Бастет Бродячая Кошка: другие произведения.

Фанфик по Гп, Аристократы-5, прода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 7.54*342  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прода от 10/04/2018. Глава 26.

  26.
  
  
  
  К валентинкам я вернулся только на следующий вечер. День Влюблённых был праздничным, не до этого было, а после ужина у нас в общежитии состоялась ещё и гулянка. Но шутников нужно было знать поимённо, поэтому я отложил дела и взялся за проверку нарядных открыток в форме сердечек с кружевными позолоченными каёмочками.
  И что же выяснилось? А не было никаких шутников. Чуть ли не каждая ученица сочла своим долгом осчастливить меня валентинкой. Про некоторых я точно знал, что у них были свои парни - значит, это было что-то вроде подношения всеобщему кумиру. Мне оставалось немного, когда вернулся Тед с газетой в руке, выходивший в гостиную.
  - Ну что там у тебя? - полюбопытствовал он, кивнув на кучки валентинок передо мной.
  - Вот эти надушены приворотными зельями, - я указал на дальнюю кучку, - а остальные я рассортировал по факультетам. Романтические признания и предложения, но больше просто комплименты, отметились почти все девушки Хогвартса.
  - И Грейнджер? - спросил он с весёлым изумлением.
  - В этих нет, думаю, что и в оставшихся не будет. Но от Панси записочка есть, хочешь глянуть?
  - Зачем? Глянь лучше ты, я специально принёс.
  Тед протянул мне газету, оказавшуюся вечерним номером "Ведьмолитена". На первой полосе красовалась большая цветная колдография. Анимированная. Моя.
  На ней я сидел за слизеринским столом, обсыпанный бело-розовыми лепестками, и с ошалелым видом таращился на груду валентинок, похоронившую мой столовый прибор. Затем я на колдографии сдвинул брови, неспешно повернул голову на камеру и недобрым взглядом потревоженной мантикоры уставился прямо в кадр. Во взгляде отчётливо читалось: "Шевельнёшься - убью."
  - Убью, - подтвердил я. - Этого Криви я убью.
  - Давай не сейчас, сюзерен. Тебе еще повезло, я бы даже сказал, что совсем неплохо получилось. Все женщины Британии наверняка в восхищении.
  - Я никогда не пойму их, этих женщин.
  - От тебя и не требуется, оставь это мне.
  - Ладно, верю на слово, но Криви нужно приструнить. Вконец обнаглел.
  - Я постараюсь вразумить его. Мелкий паршивец неплохо заработал на тебе без твоего согласия. Финч-Флетчли говорил, что у маглов за такое засудят, значит, и у нас можно.
  - Это вряд ли, у нас нет таких законов.
  - Тогда у нас есть грубая сила, которая в своём праве как раз потому, что их нет. Получать деньги вместо неприятностей благодаря согласованию репортажей с их, хм, жертвами - уж это он должен понять, все писаки это понимают. Если получится вразумить и приручить Криви... на Скитер он, может, и не потянет, но скандальные способности у него есть. Ты посмотри на обороте, там репортаж с его колдографиями из Хогвартса.
  На обороте была статья про День Влюблённых в Хогвартсе. Писал не Криви, его была только съёмка. Первой мне бросилась в глаза колдография Невилла, наследник Лонгботтомов стоял там перед хаффлпаффкой Ханной Аббот и бережно держал её за руку, правой за левую. Оба, смущённые и раскрасневшиеся, смотрели друг на дружку с обожанием. Похоже, Невилл наконец-то собрался с духом для решительного шага.
  Я хмыкнул про себя. Вот кто пойдёт со мной убивать Криви, если понадобится. На другой колдографии, снятой со спины, Блейз Забини украдкой щупал задницу Панси Паркинсон, сидевшей рядом с ним за слизеринским столом. Нет, Забини убивать репортёра не станет - после обнародования такой колдографии Панси если и выйдет замуж, то не выше, чем за этого мулата. Зато отец наверняка выпорет свою единственную дочурку.
  Остальные колдографии были примерно такими же. На каждой были запечатлены парочки старшекурсников в компрометирующих обстоятельствах. У парня был и верный глаз, и чутьё на ситуацию, и умение вовремя смыться. К концу просмотра я передумал убивать Криви, его и без меня найдётся кому грохнуть. Может, и не в Хогвартсе, но после школы ему придётся нелегко, если он не жучок-анимаг. Такой талант нужно либо приручать, либо от него избавляться.
  - Знаешь, этого Криви надо подсунуть Джастину, - сказал я Теду, возвращая газету. - Криви - отважный гриффиндорец, а мы с тобой - коварные слизеринцы, к Финч-Флетчли он скорее прислушается. К тому же они оба выходцы из маглов и лучше поймут друг друга, а Джастину с его планами такой талант пригодится.
  - А тебе?
  - Я не уверен, что мне понадобится собственный желтописака, а такую личность без нужды лучше не держать слишком близко. Договорюсь насчёт Криви с Джастином, если у них дело сладится, да и со Скитер у меня неплохие отношения.
  - Ты передумал лезть в политику?
  - Не прямо сейчас. Пока у меня есть дела поважнее, а с рекламой нашего бизнеса справится и Джастин.
  Какое-то время Тед не отвечал, оценивая моё предложение.
  - Вообще-то хороший вариант... - задумчиво протянул он - и наконец заключил: - Даже отличный. Я подкину Финч-Флетчли идею.
  
  
  
  
  К концу недели Тед доделал своего первого паучьего голема. Так скоро, потому что у него уже имелись родовые наработки. Еще на зимних каникулах, когда я написал ему о покупке помещения под лавку, он порылся в родовых закромах и взял в Хогвартс три комплекта управляющих шаблонов на выбор - собачий, кошачий и паучий. Сам он рекомендовал паучий, и я доверился выбору специалиста.
