Баскаков: другие произведения.

Дорога к славе. Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фэнтези с претензией на реалистичность. Главные герои не всемогущие попаданцы, уже приевшиеся всем, а самые обычные люди своего времени, не стесняющиеся совершать сомнительные поступки ради личной выгоды.

  

Часть I.

  Глава 1.
  Не смотря на время года, погода в деревне Сераст выдалась на редкость отвратительная. Единственным уголком жизни в этом месте, затянутом пеленой дождя, выглядела корчма на отшибе.
  Внешний вид этого покосившегося здания ничем не отличался от прочих сельских лачуг, обстановка внутри также не могла похвастаться приличным интерьером. В глаза сразу бросались: закопчённый от люстры потолок, столы с давно въевшейся грязью и вечно невыветривающийся запах дешевого табака.
  Помещение было настолько забито ополчением городских цеховиков, что создавалось ощущение, будто в деревне расквартировалась вся армия графства.
  Особенно странно в этой обстановке смотрелся почти пустой столик в углу, занятый лишь двумя персонами.
  Люди графа не особо искали с ними общения, ибо опасались жуткой репутации их нанимателя, а вышеуказанной парочке не было никакого дела, особенно до пьяных солдат.
  - Ну и дыра, хотя пойло здесь действительно не дурно. - Пробасил крепкий толстяк, лет девятнадцати, с пробивающимся северным акцентом, опрокидывая в себя очередную кружку местной бормотухи. - Остаться б еще на недельку, а то мне уже обрыдло топтать сапоги. - Вытаскивая свои длинные русые волосы из кружки, и заплетая их в хвост, продолжил он.
  - Угу... - Выразительно согласился сидящий напротив него коренастый парень среднего роста, лет семнадцати, с растрёпанной причёской, параллельно разглядывающий молоденькую служанку, испуганно снующую между кучей пьяных солдат.
  - О чём ты утром с этими говорил?
  - Да лысый к сотнику отправил, ну я заодно и спросил у парней что на войне происходит.
  - И что они сказали?
  - Слухи ходят, мол очередному герцогу не понравилось, что король много под себя гребёт, ну значит собрал тот людей, да и пошел на него.
  - Ну и че?
  - Да ниче, сами толком нихрена знают, только болтать горазды. - Закончил коренастый рассматривая здоровенного детину, с недовольством поглядывающего на гуляющих.
   - Местные селюки меня напрягают. - Ворча продолжил он, переводя взгляд на окно, за которым вовсю шел проливной дождь.
  - Эти черноногие? - презрительно бросил первый, пытаясь высмотреть причину нарастающего гула.
  - Значица так: Лет пять назад пошли наши в поход против террамарцев, да и встретил батин хирд толпу этих деревенщин. Что тока с собой не понабрали: и вилы, и топоры, да как только первому потроха наружу пустили, эти "храбрецы" сразу стрекоча дали. - Продолжил здоровяк, рассматривая содержимое на дне кружки.
  - А добычу тогда знатную взяли, да! Жаль я с батей не был, ведь мой первый поход должен был быть, да лихорадка болотная свалила.
  - Так много взяли?
  - Да взяли-то дохрена, как батя говаривал, только ярл-то наш себе большую долю захапал, дочь свою единственную хотел получше выдать.
  - И что хороша была?
  - А тож хороша: Тощая как палка, рожа вся оспой побита, да и голос как у рулевого на драккаре. - И насуплено уставившись на пустой кувшин, прервавшись, он крикнул трактирщику:
  - Эй ты, тащи еще один!
  Между тем, шум голосов только усиливался. Количество новоприбывших, явно превысило количество мест.
  Пытаясь продохнуть сквозь дым от дешевого солдатского табака, коренастый решил подколоть товарища.
  - Я охреневаю сколько ты можешь выжрать, жирный ты...
  - О сейчас будет весело! - резко перебил толстяк.
  Собеседник перевёл взгляд на разворачивающееся представление и на его лице начала медленно расплываться ехидная улыбка.
  Ситуация развивалась стремительно, изрядно подвыпивший долговязый парень, резко поднявшись со скамьи, попытался решить "вопрос мест" кардинальным способом. Вложив весь свой накопленный в городских кабаках опыт, он решил убедить своего обидчика в том, что тот не прав, и убедил... попав кулаком в мимо снующую служанку, пытавшуюся увернуться от очередного шлепка, отчего та тут же улетела в противоположную сторону и скрылась из виду.
   В следующую секунду стены заведения сотряс страшный рёв.
  Следом за служанкой, покинул сражение долговязый. Его обидчик применил свои аргументы гораздо эффективнее, ударив того по лицу и рванул в сторону за грудки, отчего он полетел кубарем в след за девушкой.
  Не смотря на то что причина конфликта была устранена, маленькую войну в корчме уже невозможно было остановить.
  - Хорошо сидим. - Откинувшись на скамье, всё также улыбаясь сказал коренастый.
  - Согласен. - Ответил его собеседник, похлопывая себя по не очень объемистому животу, как он сам считал.
  Продолжая наблюдать за дракой, компаньоны весело переговаривались, споря о том какой из "бойцов" дольше продержится.
   - Вон тот здоровяк явно двоих зава... вот черт он кружкой по башке получил.
  - Да ты на этого глянь, вон как ногами пинается.
  - Ну не знаю, хлипковат.
  Тут прервав беседу рядом пролетел кувшин попав в двух озверевших ополченцев, которые не переставая осыпать друг друга тумаками рухнули, едва не перевернув их стол.
  - Ладно, пошли отсюда, пока нам не прилетело!
  Стараясь не ввязаться в драку, они начали аккуратно пробираться к двери, но в нескольких шагах от выхода им преградил путь здоровенный детина.
  - А кто платить будет? - Спросил бугай с хмурым видом.
  - Один серебряный и валите.
  - Слышь ты хрен деревенский! - Вскрикнул коренастый, смотря снизу-вверх. - Да твои помои столько не стоят!
  - А мне похрен, плати или худо будет! - Сказал амбал схватив его за грудки.
  - Ну ладно. - Покорно ответил он и неожиданно схватив рукой вышибалу за шею нанёс ему несколько резких ударов, отчего детина осел, пытаясь защитить лицо.
  - Тупая деревенщина. - Добавил он, несколько раз пнув своего противника и прошествовал следом за своим товарищем.
  
***
  Выйдя из таверны, здоровяк недовольно поёжился, шедший недавно ливень, перешел в мерзкий моросящий дождь.
  - Погода такая же паршивая, как и всё вокруг. Но самое хреновое, что нам придётся ковылять через всё грёбанное село! - Проворчал он, окинув местность хмурым взглядом и оглянулся на дверь, за которой не утихал шум драки.
  Его собеседник что-то недовольно буркнул себе под нос, и уныло бредя по грязи, парочка двинулась через вечернюю деревню к дому старосты.
  Идя по улице и тщетно пытаясь защититься от холодного ветра, напарники иногда улавливали на себе чужие взгляды, бросаемые из мерцающих окон. Но стоило им посмотреть в ответ, как тут же видели фигуру, спешно исчезающую за ставнями.
  Пройдя часть пути, они увидели ополченцев, которые под матерные крики десятника быстро заносили свои пожитки, в выделенный им на постой дом.
  - Гляди, эти уже устроились. - Кивнул коренастый в сторону быстро снующего десятка.
  Второй лишь криво усмехнулся, а люди графа уже вовсю располагались в новоприобретённом жилище.
  Наконец впереди показалась заветная резиденция их нанимателя, ограждённую забором в человеческий рост с небольшими воротами. Зайдя на участок и проигнорировав заливистый лай сторожевого пса, они прошли мимо устало опёршегося на копьё часового и бесцеремонно вошли в сени.
  - Ааах - Устало вздохнул здоровяк.
  - Наконец то тепло. - Продолжил он, скидывая насквозь промокшую котту на ближайшую лавку и не дожидаясь своего товарища зашел в дом.
  В отличие от корчмы это жилище было ухожено и хорошо освещено. Стол посреди помещения был накрыт домотканой скатертью, а вместо люстры, с горящим жиром, по углам горели лучины в причудливых светцах. Из комнаты по соседству, до них доносился знакомый спокойный голос.
  - Пошли.
  На это последовал усталый кивок и оба вошли в комнату.
  - ...и этого будет достаточно. - Закончил свою речь высокий, лысый мужчина средних лет.
  - А вот и вы. - Плавно обернулся он к вошедшим.
  - Знакомьтесь староста Золоть, тот что поменьше справа - Норен, а слева - Алугилак. - Оба в знак приветствия кивнули и окинули взглядом крупного мужчину лет пятидесяти. Несмотря, на то что на нем была одета ярко-белая вышиванка с красным узором, в глаза сразу бросалась густая черная бородища, под которой можно было заметить серебряный медальон.
  - Садитесь, сейчас я объясню, что от вас требуется. - И вновь обратился к старосте: - Ах вот еще что, нам всё-таки будет нужно пять телег.
  - Конечно мастер Рагжас, будет исполнено - Ответил тот, немного волнуясь и видя, что разговор окончен, торопливо покинул комнату.
  Проводив взглядом уходящего и дождавшись, как только за ним закроется дверь, человек, которого назвали Рагжасом, без промедления начал вводить своих подчинённых в курс дела.
  - Итак, завтра ближе к вечеру, хозяин этого дома доставит вам всё необходимое, для моего эксперимента. Инструменты и телеги, будут ждать вас у северного выхода за поворотом, а что делать дальше вы знаете. После того, как управитесь, отправляйтесь восточнее, к сгоревшей мельнице, я буду ждать вас там и сделаю все необходимые приготовления. - После этого монолога, он перевёл своё внимание на бумаги, лежащие на столе, показывая, что они свободны. И когда компаньоны уже собирались покинуть комнату, Рагжас добавил. - Да и постарайтесь брать посвежее.
  - Сделаем. - Произнёс Норен выходя из комнаты.
  - Доброй ночи мастер. - Добавил Алугилак. - Ответом ему был лёгкий кивок.
  Покинув своего патрона, они отправились к старосте, чтобы выяснить, где им предстоит ночевать.
  - На чердаке! - Безапелляционно заявил тот, вызывающе глянув на них.
  Слишком уставшие, чтобы спорить, оба отправились в выделенное им место для ночлега.
  Зайдя в "спальню", Норен брезгливо поморщился. Потолок и стены, были затянуты паутиной, которая выглядела старше их самих, а барахло, сваленное в углу, напоминало огромную кучу пыли. Фыркнув, он с неохотой отправился к своему тюфяку, набитому соломой и, расслабившись, стал вглядываться в единственное тусклое окно, пытаясь разглядеть ночную деревню.
  Хмель еще играл в их крови и подогреваемые им мысли, не давали уснуть. Спустя какое-то время Норен прервал тишину, мечтательно заявив:
  - Эх сейчас бы ту девку тёмненькую сюда, которую я этим утром заприметил.
  - А по мне лучше дочурки старосты. - Ответил Алугилак. - Видел я их сегодня, когда этот бородатый хрен выбежал встречать нас.
  - Тоже ничего, навестили бы они нас.
  - Сегодня ночью нас навестят только клопы и пауки. - Почесавшись сказал его напарник, от чего Норен усмехнулся и на чердаке воцарилось молчание.
  Спустя некоторое время, после того как оба уснули, отдалённый шум разбудил Алугилака. Приоткрыв глаза, он сонно проворчал:
  - Они там что всё выпить решили. - И перевернувшись на другой бок, окончательно заснул.
  
  
  Глава 2.
  Поёжившись от холода и раздражающего зуда, Норен наконец открыл глаза. Оглядев их временное пристанище и обратив внимание на своего до сих пор спящего товарища. Зная, что тот может дрыхнуть хоть весь день, он заставил себя подняться и подойдя, пнул тюфяк под ним.
  - Давай, все, пора - сонно проговорил коренастый и отправился во двор.
  Проворочавшись еще некоторое время, здоровяк недовольно сел.
  - Чертовы клопы. Искусали мне всю задницу. - Не переставая бурчать себе под нос, он заставил себя подняться и покинул чердак.
  Выйдя во двор, Алугилак сонно осмотрелся в поисках своего приятеля. Территория участка особенно сильно выделялась на фоне остальной деревни: около хлева бегали куры и хрюкала свинья, неподалеку от колодца росли две большие яблони, а в сторону бани вела аккуратно выложенная каменная дорожка.
  Немного поискав, северянин застал напарника умывающемся у бочки с водой и дождавшись, когда тот закончит, повторил процедуру следом за ним. Запрокинув голову, для того что бы выжать волосы он обратил внимание, что солнце на небосводе уже давно не в зените.
  - Жрать охота. - Зевая сказал Норен.
  - Пойдем найдем хозяев. - Хлопнул себя по бурчащему животу Алугилак. - А то нам скоро выступать.
  Вода не особо помогла побороть сонливость, и всё еще пошатываясь, они принялись бродить по двору в поисках хоть кого-то. Наконец, у хлева, им повезло наткнуться на хозяйку дома, которая завидя их, обратилась к ним первой:
  - Ужо и не знала, что вы проспите и обед. - Сказала, улыбаясь высокая дородная женщина.
  - Пойдём, я вам поснедать оставила. - И перехватив поудобнее корзину с яйцами, она не спеша двинулась к дому.
  Усевшись за стол и вытащив свои ложки из-за пазухи гости голодным взглядом проводили хозяйку до печи, откуда та достала им две миски с еще теплой тыквенной кашей, и как только те встали перед ними, сразу принялись за еду.
  - Спасибо хозяйка. - Слегка рыгнув пробурчал Алугилак.
  В ответ она тепло улыбнулась и вышла из кухни.
  - Первый человек в этой деревне, кому не хочется садануть по морде. - Не спеша смакуя остатки еды, заявил Норен.
  Алугилак лишь согласно промычал, неспешно ковыряясь в зубах.
  Посидев ещё немного, оба неохотно поднялись из-за стола и отправились выполнять данное им поручение, но едва выйдя во двор Норен неожиданно остановился.
  - Гляди.
  - Вижу.
  - Ничего не напоминает?
  - Наш первый день. - Усмехнулся Алугилак, наблюдая как староста раболепно семенит по двору за Рагжасом, то и дело кивая головой.
  - А ну-ка подотри мне жопу, да чтоб блестела! - Властно сказал северянин, пытаясь спародировать голос своего патрона.
  - Конечно мастер все будет выполнено мастер, позвольте языком мастер. - Начал кривляться Норен.
  Заметив пантомиму, исполняемую парочкой, явно пародирующую его, Золоть побагровел лицом, но тем не менее продолжил следовать за Рагжасом.
  Все еще кривляясь и усмехаясь, они вышли за ворота и направились по дороге на север.
  
***
   - Мастер они смеются... а это ещё кто? - Почти дойдя до места назначения, опешил Норен заметив голову, маячащую из-за телег.
   - Да это же тот баклан, что треснул бабе в таверне. - Хмыкнул Алугилак, узнавая долговязого парня, когда они подошли ближе.
   - Тебе какого хрена здесь надо!? - Вызывающе окрикнул ополченца Норен, быстро надвигаясь на него. Но после того как долговязый испуганно повернулся на оклик, тот сбавил шаг.
  Лицо парня напоминало спелый баклажан, один глаз полностью заплыл, а губы распухли, походя на вареники.
  - Что с тобой случилось!? - Изумленно спросил коренастый.
  - Судари...
  Алугилак насмешливо фыркнул.
  - Меня сюда отправил ваш мастер. - Вперив лицо в землю продолжил мяться долговязый.
  - Меня Акосой звать.
  - Так, нихера не понял, ладно усядемся и расскажешь че случилось.
  Связав телеги в одну цепочку, они расположились на козлах и двинулись по намеченному маршруту под рассказ их нового компаньона.
  - Значица началось все вчера утром, как мы в эту треклятую деревню вошли. Сначала за мной носилась гребаная ворона, да еще и по голове долбануть успела сука. А потом говнюк из скобяного конца копьем чуть мне башку не продырявил.
  - В скобяных этих одни гниды сидят, медяка у них не утянешь. - Процедил Норен, но спешно спохватившись, прервался. - Ну так че там дальше?
  Подозрительно покосившись на своего собеседника, Акоса продолжил:
   - А ну... встретил нас этот хер бородатый, да и дал самую гнилую лачугу на постой. Крыша вся в дырах, что-то по углам копошиться и вонища мерзкая повсюду.
   - Видали мы эту жопу бородатую, сам петухом ходит, а как птица поважнее покажется, так скатертью стелется. - Бросил Алугилак.
  - Так это тебя так тараканы уделали?
  - Ты давай слухай дальше.
  - Ну значица, скинули мы пожитки, да и порешили тяпнуть в местной корчме.
  - Корчма тоже говно.
  - ...о чём это я?
  - О корчме.
  - Махнули мы по паре местного, ну я и захмелел немного, а тут ещё эти приперлись из второго десятка и начали до нас догребываться, мол сейчас их время. А потом этот козел говорит мне: "Вали отсюда хрен загородский!"
  - И что ты сделал? - Усмехнулся Норен.
  - Да я взял и махнул! И понеслось... Очнулся я от матюков Анела - сотника нашенского, мол ему насрать кто там кому что сказал и вина за драку на всем десятке, а за починку из общего кошта вычтет. Ну как вышел он, мне ещё свои добавили. А самое паршивое, что какой-то урод отоварил сынка старосты, который там вышибалой промышлял, как мы потом услыхали.
  Тут его рассказ прервал гогот Алугилака.
  - Ты продолжай. - Отсмеявшись, сказал он.
  - Ну и собрал этот чмырь деревенский подпевал своих, да и завалился к нам в дом ночью, ну а мне как раз приспичило. Начали они наших мудохать и орать, что этого говнюка ищут, а я в сортире сижу. Вот и порешили парни, мол это они меня искали, слава Единому сотник успел вытащить, да и отправил сюда к вам пока суть да дело.
  После того как товарищи вдоволь посмялись над рассказом молодого цеховика и вконец замучили его расспросами, впереди показалась цель их поездки.
  - Что мы тут делаем? - Удивлённо спросил Акоса, когда Норен остановил повозки.
  - А ты как думаешь?
  - Ээ не знаю.
  - Мертвяков копать будем.
  - Так ваш мастер и впрямь колдун?!
  - А по нему не видно? Ладно харе сиськи мять, пошли глянем что там.
  Спрыгнув с телеги и взяв лопаты, под веселое насвистывание Алугилака, отчего долговязый еще больше сжался, они двинулись ко входу на кладбище.
  Бесцеремонно пнув трухлявую калитку, Норен вошел первым и небрежно бросил, окинув местность взглядом:
  - Ну и где тут у нас свеженькие?
  Деревенский погост являл собой жалкое зрелище: покосившиеся ограды которые видимо уже давно не обновляли, а некоторые из заросших сорняками могил были изрыты кротами. На окраине располагался насквозь прогнивший сарай, когда-то служивший домом для отпевания.
  - Ты иди обойди-ка тут все, да пометь могилки поновее, а мы тут пока подготовимся. - Важно заявил Акосе Алугилак.
  - Хех, а я-то думал нам во всю пахать придётся, а Рагжас нам тут раба подогнал - Сказал Норен, когда их новый напарник уже был на середине кладбища.
  - В корень зришь. - Улыбаясь зевнул Алугилак устраиваясь поудобнее на козлах, расслабленно поглядывая в сторону семенящего между могил их первого и единственного подчинённого на сегодняшнюю ночь.
  Едва северянину стоило задремать, как его тут же разбудил голос Акосы:
  - Готово.
  - Ну что встал? Теперь копай. - Недовольно бросил он, снова закрывая глаза.
  Спустя полчаса, к ним снова подошел долговязый и стараясь побороть отдышку, произнес:
  - Я раскопал.
  - Сколько?
  - Три.
  - Алугилак, мы так и за всю ночь не управимся.
   Тот кивнул и неохотно потянувшись, спрыгнул с телеги.
   Занимаясь своей работой, приятели оживленно переговаривались, стараясь развеять тишину на кладбище:
   - Слышь, я вот что не пойму, а это что за баба странная такая?
   - Понравилась?
   - Да не, на старосту похожа.
   - Да не бери ты этого, он же сгнил!
   - Ну ладно...
  Спустя несколько часов, замученные и уставшие, они заканчивали загружать тела.
   - Давай заваливай, это последний! Да не укусит он тебя! - Крикнул здоровяк, когда долговязый испуганно отшатнулся от свалившегося с телеги мертвеца.
   - Оох, кажись всё...
   - Так ладно, а теперь топай обратно, да смотри не проболтайся. - Пугающим голосом сказал Норен. - А то сам знаешь, мало-ли какая участь тебя может постичь...
   Испуганный Акоса попятился назад и быстро зашагал прочь.
   - Как думаешь этот лопух поверил?
   - Да хрен знает этих колдунов, что ему в голову взбредёт если парень проболтается. - Усаживаясь на телегу, пожал плечами Алугилак.
  
***
   Полночь уже миновала, как напарники достигли сгоревшей мельницы.
  - А вы не спешили. - Спокойно их встретил Рагжас. При свете луны, его лицо казалось бледнее, а его зеленые глаза выглядели еще более зловещими.
   Колдун не спеша обошел телеги, внимательно осмотрев при этом каждую и оценивающе произнёс:
   - Не плохо, не плохо, а теперь разгрузите весь материал. Я хочу, чтобы вы выбрали десяток самых крупных и не трогайте их, они понадобятся нам для другого. Все необходимое в суме на лошади, что делать дальше вы знаете.
  Пока Алугилак заканчивал выкладывать тела в шеренги, Норен сходил и принёс инструменты.
   - Помолимся единому и приступим? - Насмешливо спросил северянин.
   - Сегодня без молитв. - Мрачно отреагировал его товарищ, беря ритуальный нож из тусклой стали, полностью покрытый письменами, которого казалось не мог коснуться не один луч света.
  В ближайший час при свете луны, можно было наблюдать две фигуры, обходящие тела, чтобы тщательно вырезать у них на лбу таинственные символы, изображенные на пергаментах.
   - Ну что ж, я вижу вы закончили. - Заканчивая внимательно осматривать последние нанесённые руны, оценивающе сказал колдун. И сделал несколько движений руками произнеся пару фраз на странном гортанном наречии, от чего трупы, разложенные на траве, встали и безвольно в полной тишине начали ложиться на повозки.
   Проследив, за тем, как последний зомби занял своё место, Рагжас сказал в предвкушении:
  - Теперь возьмите отложенные вами тела и расположите их у кола, что в центре поляны, а затем порубите на части.
   Компаньоны удивлённо переглянулись:
   - Это что-то новое.
   - Так вот зачем топоры.
   От невыносимой вони разложения, постоянно накатывала тошнота и слезились глаза. Алугилак, последовал примеру Норена и замотал тряпкой лицо, но это не особо помогало, ведь казалось, что всё включая эту тряпку пропиталось невыносимым сладковатым запахом.
   - Достаточно. - Спокойно произнёс некромант, наблюдавший за процессом, спустя некоторое время.
   Закончив махать топорами оба устало разогнувшись уставились на своего мастера, ожидая дальнейший указаний.
  - Теперь пришла пора заняться главным экспериментом. Подойдите сюда, в этом ритуале вы мне тоже понадобитесь. Норен встань слева от меня, Алугилак, ты справа. - Сказал он им, выдавая по тускло мерцающему кристаллу.
   - Опуститесь на колени, положите камни перед собой и занесите над ними ножи.
   Неуверенно переминаясь на месте, они подчинились ему и заняли свои позиции.
   После того как колдун произнёс несколько грубых фраз, на поляне медленно начали проступать тусклые зелёные надписи.
   Алугилак не ожидавший такого обернулся на своего товарища - тот был удивлён не меньше его.
   Тем временем за их спинами Рагжас начал произносить на распев загадочные фразы. Голос, то поднимаясь, то падая приносил некоторое успокоение. Складывалось ощущение, что непонятные слова принадлежат разным людям.
   Потеряв счёт времени, они наслаждались этой странной симфонией, пока она не начала приобретать зловещие оттенки. Всё больше и больше голосов вплеталось в неё и со временем это перешло в пугающий хор.
   Увидев испуганное лицо Алугилака, повёрнутое назад, Норен последовал его примеру и вздрогнув опешил. Вместо привычного мужчины средних лет, перед ними парил древний, дряхлый старик, с запавшими глазами, изливающими зелёное свечение.
   Вдруг пылающие руны превратились в огромный зелёный водоворот, медленно начавший поглощать всё вокруг.
   От жуткого хора, казалось вытягивающего саму жизнь, Алугилак захотел бежать, но ноги не слушались его. Он попытался найти Норена, но везде был лишь заполонивший всё вихрь. Колени словно приросли к земле, и какая-то неведомая сила резко опустила нож в руках прямо на кристалл, от останков которого плавно потек маленький ручеек странного дыма, в сторону всё расширявшегося водоворота.
   Жуткая песнь перешла на одну надрывную ноту, но когда она достигла своего апогея, всё внезапно стихло и в наступившей тишине послышался довольный, уставший голос:
   - Получилось.
  
