Бэд Кристиан: другие произведения.

Глава1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.19*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В работе. Замечания принимаются. Обновлено 23.04.2016.

  
  
  ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ:
  'Между внешним и внутренним оборотом'
  
   Простой имперский пилот становится жертвой неожиданных совпадений и едва не меняет подданство, спасая чужеземного эрцога.
  
  
Карат (экз. Ивэри).
  Период вращения синхронизирован,
  полный оборот - 3,55 стандартных суток.
  Спутник планеты Сцелус,
  внешнее Кольцо звезды Кога (Кога-2),
  Южные рубежи Империи.
  
  
  
   []
  
  
  
  
  
  
  
  
  Тусклый конус света бежал впереди, словно диспетчер космопорта всё ещё указывал нам путь в вакууме посадочным лучом. Но стоило трилёту вынырнуть из проморженного мрака туннеля в гигантском валике льда, отделяющем кратер космопорта от покатого склона долины, как иллюзия рассыпалась. Прыснула искрами ледяной крошки во все стороны от магнитной трубы, по которой неслась наша транспортная капсула.
  Грунт! Мы скользили с плато в долину, проглатывая километры, почти паря над чёрно-слюдяным полем, отражающим такое же чёрное небо, полное колючек звёзд. Не безвозвратно потерянная Земля, которую все мы 'покинули телом, но не сердцем', и уж, конечно, не нормальная планета с атмосферой, но после полугода в Космосе, я был рад любому твёрдому под ногами.
  Дыхание замирало от предвкушения. Мне так хотелось ступить, наконец, на грунт, что я не стал ждать, пока под купол космопорта втиснется свободный шарик таксома. Вскочил с шаттла в трилёт. Ну и Хэд с ним, что приходится толкаться в прозрачной банке скотовозки, которую здесь почему-то считают общественным транспортом.
  Магнитная капсула в магнитной трубе... Такие и сохранились-то на спутниках, да на аграрных мирах, вроде моего родного. Только у нас, на Фрейе, магниткой перевозят предназначенных на убой зому, а я забыл дома рога и копыта. Ну, ничего, зато - ещё треть цикла или примерно полчаса стандартного времени, и увижу Город-в-пустоте.
  О фантастической красоте магнитных 'городов-бокалов' в этом секторе Галактики складывают легенды. А для меня сейчас лучшим лекарством могла стать именно красота нашего мира. Чтобы снова хотелось любить его и защищать. Чтобы сердце из ледяного комка стало птицей, пригревшейся за пазухой.
  Но расслабиться мне не дали. Я различил вдруг, как за спиной шепчутся аборигены, заглушая шипение магнитки.
  Обернулся, но смутить любителей зрелищ не удалось: девица склонилась к подруге, кивая в мою сторону так демонстративно, точно я голограмма, и в меня можно хоть пальцем тыкать.
  Девушка была невысокая, в мешковатом комбинезоне. Коротенькие прядки разноцветных волос торчали на круглой голове как попало. Попытался улыбнуться ей - вытаращилась и даже рот приоткрыла от изумления.
  Казалось бы, мало ли я видел раскрытых ртов и вытаращенных глаз? Всю учебку однокурсники пялились на мою бледную 'экзотскую' морду, как-то затесавшуюся в армейскую элиту Третьего Крыла Империи. Вот только смотрели они совсем не восторженно-удивлённо. А если тянулись пощупать, то приходилось раздавать сдачи. И тут вдруг счастье в моём лице привалило на третьеразрядный Крат... Космов, что ли, не видели, девчонки? Может, хватит уже, а?
  Зря я, наверное, нацепил эко-плащ с Ориссы. Китель показался мне слишком лёгким для здешней 'погоды'. Казалось, что дорогой экзотский сувенир будет самое то: не промокает и прочность у него соответствующая. Я не учёл, что форменная одежда сама регулировала бы мои отношения с гражданскими. В Империи не принято пялиться на военных пилотов. Считается, что в освоенном космосе нет никаких 'официальных' войн, мятежей, борьбы с пиратами и прочих 'сказок' из болтливых гостиных дэпов. У нас давно уже никого не убивают. Даже смертной казни не существует. Официально. А Армады то ли вообще нет, то ли там учат вышивать крестиком. И лучше эту тему не развивать.
  Всего двое суток и пять прыжков линейного крейсера, а вокруг меня уже совершенно мирные люди. Сам я теперь - отпускник, беззубый гость в одном из сотен Имперских миров. И это кажется мне таким же диким, как ещё не дожёванный нервами приказ ютлэра стрелять на поражение по базе таггеров на Дзетте-8. Вот по таким же двуногим 'полупланетникам' как эти.
  Хэд!
  Астероид мы разнесли в клочья! И пиратов, что устроили на нём базу! Нашинковали быстро, красиво и как полагается. Словно на учениях.
  Мне и сейчас не верится, что где-то, среди обломков небесных тел, плавают в консервирующей пустоте вакуума такие же обломки тел человеческих. Я понятия не имею, как устроены пиратские базы. Есть ли там женщины, дети? И язык не поворачивается спросить. Не хочется вообще никакого контакта. Ни с кем. Я - и все остальные люди - это сейчас две не сообщающиеся Вселенные. Только кто бы предупредил об этом пассажиров трилёта?
  На корте было полегче. Я летел в небесного цвета пилотской форме с нашивками Армады, что автоматически делало меня лэром в глазах редких там грунтовиков. Они держались на расстоянии, словно боялись нахлебаться тени. Лэр - это же 'тень небес на земле', верно?
  Но вот я без формы, а толку? Словно сдаю какой-то нелепый экзамен по голосвязи: вокруг члены виртуальной комиссии, а через всё лицо у меня надпись: 'Внимание: макет убийцы! Просмотр бесплатный'. И я бы не отказался уже от эрго за просмотр!
  
  Кольца турбин вибрировали всё сильнее, но не могли заглушить шёпот и суету за спиной. Соседки щёлкали языками, головы наклоняли по-птичьи, вбок, их выпуклые глаза - поблёскивали.
  В плане секса они меня почему-то совсем не цепляли. В корте я живо интересовался каждой юбкой: от смешной научницы в крошечной шляпке до стюардессы, больше похожей на андроида, - и вот вам нате. Не ожидал, наверное, увидеть бесформенные комбезы с торчащими из них шарами пёстрых стрижек: словно на пыльный мешок посадили вертлявую радужную сороку.
  Правда, шарики из ярких перьев и настоящие сороки - это, что называется, 'две не наши разницы'. В мирах Пояса Дождей, куда первоколонисты завезли когда-то земных птиц, индекс мутабельности 8/2, деклектор надо было колоть, чтобы пернатые сохранили там первоначальный вид. Но кто бы тогда подумал об этом? Ведь Земля-то ещё была.
  А когда хватились, что не осталось даже голо земных 'pica pica', лидер джагарской колонии - ютлэр Долгов - в приказном порядке велел считать разноцветных мутантов радужными сороками. Вроде как самое важное они от предков унаследовали - тащили всё подряд...
  Интересно, а правда, что не бывает женщин красивее земных?
  Иногда я очень хочу увидеть эту мифическую Землю, а иногда думаю, что всё, написанное про неё - враньё и пропаганда. Чтобы тем, кто 'ближе к корням', легче было управлять нами.
  Местоположение прародины было утеряно. Нет, ты веришь? Это в наш век многослойных проекционных гелькарт, когда даже среднего тоннажа грузовоз потерять в космосе не так-то просто?
  Гендеп пашет, как последняя скотина, но люди на молодых колониях всё равно очень отличаются от планетников Старой Империи. Как и те, кто родился на астероидах.
  Каждая 'земля Империи' уникальна по-своему. Что-то, наверное, есть и в обитателях Коги-2. Может, это я прибыл сюда 'не так' и не вовремя? И просто не могу оценить по достоинству животное любопытство аборигенов?!
  
  Уловив раздражающий аромат чьего-то немытого тела, я бросил взгляд через плечо. Оказывается, любопытные обоих полов столпились вокруг, облепив меня, как турбины трилёт. У нас с ними и было-то на всех - двадцать метров капсулы из прозрачного химоплена. Я сразу занял самый дальний 'угол'. Но теперь противоположный кусок пространства капсулы сиротливо пустел, а вокруг меня было уже нечем дышать. Никогда не мечтал стать звездой сцены или дэпов и толкаться в толпе фанатов!
  Ну и манеры в Белом Секторе, квэста гата...
  Хоть аборигены и называют Крат на экзотианский манер - Ивэри, он никогда не был колонией Содружества. Это бывший кусок Протектората, хаттский, а не экзотский заповедник, если уж на то пошло. Нами он отвоёван честно, и берега населению тоже пора бы видеть по-нашему! Хотя бы помнить о положенных личности полутора метрах личного пространства. И вообще граждане Ивэри на меня молиться должны. Я - защитник всего этого бардака на кромке освоенной Вселенной!
  Всё, что я мог - это 'растянуть' с помощью спецбраслета сферу домагнитной пленки на причитающийся мне по закону объём и переключиться на пейзаж. Не бить же местных? Запах-то никуда не денется...
  Спецбраслет - удобная штука. Плетёная металло-органическая лента, похожая на шестилапую сколопендру. Поднеси руку - и она сама обовьет запястье. Это и ключ от всех возможных дверей, и кошелек для эрго, и голопроектор, и база информации, и диктофон, и мощнейшая система связи. Даже медик и шокер, если между 'лапами' браслета нужную 'таблетку' вставить.
  В отпуск, по милости напарника, я летел, нагруженный медиком, дополнительной инфобазой, усиленной плёнкой и приказом всё это не отключать. У него психоз на ношение 'плёнки' - так на жаргоне пилотов называется домагнитная защита.
  Оказалось, что в дороге с ней действительно удобно, и я даже подумывал, а не купить ли многослотовый браслет, забив на стандарты Армады? Там побольше отростков-функций. Однако стоят такие браслеты дорого. И всё, на что меня пока хватило, это вывести плёночный 'хранитель' на канву 'ленты', чтобы сделать пассивным режим работы с голоприложениями. Эта функция превращала руки в перчатки из кольчужной чешуи. Может, на них так взъелись местные трудяги? Псевдотатуировок на коже для управления голограммами я здесь пока не видел. Интересно, они тут в диковинку?
  Но пока что диковинкой был я сам, теперь - благодаря голубоватому пузырю домагнитки. Он 'раздулся' вокруг меня и растолкал любопытных.
  Добрее мои 'фанаты' от этого не стали, мало того - принялись активно стучать по 'пленке', любуясь отскакивающими со скоростью удара ладонями.
   Эпита та хатта!
   За прочность 'пленки' я не волновался, от неё даже пули рикошетят, не говоря уже о том, что на учениях мы в таких 'усиленных пузырях' с шаттлов на ходу прыгали и мячиками скакали по 'зоне десантирования'. Но аборигены бесили всё больше, и я отвернулся, уставившись в темноту ночи.
  Свечение турбин, тремя кольцами навёрнутых на тубус трилёта, тоже немного нервировало, но если ты способен отслеживать астрокоординаты на сверхскоростях, то и через магнитную тряску видишь вполне прилично.
  
  Из-за магнитки пейзаж казался унылым. Чёрные со свинцовым блеском ледяные горы, торосы, почти сливающиеся по оттенкам с Бездной неба, зевы расщелин, едва заметные в слабом сиянии ускользающей горошины солнца над самым горизонтом. Атмосфера на Крате символическая, и его светило соседствует с колючей семьёй звёзд, маскируя лишь самые близкие из них. Сейчас оно падало на грунт, а выжженный след тут же заполняла мерцающая россыпь.
  В отдалении мелькнуло поле заброшенных торосов. Может, там раньше стояла шахта или поселок? Лёд без атмосферы - верный признак человека.
  Но... миг - и я уже ничего не мог разглядеть: закат завершался стремительно, как гаснет разрядившийся фонарь техника. И интересовал он пассажиров трилёта гораздо меньше, чем я, а это уже ни в какие ворота не лезло. Никто в Армаде, будучи в здравом уме, пальцами в сферу из домагнитной пленки тыкать не стал бы! А местные - и пощупали, и постучали, и убедились, что она отталкивает летящие в неё шарики, бусинки и брелки.
  Чего они привязались? В 'Путеводителе по Внешнему Кольцу', точнее в пяти абзацах про Ивэри (Крату), ничего не говорилось о дискриминации по расовым признакам или засилье экзотских сектантов, любящих водить хороводы вокруг чужаков! Тоже мне - форпост освоенной Вселенной - заштатный имперский планетоид во внешнем круге жёлтого карлика!
  Почему 'во внешнем?'. Да потому что даже грунтовики делят космос на 'нутро' и 'за внешним оборотом'. Это Сцелус 'внутри', он вращается вокруг своего солнца, звезды Кога. А для спутника Сцелуса, Крата, Кога является внешним небесным телом. Маленьким ускользающим маячком.
  Внешним кругом или внешним кольцом называют по традиции и поселения на спутниках планет. У звезды Кога есть внушительное внутреннее кольцо, но ему слишком досталось во время хаттской войны: инверсии полей, нестабильные маршруты, выжженные миры... А вот луны пятой планеты, газового гиганта Сцелуса, в своё время сильно устроили имперских чиновников как рудодобывающие и перевалочные базы для кораблей Армады. Так и возникли первые поселения во внешнем кольце, или на Кога-2.
  Подробностей колонизации не знаю: путеводитель попался экзотианский, и там об этом не было ни полслова. Зато активно упирали в идею 'бога Сцелуса, что собрал под своей рукой четыре стихии: Ивэри, Токар, Сцион и Меду'. Это четыре наиболее освоенных спутника. Кстати, Сцелус, по-экзотиански - отступник. Хорош 'божок', как и все их многочисленные божьи стада.
  Да ж зому вам по курсу!
  Прямо перед носом образовалась чья-то рука и принялась махать, хлопая по домагнитке. Я развернулся так резко, что плёнка, перестраиваясь, отбросила зарвавшегося визитёра на соседей. Те шарахнулись, насколько позволили стенки капсулы.
  Я обвёл глазами слегка помявшихся пассажиров, бесцеремонно рассматривая каждого. Приземистые, глазки на выкате... Ну да, да, я понял уже: отсутствие нормального солнца, морского йода в воздухе и прочие прелести.
  Дамы хлопали редкими острыми ресницами, мужики старательно отводили взгляды. Что, в глаза - слабо, зрачки царапает?
  Я сообразил, что стою в оборонительной стойке, фыркнул и отвернулся. Не хватало ещё неприятностей в увольнительной!
   Мне стало вдруг жалко местных. У них, поди, кроме меня, и развлечений-то нет? Наверное, мне, 'планетнику', не понять, родившихся на спутниках и астероидах. Я жил на настоящей земле, с настоящим солнцем. Меня даже сейчас греет, что дома уже середина лета. Что там цветут баксты, схлопывающие жадные лепестки, если поднести ладонь слишком близко. Бабочек они перемалывают на ура.
  На моей родной планете самые красивые цветы - хищники. Как и тёмный росчерк в бежевом небе - не завезённый колонистами фрегат, а кожистая тварь с зубами в два ряда. Летун Хуга или просто хуг, хотя в справочнике по инопланетным видам животных значится неопалеоптерикс.
   'Хуги нападают стаями! Хуги способны за минуту растащить взрослого человека по кускам...', - всё это вдалбливают у нас на Фрейе с младенчества, что совсем не мешает пацанам ставить простенькие ловушки из трёх палок и куска мяса. А когда тварь попадётся, можно прижать её к земле и заглянуть в круглый бешеный глаз. Тёмный и мёртвый. Похожий на тот, что я увидел на полосатом боку Сцелуса.
  Когда мы подлетали к Крату, я долго разглядывал гигантское око в колечке зеленовато-сиреневых облаков. Сцелус взирал на меня мрачно и предостерегающе, словно тоже узнал. Чуял, что ли, Хэдова Бездна, как меня здесь встретят?
  
  Трилёт миновал очередной туннель в нагромождении ледяных глыб, и на горизонте, чуть левее курса, возник гигантский столб света, бьющий в открытый космос. В нём клубилось неоновое сияние, слоёным коктейлем уходившее в искрящуюся молниями тучу.
  Орбитальный удар? Да ни разу - самый что ни на есть город посреди абсолютного космического минуса.
  
