Барбуца Евгения: другие произведения.

Вселенная в подарок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.77*143  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья книга цикла "И целой вселенной мало!" Пишется. Продолжение выкладывается в комментариях к первой книге "вселенная не по размеру" От прошлого не убежишь. Свое я позвала сама. Очень уж жить хотелось. Но вместе с прошлым вернулись старые обиды и старые чувства. Нет смысла больше прятаться. Нет смысла убегать. Прошлое, будущее и настоящее я встречу достойно.

  ***
  
   Удар.
   Больно.
   Система внутреннего сканирования запускается в ту же секунду.
   Еще один удар.
   Угрозы во внешнем периметре не обнаружено. Повреждений нет.
   Кто-то далекий задается резонным вопросом 'А где же тогда болит?'. Тот же самый далекий требует у систем корабля, выявить источник болевых импульсов.
   Системы корабля не могут ответить на странные запросы. Они не знают что такое 'боль'. У систем корабля Охотник ничего не болит.
   У них есть лишь одно решение. Найти источник вопросов и изолировать от зависающих сигментов. Во избежание программного диссонанса.
   - Ина! - орал мне кто-то в ухо.
   Громко орал, со вкусом и смачными такими нотками паники.
   Так. С тем, что у меня есть уши, мы определились. По звенящим ощущениям в них, могу даже сказать, где они находятся. По идее должны быть еще и глаза. Осталось понять, как ими управлять, и можно будет определить источник звука.
   Удар.
   Щеку обжигает болью.
   Глаза распахиваются автоматически.
   - Мэла, прекрати меня избивать. Я еще не успела сделать тебе ничего плохого, - довольно вежливо остановила ее, а хотелось скрутить и выкинуть в открытый космос.
   Глаза болели с непривычки. Резкая перестройка с систем наблюдения корабля на собственные органы зрения ни для кого приятно не проходит.
   - Какого кхара, Ина? - возмутилась аналитик команды наемников.
   - Давай для начала разберемся с сутью претензии? - я попыталась пошевелить руками, и поняла, что сделать это весьма проблематично.
   - Ты не выходила поесть целые стандартные сутки, - пояснила синекожая красотка.
  Не поняла, это обвинение или выражение беспокойства?
   Осознав, что от меня ждут хоть какого-нибудь ответа, я пожала плечами. Точнее попыталась. Сие действие прошло криво и с затруднением, ибо экта покрыла мои руки вплоть до плечевых суставов.
   Интересно, так и должно быть?
   - А когда я пришла тебя проведать, твои руки были полностью в этой золотистой дряни. Она пульсировала, словно живая, - шерга поежилась при одном воспоминании.
   - Она и есть живая, - стряхнула я предмет обсуждения с рук.
   Экта скатывалась нехотя, но аккуратно.
   - Какая мерзость, - все же передернуло синекожую красотку.
   - Сама ты мерзость, - обиделась я за душу корабля. Ничего-то Мэл не понимает в других формах жизни. - Ты решила меня порадовать своим присутствием исключительно из-за беспокойства о моем желудке? - уточняю.
   - В том числе, - уголки ее губ изогнулись в кривой улыбке.
   Она серьезно?
   - Кроме тебя никто не порывался изъявить жест доброй воли? - не поверила я.
   - Остальные боятся, - буркнула шерга. - Твой древний закрылся в каюте и не выходит. Ты на мостике зависла, и тоже носу не кажешь. Парни испытывают чувство вины и угрызения совести. Лай добавил, что если они к тебе сейчас сунутся, ты их сожрешь с голодухи.
   - Они меня за кого держат? - опешила я. - Я же не монстр какой-нибудь, - в пору было обидеться.
   - К тебе до этого Шин-Рен заходил - ты его покусала, не просыпаясь, - пояснила красноволосая девушка.
   - Оу, - только и смогла я выдавить. - Почему именно он? - задала я гулпый вопрос.
   - Ну должен же кто-то донести до тебя дальнейший план действий, - она опустилась в кресло за моим плечом.
   Действительно, кто-то же должен. Почему бы и не серокожему норму, что не так давно присоединился к команде наемников? В данный момент он выполняет функцию техника. И стоит отметить, что техником остроухий Шин-Рен был гениальным.
   Развернув кресло пилота к шерге, я приготовилась внимательно слушать. Но внемлению помешал утробный рев желудка.
   Я даже не покраснела. От остатков стыда и непонятно как сохранившихся за столько стандартов элементов смущения моя дражайшая особа избавилась еще в академии наемников.
   Закатив глаза, шерга вытащила откуда-то огромный шмат копченного мяса неизвестного животного. Я сразу оттаяла по отношению к команде, судя по всему, они неплохо почистили запасы каораи. Лишь заодно это можно было смилостивиться над несчастными наемниками.
   - Ладно уж, рассказывай, - добродушно киваю, вгрызаясь в сочное мясо. - Что собирается предпринять наш ведущий?
   Не то, что бы я злилась на своих товарищей, скорее старательно делала вид. Само собой у меня на это были свои причины.
   - Для начала, Рим собирается сдать меня с рук на руки моему отцу, - начала она.
   - Он не передумал? - забеспокоилась я.
   Я очень надеялась, что командир, принадлежащий к расе ксерков, забудет о своем обещании, вернуть девушку домой за нарушение приказа. Особенно, если вспомнить события, произошедшие не так давно.
   - Нет, - покачала она головой.
   - Зря он все это затеял, - вздохнула я.
   В свете предстоящей войны, и обнаружения новой информации, Красное Пламя - отец Мэлы, захочет быть как можно ближе к источнику оружия древней расы Ушедших. Шерга не упустит возможности повлиять на отца, играющего не последнюю роль в политике ее народа. Это знала она, это понимала я, и возможно на это рассчитывал ксерк.
   - На встрече будет и премьер министр. Твой каораи пожелал говорить с власть имущими, - довольно сообщила она.
   - Он не мой, - не преминула огрызнуться я. - А дальше?
   - У этого Каина, в планах навестить с частным визитом еще несколько рас. Похоже, он собирается создать мощный галактический альянс. Как представлю масштабы затевающейся заварушки, в дрожь бросает.
   Галактический альянс в последний раз создавался пятьсот стандартов назад для дачи отпора немертвым.
   Впрочем, сейчас эту часть вселенной ждет участь пострашнее нашествия немертвых - мерзких порождений космоса, несущих смерть всему живому. Война между двумя близнецами каораи... в прошлом погибло несколько звездных систем. Кто должен умереть на этот раз?
   - А вообще, мне кажется, будто я попала в бредовый сон, - запустила руку в красную гриву волос шерга. - Надвигающаяся война, ожившие каораи... как только общественность узнает, что древние вернулись, начнется форменный бардак.
   Ее беспокойство можно было понять. Несколько тысяч стандартов, население этой части вселенной верило, что древняя и могущественная раса каораи бесследно исчезла. Мои товарищи очень удивились, узнав, что Ушедшие и не думали вымирать.
   - Не узнает, - успокоила я Мэлу. - Каин не допустит. Информация о том, что каораи никуда в общем-то не исчезали всегда содержалась в строжайшем секрете на самом высоком уровне. Само собой круг посвященных весьма узок.
   - Похоже, я много не знаю об этой вселенной, - усмехнулась шерга, расслабившись в кресле.
   - У тебя еще что-нибудь есть? - смотрю на нее жалобно.
   Мясо было вкусным, но после того как оно кончилось, мне только и осталось невоспитанно облизывать пальцы.
   - Сама в столовом отсеке возьмешь, - поморщилась Мэла. - Я тебе не прислуга, - намекнула она на свое благородное происхождение.
   - Не пойду, - спокойно заявила я, не став уточнять, что в сравнении с моим положением, ее происхождение ничто.
   - Ни как действительно обиделась? - подняла она брови в искреннем удивлении.
   - Не совсем, - вздохнула я. - Видишь ли, когда дело касается древних, мне довольно трудно отделять личное от работы. А в случае с Каином, единственное, чего мне хочется...
   Я умолкла, подбирая подходящие слова.
   - Бежать как можно дальше, - пришла мне на помощь синекожая красавица.
   - В целом так, - пришлось признать мне. - Вполне может быть, окажись у меня подобная возможность, я именно так и поступила бы.
   - Но ее не было.
   - Меня намеренно ее лишили, - поправляю шергу.
   - Интересна причина подобных взаимоотношений, - ехидно улыбается она. - Все же смешивать личное с рабочим - запрещалось в уставе. А ты, помнится, устав чтила.
   - Сказала девушка, нарушившая приказ ради личной мести, - сморщила я носик.
   - Не выворачивай разговор, - нахмурилась Мэла. - Не хочешь говорить - настаивать не буду. Но позволь все же поинтересоваться твоими дальнейшими планами.
   - На предмет, не собираюсь ли я покинуть вас в ближайшее время? - настала моя очередь усмехаться.
   - И это в том числе, - серьезно кивает она.
   - Не собираюсь, - не стала я юлить. - По крайней мере, пока не исчезнет угроза галактической войны.
   - Это радует, - спокойная улыбка озарила ее глаза. - Не хотелось бы мне остаться с древним без твоей поддержки, - тут же помрачнела она.
   - С чего вдруг подобная реакция? - удивилась я. - Ты же сама недавно восхищалась некоторыми частями его тела.
   - Одно дело наслаждаться видом шикарной задницы, а другое осознавать, что ее обладатель способен одним движением руки уничтожить космическую аномалию, - вздрогнула она. - Они все такие?
   - Нет, но на то что бы уничтожить вашу звездную систему хватит и пары Ушедших, - пожимаю плечами.
   - Как ты выжила среди этих монстров? - побледнела шерга.
   Монстры? Она даже не понимает, как близка к истине.
   - По отдельности они весьма милые ребята, - не согласилась я с ней.
   - Не могу понять, почему имея такие возможности, они до сих пор не захватили обитаемые галактики? - задумалась она.
   - А зачем? - не поняла я.
   - Ну..., - она умолкла, пытаясь оформить свою мысль, мило хлопая ресницами при этом. - Что бы править более отсталыми формами жизни.
   - Еще раз спрошу, - смотрю на нее серьезно, - зачем?
   - Потому что у них есть возможность, - вскоре нашлась она с ответом.
   - Открою тебе тайну, - вздохнула я. - Они уже являются хозяевами этой вселенной. У них нет планеты-прародительницы. Не существует звезды, которую они могут назвать родной. Они даже четких территориальных границ своего государственного образования не имеют. Но это не мешает им считать вселенную своей собственностью. Это совершенно другая формация, с отличающимся от привычного тебе мышлением. Форму их организации, даже государством можно назвать с натяжкой. Есть Ван, и есть его народ, который следует за ним сквозь тьму космоса. Если им нужны ресурсы, они берут их. И неужели ты думаешь, что их озаботит вопрос согласия аборигенов?
   - Они кочевники? - нахмурилась Мэла.
   - Нет, - попыталась объяснить я. - Кочевники скитаются от системы к системе в поиске нового дома. Каораи это не нужно. Все космическое принадлежит им.
   - Не могу понять логику, - все больше хмурилась Мэл. - Не вижу ясного психопортрета.
   - Тебе и не удастся, - успокаиваю ее. - Ты не можешь осознать масштабы их возможностей. Опять же, не знаешь их истинной сущности. А в заключение, что бы их понять, нужно жить с ними бок, о бок не один стандарт. Но даже если тебе не повезет, и ты окажешься в центре внимания древних, нет гарантии, что ты поймешь, с кем имеешь дело. Их психика весьма пластична. Посещая планеты с разумным населением, им ничего не стоит принять облик коренных жителей. Благо технологии позволяют. Скорость перенятия поведенческих особенностей, вообще запредельная. И только древним решать, в качестве кого они будут выступать: замаскированного гостя, или полноправными властелинами.
   - Да по какому праву...?! - начала было возмущаться она.
   - По праву сильного, - перебиваю ее.
   - Ты поэтому сбежала от них? - спросила она внезапно. - Потому, что не смогла более выносить? Тебя... обижали?
   Признаться, на мгновение я зависла, пытаясь понять смысл ее слов.
   - Мэла, - хохотнула я. - Кто тебе сказал, что каораи способны меня обидеть? - смотрю на нее удивленно. - Я - Айра Вана, и данный статус занимаю не за красивые глазки! Среди древних не было смертников, желающих причинить мне вред.
   Моя многозначительная ухмылка дала ей понять, что я в прошлом вовсе не была белой и пушистой. Не спорю, теплых чувств у каораи моя персона не вызывала. По началу. Позже, я заставила их смириться.
   - Тогда почему? - не понимала она.
   Я лишь поморщилась, молча, игнорируя вопрос.
   - Хорошо, - смирилась шерга с моим нежеланием отвечать. - Почему ты рассказываешь мне все это? Почему ты вообще начала говорить правду?
   - Причины просты. Я говорю с тобой потому, что ты аналитик нашей команды. И что бы там ни было, а в составлении планов операции, ты принимаешь непосредственное участие. А насчет правды... вам не повезло встретить меня, и поскольку вы уже вляпались по самое не могу, знать правду имеете право.
   - Ты считаешь, наше сотрудничество с этим древним большой ошибкой? - недоумевает она.
   - Мы с тобой уже выяснили, что Ушедшие по сути своей опасные и непонятные обывателю индивиды. Так же мы знаем, что поставщик оружия древних, является источником агрессивных настроений среди обитателей обжитых галактик. Что приводит к смещению баланса сил. Можешь мне поверить, он делает это не из меркантильных соображений. А теперь вспомни, кто ведет охоту на возмутителя галактического спокойствия?
   - Кажется, я начинаю понимать ход твоих мыслей, - догадливо протянула она.
  
   - С учетом того, что поставщик никто иной, как представитель расы древних, а уладить эту проблему вызвался его родной брат..., - продолжила мою мысль синекожая красавица. - Разборки между двумя каораи.
   - Вы попали, - киваю в ответ. - Сейчас вы в большей опасности, чем когда посетили аномалию, с заточенной там свихнувшейся каораи.
   - Хочешь сказать, тебя это не касается? - посылает она неодобрительный взгляд в мою сторону.
   - Я несколько в другом положении. В войне между Каином и Авелем я участвую всю свою жизнь, - решила быть откровенной.
   - У нас никаких шансов? - поникла она.
   - Ну почему же, - не согласилась я. - Шанс есть. Для этого нужно выполнить лишь три условия. Первое: слушать меня. Второе: не доверять Каину. И третье: не пытаться воевать с Авелем.
   - Ина, ты же понимаешь, что Рим не примет твое мнение в расчет, - замялась она.
   - Понимаю, - киваю. - По этому ты станешь нашим буфером, с твоей помощью мы сможем достигнуть компромисса. При этом, ведущему не обязательно знать, что инициатива исходит от меня. Аналитик ты или нет?
   - Звучит как заговор с целью переворота, - нервно усмехнулась она.
   - Ни за что! - была я категорична. - Ведущим нашей команды является Рим и никто иной! Ни я, ни ты на роль командира не подходим.
   - Ина, почему ты не пыталась перетянуть управление на себя? - смотрит шерга на меня с хитринкой.
   - Шутишь? - ужасаюсь подобной идее. - Какой из меня командир. Пусть даже не с вами. Какой из меня ведущий? Моя личность не стабильна, в силу некоторых обстоятельств. Вдобавок я в этой части вселенной всего три стандарта. У меня такие пробелы в знаниях - Черные дыры отдыхают. Мне стоило больших трудов слиться с наемниками. Воспитание, знаешь ли, дает о себе знать.
   - Это да, - понимающе кивает она. - Мне приходилось прилагать огромные усилия, для того, что бы соответствовать грубой речи и простой манере поведения. Представляю, каково было тебе, после жизни с каораи.
   - Мне было легче, - призналась я. - Поведенческая гибкость, привитая с детства, сказалась. Ну и индивидуальные особенности, базирующиеся на нестабильном гормональном фоне, сыграли свою роль, помогая постоянно меняться. Но самое главное, что наемничья братия всегда уважала силу, которой я, к сожалению, обделена. Да меня любой из вас в спарринге уделает, что, кстати, Рим и доказал, отдав меня Змею с Ганзо. Я в академии-то выживала только за счет фактора внезапности и пакостного характера.
   Моя пламенная тирада заставила шергу надолго замолчать. Меня же тишина никогда не угнетала.
   - Ты действительно обиделась на нас? - спросила вдруг она. - За то, что мы приняли этот заказ.
   Великие звезды! Похоже моя репутация среди команды упала на дно. Они меня за кого держат?!
   - Нет, - отвечаю честно. - Разозлилась - да, на себя.
   - А почему тогда спряталась здесь на целые сутки? - растерялась она.
   Как, однако, точно она выразилась.
   - Думала, - пожимаю плечами. Ну не вдаваться же в пространные рассуждения на тему пересечения двух субъектов с общим прошлым.
   Нашу мирную беседу прервал очередной рык желудка.
   - Пойдем, - подняла глаза к потолку шерга.
   Я даже не покраснела. Перед кем, а уж перед членами родной команды смущаться точно не стоит.
   - Как думаешь, Шин сильно обиделся? - шутливо спрашиваю наемницу, покидая мостик.
   - Учитывая твои аппетиты, думаю, он благодарен тебе за то, что ты не отгрызла ему все ру... ой! - дернулась девушка, шедшая впереди меня.
   Подняв взгляд с ее спины, я поняла причину замешательства красноволосой шерги. Носом она упиралась в грудь нашего нанимателя.
   - Каин? - удивилась я.
   Смуглая кожа, коротко стриженные белые волосы черные глаза и такие же черные узоры на лице и руках.
   Мое сердце не пропустило удар и в глазах не потемнело. Просто в горле стал ком, мешая выталкивать слова из глотки.
   Реакция собственного тела вызывала досаду. Что это? Обида? Нет, мне не на что обижаться. Я не видела смысла в самом чувстве, не говоря уже об отсутствии причин.
   - Не ушиблась? - взгляд его черных глаз был обращен к наемнице, и выражал искреннее беспокойство. Только сейчас заметила, что он придерживал шергу за талию.
   Легкий испуг отразился на лице девушки, стоило ей понять, с кем именно она столкнулась в плохо освещенном коридоре корабля. Но это чувство быстро сменило другое, более яркое. Смущение. Мэл робко и неуверенно послала ответную улыбку Каину, продолжающему бережно придерживать ее за талию.
   У меня дернулась щека. От удивления. А удивляла меня ответная улыбка каораи. Нет, даже не так. Удивляло меня его поведение. Что происходит?! Да не должен был он ей улыбаться! Не должен! И придерживать бережно не должен! Зная его, могу с уверенностью заявить, максимум на что могла рассчитывать Мэла, это на равнодушный взгляд, оброненный из необходимости! Так на жука, раздавленного любимыми ботинками, смотришь!
   - Н-нет, - робкий ответ Мэл, заставил меня очнуться от собственных дум. - Простите, я вас не заметила. Темно, - беспомощно осмотрела она окружающее пространство.
   А вот у шерги реакция была стандартной. Как бы наемники не хорохорились, а древних они опасались. На инстинктивном уровне само собой. Поскольку за время пребывания в гостях у древних, разумом члены моей команды успели понять - вреда им причинять не собираются. Но инстинкты не обманешь, поэтому остается некоторая опаска. С ней сейчас и борется судорожно Мэла Красное Пламя.
   - А почему здесь темно? - удивленно проследил за взглядом шерги наш заказчик, не выпуская ту из объятий.
   - Как-то так повелось, - нервная улыбка появилась на полных губах наемницы. - Ина любит сидеть в темноте, - она беспомощно пожимает плечами.
   В этот момент Каин выпустил из своих рук тонкую талию девушки, и вперил в меня пристальный не мигающий взор. У меня чуть снова щека не задергалась.
   - Да, есть у нее такая привычка, - его губы вновь в веселой улыбке. - В детстве она частенько предпочитала спать под кроватью.
   Пока он не вытаскивал меня оттуда и не забирал к себе.
   - Серьезно? - изумилась Мэла. - Хотя да, она могла бы.
   - Ты что-то хотел? - грубо оборвала я их милую беседу.
   - Поговорить, - последовал короткий ответ.
   Ну сколько можно уже говорить? В последнее время со мной только и делают, что разговаривают! Каждый встречный желает мне что-нибудь высказать! Бесят меня ваши разговоры! И сам ты бесишь! Бесит то, что я по тебе соскучилась! Бесит ситуация в которой оказалась по твоей милости. И вновь поднявшее голову чувство жалости к себе тоже бесит!
   Само собой я ни мимикой ни жестом не выдала своих крамольных мыслей. И пусть сейчас его лицо выражает больше эмоций чем обычно, пусть он до странного дружелюбен, Каин - это Каин. Я не могу ответить ему в стиле 'не хочу', 'зачем?' или 'в другой раз'. Спрашивать, о чем он желает говорить тоже глупо.
   - Мэл, - обратилась я к наемнице. - Иди вперед, я догоню.
   Сама же развернулась и пошла обратно. В кресле пилота я чувствовала себя в безопасности, да и мостик ближе чем каюты.
   - О чем пойдет речь? - устроилась я в кресле пилота, развернув его к месту расположения собеседника.
   Каин разместился в кресле, которое до этого занимала Мэла. Как всегда спокойно и уверенно.
   В ответ на вопрос, он трансформировавшимся когтем вспорол себе запястье, из которого начала появляться проклятая черная кровь. Каораи называют ее сома. Увидь эту сцену Лай, его обязательно заинтересовали бы причины, по которым Сома так и не вышла за пределы раны. Как же так, ведь была вспорота вена! А все дело в регенерации и в этой самой проклятой соме.
   - Пей, - протянул он мне руку, в до боли знакомом жесте.
   Мне стоило больших усилий не шарахнуться от нее.
   - Нет, - спокойно отказалась я.
   Он окинул меня задумчивым взглядом.
   - Почему? - поинтересовался он.
   - Потому, что принимая твою сому, я опять привяжу себя к тебе, - пожимаю плечами. - Не хочу терять свободу, которую только получила.
   Кровь древней расы имеет удивительные свойства. Можно сказать, что их кровь - одна из видовых особенностей. Клетки ее настолько активны, что попадая в другой организм начинают менять его под себя. Стоит признать - не все организмы выдерживают агрессивную деятельность клеток. А если точнее то из миллиона принявшего в себя сому, в живых останется единица. Вызываемые сомой мутации порой приводят к летальному исходу. А иногда, лучше умереть, чем продолжать мутировать.
   Я же принимала ее перорально, поскольку всасываясь через мою слизистую, она начинала действовать не так резко, нежели после попадая напрямую кровь. Другими словами, мне приходилось ее пить, дабы меня не корежило от излишне бурной реакции организма на живой генетический материла другого вида.
   - Свобода? - поднял Каин бровь, в жесте насмешливого изумления. - Ты деградировала, или резко забыла о том, кто ты? Инари, тебе нравится твоя команда? - задал он вопрос, а я похолодела. - По глазам вижу, что нравится. Как думаешь, Айра, что с ними случится, когда я найду Авеля?
   Его слова запустили цепочку размышлений в моей голове.
   Я идиотка. Невероятная идиотка, если быть точной. Впору пойти удавиться от осознания собственной глупости. Лучше бы мы умерли в той аномалии древнего кладбища близ человеческой колыбели. Я сама виновата в сложившейся ситуации, ведь именно я позвала его на помощь.
   Глубоко вздохнув, отбрасываю панику. Передо мной сидит мой учитель и смысл жизни. В прошлом. Не гоже опускаться в его глазах ниже чем есть сейчас. Посему, думай Инари.
   И о чем же думать? Например, о том, что Каин прекрасно знал об Авеле. Знал, что брат жив, но не сказал мне, позволяя чувству вины разъедать мою душу. Нет, об этом думать не стоит, а то как-то грустно становится и себя жалко. А себя жалеть сейчас некогда.
   Прав Каин - деградировала я, расслабилась среди наемников.
   Молча, поддаюсь чуть вперед, и припадаю к его руке губами, жадно впиваясь в рану на его запястье, пока та окончательно не затянулась.
   Он не угрожал наемникам. Не в его стиле. Захотел бы - сразу бы передушил, как младенцев. Каин пытался объяснить. И я поняла. Поняла, что грядет неизбежная встреча с Авелем. И никто кроме Каин не способен противостоять ему. А в битве двух монстров могут пострадать все, кто находится рядом. К сожалению рядом находится отчаянная команда наемников, и никуда исчезать не собирается. Они не поймут, даже если я попытаюсь объяснить. Они не видели корай другими.
   - Пей, моя Госпожа, - внезапно моей головы коснулась огромная горячая ладонь. - Пей. Мне нужна сильная Айра. Айра самого Вана.
   А я пила, крепко зажмурив глаза. И душа моя плакала. Но к своей душе я перестала прислушиваться уже давно.
   На вкус сома была невероятно гадкой. Горькая, вязкая, и по языку словно электрические разряды били. Хорошо, что первый прием спустя три стандарта перерыва случился, когда я была без сознания. После такого срока, я вряд ли смогла бы вытерпеть эти ощущения спокойно. Во второй раз не так больно.
   И все ради чего? Что мешает мне вновь сбежать? Бросить команду, Авеля с Каином и отправиться в далекие дали. Как раз Каин с Авелем и мешают. А еще тот маленький факт, что от Ушедших не скроешься. Наемники не виноваты в том, с пилотом им не повезло.
   Придется завершить перестройку. Ведь в битве двух монстров победит сильнейший. И что бы Каин стал этим сильнейшим монстром, ему придется воззвать к первозданным истокам. А оттуда его сможет вытащить лишь Айра. Айра достойная Вана.
   - Хватит, - короткий приказ, но противоречиво нежное касание его пальцев к моей щеке. - Сейчас отдохни десять минут, пока происходит внедрение.
   В целом происходящий процесс похож на внедрение наномашин в кровь. Только клетки сомы являются не результатом механического гения, а частью цельного биологического организма. Помнится Аянэ - одна из Небесных Генералов Вана мне целую лекцию об этом читала. Скучную, нудную и невероятно монотонную лекцию. Она очень старалась усыпить меня. И ей это удалось. А потом она нажаловалась на меня Каину, и тот не взял меня с собой в одну из очередных поездок. Лекцию я из принципа учить не стала.
   Тяжело дыша, откидываюсь на спинку кресла. Широко раскрытыми глазами смотрю невидящим взглядом в потолок, утопающий во тьме. Голова кружилась неимоверно, и чем темнее вокруг было, тем сильнее кружило. Пришлось судорожно подавать сигнал освещению.
   Было погано. И не только потому, что внедрение не самая приятна штука, но и потому, что признавать его правоту мне не хотелось. А надо. Надо сказать ему спасибо. За то, что не вернул обратно, за то, что дает шанс моей команде и за то, что позволил их защитить.
   - Спасибо, - хрипло выдохнула я, не глядя на него. - И... прости.
   - За что? - холодная насмешка в голосе. - За то, что прыгнула в Черную Дыру, едва не погибнув? За то, что скрывалась три стандарта? Или за то, что опоила меня, переспала, а потом сбежала?
   Щеки опалило жаром.
   - За последнее, - отвечаю через силу.
   Все же, я еще не готова говорить на эту тему открыто.
   - Мы это еще обсудим, - спокойно пообещал он. - А пока отдыхай.
   Он молча поднялся и направился к выходу. Я продолжала пялиться в потолок, но странным образом чувствовала все, что он делает. Стоило ему повернуться ко мне спиной, мой немигающий взгляд уперся в нее. Непроизвольно. Он замер на мгновение и обернулся ко мне. Наши взгляды встретились, а мне вдруг стало стыдно. Словно меня поймали на чем-то постыдном.
   - Почему ты сбежала? Я настолько испугал тебя в ту ночь? - и ни одной эмоции на лице, кроме холодного любопытства.
   - Да какая сейчас разница? - задрала я подбородок. - Я прекрасно знала, что так будет, все же опоила тебя единственным, что на вас действует. Так что все было в пределах ожидаемого.
   - Даже так? - чуть наклонил он голову в бок.
   Каин всматривался в меня, словно пытался что-то там увидеть. Ну-ну, удачи. Я сама уже очень давно не вижу там ничего.
   - Подслушивать не хорошо, - вдруг громко сказал Каин.
   Вздрогнув, перевожу взгляд в сторону выхода. Из темного проема появилась смущенная Мэла. Каин же усмехнувшись своим мыслям, покинул мостик, пройдя мимо шерги.
   Мэл сделала несколько неуверенных шагов в мою сторону, но так и замерла, вперив в меня странный взгляд.
   - Ты что-то хотела? - спокойно спрашиваю у нее.
   - Ты действительно опоила его, поимела и сбежала? - невпопад выпалила она.
   - Угу, - буркнула я. - Тебя только это в нашем разговоре заинтересовало?
   - Я только это и поняла, - дернула она плечиком. - Вы на межгалактическом только это и обсуждали, остальное на языке древних.
   И тут до меня дошло. Каин знал, о Мэл. Он специально сделал доступной столь смущающую меня информацию.
   - Расскажешь остальным - сожгу твою гриву, - пообещала я.
   - Опять?! - ужаснулась она. - Я как-то и не собиралась, - приблизилась она ко мне. - А что это вы тут делали? Ты не подумай, я не подглядывала, да и подслушивать не собиралась. Просто... забыла передать распоряжение Рима, по поводу переговоров с нашим представительством.
   - О чем? - заинтересовалась я.
   - На этот раз, ты в группе сопровождения, - сообщила она, аккуратно присаживаясь в кресло напротив. - И как он в постели? - резкая смена темы разговора застала меня врасплох.
   - Попробуй сама, узнаешь, - равнодушно предложила я.
   - Да ни за что, - искренне ужаснулась она.
   - Почему? - серьезно заинтересовалась я.
   - Зачем мне навязываться мужчине, которого я не интересую? - задала она риторический вопрос. - Да и... ты только не обижайся... твой Каин конечно душка... но о такого я себе не то, что зубки обломаю, с ним можно и челюсти лишиться. Что ты в нем нашла?
   - Я нашла? - опешила я.
   - Ина, поначалу я еще сомневалась, но сейчас твои чувства очевидны. Теперь-то мне понятны причины твоего нежелания подпускать к себе наших парней. После, такого как Каин наверняка на других смотреть не хочется, - подмигнула она, - пусть даже ваши отношения и далеки от идеала.
   - Отвали, а? По-хорошему прошу, - предложила я. - Нет у нас отношений! И не было! Не нужна я ему! И он мне не нужен! Теперь, - шепотом добавила я.
   - Вот ты дура, - ее взгляд источал сочувствие.
   - Гриву сожгу, - посылаю ей мрачный взгляд.
   - Все с тобой ясно, - вздохнула она. - Когда надоест возиться со своими детскими обидами, приходи к доброй и мудрой тете Мэл. Поговорим.
   В ответ на ее заявление, я некрасиво фыркнула.
   - Пошли уже, сильная независимая женщина, - насмешливо хмыкнула шерга.
   И мы наконец отправились в столовый отсек. Головокружение давно прекратилось, в теле присутствовала легкая бодрость, и абсолютно не хотелось есть.
   Но идти пришлось, нужно было получить подробные инструкции от ведущего. И неплохо было бы узнать, с чего вдруг меня назначили в группу сопровождения.
   Команда в полном составе обнаружилась в столовом отсеке. Так повелось, что наши собрания проходили не в предназначенном для этого секторе корабля, а в соловом блоке.
   На лицах наемников при моем появлении засияли искренняя радость и неприкрытая настороженность. Меня так и подмывало снять ментальные щиты, дабы узнать их настоящие эмоции. Но, во-первых, это не этично, а во-вторых, не разумно, ибо в опасной близости находится древний, обладающий запредельными ментальными способностями.
   - Мэл, тебе требуется медицинская помощь? - на полном серьезе поинтересовался наш бортовой медик.
   - Думаю прежде нам лучше накормить Ину, - внес разумное предложение Шин-Рен. Он трепетно прижимал забинтованную верхнюю конечность к груди. Подозреваю, именно она пострадала от встречи со мной.
   - Всем привет! - лучисто улыбаюсь я. - Я тоже рада вас видеть, - присаживаюсь за общий стол, как раз напротив Мэлы, что заняла свое место раньше меня.
   Шин-Ренчик тут же вскочил, и направился к лендору. Вскоре послышались звуки работы прибора, и поплыли аппетитные ароматы. Что примечательно, пока еда не появилась передо мной на столе, народ продолжал хранить молчание, как бы я не улыбалась.
   Шин поставил передо мной поднос полный яств, а я с тоской подумала, что не хочу есть. Совсем. Но для вида поковыряла питательную смесь.
   - Ты до сих пор на нас злишься? - как бы между прочим поинтересовался Змей.
   - Нет, - равнодушно пожимаю плечами. - Для уточнения, - поднимаю на них взгляд, - я злилась не на вас. Так что можете расслабиться.
   Хвост ведущего нервно ударил по полу, но в разговор он не вступил.
   - Может она заболела? - нахмурил брови оборотень. - Ина, как ты себя чувствуешь?
   - Так же как ты выглядишь, - огрызнулась я.
   - Хм, она здорова, - вынес вердикт бортовой медик. - Более того, ее здоровью можно позавидовать.
   - Да поняли мы, что ты красавчик хоть куда, - оборвала его пылкую речь Мэл.
   - Тогда какого Кхара ты не ешь? - не выдержал ведущий.
   - Рим, я тебе говорила не поминать Кхаров, когда рядом древние? - откладываю столовые приборы в сторону, вперив тяжелый взгляд в ведущего.
   - Я понимаю, у тебя с древними и Кхарами своя история, но мы сейчас о другом, - отмахнулся ксерк.
   Мне же только и осталось закатить глаза к серебристому потолку и мысленно объяснить Риму, как он не прав.
   - Мы волновались, - выдал всегда молчаливый Ганзо.
   И как всегда он озвучил самую суть. После его слов, вся команда виновато опустила глазки. Не наемники, а подростки шкодливые, честное слово. Но я на это представление не повелась, ибо прекрасно осознавала, кто передо мной сидит. Из всей команды безобидной можно считать только меня. Даже Шин-Рен, которого мы забрали с собой во время нашего первого задания, обладает неплохой физической подготовкой, а как техник он уделает меня в два счета.
   - Каин заходил, - пожимаю плечами деланно равнодушно. - Покормил.
   И только удивленная Мэла собралась что-то сказать, моя нога совершенно случайно соскользнула на ее ступню, спрятанную под столом. Этого хватило, что бы она еле заметно вздрогнув, закрыл рот.
   Народ понятливо переглянулся, и больше тему моего аппетита не поднимал. Вместо этого мы, наконец, приступили к обсуждению предстоящей высадки у шергов. В который уже раз, наемники подробно расписали задачу каждого из них. По всему выходило, что Шина с Лаем мы оставляли на корабле. Ганзо и Змей выполняли роль охранников Каина. На что я лишь саркастически ухмыльнулась. Охранять. Каина. Смешно.
   Рим, как ведущий команды наемников, являлся гарантом встречи непокорной дочери в лице Мэлы. Ну а я, как и упомянула синекожая красотка, была зачислена в сопровождающие древнего. Проще говоря - эскорт.
   - И кому пришла в голосу сия светлая идея? - неестественно спокойно поинтересовалась я.
   - Распоряжение заказчика, - последовал краткий ответ от ведущего.
   - Ну кто бы сомневался, - буркнула я, уткнувшись взглядом в питательную смесь.
   Смесь ничем интересным не выделялась, да и былой радости не вызывала.
   А все потому, что в который уже раз, меня посетила стойкая уверенность - вся эта эпопея плохо кончится.
   Казалось бы, с чего вдруг? В конце концов, сопровождение Каина было моей обязанностью. По крайней мере, раньше таковой являлась. И не только это, кстати говоря. И все бы ничего, если бы не одно 'но'. Три стандарта назад мы с ним не очень хорошо расстались. Я бы сказала плохо. Данный факт заставляет меня выискивать в действиях каораи скрытый смысл. А это занятие, стоит признать, весьма бесполезно, ибо зная Каина можно с уверенностью сказать, что скрытый смысл там далеко не один.
   Уверена, когда я пойму что творится в его голове - звезды во вселенной погаснут.
   - Ина, - позвал меня напряженно Лай.
   - М? - не поднимая взгляда.
   - У тебя волосы растут, - выдал оборотень.
   Не поняла.
   - Лай, открою тебе страшную тайну, они у всех растут, - не смотря на ехидные слова, взгляд посланный оборотню выражал растерянность.
   - Нет, ты не поняла, - вмешался Змей. - Они действительно РАСТУТ.
   Я могла бы решить, что это неудачная шутка, но взгляды наемников обращенные ко мне выражали целую гамму эмоций. Настороженность, напряженность и ошеломление.
   Рука сама собой потянулась к голове.
   Мне стоило больших трудов удержать прежнее выражение лица.
   - И ногти, - как-то растерянно проблеял Шин-Рен.
   Бросив косой взгляд на другую руку, что до этого спокойно лежала на столе, я узрела порядком отросшие ногти. Подобный маникюр стал бы украшением той же андане, что совсем недавно напала на меня, но ни как не пилоту космического корабля.
   Мельком глянув на наемников, заметила изменения на лицах. Теперь там была обеспокоенность.
   Руки начали ощутимо подрагивать. От лица отлила кровь.
   - Что это?! - взвизгнула я.
   А потом опрокинулась на пол, больно ударившись плечом, и затряслась в конвульсиях. Хрипя при этом, я скребла отросшими ногтями по полу.
   Ко мне тут же подлетел Лай. Остальные по вскакивали со своих мест и столпились надо мной. Стоит ли упоминать насколько испуганными были их лица?
   - Бу! - взвыла я, резко вставая.
   - На! - в тот же миг мне в скулу прилетел мощный удар, пославший бренное тельце вновь на пол.
   - Ой! - простонала я уже с пола, обиженно потирая пострадавшую скулу. - Я же пошутила, зачем сразу в челюсть?
   - Идиотка! - рявкнул Змей. - Я же тебя убить мог! Тупая кирито, Кхарова дура! Пошутила она.
   - Знаешь, Ина, - обратилась ко мне Мэл. - У тебя больное чувство юмора.
   - Да ладно, народ, ну смешно же! - ржал словно дикое животное Лай.
   - С какого места тебе смешно стало? - раздраженно осадил оборотня ведущий. - С того, где мы решили, что ей плохо?
   - С того, где ей прилетает коронный удар Змея, - все еще улыбаясь, поясняет бортовой медик. - А за подобные шутки, - и мою голову посещает жесткий подзатыльник. - Голова не кружится? Не тошнит? - участливо поинтересовался он.
   - Иди ты в черную дыру, - послала я оборотня, старательно отодвигаясь от него подальше.
   - Сотрясения нет, - констатировал бортовой медик. - Ибо нечему сотрясаться.
   - Нехорошо, - покачал головой лаконичный хорог, наградивший меня укоризненным взглядом.
   - Мы вообще-то за тебя переживаем, - пояснил общую реакцию Шин-Рен.
   - Да ну вас, - обижено махнула рукой моя гордая персона. - Пошла я на свое рабочее место. Через десять стандартных минут выход из энэли.
   Ответом мне была осуждающая тишина.
   Гордо задрав нос, я поднялась с пола, и направилась на выход. Наемники остались в столовом отсеке. И лишь убедившись, что меня никто не видит, оперлась о стену, а потом и вовсе съехала по ней вниз. Отросшие волосы и ногти - симптом невероятно быстрого регенеративного деления клеток. А это порой сопровождается не самыми приятными физическими процессами. Например кратковременными судорогами мышц. Из-за чего я в общем-то и оказалась на полу столового отсека. Опасность заключается в том, что судорога может случиться с любыми мышцами тела и сердца в том числе. А это в моем случае летальный исход. Если кончено рядом не окажется того, кто возьмет на себя функцию контроля общего состояния.
   Я могла бы обратиться с этой проблемой к Лаю. Что повлекло бы за собой неминуемое раскрытие причин по которым я в таком состоянии. А оно мне надо? Проще сдохнуть спокойно от разрыва сердечной мышцы, чем отбиться от дорвавшегося до эксклюзивного экземпляра бортового доктора.
   На покрытый испариной лоб, легла прохладная рука. Мне даже глаза открывать не надо, что бы понять кто это.
   - Я в замешательстве, - хмыкнул Каин. - С одной стороны мне следует казнить их за то, что посмели поднять руку на Айру Вана. А с другой... мне следовало применить их методы, еще когда ты была маленькой.
   - Действительно, - я дышала часто, прерывисто. - Воспитатель из тебя так себе. Замена родителей еще хуже.
   - Я никогда не пытался быть тебе ни тем, ни другим, - приятная прохлада растекалась по телу. - Выравнивая дыхание. Расслабься.
   Тело рефлекторно выполняет его приказы. Несмотря на всю ту боль, причиной которой он стал в прошлом, я до сих пор не могу избавиться от безоговорочного доверия к нему.
   - А кем ты хотел быть для меня?
   - Другом. Для начала просто другом.
   Почувствовав себя намного лучше, я отодвинулась от его руки.
   - Спасибо, - смущенная благодарность.
   - Ты сможешь вести в подобном состоянии? - невероятно, но он действительно беспокоился обо мне.
   - Все в порядке, внедрение прошло успешно, активная фаза перестройки организма закончилась. Следующая фаза начнется не ранее чем на следующие сутки. Ты в курсе.
   А еще он знает, что если я не приму его Сому до начала следующей фазы, мне будет намного хуже, чем сейчас. Как я пережила остановку перестройки три стандарта назад сама не понимаю. Скорее всего, собственного состояния я не заметила из-за последствий скачка в Черную Дыру.
  