  Глава 3.
  
   Солнце приятно щекотало лицо, отчего в сон клонило еще больше. Единственный, кто, не смотря на усталость сохранял бодрое расположение духа - был не замолкающий ни на секунду Рагжас:
   - Это великолепно! Какой огромный шаг всего за одну ночь! Всего ночь!
   - Да мастер. - Сказал устало один из них.
   - Великолепно... - Поддержал его второй.
   - Какая мощь! Какая грубая сила, готовая служить мне!
   Норен согласно кивая на эти разглагольствования, продолжал машинально вести за поводья коня своего патрона, пытаясь мысленно воссоздать прошлую ночь. Несмотря на то что он был очевидцем, фрагменты, сумбурно проносившиеся в его голове, не могли выстроиться в единую картину: ужасный старец, дым и тысячи голосов, сливающихся в единую песнь, слов которой он не мог вспомнить...
   - Осталось только осво... КАКОГО ХРЕНА!
   Напарники, недоумённо обернулись на Рагжаса, лицо которого застыло в немом изумлении. Переведя взгляд вперед, они обнаружили, что пошли к деревне не заметив этого.
   Пройдя чуть дальше, товарищи наконец смогли увидеть источник крика прервавшего размышления колдуна: Посреди селения неровно выстроилась вся сотня ополченцев, а напротив нее гудела толпа местных жителей, то и дело размахивающих кулаками. Вдоль строя гневно расхаживал сотник, угрожающе восклицая:
  - Который из вас это удумал?! КТО!? Кто из вас сучьи дети трёх курей у вдовы упёр!? Сознавайтесь вы их что в жопу запихали?!
   - Да что вы господин сотник, гляньте на лошадиную рожу этой старой суки, откуда у неё трое курей? - Выкрикнул кто-то.
   - Да она всю жизнь овёс жрала! - Раздалось из противоположного конца.
   - Вы укажите, мы тотчас же сыщем! Наверняка эти лапотники курей и угнали!
   - Кто это сказал мать вашу?! - Окрикнул разъярённый сотник.
   Крестьяне недовольно начали роптать:
   - Да я сама видала, как этот вот охальник моего порося пытался скрасть!
   - Да последнее что ты видела карга, был хер твоего старика! - Заорал десятник, стоящий перед своим командиром, едва не брызгая слюнями в лицо последнему.
   Ситуация накалилась до предела и когда все уже были готовы наброситься друг на друга с кулаками, послышался удивленный голос:
   - Сотник что тут происходит?
   По мере обращения взглядов на вопрошавшего гул постепенно начал утихать.
   - Мне кто-нибудь ответит или нет!? - Раздраженно продолжил Рагжас повышая голос.
   - А НУ ПОЗАТЫКАЛИ ХЛЕБАЛА! - Взревел сотник, перехватывая инициативу и отдышавшись обратился к колдуну:
   - Извините мастер. Вчера ночью, как я вам рассказывал, произошла небольшая потасовка: Деревенские, побили десяток, кричали, мол мстят за друга. Так сегодня эти олухи решили поквитаться. - Бросил он гневный взгляд в сторону своих людей.
   - Ещё и местные жалуются - Скот начал пропадать.
   - Какие ваши доказательства? - Нахмурившись, веско заявил Рагжас.
   - Так покуда энти не пришли, скотина цела вся была!
   - Да кто ж как не они!
   - Значит так, поскольку доказательств нет, никаких разбирательств проводить никто не будет. А во избежание дальнейших споров и предотвращения подобных ситуаций, сотня к полудню выступит навстречу остальным силам. Анел, зайдите ко мне пожалуйста перед выходом. - Закончил колдун, направляя коня к своей резиденции.
  Проследовав за ним и заведя лошадь в хлев, приятели поплелись в сторону двери, срывая по пути насквозь провонявшую одежду.
   - Куда направились? - Возник у них на пути староста. - В хлеву отоспитесь.
   - Ты чего там мелешь лапотник!? - Заводясь выкрикнул Норен.
   - Сгинь мужик. - Устало сказал второй, отодвигая его в сторону.
   - Дикарь проклятый! - Хватая его за руку, начал староста. - Да как ты...
   В один миг лицо Алугилака потемнело от ярости. Внезапно схватив старосту за рубаху и не дав ему договорить, он резко ударил его в живот, отчего тот согнулся пополам, и начал натужно хрипеть.
   - Вонючий черноногий! Сейчас сами найдем постель поудобнее! - Закончил трясти главу деревни северянин и поволок его в дом.
   - Грязновато что-то. - Оценивающе оглядел коренастый первую комнату, с парой маленьких коек, служащей судя всего для приема гостей.
   - Пойдем глянем ещё. - Закончил он, плюнув на пол.
  Следующее помещение выглядело намного лучше: По углам стояли две резные кровати с пуховыми подушками, в центре располагался большой стол с двумя стульями, а у окна затянутого бычьей кожей примостилось плетеное кресло-качалка.
   - А эта уже ничего, чур моя койка справа.
   - И принеси нам пожрать! - Добавил Алугилак отвесив увесистого пинка Золотю, показав, что в его услугах больше не нуждаются.
  - Вот так он мне нравится больше. - Устраиваясь поудобней объявил Норен.
   - Прав был батя, если ихнего брата по роже не бить, то и уважения не будет. - Засыпая ответил его напарник.
  
***
   - ...Судари... просыпайтесь судари, ваш хозяин зовет. - Спустя несколько часов разбудил их писклявый голос.
   - Отвали прыщ.
   - О пресвятой Нинел, от меня разит как от тех мертвяков.
   - От меня не лучше, опять одежку менять.
   - Что там от нас хотят? ... Эй!? Свалил гад. Ладно пошли. - Потягиваясь пробурчал Норен, играясь с медальоном старосты и еле поднялся с кровати, на которую вряд ли бы уже кто-нибудь лег спать.
   С крыльца открывался вид на построенную, в колонну, сотню:
   Их командир, разъезжая вдоль строя, отечески прикрикивая отдавал распоряжения. Бойцы, отвечая ему не стройным гулом голосов, делали последние приготовления к отбытию.
   Деревенские, с невольным интересом выглядывали на улицу. Не смотря на конфликты, произошедшие между ними, некоторые люди шептали молитвы, провожая в пусть своих солдат.
   Заметив их невеликий обоз, показывающийся из-за угла, компаньоны попытались найти своего патрона.
   - Отправляйтесь к нашему грузу, я уже приказал обслуге, чтобы они упаковали все вещи. - Неожиданно раздался голос из-за спины.
   Идя мимо домов, Норен обратил внимание на подозрительно ведущих себя ополченцев, периодически они оглядывались по сторонам и бросали какие-то кости канючившим рядом собакам.
   Наконец дойдя до мельницы Алугилак облегченно произнес:
   - Великий Рагсол, ну хоть лысый телеги заколдовал от этой вони!
   И уже залезая на повозку спросил:
   - Ну что кинем, кто поведет?
  
  Глава 4.
  
   Миля складывалась за милей, и колонна издали похожая на караван, мерно пылила по просёлочной дороге. Боевой дух в строю был на высоте, цеховики весело перекрикивались, обсуждая все возможные темы. Главными из которых конечно же были: неминуемая победа над трусливым врагом и почётное возвращение домой.
   Плетясь в хвосте обоза и недовольно морщась от летящей в лицо пыли Норен завистливо посмотрел на храпящего рядом Алугилака, всё еще злясь на себя за неудачный бросок костями.
   Больше пыли его раздражали только песни, которые с руки сотника то и дело в разнобой затягивали идущие солдаты.
   Посмотрев на солнце и пытаясь прикинуть, когда они наконец уже сделают привал он опустил голову и задумался о том, что ждёт их впереди, как его мысли были прерваны выкриками из головы колоны:
   - Дым! Вижу дым!
   - Стройся! Приготовиться к бою!
   Пытаясь высмотреть причину шума, Норен хлопнул приятеля по животу.
   - Что там?
   - Дым впереди какой-то.
   - Ну и хрен с ним.
   - Не, походу что-то серьёзное.
   Алугилак поморщился и сев рядом с ним, посмотрел на затянутые вдалеке дымом дома.
   Построившись в боевой порядок, сотня медленно двинулась к горящей деревне, то и дело останавливаясь по пути, чтобы оценить обстановку.
  
***
  Войдя в то что осталось от села, они застали повергающую в шок новобранцев картину: Тлеющие, наполовину разрушенные дома, валяющиеся повсюду трупы местных жителей и бесцельно бродящие выжившие "счастливчики", которые тут же бросились к ним с мольбами о помощи. Но заметив их знамя, пострадавшие тут же отпрянули, однако не видя враждебных к ним действий, стали неуверенно подходить ближе.
   - Еды! Пожалуйста! Еды, ради Единого! Пить!
   - Касатик всё сделаю, дай пожалуйста поесть дитё помирает. - Бросилась к одному из ополченцев женщина.
   Тот растерянно достал ей из мешка краюху хлеба, с извинениями что-то бормоча, в ответ на посыпавшиеся на него благодарности.
   - Эй обозники раздайте все что зачерствело местным! - Зычно крикнул подъехавший сотник. - Да смотрите чтоб без торгов!
   Обратив внимание на лицо самодовольно улыбающегося ополченца, который уходил с одной голодающих селянок, Норен сплюнул и поудобнее устроился на козлах, Алугилак же, как ни в чём не бывало завалился дрыхнуть дальше.
   Через час сотня продолжила свой путь. Весёлые крики сменились на беспокойные обсуждения, но среди них то и дело проскакивали ехидные смешки.
   Солнце клонилось к закату и довольный Норен, уже передавший вожжи Алугилаку, безразлично осматривал окружающий пейзаж: Слева медленно проплывала полоска леса, а с правой стороны дороги открывался вид на сожжённое поле, на котором то и дело виднелись люди, бродящие в поисках уцелевших колосков. А у полосы горизонта уже можно было заметить кажущуюся издали маленькой крепость и пятно лагеря неподалеку от неё.
   - Так что там дальше-то с твоим батей было, в поход-то сходил?
   - Да конунг наш старый помер, а сыновей-то всех своих в битвах схоронил, ну и начали ярлы, спорить кто следующим будет. Да года два решали, ну а какой в это время поход, пойдёшь вот так, а хаты все твои пожгут.
   - А добыча?
   - Потратил всё ярл-то наш, чтоб его конунгом выкрикнули, ну, а в след и мой батя в ярлы поднялся. - Горделиво выпрямился Алугилак.
   - А на бабу ту небось женихов много объявилось?
   - На эту курицу? Какой там! Договорился он значит с ярлом одним... - Прервался Алугилак, разглядывая приблизившийся лагерь и находящихся в нем людей.
   - Что за ярл?
   - Да был там один, видать повыше подняться хотел. Ну и когда выдать собрались за сына его, караван с невестой той пропал.
  - Это как?
  - Да вот так.
  - А...
   -Ладно приехали уже, потом расскажу, пойдём к лысому.
   Спешившись, приятели окликнули пару копошащихся возле обоза бойцов, чтобы те посторожили телеги, а сами отправились искать своего патрона.
   Проходя мимо устало переговаривающихся ополченцев, раскладывающих платки в небольшом лагере, им открылся вид казалось неприступной крепости, заслонявшей мрачной тенью восходящую луну. Её внушительный каменный фундамент поднимающийся из земли на восемь футов, заканчивали деревянные стены такой же высоты, которые были освещены факелами находившихся на них защитников. По углам располагались четыре квадратные башни с маленькими бойницами по периметру, большинство из которых смотрело на ров опоясывающий замок. Прямоугольная надвратная башня с конической крышей и деревянными воротами окованными железными пластинами, завершала общую картину.
  Наконец насмотревшись вдоволь, приятели продолжили двигаться дальше. То и дело им приходилось уступать дорогу рыцарям, спешащим к шатру на вершине небольшого холма, возле которого развевалось графское знамя. Обогнув стойку с копьями и пуская слюни на дымящийся котел, с неторопливо расхаживающим возле него поваром, время от времени пробующим на вкус аппетитно пахнущее варево они в конечном итоге, обнаружили своего нанимателя неспешно ведущего разговор с сотником и дождавшись, когда тот закончит, Норен откашлявшись произнес:
  - Повозки мы оставили у входа в лагерь, с парой ребят, чтоб приглядывали за ними, что нам делать дальше?
   - Отлично, у меня есть для вас новое распоряжение. Я буду присутствовать на военном совете у графа, и вы будете моей свитой, идите вымойтесь и оденьтесь поприличней. Свободны. - Отвернулся Рагжас направляясь к палатке, которую заканчивали устанавливать для него ополченцы.
   Вернувшись к обозу, они бесцеремонно начали вытаскивать из него чистую одежду, апеллируя авторитетом своего мастера на недовольное ворчание старшины. Забрав все необходимое, товарищи спустились к реке и уже через час предстали перед Рагжасом.
   - Сойдет. - Сказал он, придирчиво окидывая их взглядом. - Следуйте за мной к шатру и оставайтесь у его входа пока не позову.
  
***
   Расположившись неподалеку от входа в небольшой толпе оруженосцев, напарники стали осматривать местность.
   Периодически в освещенный факелами шатер, требуя вина и закусок заходили и выходили рыцари, ожидающие своего сеньора.
   Время тянулось невыносимо долго и Норен решил завести разговор с одним из стоящих рядом:
   - Ты не знаешь, что в последнее время произошло? А то мы тут кружным путем шли и наткнулись на сгоревшее село.
   - А тож не знаю! - Ответил лихим голосом парень лет пятнадцати.
   - Граф-то нашенский, стратегу хитрую удумал, рыцарей своих взял, да и пожег все деревни вокруг крепости, чтоб те харч не смогли раздобыть. А пока жгли, цеховики городские подошли и стали осаду рыть.
   - А чтож тот граф ждал?
   - Так не дал наш ему времени, всех гонцов из замка отловил, а когда позавчера ихний подмогу послал, мы этих пешцев за мгновение снесли, да еще час после по полю гоняли. - Горделиво подбоченился парень.
   - Эвона как. - протянул Норен.
   - А еще говорят, что колдуна он где-то отрыл, да не простого, а с нечистью якшающегося. А еще слухи ходят что...
   - Тихо! Идет. - Прервал парня голос по соседству.
   Все взгляды устремились на высокого мужчину лет сорока в богатой одежде, сопровождаемого рыцарем со спесивым видом. Великодушно кивая головой в ответ на восторженные выкрики и поприветствовав встречающих его у входа вассалов, граф вошел внутрь.
   Выждав некоторое время, толпа постепенно стянулась ближе к шатру, пытаясь подслушать, о чем идет речь.
   - ...в это время, на лестницах пойдет ополчение.
   - Вы уверены, что ворота падут так легко? - Раздался голос из дальнего угла.
   - Не волнуйтесь сэр, мои слуги...
   - Что там? Что там? - Навалился на Норена Алугилак пытаясь протиснуться поближе.
   - Да нормально всё там, тихо!
   - ...наши войска займут стены, на центральной башне поднимут сигнальный флажок и тут мы ворвемся в замок, окончательно довершив разгром противника.
   - Великолепный план ваша светлость! - Льстиво выкрикнул кто-то.
   - А как на это посмотрит его сиятельство? - Спросил другой.
   - Увы, но неделю назад я получил ужасную весть от моих гонцов, его величество король пал смертью храбрых на поле боя, не оставив прямых наследников, поэтому его сиятельство в данный момент находится в столице и полностью поглощен делами короны.
   По тишине, внезапно повисшей в шатре можно было понять, что присутствующие были поражены этой новостью.
   - Это действительно печальные вести ваша светлость, но кто же взойдёт на престол?
   - В завещании короля указан его двоюродный племянник Рекион, граф Амисский.
   - Король умер да здравствует король! - Хором закричали рыцари.
   - Ну что же господа, раз возражений по штурму крепости нет, то завтра на рассвете мы выступаем! - Закончил довольным голосом граф.
   - Поднимем же бокалы за его светлость Ларпака второго Сендамского и нового короля Рекиона первого! - Продекларировал тот же льстивый голос.
  
  Глава 5.
  
  Лагерь перед битвой больше походил на встревоженный муравейник и сидя на траве Норен с Алугилаком вдумчиво наблюдали за происходящим, ведя неспешную беседу.
   - Напоминает дом, помню чуть ли не каждый месяц мы в учебный бой строились, и стена на стену ходили. - Ностальгически проговорил северянин.
   - Ага. Где там этот лысый шастает?
   - Да пёс его знает, в его шатре пусто.
   - А у телег смотрел?
   - Неа.
  - Пошли глянем там. - Проворчал Норен, еле успевая увернуться от пронесшегося мимо них ополченца, едва не задев того копьём.
  Всюду слышались матерные выкрики сотников, которые выстраивали своих подчинённых в боевой порядок.
  Само войско являло очень разнообразное зрелище: Большинство воинов было одето в простые стеганки и вооружено копьями, на поясах иногда висели обычные топоры для рубки поленьев, а то и дубины. Часть бойцов, чей цех или деревня были побогаче облачись поверх стеганок кожаными дублетами и дополнительно вооружились боевыми топорами, и чеканами. В отличие от остальных эти имели крепкие круглые щиты вместо прямоугольных убожеств из нескольких досок, стянутых парой металлических пластин. Типичным же шлемом являлся подшлемник с наклепанными сверху пластинами, хотя попадались нормальные металлические, а у нескольких десятников даже была видна бармица.
  Позади пехоты, объезжали свои Копья рыцари, их оруженосцы, облаченные в основном, в дублеты с наклёпанными на груди пластинами и вооруженные копьями, весело перекрикивались в ожидании боя. А перед всем войском на своём скакуне облаченный в роскошную кирасу с алым плащом, гордо разъезжал граф.
  Подходя к обозу они вынуждены были пропустить мимо себя людей, несущих на плечах осадную лестницу, сколоченную из крепких, но грубых на вид досок. И обогнув повозки с фашинами им открылся вид на медленно ползущий таран, больше напоминающий сарай, поставленный на колёса. Его крыша была обита свежесодранными шкурами разных животных, а ударное бревно представляло собой обычный ствол дерева с окованной головой, подвешенный на канатах.
  
