Баутина Юлия Владимировна: другие произведения.

Чужая война (2-я книга из цикла "Братство меча")

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.16*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда война подбирается к границам мира, который вам дорог, она перестает быть чужой... в особенности если вы сами приложили максимум усилий, чтобы ее туда привлечь. Продолжение приключений парней из военно-исторического клуба "Гладиатор", ну и конечно ведьмачки Инари. (Текст отредактирован в связи с заключением договора на публикацию произведения. Для ознакомления представлены первые 4 главы.) Вышло на бумаге.


  БРАТСТВО МЕЧА
  Книга 2. Чужая война
  
  Не обманешь судьбу и не купишь любовь
  Ни за жизнь, ни за смерть, ни за горсть серебра,
  И холодная сталь ляжет под ноги вновь
  Равновесием зла и добра.
  Тэм 'Ведьмак'
  
  Глава 1. Крепкий орешек
  Низкие свинцово-серые тучи лениво ползли на юг, цепляясь набрякшим брюхом за покрытые темным кедрачом гребни Орлиных скал и оставляя на них клочья тумана. Дальние отроги основного хребта затягивала серая дымка - там уже шел дождь. Закутавшись в шкурник и глубоко надвинув капюшон, Инари сидела на валуне над обрывом на склоне одной из самых высоких гор хребта, именуемой Вершиной Мира, смотрела на открывающуюся перед ней унылую картину и думала о том, что пора просыпаться. Ожившие воспоминания тридцатилетней давности не стоили того, чтобы тратить на них выкроенные для отдыха ночные часы. Даже если это воспоминания о тех временах, когда кто-то еще верил в высшее предназначение. Многие верили, если уж на то пошло. И многие еще были живы... Да, следовало просыпаться, но предательская память все так же кропотливо нанизывала на нить сновидений бусины-события. Чертова эльфийская память. Восхищаться ею мог только тот, кто никогда не пробовал жить одновременно в двух мирах, зная, что один из них заведомо мертв. Пора просыпаться...
  Витающая в воздухе мга оседала на камнях и траве, редкими каплями скатывалась с разлапистых кедровых ветвей. Шкурник давно уже отсырел и казался тяжелее обычного. Устало нахохлившись, ведьмачка смотрела на открывающуюся перед ней унылую картину и думала о том...
  ...что давненько уже на середину августа не выпадала такая отвратительная погода, и о том, как же сильно все-таки изменились окрестности. Впрочем, последнему как раз удивляться не стоило. Шестьдесят лет - более чем достаточный срок для того, чтобы ветры, дожди и пожары сделали свое дело, стерев старые ориентиры и до неузнаваемости поменяв облик гор. За шестьдесят с лишним лет, прошедшие с побоища в Игли-Корун, кривая ведьмацкая дорожка ни разу еще не заводила Инари обратно в Орлиные скалы. И вот теперь какой-то черт понес ее гулять по местам былых сражений.
  Нет, собственно говоря, понес ее совсем не черт. Причиной внезапно нахлынувшей ностальгии стали люди. Их вдруг оказалось слишком много в амурских лесах, по которым как раз скиталась Инари. Люди, смеющиеся, шумные, все шли и шли на новые места, не задаваясь вопросом - добрыми ли будут поселения, что они закладывают. Они ничего не знали о Светлых землях, Сумеречных землях и Чернолесье, да и знать не хотели. Над таежными лесами денно и нощно гудели самосвалы, бульдозеры, рычали буры и отбойные молотки, стрекотали вертолеты. Кого-то звезды хранили, отводя прочь рыщущих по чащобам зверей. Кто-то пропадал, оставляя после себя мертвые лагеря с ржавой техникой. А ведьмаки зачастую даже и не знали, что где-то в лесах находятся люди. Жить становилось беспокойно. И Инари, никогда не обещавшая служить ангелом-хранителем для самоубийц, подалась на северо-запад, в заболоченные леса. В тех краях лежало Игли-Корун, и ведьмачка зачем-то сделала приличный крюк по топям, заглянув в урочище. Зрелище оказалось печальным. От драконов не осталось даже костяков, а на месте взрыва Манор эт Игли разрослось болото. Инари не стала испытывать судьбу и не полезла в сердце трясины. Вместо этого она отправилась на запад и вышла к Орлиным скалам, через которые они с Велегодой когда-то долго и упорно искали проход, попутно выспрашивая у растущих на скалах сосен, не видели ли те пролетавшего мимо дракона. Точнее, выспрашивал в основном Велегода. Инари язык деревьев знала плохо и предпочитала отмалчиваться, высматривая драконьи следы на местности.
  Горы изменились до неузнаваемости. Того перевала, который они все же отыскали после долгих трудов и споров, больше не существовало. Но, сидя под промозглым дождем на краю обрыва в самом сердце гор, Инари вдруг поняла, что чертовски соскучилась по старому другу, которого не видела уже года три, с тех пор, как Велегода ненадолго выбирался из своей берлоги в Родницу. Поняла... и, недолго думая, шагнула в Каер Морхен, совершенно не представляя, к чему это может привести.
  Поначалу ничего особенного не произошло. Велегода тоже был рад ее видеть, хотя вслух бы в этом ни за что не признался. Впрочем, вслух и не требовалось. За долгое время знакомства Инари научилась безошибочно распознавать настроение и чувства ведьмака, а потому фраза: 'А, это опять ты?' для нее звучала примерно так: 'Привет, сестренка. Жива и здорова? Вот и отлично!' Жизнь в ведьмацком замке текла своим чередом. Старейшины упорно делали вид, что не замечают гостьи, а Инари отвечала им тем же. Причина давней неприязни Высшего Круга Совета была ей прекрасно известна. Как первому его составу, так и всем последующим за полтора с лишним века не давал покоя тот факт, что ведьмацкие мечи смог взять нелюдь, не прошедший должной подготовки, Посвящения и Клятвы, да в придачу женского пола! Кощунство и только! Однако вслух никто ничего сказать не осмеливался, ведь мечи-то признали новую хозяйку.
  Да, все было как всегда. Однако на третий день пребывания ведьмачки в Каер Морхен произошел незначительный эпизод, волею судьбы повлекший за собой целую цепочку неожиданных событий. В третьем часу дня на дальней тренировочной площадке замка двое мальчишек восьмого года обучения заключили пари. Споривших звали Сыч и Хорт, свидетелями выступали их закадычные приятели - Векша и Кречет, а спор касался одного весьма и весьма странного существа ...
   - Вон она, эта эльфийка, с Велегодой разговаривает, - свою наводку Кречет сопроводил сильным тычком под ребра Хорту.
  Сделал он это зря. Рослый парень, не промедлив ни минуты, развернулся и отвесил приятелю увесистую затрещину. Бил жалеючи, вполсилы, но оглушенный Кречет еще долго тряс головой, пытаясь собрать мозги в кучку. Только восстановив справедливость, Хорт позволил себе переключить внимание на спутника их старого учителя. Бок о бок с ведьмаком по вымощенной булыжником дорожке, огибающей тренировочную площадку, заложив руки за спину, шло самое странное существо из всех виденных им прежде. Какой-то долговязый подросток: не то худющий пацан, не то крепко сложенная девчонка, причем явный нелюдь, о существовании которых в Каер Морхен ходили легенды. Таким легендам Хорт не верил, но сейчас одна из них преспокойно разгуливала по двору замка под ясными лучами солнышка. У существа были серебристо-белые волосы - густые, жесткие и неровно обстриженные, смуглая кожа с зеленоватым отливом и крупные остроконечные уши. Оно носило мужскую одежду и имело при себе полную бойцовскую амуницию: два меча, нож и арбалет. Странно вдвойне, хотя бы оттого, что на вид подростку было не больше шестнадцати. В таком юном возрасте к Клятве не допустят, какие бы успехи в учебе ты не проявлял.
  - А с чего ты взял, что это вообще баба? - поинтересовался Хорт. - Мужик как мужик, только тощий.
  - Ну, не знаю. Сам я к ней в штаны не заглядывал. Но Лиска говорила, что позапрошлой ночью, когда возвращалась в Каер Анагуа, видела, как это чучело купалось в реке. Вроде как у нее все тело в шрамах - с одного взгляда тошнить начинает, но ничего мужского там точно не было.
  - Лиске твоей больше верь, - хмыкнул Векша. - Она нам дня два назад во всех подробностях рассказывала, как ее лешак домогался.
  - И что?
  - И ничего. Не домогнулся. С твоей Лиски, где сядешь, там и слезешь.
  - Не спорю, - заулыбался Кречет. - Зато, если уж сел, так погарцевать можно, что долго не забудешь.
  - Ну, так что, Хорт? - не мог успокоиться Сыч. - Как оцениваешь свои шансы? Я бы сказал, что здесь тебе ничего не светит. На мой взгляд, эта малышка из тех, которые девочками интересуются.
  - Это только означает, что ей до сих пор настоящего мужика не попадалось.
  - То есть, считаешь, что справишься?
  Хорт, не торопясь с ответом, изучал бредущую по дорожке парочку. Велегода что-то оживленно рассказывал. Эльфийка внимательно его слушала, затем расхохоталась, откинув назад голову. Но веселость ее прошла быстро. Почуяв пристальный взгляд, она резко обернулась, разом посуровев. Векша сдавленно прыснул, прячась за спины приятелей. У эльфийки было треугольное лицо с узким подбородком и широкими скулами и огромные глазищи: раза в два крупнее, чем у Надежи - на что уж ту природа снабдила томными коровьими очами. Вот только в глазах эльфийки ничего томного не было. Светло-сиреневые льдинки спрашивали четко и ясно: 'Кто ты такой и что тебе нужно? Просто любопытно? Тогда иди-ка лучше и любуйся на какую-нибудь цветастую юбку!'
  Монолог нелюди Хорт, конечно, придумал сам, но готов был поспорить на что угодно - ход ее мыслей он угадал.
  - Ой, мамочки, - хихикнул Сыч. - Интересно, какой болван придумал сказку о том, что эльфы смазливые? Да если такое ночью в лесу увидишь, перепугаешься насмерть.
  - Вот и нечего ночью по лесам шляться, - отозвался Векша. - А под одеялом все равно не заметно. Верно я говорю, Хорт?
  - Верно.
  - И за сколько берешься ее раскрутить?
  - Две недели.
  - У-у-у... - у Кречета вытянулось лицо. - Долговато будет. Теряешь хватку.
  - Да ладно, - усмехнулся Сыч. - Ставлю свой нож на то, что за две недели наш Казанова от этой нелюди только кукиш с маслом получит.
  - Принято.
  Можно сколько угодно восхвалять ведьмацкое чутье, но порой даже оно оказывается бессильным. Инари точно помнила, что не почуяла в тот день ни малейшего подвоха. Она увидела перед собой просто четверых мальчишек на тренировочной площадке, один из которых отчего-то заинтересовался ею сильнее остальных...
  - А, приметила олухов царя небесного? - ухмыльнулся Велегода, проследив за взглядом эльфийки.
  - Угу. Подрастающее поколение?
  - Совершенно верно. Этим до Посвящения осталось по два года, а в голове один ветер. Их куда больше интересуют женские юбки, чем ведьмацкий путь. Тьфу, и куда мы катимся?
  - Насколько я помню, кое-кого женские юбки интересовали и спустя много времени после Клятвы и Посвящения. Вспомни, как ты в доме терпимости в Симбирске влип.
  - А ты откуда знаешь? Тебя же там не было!
  - Радегаст с Туром рассказывали. Что? Скажешь, соврали?
  - Да нет, отчего же. Отрицать не буду. Но про основную цель я никогда не забывал.
  - Так может, и эти не забудут. Что ж ты сразу их со счетов списываешь? Пускай для начала покажут себя, тогда все и решится.
  - Ладно, ладно. Не защищай ты их так, с пеной у рта. Я же просто смеюсь. Помню прекрасно, какими дураками мы сами были. Еще малолетками засады по ночам в коридорах устраивали: хотели Хранителя подстеречь, а в результате на Военегу наткнулись. Ох, и задал же он нам трепки за прогулки после отбоя. А Тур как-то о заклад побился, что заберется вон на ту башню, где черепицы не хватает. И забрался. Правда, слезть не смог. Его потом оттуда Ярослав с Хорем снимали. Как они его крыли... даже с земли было слышно.
  - Представляю. Кстати, этот здоровый, кто такой?
  - Здоровый-то? Хе-хе, а у тебя губа не дура, - лукаво прищурился Велегода. - Уже успела глаз положить?
  - Нет, только заметила, что со своим ростом в толпе он не затеряется.
  - Что верно, то верно. Хортом его звать.
  - И чей же он?
  - Ничейный.
  - Это как?
  - Будь Славур жив, назвал бы его приемышем. А так - сын полка получается, - Велегода помолчал, о чем-то раздумывая, но все-таки продолжил. - Славур подобрал его в одной из деревушек на Северских болотах. Гнилое место... Не знаю, зачем уж люди за него так цеплялись. Может, ждали чего. И дождались - то ли полоз проснулся, то ли топняки нагрянули... Но к тому моменту, как подоспели ведьмаки, там только куски зачервивевшего мяса оставались.
  Инари кивнула - она знала, как это бывает. Сколько ветшает заброшенных поселений по лесам и болотам, никто не брался считать. Откуда-то люди уехали в большие города в поисках лучшей доли, а где-то просто исчезли без следа. Такова жизнь на Сумеречных землях...
  - ...диву даюсь, как этому уцелеть удалось, - продолжал старый ведьмак. - Видать, что-то иное ему на роду написано. Славур наткнулся на него в одном из сараев и чуть не зарубил сгоряча - за перевертыша принял. Хорошо, вовремя спохватился, в кровавик глянул. Да уж, до сих пор помню, как его сюда привезли: маленький, тощий, чумазый, глазищи в пол-лица, как у совенка... Зато теперь экий лось вымахал! Как люди говорить любят, в коня корм пошел. Мда... а ведь почитай пятнадцать лет с тех пор прошло! Когда время пролетело?
  - Не знаю, Бык. Мне вот кажется, что мы с тобой только вчера по болотам в поисках Игли-Корун шлепали. А задумаюсь, и жутко становится, как давно это было. Жаль все-таки, что годы нельзя открутить назад.
  - Тебе ли об этом горевать, Нара? Ты же еще дите по вашим-то меркам. Рановато пока годы считать.
  - Что это ты вдруг за 'ваши' мерки припомнил, а, Бык? Эльфийские, что ли? Да на кой они ляд в НАШЕМ мире? Я здесь друзей теряю прежде, чем успеваю оглянуться.
  - Так оно заведено, сестренка. Теряешь одних - на смену им приходят другие, ничуть не хуже, а может даже и получше. А там, глядишь, и новое поколение подрастет... Помнишь еще наши вечные споры о людях? Я вот тут малость во мнении переменился...
  - С чего бы это? Встретил-таки человека, от которого был хоть какой-то прок?
  - Верно. Вон он как раз на полянке стоит. Эх, погляжу на него, и зависть глодать начинает: силы хватает, реакция замечательная, выносливость - у меня такой в лучшие годы не было. А что еще воину для счастья надобно? Уроки меча на лету схватывает... С магией, конечно, беда полная - видать, не людское это дело - но для ведьмака заклинания не главное. Правильно я говорю?
  - Ну, не скажи, - не согласилась Инари. - Иногда они весьма полезными оказываются.
  - Ага, - хмыкнул Велегода. - Особенно пара ведер холодной воды с ясного неба. Помню, помню твой любимый фокус. Но, о чем я начинал? В общем, юнцу этому голову остудить не мешало бы - слишком уж она у него горячая. Если с годами поумнеет, цены ему не будет, как бойцу. Да только кажется мне, бабы его куда раньше сгубят. Зло одно от этих баб...
  - И не говори, - поддакнула ведьмачка.
  - Не принимай на свой счет, сестренка. Ты-то бабой никогда не была. Ты - боец, наша кровь.
  - Рада слышать, Бык. В кои-то веки дождалась от тебя комплимента...
  Уже поздно вечером, растянувшись на застеленном шкурником топчане в своей комнатке на третьем этаже западного, нежилого крыла Каер Морхен, Инари вдруг ни с того, ни с сего вспомнила прошедший день, залитую солнцем лужайку и темноволосого юнца, не отведшего в сторону глаз. При первой встрече это редко у кого получалось.
  'Хорт? - сонно подумала ведьмачка. - Волк, значит... Крупноват, конечно, для настоящего волка. Не иначе, сумеречный. Те побольше... А так ничего... Может, и вправду толк выйдет'.
  Проснулась Инари перед рассветом, чуть раньше обычного, и - что с ведьмачкой бывало крайне редко - в отличном настроении. Безоблачное небо предвещало ясный, теплый день. Отличное время для прогулок куда-нибудь подальше от мрачных косых взглядов Старейшин. Велегода, по уши погрузившийся в процесс воспитания молодежи, составить ей компанию не мог. Так что к Сунгуру - расположенному близ замка родниковому озеру - ведьмачка отправилась в одиночестве. Конечной целью ее похода служил северный берег озера, гарантировано безлюдный, поскольку он, равно как и начинающаяся за ним чащоба, являлись запретным местом для воспитанников школы. Конечно, самые отчаянные головы все равно ходили туда прежде - Велегода, если верить его словам, в свое время был в их числе, и сейчас, наверняка, тоже находились такие смельчаки. Но даже смельчаки, как доводилось слышать ведьмачке, предпочитали не испытывать судьбу и не удалялись слишком далеко от опушки затянутого вечной паутиной, туманом и наполненного неприятными шорохами леса.
  В Каер Морхен частенько говорили, что Запретная чащоба как две капли воды похожа на Черный Лес. Инари презрительно фыркала каждый раз, когда слышала эту чушь. По сравнению с ее родными краями здешний лесочек казался земным раем, но в одном она была согласна с ведьмаками - ученикам с их обычными, не заговоренными ножами и тренировочными мечами даже в земном раю делать было нечего. Для самой же Инари Запретная чащоба была самым любимым местом в Каер Морхен. Разумеется, после кресла у натопленного камина в комнате Велегоды...
  Впрочем, сегодняшнее настроение ведьмачки было слишком благодушным для прогулок по затянутым туманом оврагам и пригоркам. Немного пройдясь вдоль берега Сунгура, Инари подыскала симпатичное бревнышко близ самой воды и удобно устроилась на нем, занявшись свиванием из высушенных жил запасной тетивы для арбалета. Там-то и догнал ее Хорт, решивший не откладывать в долгий ящик выполнение условий пари.
  Эльфийку парень приметил чудом, случайно выглянув в окно, когда они с Векшей начали собираться на утреннюю тренировку. Сыч еще дрых. Только под утро вернувшийся от Лиски Кречет героически пытался принять вертикальное положение, но подушка притягивала его к себе, словно магнит.
  - Ну, ты глянь! Чуть свет, а ее уже куда-то понесло! - хмыкнул Хорт, а про себя подумал, что эльфийка-то одна, а значит, представляется неплохая возможность для знакомства. - Мужики, я исчезну на время...
  - А что Старику сказать, если он спрашивать начнет? - приоткрыв один глаз, страдальчески вопросил Кречет.
  - Как всегда. Не видели, не слышали, не знаем. Чего же еще?
  - Еще можно рассказать, - ухмыльнулся Векша, - как ночью в ореоле света явился Хранитель Каер Морхен, заявил, что уходит на пенсию, и предложил тебе свою должность. Такая версия пойдет?
  - Пойдет, - буркнул Хорт, перемахивая через подоконник. На достойный ответ времени не оставалось - эльфийка уже скрывалась из виду.
  - Черт, и как у него так ловко получается? - с невольной завистью вздохнул Векша, провожая глазами быстро удаляющуюся фигуру приятеля. - Хоть бы когда оступился. А я один раз попробовал, так потом целую неделю хромал...
  - Неправильное тебе имя предки дали, - сонно проворчал Сыч. - Хомячок куда больше подошло бы...
  Векша по иронии судьбы был единственным из всей компании, для кого четыре метра, отделявшие окно их комнаты от земли, являлись непреодолимой преградой. Он вообще не выказывал особых успехов во всех видах занятий, которые требовали бы приложения физической силы или ловкости, и, по всей видимости, после Посвящения ему предстояло прописаться в библиотеках Каер Морхен, кропотливо фиксируя на бумаге те вести, что будут приносить из подлунного мира его бывшие однокашники. Впрочем, самого Векшу такая перспектива ничуть не огорчала.
  Обнаружив, что эльфийка целенаправленно обходит Сунгур, не иначе как, держа путь прямиком к Запретной чащобе, Хорт малость удивился и даже замедлил шаг, гадая, что могло понадобиться нелюди в поганом лесу, и знает ли она вообще, куда идет, или ее лучше просветить на этот счет, пока не поздно? Впрочем, сомнения разрешились сами собой, когда предмет его пристального интереса свернул в сторону от самой опушки и неторопливо побрел по берегу к наполовину лежащей в воде поваленной березе. Усевшись на ствол верхом, эльфийка извлекла из поясной сумки какие-то нити и занялась плетением. Кажется, подходящий момент для знакомства настал. Решив так, Хорт подошел и присел рядом.
  - Привет, малышка, - сказал он с улыбкой.
  Эльфийка на мгновение отвлеклась от своего занятия и пристально глянула на парня. Хорт уже успел насмотреться на нее вчера, так что особого шока не было, но по спине все равно прошел озноб от огромных сиреневых глазищ нелюди. Тьфу ты, и каких только чудес земля не рождает...
  - Я не помешал?
  - В этом деле трудно помешать, - голос у нее тоже был странным: то шипящий, то свистящий, и при этом с отчетливой хрипотцой. - Вот если бы я заклинания начитывала, ты оказался бы совсем некстати.
  - А ты хорошо в заклинаниях разбираешься?
  - Меня устраивает.
  - Ты, наверное, новенькая в Каер Анагуа? Не может быть, чтобы я прежде не замечал такую красавицу.
  - Красавицу, говоришь? - криво усмехнулась эльфийка. - Ну-ну... Интересные у тебя представления о красоте, юноша. Весьма интересные... Вот только я не из монастыря для малолетних ведьмочек. Зато ты там, похоже, частый гость, раз судишь с такой уверенностью. Я теряюсь в догадках: кусты ли стали гуще, ночи темнее или настоятельницы меньше следят за порядком?
  - Ничего подобного, - возмутился Хорт.
  - Ага, значит, настоятельницы по-прежнему зорки! И что же тогда? Веревочная лестница, спущенная из окна, или, может, потайная дверца, о которой никто из старшего поколения не знает?
  - Да я там у них вообще ни разу не был!
  В принципе, Хорт сказал правду. Со своей нынешней пассией - Марьяшкой, равно как и со всеми предыдущими, он предпочитал встречаться на нейтральной территории. Лазать в чужие окна, а потом прятаться от ночных обходов настоятельниц по шкафам или под кроватями было глупо, а с его ростом еще и неудобно.
  Эльфийка взглянула на него с сочувствием.
  - Странно... А выглядишь вполне развитым парнем. В твоем возрасте пора было бы уже начать интересоваться, что и как у женщин устроено. Ну-ну, не смущайся, когда-нибудь это обязательно произойдет!
  Она тихонько фыркнула и, оттолкнувшись ладонью от ствола, словно взлетела в воздух, в следующий миг встав на бревне в полный рост. Хорт посмотрел на нее снизу вверх вдвойне ошалело. Во-первых, из-за умозаключения, которого он никак не ожидал, а во-вторых, из-за неожиданной ловкости эльфийки.