  (Город на Ивэри. Диома-2)
  
  С орбиты города Крата похожи на хрустальные цветы с пульсирующими светлячками внутри. Поставили магнитные щиты, накачали атмосферу. Сады цветут, гуманоиды бегают. Население? Шахтёры, техники, геоники. Ну и психи, которых торкает отсутствие настоящей земли под ногами. Вероятно, в соседи по трилету попались мне сегодня именно они.
  Я видел ледяные кратеры - 'погасшие цветы' городов - когда челнок скользил по диспетчерскому лучу космопорта. Видел голо-снимки поселений на спутниках. Но реальность оказалась прекрасной до нездоровой болезненности. Я не мог оторвать взгляд от живого сияния неба, от игры радуг в лепестках льда... И боялся моргнуть. Не верил, что передо мной не мираж в окаменевшей мерзлоте посреди негостеприимного мира тьмы, которая никогда не смогла бы расцвести садами и красками без человека.
   До Крата я не понимал необходимости жить без нормального терраформирования. (Нет, хомо вполне может существовать и в сильном магнитном поле, было бы оно постоянным. Но - зачем?..) И вот теперь я смотрел на 'кусочек неба в пустоте', и во мне возрождалась вера в людей. Раз мы сумели построить такие города, наверное, мы всё-таки чего-то стоим, зачем-то нужны этому холодному миру.
  От вида Диомы-3 внутри меня поднимал голову какой-то другой хомо - всесильный покоритель Галактики. Вокруг на тысячи километров простиралась ледяная Бездна, но город рос, захватывая горизонт, и сиял, словно маяк.
  Мы приближались. Свечение ширилось. Уже заметно было, что оно неоднородно и слегка тускнеет к основанию. 'Бокал' города оказался чуть шире в нижней части, а по условным 'рёбрам' серебрились треугольники силовых щитов.
  Наше судёнышко скорректировало курс и ещё быстрее заскользило над заинееным склоном. Теперь стало видно, что расширение внизу - муфта конденсата. Жутковатым ежом поднималась она метров на пятьдесят по границе магнитных линий. Силовые поля выдавливали влагу, и лёд пытался занять биссектрису между поверхностью Ивэри и вертикалью городских 'стен'.
  Чем ближе мы подлетали к туннелю в ледяной шубе города, тем яснее были видны обломки сбитых или обвалившихся под собственным весом титанических 'игл'. Не острых, а словно бы оплавленных, но от того не менее грозных. Пожалуй, летать тут без магнитной трубы я бы не рискнул. Хотя... 'Не всё страшно, что светится'. Вряд ли это опасней вхождения в нестабильную зону Метью.
  В трилёте стало, наконец, тихо. Все девятнадцать пассажиров с затаённым трепетом наблюдали, как маленькая химопленовая капсула несётся в мутное от испарений отверстие в игольчатой стене.
  Ну вот и ладушки. Сейчас проскочим туннель и можно валить из тесной банки с пиявками.
  
  Однако обрадовался я рано. Трилёт успешно миновал городскую шубу, сбросил скорость и заскользил, как ни в чём не бывало, над обводным каналом, окружающим пирамиды жилых секторов.
  После мрака лунной долины белёсое 'небо' резало глаза разводами молний. Я щурился и ругался про себя. Квэста гата... Неужели здесь и по городу стадами ездят? Это ж как надо заморочить горожан? Им бы ещё биочипы под кожу и прямым ходом на скотобойню!
  Впрочем, город вполне сошёл бы за гигантскую ферму: полупрозрачные многоярусные пирамиды небоскрёбов с многоцветными ожерельями садов, тёмная сетка пешеходных дорог, бурые газоны и лысые красноватые пальмы. А больше я ничего не мог разглядеть из-за поднимающегося от каналов тумана.
  Внизу, наверное, и нет ничего особенного. Быт на планетоидах организован не вширь, а вверх, ярусами. Город - амфитеатр ступенчатых пирамид с мегаозером вместо арены.
  Озеро - запасной материал для атмосферы. От конденсата магнитное поле не спасает, и, рано или поздно, отяжелев от ледяной шубы, намёрзшей по контуру силового 'стакана', город сбрасывает воздушную шапку и переползает на новое место, оставляя на поверхности Крата очередной погасший цветок. А пока новая шапка растёт, под магнитным полем цветут сады и живут люди. И даже дети играют. Наверное. Глянуть бы диаграммку, какая здесь рождаемость...
  Оглянулся на местных, размышляя, где бы они могли появиться на свет, с таким неподъёмным грузом внутренней культуры? Они оживились, было... Но тут трилёт завис у посадочной платформы окраинного небоскрёба, в раздвижную дверь хлынул поток мокрого холодного воздуха, и я вышагнул вон.
  
  Вышел и выдохнул. В корабельной тесноте я должен был привыкнуть уже к навязчивой близости чужих тел, а вот не привык.
  Ветер нёс сырость с городских каналов. Высоко-высоко над головой клубилось ватное облако с далёкими искорками молний, под ним переливались сразу три яркие арки радуг. Грохот не долетал, но воздух даже на вкус был влажным и перезаряженным. Боюсь, без каналов и сливов город давно захлебнулся бы влагой. Туман снизу поднимался такой, что террасы с зелёными садами на ступенях соседних пирамид плавали в нём, как вершины айсбергов.
  Две нечаянные попутчицы, хихикая и оглядываясь на меня, исчезли внутри пирамиды, а я остался стоять на площадке, украшенной бордюрчиками и водопадами цветущих лиан, которые, скорее, отмечали границы силовых полей, чем ограждали от падения.
  Как хорошо-то стало без раздражающих местных женщин! Но куда мне теперь? Не вызывать же таксом? Хотя именно это и предполагало сейчас моё положение: обрыв на краю ступени небоскрёба и никакого пути вниз.
  С площадкой - понятно. Таких, наверное, куча на каждом ярусе. Зачем спускаться вниз на лифте, если таксомы заберут и отсюда, а к соседним пирамидам проложены прозрачные трубы мостов? Я мог бы, пожалуй, добраться на трилёте прямо до своего этажа в гостинице, но Хэд, подтверждая репутацию Бога Проклятых, распорядился иначе!
  Стайка переливающихся сфер таксомов пронеслась вдруг и исчезла, обогнув соседнюю высотку. Кто видел в небе хугов, поймёт, почему я едва не вжал голову в плечи.
  Злясь на самого себя, шагнул на самый край бордюра: уж высоты-то я не боюсь. Под ногами загорелась стрелка магнитного лифта. Я фыркнул (фальшивая опасность оказалась неожиданно полезной), распрямил спину и посмотрел вниз.
  С высоты восьмидесятого этажа город казался бетонным ситечком для чая, погружённым в туман испарений. Стены высоток спускались вниз ярусами садов. Каждая ступень была, по сути, целым городским кварталом, со своими магазинами, голотеатрами, оранжереями.
  Я покачался с носка на пятку, активируя лифтовую площадку, и с ветерком съехал по магнитной дуге прямо в туман. Слишком давно не стоял на настоящем грунте, чтобы упустить возможность пройтись собственными ногами.
  Приземлился в магнитную ловушку, вышагнул из неё прямо на пешеходную тропинку с серым пружинящим покрытием, слегка испачканную влажной землёй. Ею и запахло, а ещё - близким болтом. По обеим сторонам тропинки предполагались газоны и клумбы, но всё было размокшим, взрытым. Прямо у подножия небоскреба копались рабочие, высаживая лохматые пальмы-комуи, страшненькие, но неприхотливые. Вблизи они оказались, скорее багровыми, чем красными, с шерстистыми раскидистыми 'лапами' листьев.
  Я остановился, потрогал острый кончик листа. Браслет отреагировал нейтрально, выдав, что это 'безопасная органика'. Рабочие, понятное дело, бросили своё копание и устроили на меня экскурсию - выстроились по границе пленки. Вели они себя приличнее соседей по трилету, но все равно пришлось топать дальше, прервав анализ недовольно блямкнувшего браслета.
  Я шёл, огибая основание пирамиды, по грязной пешеходной дорожке. Меня обгоняли, оскальзываясь, спешащие по своим делам трудяги с нижних этажей. Эти - не оглядывались. Одеждой и угрюмостью они были похожи на экзотианских тьерпов - граждан, поражённых в правах.
  Тьерпов я видел на голо. Чужих 'рабов' посмотреть - это у нас, пожалуйста. В Империи принято считать, что неграждане - проблема соседей. О том, кто населяет 'красные' этажи пирамид в таких вот городах, мы скромно молчим. Парни рассказывали мне, что каморки там по четыре метра на нос. А их жильцов называют нишогами: то ли владельцами ниш, то ли занимающими нишу, что раньше доставалась крысам. Впрочем, словечко 'нишог' гуляло и на корабле, но я привык думать, что это ругательство.
  Коснувшись спецбраслета, чтобы вызывать над запястьем голограмму города, я сориентировался на местности (далеко ли ещё?) и решил срезать угол, чтобы побыстрее попасть к пирамиде нужной мне гостиницы. И тут же пожалел: идти пришлось мимо переполненных водоотводных каналов, гадко воняющих, несмотря на усилия золотистой тики - ряски, выведенной специально для очистки тропических болот. Попались две сломанные пальмы.
  Авария у них была, что ли? Или внизу всегда такой бардак?
  Крат изнутри оказался совсем не так хорош, как снаружи. Может, наш капрал с его серой рожей и выпученными глазками родом с такой же 'планеты'? Тогда понятно его злорадство по поводу моих планов на увольнительную.
  
  В спину ударил заблудившийся порыв ветра, напоминая, что космическую тьму от пирамид и садов города отделяют магнитный щит да страховочная сетка, которую давно переросла могучая ледяная шуба.
  Становилось всё холоднее, туман сменился дождём, больше похожим на водяную пыль, и спецбраслет пискнул, выбросив голограммы цифр. Предупредил, что температура окружающей среды ниже рекомендуемой.
  По логике я должен бы уже промокнуть, плащ - не комбинезон, в которые поголовно кутались местные. Но пока выручало домагнитное поле браслета. Оно уберегает не только от мелких повреждений, но и от излишней влаги. Поле к тому же рассеивало возле лица морось, мешая меня рассматривать, и я ощутил облегчение, перестав быть мишенью для посторонних взглядов.
  Эх, надо было заранее почитать про Крат, раз уж задумал сюда лететь. А я только и запомнил, что один сидерический день спутника равен трем с половиной условным суткам. Ведь если я не появлюсь на корабле по истечении этого срока, капрал грозился меня побрить.
  Его всегда бесила моя шевелюра. Но пилоты основного состава подчиняются напрямую Лидеру Щита или навигатору. Лидер у нас Дьюп, а дэ Ваттель, навигатор, вечно 'спит на яву', и ему дела нет до чужих причёсок. И вот капрал подходит, смотрит сначала на выскобленную башку Дьюпа, потом на мою гриву, и долго-долго ругается на пайсаке. Но он плюётся и уносит копытца. Потому что прямого запрета на длинные волосы в Уставе нет, а, значит, капрал мне никто и звать его никак.
  Когда ты полгода без твёрдой земли, один такой приход - полчаса радости. А поменяют капрала, я и волосы срежу - надоели. Могу даже побриться, как Дьюп.
  Дьюп - мой напарник, первый пилот. Я его дублёр и две дополнительные руки.
  Вообще-то, Дьюп первый не только в нашей паре. Он - один из лучших пилотов Северного крыла Армады, шестнадцатый в официальном табеле рангов. Башку он бреет старинным таянским ножом, а в кожу между бровей засадил титановое кольцо с гравировкой, тоже, наверное, какой-то информационный носитель, вроде дополнительных блоков-таблеток в спецбраслете.
   Парни говорят, что у Дьюпа не только кожа на лбу проколота, но и черепушка просверлена. У него реакция - 'четыре', а у человека потолок - 'тройка'. И поэтому кое-кто на 'Аисте' подозревает, что Дьюп мутант, а ГенДеп разучился ловить насекомых.
  Но вопрос этот обсуждается исключительно узким кругом. Ещё никто не смог увернуться, когда Дьюп бьёт кулаком в морду. Шутка у нас есть: заставить новичка подойти к нему, задрать нижнюю губу на верхнюю и хрюкнуть. Дьюп не обижается, он просто бьёт.
  За этой шуткой, похоже, скрыта нехорошая история. Копался я раз в корабельной сети и зацепил глазами слово 'дьюп'. Оказалось - это животное типа свиньи с такой вот выступающей нижней губой. И я понял, что Дьюп - совсем не имя. Но спрашивать ничего не стал. Я слишком ценю дружбу с ним. Хотя язык чешется, может, когда-нибудь не удержусь и спрошу. Интересно, он мне врежет?
  Терпение Дьюпа - вещь отдельная. А я - так вообще обладаю просто хаттской 'выдержкой'. Местным сильно повезло, что я не трогаю гражданских, которые меня раздражают.
  
  - А-мя-о! - гулко разнеслось во влажном воздухе что-то нестройное хоровое.
  - И е-щё!
  - На-мя-со!
  Приехали, как прилетели, а ведь это - сектор моей гостиницы!
  Люди, которые толпились возле входа в пирамиду, явно не пальмы там высаживали. Судя по хилым тушкам, они вообще низкоквалифицированую работу только во сне и видели. В кошмарном.
  Квэста гата! Если это - праздник, то я ликборийский ушастый ташип!
  - Ещё раз, громче!
  - На-мя-со!
  Не кормят их, что ли?
  Пешеходная дорожка ушла под землю возле прозрачного пузыря гостиничного холла. Однако попасть внутрь мне пока не светило: пятачок парадного входа, зажатый между гигантских статуй, Хэд знает, кого изображающих, оккупировала толпа мужиков в серых комбинезонах. Тут же скакал спичмейкер или профсоюзный лидер, дирижируя людьми, как оркестром. Десятка два полисов окружали митинг жидким кордоном, выделяясь сетчатыми полусферами щитов. Я присмотрелся: стражи порядка были облачены в домагнитные доспехи весьма средней мощности, вряд ли надёжнее моей прогулочной плёнки, а вооружены - сенсорами! Детский сад, а не полиция! Натурально радужные шарики на выпасе! Похоже, аборигены на них и тренируются лапать плёнку руками. Я и не знал, что тут троллят тех, кто служит Администрату!
  Пришлось остановиться, добавившись к кучке зевак. Вот только морось рассеялась, и на меня снова начали пялиться.
  Пирамида - она и есть пирамида, у неё четыре основных входа. Но топать до следующей грани было не близко, а моё лицо возбуждало местных всё больше.
  Ор прекратился. Люди - не андроиды и не могут драть горло без пауз. Но тут же на комбинезонах манифестантов замигали буквы, пробегая по одежде первого ряда и складываясь в строчки: 'РЕЭНКА - на мясо! Военную машину - на слом!' 'Мы не скот!'
  Так я вам и поверил после скотовозок и воняющих каналов. Так город загадить...
  Похоже, выходной сегодня взяли шахтёры: иссиня-бледные, но вполне себе интеллектуальные лица, смазанная тусклость глаз... Если бы клонирование не было запрещено конвенциями, подумал бы нехорошее.
  Вот какого Хэда я забронировал номер в секторе, где обитает эта РЭНКА?! Не мог из пятнадцати одинаковых вышек выбрать самую удаленную от городских шлюзов?
  - На-мя-со! - снова ударило по барабанным перепонкам.
  Выстроились, квэста гата, посреди улицы...
  Помню, когда новобранцем летел в Учебку на Намбе, швартовщики тоже пытались бастовать. Два часа беспорядков - и вокруг планеты возникло кольцо из челноков, шаттлов, кортов, которым никто не давал луча на космодром или координат на стационарную орбиту.
  А потом полисы просто забрали всю бастующую смену и выпустили новую. И посчитали, что забастовщикам, по совокупному урону администрату Намбы, грозит поражение в социальном статусе вплоть до лишения гражданских прав. И на этом история забастовок на Намбе, в общем-то, закончилась. А на Ивэри - ничего, скачут...
  На границах можно всё? И полисов биошокерами украшать?
  Ну, сенсор-то и у меня найдётся. Долбанет до модной прически. Да и руку могу нечаянно сломать. Это сборище работяг конкретно нарушало мои права!
  Я обошёл толпу сбоку и ломанулся к светящейся плёнке входа, технично расталкивая шахтёров. Росту во мне больше двух метров, и физподготовку в Армаде тоже никто не отменял!
  