  Наконец приятели достигли конца обоза и стали осматривать местность в поисках своего нанимателя.
  - Ну и где его носит?
  - Да хрен знает.
  Тут из-за импровизированного стойла наконец показался Рагжас и заметив их с предвкушающим выражением лица поманил компаньонов рукой.
  - Черта помянешь. - Проворчал Норен подходя к патрону.
  - Хорошо, я вижу вы готовы, подвезите телеги к тарану, я познакомлю врага с моими слугами, далее по моей команде вы явите всем моё особое творение.
   Взяв лошадей и запрягши их в повозки компаньоны, спешно доставили "слуг" по месту назначения, и отвязали верёвки, удерживающие полотно, после чего отошли в сторону, принявшись наблюдать за разворачивающимся действием.
   Граф, окинув взглядом построенное войско, подал сигнал колдуну.
   Телеги пришли в движение и из них начали медленно вылезать полусгнившие мертвецы.
   Находившиеся рядом солдаты пришли в ужас от увиденного. Некоторые окрасились в зелёный цвет, другие же в шоке наблюдали, как зомби бездумно зашагали к тарану и телегам с фашинами. Стоящие же рядом с ними бойцы, при виде оживших трупов, разбежались в стороны.
  Войско, которое только что было полно боевого духа, со страхом и недоверием наблюдало за происходящим.
   - Так это правда!
   - Мертвяки!
   - Граф привёл колдуна! - Изредка доносились выкрики из строя.
  Мертвецы послушно встали по своим местам и по повелению воли некроманта эта ужасная процессия двинулась к крепости.
  Защитники замка заметив начавшуюся атаку, немедля открыли огонь из луков и арбалетов, но спустя несколько минут интенсивной пальбы, со стен начали раздаваться удивлённые крики, когда стрелы, поражающие врага, не наносили ему никакого ущерба, просто вонзаясь застревая в телах нечисти. Зомби же все больше походившие на ежей, по-прежнему полностью игнорируя обстрел подкатили телеги ко рву и начали забрасывать его фашинами.
   Одновременно с этим Ларпак видя смятение среди своих людей, начал произносить речь:
   - Бойцы! За этими стенами нас ждёт великая победа! Слава, которой мы покроем себя не угаснет с годами! Враг падёт у наших ног! Нас ждут богатства и почёт! До захода солнца крепость ваша! - Прокричал он, выхватывая и поднимая над головой меч.
   - ЗА КЕМ ПОБЕДА!?
   - ЗА НАМИ! - Взорвалось оглушительным рёвом воодушевлённое войско.
  Раздавались звуки ударов тарана, который только что проехал по заваленному рву. Люди, стоящие на стенах, отчаянно пытались отбиться от этой напасти, сбрасывая на него камни и лья кипящие масло. С облитых зомби слезала кожа, обнажая их и без того мерзкое нутро, но это никак не мешало им следовать воле своего хозяина.
   Граф видя, что всё идёт по плану, подал сигнал на штурм.
   - ТАК ЧЕГО ЖЕ ВЫ ЖДЁТЕ!? ИДИТЕ И ДОБУДЬТЕ МНЕ ПОБЕДУ!
   Протрубил рог и под матерные выкрики ополченцы, подхватив осадные лестницы, под градом стрел, оставляя убитых и раненных позади, устремились к стенам.
  - ВПЕРЁД СУЧЬИ ДЕТИ! ВПЕРЁД! - Погоняли своих подчиненных командиры.
   В какой-то момент крыша тарана не выдержала и в открывшийся пролом защитники бросились лить земляное масло и кидать факелы, но тем не менее ворота медленно поддавались этому неудержимому натиску.
   С горящими глазами, Алугилак поспешил обратно в шатёр.
   - Ты куда? - Обернувшись окликнул его Норен.
   - Слыхал его?! До заката всё че возьмём наше! - Возбуждённо протараторил северянин.
   - Погоди я с тобой!
   На стенах завязалась яростная схватка: Первый вскарабкавшийся ополченец успел лишь один раз взмахнуть топором, как тут же был проткнут сразу двумя копьями и полетел на головы своих товарищей. Следом за упавшим показался новый боец, который немедля размозжил голову первому кто попался ему на глаза. Несколько защитников схватившись за лежавший рядом багор, уперли его в лестницу и начали сталкивать её в сторону. Стоявший на ней попытался разрубить древко, но усилия были тщетны и отчаянно завопив, он устремился вниз.
   Тем временем, несколько штурмующих успели пробиться, рубя в разные стороны осажденных и занять небольшой плацдарм, на который всё прибывали и прибывали подкрепления.
   Упавшая лестница вновь заняла своё место, и бойцы рванули по ней к врагу, стараясь занять еще один кусок стены.
   Яростный гул сражения навис над полем боя: Лязг оружия, вопли раненых, стоны умирающих и крики командиров подбадривающих своих бойцов.
   Всё больше прогибались ворота под монотонными ударами горящего тарана. Мертвецы, стоявшие за ним, не обращали никакого внимания на бушующее пламя, терзавшее их мёртвую плоть и обнажающее кости. Изредка с надвратной башни доносились счастливые выкрики, когда одного из зомби удавалось размозжить метко пущенным камнем.
   Наблюдавший за полем боя граф, вопросительно посмотрел на некроманта.
   - Настало время! Снимайте полотно! - Пафосно приказал Рагжас, вставая в странную позу и закрывая глаза.
   И тут с телеги поднялся ужасный исполин. Ростом с двух человек, полностью покрытый мясом и костьми, очертаниями, напоминающими причудливый доспех. Его руки были увенчаны похожими на кисти обрубками, унизанные костями. Ноги напоминали два огромных пня расширяющихся к низу. По всему его телу взирали хаотично вращающиеся глаза, а на широком заменяющем ему голову отростке виднелась огромная пасть, зубами которой служили обломки рёбер. С секунду постояв, тварь огромными шагами бросилась к воротам.
   Со стен раздались вопли ужаса.
   Приближаясь к намеченной цели голем плоти, взял разбег и сметя остатки тарана с ужасающим натиском бросился на покосившиеся ворота, проломив их с мощным треском.
   - Всё пошли! - Нетерпеливо крикнул Алугилак, устремляясь к лестнице, чей участок стены был уже занят.
   В этот момент прорвавшаяся тварь, что-то хрипя, начала раскидывать во все стороны встречающих её защитников. Два рыцаря стоявшие неподалёку, пришпорив своих коней, устремили свои лэнсы вперёд, с криками бросаясь на чудовище.
   Проявив молниеносную реакцию монстр, отпрянув в сторону, ухватил за древко копьё ближайшего рыцаря и с силой метнул в стену, не ожидавшего такого поворота событий всадника. Чуть пошатнувшись он выдержал удар второго и схватив его, расплющил оземь.
   Противники, видя это ужасающее зрелище, окончательно пали духом и едва не прыгая со стен, начали мчаться восвояси.
   Пока у ворот кипел бой Норен и Алугилак с предвкушающими лицами, спустились со стены.
   - Гляди туда! - Указал Алугилак, на богато украшенный дом с резными ставнями.
   - Быстрее! Там наверняка что-то есть! - Азартно поддержал его Норен.
   На пути к дому, не обращая внимания на шум боя, напарники вынуждены были обходить валяющиеся среди обломков оружия и луж крови, трупы защитников и нападавших. Среди которых они мельком заметили лежащего с широко раскрытыми глазами десятника, который еще вчера кричал в лицо сотнику.
   Незаметно, сзади за ними увязалась группа ополченцев, привлеченные их криками.
   В пылу алчности компаньоны предвкушали богатую добычу, но чего Норен с Алугилаком никак не ожидали встретить, так это рыцаря в полном доспехе в сопровождении двух оруженосцев в лёгких кольчугах, вооруженных копьями. Одетый в бригантину, с кольчужными вставками на руках и ногах. Его голову защищал остроконечный шлем с наносником одетый поверх опускающейся на грудь бармицы.
  Несмотря на столь грозный вид противной стороны, жадность полностью ослепила разум Алугилака.
   - Сразимся, как мужчины! - Крикнул он на кураже обращаясь к рыцарю.
   Противник в ответ отсалютовал своим двуручным мечом, понимая, что если сейчас устранит выскочку, то остальные разбегутся в панике.
   - Рагсол тебе! - С боевым кличем, Алугилак бросился на своего врага, бешено размахивая топором.
  Но шевалье, вопреки ожиданиям не кинулся на встречу, а стал отступать, выжидая удобного для себя момента, когда оппонент провалится на атаке.
  Северянин же, уверившись в своём превосходстве, всё больше и больше напирал на своего противника.
   И вдруг, до этого пятившийся назад враг нанёс мощный удар, который с громким треском разломал, чудом успевшего подставить щит Алугилака и разрубил ему руку чуть-ли не до кости. Схватившись за отсушенную конечность, тот с неведомым ему проворством отскочил назад и всё еще находясь в шоке закричал:
   - ЧЕГО ВСТАЛИ!? ВАЛИ ЕГО!
   Под его крики ополченцы начали неуверенно обступать противников, нервно пытаясь достать их копьями.
   - Окружай!
  Норен же, наблюдая за завязавшейся схваткой принялся обходить сражающихся, поджидая, когда враг отвлечется.
   Тем временем рыцарь, подловив одного из сендамцев на ударе копьем, откинул оное в сторону и резким выпадом заколол его.
   Второй сквайр, воодушевившись примером своего наставника, воспользовался неопытностью ополченца и сделав финт копьём, пронзил ему грудь.
   В суматохе Норен сумел-таки подобраться к одному из оруженосцев поближе, когда тот отвлёкся на размахивающего перед ним огромным тесаком цеховика и всадил в шею стилет, вновь отпрыгнув после этого подальше.
   Обернувшись на предсмертные хрипы своего товарища, недавний победитель тут же был поднят на копья.
   Оставшийся один рыцарь, придя в ярость, резко бросился вперёд и с ходу двумя ударами, снёс двух опешивших бойцов, разрубив одному лицо, а второму распоров брюхо. Пронзительно завопив тот, упал на землю пытаясь подобрать свои внутренности.
   При виде мук своего товарища, несколько ополченцев дали стрекоча.
   - КУДА СУКИ!? КУДА!? - Яростно взревел Алугилак.
   Не поддавшиеся панике последние трое цеховиков неуверенно попытались окружить своего единственного врага, изредка делая выпады копьями. А зря не терявший времени Норен, подкрался поближе к рыцарю сзади и подловив того на взмахе, воткнул стилет ему в подмышку, одновременно пытаясь набросить небольшой, спрятанный в рукаве кистень на руку. В ответ, получив локтем в щеку, он отлетел назад и упал на мостовую, приложившись головой.
  Увидев благоприятный момент, Алугилак сразу же бросился на отвлеченного противника и не дав опомниться ударил плечом с разбега со всей силы.
   - НАВАЛИСЬ! - Громко заорал северянин.
  Ни секунды не мешкая, ополченцы мгновенно облепили шевалье и повалив на землю принялись избивать его, выбив меч в сторону. Яростно топча и разбивая кулаки о доспехи, бойцы проломили наносник, отчего тот вмялся внутрь, явно сломав владельцу нос. Пошатываясь, Норен подошел к телу, осыпаемому градом ударов и сел возле державшегося за руку Алугилака. Вскоре поверженный враг перестал шевелиться и попинав еще чуть-чуть, для успокоения нервов люди графа устало опустились на землю.
   - Паскуда, пару зубов выбил! - Устало пробормотал Норен.
   - Дай гляну... ну хоть не передние. - "Успокоил" его Алугилак.
   - Как же ты теперь подтираться будешь? - Ответил Норен, кивнув на раненную руку.
   - Твою позаимствую, могу еще еду за тебя пожевать.
   - Упокоился... - Раздался грустный голос одного из ополченцев.
   Обернувшись, товарищи посмотрели на склонившегося бойца, закрывающему глаза своему павшему другу.
   - Лихо ты успел щит выставить. - Обратился к ним высокий усатый мужик лет сорока.
   - Тобис. - Протянув руку, представился он.
   - Норен.
   - Алугилак.
   - Вот этих ребят звать Нохар и Солеб.
   В знак знакомства, все пожали друг другу руки.
   - Пойдем, глянем, что там эти говнюки охраняли. - Сказал их новый знакомый, направляясь к дому.
  И после пары минут осмотра дома, выбив дверь, процессия втянулась внутрь.
  Первым делом Алугилак поспешил к столу, накрытым скатертью и оторвал несколько кусков начал заматывать раненую руку.
   - Неплохо, устроились благородные итить их! - Присвистнул Нохар, осматривая помещение.
   Дом был действительно обставлен вполне роскошно: В середине зала вокруг массивного лакированного стола, стояли резные стулья, на окнах висели занавески из цветной ткани, а на полу лежали шкуры разнообразных зверей, от волка до медведя. Стену напротив входа украшал роскошный гобелен, изображающий всадника поражающего копьем дракона, который освещали восковые свечи в серебряных подсвечниках, стоящие на декоративных тумбах.
   - Гребите все сюда, поделим потом! - Доставая мешок, сказал усатый.
   Пройдя в соседнюю комнату, они обнаружили камин с ещё неостывшими углями, со стоящими перед ним двумя креслами с маленьким столиком уставленным тарелками, по-видимому, из серебра.
   - Эта чур моя! - Произнес Алугилак, хватая непочатую бутылку вина.
   - Кто о чём, а вшивый о бане. - Усмехнулся Норен.
   Следующей оказалась спальня, обставленная не менее роскошно, чем все остальное. Широкую кровать полностью покрывал балдахин, состоящий из тонкой ткани, а в углу возле массивного комода, притаилась подставка для доспехов.
   - Да это тебе не чердак бородатого урода. - Констатировал Норен.
   - Мне б такой, с жинкой развлекаться... да что там, все бабы мои были б! - Добавил Нохар, плюхнувшись на кровать.
   Облазив дом сверху донизу, товарищи по оружию довольные вышли во двор, намереваясь продолжить обход замка, как тут Солеб, выпучив глаза, указал на поверженного рыцаря.
   - Он живой...
   Тот и правда подавал признаки жизни, казавшиеся не совместимыми с нанесенными побоями.
   - Сейчас я его упокою! - Заявил Алугилак, выхватывая топор.
   Но сделав несколько шагов, был схвачен за плечо Нореном.
   - Да за него живого мы получим больше, чем найдем во всей этой крепости! - Начал увещевать тот.
   - А как он мстить надумает?
   - Так мы не у тебя на севере. Тут всё по-другому, не будет он нам мстить. Глянь на его хату, явно деньжата при нём водятся!
   Колеблясь Алугилак, остановился и принялся задумчиво тереть подбородок.
   - Я слыхал, как за одного из таких тыщу монет серебром выкупа дали. - Добавил усатый.
   - Ну раз тысячу, тогда тащим его в лагерь. - Решился северянин.
  
***
  - Надо б телегу какую-нибудь надыбать, так мы его не дотащим. - Пронеся вновь впавшего в забытье воина шагов сто, утирая пот сказал Солеб.
   - Это кажись конюшня, надо бы там пошукать. - Указал его друг на соседнее здание.
   Обшарив местность, им наконец удалось найти искомое и поднатужившись они закинули груз на сыскавшуюся, судя по запаху, тачку из-под навоза, как тут из-за угла послышался цокот копыт. Несколькими мгновениями позже оттуда показался давешний спесивый рыцарь в сопровождении своего Копья.
   - Что это тут у вас? - Остановившись, лениво поинтересовался он, переводя взгляд на пленника.
   - Ну-ка снимите с него шлем.
  Один из его свиты спешился и начал аккуратно расстегивать ремешки, пытаясь еще больше не навредить пострадавшему.
   - Да это никак барон Ашмо, собственной персоной! Его светлость очень обрадуется, когда я доставлю к нему его врага! - Обрадовался тот, увидев лицо поверженного шевалье.
   - Это наш... - Начал было Алугилак, но быстро был одернут Нореном.
   - Подумать только, как его светлость оце... ах да, о чем это я. Вот держите за вашу храбрость. - Прервал свою пафосную речь спесивый, кинув под ноги товарищей пару серебряков.
   - Вот ублюдок. - Прорычал Алугилак, глядя как всадники, привязав пленника к лошади скрылись за поворотом и смахнув руку усатого со своего плеча, продолжая браниться зашагал куда глаза глядят.
   - Благородные они такие. - Пожал плечами Тобис, глядя в спину удаляющемуся северянину.
   Проклиная все на свете, Алугилак сам не заметил, как вышел обратно к месту недавней схватки. Устало оглядевшись, он присел на мостовую пытаясь отдышаться, как тут его взгляд упал на рукоять, виднеющуюся из куста.
  Подойдя поближе и оглядевшись по сторонам, он затолкал её подальше в кустарник и забежав в дом, сорвал со стола остатки скатерти.
  
  Глава 6.
  
   Сидя у костра устало, подперев голову, Норен как загипнотизированный наблюдал за булькающим в котле варевом. Их новые товарищи пока отлучились доложиться своему командиру, и продолжая смотреть на котел, он снова поморщился от зубной боли.
   Отвлекли его послышавшиеся сзади шаги, обернувшись Норен, увидел плетущегося компаньона, тяжело тащившего что-то замотанное в тряпье.
  Подойдя поближе и устало отдышавшись, тот плюхнулся на землю, залезая в палатку и довольно подтягивая свою ношу поближе произнес:
   - Давай сюда, смотри что надыбал!
  Неохотно проследовав за ним, Норен забрался следом и недовольно уставившись на него, спросил:
  -Ну и что у тебя?
   Вместо ответа тот начал разматывать сверток. Первой на свет показалась увенчанная круглым навершием рукоять, с двойной гардой, замотанная потертой кожей. По клинку, начинавшемуся после "кабаньих клыков", покрытому запекшийся кровью Норен без труда опознал баронский меч, которым тот несколько часов назад отравил на тот свет троих ополченцев и едва не лишил Алугилака руки.
   - Ты где его... ах да, как думаешь за дорого такой пойдет? - Спросил немного ошарашенный Норен.
   - Да уж не за миску каши, сталь хорошая, рубцов нету, да и от ржавчины видно хозяин чистил. Пару коней точно за него сторгуем. Себе бы оставил да по руке не подходит и выучиться больно долго, как я слыхал. - Добавил Алугилак, довольно поглаживая лезвие.
   - Спрятать надо бы понадежней, а то опять этот ублюдок прибежит.
   - Так под мертвяков положи, там лысый уже новеньких набрать успел.
   - Верно!
   - Ладно, пошли, пожрем пока, наши вон уже выпивку несут, а его здесь оставь пока.
   Сумерки опускались над лагерем победителей. Везде горел огонь костров, штурмовые лестницы еще не были убраны от стен и среди общей массы веселья, выделялись одиноко стоящие стражники, стерегущие сломанные ворота замка, с завистью наблюдавшие за гулящими товарищами. Всюду слышались хвалебные речи, прерываемые иногда бравыми тостами за падших друзей. Изредка, люди графа с опаской бросали взгляды на останки сгоревшего тарана и с храбростью обсуждали увиденное ими. Никто не задумывался о том, что скоро им предстоит новое сражение.
  - Ну и денек. Видали этого, который у нас полоненного увел? Так ему сегодня крепость в лен граф дал, сам слыхал, когда мимо шатра проходил. - Накладывая себе в тарелку еду, поделился новостью Солеб.
  - В жопу его, что там с добычей нашей то?
  - Тут все. - Вытащил из-за спины мешок Тобис дымя трубкой.
   Развязав его, он высыпал на землю содержимое.
   - Маловато серебришка-то, одно барахло взяли, маркитанты обозные, небось вдвое меньше, чем на торге в городе дадут. - Недовольно заметил Нохар.
   - Хорошие тряпки, на портянки сгодятся. - Усмехнулся Норен, рассматривая занавески.
   Продолжая разгребать сваленную в кучу добычу, товарищи принялись рубить топором подсвечники и ломать тарелки. Одежда, также взятая из спальни барона, решительно не подходила никому из присутствующих, и даже блестящие сапоги они вынуждены были отложить в общую кучу для продажи обозникам.
   Закончив разбирать с трудом добытое имущество и утолив голод куриным супом, птицей на который расщедрился после победы граф, Тобис подняв кружку с розданным пойлом торжественно произнес:
   - Давайте за усопших.
   - Помянем! - Ответил ему нестройный гул.
  - Что за кислятина? - С трудом проглатывая бормотуху, прокряхтел Алугилак. - Давайте лучше глянем, что благородные пьют. - И вытащив из-за пазухи бутыль, найденную в доме барона, поставил её перед собой.
  - Вот это дело!
  
  
***
   Утро началось с похмелья. Вся компания уже битый час пыталась утолить жажду, но та не отпускала их, а найти чем побороть сухость в рту не удавалось. Опухшие лица, к которым то и дело они обращались за помощью, маялись от того же недуга и иногда посылали их матом. Продолжая пробираться к обозу по оживленному лагерю теперь больше напоминающий табор, они изредка слышали разговоры о том сколько удастся выручить за взятую добычу. Некоторые из ополченцев уже успели построить в своих мечтах по замку, другие же хвастались, как теперь удачно женятся на первых красавицах и будет завидно их друзьям, оставшимся дома.
  К обозному маркитанту уже успела выстроиться нехилая очередь. То и дело в толпе раздавались недовольные крики и угрозы, но скупщик лишь иногда морщил лицо предлагая проваливать недовольным, прекрасно зная, что поход ещё не закончен.
  Потолкавшись с полчаса, они наконец смогли пробиться к торгашу и вывалили перед ним награбленное.
  - Четыре серебрянных и три медяка. - Привередливо осматривая ткань и одежду, бросил тот.
  - Да в городе на ярмарке за это все восемь выторгуем, а если с людьми, знающими поговорить, то и за полфунта можно. - Недовольно заявил Нохар. - Давай нормальную цену.
  - Ну так и иди на ярмарку.
  - Давай семь с полушкой и сойдемся.
  - Даю пять и не медяком больше.
  Норен недовольно наблюдая за торгом, толкнул Алугилака локтем.
  - К черту этого кидалу, в городе все сторгуем.
  - Уверен?
  - Да, наше забираем и пошли.
   Северянин пожав плечами, сгреб их долю обратно в мешок.
  Дождавшись пока их товарищи закончат продажу своей добычи, они отправились обратно к шатру.
  - Зря вы так, всё равно придётся к нему потом идти, да еще и цену собьёт.
  - Да уж граф-то наш не позволяет с собой барахло таскать. - Согласился Солеб.
  - Так мы и не люди графа.
  - А чьи ж?
  - Да на лысого работаем.
  - Кого?
  - На Рагжаса колдуна нашего.
  Трое их новых знакомых резко остановились и остолбенев, уставились на них.
  - Работка не пыльная, но в последнее время с трупаками возиться осточертело. - Небрежно добавил Норен.
  Спустя время Тобис прервал нависшее молчание:
  - Эвона как, тёмное это дело, мёртвым-то покой нужен.
  - Ничего им не нужно, лежат себе и лежат, уж получше чем помирать за графа вашего.
  - Ну ты не прав, граф-то нашенский хороший господин.
  - Ты вот этому скажи. - Обратил внимание Алугилак на избитого ополченца, сидящего в ногах у двух насупленных оруженосцев.
  - Так за дело видать. В позапрошлом году неурожай был, так господин наш забесплатно зерно людям роздал. А что с этим хлопцем стряслось, пойдём да спросим.
  Пробившись сквозь снующих людей, они вышли к избитому парню, который еще и оказался привязан к воткнутому в землю колу.
  - Это за что вы его так облюбовали? - Обратился Тобис к оруженосцу, что выглядел постарше.
  - Дезертир падла! - Ответил тот пнув сидящего. - Общаг вчера утырил, да и в бега подался.
  - Да вот только тот подевался не понятно куда. - Ответил, что помладше, довольно улыбаясь.
   - А ну цыц! - Одёрнул его старший. - И вообще идите отсюда, не ваше дело.
  Алугилак недовольно хмыкнул, и компания продолжила слоняться по лагерю, то и дело натыкаясь на хмельных ополченцев, спешащих к обозу. Проходя между палаток, они обратили внимание на нестройную шеренгу бойцов перед которыми звеня шпорами важно расхаживал рыцарь, отдавая указания. И подхватив топоры те уныло побрели в сторону ближайшей рощи.
  Всё это время ополченцы не переставали донимать расспросами Алугилака на счёт колдуна. Уставший отвечать в десятый раз на один и тот же вопрос северянин, попытался перевести тему на Норена и теперь груз надоедливых вопросов посыпался на обоих. Со временем тема обсуждения перешла в жаркий спор, но тем не менее спорщики не забывали донимать компаньонов уточнениями. И уже не надеясь, что эта контроверза закончится, Норен обратил внимание на громкие возгласы у шатра графа.
  - Эй хватит, пойдём лучше глянем что там творится.
  Наконец-таки прервавшись заинтригованная компания подошла поближе и их глазам предстал пафосно произносящий речь Ларпак.
  В человеке, гордо стоящем на одном колене перед ним они не без удивления узнали того самого спесивого рыцаря, отнявшего вчера их пленника. Позади коленопреклонённого хмуро взирая на всё происходящее стояли другие вассалы графа. По отдали за всем этим с насмешкой наблюдали межевые рыцари.
   -...верный Амит, ты служил мне верой и правдой. Твоя служба не осталась без внимания. За доблесть в бою и храброе командование, которое привело к пленению барона Ашмо, его титул теперь переходит к тебе. - Закончил граф возлагая на его плечо свой меч.
   - Это великая честь ваша светлость! Я, как и прежде буду верно служить вам!
   - Встаньте же барон Амит!
   С невероятно горделивым видом новоявленный барон поднялся с колен и обернулся на других рыцарей, те встретили его жидкими овациями, а межевики зашлись в общем приступе кашля.
   - Вот урод! - Ненавистно прошипел Алугилак.
   - Пошли отсюда. - Дернул его в сторону Норен.
   Добравшись до своей палатки Алугилак поморщившись от боли, скинул мешок на землю и потер руку. Размотав тряпку, он стал внимательно осматривать рану: её края уже покраснели, и конечность начала распухать.
  - Ладно я к лысому пошел, пусть наколдует что-нибудь. - Окликнул своих спутников здоровяк и отправился к патрону.
  
***
  - Мастер? - В ответ последовало молчание.
  Внутри шатра Рагжаса было светло и уютно, несмотря на то что его хозяин был мрачным некромантом. Первое что бросалось на глаза это раскладной деревянный столик, с лежащей на нем стопкой книг, за которым было расположено ложе из медвежьей шкуры.
  Осмотрев шатёр еще раз, северянин вышел на улицу и присел рядом со входом. Прождав около получаса, он уже было намеревался отправиться на поиски, как наконец из-за соседней платки показался его наниматель.
  - Здравствуйте мастер!
  - Что тебе?
  - Вот. - Алугилак протянул ему руку. - Можно что-нибудь сделать? А то местные коновалы ни хрена не умеют!
  Задумчиво посмотрев на него, что-то прикидывая в уме колдун наконец ответил. - Следуй за мной.
   Зайдя в шатер, Рагжас достал откуда-то из складок увесистый мешочек, больше похожий на кошель.
   - Протяни руку и не дёргайся, будет немного щипать. - После чего посыпал рану порошком бледно-голубого цвета.
  Алугилак слегка дёрнулся и приняв от колдуна не известь откуда появившуюся чистую тряпку, принялся заматывать руку.
   - Спасибо мастер. - Слегка поклонившись произнёс он и повернулся к выходу.
   - Завтра вечером, вы оба явитесь ко мне, нужно будет нанести руны на свежий материал.
   - Конечно.
   - И да, я вычту часть твоего жалования за исцеление.
   Снова кивнув, исцеленный отправился обратно к костру.
   Уже на подходе неприятный поначалу зуд перерос в невыносимую боль.
   "Ничего себе немного." - Подумал про себя Алугилак.
   - Ну как. - Спросил Норен встречая его у входа.
   - Нормально... - Скрепя зубами ответил здоровяк. - Готовься, завтра нам предстоит резка по дереву!
   Сидящие рядом ополченцы непонимающе переглянулись между собой.
  
  Глава 7.
  
  Три дня лагерь стоял у взятой крепости. Люди переводили дух, залечивали раны и хоронили мертвых. Граф же готовил новый поход к городу, чтобы последней решительной битвой закончить войну и завоевать себе еще больше земель.
  Все больше ополченцев прибывали из дальних деревень. Наконец на второй день, до места сбора добрались и остальные войска, а на исходе последних суток подошло осадное снаряжение и на следующее утро воинство было готово двинуться вперед.
  Бойцы выстраивались в колонны, среди которых проносились сотники и рыцари, наводя дисциплину в строю.
  В стороне, от основной массы пехоты стояла полусотня лучников-саглиберов - свободных крестьян, вооруженных длинными луками. С безразличием они наблюдали за этой кутерьмой, обсуждая грядущее сражение и иногда посмеивались над неуклюжими деревенщинами.
   Ларпак второй находясь во главе этой процессии, гордо восседал на коне в окружении свиты, важно осматривая свою армию.
   - Вот народу то собралось, больше тысячи точно будет! - Присвистнул Норен стоя на повозке со свежими трупами.
   - Ха, видел бы ты батиных хирдманов, вот это было зрелище: все в кольчугах, шлемы блестят, мечи наточены. Не то что эти! - Бросил сидящий рядом Алугилак, в который раз осматривая руку.
   Весь день и ночь рана после порошка Рагжаса горела огнем, не давая уснуть, но к удивлению, северянина на утро она выглядела так словно была недельной давности. День ото дня рука заживала все быстрее и теперь на месте воспалившегося разреза был всего лишь еще немного побаливающий рубец.
   Тем временем головная колонна тронулась и Норен дождавшись, когда впереди стоящий обоз сдвинется с места, недовольно пробухтел:
   - В следующую битву я точно не пойду.
  
