Бариева Ида: другие произведения.

Рожденная Огненной

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 8.54*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Знаете ли вы, как сложна жизнь в фантастическом мире Магх? Магические кланы ведут кровопролитные войны и делят между собой планеты. Светлые маги сражаются с некромантами и злыми колдунами. Обычным людям только и остаётся, что приспосабливаться к жестокой воле волшебников. Такой порядок вещей не слишком-то нравится семнадцатой дочери из семейства Огненных. Девочка по имени Шогни Оуэнн выглядит как все её родичи - рыжая, мускулистая, с острыми клыками. Но юной магнессе неуютно в мрачном отцовском замке. Магические науки её не привлекают. Гораздо больше Шогни нравится общаться с людьми, изучать боевые искусства, танцевать. Она влюбляется в простого парня, и уже готова навсегда остаться с ним в мире людей... Но могущественные силы втягивают магнессу в водоворот удивительных событий. Сначала её объявляют наследницей древнего рода, затем хотят выдать замуж за родного брата. Спасая родовую магическую книгу, Шогни бежит из замка сурового отца. Отчаянная девушка скрывается, странствует, участвует в войне против магов смерти... Сумеет ли Шогни сохранить заветную книгу? Удастся ли её друзьям спасти магический мир? Об этом расскажет роман, полный искромётного юмора и захватывающих приключений. Аннотация2: У нее не было детства. Она не умела смеяться, зато умела клыками отстаивать свое право на существование, потому что рождена Огненной. Ее магия - магия огня. Ее жизнь - борьба и только. Но вот, она знакомится с людьми - другими, теми, кто способен дружить, любить и испытывать радость. Кто способен мечтать. И все в ее рычащей, ругающейся, скалящейся жизни встает с ног на голову. А потом она застывает на границе мира живого и мира выжженного, в который усилиями кого-то из Огненных превратились те самые люди, и в ее глазах загорается пламя... Есть вещи, которые исправить невозможно, но есть счета, по которым придется заставить платить, даже если она еще не знает - как это сделать. Но судьба-злодейка устраивает так, что ключевой фигурой в грядущей войне оказывается именно он, тот, кого она поклялась убить.


0x01 graphic

  
  
   Знаете ли вы, как сложна жизнь в фантастическом мире Магх? Магические кланы ведут кровопролитные войны и делят между собой планеты. Светлые маги сражаются с некромантами и злыми колдунами. Обычным людям только и остаётся, что приспосабливаться к жестокой воле волшебников.
   Такой порядок вещей не слишком-то нравится семнадцатой дочери из семейства Огненных. Девочка по имени Шогни Оуэнн выглядит как все её родичи -- рыжая, мускулистая, с острыми клыками. Но юной магнессе неуютно в мрачном отцовском замке. Магические науки её не привлекают. Гораздо больше Шогни нравится общаться с людьми, изучать боевые искусства, танцевать. Она влюбляется в простого парня, и уже готова навсегда остаться с ним в мире людей...
   Но могущественные силы втягивают магнессу в водоворот удивительных событий. Сначала её объявляют наследницей древнего рода, затем хотят выдать замуж за родного брата. Спасая родовую магическую книгу, Шогни бежит из замка сурового отца. Отчаянная девушка скрывается, странствует, участвует в войне против магов смерти...
   Сумеет ли Шогни сохранить заветную книгу? Удастся ли её друзьям спасти магический мир? Об этом расскажет роман, полный искромётного юмора и захватывающих приключений.
  
  
  
  
  
  

No Бариева И., 2018

  
  
  --
  -- Предисловие
   У нее не было детства. Она не умела смеяться, зато умела клыками отстаивать свое право на существование, потому что рождена Огненной. Ее магия - магия огня. Ее жизнь - борьба и только. Но вот, она знакомится с людьми - другими, теми, кто способен дружить, любить и испытывать радость. Кто способен мечтать. И все в ее рычащей, ругающейся, скалящейся жизни встает с ног на голову. А потом она застывает на границе мира живого и мира выжженного, в который усилиями кого-то из Огненных превратились те самые люди, и в ее глазах загорается пламя... Есть вещи, которые исправить невозможно, но есть счета, по которым придется заставить платить, даже если она еще не знает - как это сделать.
   Место действия: четвертый мир, сменивший на посту ведущего мир третий, похожий на наш до степени смешения. Время действия: после первого отката истории в нем, то есть отсчет времени и жизней снова идет с нуля. Подробности: повесть "Миф об Ивааре".
   Действующие лица: большей частью маги. Только маги четвертого мира - не люди с волшебными палочками. Это следующий виток эволюции человека. Похожи... но насколько? Магия здесь - нечто на стыке искусства, науки и владения собой. Ей учатся около пятисот лет (и то лишь базовый курс).
   Главная героиня - Шогни Оуэнн, из рода магов огня, Огненных.
   Приятного прочтения, валерьянка при необходимости не помешает.
  
  -- Глава 1. Я считаю дни
   Я считаю дни. Каждый день, который я прожила - и дожила до вечера. Но однажды все изменится, и я до него доберусь! И тогда я...
   Мой меч глухо звякнул о гладкую броню черной твари-призрака, но той удалось перехватить его зубами! Меч был съеден в одно мгновение. Магия моя! Глаза раскрыть пошире, а то считать дни будет некому!
   Дом, что мы обороняли, защищали от нападавших лишь крепкие прутья металлической ограды. Было темно, вечер, да еще из туч накрапывал дождь. Мы сражались в неверном свете забранных решетками окон. Сквозь прутья на нас, группу магов-фехтовальщиков, бездумно, жадно лезли черные тела магических существ. Скользкие, многоголовые, когтистые, клыкастые - словно собранные из ночных кошмаров. Их было много: сотни, тысячи, а нас - жалкие восемьдесят четыре, и магией пользоваться мы здесь не могли.
   Но мы были - маги. Мы сильнее и выносливее людей. Мы обязаны их защищать.
   Я брезгливо дернула головой, уворачиваясь от отрубленного пальца темного фехтовальщика с той стороны. Он тоже был "тварь", враг, противник - тот, кого надо убить. Одним рывком вытерла со лба выступивший в сражении пот. Поморщилась и метнулась за спины магов в поисках оружия.
   Ай, обратить твою магию! Мне сделал подножку кто-то из своих, и я плюхнулась прямо в лужу.
   - Эй, вставай, пятнистая! - заржал некто над ухом.
   - Эй, ложись, обратнутый! - огрызнулась я, выплюнула солоноватую воду и рывком встала.
   Тень бы побрала мою магию, слабая и еще страшная - серая, в пятнах. И ведь это магия! Ее глиной не замажешь и маску на нее не нацепишь! Могла бы - убила бы болтливых гадов. Но не могла, ведь я самая младшая и потому слабая магнесса в роду магов огня. Шогни. Шогни Огненная. Мускулистая, широкоплечая, со светло-рыжими волосами и - в кожаных доспехах. И с пятнистой, айкромен ее дери, магией. Айкромен, тень, обратить, обратнутый, нокх, шкарпи - этим и всем прочим ругались, а "пятнистой" дразнились. И ножки подставляли. Я ухмыльнулась. Жаль, ножки не в моем вкусе. Что за магия? А, жесткая темно-желтая. Маг ветра. У них весь род такой. Не важно... Оружие! Мне нужно оружие!
   Я завертелась в поисках чего-то подходящего, и взгляд застыл.
   Вот он. Тот, ради которого я живу и считаю дни. Дни, что остались, пока я его не убью. Мой враг. Из-за него я здесь. Это долгая история.
  
   - Не трогай этот меч, девочка, он очень острый, - произнес мягким басом высокий бородатый мужчина в фартуке. И громко опустил молот на наковальню.
   Как сейчас помню тот момент. Мое первое знакомство с людьми. Мне было тогда двенадцать лет. И в свои двенадцать лет я уже была мастером по выживанию в замке Огненных. Умела вжиматься в стены и вовремя сворачивать в переплетение многочисленных боковых коридоров, чтобы не попасться на глаза старшим магам. Умела прятаться в тени там, куда не долетали всполохи из огненных колодцев. Умела быстро хватать еду и сбегать из общей столовой. Умела вовремя взбираться на ближайшее возвышение, когда из колодцев поднималась лава. Умела мгновенно отращивать клыки, когда нужно... Умела выносить этот вездесущий запах дыма, который преследовал меня и днем, и ночью...
   Главное было - помнить, что я - не человек. Я из рода Огненных, магов огня, а мы, маги, - не люди. У нас два тела - физическое в физическом пространстве и магическое, магх-тело, в магическом. Мы можем больше и живем дольше. И зубами скрипим громче. Наверно.
   В общем, я - не человек. А мне с детства было интересно - каковы они, эти люди, на самом деле.
   В замке Огненных - огромном бесформенном строении с лабиринтом коридоров и множеством башен, которые торчат, словно иглы на еже, - были, конечно, люди. Но какие-то они... дерганые. У них вечно испуганное выражение лица, у многих дергаются щеки. И стоило мне пробовать заговорить с кем-то, как слышала скороговоркой ответ на вопрос... и потом они сбегали. А мне хотелось просто поговорить по душам, понять... понять, каково это - быть человеком?
   И еще в моей огрубевшей детской душе жила надежда, что, может, люди научат меня фехтованию. А то моей магией даже отпор всяким гадам дать нельзя!
   Пятнистая! Звучит ужасно, а выглядит еще хуже.
   Стояло жаркое засушливое лето, а я была лишь в легком трико из тонкого хлопка. Тоненькая, по-взрослому серьезная и внимательно разглядывающая все вокруг. В небесах красовался Великий Разлом с магх-сферой чуть левее солнца. Но тут ничего особенного. Все знают, что когда-то концентрация магии расколола небеса повсюду, обнажив магх-сферу, средоточие магии. Ерунда, горит иногда едва заметно красным вверху и горит. А вообще обычно небо выглядит целеньким. Вот что меня занимало гораздо больше - это деревня. В ней было домов тридцать, основательных, внизу - каменных, а вверху - бревенчатых, с узорчатыми ставнями и соломенными крышами. Основная масса людей трудилась на зеленых полях рнисса (рниссовый хлеб - вкусный!), репы и капусты за пределами деревни. И еще я с другой стороны видела пастуха со стадом рыжих коров и двумя лошадьми. Но и в деревне были люди. Смеясь бегали маленькие чумазые ребятишки, две женщины развешивали белье для просушки, одна девчушка в пестром платьице гналась за хохлатой курицей прямо по дороге меж домами... Ну и занимался своим делом кузнец, к которому я и полезла за мечом.
   - Ты ведь не местная, малышка, - утвердительно произнес он, откладывая молот в сторону и разворачиваясь ко мне всем потным, пышущим здоровьем телом. - Откуда же ты у нас такая взялась? Как тебя зовут? И где твои родители?
   Мама умерла, а отец, глава Огненных, сейчас на собрании Совета верховных магов, что управляет всеми объединенными магическими землями вокруг. И если у тебя есть мозги, ты должен бояться моего отца, моих братьев, сестер, прочих родственников, меня и, на всякий случай, звука наших имен тоже.
   Сказать так? Нет?
   При одном воспоминании об отце по телу пробежала судорога страха, щека дернулась в нервном тике, и на лбу проступила испарина. Дыхание участилось, и сердце застучало прямо в висках. Ничего, это нормально. Страх младших магов огня перед старшими, а уж тем более - перед верховным, главой нашего рода Оуэннов, "вживлен" с детства. Горько, больно, жутко. Он разливается по телу вместе с кровью, исходя из самого сердца. Сердце - средоточие магии.
   - Что молчишь? Боишься меня? - человек присел на корточки так, что его лицо оказалось прямо напротив моего. - Ты не бойся, я тебя не обижу.
   Я неловко растянула губы в попытке улыбнуться.
   Улыбаться я не умела еще с детства и, как сейчас помню, перед посещением этой деревни долго училась. Стояла перед зеркалом в комнате прислуги и держала перед собой книжку, где была нарисована улыбающаяся женщина. Ну и пыталась растянуть губы так же. Сначала было очень непривычное такое ощущение, еще от улыбки у меня чуть подрагивали мышцы щек. Они всей своей массой наваливались на уголки губ. Мышцы быстро уставали, но я продолжала пытаться. И была уверена, что научилась, но...
   - У тебя болят зубы? - озабоченно произнес кузнец. - Ты так морщишься.
   - Это я пытаюсь улыбнуться, - буркнула я и в раздражении пнула увесистый камень, лежавший рядом с ногой.
   Ай-яй-яй! Я подняла ногу вверх и сжала ушибленный палец рукой. Больно! Камень от моего удара покатился по дороге, вспугнув откормленную серую кошку, а я надулась. Вот так вот. Училась, училась - все без толку! Вот я дорри! То есть я, конечно, не дорри, не серый послушник с мозгами гибрида попугая и головастика. Но я ведь так старалась!
   - Прости, я не хотел тебя обидеть, - тут же пробасил кузнец и протянул мне руку ладонью вверх.
   Я дернулась в сторону. Удар? Опасность? Атака? У магов раскрытые ладони - это один из основных способов передачи магической энергии. В розовых мечтах - энергии лечения. А так обычно получаешь заряд, который обжигает, возит по полу, переворачивает вверх тормашками... и проделывает прочие милые "приятности" от добрых родственников.
   - Да что с тобой такое? - вскинул брови человек.
   Я дерганая по праву рождения. Ладно, это тоже не стоит говорить. Инстинкты я волевым усилием запихнула на задворки сознания - ведь это человек. У людей с раскрытых ладоней никакая магия не появится. Дыхание стало понемногу выравниваться. Меня просто спутали с человеческим ребенком.
   - Простите, я вас не боюсь, просто я раньше не разговаривала с людьми вот так... запросто, - выдавила из себя я.
   - Не разговаривала с людьми? - кустистые брови кузнеца взлетели вверх. - Откуда же ты, девочка? Архимаг великий...
   Дошло, наконец.
   - И я не человек, - припечатала я. - Я - Огненная.
   На этот раз отпрянул уже мой собеседник. В его глазах тоже зажегся страх. К нему-то я уже была привычная еще в нашем родовом замке. Но мне не хотелось врать и притворяться кем-то другим. Я не человек. Так получилось. Извините.
   - Зачем... зачем же ты пришла к нам? - напряженным голосом произнес кузнец. - В нашей деревне все вовремя сдают подати. И никто и в мыслях не имел оскорблять магов или что-то в этом роде.
   - Научите меня защищаться! - подняла я взгляд на него. Просительно тронула рукой рукоять лежащего на наковальне меча и добавила. - Пожалуйста.
   - Он слишком тяжел для тебя, девочка, - покачал головой человек. - Ты...
   Тяжел? Для меня? Ха, да мне же целых двенадцать лет! Я фыркнула, обеими руками подняла меч и, поднапрягшись, выставила его перед собой. Потные ладошки вцепились в металлическую рукоять, и детские пальчики побелели от натуги. Да, было тяжеловато, но я его держала! С детства моя магия оставляла желать лучшего, так что приходилось компенсировать это сильными руками и крепкими клыками. Против старших магов это, конечно, ничто, смех один. Но вот против некоторых младших, среди которых я жила...
   Оскалив зубы (ну, то есть клыки), я резко рубанула воздух мечом. В левой руке что-то тоненько екнуло, но в остальном получилось, кажется, неплохо. Кузнец же теперь смотрел на мое лицо чуть ли не с ужасом. Я смущенно спрятала клыки.
   - Простите, они как-то сами отрастают, - пролепетала я, устало опуская меч острием в землю и ладонями ощущая всю твердость рукояти. - Там, где я живу, важно уметь защищать себя всем, чем можно. Клыками, руками, ногами - и вообще чем придется.
   А дядя кузнец был все-таки прав, меч тяжеловат. Но врожденное упрямство не давало мне это признать. Я стиснула зубы, напряглась и взмахнула мечом еще пару раз. Тяжело, но зато каково это ощущение! Чувство защищенности, которое давал меч, было непередаваемым. Конечно, против сильной огненной магии это ничто. Но против слабых магов - еще посмотрим, кто кого! Всем отрежу все лишнее! Догоню и еще раз отрежу!
   Человек долго молчал, а потом...
   - Ты неправильно держишь, - сдался он. - Давай покажу, как надо.
  
   Да, так все и было. По крайней мере, так я это помню, хотя на самом деле детали могут и отличаться. Как давно это было... С той знаменательной встречи я росла не совсем обычной Огненной. Я росла среди людей, куда сбегала из замка, наплевав на начальную школу магов. Отец, узнай он об этом, был бы в ярости. Но он - верховный маг, а я у него была семнадцатая дочь, и до меня у него в ту пору просто руки не доходили.
   И слава магии.
   В деревне я научилась играть. Правда, не совсем по-детски. Я играла с огнем. Потому что несмотря на ненависть ко всем прочим Огненным, огонь приводил меня в бешеный восторг. О, эти всполохи, жар, движение, мощь, энергия! Моей самой любимой игрой было выложить сухими веточками и пухом с окрестных деревьев узкую полоску, а потом поджечь ее с одного края. Пламя весело бежало по полоске, и я, побежав вместе с другими детьми вслед за огоньком, всегда загадывала: добежит оно до конца или погаснет по дороге. Еще я играла сама с собой в "огонь-сожги" камешками с зажженными костерками на них. Обжигалась о нагретый камень, пальцы горели, наливались пузырями, но я упорно продолжала свое нехитрое увеселение. И разумеется, я любила зажигать магическим огнивом большие костры всюду. Совсем всюду, куда дотягивалась, чем порой вызывала ругань (очень познавательную) и упреки со стороны взрослых. А став постарше, я выучилась жонглировать горящими факелами. От этого внутри все содрогалось, вскипало и сладко сжималось, словно это была не ловкость рук, а настоящая магия. Посмотреть на меня в такие моменты собирались все, кто не был занят делом. А порой даже занятые прерывали свои дела, чтобы посмотреть, как девочка играет с огнем...
   В общем, кровь играла. Огненная кровь. Мозгов тогда не было, а взрослые люди не решались меня наказывать и только ругали на все корки. А я злилась даже на это, сама ругалась в четыре слоя, скалила клыки, в глазах загорался огонь, угрожающе размахивала опасными на вид предметами в пределах доступа... Как картинка? Я прелесть, правда?
   Хотя я потом искренне извинялась, да и вреда никому не причиняла. А люди качали головой: как я не сожгла себя заживо от всех этих игр? Как, как... Архимаг его знает, как! Если только этому мифическому покровителю всех людей, дорри и магов, который всех нас любит, было до меня какое-то дело...
  
   - Когда-то давным-давно, на заре времен, магии не было. Совсем. Понимаю, вам странно такое представить, - старик улыбнулся, когда мы, собравшиеся вокруг него кружком подростки, выпучили глаза.
   Я опять сбежала из школы, сидела в большом доме в деревне людей и слушала истории. Магии когда-то не было? Такое возможно?
   - Разве жизнь без магии возможна? - выпалила я и скрестила руки на груди.
   В комнате матово горели магические светильники, в камине полыхал жаркий магический огонь, которым торговали мои родичи. Основание дома было сделано из огнеупорного камня, который преобразовали маги земли. Одежда на нас была соткана на магических ткацких станках от магов воды. Рниссовый хлеб, бринина, искровый мед, сладкое густое молоко на столе - приготовлены из того, что вывели маги природы. Кстати, продукты из рнисса, который предотвращал и лечил от древней болезни - рака, вообще хоть раз в неделю ели все. Даже мы, маги. Нам про необходимость его вкушать все уши прожужжали. Я вертела головой, и взгляд цеплялся за многочисленные проявления магии. Да быть не может, чтобы можно было жить без нее!
   - Возможно, - кивнул старик. - Однако как жили тогда люди без магии, история умалчивает, но древние легенды утверждают, что жили. Да и люди были в то время совсем другие. Легенды гласят, что тогда лучше всего жилось не тому, кто сам лучше, а тому, кто более жаден, хитер и изворотлив. И вот те люди придумали, как забирать для себя энергию самого солнца. Время шло. Аппетиты росли, энергии забирали все больше, и солнце не выдержало - оно стало умирать от истощения. Тогда люди построили прекрасные серебристые корабли, способные летать меж звезд и увезти их к другому солнцу. Люди забрали с собой все самое необходимое и отправились искать себе во тьме новый дом.
   Но места на новых прекрасных кораблях на всех не хватило. Они оставили у умирающего солнца тех, кого посчитали обузой в своем долгом и трудном путешествии. Они оставили стариков, тяжело больных, безнадежных калек и слабых женщин и детей. Да и просто обычных людей, которые не выделялись особыми талантами.
   Но именно они, жалкие, слабые, обреченные улетевшими сородичами на смерть - не умерли. Именно среди них воспылала надежда. Среди тех, кто остался там, где уже, казалось, не осталось ничего, кроме отчаяния и смерти. Где, казалось, была невозможна жизнь. Среди них зародились первые маги - маги солнечного света, Солнечные. Их магия родилась из сочувствия - сочувствия умирающему солнцу. Потому что те, кто остался, сами знали, каково это - быть старым, ослабевшим, никому не нужным и больным. Ощутив в себе магическую силу, первые маги совершили невозможное - они возродили свое солнце, и это было началом начал! Но магия такого масштаба не прошла бесследно - небо раскололось, и вверху появился Великий Разлом. Иногда его даже видно нашими, обычными, глазами. Сквозь него ровно над головой, где бы ни находился человек или маг, видна магх-сфера. Она - средоточие магии, что связывает физическое и магическое пространство воедино. Древние маги придумали новое название новому миру - мир магх - в честь того, что дает им жизнь. А мы, люди, теперь называем его еще миром объединенных магических земель.
   Маги выстроили зачарованные замки, вырастили из земли новые каменные дома, добыли новую пищу и воду. И подвергли остракизму все наследство, оставленное им теми, кто бросил их умирать. Даже само время принялись измерять не в секундах, а в биениях сердца. Потому что сердце, а не разум - средоточие магии.
   Древние Халецкие, маги природы, вывели людям в помощь магических животных: драконов, единорогов, фениксов, грифонов, морских змей и прочих. И главное - вывели звездных амерунов - магических лошадей, способных летать меж звезд. Так маги и люди расселились по всей Вселенной, неся с собой любовь, магию и следующий за ней Великий Разлом. Они обходили стороной лишь одно место - то, что выбрали для себя те, кто улетел, бросив их у умирающего солнца. Это была эпоха великого расселения, эпоха удивительных магических открытий и добрых свершений.
  
   Старик на какое-то время замолчал. Обвел взглядом нас. Я, не отрывая зачарованных глаз от рассказчика, только хрустнула в тишине мясным печеньем из крольчатины. А он продолжил.
  
   Меж тем Солнечные и Халецкие начали дробиться на разные магическое рода. На магов огня и земли, на магов ветра и воздуха, на магов перемещения и многих других. Начались недомолвки и распри, мир затрещал по швам.
   И в это непростое время те, кто улетел, сами нашли тех, кто остался. Увы, они тоже породили магов. Но не светлых Солнечных, а зловещих магов тени, некромантов, магов времени и прочих темных. Они, чья магия подпитывалась честолюбивыми мечтами первых людей, способных бросить "недостойных" умирать, появились в жестокости. И не гнушались охотами на людей, жестокими играми с ними, убийствами, изнасилованиями, пытками и издевательствами. Великий Разлом не миновал и их мир, хотя там он горел не светлым золотистым светом, а призрачным зеленым. И магх-сфера в нем напоминала язву.
   Маги тени, кому закон не был писан, напали на первую планету Солнечных. И это стало началом кровопролитных магических войн. Войн всех против всех. Ибо, прикрываясь враждой Солнечных и магов тени, прочие маги начали свои войны. Стремились отвоевать себе земли, добро и, главное, - людей.
   Древние легенды с ужасом замолкают, когда нужно рассказывать о том, что творилось далее. Упоминаются лишь несчитанные человеческие и магические жертвы. Магические животные, истребленные практически полностью, потому что из них была выпита вся магия. Разрушенные города и заброшенные земли...
   Никто не победил.
   Но все же на многочисленных трупах людей и магов, у потухших глаз мертвых драконов и единорогов было заключено соглашение о невмешательстве. Согласно ему каждый магический род получал по одной планете из конгломерата планет, которые еще держались после всех войн. На своей планете он был волен делать все, что ему заблагорассудится. Но с тем условием, что люди могут свободно выбирать, на чьей планете жить.
  
   - То есть мы можем покинуть земли Огненных, деда? - жалобным тоном спросил у старика подросток с веснушками, усыпавшими все лицо, и глазами цвета неба после дождя.
   Тот бросил на меня опасливый взгляд.
   - Д-да, - запнувшись ответил он. - Конечно. Но... - он опять посмотрел на меня. - Это же наш дом! Мы тут родились, выросли, тут похоронены наши предки. Мы тут всех знаем из людей. А что ждет нас в других землях?
   - Свобода!
   - Не бояться вздохнуть лишний раз!
   - Поддержка магов!
   Подростки говорили взахлеб, с горящими глазами, с лицами, преисполненными надежды. А я молчала. Может, люди и вольны выбирать свой дом, а вот маги привязаны к своим землям намертво...
   - Цыц! - окрикнул зарвавшихся подростков старик. - Слушайте лучше дальше!
  
   Усилиями всех магов конгломерат планет, включая также некоторые выжившие нейтральные планеты, был объединен в единую карту. По нему между планетами можно было передвигаться пешком, верхом или на обычном корабле. Находясь на стыке карт, человеку или магу надо было лишь пожелать оказаться на соседней планете, и этого было достаточно для перемещения. Над единой картой венцом воссиял являющийся иногда Великий Разлом. В его центре застыла магх-сфера: в каждых землях - своего цвета. Но везде, где жили светлые маги, - прекрасная и загадочная. Люди, ложась спать, смотрели вверх. Видели иногда ее сияющий лик и гадали, что еще пошлет им завтра магия. Иногда ночами, когда накануне творили магию верховные маги, от магх-сферы в полнеба растекалось радужное сияние, а вниз сыпались звезды. А раз в двести-пятьсот дней, в зависимости от количества творимой магии, магх-сфера разгоралась ярче солнца, и наступала Ночь Магх, огибающая всю планету, где эта магия творилась. В Ночь Магх все переполнялось магией. Зачарованные предметы сходили с ума: магические факелы и светильники то пронзительно сияли, то потухали; магический душ брызгал странно пахнущей и иногда ядовитой водой во все стороны; магические печи то готовили необычайного вкуса блюда, то жарили отраву... Из неживых предметов выходили призраки, которые принимали образы людей. Они устраивали дикие пляски, соблазняли мужчин и женщин, пугали детей и животных. И кто-то, ушедший к призракам в ту ночь, не возвращался назад. А потом Ночь Магх заканчивалась, магх-сфера тускнела, Великий Разлом становился невидимым, и все возвращалось в норму.
   Таким было начало объединенных магических земель, мира магх.
  
   - Вот чего я до конца не понимаю, так это про средоточие, - я упрямо помотала головой, чтобы перестать слушать бесполезные человеческие байки. - То средоточием магии является сердце, то магх-сфера.
   - Странно, что ты этого не знаешь. Ведь ты сама магнесса, - старик укоризненно покачал головой. - Сердце мага - средоточие магии для него, магх-сфера - средоточие магии всех магов на планете, ее порождают обитающие на планете маги и... сама магия заключена в ней, и нисходит на жителей планеты. Что такое планета, ты знаешь?
   - Знаю, - отмахнулась я и нахмурилась. - Выходит, небо раскололи маги?
   - Небо расколол избыток магии. Земли вообще пропитываются магией населяющих их магов. Ты же знаешь, в землях Огненных клокочет лава и часты пожары, в землях Водяных почти вся поверхность занята океанами, по которым рассыпаны плавучие города и деревни, а земли магов воздуха славятся огромными парящими в небесах островами - и отсутствием земли как таковой. В землях Солнечных всегда светло, потому что там два солнца, в землях магов тени вечная тьма. А в землях магов смирения совсем нет агрессивных насекомых и хищников, и мясо не усваивается никаким организмом. Каждые земли уникальны, но везде закон един: человек волен жить там, где сам посчитает нужным.
   - Но почему вы тогда живете у нас? - не выдержала и уподобилась другим подросткам я. - Вы можете уйти! А я - нет, - последнее я произнесла сквозь стиснутые зубы. - Магам запрещено покидать земли своего магического рода! Но людям - можно!
   Старик замялся, посмотрел на потолок, потом опять на меня. Я раздраженно закатила глаза. Похоже, с магами на такие темы не разговаривают.
   - Мы тут родились, это наш дом, - наконец невнятно повторился он.
   Я посмотрела на испарину у него на лбу, на вытянувшееся морщинистое лицо и больше не стала задавать вопросов.
   На этом с легендами было покончено. Все разошлись по своим домам. А я отправилась в замок Огненных. Но это не дом. Это просто место, где спят и боятся.
  
   На самом деле не то, чтобы все мое пребывание в деревне было совсем безоблачным. Были и стычки, и попытки насмешек, обычно со стороны сверстников. Но вид вырастающих клыков или выхваченного меча быстро вправлял мозги. А взрослые люди тут были славные. Как мне однажды обмолвились - потому что иначе, поодиночке, тут было не выжить. Те, кто пытался думать и заботиться только о себе... не вписывались и либо уезжали в другие земли, либо... Тот, кто мне это поведал, на этой фразе испуганно зажал себе рот рукой и сказал мне забыть его слова.
   Неужели это то, о чем я думаю? То, чем славятся Огненные... знаменитые огненные темницы? Говорят, когда-то у людей было верование, что плохие люди попадали после смерти в некое место, подобное нашим темницам. Это еще до того, как пришли Поднебесные с их верой в великого Архимага.
   Я вздохнула, когда опять вспомнила про Поднебесных. Всем известно, что таким магом не обязательно рождаться. То есть у них не обязательно папа - маг и мама - магиня, как у всех. Поднебесным может стать любой, маг или человек, или, наверно, даже дорри. Но тень побери, как?! Вот бы мне так же! Я бы стала нормальной магнессой, а не пятнистой! И всем бы показала тогда!
   Помотала головой. Чего и кому бы я показала? У Поднебесных своя миссия - защита объединенных магических земель от мертвых магов смерти. И защищают они как-то не клыками, мечом или боевой магией, а милосердием и добротой. Как они это делают? Я так не умею. Врезать кому-то - запросто, а вот как еще... - не понимаю.
   Не понимаю, и, значит, не быть мне Поднебесной.
  
   - Смотри, какое платье я для тебя сшила на твое шестнадцатилетие, - с улыбкой произнесла жена кузнеца, у которой я сейчас гостила и сидела за столом, болтая ногами. - Это подарок. Хочешь сейчас примерить?
   - Платье? Для меня? - я невольно скривилась и тронула рукой перевязь для меча.
   Меч мне давал на время тренировок кузнец. Он был не мой. В замке Огненных нет и не может быть ничего своего, все только общее. Вынести что-либо оттуда было чревато отжиганием всех несущих частей тела. Но меня этот меч более чем устраивал. Благодаря тренировкам в деревне я убедилась, что с мечом наперевес защищаться намного проще, чем одними клыками и руками-ногами. Правда, меч не всегда был под рукой. Таскала из общей оружейной в замке (с возвратом), но что уж тут поделать. В конце концов, не я придумала этот мир.
   В домике, где я сидела, вкусно пахло деревом, сушеными травами, сваренной из репы и молочных зерен ах-ха кашей, жареным мясом и немного - кошками. Их у кузнеца с женой водилось целых три штуки: большая рыжая с круглыми желтыми глазами; изящная белая, спящая рядом на скамье, и поджарая трехцветная с таким отвратительным характером, что даже я опасалась к ней подходить. Сквозь окно в деревянной раме проникал приветливый солнечный свет.
   Стояла ранняя осень, но было совсем не холодно. В землях Огненных никогда не бывает по-настоящему холодно. У нас очень жарко летом и лишь слегка прохладно зимой. Все благодаря тонкому слою магической лавы, клокочущей повсюду под землей и согревающей ее. Чтобы докопаться до него, было достаточно вырыть глубокую яму, а кое-где она сама вылезала на поверхность, обдавала жаром, растекалась по земле огненными реками - бр-р-р! Раз в пять-десять лет наступает "сезон жара", земля просыпается, и лава начинает, подрагивая, вспарывать всякую поверхность и растекаться по ней жарким морем. И тогда - спасайся, кто может! Скот загоняют на специальные огражденные каменные настилы, люди прячутся в домах (все дома в землях Огненных внизу каменные) и замках, урожаи гибнут, дикие животные в страхе сбегаются на холмы и горы... Одни деревья, неподвижные монолиты с серой корой и корявыми ветвями, хмуро качают из земли магические соки. Говорят, они дают стволам и корням как-то пережить напасть. Живое такое дерево не горело и не боялось лавы. Хотя срубленное было совсем как обычное. Даже цвет под серой корой был светло-коричневый, "деревянный".
   В свои шестнадцать лет я помнила один сезона жара, который длился четыре дня. Смотреть из бойницы на клокочущую у подножия замка лаву, которая грозилась поглотить собой все живое, - жутко: сердце сжималось, дышать горячим воздухом было больно и... Лучше не вспоминать. А еще почти каждое лето наступает сезон пожаров, которые скрепя сердце приходится тушить при помощи магии воды... Так и живем.
   - Конечно, платье, - с нажимом на последнее слово сказала жена кузнеца. - Ты же девочка, в конце концов.
   - Я не девочка, - мотнула головой я, без спроса беря руками зажаренную ножку курицы. - Я - Огненная.
   В замке никто не занимался моим воспитанием. А деревенские слишком мне сочувствовали и вообще побаивались делать замечания. Им хватало моей реакции на попытки воспитывать меня, когда я играла с огнем.
   - Ну хорошо, ты - огненная девочка, - рассмеялась жена кузнеца и шутливо прикоснулась пальцем к кончику моего носа. - Одень платье, пожалуйста, сделай мне приятное. Я долго его шила, старалась ради тебя. Уверена: ты будешь самая красивая на празднике.
   - На каком празднике? - невнятно спросила я, вгрызаясь в ароматное мясо.
   Горячий сок потек по моему лицу, и я слизнула его языком. Верная обычаям родного замка, где чем быстрее ешь добытую в общей столовой пищу, тем меньше шансов, что кто-то из моих драгоценных сородичей застанет тебя врасплох, я привыкла есть быстро, жадно и некрасиво. Но уши оставались безмолвными сторожами моей трапезы, по привычке прислушиваясь к малейшему шуму. До меня доносились мерные чавкающие звуки от магической прачки, стальные руки которой стирали в корыте белье. С улицы - детский смех и собачий лай. Где-то у окна жужжала муха, явно немаленькая. И совсем на грани слышимости было ровное здоровое дыхание жены кузнеца. Меня оно радовало - год назад она заболела редкой болезнью, багровым мором, заразилась где-то в городе. И вся деревня собирала магические деньги, амеруны, на услуги младшего мага лечения. Но сейчас все это было в прошлом. Маг, вылечив ее, сказал, что теперь ее жизнь вне опасности. И добавил, что, возможно, она когда-нибудь станет серой послушницей, раз так чувствительна к этому чисто магическому заболеванию. Кузнец при этих словах передернулся и сказал, что это все глупости, магу кажется. Тот только пожал плечами и ушел.
   - Мой муж узнал от слуг в замке, что тебе сегодня исполняется шестнадцать, и мы решили устроить для тебя праздник, - ответила жена кузнеца, пока я думала о ее здоровье. - Будет вся деревня, мы устроим танцы...
   Я вздрогнула. Где танцы, там и музыка, а это слабое место многих магов, но особенно - Огненных. Хорошо подобранная мелодия, если долго ее слушать, может нас убить или свести с ума. Это нам вбивали в головы еще с колыбели.
   - Не бойся, детка, музыка будет только безопасная для тебя, мы все нужное уточнили в городе, - добавила жена кузнеца.
   - Я не детка, - ощерилась я. - Я давно взрослая!
   Глазам стало жарко от полыхнувшего в них пламени. Я определенно прелесть, как и все Огненные - вспыльчивая, как пожар. Как местные меня терпели-то до тех пор, ума сейчас не приложу. Хорошо, что клыки в тот раз не отросли, а то она бы подумала, что я собираюсь ее покусать...
   - Ну хорошо, взрослая, так ты примеришь платье? - невозмутимо ответила жена кузнеца.
   Ее ровный тон меня успокоил. Шумно выдохнув воздух, я запихнула в рот последний кусочек курицы, облизала пальцы и кивнула. Ох уж мне эти люди! К шестнадцати годам я успела составить о них определенное мнение... Нет, вообще-то люди мне нравились, очень нравились. Они были такими славными, совсем не похожими на моих многочисленных родичей. Но в некоторых вещах я все же не могла их понять. Зачем мне, Огненной, одевать платье и праздновать шестнадцать лет? Людям-то понятно, но мне? Разве у такой, как я, может быть праздник? День рождения? У меня? Я Огненная!
   Пока я предавалась подобным мыслям, жена кузнеца затеяла великую возню с примеркой; достала из сундука белое платье, расшитое красными и оранжевыми нитями, изображающими поющих птиц. Пышные рукава, как она сказала, должны были скрадывать мускулистые руки и широкие плечи, а просторная юбка - придавать женственные формы. При этих словах я фыркнула, но стащила с себя кожаные доспехи и платье одела. Жена кузнеца вытащила широкое зеркало, и я уставилась на свое отражение со сдержанным интересом. А что, могло быть и хуже. Наверно. Кому вообще какое дело до внешности? Вот магия... Я не только Огненная, я еще и пятнистая, тень побери!
   - Ты чудесно выглядишь, - улыбнулась женщина. - Покружись.
   Я неуклюже обернулась вокруг своей оси и покраснела. Нет, ну вот уж эти люди! С первого дня они как-то ухитрились заставить меня поверить... что я - одна из них. При этих мыслях мое сердце дрогнуло. В замке Огненных на самом деле нет никаких "нас" - там каждый сам за себя, каждый выживает, как может. А в этой деревне все было иначе. Люди держались друг друга, родители любили своих детей, а дети любили своих родителей (а не боялись до судорог). И все деревенские были не просто соседи, а самые настоящие друзья. Друзья. Это было новое для меня слово. Мне очень хотелось бы верить, что я, даже несмотря на свой неуемный характер, тоже могу... хоть чуть-чуть быть их другом. Ведь может же такое быть? Может?
   Я внимательно посмотрела в светящееся от радости лицо жены кузнеца.
   - Тебе нравится наш подарок? - спросила она.
   Груда тряпья, на мой взгляд, - так я именовала про себя все платья. Доспехи куда лучше: они надежнее, они дают какую-никакую защиту...
   - Очень, - сказала я.
   Разве я могла ответить иначе? Все деревенские были добры ко мне, но особенно кузнец и его жена. Их дети, славные мальчик десяти лет и девочка - семи, втягивали меня в свои игры, и я, шестнадцатилетняя дылда, с удовольствием возилась с ними. Я мастерила им игрушки из дерева, которым они так радовались, будто я творила магию. А ведь это была не магия - просто две руки, кусок дерева и одолженные у их отца инструменты. Мы вместе с ними со смехом бежали за огоньком вдоль выстроенной деревянно-пуховой полоски. Только один раз нас заметил кто-то из взрослых, и мне пригрозили самым страшным - что не пустят больше в их деревню! Так что я присмирела и с тех пор играла с огнем в одиночестве.
   Но самым удивительным был их смех. Смех счастливых детей, над которым я тряслась, как над хрустальной вазой, боясь нарушить необыкновенное ощущение простого человеческого счастья. Именно эти дети научили меня улыбаться по-настоящему, от всего сердца. Оказалось, что оно у меня тоже было. Сердце, которое может чувствовать не только страх.
   Мне вдруг неожиданно стало неловко, словно я крала у кого-то эти мгновения счастья. Платье, праздник, шестнадцать лет... У меня, у Огненной?
   - Почему ты хмуришься? - озабоченно спросила жена кузнеца. - Что-то не так?
   - Я... я недостойна всего этого. Я ведь не человек, - прошептала я и опустила глаза.
   На деревянном полу под ногами виднелся след от сучка, и я провела по нему ногой в сапоге. Здорово, наверно, я смотрелась - в платье и в сапогах.
   - Ой, я забыла совсем, - спохватилась жена кузнеца и достала пару белых кожаных туфелек. - Мы купили их в городе, когда были там три дня назад. Одевай. Сегодня твой день. И не говори больше чушь про то, что ты чего-то там недостойна. Ты - чудесная девочка, и мы все очень привязались к тебе.
   - Да... я тоже... ко всем вам! - запинаясь, выпалила я. - Спасибо... за все!
   Руки почему-то вспотели, и я неловко вытерла их о новое платье. Жена кузнеца смахнула с глаз слезы и нежно обняла меня, отчего мне стало неловко вдвойне. Я этого не заслужила. А ведь я всего-то хотела посмотреть на настоящих людей и научиться фехтовать. И вообще я Огненная.
   Но вот я оказалась под открытым небом в центре разноцветной веселящейся толпы. Двое деревенских наигрывали на лютнях незатейливую, совсем не опасную мелодию. Многие танцевали. Люди добродушно кивали мне, поздравляли с днем рождения, шутили, смеялись. А я ходила среди них, неловко поводила плечами в непривычной одежде, чувствуя, как грубая ткань царапает кожу, и принимала поздравления. Даже почти позабыла о том, что никогда не стану одной из них. Я - не человек, я - маг, а еще точнее - магнесса. Главное: надо помнить об этом.
   - Шогни, привет! - радостный молодой человек Рун, семнадцатилетний сын гончара, вышел из толпы и подошел ко мне ближе. - Прелестно выглядишь.
   - Здравствуй. Ну да, клыки не торчат, - сказала я и ощутила, что щеки вспыхнули.
   Он слегка картавил, но ему это даже шло. С этим светлоглазым смешливым молодым человеком с вечно встрепанной соломенной шевелюрой и ярко-рыжими веснушками я была хорошо знакома. Гладко выбритый, в отличие от многих деревенских мужчин. Ему в свое время было достаточно одного взгляда, каким я посмотрела на щетину на его подбородке при нашем первом знакомстве. У магов на лице и теле волосы не росли (кроме бровей и тех, что на голове), поэтому... ну, меня можно понять. Я тогда коряво извинилась за свое выражение лица. А он смутился и посмотрел на меня. И потом смотрел. Много. Мы с ним часто прогуливались по тропинке в окрестностях деревни. Мимо полей рнисса, в сени мрачного сероствольного леса с корявыми ветвями, вдоль дальних лугов. О, с каким вдохновением Рун рассказывал про свою работу во время этих прогулок! То он создал какой-то необычный кувшин в форме парусника, то квадратный горшок, на крышке которого спал лебедь, а то и вазу, у которой росли драконьи крылья. А я кивала и украдкой бросала на него взгляды. Что было в этих взглядах? Сначала "еще один человек, и это интересно", а потом... О чем я вообще думаю? Я Огненная! Я не имею право на "потом". Я стиснула зубы.
   - Да я про платье! В жизни тебя не видел ни в чем подобном. Очень красиво! А у меня для тебя подарок, - выпалил парень и достал из-за пазухи неуклюже обработанный кусок камня.
   Я приняла увесистый подарок и с интересом уставилась на него. У темно-серого гладкого камня было явно четыре ноги и голова. Еще было нечто, похожее на хвост. Но я, хоть убей, не смогла бы сказать, что это было за животное. Корова после спиливания рогов и освежевания? Бобер-переросток? Побритый брин? Вещица была тяжелая, и камень на ощупь был прохладным, даже несмотря на то, что до того хранился за пазухой у этого парня.
   - Это волчица, - просветил меня Рун. - Мне кажется, она похожа не тебя.
   Что, у меня тоже четыре ноги и хвост?
   - Спасибо, замечательный подарок, - вежливо ответила я и прижала фигурку к груди. Добавила коряво. - Очень замечательный.
   - Я так рад, что тебе понравилось! Я сам ее сделал! - обрадовался Рун. - Специально выбирал материал, чтобы он выдержал жизнь в замке Огненных.
   - Ох, Рун, какой замок Огненных, ты что! - вздрогнула я. - Там не бывает личных вещей. Если даже таковыми обзавестись, все равно сгорят, не выдержав, когда, в целях очистки замка от паразитов, накопившейся грязи, совсем слабых Огненных и так далее, замок прокаливают пламенем Огненных. При первом же прожигании твой подарок будет просто уничтожен. Такой камень его не выдержит. А мне бы... этого не хотелось. Он много значит для меня.
   Я погладила волчицу по спине, застенчиво улыбнулась ему и спрятала волчицу в кошель у пояса.
   - Ты очень добра, - покраснел Рун и заложил руки за голову. - Пойдем танцевать.
   - Рун, я же Огненная! Танец, музыка для магов огня - это... - испугалась я, но он уже взял меня за руки и тянул к танцующим.
   Его руки были прохладней моих, потому что температура тела магов выше, чем у людей. Но это были его руки! Это его глаза подбадривали меня, чтобы я начала двигаться в унисон незатейливой мелодии. Это его веселый смех сопровождал мои неуклюжие поначалу движения. Но не прошло и дневного полудорта, как я уже стала двигаться наравне с ним. Мне начало казаться, что танец переполняет все мое существо. И хотелось только двигаться, двигаться, погрузиться в музыку целиком, стать ее частью... Огненные так и умирают.
   Чтобы как-то отвлечься он наваждения я постаралась подумать о чем-то другом. Вот интересно, а сколько в дорте биений сердца? Дорт - одна восьмая дня или ночи, величина переменная, зависит от длительности дня или ночи в данное время года. Биения сердца у всех разные: у людей, у серых послушников, у разных магов... Так сколько? Или сколько человеческих шагов в амеруне, то есть в шаге амеруна, который еще и зависит от вида магической лошади? Ох, много-много...
   Что за бред мне пришел в голову? Кого интересуют такие вопросы?
   - Расскажи мне, как ты сделал эту волчицу, - попросила я Руна.
  
   Мы танцевали до поздней ночи. Рун говорил - я кивала, улыбалась и чувствовала себя счастливой. Радостное, светлое чувство словно поднималось из глубин души, затмевало все прочие эмоции, отвлекало от опасной музыки. В этом простом наряде, танцуя с Руном, ощущая его руки на моей талии, глядя в его светлые глаза... Все было чудесно.
   После танцев, когда уже начало темнеть, мы с ним улизнули с общего праздника и двинулись вдоль лугов, где паслись стада. Рун был странно молчалив, и, поскольку из меня рассказчица была аховая, мы просто молча шли по дороге, куда глаза глядят. По бокам от нас колыхалось на легком ветру море травы, кажущейся в вечернем свете темно-синей. Стрекотали сверчки, воздух был напоен запахами трав, душистых белых цветов и вечерней свежести. Все дышало покоем, только где-то вдалеке на страже стоял темный лес, который казался сейчас мрачной тенью у горизонта.
   Мы шли бок о бок, и я чувствовала прохладу его тела рядом с собой. Он был так близко, так рядом - как будто мы были "мы", а не "магнесса, человек и пропасть между ними"... Тень побери, ну почему, почему Рун - не маг?!
   - Я много думал, Шогни, - наконец, нарушил молчание Рун. - Может ли быть, что ты... Я... Я тебе нравлюсь?
   Я ждала этого вопроса, ждала давно. И боялась его. Маги жили дольше людей, и даже я со своей слабой магией проживу почти вдвое дольше самого старого человека. Как можно объяснить ему, что это слишком тяжело - любить того, кого ты непременно и надолго переживешь? Конечно, можно уйти в монастырь магии. Если жить там безвылазно, маг становился совсем как обычный человек. Но отец мне за это голову оторвет. В прямом смысле.
   - Почему ты молчишь? Я тебе не нравлюсь? - вздохнул Рун.
   - Нравишься, - не стала кривить душой я. - Даже слишком, но...
   - Но ты - Огненная, - словно прочел мои мысли он.
   - Но я - Огненная, - согласилась я. - Такую, как я, невозможно любить.
   - Я люблю тебя, - с пылом произнес Рун. - Ты замечательная, добрая, красивая... Мне так нравится, как ты смешно морщишься, прежде чем улыбнуться. Мне нравится смотреть на тебя, когда мы гуляем по округе. Нравится, как твои осенние волосы падают тебе на лоб и ты нетерпеливо их отряхиваешь. Нравится, что ты одна дортами готова выслушивать мою болтовню о горшках и вазах...
   А мне нравилось его слушать. В бесхитростных речах Руна было что-то умиротворяющее, как потрескивание сучьев в камине в лунную ночь. В них была простая человеческая жизнь. Такая непохожая на жутковатую жизнь в замке Огненных и потому такая притягательная и желанная. Мне так хотелось, чтобы я родилась не Огненной, а простым человеком, жила бы в этой деревне вместе с Руном и... При мысли об "и" я вздохнула и опустила взгляд. Что толку мечтать о несбыточном?
   Рун остановился и встал напротив меня. Я тоже остановилась. Вгляделась, словно в последний раз, в его простые, но милые черты, в его светлые, почти прозрачные глаза, рассматривая каждую веснушку на его щеках. Нельзя. Нельзя об этом даже думать.
   - Нет, Рун, это невозможно, - дрогнувшим голосом сказала я. - Ты - человек, а я - магнесса.
   - Все возможно, я все продумал, - картавя больше, чем обычно, быстро проговорил он и осторожно взял мои руки в свои, прижав к своей груди. - Мы убежим. Убежим так далеко, что твой отец не сможет нас отыскать. Людей на свете бесчисленное количество, мы смешаемся с толпой...
   Я горько покачала головой.
   - Рун, я - магнесса. Как я смешаюсь с человеческой толпой? Мою магию в магическом пространстве видно за много-много амерунов, - вздохнула я.
   - Смешаешься, - упрямо мотнул головой он. - Я купил вот это. Деньги, накопленные за всю жизнь, потратил и у ребят попросил... Он не совсем законный.
   Рун достал из-за пазухи блеснувший бронзой амулет в виде сокола, и я с любопытством посмотрела на него. Что это? Явно зачарованный, но на что? Я осторожно коснулась рукой металлической поверхности. Бр-р-р, ледяная. Что Рун задумал?
   - Это амулет от магов смирения, Вериговичей, - сказал он. - Одев эту штуку, ты не сможешь творить магию, но и твоя магия не будет видна никому. Он твой. Попробуй, одень.
   Не веря своим глазам, я взяла в руки металлический амулет и одела на шею. Одетый, амулет стал чуть теплым. А я перестала видеть и ощущать свою магию. Попробовала создать точку света в магическом пространстве (на создание ее в физическом пространстве у меня не хватало сил) - и не смогла. Невероятно! Значит, я могу... могу сбежать из замка Огненных. Навсегда!
   - Ах, Рун, это самый прекрасный подарок на свете! - переполненная эмоциями, я кинулась ему на шею и поцеловала в щеку.
   Я хотела тут же отстраниться, но он обнял и никуда не пустил. И поцеловал прямо в губы. Пожар взорвался! Сердце чуть не выпрыгнуло из груди, тело свело от томления. Это было... непередаваемо! Но в голове колотилась лишь одна мысль: я убегу. Я убегу из замка Огненных, этого страшного места, с тем, кого люблю, и никто нас не найдет. Мы будем вместе, и все у нас будет прекрасно. Обязательно.
   Тогда я еще не знала, что ждет меня на следующий день.
  
  -- Глава 2. Что с замком Огненных?
  
   Меня трясло. Меня колотило и знобило, словно я тяжело заболела. Руки сильно вспотели, сжимаясь в бесполезные кулаки. Щеки подрагивали в нервном тике, а в голове колотилась лишь одна мысль: "Нет! Нет, это не может быть правдой, нет!"
   Может.
   Это правда.
   Страшная правда.
   Хотелось кричать, выть, кататься по земле в истерике, но я только крепче сжимала кулаки и смотрела на безмолвную выжженную деревню, скаля клыки. К шестнадцати годам в подобные моменты они у меня вырастали уже такие солидные, что можно было прокусить кому-нибудь руку или ногу. Однажды даже пришлось...
   Потерянная, опустошенная, рычащая от ярости, я смотрела по сторонам остекленевшими глазами, не веря им, не желая им верить! Все было сожжено дотла, до пепла, до обугленных остовов домов, до выжженных останков мужчин, женщин, детей, домашних животных, даже пролетавших мимо птиц... Ощущение страшной утраты; пустота, которую ничто не способно заполнить, пронизывали сознание.
   Нет!!!
   Нет, нет, нет!
   Горячие, обжигающие слезы наконец-то нашли выход, заструились по обветренным щекам. Меня продолжало трясти и еще сильно мутило от жуткого запаха дыма и паленой плоти... Мне становилось плохо от одной мысли, что выжженное пепелище - это все, что осталось... от них. От Руна. От кузнеца с женой и их детишек. Ото всех "моих людей".
   Если бы я могла что-то сделать, как-то это предотвратить! Я пришла сюда на следующий день после разговора с Руном. Мы договорились обсудить детали побега - и вот... Все люди мертвы. В порыве слабости я спрятала лицо в ладонях, словно надеясь, что вот я отниму руки от лица, и страшная правда окажется чьей-то неудачной шуткой. Но нет... Архимаг великий, зачем ты позволил этому произойти? Поднебесные маги говорят, что ты добр и всемилостив, так за что же? Чем эти люди провинились перед тобой, чем?
   Нет ответа. Только в небе равнодушно светило солнце, и тускло сиял Великий Разлом, в центре которого кровавым оком мерцала магх-сфера. Но и она молчала. Как всегда.
   Я... я убью того Огненного, кто это сделал! Ясное дело, тут не обошлось без кого-то из них! Что еще могло бы произвести подобные разрушения, кроме магии? Итак... кто? Надо вернуться в замок и выяснить это. Но я все никак не могла заставить себя пошевелиться. Даже не могла поднять руку, чтобы смахнуть льющиеся слезы. Терпеть не могу воду, и все же слезы катились и катились, а я все стояла на границе двух миров: зеленого, живого, и пепельно-черного, мертвого. Здесь закончилась моя жизнь, моя настоящая жизнь. Что мне остается?
   Мстить.
   Но сначала тут есть одна вещь, которую я должна забрать с собой. Ноги плохо гнулись, были, как чужие. Кашляя и задыхаясь от дыма и гари, я пробралась мимо куч пепла к черным остаткам дома. Того самого дома. По дороге мне под ноги попалась обгорелая куколка, пугающе похожая на труп, и я обошла ее, с ужасом подумав, что где-то здесь лежит игравшая в нее девочка. В доме со сгоревшей крышей, под открытым небом, лежал чей-то сильно изуродованный пламенем труп, и я застыла на месте, не в силах пошевелиться. Только ноздри широко раздувались, вдыхая жуткий запах гари. Может... это он? Рун, с таким вдохновением рассуждающий о глиняных вазах, горшках и кувшинах... Кто учил меня танцевать, с кем мы ходили гулять по округе, болтая обо всяких глупостях. Человек, который когда-то был живым.
   Наконец я заставила себя двигаться, опустилась на колени в нужном месте и спустя несколько биений сердца выкопала из пепла фигурку волчицы, его подарок. Там же оказался и чуть расплавившийся амулет, который я тоже забрала с собой. Теперь это все, что мне осталось от прошлого. Глаза болели, из них словно утекала сама жизнь. Я прижала фигурку и амулет к груди и побыстрее, стараясь не смотреть на обожженное тело, двинулась прочь. При воспоминании о Руне и одной только мысли, что это может быть он, резко перехватило горло.
   Мстить. Отныне это все, что мне остается.
   От слуг замка Огненных я узнала, кто отныне и на всю жизнь будет моим врагом. Один из моих дражайших сородичей. Мой старший брат Рид Оуэнн, наследник нашего рода и самый сильный маг, если не считать верховных магов. Как мне сказали, он даже не намеревался убивать их, он должен был сжечь только восставших людей неподалеку оттуда, но увы... он "не рассчитал свои силы", и огонь охватил всю округу. Они умерли по ошибке. Он убил моих друзей по ошибке!!!
   Я убью его!
   Только моя пятнистая магия... С ней я не могу убить даже цыпленка. Да, я отлично фехтую, но меч против магии - ничто. Не важно. Я придумаю, я смогу, он будет мертв! Жизнь за жизнь. Я так решила, я так хочу!
  
