Баутина Юлия Владимировна: другие произведения.

Принцип вмешательства

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда жизнь дает шанс принять участие в судьбах если уж не всего мира, так хотя бы родного города, грех не воспользоваться представившейся возможностью. Однако по карману ли вершителю судеб окажется цена, которую придется заплатить за право вмешательства? Как правило, такие вопросы возникают слишком поздно... (Третья книга из цикла "Братство меча") (Текст отредактирован в связи с заключением договора на публикацию произведения. Для ознакомления представлены первые 4 главы.) Вышло на бумаге.


  БРАТСТВО МЕЧА
  Книга 3. Принцип вмешательства
  
  Но если однажды, идя через поле, вы повстречаете человека в странной одежде, с длинными волосами и ломиком в руке, знайте, что это - реконструктор. И не приведи вас Господь перепутать его с хиппи!!!
  Наставления старого скинхеда молодым (Устное народное творчество)
  
  Глава 1. Ведьмин камень
  Ясные, жаркие, солнечные дни, по мнению Глеба Комолова, никак не подходили для визитов в официальные учреждения, и еще меньше - для ожидания начала этих визитов в салоне оставленной Князем на солнцепеке машины, в которой к тому же отсутствовал кондиционер. И, по закону подлости, нынешний день, конечно же, выдался именно таким. Обливаясь потом, 'гладиаторец' нервно поерзал по заднему сидению Княжеской 'Ауди' и с надеждой посмотрел на закрытые пластиковые двери бюро пропусков, за которыми битых полчаса назад скрылся Иван Есипов с паспортами. Гадать, как долго тот намерен выписывать три несчастные бумажки, было бесполезным делом - в бюрократической системе администрации города Тулы и Тульской области этот процесс смело мог затянуться еще на полдня, оставалось только ждать и пытаться не свариться при этом заживо. Распахнутые настежь дверцы машины, мягко говоря, не сильно увеличивали вентиляцию в салоне, а, жестко говоря, не влияли на нее вообще никак. Выходить наружу тоже было бесполезно - никаких источников тени поблизости не наблюдалось, а бросить автомобиль на попечение с трудом втиснувшегося на переднее пассажирское сидение ведьмака Глеб все никак не решался.
  Тяжело вздохнув, 'гладиаторец' покрутил на пальце перстень с кровавиком - уже не тот, который одалживала ему Инари, а другой, более подходящий по размеру и находящийся в его безраздельной собственности. Прошлой ночью, видимо, немного отдохнув от пертурбаций предыдущих дней, ведьмачка вспомнила-таки о своем обещании раздобыть для ученика отдельную бижутерию и взялась за дело. Сидя на кухне, тускло освещенной единственным люменом, Глеб зачарованно следил за тем, как, повинуясь жестам ведьмачки, налитая в тарелку вода поднимается в воздух и с неторопливой пластичностью влажной глины меняет форму, образуя ажурные переплетения рун, в оправе которых предстояло покоиться камню. Безмолвное действо завораживало, в чувство парня привела только внезапная резкая боль, когда Инари сделала неглубокий надрез на его ладони. Из надреза выступили несколько густо-красных капель, потом, словно под действием невесомости, капли медленно оторвались от кожи и слились воедино, кристаллизуясь и на глазах превращаясь в причудливо ограненный камень. Камень врос в оправу, и готовый перстень, холодный, словно кусочек льда, упал в подставленную ладонь 'гладиаторца'.
  - Ну, вот, теперь я знаю, к кому в случае необходимости обращаться по поводу ювелирки, - пошутил парень, вертя в руках обновку и тщетно пытаясь отыскать признаки того, что тускло поблескивающий камень имеет органическое происхождение.
  - Обойдешься, - как-то устало отозвалась ведьмачка. - И учти: потеряешь - переделывать не буду.
  Глеб кивнул. Он, конечно, сомневался, что в случае чего Инари выполнит угрозу и оставит ученика без помощи, но проверять не хотел. Кровавик был ему слишком нужен, тем более что личный камень повиновался владельцу куда охотнее временно одолженного. Теперь, когда 'гладиаторцу' появилось, с чем сравнивать, это стало очевидно. Процесс творения, похоже, вытянул из ведьмачки все остававшиеся после стычки с мангуири силы, потому что она даже не стала дожидаться, когда Глеб закончит проверку работоспособности перстня, а сразу побрела в комнату. В мире отпечатков 'гладиаторец' видел, как Инари швырнула перевязи на кресло и трупом повалилась на диван. А спустя менее чем пять минут, когда до дивана добрался и сам Глеб, ведьмачка уже спала мертвецким сном и не подавала признаков жизни вплоть до самого утра. Утром же их почтил визитом сам Иван, тоже ночевавший где-то вне Земли Грифонов, и вкратце изложил план действий на ближайшие полдня. В итоге Инари была доставлена и оставлена в 'гладиаторском' лагере с просьбой непременно дождаться возвращения Ивана, а Князь с Глебом, прихватив с собой Хорта, отправились реализовывать великие княжеские планы. И вот как раз сейчас процесс реализации был в самом разгаре.
  На блекло-голубом, словно выгоревшем небе не наблюдалось ни единого облачка. Время близилось к полудню, и машина раскалилась до предела. Сквозь хлопковые камуфляжные брюки отчетливо ощущался исходящий от разогретого сидения жар. Снова вздохнув, 'гладиаторец' бросил тоскливый взгляд в окно и в очередной раз задался вопросом, зачем Князю понадобилось, чтобы при его встрече с руководителем московских ликвидаторов непременно присутствовали и Глеб, и Хорт? В качестве рабочей силы для транспортировки увесистого доказательства проделанной работы? Тогда что-то не сходилась арифметика. Для переноса служившей доказательством головы забитого накануне мангуири Ивану вполне сгодился бы один Хорт - Глеб своими глазами видел, как ведьмак без особых усилий ворочает весящий больше центнера брезентовый сверток одной рукой. Или, как вариант менее действенный, но более спокойный для нервов, для тех же целей Князю вполне сгодились бы двое 'гладиаторцев', причем преимущество второго расклада заключалось в том, что, в отличие от ведьмака, у княжеских подчиненных хотя бы были в порядке все документы. Хорт же сейчас по гениальному замыслу Ивана Есипова должен был попасть в здание администрации города Тулы и Тульской области, в обиходе обыкновенно именуемое Белым домом, по паспорту бывшего руководителя 'Серебряного грифона' Евгения Заугольского.
  Поначалу Глеб принял эту идею за неудачную шутку, но, когда Князь помахал у 'гладиаторца' перед носом документами Джонни, парень начал понимать, что шутками здесь и не пахнет. Причем самое странное заключалось в отношении к авантюре самого Ивана Есипова - такого легкомыслия Глеб за ним отродясь не помнил. Чего стоила одна фраза: 'Может, не обратят внимания?', выданная им в ответ на вопрос о том, каким образом охране будут объяснены такие мелкие расхождения между паспортной фотографией и обликом ведьмака, как фактически полное отсутствие половины лица. Опешивший Глеб даже не нашелся, что ответить, и в итоге решил просто не лезть не в свое дело, хотя на его непредвзятый взгляд спутать Хорта и Джонни - на что уж паршивыми бывали фотографии в паспортах - мог только совсем слепой охранник. Ничего общего, кроме примерно одинакового возраста у этой парочки не было.
  Наконец, чудо свершилось - из недр бюро пропусков выбрался Иван и направился прямиком к машине.
  - Что, не пускают? - поинтересовался Глеб у подошедшего Князя.
  - С чего ты взял? - удивился тот, не распознав иронии или притворившись, что не распознал ее. - Все в порядке. Выдвигаемся.
  Выдвинуться-то они выдвинулись, вот только проблемы, как 'гладиаторец' и предчувствовал, начались сразу, стоило только подойти к посту ведомственной охраны. Сидевший за барьером вахтер долго изучал паспорт Джонни, потом не менее долго разглядывал стоящего перед ним ведьмака, после чего задал вполне предсказуемый вопрос:
  - Что с лицом случилось?
  - А что, не заметно? - угрюмо поинтересовался Хорт прежде, чем успел вмешаться Иван. - Котенок поцарапал.
  - Знатные у вас котята водятся, - на полном серьезе сказал охранник, откладывая паспорт в сторону. - Извините, но по таким документам пропустить не могу.
  - Почему? - наивно спросил Князь.
  - Потому что несоответствие внешности получается. Откуда мне знать, кто тут у вас на фотографии заснят?
  - Да он и заснят. Кто ж еще? Ну, не успел человек документы после травмы сменить, так ведь после такого не о ксивах в первую очередь думается, знаете ли. Может, все-таки пропустите в порядке исключения, а? У нас с Мареевым встреча назначена.
  - Сказано же, нельзя, - раздражение в голосе охранника начало нарастать в геометрической прогрессии. - Свалили б вы по-хорошему, ребята. То есть, вы-то двое можете идти, а вот он, - охранник кивнул на Хорта, - пускай пока снаружи покурит, свежим воздухом подышит. Ему же лучше будет, честное слово.
  Очевидно прочувствовав, что еще немного, и ему самому наравне с Глебом придется участвовать в дальнейшей доставке свертка к клиенту, Иван Есипов набрал в грудь побольше воздуха, намереваясь вступить в длительную дискуссию с вахтером, но тут в спор вмешалась третья сторона.
  - Погоди, Саш, - от стойки, отгораживающей пустующую гардеробную, отделился неброский мужчина в сером пиджаке. Настолько неброский, что о его присутствии забывалось сразу, стоило только отвести взгляд. - Ребята, вы к Станиславу Олеговичу?
  - Совершенно верно, - отозвался Князь.
  - Фамилию напомните.
  - Есипов, Комолов, Заугольский.
  - Есипов... - мужчина кивнул, словно именно это и ожидал услышать. - Что-то принесли?
  Иван молча указал на брезентовый сверток.
  - Не бомба, надеюсь? - поинтересовался вахтер.
  - Покажите, - попросил 'серый'.
  Хорт взглянул на Ивана, и только после утвердительного жеста последнего начал разворачивать плотную ткань. При виде содержимого свертка вахтер негромко, но с чувством выругался, брезгливо морщась, хотя голова мангуири выглядела еще вполне неплохо. Легкий запашок тухлятины, приобретенный трофеем за прошедшую, не самую прохладную, ночь и часы, проведенные в багажнике оставленного на солнцепеке автомобиля, в расчет не шел. 'Серый' одобрительно прищелкнул языком.
  - Впечатляет, - вынес он вердикт. - Можете проходить. Все трое.
  - Но... - попытался возразить вахтер.
  - Я сказал, ВСЕ, - с нажимом повторил 'серый'. - Отметь их. А вы, парни, на будущее добычу получше упаковывайте - здешние уборщицы почему-то считают, что им платят не за то, чтобы они кровь с линолеума отмывали. Дорогу знаете?
  Иван кивнул. Охранник, отмечавший пропуска в толстой потрепанной тетради, что-то пробубнил себе под нос о том, что Белый дом постепенно превращается в проходной двор, и возвратил паспорта с вложенными в них маленькими листками желтой бумаги.
  - В пропусках проставите отметки о посещении и вернете при выходе, - дал он прощальное напутствие.
  Немного поблуждав по узким коридорам и лестницам, Иван, наконец, остановился перед деревянной дверью, не отмеченной ни номером, ни табличкой с указанием владельца кабинета. Впрочем, Князя отсутствие опознавательных знаков никоим образом не смутило. Коротко постучав, он отворил дверь и вошел, а вслед за ним вошли и спутники. Внутри кабинет был столь же безлик, как и снаружи, а Станислав Мареев, не взирая на генеральское звание, куда больше походил на сферического в вакууме чиновника среднего звена. Глядя на гладко выбритого лощеного типа лет этак пятидесяти с небольшим хвостиком, вальяжно расположившегося в глубоком директорском кресле, Глеб подумал, что, если судить о подчиненных по начальству, то московские ликвидаторы нравятся ему куда меньше тугреневских. Может, из-за этой спонтанно возникшей неприязни, а может, и в силу объективных причин атмосфера в кабинете сразу же показалась парню гнетущей, напомнив ощущения, испытанные им в окрестностях дома из Бредни. То же постепенно нарастающее смутное беспокойство, то же ощущение наэлектризованности воздуха, от которого волосы встают дыбом на затылке... Нет, все-таки это не из-за неприязни, это здесь что-то не ладно. Глеб оглянулся в поисках источника тревоги, но ничего подозрительного в кабинете не наблюдалось. Единственным, что вообще привлекло внимание парня, был настольный канцелярский набор господина Мареева, а конкретно, явно выбивающийся из общего стиля пресс для бумаг. Пресс представлял собой друзу из нескольких кристаллов кофейно-черного цвета с тусклым стеклянным отблеском, и чем дольше Глеб смотрел на друзу, гадая, что же это за минерал, тем больше ему казалось, что камень пульсирует, едва заметно меняясь в цвете и размере. А когда 'гладиаторец' краем глаза заметил, что и Хорт пристально смотрит в ту же сторону, он понял, что не одинок в своих суждениях. И еще... От друзы несло Силой, словно жаром от раскаленного асфальта. Глеб как бы невзначай сделал шаг вперед, поближе к столу, и тут же снова отшатнулся. Может, это и обман чувств, но шедшее от загадочного камня излучение буквально обжигало, и долго находиться рядом с ним было невозможно.
  Между тем Иван, как ни в чем не бывало, поздоровался с ликвидатором, который даже снизошел до того, чтобы встать из кресла и пожать протянутую руку.
  - Итак, каковы результаты? - прямолинейно поинтересовался Мареев, не тратя время попусту. - Я так слышал, что вполне удачны?
  По жесту Князя Хорт в очередной раз распаковал ценный груз и поднял за загривок. Мареев с видом знатока осмотрел зависшее на уровне его лица доказательство и кивнул.
  - Неплохо, - сказал он и, нажав на телефоне кнопку громкой связи, произнес, четко выговаривая слова:
  - Александра, пришлите, пожалуйста, ко мне кого-нибудь из ребят. Нужно экспонат забрать... - после чего еще раз смерил голову оценивающим взглядом и добавил:
  - Лучше двух человек.
  'Ребята' не заставили себя долго ждать. Почти сразу после звонка Мареева в кабинет вошли двое сухощавых мужчин в серо-зеленой униформе с шевронами на рукавах. Шевроны представляли собой нечто весьма и весьма странное. Глеб одно время интересовался опознавательными знаками разных родов войск, но таких встречать ему однозначно не доводилось. Скрещенные мечи делили поле шеврона на четыре сектора, в двух из которых были изображены пятиконечные звезды, а еще в двух песочные часы. А над эфесами мечей располагалась аббревиатура: СБ ПВСиП. Глядя на подозрительно знакомое сочетание букв, 'гладиаторец' задумался о том, насколько вероятно в нынешних условиях случайное совпадение в названиях того, что имелось на территории эпицентра взрыва, и тех, кто собирался последствия этого взрыва ликвидировать? Если честно, то в случайность не верилось вообще никак.
  Тем временем один из ликвидаторов, введенный в заблуждение легкостью, с которой Хорт обращался с трофеем, попытался забрать у ведьмака голову зверя и, крякнув, просел под неожиданной тяжестью груза. Второй тут же подоспел ему на помощь, и уже вдвоем они унесли 'экспонат' прочь.
  - Что ж, действительно, неплохая работа, - подытожил Мареев. - А главное, оперативная. После такой не грех и поговорить о продолжении плодотворного сотрудничества...
  Ликвидатор бросил выразительный взгляд на Глеба и Хорта.
  - Подождите меня снаружи, оба, - мгновенно среагировал Иван, всем своим видом давая понять, что возражения не принимаются.
  - Ты камень у этого типа на столе видел? - спросил 'гладиаторец' у ведьмака сразу, как только за ними захлопнулась дверь.
  - Да, - нехотя ответил Хорт.
  - Как думаешь, что это такое?
  - Понятия не имею.
  - Он как будто дышит, а в кабинете полно Силы - по-моему, как раз от него.
  Хорт в ответ лишь неопределенно пожал плечами, и Глеб решил все-таки отстать от ни в какую не идущего на контакт ведьмака, поскольку спрашивать его мнение про надписи на шевронах тем более было бесполезно. И все-таки что бы это могло значить? СБ... ну, тут на ум первым делом приходила 'служба безопасности', хотя, возможно, были и другие варианты. А вот насчет остального вариантов не было. Вообще никаких. Глеб тяжело вздохнул и подумал, что лучше бы Иван вместо Хорта захватил с собой Инари. Во всяком случае, в ее компании было бы веселее ожидать конца совещания. А так только и оставалось, что пугать секретарш, которые время от времени пробегали мимо в обнимку с папкой документов и настороженно косились то на блуждающего по коридору подобно тени отца Гамлета 'гладиаторца', то на неподвижно сидящего на корточках ведьмака. Глеб как раз успел сосчитать все виньетки лепнины на потолке и все дефекты жидких обоев на стенах, когда Иван, наконец, покинул кабинет.
  - Пошли, - оглянувшись по сторонам, распорядился Князь.
  - А пояснить ты ничего не хочешь? - поинтересовался Глеб.
  - Хочу, но не здесь. Позже поговорим.
  'Позже' по-княжески наступило тогда, когда, сдав на вахте пропуска с заковыристой подписью главы ликвидаторов, они вернулись к оставленной на стоянке машине.
  - Итак, каково мнение присутствовавших на встрече ведьмаков о Марееве? - спросил Иван, усаживаясь за руль.
  - Это ты под присутствием понимаешь те пять минут, в течение которых мы сдавали голову? - уточнил Глеб.
  - А тебе их не хватило, чтобы составить мнение?
  - Хватило с лихвой, и скажу сразу - Михалыча, царствие ему небесное, я бы в этом кабинете с куда большим удовольствием встретил.
  - Я тоже, - неожиданно признался Иван. - Но выбирать партнеров нам не приходится, так что придется приспосабливаться к тем, которые есть в наличии. И это все? Других замечаний не будет? А вот лично мне шестое чувство подсказывает, что что-то там с ними неладно. Или ошибается?
  - Так ты тоже заметил? - удивился Глеб. По поведению Ивана в кабинете Мареева он бы ничего подобного не сказал.
  - Скажем так, чувство сохранения собственной задницы шепчет мне, что к этим ребятам следует получше присмотреться, - уточнил Князь. - Именно для этого я вас туда и потащил.
  - А чего тогда заранее не предупредил?
  - Потому что хотелось получить непредвзятое мнение. Ну, так что скажете? Я все еще слушаю.
  - Что у этого козла пятизубый морион на столе лежит, словно так и положено, - хмуро сказал Хорт.
  - Что еще за морион? - насторожился Иван.
  - Камень.
  - Догадываюсь, что не клетка с канарейкой. И что такого особенного в этом камне?
  - Для человека - ничего.
  - А для нечеловека? - сбить с толку Князя было не так-то просто.
  - Какая разница? Вам это все равно не грозит.
  Глебу показалось, что в голосе Хорта проскользнула насмешка. Иван, по-видимому, тоже почувствовал что-то подобное, потому что тон его мгновенно порезчал.
  - Что нам грозит, а что нет, мы сами как-нибудь разберемся. Мне сейчас нужна общая оценка, и я именно ее от тебя жду!
  - Это ведьмин камень для ясновидения, - после довольно долгого молчания буркнул Хорт. - Ничего больше.
  То, что ведьмак соврал, Глеб знал точно. Достаточно было вспомнить разлитую по кабинету Мареева Силу и то, как смотрел на камень сам Хорт. Однако 'гладиаторец' промолчал, решив не заводить дискуссию, пока не расспросит подробнее про загадочный морион у Инари.
  - А еще надписи, - сказал он вслух.
  - Какие надписи? - не понял Иван.
  - На рукавах у этой парочки, что за головой пришла. Не обратил внимание?
  - Нет. А что там?
  - Там среди всего прочего то же самое сокращение ПВС, что и на доме в лесу. Ты не знаешь, как у Мареева полное название организации звучит?
  - Понятия не имею. Надо бы попробовать пробить...
  Князь глубоко задумался, и больше уже ни о чем не спрашивал, так что до бивака они добирались в глубоком молчании.
  Издали 'гладиаторский' лагерь на Земле Грифонов мало чем отличался от обыкновенного туристического кемпинга - россыпь разноцветных палаток, окружающих облупившийся от времени и непогод вагончик-бытовку, выглядела более чем мирно. И только вблизи становилось заметно, что внутри лагеря кипит деятельность, отнюдь не присущая обычным туристам. Большая часть собравшихся на Земле 'гладиаторских' и 'грифоновских' бойцов под четким руководством Кота и Михи отрабатывали навыки стрельбы из лука на изготовленных на скорую руку мишенях. Меньшая занималась заготовками на стрелы. Котовская Ленка и 'грифоновские' Алина и Марья, на самом деле бывшая просто Машей, но предпочитавшая, чтобы ее называли полным именем на старорусский манер, были заняты плетением тетивы из синтетических нитей. Единственным существом, которого Глебу не удалось заметить при подъезде к биваку, была ведьмачка.