  ***
   Встреча с верхушкой правительства шергов происходила по всем канонам тайных встреч. В открытом космосе. Удивило, правда, то, что шерги прибыли на собственной базе, как та, на которой недавно нас ловил отец Рим. Эта база была производства шергов и имела другой тип, хоть и была того же класса.
   Посадив своего Охотника в одном из ангаров космической базы, мы в ранее обговоренном составе покинули корабль.
   Но перед этим мне пришлось изрядно помучиться. Наш заказчик распорядился переодеть меня в подобающие случаю одежды. А это значит, что мне пришлось напялить традиционные одеяния каораи. Не то что бы я была против красивого платья, но это были МОИ платья. Меня начал беспокоить закономерный вопрос. Откуда у Каина в багаже взялись мои вещи? А точнее, зачем он взял их собой?
   Спасибо, команда не стала комментировать резкую смену облика. Отросшие волосы, кстати, Каин обрезать запретил. Пообещал заняться этим лично после запланированного мероприятия. Пришлось на скорую руку сооружать на голове нечто подобающее случаю.
   Глянув на свое отражение в последний момент, поняла, что вновь стала походить на себя прежнюю. Что само собой настроения не прибавило.
   К шергам шла очень злая я, очень недовольная Мэла, предвкушающий Рим, и безразличные ко всему Ганзо, сосредоточенный Змей и мой личный кошмар в лице Каина.
   - Благодарю за оказанную милость, Прародитель, - произнес ритуальную фразу синекожий красноволосы мужчина, черты лица которого угадывались в лице наемницы, стоящей рядом. - Честь для меня видеть ВАС в этой обители.
   Нас встретила делегация, во главе которой был отец Мэлы. Что несколько противоречит этикету. Древних должны встречать лидеры. Лично. И никто иной. Каину внезапная замена делегатов очень не понравилось, но он промолчал. Исходя из идеи конспирации, он был облачен в плащ с капюшоном, скрывающим лицо. Так что его настроение заметила лишь я.
   Наемники вели себя, как ни в чем не бывало, разве что Мэла обменивалась с отцом пламенными взглядами. Я же пока не знала, как реагировать. Не верю, что нынешний правитель шергов не посвящен в ритуал приветствия древних. Так же мне с трудом верится, что местный премьер-министр нагло проигнорировал традиции. Ну не самоубийца же он в конце концов.
   С другой стороны возникает вопрос, а все ли делегаты посвящены в расовой принадлежности высокого гостя? Судя по тому с каким осмыслением отец Мэлы называл Каина Прародителем, он точно в курсе. Что так же не очень хорошо. О том, что каораи существуют, должен знать лишь лидер расы. И все.
   Остальных устраняют, дабы не дай Звезды информация не просочилась в массы. Проще говоря - вселенский заговор на лицо.
   Одно радует, та часть базы по которой шествовала наша процессия радовала отсутствием живых существ. Территорию предусмотрительно очистили. Конспирация как ни как.
   Так, следуя в четко установленном порядке, мы все таки дошли до места встречи. Судя по уровням защиты, которые наша процессия миновала и по углубленности данного отсека в базу, мы находимся в отсеке принадлежащем самому премьеру.
   Отсек делился на весьма крупные помещения-каюты. Нас проводили в нечто напоминающее кабинет. И что неприятно поразило, так это наполненность кабинета. Слишком много разумных организмов на один квадратный метр.
   Массивный, черный стол стоял в центре довольно вместительной каюты. За столом сидел синекожий мужчина с черными волосами. При нашем появлении он даже не встал. Я так понимаю это и есть лидер расы шергов. Его окружение так же не удосужилось выказать уважение.
   Все-таки премьер шергов смертник.
   А вот отец Мэлы наоборот, был выше всяких похвал. Как только мы вошли он встал чуть сбоку от нашей команды и тут же опустился на колени, в традиционном поклоне низших.
   Какая похвальная самокритичность.
   Мэла была в шоке, наемники ничего не понимали, и только премьер шергов со своим окружением взирали на Красное Пламя с плохо скрываемой презрительной насмешкой.
   - Мой друг, - обратился черноволосый шерг к отцу Мэлы, - не стоит преклоняться перед пережитками прошлого.
   Вот тут я испуганно посмотрела на Каина. Как он отреагирует на подобное оскорбление одни звезды знают. Но древний продолжал спокойно взирать на происходящее. И пусть лица его видно не было, поза выказывала полное равнодушие к словам шерга.
   Красное Пламя с колен так и не поднялся, он даже головы в сторону своего лидера не повернул. Зато его состояние выдавали широко распахнутые глаза. Этот шерг боялся. Он был в ужасе. Не нужно быть эмпатом, что бы понять это.
   Повисла неловкая пауза, которую с присущей только ему величественностью нарушил Каин.
   - Давно я не устраивал инспекций в этой части вселенной, - задумчиво оглядел он собравшихся.
   Действительно давно. В последний раз подобное мероприятие закончилось для него не очень хорошо. Собственный брат подстроил ловушку.
   С другой стороны, он нашел одного кра йне необычного гомункула.
   Меня вдруг осенило:
   - История повторяется? - спросила я на каораи.
   - История по сути своей циклична... но не в этом случае. Не так ли, Черный Камень? - обратился Каин к премьеру шергов.
   - Вы, как и все древние, говорите присущими вашей расе загадками, - чуть поморщился лидер синекожей расы.
   Данный разговор был похож на что угодно, кроме дипломатических переговоров.
   - Я лишь выражаю удивление тому факту, что дипломатический этикет нынче утратил свою силу. Можно простить невежество, отрицающее элементарные правила приличия, например не позволяющие гостям стоять. Но вооруженную свиту на переговорах простить никакое великодушие не позволит.
   Вот оно, то самое безразличное ко всему спокойствие, вызывающее тоску отрешенности. Таким я запомнила его, прежде чем сбежать.
   - Этих переговоров мы не желали, - не внял намеку Черный Камень. - Ушедшие покинули территорию обжитых галактик, но продолжают вмешиваться в нашу жизнь. Как например сейчас.
   Мне стало жаль этого шерга, он совершенно не осознавал последствий собственной глупости. И как его только до власти допустили?
   - Именно по этому, вы так жадно прижимаете к себе наше оружие, - позволил себе легкую усмешку Каин. - И так вольно нарушаете пункты древнего договора.
   - Всего лишь причина освободиться, наконец, от оков проклятого договора, и более не склонять голову перед теми, чье высокомерие не позволяет осознать нынешних реалий, - съязвил Черный Камень, намекая на стоящего до сих пор на коленях отца Мэл.
   Наемники стояли с каменными лицами, готовые в любой момент броситься на защиту представителя древней расы. Даже они понимали, что встреча пошла не по плану. И им совершенно не нравился тон заданный беседой. А Мэл вообще трясло.
   - Что ж, - Каин снял капюшон, и взору окружающих предстала черная маска с золотыми узорами, полностью скрывающая лицо. Ибо видеть его лицо могут лишь достойные. - Свидетели услышали достаточно.
   А дальше я равнодушно наблюдала за тем, как смазанная тень оставляет после себя груду синего мяса на полу. Все произошло за доли секунды. Быстро, четко, технично. Пять ударов моего сердца хватило, Каину, чтобы вырвать шейные позвонки у всех представителей свиты Черного Камня. Они даже не успели защититься.
   Премьера шергов Каин не тронул. Он ласково положил свою руку на синюю шею, оказавшись на этот раз напротив нас.
   - Свои обязанности передашь, - древний деланно рассеянно за озирался по сторонам. - Красному Пламени. Ну а пока нам несут все необходимые документы, ты расскажешь присутствующим откуда у вас вот это, - и Каин вынул из под стола Черного Камня оружие каораи.
   Шерга прорвало. Он начал сбивчиво вещать и о покупке крупной партии невероятно мощного и невиданного доселе оружия у одного из ушедших, и про неприятие старых традиций в виде поклонения его предшественников перед древними, и много еще чего.
   Я же в свою очередь принялась за свои обязанности.
   Пока наемники пребывали в глубоком шоке и жутком напряжении, я незаметно отошла к ним за спины.
   - Красное Пламя, - подошла я к мужчине, стоящему на коленях. - Займитесь оформлением необходимых документов. И да, поздравляю с повышением.
   На меня взглянули больными глазами побитого жизнью шерга. До мозга не сразу дошло, что сказанные мной слова для синекожего сейчас звучат жестокой насмешкой. Жаль, ведь я была искренна.
   С трудом шерг встал с колен, и чуть пошатываясь вышел за дверь, отдавать необходимые распоряжения.
   За процессом наблюдала Мэла со смешенным выражением неверия и протеста на лице.
   Я решила промолчать, ибо наемники в данный момент проходили весьма тяжелую стадию осознания. Мало знать что такое каораи, нужно еще и понимать их суть. А когда поведение древнего не выходит за рамки привычного тебе, очень трудно осознавать разницу между вами. Наемники не осознавали. Даже после того как стали свидетелями уничтожения аномалии близ Колыбели Человечества.
   Что ж, возможно сейчас до них дойдет.
   А нет, не дошло. Во взгляде сплошь непонимание и настороженность. А по мере откровений премьера шергов, и вовсе одобрение. Поверить не могу, они ослепли? Или отупели?
   Нет, это я такая злая. А у них вполне ожидаемая защитная реакция. Устойчивая к потрясениям психика наемников, будь она не ладна. Память услужливо подсунула воспоминания одного из занятий в академии наемников.
   '- В вашей поганой жизни, вам предстоит увидеть еще много такого, от чего будет судорожно сжиматься мочевой пузырь, - вещал тан. - Наша задача, сделать вашу психику устойчивой к различного рода дерьму, насколько это вообще возможно. И так, урок первый. Самый простой способ не свихнуться от страха - сосредоточиться на чем-то одном. Старайтесь игнорировать зудящее чувство в районе позвоночника. Вот например ситуация: вы стоите под дулом бластера. Что нужно делать в этом случае? - и тут же ответил на свой вопрос. - Нужно радоваться, что еще дышишь. Причем радоваться активно. Как только вы позволили страху перед смертью овладеть вами, вы проиграли.'
   Такими темпами, встреть они в живую кхара - бросятся. Как-то я не учла этот факт, потащив с собой данную компанию.
   В этот момент зашел отец Мэлы. В руках он держал записывающее устройство. И буквально через пять стандартных минут я увидела, как вершатся перевороты в век космической эры.
   Трупы вокруг отгребли в одну сторону. Слегка потрепанного Черного Камня привели в порядок и усадили напротив записывающего устройства. Мэла от руки набросала на галоэкране, встроенном в стол премьера, текст, который тот, после ментального внушения Каина, повторил перед записывающим устройством.
   - Я, премьер министр расы шергов, Грэм Черный Камень, по причине проблем со здоровьем, находясь в здравом уме и твердой памяти, ухожу с поста. Исполняющим обязанности премьер-министра назначаю Арема Красное Пламя и передаю ему всю полноту власти вместе с моими полномочиями до официального срока переизбрания. Данная запись была произнесена при свидетелях и юридически заверена.
   Дальше последовало крепкое рукопожатие между двумя шергами.
   - Не подведи, Красное Пламя, - улыбается теперь уже бывший премьер.
   - Снято! - командует Лай.
   - Отлично, - искривил в подобии улыбки губы Каин. После чего подошел к Черному Камню и сказал лишь одно слово: - умри.
   Бывший премьер-министр шергов рухнул к ногам древнего бездыханным трупом. Повисла гробовая тишина, которую Каин нарушил, даже не заметив оную:
   - Красное Пламя, - обратился он к отцу Мэлы, согнутому в почтительном поклоне. - Свидетелей, подтверждающих слова твоего предшественника думаю найдешь. Ну а как сделать так, что бы выборы прошли в твою пользу не мне тебя учить. Всех, кто знает правду об Ушедших, должна постигнуть та же участь, что и их болтливого премьера.
   - Как пожелает, Высокий Господин, - отозвался шерг.
   - Кстати, - заинтересованно оглядел его Каин. - Откуда ты знаком с нашим этикетом?
   - Мой дед был одним из предыдущих премьеров, увлекался историей. Он рассказывал, как в древности встречали Ушедших. Заставил выучить дипломатический этикет и его исторические казусы.
   То есть не рассказывая правды, вынудил внука ознакомиться с той информацией, которую должен был знать каждый правитель.
   - Лем Красное Пламя? - в голосе Каина проскользнула нотка удивления.
   - Высокий Господин прав.
   - Хитрый был шерг, - хмыкнул древний. - Нари, прогуляйся по базе. Посмотри, что из того что они получили в рабочем состоянии, - обратился ко мне Каин. - А я пока побеседую с нашим другом о новых политических веяниях.
   - Как скажешь, - пожимаю плечами и направляюсь к выходу. Команда наемников последовала за мной.
   - Змей, Ганзо, охранять. Лай, на разведку, - скомандовал Рим. - Мэл, ведешь.
   Единственной реакцией парней, были внезапно погрустневшие мордашки. Лишь они отражали эмоции, занявших позиции дохиса и хорога.
   Вот за что уважаю членов своей команды, так это за умение подчиняться приказам беспрекословно. Не смотря на то, что Змей может не видеть в них смысла, а Ганзо хочется посмотреть на примочки древних, что успели приобрести шерги. Грусть в глазах парней, ведущий стойко проигнорировал. И мы последовали его примеру.
   Мэла быстро проинструктировала Лая, после чего тот скрылся в неизвестном пока направлении. Наша же троица двинулась в ту же сторону, но гораздо медленнее.
   - Птичка, - впервые с тех пор, как в нашей жизни появились древние, Рим обратился ко мне не по имени. - Как он это сделал? - он говорил в полголоса, словно нас могли подслушать.
   - В смысле? - не поняла я.
   - Ну приказал - и премьер умер, - попытался объяснить ведущий.
   Мэла внимательно прислушивалась к нашему разговору.
   Пока на нашем пути не встретилась ни одна живая душа. За исключением парочки тел без сознания в одном из коридоров. Лай успешно выполнял приказ командира.
   - Это ментальная атака. В нашем случае, - во мне активизировался специалист по древним, - даже атаковать не пришлось. Во время внушения перед передачей полномочий, Каин сделал ментальную закладку в сознании премьера. А потом просто приказал выполнить программу.
   - То есть без подготовки такое не провернешь? - обрадовался Рим.
   - С чего ты взял? Просто Каину было лень напрягаться, и он пошел по пути наименьшего сопротивления, - последовало незамедлительное пояснение.
   - Хочешь сказать, древние способны любого вот так... одним лишь словом? - глаза шерги расширились.
   - Не все, - поспешила я ее успокоить. - Тех, у кого ментальная защита на высоком уровне каораи убьют более простым способом. В бою, знаешь ли, нет времени взламывать сознание противника. Проще вырвать жизненно важные органы.
   - Нам это чем-нибудь грозит? - кажется, мне послышались нотки неуверенности в голосе ведущего.
   Но глядя на его безразличное лицо, начала сомневаться.
   - Конкретно вам ни чем, - подумав, сделала вывод. - Если раньше не убил, значит в обозримом будущем точно не тронет.
   - Я вообще-то про дополнительную боевую мощь спрашивал, - покосился на меня ксерк. - Зачем мы ему, если он сам является машиной для убийств?
   - Аааа, - разочарованно протянула я. - Каин... действует лишь когда затрагивают лично его. Прямая угроза, я, политика, ну и разборки между древними, само собой. Разбираться с мелкими сошками - ваша работа.
   - Нас не уволят, - хмыкнула Мэл. - Как мило.
   Дальше шли молча.
   Найти приобретенные технологии труда не составило, Мэл успела выяснить об их месторасположении у отца. Оружие охраняли, но к нашему приходу, сторожевой караул у входа на склад был технично вырублен Лаем. Наемник со скучающим видом дожидался нас у входа.
   - Чисто, - коротко отчитался оборотень.
   Панель электронного замка была раскурочена.
   - Нельзя было поаккуратнее? - укоризненно смотрю на оборотня.
   - Да мы вроде не скрываемся, - обиженно возмутился наемник, суетливо переступив с ноги на ногу. - А пока ты замок взламывать будешь, я изведусь весь. Пошли давай, мне ж интересно, чем наши синие друзья полакомились.
   Возражений от ведущего я не услышала, посему не стала развивать тему дальше.
   И что же я увидела при обследовании склада? Древнюю рухлядь. Из восьми ящиков, лишь два имели более или менее интересное содержимое.
   Но это на мой искушенный взгляд. Наемники же, словно дети копошились в контейнерах, и радовались каждому найденному образцу. Это и не удивительно, ведь для них данные технологии пока не доступны.
   - Мэл, как думаешь, твой отец как новый премьер сильно расстроится, если не досчитается ящика другого? - завороженно глядя на открытые контейнеры поинтересовался Лай.
   - Хочешь дипломатического скандала? - тут же встала на защиту национальных интересов шерга.
   - Успокойтесь, - не дала я ответить оборотню. - Данное оружие долго не прослужит. Здесь заряда осталось в каждом на пять залпов. А зарядить вы не сможете, поскольку не располагаете пока необходимым источником энергии. Это во-первых. А во вторых - решать в любом случае Каину.
   - Желание клиента - закон, - лицо ведущего закаменело.
   - Я закончила, - сделав последний снимок при помощи комма, отчиталась перед командиром.
   Безусловно, Каин способен увидеть все, что видела я. Но для этого ему потребуются определенные действия ментального характера. Другими словами мне пришлось бы снять щиты с собственного сознания. Я похожа на слабоумную? На дуру возможно, но не на слабоумную. Поэтому каораи будет довольствоваться трехмерным изображением.
   - Возвращаемся, - устало вздохнул ведущий. Все же мы здесь изрядно задержались.
   К моменту нашего возвращения процедура просвещения новой политической элиты расы шергов подошла к концу. Так что стоило двери с тихим жужжанием отъехать в сторону, как мы имели удовольствие узреть резко посветлевшее лицо новоиспеченного премьер-министра, словно ориентир маячившее прямо напротив входа. Ненужно быть эмпатом, что бы видеть насколько отцу Мэлы неуютно находиться рядом с древним. Посему весьма радушный прием удивления не вызвал.
   Стоило нам перешагнуть порог, как Красное Пламя вскочил, глядя на выход с хорошо скрываемой надеждой.
   - Их еще не убрали? - взгляд полный брезгливости прошелся по трупам.
   Брезгливых наемников не бывает - это противоречит нашей природе. Я решила побыть благородной и помочь несчастному шергу.
   - Я распоряжусь, - тут же подскочил новоиспеченный премьер.
   Что примечательно, располагался он не на полу в традиционном поклоне, а в кресле напротив. И о чем нам это говорит? Отец Мэл полностью соответствует ожиданиям Каина.
   - Что скажешь? - перевел на меня свое внимание каораи.
   Подхожу к нему, и молча вывожу галоизображение со своего комма. Каин задумчиво пролистал застывшие картинки. Наемники тем временем заняли позицию напротив входа, лицом к нам. Рефлексы.
   - Люксиум? - маска скрывала его лицо, но я точно знала - он хмурится.
   - Как видишь, - пожимаю плечами. - Эта рухлядь старше тебя. Насколько помню, люксиум, как источник энергии, запретили еще до твоего рождения, - вспомнила я один из уроков истории.
   - А я думал, мы все уничтожили, - задумчиво протянул Каин.
   - Что будем делать? - поинтересовалась я, занимая кресло, на котором ранее располагался Красное Пламя.
   Сворачивать изображение не стала, увеличив его дабы рассмотреть получше. Смысла в этом не было, поскольку на оружие я уже налюбовалась в реальности, но это всяко лучше, чем смотреть в непроницаемую тьму глаз Каина.
   Наемники, застывшие молчаливыми памятниками самим себе, тем временем усиленно ловили каждое наше слово. Как ни странно, Каин говорил со мной на межгалактическом.
   - Ничего, - вздохнул он. - Технология уже попала в массы. Конфликт неизбежен, шергам нужны достойные аргументы.
   - Но люксиум, - начала было я.
   - Заряд скоро иссякнет, - оборвал меня древний.
   - Премьер и пятеро не идентифицированных, - доложил ведущий, прервав нашу беседу.
   Ганзо и Змей по прежнему оставались за дверью, они-то и сообщили Риму о гостях.
   - Впусти, - кивнул Каин.
   В апартаменты вошел отец Мэл в полусогнутом состоянии, и еще пятеро хмурых мужчин, полностью повторяющих позу своего лидера. Их взгляд был устремлен в пол, а действия были четкими, выверенными и быстрыми. За один заход они вынесли все тела и вытерли следы синей крови на полу. После чего так же быстро удалились с трупами на своих широких плечах.
   А ничего так мальчики, хорошо сложены. Сейчас я откровенно радовалась искренней нелюбви шергов к робототехнике. Дроидов синекожие не признавали ни под каким соусом.
   От созерцания спин уходящих шергов меня отвлек странный хруст.
   - Это не все, - вдруг выдал новоиспеченный премьер, хмуро глядя на так и незакрытое мной галоизображение. - Помимо оружия мы получили установку неизвестного назначения. Она в сто восьмом ангаре, но чертежи находятся здесь, - поспешно добавил Красное Пламя, видя недовольство на моем лице.
   Дождавшись молчаливого кивка от Каина он подошел к премьерскому столу, и вывел изображение несколькими нажатиями на консоль управления.
   И мы узрели чертежи...
   - Это что, установка для вознесения? - сглотнула я.
   - На люксиуме, - спокойно подтвердил Каин, и стряхнул труху от подлокотника кресла, на котором восседал, с рук.
   И когда только успел мебель испортить?
   - А как давно это... здесь? - мой голос все же дрогнул.
   - Сделка была заключена четырнадцать стандартных дней назад. По договору, строительство должно начаться уже на следующей неделе.
   - В день подписания мирного договора с нормами, - закончил за шерга Каин.
   - Как?..., - замер Красное пламя на месте. - А, ну конечно, - было видно какие титанические усилия он прилагает дабы не скривиться.
   Обычно разумные организмы воспринимают факт, о том, что их мысли для кого-то не секрет, без энтузиазма. Но чужие чувства меня сейчас мало волновали. Гораздо сильнее страшило осознание локального такого Армагеддона в отдельно взятой галактике, что так неотвратимо настигает наши задницы.
   - Установку можешь оставить себе, это будет даже забавно, - хмыкнул Каин. - Но источник энергии мы заберем.
   - В прошлый раз, когда вы оставили вот так установку вознесения, погибла цивилизация Землян, - буркнула я.
   Странно, но раньше его равнодушие к судьбе других рас меня не злило.
   - Но ведь они не вымерли до конца, - равнодушно возразил Каин.
   - А жаль, - опечалилась я.
   - Пожалуй, мы откажемся от столь щедрого предложения, - поголубел премьер шергов.
   А родитель у Мэлы не дурак. Совсем не дурак. По крайней мере его стоит уважать только за один инстинкт самосохранения. В наши дни это такая редкость.
   - Рим, - обратился к ведущему наш наниматель, - на тебе погрузка люксиума. Арем Красное Пламя предоставит рабочую силу. Нари - проконтролируй. Мэла, твоя сестра находится в покоях твоего отца. И она очень по тебе соскучилась.
   - У тебя есть сестра? - озвучил общее удивление ведущий.
   - Внебрачная, - отчего-то смутилась шерга. - Она еще маленькая.
   Теперь понятно. Шерги же своих детей скрывают до определенного возраста.
   - Меня одну интересует вопрос - зачем ему установка вознесения? - обратилась я к Каину напрямую на языке Ушедших.
   - Встречу - обязательно спрошу, - пообещал Каин.
   И так он это сказал...
   - Тебе нужно было дать мне его убить, - процедила я сквозь зубы.
   - Порой мне кажется, что им ты одержима сильнее чем мной, - хмыкнул он. - Тебя ждут, Нари. Арем Красное Пламя, мы с вами, пожалуй продолжим, - уже на межгалактическом.
   Тот фак, что от меня пытаются отделаться самым наглым образом стал очевиден. В прошлом я всегда оставалась при нем, будь то рядовое совещание или военный совет.
   В душе попыталась взбунтоваться застарелая обида, но тут же была безжалостно задушена. Ибо за что мне злиться на Каина? Я хотела бы остаться рядом с ним и послушать разговор с новым правительством шергов в единственном числе? Нет, сейчас мне это не интересно. Тем более, если понадобится, я могу позже поинтересоваться у древнего. Злилась ли я на то, что он вновь мне указывает? И снова - нет. Он наш работодатель, приказывать - его право. Так на что же мне обижаться? А не на что. Это что, женский дух противоречия проснулся? Жуть какая. Не стоит путать стервозность с идиотизмом. Мне этого в прошлом хватило, не будем повторять ошибок.
   Внезапно я кое-что поняла. Многое в моей жизни в прошлом было чистой блажью. Но открытием стало другое - причины моей блажи не существенны. Особенно в сравнении с предстоящими проблемами.
   - Люксиум, - заговорил вдруг ведущий. Чего от него не ожидалось потому, как он во главе с командой наемников молчал большую часть пути до сто восьмого ангара. Премьер сообщил нам перед уходом о том, что вся необходимая техника нас уже ожидает. - Почему вдруг Каин забирает источник энергии, но позволяет оставить технологии?
   - Потому, что люксиум привлекает немертвых, - думая о своем рассеянно пояснила я.
   Я сделала еще несколько шагов по инерции, прежде чем поняла, что за мной никто не следует. Обернувшись, узрела Рима, у которого нервно подергивался глаз, и судорожно метался хвост.
   - И мы должны забрать это собой? - крайне недовольно спросил Змей.
   - Какой принцип действия? - проявил живой интерес Лай.
   И только Ганзо взирал на нас с обреченной тоской.
   - Люксиум - источник энергии с определенной частотой излучения. На что немертвые реагируют так же, как на свежее мясо.
   Тут я несколько приврала, немертвые реагируют не только на мясо, иные видовые формы еще никто не отменял. Они готовы жрать все, что движется, а главное имеет зачатки разума.
   - Волноваться не о чем, немертвых в нашем секторе не видели уже стандартов сто, - непонятно кого успокаивал Рим.
   - А радиус излучения большой? - с научным интересом осведомился Лай.
   - Зависит от концентрации, - пожимаю плечами.
   - Хватит разговоров, - прервал нашу затянувшуюся беседу ведущий. - Лай, на разведку. Змей, справа. Ганзо, замыкаешь.
   Наемники молча ринулись исполнять приказ. Что ни говори, а в этом мое главное отличие от них. Я вместо мгновенного исполнения, начала бы обсуждать приказ командира. Например, зачем разведка и боевое построение, если новоиспеченный премьер обеспечил нам свободный коридор?
   В этом-то я им и уступаю. Я не завершила обучение в академии. В меня успели вдолбить лишь устав, до периода в котором начинают ломать характер и приучают к беспрекословному подчинению, я добраться не успела по уважительной причине. Все же основным курсом у меня было техническое направление, там работе в команде учат в последнюю очередь.
   Но несмотря на это, я прекрасно понимаю, как тяжело дается наемникам мое наличие в команде. Подозреваю, не будь я отличным пилотом, давно бы уже прибили. С другой стороны за прошедшее время мы успели привязаться друг к другу. Не зря же я привела в команду Мэл, и похитила Шина. Мэл, хоть и наемница, но по большей части все же аналитик, вдобавок женская особь весьма привлекательной наружности. Шин-Рен же и вовсе гражданское лицо, несмотря на его подготовку. Мы уже не можем считаться стандартной командой наемников. Ибо больше нет четко отлаженной машины, есть странно функционирующий организм. Не зря же я приложила столько усилий для пополнения команды в крайне короткие сроки. На фоне Мэлы и Шин-Рена, мое поведение не кажется критичным.
   До ангара мы добрались без происшествий, я же погруженная в свои мысли, пропустила момент, в котором меня мягко отстранили от работы, и велели не путаться под ногами.
   - Матерь звездная! - прокомментировал Лай количество контейнеров с люксиумом. - Ина, поведай мне тайну страшную, о силе неведанной этой вот массы.
   - Точно не скажу, но больше, чем у древней человеческой космической станции на атомном реакторе.
   Ответ наемника впечатлил, поскольку одна такая заброшенная станция фонила радиацией вокруг себя на расстояние примерно равное диаметру планеты-гиганта. То есть, мимо точно не пролетишь.
   - Надо бы стрясти с шергов дополнительную оплату за риски, - проворчал Змей.
   - Здесь слишком много, - процедила я, понимая масштабы установочного механизма. - Берем только люксиум.
   Было очень жаль оставлять технологию у шергов, но мой Охотник не резиновый. Все в себя он не поместит. Рим это понимал, потому спорить не стал. Но подозреваю, что его папочка вскоре наведается к шергам с целью вынудить новое правительство под предлогом какого-нибудь давно заключенного договора о сотрудничестве, поделиться артефактами. Естественно в одностороннем порядке.
   Мне же, оставшейся не у дел, ничего не оставалось, кроме как заняться осмотром оборудования и частей установки.
   Тогда-то я и заметила один из гало-экранов на стене. Он транслировал Арема Красное Пламя, хмуро вещающего о скоропалительной болезни предыдущего премьера. Отец Мэл, с прискорбием сообщал о том, что вынужден взять на себя обязанности лидера целой расы, и убедительно просил рядовых шергов, удалиться в свои каюты в знак траура.
   Ну тут все понятно, обеспечивал Каину и нам свободу действий. Непонятно, правда, что он собрался делать с силовыми структурами, но судя по всему у него все под контролем.
   Пока я рассуждала над превратностями судьбы и непостижимости мышления одного древнего, парни закончили погрузку люксиума и отправили платформы с контейнерами в ангар, в котором находится наш корабль. Сопровождать платформу отправились Рим, Змей и Лай.
   В частности кандидатуру Змея предложила я, поскольку он как механик был лично мной познакомлен с кораблем. В общем, я решила, что пора дохису проявить самостоятельность в обращении с технологиями ушедших. За технологии не переживала, поскольку на корабле остался Шин-Ренчик, которого я натаскивала с самого начала. Лай вызвался сам, ему не давала покоя идея изучить таинственный источник энергии. А Рим как всегда не ослаблял контроля над членами команды.
   Меня же послали доложить нашему нанимателю об успешном выполнении распоряжения. Ганзо был назначен мне в сопровождение. А если проще - охранял. Что удивило, поскольку на базе шергов меня одну не оставляли, кто-нибудь из команды обязательно находился рядом. С чего вдруг такая заботливость в последнее время?
   Что мне нравится в Ганзо, и я не устану это повторять, так это его монументальное спокойствие. Не многословие лишь приятный бонус к огромному перечню достойных качеств. Вот и сейчас, пятый раз проходя мимо одного и того же поворота он лишь неодобрительно смотрел.
   Не то что бы мы заблудились, просто мне очень не хотелось встречаться с Каином. Не сказала бы, что для подобного нежелания имелась веская причина, всего лишь глупое женское упрямство. Ну и приближалось время принятия сомы.
   Как ни странно во всей этой ситуацией с завершением перестройки, я больше всего боялась, что наемники узнают о моем паразитизме. Когда-то давно, еще в период гражданской войны, Авель доходчиво объяснил мне, Айра не принадлежащая расе каораи всего лишь жалкая пародия, презренный паразит.
   'Это место должно было стать нашим схроном. Кому пришло бы в голову искать нас в доме уважаемого вельможи, не являющегося древним? Авелю пришло. В итоге женщина со вспоротым животом лежала у моих ног, ее младшая дочь с оторванной головой валялась у входа, а старший сын с остекленевшим взглядом душил охранника.