  - Я, что, похож на идиота, который ни разу в жизни с бабой не был? - выдал он первое, что пришло ему в голову.
  Нелюдь прищурилась по-кошачьи, в холодных светло-сиреневых глазах сверкнули искорки смеха.
  - Вот теперь похож... Шел бы лучше на тренировку. Велегода, небось, уже заметил потери в рядах бойцов.
  Она мягко спрыгнула с бревна и, не торопясь, пошла прочь.
  - Слушай, а ты всегда такая корявая? - крикнул ей вслед Хорт.
  Эльфийка замедлила шаг и широко ухмыльнулась.
  - Нет. Сегодня я добрая и пушистая. И не приведи тебе небо встретиться со мной, когда я буду действительно корявой.
  Хорт тоскливо посмотрел ей вслед, потом на затянутый голубой дымкой замок. Крепкий орешек... Что-то начинало ему подсказывать, что заполучить сычевский нож будет не так-то просто. Но останавливаться в самом начале пути парень тоже не привык. Догнав эльфийку, он пошел с ней рядом. Во всяком случае, против этого нелюдь возражать не стала. Уже плюс.
  - А меня Хортом звать...
  - Я знаю.
  - Откуда? - удивился было парень, но потом припомнил вчерашний день. - А, небось, Старик сказал?
  - Кто?
  - Ну, Велегода.
  - Значит, для вас он уже стариком кажется? Хотя... так, наверное, оно и есть. К сожалению.
  - А твое имя как? Дай, попробую угадать. Ежик? Или Крапива?
  - Энар, - холодно сказала эльфийка.
  - Энар? Это ночь, значит? Симпатично. Никогда не думал, что ночь может быть такой очаровательной.
  - Не ночь, а мрак. Чернолесский мрак, который даже солнце не разгоняет. Подучи эльфийский на досуге. И вообще, сделай одолжение, исчезни сейчас с моих глаз. Сходи, что ли, в Каер Анагуа, раз уж тренироваться не хочешь. Лицом тебя природа не обделила, так что ведьмочки там, поверь, в очередь выстроятся, лишь бы покувыркаться с тобой по травке.
  - Это, что, комплимент?
  - Нет, это предложение убраться подобру-поздорову.
  - Как скажешь, красавица. Можно только один вопрос напоследок?
  - Валяй.
  - Что ты сегодня вечером делаешь?
  Эльфийка остановилась, как вкопанная, и исподлобья глянула на парня.
  - Тихо и мирно сплю, если конечно в окрестностях не объявятся орды нежити, с которыми без меня справиться не смогут.
  - Да ладно, - ухмыльнулся Хорт, не принявший ее слова всерьез. - Такого здесь никогда не бывает.
  - Ты полагаешь?
  Последний раз такое было лет двадцать назад. Сама Инари не была свидетельницей происшествия, но со слов Тура знала, что тогда в самый разгар зимы в Запретной чащобе вдруг объявилась стая снежных дуоргов, а заградительный барьер, проложенный по опушке, почему-то дал слабину. В первый же визит зверей в Каер Морхен погибло несколько учеников, а во время облавы был серьезно покалечен Кринша. Интересно, отчего этого не знают нынешние воспитанники школы?
  - Конечно, - с уверенностью заявил Хорт. - Если на свете и есть безопасное место, то оно в этом замке. Я вот так подумал, ты у нас недавно и, наверное, не успела до конца осмотреться. Если хочешь, приходи сегодня вечером к южным воротам - это те, у которых каменная плита на валуне лежит. Прогуляемся по окрестностям, я расскажу тебе, что здесь к чему.
  - Ты полагаешь, что сможешь показать мне что-то, чего я еще не видела?
  - Думаю, что смогу. Придешь?
  - Нет.
  Крепкий орешек... Хорт тяжело вздохнул.
  - Ну, ладно, не хочешь - не надо. Но если вдруг передумаешь, после захода солнца я буду тебя там ждать. До встречи, малышка.
  - Счастливо оставаться, - равнодушно отозвалась ведьмачка, постояла, посмотрела вслед парню, чтобы удостовериться, что тот и в самом деле ушел, и все-таки направилась в Запретную чащобу.
  По лесу Инари пробродила до самого вечера, зарубив между делом пару навок, некстати попавшихся ей на пути. В Каер Морхен она вернулась уже в сумерках, заглянула к Велегоде и, заспорив с ним о том, можно ли разделаться с полозом, имея при себе только нож, просидела у ведьмака далеко за полночь. А, зайдя к себе в комнату, долго терла глаза, пока не убедилась, что увиденное ей не мираж. На подоконнике распахнутого настежь окна - Инари никогда его не закрывала, даже в зимние посещения Каер Морхен - лежал слегка повядший букет полевых цветов.
  - Вот зараза, - с невольным уважением сказала Инари, подошла к окну и выглянула, чтобы удостовериться, что внизу никто не валяется со свернутой шеей.
  Земля десятью метрами ниже ее подоконника была чиста. Ни одна из тонких веточек росшего близ стены замка конского каштана не была ни сломана, ни даже помята. Никаких следов чьего-то визита, кроме букета цветов. Ведьмачка фыркнула, покачала головой и уселась на лавку.
  - Потихоньку начинаю верить, что Бык прав... - сказала она вслух. - Этот далеко пойдет. Интересно, а как он вычислил, в какое окно веник швырять?
  Вычислить было несложно. Хорт уже знал, что эльфийка обитает в западном крыле, и еще накануне высмотрел, что единственное окно, в котором теплился свет, находилось на третьем этаже, а рядом росло очень удобное, раскидистое деревце. Так что с доставкой букета до адресата проблем тоже не возникло.
  С утра парень с интересом ждал развития событий, хотя что-то подсказывало ему, что никакого развития не будет. Скорее всего, если эльфийка вообще ему встретится, то пройдет мимо с задранным носом, ничем не дав понять, что обнаружила подарок. И, для достижения результата, процедуру придется повторить еще пару раз.
  Но эльфийка опять пошла наперекор всем правилам флирта.
  - Эй, ты! - хрипловатый голос нелюди заставил Хорта вздрогнуть.
  Засмотревшись, как Векша пытается увернуться от истукана, вооруженного тремя мечами сразу, он не заметил, когда эльфийка успела подойти. Хорт обернулся, заранее заготовив улыбку.
  - С добрым утром, малышка.
  - И тебе того же, - Энар насмешливо изучала парня. - Это твое художество?
  В руках у нее был вчерашний букет. Но в каком виде! Теперь он был щедро оплетен многослойной паутиной и украшен парочкой дохлых мух.
  - Что это такое? - Хорт растерялся. Он ожидал чего угодно, но только не этого.
  - Если твое, - как ни в чем не бывало, продолжала эльфийка, - то спасибо тебе огромное, добрый человек. Я как раз гадала, где бы мне раздобыть веник, чтобы мусор повымести. А тут он сам ко мне в окно прилетел! Если подкинешь сегодня еще один, я возражать не буду. Там еще два угла не обметенных остались.
  Она развернулась и пошла прочь, лениво помахивая букетом. Хорт проводил ее взглядом, и, видать, на лице у него было написано такое, что Сыч сочувственно похлопал друга по плечу.
  - Не горюй. Во всяком случае, спасибо она уже сказала. И у тебя еще в запасе двенадцать с половиной дней, считая нынешний.
  - Крепкий орешек, - пробормотал себе под нос Хорт. Кажется, эти два слова уже становились его присказкой.
  День выдался неудачным. Работа на истукане только укрепила Хорта в этой мысли - обычно он проходил испытание без помарок, сегодня же ухитрился пропустить такие удары, которые отбил бы и третьегодок. После обеда у них обычно бывало свободное время, но вчерашнее исчезновение Хорта переполнило чашу терпения Велегоды, а Кречет в роли спящей красавицы еще подлил масла в огонь. В результате старый ведьмак припомнил ученикам все пропущенные и проспанные тренировки и отправил их отрабатывать прогулы на цепы. Полоса препятствий длиной всего каких-то шагов тридцать считалась среди восьмилеток заколдованным местом: миновать ее без штрафных очков до сих пор не удавалось никому. Сами по себе условия были просты: требовалось пройти эти самые тридцать шагов по доске двух ладоней в ширину, - но все осложнялось жердями, вращающимися вокруг доски в разных плоскостях и с разной скоростью. От жердей нужно было не только увернуться, но и успеть нанести ответный удар. В сумерках Велегода, наконец, сжалился и отпустил вымотанных до предела учеников, у которых теперь было лишь одно желание - поскорее добраться до подушки. Наверное, единственным, кто не отправился этим вечером прямиком в отведенные им комнаты, был Хорт. Парень вымотался не меньше остальных, но ему не давала покоя мысль о том, что время, выделенное на исполнение условий пари, постепенно тает, а дело с мертвой точки так и не двигается. Поэтому, когда стемнело, он снова был под стеной западного крыла Каер Морхен. В окне на третьем этаже не виднелось ни малейшего проблеска света - то ли Энар, как и вчера, где-то шлялась, то ли уже дрыхла без задних ног. В принципе, без разницы. Ни то, ни другое ему не помешает. Но, забравшись на дерево, Хорт понял, что оба его предположения не верны. Эльфийка была на месте, и она не спала. Она сидела за столом, подперев щеку рукой, и смотрела на балансирующего за окном на тонких ветвях дерева парня.
  - Опять ты, - без малейшего удивления сказала Энар. - Вот привязался...
  - Опять я, - подтвердил Хорт. - А ты чего не спишь?
  - Бессонница. У тебя, как погляжу, тоже.
  - Верно. Не мог заснуть, не пожелав тебе спокойной ночи.
  - Ну, пожелал. Спасибо. Можешь теперь отправляться баиньки.
  - Это опять предложение убраться подобру-поздорову?
  - Нет. Это совет не испытывать на прочность ветки. Мертвецов я воскрешать не умею, а Велегода, боюсь, сильно огорчится, если ты ненароком кони кинешь. Так что определяйся побыстрее - либо вниз слезай, либо уж внутрь забирайся. Если и вправду бессонницей страдаешь, гостем будешь.
  - Ты уверена? - Хорт не поверил ушам. Где-то должен был крыться подвох. - И не будет никаких выбрасываний из окна? Метаний ножа в живые мишени? Фехтования на табуретках?
  - Попридержи воображение, - эльфийка невесело усмехнулась. - Я, что, похожа на такую сволочь, которая может руку на детеныша поднять? Ничего тебе здесь не грозит.
  - Ох, прости, бабуля, - не удержавшись, съязвил Хорт, перебираясь на подоконник. - Не признал в тебе сразу ветерана Дарницких мшар.
  - Дарницкие мшары? - задумчиво повторила эльфийка. - Не слышала, чтобы там в последнее время что-нибудь серьезное случалось. А если ты про ту мелкую стычку с да-олами вспоминаешь, то я в ней не участвовала.
  Конечно, не участвовала. Хорт в этом и не сомневался. Тридцать восемь лет назад, в черный год, когда из топей близ Дарницы без малейших предупреждений вдруг поднялись орды невиданных доселе тварей, ее и на свете-то еще не было.
  - Больно надо мне было отдуваться за старых козлов, - между тем продолжала эльфийка. - Они же ни единого слова благодарного не сказали никому из тех, кто на болотах побывал. Мол, это долг и прямая обязанность бойцов. Обязанность-то, может, и прямая, только к тому времени вашим старикам без малого полгода талдычили, что не все в порядке в верховьях Кети. Что маятник близ болот с ума сходит безо всякой причины. Что не мешало бы оторвать ненадолго намозоленные задницы от кресел, спуститься в нижний зал к Зоркому и проверить, как там дела десятью метрами ниже поверхности. Нет, проще оказалось дождаться, когда вся эта гадость полезет наружу от недостатка жратвы, и отправить ведьмаков бултыхаться в грязи.
  - Тебя послушаешь, так можно подумать, что ты все это своими глазами видела.
  - Не видела. Я тогда была в Черном Лесу. Потому что как раз перед этим Бранвин, чтоб его еще разок радикулит скрутил и больше не отпускал, открытым текстом послал меня куда подальше. И все оттого, что я из благих побуждений решила снова напомнить ему про Дарницу. Стоило бы учесть, что благие побуждения мне всегда боком выходят - да вот что-то позабылось в самый нужный момент.
  Эльфийка со вздохом уронила голову на скрещенные руки и проворчала:
  - Ну, что ты на меня так выставился? Вроде, не в первый раз видишь... Пора было бы попривыкнуть.
  - Сколько же тебе лет, на самом-то деле?
  - Сколько есть, все мои, - туманно ответила эльфийка. - И не надо снова рассказывать сказочки про то, как принял меня за малолетку из Каер Анагуа.
  - Да я и не принимал, - признался Хорт. - Я точно знаю, что там таких нет и не было. И все равно, по виду тебе больше пятнадцати или шестнадцати ни за что не дашь.
  - Значит, шестнадцать и есть. Не стоит ломать свою светлую голову над этим темным вопросом. Чем меньше знаешь, тем крепче спишь.
  - Так вот отчего у тебя бессонница!
  - Нет. Моя - не от этого. А что, если не секрет, ты столь упорно прячешь за спиной?
  - Ничего особенного... - Хорт пожал плечами и продемонстрировал Энар связку березовых прутьев, нарезанных им по дороге. - Ты же утром сказала, что тебе веников не хватает. А этим пыль сметать будет сподручнее, чем охапкой травы. Вот, можешь считать подарком.
  - Спасибо, - эльфийка и бровью не повела, словно не поняв шутки. - Ставь в угол и садись за стол, нечего жаться к подоконнику. Вчера утром ты таким пугливым не был.
  - Да я и сегодня вечером не особо пугливый.
  Хорт с радостью избавился от начавшего надоедать ему веника и уселся на скамью напротив эльфийки. Энар исподлобья глянула на парня. В сумраке ее огромные глаза отливали зеленым светом, как у кошки.
  - А теперь, может, расскажешь сразу и честно, что тебе от меня понадобилось? Или будешь продолжать мозги пудрить?
  - Я все сказал еще вчера. Ты мне очень нравишься, и я по-прежнему надеюсь, что это чувство окажется взаимным.
  - Врешь. Или просто меня не понимаешь. Повторяю еще раз, четко и ясно: ЧТО ТЕБЕ ОТ МЕНЯ НУЖНО?
  - Не веришь в любовь с первого взгляда?
  - Отчего же? Верю. Только вы, люди, про нее вспоминаете, когда, высунув язык, бежите за очередной смазливой мордашкой. Себя я к таким не отношу и не верю, что на белом свете отыщется дурак, которого угораздит втюриться в нелюдь. Хоть с первого взгляда, хоть со второго, хоть с десятого. К тому же, - помолчав, добавила Энар, - ты все равно не в моем вкусе.
  - Тогда скажи, какой он, твой идеал. Я приложу все усилия, чтобы быть на него похожим.
  - Хромой старик. Одноглазый, беззубый и со сломанным носом, - эльфийка насмешливо прищурилась. - Ну, когда начнешь перевоплощаться? Интересно будет взглянуть на процесс.
  - Лет этак через пятьдесят. Если не веришь, давай вместе подождем и удостоверимся.
  - Больно надо. Пятьдесят лет - срок не велик, но тратить понапрасну время все равно не хочется. Лучше скажи, где это тебе лицо разукрасили? Еще утром, помнится, все в порядке было.
  Хорт поморщился и потер щеку. Там багровело напоминание о Хвосте дракона - самом увесистом бревне из всех, что имелись на цепах.
  - Что, сильно заметно?
  - Пока не особо, но отекать уже начало. Пододвинься-ка поближе...
  Эльфийка протянула руку и коснулась щеки парня. Ее пальцы были холодными, как лед, но прежде, чем Хорт успел удивиться этому, холод исчез, и по телу начало разливаться тепло, прогоняя прочь ноющую боль от заработанных за сегодняшний день ушибов. Странное действо продолжалось меньше минуты, потом Энар убрала руку.
  - Вот так гораздо лучше, - усмехнулась она. - Полагаю, твои подружки из Каер Анагуа не будут в обиде.
  - Нет у меня там подружек.
  - Точно? Значит, ты сам пользуешься благовонными маслами? Это уже интересно.
  - Какими еще маслами?
  - Теми, которыми пропах насквозь. Роза и сандаловое дерево, насколько я понимаю.
  - Хватит придумывать, - возмутился Хорт, а про себя подумал - ну и язва. И угораздило же его связаться! Да и Маришка тоже хороша. Не иначе, льет на себя по полчашки духов за раз.
  - Я не придумываю. От тебя за версту ими несет. Узнаю творение Зарины - ее адские смеси меня с закономерным постоянством с ног сшибают.
  - Неужели ты всегда так издеваешься над собеседниками? Если да, то не удивляюсь, что тебя Бранвин невзлюбил.
  - Нет, - эльфийка весело осклабилась. - Не всегда, а только тогда, когда мне дают к этому повод, начиная нести всякую чушь. Бранвин же, как и весь остальной Совет Старейшин, ненавидит 'чернолесскую тварь' всеми фибрами души независимо от того, говорит она или скромно молчит. Поэтому не стоит их сюда приплетать.
  - О чем же тогда ты хочешь говорить, чтобы это не было чушью?
  Энар окинула парня задумчивым взглядом.
  - Сколько раз через цепы без помарок пройдешь? - вдруг спросила она ни с того, ни с сего. - Хотя бы на самой малой скорости?
  - Сколько раз? - недоверчиво переспросил Хорт, гадая, смеяться ему или лучше не стоит. - Да через них вообще нельзя пройти. По-моему, они здесь просто ради издевательства стоят.
  - Иными словами, ни разу? Но ведь ты, если мне память не изменяет, восьмого года обучения будешь. Чем же Велегода все это время с вами занимался? На солнышке загорал?
  - Он учил нас сражаться.
  - Сражаться, говоришь? - эльфийка зевнула, как-то сразу потеряв к разговору интерес. - Замечательно. Надо будет пожелать ему успеха в этом нелегком деле. А теперь все-таки ступай отсюда. Моя бессонница закончилась, и я собираюсь подремать до рассвета.
  Ничего не попишешь, это был откровенный разворот на сто восемьдесят градусов, и никаких возражений не предполагалось. Хорт выдавил из себя вымученную улыбку и зарекся когда-либо снова идти на поводу у Сыча.
  - Тогда спокойной ночи, малышка. Мы ведь увидимся завтра, верно?
  - Надеюсь, что нет, - честно призналась Инари. - Но и тебе тоже спокойной ночи... Волк, - добавила она после недолгого молчания, чувствуя, как начинает медленно выплывать из мира сновидений, вытягиваемая неким посторонним шумом в крохотную каморку, совсем не похожую на скудно обставленные, но просторные комнаты ведьмацкого замка.
  
  Глава 2. Азы ведьмацкого мастерства
  За хлипкой, на скорую руку сколоченной деревянной дверью каморки шел жаркий, хоть и приглушенный спор.
  - Пустите! - шипел незнакомый девичий голос. - Там, что, и вправду эльф? Врете вы все! Дай хоть одним глазком глянуть!
  Ну, начинается снова-здорова... Инари, поморщившись, подняла взгляд к дощатому потолку, пытаясь сообразить, где она вообще находится и кем могут быть разбудившие ее спорщики, которым, впрочем, ведьмачка была отчасти благодарна за избавление от совершенно ненужных воспоминаний. Обзор окрестностей никаких результатов не дал. Крохотная комнатушка, в которой между стеной и стеллажом с инструментом только и хватало места для импровизированного топчана, составленного из двух скамей, была ей незнакома.
  - Алинка, прекрати, - еще один женский голос. А вот его она, кажется, где-то уже слышала, причем не так давно. - Дай человеку отдохнуть с дороги.
  - Так ты же только что сказала, что она не человек!
  - Все равно, дай отдохнуть!
  - Но скажи честно, она на самом деле...
  Инари, которой все уже стало изрядно надоедать, распахнула дверь.
  - Эльф, - мрачно сказала она, выглядывая наружу. - Темный. Еще вопросы есть?
  Пожалуй, это движение следовало сделать сразу вместо того, чтобы без толку гадать. Одного взгляда на оклеенную светлыми, похожими на узорную ткань обоями и заваленную кучами тряпья комнату хватило ведьмачке, чтобы выстроить в единую логическую цепь весь ворох произошедших за последнюю неделю событий. Начиная с волны тьмы, заставшей ее в Бирючине на второй день тропления выбравшегося из Чернолесья хоулера аккурат перед самой встречей с людьми из Тулы, и заканчивая Воротами, открытыми накануне вечером посреди двора ликвидаторской базы для возвращения туляков в родной город. Она и сама сейчас в Туле, в доме, принадлежащем реконструкторам (вот так словечко, чего только не придумают), и пришла она сюда вовсе не для того, чтобы валяться на одеялах, глядя в потолок. А рьяно защищала покой гостьи Лена, Котовская жена, поэтому и голос таким знакомым оказался.
  В комнате со светлыми обоями со вчерашнего вечера мало что изменилось. Лена все так же сидела на стуле напротив входа, а от ее пояса к дальней опоре заваленного обрезками ткани стеллажа тянулась цветная кудель шерстяных нитей. На входе в комнату мыкались две девчонки лет шестнадцати, не старше. Одна из них, завидев Инари, испустила такой вопль, что вельпа позеленела бы от зависти.
  - Она настоящая! Я знала! Я всегда знала, что они существуют!
  Протиснувшись мимо Лены, она подскочила к ведьмачке и вцепилась ей в рукав.
  - Выйди на свет, пожалуйста! Черт, и почему я сегодня с собой фотоаппарат не взяла? Ну, ничего, на мобильник сфотографирую! Выйди, а!
  - Руку убери... - даже не подумав встать со скамьи, сказала ведьмачка. Она не собиралась терпеть фамильярность совершенно незнакомых ей людей.
  - Ох, прости, - девчонка попятилась. - Я ведь даже не поздоровалась... - Она приложила руку ко лбу и торжественно произнесла:
  - Элен сила луменн оментиэлво!
  - Чего надо сделать с люменом? - не поняла ведьмачка. - Тут у вас и без него света хватает.
  Лицо девчонки вытянулось.
  - Ты не понимаешь по-эльфийски? - разочарованно протянула она. - Как же так может быть? Ты, наверное, воспитывалась среди людей?
  - А это был эльфийский? Надо же, и как я сразу не догадалась...
  Инари все-таки поднялась на ноги и начала натягивать сапоги.
  - Извини, мы тебя разбудили, - сказала Лена.
  - Да, и правильно сделали. Тебя, что, опять привязали? Если хочешь, давай я поговорю с Котом и объясню, что не стоит так обращаться с женой, раз он сам не догадывается.
  - Не надо, - Лена засмеялась. - Никто меня никуда не привязывал. Просто так скандинавская тесьма плетется. Нужно, чтобы нити постоянно в натяжении были, вот и все.
  - Но ведь ты эльф? - не сдавалась девчонка. - Не могла же я ошибиться?
  - Ой, Алина, ну отстань ты от нее, - сказала ей подружка. - Сама видишь, что твой долгожданный эльф не горит желанием кидаться тебе на шею.
  - Не горю, - сухо подтвердила Инари, подпоясываясь перевязями, и переключила внимание обратно на Лену. - Иван сегодня еще не появлялся?
  - Кажется, нет, но точно утверждать не буду. Лучше выглянуть вниз на стоянку. Если нет машины, значит, и его нет. Пешком он не ходит.
  - Точно не ходит? - хмыкнула ведьмачка, припомнив недавний марш-бросок от Бирючины до Тугреневки, во время которого Иван Есипов передвигался пешком едва ли не пободрее всех остальных. - Странно... Что ж, пойду, осмотрюсь по сторонам.
