Басманов Дмитрий Викторович: другие произведения.

Ближайшая цель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обычный рейс космического рудокопа заканчивается катастрофой. Экипаж корабля оказывается в смертельной опасности. И разобраться во всём предстоит капитану. Сможет ли?


  

Глава 1

  
   Астероидное поле, раскинувшееся между орбитами двух крупных спутников газового гиганта, оказалось на редкость богато залежами кремниевой руды. Капитан Крейдон давно искал его и уже отчаялся было найти. Помогла купленная при случае карта распределения плотности вещества, по ней-то и удалось вычислить координаты этого кремниевого "эльдорадо".
   Крейдон потёр руки и улыбнулся. Трюмы его космического корабля "Странник" забиты рудой до отказа, самое время найти ближайший космический док для разгрузки. И потом снова назад, к астероидам и как можно скорее! Пока ушлые разведчики крупных рудодобывающих корпораций не разнюхали это место. Тогда с месторождением можно было бы распрощаться: огромные "Гиперкарго" - транспорты, в тысячи раз большие "Странника" - растащат руду всего за месяц-другой. При мысли об этом Крейдон поёрзал в своём пилотском кресле и тряхнул головой. Ну, уж нет! Он успеет отщипнуть свой кусочек пирога.
   - Эй, Хэб, подойди-ка на мостик! - позвал Крейдон по внутренней связи.
   Хэб служил на "Страннике" бортинженером. Пять лет назад Крейдон нашёл его на станции какой-то периферийной системы. Тогда он только начал набирать команду и ему позарез нужен был толковый бортинженер. А Хэбу, недавно покинувшему родную планету, нужны были деньги. О цене они договорились сразу, и Крейдон не прогадал - Хэб оказался отличным специалистом.
   - Есть проблемы, кэп? - спросил он с порога.
   - Наша навигационная система проложила маршрут, - задумчиво проговорил Крейдон и провёл рукой по голографической карте. - Вот здесь отмечена траектория до ближайшей станции "Мозз-4". Но меня смущает небольшая туманность на нашем пути. - Крейдон ткнул пальцем в точку на линии. - Вот здесь, на этом отрезке. Что думаешь?
   Хэб подошёл к аппаратуре и принялся изучать показания навигационного компьютера.
   - Плотность материи невысока. Думаю, должны проскочить. А попробовать другую траекторию?
   Крейдон вздохнул.
   - Пробовал. Руды мы загрузили под завязку, и теперь нужна прорва энергии, чтобы разогнать всю эту массу. И любое отклонение резко увеличивает время в пути. А мне бы этого никак не хотелось. К тому же топлива у нас в обрез.
   Хэб пожал плечами.
   - Добавь мощности на фронтальные силовые поля.
   - Дельная мысль, Хэб! Мы, пожалуй, так и поступим.
   Хэб покинул мостик, и Крейдон лениво развалился в кресле. До станции "Мозз-4" примерно сутки перехода на сверхсветовой скорости. Придётся потратить почти всё топливо для энергореактора, но игра стоила свеч: на деньги, вырученные от продажи руды, можно будет расширить грузовой отсек и пополнить запасы. Возможно, удастся сделать с десяток рейсов, прежде чем разведчики из "Рудокона" или скауты из "Планетарных шахт" обнаружат активность "Странника" и проследят его маршрут. Хотя, если действовать осторожнее, можно продержаться неделю или даже целый месяц! Тогда они имеют все шансы хорошенько разбогатеть, но особенных иллюзий по этому поводу Крейдон не питал.
   Вызов Хэба по внутренней связи вывел Крейдона из задумчивости.
   - Кэп, я тут провёл серию наблюдений по туманности, что мы должны пересечь. Она довольно любопытная по структуре и составу. Я бы взял образцы.
   - Слушай, Хэб, ты же знаешь - пыль меня не сильно интересует. Если только она не золотая. К тому же, сам понимаешь, для забора проб придётся сбрасывать сверхсветовую и выходить в релятивистское пространство. А это всё затратно по энергии!
   Хэб помедлил с ответом.
   - Видишь ли, - произнёс он с расстановкой, - судя по спектральному анализу, туманность на восемьдесят процентов состоит из кремния. И у меня есть подозрения, что это остатки столкновения двух встречных и довольно больших метеоритных потоков. Мне бы всего два часа, кэп!
   - Тут каждая минута на счету! А ты предлагаешь потратить их целых сто двадцать на какую-то пыль...
   - Наверняка, после столкновения осталась не только пыль, - не унимался Хэб. - А вдруг есть крупные куски? К тому же мы можем попробовать отследить траекторию потоков и найти сам метеоритный рой. Думаю, он должен быть очень богат кремнием. Теоретически, конечно.
   Крейдон откинулся на спинку кресла и сцепил пальцы. Почему бы и нет? Может, Хэб прав. Если ему удастся обнаружить что-то дельное, то, по крайней мере, появится запасной вариант. Теоретически, конечно.
   - Так и быть. Но только один час.
   Крейдон внёс все необходимые корректировки в план полёта. Теперь его участие в пилотировании было минимальным. На малых скоростях в объёме кубических парсеков пустого пространства управлять кораблём было бессмысленно, а при переходе к сверхсветовым скоростям просто невозможно. Всё управление осуществлялось интеллектуальной навигационной системой: она рассчитывала и скорость, и траекторию - нужно было только указать конечную точку маршрута. Объёмы вычислений были колоссальными, и они выполнялись мощными вычислителями. Постройка подобных систем требовала, в том числе, и большое количество кремния. Поэтому кремниевая руда ценилась особенно высоко.
