Бар-Яалом Элиягу Хаим-Зеэвович: другие произведения.

Тудхалияс и Авраам

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пойми: чаще всего мой Бог и твоя совесть скажут нам одно и то же. Но, когда они будут расходиться, кто подскажет нам, ты прав или я?

Тудхалияс и Авраам

Одноактная пьеса-беседа

.

Александру (Могултаю) Немировскому, человеку, историку и хетту.

Действующие лица:
Авраам
Тудхалияс
Элиэзер
Бог

Дубрава Мамрэ. Шатёр Авраама. Входит ТУДХАЛИЯС.

Авраам: Мир тебе, путник.
Тудхалияс: Мир тебе, местный житель. А не ты ли Абраму Хабирский?
Авраам: Это я. А ты - Тидъал?
Тудхалияс: Естественно. Так ты получил моё письмо?
Авраам: Мы как раз зажарили барана. Хочешь?
Тудхалияс: Не откажусь.
Авраам: (громко) Элиэзер, друг мой! У нас гость! Накрывай на троих!

Входит ЭЛИЭЗЕР - слуга в роскошной полосатой рубахе. Стелит коврик в середине шатра. Через минуту возвращается с огромным блюдом, тремя тарелками и двумя большими ножами, один из которых он подает Аврааму, а другой оставляет себе. Тудхалияс вытаскивает из заплечной сумки нож похожей работы.

Авраам: (Элиэзеру) Садись. (Тудхалиясу) Элиэзер Дамасский, главный человек в моём доме.

Все едят барашка. Авраам с Тудхалиясом сидят в центре шатра на удобных подушках, а Элиэзер - в углу.

Тудхалияс: А ножи-то у тебя хеттские!
Авраам: А у меня всё хеттское. Здесь, знаешь ли, маслину съешь, косточку выплюнешь - хетту по макушке попадёт. Вот давеча пещеру у вашего брата купил, за четыреста шекелей. Хорошая пещера. Захочешь, покажу потом.
Тудхалияс: Да что я, пещер не видел? На что она тебе - от дождей добро прятать?
Авраам: Жену хоронить.
Тудхалияс: Ай, извини.
Авраам: Да нет, я не обиделся: ты же не знал.
Тудхалияс: Хороша хоть жена была?

Элиэзер вздыхает.

Авраам: Как бы тебе объяснить? Вот отними у этого ножа лезвие. Это будет нож?
Тудхалияс: Рукоять будет. Ножа не будет.
Авраам: Вот так и мы с Сарой. Таких теперь больше не рожают.
Тудхалияс: Рожают. Просто мы с тобой состарились. А дети наши еще повеселятся. Дети-то есть?

Авраам и Элиэзер вздыхают одновременно.

Авраам: Есть сын.
Тудхалияс: (удивленно) Один?
Авраам: Как сказать... От нее - один. А вообще-то у меня еще семеро. Как у них дела, Элиэзер?
Элиэзер: Мидйан письмо написал. Он твои деньги в оборот пустил. У него теперь семьсот душ, все так и называются: "мидйаниты". Пять родных сыновей есть, говорит, что на тебя похожи. Айпа, Апир, Ханох...
Авраам: Ты помнишь имена наизусть?
Элиэзер: Я, хозяин, всё помню. И Ицхака заставлю. Не пропадёт твоя родословная, не бойся.
Авраам: Да пропади она, собственно, пропадом, родословная! Ты не этому Ицхака научи, ты... (спохватывается) Впрочем, мы утомляем нашего гостя семейными проблемами.
Тудхалияс: Ни в коем случае! Мне очень интересно! Я за этим и пришёл к тебе.
Авраам: Это как? Дочка у тебя, что ли, на выданье?
Тудхалияс: На выданье у меня разве что внучки, дорогой мой. Но я к тебе по другому делу.

Элиэзер достает украдкой глиняную дощечку и стило. Тудхалияс не замечает.

