Бэд Кристиан: другие произведения.

Апокалипсис откладывается

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Есть ситуации, когда графоманом быть лучше, чем богом.

    Мнение читателя:
    Hефал:
    Напишите, что ли, в аннотации что это юмористическая повесть с большой долей нереальности...

  
  
   []
  
  
  

Апокалипсис откладывается

  
   ОГЛАВЛЕНИЕ
  Глава 1. "Такая разная смерть"
  Глава 2. "Если рукописи не горят..."
  Глава 3. "Крест на крест"
  Глава 4. "В раю..."
  Глава 5. "Начать и кончить"
  
  
  

Пролог

  
  Коричневый жирный дождь снился Вениамину. Отвратительный, медленный дождь. Капли ползли по оконному стеклу, и кто-то невидимый тряс его за плечо и кричал в ухо: "Кровь, кровь! А все говорят, что машина, матрица! Но вся матрица - в крови!"
  И тут Вениамин проснулся.
  Было самое обыкновенное утро.
  И никакого дождя.
  
  
  

Глава 1. "Такая разная смерть"

  
  Мне кажется, эту историю следует начать с того, как я умер.
  Я умер.
  Случилось это на операционном столе под чутким руководством хирурга, ковырявшегося в моей печени. Сначала я, как и все, окружавшие меня, не осознавал происходящего, лежал безмолвно, и был подобен бревну, недоеденному на обед кворстром. Кстати, о кворстрах... О, простите, я постараюсь не отвлекаться.
  Итак, пока садист-хирург, не желая признавать, что он по колено в дерьме, пытался заштопать дырку, просверленную в моей печени, я вдруг пришел в себя.
  Это было как бросок из черного мрака в красный. Мне показалось, будто в меня вместо крови, вкачали пять литров свинца. Глаза не открывались. В ушах - дум-дум - наяривали в барабаны дикари. Сердце растягивало вены, пропихивая в них свинец. Казалось, оно вот-вот лопнет от натуги. Еще немного, и я наверно, сошел бы с рельсов или разлетелся на тысячу осколков, но вдруг все кончилось. Я открыл глаза и увидел себя как бы со стороны: лежу весь белый от простыней и потери крови, а красномордый хирург целит в меня блестящими ножницами. Я поднялся еще выше, чтобы охватить взглядом всю панораму событий и лишь тут понял, а ведь это душа моя отделилась от тела и сейчас вроде как озирает окрестности. Растерявшись, я завис где-то под потолком и снова глянул вниз. Надо мной уже суетились мымры в белых халатах, и что-то орал разлученный со скальпелем хирург. Голосов я не слышал, и слава Богу. Иначе золотая мысль о свободе пришла бы мне в голову значительно позднее. Нет, вы понимаете, я был свободен! Они все остались там: и садист, и мымры, и фараон под дверью палаты. Ведь, честно говоря, в больницу-то я попал прямо из академии: только не той, где учат, а той, где лечат - от болезни присваивать чужие деньги.
  Однако вернемся с грешной земли на небо. Мысль о свободе наполнила меня такой легкостью, что я взмыл через потолок. Но как только я потерял из виду свой труп, меня вдруг со страшной силой закрутило, небо разверзлось, и я оказался в серо-прозрачной трубе на манер канализационной. (Слава богу, запахов я не чувствовал). Впереди замаячил свет, и какой-то бородатый мужик в распашонке выплыл из него. Если у меня и было сердце, тут оно окончательно ушло в пятки. Мужик протянул ко мне руки и сказал, но не голосом, хотя губы зажевали под усами:
  - Заблудшая душа, - сказал он, - забудь все, что было с тобой, и кем ты была раньше.
  "Да с удовольствием, - подумал я. - Однако что же ты хотел этим сказать?"
  Мужик взял меня за то место, где раньше была рука, и повел к свету. Труба, оказывается, выходила в огромный застекленный вестибюль, утыканный такими же трубами. Вдруг одна из труб напротив нас с мужиком засветилась, и оттуда вышел другой бородатый тип в распашонке, увлекая за собой нечто бледное, мутное и полупрозрачное. Я понял, что выгляжу сейчас примерно так же, и машинально сделал такую же тупую и довольную рожу, как у моего собрата по положению. Почему я так поступил, сам не знаю. Наверно, сказалась моя природная склонность к надувательству. Торчал я с этой глупой физиономией все время, пока меня просвечивали, обмеряли и взвешивали эти самые бородатые мужики.
  Потом один из них, толстый, в чепце и слюнявчике, сказал губастому и костлявому:
  - Боюсь, это душа неисправимого мошенника и вора. Пошлем ее на Аволон, чтобы дать ей последний шанс исправиться.
  - На Аволон мест нет, - солидно чмокая неожиданно толстыми губами сказал костлявый, перебирая бумажки.
  - Как, - удивился толстый, - ведь еще сегодня утром...
  И тут они начали спорить. Конечно, я не понял и половины их бюрократических хитростей, но и так было ясно, что костлявый как-то надул толстого.
  - А по акту-то, по акту? Кто проводил регистрацию? - возмущался толстый. - Вот же два места!
  - Льготники, - беззастенчиво врал костлявый.
  - А на оставшийся двенадцатый дубль два? - толстый потел.
  - Проходящие по дубль два места отдаем только очередникам, - костлявый ловко подменил листы. - Только из уважения к вам могу поставить на льготную очередь. Дадим в течение трехсот лет.
  - Совести у тебя нет, - сдался толстый.
  - По миллиону ждут.
  Костлявый хмыкнул и стал собирать разбросанные по столу документы:
  - А пока пошлем его на Карастру.
  - Пошлем на Карастру, - согласился машинально толстый. Но потом до него вдруг дошло: - Куда?! - взвился он.
  - Не понимаю, что вас не устраивает? Климат вполне подходящий. Есть, правда, еще вакансия на Идород.
  - Нет уж, лучше на Карастру, - сдался толстый.
  "Ладно, - думаю, - на Карастру, так на Карастру. Это, в смысле, на сколько лет?" Но спросить боюсь. Стою с глупой рожей. А они подводят меня к двери и - бац, как в угольный мешок.
  
  
  Очнулся - в глазах муть, кости болят, и чувствую, кто-то меня тащит. Я глазами хлоп-хлоп, руки поднять не могу. Кое-как пригляделся - матушки мои! Склонилась надо мной такая рожа - во сне не приснится! Зубищи - во! Глазами треугольными вращает... Я как заору. А из горла - верите, нет, рев, как у динозавра из познавательной программы про мезозойскую эру. Я так и обмер. Чую, хана мне. В глазах почернело, но как-то я все-таки от страха не помер.
  Очнулся во второй раз. Огляделся немножко... Лежу, скажем так, в гнезде. Вокруг меня этакие овальные шары. Только я с пейзажем пообвыкся, вдруг - крак - шарик треснул, а из шарика: морда зеленая, зубы - во, и тут опять сверху рожа: "угук, угук" и этого из яйца тащит. А второе яйцо - кряк.
  Тут изловчился я, посмотрел на свою руку и все понял. Лежу я сам зеленый среди таких же зеленых, и шарахаться мне от них, в общем-то нечего. Вспомнил я, как мамаша говорила мне в детстве что-то про душу. Вот оно, значит, как. Душа-то и вправду бессмертная получается. Только никакого рая нет и ада нет. А лежу я сейчас - тьфу, - мерзость зеленая.
  Тут мамаша ко мне: "Фыр, фыр". Поди, тоже себя за разумную считает. Ну, и я ей: "Фыр, фыр". А она радуется, зубами щелкает, лапами когтистыми плещет, а крыльев нет у нее - даром, что яйца несет. Я на лапы встать - не слушаются лапы. А тут и папаша пришел. Голова между ног болтается. В гнездо сунулся - все сучья поразнес. Ну, ясно с папашей. Пьяный папаша пришел. Корешков каких-то местных нажевался.
  Потом я узнал, что есть такая планета - на ней озера, моря - все из спирта. Местные только и живут тем, что прикладываются. А тут... То ли в генах что-то остается?
  В общем, мама на папу, я - на лапы: ходить учиться надо.
  Месяцев через шесть я уже и язык их изучил, и по пещере шнырял. Скучная, скажу я вам, пещера - даже украсть нечего. Все пропивал папаша. В гости тут ходить не принято, но я влез как-то раз. Вот живут - пол ровный, сучья каждый год меняют, а знаете, почем сейчас на барахолке сучья? Ну, это я увлекся.
  В общем, пошел я учиться. Школ тут нет. Поступаешь сразу в вуз. Перед поступлением - конкурс. Набирают, допустим, 40 ящериц. Претендентов 100. Ну, и по конкурсу проходит тот, кто больше даст на лапу. Так что по милости папаши о престижной профессии я и мечтать не смел. Все соседи, конечно, устроились - кто сучьями для гнезд торговать, кто-то сразу сдал на зав. по алкогольным корешкам...
  Выбрал я самую доходячую специальность - называется "инженер по обмеру звездных волков". (Кто такие "звездные волки", я, кстати, так и не узнал).
  Учатся там так - первую взятку даешь при поступлении - проходит она типа аукциона. Допустим, первое место, начальная цена 10 ганей, кто больше... (Ну, у нас-то цены, конечно, были пожиже). Затем взятки давать нужно 2 раза в год. Это зимняя сессия и летняя. Ну, а все остальное время ты ищешь, чем бы эту взятку дать. Не уложился, не дал в сессию, и прощай вуз. А без специальности и вообще хана. Один путь в тайгу. Бесплатные лекции туземцам читать, пока с голоду не подохнешь.
  В общем, закончил я кое-как. Дало мне государство местечко и гнездо, хоть и плохонькое, но свое, без папаши. Одно худо: на работу придешь - обязан свои 8 часов в сутки спать и ни к кому не лезть. А я с этой учебой такой нервный стал - ну, не спится, и все. Сослуживцы, твари зеленые, в суд на меня подали: мол, дисциплину трудовую нарушаю. И присудили мне исправительные работы на срок до двух лет в качестве экскурсовода по инопланетным специалистам. Я вначале не понял, почему до двух лет. Но потом...
  Надо сказать, что у нас, карастрян, есть национальная черта такая: непереносимость внешнего вида гуманоидов. Я как-то сначала с ними не столкнулся - возил разумных удавов по соляным копям. И вот месяца через два приводят ко мне экскурсантов - головенки круглые, розовые, мерзкие, губы вывороченные, цвета сырого мяса, пальцы, как черви, шевелятся. В общем, как увидел я их, зашел за угол, обрыгал стенку. Но работа есть работа. Вернулся. Кожа тонкая, как бумага, белая... Бр-рррр.
  Вожу я их день, вожу другой... Есть ничего не могу.
  Один у них был толстый такой, вечно везде лез. Привели его на завод по переработке информации... Государство наше выписывает с других планет массу газет. (12 миллионов наименований). Все они поступают на такого типа заводы, где из них делают свежую туалетную бумагу. Причем, качество новостей играет очень важную роль. Газеты с выборами президента, войнами, переворотами идут исключительно на нужды правящего гнезда. Я, значит, объясняю всё этим лысым осьминогам, и тут тот толстый тошнотворный тип протягивает кишащее червями щупальце, хлопает меня по плечу, сдирая мох, который растет между пластинами внешнего скелета, и говорит:
  - Бедняги, что ж вы чистую бумагу-то не выписываете?
  Меня от омерзения передернуло. Пасть сама собой хлопнула, и голову я ему откусил.
  После этого инцидента остаток срока с меня, слава богу, сняли. И даже дали премию за "нарушение служебного долга во имя поддержания политического престижа правительства". Мне бы продвинуться по службе, но с этими туристами я потерял аппетит и перестал расти. А у нас как говорят: вырос из должности - дадим другую. Но с работой все-таки повезло. Устроился на заготовку сучьев. Делается это так: рубишь дерево, привозишь на завод, его измельчают в порошок и по готовым формам отливают сучья. Легко и просто. Там я и умер во второй раз - бревном придавило.
  
