Бек-Мухаметова Екатерина: другие произведения.

Драконья осень

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:


  
   - Алия... Сергеевна, извините, пожалуйста, что вам пришлось потратить на меня столько времени в пятницу. Давайте, я подвезу вас домой, чтоб день уж не был совсем потерян.
   Меня всегда забавляло, насколько озадаченными становились люди, которым приходилось называть меня по имени и отчеству. Иногда мне казалось даже, что ради одного этого удовольствия я выбрала нервную профессию учителя. Вообще-то мама поначалу хотела назвать дочь в честь любимой певицы Аллой, но тут вмешался зов предков-завоевателей, и папа вздохнул с облегчением. Как оказалось, правильно сделали, что оказались от первоначальной идеи, потому что пела девочка так, что мартовские коты в шоке сваливались с окрестных заборов. То есть абсолютно безо всякого слуха. Аллочку с такими музыкальными данными засмеяли бы, а Алие сходило с рук. За 25 лет я привыкла и привязалась к своему имени и даже гордилась своим происхождением от древних кочевников, благо в маленькой прибалтийской республике, а потом независимой стране, отношение к оригинальным людям всегда было более чем терпимым. А уж видеть, как каждый год в сентябре восемьдесят новых родителей впадают в ступор, прочитав твое имя на доске во время первого собрания, и пытаются его запомнить - развлечение на всю жизнь.
   - А и правда, подвезите, - задумчиво произнесла я. Почему бы и нет, в самом деле. Рома Петровских не виноват, конечно, что ему удалось три раза подряд за неделю загреметь в кабинет к завучу на воспитательную беседу, но раз уж его такой обаятельный папа Борис считает своим долгом возместить моральный ущерб классной руководительнице, да будет так. Неразумно отказываться от возможности добраться до места на полчаса раньше. И добавила, чарующе улыбнувшись:
   - Только не домой, а на автовокзал, я уезжаю на выходные.
   Выпроводив из кабинета все ещё виновато выглядящих Петровских, отца и сына, я посмотрела, все ли контрольные, которые за выходные надо проверить, упиханы в и так уже плотно набитую по случаю поездки сумку, достала косметичку и зеркало, оценивающе оглядела себя. Тушь не размазалась, очки не заляпаны, нос не блестит, что удивительно при такой погоде. Расчесала и заново заколола густую гриву русых с рыжиной волос, накинула тонкий вязаный жакет, закрыла за собой дверь кабинета, подергала ручку, чтобы убедиться, что замок заперт, а то появилась у него мерзкая привычка проворачиваться вхолостую; проходя мимо раздевалок, попрощалась с милейшей Данутой Карловной, когда то библиотекарем, а теперь ответственной за звонки и ключи, легко сбежала вниз по лестнице - конечно, легко, потому как не нанималась ковылять на шпильках в такую жару целый день, - и вышла на залитую совсем не по-сентябрьски теплым солнечным светом улицу.
   Борис галантно распахнул передо мной дверцу длинной, похожей на готовую к прыжку хищную кошку машины, предусмотрительно припаркованной на затененной стороне дороги. Этот симпатичный мужчина начинал нравиться мне все больше. Ну, вот ещё не хватало! Влюбиться в начале учебного года в родителя - это же неслыханно. С этой крайне здравой мыслью я попыталась, придерживая сумку локтем и подол длинного льняного платья в мелкий синий цветочек той же рукой, с максимально возможной элегантностью загрузиться на сиденье рядом с водительским. И даже смела надеяться, что произвести нужное впечатление мне удалось.
   Автомобиль тихо шуршал по необычно малолюдным улицам - наверняка все, кто мог, сбежали с работы пораньше и отправились на пляж, раз уж осень выдалась такой щедрой. Купаться, скорее всего, было уже немного холодно, но идея два дня блаженно проваляться на горячем песке казалась всё более соблазнительной. Я уже прикидывала, где именно залягу с ненавистными контрольными, когда краем глаза увидела справа, там, откуда вообще никогда не поворачивают... "Спасите!!!" - подумала я и зажмурилась.
   ***
   От напряжения у молодого мага вспотели не только ладони, но и, казалось, даже уши. Он честно попытался успокоиться и сосредоточиться на задании. Ну, действительно, даже если он провалит эту вторую попытку, ничего фатального не произойдет. Подумаешь, учитель в очередной раз усомнится в его происхождении, как будто впервые. Он и сам иногда не был так уверен в том, что его мама на самом деле лесная фея. В этом, кстати говоря, легкомысленная родительница была сама виновата. Да, ребенку столь явно человеческому не место в лесу, и вполне естественно, что сразу после рождения мальчика подбросили изумленному начальнику стражи. Но она могла сыну хотя бы имя выбрать! Назвала бы Михаэлем, например, или там Орландо, и всем было бы ясно, с кем они имеют дело. Папиной же фантазии хватило только на Теодора. И где вы видели наследника магической силы с таким имечком? То-то и оно...
   Легко сказать, абстрактное желание. Иронично-выжидающий взгляд учителя совсем не добавлял уверенности. Тео глубоко вздохнул, попытался отбросить все не касающиеся дела мысли и потянулся к вспыхнувшему перед магическим взором голубому огоньку чьего-то - наверняка объективно неосуществимого - желания, и произнес заклинание. Туманное серое облачко появилось между ним и пожилым магистром, сгустилось, потом начало медленно рассеиваться...
   ***
   ...и немедленно чувствительно приложилась копчиком обо что-то твердое. Не нужно было и глаза открывать, чтобы понять, что вряд ли я по-прежнему в машине, на которую несется грузовик. Очевидно, я сидела на каменном полу, поскольку было холодно. Ничего не болело, сумка по-прежнему была прижата к животу, и пахло уже не дорогим мужским парфюмом и кожей, а очень нежно какими-то восточными благовониями. Мало ли, какие могут быть галлюцинации после аварии, вполне возможно, что и обонятельные, подумала я, и нерешительно приоткрыла один глаз. А потом изумленно распахнула второй, не в силах отвести взгляд от стоящего передо мной пожилого мужчины. А вы бы смогли не пялиться на живую копию бодрого старичка Шона Коннери, одетого как для съемок очередного эпоса о старине глубокой - черный камзол, из-под ворота которого виден воротник серебристо-серой рубашки, узкие штаны, сапоги, на шее несколько амулетов, на обоих запястьях серебряные браслеты, настолько не вяжущиеся со всем обликом хозяина, что сразу ясно - служат они отнюдь не украшением? Звезда мирового масштаба прищурился, спрятав ухмылку под усами, и спросил:
   - Скажите-ка, неотразимая фрэлли, чего вы только что пожелали?
   Оглядела комнату. Справа - массивный деревянный письменный стол и три кресла, слева камин, а все оставшееся место занимают высоченные стеллажи с книгами. Второй неотразимой видно не было, посему я рассудила, что вопрос предназначался мне.
   - Я пожелала, чтоб меня спасли...
   - Тео, поздравляю, экзамен успешно сдан - усмехнулся Коннери, обращаясь к кому-то за моей спиной. Я стремительно обернулась. Невысокий, коренастый парень лет двадцати пяти, одетый в темно-красную рубашку, и такие же штаны, сапоги и серебро на шее и руках, как у старшего, изобразил на лице выражение крайнего раскаяния.
   - Учитель, я понимаю, прошлый результат вам не понравился, но технически я ведь выполнил абстрактное желание.
   - Конечно, выполнил! Несчастного крестьянина чуть не пришибло неизвестно откуда свалившимся поросеночком, я потом два часа потратил на коррекцию памяти!
   Пора было вмешиваться в разговор, а то и простудиться было недолго, сидя на ледяном камне.
   - Господа уважаемые! Месье! Доны! Сэры!
   - Фрэры - поправил меня молодой, оторвавшись на секунду от обсуждения каких-то загадочных "векторов преломления" и координат.
   - Уважаемые фрэры! - в отчаянии воскликнула я. Мужчины замолчали, рассматривая меня так изумленно, как будто впервые заметили. Только теперь я осознала, как, должно быть, странно выгляжу для этого места - сарафан легкомысленный, совершенно неподходящий в такой средневековой обстановке, здоровая торба на коленях, ноги голые, до середины голени в сплетении тонких ремешков, которые продавцы почему-то назвали обувью. Какие глупости, не об этом надо думать сейчас!
   - Извините, что прерываю ваш научный спор, но, мне кажется, я результат вашего эксперимента. Не могли бы вы отправить меня обратно туда, откуда взяли? Можете даже не объяснять, как это всё произошло.
   Первым пришел в себя наставник, проворно помог мне подняться с пола, забрал сумку и пристроил на столе, пододвинул кресло и галантно предложил сесть. Затем он переглянулся с учеником, явно не зная, с чего начать.
   - Позвольте представиться, Максимилиан Ольгерд, маг на службе города и герцога лично, наставник вот этого молодого человека.
   Молодой человек, кареглазый, слегка небритый, с немного волнистыми по плечи темными волосами, отливавшими рыжим в солнечных лучах, что проникали в комнату через стрельчатое окно, смущенно улыбнулся.
   - Теодор Варес, почти маг на службе города, к вашим услугам.
   - Алия... А впрочем, можно без фамилии. Фрэр Максимилиан, не объясните ли вы мне, где я и как сюда попала? - с надеждой в голосе произнесла я, чувствуя, как холодеют от волнения кончики пальцев и сердце готово выпрыгнуть, словно в школе за полминуты до того, как меня вызывали к доске. И предчувствия меня не подвели - Коннери, то есть наставник, присел в кресло рядом, а Тео последовал его примеру. Разговор предстоял, по-видимому, трудный и долгий.
   - Фрэлли Алия, постарайтесь сохранять спокойствие. Вас каким-то образом перенесло в наш мир из вашего.
   Если бы челюсть могла физически стукнуться об пол, она бы именно это и сделала! Выражение лица Тео ясно говорило - "Ох, лучше б вы, учитель, засчитали того поросенка..."
   - Вы только не пугайтесь так, я сделаю всё, чтобы отправить вас обратно; но, боюсь, произойдет это не скоро. Мне довелось встречать путешественников по мирам, и все они перемещались, используя свои природные способности. Я не знаю здесь ни одного мага, кому это было бы по силам, но ведь можно ещё поискать...
   Голос становился всё тише, а звон в ушах всё громче, комната начала раскручиваться вокруг кресла с пугающей быстротой. Из последних сил я приказала себе дышать медленно, отсчитала семнадцать ровных вдохов-выдохов, отпустило. Стены остановились и, вроде бы, больше буянить не собирались. Голос фрэра Макса тоже вернулся:
   - ... и, раз уж Тео вас сюда вытащил, я думаю, будет только справедливо, если он поможет вам освоиться у нас. Не стоит привлекать к вашей чужеродности всеобщее внимание.
   На ответственного за адаптацию так неожиданно упавшей с неба меня было жалко смотреть. Он, видимо, представил себе весь процесс, от объяснения мне местной географии до техники шнурования корсетов. Я мысленно пообещала, что легко ему не будет. Мог бы просто остановить грузовик, зачем же было меня выдёргивать непонятно куда, двоечник!
   - Но, магистр, а как же работа? У меня заказы на приворотные зелья, и вообще...
   - Никаких но, мой недальновидный друг! Пора нести ответственность за свои поступки. Впрочем, для начала я тебе все-таки помогу. Милая фрэлли, чем вы занимались у себя на родине?
   - Я преподавала языки. Я их знаю четыре - родной и ещё три. Фрэр Максимилиан, а почему я вас обоих понимаю? Мне кажется, мы разговариваем на русском.
   В глазах мага загорелся огонек, который ни с чем не спутаешь - интерес исследователя.
   - Как занимательно, правда, Тео? Родной язык нашей гостьи оказался име-деймским. Фрэлли, не могли бы вы сказать, например "сегодня прекрасная погода" на другом.
   - Ilm on imeilus ta"na, - выдала я.
   - Лееттанский, - в один голос прокомментировали мужчины.
   - А теперь, если не трудно, повторите то же самое ещё на двух известных вам языках.
   - The weather is perfect today. Il fait beau aujourd'hui, - расстаралась я.
   - Первый, кажется, инклисский, - задумчиво протянул дядя Коннери.
   - А второй ротслендский, - определил Теодор.
   Ну и, подумала я. Замечательно, говорю на четырех языках, впервые только что услышав об их существовании. А дальше что? Определят меня обучать местный шестой Б?
   - Это редкая комбинация языков, милая фрэлли, и, если я не ошибаюсь, городская библиотека как раз пытается найти переводчика для работы над книгами авторов из Инклисса и Ротсленда. Полагаю, вы им вполне подойдете. Я завтра побеседую с директором. А сегодня у меня дела, Тео, ужинайте без меня, и распорядись, пожалуйста, фрэлли Селине насчет комнаты подходящей одежды для нашей гостьи, ей же надо будет завтра дойти до магазинов, не привлекая внимания.
   С этими словами пожилой маг шагнул в неизвестно откуда возникшее туманное облачко и скрылся из виду. Изумляться дальше мне было просто некуда, поэтому я всего лишь проводила его благодарным взглядом и повернулась к Теодору. Внезапно я поняла, насколько голодна. Пирожок с капустой и чай в полдень назвать обедом было никак нельзя. Неудивительно, что я чуть не потеряла сознание, услышав новости о том, что со мной произошло - это собирался быть голодный обморок. Надо срочно восстанавливать силы. Я решительно встала.
   - Ну что ж, спаситель мой, давайте, что ли, поужинаем. А то я готова от всех этих потрясений покусать первого встречного!
   ***
   Сумку я оставила на столе - Тео пообещал, что её отнесут в отведенную мне комнату для гостей, и галантно распахнул передо мной тяжелую дубовую дверь. Библиотека находилась в конце недлинного коридора, который освещался одним окном рядом с выходом на лестницу. Мы повернули направо, и спустились на первый этаж. Поразительно, но оступиться и прогреметь костями до самого низа я не боялась - на стенах были светильники с укрепленными в них крупными, размером с апельсин, кристаллами, которые испускали мягкое оранжеватое свечение. Я вздохнула с облегчением; по крайней мере, хоть этот мир и похож на век семнадцатый, если ориентироваться по нашей истории, испортить глаза, читая при свечах, или сломать шею в темноте мне здесь не грозит. Внезапно до меня дошло - освещение тут, может быть и на уровне, но кто мне гарантирует, что сантехника, благодаря той же магии, даже отдаленно напоминает нашу? Я ведь плесенью покроюсь в первобытных условиях. Нужно немедленно прояснить этот щекотливый вопрос.
   Мы уже вошли в столовую, когда меня "осенило" и я спросила, стараясь звучать максимально естественно:
   - Тео, а где я могу вымыть руки? (И тихо понадеялась, что у них руки мыть перед едой все-таки принято.)
   - О, прошу прощения за недогадливость. Следующая дверь направо по коридору.
   Повернув в указанном направлении, я, затаила (и, на всякий случай, задержала) дыхание и толкнула дверь, с виду такую же, как и все остальные. Как только я вошла, на стене загорелись кристаллы-апельсинки, и от сердца отлегло - ванная выглядела очень похожей на нашу, какой та могла быть в начале двадцатого века. То есть, все знакомые предметы, разве что немного более массивные, чем я привыкла. Из крана над тускло поблескивающей раковиной из темного металла потекла теплая вода. Этот мир нравился мне всё больше!
   В прекрасном расположении духа я впорхнула обратно в столовую и легко приземлилась на вежливо отодвинутый для меня стул. Тео сел за массивный круглый стол почти напротив меня. Невысокая женщина средних лет, очевидно, фрэлли Селина, велела служанке подавать на стол. Понаблюдав удовлетворенно, как мы оба чуть ли не в голос плотоядно заворчали при виде салата и жаркого, она сообщила, что сегодня у неё свободный вечер, и степенно удалилась.
   Мы выпили за знакомство терпкого (и, как оказалось, довольно крепкого) красного вина и набросились на еду, стараясь не чавкать слишком громко. Заинтересоваться обстановкой я смогла, только ополовинив восхитительно нежный шницель, похожий на курятину. Первый вопрос, естественно, оказался самым насущным.
   - Тео, а что это мы едим? Меня всегда интересовала кулинария. Оно бегает, плавает или летает?
   Про себя я взмолилась, чтоб оно не ползало.
   - Это птюч.
   - Кто? - я едва не подавилась гарниром, напоминающим пряный картофель.
   - Птюч. Такая нелетающая домашняя птица. У хорошей хозяйки раскармливается до двадцати фунтов, а наша экономка умеет выбирать хороших хозяек. Ещё вина?
   - Да, пожалуйста.
   Теперь, когда мне уже не хотелось убивать ради ужина, я начала рассматривать столовую. Два окна в окружении светильников, на стенах гобелены с вытканными на них батальными сценами, несомненно, великой исторической важности. Но куда больше меня интересовал гостеприимный хозяин. Он тоже отложил вилку, и поднял свой бокал, посмотрев на меня в упор. Раньше, в библиотеке, мне показалось, что глаза у него карие, но теперь они были на тон светлее, с веселыми золотистыми искорками. Что за чепуха, подумала я, у людей глаза меняют цвет, но не за час же. Надо признаться, красный шел ему необычайно. Он выглядел сильным и надежным; в последнем, впрочем, можно было усомниться, судя по тому, как именно он сдал последний экзамен своему учителю. Хорош, подумала я. Лесной кот, подстерегающий добычу - обманчивая расслабленность и готовность к молниеносному прыжку. Лучше, чтоб таких людей не было среди врагов; ещё лучше иметь таких в числе друзей и защитников. А если учесть, что он к тому же маг, то хочется воскликнуть: "Вот этого мне заверните, пожалуйста!". Хватит, одернула я себя, размечталась. Как же, прекрасный принц спас тебя от неминуемой гибели, и обязательно предложит руку и сердце прямо здесь. Мысленно встряхнулась и изобразила самую свою обаятельную улыбку.
   - Тео, а что если нам перейти на "ты"? У меня на родине для этого есть специальный обычай.
   После этого мы весело опустошили бокалы на брудершафт; поколебавшись, заключительную часть ритуала я опустила - мало ли, какие тут у них нравы.
   - А расскажи-ка мне о своем мире, - попросила я мага, и, уже захмелев, подперла рукой голову и приготовилась слушать.
  
   - Да пожалуйста... Географию всего мира тебе объяснить или начнем с чего попроще?
   - Не, не надо географию! Я её потом по энциклопедии освою, ты мне про жизнь расскажи.
   - Договорились, - улыбнулся он. - Мы в Име-Дейме, небольшой стране у моря. Климат тут в самый раз для меня лично, полгода тепло, в остальное время очень тепло или слегка прохладно. Наш город - Оттанна на юге у самого залива, а на севере столица королевства Виттория. Раз у нас монархия, то имеется и королевская семья. Градоправители обычно разного рода дворяне; здесь глава города герцог Арханский. Как ты уже, поняла, наверно, магия у нас тоже есть. Обычно как минимум один маг состоит на городской службе и должен быть готов к срочному вызову в любое время дня и ночи - к критическим больным, ликвидировать последствия несчастных случаев, организовать телепортацию, помочь расследовать преступления магического рода. Работы столько, что с ушами утонешь, поскольку магов людей немного, в основном полукровки. Волшебные же народы города не жалуют, и очень редко в них оседают. Да и учиться нужно долго, мне понадобилось 20 лет, чтобы подготовиться к экзаменам на бакалавра, и я месяц, как начал работать с фрэром Максом. А для степени магистра надо учиться ещё лет 10-15.
   - Так ты не совсем человек... - протянула я. - Теперь понятно, почему у тебя глаза разноцветные.
   Тео чуть не поперхнулся вином от неожиданности.
   - Ты заметила?
   - Ну да. То почти черные, то золотистые. А что ты так напугался-то, это великая тайна, что ли?
   - Не то, чтоб тайна, просто не все видят. Это у меня от мамы.
   - А мама кто, извини за любопытство?
   - Извиняю, конечно. Мама лесная фея.
   Теперь была моя очередь удивляться, что я и сделала по полной программе - вытаращилась на собеседника, а потом залилась абсолютно неконтролируемым хохотом - видимо, сказался шок от всех событий такого долгого дня, да ещё и вино оказалось коварным. Тео терпеливо ждал, пока я успокоюсь. И правильно; после всего, что со мной произошло, попробуй он меня урезонить, я бы впала в настоящую истерику. Отсмеявшись, я стерла набежавшие слезы, и, всё ещё похихикивая, спросила:
   - Тео, раз ты фей... ты что такой... как бы это сказать... крупный?
   - Алия, если бы я не знал, как ты себя чувствуешь, я бы обиделся! Честное слово, это первый вопрос, который мне задает каждый, узнав о моей родословной. Потому что у меня папа начальник герцогской стражи, шкаф больше шести футов ростом. Вот я и выгляжу так, что мне впору на турнире врагов дубиной глушить, а не заниматься тонкими материями.
   - Прости нахальную пришелицу, а... Давай вот ещё выпьем за дружбу и примирение. Просто я вполне могла себе представить внушительного мага-воина, но феи же такие эфемерные создания, я решила, что у них дети должны быть тоже хрупкими и миниатюрными. Слушай, маги, наверно, неплохо тут зарабатывают. Эх, жаль у меня никаких способностей, кроме как к языкам и рукоделию... А дорого стоят ваши услуги?
   - Недешево, но за срочную помощь тем, кто не может её себе позволить, расплачивается городская казна. Во всяком случае, на моей памяти никто не умер от того, что не смог бы с нами рассчитаться.
   - А какая тут денежная система, цены?
   - Самые крупные деньги - короны, каждая делится на пять фиалов, а те, в свою очередь, на двадцать сентимов. За фиал можно, скажем, пообедать в недорогой забегаловке. Кстати говоря, переводчик - хлебное занятие, мало кто знает столько языков сразу, так что ты не пропадешь.
   - Тогда я, пожалуй, пока останусь. - Мрачно пошутила я. - У нас работу найти трудно, половину гонорара только организаторы норовят заграбастать. А где я буду жить? Вы ведь меня не отправите в какой-нибудь клоповник?
   - Нет, ни в коем случае, за кого ты меня принимаешь! Честно говоря, я во всем виноват - не рассчитал силу заклинания, и тебя выдернуло сюда. Останешься пока здесь, места хватит всем. Когда маг поступает на службу города, ему выделяют резиденцию, которая по совместительству становится центром магической поддержки, поэтому, получив аттестат, и я сюда переселился. Фрэлли Селина уже распорядилась, чтобы для тебя приготовили комнату для гостей. Между прочим, там отдельная ванная - чтобы у тебя не было культурного шока, - рассмеялся он. Я смутилась, и даже, кажется, покраснела.
   - А откуда ты знаешь...
   - У тебя такой ужас на лице отразился, перед тем как ты резко решила вымыть руки, что сразу все было понятно. Твой мир намного лучше развит в плане техники?
   - Технически наверняка, а вот магии у нас нет. То есть, считается, что нет, но иногда приходится в этом сомневаться. Знаешь, я всегда мечтала, чтоб со мной случилось что-нибудь эдакое. Попасть в любимую книгу или в другой мир, чтоб маги, эльфы, рыцари, драконы, приключения... А эльфы у вас есть? Очень хочу увидеть хоть одного.
   - Есть, они на юго-востоке живут, обособленно ото всех, в конце осени приезжают на ярмарку. А может, не надо? Они очень ранимо относятся к реакции людей, и если ты начнешь над ними вот так же покатываться, а потом, чего доброго, ещё и возжелаешь проверить, настоящие ли уши... Испортишь нам к тролльей бабушке всю дипломатию!
   - Я скромно, честное слово... Я не буду никого хватать за уши, обещаю. Или ты меня держи за обе руки, когда будешь знакомить, чтоб я не забыла ненароком о своих благих намерениях.
   - За обе руки, говоришь. А это идея... - По-моему, последний тост был явно лишним, потому что глаза Тео к своему обычному темно-карему цвету возвращаться определенно не собирались. Интересно, подумала я, это на него так вино действует, или они светятся, когда решают, что фею (Ой, мамочки, фей! Размером с несгораемый сейф!) нужно срочно привлечь внимание? В любом случае, я разглядывала мага уже абсолютно бессовестно.
  