   Поэтому я сейчас здесь, в надежде как-нибудь в пылу сражения проткнуть его мечом, шпагой, клыком - хоть чем-нибудь! Страх перед старшими Огненными был отодвинут на чердак сознания. Не до него. Я ждала подходящего момента вот уже три года, а того, чтобы получить право сражаться среди них, старших магов, добивалась еще пять лет. Однако случай, как назло, все никак не помогал мне приблизиться к этому обратнутому на расстояние удара. Но я знала: у меня будет всего одна попытка, потому терпеливо ждала. Рано или поздно месть свершится, потому что есть на свете великий Архимаг и справедливость. За пазухой холодила кожу фигурка волчицы, за подкладкой сапога лежал завернутый в тряпицу амулет. С ними я больше не расставалась.
   Я резко спрыгнула со ступеньки и начала судорожные поиски того, что могло бы сойти за оружие. Ну и хлам был под ногами: каменные обломки; заляпанные кровью лоскуты ткани; погнутые, искореженные шпаги и мечи; черные обрубки рассеченных тел... Я скривилась. Шпаги! Магия Поднебесная, кто их придумал? Ну что за радость прыгать с тонким стальным прутиком рядом с какой-нибудь здоровенной, раза в три меня больше, черной тушей, если гораздо лучше взять хороший двуручный меч и как следует ее нашинковать?
   Плюх! Рядом со мной откуда-то сверху тяжело свалилась тварь с пастью пилы-переростка. А маг с мозгами дорри воткнул свой меч ей прямо в пасть, и та с удовольствием пообедала и им, и... рукой. Бр-р-р, ну и зрелище! Это кто такой? А, Борг. Тогда ясно. Борги, маги разума, в фехтовании были просто как ягнята, такие же мягкие и тупые. Зато в магии они были ого-го, палец в ладонь не клади. Хотя те же некроманты, лягушки-перелетницы, вообще фехтованием не занимались. И нормальные маги над ними почти даже не смеются. Чего смеяться над уборгими? Ведь освоить все, на что способны люди, для магов - дело чести. Для меня - дело мести. А для некромантов - видимо, что-то вроде подчищения улиц. Они даже ногами пола не касаются, плывут над ними, как трупы! Разорились небось на амулеты от магов воздуха за свои поплывки над полом...
   Борг под мое мысленное ворчание рыкнул от боли, но достал себе из хлама новый меч в левую руку и стал сражаться ей. Рана его на правой уже не кровоточила: охранное заклинание начало действовать. А потом маги лечения нарастят обалдую новую плоть. Вот и мне бы так же...
   Ага, сейчас, размечталась! Все спешат и падают дарить мне дорогостоящие заклинания.
   Фу, как же воняет эта куча хлама под ногами: плоть этих тварей разлагалась быстрее, чем у меня клыки вырастали. Но я, морщась и гримасничая, отыскала отличную шпагу, белую с черным, которая легла в мою руку как влитая. Ну что, повоюем? Я стала оглядываться в поисках тех, кто нарывается на ее острие. Как назло, лично мой враг куда-то подевался. Большая часть сражающихся уже отправилась за каменную ограду, а мне с еще несколькими недоумками досталось зачищать двор. А вот и твари мне на радость! Шинкуем, шпигуем! Новая шпага, хотя я была неважного о них мнения, слушалась намного лучше меча и летала сейчас, как молния. Хоть в чем-то я хороша, но... глупо гордиться тем, на что способны даже обычные люди. Ведь я слабая, пятнистая, недоделанная, но магнесса... магнесса огня. Рожденная Огненной. Звучит намного лучше, чем было на самом деле.
   Мы старательно крошили тварей в мелкие брызги, а я все зыркала за ограду в поисках того самого, но я не могла туда уйти. Во-первых, подозрительно, он заметит; во-вторых, меня за нарушение дисциплины попрут с занятий. Я не говорила? Это все было учебное занятие. Такое особое, с риском для жизни, чтобы всем было интересно и весело. Нокх! Часть тварей все же прошлепали внутрь местной торговой лавки, и после дочистки двора пришлось шлепать за ними. Внутри черные отвратительные существа прыгали по шкафам и изо всех сил кривлялись, злобно поблескивали глазками и похрюкивали, как стадо поросят на выгуле. В лавке сидел одетый в белое молодой торговец. Лицо его, с правильными чертами, обрамленное спутанными темно-каштановыми волосами, выражало скорее изумление всем происходящим, чем испуг. Удивительная реакция для человека.
   - Эй, ребята, я оставлю пока лавку на вас, - чуть картавя, сказал он. Лишь слегка скривился, когда жирная черная крыса с противным звуком шлепнулась на прилавок прямо перед ним. Сузил светло-карие глаза. - А я пока выйду... эээ... подышу свежим воздухом.
   Я извернулась. Удар! Кабаноподобная туша получила прямо в горло, и я тут же отпрыгнула: еще не хватало, чтобы и моей рукой со вкусом пообедали. Передо мной как-то не стоит задачи кормить собой заезжих магических тварей.
   - Неужели близится Ночь Магх? Человек - и вдруг не боится, - маг лунного света отбил атаку рептилии о шести лапах с кучей когтей. - Да, эти создания магов иллюзии не должны трогать никого, кроме учеников. Но обычно люди их побаиваются. Выглядят-то они все равно жутко.
   - А по мне, так скорее противно, чем жутко, - вставила свою реплику я.
   Но мне никто не ответил. Со мной вообще из всей группы, состоящей из старших магов, мало кто разговаривал. Еще бы! Куда мне с моим пятнистым рылом в их старшемагический ряд! В молчании мы продолжали пронзать черные тела, осторожно обходя шкафы с товаром, уважая чужую собственность - по крайней мере на занятиях. Постепенно набитое кривляющимся и хрюкающим темным месивом помещение освобождалось. Я, вытерев резким движением проступивший на лбу пот, осталась одна добивать мелочь, пока остальные пошли помогать рубить орды нечисти за оградой.
   Итак, добить мелочь... Неприятная мелкая тварюшка с зубастым клювом мирно хлопала глазками на ближайшей полке, прячась между аккуратными грудами комков толстого меха. Вокруг них плясали крохотные искорки золотистого света или капельки воды. Я равнодушно окинула взором весь шкаф. Рядом с тварью без всяких клеток мирно дремали бежево-розовые голые существа размером с большую крысу. Они были толстенькие, все в складках, а их длинные трубчатые носы слегка подрагивали во сне, как будто они постоянно нюхали нечто очень приятное. У меня на глазах один из них, не раскрывая глаз, достал носом круглую красную ягоду из стоящей неподалеку мисочки и удовлетворенно запихал ее в рот. Полка ниже, по которой прыгала улюлюкающая черная обезьянка, была вся уставлена разноцветными браслетами с металлическими клепками, из которых били струйки прозрачной воды. Вода вычерчивала в пространстве замысловатые узоры, после чего благополучно вливалась назад. Оставшиеся три полки занимали часы: песочные, борговы и солнечные. Рядом со шкафом располагалась целая пирамида из стеклянных шариков, которую безуспешно пытался развалить мелкий черный свин... Да, вроде осталась совсем мелочь.
   Ой, магия моя! На меня прыгнула еще одна тварь, похожая на свиноподобного ежа, и я обеспокоенно посмотрела на руку - есть царапина или нет? Уф, вроде нет. Тень побери, для меня яд этих существ был смертелен. Это старшие маги могли себе позволить охранное заклинание. Мне же об этом приходилось только мечтать. Один раз только, на самом первом занятии, я допустила ошибку, и яд чуть меня не убил. Он попал на открытую рану на плече. Меня тогда спас в нарушение учебных правил Трэвис Дженткиандторри, маг солнечного света, который случайно оказался в тот момент рядом. Он - один из немногих старших магов, кто снисходил до общения со мной, уборгой. Хотя, что я прибедняюсь? У Боргов, магов разума, я в ведении как раз не находилась, чего и всем желаю. Даже этим, настоящим уборгим, дорри...
   О чем это я думала? А, да, о старшем Солнечном.
   - Ты шутишь?! - до сих пор помню ошеломленное, потерянное, полное сочувствия лицо, с которым Трэвис это произнес.
   Он был вторым сыном верховного Солнечного. Высокий, выше меня на голову, маг со слегка светящейся изнутри кожей и серьезными серыми глазами. У него было немного отрешенное, но довольно симпатичное округлое лицо с прямым носом и слегка пухлыми губами. А в его коротких светлых волосах мерцали солнечные блики. И когда Трэвис улыбался, вокруг частенько приветливо играли солнечные зайчики. На занятиях, как и я, он предпочитал легкие кожаные доспехи. Только у него на шее еще открыто висел золотой амулет с топазом в виде солнца, а я свой амулет прятала. Вообще Трэвис славный. Почти человек. Он действительно за меня... переживал.
   - Нет, - как можно равнодушнее сказала я. - Я действительно занимаюсь без охранного заклинания. Только ты, пожалуйста, никому об этом не говори, это тайна.
   - Тайна? Да ты с ума сошла, ты же можешь погибнуть без него! - его серые глаза были полны искреннего ужаса. - Это же преступно, отправлять тебя сюда без него! Ты можешь умереть!
   - Знаю, - пожала плечами я. - Но ты все-таки никому об этом не говори, иначе мне не разрешат больше здесь появляться.
   Есть вещи, которые невозможно объяснить. Я стиснула зубы. Я обязана убить этого обратнутого шкарпи, кто убил моих людей! Даже ценой собственной жизни. В глазах полыхнуло пламя, и Трэвис невольно отпрянул. Я удовлетворенно кивнула. Это вам не зайчики солнечные пускать. Я своего добьюсь!
   Говорят, отец мой, Бахраманд, да правит он вечно... при мысли о нем я очнулась в настоящем, шпага на мгновение дрогнула в руке, когда все пальцы свело в судороге. Одно упоминание этого жуткого имени всегда сопровождалось приступом страха. И неизменной фразой "да правит он вечно". Если ее не произнести, то... верховный Огненный узнает, а жизнь - такая хрупкая штука.
   Угрюмо загнав страх подальше в самый темный уголок сознания, я пронзила шпагой последнее прыгающее на двух лапах чудо с рогами, клыками и когтями. Оно было бы, наверно, страшным, не будь это существо размером с крупного таракана. Надо бы подняться наверх, там еще могли остаться... В лавку вошел взлохмаченный торговец и с тоской оглядел слегка разгромленное помещение. На пряди его темно-каштановых волос весело качалось черное существо, которое увидело меня и бодро показало сначала язык, затем клыки, а потом тоненько заверещало боевую песнь воинственной мухи. Как трогательно, я сейчас прямо заплачу и нежно прижму к груди маленькое чудовище. С причитаниями, как брюхатая ластоногая вобла над выводком.
   Торговец испуганно замер при этих звуках.
   - Встань у стены, - коротко бросила я ему и добавила. - Только не делай резких движений.
   Тот с побелевшим лицом встал между двумя шкафами с тканями - слева обычными, справа явно магическими, с меняющимися узорами - там, где рядом была стена. И я пронзила воинственную муху мечом. Я - гроза всех окрестных насекомых, есть чем гордиться, а? Поцарапанную стенку явно придется ремонтировать, но это, слава магии, не моя забота.
   Убив тварь в волосах торговца, я тут же потеряла к нему всякий интерес. О чем я там думала? Да, об отце. Говорят, у него выдыхается магическая сила. Шутка ли - всего лишь восемнадцать детей - это для верховного мага признак вырождения. Да еще я - предпоследняя, но последняя из выживших, пятнистая - настолько магически бездарна, что... Глаза полыхнули пламенем в слепой ярости. С каким лицом выплевывал слова отец! Что раз я напросилась на эти занятия, то моя задача - подохнуть в них и перестать, наконец, позорить род Оуэннов?! А если найдется идиот, который будет готов на мне жениться, то тем лучше - ведь я уйду в его род и опять-таки перестану позорить род благородных магов огня. Благородных, обрат твою?! Способных сжечь всю округу "по ошибке", сжечь всех моих людей! В неожиданно накатившей ярости я - как была, с окровавленной шпагой в правой руке - силой притянула голову торговца к себе левой и зло прижалась своими губами к его. Это заняло пару биений сердца, потом я мрачно вытерла лицо рукой и двинула на второй этаж добивать оставшихся тварей. Значит, надо найти себе мужа? Отлично, как насчет человека? Его-то род я могу позорить до потери магии! Доволен будет отец, а? Уже на самом верху лестницы, когда вспышка гнева начала спадать, я неловко повела плечами и оглянулась. Торговец застыл на месте, явно ошарашенный таким поведением, и мне стало неловко. Может, не стоило судить магов так строго? В конце концов, я была одной из них...
   Хоть Рун этого не видел... Мысль так и осталась незаконченной. Я злилась на отца; на себя; на то, что я никак не могу добраться до убийцы. И мрачно пронзала мечом тварей. И представляла, что на их месте - он.
   Но что, тень побери, это значит? Я уже добила всех, кого могла (обратнутый в этот список, к сожалению, не попал), и спустилась вниз, в торговое помещение. Там словно магический тайфун прошелся. Гигантские шкафы были разбиты, грудами лежали развороченные мешки с причудливыми ароматными травами и частью разбившиеся, частью просто рассыпавшиеся стеклянные шарики. Придавленная краем шкафа розовая "крыса" жалобно хрюкала. Я подивилась - ну и крепкие же это существа. Поднапрягшись, я приподняла деревянную громадину - и существо, выползши из-под шкафа, принялось вылизываться тонким синим язычком. А еще повсюду валялись блестящие осколки непонятных мне приборов, грудой лежали обычные ткани, из одной из коробок выползали разноцветные пятачки - слава магии, неживые... Что, обратить твою магию, все это значит? Ведь еще совсем недавно здесь был относительный порядок. Что тут, тень побери, произошло?
   В магическом пространстве был след! Мои ноздри с шумом выдохнули воздух. Огненная шкарпи! Что она здесь забыла, совесть? Но тело уже сводила судорога страха. Да, моей сестрице незнакомы понятия "доброта" и "честь", но она хоть и магнесса, - из старших Огненных. Я просто обязана ее бояться. Нокх, ну его к айкромену, этот страх! Я встряхнулась и скривила губы в оскале. Слишком много чести для магнессы, пусть она и старший ребенок в семье.
   Я принялась выбираться из здания (чуть не уронила на себя шкаф). А мозг продолжал отвлекать сам себя от самоубийственного желания наподдать старшей Огненной.
   Обрат твою, жуткий скандал, говорят, был при ее рождении. Шутка ли, ждали сына, наследника рода, а родилась дочь Фламина. Как разъярился отец! Небеса над землями Рундов, магов рождения, содрогались, полыхали пламенем! Отец ревел, что более младший, чем первенец, мальчик будет слабее магически. Что Рунды, которым, он орал, за их работу в пасть всунули до позеленения амерунов, нанесли ему, главе рода Огненных, смертельное оскорбление, шкарпи недоделанные, что... И так до бесконечности! Он гневался, скалил клыки, ругался, как эринт (хотя нет, маги земли ругались еще круче). И жестоко покалечил и самого Рунда, чьими стараниями вместо сына получил дочь, и натворил много чего еще. В конце чуть не спалил скальный чертог виновников дотла вместе со всеми, кто там находился. Все сообщество магов, затаив дыхание, смотрело на огненное действие, на то, что Совет признал справедливым и назвал "компенсацией морального вреда".
   Стоило ли удивляться, что над рождением следующего ребенка трудились все старшие Рунды и даже глава их рода. И пока мать вынашивала предполагаемого наследника, над всеми землями магов рождения полыхало пламенем багровое небо с горящими изнутри облаками, которые несли жар и засуху. Сама магх-сфера, даже когда появлялась, была еле видна, потому что все закрывали дым и магическое пламя. И отчаяние. Даже шепотом испуганно поговаривали о возможности возобновления мировых магических войн.
   Но родился мальчик, наследник рода Оуэннов, самый сильный маг, если не считать верховных магов. То есть сильнейший среди всех равных. Да, с верховными, с главами родов с их книгами магии в сердцах, было не сравниться, но... Риду прочили стать первым, едва книга магии Оуэннов перейдет к нему по наследству. Самолюбие и тщеславие главы Огненных было удовлетворено. Так что небеса не раскололись второй раз, магх-сфера не шлепнулась на землю, и даже никакие мировые магические войны не начались. Жизнь продолжилась.
   Так родился Рид Оуэнн. Мой враг. Обратнутый, бессердечный, способный хладнокровно пойти сжигать восставших людей. И, ошибившись, спалить всю округу. Достойный сын своего отца. Тень побери, оба они достойны отца - его старшие дети, Рид и Фламина.
   Отца - но не мамы. Я ее почти не помню. Помню только ощущение тепла и доброты. И пустоты, которая осталась в душе, когда она умерла. Умерла при невыясненных обстоятельствах где-то далеко-далеко от дома. Мне тогда было четыре года.
   Случайность ли, что обнаружили ее мертвой именно они, старшие дети? Ненавижу их, их обоих! Глаза полыхнули пламенем. Я уже выбралась наружу и, не слушая доводы благоразумия, побежала за ворота в сторону, противоположную основной битве. Мне сейчас стало не до занятий.
   Ой, нокх! Стоило мне выбежать за ворота, как на меня навалилась груда тварей. Сердце еще грохотало от ненависти, но глаза молниеносно оценили обстановку. Откуда так много? В месиве лап, клыков и когтей величественно возвышались хорошо мне знакомые огромные брюхатые четвероногие. С голой черной кожей, но мощные; однако, слава магии, медлительные и неповоротливые. Сколько же их вокруг! Да меня затопчут! Стоп, идея! Я, как по лестнице, на одном дыхании взбежала по черным, рвущим тяжелые сапоги тварям поменьше на спину к одному из этих гигантов. Вот так, балансируя на скользкой спине, стоя на одном колене, я стала отбиваться. Оседлать эту махину было нереально. Насколько я успела заметить в промежутках между выпадами, это действительно была Фламина со своей подругой Ольгой Хвелебри, одной из старших дочерей магов ветра. Они стояли неподалеку, с интересом за мной наблюдали и кривились в совсем не женских ухмылках. Конечно, нацеленные только на учеников черные твари их не трогали.
   Фламина Оуэнн, сестра, разрази ее магия. Красивая, с прямым носом и миндалевидными карими глазами. Вот она, со своими вьющимися волосами, похожими на переливающееся багровое пламя, выглядела настоящей Огненной. О да, как моя старшая сестрица любила посмеяться, глядя на что-то весьма забавное. Особенно если это забавное происходило с несчастными людьми, не способными дать ей и ее подруге отпор. Отбив очередной удар, я мельком посмотрела на молодую Хвелебри. Бесподобна. Такая тоненькая, хрупкая, но сильная и стремительная, как сам ветер. В общем, настоящая Хвелебри.
   Что ж я-то вся такая - выгляжу, как пятнистое недоразумение? Даже на лице иногда обгорелые веснушки выступают.
   На обеих магнессах красовались алые с черными вставками тряпки, именуемые платьями. Хищно выглядят. У обеих - почти одного стиля. Ольга явно подлизывалась к более сильной подруге. Зря что ли ту в свое время перевели на занятия магией в группу с магами-мужчинами? Нокх, не хватало только мне быть на нее похожей! Я занимаюсь с мужчинами фехтованием, она - магией... Бр-р-р! Только я магх-сферу с небес не хватала, а она считалась одной из самых сильных из ныне живущих магинь и магнесс. Даже выйди она замуж и стань магиней сама, сильней бы вряд ли стала. Такая вот. Впрочем, на глаза наследнику рода Риду она все же старалась не попадаться.
   На плече моей сестры, как всегда, сидела красно-белая огненная ящерица, меланхолично взирающая на окружающее мутными глазами. Я ответила ей неприязненным взглядом. Просто видела эту тварь в действии. Питается страхом и болью, шкарпи хвостатая!
   - Приве-ет, сестричка, - вовсю растягивая гласные, сказала Фламина, скользнув по мне своей ярко-алой магией, прощупывая мою пятнистую. - Ты, я вижу, вся в заботах. Мы вот решили прийти с подругой, полюбоваться твоим "высоким искусством" для дорри-недомагнесс. Надеюсь, не помешаем?
   Золотисто-бронзовая магия "подруги" колыхнулась в мою сторону. Меня передернуло. Если еще Фламина была умна и относительно вменяема, то ее подруга - отмороженная напрочь.
   - Помешаете, источник оборотный! - выругалась я, шумно выдохнув из себя воздух. - Что вы с ним сделали?
   Уставшие ноги отчаянно скользили, твари поменьше пытались запрыгнуть рядом с нескольких сторон, правую руку сильно саднило, и я один раз чуть не выронила шпагу. А так все было отлично, просто чудесно и радужно.
   - Ой-ой-ой, как неве-ежливо, - вкрадчиво протянула Фламина. - А что, ты считаешь, я могла ему сделать?
   Ее глаза сыто смеялись, а меня переполнял гнев. Она не смеет так обращаться с людьми! Они же ничем не могут ей ответить. Это низко!
   Следя за тварями краем глаза, я резко развернулась спиной к ней, отражая атаку одной не в меру прыгучей твари. Существо успело плюнуть мне в лицо напоследок, но я ловко уклонилась. Какая я молодец, правда?
   - А знаешь, - продолжая растягивать гласные, томно прожурчала Фламина. - Он такой интере-есный, что я даже, пожалуй, заберу его себе.
   Не повезет тогда парню. Люди старались селиться подальше от любых обиталищ Огненных... По крайней мере от центрального замка, где живут глава рода, его выжившие в замке Огненных отпрыски, включая меня, и те, кого они пожелают еще в нем поселить.
   Тут Фламина вскрикнула. Я повернулась, но сразу же дернулась назад. Поздно. Еле увернувшись от мощного узкого тела, с визгом скатившегося со скользкой спины, я не удержала равновесие и рухнула вниз - прямо в мешанину хрюкающих, сопящих, рычащих черных тел. Упав на чью-то покрытую гладкой чешуей лапу, я, попытавшись перекатиться, неудачно подвернула ногу. И, скрывшись под черными тушами, уже почувствовала чьи-то когти на своем теле. Усиливающаяся боль затуманила голову и угрюмо напомнила: меня предупреждали, что все однажды может закончиться именно так. Как раз когда темнота принялась закрывать все небо от земли и до горизонта, тварь, наседавшая на меня сверху, издала булькающий гортанный звук и упала, пронзенная насквозь.
   - Я пришел, как только смог, - сказал Трэвис, помогая встать. Все магическое пространство вокруг залила его приветливая солнечная магия. - Там сейчас такая заварушка за оградой, все слишком заняты.
   - Спасибо, - кратко поблагодарила я. Оскалила клыки, мы встали: он и я, спина к спине. Бой продолжался.
   Я выжила. В этот раз.
  
   Занятия закончились. Они давались все тяжелее. Тень побери, как тяжело - каждый раз идти, возможно, на смерть. Думать, мечтать, верить, что вот сегодня - тот самый день, когда я смогу наконец-то почувствовать, как мой меч протыкает тело того самого убийцы... и каждый раз уходить ни с чем. Кажется, скоро я наплюю на все предосторожности и просто ринусь с мечом на него от безысходности... Архимаг великий, как же я его ненавидела! Обратить твою магию, хочу его убить, хочу!
   Раздраженная, усталая, злая на судьбу, я шла в тронный зал родового замка, чтобы по традиции, как и все совершеннолетние дети, поприветствовать там отца, Бахраманда Огненного, да правит он вечно. И опять же по традиции, тень меня через магх-сферу, была одета в неудобную груду алого с черными вставками тряпья - платья. Похожа я на Фламину в нем? Ха! С моими мышцами и плечами - да ни в жизнь! Как она вообще в этом ходит? Стоячий ворот натирал шею, кружева коротких перчаток царапали кожу, длинная алая юбка мешала ходьбе, ткань постоянно лезла под ноги, и я традиционно путалась в собственным подоле. В общем, явно претендовала на звание лучшей магнессы объединенных магических земель. Разве это, обрат твою, не ясно?
   Тень меня подери в пятый проход (мое воображение отказывалось представлять, что бы это значило)! Да когда же я научусь ходить на высоких каблуках?
   Хм.
   Странно, но вокруг царила необычная активность.
   Старательно пряча покрытые плохо заживающими царапинами и порезами руки, я, как всегда, с опаской передвигалась, вжимаясь в стены коридоров. Проходя вдоль одного из них, я с недоверчивым удивлением разглядывала произошедшие в замке изменения. Тень побери, не к добру это. С пола, стен и даже потолка была соскоблена жутковатая смесь из гари, пепла, высохших или вплавившихся в камень кровяных сгустков и ошметков плоти. Кто-то даже вымел вечно валяющиеся на полу обугленные осколки костей и ржавеющего оружия. И даже вездесущий запах дыма, который не выветривался из крохотных узких окон под самым потолком, сейчас почти не чувствовался. Не к добру это...
   Ого! Из угла вверху коридора на меня круглыми глазами пялился мохнатый круглый опум. Я шуганула бедолагу: еще застанет магический паразит очередное прожигание замка - мало не покажется. Они ж безвредные, только глазами хлопают.
   А я зябко повела обнаженными плечами. Сейчас было не так жарко, как я привыкла. Хотя повсюду у вбитых в стены коридоров огненных колодцев, что единственные освещали каменные своды, орудовали серые послушники. Жуткие все же это существа. И не люди, и не маги - такие, с застывшими лицами и с настолько слабым серым магическим ореолом, что его едва было видно. Да, все-таки у кого-то с магией дело обстояло даже еще хуже, чем у меня. Послушников можно было встретить повсюду, и хотя подобные им появлялись и среди обычных людей, но чаще всего они были просто слишком далекими потомками глав магических родов. Ведь всем известно, что чем дальше родственная связь с главой рода, хранителем родовой книги магии, тем слабее магическая сила.
   Мой взгляд скользнул по одинаковым, словно вырезанным из камня лицам с вытатуированным на лбу треугольником - знаком Огненных; по застывшим глазам; когтистым рукам, мерно перемешивающим что-то в котлах, - и кровь заледенела в жилах. Лучше уж родиться человеком, чем серым послушником. Правильно кузнец дергался при одном подозрении, что его жена может оказаться кем-то подобным. Все они, серые, были одинаковыми и вели себя одинаково послушно, безынициативно и безэмоционально. И все без исключения проходили специальное воспитание-обучение в замках Боргов (поэтому их называли у-борг-ими).
   Продолжая опасливо оглядываться по сторонам, я осторожно пошла по каменному коридору. Под всполохи взрывающейся лавы потревоженных огненных колодцев.
   Стоп!
   Я замерла на месте. За поворотом невысоко над полом мерно покачивался и беседовал с одним из послушников Скрэп Скрк'н, старший брат главы рода некромантов. Сжав кулаки и стиснув зубы, чтобы не зарычать вслух, я поспешно отступила подальше в тень. Обрат твою магию, а этот что здесь делает? Мы с ним... однажды при случайной встрече немного повздорили. Повезло мне, что тот был просто старшим магом, не главой рода. Была там в свое время какая-то темная история, из-за которой первенец некромантов Скрэп лишился наследства - книги магии некромантии, почему так и не стал верховным магом после смерти отца. Но подробностей, кажется, никто толком и не знал.
   Просочиться бы мне мимо как-нибудь... Мне же надо в тронный зал, а осталось то чуть-чуть! Последний участок перед ним - а вон там коридор уже плавно переходит в огромное темное помещение. То самое, куда я обязана являться по вечерам, если планирую дожить до следующего утра. Прижавшись к шершавой холодной, совсем не прогреваемой стене, я раздраженно разглядывала некроманта. Скрэп, нервно дергая костлявыми руками со множеством перстней, пытался что-то внушить равнодушно смотрящему на него пустыми глазами дорри. А я не могла понять, кто же из них мне нравится меньше. Большинство магов, особенно сильных магов, выглядят так, как они себя ощущают, и Скрэп, похоже, чувствовал себя неважно. Сморщенная тусклая серо-зеленая кожа, узкие водянистые злые глаза, почти бесцветные под яркими зеленовато-черными густыми бровями, крючковатый нос и красный балахон, скрывающий все, кроме лица и то и дело вздымаемых рук. Некроманты всегда носили балахоны - видимо, стремясь скрыть безвольно болтающиеся под ними ноги. Эти маги, едва не касаясь ногами пола, так и плыли обычно по воздуху по своим делам, о которых я ничего не знаю и, магия моя, знать не хочу! Борясь с подкатывающей к горлу тошнотой от мерно покачивающегося в воздухе мага, я судорожно вжалась в противоположную стену. Моя задача - держаться от некроманта подальше, чтобы выжить и достать своего настоящего врага. Так что, кое-как усмирив желание надавать Скрэпу по морде (там было за что), я прокралась мимо, пока он что-то вдалбливал серому послушнику.
   Уф, миновала гада! Я с шумом выдохнула, отлепилась от стены и пошла дальше, равнодушно выбирая из своих волос обломки очередного гребешка. В последнее время у отца было плохое настроение, поэтому его лучше было лишний раз своей вспученной шевелюрой не злить. И так с тех пор, как я стала всерьез заниматься фехтованием, особенно моими любимыми двуручными мечами, его стали крайне раздражать мой перекачанный торс, налитые мышцами сильные руки - и я сама, в общем и целом. Впрочем, раздражать его я начала еще с рождения, как и Фламина... Нокх, да не похожа я на нее! И судьбы у нас другие, непохожие, вот!
   Тронный зал сегодня опять выглядел мрачно, под стать настрою главы рода. Верхний свет потушен, все освещалось только огненными всполохами колодцев в стенах да установленными на полу на длинных витых ножках магическими свечами. Отделанное изнутри темно-коричневым мрамором, сейчас помещение выглядело темницей или ловушкой. Словно в тонущих в темноте углах пряталось нечто невидимое, желающее меня уничтожить. Нет, я не боюсь темноты. Бояться надо магов тени Айкроменов, а сама по себе темнота не страшна. Наверное.
   Неловко поводя не защищенными броней мускулистыми плечами, я, постоянно оборачиваясь, словно Тень уже гналась за мной, быстрым шагом поднялась по огромному ступенчатому возвышению. Вот и вершина (я почти не задыхалась... ну почему пешком?!). Слева и справа - два столпа огня, меж ними - зловещий трон... Пустой. Как же?.. Где же?.. Я выпучила глаза и растерянно огляделась. Вокруг, на ведущих к трону ступеньках, где стояли вплавленные в камень или вставленные в витые канделябры тонкие свечи, толпилось множество второстепенных магинь и магнесс рода Оуэнн. От одной из них я узнала, что отец отбыл по неотложным делам. Но чуть позднее должен вернуться, так что уходить нельзя. Я скользнула застывшим взглядом по Риду, и кулаки сжались сами собой. Успел вернуться раньше меня и безразлично сидел сейчас с совершенно прямой спиной на ступеньке у трона, не обращая на все вокруг никакого внимания. Его голова тоже сейчас казалась одним страшным факелом - так сильно над холодным красивым лицом с изящным прямым носом и узкими губами полыхали его короткие волосы-костер. Наследник рода, тень его побери. Темно-карие глаза смотрели куда-то в потолок. Конечно, никого из нас, ничтожных, для него не существовало. И людей, которых этот обратнутый сжег, - тоже. Люди для него ничто! Меч по нему плачет! Мои глаза полыхнули пламенем, но... не в тронном же зале, я ж не дорри. Вздохнула и принялась спускаться по ступенькам в самый низ, на свое место. Подслеповато щурилась от резкой перемены: с ярчайшего света в почти полную тьму, блики перед глазами... И тут я почти нос к носу столкнулась со Скрэпом! Голову мне оторвать, его же магия светит в магическом пространстве во всю мощь!
   - Вот ты где! - прошамкал тот, неустойчиво покачиваясь в воздухе над самым полом, и схватил меня за запястье. - Ты поедешь со мной!
   Ужас вихрем прожег внутренности. Некромантские обряды... Как отец мог разрешить такое?! Но просто так я не дамся! С рычанием я вырвала свою руку из его вялой хватки и отступила на два шага, встав в боевую стойку.
   - Вы не можете забрать ее с собой без разрешения главы рода Оуэннов, - робко возразила одна из магинь с почти добрым лицом, но холодными потухшими глазами - словно углями, на которые плеснули слишком много воды.
   Я ее раньше не видела. Новенькая из провинции? Не повезло бедняге.
   - Сейчас его нет, а потом ему и не захочется ссориться с нашим благородным родом Скрк'нов из-за никчемной пятнистой недомагнессы, - самодовольно ответил Скрэп, доставая светящийся магический аркан и набрасывая его на меня. - А сейчас, я смотрю, никто из магов не против, чтобы я ее забрал.
   Он выразительно посмотрел в сторону Рида, но тот продолжал неподвижно сидеть, глядя куда-то в сторону. Я для него не существовала. Как и все остальные. Пусть Скрэп хочет что угодно, я убью того обратнутого! Никакой некромант меня не остановит!
   С этими мыслями я принялась трепыхаться в объятьях магической веревки, но та держала крепко. Дернулась, чтобы вырвать ее из хватки Скрэпа. Бесполезно... Нокх бы подрал этого дерьмового некроманта!
   Вообще Нокхи были магами иллюзии, и, откровенно говоря, я была не очень в курсе, почему именно они должны были кого-то подрать. И почему их фамилией, как и многими другими фамилиями, вроде Шкарпи, вообще ругались. Просто звучало хорошо, и все так говорили. Нокх дери всех некромантов, я не позволю забрать у меня из рук мою добычу! Рид - мой! Убью его! Эх. Похоже, с этой мыслью я и умру в лапах некромантов...
   - Как единственный маг здесь, я берусь спасти от тебя эту девочку, - послышался откуда-то сбоку слабый старческий голос. - Я вызываю тебя!
  
  -- Глава 3. Почти избранная
  
   Скрэп резко развернулся, и я тоже вытаращилась в ту сторону. Перед нами стоял низкорослый крепко сбитый старик с белоснежными короткими волосами и добрым лицом. Весь такой разодетый в темно-зеленые пышные одежды со множеством бантиков и завитков и увешанный дорогими зачарованными украшениями. Пальцы его, казалось, вот-вот переломятся от толстых, тяжелых перстней. На лбу красовался поблескивающий металлом бежевый иррановый обруч со знаком Халецких, ромбом с двумя перекрещенными горизонтальными уголками на нем. Интересно, как чувствуешь себя с таким обручем на лбу? Да-да, интересуйся дальше. Ирран - самый дорогой металл в объединенных землях. Наверно, не просто так его верховные маги носят. Он не для таких, как я. Не для пятнистых и, тем более, магнесс. Вроде за всю историю магов во главе магического рода магнесса была всего однажды... Не считая рода магов любви, конечно. Но они не в счет.
   Старика окружал тускнеющий, но все еще могущественный ореол бежево-розовой магии. Скрэп начал было усмехаться, глядя на низенького вояку, но улыбка быстро застыла у него на лице - он узнал говорящего. Это был дедушка Халецкий, отец моей матери. Он в последнее время - не знаю, может, месяц, может, год назад - вдруг вспомнил о моем существовании и даже немного беседовал со мной иногда. Так, в основном, о весьма отвлеченных понятиях вроде добра и зла, правильного и неправильного и обо всем таком прочем. Глава рода магов природы, природной жизни, он был очень стар - настолько стар, что это даже стало заметно внешне. Но Скрэп мог обскрипеться от злости: дедушка Халецкий был верховным магом, а значит, недосягаемым для любого старшего!
   - А-а-а... Я... Извините, - пробормотал Скрэп, поспешно сматывая аркан. - Если вам нужна эта недомагическая тварь, берите ее.
   Он бросил на пол стеклянный шарик и исчез в клубах вонючего фиолетового дыма. Я ухмыльнулась. Кому, интересно, нужны эти эффекты? Людей ведь в зале, вроде, нет. Меня передернуло от запоздалой мысли о том, как эти эффекты могли бы сказаться на мне, если бы не...
   - Дедушка Халецкий! - с вполне искренней радостью подбежала я к старику, помогая сесть в появившееся рядом с ним резное кресло. - Как я рада вас видеть!
   - Я тоже рад видеть тебя, дитя мое, - улыбнулся он, морщась от боли и устраиваясь поудобнее. - Но я пришел к вам с официальным визитом. Мило тут у вас... - он снова поморщился и раздраженно добавил. - Странно, что твоего отца еще нет, ведь мы договаривались встретиться здесь, в вашем замке, сегодня.
   Я нахмурилась: в последнее время ему становилось все сложнее передвигаться. Только срочное дело могло вытащить его из родового гнезда. Официальный визит? Так вот к чему тут все так готовились! Пытались сделать вид, будто у нас обычный замок. Да-да, кто поверит!
   - На самом деле я пришел к тебе. Слушай меня внимательно, детка, - посерьезнел он. - Слушай и не перебивай, потому что у меня очень мало времени, а дело не терпит отлагательств.
   Спохватившись, я опустилась на правое колено, склонив на мгновение голову в традиционном знаке приветствия главы рода. И краем глаза отметила, что все вокруг, включая даже Рида, с любопытством смотрят в нашу сторону. В глазах наследника рода полыхало пламя, и меня прожег озноб от его взгляда. Такими, наверно, являлись плохим людям обитатели мифического царства в старом человеческом веровании. Каким же он был высоченным отсюда, снизу!
   - Ты знаешь, что из всех моих сыновей в живых остался только один. А дочери либо вышли замуж, как твоя мать, и вступили в другой род, либо ушли в монастыри магии, - начал сидящий в кресле глубокий старик Халецкий, перекрещивая кисти рук ладонями вниз, разрешая мне встать. Закашлялся, и я затаила дыхание в сочувствии. Все же он справился с собой и натужно продолжил. - Но мой последний сын погряз в плотских развлечениях и предал не только меня, но и саму природу магии нашего рода. Я знаю, что сегодня он умрет.
   Вокруг зашумели, но дедушка Халецкий не обратил на это никакого внимания.
   - Он умрет не по моей воле, а по воле провидения в объятиях очередной магнессы любви, а может, тени или лунного света, или, что хуже всего, - человеческой женщины. И род Халецких останется без наследников. А я стар, - он выдержал паузу, - и мой срок подходит к концу... Но я не могу оставить нашу книгу магии на произвол судьбы. Я знаю, что ты не представляешь для своего рода никакой ценности. Но твой характер представляет ценность для меня, потому что ты напоминаешь мне мою покойную жену. Твоя мать в свое время была почти точной ее копией... И ты выросла такая, каким должен был бы стать мой наследник. Хотя я знаю тебя совсем немного, но успел сильно привязаться к тебе, моя маленькая Мар'Гхор Ритд'Хас, - последние слова он произнес так странно, что я даже не поняла их смысла. Гулкие, сильные, словно живые звуки расходились в магическом пространстве и, разносясь от сердца вместе с кровью, дрожью отдались в ушах в физическом, складываясь в дрожащие, меняющиеся глухие слова. Дрожь физического тела передалась назад, и моя магия еще долго продолжала волноваться от странных звуков даже тогда, когда те уже давно рассыпались в магическом пространстве.
   - И теперь хочу, чтобы хранительницей книги нашего рода стала ты, - обычным голосом завершил свою речь дедушка Халецкий.
   От неожиданности я даже онемела. Я?! Хранительница книги? Нокх его дери, да это немыслимо!
   - Я?! Но магини и магнессы не могут пользоваться книгами магии, - фыркнула я, невежливо почесав ухо.
   Обратить твою магию, это что, очередная проверка?
   - Нет, - старик печально покачал головой. - Но ты будешь хранить ее, пока не передашь после года брака своему законному мужу, а дети ваши с ним уже будут из рода Халецких. Да будет так.
   Его тело изогнулось, неестественно выпрямилось, как у куклы. Я застыла с выпученными глазами: от него ко мне (мне!) двинулся маленький теплый огонек бежево-розового цвета. Он двигался, и двигались мои ноздри, шумно вдыхающие и выдыхающие воздух. Сердце замерло. Огонек исчез в груди, погрузился в сердце... Вспышка! Вихрь, буря, тайфун эмоций, странных, непривычных, ярких, затмил все вокруг так, что я перестала видеть. Только чувствовала светлую чистую радость - острую, живую, совершенно незнакомую, словно существующую отдельно от меня. Все тонуло в ярком, но быстро тускнеющем бежево-розовом магическим ореоле. Все ссадины, царапины, порезы, укусы, застарелые шрамы, проткнутый когда-то раскаленным прутом правый бок и прочие раны зажили в одно биение сердца.
   Когда я открыла глаза, дедушка Халецкий был уже мертв.
   Я была так ошарашена его гибелью, что вся суета, поднявшаяся после этого, прошла будто в тумане мимо моего сознания. Словно это была я и не я одновременно. Очнулась у себя в комнате лишь тогда, когда серый послушник с каменным лицом передал, что нужно идти к отцу.
   Тронный зал выглядел так же, только теперь в нем никого из магинь и магнесс не было. Боясь не вовремя запутаться в неудобном шлейфе, я подошла к трону и осторожно опустилась перед ним на правое колено, склонив голову и спустя мгновение подняв ее по разрешению отца. Да, характер у меня был огненный, но и у него - тоже. Перед ним лучше было не выоборачиваться. Лицо отца от всполохов огненных столпов слева и справа казалось какой-то уродливой маской под тлеющими, как угли, багрово-черными короткими волосами. Но даже при обычном освещении его черты были грубее и жестче, чем у сына. Хуже всего были мерцающие, находящиеся в постоянном движении темно-карие круглые глаза. Так легко они вспыхивали безудержной яростью, которой опасались не только все в наших землях, но и многие вне них. Коренастый, но бесконечно властный с головы до пят, он мог просто нахмуриться для того, чтобы у стоящего перед ним все свело внутри. Как правило - от того, что внутри все уже было сожжено дотла. В отличие от дедушки Халецкого, одетого чересчур вычурно, на отце была только простая черная рубашка из дорогого амерунного полотна со шнуровкой у ворота и такие же простые брюки. А из украшений только тускло поблескивал на лбу багрово-золотистый иррановый обруч с выбитым треугольником. Магических амулетов отец не носил, считал это ниже своего достоинства.
   - Я слышал, дочь моя, ты удостоилась великой чести быть временной хранительницей книги магии рода Халецких, - медленно начал он, раздувая широкие ноздри. - Это хорошо. Надеюсь, ты понимаешь, что она не должна покинуть пределы нашего рода.
   Чего-чего? Я непонимающе вскинула голову. Магнесса, вступая в брак, переходит в род мужа. Что отец, твою магию, задумал?
   - Да... - протянул он. - Не должна. Но я уважаю волю моего покойного друга и не буду ее нарушать. Ты выйдешь замуж за Рида и через год отдашь ему книгу Халецких. Разумеется, детей у вас не будет, не хочу рисковать нашей силой. Об этом позаботится маг из рода Рундов, который скоро будет здесь. Ты же спустя год заявишь, что хочешь уйти в монастырь магии, а значит, освободишь моего сына от всех брачных обязательств. И дети Рида с его новой супругой будут Оуэннами, владеющими двумя книгами магии. Это даст Огненным небывалую силу и позволит править всеми остальными родами! Ступай, дочь Оуэнна, приготовься к встрече с магом из Рундов.
   Я все еще стояла на одном колене и оцепенела от его слов.
   - Иди! - глаза Бахраманда полыхнули пламенем.
   Он даже привстал с трона в мгновенно вспыхнувшей ярости. Кровь вскипела в моих жилах, лицо свело судорогой, так что я склонила голову и медленно двинулась к себе. В голове билась одна мысль. Нет. Нет! Нет!!! Этого всего не может быть! Не со мной!.. Не со мной... Уже уходя, я заметила Рида, тенью стоящего по правую руку от отца. Сейчас он с интересом разглядывал меня, похоже, прикидывая... Что? Я могла застать его лишь врасплох, он же мог все. Огненные считаются самыми страшными магами, если не считать магов тени. Нет, всего этого просто не может быть! Это неправда, я не хочу!
   В своей комнате, каменной клети с узкой бойницей окна под самым потолком, я перестала скулить и начала быстро собираться. Бежать отсюда, скорее! Книга магии Халецких в груди тревожно трепетала, она боялась встречи с книгой Огненных, и ее ужас передавался мне. Что будет, если Оуэнны завладеют двумя книгам магии?! Лицо дернулось от одной мысли о том, что тогда ждет объединенные земли. С отвращением я сменила жутковатое платье на еще не сданный мной по счастливой случайности в общую гардеробную кожаный доспех. Яростно дергала непослушные ремни и застежки. Достала из-под подушки кинжал и аккуратно вложила в сапог. Нужен запас еды, но идти за ней в подвал, на кухни, нет времени...
   За спиной колыхнулся воздух от беззвучно открывающейся не имеющей запоров двери. Я обернулась и замерла. Дверь, та дверь, которую мне с таким трудом в свое время удалось заслужить, впустила внутрь его. Рид! Рид Оуэнн!
   Оторопь! Нервно сглотнула. Но я же не только скулю. Все-таки попыталась закрыть собой сумку. Что будет, если он скажет отцу, что я хотела бежать?
   - Шогни. Тебя ведь так зовут? Присядь-ка. Торопиться некуда, - ледяным тоном сказал Рид, подойдя к каменному стулу и сев на него, даже не согнув при этом идеально прямой спины.
   Я аккуратно села на каменную кровать, закрывая собой сумку. Больше в этом крохотном помещении, похожем на пещеру, сидеть было негде. От страха у меня мелко-мелко задрожал подбородок. К мгновенно взмокшей спине прилипла тяжелая, дурно пахнущая кожа костюма. Стало душно, сильно запахло дымом, и я судорожно сжала рукой холщовое покрывало. Я не труслива. Когда я сражалась с магическими тварями без охранного заклятия, мне не было страшно... настолько страшно. Но страх перед старшими Огненными передается по наследству. Он врожденный и неизменный, как сама магия. А если кто-то вдруг хотя бы вздумает попробовать бороться со своим страхом, то этот кто-то умирает быстрее, чем у Огненных глаза пламенем вспыхивают. К тому же твари убивают быстро, а вот, по слухам, если мой брат захочет испортить кому-то жизнь... то сам глава магов тени придет перенимать опыт. Страх. Не жажда мести, а страх переполнял сейчас мое существо.
   Рид был одет так же, как и отец. Только без ирранового обруча на лбу, и на указательном пальце был явно зачарованный перстень с прямоугольным черным камнем. От него волнами исходил ореол ослепительной белой магии. Силен, зараза, непомерно силен! И чем-то еще его магия с ума сводила, чем?! У меня аж перед глазами плыло. Я тихо зарычала и стиснула руками края кровати. Сквозь смесь эмоций начала проникать другая навязчивая мысль. Мой старший брат. Убийца. Враг. Внутри меня снова стало пусто и неподвижно, как тогда, когда я стояла там, среди пепла и человеческих останков. Пусто, будто и из меня вынули жизнь вместе с Руном, вместе со всеми моими людьми.
   Не хочу об этом вспоминать! И не хочу вспоминать еще одно... Но перед глазами уже пронесся вид вздымающегося в небо страшного огненного гриба, который, повинуясь воле отца, вырос на том месте, где нашли мертвой мать. Огненные не хоронят своих мертвых, мы рождаемся в пламени и возвращаемся туда же после смерти, оставаясь живыми, лишь пока в наших сердцах живет огонь. Тогда, на той бесплодной равнине, где ее нашли за много амерунов от центрального родового замка, собрался весь род Огненных. Я тогда еще не понимала, что происходит. Рид и Фламина нашли маму якобы совершенно случайно, и причина ее смерти официально так и не была выяснена. "Случайно"! Бред психованного дорри! Кто в это верил, кроме наивных идиотов?
   Ай!
   Что-то больно укололо меня в висок.
   - Это небольшое украшение от магов разума, - холодно произнес Рид, опершись локтем на каменную стену рядом, ухитрившись при этом оставаться прямым, как доска. - Теперь внутри твоей головы магический чип, их изобретение. Внутри меня такой же. Так что наши разумы связаны, пока хватит борговой магии в чипах, а хватит ее до конца твоих, но не моих, конечно, дней. Отныне я смогу читать твои мысли. Это поможет нам... поладить.
   В ярости я оскалила зубы. Поладить?! С ним?! С убийцей?! В памяти опять встали покрывавший землю пепел и лежащие на ней головешки, оставшиеся от людей...
   - Думай потише, - поморщился Рид, почесав висок и высокомерно взглянув на меня так, словно я была тараканом, засевшим у него в сапоге, - а то от твоих мыслей голова побаливает. Кстати, ты не можешь не признать, что после этого нигде в наших землях ни разу не вспыхнуло восстание. Пойми, простые люди понимают только такой метод воздействия. Они выступили против Огненных, и я просто привел более веские аргументы. В любом случае, этим людям еще очень повезло, что их деревня находилась рядом с башней тех безмозглых восставших рыб, которые подумали, что люди в принципе способны хоть что-то сделать против магов огня.
   "Безмозглые рыбы" - как по-огненному, а?
   - Не рядом. На расстоянии дорта пешего пути, - рыкнула я, сверкнув глазами.
   Этот высокомерный хлыщ, убийца, еще смеет что-то мне говорить!
   - Как грубо, - сказал Рид таким ледяным тоном, что меня пробрала дрожь. - Что ж, если тебе от этого легче, то мне тоже жаль, что пропало столько трудоспособного населения. Но на самом деле этим твоим людям очень повезло, что у Бахраманда, да правит он вечно, в то время было слишком много забот с еще одной бестолковой дочерью, Фламиной. И они были решены позже, чем горстка глупой человеческой плоти заперлась с дешевым магическим амулетом в заброшенной башне. Иначе, узнав, обязательно узнав о том, что ты, дочь Оуэнна, посмела общаться с людьми, и, более того, те успели научить тебя своей человеческой философии, глава Огненных бы...
   Рид не договорил, но, тень побери, договаривать было не нужно. Бахраманд, да правит он вечно, вряд ли бы ограничился просто сожжением! А ведь они - люди, они - не маги, способные выносить... многое. Что было бы с ними, реши отец наказать их за дружбу со мной! Магия моя, что же я натворила!
   - Не переживай. Как и ты, все младшие маги глупы, ограничены и непоследовательны, - с застывшим лицом ответил Рид, принявшись задумчиво разглядывать потолок. - Хотя люди еще хуже. Сначала они с возмущением и пеной у рта требуют от магов навести в городах порядок, а потом поднимают восстание против них же самих - тех, кто этот самый порядок навел.
   - Порядок - это как у нас в замке? - я сузила глаза от охватившей меня ярости. - Другие маги как-то справляются и без таких "воздействий"! Думаю, справляются. Дедушка Халецкий говорил, что я... думаю правильно.
   - Магический род Халецких, который думал так правильно, - медленно выговаривая каждое слово, процедил Рид с застывшим лицом, и его спина при этом стала еще более прямой, чем была до того, - уже вымер. Теперь окончательно, даже несмотря на затянувшуюся смену их ведущей амеруны. Амеруна, если ты, прогульщица, не знаешь, - это магический символ, входящий в имена и фамилии и определяющий оттенок магии. Знаешь, а мне бы хотелось посмотреть, что бы ты сказала, поглядев на "правильные" порядки магов природы, почувствовав на себе, как и почему незадолго до того, как я вошел в эту дверь, умер наследник их рода.
   - Дедушка Халецкий сказал, что он предал саму природу магии их рода! - оскалила я клыки, даже подавшись вперед от вспыхнувшей и тут же погасшей ярости. - Тень побери...
   - Хватит ругаться, как эринт. Ты не магнесса земли, в конце концов, - брезгливо поморщился Рид, поднеся руку ко лбу. - И перестань показывать клыки. Хорошо обученные вести себя в обществе старшие маги огня никогда себе такого не позволяют, у них во рту всегда должны быть просто зубы. И поскольку тебе предстоит прожить среди нас целый год нашего брака, то придется тебя от этих вульгарных манер отучать так, чтоб ты надолго запомнила. Как только ты этих своих людей не пугала до полусмерти одним своим видом...
   Вздрогнув, я попыталась сжать несуществующую рукоять меча, но руки не двигались - их свело судорогой. Отучать меня...
   - Они и пугались поначалу, - вздохнула я. - Но потом перестали.
   - А зря, - Рид снова повернул ко мне голову, глядя прямо в глаза, и от его слепящей магии звездами вспорхнули белые магические огоньки, - потому что, не окажись их деревня рядом с заброшенной башней, где засели восставшие, людей постигла бы такая участь, которую они своими ограниченными умами и представить не могли. Бахраманд, да правит он вечно, очень переживал, когда узнал, что они уже мертвы. Но мне нравится твое отношение.
   - Что? - не поняла я.
   - С рождения мне, благодаря силе моей магии, досталась способность очаровывать людей и магов - за исключением, разумеется, самых сильных - просто так. Просто тем, что я нахожусь поблизости. С рождения эта особенность была для меня так же естественна, как дыхание. Это полезно в делах, но уж очень надоедает, - он склонил голову, продолжая смотреть мне прямо в глаза. - А ты не поддаешься. Это интересно.
   В ответ я просто смотрела в его глаза. Эти слова ничего не затронули в моей душе. Да, я отнюдь не очарована будущей свадьбой и последующим принудительным уходом в монастырь магии (а скорее - гибелью). Странно, да, что ты мне не нравишься, убийца? Что бы ты там ни говорил про методы, все равно: ты - убийца, на твоих руках кровь стольких людей! Ну, не совсем кровь...
   Рид поморщился и опять приложил руку ко лбу.
   - Тебе так нравятся люди? - уточнил он.
   - Я выросла среди людей, - хмуро ответила я.
   - Ты выросла среди Огненных, - вскинув голову, холодно поправил меня Рид. - И это еще одно, что придется осознать в полной мере.
   Он не двинулся, но у меня было такое ощущение, словно он меня ударил. Взорванные пламенем части тела и обрывки обгорелой кожи пронеслись перед моими глазами.
   И тут Рид рассмеялся. Не зло, презрительно, хриплыми, каркающими смешками, как тот же Скрэп. А рассмеялся по-хорошему, искренне, как смеется человек с чистой душой и светлыми помыслами. По крайней мере, так мне, дорри-недомагнессе, думалось до сих пор. Я с удивлением и ужасом посмотрела на него. Старший Огненный, чудовище, сидящее у трона одного из самых страшных замков всех объединенных магических земель... просто не мог так смеяться. Мне всегда так говорили те люди, среди которых я выросла... И во всех книжках так было написано. Конечно, я потом перестала их читать...
   - У тебя слишком богатое воображение, - отсмеявшись, сказал Рид и лениво провел пальцами по подлокотнику резного кресла, в которое превратился каменный стул (фу, неприлично - чужая, не огненная магия!). - Впрочем, если хочешь, это тоже легко устроить. Времени - целый год...
   Рид, не сгибая спины, двинулся в кресле, устраиваясь поудобнее. А я только жадно хватала ртом воздух и сжимала и разжимала кулаки, не зная, что сказать. Я, вообще, того... не очень в словесных баталиях. И еще... что-то изменилось. Книга магии в моем сердце это чувствовала. Но что? Где? В ком?
   - Кстати, драгоценная будущая супруга, - сказал Рид, посмотрев на меня в упор, - пока не прибыл маг из Рундов, советую переодеться и отправить свои кожаные доспехи в общую гардеробную, чтобы отец ни о чем не узнал.
   Переодеться? Да ни за что! Он же тогда может увидеть кинжал в сапоге. Этим кинжалом можно было попробовать его убить, раз уж нам доведется жить бок о бок.
   - Можешь оставить его себе, - хмыкнул старший брат. - Эта игрушка в твоих руках для меня не опасна. А впрочем... дай-ка мне его.
   И он выразительно поманил меня рукой. Я медленно достала кинжал из сапога. В висках застучало. Вот он - момент, которого я так ждала! Держа кинжал в правой руке, я подошла к Риду так, чтобы рука оказалась там, где должно располагаться его сердце. Если у такого чудовища оно, конечно, есть. Сердце - слабое место всех магов, и если мне удастся... Рид расслабленно сидел в кресле и, полуприкрыв глаза, смотрел на меня.
   Сейчас!
   Резко двинув рукой, я направила кинжал прямо в цель!
   Он перехватил мою руку, когда лезвие находилось буквально на волоске от его грудной клетки. Мою руку словно зажали железные тиски. Больно, нокх! Обратить его магию через пятый проход! Я была близка! Почти! Почти получилось!
   - Я же говорил - в твоих руках эта игрушка для меня не опасна, - усмехнулся Рид. Он все еще сдавливал одной рукой, как тисками, мое запястье, а второй аккуратно принялся вынимать кинжал. - Но если тебе так хочется меня наказать - изволь.
   Взяв кинжал в правую руку, он отпустил меня. Я злобно принялась растирать онемевшую кисть. Жестом фокусника Рид положил левую руку прямо на стол и резким движением пронзил ее кинжалом по самую рукоятку. Обратить твою, у меня глаза вылезли из орбит! Но Рид только снисходительно улыбался. Улыбался, а его левая рука лежала в густой темно-красной крови, пронзенная насквозь и пришпиленная к каменному столу. Чего он дальше-то будет делать? Выдернуть лезвие теперь будет не просто. И воткнуть-то его в ноздреватый, но очень твердый местный камень как сумел?
   - Так я забавлялся, когда был маленьким, - сказал он, и его ровный тон совершенно не изменился.
   Потом он резким движением выдернул окровавленный кинжал и швырнул его на кровать рядом со мной. Я вздрогнула от обрызгавшей меня горячей крови. Рид нашарил на груди какой-то амулет, зажал его в целой руке и направил на рану. Та принялась медленно затягиваться. Я хмуро посмотрела на Рида: так вот как развлекаются настоящие маги, когда их никто не видит. Но, надо признать, он хотя бы не Скрэп, который визжит, словно поросенок, если ему только чуть-чуть сильнее сжать руку...
   Тут Рид расхохотался, повернувшись в кресле боком ко мне, вытянув ноги вверх, положив их на стену.
   - Ну ты даешь, - сквозь смех еле выговорил тот. - До такого даже я бы не додумался. Надо же! С силой сжать руку некроманту, да еще какому! Второму в роде Скрк'нов - тех, которые издревле ненавидят всяческие прикосновения! А я еще голову ломал, зачем это ты ему вдруг понадобилась!
   И он опять захохотал, вынуждая меня нервно морщиться. Ага, я тут по совместительству еще и шутом работаю...
   - Он полез куда не положено, - буркнула я, почесав рукой нос.
   Борг с ним, с тухлым некромантом, но этого я не понимаю! Совсем не понимаю. То есть абсолютно и бесповоротно. Наследник рода Огненных, грязный убийца, высокомерный сноб, возомнившей себя пупом объединенных магических земель, - и смеется! И как смеется! В книжках писали, так не бывает...
   Больше книжек читай!
   - А знаешь, ты сейчас натолкнула меня на интересную мысль... - начал Рид, взъерошив себе волосы.
   Я молча наблюдала, как они, словно живое пламя, ложатся обратно. Что-то я запуталась. Сам Рид ничего больше не произнес.
   Прошло несколько биений сердца, и в моих глазах зажегся огонь. Еще один шанс? Почему нет? Рид рядом, задумался, на меня не смотрит, беспечно оставив окровавленный кинжал рядом со мной. Кинжал уже напился его крови, но не насытился. Один бросок - и все будет кончено! Чуть не заурчав от предвкушения, с бешено колотящимся сердцем я метнула кинжал, метя убийце в самое сердце! Ну же!
   Рид без видимых усилий перехватил кинжал прямо за ручку. На его задумчивом лице ничего не изменилось.
   - Ты все еще меня ненавидишь, - бесстрастно констатировал мой брат, подняв на меня равнодушные глаза. - А ведь я только что на пальцах тебе объяснил, что если бы не я, то твоих людей постигла бы участь пострашнее смерти. Гораздо страшнее. Ох уж эти мне младшие маги.
   И он выразительно покрутил пальцем у виска.
   - Так что, по-твоему, мне благодарить тебя за их смерть? - буркнула я.
   - Для начала было бы неплохо, - невозмутимо кивнул Рид. - Что бы теперь с тобой сделать за попытки моего убийства?
   Эээ... Убить? Изнасиловать? Сжечь? Расчленить? Пытать в огненных темницах? Я нервно сглотнула. Хоть и говорили, что в нем маги рождения постарались максимально снизить отцовскую вспыльчивость, но мало ли что...
   Комната вспыхнула от пламени, стремящегося уничтожить, изувечить, испепелить - причем сейчас, скорей, пока живая плоть так боится! Пламя опалило волосы, рванулось к телу... Но огонь погас почти сразу же, обдав волной душного жара напоследок. Без выгоревшего воздуха стало трудно дышать. Я по привычке задрала голову, стремясь к тут же ворвавшемуся сквозь узкое окно под самым потолком ветерку.
   - Не смей даже думать о Рундах в моем присутствии, - зло, но почти уже спокойно произнес Рид, снова опускаясь в кресло, и пламя в его глазах тоже начало гаснуть. - Пожалуйста.
   Последнее слово он произнес таким тоном, что лучше бы он еще пару раз поджег тут весь воздух вместе со мной.
   - Ты зря так тяжело это воспринимаешь, - равнодушным тоном отозвался окончательно овладевший собой Рид. - Вот попробуй хотя бы попытаться подумать, как старшие маги, среди которых тебе предстоит побыть один год. Скрэп полез к тебе под платье, а ты сделала ему очень, очень больно. Хотя могла просто сказать что-нибудь покрепче - я смотрю, тебя твои люди неплохо ругаться научили. Хотя, надеюсь, книга магии хоть немного это исправит. Ну да ладно. Так вот. Ты сжала его руку, ты хотела, чтобы ему было больно физически, ведь так?
   Я молчала, шумно вдыхая свежий воздух из окна-бойницы сквозь раздувающиеся ноздри. А что я могла на это сказать? Ну, так и было.
   - Значит, ты хотела, чтобы ему было физически так же больно, как больно морально было тебе от того, что он хотел сделать, так? - сказал Рид и, не дожидаясь ответа, тут же продолжил. - Теперь давай вспомним ту сцену, которая так не дает тебе покоя. Допустим, что там восставшие сделали морально больно мне, осквернив честное имя моего отца и моего - и твоего, кстати, тоже - магического рода, а в ответ я сделал больно им, тоже физически. И, как ты, перестаравшись, сжала руку Скрэпу слишком сильно, до поросячьего визга, так и я, если так можно сказать, недооценив свою силу, перепалил местность вокруг. Вот видишь: ты - такая же, как я. Просто ты слаба, и разрушения, производимые тобой, менее заметны и очевидны. Ты рождена Огненной, а не человеческой женщиной, не забывай об этом.
   Я сморщилась. Что за айкроменова логика у него? Тень побери, не нравится она мне, но что в ответ-то сказать? Я потрясла головой, словно пытаясь вытрясти оттуда подходящие слова. Но на пол легли только несколько светло-рыжих волос и один белый обломок гребешка. Тень побери, я ж вроде все их выбрала!
   Рид улыбнулся и вырастил из обломка почти прозрачную белую розу. Всю белую, со стеблем, бутоном, листьями и шипами, которую, встав с кресла и опустившись передо мной на колени, протянул мне. Я нервно сглотнула. Какая же мощная у него магия! И эти огоньки в ней. Они сводят с ума - я стала думать о нем что-то не то!.. Перед глазами уже плыло. В голове тонко звенело, и я ощутила в ней странную тяжесть. Словно на ней кто-то сидел, обхватив ее всеми лапками. Провела рукой по волосам - нет никого. Мне на мгновение показалось, будто я смотрю на мир сквозь маленькое круглое отверстие из темной пещеры - и что у меня нет тела...
   Брат приподнял цветок. А я инстинктивно вжалась в жесткую поверхность кровати, стараясь отодвинуться от розы как можно дальше. Что этот ненормальный цветок должен будет со мной сделать, если я его возьму? Вспыхнет сразу? Или сначала прожжет мне руку шипами насквозь и...
   Рид аккуратно положил цветок на кровать рядом со мной и, вздохнув, потер указательным пальцем лоб. Весь его вид выражал собой полное смирение с судьбой - с необходимостью общаться с недоразвитыми и уборгими. Со мной.
   - Ты не изволишь даже попытаться понять то, что происходит? - холодно произнес Рид. - Все эти действия, о которых ты подумала, - бессмысленное занятие. Неужели не понятно? Ты сильно не переживай, но ты что-то не производишь впечатление сильного и... м-м-м... слишком умного противника, которого надо угрозами склонить на свою сторону. Я старше тебя далеко не на одно столетие, и... как бы это сказать... - он делал долгие паузы между словами, словно тщательно подбирал каждое, - в моем распоряжении было такое число обычных людей, послушников и даже младших магов, что ты не можешь себе вообразить. Но все это... даже не знаю, какое бы подобрать слово... пожалуй, скучно. Понимаешь?
   - Скучно? - мой мозг, казалось, плавился от такой близости сильного источника магии, и я уже плохо соображала, что несу.
   - Еще как, - усмехнулся тот, согнув руку в локте, после чего оперся ею на воздух и положил на нее голову. - Неужели ты думаешь, что мне, например, до сих пор действительно нужны все эти занятия примитивными боевыми человеческими искусствами? Все, что мне от них нужно - наблюдение. Это интересно.
   Другая рука опиралась на поверхность кровати в опасной близости от моей ноги, которая была мне дорога как память о не омраченном потерей одной из конечностей детстве.
   - Что в этом интересного? - подняла я брови и сердито попыталась отодвинуть старшего Огненного подальше от себя.
   С тем же успехом я могла бы попытаться отодвинуть стену.
   - Не что, а кто, - тот с равнодушным любопытством наблюдал за моими бесплодными попытками сдвинуть его с места. - Вот ты, например, очень любопытный экземпляр для наблюдения. Скажи, ты действительно веришь в то, что ты - не такая, как я? Ты - та, которая сегодня убивала со всеми нами животных и людей ни за что.
   - Это же магические твари, иллюзии, созданные магами специально для тренировки... - опешила я, чуть не теряя сознание от перенапряжения магии. - Они же не живые по-настоящему.
   Да, там были всякие такие жуткие существа, похожие и непохожие на настоящих. И еще были темные фехтовальщики, которые выглядели, как люди, только с застывшими лицами... Магия Поднебесная, как же это так...
   - Но нам же говорили, что они все - просто иллюзии, - произнесла я ослабшим голосом.
   - А с чего ты это взяла? Обычные люди, твои любимые, появляются у папы с мамой, а магические - у магов иллюзии под воздействием заклинаний, и что? Они выглядят, как живые, и ведут себя так же. Они теплые на ощупь и живут какой-то своей, непостижимой для нас жизнью. Но ты что-то не вступаешь с ними в переговоры, а молча протыкаешь их мечом или шпагой. Или чем придется.
   - Это только иллюзия жизни, - выдвинула я последний аргумент. - Но не жизнь.
   - Как ты можешь быть в этом уверена? - склонил голову набок Рид, задрав при этом подбородок. - Проверяла сама? Как?
   Я разозлилась. Никак! Мне только не хватало пытаться начать думать, как этот убийца! Разозлившись, я снова начала пытаться отпихнуть Рида от себя. Ну его ко всем айкроменам - его и его извращенную логику! Но с каждой попыткой даже поднять руку становилось все тяжелее. Голову уже почти заполнил магический белый туман с огоньками. Я ощущала счастье. Откуда? С чего? Что со мной?..
   - Все это неправильно, - еле слышно прошептала я, откинувшись на спинку кровати. - Так не должно быть...
   - Откуда ты знаешь, как должно быть? - раздался сквозь пелену равнодушный голос.
   Я захлебнулась его магией.
  
