Бектурганов Алибек Шынгысбекович: другие произведения.

Книга вторая. Вертиго

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 6.51*74  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение истории Радмира. Книга окончена 29.12.2018 г.

  
  Глава 1.
  Ему снился сон. Он это знал, потому что видел их. Тех, кого уже не было рядом. А может, просто это он умер, возникла быстро мысль. Но никакого страха или отчаяния при этой мысли не было. Наоборот, появилось такое непередаваемое чувство облегчения и свободы, что на краткий миг у него закружилась голова. ОН СВОБОДЕН! С него сняли этот груз!
  Мысли снова пронзило слово - Свободен!
  Вот Саардан, как всегда в одетой безрукавке из коричневой кожи, сидел и счастливо смотрел на свою супругу. Он был посереди зеленого луга, на расстеленном пледе в клеточку, красного и коричневого цветов. Рядом с ним стояла корзинка с фруктами и другой снедью. В огромных руках, способных гнуть подкову как простую проволоку, он держал бутыль с каким-то напитком. Нюх Радмира почти сразу же уловил аромат жидкости в бутылке. Вино, легкое, молодое, игристое. Домашнее, такое рурец раньше сам часто делал. Самое оно для пикников.
  Сам Саардан упирался второй рукой в землю, поддерживая тело. На его лице с резкими и грубыми чертами играла счастливая и добродушная улыбка, которая несколько смягчала их и так знакомо морщила уголки его глаз. Белоснежные зубы сверкали в аккуратной бороде. Глаза довольно жмурились. Лицо рурца просто светилось любовью, когда он смотрел на свою супругу, Жамиллу и их сына. Тот был почему-то еще маленьким, года три или четыре, и радостно смеялся, глядя на разноцветных бабочек, летающих вокруг них. Время от времени он протягивал руки, стараясь их схватить, но у него ничего не получалось. Ребенка это ненадолго расстраивало, но после он вновь начинал смеяться и заворожено наблюдать за их полетом.
  Эти действия только добавляли счастья на лица его родителей, которые бросали друг на друга влюбленные взгляды.
  Чуть в сторонке сидела Ведана.
  Девушка была одета в свою любимую блузку, легкую кофту и удобную юбку. Она как обычно была со своей неизменной книжкой и лишь украдкой брошенные взгляды ее каре-зеленых глаз в сторону Саардана с семьей, давали понять, что она не увлечена чтением. Челка привычно лезла ей в глаза, и она вначале слегка морщилась, а потом дергала головой, но челка все время возвращалась на свое законное место. При виде его, она радостно улыбнулась и, отбросив книгу, побежала навстречу, как делала не раз в их детстве.
  С криком 'Лови!', Ведана влетела в его объятия и счастливо засмеялась. В нос сразу же ударил такой родной запах ромашки, которой пахли любимые духи девушки, что Радмир непроизвольно сжал сильнее свои руки, вызвав недовольный писк. Но расслабить свои объятия и уж тем более отпустить ее он не мог.
  Тогда его не оказалось рядом и он, считавший себя очень сильным и всемогущим, оказался бесполезным. Пусть ничего не предвещало беды. Пусть об этом никто не думал. Но все это время он никак не мог перестать винить себя в том, что не защитил. Не смог. Не оказался рядом в нужную минуту, когда был так нужен. И даже тот факт, что его никто ни в чем не винил, а родители девушки, наоборот были ему благодарны, за месть и свершившееся правосудие его руками, не играл для него ровно никакой роли. Самый страшный судья это ты сам и, к сожалению, Радмир был прекрасно об этом осведомлен. Уж кому-кому, а себе спуску он не давал. Сколько раз он замирал при мысли: - 'если бы...'. Сколько раз сердце сжималось с болью, а теперь этот сон, который бередил эти раны.
  - Ну дурачок, - Ведана слегка отклонила голову, чтобы посмотреть ему в глаза. - Чего ты? - Ее рука с небольшими и аккуратными пальчиками дотронулась до его щеки, как раз там, где неожиданно появилась дорожка из слез. - Все хорошо, Кир.
  
  Радмир рывком сел на кровати. Его дыхание было прерывистым. Мощными и жадными толчками легкие поглощали кислород, будто после длительного забега, устроенного учителями. Все тело было покрыто испариной, а постельное белье было влажным. Его бил мелкий холодный озноб.
  Этот сон снился ему уже не в первый раз. С момента переезда это уже был третий случай. И каждый раз он просыпался в таком состоянии.
  Выровняв дыхание, Радмир скомкал постельное белье в одну кучу и отнес в ванную. Там же он быстро ополоснулся под душем, смывая холодный и липкий пот. Ком влажного белья он бросил в корзину с бельем для стирки. Что было удобно, в этом доме была своя прачечная в подвале, где работало три пожилых женщины. Нужно только вовремя передавать им свои вещи для стирки, да не забывать платить, и ты всегда будешь иметь чистую одежду.
  Радмир прошел на кухню и, налив себе в стакан воды из холодильника, стал жадно пить. После чего вернулся в спальню и заново застелил постель. Спалось ему после таких снов на удивление легко. Мыслей не было никаких, вихрь эмоций превращался в полный штиль, а усталый организм после таких встрясок просто хотел покоя.
  Несколько минут он лежал и смотрел в открытое окно, наблюдая, как по небу проплывают облака, закрывая луну. Веки потихоньку наливались тяжестью, и вскоре он забылся сном без сновидений.
  
  ***
  
  Переезд в новую квартиру прошел без эксцессов. Вещей у него было не так много. Франка так и вовсе шутила, что ей до сих пор кажется, будто он живет у них. Почти каждый вечер Радмир проводил в заведении папаши Мо. Чаще всего в компании Керея или Кристиана, но было пару раз, когда присоединялся Стоян. Один и без Власты. Этот гигант в каждый свой приезд быстро его разыскивал, и тогда они сидели почти до самого утра, пока не приходила Власта и не забирала своего подвыпившего наложника.
  Сама шие вела себя безукоризненно. Она приветливо ему улыбалась, здоровалась и все. Даже перед его глазами появлялась не чаще чем два раза в декаду. И ни разу больше она не заводила с ним никаких разговоров, кроме приветствий и дежурных вопросов о том, как его дела.
  Но все равно в ее присутствии он не мог расслабиться. Все время ждал какого-то подвоха и шие это замечала. После чего у нее на мгновение появлялась эта непонятная ему улыбка.
  Радмир старался не обращать на это внимание. Все свои усилия он сосредоточил на подготовке. На пятой декаде второго летнего месяца начинались экзамены для получения лицензии механика, и Радмир уже подал заявку. Вначале он хотел сделать это в каком-нибудь училище, но потом, подумав, решил подать сразу в Срединный университет. Свободных заработанных денег после пустыни у него теперь было достаточно.
  После успешной сдачи, а о другой он и не думал, Радмир должен был начать морально готовиться ко дню рождения Велислава, которое было в один и тот же день что и его, шестой день четвертой декады пятого месяца. Или другими словами на тридцать шестой день первого осеннего месяца.
  И вот к этому событию подготовка должна была быть основательной. Этикет этикетом, но на официальном имперском приеме, читай бале, он еще ни разу не был. И положа руку на сердце, не хотел быть, но обижать Велислава, ничего плохого ему лично не сделавшего, он также не хотел.
  А помимо моральной стороны подготовки была еще и другая. Совершенно банальная и даже не совсем мужская, но заключалась она в одежде. На прием мужчинам было принято одевать парадный костюм. И если за сам костюм он не переживал, его выбор пал на традиционный мужской наряд алви, то выбрать подходящий материал для него, да еще найти хорошего портного, было очень нетривиальной задачей для Радмира. Он определился с цветом, даже знал, что подойдет в качестве украшений к нему, но ткань... Вначале он просто решил взять алвский шелк для рубашки и хлопчатобумажной ткани варис для брюк с камзолом, названной так в честь ткача, что ее создал и обладающей просто идеальными для него характеристиками, не маркая, не мнущаяся и мягкая на ощупь. Но кто же знал, что этого вариса пятнадцать видов, а уж шелка и того больше? Он остановил продавца на третьем десятке.
  Самым удобным было бы попросить помощи у матери, вот уж кто действительно любит выбирать наряды и ткани для них, но он не хотел заставлять ее нервничать. Если она узнает куда он пойдет, а она узнает, скрыть от нее у него ничего не получится, то обязательно будет волноваться и переживать. Как бы с ней не поступили родные, но она все равно их любила и не хотела, чтобы он с ними ругался. А этого обещать Радмир не мог. Как только ему подвернется удобный повод, он с большой охотой им сделает какую-нибудь гадость.
  Поэтому ему приходилось делать все самому. Просить Франку или же Ольми он почему-то не хотел. Почему, он и сам не знал. Был еще вариант с Лаурой, но сейчас, в процессе подготовки к приему, она была все время занята. Быть начальником охраны кронпринца очень хлопотно, хоть и выгодно.
  Как это ни странно, но его выручил Керей, когда он в одну из их вечерних посиделок, упомянул об этом.
  На следующий день тот отвел его к знакомому портному.
  Портным оказался высохший и сутулый иланиец, с огромной лысиной и роскошными бакенбардами. Он подслеповато щурился сквозь изящные очки, но сразу же сумел завоевать к себе доверие.
  После этого началась целая декада примерок и персонального ада для Радмира. Ему приходилось принимать все позы и позиции из всех танцев, замирая и ожидая пока с него не снимут необходимые мерки. Он сгибал и разгибал руки стоя, сидя, отведя их в сторону и даже лежа. Делала это же ногами. Когда же он упомянул, что является воином и эллу, то всерьез испугался за свою жизнь. Милый с виду старичок мгновенно преобразился и стал настоящим деспотом. После десятиминутной отповеди о своей безответственности, его заставили предстать во всех стойках и заново замирать, для возможности снять мерки.
  Единственное, что стоит отметить, старик знал свое дело великолепно и был настоящим мастером. Потому что даже наполовину готовый костюм Радмиру очень понравился. Вопрос только состоял в другом, стоил ли костюм, который он оденет один раз в жизни, ну максимум три, таких усилий и нервов с его стороны? Вот как женщины спокойно это переносили и еще находили в этом удовольствие? Да на голодный желудок? Это же просто ужас!
  Все это Радмир говорил Керею, на что тот лишь грустно улыбался и тоскливо кивал. Как позже выяснилось, он также был приглашен на прием и свой костюм шил у этого же портного, рекомендованного ему его матерью, графиней Зиан дэ Ави.
  
  ***
  
  Власта грациозной и легкой походкой прошла внутрь роскошного ресторана. Сегодня она была одета в легкий сарафан белого цвета с серебристым узором вдоль подола. Иногда она кивала некоторым знакомым, ужинавшим в этом заведении, но все ее внимание было привлечено молодой и очень красивой алви. Вот уж кого она никак не ожидала встретить сегодня, так это ее.
  - Здравствуйте, - она приветливо и широко улыбнулась алви. - Мы не знакомы лично, но Кир очень много о вас вспоминал и рассказывал.
  Изанами с удивлением посмотрела на нее, потом слегка промокнула губы салфеткой и ответила:
  - Здравствуйте и вы. Признаться не ожидала, что вы будете настолько безрассудны.
  - Простите, я не совсем вас поняла, - Власта слегка приподняла брови с удивленным выражением и склонила голову к правому плечу.
  - Я имела в виду, что вам не следовало самой искать встречу со мной, - Изанами встала, но даже так она была намного ниже шие, не доставая той даже до плеч. - Вскоре я бы и сама вас нашла, - хищная улыбка появилась на ее красивом лице с утонченными чертами, а карие глаза, что до этого были очень знакомы Власте своим теплым светом и выражением, стали холодными и наполнились кровожадными намерениями. - Но должна сказать, что вам не откажешь в храбрости.
  Внутренне Власта вздрогнула. Спокойный, даже немного тихий голос алви резко контрастировал со смыслом сказанного, вызывая диссонанс и пугая похлеще, чем когда на тебя наводят дуло огнестрельного оружия.
  - Значит вы знаете кто я, но я все равно представлюсь. Власта дэ Авентурас, - шие все также спокойно улыбалась. Держать лицо она умела очень хорошо. Жаль только с Акирой это у нее порой не получалось. - Несмотря ни на что, мне очень приятно с вами познакомиться, ведь вы мама моего любимого мужчины.
  В ответ Изанами лишь чуть шире раскрыла глаза. Такой поворот событий был возможен по ее предположениям, но она все равно надеялась на другой исход.
  - Изанами Кудо.
  - Я могу присесть? - Власта слегка кивнула на стул, что стоял напротив нее. Алви сидела одна и читала статью в журнале до ее прихода.
  - У нас будет настолько долгий разговор? - Алви заинтересованно посмотрела на нее.
  - Мне бы этого хотелось, - Власта обезоруживающе улыбнулась. Кровожадность из взгляда алви никуда не ушла, но уже перестала быть такой сильной. Вот интересно, она знает всю ситуацию или же Акира, действовал так, как она и предполагала, не раскрыв все подробности.
  - Присаживайтесь, - кивнув и приняв какое-то решение, Изанами указала на стул.
  - Благодарю, лани Кудо, - Власта легко присела, закинув ногу за ногу.
  Рядом, будто из воздуха, появился опрятный официант и протянул ей меню. Шие быстро сделала заказ, даже не глядя:
  - Мне бутылочку валирийского красного вина восемьсот сорок третьего года и просто легкие закуски к нему.
  Понятливо кивнув, официант быстро ретировался.
  - Не дурно, хотя мне больше по душе эльзанское сухое девятьсот пятого года, - Изанами с интересом ее рассматривала.
  - К нему нужно будет заказывать специально приготовленное мясо, чтобы лучше прочувствовать всю его прелесть, а валирийское хорошо практически ко всему, кроме рыбы, - Власта пожала плечами.
  Изанами в ответ лишь кивнула. Для Власты было странно проходить такой экзамен по вину у Изанами, но она была готова пойти на очень многое, чтобы добиться если не расположения, то хотя бы легкого признания. Мать ее любимого стоила таких усилий. Да и ей в будущем точно пригодятся более теплые отношения с этой женщиной. Будущая свекровь как-никак.
  - Что ж, я слушаю вас, графиня, - сказала Изанами и внимательно посмотрела на шие, когда принесли ее заказ, и женщина сделала первый глоток. Приличия были соблюдены, а находится дольше необходимого времени в ее обществе, целительница не хотела. Точно она не знала, но догадывалась, что ее сын рассказал ей не все подробности.
  - Я прекрасно понимаю, что не нравлюсь вам, - Власта понимающе улыбнулась. - Вот только есть один маленький нюанс, мы обе любим одного мужчину. Я, как женщина, вы, как мать. Поэтому я думаю, что в наших интересах сотрудничать, чтобы сделать его счастливее.
  - Как точно он вас описал, - Изанами усмехнулась, на мгновение напомнив шие своего сына.
  - Да? - Власта вопросительно приподняла правую бровь. - Могу я узнать, что он говорил?
  - Самоуверенная, наглая и высокомерная.
  - Кир очень наблюдательный, - Власта вновь улыбнулась, не показывая, что слова ее задели. - Я действительно такая, но для близких я еще много какая.
  - Какой бы вы не были, - Изанами слегка прищурила глаза, - не думаю, что среди ваших качеств есть такое как верность.
  - Тут вы ошибаетесь, лани Кудо, - Власта отпила вина и аппетитно хрустнула одной из легких закусок, небольшим прожаренным тостом с ломтиком сыра и печеным куском яблока. - Я могу быть верной.
  - Вайла и верная?
  - У вас какие-то предубеждения против вайл? - Власта с удивлением посмотрела на нее. - У Кира вроде их нет совсем.
  - После вас могут появиться, - сладко улыбнулась Изанами.
  - Не думаю, - слегка покачала головой шие. - Он не настолько мелочный.
  - Зато сам факт того, что кто-то посмел заявить на него свои права, очень даже может сыграть роль катализатора и поменять его мнение.
  - Мне он ничего такого не говорил, - Власта пожала плечами. Сохранять спокойствие было довольно сложно, но она понимала, что как только позволит себе расслабиться и показать недовольство, то проиграет. Ее путь к Акире усложнится настолько, что станет практически непреодолимым. - Хотя мы недавно виделись.
  - Да? - Изанами искренне удивилась. Сын об этом ей ничего не говорил.
  - Он, конечно, не особо был рад меня видеть, но про мою заявку на него ничего не сказал.
  - Странно, - Изанами слегка склонила голову в раздумьях. - Значит, ему было не до этого. Еще скажет, когда вы будете к нему приставать.
  - Ясно, - Власта слегка кивнула. - Спасибо за предупреждение.
  - Да я и не предупреждала, - пожала плечами алви. - И если это все, что вы хотели мне сказать...
  - Нет, - Власта даже слегка подалась вперед, вызвав удивленное поднятие бровей на лице собеседницы. - Лани Кудо, как я уже говорила, я понимаю вашу антипатию ко мне, но думаю, что в наших с вами интересах объединить силы. Кир еще порой очень наивен и может не разглядеть подводные камни на своем пути.
  - Да, - согласилась Изанами. - Такие, например, как трехтысячелетняя вайла. Это очень весомый камень на его пути.
  - Или же наоборот краеугольный камень в фундамент его будущих достижений, - Власта уверенно посмотрела на алви.
  - Его краеугольный камень - это его гены, - возразила целительница. - А вы, пока, больше напоминаете именно что преграду.
  - Поверьте, - слегка вздохнула вайла. - Я ни в коей мере не хочу ею быть. Наоборот, я хочу ему помочь. И я могу ему помочь. У меня есть очень много возможностей для этого.
  - Я в этом не сомневаюсь. Кто не знает королеву всех наемников Ауалура? - Алви слегка подалась вперед. - Вот только нужна ли ему ваша помощь?
  - Я думаю, это уже он будет решать сам, нужна или нет, - Власта тоже подалась навстречу целительнице и широко улыбнулась. - Я же хочу с вами обсудить, как мы сможем его защитить от остальных.
  - Объяснитесь, - Изанами нахмурилась.
  - Я это и пытаюсь сделать с самого начала, - вернулась в прежнее положение шие. - Просто я сегодня не планировала встретить вас и поэтому несколько сумбурно начала этот разговор.
  - Лани дэ Авентурас, - Изанами опасно прищурила свои глаза, и ее тон стал холоднее. - Мое терпение не безгранично. Это мой сын может давать вам поблажки за ваши красивые глаза, а я не намерена терять свое время. Либо вы начинаете говорить по существу, либо я ухожу.
  Власта несколько мгновений молчала, оглядываясь, а потом заговорила.
  - Думаю, для вас не секрет, что ваш сын очень талантливый и особенный, - улыбка сошла с ее лица, и она стала серьезнее. - Талантливый и особенный благодаря именно тому самому краеугольному камню в его фундаменте, как вы сами выразились.
  Алви напротив нее еще больше нахмурила брови и молча рассматривала ее несколько долгих секунд. Когда Изанами на нее сейчас смотрела, у Власты вновь возникало ощущение, что она находится под дулом заряженного оружия. Вот это точно у них семейное. Бывало пару раз, когда Кир, также смотрел, только у него еще перед глазами темное марево появлялось.
  - Пойдемте, - Изанами встала, открыла свою сумочку и положила на стол деньги.
  Власта сделала то же самое и пошла следом за алви, только успела захватить бутылку вина.
  - Вы еще и скупая, - увидев бутылку в ее руках, Изанами слегка закатила глаза и не удержалась от замечания.
  - Ничуть, - отрицательно покачала головой шие. - И уж тем более на близких и своих мужчинах я не экономлю. Просто пить хочется.
  - Мужчинах, - повторила Изанами неопределенным тоном. - Моего сына тоже планируете в свой мераль засунуть?
  - Почему сразу 'засунуть'? - Она весело улыбнулась. - Если бы Кир согласился, то я бы была самой счастливой женщиной в Ауалуре. Но нет, он не согласится. Это вы должны понимать намного лучше меня. Поэтому, чтобы быть с ним рядом, я готова сама стать его второй или третьей женой. Это для меня не принципиально.
  - Жена с тремя официальными наложниками и кучей фаворитов? - Изанами повернула к ней голову и с насмешкой посмотрела ей в глаза. - Какой муж, находясь в здравом уме, на такое согласится? Или вы намереваетесь вечно держать его под вашими вайловскими штучками?
  - Никаких вайловких штучек, - категорично отреклась от этого обвинения Власта, а про себя скривилась. Слишком уж против нее была настроена алви. Это будет тоже очень непросто. - Со мной живут только по собственному желанию. Иначе зачем это нужно? Сутками дежурить возле кого-то, чтобы применять на нем энар, это уже слишком. - На это замечание алви хмыкнула, но ничего не сказала. - Я не могу бросить своих наложников. Я для них единственная семья. Именно поэтому я не претендую на роль первой жены. Мне придется подождать, пока я не останусь одна и не смогу стать нормальной женой для Кира. Что касается моих фаворитов, то это еще проще. Легко пришли, легко ушли. Вы должны понимать, что там просто физическое, никаких чувств.
  - Подождать пока не останетесь одна? Звучит не очень красиво. Точнее даже, очень некрасиво, - Изанами слегка скривила лицо.
  - Да, - сразу же согласилась Власта. - Звучит откровенно плохо и некрасиво, но по-другому никак. Я не могу бросить их на произвол судьбы, да и не хочу.
  - Что, мы в ответе за тех, кого приручили? - Изанами усмехнулась.
  - Не совсем, - Власта позволила себе слегка скривиться, давая понять собеседнице, что та переступила черту дозволенного. - Я их не приручала, но сейчас они все трое зависят от меня.
  - Разве у датуры есть побочные эффекты? - Решила перевести тему алви. Она понимала, что своим последним замечанием действительно позволила себе лишнего. Те трое неизвестных мужчин, ничего плохо ей не сделали и не заслужили таких реплик в свой адрес. По-хорошему нужно было извиниться, но ей этого не хотелось делать.
  - Нет, - Власта покачала головой и лихо отпила вино прямо из горлышка бутылки. - Никаких побочных эффектов у датуры нет. Просто так сложились обстоятельства. Я приняла ответственность за их жизни и благополучие и не могу манкировать ею.
  После такого ответа обе женщины замолчали, и каждая погрузилась в свои мысли. Многие прохожие на улице невольно обращали на них свое внимание. Спустя двадцать минут неспешного хода они дошли до небольшого трехэтажного здания, отделанного желтым кирпичом и с зеленой шиферной крышей. Само здание было окружено красивым забором из красноватого металла. Секции забора были красиво выкованы искусным кузнецом. С первого же взгляда было заметно, что владелец этого дома не экономил при его отделке и оформлении.
  Они также молча вошли внутрь, при этом Изанами кивнул, стоявший у дверей мужчина. Алви приветственно кивнула ему в ответ и пошла дальше. Власте не оставалось ничего другого, как также молча следовать за ней.
  Они прошли большой и красиво декорированный коридор, с удобными кожаными креслами и диванами у стены и вошли в аккуратный, очень светлый кабинет.
  Первое что отметила Власта, когда зашла, это огромный ковер, застилавший весь пол. У ковра был богатый пушистый ворс. Потом она обратила внимание на красивую, изящно сделанную мебель. Даже на первый взгляд эта мебель выглядела невероятно дорогой.
  - Присаживайтесь, - Изанами указала на удобное кресло для посетителей, возле рабочего стола.
  - Спасибо. Это ваш кабинет? - Власта с удобством расположилась в кресле, закинув ногу на ногу.
  - Да, - Изанами села за свое кресло. - Мой наставник решил, что я должна уже иметь свой личный кабинет. Только две декады как закончили его отделку.
  - Красиво, - искренне похвалила Власта. - Главное светло. Я, например, не очень люблю темные помещения. Знаете, как бывает у некоторых целителей?
  - Да, - кивнула целительница. - Но это легко объясняется тем, что многие модернизируют себе глаза, а после этой процедуры, они очень чувствительны к солнечному свету.
  - Издержки профессии, - Власта слегка улыбнулась.
  - Да, - Изанами кивнула. - Не многим повезло так, как вам, например, и у них нет никаких взглядов.
  - Успели уже меня просканировать? - Власта с любопытством посмотрела на собеседницу.
  - Нет, но у всех владеющих взглядом, глаза несколько иначе видятся в спектре.
  - Вы сейчас про аурный спектр?
  - Да, именно о нем, - Изанами с интересом посмотрела на шие. - Вам знакомо это понятие?
  - Моя лучшая подруга была целительницей, - Власта слегка подвигалась, удобнее располагаясь в мягком кресле. - А я порой ей помогала своим взглядом. Можно у вас разжиться бокалом для вина?
  - А что? Из горлышка уже не идет? - С иронией переспросила Изанами.
  - Тогда, ваше здоровье, - Власта отсалютовала бутылкой и сделала большой глоток. - Более уместного места для такого тоста все равно не придумаешь.
  Изанами хмыкнула. Наглость этой женщины действительно не знала границ, но все дело было в том, что она знала пределы. Пока шие их не переходила и кроме ситуации с сыном, ей нечего было ей предъявить. Да и не хотела Изанами особо влезать в это. Ее сын должен суметь сам справиться с этой ситуацией. Она же искала Власту именно для ознакомления и личного разговора. Вот только в ее планы входило еще и хорошенько припугнуть вайлу, но как она сейчас видела, это бы не сыграло особой роли. Дэ Авентурас либо действительно мало чего боялась в жизни, либо была просто дурой. На дуру она не походила совсем. Дуры не добиваются того, чего добилась за свою жизнь эта шие. Единственное, что смущало целительницу, так это случай с курткой. Как могла такая опытная вайла допустить такую оплошность?
  - Мне вот интересно как вы, с вашим опытом, смогли допустить такую оплошность с курткой? - Решила спросить алви. - Вы ведь понимаете, что он вас не простит за нее?
  Власта перестала улыбаться и на ее лице появилась тень недовольства.
  - Да уж, - она снова отпила вина. - Я тогда села в лужу по саму макушку. Но я действительно даже не подозревала о таком. При мне он ее практически не надевал, вот я и подумала, что она ему не особо нравится.
  - Ясно, - Изанами тоже откинулась на высокую спинку кресла. - Ну что же, перейдем к главному. Что вы имели в виду, говоря, что мы должны совместно защитить Акиру? У него есть сильные враги? Ему грозит опасность, кроме той, что с вашей стороны?
  Власта улыбнулась. За словом мать Акиры точно в карман не лезла. Интересно, она так и будет ее задевать или же перестанет через некоторое время?
  - Про сильных врагов я ничего не знаю, - Власта слегка покачала головой. - Но они могут появиться. Мы обе знаем, что за прямыми наследниками Праматери идет негласная охота, пока они еще не вошли в полную силу. Я не знаю насколько силен Кир как архонт, но при мне он уже сумел сбросить с себя оцепенение, вызванное 'драконьим голосом' другого архонта, пусть и искусственного. И я не тешу себя мыслью, что я единственная такая наблюдательная и умная. Если смогла узнать я, то и другие смогут. Повторюсь, Кир еще очень неопытен и наивен. Он мог случайно как-то использовать свои архонтские способности, и кто-то мог это заметить.
  - То есть это только ваши предположения? - Изанами не сводила с вайлы внимательного взгляда.
  - Да, - Власта выдержала взгляд целительницы. - И я хочу, чтобы это так и осталось лишь моими предположениями. Только боюсь, что это всего лишь мечты. Я не знаю в лицо всех агентов даже у шие, не говоря уже о других государствах.
  - И что вы предлагаете? Спрятать его?
  - Да, - при этом ответе Власта просто чувствовала, как в ее собеседнице прямо зароилось удивление. - Только не в четырех стенах или на каком-либо уединенном островке, хотя по мне этот вариант был бы самым благоразумным, а так, чтобы никто не догадался, что мы его прячем.
  - И как же это? - Изанами улыбнулась и с легким интересом посмотрела на нее.
  Власта на несколько мгновений помедлила с ответом.
  - Нужно чтобы он был рядом со мной, - улыбка Изанами стала шире и веселее, но Власте она на мгновение показалась звериным окровавленным оскалом у своего горла, поэтому она быстро продолжила. - Поймите лани Кудо, я буду служить ему щитом, прикрытием. Ничего предосудительного. Он получил лицензию наемника, я возьму его в свою гильдию, личным адъютантом. Он будет у многих на виду, но мало кто будет сильно интересоваться его способностями. Когда я делала своего последнего фаворита архонтом, это никого не удивило и не вызвало никакого ажиотажа. Многие просто решили, что я таким образом развлекаюсь и проявляю свою благосклонность. Даже шие не стали обращать на это никакого внимания. Мои дела им, по сути, не интересны, ведь я пятно на их репутации.
  - А теперь вы хотите поставить схожее пятно на репутацию моего сына, - алви соединила пальцы своих рук перед лицом и посмотрела на шие.
  - Это не совсем так, - сразу же возразила Власта. - Ничего не будет угрожать репутации Кира. Наоборот это даже поднимет к нему интерес. Сами знаете, что большинство любовников вайл высоко котируются в высшем свете среди женщин. Как прошедшие проверку, так сказать. И если честно, это мне самой не нравится. Я бы предпочла, во-первых, чтобы вокруг него было поменьше шума, во-вторых, чтобы он был рядом со мной по своему желанию, а не из-за обстоятельств. Но пока я вижу только такой выход.
  - И естественно вы будете проводить ночи вместе? - Скорее утвердила, чем спросила собеседницу Изанами.
  - Только по обоюдному согласию, - Власта выставила руки перед собой и посмотрела алви прямо в слегка прищуренные глаза. - Если он сам захочет, я отказываться не буду. Но клянусь, что никаких вайловских штучек не будет. Могу дать клятву рода.
  - В чем же, по-вашему, заключается моя роль в этом всем?
  - Я не смогу быть рядом с ним все сутки напролет, - Власта отпила вина из бутылки. Это сильно снимало с нее напряжение. Не само вино, а именно действие. Оно отвлекало и помогало собраться с мыслями. Кто же знал, что у матери Кира такой нрав? По донесению большинства данных она была приветливой и терпимой, хоть и упрямой. - Так что нужно, чтобы вы со своей стороны в такие моменты были рядом, да и ваше влияние на него будет весьма кстати.
  После этого довольно продолжительное время в кабинете Изанами стояла тишина.
  Сама целительница сидела с ничего не видящим взглядом и думала, а Власта время от времени прикладывалась к бутылке, чтобы скоротать ожидания.
  - Что ж, - вернулась Изанами из своих размышлений. - Если Акира не будет против, то я поддержу ваш план.
  - А ему обязательно знать о нашей договоренности? - Власта с сомнением покосилась на бутылку. - Просто он, скорее всего, не примет мой план. А так мы будет его блюсти и не афишировать наши действия. Идиллия.
  - А как же тогда он станет вашим адъютантом? - Изанами с насмешкой посмотрела на шие.
  - Это не проблема, - Власта выпрямилась. - У меня есть два способа подвести его к этому решению. Точнее даже три. Банальный контракт через представителей никто не отменял.
  - Нет, - алви встала. - Если вы хотите сотрудничать и помочь, то только с условием, что Акира должен быть в курсе всех ваших действий, и моих заодно. - Она протянула руку для рукопожатия. - Согласны?
  - Согласна, - нехотя ответила Власта и протянула руку в ответ.
  Не успела она дотронуться до руки Изанами, как все ее тело скрутил сильный спазм. Появилось ощущение, будто в каждый нерв ей воткнули раскаленные иголки. Словно подкошенная, вайла рухнула обратно в кресло. Ее глаза были широко распахнуты от удивления. Но она не могла даже слово выговорить. Язык ее не слушался, впрочем, как и все остальное тело.
  - Я просто хочу, чтобы вы запомнили, - Изанами наклонилась ближе к ее лицу и посмотрела прямо в глаза. - Любое странное действие с вашей стороны, я вас уничтожу. Если предадите моего сына, я вас уничтожу. Если он будет из-за вас страдать, я вас уничтожу. Любая попытка принудить его к чему-то, и я вас уничтожу. Надеюсь, вы будете чтить наше соглашение и уже о нем не расскажите Акире. Договорились?
  Алви выпрямилась и вновь дотронулась до шие.
  Власта почувствовала, что боль ушла так же внезапно, как и пришла, и начал возвращаться контроль тела. Буквально сразу же ее лицо приняло спокойно и уверенное выражение.
  - Договорились, - Власта усмехнулась. - И как я могла забыть, что целители не такие добрые какими кажутся со стороны? Ведь тот, кто может избавлять от боли, знает самые верные и действенные способы как ее вызвать, - с легкой опаской в глазах она посмотрела на целительницу, словно увидев ту в первый раз. Потом обратила внимание, что бутылка вина так и осталась зажатой в ее руке во время этого инцидента. Внимательно осмотрев ее и удостоверившись, что она абсолютно пустая, посмотрела на Изанами. - Может выпьем? После такого разговора это будет грех не сделать.
  Изанами с интересом посмотрела на шие. Что бы кто ни говорил, но ее сын сумел заинтересовать одну из самых нетривиальных представительниц среди вайл. Только оставался вопрос - к добру ли это?
  
  ***
  
  Многого Радмир от этого вечера не ожидал. Особенно после очередной примерки у лана Рошэ, которая изнуряла больше не физически, а морально. Но увидеть на пороге своей новой квартиры абсолютно пьяных Власту с матерью в обнимку, он не ожидал совсем.
  Картина, представшая перед ним, когда он открыл дверь на настойчивый звонок, была по-своему даже эпохальной. Как они умудрились добраться до его квартиры, он не хотел представлять, ибо даже стоять они могли, только опираясь друг на друга.
  - Аки, сынок, - Изанами радостно и пьяно улыбнулась и подняла свободную руку, в которой держала большую и початую бутылку вина. Другой рукой она обнимала Власту. Только вот, кто кого держал, было для Радмира пока непонятным. - Привет.
  Радмир невольно скривился. Перегар от дам шел такой, что он даже начал чувствовать легкое опьянение.
  - Мама, графиня, - кивнул им Радмир и посторонился, давая им пройти.
  - Сын, - с укором протянула его мама. - Ну что за манеры? Ик. А помочь дамам?
  Несмотря на свое состояние, говорила Изанами четко. Только глаза и перегар могли выдать ее состояние.
  Сделав непроницаемое лицо, Радмир молча подхватил обеих под руки. Умело втиснулся между ними, приобнял, поддерживая, за талии. Власта молчала и лишь непонятно чему довольно улыбалась.
  Такой странной процессией они аккуратно протиснулись в дверь, после чего Радмир вначале усадил Власту на небольшой табурет, потом аккуратно подхватил свою мать на руки и понес ее в спальню.
  - Аки, - Изанами посмотрела на него и постаралась принять грозный вид. - Я хочу с тобой серьезно поговорить.
  - Мам, - Радмир посмотрел матери в глаза и зафиксировав ее взгляд на себе сказал. - Завтра. Все разговоры будут завтра.
  Его мама хотела что-то возразить, но не смогла и приняла недовольный и обиженный вид. Радмир же по-быстрому аккуратно усадил ее на свою кровать.
  - Ты пока ложись, - Радмир мягко улыбнулся. - А я принесу графиню.
  - Н-не надо меня нести, - впервые подала графиня голос. - Я с-сама.
  - Ложись, - Радмир поцеловал маму в щеку и вышел.
  - Аки вредный, - донеслось ему в спину.
  Радмир лишь покачал головой. Его мама очень редко пила и настолько пьяной он видел ее всего третий раз в жизни, но каждый раз, она вела себя как юная девочка в таком состоянии. Могла легко непонятно на что обидеться, также как шутить и смеяться над непонятными ему вещами. Слава Оберу ему это не передалось по наследству. Алкоголь он переносит намного лучше. Впрочем, его мама и есть еще юная девушка по алвским меркам.
  В коридоре графиня оказалась возле вешалки и шатаясь, как во время шторма на корабле, старалась пройти к ванной комнате. Он молча подхватил ее и помог добраться до ванной.
  - Графиня, - позвал он шие. - Графиня.
  - Да? - Девушка постаралась сосредоточить свой взгляд на нем.
  - Вам плохо или просто в туалет захотелось? - Радмир спросил и сам же недовольно скривился. Вот что ему делать, если она просто захотела в туалет? Ведь не дойдет даже.
  - Тошнит маленько, - Власта с жалобным выражением лица, наконец, смогла сфокусировать свое внимание на нем.
  Радмир подхватил ее. Закинул ее руку за голову и подвел к раковине. Придержал, когда она наклонилась, и аккуратно убрал за уши волосы, чтобы не мешались.
  - Я са... - Возразить ей не дал спазм, и шие сильнее наклонилась над раковиной, опустошая свой желудок.
  Радмир ее поддерживал и в то же время очень сильно злился. Завтра он поставит точку. Слишком уж он был с ней добрым. Мало того, что ему сейчас приходится быть ей нянькой, так еще и убирать это все придется тоже ему. Благо, что хоть только раковину.
  Спустя несколько минут, он отнес Власту на руках и положил рядом с мирно посапывающей мамой. Шие была расслабленной и казалось, что она уже спит. Несколько секунд посмотрел на них, после чего прикрыл обеих одеялом и вышел в коридор.
  Он вернулся, встал рядом с кроватью и взял каждую и них за руку. После небольшого усилия сосредоточился, платье на графине задралось выше всякой меры, а женщин у него не было уже давно, и пустил целительскую волну, которая немного приводила организм в тонус. Сильно это не поможет, но некоторые негативные эффекты опьянения, такие как тошнота, снимет и обеспечит обеим спокойный сон до самого утра.
  Грустно выдохнул. Как жаль, что его целительские способности настолько урезаны. С этими мыслями он ушел в другую комнату, прихватив одну из подушек. Одеяло ему было необязательно, а вот спать без подушки, когда в этом не было необходимости, не хотелось.
  Завтра предстоит сложный разговор.
  
  Глава 2.
  Просыпаться было больно и мягко одновременно. Мягкость легко объяснялась подушкой, которая почему-то была под ногами и чем-то упругим под рукой. Больно же было потому, что она лежала в неудобной позе, выгнув шею. Отчего в ней, как только сознание пришло в себя, сильно стрельнуло болью. Боль в свою очередь прошлась по нервным окончаниям и с радостью переместилась в голову, вызвав слабый стон:
  - Аки...
  Но ответа не было.
  - Аки, сынок, - чуть громче позвала Изанами, и недовольно скривилась. Боль с радостным садизмом переместилась в виски, отчего свет в глазах вспыхнул разноцветными вспышками.
  - Не кричи, - раздался недовольный голос с легкой хрипотцой. - Нет его.
  Пересилив себя, Изанами приподняла тяжелую голову и встретила нахмуренный взгляд Власты. Вчера они, конечно, переборщили с вином. Она прекрасно помнила как они начинали, и то, как во время одного из тостов перешли на 'ты' и обращение по именам, но кому взбрело в голову прийти сюда, вспомнить не могла.
  - И вообще убирай свою руку с моей груди, - ворчливо ответила шие.
  Изанами несколько заторможено посмотрела на свою руку, которая ощущала мягкость и только сейчас заметила, что та самым бесстыдным образом находилась в вырезе тонкой кофточки, что была на Власте.
  - Сейчас, - Изанами поспешно убрала руку. - А где Аки?
  - Не знаю, - Власта присела и недовольно скривилась. Головная боль от похмелья дала о себе знать. - Я проснулась. Ты сопишь, используя меня вместо подушки. В квартире тишина. После проснулась и ты. Все.
  - Мда, - Изанами потерла лоб. - Мог бы остаться и помочь матери. Вот и расти детей после этого.
  - На его месте я бы вообще нас за порог не пустила, - возразила шие разминая пальцами виски. - Просто представь. Приходят к тебе твоя пьяная мама и я в обнимку. Меня, к тому же, еще и стошнило.
  - На него? - Изанами перестала тереть лоб и посмотрела на свою уже собутыльницу.
  - Что? - Шие тоже прекратила массаж висков и посмотрела на нее в ответ.
  - Стошнило на него? - Уточнила Изанами.
  - Слава Синее нет, - Власта облегченно выдохнула. - Я успела до ванной дойти. Точнее Кир помог.
  - Ясно, - Изанами посмотрела на шие. - Иди сюда.
  - Что? - Та с удивлением и опаской посмотрела на нее.
  - Поближе подвинься, говорю, - Изанами фыркнула и даже не зажмурилась, когда в голове после этого в очередной раз раздался болезненный взрыв. - Лечить тебя буду.
  Власта больше не возражая приблизилась к ней. Изанами приподняла руки. Ладони у нее засветились нежно зеленым цветом, и она подвинула их к голове шие.
  Как только ее ладони приблизились к голове вайлы, лечение началось, Власта почувствовала, что неприятная головная боль, которая хоть и была терпимой, но все равно радости не доставляла, начала затихать. Спустя несколько секунд от нее не осталось и следа.
  - Все, - Изанами убрала руки и стала держать их уже возле своей головы. - У тебя, кстати, было легкое сотрясение мозга, поэтому вчера и тошнило. Ну еще и с алкоголем мы явно переборщили.
  - Откуда сотрясение? - Власта удивленно воззрилась на алви.
  - А я помню? - Пожала безразлично плечами Изанами.
  Спустя десяток минут, когда обе женщины привели себя в относительный порядок и избавились от похмелья они прошли в ванную.
  - О, смотри-ка, даже убрать успел, - удивленно сказала Власта, когда увидела чистую раковину.
  - Ничего удивительного, - Изанами безразлично пожала плечами. - Дома всегда он вовремя все убирал. Аки у меня очень аккуратный.
  - Не спорю, - Власта улыбнулась. - Но только пока мы жили вместе, за уборку отвечала именно я. Он только мебель двигал, чтобы я пыль под ней протереть могла.
  - Правильно, - Изанами кивнула и победоносно посмотрела на шие. - Должна же ты была за жилье расплачиваться.
  - Вот сразу видно, что вы родственники, - хмыкнула Власта. - Он также это объяснял. Я, между прочим, еще и готовила на нас двоих.
  - А продукты тоже ты покупала?
  - Нет, чаще всего вдвоем шли гулять и покупали, - Власта вопросительно посмотрела на Изанами, не понимая к чему та задает эти уточняющие вопросы.
  - Ну вот, - Изанами кивнула.
  - Что 'ну вот'? - Власта покосилась на лучившуюся уверенностью Изанами.
  - То, что он тебя принял, а ты дура, вот что, - ответила Изанами и, остановившись в проеме дверей, продолжила. - Жили практически как супруги. Сама все испортила, поэтому и дура.
  Шие до этого хотела прервать ее и возразить, но после последних слов опустила голову и грустно вздохнула. Возразить на последнее ей было нечего.
  - Как супруги, - недовольно пробурчала вайла. - Скорее уж как очень старые супруги, отдавшие все супружеские долги.
  - Интересно где он? - Изанами не обращала внимания на реакцию Власты.
  - Не знаю, - та подошла к входной двери. - Но он нас тут запер.
  - Да? - Удивилась Изанами. - Что, нигде нет ключа?
  - Нет, - Власта внимательно все осмотрела. - Ох и не нравится мне это.
  - Почему? - Изанами удивленно на нее посмотрела. Она не находила ничего плохого в том, что Радмир закрыл дверь и не оставил им ключ. Ей даже в голову не приходило мысли, что он может оставить их тут и забыть.
  Они прошли в его спальню и вновь расположились на кровати, чинно и аккуратно присев на нее.
  - Чего-то мне страшно стало, - поежилась Власта.
  - Да, ладно, - пожала плечами Изанами. - Поорет и перестанет, а в моем присутствии так и вообще даже сильно кричать не должен.
  - И все-таки, как-то меня страх берет, - шие покосилась на дверной проем, где был прекрасно виден коридор и входная дверь.
  - Это даже хорошо, что ты его боишься, - Изанами довольно кивнула.
  - Это почему это? - С подозрением спросила Власта. За эти часы она успела неплохо узнать характер матери Акиры, и поэтому обоснованно ждала какой-либо шпильки в свой адрес.
  - Глупостей меньше делать будешь, - как само собой разумеющееся пояснила Изанами.
  - Я и без страха бы их больше не делала, - Власта вновь села на кровать.
  - Может и да, а может и нет, - Изанами оглянулась в поисках своей сумочки.
  - Я все понять не могу, - Власта серьезно посмотрела на Изанами. - Ты мне помогаешь? Даже если твой сын против?
  - Я не тебе помогаю, - Изанами, наконец, дотянулась до своей сумочки, которая была на небольшой тумбочке. - Я своему сыну жизнь облегчаю. Ты будешь меньше его раздражать и досаждать своими глупыми ошибками, он будет спокойнее. Так что не обманывайся. Я действую исключительно и только в интересах своего сына. Будь на твоем месте другая, я бы и с ней также разговаривала. Правда для тебя будет трудной задачей вернуть его расположение, если вообще сможешь это сделать.
  - А то я этого не поняла, - буркнула Власта. - Дернуло же меня взять именно ту куртку. Кем хоть она была, та кто ее подарил?
  Изанами на несколько секунд ушла в свои воспоминания.
  - Она была нашей соседкой. Жила прямо в доме напротив. Ведана Эвре.
  - Иланиция?
  - Да, - Изанами грустно улыбнулась. - Хорошенькая такая. Я все думала, что они вместе будут. Всегда за ним хвостиком ходила. А как она ревновала, когда он на остров Лиос поехал. После его приезда она впервые не разговаривала с ним на моей памяти. А он себе места из-за этого не находил.
  - А что с ней случилось? - Власта с интересом слушала.
  - Попалась на глаза одним уродам, - лицо Изанами приобрело жесткое и одновременно грустное выражение. - Те над ней надругались и потом бросили за городом. Она до города смогла добраться, но дальше сил уже не было. Умерла до того, как ее заметили и подоспела помощь.
  - А Кир?
  - Я тогда впервые видела, как он плачет, - Изанами слегка передернула плечами от неприятных воспоминаний. - Даже в детстве не плакал. Только хмурился.
  - Что, совсем не плакал?
  - Ну, в младенчестве, как и все малыши, плакал, конечно, но, когда подрос, уже нет, - Изанами достала из своей сумочки маленькое зеркальце. - А потом он их нашел и уничтожил дом тех выродков.
  - В одиночку? Целый дом? - Власта с недоверием посмотрела на алви.
  - Нет, - покачала головой Изанами. - Не совсем в одиночку. Ему его учителя помогали. Но так да. Убил их всех он сам. Лично. Но убил только участников и тех, кто старался их защитить. Остальных не трогал. Но все равно тот дом перестал существовать.
  После этого наступила тишина. Изанами встала и ушла на кухню, а Власта же осталась обдумывать все, что узнала.
  - Эй, графиня, - Вернулась целительница и с укором посмотрела на нее.
  - Что? - Оторвалась Власта от своих невеселых дум.
  - Ты же сказала, что его нет.
  - Да, сказала.
  - А в соседней комнате кто тогда спит? - Алви посмотрела на нее.
  - Так он дома? - Власта сразу же встала. Если Кир сейчас проснется, то увидит ее в таком состоянии, а этого она не хотела. Нужно было срочно приводить себя в порядок. Сейчас она должна была перед ним предстать нормальной. Особенно после вчерашнего вечера. С этими мыслями, шие вновь быстро направилась в ванную.
  
  ***
  
  Утро встретило Радмира аппетитными запахами, доносящимися из кухни. На ум невольно пришло воспоминание об их первом утре, когда Власта оказалась в его квартире. Там, в Артоксе.
  - Я проснулся, - на всякий случай решил он голосом оповестить двух женщин о своем пробуждении. Зачем? Да чтобы случайно не войти посреди какого-нибудь важного женского разговора, который мужчинам слышать было нельзя и вообще опасно для жизни. Уж этому он благодаря Ведане научился. Сколько раз ему приходилось спасаться бегством от разгневанной подруги детства.
  - Аки, мы на кухне, - отозвалась его мама.
  Радмира неожиданно покоробило от этого 'мы'.
  Быстро встав и одевшись, он прошел вначале в ванную, чтобы умыться. Не сделай он этого, то мог бы получить какое-либо замечание от матери. Пусть и у него и самого было, что ей предъявить сегодня и, понимая это, она, скорее всего не стала бы этого делать, но привычка как любит говорить Вёлунд, составляет нашу натуру.
  - Доброго утра, - поздоровался он. После чего подошел к матери и поцеловал ее в щеку, проигнорировав ненавязчиво подставленную щеку Власты. - Как спалось?
  - Это было грубо Кир, - Власта вновь вернулась к помешиванию чего-то вкусно пахнущего в кастрюльке.
  - Грубо, это когда вы пьяная приходите ко мне домой, графиня, - тон Радмира стал холодным.
  - Ну, по сути, это не твой дом Кир, - Власта слегка улыбнулась. - Ты просто снимаешь эту квартиру.
  - Это всего лишь софистика с вашей стороны, - небрежно отмахнулся от ее аргумента Радмир. - А суть остается та же. Вы пришли ко мне пьяной, графиня. И могу сказать, что меня это совершенно не радует.
  - Хорошо. Больше такого не повториться, - Власта сняла с плиты кастрюльку и быстро разлила ее содержимое по двум большим пиалам. - Тебе не предлагаю, Кир, так как помню, что мою еду ты есть не будешь.
  - Почему? - Изанами посмотрела на них. - Неужели так плохо?
  - Доверие, - Власта улыбнулась своей непонятной улыбкой. - Кир мне не доверяет, поэтому и не ест ничего из того, что я приготовлю.
  - Да? - Алва с удивлением посмотрела на него. - Я даже и не подозревала о такой твоей черте Аки. Впрочем, правильно поступаешь, сынок, - сразу же встала она на его сторону. - Ну а я все равно рискну и поем. Со вчерашнего обеда ничего нормально не ела. Только какие-то непонятные закуски.
  Радмир на это ничего не сказал.
  - М? Вкусно! - Похвалила Изанами, отпив из пиалы золотистый бульон.
  - Спасибо, - улыбнулась Власта.
  - Да, готовите вы вкусно, графиня, - Радмир встал и начал заваривать себе чай. - Этого у вас не отнять.
  - Я вообще талантливая, - Власта сверкнула белоснежной улыбкой.
  - Главное, скромная, - не оставила без внимания это ее высказывание Изанами.
  - Я смотрю, вы хорошо ладите, - Радмир отпил из своей кружки чая. - Не поделитесь историей о том, когда успели познакомиться?
  - Я думаю, тебе это будет не интересно, - Власта встала из-за стола.
  - Позвольте мне самому решать, что мне будет интересно, а что нет, графиня, - Радмир посмотрел на нее тяжелым взглядом.
  - Это была случайность, - Изанами спокойно посмотрела на него. - Вчера днем, мы случайно встретились в одном ресторане. Познакомились, поговорили, немного выпили, а потом я захотела тебя увидеть и поговорить.
  Власта лишь хмыкнула и криво улыбнулась на это объяснение, но выражение лица его матери не поменялось. Радмир пару раз перевел взгляд с одной женщины на вторую, но дальше уточнять не стал.
  - Ясно, - Радмир кивнул. - Правда 'немного выпили', это явное приуменьшение действительности.
  - Немного переборщили, - Изанами улыбнулась, но смотреть ему прямо в глаза не стала.
  Радмир хмыкнул. Снова это 'немного'.
  - Ну что же, - Радмир отставил бокал с чаем на стол. - Графиня, как я понимаю, тоже будет присутствовать при разговоре?
  - Да, - Изанами слегка выпрямилась, как всегда делала, когда предстоял серьезный разговор. - Или ты против?
  Радмир лишь молча сделал жест рукой, показывающий, что ему это безразлично.
  - Видишь ли, сынок, - начала его мама говорить. Она быстро и точно рассказала ему все об их вчерашнем разговоре и предложении Власты. Единственное, о чем женщина умолчала, это о том эпизоде, когда она объясняла вайле ситуацию. - Я считаю, что это неплохой вариант, - подытожила все сказанное Изанами. - Но решение принимать тебе.
  - И вы обе уверены, что он сработает? - С сомнением спросил Радмир.
  - Хочешь что-то скрыть, оставь это на самом видном месте, - ответила сыну Изанами.
  - А место рядом со мной, очень видное, - Власта довольно улыбнулась. - Ты сразу же попадешь под прицел многих, только интересоваться тобой будут в другом контексте. Им будут безразличны твои таланты и добродетели, но вот как именно ты попал на эту должность, спим ли мы вместе, сколько раз и как, и много еще тому подобных вопросов будет интересовать абсолютно всех.
  - Так уж и всех?
  - Ты даже не представляешь, - заверила его шие.
  - Значит, важно отвлечь всех от самого главного? Пусть интересуются ерундой, а про остальное забудут? Оригинально. Сам план мне нравится, - Радмир скрестил руки на груди. - Только графиня не вызывает доверия.
  - У меня тоже, - согласилась Изанами.
  - Ну спасибо, - выдохнула Власта и улыбнулась.
  - Сама виновата, - алви пожала плечами.
  - Может быть, кого-нибудь другого найдем на эту роль? - Радмир посмотрел на мать.
  - Я тоже думала об этом, но кандидатуры подходящей не нашла, - отрицательно покачала головой Изанами. - К сожалению, она оказалась самым идеальным вариантом. У нее есть возможности и определенная репутация. Дедушка тоже не подойдет, он сразу же захочет принять нас в род, а там сам знаешь какой гадюшник.
  - Это уже наглость, - Власта не в силах сдержаться усмехнулась. - Использовать мой же план без меня. Я ведь его специально под себя придумала. И нормальная у меня репутация.
  - Думаю, не тебе говорить о наглости, - парировала его мать.
  - Значит, я откажусь, - Радмир встал. - Спасибо за ваше желание помочь мне, но я против этого.
  - Кир, - Власта встала перед ним. - Я прекрасно понимаю все. Да, я такая-сякая, но я пока не вижу иного варианта, не дать тебя заграбастать какому-либо правительству и использовать в своих целях. Те же шие, сделают это с радостью.
  - Так мне лучше дать заграбастать себя вам, графиня? - Радмир иронично улыбнулся.
  - Кир, - Власта посмотрела ему прямо в глаза. - Я ведь ни разу тебе не врала. Да, поступила некрасиво, - на последнем слове Радмир не смог сдержаться и хмыкнул. - Плохо, - поправилась шие. - Но я хочу помочь. Если о твоем архонтстве догадалась я, то и другие смогут. Я не тешу себя надеждами, что я единственная такая умная и наблюдательная. Пойми, я уже связана с тобой. Мне дороги от тебя нет. Либо буду идти рядом, либо плестись за тобой на расстоянии, но идти в любом случае буду твоею дорогой.
  Радмир несколько мгновений внимательно всматривался в ее глаза, стараясь понять ее мысли.
  - Какова цена? - Спросил он.
  - Прости, что? - Вайла не смогла сразу понять и задала уточняющий вопрос.
  - Что вы хотите за свою помощь, графиня?
  На этот раз Власта молчала несколько мгновений, а потом ответила:
  - Ничего.
  - Вот прямо совсем ничего? - Не поверил Радмир.
  - Прямо совсем ничего, - подтвердила она.
  - И не будет никаких специальных условий? Например, что я должен спать с вами раз в декаду или еще что-либо?
  - Если ты сам этого пожелаешь, я точно отказываться не буду, - Власта отошла к окну. - Но больше ничего. Хотя постой, - она улыбнулась. - Я хочу, чтобы ты вновь называл меня по имени и обращался ко мне на 'ты', без всего этого официоза. А то твоя 'графиня' уже в печенках сидит. Не поверишь, но я уже свой собственный титул начинаю потихоньку ненавидеть самой лютой ненавистью из-за этого.
  - Значит, вы берете меня под свое покровительство в качестве адъютанта. Предлагаете контракт, прикрываете ото всех, но ничего кроме обращения по имени и перехода на 'ты' не требуете в качестве оплаты? Я все правильно понимаю.
  - Не совсем, - возразила Власта. - Здесь есть и мой интерес. Я люблю тебя и то, что ты будешь находиться рядом со мной, уже хороший для меня бонус. Просто запомни Кир. Для своего любимого мужчины я могу сделать все. Абсолютно все, - шие посмотрела ему прямо в глаза. - К тому же, я рассчитываю за это время вернуть твое доверие. Как видишь, я честна перед тобой.
  - Какая честность, - не удержалась от саркастичного комментария Изанами.
  - Не скажу я сама, - шие посмотрела на алви. - Он сам догадается или же ты ему об этом расскажешь.
  - Я отказываюсь, - Радмир обвел взглядом женщин. - Пусть это и риск, но с вами, графиня, риска не меньше.
  - Никакого риска Кир, - Власта покачала головой. - Хочешь, мы даже можем заключить специальный договор об этом, где все опишем. Если нарушу, ты даже можешь меня убить. Также я готова дать слово рода, если твоя мания не будет удовлетворена.
  - У меня нет мании.
  - Сказал ты, но сам все равно держишься с таким расчетом, чтобы сразу же среагировать на любое мое действие и максимально быстро нейтрализовать меня. Или я не права?
  Радмир не стал ничего отвечать.
  - Кир, пожалуйста, - Власта вновь улыбнулась своей непонятной улыбкой. - Не будь таким категоричным.
  - Не нужно, - Радмир остался непреклонен. - Я уже принял решение. И да, надеюсь, мне не нужно напоминать, чтобы мое архонтство держалось в секрете?
  - Конечно, - с оскобленным выражением резко вскинула голову Власта. - Мог это даже не упоминать. Я никому не скажу.
  - Хорошо, - кивнул Радмир. - Значит, мы друг друга поняли.
  
  ***
  
  Хидэ с мрачным видом наблюдала, как Радмир, переругиваясь с Властой и в сопровождении своей матери, вышел из жилого дома. Со стороны было заметно, что им обоим было легко общаться таким образом. Даже тот факт, что Радмир держался настороже и сохранял определенную дистанцию от шие, не поднимал настроения.
  Сколько она себя помнила, Хиде всегда мечтала о семье и детях. Но страшный приговор целителей - 'возможность иметь детей ограничена', был словно нож в сердце. Физиологически у нее все работало правильно, только вот детей она могла иметь только от определенного типа мужчин. Было несколько условия необходимых для зачатия. У ее партнера должны были быть гены шие и алви, причем он должен был быть прямым потомком. Хоть это было и трудное условие, но не невыполнимое. Пусть и шие и алви не одобряли такие браки, и вообще старались не плодить бастардов, в отличие от иланийцев, и рурцев, но найти такого мужчину все же было можно. Самым невыполнимым условием оказалось для нее то, что она становилась зависимой от него. Практически ее организм полностью перестаивался и подстраивался под партнера и больше никто иной ей не подходил. Расставание было для нее невозможно. По многим причинам, но главной была и оставалась - один раз перестроившись, ее организм больше никогда не менялся. Это чем-то напоминал о шие, только еще жестче. У тех хотя бы была возможность повторно завести супруга или супругу, пусть они этого и не делали, у нее такой же возможности не было совсем. Выбрала одного и живи с ним. А ведь это очень сложно. Не только найти подходяще6го физически, но еще, чтобы он был ей симпатичен не только внешне, но и как личность.
  Когда она это узнала, то впала в отчаяние. Быть привязанной к кому то на всю оставшуюся жизнь, для ее свободолюбивого нрава было очень сложно. И обвинить никого кроме себя нельзя было. Никто же не виноват, что она родилась с такой аномалией. Ее организм имел непонятную мутацию, которую современная медицина и целители не могли вылечить. Да и не стали бы они искать способ, как честно ей сказал об этом один из целителей. Ее феномен был единственным за всю историю Ауалура. К тому же это стоило баснословных денег, а все ее и так не самые великие капиталы девушка вкладывала в свои обследования и посещения целителей.
  Со временем мысль о том, что она, по сути, становится чьей-то собственностью, стала казаться не такой уж и неприятной, а детей и семью хотелось все сильнее. Редкие мужчины в ее жизни ничего, кроме физического удовлетворения не приносили.
  И вот она встретила Акиру. Молодой алв ей очень понравился и она, без особой надежды, незаметно взяла несколько его волос для анализа. Какого же было ее удивление, когда она получила результаты теста, когда выяснилось, что он идеальный кандидат для нее.
  И тут она повела себя крайне глупо. Вместо того чтобы как минимум не подавать вида, в ней взыграло ее свободолюбие и непонятно откуда взявшийся стыд. Он был младше ее на пять сотен лет, еще ребенок. Как это будет выглядеть в его глазах? А в глазах его матери, к которой она также обращалась за помощью? Пусть она во время их последнего разговора не проявила никакого негатива, даже наоборот поддержала, но все равно. Честно признаться, она даже испугалась вначале, когда увидела ее в заведении папаши Мо. Она тогда отправила его анализы именно в клинику, где работала Изанами Кудо и поэтому посчитала, что та приехала, для разговора с ней о том, чтобы она не крутилась рядом с ее сыном.
  И вот теперь Акира с ней даже не разговаривал и игнорировал ее приветствия. Она понимала, что должна подойти и поговорить с ним, все ему объяснить, но тогда получалась, что она практически ставит его перед ультимативным выбором. Либо он ей помогает и получает в качестве постоянной как минимум любовницы, либо он отказывает ей в помощи и выглядит для знающих ее ситуацию людей настоящим негодяем. А ведь на его ответ многое может влиять. Может быть, она ему банально внешне не нравится? Такое же возможно? Возможно. Да и взваливать это на него было для нее неприемлемым, но вся загвоздка ситуации была в том, что, не рассказав об этом, она его обманывала. А этого она делать не хотела. Вот и мучилась, не зная как поступить. Либо вывалить свои проблемы на него, либо нет и отказаться от возможности, если не создать семью, то хотя б иметь детей.
  Все это и еще много его останавливали ее. А теперь вот он идет вместе с вайлой, которая пусть и не выглядит счастливой, но все равно со стороны чувствуется, что между ними что-то такое есть.
  Додумать свои мрачные мысли ей на дали.
  Неожиданно раздалась вспышка, мелькнул ярко-светлый луч, затем последовал глухой звук взрыва. После чего раздался женский крик.
  Прохожие, замершие до появления луча, с криками страха начали разбегаться в разные стороны, создавая панику.
  Там где шли Акира со своей матерью и вайлой были лишь кучи пыли и дыма.
  Она почти мгновенно оказалась рядом и без раздумий вошла в дымовую завесу. Оружия при ней почти не было, если не считать ее неизменной рапиры. Вот только против огнестрельного оружия, которое стреляет непонятными лучами, она была бесполезна. Картина, представшая перед ней, была страшной.
  Изанами Кудо сидела рядом с телом вайлы, у которого не хватало целого куска с правой стороны туловища. Навскидку можно было сказать, что шие лишилась одного легкого, почки и частично печени с кишечником. От рук алви исходило зеленоватое свечение, и она сосредоточенно что-то говорила. Приблизившись, Хидэ с удивлением поняла, что целительница ругается как последняя базарная торговка, причем многие выражения были для нее в новинку.
  Радмир сидел рядом и одной рукой держал мать за плечо, вторую же он положил грудь шие. Стоит отметить, что его руки также светились, только красноватым цветом. Видимо он помогал матери.
  Присмотревшись, Хидэ увидела, что на лбу Изанами был глубокий порез, который сильно кровоточил. Он почти на глазах заживал.
  Она и не знала, что он тоже целитель.
  - Сзади, - резко выкрикнул Акира и посмотрел прямо на нее.
  Хидэ вздрогнула от неожиданности, но тут же сориентировалась и пригнулась. За спиной раздался резкий и болезненный вскрик. Она мгновенно развернулась и увидела, что к ним успел приблизиться мужчина, одетый в какой-то черный костюм, не стесняющий движений. Сейчас его голова валялась отдельно от туловища на земле, отрезанная воздушным лезвием, которое послал парень. В руках у незнакомого был странного вида нож и пистолет с мигающей красной лампочкой на нем. Нож был небольшим, но с широким лезвием и почему имел зубья как у пилы. Резать таким нормально было нельзя. По мнению Хидэ, он был нужен, только если ты хочешь причинить максимальную боль противнику, разрывая его плоть этим уродливым орудием.
  Вдалеке раздались звуковые сигналы жандармских машин. Видимо кто-то успел их вызвать.
  
  Глава 3.
  Радмир сидел в палате интенсивной терапии и не обращал ни на кого внимания. Взгляд его был направлен на специальную стеклянную ванную, в которой лежало тело Власты. Обнаженное тело шие плавало в прозрачной жидкости цвета морской волны. Оно было погружено в нее с головой, и лишь специальные дыхательные трубки, прикрепленные к носу и рту, помогали женщине дышать. Помимо этого к ее телу было прикреплено очень много других трубок и проводов, назначение которых Радмир не знал, да и не хотел знать. Но даже в таком состоянии вайла не выглядела жалкой, скорее слабой и беспомощной.
  Он располагался по левую руку от нее, и от его взора была скрыта страшная рана шие. Но его это не заботило, так же как не было и желания любоваться на это. Перед глазами как в замедленной съемке вновь и вновь происходило ее последнее действие. Вот она резко вскидывает голову, ее глаза широко открываются, выражая полнейшее изумление, после чего она непостижимым образом оказывается прямо перед ним и их поглощает яркая вспышка света.
  Когда вспышка пропала, шие все еще стояла перед ним. Правая часть ее туловища пропала. Но крови не было, только стоял дикий, удушающий запах горелого мяса. Луч, поразивший шие, прижег края раны, поэтому крови почти не было. Все звуки вокруг как будто кто-то выключил. Краем сознания Радмир понимал и замечал, что люди вокруг сильно кричат, но он их не слышал.
  Когда он ее подхватил, то с удивлением обнаружил, что Власта еще была в сознании. Она сумела как-то повернуть к нему свое лицо, которое стремительно бледнело, и посмотреть на него. 'Живой' тихий, почти беззвучный шепот вайлы показался ему невероятно громким, а на ее губах была счастливая улыбка.
  Сейчас, то он понимал, что и ее не слышал также как и все остальное вокруг. Это просто его воображение сыграло с ним такую шутку. И поэтому в его ушах отчетливо слышался ее голос и слово 'Живой'.
  Очнулся Радмир от оцепенения только тогда, когда его мать сильно потрясла его за плечо. Она что-то говорила ему, но он не слышал. Видя это, та перестала говорить и с силой потянула его руки, державшие шие вниз. Поняв, что она хочет, чтобы он положил ту на землю, он быстро это исполнил и только потом заметил большой и сильно кровоточащий порез на лбу матери. Он протянул свою руку к ней, но та недовольно отмахнулась от этого, и кивнула на Власту, показывая один указательный палец.
  Радмир понятливо кивнул. Это был их старый сигнальный язык жестов для таких случаев. Этот язык они придумали давно, сразу же после визита князя Джоаса. Тогда у нее не хватило своего запаса сияния для его излечения, и она научила его специальной целительской технике передачи. Один палец означал, что ей потребуется десятая часть его сияния, а также, чтобы он постоянно поддерживал организм пациента. Не давал кровоточить и следил за работой внутренних органов. Запустить их самостоятельно он не мог, но вот поддерживать их работу вполне.
  Больше его мама не отвлекалась и сосредоточила все свое внимание на Власте. Сам он, не слушая ее ругательств и протестов, также стал заживлять ее порез на лбу. После его неуклюжих действий, конечно, останется шрам, но позже мама сама его сведет. Косметические операции были для него, к сожалению, недоступны. Только поддержка организма и заживление порезов, ну и по мелочи, головную боль снять, синяк свести.
  После появилась Хидэ, она с широко раскрытыми глазами смотрела на них троих, замерев на месте. Именно в тот момент к ним решил подобраться убийца.
  Почему он так решил? А он и не знал вначале. Поэтому дал тому приблизиться на достаточно близкое расстояние. Когда же увидел у того в руках странного вида нож и пистолет, неизвестной конструкции, то все сомнения пропали сразу и он, предупредив Хидэ, пустил горизонтальное воздушное лезвие, обезглавливая врага.
  - О чем задумался сынок? - Оказывается его мама все это время стояла рядом и молча наблюдала за ним.
  - Да вот интересно, - Радмир заставил себя слегка улыбнуться. - На мне будет долг жизни перед ней или же я, помогая тебе, его вернул?
  - Вернул, - увидев его вымученную улыбку, мать слегка потрепала его по волосам. - Можешь в этом даже не сомневаться.
  Улыбка Радмира перестала быть натянутой и стала более естественной. Как спокойно и естественно его мама избежала возможности продолжения разговора на тему 'если бы не мы...'. Он пока так не умел и не знал, научится ли в будущем.
  - Кир? - Позвал его Керей, который в это время разговаривал с другими свидетелями нападения и только что вернулся обратно.
  - Да? - Радмир посмотрел на него. - Что такое?
  - Ты как, поговорить не против?
  - Конечно, - Радмир встал и повернулся к матери. - Я сейчас вернусь.
  - Хорошо, - согласно кивнула Изанами. - Я пока тут побуду. Может еще что понадобится, до того, как приедет ее личный целитель.
  - Они уже через двадцать минут должны быть здесь, - сказал Керей, смотря на свои часы.
  - Тем более. Я тогда должна его дождаться и все рассказать.
  - Тогда мы пошли, - Радмир первым направился к выходу из палаты.
  Когда они оказались в коридоре больницы, Керей кивнул:
  - Пойдем, администрация больницы подготовила специальную комнату, чтобы можно было поговорить со свидетелями без всяких помех.
  Радмир молча последовал за ним. Оказавшись к той комнате, Радмир подумал, что это, наверное, комната отдыха для врачей. Мягкие, удобные диваны, небольшой столик, радио, небольшой холодильник и двуярусная кровать у дальней стены и несколько растений, стоящих в разнообразных горшках. Комната была даже уютной и вполне подходила для той роли, которую ей отвели - она очень располагала к отдыху и разговорам.
  - Пить не хочешь? - Спросил Керей, когда они расселись по местам. Керей на одно из кресел, а Радмир на диван.
  - Нет, спасибо, - отказался Радмир. - Я готов, спрашивай, что хотел узнать.
  - Знаешь, я впервые беру показания у своего друга, - Керей слегка улыбнулся.
  - Какое совпадение, - Радмир усмехнулся. Имперец сделал очень грамотных ход и помог ему слегка расслабиться. - Я впервые даю показания другу.
  - Неожиданно, - покачал головой Керей с легкой усмешкой на губах. - Что же, приступил, пожалуй. На кого, по-твоему, покушались?
  - На меня, - без всяких сомнений и раздумий ответил он.
  - Значит, это было покушением на тебя? - В голосе имперца зазвучали жандармские нотки.
  - Да, - также кратко ответил Радмир, наблюдая как Керей, что-то пишет у себя в небольшой записной книжке. - Тот луч был явно нацелен на меня, а графиня дэ Авентурас успела вовремя среагировать и прикрыть.
  - У тебя есть враги? - Продолжил расспрашивать Керей.
  - Наверное есть, раз покушаются, - Радмир неопределенно пожал плечами. - Но я никого конкретно вспомнить не могу.
  - Может ли это быть кто-то из Дома Чайной розы? - На лице Керея было извиняющееся выражение. Было хорошо заметно, что напоминать об этом ему совершенно не хотелось, но не спросить этого он не мог.
  - Нет, - покачал головой Радмир.
  - Откуда такая уверенность?
  - Там остались только женщины, старики и дети, - Радмир покачал головой. - Некому там мстить.
  - Они могли нанять убийц, - предположил Керей. - Все же ты убил их сыновей, братьев, супругов.
  - Мы оба знаем, что они не стали бы этого делать. Привлекать посторонних для решения такого вопроса равносильно признанию с их стороны собственного бессилия и слабости. Они не могут себе этого позволить, если еще собираются оставаться Домом. И, насколько мне известно, отказываться от этого статуса оставшиеся в живых после той ночи не собираются. Но если хочешь, проверь. В конце концов, тебе видней и уж тем более опыта у тебя поболее моего будет.
  - Значит, ты следишь за выжившими?
  - Конечно, - Радмир кивнул. - Я хоть и молод и порой бываю наивен и доверчив, но дураком не являюсь. Точнее, хочется в это верить. Никто в здравом уме не станет оставлять за своей спиной нерешенную угрозу для своей жизни. Но повторюсь, им сейчас не до меня. Главное в их положении сейчас, это вообще выжить, не говоря уже о сохранении богатств. Уж очень многим, как оказалось, этот Дом был неприятен. Кстати, именно поэтому, то дело не получило широкого резонанса среди аристократов и домов Ауалура. Многие считали такой исход вполне заслуженным и не захотели вмешиваться и помогать.
  Керей кивнул. Все это он знал и сам, но задать эти вопросы, записать на них ответы было необходимо для его начальства. Как же порой было трудно из-за того, что Радмир был безродным. Принадлежи он официально к какому-либо роду, этого разговора вообще бы не было. Точнее он был бы, но не таким. Он это понимал, Радмир это понимал тоже, только упрямился.
  - Продолжим, - Керей перевернул листок записной книжки. - Ничего необычного у нападающего не заметил?
  - В плане? - Радмир посмотрел на него.
  - Ну там, оружие, украшение, амулет, - стал перечислять Керей.
  - Оружие ты и сам видел, ничего по нему добавить не могу, - Радмир покачал головой. - Украшений тоже не заметил, да и не до этого мне было. Я тогда сильно заторможенный был, если бы не моя мама, то точно опоздал бы с помощью для графини. А вот почему ты отдельно от украшений упомянул амулет?
  Керей несколько секунд молчал, а потом достал из внутреннего кармана мундира небольшую коробочку.
  - Вот такой амулет был найден на теле нападавшего.
  Радмир приблизил лицо к раскрытой коробочке, в которой слегка поблескивал амулет на цепочке, желая лучше рассмотреть детали.
  Сам амулет был круглым. Посередине был глаз, вокруг которого были узоры. Узоры и глаз были простыми, даже примитивными. Можно было подумать, что этот амулет сделал ребенок. Со стороны это напоминало герб аристократического рода. Радмир отмечал про себя много знакомых линий, черт и комбинаций, присутствующих в гербах самых разных древних аристократических родов Ауалура. Это уже много позже рода стали изгаляться во всех этих завитушках и тому подобном на своих гербах. А вот чем древнее был род, тем проще был его герб. Например, герб семьи Керея был овалом, перечеркнутой прямой линией. А у князей Кройфов на гербе было три вертикальные черточки и все.
  - Знаешь, - Радмир оторвал свой взгляд от амулета и серьезно посмотрел на друга. - Я уже видел подобное.
  - Ты видел такой же амулет? - В голосе Керея зазвучали нотки ищейки, взявшей след.
  - Не амулет, но такое изображение, - ответил Радмир. - Ты же в курсе про нападение на отряд кронпринца в пустыне? - Керей утвердительно кивнул. - Так вот, на главном из нападавших была татуировка, точь-в-точь изображение на этом амулете.
  - Уверен? - Мгновенно подобрался Керей.
  - Да. Можешь проверить, - Радмир подался назад. - Сделай запрос князю Кройфу. Как я понял, именно он занимался делом о нападении.
  - Да, я конечно так и сделаю, и это дело сразу же у меня отберут, - хмыкнул Керей, а Радмир пожал плечами. - Но ничего не поделаешь. Тут главное национальная безопасность, а не мои амбиции.
  На эти слова Радмир ничего не сказал, но посмотрел на имперца.
  - Кер, можно просьбу?
  - Конечно, я буду держать тебя в курсе дел, Кир, - тот сразу же догадался, о чем хочет попросить он. - Мог бы и не упоминать об этом.
  - Я просто подумал, что может быть тебе запрещено это уставом или еще чем, - несколько смущенно ответил Радмир.
  - Запрещено, - согласился Керей. - Но, во-первых, ты сам был жертвой этого нападения, а во-вторых, ты мой друг и это важнее. Класть я хотел на мозгоклюев сверху, если они решат мне это запретить.
  - А твоя работа? - Радмир с удивлением посмотрел на друга.
  - Знаешь, я без нее не пропаду, и найду чем заняться, - Керей позволил себе слегка высокомерную улыбку, отчего его глаза стали еще уже, чем были обычно. - А вот без меня, у них многое застопорится. Я не незаменимый, но и простым служакой меня нельзя назвать.
  - Конечно нельзя, - Радмир скопировал его улыбку. - Граф, на этой службе и должности никак не сможет быть простым служакой. Он будет служакой аристократической.
  Друзья немного расслабились и негромко рассмеялись.
  Их смех прервали неожиданно распахнувшаяся дверь и влетевший в комнату молодой мужчина. Он был чуть выше самого Радмира, но из-за того, что был уже его в плечах и имел более тонкую талию, казался более высоким. Волосы у него были крашенными и имели ярко-красный цвет. Они торчали в разные стороны, словно иголки у ежика. Лицо, в данный момент перекошенное злостью, было красивым. Светлые, серо-голубые глаза, черные брови, подтверждающие мысли о краске на волосах, несколько колечек в левой брови, специально подбритая правая, создававшая ощущение, будто там был шрам, все это вызвало в Радмире антипатию, которая только усилилась после его первых же слов.
  - Ты Кудо?! - Голос у него был довольно резким. - Я тебя спрашиваю, это ты тот бесполезный мерзавец Кудо?!
  Керей уже хотел привлечь к себе внимание и успокоить вошедшего красноволосого мужчину, но не успел. Тот сорвался с места с занесенной для удара рукой.
  Не дожидаясь, пока его ударят, Радмир сделал шаг навстречу, перехватывая, приближающуюся руку. Резки движением вывернул ее и, сделав шаг в сторону, заломил ту за спину нападающему. Мгновение и в руке Радмира из рарока появился изогнутый кинжал, который он приставил к шее красноволосого.
  - Ты сам кто, чудила? - Радмир с удивлением рассматривал незнакомца.
  - Иржи! - С криком в комнату влетел Стоян.
  Здоровяк сразу же остановился и мгновенно оценил ситуацию.
  - Привет, Радмир, - поздоровался Стоян с ним и кивнул Керею. - Граф.
  - Привет здоровяк, - Радмир кивнул на красноволосого. - Твое?
  - Пусти, - огрызнулся красноволосый, названный Стояном Иржи.
  - Не совсем, Властино, - в тон ответил Стоян и заработал возмущенный взгляд от Иржи.
  - Как ты можешь так спокойно с этим гадом разговаривать?! - Закричал тот. - Это из-за него она пострадала!
  - Не ори, ты в больнице находишься, - уже совершенно спокойно сказал Радмир. Злости, возникшей вначале, уже не было. Осталось только перебороть возникшее желание ударить крикуна. Очень сильное желание.
  - Да пошел ты! - Вскинулся Иржи и стал со злостью смотреть на Радмира.
  Радмир слегка выдохнул и посмотрел на Стояна.
  - Вот дурак, - сокрушенно вздохнул Стоян. - Отпусти его, пожалуйста. Он сейчас плохо соображает, - после чего быстро добавил, объясняя. - Мы только что были у Власты.
  По лицу Радмира пробежала тень, и он толкнул тихо скулящего от боли в руке Иржи к Стояну. Тот ловко его подхватил и не дал упасть на пол.
  - Спасибо, - поблагодарил Стоян его.
  - Будешь должен, - Радмир вернул кинжал в рарок.
  Этот диалог заставил Иржи вновь вскинуться, но ему пришлось тут же опустить голову. Чувствительная затрещина от Стояна могла присмирить любого. Радмир не раз уже был этому свидетелем.
  - Вот гад, - здоровяк недовольно нахмурился. - Мало того, что заставил меня побегать, паршивец, так еще и перед людьми позорит. Вот очнется Власта, я ей все расскажу.
  Эта фраза подействовала на Иржи как катализатор. Он мгновенно обмяк, словно из него вынули стержень, сел на пол и из его глаз полились слезы.
  Керей и Радмир переглянулись и, не говоря ни слова, вышли из комнаты. За спиной до них доносилось:
  - Ну-ну, успокойся. Все хорошо. Она живая. Через декаду другую очнется. Дырку ей целители заштопают и все, будет как новенькая.
  Когда Радмир закрывал дверь, то увидел, что Стоян присел на корточки рядом с красноволосым и успокаивающе гладит того по голове. Со стороны картина была довольно забавной, и в любом другом случае он бы улыбнулся, но сейчас он только быстрее отвернулся. У каждого были моменты слабости, и он сам, например, не хотел бы, чтобы свидетелями этого были совершенно чужие ему люди.
  В коридоре Радмир встретил третьего наложника Власты - Илиса. Стоян о нем как-то рассказывал, поэтому он и смог его узнать. Тот стоял, прислонившись спиной к стене со скрещенными на груди руками. Слегка удлиненные черты лица выдавали, что в предках у того было немало алви, а их тонкость и красота могли вызвать зависть практически у любой женщины. Радмир даже поначалу принял его за женщину. Длинные, платиновые волосы, свободно спадающие ниже плеч, нежная даже на вид смуглая кожа, яркие и большие голубые глаза вместе со слегка балахонистого вида светлой одеждой, могли ввести в заблуждение любого. Но как только тот начал двигаться, то Радмир понял свою ошибку. Движения Илиса хоть и были несколько медленными и плавными, но они не оставляли сомнений, что их обладатель мужчина. Женщины все равно двигаются иначе, даже когда ведут себя словно мужчины. Моторика их движений будет иной.
  Илис подошел к двери комнаты, из которой они вышли, при этом, проходя мимо Радмира, он слегка кивнул ему головой, приветствуя. Радмир ответил на его приветствие своим кивком, и в сопровождении ошеломленного Керея, который невольно несколько раз оглядывался на третьего наложника Власты, вышел на улицу.
  