   В коридоре раздались нарочито, как мне показалось, громкие, быстрые шаги. Дверь открылась беззвучно, и в столовую черно-серебряным вихрем влетел наставник, присел на свободный стул между мной и Тео, положил на стол плоский сверток, налил себе бокал терпкого вина.
   - Фрэлли Алия, вам необыкновенно повезло - в результате внезапной встречи и интереснейшей, но очень долгой беседы с директором библиотеки я получил для вас первый заказ, перевод нового любовного романа с инклисского. Я надеюсь, ваше несомненное чувство прекрасного все же не будет сильно против такого вида литературы. Уважаемый директор также просил передать вам двадцать корон в качестве задатка.
   - О, фрэр Макс - можно я буду вас так называть? - вы просто чудо. Почувствовать себя вос...с...с...требованной, попав в незнакомый мир - это просто невероятно. Я с удовольствием примусь за работу завтра утром... После того, как потрачу часть аванса на самое необходимое, - произнесла я уже слегка заплетающимся языком.
   - Милая фрэлли, вам явно пора отдохнуть после такого долгого утомительного дня. Я позову Марту, она проводит вас в комнату. Теодор, останься, я хочу дать тебе пару поручений на завтра, раз уж ты все равно будешь сопровождать гостью на прогулке по городу.
   Молодой маг обреченно вздохнул, не решаясь перечить учителю, а тот проговорил в крупный кристалл на одном из браслетов на правой руке: "Марта! Марта, вы нужны мне в столовой".
   Я ошалело рассматривала переговорное устройство. Вот вам и темный феодализм! Тео поспешил мне объяснить, что это специально выращенный и магически обработанный камень, который связывает хозяина с обладателями таких же настроенных на него приборов и начинает передавать голос, если четко произнести имя адресата. В зависимости от качества и цены, кристалл может связываться с разным количеством других, до пятидесяти включительно.
   Тут появилась Марта, миловидная просто одетая рыженькая девушка лет семнадцати. Она вежливо отвесила полупоклон-полукивок мужчинам, и обратилась ко мне:
   - Фрэлли Алия, пойдемте, я покажу вам комнату.
   В глазах служанки плескалось плохо скрываемое любопытство. Я пожелала спокойной ночи своим спасителям (они же маги-двоечники и гостеприимные хозяева), и проследовала за девочкой. Стараясь не оглянуться в дверях на Тео. Чтобы не проверить и не убедиться, что мне неуютно между лопаток именно потому, что этот желтоглазый кот посчитал их достойными созерцания.
   Комнату мне выделили рядом с библиотекой, небольшую, с одним окном, забранным чем-то явно кристаллического происхождения, с довольно широкой высокой кроватью, о какой я всю жизнь мечтала, узким шкафом вдоль стены и письменным столом, оба красного дерева, и неприметной дверцей в стене слева от входа - очевидно, входом в вожделенную ванную. Когда мы вошли, на столе горел такой же нежно-оранжеватый светильник, какие я видела на лестнице и в столовой; еще один, с двумя апельсинками, расположился на стене справа от двери, а под ним стояла тумбочка из того же красного дерева, которую я поначалу не заметила. Я быстро научилась зажигать и гасить свет легким щелчком ногтя по прохладной поверхности лампы, обнаружила свою сумку на кровати, присела и, слушая, как Марта деловито переставляет что-то в ванной, поняла, насколько же устала, хочу умыться и немедленно спать.
   - Фрэлли, вам помочь разобрать вещи? - с абсолютно невинным выражением лица спросила девушка.
   - Нет, спасибо, Марта. Я, пожалуй, сразу же отправлюсь в постель.
   И, заметив - трудно было не увидеть! - её горькое разочарование:
   - Но я полагаю, что я займусь этим завтра, и ваша помощь будет просто неоценимой.
   Девочка просияла, спросила, не нужно ли мне ещё чего-нибудь, показала мне пушистые полотенца в ванной, вручила длинную ночную рубашку в стиле "привет от прабабушки", пеньюар, легкие мягкие тапочки, оставила на столе передатчик на серебряной цепочке на всякий случай, и удалилась. А я сделала именно то, что собиралась - умылась и заползла под одеяло. Уже в полусне я как будто услышала недовольное бурчание Тео, о том, что притащить жительницу другого мира в Оттанну - ещё не повод делать его нянькой и подружкой для неё в одном лице. Я мысленно злорадно ухмыльнулась и пообещала устроить ему самый веселый день в его жизни. Но утром. Всё утром.
  
   День начался с потрясения - я сладко потянулась под теплым одеялом, открыла глаза, и не поняла, где нахожусь. Умытое утреннее небо нагло пялилось в хрустальное стрельчатое окно, и стены были явно не оклеены обоями в цветочек. Первой моей мыслью было то, что я, наконец-то, а чего вы хотели с такой собачьей работой, сошла с ума, и мне всё это мерещится. Я на ощупь нашарила а тумбочке очки, водрузила их на нос, удивленно поморгала, сняла... И не поверила своим глазам - они видели так же четко, как шестнадцать лет назад, тем последним перед первым классом прекрасным летом, когда мир ещё был ярким и не норовил при первой возможности устроить мне подлянку, то есть расплыться и заставить беспомощно прищуриваться, когда нужно было рассмотреть номер автобуса. Все любопытственнее и любопытственнее, подумала я.
   В дверь тихонько поскреблись. Я села, потянулась, и лениво мурлыкнула: "Войдите!" Это оказалась Марта, такая же свежая и бодрая, как это теплое утро, с охапкой одежды в руках.
   - Фрэлли Алия, вы вчера говорили, что собираетесь за покупками. Фрэр Максимилиан велел подобрать вам что-нибудь, чтобы, по крайней мере, дойти до лавки. Иначе вы, извините, будете привлекать излишнее внимание своим... гхм... платьем, и никто не поверит, что вы его внучатая племянница из Лееттаны.
   Ого, меня уже в родственники записали!
   - Да, я думаю, он прав. Я не знаю, что сейчас носят в Лееттане, но мой сарафан вряд ли на это похож, - с этими словами я проскользнула мимо девушки в ванную. Перед этим она, правда, попыталась вручить мне жутковато выглядящий комплект галантереи, половину которого - длинные, почти по колено, панталоны с рюшечками и кружавчиками, да они совсем свихнулись тут, в такую-то погоду! - я решительно забраковала и достала из сумки бельишко из своих запасов, а вот тонкую батистовую рубашку с укороченными рукавами взяла. Вернувшись, я попросила Марту открыть окно, заодно запомнив, как пользоваться хитрой системой задвижек, помедитировала недолго, наслаждаясь свежим воздухом, и от корсета тоже отказалась, поскольку было довольно тепло, а на отсутствие талии я не жаловалась.
   Конструкция золотисто-бежевого платья, к счастью, оказалась очень простой, и в него можно было упаковаться самостоятельно, что меня более чем устраивало; без рукавов, оно надевалось через голову и застегивалось на ряд крючков на боку. Ура, никаких шнуровок на спине, какое счастье! Вообще-то, к нему прилагалась нижняя юбка, но из-за погоды я решила не экспериментировать с местной одеждой именно сегодня, все-таки полдня ходить по городу в многослойном туалете в жару может оказаться трудновато с непривычки. Наскоро причесавшись, я спустилась в столовую.
  
   Теодор уже ждал меня за тем же круглым столом, где мы вечером ужинали, беседовали, и пили на брудершафт. С обреченным видом он жевал бутерброд с вареным мясом, запивая его чем-то дымящимся из большой фарфоровой кружки. Увидев меня, он попытался изобразить более подобающее для такого прекрасного утра радостное выражение лица и привстал мне навстречу.
   - Добрый день, милая фрэлли. Присоединяйся к завтраку, нам явно предстоит долгий трудный день.
   - Ну почему же, разве гулять по городу - тяжелый труд? - невинным голосом спросила я и нацелилась на кусок сыра, покрытого симпатичной белой и синей плесенью. Рядом с подносом стоял кофейник, и я понадеялась, что содержимое его соответствует форме, но слегка ошиблась. Когда Марта начала наливать горячий напиток в мою кружку, отчетливо запахло шоколадом.
   - Этто что? - удивленно запинаясь, спросила я.
   - Это, фрэлли Алия, шоколатта, последняя эльфийская новинка, - разъяснила девушка. - Придает силы, проясняет мысли, а вкусно как!
   Ну, хорошо, что кроме птюча никаких особенно экзотических продуктов тут вроде бы нет. Шоколатта полностью отвечала своему названию - крепкий горьковатый напиток, как вполне наш горячий шоколад, но с пряностями. Сосредоточившись, я различила слабый привкус корицы, ванили, кардамона и ещё чего-то неуловимо бодрящего.
   - Алия, какие планы у тебя на сегодня? - прервал мою задумчивую дегустацию назначенный фрэром Максом невыспавшийся нянь, в это утро чисто выбритый.
   - Дай-ка, подумаю... Посмотреть местные достопримечательности, послушать твой рассказ об истории, культуре, архитектуре и всём, что ты посчитаешь нужным мне поведать, а потом купить что-нибудь по последней местной моде, чтобы не позорить почтенного дядюшку своим неподобающим внешним видом. А то люди ещё подумают, что я совсем из глухой провинции, одеться по-человечески не умею и подсказать некому.
   - Только не обижайся, это он без меня придумал, - Вид у Тео был, как у нашкодившего ... ну, вы поняли. Взглянув на его сконфуженное лицо, я не выдержала и звонко рассмеялась.
   - Ну почему я должна обижаться? Легенда ничуть не хуже, чем любая другая. Мне и самой бы не хотелось на каждом углу светиться со своим не совсем местным происхождением.
   Во мне вдруг проснулась неукротимая жажда деятельности. Я быстренько дожевала бутерброд, допила остатки божественного нектара, и решительно встала. Маг тоже поднялся и направился к двери. Сегодня под черный камзол он надел рубашку темно-золотистого оттенка, которая ему просто-таки неприлично шла, выгодно оттеняя забранные в хвост волосы и темно-карие (с утра, наверное, не проснулись еще, как следует) глаза. Если учесть цвет любезно предоставленного служанкой её выходного платья, рядом мы смотрелись, как будто заранее сговорились ещё вечером. Хотя, честное слово, ничего подобного не произошло; в этом я была уверена, так как, несмотря на предательски крепкое вино, всё прекрасно помнила.
   Быстро поднявшись к себе в комнату, я критически оглядела себя в зеркало в ванной и осталась вполне довольна инспекцией, взяла со стола небольшую сумочку, служившую одновременно кошельком и косметичкой, повесила на шею кристалл-коммуникатор на тонкой цепочке и поспешно спустилась в прихожую. К моему удовольствию, Тео подошел одновременно со мной, так что ждать ему меня не пришлось. Почему-то мне показалось, что стереотипы насчет долгих сборов женщин по любому поводу актуальны и в этом мире, и я поспешила не оставить от них камня на камне. Почти столкнувшись у выхода, мы с магом посмотрели друг на друга, оценили колористическое решение костюмов, синхронно фыркнули, после чего он галантно предложил мне руку, и мы вышли на залитый ласковым солнцем тротуар.
  
   Дом и главный штаб чародеев на казенной службе находился, естественно, почти в самом центре Оттанны. До ратушной площади, основного торгового района города, было минут пятнадцать ходу, и мы решили прогуляться пешком.
   Безоблачное синеглазое утро теплыми ладошками гладило бока ещё немноголюдной, мощеной каменными плитами, улицы. Нехотя протирала она полусонные глаза окошек, распахивала ставни, отдергивала занавески навстречу новому дню; словно зевая, скрипя, приоткрывала двери и выпускала из домов людей, которые - как странно! - шли по делам так вальяжно, как будто им никуда было не нужно. Оштукатуренные, двух- и трехэтажные здания вдоль дороги сменились каменными, выглядевшими намного старше, и вскоре нам пришлось идти в гору; вдоль высокой, в два человеческих роста, стены тянулись металлические перила. Как дальновидно, подумала я, город заботится и о пешеходах, которым не под силу взобраться на холм своим ходом.
   Тротуар плавно превратился в узкую извилистую лесенку, которая сквозь тяжелые решетчатые железные ворота привела нас к внушительному зданию ратуши с галереей готических колонн. Раскинувшуюся перед ним уже залитую солнечным светом площадь с трех сторон окружали дома, первые этажи которых занимали сплошь магазины. При взгляде на витрины из прозрачного кристалла глаза разбегались - обувь, плащи и платья, книги и канцелярские принадлежности, сладости, пряности - чего там только не было. Поскольку был базарный день, прямо на улице расположились прилавки с разнообразными привезенными из сельской местности дарами природы и плодами крестьянских трудов, а также ремесленники, которые продавали свои творения прямо с повозок, громко зазывая покупателей. Вот это мы удачно зашли, решила я, и обернулась к своему спутнику.
   - Значит так, сначала самое необходимое. Одежда всякая разная, обувь, наверняка понадобятся и туфли, и какие-нибудь сапожки, ведь осень на носу. Косметикой обзаведусь позже, когда своя закончится. Тео, я тебя прошу, ты меня останавливай, если я попытаюсь потратить больше, чем могу или засмотрюсь на что-то, что мне явно не по карману пока, ладно?
   Выражение лица несчастного мага, которому досталась нелегкая доля - сопровождать за покупками девушку, которой нужно буквально все, от тапочек до булавок - было страдальческим, хоть и почти удачно замаскированным под желание поспать ещё пару часиков. Тем не менее, он обреченно вздохнул и распахнул передо мной дверь лавки, в окне которой красовались произведения рук местных гениев моды и стиля. Через минут сорок, и это нам ещё удалось легко отделаться, мы перекочевали в следующий магазин, нагруженные (то есть, конечно, носильщиком служил Тео) свертками с несколькими платьями, мелочью вроде чулок и белья, и длинным каштаново-коричневым плащом с капюшоном из чего-то, похожего на тонко выделанную замшу. Смешливая девушка за прилавком клятвенно заверила меня и "господина мага", что технологию производства материала "гномы держат в секрете, но он очень прочный, даже твигглис не прорежет". Кто такой страшный зверь твигглис, я не знала, но неподдельное уважение к мастерству маленького народа в голосе продавщицы меня полностью убедило.
   Примерка обуви заняла намного больше времени, поскольку выбор моего размера был огромным даже по стандартам мира, где мне предлагали обычно детские модели, из которых я радостно вываливались - у нас считалось, что нога у ребенка раза в полтора шире, чем у взрослого. Я в очередной раз задумалась, поочередно надевая то закрытые туфли на довольно высоком каблуке, то такие же, но на низком и очень удобные, а хочется ли мне обратно так же сильно, как в первые минуты после чудесного спасения. Всё ещё не сумев определиться, я умоляюще-вопросительно взглянула на фея, уютно занявшего почти весь небольшой диванчик у дальней стенки помещения, прямо напротив большого зеркала, и обнаружила, что он уже давно наблюдает за моими муками и даже не подумал ничего посоветовать. "Ах, ты ... !" - воскликнула я про себя, и, приподняв подол до колен, чтобы получше рассмотреть, как обувка будет смотреться с короткой юбкой (а вдруг мы обнаружим железнодорожный туннель между мирами, и мне удастся провезти домой багаж?), хладнокровно поинтересовалась:
   - Ну, как? Которые лучше?
   Он присмотрелся ещё внимательнее - на какой-то момент мне показалось, что его глаза коротко полыхнули золотом, но, возможно, это был отблеск полуденного солнца - и до безобразия невозмутимо произнес:
   - А знаешь, бери обе пары, если они тебе так нравятся. Пока что ты вполне можешь себе это позволить.
   Проигнорировать настолько разумный совет от мужчины было бы преступлением, поэтому я почти сразу расплатилась, прихватив ещё пару тонких сапожек на плоской подошве, для ходьбы по лесу и на случай холодной погоды.
   После того, как я обзавелась разными милыми и совершенно необходимыми штучками, вроде шпилек, заколок, пары гребней, и куска ароматического мыла, мы, наконец-то, вышли обратно на площадь и обнаружили, что солнце уже давно сияет прямо над головой, стало намного теплее и очень хочется где-нибудь присесть и отдышаться.
   - Тео, я тебя совсем замучила! - повинилась я, подумав, что шоппинг в таком количестве даже самого морально устойчивого вгонит в тоску и размышления о смысле жизни; и решила, что на сегодня для моего гида и путеводителя вполне достаточно впечатлений.
   - Слушай, может быть, пойдем куда-нибудь поблизости и перекусим? А то я, если честно, еле на ногах держусь, - предложила я, и маг тут же подхватил инициативу.
   - Тут на углу есть маленький уютный ротслендский ресторанчик, будем знакомить тебя с кухнями мира. Нужно же тебе знать культуру стран, с чьих языков ты переводишь, - радостно заявил он и бодро двинулся к месту отдохновения, ловко лавируя в толпе.
   Я последовала за ним, стараясь не наступать никому на ноги и не споткнуться, и примерно на середине пути чуть не полетела на землю от чувствительного толчка в спину, едва удержав сверток с покупками. Сердито фыркнув, я обернулась и уперлась взглядом в неопрятно одетого парня, по местным меркам хлюпика, который, однако, был на голову выше меня и раз в десять наглее.
   - Фрэлли, ты с ёлки упала, что ли? Смотри, куда идешь... - завопил он и осекся на полуслове, странно дергая ногами в воздухе. Неосмотрительному малому не повезло - на него в упор глядел Тео, пылая праведным гневом и сложив пальцы правой руки в жесте, которым здесь, по-видимому, сопровождали заклинания. Заикаясь, хам пролепетал:
   - Фрэр маг, извините, не признал...
   - Будешь тут висеть, пока не поклянешься искренне, что впредь станешь уважительно относиться ко всем фрэлли, понял? Как заклинание почувствует твою честность - упадешь. И будешь зависать каждый раз, если вздумаешь грубить даме, пока не перевоспитаешься! Пойдем, Алия, больше тебя никто не посмеет тронуть.
   Действительно, люди расступались перед нами, опасливо поглядывая на недальновидного нахала, который пока и не думал раскаиваться, а, судя по зверскому выражению небритой физиономии, ругался вполголоса. Нескоро он опустится на землю, подумала я и продефилировала за Тео по направлению к приветливо распахнутой двери "Гордости винодела".
  