***
  Погода в пути благоприятствовала им, летнее солнце освещало небольшие рощи, которые медленно проплывали в стороне, а приятный ветерок разгонял дневную жару и пыль от впереди идущих колонн. Но, к большому сожалению для приятелей, строевые песни не замолкавшие до конца пути, стали еще ужаснее.
  К вечеру армия предстала перед городом. Ворота спешно захлопнулись перед носом не успевших пройти внутрь людей и при виде неприятеля, те в панике начали разбегаться восвояси.
  Городские укрепления выглядели не особо устрашающе и было очень видно, что они давно не обновлялись:
  Город опоясывала лишь маленькая канавка, полностью заросшая травой, некогда представлявшая собой бывший ров, а почти все пространство перед самими стенами пятнадцати футов высотой, сложенных из каменных глыб, было заполнено деревянными домами, составляющими одно огромное предместье, над которым плавно поднималось несколько дымных столбов.
  Открытая прямоугольной формы, надвратная башня с двумя маленькими башенками выдавалась вперед и в отличие от крепости не была прикрыта другими башнями, которые лишь на несколько локтей возвышались над неровной стеной.
  Между тем прибывшее войско окружило город и начало разворачивать осадный лагерь.
  Во все стороны граф отправил конные разъезды и издали было видно, как всадники набросились на убегающих прочь вилланов.
  На следующую ночь от лагеря потянулись две кривые траншеи, копаемые пленёнными крестьянами из соседних сёл, потому что обеспокоенный слухами о колдунах внутри города, Рагжас предпочёл не тратить силы на рытьё с помощью зомби. Завидя этот ход обороняющиеся пытались помешать подкапыванию к городу и со стен то и дело сыпались стрелы, но осаждающие, не обращая внимания на потери пленников, продолжали продвигаться.
  Посреди обоза начала медленно вырастать, привезённая в разобранном виде, с виду неуклюжая, из-за торчащего из неё тарана осадная башня. Достроив первый этаж её начали катать по лагерю, проверяя на устойчивость и эта процедура повторялась с каждым новым приростом. На четвёртые сутки строительство было наконец завершено и её начали обивать звериными шкурами.
  Всё это время рытьё траншей не на секунду не останавливалось и к исходу пятого дня атакующие подкопавшись поближе к крепости, установили башенные щиты и начали непрекращающийся обстрел горящими стрелами, в попытке поджечь городские строения. Иногда среди ночи, за укреплениями вспыхивало зарево и лучники, видя, что им удалось подпалить здания, усиливали темп стрельбы.
  Конница также не останавливала фуражировку, грабя все близлежащие деревни. И по прошествую недели с момента начала осады, граф убедившись в своём полном превосходстве построил войско, готовясь к штурму.
  Осадная башня, занятая мертвецами, была нацелена на ворота в сторону ворот, а за ней как вкопанный стоял голем Рагжаса, на которого то и дело бросали пугливые взгляды.
   Выстроившиеся в колонны ополченцы были готовы рвануть по траншеям, к сваленным рядом с щитами лестницами. Вся полусотня лучников заняла свои позиции и ожидающие сигнала саглиберы вытаскивали из колчанов стрелы втыкая их в землю рядом с собой.
  - Рафаэрон Стромэлский, сдавайся, у тебя нет никаких шансов, спаси своих людей от смерти, а город от разграбления! - Намереваясь договориться о сдаче, выехал вперед Ларпак с белым флагом.
  - Вероломная Сендамская собака! У тебя нет чести! - Ответил ему со стен низкий голос.
  - Чести не было у твоего деда, когда он ползал на коленях перед его сиятельством вымаливая Стонфскую крепость! Она всегда принадлежала нашему роду! Я всего лишь возвращаю долг!
  - Этот замок возвели на нашей земле и, следовательно, он принадлежит мне! А ты тварь еще будешь валяться в цепях возле меня, моля у герцога о прощении! - Вызывающе прокричал Рафаэрон.
  Придя в ярость Ларпак, рванул поводья своего коня и, помчавшись к своему войску, отдал приказ начать приступ.
  Протрубил горн и лучники перенесли огонь на новую цель. По десятку они начали вести плотный обстрел защитников, стараясь прикрыть ополченцев и дать возможности подъехать штурмовой башне, которая толкаемая монстром уже начала свое движение.
  Бойцы бросились к окопам и похватав штурмовые лестницы, под прикрытием стрелков, ринулись на штурм.
  В это время штурмовая башня, движимая големом, подвергалась усиленному огню со стен, но облитые водой шкуры не давали ей загореться, а лучники на надвратной башне один за другим падали вниз от стрел саглиберов.
  На стенах завязалась яростная схватка. Осажденные не думали сдаваться, дав достойный отпор атакующим, им удалось опрокинуть вниз несколько лестниц, а на одной где сендамцы смогли прорубиться вперед и занять плацдарм, они перешли в контратаку отбросив тех назад. К сожалению воинов Рафаэрона, численное преимущество противной стороны все же давало о себе знать и им постепенно пришлось отступать теряя одну позицию за другой.
  Достигнув ворот, осадная башня с треском обрушила свой пандус на надвратное укрепление, а снизу послышались звуки ударов тарана. На стромэлцев обрушился чудовищный смрад, следом на них посыпались зомби, еще неделю назад бывшие солдатами Стромэлского графа, производя ужасное воздействие на вражескую мораль. Мертвецы, размахивая обломками копий, дубинами и прочими останками оружия от предыдущего сражения начали неудержимо прорываться.
  Командир защитников башни храбро рванул вперед и рубанул одному из "слуг некроманта" по руке, - та с противным чваканьем отвалилась, но её хозяин, не обращая никакого внимания на потерю, бросился на него вгрызаясь ему в плечо. В следующее мгновение храбрец был задавлен толпой нежити, а его подчиненные начали в страхе разбегаться.
  Мертвое воинство, смяв последних защитников, оставшихся на верху, начало втягиваться внутрь башни пытаясь добраться до подъёмных механизмов. Но в это время монстр справился сам, нанося один мощный удар за другим, он наконец пробил брешь и оставив окованное бревно бросился к ней начав расширять разлом своими огромными лапами.
  Дважды протрубил горн и к воротам нахлестывая коней, устремилась кавалерия. Доскакав до цели, рыцари спешились и со своими Копьями устремились к пролому в след за творением некроманта, которое заканчивало в этот момент раскидывать остатки привратной баррикады. Мертвецы, спустившись с башни также продолжили продвигаться вперед, но сопротивление нарастало с каждым пройденным шагом. Защитники поборов первый страх яростно отстаивали свои дома и увидев, что лишенный головы зомби начал беспорядочно вертеться, не обращая ни на что внимание, стали метать камни и пытаться другими всевозможными способами обезглавить их.
  На стенах же обстановка сложилась куда благоприятней. Увидев, что бой переместился на городские улицы цеховики Рафаэрона стали с боем отходить назад к заранее подготовленным баррикадам, но лучники Ларпака занявшие надвратную башню, под прикрытием рыцарей, начали обстрел отступающих защитников.
  Воодушевленные успехом ополченцы при поддержке голема пошли вперед, занимая одну улицу за другой и уже почти у центральной площади с укрепленной башней в центре, из которой немедленно полетели стрелы, на встречу монстру, вырвавшемуся вперед, выступило четверо людей в странной одежде.
  Эту процессию возглавляла стоявшая в центре приятная молодая женщина с короткими волосами, которая была одета в роскошный кожаный дублет поверх красной рубахи, украшенный серебряными пуговицами, а на ногах были обычные коричневые штаны, заправленные в высокие сапоги. Сопровождающие были немногим моложе неё, облачённые в сероватые накидки с капюшонами, они выстроились немного позади, выставив руки перед собой.
   Едва завидев их, голем немедленно ринулся вперед.
  Девушка, выкрикнула какую-то резкую фразу и с её выброшенной перед собой руки сорвался небольшой каплевидный огненный шар, который постепенно увеличиваясь понесся в сторону монстра. Вместе с этим с рук остальных сорвалось по мелкому огненному сгустку.
  Тот видя, что не успеет увернуться, подставив лапищу под удар, одновременно прыгнул.
  Шар огня врезавшись с треском взорвался, оторвав чудовищу пару пальцев, удары же других магов он просто проигнорировал, когда те поразили его грудь. Колдунья, отскочив в сторону взмахнув рукой начала читать новое, более длинное заклинание.
  Тварь же вместо того, чтобы продолжить пробовать достать магичку, неожиданно развернулась и бросилась на ее учеников расшвыривая в стороны людей, не ожидавших такой проворности от с виду огромной неуклюжей туши. Оторвав одному своими когтями голову, голем подхватил второго за ногу и с хрустом приложил о стену ближайшего дома, третьего не успевшего даже пошевелиться монстр, раззявив свою ужасающую пасть перекусил на двое. Последний оставшийся прыгнул в сторону спасаясь от лапы, проскрежетавшей по мостовой в ладони от места где находился ученик.
  Колдунья, бросив яростный взгляд на чудовище, произнесла последнюю фразу своего заклинания и голема Рагжаса объяло бушующее пламя. От жара у того стали лопаться расположенные по всему телу глаза и заревев он начал бешено кидаться во все стороны, но спустя время полностью обгоревший исполин грохнулся оземь, и перестал шевелиться.
  В это время в лагере, Норен и Алугилак, сидя на бревне служившего им скамьёй, довольно обедали, поглядывая на городской дым.
  - Кажется всё. Сейчас всё без нас разбирать начнут, пошли уже. - Толкнул приятеля Алугилак, бросая кость канючившей рядом собаке.
  - Ты смотри, чтобы как в прошлый раз не вышло. - Проворчал Норен потирая челюсть.
  Не успели они подняться на ноги, как за их спиной послышался яростный крик полный боли, обернувшись назад товарищи увидели вскочившего на ноги Рагжаса, с перекошенным лицом.
  Злобно бормоча что-то себе под нос, он двинулся в сторону городских ворот.
  - Что это с ним?
  В ответ Алугилак лишь задумчиво пожал плечами, смотря на удаляющуюся фигуру их патрона.
  - Знаешь, пожалуй, давай еще здесь посидим.
  Продираясь вперёд, расталкивая всех на своём пути, не обращая внимания будь то ополченец или рыцарь, он продвигался по узким улицам к центру города. Уже у площади, колдун остановился у вновь занятой противником баррикады и бросил несколько гортанных фраз в её сторону, отчего укрепление объял желтый туман. Защитники, стоявшие за ним, закричали, видя, как облезает их кожа и пытались убежать, но пройдя несколько шагов падали, умирая в муках.
  Обойдя баррикаду Рагжас, наконец отыскал своего врага, с интересом осматривающего поверженного голема, в его голове звучала лишь единственная мысль: Месть!
  
   Глава 8.
  - Крепко лысому досталось, думаешь не помрет?
  - Да если б помер так сразу, колдунов то сложно убить.
  - А если всё-таки помрет что делать будем?
  - Не знаю, может к графу подадимся, хотя зачем мы ему нужны.
  - Да уж на большую дорогу возвращаться не хочется.
  Тут из шатра раздался слабый стон, отчего товарищи облегченно переглянулись.
  - Кажись живой, хотя похож был на одного из мертвяков.
  Вернувшись вчера под вечер Рагжас действительно напоминал больше зомби чем человека:
  С обгоревшего лица свисали ошметки кожи, правая рука обуглилась до черноты, а от одежды остались лишь какие-то лохмотья. Пройдя мимо остолбеневших компаньонов, колдун завалился в свою палатку и до сих пор не подавал признаков жизни.
  Насколько можно тихо Алугилак подошел ко входу, как тут его отвлек стук копыт, раздавшийся с сзади - через почти пустой лагерь скакал всадник, явно направляясь к ним.
  Добравшись до шатра, он спешился и обратился к Рагжасу внутри.
  - Мастер колдун, его светлость спрашивает о вашем самочувствии и просит по возможности принять участие в военном совете.
  Постояв пару минут гонец готов было повторить свое сообщение, как полог палатки откинулся и наружу пошатываясь вышел её хозяин.
  При виде колдуна приятели от удивления раззявили рты: Лицо, которое еще вчера было похоже на обугленный кусок мяса, теперь покрывали лишь небольшие ожоги.
  Посмотрев на посланника тот тихим голосом произнес:
   - Конечно, передайте его светлости, что я прибуду к обеду, у меня есть предложение, которое он наверняка захочет услышать.
  В ответ тот молча поклонился и вскочив на лошадь отправился обратно к городским стенам.
  - Вы мне понадобитесь. - Обратился патрон к своим починенным, все еще неподвижно стоящим в стороне. - В палатке я приготовил кое-какие вещи, их надо будет взять с собой, а также найдите повозку поприличнее, я не в том состоянии, чтобы ехать верхом.
  
***
  Спустя пару часов они подъехали к надвратной башне, пока Алугилак помогал спуститься раненому Рагжасу, Норен осматривая огромное количество охраны у входа, подошел к одному из них.
  - Что это вас тут так много?
  - Да ночью была вылазка, сучьи стромэлцы город подпалили.
  - Это как так?
  - Да вот так, еле отбились, чуть досюда не дошли, много межевиков полегло. - Ответил ему стражник.
  Не смотря на свои немалые размеры, башня была полностью забита людьми, протискиваясь сквозь это столпотворение, они наконец добрались до арсенала, служившего теперь ставкой.
  Миновав еще пару часовых им наконец предстал перед глазами граф в окружении своей свиты. По его правую руку, оттеснив других, важно осматривая зал, стоял новоиспеченный барон Амит.
   - Приветствую вас мастер. Как ваше самочувствие? - Заметив новоприбывших, обратился к некроманту Ларпак.
   - Нормально ваша светлость.
   - Вчера вы произвели на меня огромное впечатление, я очень рад, что знаком с таки выдающимся магическим талантом. Если бы не вы, эта колдунья могла нанести серьезный урон моим войскам.
   - Ну что вы мессир, это я восхищен вашим умением полководца, посланная вами подмога была очень кстати. - Возвратил комплимент Рагжас.
   - Ну что же, давайте перейдем к делу. Мой нарочный сказал, что у вас есть какая-то идея, очень интересно послушать.
   - Конечно. К сожалению, из-за вчерашнего поединка я не смогу продолжить участвовать в сражении, но думаю знаю, как поддержать своим Искусством ваших солдат и деморализовать противника.
   - Интересно послушать.
   - В этом предприятии понадобятся мои помощники.
   - Как же, наслышан. - Перевел взгляд граф на Норена с Алугилакам. Рядом же стоящие рыцари спешно начали прятать улыбки, а Амит недовольно зыркнул на них.
   - Я заранее подготовил несколько заклятий контактного действия, для того, чтобы их использовать не обязательно владеть Искусством. Достаточно переодеть одного из них мной и выставить на поле боя, это может отвлечь и принести смятение в стане противника.
  Стоило ему закончить излагать свою мысль, как Ларпак с горящими глазами буквально вскочил с места и принялся мерить помещение широкими шагами.
  - Великолепно мастер! Прекрасно! Этот жалкий червь Рафаэрон будет отвлечен атакой лжеколдуна, поддержанной межевыми рыцарями, а тем временем мы обойдем площадь и ударим с тыла! - Все больше заводился он.
  - Кто по-вашему должен сыграть главную роль в этом маскараде?
  - Я думаю, что Норен вполне сгодиться.
  - А почему не я? - Вырвалось у Алугилака.
  - Они не поверят в такого жирного колдуна. - Выдал Норен.
  - Тогда для пущего сходства его надо побрить на лысо. - Уязвлённо продолжил перепалку Алугилак.
  - А неплохая идея! - Задумчиво сказал граф, казалось не обративший на спор никакого внимания.
  
***
  - Плохая идея. - Спустя несколько часов сказал Норен гладя себя по бритой голове и немного путаясь в великоватой ему мантии.
  - А, по-моему, тебе идёт. - Усмехнулся северянин, шлепнув его по новообретённой лысине.
  - Хватит пререкаться! Подойдите сюда. - Недовольно проворчал Рагжас, доставая что-то накрытое тканью из повозки.
  - В этом ящике находятся амфоры, газ внутри окажет достаточный эффект на врага. Норен ты должен стараться делать всё, чтобы убедить противника в том, что ты это я, а твоя роль в этом Алугилак, стоять сзади и разбрасывать их. И будьте осторожны, они очень хрупкие, малейшая трещина и газ может вырваться наружу.
  Бережно открыв ящик, их глазам предстали маленькие глиняные сосуды, размером чуть больше чашки. Аккуратно взяв один из них, Алугилак оценивающе взвесил его.
  - Такой штукой надо будет получше метить.
  - Всё, а теперь отправляйтесь. Вас ждут. - Кивнул головой Рагжас в сторону начавшего собираться рыцарского отряда.
  Подойдя поближе они окинули взглядом стоящих немного в стороне от сотни ополченцев четверых межевых рыцарей. В отличие от пленённого барона Ашмо или вассалов Ларпака их снаряжение оставляло желать лучшего: помятые шлемы, кольчуги пестрели металлическими заплатками, а ножнами служили обычные веревочные петли.
  - Доброго дня сэры. Мы готовы. - Обратился Норен к выглядящему самым старшим из межевиков.
  - Отлично, тогда немедля выступаем господа! - Выскочил из-за спин остальных молодой парень чуть младше Норена с Алугилаком, разительно отличавшийся от остальных: бордового цвета бригантина, с ярко поблескивающем на солнце зерцалом на груди, из рукавов соединенные веревочкой свисали кольчужные рукавицы, а на остроконечном шлеме с поднятым забралом красовалось большое перо. Завешали все это роскошные красные сапоги.
  - Меня зовут сэр Лабиннаг, это сэры: Коулед, Нинел, Клавд и Кольд. Мы все наслышаны о вашей храбрости в битве за Стонфскую крепость. Пойдемте же скорее господа и добудем себе еще больше славы! - Пафосно провозгласил он.
  Товарищи скептически переглянулись между собой и двинулись вслед за рыцарями и ополченцами по центральной улице к площади.
  - Чертова мантия. Как лы... Рагжас вообще в ней ходит!? - Спустя полчаса проворчал лжеколдун посматривая из-за угла на баррикаду занятую стромэлцами.
  - Есть мысли, как в атаку пойдём?
  - Мы выступим вперёд! По центральной улице! При вашем виде эти трусы сразу разбегутся в страхе! - Лихо ответил Лабиннаг.
  -Просто прекрасно. - Саркастически произнёс Норен и повернувшись к Алугилаку продолжил шепотом. - Они тут умом тронулись.
  - А по мне хороший план. Топай давай! - Толкнул его в спину северянин, отчего Норен едва не упал плашмя, запутавшись в мантии.
  - Святой Нилатс помоги. - Обреченно произнёс новоявленный колдун.
  Еще мгновение постояв, он неуверенно двинулся к баррикадам, как можно более угрожающе расставив в стороны руки. Подойдя ближе, Норен пытаясь подражать Рагжасу, начал гортанно произносить первые пришедшие в голову слова и всячески пытаться изображать колдовские жесты.
  Завидев его люди Рафаэрона, сначала испуганно отпрянули, но видя, что после телодвижений колдуна ничего не происходит, принялись палить в него из луков. Несколько стрел воткнулось у ног Норена и в "заклинаниях" стала отчётливо различаться брань.
  Находившийся позади Лабиннаг браво бросившись вперед, прикрыл "колдуна" выставив перед ним свой щит.
  - Что стоишь идиот, кидай! - Крикнул Норен.
  Торопливо спохватившийся Алугилак, развязал мешок, в который он переложил амфоры из ящика и размахнувшись со всей дури швырнул сосуд в стромэлцев.
  Описав приличную дугу, тот с треском врезался у подножья баррикады, выпустив на свободу едкий желтый дым и оказавшиеся в центре поражения люди, в панике бросились прочь, пытаясь защитить глаза и лицо.
  - Вперёд! - Подождав пока рассеется дым заорал стоявшим сзади ополченцам один из рыцарей, и солдаты бросились в атаку, занимая баррикаду.
  Процессия продолжила свой путь и воспрянувший духом Норен всё громче выкрикивал импровизированные заклятья, но почувствовав сильное сопротивление у третьей баррикады, они откатились к предыдущей и заняли оборону ведя огонь из луков, и распространяя ядовитый газ.
  Тем временем, под шумок отряды графа, обошедшие площадь с двух сторон, начали атаку с флангов. Обрушившись на не ожидавших этого стромэлских цеховиков, воины Ларпака, никого не щадя, занимали баррикады одну за другой, не оставляя врагу никаких шансов. Паника охватила всё войско обороняющихся и даже присутствие Рафаэрона на поле боя не смогло сдержать его солдат от начавшегося бегства.
  Видя, что натиск идёт со всех сторон кроме центральной улицы, отступающие ломанулись туда, сметая всё на своём пути.
  - Кидай больше! - Заорал Норен Алугилаку, ошарашенно глядя на несущуюся на них толпу.
  - Да у меня всего три осталось! Валить надо!
  - Вперёд! Мы примем этот бой с честью! - Выхватил меч Лабиннаг, отбрасывая приятелей с пути и рубанул первого попавшегося противника. Успев еще несколько раз взмахнуть своим клинком, он был снесён обезумевшей толпой с баррикады.
  - Давай тащим! Ну, подхватили! - Крикнул Алугилак, метая еще одну бомбу в толпу и схватил за руки оглушенного рыцаря.
  Сумев наконец выдернуть храбреца с баррикады, они спешно устремились к ближайшему дому, подбежав поближе, северянин оставил висеть бессознательного рыцаря на плече у Норена и с разбегу вышиб дверь.
  - Фууу. - Облегченно вздохнул Норен, падая без сил на пол.
  - НОРЕН! НОРЕН! ОНА ТРЕСНУЛА!
  - Кто, мать твою треснула!?
  - Она! - В панике крикнул северянин, держа в руке треснувший сосуд.
  Выпучив глаза его напарник, стал бешено метаться по комнате, пока не наткнулся взглядом на массивную лакированную черную шкатулку, открыв её, он не глядя высыпал содержимое на пол.
  - Давай сюда!
  Всё еще растерянный Алугилак запихнул оставшиеся сосуды внутрь, Норен же торопливо защелкнув щеколду бережно отнес шкатулку в другой конец комнаты и поставил её в угол.
  Тем временем, очухавшийся наконец рыцарь растеряно осмотрелся вокруг.
  - Мы победили!? - Спросил он, поднимаясь с пола с удивлением осматривая украшения, свисающие с его доспехов, которым позавидовала бы любая придворная дама.
  - Видимо да. - Ответил бывший колдун, внимательно изучая обстановку снаружи.
  Опасность уже миновала. По улице бродили люди Ларпака, осматривая лежавшие трупы растоптанных бедняг, среди которых он смог разглядеть пару рыцарей.
  Лабиннаг также выглянул в окно и взглянув на своих погибших товарищей резко выпалил:
  - Вы спасли мне жизнь! Это очень благородный поступок! Жаль, но мне особо нечего вам предложить, ведь вы уже состоите на службе у мастера Рагжаса. - Расстроенно закончил он.
  Компаньоны переглянулись между собой, и не секунды не мешкая Алугилак, опередив партнера, проговорил:
  - У нас как раз заканчивается контракт.
  - Тогда я предлагаю стать вам моими оруженосцами! Треть всей добычи достаётся вам. - Произнёс, разведя руки в стороны шевалье, кивая на свисающие с него драгоценности.
  
***
  Уже на следующий день, после пира победителей, перед которым Норен и Алугилак в спешке распрощались с Рагжасом, и покинули взятый Стромэл, к сидящему, в занятой площадной башне, Ларпаку подошел один из его вассалов.
  - Ваша светлость, хочу преподнести вам этот скромный подарок! - И поставил перед ним красивую черную шкатулку, с серебряным узором на крышке и золотым замочком.
  - Благодарю вас, моей супруге точно понравится, но что в ней? - Благодушно ответил граф.
  - Я так не смог вскрыть этот заклинивший замок, а ломать его не хотелось.
  - И где вы её нашли?
   - Это был старый дом с графским гербом.
  - Чудно, я думаю, что её можно аккуратненько вскрыть, а если что отдам златокузнецу в починку.
  Взяв со стола ножик для бумаги, граф наконец с третьей попытки поддев щеколду открыл крышку. В одно мгновение его глаза расширились, и он прошептал:
  - Будь ты проклят Рафаэрон.
  
  

Часть II

  
  Глава 9.
  