Авраам: По какому?
Тудхалияс: У нас там очень много говорят о тебе. Волнуются. Вот я и пришел... проверить.
Авраам: А что конкретно говорят?
Тудхалияс: Что ты болен. Что у тебя есть свой бог, и ты его слушаешься.
Авраам: Ну, правду говорят.
Тудхалияс: Как правду?
Авраам: Ну, болен я. Кости ноют. Дышать труднее стало. Старею. Скоро Сару в пещере обниму, вот только дела закончу. А Бог - это дело другое. Я Его действительно слушаюсь.
Тудхалияс: Вот про это у нас и говорят, что это - твоя болезнь. Не может быть такого бога.
Авраам: Почему это - не может? Почему этот ваш, ну, как его, Тешшуб, может, а мой - не может?
Тудхалияс: Тешшуб, дорогой мой - это у немытых хурритов. Мы, как и полагается просвещенным людям, называем его Тархунтом. Да и батюшку твоего покойного, кажется, в его честь звали...
Авраам: (машет рукой) Да Бог с ним, с твоим богом! Как бы его не звали, он - кусок глины. А я...
Тудхалияс: Ай, ай, Абраму! Как ты можешь? Ты в самом деле можешь представить, что я, или, скажем, Питханас Куссарский - поклоняемся глине? Мы, которые ведем дела со всем обитаемым миром? Мы, которые выиграли десятки сражений?
Элиэзер: (из угла) Ну, положим, хозяину моему ты в Сиддимской долине проиграл...
Авраам: Непринципиально, Элиэзер. Пусть он изложит свою теорию. Так чему ты поклоняешься?
Тудхалияс: Я? Я ничему не поклоняюсь. Я свободный человек. Даже царской власти надо мною нет, а про богов и говорить нечего. (Встает, расхаживает по шатру взад-вперед). О чем ты, Абраму? Мне нужен добрый урожай - я приказываю принести жертву Телепинусу. Так Телепинус-то знает: не будет урожая - вот что он получит, а не жертву. Ты понимаешь, Абраму, кто кому служит? Ты с ума сошел - слушаться бога! У них же сила могучая, а ума никакого! Они же сами - мир. Камни, деревья, ветер, земля. Как можно их слушаться? Их использовать надо! Он тебе дождик - ты ему бычка. Он тебе пшеничку - ты ему барашка. Вкусный, кстати, барашек.

Авраам молчит. Элиэзер стенографирует.

Тудхалияс: (вытаскивает из-под рубахи амулет) Знаешь, что это такое? Это я Тарпатассису оленя принёс. Чтобы мне долго жить и ничем не болеть. Крупный был олень. Вот, пусть Тарпатассис теперь работает. И пусть при этом молчит! Мне не надо, чтобы он высказывался!
Авраам: (тихо) А... мне высказаться можно? Или тоже... помолчать?
Тудхалияс: (смеется) Ну, тебе я пока жертв не приносил, давай, говори.
Авраам: Понимаешь, мой Бог - это не бог. Это...

Тудхалияс ухмыляется.