  - Все, пока свободны, - буркнул спутникам Иван, загнав машину в расположенный чуть поодаль овражек, ввиду почти полного отсутствия могильного тумана приспособленный 'гладиаторцами' под автостоянку.
  Хорт сразу куда-то исчез, хотя Глеб все равно успел увидеть, как занимают надлежащие места в его экипировке нагрудная и поясная перевязи с мечами, которые ведьмаку перед отъездом пришлось оставить в Княжеском вагончике с клятвенным обещанием открутить голову любому, кто попробует до них дотронуться. Ничего не попишешь, быстро и удобно. 'Гладиаторец' тоже не отказался бы научиться призывать в нужные моменты свою саблю, но вся беда заключалась в том, что по утверждению Инари призыву подлежало только ведьмацкое оружие. А о таком Глебу оставалось лишь мечтать.
  Иван пешком направился к лагерю, кого-то озабоченно высматривая среди мельтешащего народа. Глеб последовал за Князем в расчете отыскать Инари и решить, что делать дальше. С утра ведьмачка в разговоре упомянула, что пора отправляться в Бредню, после чего всю дорогу до Земли Грифонов Иван пытался убедить ее пока не лезть в гости к майору Сергеенко. Вроде бы даже успешно, если за успех можно считать сказанное с кислым выражением лица 'ладно'.
  Однако по мере приближения скопления палаток все яснее становилось, что изначально зрение Глеба не подвело - ведьмачки в лагере не было.
  - Майкл, а куда Инари подевалась, не знаешь? - спросил 'гладиаторец' у вышедшего навстречу приезжим временного руководителя 'Серебряного грифона'.
  - Так она, вроде, уехала. Разве нет? - искренне удивился тот.
  - Куда??? - взвыл Иван, подпрыгнув на месте.
  - Откуда ж мне знать? Она передо мной не отчитывалась. Примерно через час после вашего отъезда уехали и они с Мишанькой. Потом он вернулся, но уже один.
  - Так... - в обращенном к ничего не подозревающему Михе взоре Князя зажегся недобрый огонек. - И что бы это могло означать? Михаил Алексеевич, будь так добр, подойди-ка сюда!
  Видя, куда поворачивается дело, Майкл предпочел потихоньку ретироваться, предоставив Ивану полную свободу слов и действий. Глеб как раз собирался последовать его примеру, но был остановлен Князем. Путем краткого разговора на повышенных тонах выяснилось, что Инари, по-видимому, все же отправилась в Бредню, причем в гордом одиночестве. Во всяком случае, именно там, в месте, где улица Каминского упиралась прямиком в заросли невесть откуда взявшегося леса, Миха ее высадил.
  - С оружием? - умирающим голосом уточнил Князь.
  - Ну, с мечами, - подтвердил абсолютно не понимающий, в чем заключается его вина, 'гладиаторский' тренер. - А что?
  - Да ничего, можешь идти, - слабо отмахнулся Иван, а когда Миха отошел на достаточное расстояние, сплюнул и пробормотал что-то невнятное.
  - Ты чего? - удивился Глеб.
  - Совсем спятила, говорю. Ну, неужто нельзя было подождать пару дней? Мареев должен был как раз все решить с Сергеенко мирным путем. Вернулись бы на базу - и гуляй, где заблагорассудится.
  - Так она же не к Сергеенко пошла. Миха такой крюк заложил, что он, сидя у нас за забором, вообще не поймет, что кто-то рядом побывал.
  - А почем ты знаешь уровень его понимания? Этот козел под нас копает, как крот, и только провокаций сейчас не хватало для полного счастья.
  - Откуда дровишки?
  - Из леса, то бишь, от Мареева. Видать, майору сильно вставило в одно место - пашет не хуже папы Карло. А из-за чего, ума не приложу. Долбанный пистолет, им же и потерянный, таких усилий не стоил. Ладно, если бы мы его отобрали...
  - Может, мне сгонять, Инари поискать? - предложил 'гладиаторец', которому постепенно начало передаваться беспокойство Князя. - Как бы и вправду не случилось чего.
  - Даже не вздумай, - мотнул головой Иван. - Из лагеря ни ногой. Не хватало мне, чтобы еще ты куда-нибудь влип.
  - Но...
  - Никаких 'но'. Сама кашу заварила, сама пускай и выкручивается, - Князь вздохнул и с надеждой добавил, - лишь бы догадалась по-тихому это сделать...
  В том, что Инари при необходимости сумеет выкрутиться, у Глеба сомнений почти не было, зато была неслабая досада оттого, что ведьмачка не сочла нужным взять его с собой в очередную вылазку, как будто он был всего лишь обузой. И эта переросшая в глухое раздражение досада не давала 'гладиаторцу' спокойно оставаться на месте, побуждая хоть к какому-либо действию. Наплевать на приказ Князя и отправиться к Бредне парень все же не рискнул, поэтому его жажда деятельности вылилась в более мирные формы. Наткнувшись во время бесцельных блужданий по лагерю на собирающегося за дровами Кота, Глеб с радостью к нему присоединился. Заручившись благословением Князя, парни прихватили 'УАЗик' в качестве средства передвижения, а также пару топоров в качестве орудий труда и отправились в граничащую с Осиновой Горой лесопосадку, где накануне во время осмотра поселка Глеб видел приличное количество сушняка. И тут жизнь, как это обычно водится, начала вносить в планы 'гладиаторцев' изрядные коррективы.
  Одна из таковых корректив, к примеру, выглядела как мирно высящееся посреди поселка девятиэтажное кирпичное здание с черными провалами окон. Глядя на медленно приближающегося урбанистического монстра, Глеб потихоньку гадал - начались ли у него галлюцинации, или все-таки сработал принцип горы, идущей к Магомету. Он же только-только вспоминал о НИИ ПВС, и вот оно, собственной персоной, прямо под носом. Еще бы Инари встретить, и будет вообще замечательно.
  - Ни фига себе кто-то дачку отгрохал, - нервно пошутил Кот, высовываясь в окно, чтобы лучше рассмотреть достопримечательность. - У нас тут случаем не Абрамович прописался?
  - Сомневаюсь, - признался 'гладиаторец', тревожно прислушиваясь к усиливающемуся кашлю мотора. Могильный туман вокруг крепчал на глазах. - Стой. Останови здесь.
  - Ты уверен?
  - Еще как. Если этот драндулет заглохнет, выталкивать задолбаемся. И вообще, лучше бы его подальше куда отогнать от греха.
  - Так нам и нужно было изначально подальше. Вон туда, к деревьям. А ты куда намылился?
  - Хочу вблизи на это произведение архитектуры глянуть.
  - Да что на него глядеть? - тоном знатока заявил Кот. - Стиль урбанус-вульгарис, к тому же изрядно покоцаное. А то можно подумать, ты развалюх в жизни не видел? И вообще, по-моему, это глюк. А если не глюк, значит, какая-нибудь засада. Здесь же раньше ничего не было. Гадом буду, если не так.
  - Не будешь, - успокоил Шурика Глеб. - Я знаю, что его тут не было. И даже знаю, где именно оно было тогда, когда не было здесь. Ты присмотри за машиной, а я сейчас догоню.
  - Эй, погоди, - встрепенулся Кот, когда понял, что его одноклубник и вправду собирается вылезти из 'УАЗика', имея вполне конкретные виды на непонятную девятиэтажку. - А если там по поселку какая-нибудь хрень лазает? Что я потом Ивану буду говорить?
  - Ничего, - отмахнулся 'гладиаторец'. - Я сам скажу, если вопросы будут. А за поселок можешь не беспокоиться - он пустой.
  Кровавик на этот счет высказывался с железобетонной уверенностью - никого, кроме паразитов, в пределах его поля зрения не отражалось.
  - Ладно, - Шурик не стал спорить. - Тогда я тебя вон с того конца посадки подожду. Ты только особо долго не валандайся. Что-то мне не светит в одиночку лесозаготовкой заниматься.
  - Договорились, - пообещал Глеб.
  Кот подался прочь, а Глеб, поудобнее взявшись за прихваченный из 'УАЗика' топор, отправился исследовать изменения, произошедшие в топографии поселка Осиновая Гора.
  При ближайшем рассмотрении малейшие сомнения в принадлежности здания отпадали окончательно - это был тот самый лесной институт, а не какой-нибудь двойник, ненароком затесавшийся в неподобающее ему место. Облезлое крыльцо за пять прошедших дней не поновело, и шесть выцветших букв названия все так же косо висели над входом, грозясь в ближайшем будущем свалиться окончательно. Бродячий институт стоял посреди небольшой площади, которой Глеб раньше в поселке не помнил: походило скорее на то, что какая-то неведомая сила просто взяла и удалила часть одноэтажных построек, освободив место для блудного гиганта. Окрестные дома, изгороди, кусты, деревья были покрыты кельтским мхом различной степени густоты, но передвигаться все равно было проще, чем в завешанном этим же самым мхом лесу.
  Остановившись на почтительном расстоянии от отличающегося поистине неприличной свободой перемещения здания, 'гладиаторец' начал прикидывать, стоит ли попробовать заглянуть внутрь. С одной стороны, Инари еще в 'Княжеграде' категорически запретила ему это делать, с другой - она же сама где-то там, может, как раз и встретиться удастся. О том, каким образом отправившаяся в Бредню ведьмачка ухитрится оказаться в находящемся в Осиновой Горе институте, если только он не расположен одновременно в двух местах, Глеб как-то не подумал. Впрочем, в свете последних событий такого рода мистика его уже мало удивляла. Здравый смысл всячески напоминал хозяину про присущее зданию блудничество, свидетелем которого Глеб уже был и противопоставить которому ничего не мог, а любопытство и уязвленная гордость хором возражали, что, может быть, на входе вся эта аномалия никак не проявляется. В прошлый-то раз она сработала только когда они уже вглубь полезли... В итоге смысл, понимая, что оказался в проигрыше, махнул на все рукой и удалился, предоставив парню полную свободу действий.
  'Просто гляну, что там делается', - решил 'гладиаторец', осторожно пробираясь к входу. - 'Просто гляну, и сразу обратно. Все равно разведку проводить надо...'
  Возможно, если бы Глеб твердо знал, что Инари в здании института нет, он бы еще пару раз взвесил 'за' и 'против' прежде чем принимать решения, но 'гладиаторец' этого не знал. А между тем, как раз в настоящий момент ведьмачка, которую он рассчитывал застать внутри, изучающей обитателей и экспонаты института, стояла посреди Бредни, задумчиво разглядывая деревья, мирно растущие на том самом месте, где по всем признакам прежде располагался девятиэтажный дом.
  Ошибиться было невозможно - Инари никогда не плутала в лесах, а уж в рощице, притулившейся за 'княжеградским' забором, не заблудился бы и слепой котенок. Поначалу, когда Миха только высадил ее у опушки Бредни и спешно уехал восвояси, пожелав напоследок удачи и даже не поинтересовавшись необходимостью помощи, ведьмачка сделала небольшой крюк и под прикрытием деревьев добралась до 'Княжеграда'. Количество людей на территории в сравнении с их прошлым визитом сильно уменьшилось, но все же они там имелись. Ведьмачка не стала проверять, были ли это люди Сергеенко или еще чьи-то, достаточно было того, что все они имели при себе огнестрельное оружие, а значит, не принадлежали к 'гладиаторцам'. Развернувшись, Инари бесшумно скрылась в лесу, направляясь уже непосредственно к НИИ ПВС. Найти дорогу не составило особого труда - мелкие ориентиры, по привычке отложившиеся в памяти ведьмачки, надежно указывали путь. А вот дальше началось непредвиденное. На том самом месте, где должно было располагаться огромное здание, виднелись только тающие в зеленоватом полумраке древесные стволы. Даже кельтский мох куда-то улетучился, оставив после себя лишь едкий запах, прочно впитавшийся в кору.
  Инари раздраженно зашипела - такого расклада она не ожидала. Похоже, замещение за время их отсутствия решило все-таки завершиться. Что ж, придется идти другим путем. Ведьмачка извлекла из нагрудного кармана камуфляжа маятник, на наговор которого сегодня перед отправкой в Бредню потратила почти час. Изначально-то он рассчитывался на несколько иные цели и теперь после использования придется дожидаться, пока камень перезарядится, но что делать, если по-другому не выходит: для того чтобы определить что-то внутри дома, сначала не мешало бы определить местонахождение самого дома. Инари зажала между ладоней оплетенную тонкой серебристой паутинкой каверну и закрыла глаза, передавая камню малую толику Силы в качестве катализатора. Разбуженная каверна, нагревшись, заерзала в ладонях подобно стрелке компаса и крутилась долго, пока, наконец, не нащупала местоположение дома - похоже, где-то в пределах этого мира. Зацепившись за нестойкий ориентир, ведьмачка торопливо пробила к нему Дверь, уже по дороге выхватывая меч. Это было, конечно, рискованно, но каверна слишком быстро слабела, и времени на более точное определение координат и поиск безопасных подходов не оставалось.
  Первым, что Инари увидела, вынырнув из ледяного мрака Междумирья, была удивленная физиономия Глеба.
  - Привет, - как ни в чем не бывало, сказал 'гладиаторец'. - Ты опять от кого-то сбежала?
  - Где дом? - мрачно спросила Инари, опустив оружие и оглянувшись. Ничего похожего на злополучный институт в окрестностях не наблюдалось. Лишь низенькие одноэтажные постройки в окружении блеклой зелени и вездесущий запах кельтского мха. Ей даже не потребовалось уточнять, какой именно дом она ищет, Глеб и так все понял.
  - Только что тут был, потом резко и без предупреждения улетучился, и сразу ты появилась. Спугнула, наверное.
  В другое время ведьмачка, возможно, и оценила бы попытку пошутить, но сейчас у нее было не то настроение.
  - А ты, вообще, что здесь делаешь? - напустилась она на парня. - Я же тебе четко и ясно сказала держаться подальше от этого места.
  - Не от этого... - уточнил Глеб.
  - Хорошо, не от этого, а от дома в целом. Он здесь был?
  - Был.
  - Так какого черта ты к нему полез? В лагере не сиделось?
  - Вообще-то мы за дровами поехали. Откуда мне было знать, что этот поселок придется по душе всяким бродячим институтам?
  - А с каких это пор дрова растут в поселках?
  - Дрова, - хмуро сказал 'гладиаторец', - растут везде. Главное уметь их находить. Если не веришь, могу доказать.
  - Можешь, можешь, - вздохнула Инари, идя на попятную, поскольку что-то ей подсказывало, что ругань с учеником положения вещей в лучшую сторону не изменит. - После коновязи Каер Морхен я в этом, в общем-то, не сомневаюсь.
  - То-то и оно. Кстати, пока ты не вообразила всяческие картины разрушения, тут рядом имеется вполне неплохая лесопосадка. Так что поселковые изгороди и сараи пока еще поживут.
  Ведьмачка глянула на погасшую безжизненную каверну, которой теперь требовалось не меньше часа, чтобы вернуться в нормальное рабочее состояние, от души выругалась, понимая, что институт на данный момент она упустила окончательно и бесповоротно, и махнула рукой, смиряясь с проигрышем:
  - Ну, так пошли в эту твою лесопосадку. Мне тоже немного развеяться надо.
  Кот не терял зря времени. Пока Глеб отсутствовал, он уже взялся разделывать невысокую сухарину. Покосившись на молчащую ведьмачку, 'гладиаторец' стал помогать одноклубнику. Шурик даже не поинтересовался, откуда у них вдруг появилось подкрепление, словно так и полагалось, а Инари постояла, посмотрела и все так же молча начала перетаскивать нарубленные куски сухого дерева к 'УАЗику'.
  - Злишься? - улучив момент, спросил Глеб.
  - Не на тебя.
  - Это радует. А на кого тогда?
  - Ни на кого.
  - Что-то не похоже... - В ответ только молчание. - Значит, в институте ты так и не побывала?
  - Нет. Как ваша поездка прошла?
  - По большей части скучно, за исключением одного момента, - воспользовавшись переменой темы, 'гладиаторец' решил сразу расставить все точки над 'и'. - Вопрос на засыпку - что такое 'морион'?
  - Морион?
  - Да. Пятизубый.
  - Где это ты его откопал?
  - Посреди стола в кабинете у одной ликвидаторской шишки.
  Глеб вкратце пересказал основные эпизоды визита к Марееву, при этом к его удивлению стычка с вахтером заинтересовала ведьмачку куда больше, чем сообщение о загадочном камне.
  - А Иван и вправду думал, что будет иначе? - фыркнула она, забирая очередную охапку дров, подброшенных добрым Котом. - Тогда это предсказуемо глупо. Нельзя же считать окружающих законченными идиотами. Странно, что вас после этого вообще пропустили.
  - А что с морионом?
  - А что с ним? Камень как камень.
  - То есть, ничего особенного? - переспросил Глеб, чувствуя себя немного обманутым. То, что Хорт и в самом деле мог говорить правду, как-то не пришло ему в голову.
  - Ничего. Обычный ведьмин камень для ясновидения тем, у кого к этому дар имеется, и для подпитки Силой, когда приличных источников рядом нет, всем прочим. А для человека - просто забавная побрякушка. Остальное - не более чем сказки.
   - Какие сказки?
  - Глупые, - отрезала ведьмачка, хотела еще что-то добавить, но не успела. Со стороны Гостеевки раздался вибрирующий, больно режущий уши вой.
  
  Глава 2. В деревню, в глушь, в Кимовск!
  Вой становился то громче, то тише, временами и вовсе переходя в плаксивые всхлипы, но эти всхлипы издавало явно не человеческое горло. Инари швырнула дрова наземь и схватилась за меч.
  - Сирена, что ли? - удивился Кот. - Ни фига себе орет!
  - Не похоже, - засомневался Глеб, пытаясь рассмотреть вдали очертания поселка, хотя сделать это из низины было проблемно. - Скорее на что-то живое смахивает.
  - И еще какое живое, - согласилась ведьмачка. - На открытое место не выходить!
  - Почему? - не понял Шурик.
  - По бубну! - рявкнула Инари. - Сиди на месте, кому сказано! Не высовывайся!
  Впрочем, парень уже и сам сообразил, что происходит неладное. Трудно было не сообразить, видя, как по небу, вдруг померкшему и затянувшемуся призрачной серой дымкой, прямо в их сторону мчится крылатая чешуйчатая тварь. Виртуозно выругавшись, Кот нырнул в кусты со скоростью, которой позавидовал бы любой его четырехлапый тезка. Вроде бы парня даже не заметили. Крылатая тварюга спикировала на оставленный на открытом месте 'УАЗик', проскрежетала когтями по крыше, содрав краску, и, видимо убедившись в несъедобности цели, снова взмыла в небо. Выскочив из-под защиты деревьев, ведьмачка проводила ее взглядом.
  - Лишь бы не к лагерю, - еле слышно пробормотала она.
  Однако лагерь 'гладиаторцев', похоже, не входил в список первоочередных целей летающего монстра. Заложив в воздухе крутой вираж, тот направился в сторону города и вскоре скрылся из вида.
  - И что это было? - поинтересовался Глеб, когда нежданный визитер превратился в слабо различимую точку на горизонте. - Дракончик?
  - Скалистый демон, - пояснила Инари, все еще глядя вслед твари.
  - Да ну? - ядовито заметил Кот, вылезая из кустов. - Правда, что ли? А я, наивный, всегда полагал, что демоны - это те, которые с рогами и копытами.
  - Это черти, - машинально поправил его Глеб. - А демоны - они разные.
  - Да ладно, - не поверил Кот. - Рога-то все равно должны быть. Какой может быть демон без рогов?
  - Безрогий, какой же еще. И вообще, рога - дело наживное, главное, чтобы было, кому и куда наставить. Вот копыта...
  - В лагерь поехали, - выданная ведьмачкой короткая фраза разом обрубила зарождающуюся было дискуссию о комплектности иномирных зверушек.
  - А может, лучше за этой тварюгой? - предложил Глеб. - Для верности. Вряд ли она просто размять крылышки полетела.
  - И как ты это себе представляешь? - поинтересовалась Инари. - Можешь точно сказать, куда именно он направился?
  - Нет, - честно признался 'гладиаторец'.
  - Вот и я не знаю. А город у вас большой.
  - А, может, как-то можно...
  - Нельзя!
  Кот был полностью согласен с Инари по поводу дальнейшего плана действий, так что Глебу ничего не оставалось, кроме как принять политику большинства. Правда, возникла одна небольшая проблема: 'УАЗик' ни в какую не хотел заводиться. Напрасно Шурик крутил ключ в замке зажигания и выжимал педаль газа. Мотор коротко недовольно урчал и снова затихал.
  - Да что тебе еще надо, дорогуша? - Кот с откровенной ненавистью посмотрел на приборную доску автомобиля.
  - Могильный туман, - вдруг сказала ведьмачка. - Сильный. Сейчас ты его не заведешь.
  - Зашибись. И что делать?
  - Пешком идти, - Инари посмотрела на парня так, словно сомневалась в его умственных способностях.
  - А машину здесь бросить?
  - Если так хочется, можешь попробовать на руках дотащить, но тут мы тебе не помощники.
