Бекетова Алина: другие произведения.

Раскрывшийся бутон. Глава 4 - Глава 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:

  

Глава 4

  
  - Я думала, всё будет проще.
  - Жизнь - забавная штука, вечно нас обманывает.
  "Власть огня (Reign of Fire)"
  
  Дни летели друг за другом. Веста постепенно привыкала к своей новой безмятежной жизни ребёнка. К тому, что у неё есть семья, которая её любит; что есть родные люди, к которым в любой момент можно обратиться за советом; которые подуют на разбитую коленку, похвалят за хорошие оценки и подогреют для тебя молока, если не можешь заснуть. Всё это было непривычно и вызывало тёплую и счастливую улыбку перед сном.
  
  Вскоре Веста - сама, не заметив - стала всё чаще отожествлять себя с Петунией, она научилась откликаться на это имя, привыкла - как и её предшественница - заботиться о своей младшей сестрёнке. Старое имя постепенно стиралось из её памяти. А события той жизни казались чем-то далёким и происходившим не с ней.
  
  
***
  
  Петуния расслабилась. И жизнь вскоре доказала ей это, буквально выбив почву из-под ног и, в очередной раз, щёлкнув по носу.
  
  Это случилось в начале июня. Петуния, как обычно, встала рано, быстро умылась, помогла матери - по уже устоявшейся традиции - приготовить завтрак и поднялась наверх, чтобы разбудить Лили и позвать её завтракать. Та, в отличие от сестры, любила поспать подольше, обнимая подушку и скидывая одеяло в ноги. Лили и Петуния во многом были разными, будь то внешность или характер - и это было видно невооружённым взглядом.
  
  Живая и яркая Лили без труда затмевала свою более спокойную и рассудительную сестру, из-за чего Петуния - та, которой она была раньше - по-детски завидовала. Со временем, уделяй родители младшей девочке больше времени - что, по мнению Петти, было неизбежно - это стало бы большой проблемой и, скорее всего, на многие годы испортило отношения в семье.
  
  Нынешняя Петуния с высоты своих прожитых лет это отлично понимала и, желая сохранить те тёплые чувства, что испытывали друг к другу они с Лили, старательно давила в себе любые намёки на зависть. У неё есть замечательные родители и младшая сестра, которые её любят. А внешность... Ну, а что внешность? Да, она не такая яркая, как у Лили: кожа слишком бледная и чувствительная - быстро обгорала на солнце; волосы, ресницы и брови слишком светлые; да ещё и растёт она слишком быстро - уже сейчас Тунья была выше всех знакомых девочек и некоторых мальчиков. Единственным, что нравилось ей в своей внешности были глаза. Большие и выразительные, они выделялись на узком лице.
  
  "Если бы я и в правду была десятилетней девочкой, возникновения комплексов по поводу внешности было бы не избежать. Но ведь главное - это умение подчеркнуть свои достоинства и скрыть недостатки", - подумала Петуния, помогая маме с грязной посудой.
  
  После завтрака девочек отпустили погулять, дав немного денег на карманные расходы. На безоблачном небе сияло яркое летнее солнце, грея всё своими лучами, а тёплый воздух, после прохлады дома, показался обжигающим. Сразу стало жарко и душно. Девочки переглянулись:
  
  - В кафе Мистера Оули? - спросила Тунья.
  
  - Да! - улыбнулась Лили. - У него самое лучшее в мире мороженое. Пойдём скорее!
  
  Кафе находилось рядом - на соседней улице - и родители разрешали девочкам совершать самостоятельные прогулки за холодным лакомством, оставляя за старшую Петунию. Коукворт - тихий городок, жизнь в котором протекает неспешно, в отличие от больших городов - таких, как Лондон. Здесь многие знают друг друга, и можно спокойно отпустить двух девочек на прогулку одних. Конечно, не далеко от дома.
  
  Спустя пару минут открылась дверь, звякнул колокольчик, и запыхавшиеся девчонки ввалились в кафе - холодного мороженого хотелось всё сильнее, и они спешили. Петуния, ощутив приятную прохладу помещения, вздохнула от облегчения - на улице оказалось неожиданно жарко. Из-за чего привычный уже путь до кафе показался намного длиннее.
  
  Мистер Оули повернулся, посмотрел на новых посетителей и улыбнулся, узнавая. Он любил детей и свою работу, и каждый раз, продавая сладости и видя искреннюю радость детишек, мужчина радовался сам. Сёстры Эванс часто бывали в кафе: в жаркое время года покупали вкусное мороженое и пили освежающие молочные коктейли, в остальное же время девочки любили лакомиться различными пирожными, которые делала пухленькая миссис Оули.
  
  Лили, буквально облизывая взглядом, прилипла к витрине с такими красивыми и ужасно вкусными пирожными, украшенными сверху белоснежными лебедями, которые таяли во рту. Эти были одними из её любимых, но здесь и сейчас больше хотелось мороженого. Протяжно вздохнув и состроив печальную мордашку, которая, впрочем, долго не продержалась, девочка поспешила к старшей сестре, стоящей возле холодильника.
  
  Выбрав холодное лакомство по вкусу - Лили взяла клубничное, а Петуния - ванильное - девочки направились на любимую детскую площадку, которая находилась недалеко от дома.
  
