Батырев Андрей Владимирович: другие произведения.

С нами не шутят

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Говорят, что все в мире уже придумано... А что, если взять это придуманное и повернуть вот таким образом?

С НАМИ НЕ ШУТЯТ

Или взад-вперед

Псевдофантастическая повесть в 2х частях и 23 главах с обманами, подтасовками и мистификациями.(Сборник плагиата разной степени содранности)

 

(c) А. В. Батырев, 1997 (bat@fsskomi.parma.ru)

Все, что здесь описывается, есть чистейшая правда и происходило на самом деле.

Чес. Слово, "Как это было".

Отец мой говорит: "Делай добро и бросай его!"

САВА и все-все-все.

ЧАСТЬ I

Глава 1,

в которой кое-кто прикидывается дурачком и косит от службы.

Она сидела у него на коленях, прижавшись к нему всем телом, гладила его по голове и нежно шептала:

–О, милый! Ты такой... такой высокий! Такой красивый! Такой... такой...

–Серый, – подсказал он.

–О, любимый... – томно прошептала она. Они слились в жарком поцелуе.

Вдруг раздался резкий стук в дверь.

–Открывай! Мы знаем, что ты здесь!

Он вскочил, отшвырнул нимфу и забегал по комнате. Брюк нигде не было.

Швидли-мидли-деликт! – пробормотал он обнаруживающее заклинание. Заклинание сработало, и он...

Глава 1'.

ОН.

Он – Главный Герой Нашего Романа!

Кто он – раскрывать эту тайну мы пока не будем, а описать его, пожалуй, стоит!

Итак, Герой – среднего роста, среднего телосложения, средней внешности, без особых примет – он идеально подходит под определение "серый". Хотя... Несмотря на то, что внешне он еще достаточно молод, в глазах его посверкивают искры непостижимой смертными мудрости, кустистые брови сердито хмурятся при виде всякой несправедливости, нос... про нос говорить не будем, губы волевые, но чувственные, а волосы и борода у него такие же седые, как и тысячу лет назад. Как и две тысячи лет назад... Как и три... Гм, о чем это я? Как и все время!

Вот такой вот он, наш Герой!

Глава 1.

Продолжение.

... взглянул на нимфу и обнаружил, что она, всхлипывая и прикрываясь его брюками, пытается начертить пентаграмму. Подбежав к ней, он выхватил у нее брюки. Обнаженная нимфа обиженно сказала:

–Ты такой... такой...

–Подонок, – ухмыльнулся он и отправил ее в небытие (со свистом). Натянув брюки, он поправил бороду и направился к двери.

–Кто там? – заискивающе спросил он.

–Комитет этой... безопасности, – донесся грубый голос, – Именем... как его... закона, открывай.

Вздохнув, он отпер замок. Дверь распахнулась, и порог переступили два здоровенных бритых парня в кожаных куртках.

–А документы у вас есть? – поинтересовался он.

Парни переглянулись. Тот, что повыше, проникновенно объяснил хозяину:

–Разумеется, у нас есть документы!

–Итак, приступим, – сказал второй, достав из кармана какую-то мятую бумажку, – Имя?

–Гэндальф. (А вы думали!)

–Год рождения?

–А это важно?

Парень замялся.

–Да, в принципе, нет...

–Валюта, драгоценности, оружие, наркотики, порнография есть? – спросил первый.

–А что, можете продать? – сострил Гэндальф.

Парни переглянулись-2. После паузы, видимо, попытавшись подумать, второй сказал:

–Шутник... Валюта, драгоценности, оружие, наркотики, порнография есть?

–Нет, – честно ответил Гэндальф.

–Это плохо. Придется обыскать.

Гэндальфа отодвинули в сторону, и ему оставалось только наблюдать, как парни рыщут по квартире Правда, безуспешно. Кроме кровати, в комнате ничего не было.

Когда парни обшарили все пустые углы, и с особым тщанием – пространство под кроватью, настроение у них заметно испортилось.

–Похвально, сказал бесцветным тоном один из парней, – Вам повезло, мистер Гендаль.

–Ф, – сказал Гэндальф.

–Что "Ф"?,- не понял здоровый.

–Гэндаль-ф! – пояснил Гэндальф.

Парни посмотрели на него и, не сказав ни слова, исчезли за дверью.

Гэндальф пожал плечами и запер замок. Вернувшись в комнату, он щелкнул пальцами. Мебель и остальные вещи с шелестом проявились. Удовлетворенно хмыкнув, Гэндальф пошел на кухню готовить кофе.

Пока грелся кофейник, Гэндальф от скуки плевался через трубочку жеваной бумагой по тараканам, которых развел специально для таких случаев. Попадаем ость его оставляла желать лучшего, поэтому тараканы обнаглели и стали прыгать на пол и строиться в фаланги. При этом некоторые фаланги фортифицировались, что увеличивало их защиту в 2 раза.

Гэндальф нервничал.

Закипела вода. Гэндальф схватился рукой за горячий кофейник, в этот момент в дверь снова забарабанили. От неожиданности Гэндальф обжегся и выронил кофейник. Тараканы, услышав его комментарий по данной проблематике, в ужасе попрятались (с1).

Дуя на пальцы и материализуя в здоровой руке стальной прут, Гэндальф направился к двери.

За ней стояли четверо непохожих друг на друга субъектов в одинаковых черных плащах.

–Гэндальф Митрандир? – спросил самый худой .

–Нно... – неопределенно ответил Гэндальф и спрятал прут за спину.

–Мы из госбезопасности, – сказал другой, маленький и толстый.

–А-а, – с облегчением сказал Гэндальф, – Тогда вы ошиблись, ваши ребята здесь уже были, и вообще, я спешу.

–Разберемся, – подумав, сказал худой, – Можно, мы зайдем? – с этими словами Гэндальфа отодвинули в сторону, и вся компания, не вытирая ног, вошла в квартиру.

"А собственно" – всплыла в голове Гэндальфа неизвестно где услышанная фраза.

–А собственно! – сказал Гэндальф и демонстративно хлопнул дверью.

–Это мы уже слышали! – отрезал самый маленький.

–Где? – толстый недоверчиво посмотрел на него. Тот отвел взгляд и ответил:

–Неважно...

Быстренько пройдя в гостиную, Гэндальф плюхнулся в единственное кресло. Гости, двинувшиеся было за ним, неуверенно затоптались, озираясь по сторонам в поисках сидений. Гэндальф нехотя наколдовал им кожаный диван. Один из них, самый крупный, остался стоять, остальные осторожно сели на наколдованное.

–Меня зовут Кролик, – представился худой, – Я – начальник сектора Е.

–Это понятно, – с умным видом проговорил Гэндальф.

–Это – группа "Гамма", – показал Кролик на своих товарищей, – Это – Винни-Пух (толстый кивнул), Пятачок (коротышка был занят собственными шнурками) и Сова (качок неуверенно дернулся). Сова, кстати, проверь-ка квартиру.

Сова отправился шарить по комнатам. Тем временем Кролик продолжал:

–Мы – самая крутая команда спецназа в мире. Но нам нужен маг.

–Нафига? – нагло спросил Гэндальф, развалясь в кресле.

–Насколько нам известно, ты – самый профессиональный колдун по эту сторону...

–Во-первых, – перебил его Гэндальф, – Не ты, а Вы! Во-вторых, не колдун, а...

–...По эту сторону двери, – невозмутимо закончил Кролик, – Поэтому мы решили взять тебя на службу.

–На службу?.. – скривил лицо Гэндальф, – А что вам надо от бедного старого волшебника, если вы такие крутые?

Кролик толкнул локтем Пятачка. Тот закатил глаза и глухо проговорил:

–Тьма вновь сгущается над Средиземьем. Грядут черные времена. Вновь оживает Цитадель Мрака, и Враг возвращается в наш мир!

–Это что, новый перевод Кинга? – поинтересовался Гэндальф.

–Это древнее пророчество! – возмутился Винни-Пух.

–Шеф прочел его в вечерней газете, – подтвердил Кролик.

Пятачок хихикнул.

–Заткнись, свинья! – заорал на него Винни-Пух, – Наш агент в Мордоре сообщил, что там заметили орков.

–Ну и что, - буркнул Гэндальф, – Где их только не замечают... А я-то здесь причем?

–Их засекли в тот же день, когда тебя выперли из Валинора, – ответил Кролик.

–Не выперли... – обиделся Гэндальф.

–Хорошо, выпинали... Вскоре после этого орки начали восстанавливать Барад-Дур. Поэтому Народу нужна твоя помощь.

–Подумаешь, народу, – недовольно протянул Гэндальф и задумался.

# # #

–Ничего не выйдет , – наконец с сожалением сказал он, – После Валинора я потерял много Сил.

–А диван? – подозрительно спросил Винни-Пух.

–Случайность..., – пожал плечами Гэндальф.

–А если проверить? – не сдавался Винни-Пух.

–Действительно, – поддержал его Кролик, – Гэндальф, ты можешь уничтожить, допустим, эту стену?

–Полностью?

–Полностью.

–А может, лучше какую-нибудь больницу или детский сад? – деловито спросил Гэндальф.

–Лучше стену, – поморщился Кролик.

–Нет проблем. Отойдите в стороны.

Гэндальф сделал страшное лицо, напрягся и наставил средний палец правой руки на стену. Раздался громкий хлопок. Комнату заволокло густым, липким и вязким туманом, в котором было слышно только озабоченное сопение Совы, для которого досмотр квартиры в таких условиях оказался затруднительным. Потом все услышали, как Гэндальф чихнул и выругался. Раздался еще один хлопок, после чего туман неохотно рассеялся. Сопение Совы тоже стихло.

Кролик подошел к стене и осмотрел ее. Обои безвозвратно исчезли, осталась только потрескавшаяся штукатурка.

–Это все, на что ты способен?

Гэндальф весьма убедительно смутился и профессионально покраснел.

–Что же ты тогда делал в Валиноре?

Гэндальф оживился и, что-то шепча, стал загибать пальцы.

–Кроме фейерверков, – добавил Кролик.

Гэндальф (3) перестал загибать пальцы и вызывающе ответил:

–Отдыхал, а что?

После небольшого совещания с подчиненными Кролик сказал:

–Хорошо. Гэндальф, если к тебе вдруг вернется Сила – а в твоих интересах, чтобы она вернулась...

"Ой-ой" – подумал Гэндальф.

–...Позвони мне.

–Телефон, – буркнул Гэндальф.

–778-325-15-NO-COPIES, спросить Сладкую Морковку.

Все уставились на него. Кролик покраснел (с2).

–Секретная кличка, – пояснил он, – Кому скажете – убью! И ты, – он ткнул пальцем в Гэндальфа, – платишь за международный разговор.

–Конечно-конечно, – заулыбался Гэндальф, – Вы уже уходите?

–Мы уходим, – сказал Кролик, выразительно посмотрев ему в глаза, – Но мы еще вернемся! (с3) Сова! Сова!

Сова не отзывался. В наступившей зловещей тишине все услышали глухие удары. В дверном проеме, ведущем в спальню, стоял Сова и молотил кулаками в невидимую стену, беззвучно шевеля губами.

–Это еще что такое? – пораженно спросил Кролик.

–Побочный эффект..., – пожал плечами Гэндальф, – Неуничтожим... Да вы не беспокойтесь, через пару дней барьер исчезнет.

Пятачок вытащил записную книжку и вырвал из нее листок. Написав на нем что-то, он прислонил его к невидимой преграде. Сова пробежал записку глазами, его лицо исказила злоба, и он попытался плюнуть в Пятачка. Тот, мерзко ухмыльнувшись, бросил листок и вышел. Остальные тоже вышли, пряча глаза. Сова проводил их тоскливым взглядом и медленно сполз на пол (с4).

Гэндальф поднял записку. В ней значилось: "Не скучай! После выходных мы за тобой зайдем." Гэндальф хмыкнул. Затем он подошел к зеркалу и попытался ухмыльнуться подобно Пятачку, но многострадальное зеркало отражало и не такое.

Тем не менее Гэндальф остался доволен.

Глава 2

Слишком спокойным, ясным и ласковым было это осеннее утро.

"Больше уж ничего не случится..." – засыпая, подумал Гэндальф.

Глава 3

"Этого больше не повторится!"

(Тссссссссссссссссссссссссссссссссссссссссссссссссссссссс!)

Гэндальф, как всегда, ошибся.

Гл. 4

Ошибка Гэндальфа.

Сквозь сон Гэндальф услышал до боли знакомый звук – "тук-тук-тук-туук!".

"Хулиганы" – подумал он и закурил (с5) свою великолепную номерную трубку "Данхилл", сделанную из одного слоновьего бивня, которая стоит на черном рынке 27 тысяч долларов (если вам ее еще продадут). Но тут хулиганы добрались до звонка.

Гэндальфу пришлось выплюнуть свою необычайно крутую трубку и ответить на вызов.

–Какого, мать твою, хрена? – гаркнул он, распахивая дверь.

–И вам того же! – проворковал в ответ незнакомец.

–Чего? – не понял Гэндальф.

–Добра и счастья, конечно, – незнакомец в белых одеждах осенил его крестным знамением и величаво вплыл в квартиру. За ним, связанные веревочкой, покачиваясь, проплыли два чемодана.

"Неужели это ты, Господи?" – ошарашенно подумал Гэндальф.

"Разумеется, не Я, придурок!" – прогремел Глас у него в голове.

Гэндальф несколько успокоился и запер дверь.

–Итак, дорогой... Гм-м... Белый Брат? – произнес он.

Гость уже успел расположиться в кресле, Посмотрев на Гэндальфа, он улыбнулся, достал из складок белого балахона бумажку и старательно прочитал:

–Хрдж-прстн-крджбмулс, брдлн Доктор Хэндульв?

–Э-эмм... Понимаете ли... Коллега... – начал Гэндальф.

–Понимаю! – радостно завопил незнакомец, – Понимаю! Я думал, здесь по-человечески никто не разговаривает! (с6)

–Вот и ладненько. Что еще вы хотели узнать?

–Вы – доктор Гэндальф?

–Возможно, – ответил Гэндальф, – А что?

Гость встал и, распахнув белое одеяние, обнажил потертый джинсовый костюм с жирными пятнами. На шее у него висела массивная мифриловая цепь. Белые одежды оказались вывернутой наизнанку мантией, и из ее бездонных складок он извлек серебряную шпагу, отсалютовал и проорал:

–Честь имею – Колоколн, сын Кологорна! Король! В изгнании...

–Вольно! – сказал Гэндальф, подумав: "Мифрильна цепь на дубе томм...", – И чем я могу помочь... Вашему, так-скть, Величеству?

–Трон, – шепотом сказал Колоколн.

–Чего?

–Трон!

–Кто же ходит за троном к магу? – улыбнулся Гэндальф, – Я не продаю мебель.

–Мне нужен трон Средиземья!

"Клинический..." - с тоской подумалось Гэндальфу.

–А что вы будете с ним делать? – поинтересовался он.

–Там видно будет, – отмахнулся Колоколн.

За его спиной послышался шорох. Гэндальф увидел, как один из чемоданов приоткрылся и из него высунулись две волосатые ноги. Одна нога почесала другую, и из чемодана донеслось ленивое ругательство.

–Хоббиты, – с отвращением протянул Гэндальф, – Вот дерьмо!

В чемодане протестующе всхрюкнули.

Гэндальф зажал пальцами нос, сходил в ванную за дезодорантом и, распахнув чемодан, начал равномерно обрабатывать его содержимое. Повторив то же со вторым чемоданом, он вручил баллончик Колоколну и, глядя ему в глаза, угрожающе сказал:

–Хороший хоббит – мертвый хоббит!

–Хоббиты – тоже немного люди! – возразил Колоколн.

–Чистота – залог! – отрезал Гэндальф и пошел на кухню.

