ним только и ориентируюсь. В теле Адины таких знаний нет.
   - Да, конечно. Подождите меня у лифта, я вас догоню.
   Вещи, привезенные вампиром, оказались не моими. Новый женский спортивный костюм на размер больше, полотенце, гель для душа и полное отсутствие нижнего белья. Оу, какой стесняшка. Главное, что привез телефон. Интернет и Pay Pal решают все.
   И мы пошли. Огромный больничный комплекс был окружен парковой зоной, где, то тут, то там прогуливались пациенты и их гости. Нам таки удалось обнаружить относительно безлюдный клочок пространства, где и случился разговор.
   - Ваша бабушка, Адина Давидовна, умирать не собиралась, но в последнее время, ее снедала тревога. Она составила завещание, в котором все свое имущество оставляла вам, но лишь в том случае, если вы не будете поддерживать связь со своими родителями. В противном случае, ее активы ушли бы на благотворительность. Более подробно я зачитаю завещание в офисе, как только вы сможете приехать. В связи со сложившимися обстоятельствами, - он замялся, посмотрел на меня и продолжил. - И вашей попыткой суицида, я не стал связываться с вашими родителями. Так же я не имею доступа к активам вашей бабушки, как и к вашим, собственно именно поэтому, я не смог обеспечить вам более достойные условия лечения. Если вы заключите с нашей фирмой договор, то эту ситуацию мы сможем исправить. Я как раз захватил нужные бумаги.
   Ага. Понятно. Денег на статью 'непредвиденные расходы' ему ни бабка, ни я не выделяли, свои вкладывать было бы глупо, потому я и оказалась в общей палате. Впрочем, я не в накладе.
   Но мне вдруг стало интересно. Кем же была Марина Вольфовна, кроме как первосортной ведьмой? Я думала, что бабка тянет деньги из отца Адины, являющегося крутым бизнесменом. Но при таком раскладе никаких активов она накопить не могла, с учетом ее любви к путешествиями и не умении себе в чем-либо отказывать. Может она на предыдущей владелице этого тела экономила? Ей-то она активно отказывала.
   В романе, к сожалению, семье Адины внимания почти не уделялось. Сюжет в основном крутился вокруг героини и ее гарема. Зашибись. Моя родственная душа - второсортная злодейка. Отстой. Но хуже того, она жила в информационном вакууме, как не вошедшая в силу. А значит и мне остается полагаться лишь на знание почерпнутые из романа. Так себе источник.
   Вампир же в этот момент подвел меня к ближайшей лавочке, усадил, и всунул в руки тоненькую стопку бумаг и ручку. Тем самым намекая на необходимость оставить свой автограф прямо здесь и прямо сейчас. Из чистого любопытства я пробежалась по пунктам документа.
   - Илья Михайлович, давайте проясним ситуацию раз и навсегда. Я не пыталась покончить жизнь самоубийством, не смотря на антураж в котором вы меня нашли. И вы это знаете, ведь наверняка уже говорили и с моим лечащим врачом и с психиатром. Любую попытку толкования ситуации в сторону суицида, я буду рассматривать как желание мне навредить. Это первое. Второе. Я благодарна вам за то, что проявили гражданскую сознательность и вызвали скорую. Этим вы помогли спасти мою жизнь. И наконец, третье. Вы были поверенным Марины Вольфовны. Не моим. Я вас не знаю. И мне нужно время для того, чтобы принять решение по поводу нашего дальнейшего сотрудничества. Через два дня меня выписывают, тогда-то я к вам и приеду. А пока верните, пожалуйста, мне ключи от квартиры.
   Прямо и немного грубо. Но разводить меня как дуру было еще грубее. Я прожила дольше Адины, и различных договоров так же повидала достаточно. И пункт, где я передавала права на распоряжение своими активами ему, явно был внесен не для моего блага. На что он надеялся? На молодой возраст? Неопытность? На чувство одиночества и стресс после смерти бабушки? Или на то, что я с головой не дружу?
   - Адина Давидовна, я и мои партнеры не имели в виду ничего плохого! - сделал большие глаза вампир. - Это стандартный договор.
   - Это не стандартный договор, - отрезала я. - И следующие пункты о вашем проценте и случае признания меня не дееспособной это подтверждает. Всего хорошего. Встретимся через два дня.
  
   Глава 7
   Оставшееся время в больнице, я провела в беседах с психиатром и всевозможных процедурах. Ольгу пару раз навещали ее подруги. К Галине приходил плюгавенького вида мужичок, которого она гордо обзывала мужем. Я же прибывала во фрустрации. И чем ближе был день выписки, тем сильнее становился мой экзистенциальный кризис.
   Первым делом после выписки я заехала за багажом, оставленным в камере хранения. На карте денег практически не осталось, потому пришлось быть экономной и половину пути проделать на общественном транспорте.
   После, я отправилась домой. Отмываться и отъедаться. А во второй половине дня все же отправилась к поверенному вампиру.
   Бабка Адине завещала две квартиры, включая ту, в которой я сейчас живу. Счет в банке, весьма большой, стоит заметить. И ячейку там же. И что бы все это получить, мне всего-то нужно предоставить кипу документов и заплатить пошлину. И если с документами еще можно разобраться, то где деньги брать - не понятно. Знала бы что не умру, не тратила бы все деньги.
   По пути домой, пришло сообщение от старосты группы, что меня собираются отчислять за прогулы.
   Пришлось брать больничный в больнице и делать копию свидетельства о смерти Марины Вольфовны. Все эти мелкие бытовые дела успешно отвлекали меня от собственных мыслей.
   А вечером позвонил Фомин.
   - Здравствуйте, Адина Давидовна, - раздался в трубке голос вампира.
   - Здравствуйте.
   - Я звоню, чтобы извиниться. Я вас недооценил. Вы правы, договор был нечестным. Вот только знать об этом вы не могли. На нем была качественная иллюзия. Не все могут видеть сквозь иллюзии даже среди наших. Я не буду спрашивать, почему вы скрываете, что пробудились. Скажу лишь одно. Марина Вольфовна была не последней ведьмой в нашем мире. А такие от сердечного приступа не умирают. Я не врал, говоря, что ее что-то беспокоило. Я бы сказал она боялась. Чего или кого - не знаю, но Марину не так легко запугать. Само собой, у нее были и друзья, и враги. А вы теперь ее наследница. Во всех смыслах. И я бы на вашем месте начал искать союзников, потому что самым ценным в вашей бабке были не деньги, а знания и артефакты. На которые, кстати, хотели бы наложить руки и ваши родители в том числе. Я и мои партнеры готовы предложить вам нашу дружбу. Не за бесплатно конечно.
   - Я подумаю, - вздохнула я и отключилась.
   Хочу к маме.
   Только после звонка Фомина, я наконец осознала в каком дерьме оказалась. Без семьи. Без денег. Без поддержки. Без связей. Среди врагов. С маячившей в обозримом будущем перспективой мучительной смерти.
   Жить стало стремно. Я же обычный человек. Без супер сил. Без супер знаний. Без супер мозга. Как выжить одной обычной девушке в этом огромном враждебном мире?
   Паника и безрадостные размышления так и не дали мне уснуть. От нечего делать пошла обследовать бабкину комнату. Сунь-Цзы говорил: 'Всегда будь готов к любой угрозе'. Может найду хоть что-то из упомянутых артефактов. Если конечно поверенный бабкины ценности не прихватил, в качестве моральной компенсации за участие в спасении меня любимой.
   Искала долго. Нашла как ни странно на самом видном месте. Шкатулка на комоде, изображение которой странным образом плыло, словно летнее марево на горизонте. Интересненнько. А ведь раньше я ее здесь не видела. И сейчас она норовит пропасть. Очередные чары? Я конечно в магии профан, но девушка уважающая логику, которая как бы намекала на важность находки. В простой керамической шкатулке обнаружила некоторое количество ювелирки, среди которой были массивные, но стильные серьги из белого янтаря, и кольцо из того же набора, которые бабка носила не снимая. Я так рассудила. Если сильная ведьма имела пристрастие к каким-то конкретным украшениям, значит, украшения явно были не простыми. Тем более по сюжету, каждый из героев успел одарить героинькую драгоценным артефактом. Браслетик, колечко и серьги. Все сплошь защитные амулеты. Если на ней подобная хрень сработала, может и мне повезет? Главное, чтобы выводы меня на этот раз не подвели. Жаль, правда, инструкции по применению нет. У главной героини, например, артефакты работали автономно. И вроде как большинство нательных амулетов, или как оно там называется, так работает.
  А утром, пришлось замазывать синяки под глазами, наносить румяна на абсолютно белые щеки и рисовать большие восторженные глаза. Растянуть губы в улыбке, нахлобучить стильные солнцезащитные очки, и красотка в зеркале уже меньше похожа на 'Болотную тварь'. Как же не привычно видеть чужое отражение. Хоть мы с Адиной и родственные души, как утверждают некоторые, но внешность совершенно разная. Начиная от роста, заканчивая типажом.
   Жила я относительно недалеко от университета в котором числилась студенткой. Минут двадцать на метро. Так что прибыла к перовой паре и даже не опоздала. Ориентируясь на память тела нашла расписание и отправилась на занятие.
   Очень кстати интересная штука, эта память тела. Я помню все, что пережила Адина, но никаких эмоций по этому поводу не испытываю. Как кино посмотреть, только от первого лица. Причем эти знания всплывают по принципу ассоциации. Вот нужно мне что-то, оно берет и всплывает. Если конечно есть в голове.
   Зашла в аудиторию со всеми. Заняла место на заднем ряду, и приготовилась внимать. Попутно рассматривала однокурсников, и пыталась выловить какую-либо информацию из памяти Адины. Главную героиню обнаружила сразу. Как всегда, на первом ряду. Белокурый ангел среднего роста, обладательница миленького личика, и шикарных форм. Молодая преподавательница начала с переклички.
   - Воронова! - я шла пятой по списку.
   - Здесь! - подняла я руку.
   И странное дело, на меня оглянулись абсолютно все.
   - Адина? - подняла на меня глаза преподавательница.
   - Ага, - сняла я очки, дабы показать, что это действительно я.
   - Ох нифига себе! - воскликнул местный шутник. - Воронова, ты что, пластику сделала?
   - Анжелика Игоревна, - обратилась я к преподавательнице, перебивая смешки в аудитории, как только откопала в памяти тела имя. - Может мы продолжим перекличку, а то от необходимости слушать Венцова, у меня айкью падает.
   Группа даже хихикать не стала, впадая во все большую фрустрацию.
   Преподавательница безобразие прекратила быстро, и продолжила перекличку.
  'Привет' - пришло по вотсапу сообщение от героиньки.
   'Ты где была так долго?' - не успокаивалась она.
   'Я за тебя волновалась, с тобой все в порядке? Ты какая-то странная сегодня'
   'Ты чего молчишь? У меня столько новостей!'
   Задрала.
   Дабы не тратить на нее свои драгоценные нервы, которые из-за бессонной ночи и так не в лучшем состоянии, я заблокировала доставку ее сообщений. Как только она поняла, что ее сообщения до меня не доходят, удивленно обернулась в мою сторону.
   Игнорировать людей я всегда умела. Так мы и просидели всю пару. Я откровенно скучая, похоже экономика не мое, она ничего не понимая. А на перерыве начался цирк.
   Перерывы у нас минут по десять. Аудитории менять после первой пары не надо было, так что я достала телефон и залезла в интернет. Решила погуглить информацию о переводе на другую специальность в нашем же университете. Экономика явно не мое. Все понятно, но скучно. Лучше получу диплом по старой специальности.
   Но сделать благое дело мне как всегда не дали.
   - Привет, Адина.
   Поднимаю взгляд и вижу ее. Главную героиню сего романа.
   - Привет, - проявляю вежливость к одногрупнице и продолжаю прерванное занятие. Валить надо с этого факультета. Почти все главные герои здесь собраны. Ну его нафиг такую компанию.
   - Адина, что происходит? Ты меня игнорируешь?! - не поверила красавица.
   Как я могу? Она же встала с первого ряда, аж к моему последнему подошла. Стоит, бедненькая, своим вниманием меня одаривает.
   - Ага, - подтвердила я не отрываясь от телефона.
   - А что это у нас происходит? Неужели мы наблюдаем ссору лучших подруг?
  Поднимаю голову и вижу яркую брюнетку. Ко мне подошла Лена - главная стерва факультета. В романе она описывалась как язвительная и неприятная личность. Отчего частенько портила настроение героиньке, и очень часто проезжалась по Адине. Я Лену такой уж злобной стервой не считала, но сюжет воспринимала через призму мировоззрения, стоящей предо мной красотки. А по ее мнению Лена была безответно влюблена в Крутышку, зверски завидовала смой героиньке и имела гадкий характер.
  - Мы не подруги, - поясняю для ясности. - И не ссоримся.
  Нашла! Могу перевестись. Придется сдать внутренний экзамен, но это возможно.
  - Слышала, Евочка, Адинка говорит вы не подружки? - обратилась Лена к стоящей рядом героине.
  На что Евангелина пустила крупную, горькую и чистую аки хрусталь слезу. Бросила на меня взгляд раненного оленёнка Бемби и упорхнула прочь из аудитории, наполненной предательством и разочарованием. Посеяв во мне надежду на дальнейшее игнорирование моей неблагодарной персоны.
  Идеально.
   - А ты изменилась, - задумчивый взгляд Ленки прошелся по мне.
   Правда, что ли? Вот прям изменилась? Прям другая личность? Как же хорошо, что я не в каком-то шпионском триллере очутилась. Иначе бы меня уже давно пытали на предмет вопроса "Кто ты и куда дела Адину?'. Причем в прямом смысле.
   Интересно, есть ли смысл сидеть тут дальше? В принципе я сделала все, что хотела.
   Отвечать на Ленкино замечание не собиралась. Не то что бы был повод ее игнорировать, просто не видела смысла в дальнейшем общении. Мы с ней абсолютно чужие друг другу люди. Это бывшую владелицу тела она периодически третировала, мне-то по большей части плевать на чужое прошлое. Да и объективно говоря, ни одно Ленкино слово не было неправдой. Все в цель, все метко по комплексам бывшей владелицы этого тела.
   - Что ты не поделила с Евочкой? Марата? - Ленка как всегда, перевела разговор к самому дорогому - к Крутышке.
   У меня по мере чтения романа, сложилось впечатление, что мажористого оборотня медом намазали. Он так и притягивал девушек. И только гг гордо игнорировала его крутость. Правда ей это абсолютно не мешало делать три вещи. Первое: принимать от него знаки внимания. Второе: периодически обжиматься с ним. Третье: абсолютно не замечать влюбленного взгляда Адины, постоянно рассказывая ей, какой же настырный этот плейбой местного разлива, и как же сильно это похотливое животное достало 'не такую' героиню.
   - А это не твое дело, - сладко улыбаюсь, я ж не главная героиня полемику разводить.
  - Ты поэтому пыталась покончить с жизнью? - внезапно выпалила она.
  Да твою ж мать!
  - Откуда информация? - реальности разные, а тайна частной жизни везде одинаково игнорируется!
  А к нашему разговору прислушивалась уже вся группа.
  - Одна моя хорошая знакомая приходила навещать свою подругу, которая с тобой в одной палате лежала. Когда она мне про твой случай рассказала, я сначала подумала, что имя Адина не такое уж и редкое. Ведь суицидница из ее описания на тебя похожа не была. Решила попытаться привлечь внимание Марата?
  Интересно, если я сейчас скажу, что не пыталась себя убить, они мне поверят? Вряд ли. Впрочем, какая мне разница, что они думают? Но фантазия у Ленки конечно богатая. Еще и Крутышку сюда каким-то боком приплела.
  - На нем свет клином сошелся, что ли? - психанула я. - Так вот какие слухи про меня ходят, - задумчиво протянула, убрав руку от лица. - Поняяятненько.
  Перерыв близился к концу, развлекать публику и дальше мне не хотелось. Какие-то восемь минут потратили суточную норму нервных клеток. Посему, сгребла набор студента из блокнота и ручки в кожаный рюкзачок, и закинула его на плечо.
  - Ты куда? - напряглась Ленка.
  - Пару прогуливать, - фыркнула я и направилась к выходу в гробовом молчании. Что несколько не свойственно группе из двадцати пяти человек.
  На редкость отвратительный день.
  На выходе из аудитории мой мобильный сообщил о входящем звонке с неизвестного номера.
  - Слушаю.
  - Адина, что ты наговорила Еве?! - раздался в трубке разгневанный мужской голос.
  - Это кто? - решила я для начала уточнить.
  На противоположном конце повисла ошарашенная тишина.
  - Очень смешно! Ты совсем с ума сошла?!...
  Вот это экспрессия.
  - Идите к черту, - пожелала я и сбросила вызов. Подумав, отправила данный номер в чс.
  Вот это скорость у героиньки. Ее всего пять минут не было, а она уже кому-то нажаловалась. И я даже догадываюсь кому. Номер телефона Адины из всех трех героев был только у Крутышки. Если конечно за две недели моего отсутствия ничего не изменилось.
  Раздался мелодичный сигнал о начале очередной пары.
  Крутышка был на курс нас старше и на целых три года взрослее. Спортсмен, брюнет с карими глазами и накачанным телом - влажная фантазия довольно большого числа девушек. И все это счастье было потеряно для женского общества. В романе он называл гг 'девочка моя' и отгонял от нее остальных парней. Как мы знаем - безуспешно. Молчуню и Обояшку отогнать не смог.
   Поскольку пара уже шла, студентов на факультете не наблюдалось. Посему я беспрепятственно смогла пройти к двери, ведущей в святая святых.
   - Можно? - спросила я, распахнув дверь после символического стука.
   - Кто? - не отрываясь от монитора поинтересовалась эффектная зеленоволосая дриада.
   О том, что она дриада написано в романе. О ее тайной любви к Молчуне тоже. А так я бы в жизни не поняла кто она. Если не вглядываться, то вполне обычная женщина лет двадцати пяти на вид. Русоволосая, сероглазая. Симпатичная. Интересно, это иллюзия? Потому, что если присмотреться, то вот она, темнокожая, зеленоволосая, сероглазая... в остальном все то же самое.
   - Адина Воронова, - представилась я.
   Секретарь резко вскинула голову. На ее лице отразилось недоумение, стоило ее взгляду остановиться на мне.
   - По какому вопросу?
   - По поводу прогулов. Принесла больничный. И хотела бы написать заявление на перевод.
   С учетом того, что бывшая владелица была классической заучкой, то прогулов и заваленных предметов за ней не наблюдалось, а это дает хорошую репутацию. Да и не отчисляют с четвертого курса из-за каких-то двух недель. Но вот с образованием что-то решать нужно. Меня экономика мало интересует. Тем более, именно в универе Адина по сюжету чаще всего взаимодействовала с героиней и Крутышкой. А у меня в жизни и так проблем хватает, чтобы еще и этих персонажей терпеть.
   Секретарь долго думать не стала. Она шустро подскочила и умчалась за соседнюю дверь, в недра, где скрывается еще один ухажер героиньки. Вампир, декан и просто красавец. Насчет последнего я не шучу. И в романе, и в памяти Адины Роман Александрович отличался бешеной красотой, завидным терпением и паскудным характером.
   - Воронова, - вышла вскоре секретарша. - Зайди.
   И я зашла. И вот сижу я в пол-оборота к декану и не понимаю. Почему декан? Почему не ректор? Не канон.
   - Здравствуйте, Адина Давидовна, - поприветствовал меня потрясающий блондин. Он даже в истинном облике вампира красив. А глаза зеленные.
   - Здравствуйте, Роман Александрович.
   Честно говоря, сидеть здесь и тратить время на общение с этим 'натураааальный блондиин, во всей стране такой один' вообще не хотелось. А вампир тем временем внимательно осматривал меня, успешно делая морду кирпичом. Это у него, кстати, одна из особенностей. Не знаю, что пытался узреть на моем прекрасном лике вампир, но похоже не нашел. Потому, как беседу начал неуклюже.
   - Адина, почему вы вдруг решили переводиться? Вы одна из лучших студенток на курсе. Мы можем закрыть глаза на ваши прогулы, если это не повредит успеваемости.
  - Я не хочу здесь учиться.
  - Я понимаю, вам сейчас тяжело, слышал вас постигло горе в семье, но можно же взять академический отпуск.
   - От кого интересно? - насмешливо вопрошаю, снимая темные очки. Благо у него тут полумрак царил.
   - Евангелина поделилась со мной своими переживаниями по вашему поводу.
   Интересненько как. С ним значит поделилась, а лучшей подруге ни разу за все время не позвонила. Она даже гребанного смайлика на вотсап не отправила.
   - Так и сказала?
   Мазнув по нему равнодушным взглядом, перевожу внимание на стену, увешенную благодарностями и наградами, местами странно расплывающимися. Стоп!
   - Да.
   Вновь смотрю на декана. Показалось. Глаза я похоже все-таки себе повредила. В последнее время темные пятна перед очами плывут то тут, то там. За спиной у декана, например.
   - А почему она обсуждала мою частную жизнь с деканом факультета? И главное, когда только успела?
   Дело в том, что Молчуня тщательно скрывал влечение к студентке. Но иногда подвозил девочку до дома. И мучился вопросом наградить ее собой или еще подождать?
   Молчуня заткнулся и немного напрягся. В книге написано, что Адину вампиристый блондин начал замечать, только когда та принялась вредить героине. Интриги плести неумело, Крутышке рассказывать, что где и с кем делала героинька, по мелочи короче гадила девочка. Один раз сильный отворот наложила на Крутышку и героиньку. Как умудрилась не понятно - но герои долго мучились, препятствие преодолели и снова сошлись. После, моя якобы родственная душа, попыталась решить проблему кардинально, и столкнула героиньку с лестницы. Тут-то на недоделанную темную ведьму обиду затаили, после чего объединились, и оказалась злодейка на алтаре маньяка. Как сие произошло не сильно понятно. Поскольку главную героиню в данное мероприятие не посвящали, а диалоги между героями были настолько завуалированы и загадочны, что мне как читателю оставалось только гадать. Может быть они ее как приманку на маньяка использовали, а спасти не пожелали?
   - Ваша подруга за вас переживает, - включил укоризненный тон декан. Он кстати еще тот манипулятор.
   - Скажите, Роман Александрович, у вас есть друзья?
   - Конечно. Но этот вопрос к нашему разговору не относится.
   - Относится, - осадила его я, мило улыбнувшись. - Представьте, что у вашего друга умирает близкий человек. Ваши действия?
   - Окажу ему поддержку.
   А я вдруг заткнулась и пристально посмотрела на декана.
   Есть у него друг. Светославом зовут. И близкий человек у него есть. Лика. Анжелика. Жена. Преподает у нас на факультете. Из не вошедших в силу. Точнее вошедших поздно. Точнее...
   Ее убьют. И вампир будет по этому поводу очень расстроен. Настолько, что напьется и пойдет признаваться в чувствах героиньке. И тут я помимо своей воли открыла рот.
   - Вам будет погано. Настолько погано, что вы не сможете смотреть своему другу в глаза. За всю вашу долгую жизнь, вы многих потеряли, но смерть его жены вас подкосит. Потому, что их пара дала вам надежду на то, что любовь добрая и светлая существует. На то, что вы тоже сможете ее найти. Ведь ваш друг объективно намного ненормальнее вас. Но его любят. Значит и вас любить можно.
   Заткнись, Ада. Пожалуйста заткнись! А лоб от напряжения покрылся холодной испариной.
   - Откуда ты?... - вампир аж с кресла своего кожаного привстал.
   Мааамочки. Что же я наделала?!
   - Короче говоря, вы другу как минимум позвоните, - в голове что-то щелкнуло, и я вернула контроль над телом. - Кстати, советую дать его жене отпуск пораньше. Желательно сегодня. И подвозить домой ее в первую очередь, а студенток во-вторую. Насчет академа, я подумаю. Всего хорошего.
   И отодвинув стул встала. Но сделать успела всего два шага, как меня резко схватили за запястье. То самое. Порезанное. А сегодня я без браслетов. Мы оба посмотрели на неэстетичный шрам, так похожий на следы жизнеотрицающей деятельности.
   - Так это правда? - удивился декан.
   Я же психанула. Скорость, сила и возможности этого существа были за гранью моего понимания. И сразу же вспомнился другой монстр, встретившийся мне в Китае. В нос ударил запах крови и ночной жизни Гонконга. От страха сработали рефлексы, и я поступила так, как учил брат. Сначала носком по голени, а потом кулаком в челюсть. С кулаком в челюсть вышла загвоздочка. Я правша. Держали меня за правую руку. Следовательно, первый порыв ударить, был загашен силой растерявшегося вампира. Зато пощечину наотмашь он спрогнозировать не смог. А я не смогла предугадать его дальнейшего полета.
   Этого я не планировала. Страшно. Страшно. Страшно.
   Но брат всегда говорил, что тех, кто сильнее, крупнее и злее бить надо первым. Потом шанса не представится. Правда он никогда не рассказывал, как выжить после неудачной встречи с Верховным вампиром!
   И прежде чем, тот самый верховный, сбивший все с поверхности своего стола, включая кресло за той самой поверхностью, придет в себя, я быстренько ретировалась за дверь.
   - Что произошло? - одарила меня недобрым взглядом секретарь.
   - Он бросил в меня хрустальными наградными часами. Зверь, просто зверь! - прошептала я и поспешила удалиться.
   По крайней мере в кабинет ближайшее время никто не зайдет. Про паскудный характер декана слышали все на этом факультете.
   Не успела я пережить семидневный срок, как мои враги начали множиться в диаметральной прогрессии. Обидела героиню, нахамило Крутышке и вырубила декана.
   Вот так я и оказалась на лавочке под дождем. Мозг лихорадочно искал пути решения проблемы. А предательский внутренний голос подсказывал: 'Мы все умрем!... Опять! На этот раз навсегда!'.
   Хотелось обратно в свой мир, к родным. И обида на графоманку с замашками бога стекала горячими слезами по щекам. Было страшно и противно. От собственной слабости. Беспомощности.
   Не успела я полностью осознать, что выжила. Как накатило понимание, что жить мне придется в чужом враждебном мире, в чужом теле с чужими проблемами. И стоило попытаться решить хотя бы часть этих проблем. Как немедленно появились новые, ведущие к тому же самому концу.
   Как жить дальше? Без денег, в окружении монстров. И если первая проблема решается собственными усилиями, то вторая...
   Гребанная графоманка.
   Так и нашел меня дворник дядя Толя.
  
   Глава 8
   Мне нужна защита. К такому выводу я пришла, сидя дома в уютном кресле, устремив пустой взгляд за окно на серое небо. Сама я себя защитить не способна. Ни сил, ни знаний. Лишь непонятная хрень вокруг, да намечающиеся проблемы с заимствованным телом. Связываться с поверенным вампиром и его друзьями я не собиралась. Как ни как, а Молчуня их Верхвоный.
   Верховный - это лидер расы. У кого-то выборный. У кого-то наследуемый. Но всегда сильный, злой, умный и злопамятный. Другие в данной должности не держатся. По сюжету декан - Верховный вампиров. Крутышка - наследник верховного оборотней. А Обаяшка - был другом (как думала героиня) Верховного демонов. Короче говоря, она как истинная главная героиня собрала вокруг себя непростой гарем. Все сплошь альфачи. И осталась она в итоге самым сильным альфачом. Через полгода произойдет конфликт рас и Крутышка естественным образом унаследует титул Верховного. Отчего он осатанеет, и покажет всю свою крутость главной героине. Она конечно же проникнется и отдастся ему со спокойной душой. Молчуня же уйдет в туман, желая героине счастья. Но всю оставшуюся жизнь он будет держать ее светлый образ глубоко в сердце. А Демоняшка утешится в объятиях девы подозрительно похожей на героиньку. Я бы сказала: точной ее копии. В конце, по канону, героинька будет важно ходить, среди владений мужа и раздавать свои важные указивки, поддерживая пузико. А Крутышка будет ластиться к важной ручке, и заглядывать преданно и влюбленно в важные глазки, отдав всю власть над расой оборотней беременной жене. Хэпиэнд!
   Короче, обычный конец обычного любовного романа в антураже городского фентези. Я очень даже за такие концовки, они тешат женские души. Но я против жизни в теле второсортной злодейки, которая даже напакостить масштабно не была способна!
   Какие у меня преимущества?
   Во-первых, я знаю сюжет.
   Во-вторых, я знаю мотивы действий главный героев. Так же, как и их жизненные истории. Это можно использовать.
   В-третьих, я знаю кто убийца. Правда, его линия в романе раскрыта не была, и с учетом нынешней реальности, можно напороться на ту еще кучу дерьма.
   Что я могу со всем этим сделать?
   Не гадить героине. Исключить основные действующие лица из своей жизни... может бабкино наследство найти? Найти и заплатить им за мою безопасность. А кому?
   Ни героинька, ни ее гарем по сюжету наследством не интересовались. Если вообще о нем знали. Ох чует моя чуялка, не откупиться мне от Молчуни. Он у нас парень гордый, по мусалам получать не привыкший. Не примет он от меня извинения на пару с дарами.
   Значит надо искать того, кто сильнее. Сильнее Верховного вампиров и оборотней. Короче. Мне нужен самый сильный монстр. Верховный демон.
   Сто сорок миллионов нелюдей, населяющих эту реальность, поделены на шесть рас: духи, ведьмы, маги, оборотни, вампиры, демоны. Среди них тоже есть свои подвиды, но это меня сейчас мало интересует. Главное, что будущая межрасовая война будет вестись против демонов. И верховные всех рас соберутся, чтобы уработать одного несчастного Верховного демона. А это о чем-то говорит.
   Могу я использовать это себе во благо? Возможно, но трудноосуществимо. 'Нельзя просто так взять и пойти в Мордор' (с). К главному демону. Во первый я не знаю где его найти. Во-вторых, заявить о том, что я знаю будущее, я тоже не могу. Ну хотя бы потому, что мне не поверят. Так и представляю ситуацию. 'Здравствуйте, товарищ главный демон. Я знаю ваше будущее. Нет я не знаю каким способом вы меня убьете'. Конец.
   Помимо проблемы доверия, есть еще одна. Как к демону подобраться? Среднестатистический человек способен встретиться с президентом? Или на худой конец главным менеджером, читай президентом, Газпрома? Вот и я думаю, что это та еще задачка. Не все же такие простые и доступные как Верховный вампир. Последний бос этого романа был дядькой шибко деловым, к которому на кривой козе не подъедешь. Есть конечно вариант, но как же не хочется...
   В правильности решения я конечно сомневаюсь, но вот в моральной стороне дела точно нет. Хотя казалось бы, собираюсь спасать главного злодея. Но, во-первых, я сама по сюжету злодейка, а во-вторых, историю пишут победители, и поди там реши действительно ли он злодей. Ну убьет он группу магов, включая родителей героиньки, так может там причина серьезная. В моей ситуации, главное обеспечить безопасность собственной шкурки. И сделать так, чтобы он не убил меня. При любом раскладе. То есть нужно стать особо ценной и незаменимой. И вновь тот же вопрос. Что мне предложить демону у которого и так уже все есть?
   Как же не хватает информации. Жаль такое не погуглить.
   Нужно напрячь память и вспомнить сюжет более детально. Пересекалась ли главная героиня с главным демоном? Наверное, нет, иначе бы, и он по закону жанра в гарем попал. Хотя... Да неее. Или? Не помню!
   Может через Демоняшку попробовать? Не зря ж героинька его другом главного считала.
   Есть еще один вариант. Попробовать добраться до будущих союзников Верховного демона. Да, там и такие были. Решение об устранении принимали не единодушно. Ооочень не единодушно. Я бы сказала собралась могучая кучка недовольных и при помощи разных ухищрений начала доказывать, что демоняка зло. По пути всякие плюшки предлагали. А потом, перетащив кого могли на свою сторону, отправились на великий бой. Ну как бой. Там все на героиньке завязано было. Она у нас магом света оказалась. Выжигала все под чистую. Вот они главнюка злодеистого в ловушку заманили, героиньку усилили как могли и замочили. 'Во имя луны и справедливости!' (с). Плюс имбовая 'Сила трех!' (с) из гарема.