   Напротив меня стоял тот, чье существование стало ошибкой Вселенной. Он с любопытством наблюдал за моей реакцией и ждал... чего, мне не ведомо.
   Каин вместе с хозяином дома отправился на встречу с главами местного сопротивления. Он был уверен, что здесь безопасно.
   Вокруг дома сновали силовики Авеля, двое стояли за его спиной. Но все это я отмечала мимоходом. Пораженный страхом мозг пытался осмыслить происходящее. Еще две минуты назад испуганная хозяйка дома судорожно пыталась впихнуть меня в какую-то нишу в стене. А сейчас мой рассеянный взгляд упирался в ее внутренности.
   - И кто тут у нас? - не дождался он хоть какой-нибудь реакции от меня. - Я все гадал, с чего вдруг он начал таскать за собой ребенка. Не мог же мой принципиальный братец сменить пристрастий, даже после того как свихнулся. А потом меня словно осенило - он не мог выжить, не помоги ему в этом айра. Кто бы мог подумать, он сделал своей айрой ребенка! Безумие в чистом виде.
   Его злая, какая-то остервенелая усмешка заставила меня очнуться. Инстинктивно сделав шаг назад, я заставила повеселиться того, чье лицо было точной копией лица Каина.
   - Вон. Этого убрать, - короткие, отрывистые фразы, и вот мы уже одни в помещении, в котором на один труп стало больше.
   - Ну что, малышка, сама расскажешь дяде, где сейчас его копия, или самому в твоей головке порыться?
   Силы воли хватало лишь на сохранение равновесия. Страшно было до дрожи в коленках.
   - Блок, - только и смогла пискнуть я.
   - Вижу, - он присел на корточки, поравнявшись со мной взглядом. - Значит скажешь сама.
   - Лучше убей, - дрожащий детский голосок и подобные заявления не вязались с общим ужасом обстановки.
   Но для меня было немыслимо предать Каина. Это как добровольно пустить себе луч в голову. Хотя в данной ситуации я подумывала поднять валяющийся рядом с телом хозяйки дома бластер, и воспользоваться в личных целях.
   - Боишься? - серьезно спросил он.
   И в этот момент стал невероятно похож на брата. Это показалось мне отвратительным на столько, что вызвало прилив злости.
   - Я его айра, - гордо и глупо вздернула я подбородок. - Он придет за мной, и ты умрешь.
   Его смех раздался в тишине пустого дома словно гром. А потом неуловимым движением он вспорол мне вены на руках. Было больно, очень больно, и очень страшно. Визг огласил пустоту дома, но почему-то я устояла на ногах, и лишь слезы градом катились по бледному лицу.
   - Знаешь в чем разница между благородными Айрами и тобой? - задал он вопрос будничным тоном. Словно о погоде спросил и тут же сам ответил: - Ты не нашей крови. Всего лишь маленький паразит, живущий за счет чужой сомы. А самое главное твое заблуждение в том, что лишь его сома тебе подходит. Чувствуешь, как твоя грязная кровь покидает тело?
   Я умираю. Ужас заключался в том, что умираю я медленно.
   В этот момент ноги отказали мне. То ли из-за страха, то ли от потери крови, как никак ее набежало достаточно, и тело начало ощутимо морозить. Я как подкошенная рухнула рядом с трупом жены друга Каина.
   Наблюдая за мной с нездоровым интересом, Авель когтем вспорол себе ладонь.
   - Сейчас тебе поможет только это. Хочешь? Ты же чувствуешь запах, - черные капли тягуче падали на пол. Каждую я провожала взглядом, вспоминая те моменты, когда Каин вливал в меня свою сому, при любой царапине и та мигом затягивалась. - Ползи'
   - Ина! - тряхнул меня за плечи Ганзо.
   - А? - фокусирую взгляд на хороге.
   - Бледность, потливость, учащенный пульс, дрожь верхних конечностей, - лаконично перечислил наемник.
   - Приступ паники, - честно призналась я.
   Ганзо, мой милый, спокойны, понимающий Ганзо, не размахиваясь, хлестнул меня по лицу.
   - Так лучше? - не меняясь в лице, спросил он.
   - Мне сломать тебе одну руку, или обе? - раздался позади нас убийственно спокойный вопрос Каина.
   Странно, раньше меня не раздражала эта его способность возникать, словно из небытия. Вот его не было, а тут он уже есть.
   Нужно срочно спасать Ганзо. Каин скор на расправу, так что стоит сказать ему спасибо за то, что сразу не лишил хорога рабочей конечности.
   - Мне значительно полегчало, - ощупывая челюсть, послала наемнику благодарный взгляд, намерено проигнорировав древнего.
   - Ваша воля, - развернулся хорог к нашему нанимателю, он игнорировать Каина права не имел. - Это стандартная практика для устранения последствий панических атак.
  Ну да, он наемник, а не медик, они другого способа бороться с подобным не знают. Наемник подверженный приступам паники - мертвый наемник.
   Не то что бы Ганзо испугался, но здоровое чувство самосохранения имело место быть. Инстинкты не обманешь, а наемники так вообще порой только за их счет и выживали.
   Желая уладить недоразумение, и избавить хорога от прессинга древнего, я вышла и-за спины Ганзо, встав перед Каином. Моя попытка для разумного индивида могла бы показаться как минимум забавной. Не выдающаяся ростом субтильная девица, пытается спрятать за своей спиной широкоплечего амбала, прилично возвышающегося над ней. Честно говоря, все мое окружение прилично возвышается, ибо ростом я не вышла.
   - Возвращайся к своим, наемник, - отдал приказ древний.
   Ганзо задумчиво посмотрел на меня, а после покинул наше общество.
   Кто бы сомневался в подобном исходе? В прошлом, Каин не трогал то, что было мне дорого.
   - Ганзо хороший, - хмуро буркнула я в защиту хорога.
   - Я в курсе, - не стал заострять внимание на произошедшем Каин. - Что с тобой?
   - Ностальгия замучила, - буркнула я. - Знаешь, перестройка, шутки подсознания..., - чуть громче добавляю, не скрывая гримасу раздражения.
   Сквозь прорези маски я видела лишь тьму его глаз. Он молча протянул мне руку ладонью вверх.
   - Не здесь, - нервно передернула плечами.
   Все что я услышала от него в ответ, это язвительное 'хм'. Он молча развернулся, и не дожидаясь меня направился вперед. Естественно я последовала за ним.
   Сними я ментальные блоки с сознания, и нам не понадобятся слова. Он сможет читать меня, и транслировать свои мысли. Как будто я когда-нибудь совершу подобную глупость.
   Но порой, нам не требуются ни слова, ни мысли, что бы понять друг друга. Сейчас, например, он вел меня в тихое уединенное место, для того, что бы напоить сомой - внутренней средой организма, обладающей чудовищно мутагенными свойствами. Самое противное - он ни капли не усомнился в том, что я следую за ним. Как в гребаные 'старые добрые времена'.
   Как вскоре выяснилось, шли мы к опостылевшему кабинету премьера. Что логично, поскольку именно там сейчас наименьшая концентрация живых организмов на стандартный квадратный метр.
   Так я думала до тех пор, пока не услышала голоса новоиспеченного премьера и его дочери. Судя по всему шерг не ожидал подставы со стороны Каина и искренне верил в свое избавление от древнего. Как еще объяснить тот факт, что отец Мэлы не удосужился элементарно закрыть двери собственного кабинета? В результате, мы стали свидетелями семейной ссоры.
   - Ты думаешь он убил их лишь потому, что они сотрудничали с его врагом?! - шипел Арем Красное Пламя, не замечая две одинокие фигуры, стоящие в отдалении от входа. - Древний понимает, правительства не было выбора, мы либо сотрудничаем, либо перестаем существовать. Он придушил их за мысль о попытке бунта против контроля древних! За пренебрежительные взгляды! Мэла, я прошу тебя, ради твоего же блага, останься дома. Ушедшие не та компания, которую пожелал бы нормальный отец своей дочери.
   - Но это единственная компания, уничтожившая покровителя убийцы моего мужчины, - рычала в ответ синекожая красавица. - Ты ничего не мог сделать, в отличии от древнего.
   - Мэла, мы им не ровня. Просто находиться рядом с ним уже приговор для тебя. Его враг - такой же древний. Это все равно, что оказаться в черной дыре. Простым смертным там делать нечего. Рим глупец, если считает, что сможет поиметь с вашего сотрудничества что-нибудь. Вы для древнего не важнее пыли под ногами.
   - Пап, твой взор затмил страх, - устало вздохнула девушка. - Я знаю свое место. В отличие от тебя, я вижу больше.
   В логике старому шергу не откажешь. И ведь прав премьер. В каждом своем слове прав.
   - Не хотелось бы прерывать воспитательный процесс, уж поверь мне Арем Красное Пламя, я понимаю всю его важность, но я устал ждать, - вмешался Каин.
   В этот момент отец Мэлы не то что поголубел, он стал белым.
   - Не стоит так переживать, - поспешила я успокоить шерга. Старый ведь уже, вдруг одно из сердец не выдержит? - Он вас не убьет. Вы ему нравитесь.
   Я впервые увидела, процесс появления седины. В алых волосах премьера, четко обозначились седые виски.
   - Пап, успокойся, - забеспокоилась Мэла. - Ина только что гарантировала твою неприкосновенность, - быстро схватила она его за руку.
   Не то, что бы я имела право что-то сейчас решать, но сообщать об этом шергам не стала. Каину действительно понравился Арем Красное пламя. Иначе сейчас никто разговоров бы не вел. А так, я всей кожей ощущала - древний веселится. Нагло, веселится за наш счет.
   И куда только подевалось его равнодушие? С чего вдруг такая эмоциональность? Где та холодная глыба безразличия, которую в один прекрасный момент я решила покинуть?
   В общем, в подобном настроении он точно не станет убивать не представляющих угрозу индивидов.
   Каину действительно надоело ждать, и не дожидаясь какой-либо реакции от красноволосого семейства, он вошел в кабинет премьера. Мне сложившаяся ситуация, так же показалась весьма глупой, и я поспешила вслед за каораи.
   - Я прошу простить моего отца, - склонила Мэла голову перед древним. Официальный тон ее речи меня насторожил. - Его благоговение пред вами вышло за рамки разумного. Его можно понять, в одночасье его жизнь перевернулась. Так же, я бесконечно благодарна вам. По кодексу наемника, я перед вами в неоплатном долгу, - она встала на колени, как до этого делал ее отец, и торжественно продолжила. - Пользуясь правом чести дочери своего отца, я вверяю вам свою жизнь и верность.
   Это финиш. Она только что добровольно отдалась в рабство. Элитное, весьма почетное, но...
   Да что 'но'? Для рас этой части вселенной это действительно большая удача. Не все же такие капризные и привередливые неблагодарные вредины как я.
   - Пожалуй, я знаю, кому ты передашь власть в будущем, Арем Красное Пламя, - задумчиво смотрел на Мэлу Каин. - Можешь встать.
   В этот торжественный и напряженный момент, мой организм решил, что с него хватит. Процесс перестройки проходил аномально быстро, поэтому сома мне потребовалась раньше времени. По телу прошла сильная судорога.
   - Вон, - коротко бросил Каин шергам.
   Те повиновались абсолютно синхронно. Словно их сдуло порывом ветра. Хотя вполне может быть, ибо дверь за ними закрылась явно не сама. Когда-то и я владела телекинезом. Давно это было.
   Теперь даже не знаю, смогу ли восстановиться после черной дыры.
   Замершую меня подхватили на руки, и определили к себе на колени. В мгновение ока, древний удобно расположился в кресле со мной в охапку, успев неизвестно когда снять маску. Его скорости даже удивляться не стала.
   Само собой меня начали поить сомой, из вспоротого запястья.
   До того, как я сбежала, процесс выглядел по-другому. Каин делал сыворотку катализатор на основе своей крови, и давал мне внутривенно. Напрямую из его организма я принимала ее в крайних случаях, например при ранении и невозможности создать сыворотку. Но даже тогда я понимала, кем являюсь. Это осознание становилось лишь яснее в моменты прямой передачи катализатора. Как же я себя ненавидела и презирала в те моменты. Каждый презрительный взгляд, брошенный украдкой в мою сторону каораи, всплывал перед глазами пылающим укором. И каждый раз в ушах звучали четкие и ясные слова Авеля.
   Я паразит. Примирившись с этой мыслю, я даже научилась с ней жить.
   Оторвавшись от его запястья, я откинула голову, удобнее устраиваясь на второй его руке. Во рту чувствовалась неприятная горечь, а влажные губы холодил воздух.
   Я смотрела в пространства, снедаемая чувством презрения к себе, и пропустила тот момент, когда Каин наклонился к моему лицу.
   Его коротко стриженные белые волосы сияли при свете искусственного освещения. А глаза лучились довольством. Он склонился еще ближе, опалив меня горячим дыханиям, и слизал с моих губ остатки сомы.
   О да, сделай это еще раз, - подумала я, жмурясь от удовольствия.
   Но в следующее мгновение сердце сделало резкий скачок, каким-то непостижимым образом побывав и в горле и в пятках. Сказать, что я была удивлена, значит, ничего не сказать. Шок, вот подходящее определение моего состояния.
   Распахнув глаза, я сверлила Каина немигающим взором. Множество противоречивых чувств терзали душу.
   Что делает нормальная среднестатистическая женщина, чьих губ коснулся язык мужчины, которого она когда-то любила больше чем кого-либо во Вселенной?
   Не знаю, не встречала таких.
   Я же задавалась наиглупейшим вопросом: что это сейчас было? Каораи не пьют кровь, и поглощать сому им не требуется. Он издевается? Его опоили?
   - Не делай так больше, - легкая хрипотца в голосе меня очень удивила.
   Ну а что я еще могла сказать? Попросить продолжить? Нет, спасибо, накушались уже. Представляю его вздернутую бровь и холодное удивление во взгляде.
   Вот как сейчас например. Точь в точь. Молчит и смотрит, смотрит и молчит. А глаза - непроницаемые черные зеркала.
   В прошлом, я смотрела в них и теряла душу. В принципе, сейчас как оказалось ничего не изменилось. И это стало неприятным открытием.
   Не желая более продолжать безмолвную борьбу взглядов, я отвернулась, и плохо контролируя тело, поднялась с колен древнего.
   - Далеко собралась? - раздался в тишине вопрос.
   - На свое рабочее место, - взяв себя в руки, обернулась к Каину.
   К моему удивлению, он не восседал с гордым видом в кресле, а стоял сразу за мной. Так что я буквально уткнулась носом в его грудь.
   - Что с тобой, Нари? Отчего бежишь? - серьезный, обеспокоенный тон. И только я слышу насмешливую издевку.
   Матерь звездная. Нет, нет, нет. Я против подобных разговоров.
   - Подними голову, - такие властные, знакомые до боли интонации.
   В смятении исполняю приказ, и наталкиваюсь на пристальный, проникающий в самую душу взгляд бесконечно черных глаз.
   - И больше никогда ее не опускай. Даже передо мной, - сказал тот, перед кем склоняется вселенная.
   - Не играй со мной, - отрезала я. - В прошлый раз это плохо кончилось, - и развернувшись вышла прочь.
   - Мне понравилось, - донеслось мне в спину.
   Дальше я уже не шла, я бежала, пытаясь остудить горящие щеки.
   Забыть.
   Но вместо этого я вспоминала.
   ....'Темный коридор, освещаемый лишь парой раритетных светильников, и широкая двустворчатая дверь из древесины. Роскошь и признак своеобразного вкуса. Экта не любит дерево, ей по душе метал и камень, поэтому деревянные дверные створки я отворяю собственноручно. Использование телекинеза считается дурным тоном. Каораи и сами уже не помнят причин появления подобных правил поведения, но продолжают им следовать. Думаю, это приносит хоть какой-то смысл в их бесконечность.
   Двери распахиваются бесшумно, и я, придерживая подол красного платья, вошла в святая святых.
   Я не боялась быть остановленной или замеченной. В конце концов, никому и в голову не придет охранять эти покои, разве что от их обитателя. Но среди древних суицид явление крайне редкое. О не званных же посетителях иного рода я на сегодня позаботилась.
   Дворец не спит. Он никогда не спит, словно растревоженный улей, он гудит тысячью голосов. Я кожей чувствую его напряжение. Но сегодня был особенный день. Праздник в честь избранной спутницы.
   Пустая формальность. Как и она сама.
   Последняя капля.
   Моя рука не дрогнула, подавая чашу полную до краев. Мое сердце не изменило ритм, когда я подмешивала в нее единственное, что туманит разум древних.
   Очень редкое и невероятно дорогое вещество. Яд для большинства видов во вселенной.
   И вот, я стою на пороге покоев, с одной единственной целью.
   Мой разум ясен и чист, как не бывал еще никогда, сердцебиение ровное, а дыхание плавное. И никаких эмоций. Мне почти все равно. Решение принято, мои действия лишь формальность. Как сегодняшний праздник.
   Мой подарок себе.
   В покоях стоял кромешный мрак. Как будто это могло бы помешать их владельцу. И мне.
   С каждым шагом я становилась ближе к огромной кровати посреди комнаты.
   - Ты рано ушел, - не зная с чего начать.
   - Уходи, - раздалось из недр ложа.
   Раньше я бы так и сделала. Но... не сегодня.
   - Что-то случилось? - в голосе слышалась обеспокоенность, которой в действительности не было.
   - Ты пыталась меня отравить, - он недоволен.
   Сердце пропускает удар и продолжает биться в прежнем ритме.
   - Как будто это возможно, - фыркнула я, подходя вплотную к постели.
   Теперь я могу его рассмотреть. Большое, сильное тело, взор устремлен в потолок, руки и ноги раскинуты.
   - Не возможно, - согласился он и повернул голову на бок. Наши взгляды встретились. - Уходи.
   - Почему?
   - Сейчас я не отвечаю за свои действия, - прищурился он. - Уходи, и позови ко мне уну Таин.
   Таин была его последней любовницей. Пол стандарта назад. Пока я не подставила ее, разрушив их связь.
   - А я не подойду? - наивно хлопаю глазами.
   Глухой рык был мне ответом.
   О да, я знаю, что ты сейчас чувствуешь. А так же я знаю, что у тебя не было женщины уже несколько месяцев. Ведь я об этом позаботилась.
   Осторожно взобравшись на кровать, я осмотрела себя. Одежду проч.
   - Нари, - предупреждающе рыкнул он.
   - Но ведь платье может помяться, - продолжаю снимать с себя наряд.
   Я услышала отчетливый треск ткани. И это было не мое платье, поскольку я его почти сняла.
   - Беги, - сипло приказал он, когда я отбросила одеяние, оставшись полностью обнаженной.
   - Не успею, - я вдруг осознала, что этот мужчина действительно себя не контролирует. И нежным не будет.
  Мир качнулся, а я почувствовала на себе тяжесть горячего тела.
   - Не так это должно было случиться, - вот только в его взгляде не было сожаления, только желание. Чистое, незамутненное, животное желание'...
   - Кхар! Больно же! Ты куда так несешься? - скачет на одной ноге Змей.
   Оглядевшись, узнала стены родного корабля.
   - Погоди, - меня схватили за руку. - Ты плачешь?
   Удивление и сочувствие. Это меня добило окончательно.
   - Змееей, - прорыдала я.
   - Тихо-тихо, - меня прижали к себе. - Все хорошо.
   - Я такая дура, - проскулила я.
   - Не без этого, - согласился дохис.
   - А ты та еще ящерица, - продолжаю рыдать.
   - Ну если ты так говоришь, - тяжело вздохнул он.
   - Я же его любила, - всхлипнула я.
   - Кого? - напрягся он.
   - Меня, - раздался за моей спиной самоуверенный голос.
   Руки Змея в объятиях которых я находилась, напряглись еще сильнее. А я ощутила ментальное давление, направленное на наемника. И экранка не могла долго сдерживать подобную силу.
   - Да что б тебя, Каин! - зло вытерев слезы, обернулась к древнему. - Это подло. Жалею, что позвала тебя, - делаю шаг в сторону каораи, освобождаясь от рук дохиса. - Идея умереть свободной, в последнее время привлекает меня больше, чем бесконечность в твоей компании.
   Неожиданно мои слова нашли отклик в нем. На смуглом лице проступила явственная бледность, благо он был без маски. Ого, да я задела чью-то гордость.
   Глупо спрашивать, что ему от меня нужно. Я и так знаю. Он желает моего возвращения. А с учетом его сил, в этом вообще вопрос не стоит. Точнее не стоял бы, не будь у него странного принципа - он никогда не применял силу ко мне. Да, запугивал. Да, мог наорать. Однажды даже порывался отшлепать. Но никогда не ломал ментально.
   Попробуй, пойми, игра у него такая, или действительно не может.
   - У тебя нет права на смерть, - отчеканил он, перейдя на каораи.
   Ошибочка вышла, это перспектива потери ценной Айры его так опечалила.
   - О нет, - оскалилась я. - Ты лишил меня лишь одного, и это точно не право на смерть. И кстати, ты не находишь этот разговор бессмысленным? - резко поскучнев лицом, но не успокоившись в душе.
   - У тебя испортился характер, - подвел итог он, сменив тему.
   - Моим воспитанием занимался ты и твоя бригада, - огрызнулась я. - А теперь, если мы закончили, позволь, наконец, заняться своим прямыми обязанностями.
   И развернувшись, схватила Змея, продолжавшего молчаливо стоять рядом, за руку и потащила за собой. Стоило мне завернуть за угол рукава коридора, как я натолкнулась на всю команду наемников вместе взятую. Взгляды, бросаемые в мою сторону, отличались разнообразием, а главное о многом говорили. Лай явно веселился. Ганзо как всегда меланхоличен. Мэла непонятно чему сочувствовала, а Рим недовольно хмурился. А ближе всех ко мне стоял Шин-Рен, и вот он как раз выглядел виноватым.
   Очень быстро до меня дошло, что этого остроухого вредителя, я лично обучала языку каораи по средствам древних технологий. И похоже, что мой разговор с Каином не стал тайной для команды, благодаря одному серокожему полиглоту.
   Отпустив руку Змея, я окинула наемников тяжелым взглядом, и молча отправилась на мостик к своему рабочему месту.
   Пока выводила корабль, пока забивала координаты сектора ксерков, пока уходила в энели, меня никто не беспокоил. На мостике вообще никто не появлялся. Я даже успокоиться успела. Вместо злости и обиды пришла элементарная усталость. Я уже было начала подумывать о моральной передышке, но тишину нарушила гостья.
   Мэла тихо вошла, осторожно приблизилась и уселась в кресло чуть позади меня. Сидим, молчим, думаем каждый о своем.
  К тому времени, как я начала забывать о ее присутствии, ей надоело изображать памятник самой себе, и она заговорила:
   - Не обижайся на Шина, - попросила она. - Мы его заставили.
   - Угу.
   - И на парней не обижайся. Они не специально, - на это я лишь фыркнула. - Мы там вообще случайно оказались.
   - Все разом? - задрала я бровь.
   - Шин-Рен, - почему-то смутилась шерга, - напортачил с коммуникаторами. И Лай с Римом решили слегка его... потренировать в воспитательных целях. А тот умный малый оказался, поймать его не смогли. В процессе он снес Змея, извиниться само собой забыл, на что наш чешуйчатый естественно обиделся и присоединился к группе преследования. Понимая, что вы вернетесь с минуты на минуту, я попросила Ганзо угомонить этих идиотов. Шина мы почти поймали, но датчики засекли твое приближение, и Рим отправил Змея тебя задержать. Парни в курсе, как ты не любишь, когда они над нормом издеваются.
   Я представила описанную картину и покачала головой.
   - Всех прощаю, - кивнула. - Что-нибудь еще? - скривилась от собственной грубости.
   Мэла умолкла надолго. Наверное пыталась найти достойный ответ.
   Вот так мы и сидели, молча в полном полумраке, примерно пол стандартных часа.
   - Спасибо, Ина, - тихо прошептала она. - Спасибо за то, что появилась в моей жизни, за то, что помогла отомстить, за то, что призвала своего древнего и спасла нас. За все. Я больше не хочу уходить вслед за тем, кого любила. Мне удивительно сильно хочется жить, и узнать, наконец, чем закончится эта история.
   Я удивленно оглядываюсь на нее.
   - А ты и правда его любила? - вдруг спросила она.
   - Угу, - обреченно вздохнула я. Похоже, этого разговора мне в итоге не избежать.
   - Тогда почему сбежала?
   - Ты уже спрашивала.
   - И ты не ответила.
   Резонно. А может рассказать? Все, как есть? Может меня поймут? Хотя бы сейчас. Она уже столько знает, что еще немного правды обо мне ничего не изменит.
   - Знаешь..., - заговорила я, рассматривая блики на стенах мостика, - первую часть своей жизни я провела на войне. А это как ни крути заставляет быстро взрослеть. Вот только Каин считал иначе. Нет, первые сто стандартов детский облик был весьма удобен. Вторые сто стандартов это уже тихо бесило. Война закончилась, Ван вернул свою власть. А вместе с ним, определенные права получила и я. Это уже потом я начала отвоевывать у двора власть, когда поняла, что они не могут принять ребенка на роль Айры Вана. Меня не унижали, не гнобили и ни в коем случае не пытались причинить физический вред. Никто не хотел умирать в мучениях. А я чувствовала, понимаешь? Молчаливое неодобрение, порой презрение, и холодное равнодушие. Тотальное равнодушие. Гребаная эмпатия, - ругнулась я в сердцах. - Из всего окружения искренен и добр лишь Каин. Он раньше другим был... во время войны. Более живой что ли. А как вернулись... понятно, что поведение изменилось в угоду новых факторов окружающих реалий, меня лишь эмоциональная связь и поддерживала. Одно единственное родное существо во всем космосе. Только ради него и жила. Я стала эмоционально зависимой от него. Это психологическое отклонение такое, что-то вроде одержимости. Мне же ни с кем другим общаться не позволялось. Позже начали дарить живые игрушки, одну такую вы видели кстати. Время шло я начала успокаиваться. А потом Каин закрылся. И это было больно. Словно меня предали. В общем именно тогда я занялась захватом власти. Чудить надоело, на нервах играть тоже, так что решила веселиться по крупному. Само собой во внешнюю политику я не лезла, это прерогатива Вана, и только его. Но вот Дворец в свои руки взяла. Начала вмешиваться в интриги Великих Домов. Каин смотрел на все это снисходительно. А я вдруг поняла, что все мои действия - всего лишь попытки привлечь его внимание. Знаешь, как до меня дошло, что это именно любовь? Мне подарили девушку - номлачку, так вот, она влюбилась в Тайгу - это один из Небесных Генералов. Он добрый, веселый, улыбчивый, и красив как сверхновая. Да и к ней по-доброму относился, брал ее в свою постель. Вот она-то и донесла до меня простую истину. Умерла правда быстро, но суть не в этом. Еще стандартов пятьдесят я тихо сходила с ума от безответной любви. Каин же меня иначе, как ребенком не воспринимал. А еще Авель... ну с этим уродом история отдельная.
   Я умолкла, переведя взгляд на приборную панель.
   - Само собой я пыталась привлечь его внимание разными способами. Чего только не творил, - вздохнула я. - Меня все не останавливали. Как будто ему было безразлично. А потом меня в очередной раз похитил Авель и я его убила. Точнее попыталась, или думала, что пыталась. Это... это грех в общем. Страшнейшее преступление. И Каин... он начал меня избегать. По крайней мере, мне так казалось. А я так устала. И через некоторое время случился конфликт с одной девицей. Представляешь? Впервые за долгое время, открытый конфликт с женщиной! Раньше Дома против меня все больше интриговали, а тут прямо скандал. Да еще публичный. И догадайся кого он сделал своей фавориткой, спустя стандартный месяц? - усмехнулась я.
   Мой голос утих, а я погрузилась в свои размышления.
   - Ты поэтому ушла? - спросила Мэла, устав ждать.
   - Шутишь? - невоспитанно фыркнула я - Из-за какой-то девицы? Да женщин у него может быть сколько угодно, это не изменит моего статуса в его жизни. И от нее я смогла бы избавиться позже. Ну выиграл один из Домов на этот раз, так жизнь долгая, в следующий раз выиграла бы я.
   - Тогда почему? - не могла она понять.
   - Я сдалась, - вздохнула обреченно. - Просто устала. Все мои интриги, вся эта борьба за его внимание, все эти бесполезные попытки доказать, что я его достойна. Однажды я поняла, насколько бессмысленна моя жизнь рядом с ним. Нет, я продолжала его любить, но... однажды проснулась и поняла - хватит с меня. Он не центр Вселенной. По крайней мере, не моей. Достала через знакомых интересный препарат и сделала себе на прощание подарок. А потом Черная Дыра, практически полная потеря ментальных способностей и академия наемников.
   - Постой! - воскликнула она. Перевожу на нее взгляд из любопытства. - Ты туда специально прыгнула?
   - Только никому не говори, - приложила, я палец к губам.
   - По-другому нельзя было сбежать? - напряженно спросила она. - Или ты решила отомстить ему напоследок?
   - Великие звезды! - возмутилась я. - Прыгнуть в Черную Дыру ради мести? Что-то вроде 'умру, всем на зло'? Я, конечно, страдаю перепадами настроения, задержкой физического развития и эгоцентризмом, но идиотизма в долгом перечне моих недостатков никогда не было.
   - Но последствия, - заговорила она, и осеклась. - Дыры - это верная смерть. И либо ты знаешь способ их безопасного преодоления, либо с тобой случилось чудо.
   - Чудес не бывает, - хмыкнула я. - Вы еще очень мало знаете о Черных Дырах. Объяснять не буду, у вас пока нет подобных законов физики. Скажу лишь, что выжить в ней при определенных условиях можно. Вероятность в двадцать процентов, что, согласись, весьма много, если речь идет о Черной Дыре. Но вот вернуться таким же каким был...
  Я умолкла, вспоминая собственные ощущения трехстандартной давности. Для сохранения психики в относительно здоровом состоянии, данное космическое явление лучше проходить без сознания. А еще лучше в глубокой коме. Предварительно соблюдя все необходимые меры предосторожности.
  Как же мне было больно. Но чего только не сделаешь ради свободы, пусть и мнимой. Я жалела лишь об одном, что исчезли не все способности, дарованные проклятой кровью древних. И чувства, они, к сожалению, так же остались при мне. Что-то не способна выжечь даже Черная Дыра.
  - Ина, - шерга уперлась в меня непривычно серьезным взглядом, - я ничего не понимаю в древних, но очень хорошо разбираюсь в мужчинах. И Каин смотрит на тебя, как мужчина смотрит на свою... - она замялась под моим взглядом, пытаясь подобрать подходящее определение, - ну... знаешь, такой жадный взгляд, как на...
  - Собственность? - склонила я голову в бок, не прерывая зрительного контакта.
  Ну давай, скажи то, чего я не знаю.
  - И так тоже, - нахмурилась шерга.
  - А я и есть собственность, - ухмыльнулась я. - До мельчайшего атома.
  - Дура, - цыкнула шерга. - Она на тебя, как на женщину смотрит.
  - Рим на меня тоже, как на женщину смотрит, чего только от недостатка секса в космосе не случается, - хмыкнула я. - Я тебя услышала, но ты меня так и не поняла. Там, в Черной Дыре, я лишилась не только ментальных способностей, но и кое-чего еще. Иди, Мэл, мне работать надо.
  Шерга на такой откровенный посыл обиделась, но виду старалась не подавать. От того, бросив на прощание в мою сторону хмурый взгляд, все же удалилась. За что ей отдельное спасибо - молча.
  Думает, я не понимаю, о чем она? Мэл точно подметила, она ничего не смыслит в каораи.
  Они сговорились, да? Решили меня добить? Я три стандарта блокировала собственные воспоминания и большую часть эмоций. Три гребанных стандарта спокойствия. Но стоило прошлому вернуться... я не справляюсь. Срывы повторяются один за другим. И жалкие остатки собственной души рвутся на части.
  Одно знаю точно, прежней я уже не стану. Никогда.
  Есть лишь один способ избавиться от нарастающей боли в душе. Забыть ЕГО прикосновения, забыть сладкие искушающие речи синекожей красавицы. Мне ни к чему надежда. Я все для себя решила.
  Отстраненный взгляд на консоль управления. В глаза бросаются пустые чаши. Царапаю ладони, и опускаю кровоточащие конечности в чаши, наполняющиеся эктой.
  Мне не нужны эмоции, для выполнения обязанностей. Управлять кораблем, я могу и в ином виде.
  Покой.
  
