Бегидова З.: другие произведения.

Последняя дверь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ты медицинский феномен, с необычными свойствами организма. Но то, что должно было спасти тебе жизнь, становится причиной твоей медленной и мучительной гибели. И вот, ты стоишь перед своей последней дверью, с нетерпением ожидая, когда этот ад закончиться. Но что ожидает тебя за ним? Покой ли... А захочет ли твой мир тебя отпустить?
       Черновик
       Прода от 1 сентября 2015 г. На дороботке.


 []
  
   Последняя дверь
     Пролог
     В этом доме есть для всех людей
     Две заветных двери: вход и выход.
     Я вошел в одну из тех дверей,
     За собой ее захлопнул тихо.
     По обычаю моей земли,
     Гостю чашу подают большую.
     Мне такую чашу поднесли.
     Пью и пью - напиться не могу я.
     Я живу уже который год,
     я спешу писать, любить и верить,
     Потому что знаю на перед,
     Что меня, как и других, не ждет
     Ничего за той, второю дверью.
     Но как раз туда лежит мой путь,
     И почти у самого порога
     Слышу я, как дверь скрипит чуть-чуть,
     Приоткрытая уже немного.
     А за дверью все темным-темно,
     Но я знаю: было здесь от века,
     Кроме двух дверей, еще окно -
     Для мечты достаточно оно,
     Слишком узкое для человека.
     И к нему тянусь я, как назло,
     И напрасно весь свой век недолгий
     Тычусь я в оконное стекло,
     Обрезаю руки об осколки.
     Не достичь того, что не дано,
     В доме нет других дверей, и знаю,
     Я в одну из них вошел давно,
     И скрепит передо мной другая.
     (Расул Гамзатов 'Две двери')
     
     
     
     28 февраля 2013 год
   Боль, разрывающая тело и убивающая душу, сколько лет я терплю её. Терплю, зная, что ничего мне не может помочь, и самое страшное, я даже не могу прервать свои мучения. Мне было двенадцать, когда врач сообщил мне, что у меня легкая форма одной достаточно коварной детской болезни. Врач говорил, что лекарство от неё давно нашли, и что ни мне, ни моим родителям не стоит волноваться. Как же он ошибался, жестоко ошибался. Родители, видя как я спокойно и вовремя принимаю лекарства, успокоились.
   Несмотря на свой возраст, я неплохо понимала в медицине, так как росла в окружении врачей. Да и сама мечтала стать хирургом и потому знала, то, что не знал детский врач - меня нельзя вылечить лекарствами. Дело в том, что еще, будучи ребенком трех лет, я случайно съела крысиный яд. Что обнаружилось только на следующий день, когда мама нашла, пустую упаковку от яда. Так как я ни на что не жаловалась, родители решили, что я просто выбросила ее, но все равно повезли к врачу. И вот тогда выяснилось, что я медицинский феномен. Любое постороннее вещество, попадающее в мой организм, расщепляется на мельчайшие составляющие, абсолютно безвредные для организма. Таким образом я могла выпить цианид, а эффект был бы как от простой воды.
   Врачи тогда обследовали меня вдоль и поперек, но так и не смогли выявить причину моего феномена. И вот теперь я должна была мучительно умереть от обычной детской болезни из-за дара, который должен был спасти мне жизнь. Ведь никто, даже врачи не предполагали, что на меня не действует не только яды, но и лекарства, которые организм воспринимал как яд.
   Сначала, я, как и родители надеялась на лечение, но примерно через месяц я почувствовала первую боль. Ничего не сказав родителям, я начала искать все, что было связано с моей болезнью, и найденная информация меня напугала. Болезнь протекает достаточно медленно, и особых внешних проявлений нет, кроме того что кожа становиться очень чувствительной, и чем больше времени проходит без лечения тем больнее становиться. Боль возникает даже от простого прикосновения, пока не появляется ощущение, что прикасаются к оголенным нервам. Болезнь может развиваться годами, причиняя неимоверную боль. На последней стадии, внутренние органы начинают отказывать, а кости становятся очень хрупкими. Так вот, сейчас я подошла к последней стадии. Моя болезнь длилась уже пятнадцать лет. Пятнадцать лет изнуряющей борьбы с болью, без обезболивающего, и без возможности сказать, что либо родным. Слабое сердце матери могло не выдержать постоянных переживаний, а отцу... Как часто мне хотелось подняться высоко на крышу многоэтажки и шагнуть вниз, но зная свое везение, не стала и пытаться. Ведь даже спрыгнув с огромной высоты, я могла остаться жива, и к своей боли добавлять еще и боль от сломанных костей не хотелось. В прочем, я скоро, наконец, избавлюсь от боли, только молюсь, чтобы первым отказало сердце, потому, что у меня уже не осталось сил.
     Вчера у моего единственного брата родился ребенок. Брат так от радости обнял меня, что только чудо удержало мой крик боли. Но хотя я не хотела омрачать им такой праздник, все же чувствую, что мое время подошло. Я надеюсь, что этот малыш примерит их с моим уходом.
   Двадцать семь лет - вот и весь мой короткий век. И я так хочу закрыть эту последнюю дверь за собой, чтобы больше не было боли.
   Что меня ждет за этой дверью? Ад? Свой ад я пережила при жизни. Рай? А есть ли он? Может другая жизнь? Жизнь которой не было у меня? С моим везением...   (последняя запись в дневнике Зары)
     

Глава 1

     Из раны кровь стекает струйкой длинной,
     Но не слезинки...
      Есть у нас закон:
     Дороже крови
      Слезы для мужчины.
     А иначе -
      какой мужчина он?
      ('Кровь и слезы' Расул Гамзатов)
     
     (год спустя, один из параллельных миров)
   Лежащий на алтаре мужчина не сопротивлялся. Нет он не был мертв, но наносящая удары рука не оставила на его лице и теле живого места. Рука, неумолимо сжимавшая кинжал с силой опускалась на жертву вновь и вновь, но казалось в последний момент, не могла нанести последнего смертельного удара. Тем не менее, раны жертвы были ужасны, но ни крика, ни стона не издавали крепко сжатые губы. Только ярко синие глаза мужчины с ненавистью и презрением смотрели на безумную женщину.
   Он знал, что она не сможет его убить, не сможет даже если будет очень стараться. Он уже побывал в её руках пятилетним ребёнком. Тогда помощь пришла довольно быстро, и хотя преступницу не поймали, но он избежал серьезных травм. Только жуткие шрамы напоминали ему о прошлом. Но сегодня его не будут искать, он сам, по глупости угодил в эту ловушку. Ну конечно, непобедимый, всесильный, чьим именем пугают жителей в соседних странах. Его самонадеянность сыграла с ним плохую шутку. Теперь уж точно, от него будут шарахаться все, не только женщины и дети. А ведь от яда содержащегося в черном металле из которого сделан кинжал этой ведьмы, нет противоядия. И хотя он от этого не умрет, но помучиться придется несколько лет. А все его смертная кровь за которую нужно благодарить отца мага, сделала его уязвимым . И хотя, чтобы его убить, этого мало, но при определенном стечении обстоятельств его бессмертие не панацея. Как там, в том пророчестве было, убить его или спасти может тот, кто не жив, но и не мертв, а душа разделена на части. Ну, там много еще было, но такого существа он найти не мог. Но сейчас все это не важно. Нужно остановить, эту безумную, пока есть еще силы двигаться. Вместе с кровью этот алтарь выпил все. И магию и силы его физического тела. Ведьма уже повредила один глаз и перерезала сухожилия на ноге. Может смерть и не так страшна, по сравнению с тем, что его теперь ожидает. Жить века и тысячелетия слепым калекой, не очень радужное ощущение.
   Но что это? За спиной ведьмы стоял подросток, девочка, настолько хрупкая, что казалась прозрачной. Мужчина хотел крикнуть, беги! Но сил хватило только застонать. А девочка, не обратив на него никакого внимания, невесомо дотронулась до женщины. А когда, та в ярости обернулась и замахнулась на неё окровавленным кинжалом, посмотрела с застывшей, какой то неживой улыбкой. Ведьма застыла, казалось, что-то держит её, в то время как девочка рассматривала кинжал в её руке. Протянув руку, она дотронулась до лезвия. Кинжал будто загорелся, раскалившись докрасна, а следом резко остыл, став обычным. Чернота исчезла. Ведьма отдернула руку, наконец, приходя в себя, но в ту же секунду, она начала страшно кричать. Волосы женщины побелели, на лице появились глубокие морщины, тело стало стареть с каждой секундой все больше и больше...
   Прерванный ритуал не прощал ошибок. Даже если единственным желанием проводившего, была смерть жертвы. Через миг, от ведьмы остался лишь прах, как и от алтаря, на котором лежала жертва. И только окровавленный кинжал, так и остался лежать там, где стояла до своей гибели женщина.
   Находящийся в полубессознательном состоянии мужчина, прежде чем провалиться в полное беспамятство видел, как девочка подняла кинжал, и оглянувшись и посмотрев на мужчину, жестом стала звать с собой. Ответить мужчина, соответственно не смог, только почувствовал, как его тело отрывается от осколков алтаря и плывёт вслед за этим странным существом.
   Уставший сопротивляться организм, наконец, не справился усталостью и болью и сознание мужчины померкло.
   Тем временем, девочка шла сквозь чащу. На её пути не дрогнула ни одна травинка или ветка. Казалось, это движется не живое существо, а скользит призрак, и только тихо дыхание выдавало, что это всё-таки существо их плоти и крови. Девочка периодически оглядывалась, смотря на истерзанное тело человека. Лишь приблизившись к небольшой избушке, в самой чаще, она остановилась. И открыв старую дверь, сначала левитировала истекающего кровью мужчину, и лишь потом зашла сама.
  
   Зара смотрела, на жертву какого-то ритуала испытывая к нему сильное сочувствие. Ведь сама не понаслышке, знала, что такое боль. Уже прошел год, с тех пор, как потеряв сознание в своём мире, она очнулась здесь, в старом лесном домике. Только внешность её сильно изменилась. Нет, она не вселилась ни в какое чужое тело. Это все же была она сама. Только так она выглядела лет в двенадцать. К большому сожалению, боль никуда не исчезла, хотя стала не такой ярко выраженной.
   Она почти не чувствовала его, если не к чему не прикасалась. Но любое прикосновение, как и раньше, доставляла немыслимые страдания. Но здесь этого можно было избежать. За этот год, она научилась левитировать. Не очень высоко, но достаточно, чтобы не соприкасаться с полом. Могла двигать вещи, и как оказалось даже живых существ. Но это единственное, что ей подарил этот новый мир. Возможность жить, не испытывая постоянной боли. И уже за это она была ему благодарна. Хотя надеялась, что после смерти боль исчезнет. Но видно не судьба.
   Сегодня, этот мир чуть ли не силком вытолкнул её из дома, в котором она поселилась. Что-то тянуло её в чащу, и только подойдя к поляне, увидела, что на нем твориться. Она только, хотела остановить руку той женщины и потянулась к ней, но задела лезвие, которым та замахнулась. Из появившейся ранки на него попали несколько капель её крови, и этого оказалось достаточно, чтобы яд покрывающий кинжал и вплавленный в неё превратился в обычную, не опасную субстанцию. Черный клинок посерел, а все остальное произошло без её участия. Только когда ведьма рассыпалась в прах, она смогла прийти в себя от шока и посмотрела на жертву. Оставлять раненного, но все еще живого человека было нельзя. Тогда она сделала единственное, что пришло ей в голову. Она принесла его домой.
   Весь этот год, который она прожила в этом мире, это были единственные люди которых она здесь видела, впрочем, она и не стремилась к общению. В детстве, как и многие она увлекалась сказками, легендами и фантастическими историями. И порой была не согласна с их главными героями. Зачем куда-то мчаться и влезать в дела, которые тебя не касаются, зачем вообще отнимать чью-то жизнь, не тобой данную? Еще можно понять, если надо спасти жизнь умирающего перед тобой человека, но зачем делить мир на белое и черное, когда в нем столько цветов. Кто-то всегда будет прав, а кто-то виноват. А свет это или тьма, каждый решает для себя. Вот она для себя и решила, что этот мир прекрасно жил и без неё и не в её правилах привлекать чье то внимание.
   Но как бы она не старалась отгородиться от этого мира, сейчас перед ней лежал умирающий человек. И просто сидеть и ждать с моря погоды не имело смысла. Раз раны нанесены отравленным кинжалом, значит, в организм попал яд, и в первую очередь надо от него избавится. К счастью у неё всегда при себе самое лучшее противоядие. Ранка от кинжала еще не зажила, и она только потревожив рану, смогла выдавить несколько капель своей крови на одну из ран мужчины. Несколько минут ничего не происходило, а потом, на её глазах раны начали заживать. Сломанные кости становились на место, от жутких ран не оставалось и следа. Через несколько минут, перед ней лежал поразительно красивый мужчина, и только засохшая кровь на его теле напоминало, что именно произошло. Видя, что его жизни ничего больше не угрожает, она спокойно стала ждать его пробуждения, ничего больше не предпринимая. Только постаралась собрать на стол побольше нехитрой еды, которую она находила в лесу, гостя по древним традициям её народа надо было покормить. Зара не обольщалась на счёт того, что могло с ней произойти окажись спасенный ею плохим существом. Называть после чудесного исцеления мужчину человеком язык не поворачивался. Но она настолько привыкла к постоянной боли, что и потеря второй своей жизни её не страшило. Ведь она даже сопротивляться не сможет, а её кости настолько хрупки, что простого пожатия достаточно, чтобы их переломать.
   Мужчина очнулся и не поверил собственным ощущениям. Боль исчезла без следа. Даже напоминания не осталось. Неужели ведьме удалось его прикончить? Он даже готов её за это благодарить, ведь с его травмами, останься он жив, прожить калекой ему не улыбалось. Но если он умер, то почему чувствует запахи и ощущает тепло человеческого жилья, а не холод потустороннего мира?
   Вдруг его внимание привлек небольшой шум. И резко открыв глаза, он увидел девочку, стоящую у небольшого окна. Только хотел дать ей понять, что пришел в себя, как застыл. Этого не может быть. Он прекрасно помнил как ведьма лишила его одного глаза. И если от любого другого метала, весь его организм восстановился бы за считанные минуты, то раны нанесенные черным металлом у него не могли зажить. Яд бы не позволил. Он осторожно поднес к глазам руку, и засты. Даже если новые раны зажили, как объяснить исчезновение старых многолетних шрамов?
   Услышавшая внезапный шум девочка вздрогнула и с испугом посмотрела на своего невольного гостя. Тот что-то спросил, но Зара не поняла ни слова. Да и ответить бы не смогла. Слишком много боли и усилий ей пришлось бы приложить, чтобы выдавить из себя хоть слово. Когда мужчина поднялся, со своего испачканного кровью ложа и попытался к ней подойти, она выставив вперёд руки попыталась спрятаться за стоящим неподалеку столом. Увидев испуг ребенка, мужчина остановился. И решив, что все дело во внешности взглядом поискал какую-нибудь отражающую поверхность. Увидев небольшое зеркало у стены, прошел к ней и с изумлением посмотрел на собственное отражение. На него смотрел темноволосый мужчина, по-мужски правильными чертами лица, абсолютно здоровыми синими глазами. Но не это изумило его, а отсутствие шрамов, которые были его постоянным спутником с пятилетнего возраста. Тогда что, напугало её? Неужели считает, что он может причинить вред той кто спас ему жизнь?
   Он пытался сказать ей, что не причинит вреда, но девочка жестом показала, что не понимает. Неужели немая? Тогда почему не понимает? Он прекрасно знал, что в его стране всего один общий язык, хотя его населяли много народов. То, что она все слышит, было видно, так как вздрагивала от каждого шороха. Но тогда откуда она? И никого взрослого рядом.
   Впрочем, кем бы она не была, он в огромном долгу перед ней. И хотя у него накопилось очень много вопросов, вряд ли в ближайшее время он найдет ответы.
   Знаком, показывая, что он не причинит ей никакого вреда, смотрел, как настороженность потихоньку уступает место непонятному чувству. Девочка улыбнулась уголком рта, показывая, что поверила и указала на стол. Присмотревшись, гость увидел нехитрое угощение. Он показал жестами, чтобы она присоединилась, но та покачала головой и снова настороженно посмотрела в окно. После нехитрого ужина, показавшегося ему лучшим, что он ел в своей жизни, он попытался подойти к окну, чтобы посмотреть, что же привлекло его спасительницу. Девочка отодвинулась, уступая место и избегая любых прикосновений. Но сколько не вглядывался, не понимал, что именно беспокоило её. Вдруг, девочка встрепенулась и заскользила к выходу. Только сейчас он увидел, что она не касается ногами пола. Обеспокоенный , он пошел за ней в самую чащу. И чем дальше они отходили от домика, тем больше он хмурился. Зара резко остановилась, и показала в направлении кустов, просительно посмотрев на него. Он, не задумываясь, пошёл в указанном направлении и на секунду застыл. В кустах лежали двое детей, один подросток и ребенок трех лет из клана оборотней. Дети истекали кровью из небольшой ранки, которая не должна была причинять им вреда. И которая должна была уже давно затянуться. На секунду старший ребенок пришел в себя и заметив мужчину прошептал:
   - Помогите, повелитель. Они все ... - дальше продолжить он уже не смог. Подняв на руки детей, он бегом понес их в хижину, девочка скользила рядом. Как только за ним закрылись двери, он попытался магией им помочь, но сильнейший маг этого мира, каким себя считал, не мог ничего сделать. Кровь не останавливалась. Таких ран он еще не видел. Небольшое отверстие, нанесенное неизвестным оружием и неизвестным металлом, скорее всего ядом, не позволяющее зажить ране и медленно убивающее. Даже на алтаре он не чувствовал себя таким беспомощным. И в эту минуту вмешалась девочка.
   Зара увидев детей с ужасом узнала вид ран. И хотя думала, что огнестрельного оружия здесь нет, тем не менее, сейчас наблюдала именно пулевое ранение у детей. К счастью органы не были задеты, но дети ослабели от потери крови. Не зря она училась на хирурга, и хотя сама себе помочь была не в силах, теперь её знания пригодились. Вот только никаких подходящих инструментов у неё не было, только старый заржавевший нож, который ни в коем случае нельзя было использовать и кинжал, который она подобрала после гибели ведьмы. Оглядевшись вокруг, она увидела несколько остро заточенных веток, которые можно было использовать вместо пинцета, если использовать как китайские палочки для еды, ну вот и все. Но времени думать не было. Схватив кинжал, она положила его в огонь. Знаком показав обнажить раны детей и попробовать усыпить, если тот сможет она взяла кинжал и начав с младшего осторожно сделала надрез. Поддев палочками небольшую пулю, больше похожую на большую дробину с осторожностью вытащила её. Кровь не останавливалась, только цвет был странный, с зеленоватым оттенком. Видя по выражению лица, это очень плохо, приняла очень сложное для себя решение. Тогда в первый раз у неё не было свидетелей, но теперь после использования собственной крови, скорее всего она окажется в какой-нибудь лаборатории, или что у них тут. Но оставить умирать детей не могла. Скрепя сердце, она полоснула по пальцу. У неё так горели руки, что на дополнительную боль не обратила внимание, и направив на рану, выдавила несколько капель. Несколько секунд и рана затянулась, а ребенок задышал более ровно и свободно. Увидев, что с ребенком все нормально, она приступила к лечению другого мальчика более уверено. Если раны у них заживают настолько быстро, то можно сильно не осторожничать. Несколько минут и мальчик практически здоров. Только в сознание вернется не скоро. Организму нужно восстановиться, тем более после такой потери крови. Только теперь, когда жизни детей ничего не угрожало она, чуть не закричала от боли. Руки, которыми она обрабатывала раны, горели, будто с них сняли кожу. И когда мужчина, увидев как побледнела девочка, попытался её поддержать, та с ужасом от него отшатнулась. Еще боли от прикосновения она бы не выдержала. Нахмурившись её гость несколько мгновений посмотрел на неё, но ничего не сказав и переведя взгляд на спасенных детей решительно покинул хижину. Ему очень не нравились слова мальчишки о всех. Сосредоточившись, он мысленно позвал. Несколько минут ничего не происходило, а потом, прямо перед ним появился портал, из которого шагнули двое. Сумрак наступающей ночи скрыл изменения во внешности мужчины, и появившиеся из портала мужчины, похожие друг на друга как две капли воды не заметили произошедших в нем изменений.
   - Ты куда исчез, мы тебя даже не чувствовали, пока ты с нами не связался.
   - Потом объясню. Нужно как можно быстрее обследовать расположенные рядом с лесом деревни. - два абсолютно одинаковых лица посмотрели на него с тревогой.
   - Что тебя беспокоит?
   - Здесь магическая аномалия. Просмотреть все магически не получается, с вами смог связаться только потому что мы братья. Около получаса назад, мы обнаружили в чаще двух раненых детенышей. Раны нанесены странным оружием, пропитанным ядом, отравлявшим организм оборотней и медленно убивающим их. Старший мальчишка, перед тем как потерять сознание сказал, про то, что со всеми что-то случилось. Детей мы спасли, но только они еще долго не придут в себя. Пока не поздно нужно узнать что случилось.
   - Ты все время говоришь мы, кто, это мы?
   - Все потом, сейчас нет времени. Только оставлять здесь детей одних, когда кто-то их убивает, не могу, поэтому срочно займитесь делом. Если обнаружите раненых, срочно доставляйте их сюда.
   -Хорошо, так и сделаем. - Снова открыв портал, близнецы исчезли, а он вернулся в хижину. Вопросов у него появилось слишком много, и он их задаст, но потом. Когда все закончится.
  