  
  - Вениамин! - Донеслось из кухни. - Вынеси ведро!
  Веник отложил паркер и спрятал тетрадь. Cупруга просто так не отвяжется, похоже, свою прошлую жизнь она провела на планете чистюль - Моралисе. Неплохая, в общем-то, женщина - этакая помесь стиральной машины, пылесоса и кухонного комбайна.
  Громадная мужеподобная супруга Веника отзывалась на нежное имя Дина, с ударением на первом слоге, а не на втором, как ей больше бы подошло.
  
  "Динама ты моя,
  Дина...
  Машина, в смысле".
  
  Дина нарочито громко и свирепо гремела на кухне посудой, потому что Веник опять занялся никчемным с ее точки зрения делом - писаниной своей. Когда Веник задумал написать краткий обзор всех своих сорока восьми жизней, меньше всего он ожидал, что встретит главное препятствие в лице жены.
   Сегодня предстояло еще одно неприятное дело - редакционная планерка. На прошлой планерке Лысый-Бритый с Аяса пытался и его, Веника, припахать на служение народу, в рамках борьбы с юбилеем дорогой Газеты. Ох уж этот юбилей! И ох, как бы это объяснить тому же Лысому-Бритому, что не люди для юбилеев, а как бы наоборот. И, если так напрягаться, то кому вообще нужны все эти юбилеи? Техничкам да верстальщицам? Все остальные уже, пардон, наелись...
  - Вениамин! - тоном выше провозгласила из кухни жена.
  Он вздохнул. Да, а ведь лет 50 назад он до судорог рад был снова очутиться на Земле. Возможно, даже и жизнеописание ему следовало начинать не с фактического начала блуждания из тела в тело, а именно с предпоследней жизни на Психотарге, где он, наконец, познакомился и с себе подобными, и с Полицией Времени. И с мест паломничества в Мантейе, где... Веник замер. Даже сама мысль о воспоминаниях того времени пугала его. Неужели он найдет в себе силы описать это?
   - Вениамин! - на этот раз команда сопровождалась грохотом и дребезжанием эмалированной миски.
  Веник вздохнул и направился на кухню за мусорным ведром.
  
  Вторая жизнь Веника, то есть фактически, третья его жизнь, была скучной и серой. Он родился на туманной планете озер и каналов, название которой постепенно стерлось из его памяти. Если считать какую-то жизнь наказанием, то, пожалуй, такую - мокрую и тягучую. Вечная влага на коже и туман в мозгах. Вечная скудная, безвкусная еда. Планеты Ада, с огнем и серой и то понравились ему больше. Там, по крайней мере, бурлила жизнь - опасная, огненная, но застоем мыслям и чувствам не угрожавшая.
  Умерев на планете туманов, Веник возродился к телесной жизни на веселеньком глуповатом мирке с громким именем Диотерия.
  Диотерцы были запасливы, пугливы, превыше всего ценили порядок в своих чистеньких городах, а любое абсурдное действие или событие могло вызвать у них серьезную болезнь с температурой, тремором и воспалением мозга. Диотерцы не признавали перемен. Они вымерли бы, однако каждое их поколение в самом юном возрасте очень короткое время могло-таки воспринимать новое. Психологи называли это время периодом бунта. Бунт очень быстро заканчивался, но молодежь уже успевала сформировать совершенно иную, отличную от родительской мораль. И тогда в городке начиналась борьба нравов - единственный для диотерцев двигатель прогресса.
  Потом Венику, наконец, повезло, и его забросило на Иприт - пятую из девяти планет системы Ада. Надо сказать, что жители всех планет Ада отличались конгениальной неуязвимостью, приспособляемостью, невосприимчивостью к болезням и прочее, прочее, прочее. Само собой, что народонаселения на Иприте развелось - чихнуть некуда. Жили все в страшной нищете, однако даже уморить себя голодом, рожденным на планетах Ада удавалось с огромным трудом. Поэтому правительство Иприта, к примеру, играло с многочисленным населением в страшноватенькие лотереи, под лозунгами: "Сожги себя ко Дню города, и родственники получат компенсацию!", "Кто на праздник весны положит на алтарь Веры больше сушеных голов своих сограждан?!", ну и так далее. Жить на Иприте было опасно, но весело. В тебя могли выстрелить из-за угла, жена могла поприветствовать по утру ведром кипятка в постель, но боли ты не чувствовал, разве что функции тела нарушались, и на какое-то время приходилось выходить из игры. Существовал и серьезный риск, что кому-нибудь из соседей достанется-таки твоя сушеная голова, но он был не больше, чем риск быть сбитым машиной или задушенным маньяком на планетах поприличнее...
  
  Обычно, чтобы пописать на досуге, Веник поднимался с рассветом. В семь пробуждалась и жена, нарушая прелесть сладких утренних часов грохотом посуды и собственным дребезжанием. Веник тогда быстренько выдвигался в редакцию, чтобы засев в своем кабинете уделить еще несколько минут неспешным размышлениям о пользе спокойной человеческой жизни, а теперь и своим запискам тоже. Но это утро было безвозвратно испорчено - редактор решил, наконец, вспомнить про отдел Поэтического творчества и затребовал перспективный план на полугодие. Пришлось взять из папки замурзанный листок с фамилиями поэтов, печатаемых обычно любимой Газетой, и, пробежав его глазами, выбрать десяток особо не раздражающих. Потом добавить туда имя единственного Маститого и сочинить фамилию в рубрику "Молодые дарования".
  "Молодыми дарованиями" редактор вдруг всерьез заинтересовался.
  - Петрецкий, Петрецкий, - забормотал он, словно вспоминая. - Это тот чернявый из Университета?
  - ?
  - Ну, вы о нем рассказывали как-то, на планерке? - помог Главный Венику.
  - Ах, да, рассказывал, - вынужден был вяло согласиться тот. - Очень перспективный молодой человек.
  - Кстати вас ждет уже в кабинете один, тоже, видимо, очень перспективный, - хихикнул Главный. - Не буду задерживать.
  
  Скудный старый кабинет выглядел празднично - солнечные лучи вызолотили его, смягчили давние потеки на обоях, задекорировали несвежую краску. Однако ожидающего Веника посетителя, солнечные лучи словно бы огибали.
  Посетитель был серый, обтерханный, видимо поэт.
  Поэт поводил носом - по коридору уже струились запахи, предшествующие открытию столовой. Неплохой столовой, чего нельзя было предположить о стихотворце.
  Веник ерзнул лоснящимися уже брюками по сидению и начал протирать очки, пытаясь на вид определить: стоит ли читать очередную писанину, или таки, не стоит. По всему выходило, что не стоит. Веник тяжело вздохнул, предчувствуя долгую мутотень с очередным графоманом, и, прячась, от его голодного, ищущего взгляда, уткнулся таки в рукопись.
  Стихотворение начиналось "О время, время..." Веник вздрогнул. Что этот празднописец знает о Времени?
  - Глубокая тема, - сказал он, внимательно изучая, как крепится к карнизу штора. - Но уверены ли вы... - Веник перевел взгляд на ржавую скрепку, удерживающую замусоленные листки, глубокомысленно оценил год выпуска машинки, на которой был напечатан текст. - Уверены ли вы, что читатель хочет, чтобы мы с вами говорили сегодня о Времени? - почти шепотом, интимно обратился к посетителю Веник. - Актуальна ли тема времени в наш сиюминутный век... - он с удовольствием отложил в сторону рукопись-машинопись. - Вы знаете, почему так мало сейчас толстых философских романов? Где Лев Толстой? Где Достоевский наших дней? Наши с вами современники не успели еще осмыслить глобально события последних десятилетий. Мы ведь пережили не просто смену власти, мы пережили смену формаций. Из феодализма в капитализм - это ведь не делается в 20 лет.
  Время коварно... - Веник вздрогнул, чувствуя спиной холодок: "А вдруг этот, обтерханный..." - Да что романы, даже поэм сейчас не пишут. Не идет. Время тормозит. А вы его - под уздцы. Может, следует как-то проще... О, минута, о, секунда, например. Вот это и будет современно, востребовано...
   Поэт слушал.
   Заглянул Свиньин из сельхозотдела. Вид у него был донельзя серьезный и озабоченный: пришел звать на партию в недавно освоенные им нарды. Веник глянул на Свиньина. Посетитель тоже глянул.
  - Очень занят? - спросил Свиньин.
   Веник посмотрел на посетителя по-доброму.
  - Мы, в общем-то, договорили. Вы еще чуть-чуть рукопись подработаете, я еще раз посмотрю... "Вахту надо предупредить, чтобы не пускали".
   Посетитель обречено стал собирать таки рассыпанные Веником в пылу красноречия листки. Веник засобирался из кабинета, и ни он, ни даже посетитель, кажется, не заметили, что один, заглавный лист рукописи, тот самый, что начинался фразой "О, время, время..." случайно остался на столе.
   Веник вышел и запер дверь кабинета на ключ.
  
  
  

Глава 2. "Если рукописи не горят..."

  
  О, время!
  Конус, уходящий в бесконечность!
  Мгновенья лопаются мыльным пузырём...
  Мы ждем прыжка от времени сквозь вечность,
  А кольца выгорают каждым днём.
  
  О время - быстротечная неспешность!
  Всегда - стрелой, но тут же снова в круг...
  Найду ли я в тебе земную нежность,
  Или погибну во мгновеньи вдруг?
  
  Кто подложил сюда эти бездарные стишата?
  Но - минуточку!.. Кто, кроме Веника, вынесшего это знание из воплощения на одной из развитых планет мог знать, ЧТО представляет из себя время? Кто мог знать, что время действительно конус из непрерывно рождающихся колец, который в любой произвольно выбранной точке высчитывается как тор, стремящийся к нулю?
  Потому-то и кажутся невозможными путешествия во времени. Ведь стоит нам только выбрать точку, куда бы мы хотели попасть и ввести в формулу времени момент массы, как функция автоматически обнуляется. Веник даже помнил определение из учебника по Теории пространства и времени: "Время непрерывно-дискретная функция пространства, равная нулю в любой произвольно выбранной точке с заданной массой".
  Однако возможность путешествий во времени все-таки существовала... Ключ к перемещениям во времени был в том, что время, как функция, обладало двумя взаимоисключающими свойствами - непрерывностью и дискретностью (прерывистостью)...
  