   Ресторан встретил нас прохладой, мягким полумраком за наполовину опущенными тяжелыми бархатными портьерами, и расторопным официантом, который, узнав грозного и ужасного городского мага, немедленно проводил дорогих гостей к столику в уютном уголке у окна, откуда открывался вид как на улицу со снующими по ней горожанами, так и на весь зал. Мы сразу углубились в задумчивое изучение меню, переплетенного в тисненую кожу, словно какая-нибудь энциклопедия в невообразимо дорогом издании.
   - Ты рыбу любишь? - спросил меня Теодор, как-то подозрительно честно глядя мне в глаза.
   - Только без костей и не сырую, - поспешно пояснила я свое отношение к дарам моря.
   - То есть как не сырую? А это у вас распространенное блюдо? - заинтересовался он.
   - Это мое определение большей части блюд, - довольно мрачно сообщила я. - Не ем рыбу соленую, копченую, маринованную или сушеную; при мысли об устрицах, если они у вас тут водятся, мне становится нехорошо, и даже не ем просто холодную. Только жареную или запеченную, без исключений.
   - Договорились. Как начет лосося по-провински, запеченного с травами и сыром, подают с бателем и холодным мятным соусом?
   - Звучит замечательно, хоть я и понятия не имею, кто такой батель. Ты уже примерно знаешь мои вкусы, так что, очень надеюсь, он на тарелке извиваться не станет.
   - Ни в коем случае, это такой овощ. Тот самый, что мы вчера ели на гарнир к птючу. Впрочем, если ты хочешь разнообразия, можно вместо него хреппу заказать, - предложил он.
   - Нет, спасибо большое, батель вполне подходит!
   Мне совсем не хотелось так быстро узнать, что со мной будет после загадочной хреппы.
   Тео жестом подозвал официанта, который появился как будто из-под земли, и продиктовал заказ, особо уточнив отсутствие костей в еде. Как джинн из бутылки, материализовался высоченный, футов шесть с лишним, сомелье, склонился над нами и вежливо поинтересовался, что господа будут пить, после чего посоветовал для этого времени дня, года и блюда легкое полусухое белое вино, принес бутылку, откупорил её, разлил напиток по бокалам и исчез. В ожидании выполнения заказа я решила не терять времени и расспросить своего спутника об ещё нескольких интересных для меня в этом мире моментов (начав с него самого, мне ведь с ним пока жить под одной крышей).
   - Тео, а сколько тебе лет? - огорошила я собеседника первым же вопросом, пригубив слегка терпкое расплавленное золото в бокале. - Просто ты выглядишь по нашим меркам примерно на двадцать пять, но говорил, что уже отучился двадцать из них на бакалавра. Это когда у вас счастливое беззаботное детство заканчивается?
   - Ну, не все так грустно, детство у меня было вполне радужное, и способности проявились в пятнадцать. Меня тут же приметил фрэр Макс и взял к себе в ученики.
   - Ничего себе дела... А я тебя за своего сверстника приняла, как неловко...
   - Ты не пугайся так, я совсем не серьезный дядечка с ученой степенью, как ты уже, наверняка, убедилась. У меня мама фея, а это значит, что я рос, взрослел, и буду стареть медленнее, чем обычные люди; так что можешь считать, что мне слегка только третий десяток.
   Щекотливый разговор был прерван, к моему немалому облегчению, официантом с нашим обедом, при виде которого мы сразу забыли о проблемах взаимопонимания поколений и вспомнили, что пробегали по магазинам всё утро. К десерту же с ароматным, похожим на фруктовый, чаем беседа перетекла в совсем другое русло. Кинув взгляд на сверток с разрекламированным плащом, я спросила:
   - Интересно, что такое твигглис. Продавщица сказала, что даже он эту ткань не прорежет. Значит ли это, что ему лучше не переходить дорогу?
   - Да, и буквально, ты абсолютно права! Никогда не стой на пути у этой пакости. Это очень ядовитый куст; самое его неприятное качество - когда кто-то проходит мимо, он реагирует на вибрацию почвы и изменение освещения, и начинает обстреливать неудачливого путника семенами. И всё бы ничего, но формой они похожи на лезвие секиры и такие же острые. Оставляют не только болезненный долго заживающий порез, но и быстродействующий яд, который парализует жертву. Отравы от полудюжины семечек достаточно, чтоб человек твоих размеров упал прямо рядом с кустом и не смог подняться, а выпуливает он их с артиллерийской скоростью.
   - И что, всё просто так? Валяйся себе, задыхайся, удобряй лес?
   - Нет, конечно, природа ничего не делает просто так. На тепло из земли вылезают вооруженные колючками на кончиках корни, впиваются в обездвиженную еду и, не спеша, высасывают кровь дочиста, все десять пинт.
   Я онемела от ужаса, и не сразу, запинаясь, смогла только сказать:
   - Вот это да, хищные вещи века. Ты мне на досуге подробнее расскажи, что ещё из милой флоры и фауны у вас опасно для жизни, ладно?
   - Обязательно, но не думай, что все у нас такое агрессивное и убийственное. Кристаллы тоже бывают недружелюбные, но именно с ними наши ученые достигли особенных успехов. Светильники ты уже видела, переговорные устройства и оконные стекла тоже; ещё их используют в медицине, да во многих областях жизни. Для очистки питьевой воды, например. Без них мы бы до сих пор огонь добывали трением, а так научились путем преломления лучей.
   - Да, техника у вас тут на высоте, я заметила уже. Ну что, пора нам домой, ты не находишь? - и я полезла за своей долей в кошелек. Тео мягко, но решительно перехватил мою руку на полпути за монетой:
   - Сегодня я угощаю, - и добавил, заметив на моем лице зарождающийся протест, - в порядке компенсации за моральный ущерб после того, как тебя толкнули на площади. Какой же я гид и сопровождающий, раз не смог тебя защитить. А ты меня сможешь угостить обедом, если захочешь, с первого гонорара, - хитро подмигнул он и подозвал официанта, чтобы расплатиться. Мне ничего больше не оставалось, как вспомнить, что дома меня ждет работа, и денег резко стало не особенно много, так что шиковать было б неразумно, и не мешать мужчинам решать финансовые вопросы. К чести персонала - или же мага здесь хорошо знали - нам выдали причитающуюся сдачу, и лишь потом за терпение и услужливость кельнер не остался обделенным. Мысль о заказе из библиотеки разбудила усыпленную удачными покупками совесть, и я пообещала себе хотя бы прочитать роман за сегодняшний вечер.
   Улица встретила нас уже спавшей после полудня жарой; население, почувствовав, наконец, прохладу, покидало свои дома, лавки, конторы и прочие рабочие места, и тонкими ручейками растекалось по городу, собираясь в затененных парках у прозрачных фонтанов и неспешно беседуя, наверняка о прошедшем дне, и обязательно о соседях. Мы неторопливо прогулялись до дома, где фрэр Макс заловил нас у самого входа:
   - Теодор, Алия, приветствую. Надеюсь, прогулка удалась на славу, - мне почудилась какая-то слегка ехидная нотка в его голосе. И откуда этот ... пожилой наставник ... всё знает?
   - Милой фрэлли, наверняка, необходимо разобрать вещи, Марта уже вызвалась вам помочь, так что не смею задерживать. Тео, ты не мог бы присоединиться ко мне в библиотеке как можно скорее? Герцога вдруг озаботила безопасность младшей дочери, и он ждет нас завтра на консультацию, мы должны как следует подготовиться.
   Вслед за хозяевами я поднялась на второй этаж, свалила свои приобретения на кровать, туда же отправила содержимое сумки, с которой мне посчастливилось не расстаться при переносе, и уже было занялась раскладыванием и развешиванием своих пожитков в шкаф и в ящики тумбочки, как вспомнила про хитрую рыжую служанку. Конечно, мне немедленно понадобилась её помощь, и я вызвала её через кристалл. Через пять минут в дверь постучали, потом появилась солнечная шевелюра и сияющие глаза, а затем, с восторженным "Ооо!" и сама девушка. Добрую пару часов мы провели, наводя порядок; она восхищенно рассматривала и чуть ли не обнюхивала каждую милую иномирскую мелочь, а я ей подробно объясняла назначение всех предметов. К моему счастью, здесь оказалось довольно много вещей с похожими функциями, и масштабный культурный шок мне определенно не грозил. Только вот белье придется шить на заказ или привыкать к местному, с тоской подумала я, вспомнив - а кому бы удалось такое забыть? - предложенный мне утром гарнитурчик.
   Наконец, все было распределено по местам, Марта упорхнула по вызову фрэлли Селины, а я клубочком устроилась в кресле и распечатала обертку предназначенной для перевода книги под названием, само собой, "Нежный дикарь". Однако, сразу обнаружилось, что, озабоченная вопросами туалета и косметики, я совсем забыла о канцелярских принадлежностях, и даже составить список личных имен и географических названий мне нечем и не на чем. Пришлось идти клянчить бумагу и ручку - или что бы ею здесь не служило - у магов.
   Смущенная собственной глупостью, я тихонько поскреблась в дверь библиотеки и вошла.
   - Дорогие фрэры, - обратилась я к мужчинам, увлеченно обсуждавшим установку "сети Святого Гуннара вокруг сада", - не ссудите ли горе-переводчицу инструментами для работы?
   - Да, конечно, - откликнулся учитель и выудил из ящика стола кипу чистых листов, и самую настоящую чернильную ручку. В деревянный держатель был вставлен, конечно же, кристалл, заостренный с одной стороны и с пузырьком фиолетовых чернил с другой. Как мне объяснили, он реагировал, касаясь бумаги, и выпускал более тонкую или толстую линию, в зависимости от нажима. Я поблагодарила фрэра Макса и поспешно удалилась, чтобы не мешать обсуждению стратегических планов.
   Свернувшись в кресле во второй раз, я, перед тем как читать с начала, по давней привычке открыла книгу на середине и выхватила взглядом пару строчек:
   "Лаура медленно, ещё не веря своему счастью, подняла голову, и теплый взгляд её сияющих карих глаз встретился с его горящими желанием серыми очами. Ролланд склонился к девушке, и осторожно, спрятав клыки, чтобы не испугать возлюбленную, коснулся горячими губами её шеи..."
   Мама дорогая! На что же я подрядилась?
  
   Перевод шедевра инклисской романтической прозы занял у меня недели три. Впервые в своей жизни я могла себе позволить просыпаться ближе к полудню, а работать до поздней ночи и потихоньку начала осознавать, скольких сил и здоровья лишил меня в прошлом вынужденный, по роду занятий, утренний образ жизни. В штаб-квартире магов ранний подъем тоже был редкостью, за исключением, конечно, срочных вызовов магической скорой помощи в любое время дня и ночи, так что я чувствовала себя на своем месте и всё реже вспоминала о доме; а с тех пор, как недалеко от города обнаружилось огромное озеро с почти всегда пустынным песчаным пляжем - местным жителям просто не приходило в голову возвести блаженное ничегонеделание в ранг идеального отдыха, - ностальгия махнула на меня рукой и перестала появляться. Кстати говоря, недавно знакомые заинтересовались моими прогулками в неизвестном направлении в особо жаркие и солнечные дни, и на следующий год бездумное валяние дурака (или дурочки) на горячем песочке имело неплохие шансы стать очень популярным видом проведения досуга.
   Однажды вечером, когда роман был переведен где-то на две трети, к нам нагрянули гости: статная сероглазая блондинка средних лет, фрэлли Марианн, в каком-то смысле коллега фрэра Макса, - главный врач местной больницы, магистр, она специализировалась на диагностике и магии целительства и прославилась настолько, что на её консультации приезжали пациенты из нескольких близлежащих государств. После ужина мы вчетвером перебрались в библиотеку, и расселись у камина, поскольку вечер был прохладным; мы молча смаковали золотисто-зеленоватый напиток с непередаваемым вкусом, который наставник принес в честь своей гостьи и назвал "вересковым медом". Беседа текла неспешно; я занялась своим любимым развлечением - наблюдением за людьми. Через некоторое время мне стало ясно, что немолодого мага и его знакомую связывает нечто куда более серьезное, чем интерес двух профессионалов к общему делу. Но это, впрочем, личная жизнь двух взрослых людей и меня не касается, только успела подумать я, как услышала приближающийся по коридору голос, больше похожий на раскаты грома:
   - Марта, солнце, не надо меня объявлять, я уверен, у твоего хозяина ещё нет склероза, и он меня вспомнит. Держи пирожные, неси в кухню, не забудь отложить по одной себе и фрэлли Селине и поручи ей заварить свежего чаю покрепче!
   С этими словами в комнату ввалился высокий плечистый кареглазый брюнет, похожий, несмотря на чисто выбритое аристократическое лицо, короткую стрижку и офицерский мундир на пещерного тролля по своим габаритам, и возопил:
   - Тед, дружище, ты всё чахнешь тут среди своих магических книжек!
   Судя по рукопожатию, которым Тео обменялся со своим другом, и удивленному лицу последнего, чтение совсем не помешало магу развить силы телесные.
   - Фрэр Максимилиан, мое почтение; фрэлли, позвольте представиться - Станислав Тапеш, друг детства вот этого пульсарометателя с хвостиком. О, да я смотрю, у вас бокалы пустые. Это мы сейчас поправим! - жестом фокусника он извлек из кармана плоскую бутылку темно-зеленого стекла и начал разливать по нашим бокалам что-то с терпким запахом и цветом в тон емкости.
   - "Звезда единорога" - задумчиво протянул учитель, рассматривая изумрудную жидкость на свет, - Станислав, вы мне дам споите, кто их потом будет разносить по кроваткам? Ну, фрэлли Алию мы, предположим, доставим в её комнату, а вот уважаемая Марианн живет на другом конце города. Вы готовы взять такой груз на свою совесть и свои плечи?
   - Да вы что, неужели трое здоровых мужчин не смогут транспортировать двух хрупких женщин? Скорее птюч полетит! Давайте выпьем за приятное знакомство и хороший вечер.
   Напиток обладал горьковатым, слегка хвойным привкусом, а крепостью был в районе бренди. Мне очень быстро стало весело, особенно когда гость принялся в лицах рассказывать байку о вампире, который запутался между своими двумя пассиями, и что было, когда они узнали о существовании друг друга и скооперировались. Искренне посочувствовав главному герою истории, я вспомнила о своем переводе не менее смешной - на мой взгляд - книги, и понадеялась, что моё чувство юмора будет понято, несмотря на различия во времени и пространстве.
   - Фрэлли и фрэры, я отлучусь на минуточку. Того, что я вам сейчас продемонстрирую, ещё никто в Име-Дейме не видел и не слышал, вы будете первыми.
   На всякий случай держась за прохладную шершавую стенку, я дошла до своей комнаты, схватила со стола кипу рукописных листов, и вернулась в библиотеку. Около часа я с выражением зачитывала пассажи о теплых взглядах, крепких объятьях, нежных поцелуях, горячих губах и трепещущих струнах души, а публика время от времени надолго прерывала мою полную пафоса декламацию громкими взрывами смеха. Только когда Станислав предложил проверить идеи автора на техническую осуществимость и в лицах изобразить, как же это возможно - не заметить в темноте, что на девушке не надето ничего, кроме тонкой прозрачной рубашки, но увидеть, что она смутилась и покраснела, - фрэлли Марианн неожиданно посерьёзнела, вспомнив, что завтра рабочий день, и её подшефных ожидает ежегодная герцогская инспекция, так что ей нужно быть в форме. Фрэр Макс и бравый гвардеец вызвались проводить даму домой, и мы с Тео остались в библиотеке вдвоем, допивая уже остывший, но от этого не менее вкусный фруктовый чай. Маг реквизировал у меня черновик и увлеченно листал страницы, местами нервно похихикивая, впечатленный, наверное, моим чувством стиля.
   - Слушай, теперь всё понятно! - минут через десять воскликнул он. - А я то думал, почему ты в последнее время то кислые ягоды и чай с кухни таскаешь, то соленые помидорчики. От такого приторного повествования можно несварение желудка заработать запросто! Да, нелегка доля переводчика.
   - Угу, всё равно, что мешки грузить мозгами, - высказалась я, душераздирающе зевнув. Судя по всему, "Звезда единорога" лишила меня любых перспектив ещё поработать вечером. Ну и ладно, не особо то и хотелось. Раз в жизни с удовольствием пойду спать в детское время, решила я, высплюсь, и всех удивлю ранним подъемом.
   - Тео, кажется мне пора на покой, - извиняющимся голосом сообщила я. - Ты листики просто на столе оставь, когда дочитаешь, я утром заберу.
   - Ладно, я ещё немного поработаю, у меня наоборот как раз в голове прояснилось. А тебе спокойной ночи и снов таких же веселых, как сегодняшний вечер.
   Я с энтузиазмом кивнула, и направилась к двери; однако, достичь цели мне не удалось - проходя мимо кожаного кресла напротив камина, в котором с очередным фолиантом расположился фей, я зацепилась за что-то (как оказалось, некстати развязавшийся шнурок босоножек, что я носила дома вместо тапочек) и с грацией нетрезвой медведицы, потеряв равновесие, взмахнула руками и завалилась назад, прямо в объятия Теодора. То ли выпитое так подействовало, то ли специфическое чтиво на ночь глядя, но покидать их совсем не хотелось. От мага пахло корицей, мандаринами и ещё какими-то пряностями. Что за чепуха, подумала я, в этом мире не может быть известен запах моего любимого мужского парфюма. Не иначе как мне чудится после активной дегустации неизвестного напитка.
   Обаятельный полукровка держал меня крепко, и отпускать не собирался; в его глазах опять появились проблески золотистого пламени - или это были отсветы от камина?
   - Напилася я пьяаана, не дойду я до дооома, - немелодично промурлыкала я, разрушив, само собой, напрочь всю намечающуюся романтику, потому что после блестящего исполнения народного хита моей родины мы синхронно рассмеялись, и напряженная двусмысленность ситуации сошла на нет.
   - Да, явно не дойдешь, - с ехидной усмешкой подтвердил он, - придется транспортировать, - и легко поднялся, подхватив меня на руки. Я, естественно, обняла его за шею, а что я, по-вашему, должна была сделать, свалиться ради приличия, что ли? От движения закружилась голова - сама я бы и правда добралась до комнаты с большим трудом. Он, небрежно щелкнув пальцами, заставил дверь открыться, пронес дошедшую до кондиции меня по неярко освещенному коридору, проделал ту же самую магическую операцию у входа в мою скромную обитель, остановился у порога, дав мне возможность зажечь светильник над тумбочкой, и бережно сгрузил свою ношу на кровать. Я умиленно посмотрела на своего личного носильщика снизу вверх:
   - Спасибо тебе огромное. До ванной я сама как-нибудь... Спокойной ночи, - и откровенно сонно улыбнулась. Маг нахально подмигнул мне на прощание и отправился в библиотеку грызть гранит науки. Я же из последних сил разделась, смыла с себя пыль прошедшего дня и заснула, едва коснувшись головой подушки. Впрочем, я всё же успела мысленно поблагодарить Тео за удавшуюся вечеринку и приятное знакомство с его другом. И даже, кажется, услышала в ответ: "Да не за что, всегда пожалуйста".
  
   Через две недели я закончила перевод, отредактировала его в последний раз и гордо вручила заказчику, получив взамен тяжеленький кошелек с монетами - остатком гонорара - и клятвенное обещание от фрэра директора, что в следующий раз он даст мне что-нибудь, более соответствующее моим эстетическим предпочтениям. День выдался теплым для поздней осени и солнечным; я зашла домой, оставила заработок в ящике стола, захватив с собой пару золотых на всякий случай; забежала на кухню, утащила кусок пирога и яблоко, и отправилась на прогулку к озеру. Загорать было уже прохладно, я даже накинула плащ, но грех не использовать по назначению такую прекрасную погоду. Фей с утра отправился по очередному вызову вместе с наставником, так что наслаждаться природой мне пришлось в гордом одиночестве. Тропинка, ведшая через лес к давно облюбованному мной водоему, пролегала мимо очень странного места, где мне всегда становилось неуютно. Справа от дорожки, неожиданно, из-за поворота возникала окруженная со всех сторон вековыми соснами лужайка, по двум сторонам которой красовались два огромных куста твигглиса, а третью ограничивал каменистый склон скалы с небольшим гротом. Естественно, в пещере я ни разу не была; не особо-то мне хотелось на себе испытать гостеприимство местной фауны. Именно со стороны полянки, даже не дойдя до неё, я в этот день услышала звонкое щенячье тявканье.
  
   ***
   Фрэлли Катарина, ладная брюнетка небольшого роста с шикарной косой, обернутой вокруг головы несколько раз, одолевала уже четвертый лестничный пролет на пути в казарму. К физическим нагрузкам ей было не привыкать - бурную молодость она провела в походах в должности боевого мага, однако, схлопотав однажды какое-то особенно заковыристое проклятие, снять которое маги могли бы попробовать, но не гарантировали результата и даже того, что женщина останется жива и сохранит рассудок, потеряла силу. Катарина горевала по своим способностям несколько лет, удалившись в монастырь, как вдруг у неё проявился недюжинный талант к воспитанию детей. Потренировавшись на ученицах монастырской школы, она решила начать новую жизнь, которую как-то незаметно разделила с начальником герцогской стражи. Именно к нему она сейчас бежала по бесконечным дворцовым лестницам, подобрав юбки и развив поистине феноменальную скорость, так как больше обратиться было не к кому.
  
   ***
   Вдоль тропинки взад и вперед носился крохотный, черный в белые пятнышки собачий ребенок и заливался оглушительным лаем. Увидев чужого человека, он сел, поджав хвостик, и замолчал, и тогда со стороны холма я услышала редкие всхлипы. Между источником плача и мной бушевали два разъяренных ядовитых кровожадных куста, обстреливая острыми семенами почти всю лужайку.
   Вот черт, подумала я. Сходила одна такая проветриться. Надо было немедленно звать на помощь, поскольку место это мне сегодня казалось ещё более зловещим, чем обычно. Меня не покидало ощущение, что даже воздух сгустился от близкой опасности, и детку специально заманили в ловушку с какой-то гнусной целью. Поставив на землю корзинку с обедом и очередной книжки из безразмерной библиотеки мага, я потянулась за кристаллом и позвала Теодора. Ответа не было. Фрэр Максимилиан! Тишина. Уже почти в отчаянии: Марта! Станислааав! Было похоже, коммуникатор сломался, выбрав для этого знаменательного события именно тот момент, когда он мне больше всего нужен; закон вселенской подлости в действии. Решение пришло внезапно: "этот материал даже твигглис не прорежет". Ну что ж, проверим, чего стоит хваленое гномье мастерство. Накинув на голову капюшон, я затянула завязку на шее, укуталась в плащ как могла, понадеялась, посмотрев на нижние ветки, что даже если кожа сапог окажется не настолько надежной, ноги обстрел не заденет, собралась с духом и понеслась к гроту. Не больше десяти футов, что пришлось пробежать, показались парой километров, когда я, тяжело дыша, опустилась на землю рядом с девочкой лет пяти в розовом платьице, со следами подсохших слез на ангельском личике в окружении задорных рыжеватых кудряшек. Гномы поработали на славу - ткань выдержала. На мне не оказалось ни одной царапины.
   Мои полные благодарности размышления прервал вполне логичный вопрос:
   - Тетя, ты кто?
   Вот поинтересовалась, так поинтересовалась. А действительно, кто? Пойдем по самому простому пути, я ведь не тайной полиции отчитываюсь.
   - Я Алия. А ты кто, солнце?
   - Иоанна, только я больше люблю, когда меня мама Асей зовет.
   - И как же ты, Ася, сюда попала? - полюбопытствовала я.
   - Играла с Джериком, и погналась за ним. И тут появилась, и кусты плюются. Няня говорила, это плохие кусты. Джерик под ними пробежал, а я боялась и плакала.
   - Уже не боишься?
   - Нет, ты ведь меня отведешь к мамочке, правда?
   К маме или нет, а уводить ребенка надо было срочно. Мне казалось, что вот-вот придет некто очень сильный и злобный, и от нас только мокрое место останется; эта уверенность давила на плечи, обхватывала виски тугим обручем и мешала свободно дышать. Кристалл по-прежнему не отзывался на мои попытки докричаться до друзей и знакомых. Оставалось вернуться на тропинку тем же путем, укутав Асю шедевром портняжного искусства в надежде, что его замечательно хватит на двоих. Я взяла её на руки и, поддерживая левой, велела ногами держаться как можно крепче за мой бок, а руками за шею, зажмуриться и быть храброй. Голову девочки мне удалось полностью укрыть, и ещё на мою осталось; вот когда я порадовалась просторному капюшону; полностью замотались мы в чудо-ткань тоже довольно основательно. Внезапно все мысли улетучились, и я решительно шагнула навстречу ядовитому дождю, скорее даже граду, поливавшему лужайку с двух сторон.
   Маленький ангелочек оказался неожиданно тяжелым, и бежать в этот раз не получилось. До границы зоны обстрела оставалось каких-то три-четыре фута, когда - холера побери, неужели они до сих пор до нормальных застежек не додумались? - края плаща спереди разошлись, и единственное, что я могла сделать относительно свободной правой рукой, так это придерживать его, чтобы ребенок не пострадал. Кожу обожгло чуть ниже запястья, и ещё в нескольких местах; из последних сил я ускорила ход, помня о парализующем действии яда и молясь только о том, чтобы не упасть раньше, чем мы доберемся до тропинки, через которую голодные корни теоретически не должны переползти. Ещё два шага - Ася как будто поправилась на несколько фунтов за пять минут, - предпоследний (немеют пальцы и следом за ними вся кисть), - радостное тявканье, дошли.
   Я не знаю, как мне удалось не свалиться на траву, что, несомненно, подмочило бы успех всей спасательной операции, сломай девочка ногу, а сесть, прислонившись к стволу дерева и попросить её самостоятельно распутаться и слезть на землю, потому что "тёте Алие, кажется, очень плохо". К тому времени как я поняла, что рубашка восстановлению не подлежит, и насчитала пять длинных порезов, рука занемела уже до плеча; при этом, странным образом, жжение не унималось, а даже усиливалось. Последней мыслью перед тем, как в глазах потемнело окончательно, и все окружающие звуки сменились оглушительным звоном в ушах, был отчаянный зов: "Тео, где же тебя носит так долго??"
  