  ***
  
  
   Системы корабля 'Охотник' били тревогу. Один из членов экипажа громил мостик. В частности место пилота. Корабль был в замешательстве, что не свойственно его виду техники. Поскольку техника не способна испытывать эмоции.
   Один из прописанных в его коде законов, запрещал уничтожение зарегистрированных членов экипажа. Но инстинкт требовал от симбионта устранить источник опасности.
   Выведенная программой поисковая цепочка, подтвердила логическую ошибку. Ошибкой являлся симбионт.
  Тот кто хоть раз погружался под воду, поймет мое состояние. Абсолютная безмятежность. Четкие мысли, точный расчет собственных действий, и вместе с тем легкая дезориентация. И ты тонешь в глубине. Такой вот парадокс ощущений.
  В общем, наслаждаюсь я процессом растворения собственного сознания в экте, как меня наглым образом вырывают из этого прекрасного состояния.
  Грубо, жестко, беспощадно.
  А это больно. Так же больно, как внезапно всплыть с большой глубины.
  Или обрести вдруг тело, чуждое, несовершенное и слабое. Нервные окончания которого вдруг заработали после долгого перерыва.
  - Это тебе не поможет, - цедил кто-то сквозь зубы. - Так ты от меня не сбежишь. Надо будет, твой корабль сгорит вблизи какой-нибудь звезды. Попробуй еще хоть раз...
  Что я там должна была попробовать, дослушать так и не смогла. Потеряла сознание. Что-то часто мы с ним расстаемся.
  