   Так слить концовку надо было постараться, о чем я в том злополучном комментарии и сообщила. В итоге и маньяк мимопроходящим оказался и против Верховного демонюки по малообъяснимым причинам выступили. Дочитала я эту муть на чистой силе воли. Так в итоге выяснилось, что это все взаправду, а автор откровенно хреновый повествователь. Вот не зря я ей на страничке плохой отзыв оставила. Стерве мстительной.
   Про вампирские способности манипуляции людьми против их воли умолчала, про то, как правильно пользоваться артефактами не написала. Конечно, зачем читателю такие подробности, когда метания героини и героев вокруг нее важнее. Ни мир нормально проработать, ни здоровые отношения показать.
   Ох и сомневаюсь я в байке о родственной душе. Ну совсем мы не похожи с Адиной. Меня до сих пор подозревать не начали лишь потому, что единственный кто Адину хорошо знал - умер чуть больше двух недель назад. Остальным на нее было откровенно плевать. Даже героиньке, всей такой честной, светлой, доброй и правильной. И Адина это чувствовала, потому и решила за внимание Крутышки бороться. Как могла, так и боролась. Конечно, можно сказать, что Евангелина Адину все же подругой считала. С первого курса вместе с ней была. За собой бедняжку таскала, в люди выводила, мхом дома покрыться не давала. Ага. Прям мать Тереза для мало социализированной закомплексованной зубрилки.
   Многое я могу сказать о женской дружбе. О такой ее разновидности вообще целую статью по психологии написать могу. Но не стану. Читательницы же камнями и закидают.
   Да и нет скорее всего в этом мире понятия переселения душ. Начну рассказывать за сумасшедшую примут.
   Мои невеселые размышления прервал телефонный звонок.
   - Адина Давидовна? - раздался в трубке незнакомый голос.
   - Вы ошиблись, - покривила я душой и сбросила вызов.
   У меня в этом мире друзей нет. А все Адинины контакты я давно в телефонную книгу нового смартфона скопировала.
   Звонивший казался настырным. Бросила номер в чс. Позвонили с другого номера. Стало страшно, отключила телефон.
   Через тридцать минут моих гаданий, касательно личности звонившего, раздался дверной звонок.
   Внутри все напряглось. На цыпочках подошла к входной двери и осторожно посмотрела на экран домофона. Там оказался незнакомый мне человек. Молодой парень, среднего роста, судя по черно-белому изображению.
   - Адина Давидовна, - нажал он на акселератор. - Я от Романа Александровича. И я слышу вас даже через дверь. Откройте. Он хочет вас видеть.
   - А я его нет! - смело тявкнула я в ответ и отпрыгнула от двери.
   Сквозь застившие сознание панику и ужас в голову прорвалась здравая идея. Дверь от вампира не поможет (а кого еще мог послать Верховный вампир?), значит надо искать что-то убойное. Что убойного можно найти в двушке, пусть и новой с улучшенной планировкой, в которой живет одинокая девушка? Знаменитые бабкины побрякушки.
   Скользя по ламинату я прорвалась-таки в спальню Марины Вольфовны и сгребла в кулак все, что нашла в шкатулке. Зажмурившись, забилась в угол за распахнутую дверь и принялась молиться. Как же страшно умирать, когда только получила второй шанс. Мамочка, папочка, братик, пусть эта магическая фигня сработает. Спасите. Хоть кто-нибудь. Пожалуйста. Даже жаль, что бабка умерла. Было бы неплохо ее на вампиров натравить. И только минут через пятнадцать поняла, что ничего не происходит. Никто не выламывает двери, никто не пытается меня придушить. Или что там по канону душигубы творят?
   Медленно открываю глаза и смахиваю с них пот. Сердце кажется между ушей колотится, дышу так, будто стометровку пробежала. А еще, я опять ощутила собственную душу. Щекотливым контрастом льда и пламени она скользила вдоль позвоночника, вверх к затылку. Бррр.
   Тихо. Темно. Потому, что вечер уже, а я даже свет включить не удосужилась. Машинально мазнула взглядом по хозяйской кровати.
   - Здравствуйте, - так же машинально поздоровалась с женщиной лет сорока на вид.
   Откуда у меня в квартире эта тетка? Еще и светится в темноте.
   - Ааааа! - махнула я в нее рукой.
   А в руке как раз побрякушки бабкины зажаты были. Вот они в женщину влетели и полетели сквозь нее дальше.
   - Мама, - мяукнула я, не осознавая до конца что происходит, но уже заранее ощущая усиленное шевеление души в позвоночнике.
   Образ женщины мигнул, она нахмурила брови и... покрутила пальцем у виска.
   - Мм-мм-ма-м... бабушка? - всплыл в памяти образ.
  Призрак кивнул, подтверждая мои слова. Но рта так и не раскрыл.
   Красивая. Стройная, статная, брюнетка с синими глазами. Пусть немного блеклая, но все такая же внушающая. В синем платье. Именно в нем ее похоронили.
   Тихо. Тихо. Она мертва. Мертвые в отличии от живых зла причинить не способны. Но я же в магическом мире. А это натуральный, мать его, призрак! Дыши, Ада. Дыши. По сюжету романа ты умрешь от рук маньяка, а до тех пор тебе никто не страшен. Призраки тоже не страшные.
   Как-то не логично, но меня если честно отпустило.
   - А ты как вообще здесь..., - договорить не смогла.
   Честно говоря, чувствовала я себя странно. От нереальности происходящего кружилась голова. Мир воспринимался как сквозь вату. Звуки словно издалека доходили до сознания, тело словной свинцом налито.
   Она ткнула в меня длинным наманикюренным пальцем. Из-за меня?
   - А как я?... - у Адины в книге таких способностей не было.
   Взгляд там отвести, людей загипнотизировать, вот и весь ее набор.
   Мертвая ведьма указала на меня, а потом провела по горлу большим пальцем.
   - Мне конец? - предположила я.
   Ведьма покачала головой.
   Я сейчас действительно с призраком общаюсь, или кукухой еду? Как люди проводят свои вечера? Я вот в крокодила с мертвецами играю.
   - Не конец? А как же вампиры, осадившие квартиру? - кстати, где они?
   И мертвая ведьма на пальцах показала, что посланец Верховного вампира отправился восвояси.
   - А почему?
   Призрачная женщина указала сначала на себя, а потом обвела руками пространство.
   - В твой дом не войдут? - догадалась я.
   Она кивнула.
   - Ты можешь говорить?
   Она покачала головой и из положения сидя неведомым образом переместилась в положение стоя, нависнув надомной.
   Это было настолько потусторонне и страшно, что душа в позвоночнике снова шевелиться начала.
   А мертвая ведьма указала на меня пальцем и покрутила рукой.
   - Я изменилась?
   Призрак кивнул.
   Да блииин!
   - А чего ты ожидала? - лучшая защита - нападение. - Сначала я остаюсь одна. Потом вокруг начала творится какая-то чертовщина, а под конец я и вовсе переживаю клиническую смерть. И все это одна! А всю мою сознательную жизнь, единственный близкий человек, мне врал. Умалчивал. Намеренно. И только из-за этого я сейчас в подобной ситуации. Ты бабушка крупно просчиталась. Тотально подставила. И когда я это поняла. Я искренне. От все души. Тебя возненавидела.
   Ну примерно такая реакция и была у предыдущей владелицы этого тела в романе. Так что я даже не соврала.
   А в комнате повисла давящая тишина. Похоже, ведьме ответить было нечего. А я формулировала вопросы, которые собиралась задать призраку, попутно удивляясь собственному спокойствию. Как только сошел первый испуг, я на удивление спокойно восприняла наличие призрака в квартире. Как-будто так и надо. Легкая нервозность конечно присутствует, но она со мной с первого дня нахождения в этом мире. Может потому, что я с самого начала в стрессовом состоянии нахожусь? Ох и не хотелось бы. Я себя знаю. Чем дольше стрессую, тем сильнее потом рванет.
   В висках начало стучать.
   - Раз уж ты здесь, может покажешь, где легендарные артефакты спрятала? - особо ни на что не надеясь, устало спросила я.
   А ведьма возьми и прикоснись к моей голове. Если это можно назвать прикосновением. И в сознании вспыхнули образы. Та самая шкатулка, которую я нашла в бабкиной комнате. Но видение быстро сменилось. Теперь я видела машину. То есть ведьмы нынче на БМВ по городу катают вместо традиционной метлы?
   В сидение автомобиля была вшита точно такая же шкатулка, как и та, что я уже обнаружила.
   К горлу внезапно подкатил рвотный позыв. И то что я сегодня еще не ела, от позора меня не спасло. Голова разболелась еще сильнее. И разрыв контакта ситуацию не улучшил.
   - А у тебя случаем заначки на черный день нигде не припрятано? Крупных размеров.
   И она вновь коснулась моего лба. Неприятные ощущения. Словно сосульку в мозг ввинтили. А после раскаленный прут по тому же маршруту пустили. Как же это больно.
   Тем временем призрак ведьмы транслировал мне видение объявления по поиску работы.
   Ах ты ж стерва мертвая!
   - Еще вопрос, - простонала я. - Мне нужен учитель. Кто-то кто сможет обучить владению силой.
   И тут уже в сознание проник целый калейдоскоп непонятных образов. Женщина лет тридцати на вид интересной наружности. Темный кабинет. Громкая музыка, танцпол, мигающий свет. Черный кусок стены и на нем неоном название 'Морфий'.
   - Не очень понятно, но разберусь. Как же больно-то. От чего ты умерла? - спросила я, памятуя о недавнем разговоре с поверенным ведьмы.
   Она вновь прикоснулась ко мне, и в сознании всплыла череда видений, в котором я вижу страницы книги, а на тех страницах рассказывается об отложенном проклятии.
   Вот это поворот! - прострелила больную голову шальная мысль.
   - Кто? - простонала я.
   И только я почувствовала прилив ледяных мурашек в области затылка, нашу занимательную беседу прервал дверной звонок, напугавший одну конкретную жертву графоманок до дрожи в руках. Как же вы меня все достали.
  - Исчезните! - громко попросила я, мысленно транслируя собственное желание оказаться в одиночестве.
   Ведьма отдернула руку, сделала шаг назад и исчезла, развеявшись струями призрачного дыма.
   Не ты! Да блиииин!
   Никогда не думала, что расстроюсь при расставании с призраком.
   С пола поднималась с трудом. Болело все, а голова так и вовсе обещала взорваться при малейшем движении. Настроение было на дне. Бояться каждого шороха уже откровенно надоело. Начала потихонечку злиться. На графоманку, перенесшую меня в эту долбанную реальность. На героиньку с ее гаремом, сулящим мне мучительную смерть. На мир этот, населенный монстрами.
   А за дверью судя по изображению, ждал Верховный вампир собственной персоной.
   Как же раскалывается голова....
   Интересно, если прикинуться мебелью, и сделать вид, что никого нет дома, он уйдет? Вряд ли. Паскудный характер и верховно-вампирские возможности вполне помогут проникнуть на вверенную мне территорию. Это мне не какой-то среднестатистический вампиреныш, Верховными за красивые глазки не становятся.
   Исчезни, - подумала я.
   Вампир еще раз нажал на кнопку звонка.
  Задолбал.
   Как там героиня с их братией справлялась? Было же что-то такое.... Забавное. Точно!
   - Дайте слово чести, что не навредите мне сами и не прикажете сделать это кому-либо другому, - нажала я на кнопку селектора. Говорила тихо, ибо голова просто разрывалась от боли.
   - Гарантирую неприкосновенность жизни на три дня, - помолчав все же выдал Верховный вампир.
   Жмот. Мог бы пожизненную дружбу обещать, - ворчала я про себя, в процессе отпирания двери.
   - Проходите, - приветливости в моем голосе не было от слова вообще.
   Молча вошел, сверля меня странным взглядом. А за ним прошли две девицы. Это еще что такое?! Их же на экране домофона не видно было. Закрыла дверь, после чего провела их в гостиную зону. Вампир даже не подумал разуться. Я понятия не имею, как собирается рассаживаться столь занимательная троица, при условии, что у меня всего два кресла. И все-таки разместились. Я с вампиром в креслах, а две девицы за его спиной стоять остались.
   Одна была подозрительно похожа на Молчуню, такая же светловолосая зеленоглазая красотка. А другая напротив оказалась темненькой, юной волоокой нимфой. Обе были странными. На лицах пустота и отсутствие сознания.
   - Куда ты смотришь? - обернулся к девушкам Роман Александрович.
   - На ваших спутниц, - пожимаю плечами.
   А что? Я их не звала. Сами пришли. Значит проявлять тактичность или вежливость не обязательно. Не думаю, что столь красивые женщины станут возмущаться по поводу пристального внимания к своим персонам.
   Но тут произошло нечто странное.
   - Какие спутницы? - и взгляды всех троих обратились ко мне.
   Причем взгляды девиц очень сильно отличались от взгляда вампира.
   Твою мать!!!
   - Шутка. Зачем пришли, Роман Александрович? - смена темы и тона были настолько резкими, что декан даже растерялся. А вот девицы за его спиной очень даже нет. На лицах обеих была написана дикая заинтересованность моей персоной.
   Если сделать вид, что я их не вижу, они отстанут?
   - Что ты приняла? - как, однако, быстро он на 'ты' перешел. Верховный вампир подался в мою сторону и повел носом.
   - Жизнь.
   - Не слышал о таком наркотике, - нахмурился вампир.
   - А зря, - расхохоталась я. - Мы все под ни ходим. Торкает, будь здоров. Так зачем вы пришли, Роман Александрович?
   - Поговорить, - лаконичность наше все.
   - Не так я конечно хотела ночь провести, - пробормотала я, потирая дико ноющие виски. - Говорите, - разрешила повелительно, наблюдая краем глаза, за призраками.
   В том, что вслед за Верховным вампиром в мою квартиру проникли души мертвых, я уже не сомневалась.
   - Смени тон, девочка, - включил Верховного вампир.
   А призраки, тем временем перемещались все ближе и ближе ко мне.
   - Я очень внимательно слушаю вас, Роман Андреевич, - проявляю всю свою терпеливость. И даже смотрю исключительно в зеленные глаза. Интересно, если уйдет вампир, эти дамочки отправятся с ним?
   - Сегодня ты рассказала об очень интересных вещах, Адина.
   - Ада, - поморщилась я. Раз уж перешел на 'ты', то пусть называет привычным именем.
   Как странно. Всего часов пятнадцать от силы прошло с последнего нашего разговора, а кажется, будто год.
   - На счет нас с Евой, я бы хотел поговорить отдельно. Сейчас же меня интересует другое. Где Лика? - впился он в меня взглядом.
   Нехорошим таким взглядом. Подозревающим.
   Воспаленный мозг выдал целый рой умных мыслей.
   Во-первых, я наконец поняла в каких временных рамках романа нахожусь. Графоманка, прикидывающаяся автором, к сожалению, даты не уважает.
   Во-вторых, выкинуть из своей жизни героев уже не получится. А этот приговор окончательный и обжалованию не подлежит.
   В-третьих, настало время выбирать линию поведения и выстраивать сюжет самой, если я хочу продолжить свое бренное существование.
   А тем временем призрачные девы оказались по бокам от меня, положили на плечи свои призрачные ладони... и я заговорила. Сквозь боль. Сквозь волю.
   - Ее тело найдут в сквере, через три дня после похищения. Кровопотеря, изнасилование, ножевое в сердце, выколотые глаза. Патологоанатом сообщит Святославу, что она была на четвертой неделе беременности. И никто так и не узнает, что в момент ее пыток произойдет инициация...
   - Где она?! - я всего лишь моргнула, а через секунду уже висела болтая босыми ногами над полом, судорожно пытаясь пропихнуть воздух в легкие, сквозь сжатую стальной хваткой трахею.
   Так вот что случилось в его кабинете...
   Спасибо тебе, наивный вампир, искренне верящий, что с пережатым горлом можно говорить. Благодаря тебе, я избавилась от призрачного воздействия.
   Кстати о недавних событиях. Поднимаю ладонь для пощечины, но ее перехватывает свободной рукой нелюдь. Марина Вольфовна, где же ваша хваленная защита? Уже на последних остатках кислорода в потухающем сознании возникла здравая мысль. Может все дело в воле? Что если пожелать свободы для себя и боли для кровососа? И в этот момент срабатывают серьги и похоже защита самой квартиры, сначала разжалась стальная хватка, грозившая моей персоне удушением. Затем сила притяжения знакомит меня с полом, а вампира уже какая-то другая сила сметает от меня куда-то за кресло. Надеюсь не сломал, - пронеслась посторонняя мысля в процессе захлебывающегося кашля. Ну а в конце я понимаю, что ведьмина защита - мощь.
   Если раньше у меня болела голова и ныло тело, то теперь я искренне переживала еще и за шейные позвонки. В мозгу как будто что-то щелкнуло, и дикая ярость вперемешку со всепоглощающей обидой на эту поганую жизнь затопили чувство самосохранения. Меня же все равно в этот мир подыхать отправили. Так какие у меня причины быть хорошей девочкой?
   - Бесите. Как же вы меня, твари, бесите, - прохрипела я, поднимаясь.
   Я же хотела по-хорошему. Ну нет, так нет. Встречайте! Ада - девочка из ада!
   Пошатываясь прошла к кухонной рабочей зоне, на которой красовалась блестящая подставка для ножей. Взяла нож для рубки мяса. Большой, тяжелый... Красота! Подошла к валяющемуся до сих пор в отключке Верховному вампиру, и не обращая внимание на призраков, пытающихся отогнать меня от тела, перевернула его ногой на спину. Села сверху и приставила к шее тесак. Струйка крови побежала по белой коже. Весьма вовремя стоит заметить. Он как раз открыл свои зеленые глаза.
   - Первое, - просипела я. Этот бракованный герой похоже повредил мне связки. - У вампиров нет чести - я запомню. Второе: свой поганый характер и расшатанные нервы засуньте себе куда поглубже. Я вам ни черта в этой жизни не должна, и зла не делала. Третье: к похищению жены вашего друга никакого отношения не имею.
   Призрачные девицы вновь встали по бокам от меня и протянули свои руки.
   - А ну отошли от меня, призрачные стервы! - каркнула я, вдавив лезвие теска сильнее. На вампира было плевать, у них регенерация хорошая, выживет, ослаблять давление в момент отвлечения внимания я не собиралась.
   И они отошли.
   - С кем ты говоришь? - осторожно спросил вампирюга бесчестная.
   - Брюнетка, молодая, красивая, одета по моде двадцатых годов. Блондинка твоя копия, только женского пола, в длинном белом платье, - ответила я, раздумывая о плане дальнейших действий.
   Убить его? Что мне с трупом делать, если конечно смогу? Данная ситуация на самозащиту не тянет. Опыта по устранению следов преступления нет. Смелости для убийства, если честно, тоже нет. Не говоря уже о том, что убийство Верховного вампира уж точно сделает меня каноничной злодейкой, и натравит на мою злодеистую персону всех кого не лень.
   - Алекс и мама? - пробормотал нахмурившись Роман Александрович.
   - Да мне в общем-то плевать, кем они там тебе приходятся. Это твоя ноша, вампир. Меня больше интересует вопрос, чем ты мне за нанесенный ущерб заплатишь?
   Говорить было больно, но ситуацию как-то выправлять надо.
   - Адина, успокойся...
   Да ты прям мастер переговоров. Я понять не могу, ты же такой сильный, матерый вампир, ты же во многих передрягах побывал, что ж ты себя ведешь-то как последняя истеричка? Где твой мозг, опыт, что там еще в книге описывалось?
   - Ада, - вновь поправила его я. - Мы теперь не чужие друг другу вампир и ведьма. Кто еще может похвастаться столь интимными отношениями? - и я еще немного вдавила тесак, окончательно рассекая кожу на его шее. Кровь на шее побежала еще интенсивнее. Помнится, у вампиров к крови очень трепетное отношение. К своей так особенно. Молчуня даже пытался героиньку своей кровушкой напоить, испытывал он при этом неподдельное возбуждение.
   Интересно, а какая она у вампиров на вкус? - пришел в голову больной вопрос. А за ним последовали не менее больные действия. Мне хотелось унизить его, так же как он унизил меня. Я очень надеялась, что он испытает такое же отвращение, какое я испытала пару минут назад, трепыхаясь в его вытянутой руке.
   На вкус его кровь оказалась... обычной. Ничего сверхъестественного я в ней не заметила. Покатав на языке, я задумалась куда ее деть. Полы жалко, им сегодня и так досталось, вон какая уже лужа под напрягшимся Верховным образовалась, так что пришлось проглотить. И какой только гадости мне в своей жизни глотать не приходилось. Так что одной меньше, одной больше - разницы нет.
   Молчуня же смотрел на меня выпучив глазенки.
   - Что будем делать, Ромочка? - издевательски спросила я, устав уже, если честно, от происходящего бардака.
   - Ромул, - вдруг выдал он.
   Серьезно? А почему это прошло мимо главной героини? В книге этого точно не было.
   - Запомни, вампир, - успокоилась вдруг я. - Если еще хоть раз, поднимешь на меня руку, я тебе ее отрублю. - И встала с него. Пафосно вгонять теска рядом с его конечностями не стала. Во-первых, я ж не дура собственный ламинат портить. Во-вторых, знание о том, что вампиры сильнее и быстрее мою голову никогда не покидала.
   Почему же тогда при таких физических показателях он спокойно возлежал подомной все это время? А фиг его знает. Может пытался понять какие еще магические приблуды угрожают его здоровью в этой квартире. Может успокаивался. А может ему и вовсе вся эта ситуация очень понравилась. Кто этих главных героев знает?
   - Не боишься меня так отпускать? - с неподдельным интересом спросил он, возлежа в той же позе.
   - Я уже умирала, - пожимаю плечами, отходя от вампира. - Это не страшно. Пытать начнешь? - посмотрела я на поднимающегося на ноги мужчину. Делал он это элегантно и грациозно. - Так это тоже не на долго. Ровно до того момента, как я перестану дышать.
   - На такое нужна сила воли.
   - А только она меня в этом мире и держит.
   - Если ты не причастна к похищению Лики, то откуда ты о нем узнала?
   Вот он, мой звездный час! Если раньше я считала, что о моей инициации информацию оглашать не стоит, то теперь данный факт может стать гарантом моей жизни.
   - Особенности дара, - усаживаюсь обратно в кресло, складывая ноги по турецки. Сдерживаю недовольную гримасу, похоже я стерла себе коленки. Шорты и майка не та одежда в которой стоит устраивать драки. - Я многое знаю, - и глядя на отблески света на лезвии тесака, я тщательно подбирала слова. - Знаю, что Анжелика жива. Что убьют ее в полнолуние, то есть завтра ночью. Знаю, что на поиски у вас только эта ночь, потому, что с утра ее начнут пытать. И что искать вам нужно некоего Нежина Игоря Петровича. Студента пятого курса вашего факультета. У него конкретно к вам есть ряд претензий. И именно на территории его собственности произойдет убийство. Это будет открытое пространство, освещенное луной, без камер видеонаблюдения в пределах города. На севере.
   - Я тебе не верю, - расположился Молчуня напротив.
   - Эй, белобрысая, подойди, - повернулась я к призраку. - Покажи, как умерла.
   И женщина протянула ко мне руки. Ой дууура! Головааа!
   - Твоя мать, - а судя по его словам и видениях, транслируемых призраком это она, - защитила тебя закрыв собой от какого-то мужика. Судя по всему, тоже вампира. И ты смотрел как ее мечем кромсают. А мужик тот на тебя чем-то похож. Отец? Семейные разборки. Тебе сколько было, лет десять-двенадцать? Что ты с ним не поделил в столь юном возрасте? Хватит. Отойди, - уже призраку.
   Та послушалась. Ну надо же какие мы покорные. А раньше так нельзя было?!
   - И мой тебе совет, Верховный, не убивай мальчика сразу. Возможно он был не один. А теперь пошел вон отсюда.
   К нашему с вампиром удивлению, его смело прочь из моей квартиры и даже входная дверь сама открылась и захлопнулась. Как в фильме, просто раз и протащило по квартире на выход. Вместе с вампиром исчезли призраки.
  А ЧТО, ТАК МОЖНО БЫЛО?!
   В какой-то прострации следую вдоль черных полос от его ботинок по многострадальному ламинату. Мне ж это еще отмывать придется.
   Смотрю на экран домофона. Там за дверью стоит в такой же прострации Верховный Молчуня.
   Нажимаю кнопку селектора.
   - Деньги за оказанные информационные услуги переведешь на карту по номеру телефона. А сверху накинешь сумму за моральный ущерб.
   И я назвала цифру. После чего в такой же прострации побрела в сторону своей комнаты. Но дойти до конца не смогла. Отключилась раньше.
  
   Глава 9
   Просыпаться при странных обстоятельствах уже вошло у меня в привычку. Разве что охреневать каждый раз перестала. Пробуждение на полу в коридоре собственной квартиры было мало того, что странным, так еще и неприятным. Полы грязные и твердые, я все что могла себе отлежала. А все что не могла, само затекло.
   Короче, утро не удалось. Ну как утро, полдень.
   Нашла телефон, пустила воду в ванну. Отправилась на кухню найти что-нибудь съестное. Нашла пол палки копченной колбасы и полузасохший хлеб. Съела. Скрепя суставами вернулась в ванну комнату. Разделась и погрузила многострадальное тело в горячую воду. Опыт подсказывает, что в моем случае поможет либо горячая вода, либо хороший массажист. К сожалению, пока доступно только первое.
   Пока отмокала, просмотрела сообщения.
   От банка о переводе. Значит нашли-таки Анжелику.
   От героиньки о том, что я нехорошая такая ее незаслуженно обидела. На пустом месте. Но она меня прощает, желает блага моей неблагодарной персоне и прочая-прочая пафосная чушь.
   От Крутышки о том, что я неблагодарная и несознательная дрянь, не достойна такой подруги.
   От поверенного вампира с вопросом о моем решении по поводу бабулиных цацок. То есть новость об интересе к моей персоне со стороны их Верховного еще не распространилась по свету?
   И рекламные сообщения от сотового оператора, предложения по кредиту и скидках в парочке магазинов. Нда... реальности разные, а сетевая безопасность все на том же дне.
   Проигнорировала все и принялась гуглить адрес клуба Морфий. А так же отзывы, владельцев, меню, вакансии и вообще все что только могла. Выяснила, что заведение не простое. Строгий фейсконтроль, отличное обслуживание и ни одного упоминания о владельце. Ну и как мне нужную дамочку искать?
   Нашла номер телефона администрации. Позвонила.
   - Здравствуйте, клуб Морфий. Администратор Алина, слушаю вас.
   - Здравствуйте. Меня зовут Воронова Адина Давидовна. Я бы хотела записаться на встречу с управляющим вашего клуба, - голос осипший, горло слегка побаливает. Мало я денег с Молчуни содрала.
   Кабинет в видении был явно начальственный. Логично предположить, что дама, занимающая его, окажется начальницей.
   - Серафимой Израиловной? - удивилась администратор. - А по какому вопросу?
   А по какому вопросу, Ада, ты собралась беспокоить уважаемую женщину? Чем ты можешь ее заинтересовать? Мозг автоматически начал выстраивать коварные планы по проникновению на территорию врага. Стоп. Какие враги, Ада?
   - По личному, - сделала я попытку. - У меня сообщение от Вороновой Марины Вольфовны.
   Если родственница видела ее в живую на рабочем месте, значит они как минимум знакомы лично. Очень надеюсь, что знакомство оказалось положительным, и меня хотя бы из любопытства примут. Сомнительно, правда, учитывая нулевое количество на похоронах бабушки этого тела.
   - Хорошо. Я передам. Оставьте ваши контактные данные и мы с вами свяжемся.
  Я оставила свой контактный телефон и продолжила расслабляться в горячей водичке.
  Что делать если дама откажется со мной встретиться? Стоп. А это вообще тот человек?
  Серафима Израиловна имя редкое. Ну что гугл, поработаем немного?
  Через час я пыхтела от возмущения. Ни одного фото. Вообще нигде. От слова совсем. Но с другой стороны - логично. Я в силу профессии личной информацией не разбрасываюсь, посему личных страничек в соцсетях не имею. А будь я долгожителем, как ведьма или демон, так и вовсе предпочла бы не сверкать лицом.
  Вышла из ванной, прошла в свою комнату и завалилась на кровать, тоскливо поглядывая на пол. Вчера Верховный Молчуня неплохо натоптал, а я ведь босиком хожу. Тут два пути. Либо плюнуть на чистоту и ходить в тапочках. Либо мыть пол и ходить спокойно босиком. Не хочу в тапочках. Люблю босиком.
  Взгрустнув по поводу неспокойной жизненной позиции поплелась за ведром с тряпкой. Наушники в уши, телефон в карман шорт, швабру в руки - погнали.
  Мое общение с полами прервал телефонный звонок.
  - Слушаю, - касаюсь сенсора на беспроводных наушниках.
  - Адина, - услышала я торжественное. - Нам нужно поговорить.
  - Это кто? - не поняла я.
  - Ева, - растерялись на том конце.
  - Аа, - понятливо протянула я.
  - Адина, что с тобой происходит? - обеспокоилась главная героиня. - Ты вдруг начала меня игнорировать. Нахамила Марату. Он был очень недоволен. Не ходишь на пары. У тебя неприятности? Во что ты влезла?
  В жизнь. Двумя ногами.
  - Евангелина, мои дела тебя не касаются, - честно сообщила я. - Поэтому, не могла бы ты перестать меня беспокоить?
  - Как это не касаются? - возмутилась собеседница. - Мы же лучшие подруги! Мы всегда делились с тобой сокровенным. Ты конечно извини, Адина, но ведешь ты себя как свинья.
  Конечно делились. Ты вообще девушка щедрая, своим сокровенным со всем своим гаремом делишься. Поразительная щедрость.
  - Не извиняю, - продолжаю занимательный процесс уборки.
  - Что?
  - Я говорю, что не прощаю. Еще раз нагрубишь мне - пойдешь лесом.
  - Адина! Да как ты можешь со мной так разговаривать?! Ты же добрая, светлая девочка. Я понимаю, у тебя горе, бабушка умерла, но это не повод становиться стервой. Еще и эти слухи о твоей попытке самоубийства. Тебя искал Кирилл. Говорит вы виделись в Гонконге. Что ты делала в Гонконге? Почему мне ничего не рассказала?!
  - Стоп, - перебила я поток эмоционального извержения. - Евангелина, для начала, за весь период что меня не было в университете, ты ни разу не попыталась со мной связаться. Это знаешь ли, не дружеское безразличие. Далее...
  - Я не могла с тобой связаться! У меня были проблемы и совершенно не было времени! - перебила меня она. И тон такой... ну как будто проблемы ей я обеспечила, и время тоже я отняла.
  Глубокий вдох. Еще один. Еще. Нет. Не помогает. Спокойно, Ада. Спокойно говорю.
  - Евангелина, прошу тебя, пойми правильно. Я не хочу иметь с тобой никаких дел. Вообще. Забудь о нашей так называемой дружбе и обо мне.
  Сбрасываю вызов, достаю телефон и отправляю номер героини в чс. Давно надо было это сделать.
  И почему я взрослая уже тетка средних лет, должна выслушивать весь этот бред? Потому что ты в нем живешь, Ада.
  Хм, а мытье полов таки успокаивает мои натерпевшиеся нервы!
  Звонок.
  - Слушаю, - сообщаю в наушник, в надежде на то, что это ожидаемый мной абонент.
  - Адина, это Марат.
  - Чего тебе? - мой тоскливый взгляд прошелся по чисто вымытому полу, в поисках хоть одного пятна.
  - У меня сегодня день рождения. И я хотел пригласить тебя...
  Гудки.
  - У меня вторая линия. В другой раз пообщаемся, - радостно прерываю Крутышку.
  - Слушаю?
  - Адина Давидовна, Серафима Израиловна согласна встретиться с вами. Когда вам удобно?
  Честно говоря, выходить из ведьминой квартиры было страшно. Стоит оказаться за порогом, и я потеряю столь мощную защиту. Но с другой стороны бабушкины побрякушки!
  - Сегодня к ней можно подъехать?
  - В одиннадцать тридцать вечера в клубе Морфий.
  - Отлично. Буду.
  - Покажите на проходной паспорт, охрана вас пропустит.