  -- Глава 4. Что бывает, если сдаться без боя
   - Очнитесь! Именем первого Рунда очнитесь! - зазвучал над моей головой резкий властный голос.
   Я зашевелилась, неохотно выходя из самого замечательного состояния, которое я когда-либо ощущала, - мне не было страшно. Противный голос! Заткнись!
   Не проходит. Глаза все же пришлось открыть. Я лежала в своей постели в одной холщовой рубашке. Рядом сидел одетый в бежевую мантию пожилой Рунд со следами страшных ожогов на лице. Один его глаз превратился в спеченный комок мертвой плоти, но другой ясно и требовательно смотрел на меня. О магх! Как же изуродована его магия! Даже цвет не определить! Вот бедняга.
   Тень побери, каменная фигурка волчицы - подарок, который я так оберегала, - исчезла без следа! Кто ее забрал? Рид? Рунд?
   - Кто вы? - спросила я.
   Каким же слабым и дрожащим был мой голос! Я попыталась встать, голова закружилась, и я просто упала на постель.
   - Я - тот маг из рода Рундов, которого вы ждали, - произнес он.
   - Так вы?.. - сердце замерло. Мне снова стало казаться, что я - крохотное существо. Сижу в огромной темной пещере и сжимаю само себя от страха лапками. - Вы должны будете?..
   - Нет, - покачал головой тот. - Не должен буду. Боюсь, что уже сделал.
   Твою магию!
   - Вам нужно бежать, и чем скорее - тем лучше, - быстро-быстро заговорил Рунд. - Книга Халецких в сочетании с книгой Оуэннов, но в руках вашего рода... Поверьте: за то, чтобы этого не произошло, не жаль отдать и жизни.
   Еще бы ему было не жаль. Жизнь-то моя. Я еще и буду виновата потом, когда Оуэнны захапают обе книги магии! Ну почему, почему дедушка Халецкий выбрал именно меня? Ведь у него было полно других внучек, вполне себе не Огненных...
   К тому же я убегу, а Рид-то останется здесь вместе со всеми моими планами мести. Лучше остаться. За год нашего брака я найду способ убить его, не могу не найти. А что при этом будет со мной - какая разница?
   - Почему вы медлите? Вам нужно бежать сейчас же, - выдохнул Рунд.
   - У меня тут еще остались... личные дела, - хмыкнула я.
   - Неужели вы не понимаете, что ваши личные дела не идут ни в какое... Наверно, я кажусь вам сумасшедшим, - прошептал он, отпрянув. - Вы не доверяете, вы сомневаетесь во мне! Да, да, действительно, с чего же... Но взгляните на меня. Вы знаете, что эти отметины на моих телах оставил мне ваш отец, когда по моей вине родилась ваша старшая сестра Фламина? Магия рождения не всегда так предсказуема, и нельзя каждый раз быть уверенным, что родится именно такой ребенок, которого бы хотелось заполучить. Поверьте, пожалуйста, поверьте: у меня и моего рода есть серьезные причины ненавидеть Огненных. И мы понимаем, как важно не допустить, чтобы вторая книга магии попала им в руки. Умоляю вас, вы должны мне поверить и оставить личные дела! Сейчас важно...
   Мутный белый туман... Вспышка. Рунд застыл, остановив остекленевший взгляд на Риде, который, войдя, словно заполнил собой всю комнату.
   Я тоже уставилась на него во все глаза. Он был какой-то не такой... Он был такой... такой красивый. Да он и раньше таким был, но для меня это был просто факт. А сейчас... Я смотрела на него - и оторваться не могла. Архимаг великий, что со мной?.. Меня поглотило такое странное, болезненное, дрожащее чувство всепоглощающей любви. Магия? Да... Как мощна его магия! Она обещала, клялась, кричала: "Не надо думать! Не надо бороться! Не надо больше страдать, бояться, дышать страхом ни один миг!". Уверяла: "Вершина блаженства - здесь, сейчас, а весь остальной мир бессмысленен и ничтожен. И все, что было раньше, - всего лишь безумное, бесконечное, безнадежное одиночество..."
   В первый раз в своей жизни я сдалась без боя.
   Он просто смотрел на меня, я смотрела на него. А потом Рид вдруг направил руки на Рунда, и того опалило огнем. Слегка, нас так в замке палят через раз. Но несчастный взвыл.
   - Больше никаких игр за спиной Огненных, - процедил мой брат. - А теперь - вон!
   Тяжело опираясь руками на стену, Рунд вышел из комнаты. Он ничего не сказал. Только кинул на меня безнадежный взгляд. Знаю, знаю я эти взгляды. Бежать, бежать... Зачем бежать, если моя любовь здесь? При одном взгляде на красивое холодное лицо Рида сердце радостно забилось. Мне захотелось протянуть руку и погладить его по щеке...
   - Началось, - поморщился Рид, отдернув голову так, словно я хотела его ударить. - А я думал, ты продержишься дольше...
   Дальше был кошмар. Влюбленная в Рида, как верная собака, я делала все, как он говорил. Смотрела на него, ловила каждый взгляд, протягивала руку, пытаясь коснуться его пальца. Ни о ком ином, кроме него, не думала. На торжественном приеме, куда съехались почти все старшие Огненные, улыбалась и кивала, принимая поздравления к свадьбе. Бр-р-р! Вспоминать противно. Тень побери, это просто магия!
   Уже потом, после торжественной помолвки, Рид стал приходить ко мне каждый день. Он нудно и подробно рассказывал и заставлял выучивать правила поведения за столом, правила поведения на приемах, правила поведения при знакомстве - в общем, сплошные правила поведения. Я не жаловалась, а лишь послушно учила все, норовя ненароком прикоснуться к нему лишний раз. А спустя неделю начались странности. Я стала падать в обмороки, причем с каждым днем все чаще.
   Я и внешне... изменилась. Куда делись мышцы, физическая сила, мощь? Зеркала не было, но руки стали тонкие, слабые... загар сошел, они смотрелись почти белыми. А почерневшие волосы перестали даже отражать свет факела.
   Но какая разница? Меня волновал только он, мой любимый, Рид. А "любимый" морщился, ворчал, что терпеть не может вызванную магией любовь. И отталкивал меня, когда я лезла к нему целоваться или обниматься. В общем, этот эпизод своей жизни я вспоминала потом со стыдом, отвращением к себе и одним только желанием - выбросить его из головы быстрее, чем в глазах загорается пламя.
   Увы, я все слабела, слабела с каждым днем, и даже просто двигаться могла лишь с большим трудом. Это была магия, магия Рида истощала меня. Я это чувствовала! И что? Все равно... Я ведь была с ним или мечтала о нем, что еще могло меня волновать?
   На исходе месяца я ослабела настолько, что почти все время лежала и уже плохо соображала, что вообще происходит вокруг...
   А тем временем рана на руке Рида совсем затянулась, не оставив даже шрама.
   От полузабытья я очнулась в какой-то ничем не примечательный момент.
   - Мне пора. Нам с отцом нужно быть сегодня в поместье Мэдри. Я скоро вернусь, - высокомерно поджав губы, процедил Рид. - Будь так любезна в мое отсутствие не влипнуть в неприятности.
   После этих слов он повернулся и двинулся к двери. Огоньки! Их становилось все меньше... Куда они уходят? Как пусто стало без них... Все безнадежно...
   - Не уходи! - крикнула я.
   Но уши услышали лишь слабый шепот. Или мне показалось?
   Он ушел. Огоньки еще кружили вокруг, но их становилось все меньше... Они - моя жизнь! Я лежала на полу, уткнувшись носом в свои безжизненные, пахнущие мятой черные волосы. Запах едва пробивался сквозь вездесущий запах дыма. Я была не в силах пошевелиться. Он ушел! Жить больше незачем... Оба тела болели, хотя их ничем не напрягали. Надо согнуть хотя бы палец! Не вышло... Вокруг что-то гудело, каменная комната кружилась перед глазами. Почему он опять ушел? Он уходит все чаще... Он теряет ко мне интерес. Магия моя, он теряет ко мне интерес!
   Прошло дорта два. Мозги без давления извне начали движение к разуму. Стиснула зубы и с усилием поднесла руку к глазам. Удалось! Достижение? Для того, кто месяц лежал без сил, - еще какое! Мышцы загудели от перенапряжения, но к айкроменам мышцы! А кто такие айкромены и почему к ним надо идти? Что-то... Что-то надо делать? Я должна что-то делать... Не здесь. Надо идти...
   Отчаянно цепляясь руками за стены, я бездумно вышла из комнаты. Пошла куда-то по подрагивающему от всполохов пламени коридору. Перед глазами плыло. Не важно, куда и зачем я иду. Надо идти. Огоньки вокруг еще кружились, они шептали: "Все будет хорошо, хорошо". Помотала головой. Я должна вспомнить о чем-то... о чем-то очень важном, но о чем?.. Какая разница... В беспамятстве я шарахалась по каменным коридорам. А где все? Вокруг никого не было. Я остановилась и стала смотреть на просвечивающие сквозь огромное высокое окно звезды. Как странно... в замке Огненных не бывает таких окон. Но какая разница? Мысли текли неторопливо... Надо же, оказывается, так приятно смотреть на мир вне замка...
   - Во-от ты где! - послышался вкрадчивый, мерно журчащий голос Фламины, откровенно тянущей гласные. - Я тебя повсюду ищу.
   - Что тебе надо? - лениво повернула я к ней голову.
   Образ магнессы был каким-то нечетким, словно отраженным в мутном зеркале. Вокруг него вздымались ярко-алые всполохи ее магии. Кажется, она с головы до ног была укутана в багровый плащ с капюшоном, а на плече, как всегда, сидело расплывчатое пятно огненной ящерицы. Впрочем, это могла быть и не ящерица, а допустим, птица... Что я несу? Какие еще птицы в замке Огненных? Я в замке Огненных? Кто я? От сестры шел резкий пряный запах резец-травы - кажется, духи такие.
   - Ну и вид у тебя! - она на мгновение даже отшатнулась, но быстро пришла в себя и сладко улыбнулась. - Говорят, ты теперь храни-ительница книги Халецких. Ну, и как тебе их заклинания?
   Да. Я храню книгу магии. Я... Я - Шогни! Мозги продолжали вправляться. Воспоминания заполонили голову. Время ответить.
   - Ты же знаешь, магини и магнессы не могут их использовать. Только хранить, - мой голос звучал невозмутимо и спокойно, хотя внутренне я на одно биение сердца даже почти начала ее бояться.
   - Есть исключения. Как я. А чтобы вытащить книгу, то я-а-а считаю, что просто никто не пробовал, - выпрямившись во весь рост и разметав полы плаща, горделиво произнесла Фламина. - Уверена, что, выта-ащив эту штуку из тебя, сумею ей воспользоваться как надо. И тогда никто не сможет мне больше указывать!
   - Не знаю, как передать книгу кому-либо другому. А знала бы - не сказала, - отвернулась я и уперлась взглядом в каменную стену вместо окна.
   Но не удивилась. Мне все еще было тепло от его магии. Забавно, что Фламина, похоже, не замечает белых огоньков вокруг меня. Или только я их вижу? У меня едет крыша? Тогда мне к Боргам...
   - Я и не сомневалась, что безмозглая рыба вроде тебя ничего не знает, - фыркнула та, и я посмотрела мельком в ее загоревшиеся глаза. - Но, мне ка-ажется, что я сама знаю, как вытащить ее и без твоего непосредственного участия. Но это будет происходить не здесь. Идем!
   - Отец не согласится на это, - я покачала головой и повернулась к ставшему уплывать из вида высокому окну.
   Там, в пронзительно-синем небе, ярко-ярко светило солнце. И больше ничего, только колышущийся белый туман внизу. Мне нравится смотреть на солнце... Хотя я никогда не была удостоена чести побывать в центральных землях Дженткиандторри, а снов маги не видят, Борги это режут всем... Но кажется, я видела центральный город Солнечных в одном сне, который снился мне совсем недавно. Или давно?.. Высокая, стремительно уходящая прямо в небо, поближе к величественному светилу, башня. Она переходила внизу в просторный светлый замок, ворота которого всегда распахнуты настежь. И у них даже не стоят ни обычные стражники, ни серые послушники с застывшими лицами. На легком ветру гордо и весело реет флаг Солнечных: лев на задних лапах на белом фоне с золотистой каймой. И этот замок стоит прямо посередине прекрасного, наполненного радостью и смехом города, в котором живут и маги, и люди. Там маги не убивают людей, и люди не мечтают убить магов...
   - А мы ему ничего не скажем, мы ведь с тобой подру-уги не разлей вода, так? - грубо вырвала меня из раздумий Фламина, развернув к себе лицом. - Тебе просто надо будет чуть-чуть потерпеть, пока я буду разбираться с книгой магии. Но, думаю, вряд ли тебе будет больнее, чем от общения с... - ее лицо на мгновение пронзила судорога, - с Ридом. А охранное заклятие, недавно наложенное на тебя по приказу Бахраманда, да правит он вечно, скроет все следы нашего с тобой маленького эксперимента.
   Тут она, видимо, устав со мной спорить, схватила за руку и потянула за собой. Все вокруг неожиданно стало слишком резким, даже бьющим в глаза. Даже угрюмые каменные стены в темном коридоре. Тусклый свет лился только из ближайшего узкого окна под самым потолком... Стены начали падать на меня... Нет!.. Мне показалось. В голове немного прояснилось. Я невольно замедлила шаг, инстинктивно выискивая боковой каменный рукав - подальше от старшей Огненной рядом со мной.
   - Идем, я слишком до-олго искала тебя по всему замку! - резко сказала Фламина, ухитрившись при этом растянуть эту фразу на несколько биений сердца. - Вре-емени почти нет, и лучше не упорствуй - может, тогда я и впрямь оставлю тебя в живых.
   А забавно: оказывается, они все же не заодно - старшие дети нашего отца. Интересно, что ждет меня на этой стороне?
   - Вообще-то, я тебе даже со-очувствую. Говорят, монастырь магии - то еще местечко, - прервала молчание Фламина, потащив-таки меня за собой, и у меня не нашлось сил упираться. - Впрочем, если ты доживешь до него. Рид... - ее лицо опять исказилось, - довольно интересный импровизатор.
   - Да? - хмыкнула я (выдержу ли я ее, Фламины, импровизации?). - А я, вроде как, еще жива и даже не обуглилась.
   - У тебя еще все впереди! Никогда не шу-ути с Огненным. Ведь это он только пока ничего не может тебе сделать, так, по мелочи, - зло прошипела она. И содрогнулась от отвращения при взгляде на мое лицо. - Поду-умаешь, истаяла под скелет! Посмотрим, как ты запоешь, когда в замке Совета вас публично объявят су-упругами. После ты им год будешь нужна живая, но необязательно невредимая. А уж что будет спустя год...
   Я равнодушно пожала плечами: сейчас я умру, через год я умру - в конце концов все мы умрем, не так ли? У меня почему-то начали неметь кончики пальцев. Я потерла пальцы друг о друга, пытаясь разогнать кровь. Мозги продолжали пытаться начать думать! Интересно, а смогу ли я натравить ее на Рида? Вдруг мои недруги смогут таким образом уничтожить друг друга? У меня ведь была цель. Отомстить. Я помню!
   - Фламина, - медленно произнесла я, резко остановившись. - Ты ведь не очень любишь Рида, да?
   - Не очень люблю? Да я терпе-еть не могу этого шкарпи! - фыркнула та. - Что встала? Идем быстрей!
   - Он вставил мне в голову какую-то штуку, чтобы читать мысли, - упрямо продолжила я, хотя Фламина вовсю тянула меня за руку. - Если ты поможешь мне ее вытащить или как-то убрать ее воздействие, то я смогу убить Рида. Что ты на это скажешь?
   - Убить Рида? Ты шу-утишь? - недоверчиво хмыкнула Фламина. - Он безупречен, неуязвим!
   - Нет, почему? Она серьезно, - с улыбкой из-за поворота вышел он собственной персоной. - Очнись, сестра. Думала, никто не заметит, что ты ее уволокла?
   Фламина напряглась, ее ладонь дернулась в сторону амулета на груди. Рид одним молниеносным движением руки разорвал цепочку на ее шее. А она, не добравшись до спасительного амулета, прижалась спиной к стене. Разметала по ней выбившиеся из-под капюшона волосы. Они прилипли к камню, словно Фламина лежала на стене, а не прижималась к ней.
   - Что тебе нужно? - ее лицо приобрело затравленное выражение.
   Кончики ее пальцев слегка подрагивали, я чувствовала нарастающую вокруг магическую мощь. Я в замешательстве стояла в стороне. Они сейчас будут драться, а мне-то что делать? Бежать?
   - Ты же знаешь, что это бесполезно, - спокойно произнес Рид Фламине.
   Он поднял руки ладонями на нее. Огненный шар сорвался с рук и слегка обжег лицо и плечи Фламины. Она отчаянно взвыла и попыталась закрыться руками. Огненная ящерица невозмутимо шлепнулась на каменный пол, глядя на свою хозяйку с вялым равнодушием. Кожа лица Фламины покрылась пузырями ожогов, волосы дымились. Пахло паленым. Она выла, но не двигалась.
   - Пойдем отсюда, - процедил Рид, брезгливо обнимая меня за плечи (разве что платочком мои плечи не обтер перед прикосновением). - Я устал сегодня и не хочу с ней разбираться. Будем надеяться, что она благоразумно оценит мое предупреждение.
   Предупреждение?! Это называется, он не хочет с ней разбираться?
   - А это что было - дружеский щелчок по носу? - ткнула я пальцем в обожженную сестру.
   - Можно сказать и так, - бросил Рид. - Ты ведь просто никогда не знавала раньше общения между старшими магами. Вот - теперь будешь иметь некоторое представление. Но это не важно. Главное: ты в безопасности. И не тыкай пальцем, это неприлично. Я же тебя учил. И хотелось бы верить, что ты усвоила хоть что-то из хороших манер.
   Твою магию, я с ним - это значит, я в безопасности, ага?
   - Не ругайся, сколько можно тебя обучать? - холодно произнес мой брат. - И никогда больше не покидай пределов комнаты. А то я буду вынужден приковать тебя к кровати. Уверяю тебя, тебе это не понравится.
   Так закончился очередной день моей жизни.
   Проснулась я в одиночестве с болью в руках и горьким привкусом во рту. Мне даже казалось, будто вокруг пахнет мятой. Откуда в замке Огненных мята?.. Поморщилась - дым. Вот этот запах тут повсюду. Что со мной до сих пор творилось? Почему, зачем я здесь?
   Книга магии! Если бы только я могла ею воспользоваться! Я бы отомстила. Только как? Как?! Я растерянно сжала ткань рубашки в области сердца. Фламина тоже хотела воспользоваться силой книги магии в нем. Интересно, как? Может, спросить ее? Она тоже ненавидит Рида. А, да она считает, что он неуязвим, его не убить. Но больше мне ничего в жизни не нужно. Правда, были в детстве глупые мечты стать настоящей магнессой вместо пятнистого ничтожества, но это все равно невозможно. Или возможно? Вот она, книга магии - в моем сердце, ближе некуда. Только как бы ее применить?
   Трэвис! Его можно попросить помочь с книгой магии... Конечно, говорить про месть нельзя. А то он, Солнечный, конечно же, не одобрит убийства. Но с его помощью я смогу отомстить! Подрагивающими от возбуждения тонкими белыми пальцами, из которых все валилось, я начала беспорядочно собираться. Но все сборы свелись поначалу только к комканью тонкого холщового покрывала на каменной кровати.
   Так, успокоиться. Я - Огненная, я справлюсь. Пришла в себя и вскоре уже крадучись шла по направлению к конюшне за амеруном. Ну тем, на котором я обычно ездила на занятия. Надеюсь, что когда... то есть если я попадусь, то отец все же не убьет меня за кражу. У него будет и так достаточно поводов меня убить. Я собрала с собой то, что на мне: рубашка со шнуровкой у ворота, брюки и сапоги. А что еще я могу собрать в замке Огненных? Вещи, предметы - ерунда. У меня их никогда и не было, своих собственных, кроме утраченных подарков на шестнадцатилетие. Но сейчас только жизнь и рассудок имеют значение. Я отправлюсь к Трэвису. Он - мой друг. Он поможет мне.
   И я даже добралась.
   - Книгой магии могут воспользоваться только маги, магини или магнессы с мужским типом магии, - покачал головой Трэвис. - А у тебя она женского типа. То, о чем ты просишь, невозможно.
   Он - Солнечный, но сейчас выглядел отнюдь не радостно. И Трэвис даже не заметил перемен в моей внешности. Просто не заметил. Хотя даже привычная к повадкам Огненных Фламина поначалу отшатнулась...
   - Совсем никак? - поникла я.
   Неужели я зря ехала целый день и часть ночи?
   - Боюсь, что совсем, - вздохнул он и ласково погладил меня по голове. - Прости, что расстроил тебя, милая. Но ты сама сказала, что она перейдет через год твоему мужу. Уверен, он сотворит ради тебя любую магию.
   Интересно, согласится ли мой потенциальный муж убить Рида?
   Хм, а имею ли я право делать главу магов природы, такой мирной магии, убийцей? Нет, это мое дело, и сделать его должна я сама. С меня, магнессы, какой спрос? Повесят и забудут.
   - Но на мне хочет жениться сам Рид, чтобы завладеть двумя книгами магии! - взвыла я.
   - Так вот на какой из сестер он хочет жениться, - нахмурился Трэвис. - А мой отец еще гадал, что это за любовь такая великая приключилась в замке Огненных. Настолько великая, что ваш верховный маг решил женить своего старшего сына на его сестре. Но дело-то, оказывается, не в любви... Недаром отец так тянул с решением. Я обязательно расскажу ему, в чем тут дело, а ты не бойся. Ваш с Ридом брак может освятить только он. А мой отец не будет заставлять тебя выходить замуж не по любви. Успокойся, все будет хорошо.
   Так вот зачем Рид так со мной возится. Взращивает любовь, чтобы предъявить ее верховному Солнечному. Но теперь-то я спутала своему врагу все карты.
   - А ты... не хотел бы стать верховным Халецким? - помедлив, спросила я. - Будешь растения всякие выращивать, животных, козочек там или барашков. Нет?
   Тут из соседней комнаты показался Сандари, ручной лев Трэвиса. Он важно прошествовал вдоль высоких окон по деревянному полу, ткнулся мне большой мордой в колени. Я рассеянно потрепала его за гриву, и он, пройдя еще несколько шагов, улегся у ног хозяина. Эту большую кошку я видела до сегодняшнего дня всего один раз, но почему-то чувствовала ко льву странное расположение. В замке Огненных не было никаких животных, кроме мерзких огненных ящериц. И безвредных опумов, которые боялись регулярного прожигания помещений и потому встречались у нас довольно редко.
   - Шогни, я... - неуверенно ответил Трэвис. - Понимаешь... у меня появилась любимая магнесса. И я не могу сделать ей больно, женившись на другой. Ты же знаешь, магические браки разорвать невозможно... Послушай, мне так жаль...
   - У тебя появилась любимая магнесса? - я так удивилась, что даже позабыла о своих собственных проблемах. - Давно? И мне не сказал!
   Трэвис, несмотря на свой поднебесный характер, был на самом деле необщителен. Жил один на отшибе в этом своем высоком светлом доме, куда немногие знали дорогу. Дом возвышался на холме посреди бесконечных лесов. И я ни разу не видела его в женском обществе. Кажется, он за что-то недолюбливал всех магнесс. Но подробно тот ничего не рассказывал, а я под влиянием его мягкой, чудесной магии не решалась спрашивать. Я вздохнула. Магия его рода, солнечная магия - самая прекрасная из всех, магия-мечта... Солнечные были первыми магами (хотя об этом въедливые историки еще спорили), потому объединяли в себе все самое желанное в магии. Я была в этом уверена.
   - Нет, недавно. Мы познакомились месяц назад, после обороны Энсвеннских торговых рядов в землях Совета, помнишь? Когда я тебя еще вытащил из той жуткой черной кучи иллюзорных существ. Это Ольга из рода Хвелебри. Она необыкновенная, она очень... - восторженно продолжил тот, но я уже не слушала.
   Бесполезно, все теперь бесполезно. Ольга Хвелебри. Лучшая подруга Фламины. Что ж... А второй сын из Солнечных - более чем хорошая партия. Так или иначе, если Трэвис влюблен в Ольгу, то мне здесь больше делать нечего. Разве может книга магии сравниться с любовью? Люди рассказывали, что с ней ничто не может сравниться. Я с грустью вспомнила Руна и тряхнула головой. Трэвис что-то продолжал говорить.
   - Извини, - прервала я его речь. - Я больше ни о чем не буду просить тебя. Ольга... - я вздохнула, но решила не портить отношения напоследок. - Из нее выйдет хорошая Солнечная. Счастья вам.
   И, стараясь не смотреть ему в глаза, направилась к двери. Уже у двери на мои плечи сзади опустились его руки.
   - Прости... - прошептал он.
   Я передернула плечами и молча вышла. Внутри у меня было холодно и зябко. Ольга будет Солнечной... Ладно, хорошо хоть, что ее будущий супруг, Трэвис - не наследник рода! Не повезло бы людям в таком случае, очень бы не повезло. Хотя, может, он и не будет давать ей воли? Маги обычно магиням, говорят, воли не дают, но он Солнечный... Мягкий. Человечный. Дорри недоразвитый, раз не разглядел в Ольге ее истинное лицо! О людях бы хоть подумал...
   Что ж, ладно, я сделала главное. Предупредила верховного Солнечного о том, что наш с Ридом брак - фикция, никакой любовью тут и не пахнет. А остальное... мне бы спрятаться где-нибудь на время, чтобы поковыряться в своем сердце. Может, я все же смогу вытащить из книги немного магии - так, чуть-чуть, только чтобы Рида убить. Хотя у Фламины, откровенно говоря, на это больше шансов. У нее-то, я так поняла, магия мужского типа. Где бы мне спрятаться? Не у Трэвиса точно, раз у него шашни с Ольгой.
   Дверь мягко щелкнула, и я снова оказалась у входа, на вершине продуваемого холодным ветром холма. Окружавший дом Трэвиса лес из высоких сосен и берез в прошлое мое посещение был светлым, приветливым. Казался чистым, невероятным, чудесным. Однако сейчас, ночью, черные силуэты деревьев мрачно темнели на фоне темно-лилового, затянутого тучами неба. Стало как-то не по себе. Ослепительно сверкнула молния, осветившая лес призрачным светом. В нем деревья показались застывшим мертвым океаном, и стеной хлынул ливень. Я на мгновение нерешительно застыла под деревянным навесом у закрытой двери. Терпеть не могу воду! Жаль, не могла создавать вокруг себя защитный магический барьер от воды. Что ж поделать, недомагнесса так недомагнесса. Придется стиснуть зубы и хорошенько вымокнуть. Мысль о том, чтобы вернуться и переждать ночь в доме Трэвиса, где я и была-то раньше лишь однажды, что-то не грела. Небо продолжали озарять вспышки молний. В свете одной из них я заметила, что привязанного мной неподалеку амеруна нет на месте. Неужели Трэвис обзавелся слугами, и коня уже успели увести в стойло?
   - Да, только это стойло дальше, чем ты думаешь, - раздался рядом знакомый голос.
   - Как?.. - я вжалась в стену, инстинктивно выхватив подаренный Трэвисом меч. - Как ты оказался здесь?
   - Интересный у вас вышел разговор. Жаль, что так быстро закончился, - в свете частых вспышек молнии лицо Рида выглядело страшной маской. - Разумеется, я с самого начала знал про новую пассию Трэвиса, поэтому просто стоял и ждал тебя здесь. Я же ходил на тренировки вместе с тобой. Сообразить, к кому ты отправишься, полагаешь, было сложно? Что касается нашей нелюбви, это ничего не изменит. То, что браки освящает верховный Солнечный, - традиция, а не необходимость. Раз с ним твоими стараниями не получится, брак освятит отец наш Бахраманд, да правит он вечно. На это способен любой верховный маг.
   Здесь, во владениях Солнечных, не чувствовалось волны его сводящей с ума магии. Мы стояли друг напротив друга. Часто бившие молнии освещали наши напряженные лица. Дождь не трогал его - еще бы! Рид снова казался тем далеким от меня наследником рода, сидевшим с неестественно прямой спиной у трона Огненных. Таким, каким я его знала раньше - до того, как вкусила его магии. Вспомнила, кто он такой. Убийца, враг, которого надо уничтожить. Тело напряглось и встало в боевую стойку. Молния сверкнула на острие меча. Я приготовилась к борьбе - безнадежной, как я знала. Но я обязана хотя бы попытаться, пока еще как-то владею собой!
   Рид неподвижно стоял, вытянувшись во весь рост; застывшее лицо бесстрастно. Холодный, жестокий в своем равнодушии. Я уже представила себе, как его человеческая личина спадает. А из открывшегося отверстия вылезает чудовище с полыхающими пламенем глазами и огромными клыками откусывает мне голову... Мне показалось? Или и впрямь уголки губ Рида чуть дрогнули вверх?
   Тут внезапно входная дверь открылась, и на пороге появился Трэвис. Он повернулся ко мне, явно намереваясь что-то сказать, но увидел Рида и осекся. Повисла напряженная тишина. Но тишина - лишь для меня. Судя по сосредоточенным, подергивающимся лицам этих двоих, они ожесточенно переругивались. Сильные маги могли разговаривать друг с другом мысленно, и они... Что эти двое скрывают от меня? Скулы на лице Трэвиса побелели, сузившиеся глаза полыхали холодным, почти белым северным солнцем. Я боялась шелохнуться. Казалось, что нависшие вокруг силы раздавят меня своей мощью. Концентрация магии нарастала. Кожу защипало, тело затрясло крупной дрожью. Волосы разметались в воздухе облаком. Попытавшись сжать руками раскалывающуюся голову, я без сил сползла на землю. Но этого никто не заметил. Сквозь туман, темные круги и пляшущие точки перед глазами я видела, как пошатнулся и прижал пальцы к вискам Трэвис. Я вскрикнула. Рид быстро повернулся в мою сторону и бросился ко мне. Я откинула голову на его руки, не сознавая, что делаю. Только чувствуя, что становится легче. В голове прояснилось, и через несколько биений сердца я, пошатываясь, встала на ноги. Осунувшийся Трэвис без единой кровинки на лице прислонился к стене. Он судорожно дышал и прикрыл глаза правой рукой. Я смотрела на него, а Рид поддерживал меня за плечи. Мне казалось, что там, где касаются его пальцы, плавится кожа. Шел дождь. Тут Рид, оставив меня, подошел к Солнечному, достал из кошелька у пояса маленький стеклянный шарик и разбил его у головы Трэвиса.
   - Ты хотел помочь моей сестре добраться домой, увидев, какая гроза вдруг так неожиданно разразилась за окном, - произнес он утвердительно, поднимая руку вверх раскрытой ладонью к небу. Оглушительный раскат грома заставил меня вжаться еще сильнее в холодную деревянную стену. - Но теперь здесь есть я, и я позабочусь о том, чтобы она не промокла. А ты можешь со спокойным сердцем идти домой, не правда ли?
   - Да, - одними губами прошептал Трэвис, на мгновение подняв руки на уровне груди ладонями вниз.
   И ушел в дом. А меня вдруг начал разбирать дикий смех. Я только недавно стояла перед Ридом с желанием драться до последнего. А он мог убить меня только тем, что просто бы готовился к магической атаке. Или нет?.. Я запуталась.
   - Пойдем-ка лучше домой, - сказал Рид. - Я и так выложился, чтобы Солнечные не узнали о моем прибытии...
   - Ты не хотел, чтобы тебя обнаружили? Почему? - вяло удивилась я. Двинулась и чуть не упала.
   Рид как-то странно на меня посмотрел.
   - Потому что хорошо обученные старшие маги, не только Огненные, стучатся прежде, чем зайти в чужие земли, - хмыкнул он, скривившись. - А мне не хотелось тратить на церемонии время. И не надейся, что он что-то этакое расскажет Совету. Магия разума в моем шарике позаботилась, он все позабыл. Ладно, а теперь давай-ка домой.
   И я снова оказалась там, откуда пробовала вырваться.
   В полной власти своего врага, которого люблю и хочу убить.
   Ничего, когда-нибудь... Мы еще посмотрим, кто кого!
  
  -- Глава 5. Кто сидит рядом?
   Будь я в состоянии, я бы снова начала считать дни. Только до чего? Рид закончил мое обучение - и потерял ко мне интерес. Совсем. Я лежала без сил в замке на каменной кровати, сжавшись в комок и прижав к себе ноги. Он смотрел - и уходил. Меня трясло. Мне было все равно, где я и что со мной будет. Я забыла свое имя. Я все позабыла.
   Я не видела его уже несколько дней.
   В голове стало чуть меньше его тумана, а потом...
   Бежать!
   Срочно бежать отсюда! Куда угодно, куда глаза глядят, пока наш отец не связал нас с Ридом браком! Какая же я дорри, раз надеялась его тут убить. Вот, время прошло и что? От меня осталась почти тень, а результатов - ноль. Нужна защита от него - как минимум. Значит, надо бежать сейчас - пока Рид не получил книгу природы. А там - посмотрим. Вдруг что подвернется? Чем айкромен не шутит, а?
   Покачиваясь и цепляясь руками за стену, я двинулась по извилистым коридорам замка. На мое счастье мне никто не встретился. Так, несколько серых послушников, но они не в счет. О! Я вышла, а может, выползла наружу. Воздух! Вкусный, пахнущий двором (ну и дымом) воздух. И пространство вокруг - море пространства. На заднем дворе по песку я тут же отползла в тень. Там отец резким тоном что-то объяснял серому послушнику. Похоже, он сильно торопился, поэтому я рискнула подкрасться ближе, не забывая при этом оставаться в тени.
   - ...Теперь же область во власти лиан мертвых растет. И быстро. Меня срочно вызывают в Совет, - грубый голос отца звучал очень недовольно и зло. - Мне некогда искать, где шляется этот недоносок. Разыщи Рида и передай ему... Запомни все дословно! Пусть разблокирует охранное заклинание Фламины. Ей бы еще врезать, но не сейчас. Сейчас пусть лечится. Пусть скажет ей навести на себя косметические чары как следует. Я возьму ее с собой, чтобы, если удастся, сбагрить какому-нибудь шкарпи замуж. И чем быстрее они доберутся до здания Совета, тем для них же лучше! Ты все понял, дорри?
   Послушник молча кивнул. Отец достал из воздуха амулет, одел на себя и тут же исчез. Так, удачно. Я незаметно вернулась к себе в комнату. Легла на кровать спиной к двери и сжала грубую ткань холщовой простыни. Чтобы не думать. Сейчас ни в коем случае не думать! Спустя полдорта тишину прорезал скрип двери. Кто-то вошел, и я съежилась. Какая ткань на ощупь... жесткая. Хочу спать...
   Дверь закрылась. Я повернула голову - никого не было. Архимаг великий, ты все-таки присматриваешь за нами! Я выждала для верности еще дорт. Итак, отец и его старшие дети покинули замок. Идеальное время для побега. Я привычно стащила из общей оружейной меч, нашла свою одежду и надела ее. Магх, за подкладкой моего сапога лежал амулет, его не нашли! Волчицы не было... но ее было не спрятать. Вскоре уже спустилась во двор. Нужно подходящее одеяние. Моя-то одежда из амерунного полотна слишком дорога, люди такое носят редко. Да им и ни к чему такая. Их ни музыка, ни варканумные тени, ни прочие наши "прелести для магов" не тревожат. Все решилось просто. Оп - и проходившая мимо женщина не замечает вытащенный из корзины наряд. И денег так же достала. Просто ловкость рук и никакой магии. Будет пятнистая магия вместо нормальной, еще и не такому выучишься. Переоделась (магх, ну как такое носят добровольно?). Стараясь держаться в тени, прокралась к задним воротам. У них стоял сейчас небольшой торговый фургон. Крытый тканью. Шитой и перешитой, с широкими заплатами. Торговец (наверно), закрытый от меня пологом, о чем-то ругался с охранявшим ворота послушником.
   - Магия Поднебесная! Да послушайте меня, наконец! Я же уже доставил все, что меня просили, - некрасиво картавя, осипшим голосом твердил он. - И покупатели уже это все получили. И расплатились. А я все проданное отдал. Мне уже тут делать абсолютно нечего. Вы мой несчастный фургон обыскали сверху донизу и ничего предосудительного не нашли. Я не преступник и не заключенный, а потому имею полную свободу передвижения. Так почему вы не пускаете меня за эти... шкарпины ворота?
   - Не был отдан приказ, - бесстрастно ответил послушник, и не думая открывать ему.
   - Не был отдан приказ. Не был отдан приказ, - устало повторил торговец. - Я уже целую вечность слышу от вас эту грумерню. Вы можете сказать хотя бы что-нибудь еще?
   - Не был отдан приказ.
   Торговец безнадежно вздохнул.
   Тут послушник вытянулся, словно перед старшими Огненными. А потом отвернулся к воротам и молча взмахнул руками. Они начали медленно открываться. Я быстро, пока все были ко мне спиной, перебежала опасный освещенный участок. Бесшумно проникла под полотняный непрозрачный полог. Оттуда раздавалось размеренное хрюканье. Тут перевозят поросят?
   - Наконец-то, - послышался где-то впереди голос, полный неприкрытого облегчения.
   И фургон тронулся. Я стала протискиваться между ящиками. Ноздри щекотал пряный запах, ящики и свертки так и норовили в тряске свалиться мне на ногу (я норовила - на них). Тут я нос к носу столкнулась с целым строем тех самых носатых "розовых крыс" на обитом бархатом ящике. Ну тех, что я видела на последнем занятии фехтованием. Они сейчас все стояли на задних лапках. Вытянули длинные носы в сторону замка Огненных и хрюкали. Слава магии, ни один из них на меня не отреагировал. Выдохнув, я раздвинула в сторону целые заросли висящих под потолком разноцветных амулетов и устроилась за тюками с тяжелой ворсистой тканью.
   Время шло. Фургон неторопливо ехал по своим делам, амулеты позвякивали, "крысы" успокоились и сладко уснули. Я не знала, что же мне теперь делать. Куда идти? Надо поскорее покинуть земли Огненных. Скажем, уехать в земли Совета. А там... встретить хоть какого-нибудь мага, согласного жениться на мне до того, как это сделает Рид. А может, плюнуть на все, осесть в одном из городов и вести жизнь обычного человека? Но что тогда будет с книгой магии? Я задумалась. Вроде, я где-то слышала, что ее хранителя практически невозможно убить. Но если такое произойдет, и у него не окажется наследников, то книга просто исчезнет в никуда. И еще нескоро родится тот, в чьем сердце она появится. Может, это вариант? Кому она вообще нужна - эта магия природы? И кому она вообще нужна - моя жизнь? Даже отомстить так и не смогла...
   Я сразу и не заметила, что фургон уже остановился. А заметила - выругалась. За мной наблюдали. В полутьме сложно было толком разглядеть - кто.
   - Магия Поднебесная! Ну, и как ты сюда попала? - раздался знакомый голос. - Что-то ты странно ведешь себя для воришки. Они обычно не лежат в куче наворованного в ожидании хозяина.
   Прозвучало вполне беззаботно. И все же я нутром чувствовала - он готов к прыжку, к атаке, если понадобится. Но я по достоинству оценила благородство. Кинжал в живот не пустил, пока я зевала. Это оказался тот самый торговец из Энсвеннских рядов, которого я сгоряча... Ладно, я вспылила тогда. Значит, Фламина не стала придерживать его у себя. Повезло ему.
   - Я при всем желании не утащу эту груду хлама на своей спине, - язвительно ответила я. Демонстративно подняла неестественно худую руку. Посмотрела сквозь нее на своего собеседника. Сквозь края пальцев действительно просвечивали очертания предметов. Меня передернуло, и рука обессиленно упала вниз. Я кивнула на нее. - Вот, сижу, жду помощника. Ты, например, не хочешь подсобить?
   Он рассмеялся.
   - Ладно, вылезай отсюда, дай хоть погляжу, кто тут такая... остроумная сюда забралась, - сказал тот и протянул мне руку, помогая встать.
   Он меня не узнал - еще бы! Я приняла его помощь не без благодарности - тело плоховато меня слушалось. Когда моей руки коснулись его пальцы, я почему-то почувствовала легкое волнение. С чего бы это? Вылезла из фургона. Нокх, нога! А, нет, это я наступила на какой-то сучок. Лесной воздух был еще вкуснее дворового. Вообще, отвыкла я дышать полной грудью. В замке и во дворе все пропитывал дым, а в фургоне - пряности. Наполовину заросшую травой дорогу с обеих сторон окружали высокие дубы, закрывавшие собой почти все безмятежно-синее небо.
   Торговец присвистнул, увидев меня на свету.
   - Сбежала от Огненных? - сочувственно, но и опасливо спросил он. - Я слышал, там с людьми всякие вещи творятся. Только никто толком не знает, какие, потому что те, кто оттуда возвращаются (если возвращаются), только вздрагивают и...
   - Я болела, - сказала я.
   Что можно ему говорить, а что - нет?
   - Понятно, - недоверчиво протянул тот.
   Лицо его опять застыло, а мышцы вздулись, словно приготовились к атаке.
   - Болела, - упрямо повторила я, но, встретив глазами тяжелый неподвижный взгляд, почти сдалась.
   - Болела - и поэтому сбежала от лекарей, чтобы умереть в тишине и покое в лесу? - уточнил тот.
   - Ладно, ладно, согласна, - я едва заметно усмехнулась (мышцы лица пронзила боль). - Звучит не очень правдоподобно. Хотя смотря какие лекари... А что ты хочешь, чтобы я сказала?
   - Да я-то ничего не хочу, но вот, знаешь, приходится соблюдать осторожность, - серьезно ответил он. - Огненных боятся почти также, как Айкроменов, Шкарпи или Скрк'нов. А мне бы не хотелось, чтобы посланные вслед за тобой каратели начали мне демонстрировать, за что именно.
   - Их не будет, - как можно увереннее сказала я. - Я не настолько важна.
   - Надеюсь, - хмыкнул тот и неожиданно представился. - Я - Мирт. Занимаюсь всем понемножку, вот сейчас наняли груз перевезти.
   Я задумалась. Как же меня звали? Ра... Рашайна? Шейл... Шейла? Нет, все не то. Какая разница. Выберу себе новое имя. Пусть будет Эльтер... Вроде, звучит не по-огненному, наверно, с таким именем не найдут...
   - И? - поторопил не торговец, а возница. - Кто же у нас ты?
   - Эльтер, - ответила я. - В данный момент ничем не занимаюсь, - вздохнула, - а до сих пор развлекала одного типа своим... забавным видом и... повадками.
   - А до того? - спросил он.
   Смотрел сочувственно. Ох, Мирт, Мирт, если бы ты только знал!
   - Наемница, - коротко ответила я.
   - Что-то не похоже, чтобы ты имела дело с оружием, - с подозрением окинул меня взором Мирт. - Наемницы, знаешь ли, выглядят несколько... помощнее.
   Он напряг мышцы рук, чтобы продемонстрировать собственные. Наверно, для наглядности. Я что, выгляжу, как дорри, которая слов не понимает?! Но вспышка ярости погасла в зародыше - голова закружилась.
   - Мне что-то нехорошо...
   В глазах заплясали черные точки. Тело перестало меня слушаться, и я с усилием привалилась к фургону. Появился сильный озноб, и меня затрясло. Все было плохо. Очень плохо. Нельзя терять сознание... мне надо... надо выбраться из земель Огненных. Нельзя терять сознание! Подняв тонкую руку до уровня щеки, я залепила себе пощечину.
   - Магия Поднебесная! Ну ты даешь, - Мирт попытался изобразить беззаботность, хотя и не особенно удачно. Глаза его были полны тревоги. - Только что была такая бодренькая, и тут вдруг хоп! Бледнеешь, как призрак, и принимаешься сама себе пощечины развешивать. Хотя, надо сказать, тебя и так особо загорелой не назовешь.
   Мне хватило сил улыбнуться (и хватило сил не вскрикнуть от резкой боли в мышцах лица). А он забавный и, кажется, не так плох. Хотя Поднебесную магию можно было бы упоминать и пореже. Может, напроситься с ним до ближайшего города? Дальше, разумеется, мне придется идти одной.
   - Знаешь, перед уходом я взяла взаймы у радушных хозяев немного денег. Идти одной долго и трудно... - начала я, но прямо попросить мне было отчего-то неловко. - Было бы неплохо доехать до ближайшего города, - с усилием договорила я под его внимательным взглядом.
   Мирт задумался.
   - Думаю... - медленно произнося слова, начал тот, - думаю, с меня много не убудет, если я тебя и за так подвезу. Разве что ты немного развлечешь меня...
   Тут Мирт окинул меня взглядом, и пыл его поутих.
   - Песенку, например, споешь, - буркнул он.
   - Вряд ли тебе понравится мое пение, - усмехнулась я, - поэтому лучше всего взять деньгами.
   - Если бы для меня главным были деньги, то я бросил бы тебя еще тогда, когда вытащил из своей повозки, - пожал плечами он. - Но отсюда до города, куда я направляюсь, далеко. А мне уже до самых ифтов надоела постоянная тишина. Надеюсь, что говорить ты умеешь.
   Я что, похожа на болтливого Ифта? А нет, это он не про меня. Ну что я сразу вспыхиваю, чуть что не так?!
   - Да, пожалуй, - с легким стыдом согласилась я. - Помнится, учили в детстве.
   - Есть будешь?
   - Нет, гордо умру от голода, - фыркнула я.
   Тот беззлобно рассмеялся. Полез в фургон за большим черным котелком с неровными стенками и чуть погнутой ручкой. Металлическим. Я подобралась. Магов привлекает металл. Почему-то.
   - Я пойду наберу хвороста, а ты стереги пока повозку, "наемница", - скомандовал он. - Волки нападут - сразу храбро прячься куда-нибудь. Я верю, ты справишься.
   Обиженно сморщилась. Но не в силах больше стоять, уселась прямо на землю. С наслаждением прислонилась спиной к широкому колесу фургона. Что я могу в таком состоянии сделать одна? Надо найти себе мужа... Стоп. Брак магов должен в обязательном порядке быть одобрен верховными магами их родов. Бахраманд, да правит он вечно, никогда не согласится на мой брак с кем-либо, кроме Рида. Тень побери, что же делать? Как бы достучаться к книге магии в сердце, а?
   Мирт вернулся довольно быстро. Выразительно изогнул бровь, когда увидел, как я стучу себя руками по груди. Я смутилась и покраснела. Что он теперь обо мне вообще подумает? Что я уборгая? Но не объяснять же ему про книгу магии, в конце концов!
   Аромат из котелка был какой-то не очень вкусный. Запахи самого металлического котелка и огня под ним были гораздо более соблазнительными. Вот Мирт наполнил тарелку чем-то оттуда и протянул мне. Я постаралась не скривиться - там в густом оранжевом бульоне плавало что-то растительное. Терпеть не могу траву! Огненные питаются мясом - жареным или с кровью. Кто-то поговаривает, что человечьим, как Шкарпи, но это просто слухи. Я честно была в подвальных кухнях нашего замка - там не было ничего похожего на человеческие туши. Впрочем, борг с ними - с моими вкусами. На занятиях по выживанию нас чего только есть не заставляли, с тех пор я ем вообще все съедобное.
   Слава магии, вкус у супа был вполне мясной. Да и не суп это скорее был, а жидкая каша из мелких оранжевых зерен. Очень сытных, с хлебным и хмельным шарайным привкусом. Запах стоял, как от густой пшенной каши. Помимо смутившей меня зелени в супе еще были кусочки мяса - по вкусу как свинина или копченая воблятина. В целом неплохо. Могло быть и хуже. Дождевые червяки в собственном соку были бы куда менее приятны.
   Мирт тем временем достал из фургона "крыс" и принялся скармливать им ягоды из мешочка.
   - Кто это? - с набитым ртом спросила я.
   - Ты из земель Огненных и не знаешь? - торговец присвистнул. - Из какой же дыры ты выползла, драгоценная?
   - Из длинной, - отрезала я. - Так это кто?
   - Это же цвайги, сумчатые толстобрюхие мури, - пожал плечами тот. - Распознают магию Огненных на расстоянии от одного до нескольких младших амерунов. Очень ходовой товар в местных землях.
   Я подозрительно покосилась на безмятежно жующих животных. Хм, даже эти твари считают, будто моя магия недостойна их внимания. Мелочь, а обидно. Хотя мне это было на руку...
   Дальше мы поехали вместе. Мирт, похоже, действительно соскучился по разговорам. Он даже чем-то Ифта напоминал: болтал безостановочно, словно сам был магом перемещения. Так что мне очень скоро стало известно, что тому быстро надоедает однообразие. Живет, перебиваясь случайными заработками, старается почаще менять место обитания. Родственников не было, а друзей Мирт заводить по жизни не успевал. Сейчас его наняли довезти груз пряностей, цвайгов, тканей и еще кое-какую мелочевку в крупный торговый город Дэрэвэн в землях Огненных. Далековато, но с амерунами (судя по скорости, в лучшем случае - полукровками), запряженными в его повозку, это было, по крайней мере, реально. А я сказала, что почти ничего не помню из прошлой жизни. Так бывает, если иметь дело с магами. Он хмыкнул, но больше вопросов задавать не стал.
   В фургоне я нашла зеркало. Ну и страшная же я стала! Прямо бледная варканумная тень, а не магнесса! И глазищи жуткие - черные, в пол-лица, и свет в них не отражался. Оторопь брала. Бр-р-р! Как только Мирт при виде меня руку ко лбу не прижал в знаке Поднебесных? Говорят, так отгоняют всякую нечисть, на кого я была сейчас весьма и весьма похожа.
   Мы ехали день за днем, сменяли друг у друга у вожжей. Время шло, а лес все не кончался. Мирт, то и дело поминая Поднебесную магию, добродушно болтал о всяких пустяках, а я... я вдруг обнаружила в груди странную тоску и волнение. Этот человек своими речами слишком напоминал мне Руна. Та же манера говорить, та же легкая картавость, те же бесхитростные речи о самых обыкновенных вещах. И в глазах светится такая же доброта. И глаза так похожи: тоже светлые, хотя и другого оттенка. В моей груди затеплилось... Не знаю. Чувство? Подобие чувства? Ностальгия по невозможному прошлому? Я любила Руна, и эта любовь сладкой дрожащей тенью окутала облик так похожего на него Мирта. Мне захотелось, чтобы он смотрел на меня... как-то по-особенному. Но как я ни старалась поймать его взгляд, он все смотрел куда-то поверх меня.
   Но физически я себя чувствовала получше. Нет, на себя похожа не стала, но и на больную нечисть - тоже. Хотя и на мускулистую наемницу я не тянула. И Мирту это, похоже, не нравилось. Может быть, поэтому однажды он безразличным тоном предложил мне размяться на мечах.
   - Я вообще-то не против, только меч-то один, - я погладила свой меч в ножнах. С ним не расставалась после того, как покинула замок Огненных.
   - Ну, есть у меня тут одна игрушечка. Друг подарил, а испробовать в деле все не удается, - сказал Мирт и полез в фургон.
   Ого! А у него-то и свой неплохой мечишко! Хотя местами поцарапанный. А он продолжил:
   - Давно хотел стать наемником. Говорят, им хорошо платят.
   И он встал передо мной, еле держа меч обеими руками так, что острие его уперлось в землю. Я усмехнулась. Если он хочет убедиться, что я умею фехтовать, пусть так. Быстро оглядела небольшую поляну и удостоверилась, что особых препятствий нет. Я с наслаждением вытащила свой меч из ножен, ощущая в руке приятную тяжесть. Хотя я давно не тренировалась, но тело быстро вспоминало все приобретенные навыки. Я встала в стойку, готовясь к атаке. Надо будет только осторожнее действовать, а то еще ненароком сильно его пораню.
   Я стала кружить вокруг него, ожидая первого удара. Он только поворачивался и волок несчастный меч за собой по земле. Я сделала выпад, наметив царапнуть его по левой руке... Ох, старый меч в его руках мгновенно взлетел вверх, и Мирт успел не только отразить мой удар, но и последовавшим мощным ударом чуть не выбить меч из моих рук. Кто там делал вид, что меч толком в руках не держал? Оправившись от изумления, я пошла в атаку. Мирт больше не изображал недотепу. Его меч сверкал, словно молния. Спустя дорт я тяжело дышала, пот катился с меня градом. Мои почти белые руки сначала горели огнем, а теперь онемели, но я так и не смогла оставить на нем ни царапины. Мирт же выглядел вполне бодрым и продолжал делать молниеносные выпады. Но тоже старался меня особо не ранить. Наконец, уже почти выбившись из сил, я не успела увернуться от особенно витиеватой атаки. На моей руке появился тонкий, но глубокий, тут же ставший набухать кровью порез. Резкая "живая" боль стиснула плоть вокруг. Мирт выполнил шуточный салют мечом и воткнул его в землю. Молча, я подошла к лежащему неподалеку стволу. Сгнил уже? Нет? А, какая разница... Села, положив меч на колени. Вытерла пот, резко пригладила вздыбившиеся тяжелые волосы. Этот шкарпин сын меня совсем вымотал, а еще так кривлялся вначале! Меня побил человек! До чего ж я докатилась-то?
   - Ты либо был наемником, либо и сейчас им являешься, - вынесла свой вердикт я. - Причем очень хорошим и дорогим.
   Но ответа не последовало. Я подняла глаза и увидела, что он напряженно во что-то всматривается. Проследила его взгляд. Порез на моей руке, благодаря охранному заклинанию, уже почти исчез. Архимаг великий, и как же ему это объяснить?
   - Некоторые маги не любят, когда от пыток люди случайно умирают раньше, - попыталась вывернуться я.
   Тревожный взгляд Мирта не изменился.
   - Магия Поднебесная! Это, должно быть, какие-то особенно богатые маги. За столь дорогие охранные заклинания для обычной жертвы не платят, - медленно проговорил он.
   Он не сводил с меня серьезных холодных глаз. В них сейчас плескалось все больше подозрительности.
   - А ты откуда знаешь, что это за заклинания? - сузила глаза я. - И что за них надо так много платить? Простые люди, как правило, даже не знают об их существовании.
   Неожиданно что-то щелкнуло в моей голове, и все встало на свои места. Мирт - маг. Никто другой не решился бы иметь со мной никаких дел. Обычные люди слишком боялись Огненных. И там... еще тогда, на тренировке, он совсем не испугался иллюзорных тварей. Может, потому я прониклась к нему такой... особой симпатией? Потому что он был такой же, как я. Он был не человек, он был маг!
   Но почему я тогда не вижу его магию?
   - Магнесса, владеющая техникой боя на уровне мага и сбежавшая от Огненных. Где из нее сделали чуть ли не призрака, - странным голосом произнес Мирт, - это очень интересно.
   - Маг, путешествующий, как обычный человек, и не пользующийся магией, - не менее интересное зрелище, - парировала я с вызовом в голосе. - Кстати, твою магию даже не видно в магическом пространстве.
   Его мои слова явно смутили. Судя по всему, я попала в точку. Вот уж влипла так влипла! Хотя... если он тоже скрывается - то не сможет на меня донести. Осознание этого прибавило мне уверенности.
   - Пожалуй, тогда оставим все как есть, - продолжил Мирт. - Никто из нас, похоже, не горит желанием представляться. Я готов только сказать, что не могу пока использовать магию.
   - Пока пусть так, - склонила голову я. - В свою очередь могу только сказать, что ищу мага, чтобы выйти за него замуж. У меня хорошее приданое, - я не стала пока уточнять про книгу магии, мало ли что, - но жениться на мне надо будет вопреки воле моего отца, верховного Огненного. Не желаешь попробовать?
   - Ты - дочка Бахраманда Оуэнна? - вытаращил глаза Мирт. - Магия Поднебесная, кто бы мог подумать! Это он тебя так искалечил?
   - Нет, его сын, Рид. Решил развлечься за мой счет, - передернула плечами я. - Так как? Ты не желаешь рискнуть?
   - Связываться с верховным Огненным? Думаю, что пока откажусь, - покачал головой Мирт. - Не думай, что в тебе что-то не так, просто...
   Он жестом пригласил сесть рядом. Я вложила меч в ножны, и, поругиваясь, принялась отряхивать пятую точку от гнилушек ствола-сиденья. Потом села с ним рядом на ящик из фургона. Неловкое молчание затянулось...
   - Я не могу использовать магию, - повторил Мирт. - Но она мне позарез нужна. Мне необходимо узнать, о чем сейчас говорится на Совете, и чем раньше - тем лучше... Могу я... просить тебя использовать мысленное магическое зрение? Я знаю, как обойти защиту.
   Он умоляюще посмотрел на меня, но я лишь горько усмехнулась.
   - Ты удивлялся, откуда я так хорошо владею оружием, - сказала я, скривив лицо. - Так вот, боевыми искусствами я занимаюсь потому, что магии у меня практически нет.
   - Если ты дашь мне на время свою силу, то это не важно, - помотал головой Мирт. - Я знаю, что многого прошу, но поверь: это нужно не только мне. И... времени не осталось совсем.
   Я склонила голову. Мирт обманывал меня все это время... Хотя если б он желал мне зла, то по крайней мере ему нужно было бы знать, кто я. И я у него в долгу. Пусть будет так... Я обычно легко принимала решения.
   - Только обещай, что не будешь больше ни на что другое ее использовать, - попросила я.
   Мирт вытащил из-за пазухи большой квадратный амулет из белого золота, приложил его к моему лбу, и я увидела...
  
   В огромном пышном зале за длинным овальным столом сидели в резных креслах двадцать девять магов. В основном среднего или пожилого возраста. Главы родов. Самые могущественные, верховные маги. За каждым из их кресел почтительно стояли один, изредка два, молодых мага. Одно кресло пустовало. Над столом виднелось изображение лица Прэста, главы рода Солнечных. Ему было уже много лет, но хоть его лицо и изрезали глубокие морщины, однако ни немощным, ни слабоумным он не выглядел. Его выцветшие карие глаза смотрели настороженно и жестко. Это было лицо сурового старого воина, для которого мир - не мир, а бесконечная война. Лучисто-желтый иррановый обруч на высоком лбу предъявлял всем желающим на обозрение знак Солнечных - глаз в круге - словно напоминание о том, что Дженткиандторри, первые среди равных, следят за всем.
   - Еще раз прошу тишины, - громко начал он. - Поскольку лишь сейчас собрались все из нас, я вынужден буду еще раз обрисовать сложившуюся на данный момент ситуацию. Многие прибывшие раньше уже ломали голову над этой проблемой, но пока выход так и не был найден. Увы.
   Прэст выдержал паузу.
   - Я вынужден сообщить тем из вас, многоуважаемые верховные маги, кто еще не знает, что произошло ужасное, - торжественно и печально начал он. - Увы, похоже, теперь магов духовной жизни, Поднебесных, с нами больше нет. Мой наследник Тристан расскажет вам о том, чему совсем недавно стал свидетелем.
   Вместо Прэста над столом возникло изображение лица его старшего сына. Помимо него за креслом отца стоял, удрученно опустив голову, и Трэвис, второй сын. Лицо Тристана было значительно больше похожим на отца и выглядело гораздо более серьезным чем лицо Трэвиса. Глубокие печальные складки на лице выдавали в нем эту чрезмерную суровость слишком ответственно относящегося ко всему мага. В то время как на кажущемся совсем еще юношеским лице Трэвиса почти всегда сияла солнечная улыбка. Но сейчас и он был хмур и мрачен. Как и все в зале.
   - Мы все знали, что бывший глава Поднебесных Таннон был очень стар, и он тоже сознавал это, - тихим, но слегка занудным голосом заговорил Тристан. Он обвел печальным взглядом своих золотисто-карих глаз всех присутствующих. - Поэтому примерно месяц назад была объявлена церемония передачи книги магии его старшему сыну - Орону. Я должен был присутствовать на церемонии. Все же для Поднебесных передача книги по наследству - скорее исключение, чем правило. Но когда я прибыл в центральный замок, то не застал там ни одного по-настоящему живого существа. Это сделали маги смерти...
   - Убили всех Поднебесных? Маги смерти что, сумели как-то объявиться во плоти, не в виде варканумных теней? - перебил его колкий голос главы магов ветра. - Но это невозможно! Маги смерти и разрушения были изначально мертвы - все они. Их магия несовместима с жизнью! Будучи бесплотными, мертвыми, они не так страшны, но если ты говоришь, что они...
   - Нет, слава магии, Архимаг миловал, - нахмурившись, перебил его Тристан. - Обладай они возможностями живых магов, мы бы с вами уже, наверно, не разговаривали. Но им действительно помогает кто-то из живых. Кто-то, кто сумел с их помощью подчинить себе книгу магии Поднебесных. Мы знаем, что она - самая возвышенная из всех книг магии. Оказалось, что возвышенность обернулась наивностью, и эту книгу можно обмануть. К сожалению.
   Неровный гул голосов разнесся над залом.
   - Магия Поднебесных - мирная магия, - процедил глава магов холода Фризов. - Она успешно борется с магией смерти ненасильственными методами. Она неспособна убивать!
   - Она и не убивает, - вздохнул Тристан, и его серьезное лицо сморщилось. - Пользуясь силой книги Поднебесных, неизвестному нам магу удалось породить некое... существо. Существо, представляющее собой переполненный магией сгусток зеленых волокон, смесь растения и гриба. Их нити проникают сквозь кожу и подчиняют себе все способное к движению из живых. А остальным уже занимаются варканумные тени магов смерти. Они двигаются вдоль этих волокон, сцепившись с их магией. Благодаря украденной книге магии и своей примитивной структуре само существо от этого не погибает. Оно разрастается с кошмарной скоростью и внедряется в сознание! Я успел почти сразу при помощи амулета переместиться назад. Но преследуемый сцепившимися с моей магией варканумными тенями, несколько дней был безумен и лежал в лихорадке. Выжил и был избавлен от преследований я только благодаря усилиям нескольких глав родов. Каждому из них я приношу свою искреннюю благодарность. Однако боюсь, что никому из самих Поднебесных выбраться, скорее всего, не удалось. Тех из них, кого я успел увидеть перед перемещением... уже сложно назвать живыми.
   Он закрыл глаза, и на его месте вновь появился Прэст.
   - Маги разума пытались связаться хоть с кем-то из магов духовной жизни, однако потерпели неудачу. Мы пробовали пробиться к замку Поднебесных - и даже это нам не удалось. Там поставлен магический барьер, вскрыть который силой не получилось: слишком много магии смерти. А без магии Поднебесных... мы не знаем, как можно с ними бороться.
   - Да, в этот раз эти недоноски превзошли себя, - изображение Прэста сменилось очень раздраженным лицом Бахраманда. На левом виске его виднелся багровый, почти черный ожог, который почему-то не лечился охранным заклинанием. - Подобраться к ним днем действительно невозможно, но эти зеленые оборотнутые шкарпи...
   - Лианы мертвых, - мягко поправил его Прэст. - Мы договорились называть их так, потому что...
   - Да-да, я так и сказал, - опять перебил его Бахраманд, обнажив клыки. - Эта зеленая... нечисть днем почти не уничтожима. Я лично пытался выжечь ее ко всем айкроменам. Но вблизи земель Поднебесных они растут быстрее, чем я их выжигаю! Хотя обра... лианы мертвых под завязку набиты магией смерти, потому подыхают каждую ночь. Но этот хитрый шка... недоносок, который отсиживает свою задницу в центре, откуда они лезут, ставит на ночь магический барьер. Взломать его силой не можем, а ключ не подобрали. Издалека видел, во что превратились бывшие Поднебесные и их подопечные люди. Отвратительно. Ходячие мертвецы, питающие собой эти оборот...
   - Эти лианы мертвых, - поспешно закончил за него Прэст, нахмурив брови, и Бахраманд, громко фыркнув, поднял глаза к потолку.
   - И я бы попросил формулировать свои речи как-нибудь иначе, - сверкнул водянистыми глазами глава некромантов, чье бледное лицо на мгновение появилось над столом. - Ходячие мертвецы - это по нашей части, а то, что сотворил этот незнакомый нам маг...
   - О, я бы не стал придираться к словам, когда речь идет о нашем глубокоуважаемом главе Огненных, - речь главы магов тени зажурчала одновременно вкрадчиво и властно. Глава некромантов мгновенно замолк, уставившись на нечто непроницаемо-черное, парящее в воздухе над столом Совета - лицо верховного Айкромена. - Я бы сказал, что Оуэнны...
   - Я бы попросил многоуважаемых глав родов не нарушать ход собрания Совета, - в голосе главы Солнечных послышалось раздражение. - Мы все здесь не для того, чтобы выяснять отношения. Нужно думать о том, что должно быть сделано. Поднебесных больше нет с нами... - когда он произнес последние слова, лицо главы Солнечных почти посерело, и в голосе появились скрипучие нотки. - Нас интересует этот неизвестный маг. Если бы знать, кто это...
   - Это Халецкий, - фыркнул глава магов искажения Груменов. - Кому управлять растениями, как не магам природы?
   - Напомню: Халецкие как род уже вымерли, - мягко ответил Прэст. - Все вымерли, до единого. Не известно, были ли то происки магов смерти или неизъяснимый каприз судьбы...
   Бахраманд, глава Огненных, громко фыркнул, пробормотав про себя что-то про "шкарпи" и "обратнутых". Еще несколько глав родов неодобрительно покачали головами.
   - Однако в чем-то вы правы. Их магия очень бы пригодилась нам сейчас. Так жаль, что их сейчас нет с нами, - не обращая внимания на шум, Прэст с грустью и почтением указал на пустующее кресло. - Но, к счастью, перед смертью глава их рода успел передать магическую книгу своей внучке. Одной из незначительных дочерей Огненных, тем самым сохранив нам надежду. Как только к нам прибыл наш глубокоуважаемый глава рода Оуэннов, он, узнав о сложившейся ситуации, тут же согласился отдать свою дочь в руки Совета. Однако когда мы прибыли в родовой замок Огненных, оказалось, что своенравная магнесса сбежала. Сейчас ее ищут по всем городам и поселениям младшие маги. А ее внешнее описание регулярно объявляется обычным людям на площадях, через магические кристаллы и водяные браслеты с обещанием награды за любые полезные сведения. Но пока ее ищут, нам не следует сидеть сложа руки. Главы родов магов лечения, магов защиты и магов рождения разработали интересный план...
   Тут все погрузилось во мрак. Магическая сила магнессы-воительницы стремительно истекала. Маг едва успел разбить рядом с ней крохотный стеклянный шарик с магией разума, чтобы стереть ей память.
  