  
  Приходила в себя с трудом. Не то что бы головная боль и покалывание в конечностях мешали вернуться в реальность, причиной стало мое собственное нежелание возвращаться в мир полный проблем. А проблемы меня никогда не радовали.
  Открыв глаза, первым делом наткнулась на укоризненный взор Шин-Ренчика, лишь краем сознания отмечая, что находимся мы в моей каюте.
  Не поняла. А почему укоризненный? Ему-то я что сделала?
  - Не надо, - зная, любовь норма к нотациям, заранее попросила о милости.
  Сама же попыталась вернуть власть над собственным телом. Оное старательно отказывалось подчиняться. Что раздражало. Откровенно говоря, раздражало все: и неприятные ощущения в конечностях, и резкий свет искусственного освещения, и роящиеся в бедовой головушке вопросы.
  - Ты..., - он умолк, махнул рукой, и тяжко вздохнул. - Мы вообще-то волновались за тебя, Ина, - пожаловался норм.
  - Был повод? - решила начать с первого и самого важного.
  - А ты считаешь, нет?! - возмутился серокожий.
  Смотрю на него с удивлением. Воистину странный норм. Я его похитила, насильно заставила присоединиться к команде наемников, втянула в смертельное путешествие к космической аномалии, а он обо мне волнуется.
  - Шин, - расчувствовалась я, - ты такой лапочка.
  - Ты головой ударилась, да? - насторожился он.
  Понятно, моей признательности не оценили.
  - Это ты мне расскажи, - решила не пугать больше техника излишней эмоциональностью. - Почему я в каюте, а не на своем рабочем месте?
  - Мы выбились из графика. Сначала ничего не заметили, но пришел древний, спросил, почему мы еще не на месте. А когда ведущий не смог с тобой связаться, Мэла предположила, что ты наверное опять отключилась. После этих слов древний рванул на мостик. Я как раз к Риму шел для... э... не важно. Так что мы следом помчались. Когда пришли, увидели вместо тебя золотистый кокон из слизи, - поморщился Шин. - Мерзкое зрелище. И древнего, громящего мостик.
  - Что он сделала потом? - напряжение сковало тело.
  - Ногтем вскрыл себе руку и капнул кровью на кокон. А дальше я не видел, - смутился норм. - Там такое свечение было... рождение сверхновой в миниатюре.
  - И где Каин сейчас? - спросила ряди порядка, уже догадываясь о его местоположении. В конце концов, мы все еще живы, и, похоже, что смерть от жесткой встречи с космическими объектами нам не грозит.
  - На мостике. Управляет кораблем. Мы, кстати, уже в атмосфере Армаи.
  Армая не то что бы была главной планетой ксерков, скорее использовалась монаршей четой хвостатого народа в качестве базы активного отдыха. Насколько помню, планета является крупнейшим торговым центром, со всеми вытекающими. Такими как новинки прогресса, излишки оружия в свободном доступе и тесное сотрудничество законных и не законных силовых структур.
  - Ммм, - понятливо протянула я. - Ты, кстати, можешь идти, со мной все в порядке, - попыталась тактично отослать Шин-Рена.
  Придаваться самобичеванию я предпочитала в одиночестве. А поводов надо сказать хватало.
  - Не, - мотнул норм головой.
  В каком смысле? Брови сами собой сошлись у переносицы, выдавая недовольство.
  - Каин? - короткий вопрос, и такой емкий ответ в его глазах. - Ладно, - пожимаю плечами, решив не усугублять положение.
  Шин не поверил, его и без того большие глаза увеличились в два раза. Я же, с трудом повернувшись на бок, решила отрешиться от внешних раздражителей.
  На повестке дня вопросы выстроились в очередь. И самым первым был: что это, кхар всех задери, было?
  Экта - полуразумный симбионт, лишенный воли. Или нет?
  За все стандарты своей жизни рядом с каораи, я ни разу не задумывалась о том, откуда берется экта. Знаю, что это форма жизни, естественного происхождения, вырабатывает энергию и живет в металле. Сам симбионт интересовал меня лишь в качестве детали корабля, я знала, как она функционирует и для чего нужна, остальное казалось не важным. Да и Дракон, занимающийся непосредственным контролем научной отросли, все разработки, касающиеся экты, держал в секрете. Он вообще все предпочитал скрывать, открыто презентуя лишь готовый продукт. Не то, что бы у нас имел место промышленный шпионаж, просто Небесный Генерал обладает на удивление вредным, замкнутым и нелюдимым характером.
  Надо признать, экта меня интересовала поскольку постольку. Другими словами... я понятия не имею что произошло, как это объяснить и с чего вдруг взбесился Каин. Зная его могу предположить, что ситуация была для меня опасна. Что странно, потому как чувствовала я себя прекрасно.
  Но и о случаях, когда симбионт полностью покрывал чье-либо тело, слышать не доводилось.
  Пришлось признать, что тут я облажалась по полной. Стало грустно, потому что облажалась не только тут.
  Долго корить саму себя мне не позволили. Спустя непродолжительное мою дражайшую особу решил посетить каораи. Шин, узрев вошедшего, странно дернул глазом и мигом ретировался за пределы скромных покоев.
  Что-то не так, Шин-Рен, спокойно дремавший совсем недавно, сейчас был излишне нервным. Отметив странное поведение норма, решила поговорить с ним позже.
  В данный момент меня больше занимал тяжелый взгляд древнего, который вполне мог составить достойную конкуренцию гравитации. И ведь добился своего, мне стало стыдно!
  - Привет.
  С чего-то же надо было начинать разговор. А Каин, судя по всему, пришел сюда испепелять меня взглядом.
  - Кому принадлежит твоя жизнь, Айра? - равнодушно спросил он.
  И вот это равнодушие в его голосе испугало меня по-настоящему сильно.
  - Вану, - озвучила я непреложную правду.
  - Кому принадлежишь ты, Инари?
  Бьет по больному.
  ... длинный коридор фермы. И кто-то в белом костюме тащит меня по полу за волосы. Расплывающееся сознание отмечает лишь вспышки боли. Внезапно боль прекращается, странный гул, лязг и чувство полета.
  - Ну что, уродец, приятного аппетита.
   От удара о жесткую поверхность и последующей боли распахнулись глаза. Первое, что я увидела были глаза. Красные, голодные и казалось бы совершенно лишенные разума. Они медленно приближались ко мне из темноты.
  Мной завладело чувство восхищения. Чистого, не испорченного восхищения существа впервые увидевшего нечто необычайно восхитительное.
  И в этот момент выражение красных глаз изменилось. Лишь спустя стандарты, я узнала что эмоции которые я увидела назывались растерянностью, удивлением и осознанием.
  - Ну надо же, - это был полурык, полусип, - на этот раз с душой. Судьба решила сделать мне подарок ...
  Да, тогда мое сознание было на уровне ребенка семи стандартов, да я могла говорить. Но разум мой был чист, как белый лист, а речевой аппарат лишь повторял услышанные до этого звуки. Я совершенно не осознавала смысла происходящего и чужих слов. Словно новорожденная.
  И я действительно была его подарком. Самым ценным и нужным в тот момент.
  - Себе, - процедила я сквозь зубы, хотя все естество кричало 'Тебе!'.
  Долбаные рефлексы.
  - Даже так? - задрал он бровь, наградив меня долгим, изучающим взглядом.
  Долбаные всезнающие древние.
  - Я в курсе, что облажалась с эктой. Но не знаю в чем. Думаю, она не пыталась меня убить, иначе просто лишила бы кислорода, изменив свою структуру, - я ни в коем случае не пыталась защитить симбионт. Лишь давала свой анализ ситуации.
  - Конечно нет, - уголки его губ приподнялись в попытке изобразить улыбку. - Она всего-то собиралась растворить тебя, с целью необратимого слияния с твоим сознанием. А поскольку процесс сей хлопотен и продолжителен, нервные окончания твоего тела были отключены.
  Хм... оригинальный способ недосуецида. Вроде бы и умерла, а с другой стороны стала новой формой жизни.
  Очнувшись в своей каюте и выслушав рассказ Шин-Рена, я уже понимала, что моя жизнь оказалась под угрозой. Иначе Каин не стал бы применять сому. Все же их кровь величайшее благо и проклятие (это уж кому как) в известной вселенной. Проще говоря, сома - это крайние меры. Что только подтверждает реальность опасности.
  Но даже сейчас я не почувствовала испуга. Нет, само собой мне ведомо чувство страха. Когда впервые встретилась с Авелем - я познала ужас, когда шла его убивать - погрузилась в отчаяние, когда прыгнула в Черную Дыру - сошла с ума от страха. А сейчас, узнав, что разминулась со смертью, не почувствовала ничего. И это не было безразличием или глупостью. Где-то глубоко в душе, я всегда знала, что он не позволит мне умереть.
  - Почему? - беспомощно смотрю на него.
  - Ты слаба, Нари. Тело не закончило перестройку, но сознание уже на приличном уровне развития. Его довольно легко захватить при столь слабой физической оболочке и потере 80% ментальных способностей. Экта стремится эволюционировать - это инстинкт. Именно по этому, мы дарим детям свой корабль с симбионтом лишь после наступления совершеннолетия.
  - Мой корабль еще жив? - задала вполне закономерный вопрос.
  - Пока да. И если не подвергать его перегрузкам в течение пары стандартов, он вполне способен восстановиться, - его глаза пристально следили за мной.
  - Спасибо, - облегчение сквозило в каждом звуке.
  - Я размяк с тобой, - усмехнулся он внезапно.
  - В каком смысле? - удивилась я.
  - Не тронул ксерка и дохиса, хотя видят звезды, они заслуживают ампутации пары конечностей. Не стал уничтожать симбионт.
  Я похолодела. Он знает... Конечно он знает! На что я вообще надеялась, на благородство? В конце концов, для НЕГО экранки не помеха. Спасибо, что наказывать ребят не стал. Тут да, тут он проявил присущее их расе милосердие. Только вот я еще ни разу не слышала, что бы каораи были милосердными просто так.
  - Я благодарна тебе за это, - киваю с осознанием серьезности ситуации. - Так значит, экта пыталась слиться с моим сознанием потому, что я была слаба? - тут же меняю тему.
  - В твоем случае, главной причиной стало собственное желание. У этого корабля весьма слабая эката, так что запуск программы агрессивного поглощения разума пилота не произошел бы, не появись у тебя такого желания. В подобный случаях в организме включаются естественные защитные процессы которых ты лишена.
  - Я... не знала, - сдавленно признаю.
  - Не удивительно. Согласно учебной программе Хана, твое обучение по управлению эктой должно было начаться пол стандарта назад, - вот сейчас я физически ощущала всю тяжесть его взгляда.
  Сглупила, причем сильно. Чувство стыда уже во-всю бушевало в душе, а слова Каина лишь усиливали эффект. Что интересно, стыдно мне было не за ошибку, а за то, что ее видел Каин. Я будто вновь становлюсь собой прежней, когда жила лишь им, и лишь его мнение было важно для меня.
  Вздрогнула от осознания. Он снова это делает - играет на прямую с моей психикой. На меня нельзя повлиять ментальными техниками, а вот такой науке, как психология, никто сопротивляться не может.
  - Вернусь с тобой и пройду учебную программу Хана до конца, - чего Каин от меня не ожидал, так этих слов. О чем говорит его взгляд, потерявший где-то налет скуки и равнодушия.
  - Не возражаешь, не перекладываешь вину на обстоятельства... Нари, ты наконец повзрослела.
  Молчу. А что тут скажешь? Доучиться нужно в любом случае, да и время для побега явно не подходящее, вокруг творится сплошное безобразие. А дальше посмотрим. Сбежала же я один раз?
  - Это неизбежность, - что-то все же сказать надо. - Как и факт моего возвращения домой. Как не крути, я живу ради тебя.
  - Жаль, что в эти слова ты вкладываешь не тот смысл, какой хотелось бы, - ровный тон, но в глубине его глаз, там, где тлел лишь мне ведомый красны огонек, появилась и пропала усталость. - Собирайся, мы приземлились.
  На мою постель было брошено черное платье традиционного каорайского фасона. Мило. Он, что, весь мой гардероб с собой таскает?
  Наша душевная беседа разбудила во мне весьма противоречивые чувства. Пытаясь их проанализировать, я принялась методично стаскивать с себя одежду. Каин в это время не отрывал от меня ленивого взгляда.
  Было ли мне стыдно? Это же Каин, как мне может быть стыдно перед ним? Это не означает отсутствие рамок морали. У древних вообще с моралью особенные отношения. Ее просто нет. Есть обычаи и только. Так вот, по обычаям тело - это сосуд, не то что бы переходный вариант, но и конечным не назовешь. И к сосуду этому нужно относиться весьма нежно. Допуск к телу имеет лишь окружение, которое так же делится на несколько уровней. Окружением считается любой древний и представитель другой расы, возведенный в ранг одного из окружения. Остальные не достойны видеть даже лица. Следующий уровень: приближенные - это те, кто может созерцать древних, но не имеет права прикасаться, слуги, дальняя родня. Дальше идут доверенные, как следует из названия, это личности удостоенные высочайшего доверия. Здесь уже разрешены прикосновения по обоюдному дозволению, доступ в личное пространство, то есть жилье, и сексуальный контакт само собой. Позволяется созерцание сосуда без одежды. Это временные спутницы или спутники, дети, близкие родственники, друзья. Последний уровень, самый близкий названия не имеет. Это пары - постоянные спутники и Айры, те кто следует за каораи всю оставшуюся жизнь. Тут уже доступ к телу безграничный.
  Что интересно пары у каораи строятся по принципу силы. Кто сильнее тот и главный, слабый принадлежит сильному партнеру. У древних нет понятия рабства, и принадлежность кому-либо означает лишь перекладывание своей ответственности на плечи сильного партнера. Ну и обязанности само собой уже другие.
  А вот у вана все проще. Окружение находится на том же уровне что и остальные. Другими словами, окружению запрещено видеть его лицо, прикасаться даже к одежде, и вообще находиться ближе пяти стандартных метров. В доверенных могут находиться лишь четыре Небесных Генерала и ограниченное количество личных слуг. Само собой Айра и спутница вне деления.
  Причем регламент в случае вана доходит до абсурда. Раз в год происходит выбор временной спутницы из двенадцати Великих Домов для вана. Но есть одна загвоздка, временные спутницы не входят в число доверенных лиц, так же как и не могут считаться посторонними, ибо доступ к телу все же имеют. Тут обычаи предписывают лидеру древней расы предаваться любовным утехам с избранницами в темноте и в маске.
  Не знаю как предыдущих, но нынешнего вана подобный уклад естественно не устраивал. И он его активно нарушал - я видела это собственными глазами. Ну не любит он в маске ходить, неудобно ему, что тут поделаешь? По этой же причине временные спутницы довольно часто подвергались процедуре стирания памяти.
  Так что понятия стыда по отношению к Каину у меня не было и в помине. Он знает меня с детства. Мне и в голову не приходило, попросить его выйти за дверь и позволить мне переодеться.
   - Подойди, - приказал он, наблюдая за неравным сражением между мной и тесемками платья.
   Я бы хотела сказать, что подошла к нему без всякой задней мысли, но это не так. Приближаясь с каждым шагом, пыталась рассмотреть сквозь непроницаемое выражение его глаз.
   Встав с кресла, он опалил меня жаром своей кожи, оказавшись слишком близко. Высокий - я доставала ему до середины груди. И как всегда спокойный. Опустив голову, устремила взор в стену за его спиной. Распахнув верхний слой платья, он принялся поправлять нижний, под которым ничего не было. Его пальцы пробежались по вороту, спускаясь все ниже, и не касаясь обнаженных участков кожи. Стоит ли упоминать, что все мои чувства обострились в тот момент? Я была напряжена до предела, прилагая огромные усилия для контроля над дыханием. И когда его пальцы задели соски, меня словно пронзил электрический ток.
   Взгляд против воли метнулся к его лицу. Такое же непроницаемое. Снова эти его психологические игры? Или не игры?
   Стоит признать, что в подобных играх я профан. Как Айра Вана я не имела права на личную жизнь. А как Инари, я давно и бесповоротно отдала свое глупое сердце Каину. От того общение с противоположным полом было исключительно деловым. Само собой я пыталась восполнить отсутствующие знания посредством наблюдения. Я смотрела на других, запоминала, училась. И в академии были специализированные курсы. Но мужчин я от этого лучше понимать не стала. Опыта-то до сих пор не было.
   А что касается Каина, так и вовсе выходило за рамки моего сознания. Любое его действие несло за собой несколько значений. И я так боялась ошибиться.
   Ну не законченная я дура, понимала, что эти его попытки физического контакта не случайны. Поцелуй, слова, все это наводило на определенные выводы. Но наученная горьким опытом, выводы делать не спешила. Чревато.
   Мне бы узнать его мотив. Не верю я в воспылавшие вдруг чувства. Последние сто стандартов ничего не пылало, а тут нате вам, вдруг вспыхнуло. Или... может уязвленная гордость и надругательство над телом зародили в древнем интерес? Да ну, бред, Каин не примитивный. Тогда что?
   - Где ножи, Нари? - спросил он, после того как закончил с моим платьем.
   - Под подушкой, - повела я подбородком.
   Да, я не всегда их ношу. И да мне не стыдно, не смотри на меня так.
   - Возьми их с собой, и с этих пор всегда держи при себе. Что бы ни случилось, - дал он ЦэУ.
   Молча киваю, и сделав наконец столь желанный шаг назад, быстро метнулась к кровати. Забрав оружие, закрепила их на руках, убедившись, что тщательно прикрыла широкими рукавами платья.
   Окинув меня одобрительным взглядом, Каин достал откуда-то маску и надел ее. Черная, без узоров, она полностью скрывала его лицо.
   - Пошли, нас уже ждут, - он взял меня за руку, как когда-то давно.
   Мне пришлось приложить колоссальные усилия, дабы удержать память под контролем.
   В рукаве коридора нас уже ждала команда. Не вся конечно, лишь часть в лице Рима, Мэлы и Змея. Остальные остались на своих постах. Проследовав мимо наемников, мы направились в сторону выхода. Покинуть корабль решили через малый ангар, ибо данный способ не требует лишних усилий.
   Наемники играли роль свиты, посему им надлежало идти позади. К чему данная братия отнеслась совершенно спокойно, и, кажется, я даже слышала вздох облегчения. Жаль нельзя ослабить щиты, и дать волю эмпатии.
   В отличие от меня, члены команды были на редкость прагматичными личностями. Видя воочию на что способна одна боевая единица каораи, они особо не рвались на амбразуру. Все же больше кредитов наемники ценили свои жизни, хоть по нашей команде и не скажешь.
   Тем временем процессия во главе с древним, успела переступить порог спускового трапа в виде обычной погрузочной эстакады. И первое на что упал наш взор, был не великолепный дворец чуть поодаль, а уткнувшийся лбом в землю обыкновенный ксерк. Один единственный классический, белокожий, хвостатый ксерк в парадном одеянии местного правителя.
   - Вот так нужно встречать древних, - прокомментировала я еле слышно.
   На что в ответ мне был один единственный вздох разочарования. Рим.
   - Поднимись, - велел Каин местному управленцу.
   - Прародитель, - не поднимая взгляда ксерк встал.
   - Дворец?
   - Пуст, прародитель, - отчитался ксерк. И помолчав, вдруг добавил: - я рад видеть вас вновь, прародитель.
   - Ты стал хорошим правителем, Урий, - не верю, это сейчас похвала была?
   Откуда этот Урий знает Каина?
   - Прошу за мной, - поклонившись, ксерк указал направление ладонью.
   Все по этикету.
   А между тем, мы приземлились на той половине планеты, где сейчас в самом разгаре был день. А местная звезда жарила изо всех своих не маленьких сил. Потому за царствующим ксерком я пошла с радостью, догадываясь об охладительных системах внутри дворца.
   И только Рим позади пыхтел недовольно. Кого-то постигло разочарование.
   Дворцом ксерков я пафосно именовала огромную, но вычурную постройку из стекла и камня. Почему-то именно к камню лежала душа ксерской расы. Они из него строили даже промышленные здания. И лишь ангары как положено из укрепленного метала.
   Стоило нам миновать застекленную террасу и очутиться в весьма уютной гостиной с огромными, ну просто гигантскими окнами, как вся наша процессия внезапно встала.
   - Нари, сидишь здесь, ждешь меня. Змей, передай своим, пусть займутся разгрузкой десяти процентов люксиума. Мэла, охраняешь Инари. Рим, контроль системы безопасности, - раздав указания, древний не дожидаясь нашей реакции, двинулся вглубь резиденции ксеркского правителя.
   Урий, который сейчас выглядел счастливым домашним питомцем, а не правителем целой расы потрусил за каораи. Каин на удивление хорошо ориентируется здесь. Когда же он успел тут побывать? Это было до меня, или в одну из тех самых отлучек?
   Немая сцена осознания длилась не долго, и уже после того, как Каин скрылся за дверью, отмер Рим.
   - А я надеялся, что история повторится, - задумчиво повел хвостом ксерк.
   - Хотел подсуетиться и сесть на трон, как это было с отцом Мэл? - понимающе хмыкнул Змей.
   - Все равно не вышло бы, - уселась я в мягчайшее кресло, вытянув ноги. - Каин не приемлет смены династий.
   - Почему? - заинтересовался Рим.
   - Потому, что не хочет заморачиваться настройкой генетического кода новой правящей ветви. Ваши монархи правят не потому, что того желаете вы или они, а потому, что у них особенный геном. В случае ликвидации функционирующего управленца, к власти придет ближайший родственник, а желательно прямой потомок. По этому у к трону не допускается наследник не имеющий одного двух детенышей.
   - То есть у меня никаких шансов? - огорчился Рим.
   Я лишь развела руками.
   - Почему здесь никого нет? Зачем он эвакуировал дворец, ни охраны, ни обслуживающего персонала, - огляделась по сторонам Мэл.
   - По тому, что ни кто кроме представителя власти не может видеть каораи. Это закон. А Урий, - тут я позволила себе легкую усмешку, - судя по всему дорожит своими ксерками.
   - Но на нашей базе Каина видело как минимум шергов десять-пятнадцать, - возразила красноволосая.
   - И их ликвидацией займется лично твой отец, - пожимаю плечами.
   - Нет, - пошатнулась она. - Они же не виноваты, он не может.
   - Они свидетели, Мэл, - равнодушный взгляд скользит по ее шокированному лицу. Сочувствие в данный момент было бы кощунством с моей стороны, уж я-то знаю, как опасны бывают свидетели.
   Сердце кольнуло чувство сожаления. Все же два стандарта проведенные в академии были счастливейшим временем в моей жизни. Ни убийств, ни интриг, ни сожалений - жила в свое удовольствие.
   - А меня другое интересует, - подключается к нашей беседе Змей. - Как повелитель ксерков узнал он нашем прибытии? В том смысле, как он понял, что прибыл именно древний?
   - Каин послал Урию телепатический сигнал, - смотрю на дохиса заговорщицки.
   - Серьезно? - глаза наемника расширились.
   - Нет конечно, - хмыкнула я. - Просто особый сигнал для охранных систем. Код и частоту этого сигнала передают из поколения в поколение.
  - Хватит болтать, у нас еще полно дел, - одернул расслабившихся членов своей команды Рим.
   Змей по коммутатору связался с Ганзо и Лаем, Рим куда-то ушел, а мы с молчаливой шергой просто сидели и пялились в пустоту. Но и этот процесс прервал робот разносчик, доставивший нам поднос с местным народным напитком. Нечто белое, с плавающими в тягучей массе ягодами. В принципе вкусно, и даже не отравлено.
  - Как думаешь? - чуть повернулась в мою сторону шерга. - Твой древний сможет остановить войну?
  Какой неожиданный вопрос. И что только творится в красивой головке нашего умненького аналитика? Я вот, например, думала об особенностях расовых пристрастий в интерьере.
  - Не знаю, - пожимаю плечами.
  На что шерга возмущенно сопит.
  А что еще я могла ей ответить? Что Каин может остановить войну? Да может. Но Мэл даже не догадывается какую цену им придется заплатить.
  По правде говоря, я вообще не уверена, что Каина заботит именно война местных рас. Единственной его целью является Авель. Да я даже не знаю точной цели его посещения местных правителей.
  Кстати, действительно, а зачем? Если бы это были простые переговоры о дальнейшем направлении политики, то он бы не стал отсылать меня. В конце концов, мое обучение дипломатическим премудростям он всецело одобрял. А где еще лучше всего усваиваются знания, как не на практике?
  Из чего следует, что есть нечто, скрываемое от меня. Почему? Из-за моего предательства?
  Что-то здесь не так.
  Каин находится в этой части обитаемой вселенной с того момента, как я покинула академию. А если нет? Если он был здесь раньше. Но зачем? И Авель. Почему именно эта часть вселенной? Подобную заварушку можно устроить где угодно. Что я упускаю?
  Долбанные древние с их долбанными интригами.
  - Ну все, - подходит к нам Змей. - Разгрузка окончена. Чем тут поят? - сунул он свой нос в наши бокалы. - А со мной кто-нибудь поделится, или Ина удавит меня за каплю?
  - Смешно, - закатила я глаза.
  - Я серьезно, - вдруг нахмурился он. - Ты стала меньше питаться. На много меньше, - многозначительный взгляд в мой опустошенный на четверть бокал с питательной жижей. - Что с тобой происходит?
  - Все в порядке, - посылаю наблюдательному дохису спокойную улыбку. - Мне больше не нужно столько еды. Считай я начала выздоравливать, а еда раньше была заменителем лекарства.
  - Это связано с..., - Змей не смог до конца озвучить свой вопрос.
  Его прервала слепящая вспышка света, грохот, закладывающий уши и земля, содрогнувшаяся под нами.
  - Что это? - чуть повысив голос спросил Мэл.
  - Атака! - Змей.
  - Война, - я
  - Что значит война? - попыталась встать Мэла. - Без предупреждения? Без поводов и ультиматумов?
  Новая вспышка, на этот раз уже над нами. Одно радует, резиденция ксерков имела весьма неплохую охранную систему, я бы сказала даже очень хорошую. Энергетический купол справлялся со своей задачей защиты вполне сносно. При такой-то массированной атаке.
  - Именно так войны и начинаются, - мой спокойный ответ наемников изумил. - Ранним утром, темной ночью, жарким днем, в мирной тишине, за чашечкой чего-нибудь вкусного, во время сладкого сна малыша, или любовной прелюдии.
  Новая вспышка, и землетрясение, сбивающее нас с ног. Не хило приложило.
  - Змей, можешь связаться с Римом? - спросила я, одновременно пытаясь послать сигнал на корабль.
  - Нет, - цыкнул дохис, - если ты права, планету полностью заблокировали, заглушив все частоты.
  - Конечно я права, - поднимаюсь на ноги. - Иначе, зачем им бомбить резиденцию правителя ксерков? О том, что он отдыхает здесь в это время, знали все.
  - Ребят, а вас не смущает, тот факт, что мы ведем пространные беседы в то время, как начинается межгалактическая война?! - психанула Мэла, поднявшись наконец на ноги.
  - Ты никогда не воевала? Да? - смотрю на нее с сочувствием. - Не переживай, это то же самое, что выполнение задания, только ты теперь будешь жить этим заданием, и некуда будет вернуться, что бы залечить раны и отдохнуть душой. И отпуска не будет. И премиальных.
  - Да что б тебя, Ина! - возмутился Змей. - Мы еще можем на это заработать!
  - Ага, - киваю. - Посмертно. Потому, что наемники всегда были пушечным мясом в таких замесах.
  - Почему мы ничего не делаем? - уже во-всю нервничала Мэл. - Почему не пытаемся найти Рима? Сколько еще продержится этот купол?
  - Достаточно долго, что бы Рим, Каин и его белозадое величество сами нашли нас, там где и оставили, - проворчал Змей. - Мэла, успокойся.
  Вспышка. Грохот.
  Осыпающаяся каменная крошка. Такими темпами, если даже купол и выдержит, я не уверена за здание. Что б этих любителей натуральных материалов. Это хорошо еще стекло бронированное. И на него управа найдется. И почему не пластик, а? Он хотя бы легче, сейчас туда столько углерода вбухивают, что не страшно, если рухнет. А то и не рухнет, все же качество и технология.
  - Да кто это?! - взвизгнула Мэл.
  Странно, раньше за ней подобного не наблюдалось. Паника - я имею ввиду. Неужели именно факт массовой войны так расстроил ее нервы? Впрочем... если подумать... ее можно понять. Она родилась в мирное время, до попадания в команду максимум, что ей доводилось, это шпионаж. Ну а позже были задания на гране фола, но и там безвыходных ситуаций с летальным исходом было мало. Исключение само собой было древнее кладбище близ человеческой колыбели. Только вот там не стреляли, и не пытались зачистить целую планету.
  - Высадятся на поверхность - узнаем, - попытался успокоить ее Змей.
  Так себе успокоительное, если честно.
  Я же ради собственного спокойствия, больше пялилась в окно на собственный корабль, благо мы приземлились во внутренний дворик резиденции, а точнее внутреннюю посадочную площадку, и купол вполне успешно прикрывало ее от атак. Но моей фантазии хватило, что бы представить, что творится сейчас на корабле. Там же Шин-Ренчик, ему сейчас очень страшно.
  В это время, дверь, за которой некоторое время назад скрылся Рим, отворилась, явив нашим напряженным взорам ксерка. Тот был взъерошен, зол, и растерян.
  - Повода не было. Они просто начали обстрел. Словно межгалактические декларации не для них писаны. Твари, - цедит он сквозь зубы.
  Вполне может быть.
  Тут открылась другая дверь, и к нам присоединился Каин вместе с местным управленцем.
  - На корабль, - скомандовал древний, и мы дружно понеслись к выходу.
  - Купол! - Заорал Рим.
  И яркая вспышка. Слишком жарко. Что-то взорвалось совсем рядом. Порыв воздуха и нас должно было снести раскаленной волной, сдирая кожу и выжигая мясо на костях.
  Но ничего этого не произошло.
  Он стоял, вскинув руки вверх, на лице безразличная маска - пережиток традиций. Непоколебимый, сильный, всемогущий древний. И ни что не могло пошатнуть его в тот момент.
  - Твою же звездную матерь, - выдохнул потрясенный Змей.
  Он кстати стоял на коленях в защитной позе. Взрыв, может быть и не повредил бы его чешую, но вряд ли подобные температуры прошли бы для организма без последствий.
  Тут из под Рима выползла Мэл. Да, во время опасности ведущий закрыл ее собой, повалив на землю. И даже хвостом обмотал для верности. Само собой я понимала, что его попытки сблизиться со мной были не от большой любви, в которой меня пыталась убедить Мэл в свое время. Но все же было довольно странно наблюдать его стремление защитить шергу. Не подозревала в ведущем подобную сентиментальность по отношению к любовницам. А когда Мэл все же выбралась, он поднялся на ноги, и горько усмехнувшись, посмотрел мне в глаза.
  - Я знал что никогда не получу тебя, - услышала я сквозь рев огня и грохот далеких взрывов, - что бы не сделал, ты оставалась недосягаемой. Она слабая, сломанная, я нужен ей.
  В ответ лишь пожимаю плечами. Понятия не имею, зачем он передо мной оправдывается, но если ему от этого легче...
  Мэла в силу своего непосредственного присутствия близ ведущего так же его слышала. И по мере осознания шергой слов командира, ее взгляд тяжелел. Смешно, но она боялась.
  Редко случаются моменты, когда я жалею о невозможности использования эмпатии, но сейчас был именно такой случай. Желание узнать истинные эмоции окружающих зашкаливало. Кажется, я стала зависимой от собственной силы. Гадость какая.
  Но несмотря на трудности с моральными терзаниями, для меня все же была очевидна причина столь напряженного взора шерги. Во-первых, Рим не подарок. От такого претендента на осчастливливание себя любимой стоит бежать в прекрасное далеко. Во-вторых, ее еще не отпустило после смерти любимого мужчины. А тут белорожее счастье нарисовалось, и грозит радовать собой и без того настрадавшуюся деву. В третьих, не такая уж она и слабая. Но в чем-то Рим прав, он нужен ей. Уж точно понадобится, когда вся эта заварушка закончится, и она вернется домой. Ее присутствие в нашей свите не пройдет даром. Никому из них.
   Впрочем, я отвлеклась. Что же касается моих взаимоотношений с ведущим... я никогда не имела иллюзий на этот счет. Его намеки, имевшие место (все же придется это признать), были направлены на то, что бы привязать меня к себе любой ценой. Ибо он чокнутый коллекционер талантов. Каждый из команды гений в своей сфере деятельности. И только меня для полного счастья не хватало. Плюс, продолжительность и частота заданий, из-за которых мужская часть команды не могла удовлетворить свои потребности вне корабля. Так что верить в его искренний интерес к моей прекрасной персоне я не собиралась с самого начала.
   А вот отношения с Мэл вышли наконец на новый уровень. И всего-то нужно было отпустить прошлое. Обоим.
   - Как он это делает? - огляделся Змей.
   Прервал поток моих мыслей дохис. Это для меня время тянется непростительно медленно, а для них прошло всего пара стандартных секунд.
   - Генерирует поле, - машинально отвечаю.
   - В смысле как корабли? - покосился на Каина техник.
   - Круче, - качаю головой.
   - Вперед, - командует Каин, убирая щит.
   И стоило ему это сделать, как кожу опалил горячий воздух, а в носовые фильтры забился едкий дым. Благо наемничья братия носит их даже во сне. В конце концов гуманоидные расы сближает лишь наличие кислорода в той смеси газов, которой они дышат. Остальные примеси весьма разнятся, и что дохису жизнь, то ксерку наркота.
   Труднее приходится тем, кто дышат не через отдельно приспособленный для этого процесса орган, а... кожей например. Вот там действительно проблема, да.
   - Нари, - протянул ко мне руку Каин.
   И я пошла. Словно завороженная, не отрывая взгляда от его черных глаз, шла раздражающе медленно, совершенно не беспокоясь о полыхающем позади дворце, о пролетающей над головой смертельной опасности. Как в былые времена. И одновременно по-другому.
   Вложив в его ладонь свою, сделала еще шаг. И не теряя времени, мы рванули к кораблю. Без слов понимая друг друга.
  