  Уборка тут же была позабыта. И начались приготовления к встрече. Первым делом нужно найти ключи от машины. Искала не долго. А дальше как была в шортах и майке с пучком на голове, так и вышла из квартиры в кроссовках на босу ногу, не забыв прихватить полюбившийся тесак. Зашла в лифт и спустилась на подземную парковку.
  Звонок. Достаю телефон, смотрю - номер не знакомый. Я сегодня поразительно популярна.
  - Да?
  - Куда ты собралась?
  Напрягла мозг и пришла к выводу, что звонит Молчуня. А еще, что за мной следят через камеры видеонаблюдения собственного дома. Тут два варианта, либо в охране вампиры, либо его подчинённые взломали систему наблюдения.
  Вопрос в другом. Разговаривать с ним, или не разговаривать? Признаться, честно - не хочется. Молчуня в моем списке личных интересов не значился. Но родной уже тесак придавал храбрости.
  - Сколько ты готов заплатить за ответ на этот вопрос, Ромочка?
  - Ромул.
  - Так сколько, вампир?
  - Нам нужно поговорить.
  - Это будет стоить дороже, - предупредила я.
  Вопрос, чего я такая смелая? Ну хотя бы потому, что все эти сверхъестественные существа не беспредельщики, которые убивают на право и на лево. Людей они стараются не трогать, поскольку сохраняют инкогнито. Своих - потому как и так мало, да еще и перед Верховными отвечать придется. А те ребята лютые. И если что, так у меня своя Верховная ведьма есть.
  Сообщество магических рас даже за неинициированными следит. Поскольку это все равно магическое существо. И не факт, что дети таких спящих силу иметь не будут. Так что убийства все же из ряда вон выходящий случай. Наверное, именно поэтому я так и не прирезала вампира. А может потому, что не знала, как именно убить наверняка, что бы он потом не ожил и не приперся мстить.
  Но как показала практика, все это чушь собачья. Верховным законы не писаны. Маньяки тоже встречаются. А еще есть монстры, которые вырывают сердца голыми руками. Так что информация предоставленная в книге достоверной не была. Кто бы сомневался. Так с чего бы мне быть такой смелой? С того, что бояться устала. Все эти трупы, монстры, неадекватные герои... и призраки исчерпали лимит нервных клеток.
  Кстати о призраках. Стоило мне спуститься под землю, как температура резко упала. А как только я вышла из лифта на подземную парковку, то тут же натолкнулась на дядьку в строительном костюме. Душа в позвоночнике отчего-то принялась извиваться что есть мочи. Еле увернулась от столкновения. Дядька с пустым взглядом такого не ожидал, и проводил меня ну очень задумчивым выражением лица. А мне нужно было еще найти бабушкину машину. Метров через десять еще одного строителя встретила. Уже без каски. Что они тут забыли?
  - Я заплачу. Когда тебе удобно встретиться?
  Температура окружающей среды стремительно понижалась. Искренне пожалела, что спустилась в столь легком наряде. Так же искренне удивилась необходимости установки здесь кондиционеров. Но несмотря на более чем прохладный воздух, дышалось мне тяжело. Словно что-то давило на грудь. Отвечать Верховному вампиру стало сложнее, и язык слегка заплетался. Свет вдруг погас и вновь вспыхнул.
  Решив проигнорировать странных мужчин натолкнулась взглядом на мужика преклонных лет... торчащего прямо из капота тойоты.
  - Вот черт, - ругнулась я.
  Вот так я и поняла, что встреченные мною здесь персоны ничто иное, как призраки. В затылке заныло.
  - Ада?
  Зажмурила глаза. Сжала руки в кулаки. Чего ж их тут так много то? Ада, они мертвы. Это всего лишь проекции. Голограммы потусторонние. Ага, вот только как лапать начнут, так потом от адской головной боли фиг избавишься. Да и лампы освещения будто взбесились. Видно решили, что они новогодняя гирлянда.
  Открыла глаза.
  - Аааа! - визжала я на всю парковку от неожиданности.
  Призраков вокруг стало больше... намного больше Они буквально окружили мою опешившую фигуру. И выглядело это настолько жутко, что ноги сами подкосились, а изо рта вырвалось облачко пара.
  Упав на пятую точку, я инстинктивно съежилась, зажмурилась и закрыла голову руками. Опыт подсказывал, что сейчас случится дерьмо.
  Вот только это не помогло. Где-то на переферии сознания слышался голос. Очень далеко. А конкретно здесь и сейчас меня били конвульсии и раскаленные спицы проникали в мозг. А вместе с ними видения чужой жизни. Так много боли. Так много картинок.
  Боль в спине - кажется лежу на бетонном полу. Так холодно. Не чувствую ни рук, ни ног. Глаза открыты, а вижу я как умерли строители. Как переживает по поводу любовницы мужик преклонных лет. Как сожалеет о ссоре с дочкой тетка.
  Начинаю захлебываться. Что-то теплое перекрыло нос и горло.
  - Адина Давидовна! - вырывает меня из карусели боли и картинок чья-то сильная хватка и испуганный голос.
  Контакт прервался. Я оказываюсь на боку. Из носа и рта вытекает кровь, и я наконец могу дышать. А передо мной на коленях с бледным лицом стоит вампир в форме охранника и судорожно меня трясет. Иногда вампиры бывают полезны.
  - Отпусти, - откашливаюсь, сплёвывая на пол кровь.
  Парень убирает руки, но не уходит. Поворачиваю голову в сторону стены из призраков. Как же их тут много, казалось вокруг меня почти нет пустого пространства. Жуткие взгляды обращены ко мне, но в контакт войти не пытаются.
  - Исчезните! - от всей души прошу их.
  И они тают дымкой. Но температура не понижается, а давление в груди и затылке не пропадает. Душа в позвоночнике продолжает шевелиться. Общее состояние организма прямо кричит о пережитом стрессе, и предупреждает о возможном продолжении.
  - Да, Верховный, - слышу сбоку.
  Сажусь, вытираю тыльной стороной ладони нос и понимаю, что до сих пор держу в руке тесак. А в другой телефон.
  - Это вас, - протягивает мне свой телефон вампир.
  Понимаю, что с чем-то придется расстаться. Тесак почему-то показался роднее, посему выпускаю из рук свой телефон и беру чужой.
  - Да.
  - Что это было сейчас? - интересуется Верховный.
  - Особенности дара.
  Ну а что еще я могла сказать, если сама не в курсе?
  - Возвращайся к себе, я сейчас подъеду.
  - Нет! - мгновенно среагировала я. - Вампира я больше в свою квартиру не пущу. У меня после вчерашнего горло еще болит.
  - Я гарантировал твою жизнь, а не здоровье, - огрызнулся Молчуня.
  - Я твои гарантии вчера оценила, когда задыхалась в жарких объятиях. И в будущем предпочла бы с тобой более не пересекаться. Вообще. Никогда-никогда.
  - Не будь так наивна, Ада. Такие как ты очень ценны. И раз уж ко мне в руки попал столь ценный экземпляр, то отпускать тебя было бы глупо с моей стороны. И сегодня мы с тобой встретимся, чтобы разобраться с природой твоего дара и уровнем твоей полезности для меня. И только попробуй еще хоть раз натравить бабкины чары на меня, я твою квартиру по кирпичику разнесу.
   - Хорошо, - вдруг стала я покладистой. - Как скажешь, дорогой. Давай встретимся. Клуб Морфий, сегодня после полуночи. Ты извини, что дома принять не могу. От одной мысли о твоем там присутствии, начинается аллергия. Ну, знаешь, дыхание перехватывает. А в клубе хотя бы территория нейтральная.
   - Договорились, - натурально рыкнул Молчуня.
   - Спасибо, - протягиваю телефон владельцу.
   - Адина Давидовна, вы бы не сидели на холодном, - подскочил ко мне парень.
   - Тебя как зовут, вампир?
   - Денис.
   - Давно в охране дома работаешь?
   - С сегодняшней ночи. Часов с четырех утра.
   - Верховный назначил?
   - Да.
   - Следить за мной приказал и ему докладывать?
   - Охранять вас сказал, и о передвижениях сообщать.
   - А без его приказа ты меня ударить можешь?
   - Нет конечно. Он же потом руки оторвет.
   - Яяясненько. Помоги до вооон той машины доковылять, Денис.
   - Там же нет ничего, - посмотрел он в направлении указанном тесаком.
   - Ты просто помоги туда дойти, - устало вытираю в очередной раз нос.
   - Вам бы кровь остановить.
   - Денис, меньше слов, больше дела.
   То тут то там вновь начали появляться призраки. Но уже другие. И меня очень напрягало их наличие в принципе и присутствие рядом, в частности.
   Меня подняли на руки и не напрягаясь донесли до нужного парковочного места. Ну а там я щелкнула брелоком сигнализации, отперла машину, шокировав тем самым вампира охранника. Похоже он наконец ее увидел. Вспорола переднее сидение водителя, достала шкатулку и уже без помощи вампира Денис пошла к лифту, с опаской поглядывая на скапливающихся постепенно призраков.
   - Исчезнете! - истерично рявкнула я, испугав, и без того поглядывающего на меня с подозрением, охранника.
   - Адина Давидовна, а можно вопрос?
   - Задавай, - прошла я в лифт.
   - А на кого вы периодически кричите?
   - Много будешь знать, плохо будешь спать, - улыбнулась ему я, зажимая свой нос, в попытке остановить вновь начавшееся кровотечение.
   К себе добралась без приключений. К тому времени даже кровь из носа остановилась.
   Стоило оказаться в квартире, как тут же отправилась в душ. И только там поняла, что у меня трясутся руки. Но на фоне раскалывающейся от боли головы это казалось сущей мелочью.
   Начало подташнивать.
   Самое поганое, что план: лишить себя сил-отдать бабкины артефакты-оплатить пошлину-получить наследство-исчезнуть на просторах материка, не исполним. Хотя бы потому, что лишиться сил здесь можно только с жизнью. Вот такая летальная зависимость магии и жизни. Заблокировать уже инициированного вообще нереально. Потому преступников у них казнят.
   У меня действительно остался только один вариант, вступить в союз с главгадом. Да так, чтобы выжить и свободу сохранить. Я понятия не имею, что со мной творится и откуда вся эта фигня с мертвецами, в книге такого не было. Хотя...
   Нет. Не помню ничего такое. Знаю только, что ведьму, присоединившуюся к Верховному демону считали весьма мерзким созданием. Откровенно ненавидели и боялись. И цитирую: 'практиковала она самое мерзкое колдовство. Тревожила тех, кого не стоит, и знания с того имела, чем бессовестно пользовалась. От того не было у нее друзей в ковене и союзников кроме демонов, чьи силы порой такими же мерзкими оказывались'.
   Выключила воду, укуталась в полотенце и прошла к зеркалу. За стеком на меня смотрела бледная девчонка с явно больным взглядом. Вздрогнула.
   Да блииин!
   Эти синяки на горле вообще реально будет замазать?
   Посмотрела на треснувший дисплей телефона: семнадцать тридцать. У меня два часа на все про все. Успею. Нужно еще подумать, что надеть, что бы и на ногах синюю жесть скрыть. А вот что делать с алыми белками глаз, я даже не догадываюсь. Одно радует. Появившиеся седые пряди в волосах благодаря новой прическе заметно не было.
   Что ж, у меня еще есть время для наведения красоты и разработки плана по выживанию.
  
  Глава 10
   - Ну здравствуй, Адина, - поприветствовала меня женщина за обычным офисным столом, расположенным буквой т. Лет тридцать, шикарная брюнетка с синими глазами, заинтересовано сверкающими за стеклами стильных очков. Эффектная женщина.
   - Здравствуйте Серафима Израиловна. Можно просто Ада.
   Я сижу напротив нее в обычном офисном стуле. Голова не болела, спасибо аптечке Марины Вольфонвы. У нее оказалось довольно много мощных рецептурных препаратов на основе запрещенных веществ. Я приняла одну таблетку сразу после душа, но через час пришлось выпить еще одну. Возможно именно поэтому сейчас я чувствовала себя довольно необычно. Боли не было, а вот восприятие мира как сквозь вату.
   - Что понадобилось внучке второй в ковене ведьмы от меня?
   Ого какие новости.
   Провожу пальцами по самодельному чокеру на шее. Нашла у бабки в спальне бархатную черную ленту, нацепила на нее брошь из набора артефактов, завязала на шееф. В уши серьги, на руках уже полюбившееся колечко. На ногу цепочку золотую намотала. А так обычный клубный образ. Босоножки на шпильках, штаны черные в обтяжку, топ белый кружевной и кожанка. Оголить удалось лишь живот. Только там синяков не было. Ну а на глазах очки солнечные. Ночью. Ага.
   - Мертвой второй в ковене ведьмы, - поправляю я.
   - Соболезную, - абсолютно равнодушно сообщила ведьма.
   - Бабушка передает вам привет, Серафима Израиловна, - снимаю очки. - Вчера вечером она пришла ко мне и на просьбу о помощи показала вас.
   Ведьма Серафима аж в лице изменилась.
   - Ты видишь мертвых? - удивилась она.
   А я посмотрела в окно за спину управляющей на огни ночного города. Клуб находился на последнем этаже высотки, так что вид был шикарным. Но гонконгский все же впечатлил меня больше.
   - С недавних пор да, - киваю.
   - А причем тут я? - подалась она ко мне.
   - Не знаю. Но бабушка направила меня к вам. Значит либо вы сами можете мне помочь, либо знаете того, кто готов это сделать за вас. В частности, мне нужно обучение. С нуля.
   - Ну допустим в моих силах дать тебе желаемое. Но почему я должна это делать? - сцепила она руки в замок перед собой.
   Вот это по-нашему! Сразу видно делового человека.
   - Тут так же два пути. Либо вы должны моей бабушке, либо у меня есть то, что вас могло бы заинтересовать в качестве оплаты. Иначе, опять же, она бы меня к вам не направила. Так какой из вариантов, Серафима Израиловна?
   - Я хочу половину Марининых артефактов, - заявила ведьма.
   - Э нет, - усмехнулась я. - Мне за меньший процент вампиры вечную дружбу обещали, - покривила я душой.
   То, что я не могла сейчас нормально использовать бабкино наследство не значит, что осознание его ценности прошло мимо меня.
   - Нефритовый браслет, - подумав назвала Серафима цену.
   Помню, был там такой. Ох чует моя жабка, браслетик меня и саму бы порадовал.
   - Договорились, - согласилась я. - Оформим юридически?
   Вообще в книге тема обучения затрагивалась вскользь. Обычно этим занимались родители или опекуны, но иногда все же случались ситуации, когда юного пробужденного брал в ученики кто-то не из семьи. Оформлялся договор, назначалась цена, обговаривались сроки.
   - А ты шустрая, - хмыкнула моя собеседница колыхнув при этом внушающим бюстом.
   Как же приятно на нее смотреть.
   - У меня остро стоит вопрос со временем. Чем больше его утекает, тем менее адекватной я становлюсь, - пожимаю плечами.
   - В каком смысле? - напряглась вдруг Серафима.
   - Призраков очень много. Недавно на меня толпа напала.
   - Сколько? - резко изменилась в лице ведьма.
   - Очень много. Меня от четырех-то чуть не порвало, а ведь на очереди вся парковка стояла, - вздрогнула я от воспоминаний. - Еле прогнала.
   - Твою ж на лево, послала судьбинушка сильного медиума - ругнулась ведьма. Взяла мобильник, и полистав немного телефонную книгу позвонила кому-то.
   - Данил Арсеньевич, составь договор об оказании образовательных услуг. Да я беру себе ученицу. В оплате пропиши нефритовый браслет авторства Марины Вороновой. Да той самой. Свойства прописывать не надо. У него аналогов нет. Ученица Воронова Адина Давидовна.
   - Откуда такая уверенность в эксклюзивности браслета? - полюбопытствовала я, стоило ей завершить звонок.
   - Маринка его по-пьяне сваяла, а процесс создания так вспомнить и не смогла, - задумавшись о чем-то своей пробормотала ведьма. - Ладно, не об этом сейчас. Рассказывай, когда ты умерла и при каких обстоятельствах начала видеть призраков?
   - Начнем с того, что мертвых начала видеть вчера. А клиническую смерть пережила чуть больше недели назад. Первой кого увидела была бабушка. Впрочем есть подозрение, что призраками столкнулась чуть раньше. А вообще знаний у меня нет от слова совсем, данный неутешительный факт подводит нас к тому, что программа должна быть расширенной. Поскольку пробудилась я примерно две недели назад, а бабушка моим образованием не озаботилась я сейчас хуже ребенка. Только проблемы совсем не детские.
   - А я смотрю жизнь у тебя весьма насыщенная, - усмехнулась Серафима.
   - Смертельно.
   - Зачем Марина к тебе приходила? Как вообще это произошло?
   - Не знаю, я не совсем поняла, - сморщила я нос. - Я тогда собиралась от вампиров отбиваться, очень испугалась, побежала за бабушкиными артефактами в ее комнату, схватила их. Еще подумала, что было бы неплохо если бы она сама появилась и инструкцию по применению дала. В идеале, если бы она вампиров разогнала. А потом смотрю, она на кровати своей сидит. И молчит.
   - Вампиры? Кто именно? - заинтересованный взгляд сверкнул из под очков.
   - Я плохо рассмотрела. Кстати, вы знакомы с Верховным вампиром?
   - Ромула тоже заинтересовали артефакты? - искренне удивилась Серафима.
   - Нет. Его заинтересовала я.
   - Ты рассказала ему о своем даре? - не вопрос, а обвинение в идиотизме.
   - Я столкнулась с его призрачной свитой, - попыталась оправдаться.
   - Ты обречена, - схватилась она за лоб.
   - Он знает о том, что его преследуют мертвые женщины? - спросила я и только потом поняла, как двусмысленно звучит вопрос.
   - Он знает, что они не ушли за грань, о том, что они рядом с ним ему не говорили.
   - Я могу отправить их за грань? - затаила я дыхание.
   - После обучения само собой, - кивнула ведьма, задумавшись о чем-то явно важном. - А в жизни тебе похоже вообще не везет, - как-то обреченно потерла она переносицу под очками. Вот кому действительно идут очки.
   - Сила говорить с мертвыми мне что-нибудь кроме головной боли дает? - задала интересующий меня вопрос.
   - Проблемы это дает, - вздохнула управляющая клубом. - Некоторые секреты должны оставаться в могиле.
   - Эта способность врожденная или приобретенная в результате клинической смерти?
   - Приобретенная. Нас таких всего пятеро на сегодняшний день. Осталось. И только одна, как и ты, могла мертвыми управлять. Тебе бы к ней, но Матильда лет десять назад как в лондонском сумасшедшем доме для иных скончалась.
   Иными, насколько я помню, себя называют нелюди.
   - А есть какие-нибудь обучающие пособия для прошедших инициацию? Я же говорю, для меня существование потусторонних сил вообще новость.
   - Оно понятно, ты же пробудилась после двадцати, так еще и полукровка, - кивнула ведьма.
   Опа, какие новости.
   - С этим какие-то проблемы?
   - После двадцати единицы пробуждаются. Пустышек не обучают, поскольку смысла нет, ну и чтобы комплекс неполноценности не развить. В прицепе, их жизнь ничем от обычных людей не отличается. А вот с полукровками сложнее. Это как в природе. Они обычно ущербны. Чаще всего слабы духовно. Агрессивны. Чаще чистокровных оказываются психически не стабильными.
   Так вот, что с прежней владелицей тела случилось. Это вполне объясняет почему она после пробуждения из тихой забитой девчонки стала более злобной редиской.
   - Дайте угадаю, - тоскливо предположила я. - Мертвых видят только полукровки и только после пережитой смерти?
   - Бинго! И только представители демонический или ведьминской расы. А ты у нас прямо как на заказ, дочь ведьмы и демона.
   Ага, комбо.
   - Зашибись, - выпала в осадок я. - А как информация о собственных генах мимо меня прошла?
   - Насколько знаю, Маринка вообще историю с твоими родителями замять пыталась. Твой отец демон неприятный. Положил на дочь второй в ковене ведьмы глаз. Похитил ее, сожительствовал, потом она ему надоела, он ее маменьке вернул. Но уже с тобой в утробе. О чем не знал. Потом родилась ты. Ведьмам к сожалению аборты противопоказаны. У нас они знаешь ли летально заканчиваются - расовые особенности. Мать тебя не желала. Отцу из вредности не отдала. Так еще у Верховных выбила постановление о соблюдении дистанции до совершенолетия. Подала на алименты и бросила тебя на бабку.
   Меня вдруг посетила догадка.
   - А я смотрю, вы с бабушкой были весьма дружны. Иначе она вам этого не рассказала бы. Да и показала она мне вас именно в этом кабинете. Вы что, пили тут вместе что ли?
   - Догадливая какая, - умилилась моя собеседница.
   Из всего рассказа о несчастной доле Адины я вынесла одно. Нужно озаботиться контрацептивами.
   - А чем тут предохраняются-то?
   - Да как и обычные люди. Кто чем горазд.
   Яяясненько.
   Нашу беседу прервал стук в дверь.
   - Серафима Израиловна, договор, - зашел полный дядечка лет пятидесяти в кабинет. Демон, - почему-то подумала я.
   Положил перед ведьмой два листа, развернулся, окинул меня оценивающим взглядом и ушел.
   Договор был в двух экземплярах. Ничего скрытого, или сверх обговоренного не содержал. Потому мы его подписали, и оставили кровавые отпечатки пальцев в указанном месте. Каждая забрала себе по экземпляру. Все стандартно. Свой я убрала в увесистый белый клатч-конверт, с которым пришла. И только потом увидела конверт в котором оказалась симкарта.
   - Сейчас тебя зарегистрируют в нашей сети, - взяла она телефон и принялась строчить кому-то сообщение. - Симку в телефон вставь. Смской придет логин и пароль. А так же ссылка на наш браузер. Как все установишь, напиши, я сброшу тебе учебный материал и ссылку на нашу электронную библиотеку. Там изучишь законы, познакомишься с информацией о расах, общие магические принципы. Только практиковать не вздумай. Это под надзором делается. Как теорию изучишь, позвони, я составлю график для практических занятий.
   - А как же древние талмуды, передающиеся из поколения в поколение?
   - Уже лет пятнадцать как все оцифровали, - отмахнулась она. - У нас народ знаешь, как технологии уважает?
   - Подозреваю, - потрясенно киваю. - А что по моей непосредственной проблеме?
   - Тут конечно сложнее, - вздохнула она. - Учебник на эту тему всего один. И тот лишь общую информацию содержит. А у нас все весьма индивидуально. Для начала не спускайся под землю. Там вероятность встретить мертвых увеличивается, а с учетом твоей силы, ты их как магнит вокруг себя соберешь. Лучше вообще подальше от земли держись. Носи очки, сквозь гаджеты и стекло мертвых не видно, но есть вероятность столкновения и приобретения головной боли на весь день. Когда призрак понимает, что ты его видишь, он начинает проявлять интерес. Найди якорь, и старайся держаться его.
   - Якорь?
   - Это иной с очень сильной магией и руками по локоть в крови. Сильные способности на ментальном уровне создают нечто вроде защитного поля.
   Прекрасный совет. Стоп... Так на парковке призраки из-за приставленного Молчуней Дениса контакт прекратили? А я его скорее мальчиком на побегушках считала...
   - Почему именно убийца, разве его не должны сопровождать души погубленных?
   - На самом деле мертвые не любят убийц. От них веет смертью, а призраки предпочитают энергию жизни. Есть конечно исключения, но там должна быть глубокая эмоциональная связь. Ну или ты призовешь. В целом встретить не упокоенную душу довольно сложно. К таким как мы они приходят сами, потому как у них есть дело, которое они желаю закончить. Сама понимаешь насколько сильной должна быть душа, что бы иметь сознание и волю для поиска медиума. Но ты у нас случай другой. Ты способна души призывать. Ситуация с Мариной тому пример. Это не она к тебе пришла, а ты ее позвала. Ну и твоя способность их прогонять тоже заслуживает отдельного внимания. Изучим, разовьем, закрепим. И помни, мертвые не лгут. Мы со временем тоже теряем такую возможность. Чем сильнее твоя связь с тем миром, тем меньше у тебя шансов соврать.
  - Есть еще какие-либо побочные действия от использования дара, кроме адской боли и патологической честности? - несмотря на обстоятельства и недостаток информации я уже просчитывала свое будущее.
  - Есть. Ты уже умирала. Тебе вернуться туда намного проще, чем кому-либо другому. Если твоя душа окажется за пределами тела, ты уже не вернешься обратно. Контакт с большим количеством душ тебя убьет. Догадываешься почему?
  - Почему?
  - Во время контакта они выпивают твои эмоции. Чувства. Что бы преодолеть законы мира, нужна не только сила. И в результате ты теряешь волю к жизни. Единственное, что держит душу в теле.
  - У меня есть вообще шанс выжить?
  - Конечно, - улыбнулась уверенно она. - Учеба.
  - Кстати об этом. Влияют ли призраки на того, к кому привязаны?
  - Само собой. Усталость, тоскливость, кошмары.
  - Как изгнать призрака навсегда?
  - Удовлетворить его желание. Разорвать эмоциональную связь. Ну а тебе просто приказать и вложить в приказ силу. На это тоже нужна практика, которой мы займемся позже. А пока сходи развейся, потанцуй. Наш клуб один из лучших в городе. И работаем мы только для своих.
   Как, однако, ненавязчиво она отправила меня восвояси. Впрочем, мне действительно пора. У меня еще одна встреча.
   - Можно последний вопрос?
   - Валяй.
   - А вы нашли свой якорь?
   - Я за него замуж вышла, - понимающе улыбнулась шикарная ведьма.
   - Спасибо, - искренне поблагодарила я, и отправилась по предложенному маршруту.
   За дверью меня ждали администратор и отголоски музыки. А неплохая у Серафимы звукоизоляция в кабинете.
   Администратор, вывела меня в зал служебными путями. Ценительницей клубов я никогда не была. Моя страсть - бары. Так что оценить прелесть данного заведения я просто не смогла. Клуб как клуб. Музыка, интерьер, бар, девочки танцуют в специально отведенных местах, какой-то популярный исполнитель отрабатывает гонорар.
   - Есть уединенные столики на втором этаже? - кивнула я указывая направление.
   Администратор, судя по проскальзывающим красным огням в глаза из демонов, посмотрела на меня задумчиво, потом видимо вспомнила откуда я только что вышла. И повела мою важную персону в нужную сторону. Она даже официанта мне откуда-то выхватила, за что я ее искренне поблагодарила и сделала заказ. Попросила записать этот столик на мою фамилию, объяснив это тем, что жду знакомого. Задала еще несколько вопросов о клубе и посетителях.
   Пока ждала заказ, отписалась Верховному вампиру. Тот сообщил, что будет минут через сорок. Принесли заказ, и я порадовалась чудесам акустики. На удивление вверху музыка была тише, чем внизу. Посмотрев на танцующую толпу решила, что было бы не плохо и самой костями тряхнуть. Да и осмотреться хотелось. Не смотря на равнодушие к клубной жизни, именно в них я в этом мире оказываюсь периодически. И я пошла наслаждаться жизнью. В процессе поняла, что мешать алкоголь с обезболивающими таблетками было не самой лучшей идей. Всего пара коктейлей, и я уже чувствую себя странно. Голова кружится и в теле легкость. Напрягает. Но это лучше, чем дикая боль, отдающаяся в воспалённом мозгу при малейшем движении. Наркоконтроль бы не одобрил.
   Жизнь казалась проще, а радость от решения одной из проблем поднимала настроение. От маньяка я избавилась руками Молчуни. Образование необходимое для жизни в этом мире вскоре получу. Осталось заработать еще немного денег дабы получить наследство, и попытаться найти пути подхода к Верховному злодею, дабы избавиться уже от Молчуни. Как злодеистый демон выглядит я знаю лишь по описанию из романа. Адина его не встречала, а значит воспоминаний о нем нет. Так же и про маньяка, бывшая владелица этого тела его еще не видела, так что и его описание я знаю лишь из книги.
   Вдруг мою руку кто-то схватил и выдернул из толпы. Благо танцевала я не в центре.
   - Адина?! Это ты?! Что ты тут делаешь?!
   Героинька. А ведь жизнь только начала налаживаться.
   - Танцую! - озвучила очевидное, перекрикивая музыку.
   - А ну-ка пойдем поговорим! - потянула она мне за собой.
   - Девушка, уйдите, я вас не знаю! - прикинулась я валенком.
   - Что? Я тебя не слышу! - переиграла она меня..
   Вот когда я книгу про нее читала, желание сунуть везде нос казалось забавным и даже логичным. Надо же как-то сюжет двигать. Но в реальной жизни такая упертость, сильно раздражает если честно. Самое обидное, я ей даже в нос двинуть не могу, сразу же получу ответку от гарема. А мне и так проблем с Молчуней хватает. Интересно, сколько раз я должна повторить ей фразу 'отвали от меня', чтобы до нее наконец дошло? Есть конечно еще вариант развития событий: можно продолжить играть в подружек. Но мне действительно проблем хватает! Пусть с ней ее гарем нянькается. Но ведь есть категория людей, и похоже, что нелюдей тоже, с которой проще согласиться, нежели отстоять свою позицию.
   А тем временем она притащила меня в женский туалет. Тут и музыка тише, и освещение получше.
   - Евангелина, устраивать разборки в женском туалете - моветон, - предупредила я героиньку.
   - Ада, что происходит? - поставила она заезженную пластинку, проигнорировав мои слова. - Ты очень изменилась и не только внешне. Я попросила Марата пригласить тебя на свой день рождения, а ты даже слушать его не стала. Но вдруг ты здесь. А ведь в этот клуб просто так не попасть. Да и ты никогда не была любительницей таких заведений. А одежда? Волосы? Ты же никогда так вызывающе не одевалась? Мне приходилось силком тебя переодевать. Открещиваешься от нашей дружбы. А ведь я единственная твоя подруга! Поделись со мной своими проблемами, ты же знаешь, я всегда помогу. Ты связалась с плохой компанией?
   - Евангелина, услышь меня пожалуйста, - вздохнула я, и посмотрела на нее. До этого все как-то на мимо проходящих барышень любовалась. Хороши. И такое расовое разнообразие. - Мы с тобой больше не подруги. У каждой своя жизнь, так не могла бы ты пойти...
   - Стой, - перебила меня она. - Что у тебя с глазами? И зрачки расширены. Ты что, под наркотой?
   Зашибись. Мало мне амплуа суицидницы, так еще и наркоманкой стала.
   - Сначала попытка самоубийства, теперь наркотики? Адина, ты немедленно отправляешься домой.
   Я же говорила.
   - Я не под кайфом, - попыталась достучаться до здравого смысла я. Но похоже просчиталась с ее синдромом спасительницы.
   - Ты себя вообще видела? Взгляд чумной, сосуды в глазах полопались, ведешь себя странно!
   Задрала.
   Спокойно, Ада. Это же главная героиня, у нее амплуа такое. Она не виновата. Ее нельзя обижать, у нее лютый гарем.
   - Хорошо, Ева, - устало произношу я. - Как скажешь. Сейчас схожу за сумочкой и вызову такси. А ты пока иди к ребятам. Марат наверняка уже извелся. Я подойду попрощаться.
   - Мы с ним всего лишь друзья, - смутилась она. Да как будто меня сейчас интересует стадия ваших отношений. - Не задерживайся, - кивнула она.
   Серьезно? И вот с этим человеком Адина целых три года дружила? Я даже не знаю, как это назвать... паталогический пофигизм? Нет, это скорее про меня. У нее же... одним словом, главная героиня. Мир крутится вокруг и ради нее.
   Я поторопилась покинуть дамскую комнату, поскольку посетительницы начали на нас коситься. И стоило открыть дверь, как столкнулась нос к носу с оборотнем.
   - Марат? - удивилась героинька за моей спиной. - Что ты здесь делаешь?
   - Тебя долго не было, я переживал.
   - Можно я уже выйду? - прервала я трогательное воссоединение.
   Крутышка наконец сделал шаг в сторону.
   - Кто это? - услышала я, проходя мимо.
   - Адина.
   - Адина? - очень удивился он. - Она на себя не похожа.
   - Она под дурью, еле уговорила ее уехать домой.
   В этой долбанной реальности хоть кого-нибудь интересует правда?! Сумасшедший мир.
   - А наркотики ее сильно изменили... Может мне ее отвезти домой?
