Барышков Владимир Петрович: другие произведения.

Ученый как духовный авторитет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  Ученый как духовный авторитет
  
  Первый из вопросов насколько вообще возможен ученый как духовный авторитет? Признанными образцами духовного авторитета, выступают носители высшей, трансцендентой истины. Прежде всего, это относится к нравственной и религиозной областям. Духовные авторитеты есть поводыри (лидеры) человечества. Совпадают ли духовный авторитет и духовное лидерство? В области духовной лидерство, скорее, есть функция от авторитета.
  Можно ли поставить знак равенства между духовным авторитетом и мудрецом, духовностью и мудростью как определяющим качеством духовного авторитета? Представляется, что это различные свойства социокультурной реальности. Духовность есть воплощение просветленности человека трансцендентным началом, абсолютным добром (Будда). Тогда мудрость есть практически действенное приложение открывшейся человеку истины мира и жизни. Они могут совпадать. И все же, есть различия в их онтологическом статусе.
  Духовность некоего человека есть олицетворение и воплощение абсолютного начала. Она представляет собой манифестирование такого начала, его демонстрацию как провозглашение "благой вести" в мире. Зачастую сопряжена с самоотверженностью, жертвенностью, стоическим терпением и посредством его с "вразумлением" людей (пророки).
  Мудрость есть знание как понимание основ мироустройства в его применении и проявлениях в различных областях жизнедеятельности людей (Соломон). Следовательно, лидерство и мудрость есть функция от духовности, но не собственно духовность. Строго говоря, духовный авторитет может не быть ни лидером, ни мудрецом. Однако духовный лидер не может не быть духовным авторитетом, не может не быть мудрым человеком. Таким образом, нужно различать понятия "духовный авторитет", "духовный лидер", "мудрый человек".
  Далее. Следует сказать о "духе" науки, коль скоро речь идет об ученом как духовном авторитете. Признание специфического духа науки, ее онтологических первоначал, специфической "идеи" науки выводит ее из универсальной области духовного либо как иное в его специфике, либо как регион духовности с особым образом закрепленными, воплощенными в нем корпоративными смыслами.
  Иначе говоря, признание особой духовности науки, не содержащей в себе нравственного начала, выхолащивает общезначимое понятие духовности и в этом отношении делает не применимым его к науке. Единственно возможный выход состоит в том, чтобы распространить понятие духовности, прежде всего, нравственности, на сферу науки, сферу научного знания.
  Ученый как духовный авторитет соотносится с духовным авторитетом науки, ее духовным содержанием, с духовным содержанием знания. Подобным образом религиозный духовный авторитет соотносится с духовным содержанием религии и, в максимальной степени, выражает такое содержание. В каком смысле научному знанию присущ духовный авторитет, духовное содержание? Возможны два противоположных ответа. Первый научное знание не обладает духовным содержанием, в отличие от веры, и второй - научное знание несет в себе такое духовное содержание, духовные смыслы.
  Несмотря на широкое технологическое распространение, системообразующее значение, в современном обществе далеко неоднозначно решается вопрос о том, что собой представляет научное знание, каким должно быть и какую роль выполняет в современном мире. Как замечает К.С. Пигров, "активистски ориентированная техника, базирующаяся на Галилеевой науке, не смогла разрешить главные проблемы человеческого бытия" Научное знание в его служебной функции, таким образом, соотносится с проблемами человеческого бытия. В зависимости от степени его соответствия человечности, и следует говорить о духовной содержательности научного знания. В этом значении "дух" науки эпохи модерна бесчеловечен. Ученые как носители такого духа новоевропейского знания не могут быть отнесены к разряду духовных авторитетов для общества в целом. Статус ученого как духовного авторитета внутри науки не может обеспечить такого же его положения вне науки.
  С другой стороны, в науке занят интеллект человека как творца знания, который представляет собой не только вычислительное мышление, но и волю, свободу. Собственно же научное знание, знание ставшее, ничего подобного не содержит. Тем не менее, без герменевтики знания, без его личностной и культурной интерпретации не только невозможно приращение знания, но невозможно и освоение имеющегося. Современные методики обучения ориентированы, в первую очередь, на психологические способности человека, тогда как интерпретация знания с личностных позиций - явление далеко не ординарное, не сводимое к свойствам памяти или другим психологическим механизмам усвоения знания. Такая особенность научного знания делает его специализированной, вопреки распространенному мнению, не общедоступной областью.