  Руки ломать не пришлось, митингующие неохотно, но всё-таки расступались, под нажимом мускулов и домагнитки. Правда, таращились так, словно полисы залили мою морду на все городские инфопанели.
  В прозрачной рулетке гостиничного холла легче не стало. Сначала я с раздражением отметил, как тренировано опускает глаза парадный консьерж. Следом заинтересовались полом парни из местной охраны.
  Ну вот и к Хэду! Не нравится моя рожа - карбонопластик к вашим услугам!
  Я огляделся. Гелиокомпозит дверей был усилен магнитными блоками, комбинезоны охранников рябили, защищенные уже вполне приличной домагнитной сферой, и оружие у них имелось, в отличие от полисов, не сенсорное.
  Служба безопасности и должна быть здесь круче полиции. И доступ к бронепанелям должна иметь. Слишком высок на спутниках риск словить что-нибудь из холодных космических далей. Так что в случае перерастания митинга в бардак, пирамида обрастёт силовыми щитами и превратится в крепость. А мне надо меньше по болотам таскаться, и так паранойя уже здоровается, как с приятелем!
  Укол нерва в мочевой пузырь помог выкинуть из головы всякую ерунду. Шахтёры, бастуют? Космоморды им, видите ли, не нравятся? А я тут причём?
  Сто пятый этаж и скоростной лифт? Ну, Армада, держи!
  На бегу, преодолев кодовый замок гостиничного этажа и свой, входной, я влетел в номер и сразу рванул в заветную дверь. А когда ткнулся помыть руки, и вода заиграла в ладонях бликами, напоминая, что при включенной 'плёнке' ни грязь, ни мытьё особого смысла не имеют, я по инерции поднял глаза и... застыл, уставившись в зеркало. Как я сразу-то не подумал? Может, что-то не так с лицом?
  Но нет, с лицом всё оказалось как надо. Даже не перекосило: доброе такое.
  Я блондин, у меня большой рот и широкие скулы. Даже если я сам смотрю на себя в зеркало, вижу прежде всего рот. И женщины так же смотрят на меня, то есть на него... ну, как я в зеркало.
  А больше и смотреть не на что. Глаза зелёные, морда загорелая. Скажи, у кого она в космосе не загорелая? У параба, разве? Это парабы, синие твари шестирукие, не загорают от ближнего ультрафиолета. А у меня ещё вполне ничего загарчик, золотистый такой. Дьюп так вообще похож на бронзового болвана с каппы Корцеса.
  Мне двадцать два стандартных года. По имперским законам едва перестал быть мальчишкой. Академия Армады здорово ограничила кругозор, потому смотрю на мир всё ещё как семнадцатилетний. По крайней мере, в зеркале у меня очень наивные глаза, словно не убивал, не имел женщин.
  С такими глазами и живу. И убиваю.
  Вот как раз на днях и начал. Работа пошла такая - стрелять. Теперь ещё и в 'условно мирных', то есть - первыми.
  Нас учили, что в мирное время Армада защищает и обороняется, и тот, кто пока не стреляет в тебя, только теоретически является объектом возможного ответа. Но практика вскрывает теорию также легко, как автоключ пластиковый кубик консервов.
  Рецепт 'падения' прост: сначала тебя выдергивают из запасного состава в элиту, и ты под дозой этой удачи не очень-то понимаешь, что будешь делать дальше. Может, мостить разноцветные радуги в космической пустоте? А потом оказывается, что ты попал в основной состав лэр-пилотов Огневого Щита и должен теперь стрелять не в атакующих крейсер (виртуально, виртуально, сумасшедших мало), а куда и в кого прикажут.
  И вот шлюпка привычно входит в Ангар, звучат знакомые команды, а ты слушаешь, смотришь, и не узнаёшь ничего. Изменился ты? Или изменился сам мир вокруг? Это неважно. Важно, что ты уже не попадаешь в привычный паз... Нету тебя больше такого - лёгкого и не думающего пацана из Учебки. То ли это ты кого-то убил, то ли это оно тебя убило. Ты нутром чуешь в себе чужое, новое. Но истину мало ощутить, её нужно принять, осмыслить. А как раз осмысления приказов и не полагается по Уставу. И капрал говорит: 'Выметайся на Крат, чтобы я твою унылую морду не видел! Хоть на девок пощупаешь'. А девки тебя уже совсем никак и не цепля...
  
  И тут запищал софон.
  Всё бы ничего, но звонить мне на Ивэри было некому. Не с 'сороками' же здесь номерами меняться?
  Я местный говорильник купил по посадке, чтобы гостиницу заказать или таксом. На руке, конечно, спецбраслет, но оно мне надо, на задворках обитаемого Юга рассчитываться по межсистемному тарифу? А гранёную 'гайку' софона легко прицепить к браслету довеском и после продать прямо в космопорту. Пустышка с дыркой для голоимитации. И, тем не менее, она зазвонила...
  Вот ведь сакрайи Дадди пассейша!
  Ответить? Плоский хемопластиковый многогранник не мигал, предваряя голорасширение. Значит, номер не определился. Кто-то ошибся? Тогда софоны обменяются параметрами автонабора, и 'планетарник' смолкнет.
  Тонкий высокий звук резонировал от фасеточных стен туалетной комнаты, ввинчиваясь в мозг. Кому я могу быть нужен в 'Диоме-3'? Я - пилот, я в увольнении. С 'Аиста' мне, при необходимости, стукнут через браслет. Меня никто не знает в этой дыре!
  'У человека есть сто восемь способов испортить себе жизнь и сто восемь выходов из трудных ситуаций, но все они против совести', - вспомнил я экзотианскую пословицу и активировал единственную кнопку.
  - Слушаю! - я вдруг перестал сомневаться, что звонят именно мне.
  Все косые взгляды встречных и поперечных внезапно обросли мясом нешуточных дурных предчувствий. Беспамятные в курсе, я не мнительный, но...
  Софон покраснел и выплюнул объемную голограмму допотопной трубки с голосовым модулем.
  - Господин эрцог, эскорт будет через десять минут, - сказал равнодушный бумажный голос.
  Так говорят чиновники средней руки. Они беседуют словно бы не с тобой, а с голонейком - условным образом анонимной трансляции.
  Неужели из Администрата планетоида?
  Спецэффектами, вроде собственной рожи, мой непрошенный собеседник грузиться не стал. Квэста патэра! Только чиновников мне и не хватало. Парни ждали, что я привезу спирт, а может и спайк. Должен же я отмечать как-то годовщину службы на 'Аисте'? И мне не резон было вступать в любые дополнительные отношения с гражданскими властями!
  - Вы слышите, господин эрцог? - негромко переспросила трубка. - Эскорт...
  Имя Хэда так и вертелось у меня на языке, но хамить чинуше, в местах, где наверняка ещё помнили настоящих хаттов было глупо и даже опасно. Состряпают обвинение в экстремизме - и доказывай потом, что ты не ликборейский ушастый ташип.
  - Какой, к Памяти, эскорт! - рявкнул я и осёкся.
  Это ругательство я слышал на экзотианской Ориссе. Есть там забавная религия Веры и Памяти. Её последователи считают, что человек в принципе вечен, а убивает его только память. И выражаются типа 'да иди ты к Памяти!'.
  Трубка икнула, и из неё неожиданно повалили извинения.
  Чиновник - и вдруг извиняться? Эти твари вцепляются не хуже хугов, отвязались - твоё счастье. А если это не чиновник, то кто? Эрцог, между прочим, самый высокий титул в мирах Экзотики. Неужели меня до сих пор не опознали по голосу?
  - Мы понимаем, что вы здесь инкогнито, господин эрцог, и подчиняетесь ритуалу. Но мы вынуждены настаивать на эскорте, - нудела трубка. - В провинции восстание шахтёров, в городе беспорядки...
  Я перестал слушать: 'Дешёвая мистификация, или меня реально с кем-то переплели? Допустим, заглючило базу социальных данных... Но эрцог??
  Стоп. Софон я купил в порту. В пограничных секторах несложно приобрести 'пробитый' звонильник. Но... ташипу же ясно: где я, а где - ЭРЦОГ! Да настоящий экзотианский эрцог за такое имперское разводилово...'
  - Какое МНЕ дело до ВАШИХ восстаний и ВАШИХ беспорядков? - произнёс я тихо и язвительно.
   Я вообще стреляю и говорю быстрее, чем думаю, 'тройка', она и есть 'тройка'. - Вам сообщили, что 'я' здесь? Забудьте это, - и добавил льда в голос. - Вы в курсе, что, если... Я... скажу... 'УМРИТЕ'... вы умрёте?!
  Трубка заткнулась. Видимо, она была осведомлена, что высокородные миров Экзотики, особенно так называемые 'ледяные' аристократы семи высших Домов, могли убить двумя-тремя грамотно построенными фразами. И я не преувеличиваю. Именно фразами, а не отдав приказ 'страждущим' - линейным крейсерам Содружества.
  - Сна вам без сновидений! - попрощался я очередной экзотианской пословицей и вырубил софон.
  Голограмма трубки сдулась едва ли не быстрее, чем мой опереточный гонор.
  Выдернул звонильник из гнезда в браслете... Следующим порывом было - выбросить его в окно, но я сдержался. Софоном гостиничное окно не разобьёшь даже на планете с нормальной атмосферой. Однако если коммуникатор отслеживают, чтобы набить мне морду или ограбить, это ещё полбеды, а если звонил настоящий чинуша? И планировал попасть как минимум в экзотианское посольство? Он мне устроит рандеву с карцером на двое стандартных суток и опоздание на 'Аист'...
  Эрцог, надо же. Откуда в такой дыре? Газеты надо было листать на подлёте к Крату, а не зависать в дэпах местных див!
  
  Включать софон, чтобы глянуть что-нибудь информационное, было бы большой глупостью. Его вообще следовало как можно быстрее сбыть с рук.
  Я переместился в комнату с кислотных расцветок мебелью, поискал спальное место и обнаружил его наверху, под самым потолком. Провинция, квэста гата!
  Согнал кровать на пол, оторвал от тягучей переленовой простыни длинную полосу, плотно свернул плащ, стараясь, чтобы получился прямоугольник, сунул на грудь и примотал к телу. (Плащ из кожи змеептицы - не лучшая защита, однако он не позволит отдаче от серьезного удара по домагнитке поджарить или переломать мне ребра. Не нравилось мне происходящее, и всё тут).
  Рассказывать, как и с какими словами я вползал обратно в форму, не буду. Она, конечно, тянется, но всему есть предел. Мне ещё повезло, что кожа змеептицы тонкая, а подкладка форменного комбинезона на химоснове и приспосабливается к рельефу тела. Но всё равно швы я срастил с большим трудом. Софон присобачил сзади, на липучку пояса. Древняя уличная тактика: бери, кто хочет.
  Оставалось задать форме цвет потемнее, хотя уставной диапазон сине-голубого из неё вычистить невозможно, Армада же, и спуститься на блок этажей вниз. В красный сектор я с одним шокером не полезу, а вот на первые этажи 'моей' оранжевой зоны - вполне. И жулья тут тоже любому отпустят в кредит.
  
  Как и в большинстве миров Внешнего Кольца, где атмосфера - роскошь, престижность жилых зон на Крате росла снизу вверх, о чем тебя информировали прямо в лифте.
  Хочешь в зелёную зону элитных этажей? А допуск у тебя есть? Даже с моим допуском лэр-пилота, жёлтая зона - потолок, и выше сто семьдесят пятого этажа мне официально не просочиться. Конечно, мой 'рейтинг полезности' для Армады выше, но администрат Крата не нанимался его подтверждать. И не скажу, чтобы меня это напрягало. Ничего полезного этому миру я делать и не планировал. Кстати, на верхние тридцать пять этажей лифты вообще не ходят. Их обитатели просто не ездят в лифтах.
  Я набрал на табло шестьдесят пятый этаж и указал выход поближе к выбранному наугад бару. Экран не замедлил плюнуть в меня предупреждением о 'социальном несоответствии'.
  Да знаю, вези уже!
  Кабина пневматического лифта понятливо мигнула, сверила что-то с браслетом и закрутилась в транспортных коридорах.
  
  Бар встретил панелями живого дерева и дорогими колониальными светильниками. Видно не так давно потерял в рейтинге, переехав с этажей повыше.
  Сразу от входа тёк в темноту зала стреляющий искрами танцпол. Прозрачный и скользкий - подставка для голограмм голых экзотианок, танцующих что-то непонятное, но волнующее до мурашек под кителем.
  С чего я взял, что голо не имперское? А в Империи даже неграждане не станут скакать голышом. Это у экзотов то же самое называется 'духовная пластика' и 'свобода самовыражения'. Психи. Насмотрелся я на таких на Ориссе, хорошо хоть ноги унёс.
  Проклятый плащ тут же начал давить мне на всё, куда достал: у экзотов возбуждают даже голограммы женщин. Я отвёл взгляд, подставил ладонь под летучку пралла с солоноватым пивом в фирменном бокале - сегодняшний бесплатный фреш - и сунул в ухо мягкий одноразовый наушник из автораздатчика. Предстояло протиснутся к сетевухе на терминальной стене, где слабо пульсировали силуэты подростков.
  Идти нужно было через танцпол. Размалёванная мелочь обоего пола дрыгалась под музыку: стоя, сидя, лёжа или просто валялась под ногами у 'живущих в танце' фантомных 'тей'. Голограммы экзотианок медленно кружились, прикрытые так, чтобы ничего не скрывать. Мерцали стайки бокалов на летающих подставках-праллах, свет скользил, словно здесь научились растягивать фотоны, плясал по лицам, работая лучше любой маскировки. И я спокойно шёл сквозь танцующих, мимо пьющих...
  Панель прессы сиротливо жалась между модулями чатов и сетевых магазинов. Свежестью не блистала, а голография была выломана. Зато работал разъем под звук, иначе я бы ничего не услышал - у стойки напротив веселилась компания юных экзоподобных.
  Худющие, губастые, мосластые. Тигровой расцветки балахоны, увешенные сотнями цепочек из белого металла, наполовину выбритые затылки... Обслуживала их девица в диге: лицо и руки обтянуты тканью - а ноги голые. Живая обслуга, здесь?
  Нашёл глазами вторую стойку - там маячил парнишка-бармен. Редкое дело в такой дыре. Захотелось сесть с пивом куда-нибудь в угол, расслабиться, посмотреть на длинные ноги худенькой барменши...
  Я прислонился плечом к терминалу, глотнул невнятный напиток, который к настоящему пиву можно было отнести только с глубокого похмелья, послушал, как самый обесцвеченный из губастых, перекрикивая музыку, доказывает соседям, что чем светлее у него башка, тем экзотианистей вид...
  Моей бы он испугался, наверное, если бы обернулся ненароком. Это у него - обесцвеченная, а у меня натуральная. Однако блондином быть мало, чтобы походить на наших соседей по Галактике. Экзоты бывают и брюнетами, и рыжими. Другое дело, что и черты лица у них в нюансах иные, и кости тоньше. Нашим, мосластым, так не похудеть. Хоть месяц сиди на одном спайке, что они, видимо, и делают.
  Какая всё-таки разница в нравах в центре Империи и на её окраинах! Экзотианские дивы, экзотианская музыка... Пацаны страдают, что патлы у них недостаточно светлые, а морды просят не того кирпича...
  Вот моя шевелюра в своё время так возбуждала нелояльных к Содружеству однокурсников, что до сих пор хочется эти воспоминания запивать. Не знаю, что находили во мне экзотского наши 'академики': острижены мы все были по самое не хочу. Но что-то их цепляло. И, боюсь, не цвет волос. Я был чужаком в элитной группе парней - пилотов Хэд знает, в каком поколении. Им было всё равно, к чему придираться, лишь бы объяснить себе мои успехи. 'Экзоту и мутанту' проигрывать легче, чем пацану с фермы.
  Я глотнул, но солёная дрянь кончилось. Пришлось коснуться залапанного терминала и с облегчением вспомнить про 'плёнку' домагнитки, которая не только жрёт батарею браслета, но и пальцы от грязи защищает.
  Понятно, что я не стал включать 'красных' программ, типа 'Сплетника' или инфоботов с привычным для нижняков: 'Па-ацан, чё тебе сейчас расскажу!', где новости разжёваны так, что поймет даже жертва принудительной лоботомии. Мне не нужна была социальная оценка. Только факты. Потому я вошёл в обезличенный 'робот' 'Городских новостей', и выбрал средний образовательный уровень.
  Судя по количеству заголовков, жизнь на Ивэри бурлила. Шахтёры бастовали, аварии на городских щитах устраивали горожанам регулярные демонстрации хрупкости отдельно взятого гуманоида, пираты тоже особо не тихарились, а может, это спонсируемый Штабом Армады администрат Крата не давал заскучать полиции, вбрасывая в сеть смутные истории о нападениях на горняков.
  Слушая заметку о дележе месторождений стронция ведомственными дрэбами, я заметил, как софон 'ушёл' - толкнув меня, запнувшись и едва не обрушившись плашмя на танцпол... Провинция, квэста гатта. Ни украсть, ни покараулить.
  Шахтёры, щиты, афиша...
  Прыгая по разделам, я искал информацию об эрцоге двадцати с небольшим лет, последователе Веры и Памяти. Неужели шастает по имперскому Крату ледяной выродок, портя мне увольнительную? Но из актуального были лишь сообщения о траблах шахтёров с корпорацией реэкспорта, да стоны служб полиса про перегруженность городских щитов.
  Я даже выяснил между делом, что Ресурсно-экспортная натурализующая компания, она же РЭНКА, - это дочка SNB-компани, а ту крышует Армада. Получалось, шахтёров я помял правильно. Хотя бастовали они, тоже, скорее всего, правильно - РЭНКА явно не соблюдала сроки эксплуатации щитов 'Диомы-3'. Понятно, что дорого перетаскивать город с места на место, но ведь и риск...
  Однако не мне было решать, кто тут крайний. И вообще тема шахтёров как-то не грела. От софона я избавился, пора было напиться и в койку, но мне загорелось найти эрцога. А то вышло с этим левым звонком, как у хорошего тролля: 'сделал гадость и даже не знаю, кем подписался'. Между прочим, фразочка из репертуара самого Джо Фишнера, суперспамера в мире дэпов.
  Я спустился по новостной ленте вниз. Сплетни, слухи... Может, кто-то недавно издох, и на парня рухнул титул?
  