  - За ней приедет такси. Она всегда была разумной..., - дослушать дальше не дала громкая музыка и собственная удаленность от места общения.
  Адина, Адина... ты хоть кому-то в этом мире нужна была?
  Кстати, и правда, что здесь делает один из альфа-самцов сего произведения? Память тут же выдала информацию о дне рождения сего индивида.
   Где еще Крутышке праздновать свой день рождения, как не в единственном на весь многомиллионный город элитном клубе для иных? Логично и то, что в этот самый клуб он потащит девушку к которой питает горизонтальные намерения.
  Это же сцена инициации главной героини. По сюжету Крутышка устроил вечеринку для своих. Вместе с героиней пришла и Адина, в тайне радующаяся любой возможности пересечься с альфасамцом от оборотней. В поисках какой-либо информации о пропавшей жене друга в клуб явился альфасамец от вампиров. В романе мотивы поиска именно в этом месте не объяснялись, но я догадываюсь, что вампир к Серафиме приходил. Ну и Обояшка-Демоняшка здесь просто завсегдатай. И все они по очереди успели пересечься с героиней. А потом и вовсе всем гаремом собрались и заряд энергии от ее пробуждения получили. Дальше шло пространное объяснение, что сие действо весьма интимно и разделить его можно только с самыми близкими, поскольку имеет побочные эффекты в виде непонятных то ли энергетических, то ли эмоциональных связей. В общем классическое клише из классического фентезийного любовного романа, в котором нужно как-то обосновать чувства героев, особенно если ничем другим они не обосновываются.
   Ну не знаю. Либо это особый скил героини, либо я оказалась бракованной, ведь никакой связи с монстром из Гонкогна не ощущаю... либо автор отсебятины в историю добавила. Так я размышляла пока поднималась к своему столику. За которым меня уже ждал Верховный Молчуня. Ну и две призрачные девицы за его спиной.
   Вампир сидел, вальяжно забросив руку на спинку дивана, а в другой держал бокал. Такой серьезный, я бы сказала задумчивый. И красивый. В белом костюме в синей рубашке без галстука. Вдруг захотелось к нему прикоснуться. Он казался родным и близким.
   По воспоминаниям героини в романе, они познакомились совсем не в университете. Он так же сидел в баре, думал о чем-то своем и выглядел очень грустно. Адина, которую героиня затащила туда же ради компании жалась в уголочке и весь вечер смотрела на него. Это заметила Евангелина с подружками, и после потока подколок в сторону бывшей владелицы моего тела, веселые девчонки принялись спорить, кто же из них пойдет утешить блондина. Пошла главная героиня. Она честно рассказала почему подошла, наговорила кучу жизнеутверждающей чуши и свалила в закат. А через день они встретились как декан и студентка.
   Верховный вампир заметил меня, стоящую неподалеку и откровенно пялющуюся на него. Я сделала шаг вперед, а он потянулся свободной рукой к маленькому круглому шарику в центре низкого столика. И на нас обрушилась тишина.
   Впервые вижу магию в чистом ее виде. В книге такая штука тоже описывалась. Называется полог тишины, совершенно бытовой артефакт. Полная звукоизоляция в обе стороны в радиусе шести метров. Судя по виду и подготовке Молчуни, разговор предстоит серьезный.
  - Коньяк? А я больше по виски. Мы такие разные, но оба любим выпить, - мурлычу я, посылая улыбку вампиру. Медленно подхожу к дивану, на котором он сидит, наклоняюсь, упираюсь в спинку дивана рядом с вампиром рукой и внимательно заглядываю ему в глаза. Он отвечает покерфейсом и какой-то затаенной насмешкой. Классическое выражение умудренного опытом дяденьки, наблюдающего за несмышлёной девочкой. Я всей своей женской интуицией почувствовала его уверенность в собственной правоте. Он пришел сюда не говорить. Он пришел за мной. За такой полезной, слабой, одинокой мной. Как Верховный вампир.
  Прогибаю корпус ниже, голову вбок, кончиками пальцев едва не касаюсь совершенно чистой кожи на шее. Как я и думала, ни пореза, ни шрама.
  Мне не нужен Верховный. Мне не нужен Роман Александрович - декан экономического факультета лучшего вуза страны. Мне сейчас нужен непростой клыкастый парень Ромул. Со всеми его тараканами.
  Дернулся кадык.
  Убираю руку от его шеи и выхватываю из его ладони бокал. Призрачные дамы за его спиной были спокойны. Выпрямляюсь, поворачиваю голову и смотрю в сторону бара. Благо с моей позиции его хорошо видно. Там героиня с каким-то парнем сидит общается. И это точно не Крутышка. И я даже знаю с каким. Сюжет романа идет своим чередом.
  Перевожу взгляд на вампира и вижу его глаза напротив своих. Насмешка красивого мужика, знающего, что он красив.
  - Сядь, - отдает уверенно приказ.
  И конечно же я слушаюсь. Нет ничего привлекательнее послушной женщины. Сажусь чуть поодаль от него. Не далеко и не близко, так чтобы быть рядом, но не соприкасаться. Как раз рядом с белым клатчем-конвертом. Идеально. Сижу, молчу и смотрю-смотрю-смотрю на мужчину.
  - Мы поймали парня, - проигнорировал мой страстный взгляд Верховный вампир. - Но несмотря на все наши действия он молчит. На удивление крепкий. Ни о целях похищения, ни о мотивах.
  - Или же, - делаю глоток из его бокала. - Он не может сказать.
  - Мы проверили его на наличие блокирующих чар. Он чист.
  - Воля. Или страх? На что бы ты поставил, вампир?
  - Ромул, ведьма. Прояви уважение к Верховному.
  - Ромул, - послушно повторяю, подумав, что это очень красивое и сильное имя. Как и его владелец.
  - Так же мы проверили тебя и твои возможные связи с ним. Вы вообще никогда не пересекались. А ты до недавнего времени вела скучный образ жизни. После смерти опекуна вдруг резкие изменения. Но с похитителем связь так и не появилась. По твоему предыдущему поведению и сегодняшнему посещению Серафимы, я предполагаю, что ты медиум.
  - Может быть, - вздыхаю я. - А может и нет. Не уверенна. Я просто знаю. А они просто приходят и рассказывают остальное.
  - Мертвые?
  - Да.
  - Вампирам будет полезен твой дар.
  - А тебе? Лично тебе я была бы полезной? - грустно смотрю на него и на уже пустой бокал.
  Хороший коньяк. Жаль кончился.
  - Почему молчит мальчишка? - подался он чуть вперед. - Что он имеет против меня?
  - У любого существа в этом мире есть слабое место. Это либо кто-то близкий, либо ты сам. И если после пыток, парень промолчал, значит он кого-то защищает. Мужчина обычно защищает либо семью, либо любимую женщину. У него на тебя большая обида, значит это месть. Узнай за кого мстит мальчишка. Лика его вторая жертва, в предстоящей череде трупов. В твоем окружении, как минимум три женщины имевшие с тобой связь интимного характера. Но он выбрал ее. Почему? Не потому ли, что ты пытался за ней ухаживать в свое время? Откуда он об это знает, спросишь у него сам. А вот где искать, думаю ты уже догадываешься. Не так ли?
  - К чему эти загадки, - проявил нетерпение вампир. - Просто расскажи мне обо всем.
  - Я по-твоему википедия ходячая? - возмутилась я. - У меня тоже есть пределы.
  - То есть ты намекаешь на то, что я поступил несправедливо с его женщиной?
  - Это клише любого сюжета, - пожимаю плечами.
  - Что?
  - Я говорю, ищи сам, - а коньячок-то крепкий. Расслабил что надо.
  - Но ты намекала на то, что он действовал не один.
  - Не правильно. Он действовал не самостоятельно. Чувствуешь разницу? Что за ритуал он пытался провести? Для чего он? Тебе известны руны, украшавшие жертвенник? Твоя вторая цель: найти связь между жертвами. Ну а третья: выяснить назначение ритуала.
  - Откуда столько информации. Даже Серафима не способна узнать у мертвых подробности об алтаре.
  Попав в роман я тщательно его проанализировала. Пожив тут немного и вовсе пришла к кое-каким выводам. После долгих и мучительных рассуждений я поняла простую вещь: информация мое единственное оружие. И это оружие к сожалению опасно в той же степени и для меня. Интерес Верховного вампира ко мне тому доказательство.
  - Ты за предыдущую информацию еще не расплатился, Ромул.
  - Сколько ты хочешь? - понимающая усмешка появилась на его губах.
  Ну конечно же. Все в этом мире продается.
  - Деньги мне не нужны, - перетекаю вперед, встаю на диван коленями вплотную к вампиру.
  - И что же тебе нужно? - во взгляде интерес, догадка и недоверие.
  Ну что ж, время для экспериментов и решительных действия во имя светлого будущего.
  - Поцелуй, - оседлала я его, уронив бокал на пол.
  Подождала мгновение, ожидая реакции. Не оттолкнул.
  И я поцеловала. И тонкие клыки, прячущиеся за красивым изгибом губ вовсе не мешали.
  А он взял и ответил на поцелуй. На поцелуй со вкусом крови. Он просто вонзил в мою губу свои клыки. И это было очень больно. Но то ли вампирская слюна с особыми свойствами, то ли обезболивающее, принятое мною ранее, то ли алкоголь эту боль довольно быстро заглушили. И мне даже приятно стало. Что ни говори, а целоваться Верховный вампир умеет. Впрочем, судя по опыту героини целоваться тут все умеют.
  - Ты знаешь, что выпив чужой крови, вампир способен чувствовать ложь донора? - оторвался он от меня.
  Конечно знаю. Ложь. Сильные эмоции. Об этом же в книжке написано. А еще там было сказано, что вампирская кровь тот еще возбудитель. Вызывает влечение к вампиру давшему ее. Жаль не универсальное средство, растаскали бы вампиров на афрадозиаки. Зачем бы еще ему пытаться героиньку ею напоить? А еще у них кровью обмениваются только любовники.
  - Да плевать, - честно призналась я и вновь потянулась к его губам.
  Интересно, если бы не убойная доза препарата и алкоголя, как бы я себя чувствовал на самом деле?
  Может я секрет сейчас раскрою, но пьяная женщина не желает интима, она желает внимания и признания своей привлекательности. Интим лишь способ подтверждения. Так что как бы сильно не стимулировались мои гормоны сейчас, максимум чего достигнет Ромул, наполнив мой рот уже своей кровью, это легкого напряжения внизу живота.
  - Что в твоей крови? - вдруг схватил он меня за плечи, вновь оторвав от себя.
  На губах и языке я чувствовала соленый вкус и металлический запах. В который уже раз за этот невероятно долгий день? В ответ на вопрос вампира я назвала препарат.
  - Это нельзя мешать с алкоголем! - рявкнул он.
  - Но жить так больно, - пожаловалась я, кладя руки ему на плечи и преданно заглядывая в глаза. В которых, кстати, бегущей строкой шли два слова. Ненормальная. Неадекватная. Знакомый взгляд. - Ты такой же. В тот вечер, я сидела в углу и наблюдала за тобой. Подумала: тебе тоже больно. Ева заметила мой интерес и подошла к тебе. Она особенная, в ней спит магия света. Тебе становилось легче рядом с ней? А мне вот не становилось. Жить по-прежнему больно.
  - Это из-за дара? - пробило его на эмоции. - Ты поэтому пыталась покончить с собой?
  - Я этого не делала, - кладу голову ему на плечо. Она заметно потяжелела.
  - Что с тобой произошло, Ада?
  - Бабушку убили, - вдруг пронзила голову новая боль. - А я не должна была пережить тот день. Я просто не хотела боли, поэтому приняла снотворное, чтобы уйти тихо. Но сработал... Пошли вон! - рявкнула я, на мертвых женщин, вновь наложивших на меня свои призрачные ручонки.
  Меня порядком утомила призрачная свита Молчуни.
  - Ада, - схватил он меня за плечи. - Что происходит?
  Вырываюсь и соскальзываю с его колен.
  - Я ненавижу боль Ром, - признаюсь ему. - Жила с ней три года. Три долбаных года своей жизни. Я должна была умереть. Но выгрызла собственную жизнь. Ради чего, Ромул? Ради того, чтобы узнать, что теперь эта тварь будет со мной всегда? Каждый раз, когда тебе понадобится информация? Или когда кто-то другой захочет узнать тайны мертвых? Мне нечего терять. У тебя нет ничего, что заставило бы меня подчиниться. Единственное, что ты можешь, это снова и снова причинять мне боль. Так зачем мне жить, Рома?
  - Кого ты только, что прогнала? - продолжает настаивать он.
  Я ему тут душу изливаю, драму из последних сил выжимаю, а его мертвецы интересуют.
  - Твоя мать и та, другая. Алекс, кажется. Они похожи с Евангелиной, - вздохнула я. При упоминании имени героиньки мой собеседник в очередной раз напрягся. Наклонилась, подобрала клатч. - Я все думала, почему ты зациклился на Еве? Что тебя надломило, вампир? Что приносит в твои сны кошмары?
  - Откуда ты..., - вскочил он.
  - Ты не виноват, - перебиваю его. - В их смерти ты не виноват. Ты не бог. Просто потому, что боги те еще твари. Уж поверь, я знаю. Я просила бога избавить меня от боли и позволить жить. А вместо этого я здесь. Но сейчас не об этом. За то, что я тебе только что поведала ты должен мне вот столько, - показываю пальцами. - Кстати, - достаю телефон из клатча. Два часа ночи. Как раз вовремя. - Сейчас произойдет кое-что интересное. Пойдем посмотрим?
  Разворачиваюсь и иду в сторону лестницы, на меня обрушивается шум ночного клуба в самом разгаре веселья. И где же веселая компания, нужная мне?
  Наследник Верховного оборотней снимет вип-ложу. Но главные события произойдут, как ни странно рядом с женским туалетом. Эти дамские комнаты те еще загадочные места. Разборки, интриги, секреты. Чего только их стены не повидали. Вот и я танцующей походкой направилась в ту сторону.
  По сюжету, в два часа ночи, главная героиня захотела домой. И Крутышка изъявил желание ее отвезти. Но перед этим, героиня решила посетить клозет. И все бы ничего, если бы не подруга детства Марата. Сильная смелая самка оборотня. Она с детства питала нежные чувства к наследнику расы, и появление серьезной соперницы перенесла болезненно. С горяча она решила разобраться с героиней в лучших традициях своей расы. Она сделала то, о чем я уже некоторое время мечтаю. Дала героине оплеуху от всей души. Насчет души я покривила, ибо оборотни изначала позиционировались в романе, как вид развитый в первую очередь физически. Так что если бы юная оборотница ударила со всей силы, то легко бы размазала голову героиньки. Но даже столь легкая оплеуха пошатнула душевное равновесие главной героини. Ведь о ужас! Ее никто. Никогда. И пальцем тронут не смел.
  - Ада? - дернули меня за руку.
  Да что за привычка такая у народа?
  - Привет, - выдергиваю руку из хватки Кирилла. Безуспешно.
  - А ты здесь что забыл? - удивился за моей спиной вампир.
  - Я на своей территории, Ромул.
  - Руку отпусти, - попросила его. Общаться стараясь перекричать музыку нам троим явно не нравилось. - Не люблю, когда меня трогают.
  Меня отпустили, наградив изучающим взглядом, задержавшимся на моих губах. Похоже я разгуливаю с измазанным в крови ртом. Верховный вампир так же одарил удивленным взглядом. Хотя бы потому, что я сказала чистейшую правду.
   Но как же безразлична была мне данная мысль в свете нового понимания. Территория демонов. Это же просто праздник какой-то! Похоже планы придется откорректировать.
   Посмотрела в сторону двух юных барышень, строивших публичное выяснение отношений. Судя по выражению лица кричащей на героиньку девы, сейчас будет плюха.
   - Ева? - хором вопросили товарищи из гарема, обернувшись в ту сторону. И умудрилась же расслышать. Сколько нужно вампиру и демону, чтобы преодолеть расстояние в пятьдесят метров, заполненное постоянно перемещающимися препятствиями?
   Нет, нет, нет, мальчики. Так не пойдет. Планы поменялись. Я изменю сюжет. Но как их задержать? Мне и нужно-то всего ничего.
  В затуманенную бабулиными лекарствами и недавними алкогольными возлияниями голову пришла такая же неадекватная идея. Достаю из клатча родной уже тесак. Ах эти женские сумочки, чего в них только нет, карта, телефон, ключи от дома, моток изоленты и тесак. В прошлой жизни я измеряла вместимость сумочки в литрах. Нынче в тесаках. Как жизнь людей меняет.
   Хорошо, что я сюда по договоренности попала, не пришлось проходить досмотр. Было бы трудно объяснить наличие всего этого. К моему сожалению клатч пришлось уронить на пол. Задираю рукава кожаной куртки до локтя. Движения четкие и быстрые.
   Сейчас будет больно.
   Рассекаю кожу на предплечье и запястье. Крови, нам нужно больше крови. Завтра же отправлюсь к психологу, у меня наблюдается патологическая тяга к членовредительству. Остановились оба. Обернулись. Странно, Обаяшка-то, почему замер? Я сейчас связана только с Верховным вампиром. И лишь он ощущает тот коктейль ненормальных эмоций, что бурлит в моей крови, изрядно сдобренной адреналином. Впрочем, сейчас на меня смотрят все близ стоящие нелюди, ибо кровищей воняет, а у них обоняние будь здоров. В книге об этом не раз упоминалось в связи с бесконечным обнюхиванием героиньки другими героями на предмет выявления чужих запахов.
   Музыка бьет по ушам. Теплые капли скатываются с пальцев. Вспышки белого света, испускаемые стробоскопом, превращают реальность в кадры.
   Вспышка: я стою с вымазанным в собственной крови тесаком, по запястью бежит кровь.
   Вспышка: вместо спин героев я вижу их удивленные лица.
   Вспышка: незнакомая мне девушка замахивается на героиню.
   Вспышка: Кирилл и Ромул вдруг синхронно шагнули ко мне.
   Вспышка: героиня прижимает к щеке ладонь.
   Вспышка: герои оборачиваются в сторону женских разборок.
   Вспышка: рядом с героиней вдруг появляется оборотень.
   Вспышка: я падаю на пол словно подкошенная, зажмуриваюсь, руки рефлекторно закрывают голову.
   Вспышка бесконечного белого света пронеслась теплом над моей головой, сметая все, что было выше колен героини. Мир замер в этом свете, по ушам резанул громкий хлопок. Взорвались динамики акустической системы. Только бы барабанные перепонки выдержали. Сверху на спину упало чье-то тело, впечатав меня в бетонный пол. Было больно и неприятно, ибо пол грязный, а тело не маленькое. Мой позвоночник! Откуда-то сверху сыпется мелкое стекло.
   Свет пропал так же резко, как и появился. Вообще. А вот тяжесть чужого тела никуда не делась. Извиваясь гусеницей, еле выползла из-под бессознательного тела. Вспотела, устала, но не сдалась. Стоило оказаться на свободе, как в потемках принялась искать свой клатч. Нашла, под тем же самым телом. Надеюсь телефон пережил столь непочтительное отношение. Достала гаджет и включила фонарик. Неподъемным грузом оказался Молчуня. Поднимаюсь на нетвердых ногах и осматриваюсь.
   Тела, лежащие в повалку, перевернутые столики, барные стулья. Бар вообще выглядит как после урагана.
   Чуть поодаль лежит Кирилл, неестественно подвернув ногу, в черном пиджаке и синих джинсах, волосы растрепаны, а лицо на удивление спокойное и безмятежное. Оно такое у всех, кто попал под силу героини. С другой стороны, какое еще может быть выражение у того, кто пребывает в бессознанке? А в пятидесяти метрах от меня лежат, разделенные агрессивной оборотницей герой и героиня. И плохая видимость была между ними. Все. Больше никаких таблеток.
  А на втором этаже началась паника, способствовавшая быстрому и паническому ретированию оставшихся в сознании посетителей.
   Сунь-Цзы говорил: 'Создавая беспорядок, бери что тебе нужно'. Вновь перевожу взгляд на главные действующие лица. Если я сейчас отрублю им головы, они вряд ли это переживут. А значит, причинить мне вред они уже не смогут. И долго я проживу после такого? Соберись, Ада. Это не решит твои проблемы. Ты здесь для другого.
   Со стороны бара послышался хруст битого стекла.
   - Убойная вечеринка, - простонал кто-то.
   Оборачиваюсь. Бармен потрясенно выглядывал из-под прилавка. А ведь их было четыре. Стук за спиной. Распахнулась дверь, ведущая в женский туалет.
   - А куда делся свет? - удивился женский голос.
  - Ай! Здесь что-то на полу. Тань, включи фонарик.
   - Аааа! - пронзительный женский визг, внезапно оглушил.
   Значит сила героини не способна проникать сквозь неживые препятствия. То есть я могла не валяться на полу, а просто провести все это время в туалете? - расстроилась было я. А кто бы тогда вампиру помешал разделить героинькину инициацию?
   Запихиваю в клатч тесак. После чего иду в сторону бара, слушая истеричную ругань на втором этаже.
   - Виски есть? - спрашиваю ошалевшего бармена.
   Он молча протягивает мне уцелевшую бутылку алкоголя. Беру, отвинчиваю крышку, и пью прямо из горла. Не леди. Совсем не леди.
   Тем временем происходящее продолжало изобиловать событиями. Визжащая дева наконец заткнулась, четыре девушки, появившиеся вслед за ней, пытались привести в сознание ближайшие тела, подсвечивая себе телефонами. А зал вдруг наполнился представителями охраны, сверкающими то тут, то там мощными фонарями. И откуда только вылезли? Они деловито расхаживали среди всего этого бардака, проверяя пульс у лежащих без сознания посетителей клуба. Впрочем, про персонал они тоже не забывали.
   - Сима, - услышала я, в тишине мужской голос. - Вызывай Верховного, - да! Да здравствует логика! Ну кого еще вызывать на территории демонов в случае масштабного чп?! Была конечно вероятность, что он не в городе, но тут уж я могла только надеяться на лучшее. Очень не хотелось к Верховному демонюке через Обояшку подбираться. - У нас проблемы. И Бурого на камеры посади. Пусть материал отсматривает.
   Я же, понимая, что сейчас начнется, промываю недопитым мною алкоголем раны. Спасибо бабкиным таблеткам, боли почти нет. Вспыхивает свет. А я-то думала в этом помещении ни одной целой лампочки не осталось. На оставшихся в сознании, наконец, обратили внимание и принялись сгонять их в один угол. Если точнее, то в сторону диванчиков под вторым этажом. А потом начался допрос. Что произошло. Почему в сознании. Где были. Что слышали. Что видели. Бесконечный поток вопросов, совсем не дружелюбных мужиков. Их можно понять.
   А я сидела на краю диванчика и смотрела в пустоту, размышляя о том, правильно ли сделала, оставив героев в живых. Впрочем, время рассудит.
   - Эй, девушка, - перед моим носом появилась ладонь с растопыренными пальцами. - Девушка, вы меня слышите?
   - Она в шоке, - уже другой голос. - Оставь ее. Займись пока барменом.
   И меня оставили в покое.
   Изначально я рассчитывала сбежать от Верховного вампира, как только он разделит процесс инициации героини. Но передумала. Им же тут всем с детства внушают про интимность и важность инициации. Это психологическая установка. Даже если раньше он не испытывал к главной героине сильных чувств, то после произошедшего все меняется. Только этим я могу объяснить более серьезное отношение Обаяшки. Он же изначально проявлял лишь свою кобелиную натуру. Но после, стал вполне серьезен. Я не верю в магические связи. Но верю в психологию и логику.
   Как избежать плохого конца? Избегать героиню и ее гарем. А если не получается? Ослабь связи между героиней и ее мужчинами. Нет связей, нет мотивов. Разделяй и властвуй - принцип старый, но актуальный.
   Но мало лишить героев мотивации к моему убийству, нужно еще убедить их в том, что я нужна им живой. С Ромулом работа уже начата. Остался Обояшка.
   - 'Все идет по плааану!' - пропела я тихо. Вернусь домой, выкину к черту бабулину аптечку.
   Тем временем, наполнивший зал персонал клуба, пытался привести в себя посетителей. Бесполезно. Их сырой силой света оглушило. Как минимум час они в подобном состоянии точно пробудут. Информация из романа, кстати. Успеть бы с Верховным демоном поговорить. Я здесь только ради него осталась. Мне нужен этот генерал. А еще нужны знания. Кто бы знал, как я хочу сидеть сейчас в теплой кровати и изучать законы иных, а не вот это вот все.
   Тем временем события шли своим чередом. Прибегала Серафима, переговорила с коренастым демоном и опять убежала. Как я поняла он тут за начальника безопасности. Кого надо опросили, но домой не отпустили. Из разговоров поняла, что просмотр видео с камер наблюдения дал свои плоды. Виновницу происшествия определили и оттащили в уголок, что б никто не уволок. Более того, некоторых гостей и вовсе на диванчики определили. Включая Крутышку и Молчуню. С учетом того, что клуб элитный, странно, что не всех с удобствами расположили, простых посетителей тут явно нет. Я же рассматривала лица и запоминала.
   Потом мне все это надоело, и я просто грустила о своей судьбинушке. Ну заодно и о том, как долго будет длиться действие кровавой связи между мной и вампиром. Обмен кровью не был для меня неожиданностью, если бы не он, я бы сама это сделала. И все для того, чтобы он поверил. Я ведь не солгала ни словом. Озвучила свои мысли, догадки и факты из прошлого. А так же передала нестабильное эмоциональное состояние. Все для достоверности. 'Правда! Живите по правде!' (с).
   А минут через тридцать в себя пришел Ромул. Силен. Наверняка о том же подумали и охранники, настороженно наблюдавшие за Верховным вампиром. Сел. Потряс головой, проморгался и обвел мутным взглядом помещение. Обнаружил Евангелину. Встал, и на ватных ногах подошел к ней. Проверил пульс. Выпрямился и вновь обвел взглядом помещение. Нашел меня. И в два прыжка оказался рядом. Гребанные монстры.
   - Ты знала, - прошипел он мне в лицо.
   Его собственные черты исказились, выдавая вампирью натуру в заострённом носе, торчащих клыках и горящих каким-то потусторонним светом глазах.
   - Ты все знала, - схватил он меня за плечи, поднимая на ноги, не добившись ответа. Больно. И не удобно, поскольку на ноги меня так и не поставили, а подняли до уровня глаз. А во мне росту метр с кепкой, главным героям в подмышку дышу. Это героиньке хорошо, она у нас девушка высокая.
   - И что? - спрашиваю равнодушно.
   - Зачем?
   - Я прошу Верховного отпустить попросившую у меня прибежища, - раздался за спиной вампира голос Серафимы, склонившейся в полупоклоне.
   Как же сильно она хочет этот браслет. Равнодушно смотрю на нее.
   - Голова болит, - очнулся вдруг Обаяшка. Ого. Впрочем, тоже ожидаемо, в конце концов в романе он описывался как очень сильный демон.
   - А что тут происходит? - задал он вопрос, как только осмотрелся и заметил развернувшуюся драму.
   - Допрос с применением силы? - предположила я, продолжая висеть в руках вампира. Или как это звучит на юридическом языке?
   - Ромул, отпусти девочку, - встал на ноги Демоняшка.
   - Она знала, Кирилл, - спасибо, что не стал сообщать, о чем именно, на всю ивановскую.
   - Даже если и так, обсудить это мы можем в более спокойно обстановке, - увещевал Обаяшка.
   Руки разжались, и я рухнула мешком на пол. В который уже раз. Честно говоря, я не удовлетворена своими отношениями с полами в этой реальности. Слишком часто встречаемся лицом к лицу.
   И в который раз уже поднимаюсь. Правда на этот раз под пристальными взглядами присутствующих. Все просто стояли и смотрели. И я понимаю почему. Это для меня Молчуня уже родной, я как ни как книжку про его любовные потуги читала. А для остальных он Верховный вампир. Сильная могущественная тварь, которую провоцировать побоится даже псих.
   Это даже интересно.
   Поднялась. Задвигать пафосные речи на радость публике тоже не стала. Я ж не главная героиня. Я даже бить вампира бабкиными артефактами в ответ не стала. Он мне публичного унижения точно не простит. Древняя мудрость учит избегать сильного противника. Так и поступим.
   Молча делаю шаг в бок, еще один, обхожу по дуге вампира, пристально следящего за мной.
   - Далеко собралась? - спросил вдруг он.
   - Устала, - ответила не оборачиваясь. - Спать хочу.
   - Мы с тобой не договорили, - голос у него явно злой.
   Я аж развернулась к нему всем корпусом.
   - Слушай правду, вампир. Я не заставляла Марата прилюдно показывать свои привязанности. Не заставляла оборотницу ревновать. В окружающем бардаке нет моей вины. Так в чем твоя проблема, Верховный? А может ты просто мстишь за отказ?
   Хотел разборок? Получай. О, ты даже не осознаешь кого сейчас активно обижаешь. Я забитая, запуганная маленькая девочка. А ты большой, сильный и злой дядька.
   - Верховный, - не выдержала Серафима. - Я думаю всем нам нужно успокоиться. И хочу напомнить, что у ведьм есть своя Верховная, и прежде чем предъявлять какие-либо обвинения, вы должны решить этот вопрос с Анфисой.
   И пока вампир отвлекся на ведьму, я продолжала пятиться к двери.
   - Она не зарегистрирована, - гаденько ухмыльнулся вампир. - Так что как неучтенная иная, она еще никому не принадлежит. И как Верховный заявляю на нее...
   Одно дело тыкать острым в больные места героев и наблюдать представление. Другое дело понимать, что неучтенные обстоятельства из-за нехватки информации ломают хорошо продуманные планы.
   - Стоп! - взвизгнула я. - Какая еще регистрация?
   - Регистрация в расовой книге инициированных, - угрюмо пояснила Серафима.
   - Ясненько, - киваю. - Учтем, исправим. Но у меня другой вопрос. А чего сразу я? Вон у вас маг света пробудился. Ее хватай.
   - У нее родители есть. Они как официальные представители определяют в чью книгу заносится ее имя, - поясняет Обаяшка. - Самостоятельно решение принимают лишь те, кто способен себя защитить.
   - Зашибись, - вздыхаю я, одновременно просчитывая способы обойти бюрократический крючок на который попалась.
   И в этот момент открывается дверь. Сначала входит высокий, гибкий русоволосый парень в костюме. А уже за ним спокойно шел мужик лет тридцати в черных джинсах, белой футболке и недовольным лицом.
   - Верховный, - поклонился Обаяшка и все присутствующие в сознании демоны.
   Картина маслом. Демоны и Серафима в поклоне. Молчуня на одном конце помещения недовольство лицом изображает. Я посредине стою головой мотаю из стороны в сторону, лихорадочно анализируя ситуацию. Демон в костюме в сторону отошел, и обвел вымораживающим душу взглядом окружающих. А мужик в футболке окидывает хозяйским, но усталым взглядом помещение.
   Высокий, широкоплечий, брюнет с черными глазами и резкими чертами лица, медленно приближался ко мне.
   Мрак.
   - Марк, - кивнул вампир.
   - Ромул, - такой же кивок.
   Смотрю на вампира вновь начиная пятиться назад. И он все понимает. Но не верит.
   Разворот. Первый шаг, а ноги будто свинцом налиты. Время замерло. Сердце вновь оказалось где-то в районе ушей. Душа впилась в позвоночник, что есть мочи. Мигнул свет..
   Смотрю на Верховного демона. Тот на меня.
   - Верховный, меня тут обижают. Можно я к вам от них уйду? - ляпнула я.
   И это результат двадцатиминутного размышления.
   - Ада, - раздалось вампирское предупреждение за спиной. Ну очень близко.
   Оборачиваюсь. Стоит на расстоянии вытянутой руки.
   Твою же ж! Ты чего быстрый такой?! Нельзя же девушек так пугать! Шарахнулась от него я на чистых рефлексах. И тут же врезалась во что-то большое, горячее и твердое. Задираю голову и вижу Верховного демона.
   - Впервые вижу, что бы от тебя девушки шарахались, Ромул.
   - Она ненормальная.
   Сам ты ненормальная. И сестра твоя ненормальная. И семья твоя ненормальная! - подумала я. А потом вспомнила, что сестры у него нет.