  Мороженое кончилось непозволительно быстро, Лили облизала пальцы - сестра могла и наругать - и немного нахмурилась, думая, что делать дальше. Она посмотрела по сторонам: качаться на качелях не хотелось - надоело, а просто так сидеть было скучно. Взгляд скользнул по кустам с лилиями, и она широко улыбнулась - вот сестра удивится! Она сейчас тако-ое покажет!
  
  Лили завертелась вокруг куста, прикусывая губу и выбирая. Нужный, по её мнению, бутон никак не хотел находится, заставляя хмурить брови. Бутоны были разными: маленькие и большие, яркие и тусклые. Наконец искомое нашлось, и девочка, с трудом отломив цветок от стебля, повернулась, отыскивая взглядом сестру.
  
  Петуния сидела на пледе под раскидистым деревом, где сёстры любили проводить время, и читала. Сжимая в руках добычу Лили подбежала к читающей сестре:
  
  - Тунья! Смотри, как я могу! - девочка свела ладони вместе и сосредоточилась - лежащий в центре цветок зашевелился и медленно начал распускаться. Первое время он неуклюже шевелил лепестками и подпрыгивал. Лили закусила губу. Дёрганые сначала движения становились всё более плавными, минута - и цветок взлетел, изящно взмахивая длинными лепестками.
  
  - О, Господи... Лили! - Тихо вскрикнула Петуния, прижимая книгу к груди. Цветок упал на траву. Детскую площадку накрыла тишина, было слышно, как шуршит кустарник.
  
  
***
  
  Северус с трепетом наблюдал за летающей в руках девочки лилией, которая, поднимаясь, взмахивала своими лепестками.
  
  Сейчас он, затаившись в густых кустах, прятался от Джереми и его банды - те уже пару недель пытались поймать его, но пока безуспешно. Джереми не понравился тихий и выглядящий хмурым мальчик в смешной старой одежде, который, к тому же, совершенно не боялся старших мальчишек.
  
  Дома почти каждый день с шумом и криками ругались родители, и Северус в такие моменты сбегал на улицу. Ему было неприятно на это смотреть. И стыдно. Стыдно, что мать-колдунья позволяет отцу так с собой обращаться.
  
  И теперь Северус, застыв, наблюдал за чудом. Девочка, как он узнал позже - Лили, колдовала. Она такая же! Совсем как он! Ведьма!
  
  
***
  
  Судьба встряхнула Петунию так, что клацнули зубы. Несмотря на то, что в этой жизни она решила принять свои способности, которые ещё не проявляли себя, Тунья поймала себя на какой-то инстинктивной неприязни. А ещё - еле заметном страхе.
  
  Две недели и пять дней ничего не происходило - она считала. Петуния не могла себя заставить заговорить с Лили об этом. Она понимала, что, скорее всего, всё будет не так, как в прошлой жизни. Но боялась - не за себя, а за свою маленькую сестрёнку, к которой успела прикипеть всей душой.
  
  А потом это опять произошло. И опять на том же месте.
  
  Лили качалась на качелях, а Петуния пыталась читать, но не могла понять ни строчки и постоянно отвлекалась. Вздохнув, она отложила книгу и поднялась на ноги - Лили попросила раскачать её.
  
  Качели раскачивались всё быстрее и выше, и Тунья улыбалась, глядя на счастливое лицо сестры. Она не успела ни понять, что произошло, ни как-то отреагировать. Секунда - качели подлетели особенно высоко, пальцы разжались, и девочка спрыгнула. Петуния замерла, испугавшись, а Лили, зависнув и медленно планируя на землю, размахивала руками, как птица, и смеялась.
  
  Позже Петуния обнимала вертящуюся сестру и просила никогда так больше не делать, не пугать её, и только вечером, лёжа в постели, она смогла выдохнуть, расслабиться. И подумать. Если первый раз она могла бы - с натяжкой, но могла - списать на то, что ей привиделось, и забыть. То теперь это нельзя было игнорировать. Нужно было что-то делать, но что? Да, Петуния с разным сталкивалась в прошлой жизни, но с таким - никогда. И это пугало.
  
  
***
  
  Через два дня, в четверг, Петуния взяла книгу, и отправилась в парк, находившийся через улицу. На сегодня передавали дождь, и она хотела успеть почитать на природе, а Лили увязалась следом.
  
  Полчаса было тихо - Тунья читала, а Лили ловила бабочек и плела венки. А потом зашуршало, послышались крики - из кустов вывалился мальчик и заметался, не зная, куда бежать дальше. Через пару секунд за ним выскочили ещё трое, крича:
  
  - Вот он!
  
  - Хватай его!
  
  Петуния узнала Джереми Уайпа и его друзей Кристофера и Джонни. Джереми был на два года старше и жил через три дома от них. Их матери время от времени общались - миссис Уайп давно пыталась узнать секрет выведения роз - и Тунья знала мальчика довольно хорошо. Миссис Уайп растила сына одна и слишком его опекала, поэтому Джереми совершенно распустился, ему не хватало мужской руки: он хулиганил и часто задирал тех, кто не мог дать сдачи.
  