  Пробовать Кот не захотел, так что в итоге неудавшиеся лесорубы возвратились к биваку и без дров, и без автомобиля. Лагерь вовсю готовился к противовоздушной обороне. Девушек спровадили в вагончик, а остальные были заняты тем, что правили луки. Как ни странно, ни единого вопроса к ведьмачке по поводу неизвестного летуна не последовало: вероятно, Хорт уже успел всем прояснить все, что нужно. И Глеб, честно говоря, не возражал бы, чтобы ему тоже кто-нибудь что-нибудь объяснил, поскольку пока он знал только название почтившей их мир своим присутствием твари и то, что Инари не намерена гоняться за ней по всему городу. Скудная информация, если честно.
  - Ну, вот, мы в лагере, - попробовал закинуть удочку 'гладиаторец'. - И что дальше?
  - Ждать, - ответила ведьмачка, демонстративно усаживаясь на лежащее у погасшего костра бревнышко, подумала и добавила, - а тебе еще и щит отрабатывать. Против нападения с воздуха он очень даже хорошо подходит.
  - Правильно! Все будут бой вести, а я под щитом отсиживаться. Гениально! Может, лучше что-нибудь атакующее покажешь?
  - Сначала с защитным сладь, - переубеждать Инари было бесполезно. - А потом и о нападении поговорим.
  Тяжело вздохнув, Глеб поплелся за вагончик, чтобы не светиться со своими магическими экспериментами перед всем лагерем, да и поближе к роднику все удобнее было брать Силу. Там-то Иван его и отыскал.
  - Куда машину заиграли? - спросил он сходу, не обратив особого внимания, на периодически возникающие над 'гладиаторцем' вспышки.
  - У поселка оставили. Она ехать ни в какую не хотела. Могильный туман накатил, вот и пришлось оставить.
  - Нет, ну вы издеваетесь?
  - Даже и не думали. А что?
  - А то, что так просрать транспорт, это иметь талант надо! Я, конечно, в ваших способностях никогда не сомневался, но чтобы настолько откровенно...
  - Да никто ничего не просирал. Кот по интеллекту предыдущих хозяев машины переплюнул, ключи забрал - как туман схлынет, пригоним обратно.
  - Вот только попробуйте не пригнать, - не предвещающим ничего доброго тоном пообещал Князь, помолчал и спросил. - А вы точно в Осиновой Горе были?
  - Точнее не бывает.
  - А как тогда вам ведьмачка на хвост села? Она же, вроде, в Бредню отправлялась.
  - Понятия не имею. Если так интересно, у нее спроси.
  С досады Глеб даже ухитрился развернуть полноценный Каф, правда, радости при этом никакой не испытал.
  - Развелось, понимаешь, Копперфилдов, - проворчал Иван, глядя на отделенного от него частой сетью разрядов подчиненного. - Хоть бы чего полезного наколдовали.
  - А чего тебе не хватает? Манны небесной?
  - Вот без лишайника я как-нибудь обойдусь, спасибо. Лучше уж банки с консервами и главное, чтобы не на голову падали.
  - Ну, у тебя и запросы, - удивился Глеб.
  - Это я еще до неприличия скромен, - потупился Князь.
  - Оно заметно. И что делать будем?
  - С консервами?
  - С птахой перепончатокрылой.
  - Ждать, - коротко ответил Иван, как будто нарочно сговорился с Инари.
  - Чего? У моря погоды?
  - В том числе и ее, - серьезно согласился руководитель.
  В итоге, правда, выяснилось, что ведьмачка и Князь ждали несколько разных событий. Солнце уже клонилось к закату, когда птаха, как про себя окрестил демона Глеб, протянулась обратным курсом в сторону Гостеевки, таща в лапах что-то издали похожее на крупную собаку. Инари проводила низко летящую зверюгу заинтересованным взглядом.
  - К гнездовью возвращается, - решила она. - Это хорошо. Идем!
  Последнее относилось к Глебу.
  - Куда? - тут же насторожился Иван.
  - В Гостеевку.
  - А туда еще зачем? Ну, что тебя сегодня на приключения тянет?
  - У него там гнездо, - внятно, словно для маленького ребенка, повторила Инари. - Либо в деревне, либо в окрестностях. Либо, в худшем случае, по ту сторону прорыва. Вот это и надо сейчас попытаться выяснить.
  - Только выяснить?
  - А потом уже решать, что делать, - отчеканила ведьмачка. - Брать на гнезде или устраивать засаду.
  - А может, пока не делать ничего? - с надеждой поинтересовался Князь.
  - Почему?
  - Тут Мареев со своими орлами прямо рвался в бой, вот и пускай вкалывают, раз такое желание имеется. Зачем отнимать у человека любимую работу?
  - Это про любимую он тебе сам сказал?
  - Конечно, - возмутился Князь, покосившись на Глеба, усиленно делающего вид, что его вообще нет поблизости. - А кто же еще? Вот Комолов подтвердит - я у него в кабинете полчаса просидел и, не поверишь, большую часть этого времени он мне рассказывал про то, как любит свою работу и не хочет, чтобы ему мешали ее выполнять.
  - Не поверю, - призналась Инари, равнодушно выслушав прочувствованный монолог Ивана, и, обращаясь к Глебу, повторила:
  - Идем.
  - Погоди, - Князь перегородил ведьмачке дорогу. - Ты, что, и вправду собралась ликвидировать эту милую зверушку?
  - Собралась. А у тебя есть другое предложение?
  - Не трогай ее пока, - почти умоляюще попросил Иван. - Она еще живой пригодится.
  - На кой ляд?
  - А вот это уже мое личное дело. Сказано же - нужна.
  - А мне нужно ее упокоить, пока проблемы не начались. Причем у вас же, - Инари обошла Князя и двинулась дальше. - Голову приносить или не надо?
  - Ну, что за подход? - возмутился Иван, снова обгоняя ведьмачку. - Чуть что, сразу упокоить. Гринписа на тебя нет.
  - Нет, - согласилась Инари, хотя Глеб не был уверен, что она вообще знает, что такое Гринпис. А интересно, кстати, с чего бы это Князь вдруг начал так рьяно защищать обосновавшуюся по соседству зверюгу?
  - Ну, хоть до утра это может подождать? - не успокаивался Иван.
  - До утра? - ведьмачка задумалась. - До утра, пожалуй, может.
  - Вот и отлично. Комолов, будь добр, задержись на пару минут, потом догонишь.
  Князь и Глеб проводили взглядами удаляющуюся спину ведьмачки.
  - Вся надежда на тебя, - сказал Иван, когда Инари отошла на достаточное расстояние. - Убери ее отсюда. Куда угодно. Хотя бы на день. Она же мне весь бизнес попортит со своим альтруизмом.
  - Какой еще бизнес? Зачем тебе скалистый демон понадобился в живом виде?
  - В качестве дополнительного стимула для Мареева, - пояснил Иван таким тоном, словно 'гладиаторец' спрашивал у него некие прописные истины. - Если этот дятел сам с ним расправится, то флаг ему в руки, если же нет, будет повод поторопиться с оформлением наших удостоверений.
  - А ты не думаешь, что этот дятел может заинтересоваться, с какого перепугу мы справляемся с ликвидаторской работой лучше самих ликвидаторов? - поинтересовался Глеб.
  - Думаю, - отрубил Князь, - но это уже не твои проблемы. В общем, настоятельно прошу вас временно исчезнуть из города.
  - Куда?
  - Не знаю, но желательно куда-нибудь подальше.
  Глеб задумался.
  - Кимовск подойдет? - уточнил он осторожно.
  - А что в Кимовске?
  - Бабушка моя живет. Сто лет уже у нее не был, а сейчас к тому же пара вопросов появилась, так что есть повод навестить. Мы все равно туда собирались, когда все устаканится.
  - Точно! - вскинулся Иван. - В такие времена, как сейчас, бабушек без присмотра оставлять нельзя, особенно в Кимовске. Сам знаешь - люди старые, сердце слабое... Езжайте, непременно езжайте, и чем быстрее, тем лучше.
  - Машину дашь? - поинтересовался 'гладиаторец', живо представив себе все прелести поездки в междугороднем транспорте, если тот сейчас вообще ходил.
  - Конечно! - от переизбытка чувств Иван был готов на любые жертвы. - 'УАЗик' берите.
  - Так ведь он того... не заводится.
  - Так тебе же еще ведьмачку надо убедить уехать. Глядишь, как раз туман подразвеется.
  - А что насчет водителя? - совсем уже принаглел Глеб. Но по-другому не выходило - права у 'гладиаторца' имелись только категории 'А', 'УАЗ' к мотоциклам не относился никаким боком, а трепать стоящую в гараже 'Хонду' по кимовским дорогам, которые не ремонтировались со времен Второй мировой войны, чтобы не облегчать жизнь потенциальному неприятелю, ни малейшего желания не было. Тем более, кто его знает, какой там в Кимовском районе туман.
  - Кота бери, - не слишком долго задумывался над поставленной проблемой Иван. - Скажешь, я разрешил. Если заартачится, тогда Миху, но лучше все-таки убедить Кота. Миха мне тут нужнее будет. Еще вопросы есть?
  Глеб помотал головой и бросился догонять Инари, попутно размышляя, как аргументировать внезапную и срочную необходимость поездки в Кимовск и при этом не слишком соврать.
  - Чего еще ему от тебя понадобилось? - мрачно спросила ведьмачка у 'гладиаторца', когда тот, догнав-таки ее почти на полпути к Гостеевке, пошел рядом.
  - Да понимаешь, тут такое дело... - на парня снизошло нечто, весьма похожее на вдохновение. - Помнишь, я тебе про свою бабушку рассказывал? Ту самую, у которой камень деда Антипа хранится?
  - Помню. И что?
  - А то, что она в Кимовске живет, помнишь? Так вот, сегодня Ивану звонили знакомые ребята как раз таки из Кимовска и проговорились, что что-то там неладное происходит. Гул какой-то стоит и звери странные по городу крутятся.
  - И что в этом такого таинственного, что при мне нельзя было сказать?
  - Ничего особенного, просто, возможно, Иван не счел это такой уж серьезной новостью. По его-то меркам Кимовск далеко, так что на наше положение влиять не должен.
  - Далеко? - ведьмачка хмыкнула. - Ну-ну. Для того же демона чуть больше полутора часов лету. Это называется не далеко, это называется рукой подать.
  - Ну, тому же демону еще надо знать, в какую сторону лететь, чтобы дотуда от Тулы добраться, - возразил 'гладиаторец'. - Вряд ли у него под лапой имеется подробная карта области.
  - Порой в жизни бывают такие совпадения, что порой просто диву даешься. Так какие именно звери крутятся, не уточняли?
  - Информация, конечно, получена как минимум из вторых рук, а, скорее всего, даже и из третьих, - бодро начал 'гладиаторец', торопливо припоминая подробности тугреневского ночного кошмара, - но по примерному описанию складывается такая картина: звери внешне похожи на слепых ободранных свиней, утыканных иголками и разгуливающих на курьих ножках. Ничего не напоминает?
  Ведьмачка развернулась так резко, что Глеб едва успел затормозить.
  - Ты уверен?
  - Насчет чего?
  - Насчет описания. Ничего не напутал?
  - Вроде нет... - 'гладиаторец' вдруг подумал, что, возможно, выбрал не совсем верный способ. Уж слишком встревоженной казалась Инари. С одной стороны это, конечно, хорошо - больше шансов увезти ее прочь из города, как того хочет Иван. А с другой... не переборщил ли он? Интересно, что за зверюги такие ему пригрезились? Помнится, не так давно ведьмачку стая хоулеров волновала куда меньше.
  - Скольких зверей видели? - продолжала допытываться Инари. - Давно? Попытки нападения были?
  - Эээ... Не знаю, - честно признался Глеб.
  Инари задумчиво обернулась к Гостеевке, немного постояла и сказала:
  - Ладно, посмотрим, какое сегодня везение у нашего демона. Если додумался не оставаться в деревне, значит, молодец, жить будет... пока.
  - Так ты его все-таки не собираешься бить?
  - Собираюсь. Но на данный момент, если выбирать между демоном и слепышами, то слепыши важнее. К тому же ты ведь, помнится, все равно собирался в Кимовске побывать?
  - Ну, да... - пробормотал парень.
  При ближайшем рассмотрении в Гостеевке никаких признаков демона не обнаружилось. Впрочем, точно так же там не обнаружилось признаков человеческого присутствия.
  - Все-таки повезло, - констатировала Инари, облазав все поселковые закоулки. - Еще денек-другой у него будет, чтобы одуматься и сбежать домой.
  - Интересно, а куда люди подевались? - вслух задумался Глеб.
  - Скорее всего, туда же, куда и обычно при лешачьих проказах, - отозвалась ведьмачка. - Как можно дальше от места их действия.
  - Ты думаешь, тут опять они?
  - Похоже на то, хотя сравнивать пока не с чем - Иван про свое обещание отыскать еще одно место, кажется, забыл окончательно.
  - А как ты вообще эти проказы определяешь? Ничего же нет.
  - Ты уверен? А если оглянуться повнимательнее?
  Следуя совету, Глеб оглянулся, но ничего вокруг не поменялось, хоть смотри, хоть не смотри. Единственной примечательной вещью в пустом поселке была наэлектризованность воздуха, сильно напоминающая ощущения, которые 'гладиаторец' испытывал в Бредне. Тогда ведьмачка, помнится, назвала это эхом от заклинания. Интересно, а кто мог оставить такое эхо здесь?
  - Ну, так что? Ничего не чувствуешь?
  - Эхо, как в Бредне. А больше ничего.
  - А больше ничего и не надо. Это они и есть.
  - Ты думаешь?
  - Я почти уверена.
  - И что мы с этим будем делать?
  - Да ничего пока. Сначала посмотрим, что такое этот ваш Кимовск, и много ли там слепышей водится.
  - Прямо сейчас?
  - А что?
  - Ничего. Просто Иван нам только 'УАЗ' дает, а он, если туман у Осиновой Горы еще не схлынул, как бы не на ходу. К тому же ехать, на ночь глядя...
  - А когда это ты успел транспорт выпросить? - удивилась ведьмачка.
  - Да вот, решил сразу уточнить. На всякий случай, - замялся 'гладиаторец', понимая, что поторопился с сообщением об автомобиле. Впрочем, Инари не стала заострять эту тему.
  - Туман вполне мог и поредеть, - сказала она. - Времени уже достаточно прошло. Один раз транспорт забрать получилось, значит, удастся и во второй раз. Во всяком случае, попробовать надо.
  - Ладно. Осталось только Кота, как главного водителя, подвигнуть на подвиг.
  Кота долго подвигать не пришлось.
  - А что в Кимовске? - только и задал он риторический вопрос.
  - По официальной версии - звери, - ответил Глеб, - а на самом деле - хрен его знает, никакой информации нет. Ты только Инари об этом не говори. Иван просил временно исчезнуть с ней из города, вот и пришлось рассказывать, что в Кимовске нелады.
  - Ясно. Тогда, раз ничего серьезного, я с собой Ленку прихвачу. Пускай развеется, а то что-то совсем загрустила. Не возражаешь?
  - Может, лучше не надо? Неправдоподобно получится - едем, вроде, в самое пекло, а собираемся, как на пикник.
  - Так ведь ты сам сказал, что там ничего серьезного!
  - Небольшая поправка - я не говорил, что ничего серьезного нету. Я говорил, что не знаю, что там вообще, а это разные вещи. В том числе там может оказаться целый зоопарк, который только нас и ждет.
  - Ладно, - Кот с явной неохотой отказался от своей идеи. - Значит, едем втроем. И надолго?
  - Как минимум с ночевкой, а там как выйдет. Ваня вообще сказал, что, чем дольше мы будем отсутствовать, тем лучше.
  - Короче, можно сушить сухари, - Шурик вздохнул. - Машину выталкивать тоже втроем будем, как я понимаю?
  - Если придется выталкивать, то, по-видимому, да. Но, может, еще и не придется. Выяснять надо на месте.
  На месте выяснилось, что могильный туман все-таки решил проявить совесть и временно потесниться, дав возможность 'гладиаторцам' забрать транспорт. Дрова в лагерь завозить Кот не стал.
  - Ваня обойдется, - только и сказал он.
  - А нам-то они на кой? - удивился Глеб.
  - А может, шашлыки придется жарить. Вон, Инари кого-нибудь подстрелит...
  Ведьмачка на заднем сидении сделала вид, что пропустила исполненные надеждой предположения Шурика мимо ушей.
  - Так тогда уголь, а не дрова понадобятся, если настоящие шашлыки делать, - пояснил 'гладиаторец'.
  - А у нас будут по-сибирски, - блеснул Кот знанием подробностей тюменских похождений одноклубников.
  - Нда, рецепт пошел в массы, - пробормотал себе под нос Глеб, глядя в окно и запоздало размышляя, что делать, если их на трофейной машине остановит какой-нибудь пост ГАИ. Права-то у Шурика были точно, а вот насчет документов на автомобиль - уже сомнительнее.
  - Конечно нету, - даже удивился Кот в ответ на заданный вопрос. - Откуда мне их взять?
  - Кто ж тебя знает? Может, из воздуха?
  - Не. Из воздуха это вам по статусу положено, а я в этом деле пас, - после некоторого раздумья решил Кот.
  - Нам это тоже не светит.
  - Тогда не парься и будь счастлив. Будем надеяться, что в связи со взрывом дежурства гаишников отменили.
  Частично надежды Кота, конечно, оправдались - разъездных постов ГАИ путешественникам по дороге не встретилось ни одного, а вот стационарные никуда не делись. Шурик, несмотря на им же данный совет не париться, испытывать благосклонность судьбы не собирался, а потому, пользуясь повышенной проходимостью 'УАЗа', объезжал скопления подозрительных построек чигирями и огородами как минимум за версту. В итоге изрядно удлинившийся маршрут автомобиля один в один напоминал след выползшей на прогулку пьяной змеи, зато непредвиденных встреч и нежелательных вопросов удалось избежать.
  Попутно Кот развлекал спутников рассказами о событиях, произошедших за время их отсутствия. Глеб, которого из всего вороха сплетен интересовали лишь отношения Ивана с Мареевым, о которых Шурик ничего толком сказать не мог, слушал монолог приятеля вполуха и насторожился только когда среди мешанины фактов и домыслов всплыла фамилия Кустова. Оказалось, что так хорошо зарекомендовавшие себя вчера луки были очередным подгоном от замдиректора музея 'Куликовские древности'. Сделать их он за такой ограниченный промежуток времени определенно не мог, так что, скорее всего, раскулачил какие-то запасники. 'С чего бы это мы вдруг оказались в такой милости у музейных?' - терзался сомнениями Кот.
  Глеб пожал плечами. Он, конечно, предполагал примерную причину конкретно кустовской милости, а точнее, благодарности, но кто его знает, как там, в действительности, дело обстоит. Ведь недаром же говорят, что чужая душа потемки? Пускай Князь сам разбирается в причинах и следствиях всяких щедрых жестов.
  - Кстати, а как он вообще поживает? - поинтересовался 'гладиаторец' вслух. - От пропавшей 'Газели' сумел отбрыкаться?
  Вообще-то Глеб сомневался, что Кот будет в курсе таких подробностей, но, как оказалось, ошибся.
  - А ему и отбрыкиваться-то пока что не пришлось, - с широкой ухмылкой сообщил Шурик. - У них там сейчас такой сыр-бор, что не до 'Газели'. У них там, оказывается, даже директор пропал.
  - Это как?
  - Обыкновенно. Жил в районе Московского вокзала и улетучился вместе с остальным районом. Так что Кустов теперь исполняющий обязанности директора. Вот так вот карьеры и делаются. Учись.
  - Сам учись. Это ты у нас, вроде как зам, а я просто мимо проходил. А про Наталью, кстати, он как объяснил? Это ж не машина все-таки была, а сотрудник. Или про нее тоже после директора забыли?
  - Наталья - это та, которая у вас на болоте испарилась?
  - Она самая.
  - Тогда не забыли. Но по удачному стечению обстоятельств ее квартира располагалась все на том же пропавшем участке застроек. Так что Кустов долго заморачиваться не стал - сказал, что она с вами и не уезжала вообще, что, дескать, вечером накануне отзвонилась ему, и сказала, что приболела. В итоге, вуаля, ищите сотрудницу там же, где и директора!
  - И что, неужели Петрович подтвердил?
  - Ну, это уже не ко мне вопросы. Я им при допросе свечку не держал. Хотя... - Кот ненадолго задумался, - я бы на его месте подтвердил. И на твоем тоже.
  - Это еще почему?
  - А потому, что мне точно были бы не нужны лишние проблемы. А они, как правило, возникают, когда ты пытаешься объяснить милиции, как твоя спутница таинственным образом исчезла на болотах, расположенных за две тысячи километров отсюда, во время разборок с кикиморами.
  - А ты часто этим занимаешься?
  - Нет, но у меня богатое воображение.
  - Вот в это верю, - признался Глеб.
  Шурик посмеялся и снова завел старую пластинку о том, кто что вчера сказал и кто что вчера сделал с едва ли не посекундным хронометражем событий.