  - Но хоть сфотографировать-то тебя можно? - с надеждой спросила Алина, нянча в руках серебристый телефон-раскладушку.
  - Как хочешь, - буркнула Инари.
  Алина хотела фотографировать, поэтому ведьмачке, скрепив сердце, пришлось дождаться, пока девушка в не балующем свободным пространством помещении подберет подходящий ракурс. Одного кадра Алине оказалось мало, но Инари, у которой настроение к тому моменту испортилось окончательно, наотрез отказалась от предложения вынуть оружие и встать в боевую позицию и ретировалась прежде, чем девушка успела придумать еще что-нибудь столь же гениальное.
  Стук топоров и перебранку, которой у людей, кажется, сопровождалось вообще любое дело, ведьмачка услышала сразу, стоило ей только выйти на лестничную площадку. А, спустившись во двор, она разом вспомнила обещание Кота с утра собрать в 'Княжеграде' большую компанию для переустановки забора. Шурик ни капли не преувеличивал. Сейчас во дворе трудилось человек двадцать, из которых Инари были знакомы только трое: Глеб, на пару с каким-то рыжеволосым парнем отесывавший бревна посреди двора, Кот, руководивший процессом установки бревен на место, и Степаныч, руководивший процессом снятия горбылевой части забора. Впрочем, нет, еще ей был знаком Зеленый Змий, которого на поводке выгуливала девица в полной боевой раскраске и с сигаретой в зубах, причем кардинальное ограничение свободы дракончика, кажется, ничуть не огорчало.
  'И чего мне в Бирючине не сиделось?' - тоскливо подумала ведьмачка, оглядывая открывшуюся перед ней картину. После лесной тиши множество незнакомых лиц, увиденное за раз, не вызывало ничего, кроме легкого ужаса.
  Разобравшись с очередным бревном, Глеб поднял голову и, заметив ведьмачку, отсалютовал ей топором.
  - С добрым утром! - крикнул он. - Уже проснулась?
  - Да. А тебе, как погляжу, опять занятие подыскали?
  - Совершенно верно... Покой нам только снится.
  Рыжеволосый напарник Глеба тоже забросил работу и, склонив голову набок, воззрился на Инари. Зеленоватые глаза его хитро поблескивали.
  - Ха! Так у нас и вправду эльфы гостят? А я-то думал, что эта святая троица, сговорившись, всем лапшу на уши вешает. Что-то ты не похожа на нормальных, киношных, эльфов.
  - Какая есть, - буркнула Инари. Настрой у нее сейчас был не самым подходящим для шуток, особенно тех, которых она не понимала. Хотелось просто взять и убежать прочь, насколько хватит сил, подальше от любопытных человеческих взглядов. Ведьмачка готова была поклясться, что все, кто был во дворе, разом оставили свои дела и теперь таращатся на нее. Анорра ильмен, она же знала, что так все и будет. Может, Хорт был прав, и не стоило лезть, куда не следует? И пускай бы туляки сами разбирались со своими проблемами?
  Рыжий ухмыльнулся.
  - Ну, и как? Многих орков уже забила?
  - Ты будешь первым.
  - Елы-палы, как сурово! Эй, Глеб, я бы на твоем месте был поосторожнее. Девица с мечом вообще страшное дело, а тем более, когда у нее такой серьезный настрой.
  - Я не девица. Я - ведьмачка.
  - Батюшки! Значит, эльфы тоже зачитываются Сапковским? Дай угадаю... Твой кумир - Белый Волк Геральт? Или все-таки Цирилла?
  - Я знаю только одного Волка! Сумеречного! И имя у него совсем другое! А ваш Сапковский пусть хоть сквозь землю провалится со своими кожаными куртками, серебряными наклепками и прочей дребеденью!
  Возможно, рыжий сказал что-то еще. Возможно, что-то сказал Глеб. Инари больше не слушала. У ворот, через которые вчера уезжал с базы Иван, было слишком много людей, а за отесанными кольями так маняще покачивались макушки деревьев в легкой призрачной дымке могильного тумана... Оставив за спиной изумленные человеческие восклицания, ведьмачка перемахнула через забор и бросилась в глубь леса, задыхаясь от подступившей вдруг к горлу беспричинной ненависти. Тихо! Тихо! Надо срочно успокаиваться, иначе беды не миновать! Но успокоиться не получалось.
  Краски дня выцветали, оставляя вокруг лишь ослепительный свет и багровые тени. Кровавый мир, означающий пробуждение Силы. Силы?!? Проклятье, она же не призывала ее сейчас! Или призывала??? Поздно гадать! Раз на зов откликнулись, значит, надо действовать, потому что иначе будет лишь хуже.
  - ЭДО ГРАШШШШ!!!!!! - прорычала ведьмачка, вскидывая руки.
  Ее голос слился с оглушительным грохотом и шипением. Сорвавшаяся с ясного неба молния расколола напополам росший метрах в десяти от Инари тополь, только обуглившиеся ветки посыпались наземь. Бьющаяся в висках подобно ударам молота Сила схлынула, оставив взамен привычную пустоту. Инари медленно осела на землю, опершись ладонями о колени и низко наклонив голову. Ее начинало знобить - обычное дело. Темно-багровые кляксы, расползающиеся по траве, тоже не удивили ведьмачку. Вот она - плата за настоящее чародейство, а не за те мелкие фокусы, которыми баловалось большинство ведуний и ведьмаков. С Силой шутки плохи - все это знали, и редко кто желал с ней связываться, если только совсем не поджимало. И сейчас, глядя, как постепенно чернеет от крови трава, Инари тоже, в несчетный уже раз, давала клятву не колдовать без надобности. Клялась и прекрасно знала, что все равно нарушит зарок, когда придет время. Когда вернется ненависть.
  Приближающихся шагов Инари не слышала, но кожей почуяла, что не одна. Подняла голову, подспудно ожидая снова увидеть Хорта... да только откуда ему было взяться здесь, за тысячи километров от Бирючины? Среди серых стволов стоял Глеб, и по глазам 'гладиаторца' было ясно, что он видел все. Четверть минуты молчания показалась ведьмачке вечностью. Она была почти уверена, что парень сейчас так же молча развернется и уйдет прочь, подальше от нелюди. Если у него имелось хоть отдаленное подобие инстинкта самосохранения, иначе он поступить просто не мог.
  - У тебя опять кровь из носа течет, - как ни в чем не бывало, сказал 'гладиаторец'.
  - Ничего, пройдет, - буркнула Инари, снова опуская голову. Глеб подошел и уселся рядом.
  - Добрый совет на будущее - Зверька редко когда стоит воспринимать всерьез. Если он не молчит, то обязательно несет какую-нибудь ерунду. Это нормальное явление.
  - Какого зверька? - не поняла ведьмачка. Никаких зверей во дворе 'Княжеграда', кроме Зеленого Змия, кажется, не было.
  - Димку. Того, которого ты только что сильно озадачила. У нас его больше знают, как Зверька, поэтому лучше называть его именно так.
  - Да ну? И чем же я его озадачила?
  - Тем, как легко взяла высоту. Впрочем, этому удивился не только Зверек. Кот вообще в шоке. Он-то считал забор неприступным, а оказывается, что через него даже девушка может без проблем перебраться.
  - Во-первых, - поморщилась ведьмачка, все еще не решаясь поднять голову, хотя кровотечение, вроде, уже сошло на нет, - неприступных заборов не существует в природе. Во-вторых, ваше сооружение даже к труднопреодолимым не относится. А, в-третьих, пора было бы уже понять, что я - отнюдь не ваша, человеческая, девица, так что нечего равнять.
  - Все ясно, - вывел логическое умозаключение Глеб. - Обиделась, что девушкой назвали. Нет, все-таки ты и в самом деле странное существо: нелюдем назовут - плохо, человеком - опять не то. Кем же тебя считать прикажешь?
  - Кем хотите, тем и считайте, - Инари шмыгнула носом и поднялась на ноги. - Хоть сумасшедшей. Такое тоже бывало. Ладно, к черту всех зверьков на свете.
  - Вот это правильная постановка вопроса, - одобрил 'гладиаторец'. - Главное не забывать про нее и при личной встрече с Димкой. Ну, раз все в порядке, значит, можно и на базу возвращаться, наверное? Я, когда из ворот за тобой выскакивал, видел Княжескую машину на подъезде. А ты ему еще подвал с мышами посмотреть обещала. Помнишь?
  - Угу. Помню.
  - Тогда идем?
  - Идем. Вот только не в ту сторону, - остановила ведьмачка взявшего изрядно левее прежних своих следов парня.
  - Почему?
  - Слишком долго гулять придется.
  - Да ладно, не преувеличивай. Там, - Глеб махнул рукой в сторону своего движения, - дорога. Там, - еще один взмах, но только правее, - забор наш. Расстояние примерно одно и то же, куда ни иди.
  - Ты уверен?
  - Конечно. Мы ведь, как-никак, посреди города, и уж в нем-то я ориентируюсь.
  - Не хочется тебя разочаровывать, - вздохнула ведьмачка, - но с чего ты взял, что мы все еще посреди города?
  Глеб подозрительно посмотрел на Инари, потом по сторонам, потом снова на Инари...
  - Опять что ли Дверь? - страдальчески спросил он. - Или ты наколдовала?
  - Прорыв, как я и предполагала. Судя по окружающему пейзажу, выводит в Сумеречье, что не так страшно. Можно даже сказать, что вам крупно повезло. Соседи будут относительно мирные.
  - Инари, солнышко ты мое ясное, сделай одолжение, объясни мне, дураку, наконец, как эти Двери замечать. А то, честное слово, сюрпризы начинают надоедать!
  - Объяснить? - Инари усмехнулась. - Ну, что ж, попробовать можно, хотя не факт, что у тебя хоть что-то получится. Людям ведьмацкая наука вообще тяжело дается. Ладно, попытаем счастья. Вот, держи, - ведьмачка сдернула с пальца перстень и протянула его Глебу. - Самый простой способ поиска Дверей, а для человеческого глаза вообще единственный, если не брать в расчет хрустальные шары.
  Перстень был холодным и невероятно тяжелым. Глеб взвесил его в ладони, пытаясь определить, что же это за металл. На вид - вылитое серебро, но серебро бы столько не весило.
  - Надевай, - заметив его замешательство, распорядилась ведьмачка.
  - А из чего он? Если не секрет?
  - Ничего особенного. Лунный лед и кровавик.
  - Лунный что?
  - Лед. Замерзшая вода.
  - Это лед?!? - Глеб недоверчиво посмотрел на скромно лежавший на ладони перстенек. - Точно? А почему тогда он не тает?
  Инари фыркнула.
  - Слишком много вопросов, тебе не кажется? Сейчас разговор идет не о льде, а о Дверях и кровавике. Ну, надевай же!
  Перстень налез только на мизинец, и то с большим усилием.
  - Что-нибудь чувствуешь?
  Глеб нахмурился, пытаясь разобраться в ощущениях.
  - Холод. Как будто его только что из морозилки вытащили. Странно, да?
  - Нет, все правильно. Так и должно быть, поскольку для него ты чужой. Он тебя пока еще не знает.
  - Я? Чужой? Для камня?
  Ведьмачка кивнула, словно речь шла о чем-то естественном.
  - Да. Что ж, его отношение к себе ты уже уловил, даже быстрее, чем следовало ожидать, теперь надо заставить кровавик работать.
  - Как?
  - Расслабься. Дыши ровно. Ни о чем не думай. Если будет трудно, попробуй закрыть глаза. Представь себе, что камень нагревается...
  - А потом что?
  - Не забегай слишком далеко. Просто попробуй согреть камень.
  Глеб закрыл глаза и сконцентрировался на перстне, ощутимым грузом оттягивавшем его руку. Он попытался представить, как тает и улетучивается сгусток холода, но не тут-то было. Перстень, кажется, стал еще холоднее - даже палец начало покалывать.
  - Не выходит, - признался 'гладиаторец'.
  - Не спеши отчаиваться. Попробуй еще раз. Не приказывай ему согреться. Попробуй сделать это сам.
  - Не совсем понял, но постараюсь.
  Честно говоря, Глеб совершенно не представлял, что надо делать. Как можно согреть камень, не прикасаясь к нему? Если уж он не нагрелся от контакта с кожей, силой мысли этого и вовсе не сделаешь. В конце концов, почти не веря в положительный результат, 'гладиаторец' припомнил совет ведьмачки, расслабился, выбрасывая из головы все мысли, и... вдруг увидел перстень, снова лежащий у него на ладони. Это было уже интересно... Глеб сфокусировался на картинке и по какому-то наитию представил, как он дышит на перстень, отогревая его, как отогревают зимой замерзшие руки. Сначала ничего не произошло, но постепенно холод, сковавший палец, стал исчезать. Более того, согревшийся перстень начал пульсировать, словно живой.
  - Отлично, - с легким удивлением сказала ведьмачка. - Лучше, чем я надеялась. Можешь открывать глаза.
  Глеб последовал ее совету... и вздрогнул. Такого он не ожидал. Цветная раскраска окружающих предметов куда-то исчезла, мир был наполнен различными оттенками серого, как в старых черно-белых фильмах. Впрочем, цвета все же присутствовали в этом новом мире. Расплывчатые фиолетовые пятна шныряли по траве, то ускоряясь, то сбавляя скорость. Синеватый ореол окружал пристально изучавшую 'гладиаторца' Инари. Что-то светло-желтое просвечивало сквозь деревья.
  - Впечатляет?
  - Что это такое?!?
  - Так выглядит мир, если смотреть на него сквозь кровавик.
  - Сквозь кровавик? - Глеб поднял ладонь. Она тоже светилась синеватым светом, хотя и более тусклым, чем у ведьмачки. - Этот свет... откуда он?
  - Это отпечаток тела. Все, что ты сейчас видишь, это отпечатки предметов в камне. Ведьмаки часто пользуются таким способом, если надо передвигаться впотьмах. Чтобы смотреть через кровавик, не нужен свет, поэтому по ночам, в подвалах и пещерах с ним куда удобнее, чем с любой подсветкой. Ну, для первого раза, думаю, хватит.
  - Как его выключить?
  - Зажмурься и хорошенько встряхни головой. Потом, если решишь завести собственный перстень, лучше будет научиться делать это мысленно, но пока сойдет и так.
  Глеб несколько раз мотнул головой из стороны в сторону и заморгал, щуря слезящиеся глаза. После кровавика дневное солнце, даже пропущенное сквозь призму древесных крон, показалось ослепительно ярким.
  - Отлично, - Инари одобрительно хлопнула 'гладиаторца' по плечу. - В самом деле, отлично. Если один раз получилось, то дальше пойдет, как по маслу. Только глаза поначалу побаливать могут, пока не привыкнут.
  - Там, в траве, было что-то фиолетовое. Это...
  - Либо мыши, либо жуки. А может, и пара кротов затесалась.
  - Кротов? - Глеб поперхнулся. - То есть как? Получается, с кровавиком можно видеть сквозь землю?
  - Ну, сквозь землю вряд ли. А вот если кто к поверхности надумает приблизиться, тех заметишь точно. Кроме того живых существ ты сможешь видеть сквозь воду, сквозь деревья, а на ближнем расстоянии и сквозь стены. Разные оттенки цвета означают разных зверей, но это уже на пальцах не объяснишь. Это приходит с опытом.
  - А Двери?
  - Если Дверь будет где-нибудь поблизости, ты ее тоже заметишь, не волнуйся. Когда пойдем назад, как раз можешь проверить свои силы.
  - Значит, в Тугреневке и в Бирючине ты кровавиком пользовалась? Теперь понятно, а то я все гадал, как ты так уверенно впотьмах ориентируешься.
  - Не совсем. Я включала его только на болоте и при нападении хоулеров, когда надо было точно различать врагов. А так я им редко пользуюсь. Знаешь, большое преимущество дроу перед людьми в том, что мы - изначально ночные животные и можем видеть в темноте безо всяких дополнительных хитростей.
  - Ах да, я и забыл... - Глеб умолк, потому что вдруг, впервые за время их знакомства, задался вопросом - а как, в самом деле, видит ведьмачка? Похож ли ее мир на человеческий? Спрашивать было неловко, хотя затянувшееся молчание тоже нельзя было назвать непринужденным.
  Первой заговорила Инари.
  - Пойдешь впереди, - буркнула она. - Твоя задача - отыскать прорыв.
  - Хорошо...
  Кровавик отозвался на зов невероятно быстро, даже, как ни странно это звучало в отношении камня, с радостью. Мир окутала серая дымка, подцвеченная мелкими пятнами, которые, судя по размерам, Дверьми и прорывами быть никак не могли. Но в стороне, изрядно правее их нынешнего местоположения, сквозь деревья просвечивало нечто алое, похожее на отблески костра.
  Немного помедлив, Глеб направился к неопознанному объекту, ожидая хоть какой-то подсказки от Инари. Однако ведьмачка все так же молча шла вслед за ним, ни словом, ни жестом не давая понять, прав он или ошибается.
  - Здесь, - неуверенно сказал Глеб, остановившись на гребне овражка, наполненного алым светом. Того овражка, через который он в погоне за ведьмачкой проскочил и даже не заметил.
  - Здесь, - подтвердила Инари. - Красные цвета - цвета Дверей, Ворот, любых прорывов в пространстве. Переходи на ту сторону.
  На дне оврага было холодно, как в подвале, и пахло застоявшейся водой, но никаких серебристых туманов, которыми сопровождалось перемещение через Двери и Ворота, Глеб не обнаружил. Или, может, в мире отпечатков их не предполагалось?
  - А мы точно вернулись назад? - взобравшись по противоположному склону, Глеб обернулся в поисках ведьмачки. - Не вижу никакой разницы. Инари? Ну, куда ты опять подевалась?
  Ведьмачки не было ни рядом, ни на противоположном склоне. Потом, прежде чем Глеб успел определиться, что именно ему предпринимать, Инари возникла из пустоты на дне оврага.
  - Заметил, как это происходит? - спросила она.
  - Откуда ты взялась?
  - Оттуда же, откуда и ты. Из Сумеречья. Такая подлянка нечасто, но все-таки встречается, когда по обе стороны Двери, Ворот или прорыва мир выглядит почти одинаково. В таком случае ты можешь сразу и не понять, что вообще куда-то переместился, а когда поймешь, будет уже поздно. Поэтому, если есть хоть малейшее подозрение, что что-то неладно, лучше сначала проверить и только потом продолжать путь, иначе он может растянуться на куда большее время, чем ты рассчитываешь.
  - Но ведь если что-то не устроит, всегда можно вернуться по своим следам, разве нет?
  - Не всегда. У Дверей, в отличие от прорывов, есть одно нехорошее свойство - захлопываться в самый неподходящий момент. Поэтому, пока не научишься пробивать рукотворные Двери, с путешествиями лучше не экспериментировать.
  - А это сложно?
  - Да. К тому же сулит дополнительные украшения на физиономии.
  - Научишь?
  - Не знаю. Ты сначала с кровавиком освойся, а там как дело пойдет.
  Глеб отключил камень только возле самой базы, когда за забором замаячила целая куча синих фигур, и понял, что имела в виду Инари, когда говорила, что с кровавиком надо освоиться. Он пробыл в мире отпечатков всего-то ничего, но глаза жгло, как от перенапряжения. Да, кажется, тренировка и в самом деле не помешает.
  - Только не надо снова прыгать через забор, - попросил он, заметив, как ведьмачка приглядывается к кольям. - Второй раз такого зрелища Кот не вынесет. Здесь совсем рядом есть вполне замечательные ворота...
  Оказавшись на территории 'Княжеграда', они сразу же наткнулись на Ивана Есипова. Облокотившись на перила крыльца, с потухшей сигаретой в руках, Князь задумчиво изучал толпящийся на площадке народ. Причиной столпотворения служили Кот, Зверек и темноволосый сухощавый парень, которого ведьмачка до побега из 'Княжеграда' не видела.
  - ... а я говорю, неправильно ты разгон берешь, - назидательным тоном доказывал последний. - Если с земли прыгать, значит, правая нога должна быть толчковой...
  - Все равно не катит, - возражал Зверек. - Ухватиться за верхушки я и с левой ноги могу, но, чтобы тело перебросить, дополнительный упор нужен, иначе просто на колья сядешь.
  - Что происходит? - поинтересовался Глеб, пожимая Князю руку.
  - Я сам уже полчаса, с самого приезда на базу, пытаюсь понять, - признался Иван. - Складывается такое впечатление, что они пытаются перебраться через изгородь. Хотелось бы знать, кто подал им эту гениальную мысль?
  - Понятия не имею.
  Глеб отвернулся, пряча улыбку.
  - Ужасно... - вздохнула ведьмачка, наблюдая, как Зверек, набирая скорость, подбегает к забору, прыгает и, ухватившись за верхушки кольев, пытается подтянуться. - Начнем с того, что руки ставить надо совсем по-другому. А так, если даже он не напорется на острия, то непременно зацепится либо одеждой, либо ремнями...
  - Может, объяснишь, как правильно, - предложил Глеб, - пока никто не покалечился?
  - Не вижу смысла. Чтобы покалечиться, сначала на забор запрыгнуть надо, а это им не светит. Когда выдохнутся, сами успокоятся. Где ваш подвал с чудо-мышами?
  - Там без гвоздодера делать нечего, - Иван оценивающе посмотрел на недокуренную сигарету и швырнул ее в ящик с песком, стоявший возле крыльца. - Замок придется сбивать, потому что ключей от него я с самого нашего заезда в глаза не видел. Да и с приколачиванием досок Кот слегка переборщил. Прямо даже интересно становится, что за монстры оттуда лезли, что он от них так отгораживался? Если хоть одного встретите, покажите, ладно?
  - Не знаю насчет гвоздодера, но топор у нас имеется, - Глеб перекинул увесистое орудие труда из руки в руку. - Ну, вперед? На охоту за мышами?
  - После охоты загляните ко мне, - дал прощальное напутствие Иван. - Маленький разговор есть.
  Спуск в подвал располагался во второй части здания, куда вел отдельный вход. По импровизированной лестнице, составленной из опасно покачивающихся тополевых чурбанов, можно было добраться до крашеной в черный цвет металлической двери, снабженной символом пиратов и электриков - черепом со скрещенными костями. За дверью обнаружилась комната, сплошь заставленная причудливой аппаратурой с множеством проводов, рукояток настройки и кнопок.
  - Что это? - ведьмачка удивленно оглянулась по сторонам. - Радиосвязь?
  - Нет. Это все для звукозаписи. У нас тут музыканты знакомые помещение снимают.
  Глеб отворил неприметную, заклеенную плакатами наравне с окружающими стенами дверь. За дверью скрывался крохотный коридор - скорее даже пятачок размером метр на метр.
  - Вот, - 'гладиаторец' постучал каблуком по хаотично набитым доскам. - Собственно говоря, это и есть вход в подвал.
  - И каков ведьмацкий вердикт?
  - Ты у меня спрашиваешь?
  - А что, тут еще кто-то имеется?
  Глеб прищурился, снова включая кровавик.
  - Дверь есть, - уверенно сказал он. - Чуть в глубине, шагах в трех от входа. Ни мышей, ни другой живности не видно.
  - Отлично. Вполне согласна. А если присмотришься повнимательнее, то заметишь, что Дверь высвечивается не так, как прорыв. Она намного темнее.
  - Инари... - до Глеба вдруг дошло. - У тебя же теперь нет перстня. Ты, что, все равно все это видишь?