   Крейдон родился в поселении рядом с гигантской фабрикой по производству вычислителей. Его родители обслуживали на фабрике автоматизированные производственные линии. Однажды отец взял маленького Крейдона с собой. Тогда совсем ещё несмышлёный пацан - он стоял и с нескрываемым восторгом наблюдал, как гигантские ковши подхватывали новые и новые порции огненно рыжей руды и ссыпали её на бегущую конвейерную ленту.
   Когда Крейдон вырос, он уже неплохо разбирался в общей сути процессов. Но идти по стопам отца не захотел. Он хотел летать на монументальных "Гиперкарго" и добывать руду повсюду в космосе. Отец благосклонно отнёсся к этим устремлениям и, несмотря на протесты матери, через знакомых смог устроить сына в космический док на орбите планеты. Промаявшись несколько лет на службе в доке и устав от тщетных попыток устроиться пилотом, Крейдон решил действовать самостоятельно. Он распродал всё своё имущество, купил подержанный космический грузовичок. Благодаря связям в доке, ему удалось получить ограниченную лицензию на разработку руды, и Крейдон принялся набирать команду.
   С тех пор прошло почти семь лет. Теперь у него имелся небольшой счёт в Галактическом банке, бессрочная лицензия и улучшенный рудовоз "Странник" с командой из трёх человек. С одним из них Крейдон сейчас собирался обстоятельно поговорить. Он спустился на нижнюю палубу и прошёл к медотсеку. Постучался.
   - Да, Крей, входи!
   Хатч служила медиком. Невысокая коротко стриженая брюнетка, она был родом с Земли. Крейдон познакомился с ней случайно в одном из баров, когда после порции экзотического коктейля ему стало плохо. Хатч первой пришла на помощь.
   - Я поболтать хотел с тобой. Пока время появилось.
   Хатч поджала губы и вздохнула.
   - Послушай, я не изменю своего решения, чтобы ты мне не предложил. Извини.
   - Мне даже нельзя сказать, что я всё ещё надеюсь?
   - Сказать можешь, - улыбнулась она в ответ. - Но даже не думай меня уговаривать, решение я уже приняла!
   - Сколько ты служишь на "Страннике"? - спросил Крейдон, прислонившись спиной к металлической стенке. И сам же ответил: - Пять лет. Пять лет, Хатч! Разве я мало плачу?
   - Дело не в деньгах, Крей! Мне нужно двигаться дальше...
   - Да, да, - перебил её Крейдон, - я уже слышал про твою идею о службе в Научном Корпусе где-нибудь на орбите поближе к Галактическим мегаполисам. Я же не против, чтобы ты пошла на повышение. Но давай немного повременим, а?
   - Я не могу ждать, извини. У меня сейчас достаточно денег, есть отличное предложение. Работа, которую мне предложили - это моя цель в жизни, понимаешь? Я к ней стремилась, и я этого не скрывала, когда шла на "Странник". Ты знал об этом, Крей.
   - Да, знал, - вздохнул Крейдон и направился к выходу. - Скоро мы будем на станции "Мозз-4". Там можешь сойти, если не передумаешь.
   Пневмодверь медотсека плавно закрылась. Крейдон постоял секунду на месте. Ему жалко было терять Хатч, всё же она была не только отличным медиком, но и прекрасным компаньоном и собеседником. За пять лет он привык к ней, а нанимать нового человека Крейдону отчаянно не хотелось. К тому же недавно он уже принял на борт новичка - Руиза, оператора рудодобывающей установки.
   Крейдон решил заглянуть в лабораторию Хэба. Там он застал бортинженера за дисплеем связи. Судя по оживлённой беседе и милым улыбкам, Хэб болтал со своей семьёй. С экрана на Крейдона смотрела миловидная женщина в обнимку с похожей на неё как две капли воды девчонкой-подростком. Обе - как и Хэб - рослые, светловолосые.
   - Всё, родные, до связи! - Хэб подмигнул в камеру и отключился.
   - Симпатичные у тебя девчонки!
   - А то! - не без гордости произнёс Хэб. - Жаль вот только прозябают в поселении. Думаю, как-нибудь вытащить их поближе к цивилизации. Как считаешь, Крейдон?
   - Не знаю. Как-то не задумывался, где могла бы жить моя семья. Но на периферии, кажется, спокойнее?
   Хэб подёрнул плечами.
   - Скажешь тоже! Сам-то свою колонию без особого восторга вспоминаешь. Думаешь, там лучше? Я и в космос-то подался с одной целью: заработать деньжат, да вытащить девчонок. Может годика через два-три получится.
   - Если ты так намекаешь на прибавку к жалованию, - хмыкнул Крейдон, - то пока тебя не обрадую, извини. Дела, сам знаешь, как идут.
   - Да уж, - кивнул Хэб и грустно улыбнулся. - Знаю.
   Крейдон хлопнул его по плечу.
   - Да, брось ты, Хэб! Всё образуется! Найдём мы золотую жилу, и вытащишь ты своих куколок, обещаю! А пока проверь увлажнитель в климат-контроле. Воздух сухой идёт.
   - Ладно, кэп, гляну, - отозвался тот и пошёл собирать инструменты.
  

Глава 2

  
   Станция подтвердила разрешение на стыковку. Крейдон передал управление кораблём автоматической стыковочной системе и включил общую связь. "Всем приготовиться! - сообщил он команде. - Стыковка через тридцать секунд!"