Глава 2

   Порою чувствую тревогу,
   С душою нахожусь в борьбе.
   Иль выбрал правильно дорогу,
   Когда доверился судьбе?
    
   Грызть начинает червь сомненья,
   Но мысли грустные гоню,
   Они приходят на мгновенье,
   Ведь ничего не изменю.
    
   И принимаю жизнь такою,
   Какой творит судьба моя,
   Жизнь доброй может быть и злою,
   Судьбу не укоряю я.
   (Анатолий Болутенко)
  
   В хижине было без изменений. Девочка в это время пыталась что нибудь найти среди своих скудных запасов. Ведь для востоновления детям нужна еда. Вот только в домике почти ничего не осталось. Её гость видя беспокойство маленькой хозяйки, наконец понял в чем дело. И действительно, дети будут очень голодны когда придут в себя, а если братья доставят других раненых, нужно будет их тоже кормить. А по поведению девочки было видно, что у неё из еды ничего не осталось. Как вообще она здесь выживала.? Да и где её родители? Не может быть, что она живет здесь одна. Но кроме неё никаких следов пребывания здесь кого либо другого не было. Но разбираться во всем не было времени. Идти на охоту тоже было нельзя. Оставлять одних детей он не рискнул. Но не прошло и нескольких минут как порталы заработали снова. Близнецы доставили первых раненых, дети и женщины, раны которых были такими же как и у детей найденных.
   - Эирик, там на три деревни раненых, более сотни. Здесь просто не останется места.
   - Ты прав, сюда самых тяжелых, всех остальных в замок к целителям. Скажи что в ране яд. Пока не знаю какой, но точно яд. Ол, ты начни с самой дальней деревни, Олав нужна еда, для тех, кто очнется после лечения. Много еды. Как только закончим с самыми тяжелыми, сюда переправите несколько целителей, а нас в замок.
   - Как вы лечите, если не знаете какой яд?
   - Она лечит, посмотри на меня, думаю других доказательств тебе не нужно.
   - Мы заметили.
   -Тогда, у нас нет времени, да Олав, в каком направлении идут те кто напал на деревни?
   - В сторону замка, к тебе Эирик.
   - Ну, что же пусть идут, только нужно предупредить все населённые пункты, на их пути, чтобы временно попрятались куда-нибудь. Да и пусть незаметно попытаются задержать, только не показываясь им на глаза. В замке с ними и разберемся. Сейчас слишком много проблем. Все вопросы потом. Да и доставь пожалуйста целительские инструменты. Те, которые они используют, перед заживлением, если в ране инородная вещь.
   - А ты?
   - Здесь помогу, да и оставлять их одних, когда по округе так неспокойно нельзя.
   - Хорошо, тогда мы постараемся в первую очередь доставить детей. - Близнецы ушли, а Эирик осторожно занес новых раненых в хижину.
   Девочка, увидев все это, встретилась с ним взглядом. И приступила к лечению. Через несколько минут, Олав доставил инструменты и еду. А последующие часы слились зля Зары в сплошной поток непрекращающейся боли. Раненые все прибывали и прибывали, в основном это были дети и несколько женщин, в тяжелейшем состоянии. Прибывающие из самой дальней деревеньки, были и самыми тяжелыми. Нескольких спасти так и не удалось. Ранам было уже несколько дней, кровотечение сильное. Пули попали в жизненно важные органы. Девочка из последних сил держалась на ногах. А поток раненых казалось, был бесконечным. Мужчина помогал всем, чем мог. Наконец через пять часов напряженной работы все раны были обработаны. От потери крови Зара с трудом держалась на ногах. Когда очнулись их первые пациенты, старший мальчик смог рассказать, что именно произошло.
   - Как тебя зовут?
   - Варг, а малыша Бран.
   - Волк и ворон? Разве вы не братья?
   - Братья, только мама и папа меня усыновили, когда настоящие родители погибли на охоте.
   - Что произошло в деревне, можешь рассказать?
   - Они пришли с восходом, наши мужчины были на охоте. В деревне оставались только женщины и дети.
   - Сколько их было? - Эирик, и появившиеся Ол и Олав с ожиданием посмотрели на ребенка.
   - Их трое. Женщина и двое мужчин. Мужчины были под иллюзией, я не запомнил их расу, а женщина была странная. Белая кожа и такие же волосы. Чуть продолговатое лицо, и водянистые голубые глаза. Иллюзии не было, только такой расы как она я никогда не видел. У неё не было второй ипостаси.
   - Откуда ты это можешь знать?
   -Я вижу.
   - Поэтому ты назвал меня при встрече повелителем?
   - Да.
   - Видящий? - но мальчик просто не знал, как называется его дар, и просто пожал плечами.
   - А её зверя ты видишь? - Эирик указал на девочку.
   - Я не знаю. В ней живет кто-то еще, но я не понимаю кто. Будто у неё два лица. Она сильная, но как будто мертвая. Я не знаю кто она.
  
  - Все больше и больше вопросов, а спросить некого. Ну с этим мы потом разберемся, а теперь Варг, расскажи пожалуйста все по порядку.
  - Мы не ожидали от них ничего плохого, но мама, наверное что-то почувствовала. Она отдала мне брата на руки и сказала, чтобы спрятался. Наш дом стоял, около леса, и мы скрылись за деревьями. Нам было любопытно, кто они, и когда выглянули, то увидели, что один из мужчин, тот который был повыше, что-то сказал женщине. Слов расслышать я не смог. Мы были далеко. Все было мирно, пока у женщины в руках не оказался странный предмет. Она нажимала, на спусковой крючок, как на арбалетах, и начали раздаваться звуки похожие на хлопки. Жители деревни стали падать. Они заходили в дома, и опять раздавались эти звуки. Когда мама упала, Бран заплакал и нас заметили. Я с братом на руках бросился прочь от деревни. Надо было срочно найти мужчин. Но в нас попали. Я сначала даже не заметил раны. Только через некоторое время силы начали меня покидать, и я упал. Тогда вы нас и нашли. Я знаю, что должен был броситься на них, и может так и поступил бы, но у меня на руках был ребенок и дать ему погибнуть я не мог.
  - Не плачь, ты все правильно сделал. Если бы ты не оказался близко к этой хижине, мы вряд ли успели спасти жителей деревни.
  - Но мамы здесь нет.
  - Не бойся. Все жители твоей деревни выжили. Просто самых сильных мы отправили в замок. Там твоей мамой и другими занимаются лучшие целители королевства. Здесь только самые тяжелые. Скажи еще одно. Эта женщина, перезаряжала свое оружие, ты не видел?
  - Нет, она просто нажимала на спусковой крючок.
  -Спасибо, ты мне очень помог своим рассказом. А теперь отдыхай. Скоро все силы к тебе вернутся, и ты встретишься с мамой. Когда мальчик успокоился, мужчина вместе с братьями вышел из заполненной ранеными хижины. Им было что обсудить.
  - Что скажите?
  - Мне очень все это не нравиться. Особенно эти странности.
  -Какие?
  - В деревнях жили различные расы. Все они рассказали, тоже что и мальчик. Пришли трое. Мужчины скрывали свою расу за иллюзией. Женщина стреляла из странного маленького оружия. Стреляла не перезаряжая, в разные расы. И все ранены, а их кровь отравлена именно тем ядом, которая смертельно для них, и вполне безвредна для других.
  -Целители определили яд?
  - Да. Яды разные. У всех только одна рана. Еще несколько часов и жители первой деревни уже были бы мертвы.
  - Что же это за оружие такое? И что им понадобилось на моей земле?
  - Будто сам не знаешь. Разведка донесла, что некоторое время назад жрецы Алашии провели какой то ритуал.
  - Эта страна никак не успокоится? Если раньше я прощал покушения на меня, и не предпринимал никаких действий, то теперь пострадали мои подданные. И прощать это я не собираюсь. Как только разберемся с незваными гостями, Алашией я займусь вплотную.
  