  -- Глава 6. Большая-большая глупость?
   Такое странное чувство... словно серый туман в голове. Брр, да что со мной такое? Ого, я и не заметила, что уже вечереет. Странно, вроде только что был полдень... Я растерянно огляделась. Мирт недалеко от меня помешивал что-то в котелке на костре. Я вдохнула воздух, вкушая призывный запах металла.
   - Очнулась от мечтаний? - весело сказал он. - Вот и славно, а я тут еду готовлю. Ты, должно быть, сейчас голодна как волк.
   - Да, верно, - я и вправду почувствовала зверский аппетит, словно долбила мечом дорта два. Да и чувствовала себя так же.
   - Потерпи. Скоро еда будет готова, - бодро сказал Мирт. - Знаешь, я тут попытался восстановить в памяти сроки. Оказалось, что я сильно отстал, задержавшись в замке Огненных. Так что с завтрашнего утра, если ты почувствуешь себя достаточно сильной, нам придется ехать со всей возможной скоростью.
   И началась сумасшедшая гонка по лесной дороге - полукровки амерунов неутомимо заставляли все вокруг мелькать с жутковатой скоростью. Деревья вокруг слились в одну зеленую ленту, ветер звенел в ушах, дыхание перехватывало. Сменяя друг друга, мы ехали и днем и ночью. Жевали на ходу какие-то совсем жесткие полоски вяленого мяса, останавливаясь совсем ненадолго по надобности. Если бы меня не защищало охранное заклинание, то мое тело наверняка покрылось бы синяками от бесконечной тряски. Правда, это не мешало мне охать и ахать так же, как и Мирт, чтобы он ничего не заподозрил. И мы достигли Дэрэвэна всего за тринадцать дней.
   Он по-прежнему смотрел только куда-то поверх меня.
   Жаль.
   Брр, о чем я только думаю?
   На подъезде к мирному торговому городу Мирт сообщил, что он в Дэрэвэне только проездом. Отдаст товар, получит новый и, не оставшись на ночь, сразу отправится в путь. В сроки не укладывается. Какие еще сроки? Какая разница? Он высадил меня на торговой площади, порекомендовал находящуюся неподалеку гостиницу "Большой Тук" и уехал. Я проводила его долгим взглядом. Такой славный молодой человек. Жаль, что у нас ничего не вышло. Но все равно я его видела в последний раз в жизни.
   Помотав головой, я решила побродить по площади в поисках более подходящей для меня одежды. Чуть поодаль виднелись относительно высокие, в восемь-девять этажей, дома с характерными для земель Огненных башенками. Они были похожи на грибы, конусообразные шляпки которых располагались на относительно тонкой ножке. Шляпки были выкрашены в красные и золотые тона - цвета Оуэннов. Зато разноцветье многочисленных палаток и лотков на площади поражало воображение. А уж неровный гул толпы и выкрики продавцов после тишины родного замка и путешествия по лесу поначалу ошеломляли.
   Архимаг великий, да я за всю свою жизнь не видела столько обычных людей сразу! Из рассказов Мирта я поняла, что Дэрэвэн сам по себе - большой город. Что в нем сейчас как раз идет ярмарка, а значит - самый разгар торговли, поэтому мы так и спешили. Одетые в самые разнообразные одежды, какие только можно придумать, люди бродили по площади. Они приценивались к товарам, разговаривали друг с другом, жевали купленные здесь же пирожки и фрукты, глазели по сторонам. Кто-то позади меня отчаянно торговался из-за четверти кайпиты. Чуть подальше за домами, с другой стороны площади, виднелось огромное крутящееся колесо обозрения - оттуда раздавались веселая музыка и смех. Едва расслышав музыку, я стала быстрее проталкиваться сквозь толпу подальше от этих звуков. На мне же нет никакой защиты! Быстрее!
   Люди ругались мне вслед, когда я, усиленно работая локтями, рвалась подальше. По дороге я краем глаза увидела, как какой-то тощий воришка срезает кошелек у зазевавшегося бородача в шелке и бархате и, довольный, умело уносит ноги. Но мне было не до них. Не выдержав и зажав под конец руками уши, я целеустремленно продвигалась подальше от пьянящей музыки.
   Усилием воли - благо, шум базарной толпы этому способствовал - я заставила себя не вслушиваться. По мере удаления от опасного сочетания звуков, ненормальное опьянение начало постепенно сходить на нет. Музыка всегда была тем слабым местом Оуэннов, о котором знали все маги, но мало говорили. Она просто медленно сводит с ума. Не любая. Но особенно та, что близка пламени по духу - неистовая, буйная, под которую все Огненные могли двигаться в едином порыве так же, как и языки пламени танцуют при лесном пожаре. Это странное зрелище, пробуждающее в тех, кто его наблюдает, странные эмоции. Огненных такая музыка захватывает настолько полно, что после окончания они еще долго приходят в себя - если вообще приходят. Оуэнны танцевали на людях настолько редко, что увидеть танец Огненных считалось предвестием страшных бед. Как правило, это было последнее, что видел наблюдающий в своей жизни. Говорят, что мой отец стал главой рода после какой-то страшной катастрофы, произошедшей по вине бродячих музыкантов, или чего-то в этом роде. Они стали причиной гибели не только тогдашнего главы рода и его наследника, но и всего живого на много амерунов вокруг.
   Сейчас в замке Оуэннов не было даже зала для танцев, и тот же Рид, насколько я слышала, сам не участвовал ни в чем подобном никогда. Ощущения, которые испытывает маг огня под соответствующую музыку в момент танца, мне бы не удалось описать словами даже самой себе. Да, это безумие, но, тень побери, это самое восхитительное безумие из всех, что только можно представить! Наверно, только поэтому я и пошла тогда на тот бал, где так неудачно повздорила с некромантом Скрэпом...
   Но на чужой территории слушать музыку опасно. Таким образом, выбор торговых палаток был невелик. Но я не отчаивалась. Шла от палатки к палатке, вдыхала разные ароматы, слушала обрывки разговоров, всматривалась в товары, задавала вопросы (получила пару раз в ответ парочку непристойных предложений). Купила себе по дороге сломанное звено от металлической цепи и засунула за щеку. Стало полегче. Поесть бы. Сколько уже прошло, дорта два? Ноги гудели, да и в голову ударял музыкальный хмель.
   Что это? Обитая металлом палатка, кожа в заклепках, перевязи для мечей, легкие колчаны для стрел... Оно? Оно! Вот же легкие кожаные доспехи. Конечно, попроще, чем я привыкла, - на обычного человека. Но это то, что мне надо! Видимо, прочитав на моем лице одобрение и желание что-то купить, продавец, пронырливого вида низенький толстячок, заломил такую цену, что я немного опешила. Это больше половины тех денег, что у меня были с собой! Однако от глаз продавца не укрылось то, что я явно торопилась и нервничала... Так что, едва не увеличив в безуспешной попытке поторговаться стоимость доспехов почти на золотой ритт, я мрачно заплатила всю первоначальную стоимость. Еле удержалась от того, чтобы не швырнуть деньги ему в лицо. Мрачно уложила увесистую кладь в левую руку и уже собиралась уходить, как услышала чей-то громкий голос.
   - Внимание, жители Дэрэвэна! Из замка магов огня сбежала магнесса по имени Шогни. Особые приметы: длинные волосы светло-рыжего цвета, среднего роста, мускулистого телосложения, кожа покрыта легким загаром, глаза карие. Нашедшему ее полагается плата в три тысячи золотых риттов. Любая полезная информация о Шогни также будет достойно оплачена. Сообщить ее можно любому стражнику, послушнику или магу этого города лично или при помощи водяных браслетов. Внимание, жители Дэрэвэна!..
   Шогни. Вот как меня зовут (я тут же выплюнула звено цепи). Не стала слушать повторение, а принялась быстро пробираться к гостинице. Значит, меня все-таки ищут. Но почему дали мое старое описание? Неужели Рид забыл или не обратил внимания на то, как изменилась моя внешность? Хотя, может, поисками занимается мой отец, а Рид ничего о них не знает. Верилось с трудом, но ничем иным объяснить происходящее я не могла.
   И меня ищут даже через водяные браслеты! Как там говорили? Они создают "единое пространство информации" через мельчайшие водяные частицы, куда каждый владелец браслета может окунуться. Это была настоящая и очень сложная магия, в которой я мало разбиралась. Да и браслета такого у меня никогда не было, поэтому я плохо себе это самое "пространство" представляла... Да ну, к айкроменам, какое мне до этого дело?
   В темноватой гостинице "Большой Тук" было душно и пахло прокисшим пивом. Я предварительно переоделась в одной из пустынных подворотен города. Так что сейчас вышагивала в костюме наемницы, не забывая держать руку на рукояти меча. С недоверием оглядывала местную весьма сомнительного вида публику. Между маленькими рассохшимися столиками порхали две девушки, разносили немногим посетителям еду и выпивку. А в углу примостился огромных размеров толстый мужчина, изредка на них покрикивал и о чем-то беседовал с человеком в бордовом плаще с капюшоном. Похоже, хозяин. Я подошла к нему, спросила, нет ли у него свободной комнаты.
   - В городе ярмарка, какие комнаты? Хотя под самой крышей закуток остался. Пятьдесят серебряных доктов за ночь, - грубоватым голосом ответил тот. - Деньги вперед.
   Пятьдесят доктов за ночь! Да что за цены такие? Но выбирать не приходилось, и я протянула ему требуемое. Он проверил одну из них на зуб, а затем засунул их в потертый бесформенный кошель на поясе, где-то под необъятным животом. Кошелек, похоже, был, как и у меня, магическим, потому что от пятидесяти монет не увеличился ни на палец.
   - Тогда добро пожаловать, - уже более вежливо ответил толстяк. - Большой Тук, это я, всегда рад новым постояльцам. Присядьте за столик, сейчас вам принесут поесть. Эй, как тебя там, сюда! - взревел он.
   Кудрявая рыжая девушка в сильно декольтированном зеленом платье, бодро хлопая ладонью по протягивающимся к ней рукам, подбежала к нам. Я заказала себе рниссового хлеба, кусок поджаренной бринины на ужин и кружку воды. И села за свободный столик ждать, пока все это принесут. Вскоре девушка резво притащила снедь на треснувшем подносе. Когда я поблагодарила, сверкнула глазами так, будто я пролила ей на платье пиво. И чего я ей сделала? А, ерунда. Поев, я пошла наверх, к себе в комнату. Но когда я уже почти до нее добралась, кто-то грубо схватил меня за правую руку в полутемном коридоре и развернул к себе. Мне в лицо смотрели маленькие глазки здоровенного верзилы с солидными мускулами.
   - Эй, ты, куда пшла? - пробасил он. - Я остановился в эт-той комнате, сюды давай.
   - Вы меня с кем-то путаете, - спокойно произнесла я, не шевелясь. - Я - свободная наемница и тоже снимаю здесь комнату.
   - А мне плевать, что ты тут бл-рртаешь! - прорычал верзила и, обдав мое лицо винными парами, тряхнул за руку. - За мои деньги ты буд-дешь делать то, чего я скзал. Пшла быстро!
   И он неожиданно толкнул меня в открытую дверь комнаты так, что я пролетела большую ее часть и приземлилась на пол. Голова от удара закружилась. Я услышала звук поворачивающегося ключа и перевернулась на бок, пытаясь встать. Магия Поднебесная, о чем это он?! Какие еще деньги?!
   - Ну, теперь к-кончай ломаться, - направилась ко мне гора мышц и жира. - И отрабатывай мои денежки.
   Магия Поднебесная! Я выхватила меч, как вдруг верзила рухнул на пол, словно куль с мукой. За ним с мечом в руках, повернутым рукоятью к упавшему, в ореоле магии тускло-розового пополам со светло-серым цвета стояла та самая фигура в плаще, беседовавшая с хозяином гостиницы. Он откинул капюшон...
   - Клейд? - выдохнула я, держа меч наголо, хотя и понимала, что против мага меч - ничто. - Как ты здесь оказался?
   Вот уж кто походил на отца нашего, Бахраманда, да правит он вечно, так это он. Такой же коренастый, те же грубые черты лица, короткие черные волосы, те же круглые темно-карие глаза. Его лицо совсем не похоже на холодное, но красивое лицо Рида. Хотя он и младше. Глядя на меня, Клейд ухмыльнулся и быстро облизнул губы.
   - А ты не задумывалась, почему торговый фургон столько времени не выпускали за ворота? - снисходительно спросил он, переполняясь сознанием собственной важности. - Видишь ли, с самого начала планировалось, что ты поедешь в нем в Дэрэвэн. Весь твой побег организован старшими Огненными, включая меня, и отслеживался послушниками. Кстати, не подумала ли ты, что твоя пятнистая магия видна издалека так, что найти тебя, зная лишь очень грубо, где ты находишься, - пара пустяков?
   Тень побери, я забыла про амулет! Да как я могла? Вот я дорри обратнутая. То есть оборотная. То есть обратить мою магию!
   - Но... зачем вам нужен был этот побег? - спросила я, ощущая, что почва словно уходит у меня из-под ног.
   - Отцу нужно было временно удалить тебя из замка, причем так, чтобы тебя смогли найти только Огненные. Внутри твоего сердца хранится слишком лакомый кусочек, чтобы просто так отдавать Совету, - Клейд снова облизнул сухие губы и посмотрел мне прямо в глаза. В его сузившихся темно-карих глазах блеснул огонь. - Оуэнны достойны лучшей доли, чем та, что им выделена в Совете! А теперь приготовься - мы отправимся в одно укромное место, где отец обвенчает тебя с Ридом.
   Тут я почувствовала на себе магическое давление, от которого закружилась голова. Он шагнул ко мне.
   - Нет!!! - закричала я, пятясь.
   И тут вдруг Клейд застыл, и вся его исходящая магическая энергия свернулась в него. Закатив глаза, он медленно упал на пол.
   - Я никому не пз-зволю пользоваться тем, за что заплатил сам! - пророкотал верзила, по-идиотски ухмыляясь и потирая громадные кулаки, которыми он саданул Клейда. - А ты д-двай сюда, пшла, пшла! Ну?!
   Я не двигалась. Он, расставив руки, пошел на меня. Испытывая к этому несчастному даже нечто вроде благодарности, я быстро выхватила меч. Верзила был больше и явно сильнее меня, ослабевшей от магии Рида. Но двигался мой противник медленно и неуклюже, явно сказывалось все выпитое. Один быстрый удар мечом - и на боку верзилы появился глубокий кровоточащий порез. Я не планировала его убивать, надеясь, что мой удар послужит ему уроком. Но тот, наоборот, взъярился, зарычал и кинулся на меня с кулаками. Все еще не желая убивать неожиданного спасителя, я замешкалась - и в итоге он, яростно размахивая руками, единым натиском сумел выбить меч из моих ослабевших рук. Обратить твою магию, что теперь делать? В рукопашной я его не одолею! Увернувшись от пахнущего потом тела, я кинулась к мечу, но громила заступил мне дорогу, широко расставив руки так, что мне было до него не добраться. Надо было что-то придумывать и срочно!
   - Слушай, хочешь, я тебе денег дам, чтобы ты меня отпустил? - быстро проговорила я, снова уворачиваясь от его хватки. - Много денег. Хочешь?
   Поначалу показалось, что диалога не получится. Мне пришлось опять уворачиваться от его ударов, но спустя несколько биений сердца верзила застыл, не забыв, правда, при этом встать так, чтоб я не могла попасть к мечу.
   - Ы... Ч-чего? - сказал он.
   - Денег дам. Хочешь? - вздохнула я, снимая с пояса кошелек и тряхнув им перед его глазами. - Дам денег, и ты меня отпустишь.
   - Денег? Я не смг-гу поиметь тб-бя, но ты д-дашь денег? - протянул он. - Скок-ко?
   Сколько ему предложить? После покупки доспехов у меня оставалось не так много... Вздохнув, я отсчитала половину всего, что осталось, и протянула горсть монет верзиле. Тот принялся долго считать, загибая толстые пальцы, а я в нетерпении переминалась с ноги на ногу. А ну как очнется Клейд - тогда все пропало. Вряд ли у меня получится улизнуть от Рида второй раз - и на этот раз без его на то разрешения. И тогда... Бр-р-р, пусть этот урод быстрее соображает!
   - Мало, - наконец вынес он вердикт.
   Да пропади он пропадом! Я демонстративно вытряхнула в его лапищи все содержимое кошелька.
   - Вот. Это все, что есть, - шумно выдохнула я, гневно раздув ноздри. - Это много, гораздо больше, чем платят шлюхам за ночь! Этого должно быть достаточно!
   Верзила пару биений сердца смотрел на горсти монет у себя в руках. Зажав деньги в кулаке, почесал тыльной стороной ладони затылок. Потом посмотрел на меня осоловевшими глазами в попытке ощупать ими с ног до головы.
   - Ты больн-но х-дая, - заявил он.
   - Отлично, я слишком худая, теперь дай мне пройти, - раздраженно сказала я, но не решаясь тем не менее пройти мимо него.
   Он снова почесал затылок, посмотрел на меня и молча посторонился. За его спиной лежал оглушенный Клейд и рядом - мой меч. Пока верзила не передумал, я быстро шмыгнула за мечом, схватила его и ринулась за дверь.
   Выкатившись на первый этаж, я первым делом стянула сапог, оторвала подкладку и вытащила бронзовый амулет. Одела на шею. Отлично, теперь меня найти будет намного сложнее. Плащ бы какой-нибудь, чтобы скрыть лицо... Вернуться за тем, что был на Клейде? Нет, там верзила. А денег на покупку нового плаща нет. Проклятье! Теперь я точно застряла в городе: без соответствующего снаряжения, пешком у меня нет шансов далеко уйти по лесу. Да что там говорить, мне сейчас не на что даже купить карту, чтобы хоть знать, в какую сторону идти! Что делать? Возвращаться назад опасно. Искать магов? Тут, скорее всего, одни Огненные. Искать работу? Я вышла на широкую улицу и растерянно завертела головой. Тут стояло несколько бедных лавочек, хозяевам которых не хватало денег, чтобы платить торговую пошлину за место на площади. Я подошла к ближайшей из них, где продавалось копченое мясо весьма сомнительного вида. За прилавком восседал мужчина лет сорока с бегающими яркими глазами, весь обросший курчавыми черными волосами.
   - Простите, - вежливо обратилась я к нему. - Вы не скажете мне...
   - Покупать что-нибудь будешь? - обратив ко мне куполообразную голову, рявкнул тот.
   - Нет, я ищу работу... - покачала головой я.
   - Тогда проваливай! - от его рыка у меня чуть не заложило уши. - Не мешай мне!
   Он вытянул ноги и прикрыл глаза. Я пожала плечами и двинулась дальше. В следующей лавке, так и сверкавшей от блеска дешевых украшений, оказался толстенький низенький человечек в потертом сером бархатном костюме. Я ухмыльнулась: он был чем-то похож на маленькую серую мышку. Из-под жидких бровей на меня блеснули черные глазенки.
   - Чего желаете, милая? - спросил он масляным голосом.
   - Я не покупатель, - ответила я. - Я ищу работу. Может, вы знаете кого-нибудь, кому могут понадобиться мои услуги?
   - А как же! Знаю, знаю, - быстро закивала головой "мышка". - Иди вниз по этой улице, потом сверни в самый последний переулок, там - третий дом слева. Вот уж где всегда нужны услуги, так это там. Да, да, тебе точно туда. Да, да, иди, тебе туда!
   Мне показалось, "мышка" ощупывает меня взглядом. Меня передернуло, и я побыстрее направилась в указанное место.
   Дом, который мне посоветовал продавец, особой изысканностью не отличался: трехэтажный, серый, кособокий. Словом, самый обычный, хотя и довольно большой. Я вошла в дверь и оказалась в комнате, полной мягкой мебели и подушек. В углу стоял небольшой стол. За ним сидела женщина средних лет с ярко накрашенным лицом и уложенными в причудливую прическу красноватыми волосами. Она жестом пригласила меня подойти к ней, что я и сделала.
   - Я могу вам чем-нибудь помочь? - бархатным тоном поинтересовалась она.
   - Я ищу работу, а один торговец неподалеку отсюда посоветовал обратиться к вам, - ответила я.
   Она пристально посмотрела на мое лицо, после чего встала из-за стола и обошла меня со всех сторон, окидывая придирчивым взором.
   - А это тебе зачем? - спросила она, двумя пальчиками прикоснувшись к рукояти моего меча, висевшего на поясе.
   - Я предпочитаю бить мечом, хотя владею не только им, - коротко сказала я. - Но мечом удобнее.
   - Надеюсь, он хорошо затуплен? - невозмутимо спросила женщина. - Нам важно не поранить наших клиентов.
   - Затуплен? Не поранить? - удивилась я.
   И тут до меня дошло, в какое заведение спровадила меня нахальная "мышка". Ну, ничего, скоро она станет "мышкой"-покойницей! Я инстинктивно схватилась за рукоять, невольно сжав все еще находившиеся там пальцы моей собеседницы. Та тихо вскрикнула от боли. Магия Поднебесная, это нежное создание не выдерживает моей хватки! Я тут же отпустила ее руку.
   - Простите, но тот, кто меня сюда направил, решил нагло посмеяться надо мной, - извинилась я и нахмурилась. - Моя жизнь - мечи и сражения на поле боя, а не в постели. Но я скоро научу эту мелкую тварь в сером бархате вежливости!
   - Так вы - наемница! - ахнула женщина. - А я еще удивилась... Вы говорите, торговец в сером бархате, наверно, недалеко отсюда?
   Я молча кивнула, оскалив зубы. Именно зубы, а не клыки, амулет действовал.
   - Ну, конечно же, я знаю, о ком вы. Он у нас частый гость, - воскликнула она, после чего умоляюще схватила мои руки своими. - Не убивайте его, доблестная госпожа, он наверняка просто ошибся! А насчет работы... Да! Он правильно направил вас ко мне. Но только не в том смысле. Дело в том, что я действительно могу подсказать вам, где найти работу!
   Тому, что "мышка" направила меня в дом плотских утех, чтобы оттуда посоветовали нормальную работу, я, конечно, не поверила. Но ее слова меня заинтересовали.
   - На северной окраине города сейчас идет набор в армию, - продолжала та. - Говорят, там хорошо платят, а жить и есть можно в специально возведенных казармах.
   - Набор в армию? - с сомнением в голосе проговорила я. - В мирное время?
   - Ну, не знаю, мирное - не мирное, - пожала плечами женщина. - Но солдатики оттуда частенько сюда захаживают и денежки платят вполне материальные, не сомневайтесь!
   Я пожала плечами. Почему бы и нет? Но прежде я проучу одного очень противного серого грызуна! Мои глаза сузились, а тело тут же напряглось.
   - Но вам не стоит сейчас никуда идти, - хозяйка, похоже, почувствовала перемену в моем настроении. - Засветло на тот конец города вы все равно не успеете. Лучше переночуйте у нас. Я вам бесплатно устрою свободную комнату и даже накормлю, если вы голодны!
   - А вам какой резон защищать этого наглеца? - грубовато прервала я ее сбивчивую речь.
   - Ну, понимаете... - неожиданно покраснела она и опустила голову. - Тот, на кого вы так рассердились, он такой представительный мужчина, и у него свое дело...
   Она затихла и нервно погладила дешевое ожерелье из плохо прокрашенного бурого стекла на своей шее. Я расхохоталась. Вот, оказывается, и "мышкина" подружка!
   - Ладно, - отсмеявшись, сказала я. Гнев мой совсем прошел. - Давайте, провожайте меня в мою комнату, только не смейте туда подсылать никого из ваших... гм, клиентов. Как я уже заметила ранее, меч у меня совсем не затуплен.
   - Ну, что вы! Что вы! Как можно! - хозяйка выдавила из себя вымученную улыбку. - Пожалуйста, идите за мной.
   И я провела чудесную спокойную ночь на роскошном мягком ложе (хотя была не в силах оценить его, слишком устала). Я справедливо полагала, что подобное заведение - последнее место, где меня будут искать Огненные (да и вообще кто бы то ни было). А на следующее утро отправилась к потенциальным работодателям, получив от хозяйки самые подробные указания.
   Казармы, окруженные песчаной полосой, находились за городом у моря и поражали своими размерами. Высокое, подпирающее небеса здание из черных неровных камней исчезало за горизонтом. У его крыши кружили две белые птицы - наверно, чайки. Казармы окружала стена в два человеческих роста из такого же камня, и я остановилась перед коваными воротами. Запрокинув голову, оглядела верхушку здания. Ну и громадина! Сколько же людей она может вместить? И что такого случилось, что понадобилось столько людей?
   У ворот меня встретил угрюмым выражением лица весь закованный в сталь стражник. Я представилась Эльтер (что за странное имя!) и объяснила, с какой целью сюда явилась. В ходе разговора случайно узнала, что к казармам приставлен маг, не Огненный. Решив действовать напролом, попросила возможности поговорить с ним, якобы у меня есть важная новость для магов. Стражник сначала безуспешно пытался выведать, что это за новость, а потом плюнул и велел мне подождать. И я осталась стоять у ворот в одиночестве, вдыхая соленый морской воздух. Сине-зеленая гладь моря располагалась шагах в двухстах от меня, и я зябко поежилась: столько воды на меня, на Огненную, производило гнетущее впечатление. Скользнув по морю взглядом, я отвернулась к воротам, но все равно словно чувствовала, как оно смотрит на меня, хочет захлестнуть, погасить пламя моей души навсегда... Тень побери, о чем я думаю?
   Когда мои ноги уже начали ныть от долгого стояния, ворота приоткрылись и вышел... Маг! И не какой-нибудь, а маг тени Глирикин! Хотя он вышел из казарм, на нем были не доспехи, а простые амерунные брюки и рубашка с кружевными манжетами и широким кружевным воротником. На ногах красовались полусапожки на тонкой подошве. Он не узнал меня.
   Мы с ним вместе проходили тренировки на иллюзорных тварях. Это был, кажется, четвертый сын главы рода магов тени. По слухам, один из самых галантных, веселых и легкомысленных кавалеров, который пользовался на балах большой популярностью у противоположного пола. Иногда даже большей, чем наследники родов, которые были лучшей партией. В отличие от прочих старших магов своего рода, его магия уподоблялась весело прыгавшим брызгам теней в листве деревьев в солнечный день. Поэтому ухаживания Глирикина, которыми он одаривал всякую магнессу в пределах видимости, вполне можно было терпеть. Эээ... по себе знаю.
   Кто-то такой мог бы стать моим мужем и помочь убить Рида, но тут меня начали грызть сомнения. Глирикин - темный маг, каким бы популярным кавалером он при этом ни был. Стоит ли ему отдавать книгу Халецких, такую мирную и беззащитную? Не окажусь ли я тогда хуже Рида? Как мне поступить? Месть или долг? Я жила мечтами о мести все это время, но... но я должна отомстить за Руна, за моих людей! Или?.. Я всегда легко принимала решения. Но это решение легким не было.
   - Что за вести такие вы принесли? Эльтер, вы не похожи на наемницу, - не поздоровавшись, буркнул маг тени.
   Вместо ответа я сняла с себя амулет, увидев собственную пятнистую и его черную магии. Глирикин поначалу стоял рядом со мной и хлопал глазами несколько биений сердца.
   - Шогни? - ошарашенно спросил он. - Красавица моя, что ты тут делаешь? Тебя же повсюду ищут! И что с твоей внешностью?
   - Это магия Рида со мной такое сотворила, - кисло промямлила я. - Я вынуждена была торчать вместе с ним больше месяца - и вот результат. Меня едва ветром не сносит.
   - А, Рид и его "фарфоровые статуэтки". Сочувствую, но в подобие таких "статуэток" он превращает весь женский пол в радиусе доступа. Говорят, когда он был помоложе, вокруг него вечно торчало с полдюжины таких вот черноволосых и белокожих красоток. Ясно, - покачал головой Глирикин и ухмыльнулся. - А что, тебе идет, лапочка. Белизна кожи, темные глаза, волосы, мышцы уродские стаяли. Такая симпапуля стала.
   И он нахально обвил рукой мою талию, уткнувшись носом в волосы. Глухо рыкнув, я скинула его руку и отступила на несколько шагов назад. Глирикин в своем репертуаре. Интересно, в его пустой голове способно укладываться хоть что-то, кроме любовных интрижек? То, что у нас когда-то что-то было, не дает ему никакого права на панибратство!
   - Глирикин, - с укором произнесла я.
   - А что? - прикинулся дорри он, весело сверкнув глазами, но под моим яростным взглядом поник. - Ладно, не хочешь - не надо. Так что ты тут делаешь?
   Доверять такому бестолковому, да еще темному, опасно.
   - Я... я ищу мужа, - выдавила из себя я. - У меня хорошее приданое - книга Халецких, но муж должен быть из светлых магов и жениться на мне вопреки воле моего отца.
   - Книга магии в приданое - это заманчиво, - медленно протянул Глирикин. - Но ты серьезно думаешь, что кто-то рискнет? Я бы не рискнул. Книга магии Халецких слишком мирная, чтобы защититься потом от гнева Бахраманда Огненного. Да и Совет не одобрит такого брака. Сама знаешь: для замужества нужно согласие главы рода.
   - Тогда я найду мужа, минуя Совет, - хмыкнула я.
   - Без проблем, - пожал плечами тот. - Ты знаешь... мне тут недавно Антед предложил вступить в... Как он сказал? Что-то вроде оппозиции Совету. Мне-то все это не нужно: мне что Совет, что не Совет - все однотеньственно. А вот тебе, может, среди них поискать себе мужа? Маги там, конечно, в основном темные, но и светлые тоже попадаются. Маги тумана, например. Что скажешь?
   Я задумалась. Антед Скрк'н. Наследник рода некромантов. Я, кажется, видела его один раз на том балу, куда я попала, считай, по ошибке. Но общаться лично нам не доводилось. Он посещал только занятия магией, презирал всяческие физические упражнения и поэтому был слаб. Худощавый, с бледной зеленоватой кожей и водянистыми пристально смотрящими умными глазами, Антед всегда производил неизгладимое впечатление на окружающих. Особенно на окружающих женского пола. Его пронзительный неподвижный взгляд лично меня заставлял ежиться и избегать его обладателя любыми возможными способами. Впрочем, не только это отпугивало от него магнесс. Обычаи некромантов, превыше всего ценивших традиции и неизменный порядок, не позволяли магиням их рода покидать замок и общаться с другими магами. Это порождало многочисленные слухи о том, что же некроманты со своими супругами после вступления в магический брак делают. И слухи эти были один другого страшнее. Мысль о том, чтобы искать себе мужа среди его окружения, была не слишком привлекательной, но...
   Я неуверенно кивнула, решительно уняв пробежавшую по телу дрожь.
   - Тогда тебе нужен хороший амерун, чтобы добраться до их лагеря, - задумчиво произнес Глирикин. - Амерун стоит дорого, а лишнего у меня нет. У тебя есть деньги?
   Денег у меня не было, и я устало мотнула головой, при этом ощутив беззащитность своей шеи так, что мигом надела амулет снова.
   - А кто-нибудь из них не может приехать сюда за мной? - с надеждой спросила я. - Все-таки я обещаю не так мало, целую книгу магии.
   - Может быть... сейчас свяжемся с ними через водяной браслет, - кивнул маг тени. - Мысленную речь могут перехватить маги разума.
   Он оттянул кружевной манжет, выставляя напоказ узкую кожаную полоску с металлическими заклепками. Глирикин поднес к нему знак Айк, магх-отрицание: два перекрещенных пальца, указательный и средний. Из заклепок показались водяные струи, которые закрутились в воздухе, частично разбрызгиваясь, частично возвращаясь назад в браслет. Маг тени погрузил в воду вторую руку и прикрыл глаза. Прошло несколько биений сердца, но он так и стоял на месте. Честно говоря, я была несколько разочарована. Видела водяной браслет в действии в первый раз и явно ожидала от него чего-то большего. Ждала фанфар и мифических феечек, поющих хвалу хозяину - не иначе.
   - Антед с магами приедет за тобой, как только сможет, - важно сказал Глирикин, отнимая руку от воды. Повторно поднес к браслету знак Айк так, что водяные струи втянулись внутрь, после чего брезгливо дернул ладонью, стряхивая с нее водяные капли. - Тебе нужно где-то спрятаться от Совета, пока он не прибудет сюда. Хотя ты с измененной внешностью и с амулетом, но все-таки.
   - Может, я поживу пока тут, в казармах? Я хорошо владею мечом! - предложила я.
   - Если тебя будут искать, то будут искать как раз в таких местах, - отмахнулся маг тени. - Где тебя точно не будут искать, так это...
   - В борделе, - мрачно закончила я. - Но я туда не пойду, лучше останусь здесь, ясно? О моей новой внешности знают немногие, да и в казармах полно народу, судя по их размерам. Я просто растворюсь в них.
   - Как хочешь, - пожал плечами Глирикин, приобняв меня за плечи. - На твой страх и риск, лапуля. Тогда нам формально нужно провести тестовый поединок, если я хочу помочь тебе тут устроиться. Пойдем, я покажу, где и что.
   Я раздраженно скинула его руку. А он, пожав плечами, жестом пригласил меня следовать за ним. Минуя мрачные коридоры с голыми стенами, вскоре мы пришли в небольшой закуток, где за письменным столом, заваленным кипой бумаг, сидел небольшого роста пухлый мужчина в маленьких очках. Он строчил что-то потрепанным гусиным пером. И не обратил на нас никакого внимания, поэтому Глирикин вежливо постучал... по его лбу. Тот забавно замахал руками, переворошив при этом кучу документов. Я тихо прыснула в кулак, а Глирикин лукаво покосился в мою сторону, довольный произведенным впечатлением. Опустил руку чуть пониже моей талии и сжал. А я со всей дури сжала его руку своей. Он ойкнул и отстал.
   - Опять вы хулиганите, молодой маг, - строгим голосом отчеканил толстяк после того, как отдышался, вернул документы на место и поправил очки. Свысока посмотрел на меня. - А кто эта юная госпожа, перед которой вы вознамерились выставить меня полным дорри? Еще одна ваша любовница?
   - Это Эльтер, наемница, которая решила присоединиться к нам, - представил меня Глирикин. - Для тестового поединка ей нужен иллюзорный меч.
   Я удивленно посмотрела на него. Иллюзорный меч? Это что-то новенькое.
   Толстячок тоже представился. Это оказался местный администратор. Он рассказал, сколько денег будет получать простой наемник и сколько - учитель. А также раздраженно выразил предположение, что я легко выиграю поединок у глубокоуважаемого мага.
   - Спать вы будете в комнате на четверых; душевая общая, туда пускают посменно по вечерам. Вещи на ночь кладете в свой сундук, к утру они будут вычищены, - продолжил администратор. - Утром получаете у меня заряженный магией иллюзии меч, вечером в соседнем помещении его сдаете. Там подсчитывают и стирают количество ваших иллюзорных ран. Вам все ясно?
   - Что за иллюзорные мечи и раны? - спросила я.
   Вообще могло быть и хуже.
   - Ах, наш бесконечно уважаемый друг не предупредил вас? - ехидно проговорил толстяк. - Глирикин, это ваша обязанность, так что соберитесь, пожалуйста, с тем чрезвычайно уникальным количеством мыслей, которые обретаются у вас в голове, и объясните своей спутнице правила. Я пока схожу за мечом.
   Я вопросительно взглянула на мага.
   - Ты знаешь, что обычные люди, когда тренируются, сражаются на деревянных мечах. Но это не дает всех необходимых навыков, - улыбаясь, сказал он. - Маги иллюзии придумали специальные мечи, которые на вид и вес не отличаются от настоящих. Но даже если ими проткнуть своего соперника, то на нем появится лишь иллюзия раны. Сам же он останется цел и невредим, хотя место ранения окажется весьма болезненным. Иллюзорные раны стираются вечером. Вот и вся премудрость.
   - Хитро, - покачала головой я, а он лишь пожал плечами.
   Какое-то время мы провели в тишине (не важно, чем мы его заняли). Затем администратор вынес мне меч. И вот я уже стояла посреди огромного двора, полного рубящихся солдат или наемников. Со своим иллюзорным клинком наготове. Глирикин тоже достал свой меч. Намного красивее моего. Ну да, он же маг, а я тут вроде как человек. Я подождала его первого выпада, легко отбила его и стала спрашивать.
   - Как получилось, что маги сражаются на мечах вместе с простыми людьми? - я сделала обманное движение мечом, целясь на самом деле в плечо - мне все же не верилось в отсутствие реальных ран при таком вполне материальном мече.
   - Армию собирают нешуточную, и учителей не хватает, лапуль. Поэтому к обучению подключили и нас, хотя на реальном поле сражения нашим главным орудием станет магия, - мой соперник раскусил меня и, отбив атаку, рубанул мечом по ногам.
   - Зачем столько народу? - удивилась я, отпрыгнув. - Денег на такую армию понадобится целая куча.
   - Тут у нас не так много наемников-профессионалов, большинство - мобилизованные обычные люди, которых требуется только кормить и одевать, - пояснил Глирикин. Он стал серьезнее, а заодно извернулся и чуть не порезал мне щеку. - А так много людей нужно, потому что и война обещает быть довольно... неприятной.
   - Настоящая война? - я чуть не выронила меч, но опомнилась и пошла в атаку. - С кем?
   Тень побери, в какой же ужасной форме я нахожусь, если меня чуть не поцарапал Глирикин!
   - А ты не в курсе? Об этом же все только и судачат, - в свою очередь удивился он. С показной легкостью отбил мою неудачную атаку. - Маги смерти не без чьей-то помощи, похоже, все-таки перебили Поднебесных, и теперь у нас у всех большие неприятности.
   Перебили Поднебесных! Невероятно! Их же было так много... И они были такими хорошими... наверно. Лично из них я никого не знала - они занимались отдельно. А этот маг тени ухмылялся, будто рассказывал очередной пассии занимательную сказку! Я вскипела, рассердилась и взялась за него всерьез. Через несколько биений сердца на груди соперника появилось красное пятно. Кровь потекла, как настоящая. А его меч как следует познакомился с землей. Глирикин согнулся от боли. Но живой, вроде. Я же, оставшись без единой царапины, шутливо отсалютовала ему. Глаза мои горели - хоть что-то я умею делать и делать хорошо. Даже в таком ужасном состоянии, как сейчас!
   - Сдаюсь, сдаюсь, только не бейте меня слишком больно, - приподняв руки ладонями на себя, деланно тонким голосом сказал Глирикин. И важно добавил. - А ты молодец. Меня не так-то просто одолеть.
   Я ухмыльнулась: заливай больше, приятель. Уж передо мной можно было не бахвалиться, я тебя на занятиях видела в действии.
   - Тогда тебе к администратору. Будешь учителем фехтования, он назначит учеников, а мне пора. Не скучай без меня, лапочка, - поймав мой насмешливый взгляд, тут же заторопился Глирикин, но вдруг остановился и нахмурился. - Значит, договорились насчет Антеда?
   - Да. Спасибо, - кивнула я.
   Я отправилась к толстяку-администратору. И вскоре уже демонстрировала различные приемы нескольким десяткам новобранцев, следящих за взмахами меча, затаив дыхание.
   Так прошло три дня. Более-менее я приспосабливалась к новой жизни. Хуже всего дело обстояло с мытьем, которое после напряженного дня было просто необходимо. Тут я никак не могла переломить себя и купаться в окружении нескольких десятков посторонних - все-таки я родилась магнессой, а не обычной женщиной. Поэтому, не мудрствуя лукаво, я в первый же день села на уступ в стене неподалеку от душевой и попросила дежурную девушку разбудить меня, когда все смены закончат купание. После чего благополучно заснула. В итоге где-то далеко за полночь вся душевая оказалась в моем единоличном распоряжении, и я могла спокойно помыться. Поднесла к каменной стене знак Айк, и из воздуха наверху тут же забил фонтан. Весь такой из перекручивающихся зеленоватых струй, складывающихся в причудливые узоры. Я закатила глаза, посмотрев на их танцы, и покачала головой. Все-таки маги воды - извращенцы. Вода и есть вода, нечего из нее узоры выводить! Поведя рукой в воздухе в знаке огня Агн (тремя пальцами: указательным, средним и безымянным), чтобы сделать воду теплее, я со вздохом окунулась в пахнущий очищающей лур-травой поток. Кожу стало привычно пощипывать по мере растворения грязи. Бр-р-р! Терпеть не могу воду!
   Популярности среди окружения мои фокусы с ночными купаниями, ясное дело, мне не добавили. Мало того, что по сравнению с большинством местных воительниц я казалась бы заморышем даже до того, что со мной сделал Рид. Так я еще и наотрез отказывалась подчиняться негласно властвующей здесь грузной особе с плоским лицом и руками-лопатами.
   Поначалу окружающие лишь обходили меня стороной, приглядываясь к моей манере поведения и стилю боя за пределами казарм. Но вскоре, отправляясь на ужин после вечерней тренировки, я неожиданно обнаружила себя в окружении четырех милых дам, мускулам и стати которых мог бы позавидовать и мужчина-наемник. Их главная, чьи лоснящиеся неопределенного цвета волосы едва поблескивали в свете магических факелов, начала мне что-то объяснять. Размахивала огромными руками, каждый кулак которой был размером, наверно, ненамного меньше моей головы. Влажные зеленые глаза ее то и дело останавливались на моем мече. Так и не завершив свою пламенную речь (большую часть которой я легкомысленно пропустила мимо ушей), она подала знак своим приспешницам.
   Мне сильно повезло, что я к тому времени успела слегка восстановить форму. Выхватив меч, я первым делом отбила выпад большим двуручным мечом, крутанувшись и рубанув по боку ее соседки так, что из глубокого пореза потекла кровь. Наемница глухо вскрикнула, прижав руки к открытой ране. Главная, взревев, пошла в атаку, произведя в мою сторону серию рубящих выпадов, от которых я еле успевала отбиваться. Она была сильнее и тяжелее меня, и это тоже не прибавляло мне уверенности. Руки натужно заныли от усилий, и я с ужасом поняла, что проигрываю. Сейчас эти "леди" зарубят меня и скажут, что так и было... Слава магии, что меня атаковала одна заводила - остальные, ухмыляясь, стояли и смотрели. Нет, так просто я не дамся! Стиснув зубы, я перешла в атаку, успев царапнуть ее по руке, но и сама получила глубокий порез на бедре. Проклятье! Сейчас охранное заклинание начнет действовать, а если заметят? В бой лениво вступила еще одна наемница. Достав меч и заходя слева, я еле успела отбить ее удар. А вот и третья... Пот градом катился по моей спине, я ощущала, как к ней прилипла кожа костюма, как пульсирует боль в ноющих мышцах, как ноет порез на бедре. Но я Огненная! В глазах полыхнуло невидимое пламя, и я принялась крутиться, отбивая град ударов. Удар! Еще удар! Поворот. Закрыться, ударить. Снова поворот. Отбить удар, ударить самой... Есть! Еще одна наемница вышла из строя, правая рука ее бессильно повисла вдоль тела. Кинув быстрый взгляд на ту, что была с порезом на боку, я быстрым движением скинула с лица промокшую от пота прядь волос и отбила удар их главной. Резко подалась влево и ранила ее товарку в бок. А потом неожиданно все кончилось. Прошипев мне, что они еще посмотрят, кто кого, их главная подхватила меч и скомандовала отступление. Наемницы исчезли так же быстро, как и появились.
   Я осталась одна, тяжело дыша и не веря, что так легко отделалась. Сваливать надо из этих казарм... Надо найти Глирикина, сказать, что я подожду Антеда и его компанию где-нибудь еще. Но найти мага в тот же день не получилось. Мне сказали, что он уехал по делам и будет только завтра. Так что я, скрепя сердце, улеглась спать, помолившись великому Архимагу, чтобы мне не перерезали ночью горло. Конечно, раньше я могла просыпаться от малейшего движения рядом со мной, но то было раньше...
   Горло мне ночью не перерезали, зато плюгавенький офицер, заявившийся прямо в спальню, заявил... что меня сегодня выпорют за то, что я моюсь в неположенное время (нападавшие накануне сдали, не иначе!). Огрызнувшись, что я вообще более не намерена тут обретаться, я с гордо поднятой головой отправилась к Глирикину.
   - Ну ты даешь, - вместо приветствия сказал он, столкнувшись со мной в коридоре. - Всего несколько дней тут и уже нажила неприятности!
   - О горе мне, - хмыкнула я. - Но я старалась их избегать...
   - Значит, плохо старалась. Твои товарки о "вопиющем инциденте неповиновения" уже тут офицерам все уши прожужжали. Обычные люди, знаешь ли, так себя не ведут, лапочка, - ухмыльнулся собеседник, снова попытавшись обхватить мою талию рукой.
   - Я - магнесса, Глирикин, - просто сказала я, уворачиваясь от его объятий.
   - Да, я знаю. К тому же Огненная, - добавил тот с подчеркнуто обиженным видом. - О характере Огненных ходят почти что легенды.
   Я покраснела. А ведь правда... Что там говорил Рид? Просто у нас разные масштабы? Все настолько сложнее, чем казалось в двенадцать лет...
   - На твое счастье Антед с магами скоро будет тут, тебе нужно где-то еще переждать ночь и завтра встретишься с ними, - продолжил Глирикин и добавил. - Завтра вечером тебе нужно будет быть в таверне "Чалый хвост". Она еще севернее казарм, вдоль по речушке Холодноструйке, знаешь ее?
   - Я найду, - нетерпеливо отмахнулась я.
   - Тогда удачи, - Глирикин на прощание сжал мою руку. - Кстати, держи.
   Почувствовала в руке что-то маленькое. Но посмотрела, что это, уже после того, как оказалась за стеной. Конфета в блестящей обертке. Покачав головой, я закатила глаза. Конфета! Мне? Конфеты - это же... это же развлечение для людей. Раздраженно передернув плечами, я вдохнула запах шоколада, сморщилась и выбросила гадость в море. Вот мясное печенье бы мне подошло. Или пирожок с мясом. Я мечтательно вздохнула - а острая тюффелинина бы... Но мы с Глирикином до таких нюансов никогда не доходили. У нас вообще были когда-то, когда еще на занятиях познакомились... легкие отношения. "Никто никому, никто ничего". В конце концов, я Огненная, не Поднебесная. Я его даже другом назвать не могла. А что там еще было... Я ж не Поднебесная, говорю же!
   Пройдя вдоль впадающей в море реки и миновав унылую серую пристань под накрапывающий дождик, я остановилась у воды и задумалась. Где же мне переждать ночь? Дождь назойливо мочил мне волосы и плечи, и я брезгливо передергивала ими время от времени, словно это могло меня высушить. Капли, летящие с небес, оставляли на поверхности воды круглые следы. Почему-то подумалось, что я сама - такой же след. Так, никто, и имя мое никак. Вся я - это ненависть к Риду, тоска по Руну и умершим людям. Правда, был еще тот человек, Мирт, словно призрак прошлого, воскресший Рун. Но я его больше никогда не увижу.
   Круги на воде все так же рисовали свои узоры, а дождь все так же накрапывал сверху. Ему не было дела до моих терзаний. Никакого.
   Вздохнув, я попила воды из реки, отошла по надобности и отправилась слоняться по городу. Денег на еду у меня все равно не было. Так что надо было отыскать какую-нибудь подворотню, чтобы переждать ночь. По дороге встречались редкие прохожие, закутанные от дождя в плащи с капюшонами; у кого-то были диковинные защитные купола над головами. А я все шла и шла, отбрасывая со лба мокрые волосы. Смотрела на разноцветные дома и многочисленные торговые палатки, на потускневшие гирлянды и блестящий от воды булыжник дорог.
   Нет, я знала, как поступить правильно. Но я ж не Поднебесная. Да и сами они хороши - взяли и умерли. Толку оказалось от всего их учения...
   Терзания мучили меня до ночи. Дождь давно прошел, и тучи в небе рассеялись. Мне, бездомной, открылось великолепное звездное небо, по которому величественной полосой пролегал сияющий алым Великий Разлом. Сегодня что-то слишком яркий. Луна тоже светила в небе. Но я смотрела наверх на Разлом, словно ища там ответ на свой вопрос. Говорят, месть - неправильное чувство. Но безнаказанное убийство стольких людей - это правильно? Словно в ответ магх-сфера в небе беззвучно перевернулась, и город сверху накрыла переливающаяся всеми цветами радуги пелена. Вниз посыпались звезды, и я застыла на месте, глядя на это величественное зрелище. Огненные по ночам обязаны были находиться в замке, и я раньше никогда не видела ничего подобного. Красиво до умопомрачения! Звезды все падали и падали, погасая по дороге к земле, и я вдруг подумала, не упадут ли они все.
   Что за чушь. Это же всего лишь магия.
   Бросая потерянный взгляд на падающие звезды, я забилась в угол между двумя домами и заснула, так ничего и не решив.
   К вечеру я была уже на месте. Антеда еще не было видно. Найдя в темном, пропахшем немытым телом зале свободный столик в углу, заказала себе овсяной каши с ржаным хлебом (иначе денег просили вперед). Голодная, я жадно на нее набросилась, мне уже было все равно - трава или не трава. Пьяный менестрель тренькал в углу какую-то простенькую мелодию и жутко при этом фальшивил, что заставляло меня постоянно морщиться. Даже будучи Огненной, я была ценительницей хорошей музыки, как и абсолютное большинство магов. Но длительное прослушивание этой какофонии вызывало неприятную дрожь в магическом теле и головную боль. Поэтому, спустя примерно дорт, когда за мой столик со своей кружкой подсела плавно подплывшая фигура в сером плаще, я уже была готова запустить в менестреля опустевшей пивной кружкой. Подплывший тем временем брезгливо разложил "шлейф" на сидении прежде, чем сесть. Под плащом мелькнула вышитая серебром рубашка с чрезмерным обилием кружев. Я поморщилась - еще бы ночную рубашку своей бабушки на себя нацепил! Я была в ужасном настроении и еще подумывала пустить кружкой по незадачливому музыканту.
   - Не помешаю? - послышался неприятный, весь какой-то скользкий, бесцветный голос.
   Я стянула амулет. У пришедшего был голубовато-зеленый магический ореол некроманта.
   - Нет, присаживайтесь, - покачала головой я, нацепляя амулет назад.
   Покачала пустой тяжелой кружкой за ручку. Бросить, что ли?
   - Итак, вы ищете мужа, чтобы передать ему книгу магии, - полувопросительно-полуутвердительно произнес Антед. Не нужную ему кружку он отставил бледной рукой в почти не заметной прозрачной перчатке. - Я могу вам в этом помочь.
   - Серьезно? Именно вы? - вздрогнула я.
   Мысль о том, как его вялые белые ладони елозят по моему телу, что-то не грела.
   - К сожалению, мое сердце не свободно. Да и не нужна мне чужая книга магии, у меня скоро будет своя. Но среди нашей оппозиции достаточно магов, и я даже нашел несколько таких, которые готовы рискнуть навлечь на себя гнев вашего отца, - его глаза сверкнули мертвенно-бледным светом. - Если вы решились, то мы отправимся на амерунах прямо сейчас. За пределами города уже собралось порядочно недовольных нынешним положением вещей, так что мы с вами будем не одни. Решайтесь.
   - Я еду с вами, - коротко сказала я и резко встала. - Только оплатите, пожалуйста, двадцать кайпит за ужин. Я без денег.
   - Наследница книги магии - и без денег, - последовавшая неприятная усмешка заставила меня скрипнуть зубами. - Но извольте.
   Антед медленно поднялся из-за стола и, дернув головой, бросил туда медяки. Жестом пригласил меня следовать за собой, после чего, не оглядываясь и покачиваясь так, что меня замутило, выплыл из таверны, едва касаясь пола серыми полами плаща. Я поспешила следом. На улицах уже почти совсем стемнело, поэтому я пару раз споткнулась, но упрямо продолжала идти вровень со своим загадочным проводником. Ему, похоже, темнота совсем не мешала - еще бы, тень его побери, он-то плывет себе над землей и горя не знает! Это я, ругаясь, все щербинки и разломы в старом булыжнике собирала. Но через полдорта мы были уже за пределами города и пошли - то есть я пошла, а он поплыл - мимо растянувшихся спящих полей. В небе сияла яркая луна, благодаря которой я могла еще кое-как различать дорогу. Великого Разлома видно не было. Все это молчаливое движение между темно-синими неподвижными травами под серебристым светом приобрело зловещий оттенок призрачности. Словно происходило в давно переставших мне сниться снах. Холодно было, я зябко сжимала себя руками за плечи, правда, стараясь, чтобы некроманту этого видно не было. Терпеть не могу холод!
   Впереди показалось неподвижное темное пятно леса. Антед откинул капюшон, и я тоже вгляделась в черноту, подслеповато щуря глаза. Едва мы ступили за темный полог, как нас окружили люди с магическими факелами. Они были в тех же нарядах, что и мой провожатый - в серых плащах с капюшонами поверх причудливых одеяний. Лица дрожали в свете пламени и казались ненастоящими.
   - Пришла? - спросил кто-то из них приглушенным шепотом.
   - Да, - ответил Антед, указывая на меня. - Отправляемся.
   Мне кто-то протянул уздечку амеруна. Я чуть в сторону не отпрыгнула и вытаращила глаза на оторванную от тела мерцающую бледно-фиолетовой магией руку, которая ее сжимала. Там, где рука обрывалась, чуть дальше запястья, красовался гладкий меняющий цвет срез. Все вокруг садились верхом, натягивали капюшоны и превращались в серых призраков в темноте. Я тоже забралась на всхрапывающего амеруна. Рука, сжимающая уздечку, исчезла, и один из всадников без предупреждения тронулся на юг. Двинулись и остальные. Как-то само собой получилось, что мой амерун оказался в самой середине этого странного шествия. У меня появилось неприятное ощущение того, что меня ведут под конвоем. К тому же все молчали! Хоть бы что-то сказали. Через пару десятков биений сердца езды появился Антед. Он то ли ехал верхом, то ли летел над седлом вслед за амеруном. Его магический скакун пошел вровень с моим.
   У амерунов выросли крылья, и мы поднялись в воздух. Пространство вокруг засветилось медленно переливающимися цветами. Все вокруг слилось в вихрь айкфотонного движения. Меня стало клонить в сон. Глаза налились песком, а потяжелевшей голове становилось все жарче и жарче, словно от тяжелой болезни. Я потерла виски, но от этого окружающее пространство расплылось еще сильнее. Ослабевшими руками я еле удерживала поводья, каждое движение стало отдаваться странной, какой-то скрипучей болью. Что это? Мы продолжали двигаться. Свет. Тьма. Кто-то пытался помешать нам, я почувствовала на мгновение его присутствие, но спустя несколько биений сердца оно исчезло. Кажется, это был маг ветра... У них обычно такая жесткая магия. Интересно, мы едем в земли некромантов? Они, вроде бы, самые южные. Если не считать Поднебесных. Наверно, да... Как болит голова... Она словно вся наполнилась невидимыми нитями, больно сдавливающими мягкую, нежную плоть.
   Мы ехали уже больше недели, одни земли сменялись другими. Везде, где бы мы ни проезжали, мы встречали звездопад из Великого Разлома и радужные всполохи в небе по ночам. Сначала это поражало воображение, но потом зрелище приелось. Что же за магия творится повсюду, что магх-сфера отвечает подобным образом? Не связано ли это с теми войсками, которые собираются близ Дэрэвэна? Неужели и правда - война?
   Обитаемые земли тем временем сменились увитыми зеленой порослью развалинами. Мимо них мы проезжали, не останавливаясь, и мне стало не по себе. Куда мы, тень побери, едем? Когда я уже была готова потребовать объяснений, мы остановились около очень красивого, но полуразрушенного замка из белого камня. Не известная мне буйная растительность, напоминающая вьюнок, только без цветов и с узкими листьями, покрыла все живым ковром. Она проникала в каждую, пусть самую мелкую, трещинку. Вслед за молча идущим впереди Антедом я двинулась по потрескавшейся мраморной дорожке вглубь руин, под еле державшиеся своды высокого дворца. Воздух здесь был необыкновенно вкусен, свеж до остроты. У меня сразу прояснилось в голове.
   Помотав головой, я зевнула, и мои озябшие руки вытянулись, ловя лучи восходящего солнца. Было раннее утро. Может, поэтому вокруг не видно ни одного цветка? Они просто еще не раскрылись, а спящие, наверно, почти не видны. Но я тут же отвлеклась от этих мыслей, потому что оказалась в огромной зале, заполненной солнечным светом, лившимся из огромных окон. Величественные колонны, поддерживающие крышу, были изящно увиты несколькими ветвями странного вьюна, казавшегося особенным украшением. И пол, и потолок тоже были увиты им, а вот стены стояли почти нетронутыми. Невольно залюбовавшись открывшимся мне зрелищем игры света, зелени и белого мрамора, я не сразу обратила внимание на высокую магиню с белыми волосами, перед которой бесшумно встал, слегка поклонившись, Антед. Он не смотрел на меня.
   Зато незнакомая магиня внимательно смотрела в мою сторону, опираясь рукой о выступ огромной вазы, целиком заполненной зелеными ветвями. У нее было красивое гордое лицо с янтарными глазами. Я чувствовала какой-то странный подъем, словно в ней находилось нечто, очень близкое мне. Оно грело, лаская многими магическими руками кожу моего магического тела. Время шло, я уже собиралась что-то сказать, как похолодела от увиденного. Из той части ее белоснежного лба, что была ближе к правому виску, показался зеленый росток, который тут же закрутился в маленькую спираль. Он был крохотный, но я видела, а скорее даже ощущала его. В ужасе я снова сорвала амулет, и мой магический взгляд устремился дальше в нее и почти сразу отшатнулся: магиня почти вся была заполнена этой зеленой... зеленой...
   В ужасе я завертела головой - зелень была повсюду! Бежать некуда! Я дорри! Поросль на полу зашевелилась, потянувшись к моим ногам. В отчаянии я попыталась зажечь вокруг себя огонь. Но это было, твою магию, не для пятнистых! Мечом я начала отсекать многочисленные зеленые усики, тянущиеся ко мне. Я была быстра, но... Архимаг великий, их слишком, слишком много! Антед и другие маги стояли поодаль, молча наблюдая за происходящим.
   - Помогите мне! - крикнула я, задыхаясь от непомерных усилий.
   Они только засмеялись. Ужас достиг апогея. Сейчас эта пакость прорастет во мне и... Книга в сердце услышала! Вокруг меня засветилось бледно-розовое сияние магии Халецких. Лианы мертвых вздымались вокруг, дышали разрушением, но проникнуть внутрь не могли. Хотя я чувствовала... барьер прогибается под их натиском. Что я могу? Как?.. Переплетение зелени окончательно закрыло обзор. Я была в зеленом коконе, и лишь хрупкий барьер держал меня на этом свете. А меня колотило от желания сорваться с места и с диким криком броситься разрубать мечом зеленые занавеси. Но я стояла на месте. Где-то в отдалении почувствовала слабые толчки какой-то магии, но они ощущались сильно приглушенными, словно сквозь толстое одеяло.
   Вспышка. Только мой магический барьер спас меня от гигантского шквала огня, заполнившего все окружающее пространство. Обугленные, нет, испарившиеся лианы мертвых освободили мне обзор. Дым и копоть заполнили собой величественную залу. Пепел вокруг тут и там шевелился, а из черного месива, где недавно стояла ваза, уже показались тонкие зеленые ростки. Но больше я ничего не успела увидеть, потому что кто-то грубо схватил меня за руку, а затем мы с ним оказались у входа в замок Совета.
   Хватка ослабла, и сзади меня послышался глухой стук упавшего тела. Рядом без сознания упал тот, кто, устроив пожар, магическим образом перенес меня сюда. Толчки магии, которые начались еще там, в зале, участились, но чем чаще они по мне били, тем глуше и слабее становились, и я перестала обращать на них внимания. Меня занимал лежащий на камнях маг. От него волнами исходила незнакомая холодная магия, которая темнела с каждым биением сердца. Или она шла не от него, а к нему?.. Я хотела было подойти, но повсюду не известно откуда вынырнули послушники. Одни из которых склонились к лежащему телу, а другие увлекли меня за собой, в замок.
  
