Кундера Милан: другие произведения.

Жак и его господин

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:


Жак и его господин

Памяти Дени Дидро в трех действиях
Действующие лица: Жак, Господин, Трактирщица, Отрапа Младший, Отрапа Старший, Юстина, Рыцарь Saint-Ouen, Агата, Мать Агаты, Отец Агаты, Комиссар, Маркиз, Дочь, Мать, Селяне, Бурмистр, Слуги, Жан-официант.
Вот прекрасная возможность, чтобы один актер играл двух разных персонажей. Так, например, в парижской постановке комиссар и бурмистр, мать и мать Агаты, Отрапа старший и отец Агаты, Агата и дочь были сыграны одними и теми же актерами.
Я представляю себе Жака как минимум сорокалетним. Он того же возраста, что и его Господин или даже старше.
FranГois Germond, автор знаменитой женевской постановки, сделал интересное предложение, которое я с удовольствием одобрил: пусть Жак и его господин снова выйдут в шестом явлении третьего действия, они будут уже старыми, как будто от предыдущего явления прошло много лет.
Пьеса должна быть сыграна без антракта. Отдельные действия должны, однако, быть явственно отделены друг от друга либо занавесом, либо кратким затемнением сцены.
Декорации: В течение всех трех действий декорации неизменны; сцена разделена на две части: передняя - пониже и передняя - повыше, образуя своеобразный подиум. В передней части происходят события настоящего; в задней, приподнятой, части играются рассказываемые истории их прошлого.
Совсем сзади могут быть ступеньки или лестница, ведущая вниз (которую может, но не должно быть видно).
Вообще сцена (которая должна быть максимально простой и абстрактной) практически пуста. Только в некоторых эпизодах актеры сами себе (слуги) принесут необходимый реквизит, как, например, стол, стулья и подобное.
Надо уклоняться от каких-либо орнаментальных, описательных или символических элементов декорации. Они просто противоречат духу пьесы.
Действие происходит в восемнадцатом веке, но в таком восемнадцатом веке, о котором мы сегодня мечтаем. Также как и язык не является реконструкцией прежнего языка, на декорации, ни костюмы не должны быть выразительно историчными. Историчность персонажей (я имею ввиду обоих главных протагонистов) должна быть немного стерта.
Заметка об истории пьесы: я написал ее примерно в 1971 г. с неясным представлением о том, что какой-нибудь чешский театр мог бы эту пьесу инсценировать под чужим именем. Только после моего переезда во Францию в 1975 г. мой дорогой и незабываемый приятель Evald Schorm занялся ее текстом и "одолжил" ему свое имя, под которым "Жака и его господина" поставили в г. Усти. Я сам перевел пьесу на французский и издал ее в 1981 в издательстве Gallimard со своим предисловием Introduction a une variation и эпилогом Varioations sur l?art de la variation Francoise Ricard'a.
Французская версия послужила основой других переводов, а именно: английского, шведского, итальянского, испанского. Я сам видел пристойную постановку в Париже, замечательную в Загребе, почти гениальную в Женеве, катастрофическую в Брюсселе. Тогда я понял, к какому недоразумению может привести моя "вариация на Дидро". Режиссеры, у которых обнаруживается склонность к графомании, подумают: раз Кундера мог позволить себе вариации на роман Дидро, так и мы сделаем свободную вариацию его вариации. Никто не может представить себе, какие глупости понавыпридумывал брюссельский режиссер в постановке, дальнейшие представления которой я тут же запретил. Именно потому, что "театральная вариация" на славный роман сама по себе весьма деликатная вещь, требующая точного равновесия между тем, что сохранено из оригинала и тем, что добавлено (равновесие между восемнадцатым и двадцатым веком, между оптимизмом Просвещения и скептицизмом нашего столетия), необходимо инсценировать пьесу совершенно точно и верно, просто. Иначе она превратится в интеллектуальную галиматью.
После брюссельской постановки я считаю своего "Жана и его господина" главным образом книжным театром и разрешаю инсценировку только в том случае, если ей займутся любительские или бедные театры (пьеса была поставлена, например, десятками американских университетских коллективов). Недостаток денежных средств в этом случае - некая гарантия того, что режиссер изберет путь наибольшей возможной простоты. Ничто не может принести такого вреда искусству, как много денег в руках амбициозного глупца.