   "Странник" скользнул в открытый проём шлюзовой камеры. Крейдон бегло осмотрел стандартный грузовой док. На посадочной платформе уже горели сигнальные огни, а роботы-манипуляторы ожидали команды на разгрузку. Станция "Мозз-4" не могла похвастаться современным оборудованием, но проблем с опустошением трюма возникнуть не должно. Крейдон в предвкушении прибыли от хорошей продажи широко улыбнулся. Корабль плавно опустился на платформу, послышался гул выдвигаемых опор. "Странник" замер на секунду и вдруг резко качнулся на правый борт так, что Крейдон едва не вылетел из кресла.
   - Дьявол! - чертыхнулся он и запросил по общей связи: - Все целы?
   Первым отозвался бортинженер.
   - Я цел. В лаборатории упала стойка с аппаратурой и пробами. Что это было, кэп?
   Крейдон изучил показания бортового компьютера.
   - У нас, кажется, вышла из строя задняя правая опора. Досадно. Хатч, Руиз! Как вы?
   - Это Хатч, у меня всё в норме! Правда, придётся снова порядок в медотсеке наводить. Крей, признайся, ты же специально это подстроил!
   - Ну, да, само собой! - буркнул Крейдон в ответ.
   Руиз не отзывался. Крейдон несколько раз вызвал его, прежде чем услышал его голос.
   - Я цел, капитан. Но у меня плохие новости: в грузовом отсеке лопнул шов на одном контейнере с рудой. Его нельзя разгружать в таком виде, он развалится.
   Крейдон выругался. Это какой-то вселенский заговор! Или диверсия шпионов из "Планетарных шахт", не иначе.
   - Сколько нужно времени на ремонт?
   - Около трёх часов.
   Крейдон почесал подбородок.
   - Хорошо, дуй в лабораторию Хэба за инструментами. Поможешь заодно там прибраться. Потом залатай контейнер, Хэб тебе не откажется помочь. Через три часа разгружаемся. А я пока прогуляюсь по станции, улажу кое-какие дела. До связи.
   Крейдон покинул мостик. Зашёл в каюту, чтобы переодеться, и мимоходом заглянул в медотсек. Хатч раскладывала по полкам рассыпавшиеся препараты и приборы.
   - Собрала вещи?
   - Ты меня уже выгоняешь?
   - Что ты! - Крейдон махнул рукой. - Но ты меня хотя бы дождись. Попрощаемся.
   Хатч улыбнулась.
   - Слушаюсь, капитан! Иди, не беспокойся. Тут ещё не меньше часа уборки. Успеем попрощаться.
   Крейдон поспешил к шлюзовой камере. Его выход на станцию не был обязательным - все бюрократические процедуры, связанные с пребыванием на станции, а так же любые торговые операции легко проводились по электронным коммуникационным каналам. Но Крейдон любил побродить по хитросплетениям пустынных коридоров Сервисной Зоны, непременно наведывался в многолюдный Коммерческий Сектор, где обходил местные магазины и бары. Иногда эти блуждания приносили практическую пользу.
   Сейчас же он брёл в гомонящем потоке посетителей станции к яркой голографической вывеске большого кафе. Крейдон уселся за столик у высокой стеклянной витрины, заказал порцию "Звёздного десанта" - бодрящего безалкогольного коктейля. "Конечно, неплохо было бы и выпить!" - подумал Крейдон, но всё же решил отложить возлияния до возвращения на борт. Тем более, что повод был. И даже не один. Крейдон вздохнул и посмотрел сквозь витрину на идущих по коридору станции людей. Некоторые, казалось, шли строго к определённой цели, решительно, напористо. Они задавали общее направление движения людского потока, их лица светились уверенностью. Они что-то громко обсуждали между собой или общались через персональные коммуникаторы. Другие же бродили туда-сюда совершенно бестолково, бесцельно. Шли поперёк потока толкались, создавали пробки и давку. Эти люди иногда неожиданно останавливались, озирались удивлённо. Крейдон улыбнулся. Давно ли он сам был таким? Беспомощным и растерянным в самом эпицентре людского потока. Да и сильно ли изменился с тех пор? Его размышления прервал звонок персонального коммуникатора. Вызывала Хатч. "Крей! Срочно возвращайся на корабль! - говорила она быстро и взволновано. - У нас серьёзные неприятности!"
   Крейдон бежал так быстро, как только мог. Словно хотел оторваться от всех бед, преследовавших его сегодня. Уже через пятнадцать минут, взмокший и запыхавшийся, он стоял в медотсеке возле прозрачной капсулы с Руизом. Над приборами жизнеобеспечения нависла хмурая Хатч, неподалёку стоял Хэб. Вид у него был совершенно беспомощный.
   - Что произошло?! - выпалил Крейдон, отдышавшись.
   - Руиз зашёл в лабораторию, помог мне поднять стойку, - пробормотал Хэб. - Я отдал ему сварочное оборудование и сказал, что буду в грузовом трюме через десять минут. Когда я пришёл, Руиз лежал возле повреждённого контейнера. Я сразу же вызвал Хатч. Медроботом мы погрузили его на капсулу и доставили сюда.
   Хатч развела руками.
   - Я ничего подобного в практике не встречала! У Руиза явные нарушения в работе всей нервной системы, при этом никаких следов поражения, инфекции или интоксикации. Странно. Все органы целы, мозг не повреждён, но что-то не позволяет ему нормально функционировать. Сохранилась частичная мышечная активность. Иногда Руиз пытается двигаться, но делает это бессознательно. Нам нужно срочно доставить его в станционный госпиталь. Здесь я бессильна ему помочь!
   - Исключено, - отрезал Крейдон и обратился к Хэбу: - Подготовь к разгрузке целые контейнеры с рудой. Как только освободим грузовой отсек - сразу улетаем.