  '...национальной трагедией для земель Содружества стала смерть преподобного Эризиамо Риаэтэри Анемоосто Пасадапори. Наследник - двадцатилетний Агжелин Энек Анемоосто инкогнито отбыл в паломничество по местам молодости дяди...'
  
  О! А вот этот бы подошёл...
  Почему - дяди? Хотя, верно: экзотские уроды наследуют не отцу, а дяде...
  Паломничество - это путешествие? Типа: не поедешь на экскурсию - не получишь денег?
  
  '...но даже, если наследование будет узаконено необходимыми ритуалами, оно не решает проблем, которые возникли в мирах экзотианского подчинения в связи со смертью человека, являвшегося не только эрцогом дома Паска, но и эрцприором всех существующих домов. К сожалению, приорат не признаёт преемников и выборности, а сан эрцприора не может быть наследован иначе, как по праву способного воспринять уникальные духовные знания, что вообще не гарантирует избрания эрцприора в обозримом будущем. Таким образом, Экзотика лишилась некого связующего духовного столпа. Мир Великих домов закачался на тонкой нити преемственности, грозящей вот-вот прерваться и обрушить его в пучину отсутствия смыслов. Что по традиции Дома Паска выбивает саму основу существования установленного миропорядка. Однако, система духовных смыслов экстензии Мироздания настолько сложна в доктринах дома, что эксперты не решаются предсказать, чем закончится паломничество молодого эрцога, независимо оттого, состоится ли оно хотя бы в формальном плане. Дело в том, что Агжелин Энек Анемоосто должен будет посетить территорию, официально находящуюся под имперским протекторатом, что не исключает некоторых дипломатических трений...'
  
  У меня заныло в висках. Как заморочено-то всё у экзотов. Приоры, столбы духовные, дипломаты недорезанные... Что бы я в этом понимал?
  Пришлось скомкать гордость, как салфетку, и поискать в заголовках для низшего интеллектуального класса.
  
  '...безвременно ушедший в возрасте двухсот тридцати шести стандартных лет эрцог и эрцприор дома Паска оставил наследнику сто семь планетных систем...'
  
  Ого! Зачем человеку сколько всякой хрени?
  Я пробежался глазами по экрану, пропуская часть сообщения. Текст заикал, не успевая за моим взглядом, но я не слушал, а спускался по ленте, пока не наткнулся на видео.
  Квеста Дадди амаи гатта...
  
   '...синийский камень с записью всех философских догматов дома Паска и высочайшей просьбой к наследнику рода, которую, как полагают родственники, он и отправился исполнять, - возобновила мурлыканье новостная лента. - Конечная цель визита - система звезды Кога-2. Предположительно молодой эрцог прибудет на Крат к концу светлого цикла Первого учётного месяца'.
  
  Я на автомате вцепился в нижнюю челюсть. (Дурная привычка теребить себя за подбородок осталась с детства). Отдёрнул руку, уставился в зеркальную полосу между панелями терминала: неужели я похож на этого ледяного урода?
  Нет, одно дело подначки сокурсников на тему 'экзотской морды' и совсем другое - проблемы в реале. И вообще, экзоты в массе мелкие! У меня одного роста... Разве что 'ледяные', как раз...
  Нет, ну смешно же! Какой из меня - аристократ?
  Головызов панели не работал, а видео складывалось на дешёвом экране расплывчатым и невнятным. Но и так было понятно, что молодой эрцог - парень рослый, блондинистый и волосатый, примерно, как я.
  Поискать терминал поновее? В пирамиде полно баров... Хотя...
  Гори он в бремени багряного зарева, этот эрцог! Это же по его милости я теперь не пилот-отпускник, а ходячий голотеатр?! Завтра новость о моей эрцогоподобной морде попадёт на ленты, и любопытные начнут таскаться следом стадами!
  Я встал.
  Надо тихо выпить пива и валить спать, пока меня и тут не разглядели.
  И пошёл он в... Нет, неинтересно ругаться на стандарте. Скучно. Хорошо хоть через двадцать часов на корт. Сутки - и я в доках на Депраде, где наш 'Аист' парится на тех.пробах. А ведь планировал побродить по грунту, травку понюхать, ребятам чего прикупить...
  Глаза сами нашарили экзотские голограммы. Владелец бара явно нарывался на штраф - танцпол украшали уже не полураздетые, а совершенно голые дивы. Хотя... я жаловаться не побегу. И даже увёл бы такую к себе на этаж!
  Стриженная малявка перехватила мой взгляд, высунув мордочку из-за бокала, и медленно облизала губы. Коктейль крутился перед её лицом, пенился и мигал. Бокал пародировал город - прозрачный цилиндр в подстаканнике, напоминающем лотос из инея.
  Нет, милая. Не выпускают в Империи светящегося пойла. И девок нормальных на оранжевом уровне нет. А с малолетками я, красавица, вообще дел не имею, даже если они, наконец, в юбках!
  Я вытащил наушник и ввинтился в толпу у правой барной стойки. Хватит с меня 'оранжевых' развлечений. Ещё после Ориссы поклялся завязать.
  Воспоминания о борделях Ориссы развеяли последний флёр трёхдневной свободы. Отгул был испорчен. Я плюнул на учётные карты полисов: камеры в зале явно висели в стопауте, да и в браслете звенела тишина. Может, этот бар и не на контроле, или как-то обходит городскую отчётность? И можно рискнуть заказать что-нибудь выше двенадцати градусов, которые регламентированы у меня личным кодом, как у лэр-пилота Армады.
  
  И вот тут возник узкий момент. Корске ещё на Ориссе научил меня пальцовке при заказе 'чего-то особенного', но пальцевать-то надо было параллельно словам, а прайса я не посмотрел. Пришлось щёлкнуть пальцами и спросить самый распространенный в этой части Галактики скотч.
  Бармен от шока даже летающую держалку всучил мне отдельно от стакана. Ну и шарик со спайком к ней прилепил на всякий случай, типа 'если что, то он меня не так понял'.
  Озираясь в поисках свободной ниши, я отчетливо расслышал:
  - Мне тот же комплект, что и дылде с небес!
  - Не жми, Сандерс, там слёзы были!
  - Жадуешь, торговая морда? Что у тебя внизу, а? А ну, покажи!
  Сзади что-то сочно шмякнуло об твёрдое. Я обернулся: бармену сильно повезло, что его стойка была затянута гермосеткой, а то схватили бы за шкиряк!
  Я фыркнул, оступился и почти вшагнул в стайку праллов, парящих над фанатами танцовщиц. Бокалы прыснули в стороны, расплёскивая содержимое на разноцветные юные головы.
  - Хэд! - вырвалось на автомате.
  Фаны начали соскребаться с танцпола, прикидывая: что за странное извинение а ля боевой клич?
  Нравы у нижняков простые. Но парни вставали и обнаруживали, что рядом со мной не вышли ростом. Их начинали одолевать сомнения, а мне пора было валить. Не хватало только устроить драку в таком бездарном месте!
  Сдерживая смех, я на ходу проглотил скотч, отцепил от пралла подарочек и, послав блестяшку со стаканом бармену, юркнул в дверь, пока местные не скооперировались.
  Дом Паска - это дом Аметиста, по-нашему? Наверное, стрёмно быть эрцогом в двадцать лет! Стрёмно и занудно! Или это я завидую?
  
  В номере я, не раздеваясь и не включая свет, рухнул на кровать, расшил тесный китель и... таки расслабился. Устал я от этой нелепой суеты. А сон - даже на дежурствах святое. Да и по некоторому размышлению ситуация показалась мне нелепой, но совсем не опасной. Ну, эрцог. Ну - с визитом. И что? Главное держаться от его 'фанов' подальше!
  Уже отключаясь, я сообразил, что небо без солнца и образ жизни местных - загару не способствуют. Торчать в соляриях - дело элиты. Странно, что меня ещё в трилёте за цвет кожи нижняки не придушили.
  Уснул, улыбаясь до ушей.
  А вот как проснулся - не помню.
  Где-то между сном и бегом по стене, обнаружил, что вскочил, и даже вытащил 'таблетку' биошокера из внутреннего карманчика на правом бедре (дельного оружия, к сожалению, в увольнении не положено, но шокер - часть формы).
  Причина побудки не заставила себя дожидаться: кто-то со всей дури врезал импульсом в дверную мембрану.
  Ну, вот это, если ты не знал, и есть реакция 'три балла'. Я сам не понял: вскочил до стука, чуть после него или вместе с ним. Не понял, чем мне не понравился стук. Но уже сжимал активированное от браслета оружие.
  Мембрана двери тряслась как припадочная: так не предлагают приобрести чужое, так требуют отдать твоё. Причём, вместе со шкурой!
  Бандосы или полисы? Да что за Хэдова Бездна с этим Кратом!
  Спрятаться было решительно негде. Под кровать я бы не втиснулся, там не было и ладони зазора. Окно? Со сто пятого этажа?
  Время дёрнулось вдруг и... застыло. В мембрану ударили. Она устояла, но начала расходиться от точки сращивания в центре, и я, оттолкнувшись от стены, взлетел в нишу над входной дверью. Слава провинции, здесь всё ещё строили номера по принципу 'квадрат ванной в квадрате номера'!
  Уцепиться было не за что, только в распор. В три погибели, но я уместился под потолком. И только тогда мембрана двери не спеша свернулась, пропуская разрастающийся овал света в темноту моей спальни.
  Не стреляли. Сначала вошёл с фонарём один в светопоглощающем защитном костюме, весь как чёрная клякса, следом - четверо полисов.
  Мгновения зависали и плавились так, что я их почти видел. Видел, как медленно, словно бы воздух стал вдруг водой, летит в окно мой, взведённый на самоуничтожение шокер, как оборачивается идиот в плаще, понимая, что глупые полисы не заблокировали своими тушками входную дверь, а растеклись по номеру...
  Я уже выскочил в коридор и нёсся к лифту, а сам всё смотрел, смотрел...
  Сердце билось, обгоняя пульсометр на браслете. Я жил, словно бы разорвавшись пополам: один 'я' бежал, а второй - смотрел.
  Теперь было понятно, КТО отслеживал софон: пришельцы явно не ожидали встретить меня в номере. Но уверенности, что это полиция города, у меня не было. Уж больно дорогая штука - светопоглощающий костюм-невидимка. Тут ищи спецов, вплоть до Гендепа или военной разведки! Хэдова бездна! Да ведь эрцог - это вообще не тема для городской полиции!
  Прямая коридора закончилась в четыре прыжка. Угол, ещё один. Отвыкнув на корабле от углов, я едва не влетел в стену. Пока хватал воздух, сообразил, что в лифт - нельзя, это первое, что заблокируют. Но рядом мусорный лифт. Он движется в сорок раз быстрее обычного, а мусор прессует в мешки вакуумный насос.
  Сколько секунд я проведу в мешке? На выдохе могу не дышать пару минут. Хватит или нет до техплощадки следующего яруса этажей? Если вскрыть мешок раньше заказанного конца маршрута, лифт может аварийно остановиться. Тогда мне конец: лифт заблокируется, техники извлекут готовенького...
  
  Пока ждал мусорный лифт, успел запросить карту города и вызвать таксом на техплощадку. Если таксом успеет меня подхватить, то контрольную панель я перепрошью легко. Это по пунктам позиций бежать и отстреливаться у меня сплошные прочерки, а летать - умею. И Хэд меня кто поймает!
  Наконец, в стене открылся зев мусоровоза. Я сделал выдох, зажмурился: привет вакуум! И тут же взлетел, малость приплюснутый, на техническую часть лифтовой площадки. Даже до сорока не успел досчитать. Проколол мусорный мешок браслетом: какой сладкий здесь всё-таки воздух! Хотя давление в мешке - ерунда, не сравнишь с тренировками на тему разгерметизации корабельного отсека.
  Тычок выгребалки в спину был почти не унизителен. Я осмотрелся: за спиной ступеньками уходили вверх этажи 'моей' пирамиды, напротив, через провал в пару сотен метров, маячила такая же заросшая зеленью громада соседней многоэтажки.
  Сердце мялось в горле. Ну?
  Но ничего не происходило. Не бежали по карнизу спецы, не перекрывали вечно голубое небо полицейские катера...
  Я поёжился от холодного ветра и срастил китель. На этот раз швы сошлись легче, видимо вакуум произвёл мне утруску внутренних органов.
  Где погоня-то?
  Экзамен по программе 'Коммуникации и война в городе' я сдавал меньше года назад, и помнил, что в моем случае полисы обязаны были отключить грузовые и пассажирские лифты. Отключить их можно в подвале. Допустим, дали сигнал тем, кто внизу. Но потом-то им надо было за мной подняться! Может, стоят сейчас и мусорный лифт нюхают?
  Из-за ступени небоскреба вынырнул таксом - прозрачное яйцо в красном обруче магнитной турбины. Рывок - и я погрузился в желе сидения.
  - В порт, - в горле булькнуло.
  Таксишка рванулась вверх. Пусть у неё всего одно кольцо турбины, и кольцо это красное, но тащит оно куда меньший объём и вес, чем трилёт. Не успел я перебрать привычный набор нецензурных слов, озираясь, в поисках погони, а мой транспорт уже снижался к горловине туннеля, ведущего из города.
  Тут бы самое место меня перехватить...
  Но шуба городского льда осталась позади, и пульс мой постепенно успокоился.
  Выскочил, не заблокировали... Идиоты? Или это не спецы, а бандиты, мечтающие ограбить бродячего эрцога? А светопоглощающий костюм?! Но что за ташипы работают так топорно и неуклюже? Или там сошлись разные спецслужбы и по традиции, ставят друг другу палки в колёса?
  