Действие 1


Явление 1


Жак и Господин выходят на сцену, делают несколько шагов, и тут Жак замечает зрительный зал; он смущается...
Жак (незаметно):
Господин... (Обращает внимание Господина на публику): Почему все на нас так таращатся?
Господин (немного испугавшись, начнет поправлять одежду, будто боится, что привлекает внимание неряшливой одеждой):
Делай вид, что не замечаешь их.
Жак (публике):
Не желаете ли смотреть в другую сторону?... Ну, что?... Откуда мы пришли? (Махая рукой в свою сторону):Дык, оттудова. А куда идем? (С философским презрением): А разве кто-нибудь знает, куда он идет? (Публике): Разве вы знаете, куда идете?
Господин:
К сожалению, Жак, я предполагаю, что знаю, куда мы идем.
Жак:
Вы так думаете?
Господин (печально):
Думаю. Но я не намерен посвящать тебя во все свои печальные обязанности.
Жак:
Хотите меня заставить напомнить Вам, что случилось с Эзопом? Однажды послал его господин в баню. На дороге его встретили полицейские. - Куда ты идешь? - Не знаю, - ответил Эзоп. - Ты не знаешь? Ну, раз не знаешь, пойдешь с нами. - Вот видите, - сказал им Эзоп, - разве я не был прав, когда сказал, что не знаю, куда иду? Я намеревался попасть в баню, а попаду в тюрьму. Господин мой, никто никогда не знает, куда он идет, верьте мне. Но, как говаривал мой капитан, там наверху записано все.
Господин:
И был прав...
Жак:
Черт бы побрал Юстину и ту грязную землю, на которой я с ней потерял девственность!
Господин:
Почему ты проклинаешь эту даму, Жак!
Жак:
Потому, что когда я потерял девственность, я налакался, отец разозлился (узнал, что я пью) и начал меня колотить, мимо шел вербовщик, я позволил себя завербовать, разразилась битва, я получил пулю в колено. А это пуля притащила за собой целую толпу других происшествий. Без этой пули я бы, например, никогда не влюбился.
Господин:
Ты влюбился? Об этом ты и не заикался!
Жак:
Есть еще много того, чего я Вам не рассказал.
Господин:
Так, о том, как влюбился. Говори.
Жак:
На чем я остановился. Ага, пуля в колено. Множество раненых и убитых. Я лежу под ними. На второй день меня нашли, бросили в повозку и отвезли в госпиталь. Повозка подскакивает, а я ору от боли при каждом ухабе. И вот она останавливается. Я прошу, чтобы меня положили на землю. Это на краю деревни и перед домом стоит молодая женщина.
Господин (довольно):
Ну, наконец-то!
Жак:
Идет внутрь, возвращается с бутылкой вина и дает мне напиться. Меня хотят опять закинуть в повозку, но я хватаю эту женщину за юбку. После этого я теряю сознание и прихожу в себя уже в доме. Вокруг нее стоят ее дети, ее муж, а она вытирает мне влажным платком лоб.
Господин (радостно взволнован):
Ты подлец! Я уже знаю, чем это закончится!
Жак:
Черта лысого вы знаете, Господин.
Господин:
Этот мужчина принял тебя в свой дом, и ты его вот так отблагодаришь?
Жак:
Господин, разве мы в ответе за свои поступки? Мой капитан говаривал: все хорошее и плохое, что случается с нами внизу на земле, написано там наверху. Известно ли вам какое-нибудь средство стереть там ту запись? Скажите, Господин: Могу ли я не быть? Могу ли я быть кем-то другим? Но раз уж я - это я, могу ли я совершать нечто другое, чем то, что совершаю?
Господин:
Меня интересует одна вещь. Ты такой подлец потому, что так написано наверху? Или это там так написано, поскольку о тебе было известно, что ты подлец? Где причина и где следствие?
Жак:
Не знаю, господин, но не называйте меня подлецом.
Господин:
Человек, соблазнивший жену своего благодетеля...
Жак:
И не называйте того мужчину моим благодетелем. Вам следовало бы слышать, как он ругал свою жену, за то, что она пожалела меня и взяла в дом.
Господин:
И правильно делал... Жак, как она выглядела? Опиши-ка мне ее!
Жак:
Та молодая женщина?
Господин:
Да.
Жак (неуверенно):
Среднего роста...
Господин (не совсем довольно):
Гм...
Жак:
Но скорее высокая, чем низкая...
Господин (успокоенно кивая):
Высокая...
Жак:
Да.
Господин:
Такие мне нравятся.
Жак (показывает):
Красивая грудь.
Господин:
Объемнее в грудях или в ягодицах?
Жак (неуверенно):
В грудях.
Господин (печально):
Жаль.
Жак:
Вам больше по душе широкие зады?
Господин:
Да... Такой как был у Агаты... А какие глаза?
Жак:
Это уж не припомню. Но была брюнеткой.
Господин:
Агата была блондинкой.
Жак:
Я не в ответе за то, что она не была похожей на вашу Агату. Вы должны принять ее такой, какой она была. Зато у нее были красивые длинные ноги.
Господин (замечтавшись):
Длинные ноги. Приятная подробность.
Жак:
И большой зад.
Господин:
Большой зад? Действительно?
Жак (показывает):
Вот такущий...
Господин:
Ты подлец! Я так ее захотел, когда ты мне ее вот так описываешь! И ты ее ему, тому доброму мужу...
Жак:
Нет, Господин, с той женщиной у меня вообще ничего не было
Господин:
Так, что ж ты мне о ней рассказываешь! Почему мы на нее тратим время?
Жак:
Вы прерываете меня, господин, а это - пренеприятнейшая привычка.
Господин:
Ведь я уже так тешил себя мыслью о ней -
Жак:
Я рассказываю вам, как я лежу с простреленным коленом, как мучаюсь, а Вы думаете только о порочном. А к этому приплетаете еще и какую-то Агату.
Господин:
Не напоминай мне о ней, Жак!
Жак:
Вы сами о ней вспомнили.
Господин:
Случилось ли когда-нибудь, что тебе ужасно захотелось женщины, а она тебе все отказывала и отказывала...
Жак:
Да. Юстина.
Господин:
Юстина? Та, с которой ты лишился девственности?
Жак:
Та.
Господин:
Это ты мне должен рассказать.
Жак:
Лишь после вас, мой Господин...