  - Кто?
  - Мастер задал вопрос, отвечай собака!
  - О чем вы господин, я ни в чем не виновен! - Ответил висящий на дыбе полураздетый престарелый мужчина шестидесяти лет, с синяками и ожогами по всему телу.
  - Альв, ты за столько лет так и не научился врать. Еще раз. - Отведя взгляд от пленника, обратился к палачу сидящий на стуле молодой, гладко выбритый человек лет двадцати пяти, среднего роста, с короткими черными волосами и карими глазами, облаченный в светлую мантию с красными полосами на рукавах. И в очередной раз недовольно окинул взглядом пыточную камеру.
  Затхлый воздух и дым от чадящих по углам факелов невыносимо раздражал и он хотел побыстрее покончить с этим делом.
  - Кто? - Дождавшись, когда крики боли стихнут, повторил свой вопрос дознаватель.
  - Я же говорю господин, я невиновен, сжальтесь.
  - Альв, ты тратишь мое и свое время, Гарт может пытать тебя еще вечность, пока ты не превратишься в кусок мяса, ты ведь это сам знаешь.
  Пленник, сдавленно кивнув, начал было открывать рот, но был прерван жестом.
  - Бесполезно отнекиваться, ты продался. Серв переписчик, которого мы взяли в закрытой секции библиотеки указал на тебя. Расскажи мне всё, что знаешь, и лорд Леранос пощадит тебя, он очень ценит твою службу.
  - Я...я не хотел, меня заставили, мой сын проигрался в кости, большие деньги, если бы я отказался... мои внуки...
  - Я понимаю. Кто это был?
  - Они не называли имен.
  - Где вы встречались, как они выглядели?
  - В Лимаране, там есть трактир, в гончарском конце, "Кабаньи клыки" называется, а одеты были как обычно, котты, рубахи, сапоги.
  - Сколько их было?
  - Двое.
  - Может, что-нибудь, особенное, шрамы или другое?
  - Нет, больше ничего. А... у одного были длинные волосы, второй под горшок стрижен!
  - Когда следующая встреча?
  - Через два дня, я должен буду принести те бумаги.
  - Это все?
  - Да, да, это все! Правда! Я не хотел!
  - Премного благодарен. Гарт, ты знаешь, что делать. - И встав со стула дознаватель, поправив одежду, пошел к двери.
  - Подождите! Вы же обещали! Я все сказал! - Не смолкали у него за спиной надрывные умоляющие крики старика.
  Усмехнувшись, палач достал из кучи разнообразных пыточных предметов небольшой пенек и понес его к выходу из подземелья, насвистывая какую-то веселую песенку себе под нос.
  Выйдя из подвала на первый этаж и прошествовав с задумчивым видом к винтовой лестнице, ведущей наверх, юноша продолжил свой путь по мягким коврам устилающих пол. Поднимаясь мимо портретов предыдущих владельцев поместья, грозно взирающих со стены, он мельком выглянул в стеклянное окно, ведущее во двор, где Гарт в окружении начавшей собираться челяди устанавливал пень на видное место.
  На втором этаже, остановившись на несколько мгновений, у небольшой тумбочки с подсвечниками, чтобы обдумать свои дальнейшие действия, молодой человек двинулся к резной двери в конце зала. Но когда, до цели оставалось пара шагов, дверь открылась и из нее вышел человек на пару лет младше него, в точно такой же мантии.
  - Что, закончил убирать навоз? - Заметив его, насмешливо спросил вышедший.
  - Ну, кто-то же должен заниматься делами Остинс, а не нянчится с детьми.
  - Пфф, я оттачиваю свое Искусство, хотя тебе этого не понять, видимо слишком поглощен "делами" сервов.
  - Единственное искусство, которое ты оттачиваешь - лизание зада учителя, тут ты прав, мне действительно этого не понять.
  - С тобой всегда приятно поговорить, но к сожалению, я занят, а тебя ждут. - Все так же улыбаясь, сказал Остинс, освобождая дорогу. - Кстати о детишках, они там занимаются, может и ты наконец выучишь что ни будь новое. - И направился восвояси.
  Подождав пока собеседник скроется из виду, дознаватель постучал по косяку небольшим висевшим рядом молоточком, одновременно открывая дверь.
  - А Ринлес, проходи. - Приветствовал его сидящий за столом тучный мужчина лет пятидесяти с небольшими залысинами и цепким взглядом, находившийся в окружении трёх детей.
  - Подожди пока, а вы рассказывайте, выучили ли урок.
  - Да учитель! - Ответили они хором.
  Задумчиво, всматриваясь, как мужчина ведёт урок, Ринлес задумался о том, сколько же ему лет. Век колдунов долог и точно известно только то, что тот разменял седьмой десяток, и вполне мог дотянуть до ста двадцати.
  - Ну что ж, приступим. Перечислите-ка мне символы школ.
  Первым поднял руку мальчик с кучерявыми светлыми волосами.
  - Наш символ огня - это эр, земли - нир, воды - рул, воздуха - уз.
  - Хорошо. - Сказал учитель, указывая ему рукой садиться на место. - А кто скажет мне о школах, которые не принадлежат к стихиям?
  Тут выступил вперёд второй парень постарше.
  - Хеф - символ алхимиков, а ив принадлежит колдунам работающих с живой материей.
  - А чем они занимаются?
  - Они становятся сильнее и выращивают монстров, а алхимики делают разные порошки. - Ответила самая младшая девочка, до сих пор сидевшая молча.
  - А больше никого вы не знаете?
  - Есть еще колдуны, использующие пустую магию, они не имеют символа, у нас таких нет, они живут далеко за морями в пустынях и некроманты, лишены символа. - Сказал старший.
  - Ну что ж хорошо, вижу, что вы старались и всё запомнили, а теперь можете пойти отдохнуть. - Улыбнулся мужчина.
  Когда радостные дети выбежали из кабинета, он обратился к стоящему у двери, Ринлесу:
  - Какие новости?
  - Я закончил допрос, ваши подозрения оправдались учитель, он во всем сознался.
  - Ты выяснил, кто его нанял?
  - Он не знал. Никаких отличительных признаков, скорее всего наемники, на чьей-то службе.
  - Жаль, ну что ж, можешь быть свободен. - Раздраженно поморщился Леранос.
  - Если вы позволите милорд, у меня есть предложение.
  В ответ тот посмотрел на него, вопросительно подняв бровь.
  
  
***
  
  Опрокидывая кружку приятного на вкус эля, одетый как камердинер Ринлес, в очередной раз внимательно осмотрел глазами помещение:
  Ярко освещенный лучинами зал был наполовину пуст. В дальнем углу у камина, рядом с жарящимся на вертеле поросенком, расположился бард с лютней, наигрывая какую-то бодрую мелодию, а за спиной трактирщика, протирающего стойку, висела огромная кабанья голова.
  Сидевшие за крепкими дубовыми вычищенными до блеска столами люди, на первый взгляд не вызывали опасений: Пожилая пара, дородный купец, в сопровождении двух своих распорядителей, небедно одетый парень лениво ковыряющий кабанью ногу и трое гончаров, судя по знакам на рубахах цеховых мастеров, горячо обсуждавших что-то.
  Уже третий день он проводил здесь время до поздней ночи, высматривая людей, которых описывал Альв и кажется в этот раз, удача наконец улыбнулась ему.
  Пристально изучив подстриженного под горшок мужчину лет тридцати, задумчиво осматривающего зал, лжекамердинер кивнул тому головой и, встав из-за стола, направился на небольшой балкончик на втором этаже, заняв там столик.
  Ожидание продлилось недолго и вскоре оба подозреваемых поднялись следом.
  - Ты кто? - Спросил первый, подозрением уставившись на него.
  - Неважно кто я, важно то, что я могу вам предложить. Глупо было доверять Альву.
  - Что ты мелешь?
  - Старик, которого вы наняли, чтобы шпионить за Лераносом, теперь кормит червей.
  Его собеседник удивлённо выпучил глаза, не произнося ни слова.
  - Погоди. - Перебил его второй. - Чего те надо?
  - Я могу вам помочь, но сначала оговорим сумму. Ты заплатишь мне втрое больше, чем обещал этому старому дураку.
  В ответ тот насмешливо хмыкнул:
  - А что нам мешает прямо сейчас прирезать тебя?
  - А то, что в своей комнате я оставил записку, лорд очень ценит меня и забеспокоится, если я не вернусь к ночи. И к тому же у меня есть то, что нужно вам, я вхож в любые его секреты.
  - Ну-ну.
  - Вот то, что вам должен был достать Альв. - Выложил перед собой Ринлес, свернутый лист пергамента. - Но сначала деньги. А если сработаемся, завтра я могу принести, что поинтереснее. - Как можно добродушнее улыбнулся он.
  - Сперва мы проверим, что там намазюкано, а уж потом деньги.
  - Так не пойдёт полцены вперёд.
  Недовольно переглянувшись, наемники кивнули.
  - Ладно, идёт. Сиди здесь, ща мы будем.
  Смотря в след уходящим, Ринлес, довольно взвесил в руке приятно позвякивающий увесистый мешочек и заказал себе еще одну кружку эля.
  К облегчению для него, те не обманули, и через пару часов снова показались в дверях трактира.
  - Мы проверили, что там написано. - Сказал патлатый, швырнув ему вторую часть оплаты.
  - Завтра будем ждать, что ты нам наобещал. Только не надумай нас кинуть, иначе на куски порубим. - И дружелюбно похлопав его по плечу, двинулся в след, за своим приятелем.
  
  
***
  
  Следующим вечером, обходя выстроившихся в шеренгу восьмерых людей лорда, у ворот поместья, рядом с которыми торчали пики с насаженными на них головами всего семейства Альва, Ринлес в очередной раз повторял план действий:
  -... и как только я, смахну кувшин со стола, вы шестеро броситесь на них со всех сторон, а вы двое... - Обратился он к оставшимся. - Смотрите за входом, у них может быть подмога.
  - Ясно господин! Будет исполнено! - Ответил хор голосов.
  - Хорошо, идем порознь, заходите в город с разных ворот, занимайте свои места и ждите сигнала. Это все. - Закончил он, еще раз оглядев мужчин перед собой в разной одежде, со спрятанным под ней оружием.
  
  
***
  
  Пытаясь унять мандраж, перед второй встречей , Ринлес то и дело осматривал своих людей, рассевшихся в трактирном зале. Народа в заведении на этот вечер собралось еще меньше чем обычно, и даже бард в углу, вместо веселой мелодии, играл грустную песню о любви колдуна и простолюдинки.
  Двое его человек весело обсуждали что-то с трактирщиком и сидящем за стойкой мужиком, а половой недовольно протерев стол, за которым сидел изображающий пьяного Гарт, отправился на кухню недовольно бормоча себе под нос, что больше не пустит сюда эту свинью.
  Задержав взгляд на юноше, сидящем за столом напротив, Ринлес попытался вспомнить где его видел, но пожав плечами, сосредоточился на входе.
  Вскоре в дверях появились знакомые лица, которые сразу направились к его столику.
  - Ну, здорова. Ты принёс о чём уговаривались? - Спросил бритый, садясь напротив, второй же устроился позади Ринлеса.
  - Сначала ты сам знаешь, что.
  - Лови. - Кинул тот ему кошель с деньгами.
  - Благодарю. - В ответ Ринлес передал небольшой тубус с бумагами, и поднялся со скамьи, держа кувшин в руках. - Давайте выпьем, за успешное завершение нашего сотрудничества! - И уже готовясь подать сигнал, он невольно перевёл взгляд на паренька за следующим столиком, который приняв кружку с горячим грогом, провёл над ней рукой, отчего поднимающийся над напитком пар мгновенно исчез. В одно мгновение его осенило, каким же идиотом он был, все эти дни этот парень сидел за разными столами, в разной одежде и судя по жесту явно сведущ в Искусстве.
  Недолго думая Ринлес, со всей силы швырнул кувшином, в сторону начавшего поворачиваться к нему колдуну и едва тот сорвался с руки, как его снёс мощный порыв ветра, подбросив вверх. Сделав в воздухе приличный кульбит и пролетев несколько футов, он с треском грохнулся спиной на стол, перевернув на нём всё возможное.
  В это время "пьяный" Гарт в мгновение выхватил из рукава кривой нож и, вогнав его в печень бритому, кинулся к колдуну, но тот валялся без сознания от прилетевшего в голову кувшина.
  Со второго этажа выскочило еще двое человек, с ножами на голо, но были быстро окружены подоспевшими людьми Лераноса со стойки и улицы. Не успев даже замахнуться, один из них был тут же проткнут кинжалами. Получив момент, его напарник недолго думая бросился к двери и попытался смешаться с толпой, которая с криками выбегала из помещения. Двое же, из ближайших к двери слуг лорда, сразу же бросились за ним в погоню, грубо расталкивая людей во все стороны.
  Не теряя времени, патлатый, полный желания отомстить, ринулся с обнаженным кортиком к пытавшемуся отдышаться Ринлесу, но едва он вскинул оружие, как тот резко выставив перед собой руку, выкрикнул:
  - Scinti. - В одно мгновение с пальцев ученика Лераноса вырвался сноп искр, ударивший наёмнику в лицо, отчего тот с криком выронил кортик и схватился за лицо, на котором продолжали тлеть маленькие угольки.
  В руке Ринлеса показался стилет и, вскочив со стола, он несколько раз ударил врага в живот, после чего тот рухнул на пол и затих.
  Вытерев лезвие о тело поверженного противника, молодой колдун осмотрел помещение: Вперемешку с едой и напитками, между опрокинутыми скамейками, валялись глиняные осколки посуды. Двое его людей, закончив осмотр, спускались со второго этажа, а Гарт навис над потерявшим сознание магом, намереваясь его добить.
  - Стой. Вяжи ему руки и заткни чем-нибудь рот. Поведём его к милорду.
  Пожав плечами тот, вытащил из-за пазухи откуда-то взявшиеся верёвку и кляп.
  - Уходим, пока не появилась стража. - Сказал он, когда Гарт закончил.
  Взвалив на плечи бесчувственное тело, отряд, вслед за Ринлесом, через кухню вышел к стойлу с лошадьми, к которому как раз подоспели двое, ранее отправившихся в погоню.
  - Догнали?
  Запыхавшись оба кивнули, и один из них, протянул окровавленное лезвие кинжала.
  
  
***
  
  - Приведите его в чувство. - В свете факелов, бросил лорд, осматривая, валяющегося перед ним на траве.
  Один из сервов, спешно набрав воды из колодца, выплеснул её на связанного и придя в себя, тот растерянно осмотрелся что-то промычав.
  - Одно неверное слово и сгоришь заживо. - Щелкнул пальцами Леранос.
  Верёвки на руках пленного мгновенно воспламенились, опав через мгновение пеплом.
  - Имя, кому служишь!?
  -Теру Монтресу. - Выплюнув кляп, откашлявшись, произнёс тот.
  - Это же та жалкая собака, которая довольствуется объедками со стола Нолежаса! Всё что передавали тебе ранее просто мусор, что ты конкретно должен был взять у меня!? - Воздух вокруг Лераноса стал нагреваться.
  - Письма, ваши записи, всё о ваших действиях во время войны, пощадите меня милорд!
  - Зачем? - Отвернулся лорд и у пленного загорелась одежда.
  - Учитель, подождите! - Выпалил Ринлес.
  - Что у тебя? - Раздраженно ответил Леранос, неохотно гася пламя.
  - Можно обратить оружие Нолежаса против него самого.
  - Я обдумывал такой сценарий, но что если этот червь предаст меня!?
  - Если он предаст, вы в любом случае знаете кто он! Никто не встанет на его защиту!
  - Ну что ж посмотрим. Теперь ты служишь мне падаль! - Вновь обратился учитель к пленнику.
  - Благодарю, я не подведу вас!
  Более, не обращая на него никакого внимания, Леранос задумчиво подошел к своим ученикам.
  - Может ты и не самый талантливый, но самый сообразительный из моих учеников. Ринлес, готовься, через неделю ты будешь сопровождать меня на заседании государственного совета.
  И глядя в спину удаляющемуся лорду, он почувствовал на себе завистливые, взгляды трёх других старших учеников, из которых особенно выделялись полные ненависти глаза Остинса.
  
  Глава 10.
  
  На второй день после засады в трактире, к воротам поместья подъехал человек невысокого роста, одетый в полукафтан зеленого цвета с медной бляхой на груди. Постучав несколько раз, он дождался, когда ему откроют и поговорив с привратником, остался стоять у открытой калитки, ожидая, когда его примут.
  Спустя некоторое время к нему вышел Ринлес, уже переодевшись обратно в привычную ему одежду.
  - Что вам угодно? - Учтиво спросил он.
  - Здравствуйте тер, простите за беспокойство, но позавчера в городе произошла потасовка в трактире Кабаньи клыки и свидетели указали на то, что на некоторых из участников были видны гербы этого дома.
  - Извините тер, я не расслышал вашего имени.
  - Меня звать Вельс, и я не тер, я просто хоте...
  - Слушай сюда, я не буду выслушивать подобные обвинения от такого как ты. - Поскучнев лицом, резко оборвал его Ринлес.
  - Убирайся прочь, и чтобы твоей ноги здесь больше не было. Если у тера капитана городской роты есть вопросы, то пусть приходит сам, а не подсылает сюда свою прислугу. - Закончил он, захлопнув калитку перед носом пришибленного стражника и недовольно пробормотал:
  - Надо бы выпороть этого тупицу привратника, не может отличить обычного служивого от тера.
  Капитан же, видимо решивший не наживать себе проблем так и не приехал.
  
***
  Оставшиеся до совета дни летели как часы, стараясь всюду успеть, Ринлес старательно штудировал все свои записи по теории и практике заклинаний, а также время от времени открывал толстенный трактат по придворному этикету. И сейчас, немного волнуясь за своё новообретенное положение, он стоял у двери кабинета лорда, в который раз осматривая свои блестящие высокие черные сапоги, штаны с серебряным швом и парадный камзол темного цвета с красными полосками на плечах, являющие собой официальный статус ученика.
  Увидев в окно подъехавший экипаж, сопровождаемый конными слугами, ученик устав переминаться в ожидании, наконец решил войти и посмотреть скоро ли будет готов его учитель.
  Открыв дверь, он обратился к заканчивающему рассматривать себя в небольшое зеркало, которое вмещало в себя голову и грудь, в окружении слуг лорду.
  - Экипаж готов милорд.
  - Прекрасно, тогда отправляемся. - Обернулся тот.
  К приему учитель надел свою лучшую мантию черного цвета без рукавов, свисающую чуть ниже колен, украшенную серебряным шитьем по бокам. На его шее красовалась массивная золотая цепь, опускающаяся на грудь. Рукава светлой шелковой рубахи, надетой под мантией, скрепляли золотые запонки, а на ногах, облаченных в черные, с серебром полуботинки сидели темные лосины. Завершала все шикарная шляпа с несколькими белыми перьями.
  Спустившись к карете из красного дерева, с золотым гербом, изображающего мангуста в позе готовности к броску, возле которой стоял камердинер, успевший уже открыть дверь и поставить тумбочку-подножку, Ринлес подождал пока Леранос сядет первым.
  Забравшись следом он кивнул слуге, после чего дверца захлопнулась и через пару мгновений экипаж тронулся в путь через открытые ворота.
  Время в дороге складывалось очень медленно и Ринлес решил прервать тишину, обратившись к сидящему напротив него лорду:
  - Позвольте узнать учитель, тот пленник упоминал о войне, что он имел в виду? Ведь мы ни с кем не воюем.
  - Всему свое время. А пока лучше назови мне заклинание огненного шара.
  - Ignis Pila.
  - Хорошо, слова ты знаешь, но почему на седьмой год обучения так и не смог освоить его, для меня загадка. Ладно, продолжим...
  
  
***
  
  Проехав через главные ворота Лимарана, открытые по такому случаю, карета с сопровождением направилась по центральной улице.
  На пути к зданию совета, через каждые пятьдесят футов, стояли городские стражники, вытягивающиеся в струнку каждый раз, когда мимо них проезжал очередной экипаж. А по сторонам, вымощенной хорошо подогнанной друг к другу брусчаткой дороги, над ними величественно нависали четырехэтажные каменные дома, покрытые черепицей крыши, которых усеивала сеть дымовых труб.
  Наконец достигнув городской площади, в центре которой возвышался массивный дворец Государства и Власти, карета остановилась у специально поставленного рядом со входом стойла.
  - Смотри в оба, не позволяй никому окрутить себя, но и сам постарайся, что-нибудь выведать. - Напутствовал Леранос Ринлеса, выходя наружу.
  Выбравшись вслед ученик, окинул взглядом площадь:
  В отличие от городских улиц она была полностью оцеплена ротой гвардейцев, капитан которых облаченный в парадную кирасу с открытым шлемом и серым плащом в сопровождении четырёх лейтенантов, грозно обходил своих людей, осматривая их на предмет малейших нарушений. Впрочем, к ним невозможно было придраться, с начищенным да блеска глефами, одетые поголовно в бригантины они цепко осматривали площадь в поисках нарушения безопасности. Состоящая из детей лордов и теров, не владеющих Искусством, возглавляемая колдунами-офицерами, гвардия представляла собой основную ударную силу Террамара, и в её преданности совету нельзя было сомневаться. Хотя такое количество колдунов внутри и снаружи само собой равнялось по силе небольшой армии.
  Больше гвардейцев на площади было только слуг, в разного цвета одеждах и с разными гербами они мелькали то там, то тут, иногда вызывая приступы головокружения, если пристально к этому присматриваться.
  Следуя вслед за своим учителем Ринлес, все больше понимал величину своего взлета над остальными учениками и важность предстоящего события, похоже, что впервые за пятнадцать лет совет собирался в полном составе.
  Поднявшись по мраморным ступеням и пройдя мимо лакеев на ходу принявших у них верхнюю одежду, он оглядел большое приемное помещение овальной формы.
  Первое что бросалось в глаза, это была огромная лестница, ведущая в главный зал, с высокими колоннами по бокам, подпирающими потолок. По обоим сторонам от неё также были расположены две угловые лестницы поменьше, перила которых украшали головы разных животных. Потолок был расписан фресками изображающих колдунов, повергающих своих соперников в прах, а пол был устлан черно-белой мозаикой. В дверях кабинетов, расположенных по краям помещения, постоянно мелькали люди, в основном это была прислуга, но попадались и благородные теры.
  Большинство прибывших всё еще разговаривали, обмениваясь новостями, ведь многие проживали в разных частях страны, общаясь только по переписке.
  - Осмотрись здесь, может быть узнаешь что-нибудь интересное, встретимся после совета. - Обратился к нему лорд и отправился к лестнице, ведущей наверх.
  Изучая окружающих, Ринлес остановил свой взгляд на стоящем среди толпы ученике в темно-зелёной мантии, также с интересом оглядывающего помещение.
  - Я тоже никогда не видел такого количества людей, владеющих Искусством, в первый раз здесь? - Спросил его он, подойдя поближе.
  - Да, это не наше захолустье.
  - А откуда вы?
  - Оскану.
  - А, остров алхимиков, это же у вас там сто лет назад произошла катастрофа.
  - Да, знаменитый белый туман, много народу тогда перетравило, еле от столицы отвели.
  - Прошу простить за мою забывчивость, тер Ринлес Лероне, скромный ученик лорда Лераноса эр Ксанадора.
  - Тер Вельмерес Меканир, ученик тера Зерижаса хеф Золефана. - Ответил его собеседник.
  - Тогда может выпьем за знакомство? - Кивнул Ринлес в сторону слуг, разносивших по залу напитки.
  Но едва ли они успели пригубить по бокалу вина, как раздался гонг, оглашающий начало заседания.
  - Ну что ж, пойдёмте, надеюсь увидеть вас после совета.
  - Взаимно.
  
  Глава 11.
  