  ***
  
  Изанами стояла над ванной со специальным устройством поддержки жизнедеятельности или же, как между собой его называли целители, 'супчиком' и смотрела на Власту.
  Она уже успела переговорить с ее личным целителем пятой ступени, оказавшимся древним стариком иланийцем с благообразной внешностью и сейчас просто стояла и наблюдала, как этот специалист занимается настройкой 'супчика'. Они договорились, что она будет присутствовать и помогать иланийцу, которого звали Диметр Лорнье при выращивании новых органов. Она раньше уже выращивала органы для пересадки пациентам, но еще ни разу не делала это напрямую, точнее не выращивала органы прямо у самого пациента внутри.
  В ходе беседы они оба пришли к выводу, что это будет наиболее эффективным и быстрым вариантом лечения графини. Так что та, сама того не подозревая, послужит ей неким учебным пособием.
  Глядя на неподвижно плавающую в 'супчике' шие, Изанами невольно задавалась вопросом, а смогла бы она сама так же закрыть своего любимого мужчину? Акира стоял за скобками этого вопроса. Ради него она была готова прыгнуть в Бездну и собственноручно передушить каждого демона, находящегося в ней. Но вот ради другого мужчины... Она сильно любила принца Милэна, отца кронпринца Велислава. Он был ее первой любовью. Смешно сейчас вспоминать, как она почти впала в отчаяние, когда их брак не одобрили родители. Потом появился Савор, отец Радмира. Он помог ей пережить этот момент и залечить раны на сердце, а те чувства, вспыхнувшие между ними, словно пожар, до сих пор были самыми сильными и полными за все эти годы. Даже несмотря на то, что спустя буквально пару месяцев их чувства, как по волшебству, ушли, оставив после себя прекрасное послевкусие. Это было так страстно и ярко, что когда она узнала о своей беременности, то ни секунды не сомневалась - плод такой любви, пусть и скоротечной, просто обязан был появиться на этот свет. Ради этого она была готова на многое и очень дорого заплатила за это свое довольно эгоистичное решение.
  Но способна ли она была закрыть кого-то из них своим телом, защищая от опасности? Нет. С собой то уж надо было быть честным. Для этого она слишком рациональна. Пусть ее поступки и говорили совершенно об обратном. Любой хорошо знающий ее мог с уверенностью утверждать, что, делая все эти противоречивые вещи, она руководствовалась упрямством и только.
  
  ***
  
  Отдохнуть нормально Радмиру не дали. Возле его квартиры дежурил высокий алв, который с надменным выражением лица передал ему бумажный пакет, после чего слегка кивнул его матери, которая тоже решила отдохнуть, и гордо удалился. У Радмира возникло бешенное желание догнать этого напыщенного типа и дать тому хорошего пинка для ускорения ухода, но рука матери на плече не оставила ему выбора и спасла пятую точку посыльного.
  - Дед прислал? - Изанами посмотрела на него.
  - Конечно, - Радмир несколько секунд рассматривал герб своего прадеда по материнской линии. - Странно только, что это передали мне, а не тебе.
  - Ты глава семьи, вот тебе и вручили в руки, - Изанами устало опустилась на мягкое кресло.
  - Глава семьи, - хмыкнул Радмир. - Скажешь тоже.
  - Аки, но это действительно так, - Изанами осуждающе посмотрела на него. - Ты единственный мужчина нашей небольшой, но крепкой семьи.
  - Ну да, ну да, - Радмир покачал головой и присел в другое кресло. - Такой глава семьи, что ты, уставшая, после всех процедур, что вы с тем целителем провели, решила еще и меня до дома проводить и позаботиться о моем состоянии. Или ты думаешь, что я не заметил, как ты старалась незаметно для меня отслеживать его?
  - Это просто проявление заботы о главе семьи, - Изанами ласково улыбнулась сыну. - Глава семьи заботиться об остальных членах семьи, те в свою очередь заботятся о нем. Все взаимосвязано.
  - Толку от такого главы, - Радмир грустно усмехнулся. - Даже тебя спасла Власта. Я видел, как она успела оттолкнуть тебя в сторону, а меня закрыть собой от удара луча.
  - Да, - улыбка Изанами стала веселой. - Когда она очнется, я ей скажу отдельное 'спасибо' за порез на лбу. Я не слабо так приложилась головой о тротуар. А этот шрам...
  - В шраме только моя заслуга, - возразил Радмир матери.
  - Знаю, - она кивнула головой. - Но обвинять ее намного веселей. Эта жутко наглая и самодовольная графиня умеет играть словами по всем правилам. Не в обиду тебе будет сказано, но ты в этом еще очень слаб. Хотя и делаешь определенные успехи на этом поприще.
  - Куда уж мне до вас, - Радмир откинул голову на спинку кресла и закрыл глаза. На его губах играла легкая, немного грустная улыбка.
  - С женщинами вообще в этом вопросе сложно конкурировать, - Изанами вытянула ноги и довольно зажмурилась. - Но не невозможно.
  Радмир открыл глаза и достал конверт.
  - Что-то не хочется мне его читать, - с сомнением посмотрел на него.
  - Аки, мужчина не бежит от ответственности, - голос его матери стал немного строже.
  - Тогда мой отец не мужчина, - парировал Радмир и тут же пожалел об этом. Мать всегда защищала его отца. Чтобы не случилось, для нее он был хорошим.
  Изанами открыла глаза и выпрямилась в кресле.
  - Аки, - внутренне Радмир выдохнул. Если назвала сокращенным именем, то ничего страшного не предвидится. Вот если бы полным именем, тогда все. Нужно было искать пути отхода. Интересный факт, она не кричала и не ругала его. Ее строгого взгляда было более чем достаточно. - Твой отец не бежал от ответственности. Да, он не решился пойти против воли главы дома, но на это у него были свои причины, и нам с тобой нельзя его ни в чем упрекать. Как только он узнал о тебе, то тут же организовал тебе достойного учителя. Или получить Вёлунда в учителя, по-твоему, так просто?
  - Для него, да, - Радмир тоже выпрямился. - Вёлунд немало историй рассказал, как они на пару гуляли в империи. К тому же Родику сумела найти и привлечь именно ты. И я считаю, это более сложным достижением, чем попросить своего закадычного дружка и напарника по загулам об одолжении. Мне, конечно, повезло, что в итоге у меня было с самого начала два таких уникальных и выдающихся учителя и Вёлунда я искренне люблю и уважаю, но будем честными. Ты ушла из дома и оборвала все связи со своей родней, только чтобы сохранить меня и родить. Ты мирилась с несправедливостью рода Кройфов, но не сдавалась. Даже старик тебе помогал, от случая к случаю. А мой так называемый отец не смог настоять на своем и, хотя бы, признать меня. И кто после этого из вас достоин моей привязанности и теплых слов? Точно не он.
  - Аки, - Изанами замолчала и с удивлением посмотрела на него.
  Радмир выдохнул. Что-то он слишком завелся. Видимо последние события повлияли на него сильнее, чем он думал.
  - Извини мам, - Радмир вновь устало облокотился на спинку кресла. - Я погорячился.
  - Глупый, - Изанами встала и подошла к его креслу с правой стороны. Плавно присела и ласково взяла его ладонь в свою. Второй рукой она убрала выбившуюся прядь волос, лезшую ему прямо в глаза и закрывающую часть лица. - Тебе не нужно передо мной извиняться. Уж кто-то, но я всегда тебя прощу, несмотря ни на что.
  - Вот именно поэтому это и нужно делать, - Радмир улыбнулся. Было очень приятно чувствовать тепло ее рук, всегда готовых поддержать и помочь.
  - Какой же ты еще мальчишка, - Изанами улыбнулась.
  - Ладно, - Радмир достал письмо и стал внимательно его читать.
  Изанами ему не мешала. Она встала и вышла на кухню, вернувшись с небольшим подносом еды спустя несколько минут.
  - Что дед пишет? - Спросила она, видя, что он уже отложил письмо в сторону и невидящим взглядом смотрел перед собой.
  - Много чего, но главное сводится к одной новости, - медленно начал Радмир. - Вторая супруга князя Кройфа находится при смерти, а сам князь уже вторую декаду пьет, не переставая, и никого к себе и к ней не подпускает.
  Изанами удивленно посмотрела на сына. В ее глазах явно читалось беспокойство.
  - Что с ней?
  - Про это он ничего конкретно не знает, только слухи и разговоры, - Радмир бросил взгляд на письмо, будто на ядовитого гада. - Достоверно известно, что князь Кройф, вернувшись после очередных посиделок в императорском дворце со своими старыми друзьями, заперся у себя в комнате. Просидел он в ней весь вечер, а потом вышел оттуда чернее тучи. Что было дальше, информаторы старика не смогли уточнить, но через полмесяца всю империю поразила весть о странной и сильной болезни его второй супруги и начавшемся запое князя.
  Его мама молчала. С каждым его словом она становилась все более хмурой и будто неживой.
  - Мам? - Позвал он. Не дождавшись ответа, повторил. - Мама?
  - Что же у них там случилось? - Отмерла она и вопросительно посмотрела на него. - Думаешь это было покушение, наподобие нашего?
  - Нет, - покачал головой Радмир и встал. Подошел к матери, обнял. - Я не знаю, что именно у них случилось, но не думаю, что это как-либо взаимосвязано.
  - А дед что пишет? - Она бросила вопросительный взгляд письмо.
  Радмир замялся на несколько секунд, но ответил:
  - Он предполагает, что это как-то связано с твоим изгнанием из рода.
  - Мама Эла? - Изанами от услышанного приоткрыла рот. Так поразило ее это. Она даже назвала ее 'мамой'.
  - Да, - Радмир нахмурился и отвел взгляд. Что бы ни случилось, но его мама выросла в той семье и такие новости не были для нее пустяком.
  - Но она же всегда заботилась обо мне, когда я была маленькой, - продолжала удивляться она.
  - Мам, - Радмир подошел к ней и положил руки на плечи. Она подняла на него взгляд. - Если хочешь, то съезди туда и узнай все точнее. Думаю, князь Кройф будет рад твоему приезду. Все-таки они твоя семья.
  - Нет, - она на секунду закрыла глаза и слегка встряхнула головой. - Они все отказались от меня и тебя. - Ее взгляд вновь приобрел уверенность. - Пусть я не ненавижу их, но они перечеркнули все этим поступком. Моя единственная семья это ты и дед. Поэтому мне, конечно, интересно это, особенно из-за предположений деда, но это их дела. Лезть в чужую семью я не буду. Да и Власту надо поставить на ноги.
  - Уверена? - На всякий случай спросил Радмир.
  - Уверена, - Изанами улыбнулась.
  
  ***
  
  - Лан Кудо, - позвал его портной.
  Радмир пришел на очередную примерку на следующий день. Пропускать ее не хотелось почти так же, как и идти на нее. Как же ему надоело все это! Велислав будет ему очень сильно должен.
  - Да, лан Рошэ? - Радмир повернул голову к нему. - Что-то не так?
  Алв быстро оглядел костюм. Вроде все сидит как надо.
  - Нет, лан Кудо, - успокоил его иланиец. - Костюм сидит на вас просто превосходно. Я вначале опасался, что ваша нестандартная фигура вызовет проблемы, но вы удивительным образом умеете носить такие вещи.
  - Думаю, это все больше ваша заслуга, лан Рошэ, - Радмир сделал комплимент старику. Ему это не сложно, а тому будет приятно. Может даже перестанет мучить его. - Но что нестандартного в моей фигуре?
  - Талия слишком широка для алви, - ответил тот.
  - Так что вы хотели у меня спросить? - Радмир не знал, что и сказать, поэтому спросил. Его назвали толстым, хотя лишнего веса в нем не было. Впрочем, иланиец прав. Его фигура сейчас нестандартна для алви.
  - Как там командир? Меня не пустили, сказали, что только ее наложникам и лечащим врачам разрешено навещать, - лан Рошэ с надеждой посмотрел на него.
  Этот взгляд портного и слово 'командир', живо воскресили в памяти Радмира образ другого иланийца, поэтому он сразу же понял о ком идет речь, даже не слушая вторую часть слов лана Рошэ про врачей и наложников.
  - С ней почти круглосуточно находятся лучшие медики и два очень сильных целителя, - Радмир начал снимать костюм. - По их прогнозам максимум через месяц они полностью вылечат графиню.
  - Это замечательные новости, лан Кудо, - старик облегченно выдохнул и довольно улыбнулся.
  - Вы раньше служили в ее гильдии, лан Рошэ? - Решил спросить Радмир.
  - Я? Нет, что вы, лан Кудо, - замахал руками иланиец. - Но когда я был сиротой, графиня оплатила мою учебу. Вначале в академии, потом у одного известного портного. А когда я выучился и решил открыть свое дело, то она дала мне денег и первые заказы у меня были от нее и гильдии. Так что вот уже более трех сотен лет я тесно сотрудничаю с ней. Можно даже сказать, что я ее человек и работаю на нее. Жену свою, кстати, я встретил как раз в гильдии.
  - Ясно, - Радмир кивнул. - Можете больше не волноваться. Графиня вне опасности.
  - А вам ничего не известно о нападавшем?
  - Нет, - он покачал головой.
  - Что ж, - лан Рошэ аккуратно повесил костюм на специальную вешалку. - Жаль.
  Попрощавшись с портным, Радмир вышел из мастерской. На душе было гадко, а внутреннее чутье прямо-таки кричало, что это только начало.
  
  Глава 4.
  Утро в столице Азарской империи было прекрасным. Солнышко ярко и ласково светило над головами ранних прохожих. Чистое, без единого облака, голубое небо создавало ощущение бесконечности. Мелодичное и веселое пение мелких пташек создавало атмосферу легкости. Все это вызывало желание встать с постели пораньше, позавтракать и пойти в какой-нибудь парк погулять, принимая солнечные ванны.
  Большинство прохожих просто радовалось такому погожему началу дня и надеялось на его такое же продолжение. Но были и такие, кто неспешным шагом шел куда-то и просто наслаждался освежающим дыханием ветерка, который доносил разнообразные ароматы. От запаха свежей выпечки, до легкого аромата цветов из лавки цветочника.
  Абсолютно все побуждало отложить свои дела и просто насладиться этим утром. Но среди всех граждан империи были и такие, кто даже не ложился спать. Они не провели эту ночь праздно. Не гуляли в веселой и шумной компании. Эти люди были настоящими тружениками, проведя эту ночь, сидя за делами в своем кабинете.
  Одной из таких людей была глава разведки Азарской империи княгиня Снежана Кройф. Даже сейчас она сидела в своем роскошном кабинете и недовольно хмурилась, читая отчет. Сам отчет был сделан очень грамотно и толково. Его составителя можно было даже похвалить. Причина ее нахмуренных бровей была исключительно из-за последних событий, произошедших в семье.
  Когда она полностью узнала всю подоплеку, то первое ее желание, помимо собственноручной казни той твари, было бросить все и ехать к Миладе. Если нужно умолять, но выпросить прощение. Она то думала, что это дочка пошла наперекор отцовской воле и своевольничала, а оказалось, что это все происки ее сосупружницы.
  Конечно, многое можно было понять, но таить зло на девочку, которая виновата только в том, что она родилась... Этого Снежана понять никак не могла. Разве Милада была виновата в том, что Эла так и не смогла забеременеть? Разве Милада виновата в том, что Казимир встретил ту алвскую сучку Кимико Кудо? Разве Милада виновата в том, что их супруг Казимир не смог устоять и удержать своего дружка в штанах? Разве Милада виновата в том, что у нее, Снежаны, старший сын погиб на дуэли? Разве эта очаровательная малышка виновата в том, что после смерти ее биологической матери, Казимир сразу же привез ее домой к ним? Нет.
  Так за что мстить? За что так ненавидеть девочку?
  Снежана устало закрыла глаза и откинулась на удобную спинку кресла. Ее, к сожалению, это тоже не оправдывает. Ведь могла все узнать сама. Могла первая позвонить, приехать, написать. Могла. Но нет же. Гордая. Пусть другие первые это делают. А что в итоге? Столько лет зря потрачено! И ладно бы это. Самое страшное, что семью, ту которая была, уже не вернешь., а новую... Новую не захочет создавать в первую очередь Милада. Кто бы, что не говорил, но у девочки был сильный характер и дикое, просто невероятное упрямство. Простить то их девочка, может, но вот вернуть хотя бы толику того доверия, что было между ними уже невозможно. Разрушить что-либо можно быстро, в одно мгновение, а вот построить что-то новое, уже нет.
  Мэйва, почему, несмотря на весь свой хваленый ум, она так сильно оплошала? А еще глава разведки. Да гнать ее надо в шею погаными тряпками! Вот что стоило Беримиру подписать ее прошение об уходе? Три раза уже подавала. Ведь уже и смена достойная подросла. Пусть с Арлоком не получилось, но ведь не на него одного ставку делали они. Еще есть три достойных кандидата. Назначил бы, одного из них.
  Ей хотелось быть обычной женой. Чтобы у нее были дети, внуки, правнуки. У большинства ее подруг уже даже праправнуки есть. А у нее что? Горы бумаг, отчетов, доносов, писем... Времени нет не то что на мужа, даже на себя. Когда она в последний раз отдыхала? Не несколько дней в году в лучшем случае, а нормально? Хотя бы пару декад?
  Все это было бы не так тяжело, если бы еще дома было хорошо. Но в последнее время все шло прямо под откос.
  Казимир уже которую декаду сходит с ума. Он никогда столько не пил. Бывало, конечно, что уходил в загул. Но это было еще в их далекой молодости, и тогда она сама непосредственно принимала в этом участие. А порой даже и уходила далеко вперед. Несколько раз она так гуляла, что самой стыдно вспомнить. Один случай в порту чего стоит. У нее, конечно, был повод. Это случалось только после измен мужа, на которого были так падки все эти расфуфыренные новоявленные дворянки, сделавшие себе внешность при помощи целителей. Но все равно стыдно.
  Но какой же тварью оказалась Эла! И ведь ни она, ни Казимир об этом не подозревали. Да только за одно это ее уже пора было снять с должности. Не может глава такой организации так ошибаться. Не имеет права! Чем думает Беримир? Понятно, что он хочет, чтобы Велислав сам назначил нужных людей и провел смену поколений в учреждениях. Это нормальный и логичный ход. Те, кого он назначит, будут благодарны именно ему. Все правильно, но... Все равно это неправильно, как бы не было это нелогично. Ее нужно менять уже сейчас! Сколько раз она это говорила императору? Не может же он действительно думать, что она таким образом кокетничает? Беримир был кем угодно, но только не наивным.
  Снежана открыла глаза и с обреченностью выдохнула.
  Еще и это покушение в Мираселе. Она никак не могла найти того, кто стоит за той организацией. Как они себя там называют? 'Всевидящие' вроде бы. То, что они, и она в первую очередь, прошляпили ее возникновение, это уже факт. Но даже сейчас, после полутора лет интенсивного расследования она никак не могла найти главного зачинщика и его цель. А теперь этот кто-то неизвестный нацелился на мальчишку Милады.
  Внуком она его боялась называть даже про себя. Не дай Мэйва привыкнет и случайно с языка сорвется. Не нужно сейчас это. У мальчика итак какой-то слишком уж странный период в жизни. И графиня эта за ним бегает, как ей докладывали. Зачастила она в Мирасель, да и в том покушении ей здорово досталось.
  Снежана решительно встала из-за стола. К демонам все это! Дела никуда не убегут, а семья может. Если оставить все как есть, то славный и древний род князей Кройфов канет в небытие со всей своей многовековой историей.
  
  ***
  
  Буквально на следующий день Радмир столкнулся с дядей Власты. Тот в сопровождении еще одного мужчины шие, вошел в заведение папаши Мо, где Радмир сидел и обедал. Внешнее сходство между шие не оставляло сомнений в том, что они приходятся друг другу близкими родственниками.
  Радмир встал и вежливо поздоровался с князем.
  - О, виконт Эвре, - Ждан позволил себе скупую улыбку. - Здравствуй.
  Радмир сохранил спокойное выражение лица, но на самом деле ему захотелось скривиться. Он и забыл, что дядя Власты знает его только как виконта Ренара Эвре. Как долго ему еще будет аукаться эта шутка учителей? Но само обращение заставило Радмира стать более собранным и внимательным. Неспроста Ждан выделил, что он дворянин. Значит, его спутнику важно знать это.
  В его голове начала складываться картина, а внешнее сходство мужчин, оставляло только один вывод, и к нему Радмир был не готов. Видеть отца Власты он сейчас никак не хотел. Да и самого Ждана он бы с удовольствием не видел, хотя тот не сделал ему ничего плохого. Просто он старался придерживаться правила 'чем дальше от шие, тем целее'. Вот интересно, почему с Властой это правило вылетело у него из головы? Чем он думал тогда? Хотя тут и без слов понятно чем... Внешнюю привлекательность графини отрицать было просто глупо.
  Если посмотреть со стороны, то все его поведение с ней вообще праздник абсурда, но думать еще и об этом не хотелось даже больше чем видеть этих братьев.
  - Мои извинения, князь, - Радмир исполнил легкий поклон. - В прошлый раз я ввел вас в заблуждение. Мое настоящее имя Акира Кудо.
  - Кудо? - Ждан удивленно на него. - Вы случайно не родственник Ёширо Кудо, советника звездорожденной Таки?
  - Это мой прадед по материнской линии, - подтвердил Радмир. Он не видел смысла этого скрывать. И раз уж он открыл правду о том, что не является дворянином, то наличие такого родственника тоже может хорошо послужить. Любой дважды подумает, прежде чем что-либо предпринять против него. Точнее любой здравомыслящий. Нападавших на него относить к этой категории было бы ошибкой.
  - Значит вы представитель Дома Алого солнца? - Неожиданно даже для Ждана подал голос его спутник.
  - А вы, собственно кто? - Радмир приподнял вопросительно брови и посмотрел на Ждана, на лице которого появилось смущение.
  - Что это я, - Ждан немного картинно хлопнул себя по лбу. - Акира, позволь тебя познакомить с моим старшим братом, князем Драгомиром дэ Сангри. Драг, позволь тебе представить лана Акиру Кудо.
  - Я вроде как задал вопрос. Так вы представитель или нет? - Не обратил на слова брата никакого внимания вышеназванный Драгомир и с ожиданием уставился прямо на Радмира.
  - Наследственность великое дело, - произнес Радмир с легкой улыбкой, заставив и без того хмурого Ждана нахмуриться еще сильнее, а его старшего брата вскинуть голову с удивленным взглядом. - А отношения в семье это всегда очень сложно и интересно для посторонних, но на то они и семейные.
  Вот уж о чем никогда не думал Радмир, так это о том, что сможет в такой обстановке вернуть эту фразу Ждану. Своей последней фразой он не только хотел поддеть отца Власты, но и дать понять, что не следует к нему приставать с такими вопросами. Этот Драгомир ему откровенно не понравился. Сразу видно в кого графиня получилась такая высокомерная.
  - Акира, - Ждан сделал шаг вперед. - Не нужно перегибать.
  - Князь дэ Сангри, - Радмир выпрямился, отчего сразу же стал казаться выше. - Перегибает ваш брат. Я лишь соответственно отвечаю.
  - Драг, уйди, - Ждан повернулся к брату. - Мне нужно переговорить с ланом Кудо.
  - Ждан, - Драгомир ошеломленно посмотрел на него. Видимо впервые услышав такое от своего младшего брата.
  - Уйди, - повторил Ждан и его усы стали топорщиться, когда он также недовольно скривил рот. - Будь любезен, послушай меня и просто уйди. Такт и дипломатия никогда не были твоей сильной стороной.
  Драгомир зло сверкнул глазами, но ничего не ответил и, резко развернувшись, быстрым шагом покинул заведение.
  Ждан повернулся к Радмиру.
  - Надеюсь, ты доволен Акира? - Шие без спросу присел напротив него за стол. - Своим поведением ты мог спровоцировать хорошую драку, и зачем? Глупо на ровном месте сориться с довольно влиятельными разумными.
  - Князь, - Радмир серьезно посмотрел тому в глаза. - Если вы хотите меня как-то напугать, то лучше угрожайте своей племянницей. Например, что она теперь всю жизнь будет звать меня 'сладеньким' и пытаться сделать мне макияж на лице. Поверьте, это будет более действенно.
  - Вот же, - Ждан поперхнулся воздухом, когда это услышал. - Ты удивительно на Власту похож. Скажи Акира, - начал он после нескольких секунд молчания. - Что ты знаешь о шие?
  - Шие, долгоживущий народ, отличительная особенность - это цвет белков глаз и очень прочные кости, - начал отвечать Радмир, не совсем понимая смысла этого вопроса. - В древности потомки использовали кости предков для изготовления ритуальных ножей - кнатал. Что еще? Моногамны. Пару выбирают один раз на всю жизнь. Очень консервативны, можно даже сказать ретрограды. Высокомерны, - тут алв позволил себе улыбнуться и заслужил не менее саркастичную улыбку от шие. Он и сам себя вел совсем недавно не менее высокомерно, да и за алви есть схожий упрек. - Родоначальники боевых искусств в Ауалуре. Верят в божественного дракона, своего предка, но при этом спокойно поклоняются и другим богам.
  - Хорошо, - кивнул Ждан. - Слишком кратко, но довольно точно. Ты правильно упомянул про моногамность шие. Здесь все очень строго. Это не только традиция наших пращуров, это образ мыслей, менталитет, который воспитывают с самого детства, это потребность нашего народа для продолжения рода. Лишь найдя подходящего партнера, мы сможем иметь детей. Но ты вот, например, хотя бы раз задумывался, что случится, когда двое шие влюбляются в одного и того же разумного или разумную?
  - Нет, - Радмир все больше не понимал, к чему ведет князь и что он хочет донести до него. - Дуэль, наверное.
  - Дуэль, - Ждан позволил себе усмехнуться. - Нет. Природа оградила нас от такого. Сам знаешь, что долгоживущим расам сложнее зачать ребенка, - Радмир кивнул. - Такой вот защитный механизм природы от перенаселения. Но при этом, как и у всех, у нас природой заложен механизм для сохранения.
  - Это называется инстинктом самосохранения, - Радмир устал слушать лекцию и хотел своим тоном дать понять Ждану, чтобы тот поторапливался.
  - Это другое, - не обратил внимание шие на его слова. - А у нас это еще сложнее. Помимо таких защитных природных механизмов у шие есть еще один, который отсутствует у остальных народов Ауалура, - Ждан разгладил свои усы. - Для того чтобы не было ситуации, когда двое шие влюбляются в одного, природа наградила нас некой связью, меткой и специальными глазами. Наши черные 'белки' в этом играют огромную роль. Так вот. Когда шие находят свою пару, то они как бы связываются. Остальные шие могут точно увидеть, как они приобретают некий одинаковый аурный оттенок, узор, связь. Более точно мне сложно тебе объяснить. Это нужно видеть, - князь вздохнул. - И вот сейчас, я прекрасно вижу, что ты связан с Властой как пара. Связан нашей связью, связью шие.
  - Но я же не шие, - возразил Радмир. - Я алв.
  - Так-то ты прав. На другие народы обычно это не распространяется. Но ты сам мне говорил, что в тебе есть кровь шие по отцовской линии, - Ждан пожал плечами. - Наверное, именно поэтому это и стало возможным.
  Радмир несколько мгновений молчал, собираясь с мыслями. Интересно, чем же графиня так насолила высшим силам? Стоит только ему начать относиться к ней более терпимо, как случается что-нибудь, что опять возвращает все на свои места. Он ведь решил спустить ей с рук то, что она посмела заявлять на него права перед другими вайлами. Это даже пошло бы ему на пользу. Ее самоотверженность, давало ей такую поблажку. Он даже был готов спокойно с ней общаться. Не как друзья, конечно, но как хорошие знакомые. И вновь это.
  Внутри него все буквально вскипало от одной мысли, что кто-то смеет решать за него его судьбу. Легенды гласят, что праматерь шие не согласилась встать под руку богов, и объявила им войну. Она просто не могла принять того, что за нее будут решать как ей дальше жить. Боги решили не разжигать конфликт и так, дракона стала вровень с ними. Правда все это или нет, Радмир утверждать не брался, но факт оставался фактом, после того, как в нем проснулись гены шие и активизировались архонтские способности, мысль о том, что кто-то решает его судьбу стала просто нестерпимой.
  - А можно вопрос? - Решил отвлечься Радмир. Иначе он прямо сейчас пойдет и добьет ту заразу, чтобы потом с ней не мучиться. Желание было как никогда велико. Одно дело, когда она говорит, что любит и бегает где-то рядом, иногда раздражая, но в основном безвредно, и совершенно другое, когда все шие будут считать его ее парой. Причем именно так. В их глазах она всегда будет главней него.
  - Конечно, - Ждан налил себе кисловато-сладкий морс, что Радмир пил, и с удовольствием отпил. День был жарким, так что Радмир прекрасно понимал князя. - Спрашивай что угодно. Я постараюсь по возможности полно и честно тебе ответить. Но сам понимаешь, есть некоторые вопросы, ответа на которые я просто не смогу дать. Дела рода и все в этом же духе.
  - Понимаю, - кивнул Радмир. - Мне вот стало любопытно, что случается с вдовами и вдовцами у вас.
  - Это ты к чему? - Несколько насторожился Ждан.
  - Не стану скрывать, мелькнуло такое желание, - не стал отнекиваться Радмир, подтверждая догадку шие. - Но как мелькнуло, так и погасло. Но, вот вы, например, как я знаю, вдовец. Причем уже очень давно. Вместе с тем, вы вполне здоровы физически. Вот мне и интересно стало, неужели вы все это время храните верность своей супруге?
  Князь несколько секунд удивленно его рассматривал, но потом весело рассмеялся.
  - Только тебе и моей племяннице пришло бы в голову такое, - он вытер выступившую от смеха слезу. - Нет. Я все-таки нормальный мужчина с определенными потребностями, пусть и шие.
  - Тогда, как вы поступаете? - Радмир тоже отпил морса. - Если вы сами мне только что сказали, что моногамность для вас это не просто правило.
  - Это одно из необходимых наших условий для получения лучшего потомства, - Ждан улыбался, отчего его усы забавно топорщились. - Как и все, это также и природный инструмент для нас. Так что мы вполне хорошо гуляем в молодости. Но это, правда касается только мужчин. Женщины шие такого себе не могут позволить. В противном случае их сразу же подвергнет поруганию наша общественность. С такой женщиной никто не захочет иметь дел. Именно поэтому Власте было так сложно жить среди нас в юности. Думаю, что ты уже знаешь про ее вторую сторону. В случае же, когда кто-то становится вдовцом или вдовой, то он находит себе постоянного партнера из таких же, как он. Это просто для тела и для здоровья. Неудовлетворенная женщина порой бывает очень опасна. Опасней даже целой захватнической армии. Ну а мужчинам порой очень нужна разрядка.
  - Ясно, - Радмир внимательно выслушал князя. Такое общение было довольно необычным и непривычным со стороны всегда строгого и чопорного Ждана. - Теперь мне довольно многое становится понятно. Но все равно, я не встречаюсь с вашей племянницей. Для меня вообще странно, что без моего согласия у меня появилась какая-то отметка. Она, кстати была, когда вы тогда приходили ко мне поговорить? Это было из-за нее?
  - Нет, на оба твои вопроса, - Ждан допил морс. - Я приходил по другой причине. Как ты успел заметить, мой старший брат не блещет легкостью характера. А узнать, что это за молодой человек, увлекший его родную дочь, хотелось. Так же, как и понять, что между ними.
  - Теперь вы это знаете наверняка, - Радмир слегка поморщился. - Ощущение, когда тебя к чему-либо обязывают, даже не спросив твоего согласия... Скажем так, мне оно неприятно.
  - Акира, - шие слегка усмехнулся. - Это работает несколько иначе. Неужели ты подумал, что кто-то из пары заявляет свои права и второй соглашается?
  - А разве нет? - Радмир удивленно посмотрел на князя. - Из ваших объяснений это выглядит примерно так.
  - Нет, - Ждан покачал головой. - Это не так. Оба партнера не могут выбирать. Решает сама природа. Ты просто понимаешь, что это твоя пара. Все. Двое встречаются, между ними происходит, как мы это называем 'запечатление', и после этого они становятся парой.
  - Но что если будущие партнеры не сойдутся? - Радмир с интересом посмотрел на собеседника. - Ведь может возникнуть ситуация, когда они ненавидят друг друга.
  - Такого не было и не будет, - уверенно ответил Ждан. - Запечатление просто не даст этому случиться. Тебя будет сильно тянуть к твоему будущему партнеру. С каждым разом, ты будешь находить его все более привлекательным. О ненависти и речи быть не может. И это действует в обе стороны. Поверь, Власта тоже не по своей воле выбрала тебя себе в пару. Ее также поставили перед фактом. Сама природа сделала это.
  - Вы меня извините, конечно, - Радмир скептически улыбнулся. - Что-то мне в это слабо верится.
  - И, тем не менее, это так, - Ждан встал из-за стола. - Что ж, я пойду. Если еще будут вопросы, то можешь смело мне их задавать. Я остановился в гостинице 'Меррой'.
  - Учту, - Радмир встал, прощаясь с шие.
  Этикет, чтоб его. Хорошо хоть кланяться было не обязательно. В последнее время, он стал замечать за собой очень сильный дискомфорт, при поклонах кому-либо. Но пока еще позволить себе не обращать внимания на чужое мнение он не мог. Силенок у него для этого было маловато. Да и идти против системы, в высшей степени глупая мысль. Как бы силен ты не был индивидуально.
  
  ***
  
  - Как она? - Стоян поднял голову и, увидев входящего в комнату Илиса, задал вопрос.
  - Без изменений, - тот слегка покачал головой.
  - Ну отсутствие результата, тоже результат - философски заключил здоровяк и вновь уткнулся в новый каталог оружия.
  - Как там Иржи? - Поинтересовался в свою очередь Илис и плавно приземлился на диван. После чего с удовольствием потянулся всем телом.
  - Нормально, спит, - Стоян кивнул на закрытую дверь за собой. - Сам знаешь, эта заноза в заднице больше всех привязан к Власте.
  - Да, - Илис мягко улыбнулся, отчего его лицо стало еще больше похоже на женское.
  - Ты бы одевался как-то иначе, что ли, - Стоян хмыкнул.
  - Зачем? - удивленно округлил глаза Илис.
  - Не уверен, что Радмир спокойно примет эти твои выкрутасы, - Стоян уже не смотрел на другого наложника, вновь рассматривая каталог. Впрочем, он и так мог сказать, что именно сделал Илис. Они прожили под одной крышей уже больше пяти десятков лет и прекрасно знали друг друга. Только Иржи был самым новеньким среди них. Всего-то восемь лет как его, неизвестно где, нашла Власта.
  В первый день Стоян даже не смог понять, живой тот парень или нет. Настолько он казался потерянным и сломленным. Лишь спустя несколько месяцев внимания и заботы в парне стали проклевываться какие-то чувства и эмоции. Власта даже дежурила возле его кровати по ночам первые декады, потому что тот не мог уснуть, пока ее не было рядом.
  Но со временем он ожил и стал главной занозой в их маленькой семье. Его едкие и колкие замечания и комментарии могли поспорить с Властиными, а эта привычка украшать себя пирсингом и красить волосы в красный цвет... Поначалу было понятно, что таким способом парень хочет выделиться среди них, но со временем это просто стало его привычкой.
  - А мне показалось, что он вполне нормально на меня отреагировал, - Илис с любопытством посмотрел на него. - По крайней мере негатива я от него не почувствовал, а вот его приятель очень сильно удивился, увидев меня, - Илис весело и озорно хихикнул. - Даже оглядывался несколько раз, забыв про приличия.
  - Что неудивительно, - Стоян поднял на него взгляд. Наградила же природа парня внешностью, ну вылитая девчонка, да еще и очень красивая. - Ты слишком любишь эпатировать. Власта тебя, конечно, прикроет, но Радмир может и не оказаться таким же терпимым к твоим выходкам.
  - Не понимаю о чем ты, - Илис отвел взгляд и стал рассматривать стену.
  - Еще бы, - усмехнулся Стоян и флегматичное выражение на его лице сменилось веселым. - До сих пор вспоминаю, как ты прокрался в душ к Иржи, притворяясь, что хочешь его соблазнить. Тот бедный пол базы пробежал голышом, в одной лишь пене.
  - А кто сказал, что я притворялся? - Склонил голову набок Илис и состроил умильное выражение.
  - Прекрати Илис, - отмахнулся от этого Стоян. - Мне можешь мозги не компосировать. Я помню как ты отделал того придурка, который начал к тебе приставать. Ты же ему все там между ног в месиво превратил тогда.
  - А вот будет знать впредь, как руки свои поганые распускать, - недовольно скривил лицо Илис.
  - О чем я и говорил, - Стоян победно взглянул на него.
  - А почему ты так уверен, что Радмир будет среди нас? - Решил поменять неприятную для него тему Илис.
  - Не среди нас, - возразил Стоян. - Одним из нас он не станет, насколько я успел его узнать.
  - Тогда чего мне быть с ним аккуратным в общении?
  - Чтобы потом не испортить все нашей асе, - Стоян перевернул лист каталога.
  - Думаешь, она настолько серьезна?
  - А то ты не видел ее в то время? Мне даже больно смотреть было на нее.
  - Я постараюсь, - устало вздохнул Илис.
  - Постарайся, - отозвался Стоян.
  - Даже пошутить не дают, - грустно выдохнул Илис.
  - Вот очнется Власта, тогда и шути себе на здоровье, - ответил Стоян, не поднимая головы. - Потому что от Радмира тебя спасти сможет только она, да и то с большими оговорками.
  - Он так силен? - С интересом спросил Илис.
  - Очень, - подтвердил здоровяк. - И это он сейчас такой, что будет потом, мне даже представить страшно. - Стоян поднял голову и посмотрел на Илиса. - Помню как в ту встречу, когда я узнал, что они уже знакомы, от Радмира такой жутью жахнуло, что я даже нормально пошевелиться не мог. Так сильно страх меня парализовал.
  Илис ничего на это не ответил. Он лишь подобрал под себя ноги и откинулся на спинку дивана. Ждать, когда очнется его аса, было очень утомительно. Не столько физически, сколько морально. Все время находиться в ожидании было для него не просто. Не привык он к такому. И шутить, чтобы сбросить напряжение, не дают. Но было приятно, что его друг, а Стоян давно стал ему именно другом, проявляет о нем заботу. Кроме них троих, у него больше никого и не было во всем этом мире. Даже этот Иржи успел стать ему близким, хоть и был тем еще типом. Но как говорят, в каждой семье есть такие, кого не возьмешь на званый вечер к гостям, чтобы не позориться.
  
  ***
  
  Вечер подкинул еще один сюрприз. Приятный или нет, Радмир пока не мог понять.
  К нему пришел гость. Вечерний гость не был неожиданностью сам по себе, но вот личность этого гостя была очень неожиданной.
  - Здравствуй. Могу я войти?
  Глава разведки азарской империи мило улыбнулась ему. Одета она была в довольно строгий брючный костюм, белого цвета и удобные для долгой ходьбы, но от этого не менее изящные полусапожки на низком каблуке. Краем глаза Радмир смог заметить на ее обуви специальные печати, которые служили для легкого охлаждения. Обычно такие наносились на походные сумки для еды или же фляги, но иногда их применяли и для такого. Все же носить такую обувь в летную пору очень тяжело.
  - Здравствуйте, - ответил Радмир на ойце, наречии лунных алви.
  - Я искренне понимаю твою антипатию к нам и ко мне в частности, - старая женщина мило улыбнулась. - Но будь любезен, не заставляй меня ломать голову. Я ойц знаю поверхностно. Тебе же, надеюсь, не нужно, чтобы я по несколько минут обдумывала твои ответы и готовила свои?
  - Довольно сильное упущение с вашей стороны, - Радмир подвинулся, давая пройти незваной гостье.
  - Знаешь, - Снежана прошла в его квартиру. - После того, как мой дражайший супруг изменил мне в очередной раз с одной из лунных алви, а после этого принес плод своей измены к нам домой, то желание изучать этот довольно неприятный на слух язык, как-то пропало само собой.
  - Вы просто не читали стихи на ойце, - Радмир решил вступиться за свой родной язык. - С помощью него очень легко передать сильные эмоции и чувства.
  - Имперский мат для этого служит не хуже, - Снежана с интересом осмотрелась. - А с учетом того, что в нем больше восьми десятков производных слов только от названия мужского достоинства, то и надобность в других языках отпадает.
  - Я имел в виду не это, - Радмир с интересом посмотрел на эту женщину.
  Вживую он видел ее впервые, и нужно сказать, что она производила очень сильное впечатление. Ее утонченная красота, которая с годами наоборот стала проявляться еще лучше, могла заворожить. Даже легкие сеточки морщинок не могли это изменить. Большие серые глаза, которые на всех, увиденных Радмиром фотографиях, обычно смотрели холодно и отстраненно, в данный момент светились теплотой и любопытством.
  - Я знаю, - женщина прекратила вертеть головой, осматриваясь, и повернулась к нему. - Но для меня, выражение сильных чувств, это мат. Издержки профессии.
  - К тому же ойц может звучать очень мягко, - не сдался Радмир. - Подойдите же ко мне милый друг, - с очень мягким говором произнес он на ойце.
  - Действительно очень нежно и мягко прозвучало, - Снежана слегка приподняла брови в удивлении. - Теперь мне становится понятно, как лунные соблазняют. Если бы во времена моей молодости ко мне так обратился привлекательный молодой человек, то я бы не устояла. Уверена, что от девушек у тебя отбоя нет.
  Радмир хмыкнул и усмехнулся на правую щеку.
  - Что же, - он скрестил руки на груди, заставив слегка нахмуриться гостью. Верный признак того, что он ей не доверяет. И Радмир был на сто процентов уверен, что она об этом знает. Такие вещи, как жесты и движения не должны были быть закрытой книгой для главы разведки одной из самых сильных держав ауалура. - Вы пришли, показали мне, какой я умный, раз сумел заставить поменять мнение такую женщину как вы. Дали повод погордиться юному мальчишке. А теперь, будьте любезны, расскажите мне цель своего визита.
  В ответ старая женщина с любопытством и интересом посмотрела на него.
  - Не хочешь стать моим преемником на должности главы разведки?
  
  Глава 5.
  - Это такая шутка? - С недоумением Радмир посмотрел на гостью.
  - Что ты. Никаких шуток, - Снежана слегка покачала головой. - Я вполне серьезно спрашиваю.
  - Разве для этого не необходимо специально учиться? - Оправился от небольшого шока Радмир.
  - Знаешь, - пожилая женщина слегка улыбнулась, а ее глаза блеснули весельем. - Когда Беримир назначал меня на эту должность, я вообще не понимала что к чему. Он приставил меня к тогдашнему главе разведки, и я ходила за ним как хвост, все впитывая и учась уже по ходу дела. Поверь, тут помимо специфических знаний еще очень нужна голова.
  - Если я соглашусь, тогда смело можете говорить, что ее у меня нет, - хмыкнул Радмир и осклабился в довольно вызывающей улыбке. - Я отказываюсь.
  - Жаль, - довольно искренне расстроилась Снежана, но практически сразу же продолжила, вызвав сомнения у Радмира. - Милада дома?
  - Мама сейчас в больнице, - ответил он.
  - Помогает графине дэ Авентурас? - Блеснула осведомленностью Снежана.
  - Наверное, - Пожал плечами Радмир. - Я за ней не слежу, так что вам виднее.
  После ее слов на лице женщины появилась легкая тень недовольства, но практически сразу же пропала.
  - Радмир... - Начала она, но была беребита.
  - Знаете, - Радмир специально начал разминать шею, выдавая свое раздражение гостье. - Я спустил вам с рук то, что вы сразу же начали обращаться ко мне на 'ты'. Все таки вы женщина и старше меня. Но обращаться ко мне по этому имени, я вам не разрешал. Для вас, вашего супруга и его друзей я Акира Кудо. Алв. Прошу это запомнить.
  - Хорошо, - на лице его собеседницы не дрогнул ни одни мускул, а выражение осталвалось все таким же спокойным и приветливым. - Больше я не допущу такую ощибку.
  - Вот и замечательно, - Радмир лучезарно улыбнулся, заставив женщину моргнуть. Этот прием он подсмотрел у Власты. И, как оказалось, это очень действенно. - Не хотите чаю или еще что-нибудь выпить? Могу даже предложить ахнеский коньяк.
  Не предложить он не мог. Его мама бы потом еще долго читала ему лекцию о том, как нужно принимать гостей. Даже незваных и нежеланных. Еще он сразу же выбивал две цели одним выстрелом. Последним предложением Радмир четко давал понять Снежане Кройф, что не только она осведомлена о многом. Ахнеский коньяк был любимым алкогольным напитком Казимира Кройфа. И сделать должные выводы эта женщина могла. Как бы она не принижала себя, говоря что была неподготовлена к должности, но верить этому не стоило. Обычное женское кокетсво. Столько лет очень успешно возглавлять такую структуру, не каждый смог бы.
  - Мне от одного его запаха уже дурно, - покачала головой княгиня. - В доме все им пропахло. Лучше чаю с лимоном.
  На это Радмир ничего сказать уже не мог. Женщина сейчас открыто подтвердила информацию, которую они получили от старика. Вопроc был в другом, зачем она так поступила?
  Пока Радмир накрывал на стол, его гостья с искренним любопытством его рассматривала. На ее губах была играла легкая полуулыбка, а взгляд временами смотрел куда-то сквозь него. Видимо в такие моменты она предавалсь своим воспоминаниям.
  - Тебе, наверное, много раз уже говорили, - начала разговор княгиня, после того как сделала первый глоток чая. - Но ты невероятно похож на Патрика Джоаса. Даже Савор был не так схож с ним. Одно радует, что ты при этом еще очень много перенял от Милады.
  - Каждый, кто знает главнокомандующего Азарской империи, считает своим долгом уведомить меня об этом, - спокойно ответил Радмир. Он чувствовал, что глава разведки начала его прощупывать, узнавать.
  - Как я вижу, удовольствия тебе это не доставляет, - женщина позволила себе легкую насмешливую улыбку и вновь сделала глоток чая.
  - Вы пришли к моей матери? - Радмир решил вновь перейти к интересующему его вопросу.
  - А почему ты думаешь, что я пришла не к тебе?
  - Столько лет не приходили и вдруг пришли? - Радмир иронично приподнял правую бровь. - Наверное, родственные чувства проснулись вдруг?
  - Ты слишком ершист, Акира, - сделала ему замечание Снежана. - Это иногда будет играть против тебя.
  - Я просто не стараюсь уходить от темы разговора, в отличие от вас, - Радмир взял небольшое пирожное и с большим удовольствием съел его. - Угощайтесь. Мама, конечно, не всегда хорошо готовит, но эти пирожные у нее выходят замечательно.
  - Ничуть, - покачала головой гостья в ответ. - Я не стараюсь уйти от твоего вопроса. Просто у моего визита действительно несколько причин. И ты одна из этих причин.
  - Я вас внимательно слушаю, - Радмир посмотрел ей прямо в глаза. - Только прошу больше не нужно этих шуток про преемника.
  - Это не было шуткой, Акира, - женщина неожиданно усмехнулась на правую щеку. Точно так же, как обычно улыбался Радмир. Отчего он невольно слегка приподнял брови. Княгиня заметила это и сказала. - Не обращай внимания на мою такую улыбку, просто очень давно мне рассадили левую часть лица, отчего я длительное время не могла ею нормально пользоваться. Даже прозвище получила 'пол-лица'. Потом целители это все вылечили, но привычка осталась. И порой вот так проявляется.
  Радмир на это объяснение лишь покачал головой. Как-то все это было слишком для простого совпадения, на его взгляд. Скорее всего, княгиня начала играть какую-то свою игру.
  - А мой вопрос был из разряда 'получится, хорошо, нет, не страшно', - продолжила женщина. - Но к тебе у меня другое дело. Думаю, ты уже сумел сложить все кусочки вместе и понял, что недавнее покушение на вас и случай в пустыне взаимосвязаны?
  - Я об этом говорил в своих показаниях, - Радмир слегка откинулся на спинку стула.
  - А не хочешь помочь?
  - С чем? С расследованием? - Радмир не смог сдержать улыбки. - О Обер, вы что там, все по одной схеме действуете? Нужно же быть оригинальнее княгиня.
  - При чем здесь расследование? - На лице женщины появилось удивление. - Я прошу тебя помочь мне. Не хочешь быть преемником, твое право. Но просто оказать помощь мне можно. Это ведь не только для меня.
  - И в чем будет заключаться моя помощь? - Радмир слегка приподнял вопросительно брови.
  - Как я уже говорила раньше, это взаимосвязано, - Княгиня отставила чашку с чаем в сторону и выпрямила спину. Она и до этого сидела с очень прямой спиной, но теперь у Радмира создавалось ощущение, будто она проглотила жердь. - Некто хочет уничтожить отпрысков влиятельных семейств Азара. Погоди возражать, - остановила она его. - Хочешь ты этого или нет, но ты прямой отпрыск двух древних родов империи. В тебе течет их кровь. То, что случилось с твоей матерью и тобой, это большая ошибка. Моя в первую очередь.
  - Как мило, - Радмир саркастически улыбнулся. - Ошибка. Впрочем, чего еще ожидать от вас? Значит ошибка? Двадцать с лишним лет. - Он прищурился. - Двадцать этих долгих лет вам понадобилось на ее осознание. Могу сказать лишь, что вы не самые сообразительные в этом плане люди, княгиня.
  - Не нужно оскорблений, - впервые во взгляде женщины появилась сталь. - Да. Это ошибка. Я ошиблась. Я не поняла ситуации и не пришла на помощь Миладе и тебе. Могла, но моя гордость не позволила, застила глаза. Не буду все скидывать на Элу. Ты ведь уже в курсе этой истории?
  - Нет, - Радмир скрестил руки на груди. - Дела вашей семьи меня не касаются.
  Неожиданно для Радмира по лицу княгини прошла тень, и она закрыла глаза, словно стараясь совладать со своими эмоциями.
  - Я виновата перед тобой, - женщина открыла глаза. Было хорошо заметно, что спокойный тон голоса давался ей очень тяжело. - Я хочу, чтобы ты знал. Это всегда будет лежать камнем у меня на сердце. Надеяться на твое прощение будет самонадеянно с моей стороны. Ты прав. Мы действительно чужие друг другу. В тебе даже моей крови нет, но... - Она моргнула. - Но я сделаю все, чтобы защитить тебя и Миладу. Можешь мне верить, можешь не верить.
  Радмир поверил. То, как княгиня говорила, то, как она ощущалась в эмоциональном плане. Даже с его сильно урезанными ментальными способностями, он мог сказать, что именно сейчас она действительно честна с ним. Точнее она искренне верит в то, что говорила ему. А это уже не мало.
  Княгиня взяла чашку с уже остывшим чаем и сделала несколько глотков. Не тех, что обычно делают воспитанные аристократки, маленьких, коротких, а больших глотков, почти сразу же опустошив чашку.
  - Видимо я поспешила с отказом от алкоголя, - она позволила себе пошутить, вызывая в нем невольное чувство уважения. - Акира, я наоборот очень настоятельно прошу тебя быть крайне осторожным. Не лезь в эти дела. Держись от этого как можно дальше. Если с тобой что-либо случиться, это разобьет сердце Миладе. Я приложу все силы и вскоре поймаю тех ублюдков. Просто прошу - не лезь. Вот, - княгиня протянула ему аккуратный небольшой медальон. - Он очень сильный. Там есть мгновенный щит, реагирующий на внезапные удары. Одноразовый, но тебе должно хватить, чтобы либо уничтожить нападающего, либо отступить. Не зря ты уже сейчас являешься кзаном. Пусть и неофициально. Также там встроена функция вызова. В любой точке мира, где бы ты не был, если в радиусе ста километров есть хоть одно представительство империи, тебе окажут помощь.
  - Княгиня, - Радмир несколько мгновений рассматривал медальон. - Во-первых это слишком. Во-вторых, может, сразу же меня в клетку посадите? Зачем это? Я, чтобы вы знали в будущем, может, и не могу создавать печати, но благодаря Вёлунду очень хорошо в них разбираюсь. Вот эта часть, - он указал пальцем, - не просто часть печати, отвечающая за вызов. Она постоянно будет отслеживать мое местонахождение. Не портите мое мнение о вас.
  Он хотел еще добавить, что оно и так не слишком высокое, но воздержался от этого комментария. Дерзить и язвить это одно, но быть откровенно грубым с ней он не хотел. Вот будь на ее месте Казимир Кройф, тогда совершенно другое дело.
  - А как иначе они смогут подоспеть к тебе на помощь? - Снежана с интересом посмотрела на него. - К тому же это не постоянно. Ты ошибся. Он начинает передавать твои координаты, только тогда, когда ты его активируешь.
  - Ну, будем считать так, - Радмир не стал дальше спорить. - Я его не возьму. Благодарю, княгиня.
  - Но почему?
  - Скажем так, - Радмир устало закрыл глаза. Общение с ней было довольно утомительным. - В мире слишком много теней.
  Он не сомневался, что она правильно поймет его намек. Не зря же членов ее организации называют 'тенями'.
  - Что ж, - княгиня убрала медальон обратно во внутренний карман. - Заставить тебя я не могу. Я лишь прошу тебя прислушаться к другой моей просьбе и этим самым помочь мне.
  - Сделаю все возможное, - Радмир кивнул. - Но если они вновь нападут, специально прятаться не буду. Терпеть не могу быть чьей-либо добычей. Да и счет к ним имеется.
  
  Княгиня Кройф пробыла у него до самого вечера, пока не пришла его мама. Их встреча была к его удивлению поначалу очень официальной. Даже Радмир держался более свободно со Снежаной.
  После две женщины уединились на кухне.
  Разговаривали они долго. Иногда оттуда вместо невнятного гула двух голосов четко было слышно обрывки слов, произнесенных более громким тоном. Радмир не подслушивал, но на всякий случай был собран и готов ворваться внутрь в любую секунду. Он не верил, что княгиня посмеет напасть или как-либо осознанно навредить его матери, но расслабляться не спешил.
  После разговора княгиня, к большому удивлению Радмира, осталась ночевать у них. Утром, после завтрака, его мама ушла вместе с ней, лишь предупредив его, что она сегодня не вернется ночевать. Больше она ему ничего не сказала, но слегка покрасневшие глаза, были красноречивее любых слов. Радмир лишь крепко обнял мать перед ее уходом, таким образом выражая ей молчаливую поддержку, и поцеловал в щеку.
  Проводив женщин, Радмир по своему уже сложившемуся обычаю пошел к папаше Мо. Неожиданно для себя он стал свидетелем довольно милой и в то же время смущающей его сцены. Кристиан, ласково держа Ольми в объятиях, нежно ее целовал. Он быстро ретировался, и парочка его не заметила.
  Помотав головой в разные стороны, Радмир лишь удрученно вздохнул. Сколько он пропускает событий вокруг себя, сосредоточившись на своих проблемах. Вот как он мог упустить то, что между этими двумя начинаются отношения? А еще называет себя другом одного из них. Друг из него не ахти, раз не заметил такого важного события. Кристиан ведь, не смотря на свою довольно привлекательную внешность, очень скромный и стеснительный по отношению к женщинам.
  
  ***
  
  Пространство внутри портала засияло серебристо-голубым цветом и мигнув выпустило новых разумных в столицу Азарской империи.
  На них сразу же обрушился неровный гул множества голосов, ожидающих своей очереди на переход людей.
  Раньше порталы были расположены на центральных площадях города, но уже довольно давно люди поняли все неудобство этого. Начиная от шума, толкотни и прочих прелестей скопления большого скопления народа, и заканчивая все большим количеством жалоб тех, кто жил неподалеку. Порталы перенесли в специально построенные огромные здания, в которые спокойно проезжали даже многотонные грузовые автомобили. Также в этих зданиях были предусмотрены разнообразные комнаты для ночлега, закусочные и рестораны, небольшие магазинчики, в которых продавалось практически все, от сумок и одежды, до бытовых мелочей, нужных в долгом путешествии.
  Единственная проблема, оставшаяся из прошлого - шум. В закрытых помещениях он был неизбежен при таком скоплении народа. Специальные печати, для снижения громкости и понижению шума, не использовали по одной простой и банальной причине, они охватывали все. Из-за этого не было слышно объявлений дикторов, да и возможность переговариваться, находясь друг от друга на каком-либо расстоянии, была практически ничтожной. С тем шумом, что стоял обычно без этих печатей, это было сложно, но возможно. С печатями нет. А применять более тонкие и сложные печати было просто нецелесообразно в финансовом плане. Поэтому шум оставался и был отличительной чертой таких построек, особенно в крупных городах.
  Две женщины, недавно вышедшие из портала, быстро пересекли общий зал и оказались на улице.
  - Откуда такая уверенность, что это сработает? - Изанами с интересом посмотрела на женщину, которую раньше называла только 'мама Си', а сейчас не иначе как 'лани Кройф' или же 'княгиня'.
  - Зная его, - Снежана повернулась к ней, перестав оглядываться в поисках свободного транспортного средства. - Могу уверенно утверждать, что сработает. Если это буду я одна, тогда нет, но если там будешь и ты, то сработает. И не поздно ли спрашивать об этом? Мы уже в столице.
  - Я согласилась помочь вашей семье, княгиня, - Изанами заметила свободную машину и поманила рукой. - Поэтому я здесь. Но верить в ваш план я не обязана. И вообще могли бы вызвать Джоанка, - недовольно закончила она, заметив, что машину перехватил какой-то тип, быстро севший на пассажирское место и не глядя отдавший увесистый кошелек водителю. - Такое ощущение, будто я вновь без реала в кармане ушла от вас.
  По лицу Снежаны прошла легкая тень.
  - Я уезжала инкогнито, - женщина пошла в сторону главной дороги. - Вызвать его, означает раскрыть свое отсутствие.
  - Не такой уж это и секрет, - Изанами недовольно проследила за еще одной машиной, проскочившей мимо них. - Нас тени окружают на каждом углу.
  Последнее замечание вызвало невольную улыбку у княгини. Как же схоже поведение матери и сына. Даже в таких мелочах.
  - Это их работа, - только и ответила она.
  
  ***
  
  Сознание прояснялось медленно, будто нехотя. Спасительное состояние небытия, когда тебя волнует лишь вопрос, сможешь ли ты выпить еще или нет, коварно отступало. Сквозь мутную пелену начали проясняться образы. И первое же женское лицо, которое он смог хорошо разглядеть, ускорило отступление алкогольного опьянения.
  Он удивленно посмотрел на него, силясь понять, каким образом его обладательница могла здесь оказаться.
  - Кимико? - Глухой и хриплый голос Казимира показался очень громким в тишине.
  - Очнулся, - раздался женский голос позади такого знакомого и далекого лица.
  Князь Кройф начал с беспокойством оглядываться.
  - Не верти головой, - снова раздался узнанный им женский голос, и из-за спины Кимико вышла его первая жена Снежана. - Нет здесь твоих шлюх. Мы с Изанами выкинули их вон из дома.
  - Милада? - Казимир очумело посмотрел на 'Кимико'. Мысли все еще путались. Но, к сожалению, он вспомнил, что его любимая алви, его Кимико, его нежная кошечка, уже давно умерла.
  - Да, князь, - Изанами спокойно посмотрела на него. - Это я, Милада. Только впредь зовите меня Изанами. Свое первое имя я отринула, когда вы лишили меня семьи.
  - Ми... - Начал Казимир, но хлесткий удар кулаком по лицу заставил его прерваться и сделать несколько шагов назад, хватаясь за разбитый нос.
  - Старый дурак, - гневно произнесла Снежана. - Тебе же сказали, чтобы ты называл ее Изанами.
  Женщина недовольно потрясла кулаком, которым ударила мужа. Злость, которая вспыхнула в ней при его виде, была настолько сильной, что затмила вбитые в нее рефлексы, и правильно сжать кулак при ударе она не успела. После этого, подождав пока Изанами отойдет, вновь подошла к Казимиру и резким ударом ногой свалила его на пол.
  - Что? - Глава разведки подошла к нему и со всей силы ударила по лежачему телу. - Стыдно стало за своих шлюх, с которыми ты тут горе заливал? - Новый удар твердым носком сапога прямо по открытым ребрам. - Стыдно? - Еще один пинок. - Размазня! - Снежана стала беспрерывно пинать лежащего мужа, даже не думавшего сопротивляться. - Семью просрал, а теперь решил алкоголем забыться? Слабак! Предали его? А ты не предавал? А?! Разве ты не бросил свою дочь на произвол судьбы? СВОЮ РОДНУЮ КРОВЬ! Думаешь ей было легко, когда все от нее отвернулись?! А?! Но она не стала жалеть себя. Она собралась и вырастила замечательного сына. НАШЕГО ВНУКА, КОТОРЫЙ НЕНАВИДИТ ТЕБЯ И МЕНЯ! Она наглядно показала, что наши пращуры могут ей гордиться! А ты?! Кшырово отродье! Чуть что не так, сразу же полез в бутылку и по шлюхам пошел. Это единственное на что ты способен? А?!
  Видя, что супруг никак не реагирует на ее крики и лишь старается закрываться от ее ударов, Снежана отошла от него.
  - И такие гены я передала своему сыну? - Раздался среди глубокого и тяжелого дыхания княгини голос Изанами. - Какое же убожество. Мэйва, слава тебе, что Джоасовского в нем больше, чем Кройфовского. Иначе мне нужно было бы собственноручно задушить его, чтобы не позорил ни себя, ни меня. Как жаль, что во мне нет вашей крови княгиня.
  Казимир, до этого тихо лежавший, вздрогнул и выглянул сквозь руки, прикрывающие голову и лицо. Наткнувшись на взгляд Изанами, он вздрогнул. Столько в ее глазах было брезгливости и презрения.
  Это сильнее всего подействовало на него. Крики и удары жены, он принимал как должное. По молодости они и не так дрались. Пару раз оставались без пальцев или даже всей конечности. В ход шло все, от подручных предметов, до холодного оружия. Веселые были деньки.
  Снежана была ему сосватана еще до его рождения. Когда они сочетались узами брака, ни о каких чувствах и речи быть не могло. Очень разными они были тогда. Это со временем они притерлись друг к другу. Даже полюбили друг друга. Правда порой он позволял себе посмотреть на сторону и гульнуть. Вокруг него всегда было полно красавиц. Природа его внешностью не обидела. Вот в таких случаях Снежана и использовала иные аргументы вместо слов, чтобы показать, как она обижена.
  Но этот взгляд дочери... Взгляд этих карих глаз, что с детства смотрели на него с восхищением и восторгом, до того самого момента, пока он не поддался своему гневу и не выгнал ее. Тогда она смотрел на него с обидой и болью, но в ее глазах не было такого разочарования и отвращения.
  - Я тоже жалею об этом, - Снежана повернулась к супругу.
  Найдя в себе силы, он рывком поднялся. Его штормило. Голова кружилась, лицо опухло от ударов, кровь на лице завершала эту неприглядную картину. Но стоял он сам, без чьей-либо помощи и поддержки. Да и не откуда ему сейчас было ожидать это. Женщины, находящиеся в одной комнате вместе с ним были настолько же суровы, насколько и прекрасны. Такие женщины в древности и в прошедших войнах были главной движущей силой. Именно такие как они поддерживали и мотивировали в те трудные времена.
  - Неужели в тебе проснулась гордость? - Спросила Снежана с ехидной улыбкой. - А где она была, когда ты тут упивался с этими дешевками? Не мог что ли нормальных девочек вызвать? Киелли бы позвонил. Мне бы сказал. Я бы уж для дорого супруга постаралась. Нашла бы лучших в империи. Хотя бы не было бы такого позора.
  - Снежана! - Раздался рев Казимира.
  - Что? - Она с любопытством посмотрела на него. - Разве я не права? Разве я хоть раз предоставляла тебе что-либо непотребное?
  - Хватит, - Он тяжело шагнул ей навстречу. - Я... Я понял.
  Женщина молча смотрела на него несколько мгновений.
  - Надеюсь на это, - она легко развернулась. - Пойдем Изанами. Пусть он приведет себя в порядок. - Снежана повернулась к Казимиру. - Твои чистые вещи на стуле. У тебя десять минут. - После вновь повернулась к Изанами. - Пойдем девочка.
  Изанами пропустила ее вперед, после чего вышла из комнаты вслед за ней. Ни одна из них не обернулась, и это было для Казимира настоящим подарком. До него стало доходить, как именно он должен был выглядеть до их прихода.
  Он помнил, что засыпал в объятиях одной из девушек, и они оба были абсолютно голыми. А очнулся он уже одетым. Да и похмелья не было. Только боль по всему телу, как результат действий Снежаны. А в остальном, чисто физически, он чувствовал себя превосходно, даже ни одного перелома или сотрясения мозга. Но этого нельзя было сказать о его моральном состоянии.
  Такого позора он никогда еще не испытывал. Внутри него вспыхнуло чувство обиды на супругу за то, что она привела сюда дочь, но тут же погасло. Нет. Он виноват. Сам виноват. Нельзя так себя опускать. Перед глазами начали мелькать картины его времяпровождения в последние декады. Не удержавшись, Казимир передернулся. Варнол, какой позор!
  Подойдя к стулу, на котором лежали новые вещи, он неожиданно для себя обнаружил на нем небольшой лечащий амулет. Такие обычно использовали тени на своих заданиях. Эта находка стала последней каплей. К его горлу подкатил ком, и он еле сумел удержать дрожь. В этом была вся Снежана. Она была резкой, порой даже грубой, но всегда заботливой. Избить его, но потом самой же оставить для него средство для излечения. Милада в этом очень походила на нее. Он не сомневался, что именно его девочка привела его в порядок, перед тем, как разбудить.
  Только...
  Только она больше не его маленькая девочка. Не его принцесса рода Кройфов. И это целиком и полностью его вина. Остается только надеяться, что они вместе со Снежаной сумеют придумать, как исправить его ошибки. Потому что пока у него самого не было ни одного варианта.
  А еще нужно отвыкать называть ее по имени Милада и начать привыкать называть Изанами.
  
  ***
  
  Настроение у Хидэ последние дни было не очень хорошим. Уже несколько дней у нее не получалось нормально поговорить с Радмиром. Каждый раз что-нибудь или кто0нибудь мешал. Радовало, что хоть разговаривать начали снова, а то его молчаливые кивки изрядно уже надоели. Как же это, оказывается, неприятно. Хотя подобный стиль общения с кем другим был вполне привычен и воспринимался нормально. Но от него такое поведение задевало. Она даже не ожидала от себя такого.
  Войдя днем в заведение папаши Мо, Хидэ неожиданно для себя обнаружила там Радмира. Как обычно он был не один. Сегодня с ним был Кристиан Марель, который почему-то сидел красный и, по-видимому, сильно смутился. Радмир и еще один его друг, граф Керей дэ Ави, частенько подшучивали над уличным музыкантом. Хотя в последнее время он перестал играть на улице и лишь временами играл по вечерам здесь.
  Поздоровавшись с ними, она присела за дальний стол, оставив на виду входную дверь. Сегодня она хотела хотя бы договориться с Радмиром о встрече, когда она сможет с ним поговорить. И ничего не предвещало того, что ее планы не сбудутся, пока не вошел Стоян, наложник Власты, и не сорвал все ее планы одной фразой, произнесенной довольным тоном:
  - Власта пришла в сознание.
  
  Глава 6.
  Когда Радмир входил в палату Власты, то создавалось ощущение, что он хочет попасть в какое-нибудь хранилище сокровищ, столько там было охраны. Уже перед самым входом в палату ему преградил дорогу Иржи. Этот красноволосый наложник встал со скрещенными руками на груди и, хмуро сверля его взглядом, мешал пройти.
  Радмир хотел его урезонить, но тяжелая и большая рука Стояна опустилась на плечо неожиданной живой преграды, и здоровяк с легким раздражением сказал:
  - Не стоит играть с хвостом живого дракона, Иржи.
  Тот исподлобья недовольно посмотрел на здоровяка, но ничего не сказал и отступил в сторону, давая пройти.
  - Ты не обращай внимания, - Стоян встал так, чтобы закрыть от взгляда Радмира красноволосого.
  - Когда-нибудь этот тип меня достанет, и я перестану сдерживаться, - Радмир недовольно хрустнул костяшками пальцев. - Это я могу обещать.
  - Зря ты так, - покачал головой Стоян.
  - Не я первый начал, здоровяк, - Радмир серьезно посмотрел в глаза Стояну.
  - Сказал бы я, что вы ведете себя как дети, но только вот они не угрожают друг дружке жизнь отнять, - грустно выдохнул наложник.
  - А я и не угрожал, - Радмир усмехнулся. - Я просто сообщаю тебе, что не являюсь зачинщиком конфликта.
  - Сообщает он, - недовольно пробурчал Стоян. - Не зря Велислав тебя бюрократом обозвал. Такой как ты, просто так такое не сообщает. Мне же теперь голову ломать, как этого придурка спасать.
  - Да не бойся ты, - Радмир хлопнул его по плечу. Выглядело это довольно забавно, учитывая их разницу в росте. - Не трону я его. Только если он меня не доведет.
  - Вот этого я и боюсь, - сокрушенно ответил Стоян. - Этот кого угодно доведет до белого каления. Я даже Власту в первый раз ругающейся увидел именно из-за него.
  - Ну, это уже не мои проблемы, - сказал Радмир и развел руками, вызвав очередной сокрушенный вздох Стояна.
  Все это, вместе с его меланхоличным выражением лица, заставило Радмира улыбнуться. Сейчас этот здоровяк очень сильно напоминал маму наседку, заботящуюся о своих детках. Это было неожиданно и забавно. Никто бы и не заподозрил такого, глядя на этого гиганта.
  Они остановились перед дверью. Радмир увидел несколько знакомых наемников, которые были вместе с ним в пустыне. Он приветливо улыбнулся и поздоровался с ними. Те, не менее приветливо и дружелюбно, ответили. Каждый из них не без оснований считал себя его должником. Сколько бы он не уверял их в обратном, почти все были уверены, что именно он спас всех. Конечно, по сути, это было правдой. Не будь тогда его вместе с ними, и они бы так легко не отделались. Только такая известность была ему не особо желательна. Но сделанного уже не исправишь, да и в той ситуации, поступить иначе он не мог, поэтому приходилось лишь смириться с этим. К тому же было намного получать в ответ приветливые и искренние улыбки, вместо настороженных, а порой и испуганных взглядов от посетителей заведения папаши Мо.
  Палаты в этой больнице были нескольких видов. Одни были простые, в них лежало по несколько пациентов. Другие были уже получше - одноместные. И конечно были особые палаты, которые больше напоминали гостиничные номера. Как раз в такой, особой палате, и лежала сейчас Власта, после того как ей залечили дыру в теле.
  Такие палаты состояли из трех комнат. Одна исполняла роль прихожей, именно в ней была вся охрана, встреченная ими. Потом шла как бы гостиная, тут стояли удобные диванчик и несколько кресел, небольшой столик, радиоприемник, несколько горшков с разнообразными растениями, которые добавляли уюта. И последняя комната была спальней. В ней, помимо специальной кровати для пациентов, были одежной шкаф, трюмо с большим зеркалом, несколько стульев для посетителей и уборная, совмещенная с ванной комнатой.
  Веселое выражение на лице Радмира быстро сменилось удивлением, после того как они зашли в последнюю комнату. Удивление было настолько сильным и неожиданным, что он не сразу сообразил, что здесь, помимо самой Власты, находятся ее отец и дядя.
  Вместо специальной больничной койки Власта возлежала на чем-то непомерно большом и величественном. Это сооружение никак не могло называться кроватью. Это был трон. Самый настоящий, только с балдахином, занавесками, периной, подушками и одеялом для удобства. Власта на ней не лежала, а скорее даже восседала. Это было настолько неуместно в больничной палате, что даже могло понравиться. Радмиру, например, не то чтобы понравилось, но антипатии не вызывало. Да и выглядела на ней Власта очень забавно. Судя по ее выражению лица, она это прекрасно понимала, но при этом блеск удовольствия, что мелькал в ее глазах, заставлял подумать о том, что от этого сооружения она отказываться не собирается.
  Быстро исправившись, Радмир вежливо со всеми поздоровался, после чего повернулся к Власте.
  - Привет, Зараза.
  Такое его приветствие заставило всех посмотреть на него, а отца Власты, князя дэ Сангри недовольно нахмуриться.
  - Эм, - Власта тоже не сразу справилась с ошеломлением от такого приветствия. - Кир?
  - А что? - Радмир усмехнулся на правую щеку. - Кто ты еще после всего? Зараза и есть.
  - Прости? - Она быстро справилась с ошеломлением и ему было заметно, что сама ситуация стала ее забавлять. Особенно когда она заметила выражение лица своего отца. Вот уж кому точно нужно научиться 'держать' лицо.
  - Заставила всех волноваться, - Радмир, больше не обращая ни на кого внимания, взял себе стул, поставил его рядом с кроватью Власты спинкой вперед и сел на него, скрестив руки на спинке, уперев в них подбородок. - Твои наложники с ума сходят, даже родню свою взбаламутила.
  - А с чего ты взял, что они с ума сходят? - Власта приподняла вопросительно бровь.
  В ответ Радмир лишь окинул взглядом ее кровать.
  - Ну, эм, - впервые на его памяти не нашла что ответить Власта. Она лишь невольно бросила взгляд за спину Радмира, где стояли ее отец с дядей.
  - Оу, - мигом сообразил Радмир. Он повернулся к двум мужчинам шие и вопросительно приподнял бровь, копируя Власту. - За что вы так с людьми, Ждан?
  - Не понимаю, о чем ты, Акира, - с любопытством посмотрел на него младший из князей дэ Сангри.
  - Эту бандурину же нужно было сюда еще доставить, - с охотой пояснил Радмир. - Целиком она сюда не пройдет. Дверной проем слишком маленький. Значит, ее вначале разобрали, потом собрали. Это же столько сил и времени впустую было потрачено. А больничные койки здесь весьма удобны, между прочим.
  - Знаешь, судя по тому, что тот душ в Артоксе для тебя тоже был удобен, то это не показатель, - вмешалась Власта, еле сдерживая смех.
  - Вот что ты к нему придираешься? Нормальный там был душ, - возмутился в ответ Радмир. - Даже горячая вода была.
  - Это да, горячая вода там была, - все же не сдержалась и рассмеялась Власта.
  - Мы, пожалуй, позже зайдем, - сказал Ждан и насильно потащил за собой брата, который все больше хмурился и недовольно сопел, но молчал.
  - Я пока проведаю Иржи, - Стоян тоже направился к выходу. - Вдруг и впрямь с ума сойдет. Его у него итак не больно то много. Мне же потом с ним возиться.
  С этими словами он и вышел.
  - Друзья? - Власта в ожидании посмотрела на Радмира.
  - Скорее, хорошие знакомые, - внес поправку он.
  - Хотя бы так, - на лице Власты на мгновение появилась ее странная улыбка, но тут же сменилась обычной. - Я рада, что ты пришел. Спасибо.
  - Тебе спасибо за то, что прикрыла меня в тот день, - Радмир стал серьезнее. - Как ты себя чувствуешь?
  - Знаешь, - Власта слегка повела головой, разминая шею. - После твоего прихода намного лучше.
  - Это я заметил, - хмыкнул Радмир. - Обстановка в палате была не очень.
  - Это отец, - немного грустно ответила Власта. - Он порой бывает слишком...
  - Груб, - закончил за нее Радмир.
  - Я бы сказала, что прямолинеен, - попыталась защитить отца она. Только вот сделала она это как-то слишком робко и без особого энтузиазма.
  - Прямолинейность без нужды, есть грубость, - процитировал Радмир учебник по этике.
  - Уже успели пересечься? - С пониманием посмотрела на него шие.
  - Имел такое сомнительное удовольствие, - не стал отрицать Радмир и озорно, но от этого не менее хищно улыбнулся. - Но должен сказать, что выражение лица у него было очень забавным.
  - Твоя месть? - Повторила его улыбку Власта. Как это ни удивительно, но она действительно прекрасно поняла причину его такого поведения.
  - Точно, - Радмир довольно кивнул.
  - Прости, - извинилась Власта.
  - Ты тут не совсем виновата, - отмахнулся Радмир. - Не совсем? - Она удивленно посмотрела на него.
  - Ну, если бы не ты, то я бы не имел такого счастья и не встретился бы с твоим отцом, - пояснил Радмир.
  - Ох, - тяжело вздохнула Власта. - Что же мне так с тобой не везет-то? Как только что-то более или менее налаживается, то я обязательно виноватой в чем-то оказываюсь?
  - Вопрос явно не ко мне, - Радмир тоже размял шею.
  - Знаю, это был риторический вопрос, - Власта немного сместилась на край кровати. - Шея болит? Давай массаж сделаю.
  - Спасибо, но не нужно, - Радмир покачал головой.
  - Женщину тебе нужно, Кир, - неожиданно сказала шие.
  - Зараза, - Радмир недовольно нахмурился, а буква 'р' у него невольно вышла раскатистой. - Не начинай.
  - Я не про себя, - Власта сразу же отрицательно замотала головой, отнекиваясь от его предположений. - Я вообще говорю. Вот когда ты в последний раз был с женщиной? Явно, что давно. Вот и говорю, на правах хорошей знакомой.
  - У тебя забыл спросить, - недовольно буркнул в ответ Радмир.
  - Это просто совет хорошей знакомой, - Власта мягко улыбнулась.
  - Один-ноль в твою пользу, зараза, - хмыкнул Радмир. С 'хорошей знакомой' он прогадал. Нужно было ответить, что просто знакомые, но ведь она жизнь ему спасла. Сложно с ней. - Ладно. Ты выздоравливай до конца, а я уже пойду.
  - Хорошо, - Власта начала удобнее устраиваться с довольной улыбкой на все еще достаточно бледном лице. Столько времени в больнице никому на пользу не пойдет.
  - Да, - Радмир остановился в дверях, - чуть не забыл. Тут к тебе скоро Керей дэ Ави зайдет, чтобы взять твои показания. Ты уж постарайся все вспомнить, пожалуйста, как бы неприятно это не было.
  - Не переживай, - Власта отсалютовала ему рукой. - Я большая девочка.
  - Вот и договорились, - кивнул Радмир и вышел из палаты.
  