  - Нет, но Дверь чую, а мышей слышу. То есть, наоборот, не слышу. Следовательно, они там отсутствуют.
  - Ясненько... - 'гладиаторец', уже переставший удивляться разнообразным ведьмацким талантам, какими бы сверхъестественными они ни казались, только кивнул. - И какие будут планы?
  - Закрывать Дверь. Соседство с мышами - не самое страшное, что случается в жизни, но по ту сторону может оказаться кое-кто похуже.
  - Как это происходит?
  - Ну, для начала к ней надо подойти...
  - Намек ясен, - Глеб хмыкнул. - Чуток посторонись, ладно?
  Он начал отдирать доски, которых на крышку люка действительно было набито куда больше, чем требовалось: по-видимому, Кот в борьбе с хвостатыми противниками решил взять если не качеством, то хотя бы количеством. Проржавевший замок доставил намного меньше хлопот, чем щедро нашпигованные гвоздями пиломатериалы. Наконец, крышка люка была освобождена и впервые как минимум за последние шесть лет открыта.
  Шаткая деревянная лестница сплошь заросла пыльной паутиной. Не рискнув ею воспользоваться, Глеб предпочел спуститься методом свободного падения, благо, лететь было недалеко - стоя внизу, до потолка подвала можно было свободно достать пальцами поднятой руки. Ведьмачка последовала его примеру. Оказавшись на дне, 'гладиаторец' оглянулся по сторонам и поморщился, стараясь дышать неглубоко. В реальности вокруг наверняка царила кромешная тьма, потому что слабого света, проникавшего через открытый люк, могло хватить только на освещение лестницы и пятачка земли под ней. Однако в мире отпечатков все помещение прекрасно просматривалось, включая груды хлама, оставленного предыдущими хозяевами. И что-то из хлама явно было органического происхождения, поскольку в царящий в подвале затхлый запах вплеталась ярко выраженная нота тухлятины. Если бы не кровавик, четко показывавший, что ничего необычного, кроме Двери, поблизости нет, впору было и забеспокоиться: не гуляет ли где по соседству зомби.
  - Кажется, тут кто-то сдох, - предположил Глеб.
  - Очень может быть, - отозвалась ведьмачка. - Один-два крысиных трупа - нормальное явление для любой ямы.
  Она повела носом из стороны в сторону и уверенно подошла к Двери.
  - Ну, как? Хочешь глянуть, что по ту сторону находится?
  Глеб задумчиво посмотрел на пульсирующий столб багрового света, припомнил Бирючину, Тугреневку, ослизня, кикимор с хоулерами и... решительно кивнул.
  - Да. Или ты думаешь, я откажусь от первой возможности прогуляться по Пограничному миру?
  - От второй, - поправила его ведьмачка. - Из первого мы только что вернулись. Сумеречье - тоже Пограничный мир. Если не отказываешься, тогда вперед, только топорик на всякий случай держи наготове.
  Глеб шагнул следом за Инари в багровое сияние, наверное, впервые за всю неделю готовый к перемещению между мирами и сопряженным с ним сюрпризам. Правда, сюрпризов особых не было. Только вместо подвала они оказались посреди голой равнины, где из живности в обозримых пределах высвечивался лишь фиолетовый силуэт кружащей вдали птицы. Пользуясь случаем, Глеб временно отключил кровавик, потому что глаза снова начинало жечь, и получил возможность насладиться Пограничным миром во всей его красе. Ярый фанат пустыни Гоби, наверное, пришел бы в восторг от открывшихся перед ним картин, но в целом мир выглядел чертовски неуютным. Растрескавшаяся каменистая земля лишь изредка оживлялась чахлыми кустиками сухой травы. Затянутое низкими тучами небо имело желтоватый оттенок. Время года было непонятным - лето не лето, осень не осень, а гулявший по равнине ветер пронизывал до костей. Картину всеобщего запустения органично дополнял белесый череп с шишковатыми наростами и тремя глазницами, мирно лежавший неподалеку.
  - Иссохшие пустоши, - прокомментировала Инари. - Родные места хоулеров. Значит, за мышей приняли чи-улов? Забавно. И чертовски удачно, что Дверь не обнаружила какая-нибудь более крупная мышка.
  - Начинаю сочувствовать беднягам, - признался Глеб, подталкивая носком сапога череп, чтобы получше рассмотреть. - Чем же они здесь питаются? Святым духом или манной небесной?
  - Вполне земной добычей. Ты как раз на остаток одной из них любуешься. Пустоши - унылое место во время зимних засух, как сейчас, зато в период дождей на них бывает довольно неплохо, а возле рек и озер мир и вовсе выглядит иначе. Сюда стоит заглянуть через месяц-другой. Готова поспорить, ты не узнаешь это место.
  - Да уж, что может быть приятнее, чем любоваться красотами весенней природы, попутно отмахиваясь от всех хоулеров в округе? Или у себя на родине они к человеческому мясу не тяготеют?
  - Тяготеют, и еще как. Но мне показалось, что ты любишь авантюры.
  - Люблю, - признался Глеб, - когда для них есть хоть какой-то повод. А то, что ты сейчас предлагаешь, по-нашему называется 'лезть на рожон'. Не ты ли сама аккурат перед самыми тугреневскими болотами говорила, что ничем таким заниматься не будешь?
  - Сохраняешь трезвость мышления? - усмехнулась ведьмачка. - Это хорошо. Нет, конечно, на рожон никто никому лезть не предлагает, и, если честно, даже в разгар весны делать на Иссохших пустошах нечего, разве только устраивать грандиозные побоища. Ну, что? Пойдем назад, или еще поглядишь по сторонам, чтобы получше запомнить место?
  Глеб пожал плечами.
  - А что тут запоминать? Пустыня как пустыня, - он поднял череп и стряхнул с него мелкую пыль. - Возьму в качестве подарка для Вани. Это ведь не хоулеровский, насколько я понимаю?
  - Кагения, - пояснила ведьмачка. - Она не хищник. Питается только травой.
  - Тогда ей здесь, наверное, тяжело приходится.
  - Не тяжелее, чем нашим зверям. Ладно, если и вправду возвращаемся, то ты идешь первым.
  Как ни странно это звучит, но отнюдь не Иссохшие пустоши, а затхлый подвал 'Княжеграда' после недолгого пребывания в Пограничном мире показался Глебу чем-то чуждым, далеким и почти не имеющим право на существование. И, наверное, именно в этот момент 'гладиаторец' окончательно понял, что не хочет снова становиться частью обыденного мира, в котором для чудес, невероятных путешествий и приключений есть место только на дисках с фэнтезийными фильмами и RPG-играми.
  - Инари... ты возьмешь меня в ученики?
  - По-моему, я уже это сделала, тебе так не кажется? - на полном серьезе отозвалась ведьмачка. - А остальное зависит только от тебя самого.
  Обернувшись к Двери, она что-то добавила на шипяще-свистящем языке, вырисовывая в воздухе алый знак. Полыхнуло белым светом и багровое сияние исчезло.
  - Оперативно, ничего не попишешь, - восхитился Глеб.
  - В просторечье способ именуется 'закрывание с пинка', - пояснила Инари. - Так быстрее всего, только желательно соизмерять силы, а то может и неплохо срикошетить. Пожалуй, больше здесь делать нечего, так что можно и на выход отправляться.
  - А Дверь точно не откроется повторно?
  - Навряд ли. Хотя ради очистки совести стоит периодически поглядывать, как здесь дела.
  В подвале они, вроде бы, пробыли недолго, но народ на площадке успел уже рассосаться. Один только Зверек, вспотевший и взъерошенный, сидел на брусьях, огораживающих сцену, и с ненавистью смотрел на забор.
  - Ну, я же говорила? - флегматично заметила ведьмачка, спускаясь по лестнице. - Вот и сами успокоились. Безо всякой посторонней помощи.
  Заслышав ее голос, парень обернулся.
  - Эй, а вы тут откуда взялись? Вы же в лес отправились, я видел.
  - Вернулись.
  - А куда Иван подевался? - поинтересовался Глеб, заметив, что Князя на крыльце тоже больше не видать.
  - Туда, - Зверек кивнул в сторону зарешеченного окна на втором этаже дома. - К нему 'грифоны' пришли. Майкл с Амазонкой. Похоже, в нашем полку скоро прибудет.
  - Приятная новость. 'Грифоны' - неплохие ребята.
  - 'Грифоны' - ролевики. Не знаю, что Иван рассчитывает с них взять, кроме анализов?
  - Ну, если так судить, тогда выходит, и я - ролевик, и Чайник тоже. Мы ведь с ним вместе в 'Серебряном грифоне' начинали. И Алекс там довольно долго пробыл. Он, что, тоже ролевик? А Вульферд?..
  - Ну, начинается демагогия, - состроив кислую мину, проворчал парень. - Ладно, спорить не буду, 'грифоны' - супер-пупер. Хрен с ним, что железа нема, зато с текстолитовыми мечами всех рвут, как тузики грелку. И вообще, не стоит воспринимать это, как личное оскорбление. Я ведь не о том, что было, говорю, а о том, что сейчас есть. А бойцов у них сейчас, как раз, нет, если, конечно, Амазонку за бойца не считать.
  Зверек спрыгнул с брусьев и потянулся, с хрустом разминая суставы.
  - Слушай, где тебя так научили через заборы лазать? - спросил он у ведьмачки как бы невзначай. - Это же физически нереально.
  - Поброди по лесам хотя бы лет десять, - посоветовала та. - Глядишь, тоже чему-нибудь научишься.
  - Ничего себе мерочки! А если мне не нужно через десять лет? Если мне сейчас это нужно?
  - Тогда могу только посочувствовать, - ухмыльнулась Инари. - Ты особо не расстраивайся, а лучше попрыгай еще часок-другой около забора: может, какой прок и выйдет. Желаю удачи. А нас, наверное, уже Иван заждался.
  Как выяснилось, кабинет Князя был полностью обособлен от остальных помещений 'Княжеграда'. С лестничной площадки второго этажа в него вела отдельная, обитая деревянными планками дверь. За дверью был маленький тамбур, а уже за ним - кабинет Ивана, заполненный таким количеством вещей, которое разместить в одной комнате среднего размера можно только при наличии особого таланта. Стеллажи с книгами, неровные стопки папок, видеокассет и DVD-дисков, запыленные сувениры, привезенные с выездов, и статуэтки средневековых воинов, доверху набитые не то тряпьем, не то мехом сумки и разноцветные грамоты, заполнявшие всю свободную стену. Сам Князь сидел за массивным директорским столом, напротив него в одном из кресел расположился кряжистый, бритый налысо мужчина лет тридцати пяти-сорока в джинсовой куртке, а во втором - плотно сложенная девушка с русыми волосами, собранными на затылке в конский хвост.
  - А вот и мы, - сообщил Глеб. - Не помешаем?
  - О, знакомые лица, - обрадовался мужчина, вскакивая на ноги. - Сколько лет, сколько зим!
  - Одна зима, - уточнил 'гладиаторец', пожимая протянутую руку. - В последний раз мы с тобой на прошлой Куликовке виделись и даже вместе лагерем стояли, забыл, что ли? Привет, Оль.
  - Ничего он не забыл, - расплылась в улыбке девушка, - просто притворяется. Здравствуй, Глеб. Ты тут, говорят, успел отличиться? Ну, после взрыва.
  - Каким образом? - не понял 'гладиаторец'.
  - Сибирскими похождениями, - пояснил Иван. - С легкой руки Кота о наших приключениях скоро будет знать вся Тула. Кстати, Майкл, это и есть Инари. Я тебе про нее только что рассказывал.
  - Вот оно как? - мужчина, склонив голову набок, посмотрел на ведьмачку. - А я ее поначалу за одну из ваших новеньких принял... Хотя, если вблизи смотреть, то, конечно, сразу видно, что не ваша, - он протянул руку для приветствия. - Майкл, врио руководителя клуба 'Серебряный грифон'.
  - Инари, ведьмачка, - вежливо ответила Инари. - А что такое 'врио'?
  - Временно исполняющий обязанности, - пояснила вместо Майкла девушка. - А я - Ольга.
  - Почему 'исполняющий обязанности'? - поинтересовался Глеб. - С Джонни что-то случилось?
  - Ничего, - успокоил его Майкл. - Просто в свете нынешних пертурбаций он заявил, что ему все надоело, и отправился на заслуженную пенсию. И его можно понять. Знаешь, что у нас на Земле Грифонов творилось? Не слышал еще? Ладно, потом, когда время будет, расскажу поподробнее.
  Он посмотрел на освободившееся кресло, потом на ведьмачку и сделал элегантный жест рукой:
  - Уступаю девушке место.
  - Не стоит, - отмахнулась Инари, усаживаясь на пол. - С оружием я там все равно не размещусь.
  - Что в подвале было? - спросил Князь, сразу переходя к самому животрепещущему вопросу.
  - Вот... - Глеб положил на стол череп кагении.
  - Корова, что ли? - удивился Майкл, не разглядев с расстояния биологических особенностей покойной твари.
  - Не совсем.
  Иван оценивающе посмотрел на череп и продекламировал:
  - Мой бедный Йорик... Мило, но кто его обглодать-то успел? Те самые мыши, от которых Кот спасался?
  - Мышей в подвале не было, - отозвалась ведьмачка. - Зато была Дверь на Иссохшие пустоши. Череп мы подобрали именно там.
  - 'Была' или 'есть'? - насторожился Иван. - Что за пустоши? Кого нам в гости ждать?
  - Была. Мы ее закрыли. Так что можешь не волноваться, гостей не будет.
  - Великолепно, - Князь снова откинулся на спинку кресла. - Неплохое начало. Кстати, третья дырка под глаз - это ваша придумка или как?
  - Нет. У кагении их и в самом деле три.
  - Очаровательная, наверное, зверушка была. Пускай здесь полежит, пока на стенку не повесим, - Иван водрузил череп на стопку папок и снова сконцентрировал внимание на Инари. - А по поводу леса что-нибудь скажешь? Как я понял, вы и там успели побывать.
  Ведьмачка пожала плечами и вкратце разъяснила ситуацию. По ходу ее рассказа лицо Майкла приобретало все более изумленное выражение, а Ольга, приоткрыв рот, только успевала крутить головой, глядя то на Инари, то на внимательно слушавшего ее Ивана. Глеб, решив, что в ногах правды нет, тоже уселся на вытертый ковер, расстеленный на полу офиса. В принципе, все, что говорила Инари, он уже знал, но краем уха все равно прислушивался в надежде услышать что-то новое. Ничего нового в рассказе не оказалось.
  - Прорыв, значит, - протянул Иван, задумчиво постукивая пальцами по столешнице. - Закрывать надо, однако. Даже с мирным потусторонним миром жить по соседству не очень-то приятно.
  - Какой ты быстрый, - хмыкнула ведьмачка. - Может, тогда сам сходишь и закроешь, чтобы не сквозило?
  - Не верю ушам. Уж не хочешь ли ты сказать, что не сможешь это сделать?
  - Смогу. Но не с лету. С пинка можно захлопнуть Дверь. Если очень постараться - Ворота. Чтобы закрыть прорыв, надо отыскать причину его возникновения. Только когда она будет устранена, прорыв перестанет существовать.
  - Невеселый расклад получается, - проворчал Иван. - А в чем причина? Есть какие-нибудь догадки?
  - Пока только одна: сбой чертовски мощного заклинания. Но для подтверждения надо отыскать место, где это произошло.
  - По логике, там, где прорыв. Разве нет?
  - Не согласна. Пропал целый кусок мира. Если это все-таки замещение, то колдовать могли в любом месте того лесочка, что теперь за забором шумит. А прорывы образуются всего лишь в самых темных местах накрытой взрывной волной территории.
  - Но если вспомнить, что прямо после взрыва нам гостеприимно открыли Дверь около Венева... - задумался вслух Глеб. - И, как ты сама говорила, в Бирючине волна тоже ощущалась... Выходит, территория была затронута о-го-го какая.
  - Я понял, к чему ты клонишь, - Иван потер переносицу. - К тому, что у нас под боком сейчас расположен не единичный экземпляр прорыва? Черт, давайте не будем усложнять ситуацию, а?
  - Это не усложнение, - возразила Инари. - Я согласна с Глебом. Не думаю, что прорывов окажется особо много, если, конечно, ваша земля, в самом деле, прежде была светлой, но то, что он не один, это точно.
  Майкл взялся за голову.
  - Слушаю вас, ребята, и удивляюсь, - страдальчески сказал он. - Рассуждаете, как заправские охотники за привидениями. Вроде, по-русски говорите, а в лучшем случае одно слово из пяти разобрать можно. Какая такая светлая земля? Какие прорывы? Где? Ты, Вань, вроде, только-только приехал, а в ситуации уже лучше нас разбираешься.
  - Успел слегка въехать, - сдержанно пояснил Князь. - Под ласковым тюменским солнышком, когда на хвосте у тебя висит целая свора голодных зверюг, знаешь, как хорошо въезжается?
  - Представляю.
  - А что в городе? - спросил Глеб.
  - В городе менты, - коротко ответил Иван, подумал и добавил, - много ментов, а солдат еще больше. Правда, располагаются они странно: только на главных улицах, только кучками, и выглядят как-то стремно. Но есть и другой, куда более интересный момент. Я сегодня с утречка наведался в администрацию к Разуваеву, и он мне вкратце обрисовал положение дел. Видать, пол-ящика коньяка в свое время были потрачены не зря. Итак, в чем причина происшествия, он не знает. Рассказывает то же, что и остальные - ранним утром содрогнулась земля, прошла тень, и все прекратилось.
  - Ну, это мы и без него знали, - проворчал Майкл. - Тоже мне Нострадамус. Да за такое откровение и одной бутылки коньяка многовато было бы, не то, что пол-ящика.
  - А про то, что в Белом доме сейчас сидит чрезвычайная комиссия, приехавшая из стольного града в тот же самый четверг после обеда, ты знал? И про то, что вся администрация, милиция и военный гарнизон сейчас у них на подхвате? И про то, что в субботу прибыло еще два 'ЗИЛа' с ликвидаторами, причем не такими раздолбаями, каких мы в Тугреневке видели, а с серьезными ребятами, тоже?
  - Ого! - Глеб присвистнул. - Быстро сработано. И далеко серьезные ребята на своих 'ЗИЛах' уехали по могильному туману?
  - История об этом умалчивает.
  - А с чего вдруг москали нами заинтересовались? - спросила Ольга. - Они же обычно в то, что за МКАДом творится, не вмешиваются, если только не попахивает вселенской катастрофой.
  - Похоже, катастрофа уже случилась, - вздохнул Князь. - Может, не вселенского, но российского масштаба точно. Раз был взрыв, значит, должен быть кто-то, кто его спровоцировал. Нарочно или нечаянно - это уже другой вопрос. Москвичи среагировали оперативно и адекватно, и означает это, по-моему, лишь одно - там, в отличие от нас, сразу поняли, что именно произошло.
  - Думаешь, они сами все и заварили?
  Иван пожал плечами.
  - А в городе в эти дни что именно происходило? - спросила ведьмачка. - Кроме появления леса, что-нибудь еще подозрительное было?
  - Были перебои со светом и связью, впрочем, это до сих пор не прекратилось. Мы с Олькой вчерашний вечер при свечах коротали. Не знаю, как тут у вас...
  - Тоже отключался, - кивнул Глеб.
  - Значит, по всему городу одно и то же. Так же появлялись странные огни и странные звери. Какие именно, не знаю. Сказано было просто 'странные'. Зафиксированы случаи нападения на людей. Большая часть жертв распределена по больницам, но были и смертельные исходы. Да, чуть не забыл, если верить Разуваеву, периодически на улицах возникают ходячие трупы.
  Инари хмыкнула.
  - Трупы, говоришь? Значит, как минимум, одна Дверь в Склеп здесь все же имеется.
  - А, может, они с кладбища ползут? - предположил Майкл.
  Ведьмачка помотала головой.
  - Навряд ли. Зомби не в состоянии выбраться из-под земли, если только могильщик их не откопает в поисках пропитания. Поднимаются и ходят либо не похороненные трупы, либо те, что вышли из Склепа.
  - Склеп - это тоже Пограничный мир? - сразу же поинтересовался Иван.
  - Угадал.
  - И чем это для нас чревато?
  - Сами зомби ничем особенным. Они, конечно, вещь неприятная, однако, тот, кто имеет при себе оружие, с ходячим трупом всегда сможет справиться. С могильщиками тоже особых проблем возникнуть не должно: эти хоть и выглядят грозно, но специализируются больше по падали, и их при желании даже палкой отогнать можно. Однако в Склепе есть более серьезные жильцы. Взять тех же нетопырей или слепышей...
  - Нетопыри? Это такие маленькие? С крылышками? - Майкл помахал растопыренными пятернями, изображая, по-видимому, перепончатые крылья летучей мыши.
  - Нет. Такие большие, облезлые и чертовски заразные. Про упырей когда-нибудь слышали?
  - А как же, - отозвался Иван. - У нас каждый пятый фильм ужасов про вампирчиков, вурдалаков, упырей и прочих живых мертвецов рассказывает.
  - Да при чем тут мертвецы? Ты с зомбями не путай. Упыри - это люди. Те, которые выжили после нападения нетопыря. Только чем такая жизнь, лучше сразу камушек на шею и в ближайший пруд прыгать. Тот, кто перерождается в упыря, уже не может дальше существовать без человеческой крови. И если ему не удается раздобыть кровь, когда подходит очередной срок, он развоплощается, а за развоплощением следует смерть.
  - Ни фига себе расклад... - немного ошалело пробормотала Ольга.
  - Что-то не нравятся мне наклевывающиеся перспективы, - признался Князь после довольно долгого молчания. - Особенно в отношении нетопырей. Никогда не чувствовал в себе желания становиться охотником на вампиров. Ну, а если Дверь и вправду есть и они все-таки вылезут в город, какими могут быть наши действия?
  - Выслеживать, - пожала плечами ведьмачка, - и убивать. Какими еще? Не вам, конечно, но кому-то это делать все равно придется. Иван, я скажу сразу, и это будет касаться всех твоих людей. С любой раной, нанесенной любым зверем, пусть сейчас же идут ко мне. Из свежей раны я еще могу вытянуть заразу, хотя попотеть придется. Но если она начнет подживать и запомнится, я уже ничем не смогу помочь.
  Князь кивнул.
  - Слышишь, Майкл? К твоим, я думаю, это тоже относится.
  - Учту, - согласился мужчина. - Глядишь, может целебные настоечки и наговоры, в самом деле, понадежнее современной медицины окажутся.
  - Ну, не совсем настоечки и не совсем наговоры, но то, что они реально круче того, что творят наши медики, это я сразу скажу.
  Майкл глянул на часы.
  - Ладно, мы, наверное, откланяемся. В общем, договорились, я своим официально подтверждаю новое место сборов. Завтра вечером ждите на тренировку первых ласточек. Заодно и посмотришь на ребят. Хотя не уверен я, что кто-то из них тоже решит завязаться с охотой на нетопырей и прочую дрянь.
  - А ты сам как? - в лоб спросил Князь.
  - Если будешь трубить сбор, приду.
  - На меня тоже можешь рассчитывать, - добавила Ольга.
  - Понял. Буду иметь вас в виду.
  - Что ты задумал?!? - вскинулась ведьмачка сразу, как только за 'грифонами' закрылась дверь. - Иван, ты, что, в самом деле, собираешься отправлять людей на охоту за нежитью? Людей?!? Ладно, я не удивляюсь тому, что они согласны. Они здесь, может, ничего еще толком и не видели. Но ведь ты был в Тугреневке, ты-то должен понимать, что такое звери из Пограничных миров.