–Расист! – закричали ему вслед хоббиты. Колоколн грустно посмотрел на них, бросил баллончик в угол и поплелся за Гэндальфом.

–Господин Великий Маг... – жалобно сказал он, – Помогите мне... Пожаалста...

–Я маг! Понимаешь, я МАГ, а не психиатр! – разозлясь, заорал Гэндальф.

–Но я хочу трон, – капризно протянул Колоколн.

В кухню заглянул один из хоббитов.

–Где тут мак? – спросил он.

–Нет мака, – огрызнулся Гэндальф.

–А эфедринчику? – с надеждой спросил хоббит.

–Оба – марш в ванную, – скомандовал ему Гэндальф, – Там посмотрим.

Хоббит исчез.

Колоколн дернул Гэндальфа за рукав и робко напомнил:

–Трон...

–Хорошо, – подумав, произнес Гэндальф.

У него родился план.

Даже, можно сказать, План. (с7)

Гл. 5

План Гэндальфа.

"...Выходим отсюда, на заре, быстро подваливаем, тресь сюда, бац, бац, все гасятся, мы быстро все хватаем, сматываемся, если что не так – там что-нибудь придумаем, а потом берем эту хреновину, раз, раз, потом еще здесь, здесь и тут, и готово!"

Гл. 5(а)

План Гэндальфа (адаптированный).

"Средиземье в опасности, – думал Гэндальф, – Спустя столько лет – снова Враг..."

Из собственных магических источников он узнал, что орки вновь собираются в организованные стаи. Значит, появился новый руководитель темных сил. И Гэндальф Серая Хламида (с8), самый могущественный из магов (с9), счел своим долгом спасти Средиземье от неминуемой гибели.

Но в одиночку ему было не справиться. Как и тогда, много веков назад, ему требовались смелые и надежные товарищи. Отважный, воинственный и честолюбивый Колоколн, честные и неподкупные хоббиты как нельзя лучше подходили для столь серьезного и опасного предприятия. В дальнейшем Гэндальф собирался найти еще спутников, но эта троица должна была стать главной его опорой. Гэндальф решил вернуться вместе с ними в Арнор и выяснить все подробности новой опасности. Затем, собрав необходимую группу, он намеревался проникнуть в Мордор и изучить противника. По возможности изолировав источник его Силы, следовало уничтожить Врага окончательно и истребить всех орков, а затем сделать так, чтобы память об этом стерлась вовеки, завоевав тем самым величайшую славу и уважение. Гости Гэндальфа и не подозревали, сколь высока для них честь быть орудием выполнения его честолюбивых планов...

Глава 6

Пушечное мясо.

Ни с того ни с сего Гэндальф приготовил гостям жаркое, накрыл на стол и позвал их откушать чем послал.

Колоколн уселся за еду в задумчивости, то и дело мечтательно улыбаясь. Относительно чистые хоббиты в наколдованной Гэндальфом одежде с довольным видом курили марихуану.

Как вы уже, наверное, догадались (с10), хоббита с зеленой повязкой на лбу звали Фито Дизайн. Он был наемником, воевал во множестве горячих точек (с11). Другой хоббит, Брито Головый, долгое время хипповал и подрабатывал ди-джеем на разных сомнительных вечеринках, потом встретился с Фито. Подружившись, они стали частенько вместе проворачивать разные темные делишки (как раз именно валюта, драгоценности, оружие, наркотики, порнография...).

Колоколн же действительно являлся потомком Арагорна в 33 поколении. С тех пор, как монархия в объединенном Арнорско-Гондорском королевстве была свергнута, королевская семья жила в добровольном изгнании на Кольвинских островах, не предпринимая попыток вновь завладеть троном. Но молодой Колоколн отправился на материк с целью восстановить Статус Кво (с12). Сначала он попытался стать президентом Арнора и с треском пролетел на выборах. После этого он стал вести подпольную борьбу за восстановление монархии с собой в качестве кандидата на престол, но был арестован и приговорен к пожизненному заключению по сфабрикованному обвинению в изнасиловании барлога. Там, в тюрьме, он и познакомился с двумя хоббитами-рецидивистами.

Они решили бежать.

"Самая кровавая катастрофа" – так писали об этом газеты. После того, как Колоколн и хоббиты покинули самую неприступную тюрьму Гондора, ее уже невозможно было использовать по прежнему назначению (из того места, где она находилась, сделали озеро для разведения хищных карпов, а в зимнее время – как каток (опять-таки для подкормки карпов)).

Некоторое время они еще занимались старыми делами, но вскоре Колоколн решил пойти другим путем (с13), а именно – к Гэндальфу. Почуяв заварушку и возможность пожрать и попьянствовать на халяву, хоббиты увязались за ним.

Гл. 7

Дичь.

Так и не поев толком, Гэндальф внезапно вспомнил о каком-то важном деле и убежал. (Вообще-то можно было бы придумать и то, куда убежал Гэндальф, и то, каковы были причины этого (несомненно, потаенные), и какие это повлекло/могло повлечь/должно было повлечь (или и то, и другое) последствия, но вам это надо?)

Не видя другого выхода из сложившейся ситуации, Колоколн взял со стола бутылку, бокал и отправился в гостиную. Обкурившиеся хоббиты, перестав хрюкать и повизгивать, постепенно приходили в себя на кухне.

Сова, увидев, как Колоколн устраивается в кресле с бутылкой в руке, с новой силой принялся барабанить в невидимую стену. Колоколн заметил его.

–Гы, – сказал он удивленно, – Эй, ребята!

В этот момент барьер исчез, и Сова с размаху шлепнулся на пол.

Из кухни нехотя приплелись хоббиты, обмякли на диване и начали наблюдать за лежащим неподвижно Совой.

–Сова, – сказал Брито.

Жирная, – уточнил Фито.

Сова зашевелился. Приоткрыв глаз, не прижатый к полу, он увидел хоббитов.

–Богги? – изумленно проговорил он. Подумал и кровожадно повторил:

–Богги!

–Где? – удивился Колоколн.

–Бооггиии, – торжествующе показал на хоббитов Сова, и ласково добавил:

–Я вас убью!

–Брито, – сказал Фито, – Он назвал тебя "богги".

–А по-моему, – ответил Брито, – Он показал на тебя.

–А может, и на меня, – согласился Фито.

–Ну так убей его!

–Почему я?

–Не знаю, – Брито задумался.

Сова медленно поднялся и двинулся к хоббитам, пнув по дороге чемодан.

–Какая грустная картина, – произнес из кресла Колоколн, – Какое стремление к смерти!..

Сова засомневался и занервничал.

–Заткнись, – с долей неуверенности сказал он.

Брито достал огромный нож (он считал его маленьким, но могучим магическим мечом только из-за того, что на нем была рунная надпись "Made in Taiwan"), медленно поднял его над головой, отчего воображенный им магический свет меча стал еще ярче, и многозначительно произнес:

-Мой второй меч – тоже магический.

"Ма… Магический? Магический", - пролепетал маленький проржавевший перочинный ножик в его кармане, расхрабрился и, открыв ложку, штопор и открывалку, растерзал замешкавшуюся в кармане блоху.

Сова откровенно запаниковал.

–Я... Я того... Я сейчас, – пробормотал он и… и… и выскочил из квартиры.

–Фито, принеси еще стаканы, – сказал Брито, пряча ножик.

Фито отправился на кухню и вскоре вернулся со словами:

–Я не знаю, где у него стаканы. У этого интилихента одни бокальчики.

–Тьфу, – буркнул Брито и пошел на кухню сам.

–Эй, – донесся оттуда его голос, – Кто по-иностранному волокет? Что значит "Do not open"?

–"Войди в меня"! – крикнул Фито и спросил у Колоколна: – Правильно?

Колоколн авторитетно кивнул, сдержав улыбку.

–Умный, да? – обиженно спросил с кухни Брито.

Там что-то загрохотало и зазвенела посуда. В это же самое время входная дверь слетела с петель, и на порог гостиной рухнул Сова. За ним вошел амбал в тeмных очках.

–Я сказал тебе – не шевелись! – заорал он.

Сова не шевелился. Человек повернулся к Колоколну и Фито.

–Встать! Лицом к стене! – скомандовал он, – Раздвинуть ноги!

Они нехотя подчинились.

Амбал начал осматривать гостиную.

–Ты его знаешь? – тихо спросил Колоколн.

–Шварц? – предположил Фито.

–Не, Коммандо...

–А может, Конан?

–Или Терминатор? Терминатор! – они переглянулись.

–Слушай, друг, ты – Терминатор? – осторожно спросил Фито.

Тот перестал сканировать комнату и задумался.

–Fuck you, – наконец выдал он и твердым шагом двинулся дальше по комнате.

Колоколн и Фито шепотом заспорили.

Из кухни вновь донеслись грохот и ругань. Амбал насторожился.

–Что у вас там? – спросил он.

–Кухня, – пожал плечами Колоколн.

Амбал вытащил пистолет из пистолетницы (с14) и пошел на кухню. Сразу же раздался ужасный крик и шум падающего тела. Колоколн и Фито побежали туда.

Возле порога лежал маленький старичок в зеленом одеянии. Посреди кухни рядом с грудой битой посуды, старых инструментов и банок с краской сидел облитый красками разных цветов Брито и выпутывался из шлангов и проводов.

Фито загоготал.

–Чего ржешь? – недовольно спросил Брито.

Колоколн тоже засмеялся.

–Ну в чем дело? – снова спросил Брито, – Сначала Шварц заходит, орет, превращается в этого старикашку... Потом вы приходите и ржете как идиоты...

–Посмотри на себя в зеркало, – сказал, давясь со смеху, Фито.

Брито посмотрел.

–Ну и что, – пробурчал он, – Бывало и хуже, – и поплелся в ванную.

Колоколн подошел к старику и поддел его ногой.

–Шварц, да? – угрожающе спросил он.

–Умный... да? – сдавленно ответил тот.

Колоколн и Фито взяли его подмышки, посадили на стул и крепко связали.

–Ты кто такой? – грубо произнес Фито.

–Я – майор Де Билл! – срывающимся голосом крикнул старик, – Сми-и-рна!

–Гонит, – сказал Брито, выходя из ванной и вытираясь грязным (теперь) полотенцем, – Я этого вуга насквозь вижу. Может, он и Дебил, но не майор точно.

–Я майор... майар! – обиженно ответил старик.

–Что тут происходит? – заорал внезапно (с15) вошедший Гэндальф,- На вас даже квартиру оставить нельзя!

–Мы тут... того... – сказал Брито, пряча за спину полотенце.

–Допрашиваем... – добавил Фито.

Тут Гэндальф заметил старикашку и сказал изменившимся голосом:

–Радагаст...

–Гэндальф... – вяло пробормотал тот и обвис на веревках (с16).

–Это он сломал дверь, – поспешно сказал Фито, – А мы его за это даже пальцем не тронули.

Колоколн сплюнул и отошел к окну. Взглянув туда, он грязно выругался и сказал:

–Мусора!

–Это он, сука, привел хвост! Я так и знал! – истерично закричал Фито, тыкая пальцем в Радагаста. "Ты дотыкаешься, – пробормотал сквозь зубы Радагаст, – Я тебе тыкалку-то обломаю...". К счастью для него, его никто не слышал.

–Заткнись! – прикрикнул на Фито Гэндальф,- сваливать надо, а не орать!

Все двинулись к выходу.

–А я! Меня забыли! – завопил им вдогонку Радагаст, попрыгав за ними на стуле, – Подождите! Я вам пригожусь!

Брито вопросительно посмотрел на Гэндальфа. Тот махнул рукой.

–Только попробуй! – неопределенно пригрозил Брито Радагасту и отвязал его.

Как только они вышли на лестничную площадку, снизу раздался голос, усиленный мегафоном:

–Сдавайтесь, вы окружены!

Радагаст покорно склонил голову, поднял руки и начал спускаться по лестнице.

–Отставить! – скомандовал Гэндальф, – Колоколн, придержи его.

–Сдавайтесь, а то будем стрелять! – снова донеслось снизу.

–Не будут! – заверил, вырываясь, Радагаст, – Они не посмеют стрелять по живым людЯм.

–А по мертвым? – угрожающе спросил Брито. Его слова потонули в грохоте выстрелов. Площадку заволокло дымом и пылью. Кашляя, несостоявшиеся герои ввалились обратно в квартиру. Последним вошел Колоколн, таща за собой бесчувственного Радагаста.

–Что с ним? – спросил Гэндальф.

–На него штукатурка упала, – объяснил Фито (с17), – Может, его тут бросим?

–Мне пригодятся его трансцендентальные энергетические потоки, – туманно ответил Гэндальф. Все понимающе закивали.

–Придется воспользоваться магией, – продолжал он, – Встаньте все в пентаграмму. И этого подтащите.

Все встали в пентаграмму. И Этого подтащили. Гэндальф что-то пробормотал, комната начала размываться и вскоре совсем исчезла...

Они висели в абсолютной темноте.

–Что такое, – недоуменно сказал Колоколн, – Гэндальф, ты куда нас дел?

–Помолчи, – раздраженно сказал Гэндальф. Через некоторое время он объявил:

–Все линии заблокированы! Придется тащить вас через Валинор!

Глава 8

Валинор.

–Вау! – сказал Колоколн.

–Охренеть! – согласился Брито.

Фито ничего не сказал, потому что потерял сознание от перегрузок.

Радагасту тоже было все равно, к тому же он уже бывал в Валиноре.

Гл. следующая

Что было потом.

Они вынырнули из подпространства на высоте 5 тыс. м и сразу же камнем рухнули вниз.

–Странно! – прокричал Гэндальф, – Здесь должна была быть гора!

Тем не менее они продолжали падать. Колоколн посмотрел вниз. Быстро приближающаяся земля была покрыта разноцветными пятнами, причем они падали на пятно, поразительно напоминающее болото.

Гэндальф чудесным образом замедлил падение, но в болото они все-таки шлепнулись. Попав в холодную воду, Фито и Радагаст сразу очнулись и вслед за другими выбрались на сушу.

Когда они вышли на случайно оказавшееся рядом пустынное шоссе, вид у них был не очень опрятным.

Глава еще одна

Что было потом – 2.

На их счастье, так же случайно рядом оказалась довольно чистая река, где Гэндальф с помощью магии очистил их и их одежду. Для этого, правда, им пришлось полчаса натирать друг друга песком и стирать свою и Гэндальфову одежду, в то время как он геройски охранял их от диких уток, заблудившегося козленка и хищных грибов. Радагаст же неуловимо исчез, гнусно воспользовавшись помывочными мероприятиями, при этом оставив Гэндальфа без трансцедентальных энергетических потоков.

Отмывшись, они вернулись на шоссе и принялись ловить тачку.

Прошло 14 часов.

Все проголодались, и Гэндальф повел их к видневшемуся невдалеке (метров двести) мотелю.

Гл. 9

В мотеле.

Мотель назывался "Фарцующие Гномми", а дверь была заперта.

Колоколн громко постучал. Из-за двери донесся голос:

–Кто там?

–Це ж ми, хоббиты, – ответил Фито.

–А много вас?

–Та ни, одни мы!

Голос выругался:

–Мать твою! Куда ты меня привел? Жрать нечего, кругом одни вонючие хоббиты!

–Вкуссные хоббитсы... – робко возразил другой голос.

–Вкусные, говоришь? – недоверчиво сказал первый.

Хоббиты возмутились.

–Эй! – забарабанил Брито в дверь, – Ты! А ну открывай! А то... – он с надеждой посмотрел на Фито.

–...А то мы сами откроем! – в тон ему заорал тот, – Кто ты такой, чтобы оскорблять добропорядочных хоббитов?

Вдруг дверь распахнулась. Хоббиты в нерешительности остановились на пороге, за которым царила темнота. Из этой темноты вкрадчивый голос приглашающе произнес:

–Как насчет ужина?