   ***
  
   С проникновением на корабль вышла заминка. Эти придурки умудрились включить энергетическое поле. Само собой оно выжгло все, что могло, по окружности корабля. И задержало нас снаружи на несколько драгоценных секунд.
   О как орал Рим, оказавшись внутри. Недолго, правда, и не вслух, а по комму, дабы скрыть разбор полетов от Каина. Наемничий кодекс велит соблюдать приличия перед нанимателем.
   - Куда теперь? - интересуется ведущий у древнего.
   - Нужно доставить Урия в центр управления ваших войск на этой планете. Должен же кто-то организовать оборону до того, как нормы решать уничтожить планету, а не ее население, - Каин передает мне координаты, и наблюдает за моим перемещением в кресло пилота.
   - Все-таки нормы, - нехорошо скривился местный правитель.
   - Это точно? - шепотом поинтересовался у меня Змей.
   Почему у меня-то?
   - Каин никогда ошибается, - пожимаю плечами.
   Урий, кстати, с интересом рассматривает образец технологий ушедших, и хитро поглядывает в сторону нашего ведущего. Не нужно быть телепатом, что бы понять ход его мыслей.
   Рима будут пытаться развести на технологии. Почему не обратиться с этим к Каину? Судя по тому, что коситься местный правитель на своего подданного, уже обращался. Безрезультатно, разумеется. Но надежда в нем еще жива, и похоже Урий с чего-то вдруг решил, что Рим сможет то, чего не смог он сам. Наивный.
   Кстати...
   - Внимание, экипаж и пассажиры корабля Охотник, прошу всех занять свои места и закрепить тела ремнями безопасности, - начинаю стандартную процедуру, которая наемникам не нужна была. Но здесь же лидер расы ксерков, приходится придерживаться правил. - Полет будет проходить в атмосфере данной планеты, под обстрелом врага.
   И мы взлетели. Слава звездам, лететь было относительно не далеко. Что не отменяло проблематичности полета в подобных условиях. Несмотря на активированную маскировку, в нас то и дело стремились попасть шальные снаряды. С неба падали лучи смерти и подбитые корабли эвакуации.
   Все-таки началось. Покосившись в сторону древнего, сдержала вздох разочарования. Все же я надеялась, что он каким-то чудом предотвратит войну.
   Кто же из нас наивнее, правитель ксерков, стремящийся узнать через своего подданного секреты древних, или я, не способная избавиться от детской веры в Каина?
   Стоило мне посадить корабль, как тут же последовали новые указания от нашего нанимателя. На этот раз нам надлежало разделиться.
   - Рим, Змей, Ганзо пойдут со мной. Остальные отправятся с Инари. У Урия есть еще одна резиденция. Малоизвестная. Там вы выгрузите десять процентов имеющегося люксиума и останетесь ждать нас.
   Ну и зачем ему это? Для чего отсылать нас? И не куда-нибудь, а в резиденцию. Малоизвестную. Проще говоря тайное убежище местного управленца. Решил меня спрятать? А сам значит в первых рядах?
   Что-то не так.
   Каин не стал бы лично контролировать доставку ксерка, будь тот хоть правителем галактики. Не та величина этот Урий, что бы ради него древний рисковал обзавестись свидетелями. Должно быть что-то еще...
   - Нари, - позвал он. - Проводи.
   Пришлось вставать и плестись за процессией до выхода, оставив другую часть команды на мостике.
   Корабль покидали ради разнообразия не через ангар, и не погрузочный трап, а через специально предназначенный для выхода живых гуманоидов люк.
   Пропустив вперед себя двух ксерков, дохиса и хорога, каораи вдруг резко обернулся ко мне.
  - Ты ведь помнишь, Нари? - неуловимое движение руки и он крепко прижимает меня к себе. - Ты моя. Не их.
   Глаза непроизвольно увеличились в размере. Серьезно? Он решил поговорить об этом сейчас?!
   - Я помню, - устало соглашаюсь. - Я только твоя. Но они мои. А все мое - твое. Ты ведь защитишь свое?
   Я это сделала. Попросила о защите для команды официально. Да, мне это дорого обойдется, ведь я только что нас уравняла. Согласилась на все, в обмен на их жизни.
   Но к моему удивлению Каин выдал внимательный хмурый взгляд.
   - Ты до сих пор не понимаешь, что значит быть моей, - тяжкий вздох. - Нари, ты не собственность. Не игрушка.
   - Да, но что насчет жизни? - перебила его нетерпеливо.
   - Чтобы ни случилось, с чем бы ты не столкнулась, ты выживешь. Это я тебе обещаю.
   Таков был его ответ. А после он отпустил меня, и, наконец, покинул корабль.
   Не поняла. Это сейчас отказ был?
   Я просто стояла и пялилась в стену. Нет, я не думала над загадками древнего. И над перспективами войны не думала. Глядя в металлическую стену корабля я рассчитывала силу удара головой. Проще говоря, решила убиться об стену.
   А потом передумала. И тяжко вздохнув, отправилась выполнять распоряжение начальства. Нам еще люксиум разгружать.
   Вернувшуюся меня наемники обласкали любопытными взглядами. Но узрев злое выражение лица, решили вопросов не задавать. Очень предусмотрительно с их стороны.
   Так в полном молчании мы отправились по переданным координатам. Не сказала бы, что задача оказалась легкой. Мне пришлось вести корабль как можно ниже к земле, причем если раньше приходилось уворачиваться от огня сверху, то сейчас заработала оборона планеты. С низу тоже чуть не подбили. И это при полной невидимости для врага.
   Но не смотря на это, мы все же добрались до нужного места. Которое, кстати, выглядело как обычный такой особняк, не большой и не маленький, не слишком богатый, средненький такой. И не скажешь, что тайная резиденция правителя. По соседству стояли не менее симпатичные особнячки местного дворянства в весьма подбитом состоянии. На задних дворах знати то тут, то там валялись тела и почти догоревшие корабли.
   И все бы ничего, но мы не учли маленькой такой детали.
   - Купол, - мрачно констатировал Шин-Ренчик, наблюдая изображение зеленоватого свечения над особняком.
   Логично. Было бы странно, если бы предполагаемое убежище не имело защиты.
   - У кого коды доступа? - деловито поинтересовалась Мэла.
   Гробовая тишина гнетуще повисла в воздухе.
   - В более идиотскую ситуацию я еще не попадал, - провел ладонью по лицу Лай.
   - Ну и кто будет взламывать? - обратила на меня взор полный надежды шерга.
   - Шин, - перевела я стрелки.
   - А может ну его? - голос норма дрогнул. - Бросим груз здесь, и вернемся к древнему под крылышко?
   - В случае невыполнения приказа, - начала я менторским тоном, - сначала нам что-нибудь сломает ведущий, а потом оторвет уцелевшие части тела упомянутое тобой крылышко.
   - Да вы хоть представляете сколько времени займет взлом защитного купола?! - сдали нервы у Шин-Ренчика.
   - Ты еще веришь в то, что нам есть куда торопиться? - удивилась я. - Оглянись, война уже началась. Шансы умереть повысились на восемьдесят процентов. Так может стоит расслабиться и начать получать удовольствие?
   - Ина, - печально промолвил норм. - Кажется я тебя ненавижу.
   - Ну-ну - похлопала я его по руке. - Становись в очередь.
   - И длинная она? - оживился оборотень.
   - Лучше тебе не знать, - искренне посоветовала. - А чего сидим? Ждем, когда враг нас все-таки заметит?
   И потянулись долгие минуты ожидания.
   Задача у Шин-Рена была серьезной, а главное почти не выполнимой. Подобная система защиты работает на основе генератора энергии. Генератор генерирует энергетическое поле на основе магнитных импульсов. Весьма мудреная штука. А отключается он с помощью сигнала определенной частоты. И у каждого генератора своя частота, как у каждого замка свой ключ. В процессе агрессивной атаки нет времени на подбор нужной частоты, по этому проще уничтожить защиту, чем взломать ее. Но у моего корабля не та мощность.
   Зато есть Шин-Ренчик, что сейчас активно потеет над консолью инфокоммутаций.
   - У нас есть две стандартные минуты, прежде чем плотность купола вновь станет прежней, - быстро проговорил он.
   - Тебе удалось взломать сигнал? - восхитилась шерга.
   - Нет, только перебить другим, что на время ослабило излучение. Этого хватит, что бы нас не выжгло к кхарам.
   Мне больше и не нужно.
   Рванув с места, я быстро преодолела расстояние, разделяющее наш корабль и особняк.
   А через стандартную минуту купол вновь засиял в прежнюю силу.
   Посадив Охотника перед парадным входом в особняк, мы решили выгрузить люксиум внутрь особняка. Ну не на улице же его бросать, в самом-то деле.
   Процессом выгрузки занимались Мэл и Лай. Шин-Рен изъявил желание поближе познакомиться с генератором защитного купола. Я решила позволить ему удовлетворить любопытство, несмотря на недовольство команды. Еще бы им быть довольными, разгружаться-то вдвоем придется. Мне покидать рабочее место инструкция безопасности не позволяет. Именно так я оборотню с шергой и заявила. Рычали оба весьма выразительно. Не прониклась.
   Пока ребята работали, я размышляла.
   Почему Каин отослал меня сюда? С трудом верилось в отсутствии двойного дна в его поступках. Но больше всего меня беспокоили причины, по которым он раскидывается люксиумом направо и налево. Данное кристаллическое образование является весьма опасной штукой, о чем древний знает не понаслышке. Неужели Каин надеется на то, что излучение планеты перебьет излучение проклятого источника энергии?
   Заболела голова. Думать дальше не хотелось, как и следить через галовизоры за работой наемников. Дождавшись окончания выгрузки, я, наконец, смогла покинуть кресло пилота. Требовалось срочно размять затекшие мышцы.
   Но прежде чем пойти на разведку, я решила похвалить отдыхающую прямо на траве парочку. Все же с задачей они справились весьма быстро.
   - Молодцы, - подошла я к ним, - сразу видно - профессионалы.
   - Сама ты грузчик со стажем, - обиделся Лай.
   - Чего пришла? - поинтересовалась злая Мэла. - У тебя ж инструкция.
   - Так все, - пожимаю плечами. - Работа завершена, контроль и страховка тоже не нужны. Дай думаю обстановку разведаю. Друзей проведаю. Воздухом подышу.
   - Личиком перед врагом поотсвечиваю, - закончил за меня Лай.
   - Так не стреляют, - возмутилась я.
   - Это не значит, что не следят, - отрезал оборотень.
   - У тебя паранойя.
   - У меня личный опыт, - возразил он.
   Я лишь махнула рукой, и молча направилась в сторону боковой дорожки, ведущей куда-то за угол дома. Стоило мне сделать пару шагов, как за спиной послышалось шевеление и тихая ругань.
   - Сиди, я сам, - бросил он тихо.
   Обернувшись, увидела как шерга устало опускается на траву, а оборотень топает за мной, злобно плетясь следом.
   - Ну и зачем ты за мной тащишься? - недовольно интересуюсь.
   - А за тем, что мы должны тебя охранять.
   Я аж запнулась от неожиданности.
   - С чего вдруг такая честь? - выпалила я, развернувшись к оборотню всем телом.
   - Пока ты была в отключке, после близкого общения со своим кораблем, нам подробно разъяснили, зачем мы здесь, и почему до сих пор живы.
   - Тьфу, - сплюнула я, не имея возможности по-другому выразить свое отношение к ситуации.
   Только и оставалось что развернуться, и топать быстрым шагом, куда глаза глядят. А глядели они в выбранном ранее направлении. Шли долго, домик оказался не маленьким, так что и на обход вокруг него требовалось немало времени. А по пути мы наслаждались едкими запахами дыма, горелой плоти, и далеким грохотом взрывов. Чего же здесь так тихо-то, а?
   - Значит охрана, да? Ну-ну, - саркастичный смешок врывался непроизвольно.
   - Только охрана, - подтвердил плетущийся позади Лай. - Следить за тобой и докладывать о каждом твоем действии мы не будем. Все же не смотря на доходчивые методы объяснения, честь не позволяет стучать на друга.
   На это мне нечего было ответить. Оставалось только умилиться и расчувствоваться. Но природная вредность решила, что хватит с наемников и моего молчаливого прощения.
   - Сильно отхватили? - все же проявила я любопытство.
   - Ребят не тронул, только в голове покопался. А вот мне да, мне прилетело, - буркнул оборотень.
   - Почему только тебе? - заинтересовалась я, разглядывая, торчащую из под маскировочного холма, турель. В том, что она рабочая сомнений не было, но не автоматическая. То есть должен был быть пульт управления. Вот бы взглянуть.
   - Оборотни плохо поддаются псивлиянию.
   - Это еще почему? - я даже оглянулась мельком на стоящего поодаль Лая.
   - Так после того как у нас кхар побывал, наши генетики решили усовершенствовать вид, в частности усилили естественную защиту мозга.
   Так вот почему свихнувшаяся древняя показала нам так мало информации о Лае. Получив ответ на свои вопросы, я вновь уделила внимание турели.
   - Лай, а давай сходим на консоль управления глянем? - предложила я, попытавшись вытащить турель. Не самый умный поступок с моей стороны если честно.
   - Лай? - обернулась я на возню за спиной.
   - Привет, сладкая моя, - улыбка Каина, лицо Каина, голос Каина.
   Авель.
   У меня желудок в узел завязался от нахлынувших внезапно чувств.
   - Да когда ты уже сдохнешь?! - простонала я.
   Взмах рукой и щеку обжигает звонкая пощечина.
   - Не вижу радости на лице! - веселился урод. - Ну же, сладкая моя, улыбнись, мы стандартов двадцать не виделись!
  Не-на-ви-жу.
  - Умри, а? Ну пожалуйста! Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! Тебе, что, жалко? - жалобно клянчу.
  Авель слегка опешил, узрев подобную реакцию. Ну да, раньше-то я все больше к инстинкту самосохранения прислушивалась, и вела себя, как полагается жертве в таком случае. Боялась, подчинялась, молчала.
  Бросив быстрый взгляд в сторону Лая, увидела лежащего без сознания оборотня. Вроде дышит. А над телом стоял неизвестный мне индивид людской расы.
   Драка не вариант. Авелю хватит одного движения брови, в прямом смысле слова, что бы распластать мое бренное тельце по стене особняка. Телекинез что б его черные дыры поглотили.
   Но и древний, к моему глубочайшему сожалению, в замешательстве долго не пробыл, решив применить то самое движение бровями.
   Раздался щелчок, и резкий чавкающий звук. А в глазах у меня потемнело от внезапно нахлынувшей нестерпимой боли. Естественно, я кричала. Кричала, пока не охрипла. А чего еще от меня можно было ожидать? Я же не древняя какая-нибудь, которая смогла бы заблокировать участок мозга, отвечающий за боль. И не ксерка, у которой порог боли весьма высокий. Да даже ксерки с открытым переломом молчать не стали, они конечно не орали бы как я, но уж точно очень громко ругались самыми бранными словами.
   - Быть не может! - воскликнул пораженный Авель. - У тебя его нет... больше нет защитного экрана! Ты уязвима.
   А я смотрю на торчащую из окровавленной руки белую кость, и так обидно было. Я тут кровью истекаю, а этого урода волнует только потеря уникального дара. Тьфу. Между прочим, кости у меня не по-человечески крепкие, просто так не сломаешь.
   - Инари, ты что, действительно в Черную Дыру прыгнула? - его на самом деле трудно удивить, но сейчас он был вполне себе искренен.
   Я бы ему ответила, цветасто, и вопреки себе бранно, но сцепленные от боли челюсти отказывались разжиматься, во что бы то ни стало. Орать-то я прекратила, да и вообще какие-либо звуки решила пока не издавать.
   Великие звезды, я успела позабыть, как порой бывает больно рядом с Авелем.
   Но он все же прав. Единственное в чем я превосходила самых совершенных созданий вселенной, это мой дар. Уникальный дар, получены после курса выпитой сомы. Индивидуальная мутация, суть которой заключалась в появлении у меня особой способности защищаться от внешних ментальных атак. Телекинез, телепатия, эмпатия.
   Что бы меня достать, нужно было действовать чем-то материальным непосредственно на тело. Тут да, тут я была беззащитной.
   Логично было бы удивиться, а как же каораи? Как они боролись против телепатии, направленной на их беззащитные части тел? Во-первых, что бы использовать телепатию, необходим зрительный контакт между менталом и объектом воздействия. А каораи обладают невероятной скоростью передвижения. Попробуй задержи взгляд на постоянно мельтешащем участке тела. Ничего кроме головной боли данная попытка не вызовет.
   - Эй, ты меня слышишь? - помахал перед моим лицом ладонью Авель.
   Не слышу. Мне очень больно, и мозг пытается переключиться посредством ухода в пространные размышления. А еще я тебя ненавижу до зубовного скрежета. До дрожи в коленях. До черных точек в глазах.
   Ой, нет, последнее уже от кровопотери.
   - Пей, - потянул он мне свою руку, вспоротую вдоль вены.
   Жесты Каина.
   Как же надоело. Я даже убежать от них не способна. Так стоит ли так жить? Стоит ли дальше мучиться в этой бесконечной войне? Я словно вновь вернулась на двести пятьдесят стандартов назад.
   - Ты ведь не сдохнешь? - сипло выдыхаю я. - Тогда это сделаю я. Все что угодно, лишь бы избавиться от вас.
   Он склоняет голову чуть вбок, и внимательно смотрит на меня. А потом достает из крепления на ноге лучевик и стреляет в лежащего на земле Лая.
   Словно дурной сон.
   - Сейчас это была нога, - он вновь протянул мне запястье. - В следующий раз я снесу ему голову. Будь хорошей девочкой, Инари.
   Я же тем временем тихо сходила с ума. Почему-то было важно понять, зачем древнему лазерное оружие. Зачем монстру вообще оружие? И только краем сознания отметила, что на мой крик не прибежала Мэла. Что до сих пор не появился Шин.
   Они еще живы, или уже нет? Что если Лай единственный выживший из наемников, сопровождавших меня?
   'Ползи' - приказал он в моем далеком-далеком недодетстве. В тот раз я осталась недвижима. И не потому, что гордая, а потому, что тело закоченело от страха и боли. А после сознание меня покинуло, избавив от унижения и страха.
   Ноздри щекотал запах чужой крови. Сомы Авеля. У Лая крови не было, лишь одна аккуратная дыра в ноге. После лучевиков крови нет, только запах.
   Моя слабость. Они все моя большая слабость. От слабостей принято избавляться. А смысл? Что это изменит, кроме меня самой?
   Молча морщась, протягиваю руку с открытым переломом.
   - Инари, лучше по другому, ты же знаешь, что попав на прямую в кровь, эффект будет более болезненный.
   Он обо мне заботится?! Хи-хи. Ха-ха-ха.
   Зародившуюся было истерику, на корню пресек приглушенный стон Лая. Ну какого кхара, а? Сотни стандартов для меня не существовало никого кроме Каина. Стоило уйти от него, и мой мир расширился.
   - Я буду послушной девочкой, Авель, - смотрю в его черные бездонные глаза. - Сделаю все, что скажешь.
   - Полетишь со мной? - внезапно спрашивает он.
   - Да, - выдыхаю я.
   Конечно, полечу, куда ж я денусь? Ведь я долбанное переходящее знамя.
   И ладно я, мне не в первой вот так вот мучиться. А ребята? Что будет с наемниками? Лай ранен, что с Мэлой и Шином вообще не понятно. Тоска и беспросветное уныние окончательно укрепились в моей душе.
  
  ***
  
   На заднем дворе злополучного особняка, разыгрывалась настоящая драма. Захваченная в плен дева, и ее раненый товарищ, оказались в окружении врага.
   А я драмы не любила. Никогда. Так что, в табличку ненависти к Авелю был внесен еще один пунктик, подчеркнутый тремя жирными полосами.
   Дав согласие на подчинение, я с содроганием ожидала от древнего чего угодно. Неизвестно до чего додумался затейник, плавно двинувшийся в мою сторону, но его прервал человек.
   Стоявший до этого с каменным выражением на суровом лице, представитель людской расы вдруг заговорил:
   - Господин, - что примечательно, на Авеля он ни разу взгляда не поднял. Воспитанный гаденыш. - Найдены еще две особи.
   - Пусть приведут сюда, - заинтересовался каораи. И тут же обратил свое внимание на меня, - Кто это Инари? Твои друзья?
   Радовало лишь одно, из-за кровотечения побледнеть сильнее, чем была, я уже не способна. Впрочем, обнаружения этих двоих следовало ожидать. Но разве надежда не умирает последней? Бесполезное чувство.
   - Напарники, - процедила я сквозь зубы, ибо Авель ждал ответа. А послушные девочки всегда оправдывают ожидания.
  Томиться от разлуки долго, мне не позволили, вскоре нашу унылую компанию разбавили своим обществом Мэла и Шин-Рен-Шин. Если быть точной, то их, явно избитых, со сцепленными руками на затылке, вели под конвоем четыре индивида интересной расовой принадлежности. Нормы.
  Война. Нормы. Да чем он их всех берет-то?!
  Шин-Рен выглядел подавленным, Мэл же напротив, метала взглядом молнии. Пока не заметила тело Лая. Ее глаза расширились, рот чуть приоткрылся. Я даже залюбовалась.
  - И кто тут у нас? - лучезарно улыбаясь, Авель развернулся к пленникам.
  Немая сцена. На лицах шок, в глазах непонимание, в сердцах смятение.
  Я в дыре. Большой. Черной. Дыре.
  - Авель, - нужно как-то переключить его внимание на себя. - Мы долго здесь торчать будем? Я сейчас сдохну от кровопотери.
  Он обернулся ко мне, окинув долгим, тяжелым взглядом.
  - Да... выглядишь ты не очень, - согласился он.
  Поскольку говорили мы на всеобщем, то Мэле с Шином не трудно было понять подоплеку. Судя по бледнеющим лицам, они осознали в какую дыру попали. Правильно, ребята, бойтесь. Бойтесь и молчите. А я пока подумаю, как сохранить ваши жизни.
   Для этого мне понадобятся все мои силы. Отпускаю эмпатию. Каина здесь нет, наша связь не активна. Некому меня взламывать.
  - Ты всегда умел делать комплименты, - скривилась я, в попытке выдавить улыбку. Сие весьма трудно, поскольку спазмы боли парализовали мышцы. - В этом вы удивительно похожи.
  Разозлился. Лицо такое же безмятежное, а эмоции словно огнем полыхнули. Он ненавидит сравнения с братом.
  - Правда, ты все же больший оригинал, - а вот превосходством над старшим братом он просто одержим. - Что ты хочешь за их жизни?
  Прямой вопрос.
  - Сейчас посмотрим, - задумчиво бормочет он, направляясь к ребятам.
   Приблизившись, он обхватывает руками голову Мэлы. Зрительный контакт, глаза в глаза.
   Удивление. Он не верит. Что-то идет не так.
   - Ментальный блок. А ставил Каин. И где он, Инари? - резкий разворот и злой, одержимый взгляд впивается в меня.
   Все. Он не услышит меня. Его более ничего не заинтересует. Судьба - извращенка со странным чувством юмора.
   - Взял короля ксерков и куда-то ушел. Мне велел прибыть сюда, и дождаться его, - максимально быстро ответила я.
   Казалось, тишину, воцарившуюся вокруг, можно было потрогать руками.
   - Сворачиваемся, - приказал он человеку, так и продолжавшему стоять рядом с бессознательным Лаем. - Дальнейшие поиски бесполезны.
   Он был в ярости. А я в ужасе от собственного решения.
   И прежде чем он произнес еще хоть слово, я в несколько быстрых шагов, приблизилась к каораи и опустилась перед ним на колени.
   - Ты ведь не пытаешься тянуть время? - зло прищурился древний.
   - Не, - мотнула я шальной головой, которую опустила, оголив затылок.
   - Чего ты хочешь за это? - его голос немного осип от волнения.
   Я только, что предложила себя в его полное владение.
   .... - На колени, - приказывает тот, кто является лишь отражением.
   Мотаю головой. Тело болит от многочисленных ударов. Эта тварь бьет больно, но следов не оставляет. Ему не нравятся гематомы на белой коже. Эстет.
   Мое сопротивление взбесило его окончательно, и Авель сорвался. Он ударил слишком сильно. Кожа лопнула, пролилась кровь.
   - Я не могу, - рыдаю я от страха, боли и бессилия.
   Я действительно не могу. Это установка заложенная Каином в мое сознание. Айра Вана никогда не приклонит колени. Айра Вана никогда не будет принадлежать никому кроме Вана...
   Слава Черным Дырам!
   Ментальные установки, здоровое сознание? Не слышали.
   Встав перед ним на колени при свидетелях, я признала его власть над собой. Склонив голову и оголив затылок, я предложила свое тело ему. Публично. За такое жестоко карают. За такое даруют миры.
   - Их жизни и свобода.
   Все дела в моем и его положениях. Переходящее знамя стало официальным символом.
   - Выбери того, кто станет гарантом, остальных отпущу. Мое слово, - двумя пальцами он ухватился за мой подбородок и заставил поднять голову. - А ведь теперь стало намного веселее, правда? - задорно улыбнулся он.
   - Ага, - не менее лучисто ухмыляюсь я, краем глаза запоминая лица свидетелей моего позора.
   - Кто? - отступил он.
   Окинув равнодушным взглядом товарищей, я быстро приняла решение.
   - Норм.
   Надо отдать Шин-Рену должное, в то время, как Мэла с каждой минутой бледнела все сильнее, у техника лишь раз дернулась щека.
   - На корабль, - кивнул Авель в сторону Шина, - остальных оставить здесь.
   Оказалось, что корабль стоял совсем не далеко, сразу за силовым полем особняка, под прикрытием маскировочных щитов. Технологии древних, ну кто бы сомневался.
  
  
  