  Проследовав через широкие двери, с остальными участниками совета, пред ним предстал величественный полуамфитеатр вмещающий на вид больше пятисот человек, напротив которого находилась кафедра, а на полу красовалась непонятным узором мозаика.
  Уже на верхней галерее Ринлес наконец смог осмотреться получше и от открывшегося зрелища у него перехватило дух. Оказалась, что мозаика на полу являла собой самую подробную карту мира, которую он когда-либо видел.
  Все три известных континента были как на ладони:
  На сервере из вечных льдов Мерзлого океана выдавался, с его изрезанными фьордами берегами Астус, земля конунгов грабителей.
   Спускаясь взглядом ниже, он нашел родные Террамарские острова. На окруженном множеством мелких островков овальном Ирдане, даже можно было разглядеть маленькую точку, обозначавшую Лимаран. А с юга на восток прикрывая столичные провинции, расположился архипелаг Ингерсака, с его густыми корабельными лесами.
  Следующий континент Искан начинался с трапециевидного побережья Королевства Земарант на западе, которое уходя в глубь материка граничило на северо-востоке с великим герцогством Вилентия, на юго-востоке с королевством Руания и вольными княжествами на протяжении всей оставшейся границе. Далее на востоке, за цивилизованными государствами, простиралась обширная степь, населенная множественными племенами кочевников.
  В проливе, разделяющем Искан и южные земли, лежал крупный похожий на кляксу остров, являющийся торговой республикой Лирезия, владения которой также охватывали и небольшой участок побережья южнее Руании.
  Всю юго-восточную половину на континенте Ферра занимала великая пустыня Окнешороп, а оставшиеся огромные земли делили между собой непримиримые соперники - Бизанская и Заринская империи.
  Продолжавшего зачарованно смотреть на карту Ринлеса, вывел из транса громкий звук захлопнувшихся дверей. Люди заканчивали усаживаться на свои места и совет вот-вот должен был начаться.
  Тут к нему бесцеремонно протолкалась молодая девушка в голубом платье:
  - С дороги, здесь место для избранных учеников.
  - Я ученик лорда эр Ксанадора и со своего места никуда не уйду. - Отвернулся от девушки Ринлес.
  - Правда? А я думала, что его первый ученик это тер Остинс.
  - Как видите здесь стою я.
  - Интересно..., тера Лесата, ученица леди рул Алиции.
  - Тер Ринлес...
  - Тихо, начинается. - Прервал его кто-то стоящий сбоку.
  На середину зала вышел герольд и начал громогласно вещать.
  - Милорды и миледи, сегодня в двадцать восьмой день Огрона, одна тысяча триста тридцать седьмого года! Я приветствую вас, на двести шестьдесят четвёртом заседании великого совета Террамара! Прошу встать, - Первый Лорд и хранитель государства - лорд Черлес хеф Эдарос!
  Двое гвардейцев, стоящих у одного из входов за кафедрой, синхронно распахнули двери, и в зал вошел крепкий высокий мужчина, примерно одного возраста с Лераносом. Прошествовав к трибуне, он во всеуслышание твердым уверенным голосом произнёс:
  - Я рад приветствовать первых людей государства Террамар, собравшихся здесь в нашей столице, чтобы решить назревшие вопросы!
   Выждав паузу, когда стихнут аплодисменты, Первый Лорд продолжил. - Прошу садиться. Прежде чем мы приступим, тер Кликорис, огласите присутствующих и отсутствующих лордов, леди и теров.
  Поклонившись в ответ герольд, вышел на середину зала и развернув пергамент, начал зачитывать список:
  - Леди-Канцлер Мизара рул Алиция, Лорд-Адмирал Хабенос рул Рестано, Лорд-Маршал Керанис нир Далиман, Леди Внутреннего Порядка Риманна уз Лизар, Лорд-Казначей Нолежас ив Эверес, Лорд Внешних Сношений Леранос эр Ксанадор, Лорд-Хранитель Государственной Печати Мазанос хеф Цитер, избранный-лорд...
  - Я всё-таки не понимаю, я о вас раньше не слышала, что в вас нашел Леранос? - Отвлекла Ринлеса Лесата.
  - То чего не было в Остинсе. - Отмахнулся он, пытаясь сосредоточиться на совете.
  -...леди Релина эр Лонаро...
  - И что же этого такое? - Прильнула к его плечу девушка, сощурив глаза.
  - Мне, в отличие от него, идёт этот камзол.
  - Действительно, на нём он висит как мешок. - Хихикнула она.
  -... Лорд Кенжас нир Солирам, лорд Гертис ив Азиро - присутствуют! Отсутствуют: лорд Панилос эр Живон и лорд Диланос нир Селла!
  - По какой причине лорд Панилос пропускает уже второе собрание? - Спросил Черлес.
  - Лорд Панилос является послом в Бизанской империи!
  - По какой причине лорд Диланос пропускает уже второе собрание?
  - В данный момент ни причина, ни его местоположение неизвестно!
  - Тогда с принятым протоколом выношу предложение исключить лорда Диланоса нир Селла из государственного совета. - После этого лорды и леди по очереди начали подходить к специальному столу с двумя урнами, установленному рядом с кафедрой и когда голосование окончилось, герольд огласил:
  - Двадцать один за, девять против! Имеет ли собрание теров возражения?
  - Собрание теров не имеет возражений! - Поднялся из рядов сидений, расположенных за лордами, невысокий человек.
  - Тер Диланос исключается из совета!
  Ну что же господа, теперь давайте заслушаем доклады и начнем конечно же с приятного, Лорд-Адмирал прошу, вам слово. - Сказал Первый Лорд, отходя от кафедры и садясь в глубокое кресло в стороне, которое как раз закончили устанавливать гвардейцы.
  Переваливающейся походкой к трибуне вышел загорелый мужчина среднего роста с бородой эспаньолкой, тонкими усиками и густыми смоляными волосами.
  - Мироды, миледи и теры! Две недели назад наш победоносный флот под моим командованием вернулся в родную гавань, после того как покарал жалких северных дикарей за их подлый и преступный набег. Введите пленников!
  Двери главного входа отворились и в зал под конвоем вошли десять человек в богатой, но изрядно порванной одежде.
  - Посмотрите на него, он называл себя морским королем, роком Террамара, а теперь это ничтожество стоит перед нами в цепях. - Ткнул пальцем адмирал в высокого бородатого мужчину лет тридцати, с роскошными длинными волосами.
  - На колени их!
   Стоявшие сзади гвардейцы принялись бить древками глеф под колени пленников, от чего те пали ниц.
  - Теперь эти дикари познают наше возмездие! Увидите их и бросьте в самую нижнюю темницу! -В ответ раздался хор аплодисментов.
  - Благодарю вас лорд Хабенос, это воистину приятная весть! Теперь мы выслушаем леди-канцлера.
  Встав со своего места, к кафедре направилась женщина, выглядящая на тридцать лет, в белом атласном платье с причудливой прической из густых волос черного цвета.
  - Уважаемые дамы и господа... - Конец приветствия Ринлес пропустил, заслушавшись ее приятным мелодичным голосом, но был выведен из транса резким толчком в плечо.
  - Не засматривайся, эта женщина не по тебе.
  -...за прошедшие два года ситуация почти не изменилась, срок постройки новых верфей для торговых кораблей в Вальмене снова переноситься на шесть месяцев вперед, из-за просевшего фундамента. Поэтому требуется дополнительное финансирование в размере четырех с половиной тысяч фунтов серебром.
  - И часто так? - Спросил Ринлес Лесату.
  - Уже в третий раз. - Безразлично бросила она, наблюдая за процессом.
  -... по вопросам же недавнего инцидента на Дираноре, лучше выслушать леди уз Лизар.
  - Благодарю вас Леди-Канцлер. - Ответила жестким голосом женщина, лет пятидесяти поднимаясь к трибуне. - Из-за некомпетентности местных властей и в частности тера Бежнеса, который допустил волнения среди сервов, на остров пришлось отправить две дополнительные роты городской стражи, для подавления беспорядков. Посему предлагаю отстранить от должности губернатора Диранора тера Бежнеса эр Мисано.
  Спустя время, после того как лорды проголосовали, герольд огласил решение.
  - Десять за, двадцать против! Согласно ли собрание теров?
  Со скамьи поднялся всё тот же человек.
  - Собрание теров не согласно с этим решением. Собрание предлагает созвать комиссию и провести расследование деятельности губернатора.
  И дождавшись результатов нового голосования, герольд снова огласил.
  - Семнадцать за, десять против, трое воздержалось. Совет поручает собранию теров, в течении трёх дней собрать комиссию и отправить её на остров Диранор, для расследования.
  Следующим за кафедру сверкая перстнями, вышел человек невысокого роста, с одеждой покрытой золотым шитьём.
  - Господа и дамы, в финансовом плане этот год был трудным для нас, новые торговые пошлины, установленные в Лирезии, приносят нам серьёзный дискомфорт, если и дальше так будет продолжаться, нам придётся пересмотреть всё прогнозы по бюджету на десять лет вперёд. - Сказал он, своим плавным успокаивающим голосом. - К хорошим новостям, цены на рыбу... - Длинная монотонная речь казначея продолжалась еще долго и когда она наконец закончилась, Ринлес облегченно вздохнул.
  - Ну что же господа, я смею заметить, что с насущными делами мы покончили, теперь давайте перейдём к главной повестке дня, ситуация в Земаранте, лорд Леранос прошу вас.
  - Благодарю лорд Черлес.
  - Ну что ж, в Земаранте герцог Гожердона Навалион, с недавних пор получающий от нас поддержку, восстал против короля Лисаона и разбил его на голову в битве при Мельтраме, где он и монарх схлестнулись в встречном бою. Король не пережил эту битву и теперь на троне сидит его двоюродный племенник Рекион, который находится полностью под властью своего столичного окружения. Земарант почти полностью потерял центральное управление, оставшиеся герцоги, по нашим сведениям, формируют свои собственные фракции. Это самый удобный момент начать вторжение. Настало время отомстить бесчестным укрывателям мятежников!
  В этот момент Ринлес обратил внимание на до сих спокойно сидящего Нолежаса, который после последней фразы, недовольно поёжился на своём месте.
  - Вы уверены? В прошлой войне мы понесли огромные потери, в том числе пытаясь любой ценой разыскать восставших некромантов! - Раздался оклик из зала.
  - Мы подготовились надёжнее и на этот раз мы не измотаны долголетней внутренней войной.
  Ринлес, кивнув про себя, вспомнил истории о войне с заклинателями нежити, решившими тридцать лет назад установить свою власть над Террамаром. Продлившись более пяти лет, война принесла с собой ужасную разруху и смерть половины сервов, целые деревни восставали в облике мертвецов, некроманты травили колодцы в городах, а после того как мятежников удалось разбить, их остатки бежали в Земарант. От которого Первый Лорд потребовал выдачи предателей, но получив отказ, немедля начал новую войну.
  -...войны изложат нам лорд-адмирал и лорд-маршал.
  После этих слов на карту мира спустились означенные персоны. В след за адмиралом, вышел приземистый мужчина лет сорока, с огромным багровым шрамом через всё лицо, одетый в парадный мундир командующего гвардии.
  - Первые действия мы начали загодя. - Начал первым адмирал. - Готовясь к вторжению, мы нанимали каперов, которые весь предыдущий год пиратствовали по всему северному побережью Земаранта, также людям лорда Лераноса удалось заручиться поддержкой начальников портов, по сведениям которых было установлено точное место дислокации вражеского флота. Это бухта в заливе Вайсе. - Ткнул он указкой в небольшую бухту на северо-западном побережье. - После того как мы обрушимся, на неожидающего нашего нападения врага и сокрушим его, первым делом будет взят порт города Мерорана. - Указал адмирал в точку высадки. - И как только морская пехота займёт город, мы высадим гвардию. Маршал прошу вас.
  - Благодарю вас лорд Хабенос. - Хрипловатым голосом ответил тот. - С захватом города, в войну вступят наши союзники из Вилентии, а также они пропустят через свою территорию наёмников из пограничных княжеств, к которым уже отправлены наши эмиссары, которые...
  - И во сколько они нам обойдутся? - Прервал его голос из зала.
  Маршал, явно недовольный тем, что ему не дали закончить мысль, грозно стрельнул взглядом в вопрошавшего, отчего тот быстро спрятался среди толпы.
  - Одиннадцать тысяч, двести пятьдесят пять фунтов в месяц. - И мгновенно вернувшись к теме, продолжил:
  - В течение этого года мы планируем с помощью наёмников и союзников захватить всё северное побережье и выдвинуть выгодные нам условия мира. Более подробный план вторжение мы изложим, если совет примет первую его часть.
  Тут Леранос снова взял слово:
  - На тот случай если они не примут мирное соглашение, у нас есть другие способы воздействия.
  - Какие? - Опять выкрикнул кто-то.
  - В данный момент мы не можем раскрывать такую информацию. - Учтиво улыбнувшись, ответил Леранос.
  В зале начались активные переговоры.
  - Принимает ли этот план войны совет? - Спустя некоторое время спросил Первый Лорд Черлес.
  - Совет прошу голосовать! - Объявил герольд.
  - Не могу поверить, нам повезло присутствовать на таком историческом моменте! - Удивлённо проговорила Лесата.
  - Итак, милорды, миледи и теры! Результаты голосования! Тридцать за! И не одного против! Поддерживает ли собрание теров это решение?
  - Собрание теров поддерживает решение государственного совета!
  - Значит решено, война! - Выкинул кулак Первый Лорд, вставая со своего места, и зал взорвался аплодисментами.
  
  Глава 12.
  
  - Пойдём. - Поманила его Лесата.
  Совет закончился и люди вокруг начали расходиться, активно переговаривались.
  - Прошу подождать меня у входа, я скоро подойду.
  - Ну хорошо, только быстрее, я не хочу стоять истуканом и давай на ты. - Улыбнулась она.
  - Конечно. - Улыбнулся в ответ Ринлес.
  Своего учителя он обнаружил, когда тот обменивался любезностями с лордом-казначеем Нолежасом.
  - ...выделенные средства на ваших шпионов оправдали себя.
  - Конечно, не каждый обладает талантом к шпионским играм и не каждый сможет переиграть меня. - Подмигнул ему Леранос.
  - Кстати, вот один из моих самых талантливых учеников, позвольте представить вам - Ринлес Лероне.
  Сделав шаг вперёд Ринлес, поклонился и произнёс:
  - Это честь для меня милорд.
  Внимательно, заглянув тому в глаза, человек с приятным лицом и выразительными желто-серыми глазами, медленно кивнул, и снова обратился к Лераносу.
  - Было приятно с тобой пообщаться, но к сожалению, меня ждут дела. - Попрощавшись, направился к одной из дверей Нолежас.
  - Пойдём прогуляемся, расскажешь мне что же ты почерпнул. - Сказал лорд эр Ксанадор, медленно зашагав в сторону выхода.
  - Было очень занимательно. Но уймутся ли северяне на время войны, ведь это был всего один клан, не нанесут ли удар в спину остальные, ведь их десятки? Или же те пираты, что нанял лорд-адмирал, уже установили свою власть, и угрозы с их стороны ждать не стоит.
  В ответ учитель благодушно улыбнулся:
  - После того как мы разгромили их главного конунга, за его титул они вцепятся друг другу в глотки, так что им будет не до нас. Может что-то еще?
  - Я правильно понял, что лорд Панилос в данный момент находится в Бизе, чтобы договориться о её нейтралитете, а тем временем вы еще ведёте переговоры с заринцами, которые могут поддержать нас с юга?
  - Панилос не лучший дипломат, но все же он сможет выбить кое-какую информацию, на крайний случай потянет время, а на счёт заринцев, оставим это пока. - Остановился Леранос. - Ну что ж, тера Лесата тебя куда-то приглашала, советую присмотреться к этой девушке, не даром же она главная ученица леди-канцлер, а теперь ступай.
  - Погодите учитель, когда вы упоминали о мятежных некромантах, в лице лорда-казначея промелькнуло что-то странное.
  - Вот и узнай. - Ответил его мастер и растворился в толпе.
  
***
  - Что-то ты долговато, не хорошо заставлять девушку мёрзнуть на улице, эй извозчик сюда!
  - Куда изволите уважаемая тера? - Подобострастным голосом спросил кучер, подгоняя бричку.
  - В "Водолей".
  Подставив руку, Ринлес помог забраться Лесате внутрь и усевшись рядом, кивнул кучеру.
   - Трогай.
  Проносясь по широким улицам вечернего Лимарана, они то и дело бросали взгляды на фонарщиков, засыпающих новые порции алхимического порошка в городские фонари, стоящие через каждые тридцать футов. Голубоватый свет, который они испускали, являл собой главную достопримечательность террамарской столицы, на которую съезжались посмотреть гости из других городов и стран.
  - Ты ведь тут впервые. Обычно после собраний мы собираемся в ресторации. Познакомлю тебя с людьми. - Прервала молчание Лесата.
  В ответ Ринлес задумчиво пожал плечами, продолжая зачаровано любоваться вечерними огнями.
  - А ты не очень-то разговорчивый.
  - Я очень устал с дороги, да и неделя не лучшая выдалась, но что мы всё обо мне, расскажи, как ты стала первой ученицей леди Мизары?
  - Ну, скажем так, помимо моих талантов, леди рул Алиция увидела во мне искорку тяги к знаниям, в отличие от всяких неумех, я вижу Искусство в другом свете.
  - И как ты его видишь?
  - Многие смотрят на Искусство по-своему, для большинства это просто инструмент власти над другими, я же чувствую себя единой со стихией, каждое движение должно быть отточенным, мысли хладнокровными и если что-то не получается, я повторяю это снова, и снова, а когда мне удаётся достичь желаемого, то верю, что могу открыть новые возможности, которых еще никто не ведал!
  Хмыкнув про себя Ринлес улыбнулся и посмотрев на девушку произнёс:
  - Я вижу, что это действительно закручивает тебя.
  - Это так. Кстати мы приехали.
  У дверей шикарного трехэтажного здания, представляющего собой ресторацию "Водолей" уже выстроилась небольшая очередь. Швейцар у двери внимательно осматривал возможных посетителей проверяя не затесались ли среди теров богатые простолюдины, которым вход в это заведение был заказан.
  И дождавшись своей очереди, ученик Лераноса скинув легкую полумантию лакею, прошел в зал.
  Вдоль стен стояли аккуратные круглые столики со свечами и скатертями, с обоих сторон наверх вели лесенки, а центр же помещения представлял собой танцевальную площадку.
  Тут к ожидающему свою спутницу Ринлесу, подошел половой и с вежливой улыбкой спросил:
  - Добро пожаловать господин, у вас заказано?
  - Бронь у меня. - Вышла из-за его спины Лесата, протягивая официанту большую серебряную монету с выгравированным на ней номером.
  - Прошу за мной. - Развернулся слуга и направился на второй этаж.
  По пути, проходя мимо столика, за которым сидело двое аэромантов, на спор поднимающих ветром блюдца, Ринлес кивнул Вельмересу, весело смеющемуся в компании других учеников.
  На верху располагался зал для курящих, но запах дыма был почти неощутим из-за легкого ветерка, который нагоняли маги воздуха, сидевшие в углу.
  Дождавшись, когда принесший заказ половой разольет вино, Ринлес поднял бокал, но едва открыв рот был прерван шумом обкинутого сбоку стула. Недоуменно обернувшись, он увидел стоящего с выпученными от страха глазами мага из Кабаньих клыков, все еще пестреющего ожогами от заклятий Лераноса.
  Что-то невнятно пробормотав своим товарищам за столиком, тот чуть ли не бегом бросился прочь из заведения, едва не упав с лестницы.
  - Занятно, ходили слухи, что тер Весирас неделю назад схватился с кем-то на дуэли и серьезно пострадал, не думала, что это был ты. - Задумчиво оглядела Ринлеса Лесата. - Ведь он является одним из самых талантливых учеников, кого я знаю.
  - Все познается в сравнении. - Ответил Ринлес усмехаясь про себя.
  - Лесата и ты здесь! - Неожиданно подошел сзади высокий юноша лет двадцати с густыми светлыми волосами.
  - Позвольте представиться, тер Авадос Норезам! - Заметив Ринлеса бодро сказал он.
  - Тер Ринлес Лероне.
  - Что вы здесь сидите, внизу начались соревнования, пойдемте!
  Снизу действительно все громче раздавались веселые крики.
  -Пошли! - Сказал Лесата, потянув Ринлеса за руку. - Кстати Авадос, ты слышал это оказывается Ринлес неделю назад победил на дуэли Весираса.
  - Мое уважение, тем более вам будет интересно.
  Неохотно поднявшись, Ринлес проследовал за ними на первый этаж к центру зала, где ученики весело перекрикиваясь между собой, соревновались в колдовском мастерстве.
  - Идем же! - Весело проговорила Лесата.
  - Я, пожалуй, пока просто посмотрю, не приготовил ничего эдакого.
  - Очень жаль.
  И когда окончилось выступление очередного огненного колдуна, завершившееся не вполне удачным фейерверком, она подалась вперед, при этом презрительно фыркнув:
  - Вот неумеха.
  Выйдя на импровизированную сцену Лесата, с секунду постояв, резко взмахнула руками, отчего эль и пиво в кружках ближайших учеников взмыли вверх и образовали над головами наблюдающих небольшого дракона, длинной с три фута.
  Под всеобщий смех тот начал носится по помещению, извергая вместо пламени эль.
  Некоторые из веселившихся открывали рты, ловя очередную порцию пива, зарабатывая при этом бурные аплодисменты.
  Наконец через несколько минут алкогольный дракончик иссяк, и под восторженный рев молодежи Лесата покинула помост, довольно смахнув со вспотевшего лба прядь волос.
  - Замечательно, у меня бы так не вышло! - Поаплодировал ей Ринлес, когда она подошла ближе.
  - Скорее всего, в этом деле я лучшая. А теперь давай поднимемся на балкон, хочу посмотреть салют лордов.
  На улице внизу уже собралось множество гуляющих горожан, предвкушающих вечернее зрелище, на втором этаже также прибавилось народу, а тем, кому не досталось места на балконе или столпились у окон, коих было большинство, или просто выходили на улицу.
  Достав из портсигара, тонкую заморскую сигарету Лесата обернулась к Ринлесу, тот, не заставив себя ждать картинно щелкнул пальцами, вызывая на кончике большого маленький огонек.
  Затянувшись и выдохнув небольшое облачко приятного душистого табака, она перевела свой взгляд на раскрывшийся в ночном небе огненный цветок, вскоре до них донесся громовой раскат, и толпа внизу радостно закричала.
  
  

Часть III.

  Глава 13.
  
  Раскисшая от дождя дорога уже достаточно надоела трем едущим по ней путникам, особенно двоим, что неуклюже пытались поудобней устроиться на неказистых кобылах, бредущих позади огромного боевого Дестритэ вороной масти. В очередной раз нога одной из них попала в небольшую ямку и сидящий на лошади Алугилак громко выругался, чуть не выпав при этом из седла:
  - Этот треклятая кляча у меня уже в печенках сидит, всю задницу себе стер!
  - Ничего, новую ты быстро отожрешь. - Усмехнулся едущий рядом Норен. - Который чувствовал себя верхом немного увереннее северянина.
  - Уже вечереет, а до Сераста еще миль десять. До захода вряд ли успеем. - Проигнорировав подколку, задумчиво пробормотал его товарищ.
  - Чего так торопишься? Думаешь лысый догонит и на коленях будет умолять вернуться?
  - А черт его знает. - Пожал плечами Алугилак, вспоминая отъезд из Стромэла.
  На удивление приятелей Рагжас воспринял их просьбу об уходе с полным равнодушием и даже выплатил полное жалование, хотя до расчета оставалась еще неделя, но радость продолжалась недолго - Лабиннаг заявил, что не собирается оставаться на победный пир и весь оставшийся день после взятия города носился как ужаленный. Обремененные новыми обязанностями они были вынуждены таскать за рыцарем по развалинам баррикад все его снаряжение и под конец уже валились с ног от усталости позабыв о всевозможных обещанных наградах.
  Отдельной историей стало знакомство с рыцарским конем по кличке Победитель. Увидев его напарники всерьез поспорили, что по пугающему эффекту тот ничем не уступал ужасному голему Рагжаса, ибо по виду ему было вполне по силам отгрызть человеку голову или перекусить руку, облаченную в кольчугу. Впрочем, это никак не мешало Лабиннагу прыгать вокруг жеребца, будто тот был его любимой женой, кормить с рук и чуть ли не сюсюкая расчесывать хвост и гриву. Понадобилось три часа и два ведра моркови, чтобы этот четвероногий монстр согласился подпускать их, но даже уже повидавшим всякое новоиспеченным оруженосцам, рядом с ним все равно было немного не по себе.
  
***
  - Да, неказистая деревенька. - Через несколько часов пути прервал молчание Лабиннаг, осматривая Сераст в лунном свете с маленького холма. - У нас за всеми селами глаз да глаз, если крыши начинают обваливаться где-то, то отец старосту сразу менял.
  - Это так, у нас ярла за воровство из общего кошта в мешок совали и в море. - Поддакнул Алугилак.
  Спустившись ниже и миновав сгоревшую мельницу, при виде которой, компаньоны передернулись, троица через несколько минут въехала в деревню, и остановилась у дома старосты.
  Неуклюже брякнувшись с лошади Алугилак начал громко пинать ворота, пока из окна до них не донесся недовольный окрик:
  - Клод! КЛОД! Иди посмотри кого там черт принес!
  Через минуту сенная дверь открылась и послышалось хлюпанье шагов, сопровождаемое недовольным ворчанием. Наконец воротное окошко со скрипом отворилось и на них вылупилась чрезвычайно опухшая харя.
  - Чего надо!? - Подозрительно уставившись спросил Клод.
  Но не успел Алугилак открыть рот для ответа, как глаза вопрошающего завидев Норена, который лениво поплевывая, пытался избавиться от остатков семечек в зубах, налились кровью. Окно громко захлопнулось и из-за него послышался какой-то нечленораздельный полувсхлип-полурев, спустя пару мгновений из избы выбежал еще кто-то и громко матерясь начал отрывать засовы. Кода створки распахнулись, друзья увидели взъерошенного старосту, потряхивающего кочергой, в сопровождении вышибалы из корчмы, лицо которого все еще украшали не до конца сошедшие синяки.
  - Отребья! Падаль! Да я ...
  - Ты как со мной разговариваешь старик!? Давно плетей не получал!? - Прервал гневную речь Золотя Лабиннаг выезжая вперед, наглядно демонстрируя свою рыцарскую цепь и шпоры.
  - Э...а ... простите господин! - Бухнулся на колени староста, дергая за штанину своего сына.
  - Вставай и веди в дом! Мне с моими оруженосцами нужен ночлег и горячий ужин. Да пошевеливайся!
  - Да, да конечно, прошу, мы только сели.
  Кинув, все еще ошарашенно сжимающему кулаки Клоду, поводья, Норен с Алугилаком самодовольно прошествовали вслед за рыцарем и зайдя внутрь, не глядя свалив вещи, уселись за стол.
  - Позвольте сэр рыцарь, займите мою спальню. Эй Мерса, смени там постель!
  - Слушай Лапоть или как тебя там, надеюсь ты почистил тут все? - Ехидно бросил Норен Золотю, одновременно накладывая Лабиннагу рагу из дымящегося горшка.
  - Да, но где...
  - На чердаке поспишь, там места хватит.
  Спустя час закончив с едой и все-же разгрузив вещи, сквайры вновь поселились в покинутую пару недель назад комнату.
  - Ха, действительно не воняет, а я уж думал, тут все сжечь придется. - Плюхнулся на кровать Норен.
  - Да, неплохо чмырь бородатый постарался, хотя скорее всего, его тупой сынок здесь ишачил.
  - Слушай, расскажи наконец, чем там у тебя все закончилось.
  - Давай потом, спать охота.
  - Да ты уже неделю все потомкаешь, давай колись!
  Немного поворчав, Алугилак всё-таки сдался и подначиваемый напарником неохотно продолжил свой рассказ о деньгах конунга:
  - Прирезали значит эту бабу с двумя её кузенами в лесу...
  - Ты же говорил она пропала.
  - ЭЭ... так это потом выяснилось, ты не перебивай. А дорога та, аккурат по нашей земле проходила, ну и как нашли повозку, к нам конунг сразу прискакал, да не один, а со всей свитой, начали вынюхивать, выискивать. Нашли одного парня, друга моего, он недавно на охоте поранился, но тут дело такое, сразу в колодки его бросили, пытать начали. Я и не стерпел, прокрался с батей ночью в темницу, да стражу...
  - А что там твой батя забыл?
  - Я сказал не перебивай, он тоже знал его хорошо, с его отцом дружил. Освободил, значит, но куда же от конунга на его земле уйдешь? Поэтому, сел я на корабль купеческий, что у нас тогда стоял, к Венасу этому..., ну которого мы того..., а дальше ты знаешь.
  - А с другом твоим, что случилось?
  - А? Да помер он в пути. Ладно хорош трындеть, давай спать. - Закончил северянин, заваливаясь на бок.
  Посидев еще с минуту, Норен посмотрел на усердно храпящего друга, покачал головой и задув лучину, последовал его примеру.
  