  Чем больше Веник вчитывался в стихотворные строчки, тем сильнее дрожали его руки.
  Он скомкал было листок и швырнул в корзину. Достал из корзины. Начал искать в столе случайно подаренную кем-то бензиновую зажигалку. Выдвинул один ящик, второй. Обливаясь потом извлек-таки зажигалку из-под кучи бумаг на столе. Чиркнул раз пять колесиком о кремень. Зажег. Потушил. Бросился к двери и запер ее. Снова зажег огонек. Поднес к нему комок бумаги. Спихнул пылающий шар в пепельницу. Перевел дыхание. Сел за стол. Прямо перед ним, на том же самом месте лежал пожелтевший листок, с печатными столбиками стихов, которые начинались так: "О время..."
  Веник почувствовал смертельную слабость. На миг навалилась чернота, но тут же холодный пот возвестил, что сердце всего лишь засбоило, что будут еще секунды, а может и годы...
  Веник свисал со стула, слушая биение своего сердца, и уничтожая в уме следы своего пребывания в этом городе. Он понял, что то, чего он больше всего боялся, наконец случилось - его засек Патруль Времени.
  Надежда на спасение была. Патрульные не имели физического тела, и дух патрульного не мог запросто шляться по улицам в поисках своей жертвы. (А чтобы захватить душу Веника - требовалось вступить с ним в непосредственный контакт. Т. е. дух должен был явиться ему в каком-то укромном месте.)
  Веник долго и безуспешно искал на Земле средство противостоять патрульному. Но находил лишь легенды о демонах, похищающих души, несчастных "фаустов", опередивших своей мыслью время, и нигде - методов борьбы с ними. Нет, конечно, можно было изобразить пентаграмму, или еще какую-нибудь чушь попробовать, однако в подобные средства Веник не верил ни на йоту. И спасение он видел сейчас исключительно в немедленном бегстве.
  "Ах, Дина, Дина... Сколько лет мы прожили с тобой, как теперь оказалось, в мире и согласии"...
  
  
  
  Бронзовые кроны деревьев несли на ветвях рассвет. Гасааль запел где-то в траве, прячась в глубоких следах цааха. Желтые стрелы стисков взрезали индиговое зарево и серебром пролился внезапный звездопад.
  Рой-Цох сидел на коралловой скамье молельного дома Мантейи и наблюдал за восходом голубого солнца Психотарги. Рой-Цох не был послушником. Для него, простого паломника, огромной удачей было попасть в это время в сады всепланетно известного храма Голубого солнца и созерцать срастание восхода Ноа и заката Сия - божественное зрелище, способное свести с ума планетянина с Эздры или Коа - младших планет системы.
  Трепет отпустил наконец Рой-Цоха. Он сидел, задумчивый, еще довольно долго, пока послушники не загремели медной посудой и над молельным домом не зазвенели диски, призывающие в трапезную. Новый день пришел. Свершилось. Вновь минула смертная чаша - в долгую ночь Сия не сожрал белоголовый Хадрас - демон ужаса долгой ночи. Вновь родилась Ноа - голубая звезда счастья и благодати живущих. Слава Мантейе!
  Рой-Цох поднялся и, придерживая мантию, заспешил в трапезную, где монахи уже раздавали дымящиеся сладкие лепешки, и острые пряные травы с Островов Забвения в изобилии лежали на столах. Монахи не ели мяса. Только по большим праздникам приобщались они к белковой пище, и то лишь в случаях, если смерть Просветления заставала кого-нибудь из гостей или странствующих на каменных скамьях Мантейи. И тогда этот божий дар - труп случайного путника - монахи съедали с благодарностями и молитвами. Съедали в полном молчании, дабы священная плоть не была осквернена слабыми человеческими речами. Рой-Цох чувствовал запах лепешек, и его молодой, любящий работу желудок, задавал жару мускулистым ногам.
  Но в трапезной, сунув в рот первый пучок трав, завернутых в кусок лепешки, он тут же начал разглядывать монахов, в поисках друга, которого собственно и шел повидать в эти далекие святые края. Его молочный брат Марасах (в миру - Рамат), принял два года назад сан послушника, и Рой-Цох очень хотел теперь увидеть его. Глотая ароматный хлеб, он почти уже слышал в мыслях, как скажет возмужавшему, наверное, послушнику в лиловой рясе: "Небесных даров и раннего восхода тебе, Рами", И брат засмеется в ответ и скажет: "А ты все такой же худой, Рой-Це, отцовское наследство не ударило тебе в бока"...
  Время шло, а лицо брата так и не возникло в толпе послушников. Где же Рамат? Время утренней молитвы давно кончилось.
   Едва утолив голод, озабоченный Рой-Цох вышел из трапезной воротами Манве и поспешил по направлению к кельям. Навстречу ему, по вымощенной двухцветными плитами дорожке, шел Третий настоятель. Идущие из трапезной монахи проворно уклонялись с его пути. Отступил и Рой-Цох, но настоятель вдруг сам свернул к нему.
  - Господин Зароа, я не ошибаюсь? - спросил он, чуть прицокивая, на старом языке.
   Рой-Цох, не понятно почему, вдруг напрягся.
  - Да, господин Третий настоятель, - ответил он тихо, но дрожь в голосе все равно была слышна.
  - Зовите меня Наставник, - улыбнулся настоятель всем своим морщинистым личиком, и змеиные зубы его блеснули ослепительной желтизной. - Вы ищите брата Марасаха? Я провожу вас.
   Вскоре, озадаченный и встревоженный, Рой-Цох был доставлен к тесной, вытесанной в камне келье. Ожидая увидеть брата, он быстро шагнул за травяную занавеску, но в келье, кроме маленьких весов, жаровни, лежанки из сухой травы и статуи Мантейи Закутанной В Плащ, не было ничего. Рой-Цох уставился на нишу, завешенную тряпкой, в надежде, что оттуда выйдет сейчас Рамат.
   Третий Настоятель проследил за его взглядом и, склонившись по-лягушачьи, отдернул импровизированную штору. Во второй, такой же тесной келье, едва освещаемой маленькой лампадкой, действительно был Рамат - бледный и неподвижный он лежал на травяной подстилке.
   В первое мгновение Рой-Цоху показалось, что брат мертв. В немом ужасе от увиденного, он опустился на четвереньки, склоняясь перед ликом смерти, но тут настоятель засеменил, выворачивая ступни, к травяному ложу Рамата, и поманил Рой-Цоха. Тот, почти раздавленный такой непочтительностью, все-таки сделал два или три шага на четвереньках. Настоятель же зажег от лампады тоненькую лучинку и поднес к губам умершего. И Рой-Цох увидел, как пламя колеблется от дыхания Рамата.
   Не зная, как приличествует вести себя в подобных случаях, он, как и был на четвереньках, дополз до брата и сжал в ладонях его теплые ступни. Ощущение этого тепла потрясло его до слез. Он с трудом проглотил готовые вырваться рыдания:
  - Так он не умер...
  - Твой молочный брат Ушел По Воде, - благоговейно прошептал Третий настоятель.
  
   Редкий монах, даже здесь, в садах Мантейи, прославленных духовидцами и Блуждающими В Тени, отваживался на то, что совершил молодой послушник Марасах. В летописях упоминалось, что в последний раз около трехсот лет назад к такому же поиску родника откровения прибегнул тогдашний Хранитель Плаща Мантейи. В его записях скрупулезно был описан путь Души от тела, оставленного в верхнем саду, до сиятельного Престола Раскаяния в царстве Умерших.
   Путь души Хранителя Плаща был ужасен. Река, отделяющая мир живых от мира мертвых была полна едкой, как кислота крови. Демоны Ужаса и Забвения бродили по ее берегам...
   Но Хранитель побывал за рекой и возвратился.
  
  - Есть и другие случаи Возвращений, описанные в летописях, - рассказывал Третий настоятель. - Но много и тех, кто не вернулся... Душа может заблудиться среди Теней, или не найти переправы...
  - Есть ли какой-то способ вернуть его? - воскликнул Рой-Цох и испугался своего, вдруг отдавшегося эхом голоса.
  - Я ждал от тебя этого вопроса, мой мальчик, - тихо ответил настоятель. - Кто-то, преисполненный любовью к нему, должен пойти за ним Дорогами Умерших...
  
  
   "Кто-то, преисполненный любовью... Кто-то... Кто-то..." - словно маленькие барабаны стучали во время сна в ушах Рой-Цоха. Он встал с постели разбитый и утомленный, словно и не отдыхал вовсе.
   "Но я же не прошел и сотой доли пути Сайма. Я не знаю Сайкати и Трайи... - думал он беспомощно. - Что же смогу я там?"
  Но и другое говорил ему внутренний голос: "Ты бывал там много раз!"
  "Но мертвым, а не живым! С чего ты взял, что живой сможешь пройти тем же путем? Путь может быть совсем иным..."
  "Испугался рек крови, дурак? Ты видел там "реки крови"?
  "Но они же не сочинили все это?"
  "Почему бы и нет? Что же им тогда писать в своих летописях? Что видели "небесную канцелярию"? Просто Рами не смог прикинуться идиотом и Они вычислили его. Возможно, заперли где-то, и ты сможешь его спасти".
  "А если меня самого..."
  "С трусости бы и начинал. Ты, видно, не брат ему!"
   Слезы потекли из глаз Рой-Цоха.
   "Молочное родство" считалось на Психотарге гораздо более крепким, чем кровное. Кровные братья могли в последствии стать врагами, молочные - никогда. Молоко во все века обожествлялось на этой скудной на потомство планете. Не каждая женщина Психотарги могла кормить грудью ребенка. И статуи Мантейи, вскармливающей зарождающийся мир украшали молельные столики каждого мало-мальски обеспеченного дома. И даже в хижинах покой верующих охранял простенький рисунок такой статуи.
   "Но, если я пойду... О, Храмы, я же никогда не видел там живых? Вдруг они иные? Но как же Рами?"
   Еще день и ночь, а потом и еще один день провел Рой-Цох без сна. Он все яснее видел своим внутренним взором (по мере затуманивания взора внешнего), что жизнь без брата - пуста и бессмысленна. Рой-Цох был сиротой. Кроме брата и вселюбящей Мантейи у него не осталось никого. В тоске и бессмысленности Рой-Цох просуществовал бы, конечно, какое-то время...
   Да, и это воплощение закончится когда-то... Следует ли вообще отягощать себя друзьями и братьями, которые все равно уйдут, укрывшись плащами небытия...
   На четвертые сутки бдения, когда в монастыре уже зажигали светильники и плошки с маслом, Рой-Цох явился в келью к Третьему настоятелю.
  