  На закате 'УАЗ' въехал в пределы Кимовска. На взгляд Глеба городок не сильно изменился по сравнению со своим довзрывным состоянием. Только на тополях, начавших сбрасывать жухлую листву, теперь красовались роскошные бороды кельтского мха, но аномальной растительностью такого плана 'гладиаторца' удивить было уже затруднительно. Что же касается самих улиц, то они и раньше не баловали взор многолюдьем. Схожий как две капли воды с декорациями к фильму про город-призрак, затерянный в пространстве и во времени, Кимовск медленно умирал, повторяя судьбу множества других шахтерских городков, основанных в 20-е-30-е годы в рамках реализации плана ГОЭЛРО и брошенных на произвол судьбы по выяснении странного факта, что экономика должна быть экономной, а ввозить из других регионов природный газ и мазут выгоднее, чем добывать низкосортный бурый уголь из вечно подтапливаемых пластов. Большая часть трудоспособного населения городка давно уже предпочитала искать заработка в Москве, меньшая - в Туле. В самом Кимовске оставались только закоренелые экстремалы, бюджетные служащие, которым кусок хлеба с маслом гарантировало государство, и старики, которым все то же государство гарантировало хоть какую-то пенсию, доставляемую фактически на дом, так что переезжать куда-то уже не имело смысла. А поскольку экстремалы и служащие размножались все-таки медленнее, чем вымирало старое поколение, население города естественным образом, неторопливо, но верно, шло на убыль, а сам город тихо дряхлел. Признаки упадка были заметны во всем - в увеличившемся числе ям на разбитом асфальте, в окончательно осыпавшейся с низких трехэтажных домов штукатурке, в разросшихся кустах, - и это еще при том, что Глеб, занятый выпавшей на его долю ролью проводника, не слишком пристально глазел по сторонам. Глазеть было попросту некогда. Коту, как тот скромно и главное вовремя признался, прежде доводилось бывать в Кимовске всего пару раз и то проездом. В результате ни о какой ориентации на местности речи даже не шло. Нет, Глеб, конечно, тоже не мог похвастаться точным знанием названий всех улиц и переулков города, но ему этого и не требовалось. Чтобы спокойно изъясняться с местными по поводу выбора направлений, достаточно было запомнить расположение ключевых точек города. Правда, это правило касалось только местных. Для Кота же фразы вроде 'к стадиону' или 'до дома культуры' не значили ровным счетом ничего, так что после недолгих экспериментов выяснилось, что в данном случае куда эффективнее оказывается резкий тычок пальцем в нужном направлении, для верности сопровождаемый пояснением: 'Вон за тот угол'.
  А военные патрули в Кимовске все-таки встречались. 'Гладиаторец' четко это понял, когда за очередным поворотом они как раз на один из таких и наткнулись. 'Кажись, попали...' - только и успела оформиться в голове у Глеба вредная мыслишка. О чем, подумал Кот, сказать трудно, но самообладания ему хватило для того, чтобы, сделав физиономию кирпичом, не сбавляя и не прибавляя скорость, гордо проехать мимо патруля. Трое пацанов - как пить дать срочники - лениво проводили взглядами автомобиль, словно так и было надо. Вопрос, кого это понесло болтаться по городу аккурат перед самым началом комендантского часа, их, по-видимому, не заинтересовал.
  - Раздолбаи, - вздохнул Глеб. - А если бы мы были вражескими шпионами, что тогда? Конец родной стране? Вот так подумаешь, и страшно становится - кто нас защищает? Им же самим в случае чего защита нужна будет.
  - Не, это не раздолбаи, - задумчиво сказал Кот, наблюдая в боковое зеркало, как скрывается вдали горе-патруль. - Раздолбаи - они хоть что-то делают. По-своему, через пень-колоду, но делают. А это салаги и олени по совместительству. Тут и гадать-то не надо - все и так с первого взгляда видно. Эх, дедов на них нету...
  - Ну, не скажи, - не согласился Глеб. - Ничего хорошего в дедовщине нет и быть не может по определению. Это все равно, что у нас взять и начать трепать молодёжь - доспех за себя и за старших в порядок приведи, это принеси, то перетащи, на тренировке выложись - и все это без малейших объяснений, просто потому, что дядя сказал 'надо', и потому, что за неисполнение по шее схлопотать можно. Как думаешь, многие после такой постановки вопроса захотят остаться? А если к этому добавить еще и невозможность куда-либо уйти, тогда что получится?
  - Началось сравнение теплого с мягким, - проворчал Кот. - Ты, братишка, не путай. Это ж совсем разные вещи. Во-первых, мы все-таки, что бы там Ваня не говорил, банальный клуб по интересам, участие в котором - дело сугубо добровольное. Ну, или было таковым до сих пор... Теперь-то не буду даже загадывать, как оно дальше получится. Во-вторых, что, собственно говоря, из первого и проистекает, к нам приходят люди, уже примерно представляющие, чего они хотят и что их ждет. Хотя разочарований, конечно, все равно хватает. А, в-третьих, с чего ты взял, что у нас нет дедовщины? Нет, такой, чтобы просто поиздеваться над кем-то и в морду дать, такого, конечно, нету, ну, так она и в армии изначально не для того предназначалась. Сам посуди - когда на одного сержанта сваливается целая толпа оленей, тупо желающих кто обратно домой к маме, а кто наоборот исключительно в круиз по бабам, каким Юлием Цезарем надо быть, чтобы за ними за всеми уследить и донести до сознания правильную политику партии? Да тут и Цезарь повесился бы. Вот тут то и должно вступать в игру старшее поколение, на пальцах, собственном примере, а, если словами не доходит, то и посредством тумаков разъясняя, что надо делать, а чего не стоит. Вот сие и есть дедовщина в ее классическом варианте, и у нас то же самое. Или ты хочешь сказать, что видел, как Ваня бегает и лично объясняет каждому новобранцу, с какой стороны браться за меч и почему нельзя оставлять кольчугу на ночь на траве?
  - Не видел, - признался Глеб. - Но до тумаков-то у нас, во всяком случае, не доходит.
  - Исключительно от того, - торжествующе заявил Шурик, - что к нам пока, тьфу-тьфу, не загоняют огулом всех, кого ни попадя. А если начнут, вот ты, к примеру, сможешь спокойно смотреть, как какой-нибудь умник оставляет меч ржаветь в луже?
  - Пожалуй, нет.
  - Вот то-то и оно. А если этот гений в придачу русского языка не понимает? Как ты будешь ему объяснять, что он не прав? Так что, как ни крутись, а без волшебного пенделя тут не обойтись. Во блин, ты глянь, уже стихами заговорил! Еще немного, и поэмы писать начну.
  - Ага, ты главное нужный поворот не проскочи... Пушкин.
  - Слушай, а чего этот город вдруг так вырос? - наконец дошло до Кота. - Вроде, когда мы через него на автобусе проезжали, он быстрее заканчивался. Очередная аномалия или какая-нибудь хитрая диагональ?
  - Это не аномалия, это ты уже третий круг по частному сектору нарезаешь, - утешил приятеля Глеб.
  - Правда что ли? А я думал, это у них такая типовая застройка, что все дома друг на друга похожи. Чего ж ты раньше-то молчал, Сусанин?
  - Да просто хотелось дослушать лекцию о пользе дедовщины. Вот здесь сверни направо, и четвертый дом будет наш.
  - Кстати, а твоя бабушка вообще знает, что к ней должны гости нагрянуть?
  - Пока нет, но скоро узнает, - стараясь, чтобы это звучало как можно оптимистичнее, ответил Глеб.
  Нет, в принципе, 'гладиаторец' никогда не сомневался в гостеприимстве своих родственников, тем более что важную часть этого гостеприимства - запас продуктов - гости сейчас везли с собой, затарившись в придорожном магазинчике. Хотя, с другой стороны, предупредить бабушку о визите, наверное, все-таки стоило. Правда эта идея уже изрядно запоздала. Кот как раз остановил 'УАЗ' напротив указанного ему дома.
  Собрав пакеты с продуктами в охапку, Глеб выбрался из автомобиля. Низенький одноэтажный дом, крытый шифером и, словно изгородью, отгороженный от дороги раскидистыми сливовыми и вишневыми деревьями, ничуть не изменился за прошедшее с последнего приезда 'гладиаторца' время. Только с погреба заливисто лаяла, оповещая округу о прибытии посторонних, уже не Белка, а какая-то рыжая собака. Лаяла до тех пор, пока к ограде не подошла ведьмачка. Сразу наступила тишина, собака поджала хвост, прижала уши и, пятясь задом, скрылась в конуре. Входная дверь дома открылась, и на крыльцо выглянула старушка в поношенном цветастом фартуке.
  - Что там такое, Лапа? - подслеповато щурясь, спросила она, потом заметила стоящих у ворот людей и всплеснула руками. - Глеб? Батюшки, да ты ли это?
  - Здравствуй, ба, - немного смущенно сказал 'гладиаторец', поднимаясь по тропинке к дому. - Мы вот тут мимо проезжали, решили заскочить, тебя навестить. Как ты тут жива-здорова?
  - Да уж помаленьку скрипим, слава богу, - отмахнулась старушка. - Намеднись вот думала доехать, вас с матерью навестить, да сказали, что автобусы, мол, сейчас не ходят. Чрезвычайное положение объявлено, - с гордостью произнесла она официальную фразу.
  - Есть немного, - согласился Глеб. - И у нас тоже. А вообще у вас тут как? Тихо?
  - А кто ж его знает? Вроде как всегда все. А что по-другому быть должно, нам-то и вовсе не сказали. Да что ж это мы все на пороге и на пороге, а друзья твои и вовсе застеснялись? Зови-ка их в дом.
  Глеб обернулся. Остальные, действительно, не торопились подходить. Ведьмачка, преодолев половину подъема, изучала окрестности, не обращая ни малейшего внимания на угрожающе ворчащую из конуры Лапу. Шурик вообще мыкался возле машины.
  - Инари, Кот! Да идите же сюда.
  Шурик мотнул головой.
  - Вы ступайте, а я за автомобилем пригляжу, - сказал он.
  - Нет, так не пойдет, - моментально среагировал Глеб. - Ехали-то мы вместе, значит, и в гости вместе пойдем. Давай-ка сюда - никто здесь машину не тронет.
  Судя по тому, с какой тщательностью Кот проверил замок на двери 'УАЗика' прежде чем отойти, в последнее утверждение он не верил. Притихшая в конуре, словно мышь под веником, Лапа пропустила ведьмачку мимо и только потом снова разразилась надрывистым лаем.
  - Да что с тобой сегодня? - замахнувшись, прикрикнула бабушка. - Ты не бойся, доча, она не кусается.
  - Постараюсь не бояться, - с ухмылкой пообещала Инари, смерив собаку взглядом, от которого та снова затихла, смолкнув на половине рулады.
  - Что это с ней, в самом деле? - тихо спросил Глеб. - Надрывается, как будто зверя чует.
  - Да не обращай внимания, - мотнула головой ведьмачка. - Они меня всегда так встречают. Не любят эльфью кровь, и всего-то. Ну, что? Будем в дом заходить, или так снаружи стоять и останемся?
  - Проходите, проходите, конечно, - заторопилась бабушка, настежь распахивая входную дверь. - Глеб, внучек, ты бы хоть друзей-то своих представил...
  - Ах, да, - спохватился 'гладиаторец'. - Знакомьтесь. Бабушка, это Шурик и Инари. Ребята, это моя бабушка Вера.
  - Здравствуйте, - вежливо сказала Инари, а Кот ограничился тем, что просто кивнул.
  Раскладывая на кухонном столе привезенные продукты, Глеб слышал, как бабушка, задержавшись на терраске, то ли о чем-то оживленно расспрашивает ведьмачку, то ли что-то не менее оживленно рассказывает ей, и при этом называет Инной, по-своему переиначив непонятное имя. Начальной тематики разговора 'гладиаторец' так и не уловил по причине приглушенности голосов, но когда Инари вслед за бабушкой Верой вошла на кухню, разговор их уже успел перекинуться на времена деда Антипа.
  - Вот такие вот раньше люди жили, - говорила бабушка, завершая какой-то, видимо весьма поучительный, монолог. - Это нынче молодежь пошла, что ветром дунь - колышутся. А тогда народ покрепче сбивали.
  - Это точно, - не поймешь, в шутку или всерьез согласилась ведьмачка, окинув оценивающим взглядом сначала Глеба, а затем и задвинувшегося в уголок Кота. - А Антип, он каким был?
  - Дед-то? - оживилась бабушка. - Чудным был дед, правду говорю. Да ты садись, милок, что стоишь-то? Нету в ногах правды, за свой век еще успеешь настояться.
  - Успею, успею, - кивнула на редкость покладистая ведьмачка и, пододвинув колченогий стул, уселась на него верхом, обняв руками спинку. - Так что такого чудного в вашем деде было?
  Видимо, именно этого вопроса бабушка и ждала, потому что рассказ был начат тут же, без малейшей запинки, да такой подробный, что Глебу оставалось только диву даваться. Ему, в свое время, помнится, выдавали куда более скудную информацию, а тут было и про быков, и про медведей, и про бревна, тягаемые дедом в одиночку, причем, судя по описанию бревен, возраст деревьев, из которых они были изготовлены, зашкаливал далеко за сотню лет. Здравомыслящий Кот попытался было вклиниться с возражением, что и сейчас находятся извращенцы, которые таскают за собой на упряжи самолеты, но услышан не был. Впрочем, Инари такие подробности, похоже, не сильно впечатлили, во всяком случае, внешне интерес она проявила только тогда, когда речь зашла о видении сквозь стену. Но самый убойный с ее точки зрения факт бабушка заготовила напоследок.
  - ...И два палаша при себе носил постоянно. Здоровые такие, черные.
  - Что еще за палаши? - настороженно переспросила ведьмачка.
  - Оружие, - пояснил Глеб, видя, что термин Инари не знаком. - Наподобие сабли, но только с прямым лезвием.
  - Сабли... - пробормотала Инари, подавшись вперед и сжимая руки до хруста в костяшках пальцев. - Черные, значит... Ну-ну. А выглядел он как? Вы его помните?
  - Нет, милок, - покачала головой бабушка. - Да откуда? Его и мать-то моя не застала, фотографий тогда не было, а парсунами только дворяне да помещики обзаводились. Давно ушел дед, бабка еще на сносях была. Куда ушел, зачем, про то не говорила. Только на камень глядела и плакала. Даж я помню, как плакала, а столько лет уже прошло. Антип-то, когда уходил, камень с шеи снял да бабке оставил - мол, если не вернется, сыну отдать. Родилась-то, вишь, дочь, а он так и не вернулся. А бабка его ведь до последнего ждала, камень при себе держала, только когда помирала мне для памяти передала.
  - Значит, он сейчас у вас находится? - Инари тряхнула головой, словно просыпаясь от глубокого сна. - А взглянуть на него можно?
  - А то, милок! Конечно же, можно, - бабушка шустро засеменила вон из кухни и почти тут же вернулась с коробкой, перетянутой черной резинкой. - Вот, возьми, глянь. Я-то по молодости, когда еще девкой была, пробовала его надевать - все ж какое-никакое украшение, с ними-то тогда туго было. Только не по мне он пришелся. Так-то, когда в руках держишь, не замечаешь, а когда на шею наденешь, сразу тянуть к низу начинает, словно жернов, и холод от него ледяной.
  - Все верно, - отстраненно произнесла ведьмачка, глядя на то, что лежало в коробке. - Не знал ваш Антип, что каресу прежде чем кому-то передать перечитывать на нового владельца надо. Не предупредила я его... Только откуда ж мне было знать, что он ее по наследству оставлять надумает?
  Инари осторожно вынула из коробки подвеску с винно-красным камнем, и Глеб поразился изменениям, произошедшим с амулетом. В его воспоминаниях это был просто обычный камень, в меру прозрачный, с золотистой искрой внутри. Теперь же - то ли сказалось прикосновение ведьмачки, то ли собственный взгляд парня так изменился - камень излучал мягкий золотистый свет.
  - Радомир... - еле слышно произнесла Инари, зачарованно следя за мерно покачивающимся камнем.
  
  Глава 3. Вопросы наследственности
  - Радомир, - повторила ведьмачка, и камень вспыхнул ярче, словно отзываясь на имя. - Значит, вот куда его занесла нелегкая... а я и не знала.
  Глеб смущенно кашлянул, ощущая неловкость, словно он присутствовал при зрелище, не предназначенном для посторонних. Такого тепла во взгляде Инари 'гладиаторцу' видеть еще не доводилось.
  - Ты ее узнаешь?
  - Еще бы не узнать. Ведь я сама ее делала, в знак дружбы. Кареса. Эльфийский кровавик. Первая из трех. Одна - Радомиру, другая - Велегоде...
  Ведьмачка умолкла.
  - А третья? - спросил Глеб, удивленный паузой. Но Инари уже вынырнула из волн памяти, и в глазах ведьмачки вновь заискрился светло-сиреневый лед.
  - Не важно. Во всяком случае, эта точно радомирова, поскольку остальные две сосчитаны. Почетные у тебя родственники, оказывается, были. Теперь, хочешь - не хочешь, а планку держать придется. Вы разрешите вашему внуку забрать камень? - спросила Инари, обращаясь к бабушке Вере.
  - Конечно, - удивленно ответила та, - если Глеб захочет, пускай берет. Все памятка будет. Только уж тогда не выкидывайте, все ж старинная вещь-то, семейная...
  - Выкидывать? - ведьмачка усмехнулась. - Поверьте, эта вещь не из тех, которые выкидывают по доброй воле. Многие, напротив, дорого отдали бы, чтобы такой камушек заиметь, да только мало у кого получалось его заслужить.
  Инари вернула камень в коробку, закрыла крышкой, перетянула резинкой и отдала Глебу.
  - Держи. Надевать не вздумай, рано еще.
  - Не заслужил? - иронично поинтересовался 'гладиаторец'.
  - Пока не решила, на досуге подумаю. В любом случае, на тебя он сейчас не настроен, и ничего хорошего из экспериментов не выйдет, честное слово. Это не перстень, который приручить можно.
  Впрочем, Глеб и сам уже успел почувствовать разницу. От коробки несло ледяным холодом... нет, скорее могильной стынью, такой, какую 'гладиаторцу' не доводилось встречать даже в Междумирье. Жутковатое ощущение медленного вытягивания жизненных сил заставило парня торопливо положить упакованный камень на стол и незаметно потереть задубевшие ладони. Сверток тут же взял посмотреть Кот, и напрасно Глеб ждал от него схожей реакции - Шурик не проявлял ни малейших признаков беспокойства. Похоже, на людей кареса либо не действовала, либо действовала, но очень слабо.
  - Ну, что ж, с Антипом разобрались, - между тем сказала Инари. - Теперь дело за зверями осталось.
  - После ужина, - сразу же предложил Глеб. - Если они тут и вправду есть и не разбежались за прошедшее время, то еще часок-другой подождут.
  - Что значит 'если и вправду есть'? Ты же сам говорил...
  - Я говорил то, что мне передали, - тут же выкрутился 'гладиаторец', которому что-то подсказывало, что объяснять ведьмачке ситуацию еще рано, да и для окрестностей не безопасно. - А там кто его знает? Может, ребята что с чем перепутали в потемках?
  - Хотелось бы мне знать, с чем здесь можно перепутать слепышей, - мрачно пробормотала Инари.
  - Со свиньями-лунатиками? - предположил Глеб. Судя по равнодушному пожатию плечами, последовавшему со стороны ведьмачки, шутка не удалась.
  - Свиньи лунатизмом не страдают, - на полном серьезе сказала Инари и вышла во двор.
  - Какие свиньи? - поинтересовался у одноклубника Кот.
  - Обыкновенные, - вздохнул 'гладиаторец'. - Те самые, которые вроде бы по округе бегают. На задних лапах и без кожи, зато в иголках.
  Шурик глубоко задумался.
  - А еще что-то про мое воображение говорили, - с уважением сказал он, наконец. - Снимаю шляпу и готов перекупить недокуренный косячок.
  - Лучше помоги на стол собрать.
  - Ладно, ладно, уговорил, - Кот нехотя отложил коробку и взялся за нож для нарезки хлеба, быстро настрогал буханку на тонкие ломти, сложил в хлебницу и потащил в зал на сервируемый стол.
  - Инна - это твоя новая девочка? - тихо спросила бабушка у Глеба, улучив момент, когда они остались на кухне вдвоем.
  - Придумаешь тоже, ба, - поперхнулся 'гладиаторец', надеясь, что ведьмачка успела уйти достаточно далеко, чтобы не слышать предположений. - Просто хороший друг, и все.
  - Вот и ладно, - вроде бы немного успокоилась бабушка. - Корявая она, внучек, попомни мои слова. Не будет с такой жизни. Если уж в нынешнем возрасте корявая, то что дальше станется? Да и мала для тебя, совсем еще ребенок. Таким только с ровесниками по танцам бегать, а не хозяйством заниматься. Тебе-то уже оседать надо, семьей обзаводиться, а с такой жены чего возьмешь? Одни гулянки на уме будут.
  - Я учту, - пообещал Глеб, не зная, плакать ему или смеяться. Это ж надо было такое придумать, и, что забавнее всего, буквально из пустого места. - Честное слово, учту. Вот только в одном ты ошибаешься точно. Она взрослее, чем кажется. Намного взрослее.