  Следует различать ученого как духовный авторитет и ученого, обладающего духовным авторитетом. Ученый как духовный авторитет воплощает в себе духовный потенциал науки, духовный потенциал знания, если о таком потенциале вообще уместно говорить. Обладание духовным авторитетом относится уже к свойствам, качествам личности, к ее уникальному жизненному пути, которые могут быть присущи ученому как человеку безотносительно к духовному содержанию научного знания.
  О духовном авторитете ученого, с нашей точки зрения, можно говорить в нескольких отношениях. Такой статус человека в науке может быть обусловлен, во-первых, 1) подвижничеством, служением науке, посвящением своей жизни научному познанию в той или иной из специализированных областей и 2) крупными достижениями в этой области;
  во-вторых, гуманитарной деятельностью вне науки (Б. Рассел, А. Сахаров), демонстрирующей широкие мировоззренческие горизонты ученого, далеко выходящие за предметно-специализированное значение его деятельности. Здесь как раз и возникают фигуры "мудрецов от науки";
  в-третьих, ролью лидера, консолидирующего эпицентра внутри науки.
  Духовный авторитет в науке это нравственно обоснованное лидерство логически и онтологически (по внутренней логике как необходимости), подтвержденная правильность (мудрость) и справедливость сложившегося положения дел в научном сообществе.
  В данном случае имеется в виду отнюдь не оправданность существующего самим его существованием. В науке на самом деле нередки случаи достижения статусности человеком, который, по общему мнению, этого положения не достоин. Речь идет о таком лидерском положении ученого, которое не сводится к его научным достижениям и не ограничивается его распорядительными способностями. Какие качества должны быть присущи ученому как духовному авторитету, или обладающему им, - об этом и пойдет разговор.
  Заметим также, что самостоятельным аспектом выступает тема авторитета в науке и в научном знании. Известно, что творческий поиск, исследовательские дерзания, оригинальные подходы и связанный с этим этос науки, противостоят авторитетам, требуют независимости, самостоятельности, критичности. "Лучшие из учеников, те, кто не читает книг учителя" (Ж. Деррида).
  Сегодня, при рассмотрении проблем эпистемологии, познающего сознания в целом, все настойчивее звучит требование перехода от гнсеологического анализа познания субъектом мира к онтологическому исследованию его существования в мире. В связи с этим анализ сциентистских аспектов познания необходимо дополнить анализом его экзистенциальных составляющих. В таком срезе высвечиваются черты познания как человекоразмерного события, ценностного акта утверждения человеческой подлинности. Познание становится не одним лишь поиском "чего-то", но и "чем-то" самим по себе, событием человеческой самоидентификации.
  В самом знании, в процессе его функционирования, с точки зрения психологии и социологии, присутствует экзистенциальная составляющая, уже, действительно, неотделимая от ученого и наполняющая научную деятельность судьбическим, личностным, духовным потенциалом. В рамках такого подхода представляется продуктивной идея об экзистенциальной типологии знания . В основу такого структурирования знания положены разные уровни экзистенции человека. В.Ю. Даренский выделяет три уровня существующего знания: инструментально-орудийный, моделъно-когнитивный и бытийно-личностный. Соответственно, знание возникает, развивается, воспроизводится в трех модусах: 1) как знание-умение; 2) как знание-представление; 3) как знание-бытие.
  Для нас особый интерес представляет модус знания-как-бытия, которое включается в процесс формирования самой личности. Действительно, в значительных научных текстах обнаруживаются особые личностные черты мышления его автора, неразрывно связанные с моментами порождения нового знания. Подобная личностно-мировоззренческая интенция выступает в форме "личностного мифа". По мнению автора приведенной типологии, за каждой содержательной научной дискуссией всегда более или менее четко просматривается борьба "личностных мифов" исследователей, не только их конкретных концептуальных позиций, но и "закодированных" в этих позициях различных типов экзистенциального опыта и особого личностного мироотношения.
  В.Ю. Даренский считает возможным сформулировать достаточно четкую закономерность, которая наблюдается в истории науки: чем в большей степени у ученого акцентирован модус осуществления знания как знания-бытия, т.е. чем в большей степени его научные изыскания укоренены в самом способе его мировидения и самосознания, тем самым, становясь бытийным феноменом, формирующим саму его личность, - тем больших научных результатов он достигает на уровне исследования конкретных проблем. И наоборот: если научная деятельность остается лишь на поверхности сознания ученого, не составляя для него экзистенциально важного, жизненно насущного интереса, то ее результаты не будут значительными .