  Это путешествие в мир мертвых Вениамин запомнил лучше прочих. Конечно, он не увидел ни кровавой реки, ни демонов, стерегущих вход. Он просто впал в беспамятство, вошел в туннель и, как и прежде, был встречен белобородым, румяным отроком в рясе.
  Сердца у голой души Вениамина не было, но что-то всё-таки сильно стучало в висках и несуществующая пелена затуманивала его мысленный взор.
  "Безвременная кончина от тоски по ушедшим родственникам", - быстренько настрочил тощий, сизовощекий канцелярист, даже не посмотрев в сторону Вениамина. Все шло как обычно, и вдруг...
  Сам Веник не смог бы, наверное, в тот раз найти Рами. Слишком он был испуган и растерян. Собственное вранье в квадрате буквально пригвоздило его к полу, лишило соображения и воображения... Но Бог или Черт случай сжалился таки над ним.
  Дверь отворилась, и в кабинет вошел некто смуглый, стройный, чернявый, в стильном костюме-тройке и лаковых ботинках. На фоне канцеляриста в белой рясе выглядел он глупо, нелепо и даже фантастически.
  Худой в рясе посмотрел на вошедшего с брезгливой неприязнью, но, похоже, совсем не удивился его появлению.
  - Я уже был у архангела Гавриила, - сказал вошедший, выдержал паузу и картинно задрал брови так, что они превратились в два изогнутых вопросительных знака.
  - А я тут причём? - без любопытства буркнул канцелярист, его круглые, с красноватыми прожилками глаза были полны показного недоумения.
  - Я так же был в номере 17-ом. И у хранителя Господних ключей... - Вопросительные знаки совершили еще одно замысловатое движение и замерли под совершенно невозможным углом.
  "Какое странное лицо, - подумал Вениамин. - Похоже, что его части могут двигаться совершенно куда им вздумается".
  Человек в костюме начал демонстрировать игрой бровей раздражение.
  - Нам поступил циркуляр. - Он вынул из кармана развернутый лист бумаги формата А4, совершенно неизмятый! И начал скользить по нему глазами: - Где? ...Вот! Что в чистилище поступила живая душа. И что, по соглашению, подписанному между нашими ведомствами, душа эта поступает в ведение нашего департамента. Сиречь - полиции времени. Я иду, как и полагается, в канцелярию, но никакой души там не нахожу. Тогда я иду в кабинет ? 17. Потом к самому товарищу Гавриилу... Товарищ Гавриил посылает меня к хранителю ключей от Рая. Но хранитель ключей в отпуске. Я иду к Завхозу...
  - Завхоз уехал за канцелярскими принадлежностями, - вставил тощий в рясе.
  - Знаю, - оборвал его лаковый.- Я иду к первому заместителю Завхоза...
  - Он вчера неважно почувствовал себя...
  - Это я тоже уже слышал! Меня это не касается! Я хочу, в конце концов, узнать только одно! ГДЕ причитающаяся мне душа!
  И тут в комнате что-то щелкнуло и остро запахло серой. Вениамин увидел, как из под стильного пиджака высунулся черный лохматый хвост с кисточкой. Это его раздраженный щелчок испортил в помещении воздух.
   Если до этого Веник стоял словно статуя, то сейчас, похоже, он не смог бы сделать и шагу, даже если бы ему пригрозили... Хотя, в тот момент Веник еще не знал, чем ему можно было бы пригрозить.
   Черт, а Веник уже совершенно явственно разглядел бугорки рогов в черных кудрях, уселся прямо на груду бумаг на столе канцеляриста и интимно приблизился к нему, притянув к себе за слюнявчик.
   - Моё терпение лопнуло, ангел ? 128, сказал он томно, но отдаленным громом прозвучали в его голосе стальные нотки. - Я не выйду из этого здания, пока мне не отдадут причитающуюся по закону душу. В крайнем случае...я возьму вашу! - Во время всей этой речи кончик хвоста его дергался, как у рассерженной кошки.
   Однако канцелярист, похоже, совершенно не испугался.
   - Где же я должен взять и подать вам душу? - сказал он с плохо скрываемым ехидством. - Вы же видите, что живой души у меня здесь нет.
   Черт подозрительно оглядел комнату и задержал взгляд на том, что было недавно Рой-Цохом, а теперь совершенно обезличенное, но еще живое колыхалось в углу.
  А это? - он повел носом, принюхиваясь.
   Веник на мгновение потерял божий дар соображения. А это и было всё, что отличало его от души действительно умершего.
   - Да вы посмотрите на его вес!..
   На самом деле канцелярист вообще пренебрег взвешиванием, однако, в процессе препирательства, успел написать на бланке какую-то галиматью, и теперь все ангелы Господни не сумели бы убедить его, что цифру он взял с потолка.
   - Тогда мы сделаем так, - сказал Черт. Вы, 128-й, лично пойдете со мной в архив, лично разыщите документы, и лично...
   Окончания фразы Веник не услышал, потому, что волна ужаса поднялась вдруг внутри него и затопила весь воспринимаемый мир. Он, наверное, умер бы от страха, что всё в сей же миг разоблачится, если бы не был уже почти мертв.
   Дело в том, что Вениамин знал, где находятся документы из архива. За минуту до прихода лакового Черта их принес один из канцелярских ангелов и свалил рядом с переполненным шкафом. Знал об этом и ангел ? 128. Однако, ни слова не говоря, он поднялся, спрятал в стол обе - круглую и квадратную печати, и вышел вон вместе со странным своим посетителем.
   Дверь хлопнула, Веника слегка колыхнуло, потом дрожание воздуха прекратилось вообще. Секунды шли. Веник стоял в углу не в силах сдвинуться с места. Да он, собственно и не знал, может ли вообще двигаться самостоятельно.
   Секунды шли.
   И тут дверь снова открылась. В кабинет, волоча крылья, неуклюже зашлепало что-то белое, крылатое, на мохнатых совиных лапах. Оно тяжело взлетело на стол, смахнуло непомерно большими крыльями какие-то бумаги и в довершение учиненного разгрома, нагадило прямо на метрику Вениамина.
   - Фимка! - истошно заорал кто-то в коридоре.
   - Опять серафим из курятника удрал! - ударило с потолка громовое, похожее на небесный глас, и неуклюжий серафим, попятился бочком, спрыгнул со стола, но задел не до конца закрытый ящик и шумно обрушился вместе с ним на пол. Это происшествие напугало его еще больше, и он белым перьевым клубком юркнул в приоткрытую дверь. А тяжелая круглая печать, вываленная им из ящика, сделала пару кругов по полу и замерла прямо у ног Веника.
   Веник смотрел на печать. Печать, казалось, смотрела на Веника. Алые буквы горели на ней каким-то адским пламенем. Веник протянул к печати руку и понял вдруг, что оторопь совершенно оставила его. Он боялся, что не сможет взять печать, но взял и поднес к лицу. Перевернутые буквы на печати никак не складывались в его голове в слова, однако огнем горели перед внутренним взором. Желание спрятать чудесную печать возникло у Веника как бы само собой. Он поискал карманы на призрачном подобии одежды, попытался спрятать печать в складках, но горящие буквы просвечивали. Наконец, словно бы по наитию, он прижал печать сияющей надписью к сердцу, вскрикнул от неожиданной боли и...
   Понял, что изменился. Призрачно, неуловимо, но глубоко и явственно. Словно бы прозрел после многовековой слепоты. Он не осознал сущности перемен, просто нашел в себе какую-то иную, новую опору. Новый, неведомый стержень. Новый указатель его самости и пути бытия.
   Веник аккуратно положил печать в ящик, вставил его на место, привел стол в первозданный вид, переложил метрику Рамата, в папку "Исходящие. Психотарга". (Благо, ее не пришлось долго искать. Проштамповал собственную бумагу, смахнув, сделанное Фимкой... Куда же ее? Рядом лежала толстая папка "Исходящие. Земля Иисуса". "Подходящее название", - подумал Веник и сунул свою метрику под кипу других.
   Теперь ему нужно было спасти Рамата. Зная номер кабинета, он был в метрике, Веник выглянул в приоткрытую дверь, и, не увидев в коридоре никого, тенью метнулся в угловой 120-й.
  
  
  

Глава 3. "Крест на крест"

  
   Люди, обычно, подразделяются на две категории - одних частые стрессы доводят до рюмки и рукотрясения, других - закаляют. Веника стрессы похоже закаляли. По крайней мере, он вдруг почувствовал, как в него вливается лихорадочная, суетливая бодрость.
   "Эх, написать бы заявление на отпуск. Главный бы подписал. Но медлить нельзя, хоть лишние деньги не помешали бы. Жены дома нет. Но домой... Нет, домой нельзя. Прямо отсюда. Прямо сейчас. Вот только куда? А если совпадение, шутка?"
   Веник посмотрел на потертый желтоватый листок. Взял ножницы и не торопясь искромсал бумажное "время" на мелкие кусочки. Смахнул обрезки, поднял глаза... Бумага проявилась на столе чуть выше, чем лежала до того. Сердце заколотилось, конечно. Но его лихорадочный бег уже не пугал, мешал разве.
   Нужны были деньги. Оставалось одно - занять, не надеясь на отдачу.... У кого? Разве, что у главного... Такая просьба покоробит, но и польстит одновременно. А без отдачи - так его не жалко, он не бедствует.
   Веник поднялся, бросил прощальный взгляд на растерзанный стол, взял портфель - он так и не раскрывал его сегодня, и шагнул к двери. Однако запертая дверь сама открылась ему навстречу. Открылась удушающе медленно, словно преодолевая какое-то неведомое сопротивление.
   В дверях стоял Некто в темной тройке, лаковых ботинках, смуглый, с плотной, густой шапкой темных кудрей...
  
  Веник был уже далеко не молодым человеком. Да и вообще никогда не приходилось ему ощущать себя могучим голливудским суперменом, звереющим перед лицом неожиданной опасности. Он попросту отшатнулся к стулу и обмяк на нем, не имея сил даже привстать на ватных ногах.
  Веник сидел и ждал сердечного приступа. Приступ задерживался. Мало того, перед лицом безвременной (действительно безвременной!) кончины, он вдруг ощутил, как страх смерти стал его, наконец, отпускать.
  Черт лаковый уселся тем временем напротив и тоже ждал чего-то: то ли пока Веник "дозреет" и спелым яблоком скатится прямехонько в Ад, то ли иного, неведомого. Чего, интересно?
  - А что, - спросил вдруг лаковый, - вы, с вашим ...э-э, бестелесным, так сказать опытом, всё ещё верите в существование Ада?
   В первую секунду Веник не понял сути вопроса. Фраза показалась ему совершенно бессмысленной. Адой звали к тому же склочную соседку-лифтершу из... Ах, да... Ада. То есть Ада же, того который... Вениамин поднял мутный взгляд и всмотрелся в лакового. Ни прозрачным, ни еще каким-то отличающимся от обычного посетителя он не был.
   - Ада? - хрипло спросил Веник. - При чем тут Ад?
   - Вот и я говорю, причем, - согласился лаковый. - Это все сказки для... - он сделал что-то невообразимое с пальцами, и Веник тут же вспомнил, как вольготно лаковый обращался в прошлый раз с бровями.
   Тот словно прочел его мысли:
   - Зря вы тогда этого юношу.... Некоторым образом, э-э...спасли.
   - Почему "некоторым образом", - удивился Веник. - Просто спас.
   - Вы не понимаете, - ласково сказал Черт. - Спас это -...э-э, спасение. Вы же, по сути, продлили его земные муки ...
   - Нет, вы уж меня извините, - устало и обреченно перебил черта Веник. - Вы, похоже, клоните к тому, что там у вас в канцелярии - веселее?
   - А вы считаете, что...Впрочем, полагаю, вы видели именно канцелярию. Небесную канцелярию с ангелами в подворотничках и нарукавниках?..
   - В слюнявчиках, - буркнул Веник.
   - Возможно, возможно, - радостно согласился черт.
   - Что значит возможно-возможно?! - рассердился Веник.
   - А что, - ответил черт вопросом на вопрос, - ваш этот, как его...э-э, ну, в общем, брат, тоже видел канцелярию? Хотя какой он ВАМ брат...
   Это "вам" прозвучало как-то ну очень странно. Словно бы Веник тоже был из этих самых небожителей, а Рамат так, червь земной, грязь, присохшая к ботинку. Однако Веник точно помнил, что Рами и в самом деле видел в канцелярии что-то иное. Пожалуй, (Веник посчитал тогда, что это попросту горячечный бред), явилось Рамату нечто похожее на монастырские летописи: кровавая река, демоны дышащие смрадом и скверной...
   - Ну и какая к черту разница,... - Веник осекся. - Какая ...разница, что он там видел?
   Черт улыбнулся несколько покровительственно и придвинулся чуть ближе.
   - НАМ нет никакой разницы, что видел там ваш, э-э... так называемый "названный брат", главное, ЧТО видели там ВЫ...
   - И чем же я такой особенный? - нагло спросил Веник. Повисла пауза.
  
