Бардонов Александр Иванович: другие произведения.

Прикладная гидропоника

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  ПРИКЛАДНАЯ ГИДРОПОНИКА
  
  Когда-нибудь ученые мужи подсчитают процент вероятности повторения подобной ситуации, поразятся его ничтожному значению, обзовут каким-нибудь парадоксом и, при этом, возможно, прилепят к нему мое имя. Даже если так и случится, данный факт не пробуждает во мне абсолютно никаких чувств.
  Что же, каждый по-разному вляпывается в историю.
  
  
  Вся проблема заключена в конструкции стандартного челнока. И в его типовой комплектации, согласно соответствующему параграфу утвержденной инструкции. Плюс сбой в системе навигации, который выбрасывает вас в район нахождения бурого карлика.
  При попадании в гравитационное поле этой каменной глыбы, ее торсионное поле начинает раскручивать корабль с ускорением в 10 g, и у тебя остается, примерно, три-четыре секунды, чтобы сообразить: маршевые двигатели какой стороны необходимо включить, чтобы затормозить спиралевидное падение. Я не помню, какую сторону успел активизировать. Потому что не угадал. И через те самые три-четыре секунды мой челнок стандартной конструкции перестал существовать, как единое целое.
  
  
  Набрав достаточную угловую скорость, корабль начинает сбрасывать с себя, как перезрелые листья, все надстройки и конструкции, находящиеся снаружи. Модуль энергоустановки вырывает с корнем, со скрежетом рассыпается экран теплозащиты, обрыв отсека с тормозным парашютом сопровождает чмокающий звук (возможно, парашют потом даже успевает раскрыться и разукрасить собой темноту космического пространства); в итоге остается только центральный стержень-остов, который попросту не успевает разрушиться, потому что брякается на поверхность того самого бурого карлика.
  
  
  Когда я очнулся и осознал, что жив, то первым делом перекусил. Испытанное нервное перенапряжение вызвало жуткий приступ голода, поэтому я проглотил, почти не жуя, плитку шоколада, запил водой и лишь после этого осмотрелся.
  
  
  Уцелели лишь пилотная капсула и грузовой модуль, что вполне логично, ведь челнок-то грузовой и то, что он перевозит, должно погибнуть в последнюю очередь. Мне относительно повезло, я шел с грузом различных медикаментов, и теперь все эти контейнеры со значком зеленого креста были в моем распоряжении.
  
  
  Связь присутствовала, я не знал, насколько хватит аккумуляторов, поэтому постарался использовать ее по минимуму. В результате короткого диалога выяснилось, что мой сигнал бедствия принят и помощь направлена. Особенность лишь в том, что ближайший челнок, подобие моего, прибудет для спасения через полтора месяца.
  
  
  Краткий баланс: у меня были автоматическая установка для химочистки воздуха, запас воды на год вперед, вышеупомянутая связь и груз медикаментов, который я не смог доставить по назначению.
  В принципе все не так уж и плохо, но ...
  
  
  Задачка номер один для начальной школы. Спасательный корабль прибывает через полтора месяца, для упрощения положим месяц равным тридцать дней: это, значит, через сорок пять дней. Если я правильно помню, то без еды человек может прожить, максимум, дней двадцать-двадцать пять.
  Вопрос: сколько раз я смогу умереть до прибытия спасателей?
  Ответ: ни разу.
  Потому что я не собирался умирать.
  
  
  Груз делился на четыре примерно одинаковых части. Витамины, содержащие комплекс микроэлементов; обезболивающее в виде ампул для инъекций; "Виталитин" - новейший препарат для заживления, регенерации и ускорения роста тканей, также в ампулах; снотворное, оно же успокоительное. Последнее было самым необходимым в моей ситуации: сожрать бы его побольше, чтобы успокоиться и уснуть. Или сожрать столько, чтобы уснуть навсегда и, таким образом, успокоиться. Черт, я сказал сожрать. Что делать, бытие определяет сознание: все мысли только об одном.
  Я вспомнил, как торопливо глотал, не чувствуя вкуса, шоколад и проклял себя последними словами. Зачем так спешил, куда. Теперь обертка от шоколада лежит на самом видном месте. Я беру ее и прикладываю к лицу, вдыхая сладковато-горький запах. Запах это все, что осталось - за последние дни я облизал фольгу раз сто.
  
  
  Вы знаете, сколько надо слопать витаминов, чтобы добиться иллюзии наполненного желудка? А представляете, как потом печенка, почки и кишечник пытаются перелопатить такое количество викасола, колекальциферона, ретинола аксерофтола и прочих В2, В6, В12, и тому подобных? Как там, в анекдоте: сегодня усваивал железо, съеденное накануне. Лучше бы я умер вчера, когда переваривал марганец.
  
  
  Три дня я бесконечно перечитывал инструкции по применению, пытался рассчитать с секундомером в руках последовательность действий, а потом, в один из моментов накатившего отчаяния, просто решился. Я должен был решиться, пока еще не ослабел окончательно.
  
  
  Сначала я ввел себе обезболивающее: признаюсь, это было больно. Потом пришла очередь "Виталитина" - укол в уже потерявшее чувствительность бедро.
  А затем ...
  Затем было просто (главное отрешиться и взглянуть на все это со стороны, представить, что это происходит не с тобой) - я положил средний палец левой руки на край стола, примерился и опустил луч лазерного резака. В последний момент не выдержал и закрыл глаза. Что в итоге: противное похрустывание перерезаемой кости, полное отсутствие крови и боли, и мой палец, переставший быть моим. Я заставил себя отнестись к нему как к постороннему куску мяса, после принятия лошадиной дозы успокоительного это было несложно.
  Потом я взял этот посторонний кусок мяса, поджарил его тем же резаком, едва не падая в обморок от умопомрачительных запахов, поднес ко рту и ...
  Все же упал в обморок.
  