Явление 2


Сзади на приподнятой части сцены некоторое время назад появились другие персонажи. На ступеньках сидит Отрапа младший, а возле него стоит Юстина. На противоположной стороне сцены другая пара. На стуле, который принес туда рыцарь Saint-Ouen, сидит Агата, а рыцарь стоит возле нее.
Saint-Ouen (Зовет Господина):
Эй, приятель!
Жак (оглядываясь вместе с Господином на голос; кивая головой в сторону Агаты):
Это она? (Господин кивает в знак согласия) А этот рядом с ней?
Господин:
Мой приятель. Рыцарь Saint-Ouen. Он меня с ней познакомил. (Указывая глазами на Юстину):А это та твоя?
Жак:
Да. Но ваша нравится мне больше.
Господин:
А мне твоя. Она полнее. Не желаешь поменяться?
Жак:
Об этом надо было думать раньше. Сегодня слишком поздно.
Господин (вздыхая):
Сегодня слишком поздно. А кто этот крепыш?
Жак:
Отрапа младший. Товарищ. Мы оба положили глаз на ту девицу. Однако, по каким-то непонятным причинам, Фортуна приклонилась к нему, а не ко мне.
Господин:
Тебе повезло так же, как и мне.
Saint-Ouen (переходя от Агаты в сторону Господина на край подиума):
Приятель, очевидно, ты начинал как-то неосмотрительно. Ее родители начали бояться, что злые языки о ней заговорят.
Господин (возмущенно):
Проклятые мещане! А когда я эту девицу осыпал деньгами, им не мешало?
Saint-Ouen:
Нет, нет, они уважают тебя. Хотят только, чтобы ты дал ясный ответ. Иначе, дескать, ты должен будешь прекратить посещения их дома.
Господин (с досадой, Жаку):
А разве не он привел меня к ним? Разве не обнадеживал? Разве не обещал, что она будет уступчива?
Saint-Ouen:
Приятель, я передаю только то, о чем меня просили.
Господин (Saint-Ouen'у):
Ну, ладно. (Поднимается на приподнятую часть сцены): А ты им передай, что к алтарю меня силком не затянешь! А Агате скажи, что впредь она должна со мной быть пообходительнее, если хочет сохранить мою приязнь. Я не желаю тратить время и деньги, которые мог бы с другими дамами расходовать целесообразнее.
Saint-Ouen, выслушав поручение Господина, кланяется и удаляется в сторону Агаты.
Жак:
Отлично, господин! Вы мне так нравитесь! Раз в жизни Вы были действительно храбры?
Господин (на приподнятой части сцены, Жаку):
Изредка это со мной случается. Я прекратил свои визиты.
Saint-Ouen (по дуге снова приближается к Господину):
Я передал все так, как вы хотели. Но мне кажется, что Вы чересчур жестоки.
Жак:
Мой Господин? Жесток?
Saint-Ouen:
Заткнись, слуга. (Господину):Вся семья в ужасе от Вашего решения. А Агата -
Господин:
Агата?
Saint-Ouen:
Агата плачет.
Господин:
Плачет.
Saint-Ouen:
Плачет. День-деньской плачет.
Господин:
А Вы, Рыцарь, думаете, что я должен там показаться?
Saint-Ouen:
Это было бы ошибкой! Уже нельзя пойти на попятную. Если ты туда вернешься - проиграешь. [В сторону] Никому не помешает научить лавочника всяким штучкам...