Хоббиты попятились, но натолкнулись на Колоколна, который стоял к ним спиной с дурацки поднятыми вверх руками. Потом он повернулся к ним и не менее глупо улыбнулся. За его спиной щелкнул затвор и голос с отчетливым оркским акцентом гаркнул:

–А ну, засранцы, топайте внутрь, а то мозги на стене оставите!

Гл. 10

Все еще в мотеле.

Хоббитов и Колоколна затолкали в темный чулан.

–А где Гэндальф? – придя в себя, поинтересовался Фито.

–Гэндальф теперь уже далеко, – ухмыльнулся Колоколн, – Я так и знал. Не надо было с ним связываться!

–Гэндальф нас спасет! – возразил Брито, – Он соберется с силами и все тут разнесет!

–Ага, – мрачно поддакнул Фито,- Вместе с нами.

Дверь распахнулась (с18), и два орка провели их по коридорам, введя в большую и красивую комнату. "Эротично," – подумал Фито. "Эклектично," – подумал Брито (с19). Посреди комнаты в кресле восседала странная личность.

Тело указанной личности было укутано темно-зеленым плащом. Над оным плащом возвышалась огромная лысая голова синеватого оттенка с большими навыкате глазами. Увидев хоббитов, существо хмыкнуло и проникновенно произнесло:

–Приветствую вас, благородные господа невысоклики! – затем оно обратилось к Колоколну, – Ваше Величество, простите, что не оказал вам приличествующие почести!

–Да ладно, – смущенно махнул рукой Колоколн.

–Ну и хрен с тобой, – неожиданно грубо сказало существо, – Честно говоря, я хочу вас всех съесть.

–Не надо нас есть, – опасливо возразил Фито, – Мы жилистые...

–Вот и я так думаю. Поэтому я сделаю из вас зомби.

–А я? – спросил Колоколн, – Я ж король!

–Ты будешь моим наместником в Средиземье, – ответило существо, – Ты будешь здесь главным. После меня.

–А кто ты такой? – вызывающе спросил Фито, – Чего это ты тут распоряжаешься?

Существо слезло с кресла, подошло к Фито и пробормотало:

–Какой наглый хоббит! Придется съесть твои скисшие мозги! Горлум! Горлум! – гаркнуло оно, – Кто я такой?

–С-с-с.., – донеслось из-за кресла, – Добрый Докхтор... С-с-с...

–Я – Доктор Мымр! – выкрикнуло существо, – И те из вас, кто останется в живых, будут завидовать мертвым...

Орки заржали.

Гл. 11.

Сто и еще один.

Гэндальф с трудом продирался сквозь кусты. Он бежал уже довольно долго, а тело его было не таким уж и молодым. Но неведомая сила (с20) гнала его все дальше и дальше от этого проклятого места.

Гэндальф свалил сразу, как только услышал за дверью свистящий голос Горлума. Паника охватила его, и он, проще говоря, в темпе делал ноги.

Гл. 11.

Unplugged.

Гэндальф сразу почувствовал ловушку. Сразу стало ясно, что раз в мотеле закрыты все ставни и на стоянке нет ни одной машины, то дело тут нечисто, и только дурак мог ожидать от этого места чего-либо хорошего.

Подозрения Гэндальфа подтвердились, когда он услышал за дверью свистящий голос Горлума. Первой его мыслью было – о да, конечно! – броситься в атаку и разгромить врага на его территории. Но полководческий гений Гэндальфа прозорливо рассудил, что лучшее нападение – это оборона. А лучшая оборона – это отступление. Там, на заранее подготовленных позициях, он сможет всесторонне исследовать ситуацию и найти правильное решение проблемы.

Гл. 12.

А в это время.

В это время еще ничего стоящего не произошло.

Гл. 12' (БНА).

Добрый Доктор вновь вскарабкался на кресло и сказал:

–Подойди ко мне, мой верный Коллабор! Пришло время наградить тебя.

К удивлению хоббитов Колоколн со словами:

–Да, мой господин! – подошел к импровизированному трону и встал перед ним на одно колено (с21).

–Жаль, конечно, что нам не удалось пока поймать этого поджигателя, Гэндальфа, – проговорил Доктор, – Но ты славно потрудился, доставив сюда эту парочку..

–Предатель.., – процедил Фито.

Брито же вскричал:

–Негодяй! Подлец! Ты предал наши идеалы! – и, подбежав к Колоколну (он же Коллабор), (благо тот стоял на коленях) ударил того наотмашь ладонью по лицу. Брито оттащили.

–Так какую же награду ты хочешь? – милостиво вопросил Доктор.

Коллабор растерянно потирал расплывавшееся по щеке отвратительно-красное пятно.

–Хочешь, я сделаю тебя императором? – выручил его Д.Д.М. Коллабор радостно закивал.

Гл. 13.

В это же время...

...Гэндальф все еще отступал.

Гл. 14.

Русская империя. 1775 от Р.Х.

:Москва построил Фабрика

–Транспорт

:Одесса построил Водопровод

–Банк

Военный министр: Неожиданное нападение Вавилоняне! (облажались)

–направить на юг 2 танка

Путешественники сообщают: Греки убили Индийцев

:Греки хотят поговорить с вами!

1780 от Р.Х.

Русские открыли Полеты!

Министр внутренних дел: Бандиты грабят селения близ Минск...

Гл. 15.

Тем временем...

...Гэндальф все еще отступал и очень бы не хотел, чтобы ему мешали.

Гл. 16.

–Чудненько, – сказал Д-р Мымр, установив контроль над мозгами Фито и Брито, – Теперь вы должны найти Гэндальфа. Поняли?

Хоббиты кивнули.

–Отлично! Шагом марш!

Они удалились.

Гл. 17.

Столетия спустя...

Гл. 18.

В то же самое время, наконец!

Гэндальф замедлил шаг и обратил внимание, что движется по плодородной Хоббитании.

Впереди показалось придорожное кафе с унылой вывеской "Окровавленный Нагасаки". Наученный горьким опытом, Гэндальф прозондировал его всеми видами магического зрения (с22). Ничего угрожающего он не разглядел, поэтому смело вошел внутрь.

Кафе было набито посетителями – в основном хоббитами, хотя попадались и люди, а в дальних углах сидели в своих гордых одиночествах гном и негр.

У стены за столиком сидел, подперев голову руками и задумчиво глядя в пустую бутыль из-под скотча, странный человек, одетый в грязную спецовку, длинноволосый, небритый и вообще отвратительный на вид. Однако Гэндальф предпочел сесть к нему, нежели к негру, или, уж того хуже, к гному. А сев, он соответственно предпочел оглядеться, нежели бессмысленно смотреть в пустую посуду.

Хоббиты, как обычно, бухали и при этом громко галдели. На Гэндальфа никто из них не обращал внимания, чему он отчасти был рад. Впрочем, официанты также старательно его не замечали, чему он был отчасти... да нет, совсем не рад. Он попытался привлечь их внимание, громко икнув, но этот звук потонул во всеобщем шуме.

Человек напротив, услышав ик, поднял голову вместе с небритым (!!!повтор!!!) лицом и посмотрел на Гэндальфа. Тот заерзал под пронзительным взглядом бесцветных глаз, отчего бродяга улыбнулся, непристойно обнажив ослепительные провалы выбитых зубов. Гэндальфа передернуло.

Словно поняв это, бродяжник свистнул, тут же примчался официант с полной бутылью, содержимое которой сразу же пошло в дело.

–Меня зовут Колоколн, – сказал бродяга.

Гл. 19.

Мы не они, они не мы.

–To the bar! – пропел Фито, покинув штаб.

–All right, – отозвался Брито.

Они энергично двинулись в этом направлении, но вдруг остановились как вкопанные. Воздух перед ними задрожал, и возник матово-черный, но одновременно переливающийся всеми цветами радуги додекаэдр, из которого доносились шипение и помехи. В матово-черном, но одновременно переливающемся всеми цветами радуги додекаэдре появилась фигура Доктора, который гневно посмотрел на них:

–Вы кто такие?

Хоббиты недоуменно переглянулись и пожали плечами.

–Вы зомби! – просветил их доктор, – А зомби должны делать то, что я им говорю!

Подумав, хоббиты согласились.

–Что вам нужно в баре? – продолжал Доктор Мымр.

За его спиной замаячил Коллабор с опухшими глазами.

–Чего тебе?

–Game over, – просипел Коллабор.

–Исчезни... Так какого хрена вам надо в баре?

–Ну, мы подумали... Подумали, что... Ну, вдруг Гэндальф где-нибудь... в баре? – вяло сказал Фито.

–Отставить думать! – рявкнул Доктор, – Просто искать!

–Ладно, ладно, – буркнул Фито.

Матово-черный, но одновременно переливающийся всеми цветами радуги додекаэдр исчез. Хоббиты вздохнули поплелись в прежнем направлении.

Гл. 20.

Д – Юбилейная.

Гэндальфу захотелось умереть Настоящей смертью и никогда не воскресать. В общем и целом бродяга был мерзок, но что-то в нем действительно вызывало уважение и желание упасть на колени. Однако Гэндальфу вдруг стало ужасно лень снова связываться с особами королевской крови и вообще с борьбой за власть. К тому же ему надоело сопротивляться проблемам, возникающим при ношении человеческого тела. И если со вторым он пока ничего не мог поделать, то насчет первого...

Гэндальф хищно улыбнулся бродяге, который испытующе смотрел на него, болтая в стакане мутноватую жидкость, и сказал:

–Какой еще Колоколн?

–Принц Колоколн, Наследник Трона Средиземья! – вскочив и грохнув бутылкой об стол, заорал тот.

В последовавшей за этим тишине было слышно, как капало на пол вылившееся из бутылки виски.

Тут необходим небольшой экскурс в историю.

Гл. 21.

Небольшой экскурс.

Когда закончилась Эпопея Колец и в Средиземье вновь воцарились мир и Арагорн, хоббиты стали жить по-прежнему. Снова Хоббитания стала цветущим и богатеющим краем. Но недолго продлилось это благополучие.

В Средиземье начали появляться группы заговорщиков. Внешне безобидные, они ходили по селениям и проповедовали вольнодумство и гражданское неповиновение. Народы Средиземья с недоверием встретили их, ибо свежи в памяти были потрясения и ужасы Третьей Эпохи. Заговорщики же между делом призывали не много ни мало к свержению верховной королевской власти, повторяя как заведенные никогда доселе в натуре не слыханное в Средиземье слово "рипаблик". Мало-помалу возникало брожение, но король Арагорн, прозванный за глаза благодаря своей неимоверной мягкости Фарбенштофиндустри, или просто Штоф, смотрел сквозь пальцы на такие безобразия.

Пока не случилась беда.

Пока не стремнулась еда.

Пока не сглотнулась среда.

Короче. Нигде в Средиземье идеи свободы не прижились и не укоренились. Кроме Хоббитании. И это в высшей мере странно, учитывая крайне мирный и добродушный характер хоббитов. Но то ли Сэм Скромби со своей шайкой принес в Хоббитанию дух авантюризма и неприкрытой наглости, то ли болотистая местность и умеренный – слишком умеренный – климат наконец приелись хоббитам, но, так или иначе, первое в Средиземном Королевстве антиправительственное выступление произошло в Хоббитании.

Разумеется, оно было дилетантским и потому – неудачным. Несколько молодых хоббитов ворвались во Дворец в Форносте и устроили дебош. Кроме них, при покушении никто не пострадал, и милостивый Штоф тут же простил их и вылечил за свой счет (т.е. за счет налогоплательщиков).

На этом революционная деятельность хоббитов и закончилась. Но тут за дело взялись орки, которые были профессионалами (Орканизация Профессиональных Революционеров (с23)). Они просто обязаны были довести начатое хоббитами до конца, при этом обеспечив свое алиби и подставив максимальное количество лоханов.

Какой-то оркский интеллектуал придумал гениальный, по его мнению, план (удивляют две вещи – то, что он смог что-то придумать, хотя это, конечно, может быть простым совпадением, и то, что этот план все-таки сработал). В партию продуктов, преподнесенных королю от хоббитов в знак полнейшей преданности, орки подсунули упакованного в пивную бочку камикадзе (с24), некоего Шаграта. Говорят, что он сделал это добровольно (гм, иногда даже среди орков встречаются и настоящие сумасшедшие).

Взрыв разрушил половину Форноста, но король чудом уцелел, хотя, по слухам, его сильно контузило. В результате этого в оставшуюся часть Форноста были введены регулярные войска, а Арагорн спешно перебрался в Лориэн и стал оттуда править (хотя править – это мягко сказано) страной. Впоследствии историки официального толка пытались объяснить этот маневр гениальным стратегическим замыслом мудрого полководца и т.д. и т.п.

В Средиземье установилась жесточайшая диктатура. Все понимали, что король повредился умом, но даже самым горячим головам по-прежнему хотелось жить. В особенности хоббитам.

Проведя собственное независимое расследование, Арагорн нашел виновных. Он припомнил хоббитам все – и трусливое поведение в Великой войне, и саботаж, и паразитирование на теле государства. Ну, и предыдущую их выходку.

Арагорн задумал геноцид (с25). К несчастью, под рукой у него оказался Гэндальф (то, что он в то же самое время обитал в Валиноре – без комментс), который убедил короля не изничтожать хоббитов, а посадить их всех в концлагерь. Разумеется, Хоббитания подходила для этой цели как нельзя лучше.

Король призвал желающих охранять мерзких хоббитов. Желание высказали только орки, но не тут-то было – их реабилитировать еще не успели. Тогда Гэндальф изобрел богги – лучшую в мире охрану, тех самых, которые могут вчетвером запросто победить любое маленькое и неповоротливое существо, особенно если прыгнут на него сверху.

После этого целый век хоббиты свободы не видали.

Между тем израненный в боях король стал чахнуть, а страна – приходить в запустение, и недовольство возникло уже в верхах. Арагорнов сынок, Араторн, в одну из тоскливых октябрьских ночей взял да и уронил на неповоротливого папашку бронзовую люстру (732 кг.), случайно, конечно. Проснувшись поутру, жители Средиземья с чувством глубокого... этого... как его... удовлетворения узнали, что у них – качественно новый король Недовольны остались только орки – опора старого режима.

Как оказалось, зря. Политика Араторна отличалась от папиной не более, чем его имя. О его дальнейшей судьбе можно сказать только одно – он вскоре умер (годы правления: 232-233г. IV эры).

В том же году в Средиземье наконец разразилась революция (Буржуазная). Хоббитов освободили, орков перебили (снова; впрочем, как всегда, впоследствии поняли, что не всех). Богги тоже хотели перебить (в основном хоббиты), но те странным образом исчезли, потом объявившись на Дальнем Востоке, где для них более благоразумные в национальной политике деятели организовали Боггитанскую АО.

В результате революционных преобразований Средиземье распалось на несколько более или менее демократических государств, а хоббиты, явившиеся вопреки своей воле ударной силой революции, затаили на веки вековечные лютую ненависть ко всякого рода аристократам.

Гл. 22.

В которой Гэндальф раскрывает свою истинную сущность,

подонок.

Гэндальф с интересом взглянул на наследника, который вдруг стал центром угрюмого внимания присутствующих в зале хоббитов.

–Э-э-э... – пробормотал Колоколн, – Ребята... Я пошутил! – объявил он и тихонько опустился на стул.

–Думаю, у них будет к тебе несколько вопросов, – сообщил ему Гэндальф.

–Но я же король!

Ну и придурок, – рассудительно сказал Гэндальф, – А если ты придурок, то мог бы придумать что-нибудь получше, – цинично добавил он.

Король обиделся и сделал вид, что ушел в себя, хотя на самом деле наблюдал за происходящим. Гэндальф же спокойно потягивал спиртное, радуясь предстоящей кровавой разборке.