  Как же хочется кого-нибудь убить. Кого-нибудь черноокого, беловолосого, нагломордого. Авеля например.
   - Болит? - испуганными глазами смотрит на меня Шин, пытаясь приложить, взятую непонятно где, тряпку к переломанной руке.
   - Не лезь, - шиплю я. - Иначе намотаю тебе эту ветошь на шею и легонько затяну.
   Норм отпрянул, но смотреть жалобными глазками не перестал.
   Эх, парень, какая бы не была у тебя подготовка, но вот именно такие моменты выкупают в тебе гражданского. Да боевитого, да авантюриста, но гражданского.
   Стерев со лба испарину, искоса глянула в сторону серокожего. А не сделала ли я ошибку, взяв его с собой?
   Нет. Лай ранен, и помощь ему оказывать никто не стал бы. Мэла... Во-первых Рим мне такой подлянки никогда бы не простил. Во-вторых, в этой ситуации мне нужен тот, кто уже знаком с языком ушедших. Не зря же я его столько мучила. А в третьих... в третьих, шерга - аналитик. Она все поймет. И объяснит Каину, когда тот появится.
   Как только мы попали на корабль Авеля, нас с нормом поместили в каюту. Вежливо, предупредительно, почтительно. Все как полагается.
   Насколько я понимаю, сейчас мы спешно покидаем планету. Не знаю, что именно искал Авель, но что не нашел, было понятно по его злому взгляду. Похоже, моим лечением до сих пор никто не занялся по причине плохого настроения древнего. Прошло достаточно времени, что бы раздать нужные распоряжения, и уделить время моим повреждениям.
   - Ина, - вдруг заговорил Шин-Рен. - Помнишь, ты обещала мне встречу с моей невестой?
   Я кивнула. Говорить не хотелось, но слушать могла.
   - Твой древний сказал, что одним из пунктов его маршрута будет одна станция, - тут Шин замялся. - Эта та самая станция. Рим обещал, мне встречу с ней. Я хотел остаться с ней... Но видно не придется. Когда меня не станет, пожалуйста, передай Хельде, что я ее люблю.
   Вот я и узнала причины странного поведения норма в последнее время.
   - С чего ты взял, что не доживешь? - задрала я бровь.
   - Думаешь, я не понимаю, что происходит? - усмехнулся он. - Моя жизнь ничего не стоит в данной ситуации.
   - Не понимаешь, - уверено киваю. - Я предала Каина, подтвердив власть Авеля над собой - над Айрой Вана. При свидетелях. Что значит юридическое подтверждение моего заявления о том, что Авель больше не изгнанник. Понимаешь? И мое присутствие рядом с ним, развязывает ему руки. Одно дело быть заложницей не по своей воле, что автоматически оправдывает любые действия Каина, включая геноцид. Другое - стать союзницей Авеля. И ты мой юный друг, во всем этом играешь большую роль, ибо становишься гарантом моей верности. Пока ты жив и здоров, Авель может быть уверен в моей покорности. Расслабься, Шин, ты встретишь свою Хельду лично. Мое слово. Я ведь обещала это раньше. Помнишь?
   - Давно это было, - грустно заметил он.
   Разве? Кажется будто вчера. Хотя не мне с моим отношением ко времени что-то говорить.
   Короткий писк прервал нашу неспешную беседу, после чего бесшумно открылась дверь.
   - Прошу Вас, Высокая Госпожа, - поклонился незнакомый норм. - Приказ Господина проводить вас в медицинский отсек.
   Сам не пришел. Значит, будет давить на традиции.
   Ненавижу.
  Как? Как он выжил?! Я проткнула его сердце мечом из того же сплава, что и мои ножи. Это единственный материал, способный убить каораи. Шанаи - на языке ушедших значит 'последний путь'. Жги их, обливай плазмой, закапывай живьем, поможет лишь один вариант. Сома древних вступает в странную реакцию с шанаи, и раны нанесенные подобным оружием не заживают. И это при их регенерации!
   Но Авель выжил. Значит либо меч, честно украденный у него же, не из шанаи, либо я чего-то не знаю о близнецах. Первый вариант не возможен, ибо я своими глазами видела меч в действии. Второй вариант...
   Убийство одного из близнецов является непростительным грехом. Именно поэтому никто из наших сторонников при личной встрече с Авелем не пытался его атаковать. Порой месть Каина была страшнее действий Авеля.
   Что интересно, каораи вообще не большие любители проливать свою кровь. Если нужно выяснить отношения, будут задействованы либо интриги, либо локальная войнушка между менее развитыми расами. Это как игра в тактическом симуляторе. Только в реальности.
   Но всегда есть исключения из правил. Рождение близнецов например. В данном случае будет литься кровь и сома. И неважно чья.
   Но что действительно поражает, так это причина вражды близнецов. Она никому не известна. Однажды в своем далеком недодетсве, я поинтересовалась у Каина, с чего вдруг такая нелюбовь между ними случилась. Впервые он не ответил на мой вопрос. Потом конечно вопросов без ответов было больше, но с возрастом я начала воспринимать все происходящее как должное. Все же его слова были для меня истиной в последней инстанции. Кто сказал, что такой же истиной не может стать молчание?
   Погружаясь в тяжелые, мутные мысли, я не сразу заметила, что оказалась в медицинском отсеке. Все как всегда, стерильность и полное отсутствие каких-либо запахов. Мой сопровождающий приготовил все необходимое и отошел к входному проему. Что примечательно, он ни разу не взглянул на меня, не говоря уж о каком-либо физическом контакте.
   Погрузила сломанную руку в прозрачную емкость, заполненную зеленным гелем. Понятия не имею каким таким чудом не свалилась от боли до этого момента, но прошедший стандартный час с открытым переломом отправится в копилку самых ужасных воспоминаний. Я конечно не умру от шока, мой организм такого не умеет, но и долго ходить с костями наружу тоже не способна.
   А что от боли выть перестала, так попривыкла уже. К сожалению обезболивающее, что входит в стандартный набор мини аптечек каждого наемника на меня не действует. Точнее действует не в достаточной мере, ибо проклятая кровь, чтоб ее! Та же проблема, что и с алкоголем, слишком быстро растворяется и выводится из организма.
   Раствор, в котором находилась моя рука, так же обезболить не мог. В моем случае помогла бы ментальная техника внушения, или же ударная доза анестезии. Ну а чтобы не свихнуться от боли, когда кость становилась обратно, а ткани начали срастаться, решила отвлечься. Принялась думать обо всем подряд и ни о чем конкретно. Помогает, между прочим.
   Лихорадочно блуждающий взгляд автоматически упал на моего провожатого. Тот был безмятежен, и судя по позе, хорошо вышколен. Сколько он рядом с Авелем?
   Давно заметила, что Авель помешан на традициях. Если Каин менялся, стоило ему оказать в дали от каораи, то его брат всегда и везде следовал буке обычая. Представив, что именно меня сейчас ожидает, захотела к Каину. Он проще, его никогда не заботил регламент. Чего уж там, он до сих пор никого из команды не покалечил за не самое нежно отношение со стороны наемников. Авель же способен убить лишь за прикосновение ко мне. Хотя оба они одним миром мазаны, пойди разберись что у них в головах творится. Каин порой тоже весьма странные фортеля откалывает.
   К сожалению, процесс лечения оказался менее продолжительным, нежели мне хотелось бы.
   Вынимаю уже здоровую руку, вытираю ее лежащей рядом тканью, такой же стерильной, как и все вокруг, и смотрю на моего провожатого. Судя по его реакции, мое внимание оказалось для него неожиданным, поскольку не успел опустить взгляд. Ну да, выучки ему все же не хватио. Впрочем, не стоит излишне придираться, в конце концов, парень не персонал Дворца, а всего-лишь расходный материал Авеля.
   В последний раз окидываю тоскливым взглядом медицинскую каюту. Мне здесь понравилось, чисто, сухо, тепло, Авеля нет... может еще раз руку сломать?
   Словно догадываясь о моих мыслях, провожатый начал недовольно сопеть. Но вполне возможно, что пыхтит он по причине моей излишней медлительности, как ни как мне еще пред черны очи древнего представать.
   Ненавижу.
  Время вышло.
   - Веди, - встаю, подавив тяжкий вздох.
   Больше никаких вздохов, никакой тоски во взгляде, лишь непроницаемая маска из плоти. Самое время вспомнить, кто я на самом деле. Стоило только подумать об этом, как спина сама собой распрямилась, шаг стал плавнее, а руки автоматически сложила на животе.
   Путь от медицинского отсека до места обитания Авеля был не близок, но, к моему сожалению, преодолели мы его довольно быстро. При нашем приближении двустворчатая дверь разошлась в стороны, являя моему взору древнего и его приближенных.
   Ненавижу.
   Под пристальными взглядами присутствующих, лица которых я тщательно запоминала, прошла сквозь расступающиеся ряды.
   В этом неказистом пространстве военного корабля класса 'разведчик', что так любят использовать каораи для дальних рейдов. В этом обезличенном помещении Авель, следуя древнему обычаю, решил провести ритуал признания.
   И на этот раз свидетелей больше. Он решил лишить меня всякого шанса на благополучный исход. Можно убить пару свидетелей, но не двадцать индивидов. Элементарно не успею. Меня устранят раньше.
   Что ж, я сама выбрала путь греха. Так почему бы не стать величайшей грешницей в истории?
   Встаю на колено перед восседающем в массивном кресле Авелем. В этот момент свидетели рухнули на колени в глубоком ритуальном поклоне, касаясь лбом пола, вытягивая руки вперед.
   - Ты пришла ко мне по своей воле? - задает он вопрос.
   Он отпускает контроль над ментальными способностями, и мое тело сковывает напряжение. Он силен, так же как и Каин, и если я еще способна выдержать этот напор, то распростертые на полу свидетели тихо радуются удобству своего положения. Встать они уже не могут.
   - Да, - отвечаю, не поднимая взгляда.
   - В здравом уме и твердой памяти?
   - Да.
   - В твердой решимости?
   - Да.
   - Признаешь ли ты себя моей Айрой? Клянешься ли хранить мою душу. Почитать меня как своего Вана. Быть верной мне и моим целям?
   Настал момент истины. Готова ли я предать того, ради кого жила так долго? Готова ли в будущем ответить за свои действия?
   - Клянусь хранить твою душу, как хранила бы душу Вана. Да будет Вселенная мне свидетелем, - заканчиваю ритуальной фразой.
   - Да будет Вселенная ей свидетелем, - подхватывают остальные. Они не понимают истинного смысла моей клятвы. В отличии от древнего.
   Авель не доволен, он желал другого, полной и безоговорочной преданности. Но самое главное, он желал признания себя Ваном посредством присяги его Айры. Но я отреклась от Вана и встала на одну ступень с Авелем. Отныне он имеет те же права, что и у меня, а я несу ту же ответственность, что и он. И если Ван отречется от меня, мою душу просто сотрут. Но если он этого не сделает, Авель будет официально свободе в своих деяниях.
   - Прими свою участь, Айра, - процедил он, внезапно оказавшись подле меня.
   Схватив мою изрядно отросшую и еле как прибранную гриву, он грубо запрокинул голову назад и впихнул в мой рот свою окровавленную руку. Он явно в бешенстве.
   Ну все, обратного пути у меня нет.
   Захлебываясь сомой, давясь от нехватки воздуха, я морально готовилась к смерти. Ибо Айра не может быть хранительницей двух душ. По крайней мере, так гласят законы.
   Есть правда еще вариант: например, я чего-то не знаю. И поскольку Авеля можно считать сумасшедшим ублюдком, но ни как не дураком, второй вариант кажется мне более реалистичным. И от того вселял еще больший ужас нежели собственная смерть.
   Меня откровенно тошнило, но рвотный рефлекс почему-то отсутствовал. Я давилась и давилась, пока не пришла боль.
   И я бы с радостью потеряла сознание от болевого шока, но подобной милости мне даровано не было. Ну нет в моем организме такой опции. С сожалением вспомнила, что отключила технику блокирующую сновидения, так что психика сейчас вполне стабильна, и сознание сбоев не даст. Так что выворачивающее жжение в желудке придется терпеть.
   Как-то отстраненно подумала, что если бы мне на выбор предложили снова сломать руку, или продолжить мучиться от боли, вызванной потреблением чужой сомы, я бы с радостью застрелилась.
   Пытаясь хоть как-то забыться, вспомнила команду наемников. Видел бы меня сейчас Лай, шикарное поле для издевок. Впрочем, нет, скорее его заинтересует причина по которой меня именно поят, а не вводят сому через вену, как обычную кровь.
   Кода мы встретимся в следующий раз, обязательно расскажу ему, что сома - это агрессивная среда, и введение ее через кровь чревата для меня гемол итическим шоком. А через слизистую вполне безопасно.
   Я с завидным упорством цеплялась за эту мысль, пытаясь вогнать себя в подобие транса, дабы отрешиться от реальности. Даже не знаю что хуже, прогулка по Черной Дыре или нынешние ощущения.
   Думать о том, что могу умереть не хотелось. Я с момента создания хожу по краю, и лишь чудом избегаю смерти. Мысли о ней не пугают, скорее вызывают чувство дикого раздражения. Судьба, в которую так верят древние, та еще тварь. Меня она явно не любит.
   Жжение в желудке стало настолько невыносимым, что идея умереть уже не казалась мне такой уж плохой.
   Тело выгнуло дугой, сердце готово было разорваться на части в прямом смысле, а голова билась обо что-то твердое. Нечто тяжелое навалилось сверху лишая воздуха.
   - О нет, сладкая, калечить себя, я тебе не дам. Это моя прерогатива, - слышала я сквозь шум в ушах.
   А потом все резко прекратилось: и шум, и боль, и судороги. И так хорошо стало, так легко. Мир уже не казался таким уж мерзким, злым и равнодушным.
   'Да ладно?!' - возникла мысль в голове. - 'Я впервые в жизни приход словила?'
   Матерь звездная!
   Неведанная сила перестала вдавливать мое бренное тельце в пол.
   - Пожалуй, на сегодня хватит, - раздался откуда-то сверху голос Авеля.
   Открывать глаза совсем не хотелось, как и подавать признаки жизни. Опорнодвигательны й аппарат вдруг решил, что находится в жесткой турбулентности.
   - Вставай, - приказал древний, явно обращаясь ко мне.
   Интересно, что будет, если не встану?
   По традиции, никто кроме Вана не имел права ко мне прикасаться. Сейчас данное право приобрел еще и Авель. То есть помочь подняться мне может только эта ошибка вселенной.
   А он этого делать не будет. Ритуал еще не закончен.
   Жутко хотелось высказаться по поводу происходящего.
   Мне конечно сейчас очень даже хорошо, но это не значит, что я внезапно поглупела. Поэтому хамить в ответ не стала. И приложив неимоверное количество усилий, все же встала на четвереньки.
   Пошатываясь, с дикой круговертью перед глазами, пыталась принять вертикальное положение.
   - Мы еще не завершили перестройку, а ты уже у моих ног? - насмешливый вопрос.
   Пожалуй, раньше подобные слова могли задеть за живое, но стандарты проведенные среди наемников, все же не прошли даром. Что мне его насмешки? Что попытки унизить мою гордость? Пыль в глубинах черной материи. Я Айра Вана - выше всего этого. А еще я знаю, что долго он не проживет, после всего, что сделал, и еще сделает, со мной. Жаль, что и мне счастливой жизни более не светит.
   Собрав остатки воли в кулак, все же встала на ноги. Сейчас главной задачей было не поддаться на провокации пола, что пытался до меня допрыгнуть. А политику, стоит, оставить на потом.
   - Ты приняла мою сому, Айра. Примешь ли мою душу? - завершающая фраза.
   - Если выживу - приму, - и вот тут я поняла, что меня до сих пор не отпустило.
   Но вместо заслуженного наказания, Авель вдруг рассмеялся. Нет, серьезно! Хохотал в голос, чуть запрокинув голову. Все же жесты у них разные.
   Правда отличия заметны лишь мне, и только тогда, когда Авель того желает. Удивительного таланта личность, гений лицедейства.
   - Интересный эффект, - подошел он ближе, рассматривая мои глаза. - О нем в архивах не упоминалось, - бормотание под нос. - Что ты чувствуешь?
   - Мне хорошо, - решила быть честной.
   - Отправляйся к себе. Поговорим позже.
   И я пошла... опираясь о стены, в сопровождении молчаливого конвоя.
  
  
  ***
   В каюте меня ждал Шин-Рен.
   Как только дверь за моей спиной зарылась, он подхватил, сползающее тело под руки и переместил на койко-место.
   - Что с тобой? - волновался норм, присаживаясь на край моей лежанки.
   - Ты не поверишь, - страдальческие нотки все же проскользнули в голосе.
   - Плохо? Чем я могу помочь?
   - Не мешай.
   - Да что с тобой, Ина?! - его истерика заставила меня приоткрыть глаза.
   - Кайфую, - опустилась я на жаргон. - Впервые в жизни.
   - Да что этот урод там с тобой творил?! - пораженно шепчет Шин.
   - Айру себе делал, - устало выдохнула. Подумав, добавила: - из меня.
   - И чем это нам грозит?
   - Тебе - ничем. А мне, если выживу, большими неприятностями? - головокружение начало проходить, так же как и слабость в мышцах. А вот странные разноцветные пятна перед глазами пожелали задержаться.
   - В каком смысле 'если выживешь'? - напрягся норм.
   - Потому, что две души - это перебор. Конфронтация энергий, и в следствии перегрузка системы.
   - Ничего не понял, - хлопнул он своими большими глазами. - Тебя еще не отпустило, что ли?
   - Древние. У них все не как у нормальных разумных индивидов, - с тоской вздохнула.
   - Так объясни ! Я пойму, - похоже у кого-то на фоне пережитого случились психологические проблемы. Мозг пытается заместить чувство неконтролируемого страха исследовательским интересом. Последнее - пугает.
   - Это одна из самых охраняемых тайн древних, - на всякий случай предупредила. - Стоит им понять, что ты являешься носителем данной информации, твоя жизнь будет кончена в тот же момент.
   - Судя по происходящему, мне и так недолго осталось, - буркнул он в ответ.
   Глупый. Он нынче для Авеля ценнейший груз. А значит, ничего с ним не случится.
   А в прочем... почему бы и нет? Я ведь сама обещала ему раскрыть тайны каораи.
   'А еще я обещала ему встречу с любимой женщиной', - полоснула тоскливая мысль.
   - Ты знаешь, чем отличается живое от неживого?
  - Функционированием систем присущих живому организму? - предположил он. - Обмен веществ, само-поддерживание своего строения и организации, способность размножаться... - перечислял норм.
  - Будет ли андроид живым организмом?
  - Нет конечно, - фыркнул парень.
  - А почему? Чем он отличается от тебя? Обмен веществ присутствует, химические реакции как ни как, само-поддерживание у них в программе является базовым гарантом долгосрочного функционирования. Они вполне способны воспроизводить себе подобных. Какая разница, половой это процесс, или бесполый? Так почему считается, что андроид неживая машина, а ты живой организм?
  - Наличие разума! - нашелся он.
  - В кораблях ксерков уже давно используют искусственный интеллект. Чем тебе не разум? Они тоже живые?
  - Ну не душой же мы отличаемся! - психанул норм.
  - Душой, - тихо возразила я.
  - Это бред. Ее наличие ничего не дает, - скривился Шин-Рен, окинув меня скептическим взглядом.
  - Это потому, что вы еще не познали реальности, в которой проживаете. Не в курсе ее дуалистичной сущности.
  - В каком смысле?
  - Видишь ли, Шин... считается, что Вселенная - это весь бесконечный материальный мир. Но что есть материя? - задала я риторический вопрос. - Из чего она состоит? Из вещества - соединений молекул и атомов. А они из чего?
  - ...
  - Из энергии. Абсолютно все состоит из энергии. Но, видишь ли, сама по себе энергия не статична. Результатом ее движения становится, всплеск информации. Считается, что материя в процессе движения рождает энергию. Все наоборот. Это энергия рождает материю. А материя рождает энергию. И все они разные, и все бесконечные.
  - Какой-то вечный двигатель, - буркнул норм.
  - Скорее своеобразный обмен веществ во вселенной, - поддержала я его шутку. - А что такое душа, Шин?
  - Энергетическая составляющая организма, - растеряно пробормотал он определение.
  - Душа - это матрица всего живого. Энергия, несущая в себе информацию, закладывающую определенный код. Живой код.
  - Мне трудно это осознать, - морщится он. - Твои слова противоречат законам физики.
  - Черные Дыры тоже им противоречат, но ты же их существование не отрицаешь. А что бы тебе было проще принять новую информацию, просто считай, что вселенная состоит из двух пластов: материального и нематериального. Вспомни движки на черной материи, они позволяют путешествовать в неких энергетических тоннелях - на самом деле, они лишь приводят корабли в пограничное состояние перехода из материи в энергию.
  - А двигатели энели? - напрягся норм.
  - А энели переводят корабль в пространство энергии, увеличивая тем самым скорость движения, но для нашего разума ничего не меняется. Ведь энергия - это материя, а материя состоит из энергии.
  - И как это все связанно с происходящим сейчас? - решил он прервать столь абсурдный для него разговор.
  - Ты ведь уже в курсе, что я являюсь Айрой Вана, - начала я задумчиво. - Айра - это не титул. И не совсем статус. Это функция. Айра - это носитель души каораи. Эти... организмы умеют отделять определенный код от сплошного потока энергии. Проще говоря, вынимают душу из материального тела и помещают в определенный сосуд. Этим сосудом и является Айра. Чужую душу невозможно растворить в себе, потому как у каждого свой код. Так что со стороны Айры душе ничего не угрожает.
  - Но как она там... где..., - он запнулся, пытаясь объяснить свою мысль.
  - Каораи - уникальная раса. Они способны управлять энергией. Кто-то в меньшей, а кто-то в большей степени. Те, у кого данная способность развита в достаточной мере, могут иметь Айру. Айрами не рождаются, ими становятся, пройдя процедуру энергетической модификации.
  - И как это происходит?
  - Честно говоря, я плохо в этом разбираюсь, - признаюсь. - Каораи с сильными способностями вмешивается в энергетическое функционирование своего избранника, и создает в душе айры пространство в которое потом будет помещаться душа первого.
  - Зачем им это?
  - Это лишает их барьеров, - расплывчато отвечаю я. - А пока каораи пользуются своими преимуществами, айры душу берегут.
  - В каком смысле? - не понял норм.
  - Душа ведь - энергия. А любая энергия не статична. И что бы она не затерялась в потока другой энергии, ей нужен маяк к которому она будет возвращаться и сосуд для сохранения.
  - И что... этот древний пытался поместить в тебя свою душу? - недоверчиво смотрит на меня Шин-Рен-Шин.
  - Нет, - усмехаюсь я. - Помещать в меня душу пока нельзя. Я же не каораи, у нас генетический код разный. Меня подобные манипуляции не уничтожат, конечно, но очень сильно повредят, что станет угрозой потери маяка, и будет залогом доооолгого восстановления физического тела.
  - Но ты же уже Айра!
  - Не в традиционном смысле этого слова, - горько усмехаюсь я. - Сейчас меня меняют на генетическом уровне. На энергетическом тоже. В общем ломают под себя.
  О том, что меня однажды уже сломали под себя, и повторный процесс повышает процент моей скорой смерти, я решила не говорить Шин-Рену.
  - Каким образом? - ого, да во взгляде серокожего просматривается явный корыстный интерес.
  - Сома... их кровь. Она является настолько агрессивной средой, что при попадании в организм таких как я, начинает его менять.
  - Что значит 'таких как ты'?
  - Голем, - пожимаю плечами. - Генетически, энергетически чистых материалов.
  - И что ты собираешься делать? - его голос дрогнул.
  - Спать, - обрубила я поток собственного откровения.
  Зная Авеля, у меня есть подозрение, что я вполне могу пережить эти стандартные сутки и продолжу радовать своими мучениями черноглазую сволочь.
  Кхаровы близнецы и их заморочки.
  - А Каин? - не пожелал просто так угомониться Шин.
  - А что Каин? - все же обратила я внимание на норма, ерзающего на соседнем койко-месте.
  - В прошлый раз он тебя спас. Может нам стоит попытаться послать ему сигнал, как у той аномалии? - возбудился он.
  - Забудь про это, - вздохнула я. - Во-первых, если нам это и удастся, в чем лично я сомневаюсь, Каин появится здесь не в мгновение ока. А за то время тебя успеют распылить на молекулы. Во-вторых любые ментальные способности, здесь глушатся Авелем, так что мы отрезаны от мира по всем фронтам. И на конец: прекрати надеяться на кого-либо кроме себя. Это только в художественной литературе герой всегда успевает спасти всех. На деле, он частенько опаздывает, - главное не вспоминать.
  Шин замолчал, обиженно засопев. К сожалению ненадолго.
  - Я все понять не могу, почему с тобой так бережно обращаются? Все же пытки будут действенней, нежели я в качестве рычага давления. Чего они с тобой так носятся?
  - Помимо полулегальной амнистии, я так же являюсь отличным способом побольнее укусить Каина, - на душе стало как-то грустно.
  - А Каин почему с тобой носится как с писаной торбой?
  - А у нег выбора особого нет, - стало еще поганей. - Когда мы познакомились, я была его последней надеждой на нормальное существование.
  Вспоминать не хотелось. Я и не вспоминала, сейчас это делать было проще. Отныне не нужно корежить сознание ментальными техниками, нет необходимости контролировать процессы в собственном теле. Сейчас за меня это делает сома. И корежит, и контролирует.
  - Как ты живешь со всем этим? - впервые я услышала в голосе норма неподдельную жалость.
  - Весело, - подавила желание ругнуться. - Спи, Шин-Рен-Шин, - усталость сквозит в голосе. - Кто знает, что ждет нас в будущем. Нужно пользоваться моментами спокойствия. Пока есть такая возможность.
  Сама же отвернулась к стене, подавая пример.
  Жалость. Это даже забавно. Говорят, для сильной особи жалость унизительна. Может быть. Но я сильной никогда не была, жаль остальные об этом постоянно забывают.
  Сволочи.
  Одно радует, щиты можно больше не держать. Авель в отличии от Каина в мои мысли не полезет.
  Ему всегда было плевать на то, что думают окружающие. Подчиняются, почитают, трепещут от могущества и отлично. Каин же был другим. Ему нужно знать все: все мысли, все тайные желания, сознательные и несознательные. ВСЕ.
  Порой рядом с Каином было трудно понять, где начинаются твои желания, и заканчиваются его. Некоторые наши союзники во время войны и не догадывались о том, что они таковыми являются.
  Но он был таким не всегда. По крайней мере не со мной... до определенного момента. Когда этот момент наступил? Когда я потеряла статус эксклюзивности? Кода перестала быть для него самым близким существом во вселенной?
  Кем я была в нашу первую встречу? Сырьем, не до конца себя осознающим. Куклой, в прямом смысле этого слова. Он имел полное право воспользоваться мной, любой поступил бы так же на его месте. И ведь я только выиграла от этого. Я стала кем-то.
  И все у нас было хорошо. Простые, понятные отношения, и такие же простые понятные цели. Мы были лишь вдвоем против всей вселенной. Он учил меня, заботился.
  Но что-то произошло. Что-то совершенно мне не понятное. Каин отдалился, закрылся, начал провоцировать меня. Отныне каждое его слово имело двойной, а то и тройной смысл. Он начал играть со мной в игры, что так любил двор.
  Случилось ли это после того как я попыталась убить Авеля или же гораздо раньше?
  Я столько раз задавалась этим вопросом. Но ответ все не приходил.
  И тогда я поняла, что Каин не изменился. Поменялось его отношение ко мне. Но к тому моменту я настолько устала, что готова была все бросить.
  Во многом моему решению сбежать поспособствовал факт моего греха. Ибо никто не смеет влезать между двумя близнецами. А я на тот момент была уверена в том, что убила Авеля. Совершила величайшее преступление, о котором никто кроме Каина не знал.
  Понятия не имею, но по их треклятым обычаям убить близнеца мог лишь брат. Попытка покушения на одного из них каралась смертью.
  Что не помешало им устроить друг на друга охоту при помощи приближенных, а мне остаться живой и невредимой. С чувством вины.
  И я жила с этим грехом довольно долго, верила, что Каин ненавидит меня за это, но по причине моего статуса убить не может.
  Я любила его, и каждый раз, глядя в его равнодушные глаза умирала душой. Я провоцировала его, привлекала внимание, бесилась от ответного безразличия и верила, что заслужила все это.
  А потом я не выдержала. Наши странные отношения вполне могли стать причиной моего сумасшествия. И это не метафора. Несмотря на передовые технологии вылечить меня не смогли бы. Да мне элементарную гормональную терапию противопоказано проводит, что уж говорить о более тонких настройках? Долбаные каораи с их исключительной сомой, которая растворяла все, что можно и нельзя. Не менее долбанный организм голема, на который нельзя влиять, дабы не сбить правильную работу сомы.
  Ненавижу.
  Все же воспитание Каина и такие редкие, но такие запоминающиеся встречи с Авелем научили меня ценить собственную жизнь. И я выбрала себя. От того и сбежала, трусливо отдавшись на волю Черной Дыры.
  Жаль что судьба и вправду существует. От нее не сбежишь. Вот и вышло, что я там, где рано или поздно все равно бы оказалась.
  Одно радует, можно отпустить свой дар эмпата на свободу. Если не сдохну, то при приеме сомы Авеля я могу вернуть себе часть способностей. Конечно, вернуться на прежний уровень уже никогда не удастся, но в моем случае даже такая малость - уже что-то.
  Все же до чего судьба затейница - два отморозка создали из куклы личность. Не подделку, не иллюзию и не имитацию, а самую, что ни есть настоящую личность в уникальной форме жизни.
  Остается лишь уповать на то, что моей воли хватит дабы выстоять в ближайшем будущем. Наемников тоже неплохо было бы вытащить.
  В то время как Шин бессовестно дрых, решив последовать моему совету, я пыталась освободить голову от лишних мыслей.
  На данный момент в рефлексии нет смысла. Она лишь отнимает и без того малые моральные силы. Мне бы подумать над будущем и разработать очередной план по спасению себя родимой. Но что толку? Чаще всего я сильна в импровизации.
  Так и лежала я, бессмысленно пялясь то в одну точку, то в другую. Эффект от недавно принятой сомы прошел довольно быстро, позволив проясниться сознанию.
  Очередной всплеск интереса к древним возник у норма спустя половину стандартных суток. Нам как раз принесли еду. А поскольку других развлечений в доступной близости не оказалось, нам только и оставалось, что разговаривать обо всем на свете.
   - Знаешь, дед когда с раскопок приезжал, всегда рассказывал мне легенды об Ушедших. О том, какие они великие, благородные, потрясающие. А я слушал и верил... но столкнувшись с ними в живую..., - Шин умолк, пытаясь подобрать определение разрозненных чувств.
  - Разочаровался? - нетерпеливо подсказываю.
  - Испугался. Я ведь думал..., - он сбился, но собравшись с мыслями, заговорил вновь. - Мы не знали, что из себя представляют древние. То, что гуманоидные расы во многом похожи между собой вполне объяснимо определенной средой в которой данные расы формировались. Обязательное наличие кислорода в воздухе, излучение, да куча параметров, случайное стечение которых позволяет зародиться гуманоидному организму. Смешно, но наша физиология и среда даже на психике отражается. В конце концов, она строится на инстинктах, а они у нас в силу некоторой схожести развития видов одинаковые. Размножение и выживание. Но древние... гуманоидная раса, но что-то в них не так. Они же высшие! Обладают невероятной мощью, мудростью, технологиями. Каораи познали то, что не доступно нам - примитивным расам. Это совершенно другой уровень развития. У них не должно быть войн! Все войны от несовершенства, а они совершены! Так дед говорил, а я верил.
  Голос норма затих окончательно, и боль от неоправданных надежды повисла в тишине темной каюты.
  - А у них нет войн, - хмыкнула я. - Каораи не воюют между собой - это бессмысленно. Не воюют с внешним противником - таких нет в этой вселенной. Но есть у этого вида некий дефект - близнецы. Появляются они редко, со времен предыдущей пары родилась и потухла звезда. Близнецы проклятье для этой расы и для этой вселенной. А в остальном они действительно превышают остальные расы в развитии. Потому и ушли. Знаешь же непреложный закон - самостоятельное развитие. Что бы получить высокие технологии нужно обладать особым сознанием, в котором будет отсутствовать целый ряд личностных качеств, что в наличии у примитивных. Иначе вы повторите судьбу человечества.
  - Не воюют? - мой собеседник вдруг резко подскочил на своем койко-месте. - Не ты ли упоминала про войну на которой выросла?
  - Я? - удивленно хлопаю глазами. - Когда успела?
  - Ина, - возмутился серокожий гений техники.
   - Впрочем, тебе наверное стоит это узнать, - задумчиво посмотрела в сторону норма. - В конце концов история повторяется. Война в которой я принимала непосредственное участие была, как ты понимаешь между двух ошибок этой вселенной. Но каораи не имеют права вмешиваться в их противостояние. И что же делать? Где брать ресурсы? У более примитивных и менее развитых рас. Авель сделал ставку на людей. И не прогадал. Жадные, подлые, слабые, но невероятно наивные.
  - Не любишь ты их, - заметил Шин.
  - А за что мне их любить? За то, что создали? Так они не меня создавали, а кусок мяса, сырье для своих малоинтересных целей. Или за то, что преследовали нас с завидным упорством, ведомые жаждой силы, обещанной Авелем? - нервный смешок вырвался помимо воли. - Каин был застигнут врасплох, но долго это не продлилось, и вскоре у него так же появляются союзники. Не спрашивай кто, но люди предали Авеля. Разорвав договор они отказались следовать за ним, за что многие из них перестали существовать. Авель не знаком с понятием 'милосердие' от слова совсем. Но самое веселое началось позже, когда по нашему следу пошли Немертвые. Вот с кем воевать я больше не хочу.
  От промелькнувших воспоминаний по спине пробежал холодок, заставивший передернуть плечами.
  - И даже после этого каораи не вмешались? - расширились глаза у норма.
  - Ну отчего же, - не согласилась я. - Каин собрал четырех небесных генералов, и велел им разбираться с немертвыми. Авеля окончательно объявили вне закона, я попыталась его убить...
  Горло перехватил спазм.
  - И? - прервал затянувшуюся паузу Шин.
  - И как видишь, все мы живем долго и счастливо до сих пор, - оборвала я свою словоохотливость.
  К моему облегчению наш разговор прервал звук открываемой двери.
  - Уну желает видеть господин, - склонил голову вошедший человек.
  Странно, а ведь людей-то на борту этого корабля я до сих пор не видела. Нормы были, номлоки были, насекомоподобные он-нази были, а людей не было. Но возможно их просто не допустили до церемонии принятия.
  Мне ничего не оставалось, кроме как встать и молча последовать за провожатым.
  Забавно, но нашу каюту не запирали. С другой стороны одной мне передвигаться не давали. Как будто я не чувствую Авеля, и не знаю где он находится.
  А я чувствую, что б его Черная Дыра разорвала! Каина так не чувствовала, как его.
  Меня провели в то же помещение, в котором мы с Авелем общались в прошлый раз. Сегодня он был там один. Свет приглушен, погружая комнату в полумрак.
  В этом мы с ним похожи. Оба любим темноту, оба предпочитаем оставаться в одиночестве, и оба помешаны на его брате.
  Откуда я это знаю? Как-то раз, Авель запер меня в карцере на астероиде для особо неугодных преступников, предварительно вырезав всех обитателей тюрьмы. И сам все это время провел рядом. Кормил сухпайками и наблюдал. Я там чуть не сдохла, а он все наблюдал. Только он и я. И тишина, давящая на мозг.
   - Подойди, - приказ.
   Определенно в исполнении Каина эта фраза звучит более харизматично.
   Повиновалась. Как не повиноваться? В наказаниях за неподчинение Авель знает толк.
   - Присаживайся, - он сидел в примелькавшемся уже кресле напротив огромного, во всю стену, иллюминатора. А мне предлагал расположиться у своих ног. Словно Ван.
   Но не Ван.
   Глядя на холодный свет бесконечно далеких звезд, я Айра Вана опустилась на пол у ног предателя и врага. Словно у ног Вана.
   Кощунство.
   А мне все равно. Никаких особо негативных эмоций я по поводу данного лицемерия не испытывала. Желает Авель насладиться жалкой имитацией, мне не трудно удовлетворить его маленькую прихоть.
   Я не признавала его Ваном, лишь обещала почитать так же. Разные вещи, и он это прекрасно знает.
   Он молчал довольно долго, глядя в бесконечный космос. Может настроение хорошее?
   Забавно, а ведь среди обитаемых систем, еще ни одна раса не изобрела материал прочный и прозрачный одновременно. Не стеклом же пользоваться право слово.
   А вот древние уже давно нашли такой элемент, благодаря чему мы с коараи сейчас любуемся видами.
   Стоп.
   Любуемся видами? То есть мы вышли из энели?! И где мы?
   Разглядывая звезды, я пыталась вспомнить, где уже видела подобную звездную карту. А я видела.
   - У нас мало времени, милая, нужно ускорить твою модернизацию, - его ласковый голос никак не вязался с пустой чернотой глаз. - Как тебе путешествие? Не заскучала?
   - Не успела, - говорить с Авелем не хотелось.
   - Потерпи немного, скоро нам будет весело. Как раньше, помнишь?
   - Весело мне было с Каином, а с тобой обычно больно и неприятно, - глядя ему в глаза честно призналась я.
   - Зря ты так, милая. Я с трепетом вспоминаю время, проведенное с тобой. Ты понятия не имеешь насколько хорошо мне подходишь. Твоя модернизация под меня идет намного быстрее, чем под Каина. Это о многом говорит.
   - Этот вопрос решай с Каином. Пока он жив, я принадлежу ему. Стану я твоим сосудом, не стану, факта первенства это не изменит.
   - Ты когда-нибудь задумывалась, о собственном несовершенстве? - задал неожиданный вопрос древний. Зная Авеля, можно было рассчитывать на хороший подзатыльник, а не на продолжение беседы.
   - И чем я тебя не устраиваю? - огрызнулась в ответ.
   Не то что бы меня расстроил данный вопрос, я всю свою жизнь кого-нибудь чем-нибудь не устраивала. Серьезно.
   - Парадоксально, но как раз ты лучшее, что с нами происходило за долгие стандарты, - перевел он задумчивый взгляд на меня. - Ошибка биоинженерии. Кукла с душой. Я понимаю, чем ты его зацепила. Ни мыслей, ни эмоций, полный штиль. Так хорошо, - и он запустил свою руку в изрядно отросшие волосы.
   Меня затошнило. И тошнило бы еще очень долго, если бы не одно но.
   - В каком смысле штиль? - вырвалось у меня раньше, чем я успела выстроить линию разговора. - Ты меня не чувствуешь?
   Тихо, Нари. Не стоит так волноваться. Успокой дыхание.
   - Я не могу тебя чувствовать, - поправил он меня, - пока ты этого не хочешь. Никто не может.
   Какие, однако, новости мы узнаем спустя сотни стандартов. Если Авель говорит никто, значит никто. Но ведь Каин...
   - Так было всегда? - с опаской кошусь на древнего.
   - До того как ты утратила свой дар, мне не нужно было находиться так близко к тебе, что бы оказаться в тишине.
   - Ты не можешь контролировать эмпатию и телепатию? - не поверила я. Насколько знаю, Каин вполне способен ставить блоки.
   - Это не то, - дернул он меня за прядь.
   Старательно поморщилась от боли. Порадуем ублюдка, раз уж он сегодня такой разговорчивый.
   - В каком смысле не то, - не поняла я.
   - Голоса живых для меня не проблема, - отмахнулся он.
   И замолчал, вновь уставившись в иллюминатор во всю стену.
   Бред какой-то. Если живые не проблема, тогда кто? Мертвые? Но это вообще бессмысленно. В мертвых телах нет высшей нервной деятельности, следовательно нет мыслей и эмоций. Никакого импульса, лишь энергия на стадии распада. Если только не...
   - Ты слышишь немертвых? - в тихом ужасе смотрю на Авеля.
   Это не возможно. У немертвых нет эмоций, лишь инстинкты.
   - Ты никогда не задумывалась о природе немертвых? Как они появились? Что является их сутью? Я слышу Вознесенных. Некоторым очень хочется обратно. Не все же добровольно вознеслись. И что бы сделать с этим что-то, мне нужен Каин, - он начал закатывать рукав.
   - Я ничего не понимаю, Авель, - голос осип. - Причем тут Каин? Ты просто болен, непонятные голоса в голове это не нормально.
   Серьезно. Это ненормально даже для них - монстров этой вселенной.
   - Ты очень хорошая кукла, - поднес он распоротое запястье с сочащейся сомой к моему рту. Мне вновь пришлось давиться проклятой кровью. - Полезная. Инари, мне порой даже жаль, что он нашел тебя раньше, чем я. Ты знала, что ферма на которой тебя создали, спонсировалась мной? Каин убил мою айру, из-за чего я расстроился и смог выбить его душу. Один единственный раз. Спасибо подыхающей айре, мне пришлось поддерживать жизнь в ее теле некоторое время, поскольку она стала ловушкой для его души. А братца держал на ферме, пока искал копье. Ты ведь не думала, что сможешь убить меня простым оружием? Неет, нас с братишкой может прикончить только это Копье мать его Судьбы. Наши предки разделили его и распихали по разным углам вселенной. Наверное, чтобы развлекаться, наблюдая за нами с другого пласта. Те еще уроды были. Что ты так смотришь на меня, кукла? Не знала, что близнецы способны пользоваться айрами друг друга? А знаешь почему? Потому, что мы часть одного целого. Так бывает, когда по какой-то причине один из близнецов не поглощает другого еще в утробе матери. Мамашка наша доброй женщиной была, любила обоих говорят, потому и не дала естественному отбору произойти. А может просто чокнутой стервой оказалась, и решила вселенную на новые мучения обречь. Мне как-то до Черной дыры дела минувших дней и мотивы сбежавшей в другой пласт дамочки, осознавшей, что натворила. Я жить хочу, и собираюсь это делать со всеми причитающимися мне привилегиями. Твоя задача мне в этом помочь. У тебя, милая, и выбора-то особого нет. Ты ни на что повлиять не сможешь, за то тебе, как Единственному Сосуду Близнецов гарантирована полная безопасность. Мы же с Каином не хотим остаться без якоря в этом пласте. И мне очень интересно, почему братишка до сих пор не рассказал тебе всего этого. Скажи, кукла, почему ты поразительно мало знаешь? - задал он напоследок риторический вопрос.
   - Звезды, как же я хочу умереть, - единственное, что смогла из себя выдавить, как только меня перестали травить сомой.
  