  Брата Вениамин увидел не сразу. Скорчившийся в углу Рамат был похож разве что на клок серого тумана. Веник затравленно оглянулся, хотел было уже бежать дальше, искать еще, но что-то остановило его. Словно бы сердце стукнуло. И тут он заметил в углу тень. Серенькую, почти бесплотную тень, мелкую, никчемную, как паутина в углу. Заметил с брезгливостью, которая тут же переросла в ужас: да это же Рами! Как же я так могу?! Это же...
  Веник бросился к тени и склонился над ней.
  - Рами! Великие Демоны-мучители! Рами!
   Рамат, казалось, не узнавал Веника. Глаза тени блуждали, на лице застыло странное выражение, словно бы его обладатель попросту потерял разум.
   - Рами! Это же я... - тут Веник понял, что позабыл последнее свое имя. То, под которым жил на Психотарге. Десятки имен беспомощно завертелись в его бесплотной голове.
   - Страж небесный...- едва различимо прошептал Рамат.
   - Рами, я....
   - Страж Небесный, - уже явственней прошептал Рамат и в благоговейном ужасе вперился в Вениамина.
   Похоже, он совершенно не узнавал Веника. Что делать?
   - Ладно, пусть страж, - пробормотал Веник. - Вставай, братишка! - он попытался схватить тень под микитки, но, похоже, тут следовало действовать по иному.
   - Восстань грешник и следуй за мной! - громко сказал Веник. От собственного голоса ему же стало не по себе.
   - ...Ой, ой, ой, - отозвалось из противоположного угла эхо.
   Рамат наконец встал, и Веник немедленно двинулся крупными шагами к двери. Теперь только бы успеть. Только бы войти в лифт... А там... Там видно будет. Что нужно делать в лифте - Веник не знал. Он вообще был не уверен, что нужно именно в лифт. Но ... должны же быть в лифте хоть какие-то кнопки?...
  
   - Мы потом неделю вычищали все эти ваши кнопки из наших лифтов, - вторгся вдруг Черт в воспоминания Веника. Веник и сам не заметил, как все вышеописанное промелькнуло в его воспаленной голове.
   - Почему мои кнопки? - спросил он с нажимом и подозрением. - Мало того, что вы подслушиваете мои мысли, так вы еще диктуете, что я должен думать?
   - А это мысль, - сказал Черт. - А еще прочнее - циркулярчик выпустить: что думать, где и как.... Неужели вы, - он вперил взгляд в Вениамина, - не в состоянии понять: есть нечто существующее, а есть то, что видеть ДОЛЖНО! ДОЛЖНО - понимаете вы это!
   - То есть вы хотите сказать, что все, что я находил там у вас должным, то и ... Какая чушь, - возмутился он искренне. Ведь я же не Господь...
  
  Слово "Господь" вдруг повисло в воздухе. Черт так вытаращился на Веника, что тот кожей ощутил его благоговение и ужас. Мистический ужас перед ним, жалким человечишкой, преступником, можно сказать... Даже сам воздух закаменел. Казалось, что стукни сейчас в окно синица, и весь мир осыплется осколками, как гигантская витрина, в точку напряжения которой угодил маленький камушек...
   - То есть вы хотите сказать, - начал слегка ополоумевший Веник... - То есть тогда, почему же вы меня столько раз... Нет. - Решился он. - Я вам не верю. Я не знаю, зачем этот розыгрыш, но всё, что вы говорите, не имеет никакого смысла...
   Черта, видимо, отпустило, потому что он порозовел слегка.
   - Вы только не нервничайте, - сказал он, подняв обе руки как бы для пасса над Веником "а-ля Кашпировский"....
   - Нет, вы уж меня увольте, - отстранился от Черта Веник. - Если я и закончу свою жизнь окончательно, - он запнулся, понимая, что снова вышел каламбур, но нашел силы продолжать. - Я закончу жизнь в здравом уме, без этих ваших....
   Веник отодвинулся от Черта и сел, нахохлившись и вжавшись в стул.
   Черт заламывал пальцы. Веник наблюдал за этой демонстрацией нервов с некоторой опаской, но молчал. Черт тоже молчал. Пауза затягивалась.
   Дверь в кабинет Вениамина распахнулась и ввалился Свиньин. Он оглянулся по сторонам, не видя почему-то ни Вениамина, ни его странного посетителя, воровато бросил взгляд на брошенные поверх бумаг Вениковы ведомости, туда, где, "к оплате", и в недоумении удалился. Еще немного, и он наступил бы Черту на ногу. Впрочем, миновало.
   Веник посмотрел на часы. Было около половины пятого, осень, солнечно. Он еще раз взглянул на часы. Часы были какие-то странные: стрелки отсутствовали напрочь, а вверху справа имелось окошечко "погода".
   - Вы это прекратите, - сухо сказал Черту Веник.
   - Если бы я мог, - почти искренне вздохнул Черт.
   Напряжение вдруг спало.
   Веник сунул руку под стол, нашарил недопитый коньяк - плохой, на донышке, но всё-таки... Поискал глазами стаканы. Был один, и немытая кофейная чашка. Разлил жидкость на глаз. Черт, не задавая вопросов, выпил. Веник тоже хлебнул свою порцию, из чашки. Встал. Достал из книжного шкафа, заваленного разным хламом, высохшее печенье. Включил электрический чайник. Потряс баночку из под кофе - что-то там еще бренчало.
   Черт молчал. Время словно бы замерзло. Потянулось медленно, едва заметно. Веник насыпал кофе, подвинул баночку Черту. Черт кофе пить не стал, но это Веника особенно не озаботило. Он хватанул горячего, обжег язык. Разговаривать сразу стало как-то не о чем. Над ситуацией повисла обыденность плохого кофе, конца рабочего дня. Хотелось сказать. Давайте перенесем эту бодягу на завтра. И надеяться, что завтра может быть, вообще не наступит.
   Заглянул главный, возмущенно пошарил глазами, что, мол, все так и стремятся пораньше с работы, один я как Сивка-Бурка...
   - Что, и вправду никто не видит? - прихлебывая отдающий гарью напиток, спросил беззлобно Веник.
   - А то, - пожал плечами Черт. - Было бы кому видеть. Сколько тут у вас из себя не мни, но, если едва вылез из праха, прах ты и есть.
   - А вы как, - поинтересовался Веник, - следующая ступень эволюции?
   - Ну, ступень - не ступень, - замялся Черт, - а черное от белого отличаем.
   - А что, - неискренне удивился Веник, - вот так-таки и отличаете? Значит по-вашему есть оно - черное, белое....
   - Ну вот опять вы за свое, - обреченно сказал Черт.
   - Можно подумать, мы раньше с вами уже беседовали на эту тему, - хмыкнул Веник и поперхнулся кофе.
   - То-то и оно. То-то и оно, - грустно сказал Черт.
   - Ладно, - сказал Веник. - Послушаем вашу версию происходящего.
   - Вы мне всё одно не поверите, - буркнул Черт.
   Веник пожал плечами:
   - Зато хоть мотивы выясним. Полчаса назад я предполагал, что знаю, зачем вы сюда придете. Теперь вот.... Так что, валяйте.
   Веник откинулся на спинку стула.
   - Это началось 15 миллиардов лет назад, - сказал Черт и тут же замолчал, глядя с подозрением на Веника.
   - Ну и что? - равнодушно спросил тот. - По мне так хоть двадцать.
   - Да нет, как раз в двадцать-то всё шло как надо. - Черт помолчал. - И вот, когда вы... Нет, так будет не совсем правильно, хотя... Вы - это ведь еще и множественное число в том языке, на котором мы говорим... Значит, когда вы создали этот мир...
   - Ну, давайте-давайте, - подбодрил Черта Веник. - Радуйте дальше.
   Черт посмотрел на него снизу вверх, исподлобья, как побитая собака, но продолжал.
   - Когда вы создали этот мир, в нем обнаружился принцип дуальности.
   - Так-таки сам собой и обнаружился? - съехидничал Веник.
   - Если бы знать, - вздохнул Черт. - Раньше вы ничего похожего не создавали. Раньше все получалось как надо. Творение, его Творец, и некое, противостоящие этому Творению Разрушающее начало. Хаос. Правда, всё это были ..э-э... Не очень масштабные, так сказать, творения. В некотором смысле пробы...
   - Не понимаю, - сказал Веник. - Разве мы имеем сейчас что-то другое? Кто же отрицает, что есть Добро и Зло? Если сейчас и отрицают что-то, то это - наличие Творца...
   - Ну, это софистика, - отмахнулся Черт. - Хотя... Может быть поэтому и отрицают в этом мире наличие Творца... Ведь дело в том, что... Как жаль, что я не философ. Понимаете, получилось так, что именно в этом Творении Добро и Зло по отдельности больше не существуют.
   - Как это? - не понял Веник.
   - Ну, невозможно здесь сделать нечто хорошее, не причинив этим же никому вреда. И наоборот.
   Веник задумался.
   - То есть, накормив голодного...Что я делаю плохого?
   - Ну, к примеру, продляете жизнь мерзавцу, который убьет сегодня еще пятерых.
   - А что, раньше было не так? - удивился Веник.
   - Раньше, зло и добро не проникали в ваше творение вместе. Персонаж был или добрым, или не добрым. Со злом можно было бороться, искоренять, но....
   Тут Черт как-то подозрительно смутился.
   - Но - что? - строго спросил Веник.
   - Но все эти разграниченные, скажем так, творения, были очень нежизнеспособны. Требовалось постоянное вмешательство и патронаж Творца. Иначе Зло побеждало.
   - А на этот раз "Творец", значит, стал не нужен?
   - Я бы не стал так категорически..., но в целом... В целом выходило, что Творец тоже не мог сделать что-то по-настоящему благое и верное. Кому-то он приносил пользу, а кому-то... Конечно, мы ощутили это не в одночасье. Было много попыток... Но все они приводили к далеко неоднозначным результатам. И тогда....
   - И тогда я, - развеселился Веник, - изгнал всех из Рая, например? Или что-то еще?
   - Вы мне не верите, - констатировал Черт.
   - А как вам поверишь? - удивился Веник. - Рай-то был? - спросил он так же весело через паузу.
   - Рай был, - вздохнул Черт.
  
  
  

Глава 4. " В раю..."