Авраам: Нет, я понимаю, что тебе странно. Но не только я верю в Него. Вот, Элиэзер, мой сын Ицхак... Старый шалимский царь, Милки-Цидку, тоже...
Тудхалияс: Хорош бог, у которого четверо верующих! Отощал наверное, бедняга. На одно и годится, советы давать!
Авраам: Ему не нужны жертвоприношения.
Тудхалияс: Но ты ведь их ему приносишь!
Авраам: Приношу.
Тудхалияс: А смысл?
Авраам: Мне это нравится. (Тудхалияс смеется). А иногда Он мне Сам повелевает.
Тудхалияс: Сам?
Авраам: Сам.
Тудхалияс: А ты его как слышишь?
Авраам: А вот слышу, и всё.
Тудхалияс: Так же, как меня сейчас?
Авраам: Нет, не так. Отчетливей. Ты у меня сейчас как сквозь туман. Я слышу твои слова, но я вижу твои мысли. Они по тебе бегают, как мыши, и твои слова - это их следы. А Он говорит ясно. (Пауза). Понимаешь, ведь это Он сотворил мир, звезды, солнце, нас с тобой...
Тудхалияс: А-а-а! Теперь всё понятно!
Авраам: Что понятно?
Тудхалияс: Твой бог - это Алалус.
Авраам: Его можно звать по-разному, но этого имени я не слышал.
Тудхалияс: Неудивительно. Никто теперь Алалусу не служит, это давно вышло из моды. Алалус был самым старшим из богов, великим творцом. Потом его победил его виночерпий Анус...
Элиэзер: (перебивая) Простите, как-как? Я записываю.
Тудхалияс: А-нус. Имя такое. Шумерское. Его все в Междуречье знают, а Алалуса только мы, хетты. У остальных память короче.
Элиэзер: Понял.
Тудхалияс: А Ануса сменил Кумарбис, тоже его виночерпий, который от него забеременел и родил...
Авраам: Хватит. Ты совершенно ошибаешься. Все твои Анусы и Алалусы - это слова. Ты помнишь о них - они есть, не помнишь - их нет. Они ведь и для тебя ничего не значат, ты сам говоришь. Мой Бог - это то, что существует помимо меня. Ты ориентируешься на себя, а я - на Него.
Тудхалияс: а если он скажет тебе убить меня сейчас, ты убьешь?

Элиэзер закрывает лицо руками. Авраам смотрит на него.

Авраам: Расскажи ему, Дамасский.
Элиэзер: (после долгой паузы) Ицхак. (Снова пауза). У хозяина есть еще дети, но... (снова замолкает). Если бы не Ицхак, его наследником стал бы я. Он сам мне сказал. Ицхак - это... Тяжелый ребёнок. Особенный. Я недавно ездил в Междуречье, жену ему привёз. Сам он... Ну, понимаете, люди Мидйана называют себя мидйанитами, люди Ишмаэля - это тоже сын хозяина, от египтянки - ишмаэлитами, но никто не назовёт себя ицхакитом. И всё же...
Тудхалияс: Понимаю, понимаю. Таких как раз больше всех любят. И?
Элиэзер: Бог сказал хозяину: возьми Ицхака и принеси мне в жертву.
Тудхалияс: (живо) И что же хозяин сказал?

Авраам молча слушает разговор.

Элиэзер: Ничего хозяин не сказал. Сложил алтарь, взял нож и...
Тудхалияс: (краснеет от гнева) Безумец! Твой хозяин - безумец! Проклят час, когда я ел в твоем шатре, Абраму - иначе я немедленно бы избавил мир от тебя и твоего слуги, а потом пошел бы в Шалим искать твоего Милки-Цидку! (Бегает возбужденно по шатру) Я знал людей, которые убивали своих сыновей! Они делали это в гневе, в битве, если сын восставал на них. Они могли убить нелюбимого сына, если тот угрожал избранному наследнику. Всё бывало! Но укокошить любимого сыночка по приказу неизвестно кого...

Авраам вжимается в стенку шатра и что-то шепчет.