  
  - Давно пора. Они обнаглели, Наше посольство пришлось эвакуировать. И это с попустительства короля. А как ты сам здесь оказался? Три дня мы не могли тебя обнаружить.
  - Странно, я всегда был осторожен, но в этот раз очень захотелось побыть в одиночестве, и я просто сбежал из замка. Почти день слонялся по лесу, пока просто от усталости не отключился около какого то дерева. Очнулся уже на алтаре, а сумасшедшая старуха продолжила то, что не смогла завершить во время моего первого похищения.
  - Только не говори, что опять черным металлом.
  - Им. Когда эта девочка вышла из леса на поляну, я потерял глаз, не чувствовал ног, а лицо и тело были сплошным месивом. Я уже смерился, что вечность проведу уродом и калекой. Но появилась она. Сейчас я понимаю, что ничего особенного она тогда не делала. Все сделала её кровь, но тогда это казалось чудом. Когда ведьма на неё замахнулась, из небольшой ранки на её руке кровь попала на клинок и яд, от которого мы не знали противоядия просто осыпался, оставляя обычный метал. А прерванный ритуал довершил начатое, убив саму ведьму. Для моего лечения, она, скорее всего опять использовала собственную кровь. А очищенный от яда организм довершил дело, залечив раны как старые, так и новые.
  - Да, мы уже представляем, что будет с девицами, которые из за шрамов воротили нос. Что будешь делать с девочкой?
  - Здесь оставлять нельзя. Заберу в замок. Постараюсь обучить языку. Пусть немая, но все слышит, и сразу видно, что целительству тоже обучалась и неплохо. А дальше посмотрим. Хочу разгадать её тайну. Кто она, где её родители, почему не знает языка,как долго живет в лесу. Вопросов накопилось столько, что даже не знаю с чего начать. Да и заметил еще одну странность. Она старается без особой необходимости не прикасаться к чему либо, не терпит прикосновения к себе. Даже когда лечила, по её лицу было понятно, что ей больно. Я бы сказал очень больно. Даже от легчайших прикосновений. Ол, предупреди целителей. Как только они закончат с ранеными, я хочу, чтобы девочку осмотрели. Я даже представить боюсь, что она пережила одна в лесу. И пусть приготовят ей покои рядом с моими. Хочу, чтобы она всегда была у меня на глазах. Найди учителей, нужно обучить её языку, а также писать и читать. Остальные проблемы решим по мере поступления. Олав, ты предупредил все деревни, лежащие на пути у наших незваных гостей?
  - Да. Я также нашел и собрал мужчин, ушедших на охоту и пострадавших деревень. И остудил немного горячие головы, собравшихся мстить. Пока мы не знаем с чем имеем дело, лучше избежать жертв. Как только они похоронят погибших, прибудут сюда и заберут детей. Охрану и целителей скоро доставят. Я бы рекомендовал, скрыть от наших магов силу крови твоей спасительницы. В своих исследованиях они не очень этичны.
  - А как объясним, исцеление стольких существ?
  - Пусть добавит некоторое количество своей крови, хотя-бы вот в это зелье, снимающее боль, и будет у нас универсальное противоядие. Думаю некоторое время, её кровь будет действовать, даже в разбавленном виде, хотя и не так эффективно.
  - И откуда девочка взяла такое средство?
  - Ты и дал. Разработал в одном из своих лабораторий, чтобы очистить собственную кровь от яда. Что и подействовало. А её объяви своей воспитанницей. Ей же меньше вреда будет. Сам знаешь, что двор, тот еще подарок.
  - Так и поступим. Ты прав. Чем меньше знают о ней другие, тем лучше. - Подозвав Зару, он жестами постарался показать, что от неё хочет. Она нанесла на руку новую рану, вылила в полупустой пузырек небольшое количество крови и передала мужчине. Тот хотел перевязать ей руку, но она отрицательно покачав головой, удалилась обратно в хижину, оставив мужчин одних.
  - Олав, подбери ей стражу из самых лучших твоих людей. Охрана должна быть очень сильной и незримой. Не хочу, чтобы она чувствовала себя пленницей. У меня такое ощущение, что моими действиями последнее время руководила сам мир. По-другому объяснить свои безалаберные действия и легкомыслие я не могу. Мы должны были с ней встретиться, даже при таких нелепых обстоятельствах. Это же чувство подсказывает, что эта девочка преподнесёт нам еще немало сюрпризов. Когда примерно ждать гостей в замке?
  - Жители обещали задержать их примерно на месяц. За это время мы постараемся разузнать и о женщине и о её странном оружии все возможное.
  - Отлично.
  Продолжить разговор им помешал открывшийся портал, из которого сначала появилась стража, а потом и несколько целителей. Осмотрев пострадавших, целители только головой покачали. Все были истощены, но больше никаких ран у них не осталось. Выслушав объяснения своего повелителя и приняв из его рук чудодейственное снадобье, они приступили к своим обязанностям, а Эирик с братьями, подхватив потерявшую сознание от постоянной боли и потери крови девочку отправились в замок. Глава 3
  В замке, Эирик сразу направился в своим покоям, вызвав к себе лучшего целителя.
  Узнав, что все раненные получили необходимую помощь, он передал ему девочку.
  - Я хочу чтобы ты её осмотрел. Наличие ран или болезней. Целитель сразу приступил к своим обязанностям, но по мере обследование на его лице появлялось недоумение.
  - Ваше величество, а нельзя ли взять её кровь на обследование?
  - Нет. Осмотрите так.
  - Примерно через час, целитель поднял озадаченные глаза на своего короля.
  - Ваше величество, то что я сейчас вижу объяснить не могу.
  - Скажи что видишь, а выводы я сделаю сам.
  -Девочке не больше двенадцать - тридцати лет, в зависимости от расы, которую я определить не могу. Очень хрупкие кости, и очень чувствительная кожа.
  - Чувствительная?
  - Каждое прикосновение причиняет такую боль, которую мы чувствуем получив серьезный ожог. Магия на неё практически не действует. Для того, чтобы залечить мелкие порезы на руке мне пришлось использовать силу, которую я использую для лечения смертельно раненого. Регенерация отсутствует. Свертываемость крови очень низкая. Я удивляюсь как она вообще дожила до своих лет.
  - Причина этого болезнь?
  - Нет. Я не понимаю, почему она такая. Никакой болезни я не обнаружил. Хотя может что-то пропустил. Будь у меня ещё силы, я бы обследовал более глубоко. Но как я уже сказал, на неё практически не действует магия.
  -А использовать мою силу сможете?
  - Вы уверены, несколько дней и я полностью восстановлюсь.
  - Нет, все обследования мы должны закончить до того как она очнется. Не хочу пугать девочку.
  - Хорошо, я попробую. Положите, пожалуйста, руки ей на голову и позвольте воспользоваться вашей магией. - Когда король выполнил все, целитель, расположив свои руки поверх его рук сосредоточился. Через несколько минут он отнял свою руку и с грустной улыбкой посмотрел на своего повелителя.
  - Я сделал все что мог. Девочка действительно больна, но эта болезнь идет как будто из вне. Прервать эту нить я не могу. Все что я мог сделать это облегчить боль. Не убрать. А лишь уменьшить.
  - Спасибо.
  - Это ведь она вылечила вас, не так ли? Я так и не смог тогда ничего сделать, а сегодня, наконец, вижу вас абсолютно здоровым.
  - Да, это она, но я надеюсь, ты это никому не скажешь Джетон. Экспериментов наших умников она просто не переживет. А я буду очень недоволен, если с ней что- то случиться.
  - Я все понимаю. В одной из деревень, жила моя внучка. Я обязан этой девочке её жизнью. Но обучить целительству я могу?
  - Да, хотя думаю, она и так все знает. Только она немая. И не знает языка.
  - Вы ошибаетесь. Просто ей больно говорить. А вот насчет незнания языка верю. Есть в ней что-то чужеродное. Вы не нашли её родителей?
  - Нет. Я все осмотрел. В хижине она жила одна. И не меньше года.
  - Странно все это. Но может мы все узнаем после того как она выучит язык. А пока мы подождем. Как вы хотите её представит?
  - Пока как свою воспитанницу. Олав предупредил вас, что мы использовали противоядие, которое я сделал для себя?
  - Да, я слышал об этом и не буду никого переубеждать. Да Ваше величество, госпожа видела вас после возвращения?
  - Нет. Встретиться с бабушкой я так и не успел.
  - Пожалуйста, встретьтесь с ней. Она очень переживала, когда вы исчезли. Да и первому советнику не мешало бы показаться на глаза.
  - Я так и поступлю. Вы можете что-то ещё сделать для неё?
  - Боюсь, что нет. Обезболивающее не подействует. Насколько я понял она сама и есть универсальное противоядие. А любое лекарство само по себе яд. Поэтому чтобы она не принимала, организм это нейтрализует. Ей остается только терпеть.
  - Жаль, но я доверяю вашему опыту. А теперь отдохните. Сегодня был очень насыщенный и длинный день. И боюсь, пока мы не узнаем какое оружие использовано, все в любой момент может повториться.
   Когда целитель ушел, Эирик осторожно поднял девочку и перенес в подготовленные для неё покои. По его приказу доставили все вещи из хижины, но в них ничего личного он так и не смог обнаружить. Оставив все на столике около кровати и приставив к ней служанку, с твердым указанием не будить и вообще не трогать её, он наконец смог заняться своими обязанностями. В первую очередь он встретился с вдовствующей королевой и с первым советником. Увидев преобразившегося внука радости женщины, не было предела. Им пришлось рассказать правду. Всем остальным скормили придуманную легенду.
   Зара очнулась через несколько часов, и испуганно огляделась. Сразу было понятно, что она уж не в лесной хижине. Все вещи из хижины были разложены здесь же на небольшом столике около кровати. В кресле дремала молодая девушка, которую она постаралась не потревожить. Тем более, что никаких объяснений она все равно получить не смогла бы. Как ни странно боль в теле уменьшилась в двое и стала почти терпимой. И она была за это благодарна. Но что теперь ей ожидать. Не зная языка она даже не знала к кому обратиться и что делать. Но вот с языком нужно что-то делать. Так жить невозможно, ничего не зная.
  Солнце клонилось к закату когда в комнату зашли мужчина и женщина. Они что-то сказали, но в который раз, она показала, что не понимает. Тогда женщина подошла к ней и протянула руку. Зара отшатнулась. Но это не помешала той. Девочка почувствовала, как застыла, не имея возможности двигаться. А в это время посетители переглянулись. Женщина подошла ближе и легонько прикоснулась к её вискам. Боль пронзила Зару, она с трудом удержала крик. Женщина сосредоточена, стояла так несколько минут, пока не пошатнулась. От падения её удержал мужчина. Осторожно и нежно поддерживая, её он спросил, как она себя чувствует, и Зара с удивлением поняла, что понимает их. И порадовалась, что оцепенение не позволяет показать удивление.
  -Эрин, ты как?
  - Все нормально, просто слишком много сил потратила. Даже не знаю подействовало ли?
  - Как это, чтобы ты не справилась с обычным заклинанием оцепенения и знания языка?
  - На неё практически не действует магия. Использованной силы на заклинание оцепенения хватило бы остановить целую армию. А на счет языка я не уверена, что она вообще подействовала. Видно придется учить по старинке, надо найти ей учителя. Она будто выставляет непроницаемый щит от чужого прикосновения как физического так и магического.
  - Она маг?
  - Не уверена, но что-то есть. Эирик говорил, что она владеет левитацией своего тела, да и других предметов и существ. Именно так, она перенесла его в хижину. Но владеет ли она еще чем-нибудь, я понять не могу. Она будто, здесь не вся.
  - Как это не вся?
  - Будто душа её разделена на части, и мы видим только половину.
  - Ты ведь не наделаешь глупости только из-за предположений?
  - Нет. Она спасла нашего мальчика. Я очень благодарна ей за него. Сколько раз я проклинала день, когда не смогла его защитить. Когда мне принесли его искалеченное тельце. Тогда эту ведьму так и не нашли. А она сделала, то, что мы не могли сделать три сотни лет. Креон я многим обязана ей, да и мальчику не понравиться, если с ней что-нибудь случиться. Вот только боюсь с нами она не надолго. Да и двор не для неё. Слишком хрупкая и беззащитная.
  - Хрупкая и беззащитная, спасшая жизнь полусотне существ. Но и я тоже постараюсь её защитить. Ты права, двор не место для детей. Но и отправлять куда-то её сейчас нельзя. Хотя бы пока ситуация с незваными гостями не разрешится. Её помощь еще может понадобиться. Тем более от оружия стреляющего ядом. А потом отправив в летнюю резиденцию. Там ей будет удобнее безопаснее.
  - Как бы проверить получилось ли у меня научить её понимать наш язык. Очень сомневаюсь.
  - Она нас слышит?
  - Нет. Заклинание оцепенения заблокировало все. Все органы и чувства. Придется подождать несколько часов, если не дней. Слишком много сил я вложила.
  - Тогда объясни, пожалуйста, почему я чувствую, что она на нас смотрит. Да вот и рука сделала движение. По-моему ты вложила слишком мало сил.
  - Мало? Я на приделе. Но ты прав. Она очнулась. Хотя это кажется и невероятным.
  - Ты меня слышишь? Понимаешь? - обратилась она к Заре.
  Но девочка, опять показала, что ничего не понимает. Разочарованно вздохнув, женщина отступила. Но через мгновение, улыбнувшись, указала ей на стул, предложив присесть. Зара села, но стараясь не касаться поверхности мебели. Она держала свое тело левитацией. Лишняя боль ей была не нужна. Её гости смотрели с интересом. Эрин указала на её одежду и знаком показала, что пришлет портного. Но девочка покачала головой. Эта одежда была единственное, что переносила её кожа. Сделанная из легчайшего шёлка, без швов она не причиняла боли. Зара не помнила, откуда у неё платье. Дома такого не было, а здесь она очнулась уже в нем. И Зара берегла её как зеницу ока. Но Эрин настояла на своем. Девочка только обреченно кивнула. Показывать кому-либо, что она начала понимать язык она не хотела. Хоть какая-то защита. Кто здесь друг, а кто враг покажет время. Хотя ей все равно, только бы оставили в покое.
  Примерно через час, после ухода гостей, к ней в комнату пришли портные. Но прикасаться к себе Зара не позволила. На шум появился Эирик. Не долго думая, он выгнал всех из комнаты и постарался её успокоить. От грубых прикосновений на запястьях сразу появились синяки. Сама Зара сидела в углу, сжавшись от боли. И Эирик с большим трудом успокоил девочку. Только подойдя поближе, он увидел повреждение на её коже. Целитель был прав, каждое прикосновение причиняло девочке сильную боль. Значит надо еще и от них её оградить. Но как это сделать в таком змеином гнезде как королевский двор?
  - Жаль что ты меня не понимаешь. Тогда нам обоим было бы легче. Но ничего скоро выучишь. Вот только что нам делать до этого времени. Тем более бабушка уже пробовала магически. Но обеспечить одеждой и все необходимым тебя надо. Да и имя узнать нужно. Целитель ведь говорил, что ты не немая. А значит, хотя бы своё имя ты назвать сможешь.
   Зара, прекрасно понимала, о чем говорит Эирик, и решила, не мучит его. Просто подойдя к нему и поднеся руку к его лицу сказала:
   - Эирик? - голос звучал глухо, но он показался мужчине песней. Значит целитель был прав, она не немая.
   - Да, меня так зовут. А как тебя? - и знаком постарался заставить сказать её имя.
   - Зара.
  - Зара, красивое имя. Теперь твой дом будет здесь. Тебя будут учить всему, в том числе и языку. Не бойся, никто больше не будет тебя трогать. Только не убегай. Впрочем, пока ты меня не понимаешь. Но я надеюсь, что со временем смогу легко с тобой общаться. - ему безумно хотелось подойти к ней, но пугать еще больше он не желал. Стараясь. Жестами показать, что это теперь её спальня, что еду будут подавать первое время в комнату и что скоро у неё появятся учителя. Когда девочка наконец успокоилась, он принял решение, которое сможет на время оградить её ото всех. Хотя сейчас вокруг него и поднялся ажиотаж из женской половины придворных, но страх перед ним все-таки сохранился. Поэтому самое безопасное место для девочки рядом с ним. Осталось только позаботиться об одежде. Вот только подпускать к ней кого-либо не хочется. Слишком большая вероятность получения ею травм. Оставался лишь один выход. Снять мерки с одежды. Лучше всего во время сна. Приняв решение, Эирик сразу отдал распоряжение доставить ткань и сам лично выбрал нужное. Ночью, осторожно вошел к девочке. Зара спала. Вот только тело девочки весело в нескольких сантиметрах от поверхности кровати. Да и укрыта она была старым, но очень мягким покрывалом, которую доставили с вещами девочки из лесной хижины. Скорее всего, эта ткань причиняла ей меньше неприятных ощущений. Но вот как, во сне, возможно, контролировать левитацию. Он посмотрел на неё магическим взглядом и то, что видел, стало шоком. В ней не было ни капли магии. Но, тем не менее, она спокойно управлялась с одним из самых энергоемких его направлений. Будто сам мир поддерживал её. Загадка на загадке. Но терять времени нельзя. Подняв, висевшее рядом с кроватью платье он вышел. Вызванные ночью портные всю ночь не смыкали глаз. А утром у девочки был полностью обновленный гардероб. Лично обработав готовые платья чтобы убрать швы, которые могли травмировать девочку, он наконец успокоился.
   Зара проснувшись и увидев новые вещи, благодарно улыбнулась ему. Одежда действительно была легкой и удобной. А материал, из которого его сшили была настолько мягкой, что причиняла гораздо меньше боли, чем от обычной одежды. Прямо с утра, сразу после завтрака, ею занялись учителя. В первую очередь учили языку. Большую часть дня она проводила в обществе короля или его бабушки. Постепенно к ней все привыкли.
   Жизнь потихоньку вошла в свою колею. И только небольшая фигурка бесшумно скользившая изредка по коридорам замка напоминала придворным о случившимся. На короля все особы женского пола казалось, начали охоту. Но ему были безразличны те, кто не обращал на него внимания, или же с отвращением отворачивался, когда его лицо было обезображено шрамами. И хотя высказывать тогда своё отношение к своему правителю они опасались, сильнейший маг королевства прекрасно чувствовал их эмоции. Теперь он чувствовал отвращение к девицам, которые, увидев его преображение, вдруг решили, что теперь он достоин их внимания. Да и сейчас у него были другие проблемы. В Алашию были отправлены шпионы. И их донесения очень не нравились королю. Давно пора встряхнуть эту прогнившую насквозь страну. И хотя Эирик был против любой войны, прощать гибель своих подданных он не собирался. Глава 4
  - Эирик, нам необходимо срочно обсудить ситуацию. - Олав был не то, что взволнован, он был зол.
  - Что случилось?
  - Давай лучше поговорим наедине, - указав на седевшую в углу девочку сказал он.
  - Она все равно ничего не понимает. Так что говори спокойно.
  -Эти жрецы из Алашии вмешались в грань миров. И вызвали какое-то существо из другого мира. По-моему и сами не знают кого. При себе у существа было оружие. То, о котором рассказывал мальчишка. Жрецы над ним поколдовали. По-моему и сами не поняли, что именно сделали. Но результат получился неожиданный даже для них.
  - Объясни спокойно. Оружие это, в руках любого жителя нашего мира бесполезно. Просто кусок металла. А вот в руках этого существа становиться смертельно опасным для любого.
  - Я так понял, что эта железка стреляет ядом, смертельным для существа в которую попадет?
  - Да. Его использовали во время приграничной стычки, во время которого было убито не менее трех десятков существ. Мы тогда не знали, что они погибли именно так. Все обставили как обвал в горах. Чтобы не вызвать подозрений.
  - Это та женщина, о которой рассказывали раненые?
  - Да.
  - Что за мир?
  - Это неизвестно даже им. Женщина называла Земля. И называла себя человеком.
  - Кто с ней?
  - Клурикон* и полукровка Кахирает**.
  - Вор и вестник? И почему полукровка?
  - Скорее всего, чтобы не пугать иномарку. Сам знаешь, каков истинный облик вестников смерти. А так, хотя-бы используя иллюзию, имеет более или менее приемлемый вид.
  - Хорошо, я понимаю присутствие вестника, тогда скажи, пожалуйста, зачем им вор?
  - Такое ощущение. Что они едут сюда не только за тобой.
  - Вот это и настораживает. Кто за ними наблюдает?
  - Кон Аннон***.
  - Еще кто-то пострадал?
  - Нет. Пока удается жертв избежать. Вот только не найдя жителей деревень, они поджигают деревню. Очень многие остались без крова.
  - Дома построить заново можно, а вот жизнь купить нельзя. Так что придерживаемся той же тактики. Мне необходимо знать, что на самом деле они ищут. Этот вор меня смущает.
  - Хорошо.
  - Составь полный перечень наших потерь. Проведи расследование, кто виноват в том, что данные о потерях мы получили чисто случайно. Виновных доставить сюда. Не смотреть ни на чин, ни на возраст. Доставить под стражей. Все кто был ранен в приграничных деревнях, очнулись?
  - Да. Все живы и полностью оправились. Дети и женщины отправлены в другую часть королевства к родне. Те у кого родня отсутствует, получили приют у глав кланов. Мужчины вооружаются.
  - Начинайте военные сборы и обучение молодежи. Как только разберемся с этой тройкой, у нас будет очень жесткий разговор с Алашией. Я не забываю оскорблений. Именно алтарь их божка был на той поляне. Решил, что с моей семьей можно ссориться? Он видно забыл, что чужаков на своей земле мы не терпим. Троице не мешать. Пусть идут прямо в замок. Только не забывайте устраивать неприятности на дорогах. Они не должны решить, что все идет слишком гладко, и что их заманивают в ловушку. Предай стае Кон Аннон, чтобы не позволяли им разделяться. Подключите духов леса. Пусть кружат их в своих заповедных местах. За это время я должен знать об их настоящей цели все.
  - Будет выполнено. Но знаешь Эирик, мне кажется, что этот ребенок, - он указал на Зару, - к нам попал не случайно.
  - Поясни.
  - Как доложили наши шпионы, жрецы вызвали ту женщину около года назад. Именно столько времени эта девочка провела в лесной хижине. По всем признаком чужачку мир так и не принял. По тем же данным, за время пребывания в нашем мире, она была на шаг от смерти раз десять. Только присутствие с ней вестника позволило ей выжить. А вот наша девочка, наоборот, за год пребывания одной в глухом лесу даже ни разу не порезалась. Будто сам мир её охраняет.
  - В этом я с тобой согласен. В ней нет ни капли магии. Но тем не менее ей подвластна левитация. Причем, настолько легко, что даже во сне контролирует его. Да и довольно удачно Зара оказалась на той поляне, а хижина тоже стояла рядом. Буд-то сам мир ею пытается защититься от чужака. Если та чужачка стреляет смертельным для любого существа ядом, то наша девочка наоборот является универсальным противоядием. О Заре в Алашии кто-нибудь знает?
  - Нет. Мы пытались собрать о ней информацию везде. Никто не терял ребенка её возраста. Нигде даже нет о ней упоминания. Будто она появилась прямо из воздуха.
  - Я так и думал. Рано или поздно мы все узнаем, так что пока займись Алашией и незваной троицей.
  - А почему ты назвал её Зара?
  - Это её имя. Она сама мне сказала.
  - Но ты говорил, что девочка немая.
  - Нет. Джетон осмотрел её. Ей просто больно говорить. Поэтому и молчит. Общаться нам мешает её не знание языка и боль.
  - Боль? Она что, больна?
  - Да. Вот только болезнь странная. Джетон так и не смог его назвать. Единственное, что он сказал, что для нас, данная болезнь не представляет опасности. Кстати именно тогда он сказал, что в лесу год она прожить не должна была. У неё практически нет регенерации. Девочка должна была погибнут уже давно.
  - Ну на мертвую она не похожа, хотя живой тоже не назовешь.
  - Ладно, с ней разберемся потом, когда выучит язык. А пока, приступай, наконец, к своим обязанностям. Хватит лясы точить.
  Когда Олав поклонившись королю, вышел из кабинета, Эирик задумался. И чем больше, он раздумывал над ситуацией, тем сильнее становилась его уверенность в том, что без этого иноземного божка не обошлось. Появившись несколько веков назад, из другого мира, незаметно он стал главным божеством соседнего государства, основанного на ничейных землях. В Алашию стекались преступники всех мастей. Эта страна стала их раем. Несколько веков, они вели себя тихо и спокойно. Не имея ни коренного населения, ни культуры, они образовали государство изгоев, полукровок, и бандитов всех мастей. В какой момент эти казалось-бы свободолюбивый сброд превратился в фанатиков никто не обратил внимания. И вот теперь, он и его страна пожимают плоды своей невнимательности. Вот только, Алашия забывает, что с ним не так легко справиться. И не чужаку с его фанатиками диктовать условие сильнейшему государству этого мира. Даже если это государство придерживался до сих пор политикой не нападения. Глава 5
  
  Мама! Мне приснилась королева
  В снежном одеянии декабря.
  Ночью колыбель ей буря пела,
  Утром просыпалась в царстве льда.
  Сердце, как стекло, об лёд разбито,
  Лишь осколки от него хранят снега.
  Жизнь её давно уже забыта,
  Это всё таит в пустыне мгла.
  'Посмотри, во что я превратилась,-
  Прошептали мне её глаза.-
  Почему же здесь я очутилась?
  Вот такая у меня судьба???'
  На глазах её блеснули слёзы,
  Превратившись сразу в хрусталя.
  Мама, это ведь были не грёзы,
  Мама, это доченька твоя!!!
  