  Петуния пару раз уже вмешивалась и защищала жертв его "охоты", в основном мальчишек, так как к девочкам тот старался не приставать. Миссис Уайп дорожила сыном и своей репутацией и охраняла их, как дракон своё золото, причём за пятно на втором могла не пожалеть и своего любимого сыночка.
  
  Петуния посмотрела на мальчика, за которым гналась банда Джереми, и, захлопнув книгу, решительно встала со скамьи:
  
  - Ты опять за своё, Уайп?
  
  - Эванс, - скривился Джереми, - это не твоё дело. Не лезь!
  
  - Как думаешь, - Тунья, поджав губы, встала напротив, - миссис Уайп обрадуется, если узнает, что её сын опять обижает других?
  
  - Что, - ухмыльнулся Джереми, - побежишь ябедничать?
  
  - Почему ябедничать? Я просто упомяну об этом дома, а завтра собрание клуба садоводов. И, как ты помнишь, твоя мама, как и моя, является одним из его почётных членов.
  
  Джереми побледнел и сжал кулаки:
  
  - Ты этого не сделаешь!
  
  - Проверим? - усмехнулась Петуния.
  
  Уайп зло прищурился, молча развернулся и, жестом позвав за собой друзей, скрылся в кустах. Тунья, выдохнув, расслабилась и перевела взгляд налево, рассматривая мальчика и сразу подмечая худощавость, почти переходящую в худобу, неровно остриженные волосы, а также несколько свежих синяков - один большой на лице и пару поменьше на руках и запястьях. Одежда завершала образ брошенного и ненужного ребёнка, который большую часть своего времени проводит на улице. Петуния чувствовала, что ей нужно поговорить с этим мальчиком, разговорить его и попробовать помочь. Это казалось... важным. Да, пожалуй, так.
  
  - Привет, меня зовут Петуния, а это моя младшая сестра Лили, - та солнечно улыбнулась, махая ладошкой, мальчик глянул недоверчиво. - А тебя как зовут?
  
  - Северус.
  
  - Красивое имя, - рассмеялась Лили. - Совсем как у принца. Будешь принцем!
  
  Лицо Северуса покраснело, он сдвинул брови, шмыгнул носом и воскликнул:
  
  - А ты - ведьма! Я сам видел!
  
  - Нет! Я принцесса, а не ведьма.
  
  - Ведьма! - мальчик скрестил руки, стоя на своём.
  
  - Не бу-уду, - обиженно протянула Лили. - Тунья, ну скажи-и ему.
  
   "Ведьма? Сам видел? Неужели..." - мысли скакали как сайгаки, вспугнутые хищником, и Петуния никак не могла поймать их за хвост. Кусочки паззла начинали неохотно шевелиться, складываясь, но пары в центре не хватало, и картинка не была цельной - разноцветные пятна предположений и догадок разбавлялись чёрными дырами незнания. Почему-то вспомнилась прабабка Грида, которую тоже называли ведьмой, только старой.
  
  - Северус, объясни, пожалуйста. Почему ты сказал, что Лили - ведьма?
  
  - Она летала, и цветок танцевал. Я видел. Магглы так не могут, значит, она ведьма, - палец упёрся в расстроенную прозвищем Лили, - и может колдовать. Прямо как мама.
  
  И Северус, восторженно блестя глазами и помогая себе жестами, стал рассказывать про скрытый магический мир, в котором живут колдуны и ведьмы, про различных магических существ: белоснежных единорогов, дышащих огнём драконов и гордых гиппогрифов. Про воинственных гоблинов, завораживающе красивых вейл и умных кентавров. И про школу чародейства и волшебства Хогвартс, куда в одиннадцать лет поступают все юные маги.
  
  Лили и Петуния, широко раскрыв глаза, слушали откровения мальчика, звучащие невероятно и больше похожие на сказку, чем на правду. Но в существовании магии они уже успели убедиться, поэтому оснований не верить Северусу не было. И они слушали дальше.
  
  
***
  
  Время шло, а странная компания из замкнутого Северуса, шумной и яркой Лили, а также её старшей сестры - рассудительной Петунии - и не думала распадаться. Что-то продолжало держать их - таких разных - вместе. И держало крепко.
  
  Теперь Петуния с уверенностью могла сказать, что "растопила" броню Северуса, влезла ему под шкуру, в самое сердце, и самым наглым способом привязала мальчишку к себе. И к Лили. Он редко шёл на контакт и с другими людьми он оставался всё таким же холодным и неожиданно язвительным - как оказалось за его прошлыми нерешительностью и молчаливостью скрывались острый ум и прямо-таки ядовитый, как скорпион, язык. Сёстры Эванс же стали единственным, но как надеялась Тунья - не последним, исключением. И, если Лили была лучшей подругой Северуса и такой же, как он - ведьмой, то Петуния стала первым - в понимании шестилетнего ребёнка - взрослым, которому было не всё равно.
  
  Северус знал, что она всегда выслушает и не отмахнётся, а попытается помочь, что можно подойти с любым вопросом. И, что самое главное - о нём заботились, и Северус это чувствовал.
  
  
***
  
  Петуния нервничала, на душе скреблись не милые домашние кошки, а их дикие собратья. Вчера Лили исполнилось одиннадцать лет, и ближе к вечеру к ним пришла профессор из Хогвартса. Всё, как и рассказывал Северус.
  