  -- Глава 7. Не допустить Второго фронта
   Меня, растерянную, всю в саже и копоти, увели в зал Совета. Совершенно пустой зал, если не считать роскошного полированного вытянутого стола в центре. Некоторые кресла пустовали. Послушники подвели меня к Прэсту, который, даже я это знала, возглавлял Совет. Прэст медленно встал передо мной, внимательно глядя прямо в мои глаза, где все еще плескался запоздалый ужас.
   - Расскажи, что произошло, дитя мое, - доброжелательно сказал он. - Рид только успел рявкнуть, что тебя увезли какие-то маги. Вырвал амулет от магов перемещения у последних чуть ли не с боем, заявил, что отправляется за тобой по их магическому следу. Все мы были потрясены неожиданным исчезновением некоторых из нас, - он кивнул на пустующие кресла. - Мне кажется, что эти вещи связаны с твоим приключением.
   Рид?! Это был Рид?! Это... был Рид?
   - Расскажи, пожалуйста.
   - Меня вели Антед Скрк'н и десятка два других молодых магов, - выдохнула я. - Там был большой белый замок, весь заполненный зелеными растениями. И была высокая магиня с белыми волосами и янтарными глазами. Она вся была заполнена этой... этой зеленой нечистью. Я сначала не знала, потом увидела это, и они потянулись ко мне. Книга магии недолго защищала меня, а потом явился какой-то Огненный и спас меня. Это был... Рид? Правда, Рид?
   - Правда, - глубокомысленно изрек глава Солнечных. - Ты, моя юная Огненная, хранительница достояния магии природы, только что побывала почти в самом центре произрастания лиан мертвых, плода союза магии смерти и магии Поднебесных. Страшная утрата книги рода Халецких чуть было не произошла благодаря предательским действиям наследника некромантов и его приятелей. И теперь, когда ты вернулась, чудом вернулась оттуда, по всей видимости, предатели предпочли не показываться здесь. Догадались, что в свете случившегося неизбежно начнутся магические проверки лояльности.
   Он замолчал, позволив окружающим вдоволь обсудить эти новости, а сам повернулся к стоящему рядом молодому человеку... Мирту?! Мирту!!! Что он здесь делает? Доставляет продукты в замок? Что, прямо в зал Совета, да? Принес важные сведения? И стоит рядом с Прэстом? Что за одежда на нем? Белые ткани, перекинутые на манер тоги, легкие брюки из амерунного полотна, как у магов.
   - Нельзя ли спасти Рида от сцепки варканумных теней смерти тем же способом, что отгородился от нее ты? - спросил тем временем верховный Солнечный у Мирта.
   - Нет, разрешить отключить свою магию может только сам маг, пока он еще владеет собой и своим сознанием. Да и не смог бы он сделать это до, а не после того, как был отмечен лианами мертвых, - покачал он головой. - И даже сделай он это, то вынужден был бы, подобно мне, довольно долго добираться до замка Совета в обличье обычного человека. Без магии это заняло бы непозволительно много времени, на протяжении которого за ним охотились бы не только маги смерти, но и маги-предатели, о существовании которых нам так удачно получилось узнать...
   - У него был с собой амулет перемещения. Но вот подходящего мага - не было. И я бы точно не назвал уход с поля боя сильнейшего из доступных нам магов огня удачей. Рид, к сожалению, выбыл из игры, и не известно - надолго ли, - вздохнул Прэст и задумался.
   - Почему Рид - сильнейший из доступных магов огня? А как же глава Оуэннов? Разве не он - сильнейший? - неожиданно для самой себя спросила я.
   Голос мой прозвучал отвратительно высоко. Я нахмурилась, пытаясь это скомпенсировать. Среди присутствующих моего отца не было, но я не могла поверить, что он присоединился к предателям. Только не Огненный. Это не укладывалось у меня в голове.
   - Он - сильнейший, - подтвердил смягчившимся голосом Прэст, обращаясь ко мне неожиданно уважительно. - Но Бахраманд несколько дней назад во время неудачной попытки атаковать земли Поднебесных уже был отмечен и теперь без сознания. Мы пока не знаем, каким магическим знаком он был отмечен, потому что не знаем мага, который за всем этим стоит. А теперь и наследник рода Оуэннов выбыл из игры. Возможно, навсегда.
   Магия Поднебесная, я же теперь обязана жизнью Риду! Как я могла не узнать его?! Он все-таки выследил меня... выследил и вытащил из сцепления этих... лиан мертвых, которое сжималось надо мной совсем недавно... Постойте! Он жив?
   - Он жив? - спросила я.
   - Да, жив. Жив, но балансирует на грани жизни и смерти, поскольку теперь тоже отмечен неизвестным магическим знаком и окружен варканумными тенями смерти. Ты практически не ощущаешь того, что тоже отмечена, потому что твоя магия очень слаба. А значит, низка и чувствительность к магическим атакам подобного рода...
   - Подождите, - перебила его я. - И у отца, и у Рида дорогие охранные заклинания. Разве они не могли их защитить?
   - Ты не понимаешь, - нахмурился верховный Солнечный. - Когда отмечают магическим знаком, это не физическая атака, а магическая. А там особые законы. Это... это как бы фальшивые ноты в мелодии. Они коробят музыкальный слух композитора, но совершенно не задевают музыкальную бездарность. Конечно, композитор может защититься от фальши, лишившись музыкального слуха, но он при этом перестанет быть композитором, как перестал быть магом Орон. Зато слабейшим магам эта "фальшь" совсем не вредит. Поэтому ты отмечена, но еще в сознании... Однако ты много пропустила, я смотрю. Подожди, я восполню пробелы в твоих знаниях.
   Я почувствовала, как голова начала раскалываться от потока сведений, устремившихся в нее. Но помутнение вскоре прошло, и мне с непреодолимой ясностью стало понятно, что произошло. Вот, что это были за растения, - это проводники в наш мир для магов смерти. А я важна, как хранительница книги. Как сосуд с драгоценным лекарством. Лицо мое помрачнело еще больше, когда я поняла, что Мирт - торговец, обычный человек, бродяга - был на самом деле наследником Поднебесных Ороном. Вот посмеялся он, небось, надо мной вдоволь, пока мы ехали с ним в фургоне! Понятно теперь, почему он к слову и не к слову поминал Поднебесную магию!
   - Не бойся, мы не будем пробовать убить тебя, чтобы завладеть книгой магии, ибо она в этом случае просто исчезнет. Так что в ближайшее время мы просто подберем тебе мужа, достойного носить в себе дар магии Халецких. Он, пусть и спустя год, сможет остановить распространение лиан мертвых, - торжественно провозгласил Прэст. - А пока ступай, ты устала, и тебе требуется отдых.
   Меня тут же окружили неизвестно откуда взявшиеся послушники и чуть ли не силой вытолкнули из зала, поведя купаться, есть, спать... Разбудило меня ощущение чьего-то присутствия. Спала я всего ничего, но мыслила уже ясно.
   Это был он. Мирт. То есть Орон. Поднебесный.
   - Я решил постеречь твой сон, милая, - нежно сказал он, чуть картавя. - Варканумные тени очень любят избирать своей жертвой спящих. А увидеть тебя лежащей без сознания, подобно Риду, мне бы не хотелось. Мне ужасно жаль, ведь в том, что ты чуть не оказалась во власти магов смерти, есть часть и моей вины. Не следовало тебя тогда отпускать.
   - Вас таких минимум четверо, сожалеющих, что упустили меня, - хмуро произнесла я, рывком вставая. - Прэст вернул мне стертую память. Не могу поверить, что ты ее мне стер!.. Это так... унизительно.
   Ургх, как тело затекло! Особенно ныли натертости, где сгибы кожаных доспехов. Я осторожно поводила плечами, пытаясь хоть немного ослабить нагрузку на натертые места. Способность спать в доспехах появилась еще давным-давно... Полезная привычка для того, у кого нет охранного заклинания. И... как он посмел стереть мне память!
   - Кто же эти четверо, интересно? - с любопытством в голосе спросил Орон.
   - Ты, Рид, Фламина и, я думаю, Трэвис. Может, еще Глирикин, если он не примкнул к предателям, - буркнула я. И упрямо добавила. - Ты зря стер мне память!
   - У меня не было выбора. Ты выглядела очень подозрительно, особенно подозрительно было то, что ты сбежала от Огненных. И скрывала, что ты - магнесса. Я ведь тебя за темную магнессу принял, - сказал тот, отведя глаза в сторону. - Узнай какой чужак о том, что наследник, а точнее уже глава Поднебесных, разгуливает без магии... много плохого могло случиться. Кстати, обычные люди не знают о такой возможности. И не должны узнать.
   - Пожалуй, - согласилась я, несколько смягчившись.
   Села на кровать напротив него. Последний Поднебесный печально улыбнулся и отвел глаза.
   - Трэвис обмолвился, что ты была одной из двух магнесс тогда, в лавке в Энсвеннских торговых рядах, - произнес он, а затем подмигнул. - Скорее всего, той, что с мечом... Знаешь, в твоем настоящем обличье ты мне понравилась. Магия Поднебесная, очень понравилась. Жаль, я тогда не мог... я ведь играл роль человека.
   Я подняла на него глаза, распахнув их так широко, словно хотела вобрать в них весь мир. Понравилась? Я? Наследнику Поднебесных?
   - Надеюсь, что твой истинный облик вернется вдали от Рида, - сказал он. - Еще не передумала выходить за меня замуж?
   - Я... а-а-а... - запнулась я. - Ты серьезно?
   - Более чем, - кивнул он. - Мне раньше... нельзя было думать о женитьбе, не до того было, надо было спешно на Совет и так далее. Но теперь другое дело. Я же тебе не безразличен, ведь так? Не забудь сказать об этом Прэсту, потому что он против нашего брака.
   Завороженная звуком его голоса, так похожего на голос Руна, я какое-то время молчала.
   - Против? Но почему? - опомнилась я.
   - Я же наследник книги магии Поднебесных. Если я женюсь на тебе, стану обладателем двух книг, - пояснил Орон. - Но ты не переживай. У меня - книга магии духовной жизни, у тебя - природной жизни. Они поладят друг с другом. И не считаешь же ты, что я, Поднебесный, попробую сделать с их помощью что-то дурное? Подумай об этом. Подумай и скажи Прэсту, когда он спросит, хочешь ли ты быть со мной. Солнечные всегда стояли на страже любви, он должен тебя послушать. Ладно, мне надо идти, - мягко произнес он и встал. - Дела не требуют отлагательств, а мое присутствие тебе теперь уже без надобности. И мы уже обо всем договорились, ведь так?
   - Конечно... Да. И спасибо, что побыл со мной.
   - Я был рад помочь, - улыбнулся Орон. - Я, как и любой Поднебесный, стараюсь нести добро везде, где только возможно. Это наша настоящая магия.
   Я криво улыбнулась в ответ, и он, кивнув мне головой, вышел. Напряженные уголки губ расслабились, я вздохнула и задумалась.
   Итак, вот кому я обязана жизнью: тому, от кого я меньше всего ожидала помощи. Риду Оуэнну. Тень побери, мне было намного приятнее ненавидеть его, когда я не была ему ничем обязана! И Орон... он сказал, что я ему понравилась. Правда? Может такое быть?
   - Скорее! - гаркнул мне на ухо незнакомый парень в черном камзоле, резко вырвав из раздумий. - Оно уже растет с катастрофической скоростью! На пустоши в Андских лесах, в землях Совета, на юге. Собирают магов и опытных воинов по всем объединенным землям, чтобы не дать ему разрастись слишком сильно. Если концентрация лиан мертвых достигнет критической величины, маги смерти сумеют поставить там магический барьер, как над землями Поднебесных! И это - под боком у замка Совета! Во двор, быстрее! Там осуществляется переброска в леса: магов переносят Ифты, для людей за оградой открыли магический портал. Поторопитесь!
   И, не дожидаясь ответа, понесся дальше. Я натянула еще и шлем, схватила меч и побежала к выходу. В коридорах царила настоящая суматоха: люди и маги метались, не зная, куда идти и что делать. Но даже в судорожной толчее все они стремились во двор. Люди выходили за ворота, а я подошла к кричащему высокому светловолосому магу с изрезанным морщинами лицом. Он кричал, чтобы маги подходили к нему.
   - Кто такая? - спросил он у меня. - И что умеешь?
   - Шогни, одна из младших дочерей главы Огненных, - отрапортовала я. - Магия слабая, но владею мечом. Заканчивала курс для старших магов. Была учителем в войсках Дэрэвэна.
   Не стоит ему знать, что курс не закончила, а учителем была несколько дней. Меньше знает крепче спит.
   - Неплохо, - довольно бесстрастно прокомментировал тот. - Вы назначаетесь в защиту Айрин, сестры главы рода Солнечных. Все знают, что наше главное орудие - магия. Но одна удачно брошенная стрела, и ее магия станет бесполезна. Задача ясна?
   - Да. Защита мага от физических атак.
   - Все верно. Готовы? - спросил он и посмотрел мне прямо в глаза, я кивнула.
   Вспышка радужного света, и меня переместили... куда-то. Я оказалась среди воинов и серых послушников в стальных доспехах единственной, на ком было только легкое вооружение. Но это даже хорошо: тем быстрее я смогу реагировать на пущенные врагом стрелы. Мы стояли на достаточно высоком каменистом уступе. Свистел ветер, в чистом небе жарило миновавшее зенит солнце, позвякивали доспехи защитников Айрин. А впереди простирались бесчисленные толпы людей. Они должны были отделять магов от врага, которого пока нигде не было видно. Позади нас лазурным светом сияло множество магических порталов. У них стояли поддерживающие их маги перемещения. Там появлялись еще люди, целые толпы людей.
   Неподалеку от нас возникли Прэст и Тристан в окружении целой толпы охранников. Вот и еще незнакомая Солнечная с невероятной мощи магией появилась среди нас. Я завистливо вздохнула. Наверно, это Айрин. Еще дальше встал еще какой-то Солнечный, не помню, как его звали. Тут и там появлялись отряды, а иногда и целые полки солдат. По моему телу прошла дрожь... Повсюду, куда хватало обычного взгляда и почти на пределе магического, были люди - бесчисленный ковер из людей, покрывающий собой землю. Ковер был густо усыпан множеством разноцветных знамен, из которых я рассеянно отметила красно-золотое изображение феникса на знаменах солдат Огненных. Чему же мы должны противостоять, если людей здесь так много - больше, чем я когда-либо видела за свою жизнь? Магическое напряжение вокруг нарастало, как и напряжение чувств людей. Невероятно! Энергия толпы - то, о чем я читала в книгах о древних войнах, но видела впервые. С тех пор необходимости в ее использовании просто не было. Совет старался править разумно, жестко придерживаясь политики невмешательства и сознавая, что миг, когда верховные маги перегрызутся друг с другом, будет последним не только для них, но и для всего этого мира...
   У горизонта показались лианы мертвых. Зеленый край стремительно расширялся. Растения так быстро не растут! Люди в первых рядах заволновались, но резкие окрики командиров заставили их замолчать. Тут и там начали раздаваться выкрики специально обученных послушников, зазвучала мелодия боя от магов музыки. Солдаты встали в боевую позицию, выставив на изготовку мечи. Вокруг волнами поднималось огромное чувство, исходящее от них всех. Жажда убийства, охватывающая все больше и больше людей, возрастающая, безжалостная!
   Лианы мертвых уже почти достигли первых рядов, как люди сорвались с места и с боевыми кличами бросились обрубать поросль наступающего врага. Магическая музыка усилилась. Заставила солдат на передовой бить едва ли не в унисон. Так было нужно для энергии толпы. Все чувства, страх, неуверенность - все ушло, и осталось только одно. Убивать! Уничтожать! Смерть! Смерть врагу! Зов был столь властен, что даже я, стоящая далеко позади, достала меч и встала в боевую стойку. Моему примеру последовали остальные вокруг...
   Со стороны лиан мертвых тоже появились маги и люди! Маги висели в воздухе далеко от линии боя, так, что казались отсюда точками слепящей магии. И они продолжали появляться. Я бесстрастно считала, сколько их: одна за другой загорались разноцветные искры магии. В числе первых появились маги искажения, один из самых загадочных и жестоких магических родов, затем стали прибывать некроманты, среди которых показалась хорошо знакомая мне теперь призрачная магия Антеда. Пятна льдистого холода и порывы ветра ознаменовали приход отступников из рода Фризов и Хвелебри. Маги пыли, лунного света, молний... Созвездие магов, перешедших на ту сторону, все ширилось: еще и еще. Я даже перестала считать - так их оказалось много, слишком много. Внизу уже вовсю кипела битва между людьми, между людьми и лианами мертвых, но маги с обеих сторон ничего не предпринимали, оценивая силы друг друга...
   Магическое напряжение продолжало нарастать. Наконец, громадный черный шар разлился в половину неба: маги тени появились одновременно. И ровно в центре - глава их рода, тот, чье имя даже боялись произносить вслух. Верховный Айкромен. Его фигуру невозможно было разглядеть - это был один сплошной сгусток тьмы. Лицо Айрин напряглось, и всплеск магии Солнечных едва не ослепил меня. Заломило виски - так сильно сдавливало голову безмолвное противостояние - и вдруг... все кончилось.
   Даже отсюда я почувствовала усмешку главы магов тени - и кожей почувствовала, что он смотрел на меня, именно на меня. Тело похолодело. Это был не страх, это был животный ужас, истошная, надрывная нота крика отчаяния. Щека взорвалась болью. Кто-то дал мне пощечину, которая привела меня в себя.
   - Не отвлекайся! - резким хриплым голосом произнес воин рядом со мной.
   - Спасибо, - одними губами прошептала я.
   Мелодия боя тем временем издала резкую, фальшивую ноту и начала дрожать. На передовой ряды людей тут же дрогнули перед противником. И под пронзительно-фальшивую мелодию боя стали отступать, тесня тех, кто находился сзади и по инерции шел вперед. Началась давка. Люди в ужасе лезли назад меж своих же, роняя их, поверх человеческих тел, а в спины им вонзались лианы мертвых, и они безвольно принимались уничтожать своих же бывших товарищей. Знамена падали одно за другим...
   Оценка сил закончилась. Грянули магические атаки! Тут и там зажглись пожары; полились потоки нестерпимо яркого света, буквально превращавшие лианы мертвых в дым; появились черные, мертвенные пятна тени, и лианы мертвых бледнели и засыхали; посыпались холодные стрелы льда; полетели зловещие ядовитые туманы... По фальшивящей музыке прошла дрожь, и она снова выправилась. Воспряли духом и люди, снова повернулись лицом к врагу. Но на этот раз не только к противнику - к своим бывшим сотоварищам, оказавшимся во власти зеленых побегов, тоже.
   Времени на раздумья больше не оставалось. До места, где мы стояли, начали долетать первые, плохо нацеленные стрелы. Их долгий полет подкреплялся магией ветра противника, и мне стало ни до чего, кроме как отбивать их вращением меча. Щиты использовать было нельзя - это нарушало направленную вперед магию. Поэтому меня и выбрали в охрану Айрин - далеко не каждый способен отражать ударами меча стрелы на лету. Тень побери, борг с ними, с людьми на той стороне, но какой дорри вообще снабдил и наши войска луками и стрелами? Что, надеялись пострелять по магам противника?
   Хм... что-то странное. Я внимательнее посмотрела в сторону, куда случайно бросила взгляд. На Прэста и Тристана. Нокх меня дери! На линии, соединяющей их и линию врага, многие солдаты вели себя как-то странно. Они стояли и расслабленно и вяло махали мечами, словно от нечего делать. А лианы мертвых там почти не росли... И мощных, ярких вспышек солнечного света последние пару десятков биений сердца не было видно...
   - Вверх! - заорала я на ухо вздрогнувшей Айрин. - Пусть все маги и воины поднимутся вверх! Соберите магов воздуха и поднимите в воздух все войска!
   Она непонимающим взглядом посмотрела на меня, но тут же сообразила, к чему я клоню. И вот вскорости все маги, а с некоторой задержкой и расположенные в зоне видимости войска силой магов воздуха поднялись вверх на расстояние трех-четырех шагов.
   Не все поднялись. Часть солдат остались стоять, намертво сцепленные с землей зелеными нитями. Осталась стоять и большая часть охраны Тристана и его отца. Не поднялся в воздух и Прэст...
   Тристан рванул к главе Солнечных. Но из неподвижного Прэста к нему ринулся прямо вверх шквал лиан мертвых, и он отпрянул. Завертел головой. Тут тело Прэста засветилось, и золотая искра медленно двинулась к тут же замершему Тристану. А когда эта искра соединилась с ним, тело бывшего главы Солнечных рассыпалось в прах. Перед этим лишь на мгновение в воздухе замерло грубое подобие его силуэта из лиан мертвых, тут же рухнувших на землю. Душа Прэста не попала к варканумным теням смерти и не позволила им завладеть книгой Солнечных. Но Прэст был мертв.
   Я на мгновение зажмурила глаза.
   Невозможно.
   Только не глава Солнечных!
   Горестный крик Тристана раздался над сражением. А война продолжалась... и мы проигрывали. Под прикрытием людей и магов противника эти айкроменовы твари росли быстрее, чем их уничтожали! Обрат твою магию!..
   Огонь. Нужен огонь, чтобы остановить это. Я осторожно вступила за спину Айрин, и мое место тут же занял кто-то другой. Закрыла глаза, умоляя книгу магии помочь мне. Я точно знала, что Рид где-то в замке Совета, и направила туда свое магическое зрение. Так, как невольно научил меня Орон. Поплыли всполохи, искривленное пространство, посыпались эмоции, чьи-то следы, шорохи... Вот он! Я нашла его так быстро, слишком быстро... Нет времени. Безликое, почти прозрачное магическое тело было все заполнено ярко-оранжевыми жгутами, сквозь которые, я видела, проносились слабые белые огоньки. Без сознания, задушенный магической плотью лиан мертвых... Вот они потянулись и ко мне. Никогда! Инстинкт сработал, я пустила по своему магическому телу пламя. Я - огонь, и тело мое - огонь! Вот моя магия приблизилась к его... Вспышка! Рид весь скрылся в ровном желтом свете, и жгуты растаяли, я успела только почувствовать еще чье-то мрачное присутствие... А затем я очнулась.
   Я лежала несколько вдалеке от прежнего места в объятиях кого-то из охранников Айрин, пытавшегося влить мне в рот воду. С отвращением выплюнула. Вода! Сейчас вода была мне противна, как никогда! Никто из Огненных никогда не получал особого удовольствия от купания, плаванья, питья...
   - Все в порядке, - коротко сказала я и рывком встала. Я была, как пьяная. - Со мной все в порядке. Айрин, скажите кому-нибудь из магов перемещения слетать за Ридом. Он... должен очнуться.
   Та сдержанно кивнула. Прошло еще несколько десятков биений сердца, когда рядом в сопровождении светловолосого мага перемещения появился Рид. Бледный, с безумным взглядом, но живой и - что еще важнее - в сознании. Я и еще один охранник заняли позицию перед ним, после чего мы трое поднялись в воздух.
   Ох, покромсали нас знатно. Войска опять стояли на земле. Только маги и окружающие их сферой охранники парили над людьми. Вернее, над их жалкими остатками. Тех, кого захватили лианы мертвых, было слишком много...
   И тут сверху посыпался огонь! Конечно, не так много, как если бы то был Бахраманд, да правит он вечно, но все же... Позабыв обо всем на свете, я с восторгом и упоением смотрела, как гигантские огненные грибы вырастают и накрывают собой лианы мертвых далеко вокруг каждого. Те сыпались, сыпались вниз! Магх-сфера вверху, в центре Великого Разлома, от такого обилия магии вращалась, осыпая землю тусклыми при свете дня звездами. Мое сознание заломило от магического напряжения. Враг был отброшен далеко назад!
   Но тут все магические силы противника перебросили на лианы мертвых. Они и раньше-то не то, чтобы медленно росли. Теперь они неслись на нас! Приспособиться к огню не могли, но могли расти быстрее, чем он их сжигал! Тень побери, медленно, но они снова наступали!
   Рука онемела и болела от постоянного вращения тяжелого меча. Нас ведь было всего двое, защищавших своего мага, - я и еще один воин. По телу вперемешку струились пот и кровь: несколько раз стрелы задели меня саму. Да и из глаз от перенапряжения текла кровь. Дышать становилось все тяжелее, изредка приходилось сплевывать кровь (кажется, одно легкое было пробито), и охранное заклинание не успевало залечивать все новые и новые ранения. Но что было еще хуже: одна стрела едва не попала из-за моей усталости в Рида, чьи магические силы тоже подходили к концу. Музыка боя застыла на одной пронзительной непрерывной ноте, разрывающей магический слух. Отчаянная мысль, передаваемая сражающимся магами разума, пронзила сознание холодом: оно, сердце, средоточие и источник лиан мертвых, приближалось. Маги перемещения, истощенные сегодняшним переносом, не успеют переместить отсюда даже малую часть оставшихся войск. Нельзя бросать людей! Но и перенести их было тоже нельзя...
   - Солнце! - закричал кто-то вдалеке. - Солнце садится!
   Я устало посмотрела в ту сторону, хотя и не увидела кричавшего. Солнце садится?.. По лианам мертвых прошла дрожь. Последняя песня отчаяния и страха прокатилась по людским толпам. Лианы мертвых дернулись в последний раз и опали, потемневшие и обессиленные. Непостижимое создание умерло. Теперь это были просто... мертвые растения. По ковру из людей, еще стоящих на земле, прошел порыв облегчения; маги и их охранники тяжело опустились вниз. Музыка боя исчезла. Я вложила меч в ножны.
   Мы едва продержались.
   А это был всего лишь первый бой.
   И вот волны огня, света, тени, ядовитых туманов и прочие быстро побежали по мертвым лианам к центру заражения. Я перевела взгляд на людей, среди которых теперь во множестве толпились маги лечения и их послушники.
   Айрин тяжело опустилась на землю. Ее подхватил один из охранников и осторожно усадил на камень. От нее туда, на бывшее поле битвы, потянулась мощная, сверкающая волна солнечной магии. Один за другим все маги опустились на землю: кто на одно колено, кто и вовсе лежал без сил - и вот огромный, слепяще-разноцветный поток магии потек вниз, передавая энергию магам лечения. Рида, который продержался даже дольше Тристана, нового главы Солнечных, подхватил мой напарник. Тристан же тоже свалился, и я едва могла узнать его в этом разом постаревшем маге с серым, безжизненным лицом.
   Но ведь я тоже магнесса! Однако едва моя энергия потянулась вниз, как опавшие было остатки лиан мертвых шевельнулись, и я резко отдернула свою магию. В голове послышался голос незнакомого мага: "Нет" - и я опустила голову, стянув с нее шлем.
   В темноте тем печальнее было зрелище отсюда, с уступа. Побитое войско, зализывающее при свете костров раны. Ветер невозмутимо дергал мои волосы. А я вдыхала ледяной ночной воздух, иногда сгибаясь пополам и кашляя кровью. Что же будет дальше? Магия моя, что же будет дальше?!
   Передача энергии магам лечения продолжалась всю ночь. Обычные люди внизу встали лагерем, а магов стали понемногу разносить по землям. Однако прошло немало времени прежде, чем перед нами появился высокий светловолосый маг с почти белыми глазами. Он передал, что можно возвращаться домой. Что очень многие наши были искалечены, но живы. Противник переиграл сам себя - пользуясь магией Поднебесных, он невольно сохранял жизнь захваченным, даже несмотря на сильнейшие раны. Ну и слава магии.
   Но хоть барьер свой немыслимый противник поставить не успел! Подобрать бы ключ к нему... Я вспомнила, что учитель в начальной школе магии рассказывал про ключи. Создание защитного заклинания было подобно строительству двери. Ее можно делать из бумаги, дерева, камня; толщиной с волос, с руку, с дом - прочность двери целиком на плечах ее создателя и его магической силы. Но! Любое заклинание рано или поздно должно завершиться. Иначе оно будет продолжать высасывать силу из сотворившего его, и не исключено, что все большую. Потому в дверь врезается замок, который развязывает отношения заклинателя с его творением. Часто это некоторое условие. Например, пока не умрет тот-то или тот-то. Это ключ. Может, ключ к барьеру - смерть Бархраманда, да правит он вечно? Но не будут же его убивать, чтобы проверить?
   Ужасная усталость и опустошение разлились по всему телу. Все произошедшее стало казаться нереальным. У меня даже не было сил спросить у перенесшего нас с Ридом мага, почему мы оказались не в землях Огненных, а у входа в зал Совета.
   - Идите, отсыпайтесь, - сказал он, неопределенно поведя рукой в сторону дверей. - Я должен заняться переносом войск.
   И исчез. Рид с посеревшим, истощенным лицом молча привалился к стене, прикрыв глаза. Его волосы совсем потускнели, став просто черными. Как бы плохо ни приходилось мне, это не шло ни в какое сравнение с тем, что происходило с ним. Меня хотя бы поддерживало охранное заклинание, но у него, похоже, не хватало магической энергии даже для этого. Вздохнув (хотя бы легкие более-менее пришли в норму), я закинула руку Рида себе на плечо и повела к ближайшей комнате, которая походила на его. Только у самой двери тот, очнувшись, устало мотнул головой в сторону соседней. У той были обгоревшие края. И как это я не догадалась сразу? Он молча ткнул пальцем в замок, и тот тихо щелкнул, открываясь.
   Просторная комната во вспыхнувшем свете факелов вся была уставлена разнообразными знакомыми и незнакомыми вещами. Поблескивали металлом приборы, у одного из которых двигались в воздухе разноцветные шарики размером с семечко, а у другого вихрями по кругу проносились волны золотистого света. Третий напоминал скопление тоненьких трубочек с множеством отверстий. Четвертый... Можно было разглядывать до бесконечности. Чучело огненной ящерицы под потолком. Высокое зеркало в золотисто-алой раме висело около двери, накрытое полупрозрачной лиловой тканью. На письменном столе стоял широкий и плоский магический кристалл. Не самый дорогой, сам изображение не строил, судя по размерам. Около него на круглой подставке покоился внушительный молочно-белый яйцеобразный камень, к которому прикреплялись песочные часы. У меня на глазах они перевернулись, и песок медленно потек снова. В многочисленных шкафах плотными рядами стояли книги. На одной стене было развешено оружие. И там! Там была черно-белая шпага! Та самая, что я подобрала еще тогда, при учебной битве у Энсвеннских торговых рядов. А в центре комнаты стояла огромная кровать с балдахином, только ткани там были простые, чуть не холщовые, а в углу...
   В углу прямо на полу лежала девушка, обычная девушка, не магнесса. Болезненно худая, с почти белой кожей и черными волосами, такими, что в них даже не отражался свет. Я рассеянно покрутила бледными пальцами прядь своих собственных волос. Да, они были темными, но в них, по крайней мере, хоть свет уже отражался. И бока немного отъела. Девушка лежала к нам спиной, и лица ее не было видно. Казалась бы мертвой, если бы я не слышала едва ощутимое дыхание. Рид покачиваясь прошел мимо девушки, рассеянно потрепав ту по затылку, и с закрытыми глазами откинулся на кровать. Девушка в углу слабо пошевелилась при его прикосновении...
   А я встала над лежащим на кровати телом и задумалась. Здесь никого больше нет, маги заняты, Рид слаб. Сквозь дымку усталости я достала из ножен меч, подойдя к кровати. Обернулась, чтобы посмотреть на девушку, но на этом месте никого не было, хотя... я слышала, я продолжала слышать ее дыхание. Однако спустя несколько биений сердца стихло и оно. Странно, очень странно. Магия, не иначе.
   Итак, вот он - мой шанс, которого я ждала столько лет.
   И?
   Я продолжала держать меч опущенным. Убить безоружного... я просто не могла.
   Но я должна! Люди из моей деревни тоже были безоружны, когда их убили. Я шумно выдохнула, прогоняя воспоминания о запахе дыма и паленой плоти. Он виноват в том, что это случилось, поэтому я должна его убить. Жизнь за жизнь.
   Тень побери, ведь он спас мне жизнь, и я теперь его должница.
   Возможно, он и Фламина убили мою мать тоже, хотя доказательств этого не нашли.
   Он убил Руна.
   Убить безоружного... Но у меня не хватит магических сил убить его, когда он будет во всеоружии. И физических тоже. Сейчас или никогда. Почему я медлю?
   - Если ты планируешь убить меня, сейчас самое время, - холодно произнес Рид, не открывая глаз. - Не забудь тогда потом добить лианы мертвых вместо меня. Уверен, ты будешь их грозой.
   - Я должна убить тебя, - скривилась я. - Должна, ты понимаешь?
   - Должна - так убивай, - равнодушно произнес он.
   Повисло молчание. Почему он не защищается? Почему не оправдывается? Почему молчит? Я не могу убить безоружного, не могу!
   - В следующий раз, - наконец, решила я, вкладывая меч в ножны.
   Квиты. Рид спас жизнь мне, я спасла жизнь ему, не убив сегодня. Теперь можно продолжать его ненавидеть и составлять планы мести. И Рид прав: если я его убью - кто будет сжигать лианы мертвых? Клейд, следующий выживший сын нашего отца, намного слабее магически...
   Кое-как я добрела до своей комнаты в замке Совета. Она ничем не отличалась от моей комнаты в замке Огненных, кроме допотопного шкафа. Отошла по надобности и потом, стянув одежду, отправилась в находящуюся рядом душевую. Бр-р-р! Великий Архимаг придумал воду явно мне в наказание! Переодевшись в чистую одежду, я подумала и натянула поверх нее запасной легкий доспех. Мало ли...
   Огляделась. Вокруг был камень: каменные стены, дверь, рама узкой бойницы, шкаф, стул, стол. Что еще могло выдерживать огонь? Почему же в комнате Рида все было по-другому? Что, все эти предметы в его комнате были огнеупорными? Особенно книги и чучело ящерицы, да? И что за девушка там у него была? Кого-то она мне напоминала - кого? "Фарфоровую статуэтку"? Я сидела на кровати и уже успела задремать, прислонившись к ее спинке. Но все еще сжимая рукоять меча, готовая ко всему.
   Но не к этому.
   Торжественно разодетый в пух и прах герольд вошел в комнату и, развернув сверкающий золотом свиток, продекламировал, что невеста, достопочтенная Шогни Оуэнн... и так далее и тому подобное. В общем, мне надлежало отправиться на свою свадьбу в зал Совета, где освящались самые важные браки. Как мне объяснил герольд, брезгливо оглядев с головы до ног, заключать обычные брачные союзы между магами мог глава рода. Но браки глав родов и их старших детей проходили в замке Совета и заключались главой Солнечных или, в крайнем случае, Поднебесных. Значит, сейчас это будет Тристан. Да уж, дела... Задумчиво вложила меч в ножны и, поправив кирасу, двинулась к выходу. Герольд выпучил в мою сторону глаза, не отрывая взгляда от ножен. А что? Следовало оставить меч здесь?
   Прэст так и не успел спросить меня, за кого же я хочу выйти замуж. Значит ли это, что супруга мне уже подобрали? А что, если это окажется кто-то из темных магов? Скажем, кто-то из Шкарпи? Бр-р-р!
   Зал Совета выглядел, как в прошлый мой приход. Стол, стулья и голые стены. У своего кресла, тяжело опираясь на его спинку, стоял Тристан с иррановым обручем отца на голове и в сияющем облачении. Весь такой увитый струящейся тканью из золотистых всполохов, похож чем-то на одуванчик. Остальные сидели или стояли на своих обычных местах. В этот раз все кресла были заполнены. Хотя в некоторых из них сидели совсем молодые маги. Рид сидел спиной ко мне, а напротив сидел Орон, и я бросила на него короткий взгляд. Поднебесный мне печально улыбнулся, и я на мгновение опустила глаза. А потом подняла их и посмотрела на спину того, кто стоял сейчас перед Тристаном в ожидании меня. Мой будущий муж. Обычная рубашка амерунного полотна со шнуровкой у ворота и брюки. Меч в изукрашенных ножнах. Подойдя и встав рядом с ним, я уже знала, с кем буду связана на всю жизнь браком. Второй сын, пожалуй, мощнейшего из магических родов. Его маги по праву считались первыми среди равных. Не наследник, но все равно очень сильный маг. И брат Тристана.
   - Мой отец перед битвой успел раскрыть мне имя того, кто сумел бы достойно принять книгу Халецких и отразить с ее помощью нападение лиан мертвых, - медленно и торжественно начал Тристан. - Это должен быть второй сын, потому что за исключением наследника он будет обладать самой сильной магией из всех детей верховного мага. Таковых оказалось немного, потому что многие уже были женаты или примкнули к лианам мертвых. Самой достойной кандидатурой он посчитал Трэвиса Солнечного. Надеюсь, ни у кого из присутствующих не найдется возражений против такого выбора?
   Лицо Трэвиса сморщилось. По донесшимся сзади смешкам и нахмурившемуся лицу Тристана было видно, что мысленно он все-таки высказал что-то едкое. Жаль, я не слышала. Ну да, любил-то он не меня, а Ольгу, а магический брак - на всю жизнь.
   - Он второй сын и не связан браком, - гораздо менее торжественным и более мрачным тоном продолжил Тристан. - И к его достопочтенному сведению Ольга из магов ветра покинула нас, исчезнув в разверзнувшемся чреве лиан мертвых... Примкнула ли она к предателям, или ее уже нет в живых - теперь не имеет значения.
   Трэвис промолчал. Его лицо было напряжено настолько, что напоминало восковое. Без своей улыбки он, как мне показалось, был уже не самим собой. И я вдруг поняла, что такой, как он, никогда не согласится на убийство ни ради меня, ни ради чего еще. И вдруг мучительно захотела смерти Рида, сильно, до дрожи в теле. За Руна, за моих людей, за мою мать. Что я за мягкотелая вобла со своим "убить безоружного"? Кого и когда из Огненных это волновало?
   - Я тоже против, - тихо сказала я, глядя в глаза Тристану. - Я не люблю его. Я люблю Орона.
   Любовь - пожалуй, единственное, чем можно задеть Солнечных...
   - Конечно, в обычных обстоятельствах мы прислушиваемся к чувствам вступающих в брак. Но сейчас, к сожалению, не до сантиментов, - поморщился Тристан. - Магия природы, властвующая над растениями и животными и даже физическими телами разумных, - это единственное, что может переломить ход сражения. Вы же видели сегодня, как неэффективны наши действия... Что касается Орона, то он наследник другой книги магии, и хватит с него. Мне очень жаль, но вы с Трэвисом будете связаны браком. Вы можете и обязаны принести эту жертву ради всех объединенных магических земель, ради всего мира магх.
   Орон демонстративно встал и вышел из зала Совета. Его шаги гулко звучали в тишине зала. Я печально вздохнула. Что, интересно, будет делать глава Солнечных, если я тоже выйду из зала?
   Проверим.
   Я дернулась было в сторону, но Трэвис удержал меня за локоть.
   - Я терплю, и ты сможешь, - вздохнул он. - Две книги в одном лице - это слишком опасно. У нас с тобой нет выбора. Ради объединенных магических земель.
   - Ради объединенных магических земель, - эхом произнесла я.
   У меня ужасный характер. Все так говорят. Но и чувство долга у меня не менее ужасное. Говорят, это тоже отличительная черта Огненных. Вот и отец... ругался, жег, скалил клыки, наказывал... но за спинами других не отсиживался. Он ведь в числе первых пробовал остановить лианы мертвых. Кто, как не он, глава Огненных?
   Церемония продолжалась. Правда, не совсем так, как бы хотелось Тристану. Главы родов и их наследники откровенно зевали, добрая половина магов откинулись на спинки кресел с закрытыми глазами - возможно, спали? Трэвис угрюмо кивал головой в нужных местах. Откровенно отказывался произносить что-то еще вслух и лишь барабанил ногтями по эфесу меча. Гулко бряцающий в кажущемся пустым зале звук заставлял Тристана морщиться, а на меня почему-то навевал сон.
   Когда надо было обменяться кольцами магии, я думала об Ороне. Трэвису пришлось потянуть меня за руку, чтобы вернуть на землю. Два магических кольца, один из которых сиял ярким солнечным светом, а другой тускло поблескивал серыми искорками огня, переплелись между нами. Тристан со вздохом соединил оба кольца в знак брака - петлю в форме перевернутой восьмерки. Она запечатлелась в наших сердцах. Когда супруг должен был поцеловать супругу, Трэвис молча поцеловал меня в лоб. Тем не менее, несмотря ни на что, спустя еще несколько десятков биений сердца занудных торжественных завываний Тристана мы были официально соединены браком.
   В зале повисло молчание. В тишине стало слышно, как кто-то из сидящих всхрапнул. Тристан в раздражении толкнул свое кресло, и оно упало.
   - Расходимся, - хмуро сказал Трэвис. - Представление закончено.
   И, не оборачиваясь, потащил меня из зала. Довел в молчании до какого-то темного зала с убранной в тканевые чехлы мебелью. Рывком стянул чехол с кресла и повалил меня на него...
   Архимаг великий, маги этим не занимаются! Я не то, чтобы сильно сопротивлялась, я понять не могла - с чего это он вдруг? Это же драд! Да и крови не было. Хм, когда это я успела с кем-то заняться драдом? В упор не помню. Маги занимаются в минуты близости соприкосновением магий, сомгом. Драд нужен, чтобы детей заводить. Ну и для людей он - развлечение, у них-то магий нет. Но у нас с Трэвисом есть! Магия моя, я чувствовала себя извращенкой. Не удивительно, что Трэвис чурался магнесс... То есть, наверно, они - его.
   - Шогни, - чуть задыхаясь, сказал он потом, когда мы уже просто лежали в темной комнате. Я слева, он справа. Его рука на моем животе. - Ты знаешь, что книга Халецких нужна в этом сражении как воздух. Все книги магий очень могущественны, но каждая - лишь в своей области. Власть Халецких распространяется на природную жизнь, в том числе на растения. Будь она у нас - мы бы покончили с лианами мертвых давным-давно.
   - И ты решил вытащить книгу магии из меня таким способом? - хмуро осведомилась я. - Из того места до сердца далековато.
   Он помолчал.
   - На мне противозачаточный амулет, чего ты боишься? Или... тебе не понравилось?
   - Я магнесса! - посмотрела на петлю в сердце. - Ну... магиня теперь. Я все думала, у тебя какой-то хитрый план на уме. А ты просто извращенец.
   Он опять помолчал пару биений сердца.
   - Дослушай сначала. Магический брак должен был быть заключен, иначе книга не покинула бы тебя, потому что так завещал бывший глава Халецких, - выдохнул он, сжав руку в кулак. - Тем не менее, есть одно старое правило, которое позволяет... позволяет двоим разойтись, не обрекая кого-то из них на жизнь в монастыре магии. Это возможно, когда... ну, когда... если они не успели заняться сомгом ни разу.
   - Поэтому ты решил заняться драдом?
   - Ну да. С противозачаточным амулетом он ни к чему не обязывает.
   - Зачем он тогда был нужен вообще?
   - А зачем вообще нужен сомг?
   Я прикрыла глаза - вспоминала. Сцепленные руки, грудь к груди, поцелуй и соприкосновение магий, протекающих друг в друга через взгляд, рот, раскрытые ладони и бьющиеся в унисон сердца. Они перекрещиваются у границы и разгоняются по магх-телу вместе с кровью в физическом. Наслаждение, единство двоих, вихрь, ураган дрожащих магий.
   С драдом не сравнить, в чем я только что убедилась.
   - Ну, конечно, скреплять магические браки, - язвительно произнесла я. - Зачем еще?
   - Шогни... - в его голосе послышалась неприкрытая боль.
   - Успокойся, не волнуйся, выпей воды. Мне брак с тобой претит не меньше, чем тебе, - немного брезгливо добавила я, скривив губы.
   Извращенцев мне только в мужья не хватало.
   - Претит брак со вторым сыном Дженткиандторри? Ты что, действительно любишь этого Орона? Когда вы успели спеться? - натянутым тоном произнес он.
   Я вздохнула. Второй сын Дженткиандторри - больше половины магнесс пооткусывали бы себе все руки за такую возможность, а остальные - еще и головы! Забавно: мне моя голова была нужна в непокусанном виде, так что я, пожалуй, воздержусь.
   - Он помог мне сбежать из замка Огненных. Он, а не ты. И он слегка картавит... напоминает... А вообще, не бери в голову. Через год разбежимся, а там, глядишь, и Ольга как-нибудь вернется...
   Комнату осветили солнечные зайчики. В них улыбка осветила лицо Трэвиса изнутри, вернув присущее ему обаяние.
   - И... знаешь, спасибо, что спасла жизнь моему брату, - сказал он. - Если бы не твой ответ, я бы его убил... но на самом деле спасибо, что спасла его там. На поле боя.
   - Прости, что не догадалась раньше, - вздохнула я. - Мне жаль твоего отца.
   - Да, и мне... и мать жаль тоже, - вздохнул он, спрятав лицо в ладонях. Зайчики погасли. - Магический брак связывает жизни, супруга следует за мужем... - его голос сорвался. - Это ужасно, Шогни. Невообразимо, страшно, ужасно.
   Страдальчески вздохнув, я ободряюще потрепала его по плечу.
   - Крепись, Трэв, - как можно мягче сказала я. - Это тяжело. Мне так жаль.
   - А твои родители...
   - О, не стоит. Маму я почти не помню, помню только, что мне было страшно, когда огненный взрыв отца потом сотряс небо, - пожала плечами я. - Но это нормально. Страх для выросших в замке Огненных по любому поводу - это нормально.
   - А отец?
   - Кто из Огненных сожалеет о верховном? - горько вздохнула я. - Знаешь, он в наказание пальцы жег. Самое чувствительное для магов выбирал, обратнутый!
   - Он тебя так наказывал?
   - Да, четыре раза, - я закрыла глаза. - Один раз, когда узнал, что я бросила школу. Второй - когда попросилась к вам, на занятия фехтованием. Третий - когда ты меня спас от яда иллюзорных тварей. И еще один раз, когда мы повздорили с одним младшим Огненным. Он мне раскаленным прутом бок проткнул, я ему ногу почти перекусила, отец разозлился. Когда пальцы жгут - больно. По мнению отца, я должна была на занятиях cдохнуть, чтобы перестать позорить род Огненных. Ты же знаешь, как меня зовут. Пятнистая. Не магия, а недоразумение одно.
   - Ну и семья. А мне вот безумно, бесконечно жаль родителей. Хотя, - он вздохнул, - знаешь, я не люблю об этом говорить. Тебе скажу, но держи в секрете, прошу: я до двадцати лет рос не в замке Солнечных. Я до сих пор живу в том доме, где когда-то вырос. Меня вырастили люди. Они, конечно, несколько столетий как состарились и умерли, - Трэвис при этих словах зачем-то взял меня за руку, но потом словно опомнился и тут же ее отпустил.
   - Но зачем? - изумилась я. - Что, в вашем замке так плохо живется, что там даже детей растить нельзя?
   - Отец посчитал, что это оградит меня от тлетворного влияния магии, - Трэвис провел рукой по моей обнаженной груди (я ухмыльнулась - оградило, ага). - Я плохо помню то время. Знаешь... может, немножко пофехтуем? Отвлечемся, - предложил он.
   Мы оделись, и Трэвис зажег светильники - зал наполнился фиолетовыми искрами. При полной амуниции в их мерцающем свете мы дрались полночи. С переменным успехом. Все обиды, горести и заботы были отброшены, осталось место только кончику меча противника, танцующему перед глазами. Под конец мы оба буквально рухнули кто куда. Захоти я, и то бы не смогла даже пошевелить опущенной рукой. Мой меч валялся рядом. Его дела были не лучше, хотя он, кажется, сумел повесить куда-то ножны. Глаза слипались. Спать, спать...
   Ааа, надо было выбрать, где спать! Тело затекло, нокх дери наше желание "отвлечься"! Села с трудом и стала растирать мышцы. Трэвиса рядом не было. А что я думала? Он же огражденный от тлетворного влияния магии!
   Привела себя в своей комнате в порядок. И стала размышлять, чем же теперь мне заниматься после свадьбы? Может, научиться вышивать на носовых платочках солнышки? Хотя нет, Халецкие же не Солнечные... Немного подумав, я отправилась в комнату Трэвиса. Надо выяснить у него, кто тут отвечает за обучение солдат. Думаю, это пойдет успешнее, чем попытки изуродовать ни в чем не повинные платки. Дверь в комнату Трэвиса открылась передо мной, и мы с ним чуть не столкнулись лбами.
   - Шогни? - удивился он. - Ты... ко мне?
   - Да, со свадебным подарком, - кивнула я, сузив глаза. - Я в казармах Дэрэвэна обучала солдат. Здесь могу продолжить. Ты знаешь, кто тут всем командует?
   - Хм... тебе, я думаю, лучше обратиться к Ковентри, он отвечает за магов в армии, - подумав, ответил тот, потеснив меня назад и осторожно закрыв дверь. - Пойдем, покажу, где это.
   Повернув за угол, мы увидели Рида, который смотрел на нас. Стоял он, как всегда, с идеально прямой спиной, и выражение лица его было бесстрастным. Только потухшие черные волосы выдавали, что с ним что-то не так.
   - Как спалось? - равнодушно спросил он.
   - О, отлично! - с вызовом ответил Трэвис, ухмыльнувшись. - Мы замечательно повеселились большую часть ночи, правда?
   - В начале было не очень, - хмыкнула я. - Но потом - да, здорово было.
   Действительно хорошо повеселились. Трэвис - именно тот, кто находится на том же уровне, что и я, а только в этом случае становится достаточно интересно. А Рид по-прежнему загораживал нам путь, хотя в его глазах зажглись очень нехорошие огоньки.
   - Дай нам пройти, - медленно, смакуя каждое слово, сказал Трэвис и поднял перед собой сцепленные руки ладонями вперед. - Шогни нужно к Ковентри.
   - Не в этот раз, - высокомерно поднял голову Рид. Он резко перекрестил свои руки на груди ладонями в стороны, отчего Трэвис поморщился. - Тристан постановил, чтобы она как можно быстрее попыталась освободить Бахраманда, да правит он вечно. Хотя я и пытался ему объяснить, что это глупо. Но твой братец решил, что раз ей удалось привести в сознание меня, когда я был отмечен лианами мертвых, то таким же способом можно пробудить и главу Огненных. Так что я пришел за ней, дабы сопроводить до нашего дражайшего отца. Да правит их огненная светлость вечно.
   - Но почему это глупо? - спросил Трэвис. - Разве не логично попробовать освободить сознание верховного Огненного тем же способом, что удалось освободить старшего?
   - Логично, если бы для этого хватило одной принадлежности к роду Огненных, - Рид отвернулся в сторону и уставился куда-то в коридор. - Саму Шогни защитила книга Халецких, я уверен. Меня же...
   Он замялся. Я не поверила своим ушам, до этого момента я и не подозревала, что такое тоже возможно - чтобы Рид почему-то смутился!
   - Меня защитила белая магия, - выпрямившись во весь рост и с вызовом поглядев в глаза Трэвису, закончил начатую фразу он. - Сам знаешь, что до первого в своей жизни cомга цвет магии у всех - белый (кроме Поднебесных, у них всегда белая). Это большая сила, но и большой риск - слишком много магии, слишком опасны ее неожиданные взлеты. Немногие решаются идти этим путем. И, рано или поздно, все сворачивают. Живыми или посмертно.
   А я как-то не задумывалась о цвете магии Рида. Пожалуй, думать о том, как именно я буду его убивать, было приятнее, чем о магических тонкостях.
   - Однако белая магия помимо мощи, - насмешливо приподняв уголки губ, Рид намеренно усилил давление своей магии вокруг нас. Силу демонстрировал, мы поняли. Продолжил, - имеет и еще одну приятную сторону: будучи нестабильной, аморфной, она обладает некими расширенными возможности и к неродным видам магии. Даже к магии Халецких. Благодаря этому удалось сцепиться с моей магией. У меня она белая, и она - сильнейшая!
   От давления магии Трэвис вынужден был прислониться к стене, но только усмехнулся, бросив быстрый взгляд в мою сторону.
   - Тогда, конечно, нам, остальным, не спастись, - язвительно заметил тот. - Таких... как ты, по-моему, вообще не осталось из тех магов, кто хоть на что-то годен. Нестабилизировавшаяся магия гораздо более опасна, чем полезна, и это знают все.
   - И вы с Шогни - особенно, - сквозь зубы процедил Рид, но спустя всего мгновение его тон стал бесстрастным. - Впрочем, все это не имеет значения. Совет тоже за то, чтобы попробовать, так что жду вас обоих в замке Огненных. Там и посмотрим, имеет ли преимущества белая магия или нет. Ифты все выдохлись, так что я поеду на амеруне, а вы там сами определитесь, как до нас доберетесь. Супруги.
   Выплюнув последнее слово, словно оно было ядовитое, Рид развернулся и ушел. Выждав, пока он скроется из виду, Трэвис рассмеялся.
   - Искренне надеюсь, что Рид понял все так, как нужно. А что еще подумать, увидев супругов выходящими из коридора моей комнаты на утро после брачного обряда? Но вряд ли он подумал о драде и поединке на мечах.
   До меня смысл сказанного доходил примерно одно биение сердца, после чего я откровенно расхохоталась. Вот от чего того прямо перекосило! Оборотнуться можно! А ведь верно: ни у одного известного мне мага, включая меня саму, не было белой магии (Поднебесные не в счет). У Рида, выходит, не было еще ни одного соприкосновения магий. Да он магический девственник! Но тут я посерьезнела. Рид же читает мои мысли. Если он узнает, что сомга не было, то попытается опять захватить книгу магии. Пока он считает меня сорвавшейся с крючка, книга - в безопасности, но только пока. О чем я думала в коридоре? Вроде, ни о чем, что меня бы выдало...
   - Трэв, - осторожно начала я, - у меня в голове какая-то штука от магов разума, которая позволяет Риду читать мои мысли. Ты не можешь ее вытащить?
   - Магический чип? - его брови взлетели вверх. - Но его использование разрешено только в землях Боргов. В остальных землях - только для поимки преступников, и то в исключительных случаях. Рид не имел права его вживлять!
   - Догони его, скажи, - поморщилась я. - Так ты можешь вытащить этот... чип?
   - Надо посмотреть, - вздохнул он. - Куда он его вживил?
   Я молча указала пальцем в висок, и Трэвис осторожно наклонил мою голову набок. Он приложил к моему виску ладонь и постоял так несколько биений сердца.
   - Проклятье, - выругался наконец он. - Это именно то, чего я опасался. Чип дает полный доступ ко всем твоим мыслям и памяти, то есть я имею в виду - помимо твоей воли. Это не обычная мысленная речь, которая доступна всем сильным магам, это гнусное вмешательство в твою голову. Такая штука оплетает собой весь мозг. Вытащить ее, не повредив тебя саму, крайне сложно. Я бы не хотел рисковать твоей жизнью.
   - А я бы хотела, - упрямо мотнула головой я. - Ты не представляешь, насколько это унизительно.
   - А ты не представляешь, насколько я не хочу, чтобы ты умерла, - мягко сказал он. - Я сообщу на Совете о неправомочных действиях Рида, а ты просто постарайся держаться от него подальше. Подобный чип действует на расстоянии в десяток шагов максимум. Подожди, пока заряд магии разума не кончится, потом чип выпадет сам собой. Правда, мы не знаем, сколько энергии твой брат туда втиснул. Так...
   Он замолчал, глядя в потолок.
   - Тристан подтверждает, что посещение Бахраманда планируется с его разрешения, - с кислым видом подтвердил он. - Пошли позавтракаем - и на амерунов.
   Завтракали в запущенной столовой Халецких за потемневшим от времени простым деревянным столом. Жуя манную кашу с медом и жареным беконом и запивая их сладким синим соком из местных ягод баари, я задумчиво смотрела на потускневшие хлопковые полотнища на стенах. Там грустно мотал головой красный бык на бежевом с серым фоне. Сидящий напротив меня Трэвис заметил мой взгляд. Он у меня на глазах засунул руку по запястье в полотнище и почесал ближайшего быка за крутую голову. Бык взбрыкнул ногами и потерся о руку головой. Я фыркнула - тот еще фокус. Вот на наших полотнищах фениксы на стенах неподвижны и всунуть туда руку нельзя. Огненные предпочитают не тратиться на глупые эффекты от магов цвета. Это больше для людей, чем для магов.
   - А если сунуть руку, скажем, к химерам у Груменов, то рискуешь лишиться пальца, - зачем-то сказал Трэвис, возвращаясь к трапезе. - Временно, конечно, потому что это нарисованные химеры. Но боль будет настоящая. Маги цвета старались передать характер магов в их гербах.
   - Тогда нам повезло, что Огненным плевать на спецэффекты, а то фениксы на них сжигали бы людей заживо, - мрачно ответила я, запихивая в рот очередную ложку каши. - Ну или руку отжигали, я уж не знаю возможностей магов цвета.
   - Да, руку максимум, - с набитым ртом невнятно ответил Трэвис.
   Доедали в молчании. Потом спустились вниз, в магические конюшни, мрачноватое здание из темного дерева. На меня пахнуло теплом и животным запахом. Амеруны всхрапывали, "здоровались". Оседлали наших: я белого, Трэв серого в яблоках. Взлетели в утреннее небо, под солнечные лучи, и у меня дыхание перехватило. Небо и замок Совета с высоты были прекрасны! Сияющий золотистый диск поднимался в нежных красках, облака светились бежевым и розовым. А эти башни внизу, перегибы, пролеты, узорчатые окна - все в едином порыве. Широкие флаги с летящими в небе белыми драконами трепетали на ветру. Мне подумалось, что вот было бы здорово полетать на настоящем драконе. Но драконы все вымерли. Их магию выпили досуха древние маги во время магических войн.
   И все-таки замок был прекрасен. А меня переполнял восторг от того, что я лечу. Словно я птица, и будто я - свободна. А мы летели на запад, в земли Огненных.
   На ночлег остановились уже в землях Огненных, немного не добравшись до замка, приземлились у небольшой утопающей в цветущих кустах акации деревушки. Приняли нас, магов, не слишком охотно. Но когда Трэвис достал из кошелька серебряный докт, повеселели, угостили ужином из холодной свинины и уложили спать. Ну мы почти спали. Не думала, что когда-то узнаю Трэвиса с этой стороны. Да, он определенно тоже не Поднебесный. И ненормальный. Кто в здравом уме предпочитает это сомгу? Но маг он определенно. Нормальные человеческие мужья, говорят, хотя бы согласия у жен спрашивают. Но, с другой стороны, в каких-то землях у людей на каждого мужчину приходится уйма жен. Все сходят с ума по-своему, в общем.
   Еще до полудня мы прибыли к главному замку Огненных. Даже стыдно как-то в сравнении с замком Совета. Бесформенное темное сооружение с множеством башен в окружении не менее тоскливых хозяйственных пристроек и высокой каменной стены. Ни красоты, ни вдохновения. В чисто выметенном песчаном дворе никого не было - все попрятались при нашем появлении (хороший признак, нечего сказать). К нам почти сразу вышел один из серых послушников. Он в полусогнутом состоянии молча повел нас по низким коридорам (Трэвис то и дело пригибал голову и ругался). Лестницы норовили осыпаться, Трэвису на голову несколько раз падали опумы, он оскальзывался на крови. Когда на него по дороге свалился каменный кусок потолка, он взвыл и погрозил вверх кулаком.
   - Рид - Огненный, - только и сказала я.
   А кто еще мог устроить нам, а точнее - ему, такой прием?
   Свернули, и я нос к носу столкнулась с Иверной. Еще одна моя старшая сестра. Кровь в жилах стынет, когда на нее посмотришь. Молча окинув меня застывшим взглядом, та хмуро прошествовала мимо. Она вообще почти ни с кем не говорила. Только с отцом и только тогда, когда он приказывал ей отвечать. И лицо такое... не наблюдай я темно-оранжевую магию, подумала бы, что она - серый послушник. Хотя вряд ли. У них эмоций, как у лопаты. А у нее - скорбь от уха до уха, вся в складках и морщинах. В ее детстве Фламина и Рид были слишком малы, чтобы различать своих и чужих. Второй-то сын после Рида, Конрад... он не относился к числу выживших. Но все же потеря сына заставила отца присматривать за следующими - Клейдом с Дако. А вот следующей за Дако Иверне не повезло, - ну кому из верховных важны дочери? Когда ее траурная фигура скрылась за поворотом, я невольно перевела дух - словно мимо меня только что пролетела тень мага смерти. Родные чертоги никогда не казались мне особенно уютными. Но сейчас я, как никогда, хотела отсюда выбраться - и побыстрее!
   - Это была Огненная? - тихо спросил Трэвис, все еще вытряхивая из волос каменную крошку.
   - Как догадался? - хмуро спросила я.
   - У меня врожденная интуиция, - в тон мне ответил он. - Ты могла стать такой же?
   - С тех пор, как перегрызла глотки парочке огненных ящериц, а еще чуть не откусила ногу одному из младших Огненных - вряд ли. А для старших Огненных я была слишком незначительна и не интересна. До недавних пор.
   - А-а-а, - кажется, следующая фраза застряла у него в горле.
   И мы двинулись дальше.
   Отец возлежал на огромнейшем ложе в одной из самых высоких башен замка Огненных. Просторное каменное помещение, где он находился, освещалось сотнями горящих факелов. Я поежилась. Казалось, будто оно все полыхает пламенем. Разглядеть главу нашего рода было невозможно - такая мощная магическая энергия окружала его со всех сторон. На нас мрачно посмотрели двадцать стражников с треугольниками на щитах. Какая-то служанка при виде нас испуганно вскочила со стула около его кровати.
   - Я все делала, как мне приказано, господин маг, - затараторила та, нервно теребя передник и уставившись на нас круглыми от страха глазами. - Следила за изменениями, но господин верховный Оуэнн...
   Окончания фразы я так и не услышала. Мы только находились на пороге комнаты, а у меня в глазах уже поплыло. Магия смялась от давления. Вокруг были только оранжевые жгуты, извивающиеся, жадные, желающие задушить, уничтожить все магическое! В теле взорвались костры, пожары; каждая его частица сгорала, перекручивалась. Задыхаясь в дыму, я попыталась дотянуться до сознания отца, но... я упала на пол. Меня подхватил один из послушников и куда-то понес, как бревно, под мышкой.
   Наконец я оказалась в собственной кровати в своей комнате под насмешливым взглядом моего старшего брата. Он молчал. А я просто лежала, приходя в себя и пересчитывая свои злоключения после получения книги магии. Наконец, с трудом кое-как села. Скосила глаза в сторону и увидела лежащего на полу Трэвиса, без сознания. Один серый послушник молча стоял у входной двери.
   - О, наша милая Халецкая пришла в себя. Что ж, начнем представление. Принеси воды из верхнего колодца, - велел послушнику Рид, и он без единого слова скрылся за дверью.
   Рид проводил того взглядом и прикрыл глаза. Я угрюмо подтянула колени к груди и отвернулась к бойнице - лишь бы его не видеть. Потом уставилась на дверь. Что за представление он имел в виду? Серый появился очень быстро и так же бесшумно, как и ушел. Он нес с собой деревянную бадью, наполненную слабо светящейся огнем водой. Ее он невозмутимо опрокинул прямо на голову лежащего с закрытыми глазами Трэвиса. Его голова безвольно дернулась. Смесь то ли кашля, то ли бульканья на одно мгновение вырвалась из его рта, но он так и не пришел в сознание. Ручейки звонко потекли по полу. Я мрачно смотрела, как они исчезли в стерилизационных щелях. Рид снова приказал послушнику идти за водой. Спустя десять или пятнадцать процедур Трэвис наконец очнулся, откашливаясь и отплевываясь от льющейся на него жидкости. Послушник и не подумал остановить поток воды, когда маг попытался встать. Еще бы. Ему ж не приказали.
   - Ну как? Получилось вытащить моего отца из объятий лиан мертвых? - иронически поинтересовался Рид. - Уже сейчас можно поздравлять или подождать, пока вы, господин будущий наш спаситель Халецкий, просохнете?
   - Что произошло? - не обращая внимания на его тон, спросил Трэвис, с трудом вставая на ноги и отряхиваясь, как собака.
   - Ты потерял сознание сразу, - ответил тот, пожав плечами. - А магиня была на грани этого. Но в силу слабости магии продержалась в полубессознательном состоянии, пока ее за шкирку не оттащили от опасности. Самой ума отойти подальше не хватило.
   - Не надо было туда входить, - держась за голову, сквозь зубы проговорил Трэвис. - Как я мог поддаться на такую уловку... Комната отделана камнем смирения от Вериговичей, магия туда не проникает, но и не выходит наружу, верно?
   - Ну разумеется, - не поведя бровью, подтвердил Рид. - Думаю, не стоит объяснять, почему. Вы оба только что явили собой чудесный образец ответа на этот вопрос. Камни из монастыря магии - единственное, что спасает всех местных магов от такой же участи. Не рыбьи мозги - тоже.
   Смутные воспоминания о случившемся медленно начали всплывать в моей памяти. Я схватилась за голову, перед глазами поплыл грязный клочковатый туман образов. По всему телу взорвались тысячи факелов, пронзительно багровых, беспощадных, смертельных...
   Мощный поток воды хлынул вниз, испаряясь от жара, но пламя уходило все дальше и дальше. Выплюнув изо рта, наверно, целое море жидкости, я очнулась. Лежала на боку на кровати, упершись головой обо что-то холодное и твердое. Голове было больно. Сморщившись, я протянула руку - на ней была кровь. Тем временем послушник с опустевшей бадьей безмолвно скрылся за дверью. Рид, откинувшись на спинку стула, сидел напротив. А Трэвис опять лежал у окна.
   - Я предупреждал его, что не следует применять магию, - в ответ на мой незаданный вопрос спокойно произнес Рид. - Видя, что охранное заклинание не работает, он попытался вылечить твою рану на голове.
   Я опять с трудом села. Перед глазами плясали звездочки, в ушах стоял противный звон. В таком состоянии я вряд ли могла бы даже встать. Посмотрев вниз, увидела, обо что стукнулась - на каменном изголовье моей кровати виднелись пятна крови.
   - Лучше больше не пробуй вспоминать, что случилось, - хмыкнул Рид, закинув ногу на ногу (послушник выливал очередную порцию воды на Трэвиса). - И то, что произошло раньше или позже - тоже. Может, ты и не поняла этого до сих пор, но ты тоже отмечена. Поэтому чем меньше ты будешь оставлять лазеек в собственном сознании, тем дольше проживешь. И заодно побережешь окружающих магов. Чем сильнее маг - тем он более восприимчив к магической энергии. Не думаю, что ты обратила на это внимание, но за нашим отцом ухаживает обычный человек. Даже серый послушник не может пройти дальше порога его комнаты. Вам удалось подойти так близко только потому, что дверь из камней смирения была закрыта. Поздравляю, ты даже успела что-то сделать.
   - И как? - мрачно осведомился Трэвис, поднимаясь с мокрого пола.
   - Как видишь, - брат махнул в мою сторону. Я рукой зажимала горящую сквозной болью голову, звон в которой становился все сильнее. - С тем же успехом она могла пытаться в одиночку вытащить на берег затонувший в океане замок Совета. Как это ни прискорбно, но прекрасная стабилизировавшаяся магия чудовищно тяжеловеснее, и все знают об этом тоже. Если она сейчас истечет кровью, потому что пока ни один маг не может к ней приблизиться безнаказанно, и покинет нас, это будет ваше с Тристаном достижение.
   - Можно же хотя бы перевязать рану, - со злостью в голосе произнес Трэвис.
   Морщась и кривясь от боли, он попытался подойти ко мне. Но зашатался и почти упал на пол, удержавшись в последний момент за край стола. Его магия серела при приближении. Выругавшись, он отступил назад, к окну, где судорожно хватал ртом воздух. Рид безучастно наблюдал за всем этим. Буквально через мгновение в комнату вошел еще один серый послушник с тонкой сетчатой белой тканью и какой-то резко пахнущей жидкостью. Бросив на Рида вопросительный взгляд и получив приказ, он подошел ко мне и, грубо сдернув мою руку с раны, начал ее методично обрабатывать. Рана ныла, но я не произнесла ни звука. Наконец, когда повязка была наложена, стало немного легче. Я откинулась на стену, около которой стояла моя кровать. Один из послушников принялся невозмутимо стирать кровь с изголовья; другой, забрав остатки ткани и баночку с жидкостью, скрылся за дверью. Рид насмешливо повернул голову к Трэвису.
   - Какие-нибудь еще пожелания? - осведомился он, так и не тронувшись со своего стула. - Может, хотите попробовать еще? Отец все там же.
   - Нет, - Трэвис хмуро посмотрел на моего старшего брата. - Думаю, одного раза было достаточно. Когда... - он скривился от необходимости что-то спрашивать, - когда к ней можно будет применять магию?
   - Сегодняшняя ночь точно пройдет гораздо менее весело, - ответил он. - А завтра посмотрим. Послушник покажет тебе твою комнату - езда верхом в ближайшее время вам обоим противопоказана.
   - Я останусь здесь, - зло ответил тот.
   - Как хочешь, - равнодушно пожал плечами Рид и встал, не согнув своей идеально прямой спины.
   Серый послушник открыл перед ним дверь, и они оба вышли. Трэвис окинул взглядом мою комнату. Все тот же каменный пол и стены, каменная узкая кровать на одного, стул и небольшой стол. Собственно, все. Из узкого окна-бойницы на самом верху лился чистый сумеречный свет, в котором влажно блестели мокрые камни пола. И запах дыма, но он тут повсюду.
   - Здесь негде спать, кроме как на кровати, - сказала я, нарушив наступившее молчание. - На полу нельзя, его лавой ночью стерилизуют.
   Еще один послушник тихо вошел в комнату и аккуратно расставил на столе тарелки с едой, кружки и графин с водой со своего подноса. После чего с поклоном удалился. Трэвис проводил его задумчивым взглядом.
   - Не очень гостеприимный у вас замок, - вздохнул он и закашлялся. - У вас всегда дымом воняет?
   - У нас замок Огненных. Еще повезло, что не отправили в общую столовую, - пожала плечами я и села за стол.
   Угрюмо уставилась в собственную тарелку. Рид издевался. Суп оказался сваренным из листьев нарухи, известного заменителя нормального мясного или рыбного бульона. В зеленой полупрозрачной жидкости плавали разваренный горох и мучнистые зерна рнисса. И это для меня, для Огненной! Оборотнуть не встать!
   Трэвис невозмутимо ел на кровати. Я поднесла три пальца ко лбу в знаке Поднебесных и последовала его примеру. Несмотря на малоаппетитное, на мой огненный взгляд, угощение, мы жевали молча и быстро. Темнело. Я услышала скрип железного обода, из которого делали стерилизационную лаву. Запах дыма усилился. Едва мы закончили, как в комнату бесшумно вошли еще двое послушников. Один принялся убирать со стола, другой сначала аккуратно положил на кровать ночное платье, а потом встал около Трэвиса и жестом пригласил того следовать за собой. Он отступил на шаг, качая головой.
   - Вам приказано следовать за мной, - без единой эмоции в голосе произнес серый. - По соглашению о невмешательстве, гость обязан подчиняться правилам земель магического рода, в которых он находится. В противном случае он может быть изгнан или, в случае сопротивления, уничтожен. Прошу следовать за мной.
   - Иди давай, - устало напутствовала я Трэвиса. - Сам же убедился, что ко мне ни один маг не может даже приблизиться. Со мной все будет в порядке.
   Он ушел, и я, с отвращением отбросив ночное платье, посетила смежные комнаты, а затем быстро уснула прямо в доспехах.
   На следующее утро я с изумлением обнаружила себя в замке Совета в своей комнате. Чувствовала себя на удивление прекрасно. Голова больше не болела - подняв руку и ощупав рану, я убедилась, что та благополучно вылечена охранным заклинанием. Магия снова работает! Ох, как же без нее жить можно?
   У выхода из комнаты меня поджидал мрачный Трэвис.
   - Выспалась? Как себя чувствуешь? - озабоченно оглядывая меня, спросил он. - Один из Ифтов освободился и перенес нас назад, в замок Совета.
   А сам выглядел неважно: магия посеревшая, лицо, как перекошенное.
   - Да все нормально, спасибо, - почесав указательным пальцем затылок, сказала я. - А с тобой что?
   - Сегодня вечером похороны родителей, - шумно выдохнул Трэвис, и его серые глаза подернулись печалью. - Больше я их никогда не увижу живыми. Все, что мне остается - их портреты и записи на магическом кристалле. И лунные воспоминания.
   - В лунных воспоминаниях - все, от звука и картинки до чувств и мыслей, ты бы поосторожнее с ними, - предостерегла я. - Говорят, маги лунного света сначала их делают, потом маги разума из них еле вытаскивают. У Огненных они запрещены.
   - У Огненных вообще хоть что-то разрешено?
   - Дышать.
   - Дымом.
   - До сих пор тебя это не волновало. Что насчет чипа? Ты говорил, что его вживление было незаконно. Может, все же его можно как-то вытащить?
   - Насчет чипа я говорил с братом, - отстраненным голосом произнес Трэвис. - Вытащить его нельзя, придется ждать, пока закончится заряд магии. Зато Огненные выплатили внушительную сумму компенсации нашему с тобой роду. Если... то есть когда мы победим лианы мертвых, эти деньги нам пригодятся.
   - Ясно, - поджала губы я и вздохнула.
   Мы опять позавтракали вдвоем в столовой Халецких. На этот раз были вымоченные в лимонном соке запеченные грудки перепелок и воздушный омлет из яиц флафы - большой, с крупную собаку, рябой толстой птицы. Вот мясо флафы я не очень любила, оно горчило. Хотя соленые твердые колбаски из нее были ничего. Трэвис мрачно все это ел, через силу пытался поддерживать разговор, но я видела, что мысли его сейчас далеко-далеко отсюда.
   - Как дела на юге? - спросила я.
   - Пока все тихо. Видимо, собираются с силами после атаки на земли Совета, - Трэвис отложил в сторону вилку. - А может, замышляют что-то. Ифты постепенно переносят туда людей для защиты наших границ. Но бой в Андских лесах показал, насколько живое заграждение из людей неэффективно. Единственное, зачем они вообще нужны, - энергия толпы, чтобы поддерживать магов. Сами маги расползлись по своим землям, трясутся за них; боятся, что именно они будут следующими. Вооружают своих людей. Вспоминают боевые заклинания. Танцуют с бубном под луной, отгоняя варканумные тени.
   - Очень смешно, - хмыкнула я. - Если бы только узнать, кто за всем этим стоит. Кто еще близок к растениям, помимо Халецких?
   - Дженткиандторри, - буркнул он. - Желаешь меня проверить на предмет лояльности?
   - Нет, ну что ты, - смутилась я.
   Итак, Солнечные. Нет, невозможно, чтобы кто-то из них заварил всю эту кашу, ведь они такие хорошие. Или возможно? Все маги разные. То, что они Солнечные, не значит, что они все похожи, как серые. Трэвиса я не могу представить в роли предателя, но Дженткиандторри много. Допустим, кто-то захотел власти...
   - Я подумаю об этом, - выдавил из себя Трэвис. - Попрошу Тристана пересчитать нашу многочисленную родню, вдруг кто-то пропал. Но мне с трудом в это верится.
   - Да, мне тоже, но все-таки... - покачала головой я. - Нам надо проверить все варианты.
   - Надо, - скривился он и вздохнул. - Ты права: надо.
   - Трэв, а ты не можешь просто как-нибудь забрать у меня книгу магии? - неуверенным тоном спросила я. - Я ведь не против. Могу я что-то сделать, исторгнуть как-то из себя эту... штуку?
   - Штуку, - невесело усмехнулся Трэвис. - Вот как ты называешь книгу магии, а ведь это могущественнейший магический артефакт! Но, отвечая на твой вопрос, - нет, невозможно. Будь у тебя магия мужского типа, ты могла бы передать мне книгу магии ценой своей жизни. Но, была бы у тебя магия мужского типа, ты бы и сама могла прекрасно этой книгой воспользоваться, вот в чем... штука.
   - А забрать ее у меня силой? - не отставала я. - Книгу магии Поднебесных же как-то забрали, вряд ли бывший глава их рода отдал ее добровольно.
   - Ты не понимаешь, - вздохнул маг. - Книга магии Поднебесных всегда стояла особняком, потому что не передавалась от отца к сыну, а выбирала наследника сама. То, что в этот раз ей не хотели предоставить выбора и предложили только сына главы Поднебесных, Орона, - исключение, а не правило. Мы предполагаем, что маги смерти и их загадочный союзник ее как-то обманули, и она досталась не тому. Что касается обычных книг магии, забрать их силой у обладателя невозможно. Так же невозможно, как погасить магх-сферу, оживить моих родителей или возродить драконов. Ты забиваешь себе голову глупостями. Лучше скажи, ты не передумала насчет занятий фехтованием?
   - Нет, - пожала плечами я. - Какой еще может быть от меня прок в такое время?
   - Хорошо, я отведу тебя к Ковентри, а потом поеду в земли Солнечных. К родителям, - прикрыв глаза рукой, сказал он.
   Спустя примерно полдорта мы с Трэвисом вошли в комнату, где сидел Ковентри. Маг тумана со слабой серой магией, которая была, правда, все же посильнее моей. Он сначала не заметил нас, продолжая практиковаться в невидимости. Получалось плохо. Вначале он исправно терял все цвета, становясь абсолютно серым. Но затем эта серая фигура лишь слегка бледнела, становясь чем-то вроде матового стекла.
   - Он какая-то седьмая вода на киселе в плане родства с главой рода, - шепотом пояснил Трэвис. - Слабый маг.
   Потом громко кашлянул, и упражняющийся Ковентри, наконец, обратил на нас внимание. Снова стал нормальным. Крепким магом с изрезанным шрамами лицом и печально опущенными уголками губ. Вообще он сам был какой-то серый и печальный. Одет в серый кожаный костюм. Короткие волосы были черными, а сам он - крайне бледным. Единственным цветным пятном выдавались темно-голубые глаза, напоминающие глубокий омут.
   - А, Шогни Огненная, она же Эльтер Безнаказанная, - хрипло поприветствовал меня Ковентри. - Мне докладывали о тебе. Из Глирикина неважный шпион, хотя этому ты и обязана жизнью.
   Он закашлялся, прикрывая рот кружевным платком, а я с интересом ждала продолжения странного приветствия. Похоже, высшее командование уже сообразило, что к чему в той давней истории. А впрочем, какой уж давней? Кашель Ковентри замолк, после чего он снова повернул свое довольно унылое лицо ко мне. Интересно, а связан ли его кашель с особенностями его магии? В туман ведь довольно сыро...
   - Когда Рид прижал Глирикина к стенке, тот почти сразу и практически без особого давления признался, куда ты отправилась, с кем и когда, - меланхолично ровным голосом продолжил Ковентри. - Рид с амулетом перемещения Ифтов рванул по твоему следу, а Глирикин, сообразивший, что что-то не так, - каяться в своих проступках командованию, то есть мне. Похоже, это своеобразное откровение уберегло его от участи многих прочих старших магов тени. Они чуть не в полном составе перешли на ту сторону.
   Но тем не менее его тени в минувшей битве были неплохими (его, а чьи же еще?). А то, что сдал меня Риду с первого захода, - так это оказалось даже очень хорошо. Я вспомнила зеленый усик, вылезший из головы магини, и поежилась. Ковентри внимательно смотрел на мое лицо. Хотя он не мог читать мои мысли, мне казалось, он и так понимал все обуревающие меня чувства. Не зря ведь его назначили командующим всех магов в армии.
   - Вы, я так понимаю, явились предложить свои услуги учителя для тех несчастных, кого набрали в армию недавно, - сказал он и, не дожидаясь моего ответа, продолжил. - Нам еще повезло, что людей так много, поэтому мы можем выставить столько воинов, сколько потребуется. Но это все уже - не регулярные войска и даже не бывшие военные или наемники. Так что будьте готовы к тому, что на первом занятии будете объяснять им, что такое меч и почему его хватают за рукоять, а не за лезвие. Что касается ваших прошлых "подвигов", то, разумеется, все обвинения с вас были сняты, когда выяснилось, что вы магнесса... магиня. И если вы найдете затесавшегося тут где-то в щели бюрократа, то он еще и извинится. Что не сразу, так сказать, распознали и оценили и прочая, и прочая. Я этим страдать не буду. Ваше первое занятие начинается прямо сейчас. Если не успели поесть - не обессудьте, поедите днем в обед. Ваши ученики ждут на заднем дворе. Спросите бывших учеников Арскра, вам укажут. Арскр больше не вернется. Там около двадцати молодых идиотов из разных земель. Иллюзорные мечи получают в отдельной оружейной комнате: прямо по коридору, налево, красная дверь. Мимо не пройдете. Еще вопросы есть?
   - Нет, господин маг, - отрапортовала я, полушутливо-полусерьезно отдав честь.
   Ковентри только криво улыбнулся, но ничего не сказал.
   - Тогда выполняйте, - только и ответил он, повернувшись спиной и начиная терять цвета.
   "А он упрям, - думала я, стоя в очереди за иллюзорными мечами. - Даже несмотря на слабую магию, продолжает снова и снова пытаться. Кто знает, может, если б не эти его тренировки, то он не смог бы ни одного цвета потерять?"
   Но у меня не такой характер...
  