Тудхалияс: Ты и сейчас с ним говоришь! Ну, скажи, что он говорит тебе?
Авраам: Он говорит мне быть спокойным. Вот я и пытаюсь.
Тудхалияс: И это всё, что у него есть сказать?
Авраам: Нет. Еще Он предлагает мне задать тебе несколько вопросов.
Тудхалияс: Ага. Сам, значит, не может, через тебя передает.
Авраам: Он-то может, но ты-то не слышишь.
Тудхалияс: (садится) Ну, давай вопрос номер один.
Авраам: Хорошо. Скажи, как ты решаешь, что хорошо, а что плохо?
Тудхалияс: Для этого у меня есть совесть.
Авраам: А где она?
Тудхалияс: Она - во мне.
Авраам: А если твоя совесть скажет тебе убить меня?
Тудхалияс: Убью. Вот только что чуть не убил.
Авраам: Так какая между нами разница? Ты поклоняешься своей совести и готов убить по её приказу. А я поклоняюсь своему Создателю.
Тудхалияс: Ну, сравнил! Про свою совесть я всё знаю! А твой бог непредсказуем! Вчера он сказал тебе убить Ицхака, потом он сказал тебе не убивать Ицхака. Вот увидишь: твой Ицхак унаследует твою веру, и этот твой бог будет говорить его детям, что делать. И как же ты будешь глядеть из своей пещеры, когда дети твоего Ицхака будут резать насмерть детей твоего же Мидйана, потому что так им сказал этот бог!
Авраам: Ты так и не понимаешь.
Тудхалияс: Не понимаю. И не пойму. Я этого никогда не пойму.
Авраам: Зачем же тогда говорить? (Пауза) Я всё-таки попробую. Ты не знаешь себя. Я не знаю себя. Откуда ты знаешь, что происходит с твоей совестью, когда ты спишь? Что остается в ней после каждого приступа гнева или ночи, проведенной с бутылкой кармельского? Может быть, завтра твоя совесть оправдает то, что порицала сегодня. А вот мой Бог - не изменяется. Знаешь, почему? Потому что само время - дело Его рук. Он единый во все времена и во всех местах. Всё, что Он говорит - соразмерно. Я не боюсь Его голоса.
Тудхалияс: Это ты так веришь.
Авраам: А ты веришь в свою совесть. А я не верю в неё.
Тудхалияс: А если ты любишь человека, ты тоже не веришь в его совесть? В совесть твоей Сары ты не верил?
Авраам: Верил. Совесть моей Сары - это голос моего Бога. Совесть моего Ицхака - тоже голос Бога.
Тудхалияс: И ты был готов заколоть эту совесть кинжалом?
Авраам: (спокойно) Не я создал душу Ицхака. Не мне судить, для чего она понадобилась Тому, кто вложил ее в тело моего сына.

Тудхалияс: (снова вскакивает) Да ты фанатик! Я боюсь тебя!
Авраам: И ты - фанатик. Ты фанатично веришь в справедливость собственной совести. Но я тебя не боюсь.
Тудхалияс: Так получается, что совесть - уже недостаток? Что её, отрезать теперь надо, как ты сделал со своей крайней плотью?
Авраам: Совесть тем и хороша, что она измеряет, насколько ты отдалился от своих ценностей. Но если твои ценности внутри тебя, то ты можешь отдалиться вместе с ними, и не заметить этого.
Тудхалияс: Мы все меняемся с годами.
Авраам: А разве это всегда хорошо? Пойми: чаще всего мой Бог и твоя совесть скажут нам одно и то же. Но, когда они будут расходиться, кто подскажет нам, ты прав или я?
Тудхалияс: Ну, разве что кто-нибудь со стороны.
Авраам: А мой Бог тем и хорош, что Он со стороны.
Тудхалияс: А может быть, он в тебе, как во мне - моя совесть?
Авраам: Он, конечно, и во мне. (Качает головой) Только вряд ли Он только во мне. Слишком многое Он сказал мне, чего я не знал. Слишком много Он дал мне, чего не было во мне раньше.
Тудхалияс: Сомневаюсь, что я захочу услышать то, что он тебе сказал. Напиши это на дощечках и пришли, может, прочту.
Авраам: Элиэзер запишет. (Помедлив) Но тебе ни к чему дощечки. Там, у себя, ты прислушайся однажды - и услышишь Его.
Тудхалияс: Если сойду с ума, конечно, услышу. Ладно, Абраму, бывай-ка здоров, а мне пора.
Авраам: Да благословит тебя Единый, Тидъал.

Тудхалияс выходит. Элиэзер выходит за ним.

Элиэзер: Что ты передашь тем, кто спрашивал про хозяина?
Тудхалияс: То, что думаю. Он сумасшедший, но не буйный. Однажды с ним случился припадок и он напал на сына, но сейчас он смирный и ни на кого не нападает, а только философствует. Если обстоятельства его болезни изменятся, мы снова подумаем, что делать.

В шатре Авраам стоит неподвижно и молча.

Бог: Ходи передо Мною и будь спокойным, Авраам; и не бойся, ибо Я с тобой.

7 августа 2002


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) К.Воронова "Апокалиптические рассказы"(Антиутопия) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"