  Мысливцева Иринка
   Зара прекрасно слышавшая весь разговор задумчиво посмотрела на короля. В отличии от них, она прекрасно знала, что за непонятное существо пришло из другого мира. За время проведенное, ею здесь она поняла, что людей в этом мире нет. Нет разделения ни на светлых, ни на темных. Что к сожалению не мешает враждовать государствам, как и в её родном мире. Вот только, жители этого мира не знали, какого монстра вызвали. Сама она могла простить многое. Но убийство детей, она простить не могла. А та другая, по всей видимости, получала удовольствие, стреляя в них. А человек убивающий детей, тем более женщина, никем кроме монстром быть не может. Интересно, что произойдет, если та выстрелит из своего ядовитого оружия в неё? Какой яд, сможет подобрать той, в жилах которой противоядие от всего? Время покажет. Ведь они направляются сюда. Они оба здесь чужие. И им обоим здесь нет места.
   Встав, Зара подошла к зеркалу и посмотрела в него. В отличии от других она никогда не видела своего отражения. Там в глубине, в зазеркалье она видела себя, в больничной палате. Множество трубочек поддерживают жизнь в той, что уже давно не сними. Как, она может стать здесь своей, если её мир, так и не отпустил её. Вот мать смотрит на то, что осталось от неё там со слезами на глазах. Вот брат, пытается вывести её из палаты. Входит врач, что-то поправляет, вот только все их лекарства и питательные смеси, ничем не могут ей помочь. На кровати лежит обтянутый кожей скелет. Лучше бы отключили все, и дали умереть. Интересно, что будет с ней здесь, когда она умрет там? Исчезнет? Умрет? Ответ она получит только когда придет её время. Да и время в мирах течет по разному. Здесь она уже год, а там, насколько она может судить не прошло и трех месяцев. Хорошо, что она предусмотрела и такие события. Если по истечении трех месяцев, она не умрет сама, то родные получат её письмо, в котором она попросит её отпустить. Письмо, где она объясняет все. Когда, она писала его, она хотела попросить сделать это пораньше. Но зная родных, понимала, что пока те не убедиться, что лечение не принесет ничего кроме новых страданий, не успокоятся. Вот, она и выбрала три месяца. Что для неё три месяца, после пятнадцати лет ада. Теперь осталось только ждать. Ждать, когда же наконец её отпустят. Ей остается, только наблюдать как страдают её близкие, не имея возможности ничем им помочь. Единственное, что она знала, что назад дорога ей закрыта навсегда. Она теперь здесь. Вернее её часть. Отойдя от зеркала, она в очередной раз посмотрела на короля. И приняв решение направилась к столу.
   Неподготовленным оставлять Эирика не хотелось. Хотя раньше она думала, что незнание языка её защитит, сейчас эта идея хорошей не казалось. А значит, должна показать огромную скорость в изучении языка. Но даже, не показывая знание языка, она может им помочь. Взяв чистый лист бумаги и перо с разноцветными чернилами, стала рисовать. Пусть рукам и больно, но к счастью, боль уменьшилась. После вмешательства целителя. Нет, она не вылечилась, он просто блокировал, некоторые нервные окончания. К большому сожалению, полностью убрать боль не смог. Да и повреждения на коже появляются с такой же частотой, как и раньше. И сейчас, только невольные слезы, указывали на её состояние. Штрих за штрихом, выводила она приснившийся, этой ночью сон. Три существа на тропинке в лесу. Один невысокий, с мелкой бородкой мужичек, особенно заполнился взгляд, взгляд шарлатана. Второй высокий, с серой кожей и заострёнными ушами. Только часть лица, напоминала маску. Череп обтянутый мышцами, да и глаза черные омуты без белков и ресниц. Третьей была женщина. Почему-то, смотрящая на серокожего влюбленным взглядом. Невысокая, со светлыми волосами и голубыми водянистыми глазами. Для кого-то она показалась бы миловидной, но, постоянно держащаяся на лице капризно-брезгливое выражение делало её уродливой. А может, это в представлении Зары она была такой. Но рисунок передал, все что она хотела показать. Да и странная, для этого мира одежда женщины бросалась в глаза. Красная, местами выцветшая футболка и темные джинсы. На поясе кобура от пневматического пистолета. Они как живые шли по тропинке в окружении огромных деревьев, по сравнению с которыми они выглядели очень маленькими. Позади за ними следили красные глаза, то ли псов, то ли волков. Не нападая, но и не сводя взгляда слишком умных, для животных глаз. Когда она закончила рисунок, несколько капель крови с её стертых пальцев упало на лист, создавая ощущение кровавых следов тянущихся за этой троицей.
   Следивший, за ней взглядом мужчина подошел ближе, с все возрастающим волнением следя за появляющимся перед ним изображением. Когда девочка взяв другой лист, стала рисовать спящее тело, значками, указывая, что предыдущий рисунок, это сон спящего. На третьем рисунке, уже дрожащая крупной дрожью рука сделала чуть размытый рисунок пистолета, и пули представляющие собой маленький металлический шарик.
   Протянув готовые рисунки мужчине, она попыталась отойти. Но Эирик не позволил. Взяв шелковый платок, попытался остановить кровь. Но девочка, покачав головой отошла. Сейчас любое прикосновение могло только повредить еще сильнее. Кровь не останавливалась несколько минут. И лишь когда Эирик, уже хотел силой перевязать руку, наконец, свернулась. И мужчина отступил. Он перевел взгляд на рисунки. Только вглядевшись, он понял смысл рисунка. Посмотрев внимательно на сжавшуюся от боли девочку, он сжав рисунки руках, в срочном порядке вызвал Ола. А Зару отправил в её покои., под бдительные очи личной служанки, прикрепленной к ней. С наказом для той, позаботится о её отдыхе, и по возможности осторожно обработать её руки. И стал ждать брата, рассматривая рисунки более внимательно.
   - Что случилось?
   - Посмотри на это,- и протягивает ему рисунки. Внимательно просмотрев их, Ол не долго думая позвал и близнеца, прося его взять с собой одного из пострадавших.
   Олав появился с женщиной из клана волков. Та посмотрев на рисунок подтвердила, что женщина, которая в них стреляла была та, что изображена на рисунке. Н счет мужчин у неё не было такой уверенности. Они скрывали свою внешность и расу. Так же женщина подтвердила, что странное оружие выглядело именно так. Отпустив её, братья склонились над рисунками.
   - Откуда у тебя они?
   - Зара нарисовала. По второму рисунку видно, что она видела их во сне.
   - Как это вообще возможно?
   - Ты сам Олав предположил, что мир прислал её как противовес вызванному в Алашии существу. Вот и посылает ей эти сны. Поскорее бы выучила язык. Я о многом хочу её расспросить.
   - А ты уверен, что она не понимает?
   - Да, уверен. Но учителя говорят, что обучение её проходит вполне успешно.
   - Как, они могут быть уверены что она хоть что-то запоминает?
  - Насколько я понял, они используют рисунки. Они показывают рисунки и называют изображенный на ней предмет. Повторяют несколько раз. На следующий день, они называют предмет, а она из рисунков выбирает нужное.
  - Интересный подход. Как видно по этим рисункам, она к тому же великолепно рисует. Может, она с помощью рисунков расскажет нам, откуда она и кто?
  - Нет. Ты не видел, что стало с её руками, когда она сделала эти три рисунка. Видишь эти капли похожие на кровавые следы?
   -Да, очень похоже, получилось. Я даже подумал, что это действительно кровь. Хотя запах у него какой-то странный.
  - Это не чернила, это её кровь.
  - Настолько все плохо?
  - Да. И кровь остановилась с трудом. Подвергать её пытке из-за любопытства я не могу.
  - А держать перо, с помощью левитации она не может?
  - По испорченному листу, которую она выбросила, я понял что нет. Передвигать вещи это одно, а вот контролировать перо и одновременно рисовать она не может.
  -Знаешь, я мог бы решить, что она все это видела, и водит нас за нос. Но посмотрите на рисунок. Здесь видно, что за чужаками следит стая. А их я послал только вчера.
  - А место узнаете?
  - Да. Вот только к нему они только направляются.
  - То есть, она видит даже не настоящее или прошлое, и будущее?
  - Выходит, что именно так. Интересно, сколько еще сюрпризов нас ждет?
  - Олав, есть еще какие-нибудь новости?
  - Нет. Они в месте указанном на рисунке будут примерно через час. Из Алашии тоже пока нет новостей.
  - Ол, передай учителям увеличить нагрузку. И передай эти рисунки советнику. Пусть он поразмыслить, что такого можно у нас украсть?
  - Когда Олав упомянул клурикона, я спросил. Но ни он ни королева не смогли ответит на этот вопрос. Они обещали посмотреть в архивах. Кстати, почему ты избегаешь бабушку?
  - Она в последние дни вбила себе в голову, что ей просто необходим наследник. Вернее мне. И подсовывает одну фрейлину за другой. Будто у меня других проблем нет, кроме как разбираться с ними.
  - Это она не вовремя придумала. Да кстати Эирик, присматривай за своей подопечной лучше. Вчера, она чуть не свернула шею.
  - Ол?
  - Я не знаю, что именно произошло, но когда я поймал её, имею ввиду буквально, она просто летела с лестницы. Не берусь утверждать, но кажется её кто-то столкнул.
  - Столкнул? Откуда это предположение? Может случайно оступилась?
  - Нет. Она летела со слишком высокой скоростью. Да ты и сам знаешь, что она двигается, не касаясь, пола ногами. И только это и спасло ей жизнь. То, что она парила.
  - Ты хочешь сказать, что в моем замке, кто-то поднял руку на ребенка?
  - Да.
  - Я хочу знать кто! Ол, за ней должен быть круглосуточный присмотр. Любой кто попробует причинить ей вред, должен быть доставлен ко мне немедленно, где бы я не находился. Никто не смеет, причинят вред детям. Ты меня понял?
  - Будет сделано.
  - Она сейчас в своих покоях. Я отправил её туда. Сегодня никто не должен её беспокоить. Теперь давайте займемся своими обязанностями. Что у нас сегодня?
  - Из Алашии прибыло посольство. Просят аудиенции.
  - Что же они не прибыли со своими посланниками?
  - Ты действительно думаешь, что они признаются, что наши незваные гости - это их подарочек?
  - Узнал, что им так срочно понадобилось?
   - Даже слуги молчат.
  - И как добрались сюда так быстро?
  - Стационарными порталами, им понадобилось всего три дня.
  - Тогда почему те трое не использовали портал?
  - Я тоже задавал, этот вопрос. Оказалось на чужачку почти не действует магия. Они просто побоялись потерять по дороге свой главный козырь в её лице. Сам знаешь, что может произойти если портал неисправен.
  -Не действует, как и на Зару?
  - Не совсем. На девочку магия действует, хотя и очень слабо. Ведь сам спокойно доставил её в замок. А вот на чужачку не действует совсем. Как я раньше говорила, она много раз была у грани. Именно это задержало их. Ждали, пока она поправиться от очередного несчастного случая. Кстати, тогда они хотели использовать портал. Выжила чудом, по другому и не скажешь.
  - Ладно, зови. Послушаем, что они нам скажут. Как только аудиенция закончится, их нужно любым способом выдворить с нашей территории. О Заре, они не должны узнать.
  - Предоставь это нам. Куда их пригласить?
  - В тронный зал. Только никаких придворных. Глава 6
   Посольство приехавшее в Давань, старалась нигде не задерживаться. Нужно было как можно быстрее добраться до дворца, под защиту королевского рода. Старый посол, переживший немало конфликтов, со страхом ждал результатов переговоров. Правительство его страны попало в зависимость от жрецов, и те делают все что заблагорассудится. И это многим не нравится. А после последней своей выходки, они настроили против себя большую часть населения страны. Но жрецов боятся. Их сила не вызывает сомнения. Остается только просить о помощи сильнейших существ этого мира. Королевский род Давань, только они могут противостоять зарвавшимся служителям Анхура. Вот только на самом деле они поклоняются не богу войны и охоты. А кому-то другому, чужому. Сегодня прибывая сюда, перед ним правительство поставило несколько целей. Официальная, изъявление якобы дружбы и взаимопонимания между странами, а неофициально найти слабые стороны короля и государства. Вот только у него была еще одна цель. Цель, которую ему поручил народ. Сделать все возможное чтобы поговорить с королем наедине, и попросить о помощи. Вот только, согласится ли король его выслушать. Да и еще нужно остаться с королем без своих сопровождающих. Среди них каждый второй шпион жрецов.
   Как только посольство объявило о своем желании попасть на аудиенцию к королю, их почти сразу повели в тронный зал. Посла это насторожило. Он привык к тому, что встречи с монархами ждут не менее нескольких дней, если не недель. Но в этот раз все было по-другому. А пустой тронный зал, где отсутствовали придворные, но входы и выходы из которого охранялись очень серьезно, убедил старого посла в том, что ничего хорошего им ожидать не приходиться. Существа, составляющие свиту посла, занервничали. Многие уже были не рады своей миссии. Королевский род имел репутацию умных и жестоких существ. Их невозможно было убить. Только достигнув определенного возраста, они могли уйти за грань по собственному желанию. Все, кроме короля Эирика. Рожденный от союза смертного и бессмертной, его можно было убить. Единственным способом, но можно. А вот уйти самому, такого сделать он не мог. Шутки судьбы, не иначе.
   Когда из неприметной двери, за троном появились четверо мужчин, а один из них, с закрытой маской лицом сел на трон, посол вздохнул с облегчением. Значит, убивать сразу не будут. Рядом расположились молочные братья короля, близнецы лорды: Ол и Олав. Он прекрасно знал, что именно они заведуют внешней и внутренней разведкой в стране. Их присутствие означало, что король в курсе происходящего в Алашии. А вот присутствие четвертого, могло напугать кого угодно. Лорд Креон. Самое страшное существо этого мира. Глава тайной канцелярии и первый советник короля. Каждый из них был предан королевскому роду. Их боялись и уважали во всем мире.
   - Итак, что желает от Давани Алашия? - голос короля из-за маски звучал глухо.
   - Ваше величество, правительство Алашии, хочет заключить с вами мирный договор и соглашении о ненападении друг на друга. Как ближайшие соседи, наши народы могут дружить.
   - Дружить говорите? Очень интересное проявление дружбы со стороны Алашии. Десятки убитых на границе, и нападения на наши деревни. Уже пострадали не менее трех сотен моих подданых. И вы хотите заверить меня в дружбе и миролюбии?
   Старый посол в ужасе слушал слова короля. Готовый все опровергнуть он посмотрел на одного из шпионов. Выражение лица которого не оставило сомнений, что это действительно дело рук представителей его страны. Теперь он прекрасно понимал, что посылая его сюда, его просто приговорили. И живым из дворца он уже не выйдет. Осталось, только стиснув зубы ждать приговора. Он не мог поверить, что их страну втянули в войну. Давань не простит гибели своих жителей. Неужели они не понимают, что обрекли Алашию на гибель.
   - Ваше величество, я не военный и не разведчик, моё правительство не предоставило мне информации о нападениях. Мне жаль пострадавших людей, но ведь есть вероятность, что виновниками не являются представители нашей страны?
   - Никаких сомнений в том, что это действия Алашии у меня нет. А доказательством служат свидетельства пострадавших. Более двух сотен. Как вы считаете, этого доказательства мало?
   - Нет.
   - А теперь я хочу знать истинные мотивы, которые привели вас сюда. Хотя можете не отвечать. Хотели узнать, какой ещё ущерб можете нанести моей стране? Никакой, даже не пытайтесь. Я долго терпел выходки вашего правительства. Но они перешли грань, после которой назад дороги нет. Могу поздравить, вы добились, чего хотели. Алашия будет уничтожена.
   - Ваше величество, вы не можете судить весь народ, из-за действий нескольких его представителей. Я Вас прошу не принимать поспешных решений.
   - Это решение вы и ваши действия приняли за меня. Я могу простить гибель способных защитить себя существ. Но я никогда не прощу убивающих беззащитных детей.
   - Детей? - только сейчас весь ужас дошел до посла. Дети были неприкосновенны. Если в драке или в нападении погибал взрослый, убийцу могли и помиловать. А вот за убийство ребенка пощады в Давани не было. Убийца умирал медленно и очень мучительно. А значит, у них оставался только один выход. Страшный, но к сожалению единственный. Посол бросил полный отчаяния взгляд на одного из своих телохранителей. А потом произошло то, чего не ожидал ни король, ни его приближенные. Несколько человек из свиты посла сделали практически незаметное движение и большая часть посольства в буквальном смысле лишились головы прямо перед глазами изумленного короля. А в следующую секунду оставшаяся часть посольства преклонили колени.
   - Ваше величество, я понимаю, как все это выглядит со стороны, но у нас и у нашего народа нет другого выхода. Да у нас были другие цели кроме официального, просить аудиенции. Цели отличные от целей нашего правительства. Вот только мы только здесь поняли, что и у правительства были другие цели. И одна из них, в том чтобы я не вернулся живым.
   - То, что вы сейчас сделали должно было убедить меня в обратном?
   - Нет, это крайняя мера. Эти существа были шпионами, которые к нам приставили жрецы. Все что здесь происходило, через них доходило и до жрецов.
   - Жрецы значит. Чьи жрецы? Насколько я знаю, в основном ваш народ поклонялся Анхуру.
   - Мы все так думали. Но Анхур не требует кровавых жертвоприношений разумных. Он в первую очередь бог охоты. Война или охота это одно, а кровавые жертвоприношения другое. Сначала мы не замечали исчезновения нескольких существ в год. Ведь на охоте всякое может произойти. Но исчезновения стали происходить все чаще. А когда стали исчезать сильнейшие из нас мы поняли, что происходит что-то необычное. Когда мы поняли, кто во всем виноват, стало слишком поздно. Они стали чересчур сильны. Под их влияние попал и наш король, да и почти вся аристократия. А последнее время они стали требовать, чтобы каждая семья отдала им в качестве послушников одного мальчика. Народ попытался возмутиться, но они просто вырезали всех, кто им воспротивился. А дети, которых они забрали, превратились в нечто. Разумными их называть уже язык не поворачивается. Пустые куклы, которыми они управляют, и которых в случае возмущения народа отправляют на убой. Вы можете это представить? Как убить собственную плоть и кровь, пусть даже он тебя больше не узнает. А год назад исчезло более тысячи детей. Всех возможных рас от трех до шести лет.
   - Вы их нашли?
   - Да, но лучше бы не находили. Мы искали несколько дней. А когда нашли... Тела были разорваны, кровь выкачана. Они лежали вокруг чёрного алтаря. Чёрного, из-за запекшейся крови детей. Меня в это время не было в стране, эти события я узнал от брата. Народ поднял восстание, но оно было жестоко подавлено. Когда меня решили отправить в Давань, теперь уж знаю что отправляли на убой, у меня была цель просить Вас о помощи. Не правительству, не стране, я прошу помощи для простого народа. Мы просим. Каждый из нас готов отдать все, что имеет, в том числе жизнь, но мы просим защитить наш народ.
   - Крион, что скажешь?
   - Если это жрецы не Анхура, то кого?
   - Несколько сотен лет назад к нам пришла женщина и попросила приюта. Вы знаете, что наша страна основана изгоями. Да многие из наших предков были жестокими существами и мы их не оправдываем, но тем не менее... Её приняли и предоставили временный кров в храме Анхура. Только потом, мы узнали, что эта женщина безумна. Несколько лет спустя мы нашли недалеко от главного храма каменный алтарь, на котором лежал незнакомый мужчина, принесенный в жертву. Кому предназначалась жертва мы так понять и не смогли. Король и Креон внимательно посмотрели на посла. Выводы которые сделали они были невероятны, но тем не менее...
   - Как выглядел тот мужчина?
   - Я сам был свидетелем тех событий и все прекрасно помню. Это был высокий темноволосый мужчина. Глаза были выжжены и потому цвет и разрез описать не могу. Тогда Эирик снял маску, и потому с каким ужасом посмотрел на него посол, все понял.
   - Значит вот куда исчез отец. Не будь эта тварь мертва, убил бы еще тысячи раз.
   - Мертва?
   - Да. Рассказывайте дальше.
   - Как мы считаем, именно тогда все и случилось. Я не знаю кого она вызвала этим убийством, мы расспросить её не смогли. Она исчезла. Именно с этих пор жрецы изменились.
   - Ваши жрецы направили сюда троих. Вы что-то о них знаете?
   - Если одна из них необычная женщина, то да. Год назад, после того страшного жертвоприношения прошел слух, что в главном храме теперь обитает женщина. Странная и необычная. Магия направленная лично на неё не действует. Даже исцеляющая, какой бы силы она не была. Правда только на неё. Если, например, использовать иллюзию, на существо или на какой либо предмет, если она его не касается, то она сквозь иллюзию не видит. Когда мы были в дороге, еще в Алашии остановились в одном трактире. Там и услышали, как со смехом о ней рассуждали несколько жрецов. Они рассказывали, что к ней приставили полукровку вестника. Вы сами знаете, как на самом деле выглядит вестник, и хотя этот был полукровкой, его вид оставляет желать лучшего. Разумеется, чтобы её не пугать на него навесили долговременную иллюзию. Так она умудрилась влюбиться в него. И это оказалось на руку самим жрецам. Придумали ей множество душераздирающих историй о том, какие жители Давани монстры. А этот полукровка руководит ею. Кстати, она называет вестника странно, я таких рас не знаю.
   - И как же?
   - Эльф.
   - Да уж. А что среди них делает вор?
   - У меня есть только предположение. Из их разговора стало понятно, что из главного храма около месяца назад пропала реликвия, кинжал из черного метала. Единственная в своем роде. Кстати, именно им был заколот тогда ваш отец.
   - И?
   - Они узнали, что кинжал находится у вас. Мне кажется, что его прислали именно за ним.
   - Вот как? И что прикажите делать с вами?
   - Нам терять кроме жизни нечего. Вернуться в Алашию мы тоже не сможем. Так что наша жизнь в ваших руках.
   - Хорошо, мы проверим ваши слова, а пока вам придется погостить в наших казематах.
   - Мы не будем сопротивляться. Только помогите нашему народу.
   - Ол, размести их. А ты Олав, объяви, что из-за преступлений Алашии, посольство было казнено. Все посольство.
   - Это официальное объявление войны.
   - Я знаю. И уберите все здесь. Креон, нужно поговорить. Мужчины покидали тронный зал в раздумий. Остатки посольства определили в темницу, правда с указаниями не причинять вреда и хорошо о них заботиться. Полностью доверять им Эирик не мог. А Крион, с тоской вспоминал прошлое, и понимал, что мальчик прав. Война началась. Глава 7
  - Что думаешь?
  - А что тут думать, надо поскорее избавиться от этой болезни, пока она не распространилась.
  - Как вообще можно додумываться принести в жертву детей. Тем более с нашей рождаемостью. Дети самое дорогое, что у нас есть. А они убили тысячи.
  - Я все слышал, но прежде чем предпринимать какое либо действие нужно во всем убедиться. Не принимай поспешных действий.
  - У вас есть время до появления вызванного ими существа. А потом, я займусь Алашией. Даже если мне придется стереть эту страну с лица нашего мира.
  - Мы все разузнаем. Я уже послал лучших своих специалистов.
  - Ты действительно думаешь, что тот, кого принесли тогда в жертву, был мой отец?
  - Полностью быть уверенным мы не можем. Но именно тогда он пропал. Ты и сам знаешь, что он был смертным. И не смотря на свою силу, мог, как и ты попасть в ловушку.
  - Ну почему эта ведьма к нам прицепилась вообще. Сначала отец, потом я.
  - Обычная зависть и ревность. Когда-то она была подругой твоей матери. Они практически выросли вместе. А потом появился твой отец. Он сразу привлек внимание обеих. И не смотря на предупреждение королевы, принцесса увлеклась им всерьез. Подруга тоже постаралась привлечь его внимание. Но он видел только принцессу, только её. Никто не ожидал, и тем более твоя мать, что её лучшая подруга за неделю до свадьбы попытается соблазнить жениха. Вот только он довольно грубо отверг её. Сразу после свадьбы та исчезла. Как видно затаив обиду. А за несколько месяцев до твоего рождения пропал твой отец. Его искали по всему королевству, но так ничего и не нашли. Ни тела, ни даже следов. А потом стало ясно, что он мертв. Прекрасно знаешь, что есть возможность узнать. Это лишило желания жить принцессу. Но забрать тебя с собой она не хотела, и потому дождавшись твоего рождения, ушла за грань.
  - Не пожелала жить даже ради своего ребенка.
  - Не злись на неё. Она очень любили и тебя и свою мать.
  - Но видно меньше чем отца. Она решила быть с ним за гранью, а не со мной и своей матерью.
  - Женское сердце трудно понять. Вот сам влюбишься, может тогда, начнешь понимать.
  - Ну, уж нет. Уж влюбляться я не собираюсь. А когда ведьма объявилась?
  - Как раз тогда, когда похитила тебя. Ты не представляешь, что здесь тогда творилось. А когда тебя нашли, думали уже, что не выживешь. Пришлось даже оракула тащить с гор, чтобы узнать твою судьбу. Ведь ты был на половину смертен.
  - То есть вы притащили этого выжившего из ума старика. И из-за его бредовых предсказаний заперли меня в четырех стенах? А как вообще вы его вытащили из этих гор. Насколько я знаю, он вообще перестал с кем-либо общаться.
  - Будто ты плохо знаешь свою бабку. Его никто и не спрашивал. Твой дед поехал, и силой приволок упрямца.
  - Вот в отместку он и предсказал, всякую чушь.
  - Но заметь, то, что тебя может убить только одно, существо во вселенной, это неплохо. Лучше было бы, будь ты полностью бессмертен.
  - О да, и какое существо... Находящееся в двух мирах одновременно, с разделенной душой и все такое прочее. Причем, он может не только убить, но и спасти. Большего бреда не слышал. И за прошедшие три сотни лет, никого по описанию я найти не смог.
  - Вот и хорошо. А может они призвали именно его? Вернее её. Ведь для чего-то им нужен был кто-то из другого мира?
  - Мне все равно, кого именно они призвали, и может ли это существо меня убить. Я сейчас ни умирать, ни прощать, кого либо, не собираюсь.
  - Я знаю, но держи свою девочку при себе. Она может нам понадобиться. И меня очень тревожит то, что твоя Зара появилась тоже примерно год назад.
  - Она, за все пребывание здесь не причинила никому вреда, наоборот спасла жизнь многих, а мне вернула здоровье. Я никому не позволю причинить ей вред. Но меня тревожит, что кто-то покушался на неё.
  - У нас, на ребенка?
  - Да. Ол утверждает, что её кто-то столкнул с лестницы. Он с трудом успел её поймать. Кто сделал, определить не смог. Я уверен, что тот, кто это сделал, знает о том, что у неё практически нет регенерации.
  - Тогда это может быть кто угодно.
  -Почему?
  - Достаточно посмотреть на её руки. Порезы на них до сих пор не зажили, хотя прошло достаточно времени. Да и новые она получает слишком легко.
  - Это да. Только нарисовав три небольших рисунка, она стерла пальцы так, что кровь с трудом смогли остановить.
  - Это не единственная странность. Наведенная магия на неё не действует.
  - Нет, магия действует, я сам проверял. Просто надо приложить очень много сил.
  - Я говорю не о магии, которая на неё направлена, а например на иллюзию. Помнишь, посол рассказывал, что та женщина не видела через иллюзию вестника смерти. Так вот, Зара иллюзию даже не замечает.
  - Откуда знаешь?
  - Сам называл меня мнительным. Когда она только здесь появилась, стал за ней присматривать. Ничего предосудительного она не делала, но то как она обходила скрытые иллюзией вещи заставило задуматься. Помнишь, как ты с близнецами в детстве, на нескольких портретах в галерее пририсовал, кому усы, а кому рога. Иными словами испортил несколько картин правителей соседних государств?
  - Помню, мы тогда хорошо огребли от бабушки. Но вы же повесили другие?
  - Тратить на это деньги? Нет, просто скрыли все за качественной иллюзией. И вот недавно, проходя по галерее, я увидел, как на эти портреты смотрит твоя подопечная. Знаешь, за все это время, я первый раз увидел как она смеётся. И смеялась она, смотря на ваши с близнецами каракули.
  - Может, она просто вспомнила что-то интересное?
  - Я тоже так сначала решил. Ведь даже ты не видел сквозь эту иллюзию.
  - Скорее не присматривался. Ну и что ты сделал?
  - Поставил прямо перед ней препятствие в виде кресла и спрятал её за самую сильную иллюзию, которую смог создать. А ты сам знаешь, что в этом мне нет равных.
  - И?
  - Не дойдя до кресла, она его обогнула и продолжила путь. Я проделал этот фокус еще несколько раз, но результат бы тот же. Она просто не видит иллюзии.
  - Хочешь сказать, что если она видела нападавшего, который попытался скрыться за иллюзией, она вполне может его опознать?
  - Да.
  - Нужно поскорее научить её языку. Может опять попытаться сделать это уже мне? Вроде она стала мне немного доверять. И на то, чтобы обездвижить её силы тратить не придется.
  - Тогда заодно научи её и нашей письменности. Рисовать ливитируя предметы она не может, но хоть коряво, что-то написать должна суметь. Это убережет девочку от лишних травм.
  - Ты прав. У нас действительно больше нет времени. Да и гости, будут здесь через неделю, не больше. Креон, займись этими жрецами. И узнай, кому они на самом деле приносят жертвы. А мне надо занять себя чем-нибудь, иначе для окружающих мой гнев может превратиться в очень серьезное испытание. Вот и займусь девочкой. Глава 8
  Эирик, задумчиво шел, к девочке, когда за поворотом заметил промелькнувшую тень. Попытка проследовать за ним, ничего не дала. А след обрывался у стены. Нахмурившись, он исследовал, все вокруг, и остановился, пытаясь понять, куда исчезло существо. В то, что ему показалось, он не верил. Обследовав стену, и так и не найдя ничего, мысленно связался с Олавом.
  - В коридоре, перед галереей, необходимо проверить наличие потайного входа или портальной магии. Что-то, замок стал напоминать проходной двор, и мне это не нравиться. Так же проверь защиту самого замка, не проникал ли кто чужой.
  - Кого-то видели?
  - Я видел лично. Следы исчезают у восточной стены. Поройся в старых планах. Может, здесь неучтенный потайной вход образовался? Это может быть опасно.
  - Сделаю.
   Встревоженный, он ускорил шаг, и практически влетел в покои Зары. Девочка не спала. Просто стояла у зеркала и с какой-то обречённостью смотрела на свое отражение. Услышав шаги, спокойно, без лишней резкости обернулась. Увидев короля, чуть поклонилась и жестом пригласила к себе. Заметив раны на руках, которые и не собирались исчезать, мужчина нахмурился, и более решительно подошел к ней. Девочка не отшатнулась, когда он прикоснулся к её вискам, только в глазах на мгновение промелькнула боль. Сосредоточившись, и стараясь не навредить, Эрик постарался вложить в неё не только знание языка, но и законы, письменность, историю королевства и мира в целом, а также знание местности. Все, что могло ей пригодиться в случае необходимости, да и соответствовало тем вопросам, которые он хотел задать. И только обессилев, отступил. Некоторое время девочка стояла с абсолютно пустыми глазами. И лишь спустя несколько минут пришла в себя. Когда Зара наконец подняв глаза посмотрела на него, он заметил появившиеся на её висках темные пятна, частичкой сознания понимая, что её кожа стала еще более чувствительной. И это ему не понравилось. Что-то ему говорило, что рядом она будет недолго. Не может такое хрупкое существо выжить в этом мире.
  - Теперь ты меня понимаешь? Не надо ничего говорить, я понимаю, что тебе больно, просто кивни.
   Зара, понявшая, что тот опять пытается научить её языку, на сей раз не стала ничего отрицать. Все знания, которые он передал ей с трудом, но отпечатались в её памяти. И теперь она имела, хоть какое-то представление об этом мире. Мире, где о людях даже не слышали. Не было здесь так же ни эльфов, фей или гномов, но было много других. У каждого была вторая ипостась. Вторая сущность. Очень низкая рождаемость, и долгое взросление делало самым большим сокровищем здесь детей. Самое страшное наказание за смерть ребенка. Даже правитель не мог остаться безнаказанным, убив ребенка. Это был непреложный закон этого мира. Существо являлось ребенком, пока не просыпалась его вторая сущность. Только после этого он мог считаться совершеннолетним. И узнав это, Зара в который раз благодарила судьбу, что оказалась здесь в детском теле. Она взрослая не смогла бы объяснить, почему у неё нет второй сущности. Да и благодаря возрасту получила неплохую защиту. Увидев кивок на свой вопрос, мужчина облегченно вздохнул. -Хорошо. Вот бумага и перо. Постарайся не прикасаясь руками написать что-то.- увидев, как перо повинуясь взгляду девочки стало выводить на бумаге слова, он улыбнулся. Почерк конечно оставлял желать лучшего, но буквы прорисовывались четко.
  - Теперь, отвечай на мои вопросы или кивком, или напиши ответ. Ты помнишь как попала в лесную хижину? - девочка покачала головой. - С тобой был кто-то? Значит никто. Как ты меня тогда нашла?
   Зара сосредоточившись, попыталась описать свои ощущения, когда её потянуло к той поляне, и что тогда произошло.
  - Когда ты меня лечила, ты знала свойства твоей крови? -подумав, Зара решила, что чем меньше лжи будет тем лучше и написала как есть.
  'Знала, что из-за свойств крови на меня не действуют яды, но о том, что он может нейтрализовать яд в чужом организме нет. Все получилось случайно. Только потом я стала использовать его, осознано'.
  - Тебе больно от любого прикосновения?
  'Да'
  - Ты видела существо, столкнувшее тебя с лестницы?
  'Нет'
  - Ты что-то знаешь, о тех кто стрелял в детей?
  'Я знаю, что женщина человек, про остальных не могу ничего сказать'
  - Человек? Что это за существо?
  'Существо, из мира где нет магии, но есть машины. У неё нет другой сущности, они живут очень мало по меркам этого мира, в пределах ста лет. Я не знаю, какие свойства получила она, попав сюда, но в своем мире, они очень хрупкие. И их легко уничтожить. Они разумны, но их мораль зависит от воспитания. Они могут быть как хорошими, так и настоящими монстрами'
  - Монстрами? Ты говоришь, что они не имеют другой формы, но могут быть монстрами?
  ' Не внешностью, внутренним содержимым. Людей много. Есть и хорошие люди и плохие. Все зависит от воспитания и предрасположенности. Есть те, кто защищает и любит, и те кто ненавидит и уничтожает. Они изобрели оружие, которое может разом лишить жизни миллионы. Но так как это оружие находиться в руках не только одной страны, он служит и гарантом мира. Но, как и везде, среди них есть те, кто ради богатства пойдут на убийство, ради личной выгоды на преступление. Среди них есть те, кто получает удовольствие, мучая других. Но есть и те, кто ради близких не пожалеет и жизни. Просто к вам попал именно плохой человек, без моральных ценностей'
  - Откуда, знаешь что плохой?
  'Хороший в живых стрелять не будет, тем более в детей'
  - А ты сама, кто?
  ' Уже не знаю. Я и раньше была непонятно кем, а теперь и подавно'
  - Что можешь рассказать про нарисованное тобой оружие?
  ' Это пистолет, правда, особо опасным он не считается, хотя если попасть в глаза или в висок, вполне можно убить. Используется для защиты от нападения. Но с ней что-то сделали. Вы ведь заметили, что раны неглубокие, но каждая пуля была пропитана ядам. Не знаю каким, я в подробности не вдавалась, но что их было несколько я заметила'.
  - Если она не опасна, тогда боюсь даже узнавать, про опасные игрушки этого мира. Ты тоже из её мира?