  Нотты издавна были мастерами големов и по магловской терминологии вполне заслуживали названия роботехников. Как рассказывал Тед, едва ли не четверть обширной родовой библиотеки Ноттов была посвящена этой теме и, за отсутствием детских сказок, была его единственным развлечением до Хогвартса. Големы на животной основе были её отдельным разделом, где большое внимание уделялось классификации и поведению животных, как волшебных, так и обычных, поэтому в таксономии и этологии Нотт-младший разбирался, как бог.
  Для обычных животных управляющий шаблон делался на общие черты таксономического семейства, а затем уже настраивался на конкретный вид и задачу. Наиболее употребительными были шаблоны псовых, кошачьих и непарнокопытных, хотя у Ноттов имелись и другие. Волшебные животные различались сильнее, шаблон приходилось создавать для каждого вида. С акромантулами Нотты еще не работали, для паучьего голема Теду пришлось модифицировать шаблон паука-птицееда, но это всё равно было легче, чем разработка с нуля.
  Первое испытание мы устроили в Выручай-комнате, потратив на него оба выходных. Сначала проверили управление големом, где каждый из нас с помощью пульта погонял восьминогую серебристую тушку по стенам и потолку, затем взялись за проверку и настройку автономного поведения голема. Я трансфигурировал человеческие манекены и заставлял их двигаться, Тед доводил до кондиции приёмы задержания злоумышленников, качество сонного яда и ловчей паутины, а наши леди поддерживали нас морально и следили, чтобы мы вовремя поели. Напоследок мы отладили систему распознавания "свой-чужой", оказавшуюся наиболее трудоёмкой, несмотря на то, что Тед знал, как это делается.
  Такую работу не стыдно было показать комиссии, и я написал в гильдию артефакторов, что мы с Ноттом готовы сдавать экзамен. Теду оставалось наполнить рунной начинкой еще пять паучьих тушек, а также отладить их взаимодействие, но самое трудное было уже сделано. Пора было реконструировать будущую лавку.
  Я еще в Хогвартсе тщательно изучил чертежи и зарисовки Диаса, продумал также порядок зачарования, чтобы не терять времени на месте. Первым шагом было расширение пространства лавки, которое выделялось полностью - покомнатное выделение могло привести к нестабильности чар. Затем полученное помещение разделялось на комнаты и, если нужно, на этажи. Мы размахнулись на торговый зал с подсобкой, подвал и жилой второй этаж.
  За вечер я успел только наметить внутреннюю планировку лавки. Чтобы привести её в соответствие с дизайном, пришлось закупить стройматериалы и первую попавшуюся мебель, всё пристроить и расставить, а затем переделать по рисункам Эрни. Это в Хогвартсе можно создавать вещи из ничего, там трансфигурация поддерживается магией замка, а здесь она должна на чём-то базироваться во избежание нестабильности. Возни было много, но за неделю работы я управился.
  Смотреть готовую лавку мы отправились впятером. Я и Эрни - как исполнители, Тед хотел удостовериться, правильно ли мы сделали сетку и укрытие для его големов, Невилл - как официальный глава предприятия, а без Джастина эта затея просто не могла обойтись. Все остались довольны, кроме Диаса, который окинул каждое помещение критическим взглядом и сделал мне кучу замечаний по оттенкам и пропорциям. Всё исправив прямо при нём, я не заметил особой разницы, зато Эрни удовлетворённо сказал: "Вот теперь совсем другое дело!"
  Работа по наполнению лавки товарами тоже шла полным ходом. Никто из нас троих, отцов-основателей бизнеса "Лонгботтом и К", без дела не оставался. Пока я занимался помещением лавки, Невилл фасовал травы с семейных угодий и клеил на фасовку этикетки работы Эрни Диаса, а Джастин занимался учётом и закупал у маглов флаконы, которые предстояло переделать в фиалы для зелий - работа для Дианы с Ромильдой, потому что всё моё время предназначалось на варки. Больше привлечь к ней было некого - Тед был занят големами, а у Джастина банально не хватало магических сил.
  Пока мы возились с пауками, мне пришлось ненадолго отвлечься в связи с неожиданным событием. На день святого Валентина, за два дня до слушания их дела в Визенгамоте, из камер предварительного заключения сбежали Бруствер и Тонкс. Беглецов хватились только наутро, им помог кто-то из тайных сообщников Дамблдора в аврорате.
  Волей-неволей мне вспомнился Фоукс и заключённый в нём хоркрукс Дамблдора. С этим делом я непростительно затянул, руки не доходили, а с ним давно уже следовало разобраться безопасности ради. Я написал Солу Крокеру, и на встрече он мне сказал, что с уничтожением хоркрукса должен справиться Фиендфайр, который не повредит самому фениксу, но для выжигания нужно специально подготовленное место, которое не позволит вырваться ни фениксу, ни Фиендфайру.
  К этому времени я уже принял решение по Фоуксу. Для содержания феникс требовал много магии, и если мне оно еще было под силу, то любого из моих друзей и союзников оно вынудило бы почти безвылазно сидеть в Хогвартсе, а у меня на роль фамильяра уже был Шшесс. Поэтому я пришёл к Солу с готовым предложением передать Фоукса в Отдел Тайн за малый фиал слёз феникса в год и за перо феникса по требованию, в разумных количествах. Сам я, разумеется, настоял на своём присутствии при выжигании хоркрукса, чтобы лично убедиться в его удалении.
  Крокер вышел с моим предложением к начальству, мы заключили договор, и я передал контейнер с фениксом в Отдел Тайн. Мне сказали, что понадобятся предварительные исследования, а меня известят, когда у них всё будет подготовлено к выжиганию хоркрукса.