   - Крей! - воскликнула Хатч и сжала кулаки. - Ты с ума сошёл?! Руизу нужна срочная госпитализация! Мы обязаны помочь ему!
   - Я капитан, - спокойно и холодно возразил Крейдон, - и здесь я принимаю решения. И несу за них ответственность.
   - Но...
   - Послушай, - Крейдон повысил голос, - если мы сейчас отдадим Руиза, нас могу закрыть на карантин. И тысячи тонн руды нам придётся отправить в свободный полёт к звезде этой планетной системы. И ты, Хатч, останешься без выходного пособия, а я - без единого килограмма топлива. Мне его просто не на что будет купить. Понимаешь?
   - Да плевать мне на это, Крей! - рассердилась Хатч и посмотрела на Хэба, ища поддержки. Тот сделал вид, что не заметил её многозначительного взгляда и продолжал стоять молча.
   - Обещаю тебе, - произнёс Крейдон, смягчив тон и приобняв Хатч за плечи, - мы поместим Руиза в госпиталь на другой станции, сразу же, как пристыкуемся! Найдём самую современную станцию. На "Мозз-4" - я в этом более чем уверен - нет нужного медицинского оборудования. Это же древняя станция, Хатч! Вряд ли Руизу тут помогут!
   Кажется, его слова достигли цели. Хатч на секунду задумалась.
   - Хорошо, - наконец, сказал она. - Может быть ты и прав. Но нам нужно поторопиться! Сомневаюсь, что Руиз долго протянет в таком состоянии.
   Крейдон кивнул Хэбу, и они вышли из медотсека. Бортинженер отправился в трюм, а Крейдон поднялся на мостик. Он тяжело опустился в кресло пилота и побарабанил пальцами по подлокотнику. Дело принимало неожиданный оборот. Если корабль закроют на карантин, то "Странник" можно будет смело сдавать на переплавку. С такой отметкой в электронном бортовом журнале его не примет ни одна станция. Или бить тревогу рано? Вдруг пока они доберутся до следующей станции, Руиз поправится? Надежда слабая, но всё же. Крейдон поискал на бортовом навигаторе ближайшую станцию с самым высоким техническим уровнем. Потом запросил на "Мозз-4" разгрузку, попутно заказав реакторное топливо. Уже через полтора часа "Страннику" дали добро на взлёт.
  

Глава 3

  
   Крейдон ошарашено рассматривал технический отчёт бортового компьютера. Прошло всего три часа полёта на сверхсветовой, до того как система самодиагностики обнаружила неполадки в главном энергореакторе. Крейдон вызвал по связи Хэба.
   - Взгляни на это! - сказал он бортинженеру и передал отчёт на его компьютер.
   - Внезапная потеря мощности, - прочитал тот, - структурные нарушения. Что за бред?! Реактор был в отличном состоянии, я его лично проверял!
   - Я понятия не имею, - произнёс Крейдон, - но мы вышли в обычное пространство и пока летим по инерции. Энергии на двигателях недостаточно.
   - Я отправлю ремонтный дрон в комнату контроля. Проверим, что там к чему.
   Крейдон тяжело вздохнул. Интуиция подсказывала ему, что все неприятности впереди. Хорошо ещё, что они не слишком отдалились от "Мозз-4". Крейдон спустился в медотсек. Хатч возилась с датчиками портативного энцефалографа.
   - Есть изменения? - поинтересовался Крейдон.
   - Никаких... - сокрушённо покачала головой Хатч. - И чем дольше Руиз находится в таком состоянии, тем меньше шансов...
   - У нас...кгхм...временные трудности с реактором, - проговорил Крейдон. - Но сейчас Хэб разбирается с этим.
   Включилась общая связь. Это был Хэб.
   - Кэп, дрон вышел из строя, едва оказался в комнате контроля. Похоже, вся техника восстала против нас! - Он продолжил после паузы: - Я надену защитный костюм и сам посмотрю. Даёшь добро?
   - Подожди, я приглушу реактор. Пока переключимся на аккумуляторы.
   Хатч гневно сверкнула глазами, но ничего не сказала. Крейдон вернулся на мостик и приказал бортовому компьютеру перейти на резервное электроснабжение.
   - Можешь входить, Хэб, - сообщил он.
   На экране появилась картинка с камеры, прикреплённой к защитному костюму Хэба. Тот находился перед дверью шлюза, отделяющего комнату контроля от основного помещения корабля. Хэб помедлил. Проверил ещё раз исправность системы жизнеобеспечения. И, наконец, разблокировал электрозамки шлюзовой двери. Гидравлические приводы легко сдвинули массивную плиту в сторону. Помещение комнаты контроля освещалось только аварийными фонарями, в их неярком свете с трудом можно было различить контуры стоек с аппаратурой управления реактором и толстые пучки энергокабелей. Хэб держался уверенно - защитный костюм обладал встроенным инфракрасным зрением, так что сумрак не был помехой. "Плохая видимость, - сообщил Хэб, - тут, похоже, задымление". Он прошёл мимо центральной консоли, повозился с диагностической панелью, что-то бурча себе под нос.
   - Кажется, я нашёл причину, кэп! - воскликнул Хэб. - Прогорела оболочка седьмого энерговывода. Замыканием и потоком плазмы сожгло удерживающий магнит. Под раздачу попал и сервисный кабель. Я переключил прокачку мощностей через целые энерговыводы. Думаю, двигатели мы сможем запустить. Но ремонт нужен серьёзный, придётся возвращаться на "Мозз-4"!
   - Всё понятно, - отозвался Крейдон. - Давай, Хэб, уходи оттуда. Что-то неспокойно мне.