  -- Глава 8. Черненький
   Во дворе мне указали на пару десятков новобранцев, сидевших кто на камнях, кто и на земле. Парни лет двадцати, если не моложе. Они явно уже знали, что их учитель не вернется, и сейчас спокойно ожидали обеда. Что ж...
   - Группа Арскра? - громко спросила я, подходя к ним.
   - Она самая, только мы не прохлаждаемся. Просто наш учитель, к сожалению, умер, - довольно дерзко ответил худощавый парень с иссиня-черными волосами. - А то бы мы с огроменной радостью тут уже корчились с палками-махалками.
   - Иллюзорные мечи, я смотрю, вы уже получили, - не обращая внимания на смешки и то, что с земли встал только вот этот, нахальный, сказала я. - Тогда живо поднимайтесь с земли, я ваш новый учитель. Я - Огненная.
   - А чему ж ты будешь нас учить, малышка? - ехидно поинтересовался все тот же задира с черными волосами, медленно подходя ко мне и поигрывая мечом в руке. - Впрочем, красоткой тебя вряд ли можно назвать, но если ты научишь меня чему-нибудь интересному...
   Я зло оскалила зубы (клыки), и глаза полыхнули пламенем. Скорее всего, сын богатого купца или управляющего. Уж слишком независимо держится. Я довольно невежливо разоружила его, не доставая меч из ножен. И с наслаждением, не убирая клыков, как следует заехала кулаком в смазливое лицо.
   - Вполне вероятно, что научу, - отдышавшись, сказала я, глядя на его простершееся передо мной тело и придерживая его ногой. - Но, боюсь, с таким прытким языком ты не доживешь до конца занятий.
   Потом я, пнув его для порядка пару раз в живот, призвала остальных строиться передо мной в две шеренги. Черненький, как я прозвала этого парня, упрямо поднялся с земли, кривясь от боли. Встал вместе со всеми, украдкой утирая сочившуюся из носа кровь. Урок начался.
   - Итак, у вас в ножнах находится меч. Кто знает, за какую его сторону хвататься, чтобы не порезаться?
   Они и впрямь не знали толком, с какой стороны хвататься за меч, что такое гарда, почему для меча важен баланс и вообще, что мы тут все с ними делаем. Поэтому к обеду я чувствовала себя полной идиоткой, объясняя совершенно очевидные вещи. Отпустив их обедать в столовые, я быстрым шагом направилась к себе, чтобы как следует поесть. И выпить горячего рума. Для успокоения нервов. Легкий хмель был бы кстати, а то не выдержу и начну вправлять мозги кулаками. Черненький, методично выбешивавший меня на занятиях, весьма предсказуемо пытался за мной проследить. Но, на его счастье, его задержала на входе в замок Совета стража. Я даже не стала отвлекаться на него. Вообще - забавный ребенок, только какой-то уж слишком смелый для обычного человека... С магами так себя не ведут, особенно с Огненными. Мне даже и в голову не пришло, что он моложе меня всего на несколько лет. Но разве такие вещи определяет хронологический возраст?
   Вспомнив, что Трэвис в отлучке, я решила поесть у себя. С деревянным подносом, на котором покоилась сытно пахнущая молочная каша из зерен ах-ха со сливочным маслом и еще куча еды, я ногой отворила дверь и застыла на пороге. Там был Рид. Развалившийся по-хозяйски на моей кровати и пялящийся в потолок. В волосах его по-прежнему играли огненные искры.
   - Заходи, не стесняйся. Чувствуй себя как дома, - насмешливо произнес он, не поворачивая головы. - Ты ведь ничего не боишься теперь, верно?
   Я молча вошла, села на стул и стала есть свою кашу, заедая хлебом. Пусть не думает, что он тут хозяин!
   - Как прошло первое занятие с юными дарованиями? - поинтересовался он. Я бросила взгляд - он все еще глядел в потолок.
   - Мило, - пробормотала я, чуть не обжегши язык о горячий рум. - Они - прелесть. Просто идеал представлений о мире без войны. Когда никто не будет знать, что такое насилие и зачем его применять.
   Он хмыкнул. Торопясь поесть, я ненароком уронила на стол ложку каши. Но смахнула ее на ладонь и слизнула. Рид на это только многострадально вздохнул. Редкие белые огоньки сливались с моей магией, но не дурманили.
   - Ты бы хотела жить в такое время? - спросил Рид. Я его не видела, еда сейчас занимала меня куда больше.
   - Думаю, что не стоит говорить о том, что все равно настанет еще очень и очень нескоро. Если настанет, - с набитым ртом невнятно сказала я. - Но - да, конечно.
   - Несмотря на то, что единственное, что ты умеешь, - это сражаться, хоть и не магией? - поинтересовался тот. - Чем бы ты тогда занималась?
   - Ну, думаю, нашла бы чем... - протянула я (что толку говорить о несбыточном?). - Цветы бы выращивала.
   Со стороны, где лежал Рид, донеслось громкое фырканье, а потом сдержанный смешок. Да я и сама ухмыльнулась, представив себя ковыряющейся в земле. Нет, это не для Огненных. Вся наша жизнь - страх и разрушение. Солнечные вот наверняка смогли бы приспособиться. Трэвис, помнится, будучи в хорошем настроении, сотворил при мне очень красивое переплетение солнечных лучей. Чудесная у него получилась картина... Они бы, наверно, стали художниками. А может, выращивали бы растения, солнце там тоже участвует, но...
   - Какая, к айкроменам, разница? - пожала я плечами. - Солнечные бы нашли, мы бы не нашли. Вернулись бы к ним.
   Легенда гласила, что давным-давно в дерево ударила молния, воспламенив его сухой ствол. И тогда часть Солнечных почувствовала трепет в своих душах. Они протянули руки к огню и назвали его своей стихией, и отделились от своих братьев, дав начало новому роду - роду Огненных.
   - Угу, все было почти так, - хмыкнул Рид, беззастенчиво прочитав мои мысли. - Часть рода Дженткиандторри на одной из потасовок заявила, что не намерена больше терпеть мягкосердечие, тупость и нерешительность старомодных консерваторов, не признающих новых идей. И ушли в другие земли, сделав их своими владениями. Пока мягкосердечные Солнечные пытались наладить переговоры и дружбу, отделившиеся установили в своих землях другие правила и законы. А поскольку из всех заклинаний они чаще всего использовали сожжение, стали Огненными. Надеюсь, ты хотя бы знаешь, что концентрированный солнечный свет может жечь?
   Я кивнула. Как-то сбежала из замка Огненных, когда встрепанный человек в скошенных набок стеклах на глазах показывал собравшемуся со всей деревни люду чудо без магии. Что если собрать при помощи изогнутого стекла вместе много такого света, то действительно возникает огонь. Ему даже удалось спастись тогда от гнева Огненных. За ним вовремя явились двое магов разума с целым грузом компенсаций за жизнь своего человека. Деревенским тогда стерли память, но мне в возникшей суматохе удалось незаметно скрыться.
   - Значит, - перестав жевать, медленно сказала я, - Огненные - это самые вспыльчивые, отчаянные и жаждущие насилия из Солнечных? Отсюда пошел и характер, которым славится, - я поморщилась, - наш род?
   - Все может быть, все может быть... - глубокомысленно изрек Рид.
   - А как же легенда?
   - О, да! Легенда, конечно, есть, - рассмеялся он. - Правда, она была написана много позже произошедших событий. Для красоты. Ну не рассказывать же потомкам, что произошли от банальной внутриродовой ссоры! Впрочем, если говорить про древних Солн...
   - А что они, по-твоему, должны были делать? - прервала его я, запихивая кусок хлеба в рот и невнятно закончив. - Им нужно было убить всех своих родственников?
   - Почему бы и нет? - равнодушный ответ заставил меня подавиться. - Именно так и поступают у нас сейчас. Знаешь, какое наказание, например, назначается наемным убийцам?
   - Знаю, - мрачно ответила я. - За практически любые нарушения законов во владениях Оуэннов одно наказание - смерть. Различается обычно только ее длительность и количество пламени, в которое попадают наказуемые.
   - Смешно. Не повторяй сказки нежителей наших земель, - зло произнес Рид. - Зачем, по-твоему, тогда созданы знаменитые темницы Огненных, если мы всех сразу убиваем? И почему, как ты думаешь, количество преступающих закон на нашей территории в несколько сот раз меньше, чем у твоих разлюбезных Солнечных? - в глазах Рида зажглись нехорошие огоньки. - Не стоит тебе рассуждать о том, в чем ты ничего не понимаешь.
   Да, я не понимаю. Тень побери, я не понимаю, почему, уйдя накануне из залитой солнцем деревни, полной жизни, и обнаружив там на следующий день лишь океан пепла, я должна думать при этом о законе!
   - Дался тебе этот Форкенстейл, и что тебя в детстве занесло именно в ту деревню! - поморщился он. Но потом усмехнулся. - Видела бы ты тогда свое лицо. А на самом деле это просто один из методов поддерживать в своих землях порядок.
   - Убийство - не метод, - отчеканила я, задирая голову к бойнице и пытаясь определить, идти мне во двор сейчас или позже.
   А у меня... у меня с моей местью другой случай. Но вообще убивать плохо!
   - Да ну? - деланно изумился мой старший брат. - Что ж тогда все наши обычные люди после этого не разбежались по другим землям после зачистки Форкенстейла? Вообще-то люди, в отличие от нас с тобой, имеют право перемещаться между владениями магов. Так что же все равно к нам-то все едут?
   - С ума сходят. Массово, - буркнула я, вышла и хлопнула за собой дверью.
   Люди и впрямь прибывали. Но при этом на расстоянии в несколько амерунов от замков Огненных никто из них не селился - все размещались подальше от гневливых господ. Но, надо признать, и крупных разбойников у нас почти не было. Вот мы с Миртом сколько ехали - и ни на одного не наткнулись... То есть с Ороном. Я с грустью вспомнила, как мы ехали. Хорошее было время.
   - А ты знаешь, почему в наших землях практически нет преступности? - Рид вышел следом и рывком прижал меня к стене (я поморщилась от запаха дыма). - Помнишь историю с наемным убийцей? Когда мне, отцу и Клейду пришлось целую кучу народа допрашивать с пристрастием и чипами магов разума. Все, чтобы найти, кто убил сына управляющего городом. Помнишь, что тогда к нам с повинной и уймой доказательств пришли в разное время одиннадцать человек. На них просто оказывали давление знатные люди, не желающие, чтобы их обнаружили. Ими мы тоже занялись. Но убийцей - в первую очередь. Убийство не должно быть работой.
   - Работой для людей, ты хотел сказать? - невинным тоном уточнила я и попыталась оттолкнуть его руки (из камня они, что ли?). - Магам разрешено все, а вот на того человека вы даже специальное охранное заклинание наложили. Чтоб не умер или не потерял сознание раньше срока. И еще возили несчастного по улицам города, на что могли любоваться даже дети.
   - Ну, насчет детей мы погорячились, но эффект того стоил, - процедил Рид. - А магам, знаешь ли, тоже разрешено не все.
   - Того человека вынудили на убийство! - рубанула я обеими руками по его. Глаза слезились от избытка магии, волосы прилипли веером к стене от ее напряжения.
   - Вынудившими мы тоже занимались, только в темницах. Зато теперь люди вынуждены умирать сами вместо того, чтобы убивать других, - мой брат был неумолим в своем желании что-то мне доказать (мой удар он и не заметил).
   - Человека нельзя вынуждать умереть за другого! - оскалила клыки я. - Это... это нужно почувствовать... это нужно понять, понять самому!
   - А если люди не понимают? - тихо спросил Рид. И раздраженно добавил. - Сколько можно показывать клыки? Ты что, животное, в конце концов? Ты магиня!
   Резко ударил по ним магией, клыки скрылись.
   - Зато маги много понимают, да?! Что именно ты мне хочешь доказать, объяснить или втолковать? - со злостью спросила я, прижав руку к подрагивающей челюсти. Он был не прав - и все! - Хочешь доказать, что Огненные - образец добродетели, мудрости и всех прочих качеств?! И ты тоже - в частности? Что наш замок, самый страшный замок во всех магических землях, если не считать замка магов тени, - это идеал, к которому все должны стремиться?
   Рид ничего не ответил. Развернулся и ушел.
   Чего он хотел на самом деле?
   Во дворе меня уже ждало девятнадцать чрезвычайно серьезных молодых людей. Стоя. Черненького среди них не было. Поигрывая мечом, я поинтересовалась, в чем дело.
   - Его отправили отбывать наказание, - старательно вежливо ответил круглолицый крепыш. - За неуважительное отношение к магам вообще и к вам в частности, оскорбительное поведение и сопротивление страже замка.
   - Не дело, конечно, что его отрывают от учебы, - покачала головой я. - Ладно, продолжим.
   Вечером мои ученики едва-едва уползли от меня в казармы. Занимались мы, пожалуй, многовато. Даже мне стало слегка не по себе, но этим парням только так и заниматься, с их-то знаниями и... хм... способностями. А то просто рыбам на смех: девятнадцать парней нападают одновременно, и хоть бы один меня царапнул... И кто их только набирал? Интересно, осталось на кухне еще жареное мясо? С отъездом большинства старших магов рацион как-то сразу стал хуже. Пойти, что ли, поджечь паре поваров пятки? Впрочем, поджечь я бы вряд ли подожгла. Но вот сделать так, чтобы повар сам залез на горячую плиту - вполне... Поймав себя на этой мысли и устыдившись, я нахмурилась и решила довольствоваться тем, что дают.
   После еды я сразу почувствовала себя лучше и пошла к Ковентри узнать насчет черненького. Оказалось, его зовут Симулос (по мне, так глупое имя). Ковентри сначала с моими просьбами послал меня к оуэннам... Я выразительно изогнула бровь, а он прикрыл рот рукой. Нашел кого и к кому посылать. Так что сошлись на том, что с завтрашнего дня Симулос все-таки выйдет на занятия. Ковентри отдал распоряжения. Я заявила, что "отправляюсь к Оуэннам", и пошла спать. Спать. Тело все покалывало и ныло, голова была словно песком набита. Еще эти йейлы на теплых полотнищах в коридорах Фризов подмигивали и паясничали вслед. Зачарователи айкроменовы, у меня башка раскалывается, а они гогочут! Не выдержала, сунула руку и сдавила одному рог на антилопьей голове. Наступившая тишина показалась блаженством. Я горделиво осмотрела съежившихся йейлов в мертвенном свете ледяных свечей. Будут знать...
   Магия моя! Нет, так не должно быть! Только не сейчас, нет! Белые огоньки вихрем прошили мою магию насквозь.
   Рид в ореоле белой магии вышел из-за поворота. Прекрасный и холодный, как айсберг. Он протянул в мою сторону руки ладонями вперед. А вот и не поддамся! Нет! Он шел на меня, я пятилась.
   - Ты же любишь меня, - утвердительно произнес он. - Что ты так брыкаешься?
   - Тебе же это нравилось, - огрызнулась я.
   - Нравилось. Но я скучаю без тебя, - сказал он и улыбнулся. - Ты не поверишь, скучаю.
   - Не поверю. Скучаешь ты без книги магии в моем сердце, - фыркнула я, но пятиться перестала, мне слишком сильно захотелось, чтобы он подошел ближе.
   Он подошел вплотную...
   - Спи, - сказал он и раздавил стеклянный шарик у моего виска.
   Я заснула.
   Проснулась я в комнате Рида, в дневной, потрепанной одежде... На том же месте, где еще совсем недавно (вчера? вечность назад?) лежала та самая девушка. Рядом никого не было, но множество белых огоньков, все еще плясавших над кроватью, говорили сами за себя. Прислушавшись, я с облегчением поняла, что ничего, кроме ветра за окном, не слышно. Резко вскочила со своего лежбища. Солнце ярко светило в окно. Опаздываю? Да нет, сегодня занятия только с полудня. Потянувшись, я встала и вышла из комнаты. В коридоре у стены, рядом с дверью, стоял более чем мрачный Трэвис, скрестив руки на груди. И молчал.
   - Я только спала, - хмыкнула я.
   Трэвис молчал.
   - А тебе вообще это должно быть все равно, - прорычала я, озлившись на его недвусмысленное молчание, - с твоей Ольгой.
   Он все еще молчал, совершенно не изменившись в лице. Как статуя, пожалуй. Или еще хуже - как серый послушник. А какого айкромена, собственно, я оправдываюсь?
   - Ты что, думаешь, Рид спрашивал моего согласия?!
   На лице-маске промелькнула какая-то эмоция. Трэвис отвел взгляд и, опустив руки, отошел от стены.
   - Извини, - пробормотал он. - Глупо, но мне подумалось, что ты сама...
   Я покачала головой и, не оборачиваясь, пошла, куда глаза глядят. Меня окружают одни безмозглые рыбы. И главная безмозглая рыба - я. Что за дурацкий разговор только что был? О чем это мы - я и он - думает? И в какое время! Помотав головой, я сориентировалась и пошла в казармы, выручать этого... как его, Сми... Сани... в общем, айкромен его дери, черненького.
   Парня я нашла с черным синяком под глазом и разбитым лицом с кучей кровоподтеков. Он стоял, привязанный к столбу, а какой-то верзила методично и равнодушно опускал на него свой хлыст. Тем не менее, изо рта молодого человека не доносилось ни звука. А что, неплохо. Может, из него и выйдет боец. Хотя с дисциплиной у него не важно. Но можно подумать, у меня она сильно лучше. Я почесала шею.
   - Ковентри приказал остановить наказание, достаточно, - велела я.
   - Я распоряжения не получал, - равнодушно ответил верзила.
   Я подошла ближе. Почти доставала до его плеча в высоту, и две меня влезли бы в ширину. Но он человек. Его я смогла убедить за четыре биения сердца, что с магами лучше соглашаться сразу. Черненький стоял с закрытыми глазами. Но, похоже, слышал все происходящее. Когда я подошла, чтобы развязать его, он тихо спросил.
   - Зачем вы это делаете? - разбитые губы его едва шевелились. - Я же тогда, когда эти консервные банки меня задержали, о вас столько всего кричал... и о магах вообще - тоже.
   Обрат твою магию, и этот туда же. Один с консерваторами, этот еще какие-то консервные банки упоминает. Что это такое вообще?
   - Ну, во-первых, я этого не слышала, а мне, благо, никто не передавал, что ты говорил обо мне конкретно, - начала я, раздирая слипшиеся от пота и крови веревки. - Иначе, может быть, ты тогда походил бы не на взбитые сливки, а на поджаренное мясо в корочке из плавленой кожи. А во-вторых, идет война. Нужно пополнение.
   Мне не хотелось признаваться, что я его попросту пожалела. Он ведь просто человек.
   - Значит, скажи я вам, что вы - оборотнутая найгла, которая ложится под каждого встречного офицера, то вы бы меня испепелили? - с вызовом спросил меня он, пошатываясь, но стоя на своих двоих вполне самостоятельно.
   - Возможно, - ответила я, усмехнувшись сравнению с продажной магнессой любви. В мальчишечьих устах ругательства звучали скорее смешно, чем оскорбительно. - Но я же этого не слышала. Идем.
   И, не оглядываясь, направилась к выходу отсюда во двор, где проходили боевые учения. Не могу сказать, что меня уж совсем не задели его слова, но я изо всех сил старалась сдерживаться. Я выросла среди людей, и меня учили совсем не тому, как поджаривать еще живое мясо. Да и я старше. На целую жизнь. Жизнь в замке Огненных.
   Вечером меня у ворот замка Совета встретил Трэвис.
   - Не помешаю? - мрачно спросил он, беря меня под руку, словно боясь, что я куда-то убегу. - Хочется убедиться, что ты сегодня дойдешь до своей комнаты без приключений.
   - Спасибо. Тронута.
   Мы немного поболтали о том, как у кого прошел день. У очередного поворота коридора нас встретил Рид, боком прислонившийся к стене под большой картиной с изображением лесной поляны. Принесла нелегкая.
   - Еще раз полезешь к моей жене, будешь обвинен в нарушении соглашения о невмешательстве, - процедил Трэвис, глядя на моего брата. Глаза его полыхнули холодным северным солнцем. Он до передачи книги все еще фактически был Солнечным...
   - Плевать. Я. Хотел. На соглашение, - с расстановкой спокойно произнес Рид. - Сейчас война, а у войны свои законы.
   Трэвис загородил меня собой. Я опять почувствовала напряжение магий. Волосы начали подрагивая подниматься в воздух. Да что же это такое? Мой старший брат больше не имеет на меня никаких прав! Спустя несколько биений сердца Трэвис пошатнулся, привалившись к стене, а я от слабости так и вовсе опустилась прямо на пол. Рид уже с победоносной улыбкой попытался подойти ко мне, как с конца коридора послышался окрик. Я с усилием повернула голову. К нам шел сильно постаревший Тристан. Его лицо было напряженным и сердитым.
   - Рид, Огненным утром было предъявлено обвинение в нарушении соглашения о невмешательстве, - сказал он, едва подойдя к нам.
   Он махнул рукой, и напряжение магий исчезло. Все же он был верховный маг.
   - Все-таки нажаловался? - презрительно скривился Рид, глядя на Трэвиса.
   - А что, надо было поселить ее в твоей комнате? - с вызовом ответил тот, прикладывая руку ко лбу.
   - Огненным отныне запрещено подходить к господам Халецким на расстояние ближе двадцати шагов, - устало сказал Тристан и зло посмотрел на своего брата. - Как бы я хотел наложить подобный запрет на тебя и Шогни. И ты знаешь - почему. Гораздо лучше, чем я.
   Трэвис только поморщился.
   - Она моя жена. Что еще ты от меня хочешь?
   - Не твоими стараниями, - бросил он. - Все, инцидент исчерпан.
   Трэвис, слегка пошатываясь, довел меня до моей комнаты (по дороге зашли в оружейную, сдала иллюзорный меч) и галантно приоткрыл дверь. В комнате на стуле сидел Рид, вальяжно откинувшись на спинку, балансируя на двух ножках.
   - Опять ты, - шумно выдохнул Трэвис. - Ты начинаешь нам надоедать.
   - Приятно слышать, - отозвался Рид. - Давай, зови своего старшего братика, раз силенок не хватает самому разобраться.
   - И позову. И Совет подключу, - зло ответил Солнечный. Ой, тьфу, Халецкий. - Уходи лучше сам.
   - Пожалуйста. Всегда ценил вежливые просьбы, - ухмыльнулся Рид и вышел.
   Трэвис на прощание поцеловал мне руку и тоже вышел, после чего я закрылась на магический замок и вздохнула с облегчением. Одной проблемой меньше.
   Прошло несколько дней. Черненький вел себя по-прежнему слишком вызывающе. Он огрызался, лез вперед, вечно пытаясь встрять во все, что его совершенно не касалось. Хотя со временем я начинала подмечать, что при всем при этом он как-то слишком часто говорил и отвечал невпопад. Хмурясь и все же не спрашивая, в чем дело, я старалась не обращать внимания на его попытки как-то меня задеть. Синяки и царапины не в счет.
   Рид больше меня не преследовал, но Трэвис все равно провожал меня до моей комнаты, и я была ему за это очень благодарна.
   А потом в один ничем не примечательный день я влипла в неприятности. Солнце уже давно взошло, но черненького все еще не было. И на этот раз ни остальные из группы, ни стража замка ничего не знали. Раздраженно хмурясь, я отпустила (к невероятной их радости) учеников отдыхать и отправилась к человеческим казармам.
   - Пожалуйста, пожалуйста, помогите, - с искренним ужасом в голосе меня где-то на полпути остановила незнакомая девушка с круглым лицом и выпученными от обуревавших ее эмоций голубыми глазами.
   - Я? - раздражаясь, что меня отвлекают, осведомилась я.
   Остановилась и смерила ее с головы до ног. Глазам стало жарко от полыхнувшего в них пламени. Она застыла на месте, не отрывая от меня взгляда. Ее щека дернулась в тике. Похоже, что эта девушка знакома с Огненными не понаслышке.
   - Эй, все нормально, - я постаралась, чтобы мой голос звучал помягче, и слегка опустила голову. - Что ты хотела?
   - П-п-пожалуйста, п-помогите Сим-симулосу, - запинаясь, наконец, робко произнесла она. - Я - Шар-шарлот-та, мы вместе... Гуляли, а потом... Сказ-казали найти Огненную, уч-чителя... ва-вас, а не то... - тут она принялась частить. - А не то они его убьют, понимаете? Они его били... магия Поднебесная, он весь в крови... они сказали обязательно найти вас и передать, что если вы не придете за ним, то они его убьют и тогда... тогда...
   Не выдержав, девушка закрыла лицо руками и бурно разрыдалась.
  
  -- Глава 9. Люди, маги, признания
   - Кто - они: люди или маги? Куда я должна прийти? - напряглась я. - Отвечай четко только на эти вопросы.
   - Люди, - выдохнула она и, всхлипывая, начала рассказывать. - Они подстерегли нас неподалеку от стены. За северными воротами, а мы просто вышли погулять и...
   - Сколько их? Как далеко? Направление? - оборвала ее я, думая о том, что уж с людьми-то я как-нибудь справлюсь.
   - Четверо. Тут недалеко, пешком дойти можно за полдорта, - взяв себя в руки, ответила она. - Направление я покажу, но туда идти я боюсь...
   Так, четверо. Хотя внешне я мало изменилась ("фарфоровая статуэтка", твою магию!), но форму я при этом уже более-менее восстановила. С четырьмя-то людьми я должна справиться. Они ж люди.
   - Не важно, ты мне будешь там и не нужна, - досадливо отмахнулась я. - А теперь - детали, как туда добраться.
   Получив подробное описание и дойдя со всхлипывающей девушкой до северных ворот, я кое-как втолковала стражнику, куда и зачем я иду. Прошла немного по наезженной дороге и свернула в лес. Неровная земля, идущая то вверх, то вниз. Жесткая, местами высохшая, колкая трава. Густой подлесок, сухие ветки, бурелом... Я уже была вся в царапинах, когда начала приближаться к месту. Какое-то странное они место выбрали для прогулки.
   Воздух двинулся! Я быстро отклонилась вправо, потом - в другую сторону, откатилась, пытаясь уберечь глаза от жестких травяных стеблей и сваленных, словно нарочно, веток. Стрелы сыпались c двух сторон. Я, вскочив на ноги, выхватила меч, крутясь во все стороны, отбивая удары. Деревья, кусты всюду. Люди могли прятаться где угодно. Вдобавок к царапинам, полученным мной по дороге, тело одну за другой получало новые. Резко кольнуло в бедро: я пропустила стрелу. Тень побери, я не успеваю, их слишком много! Сколько еще будет стрел? Жгучей болью что-то взорвалось в боку, и вниз потекла густая горячая жидкость. Все еще продолжая вращать меч, отбиваясь от стрел и изгибая туловище под невероятными углами, я устало опустилась на правое колено. Из глаз и из-под ногтей потекли тонкие струйки крови. При каждом движении из живота сильными толчками шла она же, и я хрипела от усилий. Сколько у них там еще стрел? Сколько? Неужели все так и закончится?
   - Ага, наша берет! - радостно произнес чей-то тонкий голос. - Я ж говорил, что этих шкарпи надо выманивать поодиночке, тогда они не страшны!
   - Обрат твою, заткнись! - рявкнул на него кто-то в ответ.
   Поздно. Они там. Отбив по дороге еще две стрелы, я добралась до прячущихся в тени деревьев двух одетых в зеленое человек. Они выхватили мечи, и завязалась потасовка. Я сражалась сразу с двумя, когда подбежали еще двое. Напали со спины. Думали застать врасплох? Кого - меня?! Да я выучилась слышать малейший шорох и чувствовать малейшее колебание воздуха! Даже ранила одного из них в их неудачную атаку. А потом извернулась и приставила меч к горлу другого. Рыжебородый мужчина с изящным лицом. Судя по ругательствам, это он велел кому-то "заткнуться". Похож то ли на вожака, то ли просто на кого-то с мозгами.
   - Опустите оружие, иначе он умрет! - скомандовала я, сплевывая кровь на землю.
   - Только попробуй причинить ему вред, шкарпи! И мы заставим тебя почувствовать, зачем на свете нужны такие найглы, как ты, - скривился раненый, но меч опустил.
   Я пропустила и оскорбления, и угрозу мимо ушей. Бок, куда попала-таки одна из стрел, болел жутко.
   - Мальчик, - хрипло спросила я, глядя опустившим мечи людям прямо в глаза. - Он жив?
   Молчание. Вот упрямые шкарпи! Я легонько надавила мечом, ощутив, как подалась кожа на шее рыжебородого. Так, всего лишь царапина. Пока.
   - Ну, я жду ответа, - резко сказала я. - Или вы решили пошутить с Огненной? То, чем чреваты шутки с нами и попытки нас обмануть, вам объяснить? Или и так знаете?
   - Знаем. Мальчик жив, - опустив голову, произнес один из людей, высокий черноволосый парень лет тридцати. - Привязан к дереву недалеко отсюда. Долго, шкарпи, сопротивлялся, двоих наших ранил прежде, чем его повалили. Но мы его относительно быстро научили, - он сплюнул, - как надо себя вести. Девку его тоже потрепали мальца, но отпустить пришлось целенькую, чтоб вы, оуэнновы дети, не заметили ничего.
   Снова молчание.
   - Магам не место среди людей! - прорычал рыжебородый, все же не решаясь сдвинуться с места. - И рано или поздно мы заставим вас это понять! Вы сжигаете наши урожаи, наших детей, уничтожаете все, к чему прикасаетесь!
   - Здорово у вас расставлены приоритеты, - усмехнулась я. - В первую очередь урожаи, а потом уже дети...
   - Да как ты смеешь, найгла оборотная! - сорвав голос, просипел он.
   Но все же не сдвинулся с места. Я узнала достаточно.
   - Парень с девушкой в этом не замешаны? - напоследок уточнила я.
   - Нет, - выдохнул тот. - Они из замка погулять вышли. Думают, что любовь у них, айкроменовы найглы. Мы подходящих балбесов за воротами давно поджидали. Ваши ручные люди - самый удобный способ до вас, оуэнновых детей, добраться, чтоб...
   - Где мальчик? - оборвав его, задала я вопрос.
   Тот начал объяснять. Это было недалеко. Пока он говорил, я, отвлекшись, немного ослабила хватку.
   - В общем, тебе надо вон туда, - протянул рыжебородый, потянувшись в сторону ближайших кленов.
   Я поневоле посмотрела в ту сторону. Он резко пихнул меня локтем в бок. Вырвавшись, поднял меч и попробовал меня им проткнуть. В последний момент я парировала его удар своим мечом и резко воткнула острие рыжебородому в живот. У того горлом пошла густая кровь, он захрипел и упал. Не успели люди опомниться, я прикончила еще одного, который подбежал помочь рыжебородому. А затем затанцевала с мечом против двоих оставшихся, один из которых уже был мною ранен. Он лег следующим. Остался один, блондин с маленькими глазками, которыми он неприятно шарил по мне, ухмыляясь и с легкостью отбивая мои удары.
   - Вам все равно нас не остановить, - сплюнув на землю, сказал он, оставив мне на руке глубокую царапину. - Людей больше, мы свергнем магов с их тронов и заставим трудиться на нас. Будете нам прислуживать; там вам, магам, самое место - у ног человека!
   Я не потрудилась ответить и вместо этого сделала обманный выпад. Человек потянулся его отбить, и я быстро проткнула его насквозь. Тугая струя темной крови полилась на зеленую траву. Я выдернула меч. Человек, выпучив глаза и обозвав меня оборотнутой найглой, годной лишь на драд, упал.
   Болван. Свергнуть магов - это ж надо такое выдумать!
   Дохромала кое-как до угловатой березы с опаленными ветками, прижимая руку к ране в боку. Замерла с округлившимися глазами. Извечный страх перед старшими Огненными, проснувшись, приказывал бежать, бежать, скрыться, увильнуть, отыскать нужный боковой коридор... Едва справившись с подступившей к горлу дурнотой, я медленно, готовая в любой момент удрать, подошла ближе, легонько прижав к горлу пальцы. Жив. Невероятно, я... я не знала, что люди могут выжить после такого без специальных закли... Обрат твою! На шее у парня болтался магический амулет - золотое ожерелье с бурым жемчугом. Голова, на которой зачем-то была срезана часть волос, бессильно свисала вниз. Оторвав, наконец, руку от собственной пустяковой раны, я принялась ощупывать скользкие почерневшие веревки. Похоже, перевязывали несколько раз: внизу валялись обгорелые куски точно такой же веревки.
   - Опять... вы? - хрипло прошептал черненький. Из-за ран он уже и человека мало напоминал.
   Я попробовала хоть как-то подступиться к этому... к этому... развязать... мечом перерезать. Вот узел рядом... Нокх, сорвалось.
   - Вы... мне уже надоели, - выдохнул тем временем черненький. - Опять развязываете. Уже... неинтересно как-то.
   Я отошла к другому узлу и попыталась подцепить хотя бы его. Побуревшая от крови скользкая веревка подалась с трудом. При каждом взгляде на его изуродованное лицо у меня тряслись руки, и, перерезая веревки, я боялась его поранить. Наконец, он кулем скатился на землю, и я, оцепенев, посмотрела на него, ощутив острый приступ тошноты и разгоняемого сердцем вместе с кровью страха.
   Он не стонал. Он просто лежал и смотрел на меня. Не будь я пятнистой, могла бы ему как-то помочь. Но сейчас приходилось рассчитывать только на силу амулета у него на шее.
   - Я смотрю, вам тоже досталось, - оглядев меня глазами, в которых плескался гной, тихо произнес тот и скривился.
   Его лицо все перекосилось, хотя там... мало чему осталось перекашиваться. Магия Поднебесная, это он не от боли... это он пытается усмехнуться!
   - Что, все-таки маги не такие неуязвимые, как все тут твердят, словно заведенные? - с усилием приподняв-таки правый уголок рта, прохрипел он.
   - Заведенные? - рассеянно переспросила я, не смея двинуться или оторвать глаз.
   Когда старшие Огненные говорят, младшие должны застыть на месте и слушать. Тут явно побывал кто-то из старших Огненных...
   - Ну... это когда пружину сначала сильно закручивают, а потом отпускают, и какой-то механизм начинает работать от того, что та начинает раскручиваться, - основательно, только надсадно растягивая гласные, объяснил мне Симулос, чье имя я, наконец, вспомнила.
   Я не осознавала его слов. Я просто завороженно слушала, как он все это говорит. Так долго и обстоятельно... Чем он это выговаривает? Там, в разодранном, почти выжженном горле, в сломанной шее еще что-то осталось, чтобы говорить?
   - Тебе, наверно, нельзя разговаривать, - почти прошептала я.
   - Ничего, можно, - снова попытался усмехнуться тот. - Эти сказали, что та штучка, что болтается у меня на шее, очень мощная, так что я не умру... что бы ни произошло... А у тебя руки трясутся.
   - Сколько среди них было магов, и почему сейчас их здесь нет? - очнувшись от оцепенения, спросила я, со страхом оглядываясь по сторонам. - Меня поджидало всего четверо человек, но среди них магов не было.
   - Правильно сосчитала, молодец, - ответил Симулос, полуприкрыв глаза.
   - Сколько помимо них было еще магов? - рявкнула я.
   - Не знаю, я видел только четырех человек, а были ли среди них маги, сказать не могу, - серьезно ответил тот, тяжело дыша на окровавленной земле. - Вы, маги, обычно выглядите, совсем как люди.
   - Но среди них не было магов, иначе меня бы уже не было в живых, - растерянно произнесла я. - Значит, маги исчезли, когда я сюда пришла? Но почему? Разве меня может испугаться кто-нибудь кроме людей?
   - А что, ты не такая страшная, как кажешься? - поинтересовался Симулос и закашлялся.
   Его вырвало. На землю полилась жуткая смесь из крови, какой-то желтой жидкости, гноя, остатков внутренностей... Меня привычно замутило, и, не в силах смотреть на это, я закрыла глаза. Мне показалось, что ветер принес мне знакомый запах дыма. Я по-прежнему в замке Огненных...
   - Так... что?.. Можно... тебя... не... бояться?.. - почти весело, только судорожно сглатывая после каждого слова, спросил тот.
   - Кто вообще может меня бояться? - сквозь звон в ушах рассеянно ответила я. Запах дыма становился все сильнее, лицо начало привычно сводить судорогой. - Я, наверно, самая слабая магнесса из всех существующих...
   - Сочувствую, - вполне искренне произнес Симулос. Очень тихо.
   - Не смей мне сочувствовать! - тут же оскалила зубы я, широко распахнув полыхнувшие пламенем глаза и тяжело дыша сквозь гневно раздувающиеся ноздри.
   В воздухе повсюду тоже полыхнуло пламя. Но человек только невозмутимо покосился в сторону своего плеча, которого оно коснулось. Разумеется, обжечь мое пламя никого не могло. Оно существовало только в магическом пространстве, а в физическом была одна только видимость. Странно, что пламя в этот раз было видно обычным зрением. Книга магии?
   - А клыки тоже ненастоящие? - бодро поинтересовался он, глядя, как лизавшее его плечо пламя медленно затухает. - В том смысле, что ими можно кусать, пока они не исчезли, как сейчас?
   - Клыки настоящие, - раздраженно буркнула я, снова принявшись разглядывать ближайший узел на связывающих остатки его рук веревках. - Ими при необходимости можно прокусить ногу. Или откусить.
   - Что, и приходилось откусывать? - еще больше развеселился Симулос с задорным блеском в черных глазах. - А голову откусить сумеешь?
   - Не знаю, не пробовала, - пожала плечами я, и, достав из ножен меч, аккуратно поднесла острие к узлу. - Прокусывать ногу приходилось. Один раз.
   Зато и я научилась потом спать так, чтобы просыпаться от малейшего дуновения воздуха или самого тишайшего звука. Я опустила плавающий в ослабевших руках из стороны в сторону меч. Все-таки Симулосу еще повезло... Он мог родиться Огненным...
   - Расскажи, как живут маги, - тихо попросил Симулос, и я едва его расслышала сквозь наполнившие голову воспоминания.
   - Все по-разному, - вздохнула я. - Тебе там уже не надоело языком болтать?
   - Расскажи, как живешь ты? Каково жить в замке Огненных? - неожиданно для меня попросил он, проигнорировав мой вопрос.
   - Я не знаю, что рассказывать, - раздраженно ответила я. - И я пока временно не живу в замке Огненных. Потом придется вернуться, но пока - нет.
   И слава магии. У меня есть целый год. Потом... будет потом.
   - Ты можешь ведь не возвращаться, разве нет? - спросил Симулос, и я заметила, что на его лице что-то уже начало подживать. - Я слышал, что людям можно свободно переходить между владениями разных магов.
   - Свободно переходить могут только люди. Мне придется вернуться, - жестко сказала я.
   Не хватало мне только его посвящать в свои планы.
   - Расскажи, как живут в замке Огненных? - снова попросил тот.
   - Я не знаю, что рассказывать, - опять огрызнулась я.
   - Ладно, тогда я буду спрашивать, а ты просто говори, да или нет, хорошо? - упорствовал человек. - Мне тут много чего про магов наговорили, и я хочу разобраться. Вот скажи, маги - они такие все очень богатые, могущественные, живут все по несколько тысяч лет, и вся их жизнь так прекрасна, легка и беззаботна, что о ней можно только мечтать?
   Обрат твою магию, надо побыстрее заканчивать с вопросами, а то время поджимает. Нам пора назад, в замок, пока не наткнулись на других людей, с которыми я уже не смогу справиться с моей раной... А этот (вот кто угодно, только не этот), явно не успокоится, пока не получит ответы на все свои вопросы.
   - Да, - желая побыстрее с этим покончить, буркнула я.
   В конце концов, для кого-то это наверняка так и есть, верно? Вон сколько всяких штучек у Трэвиса в его огромной перегороженной шкафами светлой комнате, а главой рода станет, на возлюбленной Ольге своей женится, когда та найдется, - еще больше, наверно, будет... И жить долго и счастливо они вдвоем наверняка будут не одну тысячу лет. И как и все заключающие магический брак, умрут в один день... Так, стоп, а я-то откуда знаю, что там в комнате у Трэвиса? Я же никогда там не была. Ладно, не важно, пока на это нет времени...
   - И живут все маги в прекрасных башнях или замках, или дворцах, или в чем-то еще более невероятном, полном таинственных чудес, всяческих удовольствий и развлечений?
   - Да.
   - И еще они все без исключения либо мучают людей, либо заботятся о них - но таких магов раз, два и обчелся. И про них в основном все только слышали, что они есть, но никто не видел. А вот все остальные маги всячески людей унижают, калечат, убивают, отбирают все, что им только понравится. И делают с людьми все, что в голову взбредет, без всякого сочувствия и сожаления, ни за что, хотя те им поперек и слова не смеют сказать?
   - Да.
   - Маги благодаря своей невероятной силе могут абсолютно все и всегда делают только то, что им хочется?
   - Да.
   - И ты тоже?
   - Да.
   - Ты тоже живешь в прекрасном замке или башне, где проводишь жизнь в свое удовольствие?
   - Да.
   - Тебе отданы в распоряжение огромные апартаменты, в которых можно заблудиться, и ты там вовсю развлекаешься, пока обычные люди трудятся в поте лица с утра до ночи?
   - Да.
   - Ты же все врешь, верно?
   - Да.
   Повисло молчание. Что, вопросы, наконец, кончились? Слава магии.
   - Ты хоть слышала мои вопросы?
   - Да, - хмыкнула я. - Нам пора возвращаться, я не знаю, сколько еще враждебных людей может обретаться в округе...
   - Какой вопрос был последним? - продолжал настаивать тот.
   Да обрат твою магию!
   - Что-то про магов, - я резко дернула плечами, понимая, что вопросы еще не кончились. - Что, я должна еще и все вопросы запоминать?
   - Я спросил, а действительно ли ты мне все наврала, и ты согласилась, - усмехнулся Симулос, склонив уже почти исцелившуюся голову.
   Айкромен тебя дери, ты успокоишься когда-нибудь... Что?
   - Расскажи мне про замок Огненных, - снова попросил человек, глядя мне прямо в глаза.
   Он меня достал.
   Я рассказала. В общих чертах. Конечно, он, похоже, крепкий парень, но все же многое я из сочувствия опустила. Рассказала ему... так, только основное. Остальное знать ни к чему. Даже про огненных ящериц, питающихся чужими страхом и болью, и их мерзкие повадки я не заикалась.
   - Вот, как-то так, - завершила я свою историю. - Все рассказывать - слишком много времени уйдет. А времени, знаешь, не так уж и много, особенно у тебя. Это маги живут долго, очень долго...
   - А зачем? - хриплым шепотом спросил Симулос, и голос у него в конце вопроса сорвался, будто он кричал.
   Что это с ним? Только что такой бодрый был. Амулет его, что ли, испортился? Да нет. Вроде, даже на человека стал похож. На такого человека, который живет не в замке Огненных, конечно.
   - Хватит вопросов, - не выдержала, наконец, я. - Нам обоим нужно возвращаться, пока не поздно, а ты тут целый допрос мне устраиваешь. Мы не в темнице с тобой...
   - Ты так и не рассказала ничего толком про ваши темницы... - прошептал он.
   - Я сказала, хватит! - прорычала я, хотя про темницы и сама знала, слава магии, не так уж и много. - Меньше будешь знать - дольше проживешь.
   - А сколько проживешь ты? - немного бодрее спросил Симулос.
   Обрат твою магию, почему я не могу выжечь ему язык, а?
   - Не знаю, жизненный срок зависит от силы магии. А ее точно измерить никто не может, слишком разная, - устало ответила я. - Но моя магия слабая, к тому же я женского пола, а магини и магнессы живут в среднем на порядок меньше мужчин...
   - Что?
   - Если не успевают за это время выйти замуж, и тогда срок их жизни продлевается до срока жизни их мужей, - закончила я. - Так что мой личный жизненный срок, наверно... лет двести, не больше, - я улыбнулась. - Почти как у человека.
   - Но ты же можешь выйти замуж? - уточнил он.
   - А, да, правильно говоришь, - спохватилась я. - Кстати, я уже замужем.
   - И кто же твой муж? - хмуро поинтересовался человек.
   - Трэвис Дженткиандторри, - ответила я и снова спохватилась, что по привычке назвала того Солнечным. А ведь он стал Халецким. - То есть я хочу сказать...
   - Ну, конечно, я так и поверил, - оборвал меня Симулос, скривившись. - Ты замужем за магом, в которого влюблена Шарлотта, а также была в свое время влюблена ее мать, а также бабушка и даже, кажется, прабабушка. Хотя о последней Шарлотта уже мало что знает. Давай, развязывай меня, я все понял.
   - Нет, это правда, - огрызнулась я, скрестив руки на груди. - Вот это уж точно - правда!
   - Значит, у вас с ним... любовь? - осторожно уточнил человек.
   Я замялась. Вспомнилось лицо Руна... Вспомнила мимолетную симпатию к Орону. А Трэвис... Трэвис - мой друг.
   - Нет, мы с ним вроде как просто друзья, - буркнула я.
   - Но вы же должны были очень сильно любить друг друга, раз согласились вступить в магический брак, который невозможно разорвать? Он же на всю жизнь!
   - Нет, мы вступили в брак, потому что были должны это сделать. Надо передать ему книгу магии, источник огромной магической энергии, которого я недостойна, потому что не мужского пола.
   - Почему книгу? Источник энергии? А почему люди и маги разные, но и у тех, и других - мужчины и женщины? Нет, лучше скажи, а правда, что магические браки разорвать невозможно? Почему вы вообще тогда их заключаете?
   - Потому что амерун, - огрызнулась я известной присказкой. - Хватит вопросов.
   - Но вы собираетесь вот так вот, поженившись, дружить с ним всю жизнь?
   - Магический брак можно разорвать, если маги не были друг с другом... близки. Наш будет разорван через год. Хотя сейчас уже, наверно, где-то поменьше...
   - Через год... Значит, как раз после того, как брак будет разорван, тебе придется вернуться в замок Огненных?
   - Да.
   - И он об этом знает?
   - Да.
   - И вы с ним друзья?
   - Да.
   - И он - урожденный Дженткиандторри, из рода Солнечных - самых светлых, добрых и вообще чудесных во всех отношениях магов во всех объединенных землях?
   - Да.
   - И вы с ним друзья?
   - Да... - в этом разговоре что-то не так. - Понимаешь, не могу же я его заставить... Он ведь будет несчастлив всю жизнь, ведь Трэвис любит другую. Она из магов ветра, и он думает, что она лучше всех, хотя...
   - Не надо ничего объяснять, я уже все понял, - оборвал меня человек, вскинув голову и попытавшись встать.
   - И откуда же ты такой ненормальный взялся? - покачала головой я, помогая ему подняться.
   - Если я все правильно понял, то наши земли располагаются в каком-то оборотном по отношению к землям Огненных мире. Тут я мало что понял, а ты в оборотных мирах что-нибудь понимаешь? - спросил он. - Это, наверно, такой термин для других миров?
   - Догадливый какой, - хмыкнула я. - Да, оборотные миры... Как бы это объяснить. Какой-нибудь человек или маг пишет книгу о ненастоящем мире. И некоторые из таких, ненастоящих, миров - никто до сих пор не знает, какие именно - становятся реальностью. Попасть в такой мир помогают маги перемещения. Так ты, значит, оттуда? Из придуманного мира?
   - Мой мир не придуманный! - сердито сказал парень, сузив глаза. - Если то, что ты говоришь, - правда, то... то тогда это в нашем, настоящем, немагическом мире написали такую книжку про ваш мир. Ваш "мир магх" придуманный!
   Я снисходительно улыбнулась - я бы сама тоже возмутилась на его месте. Но подумать о том, что наш мир был кем-то выдуман... немыслимо. Наш мир - единственный настоящий. Так все говорят. Кстати.
   - В немагическом мире? - заинтересовалась я. - Ты жил в мире без магии? Нас с детства кормили сказками про такое. Как же без магии жить можно?
   Он рассказал. В общих чертах. Про большие города с серыми многоэтажными зданиями, полными людей, про офисы и машины, про компьютеры, планшеты и смартфоны, про нефтяные скважины и шахты, про космические корабли и нанотехнологии, про Интернет, мессенджеры и социальные сети... Я слушала с широко распахнутыми глазами. Столько всего, оказывается, можно сделать без помощи магии. И всего лишь на одной планете, которую люди называли Земля. Планету первых Солнечных называли так же. Нет, значит, мир этого человека - все-таки придуманный, основанный на нашей истории. И все же... какой удивительный это мир. Надо же было кому-то такое выдумать!
   И звали черненького там, в его мире, совсем по-другому. Но он не помнил, как, потому что маги что-то сделали с его памятью.
   - Так что эти люди хотели от тебя? - наконец, спросила я, вспомнив, кто я и зачем тут нахожусь. - Что такого ты можешь знать, чтобы тебя так пытали?
   - Им нужен был план замка и слабые места местных магов, - ответил человек. - Их тут больше, чем четверо, но где остальные - не знаю. Они собрались штурмовать замок и подготавливают почву. От меня они мало узнали, потому что я и сам мало знаю, но вот у тебя они собирались вызнать больше. Про то, что у тебя магия слабая, они знали.
   - Они встретили меня градом стрел, много бы я им рассказала мертвая, - хмыкнула я.
   - Вряд ли они целились тебе в сердце, наверняка хотели только ранить, - пожал плечами Симулос и поморщился при этом.
   - В любом случае надо срочно предупредить магов о предстоящем нападении, - решила я. - Давай, поднимайся, обопрись на меня и пошли в замок.
   Но Симулос и не подумал меня слушаться. Он сейчас лежал, глядя прямо вверх - на магх-сферу в небе посреди Великого Разлома. Он рассказывал, что у них в мире небо целое, не треснутое. Наверно, наше небо кажется ему странным. Тогда я тряхнула его сильнее. Он нехотя с трудом встал, тяжело опираясь на мое плечо.
   Мы шли долго. Деревья окутывали воздух в зеленый полумрак, под ногами шуршали сухие листья. Ноги кололи густой кустарник и бурелом, через который мы, двое раненых, пробирались с большим трудом. Сильно пахло прелой листвой и мхом, которым обросли все стволы с одной стороны. Тут и там встречались красные волчьи ягоды. Я хотела закинуть их себе в рот, но черненький иронично спросил, не больная ли я. И я не стала. Еще не хватало начинать рассказ об иммунитете магов и его отличиях от человеческого. И рассказывать в деталях, почему при этом мы не питаемся, скажем, древесной корой или травой под ногами. Я и сама толком не знала, но трава была невкусная и сил не прибавляла. В тишине запела и почти сразу же замолкла какая-то птаха. Я шла и думала, сколько еще людей было с этими четырьмя и не поймают ли они нас теперь. Странно, что для поимки магини выделили так мало человек. Но, может, они думали, что с женщиной будет легче справиться? А я на занятиях других магнесс не видела. Поднялся ветер, растрепавший мои волосы и волосы Симулоса. Лес наполнился шорохами, где-то промелькнула коричневая тень оленя. Я вздрогнула - мне за каждым деревом мерещился теперь атакующий человек. Но мы дошли, и нас с мрачным лицом встретил у ворот сам Трэвис в доспехах и с мечом в руках.
   - Ушла. И разрешения не спросила, - с укоризной сказал мне он. Окинул взглядом черненького, убирая меч в ножны. - Как вы с Шарлоттой за ворота выбрались? Туда людей не пускают! Теньки безмозглые! - повернулся ко мне. - Это люди вас разукрасили?
   - Да, они готовят нападение на замок. Хотят захватить власть и поставить магов себе в услужение.
   - Не они первые, не они последние, - вздохнул Трэвис. - Не вовремя все это... А ты, дорри такая, не подумала, что бродить по лесу в одиночку может быть опасно?
   - Но я же магиня, Трэв, - тряхнула я головой.
   - Дорри ты, а не магиня, - хмыкнул он, закидывая вторую руку Симулоса себе на плечи. - Еще раз узнаю, что пошла в одиночку вправлять кому-то мозги, - займусь их вправлением тебе самой.
   Мы отвели черненького к магам лечения. Трэвис достал из кошелька широкий кожаный браслет с заклепками, подведя к нему руку в знаке Айк. Из заклепок забили перекрещивающиеся струи воды, в которые он опустил три пальца, полуприкрыв глаза. На этот раз я смотрела без прежнего интереса - водяной браслет в действии я уже видела у Глирикина.
   - Тристан в библиотеке, идем, - наконец сказал Трэвис. - О таких вещах лучше говорить с глазу на глаз.
   - А почему ты просто не спросил у него мысленно, а обратился к водяному браслету? - поинтересовалась я, устремляясь за ним следом.
   - Тристан не любит мысленную речь, - пожал плечами тот. - От нее у многих магов голова болит, и у него тоже.
   Библиотека была большим, чем казался сам замок снаружи, помещением. Всюду высоченные шкафы, полки-полки-полки и книги. Казалось, их миллион, не меньше. Стены библиотеки были позолочены. Они сверкали и переливались в свете многочисленных свечей вокруг. Золоченые колонны подпирали полукруглый свод, расписанный индиговыми цветами и птицами на белом фоне. Птицы с длинными перьями хлопали крыльями, а цветы, похожие на индиговые солнца, слегка покачивались, словно на слабом ветру. Сам Тристан в сияющей солнечным светом мантии покачивался прямо в воздухе на высоте в несколько человеческих ростов у одной из полок. В руках его была раскрытая книга. Над ее страницами светящейся полусферой мелькали какие-то невидимые отсюда символы.
   Когда мы вошли, он захлопнул книгу (полусфера исчезла), щелкнул каблуками ботинок и принялся плавно спускаться вниз. Я завистливо вздохнула - это магия воздуха. Мне бы тоже так полетать... Когда война кончится, надо будет попросить у Трэвиса такие же ботиночки - так, попробовать только. Книгу глава Солнечных все еще держал в руках.
   Мы рассказали про задумку людей захватить власть. Тристан тоже посетовал, что это все очень не вовремя, и глубоко задумался.
   Дело было в том, что основные силы сейчас держали вокруг земель Поднебесных, на юге, там же были и маги. Магические порталы для переноса на такое расстояние требовали слишком много энергии, и маги перемещения еще не восстановили свои силы после последней битвы, поэтому быстро отозвать оттуда войска было нельзя.
   - Но и здесь набрали достаточно людей, - возразила я. - Людей очень много. Их хватит, чтобы отстоять один-единственный замок.
   - Их хватит и чтобы его захватить, - отрезал Тристан. - Мы не знаем, сколько людей собралось там, под нашими стенами. То, что на вас напало всего четверо, ничего не значит. Возможно, это обманный маневр, чтобы в случае провала мы не приняли их всерьез.
   - Трис, не драматизируй. У одного Рида Огненного, который тоже здесь, в замке, магических сил хватит на то, чтобы сжечь не одну тысячу людей в одно мгновение, - скривился Трэвис. - Но все равно. Маги не должны убивать людей.
   - Придется звать на помощь Боргов, - поморщился Тристан. - Конечно, не хотелось бы их о чем-то просить, но у нас нет другого выбора. Враг на юге пока не проявляет активности, но может начать наступление в любой момент. Нам не до восстаний людей.
   Он откинул рукав мантии, под которым красовался золотистый кожаный браслет с заклепками, и поднес к нему знак Айк, вызвав перекручивающиеся струи воды, а другой рукой сунув книгу мне. Заинтересовавшись, я прочитала название на белой кожаной обложке: "Тайны человеческой энергии". Интересно. Я раскрыла книгу на середине, но там были только какие-то непонятные значки и закорючки. Наверно, это маджексматические формулы из теории магии. Но что я в них понимала?
   - Логан Борг скоро будет здесь, он тут неподалеку, - сказал Тристан спустя какое-то время. - Он сможет оценить, сколько в округе людей, и передать им наше послание. Люди и сами порой не подозревают, насколько уязвимы для магов разума. Нам сильно повезло, что с магами Боргам возиться значительно сложнее. А то маги разума правили бы миром. Шогни, встреть Логана у западных ворот, он приедет на амеруне. И покажи, где ты видела этих людей.
   - Накинь плащ, вечером становится прохладно, - напутствовал меня Трэвис.
   Но я только горделиво повела плечами - не такая уж я и неженка, чтобы чуть что кутаться в плащ! В области замка Совета стояло позднее лето, чего себя баловать?
   У западных ворот я остановилась.
   - Маг Логан Борг еще не появлялся? - спросила я у стражников.
   - Нет, - буркнул закованный в сталь бородач.
   Сталь защищала не только от стрел и мечей, но и частично от магии. Поэтому люди кутались в нее, надеясь, что она спасет их от всего. Но от всего сталь не спасала.
   Я прождала почти дорт, на улице уже совсем стемнело. Похолодало так, что я зябко обняла себя за плечи. Когда я уже хотела попросить принести плащ, в ворота въехал всадник на гнедом амеруне. Увидев меня, он спешился и подошел ближе. Это был одетый в серую мантию высокий совсем молоденький паренек с выпуклым лбом и глубоко посаженными глазами неопределенного цвета. Он поприветствовал меня, подняв правую руку на уровень плеча ладонью назад. Я повторила жест.
   - Шогни Огненная? Тристан Выскочка говорил про тебя по водяному браслету, - протянул Логан. - Хочет, чтобы мы сразу приступили к делу, даже поесть и отдохнуть мне времени не дает. Ох уж эти Дженткиандторри, все им неймется! Так где там твои люди?
   Пока слуги уводили амеруна в стойло, я молча провела мага к северным воротам и указала направление. Тот вышел шага на три и поднял руки ладонями вперед по направлению к лесу. Какое-то время он так и стоял.
   - Их тут немного, всего около четырех тысяч, - сообщил маг разума. - Я им, конечно, передал, что маги не желают им зла и готовы обсудить их условия. Но я бы мало надеялся на мирный исход дела. Когда вместе собирается столько людей - жди беды. Ладно, свое дело мы сделали, ждем теперь до завтра. А когда они пошлют нас ко всем айкроменам, готовься к представлению.
   И он неприятно усмехнулся.
   На следующий день я стояла рядом с Логаном, Тристаном, Трэвисом и Ридом. Тристан держал в руках большой круглый амулет из яшмы, а Логан что-то ему нашептывал. Потом Тристан надел амулет на шею и поднял руки ладонями вперед, направляя их на лес.
   Мы ждали около дорта, когда к нам прямо из-за деревьев принялись, ругаясь, выходить люди. Они шли поодиночке, шли парами, шли группами с опущенным оружием в руках. И их было много: сотни, тысячи. Они окружили замок со всех сторон, ведомые магией амулета. Остановились шагах в двухстах от замковой стены.
   Тут толпа зашевелилась, и вперед выступил какой-то темноволосый бородач.
   - Что вам от нас нужно? Как вы нас сюда притащили? - крикнул он.
   - Нам нужно, чтобы вы разошлись по домам, - мирно ответил Тристан.
   - А еще лучше - вступили в армию, нам нужно пополнение, - добавил Трэвис. - Идет война, которая грозит уничтожить вас тоже. Неужели вы этого не понимаете?
   - Разборки между магами нас не касаются, - отрезал человек. - Мы устали жить под вашим управлением. Мы хотим все решать сами!
   - Смешно, - хмыкнул Тристан, подняв руки повыше. - Расходитесь, вы же видите, что ничего не можете поделать против магов.
   - Посмотрим, - огрызнулся бородач. - Мы никогда не подчинимся таким, как вы. Нет, это вы должны нам подчиняться, потому что нас больше!
   - Я же говорил - бесполезно, - сказал Логан. - Давай, используй амулет по полной. Пусть они уйдут и все забудут.
   Тристан вздохнул, чуть раздвинул руки, и спустя несколько биений сердца люди принялись расходиться.
   Все. Вот так просто. Я смотрела, широко раскрыв глаза.
   - Это насилие над личностью, - мрачно сказал Тристан, когда последний человек скрылся в лесу. - В мирное время за это можно угодить в монастырь магии строгого режима.
   - Ты предпочел бы их убить? - неприятно протянул Логан. - А может, надо было попросить Рида поджарить им пятки, как мы планировали сделать в крайнем случае? Тоже эффективная мера.
   Тристан промолчал, и мы двинулись к замку. На меня все произошедшее произвело гнетущее впечатление. С одной стороны, хорошо, что все закончилось благополучно. С другой, легкость, с какой люди были обезврежены, устрашала. Что люди могут против магии?
   А что я могу против магии?
   Что я могу против Рида?
   Тристан с Ридом прошли мимо зала Совета, а я вошла внутрь. Трэвис устремился вслед за мной.
   - Куда ты идешь? - спросил он.
   - Внутрь. Хочу почувствовать себя магом... магиней, - хмыкнула я. - Человеком быть так... беспомощно. Это страшно, Трэв. Так легко. Раз - и люди все забыли.
   - Ты бы тоже предпочла, чтобы Рид...
   - Ничего бы я не предпочла! Не знаю, - оборвала его я.
   Мы молча вошли.
   - Ну, мы внутри, что дальше? - спросил Трэвис. - Будем дальше обсуждать проблемы взаимоотношений людей и магов?
   - Давай лучше пофехтуем.
   Как горько быть человеком в нашем мире. Раз - и ты все забыл. Два - и все люди сгорели. Три - одна младшая Огненная чувствует себя так же паршиво, как облитый водой костер. И главное: почему нельзя было так же усмирить восставших в окрестностях Форкенстейла? Зачем было всех сжигать? Какого айкромена этих оставили в живых, а мои люди отправились в мир иной?!
   Трэвис с непроницаемым лицом выхватил меч и запрыгнул на огромный широкий стол, за которым обычно собирались главы родов. Я последовала его примеру. Мы дрались молча и отчаянно. Мечом мы оба владели лучше, чем словами. Мне даже показалось, что мелькающие в воздухе лезвия поют что-то горькое и страшное своим особым, металлическим голосом. Прошло немало времени, пока, уворачиваясь от особо интересного выпада Трэвиса, я повернулась лицом ко входу и заметила Орона. Он сидел в кресле, скрестив руки, и печально наблюдал за нашим поединком. Я сделала знак своему противнику, и Трэвис молча опустился на сиденье, вытянув ноги и не говоря ни слова.
   - Что ты здесь делаешь? - спросила я Орона и скривилась. - Неужели мои... - я запнулась, подбирая более-менее приличное слово, - рыбки пробулькали, что хотят учиться?
   - Примерно так, - невозмутимо ответил он. - Ковентри попросил найти тебя, а ты, похоже, просто решила поупражняться с кем-то получше этих оболтусов, чтобы окончательно не потерять форму. Я уже сходил и передал, чтобы сегодня тебя не ждали.
   - Разве ты все еще здесь, в замке? - удивилась я. - Я думала, ты ушел. Из чувства противоречия.
   - Магия Поднебесная, а где мне в любом случае еще быть? С моей отключенной магией только и остается, что болтаться около армии, чтобы быть хоть чем-то полезным.
   - Странно, что мы с тобой не виделись до сих пор... - пробормотала я, отвернувшись и подняв глаза на Трэвиса.
   - Я пас, - приподнял руки он. - Дай отдохнуть.
   Я рухнула в одно из кресел, аккуратно положив меч на стол.
   - Не стыдно фехтовать на столе Совета? - поинтересовался Орон.
   - Не особенно, - призналась я, вытирая пот со лба. - С чего бы?
   - Ну, вроде как за ним собираются верховные маги всех объединенных земель... - он улыбнулся, но довольно криво. - Великие правители всего мира принимают здесь великие решения.
   - Да ладно, - отмахнулась я, положив гудящие ноги на этот самый великий стол.
   Честно говоря, мне было все равно. Маги, люди... Я совсем запуталась. Трэвис еще ни с того ни с сего устал. Поджав губы, я направила в его сторону умоляющий взгляд, проведя пальцем по гарде меча. Он покачал головой.
   - Говорят, вы обезвредили очередную партию людей-бунтарей, - пытался поддержать разговор Орон. - Ужасно, что пришлось применять магию разума.
   - Почему? - резко спросила я. - Ведь все они остались живы!
   - Магия разума меняет память, меняет личность, - назидательно сказал он. - Возможно, что и душу тоже. Лучше умереть, чем потерять себя, поэтому...
   - Хватит пустой болтовни! - громко произнес Трэвис и тут же сбавил тон, обращаясь ко мне. - Я уже отдохнул. Пошли, потренируемся перед сражением с лианами мертвых.
   - Их еще называют грибными лозами айэуаска, - вставил Орон.
   - Да хоть волосами всех лысых! - вскипел Трэвис.
   - Почему? - спросила я, но Орон не ответил.
   - Потому что Айк'э'о Укн Ва Скр Кайэпи, - ответила книга в моем сердце, и гулкие, словно живые, звуки дрожью отозвались в нем, затухая и отдаваясь при этом то в магическом, то в физическом пространствах.
   Здорово! Совсем ты с ума сошла, младшая Огненная. Вот уже и с книгами магии начала разговаривать, тень их побери! Теперь уж точно хватит вопросов, обратить мою магию, а то я со своим помешательством еще к Боргам попаду...
   - Маги ветра назвали, - пояснил-таки наш кладезь знаний по имени Орон. - Споры лиан мертвых сеются вокруг веером и прорастают почти мгновенно. Хвелебри все труднее сдерживать несущие их ветры, дующие с юга к нам.
   Спасибо за "добрые вести", милый маг. Трэвис снова вскочил на стол, и я следом. Бой продолжился, я наносила удар за ударом, яростно и бестолково... Орон ушел на втором дорте. Мы сражались до вечера, и потом Трэвис предложил остановиться, но я отказалась и попросила его еще пофехтовать. Мне не хотелось ни о чем думать.
   - Да что с тобой? Ты так переживаешь за тех людей? Но они остались живы.
   - Они - да, но... - начала я. - Орон сказал, они теперь... не они.
   Трэвис вздрогнул.
   - Н-нет, - запнувшись, возразил он. - Это они же. Просто забыли неважное.
   - Да, но...
   - Пойдем ко мне. Обещаю, мы просто поговорим. Тебе станет полегче. Я же вижу, что ты сама не своя. Пойдем...
  