   Сквозь серую вату, которой было набито мое сознание, пробивались не самые приятные ощущения - кто-то сильными пальцами бесцеремонно массировал самые чувствительные точки на шее и затылке, не переставая при этом раздраженно ворчать очень знакомым голосом:
   - Нет, у неё точно хреппа вместо головы! У птюча и то мозгов больше. Ты что, не могла меня через кристалл вызвать?
   Я с трудом сфокусировала взгляд на расплывающемся лице фея и прошептала:
   - Не ругайся, пожалуйста. Я ... не могла ... вызвать ... не работает...
   Он задумчиво покрутил мой передатчик.
   - Действительно, магическая поддержка закончилась, вышел срок годности. Надо же, именно сегодня.
   Откуда-то проявился фрэр Макс, с выражением одновременно озадаченности и облегчения на усталом лице.
   - Тео, я доставлю юную фрэлли к родителям и отчитаюсь перед герцогом, а потом вернусь и проанализирую след. Я заморозил поле силы, чтобы попытаться определить, кто навел портал. Отправляйся с фрэлли Алией домой, сюда можешь не приходить, я справлюсь один.
   С этими словами наставник взял на руки Асю, предварительно вручив ей щенка, и исчез в сером облачке перемещения.
   Меня на этот момент крайне беспокоило то, что я не чувствовала рук, ног и вообще тела примерно до груди; тем не менее, казалось, что пожеванной твигглисом правой рукой кто-то всё ещё обедал, вгрызаясь до костей. Маг достал из сумки маленький флакончик с ярко-синей жидкостью и открыл пробку. Отчетливо запахло бергамотом, когда лекарство оказалось у моих губ.
   - Пей, - коротко приказал Тео, аккуратно поддерживая меня за шею. - Тебя все-таки парализовало, это противоядие. Предупреждаю сразу - вкус отвратительный. Давай, залпом.
   Я послушно проглотила содержимое склянки. В желудок ухнул комок жидкого огня; послевкусие же было не просто отвратительным, а на грани жуткой мерзости. Ну, попробуйте представить себе запах того самого средства для мытья посуды, которое рекламирует по телевизору резвая старушка с необъятной кошелкой, только без лимонной добавки. Так вот, этот аромат, усиленный раз в десять и на спирту - каково? Я закашлялась, вспоминая про себя на всех четырех языках слова, которых приличные дамы не просто не употребляют, но и знать не должны. Однако через пару минут мои страдания были вознаграждены - я смогла пошевелиться и сесть поудобней. В руках фея тем временем оказался зловещего вида нож с узким лезвием, и одним быстрым движением он разрезал рукав почти по всей длине. Приглядевшись, он двумя пальцами резко выдернул и выбросил в траву последнее секировидное семечко, которое, оказывается, застряло около локтя. Таких издевательств я не вынесла, и, зашипев, выдала заковыристую длинную фразу, которую вызубрила в студенчестве, чтобы объясняться с особо непонятливыми искателями приятных знакомств с обитательницами общежития. Он оторвал взгляд от пострадавшей конечности и перевел его на мое лицо - изумленный, встревоженный и виноватый.
   - Очень больно?
   - А ты как думаешь?
   - Потерпи немного, сейчас перевяжу, чтобы кровь остановить, и сразу наложу обезболивающее заклинание.
   Именно это фей и сделал - ловко обмотал предплечье двумя внушительных размеров полотняными носовыми платками и пальцем начертал в воздухе над повязкой несколько знаков из неизвестного мне алфавита, которые вспыхнули ярко-зеленым огнем, дважды мигнули и пропали. Интересно, мне полагалось их видеть, если учесть, что большинству людей были незаметны и перемены цвета его глаз (сейчас они, кстати, были темными, почти черными)?
   - А теперь срочно домой - нужно обработать порезы. Яда оказалось слишком много, может парализовать кисть или пальцы надолго, если не навсегда, а тебе они, я думаю, ещё пригодятся, хотя бы для работы, - и он помог мне подняться.
   - Ну, работаю я, спасибо большое, всё-таки головой, - пробурчала я, пошатываясь.
   Мы возникли в комнате, отличавшейся от моей только размерами и огромным книжным шкафом вдоль стены - как и многим студентам, её обитателю было лень ходить в библиотеку каждый раз за самыми нужными фолиантами. Тео осторожно усадил меня в кресло, вызвал Марту, попросив её принести мое домашнее платье и помочь переодеться, и размашисто прошагал в коридор. Я даже не заметила, как появилась служанка с моим сарафаном; и начала вновь осознавать происходящее только когда она, причитая, помогла мне в него облачиться, подозрительно побледнела, глядя на багровые пятна, расплывающиеся по повязке - неудивительно, что я все время порывалась упасть в обморок, с таким кровотечением - и удалилась, столкнувшись в дверях с магом. Он поставил на стол, почитай, половину домашней аптечки, и принялся лечить героическую меня.
   Набухшие платки размотаны, аквамариновое содержимое ещё одного флакона с противоядием отправлено в кувшин с водой, раствор, льющийся на руку, на пути в подставленный таз из темно-голубого превращается в ярко-розовый. Умом я понимала, что если не заставлю себя отвести взгляд, то сильно рискую позорно отключиться прямо в этом удобном кресле, но, как это частенько бывало и раньше, вид медицинских манипуляций у меня вызывал не только обычный для нормального человека дискомфорт и желание зажмуриться, но и завораживал. Мой лекарь, промыв порезы, смазал их темной тягучей мазью с резким хвойным запахом, и тут началось самое интересное - такое было грех пропустить. Он простер ладонь над моим запястьем, и под его пальцами начали виться мелкие зеленые искорки, количество которых всё увеличивалось, пока между его рукой и моей не вспыхнул тот же зеленый свет. Фей медленно довел столбик магического огня до локтя, отрывистым движением стряхнул искры на пол; края ран как будто сошлись сами по себе, и он ловко наложил тугую повязку. Тут-то он и заметил, что я уже долго пялюсь на процесс оздоровления, и, скорее всего, такие любопытные пациенты ему раньше не попадались.
   - Интересно? - спросил он, закрепляя бинт.
   - Конечно, - честно ответила я, - огоньки такие занятные.
   - К-какие огоньки? - настороженно произнес Тео.
   - Веселенькие такие, цвета весенней листвы, - пояснила я.
   - Ну, ты уникум! Мало того, что позвала меня, так что не будь я магом, решил бы, что сошел с ума, так ещё и силу видишь не хуже фрэра Макса, что дальше? Ты уверена, что родилась в мире, который не знает волшебства?
   - Погоди, как это "позвала"? - оживилась я. - Я просто не могла ни до кого докричаться, и последним делом изо всех сил подумала о тебе.
   - Ничего себе "подумала". У меня аж в глазах потемнело. Получается, солнце, ты сильный телепат; постарайся с простыми людьми общаться всё-таки посредством кристалла, ладно? А то их родимчик хватит на месте от твоих экспериментов. И вообще, надо тебя поисследовать на предмет способностей, когда поправишься, - в глазах Тео загорелся какой-то даже обидный научный интерес.
   - А я, по-твоему, не скоро поправлюсь? - озадаченно спросила я.
   - Это коварный яд, разжижает кровь, и ограничивает подвижность раненой конечности недели на две. Вдобавок, отравленные им порезы заживают долго и муторно, так что придется тебе уйти в вынужденный отпуск. Ты, кстати, когда предпочитаешь сегодня поспать - сейчас или ночью?
   - А какая разница? Я, кажется, не против с сейчас и до утра.
   - Боюсь, не получится. Действие заклинания закончится примерно через полчаса, оно нужно непосредственно для лечения, а потом придется пить микстурку, потому что болят пораженные твигглисом места, пока не затянутся окончательно, то есть неделю как минимум. Только лекарства у нас пока не на уровне - она действует около шести часов, и принимать её можно не чаще раза в сутки, иначе будут побочные эффекты.
   - Очень неприятные? - невинно поинтересовалась я.
   - Крайне. Потеря ориентации в пространстве, головокружение, нарушения зрения и речи. Лучше не рисковать, самоотверженными учеными уже всё проверено.
   - Жаль ... тогда я потерплю до вечера, и буду спать в положенное время.
   - Договорились. Помочь тебе до комнаты добраться?
   - Помоги. Лучше, конечно, до библиотеки; завернусь в плед, а то меня знобит, и почитаю. Неуютно сейчас одной в четырех стенах сидеть.
   Придерживая за плечи, Тео поставил меня на ноги. Потолок был сверху, пол снизу, стены не крутились - значит, можно было начинать идти. Рухнув, как и обещала, в кресло у камина, я взяла со стола первую попавшуюся книгу - оказался сборник сказок име-деймских писателей, - замоталась в тонкое пушистое покрывало и принялась изучать культурное наследие страны. Разговаривать не хотелось и не было сил. Маг за столом штудировал объемистый том, выписывая самое важное в толстую тетрадь. Вскоре я задремала; в подобии лихорадочного бреда мне мерещились хороводы троллей, гномов и леших, время от времени уступавшие натиску гада, не дообедавшего правой рукой. Теперь он решил закончить свое грязное дело, и приступы жгучей боли постоянно выдергивали меня из зыбкого полусна. Окончательно я вернулась к реальности, услышав шаги двух человек по коридору: фрэра Макса, его я опознавала уже от входной двери, и женщины. Судя по стуку каблуков, властной и решительной, но на данный момент в растрепанных чувствах.
   Вихрем, принесшим с собой дуновение свежего воздуха, и запах дождя, в библиотеку влетел наставник, не забыв, несмотря на важные новости, которыми он собирался поделиться, пропустить в дверь первой невысокую сероглазую молодую женщину с тяжелой короной пепельных волос, в каждом движении которой, несмотря на более чем скромный покрой темно-зеленого платья из непристойно дорогого эльфийского шелка, чувствовалось аристократическое происхождение.
   - Герцогиня Кларисса Арханская, - церемонно представил свою спутницу пожилой маг. Гостья грациозно опустилась в кресло напротив моего.
   - Фрэлли Алия Синнаан, моя племянница из Лееттаны, - услышала я о себе, поймав предупреждающий взгляд учителя, и решила не раскрывать неизвестно зачем поддерживаемую до сих пор конспирацию.
   - Я очень польщена знакомством, герцогиня. Извините, я не совсем в состоянии поприветствовать вас согласно этикету... - повинилась я, и была прервана эмоциональной тирадой.
   - Боже мой, какой этикет, забудьте это страшное слово! И зовите меня просто Клариссой. Я не представляю, как выразить вам свою благодарность за спасение моей дочери. Когда она пропала, все в крепости забегали буквально, как птючи по весне, вызвали фрэра Максимилиана и Теодора, и тут выясняется, что Асенька нашлась - и уже в безопасности.
   Ай да, Ася-Иоанна, подумала я. Рыжий ангелочек с собачкой, оказывается, ребенок градоправителя. Вот и мне довелось угодить в народные герои.
   - Магистр, - обратилась счастливая мать к фрэру Максу, - не расскажете ли вы нам всем, наконец, что же произошло?
   - Произошел банальный идиот... Стефан Армас, маг-недоучка, решил заполучить легких денег и похитить дочь самого высокопоставленного в городе дворянина. Нет, его план, конечно, был не лишен остроумия. Установить самонаводящийся телепорт в саду замка, который забросит девочку в грот на поляне, где бушует твигглис. Ребенок умный, под обстрел не полезет, и будет сидеть ждать дядю мага, который заморозит кусты, и только его и видели. Но в одном он просчитался - не мог знать, что это как раз любимое место тёти Алии для прогулок к озеру. И, надо отдать ей должное, несмотря на сломанный кристалл, моя родственница очень быстро сориентировалась, хоть ей и пришлось при этом, к сожалению, подставить себя под удар.
   Когда герцогиня посмотрела на повязку на моей руке, брови её страдальчески нахмурились; видимо, она сталкивалась с коварным растением лично, и без повреждений не обошлось.
   Наставник же продолжил свой рассказ:
   - Преступник был слишком самоуверен, и решил замести следы после того, как вернется на поляну за девочкой и скроется в безопасное место. Сейчас этим дилетантом уже занимается полиция, и он оказался крайне готов к сотрудничеству, назвав имена своих сообщников, служивших у герцога во дворце.
   Кларисса просияла:
   - Магистр, Алия, Теодор, вы спасли мою семью и мой рассудок! Я бы, наверное, с ума сошла, если бы что-то случилось с Иоанной. Позвольте пригласить вас троих на прием в честь её шестилетия через десять дней. Форма одежды вечерняя, настроение - праздничное. Обещаю, будет интересно.
   Обсудив дальнейшие меры безопасности с магами, она распрощалась с нами, особенно тепло пожав мне руку, и вместе с наставником растворилась в сереньком тумане телепортации.
   В ожидании разумного времени отхода ко сну, чтобы потом не шастать по дому в пять утра, ругая сквозь зубы так некстати прекратившееся действие лекарства, я промучилась ещё часа три, изучая все те же сказки. Мужчины вполголоса обсуждали непонятные простым смертным профессиональные вопросы. На глаза мне попалась секция "Фольклор Име-Деймы в литературной обработке", которая оказалась очень занимательной. Как и в народном творчестве любой страны Земли, в конце каждого повествования плохие были наказаны самыми зверскими способами, а хорошие вознаграждены тем, что "жили они долго и счастливо, и умерли в один день". Я читала душещипательные истории о потерянных детях и найденных братьях, а из головы не шло счастливое лицо Клариссы. Впервые за пару месяцев до меня дошло, что я могу никогда не вернуться домой.
   - Фрэры маги, - тихо произнесла я, - интересно, что случилось со мной в моем мире? Погибла в аварии или же просто исчезла; похоронили меня в закрытом гробу или всё ещё ждут? - и замолчала, пытаясь справиться с неожиданно вставшим в горле комком. Не хватало ещё, после всего, что сегодня случилось, разреветься как последней истеричке именно сейчас. Вот пожалуйста, не надо меня жалеть, мысленно взмолилась я, а то я вам тут такой вселенский потоп устрою, только успевай тазики подносить!
   Наставник внимательно посмотрел на меня, но утешать не стал.
   - Я постоянно думаю над проблемой вашего возвращения, Алия. Я уже проконсультировался почти со всеми ведущими специалистами, разве что остались драконы в горах; но у них сейчас вылупились и подрастают дети и в такое время их лучше не беспокоить.
   И все-таки он дал мне понять, что сочувствует! Одним словом, точнее, отсутствием неизменного, применимого даже к пятилетней девчушке вежливого обращения "фрэлли", маг поставил меня наравне с небезразличными ему людьми, Тео и Марианн. Я пару раз глубоко вздохнула и отрывисто выдохнула, пока голос вновь не начал меня слушаться.
   - Спасибо, фрэр Максимилиан. Как оказалось, я не потеряла ещё надежды вернуться.
   Тео слушал нашу короткую беседу со странным выражением лица - как у человека, которого только что осенила не самая приятная догадка, но от комментариев воздержался. Лучше бы он высказался, честное слово. Но единственное, что я получила от него в тот вечер - это бутылочку с вожделенной жгучей микстурой с легким кофейным привкусом, и поддержку дружеского плеча при транспортировке меня в комнату. Фей дождался, пока я умоюсь и переоденусь, чтобы убедиться, что я не упала в обморок на пути из ванной до кровати, заботливо накрыл меня одеялом, грустно поцеловал в лоб - как покойника, подумала я - пожелал мне спокойной ночи и ушел.
   И тогда я все же расплакалась от невыразимой жалости к себе, застрявшей непонятно где и неизвестно зачем; от того, что я понятия не имею, будет ли кто-нибудь ждать меня здесь, если удастся добраться обратно, а очень хотелось бы, чтобы ждали, да, я наивная эгоистка, мечтаю о том, чтобы жить в двух мирах параллельно и чтобы обо мне беспокоились и даже тосковали в обоих. К тому времени, как слезы иссякли, а подушку пришлось перевернуть, болеутоляющее, наконец-то, подействовало, и руку перестали обгрызать на следующие шесть часов, которые следовало использовать разумно.
   Эх, Тео, подумала я, зачем ты меня вообще сюда притащил? Зря подумала, мне ведь сказали, что я телепат! Ответ последовал незамедлительно:
   - Я не знаю, Алия. Видишь, ребенка вот спасла. Это мир выбрал тебя, я всего лишь был его орудием. Спокойной ночи, солнце.
   "Руки, которые не нужны милому - служат миру" - не самая приятная мысль на сон грядущий. Уже проваливаясь в теплую дрему, я решила, что не позволю всяким там самонадеянным вселенным решать мою судьбу и распоряжаться моим личным счастьем.
  
   От действия яда, потери крови и тупой ноющей боли, иногда, если неосторожно пошевелить правой рукой, взрывающейся на пару минут тошнотворными вспышками, меня несколько дней заносило на поворотах и качало на лестнице; и я предпочитала не передвигаться по дому без насущной необходимости. Потом, однако, жить стало немного легче; осталась только непреодолимая сонливость. Во время очередной перевязки Тео внимательно осмотрел заживающие порезы и заинтригованно хмыкнул.
   - Что такое? - всполошилась я, - всё плохо?
   - Наоборот даже, подозрительно хорошо. Такими темпами к торжественному событию ты сможешь танцевать, держать бокал, и протягивать руку для галантного поцелуя.
   - Ооой, мама, - простонала я, вспомнив о предстоящем приеме, куда всю нашу героическую компанию пригласила сама герцогиня.
   - Больно? - встревожено спросил он, на всякий случай отложив пропитанный лечебным раствором лоскут ткани.
   - Нет, ты продолжай. Я по другому поводу - ведь бал на высшем уровне, нужно вечернее платье!
   - И в чем проблема? Ты, кажется, вполне можешь его себе позволить с гонорара, а если нет - я тебе ссужу.
   Типичный мужчина, подумала я с раздражением.
   - Тео, солнце, в обуви ты прекрасно разбирался, и такое говоришь. Ведь торжественный наряд обычно бывает с открытыми плечами и без рукавов. И как я, по-твоему, покажусь на людях с эдакой покореженной клешней? Шрамы украшают героев, а вот хрупким девушкам они совсем ни к чему.
   - Да не беспокойся ты раньше времени, - философски заметил он. На всякий случай купи к платью пару перчаток по локоть; только, сдается мне, они тебе не понадобятся - подозрительно быстро всё заживает. У тебя точно лесные феи в родственники не затесались?
   - Не знаю, честно. Если вернусь, покопаюсь в нашей генеалогии, - не сдержалась я и тут же помрачнела. Ненадолго, правда, решив переключиться на проблемы более насущные, а именно, пополнение гардероба; прямо сейчас сделать для собственного возвращения я все равно ничего не могла.
  
   А той же ночью начались очень занимательные сны. Я увидела, только коснувшись головой подушки, уже знакомую просторную комнату с длинным книжным шкафом вдоль стены. Фей сидел за столом и при мягком свете кристалла что-то быстро писал на листах пергамента. Да это ведь мне снится, с восторгом подумала я, вспомнив разом все, что читала об осознанных сновидениях. Главной их особенностью должно являться то, что теоретически ими можно управлять на свое усмотрение.
   Я тихонько прокралась к креслу, встала за спиной Тео и вполголоса поздоровалась:
   - Добрый вечер.
   Нет, он не подпрыгнул от неожиданности. Медленно повернув голову, оглядел меня в некотором замешательстве, и задумчиво протянул:
   - Добрый...
   Я обошла его уселась прямо на стол, легкомысленно болтая ногами. И что такого, моё подсознание, что хочу, то и делаю.
   - Не спится? - участливо поинтересовалась, склонив голову набок.
   - Работаю немного, мне ночью лучше думается, - признался он. - Ты как себя чувствуешь? Какая-то ты бледная, прямо почти прозрачная, - и мне показалось, что голос его был слегка ехидным.
   - Да уже почти в порядке. Если я действительно так быстро поправляюсь, то надо бы прогуляться и поискать мне наряд прямо завтра. Как ты думаешь, какой цвет лучше? - веселиться, так веселиться, подумала я, почему бы не спросить совета у того, кто уже проявил себя неплохим стилистом при покупке туфель.
   - К глазам определенно подойдет золотистый, как то платье Марты, - задумался он, встал, отошел, рассматривая меня, и вернулся к столу. - Темно-красный тоже будет неплохо смотреться, аристократически. Да, пожалуй, я вижу тебя в вишневом. Или бордовом. Темно-зеленый, мне кажется, замечательно оттенит волосы, - он провел рукой по растрепанной косе, удлинившейся на пару дюймов за прошедший месяц. - И сияние кожи, - горячие пальцы скользнули от уха вниз по шее. Инстинктивно склонив голову, я, как кошка, потерлась щекой об его ладонь. Совсем обнаглела, конечно, но кто мне может запретить?
   - Зеленый? Да я в нем буду как ... как ... плесень!
   - В таком случае, нежно-оранжевый. Пойдет?
   - Вот это намного ближе к реальности, - взглянула на него снизу вверх, как будто честно и безо всяких задних мыслей, - а ты завтра очень занят?
   - Не то чтоб по самые уши. С утра совсем свободен, - и осекся, увидев злорадный огонек в моих глазах.
   - Погоди, ты же не хочешь...?
   - Именно этого и хочу, догадливый ты наш. Раз ты такой молодец и ценитель прекрасного, прошу тебя быть моим консультантом при покупке платья, а то сама я так ни на что и не решусь и тихо загнусь в муках выбора.
   Даже в моем сне лицо фея было самым что ни на есть страдальческим, но он мужественно пересилил малодушные колебания и согласился. На этом я распрощалась, пожелала Тео спокойного остатка ночи, спрыгнула со стола и грациозно удалилась, пройдя прямо сквозь дубовую дверь, не пожелав размениваться на мелочи вроде поворота ручки.
  
   Наутро, спускаясь в столовую, я столкнулась с молодым магом на лестнице.
   - Алия, утро доброе, хорошо спала? - поприветствовал он меня, и, уже поднявшись на несколько ступенек, обернулся и окликнул меня:
   - Ты не забыла, мы идем покупать тебе платье; у меня есть время до обеда, так что поторопись с завтраком, ладно?
   Какое, к гномам бородатым, платье? Я начала потихоньку припоминать разговор о наряде, а также то, что он мне приснился. Или это было наяву... Нет, невозможно - с прохождением сквозь двери и моим ненормально раскованным поведением. А может быть, мы вечером договорились о планах на сегодня, и сон был по следам прошедшего дня. Да какая разница, потом разберемся. С завтраком я расправилась со скоростью, граничащей с запрещенной законом, и, если честно, не поняла даже, что именно растаяло во рту и провалилось в желудок, запитое большой кружкой шоколатты. Через полчаса я уже степенно спускалась в прихожую, изо всех сил стараясь не слететь вниз по лестнице, как первоклассница, которую впервые в жизни ведут в зоопарк. Тео на этот раз, кстати, слегка опоздал, заставив даму ждать.
   Ратушная площадь встретила нас оживлением базарного дня. Не разбрасываясь, я решительно направилась в тот самый магазин дамских туалетов, где приобрела спасительный плащ. Господина мага девушки-продавщицы встретили, как старого знакомого, и предложили расположиться в кресле, рассудив, что примерка праздничного наряда - дело серьезное и спешки не терпит. Похоже, репутация фея была погублена; из грозного волшебника на службе герцога он превратился в консультанта в области моды. Интересно, подумала я, к мужчинам-стилистам здесь применимы те же стереотипы, что и в оставленном мной мире?
   После долгих мук, что и не снились печально достопамятной ослице, я остановилась на тонком бархате глубокого вишневого цвета, который, казалось, поглощал свет, следуя каждому изгибу тела и ниспадая мягкими складками подола. Жемчужно-серое кружево обрамляло глубокий вырез и края коротких рукавов; надетый в виде исключения корсет проявил себя весьма полезным изобретением, не настолько изуверским, как я поначалу считала. К платью мне подобрали светлые, подходящие к отделке, перчатки, а туфли удивительно быстро обнаружились в соседней лавке, где, благодаря устроенному нами месяц назад представлению, меня помнили в лицо и по размеру ноги. Радостно закупив всё, необходимое среднестатистической золушке для очарования принца на балу (кроме крестной-феи, но некто в этом роде в моем распоряжении имелся), мы отправились со свертками домой, и очень вовремя. На середине пути кристалл Тео заговорил голосом фрэра Макса и потребовал вернуться как можно быстрее, поскольку магам поступил срочный вызов от градоправителя. К счастью, до места назначения оставалось каких-то минут десять, и фей решил не тратить на телепортацию силы, которые могут скоро понадобиться.
   Не успели мы войти, как наставник заловил своего ученика прямо у дверей и переместился вместе с ним в неизвестном направлении, оставив меня в гордом одиночестве, которое, впрочем, продлилось недолго - у Марты поразительный нюх на обновки. Вдоволь налюбовавшись платьем на вешалке, она упросила меня примерить весь ансамбль, и мы пришли к выводу, что чего-то не хватает на шее при таком недвусмысленном декольте. Однако богатых щедрых поклонников у меня так и не появилось, поэтому пришлось удовлетвориться подаренным подругой на день рождения "эльфийским", из нашумевшего фильма, серебряным кулоном на цепочке, который она всеми правдами и неправдами добыла, заказав за границей за несколько месяцев до вечеринки.
   Вскоре Марта упорхнула по делам; я же принялась за новый заказ, на этот раз трактат на ротслендском по популярной психологии. Названия глав показались мне смутно знакомыми: "Советы тем, кто хочет перестать нервничать, и начать наслаждаться жизнью", "Что делать, чтобы вас полюбили все новые знакомые", "Как заставить хозяина считать вас незаменимым". Прочитав около трети книги, я поняла, что, собственно, мне предстоит переводить - очередное пособие из серии "спасение утопающих". И это снова укрепило мою растущую уверенность в том, что приютивший меня мир есть не что иное, как некая очень параллельная версия моего, и что между ними двумя просто обязана существовать хоть какая-нибудь связь. Но об этом можно подумать завтра, решила я, вместе с кем-нибудь поумнее меня. А сейчас нужно было поработать, чтобы совесть, громогласно вопящая при мысли о потраченной на наряд сумме, замолчала и не мешала жить.
  