  
  
***
  Несмотря на необъяснимую спешку, приятелем все же удалось уговорить своего нового патрона остановиться на пару суток отдыха и на утро второго дня они смогли наблюдать проход через деревню того, что осталось от войска Ларпака.
  На этот раз этой дорогой шла не только их сотня, но и несколько других, путь которых видимо лежал к окрестным селам. Радостных лиц было не видать и шествие больше походило на похоронную процессию, чем на торжественное возвращение победителей. Множество ополченцев шло с наспех перевязанными конечностями, у них отсутствовали пальцы и судя по подвязанным челюстям были выбиты зубы, а также встречались и те, кому не повезло потерять в сражениях глаз. В обозных телегах позади стонали тяжелораненые, самые невезучие из них, что получили ранения в живот уже отмучались и лежали в отдельных повозках накрытые тканью. Время от времени кто-то из покойников выпадал из импровизированного "катафалка", когда тот наезжал на очередную кочку. Молчаливые крестьяне, видя это сами приходили на помощь измотанным обозникам, женщины перевязывали раны, а некоторые предлагали взять к себе раненых бойцов, что могли не пережить дорогу.
  Обсуждая увиденное Норен с Алугилаком стояли перед воротами и пытались разглядеть знакомые лица. В одном из раненых людей графа, который потерял обе ноги они с трудом смогли опознать Акосу, тот находился в бреду и бормотал, что-то бессвязное пока местная знахарка втирала ему в культи какую-то зеленую жижу. Наконец в толпе промелькнули знакомые усы и после нескольких выкриков, Тобис заметно прихрамывая подошел к ним.
  - Здорова. Думал не свидимся больше, эк вы как поднялись то.
  - Да что там, трупаков больше копать не придется, а так работа та-же. - Лениво ответил Норен.
  - Ну не скажи, нечасто бывает, что господа себе в сквайры простого человека брали, на моей памяти только единожды такое было.
  - Что мы, ты как? Где Нохар с Солебом?
  - Да вот подстрелили меня, когда на стены шли, в лагерь кое как доковылял и начал меня там этот коновал мучить, вот и потерял ребят то. Может к другой сотне пристали или не дай Единый сгинули. Кстати слыхали, что графом то нашим случилось?
  - Нет, а что?
  - Опосля как вы уехали сел он пировать, да и нам бочки выкатил, ну а там толи потравил его кто-то, толи порчу какую напустил. Одни говорят его светлость в мучениях помер, другие, что всего струпьями покрыло, третьи, что в монстра перекинулся, даже и сам не знаю во что верить. Суматоха началась, одного рыцаря из наших вместе с женой ихнего графа повесили, людишек местных не счесть сколько перебили, а после того и чернокнижник ваш пропал.
  - А...
  - Эй Тобис хватит болтать, иди на постой становись, да харч принимай! - Выкриком прервал их разговор невысокий прыщавый мужик.
  - Ладно парни, пойду я, а то этот сынок цехового старшины с нас три шкуры спустит, даст Единый еще свидимся.
  Когда Тобис вновь скрылся в толпе, Алугилак почесывая отросшую щетину спросил, кивая в сторону важно расхаживающего десятника: - Может наваляем этому хрену?
  - Не, забудь, только хуже сделаем, знаю я эту породу. - Отмахнулся Норен и с секунду постояв задумчиво продолжил. - Пошли собираться, а то там железяка уже землю копытом роет, все ему неймется, да и нам лучше свалить отсюда побыстрее, слыхал что случилось, как бы не проделкой лысого оказалось.
  - Точно, хрен его знает, что там ему граф наобещал, может не отдал и это он его так.
  - Вот и я о том же.
  
***
  Ближе к полудню усевшись на коней приятели в последний раз окинули деревню взглядом.
  - Надеюсь больше в это поганое местечко я не вернусь. - Мрачно пробормотал Алугилак сплюнув под ноги вышедшим провожать "дорогих" во всех смыслах гостей хозяевам, трогая свою кобылу.
  Норен же весело усмехнувшись, выудил из кошеля пару медяков и кинул их в Золотя, попав тому прямо в бороду.
  - Это за постой и харч, только не растратьте все. - И со смехом двинулся за остальными, наблюдая за тем как побагровевший от ярости староста выдает затрещины Клоду, который было потянулся за упавшей на землю монеткой.
  
  Глава 14.
  
  Дорога за Серастом не сильно изобиловала достопримечательностями и изрядно заскучавший Норен наконец решил уточнить причину такой необычной торопливости рыцаря.
  - Сир, я не понимаю зачем так спешить, до Сендама три дня перехода, раньше не успеем, а вы гоните нас будто на свадьбу опаздываете.
  - Важнее друг мой, гораздо важнее! - Торжественно провозгласил Лабиннаг. - Слышали, как его светлость говорил, что его величество погиб? Да не отпирайтесь, знаю, что слышали. Так вот, сейчас настает интересное время, начнется борьба за место у трона, ведь молодой король Рекион не является прямым наследником, и мы должны поскорее прибыть ко двору моего отца, чтобы предложить свои услуги. - Закончил он, явно гордясь своей проницательностью.
  - А кто ваш отец? - Заинтересованно спросил Алугилак.
  - Сеньор этих земель, его сиятельство герцог Готфион Алевантский.
  В ответ последовало изумленное молчание.
  - Вы наверно хотите спросить почему же я здесь, а не прохлаждаюсь в Лестаме? - Не замечая этого продолжил рыцарь. - Я решил прославиться сам, мои деяния должны войти в летописи независимо от имени моих благородных предков. - И горделиво подбоченившись обернулся. - А какова ваша история?
  - Да так, ничего интересного.
  - И все же?
  - Познакомились мы в моем родном городе Мероране, где я занимался э... торговлей с одним из купцов, у которого Алугилак в караванной страже состоял. Ну а там в общем не сложилось дело и ... - Тут Алугилак громко откашлялся, при этом выразительно глянув на компаньона.
  - ... и мы решили уйти от этого торгаша, а там и лыс... мастера Рагжаса встретили. - Быстро закончил Норен.
  - Хм, а ты Алугилак ведь наверняка с Астуса?
  - Не знаю, что такое этот Стус, мы свое побережье Мельсаком называли, Земля Дождей, по-вашему.
  - Я слышал у вас там много всяких идолов которым вы в жертву людей приносите, а также есть те, кто Единому поклоняется и даже южные культы Ферры в почете. Как это может быть? - С не понимаем спросил патрон.
  - Чем большему количеству богов поклоны бьешь или дары приносишь, тем больше сила твоя и удача. - Уверенно заявил северянин. - Но мой клан всегда только перед Рагсолом склонялся, повелитель огня и покровитель воинов не терпит соперников в этом деле, а насчет живых людей в дар приносить это все враки. Бывает конечно, что немощный старик или хворый человек, чтобы избавиться от мучений себе кинжал в сердце вонзает, но то их воля.
  - Манускрипты святых, которые явили нам невероятные благие чудеса, учат нас, что нет и не было богов в мире кроме Единого.
  - Видел я в ваших землях разные храмы этих святых и если они бьют требы одному богу, то почему враждуют и режутся меж собой?
  - Единый сотворив мир... Судари! ЭЙ СУДАРИ! - Прервал теологический спор выкрик, с открывшегося за поворотом небольшого мостика через речку, отчего напарники вместе с рыцарем напряженно навострили свой взгляд вперед.
  На хлипком, деревянном строении стоял всадник. Точнее рыцарь. А еще точнее очень бедный рыцарь межевик, судя по его снаряжению.
  - Что вам угодно сэр? - Подъехав ближе поинтересовался Лабиннаг, пытаясь высмотреть лицо незнакомца за густой рыжей щетиной.
  - Я вижу вы благородной крови сэр и должны как никто понять меня. Я сэр Сабарак, дал обед охранять этот мост, и чтобы пройти по нему вы должны преломить со мной копья в честном бою! - Продекларировал тот, поддерживая рукой шлем, который явно был ему немного великоват.
  - Мое имя сэр Лабиннаг и я почту за честь принять ваш вызов! Нет ничего славнее рыцарского поединка! - Пафосно отсалютовал ему сын герцога.
  Пообщавшись еще пару минут, они определили, что местом "турнира" станет небольшая, заросшая мелким сухим кустарником, поляна на обочине около трехсот футов в длину. И заняв свое место, Лабиннаг начал споро, при небольшой помощи приятелей, надевать свои доспехи.
  - Вы уверенны сир, что стоит это делать? - Скептически спросил Норен, подавая патрону копье.
  - Этого требует моя честь! Имя рода будет опозорено, если откажусь от вызова! Я думал такие славные бойцы как ты, такое понимают.
  - Конечно сир, простите меня за глупый вопрос.
  Слишком взбудораженный предстоящим действием, Лабиннаг не заметил явного сарказма в голосе оруженосца и склонив голову набок, буквально вскочил на Победителя крикнув своему противнику:
  - Я готов сэр! Пусть святой Нилатс дарует победу достойнейшему!
  - Приступим же! - Раздалось с другой стороны.
  - ПУУУТЬ ЧЕСТИ! - Прокричал девиз, во всю мощь своих легких отпрыск дома Алевантских, опуская забрало.
  Пришпорив коней и устремив свои лэнсы вперед, рыцари бросились друг на друга. За несколько секунд преодолев разделяющие их расстояние они с ужасающим треском столкнулись примерно на середине поляны, а спустя еще мгновение послышалось лошадиное ржание и лязг падающего тела. Схватка закончилась также стремительно, как и началась.
  Подождав пока уляжется пыль, Алугилак внимательно всмотрелся в происходящие и грязно выругался - Лабиннаг проиграл.
  В это время Сабарак, сделав круг над поверженным противником и издав победный клич, больше напоминающий хохот, подъехал к компаньонам и властным голосом бросил:
  - Эй вы слуги. Собирайте все свое барахло и тащите ко мне. - И не дав им времени сказать ни слова в ответ, ускакал обратно к месту схватки, где спешившись, начал снимать с Лабиннага его доспехи.
  Впрочем, он успел только расстегнуть ремешок на шлеме, как ему пришлось уворачиваться от зубов и копыт Победителя, защищающего своего хозяина.
  - Успокойте эту клячу! Теперь по закону тут все принадлежит мне! - Гневно проревел триумфатор, опасливо отскакивая подальше.
  - Скажи Норен, ты думаешь о том же о чем, и я? - Спросил Алугилак поигрывая топором.
  Ответив кривой ухмылкой, его напарник схватил со своей лошади сумку с драгоценностями и неспешно направился вперед.
  - Да благородный сэр, сейчас иду! - Крикнул он, отвлекая внимание.
  - Пошевеливайся, иначе вышибу из тебя все дерьмо, как из этого юнца! - Засмеялся рыжий явно довольный своим остроумием. И дождавшись Норена отвесил ему пинка, ткнув пальцем в Дестритэ. - Управься с ним, да побыстрее!
  - Извините сэр, но эта скотина совсем не управляема, в прошлый раз, когда я к ней подошел она выбила мне два зуба, её лучше прирезать.
  - Я сейчас выбью тебе остальные, если не будешь меня слушаться!
  - Я говорю правду сэр, только мой хозяин мог с ней управляться.
  - Ладно разберусь, что ты там притащил? Дай сюда!
  Вырвав из рук суму, рыцарь-разбойник открыл ее и в его глазах загорелись огоньки алчности.
  - Там есть еще сэр, принести сразу все?
  - Да, да, тащи!
  Ослепленный серебром и золотом бородатый ничего не замечал, кроме цепочек и серег в своих руках, поэтому мощный удар обухом топора по затылку стал для него полной неожиданностью и издав невнятный всхлип неудавшийся богач рухнул на землю закатив глаза.
  - Ну и кто теперь кому зубы выбьет падаль? - Задал риторический вопрос Норен, со всей силой пнув "защитника переправы" по голове, отчего тот потерял оба передних резца. Добавив еще пару раз, он наконец успокоился, и приятели общими усилиями перевернули "сэра" на спину.
  - Ну и воняет же от него.
  - В выгребной яме родился, поэтому и смердит. Видал я один раз такого.
  - Это где?
  - Был случай, лет семь, может восемь назад, около Мерорана околачивался. С крестьян деньги тряс, купчишкам мелким прохода не давал, но зарвался видать. Послал наш барон за ним два десятка стражников, да и вздернул на городской площади. Воняло от него также. Ладно пойду гляну, что там с железякой.
  Поборов наконец брезгливость Алугилак принялся обыскивать Сабарака, но спустя пару минут он с сожалением вынужден был констатировать, что поживиться тут нечем. Из всего имущества у разбойника имелось: Изъеденная ржой старая кольчуга, пестревшая множественными заплатками и рваная в подмышках, погнутый после его удара шлем из плохого металла, булава с кривыми ржавыми гвоздями, кухонный нож, восемь медяков в кошеле, и где-то неподалеку валялся разбитый щит.
  - Ну что там? Наш живой!? - Закончив, крикнул он компаньону.
  - Кажись да!
  - Ну хорошо, а что с этим делать будем!? Железяка точно не обрадуется, если мы его просто так прирежем!
  - Погоди! У меня идея!
  Подбежав к телу с обломком копья в руке, Норен еще раз осмотрел рыжего и скомандовал:
  - Давай, тащи его туда.
  - Зачем?
  - Давай, щас все объясню.
  Отнеся "благородного рыцаря", под рассказ подельника на двадцать футов к мосту, северянин бухнул его на землю, отчего у того явно что-то хрустнуло.
  - Думаешь сработает?
  - Ага. На, втыкай, но только посильнее.
  Взяв из протянутой руки обломок лэнса, Алугилак примерился, крякнул и со всей силы всадил его в горло жертвы.
  - Дело сделано. - Отряхнул от несуществующей грязи ладоши Норен. - А теперь пошли будить победителя.
  
***
  - И все же, расскажи мне еще раз, как я его одолел. - Уже в десятый раз за последние два дня попросил донельзя довольный собой Лабиннаг.
  - Вы набросились на него как медведь на дворнягу сир, ваш конь сразу опрокинул его жалкую клячу, а вы, пробив лэнсом щит сэра Сабарака ударили ему прямо в горло и подбросили вверх на три фута. К сожалению, он тоже попал вам в голову смяв забрало, после этого вы упали на землю и потеряли на пару минут сознание. - В очередной раз повторил историю Норен сдерживая ухмылку, когда патрон при последних словах опять попытался снять шлем. Заклинившие крючки стали их маленькой местью рыцарю за эту авантюру.
  - Нет, нет. Мой противник, почтил меня честью нанеся этот удар, ведь он погиб в благородном поединке и его душе зачтется это, когда он предстанет перед Единым. Но почему у него были выбиты все зубы, ведь когда я разговаривал с ним они были целы?
  - Победитель тоже участвовал в схватке, когда сэр Сабарак вылетел из седла, он в воздухе лягнул его копытом.
  - Молодец! - Погладил коня по гриве рыцарь. - Я ведь сам его всему обучил! Отец подарил мне его, когда он еще был жеребенком, мы вместе играли и тренировались с самого детства. - В ответ конь, обрадованный похвалой, довольно фыркнул.
  Тут к счастью Норена, избавив его от дальнейших расспросов из-за поворота появился отправленный в разведку Алугилак.
  - Город там, за холмом сир, до захода не долго осталось, но если поторопимся, то успеем до закрытия ворот. - Отдышавшись доложил северянин.
  - Прекрасно, тогда вперед господа!
  
  Глава 15.
  
  Через несколько часов утомительной скачки отряд наконец достиг точки назначения, но сквайры, не смотря на всю усталость все равно не удержались от удивительного присвиста взглянув на открывающийся вид.
  Ведь даже при лунном свете крепостные укрепления столицы Сендамского графства выглядели намного более внушающими чем у Стромэлских соседей:
  Покрытые известью стены двадцатифутовой высоты, унизывали сорокафутовые башни, а протекавшая под ними река Сенда образовывала естественный полуров, за которым располагался земляной вал, усеянный частоколом. Оделенные же от него полосой незастроенной земли предместья, ширина которой составляла футов семьсот-восемьсот, по виду содержались в образцовом порядке, а не были налеплены друг на друга, как в Стромэле.
  У подвесного моста уже успела скопиться очередь из крестьян, ремесленников и мелких купцов, спешащих в город, но не обращая на нее никакого внимая Лабиннаг повел свою свиту прямо к трем стражникам, лениво собирающим подать за вход.
  - Благородным вход бесплатный, за лошадь, коня или телегу - серебряк, с виллана два медяка, с ремесленника четыре, с купца полушка, с воина полушка и еще два. - Не выпуская трубки изо рта, заученно пробормотал старший из них, подходя ближе. - И сдать оружие.
  - Не видишь кто перед тобой!? Мой меч заберут только из моих хладных рук!
  - Венен! Эй Венен, иди сюда! - Крикнул стражник, отходя на пару шагов назад.
  Несколько мгновений спустя из сторожки за воротами раздался злой мат, треск разбитой посуды и наконец оттуда пошатываясь появился еще один человек, судя по одежде бывший десятником караула.
  - Что!?
  - Очередной межевик не хочет сдавать оружие.
  - Бросай свою побрякушку сюда или убирайся из города! Таков закон его светлости Ларпака! - Проревел Венен, угрожающе хватая глефу прислонённую к стене.
  - Ты что пьян свинья!? - Спрыгнул с коня Лабиннаг. - Не видишь мой герб!?
  - Какой герб ты ... - Тут взгляд десятника упал на попону Победителя, украшенную золотым вепрем на синем щите.
  Мнгновенно переменившись в лице тот, откинул глефу в сторону. - Простите меня сир! - И, бросился вперед, выдавая затрещину подчиненному. - Сукин сын! Ты, что ослеп!? Это же шевалье Алевантский!
  Закончив процедуру наказания, мгновенно протрезвевший начальник вновь обернулся к Лабиннагу, отвесив низкий поклон. - Еще раз простите меня сир, эти олухи просто дурни из трущоб, которым повезло получить здесь место.
  - Хорошо, прощаю. - Ответил рыцарь, вновь усаживаясь верхом. - Вот пять серебряных и еще четыре медными.
  - Нет, нет, пожалуйста проезжайте, в Сендаме всегда рады вас видеть.
  Усмехнувшись оруженосцы последовали за смущенно пожавшим плечами патроном, вполуха прислушиваясь к гневным крикам позади:
  - Уроды, помойные отребья! - Я вас всех заживо сгною...
  
  
***
  Плутая по то опускающимся, то поднимающимся кривым улочкам города, напарники уже отчаялись найти трактир, соответствующий высоким требованиям своего сеньора. Первый попавшийся, тот отмел сразу, едва бросив взгляд на хозяина, второй забраковал из-за стойла, третий не понравился названием и уже почти доехав до центральной площади, они наконец с облегчением услышали довольное похмыкивание.
  - Ну что же, вон тот кажется выглядит вполне приличным.
  Проследив за пальцем, друзья увидели две скрещенные куриные ножки на вывеске большого трёхэтажного, деревянного здания с пристроенной рядом конюшней. В которой служил настоящий конюх, а не "бездельники служки", как выразился Лабиннаг, промышлявший подковыванием лошадей, и к наибольшей его радости, тот согласился снять заклинивший шлем за умеренную плату.
  Стойко претерпев все мучения, рыцарь наконец освободился из своей маленькой темницы и первым делом сунул голову в стоящую рядом бочку с водой. Не смотря на все его опасения юный шевалье отделался легким испугом: у него изрядно помялся нос, но до перелома не дошло и сильно распухла нижняя губа, а остальные мелкие царапины можно было в счет не брать.
  - Странно. - Произнес хозяин конюшни вертя шлем в руках. - Первый раз вижу, чтобы крючки после удара так погнулись.
  - Все бывает впервые. - Скороговоркой пробормотал Норен, быстро выхватывая у того предмет снаряжения.
  