  - Скажешь тоже, - не поверила бабушка, очевидно пропустившая комментарии ведьмачки насчет каресы и Антипа мимо ушей, либо, что еще вероятнее, ничего в них не понявшая.
  - Скажу, - подтвердил Глеб. - Не стоит так за нас беспокоиться. Не маленькие, сами разберемся, что к чему.
  Нарезка сырокопченой колбасы заняла свое законное место на столе, туда же перекочевал сыр и овощной салат, а бабушка добавила початую бутылку перцовки и две стопки. Поглядев на такой расклад, Глеб вздохнул, покачал головой и достал третью. Он, конечно, догадывался, кого именно забыла посчитать бабушка, но сейчас такая забывчивость была явно не к месту. Теперь дело оставалось только за картошкой, которую поставили вариться прямиком в мундирах. На кухне становилось жарковато, и Глеб ретировался на улицу, откуда уже веяло приятной вечерней прохладой. Ведьмачка сидела на крыльце, сонно глядя в прозрачное небо.
  - Ну, так что, не светит нам с тобой счастливая семейная жизнь? - насмешливо спросила она, когда 'гладиаторец' притворил за собой дверь. - А жаль... жаль...
  - Ты все слышала?
  - Если я скажу 'нет', ты поверишь?
  - Вряд ли, - признался парень, прикинув толщину двери. Весьма хлипкой двери.
  - Довольно таки забавное предположение, - задумчиво продолжила Инари, все так же глядя в небо. - Хотя... будь на твоем месте Радомир, я бы, возможно, даже подумала. Особенно случись это лет сто двадцать тому назад.
  - Да не принимай близко к сердцу, - немного нервно посоветовал парень, пытаясь определить укрытое за ироничным спокойствием истинное настроение ведьмачки. Либо злится, либо наоборот забавляется - третьего не дано, но вот что именно из двух вариантов? - Это ж все не всерьез: сама знаешь, чего только старики не придумают. И при этом будут в твердой уверенности, что действуют исключительно для пользы окружающих. Мнение самих окружающих, разумеется, в расчет не берется.
  - Знаю, - Инари вздохнула, после чего в сердцах добавила, - а Радомир все-таки сумел отличиться напоследок. Это ж надо было додуматься: снять охранный амулет! Дурень!
  - Откуда нам знать? - встал на защиту предка 'гладиаторец'. - Может, ему тогда по-другому и нельзя было?
  - Оттуда, что я его, вообще-то, лучше, чем ты, знала, - отрезала ведьмачка. - И, поскольку склонности к самоубийству я за ним не припоминаю, есть только два возможных варианта. Во-первых, он мог оставить амулет, если, реально оценивая опасность, был точно уверен, что возвратиться не получится при любом раскладе. Хотя тогда он и мечи мог бы смело оставлять в наследство. Тебе бы они не помешали. И, во-вторых, если, недооценив опасность, он был уверен, что точно вернется и ничего с ним не случится. Но в этом случае он также должен был быть уверен, что вернется уже после рождения именно сына, и что в этот промежуток времени сына надо будет от чего-то оберегать. А родилась, как мы уже знаем, дочь и тихо-мирно прожила всю отведенную ей жизнь. В общем, ни так, ни этак не складывается.
  - А каким он вообще был? Раз уж ты его так хорошо знала...
  - На тебя весьма похожим, - прищурилась ведьмачка, оторвавшись от созерцания неба и переключив-таки внимание на 'гладиаторца'. - И внешне, и по характеру. Такой же... непредсказуемый. И точно так же вечно во что-то влипал, так что скучать с ним не приходилось.
  В окно ненавязчиво поскреблись.
  - Народ, - сообщил в форточку Шурик, - дико извиняюсь, что нарушаю романтическое уединение, но здесь как бы все уже готово и стыть начинает. Давайте за стол, по-русски говоря.
  Ужин проходил в молчании, изредка прерываемом парой-тройкой оброненных фраз. Бабушка неодобрительно косилась на стоящую перед ведьмачкой рюмку, видимо усиленно размышляя об особенностях воспитания современной молодежи, но Инари эти косые взгляды мало беспокоили. Первый глоток перцовки она, правда, делала с опаской, но уже затем, удостоверившись в качестве продукта, осушила наполненную в края рюмку залпом. Кот при виде такого зрелища одобрительно хмыкнул, а бабушка основательно посмурнела. Ведьмачка же блаженно зажмурилась и сообщила Глебу:
  - Не полуночница, конечно, но пойдет.
  Заручившись своеобразным одобрением, в следующий заход 'гладиаторец' с чистой совестью налил ведьмачке порцию 'с горкой', а себе с не менее чистой совестью уменьшил ровно в половину. Стойкость Инари к алкоголю была уже доказана опытным путем, а вот самому Глебу на предстоящей ночной прогулке очень не хотелось в случае чего изображать главного героя анекдота про четыре ружейных ствола и небо в попугаях. Впрочем, от третьей рюмки ведьмачка тоже отказалась, сказав, что иначе все местное зверье, даже находясь с наветренной стороны, передохнет от запаха алкоголя раньше, чем его удастся обнаружить. Вдохновленный сложным логическим построением Кот всерьез задумался над тем, а не пойти ли 'гладиаторцам' на следующую организованную Иваном охоту (в том, что она будет, Шурик не сомневался) пьяными. Исключительно для профилактики. Ведьмачка предложила усилить профилактику еще двумя пунктами - голодные и небритые, заверив, что победы в честном бою гарантировать не может, но распугать зверей в таком случае удастся точно. Кот, окинув Инари задумчивым взглядом, парировал, что насчет небритости не уверен, зато все остальное персонально для нее организовать можно. На что ведьмачка скромно призналась, что алкогольное опьянение ей тоже не светит. Движимый здоровым скептицизмом Шурик решил проверить столь смелое утверждение, но Глеб предложил отложить проверку до возвращения в Тулу, если желание у Кота еще не иссякнет и ведьмачка будет не против. Судя по пожатию плечами, выданному Инари, ей было вообще все равно.
  - А почему не здесь? - спросила она, когда за ней и Глебом закрылась дверь дома, и послышался скрип задвигаемой щеколды. - Разницы никакой. Насчет зверей - это вообще-то шутка была. А Кот к утру проспится, за руль сесть сможет спокойно.
  - Ну, во-первых, я сомневаюсь, что у бабушки есть в запасе столько водки или самогонки, чтобы вас споить, а, во-вторых, пожалей ее нервы хоть немного. Она на тебя так смотрела, что просто сердце кровью обливается. Пожилой человек... старой закалки... надо же скидку делать на ее мировоззрение.
  - Она раза в три моложе меня, - что-то прикинув в уме, сообщила ведьмачка.
  - И что?
  - Да ничего. Просто факт.
  - Она все-таки человек, а ты почти эльф.
  - Ну, если наполовину, по-твоему, означает почти, то да, - проворчала Инари. - Ладно, будем считать, что мы ее все-таки пожалели. Так в каком именно месте видели зверей?
  - Точно не уверен... - Глебу даже не понадобилось делать вид, что он задумался. Вот только причина для размышлений была немного другой - 'гладиаторец' срочно соображал, куда можно отвести ведьмачку, чтобы место хотя бы выглядело подозрительным. - Но, если я правильно понял объяснения Ивана, где-то в районе стадиона.
  - Ну, тогда показывай, раз понял.
  Приятной особенностью кимовского стадиона, непропорционально большого для такого крохотного городка и некогда благоустроенного, было наличие окружающего его лесопарка. Точнее, скорее леса, чем парка, поскольку под парком все же подразумевалось нечто благоустроенное специально для пребывания в нем человека, а благоустраивать попавший в ее ведение клочок первозданной природы администрация города явно не намеревалась, равно как и вывозить скапливающийся там мусор. В результате к настоящему моменту прилегающий к стадиону клочок природы больше всего напоминал свалку. Пнув пустую пластиковую бутылку, Глеб подумал, что, в общем-то, расчет оказался верен - Инари когда-то говорила, что зверей влечет тьма, а тьма скапливается на кладбищах и свалках, так что здесь ей было бы самое место. А значит, и звери, если кто-нибудь из них и в самом деле ненароком заглянул в Кимовск, вполне могли здесь отметиться.
  - Очаровательно, - с нескрываемым сарказмом прокомментировала ведьмачка открывшуюся ее взору картину.
  - Вот такие вот мы, люди, свиньи, - развел руками Глеб. - Хлебом не корми, только дай нагадить в родном доме.
  'Интересно, - подумал он попутно, - а что сталось с самим стадионом? И остался ли он вообще, или уже разобран по кирпичику? Впрочем, там, кажется, были бетонные блоки... А с другой стороны, разве такие трудности нас остановят? В хозяйстве ведь и пулемет пригодится, если на халяву-то...'
  Инари промолчала насчет того, что думает по поводу людей она сама, и погрузилась в изучение окрестных мусорных куч. Глянув, как бесшумно скользит между чахлых деревьев настороженная ведьмачка, время от времени припадая к земле, и что-то то ли вынюхивая, то ли более пристально выглядывая, Глеб задался вопросом - удается ли ей так удачно маскировать свое отвращение, или это отвращение просто уже давно и окончательно заглохло, смирившись с издержками профессии? Если вспомнить недавнюю прогулку по Склепу, то 'гладиаторец' скорее склонялся ко второму варианту. Здесь, конечно, был не Склеп, но все же не намного приятнее.
  Огибая особо крупные кучи мусора, 'гладиаторец' двинулся к стадиону. То, что ни зверей, ни Дверей, ни прорывов в обозримых пределах в настоящий момент не имеется, было уже ясно, а вот имелись ли они здесь прежде, наверное, могла определить только Инари, и путаться у нее под ногами парню было не резон. Если что-нибудь найдет, сама скажет.
  Стадион был окружен бетонным забором высотой метра в полтора, имевшим скорее номинальное, чем практическое значение. Часть секций уже завалилась, причем, судя по укрывающему их толстому слою перегнившей листвы, сквозь который лишь местами проглядывал родной грязно-серый цвет блоков, произошло это давно. Одним из таких импровизированных проходов Глеб и воспользовался, оказавшись на крутом склоне, в который, чуть ниже, удачно используя естественный рельеф местности, были врезаны трибуны. Конечно, можно было пойти в обход и войти на территорию, как и положено цивилизованным людям, через ворота... 'Но, поскольку мы не цивилизованные и, в общем-то, уже не люди даже, - решил Глеб, - закоулки и черные ходы - это как раз для нас'. Кроме того, он совершенно не был уверен, что цивилизованный вход не перекрыт цивилизованными железными воротами с цивилизованным навесным замком. Хотя, судя по состоянию самого стадиона, прекрасно обозревавшегося с высоты, на которой находился 'гладиаторец', если таковая конструкция здесь когда-то и имелась, скорее всего, ее уже давно срезали и сдали в металлолом. Рынок, господа, а вы чего ожидали?
  - Итак, подведем итоги, - послышался за спиной веющий легким ноябрьским холодком голос ведьмачки. - Зверей здесь нет и никогда не было. Только человеческие следы и с десяток дворняг, рывшихся в отбросах. Ты уверен, что те, кто звонил Ивану, точно говорили про стадион?
  - Не уверен, - честно признался Глеб. - И потом, разве дворняги это уже не звери?
  На последний логический выверт Инари даже не обратила внимания.
  - Хорошо, - отчеканила она. - Тогда спрошу по-другому. Ты уверен, что ему вообще звонили?
  В воздухе повисло тяжелое молчание. 'Интересно, какой из ответов сулит меньше шишек?' - всерьез задумался Глеб. Видимо, размышления отразились на лице, потому что ведьмачка тут же добавила:
  - Можешь не врать. У тебя это все равно плохо получается. Наследственность, как ни крути...
  - Ты будешь очень злиться?
  - Возможно. Ведь никаких звонков ни от кого не было, верно? Так какого черта ты меня сюда потащил?
  - А кареса не повод?
  - Этот повод мог бы спокойно подождать полгода как минимум. Какой еще будет вариант? Советую подумать получше.
  - Да что там думать? - вздохнул Глеб, смиряясь с неизбежностью. - Ивану был нужен живым скалистый демон, поэтому он и попросил организовать наше временное исчезновение.
  - Зачем ему нужен демон? - в голосе Инари прорезались незнакомые шипящие нотки. 'Гладиаторец' с опаской покосился на ведьмачку, но, несмотря на мрачное выражение лица, глаза у нее все еще оставались нормальными, не белыми. Значит, если и злится, то пока в пределах разумного. Впрочем, ему и разумного может хватить с лихвой...
  - Он считает, что это будет хорошим аргументом для Мареева ускорить выдачу нам удостоверений на ношение оружия в случае, если тот сам не справится. А если справится, то, тем более, зачем напрягаться? Ведь нам-то эта зверюга пока не угрожает.
  - Совсем с ума посходили! - Инари, кажется, боролась с настойчивым желанием отвесить ученику оплеуху, но в итоге ограничилась тем, что пинком раскидала кучу прелой листвы. - Или уверены, что после мангуири всех будете направо и налево штабелями класть на раз-два? О, да пожалуйста! В следующий раз - все в ваших руках будет! Охотнички!
  Последнее слово, сказанное с непередаваемыми акцентом и интонацией, в исполнении ведьмачки больше походило на ругательство.
  - Да ведь никто ни на кого охотиться не собирался, - слабо возразил Глеб. - Задумка-то совсем обратная была.
  И тут же съежился под колючим взглядом ведьмачки, понимая, что лучше было промолчать.
  - Порой мне кажется, что человеческая кровь, текущая в жилах, означает полное отсутствие мозга, - сказала Инари, обращаясь скорее к себе, чем к Глебу. - Все, с меня довольно этой свалки. Вытряхивай из постели Кота и возвращаемся в Тулу.
  - Прямо сейчас?
  - Ты абсолютно правильно все понял.
  - А может, все-таки утра дождемся?
  - Ты можешь дожидаться чего угодно, в том числе и того момента, когда рак на горе свистнет, - отрезала ведьмачка. - Но в таком случае я ухожу сейчас, и договор об обучении считается расторгнутым. Желаю удачи.
  Она и вправду развернулась и пошла прочь. С любой другой представительницей женского пола Глеб предпочел бы выждать, пока схлынет пар, но тут было небольшое различие. Всех остальных представительниц женского пола он хотя бы примерно представлял, где потом искать, поскольку их перемещения, как ни крути, были ограничены одним миром и финансовыми возможностями. Где среди кучи Пограничных миров спустя хотя бы четверть часа искать ведьмачку, он не представлял даже отдаленно, а если бы даже и представлял, добраться бы туда все равно пока не смог.
  - Если ты не уберешь руку, я ее сломаю, - не соизволив обернуться, произнесла Инари, когда 'гладиаторец' догнал ее и схватил за рукав. Это было сказано без малейшего выражения, и, возможно, именно поэтому Глеб сразу поверил.
  - Прости, - сказал он, выпуская из пальцев грубую ткань. - Я дурак.
  - Это какое-то великое открытие?
  - Ну, а что мне было делать? Иван требовал, чтобы мы временно исчезли, оставив демона в покое.
  - Что делать? - задумчиво протянула Инари, словно пробуя слова на вкус. - Может, попробовать все честно рассказать? Такой вариант тебе в голову не приходил?
  - Нет...
  - Что ж, во всяком случае, на сей раз все по-честному и прямо в глаза, - подытожила ведьмачка.
  - Ладно, извини, я не прав. Но ты была так решительно настроена, что не факт, что честный разговор подействовал бы.
  Инари не ответила.
  - Признаю свою ошибку, сознаю свою вину... Короче, согласен на любую отработку. В разумных пределах, конечно, - торопливо добавил 'гладиаторец' на всякий случай.
  - Отработка будет, можешь не сомневаться, - обнадежила его ведьмачка тоном, не предвещающим ничего хорошего. - Только до нее еще дожить надо. А пока замолчи и послушай.
  Глеб замолк, как и было указано, ожидая неизбежных нравоучений, однако Инари не произнесла ни слова, и внезапно до 'гладиаторца' дошло, на что именно ему предлагали обратить внимание. В ночной тишине был четко слышен звук приближающегося мотора.
  - Кажется, кто-то решил прогуляться?
  Инари молча кивнула, а когда по растрескавшемуся асфальту дорожек с давно уже стершейся разлиновкой скользнул слабый отсвет фар, с силой надавила на плечо Глеба, заставляя пригнуться. Впрочем, парень уже и сам понял, что привлекать внимание ночных визитеров будет не самым благоразумным решением. Конечно, разглядеть в темноте посторонних визитеры могли бы только при наличии у них кровавиков либо приборов ночного видения, что, в общем-то, было равнозначно маловероятно, но рисковать все равно не стоило. Припав на колено, 'гладиаторец' с недоумением следил за тем, как крытый брезентом 'Урал' въезжает на территорию стадиона и останавливается посреди футбольного поля, а выгружающиеся из кузова автомобиля вооруженные люди рассредоточиваются по территории, подсвечивая местность фонариками. С каким-то странным хладнокровием Глеб отметил, что если кому-нибудь из проверяющих придет в голову слазить на трибуны, то придется бежать. Очень быстро. Потому что объяснять патрулю - 'гладиаторец' почему-то был уверен, что это именно ночной патруль, - что они забыли в комендантский час на окраине города без удостоверяющих личность документов, зато с наточенным оружием, ему лично не хотелось. Инари, скорее всего, тоже.
  Опасения однако оказались напрасными - проверяющие ограничились непосредственной территорией стадиона, то ли не зная о дополнительном 'входе', то ли полагая, что с той стороны ничего подозрительного прийти не может. А зря... Наконец, основная часть визитеров передислоцировалась в подтрибунные помещения, расположенные практически напротив импровизированного наблюдательного пункта 'гладиаторца' и ведьмачки. В былые времена в помещениях располагался тренажерный зал, ныне там, похоже, не располагалось ничего кроме особо крупной свалки мусора.
  Патруль вошел внутрь помещений, недолгое время постоял там плотной кучкой и... исчез. Хватка ведьмачки на плече Глеба усилилась настолько, что казалось - еще немного, и кости не выдержат, дав трещины, однако 'гладиаторец' почти не ощущал боли. Раз за разом он тер глаза в слабой надежде проснуться. Куда там. Кровавик с издевательской четкостью показывал два - ДВА!!! - человеческих силуэта. Один - за рулем 'Урала', второй - в злополучном тренажерном зале.
  - Ты это видела?
  - Да.
  - Но как...
  - Понятия не имею, - честно призналась ведьмачка, после чего уже приказным тоном добавила:
  - Сиди здесь. Слышишь? Ни шагу вправо, влево и во все остальные стороны. Чтобы, когда я вернусь, ты был вот на этом самом месте. Понял?
  - А ты что делать собираешься? - не требовалось особых умственных усилий, чтобы понять - раз Инари пытается свести его самодеятельность на нет, значит, что-то замышляется.
  - Не слышу ответа!
  - Понял, понял, не маленький. Так что ТЫ задумала?
  - Поживешь - увидишь... - в глазах Инари мелькнул хищный зеленоватый огонек.
  - В том, что увижу, я даже не сомневаюсь. Ты только поосторожнее там, ладно?
  Ведьмачка фыркнула и бесшумно скользнула вниз по склону - сначала по траве, а дальше по широким бетонным ступеням, на которых некогда прежде стояли скамьи для зрителей. Или их в итоге под веянием моды заменили-таки на пластиковые сидения? Глеб уже точно не помнил. Как бы то ни было, полосу препятствий Инари преодолела быстро и без последствий. Припав к земле у колес 'Урала', ведьмачка выждала пару секунд, видимо проверяя, прошел ли ее маневр незамеченным. Похоже, прошел. А вот дальше было интереснее. 'Урал' был развернут в сторону входа в подтрибунные помещения, и включенные фары освещали чернеющий провал входа. С дневным освещение бы, конечно, не сравнилось, но даже при таком проскочить внутрь и остаться незамеченным было нереально, если только водитель не ухитрился заснуть за рулем. В последнее, правда, верилось слабовато, и не только Глебу. Ужом проскользнув под брюхом машины, Инари выбралась на пассажирскую сторону 'Урала' и быстро прильнула к капоту. Что произошло в следующий момент, 'гладиаторец' толком не разобрал, но мотор автомобиля вдруг взвыл фальцетом и замолк. Одновременно с наступившей тишиной погасли и фары. Ведьмачка метнулась в сторону и почти у самых трибун резко упала ничком, буквально сливаясь с землей. Хлопнула дверца - это водитель вышел проверить, что же так внезапно случилось с транспортом. Подняв капот, мужчина немного покопался в двигателе, подсвечивая себе фонариком, потом оглянулся на вход под трибуны и озадаченно почесал в затылке. Воцарившаяся тишина, по-видимому, заинтересовала и второго, остававшегося в помещении гостя, поскольку он вскоре тоже выбрался наружу. После короткого разговора под капот заглядывали уже два озадаченных лица вместо одного. Пользуясь тем, что внимание неизвестных отвлечено, ведьмачка тихонько проскользнула внутрь бывшего тренажерного зала, секунд на пять задержалась на том месте, где только что исчезла толпа народа, торопливо наклонилась, то ли поднимая что-то с пола, то ли наоборот что-то туда положив, и двинулась дальше по помещению, а Глеб, пока еще помнивший обещание оставаться на месте, терзался вопросом - что только что произошло у него на глазах? Поначалу он подумал о внезапно повысившейся концентрации могильного тумана, но Инари вряд ли смогла бы это обеспечить, а связь между ее действиями и вышедшей из строя техникой явно прослеживалась. Так и не придя ни к какому выводу, 'гладиаторец' начал медленно смещаться в сторону. Ему хотелось зайти в бок 'Уралу', потому что, когда тот, только-только въехав на поле, разворачивался, 'гладиаторцу' почудилась нарисованная на дверце автомобиля определенно не заводская пиктограмма. Выполняя хитрые маневры, он окончательно упустил из вида ведьмачку.