   Замок поражал не блеском позолоты и роскошью, но классической аристократичностью форм и линий. По случаю приема на столь высоком уровне магистр Максимилиан рассудил, что неприлично магам на бал по приглашению вельможных особ идти пешком или даже нанимать экипаж и телепортировал всю компанию прямо на крыльцо, к настежь распахнутым дверям. Респектабельный дворецкий уточнил наши имена, чтобы объявить на входе в зал, и жестом предложил проследовать по широкой лестнице розоватого мрамора на второй этаж. Кажется, здесь в хрустальных туфельках лучше не бегать, подумалось мне, когда я, бросив короткий взгляд через плечо, вспомнила, что вообще-то страдаю чуть ли не фобией по отношению к чрезмерно длинным пролетам. Зеркало на площадке между этажами отражало вполне радующую глаз картину - в тон темно-красному туалету сверкали крупные гранаты в обрамлении матового светлого серебра в колье на изящной шее. Благородный металл выгодно контрастировал с теплым оттенком кожи, ещё не потерявшей золотистое сияние летнего загара. Нет, у меня не появился состоятельный покровитель; обладательницей драгоценностей на этот вечер я стала куда проще.
  
   Когда уже перед самым выходом я прихорашивалась у зеркала во весь рост, в дверь негромко постучали.
   - Не заперто, - отозвалась я.
   В комнату бесшумно, по-кошачьи, вошел Теодор - непозволительно хорош в праздничном камзоле с жемчужно-серой вышивкой и винно-красной шелковой рубашке. Невольно залюбовалась хищной грацией его движений, веселыми золотыми искорками в глазах цвета горького шоколада. Правая рука спрятана за спиной. Интересненнько...
   - Мне кажется, Алия, чего-то не хватает в твоем наряде. Недостаточно торжественно, что ли, - ты чуть ли не героиня вечера. Но я добрый фей, мне положено спасать в беде прекрасных дам. Закрой глаза, пожалуйста, а то испортишь себе сюрприз.
   Честно зажмурилась, спиной почувствовав, как он приблизился и замер за мной. Я лопатками ощутила, как всегда на таком расстоянии от другого человека, словно электрическое напряжение, настолько интенсивное и странное, что захотелось, чтобы избавиться от него, шагнуть назад и прижаться к Тео. Несколько мгновений превратились в маленькую вечность, утонув в пряном запахе корицы и кардамона. Вдруг на шею легло что-то прохладное, и мне, невольно вздрогнув, удалось вырваться из дурманящего наваждения. Пока обычно ловкие пальцы мага сражались с мудреной застежкой, я рассматривала тончайшую вязь серебра, в которой запутались три похожих на спелые вишни камня; в глубине каждого как будто горел алый огонек.
   - Какая красота, - восхищенно прошептала я.
   - Да, эльфы не забывают о прекрасном, даже создавая системы безопасности, - подтвердил он, скользнув взглядом по ... я смею надеяться, всё-таки колье. - На самом деле это амулет, защита от направленной магии и индикатор. Меня терзает смутное предчувствие, что он тебе может пригодиться сегодня - подозреваю, во дворце есть люди, которым чудесное спасение маленькой герцогини спутало все карты.
   - А как оно работает? - полюбопытствовала я. Надо ведь знать, что меня оберегает.
   - Нейтрализует заклинание и нагревается, так что ты сразу поймешь, что тебя колдуют.
   - Понятно. Ты действительно думаешь, всё так серьезно?
   - К сожалению, да. Будь осторожна, хорошо? Разозленный неудачей маг способен на куда более изощренные пакости, чем организовать покушение твигглиса.
   - Я постараюсь ... Кстати, о твигглисе - полюбуйся, перчатки мне не понадобились.
   Он внимательно осмотрел правую руку, на которой ко дню бала остались едва заметные светлые среды порезов, что и не разглядишь, не обращая внимания специально, и удивленно покачал головой:
   - Невероятно. Я такую регенерацию видел однажды и не у человека, когда мы с учителем в горах лечили раненого рыцарем драконенка. Ты, случаем, не дракон?
   - А что, так похожа? Могу попробовать плюнуть огнем, если тебе прямо сейчас хочется проверить, - ехидно предложила я.
   - Нет, спасибо, я пошутил. Может быть, пойдем, фрэр Макс нас наверняка заждался, уже мешок хреппы посеял, думая, где нас носит.
   - Так чего мы ждем, пойдем скорее!
   Я надела плащ, и рука об руку мы спустились в прихожую, где наставник уже был готов начать посевную.
  
  
   Ещё один пугающе долгий лестничный пролет, и оживленный зал с высоченными колоннами и стрельчатыми окнами встретил нас негромкой музыкой и гулом голосов. Лакей в праздничной ливрее безо всякого мегафона объявил о нашем прибытии так громко, что беседа на несколько секунд замолкла, и почти все присутствующие обернулись к двери. Вполне возможно, магам были привычны всенародные любовь и внимание, но мне стало слегка неуютно от направленных со всех сторон оценивающих взглядов. Но не успела я по-настоящему смутиться, как около нас словно материализовалась, шурша подолом шелкового платья цвета темного золота, герцогиня Кларисса.
   Я невольно залюбовалась её такой естественной и грациозной величественностью. Действительно, подлинному аристократизму не нужно пышное убранство и блеск драгоценностей. Единственным украшением подчеркнуто скромного по покрою наряда была неописуемой красоты вышивка в тон, прозрачной пеленой покрывавшая дорогую ткань. Казалось, что изгибы и переплетения её узора живут собственной захватывающей жизнью.
   - Алия, господа маги, я определенно счастлива вас видеть!
   - Добрый вечер, герцогиня, - проворковал наставник.
   - Все друзья моей семьи не могут дождаться знакомства со спасительницей Иоанны. Поэтому давайте-ка, я представлю вас самым важным людям города, а фрэр Максимилиан позже познакомит с наиболее интересными личностями. Уж он-то знает здесь всех от главы городского собрания до троюродной бабушки дворецкого!
   Следующий час я провела, мило улыбаясь, вежливо приседая, протягивая руку для поцелуя и выслушивая восторженные охи особо впечатлительных девушек по поводу моей (по глазам читалось - граничащей с непроходимой глупостью) исключительной храбрости. К счастью, по залу сновали слуги с прохладительными напитками, удивительным образом незаметные до того, как рядом с гостем возникал поднос с несколькими бокалами на выбор; иначе долгое общение с местной знатью я выдержала бы с трудом.
   В какой-то момент, беседуя с очередным высокопоставленным семейством, отец которого, очевидно, решал вопросы государственной важности, предоставив жену и двоих дочерей-подростков самим себе, я потеряла из вида своих спутников. Ища глазами Тео или учителя, я зацепилась взглядом за статную фигуру в серебристо-сером камзоле; и внезапно ненавязчивую, похожую на кельтские мотивы мелодию, что лилась с оркестровой галереи, сменила пронзительная песня на неизвестном здесь языке. Конечно, мне она послышалась, как и почудилось, что вдруг потускнело освещение, и вместо ярко горящих кристаллов на стенах мягко замерцали лампы на потолке - как на моем выпускном вечере. Потому что у окна стоял - те же широкие плечи профессионального пловца, золотисто-русая шевелюра, характерный жест, убирающий волосы со лба - Коля Хомчиков из параллельного класса. Чего, само собой, не могло быть. Как будто почувствовав, что я его рассматриваю, блондин обернулся, улыбнулся мне, и от сердца отлегло. Не он. Но очень похож.
   Обдумать эффект дежавю мне не удалось, поскольку распахнулись ещё одни двери, и распорядитель объявил о начале банкета. Мои новые друзья подхватили меня под загорелые ручки и потащили за столик. Какой такой столик? Обыкновенный, человек на пять, изысканно сервированный. В элегантном беспорядке примерно пятьдесят оазисов чревоугодия было расставлено по залу, вместо одного классически средневекового длинного стола с хозяевами во главе, который я ожидала увидеть. Герцог с супругой, как и многие родители друзей именинницы, сидели около невысокой, оплетенной цветущими лианами ширмы, огораживающей "детскую" столовую, оформленную как волшебный зимний сад, где вот-вот появится весёлая розовокрылая фея и начнет исполнять любые желания, будь это хоть фунт мороженого. Поэтому и оказалось в банкетном зале непривычно шумно от многоголосого щебета. В дверях я, наконец, нагнала Теодора и хотела присоединиться к магам, но фрэлли Роза с Аделией и Мариленой решительно увлекли меня и усадили за стол по соседству от того, где расположились мои спутники, а с ними Станислав и другой мужчина, почти копия Тео, только старше, выше, крупнее и громче; очевидно, знаменитый соблазнитель лесных фей.
   Не заглушая разговоров, вновь заиграла негромкая музыка; нарисовались слуги с внушительными блюдами закусок и рассредоточились, предлагая гостям еду и вино. Соседки наперебой советовали мне попробовать их любимые деликатесы, которым я уделила должное внимание, хотя и отнеслась с осторожностью к дарам моря - бывали раньше неприятные инциденты. Хреппа, кстати говоря, оказалась совсем не гибридом хрена и репы, а нежным овоще-фруктом со слегка сливочным вкусом, похожим на авокадо.
   После десерта объявили танцы; оркестр оживился и вспомнил о своем предназначении. Мы с дамами так увлеклись обсуждением последних модных новинок, что оторвались от него только тогда, когда где-то справа за моей спиной незнакомый голос произнес:
   - Милые фрэлли, разрешите представиться?
   Коля оказался Симеоном, предпринимателем из Лееттаны, прибывшим по делам. Вместе с коллегами он проездом остановился в городе, и они были приглашены на празднество в качестве иностранной делегации, для упрочения международных экономических связей. В данный момент делегация в полном составе активно пыталась избежать беседы о работе с герцогом, которая грозила затянуться и превратить приятный вечер в довольно нудное мероприятие. Поэтому нас четверых разобрали в момент и закружили в романтическом вальсе. Симеон танцевал превосходно, и я порадовалась, что начала тренироваться к балу под чутким руководством фрэра Макса и фрэлли Марианн, как только оправилась после отравления злобным кустом.
   Представительный чужеземец напоминал своего двойника из моих школьных лет, но всего лишь неуловимо. Волосы чуть золотистее, движения точны, как будто и не купец вовсе, а воин; глаза чуть более синие, улыбка проскальзывает чаще, в общении куда остроумнее и непринужденнее. А в общем, поняла я к концу первого танца, неопределимо скользок и неинтересен, и вздохнула с облегчением, когда между вальсом и танго меня перехватил Станислав. С бравым гвардейцем скучать не приходилось.
   - Это ещё что за тип? - мрачно поинтересовался он, провожая подозрительным взглядом спину моего кавалера.
   - Купец; утверждает, что мой земляк. Только вот акцент у него ротслендский. А ты что, ревнуешь?
   - Сан-Анна с тобой, ни в коем случае. Просто не нравится он мне, фальшивый какой-то. Да и Тео попросил за тобой присмотреть.
   - Заботливый наш ... Где же он сам, интересно?
   - Сканирует гостей на предмет недозволенной магии с оркестровой галереи. Думаешь, его сюда только развлекаться позвали?
   - Ну, я надеялась. Тебе не кажется, что у герцога мания преследования?
   - Алия, ну как ты после столкновения с твигглисом можешь быть настолько легкомысленной! Ты ведь могла там и остаться, если б не удалось позвать Тео. Наш герцог разоблачил уже столько заговоров, что небольшое помешательство на безопасности ему простительно.
   Офицер вдруг просиял и за моей спиной раздался словно серебряный колокольчик:
   - Станислав, где же вы пропадали? В нашем салоне так не хватало вашего общества во время этих бессмысленных учений. Вы познакомите меня со своей собеседницей?
   - Да, обязательно, - спохватился он. - Фрэлли Алия Синнаан из Лееттаны, гостит у своего дяди, фрэра Максимилиана, которого вы, несомненно, знаете. Фрэлли Ираида Линдре, у которой по четвергам собираются самые интересные личности города.
   Миниатюрная брюнетка с нечеловечески яркими синими глазами и белоснежной кожей заинтересованно склонила голову:
   - Фрэлли Алия, очень приятно! Признаться, я вас представляла несколько более ... воинственной что ли.
   - Как видите, фрэлли Ираида, я всего лишь скромная переводчица, а не валькирия.
   - В таком случае, разрешите ли увести Станислава ненадолго? Начинается мой любимый танец, не хотелось бы его пропустить. И непременно приходите ко мне в следующий четверг, мне хотелось бы узнать вас поближе.
   С этими словами девушка подхватила гвардейца под руку, и влилась в круг танцующих с такой грацией, что мне оставалось лишь вздохнуть, позавидовать и решить, что она наверняка наполовину эльфийка.
   Кружащиеся пары замедлились, а затем и вовсе остановились; и офицер, сдав свою партнершу с рук на руки другому кавалеру, уже быстрым шагом направился ко мне, как появился Симеон, неся два бокала красного вина.
   - Фрэлли Алия, позвольте предложить тост за нашу чудесную случайную встречу.
   Края бокалов нежно звякнули, соприкоснувшись, когда мы, по обычаю всех миров, посмотрели друг на друга в упор. Что-то странное проскользнуло в его взгляде, как будто голубые озера глаз были полупрозрачным занавесом, скрывающим человека куда более мудрого и жесткого, чем этот веселый балагур. Я велела себе перестать думать глупости и пригубила терпкий напиток. Он оставил странное послевкусие; не знай я, что это невозможно, сравнила бы в первую очередь с заменителем сахара. От размышлений меня отвлек Станислав, встав рядом, и то, что камни в ожерелье медленно, но ощутимо, начали нагреваться. "Что за ...?" - подумала я, но закончить мысль не успела. В мои коленки бухнулся и обнял обеими руками маленький рыжий смерчик в персикового оттенка шелковом платье, толкнув так неожиданно, что остатки вина расплескались на пол. Мне показалось, гвардеец вздохнул с облегчением.
   - Тётя Алия, ты пришла!
   - Пришла, солнце. - Я подхватила ребенка на руки, сразу, впрочем, опустив обратно на пол. - С днем рождения, Асенька.
   - Тетя Алия, а мне папа лошадку подарил, пойдем, я тебе покажу.
   - Конечно, пойдем. Станислав, ты нас проводишь?
   Мы направились к выходу; с каждой секундой присутствие иностранца все больше раздражало. И тут обворожительная Ираида появилась вновь, оказав мне поистине неоценимую услугу. Не слушая никаких возражений, она подхватила Симеона под руку, и утащила танцевать, грозясь в случае отказа - и вообще, неприлично разочаровывать даму! - натравить на него герцога.
  
   В конюшню, посмотреть на небольшого норовистого огненно-рыжего пони мы пошли втроем. Именинница потребовала усадить её верхом на подарок, и обняла его за шею, наклонившись к самой морде и шепча ласково, что завтра они непременно поедут кататься в парке. Мы с гвардейцем залюбовались идиллической картинкой единения ребенка и природы; вдруг прямо над ухом у меня - Тео, нахальный лесной кот, как всегда, подкрался бесшумно - раздалось:
   - Алия, прошу тебя, будь осторожней.
   Я резко развернулась, намереваясь спросить у него, где же это он был весь вечер, раз так озабочен моей безопасностью; заметила ошарашенное и даже слегка обиженное выражение его лица; и вспомнила, что он назвал меня телепатом, а значит, знает, что я о нем думаю. Или как минимум догадывается. И уперлась всё ещё возмущенным взглядом в крупный гранат на цепочке там, где обычно бывает застегнутой верхняя пуговица рубашки. До меня начало потихоньку доходить, что нет пределов человеческой глупости.
   - Извини, - тихо проговорила я. - Нужно было догадаться; камень в ожерелье начал теплеть, когда Симеон принес мне вино. К счастью, Ася так рада была меня видеть, что почти всё вылилось; но вкус у него был, тем не менее, очень странный.
   Фей взял и аккуратно завернул в носовой платок бокал с несколькими каплями на дне, который я, неизвестно зачем, забрала с собой, вместо того, чтобы вручить пробегавшему мимо слуге. Тень тревоги промелькнула в сосредоточенных, сейчас почти черных глазах, когда он тыльной стороной ладони легонько провел по моей щеке. С чего вдруг такая сентиментальность, прямо как во снах, изумилась я.
   - Если что-то покажется подозрительным, зови меня мысленно, я буду на галерее. И постарайся далеко не отходить от Станислава.
   Маг прислушался, принял сообщение через кристалл, раскланялся и ушел по вызову. Гвардеец посмотрел на меня чуть ли не торжествующе, с выражением "а я предупреждал!" на породистом лице. Маленькая именинница тихо ворковала что-то на ухо лошадке; в этот момент в конюшню вбежала, подобрав подол праздничного платья, невысокая симпатичная пухленькая брюнетка средних лет, и застыла на пороге.
   - Иоанна вот ты где! Станислав, и ты здесь; в таком случае я спокойна за свою воспитанницу. А вы, должно быть, та самая фрэлли Алия, о которой Ася не переставала рассказывать все эти десять дней, - приветливо улыбнулась она. - Позвольте представиться, Катарина, няня вот этого рыжего бесенка в обличье милой маленькой девочки.
   - Очень приятно, - протянула я руку. - Значит, именно благодаря вашим усилиям Ася оказалась таким образованным ребенком и не полезла под обстрел твигглиса?
   - Было бы очень лестно так думать. А вот благодаря чьему воспитанию туда полезли вы? - ехидно осведомилась она, с нескрываемым весельем в зеленом русалочьем взгляде.
   - Исключительно по неискоренимой привычке думать после того, как всё, что можно, уже сделано! - звонко рассмеялась я.
   Поскольку юную хозяйку вечера ждали гости, и невежливо было бросать их надолго, мы все вчетвером вернулись в банкетный зал, где всё ещё продолжались танцы. Мы с гвардейцем прямо у входа влились в нечто бодрое, похожее на квикстеп, а зря - вскоре у меня закружилась голова, и пришлось срочно приземлиться за первый попавшийся столик. Станислав усадил меня, поддерживая за талию; откуда-то раздобыл бокал с обычной минеральной водой и заставил отпить несколько глотков. В мозгах прояснилось, но ненадолго; через несколько минут начался ещё один приступ дурноты, и я чуть не потеряла сознание. Краем глаза я заметила, что к нам направляется фальшивый - теперь я была в этом уверена - лееттанский купец, и обнаружила, что с каждым его шагом чувствую себя все хуже.
   - Слав, - прошептала я, - вытащи меня срочно отсюда на свежий воздух. Кажется, у меня аллергия на этого типа. Теда я сама позову.
   Опираясь на крепкое плечо, я разыскала взглядом галерею, где должны были находиться оба мага, и мысленно позвала:
   - Тео! Тео, ты прав, у меня проблемы!
  
   Из сумеречного состояния меня вывели свежий ветер и фей. Последний снова точечным массажем. Это становится доброй семейной традицией, мрачно подумала я, пытаясь избавить кисть левой руки от безжалостных пальцев. Прислоненная к мраморной колонне на крыльце - хорошо, хоть в плащ укутать додумались, осень всё-таки - я ждала, пока передо мной сфокусируются три встревоженных мужских лица.
   - Алия, вы в порядке? - спросил фрэр Максимилиан, всматриваясь в мои зрачки. Что-то в них ему определенно не понравилось.
   - Да, уже лучше, спасибо, - с трудом, из-за неприятной сухости в горле, проговорила я.
   - Сейчас отправляемся домой, и консилиум устроим там, - бодро скомандовал наставник, велел нам держаться за него и друг за друга и мигом телепортировал в гостиную. Через четверть часа, когда я переоделась и пришла в себя, Тео зашел за мной и проводил на первый этаж в лабораторию - две комнаты, соединенные аркой в стене. Что находится в огромных шкафах и на длинных стеллажах, а также наставлено на огромном столе, мне было, если честно, совсем неинтересно в тот момент; я по-прежнему упорно пыталась справиться с тошнотой. Магистр уложил меня на обитую кожей кушетку. Вот ведь никогда не представляла, где доведется побывать у психоаналитика, усмехнулась я про себя. Только разжевыванием комплексов детства тут и не пахло, все оказалось куда прозаичней. Фрэр Макс протянул надо мной ладони, под которыми начали слетаться такие же искорки, как у Тео во время лечения, но оранжевого цвета. Когда сила засияла ровным непрерывным светом, он провел руками над распростертой мной, особенно задержавшись где-то в районе желудка, стряхнул остатки огоньков на пол, и задумчиво опустился на стул.
   - Ну, что? - хором спросили фей, я и Станислав.
   - Занимательно, - протянул наставник. - Алия, у вас аллергическая реакция и отравление. Теодор, где у нас украденный со стола герцога бокал?
   Фей виновато потупился и достал тщательно упакованную в платок посудину из кармана камзола. Учитель развернул бокал, на дне которого ещё оставалось вино, и добавил туда несколько капель изумрудной жидкости из кристаллического пузырька, которая тут же вспенилась, испуская зеленоватый дымок.
   - Всё ясно, - констатировал маг. - Сильнейшее приворотное зелье, которое отторгается организмом, словно яд. Более того, оно вызвало на физическом уровне отвращение к человеку, который вообще-то рассчитывал воспользоваться его обычным эффектом. Завтра и послезавтра пейте побольше чая и просто воды. Впервые вижу такое, если честно.
   - Симеон? - изумилась я. - Но зачем ему это, мы ведь только на приеме познакомились?
   - А вот на сей вопрос может ответить только он сам, да вряд ли захочет. В любом случае. Уже поздно заниматься дальнейшими изысканиями, вы не находите, - обратился он к нам. Мы дружно согласились и разбрелись по комнатам.
  
   Машинально приводя себя в порядок перед сном, я не переставала прокручивать в памяти прошедший вечер. Для чего впервые увидевшему меня на празднестве человеку понадобилось подливать мне в напиток любисток, да ещё и такой агрессивный? Почему я им отравилась, фрэр Макс разберется, но мотивы лееттанского купца меня озадачили. Не может ли быть, что он появился в замке герцога с целью познакомиться со мной? Казалось, я заразилась всеобщей манией преследования. Иди-ка ты, подруга, спать, велела я себе. А то ещё и не до такого додумаешься.
   Скорее всего, я слишком устала за день, потому что проворочалась в постели без толку около получаса. Вздохнув, встала, и решила прогуляться в библиотеку; работать посреди ночи откровенно не хотелось. Пройдя сквозь закрытую дверь, - закрытую? И не заметила, как задремала! - попала в коридор. А почему бы и не навестить Тео, раз мне опять чудятся такие захватывающие вещи. Я проскользнула в его комнату, присела на край кровати, и невольно залюбовалась феем. Провела пальцами по его щеке, откинула со лба прядь волос, заметила удивленный взгляд, сверкающий золотыми искорками даже в темноте. Тихо прошептала:
   - Спи, Тео, я тебе просто снюсь.
   Он поднес к губам мою ладонь.
   - Снишься? - Дыхание щекочет запястье, - Это хорошо. Это прямо таки замечательно.
   О, уже почти до локтя добрался. Я нервно хихикнула и честно объяснила:
   - Колючий ты уже в это время суток. Спокойного остатка ночи.
  