  В середине марта я получил письмо из Отдела Тайн, что они готовы провести выжигание. Я захватил с собой тот самый обруч, с помощью которого искал хоркруксы Дамблдора, и к назначенному времени явился в министерский Атриум.
  Крокер подошёл ко мне, одетый в мантию невыразимца. Представился, потому что в своих рабочих мантиях все невыразимцы одинаковы. Регистратор палочек встрепенулся при нашем приближении, но Сол только обронил: "Он со мной." Лифт спустил нас уровнем ниже, там мы прошли немного по коридору, закончившемуся дверью в Отдел Тайн. За ней оказался круглый, полностью чёрный холл с одинаковыми дверьми без табличек, идущими по периметру через равные промежутки. Холл освещали настенные факелы, горевшие неугасимым магическим пламенем.
  - И как вы их только различаете, эти двери? - мой вопрос был чисто риторическим, но Сол на него ответил:
  - Таблички есть, они видны через капюшон невыразимца. Но нам всё равно не сюда, это у нас внешние помещения, а выжигание мы будем проводить на базе в ритуальном зале, - пока он говорил это, мы дошли до центра холла и остановились. - Вашу руку, мистер Поттер.
  Мгновенный рывок аппарации - и мы оказались в другом холле, приятного светло-бежевого цвета, ярко освещённом магическими светильниками. Там Сол подал мне мантию невыразимца, только светлее тоном, и сказал, что это гостевая и что без неё нельзя находиться на базе. Защита не позволит.
  В ритуальном зале ждали только нас. Всё было подготовлено, Фоукс-птенец, зафиксированный магическими путами, лежал в центре пентаграммы размером на две трети зала. Он немного подрос - значит, его вынули из контейнера сразу же и что-то с ним делали. Четыре фигуры в тёмно-серых мантиях, дожидавшиеся нас, были совершенно одинаковы ростом и телосложением, и, как выяснилось чуть позже, разговаривали одним и тем же голосом. Особенность их мантий, не иначе.
  О моём обруче невыразимцы знали, его наличие было оговорено в договоре. Сразу же затребовали его, выспросили, как им пользоваться, обрушили на него лавину распознающих заклинаний, а затем каждый по очереди, включая тут же затерявшегося среди них Крокера, прямо сквозь мантию надел обруч себе на голову и проверил его действие на Фоуксе. Затем на обруч обрушились новые каскады заклинаний, из которых я узнал от силы десятую часть, и начались новые проверки на птенце. При этом экспериментаторы негромко переговаривались одинаковыми голосами о чём-то непонятном - половина их терминов была знакома мне только приблизительно.
  Обо мне они вспомнили где-то через час, и то потому, что у них возникли ко мне вопросы. Пришлось подробно ответить им, что я делал с помощью обруча, как это происходило и на каком расстоянии действовало - и нет, я не знаю, распознаёт ли он хоркруксы других магов. Обруч делался на заказ, под конкретную задачу.
  Само выжигание прошло очень буднично. Пентаграмму накрыли барьерным куполом, пятёрка невыразимцев встала на концы её лучей и активизировала под куполом мощный Фиендфайр. Внутри бушевало, а снаружи даже не потеплело.
  Перед выжиганием я надел обруч на себя, тоже прямо сквозь гостевую мантию. Сначала я проверил наличие хоркрукса в птенце, а дальше от меня требовалось сообщить ритуалистам, когда он исчезнет. Перестал он ощущаться примерно через минуту обработки адским пламенем, и я, как договаривались, просигналил об этом поднятой рукой. Тем не менее палили они феникса ещё столько же.
  Затем они снова взяли мой обруч, и каждый снова проверил птенца на хоркрукс. Пытались выпросить артефакт себе, но я сказал, что он мне еще нужен, пока жив Дамблдор. Хоть старик в последний год и выглядел обессилевшим, но мало ли, вдруг он рискнёт и создаст ещё хоркрукс.
  Я забрал у них освободившийся из-под феникса контейнер для особо опасных артефактов - недешёвая вещица, а при моём образе жизни ещё и предмет первой необходимости - и вернулся в Хогвартс. При расставании мы договорились поддерживать контакт - пока с этим делом не покончено, невыразимцы были заинтересованы во мне, а я в них.
  
  
  
  
  Примерно в эти же сроки Джонс известил меня, что заказанная работа готова. Сама программа была закончена еще в начале февраля, но когда я передал Регулусу данные для вычислений, тот мгновенно сообразил, что они кардинально отличаются от обычных расчётов для родового поместья. И настолько впечатлился, что изменил правилам хорошего тона и в лоб спросил, зачем это мне нужно. Откровенничать было преждевременно, поэтому я ответил, что в свободное время занимаюсь фундаментальными исследованиями и что эти расчёты интересуют меня чисто теоретически.
  Регулус даже не попытался сделать вид, что поверил мне. Внимательно изучив переданные ему формулы, выкладки и таблицы данных, он с нескрываемой иронией сказал, что он тоже теоретик-любитель, а здесь есть кое-что для него новое, поэтому он тоже займётся фундаментальными исследованиями и тщательно изучит, как всё это работает. Потому что цена ошибки ему не нравится даже в теории.
  Рассудив, что ум - хорошо, а два - лучше, особенно если второй ум такой, как у Регулуса, я передал ему сведения по расчёту доменов, полученные от Ровены. И вот теперь, в середине марта, он снова связался со мной и предложил встретиться для обсуждения. Не просто отдать готовые расчёты - значит, ему было что обсудить.
  Мы, как и прежде, встретились у него на работе. Я уже знал это место, поэтому просто аппарировал туда. Регулус сидел за рабочим столом, обложившись папками, половина из которых была его собственными, и был настроен на серьёзный разговор. После положенных приветствий он перешёл сразу к делу.