Господин:
А что, если они меня уже никогда не пригласят!
Saint-Ouen:
С чего бы вдруг.
Господин:
Но если это будет слишком долго продолжаться!
Saint-Ouen:
Хочешь быть господином или слугой?
Господин:
Так она плачет...
Saint-Ouen:
Было бы лучше, если бы плакал ты.
Господин:
А что, если они меня не пригласят!
Saint-Ouen:
Поверь мне, пригласят. Ты, однако, должен воспользоваться выгодностью ситуации. Агата должна понять, что ты не под ее каблуком, как она думала, и будет больше стараться... Но мы ведь друзья, рыцарь, скажите, положа руку на сердце: У Вас и вправду ничего с ней не было?
Господин:
Нет.
Saint-Ouen:
Хочешь быть деликатным.
Господин:
Увы, я говорю правду.
Saint-Ouen:
Неужто она ни на минутку не смягчилась?
Господин:
Нет.
Saint-Ouen:
Я побаиваюсь, что ты вел себя как болван. Честные мужчины склонны к этому.
Господин:
А что же Вы, рыцарь? Вы разве не хотели ее заполучить?
Saint-Ouen:
Конечно же, хотел. И много к этому приложил усилий. Однако я понял, что для Агаты не значу абсолютно ничего. Мы остались друзьями, и это все. Одно мне послужит утешением. Когда с ней переспит мой лучший друг, это будет как будто с ней спал я. Поверь, я сделаю все, чтобы доставить тебя к ее постели.
Сказав это, он снова удаляется к стулу, на котором сидит Агата.
Жак:
Вы обратили внимание, господин, как я Вас слушал. Ни разу не прервал. Если бы это и для Вас послужило примером.
Господин:
Ты похваляешься, что не прерывал лишь для того, чтобы мог прерывать.
Жак:
Если я встреваю в Вашу беседу, то только потому, что Вы мне подаете плохой пример.
Господин:
Как господин я имею право прерывать своего слугу, когда соизволю. Но мой слуга меня прерывать не моги.
Жак:
Но, господин, я не прерываю, я только разговариваю с Вами, а этого Вы всегда хотели. И хочу высказать Вам свое мнение. Этот Ваш приятель мне совсем не нравится, и, руку даю на отсечение, он хочет женить Вас на своей конкубине.
Господин:
Хватит! Я больше не скажу ни слова! (Разозленно спускается с приподнятой части сцены)
Жак:
Господин! Прошу Вас! Говорите!
Господин:
Что же мне сказать? При своей неуместной и кичливой дальновидности ты все угадал наперед! И черт бы побрал твое проклятое и совершенно излишнее остроумие!
Жак:
Согласен с Вами, господин, но продолжайте. Если я что и угадал, то только основную линию событий, но мне даже не приснятся все милые детали Ваших разговоров с господином Saint-Ouen'ом, как и все повороты такой завязки.
Господин:
Ты разозлил меня, и я молчу.
Жак:
Прошу Вас!
Господин:
Если ты хочешь меня умиротворить, так будешь сам рассказывать, а я буду тебя перебивать, когда мне Бог на душу положит. Я хочу знать, как ты лишился девственности. И будь уверен, что перебью тебя несколько раз даже во время твоего первого любовного соития!