  -- Глава 10. О браках и близости
   Его комната была несколько меньше, чем у Рида. Но всяко больше моей. Огромное окно (не бойница!) во всю стену выходило на большой внутренний двор с цветущими лилиями. В каждом углу комнаты стояли вогнутые полукругом, скрадывая сами углы, белые колонны с мелкими сладко пахнущими ярко-синими цветами в витых корзинах. И вся комната заполнена шкафами, столами, стульями, диванами, фигурками птиц, блестящими приборами, пузатыми бутылочками и пузырьками, многочисленными книгами, аккуратными рядами располагающимися на полках. На одном из столов стоял небольшой круглый магический кристалл. Строящий изображение вокруг, дорогой, не как у Рида. Около него небрежно валялись уже знакомый мне водяной браслет с клепками и простые солнечные часы с маленьким солнышком над ними. Разноцветные светящиеся стеклянные шарики так же аккуратно лежали в непонятно как держащихся небольших пирамидках. На витых крюках со специальными выемками свисали посверкивающие в предзакатном солнечном свете амулеты. А за одним из шкафов, которые не только хранили книги, но и разгораживали просторное помещение, располагалась оружейная стойка. Рядом висела большая картина с движущимся водопадом - нарисованные брызги падали с картины на дорогой эринтов ковер медового цвета и тут же испарялись. Было еще много всяческих знакомых и незнакомых предметов. Но у меня уже не хватало сил окинуть их взглядом. И все ведь в столь идеальном порядке, какой сложно вообразить при таком обилии вещей.
   Единственную фальшивую ноту в этой красоте играла стопка простых досок, грудой наваленная в дальнем углу. Зачем они здесь? Трэвис на досуге стругает из дощечек кораблики?
   Но сколько же здесь всего! В комнате Рида предметов было намного меньше.
   - Что-то не так? - спросил Трэвис, вскидывая брови.
   - У Огненных с вещами... попроще, - слегка опешив, сказала я.
   - У Оуэннов не замок, а кошмар. Хочешь почитать - в библиотеку, поесть - в столовую или подвальные кухни, переодеться - в гардеробную... А комнаты выполняют только роль спален. Как вы там живете?
   - А мы живучие.
   - Давай, рассказывай, живучая, - устало произнес Трэвис, когда мы уселись по обе стороны светлого резного письменного стола.
   - Что рассказывать?
   - Что именно тебя так припечатало. Восстания людей происходят довольно часто. Чем именно это тебя так задело?
   Я устала держать это в себе.
   Я все ему рассказала. Про то, как еще девочкой сбегала в человеческую деревню, про кузнеца, про его жену и детей, про всех остальных... Про Руна. Даже его подарок я не уберегла. Трэвис сначала слушал с большим интересом. Это какое-то странное совпадение - его и меня растили люди. Но когда я начала рассказывать про встретившее меня пепелище, нахмурился и начал барабанить пальцами по столу. Я же умолкла и только вдыхала наполнявшие комнату запах дерева и сладкий запах цветов в корзинах. Мне было горько.
   Трэвис молча встал, достал из одного из ящиков светло-желтую жестяную фляжку. Я успела рассмотреть, что ящик помимо нее был полон всяких обрывков, ленточек, веревочек. А также множеством фигурно вырезанных по краям кусочков из разных материалов: обычных (от дерева до золота) и не очень обычных. Трэвис закрыл ящик, а там два кусочка из огня и тени, окруженные не знакомой мне магией, соединились друг с другом. Солнечный отпил из фляжки большой глоток, после чего уселся на свое место и снова забарабанил пальцами по столу. Глухой звук зловеще раздался в тишине.
   - И теперь ты хочешь отомстить, - утвердительно сказал он, хотя я словом не обмолвилась о мести. - Рид знает?
   - Да. Да, знает, - кивнула я. - Я уже пыталась убить его, и не вышло.
   - Месть - дурное чувство, Шогни. Оно иссушает душу, - покачал головой Трэвис. - Надо быть выше этого.
   - Надо, - согласилась я. - Но судить со стороны легко.
   Трэвис снова отпил глоток из своей фляжки и забарабанил пальцами о стол. Зачем я только ему все рассказала?
   - Мне жаль твоих людей, - наконец, сказал он. - И твоего... Руна. Так странно, что его ты помнишь... Не важно. Ты права. Судить со стороны легко.
   Он протянул руку и взял мою ладонь в свою. Его пальцы были горячие, жесткие и очень сочувствующие.
   - Но ничья смерть не возродит мертвых к жизни. Сейчас война, обрати свой взор туда. Там понадобятся твой меч и твой пыл, - дрогнувшим голосом произнес он. - Рид нужен в этой войне, а после... кто знает, что будет после. Подожди конца военных действий и... Обещай мне. Обещай, что хотя бы подождешь конца войны.
   Я промолчала.
   - Шогни? - он сжал мои пальцы.
   - Я подумаю, - хмыкнула я.
   Трэвис замолчал. Он явно ждал не такого ответа.
   - Переночуешь сегодня у меня, - решил он.
   - Зачем?
   - Хочу убедиться, что ты ночью не наделаешь глупостей.
   - Трэвис.
   - Шогни.
   Я окинула взором комнату. В ней была одна кровать - пусть и двуспальная, но одна.
   - Где я по-твоему лягу? - спросила я.
   - На кровати, а я лягу на диване, - хмыкнул он. - Значит, согласна. Отлично.
   Деловито насвистывая, он принялся рыться в одном из шкафов. А я стояла, глядя на него. А почему нет? Если Трэвису так будет спокойнее, то останусь, мне не жалко. Посплю хоть для разнообразия на нормальной, не каменной, кровати. Хоть узнаю, каково это. А, нет, я же однажды уже так спала. В борделе, но тогда оценить это была не в состоянии. Ну и жизнь у меня.
   - Держи, - Трэвис протянул мне что-то шелковое и белое.
   - Это что? - подозрительно уточнила я.
   - Рубашка. Ночная, - ухмыльнулся он. - Не думаешь же ты, что я позволю тебе пачкать мою кровать своими доспехами?
   - А где можно лечь в доспехах? - мрачно спросила я.
   - Нигде. Брось, Шогни, ну что с тобой может случиться в моей комнате? - Трэвис сунул мне в руки рубашку. - Давай, я в тебя верю. У тебя получится поспать, как нормальная магиня, а не ходячее военное недоразумение.
   - Ну, спасибо, - холодно оценила я.
   - Не сердись, я же пошутил, - тут же пошел на попятный он. - Беда с вами, Огненными, шуток не понимаете, хорошо хоть мечом не приложила. Ну, давай, будь хорошей девочкой. Я не трону, обещаю.
   - Трэв, - я укоризненно покачала головой, но рубашку взяла и пошла с ней в смежные комнаты, чтобы помыться и переодеться.
   Веревки из меня он вьет, не иначе.
   Рубашка была не очень длинная, до колен, простая, без рюшей и прочей чепухи. Хоть это хорошо. Переодевшись, я, придерживая перед собой доспехи и ножны с мечом и прикрываясь ими, как щитом, вышла в комнату. Но я волновалась зря - Трэвис уже лежал на диване, плотно закрыв глаза. Так, слава магии, извращенский драд отменяется. Расслабившись, я подошла к кровати, положив все на столик рядом с ней.
   Шикарное ложе из светлого дерева со снежно-белым шелковым постельным бельем. Красота, да и только.
   Как на этом спят?
   Я задумчиво тронула пальцем кровать. Мягко. Очень мягко. Я в этом не утону?
   - Спокойной ночи, - раздалось сзади.
   - Что? А, да, спокойной ночи, - эхом отозвалась я и снова уставилась на кровать.
   Спят же на этом маги и люди. Значит, и я смогу. Откинув полог пухового одеяла, я залезла внутрь, ощутив что-то странное. Бока не болели. Пятую точку не холодило. В затылок не упирался камень. Так непривычно. Но приятно.
   И все же, несмотря на кажущееся удобство, я чувствовала какой-то дискомфорт. Проворочавшись на постели с полдорта, я, наконец, поняла, в чем дело. Воровато посмотрела в сторону спящего Трэвиса и вытащила меч из ножен. Легла прямо с ним, положив его поверх одеяла. В голове сразу все успокоилось. Теперь был порядок.
   Проснулась я под чей-то смех. Передо мной стоял Трэвис, держащий зачем-то сухую ветку дерева, отрубленная часть которой валялась внизу. Я недоуменно уставилась на меч. Потом на Трэвиса, вокруг которого прыгали солнечные зайчики. Глаза сияли лихорадочным блеском, но в остальном он выглядел вполне... нормальным. И прямо-таки довольным жизнью.
   - Когда спишь с мечом в руке, тело подсознательно готовится к возможной атаке, - весело пояснил он. - Поэтому, не добудившись тебя голосом, пришлось притащить со двора ветку, чтобы ею тебя потормошить.
   Глазам стало жарко от пламени!
   - Я что, собака, палкой меня будить?! - взревела я, вскочив с кровати с мечом наперевес.
   - А ты бы предпочла, чтоб сейчас на полу валялась моя отрубленная рука? - не моргнув глазом, продолжал веселиться Трэвис и бросил одну половинку сухой ветки рядом со второй.
   Вспышка гнева погасла так же быстро, как появилась. Смутившись, я опустила глаза на обнаженный меч. На себя в ночной рубашке. Покраснела и аккуратно положила меч на стол. Веселящаяся вместе с молодым Дженткиандторри (пока еще) солнечная магия вовсю искрилась в комнате. Блики так и прыгали по лицу, мешая видеть.
   Поэтому я была совершенно не подготовлена еще к одному удару. Впервые при свете глядя на него, стоящего рядом без рубашки, мне вдруг стало как-то... странно. Я чуть не охнула от охватившего меня на мгновение такого... очень кранайглового чувства. Он ухмыльнулся и поманил меня пальцем... Я шагнула вперед. Да ну, кто относится к драду серьезно? Это ж не сомг!
   Пахло от него странно.
   - Ты плохо на меня влияешь - зачем было передо мной стоять... в таком виде? А как же строгие моральные принципы Дженткиандторри и прочее? - под конец спросила я, когда мы при полной амуниции уже подходили к двери.
   - Знаешь, - ответил тот, подходя к двери. - Ты столь прекрасна, что я не мог удержаться. А потом, я же больше не Дженткиандторри. Да и ты не Огненная. Хотя, - он издал смешок, - у тебя глаза, глядя на меня, горели, как у оборотной кошки.
   - Трэв, твой золотоволосый затылок так соблазнительно маячит сейчас передо мной, вызывая сильное желание... стукнуть по нему чем-нибудь, - с полушутливой угрозой в голосе произнесла я.
   Трэвис шутливо закрыл голову руками и, пригнувшись, быстро отошел в сторону.
   - Не бейте меня, тетенька, я хороший, - расхохотался он.
   Коридор весь едва не светился от пляшущих солнечных лучей, и веселое настроение передалось мне тоже. Улыбнувшись, я бросилась на Трэвиса, затеяв шутливую потасовку. В ней, правда, выиграл он, хитро извернувшись и заломив мне руки за спину. Волна странного, непонятного запаха опять окатила меня с головы до ног. Я скорчила шутливую гримасу, от которой он в притворном ужасе отшатнулся, выпустив меня из мощной хватки. Все по-прежнему было легко и просто. Словно и не было ничего... из последних событий. Словно у меня совсем не было прошлого.
   И только много позже, уже расставшись с ним, я сообразила, откуда такое веселье и странный запах. Еще бы я сообразила сразу - у Огненных за такие вещи пальцы выжигали. Дело было в том, что просто Трэвис был безнадежно пьян. О магия, только этого мне не хватало!
   День прошел без приключений. Рассказала и показала на занятиях обманные движения. Вместе навестили поправляющегося черненького (он пробовал шутить, но старался не смотреть в мою сторону). А когда прошла в свою комнату, натолкнулась на чудную картину. Трэвис стоял у порога и меж его пальцев скользили большие солнечные пузыри, срываясь с ладоней и сверкающими гроздьями взлетая в воздух. Весь коридор переливался светлыми лучами, и казалось, что само солнце спустилось с небес, чтобы посмотреть, чем это тут забавляется старший Дженткиандторри.
   Увидев меня, он прекратил свое занятие и подошел ко мне, взяв мои руки в свои. Оставшиеся пузыри остались болтаться под потолком.
   - Трэв, я просто пришла к себе, - тихо сказала я. - Не собираюсь я сегодня убивать Рида, успокойся. Иди в свою комнату, - я вырвала свои руки из его. - Иди!
   Он все еще колебался. И тут из-за двери вышел Орон.
   - Иди, иди, я пока побуду с ней, - изящно картавя, произнес он. - И прослежу, чтобы она ненароком не убила своего старшего брата. Кстати, а с какой стати? - это уже мне. - Из-за того, что он с тобой сделал? Тебя можно понять, твоя прежняя внешность была куда более привлекательной.
   - Эта история, Орон, не для твоих поднебесных ушей, - скривился Трэвис. - Просто проследи за ней. С Огненными не шутят.
   Он ободряюще потрепал меня по плечу и двинулся к себе.
   - Что за история? - первым делом спросил Орон, когда мы устроились в моей комнате.
   Я уселась на кровати, он на стуле, а большой круглый опум - на потолке. Он смотрел на нас выпученными желтыми глазами, но ни я, ни Орон его не шугали. Безвредный магический паразит нам не мешал, он просто питался слабыми исходящими потоками магии. Она все равно бы рассеивалась в пространстве.
   - Это слишком долгая история, - вздохнула я. - И я еще не уверена, что готова тебе ее рассказать. Если коротко, то Рид сжег живых людей, много живых людей практически у меня на глазах... Я не хочу об этом говорить.
   - И ты теперь хочешь его убить. Месть - дурное чувство, Шогни, - покачал головой Поднебесный.
   Мое лицо исказила гримаса внезапного гнева. И этот туда же! Твою магию, все, все хотят меня учить. Что мне делать, что мне не делать! Да плевать я хотела на их нотации! Это моя жизнь, моя месть и мой враг!
   - Магия Поднебесная, я что, сказал что-то не так? - едва ли не испуганно, быстро произнес Орон. - Я же не ссориться сюда пришел, честное поднебесное. Я вообще-то по делу. По хорошему делу.
   От его примирительного тона мой гнев остыл так же быстро, как и возник. Неловко как-то.
   - Что за хорошее дело? - успокоившись, спросила я.
   - Вы были с Трэвисом близки? - глядя на меня своими светло-карими глазами, спросил он. - Рид, жаждущий получить книгу Халецких, почему-то уверен, что были, иначе бы тут не я, а он сидел.
   Еще бы он не был уверен! Мы с Трэвисом сильно поспособствовали в этом его заблуждении.
   - Какое это имеет значение? - вопросом на вопрос ответила я.
   - Огромное, - проникновенным тоном произнес Орон. - Я все это время не просто слонялся по замку Совета. Я искал главу рода, готового нам помочь. Чтоб согласился отменить ваш брак с Трэвисом и заключить наш с тобой брак. Если удастся, то я был бы счастлив. Мы сможем быть вместе, несмотря на интриги всех Солнечных вместе взятых. Мы с тобой, понимаешь? И я, я, а не этот влюбленный в магнессу ветра Солнечный, смогу сделать тебя счастливой. Ведь ты же этого хочешь?
   Он с явным усилием придвинул к моей кровати каменный стул и взял мои руки в свои. Его руки были прохладными, словно он подержал их до этого в холодной воде. Но какое это имело значение? Он так напоминал Руна - до дрожи в пальцах, до боли в груди. И он был магом, который хотел сделать меня счастливой.
   То есть он убьет для меня Рида?
   Бр-р-р, кто, Поднебесный? Немыслимо.
   - Почему ты молчишь? Я тебе не нравлюсь? - искренне огорчился Орон.
   - Нет, почему, нравишься, и с Трэвом мы действительно еще не были близки, - не стала кривить душой я. - Но понимаешь... на мне лежат некоторые обязательства, которые покажутся тебе ужасными.
   - Убить Рида? - проницательно сказал он. - А Трэвис уже согласился тебе помочь?
   Я помотала головой.
   - Тогда чем я хуже него? - хмыкнул Орон. - Только я прошу тебя подождать один год. Пусть книга Халецких благополучно перейдет ко мне, и я спасу нас от этих лиан мертвых, а там... посмотрим. Меня, конечно, пугает твоя жажда убийства, но сжигать людей заживо тоже ужасно. Не уверен, что буду тебе помогать. Но по крайней мере не буду препятствовать. Теперь согласна стать моей женой, милая?
   Он посмотрел на меня с такой надеждой, что меня оторопь взяла. Словно я уже его подвела. Он ведь Поднебесный. Зачем ему жена-убийца?
   - Не помешаю? - холодный голос Рида раздался со стороны двери.
   Мы с Ороном вскочили, повернувшись ему навстречу. Он стоял в белых кожаных доспехах и с каким-то пухлым продолговатым шелковым свертком в руке.
   Магический замСк! В компании Поднебесного я так расслабилась, что забыла его закрыть! Или нет? Не помню, не обратила внимания.
   В молчании Рид опустил свой сверток на стол, а Орон загородил меня собой. Огненный усмехнулся одними уголками губ и попытался его ударить рукой наотмашь. Но Орон вовремя уклонился и выхватил свой меч из ножен.
   - Меч против магии. Тебе удалось - ты меня рассмешил, - без тени улыбки процедил Рид.
   - Магия Поднебесная, ты не посмеешь применить против меня огненную магию! Это на людей не свалишь, и следы она оставляет весьма недвусмысленные, - с вызовом произнес Орон. - С магическим давлением можешь не стараться, с отключенной магией я для него неуязвим.
   Вместо ответа Рид выхватил собственный меч и попытался ударить Поднебесного. Но тот снова уклонился и попытался ударить Рида в плечо. Рид небрежно уклонился и пошел в активное наступление. Мечи засвистели в воздухе, у меня зарябило в глазах от бликов, отражающихся на их лезвиях. Я сбилась со счета от незнакомых приемов и количества обманных движений. На одно из них я-то уж точно бы клюнула. Я завороженно смотрела за полетом блестящих мечей, таким молниеносным, словно это были не мечи, а металлический ветер. Это было настоящее мастерство тех, кто изучал фехтование далеко не одно столетие. Прошло полдорта, но лишь одна царапина кровоточила на плече Рида, зато на Ороне таких царапин было несколько. И еще одна рана в его боку вызывала у меня серьезные опасения.
   Не выдержав, я выхватила меч и вступила в схватку на стороне Орона.
   - Пожалуй, нет, - с этими словами Рид резко отступил на три шага, прищелкнул пальцами, и с его ладоней сошло огненное кольцо.
   Оно начало охватывать нас с Ороном со всех сторон, и я уже подумала, что на этом игры и закончатся. Но Поднебесный храбро шагнул вперед прямо в пламя, и Рид отдернул огонь. Орон был прав, он боялся оставить следы! Тут и я, стиснув зубы, шагнула вперед, все еще с мечом наперевес. Пламя потекло по острию, нагрев металл так, что мне ожгло руки. Но я не зря в детстве играла с огнем. Я не выронила меч и вышла за пределы огненного кольца. Мы с Ороном с мечами наголо шли на Рида. Тот поднял свой меч, и началась схватка. Сражаться обожженными руками было больно, но я терпела, кусала губы, стискивала зубы и, затаив дыхание, наносила удар за ударом. Может, сейчас удастся убить этого оборотного?
   Должна же быть на свете справедливость! Но Рид отражал наши удары даже с большей легкостью, чем удары одного Поднебесного. Его губы при этом брезгливо кривились. Так, словно его не трогала участь быть заколотым. Но вот участь сражаться с нами, с безмозглыми рыбами, была вполне себе ужасной.
   Биения сердца текли, стекались в дорты, и я уже начала выдыхаться. Обожженные уставшие руки ныли и горели огнем, к тому же я заработала несколько ощутимых ран по всему телу. Орон выглядел не лучше. Один только Рид, хотя и заполучил моими стараниями еще одну рану, на бедре, смотрелся свежим и полным сил.
   А потом он каким-то неуловимым движением выбил меч из рук Орона и приставил свой к его горлу. Я застыла на месте.
   - Брось меч, - скомандовал мне Рид. - В дальний угол комнаты. Я жду.
   Его и мои раны уже не кровоточили. Только Орону с его отключенной магией не повезло. Я со злостью бросила меч подальше от себя. Выиграл, шкарпи оборотный. Выиграл у нас обоих! Как так? Куда подевалась справедливость? Когда я выходила утром из комнаты, я точно брала ее с собой!
   Уголки губ Рида едва заметно дрогнули.
   Или мне показалось?
   - Итак, что ты здесь делаешь? - холодно произнес Рид, обращаясь к Орону. - Я рассчитывал застать Шогни одну или, в худшем случае, с ее разлюбезным супругом. Он так трогательно стал следить, чтобы она не попыталась меня убить. Но ты-то что здесь забыл?
   - А что забыл здесь ты? - прохрипел Орон, игнорируя холодное лезвие у своего горла.
   - Это не твое дело. Может, ты не заметил, но ты не в том положении, чтобы задавать вопросы, - парировал Рид, надавив лезвием меча на горло Поднебесного так, что по нему потекла струйка крови. - Итак?
   Мое сердце екнуло. Только не Орон, нет! Я потеряла Руна, но не могу потерять еще и его! Неужели у меня судьба такая - терять всех, кого я люблю, от руки этого шкарпи?
   Рид медленно повернул в мою сторону свое красивое лицо.
   - Любовь, значит, у вас. Оч-чень интересно, - протянул он, почти как Фламина. - А как же Трэвис, как ваш с ним брак?
   - Магические браки невозможно разорвать, но это не подразумевает, что супруги обязаны любить друг друга, - опередил мой ответ Орон. - Я люблю ее, она любит меня. А вот какое тебе до этого дело? Книгу магии Халецких ты упустил еще в их первую брачную ночь. Что тебе еще от нее надо?
   Мне почему-то показалось, что Рид едва сдерживается, чтобы не перерезать тому горло.
   - Не тронь его! - вскрикнула я и жалобно добавила:
   - Рид, пожалуйста.
   - Хорошо. Пусть живет, - вздохнул Огненный. - Есть тут у меня кое-что... для тебя.
   Одной рукой удерживая меч у горла Орона, другой рукой Рид достал из поясного кошелька маленький стеклянный шарик. И безразлично раздавил хрупкое стекло у виска Поднебесного. Его глаза мгновенно закатились, и он упал на пол. Рид опустил меч, а я бросилась к телу Орона, опустившись перед ним на колени. Он сказал, что любит меня! Любит! Почти как Рун. Что сделал с ним этот шкарпи?! Я поднесла дрожащую руку к носу Поднебесного и почувствовала легкое дуновение дыхания. Живой. Слава магии!
   - Он спит, - безразличным тоном прокомментировал Рид. - А я вообще-то к тебе по делу. Думал отложить на завтра, но, видимо, придется заняться этим сейчас.
   Я медленно поднялась на ноги, встав перед ним в полный рост. Рид молча убрал свой меч в ножны и, не сгибая идеально прямой спины, принялся разворачивать лежащий на столе пухлый сверток, состоящий из множества разноцветных тряпок.
   - Как это ни глупо звучит, но на этот раз я пришел с миром, - ледяным тоном произнес старший брат. - Я долго думал, как можно использовать энергию книги магии в твоем сердце, и, похоже, придумал. Я дам тебе зачарованный меч, который будет ею подпитываться. И тогда у тебя будет под рукой нечто мощнее ножика для чистки картофеля.
   - Этим ножиком при желании можно отчистить голову от тела, - огрызнулась я, хотя неохотно добавила:
   - Правда, если эта голова принадлежит не магу.
   - Думаю, тем ножиком, что я тебе сейчас дам, можно отчистить голову и магу, - бесстрастно произнес Рид.
  
  -- Глава 11. Пламенный
   - Только не надо забывать, что действует он, только когда ты держишь его за рукоять. В ножнах он безобиден. Учти это - так же как и то, что потом, после войны, меч надо будет сдать в общую оружейную центрального замка Огненных.
   Спустя несколько биений сердца Рид торжественно протянул мне самый чудесный меч из всех, что я видела. Позабыв про все на свете, я благоговейно взяла его в руки. Красавец! Судя по виду стали, над ним, улучшая структуру материи, основательно потрудился кто-то из магов земли. На рукояти были изображены песочные часы из красного драгоценного камня (кажется, рубина), в которых вместо песка перетекал огонь. Взяв меч в руки, я хотела было взмахнуть им, но Рид мягко и очень осторожно остановил мою руку. Красный камень на рукояти засверкал призрачным светом. Вложила меч в ножны - огонь медленно потух.
   - Ты осторожнее с маханием, - серьезно проговорил Рид. - Мне будет не очень приятно, если ты вдруг ненароком сожжешь весь замок. Сожжешь ты, а отвечать мне, я же маг. Меч надо научиться чувствовать - тут я тебе не особенно могу помочь, придет с опытом. А пока просто запомни, что чем сильнее и резче ты взмахиваешь и чем яснее представляешь, как из него изливается пламя, - тем сильнее и быстрее оно вспыхнет. Тушить его сама ты в отличие от меня не сможешь. Что поделаешь, с десяток заклинаний в меч не запихнешь. Хм, вот, в общем, и все. Давай-ка пойдем с тобой туда, где можно потренироваться.
   Ага, а сам не боишься, что я тебя этим мечом приложу?
   - Не "ага", а "да", - поморщился Рид. - Не боюсь. Огня я не боюсь, а тебе еще надо научиться им пользоваться. Я там уже подготовил площадку для тренировок. Думаю, на это вполне можно потратить ночь - отоспишься завтра. С твоими малышами завтра будет заниматься другой человек, я уже договорился. Идем.
   - Почему я должна куда-то с тобой идти?
   - Потому что ты хочешь стать настоящей магиней, - утвердительно произнес он. - Теперь - самое время.
   В душе все перевернулось. Стать магиней? Настоящей? Не "пятнистой"? И я смогу?
   - Сможешь. Магиней с костылем в виде меча, - снисходительно сказал Рид. - Пошли. Не бойся ты. Как весьма любезно отметил Орон, книгу магии Халецких я уже упустил.
   - Ой, - я о нем уже успела позабыть.
   - "Ой", - передразнил меня Рид. - Его отнесут в поднебесную опочивальню, на мягкую пелерину под шелковое одеяльце. Идем.
   В комнату уже входили серые послушники.
   Когда мы подошли к замковым воротам, Рид махнул рукой, и у его плеча зажегся большой огненный шар. Я отпрянула от жара, а он посмеялся. В его свете, в ночи мы дорт прошли по дороге к выжженному пустырю. Сна не было ни в одном глазу. Слишком много событий. Орон, Рид... обещание, что я смогу стать магиней. Последнее затмило собой все прочее. Как я ни прятала это желание глубоко внутрь, но я хотела этого чуть ли не так же сильно, как своей мести. И, может, одно другому не мешает? Стану магиней - смогу одолеть Рида. Он сам вкладывает мне в руку орудие возмездия, глупец. Ну что ж, если ему так угодно, пусть будет так.
   - Тут должны надрывно заиграть скрипки, - бросил Рид. - Под такую речь они подойдут.
   Я только поджала губы.
   Наконец, мы пришли. Что это за место? Пустая черная земля: ни деревца, ни камешка. Но Рид прав - место идеально подходило для игр с огнем. А прекрасным мечом я была заинтригована так, что дальше некуда. Стать магиней! Да ради этого!..
   Рид отошел на несколько шагов куда-то вбок и жестом пригласил меня приступать.
   Я медленно провела мечом прямо перед собой, старательно представляя, что из него изливается струйка пламени.
   Тьму ночи озарил пламенный шквал, вырвавшийся из острия так стремительно, что я чуть не выронила нагревшееся оружие из обожженных рук. Огонь стеной прошелся далеко вдаль, обдав нас с Ридом волной удушающего жара. Где-то вдалеке загорелось одинокое дерево, оказавшееся на пути.
   Я с раскрасневшимся от жара лицом стояла, ошеломленная. Неужели это сотворила я? Я? Та, которая даже слабенького огонечка не могла извлечь? Магия Поднебесная, это же обифтенно! Моя стихия, моя магия, мой меч! В полном экстазе я рубанула мечом прямо перед собой, и весь мир превратился в пламя.
   Я задохнулась от недостатка воздуха, глазам стало жарко, руки едва держали раскалившуюся рукоять меча, но мне было плевать. Огонь! Огонь, огонь, огонь! Я порождаю огонь, я есть огонь, я - Огненная!
   Рид!
   Я повернула голову туда, где он должен был стоять. Там только что пронеслась такая волна пламени, что...
   Он стоял там. Живой и даже не обгоревший. А его магия и подавно сверкала так, словно он только что напился из огненного колодца. Я почувствовала разочарование и досаду. Как так? Ведь пламени было столько, что могло спалить целый замок!
   - Но не меня, - пожал плечами Рид, подходя ближе. - Некоторые сильные Огненные способны вбирать в себя пламя, подпитывая им свою магию. Разочарована?
   - Да, - буркнула я, почесав рукой правое ухо.
   А я-то уж было понадеялась... Хотя власть над стихией, над родной стихией; восторг от легкости, с какой она подчиняется движениям моих рук - это было потрясающе!
   Еще хочу!
   - Тогда вперед! Это удивительно, что магия дается тебе так легко. Я думал, мы будем долго выжимать хоть струйку пламени из меча, а тут... Только я бы на твоем месте научился не сжигать все вокруг, а по-настоящему управлять пламенем. Ты обязана научиться этому, - кивнул Рид и снова отошел на несколько шагов.
   Ночь пролетела очень быстро. Меч, правда, то слушался меня, то нет. Хотя под вечер я частенько стала угадывать хоть что-то: например, пойдет огонь от или на меня. Несколько раз Рид едва-едва успевал выхватить меня саму из пламени. Качал головой и язвительно называл "великой воительницей". Я даже не пыталась злиться. Игры с огнем пьянили, это было бесподобно! А ведь в детстве я всего-то-навсего жгла обыкновенные костры и не мечтала о большем.
   - Почему на рукояти именно часы? - задыхаясь от усталости, спросила я Рида после особенно удачного огненного дождя.
   - Мне показалось это оригинальным, - серьезно ответил он. - В такие часы кладут не только песок, но частенько и воду. А вот у тебя там - огонь.
   Я непонимающе кивнула, а он странно посмотрел в мою сторону и добавил.
   - А вообще-то я это объяснение только сейчас придумал, - неожиданно признался он и совсем по-человечески почесал нос. - Сам не знаю, почему я изобразил там именно часы. Как назовешь?
   - Что?
   - Как назовешь меч?
   - Он же не мой.
   - Но имя ему дать ты можешь.
   Я думала недолго.
   - Пламенный!
   - Мило, оригинально. Никогда бы не подумал, - усмехнулся Рид.
   Под утро я, мертвецки усталая, надышавшаяся дымом, обожженная, но счастливая - откинулась на свою каменную постель. Голова шла кругом! Восторг, потрясение, безумное, жаркое! Пламя в моих глазах пылало так ярко, что освещало подушку рядом со мной красноватым светом. Засыпая, я обожженными пальцами все еще сжимала рукоять Пламенного.
   Опаленная нечеловеческой, магической усталостью, я проспала весь следующий день, ночь и даже утро. Проспав начало занятий, я наскоро позавтракала холодной свининой с медом и направилась к выходу во двор. Что-то я почти никогда не приходила вовремя. Однако мои подопечные управлялись с мечом уже намного лучше, чем другие группы. Правда, и стонали к вечеру сильнее.
   Однако в этот раз во дворе меня ждали не только не ученики. Едва я вышла, как столкнулась с толпой молодых парней. Они отчаянно жались к стенам. А впереди... впереди, на расстоянии полутора десятков человеческих рядов, извивались лианы мертвых! Как много! На мгновение я оцепенела. Но, опомнившись, выхватила меч и ринулась вперед.
   Рид, наверно, предсказатель, раз так вовремя отдал мне этот меч. Вытащив Пламенный, я раскрутила его над головой и сделала выпад, направив волну пламени вперед. Слава магии, в этот раз меч решил меня послушаться. И вместо того, чтобы спалить всю округу, включая людей по бокам и сзади меня, я выжгла лишь полосу зелени перед собой.
   - Я займусь основной массой! - крикнула я людям. - А вы - рубите лианы мертвых рядом с людьми!
   Жмущиеся к стенам воспряли духом, двинулись за мной, отрубая зелень там, куда я не рисковала направлять свое пламя: боялась людей задеть. Я с горящими глазами наслаждалась своей стихией. Удар - и пламя пожрало едва ли не половину зелени, росшей во дворе передо мной. Еще удар - и тучи пучков зеленых усиков превратились в горстки пепла. Новые лианы мертвых стремительно росли взамен сожженных, но я встречала их шквалом вырвавшегося на свободу огня. Бушевавшее вокруг пламя пело свою, особую, песню, и я с восторгом внимала ей. Я Огненная! Я все-таки Огненная!
   Что такое? У меня на глазах еще не выгоревшая зелень рывком выросла, отвоевав практически все свои прежние позиции! Айкромен их дери, они словно подпитывались моей магией! Стиснув зубы, я направила волну пламени вперед, твердо надеясь сжечь остатки лиан прежде, чем они отрастут заново.
   Люди сражались с зараженными, своими же бывшими товарищами, чуть поодаль, справедливо боясь сгореть в пламени вместе с лианами мертвых. А я выжигала, что могла, быстро, спешным порядком, пока они не отросли заново. Задела ненароком зараженных. Но они молча продолжали сражаться, даже полыхая факелами. Зато загорелись и не зараженные - и заголосили. Мое лицо перекосилось. Что ж за гад это нашествие лиан мертвых устроил?! Зачем? Знать бы ключ к барьеру!
   Неужели Дженткиандторри?
   Лианы мертвых под моим пламенем обращались в пепел, отрастали и снова сгорали, а мой мозг думал, думал, думал... Надо бы обойти двор. Вокруг замка магия меча не дотягивалась. Крутанувшись вокруг своей оси, я рубанула мечом воздух со всего маха, и пламя прямо поверх зараженных людей выжгло лианы мертвых до самой стены двора. Жарко. Нательная рубашка слиплась с телом от пота. Дым жег глаза. Треск пожаров вокруг заглушал звуки битвы, но все это была ерунда. Главное, что лианы мертвых отступали! У меня получалось! Обратить твою магию, получалось!
   Но тем беднягам, которые уже были заражены, я помочь не могла. Только сжечь их, лишив шанса на выживание. Пора была обходить замок, но не опасно ли оставлять здесь зараженных? Вдруг я уйду, а лианы мертвых, вылезающие из них, захватят замок?
   - Кто-нибудь позвал магов? - крикнула я, обращаясь к людям.
   - Да! - ответил мне кто-то. - Скоро будут!
   Рискнув оставить их одних, я под лязг мечей и крики раненых двинулась в обход замка. Там творилось борг знает что! Лианы мертвых переплелись с людьми так густо, что я растерялась. Куда направлять пламя? Неужели прямо на людей?
   И тут сверху на лианы мертвых полились магические атаки. Я схватилась за голову. Они же убьют зараженных! Увидела огненные взрывы Рида, солнечные молнии Тристана и Трэвиса, чьи-то ядовитые дожди и тени... Сколько там наверху магов? Думают ли они о том, чтобы не задеть людей?
   С другой стороны, как тут не заденешь? Если не уничтожить лианы мертвых, заполонивших эту часть двора, они запросто захватят замок!
   Скрипнув зубами, поглядела на оплетенную зеленью толпу, мысленно попросила у людей прощения и направила вперед волну пламени.
   Спустя еще полдорта все было кончено. Кого-то удалось спасти, кого-то нет. Тех, кого "нет", было больше. Приходилось уничтожать все, что под магию подвернется! И только потом, остановив основную угрозу, маги смогли заняться ювелирной работой - извлечением растений из человеческих тел. В наступившей тишине слышались стоны и крики обожженных и раненых. У меня самой было два несильных ожога на ноге и на боку, руки покрылись пузырями от жара рукояти Пламенного.
   Из ворот замка уже спешили к людям трое магов лечения в коричневых балахонах, их люди и послушники.
   И Рид.
   - Ты дорри, да? Маги сражаются там, наверху! - ледяным тоном произнес он, указывая на крышу.
   - Маги сражаются там, где придется, - огрызнулась я, сжимая начавший затягиваться ожог. - Пока бы я лезла на крышу, теряя время, скольких бы здесь захватили?! И важно было не пустить лианы мертвых в замок: там полно безоружных людей.
   - Глупая человеческая логика, - покачал головой Рид. - Ты - магиня, Шогни. Пойми, и так одна твоя жизнь стоит миллиона их маленьких жизней. А с книгой магии Халецких в сердце - намного, невообразимо намного больше. От нее зависит исход сражения за все объединенные магические земли. Ты хоть осознаешь ответственность, которая на тебе лежит?
   Вот зануда. Все ведь обошлось! Ничего эти лианы не могли мне сделать, пока у меня в руках Пламенный! Рид выразительно закатил глаза.
   - Будем считать, что ты еще не доросла до образования мозга, - хмыкнул он. - Ладно. У тебя как у хранительницы книги Халецких особая связь с растениями. Давай попробуем извлечь из этого хоть какую-то пользу. Попробуй посмотреть вокруг: не осталось ли где еще их скоплений? Только осторожно, потому что они могут сцепиться с твоей магией и погрузить в беспамятство.
   - Я же не доросла до образования мозга, - вскинулась я.
   - Докажи, что доросла. Давай, ищи лианы мертвых в округе, - процедил Рид. - Это важно.
   Шумно выдохнув, я сжала кулаки. И разжала. Начала осторожно оглядывать магическим зрением территорию вокруг замка. Ничего. Нет, вон одно крохотное пятнышко во дворе. И за оградой неплохое такое - в паре дортов пути за пределами замка.
   Аргх! Сжав голову, я выронила меч. Магия лиан мертвых почти меня достала!
   - Так, за крупным скопищем послал Глирикина, - быстро ответил Рид. - Но за вторым надо идти с тобой. Не понятно, где второй рассадник: слишком много людей сейчас во дворе.
   Мы пошли с ним сквозь стоны и крики, и мне захотелось зажать уши руками, только бы их не слышать. Багровые ожоги на телах были такими страшными, что мне на мгновение стало дурно. Ведь это следы и моего огня тоже... Многие были просто усыпаны оплавленными точками, где в них проникли лианы мертвых, но эти стонали еще сильнее. У кого-то не хватало конечностей, отсеченных, чтобы не допустить распространение лиан мертвых. Хоть это им успели вбить в голову: отрубить зараженные части - единственный выход. Воняло паленой плотью, дымом и тем, что неприлично упоминать вслух.
   - Ищи давай, - поторопил Рид. - Лирику оставь магам символов.
   Я настроилась на мелькавший где-то поблизости огонек заражения. И тут за горелой кучей растительной трухи я увидела своих учеников. Их было много. Сколько?
   - Сколько вас тут из группы Шогни Огненной? - послышался сзади голос Рида. - Живых.
   - Нас двадцать, господин маг, - заявил рыжий паренек, державший на перевязи левую руку, кисть которой была отсечена. - Четырнадцать ранены, еще пятерым повезло, и битва закончилась раньше, чем их набили травой. Ими сейчас занимаются лекари. А счастливчик Симулос вообще вышел из всего этого без единой царапины. Эй, Симми!
   Черненький, у которого еще не до конца зажили раны от пыток, тяжело встал с колен и направился на зов.
   - Еще раз назовешь меня так, и я... - начал он, но я уже не слышала слов.
   Внутри него в магх-пространстве оранжево-красным на черном фоне пылала точка заражения. Прямо в сердце. Я почувствовала со стороны Рида напряжение магии.
   - Не убивай его! - крикнула я.
   - Я не могу выжечь только эту точку, она в сердце! - рявкнул он. - Побег тронется... Обрат твою!
   Лианы потянулись из сердца... То, что происходило дальше... даже у меня нутро похолодело. И на черненького "управа" нашлась. Но хоть жив остался... с обожженным сердцем, которое в любой момент могло отказать. Еще правой ноге досталось. Именно оттуда устремились в землю лианы мертвых.
   - Симулос, - прошептала я под конец.
   - Уйдите, - без тени иронии только и сказал он слабым голосом.
   - Здесь решаю я, уйти или остаться, - холодно произнес Рид. - Как у тебя в сердце оказалась спора лиан мертвых, человек?
   - Я откуда знаю?!
   - Где ты был, когда все началось? И до этого?
   - В замке...
   - Не лги, человек.
   - Я не... ааа! Вам что, мало!
   - Где ты был? Не смей мне лгать. Не умеешь.
   Он помялся и с придыханием признался. В тот день рано утром за воротами, в небольшой рощице, происходил нелегальный поединок двух чем-то досадивших друг другу людей. Официально такое запрещено. Поэтому подкупили одного из дозорных - схема отработанная. И вышли за ворота. Всего восемь человек, включая черненького.
   Поединок был захватывающий. Они сразу и не заметили, что их стало девять. А потом "девятый" осел на землю, и у него изо рта вышло облако спор. А зеленые побеги вспучили землю вокруг.
   - Лианы мертвых погнались за нами! Вы понимаете? Они гнались... за нами... - голос черненького под презрительным взглядом Рида затих сам собой.
   Дальше мы все видели сами.
   Рид резко развернулся и, не сказав ни слова, куда-то умчался. Не иначе, как налаживать дисциплину. Я с укоризной посмотрела на черненького.
   - Мы не просто так вышли. Тому нахалу надо было всыпать, - довольно жалким тоном сказал он. - А в замке нас бы поймали.
   - Так ты был одним из дерущихся?
   - Ну да.
   Я закатила глаза и ушла. Меня никто не остановил. В моей комнате уже было двое магов. Популярная стала клетушка после получения мной книги магии, а? Трэв боком сидел на стуле, обхватив руками голову, а Орон - на кровати и что-то ему говорил.
   - Шогни, слава великому Архимагу, с тобой все в порядке! - воскликнул Поднебесный, стоило мне войти в комнату.
   Он вскочил с места и подбежал ко мне, взяв мои руки в свои. Рукам стало прохладно, но это была ерунда. Главное, что мы вместе.
   - Жива... - только выдохнул Трэвис, опуская руки со взъерошенной головы. - Слава магии. Не могу поверить. Твои занятия должны были проходить там, в самом пекле. Что за пламя было внизу? Не узнал, чья магия.
   - Моя, я теперь магиня, - гордо выпрямилась я, высвобождая свои руки из холодных рук Орона и доставая меч. - Смотрите.
   Я повращала мечом. В комнате появилась огненная воронка. Она повисела в воздухе, обдав нас жаром, а потом исчезла.
   - Зачарованный меч! - Трэвис аж засветился. - Ну конечно же! Лучший способ использовать книгу магии в твоем сердце! Так просто, почему мы раньше не додумались? Твоя идея?
   - Нет, Рида, - скривилась я, и Орон скривился вместе со мной. - К сожалению. Ты скажи мне лучше вот что. Вы пересчитали Солнечных? Может, кого-то не хватает?
   Лицо Трэвиса стало непроницаемым. Он забарабанил пальцами по спинке стула, на котором сидел.
   - Троих не хватает, - наконец, выдавил из себя он. - Двух магов и одной магнессы. Про магов мы почти наверняка знаем, что их захватили лианы мертвых в сражении в Андских лесах, а вот магнесса... Ее никто не видел еще с начала всей этой истории. Ближайшие родственники искали ее, не поднимая шума, поэтому мы узнали об этом только сейчас. Шогни... я не могу поверить, что это она. Что Солнечная (Солнечная!) сидит сейчас в центре произрастания лиан мертвых и направляет по ним варканумные тени смерти. Не могу поверить, не могу!
   - А я, пожалуй, могу, - вмешался Орон, обнимая меня за плечи. - Все маги разные. Даже Солнечные вполне способны оступиться. И мы должны помочь каждому такому оступившемуся вернуться в лоно великого Архимага и дать шанс на спасение. Нам надо добраться до этой Солнечной и объяснить, что то, что она делает - плохо. Уверен, она поймет.
   Я посмотрела в потолок. Ох уж эти Поднебесные. Поймет она, как же!
   И все-таки я тоже не могла поверить, что это кто-то из Солнечных... Они же все такие хорошие... Все? Трэвис при ближайшем рассмотрении напивается и увлекается драдом. А Огненные все плохие? И я тоже? Но дедушка Халецкий говорил, что я думаю правильно!
   - Трэв, а что ты сам, собственно, тут делаешь? Маги снаружи лианами мертвых занимались, а ты?
   - А я тебя искал по всему замку. Думал, остановлю вовремя. Я, вообще, много что думал. Когда понял, что ты вышла из замка...
   Он не договорил. Только смотрел на меня печальными серыми глазами. Долго. А я вдруг неожиданно подумала, что это так странно - серые глаза у Солнечного. Совсем не их цвет. Их цвета - карий, золотистый, иногда оранжевый, попадается даже черный, но никак не серый.
   - Трэв, ты же не первый день меня знаешь, - снисходительно произнесла я. - Кто тебя надоумил искать меня в замке?
   - Что ж... я понял тебя. Пусть так, - наконец, выдавил из себя он и повернулся к Орону. - Ты действительно Шогни видел где-то здесь?
   - Да, конечно, - скороговоркой произнес Орон. - Я помогал ей однажды сбежать из замка Огненных и чувствую некоторую ответственность за ее судьбу.
   Голос был натянутый. Странно. Неожиданная мысль озарила мой мозг подобно ярмарочному магическому факелу. Все ведь так просто!
   - Слушайте, а ведь все между нами можно уладить, - быстро сказала я. - Когда год нашего брака завершится, я отдам книгу Трэвису, а потом Тристан нас с Ороном обвенчает. Ведь против он был только потому, что двумя книгами магии мог завладеть один маг.
   - Обвенчает? Вы двое, значит, любите друг друга? - в голосе Трэвиса послышалось напряжение, которого в нем, по идее, быть не должно.
   - Мы - да, но... - промямлил Орон, - но кроме любви насчет книги есть отдельные соображения. Дела Поднебесных совсем плохи. Да что там говорить, из нас всех остался я один. Вторая книга магии мне бы не помешала. Соединить две книги магии жизни - что может быть естественней?
   Мои глаза полыхнули пламенем. Так я и думала! До обратнутого источника ему была моя любовь! То-то он на меня внимания не обращал, пока мы ехали вдвоем до Дэрэвэна. А вся любовь проявилась, лишь стоило ему узнать, что за мной приданое - книга магии! А я-то думала... Твою магию!
   - Шогни, ты только не пойми меня неправильно, ты мне действительно очень нравишься, - быстро произнес Поднебесный, с опаской глядя на мое исказившееся лицо. - Просто это, как говорится, способ соединить приятное с полезным, ничего больше.
   - Настолько нравится, что ты готов отдать книгу магии мне и жениться на ней? - хмуро уточнил Трэвис.
   Поднебесный заюлил медоточивыми речами. Жить без меня не может, но и книга магии ему нужна просто позарез. Внутри меня все опустело. Значит, вот оно как. Орон, пусть и был Поднебесным, оказался ничем не лучше Рида. Ему тоже нужна от меня только книга магии.
   - Знаете что, убирайтесь-ка отсюда оба, - я выдохнула из носа струйки дыма. - Твои переживания за меня, Трэв, к сведению приняла. Что касается тебя, Орон... - мой голос предательски дрогнул, - книгу магии Халецких ты не получишь. Я так решила.
   - Но Шогни... - протянул он.
   - Убирайтесь.
   Еще неделю я провела на обожженном пустыре с Пламенным, учась обращаться с ним. В какой-то момент споткнулась обо что-то... нагнулась. Копнула глубже. Здесь, там... Магия моя! Тут сжигали людей! Убежала с мечом в ножнах, поминая источник оборотный. Куда меня привел Рид? Что это за место?!
   Занятия с Пламенным отнимали все силы, поэтому все это время я могла не думать об Ороне. Сейчас же, под впечатлением от страшного пустыря, как-то стало не до личных обид... Хочет книгу магии? Пусть хочет. Пусть усядется себе где-нибудь в уголочке и тихо хочет в тряпочку. Мне какое дело? В конце концов, он не Рун. И как бы он ни был на него похож, это совсем другая личность.
   А потом меня потянуло во двор. Делать мне там было особо нечего, но... Сама не знаю, что вдруг на меня нашло? Там все заливал розовато-золотистый свет поднимающегося солнца. Было раннее утро. Я принюхалась - пахло мокрыми дровами и дымом. Умиротворяюще звякали мечи учеников. Сев на лежащее бревно, с которого открывался прекрасный вид почти на половину двора, я, щурясь, оглядела тренирующихся. Где-то тут мои бывшие ученики уже, как я знала, стали учителями.
   - А вы, я вижу, решили согнать меня с моего места, чтоб не прохлаждался без дела? - послышался бодрый голос черненького.
   Он, прихрамывая, приближался ко мне. Я молча подвинулась, и он сел рядом, с наслаждением выставив больную ногу вперед. Лицо его было серьезно.
   - Твое место? - переспросила я удивленно.
   - Я сюда уже неделю каждый день хожу - на наших посмотреть. Прям орлы, - нарочито весело ответил черненький. - А задаваки стали - жуть! Мне-то теперь вряд ли доведется кем-то покомандовать. Нога-то заживет, а вот...
   И демонстративно постучал пальцами по груди в области сердца.
   - Маги говорят, в любой момент могу копытца отбросить, поэтому вот сижу здесь, радуюсь, что еще не сегодня... - сбиваясь с веселого тона, добавил он, после чего замолк.
   А что еще можно было к этому добавить?
   - Ребята спрашивали о вас, - нарушил молчание черненький. - Мы даже поспорили, появитесь вы еще или нет. А вы их не видели? Их теперь учителями назначили, знаете?
   - Знаю. А ты кем назначен? - спросила я, не подумав.
   - Никем второго ранга, - усмехнулся он и, щурясь, повернул бледное лицо к солнцу. - Уволен из армии и могу теперь делать, что хочу. Пенсию назначили. Я, кстати, вон в том славном домике живу - одна из тамошних служанок свой уголок сдает. Вы ее знаете, Шарлотта.
   Он указал на замок, а я не стала уточнять, где же тогда спит сама служанка. Это, в конце концов, не мое дело. Одна из групп почти прямо перед нами сменилась на возглавляемую одним из моих бывших учеников... Как же его звали?
   - Эмиль! - громко позвал черненький. - Иди сюда, у меня тут сюрприз.
   Эмиль, слегка полноватый парень с редкими темно-каштановыми волосами, что-то сказал своим ученикам и с недовольной миной направился к нам. При приближении стало видно, что и у него на лице пролегли слишком глубокие для его возраста складки.
   - Ну, что такое, Симулос? - раздраженно раздувая ноздри, начал тот, подойдя к бревну, но тут же опешил. - Вы?!
   - Ага, она самая, - с усмешкой парировал Симулос. - И вы все теперь, ребята, мне должны кучу денег, потому что она все же пришла!
   Эмиль, не обращая внимания на грязь, опустился передо мной на колени. И заглянул в глаза, оказавшиеся теперь вровень с моими. Я иронически приподняла правую бровь: мол, что? А он молчал.
   - Мы ждали вас тогда, - тихо проговорил он, наконец. - А потом началось все это и... Мы не знали... Говорят, нашей группе повезло больше всех...
   - Ты еще скажи, как тебе плохо, и попроси, чтобы тебя пожалели и погладили по голове, - довольно язвительно ответил за меня Симулос.
   На лице Эмиля промелькнуло выражение досады, а затем он молча опустил голову мне на колени и так и застыл. Честно говоря, я не знала, что мне делать, но, следуя невольному совету черненького, пару раз провела рукой по его жестким волосам. Симулос отвернулся, и мне показалось, что на его глазах блеснули слезы. Что с них взять? Люди.
   - Хватит тут цирк разводить, - изменившимся глухим голосом пробормотал черненький.
   А я только сейчас заметила, что обе руки Эмиля - слишком светлые по сравнению с остальным телом. Так бывает, когда выращивают потерянные конечности.
   Выручил меня из неловкой ситуации Рид.
   - Шогни, посиделки будешь устраивать после войны, - весьма мрачно заявил он, появившись словно из ниоткуда. - Пошли. Тебя зовет Ковентри.
   Эмиль резко вскочил на ноги, повернувшись к Риду, поэтому я не видела выражения его лица. Симулос так и не повернулся ко мне, глядя в сторону, где стояла пристройка со сговорчивой служанкой. По дороге к замку Рида отвлек один из серых послушников, который начал что-то пересказывать ему громким шепотом.
   - Иди вперед, я догоню, - махнул мне рукой брат, и я двинулась к замку.
   В коридоре, когда я уже почти дошла до кабинета Ковентри, мне встретился молодой маг. Магия непроницаемо-черная. Он довольно уверенно направил свои стопы в мою сторону, загородив дорогу. Маг казался очень юным. Черные мелко вьющиеся волосы, спадающие на плечи; черные же глаза под аккуратными прямыми бровями. Нос с легкой горбинкой. И очень-очень наглое выражение лица с аккуратно очерченными губами. Черная "рабочая" рубашка амерунного полотна и такие же брюки. Я сжала рукоять Пламенного, предвосхищая неприятности.
   - Ты, дорри! Почему в моей комнате еще не убрано?! - задиристо начал он. - А! Так ты магнесса... Но это не важно, с такой магией и за обычную служанку сойдешь... для начала.
   - Простите, мне надо идти, - холодно ответила я, вытаскивая из ножен блеснувший красным меч.
   - Да брось, - ничуть не впечатлившийся этим, ответил тот. - Я тут уже столько времени, а ни одной подходящей найглы не видел. И о чем тут только думают хозяева замка. Не уважают гостей, нет, не уважают...
   - Гостей? - подняла бровь я. Мне не нравился лихорадочный блеск в его глазах.
   - Я тут недавно, - красивым глубоким, но каким-то дерганым голосом сказал тот, скривив губы. - Я - Даррен, сын главы Нокхов. Надеюсь, теперь ты достаточно прониклась ко мне уважением, потому что...
   Он сделал неуклюжую попытку приблизиться ко мне, но я крутанула мечом, и вокруг него опустился пламенный обруч, который, сжимаясь, обжег ему грудь и руки. Нокх вскрикнул, согнувшись пополам. А я отступила назад, держа меч на изготовку. Глаза мои застила красная пелена: желание сжечь в упор на месте возросло неимоверно. Мало того, что он посчитал, что моя магия столь мала, что приравнивает меня к обычным людям. Он еще и принял меня за... за кранайглу легкого поведения!.. Напряжение всех последних дней хотело найти наконец выход и стереть ненавистную ухмылочку с этого бледного лица. Руки в ярости стиснули рукоять меча, мышцы напряглись до предела. Вот бы сжечь этого выродка!
   Я тут же устыдилась. Не хватало мне только стать похожей на Рида!
   Даррен, не вняв уроку, двинулся ко мне. Эй-эй, полегче! Я с силой рубанула мечом по воздуху так, что гигантское огненное кольцо заполнило коридор, опалило полотнища на стенах, оплавило магические светильники и обожгло мага со всех сторон. Одежда на нем загорелась. От пламени вокруг стало жарко и потянуло дымом. Маг иллюзии принялся охлопывать себя со всех сторон. Неожиданно сзади меня подошел Рид, взмахом руки потушив пламя везде, кроме самого мага иллюзии.
   - Тебе следовало быть осторожнее, малыш, - обращенный в сторону сбивающего с себя пламя Даррена взгляд Рида был непроницаем, а голос - бесстрастен. - Никогда не шути с Огненным.
   - О, да! - усмехнувшись, ответил он, но все же морщась от боли, когда его руки попадали прямо по огню. - Я запомню, что впредь, перед тем, как попользовать чью-то собственность, надо будет спросить разрешения у ее хозяина.
   По моему телу поднялась жаркая волна ярости, я повернула было в сторону Даррена клинок... Рид остановил мою руку.
   - Не надо, а то от гнева не рассчитаешь силу меча и спалишь весь замок, - сказал он. - Помнишь, мы говорили с тобой о масштабах? Так вот, сейчас твои силы несколько подросли. Используй их с умом.
   Я смущенно вложила меч в ножны. Мало же мне времени понадобилось, чтобы перенять привычки старших магов!
   - Да, да, оборотная, слушай хозяина. А не будешь слушаться - тебе будет ай-яй-яй, - послышался рядом насмешливый голос.
   Даррен уже спокойно стоял в новенькой, совсем не обгорелой одежде. Иллюзия. Наверняка иллюзия. Это же их магия. За такими размышлениями я даже пропустила мимо ушей оскорбление насчет своей скромной персоны.
   - Так. Теперь насчет тебя... - начал Рид, резко поворачиваясь в сторону мага иллюзии.
   Он явно оскорбление мимо ушей не пропустил.
   - Слушаю очень внимательно мудрые нравоучения моего престарелого друга, - Даррен скрестил на груди руки и еще более нагло посмотрел в нашу сторону.
   Было похоже, что ему море по колено. Глаза у него ненормально блестели еще сильнее, чем раньше. Тут и до Рида дошло, что этот маг попросту вдребезги пьян.
   - Сколько же тебе лет, юное создание? - равнодушно спросил он.
   - Сорок шесть, ну и что? - пожал плечами тот.
   - Понятно. Только возни с мелкотней нам не хватало, - Рид был невозмутим. - Ладно. Раз уж ты решил слушать, так слушай: если ты еще раз позволишь себе лишнее, я сожгу каждую частицу твоего безмозглого тела. И твои родичи будут только благодарны, что избавились от такого идиота...
   - Брось, старичок, - ухмыльнулся Даррен. - Ну кто станет воевать из-за такой, как она? Давай решим дело полюбовно: одолжи мне ее на пару дортов, а я верну почти в целости и сохранности, идет?
   - Я сама решаю, куда и с кем пойду! - взревела я (Рид в раздражении стукнул магией по выросшим клыкам, и они ушли). - Нечего разговаривать, будто меня тут нет!
   - Цыпочка умеет не только мечом махать, но и говорить... - начал было Даррен, но Рид наотмашь ударил его по лицу.
   Даррену это было все равно что с оуэнна пламя. Он только скорчил нам обоим пьяную гримасу. Странно, всего сорок шесть - и такой циник. Но магия-то его выглядела вполне зрелой. Обычно она полностью формируется годам к девяноста-стам. У меня она в этом смысле вообще младенческая.
   - Иди. Отсюда. Чем. Быстрее. Тем. Лучше, - процедил мой брат Даррену.
   Мы повернулись и ушли. Напоследок он швырнул в лицо Даррена небольшой огненный шар, оставивший у того на щеке пылающий ожог. Я бросила на Рида укоризненный взгляд.
   - Не смотри на меня так, - на ходу огрызнулся он. - Сама только что проделала с ним нечто подобное. У него же шикарное охранное заклинание. Переживет.
   А я задумалась. С магами иллюзии я мало была знакома. На наших занятиях пару раз бывал Граденрекк, наследник их рода. Но и тот всегда стоял в стороне и наблюдал за тварями, которые, разумеется, его не трогали. Издалека он казался мне просто пятном серо-лиловой магии. Этим мои познания о Нокхах и ограничивались. А, ну еще тем, что их фамилией ругались почище, чем нашей. Если они все, как этот Даррен, - не удивительно!
   - Да нет. Они только внешне очень похожи, эти сыновья главы Нокхов. Волосы лишь разные, - неожиданно произнес Рид. - И поэтому Граденрекк выглядит почти так же, как Даррен. Возможно, это как-то связано со спецификой их магии. О них вообще мало что известно. В их землях не живут простые люди, только они сами. Непонятно вообще, как они там живут и чем питаются. Разве что сначала создают себе иллюзию еды, а затем - иллюзию сытости... Странные маги.
   В его голосе, когда он говорил о Нокхах, было что-то этакое, трудноуловимое. Или мне кажется? Я со злостью оглянулась вслед пьяному магу. Ну почему так? Маги не лучше людей... этот вот нахал... и даже среди Поднебесных... Орон... Люди не лучше магов... эти люди, что пытали черненького...
   - Мир несовершенен, - глубокомысленно произнес Рид. - Думаешь, в совершенный мир тебя бы пустили? Ты когда клыки научишься держать при себе?
   - Тебе до моих клыков какое дело?! - вспыхнула я.
   - Иди давай!
   Ковентри вызывал потому, что учителей не хватает. Ищет мне новую подходящую группу для обучения. Рид же ледяным тоном заметил, что это можно было передать и через него. И что он бы и так отказал. Научиться владеть новым мечом в полной мере важнее. Буркнула, что овладела уже. Ну, или почти овладела. Рид только хмыкнул и заявил, что хочет убедиться лично.
   - Через дорт, на пустыре, - бросил он.
   - Там кладбище!
   - Скелетов боишься? - издевательским тоном спросил он. - Предпочитаешь потренироваться тут, во дворе? А что, тут людей много. Хочешь и здесь кладбище устроить, а?
   - Через дорт, - скривилась я и ушла.
   В кого я превращаюсь? Что происходит? Что это за пустырь? Магх! Пол моей комнаты полетел мне в лицо. Еле успела сгруппироваться. Перевернулась и приземлилась на ноги. Обернулась в ярости - над порогом была натянута тонкая веревка. Меч словно сам прыгнул в руки, и от его взмаха веревка над порогом быстро вспыхнула. Огонь перекинулся на принявшегося отчаянно охлопывать себя человека. Что еще за шутник-самоубийца?! Я угрюмо наблюдала за его попытками загасить на себе огонь.
   Помнится, об официальном отношении Огненных к шуткам и розыгрышам стало известно из трагической случайности, произошедшей чуть позднее древних войн. Кто-то из младших магов воды как-то там глупо подшутил над младшим магом огня. Причем последний уже после даже не мог ответить, как ему удалось то, что он сделал (младший же!). И тело, и магическая сущность незадачливого шутника были сожжены дотла, не оставив после себя ничего - даже пепла. А Огненных по решению Совета приговорили к внушительным денежным компенсациям. Тогдашний глава рода согласился при условии, что деньги передаст самому главе рода магов воды в зале Совета наедине. Но против магического наблюдения он не возражал. Так что все в итоге видели чудную картину. Зло глядя на стоящего перед ним главу Водяных, глава Огненных переносил в зал огромное количество тускло поблескивающих монеток - самых мелких магических денег на то время. Глава магов воды стоял, ошеломленный, наблюдая за градом из медных дисков, не в силах произнести и слова по поводу подобной выходки. Монеты засыпали зал почти доверху. Благо, оба главы могли перемещаться по воздуху. И то они оказались по колено в монетах, когда дальше вверх возноситься было некуда - там уже был потолок.
   - Что все это значит? - прошипел глава магов воды, от которого пахнуло штормом.
   - А что, разве не забавно? Вы ведь, Водяные, любите шутить, не так ли? - демонстративно пожав плечами, ответил глава магов огня.
   И исчез во вспышке пламени, охватившей потом всю эту груду денег. Глава Водяных тогда чудом избежал серьезных ожогов. Но Совет тем не менее засчитал выплату. Большинство считало, что с убийством Огненные, несомненно, переборщили, но Водяные сами напросились. Это была первая и последняя шутка над Огненными и в их присутствии. После и маги, и люди стали думать прежде, чем шутить с нами.
   Мда... и кто же, интересно, такой дремучий, что не знает очевидной истины: "Не шути с Огненным"? Весь перемазанный в пепле от полуобгорелой одежды, он, похоже, потушил все языки пламени. Белки глаз в саже смотрелись, как у опума. Я очень медленно направила в его сторону меч - огненная полоска поползла в воздухе к нему. Человек вжался в стену. Огонь потух только у самой груди шутника. Хорошо, что меч выбрал именно это время, чтобы меня послушаться.
   - Я... - несколько обескуражено начал смутно знакомый голос. - Простите, я ничего такого... Просто шутка такая, шутка.
   - Весьма оригинальный способ покончить с собой, - довольно холодно откликнулась я, а затем, без доли иронии в голосе, осведомилась. - Тебе мама в детстве не говорила: "Не шути с Огненным, сынок, обожжешься"?
   Тот попытался слабо улыбнуться, но взгляд замер на кончике моего меча.
   - Нет, но я теперь всем своим детям буду это говорить... - слабым голосом начал тот, но затем продолжил с растущей уверенностью:
   - И внукам тоже, и детям завещаю раз по двадцать на дню моим правнукам это повторять, а также, чтобы они завещали своим детям...
   - Если я сейчас не получу нормального объяснения, - еще более ледяным тоном прервала его идиотское бормотание я, - то ты уже никому ничего не сможешь передать или завещать.
   Он судорожно сглотнул. А до меня, наконец, дошло, где я раньше слышала этот голос. Черненький. Опять он! Не удивительно, что он не знал поговорку насчет Огненных, он же не из нашего мира.
   - Ребята попросили меня узнать, как там вы, а то этот хлыщ увел вас с таким нехорошим лицом, - довольно мирно отозвался он. - Ну, и я, как дурак... ой, то есть дорри... м-м-м... нет, как рыба безмозглая, решил над вами пошутить, пользуясь случаем. Я не со зла, ей богу! А вы в Бога, наверно, не верите? Это такое всемогущее существо, которое никто не видел, но почти все в Него верят.
   - Увижу - поверю. У нас зато есть великий Архимаг, его тоже никто не видел, но лично мне хватает. Ребятам можешь передать, у меня все в порядке, - отмахнулась я. - А как, интересно, тебе удалось проникнуть в мою комнату?
   - Ну, в вашей комнате ведь тоже надо изредка убираться, - ухмыльнулся он, хотя глаза его были серьезными.
   - Понятно. У тебя все? - и, не дожидаясь ответа, я вложила меч в ножны. - Пойду доложу о халатности местной обслуги.
   - Нет! - он перегородил мне дорогу. - У нее будут неприятности. Это я виноват, и меня надо наказывать!
   - Неприятности будут не только у "нее", - мрачно пообещала я, пытаясь обогнуть обожженное мужское тело. - Обновят весь персонал. Если ее никто не остановил, не предостерег и не объяснил вовремя правила - то это вина всех. И все будут соответственно наказаны.
   - Ну пожалуйста... - он попытался взять меня за руку, но я отдернула свою. - Я ведь не хотел...
   - Ты хотел узнать, как я? - зло осведомилась я. - Так вот, я достаточно здорова, чтобы ясно мыслить и сообразить: прокрадись тем же путем, что и ты, зараженный лианами мертвых...
   Я выдержала паузу, а черненький застыл на месте. Видимо, такая мысль ему в голову не приходила.
   - То весь замок! Был бы! За несколько биений сердца! Взят!!! - проорала я ему прямо в ухо, отчего тот ошеломленно начал трясти головой. - А теперь вон отсюда!
   Я решительно выставила его вон. Всю жизнь мечтала крикнуть кому-нибудь прямо в уши. С тех пор как один из старших Огненных, обнаруживший... Впрочем, ладно. Кто заведует в замке обслугой, мне было не известно, да и мало интересовало. Я была уверена, что молоденькая вертихвостка в ближайшее время сама упакует вещи и забьется в какую-нибудь дыру - подальше от гнева магов. Уже далеко в коридоре стыдливо повела плечами - у него вроде как сердце больное... Ну и на нокх! Никогда не шути с Огненным!
   А на страшном пустыре тем временем меня ждал Рид в белых кожаных доспехах. Его огненные волосы полыхали особенно ярко. Словно он поджег их настоящим пламенем перед моим приходом. Я опасливо шагала по обожженной земле - я шла по костям.
   - То, что ты можешь жечь, я видел, - вместо приветствия холодно сказал он. - Теперь попробуем понять, способна ли ты этим пламенем управлять. Создай огненный шар.
   Для этого надо было быстро двигать мечом в руке, держа его строго горизонтально. Что я и проделала. Шар получился больше, чем я хотела, но все равно - что надо. Он понесся вдаль, на противоположную сторону пустыря, словно выпущенный арбалетный болт.
   - Неплохо. Сужающееся огненное кольцо.
   Опустив меч вниз, я словно нарисовала им границу горизонтального круга. Пламя вспыхнуло кольцом чуть поодаль. Оно опять получилось больше, раза в два, но ведь получилось именно кольцо. Кольцо принялось медленно сужаться, пока, наконец, не схлопнулось где-то в центре в огненный шар, что растаял в воздухе.
   - Сойдет. Спираль.
   Я вывела мечом замысловатую фигуру, породившую большую огненную спираль, которая понеслась вдаль. Куда-то туда, где исчез до того шар. Зато спираль получилась почти такой же, как я запланировала. И у меня бывают удачные моменты.
   В ходе тренировки я выпустила еще звезду, стрелу, линию и тьму других фигур. В основном, у меня получалось, что требовалось. Но обычно фигуры были больше, чем надо. Зато некоторые особо сложные "заказы" я вообще не знала, как делать. Скажем, создать огненную лошадь. Зачем мне вообще это уметь? Как на нее садиться? Все же важные органы такая лошадь отожжет!
   Рид резко отвернулся и посмотрел куда-то вдаль. Но спустя пару биений сердца повернул голову ко мне. Я опустила меч и посмотрела ему прямо в глаза.
   - Может, хватит? - мой резкий голос прорезал тишину, как стрела. - Думаешь, я в полном восторге от выполнения дурацких заданий? От тебя?
   - Можешь засунуть свои "восторги" туда, куда нормальные магини прячут клыки. В общем, с навыками владения мечом все не так хорошо, как хотелось бы. Но лучше, чем ничего, - спокойно ответил Рид. - Тренируйся еще. Пламя должно быть в точности таким, каким ты его задумала. Свободна.
   - Что это за пустырь?
   - Мы, Огненные, каждый день сюда приводим таких, как ты, и сжигаем. Свободна.
   Земля на пустыре начала трескаться. Из трещин выбивался свет. Магия моя, так в наших землях обычно лава вылезает на поверхность!
   - Еще повременишь, будешь следующей, - бесстрастно бросил Рид. - Я сказал: иди.
   Уже выбежав за границу пустыря, я обернулась и увидела. Из земли вверх, ближе к тому месту, где стоял Рид, с ревом било пламя. Он стоял в нем с поднятыми вверх руками ладонями вниз, к огню. Не горел. Не кричал. Он - огонь, и тело его - огонь...
   Ковентри сдержанно кивнул, когда я пришла, и дал мне сорок три ученика. Я только попросила, чтобы занятия шли подальше от двора - и от моих бывших учеников. Один раз уже привязалась к людям, хватит. Он хмыкнул и показал мне на карте небольшой пустырь, в четырех сотнях шагов к северу от казарм при замке Совета.
   - Там тренируются те, кому не хватило места где-либо еще, - мрачно сказал он. - Там ты найдешь сэра Гэдо и его молокососов.
   - Это что, опять новобранцы?
   - А ты как думала? Стали бы мы обучать тех, кто и так все знает, - спокойно ответил Ковентри, перебирая пальцами. - Учителей не хватает, слишком много опытных людей сейчас охраняют поселения. Сейчас полдень. Иди-ка ты сразу туда - скажешь сэру Гэдо, что возьмешь себе в обучение сорок три его ученика.
   - А у него их сколько?
   - Сто двадцать один.
   Там творился бардак. Охрипшего взлохмаченного сэра Гэдо в потускневших стальных доспехах никто не слушал. Но мое огненное кольцо, которое начало схлопываться над толпой его учеников, привело все в порядок.
   - Магом Ковентри мне назначены сорок три ученика из ваших подопечных, сэр Гэдо, - четко выговаривая слова, сказала я, остановившись прямо перед ним.
   - Вы новый учитель? - в уставших глазах Гэдо мелькнула радость.
   - Почти, я временно выбыла после битвы за замок Совета, но могу обучать искусству боя на мечах.
   - Это... просто замечательно, что вы пришли, - чуть не воскликнул тот, а затем продолжил несколько более уверенным тоном. - Может, возьмете себе хотя бы половину...
   - Сорок три ученика. Мы будем тренироваться рядом с вами. Можете обращаться ко мне в случае чего.
   - Ну, если так... - протянул сэр Гэдо. - Не соизволите ли подождать несколько биений сердца на том бревнышке? Мне нужно немного времени, чтобы отобрать тех из моих, кто более всего бы вам подошел... - при взгляде на учеников глаза Гэдо сверкнули мстительным огнем.
   Отобрали несчастных (вид у них был, как у осужденных на смертную казнь) и начали.
   Вечером, когда группа сэра Гэдо стала расходиться, а моя группа потянулась вслед за ней, я мощно рявкнула.
   - Стоять! Занятие еще не окончено.
   - Но... - с отчаянием глядя на спины товарищей, попробовал возразить один из парней, - все уже уходят.
   - Решение об окончании занятия для вас принимаю я, - отчеканила я, не опуская иллюзорного меча. - И я его еще не приняла.
   - Уже поздно! - послышались обиженные крики. - Мы устали! Все тело ломит!
   - Судя по тому, что я наблюдала, до полудня все вы отдыхали у сэра Гэдо. Поэтому теперь придется отработать то, что пропустили. Всем встать на свои места!
   - Вы что же, еще не заканчиваете? - одышливо спросил подошедший ко мне сэр Гэдо.
   - Нет, - покачала головой я. - Они должны отработать свое безделье до полудня.
   - Да... - протянул он, садясь сзади меня на бревно и утирая пот. - Пожалуй, вы правы.
   Я легонько повела мечом, и пламя несколько усмирило начавших жаловаться учеников. Они снова взялись за мечи.
   - Вам легче поддерживать дисциплину, чем мне, - пожаловался тем временем сэр Гэдо. - Мне-то их нечем вот так напугать!..
   - Ну, как же, - ухмыльнулась я. - Скажите, что отправите их ко мне. Пару-тройку дополнительных оболтусов один день я потерплю.
   И, не дожидаясь ответа и не оглядываясь, подняла меч.
   - Отпустите нас, а? - тихо сказал один из измученных учеников спустя дорт. - А то не успеем на ужин.
   - Хорошо, на сегодня все, - сказала я. Подождала, пока голодные ученики скроются из виду, и двинулась к замку.
   У замковых ворот меня встретил Трэвис. Он улыбался, держа в руках довольно грубо сделанный простой меч.
   - У нас получилось! Магам зачарования удалось сделать мечи, подзаряжающиеся энергией толпы, - вместо приветствия почти крикнул он. - Принцип извлечения энергии у них другой, а вот технику взяли точь-в-точь, как у твоего красавца. Рид соизволил мне все объяснить.
   Он поморщился, когда произнес имя моего брата. Но его радость, отражавшаяся в скакавших по доброй половине двора солнечных зайчиках, была налицо. Я хмыкнула, и он проводил меня до комнаты. А на следующее утро, когда я подошла к пустырю, там уже собралось человек двадцать моих учеников и чуть больше - учеников сэра Гэдо. Но, вообще-то, было еще рано, поэтому я, миновав их, прошла подальше. Там было подходящее бревнышко, чтобы присесть и подождать... ох, магх твою налево! На меня смотрели одна насмешливая и девятнадцать серьезных пар глаз. Все двадцать выживших в битве у замка Совета. Это их я приняла издалека за своих новых учеников.
   - Ну и как вы все здесь оказались? - недовольно сказала я, подходя ближе.
   - А мы узнали от ваших новых подопечных, где вы теперь тренируетесь, - хитро прищурился черненький.
   - Каким образом из всего множества новобранцев в местных казармах вы нашли именно этих сорока трех оболтусов?
   - О, ну это было совсем просто, - ухмыльнулся он. - Мы просто допросили тех, кто пришел в казармы последними.
   Они расхохотались, и даже я невольно улыбнулась. А ведь верно - примета безотказная. Вот уж глупость я совершила, подумав, что те, кто изведал все это на собственной шкуре, так быстро все позабудут.
   - Ну, рассказывайте, - подождав, пока все успокоятся, начала я, - с какой целью вы все дружно пропускаете свои тренировки? Решили посмотреть, как надо правильно избивать подрастающее поколение?
   - Не-ет, - опередив черненького, протянул высокий светловолосый парень с серыми глазами. - Это мы и так уже усвоили. На своем, так сказать, опыте.
   - Кстати, зачем, спрашивается, я срочно отправил мою скромную хозяйку в другой город? - пытаясь перекричать поднявшийся хохот, проорал черненький. - Что-то обновления персонала пока не наблюдается!
   Я подождала, пока смешки стихнут.
   - Наверно, я забыла. Но раз она уже уехала, то, думаю, не стоит и беспокоиться, - просто сказала я в наступившей тишине.
   - А как же всякая там общественная безопасность и коллективная вина? - хитро прищурился он.
   - Единственная коллективная вина, которая меня сейчас заботит, - это почему вы, ребята, никак не подействуете на этого оборотного, - ответила я. - Он и тогда мне до смерти надоел. Теперь, думала, хорошо - избавилась. Ан нет. Вот, приплелся. И всю свою банду с собой зачем-то приволок.
   - Ну вы же сами понимаете, что воспитывать Симми - дело безнадежное, - протянул русоволосый хлыщ, после чего тут же ловко увернулся от шлепка черненького, обижающегося на это прозвище.
   Мне уступили место на бревне, мы стали разговаривать. Как-то время пролетело. Неожиданно говор вокруг меня оборвался. Все, кроме черненького, повернули головы к тому, кто быстрым шагом шел в нашу сторону. Рид. Я резко встала и вышла навстречу.
   - Все, кого направили на обучение к Шогни Огненной, переходят снова к сэру Гэдо! - громко произнес он, после чего последовал радостный гул одобрения сорока трех счастливчиков.
   Рид повернулся к моим бывшим ученикам.
   - Вы все переводитесь на охрану городов, немедленно ступайте к своим командирам - вам укажут новые места службы.
   - А как же наши ученики... - начал было кто-то из них.
   - Группы уплотняются. Маги могут перекинуть войска в другое место, но на это требуется время. Сейчас важно время. А теперь - быстро! Все к казармам!
   Они в нерешительности стояли, видимо, не ожидав подобного. Только что все было хорошо, но вдруг...
   - Все, кроме калеки, - оглядев их презрительным взглядом, добавил Рид. - В его услугах больше не нуждаются. Ему выдадут пособие, после чего рекомендуют покинуть территорию замка в течение суток.
   Черненький сидел спиной ко мне и Риду, поэтому я не видела выражения его лица.
   - Шогни, - маг слегка повернул голову в мою сторону. - Идем.
   - Куда? Что вдруг случилось? - холодно спросила я, бессознательно сжимая теплую рукоять иллюзорного меча.
   Рид промолчал. Потом, словно что-то вспомнив, неприятно улыбнулся. Я с нехорошим предчувствием застыла.
   - Да, я совсем забыл, - ледяным тоном произнес он, не сводя глаз со спины черненького. - Насколько мне стало известно, моя сестра повела себя недавно с Симулосом не совсем достойно... Огненных. Но вы должны простить ее. Ведь она уже фактически принадлежит другому роду, поэтому и становится излишне... мягкосердечной. Мне бы хотелось несколько загладить вину Шогни, чтобы ни у кого не создавалось ложного впечатления о нашем роде.
   Рид медленно направился к бревну. Тишина была звенящей. Только веточки хрустели под его сапогами. Черненький и не собирался поворачиваться, хотя к нему обращался маг.
   - Раз он захотел убедиться, что у Огненной глаза на месте, чтобы заметить его в высшей степени веселую веревку, то мне, в свою очередь, хотелось бы убедить его, что его глаза... ему больше не понадобятся, - голос был вкрадчив, но с каждым биением сердца в нем все больше слышалась сталь. - Это будет моей милой шуткой в ответ. Никогда не шути с Огненным.
   Черненький начал медленно вставать, оборачиваясь к Риду.
   - Это не остроумная шутка, - вроде бы его голос был ровен, - господин маг.
   Он встал прямо напротив Рида, лицом к лицу. Они были приблизительно одного роста. Лицо черненького выглядело спокойным. Взгляд направлен прямо в глаза моему брату. Он выглядел так, словно все в порядке... Только где-то у виска мелко-мелко дрожала жилка. А затем глаза Симулоса начали плавиться... Я дернулась, но вокруг меня сжалось кольцо огня так, что я не могла даже пошевелиться. Проклятый чип! И кто их только придумал? Я попыталась рвануться сквозь огонь, но, взвыв, отпрянула от сильного ожога.
   Наконец все закончилось. Рид отошел на полшага, словно любуясь своей работой, а затем добавил.
   - А по-моему, это забавно, - заявил он ледяным тоном. - Огненные вообще любят шутки. Особенно ответные.
   Резко повернулся и пошел ко мне. Я словно под чьим-то влиянием, оцепенев, стояла и смотрела туда, где только что были глаза человека, не обратив внимания, что огненное кольцо вокруг меня потухло. Рид схватил меня за запястье и потащил за собой, но я тут же вырвалась.
   - Зачем ты это сделал? - прорычала я.
   - Я. Уже. Все. Сказал, - ответил Рид сквозь зубы, а потом громким шепотом добавил. - Если пойдет слух, что Огненные дали слабину...
   Не договорил.
   - То что? - резко спросила я.
   - То ты умрешь первой, - закончил Рид. - Идем.
   - Никуда я с тобой не пойду! - крикнула я, вытаскивая Пламенный и направляя его на брата. - Ты чудовище! Я убью тебя!
   Пламя широкой полосой потекло к нему, но он только вздохнул. Огонь весь втянулся в его глаза и рот, а магия Рида засветилась еще сильнее.
   - Значит, вот как ты решила, - мрачно сказал Рид. - Ну хорошо.
   Он поднял руки. Я покрепче сжала меч.
   - Меня нельзя победить огнем, - усмехнулся он. - Я говорил тебе. Ты уже видела это. Сейчас...
   Я сжала нагревшуюся рукоять меча и приготовилась умереть.
   - Смотри, - он кинул мне кулон с молочно-белым камнем. - Сядь прежде, чем одеть.
   - Что это?
   - Лунные воспоминания.
   - О чем?
   - Одевай, время дорого!
   Я сжала холодный гладкий камень. Посмотрела на спины уходящих людей, посмотрела на бревна вокруг. Только черненький остался сидеть. Как он пойдет, ослепший?
   - Я уже вызвал послушника, его доведут, - раздраженно ответил Рид. - Не заставляй нацеплять на тебя амулет насильно.
   - Можно было хотя бы объяснить, что там, - слабым, но твердым голосом заявил черненький.
   - Не угомонился еще?! - взревел Рид. - Ветра! Хвелебри не сумели удержать ветра! Споры лиан мертвых разлетаются по всем объединенным землям! И враг перешел в наступление!
   - Матерь божья... - прошептал черненький.
  