Тем временем хоббиты начали перешептываться. Некоторые из них вышли из бара, чтобы, как подумалось Гэндальфу, вскоре вернуться с подмогой. Колоколн, вначале невозмутимый, стал заметно нервничать. Гэндальфу эта бодяга надоела – он прикрыл глаза и задремал, раз уж ничего не происходило.

Вдруг Колоколн дико заорал. Гэндальф открыл глаза и увидел, как на плечо Колоколну опускается белая полупрозрачная рука. Обладатель руки, не менее призрачный, колко посмотрел Гэндальфу в глаза, отчего последнему стало не по себе.

"Белый Джентльмен..."- зашептали в ужасе хоббиты.

–Добрый вечер... Джентльмены, – сказал с ухмылкой призрак.

Колоколн обмяк и сполз под стол. Гэндальф же выдавил:

–Добрый.., – про себя подумав: "Вот теперь начнется веселье!".

–А ведь я тебя знаю, – наклонившись к нему, прошептал призрак.

–Не имею чести, – холодно пробормотал Гэндальф.

–Ничего, я тоже, – ухмыльнулся Белый Джентльмен, – Ты здесь инкогнито?

–Разумеется...

–Непорядок, – произнес призрак и возвысил голос, – Господа! Позвольте представить вам некоего Митрандира, более известного как Гэндальфа! Кто не в курсе – он изобрел богги!

"Попал." – мелькнула у Гэндальфа мысль, мелькнула и пропала.

Хоббиты же онемели (действительно, один за другим – два самых заклятых врага – такой шанс размяться!), и оттого в баре повисла тишина (опять). Вдруг дверь распахнулась, и в бар вошли Фито и Брито. В этот же момент Гэндальф почувствовал слабый козырный контакт (Р. Желязны – все права.).

–Извините, – донесся до него сдавленный голос, – Это Жерар?

–Какой Жерар, – пробормотал Гэндальф, – Это я, Гэндальф.

–Е-мое, что ж я сделал-то, – произнес собеседник с досадой и прервал контакт.

Гэндальф пожал плечами и, поднимаясь, крикнул Фито и Брито:

–Эй, ребята, я здесь!

–Он здесь, – вяло сказал Фито.

–Дерьмо.., – безжизненно ответил Брито.

Гэндальф попытался на прощание пожать висящему над столом в недоумении призраку руку, но у него ничего не вышло, тогда он просто поклонился и стал пробираться к выходу. Протолкавшись сквозь толпу тормозящих хоббитов, он поманил за собой Фито и Брито и вышел из кафе.

–Он ушел, – прокомментировал данный факт Фито.

–Дерьмо! – просиял Брито и направился к стойке бара.

–Действительно, лажа! – в тон ему отозвался Фито, последовав за ним, – Хороший повод нажраться!

Гэндальф, покинув кафе, наколдовал перед собой в воздухе матово-черный, но одновременно переливающийся всеми цветами радуги додекаэдр (простейший путь для магической передислокации и связи (с26)) и встал на крыльце, поджидая Фито и Брито (которые о нем уже забыли). Вдруг (ха!) воздух перед ним задрожал, задергался и разверзся. В разверстости возник второй матово-черный, но одновременно переливающийся всеми цветами радуги додекаэдр. Гэндальф на долю секунды задумался – а какой же из двух матово-черных, но одновременно переливающихся всеми цветами радуги додекаэдров он наколдовал для себя, но тут в последнем из матово-черных, но одновременно переливающихся всеми цветами радуги додекаэдров сформировалась фигура Доктора Мымра. “Ага, – подумал Гэндальф, – Значит, первый матово-черный, но одновременно переливающийся всеми цветами радуги додекаэдр – мой… А мой матово-черный, но одновременно переливающийся всеми цветами радуги додекаэдр все-таки гораздо додекаэдристей… Да и переливы поразноцветней…” (с27) Д. Доктор М. же (поскольку о нем нам также не следует забывать) не смотрел на экран, а увлеченно делал себе маникюр. (Кстати, этот абзац внесен в Книгу рекордов Гиннеса за 2002 год за самое многократное и самое ненужное повторение одного и того же словосочетания "матово-черный, но одновременно переливающийся всеми цветами радуги додекаэдр" на протяжении одного, опять-таки, абзаца.) (с28)

–Нну? – спросил он, по прежнему любуясь своими отростками.

–Мы его не нашли, – голосом Фито сказал Гэндальф.

–Мать вашу, – будничным тоном проговорил Добрый Д-р, – Я для чего тратил свой энергопотенциал? Я так и знал – эти вонючие хоббиты, вместо того, чтобы четко выполнять приказ хозяина, пойдут и нажрутся. Ведь нажрались?

–Думаю, уже нажрались, – своим нормальным голосом ответил Гэндальф.

Некоторое время Доктор задумчиво смотрел на него, потом спросил у кого-то:

–Кто сегодня дежурный по связи? Коллабор? Отрезать ему голову, – затем обратился к Гэндальфу, – Ты кто?

–Гэндальф, – честно ответил Гэндальф.

–Да ну? – искренне изумился Доктор, – Настоящий?

–Пластмассовый, – съязвил Гэндальф.

–А можно купить кусочек?

Отчего же, можно, – Гэндальф оглядел себя, – Какой кусочек?

–Мне вот эту... Руку.., – обрадованно заговорил Добрый Д.М., – Нет, две! А можно голову?

–Голову.., – задумчиво протянул Гэндальф,- Голову... ХММММ... А ты знаешь, что голова – самое ценное?

–Не-а, – ляпнул Мымр.

–А-а-а, не знаешь? – грозно заорал Гэндальф и начал превращаться – сначала он сформировал еще пару нижних конечностей, уже с полным набором кромсающих принадлежностей. Перенеся на них центр тяжести, Гэндальф образовал из рук мощные лапы, оканчивающиеся короткими щупальцами, и преобразил туловище, вобрав в него человеческие ноги.

Д. Мымр попытался разорвать связь, но Гэндальф удержал экран и послал по тоннелю парализующий заряд. Мымр ойкнул и замер.

–А теперь отвечай – кто ты такой и что тебе от меня нужно? – прорычал Гэндальф.

Мымр захрипел, и Гэндальфу пришлось освободить его голосовые связки.

Доктор с трудом улыбнулся.

–Я – то, что тебе и не снилось, – скаля зубы, ответил он, – Я – тот, кто убьет тебя полностью и сотрет твою матрицу существования! Я – тот, у кого ключи от твоей судьбы! Я... Я.., – тут Мымр побледнел, сжался и исчез.

На другом конце тоннеля оказался эпицентр ядерного взрыва. На Гэндальфа хлынул поток теплового и ионизирующего излучения, который он автоматически пропустил сквозь себя и захлопнул тоннель. "Повеселились, и хватит." – подумал он, отрастил огненные крылья и отбыл по направлению к дому.

За его спиной дымились остатки придорожного кафе.

R.I.P.

Часть II

Глава 23.

Тhe Mission.

–А-а-а! А-у-э-э!

Оглашая воздух дикими криками и улюлюканьем, из болота на дикий, заросший лианами берег выбиралась толпа дикарей. Выбравшись, они похлопали друг друга по ладоням, пообнимались и разбрелись по своим насущным делам, гадя где попало и мастеря из веток и лиан кресла-качалки.

Лишь один из них не стал гадить где попало и сооружать предметы домашнего обихода. Он тихонечко опустился на колени, поцеловал землю и благоговейно произнес:

–Hasta la vista, baby!

После этого он встал, отряхнул колени и достал из-за пазухи сверток. Окликнув ординарца, он приказал срубить древко, и пока оно срубалось, развернул полотнище. Ординарец притащил свежесрубленное древко, к которому немедленно было прицеплено гордое знамя, и воткнул его в грязь.

Знамя весело заплескалось на зловонном ветру, и у предводителя невольно вырвалась слеза.

Кто-то из толпы набрел на камень, на котором руническими письменами было выбито:

"Эта земля была нашей, пока мы не увязли в борьбе!

Она умрет, если будетъ ничьей..."

Камень раскололи на пластины и выложили ими берег.

Это произошло в пятом веке до нашей эры, предводителем гордого войска был Бригадный Генерал Норберт Рампси, а землю впоследствии нарекли ОФИГЕНИЯ.

Глава 22.

О нетленном.

Вначале было слово и слово было в начале.

Было в начале слово и вначале оно тоже было.

И в слове было начало.

И слово было убого.

При этом "дотого" была лажа, поэтому и слово было из лажи.

И слово было "ЛАЖА". И Дух носился над нею. И было ему лажово.

И создал Бог землю и воду, и отделил их друг от друга.

И создал Бог вскоре все остальное, что есть и будетъ быть.

Из лажи.

Глава 21.

Крапива и полынь.

Дома его, судя по всему, не ждали. Снижаясь, он видел третьим глазом погашенные посадочные огни, и в душе его (черной) закипала злость.

Над мостами гудел черный ветер, а земля была покрыта черной гарью. Незнакомые смотрели волками... Он грязно выругался и прибавил скорость. Дорога по земле к его особняку заросла отвратительными растениями, а ворота были сорваны с петель.

Дом – черная пирамида – был окружен пеплом вполне определенного происхождения. Дом был неприступен для непрошеных.

Он приземлился и по песчаной дорожке подошел к месту, многими называемому входом. Произнеся кодовое слово, он пронаблюдал, как на черной поверхности проявляется дубовая дверь со старинной медной ручкой в виде изогнувшейся кобры, и протянул к ней руку.

Кобра беззвучно раздула капюшон и ударила его жалом.

"Добро пожаловать домой" – пронеслось в голове Гэндальфа.

Глава 20.

Я и великие.

–Я думаю, он мертв, – сказал я уверенно, краем глаза следя за солнечным зайчиком, прыгавшим по библиотеке.

–Что, и Призрак здесь? – не оборачиваясь, спросил Рэндом.

Я решил, что не стоит делать из короля дурака:

–Ваше величество действительно желает с ним поговорить?

Рэндом резко кивнул, словно выражение "Ваше Величество" до сих пор было ему непривычно. Я пожал плечами. На стене справа от короля появился световой круг.

–Добрый вечер, Ваше Величество, – довольно учтиво поздоровался Призрак.

Рэндом повернулся к нам и хмуро взглянул на меня, наверняка заметив, что я всем своим видом излучаю полнейшую уверенность в завтрашнем дне.

–А теперь скажи, Мерлин, – медленно произнес он, – Ты можешь с полной ответственностью утверждать, что данная демоническая форма, как ты говоришь, с Окраины Хаоса, да при том обладающая магическими способностями, может погибнуть от лучевой болезни?

Мне действительно нечего было сказать.

–Есть! – вдруг заорал Призрак.

Король сурово посмотрел в его сторону, но Призрак, словно в оправдание, показал на стене изображение демона, ничком лежащего на земле.

–Скончался от фатальных ран, – сострил я.

–Ха-ха, – вежливо ответил Рэндом, наблюдая за неподвижным демоном.

Ввиду наличия более животрепещущих дел я подумал, что демон не проявляет признаков жизни достаточно долгое время для того, чтобы считать его безусловно мертвым. О чем немедленно и сообщил Рэндому.

–Да, – задумчиво согласился он, – Вы свободны.

В двух шагах от дверей король остановил меня.

–Мерлин! Забудь об этом.

–Хорошо, Ваше Величество, – с легкостью пообещал я, надеясь, что угроза, исходящая от этой демонической формы, действительно так ничтожна для Амбера, как я думаю.

Глава 19.

Cogito, ergo...?

Практически ничего не ощущалось. Гэндальф мог шевелить только мозгами, и то с трудом.

"Кто-то меня подставил" – появился продукт шевеления. Больших результатов добиться не удалось.

Глава 18.

"Никогда не ставь жирные точки..."

–Ах, дорогой, – щебетала она, порхая вокруг него, – Как хорошо, что ты зашел! Ты знаешь, я как раз собиралась печь огромный пирог, и подумала, как здорово было бы, если бы ты зашел! Правда, здорово?

Она носилась по высокой светлой комнате с шелковыми обоями и старинной мебелью, с огромными золотыми люстрами на потолке, время от времени подбегая к отличному камину, пылавшему перед ним, и подбрасывая в него какие-то травки, брызгая туда резко пахнущими жидкостями, а он сидел на табуретке, застыв, как истукан, и таращил глаза на огонь, не чувствуя ничего и не имея возможности даже муху с носа согнать, и слышал только ее сладкий голосок да потрескивание дров в камине, а в голове его кувыркалась одна-единственная фраза:

"We all'll be die..." (с29)

–Ну что, любимый, согрелся? – спросила она, остановившись перед ним и наступив ему на ногу, – Хочешь, я угадаю, что ты думаешь? Ты думаешь, что тебе похрен? Или ты, как обычно, не думаешь? Скорее всего...

Она снова забегала по комнате, подкидывая всякие гадости в огонь и поддерживая в Гэндальфе безжизненность.

В мозгах его что-то звякнуло, и смутно знакомый голос произнес:

–Хэлло, Жерар!

–Я... Яхххр... – подумал в ответ Гэндальф.

–Понимаю, – сказал голос, – одну минутку.

Через пару мгновений (или часов?) в голове Гэндальфа появилось изящное заклинание.

–Подумай его, – посоветовал голос.

Гэндальф так и сделал. В глазах его сверкнуло, отчего он непроизвольно моргнул.

–Не шевелись, – предостерег его голос.

–В чем дело? – подумал Гэндальф.

–В общем так, Жерар. Эта баба – колдунья из Невермора. Причем довольно сильная колдунья. Сейчас я ничего с ней сделать не могу, но тебя вытащу.

Колдунья наконец перестала носиться и снова встала перед Гэндальфом:

–Ну что, любимый, согрелся?

"ПРИГОТОВЬСЯ" – прошептал голос.

–Наступило время нам навсегда попрощаться, – сказала колдунья и начала делать магические пассы.

–Гуд бай, май дарлинг, – блеснул Гэндальф знанием иностранных языков, и сложил из пальцев одну нехитрую комбинацию. Ее лицо исказилось, но сказать она ничего не успела – с резким свистом она исчезла. Вот так.

–Эй, что ты с ней сделал? – обеспокоенно спросил голос.

–Повернул в пространстве, – ответил Гэндальф, вставая и разминая затекшие конечности.

После паузы голос спросил:

–Слушай, Жерар, научишь меня делать такие штуки?

–Я не Жерар, – просветил его Гэндальф.

Возникла еще более длинная пауза.

–Действительно, – отметил голос, – А где же тогда Жерар?

–Не здесь, – заверил его Гэндальф.

–Жа-а-аль... А ты кто такой?

–Я демоническая форма с Окраины Хаоса. Можешь так и передать своему королю! А мне некогда тут болтать со всякими призраками.

С этими словами он исчез (без свиста).

–Вот те на, – пробормотал ему вслед Призрак.

Глава 17

В которой Гэндальф избавляется от врага и приобретает недруга.

В доме царила полная темнота. Гэндальф, матерясь и подпрыгивая, пробирался через завалы мебели, посуды и каких-то коробок (из-под пиццы в том числе) по направлению к Большому Главному Рубильнику.

За несколько лет (его отсутствия) комнаты в доме Гэндальфа совершенно загадились и покрылись толстым ковром пыли. Ни один механизм, агрегат или электронный наворот почему-то не работал. Точно так же, как и Б.Г. Рубильник.

Гэндальф терпеть не мог пользоваться магией у себя дома, но другого выхода не было. Он на ощупь нашел ящик, где хранились сухие посохи, и зажег один. Посох загорелся ярким чистым светом, не хуже галогенной лампы.

Освещая путь посохом, Гэндальф полез в подвал, в реактор.

Ядерная физика никогда не была его коньком, и все знания Гэндальфа по эксплуатации реактора сводились к нажатию кнопки и ударам ногой по охлаждающему контуру. В данном конкретном случае эти обычно весьма эффективные методы не помогли. Реактор заглох, и, судя по всему, навсегда.