   В кресле у камина в библиотеке сидел магистр, изучая толстенный том, страницы которого были испещрены формулами.
   - Доброй охоты, фрэр Максимилиан, - пожелала я ему. - Прохладно тут у вас, огонь почти потух, - и поёжилась, обернув плечи крыльями. Крыльями?
   И правда, надо завтра пить побольше чаю, посоветовала я себе, развернувшись к стене и плотнее замотавшись в одеяло; до самого утра меня больше не посетило ни одно сновидение.
   Глава 5
  
   Ну не топайте вы так за дверью!
   За все пять лет моей бурной студенческой жизни ни разу не случалось похмелья. И впервые до меня дошло, почему одним невеселым утром после дня рождения Сони с четвертого этажа, которая вечером учила всех гостей по очереди пить текилу с солью и лимончиком, её соседка, не отрывая голову от подушки, пошарила в тумбочке, и с коротким "На!" протянула подруге спасительный цитрамон. По левому виску методично и занудно стучали молотком, глаза резало от неяркого света пасмурного дня, мутило даже при мысли о том, что нужно будет встать. Особенно обидно, что вчера мне было совсем не настолько весело, насколько погано сегодня. И от чего - какой-то недоумок решил меня приворожить. Уж лучше бы напоил, честное слово.
   Шаги в коридоре прогремели набатом, скрип дверной ручки резанул по нервам. С тихим полузадушенным стоном я зажмурилась и сползла под одеяло, которое, впрочем, тут же оказалось отдернутым, явив миру мою страдальческую физиономию. Фрэр Максимилиан присел на край кровати и положил ладонь мне на лоб.
   - Плохо? - с неподдельным сочувствием спросил он.
   - Омерзительно, - прошептала я, морщась от каждого вынужденного движения. Маг выглядел пристыженным:
   - Я должен был предположить, что простым недомоганием дело не ограничится. Смогу ли восстановить свою репутацию, предложив вам противоядие от того приворотного зелья? - и он торжественно протянул мне стакан, на дне которого плескалось нечто ядерно-розовое. Я глупо хихикнула - конечно, какого ещё цвета оно могло быть? - осторожно села, стараясь сфокусировать взгляд на чем-то неподвижном, например, на спинке кресла, и залпом выпила лекарство, чуть не поперхнувшись. Вкус жидкости оказался под стать виду, издевательски малиновым. В голове, тем не менее, заметно прояснилось, и мысль о завтраке уже не вызывала такого отвращения.
   - Алия, если вам лучше, буду ждать вас внизу, - и фрэр Макс вышел, тихонько прикрыв за собой дверь.
   Прислушавшись к своим ощущениям, я вскоре осмелилась покинуть уютную норку постели и дойти до ванной, на всякий случай, держась за стенки. Привела себя в порядок, переоделась, и спустилась в столовую.
   Собравшиеся в такую несусветную рань, около девяти, к трапезе маги встретили меня сочувственными улыбками, а спасительница моя Марта - шоколаттой с легким ароматом мяты, что окончательно привело меня в чувство. Через минут десять наставник прервал мою медитацию над дымящимся напитком и хлебцами с сыром.
   - Алия, в последние дни с вами происходят очень странные события, вам не кажется? Неожиданно проснувшиеся способности к телепатии, поразительно быстрая регенерация после встречи с твигглисом, отравление безобидным, в общем-то, любовным зельем. А ещё вчера вы явились ко мне в библиотеку в образе полупрозрачного призрака, запахнувшись в бронзовые крылья. Для обычного человека, по-моему, это немного слишком экстравагантное поведение.
   Я застыла, не донеся до рта бутерброд. Вот тебе и странные сны! Оказывается, я действительно разгуливала по дому среди ночи, ведя себя крайне неподобающим образом. Кусочки мозаики постепенно становились на свои места, придавая логику всем мелким несуразностям моего пребывания в Име-Дейме.
   - Фрэр Максимилиан, что же я такое? - мой вопрос можно было назвать криком о помощи, если б голос предательски не сорвался на драматический шепот.
   - Честно говоря, не знаю. Но мне тоже невероятно интересно; возможно, информация о вашем происхождении поможет мне отправить вас домой. Как насчет небольшого обследования у фрэлли Марианн?
   Конечно, я согласилась.
   Влажный туман заставил поплотнее закутаться в плащ, хоть ветра и не наблюдалось. Возможно, знобило и потряхивало от ещё не прекратившей действовать отравы, кто знает. Во всяком случае, энергичная прогулка на свежем воздухе явно пошла на пользу невыспавшейся и озадаченной мне. Через четверть часа мы втроем - я, Тео и учитель - оказались у ворот трехэтажного здания, обнесенного внушительной каменной стеной. Молодой охранник на входе долго пытался выяснить, назначено ли нам, и в противном случае отправить в отделение скорой помощи за углом. Наконец фрэру Максу надоели бесплодные препирательства, и он недобро прищурился. Через несколько секунд рядом с головой блюстителя порядка возникло небольшое туманное облачко из которого прозвучал голос, заставивший вспомнить о лязге холодного оружия:
   - Казимир, пропустить! Совсем обнаглели, городского мага не узнают!
   Парень стушевался, сник, неловко попытался отдать честь и отпер тяжелые ворота. После долгого блуждания по сияющим идеальной чистотой длинным коридорам, освещенным кристаллами, мы добрались до лаборатории фрэлли Марианн.
   Доктор долго и внимательно всматривалась в мои зрачки, помяла уши (на предмет эльфийских генов что ли?), просканировала, как и учитель вечером, всё тело ладонями, усадила меня в кресло у стола и застыла в таком же рядом в состоянии крайней задумчивости. Пожилой маг вопросительно смотрел на женщину. Наконец она собрала мысли в более-менее оформленную кучу и приступила к постановке диагноза:
   - Я чувствую некоторую примесь магии столь редкого происхождения, что в моей практике этого вида ещё не попадалось. Поэтому я понятия не имею, кто, Алия, затесался среди ваших дальних родственников. Одно могу сказать точно - чистокровные люди такими способностями не обладают никогда. Можно заподозрить фей или эльфов, но их потомки не перевоплощаются в привидения с крыльями.
   - Может быть, стоит сделать анализ крови, - предложил фрэр Макс.
   - Да он ведь ничего не пока... Ты полагаешь? Но это легенда и вообще не бывает! - воскликнула доктор. Я посчитала нужным вмешаться во всестороннее исследование моей скромной особы.
   - Фрэлли Марианн, делайте любые анализы, которые пройдут без плачевных последствий, я не против. Мне очень хочется знать, почему меня не может быть.
   Она кивнула, все с тем же недоверием на лице, и, открыв шкафчик со стерильными инструментами, достала двухдюймовую хрустальную колбу в виде капли с длинным острым наростом на конце. Приложила острие иголки к моему запястью, слега надавила, и кристалл, впившись под кожу, начал как будто высасывать кровь.
   - Они хищные, - пояснил Тео, заметив моё удивление. - В диком виде растут в пещерах, и питаются неосторожными путниками. А ученые, как видишь, любую пакость применят с пользой.
   Я поморщилась от перспективы оказаться обедом очередной каверзы, подкинутой матушкой природой, и мысленно поклялась не заниматься спелеологией в одиночку. А лучше без неё совсем обойтись.
   Фрэлли Марианн, безжалостно расколов кристалл, вылила содержимое наевшейся колбы в углубление в нижнем хрустальном шаре заковыристого прибора, служившего здесь, по-видимому, своеобразным волшебным микроскопом. Чудо техники голубовато засветилось, и маги втроем склонились над ним. Минуты проплывали, как капли воды в хрониках быта космонавтов, в невесомости. Доктор оторвалась от созерцания и медленно вопросила:
   - Максимилиан, ты видишь то же самое, что и я?
   - Да, - подтвердил он. - А ты, Теодор?
   Похоже, ученых посетила коллективная галлюцинация. Тео, очевидно, наблюдал то же, что и его коллеги. Наставник первым оторвался от разглядывания феномена в приборе и перевел изумленный взгляд на меня. Ой, как же мне всё это не нравится! Предчувствия хуже, чем на медосмотре во втором классе, когда я узнала от доброй тёти доктора, что через неделю стану очкариком.
   - Алия, полагаю, известие должен сообщить я - как ответственный за всю эту авантюру.
   Я судорожно вцепилась в подлокотники кресла. Учитель продолжил:
   - Таких результатов анализа быть не может, и, тем не менее, именно их мы получили. Вы не чистокровный человек, как я и подозревал. Вчера в библиотеке мои предположения обрели новые доводы, а сейчас никаких сомнений не осталось. Произошло невозможное. Вы на четверть дракон.
   Я недолго молчала, переваривая услышанное. Согласитесь, путешествия между мирами ещё с определенной долей воображения можно принять, но крылатые ящеры, затесавшиеся среди родственников? Такого я в жизни не курила. И вообще никогда не курила, даже ментоловые лайт.
   - То есть как дракон? У меня в роду никто не летал и огнем не плевался.
   - Охотно верю, - успокоила меня фрэлли Марианн. - И всё-таки в вашей крови четверть компонентов, которые встречаются лишь у них. Поверьте мне на слово, я одно время с ними тесно сотрудничала.
   - У меня этому только одно логичное объяснение, - подключился к дискуссии фей. - В легендах, что рассказывают об этом благородном древнем народе - видом их язык не повернется назвать, они поразумнее нас с вами - может содержаться доля истины.
   - А вот с этого места, пожалуйста, подробнее, - заинтересовался наставник, оставив, наконец, в покое микроскоп и оккупировав одно из кресел.
   Тео с каким-то неуместным умилением оглядел меня, застывшую наподобие печально известной любопытной героини Ветхого Завета, и начал объяснять.
   - Есть поверье, что душа умершего дракона вселяется в детеныша, когда тот ещё не вылупился. Однако до перерождения проходит около пятисот лет, и всё это время дух может путешествовать по мирам и воплощаться в местных жителей. Люди или нелюди из них получаются хорошие, но бестолковые - неугомонная сущность постоянно жаждет перемен. Поэтому они в вечной погоне за новыми ощущениями, и нередко подвержены порокам вроде пьянства или неуёмного ... любвеобильности. Им быстро надоедает очередной мир, и они торопятся дальше, организовав себе ранний уход из-за несчастного случая или скоротечной смертельной болезни.
   Всё сходилось. Дедушка был безгранично добрым, шебутным, жадным до впечатлений. Любил детей, и все мои друзья знали, что как раз у нас можно поиграть в "Море волнуется, раз!" пока идет дождь, а потом, убегавшись, получить стакан морса с домашней булочкой (кстати, он их сам и пек). Бабушка замучилась отлавливать его поклонниц и вытаскивать его из шумных дружеских компаний. И болезнь. Всё сходится.
   В горле предательски пересохло, и я потянулась к графину с водой на столе, но налить её не получилось - дрожали руки. Фей решительно отобрал у меня стакан и наполнил его сам. Мои ледяные пальцы постепенно оттаяли, накрытые его ладонью на безупречно гладкой поверхности хрусталя, что внушала спокойствие своей прохладой и возвращала в "здесь и сейчас". Слегка охрипшим от волнения голосом я потребовала продолжения:
   - И что дальше? Каким образом эта красивая сказка относится ко мне?
   - А таким, - продолжил Тео, - что во время скитаний по мирам у драконов рождаются дети, по всем меркам для очередного прибежища обычные, за исключением магических способностей и необыкновенно быстрой регенерации. И внукам это всё тоже передается, как мы убедились за последние полтора месяца на твоем примере. С чем и поздравляю.
   - И что мне теперь делать с этим наследством? - с отчаянием вопросила я.
   - Ничего особенного, - вмешался наставник. - Заниматься любимым делом и учиться управлять своим даром. Я помогу вам по мере возможности. Такой талант просто нельзя пустить на самотек!
   - А если возникнут - Максимилиан, любые, понятно? (в голосе песня натянутой тетивы) - проблемы со здоровьем, то немедля обращайтесь ко мне,- почти ласково добавила доктор. - Я оповещу всех стражников, чтобы пропускали вас и ваших спутников без проволочек. А то молодежь у нас окончательно обнаглела.
   - Спасибо, фрэлли Марианн, - искренне поблагодарила я. - Мне уже ясно, что эксперименты со здешними зельями и заклинаниями могут однажды грустно закончиться.
  
   Домой мы снова шли пешком, погруженные каждый в свои раздумья. На круто сбегающей по холму улице, в какой-то момент оказавшейся длинной лестницей, я посмотрела вниз на оживленную площадь, стиснула зубы, приказала себе не думать глупостей и решительно шагнула с первой ступеньки. Каблук соскользнул с края отполированного тысячами ног каменного блока, я взмахнула руками, не обнаружила опоры, и с ужасом поняла, что на этот раз разбитым локтем и синяком на бедре не отделаюсь. Не успевший начаться полет был прерван самым неожиданным образом - я просто зависла в воздухе. Через пару секунд меня обхватили за талию и бережно поставили на землю.
   - Алия, с тобой, и правда, не соскучишься! - Тео снял заклинание, которое не дало мне упасть. Окинув взглядом путь до площади, он, видимо, предпочел доставить меня до места в целости и сохранности и потому, не собираясь внимать возражениям, обнял. Впрочем, их и не последовало; я даже твигглиса не боялась настолько, как валяться внизу бездвижной изломанной марионеткой.
   Само собой, всю дорогу я пыталась переварить новости, и собеседником оказалась, мягко говоря, никаким. Маги отнеслись к такой рассеянности с пониманием и не мешали предаваться нерадостным думам о бренности сущего и том, какого икса я теперь должна делать с подарочком природы в виде призрачной ночной ипостаси. Только подойдя к крыльцу, я обнаружила правую ладонь фея в своём правом же кармане плаща; его пальцы неспешно исследовали узор на моем серебряном браслете - выгравированные среди листьев клена змеи с глазками из тускло мерцающего граната. С наигранной серьёзностью я грозным "Гхм!" вернула его к действительности. С видом провинившегося первоклассника Тео выпустил моё запястье и галантно распахнул дверь.
   - Алия, почему бы вам не потренироваться управлять крылатым вторым "Я" уже сегодня? - окликнул меня уже на полпути на второй этаж фрэр Макс.
   - А пуркуа бы и не па, - пробормотала я и озвучила согласие, - действительно, можно попробовать.
   - В таком случае жду вас через час в лаборатории, - обрадовался наставник. Подозрительно прямо-таки просиял. На том и порешили, и я отправилась переодеться и перекусить перед обучением.
  
   Через час я поняла, что вся затея изначально была обречена на провал. Способности проявлялись во сне, поэтому в первую очередь маги потребовали, чтобы я попыталась заснуть. Внутренние часы возмутились, напомнили мне, что в последний раз я почивала днем во время практики в школе, когда вставать приходилось в полшестого, и наградили парой-тройкой нелестных эпитетов, что касались в основном моей способности соображать.
   Наставник закусил удила, взрыл пыль копытом и вознамерился отправить меня в транс с помощью снотворного заклинания. А зря, ой как зря! Мы все как-то дружно подзабыли о моей не совсем стандартной реакции на любисток, и следующие полтора часа Тео и учитель перекапывали магические справочники на предмет хоть пары предложений о том, что теперь со мной делать, а мне было чудесно и замечательно. С глупым хихиканьем я сидела на кушетке и тыкала пальцем в пролетающих мимо зеленых бегемотиков. Зверюшкам было щекотно, и они отправлялись на следующий круг, перевернувшись вверх животиком и уморительно дрыгая ножками. Через некоторое время к ним присоединились оранжевые мышки. Грызуны резвились на уставленном колбами и коробками столе - играли в чехарду, в прятки и салочки одновременно. Естественно, я бросилась спасать особо хрупкие сосуды от расшалившегося зоопарка. Мужчинам, в свою очередь, пришлось реквизировать у меня бесценные реактивы и убирать с глаз долой. Как фрэр Максимилиан объяснил позже, после такого представления применять отрезвляющее заклинание он уже не решился, и терпеливо ждал, пока я успокоюсь самостоятельно.
   Вскоре я угомонилась и впала в долгожданную дрему. Увы, крылатый призрак, утомленный магическими экспериментами и психоделическим зверинцем, появляться наотрез отказался. Пришлось горе-исследователям ограничиться созерцанием мирно посапывающей катастрофы на протяжении ещё примерно часа, после чего, посовещавшись, они прервали попытки обучения на неопределенный срок и отправили зевающую меня от греха подальше, поработать или куда мне там ещё надо. Сами маги вновь засели за книги, дабы выяснить всё, что возможно, о полукровках, потомках драконов.
   Остаток дня после обеда я провела, шлифуя и доводя до ума заказ, пособие по психологической скорой помощи самому себе. Отдавать его нужно было в тот же день, и пришлось совершить ещё одну прогулку, до библиотеки. Утренний туман рассеялся после полудня, пригрело солнце, выгнав горожан в этот тихий теплый субботний вечер на улицы. Не зная точно, где я, можно было подумать, что дома, в самом центре города. Вот-вот, казалось, из-за угла выедет красный паровозик с тремя вагонами, что возит туристов и гида к самым главным достопримечательностям; и запахнет жареным с пряностями миндалем.
   Ностальгическое отступление грубейшим образом прервал такой толчок в спину, что я чуть не уронила сверток с переводом.
   - Да вы совсем ослепли, не видите куда прё... - возмутилась было я, разворачиваясь лицом к обнаглевшему обидчику, и осеклась, застыла, как изваяние, не веря своим глазам в синеватых сумерках. Изумленно поморгала; фонарь над головой качнулся, изменив ракурс оранжеватого освещения, и я вздохнула с облегчением.
   - Фрэлли, простите великодушно! Ни в коем случае не собирался вас ронять, просто искал название улицы, смотрел не в ту сторону, и действительно не видел, куда пёрся.
   - Ничего страшного, - улыбнулась я, всё ещё собираясь с мыслями. - Мне самой однажды пришлось учиться ориентироваться в большом городе, это даётся не сразу.
   - Меня зовут Эдгар, я здесь по делам из Ротсленда, - несостоявшийся хам и хулиган говорил с едва заметным северным акцентом. - Позвольте вас проводить, чтобы больше никто по дороге не проявил такую наглость, как я только что?
   - Алия, - представилась я. - Конечно, я буду рада вашей компании. Мне надо в библиотеку, это направо и до конца улицы.
   - Неожиданно закончились интересные книги в это время суток? - с недоверием поинтересовался он.
   - Нет, что вы, - я тихо рассмеялась. - Несу сдавать заказ, перевод для библиотеки. Кстати, как раз с ротслендского, - без предупреждения перешла я на его родной язык. После знакомства с последствиями на балу на меня напала параноидальная подозрительность.
   - У вас прекрасное произношение, - удивился Эдгар. - Где вы учились, если не секрет?
   Опаньки! И зачем мне понадобилось проверять его легенду, а ну как он мою сейчас разнесет в пух и прах? А ладно, где наша не пропадала.
   - В университете в Лееттане, - пошла я ва-банк. - Сюда я приехала к родственникам найти работу по душе, да и просто посмотреть другие страны.
   - Я был проездом в Танналинне, - заметил он. - Очень красивый город. Алия, скажите, почему вы решили поехать работать, да ещё в такую даль?
   А вот нечего задавать девушкам на улице такие вопросы. Меня определенно понесло.
   - Понимаете, я из не совсем традиционной семьи. Как бы это объяснить? Видите ли, моя мама валькирия. Да, самая настоящая. Правда, она тоже не совсем нормальная, раз вышла замуж и остепенилась, но это уже совсем другая история. Тем не менее, она считает, что женщина должна сама зарабатывать себе на жизнь и ни от кого не зависеть. Поэтому она дала мне хорошее образование и отправила для начала сюда. Приятно было с вами познакомиться, Эдгар. Нет, не нужно меня ждать; фрэр директор собирается зайти в гости к моему дяде, он и доставит меня домой. И вам хорошего вечера!
   Передав перевод и получив деньги, я добрую четверть часа проболтала с главой библиотеки, который, само собой, к фрэру Максимилиану вовсе не собирался. Как и рассчитывала, ротслендец не стал дожидаться меня. Я медленно шагала по булыжной мостовой, пытаясь окончательно уложить в голове, что именно сегодня видела. В ярком свете фонаря на какие-то несколько секунд на меня глянуло моё прошлое, которому даже во снах было сказано не появляться под страхом схлопотать сковородкой прямо на месте. Новый знакомый при ближайшем рассмотрении оказался с серыми, а не карими глазами; с волосами тоже длинными, забранными в хвост, но слегка темнее, почти черными; с немного заостренными ушами и более изящным телосложением. С непривычным акцентом и обычным для этого мира именем.
   Это ведь эльф, отрешенно подумалось мне. Нужно было хоть уши пощупать, раз такая оказия. Шестое чувство подсказывало, однако, что это не последний потерянный шанс.
   - Алия! - прозвенел сзади серебряный колокольчик. - Красивым женщинам просто вредно для здоровья так напряженно думать!
   Ираида, под руку ни с кем иным, как Станиславом - кто бы сомневался. Гвардеец, увидев меня, расплылся в улыбке и попросил передать привет Тео. Его спутница напомнила, перед тем, как на площади мы направились в разные стороны:
   - Я всё-таки очень жду вас в четверг в своем салоне. История о спасении дочери герцога разнеслась по всему городу, и меня уже человек двадцать спросили, когда же я вас приглашу. Так что не обманывайте их ожиданий, ладно?
   - Обязательно буду, - пообещала я.
  
   Погруженная в воспоминания, я постаралась тихой мышкой проскользнуть в свою комнату, но Тео остановился на пороге столовой - спиной, что ли, почувствовал - и окликнул меня встревожено:
   - Алия, ты разве ужинать не собираешься?
   Я застыла посреди прихожей, не зная, что сказать. Общаться действительно не особенно хотелось, поесть можно и у себя. Но оформить идею не успела - фей быстро подошел ко мне, внимательно всмотрелся в моё лицо, поднял руку и поправил выбившийся из прически локон.
   - Тебе плохо? Что случилось, тебя кто-то расстроил?
   - Нет, всё в порядке.
   Ещё не хватало тебе рассказывать о своих несостоявшихся и ушедших любовях, как же. Может, фланелевую жилетку попросить с широким плечом в комплекте? А, холера, я ведь телепат! Пришлось срочно вспомнить зеленых бегемотиков и оранжевых мышей, и как мне с ними было весело.
   - Тебе необъятный привет от Станислава и фрэлли Ираиды, я наткнулась на них по дороге домой. Я сейчас переоденусь и спущусь, всё без меня не доедайте.
   Неторопливо поднимаясь по лестнице, я прокручивала в голове цепь странных совпадений последних двух дней. Сверхъестественные события понятны и объяснимы, я частично дракон. Загадочно другое. Вчера на балу на меня обратил внимание иностранец, как две капли воды похожий на товарища из параллельного класса, по которому я сохла весь выпускной год, и с кем так и не познакомилась. Сегодня меня толкнул на улице эльф, подозрительно напоминающий человека, на которого я потратила год своей драгоценной жизни лишь для того, чтобы узнать, что в самом начале мы запутались в терминах. Он просто общался, а я, как в небезызвестном афоризме, упорно мыла слона. Всё это навевало смутные соображения, которые пока никак не хотели складываться в логичную схему.
   Ужин, кстати говоря, стоил того, чтобы не уединяться. Я дожевывала, пожалуй, третий кусок мясного пирога с хрустящей корочкой, когда фрэр Макс устроил мне чуть ли не допрос.
   - Алия, скажите, как начинается ваше превращение в призрака?
   Я закашлялась - вот это сформулировал - и на всякий случай оглянулась. Крыльев не наблюдалось.
   - Как правило, мне кажется, что никак не удается заснуть. Я встаю и иду прогуляться по дому, и понимаю, что уже вижу сон - потому что с легкостью прохожу сквозь двери.
   Ну-ну, усмехнулся ехидный внутренний голос. То ли девушка, а то ли виденье.
   - То есть своего тела вы не чувствуете?
   Я задумалась и поняла, что от чего-то краснею. На моё счастье, в столовой было не настолько светло, чтобы все это разглядели. К тому же, Тео, поймав мой предостерегающий взгляд, оставил при себе соображения по поводу моей предполагаемой бестелесности в призрачном облике.
   - Почему же, вполне чувствую, за исключением полета и прохождения сквозь стены.
   - Это радует, - подытожил маг. - Значит, теоретически у вас есть возможность переходить из одной формы в другую, не оставляя тело. Но на практике, сначала нужно научиться входить в транс сознательно.
   - Да, - еле сдерживая хихиканье, согласилась я. - Бессознательно мы попробовали, и получилось как-то не очень. Весело, не спорю, но результат был не совсем тот, который предполагался.
   Теперь настала очередь наставника смутиться - слишком неожиданными оказались последствия безобидного на первый взгляд усыпляющего заклинания.
   - Я обещаю так опрометчиво больше не экспериментировать, - с наигранной серьезностью произнес он, и тут же рассмеялся, вспомнив охоту на живность в лаборатории.
   - Договорились. А я буду рассказывать вам всё, что мне теперь приснится, - решила я помочь учителю.
   Но некоторых деталей, фрэр Макс, вам не видать, как птючу радости полета.
  