  - Не горячись, - спокойно сказал Иван. - Я пока никого никуда не отправляю, если ты не заметила. Я всего лишь хотел узнать, какой настрой у 'грифонов'. Оказалось, боевой. Это хорошо. Тренировка завтра будет самая обычная - они регулярно проводятся, и я не вижу причин прекращать их при нынешних обстоятельствах. В случае очередного чрезвычайного происшествия парни должны быть в состоянии полной готовности. А что касается обстановки по городу в целом, то ни во что происходящее вмешиваться я не собираюсь. Это чужая война, и нас она не касается.
  - Когда война оказывается у порога, она перестает быть чужой, - заметил Глеб.
  - Пока у нашего порога я вижу только один относительно мирный по вашим же собственным утверждениям лесочек, - отрезал Князь. - И все еще надеюсь, что выписанные из Москвы ликвидаторы хоть что-нибудь да ликвидируют. Не зря же их так назвали? Гм, судя по скептическому качанию головой, ты в этом сомневаешься? - последняя фраза была адресована ведьмачке.
  - Не знаю, - честно призналась та. - Про тех, кто находится здесь, у вас, я ничего не знаю. Но одно могу сказать точно: Михалыч со своими ликвидаторами до встречи с нами о зверях хоть слабенькое представление, но имел, а вот о Дверях и прорывах вовсе не подозревал. Они все поначалу твердили о каких-то... анормальных, кажется... зонах...
  - Аномальных?
  - Ну да, наверное. Но даже их найти не могли.
  - Изумительно! - Иван вздохнул. - Нет, в самом деле, умеешь ты успокоить собеседника и настроение поднять. Ладно, эту тему пока закрываем. Будем надеяться на лучшее. Теперь вопрос второй, плавно вытекающий из первого. Ты, я так понимаю, в отличие от Михалыча и компании, Двери находить можешь?
  - Могу.
  - Каким образом? Я не требую подробного описания техпроцесса. Скажи хотя бы в двух словах.
  - Я их чую. А если Глеб вернет мне кровавик, то буду еще и видеть.
  - На каком расстоянии?
  Инари призадумалась.
  - Ну, если в лесу, то метров за пятьсот-шестьсот Дверь от прорыва отличу. В городе, среди домов, будет посложнее. Не столько с отличием, сколько с определением точного местонахождения.
  - И, тем не менее, надо попробовать, - Иван вскочил на ноги. - Поехали. Глеб, ты с нами.
  - Куда поехали? - не понял 'гладиаторец'.
  - Устроим нашей гостье экскурсию по городу, а заодно и глянем, что к чему. Вот, - Князь перекинул Глебу потрепанную книжицу, на поверку оказавшуюся подробной картой Тулы, и ручку. - Будешь фиксировать наличие аномальных зон. Постараемся слегка прояснить ситуацию, хотя бы по поводу прорывов.
  Глеб посмотрел на часы. Было около трех пополудни.
  - И ты полагаешь, мы до комендантского часа успеем весь город объехать?
  - Сколько получится. Только оружие на случай встречи с милицией лучше будет оставить, - сразу предупредил Иван ведьмачку. - Можешь его прямо здесь и положить. Я кабинет при отъезде запираю, никто не тронет.
  Инари вздохнула, но начала безоговорочно снимать перевязи.
  - А что насчет документов? - спросил Глеб. - На случай встречи с той же милицией. Мало ли, что им в голову взбредет? У меня паспорт с собой так с поездки и остался. У тебя, думаю, тоже. Инари, а у тебя паспорт вообще есть? Или хотя бы свидетельство о рождении? Ведьмакам их вообще выдают?
  - Какое свидетельство?
  - Так... понятно.
  - Не волнуйся, - ухмыльнулся Иван, жестом волшебника извлекая из кармана темно-синие корочки со слегка облезшей с тисненых букв позолотой. - Все продумано. Я Олькины документы прихватил. Она сегодня все равно никуда не собиралась, так что пропажу обнаружить не должна.
  Он оценивающе глянул на ведьмачку, потом на длинноволосую девушку с наклеенной в паспорте фотографии...
  - Не совсем, конечно, копия, но здесь редко кто получается на себя, один в один, похож. Будем надеяться, прокатит. Держи, - Князь торжественно вручил документ Инари. - В случае чего будешь моей женой, только постарайся не потерять.
  - Постараюсь, - пообещала ведьмачка, пряча паспорт в нагрудный карман камуфляжа.
  
  Глава 3. Разведка местности
  Начало поездки оказалось спокойным до зевоты. Иван методично прочесывал улицу за улицей, направляясь от Кафедрального собора всея святых, взятого в качестве ориентира, к южной окраине города. Инари, разместившаяся на пассажирском сидении рядом с Князем, подозрительно косилась на проплывавшие мимо многоэтажные дома, но помалкивала. Глеб откровенно заскучал и, отложив карту, глазел по сторонам в тщетной попытке высмотреть хоть что-то подозрительное. Улицы были пусты: ни зверей, ни людей. Единственное, что привлекало внимание, - маячащие в небе птицы, видовая принадлежность которых не идентифицировалась. Для ворон или голубей они выглядели слишком крупными, к тому же ни у тех, ни у других раньше не наблюдалось привычки парить широкими кругами. Однако ведьмачка никак не комментировала присутствие пернатой живности, по всей видимости, считая ее безопасной и не заслуживающей внимания, и Глеб в очередной раз пожалел об отсутствии кровавика, перед началом поездки вернувшегося на палец хозяйки. Нормальное человеческое зрение теперь казалось 'гладиаторцу' немного ущербным.
  Сюрпризы начались спустя неполный час поездки, когда Иван вывернул из Городского переулка на Рязанскую улицу, ограничивающую Тулу с юго-востока. Застройки, конечно, продолжались намного дальше, но все, что было за пределами Рязанки, хоть и входило в состав города, считалось уже поселками. Мотор машины начал покашливать еще в переулке, свидетельствуя о присутствии могильного тумана, а прямо за поворотом они наткнулись на кордон.
  - Интересный расклад, - задумчиво сказал Иван, выжимая тормоз.
  Меньше чем в ста метрах от поворота Рязанка была полностью перегорожена на скорую руку сколоченными деревянными щитами. Около щитов стояли трое мужчин в камуфляже, с автоматами наперевес и дубинками на поясе. Еще один прогуливался вдоль улицы и, заметив остановившуюся машину, сразу направился к ней. Иван нервно забарабанил пальцами по рулю, гадая, что будет лучше: уезжать, пока не возникло лишних проблем, или послушать-таки охранника - не промелькнет ли в разговоре чего интересного? Инари, не обращая на военных ни малейшего внимания, подалась вперед, что-то высматривая за щитами.
  - Там прорыв, - сказала она. - Здоровенный.
  - Далеко? - Глеб с готовностью схватился за ручку.
  Ведьмачка неопределенно пожала плечами.
  - При таких размерах он может на большое расстояние отражаться. Лучше бы поближе посмотреть.
  - Что-то мне кажется, поближе не выйдет, - осадил их Иван. - Во всяком случае, не отсюда. Наружу не вздумайте вылезать.
  - Ребята, ну вы, что, заснули? - спросил охранник, наклоняясь и заглядывая в салон машины. - Не видите: дорога закрыта.
  - Извиняй, шеф, - отозвался Иван таким наивным голосом, что даже Глеб почти поверил. - Мы просто угол срезать хотели, а тут заслон... Надолго перекрыли-то?
  Охранник озадаченно посмотрел на Князя.
  - Какой еще угол? Вы с Луны свалились, или как? Этот район уже пятый день в оцеплении. Давайте, катите восвояси, пока все тихо.
  - О'кей, без базара...
  Иван сдал назад и резко вывернул руль влево, разворачивая машину в прямо противоположную от кордона сторону.
  - Сдаемся? - поинтересовался Глеб, когда от охранника их отделило приличное расстояние.
  - Русские так просто не сдаются, забыл что ли? Если мне память не изменяет, за таксопарком раньше был съезд. Дорога вела к 26-му училищу и дальше на гаражи. Для начала проверим ее. Если и там перекрыто, как запасной вариант можно попробовать через Новомосковское шоссе, а оттуда на Гостеевку.
  - А чего тогда здесь, напрямик, не поехал, если все равно через гаражи пробираться?
  - Не хочется лишний раз провоцировать служителей правопорядка. Пусть лучше думают, что мы слиняли.
  Съезд, конечно, никуда не делся, хотя дорога была в отвратном состоянии, да и уехать по ней далеко не удалось. Когда на горизонте замаячили фигуры в камуфляже, Иван не стал испытывать судьбу и сразу повернул назад.
  - Ладно, - сказал он, выезжая обратно на Рязанку, - попытка номер три. Мне уже самому интересно становится... хоть и попахивает задержанием до выяснения личности.
  На Новомосковское шоссе проще всего было попасть с авторазвязки Рязанского путепровода, где оно, собственно говоря, и начиналось, в пределах города превращаясь в улицу Оборонную, но Иван, как истинный русский, легких путей не искал и еще на половине дороги свернул на очередную разбитую грунтовку. Немного пропетляв среди гаражей, дорога действительно вывела их на пустынное шоссе.
  - Пока никого... - сказала ведьмачка, оглянувшись по сторонам и, похоже, воспользовавшись кровавиком.
  - Сомневаюсь, что они эту дорогу станут перекрывать, - отозвался Иван. - Если, как ты говоришь, прорыв был на уровне Рязанки, то она отсюда уже довольно далеко проходит. Другое дело - насколько близко мы подъехать сумеем? До Гостеевки кордона, может, и не будет, а вот как потом не знаю. Если они путь от училища перекрыли, то могли и поворот на деревню заметить.
  - А ты машину где-нибудь здесь останови, - предложила Инари, - я дальше пешком попробую. Дорогу-то они, может, и просматривают, но на все дворы и заборы глаз у них точно не хватит.
  - Погоди, не горячись, - отмахнулся Иван. - Отсюда пешком ты долго идти будешь, посиди пока - машины для того и придумывали, чтобы ногами меньше работать.
  Сразу после поворота на Гостеевку по левую руку далеко, но в пределах видимости, потянулись кресты и ограды городского кладбища. Глеб все поглядывал в ту сторону, пытаясь различить какую-нибудь праздношатающуюся фигуру типа зомби: если верить фильмам ужасов, то на кладбище им было бы самое место, но так никого и не заметил. Зато ведьмачку совершенно не заинтересовали ни кресты, ни надгробные плиты. Подавшись вперед, она всматривалась в приближающиеся крыши домов и мрачнела на глазах.
  - Нави, - отрывисто сказала она. - Одиннадцать штук.
  - Это много или мало?
  - Прилично. Останови здесь, лучше их не будоражить раньше времени.
  Князь выжал тормоза - в таком вопросе, пожалуй, надежнее было полагаться на ведьмацкий нюх.
  - А людей видишь?
  - Нет. Во всяком случае... - Инари осеклась и вдруг зашипела. - Анорра ильмен!!! Они, что, ослепли и оглохли за раз? Куда они идут?!?
  - Нави??? - недоуменно переспросил Глеб, озадаченный такой внезапной заботой о неизвестных существах.
  - Трупы, - сквозь зубы выплюнула ведьмачка, распахивая дверцу машины. - Будущие.
  В тот же миг откуда-то из-за домов раздались хаотичные автоматные очереди, почти сразу захлебнувшиеся. Что-то серое, похожее на стаю летучих мышей взвилось над крышами - даже с такого расстояния 'мыши' казалось огромным, и Глебу не слишком-то хотелось проверять, какими они окажутся вблизи. Иван мертвой хваткой вцепился в плечо ведьмачки, не выпуская ее наружу.
  - Ты, что, спятила? Не встревай: себе дороже будет!
  Инари обернулась, и... никто из 'гладиаторцев' толком не понял, что произошло в следующий момент, и почему Ивана вдруг швырнуло на руль. 'Ауди' отозвалась на такое самоуправство протестующим гудением.
  - Не выходите из машины, я сейчас... - крикнула Инари и бросилась к ближайшим домам, на бегу сдергивая с пояса арбалет. Да, каким-то непонятным образом она снова оказалась при оружии.
  - Ч-черт! - Иван ошалело посмотрел вслед ведьмачке, потирая ребра. - Это не баба, а настоящий паровой каток.
  Он сунул руку под джинсовую куртку и жестом волшебника извлек на свет Божий пневматический 'Макаров'.
  - Инари сказала внутри сидеть, - напомнил Глеб.
  - Ну и сиди, - разрешил Иван, покидая машину, - я тебя, по-моему, никуда не звал. Заодно посторожишь.
  Однако оставаться не у дел Глеб не собирался. Конечно, сам, в одиночку, он бы в пекло не полез, но теперь вопрос уже стоял иначе. Проблема заключалась только в том, что ничего из оружия дальнего боя: ни пистолетов, ни арбалетов, ни даже монгольского лука у него не было, поэтому пришлось довольствоваться малым - спрятанной у Ивана под водительским сидением бейсбольной битой. Взвешивая ее в руке, Глеб с тоской вспомнил оставленную в клубе саблю - вот что теперь бы точно не помешало, но времени на сожаления не оставалось. Инари исчезла из вида, зато в поле зрения имелся Иван, на которого как раз пикировала одна из 'летучих мышей', скорее подходившая под определение 'летучей обезьяны' - здоровенная, облезлая и с миленькими кривыми когтями на чешуйчатых задних лапах. Князь хладнокровно, словно мишень в тире, держал тварюгу на прицеле, но почему-то медлил.
  Только когда до цели оставалось немногим более десяти метров, Иван дважды спустил курок и шарахнулся в сторону. Промахнувшаяся навь с визгом пролетела мимо, вместо того, чтобы снова набрать высоту, тяжело плюхнулась на траву, несколько раз перекувырнулась и неуклюже запрыгала к Князю, таща за собой обвисшее правое крыло. Глеб одобрительно хмыкнул. Он по собственному опыту знал, что для того, чтобы так удачно попасть в сустав, помимо навыков стрельбы нужно иметь еще и дьявольское везение. Но везение везением, а раз противник оказался на земле, не грех было и битой поработать...
  Воспользовавшись тем, что внимание нави сконцентрировалось на основном обидчике, Глеб налетел сбоку и сплеча саданул битой по второму, здоровому крылу, а на обратном замахе досталось и уродливой приплюснутой морде - только кости хрустнули. Тварь снова завизжала от боли и дернулась к новому врагу, но Глеб не стал надолго задерживаться на короткой дистанции, подстраховавшись на случай, если у крылатых зверушек имеется вредная привычка кенгуру бить в прыжке задними лапами. Следующий хлопок пистолета заставил навь ужом завертеться на примятой траве.
  - Хорошо хоть не белка, - подытожил Иван, изучая кровоточащую дыру, багровеющую на месте одного из глаз нави. - Кстати, а откуда ты вообще про биту знаешь?
  - Да про нее весь клуб знает с тех пор, как вы с Котом ночью на заправке от нариков отмахивались.
  - Мда, стоило догадаться: единственная на свете вещь, которую не умеет делать Котяра, так это держать язык за зубами. Интересно, а где остальные бабочки? Их, вроде, тут одиннадцать штук обещали... Ну-ка, контрольный выстрел... - Вторая пуля с хлюпаньем вошла в глазницу затихшей нави, но никакой реакции не последовало. - Ладно, вроде на самом деле сдохла, пошли еще кого-нибудь поищем.
  Иван извлек из пистолета магазин и добавил в обойму четыре пули.
  - Никогда бы не подумал, что пневматика - настолько убойная штука, - задумчиво сказал Глеб.
  - Это как постараться, - Князь любовно погладил вороненый ствол. - Я про нее сразу вспомнил, когда речь о могильных туманах и порохе зашла, все жалел, что с собой в поездку не прихватил - глядишь, пригодилась бы где...
  Прочих навей долго искать не пришлось. Первая обнаружилась почти возле самого въезда в деревню повисшей на заборе с арбалетным болтом, торчащим из морщинистой шеи. Еще две лежали немного дальше по дороге - одна без головы, вторая разрубленная почти напополам. То, что осталось от остальных семерых, было хаотично разбросано в районе перекрестка, где вероятно и произошло основное сражение. Ведьмачка тоже была здесь. Она сидела на земле, склонившись над окровавленным телом в камуфляже.
  - Нет, - еле слышно пробормотал Иван, - кажется, я немного ошибся. Это не паровой каток, это кое-что похлеще.
  Уловив посторонние звуки, Инари вскинула голову, и Глеб вздрогнул - сейчас ведьмачка до жути походила на своего двойника из ночного кошмара: вся забрызганная кровью, с потемневшими слипшимися волосами, глаза полыхают неестественным белым светом, как тогда, в Тугреневке...
  - Что вы тут делаете? - последовал раздраженный вопрос. - Я же сказала оставаться в машине. Еще вас для полного счастья латать не хватало.
  - Вот насчет этого можешь не париться, - в тон ведьмачке ответил Иван. - Нас латать не придется, и вообще мы просто хотели малость помочь.
  - Правда, что ли? Тогда сделайте одолжение и не лезьте под руку. И без того проблем хватает.
  Утеряв интерес к 'гладиаторцам', Инари снова сконцентрировалась на распростертом теле, не подававшем признаков жизни. С ладоней ведьмачки ворохом сыпались и растекались по влажному камуфляжу золотые искры. Постепенно развороченное когтями крылатой нежити лицо солдата восстанавливало свой прежний вид. Кажется, это был тот самый патрульный, который развернул их с Рязанки, хотя достоверно судить было пока рано. Глеб оглянулся: на земле среди трупов навей валялось как минимум три автомата Калашникова и два топора, но никаких других признаков наличия представителей вида гомо сапиенс не наблюдалось.
  - А куда остальные делись?
  - Не знаю, - буркнула ведьмачка. - В кровавике отражались четверо, но в деревне я их уже не застала ни живых, ни мертвых.
  - Странно...
  За спиной послышался тихий хрип. Раненый - теперь уже было точно понятно, что на Рязанке они видели не его - приходил в сознание. Открыв глаза, он обвел окрестности мутным взглядом, а когда все-таки сумел разглядеть ведьмачку, чертыхнулся и попробовал привстать. Инари бесцеремонно толкнула его в плечо, возвращая в исходное положение.
  - Лежи и не дергайся, - приказала она. - Осталось немного. Или тебе сильно в лазарет хочется?
  - Т-ты кто?
  - Привидение. Сейчас очнешься, и никого не будет, - ведьмачка нахмурила брови, приглядываясь или прислушиваясь, и сказала, уже обращаясь к спутникам. - Быстро возвращайтесь в машину и уезжайте - скоро сюда гости пожалуют.
  - Снова твари? - поинтересовался Иван, взвешивая в руке 'Макарова'.
  - Люди. Солдаты.
  - Ого, тогда действительно пора линять!
  Глеб покачал головой: бросать ведьмачку одну посреди чужого ей города да еще в такой щекотливой ситуации он не собирался.
  - Ты езжай, - сказал он Ивану, - машину все равно надо отсюда убирать, а я Инари подожду.
  - Даже не вздумай, - отрезала ведьмачка. - У меня здесь еще пара дел есть, и в них спутники ни к чему. Обратную дорогу я отыщу, так что уезжайте сейчас же, оба!
  - Она права, - вдруг заторопился Иван. - Пошли, быстро.
  Глеб нехотя последовал за Князем: внезапная мысль о том, что Инари, по всей видимости, воспринимает их скорее как обузу, чем как товарищей по оружию, не прибавила ему энтузиазма. Зато Иван по этому поводу совершенно не переживал.
  - Терминатор, - только и хмыкнул он, садясь в машину. - Чем больше я ее узнаю, тем сильнее сомневаюсь, как поступать: то ли бояться, то ли восхищаться. И, что самое забавное, ей это, кажется, абсолютно безразлично.
  Глеб пожал плечами: что тут было говорить? Он обернулся назад, к Гостеевке, и среди стремительно удаляющихся домов - Иван выжал из машины все, что можно было выжать на разбитой дороге - ему почудилось какое-то движение. Была ли это Инари или еще кто-то различить уже не представлялось возможным.
  - Интересно, на что она рассчитывает оставшись? В конце концов, это не Тугреневка...
  - Сомневаюсь я, чтобы она там надолго задержалась, - отозвался Иван. - По-моему, наша амазонка просто куда-то намылилась и не захотела никого впутывать. Меня сейчас другое волнует, даже две вещи: во-первых, про прорыв мы так ничего и не выяснили, и, во-вторых, этот 'зеленый' в деревне определенно успел нас разглядеть. Не пойму, зачем Инари вообще с ним возиться стала? Альтруизм до добра не доводит, как бы теперь проблем не возникло.
  Дальнейшая разведка местности без ведьмачки и без кровавика теряла всяческий смысл, если только не заниматься выявлением патрулей и перекрытых улиц, поэтому было решено не расходовать понапрасну бензин и возвращаться на базу. На обратном пути Глеб заскочил домой и сменил привезенное из Тугреневки тряпье на более приличествующую городу одежду. Заходя в подъезд, он на всякий случай прихватил из машины отлично зарекомендовавшую себя в Гостеевке бейсбольную биту, но ничего серьезного кроме обросших странным серым мхом растрескавшихся стен внутри не обнаружилось, а в квартире и вовсе все было спокойно.
  Зато неприятный сюрприз поджидал 'гладиаторца' в 'Княжеграде', причем обнаружился он только тогда, когда Иван уже въехал на территорию. На крыльце, перед входной дверью базы, Кота осаждали сразу три девушки.
  - Нет, - терпеливо повторял Шурик, похоже, не в первый раз. - Я ведь ясно сказал: нет. Сегодня дежурят Зверек и Антон, и дополнительной компании они себе не просили.
  - Мы будем тихо сидеть, - обещала пухленькая гидропирированная блондинка.
  - И какой с вас в случае чего прок, если вы собираетесь 'сидеть тихо'?
  - Киса, ну, ты же знаешь: мы умеем фехтовать!
  - Пару раз мечом махнуть в нужном направлении вы можете, это я знаю. Только здесь как раз не отмашки нужны. Напомните-ка мне, кто из вас истерику закатил, когда Михе на съемках ненароком бровь рассекли?
  - Так ведь там столько кровищи было... - поежилась вторая блондинка, выглядевшая чуть понатуральнее первой.
  Кот страдальчески вздохнул, поднимая глаза к небу. Кажется, последний довод его окончательно добил, однако посылать девушек матом, если только они вдруг не начинали ломаться в двух шагах от постели, Шурик никогда не умел.
  - Ну, и что здесь происходит? - решил все-таки вмешаться Иван. - О чем идет базар?
  Девицы, как по команде, обернулись на звук его голоса и расплылись в улыбках.
  - Ой, ребята, вы уже вернулись? А мы и не знали... Киса, ну, что же ты молчал?
  - Сюрприз хотел сделать, - мрачно отозвался Кот.
  Третья, черноволосая девушка с четырьмя косами и как минимум пятью нитями бус на шее замахала рукой, расталкивая в стороны подружек.
  - Привет, Глебчик! Как жизнь молодая?
  - Здравствуй, Ларис, - без малейшего воодушевления отозвался 'гладиаторец', начиная прикидывать пути к отступлению. Надежнее всего было бы прибегнуть к ведьмацкому методу, сбежать в Сумеречье и отсидеться там до ночи, вот только искать потом выход без кровавика будет трудновато...
  - Базу сторожить хотят, - между тем пожаловался Кот. - Сил моих больше нет...