  - Гарри, будет лучше, если ты полностью посвятишь меня в свой замысел. Смотри, как это выглядит с моей стороны: тебе попались расчёты родовой территории, ты решил, что их можно приспособить для обособления территории большего размера, и, с присущей твоему возрасту недальновидностью, захотел попробовать. Но здесь тот самый случай, когда размер имеет значение, потому что количество переходит в качество.
  - А конкретнее, Регулус? - мы еще в прошлую встречу перешли на имена, потому что теперь я числился совершеннолетним.
  - Все координаты имеются здесь, - он положил ладонь на мою папку с заданием. - Я сверился с атласом и убедился, что это расчёт полного покрытия Британии вместе с Ирландией. Но при такой величине территории домен получается незамкнутым.
  - Как это - незамкнутым? - насторожился я.
  - Расчётная высота доменного купола такова, что он уже выходит из допустимой зоны притяжения Земли, а следовательно, не устанавливается. Если построить график вот по этой формуле, - он раскрыл одну из своих папок и придвинул мне распечатанный лист с графиком, - здесь видно, что при превышении некоего числового значения радиуса функция по экспоненте уходит в бесконечность.
  - Где? - я вгляделся в график. - Действительно. Меня предупреждали, что все опорные точки должны располагаться примерно на одном уровне относительно некоей горизонтальной плоскости. Значит, кривизна земного шара уже оказывает влияние...
  - Извини, Гарри - но кто тебя предупреждал?
  Я оторвался от графика и наткнулся на испытующий взгляд Регулуса. Наверное, действительно будет лучше, если он узнает всё, это полезнее, чем работа вслепую.
  - Ровена Равенкло, - сообщил я.
  - Кто?!
  - Так уж получилось, что я работаю по её завещанию... - и я рассказал ему всю историю, начиная со статуи в равенкловской гостиной.
  - Ну почему это не случилось со мной?! - воскликнул он по ходу рассказа.
  - Потому что ты учился в Слизерине? Я сам оказался там совершенно случайно.
  - Такие знания... - восхищённо прошептал он.
  - Ты всё-таки учитывай, что это десятый век, большинство этих знаний имеет только историческую ценность. Тогда не знали даже, что земля круглая, - охладил я его энтузиазм. - Я обсуждал с Ровеной... то есть, с её ментальным слепком, могут ли произойти те ужасы, о которых ты меня предупреждал. Она лично это не проверяла, но если судить по тому, что подобных катаклизмов в древние времена не наблюдалось, а уход был массовый, этот способ либо срабатывает, либо не срабатывает, без фатальных последствий. Не может быть, чтобы при тогдашнем уровне науки хоть кто-то не ошибся.
  - Да, верно. С учётом твоих сведений это в корне меняет дело. Но даже если ошибки этого метода не несут фатальных последствий, обособляемые земли в ту эпоху были в разы меньше твоей. Следовательно, все они ложатся в эту часть графика, - он показал мне её на распечатке.
  - Для европейских земель это верно, но есть один случай, который в неё не укладывается, - вспомнил я. - Предполагаемая территория Гипербореи сравнима с территорией Британии. И если у них получилось...
  - То и у нас получится. - Регулус, как само собой разумеющееся, приписал себя в соучастники.
  Мы посмотрели друг на друга. Ход его мыслей совпадал с моим. Древние волшебные народы считали кое-как на коленке, плюс-минус лапоть, творили волшебство и исчезали, а затем их представители изредка появлялись на Земле - значит, у них хоть что-то, да получалось.
  - Возможно, незамкнутость домена - это даже хорошо, - предположил я. - Возможно, это означает, что получится не резервация, а выход в новый мир. Ровена говорила, что спектр реальности бесконечен, а значит, и миров бесконечное множество. Возможно, этот метод позволит достигнуть какого-то из них.
  - Я посчитаю. Теория множественности миров - в этом что-то есть.
  - Вот как бы сделать, чтобы получилось не что-нибудь, а что надо... - пробормотал я, предпочитая размышлять о практике.
  - Я читал про один метод, но тебе он совсем не понравится, - так же задумчиво отозвался Регулус.
  - Говори.
  - В те времена не считались с жертвами. Скорее всего, кто-то из участников ритуала жертвовал собой - тот, кто хорошо представлял, что нужно его народу, кошкой или собакой тут не отделаешься. Полагаю, что заклинание направляли его душа и его намерения, благодаря чему оно выводило на подходящую территорию. Иначе я не знаю, как задать сюда параметры места назначения, - он кивнул на мою папку.
  - Ты уже пугал меня взрывом величиной с Британию, - припомнил я ему.
  - Но я же не знал того, что знаешь ты.
  - Я поговорю с Ровеной, может, она что посоветует. В конце концов, для обособления небольшой территории жертвы не требуются.
  - Но там территория та же самая... или точно такая же. - Регулус мгновенно проникся идеей множественности миров и уже допускал в рассуждениях, что эти миры могут быть и очень сходными.
  - Нам пойдёт и такая же, только без маглов. Но если уж выбирать, хотелось бы что-нибудь более магическое. Сидеть на задворках технократии - кому как, а мне это как-то... уныло.
  - Уныло, - живо согласился он. - Магов рождается слишком мало, зато маглы плодятся, как тараканы. У меня с ними бизнес, я постоянно наблюдаю их вблизи и не могу отделаться от ощущения, что они калеки. Сытые, благополучные, но калеки. Если бы я мог выбирать, я выбрал бы полностью магический мир - чтобы в нём каждый хоть немного, но мог колдовать. А если там будут такие же условия, как здесь, тогда нарушители кодекса, которые появятся обязательно, породят сквибов, те не смогут жить с магами, поселятся отдельно и выродятся в маглов.