  ' Не знаю, миров может быть много'
  -Их действительно много, но откуда так много заешь, ты с ней встречалась?
  'Нет, никогда, но каждую ночь вижу, как они приближаются. Что они делают, что говорят'.
  - Ты понимаешь их разговоры?
  'Нет'
  - А женщину? Она ведь, хоть раз говорила на родном языке?
  'Говорила, но я действительно не знаю этого языка'.
  Хотя сейчас, она немного лукавила. Она действительно не понимала, о чем говорила женщина, но отдельные английские слова узнала, впервые пожалев, что не изучала его. Просто в медицине, приоритетными были немецкий и латинский.
  - Я вижу, что ты устала, ответь еще на несколько вопросов и сможешь отдохнуть. Ты когда-нибудь убивала?
  'Никогда! И не убью'.
  - Даже если кто-то будет угрожать тебе?
  'Да'.
  - Почему?
  'Не я эту жизнь дала, и не мне её отнимать. А моя жизнь не так ценна, чтобы так сильно её защищать'.
  - Как можно не ценить собственную жизнь? 'Поверьте, я как никто знаю её ценность, и будь все иначе, боролась бы за неё как никто другой. И вы должны как никто меня понять. Вы сами хотели бы жить, не сумей я вас тогда вылечить? Искалеченным, слепым калекой? Вряд ли. А я живу, с постоянной непрекращающейся болью уже многие годы. Моя уникальность, это моя гибель. Я уже не зову смерть, но избегать её я тоже не намерена'.
  - Я понимаю, и рад, что ты её не зовешь. Тогда представь, что ты не больна, замужем у тебя родится скоро ребенок. Но любимый человек неожиданно умирает. У тебя есть выбор, уйти к тому, без которого не можешь жить или остаться с ребенком. Какой выбор ты бы сделала?
  'Я осталась бы с ребенком. Как бы сильно я не любила, мой ребенок всегда был-бы на первом месте. Может потом, когда поставлю его на ноги, и буду уверена в его будущем, я ушла бы, но и это вряд ли. Мать всегда переживает о своем ребенке, какого возраста бы он ни был. На свете нет ничего сильнее любви матери к своему ребенку. Но это мое личное мнение. Ведь испытать это чувство мне никогда не доведется'.
   - Кто знает? А теперь отдыхай, и постарайся никуда сегодня не выходить. По замку кто-то гуляет как у себя дома, и пока мы его не поймаем, тебе лучше побыть у себя. Еду принесут в комнату, а у двери поставлю стражу. если будет что-то нужно, пришли с запиской одного из них.
   Когда Эирик ушел, Зара решила последовать его совету и отдохнуть. Этот разговор выпил остатки её сил. Она старалась говорить правду, но по поводу нападения ей все же пришлось солгать. Она прекрасно видела, кто именно на неё напал. Но становиться причиной смерти кого-либо не хотела. Тем более, что второй возможности у преступника не будет. Боль в теле усилилась, а значит осталось немного. Знать бы ещё, чего ожидать. Глава 9
  - Нашел что-нибудь?
  - Нет. Кто бы это ни был, он хорошо знает замок, а значит не может быть посторонним. Внешняя защита цела. Я вообще не знаю кто-бы смог его взломать, но тем не менее я проверил. Защита цела, и прорех нет.
  - Значит нарушитель в замке. Нам сейчас только этого не хватает. Меня тревожит то, что этот кто-то ошивается у дверей Зары. Узнай, где находились все обитатели замка, всех, вплоть до служанок.
  - Уже. Под подозрением остаются не менее десятка. Они утверждают, что не выходили из своих комнат, но у каждого есть что скрывать.
  - Предоставь список, их я сам проверю. Поставь около дверей девочки лучших. Она должна быть под охраной постоянно.
  - Сделаю.
  - И еще. Теперь она понимает наш язык. Постарайся при ней не упоминать ничего связанного со смертью или жестокостью. Не забывай она всё-таки ребенок.
  - Она не видела нападавшего?
  - Нет. По крайней мере, так утверждает, хотя в этом вопросе я ей не верю.
  - Почему?
  - Вместе со знанием языков, я постарался вложить в неё так же и наши законы, ну и ещё кое какие знания. Иными словами, за нападение на неё преступнику грозит смерть. А у неё немного странные представления о смерти. Своей она не боится, я бы сказал даже желает, а вот причиной гибели другого существа быть не хочет.
  - Даже если он угрожает её жизни?
  -Да. Я не могу забыть, её слова о том, что сложись все иначе, она бы боролась за свою жизнь как никто другой. Ибо знает ей цену. Но к сожалению теперешняя её жизнь, так много не стоит.
  - О чем она?
  - Девочка больна. Целитель это подтвердил. И эта болезнь причиняет ей сильную боль. Вылечить её нельзя, потому что исходит из вне. Прервать связь, по которой приходит болезнь тоже нельзя, Зара умрет. Поэтому понятно что она не так сильно ценит жизнь. Но она обещала, что и смерть звать не будет.
  - Странная она у тебя. Но её нежелание открывать имя преступника настораживает.
  -Мы должны узнать сами. Я не хочу, чтобы она чувствовала себя виноватой. Но нападение на ребенка оставлять нельзя.
  - Найдем. Просмотри список, может в голову что-нибудь придет. Без причины нападать никто не будет, а значит, у него есть причина. Помешать кому-то девочка еще не успела, значит, причина не в ней, она следствие. Ближе всего она общается только с тобой. И при этом, ты проводишь с ней очень много времени. И кому то это не нравиться.
  - Нравится или нет, это не повод убивать её.
  - Может это была попытка напугать, а не убивать. Ведь обычных детей не так просто убить скинув с лестницы. Преступник мог и не знать об особенностях её организма.
  - Он не мог не заметить, что её раны не заживают. Зара не носит перчаток, поэтому незнание оправданием быть не может.
  - Вот список, готов. Посмотри сам, кто это может быть.
   Эирик пробежал глазами по исписанным строчкам. Никто из них не подходил под описание тени, которую он заметил. За изнанкой можно прятаться только во второй ипостаси, и именно его он видел. Только дойдя до трех последних имен, он замер. Эти сестрички были именно той недостающей деталью, которая не позволяла сложится картине. Виденное им существо в природе не существовало. Просто потому, что их было трое. Сестрицы мойры***, вот кого он видел тогда. Только они могут соединить свои сущности. И чем интересно, этим как они себя называют, вестникам судьбы не угодила эта девочка? И кстати, если это действительно они, то действительно могли не знать, о её хрупкости. Зрение у сестричек плохое. Всё-таки один глаз на троих.
  -Пришли сюда мойр, срочно!
  - Только не говори...
  - Вот сейчас и узнаем. Да и приведи Зару. Хочу посмотреть на её реакцию. Через несколько минут в кабинет вошли три женщины. Они были спокойны и собраны. По всему было видно, что свою вину они признавать не будут. Еще спустя мгновение вошла и девочка. Увидев женщин, ничего на её лице не дрогнула. Эирик уже решил что ошибся, вот только реакция женщин на девочку была уж очень откровенной. Они просто от неё отпрянули, стараясь даже кончиком одежды не соприкасаться. Может Зара их действительно не видела?
  - Значит это всё-таки вы?
  - Вы о чем Ваше величество?
  -Несколько дней назад, этого ребенка сбросили с лестницы. Преступник скрылся. А сегодня узнаю, что под подозрение попали вы трое. Жду объяснения. Если я раньше верил в то, что это было покушение на убийство, теперь уже не знаю что и думать. В конце концов кому как не вам должно было быть известно, что от этого падения она не умрет?
  - Ничего нам о ней неизвестно. У неё просто нет судьбы. Такое ощущение, что она не существует. Мы не пытались убить её, мы её просто не заметили.
  - Как можно не заметить живое существо?
  - Мы не видим вещи или существ, мы видим судьбы. Так вот Ваше величество, у этой девочки её нет. Мы вообще её не ощущаем.
  - И все равно, вы чуть не убили ребенка. И сами знаете, что за это полагается. Да и зачем, если для вас её не существует, вы ошивались около покоев, где она размещена?
  - Мы знаем, что ожидает нас за причинение вреда ребенку. Но мы действительно не желали этого. А были у этих комнат потому, что ощущение идет от них странное. Будто какая-то аномалия. Вот и сейчас мы чувствуем, её здесь и сейчас. Вроде и не пустота, но и жизни в ней нет. Мы даже не знаем как объяснить.
  - Не надо, - хриплый голос раздался неожиданно для спорящих.- Они не виноваты в том, что я не похожа на других. Да и не ребенок я вовсе.
  - И сколько тебе лет?
  - Двадцать восемь. - женщины вздрогнули. Вот теперь им действительно не избежать кары.
  - И говоришь что не ребенок? Да ты совсем младенец.
  - Я рассказывала, - около губ девочки появилась кровавая дорожка крови. - Люди живут не более ста лет. В восемнадцать у них наступает совершеннолетие. Я давно считаюсь взрослой.
  Мужчина смотрел с тревогой, на кровавые капли и понимал, каких трудов стоит ей этот разговор. Недолго думая, просто протянул ей бумагу и перо. Девочка сквозь силу улыбнулась и приготовилась писать.
  'Они правы, у меня нет судьбы, меня вообще не должно уже существовать. Прошу не наказывать их, за то, что меня просто не заметили'.
  - Что значит, нет судьбы, и тебя не должно было существовать?
  Девочка огляделась. Увидев большое зеркало, в углу, взяла мужчину за руку и подвела к нему. Взглядом, показав на отражение.
   Эйрик посмотрел, но вместо привычного отражения, которое всегда видел, увидел комнату, заставленную странными приборами. Около стены, что-то похожее на кровать, узкую, из метала. На кровати лежал некто. Существом, это назвать было сложно. Скелет, обтянутый кожей. Спутанные, абсолютно седые волосы, желтоватое лицо. Только небольшое движение около груди напоминало о том, что это еще живой организм. От тела к приборам шли трубки. В комнату вошла женщина, и с плачем прикоснулась к существу. Она что-то говорила, вот только слов слышно не было. Как только Зара убрала руку, картинка сменилась, и он снова увидел обычное отражение.
  - Кто это?
  'Я'.
  - Но... Но как это возможно? Ты здесь, рядом.
  ' В тоже время я там, умираю'
  - Что произойдет, когда оно умрет?
  'Оно? Впрочем, то что там от меня осталось, по другому не назовешь. Я не знаю, наверное, умру и здесь. Может, просто исчезну'.
  - От чего ты умираешь?
  'Я умираю, из-за моей особой крови. От обычной, давно изученной болезни, от которого есть прекрасное лекарство, которое может вылечить её за считанные дни. Всех, но не меня. Моя особенность, стала ловушкой, которая привела меня к тому, что вы сейчас видели. Как вы видели, я не ребенок. Может этот мир пытался меня защитить придав вид девочки подростка, но не стоит из-за существа без судьбы и будущего убивать этих женщин. Они этого не заслужили. Да и не хотели'.
  - Разделенная душа. Так вот, ты какая. Интересно, та, что сюда идет, на тебя похожа?
  'Нет, её притянули живую. Она здесь вся, а не как я частично'.
  - Вот значит как, -посмотрев на девочку прошептал самому себе король.- Просчитались уважаемые жрецы. Свою смерть я нашел раньше вас. Вот только, она не убила, а спасла.
  Посмотрев на девочку, Эирик не мог без содрогания вспоминать увиденное в зеркале. Как она вообще не сошла с ума?
  - Зара, сколько лет ты болеешь? Ведь до такого состояния за несколько месяцев дойти невозможно.
  'Пятнадцать лет'
  Даже повидавшие много мойры содрогнулись.
  - Почему же тебя не отпустят? Почему родные настолько тебя мучают? Неужели не понятно, что ты вряд ли выживешь в таком состоянии.
  'Они не знали о моей болезни. Я пятнадцать лет скрывала, свою болезнь. Узнали они о ней только когда я впала в кому. Родные просто не верят, что нет никакой возможности меня вылечить, а врачи уверенные что болезнь излечима подогревают их надежду. Но скоро все закончится'.
  - Пятнадцать лет не замечать, что дочь больна? И что значит закончится?
  'Я здесь год, но там прошло не более трех месяцев. Скоро родные получат мое письмо, в котором я все объясняю и прошу отпустить. Надеюсь, после этого меня отпустят. А не замечали они потому, что болезнь протекает без внешних проявлений. А я оказалась неплохо могу скрывать боль. Впрочем проблем у них самих достаточно, и я старалась не добавлять им новых. Тем более помочь они ничем не могли'
  - Все равно не понимаю. Да и Зара, я могу понять, что там, - он указал на зеркало, - ты взрослая, но мир тебя здесь сделал ребенком. Поэтому все законы нашей страны и мира будут воспринимать тебя ребенком. Не забывай об этом. А вас я больше не хочу видеть рядом с ней, надеюсь вам понятно. На сей раз, она спасла ваши жизни, но следующего раза быть не должно. И, тем не менее, совсем без наказания вас оставлять я не могу. Решение я вынесу позже.
  - Спасибо, постараемся больше к ней не приближаться. Мы действительно не видели вас тогда на лестнице.
  - Я знаю. Вы же видите судьбы, да?
  - Да, но не твою. И только если тот о ком идет речь стоит перед нами.
  - Я хочу знать, в ближайшие недели все кроме меня останутся жить?
  - Кроме тебя?
  - Мою судьбу они не видят.
  - Помолчи, ты и так повредила горло. Лучше напиши, я им прочитаю.
  -Мы поняли, что она хотела сказать. Нет. Со всеми кто в этой комнате все будет в порядке. Со всеми кроме тебя.
  -Вы же сами сказали, что не видите её будущего?
  - Это правда, повелитель. Но мы видим вашу. Не совсем четко, всё-таки вы гораздо сильнее нас, но все же. Мы видим, как вам будет плохо когда она уйдет за грань.
  - Когда это произойдёт? Когда появятся незваные гости?
  - Нет, чуть позже. Мы не знаем как, но это будет. И еще будет война. Одна из стран перестанет существовать. У вас страшный враг повелитель. Враг пришедший издалека. И это не та женщина, которая сюда идет. К этому врагу вы отправитесь сами.
  - Вот и отлично. О войне я и так знаю. Ну а врага, необходимо знать в лицо. Насколько я понял, я вряд ли пострадаю.
  - Вы должны знать, что тогда уже не будет никого, кто сможет вас уничтожить. Единственная кому это под силу будет мертва.
  - Нет, она должна жить!
  - Мы видим судьбы, но не контролируем его. Это нам не под силу.
  - А с этим я справлюсь сам. Идите, и не забывайте, что дорога в эту часть замка вам заказана.
  - Да повелитель.
  Когда женщины ушли Эйрик задумался. Он не видел, как девочка очень внимательно наблюдала за сменой выражения на его лице. Она и так знала, что осталось очень мало времени. Сегодня смотря в зеркало, она видела календарь. Там в том мире её письмо получат через три дня. Сколько дней пройдет здесь она не знала. Но вряд ли больше двух недель. Глава 10
   Женщина и два её спутника шли по с трудом различимой тропинке в лесу. Продовольствие заканчивалось а пополнить было негде, кроме охоты. Но лес был к ним настолько враждебен, что отлучаться от лагеря каждый из них опасался. Все деревни встречающиеся на пути оказались пустыми. Будто разом все покинули насиженные места. Причем уходили не в спешке, а тщательно избавляясь от следов, продовольствия и ценных вещей.
   Ни клочка ткани, ни крошки хлеба. Абсолютно пустые дома. В порыве ярости женщина попыталась поджечь одну их деревень. Но даже этого ей сделать не удалось. Каждый дом был пропитан особым составом, не дающим огню разгораться. В бессильной ярости они шли дальше. Вот только постоянный взгляд в спину преследовал их день за днем. Особенно страшно женщине становилось ночью. За каждым деревом и кустом ей виделся страшный взгляд алых глаз. А учитывая, что её спутники стараются далеко не уходить, то это не пустые страхи.
   Выросшая на голливудских фильмах, и видеоиграх у богатых родителей, которые все прощали, она считала, что любой её поступок останется безнаказанным. И до сих пор так и было. Оказавшись здесь, она решила, что попала в сказку, где есть хорошие и плохие. А значит плохих надо уничтожить. А вот то, что плохие могут быть на самом деле обычными невинными существами ей в голову не приходило. В конце концов, в фильмах оборотни злые, вампиры ужасны, а все те монстры, которых она здесь встретила, не могут быть хорошими. Даже дети. И в её убеждениях, призвавшие её не разубеждали. Тем более, что её убеждения прекрасно уживались с их планами. А учитывая, что через иллюзию она не видела превратить не слишком приятных внешне существ в привлекательных для неё не составило труда. И вот теперь шедший рядом с ней клурикон воспринимался ею как гном, а кихираета она видела как эльфа.
   Вот только жаль, что никто из них не позволяет к себе прикоснуться. Стоит только приблизиться, как они сразу увеличивают дистанцию. Попав сюда, ей хотелось окунуться в волшебство, мечтала о безграничной силе, вот только никаких сил кроме невосприимчивости к магии у неё не оказалось. И из-за этого практически год ей пришлось лечиться обычным способом. Но вот у неё в руках оказалось оружие убивающая всех в этом мире. А значит сила, которую остальным нужно бояться. Вот теперь она чувствовала себя всесильной. И цена за эту силу была мизерной. Ей пообещали все, что она пожелает, если сможет пробраться в соседнюю страну и убить его правителя.
   Его описывали злым и жестоким монстром, который грозит стране войной. А если учитывать во что превратили её пневматический пистолет, сделать это можно очень легко. Вот только до него нужно было добраться. Своих сопровождающих из предложенных она выбрала сама. Откуда ей знать, что жрецы под выбранными личинами отправили совсем других спутников.
   Первое время путешествие шло легко, они даже встретили несколько деревень. Ей говорили, что даже маленькая рана, нанесенная её оружием, может убить, так как содержит яд, а значит можно и поиграть. Ведь эти существа не людьми, а значит, не достойны жить. А то, что в этом мире людей вообще нет, до её сознания как-то не доходило. Жестоко расправившись с жителями деревень, единственным преступлением которых было непохожесть на пришелицу, они в приподнятом настроении отправились в столицу. Вот только на этом их удача закончилась. А когда её 'эльф' После медитации сказал, что раненые в этих деревнях выжили, ярости её не было предела. Неужели их обманули? Неужели оружие оказалось не таким уж смертоносным. Но её успокоили. Просто раненых нашли раньше и дали противоядие. Ведь абсолютного яда даже здесь нет.
   Немного успокоившись, они пошли дальше. Но с тех пор их начали преследовать. И преследовали те, кто навевал ужас, даже не приближаясь. И учитывая, что спутники сами были в ужасе, то преследователь действительно страшен.
   Сегодня ей сообщили, что до цели осталось всего несколько дней. Вот только кроме постоянного страха никаких препятствий на дороге нет. Неужели эту страну так плохо охраняют, или их просто заманивают в ловушку? Впрочем это не имеет значения. Где это видано, что главный персонаж сказки умирает. Нет. Она выживет и получит все что захочет. Они ей это обещали.
   Путники шли, делая все возможное, чтобы преодолеть путь как можно скорее. Спутники женщины в отличии от неё в сказки не верили и шли с определенной целью. Да был шанс, что эта женщина окажется той, кто сможет убить короля Эирика, вот только в это очень плохо верилось. Выросшие в стране изгоев, у каждого их них был зуб на эту страну. Они просто шли мстить в первую очередь за себя. Эта женщина раздражала даже их. А в последнее время сдерживаться удавалось с трудом. А постоянные капризы уже переполнили чашу. Даже они, видавшие много существа удивлялись её жестокости. Сколько раз она пыталась приблизиться к вестнику, ему с трудом удавалось сохранить безопасное расстояние. Безопасное для сохранения иллюзий. Как вестник скучал, по собственному внешнему виду. Это новое обличие его ужасно раздражало, приводя в ярость. Слишком слащавой и бесполезной была эта иллюзия. Но ему категорически запретили его снимать и причинять вред спутнице. А увидев жестокость той по отношению к существам, чей внешний вид отличался от её собственного, он поостерегся. Ведь если та узнает как на самом деле выглядит вестник, его вряд ли спасет от пули её странного оружия даже более высокая скорость и выносливость.
   Клурикон тоже был раздражен. Он прекрасно знал, кто их преследует, и гонит в расставленные сети. Уже в первой деревне, когда его жители пострадали, он понял, что их миссия обречена на провал. Две другие деревни только утвердили его в этом мнении. А когда четвертая деревня, оказалась пуста, а на их след вышли Кон Аннон, он смирился. Его цель была проста, не позволить вестнику убить женщину, а когда эти двое, будут отвлекать повелителя и его людей похитить кинжал. Вот только никого отвлечь не получиться. Свора своих жертв не выпускает. В отличии от своих спутников, он здесь был не по собственной воле. В руках жрецов находилась его семья. Вот только он не питал иллюзий на счет того, что после успешного исполнения их приказов их отпустят. Нет, скорее всего они уже мертвы, он не раз видел, как жрецы поступали. Сделав вид что смерился, он отравился в путь. Вот только не для того чтобы выполнить приказ, а для того чтобы отомстить. А для этого нужно встретиться с повелителем, или на крайний случай его братьями. Пусть он умрет, но и жрецы с их лжебогом жить не будут. А справится с ними могут только бессмертные правители Давань. Глава 11
  С тех пор как Эирик узнал о том, что Зара из другого мира, он практически ни на шаг не отпускал её от себя. Его интересовало все, народы, религия культура, искусство. А когда девочка рассказала ему о шахматах, и сделала примерное описание, он сам их изготовил. Вот только фигуры отличались от тех к каким привыкла она, но тем не менее были узнаваемы. Например вместо коня была фигурка Каркаданн*****, как его назвал Эйрик. Очень похожий на носорога. Вместо пешек, Кон Аннон и т.д. Только башня осталась без изменений. Игра ему действительно понравилась, он мог часами изучать его, отлучаясь ненадолго, для решения проблем или участия в мероприятиях. Больше никаких непредвиденных проблем не возникало. Но тем не менее атмосфера окружавшая короля сгущалась. Зара практически неотлучно следовавшая за ним, с интересом изучала обитателей замка. И некоторые тайны этих существ просто бросались в глаза. Например, Креон. Его боялись все, кроме Эйрика и королевы. Даже близнецы без крайней необходимости старались к нему не приближаться. При всем при этом, было видно, что он безумно любит и Эирика и его бабушку. А присмотревшись, Зара увидела и семейное сходство между королем и советником. Одинаковый разрез глаз, не очень бросающиеся в глаза черты лица, рост, фигура. Слишком много, для простого совпадения. А учитывая, не слишком платонические отношения его с королевой, перед ней был дед Эйрика. И учитывая полное неприятие измен в королевской семье, то законный её муж. Тогда почему никто не помнит бывшего короля? Единственный портрет который висел в галерее изображал именно Креона, вот только по описанию она поняла, что даже портрет под иллюзией. Неужели никто не помнит в лицо бывшего короля? В том что королева в курсе Зара не сомневалась, но вот Эирик скорее всего нет. А значит именно он был причиной конспирации советника.
   Близнецы тоже оказались не родными братьями короля, а молочными, что впрочем практически все благополучно забыли. И выполняли не только приказы Эирика, но и королевы, основным из которых было обеспечение его безопасности.
   Кого только в замке не увидела девочка. Там в другой жизни, чтобы отвлечься от боли она погружалось в вымышленный мир книг глотая их с неимоверной быстротой. Особенно она любила мифологию, историю и культуру разных стран. И теперь встречая воочию тех, о ком раньше читала с интересом наблюдала за ними. Существа, описанные в ирландской, индийской, славянской, греческой мифологии и многие другие. Очень сильные, могущественные и такие разные. Некоторые могли только внешним видом внушить ужас, но если приглядеться, то именно они оказывались одними из самых безобидных. Они как и люди могли смеяться, любить, ссориться и мириться, и просто жить полноценной жизнью. Это действительно было похоже на сказку, вот только чересчур реальную а значит здесь вряд ли обойдется без боли.
  Время тянулась медленно для одних, и пролетало очень быстро для других. Зара также часто бывала в обществе Эйрика, иногда к ним присоединялись его братья. Короля интересовало многое о её мире и о ней самой. Хотя он и пытался сдерживать свое любопытство, стараясь, лишний раз не навредить. Но порой, осторожно брал её за руку и подводил к зеркалу, извиняясь за боль, которую причиняет. И вглядывался в далекий мир, хотя и видел всего несколько существ по ту сторону зеркала. С каждым днем с все большим напряжением он всматривался в это изображение, с непонятным чувством ожидая, что у женщины сидящей рядом с кроватью в руках окажется клочок бумаги, который будет означать начало обратного отсчета. Эирик, так и не заметил, как привязался к этому ребенку. Возможно видя в ней себя самого. Ведь, чтобы она не утверждала, для него она оставалась ребенком, нуждавшимся в опеке, любви и защите. Но как защитить от смерти и болезни он не знал. А время шло неумолимо.
  Когда незваные гости практически без приключений подошли к замку, и беспрепятственно прошли до тронного зала, их обуяло ощущение тревоги. Слишком просто они преодолели свой путь. Да в лесу они натерпелись страху, но за весь путь они не встретили ни одного живого существа. Даже войдя в город, их встретили пустые улицы и дома. Хотя они старались не привлекать к себе внимания, но на такое даже они не рассчитывали. Ощущение ловушки не покидало троицу ни на секунду, как впрочем и ощущение преследования. Когда клурикон попытался отделиться от группы, испытал такой ужас, что ему пришлось вернуться, забыв на время о своей настоящей миссии.
  В тронном зале их ждали. Огромный зал был заполнен существами, и все смотрели на них с нескрываемой ненавистью. Попытка повернуть назад была пресечено на корню. Двери оказались заперты. Оставалось только идти вперед прямо к трону.
  Женщина с отвращением смотрела вокруг, и наконец перевела взгляд на трон. На троне в окружении нескольких очень красивых мужчин и ребенка сидело существо с закрытым маской лицом. Решив воспользоваться эффектом неожиданности, она выхватила пистолет и попыталась в него выстрелить. Но будто почувствовав это вперед вышла девочка и закрыв мужчину встала перед троном. Именно тогда случилось неожиданное. Оружие дало осечку. Она раз за разом пыталась выстрелить, но раздавались только щелчки, а на лице девочки расцвела улыбка.
  - Странно, правда? Может твой пистолет перестал работать? Срок годности вышел или патроны кончились? Какого это убивать детей? - глухой, хриплый детский голос раздавался в могильной тишине. От губ ребенка пробежала кровавая струйка.
  - Не надо, молчи! - Эйрик пытался остановить девочку, но был остановлен её взглядом.
  - Уже не страшно. Сегодня говорить я могу. В последний раз. - мужчина вздрогнул. Только он понял значение этих слов.
  - Да кто ты такая? Такая же тварь как все они?
  - Твари здесь вы. Скажи, много людей ты за все это время здесь встретила? Или считаешь людьми своих спутников?
  - Пусть они не люди, но и к этим отвратительным существам не относятся. В толпе стали раздаваться шипение и смешки.
  - Ваше величество, снимите пожалуйста с них иллюзию. Ни звука, ни движений. Но личины с прибывших стали сползать. И вот они предстали в истинном свете. Увидев это женщина отпрянула и выхватив оружие от неожиданности выстрелила в того, которого все это время считала эльфом. И тот раненный упал на пол с призрением и ненавистью, смотря на бывшую попутчицу. Ни одно существо не попыталось ему помочь. Все с абсолютным равнодушием следили как и так безобразное лицо полукровка вестника чернеет от яда.
  - Ну вот. Теперь ты убиваешь своих друзей. Откуда ты?
  - Ты все равно этого места не знаешь.
  - Удиви.
  - Я из другого мира! Ты даже представить себе не можешь этот мир.
  - Ошибаешься, мне и представлять не надо. Но я спросила не об этом. Из какой ты страны? - но та с презрением посмотрев на неё замолчала. Уставшая ждать от неё внятного ответа, девочка заговорила сначала на русском. Потому как женщина на неё посмотрела, она поняла, что язык той был знаком, хотя значения её слов она не поняла. Также обстояли дела с остальными языками, которыми она к ней обращалась. Лишь когда сказала несколько известных ей слов по английский, та ответила. И хотя девочка не поняла значения её слов, то что ей нужно она узнала.
  - Да кто ты такая?
  - Человек, хотя...
  - Ты тоже с Земли?
  - Да.
  - Тогда почему ты с ними?
  - А с кем, я должна быть? Оглянись вокруг. Здесь нет ни темных ни светлых, ты все придумала сама. Есть живые существа которые живут по своим законам. Почему я должна навязывать им свои? Кто ты такая, решившая, что стала винцом мироздания? Вместо того, чтобы найти здесь себе место для проживания, ты полезла куда не просят и пошла убивать. Причем подло и грязно. Кто из них сделал тебе что-то плохое? Этот мальчик? Вперед из толпы вышел Варг и с ненавистью посмотрел на ту, что чуть не отправила его и всю его семью за грань.
  - А может его мать, или маленький брат, который даже не может ходить. Что тебе сделали мирные жители тех трех деревень, которых вы оставили умирать?
  - Они все чудовища, монстры!
  - Монстр здесь только ты! Может быть и я. А они просто обычные жители. Как ты умерла?
  - Я не умерла!
  - В твоем мире, как ты умерла? Так просто сюда не попадают.
  - Меня должна была сбить машина.
  - Подойди к зеркалу. - перед женщиной появилось большое, с её рост зеркало. - Что ты видишь?
  - Себя. Что еще я должна видеть. Да и вообще, почему я обязана отвечать на вопросы девчонки.
  - Может потому, что я старше чем кажусь на самом деле? Или потому, что твоё оружие против меня бессильно.
  - Она не сломана. Я ведь ранила его.
  - Его, да. А попробуй меня. Спокойно видя, как женщина целится в неё, девочка стала к ней подходить. Клурикон понявший, что его может ожидать участь вестника попытался уйти с её дороги и начал отступать к двери, когда был схвачен стражниками, и теперь с относительно безопасного расстояния наблюдал за происходящим. А женщина пыталась сделать хоть один выстрел в приближающегося ребенка. Но оружие не желало слушаться хозяйку. Тогда она вытащила кинжал. Вот только её рука помимо воли приставила кинжал к собственному горлу и немного надавила.
  - Вот видишь? А знаешь почему твое оружие меня не убьёт? Оно стреляет ядом. Вот только ни один яд во вселенной не может причинить мне вред.
  - Но магия на меня не действует.
  - Их магия. Вот только ты забыла, что я как и ты здесь чужая. Только тебя вызвали, принеся жертву, а меня пригласил сам Мир. Так что моя магия действует и на тебя и на меня. Только сейчас женщина заметила, что девочка не шла, она будто парила. Когда она была совсем близко рука с кинжалом дернулась и нанесла небольшую рану на ладонь, сжимавшую до этого пистолет. Скорее от неожиданности, чем от боли, женщина выпустила его из рук и оружие упало у ног девочки. Несколько капель её крови попали на метал, и тот будто сделанный из воска и попавший в огонь стал плавиться на глазах у всех. Видя, что оружие пришло в негодность девочка безразлично посмотрела на женщину и обращаясь к толпе сказала:
  - Теперь она ваша, - и также спокойно вернулась на свое место у трона. Толпа нерешительно посмотрела на своего повелителя и увидев как тот склонил голову в знаке согласия с нескрываемым злорадством взглянула на женщину. И та с ужасом увидела как, человекоподобные существа стали меняться, превращаясь в немыслимых чудовищ. Она попыталась бежать, и спрятаться. Вот только отступать было некуда. Когда обезумевшая от ужаса женщина оказалась в их руках, король приказал покинуть зал и вершить суд за её приделами. Травмировать психику ребенка, не привыкшего к кровавым расправам, он не хотел. Тем более в последние её дни. Бросив взгляд на девочку, которой занимался целитель он сжал руки. Хотелось увести её отсюда, унять боль, защитить, но к сожалению его дела здесь не окончены.
  Когда последнее существо исчезло, его тяжелый взгляд обратился на сжавшегося в углу клурикона.
  - А теперь, я хочу знать, зачем на самом деле вы сюда явились?
  - Был шанс, что она сумеет вас убить.
  - Я сказал реальная причина. Или хочешь повторить её судьбу?
  - Я не знаю реальную причину их прибытия кроме той, что я озвучил. А меня прислали вернуть кинжал, которую похитила ведьма.
  - Этот? - Эйрик показал кинжал, которым совсем недавно калечила его та, о которой он не хотел даже думать.
  - Он похож, но нет. Тот кинжал сделан из черного металла.
  - Зачем он вам?
  - Этот кинжал нужен для жертвоприношений. Только принесённая им жертва доходит до нашего божества.
  - Вот значит как. Я узнал все что мне нужно. Увести.Креон, готовь армию. Через несколько дней выступаем. От этой страны не должно остаться даже воспоминаний. Особенно их кровавых жертвах и жрецах.
  Когда все разошлись, Эйрик заметил неестественную бледность девочки.
   -Тебе плохо?
   - Я убила её.
   - Послушай меня внимательно. В первых её не убьют, поиздеваются и запрут в тюрьме. Во вторых, она сюда не с добром пришла, а убивать, поэтому ты ни в чем не виновата.
   - У вас наверное много дел, не буду мешать. - девочка попыталась уйти, но Эирик остановил.
   - Она получила письмо?
   - Да.
   - Сколько осталось времени?
   -Не более часа.
   - Не возражаешь, если я побуду рядом?
   - Нет, спасибо за все. Благодаря вам, я смогла немного пожить.
   - Возможно, все не так плохо, как ты себе представляешь. Помолчи пока, не мучай себя.
   Девочка измученно улыбнулась и пройдя вместе с королем в кабинет остановилась у окна, пытаясь запомнить этот мир. Здесь она снова ощутила желание жить. Будь у неё выбор, она предпочла бы остаться в этом мире и попытаться прожить пусть человеческую, но такую желанную жизнь. Вот только её мнения никто не спросит. А значит не стоит и мечтать. Повернувшись к зеркалу она посмотрела туда, где умирала половинка её души.
   В палате были все её родные. Она с жадностью рассматривала их лица и с содроганием свое иссушенное болезнью тело. Почувствовав пронзившую тело боль она обернулась, встречаясь глазами с Эириком, который взяв её за руку, тоже смотрел за происходящим там, в другом мире. Вот мать с рыданиями в последний раз подходит к ней и склонившись, сжимая в руках клочок бумаги шепчет. Зара не слышит слов, но по движению губ понимает, что мама просит прощения за то, что все эти годы не замечала её состояния. Вот брат и отец, украдкой прячущие слезы, невестка, с которой так и не успела сблизиться. Заре жаль, что она не увидела племянника, но наверное это и к лучшему. Нечего ребенку видеть во что она превратилась.
   Вошел врач, и сопровождаемый взглядом близких отключил аппаратуру. Тело дернулось несколько раз и навсегда застыло, обретя долгожданный покой. Отец и брат с трудом увели рыдающую мать и изображение исчезло на несколько минут сменившись отражением ребенка. Раздался вздох неимоверного облегчения и широкая улыбка появилась на детском лице.
   - Странно, ничего не болит. Я даже забыла, какого это, не чувствовать боль.
   - Ты как?
   - Отлично! Вы не грустите, все рано ничего сделать не могли. И спасибо за то, что вернули мне желание жить.
   Эрик с горечью не мог оторвать взгляда от места, где только что стояла Зара. Его рука все ещё ощущала прикосновение детской ладошки. Вот только рядом никого не было. Девочка исчезла из этого мира, через несколько минут после смерти в другом. И только глухая тоска, непонятным образом поселилась в сердце мужчины.
   Позже по разговору придворных и своих близких он понял, что практически никто не помнит девочку, кроме него самого и что странно Креона. Даже королева забыла о той, кто неотлучно был рядом с внуком в последнее время, только иногда все замечали, что глазами ищут кого-то, но потом забывали и продолжали свой путь.
  