"Трам-тарарам", – подумал Гэндальф и наколдовал себе новый реактор (без проблем!). На симпатично закопченном корпусе виднелась полустертая надпись на каком-то варварском языке : "Чорнобiльска АЕС IV енергоблок". Фраза понравилась Гэндальфу, и он решил вставить ее в какое-нибудь заклинание. Реактор успешно запустился, и в доме вспыхнул свет. Гэндальф задул посох и выкинул иссякшую головешку.

Под ярким светом Пресветлых Пре-Светильников (Гэндальф не любил эти новомодные Пере- и Про-святильники), которыми он и так пользовался нечасто, все выглядело еще хуже, чем на самом деле. Поэтому он опять приглушил свет до привычного полумрака, сделал уборку {...}, поужинал <...>, gje;byfk и лег спать.

Ему приснился сон.

Затем другой.

Снилось ему, как он шествует по колено в пыли по наиболее заср@##ым участкам своего дома и всасывает все это в малюсенький пылесос фирмы "Paeonier, Japоn". Слабенький пылесос прекрасно справляется с такими объемами прихода и расхода, и Гэндальф подумывал о том, чтобы а не подписать ли ему дилерское соглашение с вышеприснившейся фирмой. Он ходил по комнатам, изничтожая пыль и не зная, что подлый вражеский пылесос его нагло кидает и неслышно складывает за его спиной якобы всосанную пыль штабелями высотой в 1,7 у.е. А между ними бесшумно скользили американские и муруроанские ниндзи, стремя свой клинки в ничего не подозревающую (да и вообще, надо сказать, не особо сообразительную) спину Гэндальфа.

Но Гэндальф не растерялся. Вернее, он затерялся среди цветов зла, оставив в недоумении всех.

Вдруг пылесос чихнул, выхлопнул, заикаясь, что-то нечленораздельное и окончательно затух. Вместе с ним рухнули и пыльные бастионы, погребнув... погребив... погребя вышеуказанных гн.гн. (господ).

–Что, не спится? – грубо сказал возвышавшийся над Гэндальфом Радагаст в обличье Доктора Мымра, Добр.

–Кошшмар... – пробормотал Гэндальф и повернулся на другой бок.

Радагаст сплюнул и пошел на кухню готовить кофе.(/|\) Приготовив его, он вернулся в спальню и поводил ею (кружкою) перед носом спящего имярек, приговаривая будильное заклинание "Якобс-Бякобс". Гэндальф зашевелился, принюхался и сказал, не открывая глаз:

–Представляешь, мне сейчас приснился этот придурок Радагаст в обличье Добр. Доктора Мымра!

–Че, в натуре? – в тон ему спросил Радагаст.

–Да, Радагаст. Радагаст?! O, shit!

Гэндальф вскочил с постели и изготовился к драке.

–Я же тебя убил! – в панике возопил он.

–В тайне от всех, подонок! Ты даже меня не предупредил! – отвечал Радагаст.

–Чтобы меня не поймали!

–Трус!

–Я тебя опять убью! – пригрозил Гэндальф.

–А у меня твой кофе!

Гэндальф задумался.

–Давай сюда кофе, – потребовал он.

–Давай мириться, – парировал Радагаст.

–Кофе!

–Мириться!

–Кофе!

–...Сейчас остынет!

Гэндальф опять задумался.

–Ладно, давай поговорим, – нехотя согласился он, – Только давай сюда кофе.

–Сначала поговорим! – заупрямился Радагаст.

Спор продолжился с новой силой, а кофе тем временем остывал.

Ожесточенное сражение изящными и не очень словесами было прервано – с криком "Сюрприз!" из подпространства вынырнула колдунья из Невермора.

Утвердившись в текущей реальности, она сказала:

–Ага, голубчики, вы оба здесь! – и начала, возвысив голос, выпевать заклинание.

–Заткнись! – одновременно выкрикнули Гэндальф и Радагаст.

Колдунья удивленно заткнулась. Еще большее удивление у нее вызвало то, что заткнулась она, похоже, навсегда (так велика была сдвоенная сила направленного на нее Большого Затыкательного Заклинания). С чем и отбыла в мир иной.

Глава 16

А вы, ребята, извините за выражение, в конце...

–Узнал? – спросил Фито.

–Кого? – отозвался Брито.

–Ну, вот эту...

–Не-ет...

–И я тоже...

Глава 15

В которой происходит следующее.

–Забирай свой кофе, – с иссякающим раздражением проговорил Радагаст,- Я к тебе по хорошему, как мужчина к мужчине, а ты мне в лицо плюешь...

–У тебя – и лицо? Это наверняка случайность... – вяло ответил Гэндальф. Препираться ему уже до смерти надоело, – Чего тебе надо? Мужчина...

Радагаст потрогал себя за нос и сказал:

–Я тут встретил одного парнишку...

Гэндальф прыснул, но сдержался.

Нахмурившись, Радагаст продолжал:

–Он сразу мне понравился...

Гэндальф громко заржал. Радагаст надулся и отвернулся.

Гэндальф, наржавшись вволю (до слез), сказал:

–На старости лет на парнишек потянуло, а?

–Гы-гы-гы, – передразнил его Радагаст, – Этот парнишка – король Средиземья.

–Здорово, – залился Гэндальф,- Ты будешь первым придворным извращенцем, да?! – и вдруг осекся.

–Король, говоришь, – задумчиво сказал он, – И что же?

–Надо посадить его на трон, – заявил Радагаст.

–На кол его надо посадить! И тебя тоже! – взъярился Гэндальф, – Как ты смеешь приходить ко мне с такими требованиями! Ты забыл, что главный принцип майаров – не вмешиваться, если что-то идет хорошо или летит к черту? – Гэндальф (хотя у него в голове и витали всякие воспоминания о неоценимой помощи людишкам во время предыдущей Эпопеи Колец) улыбнулся и хитро спросил, – Или тебе наша власть не нравится?

Радагаст молчал и укоризненно смотрел на него.

Гэндальф сник и открыл бар.

–Идите вы все в Глив, – пробормотал он, наливая себе полный стакан чего-то до ужаса чистого и прозрачного, – Идите, захватывайте троны, мировые господства, Темные Порталы – что хотите! Я ухожу на пенсию!

Радагаст улыбнулся и с готовностью протянул Гэндальфу пергамент.

Глава 14

Типовое заявление об уходе на пенсию.

Утв. Пр. N732-Х15

от 14.32.3715 по Г.К.

В Верховный комиссариат по

делам магии при Вседержителе

От мага имярек

З О Е В Л Е Н Е Е

Прошу предоставить мне Галактическую магическую пенсию ввиду прекращения активной магической деятельности. Я согласен передать все свои знания, умения и хотения в НФС, а удачу – в УКБ. Прошу обеспечить минимально приемлемое существование физического тела в течение ____ стандартолет (не более трех).

Завещание на остальную личную и интеллектуальную собственность прилагаю.

Дата Подпись

Глава 13

"А может, подумаете?"

–Эй, девушка! – крикнул Брито, – Можно с вами познакомиться? Вы как сюда попали? Здорово! А мы вот с корешем просто сгорели... Везет же некоторым...

Глава 13

Наглый обман

–Э-э-э... – сказал Гэндальф, – Я, кажется, погорячился... Извини, браток, как-нибудь в следующий раз... Я передумал.

Радагаст вздохнул и спрятал пергамент.

–Ну, тогда я пошел, – тихо проговорил он.

–Ага, – поддержал его Гэндальф, – Жаль, что ты так мало посидел... Но я не обижаюсь! Ты же знаешь, я так люблю гостей.

–Да-да, – рассеянно подтвердил Радагаст, – Я-то уж зна... – и растворился в воздухе (со вздохом). "Вот и ладненько. Вот и замечательненько." – подумал Гэндальф и налил себе еще.

–Вот нажрусь сейчас и умру от водянки! – пригрозил он кому-то.

На самом-то деле он и не собирался умирать! Насколько нам известно.

 

Глава 11

Крепкий орешек

Скоростной лифт двигался настолько быстро, что вскоре догнал свое собственное отражение на зеркальной стене небоскреба. Гэндальф полюбовался на свою истинную сущность, покорчил рожи и отвернулся. Ему было муторно. Муторно было даже у него на душе.

Гэндальф маялся бездельем. Впереди были полные приключений дни, но Гэндальф об этом не знал и поэтому страдал от грядущей неизвестности. Не знала его дальнейшей судьбы и рука провидения, коею пишутся сейчас эти скупые строки. Гэндальф интуитивно чувствовал это и от безделья катался в лифтах, ожидая, пока что-нибудь наклюнется.

Лифт остановился на 48 этаже. "Вот оно" – подумал Гэндальф, глядя сквозь прозрачные двери на бегущую к нему толпу. Двери распахнулись, и толпа сотрудников с криками ворвалась в тесную кабинку. Лифт поехал вниз. Расплющенный по стеклу Гэндальф терпеливо ожидал, пока что-нибудь случится.

Ничего не случилось – толпа вывалилась из лифта на первом этаже и исчезла.

Гэндальф сел на пол и вздохнул (с30). Лифт, в свою очередь, вздрогнул и поехал вниз. В подвале было довольно светло, Гэндальф сразу понял, что его принесло туда, куда нужно.

Жужжание открывающихся дверей заглушили щелчки затворов. На Гэндальфа с нескрываемым интересом уставились четыре автоматных ствола.

–Здорово, ребята, – сказал Гэндальф,- Я хочу вступить в вашу банду.

Обросшие до... до... до ну не знаю чего арабские террористы молчали, думая про себя шайитаан знает какие гадости. Затем один из них что-то пробурчал, зашел в лифт и, использовав грубую силу, что неприменимо по отношению к высшим существам, выволок оттуда Гэндальфа.

–Э-эй, – сказал Гэндальф, – Поосторожнее!

Террорист богохульнулся по-своему и стукнул его прикладом.

"Мать твою, я так не играю" – подумал Гэндальф, вслух обложив террориста и иже его трехэтажной арабской вязью нецензурного содержания.

Следующее, что он увидел – подкованный армейский ботинок, и в глазах его засверкало.

Глава 10.

Extazy.

Боевики очень удивились, увидев сыплющиеся из глаз Гэндальфа искры.

Громко крича "Щайтан, Щайтан!", отчего все остальные террористы разбежались, эти четверо остались посмотреть на чудо...

...Ослепнув, они не смогли уже насладиться зрелищем заполняющих подвал огненных рек. Зато они сполна ощутили это другими органами чувств.

Щет.

Глава 9

Ну че вы, братаны, в натуре...

–Еще погорельцы, – заметил Фито.

–Братья! – крикнул Брито, – Идите к нам!

–...,- донеслось оттуда, – ... ...! Неверный, собака...

–Казлы вонючие...,- обиделся Брито, – Фито, пошли надаем им! Тоже мне, Ясеры Арафаты...

–Давай напинаем, – согласился Фито,- Эй, хачики, гоните бабки! А то, блин, в натуре, наехали тут... Не видите – надпись: "АД ТОЛЬКО ДЛЯ БЕЛЫХ"!?

 

Глава 8

Пришло время подумать головой.

"Какого хрена меня туда понесло?" – раздраженно думал Гэндальф, выбираясь из руин небоскреба. "Людей-то сколько погибло..."- ни с того ни с сего подумалось ему, но он старательно отогнал эту мысль.

"Пришла пора вернуться в Средиземье, чтоб завершить мой гениальный план," – решил коварный Гэндальф наконец.

Глава 7

Yessss!

Колоколн открыл глаза и увидел низко нависающее серое эсгаротское небо.

Еще ниже нависала массивная фигура гнома-полицейского.

–Доброе утро, гражданин, – сказал коп, – Здесь спать нельзя.

–Может, договоримся? – на всякий случай спросил Колоколн.

–Нет, – отрезал полицейский.

Колоколн и сам знал, что нет. Человек еще мог бы закрыть глаза на то, что его собрат ночует на улице, но гном – не-ет! Поэтому он молча встал, собрал в кучу старые газеты, отряхнулся и пошел прочь.

С тех пор, как ему пришлось ночевать на улице, прошло два месяца. "Летом-то хорошо, бляха-муха, а вот нагрянет осень, тады хана...". Хана близилась, и Колоколн в отчаянии бродил по одним и тем же улицам Эсгарота. Уличные торговцы, привыкшие каждое утро видеть Колоколна, которого каждое утро методично выгоняли с места ночлега, прозвали его между собой Бродяжником и изредка ссужали его парой монет или гроздью винограда.

Одни считали его сумасшедшим, помешанным на идее монархии, другие вспоминали какие-то старые истории и сочувственно смотрели ему вслед. Но никто и не думал приютить его хотя бы на ночь или другим образом помочь – "Долгие века совместного проживания с гномами сформировали особый тип психологии – необычайно жадный, эгоистичный и консервативный" (с31).

Колоколн тупо шагал по главной улице Эсгарота – Круглому проспекту. Толпа ухоженных горожан обтекала его со всех сторон – люди предпочитали сочувствовать на расстоянии. Колоколн не смотрел на них, наблюдая, как с каждым шагом разваливаются его драные штиблеты, пока не уперся в непреодолимую преграду {Непреодолимую Преграду? Преодоли моя преграды?). Подняв глаза, он встретился с пронзительным взглядом Гэндальфа. Взгляд мгновенно влез Колоколну в душу, порылся там, не нашел ничего ценного, залез ему в карман и погладил по попке проходящую мимо блондинку.

–Ну здорово. Мучачос, – сказал Гэндальф, – Ты че, с ума сошел, здесь без денег шататься?

Колоколн с паникой посмотрел по сторонам, повернулся и быстро-быстро пошел обратно.

Гэндальф догнал его и спросил:

–Слушай, ты чего – старых друзей не узнаешь?

Колоколн прибавил шагу.

–Эй, может ты есть хочешь?

–Нет, – подумав, ответил Колоколн.

–А, – осенило Гэндальфа,- Знаешь, я тут подумал – а не захватить ли мне трон Средиземья...

Колоколн остановился.

–Вот и чудненько, – Гэндальф взял его под локоток, – Вот и замечательненько... (с32) Сейчас пойдем ко мне в офис и разработаем план.

–План, – послушно повторил Колоколн, – А я думал, ты подонок...

–Подонок, подонок, – подтвердил Гэндальф, – А для друзей я просто сука!

Глава 6

Абонемент пожизненный.

–Ну ты и сука! – уважительно сказал Колоколн, – Даже я не придумал бы лучше!

–Да ладно, трудное ли дело – захватить Национальный Музей Эриадора, – скромно ответил Гэндальф,- Настоящая опасность ждет нас впереди – Государственный Дворец Форноста!

–Верно, – прошептал Колоколн.

"Ве-е-ерно..." – мысленно передразнил его Гэндальф.

Подготовка к штурму музея заняла два дня. Как следует подготовившись и опохмелившись после этого, в одно прекрасное, но дождливое воскресное утро они отправились в музей.

Прохожие в плащах с удивлением смотрели на странную парочку – мужика в бермудах, гавайской рубахе и шлепанцах с развевающейся на осеннем ветру бородой, и парня в новом, с иголочки, тщательно отутюженном рубище, громко галдящих на псевдоиностранном языке и щелкающих "мыльницами".

Национальный Музей радушно встретил их плотно закрытыми бронированными дверями.

–Колоколн, – со зверским выражением лица сказал Гэндальф, – Я тебе поручил узнать, как работает музей, так?

–Так, – повинился Колоколн.

–Ну так какого хрена?

–Э-э-э... М-м-м... Но у меня нет его расписания! И вообще, сегодня у меня нет настроения. Давай украдем его завтра!