  - И здешняя история повторится, - закончил я. - Но полностью магическая цивилизация куда как разрушительнее.
  - Маги и защищены соразмерно, - горячо вступился за свою идею Регулус. - Кроме того, они с рождения бок о бок со своей опасностью, поэтому ведут себя осмотрительнее. А маглы привыкли, что они слабаки и что ущерб от них маленький, поэтому сейчас, когда их техника стала разрушительнее любой магии, у них нет иммунитета от самих себя. Своё самое страшное оружие они пока еще сдерживают, но всё равно разъедают планету, как черви. Так что, Гарри, про разрушительность я бы с тобой поспорил.
  - Не надо, ты меня убедил. Я расскажу Ровене о твоих расчётах и спрошу, как настроить заклинание на выход к магической территории. На нашей стороне тысячелетний прогресс, магловские компьютеры и наши с тобой светлые головы, поэтому, надеюсь, обойдёмся без жертв.
  А если не обойдёмся, я знаю, что делать. Пожертвовать собой я не могу - я буду нужен там. Но у меня есть хоркруксы.
  
  
  
  
  Открывать лавку мы решили с наступлением пасхальных каникул, чтобы бросить все усилия на налаживание и начальную раскрутку торговли. Мы с Тедом к этому времени получили базовые лицензии по артефакторике, и я в перерывах между варками мастерил на продажу алхимическую посуду и оборудование. Пустыми фиалами мы решили не торговать, самим не хватало, а предоставили клиентам покупать их вместе с зельями.
  Наш с Джастином эксперимент по влиянию моего магического эликсира на слабого мага стал давать первые результаты. Уже на следующем приёме выяснилось, что эликсир воздействует на магические структуры неравномерно, усиливая в первую очередь узлы, из-за чего каналы оказывались слишком неразвитыми, чтобы проводить возросшую силу. Приём пришлось прекратить, но через пару недель обнаружилось, что каналы понемногу развиваются, подтягиваясь до уровня узлов. Через месяц мы повторили приём эликсира, и результат оказался таким же - быстрое усиление узлов, а каналы постепенно развиваются сами.
  Нового уровня силы в совокупности с клубными занятиями Джастину оказалось достаточно, чтобы выбиться в отличники и приносить своему факультету кучу баллов.
  Попутно я проверил действие эликсира на сильных магах, предложив его выпить Теду и Невиллу. На их магические структуры он не повлиял никак, воздействуя только как эффективный комплексный восстановитель. Видимо, эликсир развивал энергосистему у слабых магов до некоего уровня, после которого эффект пропадает - и предстояло еще проверять, будет ли он постоянным, и насколько.
  Для проверки предварительных результатов мы споили первую порцию эликсира Дирку и получили усиление всей его энергосистемы, как и у Джастина при первом приёме. До следующего приёма у Дирка еще не истёк месяц. Кроме того, эликсир захотел испытать на себе его отец - больше, чем четверть порции спаивать сквибу я не рискнул. Учиться колдовать Россету-старшему было еще рано, но результат выглядел обнадёживающим. У сквибов недоразвиты узлы, поэтому они не могут колдовать, а эликсир усиливал в первую очередь как раз узлы.
  Джастин к этому времени отказался от идеи продавать тоники "Сюзерен" на основе моего эликсира. Помимо того, что принимать их нужно было под присмотром, он полностью укрепился в мысли, что "такая корова нужна самому". Распродавать подобную возможность случайным людям... Финч-Флетчли лучше всех нас прочувствовал, какое это влияние и что можно за неё стребовать.
  Но от идеи выпускать под маркой "Сюзерен" какие-нибудь другие тоники он не отказался и тряс меня на предмет их изобретения. Я был согласен, но мне было некогда экспериментировать. Джастин отнёсся к моему положению с пониманием, он и сам видел, что я вкалываю как подёнщик, но всё равно велел думать над поставленной задачей. В порыве откровенности он даже признался, что до сих пор радуется избавлению от Драко, рассказав заодно, что ему меньше всего нравится в Малфое-младшем.
  Оказалось, вовсе не попытка использовать его втёмную, не отношение к нему, как к низшему, и даже не очевидная неблагодарность Драко по жизни. Джастин был уверен в своей способности поставить себя как равного и заслужить уважение и благодарность.
  Драко, по его мнению, был непростительно ленив.
  Тем временем младший Малфой осознавал и признавал свою ошибку. Процесс небыстрый, потому что прежде Драко искренне считал, что значимость и популярность нашей компании была исключительно его заслугой. На его успеваемости разрыв со мной не сказался, мою роль в учёбе при нём подхватила Падма. Грегу, Винсу и Милли она помогала, Малфою просто давала списывать. Но остальные слизеринцы больше не потворствовали его самолюбию.
  Не скажу, чтобы его специально избегали, но к нему и не тянулись. Теперь при нём оставались только двое будущих вассалов с невестами и двое мелких принятых, которые и Малфоям были рады. Монтегю и Уоррингтоны открыто предпочитали мою компанию, прочие слизеринцы держали его чуть ли не за пустое место, хотя он был не кем-нибудь, а Малфоем. Пока не ущерб, но уже изрядный щелчок по амбициям.
  Драко никогда не был дураком, он просто избалованный. Даже вгорячах он не пытался выгнать меня с компанией из своего клуба, он прекрасно понимал, что мне ничего не стоит открыть точно такой же клуб дверью напротив. Я, кстати, этот вариант рассматривал и оставил на крайний случай. Незачем доставлять такую радость гриффиндорцам.
  Мало-помалу неприязнь в взгляде Драко на меня сменилась некоторой задумчивостью и оценивающим прощупыванием. Тед тоже заметил смену его настроения и поинтересовался, какие у меня планы на младшего Малфоя. Я ответил как есть, что младший Малфой пока не входит в мои планы, ни в ближайшие, ни в долгосрочные. Тед принял мой ответ к сведению и молчаливо одобрил.