   Хэб забрал ремонтного дрона, валявшегося недалеко от входа, и покинул комнату контроля. Видеотрансляция прервалась, и Крейдон позволил себе немного расслабиться. "Слушай, кэп, - раздался по связи голос Хэба, - я тут в примесях дыма кое-что интересное обнаружил! Пойду, поковыряюсь в лаборатории. Заодно проверю дрон". Крейдон согласился. Предварительный тест системы показал: мощности, передаваемой на двигатели, едва хватит, чтобы разогнаться "Страннику" до околосветовой скорости. А значит, возвращение на "Мозз-4" затягивается. Он сообщил об этом Хатч. Та мрачно заметила, что не ручается за жизнь Руиза, но постарается продержать его до стыковки. Крейдон сжал кулаки, стиснул зубы. Если им удастся выпутаться из этой передряги, он заплатит Хатч двойное - нет, хаос его побери! - тройное выходное пособие!
   Бортовая навигационная система получила новые указания. Реактор вышел на номинальную мощность, особые поля изолировали "Странника" от евклидовой реальности, поместив корабль в собственную систему отсчёта. Здесь действовали другие геометрические соотношения, что позволяло, двигаясь в пределах релятивистских скоростей, преодолевать в реальном мире гигантские расстояния.
   Крейдон пошевелился в кресле, потёр затёкшую руку. Потом ещё раз проверил и перепроверил расчёты, которые проводил последние два часа. Количество потерянной из-за неисправности энергии оказалось незначительным, но его было явно больше, чем выделилось при коротком замыкании. Даже если учитывать несколько килограммов испарившегося ферромагнетика и термозащиты. Или Крейдон запутался в формулах, или врут системы самодиагностики. Хэб мог бы взглянуть на расчёты свежим взглядом и, наверняка, нашёл бы, куда делась разница. Но на вызов он не откликался. Крейдон подключился к камере наблюдения, установленной в лаборатории. Хэб стоял возле стола спиной к объективу и, казалось, что-то рассматривал на экране хроматографа. Потом он вдруг поднял руку на высоту плеча, запрокинул голову. Прошло секунд десять, и бортинженер сделал шаг назад, неуклюже вывернув стопу. Вторая рука принялась описывать в воздухе нелепые фигуры. Ещё через секунду Хэб медленно опустился на пол.
   Крейдон сорвался с места, на ходу вызывая Хатч. "Готовь медробота! Быстро!" - крикнул он. Уже через минуту они стояли перед дверью лаборатории. Хатч была бледна, губы её дрожали.
   - Что случилось, Крей?!
   - С Хэбом что-то происходит! Сейчас сама всё увидишь...Заходим!
   Они вошли. Впереди катилась роботизированная платформа с манипуляторами-подъёмниками. Помещение лаборатории было небольшим, Хэб лежал почти у самого входа. Робот быстро переложил тело на платформу и подключил датчики. Хатч склонилась над ним. Глаза Хэба были открыты, но смотрели совершенно безжизненно. От этого кукольного взгляда Крейдону стало не по себе.
   - Те же симптомы, что и у Руиза! - произнесла она и повернулась к Крейдону. - Что это, если не эпидемия?!
   - Изолируй Хэба в медотсеке, - распорядился он, - а сама перебирайся ко мне на мостик. Оттуда можно удалённо управлять медицинской аппаратурой.
   Робот с телом бортинженера в сопровождении Хатч покинули лабораторию. Крейдон окинул взглядом работающие приборы. Что исследовал Хэб? Прикасаться к аппаратуре он не рискнул. Доступ ко всем материалам и результатам можно было получить по внутренним электронным коммуникациям. Крейдон вернулся на мостик; там его уже ждала Хатч. Она сидела в кресле помощника капитана и растерянно смотрела на картинку, передаваемую камерой наблюдения в лаборатории. Крейдон встал рядом.
   - Смотри-ка, - вдруг сказал он и провёл пальцем по сенсорному датчику, масштабируя картинку. - Голова у Руиза вся в пыли, будто он из старого шкафа вылез!
   Хатч моргнула.
   - Робот приводил его в порядок, прежде чем поместить в капсулу. Что за ерунда?
   Крейдон тем временем навёл камеру на лежащего Хэба. Медленно обследовал каждый сантиметр. На волосах возле ушной раковины он обнаружил пыльный налёт, едва различимый из-за оптических искажений и квантования сигнала.
   - Я думаю, это не пыль! - сказала, наконец, Хатч. - Возможно, это колония микроорганизмов. Нужно проверить!
   - Проверь, - согласился Крейдон. - А я пока разберусь с исследованиями Хэба. Чувствую, они как-то связаны с нашими неприятностями.
   Он уселся в кресло и подключился к компьютеру в лаборатории. Нужные данные отыскались быстро. Хэб снабдил почти все результаты исследований аудиокомментариями. "Образцы соскобов с костюма защиты, - говорил его взволнованный голос, - по спектральным показателям очень близки к образцу номер один. Внутренняя структура пробы идентична. Удивительно! Но это абсолютно та же пыль, что и в первом образце! Не пойму только, как она могла оказаться в контрольной комнате?" Крейдон открыл виртуальную пространственную модель. Крошечные треугольники разных оттенков образовывали удивительно гармоничную фрактальную структуру, похожую на ветвистое дерево с множеством расходящихся в бесконечность лучей-отростков. В пояснениях к модели Хэб указал: "Основу структуры составляют кремний-полимерные цепочки с нестандартными связями. Каждый сегмент представляет собой самодостаточный активный агент. Образец номер один нужно показать толковому химику, чтобы прояснить некоторые аспекты аномальной адгезии и способности к репликации отдельных фрагментов". Крейдон задумался. Что за "образец номер один"? Он просмотрел несколько каталогов с записями, пока не нашёл нужную. Образец номер один был сформирован, когда "Странник" проходил туманность на пути к "Мозз-4". Последний комментарий к пробе гласил: "Утрачен в результате повреждения контейнера".