–Завтра?! – изумился Гэндальф, – Да как ты можешь? Я из последних сил старался, разрабатывал план, трудился, можно сказать, безвозбездно, дни и ночи, и из-за какого-то придурка, мечтающего стать императором, весь мой гениальный план летит к черту? – Гэндальф передохнул и спокойно сказал, – Хорошо, давай завтра.

Завтра был дождь, и им пришлось отбросить маскировку и одеть плащи.

–Ну вот, – канючил Колоколн, – Нельзя идти на дело в понедельник... Дождь – плохая примета... У меня ботинок промок... и в ухе хрустит... Щас заболею и умру...

Гэндальф сначала пытался заставить его замолчать, но потом плюнул на это гиблое дело. Однако Колоколн невозмутимо утерся и продолжал:

–Я тебе говорил – купи сапоги резиновые... Вот так и умрет в безвестности Император... А кто виноват? Какой-то колдун...

–Заткнись! – сказал наконец Гэндальф.

Колоколн заткнулся и страдал молча.

Когда они подошли к зданию музея... Музея, Гэндальф сказал:

–Колоколн, слушай сюда! Как зайдем, ты подбегаешь к полицейскому, приставляешь ему к виску пистолет и говоришь ему, чтобы не трепыхался. Понял?

–М-м-м... - не сказал ничего нового Колоколн.

–А, – вспомнил Гэндальф, – Разоткнись.

–А у меня нет пистолета, – сообщил Колоколн.

–А меня не волнует, – отрезал Гэндальф, – Ты должен взять полицейского в заложники! Понял?

Колоколн благоразумно промолчал.

В фойе музея было пустынно. Колоколн в недоумении остановился, ища глазами какого-нибудь полицейского. Гэндальф поманил его за собой, и Колоколн, вздохнув, начал подниматься по лестнице. Вода с мокрых плащей капала прямо на мраморные ступени, а грязные ботинки оставляли отчетливые следы.

Поднявшись на второй этаж, они оказались в зале античного искусства.

–Ух ты! – воскликнул Колоколн.

–Отличные скульптуры, – согласился Гэндальф.

–Я и говорю... А сиськи-то какие – ...!

Гэндальф поморщился. Словно в ответ на его поморщивание откуда-то появилась сухонькая старушка.

–Господа, – дребезжащим от ветхости голосом сказала она, – Как вам не стыдно входить в верхней одежде в Храм Истории?

Колоколн еще раз посмотрел по сторонам и истово перекрестился.

–Не угодно ли вам раздеться? – не унималась назойливая старушка.

–Угодно, – ответил за двоих Гэндальф, скинул плащ и вручил его старушке.

Колоколн сделал то же самое и начал бормотать молитву.

–Скажиттэ пашалуста, – сказал Гэндальф, нещадно коверкая русские слова, – Кте у васс йест... э-э, саалл оф Сретневекофье?

–There,- показала старушка.

–Thank you, very much, – вежливо ответил Гэндальф и направился в указанном направлении.

–Бабуля, – обратился к старушке Колоколн, – Слухай, у тя тута мусора есть? Хоть один?

Старушка странно посмотрела на него и пошла к лестнице. Оказавшись на безопасном расстоянии, она обернулась и строго сказала:

–Хулиган! – и исчезла.

Из дверей зала Средневековья высунулся Гэндальф и позвал Колоколна:

–Иди сюда! Здесь есть кое-что для тебя!

Не очень большой зал был буквально забит различными экспонатами – рыцарскими латами, драконьими головами, чучелами барлогов, мечами и прочим барахлом. Ну и тронами. Пробираясь по узким проходам между стеллажами, Колоколн восхитился:

–Ты смотри, ни одного человека!

–А как ты думаешь, почему мы пошли на дело в понедельник? – ядовито поинтересовался Гэндальф.

–Э-э... Не знаю, – сознался Колоколн,- А почему?

–Потому! – назидательно ответил Гэндальф. Колоколн вновь подивился необыкновенной его мудрости.

–Вот он! – воскликнул он вдруг, – Я узнал его! Подожди... Нет, вот этот! Или этот... Ну вот это – точно он... А может, этот.., – растерянно бормотал Колоколн, – Нет, этот...

Ему было от чего придти в отчаяние. Перед ним стояло более 127 тронов различных модификаций. Здесь были и простые кожаные кресла типа "SUPERBOSS", и летающее кресло из Полярной башни, и отделанные золотом и другими излишествами классические троны, троны для обедов, троны для приема посольств, троны для ванной и даже троны для опорожнения кишечника. Пока Колоколн от безысходности заламывал руки, Гэндальф деловито осматривал имеющуюся экспозицию – забирался на сиденья, подпрыгивал на них, заглядывал за спинки, подлезал под днища, ощупывал обивку – в общем, вел себя как обычный покупатель, знающий о правах потребителей.

–По-моему, этот, – сказал наконец он, вытирая вспотевшее лицо.

–Этот? – засомневался Колоколн, глядя на неприглядный золотой трон с простенькой алмазной отделкой, – Откуда ты знаешь?

–Я это чувствую.., – туманно ответил Гэндальф.

–Ну тогда – УРА!- заорал Колоколн,- Я – монарх!

–Подожди, – охладил его пыл маг, – Его еще надо подключить к розетке.

–А где розетка?

–В Тронном Зале Дворца Форноста!

Глава 5.

В этом мире того, что хотелось бы нам, нет.

–Уфф, – сказал Фито, – Еле ноги унесли. Ты в порядке?

–В полном, – ответил Брито, – В этом аду все заживает мгновенно. Посмотри, снаружи никого нет?

Они прятались в небольшой пещерке, стены которой светились красивым красноватым светом. Было тепло, и хоббиты с удовольствием расположились в пещере на отдых. Однако жесткий каменный пол оставался жестким каменным полом, отчего им не спалось.

–Фито, – проговорил Брито.

–Ну.

–А мы точно умерли?

–Наверное. Вроде бы после такого не выживают.

–Странно, я думал, мертвые есть не хотят. А у меня в желудке только что скрипки не играют, а так – настоящий оркестр!

Фито нехотя хохотнул.

–Эт точно. Сейчас бы пожрать...

Они помолчали. Потом любопытный Брито снова подал голос:

–Фито, а мы сейчас правда в аду, или может, в раю?

–Ну, не в раю точно.

–Но ведь когда добропорядочный хоббит попадает в ад (с33), его встречает – кто?

–Кто?

–Вельзевул!

–Точно?

–Точно, мне бабушка рассказывала! А ты здесь хотя бы одного вельзевула видал?

–Не-а, не видал...(и подумал: "Так я их и в других местах не видал...)

–Значит, мы в раю!

–М-м-м... Но ведь когда нормальный хоббит попадает в рай, его встречает – кто?

–Кто?

–Кто... Откуда я знаю, кто... По-моему, ангел. И ты хотя бы одного такого здесь видал? Вот то-то и оно...

–Мда-а... Попали. Значит, мы еще живы?

–Выходит – так.

–Ну тогда надо найти чего-нибудь пожрать.

–Иди сам и ищи, – махнул в сторону выхода Фито, – А мне и тут неплохо.

–А что там дальше в пещере? Ого, смотри, тут дверь!

Пещера действительно упиралась в обыкновенную дубовую дверь, от которой шли какие-то странные флюиды. Флюиды вкусно пахли жареным мясом.

–Фито, открой дверь! – нетерпеливо сказал Брито.

–А почему я? Ты у нас спец по дверям!

–Я почему-то боюсь. На меня кто-то смотрит...

–Да ты просто сачок! И трус изрядный, – Фито подошел к двери и дернул за ручку. Ручка изогнулась и... Нет, дверь бесшумно отворилась, и хоббитам открылся просторный, ярко освещенный коридор, отделанный карельской березой.

Они подождали немного, но из коридора никто не появлялся. Тогда они осторожно вошли. Ничего не произошло. Впрочем, дверь вдруг гулко захлопнулась. Фито упал на пол, закрыв голову руками.

–Трус, да? – с издевкой сказал Брито, – Вставай, это я захлопнул ее. Пошли искать еду.

Пройдя по коридору, они оказались в большой гостиной, отделанной не то что бы уж слишком богато, но и совсем не бедно. Короче, в самый раз для неприхотливых хоббитов.

–А мне здесь нравится, – сказал Фито и, осмелев, залез в большое мягкое кресло. Тотчас же из соседней комнаты выбежал некий человек среднего роста и бухнулся на колени перед Фито, голося:

–Господин, не наказывайте своего бедного слугу! Простите меня великодушно!

–Э-э-э... – пробормотал Фито,- Ты чего, мужик?

–О помилуйте своего дебильного раба, который ничего не понял из вашей высокомудрой речи... – снова заголосил человек, но вдруг осекся и поднял голову.

–Коло... Тьфу, Коллабор! Твою мать! – воскликнул Фито.

–Ну да, эта ё... вонючка, – добавил Брито.

–Да, ё... , – поднявшись с колен, гордо сказал Коллабор, – Но зато и здесь я при деле и харчах! А вы чего здесь делаете? Сдохли-таки?

–Только после тебя, – мрачно ответил Брито.

–Слушай, так ты же был жив? – спросил Фито.

–Был, – с болью в голосе сказал Коллабор, – А теперь вместо меня жив какой-то Колоколн, король Средиземья.

–Как это? – не понял Фито.

–Как? А вот так! – с жаром сказал Коллабор; видно было, что этот вопрос ему крайне интересен и он его давно ни с кем не обсуждал, – А как по-твоему, мог выжить этот ублюдок Колоколн? Он же в тот момент, когда вы умерли, сидел в том же кафе! Но он не умер, а умер я!

–А как это? – повторил Фито.

–Молча! Хозяин взял и подменил меня на него. Или наоборот. Теперь тот берет власть в Средиземье в свои руки, а я сижу в этом аду.

–А какого хрена твой хозяин не забрал тебя отсюда? – насмешливо спросил Брито.

–Какого хрена, какого хрена! Большого и толстого! Хозяин сам здесь кукует.

–Он что, тоже умер?

–Вроде того, – подтвердил Коллабор, – Но он и тут большая шишка – Начальник Отдела Комплектования.

–Комплектования чего? – продолжал тупить Фито.

–Ада! Хотите, и вас куда-нибудь укомплектуем? – заржал Коллабор.

–Ладно, ты, ... – сказал Брито, – Хорош гоготать! У тебя еда есть?

–Еда? – сразу поскучнел Коллабор, – Еда... Ладно, парни, приятно было с вами увидеться... Мне, к сожалению, пора уходить.

Хоббиты переглянулись, и Фито с сожалением сказал:

–Ну что ж, Коллабор... Ты нас очень разочаровал... А теперь, мать твою, давай веди нас на кухню, а то щас по стенам тонким слоем! – гаркнул он.

Коллабор побледнел и повел их по каким-то коридорам. Вдруг он остановился, хлопнув себя по лбу.

–Ха, – повернувшись, сказал он, – Вы мне ничего сделать не можете – я же мертв!

–Тогда убей его полностью, Брито, – спокойно произнес Фито.

Брито достал из кармана трисливер и направил его на Коллабора.

–Эй, ребята... Что это такое, – растерянно спросил тот, – Что это за хреновина? Я же пошутил...

–Это трисливер, – многозначительно произнес Брито, – Давай двигай, а то как пальну...

Попав наконец на кухню, хоббиты по достоинству оценили теперешнее положение Д.Д.Мымра. Ну и Коллабора заодно.

 

Глава 4.

Но мы верим, что сможем его изменить – да!

–Постой, Гэндальф, а как мы его туда потащим?

–Волшебным образом, разумеется! Залезай наверх!

Они взгромоздились на трон, после чего тот волшебным образом оказался во Дворце Форноста! Точнее, в коридоре, кольцом окружающем Тронный Зал Дворца Форноста!

–Где это мы? – недоуменно спросил Колоколн.

Гэндальф с подозрением посмотрел на него:

–Такое чувство, что ты здесь впервые! Это же коридор, кольцом окружающий Тронный Зал Дворца Форноста!

–А, точно, я так и знал, – пробормотал Колоколн, подумав: "Конечно, я тут впервые. Тут, поди, лет тысячу ноги царственной особы не ступало! Ужасно дикое место."

–Ты знал... Нихрена ты не знал. Я вообще думаю – а стоит ли мне захватывать трон Средиземья, особенно ради тебя.., – обиженно проговорил Гэндальф.

–Ну ладно, ладно, ты – босс, – примиряюще сказал Колоколн.

Они сидели на троне в коридоре, концы которого загибались где-то на пределе зрения. В стенах не было видно каких бы то ни было дверей.

–Что-то никаких дверей в стенах не видно, – оглядевшись, озабоченно сказал Колоколн.

–Действительно, не видно в стенах никаких дверей, – подтвердил Гэндальф, – Будем искать.

–А трон?

–Забудь.

Они двинулись вперед по коридору (хотя где там перед, где наоборот – то одному Гэндальфу ведомо). То и дело оглядывавшийся Колоколн наблюдал, как трон приподнялся, повис в воздухе и поплыл следом за ними.

–Слушай, Гэндальф,- вдруг спросил он, – А почему ты нас не запузырил прямо в Тронном Зале?

–А потому! Ты думаешь, я куда захотел, туда и запузырил? Это же Тронный Зал Дворца Форноста!

–Ну я знаю, что это Тронный Зал Дворца Форноста! – не унимался Колоколн, – А почему ты нас в нем не запузырил?

–Чтобы ты немного жирок сбросил! Могу поспорить, что весь остаток жизни ты будешь сидеть!

Колоколн, никогда не напрягавший сильно мозги, удовлетворился этими пророческими словами, не догадавшись уточнить, где же, по мнению Гэндальфа, он будет сидеть.

Наконец за поворотом показались двери. Добредшим до них путникам представилась редкостная возможность прочесть висящую рядом на стене табличку:

"ТРОННЫЙ ЗАЛ ДВОРЦА ФОРНОСТА!

Оплот самодержавия и гнездо контрреволюции.

Здесь с начала времен до 233г. III э. правила

антинародная династия Исильдура."

Колоколн прочитал табличку, поморщился и, сорвав со стены, как следует ее растоптал. После этого он подошел к дверям и по-хозяйски распахнул их.

Вырвавшаяся из Зала волна табачного дыма и прочего смрада едва не сшибла его с ног, но он быстро отпрыгнул в сторону. Отдышавшись, Колоколн сказал возившемуся с троном Гэндальфу:

–Иди глянь сюда!

Гэндальф подошел, посмотрел внутрь зала, пожал плечами и хмыкнул:

–Ну, обычная картина. Ты что, никогда не видел заседания Совета Министров? Их даже по телеку показывают.

Колоколн в ответ только вздохнул.

–Ну что, – сказал Гэндальф, – Я готов. Будем вышвыривать их оттуда? Или ты предпочитаешь терпеть все это?

–Разумеется, будем, – подбоченясь, ответил Колоколн.

Подойдя к дверям, он громко сказал:

–Пришел великий час! Я, Король Средиземья, вернулся, чтобы править страной!

В Тронном Зале царил такой Галдеж, что его ровным счетом никто не услышал.

–Эй, вы! – заорал Колоколн, – Я – Король Средиземья!

Увидев, что внимания на него никто так и не обратил, он, чуть не плача, обратился к Гэндальфу:

–Гэндальф, ну сделай что-нибудь!

Гэндальф опять хмыкнул, вошел в Зал и сделал ЧТО-НИБУДЬ, после чего в Зале повисла ТИШИНА. Министры принялись в недоумении оглядываться, пока не увидели гостей.

–Вот так-то лучше, – проговорил Колоколн, – Здравствуйте, господа.

Самый толстый, по всей видимости, премьер, попытался что-то сказать по этому поводу, но у него ничего не вышло.

–Мы, – начал Колоколн, – Император Эриадора, Король Гондора и всея Средиземья, объявляем сим о нашем восшествии на престол и начале нашего благочинного и многоприятного правления.