  Петуния не хотела отпускать Лили в Хогвартс, чувствовала, что это опасно. Но что она могла сделать? Ничего. Против вооружённого человека - а ведь палочка в опытных руках намного опаснее пистолета - она не могла абсолютно ни-че-го. И это пугало.
  
  В отличие от восторженной Лили и обеспокоенных родителей, которые не знали о магических выбросах дочери, Петуния внимательно слушала речь МакГонагалл, как могла, следила за её интонацией и смотрела на жесты. А ещё она вслушивалась. Разговор, несмотря на описанные радужные перспективы, оставил ощутимое горькое послевкусие - профессор чётко показала, что ставит себя намного выше обычных людей.
  
  А ночью Петунии снился странный сон: плач младенца и яркая зелёная вспышка, от которой бросило в дрожь.
  
  Жизнь опять - пусть пока и незаметно - изменилась, и она ничего не могла с этим поделать.
  
  

Глава 5

  
  Самые катастрофические неприятности случаются как раз тогда, когда их меньше всего ждёшь, и особенно если вдруг про них забудешь, увлёкшись чем-нибудь интересным и замечательным.
  "Обратная сторона пути"
  Оксана Панкеева
  
  Тихо потрескивал камин, создавая иллюзию тепла. Минерва поёжилась - за всей этой письменной работой, которую на неё крупица за крупицей переложил Альбус, она опять не заметила, что слетели согревающие чары. Отточенный за годы до совершенства жест - и профессор почувствовала, как от тепла закололо замёрзшие пальцы. Хогвартс был и остаётся самым настоящим замком, и зимой тут гуляет морозный зимний воздух, забираясь во все щели, вымораживая помещения. И как профессора ни бились - никакие чары не помогали надолго.
  
  Минерва вздохнула, растирая пальцы, а потом, недовольно посмотрев на целую башню из документов, которая, казалось, совершенно не уменьшилась, наколдовала Темпус. Ох, она уже почти опаздывает! На сегодня запланирован очередной визит к будущему первокурснику-магглорожденному. Волшебница скривилась - опять все выходные придётся провести среди этих невоспитанных магглов! Как же она порой жалела, что заняла пост заместителя директора: никакие плюсы не могли перебить все отрицательные моменты.
  
  Отыскав нужное письмо, МакГонагалл посмотрела на адрес и адресата - "Мисс Л. Эванс, графство Уэст-Мидлендс, город Коукворт, улица Вернон-роуд, дом три". Где это, она не знала, поэтому пришлось доставать карту Великобритании - конечно же, волшебную - и искать. Что совершенно точно не прибавило женщине настроения. Наконец поиски завершились, а профессор узнала координаты для аппартации.
  
  Минерва встала из-за стола, потягиваясь и разминая заболевшие от долгого сидения шею и спину, и взмахнула палочкой, призывая чарами верхнюю одежду. Спустя пару секунд в руки влетела тёплая мантия-плащ без рукавов с меховой оторочкой по краям. Одевшись, профессор захватила письмо и крутанулась, перемещаясь.
  
  Резкий хлопок разбил вечернюю тишину улочки. МакГонагалл осмотрелась: не заметил ли кто из магглов? Но на улице было тихо и безлюдно. Волшебница сверилась с адресом на письме и, найдя нужный дом, свернула к нему, ступая по расчищенной от снега дорожке.
  
  Минерва поднялась на крыльцо и нажала на дверной звонок - в доме прозвучала короткая трель, послышались шаги, а потом дверь открылась. На пороге стояла молодая женщина, профессор осмотрела её, задержав взгляд на фартуке в руках, и спросила:
  
  - Я полагаю, миссис Эванс?
  
  - Да, это так. Чем могу помочь?
  
  - Я профессор МакГонагалл, - Минерва поправила очки. - Заместитель директора частной школы-пансиона Хогвартс, в которую записана ваша дочь. Могу я войти?
  
  - Да-да, конечно. Проходите. - Миссис Эванс посмотрела растерянно, но посторонилась, пропуская МакГонагалл в дом. Мари первый раз слышала про какую-то частную школу, в которую записана их дочь, а учитывая, что сами они этого не делали - уж она бы помнила! - то с этим следовало разобраться. Но такие разговоры не ведутся на пороге, а вот в гостиной за чашечкой чая с яблочным пирогом - самое то.
  
  Минерва зашла в дом, попутно осматриваясь. Внутри домик выглядел - она должна признать - довольно мило и уютно. Её проводили в гостиную и усадили на диван, принесли чайный сервиз, чайничек с заваркой и пирог. Пока миссис Эванс разливала чай, добавляла молоко и сахар, в комнату вошёл мистер Эванс с дочерями.
  
  А дальше всё пошло по давно знакомому Минерве сценарию, который она, казалось, за много лет успела выучить. Родители удивлялись, не верили и переживали за свою кровиночку. Младшая девочка - волшебница - сияла улыбкой и нетерпеливо ёрзала, готовая хоть прямо сейчас ехать и учиться магии, а старшая сестра - маггла - хмурилась.
  
  "Завидует", - решила Минерва.
  