   - Что у тебя? - спросил Крейдон.
   Хатч провела рукой по лицу.
   - Ничего. Стандартная диагностика не выявила наличия вируса или грибка. Это обычная кремниевая пыль!
   Крейдон вдруг почувствовал, что смертельно устал.
   - Не совсем обычная, - проговорил он, откидываясь на кресле. - Это сложноорганизованная структура. Я, честно говоря, мало что понял из записей Хэба, посмотри, может быть, ты разберёшься. А я пока пойду, вздремну.
   Крейдон спустился в свою каюту. До стыковки со станцией осталось около пяти часов, так что часик-другой сна ему не помешают. Заснул Крейдон сразу, едва улёгся. Сновидения пришли бестолковой чередой гротескных сюжетов, причудливо переплетающихся, лишённых логики. Крейдону снились коридоры станции, ветвящиеся подобно фрактальной структуре, по коридорам куда-то спешили люди. Крейдон со страхом заглядывал в глаза прохожим, а они взирали на него кукольным взглядом Хэба и торопились дальше. Потом он проснулся от сигнала вызова. Хатч плакала. "Руиз умер!" - всхлипнула она и отключилась.
  

Глава 4

  
   Крейдон обнял Хатч за плечи.
   - Иди, отдохни теперь ты. Мы всё равно уже ничем не можем помочь.
   - Это ужасно, Крей! - снова всхлипнула она. - Мне кажется, я знаю, с чем мы имеем дело... - Хатч указала на экран, где вращалась трёхмерная модель, и со вздохом продолжила: - Я сначала не могла сообразить, что же мне напоминает эта структура. Здесь есть определённый порядок, гармония. Каждая часть повторяет целое и, будучи отделена, способна к регенерации и росту в самостоятельную структуру. И только когда я масштабировала модель, я поняла, на что она похожа. Это же нейронная сеть, Крей! Вглядись в эти отростки. Это же аксоны! Посмотри на картину электрической активности: она в динамике! Звучит странно, но наша пыль - это живой объект. Не исключено, что эта структура способна к осмысленной деятельности...
   Крейдон изумлённо уставился на Хатч.
   - Живой?! Как такое может быть?!
   - Вероятно, за миллиарды лет отдельные части туманности каким-то образом смогли самоорганизоваться. Пути эволюции неисповедимы. То, что я вижу, по формальным признакам можно отнести к живой структуре. Пусть и небелковой формы. И эта структура довольно успешно паразитирует. Скорее всего, её привлекают нервные импульсы головного мозга.
   - Я, кажется, начинаю догадываться, как эта дрянь оказалась на борту "Странника", - мрачно произнёс Крейдон. - Хэб указал, что первая проба была утрачена. Наверняка, это случилось при аварийной посадке. Подозреваю, что пыль осела где-то на стойке с оборудованием. И когда Руиз помогал Хэбу, она прицепилась к нему. Где вы нашли тело?
   - Возле разбитого контейнера с рудой.
   Крейдон сверился с показаниями бортового компьютера. Так и есть: вес руды в контейнере уменьшился. Последний контрольный замер проводился сразу после аварии.
   - Этой штуке нужен был кремний. Оно добралось до контейнера, и сожрало часть руды. А потом ему или ей потребовалась энергия. Оно как-то умудрилось проникнуть в контрольную комнату и разрушить седьмой энерговывод. - Крейдон замолк на секунду, глядя прямо перед собой. - Это было не задымление, как сначала решил Хэб. Часть пыли оказалось на защитном костюме. Это, я думаю, и погубило бедолагу.
   Не сговариваясь, они посмотрели на видео, транслируемое лабораторной камерой. Хэб стоял возле платформы в какой-то неественной позе: ноги вывернуты, руки скрючены, сведены судорогой. Он то сгибался, то выпрямлялся, потом сделал несколько неуверенных шагов в сторону камеры. Хатч вздрогнула и покачала головой. "Пожалуй, я пойду, - тихо пробормотала она, - попробую поспать". Крейдон кивнул и уселся в кресло.
   Он всё смотрел и смотрел на бесцельно блуждающее по медотсеку тело. А ведь он сам, вся его жизнь - вдруг подумалось Крейдону - похожа на вот это человеческое существо, лишённое разума. Он так же бесцельно болтался в космосе: от одного астероидного скопления к другому, от случая к случаю, перебиваясь крохами. А что в итоге? Чего он добился? Или чего пытается достичь? Хатч стремилась получить должность в Научном Корпусе, Хэб мечтал вытащить семью из отсталого поселения. А чего хотел он сам? К чему стремился или о чём мечтал? Только лишь о новом богатом месторождении руды? О подержанном "Гиперкарго", чтобы перевозить ещё больше руды? Какая бессмыслица!
   Тут Крейдон заметил, как лицо Хэба исказила гримаса боли и ужаса. Бортинженер сделал несколько шагов к камере, на секунду Крейдону показалось, что Хэб вновь обрёл контроль над своим сознанием. Хэб прижал руки к ушам. "Оно поёт, - прохрипел он в камеру, - тонко поёт!" Крейдон вскочил, включил было связь, но помедлил с вызовом. Лицо Хэба вновь приобрело кукольное выражение, бортинженер резко дёрнул головой и упал на одно колено. Крейдон вернулся на место. Вряд ли это секундное изменение в состоянии Хэба могло что-то изменить. А Хатч нужно было отдохнуть.