–Всем радоваться полчаса, – добавил Гэндальф. Министры заулыбались.

–Гэндальф! Можно этих идиотов убрать отсюда?

–Пажалста, – после чего все министры и прочая исчезли.

–Я надеюсь, он не умерли, – вдруг обеспокоился Колоколн.

–Разумеется, – ответил Гэндальф, подумав: "Хотя мечтали бы об этом..."

–Отлично, – просиял Колоколн, – а теперь давай сюда трон.

–Сюда куда? – спросил Гэндальф, проходя по Залу. Трон, покачиваясь, плыл за ним.

–Не знаю. Ты – босс, – хихикнул Колоколн.

Поискав немного, Гэндальф нашел специальные пазы в полу и опустил туда трон. Что-то щелкнуло, под полом раздалось жужжание, трон засветился мягким золотистым светом.

–Ух ты, – задохнулся Колоколн, – Вещь...

Он вскарабкался на трон, выудил из кармана походную складную корону и напялил ее на макушку, после чего воссел на престоле Средиземья.

–Ну как? – подождав немного, поинтересовался Гэндальф.

Колоколн его не услышал – он наслаждался абсолютной монархией.

–Вещь, – наконец повторил Колоколн, открыв глаза и посмотрев сверху на Гэндальфа, – Хочешь посидеть?

–Да ла-адно...

–Да давай, – подбодрил он Гэндальфа,- Я же вижу, тебе хочется! Давай, залезай!

–Ну хорошо, – нехотя сказал Гэндальф, недобро сверкнув глазами, – Ты сам предложил...

–Ну спасибо, дорогой, – прошептал он, усевшись на троне и дотронувшись до кнопки, активизирующей энергосистему Форноста. Несколько секунд система самотестировалась, затем энергия сконцентрировалась и хлынула во дворец. Гэндальф улыбнулся, поглощая ее. Чувствуя, как мощь переполняет его, он все более и более восхищался своей мудростью и прозорливостью. "Наконец-то, – думал он, – Магическая энергия Средиземья в моих руках! Все, о чем только мечтали Саурон и Саруман и прочие неудачники, досталось МНЕ!".

Колоколн видел лишь, как исказилось лицо Гэндальфа, как проявились на нем на мгновение звериные черты, стертые затем выражением неземного умиротворения.

–Ну ладно, давай слезай, – сказал он. Гэндальф не обращал на него внимания. Колоколн занервничал и продолжил, – Ну че, давай сваливай! Гэндальф, ну ты че? Ну это же мой трон...

Чуть не плача, он подошел к трону и дернул Гэндальфа за ногу.

–Отвали, – раздался громовой голос. Колоколн в ужасе отскочил, не сразу поняв, что голос исходит от Гэндальфа.

–Гэндальф, – жалобно сказал Колоколн, – Это ведь я – король средиземья... Отдай трон, а?

–Щас, – ответил Гэндальф, – Разбежался. Теперь я – Повелитель Всего Сущего. А заодно и твоего вшивого Средиземья.

–А я?

–А ты – тварь дрожащая. Захочу – съем, захочу – за ребро повешу!

Колоколн в действительности задрожал и побежал к выходу, но двери захлопнулись у него перед носом.

–Хорошо, Гэндальф, – собрав все свое мужество, сказал Колоколн, – Раз так, то властью, дарованной мне от начала времен, объявляю тебя подонком, чмошником и козлом во веки веков. Аминь.

Гэндальф захохотал так, что стены Дворца затряслись, с потолка посыпалась штукатурка и с грохотом упала люстра.

–Ты молодец! За это ты будешь награжден. После. А теперь прощай. Встретимся в аду!

Колоколн исчез.

–А теперь, – проговорил Гэндальф сам себе, – Мы устроим салют в честь нашего восшествия на престол.

Глава 3.

Офигения.

Тысячи и тысячи лет потомки свободолюбивых племен жили и мирно возделывали благодатную землю Офигении.

Пока Гэндальфу не приспичило показать свою свежеприобретенную мощь. Все они жили вместе и умерли в один день. Исключительно мучительной смертью (с34).

Глава 2.

Кто убил малиновку, что всех милей?

–Ой, – пробормотал Гэндальф,- Какая жалость!

Коврик действительно было жаль. Не рассчитав своих сил, он случайно испепелил премиленький коврик у входа в Тронный Зал. "Ну вот, еще из-за какого-то коврика ты будешь убиваться!" – строго сказал он себе, начиная обустраивать свое новое приобретение.

Вышвырнув из дворца запаниковавших было людишек, Гэндальф для начала уничтожил старые каменные стены и соорудил новые, энергетические.

Перестройку дворца прервало появление светящегося артефакта.

–Хэллоу, – сказал Призрак, – Давненько не виделись.

–Ну здорово, – неохотно ответил Гэндальф, – Чего надо?

–В общем так, парень, – безапелляционно начал Призрак, – У тебя крупные неприятности. Я давно за тобой слежу и все твои проделки я видел. А сейчас я узнал, что тебя ищут.

–Неужели? – усмехнулся Гэндальф, – Кто же?

–Че ты смеешься? Тебя ищут Великие Силы!

–Да? – индифферентно сказал Гэндальф,- И что?

–И ничего, – с сожалением сказал Призрак, и, исчезая, добавил, – Я тебя предупредил...

Гэндальф пожал плечами и подумал: "Фигня какая-то. Великие Силы вон где, а я вон где. Нафига я им сдался?"

Он начал сооружать силовой купол над Дворцом, когда двери Тронного Зала с треском слетели с петель и вместе с золотистым сиянием ворвался голос:

–Именем Мирового Разума, ты арестован!

Гэндальф среагировал быстро.

–Я требую адвоката! – завопил он.

Возникла пауза. Затем голос из сияния неуверенно произнес:

–Хорошо... Будет тебе адвокат... Но потом!

Гэндальф хотел еще что-то заявить (видимо, для прессы), но неожиданно для себя потерял сознание. Очнулся он в небольшой уютной камерке, окрашенной в розовые тона.

–Здравствуйте, подследственный, – сказала стоявшая у дверей демоническая форма из 26 круга, нехорошо улыбнувшись, – Приступим к допросу?

–Где я? – хрипло спросил Гэндальф.

–Где-где... В дерьме!, – прорычал демон, – Имя, фамилия, год рождения?

Глава 1.

Суд по всем правилам.

–А тут, в Аду, неплохо, – проговорил Брито, вальяжно развалившись на диване.

–Угу, – пробормотал Фито, – Можно даже сказать – клево...

–Еще чего-нибудь желаете? – крикнул из кухни забытый всеми Коллабор.

–Не-а...

–Ну и хорошо.

Коллабор вышел из кухни и подсел к хоббитам.

–А что, вкрадчиво начал он, – довольны ли вы, благочестивые господа хоббиты?

Вышеозначенные хоббиты захлопали глазами. Быстрее сообразил Фито:

–А что, э-э-э, пожалуй, довольны... Сэр.., – и толкнул Брито.

–Д-да, – пробормотал тот, – В натуре...

–А что, – продолжал хитрый Коллабор, – не собираетесь ли вы, благонравные господа хоббиты, домой?

На этот раз пауза была длиннннеееее.

–Э-э-э,- глубокомысленно проговорил Фито, – Это вопрос сложный...

–Сложный, – подтвердил Брито.

–Слушай, а зачем тебе это? – вдруг подозрительно спросил Фито, – Сэр?

–Я просто подумал, – елейным голоском пропел Коллабор,- а не возьмут ли благонамеренные господа хоббиты меня с собой! Домой!

–Я думаю, – соответственно подумав, авторитетно заявил Брито, – домой мы отправимся не скоро!

–Не скоро! – назидательно повторил Фито.

Коллабор насупился (обиженно). В эфтот самый момент (его обиженного насупливания (с35)) в дверь постучали (!!!!!), и она сама собой отворилась. На пороге стоял Огненный Ангел. По всему было видно, что он молод и неопытен.

–Простите, – сказал он, отодвигая Коллабора в сторону, и обратился к хоббитам, смущаясь и краснея, – Извините, господа... Вас, понимаете ли, того... (Фито подумал: "Да неужели нас все-таки ТОГО!") Требуют...

–Кто? – недоверчиво спросил Брито.

–Высшие Силы.., – застенчиво ответил Ангел.

Коллабору оставалось лишь наблюдать, как Ангел взял хоббитов за руки и они исчезли в золотом сиянии (с торжественной музыкой).

–Эй! Э-эй! А я? – заорал он. Но было уже поздно. Он с тоской посмотрел на себя в зеркало и уныло сказал своему же отражению:

–Да ты просто неудачник, парень!

Его отражение исчезло (просто), а на его месте появилось лицо (с36) Огненного Ангела, уже другого.

–Свидетель! – строго сказало оно, – Вы почему опаздываете!

–Я не...- начал Коллабор, но Ангел его перебил:

–Давайте руку!

После чего они погрузились в зазеркалье.

" ! "

–Вста-а-ать! – Возопил нечеловеческим голосом ангелочек и добавил нормально, – Суд идет.

Все повскакивали с мест, надеясь хоть сегодня увидеть, как же выглядит Высший Суд и пролить хоть капельку света на это учреждение. Напрасно – Суд от остального зала отсекла слепящая огненная завеса.

На скамье подсудимых с отсутствующим видом сидел Гэндальф и задумчиво грыз ногти. В дальнейшем он не проронил ни слова (так что его поклонникам можно некоторый промежуток текста не читать – цитат не будет).

Ангелочек-секретарь скороговоркой пробормотал:

–Присутствуют: Высший Суд; Обвинитель – К.Грр.Бешкагнак; Подсудимый – Гэндальф Митрандир; Адвокат – Пусли; Публика. Слово предоставляется Обвинителю!

К.Грр.Бешкагнак, хрустя сочленениями, поднялся со своего места:

–Уважаемый и Высокочтимый Суд! Дамы и господа! Пользуясь случаем, хочу передать привет всем жителям планеты Каигрхм, всем Абсткиррглам, и особенно моему клану!

–Я протестую! – тонким голосом вскрикнул со своего места Пусли, – Господин обвинитель, при всем моем к нему уважении, использует трибуну Уважаемого и Высокочтимого Суда для своих абсткирргламских штучек! Попрошу пресечь!

–Протест принимается, – незамедлительно ответил Суд, – Бешкагнак, прекратите использовать трибуну для своих штучек!

Бешкагнак заскрипел челюстями и мстительно поглядел на Пусли:

–Спасибо... Я продолжу! Сегодня мы присутствуем на суде над величайшим в истории преступником! – он перевел дух, подумал и добавил, – Я кончил.

–Слово предоставляется защите.

Пусли спрыгнул со стула, выбежал на середину зала и выкрикнул:

–Он невиновен! – после чего убежал на место.

–Хорошо, – донеслось из-за огненной стены, – Люблю краткость... Суд исследует доказательства. Слово снова предоставляется обвинению.

–Обвинение вызывает первого... первых свидетелей, – сказал Бешкагнак, – Группа "ГАММА"!

В зал вошли Кролик, Винни-Пух и Пятачок, который поддерживал сильно хромающего Сову.

–Итак, господа свидетели, что вы можете сказать об этом человеке?

Кролик помялся и сказал:

–Этот человек – не человек!

По залу прошел гул. Кролик смутился:

–Ну, то есть он не человек, а подонок. Да, именно подонок! Он предал Нашу Родину! В момент огромной опасности для Нашего Народа он, как последний трус, отказался встать на его защиту! Он подставил нас всех, и в первую очередь Наше горячо любимое Правительство!

Пятачок зааплодировал, но его никто не поддержал.

–А еще, – продолжал Кролик, – я знаю, что он пытался узурпировать верховную власть в стране! Да это же просто кощунство! Я не понимаю, как...

–Достаточно, – оборвал его пламенную речь Бешкагнак, – Винни-Пух, что вы можете добавить?

–Так точно! – гаркнул Винни-Пух.

–Что "так точно"?

–Все в точности так и было, сэр!

–А еще он пнул меня ногой, – жалобно вставил Сова.

–А вас, потерпевший, мы допросим позже, – строго сказал Бешкагнак. Подумав, он добавил, – А именно – сейчас... Итак, что вы, потерпевший, можете сказать об этом человеке?

–Он мне глубоко противен! – выкрикнул Сова и замолк. Затем тихо добавил, – И он ударил меня ногой...

–Ага! – обрадовался Бешкагнак, – Куда и сколько раз?

–А я знаю? – огрызнулся Сова, – Я ж без сознания был!

–У меня вопрос к потерпевшему, – вставил Пусли, – А откуда вы тогда знаете, что вас ударил подсудимый?

–Нутром чую, – убежденно ответил Сова.

–Каким нутром, – въедливо допытывался Пусли, – Каким местом?

–Ну, неуверенно начал Сова, – Кажется, здесь, – он показал на живот, – Ухом еще вроде ..,- потом он вдруг посмотрел на адвоката и панически заорал:

–Да что он ко мне пристал! Уберите от меня этого психа! А! А-а-а!

Пусли хмыкнул и сел на место.

–Как вы видите, – торжествующе сказал обвинитель, – вина подсудимого убедительно доказывается показаниями свидетелей! Я вызываю следующих свидетелей – Фито Дизайн и Брито Головый!

Хоббиты с опаской заглянули в зал, вздохнули и осторожно подошли к трибуне.

–А скажите-ка, достопочтенные господа хоббиты.., – начал Бешкагнак. Фито, отяжелев после сытного обеда в Аду, начал зевать, Брито же с трудом старался сохранить бодрый вид, – ...Что вы можете сказать об этом негодяйском подлеце?

Фито клюнул носом. Брито неодоБРИТельно посмотрел на него и проговорил:

–Об этом негодяйском ублюдке...

–Подлеце, – поправил его Бешкагнак.

–Ага.., – Брито задумался.

–Ну, – поддержал его Бешкагнак, – дальше...

–В общем, так, граждане судьи, – сказал наконец Брито, энергично рубанув воздух рукой, – Конечно, у товарища Гэндальфа были ошибки, порой непоправимые, но вообще он мужик хороший и мы его уважаем. Верно, Фито? – он толкнул того локтем. Фито кивнул, не просыпаясь. – Все.

Пусли зааплодировал. Бешкагнак хлопал глазами.

–Постойте, – сказал он, – Вы же свидетели обвинения!

–Ну да, – подтвердил Брито.

–Так почему же вы..., – не закончив, он махнул рукой и сел на место.

–У меня вопрос к свидетелям, – вскочил Пусли, – А то, что Гэндальф убил вас и несколько раз подставил?

–Мы его прощаем, – великодушно ответил Брито.

Пусли улыбнулся и высокомерно посмотрел на обвинителя. Тот тяжело вздохнул и проговорил:

–Следующий свидетель – мисс Кука Рямбо...

В зал впорхнула колдунья из Невермора, одетая во что-то полу... да нет, что уж там, в совершенно прозрачное одеяние. При виде этого в зале воцарилась тишина.

Бешкагнак кашлянул и, стараясь не смотреть на свидетельницу, спросил:

–Какое отношение вы... гм... имеете к подсудимому?

–Он меня изнасиловал, – с некоторой бравадой произнесла она.

По залу прокатился шумок. Бешкагнак покраснел и продолжил:

–Когда и как?

–Это случилось (она случилась с..?) 3 тысячи 252 года назад, – ответила Кука Рямбо и начала живописать подробности изнасилования в особо извращенной форме.

В зале сначала нарастало возбуждение – смешки, поерзывания, пару раз (в ответственных моментах рассказа) возник истерический хохот, часть публики в знак непонятно чего покинула зал. Когда свидетельница закончила, сильно покрасневшая публика и особенно участники процесса хранили тягостное молчание. Мисс Рямбо подождала немного, затем спросила:

–Все?