  Итак, выяснить, кто на меня охотится, я не мог. Но видел, что убивать 'эрцога' не спешат, и гоняться смысла не видят.
  А ведь и верно, зачем рисковать, открывая стрельбу в городе? Куда я денусь? В порту и возьмут без лишнего шума. Прямо на контроле, по одному описанию.
  Но тогда меня ловят городские службы или Гендеп, не к старту будет помянут. От Гендепа проще не зарекаться, эти всё равно достанут, если зачешется. Остаются местные силовые структуры. От них я защищён статусом. Я лэр-пилот Армады. Трудно даже представить, какого уровня будет скандал, если меня задержат дольше, чем на стандартные двое суток.
  Но ведь и лишнего времени у меня нет. Задержат, а корт уйдёт. Я не смогу догнать 'Аист' в доках, мне вставят в зад 'дисциплинарное' и на полгода лишат увольнений.
  Что же делать?
  Допустим, остаток ночи промотаюсь над Кратом, мне не привыкать. А утром... Утром космопорт оцепят уже капитально. Не годится. Если проскочу, то сейчас.
  Но и сидеть в порту и ждать, пока прилетит корабль, опасно.
  Стоп!
  Корт, на который у меня зарезервирован билет, прежде чем подойти к Крату, делает остановку на орбите соседнего спутника Сцелуса - Меды.
  Он выйдет там из зоны Метью через... двенадцать часов. От Крата до Меды примерно два часа лёту на внутрисистемном рейсовом. Я лечу на Меду, жду свой корт, доплачиваю и сажусь на него. Корт идет к Крату. Висит на орбите. Я отсиживаюсь на корабле и на грунт не спускаюсь. Таким образом, даже в списках вылетающих с Крата меня не будет. А корт... Да кто пустит на корт чужих спецов? Там своя служба безопасности, и официально администрату Крата она не подчиняется.
  Риск, конечно, в таком плане имелся, но другого я придумать не смог. Да и надо ли было? Вдруг Гендеп или контра просто шпионят за 'ледяным', а я начну выплясывать, словно металл кипит под ногами? То-то смешно будет, если следом за мной на 'Аист' придёт какая-нибудь дисциплинарная сопроводиловка. Мол, вёл себя ваш младший лэр-сержант на грунте, как нетрезвая ящерица, обидел действием городскую полицию и сломал мусорный лифт.
  Что б он в бездну свалился, эрцог этот недоделанный! Что он вообще забыл в имперском секторе? Мало ли что кому принадлежало в самом сердце Протектората до Хаттской войны! Если такой высокодуховный, спросил бы сначала у духа своего дяди, что тот делал, молодой и неиспорченный, в рассаднике хаттской заразы? У Хэда при Алтаре служил?
  Живыми после войны с Коги выбрались работорговцы да 'служители Бога на Земле', кого на мясо пустить не успели! А теперь - это территория Империи. Внешний круг Кога-2 - пограничье, фронтир с очагами сопротивления и хаттскими недобитками. Ну и 'мекающей скотиной', которую Империя безуспешно пытается переделать из рабов в людей. Отвыкшие за четыреста лет даже думать самостоятельно, 'потомственные жертвы' хаттов сопротивляются окультуриванию то с помощью наркоты, то призывают в защитники экзотов. Недаром самая элита Армады висит, обычно, на южных границах пятью флотами по Внешнему Кольцу.
  Этот кандидат в эрцоги, видимо, так крышей двинулся, что захотел двинуть тапки. У нас даже в дэпах пишут, что Кога-2 - территория закрытая. И по этому контуру непрерывно работают Армада и спецон. Потому что Кога-1 выплевывает в Космос подчас такое, что и под спайком не померещится. Не как экзотианский (теперь уже) Эллай, тот гадит много и регулярно, зато Кога-1 - редко, но метко! И уж тем более эрцогу - с его разведкой! - положено знать про оборонную промышленность на спутниках Сцелуса, 'данников и нишогов' Армады и далее по закрытому списку.
  Завещание у него, понимаешь! С другой стороны - больно крупный скандал намечается, если парень действительно наследник, а его тут у нас... помнут.
  Я посмотрел сквозь химоплен капсулы таксома в исколотое звёздами небо. С системой звезды Кога не всё ладно было ещё до войны с хаттами. Вроде и не Земли Первоколонистов, но, листая путеводитель, я не нашёл даже намёка на дату заселения. Места были древними, тревожными. Я-то зачем сюда попёрся, вот вопрос?
  Дьюп, конечно, не разубеждал, когда понял, куда я собрался, не в его это привычках. Но глаза у него сразу потеряли блеск, словно Тьмою в лицо плеснуло. И началось: 'плёнку' не отключать, 'медика' с браслета не выводить...
  Вот ведь Хэдов путеводитель для туристов! Узнаю, кто его капралу нашему подсунул - ноги повыдёргиваю. Не Крат, а бриллиант экстремального отдыха!
  
  Космопорт был похож на пончик с зелёной начинкой сада внутри. Он лежал на огромном блюде гладкого посадочного поля. Вакуум над ним обеспечивала магнитная труба на всю высоту разреженной атмосферы Крата, и "блюдо" обросло по контуру исполинским валиком из водяных паров, пыли, шлаков и отходов ракетного топлива.
  Обычно шаттлы не сажают на грунт из-за такой вот грязи, ну и, понятное дело, атмосферы с магнитным полем. На обитаемых планетах есть космо-мосты с мачтами сквозь всю атмосферу и лифтами. Но на планетоидах обеспечить прямую посадку шаттла стандарты позволяют. Если смотреть сверху - даже красиво - ровная окружность отмечена тёмной каёмочкой. А на деле - это торосы грязного ядовитого льда, который чистильщики режут время от времени, пуская в переработку.
  Вот на этой тарелочке с каёмочкой спецы меня и получат, если я сейчас налажаю. И ошибаться мне нельзя. Я должен пройти в космопорт так, чтобы меня видели люди, камеры, и одновременно не видел никто! А рожа у меня, благодаря этому чумному эрцогу - приметнее не бывает.
  Я осмотрелся. Космопорт сам себе мини-город. Тор этажей в шестнадцать. Обслуга живёт здесь сменами, как на станции, так что ни с магазинами, ни с кафешками проблем нет. Можно бы купить что-то для маскировки, но что?
  Дабы активировать мыслительный процесс, я направился в уютный зелёный дворик во внутренней части 'бублика', там по кольцу - магазины и ресторанчики вне контрольно-посадочной зоны. Выбрал забегаловку с приятным названием 'Лето', уселся на балконе, заказал допверы - это вроде бифштекса, прожаренного только изнутри, снаружи - с кровью. Кровь шумела и у меня в висках. От собственной наглости. Ловят же - а я брожу тут весь такой красивый...
  Но сонные посетители меня почти не замечали. Время было по здешним меркам позднее. Их укачивало даже от заразительного хита Фтора Синвы, звучавшего из инфопанели над одним из ресторанов 'зеленого колодца'. Этот 'шедевр' успел навязнуть у меня в ушах ещё при посадке.
  
  Ночь гасит город, зажигает огни.
  Ты кружишь по бару, словно мы здесь одни.
  Плеч перекат, сладкой формы игра...
  Каким сумасшедшим ты обнажена?
   Полный текст песни
   Другой перевод песни
  
  Певец тряс белёсой шевелюрой, кривил в 'игре страстей' лицо, скрытое неоадестической маской - то есть заштукатуренное белым в синих завитушках. Причём левая часть лица была размалёвана почти вся, а на правой - завитушки были на лбу и вокруг глаза, да полоса грима делила непристойно небритый подбородок. А вот танцовщица мне понравилась. Её звали Мелани Дри. Светленькая, пластичная. И слишком обнажённая для Империи. Об этом мне сообщил бегунок, прущий вторым слоем из-под голограммы клипа.
  Клип был - один сплошной скандал, радостно сообщал бегунок. Песня посвящалась диве, а дивы не танцуют голыми. Тем более для посторонних. Да и неоадестическая маска - на Синве..? Такие носят даже не лэры - Бессмертные. За неудачную шутку над ними не только штраф поймаешь в объемах свободного Космоса, но и голову могут оторвать. Однако Синва вывернулся, изобразив пародию маски на пол-лица...
  
  - ...наш Фтор нашел выход, рискнув всем, включая свободу! Он надел неоадестическую маску на своем концерте в Миабе! Чтобы обратиться напрямую к Совету Бессмертных и попросить у них... Не за себя! За "воплощение красоты на земле"!
  
  Прорвался из-под клипа кусок интервью. Видимо, я слишком сосредоточил внимание на бегущем под голограммой тексте.
  
  - Мелани снова с нами, этисты и ханжи посрамлены! - надрывалась вёрткая молоденькая журналистика. - Узнаем же непосредственно у эйсери Фтора, что будет дальше? Эйсери Фтор, ваших поклонников интересует, не смущает ли вас сумма персонального штрафа за безвкусицу неоадестической маски в прямом эфире Астро-нета?
  
  Синва в статике оказался качком. Высокий, мощный, волосатый. Его бы на ринг, если бы не смешно разрисованная мордашка.
  
  - Моё лицо так дорого Ей Одной, что я прячу его под маской! Она ревнива! 'Зачем мне такая?' Это вы спрашиваете, рыженькая леди? О! Я люблю горячее! Лучше разок напиться жизни, чем вовсе не быть! Да-а!!!
  (Фрагмент интервью Фтора Синвы)
  
  Визг фанаток ударил по ушам. Я побоялся, что Синва перебудит дремавших в кафе пассажиров и перевёл взгляд на верхнюю часть голо, вызывая первым слоем клип.
  
  Да, детка, да! - как по команде взвыл Синва.
  Он старался не для меня. Объяснял своей шестнадцатой, как уверяли дэпы, подружке, невозможность платонической любви.
  
  Если б я мог быть в тебе,
  Не как тень небес на земле,
  Не стаканом льда на жаре,
  Не мгновеньем в квартальном нигде -
  Не стоял бы!
  Я б делал!
  
  Делал бы он, ага. Устроить скандал из-за девчонки - это он может. Инфопанель уверяла, что танцовщицу из клипа понизили в ранге за устроенную "ради искусства" обнажёнку, и Синва нарисовал маску, чтобы чего-то там доказать этистам. В шоу-мире шла извечная борьба бобра с ослом. А вот девочку эту, Мелани, было жалко. Танцевала она, по-настоящему здорово, хоть и слегка по-экзотски. Ей бы другого напарника...
  
  Если б я мог быть в тебе,
  Не как тень небес на земле...
  
  Синва, что б его дакхи съело, ещё и вырядился в форменный комбинезон космо пилота. Талант, макрья мриа: лицом парадирует Бессмертных, задницей - лэров.
  А красавчик какой - крашеный блондин... Хотя... поклонницам, судя по визгу, нравится.
  Я смотрел в синюю морду Синвы на инфопанели над площадью, жевал допвер и до меня медленно доходило, что кроме голоса от знаменитости ничего знакомого и не осталось. С такой синей мордой можно...
  
  Я свалил бы! Ты слышишь?!
  Ушел в Пустоту!
  Не искал бы в другой
  Другую мечту.
  Не стоял, не пылал, нет, -
  Я б сделал!!
  
  Ну и я сделал. Давясь, заглотил последний кусок довпера и понёсся в уборную. Там же имелся и терминал сетевого магазина с краской, косметикой и аксессуарами. А больше для задуманного мне ничего и не было нужно.
  В туалетной комнате я убрал волосы под купленный берет, раскрасился на манер 'звездуха': пол лица синим, остальное белое в синих завитушках...
  'Хочешь стать незаметным - обрати не себя внимание'.
  Да меня б и капрал не узнал! Разве что Дьюп, который и учил маскироваться так, чтобы отворачивались.
  Биометрия, говоришь? Те, кто служит в Армаде - не подчиняются правилам Администратов. Вот что указано у меня в визитной карте, то мне и запишут. И вообще, лэры, как 'тень Небес на земле', и не обязаны предъявлять всё, что хочется полиции. Даже справку о состоянии психики, если в увольнительной изображают клоунов. Меня могли бы задержать 'до выяснения', заметив похожее лицо в картах розыска. Но ты бы видел, на кого я в тот момент был похож... Да ты и видел - Фтор Синва разве что из унитазов в уборной ещё не голосит.
  Когда садился на рейсовый до Меды, у посадочных терминалов уже заметно было какое-то странное движение. Ну и молодцы: проверять в первую очередь начали вылетающих из системы, а не болтающихся внутри нее.
  
  Я был почти доволен, когда в пузыре космопорта Меды в очередной уборной вернул себе привычный вид, смыв боевую раскраску. Всё-таки штрафа бы мне на троих хватило, если бы на контроле усомнились, что я имею право расхаживать в таком виде. Вопрос Бессмертных - слишком тонкий... Но, опять же, кто бы набрался наглости поинтересоваться, что я за фрукт?
  До корта оставалось два часа.
  Думал, тяжело будет томиться на планетоиде. Сколько-то адреналина я хватанул, могло наступить отупление. Но, похоже, организм не поверил, что всё уже закончилось. И я бодро отправился изучать космопорт, зеркаля возможную слежку. Не стоит считать противника полным идиотом, пока он сам в этом не расписался. Кровью.
  Под куполом космопорта Меды удобств оказалось по максимуму. Словно из постколониальной эпохи я попал вдруг в постхаттскую: подстраивающееся освещение, эргономичные кресла, колонны доступа в астронет, подвижная панорама купола, инструктор-сопровождение через браслет: не успеешь затупить, а перед тобой уже голоуказатель.
  Но техника высокого класса сотрудничества была для меня делом привычным, а вот пейзажа, подобного здешнему, видеть ещё не приходилось.
  В отличие от Крата, дельта Сцелуса (Меда) - вулканически активное тело с ядовитой атмосферой. Десяток химических заводов, четыре станции научников и двенадцать шахт, добывающих редкие элементы - всё это можно было посмотреть на макете или вывести голокартой с информационной колонны. А можно было ходить по гигантскому залу ожидания, что я и делал, и рассматривать вулканы и гейзеры прямо из-за четырёхметровых постпластовых стен.
  Базальтовое плато, на котором стоял космопорт, надзирало за обширной вулканической долиной. Внизу весело курились зеленоватые фумарольные дымы, алым и чёрным били в небо гейзеры. Меда оказалась горяченьким местечком, не зря экзоты считают её воплощением стихии огня.
  В моем ухе гордо вещал гид: 'Наш космопорт является станцией, зафиксированной в сейсмоустойчивой зоне, и при малейшей угрозе она немедленно поднимется на орбиту'.
  Если верить гиду, только за последние полгода взлетать пришлось восемь раз.
  Я смотрел сквозь толстенные стены и думал: как надо было угробить внутренний круг планет звезды Кога, чтобы радоваться такому вот 'жилью' на планетоидах? И ведь не улетают отсюда старожилы. Держит их что-то. Что?
  Болтаются на границах Искажённых земель. Без неба, без рек, без травы. В чём фишка? Что за магия в этих 'хаттских развалинах'? Хотят приобщиться к остаткам вражеских технологий? Контрабандой артефактов зарабатывают?
  Или им эрго не хватает переселиться из периферийной системы, зажатой землями экзотов? Отсюда можно недорого и с комфортом прыгнуть один раз в шестнадцать лет. В остальное время Кога весьма неудобна для транспортных перемещений.
  А может, Империи не выгодно эвакуировать отсюда остатки населения? Тут ведь Хэд знает, что творится до сих пор на основных планетах. На тех, поближе к звезде, что раньше были обитаемыми. Меньше летают туда-сюда - меньше слухов?
  Просочиться бы на Когу-1, вот это был бы отгул! Адреналина бы хватило как раз до первого выжившего хатта или домагнитной воронки. Она, конечно, не совсем воронка, но как раз и будет - шёл, шёл ... и проворонил!
  Я представил, как десантируюсь в тяжелой броне с нормальной домагниткой, которую и атмосфере не спалить, на какую-нибудь аномальную зону Кога-1 и ощутил, что не против дальнейших мурашек под кожей. Всё-таки я был тренирован на длительные и сложные нагрузки, а приключение моё, кратское, кажется, исчерпало себя. И это вдруг перестало мне нравиться.
  
  Два часа на Меде сгорели, как болид в атмосфере. Я не успел сделать полный круг по космопорту, а уже объявили посадку челнока.
  Пассажиров оказалось немного - трое ученых да небольшое стадо работяг с повышенным градусом интеллекта на бледных лицах. Они смотрели на меня спокойно и равнодушно, видимо пресса бурлила исключительно на Крате, куда планировал прибыть начинающий эрцог.
  Подъём в челноке - и я оказался в посадочном зале корта. Здесь меня тоже ждал фильтр: проверка, служба охраны. Но власти Крата на корабле не указ. Не успел я сделать лицо поумнее, как получил магнитный ключ от каюты и возможность валить на все шесть направлений.
  Корт - сфера. Пространственный реактор даёт ему возможность перемещаться через зоны Метью, и внешний вид и внутреннее устройство корабля подчинены этому способу передвижения. Жилые отсеки здесь сродни этажам, двигаться можно, как и в пирамидах Крата: во все четыре стороны, плюс, вверх или вниз.
  Ты учил, наверное, что минимальный сферический радиус космического корабля равен 0,342 основной единицы? Это около восьмисот метров. Может, корпорации и рады были бы изменить размеры, добавить или убавить, но зона Метью капризна. Чуть отойдешь от расчётных показателей - на выходе получишь фарш.
  Первый такой 'фарш', если верить преподавателю Академии, где меня учили, был молекулярно нестабилен, а в точке назначения взрывался. 'Отличное' было оружие у предков! Потому размеры корабля и его форма определены строго. И 0,342 о.е. - самый минимум. Усечённая спираль Проката, 22 витка.
  У боевых кораблей, вроде нашего 'Аиста', в спирали Проката 108 витков, а корт - мелочь. Но и при 22 витках есть место для 54 условных 'этажей'. В основном грузовых, но тут уж как капитан решит.
  Департамент транспорта поощряет перевозку пассажиров и засчитывает кораблям льготы. Но грузы тягать всё равно выгоднее, и корт, что забрал меня с Меды, имел всего пять пассажирских уровней-этажей на все категории граждан. Нижняков возить кортами никто не будет, у корпораций есть для них транспортники на подрядах, а вот прочим категориям населения пришлось ужаться. В результате моя 'жёлтая' каюта была выполнена в стандарте едва ли не 'небесного' уровня: от 'пенной' перелевой кровати до душевой с травяными и масляными смесями.
  Помыться очень даже стоило.
  Я снял китель, расшил 'нижник' формы и размотал свой самодельный 'бронежилет', сбросив его в авточистку в ванной. Левой рукой бросил, правой - ткнул наугад в панель с ароматами на яйце душевой кабины. Хотелось, наконец, расслабиться, а тело все ещё жило по 'боевому режиму', экономя время и самопроизвольно ускоряясь. Я почти не спал эти длинные Кратские сутки, не считая того мизера, что успел ухватить в гостинице.
  Амаи гата...
  Кабина попалась незнакомая и с настройками я намудрил. Тугие струи ударили со всех сторон, как по андройду в мойке, а потом еще и вспенились, активно массируя тело. Не успел я продышаться, как пришла новая напасть - в общий водяной хор вплелись 'голоса' благовоний, наполняя воздух флёром ароматического масла. Запах чуть кружил голову и неприятно бодрил. Даже кровь застучала в ушах, подчиняясь неожиданному выбросу гормонов. Что за Хэд?
  Включил подсветку на инфопанели...
  Говорил же мне Дьюп: не знаешь точно - читай надписи! Но я был почему-то уверен, что все программы кабины должны обладать расслабляющим действием, раз ее запихнули в корт! Счаз! Я ткнул в 'утреннюю бодрость' и надышался стимулятора!
  Пришлось отправить себя в постель в приказном порядке. Даже глаза закрыл, чтобы не искали пульт от голопроектора.
  Может, зря я сбежал с Крата?
  Но что я должен был сделать? Вступить в объяснения с теми отморозками, которые ко мне вломились? Это же сто из ста была не полиция!
  Эрцог, надо же... Где я - а где эрцог?
  Организм встрепенулся, выбросив новую партию гормонов. Хэд и все его порождения! Ну, какой тут сон?!
  