  ***
  
  Новость о том, что графиня дэ Авентурас пришла в сознание, застала Керея в тот момент, когда он шел с примерки от лана Рошэ. Этот был его личный ад, которым он по доброте душевной поделился с Радмиром. А ведь до лана Рошэ Керей даже любил шить одежду на заказ. Как же сильно он ошибался! И что самое обидное, никому не пожалуешься на это. Мать с сестрой его просто не поймут, друзей среди своих сослуживцев в посольстве он не завел. Как это ни забавно, но причина тут была именно в его титуле. Простолюдины избегали его, а большинство дворян и аристократов были слишком старыми, и найти с ними общий язык Керей мог, но не особо хотел. А жаловаться Радмиру он не мог. Тот бы просто посмеялся над ним и никакой моральной поддержки не оказал. Точнее он даже слушать его жалобы не стал бы. Просто бы отмахнулся и сказал, что это ему, Керею, в наказание.
  Поэтому, когда он подошел к больнице и остановился, чтобы выкурить сигарету, встретить удивительно красивую незнакомку имперец никак не ожидал. Он даже забыл прикурить от зажигалки, когда увидел ее, и не прикуренная сигарета так и выпала из его губ. Слишком красива была незнакомка.
  Она вышла из дорого белого автомобиля, когда водитель открыл перед ней дверцу. Темно-каштановые волнистые волосы, собранные в какую-то сложную, но простую на вид прическу. Уж Керей знал, что такая красота на голове не делается быстро. Долгие часы ожидания матери и сестры тому доказательство. Тонкие черты гордого, но не лишенного нежности лица. Большие глаза серого цвета в обрамлении темных и густых ресниц. Даже вроде родных, настоящих. Но за это Керей бы не стал ручаться. Мастеров сейчас много и любой целитель может хоть целую рощу ресниц вырастить по заказу. Тонкий, слегка горбоносый нос, аккуратные губы, мастерски подведенные темно-вишневой помадой, вызывавшие желание их целовать. Небольшой, округлый подбородок с ямочкой. Во всей внешности девушки была какая-то изюминка и нотка чего-то знакомого. Очень знакомого. Только вот чего именно, он никак не мог вспомнить.
  Одета незнакомка была в бежевый женский костюм, довольно строгого вида, но при этом делавший девушку более женственной и нежной, белую блузку и туфли на небольшой шпильке в цвет костюму. В руках она держала аккуратный ридикюль с ажурной золотой цепочкой вместо ремешка. Вкус у девушки однозначно был. Ну, или ее очень хорошо научили одеваться и подбирать одежду. Тоже вполне возможный вариант. Драгоценности были правильно подобраны и не оттеняли, а наоборот дополняли красоту девушки. Камни в сережках подчеркивали цвет глаз, а небольшой камень в кольце на мизинце левой руки был в цвет ее маникюра и странным образом дополнял его.
  И что не менее важно, та была аристократкой. Имперской. Ридикюль, и небольшая брошь, приколотая к отвороту жакета, имели изображение родового герба и были тому ярким подтверждением. На ум сразу же пришли слова матери о том, что ему уже пора задумываться о семье и наследниках. Поймав себя на этой мысли, Керей четко осознал, что все - он пропал. Много раз он слышал в песнях и читал в книгах про любовь с первого взгляда, но никогда бы даже подумать не мог, что это случится с ним.
  Не задумываясь, он пошел за ней следом.
  Вход в больнице начинался с довольно длинной лестницы и отказать себе в удовольствии полюбоваться на ту часть, что пониже спины, он не мог. И стоит сказать, что увиденным разочарован он не был. Да и не он один. Почти все мужчины хоть и не так явно, но любовались этим же зрелищем. Но к своему удивлению Керей заметил светло-серое пятно прямо на правой ягодице. Видимо, девушка где-то облокотилась или прислонилась к чему-то, вот и посадила пятно на одежду. Еще и в таком интересном месте.
  А вот и повод. - Простите, лани, - позвал он незнакомку. Краем глаза отметил, как водитель автомобиля слегка напрягся и стал пристально за ним наблюдать.
  Девушка не обратила на его зов никакого внимания, как и положено благовоспитанной аристократке.
  - Лани, - вновь позвал Керей и, обогнав ее, встал у нее не пути.
  - Да? - Остановилась незнакомка. Один только вид ее прекрасного лица заставил сердце Керея биться чаще. - Чем могу быть любезна?
  - К моему большому сожалению, на вашем костюме есть небольшое пятно, - Керей сейчас очень сильно жалел, что был одет в свою повседневную рабочую одежду. Его рабочий мундир не был красив, хотя и шел ему.
  - Пятно? Где? - Незнакомка начала осматривать свой костюм.
  К большому удовольствию Керея, она не стала делать из этого трагедию и вообще нервничать. Это было большим плюсом в его глазах.
  - С правой стороны, чуть пониже спины, - деликатно ответил Керей и миролюбиво улыбнулся.
   Глаза девушки слегка удивленно округлились, но спустя мгновение стали прежними, и она улыбнулась. Этим она заработала еще один плюс в глазах Керея. Ведь он сейчас открыто признался, что смотрел на то, на что не должен был. В высшем свете за такое признание его бы сразу же вызвали на дуэль, а она даже не стала заострять на этом внимания.
  Незнакомка быстро отряхнула пятно. - Благодарю вас, лан. Странно, что никто больше не сказал мне этого, - она с легким удивлением покачала головой.
  - Просто они слишком воспитаны для этого, - ответил Керей. В глазах незнакомки появился немой вопрос, и он пояснил. - Они были слишком воспитаны, чтобы признаться, что смотрят вам не в спину, а несколько ниже.
  - А вы? - С веселой улыбкой посмотрела она на него.
  - А я просто горд, - Керей слегка выпрямил спину и выпятил грудь вперед, как во время построения.
  - Горды?
  - Да, - Керей понимал, что идет по краю, но тут была такая ситуация, что, либо пан, либо пропал. - Горд тем, что удостоился чести увидеть что-то столь великолепное.
  - Это самый необычный комплимент, что мне делали, - весело рассмеялась незнакомка.
  - Я просто сказал правду, лани, - Керей скромно потупил взгляд, вызвав еще один приступ смеха у незнакомки.
  - Меня зовут Люцина дэ Дью, - представилась девушка, после того, как отсмеялась.
  - Керей дэ Ави, к вашим услугам, - представился в ответ Керей и галантно поклонился.
  - Граф, - Люцина озорно улыбнулась, демонстрируя свою осведомленность.
  - Княгиня, - не остался в долгу он. После того как она представилась его перестал мучить вопрос о чувстве чего-то знакомого в ней. Вот уж действительно мир тесен. Кто знал, что он встретит тут двоюродную тетю Кира?
  - Что же, было приятно с вами познакомиться лан дэ Ави, - Люцина протянула ему руку для рукопожатия. - Еще раз благодарю вас за помощь.
  - Погодите, - задержал ее руку в своей Керей, когда девушка уже собиралась уйти. - Я просто не могу это так оставить, и поэтому, как честный человек просто обязан пригласить вас куда-нибудь на ужин.
  - Как честный человек? - Люцина с интересом посмотрела на него.
  - Конечно, можете даже в этом не сомневаться, - заверил Керей. В любой другой ситуации это могло бы быть оскорблением, если бы кто-то усомнился в его честности, но от нее он готов был услышать и не такое. - Я ведь нагло любовался вами.
  - Вы признаете, что это нагло, но, тем не менее, горды этим?
  - Конечно, - Керей кивнул. - Мужчина должен быть горд и несколько нагл. Иначе как же ему добиться понравившейся ему женщины?
  - Интересная теория, - улыбнулась Люцина. - Боюсь, что многие при императорском дворе не разделяют вашу точку зрения.
  - У всех есть свои недостатки, - тактично заметил Керей и пожал плечами.
  - А какие недостатки у вас? - Глаза девушки хитро блеснули.
  - Я слишком честен, - удрученно склонил голову Керей.
  - И, как видно, слишком скромны.
  - Ничего не могу с собой поделать, - Керей грустно вздохнул. - Но какими бы не были мои прекрасные недостатки, я их все равно люблю, как и свои чудовищные достоинства. Ну так как? Осчастливите ли вы меня или же сделаете самым несчастным в мире?
  - Пожалуй, нужно порой и добрые дела делать, - с легкой улыбкой Люцина вытащила небольшой планшет из своего ридикюля. - Какой у вас индекс? - Керей быстро достал свой портативный планшет из папки и быстро продиктовал его ей. - Я остановилась в гостинице 'Меррой'. Значит, сегодня часов в семь вас устроит?
  - Несомненно, - довольно ответил Керей и положил обратно в папку планшет.
  - Тогда до скорой встречи, граф, - попрощалась с ним девушка и быстро вошла в больницу.
  
  Дальнейшие события для него прошли словно в каком-то сне. Допрос он так толком и не запомнил, хотя, перечитав свои записи, убедился, что все, что нужно было, он спросил. Задерживаться он у графини дэ Авентурас не стал, так как немного побаивался ее. Он не понимал, как Кир может так спокойно с ней общаться? Было в этой шие что-то такое манящее и пугающее одновременно. Как у хищников, очень опасных и смертоносных в своей красоте.
  Далее были сборы перед свиданием. Тут он никак не мог позволить себе ударитьв грязь лицом. И еще очень хотелось закрепить успех у этой красавицы. Потом прекрасный ужин в уютном ресторанчике возле имперского посольства. Кухня и вино были великолепными, почти настолько же, насколько и Люцина. Впрочем, она все равно выигрывала с большим отрывом. Помимо прекрасной внешности у княгини обнаружился острый ум, хорошее чувство юмора, а ее кругозор был достаточно широк, чтобы Керей с каждой секундой увлекался этой женщиной все больше.
  После были проводы до гостиницы и ее прощальный и целомудренный поцелуй в щеку. Большего порядочные аристократки позволить себе не могли на первом свидании. Но на большее он, пока, и не надеялся.
  
  ***
  
  Снежана Кройф сидела в своем кабинете.
  Она периодически брала бумажные листы, что-то читала в них, иногда что-то помечала или записывала в свою записную книжку. Делала она это без спешки, размеренно. Позволяя себе отвлечься на свежую выпечку и уже остывший чай, которые заботливо принесла Эсми.
  Рабочий день уже давно закончился, но вот бумажной работы накопилось просто уйма, за то время, что она решала семейные проблемы. Все она, конечно, не решила, но главное на тот момент было сделано - супруг перестал заниматься глупостями и жалеть себя.
  Проблему с наследником тоже удалось решить достаточно просто и быстро. Она просто предложила ему выбор, либо он заводит себе еще одну жену и не без помощи целителей, чтобы уже наверняка, у них появляется ребенок, либо же можно найти суррогатную мать и также завести ребенка. И то, и другое решение было в принципе одинаково для нее. Везде были свои плюсы и минусы. Но когда Казимир с серьезным лицом сказал, что лучшей жены, чем она, у него не будет, и поэтому заводить новую он не станет, на ее сердце приятно потеплело, хоть она этого и не показала.
  Осталось теперь выбрать кандидатуру суррогатной матери, но тут у нее уже были некоторые кандидаты. Точнее кандидатки. Ведь абы кто здесь не подойдет. Слишком серьезный это вопрос.
  Вчера состоялись официальные похороны княгини Элы Кройф. Хоронили ее в семейном склепе, но Казимир приказал сделать так, чтобы ее поминальная плита оказалась как бы обособленной от остальных. Да и на самой плите ничего кроме имени, даты рождения и смерти больше ничего не было. Родственники это все отметили для себя, но сказать ничего не посмели. Лезть в дела семьи, было не принято, даже если ты кровный родственник. Ты имел право вмешиваться только в том случае, если ты прямой член этой семьи. Так что с этой стороны хоть и будут шепотки за спиной, но серьезных проблем не предвидится. Разве что, некоторые попробуют прощупать их и попробовать претендовать на главенство в доме. Но это не страшно. И она, и Казимир еще в силах самостоятельно справиться со всем этим.
  Проблем с родственниками Элы, ее бывшей сосупружницы, тоже не предвиделось. Пусть только попробуют пикнуть что-либо о ее смерти или начать искать виноватых. Она мигом откроет общественности некоторые их секреты и грехи. А там было что открывать и стыдиться. Все же в ее работе были и хорошие моменты.
  Оставались нерешенными два вопроса, точнее даже один - Милада с ее мальчиком. Вернуть их в лоно семьи было сложно, но не невозможно. И главная проблема тут была именно в Миладе, точнее Изанами. Нужно привыкать называть ее по этому имени, даже про себя. Уж слишком упряма была девочка. Тут, конечно, виновата сама Снежана. Именно она, в основном, занималась ее воспитанием. И делала она это тогда на совесть и с таким заделом, что в будущем, возможно, та сможет занять ее место.
  Кто же знал, что так все обернется?
  Радовало то, что, похоже, девочка воспитала Радмира в похожем ключе и прививала те же принципы и понятия, что она привила ей. Тогда, в квартире Радмира, она не просто так предложила ему эту должность. И главное, мальчишка прошел этот ее своеобразный тест. И есть такая вероятность, что он все же сможет стать главой их разведки. Пусть и не сразу же после нее, но через одно поколение, вполне. Потенциал в мальчике был, и даже больший, чем у нее в свое время.
  Но это все ее мечты, сбыться которым вполне возможно и не суждено. Она прекрасно отдавала себе в этом отчет. Сейчас было одной главных задач сделать так, чтобы у него не было такого негатива к ней и империи. Работа в этом ключе уже велась. Кронпринц, сам того не ведая, ей очень помогает в этом.
  А еще нужно вновь начать работать над доверием Изанами. Здесь будет и сложнее, и легче одновременно. Но у нее теперь есть цель, которая придает ей силы, а значит, нет ничего невозможного.
  Еще нужно поторопиться и выловить всех этих 'Всевидящих'. Все ее планы просто ничто, если она не сумеет обеспечить их безопасность.
  Ее размышления прервал сигнал вызова. Снежана протянула руку и нажала на мигающую кнопку аппарата связи.
  - Слушаю Эсми.
  - Лани Кройф, - заговорила ее личный секретарь. - Мне только что поступило устное сообщение от одного из наших агентов. Цитирую. Объект 9К41 пропал.
  Снежана на секунду замера, вспоминая, кого они пометили кодом '9К41', а после того как вспомнила, устало закрыла глаза. Этого ей еще не хватало.
  - Я поняла, Эсми. Свяжись, пожалуйста, с секретарем императора и попроси назначить мне встречу. Главнокомандующему тоже сообщи об этом, но особо заострять внимание на этом не стоит. Захочет - приедет на встречу, не захочет - нет.
  - Поняла лани Кройф, - ответила Эсми и кнопка на аппарате связи перестала мигать.
  Она откинулась на удобную спинку своего кресла и устало потерла свои виски. В голове было много вопросов, но главный вопрос ярко высвечивался в ее сознании.
  Что же ты творишь Арлок?
  
  Глава 7.
  - Куда смотрели твои люди?! - Патрик Джоас с негодованием посмотрел на Снежану.
  - Туда же, куда и твои, - огрызнулась она в ответ. В кабинете, кроме них троих, больше никого не было. Поэтому она могла позволить себе такое вид общения.
  - Он был твоим подчиненным, - бросил главнокомандующий обвинение.
  - Слушай ты... - Начала Снежана, но была прервана.
  - Хватит, - спокойным и немного усталым голосом сказал император. - Вы должны работать сообща, а не выяснять, чья тут вина.
  Вот уже более пяти минут он сидел и наблюдал за перепалкой этих двоих. Но всему есть предел, и его терпению в первую очередь.
  - Ваше императорское величество, - Патрик повернулся к нему. - Но ведь именно люди, находящиеся в подчинении главы нашей разведки, ставили Арлоку ментальные блоки. Если они сделали все как нужно, как положено, то он просто не мог никоим образом сбежать.
  - Ты не забыл, что при этом присутствовали и твои специалисты? - Беримир слегка приподнял бровь.
  - Нет, но они просто помогали, - возразил ему близкий друг.
  - Не мне тебе объяснять, как сложна работа менталистов, - Беремир нахмурился. - Но при этом, именно ты настоял на присутствии твоих людей и их участии.
  - Но Ваше императорское величество, - начал князь Джоас.
  - Твои люди также участвовали в этом всем, - Беримир слегка подался вперед. - Хочешь искать виноватых? Так вот они, стоят передо мной и ссорятся, словно на базаре. Есть что возразить, князь?
  - Нет, Ваше императорское величество, - Патрик быстро склонил голову в поклоне.
  - Ваше императорское величество, - Снежана также склонила голову, но сейчас смотрела прямо на него.
  - Да? Что ты хочешь сказать? - Беримир снова сидел спокойно и смотрел на главу своей разведки.
  - Я не верю в предательство Арлока, Ваше императорское величество, - княгиня стойко выдержала его недовольный взгляд. - Даже с учетом, что в работе менталистов могла произойти какая-то ошибка, он не способен на предательство.
  - Нас он послал куда подальше, после истории с поимкой убийцы, - Патрик уже выпрямился и бросил злой взгляд на нее.
  - Вы не есть государство, князь Джоас, - на губах Снежаны появилась снисходительная и немного издевательская улыбка. - Он может ослушаться, тут вы правы. Но предать свою родину, - она прямо и с вызовом посмотрела в глаза Патрика, - нет.
  - Твои слова можно расценивать... - Начал Патрик.
  - Никак не нужно расценивать ее слова, Патрик, - прервал его Беримир. - Я и сам всегда говорил, что я не есть государство. Государство это в первую очередь наш народ, а не правящая верхушка. Я не понимаю, ты хочешь найти признаки измены в действиях и словах Снежаны?
  - Нет, конечно, - ответил князь Джоас.
  - Тогда к чему это? - Император с удивлением посмотрел на друга.
  - Арлок владел информацией, пусть он не знал всего, но даже так, ему было известно не мало. - Патрик недовольно мотнул головой. - Я с самого начала был против того, чтобы его оставляли на свободе. Я говорил, что его нужно изолировать, а еще лучше посадить под стражу и спрятать. Но меня никто не стал слушать. Все считают, что у меня это уже на старости лет начался маразм и паранойя. Но вот он результат. Арлок пропал и в его голове есть достаточно информации, чтобы, как минимум, начать гражданскую войну в империи. Или вы забыли, что ему известно о всех подробностях того дела с Ярославой? Думаете маркиз Палнорт оставит это дело просто так, если узнает всю правду? Я служил вместе с Рудзавом, и могу гарантировать, что это не так. Рудзав всегда отвечал на оскорбления. Тем более в такой ситуации.
  Беримир встал со своего кресла и направился прямо к большому и круглому столу, на столешнице которого была прекрасно изображена карта всего Ауалура. Он тяжело оперся руками об него. Постоял так несколько секунд, после чего мотнув головой повернулся к Снежане и Патрику.
  Снежана с удивлением отметила, что взгляд у императора был какой-то странный. Не то, чтобы усталый, скорее даже загнанный. Чего именно они не знают? Что скрывает от них император?
  - Вот, чтобы такого и не произошло, я и позвал вас сюда, - голос Беримира тяжело звучал в их ушах. - Поэтому хватить спорить друг с другом и начинаем работать.
  Князь Джоас невольно вздрогнул. Он и забыл, что род императора обладал одной отличительной особенностью - 'глас Дракона'. Они были единственными в мире, кто, не обладая сиянием, мог использовать эту способность архонтов. Но самое удивительное в них было не это, а то, что архонтами никто из них не являлся. Не зря дэ Белозаки считаются прямыми потомками самого бога-воина Варнола и носят звание 'божественной семьи'. По-другому, объяснить этот природный феномен никто не мог. Лишь божественное вмешательство. Да и выбирали следующего императора именно из-за наличия этой способности. Не будь этого правила, именно Прозор, старший сын Беримира, был бы главным претендентом на трон после отца, а не погибший Милэн или Велислав.
  
  ***
  
  Было уже достаточно поздно и на улицах практически не было праздно гуляющих прохожих. Бесцельно гуляя по улицам и решая куда податься, Радмир заметил, что возле одного из домов двое мужчин пытались познакомиться с девушкой.
  Присмотревшись, он узнал в девушке одну из официанток Франки - Вивиен Берросу. Одна из немногих девушек, что он запомнил у папаши Мо, да и то, только потому, что сам был причастен к ее появлению там.
  Как-то вечером, гуляя по аллее возле библиотеки, он случайно наткнулся на плачущую девушку на скамейке. Она сидела в тени низких деревьев, одна, в клетчатом платьице, и горько рыдала. Пройти мимо ему не позволила совесть. Остановившись и разговорив девушку, он узнал, что та только приехала в Мирасель и у нее украли сумки со всеми деньгами, документами и вещами. Еле успокоив ее, он привел девушку к Франке и вкратце рассказал ее историю. Та с пониманием отнеслась к ситуации и предложила Вивиен работу, и место для ночлега.
  Оставив Вивиен на попечение Франки и Ольми, сам Радмир тогда отправился к дяде Кристиана. Тот внимательно выслушал его и сказал, что разберется с этим, предварительно уточнив внешность девушки и где именно это произошло.
  Кристиан на тот момент уже был излечен его матерью, и поэтому любая просьба со стороны Радмира воспринималась Жаком Марелем очень серьезно. Так, например, когда Радмир просто попросил узнать кое-что, дядя Кристиана развил бурную деятельность и уже на следующий день на его руках был подробнейший отчет со всеми выкладками, выводами и прочей информацией. Поэтому Радмир старался этим не злоупотреблять, но в той ситуации просто не видел иного выхода, чем попросить помощи у Аристо. Не к Керею же было идти. Тот бы помог, но сколько времени пройдет.
  Сумки со всеми вещами, документами и деньгами вернули в тот же вечер. Просто к заведению папаши Мо подъехала неприметная машина светло-кремового цвета, из нее вышли трое. Двое незнакомых ему разумных и Маргадон. Незнакомцы несли сумки, а сам Маргадон же все это время болтал. Он попросил Вивиен проверить все ли на месте. После чего, убедившись, что ничего не пропало, он раскланялся, уточнив, есть ли у той какие-либо претензии. У счастливой Вивиен претензий не было никаких.
  Вспомнив все это за долю мгновения, Радмир шагнул в сторону девушки.
  Прогнать настырных поклонников оказалось даже слишком просто. После того, как он их окликнул, те просто-напросто сбежали. Радмир несколько секунд озадачено смотрел им вслед, пока его не отвлек раздавшийся приглушенный смешок девушки. Он повернулся к ней и увидел ее веселую и спокойную улыбку. В руках девушка держала какую-то небольшую коробку, накрест перехваченную веревочкой.
  - Привет Вивиен, - Радмир приветственно улыбнулся, любуясь девушкой.
  Она была среднего роста, с немного полноватой, но красивой фигурой и очень миловидной. Волосы золотистого цвета были собраны в аккуратный пучок и перехвачены заколкой.
  - Здравствуй Радмир, - улыбнулась в ответ девушка. - Спасибо тебе. Ты в очередной раз спасаешь меня.
  - Это было не сложно, - Радмир пожал плечами. - К тому же, мне нравится помогать симпатичным девушкам.
  Вивиен смущенно улыбнулась, но взгляд не отвела.
  - Пойдем, я провожу тебя до твоего дома, - Радмир предложил ей руку. - Слышал, ты свою бабушку перевезла сюда? Молодец.
  Насколько Радмир знал ее историю, то Вивиен была сиротой и воспитывала ее именно бабушка.
  - Спасибо, - еще раз поблагодарила его девушка и взяла под руку. - Я надеюсь накопить достаточно средств для того, чтобы сводить ее к хорошему целителю.
  - А что с ней?
  - Старость, - ответила девушка и улыбнулась. - Слабость, колени больные, со спиной проблемы. В свое время она работала на заводе, где и подорвала здоровье, стараясь поставить меня на ноги. Вот я и хочу отблагодарить ее в ответ.
  - Я могу помочь.
  - Не стоит, - отказалась Вивиен. - Я и так уже слишком многим тебе обязана. Даже не знаю, как буду расплачиваться.
  - А никак, - Радмир серьезно посмотрел на нее. - Ты ничего мне не должна.
  - Но...
  - Никаких 'но', - не дал ей возразить Радмир.
  - Спасибо, - только и смогла ответить Вивиен.
  Спустя несколько минут неспешного хода они оказались возле одного трехэтажного жилого многоквартирного дома.
  - Вот и мой дом, - остановилась девушка. - Спасибо, что проводил.
  - Не за что, - Радмир отсалютовал пальцами, будто прикладывая их к полям шляпы.
  - Радмир? - Позвала она, когда он уже повернулся уходить.
  - Да?
  - Ты не хочешь чаю? - Спросила Вивиен и приподняла руку в которой была картонная коробка. - С тортиком?
  Радмир на несколько мгновений замер с вежливой улыбкой на лице. Вначале он намеревался сразу же ответить отказом, но подумав немного ответил:
  - Тот, который я так героически спас от двух приставал? - Весело улыбнулся. - С удовольствием.
  Девушка довольно улыбнулась в ответ.
  - А как же твоя бабушка? Мы ей не помешаем? Время уже позднее, - Радмир посмотрел на Вивиен.
  - Она сегодня ушла к подруге, - на щеках девушки появился румянец.
  - Значит, тортик достанется только нам двоим, - сказал он, вызвав легкий смешок у девушки.
  
  Возвращался к себе Радмир довольный и хорошо отдохнувший. Вивиен оказалась очень ласковой и нежной, а ее взгляд, брошенный на прощание, говорил, что она тоже осталась довольна и не против продолжить такие встречи.
  Нужно было озаботиться этим раньше, попенял сам себе Радмир. Кому он верность хранит? Загнал сам себя в какие-то рамки, глупец. Больше он таких ошибок делать не будет.
  
  ***
  
  Дни до экзамена, на получение лицензии механика, прошли на удивление спокойно. Власта, сразу после выписки из больницы, куда-то пропала, появляясь и иногда мелькая перед ним. Но пару раз она сидела вместе с ним и Стояном.
  Больше всего удивила Хидэ, которая вдруг начала как-то с неодобрением посматривать на Вивиен, с которой он стал периодически проводить ночи вместе. Ни о каких чувствах между ними и речи не шло. Об этом знали все, кому не лень. Поэтому такую странную реакцию со стороны алви наблюдать было неожиданно для Радмира. Он был на сто процентов уверен, что та не питает к нему никаких серьезных чувств, и такое поведение любительницы фехтования вызывало много вопросов. Ему даже Франка успела сказать об этом.
  Впрочем, Радмиру было это все не особо интересно. После Веданы он так никого и не смог полюбить. Она была его первой и, пока что, единственной любовью. Все остальное было не так серьезно. К Хидэ он испытывал симпатию, но это даже влюбленностью нельзя было назвать. Единственным исключением была Власта. К ней он испытывал некую тягу, влечение. Не любовь, но физически она его привлекала очень сильно. Только после определенных событий и это прошло. Сейчас он просто испытывал скорее визуальное удовольствие видя эту шие, но больше ничего. Даже странно, учитывая их связь, по словам Ждана. Вот только жаловаться на это он никогда бы не стал. Наоборот, он был за это благодарен. Делить свою женщину с кем-то еще - это не для него. Даже тогда, в Артоксе, он уже планировал, как сделать так, чтобы у Власты не было того любовника. Кто же знал, что у нее еще целых три наложника в мерале? В общем, все, пока, складывалось для него вполне удачно в этом вопросе.
  Немного раздражало отсутствие новостей и какого-либо прогресса в деле с нападением на них. И это было странно, учитывая то, какое количество людей этим занималось. Неизвестность, вот что могло напугать любого. Но Радмир в это не лез и стойко терпел и ждал результатов.
  
  ***
  
  Неожиданно получить лицензию оказалось не так и просто. Его по какой-то неведомой причине невзлюбил один из экзаменаторов и буквально пытался его завалить. Слава Оберу, что предмет Радмир знал хорошо. Остальные экзамены тоже не оказались легкими, но откровенно никто больше не пытался ему помешать.
  Когда, получив свою лицензию, он вернулся в Мирасель, то к своему удивлению, увидел на портальной площади встречающих его маму и Власту. Стояли эти двое порознь. Причем, как заметил Радмир, Власта явно опасалась слишком сильно приближаться к его матери. Внешне это особо никак не проявлялось, но в эмоциональном фоне шие он смог это заметить. Это было очень удивительно для него, учитывая то, как они тогда ввалились к нему в квартиру. В обнимку, пьяные, словно две лучшие подруги. Странно это.
  - Поздравляю сынок, - Изанами подошла и обняла его.
  - Спасибо, мам, - Радмир немного смутился. - Но это не такое уж и большое дело. С теми зернами, что ты мне купила, было гораздо сложнее не получить лицензию, чем получить.
  - Привет, Кир, - Власта также подошла к нему, но лезть с объятиями не стала.
  - Здравствуй, - ответил Радмир и только сейчас обратил внимание, что позади женщин собралась толпа, которая что-то рассматривала.
  Люди стояли плотно, и поэтому рассмотреть, что они там рассматривали, было невозможно.
  Заметив его заинтересованный взгляд, Власта довольно улыбнулась. Легкой и грациозной походкой она прошла сквозь толпу, которая послушно расступилась перед наемницей. В Мираселе шие была знаменита, а недавние события только подогревали к ней инетерес.
  Внутри толпы оказался прекрасный спортивный автомобиль красно-черных цветов. Его глаза невольно залюбовались этими двумя дамами. Именно двумя. Автомобиль Радмир про себя сразу же окрестил девочкой, хищной и прекрасной. Эти двое прекрасно подходили друг другу. Только цвета механической красавицы должны были быть другими.
  Графиня изящно развернулась вокруг своей оси, слегка облокотилась о его борт, скрестив руки на своей довольно объемной груди. Она что, время своего пребывания в больнице, увеличила ее? На губах Власты была улыбка, от которой остальные мужчины прятали глаза и держались подальше. Радмир заметил, что только сильные духом могли смотреть на ее лицо, а не только на свои ноги и тротуар под ними.
  Губы ее были в вишневой помаде. Изумрудные глаза подведены темными тенями, что придавало выражению ее лица еще большую схожесть с охотницей, вышедшей за своей законной добычей. И, к его сожалению, этой законной добычей она считала именно его.
  Одета эта ходячая 'смерть мужчинам' была в облегающие лосины черного цвета и не менее облегающий фиолетовый топ, что оголял ее плоский и мускулистый живот. Сверху была накинута черная кожаная куртка. Не та, что раньше была его, другая. Даже фасон был иной. На ногах были кожаные сапоги до колена, с фиолетовой шнуровкой на голенище и высоком каблуком-шпилькой. И так не маленькая ростом, она стала еще более высокой. Даже прислонившись, она почти не уступала ему ростом. Шие быстро училась на своих ошибках. Только умудрялась все время совершать новые. И Радмир точно знал, что вот прямо сейчас, графиня собиралась совершить очередную ошибку в общении с ним.
  На ее фоне, его мама смотрелась просто юной девочкой, милой и невинной. Она была одета в элегантное летнее платье нежно-голубого цвета с белым узором на бретельках, которое красиво подчеркивало ее фигуру, и светло-синие сандалии с ремешками до колен. Волосы, темно русого цвета, она просто собрала в хвост на затылке, который доставал ей до лопаток. Эта прическа делала ее еще моложе, отчего она могла спокойно сойти за его ровесницу. Макияж был строгим, но практически незаметным и подчеркивающим ее молодость, это лишь подтверждало, что его наносил специалист высшего класса. Сейчас его мама спокойно могла себе позволить услуги дорогого визажиста, чем и пользовалась. Все же привычки, полученные в юности, никуда не делись.
  Власта убедившись, что нужный эффект был произведен, направилась обратно к нему.
  - Прими и мои поздравления, - как бы, между прочим, сказала она и кивнула головой на автомобиль. - Нравится?
  - Просто великолепен, - честно ответил Радмир, нисколько не кривя душой. Автомобиль был настоящей сказкой. Просто мечтой, для знающих и понимающих в них толк, разумных.
  Изумрудные глаза шие довольно сверкнули.
  - Дарю, - графиня сделала легкий пас рукой, и в его сторону полетел темный предмет с брелоком.
  Рефлекторно поймав его, он несколько секунд смотрел на ключи, потом на автомобиль, переваривая новую информацию. Когда в его голове все нормально уложилось, он кинул их ей обратно. Попытайся он их вернуть, и она просто так их бы не взяла. Поэтому он кинул, хоть это и не красиво, и не правильно. Кинул прямо в голову. Так что Власте оставалось либо увернуться, и тогда ключ попадет в кого-нибудь позади нее или же упадет на тротуар, либо поймать. Она поймала.
  - Спасибо, - сухо ответил он. - Но не надо.
  - Это наш общий подарок, от всех тех, кто был в пустыне, - спокойно сказала эта зараза в ответ, но улыбка с ее лица сошла. Жаль. Радмир искренне ею любовался.
  - Власта, - он осуждающе покачал головой. - Не нужно считать меня идиотом. Сама только что проговорилась 'дарю'. К тому же, будь это подарок от вас всех, автомобиль был бы иной, да и вообще, подарок был бы не автомобилем.
  - Покажи хоть свою лицензию, - примиряюще сказала Изанами, чтобы сгладить обстановку.
  Толпа практически разошлась, но многие все равно украдкой следили за развитием событий. Это же так интересно, рыться в чужом белье! Впрочем, он и сам хорош, сам это начал на глазах у публики. Но если снова быть откровенным и честным, то Радмиру глубоко безразлично их мнение. Для него они никто, совершенно чужие разумные. Да и Власте давать спуску было нельзя.
  Он не исключал, что графиня намеренно сделала этот подарок при всех. Рассчитывала, наверное, на его скромность. Порой, она бывает такой наивной. Ведь именно благодаря ей, он совершенно разучился стесняться и краснеть. Одна жизнь с ней под одной крышей и не такому научит! Когда она разгуливала по квартире в одном белье, или, что бывало чаще всего, в каких-нибудь кружевных трусиках. Или еще как она таскала его за собой по женским отделам в магазинах, чтобы он помог ей выбрать белье. Чтобы оценил с мужской точки зрения, как всегда заявляла она с хитрющей улыбкой и озорным блеском глаз. Зараза зеленоглазая. Все эти события были очень хорошей школой.
  Радмир достал лицензию и протянул его матери. Та аккуратно, словно это музейный экспонат какой-нибудь древности, взяла ее в свои руки и стала разглядывать. Зараза демонстративно отвернулась, игнорируя его и насвистывая какую-то мелодию. Руки снова скрещены на груди, делая на нее акцент. Но сейчас это воспринималось им как замок. Она отгородилась ото всех. Она в 'домике'. Сейчас соберется с мыслями и приступит к плану 'Б', потом, если он не получится, к плану 'В' и далее. У нее всегда несколько запасных планов, и даже для них она разрабатывает запасные планы, варианты.
  Один-ноль, в его пользу. Мелочь, а приятно.
  Как он узнал из ее рассказов, вначале она готовилась в особую категорию наемников, охотников за головами. Но потом, по собственному желанию перешла к подготовке обычного наемника. В тех посиделках вместе со Стояном у папаши Мо, она иногда рассказывала про себя разнообразные истории.
  В какой-то момент, Власта просто поняла, что не сможет скрыть свои привычки, такие как жесты и слова-паразиты. Только он, хоть убей, ни одного от нее так и не слышал. Виртуозные мат и ругань на всевозможных языках, наречиях и диалектах, это было. Один раз, когда он случайно разлил ее любимый шампунь, шие минут десять объясняла, как он не прав, ни разу не запнувшись и не повторившись. Талант. Радмиру даже завидно было. Честное слово! А вот жесты он заметил. Характерный поворот головы, привычка прикусывать нижнюю губу и щурить довольно глаза, когда ей хорошо и еще по мелочи, но она права. Среди охотников за головами ей делать было нечего. Если уж он понял, то настоящие профессионалы в этом деле мигом ее засекли бы и прочитали.
  - Так и будем здесь стоять? - Раздается голос этой талантливой заразы. Все, собралась. Второй раунд начался. После больницы это уже стало прямо традицией для них.
  - Точно, - спохватилась мама. - Поехали сынок.
  - Далеко? - Просто чтобы протянуть время спросил он. Обе сразу это поняли. Вот когда не нужно у них интуиция срабатывает прямо моментально. Как назло.
  - Радмир, - мама, строго и несколько осуждающе посмотрела на него. Одно радует, пока назвала только имя, а не полностью с фамилией. Это верный признак, что она недовольна, но это пока терпимо. Вот только ждать ухудшения не следует. Опасно и вредно для здоровья.
  - Я просто уточнил, как далеко вы собираетесь меня увезти, - сдался Радмир матери без боя. - Я хотел к папаше Мо заглянуть.
  - Это так необходимо? - Хмыкнула зараза и сверкнула своими большими изумрудными глазами.
  - Она мой друг, - совершенно искренне ответил он, чем стер ухмылку с ее лица. Второй раунд в его пользу. Слишком легко и это настораживает. - Она много раз помогала мне, поэтому я хочу их навестить сегодня и показать лицензию.
  - Их? - Уточнила зараза, и ему показалось, что внутри нее хищница сделала стойку. Третий раунд.
  - Да, - кивнул Радмир. - Саму папашу Мо и ее дочку.
  В ответ от Власты раздалось лишь фырканье. Радмир тоже ухмыльнулся. Хорошо, подумал он, сдам тебе этот раунд без борьбы. Преимущество, все равно, на его стороне. Пока.
  - Только ли Франку с Ольми ты спешишь увидеть? - Пошла на новый заход Власта.
  - Только, - недовольно посмотрел на нее Радмир. Когда уже она угомониться?
  - Ой ли, - хитро улыбнулась наемница. - Или все же, кто-то последовал моему совету?
  - Это ты о его любовнице? - Неожиданно спросила Изанами. - Как там ее, Вивиен, кажется.
  Радмир с удивлением посмотрел на нее. Вот откуда она успела про это узнать?
  - Именно, - Власта тоже с интересом посмотрела на целительницу.
  - Ты о чем? - Решил притвориться Радмир. Хоть мать для него была самым близким и родным существом в мире, но обсуждать такие темы в ее присутствии не хотелось.
  - О той девушке с кем ты спишь, конечно, - мама весело улыбнулась.
  - Мам, - Радмир с укором посмотрел на веселящуюся алву.
  - Что? - Изанами невинно посмотрела на него. - Сам виноват. Не нужно было это скрывать от меня.
  - Это низко и недостойно вас, лани Кудо, - менторским тоном ответил на это Радмир, подражая своей наставнице по этикету, чем вызвал приглушенный смех женщин. - Я всегда верил, что вы намного выше этого.
  В ответ его мама лишь фыркнула и довольно улыбнулась.
  - И как ты догадалась? - Решила уточнить Власта.
  - По выражению его лица, - с охотой пояснила алва. - У Савора всегда было точно такое же выражение после занятий любовью.
  - Мама, - Радмир потер лоб. - Вот это знать мне совсем не хотелось. И ты могла бы не распространяться о таком?
  - И когда ты успела увидеть его лицо? - Продолжила любопытствовать графиня, при этом все же сохраняя некую дистанцию между ними.
  - Я же несколько раз приезжала сюда, - пожала плечами Изанами, не став отвечать на его просьбу. Видеть своего обычно всегда такого уверенного сына, смущенным, было забавно. - И пару раз он возвращался поздно, с довольным выражением, как у Савора.
  - Так мы идем к папаше Мо? - Радмир недовольно цыкнул, и решил поменять тему разговора.
  - Конечно, - кивнула его мама, а Власта что-то быстро начала набирать на своем планшете. - Должны же мы отпраздновать это.
  
  Вечер получился очень хорошим. По ходу их посиделок, к ним присоединились Керей, Стоян, Франка, Кристиан, краснеющий каждый раз, едва встречаясь взглядом с Ольми, которая бегала по залу. Даже Жак Марель появился ненадолго. Он тепло поздравил Радмира и попросил зайти к нему, как только у того появится свободное время.
  Но кульминацией всего вечера стал Маргадон, который, не отрываясь, любовался Изанами и изъяснялся только грамотным, литературным языком. За один стол он с ними не сел, но все время был рядом, охраняя их, словно цепной пес.
  Уже идя домой, в сопровождении матери, Радмир только грустно вздохнул. До приема оставалось все меньше и меньше времени. Точно так же, как и его желания быть там.
  
  Глава 8.
  В просторной комнате, служившей спальней для Власты в Мираселе, был выключен свет, но темно не было. Луна, светившая из раскрытого окна, давала достаточно света, чтобы можно было не спотыкаться о мебель и не идти на ощупь. Легкие занавески слегка колыхались от освежающего ночного ветерка, что дул из окна и приносил желанную прохладу после знойного и жаркого дня.
  Сама она сидела на полу у окна, обхватив ноги руками, и с отстраненным выражением лица любовалась облаками, что периодически закрывали серебристую луну. Любоваться звездами не получалось по двум причинам. Первая заключалась в том, что в больших городах, наподобие Мираселя из-за сильного освещения города было невозможно разглядеть звезды невооруженным взглядом. Вторая же была именно в облаках, закрывающих небо.
  После вечерних посиделок в честь получения Киром лицензии механика, Власта уже успела принять душ и переодеться в легкую маечку и короткие шорты. Единственное что осталось напоминанием о душе - влажные волосы, которые еще не успели до конца высохнуть. Но она не переживала на этот счет. Волосы короткие, поэтому высохнут достаточно быстро.
  Аккуратный стук в дверь отвлек ее от размышлений.
  - Входите, - Власта повернулась лицом к двери.
  Дверь тихо отворилась, и в комнату медленно зашел Стоян. Разглядеть выражение его лица у шие не получалось, но она и без этого прекрасно знала, какое оно. Кто бы мог догадаться, глядя на этого высокого, мускулистого мужчину, что он такой заботливый и внимательный? Скорее, глядя на его вечно меланхоличное выражение лица, в голову приходила мысль, что его не волнует ничего кроме тренировок.
  - Не спишь? - Тихо спросил Стоян, насколько это было возможно для его голоса. Но все равно, в тишине комнаты, слова прозвучали довольно громко.
  - Глупый вопрос, - как-то отстраненно улыбнулась Власта и вновь стала любоваться ночным небом. - Это как разбудить кого-нибудь телефонным звонком или сообщением на планшет, а потом спросить, спит ли он или нет.
  - Могу задать другой, - Стоян за это время успел дойти до нее и сесть прямо за ее спиной. - Зачем? - После своего вопроса он заботливо накинул на плечи шие легкий плед и обнял. - Нечего, - немного ворчливо ответил он на высказанный вопрос Власты, когда она повернулась к нему. - И так на полу сидишь после душа. Так что не спорь.
  Шие немного устало улыбнулась и, склонив голову к левому плечу, благодарно потерлась щекой о руку мужчины.
  - Ох, Стоян, самый заботливый из мужчин. Разбалуешь ты меня.
  - Не говори глупости, - Стоян медленно покачал головой. - Ты заботишься о нас, мы о тебе. Так, зачем ты сделала эту глупость?
  - Не понимаю, о чем ты, - ответила шие.
  - Ви, - Стоян с осуждением посмотрел на свою асу. - Это ты можешь перед другими разыгрывать. Я тебя уже давно знаю. Зачем ты намеренно сделала эту глупость? Ты же прекрасно знала, что Радмир не принял бы такого твоего подарка. Ведь только начало все налаживаться. Ни за что не поверю, что, прожив с ним под одной крышей полгода, ты не смогла понять хотя бы этого. Даже я, зная его намного меньше времени могу с уверенностью утверждать, что такое не для Радмира.
  - Нормально между нами все, - не стала напрямую отвечать ему Власта.
  - Конечно нормально, для малознакомых людей, - хмыкнул наложник.
  - Стоян, - Власта слегка поменяла позу, сместившись вбок и положив голову ему на плечо, чтобы было удобнее смотреть на звезды и заодно видеть лицо собеседника. - Ты немного не понимаешь. Видишь ли, да, Кир вновь будет несколько отстраненным и держать со мной дистанцию. Ничего, переживу. Но, чтобы не произошло, деться друг от друга мы уже никуда не сможем. Этот эпизод он забудет или простит. Кир достаточно великодушен для этого.
  - Не уверен, что он забудет, - возразил Стоян.
  - Но простит, - Власта вновь грустно улыбнулась. - Рано или поздно, но он мне простит его. Да и не так уж он и сильно разозлился. В крайнем случае, я могу и на коленях попросить прощения. Перед ним мне это будет сделать не трудно. Пойми, мы с ним пара. Пары у шие никогда не враждовали, и не будут враждовать друг с другом, иначе бы мы просто вымерли.
  - Значит, надеешься на эту вашу связь? - Уточнил Стоян.
  - Не только, но и на нее тоже, - грустная улыбка ушла с ее лица. - Хотим мы с ним этого или не хотим, но судьба уже связала нас. Я приняла эту долю, Кир еще нет. Но со временем и он примет. К тому же, поверь, после моей выходки в Артоксе, случай с подарком, это не так уж и страшно.
  У Стояна было огромное желание спросить про тот случай, но он сдержался и не стал делать это. Если бы это было возможно, то Власта бы уже давно ему об этом рассказала сама. А раз она этого не сделала, то значит и ему самому лезть в это не следовало.
  - Но стоит ли Иржи этого? - Вместо этого спросил он.
  - Откуда узнал? - Не стала отпираться Власта и лишь немного отстранилась от него.
  - Пусть я и не имею доступ к большей части твоей корреспонденции, как Иржи, - Стоян, не встретив никакого сопротивления, прижал ее к себе, - но я все еще получаю отчеты наших докторов по всем нашим ребятам из гильдии. И от психологов в том числе. Эти яйцеголовые много чего заумного понаписали в последнем отчете, но суть я понял.
  - Тогда зачем спрашиваешь? - Устало вздохнула Власта.
  - Я просто не могу тебя понять, - Стоян так же, как и она, стал смотреть на небо с задумчивым выражением лица. - Вот и спрашиваю.
  - Стоит, - ответила на его вопрос Власта и тоже посмотрела на небо. - Каждый из вас стоит всего, что я делаю. Я в ответе за вас. За ваше состояние, как физическое, так и эмоциональное. Помнишь, каким я его привезла? - При этом вопросе Стоян недовольно поморщился. Перед его глазами встал невероятно худой, практически один скелет, обтянутый кожей, Иржи с пустым взглядом. Такого и врагу не пожелаешь. - Он был зашуганным, словно не живым. Даже эмпаты не могли почувствовать его эмоции. Он ведь в память о тех временах красит свои волосы в красный цвет, по старой привычке. Знаешь почему? Потому что на таком цвете волос не заметна кровь. Понимаешь? - Власта повернула голову к нему. - Кровь не заметна. Чтоб этой ничтожной суке вечно мучиться у демонов в плену. На нем, при нашей первой встрече, почти не было живого места, Стоян. Лишь после двух декад активного лечения несколькими целителями одновременно, я посмела забрать его и привезти домой. И потом... Он ведь лишь последние несколько лет стал нормально на все реагировать. А до этого? Вспомни. Он же от каждого прикосновения вздрагивал и сжимался в ожидании побоев. А сейчас он вновь начинает замыкаться в себе. То покушение на меня, появление Кира, все это вновь вернуло его внутренних демонов. Я не могу и не хочу так сильно рисковать его здоровьем.
  - Ви, - Стоян помолчал несколько секунд. - То, что пережил Иржи, это страшно. Но это не значит, что ты должна чем-то жертвовать ради него, нас.
  - Я и не жертвую, - Власта успокаивающе улыбнулась наложнику. - Просто, пока, не время для нас с Киром.
  - Пока мы с тобой рядом? - Озвучил невысказанную мысль Стоян.
  - Нет, - Власта подняла руку и ласково дотронулась до его левой щеки. Он был, как всегда, гладко выбрит. - Пока я не перестану делать ошибки рядом с ним.
  - Ошибки, которые ты делаешь из-за нас, - продолжил настаивать на своем наложник.
  - Стоян, - в глазах Власты появился легкий укор.
  - Хорошо, для нас, - тут же поправил сам себя Стоян.
  - Какой же ты бываешь порой занудный, - просто сказала Власта, не став ни опровергать, ни подтверждать его слова.
  - Это точно, - согласился Стоян. - Но Ви, разве нельзя поставить Иржи несколько блоков? Отведи его к хорошему менталисту и все. У Иржи никаких проблем, и тебе не нужно намеренно делать глупости в общении с Радмиром. Все же просто можно решить, зачем усложнять?
  - Потому что я так хочу, достаточный аргумент? - Власта слегка улыбнулась.
  - Снова твои капризы? - Скосил глаза на свою асу наложник.
  - А почему бы и нет? Ты же капризничаешь, - Власта слегка приподняла правую бровь. - Не посещаешь и не заказываешь девочек у мадам Киелли. Мне на твое имя ни одного счета от нее не пришло. Хотя мы специально договаривались об этом.
  - Ты тему то не меняй, хитрюга, - недовольно нахмурил брови Стоян.
  - А я и не меняю. Просто показываю, что каждый из нас имеет право на каприз, - Власта слегка пожала плечами. - Ты капризничаешь с девушками, хотя длительное воздержание вредно для твоего организма, я капризничаю в ситуации с Иржи и не веду его к менталистам. Вот и все.
  - Я вовсе не капризничаю, - Стоян отвел глаза.
  - Ну конечно, - в голосе Власты появилась легкая насмешка.
  - Просто, не люблю я женские слезы, - тихо произнес он, но она услышала.
  В комнате повисла тишина на несколько мгновений.
  - И все равно глупо, Ви, - не выдержал тишины Стоян. - Связь шие? Хорошо. Я о ней почти ничего не знаю, так что не могу ничего возразить, но все равно проще и удобнее было бы просто отвести Иржи к хорошему менталисту. Радмир может быть и великодушен, но, сколько он тебе сможет простить? Нельзя же все время делать глупости и надеяться на это.
  - А я и не собираюсь больше так поступать, - успокаивающе ответила Власта. - С этого момента, я буду послушной. Честно-честно, - она невинно захлопала ресницами.
  - Опять ты, - покачал головой Стоян, но больше возражать не стал. Его аса вновь начала язвить, и это верный признак, что хандрить она больше не будет. Пока.
  - Я никого и никогда не заставляла быть рядом с собой, Стоян, - неожиданно начала Власта. - Рядом со мной люди могут быть только и исключительно по своему желанию. Менталисты поставят блоки, но это уже будет не наш Иржи. Он будет ограничен в своем выборе и возможностях. Пусть это никак не скажется на его мыслительных способностях и вообще на характере, только на пользу пойдет. Но все равно это будет лишь иллюзией решения. Я считаю, что нельзя сбегать от проблем. Они от этого никуда не денутся. Нужно их решать. Блоки, это не решение проблемы Иржи. Это решение только моей проблемы. А для меня это уже неприемлемо. Я не хочу, и не буду решать свои проблемы за ваш счет. За счет тех, кто стал моей семьей.
  - Порой я забываю, что ты намного старше меня и я, по сравнению с тобой, мальчишка, Ви, - наложник заботливо поправил плед на ее плечах, который слегка сполз вниз.
  - Это было грубо, знаешь ли, - Власта картинно надула губы.
  - На правду не обижаются, - пожал плечами Стоян, и его лицо вновь приняло меланхоличное выражение лица. Говорить что-либо еще не хотелось, да и не нужно уже это было. Власта ответила на его вопросы.
  В комнате вновь наступила тишина.
  Власта долго еще сидела на полу в темноте, любуясь ночным небом в уютных объятиях Стояна. Со временем начинаешь ценить тех, с кем комфортно просто находиться рядом и молчать. У нее такие люди были. Ей повезло.
  
  ***
  
  Выбраться к дяде Кристиана у Радмира получилось не сразу. Казалось бы, дел особо важных у него не было, но все время, то один отвлечет, то другой, то еще что-то случится. Вот и вышло, что он оказался возле дома лана Мареля только вечером следующего дня. И хоть о конкретной дате и времени они не договаривались, но все равно ему было немного неудобно перед ним.
  Радмир постучал в дверь. Рядом был дверной звонок, но звук у того был таким громким и противным, что он предпочитал стучать.
  - Привет, - дверь ему открыл Кристиан.
  - Привет пылким влюбленным, - не удержался Радмир от того, чтобы пошутить над другом.
  - Кир, - Кристиан тут же смутился и слегка покраснел.
  Он посторонился, давая пройти Радмиру в дом. Они прошли в просторную комнату с большим камином.
  - Ладно-ладно, - прекратил он, видя, что его друг недовольно нахмурен. - Больше не буду. Твой дядя дома?
  - Да, погоди. Сейчас я его позову, - быстро ответил Кристиан и вышел из комнаты.
  В комнате были большой диван и несколько кресел, но Радмир не стал садиться на них. Вместо этого он подошел к стене, что была напротив двери, и стал любоваться несколькими картинами, что висели на ней.
  Как сумел отметить Радмир, все картины были нарисованы одним художником. Даже ему, плохо разбирающемуся в живописи, было понятно, что этот неизвестный художник был невероятно талантливым.
  Картин было ровно семь. Все они были небольшого размера с простыми рамами, которые не отвлекали от основного, от них самих. Например, когда он посещал музей изобразительного искусства в Орадосе, культурной столице империи, то невольно больше времени тратил на рассматривание рам, чем самих картин. Слишком уж те были вычурными и приковывающими к себе все внимание.
  На картинах были изображены животные. Они казались настолько хорошо нарисованными, что создавалось ощущение, будто они вот-вот спрыгнут с холста и взаправду начнут бегать, резвиться, гулять.
  - Разбираешься в живописи, Радмир? - Раздался у него за спиной голос лана Мареля.
  - Здравствуй Жак, - Радмир пожал протянутую руку. - Нет, не разбираюсь. Но эти мне приглянулись. На мой взгляд, очень талантливо нарисованы.
  - Это дядя сам рисовал, когда был молодым, - сказал Кристиан.
  - Кристиан, - осуждающе посмотрел на племянника дядя.
  - Да? - Радмир с удивлением посмотрел на лана Мареля. - Я считаю, что у тебя талант. Учился где-то?
  - Нет, самоучка, - Жак покачал головой. - Не до этого было.
  - Зря, - покачал головой Радмир.
  - Это просто мое хобби, - Жак жестом пригласил всех присесть. - Для души. Кто-то пьет, кто-то за юбками бегает, кто-то антиквариат собирает. В наше время каждому нужно что-нибудь, чтобы расслабиться, отдохнуть. Для меня это было рисование.
  - Было? - Спросил Радмир.
  - В последнее время как-то руки до этого не доходят, - Жак слегка улыбнулся.
  - Жаль, - искренне ответил Радмир. Картины ему действительно понравились.
  - Радмир останешься с нами на ужин? - Спросил лан Марель. - Мы скоро собирались садиться за стол.
  - С удовольствием, - не стал отнекиваться Радмир. - Этот портной из меня все соки выжал.
  - Лан Рошэ? - Уточнил с понимающей улыбкой Кристиан.
  - Он, чтоб ему измерительную ленту потерять, - невольно ругнулся Радмир.
  - Так все тяжело? - С удивлением посмотрел на него Жак.
  - Да, - Радмир невольно скривился. - Когда разумный слишком увлечен своей работой, это не всегда хорошо. По крайней мере, в случае с ланом Рошэ.
  - Мне остается только порадоваться, что я никогда у него не заказывал одежду, - с легкой усмешкой сказал лан Марель. - Даже очень красивая и качественная вещь моего гардероба не стоит таких пыток.
  - Это ты говоришь до первого официального приема в императорском дворце, - пошутил Радмир.
  - Боюсь, что, когда это произойдет, мне уже ветер будет другом, - ответил Жак, используя поговорку алви, означаdщую, что какое-либо событие никогда не случится с говорившим. У алви было принято сжигать своих покойников и довольно часто прах развевали по ветру, называя его своим другом в последнем путешествии.
  На это Радмир лишь улыбнулся. Каждый раз он поражался уму этого человека. Вроде и простой ответ поговоркой, а на самом деле было у него сразу несколько значений. Вот так, одной фразой дать понять, что этого не произойдет, но не потому что он плох, а лишь потому что не имеет нужного происхождения, было очень впечатляюще для любого, без должного воспитания и знаний. Этой поговоркой чаще всего пользовались простые алви, не относящиеся к аристократическим родам. К тому же, в этой ситуации мало было знать это, нужно было еще суметь применить такого рода знание. При этом сделать это в нужный момент и с нужным, понимающим это, разумным, было не просто.
  
  Ужин, как и другие до этого, прошел легко и даже весело. Радмир рассказал несколько историй из своего детства о том, как его тренировали его учителя. Особое место он уделил рассказу о Саардане и его способе обучения плаванию. И хоть сохранять легкость и непринужденность было сложно, при воспоминаниях о нем, но это было даже приятно. Почему-то только после его смерти, он до конца осознал, как много значил для него этот грубоватый, устрашающего вида рурец.
  Кристиан ничего этого не заметил, весело смеясь над его шутками, а вот по поводу его дяди, Радмир не был так уверен. Пару раз он ловил на себе его взгляд, в котором было понимание и сочувствие. Жак не мог знать историю, но он, скорее всего, догадывался о том, что рурца больше нет в живых, хотя Радмир ни слова об этом не сказал.
  После ужина, они, по старой традиции расположились в кабинете Жака. Обычно в его предыдущие посещения, они в такие моменты разговаривали о чем-либо, попивая хороший алкоголь, а Жак еще курил толстые, сильно пахнущие сигары. Республиканские. Деньги там были странные, бумажные, по сути ничего не стоящие, их даже векселя остальных стран опережали в надежности, но вот сигары там производили самые лучшие во всем ауалуре. Радмир сам не был сторонником курения, но ничего не имел против, если рядом с ним, кто-либо курил. При его регенеративных способностях было не страшно, даже если он сутками напролет будет курить, да и сам по себе запах табака ему был приятен.
  Но сегодня они оказались в кабинете Жака только вдвоем. Кристиан, извинившись, куда-то удалился по своим делам, но по слегка насмешливой улыбке лана Мареля, можно было легко догадаться, куда тот направляется и какие именно у него были дела.
  Радмир лишь понимающе кивнул на извинения друга. Они с Ольми хорошо подходили друг другу. Оба чистые, открытые, добрые, порой немного наивные на его взгляд, но это даже хорошо. Нужно будет при случае уточнить, как именно те двое сумели сойтись, решил про себя он. Пусть Кристиан будет немного смущаться, но ему должно будет приятно поделиться этим с друзьями. В конце концов, не зря же говорят, что счастье, которым поделился с другом, умножается.
  
  - У меня есть для тебя некоторые новости, - начал Жак, как только за его племянником закрылась дверь. - Надеюсь, они тебе помогут. - С этими словами Жак протянул ему желтоватую папку из картона, в которой было несколько листов и фотографий. - Это в качестве моего извинения.
  - Извинения? - Радмир с интересом посмотрел ан Жака. - За что?
  - За мою глупость, - на лице Мареля старшего появилось недовольное выражение. - Частично, я виновен в том покушении на вас.
  - Можно с этого момента подробней? - Радмир не стал сразу же рассматривать содержимое папки и вместо этого с ожиданием посмотрел на собеседника.
  - Так вышло, что именно я дал приют нападавшему на вас, - было хорошо заметно, что слова нелегко даются Жаку. - Примерно за декаду до этого происшествия ко мне обратился один из моих иногородних партеров с просьбой приютить кое-кого, показать город. Мои люди сделали все в лучшем виде, а потом я узнаю о том, что на тебя покушались, и один из моих людей в нападшем опознает того, кого я приютил по просьбе.
  - А почему ты сразу же ко мне не подошел или же к Керею? - В тоне Радмира было полно недоумения.
  - Радмир, - Жак серьезно посмотрел на него, и сейчас у Радмира было четкое ощущение, что разговаривает он не с ланом Марелем, дядей Кристиана и своим другом Жаком, а с Аристо, тем, кто управляет очень многим в городе. - Обращаться к графу дэ Ави я не буду никогда, а что касается тебя... Как только я узнал все подробности, то решил лично переговорить с тем своим партнером. Ни для кого из моих партнеров, даже иногородних, не секрет, что ты близкий друг моего племянника и мой, что ты вхож в мой дом. Но он посмел действовать через меня в таком деле. В моем городе. Я вижу в этом неуважение к себе. К тому же, идти к тебе просто каяться, было бы для меня неприемлемо. Поэтому я и решил все разузнать самостоятельно. К моему большому сожалению, тот мой партнер был не очень хорошо осведомлен об истинных личностях тех, кто стоит за всем этим безобразием. Но кое-что мне удалось узнать. Все, что я узнал, в этой папке. Еще раз прошу, прими мои извинения.
  - Ты не виноват в этом напрямую, - Радмир слегка пожал плечами. - А тех, кто был косвенно виновен очень много. На всех злиться, просто смысла нет. Да и закончилось все благополучно.
  - Но ведь тяжело ранили твою женщину, - Жак посмотрел на него. - Я бы такого просто так не простил.
  - Она не моя женщина, - Радмир скривился. Если даже Жак считает их парой, то, что теперь говорят другие? Это Жак, как друг, сказал, что она его женщина. Остальные же, скорее всего, говорят, что именно он ее. Точнее, что он принадлежит ей. И в выражениях они не стесняются. - Мы просто хорошие знакомые. Поверь Жак, я не один из ее новых фаворитов.
  Дядя Кристиана ничего не ответил, лишь кивнул. Мол, понял все.
  - Это все новости? - Радмир посмотрел на Жака.
  - Не совсем, - Жак отпил из своего бокала янтарную жидкость. - Есть еще. В скором времени Кристиану придется уехать.
  - Мне он ничего об этом не говорил
  - А он и не знает еще, - спокойно ответил Жак.
  - Что-то случилось? - Радмир удивленно приподнял брови и посмотрел на дядю Кристиана.
  - К сожалению, - ответил Жак. - В последнее время возле Мираселя была замечена довольно активная деятельность людей графа эль Сангри. - Дальше ему продолжать было не нужно. Радмир прекрасно знал, что имперский род графов эль Сангри были прямыми потомками княжеского рода шие. Поэтому не было ничего удивительного в том, что они активизировались после покушения на Власту, старшую дочь князя эль Сангри. Помня историю, что рассказал ему Жак, выводы было сделать не сложно.
  - Но это не выход, - возразил Радмир. - И еще, ты подумал о нем? Он же только начал встречаться с девушкой. Такая разлука будет слишком для него тяжела.
  - Ничего страшного, - отмахнулся от этого Жак. - Если действительно любят друг друга, то переживут, если же нет... - он развел руками.
  - Я думаю, что Кристиан будет с тобой не согласен, - не согласился он.
  - Я готов это пережить, - ответил Жак.
  Радмиру нечего было возразить ему. Человек, который в течении многих лет смог прожить с мыслью, что член его семьи живет калекой, лишь из-за упрямства, действительно был готов к такому. К тому же Кристиан имел не такой характер, чтобы долго злиться на дядю, который его воспитал.
  - Я могу чем-нибудь помочь? - Поинтересовался он.
  - Это будет слишком большой наглостью с моей стороны просить тебя о чем-то, - покачал головой Жак. - К тому же я не хочу доставлять неудобства и сталкивать тебя с графом Златаном эль Сангри.
  - Вот уж чего я меньше всего боюсь, так это столкновений с графом эль Сангри, - Радмир легкомысленно улыбнулся, чтобы немного разрядить обстановку. Слишком уж серьезным был Жак, но добился обратного результата. Впрочем, его собеседник не стал ничего говорить, лишь позволил себе слегка приподнять брови с иронией посмотреть на него. В его глазах так и читалось 'эх, юность, юность'. Это заставило Радмира немного смутиться. Не привык он, чтобы собеседники сомневались в его словах и принимали их за юношеские горячность и бахвальство. Поэтому он предпочел за лучшее вернуться к начальной теме разговора. - Если я смогу помочь, я сделаю это, Жак, - он серьезно посмотрел на дядю Кристиана, отчего у того ушло выражение лица, вызванного его недавними словами.
  - В этом я ни секунды не сомневаюсь, - сразу же ответил ему Жак, чтобы у того не было никаких сомнений на этот счет.
  - Только есть еще один выход, - продолжил Радмир, после некоторых раздумий. - Титул.
  - Титул? - Некоторое время Жак молча рассматривал что-то за ним на стене кабинета, раздумывая о сказанном, после чего моргнул и прямо посмотрел на него. - Просить тебя о таком я не могу, - Жак вновь покачал головой. - Я уже говорил, что не хочу сталкивать тебя со Златаном. Он очень неприятный противник. Боюсь, что даже с поддержкой твоих родственников, это будет сложно. Я благодарен тебе за то, что ты готов взять это на себя, принять ответственность за Кристиана, беря его в слуги...
  - Постой, - остановил его Радмир поднятием руки. - Кто тебе сказал, что я собираюсь делать Кристиана своим слугой?
  - Но тогда, - начал Жак и замолк, не найдя нужных слов. - Разве ты не это имел в виду? Тебе получить дворянский титул легче всего.
  - Нет, - покачал головой Радмир. - Скоро я окажусь на приеме в честь дня рождения кронпринца Велислава, - начал пояснять он свою идею. - Кронпринц мне, скажем так, должен. Не сильно, но при случае он выполнит мою просьбу.
  - Ты меня, конечно, извини Радмир, - Жак с сомнением покосился на него. - Но просто так другим, дворянский титул не получить. И твоя твердая уверенность в том, что титул так сильно поможет Кристиану избежать в дальнейшем возможности вхождения в род графов эль Сангри, мне непонятна.
  - Тут все дело в негласном правиле, даже негласном законе, империи. Первое поколение дворян находится под прямой защитой самого императора. В истории были претенденты, когда императорский род уничтожал целые Дома, посмевшие напасть на дворян, которым он пожаловал титул. Там конечно были иные ситуации, но, если граф эль Сангри, начнет действовать жестко, то император будет обязан вмешаться. А граф будет. Как я понял из его описания, терпением и хладнокровием тот не отличается. Можно даже будет использовать это в будущем и немного подтолкнуть графа к опрометчивому поступку. - Предложил Радмир как вариант. - Только ты не учел некоторых нюансов. Мне Велислав не откажет в просьбе дать дворянство Кристиану по многим причинам. И одна из них - наследственность Кристиана. Как ни крути, а в нем есть кровь древнего аристократического рода. Наполовину, но есть. Для получения дворянства, в послевоенные годы было достаточно иметь благородного предка хотя бы в десятом колене.
  - Это слишком наивно, Радмир, - не согласился Жак, не став оспаривать его другие доводы, хотя было видно, что ему есть что сказать и по ним. - Кронпринц Велислав тебе может и должен, но вот император - нет. Я не понимаю твою уверенность в том, что он даст добро на это. И еще подталкивать графа... Это может привести к неизвестным последствиям. Извини меня, но это будет слишком авантюрно с моей стороны. Надежнее, все-таки, мой вариант. И ничего с влюбленной парочкой не случится. Переживут.
  - Но тогда, я надеюсь, ты не будешь против, если я все же попробую реализовать свою задумку? - Не стал дальше настаивать Радмир. Он и так позволил себе слишком многое. В конце концов, лезть в дела чужой семьи было довольно грубо с его стороны, даже учитывая их дружеские отношения. - Ты уж извини меня Жак, что я так лезу в ваши дела.
  - Ничего страшного, - успокоил его Марель старший. - После того, что ты для нас сделал, это ерунда. Попробуй, - тот пожал плечами с легкой улыбкой, которая прекрасно говорила, что он не верит в успех этой затеи. - Никогда не думал, что кто-то из моей семьи будет иметь возможность получить титул. В конце концов, самую близкую к этому возможность мы имели, когда в последней мировой воевал мой дед.
  - Ты не против, если я здесь это прочту? - Радмир посмотрел ан Жака.
  - Конечно, - кивнул Жак Марель, который прекрасно понимал его интерес.
  Радмир открыл папку и начал внимательно читать. Информации было очень мало, но то, что было, могло стать хорошей отправной точкой для дальнейшего прогресса в этом деле с покушением. Все время жить с мыслью, что возможно повторение, было очень неприятно и доставляло сильный дискомфорт. За эти декады, он даже не мог нормально помедитировать, чтобы разобраться с некоторыми возникшими вопросами с его способностями архонта. Например, почему вдруг стали усиливаться его эмпатические способности? Причем как-то странно. Некоторых разумных он так же слабо чувствовал в эмоциональном фоне, а вот некоторых, наоборот стал ощущать намного сильнее, как ту же Власту, например. Можно было бы все списать на их, так называемую, образовавшуюся связь с графиней, если бы это был единичный случай.
  - Что означает 'в заказчике ощущалась некая неправильность'? - Радмир поднял взгляд на хозяина кабинета, который спокойно сидел и предавался своим размышлениям, не мешая ему ознакамливаться с содержимым папки.
  - Так все говорят, - Жак пожал плечами. - У кого из свидетелей не начнешь спрашивать, все твердят одно и то же. Мужчина среднего роста, худой, сутулый, голос приглушен. Говорит, по возможности мало, но все время все ощущали, что с ним что-то не так, а что никто описать не может. Вот это и есть 'некая неправильность'.
  - Ясно, - ответил Радмир. - Спасибо Жак. Я, пожалуй, пойду. У меня теперь есть пару срочных дел.
  - Тебя проводить? - Спросил Жак, вставая со своего места.
  - Не стоит, - покачал головой Радмир и один вышел из кабинета.
  
  ***
  
  Вызов застал Снежану Кройф за распитием чая и прочтением новой, нашумевшей книги, от известного автора, пишущего любовные романы. Княгиня была их поклонницей. Не конкретно его книг, а вообще любовных романов. Каждый день, сталкиваясь с суровой действительностью и низостью людских поступков, она находила одно из утешений в хорошем чае с каким-либо небольшим десертом и очередной любовной историей.
  Впрочем, именно сегодня вечером история занимала ее меньше всего. Ее мысли витали где-то далеко от действия романа, где уже на протяжении более трех сотен страниц жестокая судьба и коварный замысел автора, не давали упасть главным героям в объятия друг друга. Так, например, она думала о своем супруге. Выражение лица, которое он состроил, когда шел к целителю, для того, чтобы тот помог гарантированно зачать ребенка с выбранной кандидаткой, было для нее бесценно. Сама кандидатка была самой настоящей ничем не примечательной тенью, и для нее это было лишь очередным заданием. Приятные, но незапоминающиеся черты лица, которые помогали расположить собеседника к себе, но при этом после встречи сливались с тысячами других лиц, стандартное, хорошо тренированное тело... Одним словом тень. Встретишь, не запомнишь. Еще она думала над тем, как можно наладить отношения с Изанами и Акирой. Вариантов было много, но они все были далеки от идеального, на ее взгляд. Было еще много чего.
  - Слушаю, - подняла княгиня трубку устройства связи и без особого сожаления отложила книгу. Финал ей был известен уже после тридцатой страницы. Больно банален и предсказуем оказался сюжет.
  - Лани Кройф, - раздался в трубке голос ее секретаря. - К вам звонит молодой мужчина и настойчиво желает с вами поговорить.
  - Молодой мужчина? Настойчиво? - Удивленно переспросила Снежана. - Имя он назвал?
  - Акира Кудо, лани Кройф.
  
  Глава 9.
  Услышав имя, княгиня на мгновение широко распахнула глаза, и она лишь горько вздохнула. Это был именно ее недосмотр. Вот что ей мешало в ту встречу оставить ему индекс своего планшета? Не пришлось бы тому прорываться к ней через секретаря. Вроде и мелочь, а на общее впечатление влияет. И, к ее сожалению, влияет не в лучшую сторону.
  - Соедини нас, Эсми, - сказала Снежана, после того, как сокрушенно вздохнула про себя. - Здравствуй Акира, - поприветствовала она его после того, как раздался легкий щелчок, означающий, что ее секретарь переключила линию.
  - Здравствуйте, княгиня, - раздался в ответ голос Акиры. Он был несколько искажен и звучал иначе, чем вживую, но все равно она его легко узнала. У мальчика был очень приятный тембр голоса, и привычка слегка растягивать гласные. Так обычно говорили на Байкальском архипелаге. - У меня для вас есть срочные новости.
  - Сама я не смогу выбраться, - недовольно поджала губы Снежана. - Это очень важно?
  Ей очень хотелось самой съездить в Мирасель, чтобы поговорить с ним. Налаживать контакты было нужно, и это был прекрасный повод, но времени, как назло, не было. К тому же нужно исправлять ее оплошность с тем, что она не дала ему свои прямые контакты.
  - Достаточно, - последовал короткий ответ в трубке.
  Снежана еще раз вздохнула про себя. Эта манера разговора Акиры, была неприятна для нее. Но винить кого бы то в этом было нельзя. Он и так был достаточно вежлив с ней, и, как она и просила, разговаривал с ней на общем языке.
  - Хорошо, - начала Снежана, быстро составив план действий. - Через полчаса к тебе подойдет мой человек. Он назовет тебе кодовую фразу, - княгиня бросила взгляд на книгу, что отложила и продолжила, - 'недавняя книга Элмера слишком банальна, не так ли?'. В руках у него будет книга этого автора. Ответ будет 'как и все любовные истории'. Понял? Где он сможет тебя найти?
  - У папаши Мо, - все так же коротко ответил Акира. - Я все понял. Жду.
  После того как она услышала последние слова, в трубке раздался легкий щелчок и гудение, означающее, что, говоривший на том конце, прервал связь.
  - Характером, он точно не в Изанами, - недовольно проворчала Снежана себе под нос.
  
  ***
  
  Положив трубку, Радмир хмыкнул. Княгиня Кройф устроила из всего этого настоящее представление. Прямо шпионские страсти, 'пароль-ответ' и все в этом же духе.
  - Все прочитал? - Он подошел к дальнему столику, за которым сидел Керей и просматривал содержимое папки.
  - И не один раз, - серьезно ответил Керей, подняв на него взгляд.
  - Знаешь, - не преминул отметить Радмир. Дело, конечно, серьезное, но эта серьезность Керея вызывала в нем легкий диссонанс восприятия. Обычно граф всегда улыбался и шутил. - Я представлял это как-то иначе. Например, что ты мне будешь сообщать новости и новые подробности. А выходит, что я второй раз уже это делаю для тебя.
  - Что поделать, - Керей развел руками с виноватой улыбкой. - У меня нет в друзьях криминальных авторитетов. Скорее даже наоборот.
  - Не та у тебя профессия, - Радмир сел напротив него.
  - Нормальная у меня профессия, - Керей слегка нахмурился и недовольно проворчал, - нужная.
  - Я и не спорю с этим, - Радмир улыбнулся. - Но она не предполагает такой полезной дружбы.
  - Это да, - вынужден был согласиться Керей. - Для них, уже сам факт знакомства с таким как я, не приветствуется.
  - Издержки профессии, - сказал Радмир. - Что я и имел в виду, говоря, что у тебя не та профессия. Ладно. Давай еще раз просмотри и возвращай. Скоро за ней придут.
  - Понял, - ответил Керей и вновь уткнулся в листы бумаги.
  Так они просидели минут десять, пока Керей не собрал все обратно в папку и не пододвинул ее к нему.
  - Клянусь честью, эти ребята Аристо отчеты пишут грамотнее и лучше большинства жандармов, - Керей улыбнулся.
  - Ты такое еще кому не сболтни, - Радмир взял папку. - Защищать твое бренное, и скорее всего, уже мертвое тело я не стану.
  - Злой ты, Кир, - упрекнул его с довольной улыбкой Керей.
  - Не скажи, - опроверг Радмир. - По-моему, я наоборот, слишком добрый.
  - Ладно, злой добряк, - Керей встал. - Я пошел. Будет что нового, сообщу, хотя, скорее всего, это ты мне вновь новости расскажешь.
  - Бывай, - махнул ему рукой Радмир с усмешкой.
  
  Ожидание для Радмира не продлилось долго. Буквально через десять минут, после того как Керей ушел, к нему подсел фат Накиль. С книгой.
  - Да прибюдут с вами благословения систер, - поприветствовал его Кабур. - Могу я присесть?
  - Пусть Юнга оберегает ваш домашний очаг, - ответил Радмир, встав со своего стула, приветствуя его. - Конечно, присаживайтесь.
  - Вай, - довольно улыбнулся степняк. - Бальшое спасиба. - Фат Накиль присел за стол напротив него и аккуратно положил книгу между ними. - Сама судьба привиля миня сигодня сюда. А ведь не хател захадить, да. Но када мимо шоль прямо как сиверху голос сказаль, 'Кабур тибе сюда зайти нада'.
  - Воля 'сверху', - Радмир улыбнулся. Тирада фат Накиля о 'голосе сверху' была забавна, особенно если ты знаешь обстоятельства, вынудившие того прийти сегодня сюда. Если честно, то он ожидал увидеть кого угодно, но не этого странствующего степняка. - Насколько я знаю, в степи с такими вещами не шутят.
  - Мы очень набожны, - склонил его собеседник голову. - И не зря, да. Вот и сийчас, я тут, вы тут. Моя праблема ришена, - довольно улыбнулся фат Накиль, после чего многозначительно возвел глаза к потолку заведения. - Голос сиверху.
  - Проблема? - Радмир удивленно приподнял брови, но и сам почувствовал, что его удивление слишком наигранно и быстро это прекратил. Благо пока никто не обращал особого внимания на них, а Кабур тактично промолчал.
  - Да, нибальшая праблема, - продолжил степняк. - В книге есть один мамент на имперском, и я его не до конца панимаю.
  - Роберт Элмер? - Радмир слегка усмехнулся. По картинке на обложке книге можно было легко догадаться о ее содержимом. Высокий и очень мускулистый рурец крепко прижимал к своей обнаженной груди девушку алви с золотистыми волосами. И хоть древняя мысль призывала не судить по внешности, но в данном конкретном случае она проигрывала. - 'Сладкие слезы', - прочитал название книги Радмир, еле сдерживая улыбку. Как же эта книга не вязалась со смуглым сыном степей.
  - Эта книга Эльмера силишком банальна, да? - Кабур даже бровью не повел.
  - Как и все любовные истории, - ответил он и протянул руку к книге. Степняк, конечно, перефразировал пароль, и можно было допустить, что это простое совпадение, но Радмир в это не верил. Странствующий торговец легко вписывался в его представление об агенте теней. Можно было даже сказать, что это идеальное прикрытие. - Могу я ее взять?
  - Да, канешна, - кивнул Кабур. - Страница памечена закладкай.
  Почитав несколько секунд отмеченную закладкой страницу, Радмир посмотрел на Кабура:
  - Ручка и листок есть?
  - Канешна, вот, - достал из своей сумки толстую папку и протянул ему Кабур.
  Радмир взял ее. Открыл. Потом начал быстро писать на чистом листе бумаги. Спустя несколько мгновений закрыл папку и отдал ее степняку.
  - Вот и все, - Радмир улыбнулся.
  - Все? - Искренне удивился Кабур и недоуменно посмотрел на свою папку.
  - Уверяю вас, - Радмир пристально посмотрел ему в глаза. - Все уже в вашей папке.
  - Бистро вы, юноша, - не перестал удивляться тот.
  - Ничего особенного, - пожал плечами Радмир и многозначительно улыбнулся. - Для кзана.
  Пока он писал дословный и точный перевод с пояснениями сложных мест отмеченного отрывка из книги, чтобы ни у кого не было вопросов, Радмир, использовав максимальное ускорение, успел положить папку, которую получил от Аристо, в папку Кабура. Он был уверен, что никто не смог увидеть этого. Его сенсорное чутье ясно говорило, что в радиусе нескольких километров нет ни одного эллу, способного на это, а про остальных он даже не волновался.
  Темные глаза Кабура слегка расширились, после чего он с понимающим выражением кивнул и поблагодарил его. На стол, слегка звякнув, упал небольшой кошель, а сам степняк быстро вышел из заведения.
  Радмир скосил глаза на кошель, подозвал официантку и, отдав его ей, также ушел.
  