  -- Глава 12. Они повсюду
   Я был младшим магом воды. Меня наказали за то, что ухлестывал за человеческой женщиной, и отправили на юг. Подумаешь, нашли за что! И вовсе я не извращенец! Один я, что ли, из магов с ними вожусь? Таких полно! Человеческие девушки же такие лапочки! И надоедать не успевают...
   Дикое зрелище - граничащие с землями Поднебесных нейтральные земли на самом юге. Земли, за которые не отвечал ни один маг. Конечно, магия тут была, приходила из соседних земель. Ее выкупали в шариках амерунного стекла, в амулетах, в зачарованных предметах, мечах и доспехах.
   Но защитить от лиан мертвых они не могли.
   За линией фронта колыхалось целое живое поле, готовое вцепиться нам в глотки. Мы ждали. Ждали нападения. Маги и люди, в домах и палатках, у костров и вяло повисших в безветрие знамен. Ну, "мы" - громко сказано. Лично я не ждал.
   Я принюхался - пахло жареной воблятиной. Мерзость, а нормальной еды не будет?
   - А что-нибудь съедобное ожидается? - спросил я у дежурного повара в ужасного цвета мешковатом костюме.
   Брезгливо дернул носом над котлом с мясом. Как люди это вообще едят? Но что поделать, это ж люди.
   - Специально для вас - жаркое из листьев нарухи под грибным соусом, - поморщился он. - Рум варится.
   - Он слишком слабый! Покрепче что будет?!
   - Покрепче запретили. Нужна ясная голова. Удара ждут в любой момент.
   - Какого удара? - обиженно сморщился я. - Хвелебри держат ветра. Споры не пройдут. Лианы мертвых сколько времени копошатся у Поднебесных и что? Может, они не могут пройти дальше? Вдруг им магии жизни не хватает?
   - В Андские леса и замок Совета они же как-то пробрались, - бородач в золоченых доспехах подошел к нам и принюхался к котлу. - Опять воблятина! Дешевле мяса не нашли?
   - В замок, говорят, лианы мертвых свои споры донесли, - вмешался повар. - Какое мясо завезли, такое и готовлю! Не хочешь - жри наруху, как этот... как господин маг.
   - Как этот - кто? - взвился я, судорожно перебирая своими аккуратными пальчиками амулеты в поисках подходящего.
   Что этот грязный мужлан себе позволяет? Хоть помылся бы для приличия - потом разит за версту. Вот я - другое дело. Прижал нос к плечу и вдохнул аромат морского бриза. Бросил мельком взгляд на мантию. Чистенькая, аккуратненькая, вся переливается. За собой в любой обстановке надо следить!
   - Как этот глубокоуважаемый господин маг. Прибьете - будете готовить себе сами, - огрызнулся повар.
   Что-то он дерзкий какой-то. Я задумчиво посмотрел на свое аппетитное, но еще не готовое жаркое. Передернул плечами. Нужен он больно! Для воспитания людей есть специальные маги. Надо будет им сказать, что они плохо выполняют свою работу.
   - Фори, вот ты где! - я почувствовал, что глаза мне закрыли дамские пальчики.
   Я снял с себя ручки и нежно поцеловал.
   - О, прекрасное создание, я ждал момента встречи все это время, - прожурчал я, исследуя каждую ложбинку ее рук.
   Кто-то громко фыркнул. Я резко поднял голову. Опять?!
   - Эта воблятина ужасна, - еще раз фыркнул бородач.
   Успокоившись, продолжил знакомство с руками местной человечьей найглы. Ммм... какая нежная кожа...
   - Ветер!!! - заорал кто-то вдалеке. - Ветер в нашу сторону!
   Страх резко сжал сердце. Мне вредно волноваться! У меня от этого прическа очеловечивается! Испуганно поднес длинные волосы к глазам - нет, текут, как ручейки. Что там насчет ветра?
   А все уже куда-то убежали. Только найгла испуганно спряталась за меня, подальше от линии фронта. Я прищурился... внутри похолодело! Лианы мертвых в желтом облаке медленно прорастали, прорастали... ближе, ближе! Зеленая волна растений набухала на глазах, выше моей головы, выше неба! Она уже была совсем рядом!
   - Сделай что-нибудь! - взвизгнула найгла.
   Я принялся перебирать амулеты. Так, этот не годится, этим потом буду лечиться, этот надо перезарядить...
   - Что ты медлишь?!
   - Заткнись!
   Нашел! Облегченно рассмеялся. Сжал в руке кроваво-красный камень. Хорошо, что не выбросил - как знал, что пригодится! Я вообще умница.
   Волна огня из амулета полетела к лианам мертвых. Нос взмок от пота. Люди какие-то там были на пути. Ладно, они и так бы стали покойниками. Я завороженно смотрел, как огненный водопад ниспадал на зелень и сжигал, сжигал! Вот так вот, моя берет! Не зря я тут стою, я же маг! Младший, но кое-что мо...
   Закашлялся. Что-то в рот попало, вкус странный... А-а-а, мой рот! Они лезут!..
  
   - Откуда это воспоминание? - очнувшись от видения, спросила я, стаскивая амулет.
   Какое-то гадливое ощущение от него осталось.
   - Айкроменов недоумок Фори вел трансляцию своих воспоминаний на всех желающих через водяной амулет, - начал Рид и увидел мой непонимающий взгляд. - Водяные браслеты знаешь?
   Я кивнула.
   - Что они друг с другом связываются, знаешь?
   Опять кивок.
   - Вот он подобным образом показывал свои "драгоценные" воспоминания каждому встречному-поперечному, - продолжил Рид. - А люди Водяных подобному внимают вместо того, чтобы собственные воспоминания приобретать. В наших землях лунные воспоминания...
   - Запрещены, - эхом отозвалась я. - Зачем ты мне это показал? Да еще так спешно?
   Он прижал пальцы к вискам.
   - Вспомни, как он наглотался спор лиан мертвых. Ты ничего не почувствовала?
   - Я его чувства ощущала, не свои.
   - Просмотри еще раз. Лунные воспоминания не препятствуют чувствовать самостоятельно. Чувствуешь ли ты споры? У тебя в сердце магия природы. Можешь ли ты попробовать притормозить рост лиан мертвых из них? Они крошечные... может, хоть на это у тебя сил хватит? Это лунные воспоминания, сделать там что-то не удастся. Но хоть понять, чувствуешь ли ты их, ты можешь. Понять, имеет ли смысл пытаться.
   Меня передернуло. Снова ощутить, как рот раздирают лианы мертвых. Как прорастают ниже, вспарывают горло... Так, спокойно, я не "фори".
   - Принято, - кивнула я и одела амулет снова.
   Я их чувствовала. Магия моя, я чувствовала эти споры! В них была жизнь... и была смерть. От жизни книга магии в моем сердце радостно трепетала. От смерти - плакала.
   Но понять, смогу ли я что-то с ними сделать, не удавалось.
   Пришел серый послушник - уводить черненького. Второй вел под узцы амерунов. Человек пытался зачем-то сопротивляться. Но Рид с угрозой в голосе спросил, не кажутся ли ему лишними руки или ноги. Черненький смолк и позволил себя увести.
   - Поняла теперь, как учатся люди? - буркнул Рид. - Пока не пнешь, не поймут, что все серьезно. Ты порой не лучше. Клыки назад!
   Я шумно выдохнула дым из ноздрей и спрятала клыки. Ему что, нравится указывать мне мое место?!
   - Нет, - ответил Рид. - По амерунам. Нам в земли Огненных.
   - Зачем?
   - Нападения ждут там. Наш огонь для растений - смерть. Очевидно, что, не сумев сходу захватить замок Совета, они попробуют силы на сильнейшем противнике. Они рядом, день на чистокровных амерунах. А до земель Поднебесных далеко. И опасно. Некроманты уже воют.
   - Когда именно их ждать?
   - Точное время сообщить? Знаешь, они мне с утра по водяному браслету как раз все доложили, - издевательским тоном сказал Рид. - Не зря у нас эти воспоминания под запретом. Ты уже наполовину "фори" становишься.
   Я молча забралась на своего амеруна. Когда взлетели в воздух, я под радужные переливы направила его к родным землям и задумалась. Вот бы ключ к барьеру подобрать! Я еще с детства помнила, что руками огонь в моих костерках хватать было больно и бессмысленно. Чтобы его погасить, надо было разбросать дрова - или водой полить на них. Нужно добраться до источника, до "дров", до сердца этого существа. Но там барьер! А ключом может быть все, что угодно. От смерти верховного Айкромена до булочки с кунжутом, съеденной на его границе.
   Думала и гадала всю дорогу. Но на подлете Рид рукой подал знак замереть.
   Мы остановили амерунов в воздухе, и разноцветье скоростного передвижения померкло. Я посмотрела и ахнула. Внизу колыхалось целое море светящейся лавы, полностью покрывающей поверхность земли. На ее фоне черными скелетами стояли корявые деревья с корой, неуязвимой для жара. Я с содроганием подумала, что было бы, если бы лианы мертвых обладали такой же защитой. Но у них, слава магии, не было омертвелой коры, не пропускающей лаву. И на том спасибо.
   - Последняя защита, - сплюнул на далекую землю Рид. - Я так и думал, что до этого дойдет. Они подстегнули сезон жара. Теперь все земли Огненных затянет лавой, и следующий сезон жара будет не раньше, чем через несколько лет. Идиоты айкроменовы, теперь мы не сможем использовать это оружие, если война сложится неудачно!
   Мы полетели вниз, а вверху полыхал Великий Разлом, и из него вниз падали звезды.
   - Ну а что нам было делать? - оправдывался потом высокий пожилой Огненный, которого я не знала. - Лианы мертвых продирались сквозь нашу защиту. Я знаю, был приказ дождаться вас, но они подкопались под огненную стену и вылезли прямо у ограды замка... Мы и так еле отбились от магов-отступников. И то только благодаря тому, что среди них было слишком мало магов воздуха, чтобы держаться над лавой, а замок от них оберегали огненные стены.
   Мы в окружении младших Оуэннов и серых послушников стояли в замке Огненных. В одном из каменных залов, забранном темно-багровым мрамором и обсидианом. Не тронном. Наши голоса гулко отдавались в полупустом помещении. Огненные колодцы привычно булькали лавой у стен, и глухо потрескивали магические факелы, ярко освещающие комнату своим неверным светом. Других магов, кроме Огненных, не было. Магов из замка Совета, как сказал один из послушников, уже разместили в гостевых комнатах замка.
   - Пойде-ем-ка, дорогая, пошушукаемся, - шепнула мне на ухо Фламина, пока мой брат разбирался с Огненными-защитниками. - Ты еще не передумала насчет Рида?
   Мое сердце больно екнуло. Приветливое, любимое лицо Руна, простое лицо кузнеца и доброе лицо его жены, веселые личики их детей, прочие лица - все это встало у меня перед глазами. Отомстить за них всех...
   - Одень-ка для нача-ала это, - сказала она, протягивая мне амулет с крупным изумрудом-капелькой в серебряной оправе. - Это от магов разума, скро-оет твои мысли от нашего дражайшего братца. Замаскировала под противозачаточный амулет, никто не догадается.
   Я с недоверием посмотрела на небольшой кулон.
   - Быстрее давай, пока он занят, - прошипела Фламина, пихнув амулет мне прямо в руки.
   Верить ей или нет? А, ладно, рискну. Я одела на шею магическое украшение и прислушалась к своим ощущениям. Кроме прохлады на коже - ничего. Раздраженный разговор Огненных все так же слышался в нескольких шагах от нас.
   - Идем, побеседуем, обсудим план его убийства, - промурлыкала Фламина, беря меня под руку.
   Тянуть гласные она как-то резко перестала. Глаза ее блестели, руки чуть подрагивали.
   - Только недалеко, - мрачно сказала я и вырвала руку из ее вялой хватки.
   Мы прошли в другой конец зала, где Фламина предложила свой блестящий план. Амерунам, пролетевшим весь день, нужен был отдых, и мы в любом случае вынуждены будем заночевать в замке. Рид, скорее всего, захочет поселить меня в своей комнате. С кулоном от магов разума я буду защищена от его магии и магии чипа. Но должна буду притвориться, что под ее воздействием уснула. И когда он уснет - я должна буду заколоть его спящего своим мечом.
   - Все просто, - улыбнулась Фламина.
   - И что взамен? - хмуро уточнила я. - Книга Халецких? Ты вырежешь ее у меня вместе с сердцем?
   - Эта книга для слабаков? Нет, я мечу на кое-что получше, - ответила она. - Я тут прикинула. Отец лежит при смерти, Клейд с Дако далеко отсюда, на юге. У меня магия мужского типа, и если Рид умрет...
   - ...то книга магии Огненных после смерти отца перейдет к тебе, - закончила за нее я. - Но смерть отца поторопить ты не можешь, к нему подойти даже нельзя.
   - Это уже моя задача, его смерть и так не за горами, - отмахнулась Фламина. - Туда ему и дорога, да умрет этот шкарпи навечно.
   Я тоже отца не очень-то жаловала. Но все же меня передернуло от ее слов.
   - Уверена, ты согласна, - утвердительно произнесла моя сестра. - Тут наши интересы совпадают. Главное, чтобы Рид поселил тебя в своей комнате. Но он испытывает к тебе такие нежные чувства, что обязательно поселит рядом. И чем ты его, шкарпи, взяла?
   - Я?! Я и в мыслях... он меня ненавидит. Презирает...
   Сказать, что у меня ум зашел за разум - не сказать ничего.
   - Обрати внимание - книгу магии он упустил. Что ему еще от тебя нужно?
   - А... это он тебе сказал?
   - Нет. Сама поняла своим умом. Попро-обуй и ты свой использовать, - она ухоженным пальцем ткнула меня в лоб. - Хотя, может, ему просто от тебя сомг нужен. В свою любимую "фарфоровую" форму тебя он уже привел. Готова к употреблению. У него ни одного сомга еще не было, и что-обы не позориться перед нормальной магнессой, решил потренироваться на... - она усмехнулась, - пятнистых.
   Я стиснула зубы. Так, клыки при себе.
   Все случилось так, как предсказывала Фламина. Рид, выжидательно глядя на меня, заявил, что эту ночь я буду спать в его комнате. Объяснил тем, что наш замок - далеко не самое безопасное место в мире (и, в принципе, был прав). Наверно, он ждал возражений, но я лишь промолчала, глядя на него "влюбленными глазами". Меня окружал хоровод белых огоньков. Однако амулет Фламины охранял меня от них, и всепоглощающей любви к своему брату я не испытывала. Хотя изо всех сил ее изображала. Я только про себя отмечала, насколько красив и холоден мой старший брат и как он на меня смотрит. Как-то не так. Наверно, так смотрят на уплывшее из рук сокровище. Книга магии в моем сердце все еще манила его, я была уверена.
   Всполохи лавы в огненных колодцах провожали нас с ним, когда мы шли по полутемным коридорам и лестницам (мы поднимались в одну из башен). Вдыхали по дороге привычный запах дыма и горелого мяса. Я думала. Фламина сделала свою часть работы. Раздобыла амулет от магов разума, как я ее когда-то просила. Мне осталось только сделать свою. Скоро моя месть осуществится.
   Архимаг великий, отчего же мне тогда так паршиво?
   Трэвис говорил, что Рид нужен в этой войне. И вообще много чего говорил. А мне придется заколоть его спящего. Дедушка Халецкий бы этого не одобрил.
   А одобрил бы это Рун?
   Какая разница? Он мертв. Мертв, а его убийца жив! Мои губы сжались в ниточку. Сколько можно быть бесхребетной рыбиной? Я должна отомстить. Жизнь за жизнь.
   Комната Рида здесь, в отличие от той, что была в замке Совета, не сильно отличалась от моей. Разве что была побольше. Голые, без единого украшения, каменные стены. Большая кровать из ноздреватого темно-серого камня, застеленная холщовым постельным бельем. Два каменных стола, на одном из которых стоял молочно-белый яйцеобразный камень на подставке с песочными часами. И каменные стулья. Узкие бойницы под самым потолком. Сквозь них проходил жаркий, наполненный запахом лавы воздух, от которого першило в горле. Вот еще новая вещь - в углу стоял каменный камин, в котором тихо потрескивали горящие дрова. Комната освещалась его светом и магическими факелами на стенах. С потолка свешивался маленький мохнатый опум и пялил на нас круглые голубые глаза. Рид запустил в него огненный шар. Опум, совсем по-человечески ойкнув, исчез до того, как его коснулось пламя. Больше в комнате никого и ничего не было.
   Кроме нас.
   Войдя и заперев за нами дверь, Рид повернулся в мою сторону. Белые огоньки вихрем прошли сквозь мою голову так, что она даже дернулась. Я внутренне сжалась, но амулет Фламины делал свое дело. Я была в своем уме. Он подошел почти вплотную, наклонившись ко мне. Его губы были горячими, как и его руки, жесткими и требовательными. От него тянуло мятой и чем-то еще. А, ну да, еще дымом. Я мысленно сжалась, опасаясь соприкосновения магий, но Рид... Рид... Магия моя, ему так важна "сильнейшая магия", он не может позволить себе сомг. Но может позволить драд!
   Только не Рид! Я же в сознании! Бежать, драться, кусаться! Я ногу могу прокусить! У моего пояса Пламенный! Но я только оцепенело смотрела. Это тоже разносится с кровью - если маг начинает, магиня подчиняется. Рид склонил мою голову и стал целовать в висок, ниже... я все не могла пошевелиться. Мои доспехи полетели вниз, он прижал меня к стене... амулет обнажился, но Рид не обратил на него внимания. И я тоже. Кажется, он перестал работать. Его губы перехватили мои... Голова шла кругом...
   - Надо спать, - после действа сухо сказал он.
   Опустил меня на пол и бросил взгляд куда-то в сторону.
   - Я тебя люблю, - с придыханием произнесла я.
   - Спи, - поморщился Рид.
   Достал стеклянный шарик из кошелька и раздавил его пальцами у моего виска. Я сжалась... Нет, амулет Фламины держался крепко - сна не было ни в одном глазу. Сделала вид, будто засыпаю. Улеглась прямо на полу - для достоверности. Бросила взгляд из-под опущенных век и тут же зажмурилась. Он же аккуратно уложил меня на кровать, отстегнул ножны с мечом и положил их на стол рядом с яйцеобразным камнем. Потом положил туда же свои ножны. Сам сел рядом. Как был, прямо в доспехах (я не слышала, чтоб он их снимал). Медленно стал одевать доспехи и на меня. Закончив, провел рукой по моей щеке, и я почувствовала движение около себя. Он лег. Затих.
   В наступившей тишине было слышно, как потрескивают дрова в камине. Я лежала и прислушивалась к дыханию Рида.
   Интересно, он храпит?
   Что за глупые мысли?
   Выждав для верности не меньше дорта, я бесшумно встала и посмотрела на брата. Тот спал, разметав руки по кровати. Он не храпел, но дыхание его было ровное, а лицо безмятежное, как у Поднебесного. Ничего, это ненадолго.
   Хватит мягкотелости. После его выходки с черненьким я не колебалась. Убивать спящего нехорошо, а? А выжигать глаза парню за невинную шутку хорошо? Тут-то у Рида не было оправданий вроде "не рассчитал свои силы"!
   Я двинулась к мечу.
   Тут свет магических факелов мигнул и разгорелся ярко-ярко. От моего меча тоже даже сквозь ножны раздалось яркое красное свечение, от меча Рида - светло-голубое. Камин взорвался столбом горящих искр. Яйцеобразный камень взлетел в воздух и принялся разбрызгивать вокруг себя белые лучи. Я попыталась тронуть рукоять Пламенного и тут же отдернула руку - жжется! Попробовала тронуть меч Рида - то же самое. А потом вдруг все погасло. И снова загорелось. Камень лежал на боку и бешено вращался, посылая белые лучи в потолок. Камин словно дышал волнами горящего пепла, оседающего вокруг него и гаснущего на каменном полу. Магические вещи сходили с ума.
   Я начала понимать, что происходит. Пододвинула к бойнице тяжелый каменный стул и встала на него. За окном бешено разбрызгивала радужные всполохи невидимая из окна магх-сфера. Звезды, сливаясь в перекрещивающиеся косы, стремительным потоком падали вниз. Свет в хозяйственных пристройках и соседних башнях хаотически то загорался, то гас.
   Ночь Магх. Видимо, усилия, приложенные для того, чтобы приблизить сезон жара, приблизили и ее тоже. Тень побери, как не вовремя! Я бросила быстрый взгляд на Рида. Он спал безмятежно, как ребенок. Может, шарик с магией разума для сна отразился от моего разума и попал к нему?
   Может, попробовать задушить его?
   - Шогни, - раздался рядом знакомый до боли голос. - Любимая.
   Нервно сглотнув, я повернулась. Обеими ногами в пышущем горящим пеплом камине стояла полупрозрачная фигура Руна. Такой, каким я его запомнила: семнадцатилетний парень с встрепанной соломенной шевелюрой и ярко-рыжими веснушками. А мне уже было двадцать четыре. Но он смотрел на меня своими светлыми глазами с такой взрослой печалью...
   - Рун, - прошептала я.
   Маги так и не сошлись во мнениях, кто они такие - эти призраки, которые возникают во времена Ночи Магх. Кто-то говорил, что это нашедшее выход в магии подсознание. Кто-то - что это просто нечто вроде снов наяву. Но кто-то считал, что это - души умерших, посещающие мир живых. Завороженная, я подошла ближе к нему. Мне и раньше доводилось видеть призраков в Ночь Магх. Но никогда прежде это не был тот, кого мне так сильно, до дрожи в теле, хотелось видеть. Рун выступил из камина и подошел почти вплотную. Будь он живым, я бы услышала его дыхание. Мое сердце замерло.
   - Зачем ты так огорчаешь меня, милая? - с болью в голосе произнес он. - Разве я хотел бы, чтобы любовь всей моей жизни стала убийцей? Чтобы убивала спящих посреди ночи, тайно, как последняя преступница?
   - Но он убил тебя, Рун, - прошептала я. - Тебя и всех людей из вашей деревни. Убил... навсегда.
   - Местью ты не вернешь нас к жизни, - покачал головой он. - Но навсегда погубишь свою душу. Великий Архимаг не примет тебя после смерти. И я тоже. Я любил чудесную девушку с добрым сердцем. Но смогу ли я принять убийцу, кем ты собираешься стать?
   Это мое подсознание со мной говорит или?.. Магические факелы и камин погасли, и в темноте была видна только светящаяся фигура Руна рядом со мной. Да еще яйцеобразный камень принялся исторгать из себя белые искры.
   - Неужели моя любовь для тебя ничего не значит? - тихо проговорил Рун.
   У меня сердце зашлось от боли, кончики пальцев принялось мелко-мелко покалывать, запульсировали виски. Если бы только это был настоящий Рун!
   А может, так и есть? Даже неверующие Борги не доказали, что призраки в Ночь Магх - это всего лишь подсознание. Рассказывали, что были случаи, когда эти призраки говорили только то, что могли знать лишь мертвые. Например, невинно убиенные рассказывали, кто их убил; бабушки рассказывали, где припрятано наследство, и все в таком роде. Хотя это лишь "рассказывания". Борги убедительных подтверждений им не нашли. Но и опровержений тоже.
   Так может...
   Ведь может же?
   - Рун, я все еще люблю тебя, - прошептала я.
   - Тогда обещай мне оставить мысли о мести, - серьезно проговорил призрак.
   - Чем же я буду тогда жить? - горько прошептала я. - У меня больше ничего нет, кроме них.
   - У тебя есть Пламенный, светлая душа и доброе сердце, - улыбнулся Рун. - Они помогут тебе одержать победу в этой войне. Разве это не достойная цель в жизни?
   Он провел рукой по моей щеке, и я ощутила легкую дымку прикосновения. На глаза навернулись две крупные горячие слезы. Рун... Каким же юным он казался сейчас, с высоты моих двадцати четырех лет. Каким славным парнем он мог бы вырасти...
   - Не плачь, - произнес Рун. - Не стоит. Я жив, жив в твоих воспоминаниях. Всегда.
   Камин ожил и взорвался где-то позади новым столбом красных искр. Магические факелы загорелись так ярко, что я прикрыла глаза ладонью.
   Когда я отняла ее, Руна уже не было. Я без сил опустилась на пол, спрятав лицо в ладонях. Плечи сотрясались от беззвучных рыданий, словно я потеряла Руна еще раз. И что я чуть не натворила! В глубине души я почему-то надеялась, что если убью Рида, то все мои люди оживут. О чем я только думала?
   В таких невеселых думах я провела почти дорт рядом со сходящими с ума предметами. Ко мне приходил еще призрак незнакомого мужчины и уговаривал выйти из замка вслед за ним. Обещал неземное наслаждение, но я на это не купилась. Многие призраки пытаются всеми правдами и неправдами выманить живых в Ночь Магх из жилищ, но мало кто из последних потом возвращался. И если возвращался, то обычно не в своем уме. Поговаривали, что эти призраки питаются душами людей и магов.
   Что же они такое?
   Потом, спохватившись, я улеглась рядом с Ридом и закрыла глаза, чтобы он не догадался, что я не спала. Нам с ним еще предстояло сражаться бок-о-бок с лианами мертвых. И сама не заметила, как заснула.
   Проснулась я от яростного стука в дверь.
   - А ну открывай, шкарпи! На что ты там зачаровал твою комнату, все равно вскрою! - бесновался за пределами комнаты Трэвис.
   Рид невозмутимо встал, я подскочила на кровати. Он в доспехах, я в доспехах. Только его волосы горят ровным огнем, а мои - потухшие угли. Я покрутила прядкой перед еще горевшим камином - свет не отражался. Медленно Рид подошел к двери и отпер магический замок. Трэвис ввалился внутрь мимо него, завертел головой, выхватил взглядом меня и подошел вплотную.
   - Шогни, что он тебе сделал? Я узнал, что вы в замке и что он повел тебя к себе, - сбивчиво произнес он.
   - Ничего не сделал, - я бросила виноватый взгляд на Рида (глаза на мгновение встретились). - Мы... мы ночевали здесь, потому что наш замок опасен, Трэв. А я - новая Халецкая, и моя жизнь хранит книгу магии...
   Сказать ему, что было этой ночью? Про провалившиеся планы мести тоже, ага?
   - Зачем нужно было тащить ее с собой из замка Совета? - резко произнес Солнечный, обращаясь к Риду.
   - Надеялся познакомить ее со спорами лиан мертвых. Да не за этим! - быстро ответил он, когда Трэвис выхватил меч. - Она Халецкая, у нее книга магии природы. Могла попытаться приостановить рост спор. Они мелкие...
   - Она даже точку света из первого учебника магии создать не может! Какие споры?! - прорычал Трэвис.
   - Рид, ты жив! - крик Фламины сзади оборвал эту перепалку.
   В облегающем красном шелковом платье к нам спешила старшая Огненная. Ее красивые блестящие волосы были растрепаны, глаза выпучены, лицо все перекошено. Она дышала ртом, как рыба, быстро и часто.
   - Как кстати, что ты жив! - подбежала она к нам и бросила уничижительный взгляд на меня. - У меня плохие вести.
   - Что, я выглядел больным, что должен был умереть? - хмыкнул Рид. - Что за вести?
   - Земли некромантов захвачены! Все... - она судорожно вздохнула. - Целиком! Так скоро! Споры веером носятся повсюду... ближайшие земли эвакуирует Совет.
   Рид грязно выругался, и я тоже. Трэвис поджал губы и задрал рукав, опуская руку на браслет.
   - Я поеду на юг, - заявила я, доставая меч. - Я Огненная. И... и Халецкая, я могу попробовать приостановить рост спор.
   - Ты? - спросил Трэвис, стряхивая с руки водяную пыль. - Туда опасно ехать, там амеруны земель захватываются в биения сердца! Ты не успеешь даже попробовать.
   - Значит, надо как-то привезти споры сюда, - задумчиво произнес Рид.
   - Думаешь, оди-ин такой умный? - с вызовом произнесла Фламина, снова начиная растягивать слова. - Общение с младшими Огненными приводит к мысли, что вокруг одни идио-оты, не так ли? Я сохранила несколько спор в наших темницах.
   - Но... как? - произнес Трэвис. - Лианы мертвых прорастают даже сквозь сталь!
   - Амерунное стекло, я прав? - задумчиво произнес Рид, поглаживая подбородок (она кивнула). - В нем хранят магию. Значит, оно и споры выдерживает, - и уже мне. - Идем. Нам в темницы.
   За спиной Трэвиса уже серой тенью стоял послушник с треугольником на лбу. Магу пришлось дважды напомнить, что он здесь - гость.
   И мы, трое Огненных (ну я - почти), уже спустя полдорта двинулись по кажущейся бесконечной мрачной лестнице. На покрытых гарью каменных стенах не было факелов: огонь вырывался прямо из них. Кто не успевал отпрянуть, тот скатывался, обожженный, вниз... Но мы же тут выросли. Каждый из троих вовремя замирал или стремительно пересекал опасные участки. Моим глазам было жарко от пламени. Украдкой посмотрела влево, вправо - огонь полыхал и в глазах моих спутников.
   Мы продолжали идти по лестнице. Я никогда раньше не спускалась ниже, чем на пять сотен шагов! Что там дальше? Сердце стучало в груди - книга магии дрожала. Я тоже. Фламина заметила это и запрокинула голову в беззвучном смехе. В какой-то момент стены раздались в стороны, скрывшись во мраке. Я замерла в нерешительности. Никогда не была в жерле извергающегося вулкана. Но по тому, что я видела впереди, мне предстояло это ощутить. Я слышала чьи-то крики оттуда. Меня обдавало жаром даже тут, на границе тьмы - и... Слов не хватало. Сжала рукоять Пламенного, вдохнула обжигающий, полный дыма, воздух и сузила глаза. Еще посмотрим!
   - Темницы - не единственное место в нашем замке, отделанное камнями смирения, - бесстрастно сказал Рид. - Почему здесь?
   Всполохи пламени впереди резко освещали его лицо без тени эмоций. Словно оно было из камня.
   - Когда лианы мертвых полезли, не-екогда было выбирать, - язвительно сказала Фламина. - Сто-ойте тут, я принесу. Без амулета заключенного она здесь подохнет. Давно пора, но сейчас не время.
   Ее тело тоже обратилось в огонь, и она двинулась вдаль. Мы с Ридом ждали в молчании. Я бессознательно поднесла руку к амулету и бросила взгляд на брата. Как мне дальше жить? Чем бы ни был на самом деле призрак Руна, с местью было покончено. Я их не оживлю, даже если принесу гору трупов Огненных к их могилам.
   - Прости, - сказала я вдруг Риду. - Я чуть тебя не убила.
   - Ты за какую из попыток моего убийства просишь прощения? - бесстрастно спросил он, не глядя на меня.
   - За последнюю. Этой ночью.
   - А, ты про эту. Ничего, можешь еще пытаться. Это помогает держать себя в форме.
   - Ты знал?
   - Если в мой мозг сначала поступал целый шквал твоих мыслей, а потом вдруг оборвался, то думаешь, сложно было догадаться - с чего вдруг и зачем? - его голос был по-прежнему ровен.
   - Почему ты не... а, ты держишь себя в форме, - сказала я, и он улыбнулся одними губами. - Но зачем был нужен драд? Тоже держишь себя в форме?
   - Я мужчина, которому сомг не доступен.
   - Почему я?
   - Не только ты. Помолчи.
   На этом разговор закончился. Рид напряженно вглядывался в ту сторону, куда скрылась Фламина. В какой-то момент бросил мне, чтоб стояла тут, и ринулся в пламя за ней. Я осталась ждать. Только руку попробовала поднести к этому огненному пеклу - и тут же с криком отдернула. Плоть там начала плавиться. Охранное заклинание принялось лечить, а я, потрясывая ноющей рукой, переминалась с ноги на ногу. Что там, тень побери, происходит?
   Когда Рид и Фламина выбрались, на теле у последней тут и там красовались оплавленные точки. Ее красивое некогда платье обгорело, волосы вздыбились. Фламина без сил опустилась на камень. Закашлялась - из ее рта стали выходить обгоревшие, мертвые растения.
   - Лианы мертвых все-таки вырвались из шариков амерунного стекла, - не дожидаясь моего вопроса, сказал Рид. - Тут была не самая подходящая для них среда, но вот твоя сестра оказалась для них в самый раз.
   - Всех уничтожили? - спросила я.
   - Нет, не все споры проклюнулись. Там жарковато. Держи.
   Он бросил мне стеклянный шарик, и я поймала. Посмотрела внутрь - желтая дымка из парящих внутри спор. Мне нужно вскрыть его и попробовать остановить их рост. Все просто. На словах. Я их чувствовала. Но понятия не имела, что с ними делать.
   - Иди наверх, - бросил Фламине Рид. Она подняла на него полыхнувшие пламенем глаза. - Я сказал: иди. Ты же не хочешь еще раз побыть "питательной средой"?
   Спотыкаясь, она двинулась по многоступенчатой лестнице наверх. Я стиснула нагревшийся стеклянный шарик. Питательной средой сейчас буду я. Сколько ни думай - ничего не придумаю, сейчас разберемся! С силой бросила шарик о камень перед собой. И под всполохи огня позади нас направила руки к рассыпавшимся в воздухе спорам.
   Впопыхах подумала в надежде, что они меня услышат: "Я огонь, и тело мое - огонь! Вы - живые, и тела ваши - мои! Я приказываю вам не просыпаться!"
   Дымка так и дрожала в воздухе перед нами. Лианы мертвых не появлялись... я опустилась на камень. Силы стремительно убывали, перед глазами замелькали черные точки, я не могла вдохнуть. Замок, в эту дверь нужно врезать замок! Срочно!
   "Не просыпаться, пока стоит замок Совета".
   У-уф. Я с наслаждением вдохнула полный дыма, но живительный жаркий воздух.
   - Какой замок использовала? - напряженным голосом спросил Рид.
   - Пока стоит замок Совета. Мог бы придумать получше сам.
   - Такая магия, придуманная кем-то еще, была бы много слабее, - он подошел к желтому облаку, помедлил и вступил внутрь.
   Сначала ничего не было, но потом с проклятиями Рид выскочил из рассеивающегося облака. На его теле уже зеленели побеги. Он пустил по своему телу пламя...
   Аргх! Я потрясла правой рукой и с ужасом увидела, что на ней уже росли лианы мертвых. Споры рассеивались в воздухе, искали подходящую среду. Мы вот с Ридом были подходящей. Я еще трясла рукой, пыталась направить туда магию из книги, но без толку. Лианы мертвых росли не так стремительно, но я чувствовала, как они проникают в плоть... моя рука горит! В ужасе я затрясла ею, но огонь уже погас. Лиан мертвых в себе я уже не чувствовала.
   Все вокруг вспыхнуло. Я оказалась в пламени, и от него меня отделял лишь невысокий купол. Я застыла на месте, зажмурив глаза. Тело-то мое, конечно, огонь. Но проверять это и вступать в горящую стену что-то не хотелось. Даже сквозь закрытые веки я видела свет. Опаленная рука словно продолжала гореть. Я прижала ее к груди.
   Одно биение сердца. Другое. Огонь потух. Приоткрыла один глаз - темнота и яркие круги перед глазами мельтешат. От яркого света, наверно. Пройдут.
   - Про амерунное стекло уже все знают, - вздохнул не видимый мне сейчас Рид. - Споры существенно замедлили свой рост. Лианы мертвых пока тоже приостановились у земель Боргов. У нас отсрочка, хорошая отсрочка. Теперь за замком Совета надо следить во множество глаз.
   - Это... это сделала я? Но у меня магия не мужского типа! Я не могу пользоваться книгой магии!
   - Ты женщина. У тебя связь с зарождением жизни. Она существует помимо всех книг магий вместе взятых.
   - Откуда ты знаешь, что дело в этом?
   - Откуда я все знаю, а? Мне девятьсот девяносто четыре года, мозг уже как-то развился! - холодно произнес он и добавил горько:
   - На твою женскую связь с ними и была вся надежда. Иначе через месяц все объединенные земли были бы захвачены. У нас отсрочка... Надо думать дальше.
   - А сколько тогда лет Трэвису? Он все отказывался говорить.
   - Тебя именно это сейчас волнует? Ему тысяча двести восемьдесят лет ровно. Двинули наверх, и постарайся не сгореть. Борг его знает, что мы будем делать, если с твоей смертью книга Халецких исчезнет.
   - Что теперь? Я могу поехать на юг и там приказать спорам...
   - Спорам ты уже приказала, спасибо. Лианы тебя не слушаются. Я думаю, не мешай. Выращивай пока цветы.
   Я выразительно посмотрела на мрак за пределами лестницы и ничего не сказала.
   В сумеречном тронном зале тускло горели свечи. Рид сидел на троне, столпы огня горели слева и справа от него. Но это была ерунда в сравнении с тем, что было в темницах. На первой ступени слева от него сидела Фламина, на следующей - Иверна. Еще на ступеньку ниже стояли мы с Трэвисом. Больше в зале никого не было, не считая той самой "фарфоровой" человеческой девушки у его ног. Ее голова лежала у него на коленях, и он медленно поглаживал ее по волосам. Свет они не отражали.
   Я пыталась снова предложить поехать на юг. В конце концов, у меня был Пламенный!
   - Я ценю твою храбрость, Шогни. Но в твоем сердце содержится спасение от лиан мертвых, книга магии природы, - покачал головой Рид. - Мы не можем так рисковать тобой.
   - Ты предлагаешь мне отсиживаться в тылу, пока другие рискуют своей жизнью?!
   - Нет, - сказал Рид (я лишь заметила, как он выправляет скрещенные пальцы). - Есть идея получше. У меня есть одно приглашение для тебя, которым давно надо было воспользоваться.
   - Приглашение? Для меня? Куда? - нахмурилась я.
   - К Нокхам. Ты произвела неизгладимое впечатление на Даррена, и он пригласил тебя пожить к себе в земли. Обычно Нокхи никого к себе не пускают, но благодаря ему решили сделать исключение. Земли Нокхов - самые северные земли, поэтому там безопаснее всего. И вместе с тем ты можешь принести нам немалую пользу, если сумеешь уговорить их главу к нам присоединиться, - голос Рида был бесстрастен. - У растений не бывает иллюзий, тут они не помогут. Но на стороне лиан мертвых полно магов-отступников, которых Нокхи способны были бы заворожить, если бы только соизволили участвовать в сражениях. Хотя клянутся при этом, что они на нашей стороне. А их иллюзии - нечто потрясающее. Вмешайся их глава рода в эту войну, о магах-отступниках можно было бы забыть, я уверен.
   Он поморщился и одновременно вздохнул.
   А я задумалась. Все, что я умею, - махать мечом. Какая из меня посланница? Вот если бы я отправилась на юг! Я ведь способна при помощи меча вызывать огромные волны пламени. Сам Рид изумился моей силе! Уверена, что моя приобретенная магия способна гораздо больше помочь в сражении там. Рун... его призрак сказал, что это достойная цель в жизни. Об Ороне я после встречи с "оригиналом" даже позабыла. Все равно любовь к нему была лишь отражением любви к тому, кого давно нет в живых. И я даже отомстить теперь не смогу. За него... Он против... то есть его призрак против.
   Тень побери, мне было плевать, что это был всего лишь призрак Ночи Магх, для меня это был он, он! И я его видела, говорила с ним! Сожженный в семнадцать лет. А я даже уничтожить его убийцу теперь не могу. Архимаг великий, как же все сложно. И мне надо на юг, а не прятаться под нахальным крылышком выскочки Даррена. Там, на юге, в сражении, мне самое место.
   Я высказала свои мысли вслух. Как это было приятно, что твои мысли никто не читает!
   - Ты еще успеешь навоеваться, коли так хочешь, - холодно ответил Рид. - Если ты надеешься, что мы быстренько разберемся с лианами мертвых, лишив тебя всего самого веселого, то ты ошибаешься. Мы пока будем стараться сдерживать их наступление, насколько сможем, но победить их не в наших силах. Битва при Андских лесах это слишком явственно показала. А у тебя миссия будет намного важнее нашей. Дело в том, что есть еще одна причина, по которой я хочу, чтобы глава Нокхов был на нашей стороне. Борг знает, почему, но он обладает так называемым эффектом расширения магии. Любая магия в его присутствии возрастает неимоверно. Это не магия музыки, которая берет энергию "откуда-то" и усиливает нас. Он словно берет энергию ниоткуда! Получи мы такую подпитку - у нас появился бы реальный шанс выиграть, даже не прибегая к помощи книги магии Халецких. Но глава Нокхов стар и не совсем в своем уме. Нам так и не удалось договориться с ним, несмотря на все наши усилия. Но ты завоевала симпатию Даррена, а он - любимец своего отца. Возможно, через него ты сможешь завоевать симпатию главы Нокхов. Пойми: твой огонь, конечно, силен и важен, но даже огонь нашего отца не смог помочь там, на юге, где магия Поднебесных наиболее сильна.
   Он выдержал паузу.
   - И после визита к Нокхам, если у нас ничего не выйдет, - продолжил он, - не бойся - тебя не минует чаша сия, ты отправишься сражаться на юг. Но сначала попробуй все же договориться с ними. Это может спасти нас всех. Ты справишься. Должна справиться.
   - Это правда? - недоверчиво переспросила я у Трэвиса. - Про эффект расширения магии? Или это все выдумки, чтобы заставить меня прятаться на севере? За чужими спинами, пока остальные сражаются!
   - Правда, - серьезно кивнул он. - Но я не уверен, что Шогни стоит к ним идти. Про Нокхов что только не сочиняют. Особенно... про попавших к ним магнесс.
   - Она уже магиня, если ты не в курсе дела, - поморщился Рид. - Я, конечно, больше всех знаю, но у тебя есть предложения получше? Где она сможет переждать целый год? Да еще попытаться привести сторонников, кто мог бы переломить ход войны. Может, ты не заметил, но мы проигрываем. Теперь существенно медленнее. Но проигрываем.
   Трэвис задумался, забарабанил ногтями по эфесу своего меча. Фламина у меня на глазах закатила Иверне оплеуху. Та лишь молча опустила голову, а Фламина посмотрела на меня и расхохоталась. Что ее так развеселило?
   - В любом случае отсюда до земель Нокхов дня два-три езды на амерунах, - решил Трэвис. - Съездишь, посмотришь. И если шансов найти сторонников не будет, просто отправишься на юг. Рид прав - то, что там сейчас творится, не закончится так скоро, так что ты успеешь вернуться, когда начнется самое интересное, - он замолк и посмотрел на меня. - Так ты поедешь? Эффект расширения магии - как раз то, чего нам не хватает в этой битве. Если у тебя действительно есть шанс договориться с Нокхами, то ты должна попытаться. Мы бьемся над этим с момента начала боевых действий, но все без толку.
   Ему я верила. Трэвис вообще был всегда кристально честен, как слеза по утраченной первой любви. Насчет драда... ну я же у него напрямую не спрашивала: "Ты извращенец и сомгу предпочитаешь драд?". Так что он мне и не врал. И если он говорит, что этот эффект - правда, то значит, так оно и есть.
   - Что с Дженткиандторри? Что насчет пропавшей Солнечной? Вы поговорили с ее близкими? - спросила я, пытаясь выиграть время (мне самой надо было подумать). - Это может помочь подобрать ключ к барьеру.
   - Прочие подозреваемые из них давно мертвы. Насчет пропавшей - да, говорили, - поморщился Трэвис. - Очень романтическая натура, вся из себя восторженная и хрупкая. Наши не верят, что это может быть она. Но ключ мы сейчас пытаемся подобрать исходя из ее описания. Перепробовали букеты цветов, серенады, свечи и кучу подобной романтической чепухи. Но пока без толку. Так ты поедешь?
   - Попробуй соизволить понять, что это важно. Все очень серьезно, и от твоей миссии, возможно, зависят миллиарды жизней, - холодно добавил Рид. - Да, я забыл сказать. Тебя никто не спрашивает.
   - Я спрашиваю. Я ее муж, и решать мне, - еще холоднее сказал Трэвис.
   - Но я не большая мастерица вести переговоры, - с сомнением в голосе произнесла я и неловко заложила руки за спину.
   - Если не получится, просто вернешься и вступишь в бой. Но мы хотя бы будем знать, что испробовали все, что могли, - вздохнул он.
   - Ну... хорошо, - неохотно согласилась я (Фламина снова прыснула, и я нервно сглотнула). И добавила более уверенно:
   - Но вы держите мне местечко среди сражающихся на юге. Вы обещали мне веселье. И я не намерена от него отказываться ради каких-то могущественных Нокхов.
   - Очень остроумно, - процедил Рид.
   Сжал волосы девушки, чья голова покоилась на его коленях. И тут же двинул ее голову так, что она молча упала на пол. А Трэвис только ободряюще сжал мою руку. Мой брат внимательно проследил за его жестом. Бросил взгляд туда, где мое сердце хранило книгу магии, но ничего больше не сказал.
   Я вздохнула. Итак, лианы мертвых начали наступление, грозя захлестнуть весь мир. Нам предстоит отчаянно сражаться, чтобы избежать участи похуже смерти. А я отправляюсь на север, чтобы попытаться заручиться поддержкой загадочного рода магов иллюзии. Тех, кто могли бы помочь нам одержать победу в этой войне, если бы только в нее вступили.
   Есть над чем задуматься.
   История магов продолжается...

0x01 graphic

  -- Карта объединенных земель (после момента ноль)
  --
  -- Рожденная Огненной. Главные действующие лица
   1) Огненные, маги огня - Оуэнны
   глава рода - Бахраманд
   1 дочь - Фламина
   наследник, 2 сын - Рид
   4 сын Клейд
   5 сын Дако
   6 дочь Иверна
   17 дочь Шогни
   2) маги рождения - Рунды
   3) маги лечения - Критты
   4) маги защиты - Оквеленты
   5) маги ветра - Хвелебри
   3 дочь - Ольга
   6) Солнечные, маги солнечного света - Дженткиандторри
   глава рода - Прэст
   наследник, 1 сын - Тристан
   2 сын Трэвис
   младшая сестра главы рода - Айрин
   7) Поднебесные, маги духовной жизни, маги жизни
   глава рода - Таннон
   наследник, 1 сын - Орон
   8) маги смерти (разрушения) - Бады
   9) некроманты, маги некромантии - Скрк'ны
   старший брат главы рода - Скрэп
   глава рода - Хорэп
   наследник, 1 сын - Антед
   10) маги природной жизни, маги природы - Халецкие
   11) маги тени - Айкромены
   4 сын - Глирикин
   12) иллюзионисты, маги иллюзии - Нокхи
   1 сын - Граденрекк
   5 сын - Даррен
   13) маги тумана - Ройхтагхи
   5 сын младшего брата главы рода Ковентри
   14) маги земли - Эринты
   15) маги воды - Эрреверри
   16) маги любви - Кранайглы
   17) маги зачарования Анкантантты
   18) маги перемещения - Ифты
   19) маги искажения - Грумены
   20) маги лунного света - Лоиллы
   21) маги превращения - Шкарпи
   22) маги холода - Фризы
   23) маги разума - Борги
   один из магов - Логан
   24) маги времени - книга не передается по наследству, зовут Ла Ори Хромены
   25) маги воздуха - Риманы
   26) маги музыки (прекрасного, гармонии) - Иваротти
   27) маги смирения - Вериговичи
   28) маги символов - Кэрроллы
   29) маги молний - Ольты
   30) маги пыли - Локки
   31) маги формы - Де Винчи
   32) маги цвета - Лерминтовы
   Люди:
   Рун (из деревни около главного замка Огненных)
   Из группы фехтования под руководством Шогни:
   Симулос
   Эмиль
   Служанка в замке Совета
   Шарлотта

ДОРОГОЙ ЧИТАТЕЛЬ!

  

Личный сайт автора располагается по адресу

  

ida-barieva.ru.

  
   На сайте можно посмотреть дополнительные материалы, в том числе: символика четвёртого мира, в котором происходит действие книги, схема процесса мироздания, термины и жестикуляция магов, единицы измерения данного мира, карта объединенных земель и другое.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   232
  

215

  
  
  

Москва, 2018

  
  
  
  
   232
  

215

  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.54*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Субботина "Чужая игра для Сиротки"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"