  
   Вытащив Рамата из кабинета и загнав его в лифт, Веник перевел дыхание. Куда же теперь? В лифте и вправду были кнопки. Но какую из них следовало нажать, вот вопрос?
  Веник по большому счету надеялся, что кнопок будет штуки две, например, "туда" и обратно", но кнопок было много и все они ни размером, ни цветом не отличались. Разве что значки их украшали разные...
   В замкнутом пространстве лифта было почему-то душно и зябко одновременно. Тень Рамата в ужасе вскрикивала, взирая на что-то за спиной Веника и мешая размышлять. Выхода не было. Оставалось просто куда-нибудь нажать. Веник зажмурился, нащупал какую-то кнопку пальцем и вдавил ее, запоздало сообразив, что стоило бы запомнить, куда едем, а вдруг будет еще один шанс? Однако лифт уже пропал. Возник знакомый тоннель, но на этот раз никакая сила не влекла по нему Веника, и пришлось тащиться самим.
  
   Когда Вениамин, гоня перед собой клочковатую тень Рамата, спустился к Храму с высокого священного холма Йимы, Ноа уже ушла за линию гор. Настала серебристая ночь Тааки, богини блуждающих высоко в небе огоньков.
   "Просто спутников у этой планеты до хрена", - отметил Веник. Он больше не мог думать о себе, как о Рой-Цохе из Мальмы, наследнике дома Зароа, дома своего молочного брата, который пожелал уйти от благ мира сего.
   Осознав себя в человеческом теле, Вениамин начал искать глазами Рамата. Его однако больше не было рядом.
   "Ну, конечно же, - вспомнил Веник. - Я-то поднялся для медитации на вершину священного Йимы, а Рамат лежит, наверное, у себя в келье".
   Он пошёл тропинкой, убегающей по пологому склону. Бархат ночи стелился под ноги, а небо играло праздничными огнями. Было необычайно свежо и прекрасно. Хотелось остановиться, дышать, думать... Но Веник спешил. Он знал, что очарование вот-вот пройдёт и навалится усталость.
   Вениамин вошел во внутренний двор. Он никого не встретил, хотя в это время послушники обычно толпились как раз во внутреннем дворе, отдавая благодарность Ноа за прожитый день. Однако, нырнув под плотный полог келейного зала, Веник был ошарашен количеством людей с факелами в молчании стоявших вдоль стен. Стоило ему возникнуть на пороге, как ударили гонги.
   "К худу или к добру?" - только и успел подумать Веник, как послушники начали славить его.
   "О бесстрашный! О тот, чье движение подобно ходу Ноа по небу! О срастающийся с бездной!" - возглашал один из послушников, и толпа взвывала от восторга.
   "Похоже, брата я спас", - подумал Веник.
   Нужно было сматываться. Ведь свои бумаги Веник переложил совсем в другое место. Как там оно называлось? Земля Иисуса?
   Земля Иисуса... Название это чем-то травмировало психику, грызло. Едва уловимо, на грани восприятия, но все-таки грызло. Однако осмыслить сию непонятную боль времени не было. Ведь бумаги попали на землю какого-то там Иисуса, а сам Веник грешным делом возглавлял сейчас процессию послушников с песнями тащившихся в храм. Пожалуй, если срочно не предпринять ничего, усадят они его "на божничку", и будут молиться ему, аки живому Богу... Вот ведь попал. Только святости ему сейчас и не доставало...
   Конечно, вспоминая канцелярское раздолбайство, можно было надеяться, что Веника вообще никто не хватится. А может и после смерти удастся просочиться. Надо ведь когда-то и расслабиться, удовольствие получить, ведь в кои-то веки сподобился. Многим ли везет, чтобы вот так ни за что, при жизни? Конечно, всякое бывало: где-то с бабами везло, где-то с деньгами, но чтобы вот так?
   Но как же тот, в черном костюме и лаковых ботинках?
   - ...и демоны отступили перед ним! - провозгласил в этот момент запевала хора особенно гнусаво и пронзительно.
   Веник вздрогнул. Вообще-то стоило бы послушать историю о собственном героизме. Когда еще расскажут? Ого, оказывается, он бесстрашно вошел в кровавую реку, и воды ее расступились. А Демоны устрашились вида его и бежали с берегов...
   "Э, нет, - весело подумал Веник, слыша, как его уже практически обожествили. - Пора сматываться. Того и гляди: чудеса являть заставят".
   И тут лица послушников стали как-то странно разбухать, а потом и вовсе пошли рябью, как изображение в испорченном телевизоре. Веник стал озираться и замечать то тут, то там струйки жирного дыма. Пожалуй, еще пару секунд, и он точно бы определил растительную причину монашеского экстаза, но и сам уже нанюхался. Сознание его заволокло наркотической пеленой, и он провалился в сон. Оно и, кстати, сколько ж можно бодрствовать на благо человечества?
  
   Но и во сне отдохнуть Венику не дали. Явился кто-то тощий, закутанный в плащ с капюшоном, перхающий, как овца.
   - Вот ты значит каков? - начал гость не здороваясь.
   - Не нравлюсь - так проваливай, - буркнул Веник. Он, наконец, расслабился и хотел теперь спать. Даже этот бездарный кошмар мог бы догадаться, что не так-то это просто: туда, потом обратно, и четыре дня не жравши.
   - Черта боишься? - захихикал кошмар. - Бойся другого! Что тем, в канцелярии? - чужая жизнь - вода! А вот ОНИ....! ОНИ не простят....
   Тощий вот так и произнес ОНИ, словно бы имя собственное. Еще и палец свой кривой и грязный задрал в назидание, чего бы ему, в общем-то, делать не стоило. Устал сегодня Веник. Страшно устал. До холода в сердце, который еще только подкатывал, но уже был тяжел как свинец.
   - Шёл бы ты откуда выполз, - грубо сказал кошмару Веник. - Спать я хочу, понял?
   - Ты думаешь, я тебе кажусь? - завыл тощий. - Ты меня еще попомнишь! Когда ОНИ за тобой придут, ты вспомнишь, что я предлагал тебе руку помощи.
   Веник устало посмотрел на эту грязную, с обломанными ногтями руку, и не то чтобы не подал руки, даже не пошевелился в ответ. Хотя хотелось брякнуть, что если эти "ОНИ" придут с чистыми руками, то пусть берут, если смогут. В эту минуту Веник чувствовал себя таким мудрым, таким пожившим на многих землях, что вообще ничего не боялся. Он знал: пройдет усталость, пройдет и эта лихая самоуверенность. Но уж сейчас он мог позволить себе ничего не бояться. Похоже, тень поняла это.
   - Ладно, - хихикнул тощий. - Попомнишь еще. Попомнишь.
  Он надсадно закашлялся и кашель этот долго стоял у Веника в ушах. Уже и тень растаяла. И образ пляшущих в экстазе монахов проявился на миг и растворился в подкатившем тяжелом сне. А кашель все слышался, слышался, словно бы уже весь мировой звук состоял из надрывного незатихающего кашля.
  
   - Ха-пи-у-ари-эн ка-ма-го ти-рэс! - на распев читал учитель торжественных гимнов и молодые послушники робко тянули за ним - Ти-рэс...
   Учитель подвывал, ученики фальшивили, но другого места, чтобы перечесть рукописи Восьмого Хранителя Плаща просто не было. Вынести священную запись из библиотеки Веник не мог - уж больно тяжёлая была. Один окованный перелет сколько весил.
   Веник потер уставшие глаза. Боль в глазницах оживила его. Он посидел пару минут в опустошении и снова вернулся к страшным строчкам. Хранитель Плаща писал (этого не было в обычных списках с рукописи) о времени после своего возвращения из царства Вместилища Смерти. И была в этих записях вовсе уже не героика в буднях, а мысли о возмездии. Вот как писал об этом сам Хранитель.
   "И в ночь, предшествующую затмению Сиа, когда его кровавый глаз, словно уголь жаровни, лежал в черных ладонях ночи, пришли ОНИ. ОНИ не спросили меня, кто я и где был. Но один из НИХ, черный как смоль, взмахнул указующим огненным перстом, и смертный холод объял меня.
   "Кто ты, - вопросил ОН, - посмевший нарушить покой великой Реки Времени?! Кто ты, убогий, дерзнувший смешать грязь двух миров на ступнях своих?"
   "Кто Ты сам, спрашивающий меня так грозно?" - осмелился ответить я ему.
   И он сказал мне: "Я тот, кто охраняет покой Реки Времени и не позволяет вам, смертным, дважды входить в ту же воду".
   И тогда я дерзнул спросить: "Скажи мне, Хранитель Великой Реки, ПОЧЕМУ не позволено нам смертным дважды входить в ту же воду?"
   И страшно засмеялся ОН. И указал на чашу мою, половина коей была заполнена свежей водой: "Смотри же, прежде чем я заберу тебя с собой, чтобы осудить твою душу на вечное рабство!"
   И я смотрел в чашу. И прекрасные сады, и чудесные земли показались мне в ней. Пестрые птицы, невиданные на нашей земле, пели на ветвях, а ветви висели низко, согнутые под тяжестью сочных плодов. Чудесные звери слушали песни, поднимая благородные морды. И благодать, казалось, изливалась из этой чаши в мое сердце. Но вдруг вода потемнела, и я увидел, как дым и огонь заволакивают прекрасную картину. И люди, похожие на меня, вырубают сады и налаживают самострелы на птиц и зверей. И вот первая из птиц, уже упала с ветки, обливаясь кровью, а остальные продолжали доверчиво прижиматься к ветвям. И видел я, как вода в моей чаше стала красной...
   - Грязен и необуздан человек даже в мечтах своих, - грозно сказал Хранитель, - Ибо увидел ты свое сердце. Раз за разом, умирая, вы сбрасываете накопленную скверну, и начинаете всё сначала, - продолжал он. - И нет вам пути через Великую Реку, нет вам бессмертия, ибо память о ваших злодеяниях была бы больше вас самих!"
  
   Здесь рукопись обрывалась припиской: "Великий Хранитель дал мне время до скоротечного восхода, дабы я окончил свое повествование. Близится короткий день, ибо затмение - предвестник разрушительного землетрясения, которое не пощадит окрестные деревни. (Так сказал мне Хранитель). Я ухожу, завещая больше не ходить моим путем, ибо гнев ИХ страшен.
  
   Веник перевернул последний лист толстого пергамента, покрытого особым лаком, и увидел на обороте его, в самом низу корявую приписку.
  "Свершилось. Храм разрушен. Прощай..." Далее шло имя, наверное, женское, но оно почти стерлось, и прочесть его не было никакой возможности.
   Вениамин знал, что Хранитель Плаща погиб при разрушительном землетрясении, которое буквально сравняло с землей всё окрест храма. Да и сам храм пострадал тогда значительно. Однако кто же приходил за Хранителем Плаща. Что это за таинственные ОНИ. Черный, как смоль? Был ли это виденный Веником Черт?
  