Явление 3


Жак:
Извольте, мой господин, Вам это дозволено. Смотрите-ка. (Указывает назад, на ступеньки, по которым Юстина с Отрапой младшим в это время поднимаются наверх. Под лестницей стоит Отрапов отец)
Мой крестный, Отрапа старший в своей колесной мастерской. Лестница на чердак, на чердаке постель, на которой спит его сын, Отрапа младший...
Отрапа старший (кричит наверх, на чердак):
Отрапа, проклятый лентяй!
Жак:
Отрапа старший тоже спал в своей мастерской. Всегда, когда он засыпал, Отрапа младший слезал с чердака, впускал Юстину внутрь и отводил ее наверх.
Отрапа старший:
К заутрени уже отзвонили, а ты все еще дрыхнешь? Я должен вылезти и согнать тебя помелом?
Жак:
Этой ночью им было так хорошо, что они проспали.
Отрапа младший (сверху):
Не сердись, батя!
Отрапа старший:
Крестьянин уже ждет, пока ты принесешь ему ось. Пошевеливайся!
Отрапа младший:
Уже иду! (Застегивается, слезая вниз)
Господин:
Значит, у нее не было возможности уйти!
Жак:
Была в ловушке, Господин.
Господин (смеясь):
От страха она, наверное, покрылась холодным потом!
Отрапа старший:
С того времени, как он спутался с этой беспутной, ему бы только дрыхнуть. И хоть бы девка того стоила! А то такая распутница!
Если бы это видела покойница-бедняжка, она бы по нему прошлась дубинкой, а ей бы выцарапала глаза в воскресенье перед костелом! Но я положу этому конец сегодня же! (Отрапе младшему): Вот ось, отнеси ее крестьянину! (Отрапа младший уходит с осью.)
Господин:
А ведь она там наверху все слышала!
Жак:
Определенно.
Отрапа старший:
Блин, где же моя трубка. Ее наверняка стащил этот мой разбойник и оставил наверху...
Поднимается по ступеням.
Господин:
А что ж Юстина!? А что ж Юстина?!
Жак:
Спряталась под кроватью.
Господин:
А Отрапа младший?
Жак:
Когда отдал ось, пришел ко мне за советом. Я ему сказал: Пойди, пройдись-ка по селу, а я уж как-нибудь твоего батю выманю на улицу, чтобы Юстина могла убраться. Дай мне только побольше времени...
Поднимается на подиум. Господин смеется.
Почему Вы смеетесь?
Господин:
Да так.
Отрапа старший (который уже успел слезть с чердака):
Крестник! Рад тебя видеть! Что ж так с утра пораньше?
Жак:
В этом-то и дело. Раздумываю, как мне попасть домой.
Отрапа старший:
Ах, крестник, крестничек, ты стал совсем беспутным.
Жак:
Не отрицаю.
Отрапа старший:
С какой-то развратницей.
Жак:
Да. Но с моим отцом такие шутки плохи.
Отрапа старший:
У твоего отца есть достоинство и он должен отколотить тебя так же как и я - свое отродье. Но пойдем сначала позавтракаем. При бутыле мы определимся, что делать дальше.
Жак:
Крестный, я не могу - валюсь с ног от усталости.
Отрапа старший:
Однако ты здорово утер мне нос. Надеюсь, она стоила того. Но ничего. Мой сын ушел, иди наверх на чердак, и завались на его постель...
Жак поднимается по лестнице.
Господин (зовет Жака):
Ты, предатель! Негодяй! Я мог предположить!
Отрапа старший:
Эти наши дети, эти проклятые дети... (Сверху доносятся звуки, приглушенные стоны...) Мальчишке что-то снится... видно, что у него была бурная ночь!
Господин:
Ему-то снится!? Ничего ему не снится! Он вымогает! Она сопротивляется, но боится предательства, а потому должна молчать! Ах, разбойник! Ты заслужил, чтобы тебя судили как насильника!
Жак (выглядывая сверху):
Господин, не знаю, насиловал я ее или нет, но в конце концов нам не было так плохо, я должен был ей только обещать...
Господин:
Что ты ей обещал, мошенник!?
Жак:
Что об этом и не пикну Отрапе младшему.
Господин:
Что ты и сделал, и сразу все было в порядке.
Жак:
А потом еще раз в порядке.
Господин:
Ну, так сколько раз?
Жак:
Ох, много, господин, и каждый раз все лучше.
Отрапа младший возвращается.
Отрапа старший:
Где ты так долго шлялся! Обтеши еще и этот обод, но выйди с ним во двор.
Отрапа младший:
Но почему на двор?
Отрапа старший:
Чтобы не разбудить Жака.
Отрапа младший:
Жака?
Отрапа старший:
Ну да, он на чердаке посапывает. Ах, мы отцы! А вы один прохвост похлеще другого! Так, шевелись же! Чего стоишь как столб!
Отрапа младший бросается к лестнице и хочет лезть наверх.
Куда поперся? Дай выспаться бедняжке!
Отрапа младший (совершенно отчаянно):
Ах, отец! Отец!
Отрапа старший:
Он валился от усталости!
Отрапа младший:
Я должен туда пойти!
Отрапа старший:
Тю на него! Ты бы хотел, чтобы тебя будили, когда ты спишь?
Господин:
А Юстина все это слышала!
Жак (сидя наверху на ступеньках):
Так, как Вы слышите меня!
Господин:
А-а! Ведь это сказочно! Ты мой дорогой бездельник! А что же делал ты?
Жак:
Я хохотал.
Господин:
Ты висельник! А она?
Жак:
Волосы на себе рвала, заламывала руки и к Небу возводила очи.
Господин:
Жак, Вы - животное и сердце у Вас каменное.
Жак: (спускается по лестнице и очень серьезно):
Отнюдь, господин, я человек чувствительный. Но сохраняю свою чувствительность для лучших времен. У тех, кто растрачивает чувствительность там, где не должны, не хватает ее тогда, когда она действительно нужна.
Отрапа старший (Жаку):
Ну, пожалуйста! Сон пошел тебе впрок! (Сыну): Он свеж как младенец! Принеси из подвала бутыль. (Жаку): Теперь-то ты позавтракаешь с аппетитом?
Жак:
Со зверским аппетитом.
Отрапа старший разливает из бутыля, который ему вручил сын, по трем стаканам.
Отрапа младший (отодвигая стакан):
Меня не мучит жажда с утра пораньше.
Отрапа старший:
Ты не желаешь выпить?
Отрапа младший:
Нет.
Отрапа старший:
А я ведь знаю, почему. (Жаку): За всем этим стоит Юстина. Тебя что-то уж слишком долго не было, ты был, наверно, у нее, и с кем-то ее застукал. (Отрапе младшему): Так тебе надо, я же говорил, что она распутница! (Жаку): А сейчас ему хотелось бы свое бешенство выплеснуть на невиннейшую бутыль.
Жак:
Я бы сказал, что Вы угадали.
Отрапа младший:
Жак, свои шутки оставь-ка при себе.
Отрапа старший:
Не хочешь - не пей, нам больше будет... (Поднимая стакан): За твое здоровье, крестник!
Жак (поднимая стакан):
За здоровье! (Отрапе младшему): И ты, приятель, выпей с нами, наверняка тебя терзают мысли о том, что того не стоит...
Отрапа младший:
Я уже сказал. Пить не буду.
Жак:
Ведь ты ее скоро увидишь, и все объяснится. Не бойся.
Отрапа старший:
Ну, пусть ему эта девка покажет!... А мы сейчас пойдем к твоему папочке, побеседовать о твоих залетах. Эх вы, мальчишки дрянные, эх вы, пацанята вшивые, все вы одинаковые!... Пойдем же...
Берет Жака под руку и уходит с ним; Отрапа младший взбирается на чердак; Жак, пройдя несколько шагов, останавливается и сходит с подиума к Господину; в это время Отрапа старший уходит со сцены.
Господин:
Замечательная история, Жак. Она учит нас лучше знать женщин и лучше знать друзей.
На возвышенной части сцены Saint-Ouen направляется к Господину.
Жак (меланхолично):
А что, Вы когда-то считали, что кто-либо из Ваших друзей пренебрежет Вашей любовницей или женой, если ему подвернется случай?