  Профессор, особо не вдаваясь в подробности, рассказывала про школу чародейства и волшебства Хогвартс, про магглорожденных, про детские магические выбросы, про магию, а также - как обычно - доказывала недоверчивым магглам, что она (магия) существует. Пришлось принимать свою анимагическую форму и - подумать только! - даже позволить себя погладить. Возмутительно!
  
  Наконец бесконечные вопросы закончились, и Минерва, вздохнув с облегчением и чуть не забыв отдать письмо со списком нужных вещей, договорилась о завтрашнем походе в Косой Переулок. Куда придётся добираться - о, ужас! - на этой маггловской тарахтящей и вонючей железяке. Что может быть хуже?
  
  
***
  
  Петуния уже долго - с того самого момента как узнала о магии - ждала возможности посмотреть, как живут маги, чем они дышат, как думают. Но всё это можно узнать, лишь попав на какое-то время в магический мир, что для неё - магглы - было за гранью фантастики. Вернее, могло бы быть. Ведь у неё есть Лили - её маленькая сестрёнка, которая скоро отправится в школу для волшебников. Петти всего лишь надо было напроситься вместе со всеми за вещами для Хогвартса, что не составило никакого труда.
  
  Профессор МакГонагалл, соответствуя первому впечатлению, оказалась пунктуальной и появилась на крыльце их дома ровно в десять утра, как и договаривались. Эвансы только этого и ждали - все были на ногах ещё с восьми утра - поэтому они надели верхнюю одежду и поспешили занять места в салоне, пока мистер Эванс заводил автомобиль. Поездка-приключение в Лондон началась.
  
  Дорога от Бирмингема до Лондона заняла три часа, во время которых Лили и Петуния успели пять раз поиграть в "я вижу" и три раза - в слова, пытаясь скоротать время. Взрослые молчали, лишь в самом Лондоне профессор короткими репликами указывала направление.
  
  - Мистер Эванс, остановите здесь, - прозвучали долгожданные слова профессора МакГонагалл.
  
  Генри послушно свернул на парковку возле большого книжного магазина, паркуясь. Наконец все, оглядываясь, вышли из автомобиля, пытаясь увидеть вход в загадочный магический мир.
  
  - Чтобы попасть из Лондона на Косой Переулок нужно пройти через бар под названием Дырявый Котёл. На него наложены специальные магглоотталкивающие чары, из-за которых магглы видят обычное здание и совершенно не горят желанием туда войти, - МакГонагалл обвела всех строгим взглядом и, подхватив под локоть миссис Эванс, продолжила, - да и не смогут этого сделать без помощи мага. Мисс Эванс, - взгляд упёрся в Лили, - возьмите мистера Эванса и мисс Эванс за руки - это позволит им преодолеть чары - и следуйте за мной.
  
  Петунию дёрнули за руку и потянули в сторону здания, которое она - по словам МакГонагалл - не должна была видеть. Но она видела.
  
  Какое-то чисто детское ожидание чуда и ощущение чего-то таинственного и сказочного, пузырившееся под кожей, заставляющее улыбаться и в нетерпении крутить головой - так не свойственное ей - схлынуло, возвращая ясный разум и чёткое ощущение неправильности.
  
  Петуния нахмурилась, но промолчала, следуя за сестрой. Внутри было грязно и темно: местами с потолка клочьями свисала паутина, по углам причудливо извивались тени, а столы и стулья выглядели потрёпанными и старыми. Дырявый Котёл отталкивал. Тунья, не терпевшая такой откровенной грязи и запущенности, едва заметно скривилась и поджала губы, продолжая оглядываться. Немногочисленные посетители не обращали на Эвансов внимания, незаинтересованно окидывая их взглядом и здороваясь с МакГонагалл. Та, кратко отвечая или и вовсе кивая в знак приветствия, направилась к двери, проходя мимо стойки, за которой стоял мужчина сорока лет с приветливым и простым лицом.
  
  - Это Том - бармен, - профессор открыла дверь в маленький двор, со всех сторон окружённый стенами (где не было ничего, кроме мусорной урны и нескольких сорняков), и, подойдя к обычной кирпичной стене, сказала, - родители магглорожденных не могут открыть проход на Косой Переулок, поэтому просят его. Это, в какой-то мере, за много лет уже стало традицией.
  
  Она вытащила палочку из рукава и в определённой последовательности постучала по разным кирпичам. Стена затряслась, и кирпичи один за другим разъехались в сторону, образуя широкую арку, за которой начинался магический мир.
  
  Косой Переулок, по мнению Петунии, выглядел ярким, волшебным и, в то же самое время, грязным и совершенно обыденным. Он походил на обычную - за некоторым исключением - средневековую извилистую улочку, мощённую потёртым булыжником.
  
  - В магическом мире в ходу своя валюта - галлеоны, сикли и кнаты. Обменять фунты можно в Гринготтсе - это единственный банк в магической Англии, - произнесла МакГонагалл, двигаясь к белоснежному зданию, возвышающемуся над низкими магазинчиками.
  
  Казалось, что Гринготтс притягивает взгляд, выгодно отличаясь от остальных зданий высотой, цветом и... пожалуй, основательностью. Чем ближе они подходили к банку, тем сильнее в Петунии зрело ощущение, что Гринготтс - это хорошо укреплённая и защищённая крепость. В которой служат гоблины.
  