***
  Оставив оруженосцев разбираться с вещами Лабиннаг удалился в обеденный зал и после получаса утомительной переноски грузов, в ходе которой трофейным мечом была пропорота походная палатка, они злые и голодные подходили к широкой двери трапезной, как тут дорогу им перегородили двое вышибал.
  - Куда прете батраки!? Объедки будут в полночь раздавать. - Пробасил первый, окидывая напарников презрительным взглядом.
  Вид Норена с Алугилаком после всех передряг в текущем месяце действительно оставлял желать лучшего: Котты были грязны и обтрепаны по краям, сапоги размочалились до такой степени, что Норену вчера пришлось подвязывать подошвы, чтобы те не отвалились, да и сами лица с запавшими глазами и неряшливо торчащей щетиной, не вызывали доверия.
  - Слушай сюда, я и мой друг сквайры сира Лабиннага и если ты не уберёшься с дороги, будешь всю жизнь жрать свои помои! - Выйдя вперед заявил Алугилак, гневно вперив взгляд в бугая.
  - Слыхал Мест, какие борзые нынче бродяги пошли! - Усмехнулся второй доставая из-за пазухи небольшую дубинку с металлическим навершием. - И даже господина себе выдумали.
  - Что тут за шум!? - Выглянула из двери чрезвычайно жирная престарелая харя.
  - Все хорошо хозяин, тут бродяги какие то, сейчас разберемся.
  - Побыстрее. - И брезгливо окинув оруженосцев взглядом, начальство вновь скрылось за дверью.
  - Ты дикарь видимо плохо слышишь. Это заведение для благородных, всяким отребьям здесь не место, так что забирай свою подружку и валите в ту канаву откуда вылезли, к своему сэру помойной крысе. - Угрожающе проговорил Мест, вытаскивая точно такую же дубинку.
  Схватив Норена за руку, не давая тому вытащить стилет, северянин сделал простое лицо и обиженно спросил:
  - Так, чтотж вы сразу то не сказали, что тока для благородных? А если мы приведем такого, вы нас пустите?
  В ответ первый громко расхохотался, а его напарник, похлопывая себя по животу насмешливо бросил:
  - Если отыщите у себя в яме кого-то, ведите сюда.
  - Договорились. - Отсмеявшись добавил Мест.
  Оттащив гневно сверкающего глазами Норена подальше от входа, Алугилак направился обратно в конюшню весело насвистывая, что-то про себя.
  - Ты, что это проглотишь!? Гасить их надо!
  - Они ведь благородного хотят, щас получат! - Ответил здоровяк и целеустремленно пошел дальше.
  Зайдя внутрь он сначала под недоуменный, а потом веселый взгляд товарища, отвязал от стойла сонного Победителя, предварительно дав тому морковку и погладив коня по крупу, посмотрел на компаньона.
  - Ну что, пойдем познакомим этих уродов с нашим другом.
  В это время, двое охранников "элитного" заведения весело переговаривались между собой, посмеиваясь над недалекими болванами, что не могут отличить постоялый двор от той кучи навоза где живут. Вдруг эту интеллигентную беседу прервал цокот копыт, доносящийся откуда-то неподалеку.
  - Опять, что ли один из этих болванов-межевиков залил глаза и не видит где конюшня? - Устало проворчал Мест.
  Не успел его напарник ответить, как из-за угла появились те двое, ведя под уздцы какую-то лошадь.
  - Вы, что чертова отрыжка, не поняли меня!? Забирайте свою навозную клячу и валите отсюда! - Спутав в темноте шерсть на ногах Дестритэ с грязью, проревел взбешенный вышибала.
  - Вы же хотели видеть благородного? Вот он! - С идиотской ухмылкой на лице прокричал Алугилак.
  - Не хочешь по-хорошему значит!? Тогда получай! - Замахнулся дубинкой "секьюрити" целясь в обнаглевшего дикаря, но тот в последний момент, с неведомой проворностью увернулся, и удар пришелся в бок лошади
  Победитель очень устал. Даже для такого здорового и сильного коня этот марш-бросок оказался сильно выматывающим, и теперь поев отборнейшего овса он хотел лишь спокойно отдохнуть в той прекрасной конюшне. Но эти двое, что последние полторы недели таскались за его хозяином, зачем-то повели его куда-то.
  Удар палкой застал сонное животное врасплох, и был не сколько болезненным, сколь обидным и унизительным, отчего боевой конь, мгновенно скинув дремоту, пришел в ярость, которая мгновенно была устремлена на его обидчика.
  Гневное ржание Дестритэ, разнесшееся по всей улице, больше напоминало трубный рев, призывающий к штурму.
  Не ожидавший такого поворота событий Мест, попытался было отогнать от себя озверевшее транспортное средство, замахнувшись своим оружием еще раз. Заметивший это конь, ни секунды немедля, нанес мощный удар подкованным копытом своему противнику прямо в пах, отчего вышибала, выпучив глаза рухнул на мостовую, больше не подавая признаков жизни. Его напарник, с отрытым до селе ртом, наблюдавший за разворачивающимся представлением, грязно выругавшись, выхватил из высокого ботинка длинный клинок с зазубринами по всему лезвию и широко расставив ноги начал медленно продвигаться вперед. Победитель, увидев нового врага, не очень-то испугался этого столь грозного на вид ножика и пошел в лобовую атаку. Оставшийся неизвестным для Норена с Алугилаком приятель Места, видимо сильно переоценил свои силы, а также выбранную им тактику в этом поединке, потому что в следующий момент был смят широченной конской грудью, и отброшен в сторону. Ударившись о стену как мешок с навозом, он проскользил по ней до основания, упав в углу в позе просящего милостыню, Дестритэ же, сметя это маленькое препятствие на полном ходу врезался в ранее охраняемую дверь, и начисто вышибив оную ворвался в зал.
  Подойдя поближе и посмотрев сквозь пролом, друзья смогли наблюдать, как все находящиеся внутри буквально остолбенели от случившегося, ведь жеребец, расправившись с двумя охранниками только вошел во вкус битвы, принявшись крушить дорогие лакированные стулья и столы, попадающиеся ему на пути. Наконец сквозь грохот донесся испуганный вопль трактирщика:
  - Что тут происходит!? Чья это лошадь!?
  Нерастерявшийся Лабиннаг, мгновенно узнавший своего коня, немедленно кинулся вперед, мертвой хваткой повиснув у того на шее, и спустя несколько минут ему все-же удалось успокоить разгневанное животное. Но вечер только продолжался и теперь все взгляды были устремлены на Норена с Алугилаком, неторопливо вошедших в трактир.
  - Как это понимать!? - Чуть ли не в унисон прокричали рыцарь и трактирщик.
  - Эти отбросы сир, называемые здесь вышибалами, отказались нас пускать, обозвав отребьями, а вас помойной крысой, когда мы сказали, что служим у вас сквайрами! Мы привели в доказательство вашего благородного коня, но эти пентюхи обозвали его навозной клячей и принялись бить палками! - Наябедничал Алугилак.
  - А этот все видел. - Добавил Норен, указав пальцем на владельца постоялого двора.
  - Это правда?
  - Конечно сир! Мы вам, когда ни будь врали?
  - Ты! - Обернулся к толстому, престарелому хозяину заведения шевалье.
  - Но... но посмотрите на них, если бы я знал... я бы не когда...
  - Довольно! Такие оскорбления чести смываются кровью! - Выхватывая мизерикордию проревел Лабиннаг.
  Сидевшие в помещении еще два рыцаря согласно закивали на это утверждение.
  - Молю мессир! Пощадите! Я не хотел! - С грохотом упал на колени толстяк.
  Сделав несколько кругов вокруг вновь впавшего в спячку коня, юный сын герцога все же немного остыв убрал оружие и вновь обратился к трактирщику:
  -Принимая во внимание, что ты не благородных кровей, а я нахожусь в твоем доме, было бы уроном моей чести зарезать беспомощного старика.
  Рыцари вновь одобрительно закивали.
  - Благодарю мессир! Я...
  - Не перебивай! Завтра ты пойдешь к капитану городской стражи и скажешь, что сэр Лабиннаг Алевантский велел выдать тебе, всей твоей семье, кроме младенцев и здешним служкам по десять плетей.
  - Я...
  - Я останусь здесь и лично проверю твою спину!
  - Такой разгром, кто...
  - Твоя вина! Или ты отрицаешь?
  - Нет, нет что вы!
  - Еще верни деньги, что взял за постой и отнеси моим оруженосцам поесть, да не объедки со стола.
  - Слушаюсь сир. - Покорно уронил голову на грудь хозяин двора, опасаясь новых требований.
  - Браво сэр! Святой Яиреб не рассудил бы лучше! - Поднялся один из двух "кивающих" рыцарей. - Не хотите ли отужинать с нами? У такого благородного человека, явно есть множество интересных историй.
  - Конечно господа. Только мне особо не о чем рассказать. - Смущенно пожал плечами Лабиннаг.
  - Ну тогда может мы вам расскажем пару походных баек. - Ответил второй. - Прошу.
  - Интересно будет завтра посмотреть на этого жирдяя. - Усмехнулся Норен, поднимаясь вслед за Алугилаком по лестнице.
  - Я бы лучше посмотрел, как его пороть будут. Эй ты и вина не забудь!
  - Грязный дикарь. - Сквозь зубы пробормотал трактирщик, с ненавистью глядя на напарников.
  - Что ты там вякнул?
  - Хорошо господин!
  
  Глава 16.
  
  - Девять! - Хекнул палач, нанося очередной удар, от которого на радость зевакам "всеми уважаемый господин" Кернак в очередной раз завизжал как свинья.
  - Десять!
  Рыдая от боли и унижения владелец постоялого двора, подхваченный своими сыновьями, пошатываясь еле отлип от позорного столба и под веселое улюлюканье толпы спустился с помоста.
  - Следующий!
  - Ну что, насмотрелся? - Нетерпеливо подогнал коренастый, своего лузгающего орешки товарища.
  - Да ладно тебе. Дай еще посмотреть. Чего такой кислый?
  Надувшись, Норен отвернулся. Он не мог признаться, что откровенно побаивается палачей и ежесекундно с содроганием представляет, как тот заметит его и ткнет пальцем, подзывая к себе. Тем более, от шуточек Алугилака не будет покоя как минимум недели две, а это еще хуже.
  - У нас куча дел, забыл, как железяка нагрузил?
  Дел действительно было невпроворот, вставший не стой ноги Лабиннаг, все утро придирался по мелочам, а обнаружив порванную палатку совсем сорвался с цепи закатив получасовую лекцию о надобности сбережения имущества и отправил в город со словами не возвращаться без шатра как минимум в два раза больше. Кроме этого, в поручения входили: посещение бани, цирюльника, местной ярмарки, кузнеца, и главное - портного. К этому заданию прилагался, на всякий случай пергамент, с личной подписью патрона.
  - У нас было бы больше времени, если бы ты не испортил эту гребанную палатку.
  - Это не я засунул туда меч.
  - А куда его еще было девать?
  - Ладно, проехали. Хватит жрать, пошли уже.
  
***
  Заплатив по три медяка напарники хорошенько напарившись, побрившись и постирав одежду, теперь бродили по базарной площади выискивая где бы сбыть добытое честным путем барахло.
  - Не густо. Пробурчал Алугилак, осматривая мелких купчишек и старух торгующих в основном рыбой и луком. - Может найдем лавку какую?
  - Да все закрыто, не базарный день видать.
  - Что мы наше...
  Тут на отвлекшегося северянина с разбегу налетел, какой-то тип, чуть не сшиб того с ног.
  - Куда прешь баран!?
  - Простите, простите... стражу... да... простите. - Рассеянно протараторил тот, пытаясь протиснуться между компаньонами.
  - Ну-ка погоди! - Схватил его за руку Норен. - Да я тебя знаю. Это же тот тип из обоза, что вещички у мужиков скупал!
  - Мне стражу...
  - Успокойся! - И "добродушно" схватив торгаша за плечи, Алугилак отвесил ему звонкую оплеуху.
  - Прошу не бейте! Я все отдам!
  - Ты что, рехнулся?
  - Нет, нет. Меня... меня грабят. Надо позвать стражу, его светлость бы им ох...
  - Давай говори по порядку. - Еще раз встряхнул купца Норен.
  - Там трое в моей лавке, пришли недавно, сказали, что я им должен пять фунтов сейчас и по полфунта каждый месяц, а когда я отказался они меня ударили. Я упал, притворился мертвым. Они сказали, что сами все найдут и принялись там все громить. Я отполз незаметно, вот! - Немного придя в себя поведал свою историю скупщик награбленного.
  Почесав затылок, Норен усмехнувшись подмигнул товарищу и покровительным тоном обратился к пострадавшему:
  - Сейчас решим твою проблему.
  - А...
  - Без "бобиков" разберемся. Показывай давай свою лавку.
  Постоянно охая и ахая тот все же довел их до места назначения и остановившись у входа в довольно прилично выглядящий двухэтажный дом, Норен еще раз почесав затылок начал излагать план действий.
  Спустя пару минут подготовки, после того как Алугилак криво ухмыльнулся в знак согласия, он придав себе наиболее расхлябанный вид дернул за ручку входя внутрь.
  - Местных бандитов, успевших навести здесь настоящий разгром, они застали веселящимися за распитием какого-то пойла, судя по стонам позади, довольно дорогого. Но как только дверь захлопнулась, те мгновенно подскочили и напряженно уставились на вход.
  - Не сдох значит. - Подал голос мужик со шрамом через все лицо, высмотрев дрожащего купца позади. - А вы кто такие, шавки твои!?
  - Я Ловкач, это Мясник, а ты кто такой!? - Ответив, вызывающе вернул вопрос Норен.
  - Ша! Я тут задаю вопросы!
  - А рожа у тебя не треснет? Это наш человечек и вы его обидели, нехорошо получается.
  - Слышь пацан, здесь нет ничего вашего! Весь этот конец под Крутилой сидит.
   - Залетные, валите отсюда! - Вышел из-за спины меченого, еще один, но был быстро задвинут обратно главарем.
  - Ваш Крутила остался не удел! Теперь здешние "мешки" башляют Железяке!
  - Это еще, что за хрен!?
  - Последнему псу, кто назвал его так, он выбил все зубы, а потом в лесу прикопал! Слыхал небось про Сабарака, у него еще Ржавый кликуха была?
  - Ну шкет, ты нарвался! Давай ребята!
  После этой команды бандиты мгновенно повыхватывали ножи и кастеты, начав медленно рассредоточиваться по довольно просторному помещению.
  Заметив явную опасность, Норен кивком дал знак Алугилаку и тот быстро достав из-за спины свёрток, сдернул с него ткань, обнажая баронский меч.
  - Спокойно мужики, вы ведь не хотите, чтоб мой кореш покрошил вас в капусту? Он с этой штукой ох какой мастак. - Усмехнулся "Ловкач" складывая руки на груди.
  Пару секунд поколебавшись, главарь противной шайки все-таки нехотя приказал своим убрать оружие.
  - Ладно, давай по нормальному. Не хорошо ваш босс вот так, в чужое дело лезет.
  - Да ему пофиг на все! Видал че седня на площади творилось? - Вставил свои пять медяков "Мясник".
  Но быстро замолчал под тяжелым взглядом подельника.
  - Про что это он?
  - Да вчера не понравилось ему как с ним в "Двух курицах" обошлись, так он обоих быков, что на входе стояли сразу загасил, а жирдяя, что там всем заправлял, сегодня высекли за неуважение.
  От удивления у бандитов глаза на лоб полезли.
  - Слухай Шрам, видал я этих парней, Места и Мельна. Мужики говорят - не поделил Кернак с каким-то бугром, что-то. Так первый до сих пор говорит не может, а второго в скорбный дом увезли. Да и про этого Собрака или как там, тоже кажись слыхал, за городом вроде околачивался. - Изумленно пробормотал третий рэкетир своему главарю.
  Поборов растерянность, меченый показав ладони, наконец под тяжестью аргументов, сдался.
  - Хорошо парни, мы уходим, но Крутила это так не оставит.
  Кивнув в ответ, "Ловкач" отошел от двери, выпуская Шрама с подчиненными наружу.
  Для верности подождав еще несколько минут напарники наконец смогли расслабиться.
  - Ты куда лезешь? Я же сказал, что говорить я буду. - Утирая со лба пот, Норен недовольно пихнул Алугилака.
  - Так все же хорошо вышло. Видал какие у них глаза стали. Тем более через пару дней нас здесь уже не будет.
  - Просто повезло, что эти такими дурнями оказались.
  - Э... судари. - Осторожно трогая их за плечи, подал о себе знать торгаш. - Все кончилось?
  - Да, можешь уже перестать дрожать.
  - Спасибо вам большое, спасибо! Ах да совершенно забыл! Чивонибар. - Заявил тот протягивая руку.
  - Чего, чего? - Опешили оба.
  - Чивонибар. - Повторил тот обиженным тоном. - Зовут меня так.
  - Ах это. Кстати раз уж мы теперь такие друзья не пора ли поговорить о благодарности, за твое спасение.
  - Я вам очень благодарен, но посмотрите, что эти тати здесь учинили. - Начал заламывать руки купец.
  - Может нам стоит позвать их обратно? - Угрожающе надвинулся на него северянин.
  - Нет, что вы! Может я и смогу отыскать несколько монет в этом бардаке.
  - Не кочевряжься, видели тебя у Стонфа, знаем сколько загребаешь, тем более мы предлагаем сделку. - Хлопнул его по спине Норен.
  - Это как?
  - Все это... - Продолжил он, вываливая на уцелевший стол, вещи и драгоценности. - Ты купишь у нас по честной цене, с небольшой добавкой, разумеется.
  
***
  
  На удивление компаньонов в лавке Чивонибара нашелся даже шатер нужного размера, а оставшиеся покупки прошли вовсе как по маслу. Благообразный старичок портной, завидев пергамент рассыпался в любезностях клятвенно пообещав, что пошьет приличные платья и котты за два дня. И дойдя до кузнеца они уже предвкушали сытный обед в трактире, как внезапно возникла проблема - тот наотрез не хотел брать ожеронские монеты, а главное сделать все быстро.
  - Ну какая тебе разница? Здесь три фунта чистого серебра, меч так и быть отдадим за пять.
  - Во-первых, не ты, а вы. Имей уважение к старшим сопляк. - Нахмурился усатый оружейник. - Во-вторых: за две кольчуги, шлемы, поддоспешники, боевой кистень и щит, всего восемь фунтов, половина из которых мечом, что еще потом продать надо, а вторая ожеронскими. Да еще все за два дня сделать!? Это просто издевательство!
  - Чем тебе меч то не нравиться?
  - Он под руку сделан, дурень! Рукоять менять полностью придется!
  - Это личная подпись сына здешнего герцога. - Решил применить последний аргумент Алугилак, тыча в лицо кузнецу пергаментом.
  - Да хоть самого герцога! Допустим кольчуги делать не придется, его светлость большой заказ перед походом дал, вот лишние и остались. Поддоспешники, щит и цеп тоже не проблема, но это все переделать под вас, несколько раз примерить, чтоб нигде не терло, вдобавок еще шлемы ковать. Тут работы не меньше чем на неделю. - Устало принялся объяснять тот. - Тем более, откуда я знаю, что тут нацарапано, грамоте то не обучен.
  - Ладно, сколько ты хочешь?
  - Ну давай, посчитаем: За кольчуги пять с половиной, за шлемы два, и остальное один с тремя четвертями, меч так и быть за четыре с полушкой возьму, итого девять с четвертью.
  - Да это грабеж, какой-то!
  - Я свою работу на советь делаю, вот и цена такая. Вдобавок наценка за ваши монеты, мне ведь еще их менять придется. Где вы вообще их взяли?
  - Да был тут один. - Прошипел Алугилак.
  - Ладно мужик...
  - Мастер!
  - Хорошо мастер, договорились. - Нехотя пробурчал Норен, понимая, что денег после этого не останется совсем.
  - Половину вперед.
  - Размечтался, четверть.
  - За четверть дольше будет. - Усмехнулся усач.
  - Уговорил, но смотри, ежели не управишься в срок ...
  - Мое слово - камень.
  - Держи. - Кинул оруженосец, увесистый позвякивающий мешок на стол.
  Тщательно взвесив содержимое оружейник, расплылся в добродушной улыбке, направившись в глубь кузницы.
  - Прошу за мной господа, снимем с вас мерки.
  - Что-то у меня дурное предчувствие насчет этой недели. - Поделился с напарником Норен, дождавшись, когда кузнец отойдет подальше.
  - У меня тоже, как бы этот Крутила не учудил что-нибудь. - Ответил здоровяк.
  И обменявшись кислыми взглядами, подельники последовали вслед за мастером.
  
***
  - Не выставляй ногу так далеко! - Стукнув по конечности деревянным мечом, наставительным тоном проговорил Лабиннаг.
  - Постараюсь сир. - Простонал Норен, выпрямляясь.
  - Сделай, а не старайся!
  Уже третий день патрон гонял по просторной конюшне своих оруженосцев, уча тех основам пешего боя.
  - Один я бы справился с десятерыми такими как вы. - Бросил рыцарь, отражая яростный натиск Алугилака, одновременно ставя тому подножку.
  - Простолюдинам простительно нападать сзади, но дозволивший себе такое сквайр, навсегда обесчестит себя, а главное своего сеньора! - Продолжил он. - Вы более не торговец и стражник! Вы теперь мое Копье, мы часть одного целого! - Воздев меч, продекларировал шевалье.
  - Да сир. - Устало пробормотали оба.
  - Отлично, я очень рад, что вы меня поняли. А теперь умойтесь и приступим к урокам этикета. - Закончил сир Алевантский, направившись к наспех заделанному входу в трактир.
  Подождав пока тот скроется из виду, друзья испустили горестный вздох и поковыляли к бочке с водой.
  - При лысом, этой фигни не было. - Буркнул здоровяк, окунаясь в емкость с головой.
  - Не говори. - Повторил процедуру второй. - Сейчас еще будем приседать перед бабами учиться.
  Но выйдя во двор, коренастый неожиданно остановился - его недавние опасения полностью подтвердились. Из-за угла появилась знакомая рожа со шрамом и усмехнувшись просипела:
  - Куда намылились ребятки!? Зовите своего босса, пусть готовится ответ держать. - Пока он говорил, из подворотни подступило еще шесть человек, беря гостиницу в полукольцо.
  Но не успели друзья открыть рот для ответа, как из окна второго этажа высунулся Лабиннаг.
  - Давайте поскорее там! - Нетерпеливо обратился тот к ним.
  Заметив новое действующее лицо, явно являющееся искомым начальством конкурирующей шайки, Шрам сложив ладони рупором прокричал:
  - Эй ты, спускайся сюда, базар есть!
  - Ты как со мной разговариваешь пес!? - Мгновенно вспылил рыцарь.
  - Он сказал, что есть разговор! - Отталкивая меченого, вышел вперед невысокий, прилично одетый мужчина, лет тридцати, с очень тонкими кистями рук.
  - Кто ты такой, чтобы приказывать мне!? И о чем это я должен с тобой говорить!?
  - Меня Крутилой звать, а говорить мы будем о твоих делишках!
  Придя в ярость от услышанного, шевалье выругавшись пропал из окна, вскоре из здания послышались быстрые шаги человека, спускающегося по лестнице. Наконец дверь с грохотом распахнулась, при этом в очередной раз слетев с петель и с перекошенным от гнева лицом Лабиннаг предстал перед Крутилой.
  - Сир, вы бы взяли с собой меч, это похоже разбойники. - С невинным лицом, прошептал Норен патрону.
  - Я не собираюсь пачкать свой клинок, кровью этого мусора.
  - Хватит там шептаться, пора отвечать за свои поступки!
  - Что ты мелешь!? - Проревел рыцарь, подходя ближе к бандиту.
  - Я слыхал о твоем нраве, но тебе Железяка меня не запугать.
  - Какая еще железяка!?
  - Хватит играть в дурака! Это ведь ты тот самый Железяка, что грохнул Ржавого, мне про тебя все рассказали. Что решил я не замечу, как ты на моей земле, решил мешков трясти, думаешь если бобиков прикормил, тебе все с рук сойдет?
  От обилия непонятных фраз у Лабиннага разболелась голова.
  - Но я сегодня добрый, верни деньги в двойном размере и проваливай из города, а то я могу и по-плохому. - Подал знак своим бойцам Крутила и те ухмыляясь начали вытаскивать свое оружие.
  Далее ситуация стала развиваться стремительно: Едва завидев первый нож, шевалье мгновенно выхватив мизерикордию, сразу всадил её в глаз все еще ухмыляющемуся Крутиле и не теряя времени бросился на остальных.
  Перехватив руку с тесаком ближайшего из растерявшихся бандитов, он одним движением вспорол тому горло, одновременно врубая лезвие в плечо стоящего рядом. Пришедший в себя Шрам попытался было достать рыцаря стилетом, но мгновением позже с удивлением обнаружил тот торчащим у себя в животе и испустив оглушающий крик рухнул на мостовою.
  Ошарашенно наблюдавшие за этим Норен с Алугилаком бросились было на помощь патрону, но едва сделали первый шаг, как оставшиеся в живых разбойники, потеряв сразу обоих главарей, впали в панику и дав стрекоча кинулись в рассыпную. Продлившаяся несколько секунд схватка, закончилась разгромным поражением банды.
  Проводив взглядом улепетывающих, Лабиннаг утвердительно кивнув головой, вытащил мизерикордию из тела Крутилы и пинком перевернув на спину скулящего на земле Шрама, спокойно перерезал тому глотку.
  - И все же кто это был и что они хотели? - Как ни в чем не бывало, спросил он, подходя обратно к компаньонам.
  - Разбойники сир. - Через пару мгновений ответил Норен.
  - Они говорили, что-то про деньги.
  - Сир, может их подослал трактирщик? Он постоянно жаловался как дорого вы ему встали. Я сам слышал. - Немного подумав добавил северянин, вспоминая "грязного дикаря".
  
***
  В отличие от портного, кузнец сдержал свое слово и спустя четыре дня после боя у гостиницы, хозяин которой ожидал повешенья на следующей неделе, товарищи в полном снаряжении выезжали из города направляясь на встречу с герцогом.
  - Теперь в Лестам сир? - Пригибаясь под тяжестью кольчуги, которую ему запретили снимать, спросил Норен.
  - Нет. Мой отец в это время года любит устраивать большую охоту неподалеку от Листской деревни, туда и поедем. - Бросая монетку нищему, обозначил путь тот.
  Норен с Лабиннагом уже выехали за ворота, когда немного отставшего Алугилака заинтересовали листки пергамента, во множестве расклеенные на надвратной башне, по обоим сторонам от подъемной решетки.
  - Скажи служивый, что здесь написано? - Спросил он, подведя лошадь ближе к сторожке.
  - А это. - Уточнил толстоватый стражник лет сорока. - Награда за воров и убийц разных. - Поведал привратник. И постояв с секунду, быстро оглянувшись полушёпотом продолжил:
  - У нас прости Единый, в городе черте что творится стало, когда его светлость того, тать вот объявился. Поймали мы значится пару дней назад одного подрезанного бандюка, а он нам и говорит, что этот новый совсем сущий зверь. Гостиницу Две курицы под чистую разнес, людей там побил, денег видимо платить ему не захотели, купцов на базарной площади данью обложил так, что даже мастер гильдии Чивонибар из города сбежал. Потом, прямо у Двух куриц поножовщину с другой шайкой устроил, а самое страшное, как нам этот беззаконник сказал, господину капитану нашему он деньги платит. Уже несколько дней прошло, а приказа на поиск лихоимца нету, это как пить дать капитан своего дружка прячет. Господина Кернака то, за несговорчивость сначала высекли, теперь вешать будут. Мы как это услыхали, так сразу удавили от греха подальше этого подранка, мало ли кто услышит. - Еще раз оглянувшись закончил служивый, направляясь обратно в сторожку, но хлопнув себя по голове вернулся. - Забыл. Он ведь нам перед смертью и имя этого душегуба черного поведал, странное какое-то, Железякой кличут.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"