   Глава 12
   -Армия готова, нам пора.
   - Креон, верни мне её.
   - Ты о ком?
   - Ты прекрасно помнишь. Пусть все о ней и забыли, но не ты.
   - И как по-твоему я могу вернуть ушедшего за грань?
   - Только тебе это по силам дед.
   - Дед?
   -Только не надо опять рассказывать мне сказки, или может мне официально перед всеми снять твою иллюзию с портрета бывшего короля, исчезнувшего три сотни лет назад?
   - Имей совесть, я и так не слезал с трона три тысячи лет. Она тебе рассказала?
   - Нет. Просто заметил, что посмотрев на портрет, она с удивлением смотрела на тебя. Тогда я просто снял иллюзию.
   -Только не говори...
   - Нет, иллюзию я восстановил. Ты ведь можешь это сделать?
   - Я не смог вернуть ни зятя ни собственную дочь. С чего ты решил, что её я могу вернуть?
   - Отца вернуть ты не смог, потому что его принесли в жертву. Ты тогда просто не смог его найти. А мама, сама не хотела жить. С Зарой все иначе. Я не встречал существа, который так любил жизнь.
   - Она хотела уйти за грань.
   - Нет, она хотела прекратить чувствовать боль, и только поэтому молила о смерти. Но в то же время, она как никто хотела жить и мечтать.
   -Хорошо. Когда эта наша проблема будет решена я попробую. Но я не могу гарантировать, что она будет жить в этом мире, захочет ли вернуться и останется ли собой.
   - Она может жить в любом из миров, хоть мне и хочется держать её рядом с собой, неволить не собираюсь. Да и мир её принял.
   - Я обещал попробовать, а теперь пошли. Надо решить нашу проблему раз и навсегда.
   Мужчины вышли на площадь, где собралась армия существ, способных ввергнуть в ужас кого угодно. Приняв свою сумеречную форму, они ждали своего повелителя. За последние годы у них у всех появились счеты к соседям. И не один не отказался принять участия в военной компании. Наоборот. Многие присоединились в армии добровольно. Было бы больше, но оставлять собственный дом без всякой защиты Эирик не пожелал.
   Короткий взгляд и вперед умчались слуа и Кон Анон. Растворившись в сумерках, невидимые глазу разведчики шли вперед, расчищая дорогу огромной армии разозленных существ. Приказ был один, стереть с лица земли страну, имя которой 'Алашия'
   На той стороне границы их не ждали. По крайней мере не там, куда направилась армия Давани. Несколько деревень, жители которых сдались абсолютно без сопротивления. Вот только одна странность вызывало тревогу. В деревнях не было ни одного ребенка, моложе семидесяти, ни одного взрослого, здорового и сильного существа. Только какие-то забитые женщины, и искалеченные мужчины, принимавшие свою участь пленных чуть ли не с радостью.
   Чем дальше продвигалась армия, тем мрачнее становились войны, а Эйрик с братьями и дедом, вообще были в ярости. Не зря тот посол просил о помощи, даже таким радикальным образом. Они уже наткнулись на два жертвенника, и до сих пор не могли прийти в себя. И когда взвинченные до предела они добрались до первого храма, только собственная железная воля и жесткий приказ, удержал самого повелителя и его армию от немедленного и полного уничтожения этой ереси. И удержало, отнюдь не жалость, а нежелание жертвовать своими войнами. Ведь неизвестно, какую ещё пакость они приготовили. И Эйрик не ошибся.
   Когда из храма показались дети, вооруженные до зубов и с абсолютно пустыми лицами сердца воинов дрогнули. В душе каждого встала неразрешимая проблема. Что делать, если все внутри восстаёт против убийства ребенка, но избежать этого, практические нет возможности. Эйрик в нерешительности посмотрел на деда.
   - Креон, можешь сделать так, чтобы они уснули?
   - Эту уже не дети Эирик, это куклы, марионетки.
   - Знаю, но не могу отделаться от мысли, что можно еще их спасти.
   - Приготовьте клетки. Усыпить не могу, но на несколько минут обездвижить вполне. Если поторопиться, можно будет их изолировать. Потом посмотрим, что можно сделать. Вот только боюсь, что когда мы найдем того, кто это сделал, они все умрут.
   - Все-таки попробуем им помочь.
   - Хорошо, только действовать придётся очень быстро. Креон вышел вперед, и его тело начало меняться. Никто не успел рассмотреть, его вторую сущность, когда все вокруг заволокло черными клубами даже на взгляд вязкого дыма. Который как живой, обвивался вокруг детских тел, связывая их и парализуя. Резкий приказ, и войны бросились к детям, в рекордные сроки разоружая, и сажая в специальные клетки, окруженные чарами, которые вводили тех, кто находился в них в сон. Еще один приказ, и через порталы, детей переносят в безопасное и труднодоступное место.
   А Эйрик с Креоном, оставив армию на братьев, заходят в храм. Встреченные жрецы отправляются за грань без сожалений и жалости. Когда главный жрец, увидев, что остался один, попытался найти защиту у своего божества спрятавшись за алтарь. Вот только тот оказался глух к его мольбам, а те кто гораздо больше подходил к этому званию стояли перед ним. И не было ничего, и никого способного их остановить. Принявший сумеречную форму повелитель Давани голыми руками разрушал некогда красивый храм бога охоты, оскверненный кровавыми жертвами и безвкусной мишурой. Ничего божественного в храме даже не ощущалось. Истинный бог этих земель или покинул своих последователей, или мертв, другого объяснения не было. И уж кому как не тому, кто известен сейчас как советник повелителя Давани Креон, знать это. И тот, с горечью понял, что скорее всего больше не увидит старого друга. И сожалел, что из-за собственных проблем перестал интересоваться окружающим миром и пропустил время, когда мог тому помочь.
   - Это он?
   - Нет! Скорее всего, мы его больше не увидим.
   - Мне жаль. Что делать с ним?
   - Грань слишком легкая участь для него, пусть живет, вот только... - договаривать он не стал. Тело жреца стало болезненно выворачивать и вскоре округу огласил страшный крик, а из разрушенных стен показалось нечто, на которое без омерзения не взглянешь, и с безумным криком помчалось в сторону леса. Вот только даже дикие звери брезгливо избегали того, в кого превратили бывшего главного жреца. Смесь человека, паука, собаки, лошади, и змеи. С вывернутыми конечностями и странной головой. Полубезумный монстр обреченный всю жизнь слышать крики и проклятия обреченных им на смерть существ и взгляды детей принесенных в жертву. И у него была вечность, чтобы испытать всю прелесть такой жизни.
   Армия направилась дальше, вот только от основной армии отделились три части. Основная часть под предводительством Эйрика шла по уже намеченному пути. Креон возглавил вторую часть, и пошел в обход, чтобы продвинуться с тыла. Ол и Олаф соответственно возглавили два диверсионных отряда, предназначенные для создания атмосферы полного окружения. Встретиться отряды с основными силами должны были у небольшого городка не далеко от столицы.
   Военная компания проходила довольно предсказуемо. Детей подвергшихся обработке жрецов изолировали, взрослых не оказывающих сопротивления брали в плен, а жрецов и их подручных вырезали под корень. А храмы рушили, сравнивая с землей. Впрочем как и все остальные строения, которые встречались на пути. Но что странно, особого сопротивления никто не оказывал, кроме жрецов, боящихся за свою жизнь.
   Только одно небольшое святилище и двое его жрецов избежали подобной участи. Затерянный в горах маленьких храм, скорее всего не заинтересовал нового бога. И он единственный остался не оскверненным. Креон, на пути которого, и возникло святилища, почувствовав исходящее от него благословение вздохнул с облегчением. Это значило одно: Анхур жив. Прячется, ослабел, но за грань не ушел, а значит есть надежда его найти. Оставив несколько сильнейших воинов охранять святилище, Креон повел отряд дальше. Настораживала полное отсутствие армии. Неужели, целая страна могла оказаться настолько незащищенной? Кроме детей, которых бросали на убой, за весь путь ни одна из отрядов да и сама армия не встретила сопротивления.
   Эирик мрачно вглядывался вдаль, когда бывший посол Алашии, которого они взяли с собой на всякий случай попросил аудиенции. Армия остановилась за несколько часов перехода до места встречи с остальными отрядами, и просьба посла настораживала.
   - Вы хотели меня видеть?
   - Ваше величество, я знаю, что мы скоро придем в Алинду. Именно там расположен главный храм.
   - Разве не в столице?
   - Нет. Вот только боюсь, что защищать город будут очень ожесточенно. Не потому, что имеют что-то против Давани, Но жители Алинды пострадали больше всего. У них забрали всех детей. Они все в храме. И жители будут их защищать не смотря ни на что.
   - И что вы хотите от меня?
   - Не убивайте их. Разве родители виноваты, желая защитить своих детей.
   - Даже если это уже не их дети?
   - Даже тогда.
   -Скажите, ведь кто-то из ваших детей тоже там?
   - Моего единственного сына принесли в жертву год назад. Но в храме два моих племянника.
   - Значит, среди защитников будет и ваш брат?
   -Да.
   - Ну что ж, посмотрим. Ответьте на вопрос посол, почему в Алашии нет своей армии.
   - Армия была, и очень сильная, но когда подряд исчезли почти все командиры, а дети стали пропадать армия распалась. Большая часть спрятали оставшихся детей и в данный момент занимаются их охраной. Остальные были среди тех, кто поднялся против жрецов.
   - А почему во встреченных селениях, были только женщины и калеки?
   - По той-же причине. Взрослые бросились защищать детей и погибли. Те же, кто жив, вы сами видите, во что превратились. Не забывайте, что в основном в Алашии живут полукровки. И к большому сожалению не самые сильные представители своих народов. Убить нас конечно не так легко, но к большому сожалению регенерация хромает. От самых страшных ран, если они не смертельны мы не умираем, вот только полностью восстановиться к сожалению не можем.
   - Ясно. Отдыхайте, если верить вашим словам, завтра будет очень тяжелый день.
   - Будет. И знаете Ваше величество, у меня ощущение, что именно Вас Он хочет видеть. Будьте осторожны.
   - Поверьте, посол, убить меня ему не удастся, даже если очень этого пожелает. Единственное существо, которое могло меня уничтожить не пожелало это сделать.
   - Любого можно заставить.
   - Но не того, кто уже за гранью. - вот только посол не увидел радости в глазах короля. В его глазах на миг промелькнула глубокая тоска и мимолетная грусть, в мгновение ока, сменившись холодной решимостью. И если его слова правда, а сомневаться не приходилось, кое кому завтра ой как не поздоровиться. Особенно если учесть, личную заинтересованность повелителя.
   Глава 13 Эйрик смотрел на горящие огни города, который им пришлось осадить. Армия воссоединилась, и теперь стояла на подступах к Алинде. Вот только идти на штурм Эирик не спешил. Сразу было заметно, что защитники города будут стоять до конца. А убивать, за желание защитить своих детей повелитель Давани не хотел. Почувствовав приближение деда Эирик оглянулся.
  - Как вы прошли дорогу?
  - Неплохо. Да и Ахнур жив. Мы обнаружили один небольшой храм. Его благословение все еще в нем ощущается.
  - Одной проблемой меньше. Что еще?
  - Олаф нашел группу детей, прятавшихся в пещерах. Он перенёс их на нашу границу, и оставил в уже знакомой тебе хижине.
  - Она была пуста?
  - Да. Её здесь нет.
  - Знаю. Но ...
  - Я обещал, что попробую вернуть её, и давая обещание я не шутил.
  - Сам себя понять не могу. Вроде и не было времени, чтобы настолько привязаться к этому ребенку, но ощущение, что у меня забрали частицу меня. Впрочем, сейчас у нас другие проблемы. Что делать с городом?
  - Они будут яростно защищаться. И хотя, я довольно силен, весь город сдержать даже мне не по силам.
  - Тогда придется одному из нас пойти в город в одиночку.
  - Нет!
  - Дед, Ты прекрасно знаешь, что кто-бы он ни был, мне причинить вреда он уже не сможет.
  - Ты не можешь быть в этом уверен.
  - Могу. Единственное оружие, которым меня можно убить, испорчено кровью той, единственной, которая могла это сделать. Даже я сам по собственному желанию не могу уйти за грань, как сделала мама.
  - Тогда я буду рядом.
  - Нет. Только ты, в моё отсутствие сможешь сдержать наших подданных. Ты прекрасно знаешь это сам. В них сейчас бушует жажда мести. Любой толчок может стать для них последней каплей. Ол и Олаф не справятся. И хотя они мне дороги как родные братья, в них нет нашей крови. А значит в случае неподчинения армии, остановить их сможешь только ты.
  - Ну попадешь, ты туда незаметно, что дальше?
  - Пойду в храм. Меня там заждались. Когда подам сигнал, начинайте наступление.
  -Попробуй доставить его живым, если возможно. У меня к нему большие счеты.
  - Если и оставлю, то ненадолго. Как только узнаю, что именно сделал с детьми, ему придется самому молить о смерти. Дед, прежде чем уйду, ответь на вопрос.
  - Какой?
  - Почему, ты тогда исчез. Почему величайший повелитель Давани, вдруг исчезает в неизвестном направлении, а потом появляется в облике советника. Да и как бабушка это позволила?
  - Тебе тогда исполнилось пять лет. И эта ведьмы выкрала тебя. И хотя мы нашли тебя относительно быстро, случившееся было не исправить. Именно тогда мы приняли это решение. Ты был единственным существом, чья жизнь держала нас на этом свете. Мы оба были настолько заняты проблемами страны, что ты оказался практически беззащитным. Тогда мы и решили, что мне лучше исчезнуть, немного подправить память подданным и появиться вновь. Как советник, я мог помогать в управлении страной, но никто уже не мог требовать от меня слепого подчинения желанием окружающих и их безумной вере в моё всесилие. Мы сделали это, чтобы ты всегда был под защитой одного из нас. И не смотря на все это, ты опять умудрился угодить к ней в ловушку.
  - Уж в этом виноват только я, а не вы. Я уже достаточно взрослый, чтобы отвечать за собственные глупости.
  - Вот именно. Но никогда не стоит недооценивать противника. Магии я конечно доверяю, но прежде чем ты вступишь, в пределы этого города, оденешь это. - на походный столик легла рубашка, сделанная из тончайших нитей, самого прочного метала, из существующих. - Я конечно верю, в твою неуязвимость, но ведь тебя могут просто оглушить и нейтрализовать. Убить не убьют, но причинить боль вполне могут.
  - Нет. - Эйрик взял кинжал и попробовал сделать надрез на собственной коже, но сталь не желала слушаться. И на коже не было ни царапины.
  - Все равно надень. Я хочу подстраховаться против любой неожиданности.
  - Я не собираюсь умирать, пока.
  - Иди уже, и будь осторожен.
  Несколько пар глаз с тоской и надеждой на возвращение следили, как темная фигура растворяется в ночи. Каждый из них отмерял время, которое дал себе для того чтобы не помчаться выручать друга, брата, внука. И буря беспокойства съедала душу каждого. Тем более сильная, чем дольше не было от Эирика вестей.
   Глава 14
   Растворившись в сумерках Эирик незамеченным прошел в город. Алинда встретила его мрачной безнадежностью и темными улочками. Все жители находились на стенах города, и наверное поэтому ощущение запустения было чересчур сильным. Когда-то красивый город, превратился в полуразвалившийся, неприспособленный к жизни и защите. Ощущение, что город много лет провел в осаде. Единственным целым строением оставался храм, возвышающийся над всеми строениями. Вот только подойти к ней, оказалось слишком сложно.
   Дети, были повсюду, пугая пустыми глазами и практически мертвым выражением лица. Казалось, что они не видят, не чувствуют, и вообще ничего не ощущают. Эйрик подошел к одному из них. Малышка, по человеческим меркам, ей было не более трех лет. В своей сумеречной форме, он внушал ужас взрослым, опытным войнам. А на личике этого ребенка не дрогнуло ничего. Она была просто пустой оболочкой, лишенной души.
   Ярость все сильнее поднималась в душе мужчины. Желание попасть в ненавистное здание возрастало. Активировав артефакт, полученный от деда, и хранивший его силу он прошел сквозь ряды детей оставленных здесь живым щитом. Хотя в том, что они живы, теперь он очень сомневался. Не став прорываться через главные ворота, обошел здание и заметив неприметную дверь вошел. Проходя по темным коридорам напоминавшим лабиринт, он блуждал несколько часов. Пока не вышел к большому залу, наполненному жрецами. Чем моложе были жрецы, тем неестественнее были их движения. Будто куклы, которые двигаются по велению своего хозяина. Вот только где этот хозяин? К сожалению, дальше оставаться невидимкой не представлялось возможным. И потому, выйдя из сумрака и приняв свой реальный облик, Эирик вошел в зал. Некоторое время на него никто не обращал внимания, да и он сам держа щиты не позволял вырваться своей силе. Сейчас видевшие его жрецы воспринимали его как просто существо неопределенного вида, что для Алашии в порядке вещей. Не особо сильное, а значит не опасное. И это было на руку Эирику. На него обратили внимание только когда он почти дошел до алтаря.
   - Кто ты такой? - от алтаря отошел старец. Эйрик впервые видел настолько старое существо. Даже его дед, который прожил несколько десятков тысяч лет, выглядел вполне молодым мужчиной. И о его возрасте можно было догадаться только, когда тот позволял почувствовать всю свою силу. Правда мало кто после этого выживал. Но даже тогда, тот кого сейчас знали как Креона, не был стар, древнее могучее существо, но отнюдь не старое. А этот был настолько стар, что даже с трудом верилось, что он не рассыплется просто сделав одно движение. Стоящие рядом старшие жрецы тоже ненамного от него отличались. - Ты посмел мешать принятию в ряды высших жрецов нашего брата.
   Только тогда, приглядевшись, Эирик увидел на алтаре мужчину. На первый взгляд молодой и полный сил, действующий по собственному желанию. Ведь никакого сопротивления на алтаре не наблюдалось. Вот только это было только на первый взгляд. Правитель Давани не поверил своим глазам, когда увидел, что на самом деле творится. Над жрецом склонилось существо, подобно которому он никогда не видел, и отростками, похожими на паучьи лапки сжимал его голову. В единый миг, по залу пронесся полный боли и ужаса крик, и на алтаре лежал старик, сильно похожий на стоящих рядом. Искаженное болью и ужасом лицо на мгновение застыло, и жрец, будто лишившись последних сил, потерял сознание. В это же время, радужные глаза без зрачков уставились на Эирика, будто прожигая его насквозь. Вот только, повелитель Давани был не из пугливых. Он с насмешкой и призрением смотрел на того, кто умудрился практически уничтожить, когда-то сильное и в какой-то степени великое государство. Перед ним, было маленькое щуплое тельце, треугольные зубы выглядывали из безгубого рта, вместо рук четыре отростка, и маленькие радужные, гипнотизирующие глазки. И что самое важное, в нем практически не ощущалось разума. Будто, существо было умнее животных, но до разумного не дотягивалось очень сильно. У него не было второй сущности, и скорее всего он питался жизненными силами, если принимать во внимание происходящее. Вот только что стало с детьми? Эирик понял, что 'Это' не имело возможности вытягивать жизнь из еще несформировавшихся существ. Может гипноз? Может этот их новый 'бог' таким образом, создал себе солдат, единственная обязанность которых его защищать. Тогда есть надежда, что уничтожив хозяина избавиться от последствий его присутствия. Ну с хозяином разобрались, вот только не тянет он на кукловода. А значит, есть другой. А уж этот будет гораздо более опасным противником. Впрочем нужно решать проблемы по мере поступления. Тем более, что кукловод тоже находится в здании, а значит пора действовать.
   Пока Эирик оценивал ситуацию, радужные глаза неотрывно смотрели на него, будто ожидая какой-то реакции. Мужчина не стал его разочаровывать и стал подходить все ближе к монстру. Жрецы решившие, что тот следует зову монстра, расступились, давая дорогу. Вот только гипноз на Эирика действовать не спешил, и радужные глаза с все большей тревогой следили за мужчиной. Инстинкты монстра выли. Оскалившись, он попытался броситься на него, но как только оказался в пределах досягаемости Эирика, тот единым движением свернул тому шею, стараясь, чтобы ни капли крови монстра не упало на алтарь. Мало ли. Тот еще пытался дергаться, тогда король просто убрал щиты, и вся сила его ярости обрушилось на умирающее существо. Тот из последних сил попытался впитать в себя частицу энергии короля. Вот только вместо этого, отдал свои воспоминания. Перед глазами Эирика прошли все события случившиеся с монстром. Начиная с момента когда его выдернуло из привычного родного мира и он попал сюда, до момента их встречи.
   Когда их 'бог' испустил дух, толпа жрецов будто очнулась от сна. Высшие жрецы попытались броситься на Эирика, в то время как остальные с непонимающим видом оглядывались вокруг и на своих глав не обращали внимания, ища только пути отступления. Эирик смотрел на разворачивающиеся перед ним сцены и мрачным удовлетворением. Попытка бежать некоторых жрецов закончилась провалом, когда они не смогли преодолеть прозрачную стену, которую поставил король Давани. А попытка добраться до самого короля, заканчивалась переломанными костями и ранами.
   В это время, несколько горожан заметили что дети, стоявшие вокруг храма стали оседать на землю. Бросившись к детям они увидели, что они все без сознания. Тогда привлеченные их криками к храму стали подбираться жители города, побросав оружие они бросались к детям, и осторожно уносили в безопасное место в свои дома. Оставив охранять детей несколько воинов, они собрав оружие бросились к храму. Начался штурм. И когда не встретив сопротивления они проникли в храм, в нерешительности остановились у входа в зал. Представшая перед ними картина, никак не могла быть реальной. Все жрецы, каменным изваянием застыли в самых разнообразных формах вокруг алтаря. Жалкое, нелепое тельце, лежало посреди зала, и не подавало никаких признаков жизни. И среди всей этой скульптурной композиции стояла высокая фигура, и скучающим взглядом синих глаз приветствовала вошедших.
   - Я здесь и так задержался, забирайте своего безумного бога и его жрецов. Советую открыть ворота и впустить армию. Если вы не будите сопротивляться, обещаю, что никто не пострадает. В противном случае, город будет стерт с лица земли.
   - Кто вы?
   - Эирик, повелитель Давани. У вас час. Если за это время ворота не будут открыты, мы начинаем штурм.
   На секунду, зал будто погрузился во тьму, и многие видели, что пространство заполнила чья-то огромная фигура. Но прошло мгновение, и пришедшие в себя горожане увидели, что мужчина исчез. На стенах храма появились трещины, и только успели они выбежать за приделы здания, как храм рухнул, погребая под собой ложного 'бога' и его жрецов. В угрюмом молчании, они смотрели на руины, пока не увидели, как из домов стали появляться дети. Такие, какими их помнили. Пусть напуганные, и в слезах, но уже не было той пугающей пустоты и мертвых глаз.
   Через час, армия Давани заняла город, при полном согласии горожан. Народ Алашии, не захотел, оставаться в стране где гибли их дети. В течении нескольких дней, страна опустела. Когда армия дошла до столицы, его встретили пустые дома. Даже король бежал. Нести ответственность никто не желал. Эирик не стал за ним гоняться. Мир не простит. Найдет способ убрать неугодных.
   Ровно через три недели, после начала войны, Алашия перестала существовать. Король не стал посылать подданных. Просто отпустил собственную силу. Местность заволокло туманом, чтобы через несколько часов оставить после себя пустынную землю, где еще долгие века никто не сможет поселиться. Разом проснулись вулканы, заливая пространство лавой. Вышли из берегов реки, заливая поля. Вдоль границ выросли непроходимые заросли ядовитых растений. Алашия была стерта с лица земли.
   Глава 15
   За Гранью.
  