  
  
  ***
  
   В каюту меня возвращали под конвоем, на который я не обратила внимания в силу шокового состояния. Всего за один разговор с Авелем я узнала больше, чем за предыдущую жизнь с Каином. Последний вообще не распространялся о своей сути. Я даже не знала, что их невозможно убить обычным для коараи способом. Ненавидела себя за грехи, которые, оказывается, не совершала.
   И он знал. Знал, но молчал. За что?
   - Ина? - дотронулся до моего плеча норм. И когда в каюту успела попасть.
   Мне было больно. Было больно осознавать, что его предали, больно когда он закрылся от меня, было, было больно чувствовать в свою сторону скрытый холод и презрение его народа, больно при очередном похищении Авеля. И больно сейчас.
   - Ина, все хорошо, - вдруг обнял меня Шин-Рен. - Все будет хорошо. Что бы они с тобой не сделали, все пройдет.
   - Что ты делаешь? - голос хриплый, неприятный.
   - Ты плачешь, - растерянно и как-то беспомощно он заглядывал в мои глаза, немного отстранившись.
   Рука невольно дернулась к лицу, а пальцы ощутили влагу на щеках.
   Плачу. Когда я вообще в последний раз плакала. А было ли это хоть когда-нибудь.
   - За что он со мной так? - судорожный всхлип вырвался помимо воли.
   Поняв, что вопрос был задан вслух, закусила собственный кулак. Ни слова. Ни звука. Не смей, Ина. Это твоя боль, никто не смеет видеть боль Айры Вана.
   От желания завыть в голос тело согнуло пополам.
   Айра.
   Я думала, что значу для него хотя бы что-то. Хотя бы как Айра. Невозможно доверить душу тому, кому не доверяешь. К кому не испытываешь ничего. Он ведь сделал меня своей Айрой, лепил по своему вкусу. Дал мне жизнь. Заботился. Он был моим центром вселенной. Это все было ложью?
   А было ли? Я просто кукла, оказавшаяся под рукой. Механизм выбора айры не сложен, всего три фактора. Сосуд изначально слабее носителя духовно и ментально, безграничная верность айры своему коараю, и наконец, генетическая совместимость. Абы кому душу не доверишь. Но обычно у древних хватало вариантов.
  Там во тьме с пятью уровнями защиты, у него не было выбора. Только я. А душу нужно было вернуть. Он и вернул, а после поместил в меня, ведь нужно было выбираться. Тот, кто не терпел границ, вдруг лишился выбора. Навсегда. О какой любви я смела мечтать, если была лишь второсортной заменой? Поместив однажды душу в айру, древний терял совместимость с кем-либо еще. Изменялась структура энергетической оболочки. Айра так же становилась бесполезной для других носителей.
  Я думала, что с близнецами будет аналогично. Ведь не существует в этой вселенной ничего идентичного. Даже клоны отличались в энергетическом плане. Но близнецы коараи уверенный в обратном. И если Авель прав, и его душа не убьет меня, а она похоже не убьет, поскольку сому я принимаю без фатальных для организма последствий. Значит... у них одна душа?
  Нет, не так... одна душа на двоих... бред. Это противоречит законам вселенной. Она либо есть, либо ее нет. Не то. В памяти всплыли злые слова Авеля: 'Потому, что мы часть одного целого. Так бывает, когда по какой-то причине один из близнецов не поглощает другого еще в утробе матери.'
  Поглощает...
  - Шин, отпусти, - дернула я плечом. - Все в порядке. Со мной не сделали ничего, чего не творили ранее. Это гормоны. Идет ломка организма.
  Меня выпустили из крепких объятий, окатив такой волной жалости, что в горле опять ком застрял.
  Захотелось головой о стену стукнуться, что бы привести мысли в порядок. Мало мне было собственного приступа жалости к себе родимой, так норм похоже добить решил. Останавливало лишь осознание того, что необходимая сила удара вполне возможно расколет многострадальную черепушку пополам.
   Расколоть... поглотить...
   - Да ну. Быть такого не может. Ну бред же.
   - О чем ты? - встрепенулся серокожий, с опаской глядя на меня.
   - Она разорвана, - ошалело ответила я. И тут же мысленно посоветовала себе заткнуться. - Это... Не обращай внимания, Шин. Все в порядке. Я... я просто немного не в себе. Ты же понимаешь.
   Шин-Рен-Шин ничего не понимал, что к лучшему. Ибо после ТАКОЙ информации ему не жить.
   Я же судорожно пыталась понять, кто кого недожрал из этой парочки. Каин или Авель? Авель или Каин?
   Бездушные твари. Как же я от них устала. От обоих.
   А ведь Каин не правителя ксерков спасать отправился. И не межгалактическую войну останавливать. Похоже у ксерков хранилась часть копья. Вспоминая поведение древнего, я все больше утверждалась в правильности своей догадки. Это же коараи - им плевать на все.
   Значит Копье Судьбы. Тьфу, как пафосно. Впрочем, древние подобное любят.
   А я все гадала, почему при всей силе этих двоих, при всех их стычках, они еще не поубивали друг друга. Впрочем, запрет на вмешательство так же становится понятен. Жизни своих сородичей они ценят. Даже Ван, имеющий право на истребление, старается вознести, а не убить.
   Получатся, сейчас они гоняются за осколками копья по всей вселенной.
   - Шин, - радостно смотрю на напряженного товарища, - у нас есть шанс выжить.
   - Обнадеживающее заявление, - не сильно воодушевился он. - С учетом предыдущего твоего состояния, эмоциональные качели от глубокой депрессии до радостного воодушевления несколько напрягают. Заканчивала бы ты дурь принимать.
   - Это не дурь, Шин-Ренчик, - посерьезнела я. - Это нечто гораздо хуже. А насчет нашего шанса, я серьезно.
   - И что нам нужно делать, что бы приблизить свободу? - наконец заинтересовался он, решив не развивать дальше тему моего состояния.
   - Ждать.
   Ждать, кстати, пришлось не так уж и долго. Меня еще три раза водили к Авелю на процедуру принятия сомы, и с каждым разом я чувствовала себя все лучше и лучше. Что не радовало, поскольку подтверждало мои догадки, мой организм принимал близнеца Каина, так же, как принимал самого Каина.
   Все время мучительного ожидания, мы с нормом провели в молчании. Я спала, он страдал от неизвестности и скуки, но глупостей не делал, был кроток и послушен. А когда скука совсем его одолевала, он рассказывал о своей невесте. Иногда упоминал деда. Я за время полета узнала о его жизни больше, чем за время совместной работы в наемном отряде.
   - Если меня убьют, найди мою невесту, - однажды попросил он. - Передай ей все заработанное мной и скажи, что бы вышла, наконец, замуж. Знаешь ведь как у нас с этим строго.
   Я ничего не ответила.
   А через несколько суток корабль остановился. В этот раз Авель не вызывал меня к себе. Нас просто заблокировали в каюте, которую до этого и не думали закрывать. Это может значить лишь одно - древнего нет на корабле.
   - Шин, - позвала я тихо серокожего друга. - Время пришло.
   - Сейчас? - задал он глупый вопрос.
   Я лишь дернула плечом, направившись к панели управления дверью. Нужно было придумать, как взломать блокировку. Так же не стоит надеяться на то, что мы вдруг окажемся на корабле единственными разумными индивидами. Даже если Авеля нет, он вряд ли взял с собой весь экипаж. Он мог вообще один отправиться.
   - Шин-Ренчик, ты долго будешь безучастно наблюдать за моими мучениями? - возмутилась я, поняв, что сама не справлюсь.
   - Вообще-то это ты у нас специалист по древним технологиям, - проворчал он, все же подойдя ближе.
   Ворчание норму не свойственно, так что я оценила степень его волнения.
   - Ты гениальный техник, Шин, - задумчиво оглядываю проявляющуюся панель. - Именно поэтому я в свое время впихнула в твою голову все, что можно было впихнуть без особых последствий.
   Не только у Рима был нюх на гениев, я так же могла отличить посредственность от настоящего фаната своего дела. В глазах Шин-Рена я видела жаркое пламя знаний. Не выгоды, не власти, что подобные знания дают, лишь чистый интерес. А поскольку я сама являлась неплохим техником, то ценность норма была для меня очевидна в двойне. Все же техник - это и программер и механик в одном лице. Специальность вроде и широкая, но стоит достичь в ней высокого уровня, и любая техника, будь то дроид или корабль, склонится перед тобой. Ведь, кто способен настроить, тому не составит труда и взломать.
   - Дикие головные боли ты последствиями не считаешь? - больше констатировал факт, нежели спрашивал.
   - Главное, что ты выжил, - не подумав ляпнула.
   - Вот тут, попробуй, - показал он.
   - Сейчас вторая панель проявится, активируй датчики пожарной безопасности, пока я локализую сигнал.
   - Система тушения не сработает? - засомневался серокожий друг.
   - Пока я блокирую поступление сигнала на основной ИИ корабля - нет. Сработает протокол экстренной эвакуации, у нас останется две минуты по времени системы Са2п, после чего подача воздуха будет прекращена, а двери автоматически заблокируются.
   - В чем подвох? - насторожился норм.
   - Нам придется открывать дверь в ручную, - пожимаю плечами.
   - Без рычага?!
   - Скажи спасибо, что это просто корабль, без экты. Иначе даже такой возможности у нас не было бы. Пошел!
   Дверь конечно тяжелая, но и норм физически сильнее человека. Правда, помочь все же пришлось.
   - Вот так просто? - спросил Шин, стоило нам оказаться за пределами нашей каюты.
   - Нет, сейчас доберемся до того отсека, - показываю рукой, - и будем блокировать средства слежения по трем маршрутам следования, а не только вокруг нашей каюты.
   - Хочешь сказать в этом корабле одна система управления? - не поверил мне норм.
   И Правильно сделал, честно говоря.
   - Нет, конечно, - пожимаю плечами. - Но никто же не мешает нам взломать параллельную сеть через общий узел. Вон там, кстати, можно совершить беспроводное подключение.
   Мы подошли к одной из стен.
   - Ина, ты с ума сошла, - рявкнул, вдруг, Шин-Рен. - Мало того, что у нас нет консоли для подключения, так тут еще и толщина стены порядочная! Я тебе ксерк, что ли метал руками крушить?
   'Головой' - подумала я тогда, - 'Еще немного и ты будешь крушить их головой'
   - Скажи честно, ты выбрала меня потому, что чужака меньше всех жаль? - тем временем в его взгляде проскользнула тоска.
   - Я взяла тебя с собой потому, что в твоем мозгу имплант беспроводного подключения напрямую к системе управления, какую он только сможет расшифровать. - И видя его белеющее лицо, решила пояснить. - Ты действительно веришь в то, что я допущу непроверенного индивида к технологиям Ушедших? Я такой же техник, как и ты Шин. Я способна распознать носителя, даже если он не пользуется имплантом. Моих ущербных способностей ментала хватит определить любую странность в твоем мозгу, поведении или эмоциях. Классифицировать эту странность так же труда не составит. Так же как не составит труда определить модель и тип корабля по звуку работающих гравитационных систем. Ты не наемник, тебя не учили скрывать маркеры собственной реакции. Например сокращение зрачков при определенных частотах. Именно по этому я выбрала тебя. Идеальное орудие.
   - Как ты узнала, - он слегка осип от волнения. - Как ты узнала? Это экспериментальная технология. Она испытывалась лишь на семерых смертниках. Отторжения не вызвала лишь у троих.
   - А ты думаешь, у твоего правительства эта технология появилась с потолка? - криво усмехнулась. - Очень старая разработка древних. Тупиковая, правда. Как и все, что слил вам Авель.
   - С этим понято, но со стеной-то, что делать будешь? - устало оперся он о нее рукой.
   Дотянутся до узла пытается. Ага.
   - Ножи.
   - Что?
   - Ножи, что я незаметно тебе подсунула, когда ты ко мне с тряпками для остановки крови полез.
   ... Как же хочется кого-нибудь убить. Кого-нибудь черноокого, беловолосого, нагломордого. Авеля например.
   - Болит? - испуганными глазами смотрит на меня Шин, пытаясь приложить, взятую непонятно где, тряпку к переломанной руке.
   Вовремя же он. Чуть смещаюсь. Неловкое движение сломанной рукой, злобное шипение и поддержка здоровой конечностью.
   - Не лезь, - шиплю я. - Иначе намотаю тебе эту ветошь на шею и легонько затяну.
   Норм отпрянул, но смотреть жалобными глазками не перестал.
  Он не сразу понял. Но скольжение метала по телу, не заметить не мог.
   Эх, парень, какая бы не была у тебя подготовка, но вот именно такие моменты выкупают в тебе гражданского. Да боевитого, да авантюриста, но гражданского.
   Именно поэтому мне приходится выказывать признаки слабости и нетерпимости к боли. Что бы твою реакцию в случае слежки приняли за акт сострадания.
  Позже, намного позже, поняв, что никто не сподобится досматривать мою игрушку, я успокоилась. И даже намеками объяснила Шину, как скрыть мысли и оружие. Ненадолго. Но хоть так. ...
   - Но..., - попытался было сказать что-то норм.
   Но время для разговоров закончилось. К нам кто-то приближался. Моя эмпатия работала на полную. Посему я считывала все эмоции Шина и трех приближающихся молодчиков.
   - Вскрывай, - нагнувшись, вытаскиваю оба ножа из-за голенища его высокого ботинка. Один сую ему в руку, другой удобно перехватила сама. - Три пути ослепляешь. Один зацикливаешь. И блокируешь рубку, мостик, каюту, отсек питания. В ангаре и медотсеке задействуй протокол пожара. В остальных доступных протокол разгерметизации. Быстрее!
   Увидев, выруливших, наконец, в нашу сторону слуг Авеля, я с тоской вспомнила будни в академии наемников. Сейчас мне будет больно.
   Трое... хоть бы не сдохнуть от счастья.
   - Госпожа, мы вынуждены просить вас вернуться в каюту, - обратился ко мне один из них.
   - Во-первых: Великая Госпожа, - поправила я. - А во-вторых: просите.
   На мгновение повисла гнетущая тишина. Гнетущей она была потому, что Шин-Ренчик прекратил попытки пробить доступ к блоку подключения.
   - Ну ты и зануда, - буркнул он, к моему облегчению возобновив свой нелегкий труд.
   Одновременно с этим вышли из ступора наши враги.
   Раньше у меня быль лишь один враг - Авель. Но в академии мне объяснили, что врагом является не только тот кого ты искренне и от всей души ненавидишь, а любое существо вставшее на пути наемника. А врагов хороший наемник в живых не оставляет.
   Подобное мировоззрение не сильно разнилось с тем, что практиковал Каин во время войны. Разве что вместо врагов у него были досадные помехи. И Авель.
   Мне вдруг стало интересно, а к какой категории Каин относит Авеля?
   Плавно шагнув в сторону троицы, я отдалась на волю рефлексов. Успокаивало одно: моя персона нужна Авелю живой и в идеале не слишком потрепанной. А посему никакого оружия в мою строну применено не будет. Что кстати подтвердили действия противника. Первым делом они решили меня окружить и задавить числом, несмотря на нож в моей руке. Дальше один бросился бы в ноги, второй попытался бы заблокировать руки, а третий решил зайти мне за спину и не дать сбежать. Вполне грамотно сработали бы.
   - Знаете, - обратилась я задумчиво к троице, стоило им сдвинуться с места. - Каин мог уничтожить целый мир не напрягаясь, а мне убивать запрещал. Конечно, и мне приходилось прерывать чей-то путь, как ни как война и все такое, - крутанула я кистью в воздухе, глядя на замерших слушателей, - но вот понятие о ценности жизни он мне привил.
   Ага, так и говорил: 'Не твое это - души лишать. Нет у тебя к этому таланта, Нари. Твое дело душу сохранять.' А вообще он парень с юмором. Потому, что дал сначала убить, а потом рассказал о моей жертве все: от момента рождения и до встречи со мной. Я прям его матерью себя почувствовала. И так жалко этот труп стало. В какой-то момент даже забыла, что меня саму прирезали бы не дернув жвалом.
   Короче говоря, случилась воспитательная беседа на предмет, убивать плохо, но если очень надо, то немножко можно. Ибо жизнь ценна, а душа великий дар.
   - Мы не разумеем глубокой мысли Госпожи, - напрягся один.
   - Меня вообще никто понимает, - пожаловалась я. - Вечно приходится объяснять. Тебя тощий, я вывезу, и тебя человек, покалечу. А об тебя, бугай, я сломаю себе пальцы. После чего ты запрешь меня в каюте, Шин-Рена упокоишь, и доложишь командованию о попытке бегства. А потом, придет Авель, и убьет тебя. Потому, что никто кроме него не смеет ломать мне кости. Ладно, давайте нападайте уже.
   Троица переглянулась. И такая тоска в их взгляде появилась, действия стали неуверенными и медлительными. Они медленно окружили, и нехотя на меня пошли. Короче - не остановились.
   И я напала.
   Смысла тянуть время больше не было. Все произошло так, как я и говорила. Кроме одного. Бугай старательно уворачивался от моих конечностей, не позволяя себя коснуться. Пытаясь при этом поймать мое тельце в горячие объятия, дабы исключить возможность членовредительства с моей стороны. К такому его жизнь явно не готовила.
   Мы с ним вертелись и крутились, я даже побегала немного. Пока не пришел Шин-Рен и не перерезал ему горло. Молча. Со спины. Моим ножом.
   - Что? - посмотрел он на меня, протягивая нож.
   Кажется, мы его испортили. Чем дальше, тем больше в норме от наемника.
   - Все сделал? - покачала головой, не принимая нож обратно.
   Рано еще.
   - Да, сейчас сработает тревога.
   И она действительно сработала.
   - Пошли, - развернулась я и побежала.
   - Какой дальше план?
   - Спрятать тебя, подать сигнал Каину, вернуться к Авелю.
   - Ты сума сошла? - дернули меня за плечо, развернув к себе лицом. Не самая лучшая идея, учитывая скорость с которой мы бежали.
   - Шин-Ренчик, - взвыла я, - будь пуськой, не лапай меня больше!
   - В каком смысле, ты вернёшься к Авелю?! - на мою претензию норм не обратил внимания.
   Я вдруг вспомнила почему редко говорю правду. На нее неадекватно реагируют.
   - Шин, судя по незначительным колебаниям гравитации, мы вошли в один из шлюзов какой-то космической станции. А значит, мы до сих пор в открытом космосе, и далеко не сбежим. Есть подозрение, что станция достаточно большая, что бы я смогла спрятать тебя на ней. И что бы Авель не разнес ее на атомы, мне придется вернуться к нему.
   - Я тебя не оставлю, - мотнул он ушастой головой, а я с тоской подумала, что каким-то неведомым способом обзавелась настоящим другом. У которого похоже чувство самосохранения отрубило еще при первой нашей встрече. Ибо стоим мы такие красивые посреди вражеского корабля и выясняем отношения.
   - Шин-Рен-Шин!
   - Сама туда иди! - огрызнулся он в ответ.
   Я в этот момент прямо гордость за него испытала. Обучаемость языку Ушедших феноменальная. Жаль его деду даже в голову не могла прийти мысль, что древним тоже не чужд вандализм, и первая же понравившаяся ему надпись окажется отборным ругательством.
   - Я нужна ему, - вздыхаю. - Единственный кому тут грозит летальный исход, это ты. Можешь мне поверить, если я поведу себя правильно, мне возможно даже ничего не сломают.
   И посчитав свои слова исчерпывающими, я побежала дальше. Шин-Ренчик пробурчав что-то невнятное отправился следом. Перед тем, как покинуть корабль Авеля, мы прихватили с собой новые респираторы, которые легко вставляются ноздри, и закрепляются там, вырабатывая пригодную для каждого индивидуума воздушную смесь.
   Признаться, я испытала некоторое волнение перед тем, как входной люк выпустил нас на просторы новой локации. Слуги Авеля уже должны были попытаться с ним связаться, а значит времени почти не осталось. А мне еще Шина прятать на условно враждебной территории. В этом минус импровизации, много неизвестных переменных и мало времени.
   И что же тут у нас?
  
Оценка: 7.77*143  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"