   - У тебя появились враги? - задал демон странный вопрос, глядя прямо мне в глаза.
   Понять, чем именно вопрос показался мне странным я сразу не смогла. Но отвечать прямо тут при всех? Не очень разумно. Заметив мою заминку, Верховный просто щелкнул пальцами и звуки исчезли. Вообще все. Я не слышала ничего кроме стука сердца демона. И то, лишь потому, что прижималась сейчас к его груди ухом, пытаясь осмотреться вокруг. Магия. В чистом виде же магия! Без артефактов! Круто!
   - Это ваши, - честно ответила я шепотом, встав на носочки в попытке быть ближе.
   - Мои мертвы, - не согласился он, характерно задрав бровь.
   У меня сердечко екнуло.
   - Они латентные, - уточнила я.
   Оглянулась на латентных врагов, в частности посмотрела на вампира, чье лицо не выражало ничего. А вот взгляд обращенный на меня обещал все муки ада.
   - На тебе его запах, - кивает в сторону Верховного вампира Верховный демон.
   - А в чем проблема-то? Поставьте свой, - отмахнулась я от претензий демона. Меня эти обонятельные недовольства еще во время чтения романа задолбали. Взяла его любимый шампунь, помылась разок и нет проблем. Тоже мне, трагедия.
   - Действительно, - хмыкнул демон. - Вообще не проблема. И чего мои латентные враги хотят?
   Сунь-Цзы советовал выгоды делать приманкой.
   - От меня или глобально? - уточнила я.
   - И то, и то.
   - Ну глобально, вон та блондинка, лежащая рядом с оборотнем, магичка которая. Она сама не знает, чего хочет. В башке бардак и переживания по поводу собственной девственности. Оборотень рядом с ней хочет доминировать. Ну и лишить опостылевшей девственности блондинку. Ромул хочет любви, как не странно. Ну и супер оружие. Кирилл хочет... а фиг его знает, чего он хочет. Мутный тип, если честно. Но парень не плохой. Ему бы ответственности побольше. За чью-то жизнь, например. А есть еще кто-то, кого я не знаю. И вот они уже хотят вашу жизнь трагично оборвать. А от меня чего-то хочет только Ромул. Права заявить, например.
   - Ну а ты чего хочешь? - заинтересовался он.
   - Что бы вы жили и процветали. Но мои желания сейчас не важны. Вопрос в другом. Чего бы хотели вы?
   - А ты не знаешь? - сделал он удивленное лицо.
   - Что-то кроме расширения, усиления и поспать? - задумалась я. Ну а что, нормальные желания любого управленца. Жаль его история в романе раскрыта была плохо. - Нет. Не знаю.
   - Забавно, - хмыкнул он.
   - Что именно? - напряглась я.
   Не заинтересовала?
   - Мое желание уже исполнилось, - он вдруг положил свою большую ладонь на мою голову. - Так ты до сих пор одинока?
   - Я не одинока, а свободна. Это разные вещи, - поправила я.
   - И умирать передумала?
   - Что? - напряглась я.
   - Пить тебе придется бросить, алкоголизм в столь юном возрасте до добра не доведет, - вздохнул он.
   - Да ну нафиг! - дошло до меня.
   В этом мире вообще есть справедливость?! Правильно говорят, не ищи неприятности, и они не придут. А я что? А я взяла, и сама к ним пришла! Не ждали? А я приперлася!
   Он вновь щелкнул пальцами и звуки шагов, тихих разговоров обрушился на нас.
   - Всем внимание! - он даже голоса не стал повышать. - Я объявляю эту девушку своей.
   В книге заезженное 'моя' вызывало разве, что закатывание глаз. А сейчас мне хотелось рыдать.
   Ну почему в романах героиням всегда падали баяны с неба, и рояли в кустах на каждом шагу попадались? А мне... а мне подстава подстав! Если бы могла дотянуться до авторши, я бы удушила ее. Хотя бы потому, что эта графоманка даже шаблоны скопипастить нормально не способна!
   - Оспариваю! - возмутился Верховный вампир, пробудив ростки надежды в моей душе.
   - Отклоняю, - отбрил монстр, встреченный мною когда-то в Гонконге.
   Смотрю на него и понимаю, что назад пути уже нет. Я поставила на своего генерала. Мне остается работать с тем, что есть. Даже не знаю, кто принял это судьбоносное решение. Я или алкоголь во мне?
   - Ромул, - перевожу взгляд на вампира. - Я остаюсь с ним. Кажется, я влюбилась.
   В шок выпали все, кто это услышал. А услышали все.
   - Что за бред? - возмутился вампир.
   - Я серьезно. Когда я вижу его, мое сердце начинает биться быстрее.
   - Это страх.
   - Это любовь. У меня дыхание перехватывает рядом с ним.
   - Приступ паники?
   - В глазах темнеет.
   - Ты пьяна.
   - А вот это да. И мне не хорошо.
   - Сима, - обратился монстрячный злодей к моей наставнице. - Возьми девочку к себе. Пусть поспит, пока я здесь разгребаюсь.
  Всего две недели прошло... а для меня целая жизнь.
  - Я никуда не пойду без своего клатча! - в жизни женщины сумочка порой оказывается жизненно необходимой вещью. Особенно если в ней помещается тесак.
   Почувствовав на ладони тепло чужой руки, я оторвала свой застывший взгляд от Верховного демона и посмотрела на бледное лицо ведьмы. Она чуть потянула меня собой, и я пошла за ней, игнорируя напряженный взгляд Молчуни и растерянный Обояшки.
   Как я могу использовать ситуацию себе на пользу? С этим монстром в сумасшедшую не сыграешь. Это вам не Молчуня, чью психику не один год подтачивали призраки за плечами.
   Ранее я рассчитывала сыграть на духе соперничества между Верховными. Самый безопасный вариант для меня, интерес вызванный чужим интересом. Никакой личной вовлеченности и неизбежное расставание после получения взаимной выгоды. Но учитывая нашу встречу на злополучной крыше...
   - Ох и бедовая ты девица, Ада, - заметила моя наставница открывая передо мной дверь в собственный кабинет.
   Я промолчала, молясь о том, чтобы не отрубиться по пути к дивану.
  
  
   Глава 11
   Проснулась я впервые за долгое время в кровати. Вот только не в своей. Голова гудела, во рту... никогда не понимала выражения 'кошки нагадили'. Откуда вообще это сравнение? Кто-то попробовал? Мне просто было гадко и хотелось обмазаться зубной пастой.
   Полуденный солнечный свет заливал светлую комнату, огромную двуспальную кровать и меня.
   Солнце и похмелье вещи несовместимые. Да и спать в одежде не самая умная идея. Спасибо хоть куртку с обувью сняли.
   Тело болело, как ни как меня вчера уронили пару раз. Рука, жестоко истерзанная мною, была перебинтована. Прихожу к выводу, что вредить себе ради привлечения внимания плохая идея.
   Какой вопрос волнует человека, проснувшегося в незнакомом месте в первую очередь? Правильно! Где туалет. Пошла искать. Нашла все что искала и даже больше. Отворив все двери, что были в комнате, наткнулась на совмещенный санузел. Сделав все свои дела, заглянула в зеркало над раковиной. Жуть какая. В душ. Срочно. Порыскав по ящикам и шкафчикам, нашла все необходимое.
   Кто-то может сказать, что шариться по чужой собственности некрасиво и не воспитанно, но я скажу, что пугать владельцев своим грязным похмельным телом - вот что не воспитанно. Так, что до здравствует гигиена!
   Надевать после душа ту же одежду, в которой меня по полу вчера валяли не было никакого желания. Так и пошла на поиски хозяев сего обиталища в белом халате с мокрыми волосами и босиком. Зато чувствовала себя человеком.
   Вот теперь можно отправляться на поиски ответов. Вопросов было много, первоочередность определить было трудно. Где я? Кто меня сюда доставил? Зачем? Что вчера было?
   Последнее, что помню - я заявила, что никуда не пойду без своего клатча. И все. Нужно бросать пить. Это было понятно еще в Китае. Тенденция напиваться и встречаться с монстром не лучшая в моей жизни.
   Ого какие хоромы! - подумала я, оглядываясь вокруг. Делать это было немного больно, поскольку солнечных очков не было, как и клатча со всем содержимым, а вот солнечный свет в огромной гостиной имелся в изобилии. Интерьер в стиле минимализм черно-бежевых тонов наводил на мысль о том, что все это великолепие принадлежит мужчине. И судя по отсутствию милых женщине мелочей - одинокому. Ну а размеры одной только гостиной говорит о состоятельности владельца.
   Да блииин!
   Кажется, я догадываюсь где я и кто меня сюда привез. Зачем? Вопрос остался без ответа. Я обошла семь комнат. Семь, Карл! Зачем столько одному человеку? Он где-нибудь кроме спальни вообще бывает? У него даже кухня стерильная! Нашла выходную дверь. Открыть не смогла, требовалась ключ-карта. Свой многострадальный клатч тоже нашла, расстроило исчезновение тесака. Наличие телефона порадовало, а вот трещина на защитном стекле все же огорчила. Стекло сняла и выбросила. Более подробно обследовала кухню. Нашла воду и забитый холодильник. Взяв собой бутылку воды и огурец, отправилась обратно в комнату, в которой совсем недавно проснулась. Задернула шторы, проверила заряд на телефоне, поудобнее устроилась в кровати, и принялась устанавливать необходимое программное обеспечение для обучения. Каких-то десять минут и я, наконец, становлюсь полноценным членом интернет сообщества иных.
   Начнем с видовых характеристик. В частности, меня интересовали отличия книжной информации от реальной. Отличий не было. Был огромный такой пробел. Взять хотя бы один маленький нюанс. Маги - это люди с возможностью пользоваться магией. Но для этого им нужны вспомогательные атрибуты: формулы, палочки, посохи, кольца, в общем любой другой предмет, который помогает им в концентрации и управлении магией. А вот ведьмы, демоны, вампиры, духи (они же элементали) и оборотни расы иные. И сила у них иная. У оборотней магии нет, при этом у них врожденный иммунитет против нее. Физическая сила, скорость, ловкость, звериный облик - вот их оружие. Тем интереснее факт выведения из строя Крутышки.
  Элементали же наоборот, существа исключительно магические. Причем узкоспециализированные. То есть если ты эллементаль огня, то будешь пироманить всю оставшуюся жизни. А если воды, то без нее прожить больше суток не получится. Ну и так далее. Физически равны людям. Духами же их называют, потому как они вполне способны сливаться со своей стихией. Правда у сей способности свои последствия, но круто же.
   Вампиры владеют силой как физической, так и магической. Причем их сила в основном имеет кровавую направленность. Но это не магия, а видовые способности. Маги же они посредственные. Поэтому, кстати и нужны были бабкины артефакты поверенному и ко. И Молчуня отбиться не смог от моего наследства, ибо маг не широкопрофильный.
  Демоны же существа универсальные. Физическая сила и отсутствие магических ограничений. Совершенные монстры. Мне кажется они мир не захватили лишь потому, что их мало. Ну либо мир и так у их ног.
  С ведьмами и ведьмаками все немного по-другому. Эта раса так же не имеет магических ограничителей, обладает сверхчеловеческой ловкостью и на этом все. Физические параметры можно повысить при необходимости специальными зельями с жуткими побочными эффектами, причем работает это только с ведьмаками. И то ненадолго. Зато профиль широкий.
  Само собой, всю информацию изучить за несколько часов не возможно. Это же терабайты знаний. Но главную мысль я уловила. Демоны не имеют слабости. Таких очень легко ненавидеть. Теперь мне понятно, чем замотивировали союзников героиня и ее гарем.
  От изобилия информации у меня глаза разбегались. Я даже немного растерялась. За что хвататься первым делом?
   Больше всего меня интересовала психология рас. А вместе с ней, история, законы и культурные обычаи. Учебники по магии оставила на потом. Будем объективны, они из меня великую колдунью не сделают. Честно говоря, ее из меня никто не сделает. Да и в попаданческую крутость я не верю. Все эти истории про то, как прогнули под себя изменчивый мир разные Мери Сью - всего лишь фантазия. В реальности же раздавят и не заметят. Ибо знаний ноль. И будь ты хоть тысячу раз адской имбой, какой в этом смысл, если ты не знаешь где кнопка вкл у этой способности. Реальность прогибает человека, а не на оборот. Даже человека с ядерной кнопкой в руке можно обезвредить. Что уж говорить о неумехе вроде меня. Бабкины артефакты тому пример. Я понятия не имею как ими пользоваться, и в итоге в моих руках они почти бесполезны. Но подозреваю, что работай он в автономном режиме как надо, это все равно не помогло бы. А вот знание законов уберечь от ошибок может. Так что юридическая сторона дела меня тоже интересует.
   Стоит сказать, что в основном иные руководствовались человеческим правом. Разве что вместо уголовного кодекса было слово Верховных. Ну и порядки здесь были более архаичные, нежели к которым привыкла я. Сильна была клановость. Жить по принципу 'сам по себе' мог лишь тот, кто способен был за себя постоять. Так что право силы в наличии имелось. Проще говоря, 'кто сильнее тот и прав' иногда все же случалось. Разве что демонов это не касалось. Те еще единоличники и самодостаточные личности. Ибо могли себе позволить.
   Что касается вопросов регистрации, то тут как выяснилось все просто. Регистрацию проводят родственники или опекуны пробужденного. В условиях клановости это логично. Если же случилось так, что пробужденный остался без опекунов, то он становится бесхозным и им занимается Верховный. Естественно градация происходит по расовой принадлежности. Но случаются очень полезные и нужные пробужденцы, в этом случае какой верховный успел, той расе пробужденный и принадлежит. Понятно, что суетиться Верховные будут лишь ради очень полезного иного. Причем удержать его можно лишь двумя способами. Договор на служение заключаемый непосредственно с Верховным, либо же обретение семьи. Брак, это будет, или усыновление, зависит от возраста пробужденного. Усыновление кстати, проходит стандартно через человеческие органы опеки. Интересно, а какой вариант собирался провернуть со мной Ромул? И что собрался делать главный злодей романа?
   Наш занимательный разговор о желаниях необходимой информации не принес. Я до сих пор не знаю, что ему предложить в обмен на защиту. Мое желание было с одной стороны простым: мне всего лишь хотелось жить. Желательно счастливо. С другой стороны, существовало множество препятствий в исполнении мечты.
   Ценить жизнь начинаешь на пороге смерти. Умерев же понимаешь, что ни за какие сокровища мира не повторишь этот опыт. Я умирать снова не собиралась. А вот выживать буду любыми средствами. Достигать счастья так же. И в мое представлении о счастье не вписывается эксплуатация меня во имя чего бы то ни было.
   Я эгоистка и никогда этого не скрывала. Раньше в шкале моих приоритетов было две ценности: семья и я. Но все меняется, семью отобрали, меня закинули в другую реальность. В которой, кстати, несчастную попаданку ничего хорошего не ждет. А кто посмеет упрекнуть меня в эгоизме и жестокости, того не душил вампир, не мучили призраки и не лишали семьи. Так что пусть этот кто-то идет лесом по частям. А я буду делать все, чтобы жить долго и счастливо. Ибо в этой реальности совершенно другая мораль. А мне, пожалуй, будет лучше и вовсе без нее.
   И ради исполнения своего желания, мне нужен главный злодей романа. Демон, что убьет родителей героини и еще десятерых магов. Монстр, против которого выйдут многие. Верховный наделенный абсолютной властью. Тот еще милашка.
   Вот с этой прелестью мне предстоит иметь дело. Красота какая.
   Стук в дверь спальни прервал процесс усиленной мозговой деятельности. Не успела я ответить, как дверь распахнулась, и в комнату вошел Верховный демон. Я узнала его сразу же. Ибо его черные глаза врезались в память намертво, несмотря на обстоятельства нашей встречи. Именно эти глаза вчера смотрели на меня с непередаваемой гаммой эмоций.
   Губы растягиваются в улыбке. Высокий, широкоплечий, в деловом костюме, который ему шел не менее джинсов и футболки. Хорош. Силен. Богат. Надо брать. Сказала бы мама в моей прошлой жизни, попадись мне такой экземпляр. Вспомнив, что теперь она говорит эти слова другому человеку, погрустнела. Но грустить нельзя. Не при нем.
   - Здравствуйте, Верховный, - вскочила я на колени, стоило ему сделать шаг в комнату.
   Ой как зря. Тело резких движений мозгу не простило, послав импульс боли.
   - Ну здравствуй, Изабела Терговен, - он остановился рядом с кроватью, задумчиво наблюдая за мной.
   - Ада, - поправила я монстра, поселившегося в моих снах.
   - А это из какой книги? - хмыкнул он.
   - Из оочень плохой, - мяукнула я.
   Никак не отреагировав на мои слова, он сделал всего пару шагов и сел на кровать, опершись на правую руку. Я, решив расслабиться, села по турецки. Просидели мы так минуты полторы, разглядывая друг друга. Я тихо радовалась его приходу, ибо появился шанс поесть и решить вопрос с одеждой. О чем думал он, рассматривая меня своими черными глазами не мигая, понятия не имею.
   Но хотелось бы, да. Вскрыть бы эту черепушку и узнать, о чем же он все-таки думает.
  - Что у тебя с Ромулом?
  - Он должен мне денег, - вспомнила я недавнюю беседу.
   - Не характерно для него, - хмыкнул главгад.
  - Странный вампир, - кивнула я головой и замолчала, породив неловкую паузу.
  - О чем думаешь? - вдруг спросил он.
   - О вас, - честно ляпнула я на автомате.
   - И что ты обо мне думаешь? - без какой-либо улыбки спросил он.
   - Что вы мне нравитесь.
   Раз уж начала позориться, то стоит придерживаться одной линии.
   - Значит влюбилась? - припомнил он мне вчерашний бред.
   - Да, - утвердительно киваю, а что еще остается?
   - С первого взгляда? - подозрительный прищур.
   - Со второго. В Гонконге у меня зрение плохое было, да и освещение подкачало. Но вы произвели неизгладимое впечатление, - призналась я.
   - Интересные вещи ты рассказываешь, каждый раз как мы встречаемся.
   - Я и сама по себе ничего.
   - Наслышан, - хмыкнул он.
   - Хорошая разведка, - восхитилась я. Тут от силы часов 10 с нашей второй встречи прошло.
   - Плохая, - не согласился он. - Разузнать о тебе смогли, лишь после того как ты перестала скрываться.
   - А я не скрывалась.
   - Да? - не поверил он.
   - В ваш клуб вот открыто пришла, - опустила глаза.
   - И почему?
   - А смысл? От судьбы не убежишь.
   - И какова же твоя судьба?
   - Вы моя судьба, - смотрю на него честными глазами.
   - А моя?
   - Процветать.
   - Я думал ты медиум, а не пророк.
   - Медиум, - кивнула я.
   - Откуда же такие познания о судьбе?
   - Мертвые рассказали, - нагло вру.
   - Мертвые не знают будущего.
   - Зато знают прошлое и настоящее. А дальше все просто. Собираем данные, анализируем, получаем прогнозируемое будущее.
   - Серафима сказала, что ты не обученная.
   - Самородок.
   - Вижу, - кивнул он. - Значит предлагаешь мне призрачную шпионскую сеть?
   - Я сдохну если ее создам, - возмутилась я. Вот же злодеистая демонюка, дай ему пальчик - проглотит всю тушку. - Жизненная мудрость проста: хороший враг - мертвый. Плохой враг тот, о котором вы не знаете. Я предлагаю вам помощь в обнаружении плохих парней. Совершенно бесплатно в честь моих чувств к вам. В замен прошу разрешения оставаться подле вас ровно до того момента, как вы с ними расправитесь.
   А что, отличное решение, по-моему. Таким образом я получаю защиту, избегаю главных героев и слежу за развитием событий с первого ряда. Удивительные ощущения. Я как будто смотрю фильм, в котором герои меня слышат и избегают сюжетных ошибок.
   - Обнаружении? - делано удивился он. - Я думал ты знаешь их в лицо.
   Осталось уболтать главного демона.
   - Откуда? Я частью иного мира-то стала меньше месяца назад.
   Сказала и я зык прикусила. А ну как он сейчас вспомнит, что я его на бетонной крыше ночью рядом с трупом оставила?
   - Знаю, - кивнул он пристально глядя мне в глаза.
  Его глаза были страшными. В черных радужках можно было оставить разум.
   - Вы мне часто снитесь, - решила я сменить тему разговора и хоть как-то избавиться от этого пристального, высасывающего душу взгляда.
   - Ты мне тоже, - хмыкнул он. - Тебя вообще трудно забыть, ведьма.
   Сердечко, ты главное бейся ровно, а не то пойдем в кардиологию проверяться.
   - У нас уже есть что-то общее, - выдохнула я.
   - Меня зовут Марк. Можно на ты, - хмыкнул демон. - И по имени.
   - Хорошо, Марк, как скажешь, - тут же проявила я покорную натуру.
   Ну-ну. Годиков больше, чем вся моя семья на свете прожила. Сама авторша твой возраст описывать постеснялась, и ты тут передо мной такого простого парня разыгрываешь? А то я не в курсе, что с возрастом растет опыт и тараканы в голове.
   - Голодная? - внезапно проявил он заботу.
   - Очень, - кивнула я.
   - На кухне есть продукты и утварь, можешь приготовить обед, - поступил ответ. - А я пошел отсыпаться. Третьи сутки на ногах, устал как собака.
   У меня нет слов... Демон. Главный злодей бульварной фентезятины. А ведет себя, как типичный мужик. Я в книжку попала или куда? Зачем такая реалистичность-то? Где шаблонные рестораны и заказы еды на дом на худой конец?! Героиньку никто готовкой не утруждал вообще-то!
   - Приятных снов, - широко улыбнулась я.
   Ну а что еще могла ответить второсортная злодейка главному злодею, спокойно отрывающему чужие головы. Иерархия и все такое...
   Пока готовила, думала о своем... злодейском.
   У Сунь-Цзы много хороших идей, но и Суворов в своей Науке побеждать говорил о пользе штыка.... Тут мой взгляд упал на нож для рыбы в подставке неподалеку. Нет. Это уже клептомания какая-то. Нужно будет потом о судьбе родного тесака узнать.
   А вообще прав был Суворов: 'Голод - лучшее лекарство'. Он конечно другое имел ввиду, но мозги прочищает.
   Итак, что дальше, Ада? Нет, глобальный план конечно понятен, но еще Людвиг Мис ван дер Роэ предупреждал нас о том, что дьявол кроется в деталях. Сколько идеальных схем было запорото из-за мелочи? 'Великое ограбление поезда' и монополия, 'чикагское убийство для возбуждения' и очки, Уильям С. Бредфорд и булавка на удачу, в общем как показывает практика, засыпаться можно очень даже легко. А у меня в наличии героиня с гаремом и антагонист не страдающий идиотизмом. И если смерть от рук маньяка мне уже не угрожает, то не факт, что двинутый на героине гарем не придумает новой пакости.
   Осталась сущая малость, не дать начаться межрасовой войне. Тут два пути, либо не дать сплотиться героям, либо не дать сойти с ума главгаду. И по тому где я сейчас варю борщ мой выбор очевиден.
   Что-то многовато я капусты покрошила. Может вареников сделать? Где тут мука была?
   Так вот, вернемся к нашим баранам. Все клыкастые, сожрут и не подавятся.... Это не бараны, это крокодилы какие-то получаются. Тьфу! Ну и больная же у меня фантазия.
   Короче. Мне нужно задержаться рядом с демонюкой для контроля ситуации и предотвращения его желания порешить родителей героини. А еще потому, что его квартира достаточно далеко от земли и рядом с ним даже призраки Молчуни куда-то испарились. Вампир, кстати, рядом с черноглазым жителем моих кошмаров мне тоже не страшен. Не мужик, а подарок небес! Один минус: монстр. Но плюсы пока перевешивают. Так что берем.
   Итак, что там дальше по сюжету было?
   Сейчас над героиней будет виться гарем, так что у меня есть целая неделя для спокойной жизни. Вообще по сюжету, в течение трех дней после инициации Евы произошло еще одно похищение, но после того, как я натравила своего декана на маньяка, проблема должна быть устранена. Будет время для изучения необходимой информации. За это время нужно зарегистрироваться, перевестись наконец на другой факультет, а лучше взять академ. Да и Молчуня должен быть занят поиском подельников Нежина. Зря я что ли тень на плетень наводила?
   Пусть ищет. Вдруг что-нибудь найдет. Лично я считаю, что сообщники все-таки были. Кого-то же парень защищает. Да и действия маньяка в романе изобиловали сюжетными дырами. То он похищает только неинициированных, то срывается на Адину, которая к тому времени инициацию уже прошла. В чем логика? Вот и я не знаю.
   А вообще стоит все же подумать над тем, как именно узаконить мое присутствие в демоническом сообществе. Весомое заявление Верховного демона прозвучало монументально и неотвратимо, но бумажка с печатью внушала больше доверия. А ну как его все же упокоят? Что меня тогда от участи пожизненной каторги на вампиров убережет? Статус! Единственное с чем считались веками сильные мира того и этого.
   И как мне этот статус получить? Замуж не хочется. Второй раз я на это подписываться не собираюсь. Спасибо, накушались. Удочерение по законам нелюдей? Плохо изученный момент. А все плохо изученное навевает здоровое опасение.
   Стоп. У меня же демон в родителях! Ой как удобненькооо.... Осталось просчитать свои потери при использовании данного факта. Наследство я теряю только в случае воссоединения с родителями. Воссоединяться с кем-то из этого романа я не собираюсь. Таким образом капитал остается при мне. Да и сам демонический родитель судя по всему не заинтересован во мне, за столько-то лет ни разу не попытался с Адиной связаться. А если даже к нему просочится информация о моей уникальности и полезности, я всегда могу нагло заявить о своих отношениях с Верховным демоном.
  Ну какой же все-таки полезный этот Верховный демон!
  - Пахнет обалденно, - раздался за моей спиной хриплый сексуальный демонячий голос.
  'И мое сеееердце остановилось! Мое сердце замерло!' - пропел известный человек своим известным голосом в моей голове. А я вспомнила почему умерла.
  - Что у нас на ужин? - поинтересовался внезапный демоняка.
  Опускаю взгляд на свои руки и понимаю, что перемешиваю салат.
  Ужин? Сколько времени вообще?
  Медленно оборачиваюсь на звуки голоса.
  - Добрый вечер, - улыбаюсь я, предварительно окинув взглядом дисплей на холодильнике. Часы на панели бытовой техники показывали пять вечера. Увлеклась однако.
  - Помочь на стол накрыть? - предложил Марк, с интересом разглядывающий кастрюли за моей спиной.
   Верховный демон. Главный злодей романа. Монстр с руками по локоть в крови. Накрывающий на стол?
  - Конечно, - широко улыбаюсь.
  Ну а где я еще такое увижу?
  В книгах герои иногда едят, но по нужде не ходят. Про главных злодеев я вообще молчу. Единственный смысл жизни антагонистов заключается в тщетных попытках испортить жизни героям. Они как зомби, без базовых инстинктов, но с маниакальным стремлением самоубиться об ареол непобедимости главных героев. А тут вот он, беспощадный убийца, бессердечный делец, воплощение вселенского зла стоит передо мной с растрепанными волосами, явно заспанным лицом, высокий, в спортивных штанах, в футболке с изображением ежика в тумане и тянет руки к поварёшке в кастрюле с борщом.
  Я словила тотальный когнитивный диссонанс.
  
  
  Глава 12
  
   Сидим. Молчим.
   Давно сидим.
   - Ты трезвая всегда такая молчаливая? - вдруг врывается в мои мысли вопрос демона.
   Мы сытно поужинали в полной тишине. В такой же тишине демон налил себе бокал красного вина, а мне кружку дымящегося чая.
   В связи с недавними событиями я решила временно воздержаться от употребления алкоголя, так что на чай не обиделась. На вопрос главгада тоже.
   - Я и пьяная не разговорчива, - смотрю на него честными глазами. - По крайней мере так было до того, как на моих глазах человеку оторвали голову голыми руками. Кстати, если не секрет, за что ты его так?
   - Он был дурен собой и совершенно не умел готовить, - откинулся мужчина на спинку стула, перефразировав высказывание знаменитого призрака.
   Понятненько. Что ж, было бы странно, откройся Верховный малознакомой девице.
   - Какой непростительный грех, - кивнула я, задумчиво рассматривая собеседника.
   Подозреваю, что спрашивать его о причинах самоличного исполнения приговора также бессмысленно. Судя по информации, которую я уже успела изучить, смертные приговоры выносят Верховные, а вот исполняют палачи. Это ж кем надо быть, чтобы Верховный тебя на куски лично порвал?
   Не буду говорить, что Марк не такой и садизма в нем нет... есть. Но он не псих, кайфующий от убийства. Это скорее прерогатива книжного маньяка Нежина. Да и тот факт, что демона до сих пор не свергли говорит о его адекватности. Ну серьезно. Сколько маньяков на троне известно истории? И сколько они продержались?
   И все-таки, у этих нелюдей уникальная система правосудия. Наличие палачей в наше время вообще поражает. У каждого верховного есть три палача, два казначея, три советника и... и дальше я не дочитала.
   Интересно, какая у них зарплата. Сдельная или почасовая?
   И тут я понимаю, что уже продолжительное время пялюсь на Марка, а тот в свою очередь прищурившись рассматривает меня. И взгляд этот мне ох как не нравится. Слишком уж глубоко в душу заглядывает.
   - Как удачно, что ты этим не страдаешь.
   А он умеет делать комплименты.
   Молча улыбаюсь, не испытывая смущения по данному поводу.
   - Кстати о грехах. А где мой тесак? - нарушаю сытую тишину, разбавляемую жужжанием посудомоечной машины. Да прибудет ее создатель в вечном раю.
   - Тесак?
   - Ну да, - замялась я. - Такой нож для рубки мяса. Широкий, плоский, блестит... вампиров режет.
   - И зачем он тебе? - не понял демон.
   - Я же говорю: вампиров режет, - пожимаю плечами.
   - За что ты так вампиров не любишь? - слегка удивился он. - Ребята конечно странные, но в целом не плохие.
   - Бабушкины артефакты отобрать пытались, за шею хватали, на пол роняли, мне дальше перечислять или этого хватит?
   - А с тобой весело, - хохотнул демон. - К себе возвращаться будешь - верну.
   Тысячи мыслей пронеслись у меня в голове в этот момент. Сотни вариантов было просчитано за каких-то пятнадцать секунд. Но ляпнула я другое:
   - Уже прогоняете? А как же наша любовь? - с придыханием вопрошаю я.
   В жизни каждого наступал момент, когда собеседник одним только взглядом заставлял осознать собственный идиотизм и ничтожность. В моей жизни это уже второй раз. - Кажется она только что скончалась, - делаю выводы, глядя на лицо демона.
   - Так ты и трезвая чушь несешь? - удивился главгад.
   - Только когда волнуюсь... или злюсь... в общем, довольно часто, - призналась я. - Если честно, то я жутко боюсь.
   - Чего?
   - Будущего.
   - Кстати об этом. Ты пророк? - и вот тут в его голосе проступило такое, от чего мне резко захотелось к Ромулу.
   Вот только что передо мной сидел домашний пуська, а через мгновение уже матерый и очень проницательный мужик в футболке с ежиком в тумане.
   - Не дай вселенная! - открестилась я. - Мне как медиуму-то покоя теперь не будет, а пророком и вовсе житья не дали бы. Впрочем, в возможность предвидеть будущее я не верю.
   - Почему?
   - Как можно знать то, что постоянно меняется?
   Ну все язык мой без костей, на тебя вся надежда.
   - Но свою смерть ты предсказала, - он отставил бокал в сторону и сцепил руки в замок.
   - Это не трудно, - пожимаю плечами. - Когда живешь с ведьмой в расцвете могущества, которая внезапно умирает во сне от непонятно чего, становится очевидным факт злого умысла. Я не знаю кто и почему это сделал, но... я просто хотела... не важно. В результате я оказалась на крыше под потрясающе красивым небом и разделила свою инициацию с тобой. Ну а обо всем, что происходило здесь, тебе уже должны были доложить.