  ***
  
  - Лани Кройф, - раздался слегка искаженный голос Эсми из динамика аппарата связи. - К вам пришел лан Сидер.
  - Впусти его, Эсми, - ответила княгиня Кройф и отложила бумаги в сторону.
  Двери ее кабинета отворились, и в них прошел Жан Сидер, известный Радмиру под именем Кабур фат Накиль, ее лучший агент. Черты его лица были неуловимо изменены, но все еще можно было узнать в нем того странствующего торговца из шимских степей. Он был одет в стандартную форму теней, лишь позволил себе легкую вольность с рубашкой, заменив стандартную на более красивую и парадную.
  В какой-то степени ее можно было назвать его рабочей матерью. Именно она нашла и пригласила его в свою контору. Она курировала его первые операции и всячески наставляла. Жаль, что его нельзя было назначить после нее главой имперской разведки. Происхождение не позволяло. Хоть император и даровал Сидеру дворянский титул, но на руководящие должности до сих пор назначали только при наличии у кандидата длинного шлейфа благородных предков. Жан же был из бедной семьи эмигрантов, и, для такого как он, добился невероятных высот.
  - Здравствуй, Жан, - женщина приветливо улыбнулась визитеру.
  - Приветствую вас, княгиня, - отсалютовал ей мужчина. Акцент пропал из его речи, также как и слегка хитроватое выражение темных глаз.
  - Прошу, присаживайся, - пригласила она.
  - Благодарю, - склонил голову Жан и присел на одно из кресел перед рабочим столом. - Вот, - протянул он папку.
  - Читал? - Княгиня Кройф взяла ее и посмотрела на своего подчиненного.
  - Конечно, - ответил Жан со спокойный лицом, как и всегда на ее памяти. - Все, согласно разработанной вами инструкции.
  На лице Снежаны появилась скупая улыбка. Одной из заслуг, которые ей вменяли остальные, считалась инструкция для полевых агентов. Как пример, если бы случилась такая ситуация, когда агент мог уйти сам, но при этом не мог забрать с собой документы, содержащие какую-либо важную информацию, то агент был обязан уничтожить эти документы и знать дословно всю информацию в них. Было еще конечно множество нюансов, но самым главным был тот, что эту инструкцию Снежана не разрабатывала. Инструкция существовала задолго, до того момента, как она взялась за нее. По сути, княгиня просто внесла кое-какие незначительные поправки. И все. Но благодаря лести и шутке Беримира, теперь все тени, не работающие 'в поле', считали, что эту инструкцию разработала именно она. Особенно среди молодых работников, для которых она была примером и, даже, можно сказать, идолом.
  Несколько минут она тщательно изучала содержимое папки, не обращая больше внимания на своего агента, который старался не делать лишних движений, чтобы не отвлечь ее каким-либо образом и, казалось, даже дышать стал реже. И это очень опытный агент, за плечами которого не один десяток опасных и рискованных операций. Что ж, ее репутация 'железной и непробиваемой' женщины была как даром, так и наказанием.
  - 'Неправильность', - произнесла она после того как закончила. - Думаешь это женщина, переодетая мужчиной?
  - Как вариант, - сразу же ответил Жан. - Но если позволите, слишком уж бросается это в глаза. Такое ощущение, что нас пытаются пустить по ложному следу.
  - Или же нет, - Снежана подняла на него взгляд. - Иногда, самое простое решение, бывает самым верным. Тебе ли не знать. Что же, с этим теперь нашим аналитикам работать. Ты уж извини, что пришлось раскрывать тебя, но никого другого, кому я могла бы доверять, в тот момент не было рядом.
  - Я это прекрасно понимаю, княгиня, - ответил Жан. - Хотя действительно жаль, легенда и прикрытие были замечательными. Да и с ланом Кудо у меня неплохие взаимоотношения складывались.
  - Да, - согласилась Снежана. В роли странствующего торговца Кабура фат Накиля, Жан провел более трех лет и был очень полезен. Но другого варианта у нее не было. - Кстати, как он?
  Жан немного помедлил с ответом. Насколько он знал, его начальница не стала бы просто интересоваться делами Радмира, значит, она хотела знать нечто иное, и ему нужно было правильно понять что именно. То, что молодой алв не был агентом теней, было понятно сразу. Жан знал, что Радмир связан с родом Джоасов, уж слишком сильно было фамильное сходство, чтобы не понять этого, да и кронпринц Велислав был с тем слишком дружелюбен для постороннего.
  - Достаточно умен, очень хорошо образован, но слишком... - замялся теневик, подбирая нужное слово, - ... податлив с женщинами, на мой взгляд. Ту же графиню дэ Авентурас он уже давно мог бы отвадить от себя. Может он имеет какие-то планы на нее, но я все равно считаю, что в этом вопросе ему не хватает решительности и жесткости.
  Княгиня кивнула:
  - Считаешь, что он не подходит нам?
  - Нет, - покачал головой в ответ Жан. - Я считаю, что из него не выйдет толковой тени. Слишком заметен. Но империи в целом определенно может быть полезен. Хотя бы как силовик.
  - Да? - Снежана с интересом посмотрела на подчиненного.
  - Он опасен, - Жан посмотрел ей прямо в глаза и невозмутимо продолжил. - Не в плане угрозы империи, а сам по себе. Так бывает, когда смотришь на меч и понимаешь, что нельзя с ним играть. Опасно, поранишься. Тогда в пустыне, я замирал, когда он, тяжелым взглядом смотрел в мою сторону. И спорить с ним, на моей памяти, решалась только графиня дэ Авентурас. Остальные же предпочитают замолкать и соглашаться, особенно когда его глаза начинает заволакивать темная дымка. Я даже думаю, что в будущем он может пробудить в себе способности архонта. Предпосылки к этому есть. Давящая аура, которую он испускает во время своего недовольства, очень характерна для них.
  - Я смотрю, ты восхищаешься ей, - заметила Снежана, решив поменять тему. Ей не хотелось бы, чтобы тот оказался прав. Слишком уж большие неприятности и трудности возникли бы из-за этого. В том числе и для того, чтобы привлечь Акиру на свою сторону. С архонтами лучше не шутить.
  - Нет, - не согласился Жан. - Она бы не помешала нашему ведомству, как агент или связной, и я это признаю. Но как личность, мне она антипатична. Слишком фривольно ее поведение.
  - Ну, - Снежана вновь позволила себе слегка улыбнуться. Уже кому как не ей знать о нелюбви ее подчиненного к женскому доминированию в какой-либо форме. Даже ее руководство он принял не сразу. А тут графиня, которая ярко демонстрировала все то, что было неприемлемо для порядочного сына степей. - Графиня - вайла, на фоне многих ее товарок, она ведет себя вполне прилично.
  - Как я уже и сказал, - Жан продолжил все также спокойным тоном, не поддавшись на ее слегка насмешливый и шутливый тон, - я признаю ее полезность и силу, но не ее саму.
  - Понятно, - кивнула Снежана. - Можешь быть свободен. У тебя теперь несколько декад будет отпуск, но оставайся на связи. Может так случится, что ты понадобишься гораздо раньше. Только перед тем, как уйти, загляни к нашим менталистам, сам понимаешь.
  - Конечно, княгиня, - поклонился Жан и вышел из ее кабинета.
  А княгиня Кройф с задумчивым видом стала рассматривать потолок своего кабинета. Чего она не ожидала, так это того, что Акира может вызывать такие эмоции у одного из самых опытнейших ее агентов. Если уж он говорил, что тот опасен, значит, так и было. А вот она в этом сомневалась. Считала, что та ситуация с Саарданом Вегадо была результатом удачно сложившихся обстоятельств. Видимо зря. Даже при личной встрече, она не почувствовала от него этого. Хотя стоило признать, мальчику еще не хватало той твердости и уверенности, чтобы уже одним своим видом давать понять, что перед тобой уже не волчонок, а матерый волк. Да и сама она тогда была занята совершенно иными мыслями.
  На слова Жана о том, что работа в их структуре не подходит Акире, она не стала обращать сильное внимание, но на заметку взяла. В таком вопросе, как поиск ее замены, нельзя было пренебрегать ничем. И от варианта с Акирой в этой роли, она не собиралась отказываться просто так. Слишком заманчив он был.
  
  ***
  
  - Какой ужас, - невольно воскликнула Власта.
  - Что случилось, Ви? - Стоян с любопытством и легким беспокойством посмотрел на свою асу.
  - Помнишь мальчишку, личного служку моего отца? - Шие повернулась к своему наложнику, который в это время занимался своим любимым делом, чистил и приводил в порядок оружие.
  - Припоминаю, - кивнул здоровяк. - Сирота из обедневшего рода, Элиас, вроде бы. Да?
  - Точно, - кивнула, Власта.
  - Так что с ним? - Стоян отложил свой личный револьвер на стол и внимательно посмотрел на нее.
  - Пару дней назад он пропал. А сегодня утром его нашли мертвым. Тело было изувечено, будто его пытали.
  - Кто-то копает под твою семью? - Нахмурился Стоян.
  - Я не знаю, - пожала плечами она. - Сам знаешь, что я с ними стараюсь особо не контактировать. Как и они со мной. Но сейчас отец по личной почте прислал мне письмо, и попросил быть осторожной и внимательной. Хотя куда еще больше? И так обвешали меня всевозможными средствами защиты, даже нижнее белье с печатями ношу. Знаешь, как оно неприятно?
  - Ничего, потерпишь, - отмахнулся от ее недовольства наемник и стал собираться. - Безопасность важнее. Я пойду и предупрежу охрану. С этого момента, ты одна никуда не пойдешь. Только в моем или Илиса сопровождении. Ясно?
  - Стоян, прекрати, - недовольно нахмурилась Власта.
  - Даже не спорь, Ви, - наложник тоже нахмурился.
  Несколько секунд они так смотрели друг на друга, но потом Власта тяжело вздохнула.
  - Ну и занудный же ты тип, - сказала она и отвернулась.
  - Согласен, - ответил Стоян и вышел из оружейной комнаты.
  
  ***
  
  Радмир аккуратно собирал свои вещи. Костюм был отложен отдельно от остальных вещей и упакован в специальный мешок, чтобы не помялся. Завтра уже он поедет в столицу империи на этот званый вечер, будь он неладен. И хоть у него в запасе было еще целых три дня, но нужно было решить вопрос с жильем.
  Желание туда ехать пропало совсем, но отказаться он уже не мог. Раз пообещал Велиславу, то нужно сдержать слово.
  Больше всего его изумила Власта сегодня утром. Она подошла к нему вместе со своим наложником Илисом и попросила разрешения выделить ему личную охрану. Причина, названная ей, показалась ему слишком уж нереальной. Где он, и где род князей дэ Сангри? Поэтому он просто в категоричной форме отказался.
  Потом была непонятная встреча с Хидэ. У него сложилось ощущение, что та все время пыталась начать с ним разговор о чем-то важном для нее, но никак не решалась. Пару раз он даже пытался ей помочь, но в итоге она просто ушла, так ничего и не рассказав. Можно было, конечно, ее догнать и постараться все выяснить, но делать этого он не стал. Ему и своих проблем хватало, чтобы по собственной воле лезть в чужие. Хоть в последнее время они и стали вновь нормально общаться, но все равно, той близости, что была раньше, не было.
  Вначале в столицу Радмир хотел поехать вместе с Кереем, но оказалось, что тому нужно было выехать раньше на несколько дней пораньше, для того чтобы заехать домой к матери и сестре, а может и к своей новой пассии заглянуть. Керей о ней много не говорил, но один только довольный вид имперца был красноречивее всяких слов. Радмир искренне надеялся, что у его друга все получится, и он вскоре хорошо погуляет на его свадьбе.
  Также Радмир проверил все свое оружие. События последних декад не давали повода, чтобы расслабиться. Он теперь даже всегда носил амулет с защитной печатью. И не один. Как бы он не был силен, но пренебрегать таким больше не стоило. Одного раза было достаточно. И еще было важно, что у него было тяжело на сердце. Что-то должно было произойти совсем скоро, и Радмир хотел быть готов к этому. По крайней мере, быть во всеоружии.
  
  Глава 10.
  Столица Азарской империи могла произвести впечатление на любого разумного. Кто-то наслаждался видом старинных архитектурных памятников, кто-то получал удовольствие от посещения множества музеев, ресторанов, магазинов, кто-то же просто получал удовольствие, гуляя в одном из множества парков отдыха. Для тех же, кто предпочитал иной досуг, были ночные клубы, в которых были все виды развлечений - выпивка, женщины, азартные игры. В столице были развлечения на любой вкус. В ней было все. Даже самый избирательный и придирчивый разумный мог найти себе что-нибудь, согласно своему вкусу. Поэтому и впечатления бывали у всех разные. Одни с приятной тоской вспоминали, как они видели оригинал картин известного художника или же вживую слушали концерт известного артиста, другие же на чем свет проклинали свое невезение, когда обнаруживали пропажу кошеля с деньгами. К большому сожалению, преступность всегда была спутницей больших городов.
  Радмир же испытывал раздражение, которое он всеми силами сдерживал в себе, чтобы случайно не напугать остальных разумных. В последнее время сильные эмоции, что он испытывал, очень часто выходили в окружающее пространство, превращаясь в его ауру. А раздражение он испытывал сильное.
  Все началось в тот момент, когда он, еще спокойный, вышел из портала. Ничего не предвещало беды, пока он не заметил пустое пространство, что было странно для общего зала. Но это еще ничего не значило, а вот усиленный отряд имперских гвардейцев и довольное лицо одного светловолосого кронпринца, уже не значило ничего хорошего. Точнее это значило, что все его планы шли прямиком в бездну.
  Он уверенным шагом прошел сквозь заслон из гвардейцев, отметив про себя несколько знакомых лиц, они были в пустыне несколько месяцев назад, и встал прямо перед кронпринцем.
  - Знаешь, - вместо приветствия начал Велислав, внимательно смотря на его лицо. - Я ведь могу и обидеться. Я оставил все свои дела, отбился от деда и отделался эскортом только в три оперативные группы гвардейцев на виду, сколько их скрыто от моих глаз, я и знать не желаю. Я с боем сумел уговорить Ярославу остаться во дворце, и можешь мне поверить, это было в разы труднее, чем с дедом. И все что я вижу - это твою постную физиономию. Мог бы, для приличия, и притвориться, что рад меня видеть.
  Велислав не понижал голос, наоборот, он говорил достаточно громко, чтобы его могли услышать все желающие. И, как отметил краем сознания Радмир, таких желающих было достаточно. Все это давало повод думать, что перед ним просто разыгрывается представление. Для чего? Тут Радмир терялся в догадках. Одно он мог утверждать точно. С какой-то непонятной целью, Велислав хотел привлечь к его персоне внимание.
  - И тебе привет, твое высочество, - Радмир усмехнулся на правую щеку. Велислав уже было открыл рот, для того чтобы еще раз возмутиться, но тут же его закрыл, услышав дальнейшие слова. - Я рад тебя видеть, честно. И тебя, - тут Радмир слегка повернул голову и кивнул Лауре, которая тихо и спокойно стояла за кронпринцем и приветливо ему улыбалась. Она ничего ему не ответила, лишь кивнула, приветствуя. - Но знал бы ты, какие планы ты мне нарушил, - Радмир вновь посмотрел на Велислава, брови которого стали удивленно приподниматься, и сожалеюще покачал головой.
  - Да ничего я тебе не нарушал, - наконец смог совладать с собой Велислав и возмутиться в беспочвенном, на его взгляд, обвинении.
  - Но как же? - Уже Радмир приподнял брови в удивлении. - Ты, совершив неимоверный подвиг, вырвался и лично встретил меня. Так? - Радмир с вопросом посмотрел на того. - Так. Значит что? Значит, я уже в любом случае поеду с тобой, куда бы ты меня не повез. Также это значит, что у тебя есть какие-то определенные планы для нас с тобой. И я, конечно же, не буду против этого, и с удовольствием буду участвовать в них. Но знал бы ты, с какими двумя малышками я планировал сегодня повеселиться, - тут Радмир мечтательно закатил глаза, всем своим видом показывая, как он этого жаждал. - А теперь это все придется отменить. Тебя я взять с собой не могу. Ты у нас почти женатый человек, и такое времяпровождение в компании двух очаровательных гетер, тебе уже по статусу не положено. Так что теперь, ты можешь понять всю мою горечь.
  - Да при дворе я тебе хоть несколько сотен таких очаровательных гетер найду, - фыркнул в ответ Велислав. - Пойдем, - он приобнял его плечи, - нас машина ждет, проезд остальным загораживает. Сам понимаешь, что пока я тут, нормальное движение встало. Безопасность, все дела.
  - Нелегко тебе, - иронично хмыкнул в ответ Радмир, послушно давая себя увлечь в нужную сторону.
  Его сумки, незаметно перекочевали в руки одного из гвардейцев.
  - Вот говорил я тебе, - продолжил кронпринц, не обращая внимания на его замечание, - что тебе нужно работать сыщиком? И ведь как в воду глядел.
  - А я говорил, что мне это не нужно? - Радмир скосил глаза на Велислава. - Так вот, ничего не изменилось.
  - Зря, - припечатал его в ответ Велислав. - Сыщики, они, знаешь, разные бывают.
  - Знаю, - кивнул Радмир. - Сам дружу с одним таким. Ты должно быть о нем слышал, граф дэ Ави.
  - Слышал, конечно, - ответил Велислав. - Хотя лично не знаком. Его семья не особо любит появляться при дворе. Только по большим праздникам, а там нормально с человеком не познакомишься.
  - Как бал в честь твоего дня рождения?
  - Не только моего, - кронпринц скосил глаза и хитро посмотрел на него. - Или ты думал, что я забыл о том, что в этот день и твойк день рождение? Нет, брат. Я все помню. Ух и повеселимся мы там. К тому же, какой там бал? Всего лишь званый вечер.
  - Ну да, - притворно согласился Радмир и покивал головой для пущего эффекта. - Чего это я? Подумаешь, четыре тысячи приглашенных гостей с сопровождением. Мелочи. Вот будь гостей раза в три больше, тогда да, тогда это еще можно с натяжкой назвать балом.
  - Ну, а я про что говорю, - улыбнулся Велислав. - Залазь, давай.
  Радмир с большим удовольствием осмотрел машину, что ждала их на дороге. Большая, даже с виду комфортная. Про безопасность он и не заикался. Даже его неопытному взгляду было понятно, что машина полностью бронированная. Черного цвета, с золотыми гербами рода дэ Белозак на дверях. С тонированными стеклами. Как знал Радмир, в империи иметь тонированные стекла на машинах разрешалось только императорской семье. Это было одной из их привилегий. Все остальные, даже княжеские рода не имели права позволять себе такое. Это даже было прописано в их конституции.
  В автомобиле помимо их двоих оказалась Лаура. Она все также молча примостилась у дальнего от Велислава окна, в то время, как сам Радмир уместился на сидение напротив.
  Дверца с легким звуком закрылась, и машина мягко двинулась с места.
  - Хорошее представление, - начал Велислав. Из его тона исчезла нарочитая чрезмерная веселость.
  - Кто бы говорил, - Радмир протянул руку и достал из небольшого холодильника бутылку с холодным напитком. - Для чего это?
  - Чтобы охлаждать продукты, - не удержался Велислав и весело улыбнулся.
  - Брат, смотри, - Радмир слегка повел плечом правой руки, которая была свободна. - Здесь свидетелей нет, могу и ударить.
  - Здесь Лаура, - Велислав подмигнул руре, которая с интересом наблюдала за ними.
  - Думаю, что она меня, наоборот, поддержит в этом деле, - Радмир отпил из бутылки.
  Велислав слегка скосил глаза на главу своей охраны и промолчал. Это заставило Радмира усмехнуться про себя. Видимо отношения этих двоих продвигались очень хорошо. Вот интересно, а Ярослава-то не против?
  - Ну так что? - Радмир вновь отпил из бутылки. - Зачем было нужно это представление?
  - Для сторонних наблюдателей, - уже серьезно ответил Велислав. - К тому же я должен был понять, сможешь ты с ходу подхватить мою игру, если будет нужно. Ты молодец. Сразу все понял и хорошо сыграл. А твой пассаж про свидание был вообще выше всяких похвал. Теперь все будут уверенны, что ты довольно ветреный парень, который любит развлечения.
  - Мог и потом это проверить, - Радмир слегка подался вперед. - Велислав, говори прямо.
  - Да, чтоб тебя, - недовольно нахмурился кронпринц. - Иди в сыщики. Серьезно тебе говорю. Или даже можешь к нашей 'зимней даме' пойти. Думаю, она будет этому только рада.
  - Что именно тебе сказала княгиня Кройф? - Радмир сразу же понял, кого Велислав назвал 'зимней дамой'.
  - Она просто 'посоветовала' разыграть все так, будто ты мой этакий компаньон по 'гулянкам', - пожал плечами тот, выделяя интонацией слово 'посоветовала'. - Сказала, что так будет лучше всего для начала. Не послушать ее я не мог. Сам должен понимать, что ее советами мне пренебрегать не стоит. А подробности у нее самой спросишь. Мы, кстати, и едем прямо к ней получать инструктаж.
  - Инструктаж? - Радмир откинулся на спинку сидения и с удивлением посмотрел на кронпринца.
  - Да, инструктаж, - кивнул Велислав головой. - Я его от нее перед каждым мероприятием получаю. Теперь будешь и ты получать, время от времени. Радмир, ты не думай. Я ведь все тогда серьезно про братьев говорил. И на мероприятиях, нам лучше всего придерживаться заранее готового плана и одной линии поведения в определенных ситуациях. Линия поведения в разных ситуациях, с разными разумными. Это все не просто. Даже мне, несмотря на то, что готовили меня к этому всю жизнь. У меня есть куча вариантов и планов на разные ситуации, которые будут актуальные в определенный период. Балы и званые вечера это веселье только для тех, кто не связан с императорской семьей. Для нас, брат, это в первую очередь работа.
  Кронпринц замолчал, но, не получив никакого ответа от Радмира, продолжил:
  - Брат, я понимаю, что с моей стороны это наглость. Но пожалуйста, потерпи. Я хочу, чтобы ты проходил это вместе со мной. Так, на мой взгляд, нам будет легче и быстрее понять друг друга, сблизиться. Понимаешь?
  - Велислав, - позвал Радмир и несколько мгновений разглядывал лицо недавно приобретенного родственника.
  - Что?
  - В следующую нашу тренировку, я сдерживаться не буду, - предупредил Радмир и одним глотком допил напиток из бутылки, словно там был алкоголь.
  - Да ладно тебе, - отмахнулся тот.
  - Соглашаясь тогда, - продолжил Радмир. - Я даже не подозревал, что обрекаю себя на что-то, столь для меня тяжелое.
  - Слушай...
  - Нет, сейчас ты меня послушай, - перебил Велислава он. - Я ничего не имею против тебя и меня, как братьев. Наоборот, я рад этому. Сближение? Лучше узнать друг друга? Хорошо. Я понимаю. Но не думай, что я буду все время околачиваться рядом и быть на всех этих мероприятиях, слушать инструктаж княгини Кройф, вести милые беседы с представителями рода Джоасов и им подобным. Мне одной примерки у лана Рошэ хватило. Максимум два-три раза в год. Не чаще. Запомни.
  - Хорошо-хорошо, - поднял руки ладонями вверх Велислав.
  Видя, что тот спорить не собирается, Радмир, успокоившись, хмыкнул.
  - А кто такой лан Рошэ? - Неожиданно подала голос Лаура.
  - О, - с довольной улыбкой протянул Велислав. - Это гений портняжного искусства...
  Дальше Радмир погрузился в свои мысли, не слушая объяснения Велислава про портного лана Роше, злого гения каждого нормального, не увлекающегося модой, разумного.
  
  ***
  
  Снежана была слегка напряжена, но ни на ее лице, ни в ее поведении это никак не сказывалось. Кто бы знал, что она может волноваться из-за встречи с молодым парнем? Ведь даже в присутствии Беримира и иже с ним, она никогда не волновалась. А тут? Даже самой себе она не могла объяснить, почему волнуется из-за предстоящей встречи с Акирой. Может быть из-за того, что он приедет сюда не по своей воле? В его психологическом портрете очень четко прослеживалась нелюбовь к такого рода поступкам.
  Но тут другое. Она сделала это не специально. Он идет довеском к Велиславу, которому и предназначаются все ее объяснения. Она же не виновата в том, что именно Акира будет его напарником во всем этом вертепе, который так любят эти юные глупцы. Веселье? Развлечения? Все это было ей не чуждо. Только вот по-настоящему повеселиться и отдохнуть можно было лишь в окружении своих близких. Там же, где количество было больше двух десятков разумных, это было невозможно. Так она считала, и еще ни разу жизнь не преподносила ей опровержения этого.
  Пожилая женщина быстро встала и подошла к большому зеркалу, висящему на стене. Придирчиво осмотрев себя, и не найдя никаких огрехов, она, в который уже раз, вернулась за свой рабочий стол.
  - Лани Кройф, - раздался голос ее секретарши из аппарата связи. - Его величество кронпринц Велислав с ланом Кудо прибыли.
  - Хорошо, Эсми, - нажав на кнопку, ответила Снежана. - Как только подойдут, сразу же впусти их.
  - Слушаюсь, - последовал незамедлительный ответ.
  Не успела Снежана налить себе в стакан простой воды (погода стояла довольно душная), как в дверь аккуратно постучались.
  - Входите, - отозвалась она на стук.
  Входная дверь кабинета бесшумно открылась, пропуская троих посетителей. Велислав, чуть позади Лаура и позади всех Акира. Стоило только ей его увидеть вживую, как все ее волнение прошло. Хоть на лице молодого алва угадывалось недовольство, но все равно, враждебность от него не исходила. Наоборот. От него исходила на удивление приятная и доброжелательная аура. Жан говорил, что он опасен, но глядя на него сейчас, этот вывод казался ошибочным. Слишком мягким и теплым был взгляд его карих глаз. Неужели она настолько потеряла хватку, что не может прочитать одного юношу?
  - Ваше высочество, - встала она из-за стола и низко поклонилась, приветствуя кронпринца. После чего выпрямилась и продолжила приветствие. - Акира. Лаура.
  К ее легкому удивлению, парень отвесил ей очень галантный и изысканный поклон, сказав на ойце с мягким, чарующим говором:
  - Приветствую вас, княгиня.
  Засранец. И ведь действительно очень соблазнительно и мягко выходит. Особенно с его голосом. Вроде и не нагрубил, но укол получился хороший. Интересно, сколько он будет ей это припоминать?
  Но самое любопытное во всем этом было то, что ее волнение после этой его выходки полностью прошло. Он не видел в ней врага. Противника, может соперника, но не врага.
  Рура же просто низко склонила голову в поклоне.
  - Тетя Снежана, - Велислав сделал огорченное выражение лица. - Ну зачем вы так? Уж для кого как, но для вас я всегда буду просто Велиславом. Даже на людях.
  - Ну знаешь, всякое бывает, мой мальчик, - она позволила себе легкую улыбку, как бы извиняясь за свои предыдущие действия.
  - И слушать ничего не хочу, - возразил кронпринц. - Иначе и мне придется все время величать вас по титулу.
  - Хорошо, - с легким вздохом сдалась она и приглашающим жестом указала на кресла. - Прошу, присаживайтесь.
  - Тетя Снежана, - позвал ее Велислав с виноватым видом. - Я тут подумал. Я-то уже это все не в первый раз слышал, может вы, пока, только Радмиру все расскажите?
  - Что? - Акира с недоумением посмотрел на того.
  - Ну, зачем мне все по нескольку раз слушать? - Пожал плечами кронпринц. - Я эти инструкции уже назубок знаю. Свои, по крайней мере.
  - Знаешь, что... - начал было свою тираду Акира, но посмотрев на Лауру, стоящую за Велиславом, замолчал на несколько секунд, а после его глаза озорно сверкнули и он с довольным видом улыбнулся. - Ты действительно иди. Мне с Главой внешней разведки еще несколько вопросов нужно решить, а ты только мешаться будешь, Твое высочество. Так что это действительно хорошее решение.
  На лице Велислава появилось настолько отчетливое удивление вперемежку с любопытством, что Снежане с трудом удалось удержать спокойное выражение лица. Акира умел отвечать на подобные ситуации, и это было очень хорошо. Значит, среди всех остальных аристократов и дворян не затеряется.
  - Ну что ты встал так нерешительно? - Продолжил Акира, видя сомнения на лице кронпринца. - Вон пойди, своди Лауру на тайное свидание. А то девушку танцуешь, а обедать не водишь. Непорядок. Иди.
  - Эм, - Велислав перевел свой взгляд с Акиры на нее. - Тетя Снежана?
  - Действительно, Велислав, - решила она поддержать Акиру. Видимо юный алв уже успел заметить чрезмерное любопытство кронпринца, а дразнить этого великовозрастного ребенка было довольно забавно. К тому же было приятно, что алв избрал другой объект для шуток, вместо нее. Признаться, было не очень приятно быть их мишенью. Пусть даже и безобидных. - Ты полностью прав, зачем тебе, в который уже раз, слушать одно и то же.
  Возразить на это у кронпринца было нечего, поэтому, не получив поддержки с ее стороны, он с большой неохотой вышел из ее кабинета в сопровождении руры, которая пару раз изумленно оглядывалась, чтобы посмотреть на Акиру.
  - Неплохо, - похвалила она его, когда дверь ее кабинета закрылась за Велиславом и Лаурой. - Велислав теперь будет сам не свой из-за своего любопытства. Просто словами так хорошо испортить ему отдых, да еще и ди Аваль привлечь к этому.
  - Я ведь правильно понимаю, что лани Ярослава Кройф в курсе их связи? - Акира повернулся к ней.
  Имеет несколько авантюрный дух, сделала вывод она. Странно, что этого не было в его психоэмоциональном портере. Нужно потом сказать пару 'ласковых слов' своим спецам.
  - Конечно, - подтвердила Снеажана.
  - Тогда ладно, - заметно расслабился алв. - Не хотелось бы подставлять Лауру.
  - Вы хорошо знакомы?
  - Да, - Акира сел в кресло. - Мы познакомились незадолго до ее назначения на эту должность.
  - Она тебе симпатична? - Продолжила она любопытствовать.
  - Да, - коротко ответил он заметно похолодевшим тоном, давая понять, что дальнейшие расспросы подобного толка будут нежелательны.
  - Понятно, - кивнула головой Снежана. - Только ей нужно избавиться от этого ее 'понимаешь'. Все же неофициальная фаворитка кронпринца.
  - А, по-моему, это придает ей некий шарм и уникальность, - встал на ее защиту Акира. - Этакое очарование простоты.
  - Каждому свое, - сказала она и тоже села. - Что ж, приступим.
  - Погодите, - приподнял правую руку Акира. - Вашу инструкцию я могу и позже прослушать. Можно, я вначале пару вопросов задам?
  - Конечно, - согласилась она и с любопытством посмотрела на собеседника. - Может, чаю? Или может быть ты голоден?
  - Нет, благодарю вас, княгиня, - отказался он.
  - Тогда слушаю тебя, Акира, - женщина откинулась на спинку кресла, внимательно рассматривая лицо юного алва.
  - Это представление Велислава, когда он встречал меня, зачем?
  - Видишь ли, - начала она после нескольких секунд молчания. - Я не знаю, что в голове у Велислава, но уверена, что он захочет тебя представить всем. И когда я говорю всем, то имею в виду всю Азарскую империю. Как это будет проходить, он не говорил. Из-за этого ты окажешься под всеобщим вниманием. Мне это не нравится. Даже больше скажу. Мне это очень сильно не нравится, но помешать этому я не могу. Все, что я могу, это, по возможности, максимально оградить тебя от этого. При императорском дворе много различного люда. Ты парень умный, но очень неопытный. И это проблема. Поэтому я решила, что выставить тебя в роли закадычного тайного дружка кронпринца, который любит гулять и разнообразные развлечения, может на первое время хотя бы частично оградить тебя от посягательств со стороны тех, кто захочет использовать тебя, чтобы как-либо сблизиться с Велиславом.
  - Я мог бы играть роль нелюдимого, замкнутого типа, - сразу же предложил Акира, которому, видимо, не очень понравилось предлагаемая ему роль.
  - Не вариант, Акира, - покачала она головой в ответ. - Таких асоциальных разумных, как раз легче всего использовать в своих целях. И это, наоборот, послужит сигналом к действию для остальных. А вот от недалекого гулены, на уме которого только женщины и развлечения, можно и ничего не добиться. Понимаешь?
  - Мол, что с него взять? - Алв слегка пошевелился, удобнее устраиваясь в кресле.
  - Да, - подтвердила Снежана. - Попытки, конечно же, будут. Но их будет в разы меньше. Поэтому, от тебя просто будет требоваться приударять за разными женщинами и веселиться.
  - Надо было его в машине стукнуть, - с сожалением протянул Акира, вызвав искренний приступ веселья у нее. Большинство молодых имперцев многое бы отдали, чтобы оказаться на его месте, а он видит в этом только проблему. - Знал бы, ни за что не согласился.
  - Почему? - Она посмотрела ему глаза. - Я думала, что вы с ним хорошо ладите.
  - По-моему, Велислав со всеми хорошо ладит, - отозвался алв.
  - Зря ты так, - возразила она. - Это просто его коммуникативные навыки, но друзей, настоящих я имею в виду, у него нет. Когда ты первый среди равных, это одно, а вот когда ты единственных среди всех остальных, это совершенно другое.
  - Ставить себя на одну доску с ним я бы не стал, - Акира скептически улыбнулся. - Мы росли в слишком разных условиях.
  - Знаешь, - начала она несколько осторожно после его последних слов. Вопросы его детства были пока самыми скользкими в ее общении с ним. Как ни крути, но и она причастна к этому. - Я бы не стала так сильно делить все только на черное и белое.
  - Да я не в том смысле, - видимо, мальчик сразу же сообразил, в какую сторону пошли ее мысли. - Ему же за мной не угнаться. Над ним ведь довлеет трон. А я свободен от всей этой ерунды.
  - Довлеет? - Не ожидавшая такого поворота, Снежана переспросила.
  - Конечно, довлеет, - подтвердил тот с готовностью. - Ответственность, обязательства, ожидания. Хорошо, что у него стержень есть. Иного бы это давно сломало, а Велислав ничего, держится.
  - Ну, знаешь, - только и смогла вымолвить Снежана в ответ на это. Привлечь его на свою сторону будет еще сложнее, чем она думала. Того просто не интересовала власть сама по себе. А это был сильный аргумент в ее доводах. - Ладно, с этим вопросом закончили, я думаю? - Алв молча кивнул. - Тогда какие еще у тебя вопросы?
  - Это прозвучит довольно странно, - на мгновение замялся Акира, но тут же прямо посмотрел ей в глаза. - Скажите, княгиня, вы верите в предчувствия?
  - Смотря чьему предчувствию, - осторожно ответила она на столь неожиданный вопрос, заставший ее врасплох. Ожидала она совсем иного. - Уличной гадалке не поверю, но к твоему готова прислушаться.
  - Да, - брови юноши удивленно поползли вверх. По его лицу было хорошо понятно, что и он не ожидал такого ответа от нее. Видимо, он рассчитывал получить отрицательный ответ, и приготовился ей что-то доказывать. Это он и подтвердил своими последующими словами. - Так просто?
  - Конечно, - подтвердила она. - Я верю тебе, и не буду сразу же откидывать любые твои доводы.
  - В том то и дело, - недовольно нахмурился Акира, - что нет никаких доводов. Есть только устойчивое ощущение того, что в скором времени произойдет что-то. Где? Что? Как? Почему? Не знаю. Просто имею предчувствие, что произойдет что-то очень плохое. Даже страшное. Причем в ближайшее время. Возможно, что и во время званого вечера.
  Несколько секунд она внимательно рассматривала лицо Акиры.
  - Кто, по-твоему, будет под угрозой, - задала она вопрос.
  Было заметно, что он не ожидал такого вопроса от нее, но ответил мгновенно:
  - Вы, - его взгляд стал жестким.
  - Предчувствие?
  - Да, - согласился Акира. - Еще вы одна из главных угроз для этих 'всевидящих' или как их там. Простая логика.
  - Но я далеко не самая простая цель, - возразила она с легкой улыбкой.
  - Вы можете продолжать также снисходительно улыбаться на мои слова, - Акира усмехнулся на правую щеку. - Но, знаете, я вот тоже не думал, что найдутся сумасшедшие, которые посмеют напасть среди белого дня в Мираселе.
  Улыбка сразу же сошла с ее лица, как только он криво усмехнулся и вальяжно так ткнул ее носом в совершенно очевидный факт. Еще эта его усмешка. Она и забыла, что он также имеет такую же привычку. В тот раз она специально рассказала ему эту историю, давая понять, что между ними больше общего, чем он думает. Это, конечно был не очевидный намек, но все равно, в подсознании будет. И вот сейчас эта его улыбка. Она вспомнила, как в первый раз прочитала про это. В десять лет выдержать удар воздушным лезвием эллу пятого ранга, было по-настоящему уникальным достижением. Главнокомандующий славился очень сильным эллу.
  - Интересно, спасибо, - кивнула она. - Я буду крайне осторожна. Надеюсь, как и ты. К тому же, признаюсь, мне приятно, что ты проявляешь заботу.
  - Я не проявляю заботу о вас, - возразил Акира. - Тут дело в другом. Просто мне лучше иметь дело с вами, чем с вашим супругом или же князем Джоас.
  - И только? - Она внимательно посмотрела в его такие знакомые карие глаза. Что и говорить, пусть лицом Акира практически полностью пошел в Джоасов, но мимику, взгляд и сами глаза он получил от матери. Раньше у Изанами был похожий взгляд, когда она что-либо недоговаривала.
  - Этого вполне достаточно, - он широко и обезоруживающе улыбнулся.
  А вот это уже не от нее. Да и за Савором, она такого не припомнит. Тот был слишком прямолинейным и честным для подобного рода трюков. Жаль, что ушел так рано. Империя очень много потеряла с его смертью. Как минимум одного будущего архонта.
  И все же главную причину мальчик ей не назвал, хотя догадаться о ней было довольно просто. Слишком уж она очевидна. Как бы не злилась Изанами на нее и отца, но при этом, стоило ей ее попросить о помощи, она помогла. Пусть и согласилась не сразу. Может быть, это было слишком самонадеянно с ее стороны, но Снежана думала, что смерть отца или ее, очень сильно расстроила бы Изанами. А Акира этого не хотел. Из-за всех тех событий, случившихся еще до его рождения и обрекших мальчика на такое детство и юность, он научился ценить и заботиться о своих близких. Возможно даже, что он перенял это от своего учителя рурца.
  - Что же, - вновь слегка улыбнулась она. - Раз, как я понимаю, мы закончили с этим, то давай приступим к инструктажу.
  Сидящий напротив нее Акира лишь обреченно выдохнул в ответ и, слегка закатив глаза, поник головой. Какая забавная реакция. Нет. Он определенно не воспринимал ее как врага, а значит, еще не все потеряно.
  
  ***
  
  Мучения Радмира закончились только глубокой ночью. Единственное, что в этом было занимательного, то это появление князя Казимира Кройфа. По всей видимости, тот довольно сильно провинился перед женой и ждал ответного действия от нее. Ибо как только в телефонном разговоре со своим супругом она упомянула, что проведет весь вечер и даже задержится до поздней ночи в компании с молодым и привлекательным алвом, тот буквально через полчаса уже был в ее кабинете.
  Князь ворвался, разнеся дверь на куски. Радмир даже было решил, что это 'всевидящие' все же оказались совсем скорбными на голову и атаковали их. Именно поэтому, он, чисто на одних рефлексах, встретил агрессора тройным воздушным щитом и разрядами молний с обеих рук. Князь, не ожидавший такого, был просто вначале вбит щитом в противоположную стену, которая была в приемной, а потом еще и хорошо обожжен электричеством.
  Радмир, конечно, мгновенно прекратил все это, как только услышал слова княгини Кройф, с просьбой не убивать ее 'глупого' супруга, который еще мог ей пригодиться. Говорила она это со смешком в глазах и тогда он понял, что его использовали. Правда, возмущаться этому факту он не стал, так как давно хотел сделать что-либо подобное с князем. Жаль, что рядом не было еще князя Патрика Джоаса, а то бы он и его задел бы. Случайно так. Раза два или три. К главнокомандующему счет у него был несколько больше, чем к Казимиру Кройфу.
  Но больше всего его поразила реакция секретарши княгини, Эсми. Точнее, ее отсутствие. Эта женщина с кудрявыми, белесыми волосами, напоминавшими одуванчик, и со слегка полноватым лицом с простоватыми, выдававшими в ней простолюдинку, чертами продолжала спокойно что-то там себе печатать на планшете и даже не подняла голову, чтобы посмотреть на это действо.
  Еще в нем увеличилось чувство уважения к княгине. Точнее к ее способности планировать и устраивать события таким образом, чтобы никто не остался недовольным. Ему она угодила, подстроив эту ситуацию. Себе, наказав за что-то супруга. Даже пострадавший Казимир Кройф не был возмущен, когда после того, как пришел в себя при помощи целителя, он понял, что его супруга была не с любовником. Наоборот, он был очень рад и доволен и даже принес ему свои извинения за это недоразумение.
  И ведь, выпустив пар подобным образом, он, Радмир, уже не стал бы при их следующей встрече намерено искать ссоры с князем Кройф. Нет, если тот сам напросится, то Радмир не стал бы этого избегать и повторил экзекуцию, но специально того провоцировать уже не стал бы это точно.
  Очень изящное решение с ее стороны. И именно поэтому, такую женщину стоило бояться. Это он уяснил сегодня на все сто процентов.
  
  Глава 11.
  Радмира разместили в небольшом коттедже за городом, который находился близко к императорской резиденции с дворцом. В сам дворец его не приглашали, но, если быть честным, он туда и не стремился совсем. Велислав очень много извинялся за это недоразумение и Радмиру стоило большого труда убедить кронпринца в том, что так будет намного лучше и удобнее для всех.
  Он так устал от инструкций княгини Кройф, которая, казалось, могла выдавать их сутками напролет, что, просто увидев кровать, бухнулся на нее, не раздеваясь, словно бревно, и сразу же уснул.
  
  Вокруг было небо. Нежно голубое и лишь где-то там, вдалеке немного темнеющее. Одно бескрайнее небо и больше ничего. Сердце непроизвольно сжалось, когда он посмотрел себе под ноги и увидел только пустое пространство. Как он стоял? Почему завис в воздухе? Он не умел летать. Никто не умел, даже архонты. Это сон?
  - Кир!
  Он обернулся и застыл.
  Неподалеку произошла небольшая вспышка и появилась Ведана. Она была одета в легкий белый сарафан с голубыми цветами, который почему развевался словно на ветру, хотя ветра не было. Но это его не волновало. Он почему-то отметил только то, что она была босой, а на голове у нее был венок из полевых ромашек.
  - Лови! - Радостно крикнула она и мгновенно оказалась рядом с ним.
  Это произошло так быстро, что он еле успел среагировать и поймать эту сумасшедшую девчонку.
  - Поймал, - довольно сказала Ведана и уткнулась лицом в его грудь.
  Такое знакомое действо. Это уже было традицией у них. После каждого длительного расставания Ведана так делала. Единственный раз, ставший исключением, когда она просто поприветствовала его кивком головы, был, когда он вернулся с острова.
  - Веда, - Радмир осторожно провел рукой по ее волосам. Которые почему-то стали золотистыми и очень длинными, доставая девушке почти до бедер.
  - Кир, - недовольно посмотрела на него она, отняв лицо от его груди.
  Она шмыгнула носом и волосы вдруг сложились в длинную косу.
  Значит, все-таки, сон, пронеслось в его голове. А он то надеялся...
  - Что такое? - С самым невинным видом спросил Радмир, хотя и так знал ответ. Девушка терпеть не могла, когда кто-то трогал ее волосы. И исключений в этом она не делала ни для кого.
  - Ты, наконец-то, доехал до меня, - девушка хитро сощурилась, решив больше не обращать внимания на его действия, и просто сменила тему.
  - Да, - Радмир с большим усилием сохранил спокойное лицо. Слишком болезненная это была для него тема.
  - Ты только не забудь мой подарок, ладно? - Попросила Ведана с надеждой.
  - Не забуду, - тихо отозвался Радмир. Подарок. В горле пересохло и слова не желали выходить. - Как ты тут?
  - Нормально, вот очереди своей жду, - ответила она.
  - Очереди? - Удивленно переспросил он.
  Но ответа не последовало. Ведана исчезла во вспышке. Также, как и появилась.
  Он проснулся.
  Медленно сел. Его дыхание было ровным и спокойным. Не было испарины. На этот раз сон был иной и той бури эмоций, что возникала в нем каждый раз, после того, как Ведана снилась ему, не было. На душе было просто тоскливо, но в остальном спокойно.
  Посидев в тишине около получаса, Радмир вновь лег на кровать и уснул. Больше никакие сны ему не снились. Как и всегда, после появления Веданы.
  Утро встретило его аппетитными запахами. Они распространились по всему дому и будоражили воображение. Еще не до конца проснувшись и не осознавая, что он делает, Радмир встал с кровати и вышел из комнаты. Прошел по коридору и спустился на первый этаж. Запахи становились все сильнее и отчетливее. Наконец, он нашел ту единственную дверь, которая скрывала так много хорошего и приятного для него. В голове вспыхивали какие-то тревожные сигналы, но пустой желудок заглушал все, а сонное сознание было еще не готово нормально работать. К тому же, что плохого может ждать его дома?
  Он открыл дверь и замер.
  За самым обычным кухонным столом сидел император Беримир в домашнем халате и теплых тапочках и с удовольствием угощался свежей булочкой с маслом и джемом, запивая все это ароматным черным кофе.
  - Уже проснулся? - Вывел его из состояния ступора приятный женский голос.
  Радмир, под добродушную усмешку императора, скрытую большой кружкой с горячим кофе, перевел взгляд и только сейчас обнаружил у кухонной плиты, женщину в фартуке и с очень располагающим к себе лицом. Солнечный свет придавал ей какое-то неземное легкое сияние, отчего она казалось бессмертной святой, пришедшей из небесных кущ, чтобы позаботиться о смертных.
  Радмир моргнул. Слегка потряс головой, сгоняя сонную хмарь и только после этого, с возгласом 'ой', исполнил приветственный поклон, как и положено по этикету. Вначале венценосной особе, затем хозяйке этой кухни. При этом он невольно выдал ей поклон намного ниже, чем императору Беримиру, настолько сильное впечатление она произвела на него. Что поделать, если ты случайно встречаешь идеальную бабушку из своих детских мечтаний? Это был только собирательный образ в фантазиях ребенка, но кто же знал, что он существует на самом деле?
  Такое его поведение вызвало легкий смешок женщины и уже ничем не проприкрытую усмешку на лице императора.
  - Приношу мои глубочайшие извинения, - заговорил Акира, еще раз низко склонившись в поклоне. - Позвольте представиться, мое имя Акира Кудо.
  - Доброе утро, лан Кудо. Меня, ты, скорее всего, уже узнал, а это лани Светана Каро, - со смехом поприветствовал его Беримир. - Проходи, присоединяйся. У Светаны замечательные булочки с маком получаются.
  - Доброе утро, Ваше императорское величество, лани, - отозвался Радмир. - Прошу меня извинить. Я отлучусь на пару минут. Схожу, умоюсь.
  Собраться с мыслями было легко, но ситуации это уже не исправляло. Первая встреча вышла очень запоминающейся и комичной. Он точно проучит Велислава. Разве нельзя было его предупредить о таком? Или же это маленькая месть за ту шутку у княгини?
  Уже у дверей Радмир остановился и с неуверенным видом повернулся к паре.
  - Кхм-кхм, - прочистил он горло и заодно привлек их внимание. - Прошу прощения, но я не знаю, где здесь находится ванная комната.
  Это его признание вызвало новую волну улыбок у пожилой пары.
  - Не отвлекайся, - остановил Светану Беримир и встал из-за стола. - Я его провожу, а ты лучше пока на стол собери. Булочка - это, конечно, очень хорошо, но и нормальный завтрак нам всем не помешает. День обещает быть хлопотным.
  Выбил его из колеи вчерашний сон. Нужно непременно сегодня поехать туда. Время еще есть. Тоска и ностальгия сыграли с ним неплохую шутку. Пдумать что ты дома, на Байкальском архипелаге, проигнорировать свои сенсорные способности и из-за этого попасть в неловкую ситуацию. Зачем ему вообще тогда нужны способности архонта?
  Радмиру оставалось на это только вздохнуть про себя. Ситуация была очень неловкой. Еще более неловкой ситуацию делало то, что ему пришлось возвращаться в комнату, где он ночевал, чтобы взять свои туалетные принадлежности и проделать все это ему пришлось в компании императора Беримира, не пожелавшего просто стоять и ждать его на месте.
  Спасало ситуацию только то, что пожилой мужчина больше не улыбался с насмешкой и был молчалив. Но, все-равно, на его губах блуждала легкая улыбка, а взгляд то и дело останавливался на Радмире, с интересом его разглядывая.
  
  ***
  
  Светана быстро и сноровисто накрыла на стол и теперь ждала мужчин. Недавняя реакция сына Милады ее очень позабавила. Было в нем что-то такое, чистое, искреннее, что она уже давно не видела в молодых людях империи. Особенно в их глазах. Это было как глоток свежего воздуха для утопающего. К тому же, мальчик оказался привлекательнее, чем она предполагала. Но иного ожидать от родного сына Милады и Савора не приходилось. Жаль только, что в нем очень много Джоасовского.
  При воспоминаниях о Саворе, она грустно вздохнула. Какой хороший парень был. Красивый, сильный, преданный, и самое главное - честный. Что уже большая редкость при императорском дворе. А как он радовался новости о том, что у него будет сын! Даже своего закадычного дружка в учителя ему пристроил. Но не судьба. За что боги были так суровы с ним?
  - Ну, твоего юного гостя я проводил, - зашел на кухню Беримир.
  - Хороший мальчик, - отозвалась немного невпопад Светана, чем вызвала слегка приподнятые в удивлении брови у Беримира. - Я имею в виду Акиру, - решила сразу же пояснить она. Как бы близко она не общалась с императором, но называть его 'хороший мальчик' было бы слишком для нее. Даже императрица Беата, его законная супруга, никогда бы себе такого не позволила. Что уж говорить о ней, любовнице.
  - Возможно, - отозвался он, садясь на свое место. - Жаль, что вдвоем нам не удалось побыть. Только-только успел вырваться из дворца на пару часов.
  - Ну-ну, не ворчи. В следующий раз побудем, - с успокаивающей улыбкой ответила она. - А отказать твоему внуку я не могла. Видел, как у него глаза горят? Наконец мальчик нашел себе друга.
  - Конечно, видел, - с неохотой отозвался Беримир. - Думаешь, почему у меня свободное время появилось? Он позавчера подошел ко мне, чтобы отпроситься и встретить своего брата. Представляешь? Брата. Я, конечно, его отпустил, но и часть бумажной работы на сегодняшнее утро на него скинул. Не сложную, но довольно важную. Пусть привыкает. К тебе прихожу, а тут этот его 'брат'.
  - Может, это судьба? - Осторожно спросила Светана.
  - Дорогая, ты же знаешь, я в судьбу не верю, - покачал головой Беримир. - Иначе грош мне цена, как правителю.
  - А я верю, - спокойно, но упрямо ответила она. - Судьба существует. У каждого своя. Вот и у них двоих, видимо, такая. Сам ведь знаешь, что Велислав особо ни с кем не сближался, А тут сразу 'брат'. Это судьба. И ты меня не переубедишь.
  - Конечно, не переубедишь, - с этими словами мужчина встал со своего стула, подошел к ней со спины, приобнял за талию и ласково поцеловал в шею. - Тебя ни в чем не переубедишь. Ты та еще упрямица. Весь двор об этом уже легенды слагает.
  - Бери, - со смущением и осуждением отозвалась она. - Веди себя прилично.
  - Вот об этом я и говорю, - с легким вздохом, в котором слышалась усталость и огорчение, протянул Беримир, выпуская ее из своих объятий. - Не побыть мне вдвоем с любимой женщиной.
  - Побудем еще, - отвлеклась от небольшой сковороды она и, протянув свободную руку, нежно погладила его по щеке. - И откуда в тебе только силы на нас двоих берутся?
  - С той толпой целителей и лекарей, это не удивительно, - усмехнулся император, а в его глазах ласковый свет на мгновение сменился стальным блеском. - Удивительно в этом другое, где я время на вас нахожу. Вот это действительно удивительно.
  - Ну, для меня это не секрет, - в тон ему отозвалась Светана с озорной улыбкой на губах. - Скинешь на кого-нибудь свою работу на часок-другой и вот ты уже со мной или Беатой.
  - А мог бы быть с вами обеими, - проворчал Беримир в ответ. Не громко, но она услышала.
  Только отвечать на это ничего не стала. Зачем портить очередным, бесполезным спором такое прекрасное утро? К тому же она не знала, как объяснить человеку, у которого все есть, который ни в чем не знал отказа, что ты чувствуешь себя не на своем месте? Помилуйте боги, жена императора и обычная кухарка-простолюдинка. Это же просто нонсенс. Любовницей еще куда ни шло, но жена? Да и не хотела она для своих детей такой жизни. Хватит им и этого титула, который она получила лишь за то, что она любовница императора. Будь в них хоть капля аристократической крови, это еще было бы приемлемо, но ведь ее бывший супруг был обычным работягой. Большим, сильным мужчиной, способным голыми руками железные прутья гнуть. А вот от императора она так и не понесла, хотя они не предохранялись. Боги не дали. Судьба.
  Ей и так повезло сверх всякой меры, нельзя было злоупотреблять, иначе ее детям в будущем худо будет.
  - Чудесные ароматы вашей еды способны на подвиг, - с этими словами на кухню зашел Акира. - Я раньше думал, что на такое способна только одна, известная мне, женщина, но оказался приятно удивлен.
  - И в чем же заключается подвиг? - С любопытством посмотрел на него Беримир. Светана тоже повернулась к нему.
  Было хорошо заметно, что мальчик с пользой провел это время. Лицо сияло свежестью, а длинные волосы были аккуратно причесаны и собраны с небольшой хвостик на затылке. Это удивительным образом придавало его лицу ту аристократичность, что она не смогла рассмотреть в первый раз, когда он только вошел на кухню.
  - Вернуть уставшее сознание из всеблагого небытия после многочасового закладывания информации главой внешней разведки, Ваше императорское величество, - ответил Акира. Он ответил вежливо и по всем правилам, но озорной блеск в его глазах был настолько заразителен, что невольно вызывал улыбку. - Клянусь Обером, ей зерна нужно выпускать для такого.
  - Ох и намучаются наши придворные дамы с таким кавалером, как ты, - вместо императора ответила Светана и, напоказ, сокрушенно вздохнула с веселой улыбкой на губах.
  - Можете даже не сомневаться, - тут же подтвердил Акира, все еще продолжая стоять перед столом и не садясь за него. - Хотя, я думаю, вряд ли многие захотят со мной общаться. По легенде княгини Кройф, я обязан иметь на приеме вид уже все перепробовавшего кутилы, также вести себя надменно, даже высокомерно. Отвечать на все с явной иронией, можно злой, и сарказмом, и, цитирую 'косить недовольным взглядом на представительниц слабого пола, показывая им свое пренебрежение и скуку, дабы эти расфуфыренные дуры не вздумали приставать'. Думаю, что я где-то очень сильно ей насолил, раз она решила наградить меня такой ролью.
  - И, как думаешь, справишься с этим? - Светана, не сдерживаясь, рассмеялась. Юмор у мальчика был довольно простым и понятным, как и само поведение. Именно из-за этого она переживала больше всего. Все же была вероятность, что он пошел в надменных Кройфов, или, не дай боги, в невыносимых в своих высокомерии и самодовольстве Джоасов. И почему самые лучшие, по ее мнению, представители этого семейства уходят раньше остальных? Савор, Урсула, только Искра еще держится.
  - Ты почему стоишь, за стол не присаживаешься? - Вмешался Беримир.
  Акира посмотрел на нее с виноватым выражением лица и повернулся к Беримиру.
  - Так безродный я, - последовал его ответ.
  Светана на мгновение даже застыла. 'Безродный' из уст носителя таких генов, в свой адрес звучало для нее, как кощунство. Потом она подумала, что он намекает на нее, но тут же отбросила эту мысль. Он не из-за этого с таким лицом на нее посмотрел. Нет. Он извинялся за то, что ему пришлось ответить вначале императору, а не ей. Статус и титул, перед ними пасует даже банальная вежливость. Тут ничего не поделаешь.
  - Кхм-кхм, - прочистил горло Беримир и досадливо дернул уголком губ. Сделал он это практически незаметно, но ей, знавшей его уже не одно десятилетие, было хорошо видно, что ответ его задел. - Справится, - посмотрел на нее император. - Можешь не сомневаться. - Тут он повернул голову в Акире. - А тебе, парень, нужно еще поработать над произношением и мимикой в таких ответах.
  Светана ничего на это не ответила. Акира оказался не так прост и прямолинеен, как Савор, и это слегка расстроило ее. Очень уж ей хотелось, чтобы мальчик был на него похож не только внешне. Таких людей очень не хватало не только империи, но всему миру. Радовало лишь то, что он был очень находчив. Видимо, все же, в Миладу пошел. Одной фразой дать такой ответ самому императору и при этом не нагрубить, было сложно. Пусть уже давно и нет такого большого расслоения в имперском обществе, как в старые времена, но все же, простолюдины или же безродные не имели права сидеть в присутствии монаршей особы. Только дворяне и благородные аристократы имели на это право, лишь вставая при приветствии. Простолюдины же могли это делать только с его личного позволения. С одной стороны, глупость и архаизм, с другой, необходимость.
  - Учту, Ваше императорское величество, - склонил голову в поклоне Акира. - И постараюсь исправить.
  - Вот-вот, - произнес Беримир. - Постарайся. Я надеюсь, что это у тебя получится.
  - Можете даже не сомневаться, - заверил его Акира в ответ и выпрямился, словно военный, слегка выпятив грудь. - Мне мои учителя так всегда и говорили, 'Радмир, если старание можно считать талантом, то ты талантлив'.
  Поведение его было слегка наигранно, но это не вызывало в ней никакого негатива. Ей была непонятна причина его такого поведения, поэтому она решила не углубляться в эту тему.
  - А почему Радмир? - Решила поменять тему Светана. Благо мальчик, будто специально, дал прекрасный для этого повод и выглядело это все не натянуто.
  - Это имя мне дали учителя, когда я взял свой воинский ранг, - с охотой ответил Акира.
  - И какой у тебя сейчас ранг? - Поинтересовалась она.
  - Первый, лани Каро, - Радмир слегка виновато улыбнулся. - Все еще первый ранг.
  - Думаю, это ненадолго, - произнес Беримир, смотря тому прямо в глаза. - И ты в скором времени постараешься это исправить.
  - Это да, Ваше императорское величество. Я же старательный, - Акира обаятельно улыбнулся.
  - Присаживайся, старательный, - ответил на это Беримир с фырканьем.
  - Благодарю, Ваше импера... - Начал Акира.
  - Оставь это титулование, - уже напоказ недовольно скривил лицо Беримир. - Будь так любезен, лан Кудо.
  - Конечно, - склонил голову в поклоне Акира и сел за стол.
  Далее завтрак прошел в легкой и даже семейной обстановке. Это очень напоминало то, как она с детьми и внуками завтракала, когда приезжала к ним в гости. Были простые шутки, безобидные шпильки. Мальчик оказался очень интересным, и она невольно ловила себя на мысли, что он в ее отношении проявляет большую вежливость, чем к Беримиру. Это было для нее удивительным. Обычно все всегда наоборот. Большинство при дворе просто терпели ее присутствие, мирились с ним.
  Светана старательно подкладывала Акире новые порции и не отпускала, задавая разнообразные вопросы. Так, например, она узнала, что планы на жизнь у мальчика, довольно тривиальны и банальны. Он хотел встретить любимую женщину, жениться, завести несколько детей и работать, занимаясь любимым делом. Как она поняла, это дело было как-то связано с техникой и машинами. Но, банальными и тривиальными они были только в контексте имперской аристократии. Так-то она всей душой одобряла такие планы. Особенно ее радовало, что мальчик не хочет иметь несколько жен и наложниц, а хотел лишь одну. Как простолюдинка, она не очень хорошо относилась к многоженству и многомужеству. И что хорошего в этих мералях?
  После четвертой добавочной порции Акира, шумно отдуваясь, поднял руки.
  - Я сдаюсь, - со слегка вымученной улыбкой произнес он. - К моему большому сожалению, мой желудок не обладает необходимой вместимостью.
  Светана со слегка растерянным видом повернулась к Беримиру и только сейчас заметила, что тот смеется, прикрывая рот кулаком.
  - Я все гадал, насколько тебя хватит, - со смехом произнес он.
  - Не на много, к сожалению, - отозвался Акира.
  - Бери, - возмутилась Светана.
  - Прости, дорогая, - повернулся к ней император, - но когда дело доходит, до кормления кого бы то ни было, ты, порой, теряешь всякое чувство меры.
  Она ничего не ответила, лишь смущенно посмотрела на мальчика, который ободряюще ей улыбнулся.
  - Благодарю за прекрасный завтрак, - встал Акира из-за стола. - Но мне нужно бежать. Вы уж, простите меня, что ухожу сразу после еды, но у меня еще есть планы на сегодня. И я хотел бы успеть их сделать до начала приема.
  - Если не секрет, то можно полюбопытствовать, какие именно? - Спросил Беримир.
  - Не секрет, - Акира улыбнулся. - Встреча.
  - Встреча с девушкой? - Беримир с любопытством продолжил расспрос.
  - Вы удивительно прозорливы, Ваше императорское величество, - ответил Акира с легкой прохладой в тоне. - Да, встреча с девушкой на улице Каврейса, дом сорок девять, возле площади Амбур.
  После этих слов Акира низко им поклонился, еще раз поблагодарил за 'прекрасный и очень вкусный' завтрак и вышел.
  Светана растеряно посмотрела на застывшего и нахмуренного Беримира.
  - Что такое, Бери? - Спросила она с беспокойством.
  - Я перешел черту, - недовольно выдохнул он, смотря на столешницу. - Малец, конечно, тоже пару раз меня задевал, но именно я перешел черту.
  - Мэйва, да что случилось-то? - Уже начала она паниковать.
  - Этот адрес, - Беримир устало поднял на нее глаза. - Это адрес одного из частных городских склепов.
  
  ***
  
  Как это ни прискорбно было признавать, но он, Радмир, трус. Он, весь такой из себя сильный и могущественный, самый обычный трус. Что толку от его навыков во владении холодным оружием, сиянии, способностей архонта, если навестить своего близкого человека, он решился только тогда, когда уже оказался непосредственно рядом? Что ему мешало еще несколько лет назад посетить ее? Ответ был очевиден - трусость.
  Он не мог найти в себе силы и мужество, чтобы прийти к ней и просто взглянуть на ее надгробную плиту. Может это оттого, что тогда он окончательно поймет, что все? Что ее, Веданы, больше нет? Ведь как бы он не говорил всем и самому себе в первую очередь, что она умерла, поверить в это он не мог до сих пор. Точнее не поверить, принять. Как остальные могли мириться с этим, с тем, что твоего близкого человека больше нет в живых? Это ведь страшно. Поэтому он и трус.
  Легкий обмен колкостями с императором за завтраком здорово помог ему отвлечься. Вкусный завтрак и милая беседа с лани Каро, подняли настроение и решимость, но, все равно, с каждым шагом на сердце становилось тяжелей. Его будто кто постепенно сдавливал со все возрастающей силой. Больно не было, просто тяжело. Еще и в висках что-то бухало, под такт сердцебиению. Опять же без боли. Но хоть боли и не было, легче не становилось. Во рту была сухость, горло сдавливало и першило, будто оно было воспалено.
  Но самое, наверное, неприятное для него - это нельзя было списать на болезнь или простое недомогание. Просто ему было страшно. Страшно прийти туда. Страшно увидеть эту плиту с датами рождения и смерти. Страшно прочитать эпитафию, посвященную ей. Страшно. Просто страшно.
  Но это было нужно сделать. Ведана уже много раз приходила ему во сне. Она ни в чем его не обвиняла, наоборот, бывало даже утешала или, как сегодня, подтрунивала над ним. Но Радмир знал, что ему нужно, наконец, с ней попрощаться.
  Тогда он просто закрылся в своей мести, не желая принимать страшную действительность. Отгородился ею ото всех, и никто не стал его трогать. Родители Веданы даже благодарны ему были. Наивные. Он делал это только из-за своего эгоизма. Он просто убегал. Просто смалодушничал. Не было в этом все ничего благородного. Именно поэтому он так не хотел с ними видеться или же пересекаться любым иным способом. Не хотел слушать незаслуженную благодарность.
  Только нужно взрослеть. Да и перед Веданой ему было очень неудобно.
  Поэтому он созвонился с родителями Веданы и договорился о встрече. Втайне он надеялся, что сегодня они заняты, но его надежды были тщетны. Как только лани Тания узнала его, она сразу же сказала, что для него у нее всегда будет время.
  Радмир поднял голову и посмотрел на большие настенные часы на здании. Минут сорок у него еще есть, но лучше всего взять такси.
  
  До места Радмир добрался с большим опозданием. Как-то упустил он из виду, что в такое время в столице могут быть пробки на дорогах. В Мираселе с этим таких проблем не было.
  Уже подъезжая к нужному зданию, он заметил, что его уже ждут. Мама Веданы, лани Тания, стояла возле ступенек крыльца. Настроение с подозрительной готовностью упало еще ниже.
  Радмир расплатился с водителем и вышел из такси.
  - Лани Тания, - позвал он.
  - Аки, - с радостной улыбкой она подошла к нему, крепко обняла и поцеловала в щеку. Только двое разумных звали его так, его мама и лани Тания. - Ох, всемогущий Варнол, как же ты вырос, возмужал.
  - Да что вы, лани Тания, - смутился Радмир. Эта молодая женщина с темно-каштановыми волосами, каре-зелеными глазами, слегка курносым носом и искренней улыбкой на лице всегда была добра и внимательна к нему. С самой их первой встречи, которая состоялась, когда он был маленьким.
  - Я серьезно тебе говорю, - продолжила женщина, слегка отстранившись от него, но держа свои руки на его плечах. - Ты очень изменился. Взгляд стал другой, поведение. Да и внешне. Плечи шире, спина больше. Ты больше не похож на алвского изящного мальчишку. Теперь тебя можно принять за рурца, привлекательного такого юного рурца.
  - Скажите тоже. Мне для этого нужно стать намного выше.
  - Как ты? - Не стала больше продолжать эту тему Тания.
  - Спасибо, хорошо, - ответил Радмир, беря женщину под руку. - Вы как?
  - Ой, мы нормально, - с готовностью отозвалась лани Тания. Сколько он себя помнил, она всегда любила поговорить. - Вот Марк, наконец, нашел постоянную работу. Твоя мама просто гений! Такую руку ему отрастила и денег не взяла. Ты бы поговорил с ней. Это же неправильно. Каждая работа нуждается в оплате.
  - Так то работа, - Радмир покачал головой. - А для лана Марка она не работала.
  - Но... - Впервые на его памяти не нашлась что ответить лани Тания.
  Женщина, ведомая им, быстро предъявила какие-то документы смотрителю, что стоял у входа. Тот молча осмотрел их, кивнул, и они вошли в здание городского склепа.
  Вообще-то, раньше это было родовым склепом одного из родов империи, но триста лет назад род закончил свое существование, а это здание отдали муниципалитету города. Тот же в свою очередь продал его кому-то, а этот кто-то решил открыть склеп для тех, у кого не было своих земель в черте города. Простым жителям он был недоступен, только дворянам и аристократам, но последние никогда им не пользовались. Им хватало семейных склепов на их родовых землях.
  - Но Радмир, - женщина серьезно посмотрела на него. - Это же неправильно. Я прекрасно знаю расценки за такую услугу у целителей. Пойми, хоть мы и обедневшая семья дворян, но и у нас есть гордость.
  - Лани Тания, - Радмир повернул голову, чтобы посмотреть на нее. Он не хотел задеть чувства этой гордой и такой сильной женщины, поэтому мягко улыбнулся. - У вас есть гордость, и я это прекрасно понимаю, только вы смотрите на это вес под неправильным углом. Это не одолжение с нашей стороны. Ни в коем случае. Вы с ланом Марком, не чужие нам с матерью люди, а со своих близких мы деньги не берем. Я вот думаю, что если бы мне вдруг понадобилась помощь, то вы бы мне ее оказали и денег требовать за это не стали бы. Так и в этой ситуации. Поэтому, пожалуйста, не нужно больше говорить о деньгах. У нас была возможность помочь, мы помогли.
  Лани Тания несколько секунд серьезно рассматривала его лицо и глаза, словно пытаясь прочитать его мысли.
  - Я была права, ты очень сильно вырос, Аки, - произнесла она с грустной улыбкой. - Ты будешь замечательным главой рода.
  - Конечно, - позволил себе усмехнуться Радмир. - Только вы забыли, что я безродный.
  - Глупости это все, - отмахнулась она от его слов. - Это либо в тебе есть, либо этого в тебе нет. Благородство, оно в крови. В тебе это есть, а остальное - детали.
  Так, разговаривая, они почти прошли длинный и светлый коридор со множеством дверей, пока не остановились у одной из них. Двери в коридоре были сделаны из темного дерева, что создавало контраст со светлым цветом стен. На каждой двери золотисто-черными цифрами был прибит номер. На двери, перед которой они остановились, номер был восемьдесят три.
  Радмир невольно посмотрел по сторонам. Разговаривая, он не обращал особого внимания на окружающую обстановку. Поэтому, только осмотревшись, он смог заметить, что стены не просто покрашены в однотонный светлый цвет, а еще и украшены красивыми и затейливыми узорами, расположенными в нижней трети стен. Узоры были выполнены немного более темной краской, поэтому они были не так сильно заметны на первый взгляд. Все это вместе с темными деревянными дверями, на которых был прекрасно виден природный рисунок, создавало очень умиротворяющую и приятную атмосферу.
  - Ты иди, - лани Тания сделала шаг в сторону. - Я несколько дней назад приходила сюда.
  Радмир лишь молча кивнул и вошел. Чуткость мамы Веданы была сейчас очень кстати, потому что даже он сам не знал, как поведет себя.
  Комната оказалась довольно просторной. На стены в два ряда были прикреплены небольшие прямоугольные плиты, под которыми были полки. Насколько знал Радмир, эти плиты были прикреплены не на сами стены, а на дверцы специальных, несгораемых, сейфов, в которых хранились либо урны с прахом, либо же гробы с телами. В этой комнате плиты были небольшие, поэтому тут были одни урны с прахом. Он не спрашивал, почему чета Эвре, у которых были иланийские корни, предпочла сжечь тело Веданы, несмотря на традиции. Это было их дело, личное. И лезть в него без спроса, было бы большой грубостью с его стороны.
  Нужная ему плита нашлась очень быстро. Даже слишком.
   'Ведана Эвре' гласила, выполненная красивым шрифтом, надпись наверху плиты темно-серого цвета. Далее, посередине шла надпись. 'Дата рождения - пятнадцатый день третьего месяца две тысячи семнадцатого года эпохи эстарликса. Дата смерти - тридцать восьмой день пятого месяца две тысячи тридцать третьего года эпохи эстарликса'.
  Здесь тоже родители Веданы немного отличились. Обычно, даты в Ауалуре указывали с применением декад. Например, пятый день второй декады, шестого месяца года такого-то.
  Уже в самом низу плиты была выведена последняя надпись на плите, 'Любимая дочь и друг, которая своим недолгим присутствием осветила наши жизни'.
  Правый верхний угол плиты украшал портрет Веданы, на котором она беззаботно и счастливо улыбалась. Радмир прекрасно помнил эту фотографию. Она была сделана на его дне рождении, в тридцать шестой день пятого месяца в две тысячи тридцать третьем году эпохи эстарликса...
  Радмир невольно сильно сжал челюсти, отчего желваки заиграли на его лице. В нем вспыхнуло сильное желание найти оставшихся членов Дома Чайной розы и сделать с ними что-нибудь. Не важно, что именно, просто хоть что-нибудь.
  Он закрыл глаза и сделал пару медленных и глубоких вдохов и выдохов. Желание устроить локальный геноцид оставшимся членам Дома Чайной розы, начало медленно утихать.
  - Привет... - негромко произнес он, после того как успокоился. Потом помолчал несколько секунд и продолжил. - Я понимаю, что это странно. Но мне, почему-то кажется, что нужно вначале поздороваться... - Радмир вновь замолчал и сделал шаг вперед. - Думаю, со стороны это похоже на шизофрению. Стоит разумный и разговаривает сам с собой. Интересно, после этого его еще можно называть разумным?
  Радмир вновь замолчал. Закрыл глаза и глубоко вздохнул.
  - Обер, что я несу? - Покачал головой. - Никогда не думал, что это так... - Он не смог подобрать нужного слова, поэтому продолжил свой диалог уже на другую тему. - Я, наверное, сейчас очень смешной, да, Веда? Боги, как же мне тебя не хватает, - к его горлу подкатился ком, но он, еще раз глубоко вздохнув, продолжил. - Ты бы сейчас громко надо мной смеялась, а потом что-нибудь сделала бы или сказала... - Алв вновь замолчал на несколько секунд. - Я очень сильно по тебе скучаю, Веда... - Опять молчание. - Знаю, это уже ничего не изменит, но я отомстил за тебя. Я убил тех тварей... Вот только легче мне не стало. Знаешь, я понял, что месть, она не сделает боль меньше, не принесет облегчения. Месть - это путь в никуда. Саардан это может подтвердить. Он ведь тебе там уже все рассказал, да? Ты ведь у нас тоже воин. Ту главную тварь ты хорошо отделала тогда, жаль, их было слишком много для тебя одной. - Он тяжело вздохнул и в который уже раз замолчал. - Ты прости меня, Веда. Прости меня, за то, что, когда я был нужен тебе больше всего, меня не было рядом. За мою трусость после этого. За то, что так долго собирался к тебе. Хорошо? Я так больше не буду. Я исправлюсь. Клянусь. - Радмир достал из кармана небольшую коробочку. - Как ты и просила, я донес до тебя твой подарок, - он раскрыл коробочку, в которой оказалось золотое кольцо. Оно было небольшим, с красивой ромашкой, инкрустированной драгоценными камнями. - Ромашка, твоя любимая. Сколько сил мне пришлось затратить на то, чтобы скрыть его от тебя и все напрасно...
  Радмир подошел к полке под плитой и положил коробочку на нее. То ли ему показалось, то ли это было на самом деле, но он почувствовал, словно кто-то притронулся к его щеке, будто хотел утешить и вытереть слезу, что неожиданно оказалась на ней. Он даже не заметил, во время своего монолога, что у него были глаза на мокром месте. Это ощущение было настолько быстрым и неожиданным и в то же время таким родным, знакомым, что перед его глазами невольно возник образ. Ведана, прямо как из его снов, протягивала руку со словами, 'Ну дурачок. Чего ты? Все хорошо Кир'.
  Тяжесть, что все это время оставалась на его сердце, сразу же ушла, оставив лишь умиротворение. Также ушел и ком в горле. У него было такое ощущение, будто он скинул со своих плеч огромную гору, которая давила его своей тяжестью и не давала ему даже вздохнуть нормально.
  - Спасибо, Веда, - Он печально улыбнулся. - Спасибо тебе за все.
  Радмир медленно развернулся и вышел из комнаты.
  Первое, что он увидел, это взволнованное лицо лани Тании.
  - Аки, ты в порядке?
  - Да, лани Тания, - Радмир ободряюще ей улыбнулся, хотя в его глазах все еще оставалась грусть. - Я в порядке. А что?
  - Тогда, - подошла она к нему и взяла под руку. На ее лице было хорошо заметно облегчение. - Не согласишься со мной где-нибудь чай попить? Знаешь, с этой беременностью я теперь всегда хожу жутко голодной.
  - Вы беременны? - Радмир с удивлением посмотрел на нее.
  - Да, - чуть смутилась женщина. - Знаешь, вот буквально пару декад назад это выяснилось. Целители говорят, что будет девочка.
  Радмир запнулся, но сумел удержать равновесие.
  В голове в этот момент всплыло воспоминание сегодняшнего сна. 'Как ты тут? Нормально, вот очереди своей жду'. Значит, очереди... Совпадение? Знак?
  - Извините, - повинился Радмир. Он чуть было не потянул лани Танию за собой. Хорошо, что смог устоять на ногах.
  - Ничего страшного, - улыбнулась она ему успокаивающе. - Это я виновата. Нельзя вам, мужикам, такие новости без подготовки говорить. Марк тоже, когда услышал, чуть не упал.
  - Я вас поздравляю, - Радмир остановился и обнял ее. - Мама в курсе?
  - Нет еще, - ответила лани Тания. - Я вот на днях собираюсь к ней в клинику съездить. Все же ей я доверяю. Пусть она мне скажет, как я. Нормально все или нет.
  - Конечно, - согласился Радмир. - Так будет намного лучше.
  