  Она знала это благодаря Северусу, но никогда ещё не видела ни одного представителя волшебного народа, поэтому немного волновалась - маги, в большинстве своём, выглядели как обычные люди. Гоблины же были совершенно другими: маленький рост, длинные крючковатые пальцы с острыми даже на вид когтями, маленькие хитрые глазки и длинный нос на широком умном лице.
  
  Обменяв в банке фунты на галлеоны, Эвансы в сопровождении профессора МакГонагалл покинули Гринготтс, чтобы - наконец - приступить к покупке школьных принадлежностей. Первым делом они заглянули в магазин, торгующий - как было понятно из названия - "сундуками и сумками на все случаи жизни". Долго не выбирали и купили стандартный для учеников сундук с весьма полезными чарами расширения пространства и облегчения веса. В сундук из тёмного дерева с коваными металлическими уголками и удобной ручкой могли спокойно поместиться все школьные принадлежности: книги, одежда, многочисленные ингредиенты, канцелярия и многое другое. И в нём ещё оставалось место!
  
  "Чудеса! Вот бы мне сумочку с такими чарами, очень полезная вещь - в неё столько нужного можно положить", - подумала Петуния, рассматривая товар.
  
  Следом отправились за учебниками. "Флориш и Блоттс" представлял собой двухэтажное здание внутри полностью - кроме небольшого участка перед стойкой продавца и узких проходов-тропинок - забитое высокими и длинными стеллажами с разнообразными книгами, к каждому из которых была прислонена лесенка. Книги были везде: занимали всевозможные полки и стеллажи, лежали на немногочисленных столиках, а также возвышались над посетителями, образуя крайне неустойчивые на вид башенки, которые удерживало от падения только чудо. А если быть точнее, то магия - ничем другим это нельзя было объяснить.
  
  Они бы могли долго там блуждать, путаясь в лабиринте книжных стеллажей, но предусмотрительная профессор МакГонагалл сразу направилась к продавцу.
  
  "Жаль, - подумала Тунья, осматриваясь, - я бы осталась тут на некоторое время. Книги - это знания, а знания, которые были применены в нужное время и в нужном месте - это половина успеха. Да и не помешало бы мне знать об этом мире и волшебниках больше. Намного больше. Ведь сейчас я не знаю практически ничего: только крохи информации из рассказов Северуса. Но ведь этого так мало! Хотя я и понимаю МакГонагалл - ей хочется побыстрее выполнить свою обязанность и закончить с покупками. Но это не значит, что я оставлю это так - я обязательно побываю здесь ещё раз. Да, это хорошая идея, надо обдумать её позже".
  
  Потом были пыльная "Лавка письменных принадлежностей", вонючая "Аптека Малпеппера" и "Магазин котлов". В сундук складывалось всё больше и больше разнообразных пакетов и свёртков, а Петуния всё сильнее чувствовала это. Что-то, ранее слабое и незаметное, росло и расширялось: странное ощущение тепла пульсировало где-то в грудной клетке, волнами растекаясь по всему телу. Это что-то казалось таким родным и привычным, что девочка удивилась: как она жила без этого так долго?
  
  Погруженная в свои мысли и ощущения Тунья пропустила и покупку школьной формы с мантиями, и выбор палочки, но на неё не обращали внимания, радуясь за Лили и осматривая всё подряд. И Петуния была этому рада - день был насыщенным различными впечатлениями, и ей было о чём подумать.
  
  Дорога домой не запомнилась ничем: все молчали, переваривая свои впечатления о магической Англии. У Петунии кружилась голова, было много вопросов и не было ответов. Как не было и человека, которому можно было бы задать эти многочисленные вопросы. Поэтому, когда миссис Эванс позвала всех к столу, Тунья отговорилась плохим самочувствием - в груди становилось всё теплее - и поднялась к себе в комнату. Она честно пыталась думать, что-то анализировать и искать ответы, но быстро сдалась, засыпая.
  
  В тот день ей опять приснилась прабабка Грида. Она хмурилась, сжимала сухими и скрюченными пальцами свою тросточку и глядела недовольно.
  
  - Ну здравствуй, внучка.
  
  

Глава 6

  
  Ведьма - от слова "ведать". Это инквизиторы извратили слово и его тайный смысл до полного непотребства. А мы просто ведаем сокрытое. Не в силу божественных откровений, а просто - есть у нас такая сила. И она нам дана для защиты людей и на их пользу.
  "Корни зла"
  Галина Гончарова
  
  - Ну здравствуй, внучка.
  
  Старушка шустро для своего почтенного возраста вскочила со старого кресла с потёртыми от частых поглаживаний резными подлокотниками и деревянными же ножками в виде причудливых лап - в точно таком же она любила сидеть при жизни. Грида приблизилась к Петунии и, довольно цокая языком, обошла её кругом, что-то рассматривая:
  
  - Эвона как. Всё намного лучше, чем я думала.
  
  - Бабушка? Что происходит? Где мы? - Петуния осмотрелась, ничего не понимая. Нахмурилась - только что она была у себя в комнате и усиленно думала над чем-то важным. А потом - бац! - и перед ней появляется прабабка Грида, а они оказываются непонятно где. Последнее, что Тунья помнила - как она прилегла на постель: в висках как будто стучали молоточки, а тепло в груди становилось всё труднее терпеть. Она... спит?
  