  
  Через полчаса очнулся и съел, потому что так надо было.
  
  
  На следующий день я осмотрел культяшку. "Виталитин" оказался фантастическим средством: после вчерашней ампутации почти не осталось следов, кожа полностью затянулась, и, самое главное, о, чудо - палец отрос обратно почти наполовину.
  
  
  Я решил дать ему восстановиться, поэтому на завтрак у меня был большой палец, в полдень пришла очередь мизинца, а вечером я кушать не стал. По принципу: завтрак съешь сам, обед раздели, ужин отдай. Последнее оказалось несложно: ни ужина, ни врага в наличии не имелось.
  
  
  Я привык к похрустыванию разрезаемых костей; у меня уже выработался рефлекс, как у собаки Павлова: от этого звука начинает выделяться слюна и вырабатывается желудочный сок. Я думаю, что это хорошо: так я лучше усваиваю пищу.
  
  
  С какой стороны ни посмотри - получается самая обыкновенная гидропоника. Я пью воду, кушаю витамины и данный набор составляет все мое питание. А на выходе - белок и прочее в виде наращиваемого мяса, с костями, салом, лимфой, кожей и прочими составляющими.
  Экспериментируя, я нашел оптимальные дозы лекарств для своего организма. И процесс "self feed man" превратился в рутинную процедуру.
  
  
  Самым вкусным оказался безымянный палец. Мизинец слишком маленький, большой палец слишком костистый, указательный слишком жилистый, средний ... Не люблю ничего усредненного, из-за этого предубеждения средний палец показался мне совсем безвкусным. А вот безымянный - самое то, отличное сочетание мяса, поджаристой кожицы и хрустящей сочной косточки.
  
  
  Будь проклят тот, кто придумал закон сохранения энергии.
  Конечно, этот человек не виноват, и, оттого, что сформулировал данное правило существования мироздания, ничего не изменилось, но ...
  Будь проклят тот, кто сформулировал закон сохранения энергии.
  Того, что я съедаю, оказывается недостаточно, для восстановления того, что я съедаю, потому что я еще обязан поддерживать и жизнь всего своего организма в целом.
  Говоря простым языком: то, что я съедаю, не успевает отрастать, и потому, вынужденный питаться, я с каждым днем уменьшаюсь в размерах ...
  
  
  Я решил сделать разгрузочный день. Сэкономить, так сказать. Попоститься и пить только воду. Моего настроя хватило продержаться, но на следующий день я сорвался и торопливо кромсал руку, даже не пытаясь прислушаться к доводам разума. В результате я отрезал от себя больше, чем за любые предыдущие два дня и все равно остался голодным. Нет, достаточно экспериментов. Лучше уменьшаться размеренно, чем подобными наскоками.
  
  
  А вчера моя борьба за жизнь могла закончиться вместе с этой самой жизнью. Я неосторожно рубанул очередной кусок, уже предвкушая вкус бекона на своих губах. А на руках, между прочим, сразу за запястьем, есть крупные артерии. Хлынул такой фонтан крови, что меня замутило от подобного зрелища, потом я почувствовал слабость и в глазах начало темнеть.
  Мне повезло. Я успел дополнительно вколоть себе лошадиную дозу препарата для регенерации, после чего обессилено опустился на пол и смотрел, как мое сердце борется с химическими элементами.
  Сгусток мышц торопился выпихнуть из меня остатки крови (вот парадокс - для моей жизни он должен сокращаться и работать, и теперь именно это его свойство приближало мою смерть), а проглоченный "Виталитин", распространяясь по телу, закупоривал поры и препятствовал кровотечению ...
  А я мог только наблюдать за этой борьбой и делать ставки на победителя.
  
  
  Левая рука укоротилась до плеча и я принялся за левую ногу. Это было продуманное решение, правая нога более жилистая, и, следовательно, мне пришлось бы тратить больше усилий на ее пережевывание.
  
  
  Когда запищал зуммер вызова связи, я сначала решил, что это галлюцинация.
  Как я уже говорил, есть два варианта борьбы с местными торсионными полями, два простых способа: работа на полную нагрузку либо правыми, либо левыми маршевыми двигателями.
  И когда челнок, прибывший на помощь, запросил инструкции, я посоветовал наугад: тормозить левыми двигателями. Нет, каюсь, не наугад: в память об моих отсутствующих ноге и руке.
  
  
  Теперь я знаю: против местных торсионных полей надо бороться правыми двигателями.
  Челнок, разумеется, был стандартным со всеми вытекающими отсюда последствиями. Повторю, для тех, кто позабыл: модуль энергоустановки вырывает с корнем, со скрежетанием рассыпается экран теплозащиты ...
  А рядом с остовом моего челнока грохается такой же брат-близнец в похожем плачевном состоянии.
  Разница лишь в том, что его грузовой отсек заполнен текстилем и имеются три члена экипажа в бессознательном состоянии.
  
  
  Я прыгаю в направлении шлюза, опираясь на какую-то металлическую хрень, попавшую под здоровую руку. Капитан Сильвер, черт побери. На абордаж. Надо торопиться, пока они не пришли в себя.
  
  
  Задачка номер два для начальной школы. Очередной спасательный корабль прибывает через два месяца, для упрощения положим месяц равным тридцать дней: это, значит, через шестьдесят дней. Как мы уже договорились, без еды человек может прожить, максимум, дней двадцать-двадцать пять.
  Вопрос: сколько раз я смогу умереть до прибытия спасателей?
  Ответ: ни разу.
  Потому что я не собираюсь умирать.
  Теперь у меня каждый день меню как минимум из трех блюд.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"