  После этого Радмир вместе с лани Танией зашли в ближайшее кафе. Выбрали столик в углу у окна, чтобы им никто не мешал и, сделав заказ, начали разговор. Точнее, начала его лани Тания, которой было интересно все. Абсолютно. Радмир даже поражался, откуда она берет эти вопросы. Впрочем, он был не против. Печаль потихоньку отступала. Почти все время их разговор сводился к Ведане. К воспоминаниям из их детства, к их проказам и шалостям. Так, спустя минут тридцать после того, как они пришли, он в первый раз искренне улыбнулся ее шутке. А дальше уже все пошло легче.
  - Ой, - смеясь, продолжила лани Тания. - А помнишь, как ты ее от стрекоз и бабочек защищал? Боги, это было самое умилительное зрелище.
  - А я думал, что выгляжу как герой из легенд, - Радмир тоже смеялся.
  - Конечно, как герой, - засмеялась в ответ она. - Сам еще под стол пешком ходил, этих стрекоз пуще нее боялся, но ее защищал. Настоящий герой.
  - Так они же страшные, лани Тания, - Радмир округлил глаза. - Я до сих пор недолюбливаю эту братию. Как они всеми своими лапками, усиками шевелят. Угх, - он притворно содрогнулся и перестал смеяться.
  Радмир действительно, даже сейчас, не очень любил насекомых. Он уже не боялся их, как это было в детстве, но чувство отвращения испытывал. Но смеяться он перестал по иной причине. В кафе зашла компания из пяти молодых парней, судя по дорогой одежде, сыновья каких-то богатых родителей. У них на лицах было столько превосходства к окружающим их разумных, что было сразу же понятно - жди беды.
  Самый главный в этой компании оглянулся и, заметив их с лани Танией, недовольно скривил рот. После этого он что-то процедил сквозь зубы своим товарищам и пошел в их сторону.
  - Слышь, это мое место, - голос у главаря оказался на удивление приятным. Да и внешность у него была хорошей. Девушкам обычно такие нравились.
  Лани Тания замолчала и с легким испугом посмотрела на подошедшего. Радмир повернул лицо в его сторону и смерил говорившего оценивающим взглядом.
  Тому это не понравилось.
  - Слышь, я тебе это говорю, - недовольно нахмурил брови главарь. - Здесь я всегда сижу с друзьями. Вали.
  Радмир взглядом обвел зал, отметил пустые места и что официантки, да и менеджер, сидевший в углу, старательно делали вид, будто ничего не происходит.
  Вот, значит, как.
  Радмир слегка откинулся на спинку своего стула и прищурил глаза. Не тот день выбрал этот идиот. Но это уже были не его, Радмира, проблемы.
  - Здесь полно пустых мест, - Радмир слегка скосил глаза в сторону, указывая на соседние столики.
  - А мне на это плевать, - набычился главарь.
  - Я его, значит, ищу везде, а он, понимаешь, чаи тут с красотками гоняет.
  Радмир слегка переместился и увидел Лауру, стоящую возле входа. Ее появление не было для него сюрпризом. За ним должна была быть слежка. Пусть он и не чувствовал этого. Единственное, что его удивило еще утром, что следила за ним именно рура. Вроде как она глава охраны кронпринца и должна была постоянно находиться при нем. О чем они там думают? Неужели княгиня посчитала его каким-то сумасбродом, который всех остальных, кроме знакомых ему лично, будет просто игнорировать? Зачем было заставлять Лауру следовать за ним повсюду?
  - Так присаживайся, - Радмир сделал приглашающий жест, указывая на место рядом с ним. - Одна красотка хорошо, а две еще лучше.
  - Ну, ты и бабник, - Лаура фыркнула в ответ, обошла застывшего от такой наглости главаря и присела рядом. - Я Лаура ди Аваль. - Представилась она.
  - Тания Эвре, - ответила лани Тания и посмотрела на Радмира.
  - Любезный, - Радмир повернулся к главарю. - Как видишь, я тут с дамами, а ты, всего лишь, со своими дружками. Так что не мешай. Иди, сядь в другое место.
  - Че?
  - Ты глухой? - Лаура смерила его презрительный взглядом. - Тебе же ясно сказали. Вали.
  - Рот закрой, - разозлился главарь. - Кто ты такая вообще, а? Ты знаешь, кто я?
  - Невоспитанный придурок? - Со смешком ответила рура.
  - Да ты... - Начал главарь, но тут ему на плечо упала тяжелая рука.
  - Лан, будьте любезны пройти с нами, - позади него стоял имперский гвардеец. Сопровождающие главаря друзья уже давно заметили гвардейцев, вошедших в кафе, и поэтому не спешили приходить на помощь к нему. Гвардейцы грамотно их взяли в кольцо и сейчас потихоньку оттесняли к выходу.
  Заметив гвардейский мундир, главарь сильно побледнел, но возражать не стал и покорно пошел за ним. В империи невозможно было найти здравомыслящего разумного, желающего противоречить имперский гвардейцам. Слишком уж устрашающая репутация была у них.
  - И таких уродов можно встретить повсеместно, понимаешь, - раздраженно цыкнула Лаура. - Мельчает империя.
  - Зря ты так на всю империю, - возразил Радмир. - Это просто сынок какого-то чиновника. Может быть даже, что отец у него вполне достойный разумный.
  - У достойных, ТАКОЕ не вырастает, - покачала головой рура. - Ладно, не будем о грустном. Но, нам действительно пора, Радмир. Всего три часа осталось до приема.
  - Приема? - Подала голос лани Тания, успевшая прийти в себя.
  - Да приема в честь дня рождения кронпринца, будь он неладен, - недовольно скривил лицо Радмир.
  - Кто? Кронпринц? - Ошеломленно округлила глаза женщина.
  - Что? - Не понял вначале Радмир, а когда осознал, как могли быть поняты его слова, улыбнулся. - Нет, конечно. Сам прием. Сдуру пообещал на нем быть, вот теперь и страдаю. Я вам про это в следующий раз расскажу. Будет лишний повод вас навестить. Лаур? - Повернулся он к руре и слегка скосил глаза на лани Танию.
  - Будет сделано, - кивнула она.
  - Тогда, - Радмир встал и подошел к матери Веданы. - Я с вами попрощаюсь, - обнял ее, - до дома вас довезут гвардейцы, на всякий случай.
  - Это лишнее, Аки, - не согласилась лани Тания.
  - Пожалуйста, - Радмир улыбнулся. - Уважьте меня. Мне так будет спокойней, раз я сам не могу проводить вас, как я планировал. Хорошо?
  - Ты очень сильно повзрослел, Аки, - ласково улыбнулась ему она в ответ и поцеловала в щеку. - Но с тебя рассказ. Не думай, что я это забуду.
  - Обещаю, - не стал спорить Радмир.
  Лани Тания в сопровождении еще одного гвардейца вышла из кафе. Радмир увидел, как она садится в служебную машину и на прощание машет ему рукой. Он помахал ей в ответ. Потом взял со стола счет, принесенный официанткой, недовольно посмотрел в сторону менеджера, который до сих пор боялся смотреть на него. Достал из кармана деньги и, не считая, оставил их на столе.
  - Отвратное местечко, - только и сказал он.
  - Так пошли, я отведу тебя в местечко намного лучше, понимаешь, - Лаура взяла его под руку. - Ты мне лучше расскажи, как ты императора послал?
  - Кто? Я? - Радмир был настолько удивлен этим вопросом, что даже не обратил внимания на ее действия и лишь когда она его слегка потянула за собой, опомнился и пошел рядом.
  - Ну да, - кивнула Лаура. - Все при дворе говорят, что утром ты его послал куда подальше, когда он стал тебе надоедать.
  - И как ты себе это представляешь? - Посмотрел на руру он.
  - Очень даже легко, - Лаура улыбнулась. - Мне кажется, понимаешь, что ты всех демонов бездны одновременно можешь послать прямо в лицо, если они тебе мешать в чем-то будут и ничего те тебе делать не смогут.
  Радмиру оставалось лишь покачать головой на это. Ладно слухи, которые непонятным образом откуда-то появились и стали распространяться по двору, но вот такое суждение о себе он не ожидал услышать. Вроде он всегда старался вести себя адекватно и разумно, а тут такое.
  
  Глава 12.
  Как выяснилось, его подозрения касательно княгини Кройф, оказались полностью верны. Это подтвердила рура, да и сама Снежана Кройф при их личной встрече.
  На его ухмылку, она только повинилась, сказав, что не хотела никого оскорбить. Как до главы разведки, слухи о том, что Радмир послал самого императора, дошли и до княгини. Вот она и решила просто предусмотреть все варианты. Чисто технически ему даже нечего было ей возразить. С ее стороны это был вполне разумный подход. Кто знает, вдруг он бы стал чудить и выкидывать разные коленца? Психологические портреты это одно (а что такой портрет на него был, Радмир даже не сомневался), а реальность, порой, это совсем другое. Так что, княгиня была кругом права, как ни посмотри, но неприятный осадок, все же, остался.
  Но это, вкупе с его неприятием нравов имперского двора, сыграло свою роль, и ему даже не нужно было играть на приеме. Ему действительно было скучно, и настроения хоть как-то веселиться не было. Так что роль, которую ему подобрала Снежана Кройф, отыгрывалась Радмиром на 'отлично'.
  Что же касается самого приема, то все здесь было так... Фальшиво. Радмир был готов поклясться, что столько фальши он не видел даже у самого никчемного актера в театре. Эти улыбки, взгляды...
  А разговоры?
  Боги, что это были за никчемные разговоры! Послушав один, ты уже мог с уверенностью утверждать, что практически услышал их все.
  Красота девушек на приеме его не трогала. Да, там были потрясающе красивые девушки. Такие, от одного взгляда на которых просто дух захватывало, но всем им не хватало индивидуальности, на его взгляд. Практически одинаковый модный макияж, не в плане цвета, а стиля, одинаковый стиль в прическах. Даже внешне многие походили друг на друга. Этакая безликая масса привлекательных женщин. Вроде и глаз радуется, глядя на такое, а захочешь кого-нибудь вспомнить отдельно, не получится. Серая масса, как бы это не звучало странно в отношении привлекательных девушек.
  В большинстве своем Радмир девушек запоминал по одежде. Она была разной, всех цветов и фасонов. Делал он это просто для того, чтобы не зевать от скуки. Еще на это повлияло то, что большинство разговоров, услышанных им, так или иначе, касались именно одежды. Что и где появилось нового. Кто и за сколько купил.
  Радмир вообще не понимал, как можно так много говорить об одежде? Нет, тот же лан Рошэ мог часами говорить об одежде, но это ни шло, ни в какое сравнение с разговорами присутствующих здесь разумных. Этого портного с замашками тирана было даже интересно слушать. Например, Радмир очень много нового узнал для себя об истории моды, ее цикличности. Эти знания ему могли никогда не пригодиться, но тем не менее. А здесь люди просто говорили о том, что они увидели нового в магазинах. Очень интересно...
  Но с одним поспорить Радмир не мог - было красиво.
  Все блестело, сверкало, блистало. Со своим черным костюмом он был словно белая ворона. Нет, на приеме было еще много разумных в костюмах черных или темных цветов, но его костюм стоял особняком. У него не было золотой вышивки, вшитых драгоценностей. Все, на что Радмир согласился, это лишь аккуратная вышивка серебряной нитью. На груди его камзола, возле сердца, красовался вышитый след когтистой медвежьей лапы. Это было символом бога Обера, которому он был посвящен. Радмир был против нее, но переубедить лана Рошэ было для него, пока, невозможно. Но стоило признать, вышито было великолепно и не так вычурно, как вначале ему показалось. Все выглядело очень гармонично. Так же вполне невинно смотрелась прекрасная серебряная вязь на воротнике-стойке и краях рукава его камзола. Но за что действительно Радмир был благодарен лану Рошэ, так это за брюки. На них не было ничего нашито, и они были невероятно удобными. Ему даже не верилось в это. До самого последнего момента, алв думал, что лан Рошэ не удержится и нашьет на них что-нибудь. Мягкие черные туфли с серебряными застежками и темно-синяя с серебряным переливом рубашка довершали его внешний вид. Точнее довершала ее лента, который были аккуратно перевязаны его волосы на затылке. Она была сшита из того же материала, что и костюм и на ней также, неугомонный лан Рошэ, поместил серебряную вышивку. Из драгоценностей на нем были только цепочка с кулоном и кольца, которые он получил от своих учителей.
  На большинстве его сверстников украшений было больше, а на многих сама одежда уже могла считаться ювелирным изделием, столько на них было нашито драгоценностей, но как заметил Радмир, на мужчинах постарше был такой же набор, как и на нем, пару колец, цепочка с кулоном или без, и все. Только стоило отметить, что все выглядело не в пример богаче. Не дороже, а именно богаче. Если так взять, то цена его украшений была настолько высокой, что большинство гостей, даже если сложат все вместе, не могли бы сравниться с ней. Ведь у него были не бесполезные блестящие побрякушки.
  Радмир ловил на себе пару оценивающих взглядов и готов был поспорить, что знающие люди сумели правильно оценить их. Изделия Вёлунда ценились очень высоко. Слава богам, что никто не знал о том, что он его ученик.
  Единственным хорошим моментом на приеме оказалась встреча с Акешь Миро.
  Это была девушка изящного телосложения, можно даже сказать хрупкого, но при этом она не выглядела чрезмерно худой. В нужных местах у нее были приятные глазу округлости, подчеркнутые светло-зеленым приталенным платьем с золотистым узором. Волнистые волосы рыжеватого цвета доставали ей до плеч. На красивом лице макияж был практически незаметен, отчего небольшая родинка под левым глазом была всем хорошо заметна. Сами же глаза были серо-зеленые с озорными и веселыми искорками, делавшими их взгляд невероятным.
  Девушка была со спутником. Невысоким, немного полноватым молодым мужчиной с невыразительным взглядом карих глаз. Тому очень не понравилось, когда он увидел, как слишком тесно прижималась Акешь к Радмиру во время приветственных объятий.
  После того как девушка назвала его 'очень близким другом' у Радмира было огромное желание усмехнуться в своей излюбленной манере, на правую щеку, но он сдержался и лишь адресовал лану Ансгерну, так представила своего спутника Акешь, вежливую полуулыбку. Тот же в ответ лишь высокомерно кивнул, но Радмир даже не думал обращать на его поведение какое-либо внимание. Он прекрасно понимал этого мужчину. Если бы его спутница проявляла очевидную благосклонность к другому мужчине, то Радмир бы просто так этого не стерпел бы. А этот лан Ансгерн выбрал вполне приемлемый вариант, проявить свое недовольство.
  Впрочем, даже если бы тому захотелось предъявить ему претензии, то это ничего не поменяло бы. Тогда, на острове, Акешь целый год была его любовницей. Это была старая практика островитян. Юных парней и девушек сводили вместе, чтобы они могли наглядно и сразу же на практике пробовать все, что им преподавали старшие в 'искусстве наслаждения'.
  Первые декады их неизменно было трое в комнате. Он, Акешь и старшая дева острова, которая следила, чтобы они все делали правильно. Поначалу это довольно сильно смущало его, но со временем Радмир даже иногда сам спрашивал совета у старшей. Потом их, так сказать, пустили в свободное плавание.
  Каждый раз, вспоминая об этом прожитом на острове годе, Радмир улыбался. Он сохранил самые теплые воспоминания о нем и его обитателях. О старшей, что была у него первой женщиной, о старшей, что была их с Акешь наставницей, о самой девушке. Между ними не было ничего, кроме дружеской симпатии. Эта встреча на вечере была просто встречей двух старых друзей, вызывавшей приятную ностальгию.
  Еще вызывало удивление отсутствие Власты. Почему-то Радмир подсознательно ожидал увидеть ее на приеме. Он даже успел морально подготовиться к этой 'случайной' встрече. Но графини нигде не было.
  Императорская семья давно уже вышла к гостям. Поздравления в честь кронпринца громогласно прозвучали... и все.
  Это было еще одно удивление для Радмира.
  Гости продолжали веселиться и общаться. Начались танцы, которые открыл император со своей супругой. Но его, Радмира, представления не последовало. Велислав несколько раз пробегал мимо. Один раз даже умудрился извиниться перед ним за то, что не уделяет ему достаточного внимания.
  Он пару раз пересекся с Кереем, который был в сопровождении княгини Люцины дэ Дью. Радмир, наконец-то увидел зазнобу своего друга, и ее личность оказалась для него полным сюрпризом. Из всех женщин он выбрал ее. Создавалось ощущение, что Ауалур не просто тесен, он ужасно мал. Впрочем, девушка произвела на него крайне приятное впечатление, даже несмотря на его предубеждение к представителям семейства Джоас. Пусть даже, те имели другую фамилию и входили в другой род. Насколько он мог судить, это было взаимным.
  Пару раз его пытались втянуть в какие-то группы, но он умело от всего уходил. Один раз он поставил на место какого-то перебравшего алкоголя гостя. Конфликту не дали разгореться, а после, немного протрезвевший виновник, принес ему свои извинения.
  Был еще довольно курьезный эпизод, когда он шел к столу с фруктами и соками, и случайно стал свидетелем разговора двух каких-то девушек, которые с большой увлеченностью обсуждали род Джоасов. Точнее новую молодую жену Патрика Джоаса и ее беременность. Они гадали, сколько стоили услуги целителей и смеялись над упадком 'некогда грозного рода'. Но курьез был не в этом. Курьез состоял в том, что одна из говоривших случайно обернулась и заметила его. Нужно было видеть, как мгновенно меняется выражение на ее лице. От злорадного довольства, до дикого испуга и паники. Скорее всего, эта девица приняла его за самого Патрика Джоаса.
  Немыслимым образом эти две сплетницы умудрились скрыться из его поля зрения, без применения каких-либо способностей и техник. Не зря говорят в народе, что страх сделает бегуна даже из калеки.
  Было очень забавно наблюдать издалека за недоуменным лицом Искры Джоас, когда, по всей видимости, старшие этих сплетниц, пришли к ней извиняться и просить сменить гнев на милость.
  Неожиданно вечер оказался не так уж и плох, как представлял Радмир. И это был главный сюрприз для него.
  
  ***
  
  Танер уверенно шел по коридору.
  Сегодня все закончится. Сегодня он вернет себе свое достоинство. Больше никто не будет смотреть на него сверху вниз. Больше никто не посмеет нагло усмехаться ему прямо в лицо и называть 'фальшивым архонтом'. Столько времени он терпел унижения, обман... Слава Варнолу, мастер ему помог и указал путь.
  Он остановился перед первой из нужных ему дверей. Несколько мгновений помедлил, собираясь с мыслями и сосредотачиваясь, после чего взялся за ручку двери и нажал на нее.
  Дверь тихо открылась.
  - Танер? - Удивленно произнес Иржи.
  Его удивление было хорошо понятно. За все эти месяцы Танер практически не общался с красноволосым наложником, лишь перебрасывались приветствиями и несколькими фразами о погоде. К тому же, в последние декады он постоянно был в разъездах с отцом Власты, сопровождая того в качестве свиты.
  - Привет, - поздоровался Танер.
  - Привет, - уже оправился от удивления наложник. - Чем могу помочь?
  - Я думаю, это я могу тебе помочь, - он позволил себе снисходительную улыбку.
  - Ты мне? - Иржи, отвернувшийся от него и снова начавший просматривать какие-то бумаги у себя на столе, вновь посмотрел на него. - Я не понимаю о чем ты. Чем ты можешь мне помочь?
  - Уйти из рабства, - Танер аккуратно закрыл за собой дверь. - Приобрести свободу, и заодно вернуть свое достоинство.
  - Ты пьян? - В глазах Ижи появилась обеспокоенность. - Какое рабство? Какая свобода?
  - Видишь, - Танер слегка склонил голову. - Ты даже этого не видишь, так задурили тебе голову тут.
  - О чем ты? Танер, если это шутка, то она не смешная.
  - Я не шучу, - покачал головой Танер. - Из всех троих наложников, ты единственный, кто здесь не по своей воле. Я могу тебе помочь сбросить оковы вайловских штучек.
  - Танер, я не знаю, что ты употреблял, но это уже чересчур, - Иржи недовольно нахмурился. - Я попрошу тебя покинуть мой кабинет.
  - Неужели тебе не хочется сбросить ярмо, что на тебя накинули? Неужели ты не хочеь отомстить этому женоподобному Илису, за все его тупые шуточки? Не хочешь вновь стать самим собой? Оглянись! Ты же раб. Пойдем со мной и я помогу тебе стать свободным.
  - Я не раб, - Иржи встал из-за стола и скрестим руки на груди. - Я нахожусь здесь, потому что здесь мой дом, мои друзья, моя аса. Да шутки у Илиса имеют скверный характер, а мне регулярно приходится проверяться у менталистов, но я здесь по своей воле. Так, что прекрати нести эту чушь, иди к себе в комнату и проспись. Мы после с тобой поговорим.
  - Жаль, - расстроено выдохнул Танер, - очень жаль, Иржи.
  После этих слов Танер покачал головой и, посмотрев на ручные часы, рванул к красноволосому наложнику.
  
  ***
  
  - Ну как, понравилось? - Велислав устало опустился на стул.
  - Нет, - покачал головой Радмир.
  - Кто бы сомневался, - Велислав улыбнулся.
  Радмир и кронпринц сейчас находились в небольшой комнатке, можно сказать даже каморке. Многие гости еще гуляли, пили, ели закуски и танцевали, а вот они уже были далеки от этого вечера. Как сказала княгиня Кройф, 'власть держащие много не веселятся'. У Радмира тогда много чего было, чтобы ей ответить, но он сдержался. Только спросил при чем тут он и власть держащие, но Снежана Кройф на это ничего не ответила.
  - Но вторая часть тебе понравится намного больше, - продолжил кронпринц.
  - Какая 'вторая часть'? - Насторожился Радмир.
  - Ты программу вечера нормально читал? - Удивленно посмотрел на него Велислав.
  - Мне хватило нотаций и лекций княгини, - ответил Радмир.
  - Брат, - с упреком посмотрел на него Велислав. - Ну, нельзя же так. Вторая часть специально для тебя была разработана. Раз уж мне не позволили сегодня тебя представить.
  - Не позволили? Значит, все-таки, хотел это сделать? - Радмир прищурился.
  - Конечно, - даже не думал возражать кронпринц. - Это же был идеальный момент. Наши дни рождения, твой первый выход в свет. Кстати, та дева острова подняла твою репутацию очень сильно, и для легенды тети Снежаны пригодилась. Да, чуть не забыл, - Велислав достал из кармана небольшую коробочку, - держи. С днем рождения, Брат.
  - Спасибо, но кольцо ты должен был дарить своей невесте, - Радмир взял коробочку.
  - Еще успею ей надарить, - отмахнулся Велислав. - И официально, и не очень. К тому же там не кольцо.
  - А что? - Радмир все еще разглядывал коробочку, которая была украшена затейливым рисунком о похождениях древних героев.
  - Открой и увидишь, - фыркнул в ответ кронпринц.
  Радмир открыл коробку.
  - Слушай, это... - начал Радмир.
  - Не буду я тебя слушать, - перебил его Велислав. - Это обязательно.
  - Иметь герб могут только аристократы и дворяне, забыл? - Радмир вытащил небольшой значок, что обычно крепился к лацкану пиджака или камзола. - Я, что-то не припомню, как попал в их когорту.
  - Кир, брат, не нуди, - Велислав встал и подошел к нему. - Ты аристократ. Я многое понимаю в твоей ситуации, но факт, остается фактом. Это же не герб семьи Джоас или Кройф, даже не рода Кудо.
  - Вел, - начал было Радмир, но был перебит.
  - Кир, - Велислав прямо посмотрел ему в глаза. - Это просто красивый рисунок. Стилизованный под герб, и в будущем, если ты захочешь стать дворянином, могущий тебе послужить в качестве герба, но в данный момент это просто-напросто рисунок с целительской печатью. Все.
  - Спасибо, - ответил Радмир после некоторого молчания и прикрепил значок в воротнику.
  - Всегда пожалуйста, - улыбнулся в ответ кронпринц.
  - Держи, - Радмир кинул небольшой конверт Велиславу. Тот ловко его поймал и с немым вопросом посмотрел на него. - Там несколько чертежей холодного оружия. Я же не знаю, какое ты предпочитаешь, поэтому хочу, чтобы ты сам выбрал.
  - Не стоит Кир, - покачал головой Велислав.
  - То есть, ты хочешь сказать, что тебе не нужны клинки работы Вёлунда? - Радмир картинно приподнял брови в большом изумлении. - Я-то думал, что ты его большой поклонник.
  - В-вёлунд? - Велислав даже заикаться стал от волнения, а на последнем слове его голос сорвался и дал 'петуха'.
  Велислав тут же закашлялся, а Радмир отвел глаза в сторону, делая вид, что он ничего не заметил.
  - Это было жестоко, - прокашлявшись, произнес Велислав.
  - За все нужно платить, брат, - Радмир удовлетворенно улыбнулся. - За все нужно платить.
  Но тут улыбка сошла с его лица. В зону действия его сенсорной способности, которую он в последнее время держал активированной, попало сияние с аномалией. С очень знакомой аномалией, которая была у его учителя...
  
  ***
   - Ты, все-таки, убедил Велислава не делать этого, - Беата довольно начала потирать шею, когда сняла тяжелое ожерелье.
  Императрица сидела за большим трюмо на небольшом стуле и аккуратно снимала с себя украшения. Раньше, они оставались до конца на таких мероприятиях, но сейчас, когда им с супругом уже скоро будет почти двести лет на двоих, они все чаще уходили пораньше.
  - А у меня не было иного выхода, - ответил недовольно Беримир. - Извиняться за утренний инцидент уже было поздно, так что я решил, хотя бы так исправить свой просчет.
  - Как таковой, твоей вины в той ситуации серьезной не было. Чрезмерное любопытство, да, - императрица повернулась к своему супругу. - Но ты же не знал.
  - Милая, мое незнание ничего не значит, - Беримир устало выдохнул. Беата на несколько секунд закрыла глаза. Очень часто за последние пять лет он стал так выдыхать. - Мы же не станем оправдывать преступника лишь из-за того, что он не знал закона, который нарушал?
  - Ты слишком серьезен, дорогой, - пожурила его Беата.
  Беримир слегка откинул голову и с видимым удовольствием посмотрел на свою супругу. Среднего роста, статная, сохранившая стройность и плавность линий, с удивительными цвета морской волны глазами, которые становились темней, когда она злилась, слегка вывернутой верхней губой, делавшей ее черты не такими совершенными и придававшими им естественность и жизнь. Ее черные волосы с седыми прядями, были сейчас в какой-то сложной конструкции, которую женщины называют прической.
  Он всегда говорил, что ему очень сильно повезло всего три раза в жизни. Один из этих случаев везения был как раз в том, что родители сосватали ему именно Беату.
  - Все может быть, - не стал спорить с ней он. - Но я предпочитаю перестраховаться в вопросе с этим юношей.
  - Братом Велислава, - Беата ласково улыбнулась.
  - Именно что братом, которого мы, три старых идиота, его лишили, - Беримир закрыл глаза. - Ведь если бы не наши решения, они бы выросли вместе.
  Беата не стала ничего говорить в ответ. Что-то банальное, вроде 'тогда это было необходимым решением' или еще хуже 'так сложились обстоятельства', говорить было напрасно. Она знала, как никто другой, что ее супруг не очень любил, когда ссылались на судьбу и обстоятельства.
  - Что там у графини дэ Авентурас? - Решила она сменить тему.
  - Все готово, - Беримир прошел к шкафу и начал снимать с себя пиджак. - Завтра будут ритуал, потом бои на арене. Все согласно установленной программе.
  - Надеюсь, им это понравится, - Беата встала со стула. - Но я бы предпочла, чтобы это проходило в пределах дворца. Эти переходы через портал вызывают у меня мигрень.
  - Ты просто не хочешь упускать контроль над ситуацией из своих рук, милая, - пожурил ее в ответ Беримир.
  - Уж кто бы говорил, дорогой, - улыбнулась Беата и, наконец, сняла последнее украшение, небольшую диадему.
  - А я и не спо...
  Договорить императору не дал сильный шум, похожий на взрыв.
  
  ***
  
  Танер недовольно смотрел на руку, беспомощно повисшую плетью вдоль тела. В голове были только ругательства и проклятия. Кто же знал, что этот женоподобный урод будет самым опасным и сильным среди наложников? Даже Стоян, которого Танер небезосновательно опасался, доставил намного меньше проблем. Проще всего было с Иржи. Тот даже нормально противопоставить ему ничего не смог. Так, пару хороших ударов, и все. А этот... Вот откуда в таком тонком тельце, где и мышц нормальных нет, столько мощи? Еще один генномодифицированный? Но тогда почему в его личном деле ничего об этом не было?
  Впрочем, это уже не важно. Все трое были мертвы.
  Передатчик в его кармане завибрировал - его вызывали на связь.
  - Слушаю мастер, - ответил Танер. - Да... Да... Хорошо мастер, уже отправляюсь.
  Танер убрал передатчик и злобно осмотрелся. Жаль, что этой черноглазой шлюхи не было на месте. Но ничего, он еще рассчитается с ней. Ее наложники были неплохой закуской для него.
  Наемник достал небольшой плоский диск с печатью исцеления и приложил в поврежденной руке. Лечение займет несколько часов, но потом рука будет как новенькая.
  Он вышел из здания и с удовольствием стал рассматривать то, что натворили люди мастера. Везде валялись тела погибших наемников этой суки. Многие здания базы дымились. Месть... Какое же это прекрасное чувство.
  Танер пошел к портативному порталу, установленному людьми мастера. Очень скоро его жажда мести будет утолена до конца.
  
  Глава 13.
  Второй раз за неполный год складывалась ситуация, когда тайна ставила его перед сложным выбором, либо раскрыть ее и, использовав все свои способности на максимум, спасти остальных разумных, либо же сохранить ее и принять на себя ответственность за смерти тех, кого мог спасти, но не спас.
  Что важнее, его жизнь или жизни остальных? Сложный вопрос. Радмир был эгоистом. В принципе, это вполне нормально для разумных. Капелька эгоизма есть в каждом, вопрос только в размере этой 'капельки'. Судя по всему, у него она была довольно значительной, раз он до сих пор колебался.
  Архонт внутри него злобно рыкнул, а на его лице глаза стали преобразовываться и появилась жесткая и злая улыбка.
  В Бездну все раздумья! Сегодня новый архонт явит себя миру.
  
  ***
  
  Керей несильно сжал ладонь Люцины. Какая жалость, что они повстречались так поздно...
  Они были в тупике и окружены неизвестными вооруженными разумными. Будь это простые разумные, он бы не испытал бы с ними проблем. Он хоть и не самый сильный, но все же эллу. Только эти разумные и сами были эллу и очень умело использовали сияние. И их было слишком много для него одного.
  Когда произошел взрыв, и была объявлена тревога, они вдвоем как раз шли к императорской чете. Люцина хотела представить его 'дяде Беримиру', как своего будущего супруга. Это казалось слишком быстрым и даже поспешным в их обществе, но они не хотели терять ни минуты.
  Они уже все решили.
  Один из их детей (а планировали они как минимум двух) впоследствии примет наследие княжеского рода дэ Дью, потому что нельзя было допустить, чтобы такой древний род прервался, да и перед предками будет стыдно. Так-то можно было бы и ему, Керею, перейти в род Люцины, но мужская гордость не позволяла этого. Слава богам, Люцина все правильно понимала и не имела никаких претензий.
  И вот, когда они были на лестнице, раздался взрыв. Точнее, вначале было несколько криков, а уже потом взрыв, сопровождающийся яркой вспышкой. Вспышка была настолько сильной, что даже им на несколько мгновений ослепило глаза. Но как бы неожиданно это не произошло, Керей все-равно успел подхватить Люцину, которая, оступившись на ступеньке, начала заваливаться назад.
  После из небольшого сияния, очень напоминающего портал, вышло несколько десятков разумных в темной одежде, масках и с оружием. В большинстве своем они были вооружены огнестрельным оружием, но попадались и отдельные экземпляры, любители холодного оружия. Только какой от него толк при такой атаке, Керей никак не понимал.
  Они с Люциной отступили. Пролет, ведущий наверх, был свободен, поэтому они быстро поднялись на верхний этаж и зашли в первую попавшуюся комнату, которая оказалась комнатой для игры на музыкальных инструментах.
  Керей сразу же забаррикадировал дверь большим секретером, но понимал, что это не выход. Если он один смог его передвинуть, то несколько разумных, даже без сияния тоже смогут.
  Проверив окна и заметив на них особые, усиливающие печати, Керей понял, что разбить их не сможет, а ломать всю стену... Благодарить его за это точно не будут, да и сил у него на это бы не хватило. Насколько он знал, все стены императорского дворца были укреплены специальными печатями.
  Люцина тоже себя хорошо проявила. Девушка первым делом осмотрелась в поисках того, что могло бы ей послужить оружием. Как она рассказывала, ее отец был очень строг в этом плане и считал обязательным для каждой девушки умение постоять за себя и защитить свой дом. На ее лице и в ее поведении не было никаких следов паники, только решимость. Жаль только, что музыкальные инструменты не могли никак пригодиться.
  Первых нападавших Керей встретил хорошим ударом огненной струи с обеих рук. Крики поверженных врагов прозвучали для него в тот момент настоящей музыкой. После он, активировав наследственную способность, которую называли 'черепашьим панцирем', отбивался от нескольких врагов сразу, закрывая Люцину, которая умудрялась отвлекать нападавших небольшими разрядами молний, что она бросала в них.
  Его наследственная способность прекрасно защищала от пуль, создавая вокруг его тела энергетическое поле, поэтому все его переживания были о любимой женщине.
  Они успешно отбивались некоторое время, пока одна шальная пуля, срикошетив, не ранила Люцину.
  Когда за его спиной раздался ее вскрик, Керей, забыв о своей безопасности, кинулся к любимой и буквально сразу же был окружен врагами.
  К его голове было приставлено дуло автомата, но больше враги ничего сделать не успели.
  Раздался резкий хлопок и в комнате появился Радмир, вооруженный двумя парными короткими мечами.
  - Измененные, но слишком слабые, - отстраненно произнес он, слегка размяв шею.
  Мгновение, и в комнате больше не осталось ни одного живого врага. Только Радмир чуть переместился. Керей этого не видел, но по этому небольшому изменению положения Радмира, понял, что тот успел сделать какое-то движение, а может и не одно. Все враги лежали на полу мертвые. Кто-то был обезглавлен, кто-то располовинен надвое. Но крови нигде не было. Только лишь с лезвий мечей, которые держал Радмир клинками вниз, стекало несколько капель.
  Керей присмотрелся и увидел, что все раны на мертвых телах были словно прижжены. Но запаха горелой плоти не было. Он поднял взгляд, чтобы посмотреть в лицо друга и поблагодарить его, но замер, когда увидел его глаза. Ярко красные, с вертикальным зрачком.
  Лишь одно слово возникло в голове имперца - 'Архонт'.
  Радмир же, словно не замечая его реакции, одним слитным движением оказался рядом с ним и Люциной. Он приложил руки к ране девушки. Его глаза вспыхнули алым светом, и он выругался:
  - Пуля застряла в теле, - раздался его голос, вернувший Керея в сознание. - Нужно бы ее вытащить, но сейчас не время и не место. Да и моих навыков для этого не хватит. Я сейчас остановлю кровь и сращу края раны, но это временное решение. В ближайшие сутки будет необходима помощь как минимум целителя второй или третьей ступени, который потом вытащит инородное тело и нормально все залечит, не оставив и следа. Запомнил? Кер? Граф дэ Ави, чтоб тебя! - Громко и зло рыкнул Радмир, не получив от него ответа.
  Керей встряхнул головой, словно избавляясь от наваждения. В последнем крике его друга отчетливо слышалось грозное рычание.
  - Да, я все запомнил, спасибо, Электус, - Керей насколько позволяла его поза, низко поклонился.
  - Совсем голову потерял из-за ранения любимой? - Недовольно донеслось до него. Керей поднял голову и увидел, как Радмир недовольно скривил лицо. - Будешь ерундой страдать и называть меня 'Электус', я тебе такого пинка отвешаю, что твоя графская задница будет еще долго лететь куда-нибудь вдаль. Понял? - Керей кивнул и отвел взгляд. Ему стало стыдно перед другом. 'Электус' по-староимперски означал 'Владыка'. Раньше так уважительно называли любого архонта. Вот только это было слишком отстраненное и официальное обращение, не принятое между друзьями. - Все, теперь поднимай свою красавицу, и пойдем. Там Вел и Лаура уже все ждут.
  
  ***
  
  Кронпринц стоял застывшей статуей и ждал. Он до сих пор не мог отойти от шока, в который его повергло признание его названного брата. Радмир - архонт. Это, конечно, не редкость для их мира, но одно дело слышать про них и читать истории в новостях, и совершенно другое, осознать, что тот, с кем ты близко общаешься, один из них. Пусть молодой и неопытный, пусть еще не набравший всю свою силу, но уже намного превзошедший большинство сильных мира сего.
  Теперь становилось понятно, как Радмир смог победить тогда в пустыне и спасти всех.
  Пустыне... Пустыне... Сколько там народу было? Наемники графини дэ Авентурас...
  Шие обязательно захотят наложить на Радмира свои загребущие лапы. Нужно приложить все силы и не дать им добраться до него.
  Насколько Велислав успел изучить характер брата, он считал, что Радмир ни за что не пойдет к ним по собственной воле, поэтому, при любом раскладе будет конфликт. Как бы силен архонт не был, но Радмир еще слишком молод, а бросить его одного Велислав не сможет. Для него слово 'брат' не было пустым. Он действительно считал Радмира братом. К тому же, один, никогда не сможет победить систему. Значит, кому-то нужно будет прикрывать его спину. Кому-то со связями и хорошими перспективами. И хоть политическая ситуация в мире сейчас не очень благоприятная, да и дедушка наверняка будет против, этим кем-то решил стать Велислав.
  Еще и эта непонятная ситуация с графиней... Она уже знала о том, что тот архонт? Поэтому крутилась рядом с ним все это время? А ведь тогда, насколько он, Велислав, успел заметить, Радмир о чем-то беседовал со Стояном, наложником графини дэ Авентурас. Он тогда раскрыл ему правду? Ведь только после того разговора здоровяк начал действовать.
  Лучше бы это было просто совпадением. При всем своем не самом завидном положении наложника в обществе, Стоян ему искренне нравился. Этот немного меланхоличный здоровяк был по-настоящему хорошим парнем, и поэтому просто не хотелось становиться его врагом.
  Велислав замотал головой. Он впервые пошевелился с того момента, как Радмир ушел. Вопросов накопилось очень много. Когда это все завершится, нужно будет все хорошо с ним обсудить.
  
  ***
  
  Радмир в компании с Кереем и Люциной быстро добрались до закоулка, где засели Велислав с его отрядом охраны.
  Алв быстро представил всех друг другу, и они пошли, ведомые Лаурой, к специальным бункерам, предусмотренным в таких случаях. Радмир не хотел туда идти, но не стал ничего возражать против этого. Он прекрасно понимал, что вместе с ним, шансы на то, что Велислав и остальные благополучно доберутся до нужного места, были намного выше.
  - Что-нибудь уже известно? - Радмир повернулся к Лауре.
  Как только он почувствовал знакомую аномалию в чьем-то сиянии, то сообщил об этом руре, которая в это время находилась за дверью. Женщина не стала задавать лишних вопросов, хотя, судя по ее взгляду, такие имелись в большом количестве, и начала сразу же действовать. По внутренней связи она предупредила всех о возможных нарушителях, и буквально спустя пару минут до них троих донесся звук взрыва. Велислава и его сразу же окружили люди из отряда Лауры, а она сама начала вызнавать подробности.
  - Взрыв был в левом крыле дворца, на этаже императорской четы, - ответила Лаура.
  - Что с дедушкой и бабушкой? - С сильным беспокойством спросил Велислав.
  Было странно, что Велислав до сих пор не поинтересовался этим, но, видимо, шок от его признания был слишком силен для него. Радмир прекрасно видел и чувствовал, как его названный брат переживает, но, к чести кронпринца, он не стал кидаться сломя голову в неизвестность. Значит, все-таки, не зря проводила эти лекции княгиня Кройф. Кстати, в его инструкциях не было ничего о том, как вести себя в такой ситуации. Просчет со стороны княгини и разрешение ему действовать так, как он посчитает нужным.
  Глаза Радмира блеснули, а архонт внутри него довольно заворчал. Он не стал трансформировать их обратно. Это было бы глупо, после его признания, да и чревато. Глаза дракона очень сильно помогали ему. В паре с его сенсорными способностями они были крайне полезны. Иметь возможность видеть любые колебания сияния, которые вызывали другие эллу, было огромным преимуществом.
  - Они целы и невредимы, Ваше высочество, - Лаура повернулась к кронпринцу. - Отряд Давара вовремя перехватил неизвестного, который шел в сторону комнат принцессы Златы и княжны Ярославы Кройф. Именно тогда и произошел взрыв. В живых не осталось никого. Нарушитель и отряд были найдены мертвыми вторым отрядом под руководством Эльмириха.
  Лицо Велислава застыло.
  Радмир молча положил руку ему на плечо и сжал его. Слова сейчас были излишни.
  Велислав моргнул, повернул лицо к нему и кивнул.
  - Я в порядке, спасибо, - произнес кронпринц. - Как там Злата и Ярослава? Где они?
  - Они еще находились на празднике и поэтому не пострадали, - ответила Лаура, после того как задала этот вопрос кому-то на другом конце связи и получила оттуда ответ. - Там сейчас гвардейцы занимаются эвакуацией гостей. Нападавших там нет. Атакующие наблюдаются только в этом крыле дворца.
  - Странно все это, - Радмир недовольно поморщился. Архонт внутри него рвался пойти и найти нарушителей его спокойствия, и сдерживать эти порывы было сложно. Все же архонт это доминант, который очень трепетно относится к нарушению личного пространства. Скорее всего, его скрытность произошла именно отсюда.
  - Ты о чем? - Велислав повернулся к нему. Рура тоже посмотрела в его сторону и даже сбавила шаг, чтобы поравняться с ними.
  Они быстро передвигались по неизвестным Радмиру коридорам, окруженные людьми из отряда руры. Впрочем, практически все коридоры во дворце были Радмиру неизвестны. Где-то выл сигнал всеобщей тревоги, действуя на нервы и вызывая у него неприятный зуд. Слишком уж чувствителен он стал к звукам с определенной частотой.
  Керей аккуратно нес Люцину на руках. Он молчал, но внимательно все слушал.
  - Глупо это все получается, - Радмир замолчал, подбирая слова. - Я не вижу логики в этих действиях.
  - Какая логика может быть в этом сумасшествии? - Лаура недовольно передернула плечом.
  - Не скажи, - не согласился Керей, впервые подав голос за время их передвижения. - Радмир прав. Если это теракт? То для чего? Устрашение? Расплата? Почему все молчком? Почему нет требований или еще чего-то подобного? Мне тоже не понятна логика их действий.
  - В точку, - Радмир кивнул. - Вначале они нападают на нас в пустыне, потом нападение на меня и графиню дэ Авентурас. Я-то думал, что это я мишень, но теперь атака на принцессу и княжну. Не вижу связи.
  - Может, это просто акт запугивания? - предположил Велислав. - Ну, знаете, неизвестность всегда пугает. А враг, которого не знаешь, не знаешь мотивов его поступков, будет казаться страшней.
  - Все может быть, - Керей посмотрел на бледное лицо Люцины. Девушка до сих пор не приходила в сознание, и это тревожило его.
  Радмир уже хотел что-то сказать, но ответить ему не дали.
  - Нас атакуют!!! Сектор три-В!!! - Ожило средство связи на поясе у Лауры треском и искаженным голосом. - Нужна помощь! Срочно! Нужна помощь!
  
  ***
  
  В ночном небе, над императорским дворцом зависла небольшая человеческая фигура. Она безмятежно парила в воздухе, словно призрак. Время от времени она перемещалась, но все время возвращалась на свое исходное место.
  Если бы Радмир мог видеть эту фигуру, то он бы без труда узнал в ней своего бывшего персонального наблюдателя последних лет - Арлока ди Гарсиа. Бывший имперский теневик немного изменился внешне, но одно осталось прежним - его глумливая улыбка, которая всегда раздражала Радмира. Только в этот раз он бы не обратил на нее никакого внимания, пораженный лишь одним фактом - имперец парил в воздухе. Еще ни одному эллу не удавалось это. Была даже поговорка, 'разум может покорить только то, у чего есть границы, а бескрайнее небо покорить не в силах'.
  Арлок внимательно смотрел на императорский дворец. Его глаза сейчас были такого же цвета, что и белок, и вызывали довольно жуткие ассоциации.
  - Я знал, что ты не будешь оставаться в стороне, мой друг, но уже поздно, - произнес он. После чего позади него появилось темное марево, в котором Арлок и исчез.
  
  ***
  
  Искра и Патрик Джоас сидели на полу со скованными за спиной руками и со злостью смотрели на своих пленителей.
  Они находились на гостевом этаже, где им были отведены покои для отдыха.
  Когда произошел взрыв, в комнату ворвалось двое мужчин в белых масках на лицах и, использовав неизвестный артефакт в виде оков, они пленили их. Патрик несколько раз старался использовать сияние, по странные оковы, не давали этого сделать. Сколько бы он не тянулся к своим источникам, все было напрасно. Впервые в жизни Патрик был так беспомощен перед лицом опасности, но самое плохое было в том, что он не мог защитить свою супругу. Это был очень болезненный удар для его гордости. Даже больший, чем когда десятилетний мальчишка смог пробить его щит и атаковать.
  Двое нападавших не проявляли никакой агрессии и не причиняли им никакого вреда, но вот комнату они осмотрели всю.
  - Прекрати ерундой страдать! Нам нужно уходить! - Высокий и грузный мужчина средних лет недовольно посмотрел на своего напарника, который с интересом рассматривал содержимое личной сумки Искры Джоас. Он периодически выглядывал за дверь и проверял, все ли спокойно.
  - Да брось, - отозвался другой, такой же высокий, но худощавый, не прекращая своего действия. - Лучше посмотри, какие цацки у этой старухи.
  - Как баба прям, - сплюнул первый и недовольно отвернулся.
  - Дурак, - огрызнулся второй. - Ей они уже скоро будут ни к чему, а вот нам потом пригодятся. Продадим, я нужного человечка знаю в Мираселе.
  - Кто из нас дурак? - Первый вновь повернулся к своему напарнику. - Мирасель теперь для нас закрыт. Или ты забыл, что учудил тот ублюдок? Там люди Аристо землю носом роют.
  - Подумаешь, Аристо, - пренебрежительно ответил второй. - Что он нам теперь сделать может?
  - Те, кто так думал, уже давно узнали, что он может, и теперь живут себе на небесах. Им эти хреновины уже ни к чему, и тебе так же будет. На кой мертвяку бабки?
  - Не наговаривай, - сделал второй рукой знак, отгоняющий плохое. - Сам как баба причитаешь. Нам хороший улов плывет в руки, а он морду воротит. Лучше скажи, с этими, что делать будем? - Кивнул он на чету Джоасов. - Их в нашем плане не было.
  - Что-что, - первый характерным жестом провел рукой по горлу.
  - Лады, - пожал плечами второй и достал нож.
  Патрик, внимательно следящий за этим разговором, посмотрел на жену. Та смотрела на приближающегося нападающего с откровенным презрением. Ни в ее глазах, ни в выражении ее лица, не было ни капли страха. В нем шевельнулась гордость за нее и злость на себя. Мужчина с ненавистью посмотрел на убийцу.
  - Мне вот интересно, - неожиданно раздался новый голос, - а потом, что ты будешь с этими драгоценностями, что успел в карман свой засунуть? Продашь? Кому? Это не то барахло, что ты привык срезать на улицах Антьяно. Это уникальные драгоценности, выполненные по индивидуальному заказу. Тебя же по ним сразу же вычислят, придурок.
  Патрик с недоверием посмотрел в сторону двери, где из темного марева появился Арлок.
  - Арлок, - первый, стоящий возле двери, тут же приветственно ему кивнул.
  - Арлок, Арлок, - глумливо улыбнулся бывший теневик. - Кто же еще?
  - И что, теперь добру пропадать? - Второй недовольно посмотрел на Арлока.
  - Зачем же пропадать? - Арлок удивленно приподнял брови. - Лани Джоас с удовольствием будет продолжать их носить и дальше.
  - Че? - Второй резко развернулся к невысокому имперцу. - Мы че, в живых их оставим?
  - А тебе нужна кровавая вендетта? - Арлок вновь глумливо улыбнулся.
  - Но они нас видели, - неуверенно произнес первый.
  - Вы в масках, - Арлок слегка закатил глаза. - Никто ваши физиономии не видел. Лучше скажи, вы все успели сделать?
  - Да, - ответил первый.
  - Вот и хорошо, - Арлок шагнул в сторону и рядом с ним вновь возник портал. - Значит, валим отсюда. Пока сюда он не пришел.
  - Кто он? - Второй уже хотел было войти в портал, но его остановила рука Арлока. - Че?
  - Карманы, - ответил Арлок и недовольно посмотрел на него.
  - Ищейка гребаная, - зло отозвался второй, но карманы послушно выпотрошил, побросав на пол все, что успел туда запихать драгоценного.
  - А ты крыса, - улыбка Арлока стала шире. - Хорошая из нас команда получается.
  - Просто замечательная, осталось только в клетку вас отправить, - вновь раздался новый голос, и улыбка Арлока прошла.
  - Рано ты, Радмир, - Арлок повернулся на голос и замер. Ему в горло упиралось острие одного из парных мечей алва. - Я думал, минуты три еще есть.
  - Я очень спешил на встречу со старым другом, - Радмир усмехнулся на правую щеку.
  - Слышь... - начал говорить второй, но Радмир сделал молниеносное движение, и его голова покатилась по полу.
  - Прекрасные клинки, - похвалил Арлок спокойным тоном, при этом стараясь не двигаться.
  
  ***
  
  Радмир был удивлен. Точнее, когда он только почувствовал сияние Арлока и знакомую аномалию в нем, то его первой реакцией была злость и уже потом удивление. В его голове никак не укладывалось, как этот тип с мерзкой улыбкой мог так поступить. Он, конечно, не знал всю историю жизни Арлока, да и не интересна она ему была, но, все-таки, Радмир, почему-то, был уверен, что теневик не способен на предательство подобного рода. Даже тогда, он ведь говорил, что плевать на личности, главное, страна.
  - Тварь, - злобно крикнул высокий и грузный измененный и, сцепив ладони, выпустил в него длинную молнию.
  Ослепляющая, яркая желтовато-зеленая вспышка на мгновение осветила комнату. Князь и княгиня Джоас зажмурились, спасая глаза от яркого света. Даже Арлок моргнул. А вот сам Радмир лишь слегка прищурился. Драконьи глаза были удивительными. Ни темнота, ни яркие вспышки света не могли причинить им какого-либо вреда, все им было нипочем.
  Саму молнию Радмир принял на свой второй клинок, благо учитель сделал их из специального металла, который позволял манипулировать сиянием с их помощью. Поэтому он просто перенес на лезвие защиту и блокировал смертоносную молнию. Раздался гудящий звук от удара, посыпались яркие искры и все, молния была обезврежена.
  Увидев ошеломленное выражение на лице измененного, Радмир, использовав 'разрыв', оказался у того за спиной. Один взмах клинком и еще один обезглавленный труп 'украсил' комнату.
  Воспользовавшись моментом, Арлок скрылся в странном темном мареве какого-то неизвестного портала.
  Пару секунд алв смотрел на то место, где стоял имперец, после чего недовольно цыкнул.
  - Мне вот интересно, - произнес вслух с задумчивым видом Радмир. - В нем осталось хоть что-нибудь человеческое?
  - Можешь даже не сомневаться, - неожиданно раздался ответ, словно неправильное эхо в комнате.
  Радмир напрягся. Он чувствовал сияние Арлока, но не совсем как обычно. Оно будто бы было разлито по всему пространству комнаты. Еще несколько секунд продолжалось это ощущение и потом полностью исчезло.
  - Архонт, - ошеломленно произнес князь Джоас.
  Радмир повернулся к пожилой паре.
  - Ну, архонт, - произнес он на ойнце и пожал плечами, - и что?
  Князь ничего ему не ответил, лишь опустил голову и покачал ей. До Радмира донеслось, как тот еле слышно говорит сам себе 'так просрать...'.
  - Княгиня, - Радмир подошел к женщине. - Погодите одну минуту, - Радмир посмотрел на оковы, что были на ее руках. - Неприятная вещица, - недовольно прищелкнул языком.
  - О Варнол, как же ты похож на Савора, - потрясенно произнесла Искра Джоас также на ойнце, с жадным вниманием рассматривая его.
  - Обычно люди говорят, что я похож на вашего супруга, - ответил Радмир, все еще рассматривая оковы.
  - Это вполне естественно, - княгиня не отрывала своего взгляда от его лица. - Савор был очень похож на отца. Но вот твои жесты, движения. Я не знаю откуда это, но ты очень много перенял от него.
  - Не скажу, что это приятное для меня сравнение, - Радмир выпрямился. - Быть похожим на слабохарактерного аристократа, который не мог отстоять своего мнения перед отцом, это 'так себе' достижение.
  - Ты слишком предвзят, - по лицу пожилой женщины пробежала тень. - Он не был слабохарактерным, просто очень любил и уважал отца. К тому же, получить в учителя самого Вёлунда не каждому дано.
  - Вы меня, конечно, извините, княгиня. Я понимаю, что он был вашим сыном, - Радмир достал кинжал из рарока, - но, на мой взгляд, уговорить своего близкого друга стать учителем, не самое сложное в этом мире. Это как-то меркнет на фоне того, что сделала моя мать, которая нашла не менее замечательного учителя и при этом в очень юном возрасте, смогла пойти против воли семьи и остальных, настоять на своем, не сдаться и не сломаться. Мы можем очень много спорить по этому вопросу. Вы будете защищать своего сына, я возражать, но факты, вещь упрямая.
  - Савор не был таким плохим, как ты его себе представляешь, - спокойно возразила княгиня. - У него был стержень, характер.
  Радмир на несколько секунд посмотрел пожилой женщине прямо в глаза и произнес:
  - Будь у вашего сына характер, стержень, то я бы сейчас называл вас 'бабушкой'. Так, - Радмир наклонился и приставил острие кинжала к одной из печатей на оковах, - сейчас может быть больно.
  - Куда уж больнее, чем от твоих слов, - княгиня закрыла глаза. Голос ее дрогнул.
  Радмир на секунду замешкался. Играет или и правда ее это задело?
  - Дорогая, - успокаивающе произнес Патрик Джоас.
  - Я прошу тебя, Пат, не сейчас, - ответила Искра, открывая свои черные глаза.
  - Кстати, должен заметить, у вас замечательный ойнц, княгиня, - Радмир отвел назад свободную руку. - Произношение просто прекрасное.
  - Твоя мать очень часто практиковалась со мной в детстве, именно я учила ее основам языка, - ответила княгиня Джоас. После того, как она открыла глаза, она отстраненно смотрела куда-то в окно.
  - Я знаю, - Радмир улыбнулся. - Она мне об это рассказывала.
  После он резко и сильно опустил руку, отведенную назад, на навершие кинжала. Раздал металлический звук и оковы раскрылись.
  Радмир видел, что ей было больно, видел, как высвобожденная энергия из печати сильно ударила ее, но к чести этой женщины, она не произнесла ни звука. Лишь зажмурилась немного в этот момент.
  - Вот и все, - Радмир взял сломанные оковы в руки и выпрямился. - Вам повезло, что у меня есть взгляд, без него я бы просто не смог найти слабое место в этих печатях.
  - Ты еще и в печатях разбираться? - Патрик Джоас посмотрел на него. Он спросил на ойнце. С ошибкой. Видимо решив, что раз Радмир общался с ними исключительно на этом языке, то и вопрос нужно задать на нем же. 'И где тут логика?', спросил сам себя Радмир. До этого они уже общались и Радмир отвечал, когда князь спрашивал его на имперском.
  - Разбираюсь, - кратко ответил Радмир, после чего также быстро освободил и князя, хотя делал это с большой неохотой. Лучше бы было оставить его закованным, но остальные не поймут. К тому же самому начинать конфликт в такое время было очень неразумно.
  - Кир, брат, - Велислав быстро вошел в комнату и осмотрелся. - Я все понимаю, но мог бы ты хоть одного в живых оставить? От кого нам информацию узнавать? Приветствую вас еще раз, дядя Патрик, тетя Искра.
  - Если кто-нибудь из ваших сможет хотя бы одного пленить, я с удовольствием пожму ему руку, - недовольно ответил Радмир. В голове всплыли воспоминания, как он пытался пленить Энока. - Измененные не те, кого можно просто пленить. У них есть очень неприятная способность, когда они становятся на какое-то время кем-то вроде берсерков, а после ее использования умирают. Вот и попробуй возьми такого в плен. Тут нужны наркотики или транквилизаторы. У меня их нет, а у тебя? - Кронпринц отрицательно замотал головой в ответ. - Ну вот, видишь. Твое желание невыполнимо.
  - Даже для архонта? - С усмешкой спросил князь Джоас, все также на ойнце.
  - А других, неизмененных, взять в плен? - Поинтересовался Велислав.
  - А пока все нападавшие были измененными, - Радмир усмехнулся на правую щеку, игнорируя вопрос князя и его самого.
  Ответил он кронпринцу на чистом имперском.
  
  В коридоре их ждали Лаура со своими людьми из охраны Велислава и Керей с Люциной. Девушка уже успела прийти в себя, но до сих пор была слаба и передвигалась только с помощью поддержки своего возлюбленного.
  - Что там? - Лаура посмотрела на него. Она стояла самая первая с автоматической винтовкой крупного калибра наготове.
  - Ты бы поберегла себя, - Радмир недовольно нахмурился. - Не одна уже.
  Рура удивленно посмотрела на него, но потом отвела взгляд, слегка опустила голову и отступила за спины своих людей.
  - А это что было? - Велислав вышел следом за ним и прекрасно видел все, что произошло.
  - Позже, - ответил Радмир. - Вот, лучше полюбуйся, - алв протянул кронпринцу одну из пар оков. - Мерзкая вещица для любого пользователя сияния. Одних блокирующих печатей аж шесть штук и все автономны. Повезло, что сделавшему их не хватило мастерства и таланта все это соединить в одну систему. Главное, нарушить самый слабый канал передачи и все, система ломается.
  - А как его обнаружить, этот слабый канал? - Велислав внимательно рассматривал одну пару, в то время как остальные рассматривали вторую.
  - Достаточно иметь 'взгляд', - ответил Радмир.
  - Любой? - Спросил Керей.
  - Тот, который может видеть потоки движения сияния, - пояснил Радмир. - Странно, что звуков выстрелов не слышно.
  - Очаги нападения уже погашены, - ответила рура. - Его императорское величество с семьей в безопасности. Все живы и невредимы.
  Практически у всех вырвался непроизвольный вздох облегчения.
  - Это замечательно, - произнесла княгиня Джоас, поддерживаемая своим супругом.
  
  Глава 14.
  Радмир не ожидал такой чуткости и помощи супруге от князя. Но тут уже за него говорила предвзятость, с какой он относился к главнокомандующему азарской империи. Сейчас он, как и Керей с Люциной и Велислав с Лаурой, сидели в кабинете императора и наблюдали довольно милую картину семейной идиллии четы Джоасов. Казалось, что Патрик Джоас наперед знает, что нужно его супруге, и для Радмира это было настоящим откровением.
  Но это было не важно для него. Его заботило другое. Смысла в своем присутствии здесь, Радмир не видел. Зачем он здесь? Показания свои Радмир уже дал, и они были зафиксированы одним из неприметных агентов княгини Кройф. Ну и толк от его нахождения тут дальше? Советы давать? Чушь. Ни одному из присутствующих здесь аристократов, которые были намного старше него, советы были не нужны. Да и что он им посоветовать мог? Правильно, ничего. Точнее ничего из того, что они и сами не знали.
  Еще его раздражал князь Джоас, который помимо того, что был так внимателен в своей супруге, еще в основном сидел с таким видом, будто он самолично разогнал нападавших. Прямо былинный герой из старинных сказок. Спина подчеркнуто прямая, грудь колесом, глаза воинственно горят... Радмира так и подмывало подойти и дать ему подзатыльника, мол, спустись с небес на землю. К тому же большинство действий главнокомандующего, молодой алв описывал про себя словами 'общественно бесполезный труд'. Вроде что-то и делает, но кому от этих действий лучше, неизвестно.
  А еще Радмир очень хотел кушать и спать. Ужин он пропустил из-за нападения, а те закуски, что он успел распробовать на приеме, нормальной едой для молодого организма назвать никак нельзя было.
  Прошло уже пару часов с момента нападения на императорский дворец. Жертв для такого нападения было удивительно мало. Несколько десятков гвардейцев и один из личных гостей императора, которого нашли с простреленной головой в отведенной ему комнате. Причем, со стороны казалось, что его погубила случайная 'шальная' пуля. Спрячься этот неизвестный Радмиру гость нормально и остался бы в живых.
  В империи было объявлено чрезвычайное положение, усилены посты пограничной службы, увеличено количество людей на портальных и иных вокзалах и станциях. Все было сделано быстро и четко.
  И все было напрасно.
  Не было никаких следов или еще чего-то, что могло бы вывести на след нападавших. По показаниям очевидцев, среди которых впервые для себя оказался Керей, выходило, что нападавшие появлялись словно из воздуха, точнее, из неизвестных порталов. Новость об этом очень сильно обеспокоила Снежану Кройф, которая долго еще материлась, после того как выслушала все эти выводы. Радмир даже невольно заслушался, настолько замысловатые многоэтажные речевые обороты использовала глава внешней разведки.
  Под конец семиминутной тирады (Радмир специально время засек) без каких-либо повторений, молодой алв молча повернул голову к княгине, сидевшей рядом и поаплодировал. Это его действие вызвало сразу несколько реакций.
  Император то ли хмыкнул, то ли крякнул с непонятными интонациями, княгиня впервые на памяти Радмира смутилась, а вот князь Джоас не сдержался.
  - Вас допустили на важное совещание, лан Кудо, - князь Джоас сурово нахмурил брови. - Оказали доверие, хоть вы и не являетесь гражданином империи, так что будьте любезны вести себя прилично и не паясничать.
  Говорил он на имперском, отчего у Радмира вновь возник вопрос, где логика в поступках этого человека? Ну или, хотя бы, последовательность.
  - Это просто акт восхищения княгине, с моей стороны, - Радмир ответил на ойнце. - Никакого паясничества, только искреннее восхищение. Например, я так не умею.
  - Научишься еще, какие твои годы, - на лице императора появилась легкая улыбка.
  - Буду стараться, Ваше императорское величество, - Радмир встал со своего стула и поклонился. - Но можно не менее насущный для меня вопрос? Что вы планируете в отношении меня?
  - Прекратите так себя вести, демоны вас забери! - Не сдержался князь Джоас.
  Радмир молча и со спокойным лицом повернулся к нему.
  - А то что? - Радмир не стал присаживаться обратно на стул и продолжил стоять. Он просто стоял, но со стороны это выглядело довольно вызывающе. - Арестуете меня? Выгоните? Или, не дай Обер, засмотрите насмерть своим злобным взглядом? - Радмир улыбнулся. - Так бесполезно это. Уж на примере тех двоих, вы должны были в этом убедиться, - его улыбка стала язвительной. - А может, вы решили, что я слабее их? Тогда у меня возникает сомнение в вашей адекватности, князь.
  - Кир, брат, прекрати, - Велислав подошел к нему и положил руку на плечо.
  Радмир повернулся к кронпринцу, пару мгновений рассматривал его лицо, затем кивнул.
  - Ты прав, Вел, - он вздохнул. - Просто мне уже надоело это все. Я устал и хочу уехать, а для этого мне нужно знать, что решили в отношении меня. Я приехал на твой праздник, и вместо развлечений получил непонятно что. Мало того, так мне же еще пришлось спасать 'великого' воителя твоей империи, которому по силам только с детьми воевать.
  Велислав не нашелся, что ему ответить.
  Радмир понимал, что своими словами сильно задел главнокомандующего, понимал, что из всех присутствующих только Велислав может хоть как-то ему возразить, ну еще и император, но тот решил занять выжидательную позицию, судя по его поведению. Также он понимал, что у кронпринца сейчас тяжелое положение. Если тот начнет защищать главнокомандующего при всех, то этим он как бы признает, что он говорит правду, а это уже будет урон чести и достоинству князя.
  Поэтому он удостоился от кронпринца лишь укоризненного взгляда и протяжного:
  - Кир...
  - Извини, брат, - Радмир дружелюбно ему улыбнулся. - Все, я буду молчать.
  Он вновь присел на свой стул.
  - Я смотрю, Милада хорошо научила тебя умению оскорблять одного, но при этом задевать многих, - император протянул руку и взял бокал с фруктовым напитком.
  - Мою маму зовут Изанами Кудо, Ваше императорское величество, - ответил Радмир.
  Замечание императора было правильным. Своим поведением и словами Радмир задел не только князя, но и императора. Но ему это было сейчас безразлично. Внутри него все еще жило раздражение и злость, вызванные князем, которые не получалось усмирить.
  - Я запомню, лан Кудо, - спокойно протянул Беримир и отпил из бокала.
  - Буду очень признателен, Ваше императорское величество, - Радмир встал и с серьезным лицом отвесил монарху поклон. - Приношу свои извинения.
  - Извинения принимаются, лан Кудо, - Беримир поставил бокал на место. - Что же касается твоего вопроса, то никаких мер по отношению к тебе, ни я, ни мои люди предпринимать не будем. Мы не будем делать попытки тебя завербовать, но ты также должен понимать, что и помощи от нас в таком случае ждать не нужно.
  - Но дедушка! - Велислав возмущенно вскрикнул и подался всем телом вперед.
  - Все хорошо, Вел, - уже Радмир положил руку на плечо кронпринца для успокоения. - Примерно это я и ожидал. - Радмир повернулся к императору. - Благодарю за ответ, Ваше императорское величество.
  - Не за что, лан Кудо, - Беримир сделал легкий жест рукой, мол, ничего сложного. - Велислав, я прекрасно понимаю твое возмущение, но у нас просто нет оснований для того, чтобы выступать гарантом для юного архонта. Он не имперец, а ваши отношения, это просто ваше личное дело, никакого отношения к империи не имеющее.
  - Это все просто чушь! - Не сдержался Велислав. - Ты просто прячешься за этими словами. Любой, с кем я общаюсь, будет иметь отношение к империи, так или иначе.
  - Велислав, - тон голоса императора стал жестче. - Это политика. В ней нет места для личных привязанностей.
  - Значит, если это будет нужно, то ты также и мной пожертвуешь? - Велислав подобрался, словно молодой бычок, готовый к бою.
  - Не передергивай мои слова, мальчишка! - Рыкнул император. - Никто жертвовать ланом Кудо не собирается. С нашей стороны, все, кто был свидетелем того, как он проявлял свои способности архонта, принесут клятву о неразглашении этого. В конце концов, такое понятие, как простая человеческая благодарность, никто не отменял. Или ты считаешь меня тем, кто пренебрегает этим?
  Велислав сник.
  - Нет, я... - он выпрямился. - Приношу свои извинения, Ваше императорское величество.
  Спор утих так же внезапно, как и возник, но, как отметил про себя Радмир, прямого ответа на вопрос кронпринца, император так и не дал. Не зря Вёлунд всегда говорил, что 'политика - это грязное дело, без капли достоинства и благородства'. Конечно, император был прав, личным отношениям в политике не место, но Радмир очень надеялся, что Велислав сохранит в себе этот дух, останется таким же честным и преданным. И также надеялся, что тому не нужно будет менять своего мнения.
  
  ***
  
  - Этот юнец слишком много себе позволяет, - Патрик Джоас недовольно скривил рот.
  - Он позволяет себе ровно столько, сколько мы сами ему позволяем, - скаламбурил в ответ ему Беримир. - Между прочим, парень очень тонко чувствует этот момент и хорошо это использует. Он еще ни разу не перешел за грань дозволенного.
  - Это ты так думаешь, - ворчливо отозвался князь Джоас.
  В императорском кабинете остались только они вдвоем. Даже Казимир куда-то убежал по неотложным делам, поэтому князь и император могли позволить себе такой разговор.
  - Да, - усмехнулся Беримир. - Хорошо он по тебе прошелся и ведь не возразишь ему. Те события ведь действительно имели место быть.
  - Очень смешно, - скосил в его сторону взгляд Патрик. - Тебя он, между прочим, тоже хорошо задел.
  - Но только после твоей же ошибки, - перестал улыбаться Беримир. - Он начал говорить только после тебя и твоего замечания. Это ТВОЙ И ТОЛЬКО ТВОЙ прокол, Патрик.
  Император невольно использовал свой 'голос', и это было ярким доказательством того, что он был не в самом радужном расположении духа.
  - Знаю, - опустил голову главнокомандующий. - Не смог сдержаться. Каждый раз, как вижу его, хочется ему по заднице надавать, чтобы вел себя более уважительно. В свои годы мы так себя со старшими не вели.
  - Ты ему не старший, - возразил Беримир. - Ладно, закроем тему, - продолжил он, видя, что его друг хочет возразить. - Не один раз уже мы с тобой это обсуждали. Лучше расскажи, что с нашими делами?
  - Все хорошо, - кивнул князь Джоас.
  - Это хорошо, - повторил император и откинулся на спинку кресла. - Это очень хорошо.
  Князь промолчал и ничего не стал говорить в ответ. Он прекрасно видел, что его старый друг доволен... Вот только тон, каким произнес все это император, выдавал сильную усталость пожилого мужчины.
  
  ***
  
  Снежана Кройф устало сидела перед камином в своем дому и смотрела на языки небольшого пламени, что извивались в плавном и диком танце. На ее душе было тяжело. И как и всегда в таких моментах, она сидела у горящего камина и смотрела на огонь. Эти завораживающие движения пламени действовали на нее успокаивающе и помогали собраться с мыслями.
  Первое, что ее беспокоило - это Акира. То, что мальчик все же оказался архонтом, было еще половиной беды. Самое сложное начнется после. Как бы не клялись остальные, но тайну, тем более такую, нельзя было утаить. Для ее сохранения нужно было бы ликвидировать всех свидетелей, абсолютно всех. А так поступить она не могла. Для этого был ряд причин, но одной из главных была причина, что об этом знал и Арлок.
  Второе - Арлок.
  Арлок, тот, в ком она всегда была уверена, открылся с неожиданной стороны. Стороны предателя.
  Как он мог так поступить? Задавалась она вопросом и не находила ответа. По словам свидетелей, которым не верить не было никакого основания, он даже руководил нападавшими.
  С одной стороны, это было логично. Арлок прекрасно знал императорский дворец изнутри и мог провести нападавших, но вот с другой, иррациональной стороны, княгиня никак не могла в это поверить. Не могла она так ошибиться в нем. Иначе это уже был не Арлок.
  Тогда кто? Измененный? Так же их называет Акира? Очень точное название.
  - Любимая? - Подошел к ней Казимир и аккуратно положил свою руку ей на плечо.
  - Да? - Она подняла голову и посмотрела на его лицо, на котором сейчас была лишь нежность и забота.
  - Тебе нужно отдохнуть, - с легким укором произнес Казимир.
  - Уже иду, - успокаивающе улыбнулась она супругу.
  Вот уж действительно настоящая тень. И императора успел поддержать и ее. Хоть это и не было официальной должностью, но словосочетание 'тень императора' для многих знающих разумных было очень весомым. Как у него хватало на все сил?
  Женщина поднялась с кресла, поддерживаемая супругом и доверительно прижалась к его руке.
  Хоть в этом ей повезло, и она не ошиблась.
  
  ***
  
  Известие о нападении на ее лагерь застало Власту по пути в столицу Азарской империи. Она хотела лично привезти императорскую семью к себе в лагерь, где планировалось продолжение празднества, и заодно повидать Акиру. Точнее, она хотела повидать Акиру, которого уже давно не видела, и заодно привезти императорскую семью в свой лагерь. Но для всех остальных, конечно, она озвучивала первый вариант.
  И вот, ее личный планшет завибрировал.
  Она поставила его на беззвучный режим, чтобы во время общения он не мешал своим звуком вызова, довольно неприятным, к слову. Вайлу всегда удивляла эта неспособность разработчиков и производителей сделать звонок более приятным для слуха, ну или, хотя бы, менее раздражающим.
  Шие достала планшет и, увидев индекс вызывающего, нахмурилась. Внутри что-то сжалось, а сердце неприятно екнуло в груди.
  - Слушаю, - тем не менее, спокойным и уверенным тоном произнесла Власта. - Когда? - Задала она вопрос через несколько мгновений. - Жертвы, потери? - Снова задала она вопрос, выслушав ответ на предыдущий вопрос. Шие еще несколько секунд слушала ответ, после чего резко развернулась и выкрикнула своим сопровождающим. - Мы возвращаемся. Живо!
  Ни у кого из них даже не возникло и мысли уточнить причину или же возразить ей. Выражение ее лица, резко побелевшая кожа и подозрительно увлажнившиеся необычные глаза шие, не допускали ничего из вышеперечисленного.
  Наверное, настройщик портала очень сильно удивился, когда вновь увидел их компанию, спустя всего несколько минут после прибытия.
  В лагере уже вовсю наводили порядок. Разрушенные здания осматривали строители и смотрели, что можно отремонтировать, а что лучше отстроить заново. Как было заметно, нападавшие специально нацеливались на жилые помещения, наподобие казарм и частных домов наемников. Видимо, чтобы увеличить количество жертв.
  Кровь и другие следы бойни, что здесь происходила недавно, смыли с тротуаров. Пожары практически все потушили, лишь кое-где оставались очаги, до которых было трудно добраться наемникам. Раненым оказывалась всевозможная медицинская помощь. Успели даже привезти несколько целителей со стороны, которые занимались тяжелоранеными. Все было организованно четко и без каких-либо сбоев.
  Но все это Власта отметил про себя лишь мельком. Она сразу же рванула к своему дому, как только прошла главные ворота.
  По пути ей попадались ее подчиненные, которые кивали или здоровались, но шие им не отвечала. Все ее мысли были заняты другим.
  Когда она оказалась возле своего дома, из него как раз выносили тела погибших наложников и охраны со слугами. Власта резко остановилась. Под темными простынями на носилках легко угадывались очертания тел, особенно хорошо был отличим от остальных Стоян.
  Время для нее как будто остановило свое движение на мгновение, а потом с бешеной скоростью начало вновь. Все происходящее она воспринимала и видела будто бы со стороны, как наблюдатель.
  Вот она, медленно, на дрожащих, словно ватных, ногах, подходит к носилкам. Приподнимает край одной простыни - Стоян, другой - Илис, третьей - Иржи. Давящее чувство внутри нее растворяется в боли. Еще пару часов назад она общалась с ними всеми. Еще пару часов назад они были живы. Еще пару часов назад они улыбались ей, смеялись, шутили, любили...
  Стоян, как обычно, был со своим меланхоличным выражением лица и неизвестно откуда взявшейся соломинкой во рту. Когда она уходила, он вынул ее, поцеловал в щечку на прощание, и снова засунул в рот и кивнул, мол, дело сделано, можешь идти.
  Иржи еле-еле оторвал взгляд от каких-то отчетов, чтобы посмотреть на нее и ободряюще улыбнуться. Он редко ее целовал, его старая душевная травма до конца так и не была залечена. Но они были близки к этому. Поэтому он спокойно переносил, когда она сама проявляла инициативу и целовала его. Почему в этот раз она не поцеловала, а просто взъерошила его красные волосы?
  Илис же, как и всегда, ждал ее у выхода. В своих балахонистых одеждах, с распущенными волосами и слегка подведенными глазами, как она любит. Он подошел к ней, нежно приобнял левой рукой за талию и поцеловал на прощание, при этом умудрившись свободной рукой хорошо, нагло и по-хозяйски, пройтись по ее телу. И все это с совершенно невинным выражением лица. Как обычно, он получил по наглой руке в ответ и еще небольшой подзатыльник в придачу. Но только она знала, что это его никогда не остановит. Самый женственный мужчина, которого она видела и знала в своей жизни, был единственным, кто вел себя подобным образом с ней. Его боялись абсолютно все ее наемники, и дело было не в его своеобразном чувстве юмора. Просто Илис был невероятно силен.
  И вот теперь их нет...
  Все это время она также выполняла свои прямые обязанности, как глава гильдии. В первую очередь Власта встретилась с родственниками и близкими погибших людей. Выразила соболезнования, утешила. Для каждого у нее нашлось хотя бы пару слов утешения. Поручила своим заместителям позаботиться о детях, которые остались сиротами, назначить им пособия и пенсии, если таковые не были предусмотрены в контрактах их родственников. Посетила раненых наемников, приободрила их. Прошла по территории лагеря, оценивая ущерб, нанесенный ему. Обсудила планы окончательной ликвидации последствий. Что-то из предложенного подчиненными утвердила, во что-то внесла небольшие изменения.
  Все это она делала спокойно и уверенно, проявляя нужную долю участия и заботы, как и следовало лидеру. Но в душе у нее царил хаос из холода боли утраты и чувства одиночества. Только она осознавала, что если сейчас даст волю своим чувствам, то это не принесет никому никакой пользы, а люди верили в нее. Многие наемники и их семьи жили в лагере уже целыми поколениями. Их уже даже можно было назвать ее личными людьми, пусть они и не приносили клятву верности слуг и имели контракты наемников.
  Лишь поздним вечером она оказалась у себя в комнате. Одна. И именно в этот момент, она дала волю своим чувствам. Слезы сами полились из ее глаз. Она плакала молча, практически беззвучно, лежа в позе эмбриона на полу. У нее не нашлось сил даже для того, чтобы добраться до своей кровати или чтобы снять с себя одежду. Просто в одно мгновение она упала на пол и заплакала. Без громких рыданий и криков. Лишь текущие рекой слезы, что она сдерживала все это время. Лишь боль утраты и она. Один на один. Как и всегда в большей части прожитом ею времени.
  Время. Один из самых могущественнейших врагов, если не самый могущественный для долгожителей. Видеть, как уходят за край твои близкие. Понимать, что больше ты не увидишь тех, кого так любил и жить с этим осознанием все это время. Ольми, теперь еще Стоян, Иржи, Илис. Список имен, конечно, больше, но эти люди оставили особый след в ее жизни. Ее лучшая подруга, ее единственные наложники. Других не будет. Никогда.
  Вайла не заметила наступления ночи и утра. Власта просто лежала и плакала. Дверь в ее комнату была закрыта на ключ, потому что она не хотела, чтобы остальные видели ее проявления слабости. Она их лидер. Они равняются на нее. Они ждут от нее помощи. Поэтому нельзя было давать им повод усомниться в ней. Благо, у нее хватило сил отдать все нужные распоряжения, и теперь она могла побыть одна.
  Спустя еще какое-то время она краем уха услышала какие-то громкие разговоры, ее слуги пытались не пустить кого-то в ее комнату. Спорили и возражали. Потом раздался непонятный громкий командный рык, и наступила тишина на несколько мгновений. После чего, дверь ее комнаты открылась (запасной ключ был у слуг), раздались уверенные приближающиеся мужские шаги. Она не видела лица вошедшего, только его ноги и обувь.
  Этот кто-то присел рядом с ней. Взяв ее за плечи, приподнял и уверенным движением прижал к своей груди.
  Теплое чувство появилось у нее в груди. Необъяснимая волна спокойствия и поддержки окутали ее словно большое мягкое одеяло. Ком у нее в горле, который мешал говорить и рыдать, распался и Власта, не выдержав, заревела с новой силой, доверчиво уткнувшись в мужскую грудь.
  Все ее старания не показывать свою боль остальным, были сметены этими уверенными и сильными движениями вошедшего. Кто это был? Ее старший брат? Дядя Ждан? Или же отец? Ей сейчас это было не важно. Важно, что сейчас рядом был кто-то, на кого она могла опереться. С кем она могла, хотя бы так, разделить свою боль.
  Сколько она провела времени так, в утешающих объятиях, шие не могла понять. Но когда горло осипло, а слез просто-напросто не осталось, она, наконец, слегка отодвинулась, подняла глаза и замерла. От неожиданности ее рот слегка приоткрылся, вызвав легкую и грустную полуулыбку у ее 'поддержки', и лишь спустя несколько мгновений она смогла из себя сдавлено выдавить в полнейшем изумлении:
  - Кир?
  