  Следует согласиться с выводом, что предложенная модель экзистенциальной типологии знания способствует лучшему пониманию глубинных личностных структур, обеспечивающих воспроизведение и рост научного знания. В немалой степени потому, что для подобного самовыражения, как уже отмечалось, необходима значительная внутренняя свобода.
  Одним из современных понятий, возможно, способных выразить конкретные формы духовной реализации человека в научной деятельности является духовный интеллект. В этой связи заметим, что некоторые авторы понимают под духовностью единую основу навыков решения проблем, релевантных повседневным жизненным ситуациям. Духовность постулируется как аспект адаптивного личностного функционирования, поскольку повышает вероятность достижения целей . Иная точка зрения состоит в том, что в духовном бытии человек перестает быть изолированным индивидом, решающим эгоцентрические задачи эффективной адаптации к среде. Он стремится обрести независимость от преходящих, временных и постоянно изменяющихся обстоятельств и достичь свободы духа .
  Первая точка зрения основывается на психологической теории множественных интеллектов Г. Гарднера . Согласно ее автору, она была призвана ответить на вопрос, каковы те познавательные способности, которые позволяют человеческим существам выполнять набор взрослых ролей в различных культурах. Г. Гарднер предположил, что интеллект не является унитарной когнитивной способностью, и выделил восемь различных видов интеллекта. Среди них определяющее место отведено межличностному и внутриличностному видам. Они являются личностными и социальными по своей природе. Внутриличностный интеллект Гарднер определил как способность индивидуума получать доступ к своей внутренней жизни, понимать себя, свои возможности и желания, реакцию на различные вещи, а также стремления и мотивы избегания. Межличностный интеллект есть способность проводить различие между другими индивидуумами.
  Духовность в этом случае рассматривается как разновидность интеллекта. Индивиды, обладающие духовным интеллектом, характеризуются следующими признаками: способностью к трансценденции, способностью использовать духовные ресурсы для решения адаптивных задач, способностью осуществлять добродетельное поведение (оказывать прощение, выражать благодарность, проявлять смирение, являть сострадание) .
  Одной из подобных добродетелей, включенных в духовный интеллект, предстает терпение. Терпение предполагает изменение себя, в большей степени, чем изменение обстоятельств. Те напряжения, которые при этом возникают, следует компенсировать преимущественно духовными средствами . К.С. Пигров полагает, что терпение состоит в том, чтобы позволить всему идти своим ходом, находить в любом случайном рисунке его внутреннюю закономерность и красоту. Терпение есть форма сохранения силы, интенсивный поиск свободы, способ возвыситься над ситуацией
  Думается, что подобные свойства, присущие личности, могут составить описание типа ученого как духовного авторитета. Существенным является способность ученого обратиться к себе, внутрь себя, поскольку познание, созерцание, оценка связаны с самопознанием и самосозерцанием.
  Одной из составляющих ученого как духовного авторитета является профессионализм интеллектуала. В мировой культуре имеются традиции воспитания (и самовоспитания) характерных для интеллектуала-профессионала черт и особенностей поведения и отношения к миру в целом. С середины ХIV в. несколько провинций на сверо-востоке острова Хонсю (Митиноку) становятся излюбленным местом отшельничества японских художников. Как правило, это были высокообразованные люди. На тысячелетие раньше (в IV-V вв.) уже сложился идеал неофициального поведения конфуцианской личности - синтез трех элементов: отшельничества, природы и искусства. Духовные традиции конфуцианства и даосизма получили в Японии подкрепление в синтоизме. В синтоистской традиции возврат к природе - это возврат в стихию родственных душ. Благодаря природной жизнерадостности синтоизма в арсенале японских средневековых художников появилось понятие "саморадости" - острого переживания счастья погруженности в Природу и общения с ней. К ХIV веку в японской эстетике сложился идеал странника в природе .
  Еще один уровень термина митиноку (помимо странничества) означает, что процесс овладения мастерством никогда не прямолинеен, он включает в себя обязательные замешательства, возвраты, повторы. Достижение временного успеха сменяется периодом упадка, сомнений и колебаний. Но эти "темные" периоды очень важны: здесь происходит преодоление "сопротивления материала", закалка воли, упрочение духа. На первый взгляд бесцельные блуждания в Митиноку, будучи аналогом "темных периодов" в творчестве, имели целью не только сбор новых впечатлений для творческой мастерской, но и личностное самостановление. В результате подобных упражнений художник выходил обновленным, с изменившимися физическими и духовными характеристиками, т.е. преображенным.