   Худой, усталый странник в темном плаще с капюшоном брел по садам Эдема. У озерца, где ветер играл с камышами, он жадно припал к воде.
   Когда-то странник уже бывал здесь. Он помнил, что и сам Эдем живет в окрестностях озера. Вместе с Женой Его. Так указал им Бог, дабы оградить от Зла, изначально заполонившего всё на Земле. Кругом шла борьба добра со злом - волки кушали ягнят, полудикие крестьяне удобряли недругами пашню, и вроде бы земля после этого даже лучше родила. И только в садах Эдема звери были ласковы, ненастья обходили стороной, и никто не мешал наслаждаться жизнью Эдему и его семье. Уже много сотен лет жил он за пазухой у Бога вместе с Женой Своей. Правда, детей у них почему-то не было.
   Вот и взгорок. Отсюда рукой подать до поляны, где Бог посадил для Эдема два дерева Древо Жизни и Древо Смерти. Странник решил присесть отдохнуть прямо на взгорке. Сорвал по пути на малую горушку пару сочных яблок, расположился, достал из поясного кармана обломок лепешки и стал медленно жевать, прикусывая то лепешку, то яблоко, и подбирая даже самые малые крошки.
   - Кто разрешил тебе, странник, вкушать от яблок моих? - услышал он вдруг за спиной зловещий шепот. Но не вздрогнул, а обернулся с приветливой улыбкой.
   Вид Эдема, хозяина садов, неприятно поразил странника. Хоть был тот всё так же молод, как и много лет назад, но вид имел человека лишенного простых радостей - крепкого сна, хорошего аппетита и здоровых любовных утех. Был Эдем бледен, стройную спину свою держал согбенной, глаза горели нездоровым томлением, а подбородок порос жидкой клочковатой бороденкой. Даже голос Эдема приобрел старушечью капризность и дребезжание.
   - Мир тебе, Эдем. Как живется теперь в твоих садах? - Ласково спросил странник и протянул Эдему надкушенное уже яблоко. - Прости, но второе я съел. Не верю, что жалко тебе этих плодов для странника, но раздели со мной мою скудную трапезу.
   Эдем взял яблоко и неожиданно жадно откусил. Выглядел он обеспокоенным. И даже глаза его бегали.
   - Я вижу, сады твои всё так же радуют взор, - продолжал странник. - Что же за печали у тебя на челе? Цветет ли Древо Жизни, не оскудели ли плоды его?
   - Цветёт, что ему сделается, - буркнул Эдем с набитым ртом. Яблоко он съел до черешка. Да и черешок отбросил с сожалением. - Господь щедр. Любит меня. Вкушая плоды Древа Жизни, мы с Женой можем жить вечно.
   Сладкий сок залил бородку Эдема, и она слиплась сосульками.
   - Это райское место Господь создал для меня. Я его лучшее творение. Но ты-то как приходишь сюда, странник?
   - Возможно, потому, что я бреду мимо добра и зла, и божьих запретов не ведаю, ибо не грешен, и не безгрешен. Я просто прохожу мимо.
   - Тогда смотри! Взгляни, какая тут тучная земля! Какие сладкие плоды она даёт! И всё это мне!
   Эдем хвалился, но казалось, похвальба его была сродни истерике. Странник посмотрел на него долго и внимательно.
   - Чему же ты не рад тогда, друг мой? - спросил он ласково. - Здоров ли ты? И жена твоя здо...
   - Ты видел её? - вскричал Эдем и глаза его расширились, взирая на неведомый страннику ужас. - А Его ты видел?
   - Кого? Господа? - спокойно уточнил странник. - Нет. Мне говорили, он решил сотворить нечто особенное и уединился на время.
   - А не он ли подослал тебя? - сердито спросил Эдем и в глазах его полыхнула вдруг злоба.
   - Сколько сотен лет ты знаешь меня, Эдем? Разве я когда-то подчинялся чужим желаниям? - удивился странник. - Может, потому и нет мне пристанища в виденных мною мирах...- он помедлил. - Но скажи мне, что так взволновало тебя. Я приходил к тебе, и ты бывал доволен и счастлив, а теперь...
   - Боюсь я Его, - опустил злые, дерзкие глаза Эдем. - Кажется мне, замыслил он против меня что-то...
   - Не пойму, какой резон тебе сомневаться в Творце? - удивился странник. - Разве не для тебя, своего любимца, он создал этот райский сад, оградив его от влияния зла? Не тебе ли он дал бессмертие, подарив Древо Жизни? И не тебе ли дал выбор, достойный Бога? Ведь вкусив от Древа Смерти, ты в покое покинешь этот мир? А главное, он создал жену твою, которая истинная твоя половина.
   - То-то и оно... То-то и оно! Половина! - воскликнул Эдем, пряча глаза. - Он создал ее из моего ребра, отняв у меня что-то... невосполнимое. Я места себе не нахожу! Постоянно желаю её... А она... то твердит, что устала, то ищет другой предлог, чтобы отказать мне... А теперь она... Она говорит мне, что Его послал Бог! Но 800 лет мы жили вместе и ничего... Может, она прижила его с кем? Скажи, странник?
   И вдруг глаза Эдема потемнели от страшного подозрения. Взгляд его стал совершенно дик, на губах выступила пена.
   - Что с тобой, Эдем? - участливо спросил странник.
   - Ничего-ничего, - потер тот всей ладонью лицо. - Это так, морок... Накатит вдруг, как наваждение. Всех подозреваю. - Он устало махнул рукой. - Гостеприимен же я стал... Идем-ка в мой шалаш.
   Он суетливо потянул за собой странника.
   - Вот по этой тропе, мимо кучи хвороста, видишь? Смотри, смотри - малиновка свила у самой дороги гнездо. Смотри!
   И Эдем достал припрятанный в кустах тяжелый гладкий камень. Через минуту он уже тащил за ноги сухонькое тело старика к огромной куче хвороста. Под хворостом были аккуратно уложены: Жена Его, трехнедельный младенец, распухший уже и посиневший. Теперь добавился старик в плаще. Эдем старательно закидал всех троих хворостом. Сел было рядом. Потом его замутило, и он поднялся, оглядываясь, чем же забить горечь во рту. Дошел до озера. Напился. Вдруг вспомнил:
   - Странник... Вдруг он отравил меня? - и горло его извергло озерную воду вместе с пеной, остатками яблочной кожуры и маленькими семечками, пахнущими горьким миндалем.
   Грязное пятно медленно расплывалось по воде, а Эдем снова пил и извергал из себя воду, борясь с самим собой за собственную жизнь.
  
   - Вот такой это был Рай, - вздохнул Черт, опуская глаза.
   - Кто же был тот в плаще? - спросил Веник, не особенно веря, но потрясенный ужасной историей.
   - Какая разница, кто это был, - отмахнулся Черт. - Скорее всего, вы и были.
   - А за что же он убил Жену свою? - спросил задумчиво Веник.
   - Жену он не убивал. Когда Ева...
   - Почему Ева?
   - Ну, ...Жена Его... Потом как-то так стали постепенно ... В общем, когда она увидела задушенного младенца, то пошла к Дереву Смерти и съела...
   - Яблоко? - перебил Веник.
   - Да какое там яблоко, на смокву скорее похоже...
   - Ага. А Адам, то есть Эдем, съел другое... другую смокву...
   - Стоило бы. Нет, Адама вы за эту историю изгнали из рая. А потом, когда он слухи начал распускать...
   - Слухи?
   - Ну, по началу он вроде успокоился. Женился, детей завел, и всё такое. А потом, когда состарился, выжил из ума и понял, что таки помрет, начал всем рассказывать, будто бы это Еву искусил какой-то чужеземец. Будто она съела Плод не от того дерева, да еще и ему, Эдему, подсунула. И за это их, якобы, изгнали из рая. А он, Эдем, не виноват... В общем, толи сбрендил он, толи жить ему так хотелось, что... Эх,..- Черт коротко махнул рукой, мол, кто их разберет, смертных. - А вы после этой истории сотворили себе какое-то тело и... Вот с той поры мы вас и разыскиваем.
   Веник глубоко задумался.
   - Не верю я вам, - сказал он, наконец, поднимая на Черта глаза. - Если вы всё это время просто разыскивали меня, откуда же все эти легенды о проданных душах? Куда, скажите мне, вы забрали 8-го Хранителя Плаща?
  
  
  

Глава 5. "Начать и кончить"

  
   Кто не лежал поющей лунной ночью в объятиях грудастой, но очень глупой девицы, тот не поймет томления Творца. Мало написать стихи - нужно еще прочесть их кому-то, мало построить дом, нужно найти для него жильцов, мало создать Вселенную нужно, чтобы Тебя славили под новыми звёздами...
   Поначалу, Он трудился в этом мире не больше, чем обычно: ваял, пестовал, давал закон и отпускал с Богом. Потом он спускался к ним, но закона своего уже не находил. Зло влекло к себе его теперешние создания почему-то гораздо больше, чем добро. Даже данную им истинную веру они в какую-то пару-тройку столетий так приспосабливали под себя, что становилась она уже чуть ли не своей противоположностью.
   Чего он только не делал. Он карал - насылал землетрясения и потопы. Он убеждал собственным примером, спускался к ним в разной личине, но порадел лишь вычурному многобожию. Он ...просил... Просил Животворящее Неразрешенное, породившее его самого... Но всё было напрасно.
   Шли века, племя Его дичало, забывало тайны стихий и небесных тел, которым он учил их. Пахотные земли зарастали сорной травой. Молодые леса завоевывали развалины городов... Племена жили уже как дикие звери, иные даже не стадами, а иные и без огня. Правда, в разных мирах создания его существовали всё же по-разному. И он решил сам пройти земные пути мирских круговертей. Проверить на себе, что есть великое зло, разъединяющее устремления души и устремления тела. Он заставил себя забыть, что он Бог и начал бесконечное путешествие смертной души из тела в тело, из мира в мир... Ожидая распознать зло, когда оно коснется его мечтаний в молчаливом призыве...Чего же достиг он теперь?
  
  "Там, где никогда не было земли, огня, воды или дыхания, что там?" - спрашивал мудреца ребенок из древней сказки народа цаарха. "Там - сила", - отвечал мудрец. "А что такое сила?" - спрашивал ребенок. "То, чем давит земля, отталкивает огонь, тянет вода и встречает дыхание". "А какова эта сила?" - спрашивал опять ребенок. "Такова, каков ты сам, - отвечал мудрец. - Если ты мал и беспомощен, беспомощна и мала сила, противостоящая тебе. Если ты глуп, она поразит тебя своей глупостью. Если же велик, навстречу твоим помыслам встанет величие".
  