  - Я думала, что у тебя ещё есть время, - старуха тяжело вздохнула и с трудом села в кресло, как будто постарев ещё больше, - но сегодня ты побывала в насыщенном силой месте. И начала... просыпаться. Поэтому мне пришлось вмешаться раньше времени, - она знакомо поджала дряблые губы. - Я сдерживала этот процесс как могла, мне удалось получить небольшую отсрочку - сущий пустяк: всего несколько часов - но этого вполне хватило, чтобы ты вернулась домой.
  
  Петуния, всё ещё ничего не понимая, упала во второе кресло, появившееся у неё за спиной, и тихо произнесла:
  
  - Просыпаться? Что это значит? И ты так и не ответила: где мы? Что происходит?
  
  - Не беги вперёд. Я отвечу на все твои вопросы: теперь нам некуда спешить. - Грида прислонила свою тросточку к одному из подлокотников и облокотилась на спинку, устраиваясь поудобнее. - Ты не должна была сегодня попасть в Косой Переулок. Как ты, возможно, уже догадалась - эта улочка напитана силой или, как её называют эти фокусники, магией. Когда ты попала туда, ты начала впитывать в себя силу, разлитую там. Нет, это не опасно или вредно, как можно подумать, но ты была там слишком... долго. Твоя... твоё энергетическое тело не могло остановиться и вредило тебе, продолжая втягивать и втягивать силу. В твоём состоянии это могло быть смертельно: энергетическое тело относительно недавно начало развиваться, поэтому каналы очень хрупкие. В лучшем случае тебя бы всю перекосило - в энергетическом плане, в худшем - ты бы просто... не выжила, не выдержав плотность и скорость потока силы.
  
  Старушка замолчала, поглаживая узловатыми пальцами тёплые подлокотники кресла. Тишину нарушало только шумное дыхание Туньи. Петуния пыталась осмыслить слова прабабки Гриды. Она могла сегодня умереть? Опять? Тогда, когда всё стало налаживаться? Когда у неё есть заботливая семья, любимая сестра и замечательный друг? Когда у неё всё впереди? И из-за чего? Из-за того, что она настояла на своём присутствии при покупке школьных принадлежностей для сестры? Понимание этого давалось с трудом.
  
  - Бабушка... - хрипло сказала Петуния, - я...
  
  - Ну-ну, не надо так переживать. Ничего непоправимого не произошло, я смогла распределить поток силы равномерно и выправить каналы. - Петуния моргнула - секунда - и её кресло уже соприкасается подлокотником с другим, а бабушка поглаживает её по руке.
  
  - Но ведь есть "но", да? - грустная улыбка.
  
  - Есть, - вздохнула прабабка Грида, - но не всё так плохо. Ты ещё не готова к обучению, я хотела дать тебе больше времени, но... Теперь это невозможно. Твоя сила начала пробуждаться. И если раньше это происходило естественно и постепенно, то теперь твоя сила будет просыпаться и расти скачками. И мы не можем ничего с этим поделать. - Она немного помолчала. - На переход в этот мир ты потратила всю свою силу, вычерпала до донышка. И всё это время восстанавливалась.
  
  - Этот мир?
  
  - Да, этот мир является миром-отражением нашего мира. Хм-м, если объяснять проще, то в какой-то момент наш мир встал на перекрёстке из-за какого-то решения или действия, которое способно существенно повлиять на будущую картину мира. Это происходит достаточно часто. В такие моменты мир как бы раздваивается: у основного - так сказать, изначального - мира появляется мир-отражение, в чём-то отличающийся от оригинала, но в то же время похожий.
  
  - Но почему я появилась здесь? Я ведь умерла там. Я это отлично помню, - Петуния поёжилась, невольно вспоминая зимний лес: пушистые хлопья снега, голые узловатые деревья и невозможно яркая луна.
  
  - Позволь мне рассказать тебе одну сказку, - пронзительный взгляд. - Жила-была девушка. Отца она никогда не знала, а воспитывали её матушка с бабушкой. И мать, и бабушка ведуньями были. С детства учили они девочку гадать, собирать разные травы и готовить из них отвары да снадобья, заговорам полезным, а самое главное - они учили её ведать. И всё у неё складно так получалось: растения нужные как будто сами находились, снадобья лечебные всегда действовали, а уж заговоры какие она плела! Стала мать ей завистью чёрной завидовать - сама-то она слабой ведуньей была: только и могла, что в гневе али порыве злостном слова плохие да крепкие сказать. Шли годы, и вот пришло время бабушки - уходить ей пора, да дар на земле ещё держит, передать его надо. А так уж издавна повелось, что дар ведунский от матери к дочери перейти не может. Как узнала об этом мать, так обидой и злобой исходить начала: пуще прежнего дочку, силу ещё большую получившую, не взлюбила. Та растёт, сила её всё больше раскрывается, а мать от злобы своей хиреть начинает. Глядь - а дар всё сильнее к земле тянет: передать его надо. А в это время дочь к ней приходит, радостной новостью делится - внучка скоро народится. Как разозлилась тогда мать, как озверела, перекосило её всю - не хотела она свой дар да силу отдавать. Вскричала она тогда: "Да не народится девочки боле от крови нашей, да не перельются дар и сила в сосуд новый! Кровью кровь заклинаю! Силу силой запечатываю! Дар даром пресекаю!". Да так зла она была, что все свои силы в слова вложила, перегорел дар её, да издохла она тут же...
  