Явление 4


Saint-Ouen:
Дорогой друг! Друг мой! Подойдите...
Стоит на краю приподнятого подиума и протягивает руки к Господину, стоящему под ним. Господин поднимается к нему наверх и Saint-Ouen ведет его под руку по подиуму как на променаде.
Ах, как замечательно, мой друг, иметь друга, с которым можно дружить искренней дружбой...
Господин:
Вы растрогали меня, рыцарь.
Saint-Ouen:
Да, я должен сказать, Вы - друг из всех друзей самый наидрузейший, тогда как я, мой друг...
Господин:
Вы? Вы также из всех друзей наидрузейший, рыцарь.
Saint - Ouen (вертит головой):
Я боюсь, что Вы совсем меня не знаете, мой друг.
Господин:
Я знаю Вас как самого себя!
Saint-Ouen:
Если б Вы знали, то больше не хотели бы Вы знать!
Господин:
Не говорите так.
Saint-Ouen:
Я дурной человек. Да, перед Вами я должен себя так называть: Я дурной человек.
Господин:
Я не позволю Вам так уничижаться предо мной!
Saint-Ouen:
Дурной человек!
Господин:
Нет!
Saint-Ouen:
Дурной человек!
Господин (падая перед ним на колени):
Молчите, друг. Ваши слова мне ранят сердце. О чем кручинитесь? Что Вас тревожит?
Saint-Ouen:
На моей прежней жизни лежит пятно. Только одно единственно да... одно единственное... но -
Господин:
Вот видите, одно пятно, ну что с того?
Saint-Ouen:
Одно пятно способно запятнать всю жизнь.
Господин:
Einmal ist keinmal. Одно пятно - никакого пятна.
Saint-Ouen:
О нет. Хоть это и одно единственное пятно, но оно ужасно. Я, я рыцарь Saint-Ouen, обманул своего друга! Да!
Господин:
Да бросьте! Как это могло случиться?
Saint-Ouen:
Мы хаживали с моим другом в один и тот же дом за одной и той же девушкой. Он был влюблен в нее, она - в него. Он ее содержал, а я с ней развлекался. Но у меня никогда не хватало мужества признаться. Но я должен. Как только встречусь с ним, во всем признаюсь, во всем ему покаюсь и сброшу с себя эту страшную ношу, которую я на себе влачу...
Господин:
И сделаете правильно, рыцарь.
Saint-Ouen:
Вы советуете мне так поступить?
Господин:
Да. Все ему скажите.
Saint-Ouen:
А как Вы думаете, это тот мой друг воспримет?
Господин:
Он будет растроган Вашей искренностью и Вашим раскаяньем. Он Вас обнимет.
Saint-Ouen:
Думаете?
Господин:
Определенно.
Saint-Ouen:
И Вы бы поступили так же?
Господин:
Я да. Я определенно.
Saint-Ouen (раскрывая объятья):
Друг мой, обними меня скорей!...
Господин:
Не понял?
Saint-Ouen: Обними же меня. Тот друг, которого я обманывал - это ты!
Господин (расстроено):
Агата?
Saint-Ouen:
Да... Ах, Вы насупились! Я возвращаю Вам Ваше слово! Да, да! Можете сделать со мной все, что хотите. Вы правы, то, что я совершил простить невозможно. Простите меня! Отвернитесь от меня! Презирайте меня! Ах, если бы Вы знали, что со мной сделала эта негодница! Я так страдал в той подлой роли, которую она меня заставила играть...

Явление 5

(совмещенное)