  Глава 15.
  Совещание у императора закончилось поздно, что соответственно не прибавило настроения Радмиру, который был голоден и жутко хотел отдохнуть. Пусть физически он не устал, но вот эмоционально вымотался довольно сильно. Поэтому, когда он выходил из кабинета императора Беримира, то имел только одно желание, поскорее уехать в Мирасель и, по возможности, очень долго не появляться в империи. Желательно вообще никогда. Только это были лишь пустые мечты.
  От настойчивых приглашений Велислава остаться погостить подольше или же, хотя бы, поужинать и переночевать, алв отказался, отметая все доводы кронпринца. Голод хоть и был сильным и раздражающим, но все же не настолько, чтобы задерживаться из-за него. К тому же потерпеть пару часов до возвращения в свой дом, Радмир спокойно мог. Там же, в своей квартирке, он сможет и отдохнуть нормально, и покушать. В крайнем случае, папаша Мо его никогда голодным не оставит.
  Но, как часто это уже с ним случалось, действительность и то, что он хотел, резко отличались друг от друга.
  Уже когда он только подходил к дому, в котором находилась его квартира, его сенсорные способности, которые он использовал просто ради проформы, оповестили его о наличии неизвестного источника сияния с уже знакомой неправильностью.
  Измененный.
  В его квартире.
  Радмир невольно закатил глаза к небу. 'Ну почему его нельзя просто оставить в покое?', завопил его усталый мозг, но тут же получил довольное уханье где-то внутри себя в ответ. Архонтская сущность пробудилась от сонного состояния, в которое ее возвело совещание, и стала активно, с предвкушением, готовиться к хорошей драке.
  Алв недовольно хмыкнул. Это уже походило на психологическое расстройство, такое раздвоение личности. В конце концов, эта сущность внутри него и есть он сам.
  Стоило только четко сформироваться этой мысли, как он всем своим существом почувствовал предвкушение. Не где-то там, в глубине себя, а именно всей своей сутью. Он даже остановился. И это все? Нужно было только самому себе признаться в том, что он и есть архонт? Но ведь он и до этого не отказывался от этой своей стороны! Как это вообще работает?
  В прошлые разы ему помогала ментальная программа Родики, но и она не может ответить на все вопросы. А так называемая память крови молчит, зараза.
  Радмир устало покачал головой.
  Со стороны он, наверное, мог показаться остальным прохожим странным. Сам по себе остановился, без видимых причин. Строит какие-то рожи, глаза закатывает к небу, головой качает. Ну вылитый сумасшедший. Вот только прохожих в столь поздний час в этом районе не было. Поэтому никто не мог ничего ему сказать или подумать об этом.
  Радмир активировал рарок и вызвал из него один из своих пистолетов. Взяв его левой рукой, он проверил его готовность и начал обычным шагом идти домой. Других измененных он не чувствовал, поэтому мог позволить себе такую неосторожность. Уж с одним-то он справится легко.
  Дверь в его квартиру была не заперта.
  Радмир замер на мгновение, но четкий голос с легкой отдышкой, раздавшийся из квартиры, вынудил его продолжить движение:
  - Ну что вы, лан Кудо. Я не намерен причинять вам какие-либо еще неудобства.
  - Еще? - Радмир прошел коридор и, наконец, увидел непрошенного гостя.
  Гость оказался мужчиной, лет сорока на вид. Черты лица были ничем не примечательными, но вот его фигура... Радмир уже давно не видел таких тучных разумных. Он был ниже его ростом и достаточно кругл, чтобы ассоциироваться с шаром. Но приковывало внимание алва не это, а очень живой и умный взгляд карих глаз.
  - Помимо моего наглого вваливания в вашу квартиру, конечно, - мужчина дружелюбно улыбнулся.
  С такой благообразной внешностью и улыбкой ему следовало работать в сфере продаж, подумал Радмир.
  - Если вы скажите, что вам еще за это стыдно, то я тогда готов поверить, что чудеса бывают, - Радмир навел пистолет на гостя.
  - Чудеса бывают, лан Кудо, - все также улыбался гость, никак не проявляя испуга или агрессии. - Но не в этот раз. Хоть мне это и неудобно, но ни капли не стыдно. Вы ведь квартирант и это не ваши родовые земли.
  - Какая поразительная честность, - усмехнулся Радмир.
  - Лан Кудо, - осуждающе посмотрел на него гость. - Такое поведение вас не красит.
  - Безродному это простительно, - Радмир слегка повел плечами, будто пожимая ими. - К тому же, честность под дулом пистолета от неизвестного...
  - Ох, - картинно хлопнул себя по лбу гость. - Прошу меня простить за такую оплошность. Меня зовут Гай. Просто Гай. А что касается вашей безродности, то тут я даже комментировать ничего не буду. Уж кому-кому, но не вам жаловаться на подобное.
  - И, тем не менее, я ни к какому роду официально не принадлежу, просто Гай, - хмыкнул в ответ Радмир.
  Он вел себя подобным образом лишь с целью захватить живым этого 'просто Гая'. Тогда Велислав правильно ему попенял в том, что он не оставил никого из нападавших в живых. Его отговорка кронпринцу была лишь отчасти правдой. Алв имел возможность лишать сознания абсолютно любого на его выбор. Пусть он никогда не получит ступень в целительстве, но все же он имел многие из возможностей целителя. А уж если говорить про навык усыплять других, то это основы основ любого целителя. Просто, тогда он слишком увлекся, поддавшись своей ярости.
  - Думаю, что теперь это уже проблемы этих самых родов, лан Кудо, - ответил Гай.
  - Что же, - Радмир все это время старался осмотреться, но никаких видимых ловушек не обнаружил, а его сенсорные способности, задействованные на максимум, ничего подозрительного не выявили, только легкой головной боли прибавили. Все же это, пока, слишком большой объем информации для него. - Тогда будьте любезны объяснить причину вашего наглого вваливания ко мне, если вас это не затруднит.
  - Лан Кудо, - голос Гая снова стал осуждающим. - Не нужно так показательно быть вежливым. Я прекрасно знаю, что вы можете в любой момент меня убить и этот пистолет, что вы навели на меня, тут ни при чем. Не нужно этого ерничества. Я пришел к вам с добрыми намерениями, и чтобы объясниться.
  - Слушаю вас, Гай, - уже нормально произнес Радмир, убрав издевательские нотки из голоса. Провокация не сработала, поэтому смысла ее продолжать не было. Да и любопытно ему стало, веяло чем-то этаким от этого измененного, что внушало. Внушало не что-то определенное, а в общем. Было хорошо заметно, что это не простой исполнитель.
  - В первую очередь, я приношу свои глубочайшие извинения, - неожиданно поклонился измененный. Причем сделал это очень низко для своей комплекции. - Моя организация ни в коем случае не хотела причинять лично вам и вашей матери какой-либо вред.
  - Вашей организации? - Радмир прищурил глаза. - Вы это про 'всевидящих'?
  - Вы правы, лан Кудо, - Гай выпрямился. - Да, 'всевидящие'.
  - Опустим мои удивления и вопросы о том, зачем вообще нужна эта организация, - Радмир слегка напрягся. - Но не хотите же вы мне сказать, что все мои столкновения с вашими подчиненными случайность? Вы держите меня за дурака?
  - Ни в коем случае, лан Кудо, - забавно замахал своими руками измененный, опровергая его слова. - Я, наоборот, считаю вас очень благоразумным для вашего возраста. Но, как бы это ни было парадоксально, это так и есть. Все ваши столкновения с моими людьми чистая случайность, - Гай сложил руки на своем объемном животе. - Вначале вы столкнулись с Эноком, но тут уже постарался лан Вегадо, ваш учитель. Я тут совершенно ни при чем, - Радмир на это ничего не сказал, и поэтому его 'гость' продолжил. - Потом произошло это нападение в Мираселе. И опять-таки, стоящий за этим, действовал по своей собственной инициативе. А уж про нападение на императорский дворец я и вовсе молчу. Как вы думаете, лан Кудо, насколько нужно быть сумасшедшим, чтобы нападать на того, кто, по сути, тебя создал и является одним из твоих партнеров?
  - Вы о чем? - Радмир нахмурился. С каждым словом Гая, на его сердце становилось тяжелее.
  - К сожалению, я не могу раскрыть вам подробности моих соглашений с императором Беримиром, - сокрушенно развел руками Гай.
  - Но при этом вы можете раскрыть личность своего партнера мне?
  - Да, - кивнул измененный. - Видите ли, я очень щепетилен в некоторых вопросах. Например, я не люблю, когда без моего ведома, мои подчиненные делают что-то свое. Вы не подумайте, я не диктатор и, если это возможно, я даю своим подчиненным свободу в их действиях, но только после того, как они уведомят меня о своих планах. Дисциплина важна, лан Кудо. Всегда и везде. К тому же, мои извинения будут голословными, если я просто приду к вам и начну извиняться, не пойми за что.
  - Ну, сейчас мне тоже не особо все ясно, если сказать по правде, - Радмир слегка склонил голову набок.
  - Это скоро исправится, лан Кудо, - дружелюбно улыбнулся Гай. - Видите ли, нападение на вас и вашу матушку в этом славном городе не было согласовано со мной моим подчиненным, который все это организовал. Так же, как и нападение на императорский дворец. Этого я вообще не допустил бы. Повторюсь, я не сумасшедший. Да, моя организация, скажем так, не совсем законна, но это не значит, что в ней одни преступники.
  - Если я правильно вас понимаю, - Радмир слегка приподнял руку, прерывая мужчину, - то вы, в качестве извинений, хотите мне раскрыть личности этих нападавших?
  - Не просто раскрыть, лан Кудо, - глаза Гая довольно сверкнули. - Я дам полную информацию о том, где они скрываются.
  - Хотите моими руками решить свои проблемы с инакомыслящими в вашей организации? - Не удержался Радмир от вопроса.
  - Что вы, - возразил Гай. - Это, конечно, можно предположить, но это не совсем верно. Не спорю, мой интерес в этом тоже есть. Таких нужно наказывать, причем очень строго. Но видите ли, я могу их убить в любой момент. Только просто их смерть мне ничего не принесет. А так, они послужат хорошим бонусом в моих искренних извинениях. Как видите, в выигрыше остаемся мы оба.
  - Хорошее объяснение, - неопределенно ответил Радмир.
  - Я вообще считаю, лан Кудо, - Гай слегка сместился к его столу и медленно положил на него несколько листов бумаги, сложенных вчетверо, - что выгоду должны получать все участники. Иначе смысла никакого нет, и в будущем со мной просто не захотят иметь никаких дел.
  - А вы считаете, что в будущем у нас будут с вами общие дела? - Искренне удивился Радмир.
  - Конечно, - с видом 'как само собой разумеющееся' ответил измененный. - Вам, лан Кудо, как будущей тени императора, придется иметь дела со мной.
  - Я не собираюсь становиться тенью и служить под началом княгини Кройф, - Радмир недоуменно приподнял брови.
  - Нет, не эти тени, лан Кудо, - покачал головой в ответ Гай. - 'Тень императора' это негласный титул. Ею становится доверенное лицо императора. Его правая рука, его помощник и главный советник. Насколько мне известно, у вас с кронпринцем прекрасные отношения, вы даже называете друг друга братьями. Так что, логично будет предположить, что именно вы будете следующей персоной, унаследовавшей этот титул.
  - И чем же вы можете быть полезны мне? - Радмир сделал небольшой акцент на последнем слове, словно отстраняя себя от каких-либо связей с империей. Поймет его собеседник или же нет?
  - Многим, лан Кудо, - спокойно и уверенно ответил Гай. - Как минимум, я буду полезен в решении проблем, которые вы по тем или иным своим убеждениям решить не можете или не хотите.
  - То есть, вы говорите, - взгляд Радмира стал тяжелым, - что вы будете выполнять за меня 'грязную' работу?
  - Да, - просто кивнул измененный. - А таковая обязательно возникнет. Уж будьте в этом уверены. Все, что связано с политикой и властью, всегда имеет свою грязную, неприглядную сторону. А вам, лан Кудо, самой судьбой предназначено находиться у верхних эшелонов власти.
  Понял. Измененный также сделал акцент на слове 'вам', показывая, что он будет помогать именно ему.
  Он уже хотел задать еще вопрос, но знакомое ощущение в пространстве, заставило его на несколько мгновений замереть и напрячься. Хорошо, что он сумел удержать то же выражение лица и никак себя этим не выдать, а свою скованность он напоказ прикрыл движением левого плеча, которое обычно делают, когда сводит мышцы.
  Измененный это прекрасно увидел и лишь понимающе улыбнулся. Так даже лучше будет. Пусть думает о его слабости.
  - Ответьте, Гай, а что мне помешает убить вас прямо сейчас? - Радмир слегка приподнял правую бровь.
  - Ваша благоразумность и последствия вашего поступка, лан Кудо, - все также спокойно ответил Гай, но выражение лица у него стало серьезным.
  - И каковы же будут последствия? - Радмир вновь повел плечом, но на этот еще и слегка помассировал его правой рукой.
  - Хаос, лан Кудо, - ответил измененный. - Скажите, вам знакома теория равновесия сил?
  - Если вы говорите о балансе Жастона, то да, - ответил алв.
  Теория равновесия сил, была трудом знаменитого древнего иланийского философа Жастона Мо. В этой теории мыслитель предложил теорию о том, что все в мире имеет свою значимость и связь абсолютно со всем. Она могла быть неявной, но впоследствии имела возможность сильно влиять, как на кого-то конкретно, так и на какое-либо событие в целом. Эту идею взяли за основу своих проповедей многие последователи Юнги, осуждая любое насильственное лишение жизни кого бы то ни было.
  Несколько столетий позже, последователи учений Мо Жастона развили его первоначальную теорию и применяли ее практически в любой ситуации и сфере деятельности разумного. Часть этой последующей теории уже говорила о балансе сил коалиций разумных. В ней имелось в виду, что у каждого объединения есть своя ниша, которую должна занимать именно она и которая играет определенную роль, влияя на всех остальных и уравновешивая. Убери одну и баланс нарушится.
  В ответе измененного, Радмир увидел сразу два явных намека. Первый состоял в том, что, как верующему, ему не пристало беспричинно отнимать чужие жизни. Второй же был в том, что Гай намекал на то, что после его смерти начнут происходить события, которые не принесут ничего хорошего совершенно невинным разумным.
  - Тогда вы должны быть знакомы с последующим развитием его теории, - уверенно продолжил Гай, подтверждая одну из догадок Радмира. - Убив меня, вы уничтожите единственную силу, что сдерживает таких же, как и я. Это первое. За освободившееся пространство начнется грызня других участников баланса. И тогда, в мире начнется хаос. В стороне не останется никто, от глав преступных организаций, до политиков наших великих держав. Это второе.
  Тут можно было усмехнуться, но то ощущение, что внушал измененный, не давало для этого повода. Может быть, это и было преувеличением масштаба возможных событий, но Радмир все равно был уверен, что оно не слишком большое.
  - Хорошо, - Радмир кивнул и опустил руку с пистолетом вниз.
  Особого смысла в этом действии не было, так как алв мог убить этого измененного в любой момент и без применения огнестрельного или даже холодного оружия, но этим он демонстрировал тому, что он принял его предложение.
  Да, принял. Убить он его сможет в любой момент. Метка, которую он во время разговора поставил на Гая, позволит ему найти того в любое время и в любом месте. Сейчас же ему было необходимо собрать больше информации. Позже этот Гай сам и ответит на многие из имеющихся у него вопросов. Он был абсолютно прав в одном, не зная последствий своего поступка, не нужно спешить его совершать.
  - Я очень рад, что мы с вами пришли к консенсусу, - довольно кивнул Гай.
  - Осталось только назвать мне имена нападавших, - Радмир слегка приподнял вопросительно брови.
  - Конечно, лан Кудо, - ответил измененный и его глаза торжествующе блеснули.
  
  ***
  
  Арлок следовал за главой 'всевидящих' по улицам Мираселя.
  Скоро уже должен был начаться рассвет, и именно в это время прохожих почти не было в лабиринте дорог и улиц прекрасного города, поэтому он не использовал свои новообретенные способности, а просто скрытно шел за своей целью.
  Услышанное в квартире Радмира, не произвело на него такого же сильного впечатления, как на молодого алва. Просто еще одна уродливая сторона разумных, вот и все. Стоит ли этому так удивляться? К сожалению, молодому архонту еще предстоит до конца увидеть все уродливые стороны. Долголетие в этом большой помощник. И каким бы циником Радмир себя не считал, но, по своей сути, он все еще оставался очень доверчивым и наивным парнем, не лишенным здравомыслия и рационального взгляда на вещи, конечно. В нем еще была сильна этакая вера в романтику и героизм.
  Только героям в реальной жизни места нет.
  Яркая вспышка боли сильно ударила по вискам.
  Арлок замер на мгновение и скривил лицо, но сдержал рвавшийся наружу стон. Яд медленно распространялся по его телу. Он это чувствовал каждой своей клеткой. Всем своим измененным организмом. Ему осталось всего несколько часов жизни при условии, что он не будет использовать свои способности на максимум. Вот только это невозможно. Ментальные закладки просто не оставляли ему никакого выбора.
  Он тогда видел, что Радмир засек его присутствие, но к его удивлению, юноша не стал никак его выдавать. Даже наоборот, исполнил целый спектакль с затекшим плечом, отвлекая внимания толстяка на себя. И в императорском дворце, алв помедлил и не убил его, хотя и мог.
  Эти два события давали ему надежду. Пусть он скоро умрет. Это уже предрешено и неизбежно, но шанс все равно был. Он не ошибся.
  Его 'цель' свернула в пустынный переулок между домами, которые еще строились.
  Заметил его слежку и специально заводит сюда? Это уже не важно. Все предрешено.
  - Покажись, Арлок, - тон голоса у главы изменился. С дружелюбного и любезного, каким он был в квартире Радмира, он стал властным. Так говорят только те, кто уверен в своих силах.
  Но это уже не важно. Сильная боль заставила его на мгновение замереть, не давая возможности сделать хотя бы маленький глоток воздуха. Пот выступил на его лице, а в висках глухо стучала кровь.
  Приступ прошел так же быстро, как и наступил.
  Уже все совершенно не важно. Он сделал все, что мог.
  Имперец сделал глубокий вдох.
  - Так я и не прячусь, Гай, - Арлок сделал несколько шагов вперед, и встал напротив своей 'цели'.
  Глава измененных слегка дернул щекой. Правильно.
  - Значит, они решили играть подобным образом? - Пришел к правильному выводу Гай и недовольно нахмурился.
  - Это не игры, - покачал головой Арлок.
  Там, где разумные лишаются жизней, игры заканчиваются. Уж кому, как не ему это знать? Особенно, если это испытываешь на собственной шкуре.
  - Я всегда считал тебя очень умным, - Гай выпрямил спину и стал выглядеть более внушительно. - Неужели я так ошибся? У тебя нет против меня ни единого шанса.
  - Знаю, - Арлок кивнул головой. - Именно поэтому я ждал все это время и приготовил контрмеры.
  - Контрмеры?
  - Да, - лицо Арлока приняло несколько плутоватый вид.
  - Расскажи, - потребовал глава.
  Использовал свою силу повелевать? Он оказался не таким наблюдательным, как предполагал бывший теневик. Впрочем, это было ему только на руку.
  - Знаешь, Гай, - Арлок провел рукой по волосам. - Я тоже считал тебя умнее. Если ты не смог меня заметить в квартире лана Кудо, то неужели еще не сделал нужные выводы из этого?
  - Ты о чем? - Стало заметно, что Гай раздосадован. Конечно, главный его козырь, позволяющий стать главным среди измененных - способность повелевать ими, дала сбой в самый нужный момент.
  - Это уже не важно, - произнес Арлок, решив не тратить время н объяснения, и почти сразу же использовал телепорт.
  Огромный взрыв яркой вспышкой осветил улицу.
  - Тц, - скривил лицо Гай. - Я всегда чувствовал, что с тобой будут проблемы. Имперский пес.
  - Цепной пес, - поправил его Арлок и появился в другой стороне, тут же исчезнув, а на месте его появления огненным шаром расцвел новый взрыв.
  - И как долго ты собираешься так убегать? - Со злостью спросил Гай. - Ты же должен меня убить.
  - Уже, - произнес Арлок, вновь появившись на мгновение и тут же исчезнув, избегая нового взрыва.
  - Что 'уже'? - Прорычал Гай.
  - Убил, - ответил Арлок, появившись прямо перед ним и замерев. Реакция главы была невероятной, и тот успел схватить имперца за руку, не давая ему сбежать через телепорт.
  - Что за чушь? - Круглое лицо вплотную приблизилось к его лицу.
  - Аммодий, - лишь произнес Арлок и глумливо улыбнулся.
  - Но его же не достать, - неверяще прошептал Гай. Было хорошо видно, что он испугался, когда услышал ответ. Не зря у этого яда настолько ужасающая репутация.
  Аммодий еще называли 'ядом смертников'. Если кто-то был готов пожертвовать своей собственной жизнью, то он использовал аммодий, чтобы уничтожить своего врага. Аммодий был очень прост в применении. Единственное условие, которое нужно было выполнить, это принять его внутрь вместе с частицей того, кого хотел убить. Достаточно было одного волоса. Именно поэтому этот яд был запрещен во всем Ауалуре. За его хранение приговаривали сразу к смертной казни.
  - Раз они решили тебя убрать, то думаешь, они станут экономить на этом? - Насмешливо спросил Арлок.
  - Но тогда и ты сам умрешь, - произнес Гай.
  - Я не могу ослушаться приказа, - устало склонил голову бывший теневик.
  - Сука, - взревел Гай и рывком отшвырнул от себя Арлока, который воспользовался полученной свободой и вновь исчез в мареве телепорта.
  Раздался очередной взрыв.
  - Тварь! - Еще один взрыв. - Мразь! - Несколько взрывов раздалось одновременно. - Прячься сколько угодно, я все равно тебя достану! - Вокруг него произошло сразу с десяток взрывов.
  - А смысл? - Донесся до Гая голос Арлока сверху. - Я и так умру. Это цена твоей жизни.
  - Зато меня будет утешать мысль, что ты сдохнешь первым! - Гай резко хлопнул в ладоши и в том месте, откуда донесся голос имперца, произошел новый взрыв. Только на этот раз помимо самого взрыва во все стороны пошла воздушная ударная волна, которая накрыла даже самого измененного, опрокинув его на землю.
  - Глупо, - Арлок появился рядом с ним. - Чем больше ты тратишь сил, тем быстрее яд тебя убивает.
  Гай ничего не сказал в ответ. Было хорошо заметно, что воздушная волна хорошо его приложила. Арлоку оставалось только лишь покачать головой. Ярость плохой советчик в такой момент. Именно поэтому он сам старался сохранить ясность мышления.
  Вновь воспользовавшись телепортацией, Арлок переместился на безопасное расстояние. Лучше не искушать судьбу. К тому же, и Гай начал вставать.
  Дальше все проходило по тому же сценарию. Гай бесновался и вокруг беспорядочно раздавались взрывы. Арлок же дразнил его и вовремя перемещался, избегая угроз.
  Спустя пару минут Гай, наконец, замер. Последние взрывы он уже активировал лежа на земле и содрогаясь от спазмов, которые вызвал аммодий.
  Несколько раз его тучное тело вздрогнуло - яд добрался до сердца и легких. Гай сильно захрипел, выпучивая глаза и хватаясь руками за свое горло. Из его раскрытого рта пошла желтоватая пена.
  Арлок отстраненно смотрел за предсмертной агонией некогда очень грозной фигуры в мире. Ты можешь иметь огромную власть, держать в руках жизни и судьбы сотен тысяч разумных, даже миллионов, но все, что тебя ждет в конце, это смерть. Как любил говорить его дедушка, 'у всего есть конец, даже у женщин'. Его дед был очень простым, даже грубоватым иланийцем, который своей военной службой заработал себе дворянство. Отсюда и такой скрытый смысл в его присказке, но, тем не менее, мысль была абсолютно верная.
  Глава всевидящих затих.
  Арлок подождал еще несколько минут и, окончательно убедившись в своей безопасности, подошел к телу Гая и быстрым движением воткнул тому тонкий узкий стилет прямо в ухо. Благо голова у покойника удобно лежала для такого довершающего удара.
  Другие бы сказали, что это уже перебор, но Арлок не раз был свидетелем, когда, казалось бы, совершенно мертвый с виду измененный, умудрялся выжить. Поэтому лучше было перестраховаться. А самое уязвимое у измененных - их мозг, как бы иронично это не звучало.
  Сильная боль вновь скрутила все его тело, заставив глухо застонать и упасть рядом с телом поверженного врага.
  Где-то на заднем фоне своего сознания он отметил, как к этому месту приближаются разумные, воют сирены жандармских машин.
  Вот и настал и его черед.
  Он обо всем позаботился.
  Он сделал все, что мог.
  
  Глава 16.
  Почувствовать, что Арлок, зачем-то наблюдавший за ним и этим 'просто Гаем', исчез, для Радмира было просто, но расслабляться он себе не позволил.
  К горлу подкатывало тошнотворное чувство брезгливости и гадливости, заставляя его кривить лицо. Он еще понимал такой мотив, как жажда мести. Сам мстил. Понимал, что можно кого-то хотеть убить из-за ненависти, ревности, зависти, в конце-то концов. Да даже из-за банальной жадности... Но такое...
  Конечно, был шанс, что его незваный гость врал, но он был маловероятен.
  Не зря говорят, что страшнее человека зверя нет. Убийство себе подобных, по такой причине - ужасно. Но в нынешнее время это считается вполне обыденным, даже тривиальным, если внимательно почитать последние сводки криминальных новостей мира, и от этого ему становилось еще страшнее.
  Когда он очнулся от своих размышлений, то обнаружил, что Гай и Арлок все еще находятся в Мираселе, и более того, они были в досягаемости его сенсорных способностей.
  Радмир подошел к окну и открыл его. На улице, вдалеке, до него доносились звуки взрывов.
  Они оба с ума сошли, вести бой в пределах города?
  Только додумать свою мысль ему не дали. Раздался аккуратный стук в дверь.
  Алв быстро оказался у входной двери и раскрыл ее быстрым рывком. Что-то многовато у него гостей за последнюю пару часов.
  На пороге стоял пожилой мужчина в деловом костюме и шляпе, который вздрогнул и выглядел довольно испуганно. Заметив это, Радмир выругался про себя и полностью погасил свою ауру. Раздражение и злость, сдобренные щедрой порцией подавляющего остальных чувства, что он испускал в этот момент, не оставляли никого равнодушным. Тем более нового посетителя, на которого алв невольно на несколько мгновений спроецировал весь этот коктейль. Слава Оберу, мужчина оказался довольно крепким.
  Радмир несколько мгновений присматривался к нему, а потом моргнул. Он его узнал. Это был продавец из оптики, где он покупал очки несколько месяцев назад.
  - Лан Кудо? - Спросил продавец. Радмир утверждающе кивнул. - Вы, должно быть, меня не помните...
  - Отчего же, - возразил алв. - Я покупал у вас очки. Две пары.
  - Совершенно верно, лан Кудо, - с видимым облегчением подтвердил новый визитер. - Мое имя Винсент ди Гарсиа. Все верно, - кивнул мужчина. - Арлок ди Гарсиа, мой дальний родственник. Троюродный внучатый племянник, если быть совсем уж точным.
  - Тогда, лан ди Гарсиа, - Радмир слегка нахмурился. - Я думаю, что вам лучше не задерживать меня. Арлок сейчас...
  - Я знаю, - устало и некоторой долей обреченности во взгляде кивнул иланиец. - Но это его бой. Мы не имеем права ему мешать.
  - Лан ди Гарсиа, - Радмир постарался скрыть раздражение и говорить спокойно. - Послушайте...
  - Я все хорошо понимаю, лан Кудо, - еще более грустно произнес Винсент ди Гарсиа. - Но это личная и последняя просьба моего родственника, и я не могу его ослушаться. Не имею такого права.
  - Просьба помешать мне? - Радмир перестал скрывать свое раздражение и слегка выпустил его в окружающее пространство. - И что значит последняя?
  - Независимо от исхода этого боя, Арлок умрет, - слова иланийца тяжелыми камнями падали на Радмира. - Он это знал. Но он попросил меня передать вам это, - мужчина слегка нагнулся и поднял довольно увесистый чемоданчик. - Он сказал, что это важно для него.
  Во время речи иланийца Радмир почувствовал, как сигнал от Гая исчез вместе с маячком, что был на нем, а сигнал Арлока стал медленно, но неумолимо угасать.
  - Лан ди Гарсиа, я могу ему помочь, пока еще не поздно, - Радмир сделал шаг вперед, но остановился, так как пожилой мужчина даже не шелохнулся, оставшись стоять прямо на его пути, мешая выйти. Не применять же силу против этого иланийца.
  - Нет, лан Кудо, - выпрямил свою слегка сутулую от старости спину Винсент ди Гарсиа. - Уже слишком поздно, чтобы пытаться помочь ему. Он пришел ко мне уже умирающим. Поэтому я не хочу, чтобы его старания пропали.
  Сияние Арлока исчезло из зоны действия его сенсорных способностей.
  Радмир ничего не произнес вслух, но Винсент ди Гарсиа все понял. На мгновение в его цепких и холодных льдисто-голубых глазах, спрятанных за пенсне, мелькнули печаль вперемешку с обреченностью, но потом взгляд вновь стал решительным.
  - Лан Кудо, - голос его был ровным, но говорить он стал тише и со слегка увеличившимся интервалом между словами. - Арлок перед своей смертью просил меня передать вам это, - он протянул ему недавно поднятый чемоданчик. - Я не знаю, что там внутри, - опередил его вопрос продавец, - но это его последняя просьба. А сейчас, прошу меня простить.
  Иланиец передал чемоданчик Радмиру и, развернувшись, ушел.
  Не став терять времени, алв вернулся в квартиру и открыл чемоданчик. В нем оказался проектор и пухлый бумажный конверт, желтоватого цвета. В конверте находилась какая-то запись для проектора и несколько листов бумаги.
  Первое же слово на листе, в самом верху заставило Радмира вздрогнуть. 'Завещание', было красиво выведено кем-то. Отложив бумаги, которые он решил прочесть позже, он быстро приготовил проектор, направил его на стену и включил запись.
  Несколько мгновений ничего не происходило, а потом началось воспроизведение записи.
  Взору Радмира предстало какое-то подвального вида помещение и Арлок. Везде были трубы и лишь где-то, не видно для него, ярко горела обычная лампа накаливания, давая неровный свет. Сам Арлок стоял, прямо смотря на него и оперев руки о стол или обо что-то похожее на него.
  Черты лица у бывшего теневика были слегка изменены, но даже так и при таком освещении было хорошо заметно, что лицо у имперца осунулось, щеки сильно впали, а белки глаз покраснели из-за полопавшихся капилляров.
   'Он и во дворце так же выглядел?', - задался вопросом алв.
  - Здравствуй, Радмир, - заговорил Арлок. - Знаешь, сколько бы я не копался в своей памяти, но никого более подходящего, чем ты, не нашел. Нет никого, кому я могу доверять, как тебе. Да, представь себе, ты единственный, кого я могу назвать другом. Понимаю, что тебя это все не обрадует, но, знаешь, для меня это тоже не самые утешительные мысли, - тут он горько усмехнулся. - Почему я решил, что ты единственный? По многим причинам, но, знаешь, твой вопрос про мою человечность во дворце, заставил меня на многое раскрыть глаза, и я решил рискнуть. Я делаю эту запись, потому что так быстрее, чем писать письмо, но, главное, у меня здесь банально нет письменных принадлежностей, но есть этот старый проектор, который еще работает.
  Арлок замолчал. С самого начала этого монолога, Радмир замер, внимательно слушая. Было странно осознавать, что буквально несколько минут назад Арлока не стало, а он уже стоит тут и смотрит запись с его участием.
  - У меня есть к тебе одна большая просьба, мой неожиданный и потерянный друг, - продолжил Арлок, после короткого молчания. - У меня остался сын. Ему через пару декад будет четыре года. Имя, адрес проживания и данные моих счетов, до которых не дотянуться имперцам, есть в моем завещании. Там же я указал тебя моим доверенным лицом и опекуном сына. Знаю, это уже слишком, но молю, воспитай его. Возьми к себе, и вырасти его таким разумным, за которого тебе не будет стыдно. Можешь даже не упоминать обо мне, все равно я не часто с ним виделся из-за работы и мальчик, в основном, рос с няней. Наверное, так даже будет лучше, если он вскоре забудет меня, - Арлок замолчал на несколько секунд. - Где его мать, я не знаю и знать не хочу. Мать мальчика одна из тех, с кем я однажды просто провел ночь, и которая спустя положенный срок разыскала меня и оставила сына мне. Это мой сын, я проверял у хорошего целителя, в этом сомнений быть не может. Я, наверное, слишком сбивчиво тебе все рассказываю, но у меня просто осталось очень мало времени, а сделать мне нужно еще очень многое, как и рассказать тебе.
  - Прежде всего, я хочу тебя предупредить - остерегайся императора. Это не такой добродушный старик, каким он хочет показаться окружающим. Если это будет нужно его империи, то он, не задумываясь, отправит тебя на верную смерть. Так что держись с ним настороже, а еще лучше постарайся поменьше пересекаться с ним самим и каждое его слово подвергай сомнению. Ищи его выгоду в том или ином действии. Без выгоды, этот имперец даже со стула не встанет. У Велислава такого нет, может, в силу возраста, может, еще почему. Но я очень надеюсь, что ту приверженность таким ценностям, как верность, кронпринц пронесет с собой до конца и не изменится.
  - Дальше, графиня дэ Авентурас. Эта шие меня пугает. Не знаю, как ты можешь так спокойно с ней общаться, но мне такое не под силу. Да и не хочется, если честно. Рядом с ней я чувствую себя беззащитной травоядной жертвой хищника. Знаю, в ее поведении во многом виновата эта мутация вайл, но вайла вайле рознь, и тебе, пока, не тягаться в коварстве и хитрости с этой любвеобильной и очень опытной шие, которая прожила больше трех тысячелетий, - Арлок немного выделил словосочетание 'очень опытной' тоном, чтобы у него не было сомнений, о чем именно он говорит. - Просто всегда помни, что она шие. Не зря у них такая репутация в мире. Стоит только вспомнить инцидент, когда они ради своей выгоды развязали вторую мировую войну или же, когда они практически уничтожили Дом Зеленого облака.
  - Аристо, он же Жак Марель. Пожалуй, это единственный, кому бы я доверился из этих троих. Естественно с определенными оговорками, но доверился бы.
  - Мне так много еще нужно было бы тебе рассказать, но не могу. Ментальные закладки не дают мне возможности рассказать все подробности, но кое-что, все же, я могу. Ты умный парень и обо всем догадаешься правильно. Это, кстати, тоже одна из причин, почему мой выбор пал на тебя, ты ведь хорошо учил историю нашего мира.
  - И еще, - Арлок устало провел рукой по волосам. - Все, что я могу рассказать, так это то, что всевидящим не было выгодно нападать на императорский дворец. По сути, они и не нападали. Скажу даже больше. Я сам не нападал на дворец. Просто присматривал, чтобы не было жертв. Таков был приказ, который я и выполнил. Не без твоей помощи, конечно. Не вмешайся ты в момент с нападением на графа дэ Ави и княгиню дэ Дью, вмешался бы я сам и не дал бы их убить. Я все контролировал тогда. Умерли только те, кто должен был.
  - Что же, я сделал все, что мог. Остальное уже зависит от тебя. Прощай.
  Изображение Арлока исчезло и Радмир отмер. На душе и так было гадко, а сейчас... Почему вся отвратительная сторона людей должна была предстать ему именно сегодня? Именно в этот вечер? Нет, он прекрасно знал, что люди далеко не святые, что есть разные, хорошие и плохие, но алв все еще питал иллюзию, что аристократы в большинстве своем все же имеют понятия о чести и благородстве.
  А сейчас?
  Радмир зло встряхнул головой. В бездну, к демонам, все! Он подумает о мерзости людей позже. Сейчас ему нужно действовать. Гай мертв и то равновесие, про которое он говорил, нарушено. Возможно, что уже в данный момент все начинают действовать. Поэтому ему нельзя медлить. Благо, план действий уже созрел, осталось только все успеть.
  Алв быстро оказался возле телефона. Несколько движений и вот он уже слушает гудки дозвона.
  - Да, слушаю? - Раздался заспанный голос на том конце провода.
  - Мам, привет, это я, - Радмир невольно улыбнулся, так как перед его взглядом отчетливо предстал образ сонной матери. Волосы слегка растрепаны, глаза она трет кулачком, как ребенок и широко зевает, не прикрывая рот, так как 'никто же ее не видит'.
  - Аки? Привет, сынок, - оживился и потеплел ее голос. - Как ты? Ты хорошо себя чувствуешь? Питаешься нормально?
  - Все хорошо, мам, - Радмир слегка закатил глаза. Мама всегда задает по телефону одни и те же вопросы. - Я просто хотел тебя попросить о небольшой помощи.
  - Что-то случилось? - Ее голос стал серьезней и в нем он явственно услышал беспокойство.
  - Я тебе все расскажу при встрече, - ответил Радмир и невольно зажмурился. После такого ответа, ему придется долго ей вес объяснять, но сейчас, она ничего больше спрашивать не будет. Проверено. - Скажи, могу ли я привезти к тебе двух своих друзей? Ты их знаешь, Франка и ее дочь Ольми.
  - Конечно, - уже спокойным голосом ответила его мама. - Ты когда будешь?
  - Через несколько часов, - ответил Радмир. - Хорошо, мам, скоро увидимся. Целую.
  - И я тебя, Аки, - услышал он ее ответ, прежде чем положить трубку.
  После того, как он положил трубку телефона обратно, Радмир быстро оказался у шкафа. Открыл его и достал со дна походный рюкзак. Этот рюкзак он держал наготове последние несколько месяцев, если вдруг ему будет необходимо быстро куда-то уехать, а времени собирать вещи не было.
  Дальше он, как был в своем вечернем костюме и туфлях, так и вышел. Терять время на переодевание было нельзя.
  Когда он вышел на улицу, вдалеке слышались сирены жандармских машин. Бросив туда нечитаемый взгляд, Радмир быстрым и уверенным шагом отправился в сторону, где живет Аристо.
  Намеки и подсказки у Арлока были очень прозрачными. Лишь над некоторыми можно было поломать голову, но, как и было сказано, достаточно знать историю мира, чтобы понять, что имелось в виду. Правда, с намеками через графиню дэ Авентурас, Арлок явно несколько перемудрил.
  От осознания всей картины произошедшего за последнее время хотелось ругаться. Ругаться так, как это умеют делать княгиня Кройф и Власта. Жаль только, что это не поможет все решить.
  
  До дома Марелей он добрался быстро, буквально за несколько минут. Желание все успеть сделать передалось ему от Арлока, да и если бы он шел обычным или даже быстрым шагом, то непременно бы думал об этой мерзости. Именно поэтому он практически бежал сюда.
  Тихий стук во входную дверь и небольшое ожидание. Не достаточно долгое, чтобы опять начать думать об этом, но и не такое быстрое.
  Дверь открыла женщина. Очень красивая, той классической красотой, принятой у алви. Это было для Радмира полной неожиданностью, и поэтому он помедлил с вопросом:
  - Здравствуйте, лани, Жак дома?
  - А вы, собственно, кто? - Женщина окинула его внимательным изучающим взглядом.
  Голос у нее оказался приятным, под стать внешности, но сейчас был слегка хрипловат, выдавая, что его хозяйка только-только проснулась. Вот только ее тон... В Радмире немедленно вспыхнуло раздражение, но он сдержался и спокойно ответил:
  - Друг, - ответил Радмир, не испытывая никакого желания представляться этой неизвестной женщине.
  - И все, - женщина приподняла левую бровь.
  - Да, - сухо ответил алв.
  - Ходят тут разные аферисты, - недовольно проворчала себе под нос женщина, используя наречие солнечных алви. - Теперь и ночью от них покоя нет. Стоило мне только отлучиться на несколько месяцев, как он превратил дом в притон.
  И тут у Радмира терпение лопнуло. Мало того, что эта женщина была безосновательно груба, даже не ответив на его приветствие, но вот то слово на алвийском, что она использовала в его адрес - 'аферисты' или же 'анолас', было крайне оскорбительным и имело самый уничижительный характер. Весь его смысл сводился к тому, что тот, к кому так обращались, был существом презренным. Подразумевалось, что он был лишен чести и достоинства и не заслуживал ничего хорошего.
  И такое отношение к себе спускать было уже нельзя.
  Во все стороны от него начала исходить подавляющая аура, перемешанная с его гневом, а глаза стало закрывать темным маревом.
  Женщина мгновенно почувствовала изменения и резко повернулась к нему. Ее лицо сильно побледнело, а глаза забавно округлились от удивления, но кричать или говорить что-то, она не стала. Может просто не смогла из-за страха, может, была крепка характером.
  - Что здесь происходит? - Раздался удивленный голос Мареля-старшего, и он вышел из темноты коридора. - Мара? Радмир?
  - Научи свою женщину вежливости, Жак, - Радмир прямо посмотрел в лицо хозяину дома. В его голосе слышались рыкающие нотки, но подавляющую ауру он уже убрал.
  - Что произошло? - Нахмурился Жак.
  - Уже не важно, - отмахнулся Радмир. Ему было хорошо видно, что тот недоволен таким ответом, но настаивать не стал, поэтому алв продолжил. - Я пришел к тебе по двум вопросам. Первое, мне нужен хороший адвокат, который прекрасно разбирается в гражданском кодексе, особенно в тех вопросах, что касаются опекунства. Я буду тебе очень признателен, если ты сведешь меня с таким или же просто посоветуешь. Говорю сразу, вопрос денег за его услуги не важен. Мне главное, чтобы он был прекрасным специалистом. Второе, я хочу предупредить тебя, чтобы ты был очень осторожен и внимателен. В ближайшие часы начнется хаос.
  - Хаос? - Жак удивленно приподнял брови. - Что ты хочешь этим сказать?
  - Один мой знакомый, представившийся просто Гаем, - Радмир слегка размял шею, - любил использовать это слово из теории равновесия сил Мо Жастона.
  Марель-старший замер на несколько секунд, обдумывая его слова. После чего произнес:
  - На счет адвоката можешь не волноваться. Если ты не против, то Мара прекрасный специалист в области гражданского права.
  - Я смотрю, мое уточнение про 'прекрасного специалиста', ты воспринял буквально, Жак, - Радмир усмехнулся на правую щеку, но в его глазах улыбки не было.
  - Если ты против, то я быстро найду тебе другого, - пожал плечами Жак. - Мне просто нужно будет немного времени.
  - Хорошо, - Радмир кивнул. - На этом и договоримся. Время еще есть. Меня не будет в городе ближайшие сутки, поэтому, пожалуйста, постарайся уложиться в этот лимит. Хорошо?
  - Я успею и раньше, - спокойно ответил Жак, никак не показывая, что расстроен тем, что его первое предложение отвергнуто. Вот только Радмир все прекрасно видел. Его эмпатические способности не оставляли ни капли сомнений, тот очень расстроен таким ответом.
  Самым подходящим вариантом было бы воспользоваться предложением дяди Кристиана и замять конфликт, вот только он этого не хотел. Можно было назвать это ребячеством, но алв был категорически против этой женщины и давать ей второй шанс, даже ради друзей, не собирался. Он не раз говорил всем, что безродный и ни капли не комплексовал по этому поводу, искренне считая, что титул не так важен, как сам разумный. Но то отношение, каким его удостоила эта алви, было за гранью того, что он был готов простить или стерпеть. Даже князь Джоас, называя его в письме 'незаконнорожденным ублюдком', не наносил ему такого оскорбления. А это многое значит. К тому же, еще существовал риск того, что кто-либо из верхушки империи, как тот же князь Джоас, будут против такого решения вопроса. Зная теперь столько о делах власть держащих, Радмир не был уверен, что те не захотят решить все довольно банальным способом - насилием. А быть причиной ранения или, не дай Обер, гибели женщины своего друга, алв не хотел.
  - Спасибо, - искренне поблагодарил Радмир. Его улыбка на мгновение потеплела и тут же ушла. - Для начала, я хочу тебе разъяснить суть моего запроса. В завещании меня указали опекуном несовершеннолетнего мальчика. Вроде бы, завещание написано правильно, подписи свидетелей, подтвердивших его, там есть, также указаны их контактные данные. Вот только есть небольшой шанс, что против этого могут быть некоторые лица, приближенные к императору азарской империи. Поэтому заранее предупреди адвоката об этой опасности. Сам должен знать, что, чем выше люди, тем больше скелетов на их личных кладбищах. Я, конечно, постараюсь нивелировать такую возможность, но я не всесилен, - Радмир замолчал, увидев на лице Мареля-старшего точно такое же скептическое выражение, как и в прошлый их разговор, когда он говорил, что сможет получить дворянство для Кристиана. Поэтому Радмир просто преобразовал свои глаза. Сделав их драконьими. - Я понимаю твое сомнение, но просто поверь, что мне это по силам. Хорошо?
  Брови Жака удивленно приподнялись, и он невольно выпрямился, выпятив грудь, словно легионер перед начальством.
  - Это не большой секрет уже, - продолжил говорить алв. - Но лучше, не рассказывать об этом лишним разумным, хорошо?
  - Конечно, - кивнул мужчина. - Мог даже мне не напоминать о таком.
  Радмир моргнул с довольной улыбкой, преобразовывая глаза обратно. Выдержка у дяди Кристиана была поистине великолепной. И он практически не изменил своего стиля общения с ним, даже 'Электусом' не стал звать. Небольшое увеличение почтительности в тоне, не в счет. Жак Марель всегда говорил с ним очень вежливо и почтительно. Даже, несмотря на то, что они обращались друг к другу по именам, не позволял излишней фамильярности.
  - Тогда береги себя, мой друг, - сказал Радмир и, бросив взгляд на молчаливо слушающую их женщину. - Надеюсь, удача не обойдет нас стороной в это смутное время.
  Последнее предложение он произнес на том же наречии, что и женщина, после чего развернулся и быстрым шагом ушел.
  
  ***
  
  Жак еще некоторое время удивленно смотрел вслед Радмиру, и лишь после того, как боковым зрением заметил движение Мары, простоявшей все это время в одной позе, повернулся к ней.
  - И что это было? - Спросил он, внимательно глядя на нее. - Мара, что ты такое сказала моему другу?
  - Жак, - взгляд у нее был растерянный. - Я... ошиблась, приняв его за одного из твоих этих... Ну и нагрубила ему на своем родном наречии.
  - Что ты?.. - Жак устало вздохнул и, закрыв глаза, начал тереть виски. - Милая, все мои подчиненные и партнеры привыкли к твоему... непростому нраву, - он замялся на несколько мгновений, подбирая нужное слово. - Привыкли к тому, что ты смотришь на них с высоты своего происхождения и грубишь. Они спускали это тебе, потому что ты моя женщина. Но всему должен быть предел, - он тяжелым взглядом посмотрел прямо ей в глаза. - Он, не прося ничего взамен, помог Кристиану, привел свою мать, целительницу шестой ступени, чтобы вылечить его слепоту. Его никто об этом не просил, он просто взял и помог. Не мне тебе объяснять, что таких людей в мире все меньше и меньше.
  - Жак, но я же не знала, - возразила Мара. - Он мне не представился, когда я его спросила.
  - Я даже представляю, как ты это сделала, - хмыкнул Марель-старший. - Наверное, что-то вроде 'ты сам кто' или же еще что-нибудь таким тоном, что у любого начнут чесаться руки. Даже не спорь с этим, - покачал он головой, видя, что она хочет ему что-то возразить. - Я тебя слишком хорошо знаю. Скажи спасибо, что он не злопамятный.
  - Настолько незлопамятный, что, когда ты предложил меня в качестве адвоката, сразу же отказался, - вздернула голову женщина и отвернулась.
  - Ох, милая, - тяжело вздохнул Жак. - Он просто решил не подвергать тебя опасности. Ты же слышала его. Неужели даже такое мне нужно тебе объяснять?
  - Да, знаю я, - недовольно дернула плечом Мара. - Сам же знаешь, мне тяжело признавать свою неправоту. Это, кстати, мне не раз помогало в суде.
  - Ты умница, раз сумела свою слабость использовать себе во благо, - Жак улыбнулся. - Но, все же, в этот раз, тебе стоит принести ему свои извинения.
  - В следующую нашу встречу, - тихим и крайне недовольным голосом ответила Мара.
  - Вот и замечательно, - Жак приобнял ее за плечи. - А теперь пойдем в спальню. Я сделаю пару звонков, и мы продолжим отдыхать.
  Жак не стал добавлять, что ему, скорее всего, сегодня уже не представится возможность уснуть. Незачем лишний раз давать повод женщине быть недовольной.
  Новости, что сегодня обрушились на него, были крайне необычными и важными. Он это знал. Он это чуял нутром, которое никогда не подводило его.
  Хаос. Здесь главное было не только не подставиться, но и суметь извлечь выгоду для себя. Это для Мираселя, он, Жак, был значимой фигурой, а вот в масштабе всего мира, он был не так уж и значим. Конечно, он не был совсем уж на задворках, но и в первых рядах сильных мира сего, точно не присутствовал. И это можно было исправить, раз уж судьба в лице Радмира, решила его предупредить об этом.
  Это было важно и стояло в приоритете. А вот то, что он уже, оказывается, долгое время знаком с архонтом, нужно было еще переварить. Просто потом сесть одному в своем кабинете и собраться с мыслями, которые начинали разбегаться в разные стороны от открывшихся перспектив, связанных с грядущим переделом власти. Мужчина не хотел как-либо использовать то, что он имел в друзьях архонта. Он умел быть благодарным. Но вот осознать этот факт было нужно в более спокойной обстановке.
  
  ***
  
  У Франки было на удивление пусто в заведении. Даже охранники куда-то делись.
  - Привет, - поздоровался Радмир, входя в общий зал.
  - Радмир, - радостно улыбнулась Франка, как всегда стоя за стойкой и протирая стакан белым полотенцем. - Будешь что-нибудь?
  Радмиру однажды стало интересно, и он поинтересовался у нее, почему она не использует полотенце других цветов, видя, как часто приходилось стирать несколько десятков таких же, совершенно одинаковых полотенец. На это, женщина с доброй улыбкой пояснила, что так она показывает клиентам, что стаканы, в которые она им наливает, чистые, когда она предварительно протирает их перед тем, как налить что-либо туда.
  - Нет, спасибо, Франка, - отказался Радмир, подходя к ней. - Я спешу.
  - Как дела? - Женщина поставила стакан на стойку, закинула полотенце на плечо и, опираясь обеими руками о стойку, посмотрела на него.
  Радмир улыбнулся. Опыт этой женщины сразу же подсказал ей, что что-то случилось.
  - Нормально, - ответил алв. - А почему это тут пусто? В такое время тут еще несколько посетителей всегда было, на моей памяти.
  - Так убили двоих в городе, - охотно ответила Франка. - Вот жандармы всех и разогнали по домам. Неужели не слушал, пока шел сюда, вой сирен?
  - Слышал, - кивнул Радмир. - Теперь все ясно. Франка, - он серьезно посмотрел ей в глаза. - Мне нужно, чтобы ты и Ольми пошли со мной.
  - Хорошо, - ответила она, спустя несколько мгновений его рассматривания.
  - Так просто? - Не удержался Радмир от вопроса. - Ты так легко согласилась?
  - А чего? - Удивленно пожала плечами женщина. - Будь это кто-либо еще, я бы, конечно, не стала его слушать, но раз просишь ты, значит, так нужно.
  - Спасибо, - только и смог произнести алв, ожидавший как минимум пары уточняющих вопросов.
  - Глупости не говори, - отмахнулась Франка. - У меня, за все эти годы, глаз уже наметан. Так, что не волнуйся, глупые вопросы задавать не буду. Ты погоди пару минут, я сейчас Ольми позову, и мы полностью в твоем распоряжении.
  - Возьмите с собой сменную одежду, - посоветовал он.
  - Хорошо, - кивнула женщина и исчезла в дверном проеме.
  Франка не обманула. Буквально пару минут им с Ольми потребовалось для того, чтобы собраться.
  Радмиру оставалось лишь покачать головой. Его матери бы понадобилось добрых полчаса только на расспросы.
  Он помог им закрыть заведение, проверил все замки и даже подпитал пару охранных печатей, у которых запас сияния был ниже половины. После чего отвел их на портальный вокзал. Там они, после того как Радмир доплатил за срочность, быстро переместились через портал на самый западный остров Байкальского архипелага, под названием Ионми, где сейчас жила и работала его мама и, взяв такси, уже были возле ее дома.
  После приветственных поцелуев и объятий, Радмир собрал их троих в ее гостиной и начал говорить.
  - Я понимаю, что мои действия для вас всех очень неожиданные, но прошу вас потерпеть.
  - Что происходит, Аки? - Спросила его мама.
  - Несколько часов назад, я узнал, что на базу графини дэ Авентурас напали, - начал объяснять Радмир. - Она сама жива, но есть очень много жертв. Нападали на базу с целью навредить самой графине. Поэтому я решил увезти Франку и Ольми, как близких ей людей, подальше из Мираселя. Во избежание, так сказать. Сюда они напасть не должны, я об этом позабочусь. Но, мам, на всякий случай, побудь несколько суток дома и не ходи на работу.
  - Дедушке звонить? - Спросила мама.
  - Позвони, на всякий случай, - кивнул Радмир. - Пусть пришлет одну или две боевых звезды эллу.
  - Хорошо, - кивнула та и вышла из комнаты, чтобы сделать звонок.
  - Тетя Ви точно жива? - Испуганно спросила Ольми.
  - Конечно, - ответил Радмир. - Разве я когда-либо тебя обманывал?
  - Ты сейчас к ней отправишься? - Франка сидела в кресле и внимательно смотрела на него.
  - Да, - подтвердил он. - Мне нужно кое-что ей рассказать.
  - Понятно, - только и ответила Франка и замолчала, задумавшись о чем-то.
  - Все, я позвонила, - ввернулась в комнату Изанами. - Через полчаса три звезды будут здесь.
  - Три? - Радмир удивленно посмотрел на мать.
  - Да, - кивнула она. - Он сказал, что с нынешними реалиями и этого мало будет. А еще он долго ворчал о каком-то сорванце, который, играя, решил построить новый уклад. Не знаешь, о чем он?
  Изанами подозрительно прищурилась и посмотрела на него.
  - Понятия не имею, - пожал плечами Радмир с самым невинным видом. Он ведь действительно был не причастен к тому бедламу, что должен был начаться.
  - Точно? - Подозрительность никуда не делась из глаз матери.
  - Слово, - ответил на это Радмир и серьезно посмотрел на нее. - Я наоборот, хочу быстрее разгрести это.
  Его мама ничего на это не ответила, лишь кивнула и ободряюще улыбнулась ему. Но в ее глазах мелькнула грусть, Радмир хорошо это увидел. Да и эмоционально она фонила волнением.
  - Ладно, - алв встал со своего стула, на котором сидел. - Я пошел. Франка, Ольми, скоро увидимся. Если что-то понадобится, то моя мама вам поможет. Мам, - повернулся к ней, - проводишь?
  - Конечно, - ответила она.
  - Удачи, - пожелала ему Франка, очнувшись от своих раздумий.
  - До встречи, - Ольми улыбнулась ему и помахала рукой, как обычно делают маленькие дети, вызвав у него этим действием улыбку.
  Он с матерью вышел из комнаты.
  - Наши предки говорили - 'Уходи с чистым сердцем и возвращайся с победой', - она слегка приподнялась на цыпочках и поцеловала его в щеку.
  - Ты более спокойно отнеслась к этому, чем я ожидал, - Радмир слегка приподнял брови.
  - Ты глава семьи и принял решение, - улыбнулась ему она. - Моя же задача, поддержать тебя. Я ведь тебе уже говорила.
  - Спасибо, мам, - Радмир обнял ее и тоже поцеловал в щеку. - Я позвоню.
  
  Глава 17.
  Было раннее утро, когда он добрался до нужного ему места. Прибыть в Мадоагентные земли, где находилась база наемников Власты, труда не составило, так же, как и добраться до нужного населенного пункта. Но вот попасть на саму базу... Никто в этом самом населенном пункте (его даже городком нельзя было назвать) не хотел его туда отводить, а некоторые, особо ретивые и агрессивные даже попытались его побить и связать ему руки. Конечно, ничего у них не получилось. Он быстро всех успокоил, использовав на них пару приемов из аум сарда, которые были довольно болезненными, но при этом не опасными для здоровья. Это быстро отрезвило горячие головы, но шуметь они не перестали.
  Повезло, что в это время там же находился один из наемников Власты, который тогда был в пустыне и знал его в лицо. Этот наемник, которого алв запомнил под именем Вджоллка, но который упорно отзывался только на свое прозвище 'Жгут', подошел к месту потасовки из любопытства и, видимо, желания вмешаться. Он сразу же узнал его и несколькими довольно резкими окриками успокоил всех окончательно. После чего, наемник лично вызвался его проводить на базу, попутно объясняя ситуацию и рассказывая подробности последних событий.
  Услышанное очень сильно не понравилось Радмиру. В голове возникло только одно слово - 'опоздал'. Из слов 'просто Гая', он сделал вывод, что удар по графине только планируется, но ошибся.
  Сопоставив время, указанное Жгутом и то, когда он встретил того измененного, Радмир мог успокоить себя тем, что он узнал это уже после случившегося. Вот только это, все равно, никак не помогало. Умом он прекрасно понимал, что здесь не было его прямой вины. Но только умом. На сердце стало более тяжко, чем было до этого.
  Если наемники осознанно выбрали себе такую жизнь, полную опасностей, то вот их семьи, дети, которые также пострадали в этом нападении, были совершенно ни при чем. А также Стоян... Этого здорового имперца ему будет не хватать. За небольшой промежуток времени, тот успел стать ему настоящим другом. Он был уверен, что если бы ему самому понадобилась какая-либо помощь, то здоровяк, не задумываясь, пришел бы и помог. Тот эпизод в пустыне был наглядным примером этому. В памяти сразу же всплыл образ Стояна. Вечно с меланхоличным выражением лица, вечно подшучивающий над остальными, но при этом всегда заботящийся обо всех вокруг. Надежный и добрый.
  Радмир не заметил, как его лицо приняло злое выражение, и заиграли желваки от того, что он сильно стиснул зубы.
  Жгут не совсем правильно понял выражение злости на его лице, посчитав, что он злится на него самого, поэтому начал оправдываться перед ним. Алву пришлось потратить несколько минут пути, чтобы успокоить наемника.
  До базы они добрались, когда уже совсем рассвело. Расстояние хоть и не было длинным, но сам путь был довольно извилистым и не везде пригодным для проезда автомобиля из-за скалистой местности. Когда они вместе со Жгутом оказались возле ворот, охрана отказалась его пропускать без распоряжения Власты, и слова Жгута были восприняты дежурившими у ворот наемниками спокойно. Мол, помог в пустыне и спас наших - молодец, знаком лично с Изумрудной Властой - счастливчик, но посторонним на территорию базы можно пройти только после ее личного распоряжения. Вот только, сколько бы запросов они не отправляли, ответа 'сверху' не было.
  Радмир честно терпел это почти десять минут. Он все прекрасно понимал, протокол, правила... Наемники теперь были особенно внимательны ко всему этому, после нападения. Вот только толку от этого? Нападение-то они уже проглядели...
  После седьмого запроса подряд, Радмир не сдержался. Мало того, что эта зараза-графиня почему-то молчала и не отвечала, так еще и взгляды наемников, дежуривших у ворот, ему откровенно не нравились. Так, обычно, смотрели на какого-нибудь альфонса и вот это, особенно после слов женщины Жака, стало последней каплей в чаше его терпения. Он итак уже волновался, что с графиней могло что-то случиться, раз она не отвечала, потому что веры в оборонную способность базы наемников и их самих у него не было никакой, а здесь еще и такое незаслуженное отношение к нему... И алв психанул.
  Его глаза начали медленно трансформироваться, но этого никто не увидел, потому что темная мгла, которая заволокла их, не давала возможности разглядеть что-либо посторонним. Он слегка хрустнул шеей. Это была вредная привычка, конечно, но для тех, кто был с ним хорошо знаком - явный знак его плохого настроения. Больше не слушая одни и те же ответы наемников на объяснения Жгута, он просто начал выпускать ауру. Ту самую, которой случайно напугал Винсента ди Гарсию, но только многократно усиленную и еще приправленную большой долей жажды крови.
  Сразу же наступила тишина. Жгут замер на полуслове с приоткрытым ртом, а у охранников глаза широко открылись и вены вздулись на висках, как от сильного напряжения. Это было не удивительно, ведь Радмир специально направлял большую часть давления именно на них.
  Спокойным, даже несколько ленивым шагом алв приблизился к ним и картинно протянул левую руку в направлении самого близко стоящего охранника. Миг, и на ней вспыхнуло темное пламя.
  - Я сейчас не в духе для того, чтобы терпеть такое отношение к себе, - совершенно спокойно произнес он, только буква 'р' выходила более раскатистой. - Но запомни, если ты позволишь себе подобное поведение со мной еще раз, я просто создам вокруг твоей головы вакуум, и ты умрешь. И любое вскрытие, любой судмедэксперт подтвердит обычную асфиксию, - Радмир довольно улыбнулся, обнажая увеличившиеся клыки. Эта довольная улыбка, спокойный и уверенный тон сильно диссонировали с его аурой и сверкнувшими кроваво-красной радужкой глазами, на мгновение промелькнувшими сквозь темное марево. - Заметь, никто не сможет меня официально обвинить в этом, и спишут все на нарушение работы твоих легких. Ты же куришь? - Охранник заторможено кивнул. - Ну вот. Мало ли, что могло произойти? Профессия наемника очень опасная, сопряжена с дикими нагрузками, как ментальными, так и физическими. Вот и сделают вывод, что ты перетрудился, а легкие, убитые никотином, не выдержали нагрузки. И сделать я это могу в любой момент и на любом расстоянии, - марево, закрывавшее его глаза, окончательно исчезло, и Радмир слегка скосил взгляд влево. Все невольно проследили за его взглядом и увидели, что в трех десятках метров от них земля тут же, словно кто-то ее ударил изнутри, изверглась комьями и камнями, которые разлетелись во все стороны. Некоторые даже долетели до них, но ударились об щит, который он выставил, и упали, никого не задев. - Надеюсь, ты меня понял. - Радмир убрал ауру. - А теперь, открой ворота.
  Наемник быстро закивал и открыл им небольшие ворота, через которые обычно проходили сами наемники. Остальные охранники замерли, боясь пошевелиться.
  - Пойдем, - Радмир щелкнул пальцами перед лицом застывшего Жгута. - Покажешь мне, где ее дом.
  Жгут испуганно моргнул и несколько раз потряс головой из стороны в сторону, словно пытаясь очнуться. Радмиру ничего не оставалось, как протянуть к нему руку, от которой тот невольно шарахнулся в сторону, и пустить по наемнику 'бодрящую волну', специальный прием из целительства, который помогал преодолеть сонливость и взбодриться.
  Алв прекрасно понимал, что такое поведение его ни капли не красит и сейчас он больше всего был похож на тех отпрысков аристократов, которые от скуки и гонора доставляют проблемы простым разумным. Он и не искал себе оправданий. Поступил неправильно. Все. Точка. Разбираться и копаться в себе он будет потом. И так уже упустил много времени.
  Вид разрушенных зданий настроения ему не прибавил. Пока они шли, Радмир отметил, что никто праздно не шатается по лагерю, и каждый занят каким-либо делом. Вот только чувство неопределенности, что витало в воздухе, можно было потрогать рукой. Это чувство читалось во взглядах практически всех. Все вели себя спокойно, но, как показалось Радмиру, просто не знали, что делать дальше и поэтому занимали себя любой работой. Пусть и совершенно бесполезной. А еще он заметил, что многие, нет-нет, но и посмотрят в сторону огромного особняка с надеждой в глазах.
  - Графиня там живет? - Кивнул в сторону особняка Радмир.
  - Да, - быстро закивал Жгут.
  - Понятно, - Радмир отвернулся. - Спасибо за то, что проводил, Жгут.
  С этими словами алв максимально ускорился, и почти мгновенно оказался возле входной двери особняка. Для всех наблюдавших это больше было похоже на телепортацию, он исчез, миг, и вот он уже у особняка. Жаль, что он действительно не имеет такой же способности телепортироваться, которой обладал Арлок. Ведь 'разрыв', каким бы хорошим умением не был, все же имел ряд ограничений. Его можно было использовать только на определенное расстояние, которое варьировалось от двухсот пятидесяти, до трехсот метров, это зависело от мастерства самого пользователя. Еще нельзя было перебраться через какие-либо объекты. Например, нельзя было попасть в закрытую комнату, пройдя свозь стену. Можно было попасть только в то место, которое хорошо видишь.
  Радмир постучал в дверь. Спустя несколько мгновений, ее открыла молодая девушка в костюме горничной.
  - Здравствуйте, лан, - исполнила она безукоризненный поклон ему. - Чем я могу вам помочь?
  - Здравствуйте, - поздоровался Радмир в ответ. - Меня зовут Акира Кудо, я бы хотел видеть графиню дэ Авентурас.
  - Боюсь, лан Кудо, что это невозможно, - покачала головой горничная. - Графиня сейчас отдыхает, но вы можете оставить свои координаты, и я передам их графине. Если она сочтет нужным, то свяжется с вами.
  - Боюсь, что так у нас с вами ничего не получится, - Радмир тоже слегка покачал головой. - Мне срочно нужно увидеть вашу хозяйку. Позвольте мне пройти и самому ее увидеть.
  - Боюсь, что это невозможно, - выпрямила спину девушка и храбро посмотрела ему прямо в глаза.
  Радмир цыкнул про себя. Он прямо как герой какой-нибудь сказки, где благородный рыцарь или принц преодолевает все препятствия, побеждает злобного врага и спасает принцессу. Только препятствия какие-то не впечатляющие, охранники, ворота, и эта довольно еще молодая горничная никак не тянула на роль злобного врага, и графиня далека от образа принцессы, скорее наоборот, это ее можно было выставить злодейкой, да и он сам никакой не рыцарь и уж тем более не принц, хотя родословной и не уступал последнему, пусть его и не признали аристократические родственники.
  Нет, он определенно не сказочный принц. И сейчас ему придется вести себя так же, как тому самому главному злодею. По крайней мере, таким он покажется охранникам у ворот и этой горничной.
  Повезло, что девушка совершила ошибку, которой он мог воспользоваться - она сильно открыла дверь, представив его взору длинную прихожую особняка, и ему не было необходимости применять физическую силу. Он использовал 'разрыв' и мгновенно переместился внутрь здания. Дальше, не обращая внимания на возмущенные крики горничной, алв, используя свои сенсорные способности, понесся на своей максимальной скорости к знакомому источнику сияния. Несколько секунд петляний по коридорам и этажам и вот он уже находился у двери, которая вела в комнату графини.
  Здесь ему пришлось подождать пока горничная и остальные слуги вместе с охраной особняка его не нагонят, после чего, он подавил их своей аурой и негромким окриком и, отобрав ключ, потому что дверь была заперта, а ломать ее не хотелось, он проник в комнату, резко закрыв за собой дверь.
  Графиня лежала в позе эмбриона прямо на полу и плакала. Все слова, что он приготовил для этой встречи, сейчас были бесполезны. Он впервые видел ее такой одинокой. Обычно, даже когда она была одна, от нее веяло уверенностью и силой. Сейчас же, на полу лежала обычная женщина. И это открытие для Радмира было странным и неожиданным. Не в том плане, что он не знал, что шие женщина, а в том, что и она еще может испытывать боль от потери. Ему казалось, что за эти три тысячелетия, вайла должна была если не научиться, то хотя бы смириться с неизбежной потерей близких, которые не обладают таким же долголетием.
  Он уверенным шагом подошел к ней. Приподнял с пола и прижал к себе. То, что он хотел ей сообщить, может и подождать, сейчас было важнее успокоить ее и помочь прийти в себя. Он ведь тоже терял близких и любимых, поэтому мог прекрасно понять эти чувства.
  Власта уткнулась ему в грудь, словно ребенок, ищущий защиты у родителя, и разревелась. Вначале Радмир был несколько ошеломлен этими неожиданными рыданиями, но потом он испытал чувство облегчения. Это хорошо, что она начала рыдать, так он считал. По крайней мере, это намного лучше, чем пугающе молчаливая женщина, лежащая на полу. Поэтому пусть плачет, пусть выплачет все слезы сейчас.
  Он помнил, как в детстве, когда его мама думала, что он уже спит, она горько плакала в подушку, чтобы приглушить звуки и ненароком не разбудить его. Он хотел ей помочь, но каждый раз, как только он оказывался рядом, его мама, используя целительские способности приводила лицо и глаза в порядок и всегда улыбалась ему, никак не показывая свою боль.
  Только много позже, Родика объяснила ему, что иногда людям нужно просто выплакаться, выпуская свои боль и обиды через слезы. Кому-то это нужно сделать наедине, кому-то нужно, чтобы в этот момент его поддержали близкие. Сейчас, графине нужна была поддержка. Пусть она даже не узнала его, приняв, скорее всего, за кого-то из мужчин ее семьи.
  Прошло минут сорок, прежде чем Власта затихла. Голос у нее осип, глаза помутнели, но сколько же было удивления на ее лице, когда она подняла его и посмотрела на него.
  - Кир?
  После того, как до нее наконец дошло, что это он и он никакая не галлюцинация, женщина забавно вздрогнула и торопливо отстранилась от него. Радмир проследил за ее взглядом и усмехнулся. Вайла с сожалением рассматривала большое мокрое пятно на его камзоле.
  - Привет, - он успокаивающе улыбнулся ей. - Я скорблю вместе с тобой, - произнес он необходимую по этикету в такие моменты фразу и тут же продолжил уже своими словами. - Стоян был моим другом и замечательным парнем, нам всем будет его сильно не хватать.
  - Спасибо, - Власта достала платок и постаралась вытереть лицо. Вот только женские кружевные платочки не были приспособлены для этого действия.
  - Держи, - Радмир достал свой из нагрудного кармана камзола и протянул ей.
  - Спасибо, - вновь односложно поблагодарила она.
  Наступила неловкая пауза. Шие явно было неудобно перед ним за то, что он застал ее в такой момент.
  - Ты прямо с бала приехал? - Решила первой нарушить неловкое молчание Власта. Было заметно, что она старается взять себя в руки.
  - Не совсем, - Радмир оглядел свой костюм. Ему был понятен ее вопрос. Как бы он не спешил сюда, но костюм был чистым и не мятым. Единственное, что было не к месту, это его рюкзак и мокрое пятно на камзоле. - Бал закончился еще до полуночи, и все гости разошлись.
  - Почему?
  - На императорский дворец тоже напали, - ответил алв.
  - Неужели он осмелился на это? - Ошеломленно посмотрела на него Власта. - Жертв много?
  - Жертвы есть, но в основном это императорские гвардейцы, которые защищали дворец, - пояснил Радмир. - А что касается твоего первого вопроса, ты кого конкретно подразумевала под 'он'? Танера? - Власта кивнула. - Нет, это был не он. Эти нападения совершались разными разумными, и с разными целями.
  - Откуда ты можешь это знать? - Власта нахмурилась, а ее глаза странно сверкнули. - Император уже успел провести расследование?
  - Нет, - покачал головой в ответ Радмир. - Его императорское величество не стал бы со мной откровенничать, даже если бы и проводил его. В чем я сильно сомневаюсь.
  - Что ты имеешь в виду? - Глаза шие сузились.
  - Я позже все тебе объясню, или же ты меня в чем-то подозреваешь? - Радмир вопросительно вздернул правую бровь.
  - Не говори глупостей, - дернула головой вайла. - Тебе я верю, как самой себе.
  - Тогда, давай закончим неотложные дела здесь, и я все тебе расскажу, - улыбнулся Радмир. Власта ни на секунду не помедлила с опровержением, значит, она действительно еще доверяла ему и не допускала мыслей о его предательстве. С одной стороны, это было хорошо, так ему будет легче все ей рассказать, но вот с другой стороны, это настораживало. Либо он совершенно ошибся в ее оценке, либо же эта связь шие имела еще какие-то свойства, о которых он не успел узнать.
  - Неотложные дела? - По ее виду было понятно, что она сбита с толку. - Мы закончим?
  - Да, мы. Да, неотложные дела, - подтвердил Радмир. - Твои люди ждут тебя, чтобы совершить погребальный обряд. И я буду все это время рядом с тобой. - Радмир протянул руку к ее лицу и начал убирать красноту из глаз и припухлость век и носа при помощи своих целительских навыков. - Стоян ждет, Ви. Нам нужно дать ему покой. Тебе нужно дать ему покой, проводить.
  - Не при таких обстоятельствах, я хотела бы услышать твои слова о том, что ты будешь рядом и назовешь меня 'Ви', а не 'Заразой' или же 'графиней', - Власта горько усмехнулась.
  Он не стал ничего отвечать ей, лишь на мгновение закрыл глаза. Но тот факт, что она начал язвить и иронизировать, был хорошим знаком. Потихоньку шие приходила в себя, и это не могло не радовать. Иначе бы он просто не смог ей ничего рассказать, опасаясь за ее состояние.
  - Спасибо, - в третий раз поблагодарила его она, когда он убрал руку от ее лица.
  - Не за что, - пожал плечами Радмир. - Королева наемников, 'Изумрудная Власта' не может предстать перед остальными слабой. Только не ты.
  Он пошел к двери.
  - Это потому что меня считают бесчувственной развратной древней старухой? - Спросила она его в спину. Он этого не видел, но почему-то был уверен, что на ее лице сейчас была та самая, непонятная для него, улыбка со слегка приподнятыми уголками губ.
  - Это потому, что ты лидер своих людей. Ты их лицо, их знамя. Твое поведение - их поведение. Твои слова и мысли, это их слова и мысли, - припечатал в ответ Радмир, не оборачиваясь. После чего открыл дверь, шуганул взглядом нескольких охранников, отчего те невольно попятились, и, повернувшись к ней, продолжил. - Они нуждаются в тебе в такой момент.
  - Лани, - присела в низком поклоне горничная, что до этого успела обжечь его гневным взглядом. - Все готово к обряду погребения. Мы можем начать в любой момент.
  
  Обряд проходил в огромном здании, которое служило главным развлекательным центром базы наемников Власты. Там они устраивали различные мероприятия, от спектаклей приезжих трупп и концертов приглашенных музыкантов, до организации профессиональных боев. Последнее, кстати, и планировалось устроить в честь празднования дня рождения кронпринца. Поэтому все здесь было готово к торжественной встрече гостей, жаль только, что вот повод был совершенно иной.
  Тела всех погибших были размещены на центральной арене, которая была покрыта белым песком. Радмир насчитал почти две сотни погибших, тела которых заботливо положили на специальные лежаки. Под каждым были сложены дрова так, чтобы было удобно поджигать.
  Радмир бросил взгляд на потолок и увидел, что крышей служил огромный передвижной купол, который сейчас был открыт. Было принято, что во время сжигания мертвых нужно оставаться до самого конца, провожая покойника в его последний земной путь. Предусмотрено было все, вплоть до специальных печатей, одни из которых будут работать как вытяжка, чтобы дым уходил сразу вверх, а другие нивелировали запах, который образовывался во время горения. Но терять столько времени, алв не хотел. Час, максимум два. А без специальных печатей, которые бы усилили пламя, это займет намного больше времени.
  Радмир эти свои мысли и высказал Власте, предложив свою помощь. 'Драконье пламя' справится намного легче и быстрее, чем простое. Власта выслушала его с непередаваемым выражением лица и потом благодарно кивнула.
  Радмир прямо физически чувствовал, что на нем сосредоточены сотни изучающих взглядов. И большинство из них были испуганными, а некоторые даже враждебными. Вот уж о чем он не подумал, так это о слухах, что могли разойтись среди наемников, после утреннего инцидента. Даже знакомые с ним лично наемники старались лишний раз не попадаться ему на глаза. Архонтов, конечно, уважали очень сильно, но, как и любого, кто обладал большой силой, боялись не меньше. А после его поведения у ворот, бояться его будут намного больше, чем уважать. Он понимал, что будут последствия, когда повел себя подобным образом у ворот. Но это, в принципе, было исправимо, если он захочет поменять эту ситуацию.
  Дальше все прошло уже по знакомому ему сценарию. Несколько самых уважаемых людей, среди которых Радмир приметил повариху, которая была с ним в пустыне, выступили с небольшими речами, потом слово взяла Власта.
  Она вновь смогла его удивить. Видимо его словесная оплеуха хорошо подействовала на нее. Сегодня вайла открывалась ему с самых неожиданных для него сторон. Та Власта, которую он видел во время обряда, кардинально отличалась от той, что он видел во время их совместного проживания. Когда он говорил про ее лидерство, то просто хотел взбодрить ее, мотивировать. Но вот рядом с ним стояла она, и она действительно была лидером для остальных присутствующих. Слова, произнесенные ею, действовали успокаивающе на ее подчиненных. Ему казалось, что им достаточно одного ее вида, чтобы им стало легче. В памяти всплыло воспоминание того, как многие из них оглядывались на ее особняк. Такая зависимость от одного разумного остальными была странна для него. Еще это было странно, потому что до этого момента он сам видел в ней только самоуверенную и наглую шие вначале. Потом раздражающую женщину, что никак не хочет от него отстать. После, ту, с кем нужно быть все время настороже, но кого можно терпеть, раз уж она не отстает. Кого угодно, только никак не главу Дома. А со стороны все это именно Дом. С его главой, родами, слугами.
  Последние мысли ему настроения, не прибавили, но дальше предаваться этим размышлением ему не дали. Власта окончила свою речь и представила его. Представила, как хорошего друга Стояна. Об их более близком знакомстве она никак не упомянула, даже не стала представлять его, как своего знакомого. Молодец.
  Радмир вышел вперед. Рюкзак свой он оставил в ее комнате, поэтому сейчас выглядел как настоящий франт в своем костюме. Под взглядами тысяч людей он преобразовал свои глаза на драконьи, вызвал драконье пламя на левой руке и начал размеренное движение среди тел погибших. Рядом с ним неотрывно шла Власта и о каждом погибшем у нее была нужная пара теплых слов.
  Так они и шли. Он впереди, шие на шаг позади и немного правее. Подходили к телу. Власта говорила несколько прощальных слов, потом он картинно протягивал к телу руку и сжигал его за несколько секунд, произнося на ойнце 'Фрейхет', что означало 'свобода'. Со стороны все это действо смотрелось несколько пафосно и демонстративно, но очень впечатляюще. Он чувствовал прямо настоящую волну успокоения от остальных. Вот только ему самому было нелегко. Среди тел попадались детские, и каждый раз его сердце замирало, когда драконье пламя поглощало их. И каждый раз он задавался одним и тем же вопросом, 'Стоило ли оно того?'.
  К трем наложникам они подошли в самом конце. Власта не стала ничего о них говорить, просто молча постояла возле каждого несколько минут. Постоит, попрощается, кивнет ему, потом протянутая рука с пламенем, громкое, раскатистое 'Фрейхет' от него и пепел вместо тел.
  Он специально молчал и никак не торопил вайлу. Он понимал, что ей нужно с ними попрощаться.
  
  Когда они шли обратно в особняк Власты, она спросила его:
  - Откуда ты узнал, что мои люди уже подготовили все для обряда? Насколько я успела заметить, ты их сильно пугаешь. Кстати, почему?
  - Твои люди просто не хотели меня к тебе пропускать, вот и пришлось их немного попугать.
  - Немного? - Глаза вайлы подозрительно прищурились.
  - Я пообещал охраннику, что стоял у ворот, что если он будет мне мешать, то я создам вокруг его головы вакуум, и он задохнется, - с тяжелым вздохом пояснил Радмир. Ему до сих пор было не по себе от этого. - И мне за это ничего не будет, потому что он курит, и любой судмедэксперт диагностирует обычный сбой работы легких.
  - Ты серьезно? - Власта недоверчиво посмотрел на него.
  - Абсолютно, - ответил алв с невозмутимым лицом.
  - И он в это поверил? - Все еще не веря, уточнила шие.
  - Посмотрел бы я на того, кто мне в тот момент не поверил бы, - нахмурился в ответ Радмир. - Я, для наглядности, заставил землю извергнуться комьями и камнями в нескольких метрах от него, при этом просто смотря туда.
  - Да это любой эллу может сделать, - отмахнулась Власта. - Независимо от своего элемента. Это же основа основ в управлении сиянием.
  - Это, плюс еще я глаза трансформировал, - пожал плечами он. - Ну и зол я был в тот момент.
  - Зол? Почему? - Посыпались ее новые вопросы.
  - Не важно, - отмахнулся Радмир. Не рассказывать же ей про эпизод с женщиной Жака Мареля и про взгляд ее наемника.
  - И это после всех тех курсов, что проводили инструктора для них, - не стала настаивать шие и устало вздохнула. - Ведь каждый год специально приглашаю ведущих специалистов в работе с сиянием, чтобы они наглядно объясняли, как работать с такими людьми, и как им противостоять. Ни один эллу не способен создать вакуум, сколько раз им твердили это. Вакуум недоступен эллу для создания. Иначе бы на нас началась настоящая охота.
  - Так то - эллу, - Радмир усмехнулся на правую щеку. - А я архонт.
  - Еще одна проблема на мою голову, - повторила усталый вздох Власта. - Вот зачем ты открылся? Неужели не понимаешь, что шие теперь тебя не оставят?
  - Возвращаясь к твоему самому первому вопросу, - Радмир устало потер шею и несколько раз моргнул. Поспать ему не удалось и усталость начала сказываться. И ладно бы физическая, ее можно было снять с помощью бодрящей волны, он чувствовал эмоциональную усталость, что с каждой минутой росла все больше и больше. - Я заметил, что твои люди готовятся к чему массовому, и еще заметил, что они все время оглядываются на твой особняк. Сложив эти обстоятельства и сделав некоторые выводы из того, что мне успел рассказать Вджоллка...
  - Кто? - Власта удивленно посмотрела на него.
  - Жгут, - пояснил Радмир.
  - А, - протянула вайла. - Он. Я и забыла, что у него такое имя. Все Жгут, да Жгут.
  - Так вот, - продолжил Радмир. - Я все это сложил в единую картину и сделал выводы. Вот отсюда и узнал.
  - Тебе бы в сыщики идти нужно было, - Власта посмотрела на него. - Такой талант пропадает зря.
  - Обойдутся там и без меня, - отмахнулся Радмир от такого заманчивого будущего. - Что же касается раскрытия моего архонства, то это было необходимо. При нападении на императорский дворец, я сдерживаться не хотел.
  - Сдерживаться он не хотел, - проворчала Власта. - И теперь нужно расхлебывать это твое 'не хотел'.
  - Я с этим справлюсь, - ответил Радмир.
  - Ох, Кир, - покачала головой Власта и замолчала. Они уже подошли к ее особняку. - Пойдем. Сейчас в моем кабинете расскажешь, то, что хотел сообщить с самого начала и еще про то, как мы будем расхлебывать твое нежелание сдерживаться.
  - Я говорю совершенно серьезно, - Радмир раздраженно хрустнул шеей. - Я справлюсь с этим.
  - Я и не спорю, - Власта спокойно посмотрела на него и, взглянув ей в глаза, Радмир расхотел с ней спорить. Там не было ни грамма неверия в его силы. Она действительно верила в то, что он и сам со всем справиться. - Но, все равно, хочу подстраховаться. У меня остался только ты, Кир. Отец и дядя не в счет. Я не хочу еще и тебя потерять из-за какой-нибудь ошибки или недогляда. Дважды я не совершаю одних и тех же ошибок.
  - А как тогда объяснить то, что было между нами? - Радмир начал подниматься вслед за ней по лестнице. - Сплошное наступание на одни и те же грабли.
  - Ну, дважды я, конечно, не совершаю одни и те же ошибки, - Власта повернула голову к нему. - Но всегда с готовностью совершаю новые.
  - Хорошая фраза, - Радмир усмехнулся. - Надо бы запомнить.
  - Пользуйся, - ответила шие и дальше они продолжили идти, сохраняя молчание.
  