  - Никаких ночных дежурств, - сразу отрезал Князь. - Если хоть кого-то увижу здесь после наступления комендантского часа, с клубом можете попрощаться.
  - Но мы тоже хотим полезными быть, - жалобно протянула первая блондинка.
  - Вы будете очень полезными, если сейчас пойдете и подметете мастерские или на кухне приберетесь. Почему-то на эту работу никогда добровольцев не бывает. А дежурство оставьте мужчинам. Надеюсь, я понятно выразился?
  Кажется, девушкам все равно что-то было непонятно, но выслушивать дальнейшие возражения Иван не стал.
  - Глеб, возьми ключи от костюмерной, подготовь луки и стрелы, - распорядился он. - Кот, Миха здесь?
  - Наверху, в мастерских.
  - Скажи, чтобы сейчас же зашел ко мне, и предупреди остальных. Начиная с сегодняшнего дня, ежедневно будет проводиться часовая тренировка по стрельбе из лука. В особенности это касается дежурных, но лучше, если будут участвовать все.
  - А мы? - тотчас спросила Лариса.
  - По желанию, - коротко буркнул Иван, не тешивший себя иллюзиями по поводу боевых качеств женской части клуба. - Глеб, когда Инари вернется, заскочите ко мне еще разок, ладно?
  Вместе с привезенными из Тугреневки, луков в 'Княжеграде' теперь насчитывалось шесть штук и около полутора сотен стрел - запас неплохой, но если расчет Ивана оправдается, и тренировки действительно будут ежедневными, надолго его, конечно, не хватит. Глеб все еще возился в костюмерной, сортируя клубные стрелы по степени изношенности и стараясь особо не прислушиваться к неумолчному жужжанию увязавшейся за ним Ларисы, когда из Княжеского кабинета вышел Миха.
  - Тренировка начинается прямо сейчас, - сообщил он, сгребая в охапку сразу две мишени. - Мы, что, готовимся к войне?
  - Сомневаюсь, - отозвался Глеб, как ему показалось, примерно уловивший ход мыслей Ивана Есипова. - Скорее профилактические меры на случай угрозы с воздуха.
  - Тогда я чего-то недопонял, - признался Миха, задержавшись на пороге. - Если речь только про то, чтобы клуб ночами лучше охранялся, при чем здесь вообще Чепушканов?
  - А при чем здесь он? - удивился Глеб.
  На заре военно-исторической реконструкции туляк Дмитрий Чепушканов считался одним из лучших бойцов Российской Федерации, но с тех пор прошло уже немало времени, а последние семь лет, насколько было известно 'гладиаторцу', Чепушканов не только не выходил на ристалище из-за серьезной травмы, но и вовсе не тренировался.
  - Ваня хочет пригласить его к нам вести боевые тренировки, если он согласится, - пояснил Миха немного обижено.
  Глеб чуть было не сказал, что это здорово, однако решил не огорчать бессменного клубного тренера еще больше.
  - Ну, если согласится, заодно и посмотрим, так ли он хорош, как рассказывают, - заявил 'гладиаторец' вслух.
  На тренировку вышли все, кто задержался на базе после установки забора, так что луков не хватило - к каждому выстроилась очередь по три-четыре человека, а под мишени приспособили даже щиты для метания сулиц и топоров. Лариса и компания завладели отдельным луком и заодно собирались завладеть Глебом в качестве личного тренера, но тот вовремя успел обменяться местами с Михой и оказался с другой стороны площадки. Первый круг стрельбы радостных результатов не принес. Нет, в мишени-то попали все, кроме девушек: те, кажется, решили, что самое главное в процессе, это спустить тетиву, а куда полетит стрела, уже не так важно - подход, приемлемый для поисков невесты, а в данном случае, скорее, жениха, но никак не для стрельбы по цели. Зато не всем удалось попасть даже в красную окружность, а про яблочко и говорить нечего. Глеб был редким исключением, даже Миха и тот уложил в черное пятно только две стрелы из четырех. Собирая стрелы, 'гладиаторец' подумал, что Иван десять раз прав: дальний бой в подготовке клуба, пожалуй, самое слабое место.
  Вторая попытка особых изменений не дала, третья тоже, на четвертой в 'Княжеград' наконец вернулась Инари - крайне довольная, еще не до конца обсохшая, зато полностью отмывшаяся от крови, очевидно воспользовавшись каким-то из гостеевских прудов.
  - Все в порядке? - спросил Глеб у ведьмачки.
  - Ага. Все отлично, и есть пара новостей. Иван здесь?
  - Да. И он просил нас зайти, когда ты появишься...
  - В таком случае пошли, чего ждать?
  Торжественно вручив лук 'грифоновскому' Ежику, после установки забора задержавшемуся в мастерских и потому попавшему на тренировку несколько раньше, чем рассчитывал Майкл, Глеб отправился в Княжеский кабинет, а Инари последовала за ним. И, как выяснилось почти сразу, не только Инари.
  - Прорыв открывается в Серые Пески, - едва переступив порог кабинета, объявила ведьмачка. - В принципе, по навям можно было и догадаться. Тоже не самый худший вариант... если, конечно, кто-нибудь из вдов не пробудится. Около входа ни одного кокона не видно, но дальше я не ходила, поэтому точно сказать не могу. Тут другое забавно...
  - Стоп, стоп, стоп! - Иван вскинул руки. - Погоди. Присядь, отдышись, и давай все по порядку. Ларис, а тебя я попрошу первый и последний раз: выйди отсюда немедленно!
  - Но почему??? - оскорблено донеслось из тамбура. - Почему ЕЙ здесь быть можно, а мне нельзя?
  - Потому что она участвует в совещании, а ты нет, - ледяным голосом сказал Князь. - Закрой дверь с обратной стороны!
  - Тоже мне важные персоны нашлись, - презрительно фыркнула Лариса, выскакивая из кабинета и демонстративно хлопая дверью.
  Иван покачал головой, рассеяно погладил череп кагении, весело скалившийся со стопки папок, и задумчиво сказал:
  - Пора начинать очередные репрессии, а то женская часть коллектива совсем от лап отбилась. Ладно, этим я еще займусь, а сейчас ближе к теме. Солдаты тебя не видели?
  - Нет, конечно, - казалось, ведьмачку сильно позабавило это предположение. - Не видели, не слышали, и ничего они про нас не знают, можешь успокоиться.
  - А тот, которого ты лечила?
  - А... ну да, они его спрашивали. Он сказал, что не понимает, как все произошло. Мол, сначала была куча крылатых тварей, потом темнота, а потом, когда очнулся - хлоп, они мертвые, и никого рядом нет.
  - Точно???
  - Угу. Я сама слышала.
  - Но ведь он же нас видел, во всяком случае, тебя... или это очередное колдовство?
  - Нет. Думаю, он просто дал нам побольше времени, чтобы уйти... В качестве благодарности, или как это еще назвать. Остальные не сразу разобрались, что к чему, но потом все равно поняли, что в деревне побывали посторонние... - Инари ухмыльнулась, что-то припомнив. - А последнюю навь, оказывается, вы прикончили? Молодцы. Я-то думала, она улететь успела.
  - От девушки, зарубившей весь прочий десяток, похвала особенно дорога, - с притворной досадой проворчал Иван. - Я польщен. Ладно, с Гостеевкой разобрались - давай дальше.
  - Разобрались, да не совсем, - возразила ведьмачка. - Я ведь говорю, было еще кое-что интересное. Знаете, куда делись остальные трое из тех, кто пришел в деревню? Сбежали.
  - В каком смысле?
  - В прямом. Сразу, едва только стая переполошилась, они побросали все, что у них при себе имелось, и пустились наутек.
  - А что? Разумный подход, - подумав, одобрил Иван. - Не самый героический, зато у тебя клиентов оказалось меньше.
  - Может подход и разумный, но оставлять табельное оружие на поле боя... - Глеб нахмурился. - Это ведь не по уставу, за такое и дисбат схлопотать недолго. Инари, а ты уверена?..
  - Уверена. Я слышала рассказ солдата и в придачу кое-что видела. Нави были мертвы, деревня была чистой, и даже могильный туман растаял. В пустую деревню вошли люди, готовые сражаться. Очень скоро они нашли трупы зверей и того, кто не сбежал и остался в живых. Осмотр и расспросы длились недолго, но за это время многие успели забеспокоиться, они стали хвататься за оружие и оглядываться, словно кого-то ожидали: я еще подумала, что они высматривают нас. Потом поступил приказ обыскать деревню, и стало совсем странно. Они, конечно, пошли, но, анорра ильмен, таких перепуганных людей мне в жизни не доводилось встречать. По-моему, с каждым последующим шагом они боялись все больше и больше. Хорошо, что в деревне не осталось даже кошек. Думаю, если бы им навстречу попался хоть кто-то, началась бы паника.
  - Погоди-ка! - Иван подался вперед. - Я тебя правильно понял? Они все, что, просто испугались? Безо всякой причины?
  Ведьмачка развела руками.
  - Никакой причины не было. Но испугались не все. Тот солдат, который уже был в деревне, оставался спокойным, и я не уверена насчет командира. Либо он смог так хорошо притвориться, либо на него тоже не подействовало.
  - Фантастика какая-то... И что это значит?
  - Понятия не имею. Никогда раньше такого не видела и даже не слышала.
  - Инфразвуковые волны, - предположил Глеб, вспомнив старую-престарую статью из какого-то научного журнала. - При определенных частотах вызывают смутное беспокойство и беспричинный страх - весьма похоже.
  - Но у них не избирательное действие, - возразил Иван. - Тогда бы действовало на всех. Мы ведь тоже в Гостеевке были. Я ничего не почувствовал, а ты?
  - Вроде нет...
  - Да и потом, какой дурак потащит инфразвуковой излучатель в такую глухомань, а главное, зачем? Действительно непонятно получается. А дальше что было?
  - Что было дальше в деревне, не знаю - не стала дожидаться. Прорыв там неподалеку, никем не охраняется, но вокруг поставлена оградка. Думаю, каким-то образом они его все-таки нашли.
  - Скорее всего, кто-нибудь влетел внутрь, - хмыкнул Князь. - Наиболее вероятный вариант.
  - Возможно.
  - Какие планы на завтра? Займемся второй частью города?
  - Не вижу надобности. Вблизи от вас других прорывов кроме Сумеречного нет - это уже ясно, так что не стоит беспокоиться.
  - Но ведь люди не только в этом районе живут.
  - Люди вообще живут по всему миру. И что мне теперь разорваться?
  - Нет, но...
  - Вот и я так думаю. Причина где-то там, - ведьмачка ткнула пальцем в сторону окна, за которым темнели верхушки деревьев. - И чем быстрее мы ее найдем, тем быстрее все уляжется. Завтра с утра я иду в лес. Глеб, ты как?
  - В смысле? - не понял 'гладиаторец'.
  - В смысле, если отправляешься со мной, то сейчас живо отдыхать. Оружие твое я пока возьму - по городу, как понимаю, с ним все равно ходить запрещено.
  - Только паспорт уж тогда верни, ладно? - ненавязчиво напомнил Иван. - В лесу он тебе точно не нужен будет.
  - Да, я и забыла, - ведьмачка передала Князю документ. - Спасибо.
  - Пожалуйста. И еще один момент, пока вы окончательно в лесах не исчезли - как ты уже слышала, завтра вечером у нас будет тренировка, и я бы хотел, чтобы ты на ней поприсутствовала.
  - Зачем? Тебе, что, своего народа мало?
  - Не в том дело. Я хочу, чтобы ты посмотрела на бойцов и сказала, кого из них могла бы потренировать ты. Так, чтобы оно того стоило.
  - Это я тебе и безо всяких присутствий скажу. Никого.
  - Почему? - удивился Иван.
  Ведьмачка подалась вперед, опершись ладонями о край Княжеского стола.
  - Потому что не вижу в этом смысла. Потому что не намерена таскать за собою по Пограничным мирам целую ораву. Потому что в Каер Морхен ведьмакам по десять лет кряду ежедневно, а то и еженощно в придачу вдалбливали все то, что они должны знать и уметь. А ты намерен вот так просто, с лету, взять и начать лепить бойцов пачками? Если уж соображаешь туго, так вспомни еще раз Тугреневку. Именно это и бывает, когда против зверья выходят люди, пусть даже и неплохо подготовленные.
  - Не пойму, что ты так уперлась рогом насчет беспомощности людей? - пожал плечами Иван, начиная потихоньку заводиться. - Если уж на то пошло, Хорт ведь тоже не ведьмак...
  - Неужели??? - поинтересовалась Инари, приподнимая брови. - А откуда такая уверенность?
  - У него глаза нормальные.
  - Да ты что! А какими должны быть, если не секрет?
  - Не притворяйся дурочкой. Ведь их же обязательно мутировали, чтобы видеть в темноте и против солнца.
  - Очередная чушь из разряда серебряных наклепок, - фыркнула ведьмачка. - Давайте, чего там еще? Может, они должны летать уметь? Или в драконов превращаться? Нет? Ну, это они зря... Такие перспективы упускать!
  - Хватит ерничать!
  - Я не ерничаю. Просто здесь кругом, куда ни плюнь, одни специалисты по ведьмакам и эльфам. Видеть в жизни не видели, зато столько всего интересного знают, что прям аж зависть берет.
  - Я так понимаю, ты просто не хочешь задаром париться? Сколько возьмешь за тренировку?
  - Чего? - ведьмачка не сразу поняла, куда клонит Князь, но постепенно до нее дошло. - Не мели чепухи. Мне не нужны деньги. И мне также не нужна обуза и не нужны человеческие трупы. А с твоими гениальными идеями они точно появятся.
  - Но ведь Глеба-то ты за собой таскаешь, - прибегнул к последнему аргументу Иван. - Чем, интересно, он лучше остальных оказался? Тем, что язык хорошо подвешен?
  Готовый провалиться сквозь вытертый коврик прямиком на первый этаж 'гладиаторец' ненавязчиво кашлянул, напоминая о своем присутствии, но на него никто не обратил внимания.
  - Тем, что голову на плечах имеет, - отрубила ведьмачка.
  - А что, у других здесь голов нет?
  - Из всех, кого я до сих пор видела, этот предмет имеется только у одного человека, да и то ему не мешало бы резко поменять взгляды на жизнь.
  - Это кто же такой? - разом насторожился Иван.
  - Ты. Только ты все равно не станешь ничем подобным заниматься. Тебе проще отдать приказ, чем что-то сделать самому.
  - Пожалуй, действительно так. А что насчет остальных? Неужели, все совсем бесперспективно? Ну, хотя бы посмотри - за погляд-то денег не берут.
  Инари тяжело вздохнула, смиряясь с неизбежностью.
  - Ладно. Если успеем вернуться, посмотрю. Но свое мнение я уже сказала, и сильно сомневаюсь, что его что-то сможет изменить. Еще вопросы есть?
  Других вопросов у Ивана не было.
  Когда ведьмачка, а вслед за нею и Глеб покинули Княжеский кабинет, выяснилось, что выставленная Иваном Лариса ушла недалеко, а именно до площадки второго этажа, где сейчас и сидела на перилах с видом оскорбленной добродетели. Завидев парня, она хотела что-то сказать.
  - Ларис, мне некогда, честное слово, - предупредил 'гладиаторец'.
  - Да тебе всегда некогда, - со злостью фыркнула девушка. - Только на эту мордатую почему-то время нашлось!
  - Это мое личное дело, тебе не кажется?
  Ведьмачка, еще не до конца успокоившаяся после разговора с Иваном, смерила Ларису ледяным взглядом.
  - Твоя подружка? - даже не подумав понизить голос, спросила она у Глеба.
  - Нет.
  - Тогда нечего отвлекаться. Бери кровавик и пойдем.
  Приняв от Инари перстень, 'гладиаторец' снова надел его на мизинец, а спускаясь по лестнице буквально ощутил, как буравит ему спину взгляд Ларисы.
  - Иногда мне кажется, что у нее не все дома, - вполголоса признался парень ведьмачке, когда за ними захлопнулась входная дверь базы.
  - Да у вас тут третья часть таких, как я погляжу, - мрачно отозвалась Инари.
  - Опять злишься?
  - За что? На дураков не обижаются... Это я не про тебя, не волнуйся.
  - И на том спасибо, добрая фея. Хотя... вот лично мне после Гостеевки показалось, что ты нас ко всему этому делу с прорывами и замещениями подключать не собираешься. Или я ошибся?
  - С чего ты решил? С того, что я вас из деревни отправила? Так ведь там действительно все на волоске висело. Если бы что не так пошло, пришлось бы нырять по Пограничным мирам, а в одиночку это делать проще, чем целой компанией. К тому же - для прояснения ситуации - всех ваших подключать я не намерена и сейчас, поскольку проку с этого все равно не вижу. Ты - другое дело, сам напросился в ученики, так что теперь отлынивать не получится, даже не надейся.
  - А я и не собирался, - притворно обиделся Глеб. - Только последний вопрос: а еще один такой перстень заиметь - это сложно?
  - Уже надумал?
  - Да. Меня потихоньку угрызения совести начинают мучить, как бы вся твоя амуниция ко мне не перекочевала. Это же неправильно будет?
  - Неправильно. Вся не перекочует, потому что мечи я тебе точно не отдам. А перстень сделать не сложно. Четыре дня потерпи, потом получишь.
  - Почему четыре? Тест на выживание?
  - Нет, потому что луна растет. Через четыре дня наступает полнолуние, в это время лед качественнее получается. Тогда и сделаю, а пока походи с моим.
  - Ладно...
  - Да, и постарайся завтра пораньше появиться, иначе ждать не буду. Восемь часов - предельный срок.
  - Уговорила, буду в полвосьмого.
  Уход Глеба словно послужил сигналом. Вскоре начали расходиться и те немногие, кто еще задержался на базе. Иван покинул 'Княжеград' последним, предварительно выпроводив Ларису, которая пыталась отсидеться где-то в мастерских. Выскочившая во двор девушка, завидев Инари, гордо задрала нос и что-то презрительно профырчала. Ведьмачка, занятая изучением тренировочного чучела, не сильно прислушивалась - что-то ей подсказывало, что ничего содержательного в посланиях Ларисы обнаружить все равно не удастся.
  Медленно вползавшая на территорию 'Княжеграда' ночь принесла с собой низкие слоистые облака, затянувшие небо. К утру вполне мог начаться дождь, но пока было сухо, хотя в воздухе уже веяло свежестью. Инари сидела на крыльце, смотрела на желтоватое пятно, отбрасываемое на мучку наружным фонарем, укрепленным на стене дома, и думала. Думала о том, с чего начинать завтрашние поиски, о том, что надо бы начитать он-морате на саблю, но заниматься этим пока люди не утихомирились - дохлый номер, о том, что и в самом деле не мешало бы подучить этого туляка, потому что такие природные задатки не у каждого ведьмака встречаются... а взгляд ее против воли обращался на восток. Без толку конечно, слишком велико расстояние - даже не будь вокруг этих уродливых домов, все одно ничего не разглядишь. Да и что там разглядывать?.. Деревья и болота, а к столбовому камню Чернолесья и отсюда всегда шагнуть можно...
  За стеной послышались шаги, скрипнули лестничные ступени, распахнулась дверь, и на пороге появился Зверек с сигаретой в зубах. Инари поморщилась, даже не стараясь скрыть недовольной гримасы. Опять дым, ну никуда от него не деться. Ликвидаторы, и те, кажется, курили меньше.
  - О, а ты еще здесь, оказывается? - удивился Зверек, заметив ведьмачку.
  - Здесь, - буркнула Инари. - А что, нельзя?
  - Ладно, не бухти. Я просто думал, ты с Глебом ушла.
  - С какой это стати?
  - Ну, Степаныч сказал, что у вас в Сибири что-то там закрутилось, и ты поэтому за ним сюда отправилась.
  Инари раздраженно фыркнула.
  - Неужели? У вашего Степаныча слишком длинный язык, и очень скоро он вообще без него останется.
  - А закраснелась-то, закраснелась, - расплылся в ухмылке Зверек. - Значит, в точку попали!
  Ведьмачка открыла было рот, собираясь выдать что-нибудь нелицеприятное, но потом вспомнила утреннее предупреждение Глеба, свою недавнюю фразу 'На дураков не обижаются', сказанную, правда, немного по другому поводу, и промолчала. В надежде, что, не получив ответной реакции, Зверек отправится портить жизнь кому-нибудь еще - например, Антону, сидевшему на втором этаже, или Зеленому Змию, которого Пашка тоже оставил ночевать на базе. Однако парень никуда уходить не собирался. Поудобнее облокотившись о перила, он насмешливо рассматривал ведьмачку. Инари, насупившись, демонстративно уставилась на свежевозведенный забор, чувствуя, что еще немного и утренний подвиг по преодолению препятствий повторится. Молчание постепенно перерастало в гробовое, а потом воцарившуюся тишину нарушил легкий шорох. Раздутое, покрытое шишковатыми наростами нечто быстро пересекло пятно фонарного света и скрылось в тени забора, волоча за собой длинный хвост.
  - Во, мышка радиоактивная побежала! - углядел Зверек.
  - Во-первых, не мышка, а чи-ул, - нехотя отозвалась ведьмачка. - Небось, один из ваших подвальных. А, во-вторых, у тебя к нему какие-то претензии?
  - Нет, пожалуй.
  - Тогда пускай дальше бежит.
  - А он не того...?
  - Если не будешь ему босиком на хвост наступать, то не того. В противном случае не гарантирую. Может ведь обидеться и укусить, а они такую дрянь жрут, что любую заразу подхватишь, как нечего делать.
  - Халтуришь, однако, - хмыкнул Зверек. - Ты же вроде по сути профессии должна защищать человечество от всяких там монстриков. А вместо этого они у тебя под носом разгуливают табунами.
  - Если сюда забредет нетопырь или какая-нибудь другая гадость, - сообщила Инари, - я еще подумаю, стоит ли защищать от них 'человечество' в твоем лице. А за крысами ночью по кустам гоняйся сам.
  Парень презрительно фыркнул, сплюнул через перила, щелчком послал окурок в ящик с песком и вразвалочку спустился с крыльца. Порывшись под лавкой, он достал пару обгоревших факелов.
  - Ладно, пойду крыс ловить.
  - Желаю удачи, - буркнула ведьмачка, сильно сомневаясь, что наконец-то избавится от Зверьковского общества. И была права. Зверек отошел от крыльца всего шагов на пять и, выйдя на посыпанный мучкой плац, начал выписывать факелами красивые, но не имеющие ни малейшего практического смысла финты. Инари поглядела на это действо секунд тридцать и, так и не увидев ничего для себя интересного, вернулась к созерцанию забора, прикидывая, не отправиться ли ей на ночевку в Сумеречье. В теплую летнюю ночь мягкая лесная трава подошла бы для сна куда лучше, чем 'княжеградская' кладовка. К тому же в Сумеречье можно было спокойно наговорить клинок, малость поохотиться, а заодно избавиться-таки от вездесущего табачного дыма. Она уже почти склонилась к этому варианту, как вдруг в ночи возник новый звук, разом вернувший Инари интерес к жизни. Тяжелая поступь и сопение донеслись из-за угла дома, со стороны запертых ворот, которые во время перестройки забора по неподдающейся логическому объяснению причине не тронули и которые теперь составляли в ограде самое слабое звено. Судя по тому, как замер на полувзмахе, изменившись в лице, Зверек, он тоже почуял неладное.
  - Слышала?
  - Чего я должна слышать?