   - После прилета поступила в больницу с подозрением на передозировку, - продолжил за меня демон, - далее клиническая смерть, откачали. Вступила в контакт с Фоминым Ильей, вампиром с сомнительной репутацией. Его кстати Ромул услал в какую-то глушь недавно. Вернулась в университет, одногрупники отметили изменения в поведении, поссорилась с лучшей подругой, поссорилась с деканом. В ту же ночь декан и по совместительству Верховный вампир был замечен на парковке твоего дома. После чего ты на следующий же день обратилась к Серафиме за помощью в обучении, в ту же ночь провела встречу с Верховным вампиром, оказывая тому информационные услуги, чуть не стала жертвой пробуждения собственной подруги и попросила убежища у Верховного демона. Тебе не кажется, что такой темп жизни не характерен для девочки, что жила до этого тихой и не примечательной жизнью серой мыши? Что за странные перемены? Кто? Ты? Такая? - подался вперед Верховный демон.
   - Я это я и ничего больше. Ну а насчет перемен могу сказать одно: бабушка очень не хотела, чтобы я выделялась. С чем это было связано... догадываюсь. Впрочем это личное. Ее мотивация мне не интересна, как ей не были интересны проблемы с которыми я столкнусь в результате такого воспитания. Просто поверь мне на слово, я не пророк, а всего лишь напуганная девчонка, потерявшая семью.
   Я даже кулачки сжала, так мне себя жалко стало.
   - О своей смерти ты знала до того, как прошла инициацию, - вдруг расслабился он. - Так что данный факт никак не связан со способностью предвидеть будущее. Встает вопрос, в какое дерьмо влезла твоя семья?
   Ааалиллуя!
   Хотя стоп! То есть он и так это понимал?! Понимал, знал, но допрос учинил? Ууу злодей.
   - Нет больше семьи, - тоскливо вздохнула я, думая о своем. - Спасибо отложенному проклятию.
   Он молчал, я по глазам видела, что остальное он додумает за меня.
   - И как ты выжила? - нахмурился он.
   Судя по его тону, мне тоже стоит задуматься над этим вопросом.
   - Я умерла, забыл? - пожимаю плечами.
   Ну а что еще я могла сказать?
   - Кто? - одно слово, всего одно, но я явственно ощутила того монстра, что вырвал чье-то сердце темной-темной ночью в далеком городе.
   - Как только узнаю, обязательно сообщу, - пообещала я.
   Ну все, пафоса нагнала, глазки грустные показала, голосом дрожащим поиграла, можно заканчивать.
   Но не тут-то было.
   - А теперь поговорим о насущном, - и передо мной сидит жутко деловой демон. - Ромул предлагал за тебя много денег, и не только денег. Если бы я его не знал, решил бы, что он на тебе помешался. Твое имя уже в нашем реестре, спасибо твоим генам, так что прав на тебя у него нет. Но вот история, которую он мне поведал кажется все интереснее и интереснее.
   Доносчик вампиристый. Интересно, а если бы Верховные поняли, что я и в правду знаю их будущее, как бы они тогда меня делили?
   Я бы на их месте себя грохнула. Такой источник информации проще перекрыть, чем пытаться его перехватить.
   Впрочем, мой нынешний дар не многим лучше.
   - Я же говорила, - вздыхаю устало. Не допрос, а форменное издевательство. - Мертвые знают прошлое и настоящее, слепить будущее из этого не трудно. И никто бы об этом не узнал, если бы не две стервы бродящие за Верховным вампиром по пятам.
   - В каком смысле?
   - Два духа, связанные с Ромулом, способны заставить меня говорить правду помимо моей воли.
   - Ты не медиум, Ада, - выдал он задумчиво. - Ты некромант.
   Это что еще за зверь? Не те случаем, что трупы оживляют? Я такого не хочу!
   - Это вряд ли, я за собой такой силы не замечала.
   - Я Верховный демон, которого ты умудрилась вырубить во время инициации. Поверь мудрому мне, такое провернуть может не каждый.
   Стоп, медиумом я стала после смерти, а инициировалась-то как ведьма. И тут я вспомнила слова авторши сего опуса. Она кажется поделилась своей энергией с жертвами ее альтруизма. Не это ли послужило причиной отключки монстра на крыше? Что за невероятное стечение обстоятельств. Так выглядит баян с неба?
   - И все же, при всем уважении к твоему опыту и знаниям, я не думаю, что способна управлять трупами, - не соглашаюсь с ним.
  - Трупами управляют кукловоды, а некроманты душами. Я тебе потом ссылку скину, изучишь материал, - последовал уверенный ответ.
  Кукловоды? Этого в книге не было!
  - Я думала: Серафима дала мне доступ ко всем учебникам.
  - Дар кукловода принадлежит демоническому гену. Никто не подпустил бы тебя к внутренней информации.
  - Я польщена доверием, - киваю, внутренне содрогаясь от осознания той ситуации, в которой оказалась.
  - Пользуйся, пока я добрый. В конце концов, теперь ты часть нашего мира. Обычно на инициацию принято одаривать пробужденного, моим подарком будут знания, которые не даст Серафима.
  - Есть то, чего она не знает о медиумах? - удивилась я.
  - Есть то, что она не успеет тебе рассказать о нашем мире, - серьезно пояснил он. - Книги не панацея от ошибок. Я дам тебе общее образование, а Серафима посвятит в нюансы дара. Даже я мне не известны все тонкости.
  - Почему? - не выдержала я.
   - Что именно?
   - Почему ты заботишься обо мне, Марк? Что ты хотел со мной сделать в Гонконге?
   - Да в ресторан бы сходили, - хохотнул он. - День паршивый, настроение отвратительное, а тут ты. Такая забавная и явно дурная. Вещи интересные рассказываешь.
   Лишь усилием воли я удержала челюсть на своем законном месте, не дав ей позорно приземлиться на пол.
   - На первый вопрос ты так и не ответил.
   - Влюбился, - хмыкнул он.
   - С первого взгляда? - мяукнула я.
   - С первого, - кивает демон. - У меня-то зрение отличное.
   Мне резко захотелось постучать чьей-то головой о стену. Меня же моими же словами уделал.
   - Я так рада взаимности наших чувств, - сделала я умильно-дебильную рожицу, не забыв всплеснуть восторженно руками. Эх демон... не с той ты связался. Я признаю твой возраст, отдаю дань уважения твоему опыту, но... - В таком случае, как ты смотришь на то, чтобы немного пожить вместе? Узнаем друг друга получше.
  - А как же конфетно-букетный период? - поползла кривая улыбка по лицу мужика.
  - Не хочу терять время, - отмахнулась я. - Ты демон не молодой, кто знает сколько нам времени отмеряно? Быстрее начнем, быстрее закончим, - ляпнула я, и тут же попыталась сменить тему. - Но конечно все это может оказаться маловероятным, если ты имеешь статус женатого мужчины, - спохватилась я.
  Про семейное положение главгадов обычно редко пишут. А если точнее, то злодеи стереотипно оказываются одиночками, погрязшими в блуде.
  Меня интересовало лишь наличие официальной спутницы жизни, ибо мозолить глаза женщине, которая смогла охомутать Верховного демона, то еще самоубийственное стремление.
  - Я разведен, - процедил он сквозь зубы, обидевшись толи на упоминание его возраста, толи на мое грубое вторжение в его личную жизнь.
  Вот это поворот! Разрыв шаблона!
  - Сколько раз? - ляпнула я, в последний момент проглотив фразу 'Я тоже'.
  - Один, - кажется у него глаз дернулся. - Нынешняя молодежь времени даром не теряет, я смотрю. С места в карьер.
  Это намек на мою наглость и настойчивость при завоевании его жилплощади? Пропустим мимо ушей.
  - Отлично! Препятствий на пути нашего счастья нет, а значит я могу перевести сюда свои вещи! - меня переполнил неподдельный азарт в ожидании реакции мудрого, опытного Верховного демона.
   Мою особу окинули странным взглядом.
  - Насколько все плохо? - резко спросил он.
  Смертельно, - подумала я, но непонимающе хлопнула ресницами.
  - О чем ты? - неловкая улыбка растягивает губы.
  - Твоя навязчивая идея остаться со мной и наставления Серафимы наводят на размышления.
  - Что она сказала?
  - Попросила поселить тебя в башне и не оставлять одну надолго, - хмыкнул он.
  Пора прекращать валять дурака. Нам обоим.
  - Помоги мне выжить, Верховный, а я помогу тебе победить.
  - Моих латентных врагов?
  - Зря смеешься. Ты не добрый, не белый и пушистый, ты убийца, искусный лжец, расчетливый делец. Ты Верховный демон. У тебя были, есть и будут враги. И на этот раз, вокруг тебя плетется заговор, о котором ты разве что догадываешься. И я тебе нужна. Ты даже не представляешь насколько я тебе нужна. Но что бы я принесла пользу, тебе нужно не дать мне умереть.
   - Сдается мне, ты знаешь больше чем болтаешь, - и он резко выбрасывает руку в мою сторону, схватив меня за горло.
   Это было почти нежно.
   - Пытки бесполезны, я умру от болевого шока, - он не передавил мне горло, какая радость я могу говорить. - Серафима разве не говорила? Я могу сдохнуть в любой момент. От боли, от страха, от тоски...
   - У меня когда-то жила шиншилла, с ней были те же проблемы, - горячая ладонь вокруг моей шеи расслабилась и потянулась к щеке.
   - Ты мой единственный шанс на выживание, - с жаром заявила я. - Мне нет смысла врать. И если есть какой-либо способ доказать тебе мою искренность я готова это сделать.
   - Завтра утром съездишь с моим помощником к себе за всем необходимым.
   Ого! Да мне попался достойный противник! Я в восторге. Мысленно снимаю шляпу.
  
  
  Глава 13
   Нельзя сказать, что прошлый день оказался непродуктивным. Пусть он и прошел в разговорах, чтении и праздном валянии на кровати, все же я вынесла для себя гору полезной информации. Причем как о мире в котором я теперь живу, так и о демоне с которым я теперь жилплощадь делю. Начну пожалуй с последнего.
   Марк парень интересный во всех смыслах. И разбор этого персонажа у меня вызывает настоящую головную боль.
   Так повелось, что злодеям уделяют не так уж и много экранного времени в фильмах, а в книгах и пары глав не наберется, посвящённых антагонисту. Авторы совершенно не думают о том, что читателю может пригодиться личная информация злодеев. Досадное упущение.
   А между тем, можно уже начинать проводить анализ. Главгад у нас мужчина харизматичный, в самом расцветет лет по демоническим меркам. Характер спокойный, властный, уверенный. Марк умен, даже слишком. Явно опасен. Так что же спровоцировало этого матерого демона на войну? При его опыте и знаниях, неужели он не понимал, что против всех сразу не выстоять? Подобные действия не признак сумасшествия, на который намекал автор в романе, а скорее классический показатель глупости. И опытным путем мы идею умственной отсталости у антагониста исключили. Этот товарищ - кто угодно, но не дурак.
   Прихожу к пониманию о наличии огромной такой сюжетной дыры. А сюжетная дыра есть ни что иное, как отсутствие информации, позволяющей создавать причинно-следственные связи для дальнейшего построения логических заключений. Проще говоря, мне остается только ждать и внимательно наблюдать.
   Для дальнейшей счастливой жизни, мне нужно устранить все угрозы. И если маньяка убрать было не так уж и трудно, то с героинькой и ее гаремом все не так просто. Главных героев героями делает их ареол неубиваемости и имбовости. Такое трогать себе дороже. А мы и не будем. Мы не дадим угрохать главного злодея и будем жить под его защитой и не тужить. Вопрос о том, чтобы злодей уже не угрохал меня, даже не стоит. С чего ему убивать верных и полезных подчиненных? А я стану очень полезной и в меру верной подчиненной после обучения.
   Не вижу ничего плохого в том, чтобы работать, используя свои способности для этого. Они конечно болезненные, но если не перебарщивать, то почему бы и нет. А если еще учитывать то, что я буквально монополист на рынке загробного мира, то быть мне богатой и очень полезной. Мне всего-то и нужно для этого выжить...
   Часов в десять утра написал неизвестный и сообщил, что будет ждать меня возле подъезда через час. Ни имени, ни приветствия.
   Оперативненько - подумала бы я, если бы была идиоткой. В многомиллионном городе верить даже себе не стоит, а уж неизвестным номерам и подавно.
   Отослала номер Марку с просьбой подтвердить личность владельца. И только после получения положительного ответа, написала встречное сообщение с лаконичным 'ок'.
   В назначенное время я бодрой бабочкой выпорхнула из элитного подъезда не менее элитной многоэтажки. Ярко светило солнце, лето гордо вступало в свои права, мир казался обычным и дружелюбным.
   Пока я не узрела Обояшку, небрежно прислонившегося к капоту своей супер дорогой тачки.
   Первым порывом было осмотреть локацию на предмет наличия остальной части гарема. Паранойя прогрессировала.
   Сделав два быстрых вдоха я успокоилась и все же оглядела пространство в поисках еще каких-нибудь помощников Верховного демона.
   - Привет, - лучисто улыбнулся шатен, открывая для меня пассажирскую дверь. - Сегодня я в твоем полном распоряжении, Ада.
   Да ладно! Серьезно? Марк, хитророгий ты демонюка, ну нельзя же быть до такой степени злодеем!
   - Добрый день, Кирилл Андреевич! - проявила я чудеса вежливости. - Не ожидала вас увидеть, - честно призналась, щуря глаза на солнце. Солнечные очки я с собой не взяла.
   - Просто Кирил, - вновь улыбнулся он и захлопнул дверцу авто, после того как я разместилась на сидении.
   Меня мучил лишь один вопрос: какого черта, а?
   Обояшка в романе имел определенный статус в маленьком сообществе иных рас, и не по статусу ему было подрабатывать извозчиком у такой скромной персоны, как я. Статус правда конкретным словом не обозначался.
   Тут два варианта, либо в романе положение Демоняшки излишне преувеличено, либо моя скромная персона не такая уж и скромная.
   - Ты сегодня на редкость молчалива, - заметил представитель гарема, медленно выруливая в сторону выезда.
   При этом я буквально кожей чувствовала его блуждающий по моему телу взгляд. Никогда не понимала данного оборота речи, а тут лично столкнулась с дрессированными мурашками марширующими вслед за взглядом одного конкретного демона.
   - Интересно, когда же вы успели оценить мою разговорчивость, - хмыкнула я. - Мы не так уж часто пересекались.
   Память тела подтвердила, что на его лекциях Адина также не отсвечивала активностью.
   - Твои ораторские способности оценили все, кто находился в сознании в ту ночь в клубе. И давай уже на ты.
   Мне могло бы быть стыдно, если бы мое поведение не было связанно с отчаянными попытками выжить во второсортном интернет-романе. А любые действия связанные с выживанием не могут вызывать неловкость или стыд. Так что пассаж моего сопровождающего остался без реакции.
   - Не хочу, - буркнула я, закрывая глаза, в тщетной попытке развидеть происходящее на дороге.
   Серафима говорила, я не должна видеть через стекло. Но я вижу. Через чистое лобовое вижу, а через затонированные боковые нет. Делаем выводы.
   - Почему нет? - упорствовал мой собеседник. - Мы могли бы стать друзьями. У нас с тобой много общего. Даже больше чем с Евой. Мне кажется мы могли бы найти общий язык.
   Он мной манипулировать пытается что ли? И тут меня прорвало. Истеричный смешок раздался в респектабельном салоне дорогого авто.
   Демон, от чьей машины шарахаются призраки на дороге, пытается играть на комплексах девочки, впавшей в запоздалый так называемый переходный период. А я в этот момент пыталась подавить пошленькие мыслишки на тему общего языка, красочно описанного графоманкой в злополучном романе. Эта стерва вообще на эротику не скупилась. Впрочем, как и на обломинго для мужиков в самый неподходящий момент. И когда только герои успевали проблемы решать?
   - Не, - икнула я. - Оставь ваш с Евой общий язык себе, вам еще пригодится.
   - Ты очень красива, когда улыбаешься, - вдруг сказал он, не отрывая взгляда от моего лица. Пассажа он либо не понял, либо решил проигнорировать. - У тебя потрясающие глаза.
   Спасибо конечно за комплимент, но лучше бы он за дорогой следил.
   - Я знаю, - хмыкнула я и полностью расслабилась, закрыв болевшие очи.
   И так. Демоняшка оказался не таким уж и простым персонажем, каким его пыталась представить графоманка. Начнем с того, что парень пунктом назначения у меня не интересовался, значит мои личные данные не являются секретом не только для Верховного демона, но и для еще одного представителя гарема.
   Это, кстати, удручающий факт. Для полного боекомплекта мне Крутышкиной рожи на родном пороге не хватает. Тьфу-тьфу-тьфу.
   Что еще мы знаем? Кирилл в книге упоминался как приближенный Марка. И смертью от него веет в достаточной степени, чтобы не подпускать ко мне призраков. А с учетом того, что в современном мире, судя по той информации, что у меня есть, монополия на убийство есть лишь у избранного контингента, делаем выводы.
  Окинув Обояшку-Демоняшку оценивающим взглядом, я пришла к неутешительному выводу. Нам придется подружиться. И не только из соображений 'держи друзей близко, а врагов еще ближе'. К сожалению, вынуждена признать: Кирилл Андреевич представляет для меня ценность.
  - Что? - заметил мой пристальный взгляд всамделишный герой романа.
  - Я передумала, - улыбнулась я лучисто. - Хочу с тобой дружить. Но учти, моя дружба - штука ценная. Не профукай оказанное доверие.
  - К чему столь резкие перемены? - он повернул ко мне свое лицо, абсолютно не беспокоясь о дороге. Еще бы, чего о ней беспокоиться. Пробка же.
  - Я вдруг вспомнила, как весело мне было гонять с тобой, Кирилл, по ночным улицам Гонконга. Ты сделал меня счастливой. Впервые за долгое время.
  Получи под дых ответственность! Я бы еще слезу пустила для верности, но в последнее время наблюдается дефицит слезных выделений и профицит цинизма.
  - Я слышал о Марине Вольфовне, - поток машин наконец тронулся, и Обояшка переключил свое внимание на дорогу. - Сочувствую твоей утрате.
  - Не лги мне, демон, - прошептала я. - Я чувствую твою ложь.
  - Это твой дар? - косой взгляд с его стороны и якобы равнодушный вопрос.
  - Хочешь сказать, ты не знаешь, кого тебе поручили сопровождать? - не поверила я.
  Я конечно не главная героиня, чтобы вокруг меня мир крутился, но и того, что о моем даре трубить на каждом шагу не будут, не ожидала.
  Обычно в книгах подобным поворотам уделяется все внимание общественности. Это же не моя реальность с ее законами и утаиванием информации. Короче говоря, я такого логичного поступка от книжного персонажа не ожидала.
  - Знал. Только не поручали, а сам вызвался, - уточнил мой собеседник. - Интересно стало, почему на тебе два Верховных зациклились.
  И вот тут я пожалела, что попала в книгу, а не в игру со множественным вариантом выбора ответов. Ибо придумать разумное объяснение творящемуся вокруг бардаку у меня не получалось. Я же не автор сего опуса. Но придумать что-то нужно, потому как заявленная ранее дружба обязывает к открытому доверительному общению. И потому как лучше представить свою картину событий, нежели кто-нибудь сделает это за меня в невыгодном для меня же свете.
  - А Марк, что по этому поводу говорит? - уточняю на всякий случай.
   - Сказал, чтобы глаз с тебя не спускал, - сообщил представитель гарема. - Так что в тебе такого, Ада?
   - Глаза, - пожимаю плечами.
   - Что?
   - Глаза у меня красивые, говорю, - и ресничками хлоп-хлоп в сторону Демоняшки, еле удержалась чтобы не пропеть про 'Хлопай ресницами и взлетай'.
   - Хочешь сказать нас землю рыть заставили в двух странах во имя твоих прекрасных глаз? - резко затормозил демонячий водитель.
   Приехали.
   - Ты о чем? - не поняла я, оглядывая знакомый двор родного дома.
   - О том, что ты основательно подпортила нам поездку в Гонконг.
   - Марк мне ее тоже порядочно испоганил, - прикрываю глаза в тщетной попытке защититься от ярких солнечных лучей. - Кстати, как вы познакомились?
   - Ну... я пытался его ограбить.
   От подобного заявления я даже дверцу машины обратно захлопнула.
   - Вы тут последователи культа фейспалма что ли? - ляпнула я и поняла, что в случае главного гада более подойдет эпитет 'культ треша'.
   Прежде чем покинуть кожаное нутро дорогого авто я нервно оглядела пространство вокруг. При мысли обо всей той жути, что напала на меня на подземной парковке, душа в районе позвоночника зашевелилась.
   Вдох-выдох, пошла.
   Ярко светило солнце, в уши проникал привычный гул мегаполиса, легкий ветерок щекотал голые руки и шевелил волосы на затылке. Мы припарковались недалеко от детской площадки, рябившей в глазах яркими цветами. Я бы не обратила внимания, если бы не девчушка лет одиннадцати. Светленькая такая. Глаза синющие. От улыбки ямочки на круглых щеках. Она махала мне рукой так будто мы давно знакомы.
   Прекрасно. Бывшая владелица моего тела от тоски и безысходности водила дружбу с младшеклассницей. Уровень развития на лицо.
   И пока я судорожно пыталась выудить хоть какие-то воспоминания из тела, подошел Кирилл.
   - На что ты смотришь?
   Я непонимающе моргнула.
   Девочка не исчезла. Не растворилась. Она просто оказалась на противоположном конце двора, под тенью дома. В одно моргание.
   - Ни на что, - на деревянных ногах разворачиваюсь и иду к подъезду, стараясь держаться к мужчине максимально близко.
   Пока поднимались на нужный этаж, мысленно пробежалась по списку необходимых вещей. Думаю, одной сумки хватит. И первым делом мне нужны солнечные очки.
  Квартира встретила нас тишиной, чистотой и голубым сиянием дверного проема перед лицом Демоняшки.
  Прикольненько. А раньше почему я этой подсветки не замечала?
  - Пригласи меня, - выразитель попросил мой сопровождающий. - Я не идиот без приглашения в логово ведьмы соваться.
   - Заходи, гостем будешь, - предложила, с интересом наблюдая исчезновение голубого сияния и явление демона народу на вверенной мне территории.
   - А у тебя уютненько, - не разуваясь прошелся вглубь квартиры демон.
   По чистому, мать его, вымытому вот этими самыми руками полу.
   - Кирилл, я чувствую непреодолимое желание перестать с тобой дружить, - честно призналась, скидывая собственную обувь у входа.
   Это у местных фишка такая, в обуви по квартире ходить? Нечисть, чтоб их. Что вампиры, что демоны.
   - Ты чего такая недовольная? - послышалось откуда-то из кухни. - Иди вещи собирай, я пока чайку нам сделаю. А где у тебя чай? Ладно, сам найду!
   - Иди к вампирам демон, - буркнула я и пошла в спальню.
   Для начала я с превеликим удовольствием переоделась. Воистину удобная одежда поднимает настроение. Потом нашла спортивную сумку, которую начала споро заполнять. Не забыла я и о бабкиных артефактах, кои без какого-либо пиетета запихнула в обычную дамскую сумочку. И раз уж речь зашла о бабкином наследии, я не преминула заглянуть в ее аптечку, памятуя о том, что на днях зарекалась выкинуть злосчастные таблетки. Старая ведьма судя по названию оставшихся препаратов страдала от диких болей. Проме... что? Да мне это только перед смертью выписать согласились! В топку это дерьмо.
   Вот на размышлениях о том как это лучше сделать и появился в дверях моей спальни демон с кружкой чая в руках:
   - Помощь нужна?
   - Кирилл, что ты знаешь о слове скромность? - предприняла я последнюю попытку воззвать к демоновой совести.
   Уверенным шагом он прошел в святая святых девичей квартиры, а я рефлекторно положила таблетки в сумочку, не желая быть пойманной с ними в руках. Хватит с меня недопонимания и почетного звания наркоманки-самоубийцы.
   - А ты о слове гостеприимность? - нагло парировал демон, сопроводив свой ответ зверски обаятельной улыбкой.
   Прежде чем я успела достойно ответить, завибрировал телефон. Не мой.
   Кирилл вытащил трубку из кармана брюк и брови его сошлись у переносицы, стоило ему взглянуть на экран.
   Я же решила, что это отличный повод прихватить нож для разделки рыбы. На всякий вампирячий случай. Подумав, добавила туда же моток изоленты.
   И вся такая радостная отправилась к Обояшке, докладывать об успешном завершении операции под кодовым названием 'сборы'.
  - Черт! - ругнулся Кирилл, завершая телефонный разговор.
   - Что? - напряглась я.
   - У Евы проблемы. Я должен ехать.
   - Сначала верни меня Марку.
   - У меня нет на это времени. Посидишь у себя в квартире, здесь тебе точно ничто не угрожает.
   Серьезно?! Ты, медь твою, сейчас действительно собрался меня бросить и помчаться на встречу соплям и слезам главной героини?! Гребанный гарем. Гребанная Евангелина. Гребанный роман!
   Меня же призраки на много меленьких Адочек растащат...
   - Поехали, - пожимаю я равнодушно плечами, направляясь к двери. Главное держать лицо.
   Вот так не стало моего первого друга в этом мире. А чего ты хотела, Ада? Этот мир крутится только для героини. Твоя единственная надежда антагонист, и тот лишь временная мера.
   - Тебе лучше остаться здесь, - возразил книжный герой. - Там семейные проблемы, а она и так расстроена, не думаю, что твое появление будет уместным. Я приеду через пару часов, - его тон не оставлял сомнений в четком намерении демона бросить меня одну.
   Господи, если ты есть, дай мне терпения. Пару составов, пожалуйста. Боже, если ты не в курсе, то терпение - это штука, не позволяющая убивать идиотов.
   - Пока ты будешь вытирать сопли и целовать мокрые глазки мага света, я молча посижу в уголке. Так что возьми мою сумку и поехали, - еще более равнодушно процедила я, переступая порог квартиры.
   Демоняшка немного помялся, но выбор между долгом и возможностью утешить героиню вообще не стоял.
   На пути к дому Евы мы не разговаривали. Демоняшка брутально хмурил брови и поджимал губы, я тихо радовалась тому, что нашла в квартире солнечные очки. Плюс сто к защите и пятьдесят к стильности. Для полного счастья воспользовалась наушниками и погрузилась в мир музыки и собственных мыслей.
   Мысли не радовали, грядущая встреча с героиней тоже, как впрочем и отсутствие выбора. Между 'остаться одной и подвергнуться нападению призраков' и 'необходимостью стать свидетелем душещипательной сцены' я выбираю здоровый рассудок и защищенность от призраков. А уже потом, когда Марк вернется домой, я настоятельно попрошу его заменить моего сопровождающего на кого-нибудь более ответственного.
   За то время, что мы потратили на дорогу до места обитания главной героини, я успела успокоиться, обдумать линию поведения и даже то, как именно буду убеждать Верховного демона. На всякий случай послала Серафиме сообщение с просьбой подробно описать способы защиты в отсутствии душевной компании убийцы. Наставница мое сообщение проигнорировала, от слова совсем. Она его даже не прочитала.
   Может еще Верховному демону написать? Да как-то не солидно. В конце концов меня не убивать везут, а к старой знакомой в гости.
   Стоит отметить, что Евангелина была счастливой обладательницей трешки в центре города. На втором этаже.
   Да блииин!
   Не могла себе что-нибудь повыше взять?!
   - Ада, поторопись, - оглянулся демон, - нажимая на кнопку вызова домофона.
   Вот по номеру квартиры я и определила этаж. Мне казалось, что настроение уже достигло дна, но снизу постучали.
   За Кириллом мне буквально пришлось бежать, ибо он парень высокий и длинноногий, что способствует разнице в скорости нашего передвижения. А мне откровенной не хотелось оставлять его компанию. Так мы и оказались под дверью заветной квартиры, нагло проигнорировав консьержа, или как они там сейчас называются.
   Дверь оказалась не заперта. Первым вошел Кирилл. Он же и стал жертвой главной героини, та с громким захлебывающимся рыданием повисла у него на груди. Композицией 'не дошел' мы продолжали радовать малочисленных соседей. Я за порогом, Демоняшка на пороге, героинька на груди Демоняшки. И вроде парень даже не против такого расклада, ибо похлопывая по вздрагивающим плечикам большой мозолистой рукой, он шептал ей слова утешения. Но всему есть предел. Запасу моего терпения тоже.
   - Может уже войдем? - предложила я, переместив очки с переносицы на макушку.
   Шуршание, возня и робкий взгляд из-за плеча демона.
   - Кирилл, что она тут делает? - она доверчиво заглянула в его глаза.
   Я все понять не могла: чем? Вот чем она взяла свой гарем? Но стоило увидеть этот взгляд осознание пришло само. Таких женщин хотелось защищать, таких женщин хотелось лелеять. Рядом с такой женщиной мужчина уверен в своей всесильности.
   - Ева, не стоит стоять на пороге, - сделал наконец шаг в правильном направлении парень.
   Она смутилась, засуетилась, закрыла за нами дверь и подала нам тапочки. И эта демонячая рожа взяла и переобулась.
   А я думала дрессировке не поддается.
   Евангелину сотряс новый приступ рыданий, такой надрывный, такой нежный, что не оставил равнодушным демона. Кирилл-то и отвел ее в гостиную, усадив в мягкое бежевое кресло. Беж на фоне персиковых стен. Фу.
   Ну а поскольку меня все временно игнорировали, я решила занять второе кресло. Очень мягкое и очень удобное. Пусть и на фоне персиковых стен. Я даже сумочку с плеча сняла и рядом с собой положила.
   Демоняшка же исчез на минуту, а после словно верный рыцарь всучил в руки стакан доверху наполненный водой.
   Эй, я бы тоже от воды не отказалась.
   Продолжающая истерить героиня дрожащими руками подняла стакан к губам и даже сделала несколько глотков. Чем изрядно меня удивила, я думала она воду как минимум разольет, а как максимум и вовсе зубы о стакан переломает.
   Ну хорошо... я так не думала, я на это надеялась.
   - Все-все, тихо, - проявлял чудеса заботы по сути своей демон.
   - Кирилл, - дрожащий голосок и широко распахнутые глаз, доверчиво взирающие на этот мир и этого мужчину, - я не понимаю, что происходит. Мама с папой обманывали меня. Вся моя жизнь сплошная ложь! Видеть их не могу!
   Мой сопровождающий понятливо покивал и присел напротив прекрасно девы на корточки.
   Вот этот диалог я помню. Правда настоящая Адина при нем не присутствовала.
   Дальше по сюжету должны быть слезы, трагичное бла-бла-бла, сопли, снова бла-бла-бла, но уже менее интенсивные, и, наконец, смачный поцелуй. А потом еще немного душещипательных бла-бла-бля.
   Но перед этим... перед этим Кирилл сделает это:
   - Тише, тише, - прошептал гаремный представитель и попытался воздействовать на эмоции героини.
   Три... два... один.
   Евангелина вздрогнула, недоверчиво посмотрела на Демоняшку и демонстративно отпрянула от парня.
   - Кирилл, ты тоже?! - в ее вопросе было все.
   - Что? - не понял претендент на девственность номер два.
   И сейчас должно начаться трагичное бла-бла-бла, но лично меня время поджимало. Почему я должна все это терпеть? Они мне чужие, малознакомые и в целом мало приятные персонажи. Мне же приходится считаться с их чувствами, чего они в свою очередь по отношению ко мне делать даже не собираются. Так почему я должна тратить свое драгоценное время на всю эту чушь, еще и подстраиваться под того, кто по сути является моим эскортом на сегодня? Мне определенное есть чем заняться вне стен этой квартиры и вне общества этой мелодраматичной парочки. Теория по магической обороне сама себя не изучит.
   - Да, он тоже, - тяжкий вздох с моей стороны и синхронный вздрог с их. Эй, я вообще-то рядом с вами сижу! - И Марат, и Ромик, короче все твои мужики являются представителями других видов. И конечно же они злостно скрывали это от тебя. Как впрочем каждый из нас, скрывающий что-то от всех вокруг. И нет, Кирилл не собирался тебе сейчас навредить, он пытался тебя успокоить. Дар у него такой, на эмоции воздействует. И на желания. А висящий на твоей шее амулетик, так радостно впаренный родителями, реагирует в принципе на любое магическое воздействие, не только на негативное. Мир очень несправедлив, смирись.