  В кабинете у Власты было необычно. По всей видимости, нападавшие проникли в него тоже, и устроили хороший бардак, что-то разыскивая. Или же они просто занимались тут вандализмом. Кабинет убрали, но следы чужой активности, все равно, были хорошо видны. Некоторой части мебели не хватало или же она стояла не на положенном ей месте. Впрочем, это было не важно, но не отметить для себя некую 'девчачесть' в интерьере рабочего кабинета вайлы, он не мог. Вроде бы, ничего откровенно такого не было. Обои обычные, темные, хоть и с красивым узором, мебель тоже отличалась, в основном, своей добротностью, а не красотой, но он не знал, как иначе выразить возникшее у него ощущение словами. К примеру, у той же княгини Кройф, хоть и стояло огромное трюмо в дальнем углу кабинета, хоть и были заметны на нем следы женских вещичек, хоть и стояли там цветы в горшках для большего уюта, а мебель отличалась изящностью отделки, но, при этом, у него такое же ощущение там не появлялось.
  - Могу я позвонить? - Алв заметил телефон на небольшой стойке и повернулся к хозяйке кабинета.
  - Конечно, - ответила она.
  Радмир поднял трубку и быстро набрал номер матери. В трубке раздались небольшие щелчки, означавшие, что н звонит в другую страну, после чего пошли длинные гудки дозвона.
  Спустя несколько мгновений, которые заставили его слегка поволноваться раздался еще один щелчок и он услышал:
  - Да, слушаю?
  - Мам, - Радмир облегченно выдохнул про себя. - Это я.
  - Аки, - голос матери наполнился теплотой. - Как ты? Все успел?
  - Не совсем, - Радмир тяжело выдохнул. - Но графиня жива. Вы там как?
  - Хорошо, - ответила мама. - Вот сидим, играем в трикис.
  - Только ты способна в такое время играть в карты, - Радмир улыбнулся. Его мама просто обожала это простую на вид, но довольно увлекательную карточную игру.
  - А что еще нам делать? - Тон голоса у нее изменился и он понял, что его мама улыбается на другом конце провода. - Сидим, играем, косточки мужчинам перемываем.
  - То-то я скинул пару килограмм, пока добирался...
  - Не слишком воображайте о себе, юный лан, - нарочито строго произнесла Изанами. - И без вас найдется, кому косточки перемыть.
  - Это радует, - Радмир усмехнулся. - Ладно, мам. Я пошел. Береги себя.
  - Ты тоже, сынок, - услышал он на прощание и положил трубку.
  - Как твоя мама? - Власта с интересом посмотрела на него.
  - Спасибо, хорошо, - Радмир полностью повернулся к ней, так как до этого стоял в пол-оборота, потому что так было удобнее разговаривать по телефону.
  Шие подошла к двум большим мягким креслам и с видимым удовольствием села на один из них.
  - Присаживайся, - кивнула на кресло рядом Власта. И, дождавшись, когда он с удобством устроился в нем, продолжила. - Для начала, ответь мне, пожалуйста, как ты догадался о том, что я имела в виду именно Танера?
  - Я лучше начну рассказывать с самого начала, пожалуй, - Радмир сел ровно. - После нападения на дворец, я вернулся в Мирасель и обнаружил незваного гостя в своей квартире. Этот гость представился, как Гай и оказался измененным. Так я стал называть тех, кто подвергся специальным мутациям и приобрел дополнительные способности, заодно навсегда исковеркав свое сияние, такие как главарь нападавших на нас в пустыне, - пояснил он на невысказанный вопрос в глазах шие. - Он назвал себя главой 'всевидящих', тех, кто напал на нас в Мираселе. Он много говорил, но суть его речи сводилась к тому, что он бы никогда не позволил себе напасть на меня и все произошедшее - недоразумение. Он утверждал, что заказ был не на меня, а тебя, - глаза Власты блеснули. - Только я не правильно его понял и подумал, что нападение на тебя все еще только планируется. Моя ошибка, - Радмир недовольно сдвинул брови. - В свою защиту могу сказать, что узнал это уже после того, как на лагерь напали.
  - Нет здесь никакой твоей вины или ошибки, Кир, - успокаивающе произнесла шие. Все это время она машинально постукивала пальцами по подлокотнику кресла и смотрела, словно, сквозь него, но, когда он стал говорить о своей ошибке, перестала и сфокусировала взгляд на нем. - Если кто и виноват, так это я. Расслабилась за все эти годы спокойствия, - Власта сжала кулак. - Посчитала себя неуязвимой.
  - Как только я убедился в том, что цель именно ты, - продолжил Радмир, никак не отреагировав на ее самобичевание, потому что говорить, что-то против было бесполезно, - то решил подстраховаться и отвезти Франку и Ольми к своей матери. Там ее охраняют три боевые звезды эллу. Думаю, этого хватит для обеспечения безопасности.
  - Видишь? - Власта горько усмехнулась. - Я даже о них не подумала. Как они?
  - Нормально, играют в трикис. Думаю, что даже на деньги, - Радмир слегка улыбнулся.
  - Тогда Ольми станет несколько богаче сегодня, - вайла тоже усмехнулась. - Этой девочке удивительно везет в азартные игры. Ни разу, на моей памяти, она не проиграла.
  Радмир слегка приподнял брови. Теперь ему было понятно легкое раздражение вначале разговора в голосе матери. Она жутко не любила проигрывать, и была той еще упрямицей.
  - А боевые звезды откуда, могу я уточнить? - Власта слегка приподняла брови.
  - Дед моей мамы прислал по моей просьбе, - ответил алв.
  - Это обнадеживает, но, все же, ты так легко поверил этому Гаю, - продолжила Власта, вновь став серьезной.
  - Он говорил очень убедительно, - слегка пожал плечами Радмир. - И даже привел доказательства того, что цель именно ты.
  - Какие? - Вопрос прозвучал резко.
  - Письмо заказчика, - Радмир достал из кармана камзола те самые листки, что оставил на его столе Гай, и протянул ей.
  Власта замерла, смотря на них и не решаясь взять.
  - Кто? - Подняла она свои изумрудные глаза на него, которые сейчас потемнели и почти сливались с их необычным черным белком.
  Радмир убрал листки обратно в карман. В глазах шие легко можно было прочесть просьбу, даже мольбу о том, что сейчас она не была готова сама все узнать. Ей было необходимо, чтобы кто-то другой открыл ей все. Правду она сможет выдержать, но ей нужна была этакая 'подушка безопасности'.
  Он закрыл на мгновение глаза, собираясь с духом, и, после глубоко вздоха, произнес:
  - Твой дядя.
  
  Глава 18.
  Власта откинулась на спинку кресла и закрыла глаза, переваривая услышанное. Несколько минут она молчала, а потом, с все еще закрытыми глазами, произнесла:
  - Доказательства надежные?
  - В письме стоит его личная печать, - ответил Радмир. - Я его почерка не знаю, поэтому хотел, чтобы ты его посмотрела. Но пока, все указывает именно на него.
  - Все? - Власта открыла глаза. - Есть еще доказательства?
  - Только со слов того самого Гая, - Радмир знал, что это недостаточно веское доказательство, поэтому его тон не был уверенным. - Он назвал причину.
  - И какая же причина? - В голосе женщины можно было услышать сарказм.
  - Деньги, - коротко ответил Радмир и невольно скривил лицо в отвращении.
  - Деньги? - Глаза Власты округлились.
  - Да, деньги, - повторил Радмир. - Кто будет наследником всего, после твоей смерти?
  - Моя семья, - сразу же ответила Власта. Но после резко замолчала. Ее глаза слегка расширились. - Ты знаешь про нашу связь?
  - Да, если ты имеешь в виду эту вашу 'связь шие', - Радмир недовольно нахмурился. До сих пор его раздражала мысль, что кто-то, неизвестный ему, может управлять его судьбой. Пусть это была и сама природа. - Мне о ней как раз твой дядя и рассказал. Он заметил эту связь и сообщил про нее.
  - Дай мне эти письма, - решительно протянула руку Власта.
  Радмир вновь достал их и передал ей. Он не видел в этой просьбе никакого противоречия ее словам о доверии к нему, потому что прекрасно понимал, что в таком вопросе нужно самостоятельно во всем убедиться. Он сам бы поступил бы так же на ее месте.
  Шие быстро раскрыла письма, едва не порвав их, и начала внимательно читать. Спустя несколько минут отложила их на стол. После чего она закрыла глаза и, откинув голову назад, начала массировать виски обеими руками.
  Радмир сидел тихо, стараясь не мешать ей. Видимо, эти письма были настоящими.
  - И ты до сих пор не хочешь меня убить, а, наоборот, помогаешь? - Власта открыла глаза и позволила себе грустную улыбку.
  - Что толку? - Мотнул головой Радмир, после небольшой паузы, стараясь понять, что именно она имела в виду. - Если бы это ты наложила эту связь, тогда я бы тебя прибил. Но тут виновата природа.
  - Но даже так, - Власта слегка потерла лоб и вновь зажмурилась, словно от сильной головной боли. - Из-за меня тебя впутали во все это. Даже заказ на твое убийство делали. А ты так спокойно на это реагируешь.
  - Ты спасла мне жизнь, - Радмир слегка склонил голову набок. - Этого недостаточно, чтобы я простил тебе куртку, - на этом месте Власта горько усмехнулась, - но не сделать для тебя того же или чего-либо похожего я просто не мог.
  - В голове не укладывается, - вайла говорила совершенно спокойно, но Радмир чувствовал ее эмоции. И спокойствия в них не было. - Это глупо, нападать на меня. Все равно, по законам шие, именно ты станешь моим главным и единственным наследником. Связь уже есть.
  - Только вот на меня охотиться Гай отказался напрочь, как ты могла убедиться из содержания писем, - Радмир зло усмехнулся. Ему вспомнилось лицо этого измененного, когда тот убеждал его в своей искренности. - И у твоего дяди, как у хранителя Дома твоей семьи, просто не осталось выбора. По каким-то причинам, самому устроить за мной охоту он не решился. Может, мой прадед виноват, может быть, тот факт, что за мной практически везде следуют люди княгини Кройф. Так как мы с тобой официально не вступили в брак, то он, видимо, решил быстрее ликвидировать тебя саму. А мое право наследования можно будет оспорить. В конце концов, ваши законы шие не распространяются на весь Ауалур, и не имеют абсолютной силы. Это всего лишь внутренние законы одного народа, которые, конечно, уважаются, но могут и не браться в расчет. К тому же, я не шие, а алв. Вот будь я шие, тогда бы ни у кого не было бы и шанса оспорить мое право наследования, а так, шансы на оспаривание у них были очень большие. Сама понимаешь, терять настолько большой капитал, который они все эти годы считали своим, никому не хотелось.
  - Они? - Власту будто током ударило. - Хочешь сказать, что за всем этим стоит еще кто-то из княжеской семьи дэ Сангри?
  - Я не знаю точно, - Радмир ответил после небольшой паузы. - Но было бы логично предположить, что Ждан дэ Сангри действовал не в одиночку, и кто-то, твой старший брат или даже отец, был в курсе всего происходящего.
  Шие ссутулилась и вновь закрыла глаза. С каждым, произнесенным им, словом блеск ее глаз гас, и это было очень неприятно наблюдать, особенно из-за того, что косвенно и он был в этом виноват. По крайней мере, именно он говорил ей все это. Да, гонец не виноват, что принес дурные вести, но когда это мешало чувствовать себя неуютно самому гонцу и не винить его тому, кто получил эту весть?
  Радмир встал со своего кресла и подошел к шие. Все слова, что он сейчас мог произнести, так или иначе, были бы неуместны, поэтому алв положил свою правую руку ей на плечо и аккуратно сжал его. Власта быстрым движением взметнула свои руки к его руке, судорожно сжав ее, а лбом уткнулась ему в живот. Все ее показное спокойствие будто смыло огромной волной. Она молчала, но время от времени ее плечи вздрагивали, словно от судорожных вздохов или рыданий.
  Он, собираясь сюда, никак не ожидал, что будет ее утешать и поддерживать. Максимум, на что он рассчитывал, это быть более аккуратным в своих выражениях. Но кто же знал, что все произойдет именно так? Что Стоян и два других ее наложника погибнут? Что Власта действительно окажется так сильно к ним привязана? Что у этой наглой, самовлюбленной, эгоистичной женщины возможны такие чувства к кому-либо? Он ведь не верил словам Стояна о том, что она любит своих наложников.
  Так они простояли несколько минут, пока шие не подалась назад. Слез на ее лице Радмир не увидел, но нижняя губа у вайлы была прокушена до крови и опухла. Он протянул руку, и спустя несколько мгновений от повреждений осталась только небольшая дорожка крови, бегущая вниз к подбородку.
  - Спасибо, - голос Власты прозвучал отстраненно и несколько глухо.
  Радмир не стал ничего отвечать на эту благодарность, чувствуя себя неловко.
  - Все это время, я ежегодно переводила на счет дома внушительную сумму, за то, что в самом начале они помогли мне и поддержали финансово, - Власта вновь опустила взгляд. - Все эти годы, даже не десятилетия, а столетия. Неужели этого им было мало? Я вернула им в несколько сот раз больше. Откуда столько жадности к МОИМ деньгам? Что плохого им сделали Стоян? Иржи? Иллис? За что погибли все остальные, особенно дети? За что, Кир?
  - В мире каждую минуту убивают за копейки, что уж говорить о твоих миллиардах, Ви? - Радмир неловко провел рукой по своим волосам.
  - Только вот князья дэ Сангри не нуждаются в деньгах...
  - Когда речь заходит о таких деньгах, то стираются все нравственные грани и родственные связи, - Радмир закрыл глаза. - Ты же уже не маленькая. Вспомни, сколько раз шие били в спину тех, кто считал их своим другом?
  - Сколько лет заблуждений, - покачала головой Власта. - И какой четкий ответ.
  - Ты это о чем? - Радмир слегка приподнял брови и вопросительно посмотрел на нее. Хоть держалась шие хорошо, но он все равно волновался за ее реакцию на все происходящее. Ему бы не хотелось, чтобы она сломалась.
  
  - Шие никогда не предают своих, - улыбка Власты стала горькой, а в глазах мелькнуло что-то странное, заставившее его насторожиться еще больше. Хуже сломленной шие могла быть только вайла, сошедшая с ума. Прецеденты в истории были, и при этом все довольно кровавые, поэтому он так этого опасался. - А мне сейчас предоставили неотложные доказательства предательства. - Тут алв не смог выдержать и отвел взгляд в сторону. - Прекрати, Кир. Твоей вины тут нет. Я, наоборот, благодарна тебе, что узнала обо всем, и что это именно ты сообщил мне и находишься радом. Будь иначе, боюсь, я бы просто не выдержала этого.
  Радмир вновь посмотрел на шие и облегченно выдохнул про себя. Взгляд шие сейчас был совершенно осмысленным, пусть и сверкал хорошо сдерживаемой злостью. Что там мелькнуло ранее, взбудоражив его, он не знал, да и не стремился узнавать. Есть вещи, которые лучше не трогать.
  Пока он предавался своим размышлениям и волнению, Власта встала с кресла и гордо выпрямила спину. Видимо, пришла к какому-то решению.
  - Ты так мне и не рассказал, что собираешься предпринять для того, чтобы тебя оставили в покое шие, - на ее губах вновь появилась непонятная для него улыбка.
  - Я рассчитывал использовать тебя. Точнее, хочу использовать эти письма, - ответил он и непонятная улыбка ушла с лица вайлы. - Отдам их на хранение своему прадеду, например, а сам все разъясню князьям дэ Сангри. Любое действие в сторону моих близких или же меня и весь мир узнает грязные тайны правящего семейства шие. К тому же, в данный период, их сейчас должна занимать грызня с остальными за передел сфер влияния.
  - Шантаж? - Удивленно посмотрела на него шие.
  - Можно и так назвать, - согласился Радмир.
  - Вот уж от кого я такого не ожидала, - все еще удивленно смотря на него, произнесла Власта.
  - Против них такие действия будут в самый раз, - безразлично пожал плечами алв. После чего слегка склонил голову к левому плечу и спросил. - А у тебя какие планы?
  - Хочешь сказать, какие у меня были планы? - Власта усмехнулась.
  - Почему были? - Спросил Радмир.
  - Я собиралась встретиться с князьями дэ Сангри или их официальными уполномоченными представителями и заключить контракт о передаче всего моего имущества в обмен на то, что они навсегда оставят меня в покое, и чтобы они не трогали тебя ближайшие лет пять, а лучше десять. На больший срок они вряд ли согласились бы.
  - Ого, как честно ответила, - удивился он. - Должен признаться, не ожидал такого.
  - Кир, - Власта медленно потерла свой лоб, словно прогоняя мигрень. - Я же уже сказала, что у меня остался только ты. Ради тебя и твоего будущего, я готова на все. Так что скрывать от тебя что-либо теперь просто не имеет смысла. Между нами достаточно трений и без этого. Например, я понимаю, что сама идея о том, что я хотела выторговать для тебя лишнее время, тебе неприятна. Может возникнуть ощущение, будто я тебя покупаю, а это с учетом твоего характера и взгляда на жизнь очень плохо для меня. Я все прекрасно понимаю, но, при сложившихся обстоятельствах, я просто не видела иного способа тебе помочь, пока. До этого я рассчитывала, что смогу их удержать на то время, пока ты не наберешь полную силу и не освоишься со своими способностями, благодаря моей с ними связи, но видишь, как оно получилось. Поэтому, я хотела хотя бы так тебе помочь.
  - 'Были' и 'хотела', - повторил за ней Радмир. - А сейчас ты что планируешь?
  - Твоя идея мне нравится, - шие обнажила белоснежные зубы в улыбке, но она больше походила на звериный оскал. Такой же кровожадный. - Только теперь помимо их невмешательства я потребую с них денежную компенсацию и голову Танера.
  - Ви, поверь мне, - Радмир грустно посмотрел на вайлу, - месть - это не выход. Она не принесет тебе облегчения. К тому же, тогда мстить нужно и самим организаторам, иначе это просто лицемерие, а не месть. А также, по сути, Танер здесь не меньшая жертва, чем Стоян, например. Если бы ты не стала соблазнять его, то он бы и не попал в эту ситуацию.
  Власта горько выдохнула и опустила голову.
  - Я понимаю это, - очень тихо произнесла она. - Разумом я все понимаю, Кир. Но если он так уж сильно меня возненавидел, то и нужно было мстить именно мне. Остальные были ни при чем.
  - Его использовали, Ви, - продолжил говорить он. - Значит, заслужил, - Власта подняла голову и упрямо посмотрела ему в глаза. - А раз он им поддался, то в нем изначально гниль была. Кир, он ведь считался твоим другом, но при этом, стоило мне его поманить, мигом прибежал.
  - Это все лирика, - отмахнулся Радмир. - Спали вы друг с другом по обоюдному согласию и это неоспоримый факт. Или ты и на нем использовала датуру?
  - Нет, конечно, - возмущенно ответила Власта и добавила несколько неловко. - Это только ты уникумом оказался, вот и пришлось использовать датуру.
  - Ну вот, видишь, - алв склонил голову к левому плечу. Вспоминать о той ночи ему не хотелось, но и не отговорить Власту от этого шага, он не мог. Мысль о таком ходе событий вызывала в нем целую бурю отрицательных эмоций. - Не нужно этого делать, Ви.
  - Странно, - не стала ничего отвечать на его слова шие и сменила тему. - Вот Стоян меня тоже 'Ви' называл, но у тебя получается совершенно иначе.
  - Просто мы с ним разные, - пожал плечами Радмир и с ожиданием посмотрел на вайлу. - Ну, так что?
  - Будь по-твоему, Кир, - выдохнула Власта. - Я не буду этого требовать. Но все остальное останется в силе.
  - Это правильное решение, Ви, - произнес Радмир. - Правильное, в первую очередь для тебя самой.
  - Я, надеюсь, ты не рассчитываешь на помощь со стороны имперцев? - Вздернула свои пепельные брови шие. - Беримир только с виду весь из себя такой благообразный, а на деле это очень опасный и расчетливый человек. Просто знай - чтобы отомстить за смерть своей первой фаворитки, он ждал почти десять лет и ударил в самый неожиданный момент, практически уничтожив род маркизов дэ Сагнойц. Ударил в спину, когда они нуждались в помощи своего сюзерена. Ударил, наплевав на все последствия. Грызня среди имперской аристократии за освободившуюся нишу в оружейном деле, которым ведали дэ Сагнойц, длилась еще больше трех десятков лет. Во время тех разборок, навсегда исчезли три имперских рода. Исчезли полностью, Кир. Так что я не думаю, что он поможет тебе. А если и поможет, то возьмет за свою помощь слишком большую цену.
  - Я это знаю, - согласился с ней Радмир. Он не знал всей подоплеки тех событий, просто потому, что никогда особо не интересовался имперской аристократией самой по себе, только в контексте их связей с княжескими семьями Джоасов и Кройфов. - И на помощь со стороны имперцев даже не думал рассчитывать.
  - А ты очень изменился, - взгляд шие изменился. Она словно впервые увидела его. - Тот, каким был ты на момент нашей первой встречи, попер бы на них в лобовую.
  - Не совсем в лобовую, - возразил Радмир. - Скорее, использовал бы тактику ведения партизанской войны.
  - И был бы пойман в конечном итоге, - хмыкнула Власта. - И это твое 'рассчитывал использовать тебя' с таким честным видом... Говори уже, что ты там придумал. Как собираешься все устроить?
  - В деталях я все не продумывал, - немного растерянно и виновато ответил Радмир. - Собирался действовать по обстоятельствам.
  - Иными словами, либо четкого плана действий у тебя нет, либо ты просто не хочешь мне что-либо говорить, - по-своему поняла его Власта, при этом на ее губах снова появилась эта непонятная улыбка.
  - Иными словами, у меня есть несколько вариантов действий, - возразил Радмир. - Все будет зависеть от того, как поступят шие. Если они начнут давить на меня одного, то это одни действия с моей стороны, если они начнут действовать через мою маму, например, как-то угрожать ей и так далее, то я уже буду действовать по-другому и гарантирую, что убью, как минимум, одного высокопоставленного шие. Если они еще как-то начнут действовать, то и я буду действовать иначе.
  - Это все красиво и гладко звучит на словах, - непонятная улыбка ушла, и вместо нее появилась другая, с заметной толикой облегчения. - Но в жизни всегда возникает множество нюансов, которые разрушают все планы. Тем более такие, как ты мне только что привел. Они разрушаются в самую первую очередь.
  - Когда нет четких границ, план легче адаптировать под возникшие обстоятельства, - ответил Радмир с легкой улыбкой. - И еще в самом конце будет легче говорить, что именно так ты все и задумал, отчего все будут удивляться твоему уму и дальновидности и хвалить тебя.
  - И чьи это слова? - Власта приподняла вопросительно бровь.
  - Вёлунда, моего учителя, - ответил он.
  - Видимо, он тот еще пройдоха, - хмыкнула шие, скрестив руки на груди.
  - Скорее плут, а не пройдоха, - ответил Радмир.
  - Понятно, - вайла кивнула. - Что же, пошутили, теперь давай серьезно поговорим. Против назначения встречи с ними от моего имени и на нейтральной территории не возражаешь? - Радмир отрицательно покачал головой. - Тогда я назначу встречу. У тебя, кстати, нет подходящего места на примете? А то все подходящие для такой встречи места, из известных мне, к сожалению, нельзя назвать нейтральными.
  - Я могу попросить своего друга, и он организует место, - предложил алв.
  - Друг - это Аристо? - Сразу же поняла Власта.
  - Да, - подтвердил Радмир. - У них обязательно есть место для подобных встреч. Ну там, с несколькими путями отхода, с соблюдением всех мер безопасности, может быть, там даже будет портативный портал.
  - Хорошая мысль, - согласилась вайла.
  - Тогда я позвоню Жаку, - Радмир направился к телефону. - А ты подготовь все для этой встречи. Сумму, условия и так далее.
  - Хорошо, - ответила Власта и вышла из своего кабинета.
  
  ***
  
  Резкий звук телефонного звонка заставил вздрогнуть Мару. Женщина недовольно нахмурилась. Сколько раз она просила Жака поменять звук звонка на другой, но все было напрасно. Этот везде слышно, вот и вся отговорка, которую нельзя оспорить. Звонок действительно можно было услышать в любой части дома. А уж если находишься в непосредственной близости от аппарата, то еще можно заработать испуг, как это только что произошло с ней.
  Ругаясь про себя на невероятное мужское упрямство в одном конкретном представителе этого рода, Мара подошла к телефону и сняла трубку.
  - Да?
  - Будьте любезны, позовите Жака к телефону, - раздалось после небольшой заминки на другом конце провода.
  Знакомый голос, который говорил на ее родном наречии, вызвал в голове неприятные ассоциации. Впервые на ее памяти Жак так осуждающе смотрел на нее.
  - Подождите минутку, - сухо отозвалась она и аккуратно отложила трубку в сторону.
  После чего быстрым шагом дошла до кабинета Мареля-старшего.
  - Жак, - позвала она, после того как постучала в закрытую дверь.
  - Входи, не заперто, - отозвался тот из-за двери.
  Мара слегка приоткрыла дверь, просунув только голову.
  - Там твой ДРУГ по телефону звонит, - сообщила она.
  - Друг? - Не сразу понял Жак, а когда до него дошло, кого она имела в виду, мужчина вновь посмотрел на нее с укоризной. - Я сейчас подойду.
  Мара не стала возвращаться обратно в гостиную, где стоял общий телефон. Она прошла на кухню и поставила чайник на плиту. Чашка горячего чая была бы сейчас к месту. Особенно с чем-нибудь сдобным и сладким.
  Пока она занималась поисковыми работами 'сдобного и сладкого', которое во время этих самых поисков немного видоизменилось в 'сдобное, сладкое и не черствое', Жак успел поговорить по телефону. Она заметила, как он прошел к своему кабинету, что-то там взял, после чего захватил свое тонкое пальто и шляпу, которые почему-то лежали в кресле в коридоре (нужно обязательно сказать Эмили, чтобы она в следующий раз их прибирала на положенное им место). Не обращая внимания на громко свистящий чайник, который уже успел закипеть, Мара вышла в коридор.
  - Что-то случилось? - Спросила она Жака, прислонившись плечом к стене коридора.
  - В мире всегда что-то случается, милая, - ответил Жак с легкой улыбкой в глазах. Было видно, что за последние часы у него заметно улучшилось настроение.
  - Ты надолго? - Поменяла она тему. Когда у Жака так светились глаза и он начинал философствовать, нормального ответа от него можно и не дождаться.
  - Полтора, максимум два часа, - ответил Жак, посмотрев на настенные часы в коридоре. - Радмир звонил и попросил ему помочь кое с чем.
  - Ну, так и отправил бы своих людей, тех, что посмышленее, - пожала плечами Мара. Этот Радмир ей очень не понравился. - Он же все равно не видит твоих усилий.
  - Милая, - покачал головой Жак, прекрасно понявший ее. - Зря ты так.
  - Хорошо, - кивнула Мара, не став спорить. - Я буду ждать. Без тебя и Кристиана в этом доме очень одиноко.
  - Я скоро, - ответил Жак и поцеловал ее на прощание.
  
  ***
  
  Решить вопрос с местом оказалось очень просто, Жак был очень доволен чем-то и быстро согласился ему помочь в этом. Сказал, что буквально часа через два все организует. Видимо, дядя Кристиана грамотно воспользовался теми новостями, что он преподнес недавно, раз настроение у того было хорошим. Было ли это важно для Радмира сейчас? Нет, но могло пригодиться в будущем. Жак Марель и до этого показал себя как очень хороший и, что не маловажно, благодарный друг, а с увеличением его сил это будет заметно еще лучше. Кто-то мог сказать, что так думать о друзьях нельзя, мол, дружба не измеряется выгодой, но алв этого и не делал. Просто, если друг, помимо всего прочего, может оказать еще какую-либо помощь благодаря своим связям или влиянию, то почему бы и нет?
  Вот только другие новости совсем не радовали. Неожиданные массовые смерти измененных, о которых ему успел сообщить Керей, которому он позвонил сразу же после Жака, ставили Радмира, да и всех остальных, в тупик. Отчего они умирали, никто понять не мог. Единственное, что могли установить причину - разрыв сердца. Причем, диагностировали его абсолютно у всех. Также как покраснение глаз. Но откуда взяться этому самому разрыву сердца у абсолютно здоровых разумных? Почему именно этот диагноз? Отчего краснеют белки глаз у умерших? И, главное, откуда столько измененных в самых разнообразных структурах и сферах деятельности? Они оказались везде, от жандармерии и легионов, до банковских служащих и простых дворников.
  Как же сильно Радмир недооценил тогда этого Гая.
  Пока он так сидел и предавался своим размышлениям, успела вернуться Власта. Она вопросительно приподняла брови и спросила:
  - Ты хотя бы немного спал?
  - Что, так плохо выгляжу? - Невесело усмехнулся Радмир, который от невеселых дум прикрыл глаза и был похож на дремлющего.
  - Нет, - возразила шие. - Выглядишь ты хорошо, особенно в этом костюме. Тебе очень идет, кстати.
  - Спасибо, кстати, - Радмир протер глаза и уже нормально улыбнулся.
  - Не за что, - повела плечами Власта, и ее глаза засветились от использования взгляда. - Знаешь, пойди и поспи. Пару часов у нас есть, а ты нужен бодрый и, по возможности, полный сил. Я уже со своим адвокатом набросала черновой вариант договора.
  - Чтобы меня одолела усталость, мне нужно не спать пару-тройку суток, - несколько горделиво вздернул голову он.
  - И все же, не нужно зря перенапрягать себя, когда есть возможность отдохнуть, - подошла к нему вайла. - С местом решили?
  - Да, - Радмир встал из кресла, в котором сидел, и потянулся всем телом. Как бы он не играл на публику в лице одной единственной шие, но отдых бы ему не помешал. Она была совершенно права, если есть возможность отдохнуть, то лучше ею воспользоваться. - Жак пообещал все организовать. Через пару часов все будет готово. Там даже есть портативный портал.
  - Хорошо иметь таких друзей, - прокомментировала Власта.
  - И не говори, - согласился он с ней. - Ты бы тоже отдохнула это время, у тебя нет моей способности к восстановлению.
  - Пару бодрящих волн, и я буду в полном порядке, - пожала плечами шие. - От меня в тех переговорах будет мало толку в плане силы, так что это ты должен быть отдохнувшим.
  - Ты признаешь, что я сильнее? - Радмир недоверчиво посмотрел на Власту.
  Раньше эта наглая и самоуверенная шие даже не допускала возможности того, что он в чем-то ее превосходит, максимум, что она была готова признать, что он не слабее... И как порой это его бесило. Особенно когда он не мог из-за спора показать все, на что был действительно способен.
  - Конечно, - как само собой разумеющееся ответила та. - Так что ты иди и отдохни пару часиков, а я пока закончу с договором и назначу встречу с семейством дэ Сангри.
  Радмир хотел было ей возразить, но потом понял, что делать он это будет просто из упрямства и нежелания подчиняться ей, поэтому просто молча кивнул.
  - Вот и договорились, - довольно улыбнулась Власта. - Сина, - позвала она. Дверь в ее кабинет тут же приоткрылась, пропуская служанку. - Проводи лана Кудо в гостевую комнату.
  - Слушаюсь, лани, - склонила голову девушка и вопросительно посмотрела на Радмира.
  На этот взгляд Радмир лишь глубоко вздохнул и покорно пошел за ней следом. И почему у него такое чувство, будто его обвели вокруг пальца?
  
  Место для встречи Жак предоставил хорошее. Это был довольно большой особняк в старом Варийском стиле. С высокими черепичными крышами, толстыми каменными, не кирпичными, стенами и маленькими, словно бойницы, окнами. Окружал этот особняк из темно-серого камня оче6нь высокий забор, который больше подходил какой-нибудь крепости или форту. По всему периметру было расположено несколько вышек для часовых, которые в данный момент отсутствовали.
  Сам же особняк находился на вырубленной прямо в большой отвесной скале площадке, отчего создавалось несколько давящее чувство, от скального массива, что нависал над большей частью особняка. И даже толстые колонны, поддерживающие этот массив, не внушали чувства успокоения. К самому особняку вела одна дорога, которая предназначалась только для пешеходов. Дорога змеей петляла и тяну3лась в сторону Мираселя, что виднелся вдали.
  Внутри особняка все выглядело надежно и даже удобно. Даже мысли о нависшем массиве скалы отходили куда-то назад и на сердце становилось легче. Просторный зал с большим и длинным столом, за которым спокойно можно было рассадить несколько десятков разумных, без окон, но с хорошим освещением и двумя выходами. Точнее, на виду было два выхода, но Радмир был уверен, что есть как минимум еще два. Больше ничего в зале не было, только стол и удобные стулья со спинками рядом с ним. Либо сюда приходили только главари, либо их подчиненные, сопровождающие их, все время стояли. Также Радмир отметил несколько шумоизолирующих печатей, что были красиво замаскированы под необычный узор на стенах. Были и другие, но Радмир не стал в них разбираться, ему было достаточно, что угрозы эти печати не несли, поэтому и акцентировать свое внимание на них он не стал. Тем более, что дэ Сангри вынуждали уделять все его внимание именно к ним самим.
  Портал находился в подвале особняка, и обычно простым посетителям не дозволялось выходить во двор. Но на Радмира и Власту это правило не действовало. Как сообщил один из людей Аристо, тот отдал специальное распоряжение, чтобы им все показали, на всякий случай.
  Их прибыло четверо. Трое дэ Сангри, сам Драгомир дэ Сангри с братом Жданом и очень красивая женщина шие, которая сильно напоминала Власту, только была лишена ее живости и некоей притягательности. А так, черты лица, цвет волос, глаз, все было очень похоже, отчего Радмир сразу же предположил, что это мать Власты. Сделал он это потому, что он не знал об иных родственников женского пола у вайлы. Но неожиданным оказался четвертый. Это был Танер.
  Он стоял несколько в стороне и за княжеской семьей, но это несомненно был Танер.
  Как только Власта увидела его, ее ноздри стали хищно раздуваться, а дыхание стало более резким. Она больше не обращала ни на кого внимания. Ее взгляд неотрывно следил за каждым движением бывшего наемника. Вайла настолько сильно напряглась, что ему пришлось аккуратно взять ее ладонь в свою и сжать.
  Это действие не осталось незамеченным. Ждан равнодушно продолжил смотреть прямо на Радмира, Драгомир недовольно скривил губы, а вот женщина слегка приподняла брови и прищурила глаза, отчего сходство между двумя женщинами шие проступило еще сильнее. Власта очень часто смотрела так на окружающих, слегка прикрыв глаза, отчего казалось, будто она смотрит на остальных сверху.
  - Я смотрю, ты, наконец, смогла найти себе пару, дочь моя, - каким-то отстраненным голосом произнесла та, вместо приветствия.
  - Здравствуй. Разве отец с дядей не сообщили тебе этого раньше, матушка? - Власта отвлеклась от Танера и, повернувшись к женщине, мило улыбнулась в ответ.
  - Сообщили, но мне в это не верилось, и вот, я вижу это своими глазами... Жаль только, что это всего лишь алви полукровка, но все же лучше, чем ничего, - надменность на лице матери вайлы вызвало у Радмира дикое желание скормить той лимон, чтобы выражение стало проще. Но виду он не подал, сохранив отсутствующее выражение лица.
  - Зря, - склонила голову к правому плечу Власта. - Ну, раз ты в этом лично убедилась, то я перейду к делу. Я хочу выйти из семьи, рода и Дома. Также я требую компенсацию для моих людей и, самое главное - денег моих вам не видать. Я пересоставила свое завещание и теперь вас в нем нет.
  - Что за чушь? - Недовольно нахмурился Драгомир. - У тебя что-то произошло, Цветочек?
  - Цветочек... - На губах вайлы появилась горькая улыбка. - Давно ты так меня не называл, отец. С чего вдруг сейчас начал?
  - Я не могу называть тебя твоим ласковым прозвищем из детства? - Драгомир приподнял брови.
  - Ты не делал этого многие сотни лет, - Власта усмехнулась. - И вдруг начал.
  - Ответь, пожалуйста, что произошло? - Не стал дальше спорить Драгомир, сделавший перед словом 'пожалуйста' заметную остановку. Было очевидно, что он вновь хотел назвать ее 'Цветочком', но сдержался. - Откуда такие требования и решения?
  Власта поочередно посмотрела на свою маму с дядей и только после этого, картинно пожав плечами, произнесла:
  - Ну что же, раз никто иной не хочет тебе ничего разъяснять, - на этих словах, княгиня и Ждан были удостоены странного, нечитаемого взгляда Драгомира, после которого он недовольно нахмурился, но промолчал, - это сделаю я. Хотя, видит Синея, удовольствие от этого не испытываю. - Власта слегка повела головой словно, разминая затекшую шею. - Несколько часов назад на мою базу напали. Возглавлял нападавших искусственный архонт, которого я вам передала за ненадобностью, - на этих словах Танер, вздрогнул, а в его глаза злобно сверкнули.
  - Зачем ты так поступил? - Драгомир посмотрел на Танера.
  Бывший наемник повернулся к тому и, слегка склонив голову, покорно ответил:
  - Ваша дочь поступила со мной очень подло. Использовала. Мне хотелось сделать ей больно в ответ. В их смерти виновата лишь она сама и ее поведение.
  - Больно, значит, - произнес Драгомир. После чего он одним слитным движением достал небольшой кинжал и с хрустом воткнул в грудь не ожидавшего такого действия Танера. - Думаю, жизнь этого архонта все искупит? Конечно, не считая денежной компенсации, - он вопросительно посмотрел на дочь.
  Власта некоторое время смотрела на тело Танера, а потом перевела свой взгляд на отца.
  - Вот уж не думала, что считаешь меня такой простушкой, - произнесла Власта.
  На ее лице была горькая улыбка, а тон так и сочился сарказмом. Но Радмир прекрасно чувствовал, как она потрясена и обескуражена действиями своего отца. Впрочем, не она одна. Он тоже никак не ожидал, что Драгомир поступит именно таким образом. Максимум он предполагал, что тот отдаст бывшего наемника им на расправу.
  - Что ты хочешь этим сказать? - Драгомир недовольно посмотрел на Власту. - На тебя и твоих людей напал Танер, наш архонт. За это я его убил. Конфликт исчерпан. Нет больше причин покидать семью, род и Дом.
  - Прекрати, Драгомир, - княгиня положила руку на плечо мужа. - Она уже все решила. Так будет лучше для всех.
  - И шие еще удивляются, почему их не любят во всем остальном мире, - усмехнулся Радмир на правую щеку. Сказал он это не громко, будто разговаривая сам с собой, но все смогли его хорошо расслышать. А улыбка у Власты перестала быть горькой и в глазах мелькнули хорошо знакомые ему искорки. - Сколько смирения перед неизбежным в вашем тоне, княгиня. 'Она уже все решила', - передразнил он княгиню и повернулся к Власте. - И заметь, одним выражением выставила тебя виновницей. Теперь я знаю, откуда у тебя такие таланты.
  - Боюсь, что мне далеко до такого мастерства, - покачала головой Власта.
  - И это меня очень радует, - ответил алв, почувствовав, что вайла немного успокоилась.
  - О чем вы говорите? - В голосе Драгомира ясно слышалось недовольство. Радмир про себя усмехнулся, не часто подобным образом разговаривают с одним из самых влиятельнейших разумных в мире. - Что там тебе наплел это дерзкий полукровка?
  - Правду, князь, - Радмир скрестил руки на груди. - Только правду.
  - Значит я прав, и это твоих рук дело? - Глаза Драгомира довольно и зло сверкнули.
  - О, нет, - сразу же открестился Радмир. - Не нужно мне приписывать чужие 'заслуги'.
  - Но ведь это полностью твоя 'заслуга', - Ждан повернулся к Радмиру. - Если бы ты тогда в Артоксе согласился стать моим учеником, то все было бы иначе.
  - О чем ты говоришь, брат? - Драгомир хмурился все сильнее.
  - Я бы сразу стал одним из вас, да? - Радмир скептически хмыкнул и посмотрел на мать Власты. Эта шие никак больше не реагировала на происходящее, застыв изваянием. Лишь ее эмоции, которые он улавливал, открывали ему все большую картину пропасти между шие и остальными народами Ауалура. - Чушь. Не так ли, княгиня?
  - Догадки или есть веские доказательства? - Впервые за все это время на ее лице появилась искренняя заинтересованность.
  - Я эмпат, - ответил Радмир. - Слабенький, правда, но вас чувствую.
  - Значит, это была твоя идея? - Власта спросила спокойным и ровным голосом, но Радмир почувствовал внутри нее целую бурю эмоций.
  - Да что здесь происходит? - Вспылил Драгомир, поочередно осматривая каждого из присутствующих злым взглядом.
  - Ох, Драг, ты всегда был мечтателем, - княгиня посмотрела на супруга. - Наша дочь никогда не сможет стать достойным представителем нашей семьи, рода и Дома. Не только нашего, любого. Вайлам это просто противоестественно. - Княгиня повернулась к дочери. - Да, это была моя идея. С паршивой овцы хоть шерсти клок.
  - Поэтому нужно было ее убить и, пока есть возможность, прибрать все ее имущество к своим рукам, - язвительно произнес Радмир. - Неплохой такой клок шерсти.
  Власта промолчала.
  - Не к своим рукам, а в казну нашего Дома, - равнодушно посмотрела на него княгиня. - Не нужно передергивать.
  - Велика разница, - хмыкнул он. - Вы же стоите у власти в нем, значит, и пользоваться можете. Так что, не нужно стараться представить из себя святую деву, которая радеет о благе других. Да, князь, - Радмир посмотрел на Драгомира. - Ваша жена с помощью вашего брата решила убить вашу дочь. Причины уточняйте у них самих, тут я, увы, могу лишь предполагать, но уверен, что ничего благородного там нет. Кстати, вашего слугу убил, скорее всего, кто-то из них двоих.
  Глава семьи дэ Сангри стоял с потемневшим лицом и молчал, лишь изредка бросая взгляды на брата с женой.
  - Доказательства? - Тяжело произнес он.
  - А их слов вам недостаточно? - Искренне удивился Радмир. - Что же, это похвально. Такая приверженность семье, - не удержался он от колкости. - Но, к вашему сожалению, доказательства есть. Переписка между вашим братом и Гаем.
  - Что за письма? - Драгомир обжег взглядом брата.
  - Обычные, - Радмир пожал плечами. - В них он делает попытку нанять людей Гая на ликвидацию Власты и меня. Точнее, вначале меня, а потом, когда Гай отказал, уже одной Власты. Это было как раз незадолго до покушения на нас в Мираселе. Ваш брат был аккуратен и не писал дат, но вот в письмах Гая они есть. Знаете, у некоторых есть такая привычка в конце письма ставить дату и подпись?
  - Где эти письма? - Драгомир теперь смотрел только на Радмира.
  - В надежных руках, до которых вам, князь, не добраться, - спокойно выдержал взгляд, полный ненависти, от Драгомира. - И просто помните, если вы вздумаете глупить, то все заинтересованные лица тут же будут оповещены о ваших внутренних, семейных, делах.
  - Шантаж? - Если бы взгляд мог убивать, то Радмир уже лежал хладным трупом рядом с Танером.
  - Всего лишь предупреждение о последствиях некоторых ваших поступков, - улыбнулся Радмир.
  - С вами свяжутся мои адвокаты, для согласования всех вопросов, - Драгомир выпрямился.
  - Конечно, - согласилась Власта. - Ведь нужно обсудить размеры компенсаций всем пострадавшим.
  - Пострадавших много? - Драгомир закрыл глаза.
  - Есть много жертв среди мирного населения лагеря, - изумрудные глаза Власты зло сверкнули, - в том числе и дети.
  - Это правда? - Драгомир сначала посмотрел на своего брата, потом на жену.
  - Про жертвы среди мирного населения я не знал, - покачал головой Ждан. - Я такого приказа не давал.
  Драгомир, с не меньшей ненавистью, чем на Радмира, посмотрел на труп Танера. У алва сложилось впечатление, что тот уже пожалел о том, что так быстро убил
  бывшего наемника.
  - Пойдемте, - обратился он к своим спутникам. - Здесь нам больше делать нечего.
  И, больше не глядя на тело Танера, направился к выходу, расположенному за его спиной.
  - Ничего личного, интересы Дома важнее, - произнес Ждан, смотря на Власту, после перевел его на Радмира, дернул уголком губ и пошел вслед за братом. Мать Власты ничего не стала говорить, лишь также одарила их взглядом на прощанье и ушла вслед за остальными.
  Радмир несколько секунд смотрел на тело Танера, под которым расплылась кровавая лужица, после чего повернулся к шие. Та стояла, и также смотрела на мертвое тело своего бывшего фаворита.
  Алв слегка напрягся, но не смог почувствовать ее эмоций. Там был полный штиль и это напрягало.
  Подождав пару мгновений, которых было достаточно для того, чтобы что-либо предпринять и, не видя реакции Власты, Радмир подошел к телу и наклонился посмотреть. Пусть источник сияния Танера и пропал из зоны действия его сенсорных способностей, но нужно было убедиться окончательно. Вдруг Танер подвергся еще каким-то изменениям и это все хитрая уловка? Шие, в большей их части, доверять нельзя. Убедившись в смерти бывшего наемника, Радмир вынул кинжал у того из груди и подошел с ним к Власте.
  Когда он протянул ей его, она вздрогнула и брезгливо скривила лицо.
  - Не надо. Выкинь его.
  Радмир вызвал драконье пламя и почти мгновенно уничтожил сначала кинжал, а потом и тело Танера.
  - Пойдем отсюда, - зябко передернула плечами вайла.
  Радмир бросил еще один взгляд на место, где раньше было тело Танера.
  
  Вайла отправилась через портал к себе на базу. Нужно еще было решить большое количество организационных вопросов. Благо люди у шие были профессионалами и поэтому в решении большинства из них, нужно было только ее согласие на тот или иной вариант, которые предлагали ее люди. Но перед тем как его, согласие, выдать, той, все же было необходимо ознакомиться с сутью вопроса, а это требовало времени. Поэтому, договорившись встретиться в доме его матери через несколько часов, они расстались. Власта исчезла в серебристо-синем мареве портала, а он направился пешком в сторону Мираселя.
  Ну как пешком. То, что для него был шаг, пусть и быстрый, то для других уже был почти что бег. Плюс еще 'Разрывы', что он использовал с каждым своим 'шагом'. Выглядело это примерно так - заносит ногу для шага, использует 'разрыв', перемещается с его помощью, появляется далеко впереди и опускает занесенную ногу. Так что, до города он добрался всего за двадцать минут. Он мог добраться и быстрее, но ему было откровенно лень. Настроение и так было не очень радужным. Единственное, что смогло немного его улучшить - выражение лиц охраны особняка. У каждого оно было одинаково пораженным. Впрочем, это было не удивительно. Не каждый день они видят, как эллу могут использовать свои способности.
  Радмир это упущение в их 'образовании' исправил. Он одним легким прыжком очутился на стене, а вторым просто сиганул вниз, прямо в обрыв, вызвав вначале ужас у охраны, а потом удивление. Добился этого эффекта он довольно-таки легко. Просто, во время свободного падения, он использовал 'Разрыв' и не рухнул на землю, разбившись, а мгновенно переместился в нужное ему место, ни капли не пострадав. Это был довольно простой трюк, когда освоишь его, но со стороны он смотрелся крайне эффектно. Вся его изюминка заключалась в том, что для использования 'Разрыва' была необходима твердая и желательно устойчивая опора, от которой нужно было оттолкнуться. В этот раз опорой ему послужил блок спрессованного воздуха, что он создал под своими ногами. Звучит просто, но вся сложность именно в том, что этот блок также находится в свободном падении и нужно суметь подгадать момент, для хорошего толчка ногами.
  Этому трюку его, кстати, обучил Вёлунд.
  Добравшись до города, Радмир уверенно направился к дому Марелей. Он хотел лично поблагодарить Жака за помощь. Путь его лежал практически через весь Мирасель, поэтому он решил выбрать самый короткий, напрямик. Так уж вышло, что на этом пути он непременно прошел бы через площадь наемников и заведение Франки. К своему большому удивлению, у его дверей он увидел хорошо знакомую женскую фигуру, стоящую в одиночестве перед закрытыми дверьми.
  - Здравствуй, Хидэ, - Радмир подошел к девушке, решив поприветствовать наемницу.
  Та плавно повернулась всем корпусом к нему и улыбнулась, смотря на него своими удивительными черными глазами с золотистыми искорками.
  У Радмира слегка сжало сердце, предвещая очередные проблемы. Он уже видел такие улыбки и взгляды, и, почему-то, ничего хорошего они для него не несли.
  
  Глава 19.
  В просторном, но по-домашнему уютном, кабинете в удобных креслах вокруг маленького чайного столика сидели Драгомир со своей супругой и братом. Мягкий свет одного, единственного включенного, торшера скрадывал углы и пространство кабинета, зрительно делая его меньше. Но этот освещенный островок был лишь небольшой частью огромной комнаты. Где-то там, в темноте, стояли рабочий стол с удобным креслом, подарком супруги, за которым Драгомир провел немало времени. Шкафы и стеллажи, заполненные различными документами, небольшой комод с закусками и несколькими бутылками хорошего алкоголя, сейф и еще много чего необходимого для продуктивной работы князя.
  - Кшыров мальчишка, - в сердцах выругался Ждан. - Во всем виноват он.
  - Избранник Власты? - Княгиня сидела в специальном кресле, которое предназначалось именно ей в этой комнате, и с любопытством посмотрела на Ждана.
  - Именно, - кивнул тот, также сидевший, но на небольшом и удобном диванчике. - Если бы только он в самом начале согласился стать моим учеником, то большинство проблем решилось бы.
  - Я смотрю, Ждан, - слегка усмехнулась княгиня, - его отказ сильно задел тебя.
  - Он талантлив, - Ждан недовольно скривился. - Он невероятно талантлив. Я бы даже сказал, что именно таких как он, называют гениями.
  - Настолько хорош? - Впервые подал голос Драгомир, молчавший все то время, что заняло у них троих для возвращения домой, и смотрящий в одну точку.
  - Очень, - коротко ответил Ждан, не став вдаваться в подробности. Драгомир никогда не был большим поклонником боевых искусств и суара. Даже свой ранг его брат получил больше за этакую 'выслугу лет', чем за реальные умения. Впрочем, слабым тот не был. Просто тому это было не интересно.
  - Надеюсь, вы все заметили, что он архонт? - Продолжил спрашивать Драгомир и посмотрел на своих жену и брата.
  - Разве? - Княгиня удивленно приподняла брови.
  - Да, Лада, - подтвердил Ждан. - Мальчишка уже стал архонтом. На наше счастье, он еще недостаточно успел развить свои силы.
  - Думаешь, он может стать сильным архонтом? - С интересом спросил Драгомир.
  - Он может стать намного сильнее меня, - кивнул Ждан. - Ты же знаешь, что настоящие архонты могут примерно чувствовать силу друг друга? - Драгомир кивнул в ответ. - Так вот, у меня только одна способность пробудилась, но в нем я чувствовал сразу пять. Сколько их он сумел уже пробудить я не знаю, но если даже две, то вкупе с его мастерством в суаре это делает его очень грозным и непростым противником даже для меня.
  - Тогда нам в любом случае нужно от него избавиться, - развела руками княгиня. Она не стала спрашивать почему Ждан сразу же не стал атаковать того полукровку, как только понял это. Это было очевидно, а она дурой не была. Мало того, что происходило все на нейтральной территории, и если бы они начали какие-либо агрессивные действия в адрес Власты и этого Акиры, то вмешались бы силы, что ответственны за это место. А в данной ситуации наживать себе новых врагов было нельзя. Они и так ходили по тонкому льду в связи с этой переделкой сфер влияния. К тому же, ее дочь только с виду была так легкомысленна. На самом деле она не зря имела столь грозную репутацию среди элитных наемников. Сражаться с ней один на один никто не горел желанием. А если ее избранник и вправду так хорош, как говорил Ждан, то в паре и с поддержкой со стороны они могли бы даже победить их. Лада прекрасно отдавала себе отчет в своих слабостях, и боевые навыки были из их числа. - Нужно сделать все возможное, чтобы гены праматери не ушли на сторону.
  - Посмотрим для начала, что потребует Власта, - недовольно ответил Драгомир.
  - Пусть даже и потребует его безопасности, - княгиня безразлично пожала плечами. - Любой договор можно обойти, не нарушая его.
  Драгомир на это заявление своей жены ничего не ответил, только отвернулся с хмурым выражением лица. В данную минуту, он не хотел никого из них видеть, но поделать с уже сложившимися обстоятельствами ничего не мог. В нем клокотала ярость и все никак не могла найти выхода. Злиться на этого полукровку и скидывать всю вину на него, как это делал его брат, он не мог и не хотел. Жену он не тронет в любом случае, пара для шие значит намного больше, чем дети и остальные родственники. Оставался брат, вот только другого архонта родственника у него не было. Другие архонты были, но все они принадлежали как минимум другим семьям.
  - Думаю, - Ждан повернулся к нему лицом, - у меня есть план.
  - Да? - Удивленно посмотрела на него княгиня. - И какой же?
  - Нужно меня изгнать из Дома, - спокойно, словно он говорил о чем-то обыденном, ответил тот.
  - Совсем уже... - начала возмущаться княгиня, но была остановлена решительным махом руки своего супруга.
  - Ты понимаешь все последствия своего действия? - Драгомир пытливо посмотрел в глаза брату.
  - Конечно, - оскорбленно ответил Ждан. - Но иного выхода для выхода сложившейся ситуации я не вижу. А ты? - Драгомир ничего не ответил и поэтому Ждан продолжил. - Ну вот.
  - Но терять такого сильного архонта... - вновь попыталась возразить княгиня.
  - Только официально, - Ждан посмотрел на Ладу, понимая ее беспокойство. Кому как не ей, занимающейся внешними связями Дома, не понимать всей сложности такого решения. Официально лишившись его поддержки, они сразу же подвергнутся мелким, но от того не менее болезненным проверкам на прочность со стороны других Домов. Причем не только шие. Он все прекрасно понимал. Уже многие годы Ждан являлся одним из основных столпов сил их Дома. Такого опытного и, самое главное, сильного архонта не было ни у кого. - А так, я буду, как и прежде помогать вам.
  - Если бы не ваши глупые поступки за моей спиной, то всего этого можно было бы избежать, - впервые дал выход своему раздражению в словах Драгомир.
  - Сделанного уже не воротишь, - примирительно ответил с невеселой улыбкой Ждан. - Нужно смотреть вперед и исправлять уже сложившуюся ситуацию.
  Драгомир на несколько мгновений закрыл глаза, сделал пару глубоких вздохов, успокаивая себя, и спросил:
  - У тебя уже есть примерный план твоих действий после изгнания?
  - Да, - Ждан посмотрел на старшего брата. - И это еще одна причина, почему меня лучше изгнать из Дома. Не хочу, чтобы последствия моих поступков слишком сильно бросали тень на остальных.
  - Рассказывай, - не терпящим возражений тоном приказал Драгомир.
  Ждан с легким сожалением посмотрел вначале на брата, потом на его супругу. Та в ответ лишь беспомощно развела руками и скосила глаза на Драгомира. Конечно, было бы лучше держать его план в тайне, но теперь уже ничего не изменить. Помимо всего прочего, его брат обладал очень упрямым нравом.
  
  ***
  
  - Ну и куда ты собрался на ночь глядя, могу я поинтересоваться? - Княгиня Кройф с интересом посмотрела на полностью собранного супруга.
  - К Миле, - ответил Казимир, оправляя складки на рукаве своего пиджака.
  - Ты хотел сказать Изанами? - Снежана прислонилась плечом к платяному шкафу.
  - Уж между собой ведь можно ее по-старому называть, - недовольно проворчал князь.
  - Нет, - покачала головой Снежана. - Лучше и между собой ее называть новым именем.
  Казимир раздраженно дернул головой и выругался, но винить кого-то в этом он не мог. Сам во всем виноват. Дочь выгнал, внука лишился... Теперь и остается только, что искать возможность сблизиться с ними. Этим он и собирался заняться. Пусть былое вернуть уже нельзя, но при должном старании можно построить что-то новое на руинах прошлого.
  - А почему только эту ковырялку взял с собой? - Снежана взглядом указала на висевшую на поясе Казимира тонкую шпагу.
  - Это не ковырялка, - недовольно возразил Казимир, но без особого запала. Во владении холодным оружием, его жена на голову была выше него и знала толк в оружии.
  - Ну не ковырялка, так зубочистка, - безразлично пожала плечами Снежана. - Так почему не берешь с собой весь набор?
  - Помилуй, милая, - Казимир укоряюще посмотрел на супругу. - Я же к дочери собираюсь, а не на войну.
  - Каз, - устало вздохнула княгиня. - Совсем недавно на дворец напали. Разумные вокруг гибнут, словно мор настал. Ты собираешься в другую страну. Ты князь империи, тень императора и просто видный деятель нашей страны, а ведешь себя словно маленький ребенок.
  - Да я сам живое оружие, - попытался отшутиться Казимир. Если уж его супруга была сильнее в боевых искусствах, то он был намного сильнее ее в суаре. Все же, девятый ранг - это весомый аргумент для любого.
  - Это ты от Велислава нахватался? - Вздернула правую бровь Снежана. - Он как-то так же мне ответил. - После чего ее глаза сверкнули догадкой и она, опасно прищурив их, уточнила. - Или это ты его научил?
  - Нет, конечно, - Казимир вмиг почувствовал себя неуютно. Снежана была права. Велислав от него и услышал эти слова тогда. - Просто у умных людей мысли одинаковы.
  - Это у дураков они одинаковы, потому что их мало в дурных головах, - безапелляционно парировала Снежана.
  - Милая, - Казимир немного склонил голову к плечу и просяще посмотрел ей в глаза.
  - Казимир, - Снежана ненадолго закрыла глаза. Она не могла долго выдерживать его такого вида и тона, поэтому решила максимально сократить зрительный контакт. Но и отступать не собиралась. - Возьми все, что положено.
  -Уф, - выдохнул Казимир, решив сдаться и больше не спорить с женой. Он прекрасно понимал ее правоту, но таскать на себе целый арсенал, пусть и весьма компактный, не хотел. - Ладно.
  - Возьми еще на всякий случай пару дополнительных щитов и лечилок.
  - Милая, но на них места уже не будет, - попробовал возразить Казимир, призвав ту к здравому смыслу.
  - Возьми еще один пояс, ну или в карман положишь, в крайнем случае, - продолжила настаивать на своем Снежана. - Не себе, так вдруг кому-то рядом понадобятся. И не спорь, дорогой.
  - Вьешь ты из меня веревки, милая, - окончательно сдался Казимир и пошел обратно в дом.
  - Ну что ты, дорогой, - ласково и довольно улыбнулась Снежана и, когда Казимир проходил мимо, на секунду его остановила и поцеловала в щеку. - Я же для тебя стараюсь.
  - Знаю, - кивнул чуть повеселевший Казимир и пошел быстрее.
  Снежана лишь головой покачала. Столько лет уже живет вместе с ним и каждый раз не перестает удивляться его таким мальчишеским выходкам. Казалось бы, что с годами он должен стать другим, но нет. Как был довольно ветреным мальчишкой, так им и остался. Хотя, когда это было нужно, он всегда становился ее опорой, стеной. Той стеной, за которой она могла пережить любую бурю.
  
  ***
  
  Добраться до имперской столицы у Радмира получилось уже только глубокой ночью. Несколько минут он решал, что делать дальше, либо отложить свой визит во дворец на утро и где-нибудь переночевать, либо же отправиться туда сегодня. В итоге он решил не откладывать неприятную встречу на завтра и разделаться со всем именно сегодня. К тому же, чем раньше он заберет ребенка к себе, тем ему будет спокойнее. Кто знает этих имперцев, вдруг одному не очень одаренному в умственном плане князю вновь захочется выяснять отношения с ребенком. Тут он, конечно, лукавил. Князь Джоас тогда не приходил, чтобы выяснять отношения с ним и действовал просто на автомате, рефлекторно отвечая на его атаку. Но как бы Радмир не понимал этого умом, свое предвзятое отношение к князю никуда не мог деть.
  Посмотрев на прибывших вместе с ним Хидэ и, рекомендованного Жаком, адвоката, он произнес:
  - Я понимаю, что вы устали и сейчас очень позднее время, но лучше все закончить сегодня.
  Хидэ лишь молча кивнула, а адвокат, немного тучный мужчина с большим и мясистым носом и несколько испуганным взглядом просто посмотрел на него, но также промолчал. Что такого ему про него наговорил Жак, Радмир не знал и мог теряться лишь в догадках. Звали адвоката Эдвард Кронке, но сам он попросил обращаться к нему просто 'мэтр Кронке'. Впрочем, тот мог смотреть на него с испугом и совсем по другой причине. Когда Радмир посвящал мэтра Кронке в детали, то лицо у того оставалось отрешенным и лишь глаза выдавали эмоции слуги закона. Вполне возможно испуг тогда и появился. Радмир уже успел заметить, что его поведение очень часто вызывает у окружающих если не осуждение, то удивление минимум. Может это оттого, что он не испытывал какого-либо пиетета перед сильными мира сего и не стеснялся это открыто показывать? А может в нем действительно что-то такое было? Далеко за примером ходить не надо было. Та же Лаура, почему-то была уверена, что он послал императора, хотя Радмир вел себя с ним вежливо. Не без дерзости, конечно, но вежливо. Все согласно этикету, который вбивали в него с пеленок. Или может это от того, что он не старался кому-либо угодить лишь бы понравиться? Все может быть. Но тогда был вопрос - это он странный или все остальные вокруг?
  Можно было бы спросить у мэтра Кронке прямо о причинах его испуга, да только зачем ему это? Ну боится и боится. Главное, чтобы дело свое исправно делал, когда в этом возникнет необходимость.
  В том, что ему удастся забрать сына Арлока, у Радмира не было никаких сомнений. Вопрос перед ним стоял лишь в том, получится сделать это тихо и мирно, или же придется прибегать к крайним мерам. Причем самой крайней мерой Радмир видел решение этого вопроса силовым способом. И вот именно к этому варианту он не хотел прибегать от слова совсем. Даже такой соблазнительный плюс, как возможность вызвать князя Джоаса на дуэль и хорошенько того проучить, ну или просто хорошенько помять тому бока во время заварушки, не перевешивала все минусы подобного варианта. А в том, что князь обязательно вмешается, Радмир не сомневался.
  Он посмотрел на Хидэ и мэтра Кронке, идущих прямо за ним. С философских мыслей о причинах испуга адвоката, Радмир перешел на размышления про Хидэ. Эта алва подкинула ему еще одну задачку с множеством неизвестных переменных, но без правильного решения. Точнее, какое бы решение он не принял, то все равно, в чьих-либо глазах будет выглядеть мерзавцем.
  В первую очередь его удивило, что при современном уровне медицины в целом и мастерства целителей в частности, никто не мог полностью излечить ее аномалию. Как рассказала, жутко смущающаяся, Хидэ, для этого нужны были желание и самое главное большие финансовые средства. Когда он уточнил насколько большие, то сумма, названная алвой, даже его заставила удивиться. Поэтому решение ее проблемы простой передачей необходимой суммы отпало само собой. Еще и неизвестно, сколько времени бы это заняло. К тому же, у него попросту не было таких свободных средств, и даже если бы они возникли, то при всей его немалой симпатии к ней, он бы вряд ли ей их отдал. Да и с учетом ее характера, алва сама бы их не приняла.
  Потом он удивился тому, что она решилась на такую просьбу. Опять же, слишком уж горда и свободолюбива была Хидэ. Но, хотя бы, ему стало понятно ее поведение, не все, конечно, но в большей части. Он так до конца и не мог понять ее резкую перемену, когда она перестала с ним общаться, и прямо спросил ее об этом. Девушка, краснея еще сильнее, объяснила это своими женскими заморочками. Когда же он уточнил, не будет ли таких вот 'заморочек' в ее поведении в дальнейшем, то слова, что та произнесла в ответ, его словно нокаутировали. У нее просто не было выбора и поэтому она будет вести себя послушно. И все это здорово напоминало самое настоящее рабство. Причем, гораздо страшнее. Это рабство было неотвратимо. Даже вайлы, со всеми своими техниками, датурой и трюками для привязывания к себе партнера, выглядели милосердными дамами. Просто потому, что от этого можно избавиться, а вот от того, что произойдет с Хидэ - нет.
  Он не мог ответить сразу же, но Хидэ, будучи умной и сообразительной этого и не требовала. Все, о чем она просила, это лишь подумать о такой возможности. Это было странно для него, но похоже девушка очень сильно терзала себя моральной стороной вопроса и большой возрастной разницей между ними, что на фоне Власты выглядело еще более... мило, наверное. Это не совсем правильное слово, но точнее Радмир не мог выразиться. В одном он был уверен полностью - Хидэ выгодно отличалась от наглой и самодовольной вайлы.
  Видеть ее слегка опущенные в нерешительности плечи, чудесные черные глаза с золотистыми искорками внутри, которые постоянно избегали зрительного контакта с его собственными, было достаточно тяжело и неприятно для него. Девушка ему была симпатична, поэтому он попросил ее пойти вместе с ним. К тому же, это было очень кстати. С детьми он раньше дел не имел и даже не знал, как нужно себя с ними вести, а вот Хидэ умела с ними управляться. Радмир был свидетелем этому не один раз в Мираселе. И стала понятна ее такая любовь к сиротам. Ей просто хотелось детей. Своих детей. И она была готова полностью отдать себя в его руки, лишь бы иметь такую возможность.
  Единственно, что оставляло его в замешательстве, это неожиданно возникший перед глазами образ плачущей Власты, когда она в бессилии схватила его и прижималась так сильно, словно хотела раствориться в нем и оградиться ото всех.
  Снова эта дурацкая связь шие чудит?
  
  ***
  
  Звонок Радмира застал Велислава уже в кровати, когда он пытался уснуть. День сегодня был очень насыщенный на события, даже слишком.
  С самого раннего утра его готовили к ритуалу. Точнее не так - Ритуалу. Ритуалу с большой буквы для каждого имперского аристократа. Именно после него его признают взрослым. Не по закону, по закону Велислав уже был взрослым и дееспособным гражданином империи, а по признанию себя как такового среди старой аристократии империи. Именно во время таких ритуалов, посвященных богам, некоторые рода пробуждают свои скрытые способности, если они есть или вообще получали новые, уникальные способности. У его семьи были наследственные. Но даже если бы их и не было бы, то он, все равно, прошел бы этот ритуал. Традиции - вещь серьезная. Особенно в таком довольно консервативном обществе, как аристократия.
  Сам ритуал назывался 'Поцелуй богов'. В империи про талантливых людей говорили, 'поцелован богами'. В этом была прямая взаимосвязь. Любую способность или талант считали даром свыше.
  Проходил ритуал в храме какого-либо бога, в случае Велислава это был храм Варнола. Главный храмовник и две дюжины его помощников в течении нескольких часов возносили молитвы Варнолу а он стоял посередине специальной комнаты и ждал. От проходившего ритуал требовалось только одно - быть неподвижным и отрешенным от всего мирского несколько часов. Самое сложное было добиться именно отрешенности. Именно к этому его и начали готовить, безжалостно разбудив в пять утра.
  Когда главный храмовник начал читать свою молитву Варнолу, впервые за всю свою жизнь Велислав почувствовал единение с богом. До этого, вся эта религиозная свистопляска была для него не больше чем мишурой. Да, он молился, исполнял нужные обряды в праздники, но особо в это все не верил. Именно поэтому кронпринц тогда так удивился не наигранной набожности у Радмира. Точнее не набожности, а веры в богов. Тот относился к ним с должным уважением, но без фанатизма.
  Но сегодня в храме Велиславу стало стыдно за свои мысли. А когда в нем пробудилась семейная способность, то и невероятное чувство благодарности, которое он не испытывал даже к своим родителям. Это было так внове для довольно циничного в этом плане кронпринца, что он лежал в своей постели, ворочаясь и переживая вновь и вновь свои ощущения от Ритуала.
  Потом было небольшое празднество. Действительно небольшое. Только свои, две его тети, дядя Прозор, дедушка с бабушкой, невеста и две княжеские четы, Джоасов и Кройфов. Еще где-то на заднем фоне мелькала Лаура, но естественно, в такой момент она держалась на расстоянии и выполняла свои прямые обязанности.
  - Да, Кир? - Велислав поднял трубку, после того, как ему сообщили о входящем звонке и о том, кто именно звонит. Вставать из теплой и мягкой постели не хотелось, но на что только не пойдешь ради брата.
  - Прости, что разбудил, Вел, - на другом конце провода голос Радмира действительно звучал с большим сожалением. - Но это срочно.
  - Ничего страшного, - успокоил он брата. Голос Радмира успокаивающе подействовал на него. К тому же, именно с ним можно было поговорить безо всяких обиняков. Выговориться кому-то порой было очень необходимо. Не просить помощи или совета, а просто выговориться, поделиться своими мыслями, переживаниями. Просто, чтобы тебя кто-то выслушал. Слава Варнолу, у него сейчас был такой человек. - Я все равно не спал. У тебя все в порядке?
  - Я в полном порядке, - ответил Радмир. - Но мне нужна твоя помощь и это дело не хотелось бы откладывать в долгий ящик.
  - Слушаю, - коротко ответил Велислав, сразу же собравшись.
  У кронпринца была хорошая школа, и воспитатели у него были довольно суровы, хоть и справедливы. А про княгиню Кройф и говорить нечего. Один раз, когда она при его деде выпорола его своим тонким, женским ремнем, стоил тысячи слов нравоучений. Даже попытка защитить его со стороны дедушки была загублена практически в зародыше от одного взгляда разъяренной главы 'теней'. Справедливо разъяренной. В тот раз он очень сильно перегнул палку со своими шалостями и получил заслуженное наказание. Целую десятину нормально сесть не мог, не вздрагивая от воспоминаний о княгине и ее кожаном ремне. Да и потом, с опаской косился каждый раз, когда та клала руку на пояс в своем излюбленном жесте, который должен был подчеркивать талию, но вызывал в нем только оторопь на несколько мгновений.
  Урок был усвоен полностью.
  - Можем мы с тобой встретиться? - Спросил Радмир. - Не хотелось бы это обсуждать по телефону.
  - Конечно, - сразу же ответил Велислав, а про себя недовольно цыкнул. Школа-то хорошая, да вот ученик из него был нерадивый. Мог и сам первым предложить такой вариант. Сколько раз ему говорил дед, что разговор тет-а-тет намного удобнее, когда к тебе обращаются за помощью близкие. Но чего уж теперь сокрушаться? Радовало только то, что хоть он и был нерадивым, но никак не безнадежным учеником. Безнадежных не делают своими наследниками. - Как тебе будет удобней, приехать во дворец или же мне подъехать к тебе?
  - Думаю, будет удобнее встретиться прямо на месте, - после нескольких секунд обдумывания ответил Радмир.
  - Хорошо, называй адрес.
  
  Спустя почти два с половиной часа Велислав на своем личном автомобиле в сопровождении Лауры, подъехал к небольшому дому с невысокой кованной оградой на окраине столицы. Он не обманывался на счет того, что с ним поехала лишь рура, которая изо всех сил подавляла зевоту и недовольно щурилась на все вокруг, но молчала. Он знал, что по протоколу где-то там, в тени, за ним следит отряд поддержки. И, скорее всего, даже не один. Странно это было, на его взгляд, даже в империи всегда иметь охрану. У посторонних могло создаться впечатление, будто императорская семья прячется от своих собственных подданных и это ему не нравилось. Но дед так приказал, а ослушаться его было чревато самыми разнообразными последствиями. Зачастую не очень приятными или даже совсем неприятными.
  У входа его уже ждал Радмир в сопровождении еще двух разумных. Если на мужчину кронпринц практически не обратил внимания, лишь отметив в уме сам факт его наличия и какое-то испуганное выражение и заметную бледность лица, то вот на алву он невольно засмотрелся, особенно на ее выдающиеся части тела. Такой фигуры он не видел еще ни у одной представительницы этого народа. Алвы, в отличие от рур имели изящное телосложение с небольшой грудью. Чаще всего не больше первого размера. Но у конкретно этой представительницы алвского народа все было намного богаче. Ему всегда было интересно, им самим не тяжело такое носить? Он вроде как слышал, что от таких даров природы плечи и шея болят...
  - Глаза не сломайте, Ваше высочество, - с легкой усмешкой произнес Радмир и подошел, протянув руку для приветствия. - Привет еще раз, Вел, - повернулся к руре. - Привет Лаура.
  - Привет, Кир, - отозвалась та.
  - А? - Не найдя ничего лучше, ответил Велислав. - Кир, - уже с укоризной посмотрел на брата, но руку в ответ пожал.
  - Просто это было довольно забавно наблюдать со стороны, - Радмир перестал усмехаться и нормально улыбнулся.
  - Вот каждый раз ты ставишь меня в неудобное положение, - устало вздохнул Велислав.
  - Не-не, - покачал пальцем Радмир. - Это не я. Это все твоя заслуга. Разве я заставлял тебя так смотреть на мою спутницу?
  - Мог бы и не акцентировать на этом внимание, - ворчливо отозвался Велислав. - Можно было аккуратно поменять тему, увидев мою оплошность.
  - А можно было и не пялиться так откровенно, понимаешь, - с заметками нотками недовольства произнесла рура.
  - Тогда, это было бы не так весело, - попытался поменять ставшую очень неудобной тему Велислав.
  В ответ на это рура лишь фыркнула, и достав свой планшет, стала что-то там читать. Видимо ей пришли последние сводки с этого района. У главы его охраны была специальная программа на планшете, которая автоматически посылала сводки жандармов по тому району, в котором он, кронпринц, находился.
  - Ну а раз ты прекрасно понимал, что это весело и осознанно на это шел, то твои упреки не имеют никакого смысла, и посему не будут приниматься мною, - с усмешкой на правую щеку, произнес Радмир.
  - Вот же ты... Тебе не в сыщики нужно, а в законники идти, или на худой конец в политики, - Велислав с видом оскорбленного достоинства отвернулся.
  - Политика - это грязное дело, без капли достоинства и благородства, - серьезно произнес Радмир, явно кого-то цитируя. - Мне там точно делать нечего. Уж лучше всю жизнь сыщиком работать. Все больше толку будет, да и не будет стыдно, когда будут спрашивать, чем я занимаюсь.
  Велислав покачал головой, но продолжать спорить не стал. В Радмире что-то неуловимо изменилось и спор этот ни к чему хорошему не приведет. В конце концов, раз шутка не удалась, значит не нужно к ней возвращаться и, тем более, продолжать ее. Поэтому вместо этого он произнес:
  - Тогда может быть, хотя бы представишь меня своим спутникам?
  - Конечно, - Словно кто-то щелкнул переключателем и Радмир вновь предстал перед ним в своем обычном облике. - Это лани Хидэ Канэко. Наемница пятой категории из гильдии 'Алый рассвет'.
  - Бывшая наемница 'Алого рассвета', Ваше высочество, - произнесла Хидэ, поклонившись ему.
  - Бывшая наемница 'Алого рассвета', - тут же поправился Радмир. - И поверь, они об этом еще очень сильно пожалеют. Такого владения рапирой я давно не видел, и из пяти поединков я выигрываю максимум два.
  - Это очень впечатляет. Мое почтение, лани Канэко, - Велислав учтиво склонил голову в ответном приветствии.
  - А позади меня стоит мэтр Кронке, адвокат, - продолжил Радмир представлять своих спутников.
  Мэтр Кронке тут же согнулся в приветственном поклоне. Бросив на него короткий взгляд, Велислав лишь слегка кивнул мужчине и посмотрел на брата.
  - А почему у мэтра Кронке такой испуганный вид?
  Радмир уже хотел ответить, но к нему подошла Лаура. Женщина недовольно хмурилась и смотрела прямо в глаза молодому алву.
  - Что ты творишь, Кир? Вот какого демона ты с людьми князя Джоас связался? Он же сейчас, понимаешь, сюда мчится на всех порах с группой захвата.
  - Что? - Велислав посмотрел на брата. - Кир, какого демона тут происходит?
  - Вот об этом я и хотел с тобой поговорить, - Радмир слегка скривил лицо. Было видно, что ситуация и ему самому не доставляет никакого удовольствия. - В этом доме, - алв махнул рукой в сторону дома, стоящего за его спиной, - живет сын Арлока со своей нянькой.
  - Кир, - возмутился Велислав. - Никогда не поверю, что ты опустился до того, что будешь мстить ребенку. Дети не отвечают за проступки своих родителей.
  - Вел, уймись, - еще больше нахмурил брови Радмир. - Я не князь Джоас, и с детьми не воюю. Наоборот, я хочу забрать мальчика с собой и защитить его.
  - От кого защитить?
  - Как минимум от князя и его солдафонов, что недавно кружили вокруг дома.
  - Хорошо, - кронпринц успокоился, глядя в глаза брату. - Слушаю тебя. Чем я могу помочь?
  