   Ту, предпоследнюю жизнь на Психотарге Веник закончил в постоянном страхе. Стал он беспокоен и подозрителен. В каждом лице мерещился ему ужасный патрульный. На короткий миг, в глазах гостя ли, послушника ли, вспыхивала огненная искра и Веник, весь в поту, прятался от собственной памяти в самые отдаленные глубины своего естества. В конце концов, он заперся в келье. Даже пищу из рук в руки не принимал, требовал оставлять на отдалении, в естественном углублении скалы, где было вырублено тесное его жилище.
   Только птицы согревали измученную душу Вениамина: вольные и свободные носились они над равниной и что-то возвещали по-своему. Может быть, конец времён, ибо, казалось, тогда Венику, что видел он и пережил уже всё, и более ничто удивить его не в силах.
   Послушники приписывали его чудачества святости. Постепенно поползли слухи, будто бы, только увидевший отшельника, уже причащается небесной благодати. Потому паломники просиживали иногда дни и ночи у скалы, где скрывался Вениамин. Но особенности веры не позволяли паломникам нарушить уединение отшельника, сам же он не сподобился лицезреть ни единого.
   Глаза Веника были обожжены. Это случилось в ночь страшной сухой грозы, когда молнии рвали нависшие тучи, но так и не выжали из них ни единой слезинки. Едва дремлющий на рваной подстилке брошенной прямо на каменный пол, Веник вдруг услышал топот тысячи ног. Он в ужасе вскочил, но топот тут же утонул в грозовом безумии. Тогда, приложив ухо к камню, Веник понял, что страшным топотом отдались в его сердце торопливые шаги одного единственного путника.
   Это была женщина. Грязная и растрепанная, изможденная лицом и руками, но с маленьким свертком, в котором что-то пищало и ворочалось. Этот сверток придавал ей всей странное, слегка сумасшедшее, но одухотворенное выражение.
   "Всего лишь женщина с ребенком, - раздраженно подумал Веник. - Видно ребенок болен и она пришла к святому, дабы он излечил его. Видно, ужасной была болезнь, если наставник, охраняющий вход к храму, разрешил ей идти ночью в келью святого".
   Веник жестом успокоил женщину, готовую попятиться, и попросил показать мальца. Что ж, такова жизнь в монастыре. Будь ты хоть трижды святой - живешь ты здесь затем, чтобы стать опорой надрывающегося в миру соседа.
   Внешне ребенок был крепок и упитан, только странной пустоты взгляд насторожил Веника. Он зажег лучинку и проследил за зрачками - нет, со зрением всё в порядке... Что же за недуг заставляет его так тупо и безрадостно смотреть на мир.
  - Да улыбается ли он у тебя? - спросил Вениамин у женщины, всхлипывающей и вытирающей лицо грязным рукавом.
   - Когда ест, больше ничего...
  
  - Да ладно, Гос, стоит ли вам вспоминать об этом? - фамильярно вломился в воспоминания Веника Черт. И ведь, вломился - это еще слабо сказано. Прямо-таки прошел по самой чистоте душевной, не снимая грязной обуви.
   - Ведь и без того понятно, что сейчас будет, - загнусил этот нарушитель приличий, прячась от гневного взгляда Вениамина. - Ведь ясно же, что ребенок болен неизлечимой болезнью. И вы должны будете явить чудо излечения, которое, кроме вас, и явить-то толком никто не может. Вы испугаетесь содеянного, память пробудится... Объятый ужасом вы и понавыдумываете всяких страхов, чтобы в очередной раз заблокировать собственную память... И... лови вас потом опять по всем вами созданным мирам. А насоздавали-то вы их о-го-го сколько...
  - Постой, - перебил вдруг Черта Веник, который, вышибленный из памяти, сидел будто оплеванный, только глаза его горели страшным огнем. - Постой, как это ты назвал меня?..
  - По имени, как же еще, - растерялся Черт. И, испугавшись, что память возвращается к Венику, зачастил. - Я по-простому... Если же вы желаете, то конечно... Полным титулом... Вечный творец и...
  - Да нет, - поморщившись, оборвал Веник, - почему Гос? Это что, имя мне?
  - Ну, так мы же на славянской земле.... А здесь вас, в соответствии с древней традицией, звали Гос П.
  - Пэ? Это что, фамилия? - слабо удивился Веник.
   - Ну, да. От того и пошло... Э-э...Господин, то есть Госп один. Вы один... Един, то есть, - совершенно запутался Черт.
   Веник вдруг неожиданно ярко и сильно ощутил - Черт врет. Крутится, как уж на сковородке. Непонятно зачем... Ведь, собственно, пусть он, Веник, и Бог, но какая в нем теперь польза? Ведь обходились же столько лет... Насоздавали канцелярий и сказок...
   Черт понял его сомнения.
   - Все дело, Господи, в том, что... - он поднабрал побольше воздуху, - что...Последние 50 лет мироздание, созданное вами, утратило равновесие. В любой момент лишняя истина упадет на весы и...
  "Опять вертится, значит, снова привирает", - подумал Веник.
   Черт заметался, поняв, видно его мысли.
  - Поймите, Гос, если до сих пор вы искали допущенную вами ошибку только для себя, для самоудовлетворения так сказать, то теперь... или мы найдем и устраним ее, или она устранит нас всех! И лучше сделать это сегодня. Потому, что до завтра этот мир, возможно уже и не дотянет! А, если рухнет мир, все мы вновь станем Единым Неразрешенным. А там... Там уже неизвестно, как и когда, из тоски и томления по самопознанию Великое Неразрешенное может и разрешится от бремени другим творцом. Но даже след наш к тому моменту сгинет.
   - Ну, если бы след сгинул, мы бы не знали как там что бывает, - утешил Черта Вениамин. - Даже предположить не смогли бы, что будет с нами после конца мира. А если предполагаем, то хоть что-то от нас да останется... - Веник задумался, - Да, и еще одно, - встрепенулся он. - Врешь-то все время зачем?
   - Понимаете, Вседержец...
   - Гос.
   - Понимаете, Гос, боюсь я. Ведь как только просыпалась в вас хотя бы часть осознания того, кто Вы есть... Вы тут же бросались очертя,.. извините, голову из тела в тело и мы теряли всякий ваш след... Только по чудесам и откровениям - сущность Творца не убьешь, - мы снова выходили на вас, распутывали паутину жизней... Но только теперь нам повезло... Когда вы живьем, так сказать, спустились в...то есть поднялись... Вот только тут мы вас и ... Но ведь, то, что мы вас нашли, еще ничего не гарантирует... Один Бог ведает, что вы предпримите на этот раз.
   - Один Бог? - возвысил голос Веник. - Это что у вас за метафора такая?
   - А вы что, это еще не,.. - испугался Черт. - Тут же, понимаете мммм-м, - он замямлил что-то неразборчивое. - Я не знаю, как вам тогда и объяснить... Бог, понимаете, он как бы и есть Бог... Это как бы..э-э душа, скажем так, Великого Неразрешенного. А творец...он Творец, он как бы сам по себе...
   - Как это "сам по себе" - рассердился Веник. - Если есть Бог, то творец, создающий из... то есть разрешающий Неразрешенное, он кто? Дьявол что ли?!
   Запуганный Черт молчал, вжавшись в стул. На морде лица его было написано: "Вы сами это сказали".
   - Значит я - Творец, противостоящий некому первозданному Хаосу?....
   - Ну, не совсем так, - пробормотал Черт. - Великое Неразрешенное, оно не хаос. По крайней мере, не тот Хаос, как понимают его на Земле. Неразрешенное - это зародыш, семя. Порядок и хаос, жизнь и смерть вместе.
   - Хеден шолдерс, - пробормотал Веник.
   - Что? - не понял черт.
   - Продолжай, это я так, для себя.
   - И, когда в Неразрешенном рождается этакий росток другой жизни, Неразрешенное гибнет, потому, что появляется Решение. Сегодняшняя Вселенная - это Решение Творца. Вот только где-то закралась маленькая ошибка...
   - Подожди, я ничего не помню... Как же так? Я выходит...Но как же добро и зло в моих Творениях? Как часть неразрешенного, из которого все? Но как же я мог вообще повести к добру? Ведь, мое добро, должно бы быть злом........ Э, так значит, все верно,... побеждало зло... То есть для меня зло, а для великого Неразрешенного, это и было добро?..
   - Добро, зло... Скажите уже, какая вам разница? Творите ли вы то, или это? Ведь главное что бы творение росло, давало плоды! Эта дилемма один раз уже свела вас с ума, так бросьте ее! Бес с ней. Пора спасать созданное вами добро...то есть...
   - Так что же я должен по-твоему спасать! - загремел вдруг голос Веника.
  
   За окном тут же громыхнуло-поддакнуло и на горизонт стали набегать тучки.
   - Но ведь погибнут миры! Все эти люди, звери, прочие твари... Все погибнут! Поймите же, им нужен, наконец, Творец, им необходимо чудо! Чудо, потерянное много тысяч лет назад. Иначе, безначальное в них перевесит, и великий огонь пожрет время и пространство. И возродится из него семя Неразрешенного...
  
  Веник не слушал Черта. Он смотрел, как за окном подрагивает в ожидании грозы зеленый тополиный лист, похожий на маленькое сердце. Откуда-то из памяти вдруг поползли неуверенные стихотворные строчки...
  "..бился лист и дрожал, как животное..." "..я искал.."
  Наконец, память зацепилась за "я искал" и строчки поползли уверенней, задевая и калеча друг друга...
  
  Я искал - не потерю, не истину,
  Я бродил в лабиринте привычного.
  Лист дрожал. Ветер бил в него. Искренне
  Верил я в боль листа необычную.
  
  Но сорвал. Не отдал богу - богово.
  Голос свой заглушил. Обессиленный
  Дрожью жизни. И правом двуногого
  Брать и сердца лишать все красивое
  
  Бился лист и дрожал, как животное
  Что ж - бери, что нашел. Ешь и пей его
  Дождь слезой по лицу. Ветер под ноги.
  Бьюсь, как лист на ветру. Не жалей меня.
  
  За окном становилось всё темнее. Пронесся, рыдая, первый порыв ветра, заставив затрепетать листья на тополе. И, кажется, один листок...
  
  Веник отворотил взгляд от окна.
   - Так почему же я не уклоняюсь с пути своего "добра"? - тихо и грустно спросил он. - Кто я? Абсолютное зло. Другой принцип? Принцип действия? И действие всегда есть зло?
   Веник заплакал, и за окном снова загрохотало. По стеклу побежали первые капли, потом струйки.
   - Опомнитесь, Гос! Сейчас вы клонитесь в сторону, губительную для нас! Сейчас вселенские весы утратят равновесие! - печально воскликнул Черт. - Потом вспенятся волны, и луна опрокинется в океан...
   - Что бы ты понимал, дурак, в равновесии мироздания, - беззлобно оборвал его Веник. Равновесие установится, как только исчезнет ошибка. Неужели ты не понял еще, что ошибка - это я? Так пусть же я буду самой низкой из земных тварей, которой не по рангу решать. Тем, кому и в голову не придет, что он творит - добро или зло, - тихо сказал Веник.
  
   И дождь иссяк. За окном потихоньку начало светлеть, словно просидели эти двое всю ночь, и начал заниматься рассвет.
   - А теперь я, сотворивший тебя, неблагодарного, - возвысил голос Вениамин, - приказываю тебе - Изыди! И выброси из головы все эти бредни! Нет и не будет в вашем мире творца. Живите сами.
  
  
  С крыш срывались последние капли. В пустом кабинете сидел грузный пожилой мужчина, бледный, с синюшными веками и держался за сердце. "Кажется, отпустило на этот раз, - с облегчением думал он. - Ничего. Это из-за грозы. Сейчас... валидольчику под язык..."
  
  Апокалипсис откладывался еще по меньшей мере лет на... Да кто его знает, сколько он проживет еще - этот обрюзгший, давно надоевший всем редактор отдела поэзии?
  
  
  
  
  

Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-1 Поврежденный мир"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Э.Холгер "Избранница владыки Тьмы"(Любовное фэнтези) А.Чудайкин "Химия Зла"(Антиутопия) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"