  Дня за два до весенних каникул Драко решил, что настал удобный момент действовать. Застать меня было трудно, поэтому он подошёл ко мне за вечерним клубным чаем, когда мы обсуждали прессу и просто общались. Вечерами у нас на чай собиралось человек пятнадцать, все еще сидели здесь, это я обычно уходил первым. Зелья сами себя не сварят.
  - Поттер, - обратился он ко мне, впервые с тех пор, как просил извинения в малфоевской библиотеке. - Поговорим?
  И физиономия у него надменно-официальная, как на приёме. Я нацепил такую же.
  - Слушаю тебя, Малфой.
  - Поговорим приватно?
  - У меня нет ничего приватного для обсуждения с тобой.
  Бледно-серые глаза едва заметно сощурились. Драко прекрасно отловил полное отсутствие у меня доброй воли к переговорам, но после секундного колебания решил-таки довести дело до конца.
  - Поттер, я знаю, что тебе негде жить на каникулах, поэтому приглашаю тебя в гости, - произнёс он с высокомерной снисходительностью, как когда-то на первом курсе в Хогвартс-экспрессе. - Тебя и всех, кого ты сочтёшь нужным пригласить с собой.
  В этом весь Драко. Вину свою он не признает и на поклон не пойдёт, что бы от этого ни зависело. Пороли мало. И пусть я понимаю, что на самом деле ему хочется вернуть прежние отношения и прежнюю компанию, спустить подобное обращение к себе я уже не могу. Если на первом курсе я не мог позволить себе послать его с рукопожатием, сейчас я не мог позволить себе обратное. Все мои ближайшие друзья и союзники были здесь, за чаем, и смотрели на меня.
  - Ты ошибаешься, Малфой, мне есть где жить и я не нуждаюсь в благотворительности, - я скопировал его высокомерно-снисходительный тон и чётко отрегулировал интонацию каждого слова. - Я благодарен тебе за проявленный интерес к моим обстоятельствам, но тем не менее вынужден отклонить твоё любезное предложение. Полагаю, на этом наш разговор закончен, Малфой.
  Хорошая штука этикет, позволяет начистить лицо и послать по известному адресу, ни на йоту не нарушая приличий.
  Драко побагровел. Не знаю, понял ли он, за что и почему его послали, но что послали, понял отлично. Тем не менее остатки лица он сохранил - скандал устраивать не стал, молча развернулся и ушёл.
  - Гарри, тебе правда некуда ехать на каникулы? - спросил Джастин, когда Малфой ушёл.
  - Мне некогда было заниматься домом в Годриковой лощине и раньше лета руки до него не дойдут, - объяснил я. - Останусь на каникулы здесь, зелья удобнее всего варить в Хогвартсе.
  - А давай со мной, - предложил он. - Братья тебе обрадуются.
  - Спасибо, Джастин, - я улыбнулся. - Но отдыхать мне тоже некогда, а у тебя никаких условий для работы.
  - Давай тогда ко мне, - отозвался Невилл. - У меня есть где варить зелья.
  - Хогвартс у меня, считай, второй дом. Всё под рукой и домовики, если что, помогут. У нас всё равно масса совместных дел на каникулах, не расстанемся.
  - Но у меня вы всё равно побываете, - сказал давно уже осмелевший Лонгботтом, и вдруг встрепенулся, охваченный внезапной идеей. - А давайте соберёмся у меня за обедом по случаю открытия лавки? Ринки замечательно готовит, не пожалеете - приглашаю всех!
  Не отказался никто, даже Уоррингтоны и Монтегю, все четверо. Арчи попросил за свою сестру, Падма - за Грега и за Милли с Винсом. Против них мы ничего не имели - знали их давно и понимали, что в ситуации с Малфоем от них ничего не зависело. Выбрали день, составили гостевой список, Невилл обещал ближе к делу разослать приглашения. Оставалось только открыть саму лавку, но с этим проблем не предвиделось: предприятие было зарегистрировано в Министерстве, товар запасён, реклама написана, мать Арчи принята на работу продавцом, охранные големы подготовлены. Три дня мы отвели на предварительные работы, ещё два - на начало торговли и на всякие неожиданности, а там уж можно было и праздновать.
  Перед каникулами я переделал портальные браслеты всем, у кого еще оставалась настройка на особняк Малфоев. Эрни и Дирку я добавил портацию к Россетам и к мануфактуре мётел, в которую вложился на развитие, договорившись заодно и о стажировке для них. Из наших только я оставался в Хогвартсе, остальные разъезжались под домам. Гвардейцы предвкушали встречу с родными, Джастину не терпелось похвалиться своими достижениями братьям, Невилла дожидались родовые теплицы, наши леди соскучились по семьям. Возвращался домой даже Тед, хотя он с удовольствием остался бы со мной - ему нужно было поработать в семейной библиотеке.
  Ромильде и её родным я открыл доступ в Хогвартс и сделал портключи в нашу гостиную, чтобы вся семья могла перенестись туда в случае опасности. Может, мало кто знал, что она моя леди, но что она входит в круг моих близких друзей, было известно всем. Даже если её семья не окажется целью моих врагов, лучше было перестраховаться, чем проявить беспечность. Защиты много не бывает.
  В последний учебный день я засиделся в клубе за чаем, но всё-таки направился в выручайку. До отбоя оставалось почти два часа, можно было еще поработать. Но мои планы поломал домовик, выскочивший передо мной с запиской.
  Октавия ждала меня в гостиной, той самой, где я назначал ей прошлую встречу. Мы с ней и так почти не пересекались, кроме как за едой в Большом зале, а после истории с запиской я вообще перестал смотреть в её сторону. Во избежание неправильного толкования, уж это она должна была понять.