   В этот богатый событиями день я отключилась сразу, только донеся голову до подушки. И очутилась на балконе замка в горах, под бархатным ясным небом с непривычно крупными близкими звездами. Ночью видами любоваться было как-то бессмысленно в почти полной темноте, поэтому моё внимание привлекла комната по ту сторону высокого стрельчатого окна, а точнее, странная помесь библиотеки и лаборатории. Правую часть помещения размером с актовый зал небольшой школы занимали бесконечные книжные полки; у стены пылал камин, в углу приютился письменный стол и явно удобное обитое кожей кресло. В отделенной аркой левой половине я разглядела такой же заставленный колбами и приборами длинный стол, как у фрэра Максимилиана, и, как ни странно, похожую кушетку. Да что они, по совместительству психиатрами подрабатывают, что ли! Или лежанка предназначена для куда более зловещих манипуляций, чем раскапывание комплексов неполноценности... А почему сразу не операционный стол или алтарь? Кстати, то, что вышеназванных предметов не видно, ещё не означает их отсутствия. Мне даже как-то зябко стало неожиданно от такой нежизнерадостной идеи, и я вернулась к рассматриванию избы-читальни.
   Обнаружились ещё две немаловажных детали интерьера: огромная пушистая шкура неизвестного мне пятнистого зверя на полу у камина и затылок с собранными в традиционный, похоже, для мужчин, хвост медно-рыжими волосами. Хозяин сей шевелюры сидел за столом спиной к окну, и неуёмное моё любопытство вдохновило меня на очередной подвиг. А стоило бы призадуматься перед тем, как мягко толкнуть балконную дверь и с удивлением обнаружить, что она без скрипа открылась, чьей именно жертвой пал хищник, украшающий собой комнату.
   Кресло бесшумно начало разворачиваться и застыло на полпути, когда словно улыбающийся голос произнес:
   - Входите, уважаемая, я ждал вас.
   Я шагнула внутрь и поинтересовалась ехидно:
   - Ах, вы ждали? В таком случае, не соизволите ли назвать своё имя?
   - С удовольствием, - ответил мужчина, встал, и оказался третьим среди моих знакомых человеком с зелеными глазами. Продолжить он не успел - меня резко дернуло назад, как будто схватив поперек живота. Я провалилась в звенящую темноту, только для того, чтобы со вскриком сесть на кровати и обнаружить за своим уже окном солнечное утро. Нужно будет рассказать сон фрэру Максу, подумала я.
  
   Четверг подкрался незаметно. Проработав первую половину дня, за обедом я вспомнила, - а точнее, девичью память освежил Тео - что вечером меня ждут в салоне фрэлли Ираиды. Поэтому в половине седьмого, кинув последний взгляд в зеркало, я набросила плащ и вместе с вызвавшимся проводить феем вышла из дома.
   - Не люблю официозные сборища на высшем уровне, - хмуро посетовала я, взбираясь на холм по утонувшему в тумане узкому тротуару.
   - А кто тебе сказал, что оно официозное? - рассмеялся он.
   - Хозяйка сообщила по секрету - желает представить сливкам Оттанны, потому как все извелись ждать возможности познакомиться с героической мной. И, если честно, я абсолютно не хочу знать, что этот элитный молочный продукт обо мне подумает.
   - Алия, да ты что! Самые чопорные горожане собираются у герцога; а её приглашения удостаиваются только самые интересные личности. И, между прочим, любители повеселиться. Как ты заметила, она эльфийка, а уж они-то знают толк в развлечениях. Я бы и сам с удовольствием составил тебе компанию, но градоправителю приспичило созвать срочное совещание по безопасности.
   Маг доставил меня к крыльцу и, пообещав по первому зову явиться и забрать домой, сдал на руки серьезному дворецкому. На полпути к залу, в длинном коридоре меня перехватила сама высокородная фрэлли. Пользуясь случаем, я попробовала облегчить свою участь:
   - Ираида, можно вас кое о чем попросить? Мне не хотелось бы стать эдаким экспонатом на всеобщее обозрение... Не могли бы вы представить меня гостям как-нибудь без шума?
   - Дорогая, конечно, можно! Я вовсе не собиралась подать вас как главное блюдо ужина. Само собой, не выведу вас на середину комнаты и не закричу: "Внимание, та самая фрэлли Алия!"
   - Спасибо огромное, - обрадовалась я, и мы вошли в ярко освещенную гостиную. Около двадцати человек курсировали по комнате с бокалами, собираясь группами, перетекая из одной в другую. То и дело рядом с гостями, словно из ниоткуда, возникали служанки с подносами, полными закусок мелкого формата.
   За следующий час меня познакомили с ректором и несколькими преподавателями Оттаннского университета, с режиссером местного театра, а также с одним из актеров. С последним мы разговорились о танцах, и тут общая атмосфера бесшабашного веселья и мне вскружила голову. Я собралась с мыслями, и показала ему ту похожую на творение мистера Флэтли композицию, которую мы успели ушедшей весной разучить в студии; возможно, было не слишком умно выдавать её за новейшие веяния в Лееттане. Тем не менее, служитель Мельпомены (или кто тут у них по части комедиантов?) пришел в совершеннейший восторг и потребовал пообещать ему ещё парочку творческих встреч, дабы он мог первым использовать оригинальный стиль в своем творчестве. Придворный художник загорелся идеей написать с натуры и в пейзаже сцену спасения Иоанны, и ангажировал меня на ближайшие солнечные дни в качестве модели.
   - Михаэль, - материализовалась рядом с живописцем очаровательная эльфийка, - вы не находите, что нужно бы дать и другим шанс пообщаться с фрэлли Синнаан? Алия, пойдемте, теперь я представлю вам своего дальнего ... весьма дальнего родственника из Ротсленда, - и она, подхватив меня под руку, направилась к окну, где, спиной к нам, стоял невысокий черноволосый мужчина в темно-синем камзоле.
   - Кузен, как я вам и обещала, это ... - начала было она.
   - Мне кажется, мы уже знакомы, - бархатным голосом с едва заметным ротслендским акцентом, оборачиваясь, отозвался он. Я почувствовала тонкий запах бергамота - вот что ещё растревожило меня тогда на улице. Поприветствовав меня коротким вежливым кивком, автоматически протянутую для поцелуя руку бережно взял и поднес к губам Эдгар.
   Глава 6
  
   В лучших традициях огромная сыроподобная луна лила свой мягкий свет на пустынные улицы, черепичные крыши и шпили герцогского замка. Шаги отзывались негромким эхом в тишине прохладной осенней ночи.
   - Спасибо, Эдгар, что проводили. Мы уже почти на месте, осталось только завернуть за угол. Мне немного неловко, что пришлось вас побеспокоить; дядя обещал доставить меня домой, но его с ассистентом неожиданно вызвали к герцогу.
   - Не волнуйтесь, Алия, мне абсолютно некуда спешить. К тому же, любой посчитал бы за честь доставить домой столь очаровательную фрэлли.
   В свете яркого фонаря, что слегка покачивался над головой, от укрытых тенью стен отделились трое, гнусно ухмыляясь.
   - Не подадите ль на пропитание, - с мерзкой усмешкой поинтересовался троллеобразный детина в надвинутой по самые утопленные в черепе глазки шляпе.
   - И на поразвлечься заодно, - подхватил второй, длинный, с сальными патлами, обрамлявшими рябую физиономию, и скользнул по мне маслянистым взглядом. Третий не успел выразить свои предпочтения по части подаяния, потому как мне определенно повезло с провожатым - Эдгар певуче произнес короткую фразу на незнакомом языке, и словно волна лилового огня пробежала от его выставленной к нападающим ладони. Двое разговорчивых грабителей теперь застыли на месте, злобно и удивленно моргая. Однако на этом попытка поживиться за счет эльфа не перешла в разряд неудавшихся; на третьего паразита заклинание не подействовало, втянувшись в амулет с темным камнем, что висел на шее. Охотник до чужого добра оскалил в удовлетворенной пародии на улыбку мелкие острые зубы (наверняка помесь человека с какой-то нечистью) и сверкнул лезвием длинного кинжала в левой руке.
   Что произошло дальше, я ни за что не смогла бы восстановить в памяти и рассказать в подробностях, несмотря на десятки описаний поединков, драк и дуэлей, прочитанных в захватывающих книгах обоих миров. Несколько минут промелькнули в виде вырванных вспышкой из темноты кадров.
   Зубастый гад в прыжке-полуполете в сторону Эдгара. Сверхъестественное синеватое сияние эльфийского клинка причудливой формы. Невообразимый пируэт его обладателя. В ужасе зажмурилась, не хочу видеть, как это закончится. Скрежет скрещенных лезвий, пара глухих ударов, задушенный стон, тишина. Тяжелое дыхание победившего. Тонкий знакомый запах аристократического чая. Можно открыть глаза.
   К живописным статуям на булыжной мостовой добавилось бесформенной кучей осевшее тело незадачливого грабителя, которого не спасла даже защита от магии. Живое или не очень - у меня не было желания проверять.
   - Алия, - отрывисто проговорил Эдгар, - пойдемте. Об этих утром позаботится стража.
   Мне с трудом удалось стряхнуть оцепенение, чтобы быстрым шагом последовать за ним. За углом, уже рядом с домом, новообретенный спаситель (подозрительно мне везет на них!) прислонился к стене; даже в лунном свете была заметна его внезапная бледность и темное пятно на левом плече, быстро расплывающееся по камзолу.
   - Мне придется просить вас о помощи, несравненная, - чуть ли не виновато произнес он. - Заживет как на эльфе, но кинжал был отравлен. Противоядие необходимо в течение получаса. До дома кузины я могу не дойти и телепортироваться не в состоянии. Можно воспользоваться аптечкой вашего дяди?
  
   В прихожую я влетела со скоростью разъяренной валькирии.
   - Марта! - пронеслось по пустым коридорам. Сонная рыженькая служанка в намотанной поверх ночной рубашки огромной шали проявилась на лестничной площадке.
   - Теодор дома?
   - На вызове, фрэлли Алия, - зевнула девушка?
   - А фрэр Макс? Марта, солнце, умоляю, не спи, это срочно!
   Только сейчас она заметила остроухого раненого незнакомца, подпирающего косяк. Остатки дремоты покинули её на удивление стремительно.
   - Он тоже, но все лекарства в лаборатории, - сообщила мне на бегу в ванную на первом этаже, откуда через несколько секунд раздалось погромыхивание металлических сосудов - вероятнее всего, кувшина о раковину. Я решительно подхватила под руку вяло пытающегося шагать твердо и самостоятельно Эдгара, и потащила его к двери в святая святых мага.
  
   Мама моя татарская, и что я должна теперь с ним делать? Последняя надежда на то, что Марта ошиблась, и учитель дома, испарилась, когда эльф тяжело опустился на кушетку и здоровой рукой начал расстегивать камзол, а я обвела взглядом пустое помещение. Предположим, мне немного помогут прочитанные дома уже к двенадцати годам медицинские справочники, но где же искать противоядие и от чего?
   - От эркамина, - сквозь зубы выдавил он. - Темно-красная жидкость с пряным, даже перечным запахом, не перепутаешь.
   Интересно, когда это мы успели перейти на ты? Видимо, взаимное спасение к этому обязывает. Я подскочила к шкафу, и в растерянности застыла, распахнув дверцы. Четыре полки склянок и бутылочек, нет, я просто обожаю главного мага города, теперь ещё и за педантичность. Каждый ряд и каждый пузырёк были тщательно надписаны, поэтому, знакомая с библиотечной системой, я без труда нашла "Противоядия: Эркамин".
   Окончательно проснувшаяся служанка уже поставила достопамятный таз и кувшин на стол и теперь помогала пациенту снять рубашку. Колористический эффект на её нежном лице поражал несочетаемостью оттенков: пикантный румянец от созерцания не массивного, но вполне даже тренированного торса пострадавшего контрастировал с легкой прозеленью от вида окровавленной одежды. В итоге чувствительность победила, и предполагаемую помощницу в состоянии близком к знаменитому цвету ткани "лягушка в обмороке" пришлось отправить на кухню разогреть шоколатту, раз у нас гости; и какая разница, что их привело.
   Я же откупорила флакон с лекарством; принюхавшись, убедилась, что нашла верное, и стала осматривать наклейку в поисках инструкции.
   - Три капли на полстакана воды выпить, - подал голос пострадавший герой, - пять на кувшин промыть и потом две на порез.
   Снадобье внутрь подействовало мгновенно; бледность отступила, Эдгар доблестно терпел врачевание, иногда немелодично шипя в унисон c пенящимся при попадании на рану раствором. На заключительной стадии он не сдержался и вполголоса выругался.
   Окинув взглядом стол, я присела рядом с эльфом и прикрыла глаза - внезапно накатила неодолимая слабость. Нащупав на цепочке кристалл, я устало позвала:
   - Марта! У нас в хозяйстве не завалялось ли мужской рубашки попристойней?
   - То есть без воланов и кружавчиков? - ехидно вопросил голос от двери (вот ведь, уже пришла в себя!). Серебристо-серая сорочка с черной вышивкой заняла место своей доблестно погибшей сестры на свежезалатанном герое. С трудом поднявшись, я собрала со стола кувшин и таз, кои вручила так кстати появившейся девушке. Материальные, то есть матерчатые улики пришлось свернуть и отправить на ликвидацию в камине в библиотеке, а невольного героя - подкрепляться поздним ужином в столовой.
   И что же они с завидным упорством рвутся меня спасать? - размышляла я, спускаясь на первый этаж. От грузовика, от яда, полета с лестницы, нехороших людей, грабителей на улице? Не понимаю, чем и кому так необходима моя бренная оболочка, и то количество глупостей, которое в ней заключено. Ну подумаешь, призраком прохожу сквозь двери, заворачиваюсь в крылья. Перевожу неплохо. А в остальном практически бесполезна.
   С этой здравой и вдохновляющей мыслью я добралась до столовой, - неужели этот безумный вечер закончился? - опустилась на заботливо отодвинутый стул и благодарно приняла из рук Эдгара кружку. Обхватив её по старой привычке обеими ладонями, я бездумно пялилась на дымящуюся поверхность напитка и отрешенно вдыхала бодрящий запах. Неожиданный приступ медитации был прерван эльфом, который спросил с, как я уже поняла, нетипичной для этой расы виноватой интонацией:
   - Алия, ты в порядке?
   - Да, уже вполне, - встрепенулась я.
   - Прости меня за все сегодняшние неприятности. И... спасибо за помощь, у тебя очень неплохо получилось. Ты не думала пойти в ученицы к дяде?
   Какая галантность, подумала я, Версаль просто рядом в одной луже не валялся; и постаралась ободряюще улыбнуться - хоть не исключено, что получилась только измученная ухмылка.
   - Всегда пожалуйста. Но зарабатывать на жизнь я предпочитаю менее нервотрёпным способом. Да и способностей у меня нет никаких.
   - Неужели? А мне на какой-то момент показалось, что - мы ведь замечаем магию - у тебя не совсем обычная человеческая аура.
   - Так это потому, что у меня мама валькирия! Увы, от неё мне не передались даже те физические данные, которые могли бы. Бегаю я медленно и недолго, плавать не умею вовсе.
   - Зато замечательно танцуешь, - хитро подмигнул он и поднялся, ещё тяжело, но уже намного уверенней, чем шел по коридору полчаса назад.
   - Я думаю, что если не пойду домой сейчас, то время станет совершенно неподобающим для дружеского визита.
   Проводив его до входной двери, я спросила:
   - Ты доберешься?
   - Конечно, я уже прекрасно себя чувствую.
   - А если грабители решат попытаться снова поживиться за твой счет?
   - Не думаю. Сдается мне, что им долго не захочется выходить на работу в ночную смену.
   Я тихо рассмеялась:
   - И правильно, пусть возьмут отпуск.
  
   Насыщенный событиями вечер вымотал меня настолько, что, едва успев донести голову до подушки, я провалилась в недолгое забытье, только чтобы обнаружить себя на знакомой поляне в лесу, по пути к озеру. Тот самый солнечный день ранней осени, как и тогда, когда состоялось моё первое знакомство с человеколюбивой фауной Име-Деймы. Прищурившись, я разглядывала лужайку. Ветра не было, но нечто странное тучей зависло между двумя огромными кустами. Насекомые? При более близком рассмотрении стайка мушек оказалась застывшими в воздухе семенами твигглиса. Ну да, это ведь сон. Недолго поколебавшись, я шагнула к пещере и прошла сквозь смертоносные миниатюрные лезвия - или они просочились сквозь моё призрачное обличье.
   Внутри грота слегка темнее, чем снаружи, но проникающего сквозь листву света было достаточно, чтобы заметить, что ускользнуло от моего внимания раньше. Он был куда глубже, чем мне показалось; я всего лишь приняла поворот за изгиб стены. Да и, честно говоря, не об исследованиях думалось в тот момент. Но сейчас с необъяснимой силой тянуло дальше. И куда ты собралась, прозрачненькая такая, - ехидно поинтересовался внутренний голос. Действительно, даже если в моем спящем сознании нарисовалась яркая розовая неоновая стрелка "Домой - туда!!!" и тихонечко жужжит, иногда мигая, это не значит, что "туда" нужно ломиться немедленно. Потому что, насколько я помню, у меня имеется телесная оболочка, мирно сейчас почивающая на удобной кровати под апельсиновым светильником. А следовательно, неплохо б с ней воссоединиться, а потом уже попробовать прорваться обратно в свой мир, раз я так убеждена, что путь к нему начинается за поворотом в пещере.
   Было бы закономерно после такого судьбоносного решения проснуться в своей комнате, посмотреть на звезды сквозь хрустальное окно, повернуться на другой бок, и сладко просопеть до самого утра, но нет же! Мы не ищем легких путей даже в образе привидения с бронзовыми драконьими крыльями - материализовался оный в лаборатории фрэра Максимилиана. Маг поднял заинтересованный взгляд от книги и впечатленно присвистнул:
   - Алия, вы становитесь с каждым разом величественней в своей второй ипостаси.
   - Магистр, надеюсь, это комплимент? Я тут мимо проходила, и решила порадовать вас своим явлением - вы ведь хотели, кажется, поизучать феномен меня?
   - Да, с удовольствием, - согласился он и через кристалл вызвал Тео. Тот появился в дверях через несколько минут, которые я провела сидя на столе, болтая ногами и разглядывая пережившую моё нашествие парой часов раньше обитель "родственника". За то недолгое время, что я здесь провела, фрэр Макс и правда успел мне стать кем-то вроде внучатого дядюшки (или двоюродного дедушки), а его ученик - почитай, кузеном. В некотором смысле. Очень дальним кузеном.
   - Начнем, - с энтузиазмом воскликнул наставник.
   - Обязательно, - кивнула я, не покидая, впрочем, насеста.
   Говорила мне бабушка быть начеку, когда рядом двое волшебников. Впрочем, ничего подобного она не упоминала, но ведь могла бы; а я девочка умная, обязательно бы её послушала.
   В следующий момент я взлетела под потолок с визгом "Мамаааа!!!!" и с непривычки перекувыркнулась в воздухе, посмотрела вниз, сменила тональность на близкую к ультразвуку, после чего с омерзением тряхнула правой кистью, и с кончиков пальцев сорвался шар оранжевого огня размером с хороший персик. Он срикошетил, ударившись о жесткий панцирь, и метнулся в угол, где с грохотом взорвал урну для мусора. Какой панцирь? Хитиновый! Поскольку посреди лаборатории возник огромный представитель членистоногих, не побоюсь этого слова, фута в четыре обхватом, и разочарованно заскрежетал, проводив меня подозрительно осмысленным взглядом. На всякий случай я швырнула ещё один сияющий пульсар, метя в голову паука; однако, ему удалось с поразительной стремительностью отклониться, то ли прижать брюхо к полу - много ли там с высоты десяти футов рассмотришь? - и сгусток пламени понёсся прямо на учителя. Тот проворно поймал импровизированный снаряд, словно примагнитив его к левой ладони, и через несколько секунд, заинтересованно разглядывая добычу, небрежно щелкнул пальцами правой. Насекомое судорожно задергало лапами и истаяло серым туманом, через остатки которого прошел фей и присоединился к наставнику в изучении доселе невиданного типа оружия.
   Переведя дыхание и уняв пульс, - да, у призраков они очень даже имеются - я медленно спланировала обратно на излюбленный операционный... простите, просто стол, и намеренно громко прочистила горло.
   - Уважаемые господа! Сэры! Фрэры! Вы ничего не хотите мне объяснить?
   Пожилой маг оторвал рассеянный взгляд от объекта своего пристального внимания, которое, наконец-то, досталось и мне.
   - Поздравляю, Алия! Ваши способности раскрываются всё больше с каждым разом. И эта небольшая провокация, иллюзия, я полагаю, пошла вам только на пользу.
   - Провокация? Иллюзия? Небольшая? Ну, знаете, фрэр Максимилиан, при всём моём к вам уважении - так поступать непорядочно! Я ведь могла прямо тут под потолком заработать сердечный приступ. Только не говорите, что вы знали о моей арахнофобии - этого я вам не прощу.
   - Не знали, - глядя на меня честными золотисто-карими очами, подтвердил Тео. - Прости, это была моя идея, напугать тебя и посмотреть, на что ты способна. Мы прикинули, чего женщины, как правило, боятся, и получили две кандидатуры: мыши и ползучие многоногие гады. Почему-то мне показалось, что ты не вспрыгнешь на стол с визгом при виде маленького милого грызуна, и я предложил магистру применить насекомое, а ему, видимо, пришелся по душе как раз паук.
   - Угу, - мрачно прокомментировала я. - Посмотрели. Результат вдохновляет?
   - Ещё как! - вмешался наставник. - Вам определенно нужно учиться использовать и развивать свой дар, и в первую очередь было б неплохо переходить во вторую ипостась, не покидая тела, или хотя бы впадать в транс сознательно. Пульсаров такой силы я ещё не видел; они сродни драконьему пламени, чего и следовало ожидать, и могут по желанию мага поражать разные типы мишени - например, если б вы захотели разрядом испепелить оборотня, схватившегося в драке с человеком, то последний бы ничуть не пострадал.
   - Есть многое на свете, друг Горацио... - поворчала я и не преминула озадачить фрэра Макса таким вопросом, какой ему, пожалуй, никто б в подобной ситуации не задал. - А если я решу, что плохой в драке как раз человек, выборочность тоже сработает?
   Собеседник мой явно опешил от такого предположения.
   - В общем-то, никогда над этим не задумывался. Теоретически, почему бы и нет. На этой неделе обязательно узнаю и вас просвещу.
   - Буду безмерно благодарна, - заявила я, и неожиданно зевнула - а вы не знали, что призраки ещё и зевать умеют? - А теперь, если вы не против, я пойду всё же досплю; потому как мозг у меня тоже основательно утомился за сегодня. Спокойного остатка ночи, уважаемые.
  