  Многие традиционные художники использовали блуждания в Митиноку как средство телесного и ментального укрепления на избранном пути дао. Понятие Дао означало, кроме прочего, путь подготовки и обучения живописи, предъявляющий особые требования к художнику и уровню его образованности, характеру и поведению, помимо требований высокого технического мастерства. На языке искусства понятие пути заключает в себе следующие конкретные представления: Профессионализм - владение высокими техническими навыками; Универсализм - творческая идея, на которой строится узкопрофессиональная деятельность, принятая и в других искусствах; Наследование - передача в поколениях добытой первоначальной идеи и высоких технических навыков; Благородное достоинство - наследуемая идея, умение обладают высокой ценностью, порою ценятся даже больше жизни .
  Еще один смысловой уровень Митиноку: быть одиноким, покинутым, заброшенным. Одиночество путешественника способствовало тому, что он концентрировался на своих переживаниях. Путешествие, где все внове, становилось "вечным детством" художника. Прежде всего, потому, что он начинал буквально воспринимать себя, как сына а утробе матери-Природы. Его телесные и духовные ощущения обострялись, становились, "как в детстве". Он чувствовал растянутое время, растянутое пространство так, как мы чувствуем это именно в детстве, когда всем своим существом воспринимаем, ощущаем всю огромность пространственно-временного континуума. Не случайно детство во времени судьбы занимает, едва ли, не половину, тогда как во времени жизни - совсем небольшой промежуток.
  Превращение времени жизни во время судьбы (в результате концентрации на своих переживаниях) способствует и особому восприятию каждого события, каждой встречи (с каким-либо явлением природы, с новым человеком, невиданным животным или растением), придает им статус уникальных .
  Особость восприятия событий, события встречи рассматривается как элементы эзотерических практик и измененных состояний сознания . Интересно, что проводимые на основе таких практик семинары активно посещают профессионалы различных профилей и уровней. Очевидно, такая подготовка к специализированной деятельности формирует психологические и мировоззренческие черты человека, необходимость которых люди ощущают. Значит, существуют особенные качества, характеризующие профессионала, которые не сводятся к уровню технических навыков. Это определенное состояние человека. "Блуждание в Митиноку", как культурная практика восточной цивилизации, раскрывает содержание некоторых таких состояний.
  В современных условиях образ путешествия иносказательно, метафорически выражает путешествие к себе, к своим, собственным духовным истокам, поскольку "формирование субъектности в онтогенезе невозможно без обращения человека внутрь себя" . Складывание внутренних духовных условий есть неотъемлемая часть онтологии существования субъекта, в том числе субъекта познающего.
  Иногда это путешествие имеет не фигуральное, а вполне реальное воплощение в поездках более или менее регулярных, пребывании более или менее длительном - в излюбленном месте, наедине с собой, с природой. Здесь вполне может осуществляться отвлечение от рутинных повседневных забот, могут формироваться предпосылки к тому таинственному состоянию, которое определяется как трансцендирование.
  М. Фуко непосредственным образом связывает познание с духовностью. Гнозис - это то, что всегда стремиться переместить, перенести в сам познавательный акт условия, формы и следствия духовного опыта. Духовность есть преобразование самого субъекта. "Духовностью, пишет он, можно назвать тот поиск, ту практическую деятельность, тот опыт, посредством которых субъект осуществляет в самом себе преобразования, необходимые для постижения истины" . Таким опытом будут - очищение, аскеза, отречение, обращение взгляда внутрь самого себя.
  Духовность научного познания состоит в способности формирования ценностных предпочтений и личностных смыслов самим познающим субъектом. Ученый, находящийся в ситуации динамического самоформирования, что называется, в состоянии непрерывной "работы над собой", именно этим зачастую отличается от коллег. Его духовные усилия очевидны для окружающих и выражаются в стиле поведения, в характере и способах решения как научных, так и организационных, образовательных задач, в межличностном общении.
  Ученый как интеллектуал - это человек, профессионально занимающийся мыслительной деятельностью, производящий продукт в духовной сфере и воспроизводящий среду, в которой этот продукт потребляется. Имеется ли некая интеллектуальная субстанция в человеке? Представляется, нет. Интеллектуал - это не особое качество, которое относится, например, к нравственности или пресловутой харизме. Скорее, это свободная профессия: также как у художника, музыканта, актера, его деятельность связана с потребностью самовыражения и неопределенностью институциональной принадлежности, с конституированием самого себя как субъекта познания. Те, кому это действительно удается, воплощают духовное содержание научного познания.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"