  Форма чистилась, а я мерил босыми ногами немаленькую сферу каюты, похожую на гнездо из стеклоподобных витражей и бархатистых валиков ткани. Корт всё висел у Меды. Его грузили редкоземельными металлами, и автогид сообщал, что погрузка займёт ещё три часа. А три часа загрузки теориями заговора мой череп не выдержал бы.
  Чумная мысль созрела, как ей и положено, внезапно. Когда чистка пискнула, что закончила работать с одеждой. Я влез в форму, накинул свой шикарный орисский плащик, который автоматика довела до искристого блеска, и отправился покорять аварийную лестницу. Раз уж я - 'эрцог', надо хотя бы посмотреть, что у них там за рестораны на самых верхних, закрытых для простых смертных, этажах. Хоть парням потом расскажу.
  На корте обстоятельства для такой прогулки сложились сейчас самые благоприятные. Милостью кэпа в пять оборотов Проката были втиснуты все социальные классы обитаемой Галактики, устройство корабля я знал отлично, а погрузочные работы плотно заняли экипаж.
  Надо было обладать редкой наглостью, чтобы с 'желтой' карточкой отправиться в элитную зону. На грунте штраф бы влепили с понижением в категории. Но я-то был не на грунте. А, учитывая, что мусорный лифт оказался не таким уж плохим средством передвижения, почему бы не проверить пожарные клюзы?
  Техника безопасности одинакова для всех кораблей, а наглость всегда будет двигателем прогресса, куда там реактору антивещества. Меня этот двигатель заставил преодолеть пятьсот метров спирального аварийного подъёма и довёл до площадки с разветвлением на коридоры к каютам экстра-класса и ресторану.
  Я шёл, глазел, где-то даже руками трогал. Картины на стенах в коридоре меня впечатлили: рисунки слоились, напоминая ожившую фантазию, хоть голоподсветкой там и не пахло. А вот ресторан оказался похож на библиотеку 'Аиста', она у нас с галереей, двухъярусная. Ну, навешали вокруг столиков шатры из баснословно дорогого сиримплена, и что?
  Сиримплен? Сверхстабильный материал, сохраняющий структуру при переходе через тень. Он неплох и в виде синеньких занавесок. А вот стены я бы здешние поковырял: на вид они были того же фиолетового цвета, что и наши, далтитовые. Неужели?
  А в целом... Ресторан как ресторан. Многоуровневый, с колоннами, балконами, скатами вместо лестниц. У входа в обеденный зал - диванчики, подушки с ручной вышивкой, и две витые колонны из дерева. Как их через тень протаскивают - ума не приложу. Тень? Так на космическом жаргоне называют зону Метью.
  Тут раздался протяжный высокий звук, и я понял, зачем у входа диванчики. Оказалось, что возвышение слева - площадка для музыкантов. Там сейчас настраивали инструменты флейтист и синхро-скрипачка. А на диванчиках можно было посидеть-послушать.
  Я облокотился на декоративные перила, притворяясь, что интересуюсь музыкой, а на деле - размышляя: повернуть обратно, или набраться наглости и узнать, чем тут кормят? Есть пока не хотелось, но когда ещё попаду в ресторан такого класса?
  А потом я случайно поднял глаза и увидел... ЕГО.
  
  Высокий парень стоял на пологом пандусе, ведущем на верхний ярус, почти отвернувшись и подпирая спиной колонну. Его волосы, собранные в длинный хвост, были того самого проклятого оттенка, что испоганил мне всю учебу: светлые, почти белые...
   Тринадцать метров разделили нас, как несуществующие стены городов Крата разделяли мир живых и пустоту, наполненную призраками. Я смотрел и не понимал, кто из нас существует реально - он или я?
  В Империи блондинов и без того немного, а такой светлый я был в Академии один. Однокурсники регулярно озвучивали: что, мол, дело тут нечисто, что маму мою каким-нибудь хитрым манером обрюхатили экзоты и т.п. и т.с. (и так поехало и не туда свернуло).
  Бесило меня это попервости больше, чем сейчас. Но и нормальный вариант в моём случае был только один: носить что имеешь - гордо. Можно было красить волосы, да корни выдают быстро. И, видит Бездна, корней я не крашу, но и экзотских корней во мне нет!
  Парень у колонны, словно услышав что-то, не спеша обернулся, рассеянно и высокомерно уронил на меня взгляд.
  Но мне уже не нужно было, чтобы он оборачивался. Ещё до того, как я увидел его зеленые глаза, жёсткую линию рта... Я уже знал, что это и есть молодой эрцог! Он оказался не такой смуглый, как я, но все-таки...
  Дрянь земная! Вот же дрянь!
  Тринадцать метров... Я не мог видеть его лицо в деталях: до тёмных крапинок у зрачков и золотистого пушка на скулах - но я видел! И спустя годы оно всё ещё стоит у меня перед глазами.
  
  В себя я пришёл за столиком, закутанным в кокон сиримпленовых тряпок, допивая второй бокал сине-зеленой жидкости, заботливо принесённой официантом.
  Жидкость и обжигала, и холодила рот. Липкий пот приклеил к спине форму, когда в голове возникло число нулей в счёте за незнакомый напиток, но потом я вспомнил, что на голубом уровне уже не платят. Если сумел попасть 'на Небеса', значит, твоя ценность для общества такова, что оно готово само оплачивать большую часть твоих расходов, лишь бы ты занимался делом, которым владеешь. Потому что ты - специалист как раз небесного класса.
  Хэд! Да как мне в голову пришло лезть в голубой сектор?! Здесь же спецы из тех, что в хаттской войне сумели переиграть живые машины! Люди, не признающие рамок, не считающие денег...
  Я расстегнул плащ: он опять мешал мне дышать.
  Официант возник, словно из тени, поменял пустой бокал на полный. Я едва не вздрогнул, уловив на периферии зрения движение драпировок.
  Квэста патэра! Эрцог и вправду летел на Крат! И он был один. По крайней мере, охраны я не заметил. Да и пользуются ли такие, как он, охраной? Эскорт? Может быть. Но идиот, достававший меня по софону, как раз и намекал, что эскорта у молодого эрцога нет.
  Я взглянул на браслет: два часа до конца погрузки. Потом сорок минут разгон плюс торможение, и корт ляжет на геостационарную орбиту Крата. Этот, похожий на меня парень, сойдёт на грунт и...
  Но ведь его не убьют, меня же не пытались убить?
  Или пытались?
  Эрцог - подданный другого государства, уникальный специалист. Даже если его всего лишь задержат, будет дипломатический скандал. А если убьют? Война?
  Что же делать-то?
  Я подавился коктейлем, закашлялся, выругался про себя на всех доступных наречиях, даже на ругском и примора. Академия Армады отлично натаскивает в плане языков, разве что несколько однобоко.
  У меня не было ни идей, ни желания ввязываться в эту историю. Я и так влип с этой проклятой увольнительной. Дьюп предупреждал меня, что Кога - именно то место, где не надо никуда соваться! Мне пора встать, кивнуть официанту и выйти!
  Наигранно 'бастующие' шахтёры, человек в светопоглощающем костюме, затесавшийся среди 'полисов'... Слишком странный и нелепый набор.
  А, может, это был спектакль, срежиссированный к прилёту нового эрцога дома Аметиста? Этот дом входит в список самых влиятельных в мирах Экзотики...
  И вообще, идиот-эрцог понимает, куда он прётся? Что за дебильный ритуал, тащиться в одиночку по задворкам чужой Империи, где убьют и не почешутся?! И спишут на пиратов, кланов которых на границах имперского Юга насчитывают до двухсот! А есть ещё бандосы, есть таггеры, с оборотами контрабанды в бюджет средней планеты. Есть...
  Вот же Хэд! Сейчас этот бандак смоется из ресторана, и я вообще его не найду!
  Пальцы смяли тонкую салфетку из натурального полотна. Салфетку мне тоже подсунул официант, продолжавший, как ни в чем не бывало, обновлять напитки. Теперь он взялся за меня основательней: на небольшой круглой столешнице помимо приборов появились лампадка с аромомаслом и настоящей свечой внутри, ведёрко со льдом и бутылкой, а так же подозрительная посудина, напоминающая супницу. Следующим движением официант поставил на стол бокал с изящно свёрнутой тряпичной салфеткой, которую кладут на колени.
  На Ориссе я бродил по ресторанам попроще, там салфетки были бумажные, но очень замысловато сложенные, вроде бутона лотоса с дыркой посередине. Мерзкая такая свёртка, напоминающая ледяной подстаканник 'Диомы-3'...
  - Можно мне бумажную салфетку?
  Официант вздрогнул. Заговори с ним колонна, он удивился бы меньше:
  - Минуточку, эйсери.
  Эйсери? Это кем он меня сейчас обозвал?
  Наверное, вид у меня сделался остервенелый. Парень кивнул, с каким-то преувеличенным уважением попятился и скрылся за занавеской. Испугался? А вдруг - жаловаться побежал? Может, тут не принято менять салфетки с ручной вышивкой на бумажный ширпотреб?
  Но официант быстро вернулся, и я ощутил, что, если где и достиг элитного уровня, так в идиотизме ситуации. Потому что парень действительно принес мне салфетку. Бумажную. С повторяющим вышивку рисунком. В вакуумной упаковке: видно, решил, что я боюсь бактерий или что-то вроде. Судя по погрустневшим глазам, он ждал приказа пересервировать стол, но я опять его удивил:
  - Не уходи пока с подносом. Или... дай-ка его сюда!
  На столе места не было, потому я зафиксировал на нужной высоте поднос и стал складывать на нём из салфетки лотос. Башку можно было сломать. Испортил три.
  Официант, обрадовавшись, что я не верминофоб, принес целый контейнер с бумажными салфетками. Наконец, что-то похожее получилось. Если эрцог действительно экзотианец с их гиперчувствительностью, эмпатией и прочими фишками, он поймёт, как я нервничал. Может, даже сумеет 'увидеть' негостеприимные картинки с Крата, которые я усиленно вспоминал.
  Оставалось вручить ему это странное послание. Я поставил бумажный 'лотос' на середину подноса и протянул официанту. Поднос был черным, салфетка - белой. Отдалённо, но это напоминало призрак 'Диомы-3'.
  - Отнеси гостю за соседним столиком...
  И тут я завис. За каким, к Хэду, соседним?
  Официант застыл в недоумении, и я выпалил, не надеясь уже на успех:
  - Такому, на меня похожему!
  Парень кивнул, и я выдохнул, откидываясь на подушки.
  Поймёт ли меня эрцог? План, только что казавшийся безупречным, рассыпался как стопка салфеток. Ну, передадут ему бумажную фигурку, а дальше что?
  Квэста гата!
  Да и что я ему скажу? Что думать надо, прежде чем тащиться Хэд знает, куда? Что интуиция у меня выла и стонала на этом хэдовом планетоиде? Что митингующие на Крате с гнильцой, а полисы с 'ушами' и 'костюмами-невидимками'?...
  
  Официант - профи, он возникал не прямо из-за спины, а чуть сбоку, чтобы я успевал отметить краем глаза движение драпировок. А эрцог рисковал жизнью, когда появился возле столика так же бесшумно, но сзади! Я же на взводе был, как пружина!
  Экзота спас белый салфеточный лотос в руках. Он задержал мой взгляд на четверть секунды. А потом я понял, кто передо мной.
  Я не готов был видеть эрцога так близко. Не ожидал раскованной позы и почти мальчишеского выражения лица. В конце концов, я вообще не нанимался дискутировать с психами, которые наши соседи по Галактике и всё остальное, но..!
  - Вы... переда... ли?
  Голос у эрцога был музыкальный, чувственный, но звучал неуверенно. Фигурка из салфетки растрепалась, я всё-таки очень небрежно её свернул.
   Встав с диванчика, я неловко задел крышку стола на плавающей магнитной опоре. Она, к счастью, увернулась, вместе с ведром для вина и супницей.
  - Спасибо, - забирая салфетку, я коснулся руки эрцога.
  Парень вздрогнул. Не внешне, но я ощутил словно бы слабый электрический разряд, проскочивший между нашими пальцами. При всём своём показном спокойствии, экзот был напряжён не меньше меня!
   Хэд! Да на нас же обоих пленка! Как я схватить-то сумел этот кусок бумаги?!
  Салфетка выскользнула из рук и плюхнулась на столик.
   Эрцог только стоял и смотрел, не менее растерянный, чем я.
   Пленка увязана на генокод... Я поднял глаза на парня: захотелось зажмуриться, так он был на меня похож.
  Чего он хочет? Экзот должен был ощутить, что лучше валить отсюда, как я - с Ориссы и Крата! Лотос - это же символ забвения? Забыть и валить!
  Я дотронулся до середины стола, вызывая официанта, и заказал крепкий гелевый ликёр. Хватит с меня элитной слабоалкогольной бурды!
  Эрцог терпеливо ждал. В глазах его застыло недоумение. Мы стояли друг против друга: белобрысые, похожие, как близнецы даже для пленочной автоматики, но всё-таки слишком разные. Нас разделяла пропасть социальных ограничений, воспитания, личного опыта. Мы родились в разных государственных системах, в конце концов. И отношения между ними были сейчас не самыми лучшими.
  Я дождался официанта, молча сел и отхлебнул принесённый напиток. Наконец-то ощущалось не меньше двадцати градусов. Только вкус был непривычный, но, пожалуй, приятный.
  Эрцог вдруг кивнул и сел напротив, благо кресла было два. Сгрёб салфеточную поделку... И улыбнулся.
   Нет, всё-таки он был красивее и утончённее меня на порядок. И рот у меня пошире, и разрез глаз попроще, и загар темнее, да и волосы слегка вьются. Но, если не приглядываться...
  