  - По-моему, там какая-то хрень лазает, - парень ткнул факелом в сторону ворот и отступил на пару шагов.
  - Угадал, - согласилась Инари. - С одной маленькой поправкой: не 'хрень', а могильщик. Нет, все-таки зря вы ворота не стали укреплять. Если захочет внутрь попасть, разнесет ведь, как нечего делать.
  По двору, постепенно усиливаясь, расползался отвратительный запах гнилого мяса и влажной шерсти. Зверек облизнул губы и торопливо глянул в сторону ворот, потом на входную дверь 'Княжеграда'... То ли ведьмачке показалось, то ли он вдруг побледнел.
  - Ты же его еще не видела. Откуда такая уверенность?
  - Обижаешь. Я зверей ночью с закрытыми глазами различить смогу. И для этого мне совсем не требуется их видеть или щупать.
  - Он... здоровый?
  - Не особо. Примерно с теленка размером.
  - Ни фига себе 'не особо'! Что же тогда 'здоровый' в твоем понятии означает?
  - Будем надеяться, что со здоровыми вы не встретитесь... Мда, кстати, вот примерно про это я и говорила, - добавила ведьмачка, когда от ворот послышались глухие удары. Затрещали доски, заскрежетал металл, потом послышались скребущие звуки.
  Зверек шарахнулся прочь, как ужаленный, и, обо что-то запнувшись, с размаху сел на мучку. Инари посмотрела на его перепуганное лицо, вздохнула и мысленно поставила на парне большой и жирный черный крест. Ничего кроме гонора. Можно было бы конечно еще посидеть и подождать развития событий, но, скорее всего, все закончится сломанными воротами и бегством Зверька - при условии, если он сумеет подняться на ноги - в дом, а выгонять могильщика с территории куда труднее, чем не пускать его внутрь.
  Ведьмачка лениво встала и вразвалочку направилась к воротам. Сквозь щели в досках угадывалась копошащаяся по ту сторону забора крупная черная туша. Между нижней частью ворот и наплывом асфальта, заходившим с тротуара на 'княжеградскую' территорию, оставался узкий проем, и в этот проем тщетно пыталась протиснуться крупная косматая морда могильщика. Правда, ограниченность пространства давала о себе знать, поэтому в настоящий момент из-под ворот виднелся только черный морщинистый нос и часть массивной пасти зверя.
  Нос активно сопел, изучая новые, непривычные запахи.
  - Ну, и кто ты после этого? - укоризненно спросила ведьмачка, подойдя к воротам вплотную. - Ломаешь чужое имущество, людей перепугал чуть ли не насмерть, мне спокойно подумать не даешь. И кто ты после этого, я спрашиваю?
  Пасть пару раз щелкнула впустую, потом исчезла, а вместо нее показалась широченная лапа с тупыми граблевидными когтями и заскребла асфальт в надежде увеличить подкоп. Наконец, осознав тщетность своих попыток, могильщик снова просунул в щель морду.
  - Ну, это уже верх наглости, - вздохнула Инари и от всей души съездила сапогом по носу зверя.
  Могильщик с оскорбленным визгом выдернул морду из щели, но от попыток взлома не отказался, только сменил тактику. Под напором массивной туши ворота затрещали и начали подаваться.
  - А ну, пошел отсюда! - рявкнула ведьмачка, теряя терпение, и сопроводила совет разрядом бича, для которого доски не были помехой.
  Запахло паленой шерстью, жалобный визг зверя сменился быстро удаляющимся воем. Вой еще не успел стихнуть вдали, когда входная дверь 'Княжеграда' с грохотом распахнулась, и на пороге возник Антон, сжимающий в руке такой меч-кладенец, что при одном взгляде на него становилось не по себе.
  - Ч-что с-случилось? - спросил парень, ошарашено глядя то на Зверька, все еще сидевшего на мучке, то на стоящую у ворот ведьмачку.
  - Уже ничего, - отозвалась Инари. - В этом доме молоток и гвозди имеются? Надо хотя бы засов на воротах укрепить, а лучше, к черту, их вообще сменить на что-нибудь нормальное. Дверь, которая открывается от того что на нее плюнули, это не дверь.
  Антон топтался на пороге довольно долго, и ведьмачка, решив, что он чего-то недопонял, уже собиралась повторить совет, но как раз в этот момент парень развернулся и скрылся за дверью. Забрав прислоненную к крыльцу саблю, Инари переместилась на лавку, мимоходом подумав, что все-таки и в самом деле надо отправляться в Сумеречье. Что-то ей подсказывало, что 'гладиаторская' база нынче ночью будет не лучшим местом для чтения заклятий.
  У Зверька наконец-то получилось подняться на ноги. Ошалело тряхнув головой, он оглянулся, словно спросонок, и нетвердой поступью направился к крыльцу. Инари почти надеялась, что Димка сразу уйдет в дом, но у перил он задержался.
  - Я бы не сбежал, - тихо сказал парень, не глядя на собеседницу.
  После увиденного Инари не поверила бы его заявлению даже в том случае, если бы Зверьку удалось-таки справиться с бодро отбивающими дробь зубами.
  - Можешь не оправдываться, - ответила ведьмачка вслух. - Мне все равно.
  Зверек, кажется, хотел еще что-то добавить, но тут вернулся Антон, и Димка, забрав у него инструмент, поплелся латать ворота, видимо решив хоть чем-то компенсировать свою оплошность. Инари еще пару минут посидела, послушала стук молотка и все-таки отправилась к прорыву, только на сей раз не через забор, а через калитку.
  
  Глава 4. Дом в лесу
  Вернувшись на базу утром, прекрасно выспавшаяся и отдохнувшая ведьмачка нашла на территории Глеба в полной боевой готовности.
  - Как видишь, успел, - сообщил 'гладиаторец'.
  - Я и не сомневалась, - отозвалась Инари, протягивая парню саблю. - Держи.
  - Что это с ней? - Глеб слегка опешил при виде почерневшего клинка.
  - Он-морате. Наговор когтя. Меч не тупится и не ломается. Призывать, правда, не получится: это только с ведьмацкими клинками проходит, а в остальном вполне похоже. Ну, что ж, раз все готово, тогда вперед - в лес.
  - Вперед, - согласился 'гладиаторец', - хотя... нет, погоди. - Он порылся в карманах и достал пару пузырьков с таблетками - результат раннего визита в круглосуточную аптеку, - вот, бери, а то потом могу и забыть. Конечно, лучше бы они не пригодились, но на всякий случай пусть будут.
  - Спасибо, - немного изменившимся голосом сказала ведьмачка, увидев на этикетках знакомые названия. - Только зачем было тратиться? Они, наверное, дорогие.
  - Нет. Но даже если бы были - раны это не то, на чем следует экономить.
  - Даже чужие?
  - Даже чужие, - твердо сказал Глеб, активируя перстень.
  Кровавик отозвался почти сразу, и впереди тут же замаячили алые отсветы прорыва.
  - Снова в Сумеречье?
  - Нет, остаемся в пределах этого мира. Нам надо оценить положение в целом. Насколько тянется лес, и какую его часть больше затронуло кастование.
  - Понятно... А что именно искать?
  - Да что угодно, лишь бы это было не нормально для вашего мира.
  Чтобы добраться до противоположного края леса, занявшего, похоже, всю северо-западную часть города, им понадобилось примерно два часа. Деревья доходили почти до самых Белых Ворот, частично затрагивая район Малые Гончары. Северо-восточная часть района уцелела, но никого живого среди домов даже с помощью кровавика Глеб обнаружить не смог. На предложение проверить поближе ведьмачка только помотала головой.
  - То, что серьезных зверей там нет, я и отсюда скажу. А прочее оставь вашему городскому начальству. Должно же оно хоть чем-то заниматься?
  - Администрация? Ну, да, наверное, должна. Только она сама не всегда об этом знает...
  А еще им на пути встретилась река, которую Глеб после некоторых раздумий идентифицировал как Упу, хотя обмен местности, похоже, сказался и на ней. Речушка, и раньше не баловавшая широтой разлива, теперь вообще превратилась в нечто обмелевшее и заилившееся. Сонно текущая темно-бурая вода при переправе в самом глубоком месте поднималась чуть выше лодыжки.
  На обратной дороге ведьмачка сильно забрала вправо и, как вскоре выяснилось, правильно сделала. Через пару километров Глеб заметил в стороне крупное скопление пятен неопределенной формы.
  - Инари, там что-то есть!
  - Цвет?
  - Желто-зеленый.
  - Какие-то паразиты. Много?
  - Целая куча.
  - Ладно, давай-ка глянем поближе...
  Сделав около полутора десятков шагов в нужную сторону, ведьмачка задержалась и принюхалась.
  - Кельтский мох, - безапелляционно сказала она. - Поосторожнее с ним, эта зараза жжется так, что мало не покажется.
  Еще метров через пятьдесят и сам Глеб ощутил разлитый в воздухе странный запах, напоминающий запах озона, а вскоре увидел и то, что этот запах источало. Больше всего кельтский мох походил на ту странную растительность, что 'гладиаторец' уже встречал по пути из Бирючины в Тугреневку. Длинные спутанные космы спускались почти до самой земли и лениво шевелились, хотя вокруг не было заметно ни малейшего дуновения ветерка. Кое-где мох был пореже, а местами деревья настолько густо обросли им, что буквально превратились в копны сена. А сквозь деревья виднелось...
  - Интересно, - задумчиво сказала ведьмачка, останавливаясь.
  Сквозь деревья виднелось здание из красного кирпича. Девятиэтажное здание с безжизненными черными провалами окон и перекосившимися дверями.
  - Выходит, замещение было не полным? - тихо спросил Глеб. - Не из Пограничного же мира его притянуло?
  - Навряд ли. Никогда не видела там домов, разве только некрополи в Склепе. Но этот точно не из некрополя. Идем. Осторожнее со мхом.
  Аккуратно подныривая под живущую своей жизнью поросль, они пробирались ко входу в здание, и по мере продвижения Глеб чувствовал себя все более неуютно, хотя причину беспокойства определить не мог. Если верить кровавику, вокруг не было ничего подозрительного, кроме зарослей мха, и, тем не менее, тревога оставалась. Абсолютно беспричинная тревога. Сначала Глеб хотел сказать ведьмачке о своих странных ощущениях, но, поразмыслив, решил, что признаваться во внезапном приступе паранойи слишком уж зазорно.
  - Здесь что-то есть, - словно уловив его мысли, сказала Инари.
  - Никого не вижу.
  - И не увидишь. Я не про зверей. Здесь что-то похожее на эхо от заклинания. Оно даже от вашей базы ощущалось, только гораздо слабее, а тут им все буквально пропитано.
  - Тогда понятно. А я думал, у меня уже глюки пошли...
  - Тоже чувствуешь? - ведьмачка быстро взглянула на 'гладиаторца'.
  - Угу. Волосы на затылке дыбом встают. В буквальном смысле слова.
  - Ведьмаков в роду не было?
  - Что???
  - Я серьезно. Какой-нибудь дед или прадед, пропавшие без вести или рано погибшие? Ничего такого не слышал?
  - Не припоминаю.
  - Ладно, не важно... хотя это объяснило бы и то, как быстро ты с кровавиком поладил, и все остальное...
  При ближайшем рассмотрении здание выглядело еще более заброшенным, чем с расстояния. Становились заметны трещины в стенах, по которым уже ткали зеленые кружева ползучие растения а-ля плющ, плиты широкого крыльца парадного входа деформировались, часть облицовочной плитки отсутствовала. Над входом, опасно покосившись, висели большие выцветшие грязно-серые буквы: НИИ ПВС.
  - Что бы это значило? - вслух задумался Глеб.
  - Я то же самое у тебя хотела спросить, - отозвалась ведьмачка. - Ты родной город хорошо знал? Ничего не вспоминается?
  - Пытаюсь сообразить... Про такую развалюху я даже не слышал. Она ведь, кажись, уже лет десять пустует. У нас если что-то многоэтажное и бросают без дела, то только долгострои, потому что финансировать некому бывает, а это явно уже использовалось. С местом бы поточнее определиться... Если тот ручеек считать Упой, то мы сейчас где-то около Московского вокзала находимся. Там пустых зданий вообще не могло существовать в принципе, потому что район престижный. Если только... а ведь и в самом деле похоже...
  - На что?
  - Помнится, на Красноармейском проспекте, как раз рядом с вокзалом, действительно какой-то НИИ был. Весьма схожей архитектуры. Только когда я в последний раз мимо него проезжал, он выглядел поновее и назывался подлиннее. Букв десять было в названии, не меньше.
  - А что такое вообще 'НИИ'?
  - Научно-исследовательский институт.
  - А... понятно.
  - Внутрь пойдем?
  - Конечно. Мы ведь за этим и отправлялись, верно?
  Поднявшись на крыльцо, Глеб получил еще одно - косвенное - подтверждение того, что здание являлось продуктом деятельности человека: навряд ли кто-то в Пограничных мирах мог так тяготеть к пластиковым дверям. За дверями обнаружился турникет, никелированные трубы которого сплошь усыпали черные коррозийные пятна, и, по-видимому, коррозия не ограничилась трубами, затронув и сам механизм, потому что провернуть его у Глеба так и не получилось. Инари, не мудрствуя лукаво, просто перемахнула через преграду. 'Гладиаторец' после нескольких безуспешных попыток пройти цивилизованным путем последовал ее примеру.
  Просторный холл здания был изрядно замусорен. Под ногами что-то хрустело. Перевернутые кресла, опрокинутые кадки с искусственными деревцами, обломки подвесного потолка - все покрывал приличной толщины слой слежавшейся пыли. По обеим сторонам помещения виднелись лестницы, ведущие на второй этаж, но только одна из них была в действующем состоянии, от другой оставались только две верхние ступеньки и выгнувшиеся перила. В дальнем конце холла чернели полураздвинутые створки лифта. Стеклянные двери - точнее, то, что когда-то было стеклянными дверями - вели в глубь первого этажа.
  - Ничего себе обстановочка, - присвистнул Глеб, инстинктивно понижая голос. - Такое впечатление, что его штурмом брали.
  - Больше похоже на обычный погром, - спокойно отозвалась ведьмачка, осматриваясь. - Хотя...
  Она шагнула к одной из груд мусора и поворошила носком сапога то, что изначально показалось Глебу простой грудой тряпья. Под полусгнившей, утратившей природный цвет тканью желтели кости. Человеческие.
  - Пожалуй, ты прав. Кто-то здесь хорошо прошелся.
  - Черт... А может, он сам...
  - Сомневаюсь.
  Ведьмачка подняла один из шейных позвонков скелета и указала на глубокие трещины.
  - Перекушен.
  Глеб оглянулся. Скорее всего, это было самовнушением, но ему вдруг почудился витающий по зданию запашок тления, которого он сначала не заметил. Подробности проступали постепенно, как бывает на картинках-ребусах. Вот в углу под лестницей лежат еще две темные бесформенные тряпки, похожие на лабораторные халаты, - что может обнаружиться под ними 'гладиаторец' уже догадывался. Вот возле вахтенной стойки раскрытая тетрадь, скорее всего, вахтенный журнал, разворот которого сплошь заляпан чем-то бурым. Глеб поднял тетрадь, отряхивая ее от мусора, и перелистнул несколько заскорузлых страниц. В журнале не обнаружилось никаких посланий будущим поколениям, только фамилии, даты и часы прибытия и убытия. И, насколько можно было судить по выцветшим чернилам, датировка заканчивалась четвергом прошлой недели. Днем, когда случилась катастрофа.
  - Ничего не понимаю. Журнал совсем свежий. Когда же все успело в такую разруху прийти? Ладно мусор... но трупы? Разве они могут за неделю истлеть?
  Инари пожала плечами, внимательно рассматривая рухнувшую лестницу. Осторожно перешагивая через груды хлама, Глеб добрался до лифта, по пути обнаружив еще один человеческий череп, скалящийся из-под перевернутых кресел полным набором металло-пластиковых коронок. Со второго раза это уже не шокировало.
  За полураскрытыми створками никакой кабины лифта не было, только темная шахта, уходящая вниз, насколько хватало глаз.
  - Похоже, здесь и подземные этажи имеются.
  - Возможно. Только прежде, чем еще куда-то лезть, давай хотя бы этот уровень проверим.
  В коридорах первого этажа следы погрома были менее заметны, хотя мусора тоже хватало, а пластиковая обшивка стен покоробилась, словно от воздействия высокой температуры. Время от времени попадались двери - безо всяких табличек, только с номерами. Ведьмачка наугад толкнула двадцать пятую.
  - Там паразиты, - предупредил Глеб, заметивший сквозь дверь желто-зеленое пятно.
  - Знаю. Серебрянка.
  Дверь оказалась забаррикадирована изнутри. С третьей попытки приваленный к ней стол удалось немного сдвинуть с места так, чтобы в образовавшуюся щель можно было протиснуться. Комнатка была небольшой, сплошь заставленной аппаратурой. На полу, скорчившись подобно эмбриону, лежал иссохший труп, сплошь затянутый тускло поблескивающей паутиной. Той самой, что отсвечивала в кровавике.
  - Мда... похоже, баррикада ему не очень помогла, - пробормотал Глеб.
  - Похоже. Серебрянки не касайся.
  Ведьмачка быстро осмотрела комнату, поворошила бумаги на столе...
  - Пошли.
  - Что ты хоть ищешь-то?
  - Пока не знаю, но там этого точно нет.
  - Ты думаешь, все здесь и началось?
  - Я пока ничего не думаю.
  Коридор уводил все дальше вглубь здания. Очевидно, он был основным, несколько раз по пути попадались более узкие ответвления, но Инари ограничивалась тем, что мимоходом заглядывала в них, никуда не сворачивая. А коридор все не кончался.
  - Странно, - наконец дозрел Глеб. - По-моему, мы уже больше километра отмахали. Снаружи этот домик как-то поменьше выглядел.
  - Да.
  Впереди сквозь стены замаячила желто-зеленая бахрома, а вскоре 'гладиаторец' ощутил и запах озона.
  - Кельтский мох!
  - Совершенно верно.
  Направо уходил очередной невзрачный коридор, отличавшийся от предыдущих тем, что в нем под потолком были проложены ничем не задекорированные трубы, которые как раз и облюбовал для себя в качестве плацдарма мох. Инари задержалась, прислушалась к чему-то и, пригнувшись, чтобы не задеть лениво шевелящуюся растительность, нырнула в коридор. Глеб последовал за ней.
  - Чувствуешь?
  - Что именно?
  Ведьмачка указала на стену. Приложив ладонь к покрытой облезающей краской поверхности, Глеб ощутил мелкую дрожь, словно где-то по соседству работал гигантский механизм.
  - Снизу идет, - коротко сказала Инари. - Надо искать спуск.
  Коридор оказался совсем даже не коридором, а аппендиксом непонятного предназначения, поэтому вскоре пришлось возвращаться на основной путь. Теперь в поисках чего-нибудь похожего на лестничный пролет заглядывали в каждую попадающуюся по пути дверь. Спуска пока не встретилось, но зато, вдоволь налюбовавшись на перевернутые кверху дном кабинеты, 'гладиаторец' заметил одну очень странную вещь.
  - Инари, тебе ничего необычного в глаза не бросается?
  - Тут много всего необычного. Что именно ты имеешь в виду?
  - Окна. Когда мы смотрели снаружи, их было полно. А изнутри я пока что-то ни одного не встретил.
  - Да, - после некоторого молчания сказала ведьмачка. - Ты прав. Хотя, признаюсь, на это я как раз не обратила внимания.
  - Но ведь это не нормально, верно?
  - Возможно. А возможно, мы просто не добрались до комнат, прилегающих к внешним стенам.
  - Да ведь так не строят. Ладно, еще в цехах, я соглашусь. Но здесь-то вроде обычные рабочие офисы, ни одна комиссия по охране труда не пропустила бы.
  - Честно говоря, в этом я не разбираюсь, так что поверю на слово. Причину можешь объяснить?
  - Нет.
  - Жаль. А у меня вот один вариант есть...
  - И какой же?
  - Мы не в том здании, в которое входили.
  Глеб не сразу нашелся, что ответить. Предположение звучало просто фантастически неправдоподобно.
  - Погоди, но ведь ничего не было: ни Дверей, ни Ворот, ни прорывов. Мы вошли именно туда, куда собирались. Разве нет?
  - Есть еще один способ перемещения... я всегда считала его сказкой, выдумкой... Но не исключено, что он на самом деле существует. Правду говорят - век живи, век учись.
  Заколдованный коридор наконец закончился железной дверью, выводившей на лестничную площадку. Лестница была в отвратительном состоянии, ступени раскрошились, местами куски бетона держались на честном слове и одной насквозь проржавевшей арматурине, но при желании пройти по ней представлялось возможным. Инари оценивающе глянула вверх, потом вниз...
  - Так что же это за способ такой? - спросил Глеб, видя, что ведьмачка не горит желанием пускаться в подробные разъяснения.
  - Блудничество.
  - Что?
  - Обернись и глянь, - посоветовала Инари. - Как раз увидишь его в действии.
  Глеб развернулся и оторопел. Обшитый пластиком офисный коридор куда-то подевался, вместо него, насколько хватало глаз, тянулись унылые, покрытые пылью и паутиной бетонные стены. Картину запустения разнообразили только проблескивающие то здесь, то там холодные зеленоватые искорки.
  - Мы не отсюда пришли, - заметил 'гладиаторец'.
  - Да, - подтвердила ведьмачка.
  - И как это понимать?
  - Я же сказала, блудничество. Михалыч говорил, что по-вашему это искривление пространства называется. Когда, идя одним и тем же путем, попадаешь в разные места.
  - Я догадываюсь, что значит 'искривление пространства'. Научную фантастику читать доводилось. Ты лучше скажи, а как нам теперь обратно выбираться со всеми этими искривлениями?
  - Не волнуйся, дорогу найдем. Только далеко не отходи, чтобы не пришлось потом друг друга по закоулкам разыскивать. Вот, возьми на всякий случай...
  Инари сняла с шеи шнурок с серебряной бляхой и отдала 'гладиаторцу'.
  - Надевай.
  - Что это?
  - Онтар, определитель. Защищать он ни от чего не защищает, зато позволяет узнать местонахождение обладателя и при необходимости вызвать подмогу. Наговорен он, правда, на мое имя, но это не важно. Если вдруг отбросит куда в сторону, просто оставайся на месте. Я тебя сама найду. Понятно?
  - Да. А тебе он разве не нужен?
  - Нет, - по лицу ведьмачки скользнула горькая усмешка. - Ношу скорее по привычке. Звать-то теперь все равно некого...
  - А... - начал Глеб и запнулся. Он хотел было спросить 'а Хорт?', но, припомнив события в Тугреневке и на базе ликвидаторов, передумал.
  - Вот тебе и 'а'. Ладно, давай-ка поглядим, что здесь еще есть, кроме эльфийских лампадок.
  Правда, поглядеть толком не удалось. На сей раз не заметить действия блудничества было невозможно, потому что всего через три шага бетонные катакомбы улетучились, оставляя взамен огромный темный зал со встроенными в стены витринами-аквариумами и перевернутыми разгромленными стендами. Хорошо знакомый 'гладиаторцу' зал...
  - Чем дальше, тем интереснее, - хладнокровно сказала ведьмачка, оглядываясь по сторонам. - Похоже на какое-то хранилище.
  - Скорее на музей... - поправил Глеб, чувствуя, что голос не полностью повинуется ему.
  От Инари эта перемена не укрылась.
  - В чем дело? На тебе лица нет.
  - Ты не будешь смеяться, если я скажу?..