  Прабабка Грида вздохнула тяжело и продолжила:
  
  - А девушка, слова злые принявшая, согнулась, за живот схватилась да дитя своё в тот день потеряла. Как она горевала, как слёзы лила, но идёт время, не стоит на месте: родила она троих детей, да все они мальчиками оказались. Вспомнила она проклятье матери своей, да решила способ найти, чтобы от него избавиться. Всё перепробовала, да ничего не помогает. А тут уже и правнуки первые пошли, а решения всё нет. Что делать? Стала она думать и решила последнему внуку своему найти жену подходящую: с кровью сильной, чтоб их кровь перебила; с силой не пробудившейся, чтоб их силу отворила; да с даром похожим, чтоб их дар распечатал. Сказано - сделано. Нашла она девушку, подходящую, да помогла немного - скоро свадебку сыграли. А понести невеста не может, год бабка ждала, два ждала и, наконец, дождалась - девочка родилась...
  
  - А дальше что? - спросила Тунья.
  
  - Что-что, - передразнила бабка. - Спало проклятье!
  
  Старуха опять замолчала, сгорбившись:
  
  - Эту долгожданную девочку звали Веста.
  
  - Ох... Это правда?
  
  - От первого до последнего слова. Да ты и сама должна была это почувствовать, - Грида выпрямилась в кресле, посмотрела остро, - чувствуешь?
  
  - Да, я и раньше, в той... жизни понимала, когда мне врут, - Петуния вздохнула, стиснув кулаки. - Ты сказала, что будешь меня обучать, как пользоваться этим... Почему ты не сделала этого раньше, в том мире? Почему там ты меня не обучала? Бабушка, почему именно сейчас?
  
  - Всё очень просто. И, в то же время, сложно. Во-первых, там ты не принимала себя, не принимала свою силу и дар, и я не могла с этим ничего поделать. Возможно, если бы я растила тебя с детства, то этой проблемы можно было бы избежать, но... мы этого уже не узнаем. Во-вторых, тот - наш - мир постепенно капля по капле выдавливал из себя силу. Пару столетий назад сила стала исчезать: всё меньше и меньше людей могли использовать её, всё реже люди видели волшебных существ и животных. Перестали приходить на зов домовые, уже давно не показывались на глаза лешие или русалки.
  
  - Но что произошло? Почему сила стала уходить? - воскликнула Петуния.
  
  Старуха посмотрела печально, поджала горестно губы и ответила:
  
  - Этого никто не знает. Всё происходило постепенно, и никто не обращал на это внимания, пока не стало слишком поздно... Ещё немного и не стало бы таких, как мы с тобой - ведающих. Поэтому я помогла тебе перейти в этот мир. Вернее, не именно в этот, я не знала, куда ты попадёшь, но я точно знала, что там ты найдёшь свой оберег, - Грида посмотрела на правнучку и улыбнулась.
  
  - Оберег? - спросила Тунья.
  
  - Мужчина-оберег. Существуют как вынужденные, так и предназначенные. Последние есть у каждой ведуньи, но не каждая может его найти. Таким парам редко удаётся соединиться - да и вообще встретиться - часто бывает так, что они сильно разбросаны: оберег и ведунья могут жить далеко друг от друга и никогда не встретится; они могут родиться в разное время или даже в разных мирах. Поэтому встретить свой оберег - большая удача.
  
  - Но почему ты так уверена, что здесь я встречу свой оберег?
  
  - Я видела, - чётко произнесла бабка Грида. - Перед своей смертью я смотрела в будущее. Я знала, что скоро уйду, а ты не там, где должна быть. Тогда я и увидела выход - передать свою силу и дар тебе, а незадолго до этого начать ритуал, который ты и закончила.
  
  - Но, бабушка! Я не заканчивала никакой ритуал! Я ни одного даже не знаю! - воскликнула Петуния.
  
  - Запомни, ритуал - это не обязательно пентаграммы и кровавые жертвоприношения. Я ускорила процесс отторжения миром твоей сущности и начала твой переход, а ты и твоя сила завершили - ты испустила свой последний вздох в месте силы, а вырвавшаяся сила пробила проход для твоей души. И вот ты здесь.
  
  Прабабка Грида усмехнулась, потирая пальцами подлокотники кресла. Потом, прищурившись, взглянула на правнучку и сказала:
  
  - Я вижу, что у тебя ещё много вопросов, но тебе пора просыпаться.
  
  Не успела Петуния открыть рот, как всё вспыхнуло, и она открыла глаза в своей комнате, лёжа на кровати.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.(Юлия "Каркуша или Красная кепка для Волка" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | О.Коробкова "Ярмарка невест или русские не сдаются" (Приключенческое фэнтези) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовные романы) | | Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | М.Всепэкашникович "Аццкий Сотона" (ЛитРПГ) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | М.Воронцова "Виски для пиарщицы" (Современный любовный роман) | | С.Суббота "Свобода Зверя. Кн.3" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"