   - Мужиков? - повернул в мою сторону шатенистую голову парень.
   Из моей воодушевляющей речи каждый вынес для себя что-то свое.
   - Как ты можешь?! - всхлипнула главная героиня воплоти. - Мой мир рушится, а ты ерничаешь. Все во что я верила оказалось неправдой! Моя семя не та за кого себя выдавала! У меня еще и брат пропал. А я совершенно не знаю что делать!
   - Ты единственный ребенок в семье, - напомнила я королеве драмы.
   - Двоюродный брат. Я не рассказывала про него. На самом деле он сын дальних родственников, но тетя с дядей взяли Игоря на воспитание после смерти его родителей, - и после этой фразы новое цунами слез хлынуло на волю. - Я не знаю, что делать, Кирилл, - всхлипнуло нежное создание.
   В руках она держала стакан воды, поданный Демоняшкой.
   - Ева, что случилось? - с корточек перед ее креслом он переместился на колено. Видимо заглядывать в небесные очи так намного удобнее.
   - Несколько дней назад, мы с Игорем договорились встретиться, - протяжный стон. - Но уже четыре дня он не отвечает на звонки.
   На самом деле я просто старая, циничная тетка, которая сейчас по черному завидовала главной героине. Евангелина плакала невероятно красиво. Ни тебе красных опухших глаз, ни малинового увеличенного носа. Крупные прозрачные слезы, аки жемчуг скатывались по белым щекам, привлекая внимание к алым дрожащим губам, которые она прикусывала от волнения.
   Я сейчас сдохну от зависти.
   - Стоп, - зацепилось сознание за информацию. - А фамилия у него какая?
   - Нежин. Игорь Нежин, он с нами в одном универе учится на пятом курсе, только специальность другая. Кирилл, помоги его найти. Я чувствую, с ним что-то случилось. Мы с детства дружим. Как бы сильно он не ругался с родителями, на мои звонки отвечал всегда.
   Вот это поворот!
   Какова вероятность того, что книжный маньяк, по сюжету прикончивший Адину, окажется родственником главной героини? Да, мать вашу, нулевая она должна быть!
   Почему? Да потому, что в книге ни одной буквы не было о том, что маньяк и главная героиня родственники! Она ни словом об этом гарему не обмолвилась!
   - А как так получилось, что о вашем родстве никто не знал? - не выдержала я.
   - Это семейное дело, - бумажной салфеткой она размазала слезы по щекам и взглянула на меня исподлобья.
   Я должна была промолчать. Должна была... мне реально стало интересно.
   - Тогда какого черта ты для решения семейного вопроса вот его позвала? - задала я логичный вопрос, невоспитанно указав подбородком в сторону обсуждаемого демона.
   Я же правильно поняла? Она Демоняшку вызвала за утешением и для постановки задачи по поиску братца?
   - Ада, ты обещала молча посидеть в углу, - осадил меня жертва ггэшных чар.
   - Тебе-то какая разница? - взвилась Евангелина, перебив демона. - Кирилл мой друг. Я имею полное право обратиться к нему за помощью! Или я должна изнывать от беспокойства и сидеть сложа руки только потому, что твоя мелкая душонка изводится от ревности и зависти?!
   - А? - опешила я.
   - Что? - зло посмотрела она на меня. - Думаешь я не знаю, что ты мне завидуешь? Думаешь не вижу, как ты по Марату сохнешь? Я тебя в люди вывести пыталась, пожалела мышь серую, а ты приходишь в мой дом и смеешь говорить гадости в момент горя?! Да кто ты вообще такая?! Ни семьи, ни друзей, никому ненужная наркоманка!
   Ну и как мне на это реагировать?
   Суньцзы говорил: если нет выгоды не двигайся; если не можешь прибрести, не пускай в ход войска, если нет опасности не воюй. Государь не должен поднимать оружие из-за своего гнева; полководец не должен вступать в бой из-за своей злобы.
   Разжимаю пальцы, впившиеся в подлокотник кресла. Ногти ныли. Расслабляю плечи. В мозгу пульсирует лишь одно желание... взять этот прозрачный стакан и запихнуть ей в рот по самое горло. Я бы могла...
   Но не буду. Нельзя срываться. Стоит только дать себе волю и я себя не соберу. Мне нужен чистый разум для того, чтобы выжить. А по поводу высказываний о семье... я припомню ей это позже.
   - Легче стало? - максимально равнодушным тоном интересуюсь, попутно выдавая легкую вежливую улыбку.
   - Пошла вон! - взвыла героиня.
   Какого черта, а? По сомнительным законам психологии она должна была успокоиться. А вместо этого она еще и мерцать начала. Натурально светиться в самых разных местах.
   - Ада уйди, - напрягся вдруг Кирилл, судя по всему пытающийся вновь воздействовать на нашу нежную девочку.
   И судя по яркой вспышке из под легкого летнего платьица в районе груди попытки ментального воздействия моего эскорта на недавно пробудившуюся магичку света были абсолютно бесполезны.
   - Кирилл, ты сейчас не смешно пошутил, - помрачнела я лицом.
  - Посиди в машине, - протянул мне ключи Кирилл.
   - Либо мы уходим вместе, либо я остаюсь здесь, - признаться честно, я не поверила услышанному.
   - Кирилл убери ее! - затряслась героиня.
   - А Марк в курсе, что ты ставишь женщину выше интересов Верховного? - попыталась я достучаться до совести демона. - Ты не должен оставлять меня одну.
   И тут я совершила две непростительные ошибки. Первая - я поверила в то, чего нет. Вторая - я давила на мужчину перед женщиной, которая ему нравится.
   - О женщины, - вскочил он на ноги, невежливо схватил меня за плечо и потащил на выход. - Не хочешь в машину, постой здесь, - и он захлопнул перед моим носом входную дверь.
   Обидно было до одури. Я ведь даже переобуться не успела. А потом страшно стало. Я судорожно считала расстояние от входной двери до гостиной и сравнивала с предполагаемым радиусом воздействия демона на призраков.
   Меня достанут - поняла я.
   - Кирилл! - позвонила в звонок. - Это не смешно! Открой дверь! - орала я, уже стуча в нее кулаками. - Я так больше не буду! Пожалуйста, открой дверь!
   Так. Так... спокойствие. Вдох-выдох. Нужно позвонить Марку.
   Да чтоб тебя! Сумочка осталась в квартире вместе с телефоном.
   Думай, Ада!
   Для начала не факт, что прямо вот сейчас рядом с тобой окажется блуждающая душа. В конце концов центр города, день... ну что может случиться? Перестань долбиться в двери, иначе всех соседей соберешь. Или консьержка полицию вызовет.
   Закрыть глаза, разворот.
   Взмокшей спиной я прижалась к холодному металлу двери, пытаясь успокоиться. Какая-то часть меня до сих пор не верила в происходящее. Прямо как тогда, когда доктор озвучил мой диагноз. Вроде вот она, реальность, и все это с тобой, но что-то внутри встает стеной, через которую та самая реальность пробиться не может. И вроде мозгом ты понимаешь в каком дерьме оказалась, вроде и страшно, но как будто не по-настоящему. Как будто не тебе. Как в первые семь дней в этом гребанном романе.
   Вдох-выдох.
   - Кирилл, умоляю, открой дверь! Не оставляй меня одну! Пожалуйста! - предприняла еще одну попытку.
   Но чуда не случилось. Стало противно от самой себя.
   Хватит унижаться!
   Кажется на довольно большой лестничной клетке стало заметно прохладнее. Белая рубашка на выпуск и серая майка с джинсами не могли защитить от холода.
   Так... что я могу сделать? Очки. Я не буду видеть призраков, значит не буду на них реагировать, значит они не поймут, что я могу их видеть, и проигнорируют меня. Логично? Логично. А еще я могу подняться на последний этаж, ведь чем дальше от земли, тем меньше вероятность неприятной встречи. Осталось решить на лифте я поеду или по лестнице пойду.
   Вдох-выдох. Открываю глаза.
   Я не заорала только потому, что горло спазмом свело.
   Серая, сползающая с костей кожа женщины частично прикрывалась длинными русыми волосами. Белые глаза находились прямо напротив моих. Ее сломанный призрачный нос едва не касался моего, отчего я впервые познакомилась с таким неприятным явлением как мурашки на лице.
   Разве так бывает? Вот так быстро и ожидаемо предсказуемо?
   И в этой ситуации я мучительно медленно подняла руку к голове и с макушки опустила очки на переносицу.
   Образ мертвячки исчез. Я смотрела на пустую лестничную клетку, бешено надеясь, что вот сейчас раздастся щелчок, и дверь распахнется. Мгновения тянулись словно годы, а надежда на то, что вот-вот появится кто-нибудь и спасет меня, не умирала.
  - Иииииизыди, - от души пожелала я призраку, с большим трудом разомкнув челюсти и неимоверным усилием воли напрягая связки, осознав наконец, что никто не придет.
  Вдох-выдох. Я даже не заметила, что у меня дрожат руки, пока не подняла их к лицу, чтобы вновь вернуть на макушку свою затемненную защиту.
   Призрака той женщины не было. Как не было и свободного пространства всюду куда падал взгляд.
  Вспышкой пронеслись мысли: слишком много, я не выживу. Спасите.
  Вдох.
  - Пошли..., - начала было я и тут же закончила.
  Потому, что молодой парень выше меня на целую голову оказался быстрее. Его ледяные руки легли на мои щеки даря незабываемые ощущения легкого отвращения, озноба, невероятной головной боли и целой жизни, прожитой вместе с ним. Его звали Олег. А потом пришла девчонка. Арина. И еще одна. И еще...
  Я упала на колени, практически не чувствуя боли от удара. Что мне ушибы, когда голова готова буквально взорваться. Завалилась на бок, хорошенько приложившись головой о кафель. Желание жить покидало меня с каждой прожитой жизнью чужих душ и с каждой их смертью.
  Почему-то болело горло и спина.
  Я уже давно забыла зачем человеку горло, зачем ему спина вообще не задумывалась. Я жила чужими жизнями и умирала в агонии. Каждый гребанный раз.
  И даже не заметила, когда начала умирать уже я, а не очередной призрак, влезший в мою голову.
  
  
  Глава 14
  
  Сначала вернулась боль. Потом... потом снова темнота.
  Когда я очнулась во-второй раз, сил на встречу с реальностью было больше. Впрочем, как и ненависти ко всему миру в целом и к романтическому фентези в частности. А боли меньше не стало.
  Словно издеваясь, мерзкое пиканье где-то на периферии сознания ввинчивается раскаленной иглой боли в и без того воспаленный мозг.
  На удивление раздражение и глухая ненависть ко всему живому и неживому придает сил. Задача номер один - открыть глаза, выполнена успешно. Задача номер два - покрутить бедовой и вечно страдающей головой, выполнена не с первого раза и с явными нареканиями со стороны владелицы. Задача номер три - осмотреть пространство, выполнена с трудом.
  Больничная палата на одну персону имела бежевые стены, добротный стул рядом с моей койкой, шкаф-купе слева от входа, вполне приличную тумбочку слева от кровати, темное окно с шикарными бежевыми шторома и мерзко пикающий медицинский прибор с непонятного назначения большим экраном в непосредственной близости от меня.
  Вот это сервис...
  Почему я решила, что нахожусь в больнице? Запах. Такой знакомый и такой характерный. Ну и катетер, торчащий из вены правой руки, на размышление навел. А всевозможные медицинские датчики, прикрепленные к конечностям и груди, окончательно убедили меня в верности собственной догадки. Все такое обычное.
  Думать было невероятно больно. Но вместе с тем в душе зародилась волна облегчения и радости. Мне все это приснилось. Вся та чушь и мракобесие лишь плод больной фантазии. Стыдно признаться, что моей, но с другой стороны на фоне болезни не мудрено и ментальные проблемы получить. Я жива! И я такая дура. Все мои доводы, побудившие бросить семью, сейчас казались такими глупыми.
  Я... я хочу к маме с папой. Эта мысль не просто замотивировала, она буквально зарядила меня невероятным количеством сил и энергии. Мне просто нужно им позвонить. Уже предчувствую как сильно они будут ругаться. Как будет орать брат.
  Встать помешали провода, опутывающие тело. К черту их. Нужно найти телефон.
  Отдираю датчики от тела, снимаю держатель с пальца, и мерно пикающий аппарат перешел на однотонный стиль вещания. От этого звука откровенно затошнило, но когда нас это останавливало?
  Кровать оказалась на удивление высокой, ноги до пола не доставали. Приняла волевое решение сползти на белый кафель максимально аккуратно, изо всех сил цепляясь за своеобразные бортики. Как и ожидалось ноги к подобным фортелям готовы не были, посему вместо того чтобы на них уверено стоять, я не менее уверено сидела на холодном полу. Больничная пижама в синий горошек от холода попу не защищала. Впрочем наличие пижамы уже радовало. Подсознательно задумываюсь о стоимости всей этой красоты, но так... без энтузиазма. Ибо энтузиазм нынче направлен на приведение организма в вертикальное состояние. Ну и ощущения! Колени ходуном ходят, руки от перенапряжения трясутся, сама взмокла, мозг же недвусмысленно намекает, что еще чуть-чуть и он самоликвидируется посредством взрыва.
  Но желание услышать голоса родных было сильнее желания немного полежать на полу. Посему волевым усилием я-таки дошла до тумбочки, в которой по логике должны находиться мои личные вещи. Целых три шага. Горжусь собой. Теперь можно и присесть. Где-то на периферии сознания появилась и пропала мысль о том, что расчеты могут быть и не верны. Телефон могли засунуть в шкаф, а могли и вовсе доставить меня сюда без него.
  Открываю белую дверцу белой тумбочки, заглядываю внутрь, протягиваю руку и в оцепенении достаю сумочку приятного зеленого цвета. Сумочку, в которой лежит телефон последней модели, изолента, нож для разделки рыбы и прочая мелочевка. По этому телефону я не дозвонюсь до родителей, ибо их в этом мире нет. Зато есть боль, страх, монстры и жуткая, страшная, до безумия болезненная смерть.
  Усталость навалилась разом. Если бы уже не сидела, рухнула бы в тот же миг. Не сразу поняла, что перестала дышать. Мне потребовалась секунда, чтобы вдохнуть сквозь зубы прохладный воздух. И за эту секунду надежда на встречу с родными умерла окончательно. Наверное, это мой ад. Я могла бы прекратить свои страдания вместе с собственным существованием. Но сильнее покоя я желала разрушения этого мира. Мира, в котором мне не дадут ни спокойной жизни, ни тихой безболезненной смерти.
  Смотрю на бледные запястья со свежими розоватыми шрамами. И стоило ли напрягаться? Достаточно просто посмотреть на руки. Не мои руки, но мои шрамы. Но эта боль... она заставляет деградировать.
  Медленно закрываю дверцу тумбочки, отрезая от расплывающегося взгляда содержимое. Кажется, я хочу умереть.
  - Если ты сердце заново не запустишь, я тебя раньше нее похороню.
  - Реанимационный набор сюда! Верховный, мертвым я ничье сердце запустить не смогу.
  Звук удара двери о стену... а может и не о стену. Тяжелая, но торопливая поступь нескольких человек. Порыв сквозняка.
  - Где она?!
  Тишина и осторожные шаги.
  - Нашел.
  Тело взмывает в воздух и вот я уже сижу на кровати.
  - Да вырубите вы эту хрень. Раздражает.
  Пищание прекратилось.
  - Ада, посмотри на меня.
  Голова болит.
  - Слышишь?
  Нет сил. Глаза закрылись сами собой.
  И снова пустота.
  Когда я очнулась в следующий раз, вокруг царили темнота, тишина и вселенское разочарование. Хотелось пить и застрелиться. Но пить сильнее. На этот раз тело слушалось лучше, поэтому встать с кровать оказалось в разы легче. Если бы не изнуряющая головная боль жить было бы намного приятнее.
  Но это не точно.
  Не смотря на царившую вокруг темень, я на ощупь добралась до двери, ударившись бедром всего пару раз. Горжусь собой.
  Поворот дверной ручки и вот уже электрический свет проникает из коридора в мою палату и мою жизнь. А вместе с ним вспышка воспоминания чужой смерти и новый уровень боли.
  - Адина Давидовна, - раздалось вкрадчивое с права.
  Я не вздрогнула просто по тому, что не было сил.
  - Ада, - поправляю на автомате шепотом.
  Медленно поворачиваю голову, ожидая от жизни чего угодно кроме высокого мужика в клетчатой рубахе и джинсах. Кадру под дверью своей палаты я решила уделить пристальное внимание. Не молод, на макушке плешинка, которая его никак не портила. Брови кустистые, нос основательный, глаза серые, внимательные. Плечи широкие, руки мощные, намечающееся пузико скрывала удачно подобранная одежда. Но вот что мня удивило, так это происходившие с мужиком метаморфозы. Его глаза... чернеют периодически.
  Делаю шаг в сторону мужчины, дабы рассмотреть, что же не так с его глазами.
  - Мне позвать врача? - попытался отодвинуться от излишне любопытной и настырной меня мужчина, отводя от моего лица взгляд.
  Сбежать ему помешал стул, на котором еще недавно нес вахту.
  - Палач? - каркнула я.
  Ох ты ж медь твою! На сей раз мой голос звучит даже хуже последствий встречи с вампирским Верховным.
  - Да, - а глаз так и не поднял.
  Вокруг ни одного призрака, чего и следовало ожидать.
  - Имя, - говорить было не только страшно, но и больно, посему выбор пал на древне спартанский стиль общения - лаконичность.
  - Петр.
  - Туалет. Вода.
  - Туалет в палате за дверью справа. Воду сейчас принесут, - и приложил телефон к уху, сообщая кому-то радостную весть о моем пробуждении.
  А сразу этого товарища нельзя было ко мне приставить?! Нет, мы сначала в руках гаремного Демоноида ценный кадр в моем пострадавшем лице профукаем, а уже потом ответственному сотруднику поручение дадим.
  - Серафима, - начала я, но тут же была перебита.
  - Жена крыло закольцовывает, что бы вы могли без сопровождения обходиться.
  - Медсестру.
  - Сейчас придет, - кивнул мужик и снова приложил телефон к уху.
  Голова продолжала болеть, и чем быстрее крутились винтики в ней, тем интенсивнее она раскалывалась.
  Разворачиваюсь и возвращаюсь в палату. Впереди меня ждал туалет с не запирающейся дверью.
  Уже лежа на кровати я пыталась успокоить дрожь в теле. Не выходило. Чужие жизни то и дело мелькали перед внутренним взором.
  Я жива - хорошо. Больно думать - плохо.
  Дверь вновь открылась в палату вошла медсестра в белом халатике и миленькой шапочке. А мне было настолько хреново, что я даже язвить по поводу ее сексуальной внешности не стала. Только и отметила для себя, что у нее странно светятся глаза. Словно серой дымкой затянуты.
  Девочкой она была понятливой и вместо общего света включила приглушенный.
  Подошла к моей кровати, вздрогнула при взгляде на меня, поставила поднос с бутылкой воды и стаканом на тумбочку, после чего наполнила стакан и передала мне. И снова... и снова... и снова. А потом в бутылке кончилась вода.
  - У меня очень болит голова, - пожаловалась я, передав пустую стеклотару в руки медсестры.
  Пусть и не совсем, но голос вернулся. Правда во имя нервов своих и окружающих лучше говорить шепотом.
  - Насколько интенсивны боли? - поинтересовалась медицинское создание со странными глазами.
  - До тошноты, - честно призналась я, пытаясь не расстаться с только что выпитым.
   - Мы можем сделать укол анальгина, - последовало предложение.
   - А на более сильное обезболивающее у Марка денег не хватило? - не поверила я.
   - Для назначения чего-либо другого нам необходимо провести ряд клинических исследований, - проигнорировала мой пассаж девушка.
   - Согласна, - каркнула я.
  Она ушла, а нам с водой пришлось попрощаться. Хорошо хоть до туалета добежала. Стало обидно.
   К тому времени, как я добралась до кровати, вернулась медсестра.
   Спойлер: анальгин не помог.
   Я физически ощущала, как уходит драгоценное время, а боль так и не отступает, как не возвращается и способность логически мыслить. Зато чужие воспоминания помимо воли сводят с ума.
  Мне нужен чистый разум. Только рабочие мозги смогут обеспечить мою выживаемость. Я не могу сойти с ума сейчас.
   Мне плохо физически и морально. Мне страшно до одури и противно до отвращения. В таком состоянии я ни на что не способна. Хочется забиться в шкаф и рыдать. Но я должна. Слишком много должна и слишком мало могу. Гребаный роман. Гребаная графоманка. Гребаный гарем! Ненавижу.
   Нужно сосредоточиться. Как отрезать чужую память от своей? Ответ: вместе с головой, не подходит.
   Не сойти с ума. Не сойти с ума... как не сойти с ума в моей ситуации?
   И тут я вспомнила про таблетки старой ведьмы. Уже привычно скольжу с кровати, лезу в нутро задерганной мною тумбочки, мгновение размышляю над дозой, достаю необходимое количество и иду в туалет к раковине за водой. Пить из-под крана негигиенично, а порой даже опасно.
   Эх, рисковая я девчонка!
   Возвращаюсь в кровать и максимально расслабляюсь.
   Не получилось.
   Дверь в палату распахнулась внезапно, впуская в мою темную обитель энергичную Серафиму. Ведьма тут же хлопнула по выключателю, озаряя палату электрическим светом, а меня новой вспышкой боли.
   Рефлекторно зажмурилась. Не помогло. Открываю глаза и пытаюсь взглядом выразить все, что думаю о наглых, вредных медиумах.
   - Ада, детка, ты так похожа на труп! - она до противного бодро протопала в глубь комнаты и нагло завладела стулом.
   - Это профессиональный юмор? - мрачно смотрю на наставницу.
   - Нет, ты действительно отвратительно выглядишь. Хочешь посмотреть? - и она протягивает мне карманное зеркальце.
   Ненавижу зеркала.
   - Не хочу, - вежливо отказываюсь. - В какой я больнице?
   Еще чуть-чуть и подействует лекарство. Потерпи, Ада.
   - В частной клинике для своих. А чего хочешь? - с живым интересом смотрела она на меня.
   Убивать.
   - Тишины и понять, что не так с твоими глазами, - озвучила я полуправду.
   - А что с ними? - посерьезнела она лицом.
   - Светятся. Белым, - усталый вздох.
   - Серьезно?
   Ну давай, скажи, что я спятила.
   - Я похожа на человека, который шутит? - огрызаюсь в ответ.
   - Я уже говорила на кого ты похожа. Мужа моего видела? У него глаза светятся?
   Судя по отсутствию крутящегося пальца у виска, мои галлюцинации могут оказаться отражением объективной реальности.
   - У него в глазах черная муть клубится.
   - Поздравляю, Ада. Ты видишь души живых, - произнесла она мрачно.
   - Что за бред? - каркнула я в полный голос.
   - Отнюдь. Слышала выражение: 'Глаза - зеркало души'? - она достала телефон начала что-то деловито печатать в нем.
   - Это навсегда? - не обрадовалась я новости.
   - Не знаю, - ее сочувствующий взгляд мне не понравился.
   - И что мне это дает? - не умирала надежда на лучшее.
   - Понятия не имею. Я ни разу живой души не видела, - смутилась наставница.
   - Почему у тебя душа белая, у твоего мужа черная, а у медсестры серая? - нужно выжать максимум информации.
   - Души медиумов не белые, они просто излучают яркий свет. Именно наши души привлекают призраков, мы для них как маяк в серой мгле. Насчет остальных не знаю, но поищу в записях своих наставниц.
   - И за что мне это счастье? - мне явно начало легчать, судя по прорезавшемуся сарказму.
   - Потому что чуть не умерла. Снова. Сколько на этот раз? - ее лицо выражало максимальную мрачность.
   - Тринадцать. От момента осознания, до момента смерти, - призналась я.
   Наставница молчала. Смотрела на меня, молчала и бледнела. И так в течение двух минут. Я считала.
   - У меня для тебя две новости, - зажмурившись она потерла переносицу. - С какой начать?
   - С плохой, - дернула я плечом.
   - А кто тебе сказал, что есть хорошая? - зло хмыкнула она. - Новость первая - я бы сдохла после десятого подряд контакта. Значит ты уже сильнее меня, а дар имеет свойство расти со временем. Новость вторая - полное погружение медиумы не практикуют по причине стопроцентной вероятности сойти с ума. Тринадцать беспрерывных погружений... тебе стоит смириться с тем, что ты уже не будешь прежней. Твоя связь с реальностью нарушена окончательно.
   Связь с реальностью... с какой именно?!
   И тут мне стало очень хорошо. Боль ушла, настроение повысилось, в теле легкость, а в голове наконец-то воцарился чистый разум.
   Ну наконец-то! И с чего я решила, что весь тот ужас, пережитый мной совсем недавно, вдруг оказался сном? Я же в больнице! В больнице, Карл! Одинокая, необщительная девица, болеющая раком, проживающая в чужом городе, подыхающая в однушке на окраине вдруг просыпается в вип палате. Причинно-следственные связи нарушены из-за боли и страха? Сосредоточиться на одной единственной мысли было невиданным подвигом, а уж делать выводы и вовсе не реально.
   - Хахахахаха, - раздался в тишине каркающий, скрежещущий смех. - И что?
   - Ты сходишь с ума, понимаешь? - нервно всплеснула наставница руками.
   - Грусть, печаль, тоска, - резюмировала я. - Дальше-то что? Знаешь, Серафима, мир уже сошел с ума! Так какая разница, потеряю я с ним связь, или внезапно начну верить в то, что на самом деле я не я?! Меня больше интересует вопрос собственной выживаемости. Когда ты начнешь меня учить? Такими темпами я могу и не дожить до начала исполнения договора. Будет очень грустно, если ты в итоге не получишь бабушкин браслет.
   - Как только тебя выпишут, мы перейдем к практике, - посмотрела она на меня в упор.
   - Да неужели? - даже отвратительный голос не мог скрыть сарказма. - Тогда позволь пару вопросов в образовательных целях. Что ты сделала до того, как пришла ко мне?
   - Закольцевала крыло здания, энергетический барьер, скрывающий тебя от призраков, настроила.
   - Круто, - искренне обрадовалась я. - А сразу так нельзя было сделать? Закольцевала бы меня и нет проблем.
  - Движущиеся объекты скрыть сложнее, защита в этом случае теряет свою стабильность. Чем сильнее объект, тем менее прочная привязка.
  - А на счет силы, она в росте вообще не останавливается что ли? - к худшему нужно готовиться заранее.
   - Она растет первые несколько десятков лет, достигнув пика самостоятельный подъем прекращается.
   Успокоила.
   - У меня еще так много вопросов, - села я в кровати. - Например о том как и почему я здесь оказалась.
   - Сейчас придет Марк, он тебе все и расскажет, я сама в курсе только в общих чертах. - телефон в ее руках издал короткий звуковой сигнал, после быстрого взгляда на экран она встала со стула и обернулась к выходу.
   Входная дверь распахнулась и в палату вошел Марк, за спиной которого плелся Демоняшка. Живой, здоровый бесячий выкидыш гарема.
   Благодушия во мне поубавилось.
   Суньцзы говорил: двигаются тогда, когда это соответствует выгоде; если это не соответствует выгоде, остаются на месте.
   И сейчас, глядя на то, как прихрамывает герой гарема, я отчетливо поняла свою дальнейшую линию поведения.
   - Привет, - улыбнулся Марк.
   Вот только улыбка его была кривоватой.
   Я решила промолчать, сверля взглядом широкоплечую фигуру. Его глаза...
   - Как ты себя чувствуешь, Ада? - Верховный демон подошел ближе.
  - Судя по заявлению Серафимы, так же как и выглажу, - говорила шепотом, чтобы не напугать вновь прибывших с порога. - Какими судьбами сюда занесло многоуважаемого и не менее занятого Верховного?
  Дряньмод включен.
  - Дважды. Твое сердце останавливалось дважды сегодня, - его уставший вид не вызывал во мне жалости. - Тамагочи.
   - Ты меня сейчас постоянно дохнущей игрушкой обозвал? - брови сами поползли вверх.
   - Смотри какая продвинутая, о трендах прошлого знаешь, - хмыкнул он.
   Не поняла, он сейчас специально на моих расшатанных нервах играет?
   - О трендах знаю, а о том как здесь оказалась понятия не имею. Просветишь? - деловитый тон, и менее деловитые попытки усесться поудобнее.
   Я конечно догадываюсь, но образ жертвы поддерживать надо. Хотя почему образ? Я жертва и есть. Жертва романтического фентези с дополнительными тегами.
   - Тебя доставили наши целители, - Марк и вовсе перестал скромничать и уселся на стул рядом с кроватью.
   - И как же так получилось, Марк? - несмотря на то, что сейчас я чувствовал себя отлично, уровень вредности характера уменьшать не собиралась, посему шепот вышел немного саркастичным.
   - Говори, - посмотрел на гаремного представителя Верховный демон.
   - В подробностях, пожалуйста, а то знаешь ли последнее, что я помню, это то как умоляла тебя открыть дверь и не оставлять меня, - улыбка растянула губы, а глаза тем временем пытались рассмотреть душу Демоноида.
   - Когда вы с Евой поругались, - подал голос молчавший до этого Демудила, - у нее начался срыв. Это свойственно поздно инициированным, неконтролируемый всплеск сил опасен для окружающих. Я принял решение изолировать ее от триггера. После того как я выставил тебя из квартиры, через некоторое время, услышал крики соседей. Вышел на лестничную клетку, а там ты лежишь... точнее паришь. Вызвал бригаду чистильщиков и целителей. Стоило мне приблизиться, как ты рухнула на пол. Я делал искусственное дыхание и массаж сердца пока не приехали целители.
   Чистильщиками тут зовут спецгруппы, занимающиеся вопросами утаивания от людской общественности наличия в мире других рас. Полномочия у них широкие, от стирания памяти, до устранения свидетелей.
  - Каковы последствия, Серафима? - переводит тяжелый взгляд главгад в сторону медиума.
  - Тринадцать контактов подряд с полным погружением. Интеллект сохранный, - начала четко и чеканно отвечать ведьма, - память краткосрочная и долгосрочная в норме. Эмоциональный фон нестабилен. Ментальные последствия на данный момент выявить невозможно, требуется продолжительное наблюдение. Пока выявлены всплески дара в виде визуализации живых душ.
  Мне вот интересно, а наставница по образованию кто? Судя по анализу там как минимум степень по психиатрии.
  Сарказм, Ада? Все настолько плохо? Впрочем, даже эту ситуацию можно исправить.
  - Души видишь? - посмотрел он на меня заинтересованно. - А мою?
  Отличненько.
  - Вижу, - киваю.
  - И что же ты видишь? - спрашивает он, пристально глядя мне в глаза.
  Шестеренки в моей голове заработали в полную мощность.
  Смотрю Верховному в глаза, а потом с сомнением на Серафиму. Мнусь и закусываю губу, всем своим видом выказывая сомнение и стеснение.
   - Серафима, - обратился главный гад к стоявшей в стороне женщине, - тебе стоит отдохнуть.
   Ой как грубо и некрасиво.
   Медиум взглянула сначала на меня, потом на Верховного демона, потом снова на меня, усмехнулась, и не сказав ни слова, вышла, плотно прикрыв за собой дверь.
   Ну до чего же умная тетка.
   Я же спустилась на пол, подошла в плотную к сидящему на стуле Марку, обхватила ладошками его за лицо и заглянула ему в душу.
   Как же она прекрасна. Целый космос. И это не метафора. В его глазах я видела такую лютую темень, но вместе с тем целую россыпь чего-то яркого. Моя бы воля, смотрела бы на это вечно.
  - И что ты видишь, Ада? - его пальцы коснулись моей щеки, прямо под левым глазом.
  Я вспомнила все. Все что читала про него в книге. Все что смогла узнать о нем за те пару дней, что провела в его квартире. Все фильмы и передачи, просмотренные в прошлом о различных ведьмах и экстрасенсах. В итоге выдала:
  - Тьму. Клубится зверем в глубине, - шепчу взволновано.
  - Боишься? - хищно прищурился он.