  - Скорее всего, не буду. Так что случилось?
  - Я уже видел это место раньше.
  - Ну, и что тут смешного? То, что ты был в музее?
  - Нет. Я тут не был. Точнее, был, но во сне. Причем целых два раза.
  - Во сне?!? - Инари рассматривала 'гладиаторца' так внимательно, словно он сам являлся главным экспонатом музея.
  - Да, - Глеб поморщился. Даже сейчас вспоминать ночные кошмары было неприятно. - Там была целая куча здоровых слепых тварей, против нас четверых. Завязался бой... Потом откуда-то нахлынуло белое пламя, и... и я проснулся. Ничего больше не помню.
  - И это все? Точно?
  - Да, вроде бы все...
  - Пламя было белым?
  - Да, белым... и, глупо конечно, но, по-моему, оно к тому же было холодным. Во всяком случае, я жара не ощутил. Хотя, судя по запаху гари, кого-то там все-таки поджарило.
  - Эске анорра ильмен.
  - Что?
  - А то, что, похоже, это было эске анорра ильмен - заклятие лунного света, про которое ты, разумеется, знать не мог, - ведьмачка присела рядом с перевернутым стендом, перебирая высыпавшиеся оттуда экспонаты - какие-то мелкие черепа с привешенными бирками, засушенных жуков и еще что-то длинное и щетинистое. - Так чем, говоришь, бой закончился?
  - Понятия не имею, я вовремя проснулся.
  - Жаль. Значит, результат узнаем только тогда, когда сон сбудется.
  - Когда... сбудется?!? - поперхнулся Глеб.
  - Угу. Уж больно он смахивает на спонтанное прорицание. Эх, чтоб нам с тобой лет на пятнадцать-двадцать пораньше встретиться! Хороший ведьмак ведь мог получиться... А впрочем, и сейчас еще не все потеряно.
  - Да ладно, придумаешь тоже, - немного смущенно пробормотал 'гладиаторец'.
  - Не веришь?
  - Ну, скорее, глядя на вас, реально оцениваю свои способности... Взять хотя бы тех же... тех же...
  Глеб осекся. Его внимание привлек подозрительно знакомый силуэт, темнеющий за стеклом в одной из уцелевших витрин. Не доверяя глазам, парень подошел поближе. Красовавшаяся на латунной табличке рядом с витриной надпись 'Пустынный гиеноморф Рауфмана' могла обмануть кого угодно, но только не побывавшего в Тугреневке 'гладиаторца'.
  - Инари! Здесь... здесь хоулер! То есть, чучело хоулера!
  - А здесь чернолесские сколопендры, жевуны, ткачи, чертовы лошадки, и даже одна навка затесалась, - отозвалась ведьмачка. - Только обозваны все как-то не по-человечески. Ничего не попишешь, интересные экспонаты у вас в музеях хранятся.
  - Не то слово. И где только они их раздобыть ухитрились?
  - Либо на Сумеречных землях, либо в Чернолесье. Может, конечно, и прямиком в Пограничных мирах, но что-то слабо верится. Откуда было людям...
  Приглушенный гул накатился, казалось, со всех сторон разом. Пол начал дрожать - сначала мелко, потом все сильнее и сильнее. Ведьмачка, чертыхнувшись, вскочила на ноги.
  - Землетрясение? - недоверчиво хмыкнул Глеб. - В наших-то краях?
  - Хуже. Черная буря начинается, и мы как раз в ее центре. На середину зала, быстро!
  - А может, лучше в дверной проем?
  Витрина 'гиеноморфа' лопнула, осыпая их дождем осколков.
  - А может, сразу в гроб? Я тебе что сказала? На середину!
  Схватив 'гладиаторца' за руку, Инари потащила его за собой с такой силой, какой даже Глеб от ведьмачки не ожидал. Плиты пола дыбились, змеясь паутинками трещин. Впереди взорвалось еще несколько витрин. Краем глаза Глеб заметил, как на них летит что-то черное и мохнатое и, уже шарахаясь в сторону, запоздало сообразил, что это 'что-то' не отражается в кровавике. По полу, оставляя след из опилок, покатилась оторванная голова чучела - судя по ощеренным клыкам, какого-то хищника. Еще одно чучело, на сей раз двуногое и чешуйчатое, пролетев через весь зал, смачно шмякнулось о противоположную стену. Над 'гладиаторцем' с воем пронеслась здоровенная и определенно живая навь, перекувырнулась в воздухе и бесследно растаяла. Невесть откуда взявшийся двугорбый зверек охристого оттенка бросился наутек прямо из-под ног ведьмачки. Мир вокруг менялся, словно картинки в калейдоскопе. На угрюмые стены зала накладывались десятки разных пейзажей: леса и равнины, скалы и пески, озера и болота с сухостоем. Инари застыла посреди всего этого беспредела, крепко сжимая руку Глеба, закрыв глаза и, кажется, совершенно не интересуясь происходящим. А сквозь дальнюю стену зала просвечивало что-то черно-бурое, имеющее не поддающуюся определению форму и очень быстро увеличивающееся в размерах.
  - По-моему, у нас сейчас будут гости, - не выдержал Глеб, когда пятно начало занимать примерно треть стены в высоту и чуть поменьше в ширину.
  - Тысячеглазое, - сонно отозвалась ведьмачка. - Очень милая зверушка родом из Склепа. Не дергайся. Времени в запасе немного, а мне надо найти источник.
  Выполнить совет оказалось не просто, тем более что пятно продолжало расти все теми же стахановскими темпами. Глеб понемногу начинал жалеть, что при всех своих достоинствах кровавик не показывает еще и расстояние до объекта. Инари вышла из состояния медитации только тогда, когда по помещению начал расползаться приторный запах гнили.
  - Черт, - фыркнула ведьмачка, - все равно не успела, но дальше ждать уже нельзя. Сейчас посмотришь, что такое рукотворная Дверь. Глаза береги.
  Проваливаясь в кромешную тьму, наполненную ледяным ветром, Глеб заметил, как в зал с грацией осьминога влилось нечто бесформенное... и огромное. Настолько огромное, что размеры его не сразу уложились в голове у 'гладиаторца'. А потом ему стало уже не до Тысячеглазого.
  Те секунды, что 'гладиаторец' с ведьмачкой пробыли в Междумирье, показались Глебу вечностью. Ветер нес с собой то ли снежную крупу, то ли ледяное крошево. Во всяком случае, что бы это ни было, оно секло кожу, вызывая на глазах слезы. Движимый инстинктом самосохранения, Глеб пытался угнуться и прикрыть лицо, но никакого положительного результата своих усилий не заметил. Наконец, спустя тысячелетия, ветер стих, и сразу потеплело. Парень перевел дыхание. Они стояли в лесу с внешней стороны 'княжеградского' забора. Судя по часам, было уже полпятого, хотя значительная часть прошедшего дня никак не отложилась в памяти 'гладиаторца', и теперь он тщетно пытался сообразить - блудничество ли искажает не только пространство, но и время, или они и в самом деле так долго пробродили по таинственному зданию.
  - Ни капельки не похоже на мирные уютные Ворота, верно? - с насмешкой спросила Инари, потирая исцарапанную щеку.
  - Не то слово... просто рай для мазохиста.
  - Это еще легко отделались. Зачастую Дверь приходится пробивать куда дольше.
  - Лучше не рассказывай. Не хочется даже представлять.
  - И, тем не менее, тебе придется научиться тому же самому. В противном случае долго не проживешь.
  - Не думаю, что у меня хоть когда-нибудь получится.
  - Зато я думаю, - отрезала ведьмачка.
  - А это Тысячеглазое, оно за нами не полезет?
  - Сильно сомневаюсь. Умения пробивать Двери у них до сих пор не наблюдалось, наша уже закрыта, а чтобы добраться до настоящего выхода, ему придется сильно попотеть.
  - Но для верности... можно же было его прикончить? Я успел на эту прелесть глянуть. Если такая зверушка все-таки вылезет в наш мир, мало не покажется, ведь так?
  - Можно все, - после довольно долгого молчания сказала ведьмачка. - Вопрос только в том, в какую цену это выльется. Тебя бы подставлять я в любом случае не стала. А на будущее давай не будем загадывать. Если вылезет, значит, придется схлестнуться. А если нет, то пускай гуляет по мертвому зданию сколько влезет. Там он никому не помешает, разве только мне, когда вернусь.
  - Снова туда собираешься?
  - Да, но не сейчас. Понадобится кое-какая подготовка.
  - Значит, все и в самом деле там началось?
  - До сих пор точно не уверена, но место интересное. Один музей чего стоит. И буря... в первый раз вижу, чтобы она не от заклинания зарождалась. Правда, возвращаться придется не сегодня и, скорее всего, даже не завтра. Забыла у Ивана спросить - во сколько у вас обычно тренировки начинаются?
  - Около шести вечера.
  - Значит, где-то полтора часа осталось... - ведьмачка прикинула в уме. - Маловато, чтобы что-то предпринимать. Ладно, пока свободен. Если Ваня будет спрашивать, скажи, что к шести я появлюсь.
  - А мне что делать?
  - Не забывать про кровавик, а в остальном на твой выбор. Можешь в Сумеречье сходить, можешь здесь чем-нибудь заняться. Главное, не суйся в одиночку в лесной дом - ты мне еще живым понадобишься.
  Проводив взглядом исчезнувшую среди деревьев ведьмачку, Глеб призадумался, на что бы ему и в самом деле потратить свободное время. Результатом размышлений стал поход в ближайшую продуктовую лавку за съестными припасами, и только на обратном пути 'гладиаторец' сообразил, что забыл оставить на базе оружие. Продавцам-то было до лампочки, за время соседства с военно-историческим клубом все торговые точки в радиусе полукилометра успели привыкнуть к периодически возникающим странным личностям. А Степаныч как-то в порыве вдохновения даже забрел в монгольском доспехе в книжный магазин с вопросом: какие книги по истории ему посоветуют почитать, а то уж очень интересно, что после Куликовской битвы было... Да, окрестные продавцы уже привыкли ко всему, и смутить их привешенной на пояс саблей, даже заточенной, было трудно. С милицией дела бы обстояли иначе, но к счастью никого из служителей закона Глебу по дороге не встретилось. По-видимому, Кот и Иван были правы, утверждая, что до улицы Свободы патрули не доходят.
  А вот пообедать спокойно ему не дали. 'Гладиаторец' только-только успел потеснить Кипелыча, Антона и Тему, мирно попивавших чай на втором этаже, откупорить 'Снежок' и откусить первый кусок от булки, как в комнату пулей влетел Иван.
  - Вернулись? А где ведьмачка?
  - Где-то там, - Глеб кивнул в сторону входной двери, подразумевая примерное направление. - Сказала, к тренировке будет.
  - Черт... Ну, ладно. В лесу что-нибудь интересное нашли?
  Глеб призадумался. Найти-то они нашли, вот только ему не поступало никаких указаний по поводу того, как вести себя с информацией о находке.
  - Кое-что было, но это ты лучше у Инари спроси. Думаю, она подробнее объяснить сможет.
  - Чего финтишь-то? Что-нибудь плохое?
  Глеб пожал плечами. Он бы с удовольствием сказал, если бы сам знал.
  - Ладно. Зайди ко мне, парой слов надо перекинуться в приватной обстановке.
  - Доесть-то сначала можно?
  - Доедай, только не особо затягивай.
  Князь снова исчез с такой скоростью, словно научился пробивать Двери не хуже ведьмачки.
  - Какая муха его ужалила? - поинтересовался Глеб.
  - Понятия не имею, - признался Кипелыч. - Наверное, еще от ментовского визита не отошел.
  - А что, опять были?
  - Угу. Только что именно было, мы так и не поняли.
  - В смысле?
  - В том смысле, что либо произошло чудо, - пояснил Артем, - либо Ваня изобрел фумигатор для ментов, что, в принципе, тоже относится к разряду чудес.
  - Утром, - перехватил инициативу Кипелыч, - часов в десять - я только-только до базы добрался - заваливает к нам во двор шишка при погонах. Майор, ей богу не вру, и с ним еще четверо зелененьких. Двое, значит, во дворе остались, а двое вместе с начальством наверх к Ивану. Не знаю, то ли боялись, что Ваня на их шишку с кулаками кинется, то ли еще чего... Я на всякий случай тоже в кабинет зарулил по срочно придуманному вопросу, но Ваня меня почти открытым текстом выставил. Видать решил, что сам справится. Ну, тогда мы со Зверьком стали обрабатывать тех, кто внизу остался. Мужики оказались без особых задвигонов, как вскоре выяснилось не московские, а местные, из двенадцатой оперативной дивизии. Причина визита - какая-то резня, произошедшая вчера в районе Гостеевки. Вроде как считают, что там кто-то из наших замешан оказался.
  - А с чего такая уверенность? - спросил Глеб, когда наконец смог откашляться. - Доказательства что ли есть?
  Кипелыч развел руками.
  - Я так мыслю, кто-то из ихнего начальства просто проснулся с утра и безо всяких доказательств подумал - а почему бы нет? Или на понт берут, потому что, имейся на самом деле уверенность, разговор бы совсем другой был, с АКм наперевес и кулаком в рыло. Знаем мы эту технику. Прикол в другом - пока мы ребят на предмет информации раскручивали, времени прошло минут двадцать, наверное, не больше. Смотрю - забеспокоились соколики, нервно оглядываться начали, кобуру проверять...
  - А причина была? - Глебу сразу вспомнился рассказ ведьмачки о событиях в Гостеевке. Детали подозрительно совпадали.
  - Не заметил, если только небритого Зверька за причину не считать. А если серьезно, то еще минут через пять слышим по лестнице топот, и на крыльцо выкатывается этот самый майор, трясущийся, но пытающийся сохранить товарный вид. За ним его свита, а за свитой Иван с явно написанным на лице вопросом: 'Какого хрена?' И тут... - Кипелыч расплылся в ухмылке, - тут какая-то нелегкая выносит из-под скамейки одну из наших радиоактивных мышек...
  - Чи-ула, что ли? - уточнил Глеб.
  - Кого? Мышку, говорю, из числа тех, которые из подвала лезли, чуток поменьше Муськи размером. Не знаю, чего она под скамейкой делала, но время для променада, определенно, выбрала неудачное. Двенадцатая оперативная дивизия во главе с майором устроила настоящее ковбойское шоу по стрельбе от бедра в движущуюся мишень. Ума не приложу, как мышка после всего этого выжила, но мозги у нее явно набекрень съехали, потому что вместо того, чтобы обратно под лавку или под забор нырнуть, она поперла прямиком на противника. В результате ошарашенный таким поворотом событий противник вскочил в припаркованный по соседству 'УАЗ', и только мы его и видели.
  - Неужели сбежали? Из-за мыши?
  - Вот тебе и 'неужели'. У Ивана даже один из их табельных ПМ-ов на память остался. Майорский, по-моему. Так что мы теперь делаем ставки, как скоро ребята оклемаются и про брошенное оружие вспомнят.
  - Я уж-ж-же п-п-проиг-гр-р-ал, - со скорбным видом сообщил Антон.
  - Да, - подтвердил Кипелыч. - Через полчаса никто не пришел. И через час тоже.
  - Черт... - Глеб отложил булку. После таких новостей ему даже есть расхотелось. Мозг тщетно пытался проанализировать все услышанное и свести к единому знаменателю. Опять на поверхность выползает страх, беспричинный, избирательный и настолько сильный, что заставляет жертву забыть обо всем. Но ведь страх не возникает на пустом месте, что-то его должно спровоцировать. Пускай для остальных это 'что-то' будет казаться незначительным, но присутствовать-то оно все равно обязано? Так почему же это осталось никем не замеченным? Бесполезно, слишком мало информации, чтобы гадать. Ну, а если попробовать подойти с другой стороны? Вспышка страха в Гостеевке, вспышка страха на базе. Что общего есть у двух мест, разделенных как минимум пятью километрами? Правильно, расположенные поблизости прорывы... Что особенного в прорывах, кроме самого факта их существования? Если верить Инари, то, что они возникают в самых темных местах накрытой взрывом территории. Что еще отличает темные места? Очевидно, повышенная концентрация могильного тумана... Стоп! А не могла ли это быть реакция на туман? С непривычки, и так далее, и тому подобное? Нет, навряд ли. Инари, наверное, знала бы про такую возможность, как-никак ведьмацкий стаж у нее побольше. К тому же, раз оружие прекрасно стреляло и в Гостеевке и на базе, значит, сильного тумана поблизости не было. И вдобавок никакие туманы все равно не объясняют главной загадки - выборочного действия страха. А если не туман, тогда что? Что еще может быть связано с прорывами?
  Окончательно запутавшись и чувствуя, что начинает ходить по кругу, 'гладиаторец' решил, что с философскими рассуждениями пора временно завязывать, хотя его и не оставляло ощущение, что избранные предпосылки были правильными. Презентовав остаток 'Снежка' Зеленому Змию, уже подбиравшемуся к картонной коробочке, Глеб отправился к Князю.
  Иван сидел за столом, опершись подбородком о сплетенные пальцы рук, и задумчиво следил за извивающейся на черном дисплее ноутбука лентой микрософтовского 'вечного двигателя'. К громоздившимся на столе стопкам папок теперь прибавились не меньшие по размерам стопки книг. Вскользь пробежавшись взглядом по названиям, Глеб озадаченно хмыкнул. Смесь трудов по философии, психологии и психиатрии, слегка разбавленная мифами народов мира, одним своим видом навевала зевоту.
  - Ты чего? Решил второе высшее образование получать?
  - А? - Князь перевел отрешенный взгляд на одноклубника. - Нет. Просто размышляю о происхождении термина 'панический страх'.
  - Что-то греческое, если не ошибаюсь?
  - Да. Производное от имени божка стихийных природных сил. Мужик он, если верить мифам, был веселый и погулять любил, но имел одну плохую черту - периодически попугивал забредающих не туда куда надо путников, наводя на них беспричинный на первый взгляд страх. Отсюда название и пошло. Ничего не напоминает?
  - Дай угадаю - массовое бегство людей в погонах с места происшествия?
  - Угу, значит, уже сообщили. Ну, и как?
  - Признаться честно? Кажется притянутым за уши. Каким боком древнегреческий божок вообще состыковывается с современной Россией? Тогда - чего уж мелочиться - давай все сразу на инопланетян валить. Прилетели, мол, всех напугали и улетели обратно.
  - Я не верю в инопланетян, - сообщил Князь. - Впрочем, и в богов тоже не особо. Но я вполне готов поверить в попытку объяснить с божественной помощью реально подмеченное явление.
  - Какое явление?
  - Пока не знаю. Одно могу сказать точно - это не чисто греческая выдумка. У нас, к примеру, чем-то подобным баловались лешие... Даже целая система была разработана, чтобы от них уберечься. Весьма оригинальная, кстати.
  - Угу. 'Шел, нашел, потерял', или что-то типа того. А что с двенадцатой оперативной дивизией? - быстро перевел разговор Глеб, никогда особо не интересовавшийся славянской, да и любой другой мифологией.
  - А что с ней? Пока никто не возвращался, но если вернутся... - Князь загадочно ухмыльнулся, - буду надеяться, что это окажется уже знакомый майор Сергеенко, потому что у меня к нему заготовлен один разговор. Весьма и весьма многообещающий.
  - Для кого, интересно знать?
  - Для обеих сторон, разумеется. Чтобы далеко за примером не ходить, возьмем тебя. Сколько ты уже по железу не работал? Вторая неделя идет, а кушать-то в следующем месяце хотеться будет не меньше, чем в этом. И не ты один такой. А с чего зарплату брать? С потолка?
  - И что ты предлагаешь? - напрямую спросил Глеб, будучи не в настроении разгадывать ребусы.
  - Я пока ничего не предлагаю, просто выстраиваю логическую цепочку.
  - Что-то не наблюдаю никакой логической связи между моей зарплатой и забытым на базе оружием.
  - А это как суслик в поле, - хитро прищурился Иван. - Ты его не видишь, а он там есть.
  - Ну, и как выглядит этот суслик?
  - Пока маленьким и дохленьким, - сообщил Князь, - но в перспективе обещает вырасти. Тут все зависит от правильно выбранной тактики.
  - А поподробнее можно?
  - Нельзя. Скажу только одно - про работу в мастерских можешь пока забыть. Это даже не разрешение, а приказ. Лучше повнимательнее слушай нашу ведьмачку и побольше запоминай. К тебе, смотрю, в отличие от остальных она прикипела, и это есть хорошо. А о трудозатратах не беспокойся - компенсирую.
  Глеб исподлобья посмотрел на Ивана. Последние несколько фраз, несмотря на внешнюю безобидность, ему совсем не понравились. Если грандиозные сусличьи планы Князя как-то связаны с Инари...
  - Я никого не буду подставлять, - на всякий случай сообщил 'гладиаторец' в пространство.
  - А никто и не просит, - оскорбился Иван, вроде бы даже не притворяясь. - Все, что требуется, это чтобы ты был в курсе происходящего с ведьмацкой точки зрения. Мне нужно иметь перед собой полную картину событий, и больше всего шансов ее заполучить как раз у тебя. А с остальным я сам разберусь, по возможности наиболее мирным способом.
  - Мирным? И ты сам-то в это веришь после того, как нас спалили в Гостеевке?
  Князь пренебрежительно отмахнулся, едва не отправив на пол одну из стопок научной литературы.
  - Не бери в голову. Никого они не спалили и ни в чем не уверены, просто прощупывают народ. Я ради интереса отзвонился Майклу, Лукичу и Вадюхе - по всем ним тоже с визитом прошлись, видать ждут, не сорвется ли кто с перепуга. Мыслят, конечно, логично, что встрял кто-то, кто знает, с какой стороны к мечу подходить, но дальше этого их логика не идет, так что все нормально.
  Глеб тяжело вздохнул, ему бы сейчас тоже не помешала Княжеская уверенность, чтобы избавиться от устойчивого предчувствия грядущих неприятностей... С Гостеевки мысли 'гладиаторца' плавно перекинулись обратно на визит оперативников, оттуда - на их бегство, а оттуда на его собственные недавние размышления. Интересно, что по этому поводу скажет Иван?
  - А знаешь, что я тут подумал?.. - и Глеб на одном дыхании выложил всю выстроенную им логическую раскладку. - Ну, как?
  - Сомневаюсь, - сказал Князь после довольно долгого молчания. - Мысль интересная, здравый смысл в ней есть, с одним 'но', которое ты подметил совершенно правильно - могильный туман слишком часто встречается, чтобы ведьмаки не знали про его действие. Но если предположить, что иногда - крайне редко - возникает что-то еще, что притягивается к прорывам или - по принципу могильного тумана - к темным местам и крупным зверям из Пограничных миров... Черт, а ведь и в самом деле правдоподобно выходит!
  - Мне тоже поначалу так показалось, - признался Глеб, - только все снова упирается в избирательное действие. Замкнутый круг получается, как эту фигню ни называй - хоть туманом, хоть не туманом.
  Иван посмотрел на часы.
  - Скоро тренировка, - немного невпопад сказал он. - Народ, наверное, уже начал собираться, надо бы пойти, глянуть что к чему. Теперь все зависит исключительно от того, постоянно ли действие этой загадочной фигни, которую до уточнения терминологии предлагаю по древнерусской традиции переименовать в 'лешачьи проказы', или волнообразно. Если постоянно и если все пойдет так, как я думаю, значит, мне удалось угадать причину привередливости нашего 'лешего'.
Оценка: 8.16*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) М.Боталова "Императорская академия. Пробуждение хаоса"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"