  Но вот... записка. И что мне с этим делать? Я не то чтобы злился на Октавию, нет, но она пыталась манипулировать мной и в другой ситуации могла бы преуспеть. Можно было бы просто пренебречь и не явиться, но девчонка наверняка придумает что-нибудь ещё, раз уж взялась. Мне-то ничего, но это могло сказаться на Ромильде.
  Постояв с полминуты в нерешительности, я развернулся и пошёл в общежитие. Митчелла искать не пришлось, он сидел с друзьями в гостиной. Поприветствовав их, я отозвал его на пару слов.
  - Что-то опять случилось? - обеспокоенно спросил он, когда мы вышли в коридор.
  - Это уж ты сам решай, - я отдал ему записку. - Твоя сестра, похоже, решила, что нам с тобой нужно повидаться ещё раз.
  Пробежав глазами записку, он поднял на меня взгляд. Не удивился.
  - Она сейчас там?
  - Наверное, раз вызвала, - я безразлично пожал плечами. - Секундочку... - прикрыв глаза, я мысленно вызвал карту Хогвартса и выбрал для просмотра участок коридора с гостиными на втором этаже. - Да, там. Ходит по комнате.
  - Гарри... - Митчелл вздохнул, как перед неприятной неизбежностью. - Видимо, я должен кое-что тебе рассказать...
  Я ограничился тем, что выжидательно посмотрел на него. Должен, значит, расскажет.
  - Два года назад, когда отец отказал твоему опекуну даже в проверке возможности вашей с Октавией помолвки, она, конечно же, об этом знала. - Митчелл взглянул на меня, мой подтверждающий кивок его чем-то не устроил, и он пояснил: - Ей сказали на случай, если бы ты вдруг проявил инициативу. Если бы Октавия тогда воспротивилась, отец, возможно, не спешил бы с отказом и в гобелен он точно заглянул бы - всё-таки он её любит и хочет видеть её счастливой. Но сестра не возражала, да и ты, сам знаешь, очень своеобразный парень. Однозначно не такой, который может составить её счастье, я тогда отцу так и сказал.
  - Ничего страшного, вполне вас понимаю, - успокоил я его. - Я неплохо отношусь к Октавии и постарался бы ужиться с ней, но, может, оно и к лучшему, что ничего не вышло. Октавия - девушка требовательная, а я не дамский угодник, поэтому ты прав, я только сделал бы её несчастной.
  На лице Митчелла отразилось некоторое облегчение.
  - Значит, хоть в этом я не ошибся, - уже бодрее продолжил он. - А то теперь я у сестры кругом виноват. И что недооценил тебя, и что наговорил отцу о тебе всяких незаслуженных гадостей, и что её жизнь разбита, и всё из-за меня. Я уже ей на глаза стараюсь не показываться, любой наш разговор заканчивается её истерикой.
  - Она просто не привыкла, что ей в чём-то отказывают. Это пройдёт со временем.
  - Будем надеяться. Но сейчас с ней творится что-то ужасное. Сестра не остановилась бы даже перед тем, чтобы скомпрометировать себя с тобой, но твоя строгая помолвка... она знает, что это такое, и понимает, что у неё никаких шансов. Настроение у неё самое безнадёжное и мы с отцом за неё боимся.
  - Сомневаюсь, что чем-то могу помочь, - осторожно заметил я. - Менять свою личную жизнь я не хочу и не стану.
  - Никто и не требует, ты уже связан брачным обетом. Мы с отцом решили забрать Октавию из Хогвартса и с сентября перевести в Шармбатон, а до конца этого учебного года она поживёт дома. Видеть тебя каждый день ей совсем не на пользу.
  - Очень здравое решение, - я тоже облегчённо вздохнул - а то живёшь, как на пороховой бочке. Митчелл глянул на записку в своей руке.
  - Сестра, наверное, хочет попрощаться с тобой, ведь завтра она уезжает отсюда насовсем. Хорошо, что ты предупредил меня... - он запнулся, - ...поговори с ней, только не обижай её, ладно?
  - Я же не зверь какой, - я вспомнил, что ничего не понимаю в женщинах и не представляю, как их утешать, - но это зависит не только от меня. Если девчонка захочет обидеться, она всё равно обидится, так мне Нотт говорил, а он в этом разбирается. Давай, знаешь что, проконтролируй процесс.
  - Это как?
  - Пойдёшь со мной, скажешь сестре, что я показал тебе записку и что ты разрешил мне с ней поговорить. А сам подождёшь в коридоре, потому что провожать я её не пойду, такие сплетни мне не нужны, а оставлять расстроенную девчонку одну... у неё же есть брат, который может проводить её.
  Нет, я был далёк от мысли, что Октавия из-за меня пойдёт топиться в озере или прыгать с Астрономической башни - характер не тот. Но с расстройства девчонка могла забрести куда-нибудь или наткнуться на кого-нибудь и наделать глупостей, поэтому присмотреть стоило. Митчелл был согласен со мной, он только подтверждающе кивнул, и мы отправились к Октавии.
  Шли молча, говорить было не о чем, да и не хотелось. Только перед самой дверью переглянулись, то ли поддержки ради, то ли из солидарности. Я отступил на шаг, он взялся за ручку - и мы вошли в гостиную, один за другим.
  Увидев нас, Октавия замерла на месте. Митчелл чувствовал себя неловко, поэтому держался строго и натянуто.
  - Поттер поступил как должно, он показал твою записку мне, - выговорил он сухим, официальным тоном. - Я разрешил ему поговорить с тобой, недолго и в пределах допустимого. Я подожду тебя за дверью, сестра.