  - Так красиво и спокойно, - я уже не просто близко, нас разделяют миллиметры. - Не страшно. В любом случае, я не скажу тебе ничего нового, демон. Ты знаешь про себя все. Чего хочешь, что имеешь. Даже собственные страхи. Так зачем же ты душу мне раскрыл? Хотел напугать? Или проверить?
  - Ты босая, - опустил он вдруг взгляд.
  Сбитая с толку я смотрю на свои голые стопы и рефлекторно поджимаю пальцы ног. На самом деле я не чувствовала холода кафеля. Все это время я рассекала без тапочек и осознала это только сейчас.
  Вот же хитромудрый главнюк. Сбил таки.
  Вновь смотрю на Верховного демона, на сведенные у переносицы брови, и понимаю, что пора.
  Отнимаю руки от его лица и делаю шаг назад. Демон же плавно встает со стула, подхватывает меня подмышки и в пару шагов усаживает на кровать.
  - Твоя забота не уместна.
  - Тебе не нравится?
   - Ты подвел меня, Марк, - в полный голос заявляю. Прозвучало страшно. Смотреть в глаза главному злодею в этот момент было не менее волнительно. - Не сдержал обещания. Я умерла тринадцать раз, Марк, и в моих смертях виноват ты. Я доверилась тебе. Ты же знаешь насколько я уязвима. Как сильно завишу от тебя. Древний, матерый Верховный подверг меня опасности, а не мальчишка умеющий только убивать.
   - Я думал тебе требуется защита от вампиров. Меня не предупреждали об особенностях..., - начал было Демудила.
   - Кирилл, - оборвал Верховный своего второго палача, не отрывая от меня взгляда.
   - Именно ты отдал меня в руки безответственного подчиненного, - продолжаю я обращаться к Верховному. - Именно ты позволил находиться рядом со мной демону, ставящему романтические увлечения превыше долга. Задача стояла простая, не дать мне сдохнуть до того, как я войду в силу, - а теперь самое интересное. - Он не меня чуть не угробил, он тебя предал. Твое слово Абсолют. Так было, есть и будет. Но не для него. Что такое палач, Марк? Оружие Верховного. Твое оружие не способно выполнить четко поставленную задачу. Я предлагала дать ему ответственность за чью-нибудь жизнь, но не моего же уровня сложности!
   Я говорила достаточно громко и четко, чтобы мои слова услышали оба. Тот кто думает, что раздор нужно сеять исключительно нашёптыванием на ушко, в последствии становится врагом жертв собственных интриг. Ибо правда всплывет рано или поздно. Я же разрушила доверие с обеих сторон абсолютно не скрываясь. Ну кто будет подозревать жертву в момент истерики?
   Мне всего-то и нужно, отдалить Демоноида от Марка, дабы в дальнейшем он не стал источником информации для врагов. Потерял влияние среди своих. Хотя бы немного. В Кирилле же я разрушаю уверенность. Больше всего меня бесила праведная непоколебимость героев.
   - Почему ты это допустил? Я настолько бесполезна? Но судя по тому, как сильно Ромул хотел меня завербовать, думаю все же моя ценность достаточно высока для твоей мотивации.
   - Я не бог, Ада, и совершаю ошибки, - он сказал это так обыденно, с налетом легкой грусти, словно обычный человек.
   Конечно можешь. Я просто напоминаю тебе об этом. Не смотря на возраст и опыт, ошибаются все.
   - Это радует, в отличии от ошибок богов твои можно исправить, - подтягиваю ноги к груди, обхватываю бедра руками и кладу подбородок на колени.
   Марк характерно задрал бровь, и в свете моих новых возможностей выглядело это эпично.
   - Какая высокомерная девчонка, - задумчиво протянул главгад.
   - Сколько жизней мне нужно прожить, сколько смертей пережить, чтобы ты начал воспринимать меня всерьез, Марк? - вдруг поинтересовалась я.
   - Я всегда относился к тебе серьезно, - мрачно ответил он.
   - Врешь, - вздыхаю грустно, - непонятно только зачем. - И на поднятые от удивления брови демона, я ответила в стиле классического фентези, - Забыл? Я вижу твою душу.
   Конечно же не в душе дело. Способность видеть то, что здесь зовут душой никаких преимуществ мне не дает. В глазах не написаны его мысли, а темных завихрениях души не мелькают все объясняющие образы. Но проще всего банальную логику обосновать такой привычной его миру мистикой.
   - А душу Кирилла видишь? - решил начать использовать меня по полной главнюк.
   - Вижу, - перевожу взгляд в сторону гаремного вредителя.
   Демоноид рефлекторно опустил глаза в пол.
   - Он раскаивается?
   - Сожалеет. Только не о том жалеет твой палач.
   - Почему? - вскинулся гаремный Демоноид.
   - Потому что я просила тебя не оставлять меня, Кирилл. Умоляла. И за это унижение я тебя не прощу.
   На меня посмотрели оба демона, но взгляды кардинально разнились.
   - Ты хочешь его наказать? - пытался соблазнить меня главгад.
   По правде говоря, очень хочу. Его безответственность не просто меня чуть не убила, а заставила испытать нечеловеческие муки.
  - Судить и казнить твоя прерогатива, - голос не дрогнул, не смотря на нахлынувшие воспоминания. - Но если ты хочешь его перевоспитать, то жени. И в декретный отпуск отправь.
   - Что?! - поразился моему коварству Демоняшка.
   - Хорошо, - как-то равнодушно согласился Марк.
   Даже не знаю кто сейчас испытал больший шок, я, которая откровенно издевалась, или Кирилл, который в целом большой подлости от жизни не ждал.
   - В любом случае, - сделала я морду кирпичом, - сейчас меня интересует не твой палач, а кое-что более занятное. Марк, одолжи телефон, пожалуйста.
   Верховный демон безропотно протянул свою трубку, выудив гаджет из кармана. Подивившись отсутствию какого-либо пароля, я зашла в приложение 'блокнот' и споро впечатала данные.
   - Что ты делаешь? - подал голос проштрафившийся Демоняшка.
   Молодец! Крепкая психика, быстро с потрясениями справился. Меньшего от представителя гарема никто не ожидал.
   - Доказываю Верховному свою полезность, а тебе, что я не постельная игрушка твоего начальника, - буркнула я, вспоминая подробности пережитого.
   - Я никогда не считал тебя его постельной игрушкой. Сексом от тебя не пахло, - отвел глаза Кирилл.
   - Ребят, вы про душ слышали вообще? - скривившись оторвала я взгляд от экрана навороченного телефона. - Гигиена чудеса творит, прикиньте?
   - Ты закончила? - перевел разговор в нужное русло самый старший из нас.
   - Тебе знакомы эти имена? - протянула я трубку обратно.
  - Третья сбежала из дома в прошлом году, - задумчиво взглянув на экран поделился информацией Верховный демон. - Седьмой попал в аварию, сгорел в машине. Остальные мне не известны.
  Не всесильны главные злодеи, ох как жаль-то.
  - Этих людей объединяет три факта. Первый - их всех убили. Второй - умирали они долго и мучительно. Третий - перед смертью все они инициировались. Разузнай об этих ребятах все, что можешь. Я прожила жизнь каждого, но даже это не дало никакого понимания об убийце. Каждый раз только боль и холод. Страх и сломленная воля. Я даже не могу сказать к какому виду они принадлежали.
   - Инициировались? - вскинулся Верховный демон, забрав обратно свой телефон.
   Я понятия не имею, что именно произошло, но главный злодей вдруг начал выглядеть как главный злодей. Мрачно, гнетуще и очень страшно. Не в смысле, что он резко подурнел, а в смысле, что при взгляде на него хотелось закопаться очень глубоко и более пред этими жуткими очами не представать.
   - Что произошло? - чуть менее грозно выглядел гаремный представитель, что не мешало ему внушать трепет моему и без того слабенькому сердцу.
   - Вот ты это и узнаешь, - посылаю я улыбку демонам. - Я жила спокойной жизнью, училась, занималась боксом, ходила в музыкальную школу, пыталась вести свой блог, я даже кошку себе завела! Это был самый ласковый бультерьер на свете. Я маму год упрашивала. И вот сижу я в баре, культурно отдыхаю... а потом темнота... и боль. Так много боли. И страшно... стоп. Нет, не в баре. Я шла с пар, вечером. Было холодно, я решила через дворы среза...
   - Адина, остановись! - раздался вдруг рядом мощный рык.
   Вздрогнув фокусирую взгляд на источнике звука. Мужчина. Очень жуткий мужчина.
   - Кто такая Адина? - уточняю у стремного мужика.
   - Как тебя зовут? - задал мужик не менее стремный вопрос.
   - Я Аля... Игорь..., - мне стало страшно.
   Страх из разряда боязни дать неправильный ответ на экзамене. Чудилось, что стоит ошибиться и этот вот жуткий тип с чернючими глазюками сделает мне очень больно. Больнее, чем сделали перед смертью.
   - Ада, - позвал другой голос, принадлежащий молодому привлекательному парню с менее пугающими глазами.
   Точно! Ада. Жертва скучного сюжета и обидчивой графоманки с синдромом бога.
   - У вас под носом замучили и убили тринадцать парней и девушек в возрасте от двадцати до двадцати пяти, - заговорила я вновь, решив вообще не анализировать произошедшее только что. - Единственное, что их связывало, они были пустышками. И вполне может быть, что их было больше. Ну как, Марк, этого достаточно для повышения моей ценности в твоих глазах?
   Я смотрела на него, улыбаясь. Только сейчас поняла, что так и не сменила позу, было удобно и безопасно. А саму немного потряхивало, потому что поняла что именно имела в виду Серафима.
   Мужчина протянул к моей щеке теплую мозолистую ладонь, погладил скулу большим пальцем и выдохнул:
   - Ты стала ценной там на крыше, когда отвлекла от тоски по убитому другу. Ты разделила со мной инициацию и связала нас на короткое время. Я не дам тебе снова умереть. Веришь?
   А я не дам умереть тебе, - подумала я, отметив краем глаза оторопелое выражение лица Демоняшки.
   - Если сойду с ума, вопрос жизни и смерти будет волновать меня меньше всего, - прошептала, любуясь красотой его бездонной души.
   - Мир давно сошел с ума, так почему ты не можешь? - вкрадчивый голос проникал внутрь меня, вызывая мурашки на коже.
   И правда, почему бы и нет?
   - Открою тебе тайну. Мы с тобой из разных миров, и в моем мире сумасшедшие счастливо не живут. А я очень хочу жить счастливо и долго.
   Услышит ли кто-нибудь крик моей души?
   - Теперь ты живешь в моем мире, и здесь возможно все. Особенно, если я того желаю.
   И все-таки он злодей.
   - Ты силен, но не всесилен, - вздыхаю, чувствуя сухость во рту. - Но да, я тебе верю, Марк, - закрываю глаза.
   - Устала? Хочешь пить? - отнимает от моего лица руку демон.
   - Угу, - соглашаюсь так и не подняв веки.
   Шуршание, движение воздуха и к моим губам подносят бутылку. Я от удивления даже глаза открыла и сипну выпрямила. Но пить хотелось сильнее, и посему задаваться вопросом, где демон прятал воду все это время, не стала. Памятуя предыдущий опыт воду пила маленькими глоточками по чуть-чуть.
   - Ложись спать, Ада, - он забрал опустевшую тару и поставил на тумбочку еще одну бутылку. - Я приеду за тобой завтра.
   Сильные руки помогли мне улечься на кровать и накрыли одеялом. Я же... с закрытыми глазами слушала, как демоны уходят, закрывают за собой дверь, и боялась заснуть.
   Я знала, что увижу стоит закрыть глаза. И это совсем не момент смерти, потому как умирала я всегда в полной темноте. Жизнь. Яркая, насыщенная, короткая. От полного погружения меня удерживает лишь одна мысль: это всего лишь книга. Дерьмовая, кровавая, с эффектом полного погружения, с до безобразия шаблонным хэпиэндом. А я в ней сторонний наблюдатель. Просто зритель. И я не сойду с ума в этом долбанном романе.
   Говорят, психика человека обладает механизмом защиты, действие которого заключается в удалении травмирующих воспоминаний. Возможно поэтому я не могу вспомнить многое из предсмертных мгновений жизни тех тринадцати. Непонятно только кто из нас забыл, я или они?
   В целом идиотское правило не говорить своим детям правду привело к абсурднейшей ситуации. Молодые люди в момент инициации абсолютно не понимали, что с ними происходит. Неспособные воспользоваться своими силами, они умирали от удара в сердце чем-то острым. О способе убийства я догадалась только с шестого раза. Трудно анализировать субъективные ощущения. В целом же меня невероятно разочаровали приобретенные способности. Я наивно полагала, что благодаря дару смогу приобрести значимый вес в обществе нелюдей. Шутка ли, знать тайны, якобы надежно похороненные в могиле. И надо же было так опростоволоситься, наткнуться на кучу мертвецов, понятия не имеющих о собственном убийце. Одно ясно точно, убийца у всех тринадцати был один и тот же, что логично предположить, учитывая идентичный сценарий пыток и убийства. А это значит, что у нас в наличии маньяк. И либо это книжный Нежин Игорь, либо некто по-настоящему страшный, таящийся в тени неизвестности.
   В этой жизни помимо отвратительных сюжетов, я не люблю неизвестность. И не ту что из разряда 'интересно что же будет дальше', а ту что 'понятия не имею, что будет дальше, но сдохнуть хочется уже сейчас'.
   Я так увлеклась размышлениями, что не заметила, как вырубилась. Это стало фатальной ошибкой по двум причинам. Первая, мне приснился кошмар. И нет, не о трупах и расчлененке, а о моей семье. У них все было хорошо, вот только вместо меня там была Адина. И все те любовь, заботу и ласку она забирала себе, оставив мне страдания и сумасшествие этого мира. Я проснулась рывком. Мокрая от пота, с неприятно прилипшими к лицу волосами, с тяжелым дыханием, захлебывающаяся в беззвучном рыдании. Головная боль вернулась, не такая интенсивная, но не менее раздражающая.
   Второй ошибкой было дать себе слабину. Повернув страдающую часть тела в сторону тумбочки с лечебной заначкой, мазнула взглядом по стулу, на котором ранее восседал Верховный демон. И чуть не заорала в полный сорванный голос, ибо на том же месте нынче сверлил меня взглядом Верховный вампир. Да и промолчала-то я лишь из-за спазма в горле.
   Да ну нахер, - подумала я и легла обратно, вперив неподвижный взгляд в потолок.
   - Отвратно выглядишь, - подал признаки жизни злостный вампирюга, поняв, что я разговор начинать не собираюсь.
   'Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро!' (с) - пропел в моей голове культовый медведь своим культовым голосом.
   Судя по сереющим стенам в палате, сейчас в районе пяти утра. А учитывая физический дискомфорт в виде головной боли, приходит неотвратимое осознание - это не сон. Не так уж долго я спала.
   Они издеваются все что ли? Пациенту явно прописан покой и постельный режим, но вместо этого у меня не палата, а проходной двор! От мысли о том, как меня здесь не любят и не ценят, немного озверела. Хотелось спросить 'чего приперся, клыкастый!', но выдала я другое:
   - Выйди.
   Вампир дернулся. Толи от красоты моего голоса, толи от безграничности моей наглости.
   - Грубишь? - прошипел он.
   - Молча выйди. Зайдешь, когда позову.
   В романах обычно пишут, мол не знаю откуда во мне эта злость/наглость/смелость, но я знала. И про наглость, и про смелость, и даже про повелительный тон свой я все знала. Кто я? Ада - девочка из ада. Почему? Задолбали.
   И он встал и вышел через дверь. А я на трясущихся ногах сползла с кровати, проковыляла к тумбочке, схватила сумочку и поплелась в туалет. Дикая слабость в теле раздражала, но не мешала думать. В туалете при включенном свете совершила очередную глупость - посмотрела в зеркало, когда наклонилась к раковине запить бабкины таблетки. Налитые кровью глаза уже даже не пугали, а просто вызывали жалость. Рябая из-за лопнувших сосудов на лице кожа пробудила искреннюю ненависть к героине и ее гарему. Расстроилась и швырнула сумочкой в отражение. Стекло разбилась, сумочка доказала свою полезность в очередной раз.
   Из полезнейшего в женском обиходе аксессуара выпал нож, телефон, изолента и прочие приятные женскому сердцу мелочи, смешавшись со стеклом на кафельном полу. Блеск метала завораживал. Не тесак конечно, но тоже внушает. И только я потянулась, дабы эту красоту подобрать, как раздался резкий треск и дверь, ведущая в туалет, попрощалась со знатным куском косяка. На пороге возник опостылевший вампир с упрямым выражением на клыкастой роже.
   Это геройский скил какой-то? Ну никто в реальности так двери не выбивает!
   Вампир молчал, я офигевала, дверь криво висела на одной петле.
   - Я ее не запирала, Ром, - каркнула офигевшая я.
   - Я услышал шум, - замялся Молчуня.
   - Нормальные люди в таких случаях стучат, подозреваю, что нелюди тоже, - прокаркала язвительно.
   - Зачем тебе нож, Ада? - перевел тему напряженный Ромул.
   - Я с тобой наедине больше не останусь, теперь нас будет трое, ты я и что-нибудь острое, - крутанула рукой с зажатым в ней ножом.
   - Ты действительно веришь, что сможешь мне навредить этим? - ой какая моська-то презрительная.
   - А это не для тебя, - и максимально спокойно, я подношу лезвие к своей шее, упирая его в кожу над яремной веной. - Я все думала, что же может остановить потенциально бессмертного монстра? И знаешь что?
   - Другой монстр? - кривая ухмылка исказила его губы.
   - Это клише, а я не люблю банальности, - мотнула я свободной рукой, отчего тело дернулось, и кончик лезвия слегка оцарапал кожу.
   Острый однако. Надо завязывать с жестикуляцией.
   - И? - дернулся у вампира кадык.
   - Любопытство. Помимо того, что Марк тебе житья не даст в случае моей смерти, ты будешь мучиться от любопытства, которое никто кроме меня удовлетворить не сможет. Только представь, ответы на вопросы, так тебя мучающие, уйдут со мной в могилу.
   Что было в его глазах понятия не имею, там клубилась тьма, так отличающаяся от космоса Марка. Симпатично, но не более. А вот дернувшаяся в мою сторону рука его выдала полностью.
   - Теперь понятно, почему некромантов сжигали заживо в прошлом, - вздохнул Верховный вампир.
   - Откуда ты узнал? - напряглась я.
   - Медиум у Марка уже есть, так трястись эта расчетливая сволочь будет только над кем-то действительно ценным. А учитывая твое общение с моей матерью и невестой все становится очевидным.
   - Ты в курсе? - нахмурилась я, сразу поняв о ком он говорил.
   - Вопреки заговору медиумов. Один самородок поведал, - раскрыл вселенскую тайну Молчуня.
   - А прикидывался таким невежей, - погрустнела я.
   - Может ты уже уберешь эту штуку от шеи? - нервничал гаремный представитель.
   - Что же делать? - наигранно нахмурилась я. - Ведь я тебе не доверяю. О, придумала! Заплати мне!
   У вампира глаз дернулся.
   - А причем тут доверие? - хороший вопрос.
   - Во все времена, во всех известных мне мирах единственной неизменной силой всегда оставались деньги, - выдала я собственное наблюдение.
   - А как же любовь, дружба, верность? - с каким-то нездоровым интересом посмотрела на меня вампир.
   - За любовью к Еве, душа у нее широкая, за дружбой к Кирилу, парень он веселый и жуть какой дружелюбный, а за верностью к Марку, этот кадр себе не изменяет, - выдала я тираду.
   - А к тебе за чем?
   - А ко мне лучше не соваться и милосердно оставить в покое. Я искренне, от всей души не хочу иметь со всеми вами ничего общего.
   - Сколько? - сдался Верховный.
   Я показала на пальцах сумму.
   - Много, - возмутился Молчуня.
   Я надавила на нож сильнее, кровь полилась быстрее, вампир достал из кармана пиджака фирменного костюма телефон и через минуту мой собственный телефон, валяющийся среди стекла на полу, сообщил мне о поступлении средств на карту. Да здравствуют технологии.
   Я тут же отняла острое лезвие от шеи.
   Пару секунд мы молча смотрели друг на друга, после чего я не выдержала и протянула к вампиру руки. Сунь Цзы говорил: 'Возможности преумножаются, когда ими пользуешься'. Или по-нашему: куй железо пока горячо.
   - Я босиком, - пояснила непонятливому Молчуне.
   Он окинул пол быстрым взглядом, мазнув по поджатым пальцам ног, и резким рывком оказался рядом. Первым делом он осторожно вынул из моих рук нож, сунув его во внутренний карман пиджака, после чего менее аккуратно поднял меня на руки и отнес в кровать. Мне же наконец стало очень хорошо, сказалось действие препарата, от чего я оказалась в редком благодушном настроении.
   На кровать меня усаживали предельно аккуратно.
   - Больно? - вместо того, чтобы отстраниться, он нежно отодвинул воротник пижамы, как раз со стороны царапины.
   - Больно, - не стала я врать. Еще было немного щекотно, ибо его дыхание щекотало кожу, о чем решила не говорить.
   А он взял и лизнул меня в шею. Просто взял. И лизнул.
   Фу.
   Эти герои про личные границы что-нибудь слышали?!
   - Ты голодный? - напряглась я.
   - У моего вида слюна заживляющая, - наконец-то отстранился он.
   - Кстати, а сколько вам надо чтобы насытиться? - проявила я живое любопытство.
   На меня смотрели так... странно. Отчасти из-за черного тумана в его глазах. Долбанные выверты дара знатно мешали.
   - По-разному, в нормальном состоянии четырехсот грамм хватает, - последовал заторможенный ответ.
   - Каждый день? - ужаснулась я.
   - Что в твоей крови, Ада? - проигнорировал он мой вопрос.
   Да блиииин!
   - Обезболивающее, - пожимаю плечами.
   - Тебе сейчас нельзя принимать сильные препараты, значит ты достала их где-то сама. Что ты приняла, Ада? - и тон у него такой... нехороший.
   - Почему нельзя? - по спине побежали мурашки.
   И видя мои округлившиеся глаза он ответил:
   - Искажение в восприятии реальности, потеря контроля над даром, галлюцинации, бред.
   А раньше мне это не могли сказать?! 'Анализы, исследования' - вспомнила я слова медсестры. Вот же балаболка.
   - Ты моя галлюцинация? - я даже не пыталась скрыть надежду в голосе.
   - Нет.
   Жаль.
   - ТАК о тебе заботится Марк? - начал заводиться вампир. - Довел до больницы, потворствует твоей наркомании...
   - Не тебе его судить, Ромул. После нашей последней встречи я выглядела не лучше.
   - После нашей последней встречи ты не лежала на больничной койке, - сел он на стул.
   - Как ты узнал где я?
   - Я Верховный вампир, Ада. В этом мире мало что способно ускользнуть от меня, - наклонил он голову в бок.
   А, ну да, глупый вопрос. Задаваться вопросом, как он сюда попал тоже будет глупо.
   - Зачем ты пришел, Ром? - устало вздохнула я, поджимая под себя ноги.
   - Предложить тебе свою защиту, Марк не справляется, - я кожей чувствовала его пристальный взгляд.
   - Как по-твоему я здесь оказалась? - начала подозревать я неладное.
   - Я знаю, что ты была у Евы. Не справилась с даром? Что ты пыталась сделать? Натравить на нее призраков? - с холодным интересом он пытался разглядеть что-то на моем лице.
   - А я и так умею?! - каркнула я в полный голос.
   Вампир поморщился, но лично меня интересовали больше собственные возможности.
   - О способностях некромантов известно не так много, но управлять душами вы можете, - подтвердил вампир.
   - Круто! - выдохнула я.
   - Ты не ответила, - проявил он настойчивость.
   - Да ничего я не пыталась, - психанула я. - Ева-Ева-Ева, как же вы меня все достали. Если бы я могла, я бы никогда не встречала ни ее, ни весь ее гарем. У меня из-за долбанной инициации такие проблемы начались, какие твоей несчастной Еве не снились, но нет, все почему-то упорно твердят мне про бедную Еву, и то как злая я пытаюсь ее обидеть. Мне порой хочется вскрыть ваши черепушки и посмотреть, как работают там мозги. Есть знаешь ли к ним вопросики.
   - Наши подозрения не беспочвенны, ты влюблена в Марат, который ухаживает за Евой. Из ревности женщины порой творили много зла.
   - Ну и дуры, - цыкнула я. - А про мою любовь к Марату забудь. Кем надо быть, чтобы искренне любить мажора качка с комплексом отца и абъюзивными замашками? Правильно, дурой. А точнее Евой. А я ни то, ни другое. Так что убери из моего образа истеричную ревнивицу, и прекрати уже пытаться привязать меня ко всем ее несчастьям.
   - Хочешь сказать из нас троих она выберет его? - вынес для себя из монолога вампир что-то не то.
   - То есть ты знаешь о Кирилле и Марате, но тебя вся эта ситуация вообще не смущает, - пришла я к неутешительному выводу.
   - Я слишком долго живу на этом свете, чтобы отвлекаться на несущественные мелочи, - улыбнулся он.
   Все, я сдаюсь.
   - А я слишком мало, чтобы тратить свое время на разговор с тобой. Уходи, Ром, я не уйду от Марка.
   - Кого она выберет, Ада? - подался он вперед.
   - Кого-то своего уровня развития, - устало вздохнула я. - Найди себе другой объект для воздыхания, эта девушка не даст тебе того, чего ты хочешь.
   - И чего же я хочу по-твоему? - стал он очень серьезным.
   - Больше власти и любви, - пожимаю плечами.
  - И как мне достичь желаемого? - голосом искусителя разводил меня на правду вампир.
  - Значит так, смотри, выходишь на продуктовый рынок утром, видишь женщины сумки тяжеленные с продуктами тащат. Находишь симпатичную тебе девчонку. Идет надрывается, но все равно улыбается, внимательно посмотри есть ли на ее пальце кольцо, если нет, то смело подходи и строй романтические отношения. Она тебя в таком море любви утопит просто за то, что ты у нее будешь, что тебе по за глаза хватит. А с властью сам разберешься, не маленький.
  - Не смешно, - не оценил мой искренний порыв вампир.
  - Значит нам больше не о чем разговаривать, Ром. Но судя по тому, что ты до сих пор здесь, есть еще один не менее важный вопрос. Зачем я тебе нужна?
   - Какая сообразительная девочка, - сверкнули в сумерках его белые зубы. - Все дело в парне. На нем печать молчания, он не заговорит, - замолчал и вампир.
   - Ты хочешь его убить, чтобы я могла допросить его душу? - предположила.
   - Да.
   Вот так просто и легко мне предложили поучаствовать в вынесении смертного приговора. Так себе книжонка. И персонажи в ней такие же. А в плохих книгах смерть персонажей читателя не волнует. Вот и я равнодушно спросила:
   - Сколько ты мне заплатишь?
  
  
   Глава 15
   Утро. Боль. Тоска. С-стабильность.
   А все почему? Потому что думать меньше надо. А я все время после ухода вампира и до прихода медсестры думала и планировала вместо того, чтобы спать.
   После того как мы с Ромулом договорились о цене моих услуг, я отправила его к Марку. В конце концов Верховный демон отныне мне что-то вроде начальника, и решать такие вопросы без него просто неприлично.
   Честно говоря, мне и самой было интересно пообщаться с книжным маньяком. Потому как пытливый разум читателя находил все новые и новые сюжетные дыры. В книге Игорь убивал молодых женщин либо не инициированных, либо инициированных совсем недавно. Что ему спящие сделали, автор объяснить не удосужилась. Но я сюжет подкорректировала и ценой неприятного общения с вампиром спасла тех, до кого он не успел дотянуться. Тогда откуда еще тринадцать призраков? Умерла же всего одна!
   Можно конечно нахмурить бровки домиком, надуть губки и задаться вопросом причем тут призраки. Да при всем. Мою чертову дюжину и жертв книжного маньяка объединяло несколько пунктов. Первое - пытки перед смертью. Второе - спящий дар (по крайней мере у большинства). Третье - им всем не исполнилось двадцати пяти лет. Связь на лицо.
   Но кое о чем я все же Марку соврала. Не все из тринадцати инициировались. Интересно почему? Потому что простые люди? Но тогда они совершенно не вписываются в мою стройную теорию локального геноцида спящих. А если просто не смогли или не успели? И пытки. К чему эта жестокость? Способ инициации? Для чего? Проверка?
   Была у меня идея, которую не то что озвучивать, о ней думать не хотелось. Но строилась она исключительно на принадлежности всех жертв к иному населению планеты. Права я или нет покажет добытая Марком информация.
   А что если не права? Что если те четверо неинициированных окажутся простыми людьми? Я читатель, помешанный на фентезятине, а не дура, и прекрасно понимаю, что для ведения расследования недостаточно хорошо работающих мозгов, еще нужны знания и навыки. Если бы все было так просто, как написано в детективах, у нас бы каждый третий частным сыском занимался. Что-то я не вижу в стране изобилие детективных агентств, куда персонал с улицы набирают. Короче говоря, сыщик из меня так себе. Нужна помощь профессионала. Надеюсь Марк это понимает и не рассчитывает на меня в этом качестве. Именно так я буду оправдываться если те четверо окажутся простыми людьми.
   Стоило солнцу основательно осветить мою палату, а меня вогнать в тоску, ибо глаза от подобного его маневра побаливали, в палату без стука вошла медсестра.
   - Вы не спите? - вздрогнула девушка, окину меня быстрым взглядом.
   В ответ я лишь закатила глаза, потому как приличных слов по поводу происходящего не было, а опускаться до издевательств над ни в чем неповинной медсестрой не хотелось.
   И кривить бы мне и дальше недовольно лице, если бы не один нюанс.
   Девушка расспрашивала о моем самочувствии, рассказывала о плане обследования и недоуменно рассматривала бардак в туалете. Я же хмурилась, пытаясь вглядеться в ее глаза. В обычные, карие, без каких-либо завихрений глаза. Тут два варианта, либо медсестричка бездушный робот, либо, что более вероятно, я перестала видеть живые души.
   Дабы убедиться в собственных догадках, я сползла с кровати и проследовала за ней.
   - А! - вскрикнула девушка, стоило ей поднять глаза и увидеть меня, стоящую в дверном проеме - Я не слышала, как вы подошли. Что-то не так?
   - У вас очень красивые глаза, - прокаркала, улыбнувшись.
   Лучше не стало, поскольку медсестра резко побледнела.
   - Т-там тапочки, под кроватью, - взяла она себя в руки.
   Потом меня повели по врачам. И вот тут я всем своим существом осознала, что оказалась в самой что ни на есть волшебной сказке. Использование привычных медицинских приборов вперемешку с магическими артефактами и собственными способностями самым очевидным образом разделяло мои миры. Мне вернули голос. Поводили рукой вокруг горла, заставили выпить горячий отвар и голос вернулся. Правда говорить запретили ради закрепления эфекта, но когда я кого-то слушала?
   Потрясающий симбиоз науки и магии! Есть ли предел их возможностям? Умирала бы я в муках в прошлом если бы у меня был доступ ко всему этому? Скольких они могут спасти? Честно говоря, мне плевать на человечество, как и ему на меня, но мысль о том, что я сама когда-то молилась о подобном чуде, не оставляла в покое.
   - Вы можете вылечить от рака? - спросила, повинуясь порыву.
   - Нет, - отрезал суровый мужчина в белом халате, следящий за показаниями на мониторе ультразвука и елозивший по моему боку прибором. - Мы не болеем людскими болячками, следовательно, не специализируемся на них. Недавно пробудившаяся?
   - Как узнали?
   - Мыслишь, как человек. Когда мы научимся лечить неизлечимые человеческие болезни, мы подпишем себе смертный приговор.
   - Не любите людей?
   - Опасаюсь. На протяжении всей истории своего существования люди упорно истребляли тех, кто хоть как-то от них отличался. Даже среди себе подобных. Их больше, они быстрее размножаются, их жадность безгранична. И не многие из нас могут пережить очередь из автомата в голову. Что уж говорить про ядерную бомбу, тут даже Верховные не выживут.
   - А вы чем отличаетесь?
   - Количеством и высокомерием, только поэтому и уживаемся. А теперь милочка прикройте ротик, и более не нарушайте предписание врача, иначе я вам рот магией склею.
Оценка: 8.98*13  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"