Отрапа Младший и Юстина спускаются в это время вниз по ступенькам и усаживаются на самой нижней. Оба совершенно расстроенные.
Юстина:
Клянусь! Клянусь своим отцом и матерью!
Отрапа Младший:
Я никогда тебе не поверю!
Юстина пускается в плач.
Господин (Saint-Ouen'у):
Эта мерзавка! А Вы! Вы, рыцарь, как Вы могли! Вы...
Saint-Ouen:
Не терзайте меня, мой друг!
Юстина:
Клянусь тебе, что он ко мне и не прикоснулся!
Отрапа Младший:
Лгунья!
Господин:
Как Вы могли!
Отрапа Младший:
С этим мерзавцом!
Юстина пускается в плач.
Saint-Ouen:
Как я мог? Вы удивлены? Я самый подлый человек под солнцем! Мой друг - лучший из людей, которых носит земля, а я его предал. Я сплю с женщиной, которую он обожествляет. А Вы еще спрашиваете, почему я это сделал? Ведь я мерзавец! Не более, чем мерзавец!
Юстина:
Он не мерзавец! Он твой друг!
Отрапа Младший (разъяренно):
Друг?!
Юстина:
Да, чтоб ты знал, друг! Он даже не прикоснулся ко мне!
Отрапа Младший:
Молчи!
Saint-Ouen:
Да, не более, чем мерзавец.
Господин:
Нет, не оплевывайте себя.
Saint-Ouen:
Буду оплевывать!
Господин:
Не смотря на все, что случилось, Вы не смеете себя оплевывать.
Юстина:
Он говорил, что дорожит тобой и что у него со мной ничего не было бы, даже если бы я с ним осталась сама на необитаемом острове!
Господин:
Да перестаньте уже так тревожиться.
Отрапа Младший:
Он так сказал?
Юстина:
Да!
Saint-Ouen:
Буду тревожиться.
Господин:
Мы оба пали жертвами одного чудовища, Вы и я! Она соблазнила Вас! А Вы были искренним. Вы все рассказали мне. Вы остаетесь моим другом.
Отрапа Младший:
Сказал, что и на необитаемом острове?
Юстина:
Да!
Saint-Ouen:
Я не достоин Вашей дружбы.
Господин:
Напротив, именно Вы ее достойны. Вы искупили свою вину перед ней угрызениями Вашей совести!
Отрапа Младший:
Он и вправду говорил, что дорожит мной и что у него с тобой ничего не было бы, даже если бы ты с ним осталась сама на необитаемом острове?
Юстина:
Да!
Saint-Ouen:
Ах, как Вы благородны!
Господин:
Обнимемся!
Обнимаются.
Отрапа Младший:
Он и вправду говорил, что не прикоснулся бы к тебе, даже если бы ты с ним осталась сама на необитаемом острове?
Юстина:
Да!
Отрапа Младший:
На необитаемом острове? Клянись!
Юстина:
Клянусь!
Господин:
Пойдемте выпьем!
Жак:
Ах, Господин, я не могу на Вас смотреть!
Господин:
За нашу дружбу, которую никакая потаскуха не в состоянии испортить!
Отрапа Младший:
Даже на необитаемом острове. Я поступил с ним несправедливо. Вот это друг.
Жак:
Мне кажется, Господин, что наши истории как-то чудно похожи.
Господин (восторженно):
То есть?
Жак:
Я говорю, что наши истории как-то чудно похожи.
Отрапа Младший:
Жак - это друг.
Юстина:
Твой лучший друг.
Saint-Ouen:
Сейчас я думаю только о мести! Эта мерзавка виновата перед нами обоими, и мы ей за это отомстим вместе! Приказывайте только, что я должен делать!
Господин (заинтригованный Жаком и его историей, Saint-Ouen'у):
После, договоримся об этом позже!
Saint-Ouen:
Нет, прямо сейчас! Я сделаю все, что Вы захотите! Только скажите, чего изволите!
Господин:
Да, но только после. Сейчас я хочу посмотреть, как это было у Жака.
Спускается вниз с приподнятой части сцены.
Отрапа Младший:
Жак!
Жак выскакивает на приподнятую часть сцены и идет к Отрапе
Спасибо тебе. Ты мой самый лучший друг. (Обнимает его): А теперь обними Юстину. (Жак колеблется.) Ну, не стесняйся! При мне ты можешь ее обнять! Я тебе это приказываю! (Жак обнимает Юстину.) Мы трое останемся лучшими друзьями до гробовой доски... На необитаемом острове... Ты бы и вправду к ней не прикоснулся? Даже на необитаемом острове?
Жак:
К жене друга? Ты сошел с ума?
Отрапа Младший:
Самый верный друг.
Господин:
Ах ты подлец! (Жак с улыбкой оборачивается к Господину.) Но моя история совсем еще не кончилась.
Жак:
Вы не можете смириться с простыми рогами?
Отрапа Младший:
Вернейшая жена... вернейший друг. Я счастлив как король!
После этих слов Отрапа Младший уводит Юстину со сцены. Saint-Ouen задерживается на минутку, потом тоже уходит.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ) LitaWolf "Жена по обмену"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Е.Сволота "Механическое Диво"(Киберпанк) О.Рыбаченко "Трудно ли быть роботом? "(Киберпанк) В.Соколов "Фаэтон: Планета аномалий"(Боевик) В.Крымова "Вредная ведьма для дракона"(Любовное фэнтези) А.Фролов "Мертвятник 2.0"(ЛитРПГ) В.Екатерина "Академия элитных магов"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Подари мне чешуйку. Гаврилова АннаМежду нами. Анета Перчин (NetaPe)И немного волшебства. Валерия ЯблонцеваНе та избранная. Каплуненко НаталияПризрачный остров. Калинина НатальяОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарПерерождение. Чередий ГалинаТак бывает... михайловна надеждаПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. Ируна БеликАлмаз Тёмных. Наталья Ракшина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"