  Не дожидаясь ответа, он развернулся и вышел. Мы остались с глазу на глаз. Довольно долго, с минуту, Октавия молчала, вглядываясь в меня.
  - Ты сказал ему про записку, - вопроса не было, но в её интонации отчётливо слышался упрёк.
  - В прошлый раз я ошибся, написав тебе, когда мне следовало обратиться к твоему брату - и ты наглядно показала это мне, - сказал я. - Моя вина, с Митчеллом у меня всегда были плохие отношения и я о нём не вспомнил.
  - Я... я не знала... ты всегда... хорошо относился ко мне...
  - Только не говори, что ты неправильно истолковала мою записку. Ты же умная девушка, мы оба знаем, что там ничего такого не было.
  - Я не знала, - повторила она.
  - Твой отец уже предлагал мне породниться, после той истории с вашим предком, но я сказал ему тогда, что не свободен. Разве он не говорил этого тебе?
  - Говорил, но... - Октавия с несчастным видом посмотрела на меня, словно ища подсказку. - Договорная помолвка - такой пустяк, а мы Греи. На тебя даже не обиделись бы, если бы ты её расторг.
  Я не знал, что на это ответить. Октавия была права, во всей Британии она была самой подходящей для меня парой. Это волшебница может родить хоть от магла, потому что плод развивается от её магии, а наоборот уже никак. Сильному магу вроде меня непросто произвести полноценное потомство - достаточно сказать, что маглы и сквибки вообще не смогут от меня зачать, а слабую волшебницу мой плод сделает сквибкой. Даже Ромильде во время беременности придётся безвылазно сидеть в родовом доме, при поддержке магии рода и моей личной, а Октавия была бы идеальной матерью моего рода.
  - Мы всё равно не ужились бы, - с некоторых пор я думал именно так. - Между нами есть важное различие, из-за которого наш брак обречён быть несчастным. Поначалу оно, может, и не скажется, но чем дальше, тем больше оно даст о себе знать.
  - Нет! - она не желала даже вдумываться в мои слова. - Никакие различия не важны, если... если...
  - Это сейчас тебе так кажется, но чувства со временем меняются. Дело в том, что существует два типа людей, одни живут лицом друг к другу, другие лицом к миру. Ты считаешь, что место мужчины - лицом к тебе, желательно на коленях, а я считаю, что место женщины - за моим плечом. Если она не займёт это место рядом со мной, она увидит только мою удаляющуюся спину. Компромисс возможен, но не бесконечен, поэтому, Грей, чем дольше мы жили бы вместе, тем больше мы отдалялись бы друг от друга. Я никогда не буду строить свою жизнь вокруг женщины, поэтому не жалей, что у нас ничего не сложилось.
  На этот раз Октавия прислушалась и задумалась - сказалось её равенкловское свойство пропускать всё через мозги. Теперь она даже выглядела менее несчастной и более сосредоточенной.
  - Значит, эта твоя - как раз такая?! - с неожиданной яростью воскликнула она.
  Нет, мне никогда не понять женщин.
  - Мы здесь не её обсуждаем, - твёрдость моего тона должна была пресечь попытки Октавии углубиться в эту тему. - Не завидуй ей, у неё будет трудная жизнь. Я сразу предупредил её, что не умею любить.
  - Лжёшь, - горько сказала она. - Узы не легли бы, если бы ты не любил.
  - Мне незачем лгать, - после некоторой заминки я подыскал-таки самое подходящее слово для моего отношения к Ромильде. - Я чувствую за неё ответственность.
  - Не знаю, кого ты обманываешь, себя или меня, но магия не ошибается. - Октавия снова выглядела грустной и поникшей. - Гарри, завтра я покидаю Хогвартс. Насовсем. Хотела вот попрощаться.
  - Знаю, мне Митчелл сказал, - я постарался смягчить интонацию. - Уверен, тебе понравится в Шармбатоне.
  Наступило затяжное мгновение, во время которого Октавия словно бы пыталась вобрать меня взглядом.
  - Гарри... - нерешительно сказала она. - Поцелуй меня. Один раз. На прощание.
  Я настороженно посмотрел на неё, оценивая, чего она хочет этим добиться. Нет, вроде бы не было подвоха или провокации, она просто хотела один поцелуй.
  - Извини, но нам нельзя, - наконец рассудил я. - Для тебя это ненужная надежда, для меня - ненужная ответственность. Можно ведь расстаться по-доброму без поцелуя?
  Она не обиделась, не стала настаивать. Кивнула только с пониманием, что так и должно быть.
  - Тогда... прощай, Гарри... - её губы дрогнули.
  - Прощай, Октавия, - мягко произнёс я.
  Мир тесен, и мы, скорее всего, еще не раз увидимся, но сейчас было - прощай.
  Я развернулся и вышел. Её брат, подпиравший стену, устремился ко мне, я кивнул ему на дверь.
  Назад я возвращался под впечатлением разговора, от которого непросто было отрешиться. Наверное, я не смог бы поцеловать Октавию, даже если бы и согласился, это ощущалось мной, как измена. По странному заскоку логики, в моей голове крутилась только одна её фраза - "не знаю, кого ты обманываешь, себя или меня".
  Можно же не уметь любить - и всё равно любить?
Оценка: 7.54*342  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Тараторина "Равноденствие" (Приключенческое фэнтези) | | К.Ши ""Муж" на час" (Короткий любовный роман) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов 3" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Кофф "Зона риска" (Современный любовный роман) | | CaseyLiss "Демон для меня. Сбежать и не влюбиться" (Любовное фэнтези) | | А.Русс "Укротитель Хаоса на полставки 2" (Любовное фэнтези) | | Zzika "Не пара" (Современный любовный роман) | | Е.Горская "Единственная" (Городское фэнтези) | | Е.Литвинова "Сюрприз для советника" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"