   Несколько дней после достопамятного четверга я провела в состоянии необъяснимой тихой умиротворенной эйфории, работая над очередным заказом для библиотеки. На этот раз мне повезло - досталась гениальная пародия на все существующие в этом мире жанры литературы. С расшифровкой аллюзий и передачей игры слов пришлось, само собой, повозиться; но ведь я никогда не искала легких путей. Однако постепенно одна и та же мысль стала появляться в, казалось бы, успокоенном - даже драконье второе я мирно дремало - сознании. Что там, за поворотом в пещере? Почему мне так настойчиво хочется вернуться в грот и проверить, на самом ли деле там выход домой? Вывод напрашивался один, по аналогии с принципом "послушай и успокойся", что я всегда применяла к завораживающей музыке - надо вернуться и проверить. Шестое чувство довольно громко подсказывало, что за такую самостоятельную экспедицию маги меня по головке не погладят, но исследовательский зуд разыгрался не на шутку. А вот возьму и докажу, какая я полезная - не всё же из-под потолка гигантских пауков, вопя, обстреливать.
   День икс наступил, когда оба волшебника с утра пораньше отправились всё к тому же параноидальному герцогу, предупредив домочадцев, что до обеда не стоит даже и пробовать связаться с ними - будут проводить испытания в особо секретном изолированном от внешних воздействий бункере, то есть погребе, и кристаллы не сработают. Рассеянно сопроводив кивок задумчивым "Угу, удачи вам", я едва дождалась, пока за феем закроется дверь моей комнаты и немедленно развила бурную деятельность. Походное одеяние - брюки, рубашка, плотные сапоги; из шкафа выужен верный гномьей выделки плащ; с собой моток крепкой веревки, нож и небольшой осветительный кристалл на кожаной петле - чтоб подвесить на запястье. Кажется, всё. Ах да, коммуникатор на шею. Фляжка с водой и несколько лепешек с сыром на случай если поход затянется до вечера. Вот теперь готова.
   Путь через лес по знакомой тропинке занял не более получаса и вывел к зловещей поляне. Кусты выглядели очень даже мирно, но, памятуя об их обыкновении цвести и давать семена круглый год, я понадёжней запахнулась в плотную ткань и двинулась к скале очень быстрым шагом. Вслед мне твигглис лениво эдак выстрелил пару раз и затих; сказывалась прохлада поздней осени. Внутри было темно, но поразительно сухо и свежо - как будто пещера периодически проветривалась. Щелкнув ногтем по прохладной поверхности фонарика, я повесила его на руку и неспешно обогнула выступ стены, за которой действительно открылся широкий коридор, уходивший так далеко, что света маленького кристалла не хватало. Ну что ж, в таком случае подойдем ближе и рассмотрим подробнее. Только вот плащ - не лучшее одеяние для занятий спелеологией - пришлось свернуть и, придавив камнем, оставить у входа.
   В замкнутом пространстве время течет иначе, и я не могу сказать, как долго шагала. Путь извивался, то уходя вглубь, то словно поднимаясь в гору; в какой-то момент внимание привлек особенно интересной формы сталактит, и я остановилась, задрав голову и рассматривая чудо природы.
   Сначала дыбом встали волосы у корней и воображаемая чешуя на загривке, и лишь спустя мгновение я поняла, что слышу подозрительно знакомый и на это раз явно торжествующий скрежет. Стремительно обернулась, и очень вовремя; на меня плотоядно пялилась копия давешней иллюзии, только теперь очень даже во плоти. В примерно двухстах фунтах плоти, облеченной в блестящий панцирь и вооруженной невообразимым количеством крючков-зацепок на лапах, жвал, и бог знает чего ещё. Онемев от ужаса, я медленно пятилась, пытаясь обогнуть сталактит, который меня, естественно, не защитил бы от настроенного на обед из одного блюда паука. На моё относительное счастье, за каменой сосулькой обнаружилась небольшая, но глубокая ниша, даже расщелина, куда я втиснула свою напуганную до потери соображения тушку и решила, что на ближайшие полчаса всё обошлось. Не тут то было. Тварь оказалась не глупее меня и лезвиеподобной конечностью попыталась выцарапать упрямую еду из укрытия. Я отступила на шаг. Ещё на один. Левую ногу чувствительно кольнуло чуть ниже колена. В слабом свете кристалла за моей спиной приглашающее сиял хрустальный куст, похожий на раздраженного ежа, и одна из его иголок потемнела до середины, впитав свежую кровь.
   Подведём итоги. Маги сегодня недоступны; коммуникатор не работает на такой глубине, поскольку ни Марту, ни Станислава вызвать не удалось. Светильник не вынес всех выпавших на его долю испытаний и подло погас в самый ответственный момент, еле слышно звякнув. Края норки медленно поддаются усилиям насекомого и неохотно осыпаются мелкой крошкой, а это значит, что мне недолго удастся находиться на безопасном для здоровья расстоянии между ним и прозрачным кровососом, и один из них меня сегодня точно употребит в качестве незадачливого звена пищевой пирамиды. И где все мои спасатели, когда их надо?
   Ответ последовал незамедлительно - очень знакомая лиловая вспышка и грохот снаружи означали, что обстановка меняется. Тот же факт, что паучья лапа втянулась обратно, и явно не по собственному желанию, позволял надеяться, что события развиваются в мою пользу. Внезапно стало невероятно тихо; настолько, что я испугалась - а вдруг оглохла. Но звуки вернулись: шуршание, злобный скрип, отрывистые команды на неизвестном мне языке, но вполне даже узнаваемым голосом. Затем в кромешной тьме запястье обхватили сильные пальцы, и неожиданное прикосновение было сродни электрическому разряду - слегка зазвенело в ушах, я вздрогнула, дернулась назад и снова наткнулась на треклятый шедевр природы, мечту геолога, ругнувшись себе под нос на французском.
   - Merde! Извини, Эдгар, если это ты. Других эпитетов у меня просто нет.
   - У меня, пожалуй, тоже, - иронично отозвался эльф и вытащил меня на свет божий, представленный неярким синеватым пульсаром. - Позволь спросить, что ты здесь делаешь, одна и без магической поддержки?
   - Играю в юных скаутов! Спасибо за своевременное подкрепление, но, разреши поинтересоваться, как ты сюда попал?
   - Ты не поверишь, мне приснился сон. Про тебя в процессе изучения этого самого скалистого коридора. И так стало интересно, что же там дальше, что я решил разыскать полянку с гротом и полюбопытствовать.
   - Крайне занимательно, - пробормотала я, оглядывая штанину сзади. Темное пятно на ней устрашающе расползалось, и мне подумалось, что головокружение и слабость - результат отнюдь не смятения чувств при близком контакте с обаятельным иноземцем, а всего лишь столкновения с хищным минералом. - Но я бы предложила отсюда выбираться поскорее, что-то мне нехорошо.
   - Куда пожелаешь; я могу тебя телепортировать хоть прямо в твою комнату. На улице сейчас, кстати говоря, уже далеко за полдень. И, наверное, основательно после обеда.
   - Тогда я как раз у себя предпочла бы оказаться. Чтобы замести следы на случай, если дядя и Тео уже вернулись со своего секретного совещания.
   - У меня более интересное предложение.
   Я вопросительно приподняла левую бровь; разучиванию этой небрежной гримаски было посвящено немало часов перед зеркалом в отрочестве.
   - Почему бы не отправиться к фрэлли Ираиде, где ты сможешь привести себя в порядок, застирать следы, я тебя подлечу - и потом отправлю домой?
   Не понравилась мне эта идея, не могу и сказать, почему. Просто не понравилась, и всё. Ах, да, вмешался зловредный внутренний голос. Какие мы галантные, ехидно проскрипел он. Надо же. Прямо таки рвёмся защитить даму от неприятностей путем организации дополнительных приключений на её вторые девяноста. А не много ли будет для одного дня? Определённо достаточно, решила я, и внесла конструктивные исправления:
   - А что если всё-таки доставить меня в мою скромную светёлку, куда я уже натаскала из лаборатории целую небольшую аптечку? Полагаю, с парой царапин на ноге я вполне справлюсь самостоятельно. Только придётся вернуться к входу в пещеру и забрать плащ.
  
   Застирав в ванной вещественные доказательства экспедиции и упаковавшись в домашнее платье, я вернулась в комнату, дабы продемонстрировать нанесённый дурацким камушком ущерб Эдгару, который расположился за столом, разглядывая добытое мной путём честного умыкания содержимое шкафчика для первой помощи. Вышеозначенное повреждение оказалось на нежном и весьма неудобном для беззаботного передвижения месте - точнехонько под коленом, а не там, где вы подумали. Эльф озадаченно воззрился на предъявленную конечность. Я уже стала закипать потихоньку - нога как нога, подумаешь, диковинка! - как он открыл один неприметный пузырёк и принюхался.
   - Алия, знаешь, что это у тебя такое?
   Я взяла бутылочку; резко запахло хвоей.
   - Если честно, без понятия. Оно стояло на полке с "дезинфекцией и заживлением" в двух экземплярах, и я решила, что фрэр Макс не обеднеет, если я одну экспроприирую.
   - "Оно", как ты выразилась - это очень полезный бальзам. Намазанный на рану, при некотором магическом воздействии заживляет её, не оставляя никаких следов.
   - А ты умеешь на него ... воздействовать?
   - Запросто. Как птюча обогнать. Только есть небольшой побочный эффект.
   - Всё посинеет и отвалится? - ехидно вопросила я.
   - Такого я не припомню в своей практике... а вот больно в процессе будет, очень. Как бы ты меня от избытка эмоций не пнула, лишь вчера вылеченного.
   - Что я, лошадь, что ли? - возмутилась я, но на всякий случай перебазировалась на кровать, вывернув левую заднюю лапу небезызвестной буквой "зю" в таком ракурсе, чтоб уж наверняка не лягнуть доктора, и скомандовала:
   - Мажь.
   Темно-зелёная желеистая субстанция приятно холодила кожу до тех пор, пока под его протянутой над порезами ладонью не стали быстро слетаться оранжевые искры, которые через пару секунд превратились в тонкую полоску ослепляющего света.
   Мааама! Хорошо, что предупредил, заботливый наш! И крепко держал меня за лодыжку, памятуя о своём опыте целительства, судя по всему - потому как я бы непременно попала ногой, куда удалось достать, и при этом могли пострадать жизненно важные органы.
   - Спасибо, - еле слышно выдохнула я, предварительно вспомнив, как это делается.
   - На здоровье, - усмехнулся он, с некоторой гордостью разглядывая результат своих усилий. Щиколотку, впрочем, не выпустил; настроился, что ли, на романтическое продолжение игры в больницу? Помню, помню, в детском саду во время тихого часа ...
   - Можно тебя попросить отсюда тоже телепортироваться? Не хотелось бы вводить дядю в курс моих приключений, а без этого твоё появление из моей комнаты будет, скажем так, не совсем обоснованным.
   - Но ведь его можно и обосновать, не так ли?
   Интересно, и когда эта изящная (логично, эльф ведь, не грузчик!) ладонь переместилась на моё колено? А, где наша не пропадала. Я взрослая самостоятельная женщина, могу себе позволить... и не только себе...
   Ой, не ведут себя так взрослые и самостоятельные, а только закомплексованные умственно отсталые золушки. Ну, посудите сами - выкрутиться из страстных объятий, отшатнувшись к стене, распахнуть глаза, будто перед тобой скорпион ядовитый, а не товарищ нечеловеческой симпатичности, и сдавленно, но твердо заявить "Нет!" - всё это, собственно, не дав и начаться никаким посягательствам на свою честь.
   - Нет, Эдгар. Прости.
   - Почему? - вовсе не обиженный вопрос, скорее для проформы, чтобы объяснить только что выплеснутую на него бурю эмоций, и какое же счастье, что все эльфы эмпаты, а то ещё и пришлось бы объяснять, откуда что взялось.
   - Потому что ты очень похож на человека, которого я знала дома. (Ни слова не соврала, между прочим. А где этот дом находится, какая разница.) И мне нужно притормозить, чтобы всё обдумать и разобраться в себе.
   - Поразмышляй, конечно. Как ты знаешь, у меня времени навалом; я могу ждать, сколько понадобится.
   Он поднялся, подхватил свой плащ и, галантно приподняв воображаемую шляпу, исчез в тумане перемещения.
  
   Проведя два часа в совершенно бесплодных попытках сконцентрироваться на новом переводе, я спустилась к ужину абсолютно измученной как морально, ибо настолько напряжённо обдумывать этические проблемы таким хрупким созданиям вредно, так и физически, после довольно утомительного исследования пещеры.
   Витая в нерадостных размышлизмах, я машинально уговорила ужин из речной рыбы с овощами и механически приступила к десерту под фруктовый чай. Смысл заданного мне фрэром Максом вопроса пробился к не вполне адекватному сознанию не с первого раза и, подозреваю, даже не со второго.
   - Алия, что такое "вагончик тронется, перрон останется"?
   Я воззрилась на наставника с ужасом. Откуда он вытянул назойливый припевчик? Прислушалась к себе - и правда, крутится в голове. Видимо, я подсознательно категорически не хотела на этот раз размахивать своими растрёпанными чувствами, как флагом на демонстрации, и заблокировалась, как могла.
   - Ну, в общем, транспорт такой между городами. От специальных платформ, перронов, отправляются вагончики; их тянет паровоз, в более современном варианте дизель или электровоз. Это, в свою очередь, такая здоровая дура...
   Заметив, мягко скажем, ехидное выражение лица учителя и озадаченное - фея, я остановилась. Угу, именно, здоровая дура здесь как раз я, ещё бы принцип работы синхрофазотрона объяснила, если б сама знала.
   Я набрала побольше воздуха, и начала язвительно:
   - Дядюшка! Я вас, конечно, очень люблю, но... - на этом мысль закончилась, и, не в силах сохранять серьёзность, оратор рассмеялась (надеюсь, лёгких ноток истерики в голосе никто не заметил).
   - Просто посчитал своим долгом вас отвлечь, вы ведь не против? - поинтересовался пожилой маг, предусмотрительно встав и продвигаясь в сторону двери. - И пойду-ка, пожалуй, поработаю.
   Вообще-то стоит ему потом сказать спасибо, обстановку разрядил мастерски и без жертв. Поболтав с Тео ещё полчасика о пустяках вроде нового поворота в герцогской подозрительности и непонятного восторга, которым к нему вдруг воспылала шестилетняя дочь градоправителя, мы синхронно решили покинуть уютный полумрак столовой.
   Но на этот раз он не пропустил меня в коридор первой, а попытался задержать, встав в дверях. Если б взгляды могли сбивать с ног, мой, возмущенный и вопросительный одновременно, именно это и сделал бы.
   - В чём дело? - натянуто-спокойно спросила я.
   - Это мне интересно, в чём дело. Паровозики и вагончики - это, несомненно, крайне мило. Только я вижу, тебя что-то гложет, и хочу помочь.
   - А с какой, собственно, стати ты решил поиграть в психоаналитика?
   - Алия! - его глаза потемнели. - С такой, что я тебя сюда доставил, и я за тебя отвечаю. Как минимум, перед самим собой.
   Мы в ответе за тех, кого притащили... Похоже, отвертеться не удастся. А раз так - получите.
   - Да, ты прав. Меня немного расстроили. Ты ведь знаешь кузена фрэлли Ираиды? Так вот я не хотела б его видеть в ближайшую, скажем, неделю. И если он появится с визитом, скажи ему, что меня нет дома, ладно?
   Озадачив фея неожиданным заданием, я поднырнула под его опирающуюся о косяк руку и гордо удалилась в опочивальню.
  
   Три дня прошли относительно спокойно, а на четвертый вечер, опять же, в лучших традициях грамотного маринования женщин - что-то моя жизнь стала подозрительно напоминать слащавый любовный роман - от работы отвлек спор в коридоре. Расслышать удалось лишь одного его участника, Тео.
   - Объясняю вам в последний раз, её нет дома. Да, уважаемый, для вас - нет.
   Встрепенувшись, я вылетела за дверь и быстрым шагом направилась к лестнице. Голос посетителя был еле слышен, но нетрудно догадаться, кого именно маг встретил столь неприветливо. До меня донесся новый обрывок разговора.
   - Эдгар, если вы позволите себе ещё одно подобное предположение, вам придётся доказать мне свое право высказывать его вслух.
   Я спорхнула вниз - и куда только делась фобия лестниц? - и остановилась на последней ступеньке. Как два рассерженных кота, фей и эльф сверлили друг друга взглядом и разве что не завывали на повышенных тонах; в воздухе, однако, предостерегающе пахло озоном. Они ведь покалечат друг друга наверняка, а мне потом жить с таким грузом на совести? Как же, разбежались! Нет, дорогие мои, дуэль отменяется.
   Решительно пройдя вперед, я встала точнехонько между магами и, постаравшись вспомнить, чему меня научила работа в школе, произнесла:
   - Брейк, господа. Уже никто ни с кем не дерётся. И тем более за мою честь; позвольте мне самой решать, как её применить.
   Через несколько секунд звенящей тишины перевела дыхание; кажется, сработало. Педагогическая выучка - это, знаете ли, на всю жизнь. Обернувшись к нежданному и нежеланному гостю, укоризненно добавила:
   - Ты ведь обещал подождать. Прошу тебя, уходи, - и про себя добавила "из моей жизни в том числе".
   Ротслендец понимающе ухмыльнулся, и без единого слова вышел на крыльцо; у меня же снова сработал индикатор "крылья помялись", и пришлось обернуться. Как и показалось, Тео стоял рядом.
   - Хочешь, установлю контур, чтобы он не смог телепортироваться в дом? - встревоженно спросил он.
   - Не надо, - покачала я головой. - Эдгар недальновиден, но и не глуп. Он не вернется.
   Печальный пример Татьяны Лариной ничему меня не научил. Его глаза, вспыхнувшие мириадами золотых искр, и ставший родным запах подтолкнули к безумному выводу - невозможно ждать неотвратимого вечно.
   - Ты говоришь, мои способности предполагают, что можно передавать мысли, пусть и без своего на то желания пока?
   - Именно.
   - А получается, что телепат из меня, как из хреппы свадебный букет.
   Приподнявшись на цыпочки, я коротко поцеловала его в уголок рта. Левый. С заметным - что уж теперь конспирироваться - усилием отшатнулась; словно в кошмарном сне, где никак не удается открыть глаза, на ощупь дошла до лестницы, и на середине её привычно выпрямленной спиной почувствовала, как только что за мной беззвучно взорвался ажурный мраморный мост.
  
   Горы ночью - это, конечно, экзотично, но даже в некотором роде бодрит, а вот снег - определенно перебор. Снег? Куда меня занесло? Ах, знакомый замок с видом на готический пейзаж, точно. Интересно, если я попытаюсь слетать и посмотреть, что внизу, призрачные крылья выдержат? И что будет с телом в резиденции магов, если мой мятежный дух во сне хлопнется со всей дури о скалы?
   Неаппетитные размышления прервал звук открывающейся балконной двери за спиной; я молниеносно обернулась и встретилась взглядом ... с Симеоном, подлым отравителем с бала. От неожиданности я отступила назад, прижавшись к каменным перилам.
   - Алия, как же с вами сложно, - с усмешкой произнёс он. - У вас в роду точно озёрные гномы не водились? Говорят, они такие же упрямые. Столько усилий, чтобы заманить в гости одну на четверть драконицу, выкрасть было бы уже проще, честное слово.
   В лунном свете лицо мужчины словно расплылось туманом на долю секунды, и передо мной стоял кузен фрэлли Ираиды. Вот уж всё страньше и страньше.
   - Какого... - начала было я и не нашла особо цезурных слов для продолжения вопроса. - Ты...
   - Да, да, на второй раз я понял, что пытаться тебя очаровать было плохой идеей. Только зря потерял время, ни в чём не повинное животное обидел, приложив пульсаром в пещере - Арракеш до сих пор на меня дуется. Что же, нет смысла ходить вокруг да около, я предлагаю тебе сотрудничество. Проходи внутрь, обсудим детали - в тепле, у камина, под бокал коньяка?
   С этого и надо было, вообще-то, начинать, а не давить на жалость и не считать меня такой уж сентиментальной дурой, и шансов поначалу у тебя было бы куда больше, подумала я, когда маг сбросил личину Эдгара и остался в своём (смею надеяться) зеленоглазом рыжеволосом облике.
   - И что же такого есть у тебя, без чего мне не обойтись? - спросила я, не сделав ни шагу в направлении залитой мягким светом кристаллов библиотеки. Судя по всему, переступить через порог и просто затащить меня внутрь в моём собственном сновидении он не мог, а подходить ближе и проверять, на что способен этот нежданно проявившийся благодетель, совершенно не хотелось.
   - Да они тебе не сказали, - изумился он. - Дилетанты... Я помогу тебе вернуться домой, Алия, в обмен на возможность изучать твою магию. Видишь ли, кровь драконов наделяет человека способностью перемещаться между мирами, и нужно только найти, как это сделать. За последние тридцать лет я достиг немалых успехов в теоретических изысканиях. Ещё пара экспедиций в горы к драконам - и я буду точно знать, как отправить тебя обратно. Ну как, достаточно заманчиво?
   В глубине комнаты над камином синим неоновым контуром загорелись очертания стрелки, указывающей налево, к лаборатории, а внутри рамки проступили издевательски ярко-розовые буквы "ДОМОЙ - ТУДА". И тогда я по-настоящему разозлилась. Это вообще кому снится, в конце концов?
   - Знаешь что... Извини, даже не знаю, как тебя зовут на самом деле, но катись ты к дьяволу со своими интригами. Я остаюсь, - и, зажмурившись, перестала чувствовать мраморную преграду за спиной.
  
   Лунный свет стекал с ручки графина в стакан и преломлялся в воде. Глядя на дверь, где, по моим расчетам, должен находиться запад, я по детской привычке трижды громко подумала "Куда ночь, туда и сон!", чтобы выгнать из головы остатки дурного видения; перевернулась на другой бок и прикрыла Тео полупрозрачным золотистым крылом.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Сугралинов "Level Up" (ЛитРПГ) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовное фэнтези) | | А.Гусарова "Там, где водятся мужья" (Любовное фэнтези) | | И.Солнце "Случайности не случайны, или ремонт, как повод жить вместе" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Т.Катерина "Я - адептка. Книга 1" (Фэнтези) | | А.Грин "Курсантка с фермы" (Любовная фантастика) | | А.Минаева "Всплеск силы" (Любовное фэнтези) | | РосПер "Альфарим" (ЛитРПГ) | | Е.Гичко "Плата за мир" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"