   Около огромного дуба сидел ребенок, перебирая листочки. В непроглядной тьме окружающей её, это дерево было единственным освещенным тусклым светом островком. Ребенку был не более пяти лет, по человеческим меркам. И чем больше времени она находилась здесь, тем моложе становилась. Будто часы отмеряли время в обратном направлении. Ни звуков, ни ветерка, абсолютная пустота. Единственным что можно было назвать здесь живым, были глаза девочка. В них так и не угасла, огромная жажда жизни. Даже здесь, в царстве мертвых. Вот только тьма становилась все ближе, а небольшой островок света все меньше. Кажется вот-вот еще мгновение, и свет исчезнет поглощённая тьмой загробного мира. Но в глазах ребенка нет страха. Только спокойная покорность судьбе и ожидание собственной участи. Вдруг время будто замерло. И разгоняя тьму рядом появилась огромная фигура, будто сотканная из клубов дыма и огня. Девочка заворожено посмотрела на него, не пытаясь бежать, а существо протянув руку подняло ребенка над землей. Сидя на ладони великана, девочка с любопытством изучала его, ожидая услышать громогласный голос. Но тот молчал. А потом в голове ребенка сформировался вопрос, на которую существо потребовало ответа.
   - Хочешь жить?
   -Да!
   - Даже если тебя там никто не ждет?
   -Да!
   - Даже если тебе опять будет больно? Но на сей раз боль будет не физическая. Душевная боль бывает гораздо хуже.
   - Да!
   - Почему? Ведь в мире ты будешь совсем одна.
   - Неужели нужна причина? Я просто хочу прожить ту жизнь, которую не смогла в прошлом. Хочу чувствовать, совершать ошибки, радоваться, любить, страдать. Я очень хочу жить.
   - Если тебе предложат выбрать мир, из трех, какую выберешь? Ту, где ты родилась и умерла? Тот, где жила последний год, или тот где тебя никто не знает?
   - Вы сами ответили на свой вопрос. Мне вряд ли есть место в мире где я умерла. Я там никому не нужна и нужна не буду. Мир где меня никто не знает, можно выбрать если нет другого выхода. А сама я бы выбрала мир, где жила. Только этот год, вернее последний месяц я жила по-настоящему.
   - Даже если тебя все забыли? Или никто не узнает?
   - Да!
   - Время за гранью идет не так как в реальности. Вполне возможно, тех кого ты тогда узнала уже нет в живых.
   - Возможно. Но всегда есть шанс, что я смогу встретиться с ними снова.
   - Раньше ты звала смерть. Там, в своем родном мире.
   - Там, я не знала ничего кроме боли. Я не знала жизнь, чтобы цепляться за него.
   - А сейчас?
   - Что попусту мечтать о несбыточном. Я мертва. Из-за грани никто не возвращается.
   - А если я тебе дам шанс на новую жизнь? Вот только человеком ты больше не будешь.
   - Была бы благодарна. Вот только вряд ли вам это под силу.
   - Под силу, если есть подходящий объект. Так ты согласна быть кем угодно, в реальном мире?
   - Согласна!
   - Ты будешь помнить всё, но никому не сможешь ничего рассказать о своём прошлом. И уже никогда не станешь прежней.
   - Главное, я буду жить! А со всем остальным как-нибудь справлюсь.
   - Даже если превращу в монстра?
   - Знаете, жизнь, это то что нельзя ни на что променять. Пусть монстром, но чувствовать прикосновение, даже простого листочка, чувствовать лучи солнца, запах цветов, вот что для меня жизнь.
   - А если тебя будут все бояться, ненавидеть, избегать?
   - Ну и что. Просто буду жить одна. Главное-жить!
   - Тогда пусть будет так!
   Маленькое тельце выгнулось от безумной боли, а потом объятая живительным огнем тело ребенка рассыпалось прахом в мертвых землях. Чтобы далеко в реальности, новое существо открыла глаза.
   Эпилог
   Король Давани уже несколько месяцев не мог найти себе места. Прошло почти полгода с окончания войны и исчезновения Алашии. Все встало на круги своя. Примерно через месяц, после окончания войны бывший король Алашии и его приближенные были найдены мертвыми. Корабль, на котором они пытались сбежать затонул у берегов южного материка. Жители Алашии рассеялись по миру, вспоминая свою прежнюю жизнь как кошмар. Те жрецы которым удалось спастись от армии Давани еще какое-то время прятались, вот только от гнева народа прятаться бесполезно. Одного за другим их вылавливали в лесах и горах и предавали народному суду. Жизнь постепенно стало входить в мирное русло.
   Вот только тоска, день за днем подтачивала силы короля. Особенно трудно было ему когда окончив дела, он оставался наедине с собой. Несколько месяцев назад, когда Креон исчез, не сказав никому ни слова, он с беспокойством и какой-то надеждой ждал его возвращения. Вот только надежда не оправдалась. Креон вернулся, и не один. С ним был мальчишка в которого переродился бог охоты. Эирик был конечно рад деду, который нашел друга живым. Вот только не Анхура он ждал. Эирик не сказал деду ни слова, понимая, что даже он не всесилен. Но эта тоска поселившаяся в душе после исчезновения девочки никуда не делась.
   Наконец нервы короля не выдержали. Покинув замок и отослав охрану он отправился в такой знакомый ему лес. Несколько дней он просто блуждал без особой цели. И только заметив маленькую едва заметную тропинку, ведущую к лесной хижине замер. Вдруг, совсем рядом раздался звук падающего тела, а после веселый смех ребенка. Не давая вспыхнуть в сердце пустой надежде, тем не менее Эирик направился в сторону источника звуков, и увидев существо, ставшее их причиной остановился. Около кустов земляники на земле сидел ребенок, лет пяти. Перемазанная ягодой мордашка, была очень счастливой. Казалось, малышка радуется всему вокруг. Никого взрослого рядом не было, только ребенок. Боясь поверить, Эрик подошел поближе и увидев такие знакомые глаза присел около девочки.
   - Как тебя зовут?
   - Зара, - девочка даже вида не показала, что узнает его. Впрочем король на это и не надеялся. Вряд ли без последствий можно вернуться из-за грани.
   - А где твои родители?
   -Их нет в этом мире.
   - Пойдешь со мной?
   - А зачем? Разве я тебе нужна?
   - Очень нужна. Ты даже не представляешь насколько.
   - Тогда я пойду с тобой, и останусь пока нужна.
   Мужчина поднял ребенка и прижал к себе и своей второй сущностью ощутил зов того, кто жил в этом маленьком тельце.
   Девочка больше не была чужой. Мир воспринял её своей частицей, и отдал ему. Ни на минуту не желая отпускать девочку, Эирик открыл портал и шагнул в него. Мужчина так и не заметил, как в детских глазах на мгновение появилась безудержная нежность став чересчур взрослыми для такого тела. А спустя секунду вновь стали по детски доверчивыми и наивными. Ведь воспоминания никуда не делись, оставшись неразрывной частью её существа.
   И пусть, никогда не сможет рассказать ничего из того что видела или чувствовала раньше, впереди её ждала жизнь. Жизнь с существом, которому нужна. Она наконец, вернулась домой.
  