  - ...в общем, у вас примерно полчаса, чтобы решить, что делать, - закончил я монолог с описанием своей неудавшейся увольнительной на Ивэри-Крате.
  В пересказе мои приключения выглядели ещё более нелепо. Если бы не 'полиция', вломившаяся в номер, можно было подумать, что у меня слишком развитая фантазия.
  Эрцог слушал внимательно. Сначала удивленно, потом задумчиво.
  - А ведь мы даже не знакомы, - сказал он, поднимая на меня невозможно-зелёные глаза, прозрачные, искристые, совершенно нечеловеческого оттенка. - Надеюсь... вам будет удобно, если я представлюсь как Энек? Это второе имя.
  Эрцог сидел неподвижно, но его статичность была сродни спокойствию языка пламени. Я, словно бы, не успевал следить и выхватывал только застывшие позы, а вязь движений текла где-то за возможностями моего восприятия. Стоило мне на долю секунды перевести взгляд на драпировки, как он неуловимо менялся. И каждая новая фраза тоже изменяла его.
  Будь я чуть меньше пьян, меня испугали бы такие метаморфозы. Но я только фыркнул и сделал очередной глоток.
  Ну, ведь смешно же? Второе имя экзоты берегут для членов своего Дома. Получалось, что Энек возвёл безродного имперца в аристократы!
  Ответить на такое доверие мне было решительно нечем. У нас не в моде 'духовные имена' с 'градациями перерождений'. И вообще в Империи принято начинать знакомство с перечисления личных заслуг. Но материально-бытовые экзоты не ценят, а откуда бы у простого пилота какие-то достижения на чужеземных 'духовных поприщах'?
  Передо мной ведь сидел самый что ни на есть экзотистый экзот - эрцог Дома Аметиста. 'Лотос добрых намерений', так, кажется, называли эту дрянную фигурку на Ориссе, он крутил между пальцами то влево, то вправо как ... маятник! Словно пытался выбить меня в транс, чтоб его дакхи съело!
  Ну и где я наскрёбу положенный ЕМУ по статусу ранг собеседника? Хорошо, хоть крышей не еду.
  Нет, кое-что я зацепил и от экзотов. Куратор по боёвке уверял, что почти сделал из меня мастера Сорро. Это экзотианская техника 'DS', 'невидимки', гремучая смесь из маскировки, гипноза, учета местности и углов отражения света. Уж не знаю, куратор постарался или однокурсники, но рефлекс 'не выделяться' у меня срабатывает даже во сне среди подушек. Иначе, наверное, замели бы меня всё-таки во время побега из гостиницы или на космодроме.
  Но 'DS' звучит гордо только, если ты - экзот или спецоновец: диверсант, разведчик, ликвидатор. А имперский лэр, по убеждению Гендепа, о таком и мечтать не имеет права.
  Куратора мнение Генетического департамента не волновало - старика в Академии просто 'не замечали', как проблему. Хорошо, что и меня пока 'не замечают'. И не надо бы мне даже думать об этом в присутствии псионика. Я подумаю - эрцог считает. И разберут меня потом на детальки... В этом смысле парень напротив - был для меня прямой угрозой. Мне нужно было срочно дистанцироваться от него. Встать и валить!
  - Анджей, - прервал я затянувшуюся паузу, и осёкся.
  Анджеем меня дразнил Дьюп, да и то лишь в моменты наивысшего обалдения от моих поступков. Сам бы я этого имени и не вспомнил сейчас. Как и не стал бы ни с того, ни с сего думать о Сорро в ранге 'джин', мастер.
  Я попытался подняться, но в голове зашумело, и драпировки угрожающе провернулись вместе со столиком.
  Гений маскировки, чтоб меня дакхи съело! Не спал, не ел и напился!
  Энек понимающе улыбнулся и... 'потёк', растворяясь в кресле. Становясь словно бы ниже и тоньше. А губы дрогнули в такой знакомой полуулыбке, что мороз пробежал у меня по коже: так улыбалась мама.
  Хэд! У него вообще не было 'моей' внешности! Только волосы, рост, цвет глаз, ну, может быть, овал лица. Он всего лишь играл в меня: повторял мои жесты, манеры, мимику! Мама говорила, что я улыбаюсь так же, как она... Это не человек, это химера какая-то!
  Эрцог хлопнул ресницами, заметив моё оторопение. Лицо его потеряло живость, сделалось скучным и официальным:
  - Боюсь оскорбить... вас, предложив компенсировать неудобства, которым... вы из-за меня подверглись. Возможно, вы примете подарок?
  Он снял с указательного пальца одну из старинных насадок на фаланги. Не такую, как используют сейчас для голоуправления, а вроде перстня-сегмента от боевого навигационного ферроманипулятора. И положил передо мной на столик.
  Так небрежно выкладывают подростки фрагменты смертельно опасных артефактов, оставшихся со времён хаттской войны. И пока ты собираешь в комок мышцы, чтобы закрыть малолетнего идиота собственным телом, он скромно улыбается: как, мол, тебе моя игрушка?
  Игрушка эрцога использовалась сейчас в Империи только в случаях крайней необходимости, чаще всего - операторами систем планетарной обороны. Из десяти сегментов собирались 'перчатки' оператора, а пульт ему заменяла магнитная рамка с 'жидким железом'. И он, манипулируя магнитными и домагнитными потоками, буквально 'лепил' пространство вокруг планеты, создавая из него щиты и ловушки. Пространство искажалось, рвалось, падая в единую сумасшедшую пляску. Но война позволяла творить с ним и такое.
  Ничего себе игрушки носят на досуге экзоты...
  Я смотрел на кольцо. В приглушенном сиянии полусферы, парящей над нашим столиком, полусфера камня в 'перстне' матово чернела, пряча в глубине фиолетовые блики, словно 'перстень' тоже смотрел на меня одним глазом. Как Сцелус.
   Тончайшая работа и простота полировки. Не оружие, лишь намёк. Две потивоточные композиции из серебра и зажатый между ними камень. Стеклянно-мёртвый глаз убитого хуга. Но с живым сиреневым бликом ярости внутри!
  Тварь тоже была красива. Отец успел сбить её электробичом за мгновение до того, как она вцепилась мне в лицо. Мне было, кажется, лет пять. Это был мой первый, самый страшный гость с Небес. И я снова увидел его сейчас, словно наяву.
  Рассеиватель фотонов над нами неожиданно замигал. Кольцо заиграло бликами и перестало напоминать глаз... Но стало ещё хуже. Пляски теней и света вызывали теперь ужас и тошноту, а отвести взгляд я не мог.
  Из складок драпировки поползли кривящиеся тени. Мелькнувшее лицо официанта исказилось оскалом. Мне показалось на миг, что корабль покрывается трещинами и вот-вот развалится на куски, чтобы вакуум выпил воздух и заставил вскипеть кровь.
  Спас глоток коктейля. Он пошёл 'не в то горло', я закашлялся, и нарастающий ужас задрожал, посыпался так и не сложившейся мозаикой.
  И тут же в мозг ударил пронзительно-тихий звук скрипки. Музыканты всё-таки начали свой концерт.
  Неужели прошло так мало времени? Или я просто выпал из реальности и не слышал даже звуков, исходивших не от Энека?
  Глаза снова потянулись к кольцу...
  Зачем же я столько пил? Этот проклятый камень, словно живой, он... шевелится!
  Я вцепился в бокал, как в мостик над ирреальностью. Ещё глоток, второй... Горлу стало больно: я поморщился, сжал бокал так, что он хрустнул!
  И наваждение не выдержало.
  Сиреневая искра заметалась внутри камня и погасла. А перстень остался лежать на столе. Просто сегмент.
  Я отвернулся и покачал головой.
  Эрцог, казалось, не видел, что со мной творится. Он всё крутил бумажный лотос, лаская длинными пальцами.
  - И что теперь? - спросил я и поставил бокал. Почему-то целый: не треснул, и даже ничего не расплескалось.
  - Не знаю, - сказал Энек и по-домашнему откинулся в кресле. - К несчастью, условия завещания таковы, что я здесь один - без свиты и охраны. Ивэри - очень древнее место. Здесь лежат наши корни. Я должен был рискнуть, и я рискнул.
  Наши? Хаттские - это для него - 'наши'?!
  Эрцог опустил глаза, развернул мою поделку и в одно мгновение смастерил свою, идеально похожую на товарок с Ориссы. А потом сомкнул лепестки лотоса и принялся сосредоточенно разглядывать получившуюся пирамидку.
  Он смотрел на салфетку, а я - на мутанта этого экзотского.
  Я не хотел ему помогать. Эрцог - чужак и аристократ. С Содружеством у нас последнее время тёрки. Да и устал я уже быть крутым. Когда говорю, что убивал и имел женщин, я немного...
  На Ориссе меня 'развлекали' две очень милые 'дивы'. Сама любезность. Даже не понял, которая из них сунула мне в руку бокал со смертельной дозой 'синего льда'. Если бы не Дьюп - был бы я сейчас украшением чьей-нибудь коллекции экзотических чучел.
  Что я сделал тогда не так? Бордель был элитный, похожий на имперские 'Дома свиданий'. Только за вход предложили заплатить. Мол, окраины Содружества, подайте на бедность и всё такое. Я не возражал поначалу. Но ведь и девушки были мне не рады! Вроде бы и смеялись, а по глазам - так тихо ненавидели...
   В общем... Последнее время - это женщины меня имели. По моей же глупости. Нашёл, ташип, див в Вольных Бри'Адах... Надо бы завязывать с развлечениями на Юге: убивать тут можно, а отдыхать - нет.
  Я устал. Хотелось поспать и вернуться на 'Аист', к Дьюпу, чтобы рассказать хоть кому-то понимающему всю эту хэдову историю. Это я мог только ему. Я же не виноват, что после Академии меня сразу заткнули в действующую армию! Да, если бы не Дьюп, добрые сослуживцы до сих пор устраивали бы мне боевые крещения, переходящие в издевательства!
  Тонкий палец Энека скользнул по ребру пирамидки, и внутри у меня что-то дёрнулось.
  Если бы этой ночью все было не так. Если бы я, как в плохом головидео, сиганул со сто пятого этажа, перебил полсотни полисов...
  Палец перетёк на соседнюю грань. Я следил за ним, как замороченный.
  Пилот Армады с лицом высокородного экзота... Нет, так не бывает. Отец так и не поверил до конца. Мало ли, что там крутит Гендеп. Его младший сын, Бреннан, похож на него, а я... Я - на эрцога напротив.
  Видать, не зря так бесится капрал. Мы с Дьюпом для него - по бельму на каждый патриотический глаз: один бритый полуэкзот, второй волосатый.
  Ну, и пусть пялится! Я ещё длиннее хвост отпущу!
  Энек коснулся основания пирамидки. Поставил её на ладонь...
  Хэд бы побрал эту увольнительную! Да, я простой парень с фермерской Фрейи, которого сунули двойкой к одному из лучших пилотов Армады! Я не больше, но и не меньше!
  Энек поднял глаза к светильнику и уронил пирамидку на столик. И я вскочил, чтоб откланяться. И даже крышка стола мне почти не помешала.
  Только сейчас я понял обывателей с Крата. В трилёте они ждали от меня именно этого - предельного напряжения и выворачивания чувств! От каждого моего движения и случайного взгляда, от тумана в зелёных глазах и блуждающей улыбки сумасшедшего.
  Нет, Энек не был похож на показушного наследника титула - богатенького везунчика из чужого мира. Он был наследником и правой рукой хаоса! Именно хаоса искали во мне те, кто жадно ощупывал глазами моё лицо. Они завидовали мне, ненавидели меня, но и надеялись на чудо. Ждали, что я буду вызывать в них смятение души...
  Но ничего не происходило. И попутчики сначала злились на меня за то, что я эрцог, а потом за то, что я - не он!
  Энек поднял голову, и мы встретились взглядами. И я сел. Ноги подогнулись.
  Я оседал, а он опускал глаза. Или всё было наоборот?
  Под зелёным, холодным, как космос, взглядом молодого эрцога в венах рождалось опасное ощущение пузырящегося шампанского вместо крови. С Дилги или Издора?
  У Дьюпа - глаза с экзотианским, удлиненным к вискам разрезом, но чёрные и холодные. А эти, напротив, были по-имперски наивные, как у ташипа. И безумные, как у Дагу - духа одиноких станций. Тех самых станций, куда ссылают неугодных императору адмиралов!
  Бред.
  Энек был моложе меня. И не заканчивал военной Академии, и драться, скорее всего, не умел. Аристократов учили чему-то там с кинжалами, но годится ли это в настоящей драке - я не знал. И эрцог вряд ли знал. Он привык ездить с эскортом и охраной. Наверно, сейчас он чувствовал себя голым.
  Да и убивать... Хоть заучись. Пока не переломишь себя в первый раз, по-настоящему, так и не узнаешь, а сможешь ли?
  Я год стрелял в пространство, как в белый свет. Казалось бы, какая разница - стрельба по пиратским флетам или по астероиду? Ведь в космосе не очень-то видно, куда палишь. Но прозвучала команда: 'Огонь!' И моя правая рука, вместо того, чтобы сместиться на реккер-панель намертво вцепилась в пульт.
  Я не сумел бы выстрелить сам, не сиди рядом Дьюп. Мне казалось, что рука затекла, не слушается. Я не сразу понял, что мозг просто не желает посылать ей сигнал.
  Дьюп меня предупредил ещё перед вылетом: 'Это нужно решать на пороге - тело подчиняется тебе или ты телу'. Но уже сердце пропустило удар, и цель поплыла в 'захвате' - а его слова всё ещё были шарадой. И они вертелись в сознании, бессмысленно закручиваясь в воронку прицела. Было ли у меня 'лицо эрцога', когда тело, наконец, подчинилось? А глаза Дьюпа?
  
  - Вы думаете, Анджей... - эрцог отвёл взгляд, словно стыдясь своего порыва, ведь он почти попросил меня о помощи. - Вы думаете, когда они предложили вам эскорт...
  Я не знал, что Энека напрягала тогда лишь лингвистика момента. Ледяные аристократы обращения на 'вы' не употребляют совсем. Он был мучительно вежлив по только ему понятным причинам. Или видел рядом со мной кого-то ещё? Он же сумасшедший, псих...
  Но и меня уже достало это выканье.
  - Аг, - перебил я его. - Ты думаешь, Аг...
  - Ты думаешь, - улыбнулся Энек с облегчением, - эскорт они предложили, чтобы захватить по-тихому?
  Когда он прекратил смотреть на меня в упор, стало легче дышать.
  - Так мне показалось, - я дотронулся до столешницы и попросил воды, сколько же можно напиваться? - Будь дело в беспорядках, действовали бы официально. Обратились через посла Экзотики, например. Ведь здесь же должен быть посол?
  Я взял холодный бокал из знакомых рук и пригубил. Минеральная.
  Эрцог потер холеными пальцами виски.
  - Как я сразу не сообразил?
  В голосе был сарказм. Словно он так и не поверил мне, а слушал из вежливости и скуки.
  Почти попросил помощи, а сам - не верит? Я поморщился: 'экзоты - такие экзоты...'
  Энек сделал отрицательный жест, и тут меня осенило. Он не то, чтобы не поверил: рассказанное просто не могло отражать для него реальность!
  Молодой эрцог не в состоянии был представить тот уровень нелепости, что я ему описал. В конце концов, каждый из нас живёт в том мире, который создаёт его сознание из элементов базового окружения. Для кого-то нормально сидеть на стуле, для кого-то - полулежать в ложементе. И он просто не понимает, что другие проводят свой рабочий день сидя.
  Энек повёл плечами, соглашаясь, что раз я верю в свою историю, она имеет право на рассмотрение:
   - Посол может находиться сейчас на любой из планет внутреннего или внешнего кольца. Пусть они почти не заселены, он обязан контролировать условия жизни всех детей Содружества на территории Империи. Пока мы в полёте, я не могу с ним связаться.
  - У тебя сетевой системный? - с коммуникацией я мог помочь Энеку легко.
  Эрцог сдвинул широкий рукав долы, верхней рубашки, похожей оттенком на мою форму, и продемонстрировал дорогущую перенастраивающуюся модель коммуникатора из наборных титановых колец. Даже предположить не могу, сколько она стоила. Но побольше, чем у однокурсника в Академии, который пустил с молотка свой навороченный ком после того, как мы полазили с ним по пещерам, и стандартный армейский браслет без проблем ловил с любой глубины 'звёзды'. В условиях орбиты и доступности маяков, я вообще мог связаться сейчас с кем угодно.
  - Красивая вещь, - сказал я без сожаления и щелчком активировал спецбраслет. - В следующий раз бери что-нибудь из общих систем связи. Давай код.
  Армейская модель спецбраслета только выглядит скромно, а число эрго за неё зашкаливает. Сам бы я не смог позволить себе устройство такого класса. И мне лестно было осознавать, что Империя экипирует солдат тем, чего и эрцоги не имеют. Самообман, но приятный.
  Эрцог с уважением посмотрел на меня (не на браслет). Ведь я даже не вспомнил о том, что стоимость галактического вызова была примерно равна моей месячной зарплате.
  Он назвал номер. Красненький огонек на ободе показывал, что вызов пошел... Но соединения не было даже с автостанцией. Номер блокировали. Как и всю астросвязь с корта, как мы выяснили ещё через пару минут.
  - Вот и всё, Аг, - тихо сказал Энек. - Теперь уже нет сомнений, как это называется.
  Он поверил. И мне уже некуда было отступать.
  Если задача поставлена - её всего лишь нужно решить. Я задумался. Блокировать дальнюю связь на орбите не так-то просто. Гораздо проще глушить сигналы, исходящие с корабля. Значит, капитан, с большой вероятностью, в курсе, и он знает, что Энек здесь!
  А как же посол Экзотики? Ведь через пару часов он обязан будет поинтересоваться, где прибывающий эрцог? Отрежут ему связь с Кратом? Иначе вся операция развалится через эти же два часа... Значит, и наместник Ивэри соскучился по имперским шахтам Описа или по 'страждущим' Содружества? Их боевые корабли нашли бы тени лун Сцелуса манной небесной.
  Эпите та хатта! Кто же возомнил тут себя Бессмертным (кроме меня и Синвы, но мы-то с певцом - те ещё идиоты), и собирается развязать войну?! Уж точно не ближники Императора. Или это у меня слишком живое воображение?
  Но что мы имеем в сухом остатке? Эрцога 'потеряли на грунте, снова 'нашли' и везут теперь прямо в мышеловку. А до старта к Крату осталось всего ничего. Потом - сорок минут на разгон и торможение, и мы на орбите. Даже если Энек не сойдет на грунт, за ним может подняться команда захвата. Если уж заглушили связь, то капитана купили вместе с кораблём, к ярам не ходи. Да и пустующий голубой сектор элиты - идеальное место для такой операции. И мне максимум, за час-полтора надо сообразить, куда деть Энека на корте учитывая, что система жизнеобеспечения ещё и отслеживает пассажиров!
  Козырь был в том, что мы - здорово похожи. Я мог бы отдать ему свой билет и документы. За утерю личного номера мне полагается... А что мне полагается? Ничего, кроме порицания с занесением. Переживём. Ну, и выговор за спецбраслет.
  Я - лэр, мой отпечаток сетчатки, генетические данные и прочее не проставляются в визитной карте. В этом у меня не меньше свобод, чем у эрцога. Его данные в доме Паска, мои - в ведомстве Армады. Допустим, его схватят, а когда поймут, что это 'не эрцог' - пошлют запрос на 'Аист'. Код спецбраслета совпадёт, морда - тоже. Капрал подтвердит, что 'я' в увольнительной на Крате. Ну, и чудненько. А для себя я придумаю что-нибудь по ходу, не теорема Бакова. Может, пришью уже, наконец, кого-нибудь голыми руками!
  - Ничего, Энек, - сказал я и провёл пальцем вдоль спецбраслета, снимая блокировку защиты. - Играем дальше. Ты должен научиться ругаться, как положено космолетчику, а мне Бездна должна послать немного удачи. Думаю, у нас получится. Пусть считают, что на Крате действительно был некий эрцог, который утёк у них из-под носа. Неважно как. А ты - лэр, пилот. Первый год на 'Аисте'. Третий Флот. Запомнил?
  Энек кивнул. С памятью у них на Экзотике нормально. Даже более чем. Он мог запомнить с одного раза столько, сколько я учил бы месяц. Вот только загар...
  - Это как раз просто, - улыбнулся эрцог, словно читая по глазам мысли. - Подберу тон - не отличишь.
  Я посмотрел на его руки: ну, конечно же, наноплёнка. И проще некуда было - с фильтрами поиграть, чтобы цвет кожи сменить. Но я-то за каким Хэдом маскировался, если маскировка всё время была при мне?! Редкий ташип.
  Снял спецбраслет:
  - Смотри, работает так: жмешь сюда и начинаешь ругаться. Повторяй: квэста Дадди...
  Эрцог не смог сдержать улыбку, он, видимо, был знаком с пайсаком.
  Я рассмеялся:
  - Ну, нет, не будешь ругаться - капрала возьмут сомнения, что я - это я. Он меня тоже любит предельно крепко и ничего не скажет капитану до рапорта. А к рапорту я как-нибудь успею. Ты не бойся, мне не привыкать от спецов бегать, это будет даже весело. Только пилот - это тебе не аристократия. Пилоты выражаются проще. Повторяй: Мьер-капрал, квэста Дадди патэра!.. Нет, даже так: 'Копрал, квэста Дадди патэра, я не могу вылететь с Крата!' Ну?
  - Копрал, - пролепетал эрцог.
  Губы у него дрожали от смеха. Отбросить часть звания и исковеркать остальное - тупая армейская шутка, но ведь смешно же? А уж как будет скакать Гаттей...
  Взбесить капрала было дополнительной страховкой нашего предприятия. Ума у него и так немного, но вдруг бы заметил чего, находясь в нормальном состоянии духа.
  И я состроил грозную рожу:
  - Твёрже, вот так: КоПРАЛ!
  