   Крейдон отвернулся от монитора и уставился на экран бортового компьютера. "А ведь у корабля общая система вентиляции!" - внезапно осенило его. Крейдон вздрогнул. Как же он сразу не подумал об этом! Пыль могла попасть в любое помещение корабля.
   - Хатч! - позвал он. - Хатч, живо сюда!
   Никто не отозвался. Лоб Крейдона покрылся испариной. В личных каютах видеонаблюдения не было. "ХАААТЧ!!!" - вдруг сорвался он на крик.
   - Что? - отозвался по связи сонный голос.
   - Раздери меня пульсар...Давай сюда скорее!
   Хатч не заставила себя ждать. Заспанная и взлохмаченная, она появилась на мостике буквально через полминуты. Крейдон заблокировал дверь и приказал компьютеру изолировать вентиляционный канал.
   - Погоди-ка... - испуганно пролепетала Хатч. - Но ведь контур вентиляции сопряжен с системой кислородной регенерации!
   Крейдон объяснил ситуацию.
   - Кислорода нам должно хватить до прибытия на "Мозз-4", - успокоил он.
   "Внимание, - раздался на мостике синтезированный голос бортового компьютера, - потеряна связь с навигационным маяком станции назначения. Требуется корректировка маршрута". Крейдон обомлел. Это невозможно! Хатч с беспокойством посмотрела на него.
   - Что это значит?
   - Станция "Мозз-4" больше не транслирует пеленгующий сигнал.
   - Но почему?!
   Крейдон закрыл лицо руками. Потом медленно откинулся на спинку кресла.
   - Даже боюсь предположить, что там могло случиться. Подумай сама: ведь пыль могла остаться на корпусе "Странника", когда мы проходили сквозь туманность...
   - Хочешь сказать... - Хатч умолкла на секунду, оцепенев от внезапно озарившей её догадки. - Станция заражена?!
   - Всё может быть! Разорви меня гравитация, должен же быть способ избавиться от этой напасти! Хатч, ты же медик! Попробуй найти уязвимые места у этой гадости. А я пока займусь вычислением траектории "Мозз-4". Стыковаться придётся вручную.
   Крейдон с головой ушёл в изучение показаний бортовых систем. Хатч сидела какое-то время неподвижно, переводя взгляд от одного монитора к другому.
   - Никак не могу сосредоточиться... - пробормотала она. - У меня просто в голове не укладывается. Крей! Надо было сразу поставить в известность службы контроля на станции!
   - И что теперь?! - раздражённо бросил Крейдон. - Время вспять не повернёшь, Хатч! - Он пристально посмотрел в её наполненные страхом глаза. - Послушай меня. Возьми себя в руки! Изучи пыль вдоль и поперёк. Я уверен - есть способ её уничтожить!
   - Но я даже не знаю, с чего начать!
   Крейдон пожал плечами.
   - Просмотри записи Хэба ещё раз. Наверняка, найдёшь зацепку. Кстати, пока ты спала, Хэб на несколько секунд пришёл в сознание. Я не уверен, но он, кажется, сказал, что-то вроде "оно тонко поёт".
   На мостике воцарило молчание. Крейдон вернулся к расчётам. Теперь станция превратилась в объект, на таком расстоянии мало отличимый от миллиона других. Крупные астероиды, спутники планет, обломки больших кораблей кружили по многочисленным орбитам. Навигационной системе "Странника" требовалась вся его вычислительная мощь, чтобы среди хаоса радиосигнатур выделить нужную. Крейдон проанализировал изменение сигнала от "Мозз-4" за миллисекунды до отключения маяка, учёл эффект Доплера и установил примерный вектор движения станции. Теперь оставалось выделить сигнатуру отражённого сигнала от радиосканнеров "Странника", тогда навигационная система могла бы отслеживать движение и местоположение "Мозз-4" обычными радарами.
   - Крей! - возбуждённо проговорила Хатч. - Мне кажется, я нашла способ разрушить структуру пыли!
   - Умничка! Выкладывай.
   Хатч потёрла глаза и устало улыбнулась.
   - Сначала я не придала значения твоим словам про пение. Но потом нашла среди результатов общего параметрического исследования - из тех, что проводил Хэб - интересную особенность. В массе пылевого облака наблюдаются периодические механические колебания, которые Хэб и воспринимал как звук. Природа колебаний, скорее всего, электретная и как-то связана с внутренней электрохимической активностью пыли. Но это не важно. Важно то, что её внутренняя фрактальная структура очень чувствительно к резонансу! Если сформировать сильное излучение нужной частоты, структура пойдёт вразнос. И при пиковых нагрузках просто рассыплется!
   - А проще способов нет?
   Хатч почесала затылок.
   - Конечно, пыль банально боится влаги. Но где её взять на "Страннике" в таких объёмах? Вполне возможно, кремниевые структуры не вынесут и слишком сильного нагрева. Но тогда нам придётся взорвать корабль, чтобы полностью уничтожить пыль. Надеюсь, мы с таким решением пока повременим. В нашей ситуации мой метод подойдёт лучше всего. Причём электромагнитные импульсы должны быть гораздо эффективнее звуковых. Требуемую частоту я определила и внесла в протокол исследования...
   "Внимание, - вновь вмешался в разговор мягкий баритон бортового синтезатора, - потеря мощности на двигателях. Структурные нарушения в работе реактора".
   - Я боялся этого больше всего, - произнёс Крейдон, изучая поступивший отчёт. - Мы потеряли скорость и вышли в обычное пространство. Радиосканнеры нащупали "Мозз-4", но до неё теперь не менее восьми часов полёта.