–Все.., – сдавленно ответил Бешкагнак.

Колдунья бесшумно удалилась, оставив в воздухе дразнящий аромат.

–Е-мое, какая баба! – донеслось из-за огненной завесы. В зале заржали.

–Тихо! – загремел Высший Суд, – Продолжайте, К.Гррр.

–Э-э-э... Следующий свидетель – Колоколн, сын Кологорна, ex deus volcae testosages de jure наследный король Средиземья.

Двое служителей ввели под руки дрожащего Колоколна. Зал загудел. Даже Гэндальф перестал грызть ногти и пораженно уставился на него.

Король, и без того длинноволосый и грязный, был весь измазан какой-то жуткой и, как оказалось, страшно воняющей субстанцией. Спутанные грязные волосы свисали до пояса. Колоколн был обмотан противными на вид лохмотьями. Но наиболее всех поразило его лицо – опухшее, грязное, с выражением крайней индифферентности ко всему происходящему и вообще ко всякой осмысленной деятельности.

–Гм... Я протестую.., – неуверенно пробормотал Пусли, но передумал.

–Господи, что с ним? – потрясенно сказал Высший Суд.

–Я нашел его на Окраине Хаоса, – извиняющимся тоном ответил Бешкагнак.

–Вы что, Господи? – одернул его Высший Суд, опомнившись, – Почему приводите свидетелей в таком виде?

–Я знаю, – вскричал защитник, – Он хочет повлиять на беспристрастность Суда!

–Ну, это ему не удастся, – авторитетно ответил Высший Суд, – Обвинитель, начинайте допрос.

–Скажите, Ваше Величество, как вы познакомились с обвиняемым?

В ответ Колоколн идиотски улыбнулся и промычал что-то нечленораздельное.

–Хорошо, – сказал Бешкагнак, – А он говорил что-нибудь про свои планы? Ну, про мировое господство, или что-то такое?

Колоколн повернулся к нему спиной, а лицом к залу и принялся корчить рожи. Некоторые засмеялись. Кое-кто стал корчить рожи в ответ.

Обвинитель с трудом вновь привлек его внимание и спросил:

–А какого цвета были ковры в фойе Национального Музея Эриадора, который этот подонок ограбил?

Колоколн проигнорировал и этот, несомненно, важный для дела вопрос – его привлекла огненная стена, на которую он уставился, пуская слюни.

–Как видите, – нисколько не огорчившись, сказал Бешкагнак, – Перед вами несчастная жертва, которую подсудимый бесчеловечно использовал в своих преступных целях и после этого непоправимо разрушил его личность, так что теперь Король Средиземья превратился в безмозглого идиота и не в состоянии отвечать даже на самые простые вопросы! Уведите потерпевшего.

Колоколн едва заметно скривился при этих словах, что не укрылось от глаз защитника.

–Постойте, – сказал тот, – У меня один вопрос к... потерпевшему, да? Очень простой вопрос. Колоколн, дружок, скажи, кто сделал это с тобой?

Лицо Колоколна преобразилось – глаза загорелись, с неожиданной мстительностью он ткнул пальцем Гэндальфа и сказал:

–Он!

Гэндальф хмыкнул и за неимением шнурков на ботинках принялся изучать устройство железной клетки, в которую был заключен.

–Колоколн, – продолжал Пусли, – А с чего ты это взял?

–Ну, мне так сказали, – растерянно ответил Колоколн и с надеждой посмотрел на обвинителя. Тот ответил ему свирепым взглядом, после чего Колоколн, осознав свой провал, снова принял вид придурка. Но было поздно.

–Ваша Честь, – обратился к Суду Пусли, – Я ни в коем случае не могу согласиться, что Колоколн был лишь невинной жертвой. Более того, я требую, чтобы его признали виновным в психическом давлении на моего подзащитного. Я убежден, что именно он спланировал и организовал все преступления, использовав моего подзащитного.

–Принимается, флегматично ответил Высший Суд, – Колоколн, вы обвиняетесь в планировании и организации всех этих преступлений. Обвинитель, у вас все?

Ошарашенный обвинитель с трудом кивнул, наблюдая, как Колоколна препровождают на скамью подсудимых. Высший Суд продолжал:

–Стало быть, тогда слово защите.

Пусли пошептался с Гэндальфом и встал с места:

–Защита вызывает дух святого Фомы Аквинского! О, Аквинат, приди к нам!

–Я здесь, – раздался голос.

–Господа, позвольте представить вам бессмертный дух святого Фомы Аквинского. В настоящее время он более известен как Белый Джентльмен. Скажи, Фома, когда ты этих чуваков увидал, как они тебе, в масть пришлись?

–Да ты чо, парень, – отвечал призрак, – Я сразу просек – вот не повезло пацанам, сидят в баре как лоханы, фигней маются. Я и решил корку отмочить – приключение им, так ск-ть, устроить. А пацаны-то ничо, мне по кайфу. Особенно этот, который Гэндальф. Крепкий мужик, ничего не скажу. Крепкий. Король-то этот ваш, сразу под стол упал, как меня увидал, а этот – ноль эмоций, типа я его няня и сказку ему рассказываю..

–А перед тем не слыхал, о чем они ну, типа, базарили?

–Че ж не слыхать, слыхал.

–Не говорил ли Гэндальф что-нибудь о мировом господстве?

–Не-а, не говорил.

–А может, Колоколн говорил?

–Колоколн – этот говорил, да!

–Что же он говорил?

–Ну, вот это и говорил. Хочу, мол, мирового господства, и все тут. Я еще подумал – ишь какой, мировое ему подавай!

–Достаточно, – сказал Пусли.

–У меня вопрос, – поднялся Бешкагнак, – А может, Колоколн ничего такого и не говорил?

–А может, и не говорил...

–Может быть, это Гэндальф говорил?

–Ну, может быть, и...

–Аквинат, – прервал его Пусли, – Ты вроде бы кое-куда торопился?

–Ну да, – ответил Белый Джентльмен, – Вроде бы торопился. Ну, мне ж некогда, а вы тут пристали со своими дурацкими вопросами!

–Видите, – сказал Пусли Бешкагнаку, – Свидетелю некогда! Аквинат, сгинь.

Белый Джентльмен тотчас сгинул.

–Защита вызывает Коллабора!

В зал вошел Коллабор и, опустив голову, встал перед судом.

–Ну давай, – подбодрил его Пусли, – Ты же хотел что-то заявить.

Коллабор сглотнул и скороговоркой произнес:

–Я должен признаться мой хозяин Добрый Доктор Мымр подставил этих честных и порядочных людей для того чтобы уничтожить Офигению у меня все.

–Ну что ж, тогда необходимо вызвать Доктора Мымра, – нахмурился Бешкагнак, – Как его найти?

Коллабор медленно повернулся к нему.

–Его нельзя вызвать, – улыбнулся он, – А найти... Он сам вас найдет. В свое время.

С этими словами и с достоинством он удалился.

Пусли посовещался с Гэндальфом и сказал:

–У меня все.

–О'кей, Суд удаляется в Совещательную Комнату.

Когда Суд удалился (Многих также интересовало, куда), Пусли приблизился к Бешкагнаку и тихо спросил:

–Послушайте, коллэга, а что это вы такое сказали, когда вызывали Колоколна? Что-то такое – эксеус... вулканус... что это?

Бешкагнак сказал, холодно посмотрев на "коллэгу":

–Эх, юноша! Всему вас надо учить! Это же латынь! (Кстати, исключительно интересный язык! Просклоняем, допустим, наречие REX: REX – RECTUM – REKTIBULARIMUS. Не правда ли, поразительно?!)

–Да? – изумился Пусли, – Круто! А что все это значит?

–Понятия не имею, – признался Бешкагнак, – А я у вас вот что хочу спросить – почему вы так, гм, слабо его защищаете? Его же осудят.

–Скажу вам честно – ему наплевать.

–Ну это ЕГО проблемы, – возразил Бешкагнак, – Но вы-то должны защищать его хорошо независимо от его желания!

–По правде говоря, мне на это наплевать тоже, – пробормотал Пусли и вернулся на место.

Вскоре НА МЕСТО вернулся и Суд.

–Кгхм, – раздалось за огненной завесой, – Внимание! Это самое… Приговор! Попрошу не перебивать! Именем Мирового Разума! Кстати, подсудимые, встаньте. И остальные тоже. Подсудимый Колоколн, сын Колоборна – признается виновным в краже государственного имущества, а также в соучастии в массовом убийстве и заговоре против конституционным образом избранной законной власти Средиземья и приговаривается к четырнадцати тысячам лет лишения свободы с отбыванием в Абсолютном Ничте!

Колоколн, услыхав это, упал на колени и шумно прослезился, после чего активно и целеустремленно зарыдал.

–Гэндальф Митрандир, сын неизвестно кого...

Пауза пропала зря – шутку никто не оценил и Гэндальф на это оскорбление не отреагировал (он сам не знал, чей он сын, хотя многие говорили, что сукин). Высший Суд продолжал:

–Вот он признается виновным в:

1. Измене Родине

2. Расизме

3. Уничтожении собственности

4. Захвате заложников

5. Лжесвидетельстве

6. Мошенничестве

7. Убийстве двух и более лиц с особой жестокостью способом, опасным для жизни многих лю... существ

8. Богохульстве

9. Уничтожении собственности

10. Угрозе убийством

11. См. п.7

12. Уничтожении собственности

13. Краже

14. Убийстве IX степени

По моему, достаточно... И приговаривается к... к двум годам... Условно? Подождите, тут какая-то ошибка... Может, безусловно...

Гэндальф, улыбнувшись, встал со скамьи и расправил плечи, словно бы желая что-то пояснить по данной проблематике, но с клеткой стало твориться что-то странное – ее окутал туман, через который пробивались только рыдания Колоколна. Служители принялись разгонять туман, после чего обнаружилось, что клетка таинственным образом исчезла, как, впрочем, и Гэндальф.

Публика замерла, а Колоколн перестал рыдать, не веря в свою свободу.

Вдруг из пустоты донесся голос Гэндальфа:

–Прошу прощения...

Из той же пустоты материализовалась клетка, вновь окружив Колоколна, который, узрев сие, зарыдал еще громче и безутешней. Пусли обследовал клетку и с сожалением сказал Суду:

–Он исчез...

–Срань господня... – пробормотал в ответ Высший Суд.

Глава 0.

Должно быть, заключительная. В которой Гэндальф всех побеждает,

но толку от этого никакого.

Из центральных газет:

"...Как нам сообщили в Пресс-службе Высшего Суда, сбежавший преступник ловко подделал судебный приговор и тем самым совершил невозможное – ввел в заблуждение сам Высший Суд. На самом деле он был приговорен к наиболее строгому наказанию – изъятию астральной сущности с ликвидацией физического тела и заключению в Центральный Компьютер..."

"...На состоявшемся вскоре заседании Высшего Суда было заочно рассмотрено дело о побеге теперь уже осужденного к депликации известного преступника Г.Митрандира. Всем Силам Безопасности было поручено разыскать негодяя и немедленно привести приговор в исполнение..."

"...Уважаемые граждане! В целях скорейшей поимки сбежавшего от наказания опасного преступника Г.Митрандира передаем его приметы... Всем, располагающим какой-либо информацией о местонахождении разыскиваемого, просьба сообщить об этом в ближайшее управление безопасности. Все сообщения конфиденциальны..."

"...Теперь мы еще отчетливее видим все бессилие центральной власти и беспомощность ее якобы "силовых" учреждений. Гениальный преступник вновь оставил в дураках наш Высший Суд и все хваленое правосудие. Поэтому мы от всей души желаем Митрандиру удачи и говорим ему: "Друг! Наподдай им за нас!..""

"Ну, этой газетенке, по-моему, житья теперь не будет..," – подумал Радагаст.

Вот уже неделю объективного времени одна половина Вселенной дрожала от страха перед непредсказуемостью сбежавшего преступника, а другая половина этим же самым восхищалась. В конце концов даже Радагасту надоела эта шумиха, и он удалился в один из потаенных уголков. Кроме того, он надеялся увидеться там с Гэндальфом и взыскать с него наконец энную сумму долга.

Он обломался.

Не повезло и Фито с Брито. Все смотрели прямую трансляцию из зала Высшего Суда, и когда друзья вернулись домой, их встретило полное отчуждение. До конца жизни они оставались предателями для своих сородичей.

Колоколна подвергли принудительному лечению в лучшей больнице Боггитауна.

Его двойника Коллабора Добрый Доктор Мымр размазал по стенам тонким слоем и хвастался новыми обоями перед своими многочисленными друзьями.

Все остальные герои сего тоже очень скоро умерли.

Поэтому не прешел еще род сей (Мат. 24,35), как о Гэндальфе практически все позабыли.

Его это очень расстроило. Ведь он был майаром, а все майары с возрастом становятся исключительно самолюбивыми. А возраст у Гэндальфа был ого-го!

"Неблагодарные!" – подумал он, вернулся назад во времени и открыл там частную практику, дожидаясь своего часа. Для более приятного ожидания он наколдовал себе смазливенькую нимфочку, которая заодно подрабатывала у него медсестрой.

И Час пробил!

Но об этом – после.

F I N.

 

1 Некоторые - не успев расфортифицироваться, в связи с чем их пришлось распустить.

2 Непрофессионально, но тоже эффектно.

3 Да никто и не сомневался!

4 Нормальные отношения в коллективе, да?

5 Также сквозь сон. Так-то по жизни он не курит.

6 Хотя входя в квартиру, он почему-то говорил очень по-человечески, и все присутствующие его поняли. Странный тип...

7 Надеюсь, читатели понимают, что План - это ПЛАН. А не какой-нибудь там план.

8 Хотя сам он себя так никогда не называл. Как, впрочем, и другие Высшие Существа.

9 Как его тоже никто не называл. Ну совсем никто.

10 А если не догадались, то это ваши проблемы.

11Многие из них - горячие как раз благодаря ему.

12 Вернее, Status Quo, а особенно последнюю их композицию. Шутка.

13 В смысле - нестандартным и оригинальным.

14 Пистолетница - вариант усовершенствованной пистолетодержалки; здесь - подпистолетник в виде пистолетницы.

15 Но, как всегда, вовремя.

16 Вообще-то Радагаст - Карий, но зеленый цвет ему идет больше.

17 "(И так 14 раз...)"

18 Раз, наверное, в сто двадцатый.

19 Где они оба нахватались таких гадких словечек - неизвестно.

20 Иногда именуемая "страх" - хи-хи.

21 Ах он сволочь! Как умело он, подонок, от всех это скрывал! Даже от меня! Вот ублюдок...

22 В том числе, конечно же, посмотрел в замочную скважину и незаметно заглянул в окно.

23 см. Галактическая Энциклопедия, а также ПГПА, раздел "Ваши естественные враги".

24 Хотя слова такого они тогда не знали.

25 Хотя, опять же, он не знал, как это называется.

26 Или просто Портал. Перелучалка и т.д.

27 "Действительно, я гораздо лучше!" - подумал его матово-черный, но одновременно переливающийся всеми цветами радуги додекаэдр.

28 Всего 7 раз, если не считать один раз выше, три раза в главе 19 и один раз в сноске.

29 Примитивное заклинание самоубийства

30 В который уже раз!

31 См. ГЭ; ПГПА разд. "Места, куда не следует соваться" ст. "Эсгарот".

32 "Скудость словарного запаса Гэндальфа связана с недостатком классического образования..." ( Ий.Р.Р. Толкинен, "Происхождение магов". Мисдиминор, изд. "Маст Дай", 1199г.

33 Если добропорядочные туда попадают...

34 См. Красочную Книгу о Кровавых Жертвоприношениях (КККЖ), гл.1, ј1.

35 Или насупления...

36 ГМ?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Kerry "Копейка"(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"