  
  Когда я вернулся на корабль в аккурат к рапорту, 'копрал' выпучил глазки, словно только что пойманная глубоководная рыба, которая сейчас лопнет от декомпрессии.
  Он уже пообщался 'со мной' по полицейскому каналу, и был уверен, что жертва опоздает. Поди, бритву уже приготовил, лягушан зелёный.
  А может, ему опять мой внешний вид не в тему пошёл? План-то пришлось слегка подкорректировать.
  Энек решил, что 'игра в эрцога' будет для меня слишком опасной. И оказался прав. Если бы меня поймали в его облике, устроили бы что-то похуже насильственной идентификации личности. Потому что команда захвата действительно поднялась к нам на челноках, как только корт повис над Ивэри.
  Но дожидались её - не пилот и эрцог, а пилот и ученый с мировым именем, некто Уитни Каоопоо, профессор доатомной физики из дома Аметиста. (У Энека тоже были кое-какие заготовки для конспирации). А эрцог исчез. Растворился в тени.
  Слышал бы ты, как орал капитан корта, не обнаружив эрцога на борту. Почти как наш капрал, когда я явился на 'Аист' с изящной тройной косичкой, в экзотских тряпках, унизанный перстнями и без спецбраслета.
  Нет, вру, Гаттей орал на порядок шибче. Он один перекричал бы всех шахтёров у приснопамятной гостиницы в 'Диоме-3'. Впрочем, я так устал, что не очень-то его и слушал.
  Адреналин схлынул, навалились усталость и отупение. Трое суток мне в тот раз пошли за одни. Плюс дискомфорт последних часов, чужая одежда, любопытство и ярость тех, кто смотрел на меня в новом облике на корте и на Депраде. Мне казалось, они обожали и ненавидели родовитого экзота примерно одинаково, если такое вообще возможно.
  Да, я выглядел высокомерно: мне было неловко в одежде с непонятным функционалом, раздражал резкий запах положенных по рангу духов, тяжесть фамильных перстней, которых Энек нацепил на меня с полдюжины. А ещё 'профессор' был демонстративно обряжен в небесные оттенки голубого, подчёркивающие его статус. Я бы сам от него шарахался, попадись он мне на корте.
  Но хуже всего дался близкий контакт с эрцогом. Чужие руки, чужая одежда... Я потом не стригся с полгода, даже автопарихмахер первое время бесил. Хвост мой отрос тогда до безобразных размеров, и напоминал мне о шуточном обещании Энеку не стричься. Но на корте я не смог бы сам сделать подходящую моменту причёску, уж больно хитрое сооружение привык носить на башке этот Уитни.
  Зато роль профессора оказалась проще некуда: изображать недоумение и требовать консула. В принципе 'ас нэмэ консул' - это и было на тот момент всё, что я успел выучить на языке Содружества. Остальное я повторял автоматом, за автопереводчиком, пищащем в ухе.
  Энеку повезло меньше. Поскольку корт шёл по жёсткому временному графику, команде захвата пришлось проехаться с нами до первого спутника Сцелуса - Солуна. Там 'пилота' всё-таки ссадили, чтобы идентифицировать. Связались с 'Аистом', узнали от мьер-капрала много нового и интересного о стандартах военного права. И уже на Солуне вынуждены были отпустить эрцога 'догонять 'Аист'.
  Энек допилил до Депрада попутным внутрисистемным рейсом, меня там, разумеется, уже не застал, но забрал из камеры хранения свой коммуникатор, драгоценности и визитные карты профессора Каоопоо. Так мы с ним договорились.
  
  Головомойку мне, конечно, устроили, но до карцера не дошло. 'Аист' экстренно начал разгон, и я был нужен за пультом, потом поступили какие-то срочные приказы по Армаде.
  А через двое суток в наш адрес по долгой связи прислали сообщение из Южного управления посольствами Содружества в мирах Империи, где меня возвеличили героем и прочая, прочая, прочая. Даже делегация, говорят, стучалась. С желанием наградить, слепить голо и показать в новостях.
  Экзотов на военный корабль, разумеется, не пустили и благодарность мне объявлять не стали, только копию дали 'на посмотреть'. Вахтенный рассказал потом, что, получив запрос на стыковку, капитан помолчал секунд десять, патриотично выругался по-имперски, и на том всё закончилось.
  Для меня. Потому что он вызвал Кейси, замполича и Дьюпа на Мостик, где и устроил всем публичный сеанс ответственности за младшего по званию.
  Вернулся Дьюп, разумеется, в бешенстве - экран, куда я вывел посольскую благодарность, дёрнулся и погас. Следом полетело освещение: померкло и прижалось по углам. Включилась 'аварийка'. Красная.
  Хэд!
  Злой Дьюп по ощущениям обычно напоминает пресс, движущийся на тебя со всех сторон разом. Дьюп в бешенстве не ощущался никак. Просто черный провал, вроде того мужика в светопоглощающем костюме с Ивэри.
  Что я мог ему объяснить? Что не сумел бросить экзота, который смотрел на меня такими же удлиненными к вискам глазами, похожими на зерно айма? Что я идиот, который готов затыкать собой все щели в освоенном пространстве? Что, разбери меня на Крате на запчасти - и концов бы никогда не нашли, а ущерб репутации Армады был бы грандиозным?
  Сердце моё вжалось в рёбра. Хотелось зажмуриться, но даже этого я не мог - залип, как бабочка, попавшая в клей. Так и сидел, уставившись в погасший экран, пока Дьюп не встал у меня за спиной и не велел ещё раз пересказать всё, что случилось на Крате в те нескончаемые сутки. И пока я путался, сбиваясь с пятого на десятое, потому что лучше Трибунал и карцер, чем взбешенный Дьюп, он молчал. А когда я добрёл до разговора на корте, вспомнил про перстень-сегмент и хотел, было, оглянуться, его рука молниеносно сомкнулась на моём плече.
  Дьюп из тех, кому ничего не стоит, не просто сломать человеку руку - раздавить. И мне трудно объяснить, почему я не испугался и даже не попытался дёрнуться или вскочить. И почему хватка напарника тут же стала не крепче рукопожатия. Мы - лэр-пилоты, этот обмен рефлексами не занял и секунды. Но я нутром понял, что ярость напарника направлена не на меня.
  Напряжение отпустило. И я рассказал про камень. И про то, что мерещилось мне, когда я на него смотрел. И даже про то, что пришлось потом надеть-таки эту дрянь, изображая профессора Каоопоо. Буквально на два часа, пока висели над Кратом! А на Депраде 'глаз' отправился в камеру хранения вместе с другими вещами! Честно!
  - Дураки вы оба: и ты, и 'твой' эрцог, - хмуро подытожил Дьюп.
  А потом об стол стукнул развёрнутый фрейм, и пока я соображал, что спросить, напарник направился к дверям.
  - А я-то почему дурак?
  Дьюп обернулся всем телом...
  - О перспективах отдыха стоит узнавать до вылета... - И дверная мембрана сомкнулась перед ним, сжевав окончание фразы.
  Понятно, что больше никаких пояснений от Дьюпа я не добился. Иногда говорить с ним бесполезно, и это был как раз такой случай.
  Из статьи на экране фрейма, я узнал, что едва не стал обладателем перстня привилегированного члена Младшего Дома. Что сулило мне невиданные перспективы в мирах Экзотики, прими я подарок. А также вынудило бы поменять гражданство с имперского на экзотианское, бросить службу... Не враз. Я вполне успел бы показать перстень Дьюпу, пока запрос о моей глупой тушке шёл по официальным каналам.
  Дальше и думать не хотелось. Особенно о Гендепартаменте и Третьем имперском Флоте, к которому относится 'Аист', как и все дальние космические войска. А Тройка, как у нас шутят - это 'контрразведка с уклоном в разведку'. И отдать меня экзотам в Армаде предпочли бы по частям.
  В общем, последствия дружбы с аристократами могли оказаться слишком навязчивыми. И я постарался побыстрее выкинуть из головы всю эту историю.
  Нет, я не пожалел, что помог Энеку. И не пожалел бы, знай я заранее, что он, из благодарности, попытается меня завербовать. Да и вообще, я не имею привычки жалеть о том, что сделал.
  
  А через полгода, когда встали на профилактику в доки Оптимы в секторе Пояса Дождей, с очередным послом догнала меня посылка от Энека. Он вернул почти все мои вещи, включая имперскую форму и спецбраслет, вложив в них 'белую карту' - бессрочную гостевую визу, разрешающую посещение миров экзотианской системы и её подчинения. Сколько стоила эта карта - не помню. Числительные больше миллиарда у меня ещё со школы в голове путаются. Вот ты скажешь с ходу, что больше - септиллион или секстиллион? То-то.
  Помню только, что взяв в руки магнитную ловушку с тонкой плёнкой кристалла 'визы', я ощутил себя нишогом, которому суют миллиард эрго, а у него даже нет браслета, чтобы принять этот дар: энергоэквивалент в карман не положишь.
  - Как в зеркало на него смотрел... - пробормотал я, размышляя, куда бы заныкать подарок.
  - В сейф положи, - предложил Дьюп, разглядывая меня, как Энек салфетку.
  Не рад он мне был после моих приключений - и Кратских, и всех остальных. Словно, подозревал в чём-то. Я и раньше замечал у него этот неприятный взгляд, будто он тебя заживо на атомы разбирает. И было мне с ним теперь муторно и неловко, словно мы вместе чего-то ждали: я - что контрразведка меня сгребёт, он - что я к экзотам спишусь на грунт.
  Ну не мог же я Энека бросить? Разве экзот - не человек? Да и не виноват он, что у него проблемы статуса и рогатые стада предков там, где у меня - прочерки и вопросы!
  Однако прямо заявить Дьюпу, что бессмысленно тыкать в меня, мастера Сорро, своими отвёртками - я всё равно не мог. Не хотелось даже с ним обсуждать, кто я и что я. Да и не верилось, что напарник не замечает, что 'соскальзываю' и с его взгляда. Он параноик, но не дурак.
  - Слушай, а откуда берутся такие похожие люди? - спросил я, пытаясь оправдаться хотя бы косвенно.
  Сходство меня не волновало. Не похож был на меня Энек. Просто маскировался иначе, не уходя в слепую зону собеседника, а мимикрируя под него. Мало ли разных техник? Дьюп сейчас - так просто высверливал во мне глазищами дырки. Тоже чего-то достать пытался, чего во мне отродясь не росло. Но взгляд у него был нехороший: чужой, опасный.
  Отодвигая столешницу от того куска стены, куда был вклеен наш с Дьюпом личный сейф, я вдруг вспомнил своё лицо, что увидел в чертах Энека, как в зеркале: то ли адмирал Империи, то ли сумасшедший дух Дагу. Аж вздрогнул... Психи они все - Дьюп, эрцог...
  'Белая карта' жгла пальцы. Её существование означало, что обещанное Энеком всё ещё в силе. Я и сейчас могу принять статус младшего члена дома Аметиста, достаточно материализоваться с этой 'визой' в посольстве Экзотики.
  Зачем я ему? И какая же это благодарность, если перстень он мне предложил раньше, чем я согласился обменяться с ним документами и одеждой?
  Я поднял глаза на Дьюпа. Он смотрел на меня так, что спрашивать расхотелось. Неужели он подумал, что я могу предать Армаду ради какого-то экзотского титула? Предать корабль? Присягу? Его самого, в конце концов?
  Я не верил и не верю, что есть обстоятельства, сильнее человеческой воли, если это не пытки и смерть. А вот Дьюп, похоже, верил.
  Он и устроил мне марафон испытания воли, загружая так, что я засыпал стоя, и спасти меня могло только беспрекословное подчинение его разжеванным до запятой инструкциям. Не знаю, чего он добивался. Но не похоже, чтобы рассчитывал на собственный интеллект младшего лэр-сержанта Веарена.
  
  Лишь спустя много лет до меня дошло, какой дикой и фантастической была вся эта Кратская авантюра. В один внутренний оборот спутника уместилось так много странных событий, что часть из них я не понимаю и теперь. Боюсь, они за внешним оборотом моего интеллекта. Хотя... Можно сколько угодно верить в абсолютную автономность 'внешних' и 'внутренних' оборотов планет или звёзд, но орбита-то одна. И иногда её вдруг пересекает что ни попадя.
  А с Энеком мы больше не встретились. Началась война между Империей и мирами Содружества, надолго занявшая Армаду. И, боюсь, одной из её причин послужил неудачный визит молодого экзотинского эрцога на имперский Крат.
  
  
   Глава в разработке. Мнения принимаются в комментах.
  Вариант Энди лежит здесь.
  
  
  
  

Оценка: 8.19*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"