   Хатч окинула взглядом монитор, на который выводилась картинка с внутренних камер видеонаблюдения.
   - Пыль повсюду, Крей. По всему кораблю. На двоих не хватит кислорода до стыковки.
   - На мостике есть аварийный скафандр!
   Хатч прикрыла глаза.
   - Скафандр только один. Капитан здесь ты, я знаю. Но сейчас мы поступим так, как я скажу. - Она вскинула руку, предупреждая Крейдона от попытки что-либо сказать. - Я введу себя в состояние искусственной комы. Не хочу испытать всех прелестей заражения. А ты - сражайся дальше! И если появится шанс спасти наши жизни...Что ж, я надеюсь, что ты им воспользуешься!
  

Глава 5

  
   Крейдон с тоской смотрел на неподвижно лежащую Хатч. Система самоочистки то и дело смывала пыль, налипавшую на забрало его скафандра. Медотсек почти полностью погрузился в пыльную дымку, клубившуюся и подрагивающую. Где-то в глубине отсека послышался шорох. Крейдон перевёл взгляд и с трудом разглядел смутно угадывавшиеся очертания тела Хэба. Тот попытался встать, но неуклюже завалился на бок и тут же выгнулся дугой в пароксизме мышечного спазма. Труп Руиза оставался в капсуле.
   Страх мешал Крейдону думать. Он стоял у входа в медотсек и просто смотрел. Он остался один. Возможно, кому-то удалось спастись на "Мозз-4", но до станции нужно было ещё добраться. А пыль с невероятной скоростью поглощала энергию реактора, выгрызала ионы кремния из электронного оборудования. Скоро, очень скоро "Странник" превратиться в безжизненный кусок металла, стекла и пластика. Крейдон сжал кулаки. Не бывать этому! Он должен спасти оставшихся в живых людей, должен спаси корабль! Ведь в случившемся есть большая доля его, Крейдона, вины. И его ближайшей целью станет избавление "Странника" от пыли.
   Крейдон вернулся на мостик. Системы самодиагностики рапортовали о критических повреждениях многих систем. На экран сыпались бессмысленные показания бившихся в электронной агонии датчиков. Пыль неумолимо и методично разрушала корабль. Крейдон отыскал последние записи, сделанные Хатч. Чтобы уничтожить пыль, требовалось мощное электромагнитное излучение определённой частоты. Но где взять подходящий источник? Взгляд Крейдона упал на изображения двигателей. Вот оно! В момент запуска двигательных установок, наверняка, формировался сильный импульс. Крейдон включил детектор излучения и приказал бортовому компьютеру произвести тестовый запуск двигателей на оставшихся мощностях. Четыре высоких "горки" на виртуальной диаграмме напряжённости поля подтвердили его соображения. Крейдон ввёл в навигационную систему новую программу полёта, настроив нужную частоту запуска. Если его затея не сработает, останется последний стопроцентный вариант. Но думать о нём Крейдону никак не хотелось. Мощности взрыва энергореактора должно было с лихвой хватить на то, чтобы превратить "Странника" целиком в раскалённое облако плазмы. Тут уж точно не уцелели бы никакие структуры, какими высокоразвитыми и сложными они бы не были. Крейдон зажмурился и дал добро на запуск.
   Корабль ходил ходуном и дергался, будто в эпилептическом припадке. Металлический корпус жалобно скрипел и, казалось, готов был вот-вот развалиться от перегрузок. Освещение появлялось и пропадало вновь. Мостик озарила вспышка короткого замыкания. Разноцветные искры окалины рассыпались вокруг вцепившегося в кресло Крейдона. Вскоре толчки ослабли, а потом стихли совсем. Станция "Мозз-4" находилась уже совсем близко, хотя на обзорных экранах она всё ещё не отличалась размерами от бесчисленных звёзд. Крейдон отвлёкся от навигации на монитор системы видеонаблюдения. Несколько видеокамер уцелело, в том числе и та, что была в медотсеке. Пыль исчезла!
   Крейдон подскочил так быстро, как позволял ему громоздкий скафандр. Что там с Хатч и Хэбом? Он спустился в медотсек. Тело бортинженера запуталось в сплетении проводов вывалившихся из разбитого короба. Хатч лежала лицом вниз возле платформы медробота. Крейдону пришлось попотеть, чтобы освободить Хэба от опутавших его пучков кабеля. Он осторожно положил тело рядом с платформой и прицепил датчик кардиографа. Диаграмма оставалась пустой. Судя по всему, Хэб был мёртв. Крейдон проверил Хатч. Сердце билось очень слабо. Значит, есть шанс, что она всё ещё жива.
   Крейдон вернулся на мостик. Бортовой системе удалось стабилизировать корабль. Станция "Мозз-4" заметно приблизилась. Внезапно активировалась внешняя связь. Сначала слышалось только шипение помех, потом раздался взволнованный голос оператора. "Вызывает "Мозз-4"! У нас критическая ситуация! Всем кораблям! Внимание! На станции эпидемия неизвестно болезни, просим передать сигнал бедствия! Наши электронные системы оповещения повреждены, энергетические системы вышли из строя..."
   Крейдон включил передачу.
   - Говорит капитан корабля "Странник". Я знаю, как вам помочь!
   Он улыбнулся. Он должен был спасти людей на станции. И он должен был найти кого-нибудь, кто вернул бы к жизни Хатч. Пока что это его главная цель в жизни.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | А.Рай "Мишка для ведьмы, или Месть - не искупление" (Любовная фантастика) | | Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Жена мятежного лорда" (Любовные романы) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | К.Кострова "Соседи поневоле" (Молодежная проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"