   Глоссарий
   *Клуриконы - особенно склонная к воровству разновидность лепрекона "Родственные лепреконам существа, как бы подвид лепреконов - это клуриконы (cluricaun). Клуриконы могут украсть или позаимствовать практически все, что угодно, по ночам клуриконы обчищают кладовые и винные погреба, запрягают овец, коз, собак и даже домашнюю птицу и катаются по округе.
   **Кихирает - в валлийском фольклоре "вестник/носитель смерти". Представляет собой скелет, обтянутый сухожилиями, у которого нет ни мяса, ни кожи. Обычно не являлся людям, но лишь издавал характерные стонущие звуки. Его "плач" имитирует протяжный и мучительный стон умирающего от тяжелой болезни. Согласно традиции, появление Кихираета является знамением не смерти вообще, но либо смерти насильственной или вызванной несчастным случаем, либо - коллективной смерти, которая должна будет постичь деревню в результате эпидемии.
   ***Кон Аннон - В валлийском фольклоре жуткие псы, "свора Аннона" или "псы из преисподней". Встреча с ними предвещает смерть. Сами они однако, на людей не нападают. Вой кон аннон кажется невыразимо скорбным. Тот, кто услышит этот вой, наверняка умрет.
  *** Мойры- богини плетущие полотно судьбы в греческой мифологии. По легенде похожи на трех старух. Имеют один глаз на троих.
   Каркаданн***** (что на фарси значит 'господин пустыни') - мифическое существо, упоминаемое в средневековой арабской и персидской литературе. Представляло собой свирепого единорога, встречавшегося в Северной Африке, Персии и Индии; он был способен напасть на слона и убить его.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"