  - Ну, и куда ты собрался? - вдруг вкрадчиво поинтересовались у него над ухом.
  От неожиданности Глеб подпрыгнул едва ли не на полметра и выдернул из ножен саблю.
  - Тихо ты, дурень, - тут же прошипела Инари. - Гостей спугнешь. На землю, быстро.
  Распластываясь по сырой и холодной траве, 'гладиаторец' мысленно обругал и себя за сдавшие нервы, и ведьмачку за идиотскую манеру подкрадываться со спины. Вслух высказываться было некогда: копавшиеся в двигателе 'гости' заслышали шум и теперь шарили фонариками вокруг себя. Затем, убедившись в бесполезности данного действа, слава богу, не отправились на разведку, как это обычно любят изображать в приключенческо-фантастических фильмах, а грамотно отступили ко входу под трибуны, держа оружие на изготовку.
  - Сматываемся отсюда, быстро, - еле слышным шепотом распорядилась ведьмачка, подумала и добавила, очевидно, персонально для Глеба, - и тихо.
  - Ты как вообще оттуда выбралась так, что даже я не заметил? - напустился на Инари парень, когда и стадион, и парк остались далеко позади, а сами они засели передохнуть в чьем-то саду под не обихоженными сливовыми, кажется, деревцами. Может, впрочем, и вишневыми. Плодов на них не было, а Глеб был не настолько силен в ботанике, чтобы посреди ночи по листьям разбираться, что есть что. - Дверь пробила?
  - Еще чего! - ведьмачка фыркнула. - Там в смежной комнате пролом в задней стене. Грех было не воспользоваться. Если бы знала заранее, не пришлось бы дурью маяться и на автомобили Бичи кидать.
  - Кого?
  Ведьмачка наглядно продемонстрировала короткий электрический разряд.
  - Так ты его молнией шибанула? - удивился Глеб и заочно пожалел не вовремя попавшихся под руку визитеров. - Кардинально, ничего не попишешь. Еще повезло, что водителя не задело.
  - Ничего, пережил бы. Там всего-то пару проводов должно было оплавить. Думаю, разберутся без проблем.
  - Ты уверена?
  - Вполне. Михалыч, доброго ему пути по Серым равнинам, в свое время был так увлечен идеей магических диверсий, что мы на их многострадальном 'Урале' много чего опробовали. Кто же знал, что когда-нибудь это даже пригодится на деле...
  - А внутри что? Куда все подевались?
  - Ты не поверишь. Впрочем, я бы тоже не поверила, если бы своими глазами не видела, поэтому заранее прощаю.
  - Что прощаешь?
  - Там, аккурат на том самом месте, где все испарились, висит след от Двери. Рукотворной.
  - То есть, их, что, затянуло в Дверь? Всех и сразу?
  - То есть, я бы сказала, что они СОЗДАЛИ Дверь и вошли в нее, все и сразу.
  Ведьмачка подумала и добавила:
  - Хотя звучит это, как полнейший бред. Сколько их там было? Пятеро? Даже Старейшинам было бы трудно пропихнуть в рукотворную Дверь такое количество народа за раз, а я бы, честно сказать, вообще за подобный фокус не взялась. Чего уж про людей говорить? А на полу, точь-в-точь на том же самом месте, лежало вот это, - Инари вытащила из-за пазухи друзу из пяти кристаллов черного минерала. - Ничего не напоминает?
  - Морион, - сказал Глеб, немного ошалело глядя на находку. Друза была явно меньше той, которую он видел в кабинете у Мареева, но по форме точно повторяла предыдущую. Странно, а говорят, что природа не терпит идеальных повторов. Но, если уж на то пошло, принадлежность ночных гостей теперь окончательно прояснялась. Осталось только одно небольшое подтверждение.
  - Инари, а ты, когда автомобиль обихаживала, не обратила внимания, чем его двери разрисованы?
  - Обратила. Мечи скрещенные, звезды и еще какая-то чушь.
  Насчет чуши Глеб даже не стал уточнять. И так было ясно, что этой ночью на кимовский стадион принесло кого-то из ликвидаторов. А вот куда их понесло дальше и каким образом, это уже вопрос.
  - А ты не пробовала в Дверь заглянуть? Куда она ведет?
  Ведьмачка задумчиво посмотрела на 'гладиаторца', то ли удивляясь перемене темы, то ли сомневаясь в его умственных способностях.
  - Нет. Повторно вскрыть ее, конечно, можно, но я еще не настолько спятила, чтобы лезть к черту на рога лишь для того, чтобы напороться там на вооруженных чужаков.
  - А жаль, - вздохнул Глеб и тут же поправился. - В смысле, не того, что не спятила, а того, что не посмотрела.
  - Я так и поняла, - хмыкнула ведьмачка, - впрочем, от этого ничего не меняется. Можешь жалеть и дальше, все равно я туда не полезу. Во всяком случае, не сейчас.
  - А когда? - тут же среагировал на оговорку 'гладиаторец', уже почти поверивший, что Инари намерена пустить ситуацию на самотек.
  - Утром посмотрим по обстоятельствам.
  - Значит, в Тулу мы уже не возвращаемся?
  - Нет. А зачем? Если Ивану так хочется погеройствовать, флаг ему в руки. И охапку чернолесского горецвета лично от меня, если геройство удастся, в чем, правда, я сильно сомневаюсь.
  - Это что за несправедливость такая? - возмутился Глеб. - Как по шее получать за княжеские идеи, так мне, а как цветы дарить - так ему? Нечестно же!
  - Судьба у тебя такая, - философски заметила ведьмачка, - оказываться не в то время и не в том месте, так что привыкай. А если так цветов хочется, могу хоть сейчас в Черный Лес закинуть. Заодно посплю немного, пока ты их по оврагам отлавливать будешь. Все-таки, что ни говори, в лесу на траве спится куда лучше, чем в этих кирпичных коробках.
  - Нет уж, спасибо, без цветов я как-нибудь обойдусь. Раз ты сегодня такая добрая, мне бы лучше амуницию ведьмацкую самопризывающуюся.
  - Ну у тебя и запросы, - присвистнула Инари. - А больше ничего не хочешь? Может, там, половину королевства какого-нибудь завалящего?
  - Да зачем мне королевство? - удивился 'гладиаторец'. - Тем более половина? Если уж так вопрос поставлен, тогда лучше коня. А еще лучше кельпи.
  Конечно, сказано это было скорее для поддержания разговора, и никакой кельпи был 'гладиаторцу' даром не нужен, тем более здесь, в населенной местности. Вот в Сибири или в каком-нибудь из более-менее гостеприимных Пограничных миров - другое дело, но туда еще попасть надо. Впрочем, ведьмачка и не горела желанием преподносить ученику запрошенное на блюдечке с голубой каемочкой.
  - Кельпи сам поймаешь, - сказала она. - После того, как научишься Двери пробивать. Если, конечно, не передумаешь к тому моменту.
  - Ты это серьезно?
  - Насчет чего?
  - Насчет поимки. Их, что, еще и ловить надо?
  Инари озадаченно посмотрела на 'гладиаторца', видимо, не сразу уловив смысл вопроса, а потом расплылась в ухмылке.
  - Конечно. А ты думал, они из воздуха берутся?
  - Нет, но... Это как же такую дуру сцапать можно?
  - Щенком, - сказала ведьмачка, как что-то само собой разумеющееся. - Потому что от взрослого единственная польза - это шкурка на меховое одеяло. Приручить ты его не приручишь. Впрочем, все это дело весьма далекого будущего, так что пока можешь не забивать свою светлую голову столь темными вопросами. Пошли лучше спать, пока ночь не закончилась. Только ты, чур, будешь проводником - в этом вашем частном секторе все дома на одно лицо.
  
  Глава 4. Тульский феномен
  Командующий ликвидационным подразделением Центрального федерального округа службы обеспечения безопасности пространственно-временных связей и перемещений проекта 'Альфа', генерал-майор Станислав Мареев яростно грыз недокуренную сигариллу, почти не ощущая аромата кубинского листового табака. Тут не до ароматов было, тут бы хоть часть нервных клеток сохранить. Несмотря на специфику рода занятий, а может, как раз наоборот благодаря этой специфике, Мареев не любил сюрпризы, поскольку уже неоднократно убеждался на собственном опыте, что ничего кроме неприятностей они не предвещают. И все бы ничего, но в последнее время сюрпризы обрушились на стриженную под бокс голову генерал-майора подобно проливному дождю.
  Начало сему стихийному бедствию было положено почти две недели назад, в четверг шестнадцатого июля, когда в четверть седьмого утра по московскому времени Мареев внезапно проснулся, словно кто-то рукой отвел от него сон. В пустой квартире стояла гулкая тишина. В голову пришла странная мысль, что никогда прежде он не слышал такой тишины, во всяком случае, здесь, в не знающей покоя ни днем, ни ночью Москве. Да, тройной стеклопакет окон фильтровал доносящиеся с улицы звуки, но не настолько же. Тишина вызывала смутное беспокойство. Тут, по-видимому, следовало бы сослаться на предчувствие уже случившейся, но официально еще не зарегистрированной беды, однако потом, тщательно перебирая в уме события того злосчастного утра, Мареев пришел к выводу, что никаких предчувствий у него не было. А что было? Нечто сродни назойливому ощущению, что ты что-то забыл, но даже не можешь толком вспомнить, что именно. Стоило ли относить это к области мистики?
  Мареев не отнес. Убедившись, что пытаться повторно заснуть уже бесполезно, поскольку время подъема неотвратимо близится, мужчина встал, взял из оставленной на столе возле ноутбука золотистой пачки Партагас пахнущую влажной древесной корой и костровым дымом сигариллу, подошел к окну и закурил. С тех пор, как Надя съехала от него, забрав с собой Веруньку, в квартире можно было курить, где угодно, и никаких аллергий, никаких 'от твоего никотина не только лошади, от него уже цветы дохнут'. В воцарившемся покое заключалось, пожалуй, одно из главных преимуществ отсутствия жены.
  За окном в прозрачном утреннем свете мягко поблескивал крышами свежевымытых машин Новый Арбат, деловитый, как спешащий на работу топ-менеджер, и лишь одно вносило крохотный диссонанс в эту умиротворяющую картину обыденной мирской суеты. Наметанный глаз Мареева выхватил из общего нагромождения деталей размытый силуэт птицы, широкими кругами парящей в бледно-голубом небе. Пернатые из подсемейства орлиных здесь были ни при чем. Мареев слишком хорошо знал нелепый вытянутый силуэт и приводящую весь научный сектор проекта в истерику манеру резко сбрасывать и столь же резко набирать высоту без единого движения крыльев. Этим утром над Новым Арбатом летала баньши. Собственно, по последним исследованиям тезка белой плакальщицы из ирландской мифологии была практически безобидна, человеком не интересовалась ни с гастрономической, ни со всех прочих точек зрения, а грозное имя получила исключительно за душераздирающие рулады, услышав которые настоящая баньши скончалась бы от зависти. Однако, несмотря на всю безобидность птахи из мира, занесенного в каталог 'Альфа' под номером семь, а среди ликвидаторов именуемого Пущей, чаще всего с ехидным добавлением Беловежская, в Москве ей делать было нечего. Медленно выдыхая струйку дыма, Мареев отметил про себя, что пора устраивать очередную профилактическую головомойку Кеше Федосеенко, на чьем взводе лежали обязанности контроля воздушно-наземно-подземного пространства Центрального района столицы. Бывают, конечно, в жизни вещи, на которые можно и нужно закрывать глаза, а периодически проскакивающие в желтой прессе статейки о мутантах в канализации, подземных реках и метрополитене сам бог повелел списывать на байки диггеров и больную фантазию журналистов, но когда гости из иномирья начинают крутиться под окнами начальства, это уже, извините, перебор.
  От размышлений Мареева оторвало пронзительное верещание будильника. Оставив недокуренную сигариллу в пепельнице и прихлопнув ладонью одно из страшнейших изобретений инквизиции, нагло маскирующееся под нужную в хозяйстве вещь, генерал-майор побрел в душ. Начинался очередной рабочий день, наполненный решением проблем, о которых, как на тот момент полагал Мареев, никто из жителей Земли, за исключением сотрудников проекта, не имел ясного и четкого представления. А спустя полтора часа, переступив порог рабочего кабинета, расположенного на пятом этаже того самого бледно-желтого здания на Лубянской площади, которое в свое время так печально ее прославило, он узнает о сигнале тревоги, поступившем из Тульского исследовательского корпуса, и о том, что прикомандированное к корпусу отделение майора Чернова не выходит на связь...
  По технике безопасности проекта происшествие подобного рода априори предполагало выход ситуации на объекте из-под контроля и требовало оперативного вмешательства, хотя Мареев, досыта уже насмотревшийся на схожие ЧП, сильно сомневался в необходимости во что-либо там вмешиваться. Иное дело, если бы сигнал пришел из Смоленской или Костромской области - эти территории вечно были его головной болью. Здесь же примерную картину он себе уже представлял - перегоревшие в результате неправильного расчета поданной энергии предохранители, сработавшая аварийная сигнализация, виноватые физиономии яйцеголовых и лепет на тему 'ну, вы же понимаете - неисследованная область мироздания, непредсказуемые физические и химические процессы, ошибки неизбежны...'. Представлял, но группу оперативного реагирования все-таки выслал. Для соблюдения субординации. Парням понадобилось три часа, чтобы добраться до места, после чего последовал звонок от возглавлявшего группу полковника Шебанова.
  - Шеф... - непривычное смущение в голосе ликвидатора не сглаживалось даже отвратительной связью. - А тут ничего, кроме леса. Какие наши дальнейшие действия?
  - Какого леса? - машинально переспросил Мареев. Первой его мыслью было - ошиблись адресом, поскольку больше всего сообщение походило на идиотскую шутку, а такие Шебанову были не свойственны, так что этот вариант отпадал сразу.
  - Осинового с примесью березняка. Иногда дубы попадаются.
  - А что в лесу?
  - Грибы. В основном сыроежки.
  - Отставить грибы, - приказал Мареев, все еще цепляясь за логическое объяснение ситуации. - Вы куда вообще заехали?
  - Туда, куда и отправляли. В Тулу.
  - Так какого черта вы по лесам шляетесь, когда вам в центр надо?
   - А мы и торчим в самом что ни на есть центре, - сообщил Шебанов. - Вокруг дома стоят, а вместо объекта деревья, ну и еще, похоже, что кроме него несколько кварталов прихватило. Аборигены на контакт идут плохо, что-то бормочут про взрыв и названивают в МЧС, местному мэру и в приемную Президента.
  Мареев беззвучно выругался. Упоминание последнего адресата его совсем не порадовало. Конечно, даже если жалобу и зарегистрируют, она все равно будет спущена для разбора на службу безопасности проекта - в Кремле отлично знали, откуда растут ноги, уши и прочие части тела подобных феноменов, но лишний раз напоминать о себе в негативном ключе тоже было не лучшей политикой. И так каждый год норовят уменьшить финансирование проекта, упирая на то, что основную свою функцию он выполнил. Ну да, конечно. Подходящее место для эвакуации правящей верхушки с чадами и домочадцами на случай третьей мировой войны подыскано, а что может быть важнее? Хорошо хоть с Президентами пока везет. Прошлый, прагматик, при виде положенной ему на стол карты сравнительного анализа текущих земных и альтернативных иномирных месторождений нефти и природного газа, а также золотых и алмазных жил безоговорочно подписал бюджет проекта на пять лет вперед. Нынешнему, новатору, для убеждения в необходимости дальнейших исследований хватило подарков в виде чучела гиеноморфа и двух шкур алмазного барса, каждая размерами четыре на четыре с половиной метра, считая хвост. Вот уж воистину верно утверждение, что цену определяет не столько товар, сколько покупатель...
  - Что делать-то, товарищ генерал-майор? - между тем гнул свою линию Шебанов.
  - Пока сидите и не высовывайтесь, - принял, наконец, решение Мареев. - Разберемся.
  Не успел он положить трубку, как запищал зуммер внутренней связи.
  - Станислав Олегович, вас Гнацко просил зайти, - деловито сообщила секретарь.
  - Спасибо, Настя, - вздохнул Мареев. Неприятности шли своим чередом.
  В кабинете заместителя руководителя проекта 'Альфа' по обеспечению безопасности Евгения Гнацко уже сидел Николай Вахлюев, курирующий объекты Тульской области от научного сектора, судя по лабораторному халату, небритости и раздражению, выдернутый с какого-то эксперимента, длящегося как минимум со вчерашнего дня.
  - Вот, ознакомьтесь, - вместо приветствия бросил Гнацко, протягивая Марееву портянку факсовой бумаги.
  Генерал-майор вкратце пробежался взглядом по документу. В принципе, ничего нового там не было - телефонограммы сообщений от жильцов таких-то домов таких-то улиц города Тулы. Взрыв, землетрясение, бесследное исчезновение части города, невесть откуда взявшийся лес, просьба разобраться в ситуации.
  - Что скажете? - поинтересовался Гнацко, когда Мареев отложил факс.
  - Что исчезновение действительно имеет место быть. У меня там в настоящий момент оперативная группа находится, так что информация подтверждается из первых рук.
  - Каков был повод для отправки группы?
  - Сигнал бедствия, поступивший с объекта, и потеря дальнейшей связи. Сигнал был принят в четверть седьмого, предположительно именно тогда, когда произошел взрыв.
  - Да не могло там быть никакого взрыва, - вспылил Вахлюев. - Это же не Чернобыль, в конце-то концов!
  - Тогда как вы объясняете случившееся? - вкрадчиво поинтересовался Гнацко.
  - Не знаю.
  - Вот и выясняйте. Вы, Станислав Олегович, назначаетесь председателем чрезвычайной комиссии. Через полчаса у меня на столе должен лежать предварительный список ее членов. Участие господина Вахлюева обязательно, остальных определяйте на свое усмотрение. Все, больше я вас не задерживаю.
  Оказавшись за дверью кабинета Гнацко, Вахлюев громко и виртуозно выругался.
  - Сколько сотрудников будешь с собою брать? - дождавшись, когда ученый спустит пар, спросил Мареев.
  - А я почем знаю, сколько их там понадобится?
  - Значит, пока планирую двух ассистентов. У тебя четверть часа на то, чтобы решить по фамилиям.
  Оставив Вахлюева размышлять над вопросами комплектации исследовательской группы, Мареев заглянул к секретарю и распорядился отыскать в Туле какую-нибудь гостиницу и забронировать девять мест, а также связаться с Шебановым и сообщить, что его отряд, раз уж они все равно на месте, включается в состав чрезвычайной комиссии.
  С оформлением документов Гнацко медлить не стал, и сразу после обеда генерал-майору с сопровождающими пришлось выдвигаться на место происшествия, а точнее изначально в администрацию города Тулы и Тульской области, которую уже успели предупредить о визитерах из столицы. Город встретил москвичей усиленными нарядами милиции, концентрирующимися в основном вокруг здания администрации, и очередным звонком от Шебанова.
  - Товарищ генерал-майор, - совершенно серьезным тоном начал ликвидатор, - разрешите поинтересоваться, каковы наши полномочия в составе чрезвычайной комиссии?
  'Проснулись...' - мрачно подумал Мареев, а вслух спросил:
  - А какие вам полномочия требуются, товарищ полковник?
  - Наблюдаем зомби класса разложения 'А', - все так же невозмутимо продолжал Шебанов, - и милицейский патруль, пытающийся проверить у него документы. Ребята хотят знать, должны ли мы вмешиваться или продолжать не высовываться?
  - Какой, к черту, зомби? - взорвался Мареев, забыв про сидевших рядом с ним ученых. - Откуда тут зомби взялся? Где вы вообще находитесь?
  - Откуда взялся, не знаем, - прошибить спокойствие Шебанова было не так-то просто. - А мы, следуя Вашим инструкциям, для того, чтобы не привлекать внимания, устроили наблюдательный пункт в летнем кафе на расстоянии прямой видимости от зоны объекта и теперь ждем дальнейших распоряжений.
  Марееву потребовалось не так уж много времени для того, чтобы взвесить все 'за' и 'против' досрочного раскрытия оперативной группой инкогнито, и на текущий момент минусов у этой идеи было определенно больше. Генерал-майор не мог точно знать, как на их присутствие отреагируют власти города, зато отлично представлял реакцию местных правоохранительных органов. Эти еще нигде и никогда не сносили покорно вмешательства в их деятельность, даже если вмешательство было исключительно благотворным. Так что игра пока не стоила свеч, тем более что никакой угрозы кроме шанса подцепить какое-нибудь инфекционное заболевание в дневное время зомби для патруля не представлял.
  - Не мешайте людям выполнять свою работу, - наконец, решил Мареев, отмахиваясь от настойчиво дергающего его за рукав Вахлюева. - Вплоть до дополнительного приказа активные действия дозволяются только в случае непосредственной угрозы личному составу.
  - Все ясно, - рассудительно сказал ликвидатор, после чего стало слышно, как он кому-то сообщает: 'Продолжаем смотреть спектакль. Прихвати и на мою долю кружку', и связь оборвалась.
  - Так тут даже зомби водятся? - обрадовано завопил Вахлюев, стоило Марееву только отнять от уха телефон.
  - Как видишь, водятся. А ты ехать не хотел, - подколол генерал-майор ученого скорее для галочки - о патологическом интересе Вахлюева к живым мертвецам знал едва ли не весь проект, так что грех было не воспользоваться случаем.
  - Стас, ну, может все-таки дать ребятам отмашку, чтобы его скрутили? - жалобно спросил ученый. - Какая там стадия не сказали?
  - Успокойся, - посоветовал Мареев. - Никуда твой зомби не денется. В крайнем случае, в КПЗ посидит. У меня сейчас более важные дела есть.
  Дальнейшее ворчание обидевшегося на весь мир Вахлюева генерал-майор уже слушал краем уха, сконцентрировавшись на первоочередной задаче, а именно - контакте с городскими властями. Не сказать, что в администрации гостей встретили с распростертыми объятиями, но чуть позже, ознакомившись с перечнем делегированных комиссии, судя по подписи на распоряжении, лично Президентом полномочий, с видимым облегчением спихнули на них решение вопроса, приличия ради добавив нескольких сотрудников для консультаций и обеспечения взаимодействия с региональными управленческими институтами, а, говоря по-русски, попросту для надзора. Посему дальнейшее перемещение чрезвычайной комиссии по Туле происходило уже при непосредственном участии представителей администрации. Вежливо отказавшись от попытки туляков первым делом отправить комиссию в снятые номера отдохнуть с дороги, Мареев попросил сопроводить его и Вахлюева к месту проявления феномена.
  Широколиственный лесочек, занявший окрестности исследовательского корпуса, выглядел достаточно скромно и по первым прикидкам представлял собою рощицу радиусом полтора-два километра.
  - Это вы удачно озеленением занялись, - хмуро сказал Мареев, обращаясь к сидевшей рядом с ним мэру города - отчаянно молодящейся даме предпенсионного возраста. Та элегантно позеленела - перемена цвета была заметна даже сквозь толстый слой грима на лице - и прощебетала, что администрация города никакого отношения к случившемуся не имеет и находится в глубочайшем недоумении по поводу происшествия. В этом Мареев, в общем-то, не сомневался и со своей стороны точно так же не понимал, какое отношение к происшествию может иметь их исследовательский институт. По дороге к лесу ему успели еще раз пересказать версию о случившемся нынешним утром землетрясении. Или взрыве, но практически беззвучном, что само по себе уже странно. Последствия взрывов и землетрясений Марееву доводилось видеть, и не раз. В худшем случае эти последствия имели вид куч обломков, некогда бывших зданиями, но никогда обломки не ухитрялись обрастать деревьями в такой короткий срок. Так что, имея перед глазами результаты происшествия, генерал-майор скорее склонялся к мнению Вахлюева - никаким взрывом здесь и не пахло.
  - Что скажешь? - поинтересовался Мареев у буквально прилипшего к ветровому стеклу ученого.
  - Единственное, что я в данный момент могу сказать, - мрачно отозвался тот, - при дамах обычно вслух не произносится. Так что пока лучше отстань и дай глянуть поближе.
  'Поближе' в данном контексте означало 'надо тащиться в лес'. Мэр сопровождать их отказалась наотрез, сославшись на плохое самочувствие и модельные туфли на высоком каблуке, и Мареева такой расклад вполне устроил. Он еще не знал, что именно обнаружится за плотной стеной теснящегося на опушке кустарника, и предпочел бы пока обойтись без посторонних. И по той же самой причине он отказался от щедрого предложения мэра по предоставлению членам комиссии сопровождения из числа обеспечивающих безопасность поездки ведомственных охранников и убедил рвущегося в бой Вахлюева не лезть на рожон и дождаться прибытия группы Шебанова для предотвращения сюрпризов. Впрочем, долго ждать не пришлось. Судя по времени, прошедшему от звонка до момента, когда из-за ближайшего поворота вырулил полковничий 'УАЗ', парни отсиживались где-то совсем уж неподалеку. С поддержкой в виде четырех автоматных стволов Мареев сразу почувствовал себя увереннее. Теперь можно было и к осмотру приступить.
  В лесу не оказалось ничего лишнего - в наличии были деревья, кусты, трава, в подтверждение утренних слов Шебанова затесалось даже несколько сыроежек вполне земного вида, и никаких следов цивилизации, словно ее детищ никогда и не присутствовало на этом клочке земли. Складывалось впечатление, что кто-то аккуратно вырезал кусок города и вставил на его место подходящий по размеру кусок леса. Предположение было бредовым, оно противоречило основополагающим принципам, на которых базировалась разработанная проектом технология передвижения между мирами и согласно которым недвижимые объекты были жестко привязаны к системе координат родного мира и перемещению не подлежали. И, тем не менее, это предположение хоть как-то объясняло то, что сейчас видел перед собой генерал-майор.
  - Невозможно, - упорно зудел над ухом Вахлюев. - Дерн многолетний¸ никаких повреждений. На этом месте не было построек по крайней мере последние лет двести. Стас, такого же просто быть не может!
  - Лесу об этом расскажи, - устало посоветовал Мареев. - Если сумеешь его убедить, что он не существует, я самолично выбью из Гнацко премию для тебя в десятикратном размере оклада. А пока будешь упражняться в красноречии, поразмысли на тему - что если исключения из третьего принципа Теслы все-таки случаются?
  Вахлюев недоуменно посмотрел на генерал-майора.
  - Но ведь... - начал он.
  - Да, я знаю, что постоянство геосферы миров это аксиома, потому и говорю - поразмысли. Позже поговорим. Если ты тут еще не закончил, сядешь парням на хвост. Я в штабе буду.
  Отдав Шебанову распоряжение точно определиться с границами леса, наложить их на план города и выяснить, как обстоят дела конкретно на месте нахождения исследовательского корпуса, Мареев поспешил вернуться к автомобилю. Определенно обрадованная его скорым появлением мэр в очередной - уже пятый или шестой раз - предложила оттранспортировать уважаемого председателя комиссии в гостиничный номер. Желание хоть ненадолго отложить решение выходящих за грани человеческого понимания проблем так и читалось в ее глазах. Мареев снова отказался. Некое шестое чувство подсказывало ему, что разобраться с Тульским феноменом, как он окрестил про себя происшествие, за один день не удастся, но генерал-майор был твердо настроен по возможности ускорить процесс. Задерживаться в Туле надолго не хотелось. Город, может быть, был и старинным - на целый год старше Москвы - но не в его вкусе. Мареев предпочитал мегаполисы.
  Уже по дороге к зданию администрации города и области, где их группе было выделено несколько помещений, генерал-майору пришла в голову здравая мысль.
  - Анна Игоревна, скажите, у вас здесь, полагаю, есть некие общественные организации, способные осуществлять слаженные действия?
  В глазах мэра промелькнуло недоумение.
  - Да, конечно, - осторожно ответила она. - Но... я правильно понимаю, что вы хотите привлечь ко всему этому, - мэр обвела широким жестом салон автомобиля, очевидно подразумевая под ним положение дел в целом, - общественность? Мне кажется, решение будет не самым удачным. Согласна, мнение населения нужно формировать как можно скорее и направлять в нужное русло, но, полагаю, для этого достаточно будет журналистов и телевидения. Мы уже дали им первые ориентиры и взяли на себя смелость оповестить о планируемой пресс-конференции. Осталось только определить удобное для вас время...
  - Нет, вы меня поняли не правильно, - честно сообщил Мареев. - Конечно, решение принимать вам, но я подразумевал следующее: при наличии упорядоченных организаций целесообразно было бы сделать их представителям небольшой намек о пользе невмешательства, поскольку пикеты под окнами штаба не нужны мне, и предполагаю, что в еще большей мере они не нужны вам с губернатором. Что касается формы и степени намеков, надеюсь, вы сможете определиться с ними самостоятельно.
  - Конечно! - взгляд мэра прояснился, и она затихла, видимо, уже прикидывая, на кого и каким именно образом следует надавить.
  Мареев удовлетворенно откинулся на спинку сидения. Счет был 'один-один', а скорее даже 'полтора - ноль целых пять десятых' в его пользу, потому что, если туляки рассчитывали полностью спихнуть на него прелести общения с прессой, то жестоко ошиблись. Десять с изрядным хвостом лет, проведенные в руководящем кресле, выработали у Мареева иммунитет к представителям администраций всех уровней. В конечном счете всем им было нужно одно и то же - загрести жар чужими руками, потратившись при этом по минимуму. Сам Мареев, если когда и прибегал к подобному методу, то всегда считал, что работа наемников, кем бы они ни были, должна быть соответственно оплачена. От администраций ждать подобных широких жестов заведомо не следовало, если ситуация позволяла, то вопрос об оплате они предпочитали вообще заминать. Мареев же со своей стороны без дополнительной оплаты предпочитал делать только то, что заложено в его должностной инструкции, а ответы на журналистские вопросы в этот перечень не входили.
  Д обравшись до своего временного кабинета - весьма неплохого, явно не секретаршу выселили с рабочего места - Мареев первым делом составил предварительный отчет для Гнацко и дополнительно послал запрос по поводу сферы деятельности Тульского исследовательского корпуса. Что-то ему подсказывало, что на местности отыскать сведения не получится, а Вахлюев вряд ли держит подобную информацию в памяти. Спустя час с электронного адреса Насти пришел краткий перечень опытов, проведенных в Тульском НИИ за последние полтора года, на девяноста листах. Пока Мареев, распечатав послание, листал отчет, пытаясь хоть что-то разобрать в китайской грамоте научных терминов, из новоявленного тульского лесочка подтянулись Шебанов и Вахлюев с полным полиэтиленовым пакетом лисичек и сообщением о том, что на месте предполагаемой и теоретически вычисленной диспозиции исследовательского корпуса не найдено ничего кроме леса.
  Сообщение Мареева, в общем-то, не удивило. Нечто подобное он и предполагал с того самого момента, как увидел деревья. Вручив Вахлюеву стопку листов отчета, он попросил к завтрашнему утру перевести это на русский язык, на вопрос, куда девать собранные грибы, посоветовал, если получится, презентовать их местному мэру и с чувством исполненного долга отправился в гостиницу. В итоге до мэра, кажется, никто не дошел, а вся добыча осела на вахте администрации. Во всяком случае, назавтра именно охранники баловались аппетитно пахнущей картошечкой с грибами, а ликвидаторы на все вопросы отвечали загадочными ухмылками, которым позавидовала бы сама Джоконда.
  Гостиница, найденная Настей через сайт в Интернете, находилась ближе к южной окраине города, неподалеку от автовокзала и, несмотря на всю претенциозность интерьера, рассчитывалась явно не на столичных гостей. Глядя, как неохотно при виде посетителей отрывается от полировки ногтей сидящая на ресепшене девушка, Мареев с ходу поставил заведению слабенькую четверочку. Немногим позже, осмотрев предоставленный ему номер изнутри и поужинав в ресторане, генерал-майор перевел четверку в разряд твердых, но добавить к ней плюс помешали ночь напролет раздававшиеся под окном рулады, словно все местные бродячие коты собрались поприветствовать гостей. Часов в пять утра, выглянув в окно, Мареев даже успел увидеть одного из 'котов'. Темно-серая зверюга телосложения действительно схожего с кошачьим, но по размерам напоминающая скорее матерого дога, с чувством собственного достоинства продефилировала наискосок по улице и скрылась где-то во дворах. Немного позже, после деликатного стука в приоткрывшуюся дверь номера заглянул небритый, не выспавшийся и от этого особо мрачный Шебанов, поинтересовавшись, сильно ли будет товарищ генерал-майор возражать, если его подчиненные нарушат запрет на применение огнестрельного оружия в жилой зоне и организуют сафари на парочку четвероногих засранцев, устроивших брачные игры не в том месте и не в то время. В ответ на вопрос, видели ли они, на кого придется охотиться, поступило уверение, что видели и запомнили не только облик, но и все использованные позы кошачьей Кама-Сутры. А если товарищ генерал-майор про размеры, так это даже лучше - отличные накидки на сидения служебного автомобиля получатся. Правда, говорят, что кошачий мех быстро истирается, но ничего, сколько-нибудь да послужат. Прикинув последствия встречи с 'котами' кого-либо из местного населения, Мареев временно снял запрет, и ликвидаторы, прихватив мракометр, отправились на охоту. В итоге к восьми часам утра в активе полковника Шебанова были два кота-переростка дымчатой расцветки, один шакал и одно столкновение с милицейским патрулем, которому четверо вооруженных людей, грузящих в багажник камуфлированного 'УАЗа' завернутое в брезент нечто, почему-то показались подозрительными.
  Немного позже, когда Мареев, скомкано позавтракав, добрался до штаба и запросил всю имеющуюся информацию о зафиксированных по состоянию на восемь часов утра сегодняшнего дня происшествиях, начала вырисовываться стоимость первой ночи в городе, подвергшемся воздействию феномена. Двадцать шесть трупов из числа любителей ночной жизни с явными признаками нападения хищных животных, двенадцать брошенных посреди проезжей части автомобилей, владельцы которых пока не обнаружены, тридцать четыре телефонных обращения на дежурные номера МЧС и районных отделений милиции о странных существах, иногда просто блуждающих по улицам, а иногда и заглядывающих в окна верхних этажей высоток. Последней каплей в чашу терпения Мареева стало обнаружение в КПЗ отделения милиции Центрального района уже не одного, а двух живых мертвецов средней степени разложения, неудачно наткнувшихся на оцепление администрации города и области, принятых за бомжей и арестованных до выяснения обстоятельств. Впрочем, это было меньшим из зол. Отправив за мертвецами группу Шебанова, Мареев ненавязчиво поинтересовался, не желает ли госпожа мэр в связи со сложностью ситуации объявить если уж не чрезвычайное положение, так хотя бы комендантский час, а так же распределить военные патрули по всей территории города вместо того, чтобы устраивать тройное оцепление вокруг управленческих зданий?
  Ответом генерал-майору был такой взгляд, словно он только что предложил госпоже мэру что-то неприличное - например, пройтись голышом по центральному проспекту города. Впрочем, подумать она все-таки обещала. За время беседы Мареева с мэром в штабе объявился отчаянно зевающий Вахлюев, воспринявший вчерашнюю просьбу председателя комиссии всерьез и всю ночь штудировавший отчет. Судя по предварительным выкладкам ученого, ничем предосудительным в Тульском корпусе не занимались, основной задачей было составление, систематизация и изучение коллекции биологических объектов, в основном доставляемых экспедициями иногородних подразделений. Реестр поступлений образцов к отчету не прилагался, но Вахлюев утверждал, что время прибытия партий с точностью до суток отлично читается между строк. Проводившиеся параллельно основному направлению работы собственные изыскания были направлены на исследование давно выявленной, но до сих пор толком не изученной обратной зависимости между обжитостью места, выбранного для создания червоточины между мирами, и затратами энергии и времени на этот процесс. На взгляд Мареева, направление было абсолютно бесперспективным. Закономерность существовала, знать о ней все знали, но объяснить, почему с кладбища, пустыря или какой-нибудь свалки червоточины открываются только так, а из церкви, скажем, сделать это практически невозможно, без привлечения мистики пока еще никто не смог. Ликвидаторы в таких случаях обычно отшучивались насчет сильного колдунства, с которым лучше в святое место не соваться. Ученые пожимали плечами, но ничего умнее тоже сказать не могли.
  Если верить Вахлюеву, последние исследования сотрудниками корпуса проводились в заброшенных шахтовых выработках, по-видимому, признанными наиболее необжитыми местами.
  - Странный выбор, на самом деле, - ученый шмякнул на стол где-то раздобытую карту области. - Если судить по отчетам, последний раз они были вот здесь... - Он ткнул пальцем в точку, изрядно отстоящую от областного центра. Какое-то поселение там, конечно имелось, но по сравнению с Тулой оно выглядело более чем скромно.
  - Это что? - поинтересовался Мареев.
  - Кимовск. Один из районных центров. Раньше, если верить путеводителю, был шахтерским городом, теперь тихо и мирно загибается. Шахты, соответственно, там есть по определению. С другой стороны, здесь, - Вахлюев снова указал на карту, но уже левее и раза в четыре ближе к Туле, - тоже шахты и тоже заброшенные.
  - Тогда какого хрена они к черту на кулички поперлись? - поинтересовался генерал-майор, будучи не в настроении решать ребусы. - Там же километров шестьдесят, не меньше.
  - Восемьдесят, - поправил Вахлюев, - против двадцати километров второго варианта. Похоже, что ближние шахты их не удовлетворили по каким-то параметрам, поскольку, судя по отчетам, первые исследования были именно здесь, и лишь потом их перенесли на дальнюю базу. И именно там, на дальней, они, в конце концов, что-то обнаружили!
  Ученый торжествующе замолчал.
  - Что именно ты понимаешь под словом 'что-то'?
  - Понятия не имею, но это было что-то здоровое. Вот, смотри, - Вахлюев положил на стол развернутый отчет и показал на столбцы цифр. - Обычно затраты энергии при уходе и возвращении бывают примерно равны, но в этот раз возврат им обошелся раза в два дороже. В исследовательской группе было четверо человек, значит, то, что они тащили с собой обратно, было примерно эквивалентно весу четырех взрослых мужиков.
  - Триста килограмм минимум, - прикинул Мареев. - Впечатляет. И что это могло быть?
  Вахлюев развел руками.
  - Не представляю даже отдаленно, - признался он. - В отчете никакой информации. Полный вакуум, который я объяснить никак не могу. Должна же быть приложена хоть какая-то расшифровка такого скачка затрат, поскольку он бросается в глаза первым делом, и вместо этого гробовое молчание. Происшествие подозрительно и само по себе, а оттого, что выпало на последнюю перед аварией вылазку, становится вдвойне подозрительным.
  - Сколько времени, получается, прошло?
  - До взрыва? Считай неделя. В шахтах они были в прошлую пятницу.
  - Что ж, - вздохнул Мареев. - Зацепка, конечно, слабенькая, но все-таки. Сможешь рассчитать по их данным координаты входа и выхода для ближних и дальних шахт? Попробуем на месте определить, что они там искали.
  - Смочь-то смогу, - демонстративно зевнул Вахлюев, - но мне, знаешь ли, иногда и спать не мешало бы. Иначе я тебе такое насчитаю, что отправитесь вы прямиком в некрополь. Причем по частям.
  - Ассистентов подключи к расчетам.
  - Обойдутся. Малы еще. Пускай лучше фоновое d-излучение вокруг леса замеряют. Когда закончат, попробую составить общую картину.
  - Ты их, что, вдвоем на замеры отправил? - забеспокоился генерал-майор, вспомнив о 'котах', зомби, шакалах и прочих пока еще не выявленных прелестях города.
  - Зачем вдвоем? Нам сопровождение выделили из местных стражей порядка.
  - Лучше бы ты Шебанова подрядил. Надежнее было бы.
  - Надежнее, - не стал отрицать Вахлюев, - только ты его раньше заграбастать успел. Кстати, может, нам под это дело усиления попросить? Что скажешь?
  - Что ты, никак, собственной армией обзавестись решил. Вас всего-то трое. Сколько ж вам охранников на душу населения надо?
  - Чем больше, тем лучше, - сгребая листы отчета в охапку, заявил Вахлюев. - Ладно, Станислав Олегович, вашу щедрость я вам еще припомню, а пока пойду лучше расчетами заниматься. Через пару часиков загляни - разбудишь.
  - Будильник поставь, - посоветовал Мареев. - У него память понадежнее моей.
  Впрочем, нарушать мирную дремоту ученого пришлось гораздо раньше указанного им срока. А именно тогда, когда в штаб примчались взмыленные вахлюевские ассистенты без ожидаемых результатов, зато с клятвенным заверением, что в лес они больше не сунутся даже под угрозой расстрела. Причем о том, что именно произошло в лесу, толком не могли рассказать ни они сами, ни выглядевшее самую малость получше сопровождение.
  Путем перекрестного допроса вахлюевских подчиненных, Мареев выяснил три вещи: сначала в лесу было просто страшно, потом стало очень страшно, а под конец - ОФИГИТЕЛЬНО СТРАШНО. Закономерный вопрос 'почему?' так и остался открытым. Ассистенты бормотали что-то невнятное насчет теней и звуков, описать которые затруднялись. Вахлюев недоуменно развел руками и предложил съездить и проверить. Мареев предложение отклонил, посоветовав ученому не отвлекаться от обещанных расчетов. Самому генерал-майору тоже было пока не до леса. За полдня обмозговавшая таки предложение мэр вкупе с начальником УВД по Тульской области и начальником отделения вневедомственной охраны при УВД по Тульской области горели желанием обсудить с уважаемым председателем комиссии состав и место дислокации патрулей, а попутно прозрачно намекали на необходимость срочного проведения пресс-конференции. Посланный на ликвидацию сидящих в КПЗ зомби Шебанов отзвонился и сообщил, что возникли небольшие проблемы в лице нанятого для зомби в порядке гаранта Конституции бесплатного адвоката, который теперь требует проведения медицинского обследования для официального признания подзащитных усопшими. Мареев, плюнув на кодекс ликвидаторов, распорядился пожелать адвокату удачи и возвращаться в штаб. Сообщения о столкновениях с неизведанным и так нарастали подобно снежному кому. На севере области видели ангелов. На юге - чертей. В пределах города была зафиксирована ящерица размерами с фуру, занимающаяся разграблением могил на городском кладбище. Гигантские черви на свалке, ходячие трупы и крысы-переростки на улицах города, какая-то крылатая гадость в частном секторе, слизистая дрянь в подвалах... Мареев методично складировал поступающую информацию во все увеличивающуюся стопку. Когда Шебанов вернулся, ему тут же был вручен список объектов, подлежащих предварительной проверке.
  - Оформляем недельную командировку? - деловито спросил ликвидатор, измерив на глаз длину списка.
  - Результаты жду к вечеру, - сообщил Мареев, не отреагировав на прозрачный намек.
  Шебанов тяжело вздохнул и исчез, а генерал-майор вернулся к систематизации и анализу полученных сообщений. После обеда состоялась-таки пресс-конференция, о необходимости которой мэр напоминала с завидным постоянством вплоть до последней минуты, видимо опасаясь, что Мареев передумает и откажется. Правда, от Тульской области конференцию своим присутствием почтили не губернатор и не мэр, а всего лишь пресс-секретарь. Девушка оказалась смышленой, хотя и недостаточно владеющей информацией, но этот недостаток с лихвой компенсировался хорошо подвешенным языком. В итоге жаждавшие информации журналисты покинули конференцию, твердо уверенные в том, что ситуация под контролем и не требует усиленного освещения, а администрация города и области делает все необходимое для решения проблемы. От Мареева почти ничего не потребовалось - только сидеть рядом и деловым видом олицетворять действия администрации.
  - Лихо вы их, - признался генерал-майор, когда зал опустел.
  - О, ничего особенного, поверьте, всего лишь бонусы профессии - скромно ответила пресс-секретарь, рассматривая акриловые ногти, и, вдруг спохватившись, блеснула белозубой улыбкой. - Позвольте представиться - Александра. Ведь мы с вами теперь, как понимаю, надолго в одной упряжке?
  - Боюсь, что да, - ответил Мареев, осторожно сжимая протянутую для приветствия руку. А зря - пожатие у пресс-секретаря оказалось крепким и не по-женски сильным. - То есть, я хотел сказать, приятно познакомиться, - тут же поправился он. - Станислав. - Несмотря на ощутимую разницу в возрасте, применение отчества в общении с Александрой вдруг показалось ему жутко неестественным. - И какая же профессия позволяет так расправляться с противниками?
  - Полагаю, вы сразу подумали о психологе? Нет, по образованию я всего лишь юрист.
  - В таком случае, вы, должно быть, очень хороший юрист, - предположил Мареев. - Тогда что же вы делаете здесь? Для очень хороших юристов лучшим выбором бывает построение карьеры, а не переквалификация в смежные профессии.
  - А мы, как завещал Владимир Ильич, идем другим путем, - снова заразительно улыбнулась Александра. - Прошу меня простить, товарищ генерал-майор, но работа не волк, убежит - не поймаешь!
  Подтверждая эту несколько искаженную прописную истину, она сбежала сама - только густая, от природы вьющаяся и удачно проколорированная шевелюра рыжим язычком пламени мелькнула в серой толпе. Мареев тряхнул головой, пытаясь сбросить наваждение. 'Ведьма, - уважительно подумал он. - К зеленым глазам еще и рыжие волосы в придачу. Точно ведьма'. Конечно, вместо классического ведьмовства здесь присутствовало удачное манипулирование эмоциями собеседника, но от этого легче не становилось. В руках пресс-секретаря было опасное оружие, и этим оружием она осознанно, а главное, без малейшего зазрения совести, пользовалась. Впору было начать изображать святую инквизицию...
  Апофеозом же сумасшествия сегодняшнего дня стал звонок Гнацко, не к ночи будет помянут.
  - Ну, и что они там все-таки натворили? - с ходу поинтересовался заместитель руководителя по обеспечению безопасности.
  - А что, разве кто-то что-то натворил? - встречным вопросом ответил Мареев, подумав, что может хоть кто-то, наконец, разъяснит ему сложившуюся ситуацию, и все станет просто и понятно. Вот это надо говорить, вот это делать, а это непременно обходить молчанием...
  - Только прикидываться умственно отсталыми не надо, - попросил Гнацко. - У меня на столе растет стопка рапортов из близлежащих подразделений, и если задаться целью и составить пространственно-временную модель событий, то получается постепенно расширяющаяся окружность с центром где-то в Тульской области. Поэтому я и спрашиваю, что там такого случилось, что встряхнуло чуть ли не полстраны? Только не говори, что тебе не хватило суток, чтобы разобраться.
  - Не хватило, - честно признался Мареев. - Над проблемой работаем, - тут же добавил он, предвосхищая вопрос собеседника. - Нам подкрепление нужно. Ребята не способны быть в десяти местах одновременно.
  - Думаешь, ты один такой умный? - проворчал Гнацко. - У меня штук пятнадцать требований о передислокации на рассмотрении лежит. Люди сейчас всем нужны.
  - У нас тут на самом деле жарко.
  - Всюду жарко. Местных военнослужащих подключай - там же должен кто-то расквартирован быть, если мне память не изменяет. Полномочия тебе на какой хрен давались, если ты ими не пользуешься?
  - То есть, не дашь? - уточнил Мареев.
  - У тебя пятнадцать минут на написание запроса, - после краткого раздумья решил Гнацко. - Дольше ждать не буду и точно обещать тоже, но попробовать - попробую. И разбирайтесь с этим делом побыстрее. Хотя бы с причинами - выводы уже потом делать будем.
  - Что, все настолько хреново?
  - Ну, как тебе сказать? У нас тут на каждом углу новоявленные пророки кричат об Апокалипсисе и Судном дне. У вас еще нет? Повезло.
  Короткие гудки возвестили о том, что зам руководителя бросил трубку. Мареев посмотрел на телефонный аппарат, устало подумал 'К черту...' составил заявку на выделение чрезвычайной комиссии дополнительных шестидесяти человек для обеспечения безопасности в проблемном регионе, оторвав секретаршу в приемной от болтовни по мобильному телефону, попросил ее скинуть заявку на факс Гнацко и взялся наводить справки об Александре. Свой человек в администрации ликвидаторам бы не помешал, а у рыжей пресс-секретарши, по первому впечатлению Мареева, помимо весьма неплохих внешних данных имелась и изрядная доля здравого смысла. Спустя час генерал-майор уже знал, что Александре Звонаревой двадцать семь лет, что она не замужем - во всяком случае, официально - и в сопровождении спутника ее никто из коллег тоже не видел, равно как и не слышал про такого - последний факт, похоже, всех удивлял больше всего. На работу приезжает на личном автомобиле. Исполнительна, ответственна, инициативна - между строк так и читалось 'амбициозна', что окончательно убедило Мареева в правильности выбора кандидатуры. Доехав до цветочного магазина, генерал-майор купил самый дорогой из имевшихся букетов и отправился организовывать более близкие контакты с рыжеволосой ведьмочкой.
  Контакты, правда, получились несколько сумбурными. С Александрой Мареев столкнулся в коридоре, на полпути к ее рабочему месту, располагающемуся этажом выше в другом крыле здания.
  - Заблудились? - осведомилась девушка с едва уловимой улыбкой.
  - Отнюдь, - Мареев протянул пресс-секретарю букет роз цвета шампанского. - Я именно там, куда и собирался попасть. Это вам, в благодарность за помощь на конференции и в надежде на дальнейшее плодотворное сотрудничество.
  Александра перевела взгляд с генерал-майора на цветы, и легкое удивление, нарисовавшееся на лице девушки, сменилось восхищением.
  - Какая прелесть, - с чувством произнесла она, принимая букет. - Это очень мило с вашей стороны. Я тоже надеюсь, что наше с вами сотрудничество будет успешным, ведь от этого, как я понимаю, зависит судьба всего города.
  - Я бы даже сказал, всей области, - уточнил Мареев. - Кстати, коллега, разрешите осведомиться, что вы делаете сегодня вечером?
  Александра загадочно улыбнулась.
  - Обычно свободные от вселенских катастроф и прочих авралов вечера пятниц у меня зарезервированы под страйкбол, но я всегда готова рассмотреть неожиданно возникающие альтернативные варианты.
  - Вы увлекаетесь страйкболом? - удивился Мареев.
  - А что в этом странного?
  - Да нет, ничего, - поторопился ответить генерал-майор, хотя представить в холеных руках пресс-секретаря макет огнестрельного оружия у него все равно не получилось. - Просто я хотел пригласить вас на деловой ужин, но если вы заняты...
  - Нет-нет, я, знаете ли, считаю, что работа должна быть прежде всего, поэтому пропускать деловую встречу ради нескольких расстрелянных противников не в моих правилах. Поэтому, если вы еще не передумали, то в пять минут седьмого я буду готова составить вам компанию с тем только условием, что выбор ресторана останется за мной.
  - Договорились, - подытожил Мареев и, уже уходя, задался вопросом - а кто все-таки сейчас кого пригласил? Слишком уж ловко у Александры получилось незаметно и ненавязчиво оставить последнее слово за собой.
  Выбранный девушкой ресторан имел скромное название 'Остап', на его вывеске и выставленном у входа штендере красовался Остап Бендер, и находился он в семи минутах ходьбы от Белого дома - на машине, разумеется, получилось еще быстрее. Хотя, как вскоре убедился генерал-майор, Александра при выборе руководствовалась не только и не столько территориальной доступностью заведения. Возможно, здесь имела место быть легкая ирония со стороны раскусившей намерения Мареева пресс-секретаря, но и кухня, откровенно говоря, оказалась весьма неплохой. Ресторан на первом этаже гостиницы 'Тула' 'Остапу' не годился и в подметки. Находившийся буквально в пяти шагах от Белого дома 'Респект', в котором Мареев обедал последние два дня, тоже уступал конкуренту, хоть и не так ощутимо.
  Разговор за ужином в основном велся на отвлеченные темы. Генерал-майор осторожно прощупывал собеседницу, пытаясь составить личное мнение об ее характере и сфере интересов, и никак не мог отделаться от мысли, что смотревшая на него непроницаемыми зелеными глазами и непринужденно поддерживающая беседу девушка точно так же прощупывает его самого. Мареев не мог точно предсказать, за кем останется победа в этой скрытой дуэли, но рассчитывал хотя бы на ничью.
  - А все-таки, - вдруг сказала Александра, рассматривая генерал-майора поверх бокала с темно-рубиновым 'Кьянти', - мне бы хотелось примерно знать, каким именно вы представляете себе наше дальнейшее сотрудничество. Не думаю, что вы решили потратить время и деньги только ради того, чтобы подробнее узнать о страйкболе.
  - Мне нравится ваша деловая хватка, - с уважением отметил Мареев.
  - Она многим нравится. А теперь я слушаю...
  Решение пришло внезапно, и вполне возможно, что катализатором его послужил промелькнувший в памяти Мареева образ выделенной ему секретарши с мобильным телефоном в руке и отсутствующим взглядом.
  - Не хотите ли временно поработать у нас в штабе? - спросил он у девушки, хотя изначально всего лишь собирался предложить ей одностороннюю поставку информации.
  - Возможно, что хочу, - ответила Александра, - но для начала неплохо было бы немного узнать о своих обязанностях.
  - Ничего сверхъестественного в них не будет, - заверил пресс-секретаря Мареев. - И уж, во всяком случае, браться за оружие вас точно никто не заставит. От вас будет требоваться поддерживать связь с вашими региональными средствами массовой информации, а так же с теми из административных и правовых организаций, с которыми мы сотрудничаем. Плюс, - добавил он, вспомнив накопившуюся у него на столе кипу бумаг, в которой в свете нынешней ситуации было не так уж много секретного, но доверить работу с которой имеющейся секретарше он так и не рискнул, - возможно, к ним еще добавится систематизация некой получаемой информации.
  - На первый взгляд звучит не так уж страшно, - задумчиво произнесла Александра. - И все-таки, конечно, жаль...
  - О чем именно вы жалеете?
  Девушка снова наградила спутника непроницаемым взглядом.
  - О том, что мне не придется браться за оружие, - не поймешь, в шутку или всерьез сказала она.
  - Но вы, тем не менее, согласны?
  - Разумеется, коллега, - ослепительно улыбнулась пресс-секретарь. - Только вы точно уверены, что сейчас озвучили весь круг моих обязанностей? Как мне показалось, изначально вы хотели поставить еще какое-то условие.
  'Ведьма', - уважительно подумал генерал-майор.
  - Разумеется, есть и еще одно условие, - сказал он вслух, - но оно не представляет собой ничего специфического, свойственного только нашей службе. Это условие - ваша лояльность к новому работодателю.
  - Какого рода лояльность имеется в виду? - не моргнув, уточнила Александра.
  - Делового, разумеется, - тут поправился Мареев, поняв, что именно подразумевает под лояльностью пресс-секретарь. Это было бы уже чересчур. Во всяком случае, вот так сходу... - Я хотел бы надеяться, что, если вам станет известна какая-нибудь сторонняя информация, способная ускорить или же наоборот грозящая замедлить проводимое нами расследование, вы известите нас о ней.
  - В простонародье это называется стукачеством, - с улыбкой заметила девушка.
  - Мне никогда не нравился простонародный жаргон за его грубость и прямолинейность. Вас так беспокоит этот пункт нашей договоренности?
  - Отнюдь. Я всего лишь озвучила его истинную суть, которая, в принципе, ничего не меняет. Надеюсь, я могу рассчитывать уже завтра перейти в вашу команду?
  - А у вас разве завтра не выходной?
  - Должен был быть, однако наше руководство придерживается мнения, что, когда отчизна в опасности, такое понятие, как 'выходной день', отходит на задний план. В особенности для рядовых сотрудников. Так что завтра я с куда большим удовольствием начала бы осваиваться на новом рабочем месте.
  - В таком случае, я постараюсь это организовать, - пообещал генерал-майор.
  Людей Гнацко все-таки выделил, хотя и урезав количество на треть. На следующий день под начало Мареева прибыло сорок человек, правда, большую часть контингента составляли не ликвидаторы, а контрактники, за время пути вкратце введенные новоявленными коллегами в курс дела.
  - Что ж, это еще не самый худший вариант, - философски сказал Шебанов, наблюдая, как подкрепление с шутками и матом выгружается из 'ЗИЛов'. - Могли ведь и срочников подкинуть...
  Переход Александры в штаб ликвидаторов обошелся куда меньшей кровью, чем ожидал генерал-майор. Мэр, видимо, тоже решила, что разведчик во вражеском стане администрации не помешает, поэтому была и руками и ногами за кадровую перетасовку, хотя Мареев и сомневался, что тульская администрация реально хоть что-то от этого выиграет. Оказавшись на новом месте, пресс-секретарь с головой погрузилась в работу, и генерал-майор с удивлением обнаружил, что действительно рад новому сотруднику. Александра ничему не удивлялась, задавала минимум вопросов, но любая запрошенная генерал-майором информация оказывалась у него на изрядно опустевшем столе максимум через полчаса и, как правило, уже с первичным анализом ситуации. Даже скептически похмыкивающий поначалу Шебанов в конце концов сдался и признал полезность Мареевского новоприобретения.
  Связь с двенадцатой оперативной дивизией, действительно стоявшей в Туле, хоть и со скрипом, но удалось наладить, однако идея организации совместных патрулей оказалась провальной, поскольку фактическое взаимодействие военных и ликвидаторов в группе стремилось к нулю. Единственным их совместным достижением оказалось обнаружение пространственной аномалии на южной окраине города, причем крупно повезло, что первым в аномалию влетел все-таки ликвидатор. Поэтому, когда вокруг вместо урбанистического пейзажа вдруг распростерлась пустыня, результатом вместо метания по местности стало грамотное и быстрое отступление по собственным следам в родной мир. Опытным путем определили границы аномалии, поставили заграждение. 'Дивизионщики' связываться с чертовщиной и брать под охрану объект отказались наотрез. В итоге Мареев предпочел отозвать своих людей и сформировать из них отдельные группы для контроля особо подозрительной местности, в том числе и территории вокруг аномалии, хотя бойцов катастрофически не хватало даже для этих целей. А следом прибавились еще два повода для головной боли. В первых же стычках со зверьем выявился феномен, который раньше нигде не фиксировался - в определенный момент оружие просто переставало стрелять безо всяких на то причин. Даже не убиваемые кажется ничем автоматы Калашникова. Открытие это произошло одновременно с выяснением того, что кое-где траектории перемещения ликвидаторских и дивизионных патрулей пересекались, и обошлось в итоге в шесть трупов 'дивизионщиков' и два ликвидаторских - прочим кое-как удалось отбиться подручными средствами от стаи мохнатых двуногих тварей, во время нападения которых этот феномен как раз и решил сработать. Вахлюев, с которого в приказном порядке потребовали объяснения ситуации, честно признался, что понятия не имеет, что к чему. Есть, конечно, предположение, что, как и параллельно выявленные бессистемные сбои в работе двигателей внутреннего сгорания, это приурочено к колебаниям d-излучения, но пока теория не подтверждена. К тому же, как обойти эту проблему, он все равно не знает, а потому единственное, что может посоветовать - это обзаводиться альтернативными видами вооружения, основанными не на воспламенении пороха.
  - Возвращаемся в развитое средневековье? - мрачно поинтересовался Шебанов, услышав описанную Вахлюевым радужную перспективу. - Топоры, вилы, рогатины? Товарищ генерал-майор, это не к нам вопрос. Я, когда контракт подписывал, пункта о записи в белорусские партизаны там не видел.
  - Ну, во-первых, никто тебя в партизаны и не записывает, - не очень уверенно сказал Мареев. - Это ж не основное вооружение, а альтернативное, на случай таких вот непредвиденных обстоятельств - все лучше, чем штакетник и приклады в ход пускать. А во-вторых, зачем сразу вилы? Есть же эти... мечи там всякие, сабли...
  - И продаются они на каждом углу, - подхватил Шебанов. - В бутиках 'Все для охоты и рыбалки'. Станислав Олегович, ты же, вроде, до начала нынешнего дурдома нормальным мужиком был, здравомыслящим. Где я тебе сейчас мечи раздобуду, хоть бы они и лучше штакетника были? Патроны могу, гранаты могу, пулемет, в принципе, если сильно попотеть, тоже сумею, но мечи - это уже перебор.
  - Оружейный музей, - подал голос Вахлюев и, заметив устремленные на него непонимающие взгляды, пояснил. - Здесь же оружейный музей есть, это точно. Наверняка там что-нибудь из холодного оружия найдется.
  А ведь это была весьма здравая мысль...
  - Пошли к мэру, - распорядился Мареев, вставая из кресла.
  Правда, в кабинете мэра мысль перестала казаться Марееву такой уж здравой, в особенности когда вызванный туда же директор Тульского оружейного музея начал оперировать стоимостью экспонатов и размерами неустойки, которую придется заплатить при их повреждении. Выслушивая расчеты, не задерживавшиеся в голове по причине наличия в них астрономического количества нулей, генерал-майор угрюмо подумал, что, кажется, им будет дешевле похоронить еще нескольких ликвидаторов, а еще лучше и дешевле - похоронить самого директора-барыгу. Судя по перехваченному взгляду Шебанова, мысли полковника развивались аналогично. Положение неожиданно спасла мэр.
  - Станислав Олегович, - с поистине детской непосредственностью спросила она, - а вам непременно нужны старинные экспонаты? Может быть, подойдут современные аналоги?
  - А у вас, Анна Игоревна, есть современные аналоги? - уточнил Мареев, подавляя желание выругаться. Нервы становились совсем ни к черту.
  - Наверное, есть, если их еще не выбросили, - мэр смутилась. - Об этом лучше Виктора Васильевича спросить. Понимаете, мы реализовали ваше предложение о воздействии на общественные организации. В том числе среди прочих у нас имеются несколько военно-исторических центров, и у них для предотвращения эксцессов было изъято вооружение. Думаю, вам стоит взглянуть на конфискат, если он еще сохранился.
  - Думаю, стоит, - согласился Мареев. - Надеюсь, вы организуете нам встречу с достопочтенным Виктором Васильевичем?
Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Маш "Детка, я твой!"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) LitaWolf "Враг мой. Академия Блонвур 2"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"