  ***
  
  Радмир сидел, скрестив руки на груди, и с вызовом смотрел на князя Джоас. Они вдвоем сидели в небольшой комнате для допросов. Все было обставлено как в дешевых театральных постановках. Обшарпанные стены из грубых блоков темного цвета. Один металлический стол, намертво прикрепленный к полу. Два с виду одинаковых стула, но это только с виду. Стул, на котором сидел Радмир, был жесткий, с неудобной спинкой и заметно качался от каждого его движения, неприятно скрипя. Стул, на котором сидел князь не издавал никаких звуков, спинка была из специальной сетчатой конструкции, удобно подстраивающаяся под сидящего, и он не шатался.
  Если Радмир еще мог понять, зачем сделали так, чтобы допрашиваемому было неудобно сидеть, то вот зачем его сделали скрипящим от каждого, даже малейшего движения, он не понимал. Смысл в этом, если этот противный, визжащий и скрипучий звук был слышен им обоим?
  - Я в последний раз вас спрашиваю, откуда вам известен этот адрес, лан Кудо? - Князь Джоас сидел с прямой спиной, гордо расправив плечи и грозно хмуря свои седые брови.
  Этот вопрос в разных вариациях звучал уже на протяжении двадцати минут и Радмир удивлялся, как у князя хватает терпения на это.
  Князь со своими людьми появился буквально сразу же после того, как Радмир успел объяснить суть своей просьбы Велиславу. Тот недовольно хмурился, но согласился ее исполнить. Радмир улавливал своими эмпатическими способностями, что тот негодует от всего произошедшего. Кронпринц был дико возмущен тем фактом, что к ребенку относятся как к государственному преступнику, поэтому князя ждала очень прохладная встреча.
  Когда они все вошли в дом, причем Радмир уже был в наручниках, тут Велислав ничего не мог поделать, ребенок не спал и со страхом смотрел на непрошенных визитеров, но при этом всеми силами старался храбро встать перед своей няней, невысокой иланицией, которая в то же самое время старалась спрятать мальчика за свою широкую юбку. И вот тут Радмир сам себя похвалил за то, что додумался взять с собой Хидэ. Алва быстро нашла подход к мальчику и на пару с няней успокоила его. После, мальчик у Хидэ на руках и няней идущей с его вещами, под пристальным взором злой Лауры, которая одним своз взглядом распугивала людей князя, отчего те безропотно уступали той дорогу, и в сопровождении кронпринца сели в машину и отправились к Светане Каро домой.
  Почему именно к ней? Радмир посчитал, что везти мальчика во дворец было бы излишним, а вот к ней в самый раз. Так сказать, нейтральная территория, на которой даже сам император не станет своевольничать.
  - Не нужно меня в последний раз спрашивать, князь, - Радмир улыбнулся и слегка поменял положение тела, отчего стул тут же разразился противным звуком. - Мне и после первого раза было безразлично, что вы там у меня спрашиваете. Но если вам так хочется со мной поговорить, что вы аж заковали меня в блокирующие сияние наручники, - Радмир приподнял обе свои руки и демонстративно покачал их перед собой, - то пожалуйста. Знаете, я всегда говорил, что работа заплечных дел мастера или на худой конец работа вышибалой, как ее называет один мой хороший друг, граф дэ Ави, вам подойдет больше, чем должность главнокомандующего. Сразу видно, что вы созданы для такого рода деятельности. Это прямо ваше. Я даже удивляюсь, как у вас хватило выдержки, и вы заодно Его высочество кронпринца Велислава сюда не упрятали. Он же ведь тоже посмел ослушаться вас.
  - Паясничаешь? - Нахмурился еще больше князь. - Да понимаешь ли ты, что твои действия могут классифицироваться, как враждебные действия в отношении империи?
  - О, - Радмир приподнял брови в удивлении. - Мы снова перешли на 'ты'.
  - Да чтоб тебя! - Выругался Патрик Джоас и стукнул кулаком по столу, отчего тот даже слегка загудел. - Откуда у тебя этот адрес? Зачем ты напал на моих людей? Отвечай!
  - А что там делали ваши люди, князь? - Ответил вопросом на вопрос Радмир и приподнял правую бровь. Картинный удар по столу он проигнорировал.
  - В том доме живет сын предателя империи, - князь пристально посмотрел ему в глаза. - И мне необходимо знать, откуда у тебя этот адрес.
  - Ну, если так необходимо, - Радмир подался корпусом вперед, делая вид, что хочет рассказать что-то важное. Князь невольно тоже подался вперед, приблизившись к нему. - Тогда я расскажу это, но лишь Его императорскому величеству.
  Пожилой мужчина оскалился, сильно сжав зубы и без замаха, но очень чувствительно ударил Радмир в голову в ответ. Радмир прекрасно видел и момент удара, и сам удар и при желании, он мог легко от него увернуться, но вместо этого он подставил свое лицо. Дальше, не удержав равновесия, алв упал на пол, вместе со стулом. Раздался неприятный дребезжащий звук, а Радмир почувствовал, что немного не рассчитал своего падения и поэтому хорошо приложился лицом об пол. Во рту появился неприятный привкус крови.
  - Вот в этом и есть вся ваша суть, - Радмир приподнял лицо, позволяя увидеть князю свое лицо с рассеченными губами. - Воевать с теми, кто в данный момент не может ответить тем же. С детьми, или как сейчас, с закованными в наручники разумными.
  Князь ошеломленно остался стоять на месте, недоуменно поглядывая то на свой кулак, то на лицо лежащего с окровавленными губами Радмира.
  - Прекрати паясничать, - пришел в себя Патрик Джоас.
  - А то что? - Радмир усмехнулся, заставив вздрогнуть князя. Зубы у него тоже окрасились кровью и это очень сильно напоминало тот самый момент, когда ему было десять лет и он только выдержал удар воздушным лезвием в лицо, нанесенный на одних рефлексах князем. - Вновь ударите? Я сказал, отвечу на все интересующие вас вопросы, но только императору.
  - Довольно, - раздался спокойный голос императора. - Дальше я с ним поговорю. Пожалуйста, Патрик, оставь нас одних.
  Князь Джоас низко поклонился вошедшему императору и бесшумно вышел из допросной комнаты.
  Император молча подошел к Радмиру, достал ключ, открыл сковывающие наручники и помог ему подняться на ноги.
  - Благодарю, Ваше импера... - Начал говорить Радмир, растирая свои руки. Князь не особо церемонился, когда надевал на него наручники.
  - Оставь, - отмахнулся Беримир. - Помнится мне, я просил тебя еще в прошлый раз отбросить такие условности. По крайней мере, когда мы с тобой не на публике.
  Радмир лишь качнул головой, подтверждая разумность такого стиля общения.
  - Должен сказать, что увезти ребенка к Светане было очень удачной идеей, - Беримир дружелюбно улыбнулся. - Я не встречал еще ни одну женщину, которая так любит маленьких детей.
  - Я знаю, как минимум, еще одну женщину, готовую ради детей на очень многое, - ответил Радмир, вспомнив решительное выражение лица Хидэ.
  - Вот как? - Беримир с интересом посмотрел на него. - Это ты про Миладу?
  - Нет, - покачал головой Радмир. - Моя мама готова на все только ради одного конкретного ребенка, меня. За все это время я не заметил за ней склонности к умилению и сюсюканью с другими детьми.
  - Что ж, это радует, - довольно прищурил глаза император и продолжил, видя недоуменный взгляд Радмира. - А то я уже подумал, что на старости лет стал неверно оценивать людей. Тогда ты говоришь об этой необычной алве?
  - Да, ее зовут Хидэ Канэко.
  - Нашел свою 'Светану'? - Понимающе кивнул Беримир.
  - Можно и так сказать, - не стал спорить Радмир. Смысла в этом он не видел.
  - Что ж, раз в этом разобрались, то будь любезен, ответь, откуда ты узнал про этот адрес?
  - Мне о нем сообщил сам Арлок, - ответил Радмир. - В своем завещании он назвал меня единственным опекуном этого мальчика и попросил позаботиться о нем и вырастить из него достойного разумного.
  Император молчал несколько мгновений, пристально глядя на него, а потом спросил:
  - И как думаешь, справишься?
  - Справлюсь, - без тени сомнений ответил Радмир, выдержав, ставший колючим, взгляд высокопоставленного собеседника.
  - Верю, - произнес Беримир. - Если бы Велислав так ответил, не поверил бы, но тебе верю. Надеюсь, ты меня не разочаруешь.
  - Надеюсь, я не разочарую своих близких, - тут же ответил Радмир.
  - Тоже не самый плохой вариант, - согласно кивнул император. После чего на несколько мгновений закрыл глаза, а когда открыл их, то разительно изменился. Перед Радмиром предстал не император, а обычный пожилой мужчина. Еще сильный и способный на многое, но уже уставший от того бремени, что несет все это время. - Полагаю ты в курсе многих вещей...
  - Все, что мне известно, останется со мной, - поспешил заверить императора Радмир.
  - За остальных тоже поручишься? - Взгляд Беримира вновь стал колким и очень внимательным. Император вернулся.
  - Поручусь, но здесь мне понадобиться ваша помощь.
  - И какая же? - Лицо Беримира осталось спокойным, но колючесть во взгляде исчезла.
  - Полная реабилитация Арлока ди Гарсиа и соответствующие награды, как верноподданному империи, за столь опасную службу.
  - Деньги?
  - Не нужно меня оскорблять, - нахмурился в ответ Радмир. - Ни мне, ни моему подопечную ваши деньги не нужны. Я в состоянии воспитать мальчика, ни в чем его не ограничивая. Все, что я хочу, так это чтобы ребенок мог гордиться своим отцом, который честно служил империи, чтобы он знал, что его отец был настоящим героем.
  - Ты прав, прости, - Беримир на секунду закрыл глаза. - Я сделаю это. Что-нибудь еще?
  - Когда я вызову вашего главнокомандующего на дуэль, то прошу вас не препятствовать этому. Даю свое Слово, что я его убивать не буду.
  - А без этого никак нельзя? - Скривился Беримир. - Неужели ты его так сильно ненавидишь?
  - Нет, - отрицательно покачал головой Радмир, - но я хочу исполнить свою мечту детства и набить ему морду.
  - Набить морду, - с задумчивым видом повторил Беримир. - А как же второй твой дед?
  - Если вы имели в виду Казимира Кройфа, - Радмир не стал подтверждать устно факт родства с князьями, - то я уже успел это сделать.
  - Успел? - Удивился Беримир, - Но ко... Впрочем, это не важно. Если Патрик согласится, то я не буду в это вмешиваться. Но учти, для вызова его на дуэль ты должен быть как минимум дворянином. Надеюсь, с этим ты спорить не будешь?
  - Нет, конечно.
  - Но я все равно не могу понять, - Беримир пристально посмотрел на него. - Если ты его не ненавидишь, то зачем тогда? Я мало верю в эту твою версию с исполнением детской мечты.
  - Вы правы, дело не только в этом. Главное в том, что Велислав уже вовлечен в эту историю с Арлоком. Тут есть и моя вина, я сам его попросил о помощи, - на это его признание Беримир хмыкнул, - но у истории должно быть логическое завершение. Поэтому сейчас проще выставить князя Патрика Джоаса как чересчур рьяного блюстителя закона, который несколько переусердствовал из-за своей неосведомленности, чем попытаться все оставить как есть. Тут, правда, Велислав может немного вас упрекнуть, но вы сможете от всего отгородиться словами о секретной миссии, которую вы дали Арлоку лично. Особой вины за князем после этого в глазах кронпринца не будет. Точнее ничего такого, что еще нельзя будет простить. Думаю, никто дальше узнавать не станет. Ну а я выступлю в роли этакого вершителя правосудия. В выигрыше будут все.
  - Шустро, - вновь хмыкнул Беримир после недолгого молчания. - Сам кашу заварил, сам же еще и в выигрыше будешь.
  В ответ на это замечание Радмир лишь пожал плечами.
  - Спасибо, что заботишься о Велиславе, - тихо произнес Беримир и слегка кивнул головой, будто сделал легкий поклон.
  - Он называет меня братом, - Радмир не очень любил пафос, но сейчас без него было нельзя, - я его тоже. А заботиться о своих близких, это для меня в порядке вещей.
  - Тогда не забудь его поздравить с прохождением Ритуала, - произнес Беримир. - Ты же знаешь, что это такое?
  - Да, - подтвердил Радмир. - Обязательно поздравлю.
  Радмир пошел следом за Беримиром и облегченно про себя выдохнул. Император мог пойти на обострение ситуации, но не стал. Он оказался куда более человечнее, чем предполагал Радмир. Когда он слушал признания Арлока, то меньше всего надеялся на такой мирный разговор с императором. Радмир с помощью своих эмпатических способностей почувствовал, что тот испытывает сожаление о том, что случилось с Арлоком. Хотя это не помешало императору отправить того на верную гибель исправлять его собственные ошибки... Своим согласием и поведением император четко дал ему понять, что за измененными изначально стояла Азарская империя. Может именно в ее недрах и были созданы первые измененные? Вполне возможно.
  - Да, - Беримир остановился у двери. - Ты ведь был знаком с Лаурой ди Аваль до того, как она стала главой охраны Велислава?
  - Да, - ответил Радмир, мгновенно собравшись. Такого вопроса он никак не ожидал.
  - И вы, - Беримир замялся, - были эм... близки?
  Радмир удивленно приподнял брови, показывая свое удивление.
  - Ты не пойми меня неправильно, - Беримир старался говорить максимально тактично. - Просто эта женщина умудрилась забеременеть, вот я и хочу заранее уточнить возможные варианты.
  - Это ребенок Велислава, - Радмир решил ничего не скрывать. - Не знаю, как у них так вышло, что они не предохранялись. Может после того инцидента в пустыне, когда измененный использовал какую-то энергетическую волну, что вывела из строя всю технику, ее противозачаточный амулет стал барахлить, или еще что произошло... Но я не был близок с ней уже очень долгий срок и 'сближаться' не собираюсь.
  - Эм, - Беримир поскреб пальцем бровь. - Что же, прости за такой неуместный вопрос.
  - Я надеюсь, что проблем не будет? - Радмир напрягся. - Лаура ди Аваль та, кого я могу называть своим другом, и мне бы не хотелось, чтобы с ней что-либо случилось.
  - Ты из меня изверга-то не делай, - недовольно дернул уголками губ Беримир и повышая голос. - Я могу быть каким угодно императором, но зла своему внуку не желаю. Если они решат, что она будет рожать, я им помогу. В конце концов, мой первенец, Прозор, тоже внебрачный ребенок и ничего. У меня еще есть силы вырвать языки слишком говорливым.
  - Насколько я в курсе, Велислав еще не знает о том, что она беременна от него, - Радмир решил поменять тему. - Лаура ничего ему не говорила и, как я понял, хочет сделать аборт.
  - Хм, - Беримир несколько секунд молчал и жевал свои губы. После чего тяжело произнес, делая видимое усилие над собой. - Что же, это тоже вариант. Все же именно ей придется столкнуться с большинством трудностей.
  Они вышли из допросной комнаты, но не успели сделать даже пары шагов, как возле них быстро оказалась Снежана Кройф и с большим волнением произнесла:
  - Ваше императорское величество! Казимир очень тяжело ранен! Акира, на дом твоей матери напали.
  
  Глава 20.
  Ждан устало вздохнул. Демоны бы побрали эту целительницу и ее папашу. Пока он сам не вмешался, они находились в весьма плачевном состоянии.
  Он оглянулся, проверяя своих людей. Результат осмотра был плачевным. С виду все было нормально, но так как он работал с ними уже не одно десятилетие, то прекрасно видел, что сил у некоторых из них осталось не так уж и много. Не ожидал он таких трудностей уже на первой стадии своего плана. Может быть, это знак свыше?
  Наличие боевых звезд эллу было хоть и неприятным, но вполне ожидаемым. Акира, этот полукровка не производил впечатление легкомысленно мальца, так что все было довольно предсказуемо, особенно учитывая родственную связь того с Ёширой Кудо.
  Это была одна из причин, почему Ждан должен был стать изгнанником. Он не хотел давать возможности этому хитрому лису воспользоваться ситуацией и рассчитаться с Домом Серебряной ласточки, которые успели пару раз пересечь тому дорогу. Но вот того, что там будет и Власта, Ждан не ожидал. Его бывшая племянница была той силой, с которой было необходимо считаться на поле боя. Пусть, как эллу, она и не была сильна, всего-то третий ранг в суаре, но вот филигранная техника боевых искусств и прекрасное осознание всех своих сильных и слабых сторон, делало ту очень непростым противником, а еще учитывая, что девушка всегда тренировалась как раз в бою против превосходящих сил противника... Ждан, от неприятных воспоминаний, недовольно покрутил свой ус правой рукой. Сам же ей это и посоветовал в те далекие времена, когда она только стала серьезно увлекаться боевыми искусствами и решила стать наемником. Думал, что это очередная блажь, но вышло иначе...
  Но даже с наличием таких очень неприятных противников, как разъяренная целительница высокой ступени, которая ожидаемо модернизировала свой организм и просто одним касанием выводила на некоторое время из строя его людей и невероятно злая и переставшая сдерживаться и прятать все свои козыри наемница, стягивающая на себя не менее пяти противников в ближнем бою, было еще терпимо. В конце концов, его люди были готовы к схваткам хоть с верховными демонами Бездны. После касаний алвы его люди падали, но достаточно быстро приходили в себя. Не только целительница подвергла свое тело изменениям. Обошлось это, конечно, баснословными суммами даже для него, но результат того стоил.
  Изменения в ход реализации его плана внес кшыров имперец. Этот князек. Этот... Из всех противников с кем когда-либо встречался Ждан, представители семьи Кройфов были самыми неприятными для него. Их родовая способность была настоящей занозой в заднем месте. Только кажется поймал гада, а он раз и в тень спрятался, и появился в совершенно другом месте, и сразу же ударил в уязвимое место...
  Когда они уже почти добили последнего алва из охраны особняка, неожиданно появился этот гад. Просто мгновенно вылез из тени и отстрелил голову одному из его людей, который сумел подобраться со спины к целительнице. После чего оказался возле нее и все - его люди оказались в роли избиваемых. Этот неожиданный тандем начал методично выводить его людей из строя. Слаженно так выводить. Целительница смело шла прямо в самую гущу боя, а князь прикрывал ту со спины, вечно вылезая в самых неожиданных местах и моментах. И ведь все было им на руку. Даже темнота. Можно сказать, это были прямо идеальные условия для князя. Он появлялся из ниоткуда, ловил все атаки, направленные на целительницу на свои щиты, бил чем-нибудь убийственным в ответ и вновь исчезал в тени, чтобы появиться вновь, но уже в другом месте. Все же эллу девятого ранга это очень серьезный соперник даже для архонта. Что тут говорить про его людей, которые хоть и были эллу, но максимум второго или третьего ранга. Только его личный десяток имел ранги выше. Четверо пятого ранга, трое шестого, один седьмого и аж два восьмого.
  А когда один из его людей сообщил, что зафиксировал сигнал с просьбой о подкреплении, отправленной имперцем, Ждану захотелось грязно выругаться. Им нельзя было здесь использовать огнестрельное оружие, иначе к ним могли сбежаться не только жандармы, но и военный гарнизон местного барона, который, к неудачному для Ждана стечению обстоятельств, именно в эти дни прибыл в свою резиденцию отдохнуть, и пиши пропало. Вся операция, итак разработанная на скорую руку, была бы напрасна. Ведь ему нужно было выманить Акиру и при этом, захватить его мать в плен, иначе тот не стал бы вести с ним никаких разговоров. А на эту безумную алву никакое снотворное не действовало. Десять прямых попаданий и никакого толку. Попадание, небольшая техника целителя для снятия отравления и никакого эффекта от снотворного. Именно этим и были так ненавистны в бою целители. Слишком сложные, можно даже сказать не убиваемые, противники. Тут подействует, либо внезапная атака, либо затяжной, выматывающий бой. Внезапной атаки у них не вышло, а на затяжной бой, благодаря князю, времени уже не было. Иметь дело еще и с имперцами в его план не входило. Имперцы быстро реагируют на подобные сигналы. Это была одна из их сильных сторон.
  Ситуация выходила из-под контроля.
  С одной стороны двора дома Власта словно взбесилась и использовала какую-то непонятную ему технику суара и просто выжигала всех своих соперников прямо изнутри. Одним касанием. Не помогали ни амулеты, ни стихийные щиты, что ставили его люди. Всех постигала одна и та же участь. С другой стороны двора Князь на пару со с целительницей неумолимо сокращали количество его людей.
  Но бросаться в неизвестность ему не хотелось. Да его люди несли потери, но сейчас было не менее важно понять, как у Власты получается сжигать его людей, не обращая внимания на их защиту. На десятой жертве он понял, что дело в самой правой руке племянницы и, больше не теряя ни секунды, вмешался сам. Он использовал рывок и оказался за спиной своей девушки. Активация воздушного лезвия, легкий толчок и вот уже отсеченная правая рука Власты летит в сторону, а из обрубка во все стороны фонтаном брызжет кровь. Не отвлекаясь на дикий крик Власты, Ждан сформировал воздушную стрелу, максимально напитал ее сиянием и, дождавшись очередного появления князя из тени, пустил ее в противника. Стрела мгновенно настигла свою цель и, с громким хлопком пробив какой-то энергетический щит, пробила грудь имперца насквозь. Но здесь его настигла неудача. То ли он ошибся в своих расчетах, то ли щит у князя уже был ослабленным, но стрела не закончила свой полет, рассеявшись после удачного попадания, а поразила и целительницу, стоящую прямо за спиной князя, прямо в голову. Это случилось практически одновременно, поэтому повлиять на это Ждан никак не мог.
  - Вы перестарались, лан, - один из его людей оказался рядом с целительницей. - Я не ощущаю ее пульса.
  Выругавшись, он оглядел поля боя. Вокруг царила настоящая разруха. Часть стен здания стояли только из какого-то своего упрямства, хотя, по всем законам, уже должны были упасть. Везде лежали мертвые тела в неестественных позах. Хоть звуки и не проходили сквозь барьеры, созданные амулетами, но вот любой желающий мог увидеть буйство техник суара, что здесь использовали обе стороны.
  - Все отходим на условленные позиции, - отдал он приказ своим людям.
  В его первоначальные планы входило захватить мать Акиры в заложники и использовать ее как рычаг давления на того, но теперь это было невозможно. Ждан еще раз огляделся в поисках и, заметив искомое, быстро оказался на нужном месте. Он наклонился и поднял руку Власты, чтобы потом отдать ее специалистам Дома и тщательно изучить ту в дальнейшем. Про такие трюки он еще никогда не слышал.
  По-хорошему, ему нужно было бы добить Власту, но он не мог. Убить ее чужими руками и собственноручно являлось для него огромной разницей. Он знал, что это было лицемерно с его стороны, но ничего поделать с собой не мог, да и не хотел.
  
  ***
  
  Они опоздали. Не сильно, но нападавшим этого хватило для того, чтобы успеть скрыться с места нападения. Несколько отрядов теней княгини Кройф сразу же бросились в погоню. Впрочем, что Радмиру, что самой княгине было не до них.
  Когда они появились из портативного портала, то бой уже был окончен. Первое, что заметил Радмир, это испуганные глаза Ольми, которая смотрела на его мать, лежащую без единого движения на земле. Он мгновенно оказался рядом с ней и увидев страшную рану на голове начал паниковать. Стали появляться мысли, что опять опоздал, что опять не смог, не защитил, но что-то внутри него грозно и злобно рыкнуло и в голове появилась ясность мысли. Он мгновенно использовал свои сенсорные способности и одновременно с этим опустил руку на рваную рану на голове матери. На пару, сенсорные способности и быстрое сканирование организма алвы окончательно убедили его, что ее жизнь находится вне опасности. В этом также красноречиво убеждали два нательных, сильных целительских амулета, полностью разряженных. Поэтому, состояние хоть и было тяжелым, но не было критичным. Максимум месяц лечебных процедур и пару процедур по восстановлению внешнего вида и все, она будет полностью здорова. Причем большую часть месяца нужно будет просто наблюдать за работой мозга, чтобы исключить любые негативные последствия. Все же его мама была целителем шестой ступени, а их организмы были намного более живучи, чем у обычных пользователей сияния.
  Эти же мысли высказал вслух один из трех целителей, что пришли вместе с ними через портал. Худой мужчина с козлиной бородкой и тонкими, словно выщипанными бровями подошел почти сразу же после него и также провел диагностику.
  Прервал его размышления сдавленный крик, изданный княгиней. Он повернулся к ней всем корпусом, готовый к бою, но увидел лишь, что та стояла на коленях над телом мужчины. Приглядевшись, он узнал в мужском теле Казимира Кройфа, и сильно поджал губы от недовольства. Это будет большим ударом для его матери. Что бы она не говорила, но семью свою все равно любила. Злилась, обижалась, но любила. Иначе бы не бросилась по их первому зову к ним на помощь тогда. И, наверное, питала надежду, что когда-нибудь они смогут нормально общаться.
  Радмир оглянулся и увидел Франку, которая хлопотала вокруг Власты. Женщина немного сдвинулась, и Радмиру предстала правая рука Власты. Точнее ее обрубок. Кто-то очень умело отрезал вайле руку немного выше локтя, а Франка старательно ее забинтовывала, стараясь остановить кровотечение. Видимо сильно паниковала, раз не додумалась вначале жгут наложить... Он встал. С его матерью все будет хорошо, организм целителей очень своеобразен и в какой-то степени его можно назвать наглядной демонстрацией умений самого целителя. Уж слишком много целители вкладывают в самих себя. К тому же, рядом с ней он видел действующий амулет, который немного бестолково, он от этого не менее старательно прикладывала к голове Ольми. Нужно было бы сказать девушке, что достаточно просто осуществить контакт амулета с кожей и тот начнет работу в автономном режиме, но вместо этого он лишь взлохматил той волосы, а когда девушка подняла взволнованное лицо и с надеждой посмотрела на него, ободряюще улыбнулся.
  Пережить такое нападение было огромнейшим стрессом для выросшей в пусть и не тепличных условиях, но все же в очень миролюбивой атмосфере, девушки. В глазах девушки начали появляться слезы, но она всеми силами старалась их сдержать, вызвав невольную волну уважения к себе от Радмира. Кристиану очень сильно повезет с ней, если они останутся вместе.
  Целитель, подошедший вслед за ним, уже присоединился в другому, и они ходили по территории сада и осматривали тела, надеясь найти кого-нибудь живого.
  Третий целитель уже хлопотал возле Власты. Он отстранил слегка потерянную Франку в сторону и умело и споро оказывал необходимую помощь вайле. Шие была очень бледной, сказывалась большая потеря крови, отчего Радмир недовольно хмыкнул. Его урезанные целительские способности очень часто вызывали в нем сильное раздражение. Конечно, ему было грешно жаловаться на это, но алв с большим бы удовольствием обменял больший арсенал своих урезанных способностей на что-то одно целое. Например, стать нормальным целителем, а не его подобием. А то выходит, ментальные способности есть, но сущность асура мешает их развивать, целительские способности есть, однако ему никогда не сдать экзамена даже на первую ступень, эмпатические способности присутствуют, но улавливать он может лишь очень сильные эмоции, которые еще называют искренними... И так очень во многом. Не зря же даже вечно неунывающий Вёлунд, порой горько вздыхал из-за его излишней универсальности. Хорошо хоть в фехтовании и суаре у него не было никаких ограничений.
  Он подошел к Франке.
  - Где ее рука? - Радмир старался, чтобы его голос был спокойным, не выдвал его раздражения и злости.
  Было хорошо заметно, что Франка очень сильно взолнована. Он раньше и представить не мог, что она может так себя вести. Всегда видел ее за стойкой, уверенной в себе, и она представлялась ему очень опытной в этом плане женщиной, но видимо Власта была по-настоящему ей близка и дорога. К тому же, женщина ведь. Эти удивительные создания могут молча терпеть такую боль, от которой любой мужчина зайдется криком, но при этом оставаться слабыми и ранимыми и падать в обморок от вида самой обычной мышки или какого-нибудь таракана. Ведана, например, жутко боялась самых обычных земляных червей, и стоило ей только такого увидеть, то бесплатный концерт, в сопровождении слез и визгов в ее исполнении, был обеспечен.
  - Не знаю, - Франка быстро оглянулась, но тут же обратно посмотрела на него. Картина вокруг была жусающей. - Я просто не смогла заметить куда она отлетела, когда ей отрубили руку. Хоть я и смотрела...
  - Ладно, - Радмир вновь ободряюще улыбнулся. - Это не так страшно. Главное, жить будет.
  - Точно? - С заметным облегчением в голосе уточнила Франка.
  Радмир бросил недовольный взгляд на целителя, который возился в Властой. Эти военные совсем не имеют никакого чувства деликатности. Ведь видно же было, что женщина на взводе, мог и успокоить ее, отвлечь.
  - Я просканировал ее организм, - Радмир продолжил успокаивать ее. - Там в основном потеря крови и так, по мелочи, гематомы, растяжения. Ничего опасного для жизни. А руку ей потом отрастят.
  Он умолчал о трещинах в ребрах и в берцовой кости левой ноги, а также о небольшом сотрясении мозга, не нужно Франке этого знать. Лишние знания, лишние волнения.
  Радмир еще раз оглянулся, осматривая боле недавнего боя. Вокруг лежали труппы алви и много трупов нападавших. Где-то что-то догорало и дымило. Стоял удушающий и противный запах гари. Насколько он мог судить, все боевые звезды старика были уничтожены. Они же и приняли основной удар на себя. Захотелось долго и грязно ругаться, но так как он не обладал талантами Власты и княгини Кройф, то промолчал, лишь заиграв желваками. Теперь ему предстоял очень нелегкий разговор со стариком, в котором тот опять начнет его склонять принять дворянство от его рода... А в свете последних событий, простым и банальным 'я подумаю' уже не отделаешься.
  Он подошел к княгине, которая все также сидела возле тела своего супруга, гладя того по волосам. Она почти сразу же сумела взять себя в руки и отдать нужные приказы своим людям. Кто бы что ни говорил, но сила воли у этой женщины была огромной. Только отойти от тела своего супруга не смогла. Радмир аккуратно выглянул из-за ее плеча и увидел, что в районе груди Казимира Кройфа зияла довольно большая, сантиметра два, сквозная дыра. Тут никакой амулет или целитель не поможет - мгновенная смерть.
  В голове сразу же сложился пазл очень неприятной картины. Почему он пришел именно к такому выводу он объяснить не мог, просто интуиция подсказывала ему, что это произошло именно так. К тому же, его мама примерно доставала головой князю до плеч и рана была у нее рваная... Это будет еще одним ударом для нее, когда она очнется. Мало того, что он умер, так еще и сделал это, защищая дочь.
  Радмир положил свою правую руку княгине на плечо. Та подняла на него глаза, и ему потребовалось заметное усилие, чтобы не вздрогнуть - столько боли было в них от потери любимого человека. И, скорее всего, если бы не князь, то же самое было бы в его глазах.
  - Как там Изанами? - Удивила она его своим вопросом.
  - Ранение тяжелое, - Радмир закрыл глаза, чтобы не дать остальным увидеть вспышку ярости в них. - Но жить будет.
  - Это хорошо, - облегченно произнесла княгиня и поднялась с колен. - Еще и ее потерю, боюсь, я бы просто не пережила.
  - Лани Кройф, - произнес он с некоторой досадой. Нужно было в первую очередь сделать это, а не когда его практически ткнули носом. - Примите мои соболезнования, но сейчас у нас с вами есть другая забота. В радиус действия моих сенсорных способностей зашло восемь десятков неизвестных источников сияния и один знакомый, принадлежащий князю Ждану дэ Сангри.
  Княгиня на несколько мгновений закрыла глаза, после чего открыла их и несколько отрешенным тоном спросила:
  - Это они?
  - Не могу говорить с полной уверенностью, но думаю, что да, - ответил Радмир.
  Хоть вариант того, что это сделал не Ждан со своими людьми и был возможен, но Радмир считал, что это маловероятно. Вот только его привычка быть честным не дала ему категорически утверждать обратное.
  - Как скоро они будут тут? - Продолжила свои расспросы глава теней.
  - У нас есть еще около пятнадцати минут, - примерно прикинул время Радмир.
  - Что же, - глаза княгини сверкнули знакомыми нотками ярости. Точно такие же он подавил в себе. - Это только упрощает нам дело.
  Радмир впервые стал свидетелем злого торжества на лице княгини, и это было очень впечатляющее зрелище. В той будто бы вспыхнул внутренний огонь, что давал ей силы, и глаза стали жуткими, с колючим и ожидающим крови взглядом. Не знай он точно, что в нем нет генов княгини, то решил бы, что его марево перед глазами, когда он злился, наследие именно от нее. Да и в своей матери он один раз видел подобное, когда в десять лет к ним приходил князь Джоас и рассек ему лицо воздушным лезвием.
  - Мы хорошо встретим этих гостей, - продолжила она тем временем довольным тоном.
  Было прекрасно видно, что княгиня, не смотря на всю абсурдность своего желания, тоже хотела участвовать в бою. Что же, он ее прекрасно понимал, но допустить этого не мог.
  - Я встречу, но вы нет, - посмотрел Радмир ей прямо в глаза и демонстративно покачал головой. - Нужно чтобы вы со своими людьми позаботились о безопасности выживших.
  Молодой алв не ожидал многого от своего ответа, и уже было приготовился к спору, но его возражения хватило, чтобы княгиня послушно кивнула, соглашаясь с ним. Женщина, как и он, прекрасно понимала, что толку от нее в бою будет не так много, поэтому не стала возражать, но взгляды, какими его наградили, присутствующие свидетели этой сцены натолкнули Радмира на мысль, что остальные не совсем правильно поняли их с княгиней. Столько было в них уважения и, самое главное, страха, что это заставило его невольно скривиться про себя. Внешне он сохранил совершенно спокойное выражение лица. Он представил, как это выглядело со стороны, и лишь позволил себе обреченно вздохнуть. Снежана Кройф имела устрашающую репутацию. Однажды она не побоялась прилюдно вытрясти дух из самого императора, когда застала того вместе с супругом в компании каких-то голых девиц. О ней ходили легенды среди теней, а он одним словом заткнул эту легендарную личность и заставил слушаться себя. Не удивительно, что тени смотрели на него, как на какого-то монстра.
  - Акира, - заговорила княгиня. - Я считаю, что тебе нужно прикрытие. Хотя бы пару моих теней.
  - Они мне будут только мешать, лани Кройф, - покачал головой Радмир. - Не хочу отвлекаться. Да и сдерживать себя придется, боясь задеть своих.
  - Акира, - попробовала возразить княгиня.
  - Княгиня, - Радмир посмотрел той прямо в глаза, - поймите, я просто не приучен работать с кем-то в паре из ваших людей. Поэтому, при всем моем уважении к их профессионализму, я отказываюсь. Пусть лучше они защищают вас.
  Снежана Кройф несколько секунд что-то старательно выискивала в его лице, но потом кивнула:
  - Хорошо, но прошу тебя, будь осторожен. Твоей смерти мне тоже не пережить.
  Радмир удивился такому ее ответу, но не стал сейчас акцентировать на нем внимания. За этими словами могло стоять много чего не самого очевидного.
  - У вас есть с собой оружие? - Задал он вопрос, так как на княгине не заметил ничего, даже рарока.
  - Сейчас мне его принесут, - княгиня кивнула одному из своих людей, и тот быстро ретировался к сваленным в одну кучу походным мешкам. - Я не планировала попасть на передовую, считая, что мы слишком сильно опоздали.
  - Холодное оружие тоже есть? - Радмир с интересом смотрел на большой тюк, который несли княгине.
  - Только стандартный армейский нож, - пожала плечами та в ответ.
  - Что предпочитаете короткие прямые клинки или же двуручную саблю?
  - Я однорука, выучена работе меча с щитом, поэтому лучше саблю.
  Радмир молча достал из рарока саблю и передал ее княгине.
  - Вёлунд, - с ноткой восхищения и благоговения произнесла княгиня, видя клеймо ее учителя на оружии. - Я буду с ней аккуратна.
  Радмир глянул, как аккуратно, словно реликвию, держит в руках саблю княгиня и лишь кивнул. Он и сам не понимал, зачем спросил про холодное оружие и даже отдал свою саблю. Все равно сделает все, чтобы к ним противники не подобрались. Да и... Странно это. Не логично было с его стороны. Поддался моменту? Наверное. Не мог он просто так оставить ее не у дел. Вот таким не совсем логичным действием и решил хоть как-то возместить, что ли... Не любил он за собой этого. Когда сам не совсем понимаешь, зачем и для чего что-то делаешь. Просто иной раз в нем что-то такое появлялось, что говорило ему поступить именно так и никак иначе. Вот и сейчас, то же самое произошло. Остается только верить, что вреда не будет. В прошлые разы, наоборот помогало даже.
  Он отошел в сторону и начал приготовления. Достал и надел на себя кольчугу, подаренную учителями, вытащил свои короткие мечи. Огнестрел доставать не стал. Толку от пистолета в этой ситуации не было, да и к тому же, стрелок из него был средний, в отличие от фехтовальщика. Проверил все ли на месте, оглянулся назад, увидел, как тени грамотно выстроились в защитную формацию и активировали несколько барьеров. Отметил, как троица целителей колдует над Властой, как самой тяжелораненой и также заметил, что две тени что-то настраивают в переносном портале.
  Только сейчас ему в голову пришла мысль удивиться этому. Он перевел взгляд на тело Казимира Кройфа. Все же это был очень экстраординарный имперец. Суметь установить переносной портал прямо во время боя не каждому удастся.
  Томительные минуты ожидания медленно тянулись, растягиваясь по его ощущениям на целые года. Внутренне он вновь недовольно скривился, и сделал себе зарубку в памяти на будущее начать работать над собой в этом вопросе. Но так как сейчас было поздно об этом думать, он решил спокойным шагом пойти навстречу противнику. Не самая умная мысль, конечно, но ждать было очень тяжело.
  Но вот он уловил изменение в скорости приближения противников. Часть из них замедлилась, приблизившись к источнику сияния Ждана, другая же, большая, часть наоборот прибавила скорости и стала брать его в кольцо.
  Наивные.
  Не мудрствуя лукаво, Радмир просто применил одну из самых убойных техник в суаре - земляные копья. Земля, на указанной им площади, словно взорвалась, мгновенно ощетинившись тысячами пик, смотрящих прямо в небо. Раздались болезненные крики. Несколько источников сияния погасли. Жаль не так много, как он рассчитывал. Видимо многие были хорошо подготовлены и их щиты выдержали. Что ж, это поправимо.
  Заметив еще несколько движений - некоторые источники попытались от него отдалиться, Радмир применил следующую технику - огненное кольцо. Только он использовал больший диаметр и словно бы создал вокруг них ограду. Кто-то еще сможет прорваться сквозь такое оцепление, но для этого нужно иметь как минимум четвертый ранг в суаре.
  Источники нападавших замерли на месте.
  - Акира! - Раздался голос Ждана в ночной темноте.
  Алв повернулся в сторону крика. Внутри него все словно пело. Враг очень сильно недооценивает его, раз решился выдать свое местоположение голосом. Был еще возможен вариант, что Ждан, видя его действия, пришел к логичному выводу о наличии у него сенсорных способностей, но даже так, относится к нему с таким пренебрежением...
  Злобно усмехнувшись, Радмир послал в ту сторону длинное воздушное лезвие, горизонтально земле. Вновь раздалось несколько болезненных выкриков и навсегда погасло еще три источника сияния.
  Что ж, начало положено хорошее. Радмир опустил клинки к земле и направился в сторону Ждана.
  Навстречу ему, освещая все вокруг, вырвалась светло-голубая молния. С громким треском, свидетельствующим о большом количестве сияния, влитого в нее, она врезалась в его щит и беспомощно рассыпалась искрами. Радмир равнодушно хмыкнул. После нападения на них в Мираселе, он всегда держал защитный щит в пассивной активации. Такой способ потреблял много сияния, но с его резервами это не было проблемой. Фактически, он даже не замечал постоянного оттока энергии на эту защиту. Зато это было очень удобно для него. Владеющих взглядом было мало, поэтому лишь немногие могли разгадать всю сложность его щита, и создавалось впечатление, будто он до сих пор остался таким же беспечным. К тому же, используя именно такой способ, он мог в любой момент защититься от любой техники суара, направленной против него. Щит автоматически это делал, даже без его участия, активируясь в нужный момент. Главное было, чтобы в атаку не вложили больший объем сияния, чем был у его резерва, что было маловероятно.
  Вслед за молнией щит принял на себя с несколько десятков огненных стрел, воздушных клинков, ледяных осколков, нашелся даже один индивид, запустивший в него земляное копье, которое было не самой популярной атакующей техникой, в виду своей низкой скорости создания и полета. Правда, все это компенсировалось намного большей пробивной силой, нежели у остальных стихийных техник, и в его случае противник выбрал правильную технику. Шел он медленно, словно на прогулке, и поэтому представлял из себя просто идеальную мишень для такой атаки.
  Радмир легко отбил мечом, брошенный чьей-то ловкой и меткой рукой большой, камень, летящий в его голову. Что же, быстро противники догадались о слабом месте используемого им щита. Тот был хорош именно против стихийных техник суара, против простых предметов, таких как камень или пуля, не использующих сияния, он был бесполезен. Точнее, против пули-то он как раз помогал, практически полностью гася ударную силу снаряда, а вот против камней и, например, ножей, был бесполезен.
  Пора и ему начать активно действовать.
  Глаза молодого алва яростно сверкнули алым цветом, и он, использовав рывок, оказался возле противника, что непозволительно близко поступил к нему. Короткий взмах левой рукой и раздается хриплый стон поверженного противника. Отдернув руку назад и вытащив меч, Радмир вновь использовал рывок и добрался до следующей своей жертвы. Тот успел выставить воздушный щит. Выучка у людей Ждана была на высоте, но против него это не имело значения. Он вызвал водяную плеть и сильно ударил по щиту, который с громким хлопком исчез, после чего Радмиру осталось только нанести один удар мечом. На этот раз противник не издал ни звука, а отрубленная голова покатилась по земле.
  Хорошо, что уже Радмир успел выставить воздушный щит между собой и противником, иначе бы он был полностью в крови. Использовать сейчас драконье пламя, как он делал это во время нападения измененных на императорский дворец, было преждевременным. Нельзя открывать Ждану и его людям все свои архонтские способности сразу.
  - План нападения 'Броненосец', вторая формация!!! - Раздался приказ Ждана.
  Началось активное движение противников. Теперь люди шие нападали на него безостановочно, но делали это уже более спланировано. Кто-то посылал в него технику, кто-то приближался для ближнего боя, а третьи все время держали усиленные щиты вокруг своих товарищей. План этих действий был прост и просчитывался на раз-два. Нападавшие хотели его, во-первых, измотать, во-вторых, перегрузить и тем самым ослабить щит и в-третьих, заставить его ошибиться.
  Два ледяных копья практически одновременно полетели в него с двух сторон. Щит активировался, принимая на себя опасную технику и тут же Радмир, благодаря своим сенсорным способностям, почувствовал, как к нему со спины быстро кто-то приближается. Он развернулся и принял удар небольшого, но очень острого на вид, метательного ножа на один из своих мечей, вторым попытался ударить в ответ, но тут щит вновь активировался, четвертый противник успел воспользоваться тем, что левый бок у него не защищен, и пульнул в него каменную дробь. Это отвлекло его внимание, и, метнувший в него нож, противник успел, разорвав дистанцию, отступить назад за хорошо видимый огненный щит, поставленный кем-то из его соратников.
  Вот уж что его удивило, так удивило. Он не понимал, зачем использовать огненный щит, ведь огонь очень слаб в оборонительных целях. Но больше времени терять было нельзя. Радмир раздраженно цыкнул. Он уже примерно минуты две плясал под их дудку, и это его не радовало. Такими темпами, они смогут использовать что-нибудь из тех приемчиков суара, для которых нужно участие двух или более эллу. И чаще всего, это было невероятно мощно. Спасало его только то, что на это всегда требовалось не менее пяти минут. Это не было похоже не комбинирование техник, которое он применял вместе с лани Укрой в пустыне. Тут самое главное было синхронизировать свои силы с напарником или напарниками, а это довольно трудоемкий процесс.
  Радмир создал вокруг себя земляные стены, после чего мгновенно видоизменил их в мелкие камни с острыми гранями и послал по кругу в противников, дополнив это все воздушным порывом для скорости. Сейчас было главное не то, сколько урона ты нанесешь, а то, что этим ты можешь сбить концентрацию и отвлечь.
  Алв принял очередную молнию, выпущенную в него, на свой левый клинок, напитав тот сиянием, и словно бы переотправил ее в другую сторону. Если повезет, то она, как минимум, вызовет переполох среди тех, в чью сторону была отпущена, сам же он, всем своим телом продолжил движение, следуя за рукой, отбившей молнию, и выполнил разворот с уходом с места. До этого, Радмир старался не использовать движения из аум сарда, так как Ждан прекрасно был осведомлен о его умениях в этом направлении, но сейчас вся ситуация просто требовала именно этого. Аум сард, как никакое другое боевое искусство, было рассчитано на бой против превосходящих тебя числом противников. Просто теперь нужно использовать свою скорость практически на максимуме и без рывков, иначе смысла в его действиях не будет никакого. Аум сард использовал инерцию движения для того, чтобы сделать следующее, словно бы плавно перекатывая тело из одного положения в другое, а рывок эту инерцию гасил.
  
  ***
  
  Ждан стоял и смотрел, как его людей самым натуральным образом вырезают. Вокруг него расположился его личный десяток, готовый исполнить любой его приказ, но что именно сейчас предпринять он не знал. Если до этого, по донесениям его людей, выходило, что полукровка хоть и владеет холодным оружием, но особого мастерства не показывает, полагаясь в основном на свою скорость и силу при атаках, то теперь он отчетливо видел, что тот оказался настоящим мастером меча. Точнее мечей.
  Молодой алв передвигался по всей поляне, используя аум сард, и умудрялся каждым своим взмахом одного из мечей забирать чью-либо жизнь. Атаки суара на него не действовали от слова совсем. Это было неприятно. Он-то рассчитывал, что атаки третьего уровня смогут доставить хоть какое-то беспокойство противнику. Но вместо этого алв просто игнорировал их, либо принимал на мечи, перенаправляя, как делал это с молниями и огненными шарами, либо просто банально принимал на свой щит. Вот и выходило, что у того просто нет слабых мест, поэтому его план, который он не один раз использовал и который совсем недавно применил со своей племянницей не работал. Раньше он спокойно жертвовал своими людьми, находил слабое место противника или же то, что делает его сильным, и в конце побеждал. Остается надеяться, что его личному десятку удастся успеть создать технику 'гнев небес'. Уже почти прошло пять минут, необходимых для этого. А с учетом, что его люди не в первый раз совместно делают это, то шанс на успех был высок.
  Его размышления прервал взрыв буквально в паре метров от него. Алый росчерк молнии ударил в его сторону, отчего двое его людей из личного десятка отлетели в противоположную сторону.
  - Неужели вы подумали, что я позволю вам это? - Насмешливо произнес полукровка и убил еще одного его человека, раздавив двумя плитами земли, что создал.
  Против такого, его человеку даже щиты амулета не помогли бы. Ждан, за время этого короткого столкновения уже успел убедиться, что Акира кзан и это было еще одним неучтенным фактором. Очередным. Шие с некоторой долей обреченности посмотрел на своего врага.
  Мягко и плавно перемещаясь, полукровка быстрыми движениями добил двух людей на поляне и остановился прямо перед ним и его десятком. Двое, отброшенных алой молнией, уже успели вернуться в построение, но выглядели они откровенно жалко. От одного шел дым и запах паленого волоса, а второй болезненно кривился и держал левую руку прижатой к боку. Видимо получил пару переломов ребер.
  - Кто из вас убил князя Кройфа? - Полукровка стал медленно приближаться к ним. Короткие мечи он демонстративно опустил острием к земле, словно показывая, что они для него не соперники. - Впрочем, это, скорее всего, были вы, князь, - продолжил свой монолог тот. - Я думал вы все там, в Доме Серебряной ласточки, умнее. Вам же давали шанс, а теперь я вас уничтожу.
  
  Глава 21.
  - Я уже не принадлежу ни Дому Серебряной ласточки, ни роду, ни семье, - с довольной ухмылкой ответил Ждан.
  - Думаете, это меня остановит? - Радмир вопросительно приподнял правую бровь и криво усмехнулся.
  Улыбка на лице Ждана погасла так же быстро, как и появилась. Несколько секунд торжества в его глазах сменились отчаянной решимостью.
  - Живым ты отсюда не уйдешь, - мрачно ответил шие и стал формировать какую-то технику суара вокруг себя.
  - Это мои слова, князь, - произнес Радмир.
  Он специально упомянул бывший титул Ждана, чтобы отвлечь его и сбить концентрацию, но этого не вышло. Слишком опытным в этом плане был противник.
  Не став дожидаться окончания техники, Радмир максимально ускорился и переместился в другое место. Сделал он это как нельзя вовремя. На том месте, где он стоял, земля словно взбухла и из нее в разные стороны полетели камни. Все, что долетело до него, на себя принял его воздушный щит, который он успел выставить перед собой. Выставлять водяной или же земляной щиты, означало оставить себя без необходимого обзора. Радмир недовольно цыкнул. Вот и аукнулось ему его пренебрежение тренировками в последнее время. Своими сенсорными способностями он мог воспользоваться либо в полном состоянии покоя, либо, когда двигался с намного меньшей скоростью.
  Когда это все закончится, он посвятит всего себя тренировкам и будет этим заниматься лет десять минимум. Не отрываясь.
  Разбухшая вспышка огненного взрыва появилась перед ним, отчего его первый щит не выдержал и с глухим хлопком исчез. Это было неожиданно. Даже совокупно, по его ощущениям, у Ждана и его людей количество сияния было значительно меньше, чем у него. Радмир переворотом увернулся от ледяного диска, который грозился отсечь ему часть тела, и бросил взгляд на Ждана. Вокруг того мелькала какая-то сфера и переливалась всеми оттенками серого цвета.
  - Кшыр, - выругался алв и, использовав рывок, резко сократил дистанцию с одним из людей шие.
  Он знал эту технику. Очень неприятная вещь для любого, даже для того, кто ее применяет. Множитель Эрарха давал возможность многократно увеличивать силу техник суара, но требовал за это не меньшую цену - жизнь. Точнее твои будущие прожитые годы. Применив ее хотя бы раз к одной технике, любой эллу сокращал свою жизнь на пару десятков лет. Впрочем, шие это мало чем значительным грозило. На них эта техника действовала значительно слабее, в виду их исключительно долгой продолжительности жизни.
  Короткий выпад мечом, и противник болезненно всхлипывает, но при этом умудряется зафиксировать проткнувший его клинок двумя своими руками, которые оказались обернуты твердым земляным слоем. В темных глазах сверкала злоба и торжество, мол, поймали мышку. Радмир скривился и просто пропустил сквозь клинок мощный разряд электричества. Противника заметно тряхнуло, и стал ясно ощущаться запах горелой плоти. Темные глаза закатились.
  Выпустив клинок на мгновение из руки, Радмир увернулся от какой-то зеленоватой плети, пущенной в него другим противником, и ответил самым обычным огненным шаром. Попасть не попал, но противник разорвал дистанцию и дал короткое время для того, чтобы перевести дух. Алв вырвал свой меч из упавшего трупа и тут же переместился рывком за спину еще одного помощника Ждана. Секущий удар наискосок сверху вниз и тот замертво упал на змелю, а Радмир, продолжая движение, сделал разворот в прыжке, выпустив из второго клинка молнию в сторону Ждана. Но ее перехватил на свой щит один из его помощников. Было совершенно очевидно, что люди Ждана всеми силами будут пытаться помешать ему сбить концентрацию с шие.
  Переглянувшись пару раз, те начали атаковать его. В алва полетели разнообразные техники. Огненные шары сменялись воздушными лезвиями, ледяные копья каменными осколками. Пару раз он отбивал совсем уж чудные формы. Ну вот кому взбрело в голову в такой ситуации запускать в него земляную плеть?
  Радмир уходил от всего это, используя аум сард. При этом он в каждом своем движении посылал им какую-либо технику в ответ. В него летели воздушные стрелы, он в ответ бил каменными шипами из-под земли. Кто-то использовал ледяные диски? Получите в ответ несколько огненных копий. И все это со стороны смотрелось хорошо, ярко, красочно. Но смысла в этих действиях, к не малому сожалению Радмира, не было никакого. Это все сейчас больше напоминало показательное выступления эллу на каком-нибудь празднике. Еще ему не нравилось, что у него никак не получается подобраться к этим людям на достаточно близкое расстояние, чтобы использовать клинки. Слишком грамотно те прикрывали друг друга щитами и атаками.
  Это раздражало. Бесило даже. Он отступил на большое расстояние и остановился. Аум сард, против них был бесполезен.
  Радмир картинно вскинул руку с мечом вверх. Над ним, примерно в трех метрах стал формироваться большой шар, алого цвета. Достигнув почти метрового диаметра, шар рассыпался множеством мелких искорок, которые с легким гудением рванули в сторону противников.
   'Огненные осы', так называлась эта техника, считавшаяся одной из самых сильных стихийных техник огня.
  - Ко мне! - Крикнул Ждан.
  Противники сразу же сгруппировались возле него, и их всех накрыл огромный купол из молний. От этого купола отделялись тысячи мелких молний, которые поражали красные искорки, не давая им приблизится.
  Радмир вновь недовольно цыкнул, и уже стал готовить еще одну технику, на этот раз из воздушной стихии, как в ответ, в него полетела большая, дугообразная молния, которая происходила из купола. Занятый формированием техники, он уже не успевал от нее увернуться, и поэтому решил принять ее на свой левый клинок. С громким, противным звуком, молния словно вгрызлась в сталь клинка, отчего тот начал ярко светиться голубоватым цветом. Когда свет настиг своего пика, раздался оглушительный взрыв и черный, непроглядный дым накрыл все вокруг, в радиусе шести метров.
  
  ***
  
  Ждан, уже радовавшийся удачному завершению, внезапно почувствовал опасность. Рассекая черный дым, навстречу ему летел светящийся голубоватым цветом короткий меч. Не имея возможности увернуться, шие выставил перед собой свой самый сильный щит, практически слив в него весь свой резерв сияния.
  Меч с неприятным скрежетом воткнулся в щит, который стал мигать и идти рябью, словно клинок поглощает его. Свечение меча начало становится ярче. Он начинал мигать и деформироваться. Видно было, что сталь, из которой был изготовлен клинок, не предназначена для таких нагрузок. Вновь раздался скрежет, который стал намного громче, практически оглушая их всех, и Ждан слишком поздно понял, какую именно технику применил кшыров полукровка.
  - В стороны! - Истошно завопил Ждан, но его крик потонул в еще более громком взрыве, чем до этого.
  Шие отбросило практически на двадцать метров назад, и он болезненно приземлился на землю. Но физическая боль не шла ни в какое сравнение с тем, что он испытывал.
  Полукровка действительно оказался гением. Суметь принять молнию, усиленную сферой Эрарха, дано не каждому эллу. Для этого нужно было иметь очень большой запас сияния и самое главное - мастерство, которое в таком юном возрасте никак нельзя было ожидать от него. А уж применить и закрепить технику самоуничтожения Валеуса на мече, рассчитать, какой нужно выставить порог для взрыва, точно кинуть меч в его сторону, и сделать это все в считаные доли секунд... Такое было не под силу большинству эллу. Даже ему для этого потребовалось бы больше времени.
  Он с трудом приподнялся и оглянулся. Все его люди были, разбросаны взрывом в разные стороны. Лишь двое еще подавали признаки жизни, издавая сдавленные стоны, остальные, сломанными куклами неподвижно лежали на земле.
  
  ***
  
  От взрыва, когда молния ударила в его меч, его контузило. Не помогли ни щит, что он выставил инстинктивно, на одних рефлексах, ни его техника 'воздушная стена', что он успел применить для погашения ударной волны.
  Радмир встряхнул головой, отчего его тело сильно качнуло. В ушах стоял звон, тело шатало, будто бы он был пьян, рука, державшая оставшийся меч мелко и противно дрожала, но пальцы не разжимались, мертвой хваткой вцепившись в рукоять. Перед глазами все плыло и кружилось, а мелькавшие разноцветные пятна вызывали чувство тошноты. Тело плохо слушалось его мысленных приказов. Все что он мог - это только мотать головой и открывать рот. Даже произнести ничего не получалось. Голосовые связки не слушались совсем, издавая какие-то мычащие звуки, вместо слов.
  Внутри начало закипать раздражение. Раздражение на себя самого. Это был тот самый момент, когда говорят, - 'заигрался'. Вместо того чтобы максимально быстро ликвидировать всех врагов, он решил дать почувствовать Ждану еще большее отчаяние и ощущение собственного бессилия. Ничего не скажешь, хорошо дал почувствовать. Вот только вопрос, кто кому?
  Пропустив через себя сразу пять подряд лечебных волн, Радмир почувствовал себя немного лучше. Тошнота прошла, перед глазами перестал мелькать калейдоскоп цветных пятен, вернулся нормальный контроль телом, и он смог уверенно выпрямиться. По ощущениям все части его организма были на месте. Скорее по привычке, чем от необходимости, он ощупал лицо и голову свободной рукой. Все было на месте, только вот из ушей немного крови натекло. Он оглянулся, но сквозь дым ничего нельзя было рассмотреть. Выругавшись, Радмир вызвал сильный порыв ветра, и весь дым исчез. Он увидел лежащих противников и Ждана, который пытался подняться на ноги. Выглядел шие ужасно. Лицо было в маске из копоти и крови, нос был свернут в одну сторону, как от хорошего бокового удара, часть усов с правой стороны было опалено.
  Ждан что-то произнес, но до Радмира донесся только какой-то невнятный гул. Что же, видимо у него также были повреждены барабанные перепонки. Нужно было об этом догадаться сразу, так как он не слышал ничего после взрыва.
  Радмир приблизился к Ждану. Он не стал использовать Рывок, так как прекрасно видел, что сияния у его противника практически не осталось, а с теми крохами, что еще были у того в резерве, ничего опаснее светляка сделать было нельзя.
  Ждан еще что-то говорил, но Радмир потрогал себя за ухо и покачал головой, давая понять тому, что он не слышит. У шие удивленно расширились глаза, но он понятливо кивнул, после чего, стал медленнее двигать губами.
  - ... не прошу по... прошу... умереть... честью, - сумел разобрать по губам Радмир и сделал знак повторить.
  - Я. Не. Про. Шу. По. Ща. Ды. Про. Шу. Да. У. Ме. Реть. С. Чес. Тью, - прочитал он по губам Ждана.
  - Я не буду убивать вас сам, князь, - Радмир слегка покачал головой и подошел ближе к поверженному врагу. - Это сделает княгиня Кройф.
  Глаза шие зло и торжествующе вспыхнули, и в сторону Радмира неожиданно вырвался столб драконьего пламени. Радмир пригнулся, пропуская огонь над собой и, сконцентрировав две трети всего своего сияния на руке, ударил Ждана в район солнечного сплетения, разрушая источники противника. Тело Ждана выгнуло дугой, и тот упал без сознания на землю.
  Радмир не стал выпускать свое драконье пламя в ответ, контратакуя и меряясь силой. Все же Ждан был архонтом долгие столетия, в то время как он сам приобрел эти способности относительно недавно, поэтому и пламенем владел намного хуже. Можно сказать, практически не владел, если сравнивать с шие.
  Радмир болезненно потряс рукой в воздухе. Все же когда разрушаешь чьи-либо источники таким образом, тебе всегда приходит отдача. Вот и сейчас Радмир не ощущал свою руку. Точнее он не мог проводить через нее сияние. Через какое-то время это пройдет, но все равно неприятно. Сразу же ощущаешь какую-то слабость, уязвимость оттого, что не можешь использовать все на сто процентов.
  Убрав меч обратно в рарок, и взяв тело Ждана за шиворот той рукой, которая могла использовать сияние, алв пошел обратно. По дороге он периодически пропускал через тело шие небольшие снотворные волны, которые держали того в бессознательном состоянии.
  
  Возле дома матери его встретили люди княгини. Сама она появилась позже. Подошла к нему, что-то говоря. Заметив, что он не понимает ее, посмотрела на одного из оставшихся целителей, того, кто осматривал его мать вместе с ним. Понятливо кивнув, целитель подошел к нему и протянул обе руки к его голове. Руки засветились ровным, светло-зеленым цветом.
  - Р...ир? - Услышал он голос княгини. Ждана уже забрали из его рук и стерегли немного в стороне. Радмир скосил глаза и увидел на том запечатывающие сияние оковы.
  - Радмир? - Вновь произнесла взволновано княгиня.
  - Я слышу, - ответил Радмир. После чего повернулся к целителю и произнес, - спасибо.
  Тот важно кивнул, качнув своей козлиной бородкой, и степенно отошел в сторону.
  - Княгиня, - Радмир вновь посмотрел на княгиню. - Этот шие убил вашего супруга. Остальным нападавшим это было просто не под силу, слишком силен был ваш супруг. В знак моего уважения и признательности, я отдаю его судьбу в ваши руки.
  Снежана Кройф посмотрела на Ждана, все еще находящегося без сознания, потом на Радмира и кивнула. После чего, неожиданно для всех крепко обняла, спрятав лицо у него на груди. Алв беспомощно огляделся в поисках помощи, но увидев такие же ошеломленные взгляды ее подчиненных, что и у него самого, неловко приобнял княгиню за плечи в ответ.
  Все тактично стали отворачиваться, а Радмир лишь гладил женщину по спине, ничего не говоря.
  Это проявление слабости княгини не было долгим. Уже буквально через пару десятков секунд, она отстранилась от него и начала раздавать приказы своим подчиненным. Лишь пара мокрых точек на его рубашке свидетельствовала о том, что недавно произошло. Но так как рубашка была грязная, местами порванная и опаленная, то это не было заметно остальным. А благодаря тому, что Радмир успел пропустить целительскую волну сквозь тело княгини, у той не было даже покрасневших глаз.
  - Акира, - Снежана повернулась к нему. - Тебе уже лучше уйти через портал с моими людьми. Не волнуйся, со всем остальным тут помогут справиться люди барона дэ Готэк.
  - Хорошо, - не стал спорить Радмир.
  Он покорно прошел сквозь портал и оказался в доме княгини. Видимо настройщики успели перенастроить его и привязать к частному домашнему порталу князей Кройфов. Его встретила пара слуг и еще один целитель, что был вместе с ним на землях барона.
  - Лан Кудо, - слегка склонились слуги в поклоне, а целитель кивнул головой. - Лани Кройф велела сопроводить вас в комнату, которую мы приготовили для вашего отдыха.
  - Хорошо, ведите, - ответил Радмир.
  Отдых был ему необходим.
  
  Наутро он первым делом навестил свою маму, которая пришла в себя. Проведя с ней чуть больше получаса - дольше не разрешил целитель, смотревший на него с укором и недовольством, он пошел к Власте. Шие также сильно пострадала вчера во время нападения и не проведать ее, он не мог. Особенно после рассказов Франки и Ольми о том, как та сражалась против нападавших. Женщина вместе с дочерью, кстати, также была в доме у княгини под тщательным присмотром целителей и менталистов.
  - Одну минуту, лан Кудо, - остановил его целитель у дверей комнаты, в которой обитала шие. - Лани Оскуро еще очень слаба, и поэтому я настоятельно рекомендую не волновать ее.
  - Лани Оскуро? - Переспросил Радмир, но тут же кивнул. Он успел позабыть, что именно такую фамилию взяла себе Власта. - Хорошо. Как она?
  - Терпимо, пришла в сознание, - несколько нелогично ответил целитель.
  Зачем было уточнять, что она пришла в сознание? Радмир приподнял правую бровь и посмотрел на слугу, что в это время также ожидал его. Тот, в ответ, едва заметно пожал плечами.
  - Понятно, - пожал плечами уже Радмир и замолчал.
  - Лани Оскуро категорически противится своей госпитализации, - продолжил целитель. - Она еще очень слаба. Я дал ей несколько таблеток, помогающих восполнить потерю крови, и подключил к портативному аппарату Юдаскоша, но вновь настоятельно прошу вас не задерживаться.
  Аппарат Юдаскоша. Это название ничего не говорило Радмиру, но он с умным видом кивнул. Хоть его мама и обучала его целительским техникам, которые были ему подвластны, но предназначение той или иной специальной медицинской техники она не рассказывала.
  - Я вас понял, лан, - ответил Радмир и вошел в комнату.
  Власта полулежала-полусидела на большой и удобной кровати и отрешенно смотрела на небо в окно. Она обернулась на его шаги. Ее глаза засветились от использования взгляда.
  - Ты в порядке, - хрипло и довольно тихо произнесла шие, убирая взгляд.
  - Смотрю, ты тоже неплохо выглядишь, - ответил Радмир и, подойдя к кровати, аккуратно сел на нее.
  - Так себе комплимент, - слабо фыркнула Власта. - Ты способен на большее.
  - У меня сейчас мозг плохо работает, - Радмир пожал плечами. - В последнее время много работал, вот и перетрудился.
  На лице шие появилась слабая улыбка, которая практически сразу же стала той самой, непонятной ему. Когда она улыбалась таким образом, он не мог представить, о чем она думает.
  - Я слышала, что с твоей матерью все в порядке, - заговорила она после небольшой паузы. - Я рада. Если честно, я думала, что ее убили.
  - Да, мама у меня крепкая, - с нотками гордости произнес Радмир. - Она же целитель шестой ступени, а их очень сложно убить.
  - Прости, - совсем тихо произнесла шие, старательно избегая его взгляд. - Я не смогла уберечь ее.
  - В этом нет твоей вины, - Радмир протянул руку и заставил вайлу посмотреть в свои глаза. - Если кого и винить, то меня. Я не предусмотрел в своем плане такое развитие событий.
  - Плане? - Вновь фыркнула Власта. - Да у тебя его и не было нормально. - После чего ее слабая улыбка погасла.
  В комнате повисла тишина.
  - Знаешь, Кир, - нарушила молчание Власта и на секунду прикрыла глаза. - Наверное, - она открыла их и прямо посмотрела на него, - я встретила тебя по воле Синеи для расплаты. Слишком долго я жила в свое удовольствие, вот и пришел черед платить за это. Каждый раз кажется, что вот он ты, рядом, никуда не денешься уже, но что-то происходит, и ты оказываешься еще дальше от меня. Словно мираж в пустыне. Вроде бы ты есть, вот виден, но стоит протянуть руку, и ощущаешь только пустоту.
  Радмир не знал, что нужно ответить на такое заявление, поэтому просто промолчал. Действительно, если посмотреть со стороны, то примерно так и выходило. Он мог бы, конечно, сказать ей, что в этом всем, в основном, ее собственная заслуга, но не стал. Вайла и сама это прекрасно понимала, оттого, видимо, она и подняла эту тему.
  - Я хочу начать все с чистого листа, - Власта устало вздохнула. - Слишком много смертей в последнее время. Потеря многих моих людей, Стояна, Иржи и Иллиса. Я знаю, в этом всем есть моя вина, и поэтому я хотела тебе сказать, что ухожу. Мне нужно побыть одной. - Радмир удивленно посмотрела на вайлу. Он не ожидал услышать подобное от нее. - Я люблю тебя, Кир. Пара для шие значит намного больше, чем весь остальной мир, но именно с тобой я совершила слишком много ошибок. Мне все казалось, что я смогу их исправить, сделать так, что ты взглянешь на меня по-другому, но поняла, что сейчас это невозможно. Единственное, что я могу сейчас для тебя сделать, это не мешать и уйти в сторону. Как бы больно мне не было это осознавать. - На ее губах появилась грустная улыбка. - Я очень надеюсь, что однажды ты сумеешь принять меня со всеми моими проступками, что я совершила в прошлом. Единственное, что я могу тебе пообещать, не делать их в будущем. Теперь уже точно.
  - Какие конкретно у тебя планы?
  - Пока, я просто хочу уединиться где-нибудь на море, - Власта посмотрела в окно. - Знаешь, я очень люблю воду и солнце. Долечу там свою руку, а потом, наверное, буду просто путешествовать.
  - Что же, - Радмир встал. - Если тебе понадобится моя помощь, то найти меня ты всегда сможешь, спросив у Франки или Ольми. Я буду там оставлять им свои контакты.
  - Думаю, в ближайшие годы я и без этого смогу найти тебя, - сказала с легкой улыбкой Власта.
  - Пресловутая связь шие между нами?
  - Что ты, нет, - покачала головой вайла. - Она на такое не способна. Вот только думается мне, что в ближайшие годы ты станешь слишком заметной фигурой в Ауалуре, чтобы не знать, где ты и что с тобой.
  - Очень надеюсь, что это только твои домыслы, - слегка содрогнулся Радмир от таких перспектив.
  - Блажен, кто верует, - ответила с уже менее грустной улыбкой Власта.
  - Ви, - Радмир стал серьезным. - Я еще хотел тебя предупредить, что после случившегося, я не могу все оставить просто так. Я хочу использовать те записи нападений с устройств наблюдений твоей базы и сделать их достоянием общественности. Ты мне их предоставишь?
  - Конечно, - мгновенно кивнула вайла. - Я прекрасно понимаю, что после случившегося иного и не дано. Можешь не волноваться обо мне. Только у меня вопрос, что ты сделал со Жданом?
  - Я передал его княгине Кройф, - ответил Радмир. - Он убил ее супруга, значит, и решать его участь имеет право лишь она. Я свое с него взял, выжег ему все три источника.
  
  ***
  
  Все время до похорон Казимира Кройфа, которые должны были состояться через два дня после той ночи, Радмир только и делал, что с кем-то встречался и разговаривал. То Велислав заглянет, посоветоваться о чем-нибудь, то неожиданно напросятся в гости представители старой аристократии. Отказать без нежелательных последствий было нельзя, и это очень сильно раздражало его. Разговоры с такими посетителями получались слишком общими, ознакомительными, и попросту тратили его время, которое он бы с большим удовольствием провел с гораздо большей пользой, но виду алв не подавал, отыгрывая роль гостеприимного хозяина. Что также было странно, ведь все встречи проходили в доме князей Кройфов. Но на его замечание, княгиня лишь равнодушно пожала плечами и сказала, что сама она не в силах сейчас взять на себя эту роль и попросила ей в этом помочь. Радмир хотел было отказаться, но его мама все еще находилась в этом же доме, проходя лечение, поэтому он решил уступить в этом вопросе. К тому же Снежане Кройф действительно было просто не до гостей. Все свое свободное время она посвящала подготовке к похоронам и разговорам с его матерью.
  Правда одна встреча выдалась особенно тяжелой. Ёширо Кудо неожиданно появился, сопровождая звездорожденную Таку. Он впервые видел правительницу алви вживую, и нужно было признать, эта женщина умела впечатлить. Невысокая, стройная, как и все алви, даже тоненькая, с красивыми и какими-то детскими чертами лица, легко могла сойти за девочку-подростка, пока не взглянешь ей в глаза. В них светился не дюжий ум и огромный опыт прожитых лет.
  Разговаривала она мягким, спокойным голосом, в отличие от старика, который всегда говорил достаточно громко и довольно резким тоном. Хотя стариком, Ёширо Кудо можно было назвать с натяжкой. Этот алв был недавно признан какой-то газетой для женщин, одним из самых желанных мужчин Ауалура и выглядел не более чем на сорок лет, а легкая седина в длинных, прямых каштановых волосах придавала ему еще больше привлекательности своим контрастом.
  Вся же суть разговора свелась к нескольким темам: их возмущению действиям отпрыска княжеской семьи дэ Сангри, укором ему, что он действовал слишком безрассудно, в основном это шло от звездорожденной Таки, в то время, как старик довольно щурил глаза и улыбался, одобряя все его действия, и получению им, хотя бы, дворянского титула.
  Как он и ожидал, простым 'я подумаю', он не отделался. Парочка гостей заявилась уже подготовленной, со всеми необходимыми бумагами. И Радмиру, скрепя сердце, пришлось подписать патент на получение дворянства. Радовало только то, что относиться он стал не к Дому старика, в котором был самый настоящий серпентарий, а к Дому Зеленого меча, который возглавляла сама звездорожденная Така и к которому также относился Вёлунд. Хоть Старик и ворчал на это, но, видимо, последний факт сыграл свою роль, и именно поэтому все было оформлено подобным образом.
  Его мама, как единственный член его семьи, автоматически также присоединялась к Дому Зеленого меча. Впрочем, ее-то как раз подобные новости обрадовали. Все же она росла и воспитывалась аристократкой, в отличие от него. Хоть она и воспитывала его в соответствии со всеми правилами, принятыми у аристократов, Радмир не рос среди них и не ходил на светские рауты и балы. Все это было ему безразлично и вызывало, в основном, лишь скуку.
  Сторонним свидетелем присвоения дворянства и подписания патента выступила княгиня Кройф, на правах хозяйки дома и как имперский аристократ из древнего и уважаемого рода.
  За день до похорон Снежана Кройф пришла к нему и предложила пройти Ритуал, чтобы пробудить его родовую способность. И Радмир согласился. Получить лишний козырь в рукаве было очень соблазнительным. К тому же, княгиня ничего не требовала взамен. Она объясняла это тем, что просто хочет его отблагодарить и что Казимир очень хотел этого. Она даже показала ему специальное зерно, что успел приготовить князь, если у него пробудится такая же способность, что и у большинства Кройфов - 'Теневые тропы'. Название алву не понравилось, но сама суть этой способности была для него весьма привлекательна. Тени есть везде, а значит, с применением этой способности не будет никаких проблем.
  Он прошел Ритуал, и пробудившейся способностью оказалась именно 'Теневые тропы'. Княгиня одной из первых поздравила его с этим знаковым для каждого имперца событием и передала зерно, чтобы он максимально быстро пройти обучение. В общем, отчужденно относиться к княгине он больше не мог. Радмир прекрасно понимал, что примерно это и было в планах у этой женщины, но посчитал, что может себе это позволить. Все же он имел больше претензии к Казимиру Кройфу, а не к Снежане Кройф, но тот своей смертью сумел обелить себя в его глазах. А злиться на пожилую женщину, которая практически лишилась всей своей семьи, было как-то не очень. Все равно, что пинать лежащего и обессиленного противника.
  Также, практически в первый же день, в дом Кройфов перебралась Хидэ вместе с сынишкой Арлока. Малец оказался очень живым ребенком, который уже успел привязаться к черноволосой алве и практически не отходил от нее.
  
  ***
  
  Погода была замечательной и солнечной. Лишь иногда небольшие облака на несколько мгновений скрывали солнечный лик от жителей Ауалура, но легкий ветерок, еще по-летнему теплый, быстро исправлял эту ситуацию. Сейчас была еще та осенняя пора, когда летний зной отступал, а зимний холод еще не вступил в свои права. На Байкальском архипелаге в это время обычно начинался период дождей, когда тяжелые свинцовые тучи заволакивали все небо на несколько декад и орошали землю крупными каплями влаги, но в этой части империи, за счет отдаления от морей и океанов была сухая погода. Днем здесь по-прежнему было тепло, а в некоторые дни даже жарко, и ходить можно было в одной тонкой кофте, а вот по утрам и вечерам уже заметно холодало и без куртки или иной верхней одежды на улице делать было нечего.
  Вот уже второй раз за одну декаду Радмир оказывался на похоронах, и эта тенденция ему очень сильно не нравилась. Он вообще не любил похорон. Не любил, потому что оказывался слаб и беспомощен перед обстоятельствами. А ощущать себя слабым и беспомощным было ужасно тяжело для него. Особенно потому, что слабым-то он как раз не был. Если даже отбросить его собственный, довольно предвзятый, взгляд, то объективно, в этом мире он был одним из самых сильных существ уже сейчас.
  Конечно, некоторые его поступки шли вразрез с этим утверждением, но обладать силой еще не означало, что он может позволить себе какое угодно поведение и не брать в расчет остальных...
  Однажды такой глупый индивид появился в мире. Он считал, что раз сильнее остальных, то имеет право не считаться с их мнением. Это было очень глупо. Общество - это система, сложная и очень сильная. Очень редко индивиду удавалось сломать или же подстроить ее под себя. Все дело было в том, что эта система, сама ее суть, была в какой-то мере бессмертна. На месте одной сломанной появлялась другая или несколько других, но все равно это была система. Может и видоизмененная, но система. Так уж вышло, что разумные, не зависимо от расы и принадлежности народа, были социальными существами. Такими их создали всемогущие боги. А раз есть социум, то есть и определенная система внутри него. Имя того глупца стало нарицательным. Общество его уничтожило. Именно тогда возникла первая мировая война Ауалура. Теперь каждого, у кого не хватало ума сообразить, что творить в мире непотребство нельзя лишь исключительно из своего эгоистичного желания, называли в честь него - Сарух.
  Радмир выплыл из этих праздных размышлений и огляделся. По левую руку от него стояла княгиня Кройф, по правую - мама.
  Несмотря на все возражения, его мама упрямо отказалась оставаться в постели и пришла на похороны Казимира Кройфа. Выглядела она хорошо, но Радмир все равно переживал и поэтому старался не отходить от нее ни на шаг и периодически, в силу своих урезанных целительских способностей старался ее подлечивать, пропуская через нее, то бодрящую волну, то небольшое общее исцеление. За что в самом начале удостоился от нее благодарного взгляда. Одета его мама была в традиционно траурные для империи белые цвета и с огромной повязкой на голове, проглядывающей сквозь кружевную шаль. Повязка, к тому же, практически закрывала левый глаз. Чтобы было удобней, она держалась за его правую руку, практически висела на ней, но спину держала прямо и лишь поджатые губы говорили о том, что ей тяжело делать это. Но он ее не винил в таком упрямстве. Сам бы поступил также. Остается только молиться богам, чтобы он как можно дольше не оказывался на этом месте...
  Снежана Кройф, тоже цеплялась за его руку с другой стороны. Морщины у нее на лице стали заметнее и резче, блеск глаз потух... Смерть мужа сильно сказалась на этой сильной женщине, отчего она сейчас выглядела на свой настоящий возраст. Точную цифру Радмир не знал, а спрашивать не решался. Еще в детстве мама сумела убедить его, что этот вопрос женщинам лучше не задавать. Особенно если многие женщины в мире являются долгожителями.
  Княгиня также была одета в белые траурные одежды, единственное отличие ее было в том, что на голове у нее не было повязки.
  Позади их, в следующем ряду, стояли Власта с накинутой его бывшей курткой на плечах, чтобы скрыть обрубок правой руки и Керей со своей невестой Люциной. Несмотря на то, что вайла сейчас выглядела не так бледно, как в ту ночь, сказывалось действие кровотворящих микстур и пилюль, Радмир попросил друга быть рядом с Властой на всякий случай, вдруг той понадобится помощь. Сам он оказать ее не мог, потому как уже был занят мамой и княгиней.
  Что примечательно, руку вайлы так и не нашли, хотя искали ее очень хорошо в течение двух дней.
  Верховный жрец Варнола звучным, хорошо поставленным голосом читал какую-то молитву о том, что 'пасть в бою есть слава воина', а Радмир, стараясь отвлечься, рассматривал прибывших на старое кладбище высокородных гостей. Он впервые был на имперских похоронах и, хотя со слов матери он знал всю процедуру от и до, для него все это было внове.
  В империи не было принято сжигать своих покойников. Их хоронили в обычных могилах, завернув тело в белую особую ткань. Видимо сказывалось, что долгое время в Азарской империи основным населением были иланийцы. Но были и отличия. Например, вот этот ритуал, когда тело покойника укладывали на специальное ложе и все близкие и родные стояли вокруг, пока жрец читал молитвы. Мертвый камень, так называли это ложе, на котором лежало тело покойника был светло серым и каким-то пористым на вид, словно губка. На новом кладбище, как знал Радмир Мертвый камень был иным и сделан он был из гранита. Сам камень находился на небольшом возвышении, вокруг которого была площадка, сложенная из брусчатки, около четырех метров в диаметре. На эту площадку вело две небольшие, всего пять ступенек, лестницы. Одна у изголовья, вторая у ног. Сами ступени были низкие и очень широкие. Это было специально так сделано, чтобы было удобно спускаться и подниматься носильщикам.
  Носильщики. Это была еще одна имперская традиция. Восемь разумных, чаще всего мужчины, несли тело покойного на специальном ложе к его могиле. Это было актом уважения к покойному и возвышения его над всеми остальными, показывая, что тот стал ближе к богам, чем к смертным.
  Метрах в ста тридцати находился семейный склеп семьи Кройфов. Это также было показателем статуса и родовитости, потому что в такой близи от Мертвого камня могли ставить свои семейные склепы только самые древние и родовитые семьи. А уж на старом кладбище это могли себе позволить только семьи основателей Азарской империи.
  Радмир огляделся. Вон там стоит императорская супружеская чета с кронпринцем Велиславом и Ярославой Кройф. У девушки были красные глаза и нос, и никакой макияж не мог это скрыть. Это было вполне логично, князь практически удочерил малютку, когда она осиротела, и вырастил ее. Но Радмира удивляло, что та не воспользовалась услугами целителя и озаботилась, как та же княгиня Кройф, тем, чтобы предстать перед остальными в более подобающем виде. Даже такой недоцелитель как он, мог снять эти свидетельства слез на лице девушки.
  Дальше, чуть правее в стороне стоял старший сын императора, Прозор. Он уже давно прославился как один из самых искусных воинов империи и к огромной радости большинства аристократов, пошел по военной стезе, не претендуя на трон. Даже сейчас, в свои восемьдесят лет он выглядел сильным и очень опасным. Позади Прозора стояла его семья, дети и даже несколько внуков, из тех, что постарше.
  С правой же стороны стоял князь Джоас со своей супругой Искрой. Княгиня Джоас время от времени смотрела в его сторону и разглядывала, а потом переводя взгляд, либо на княгиню Кройф, либо на его мать. Впрочем, за все время его пребывания здесь, на старом кладбище, он ощущал заинтересованные взгляды от многих. Уж слишком было сильно его сходство с князем Джоас, который стоял в парадном мундире, с прямой, как палка, спиной и хмуро слушал речи жреца. Весь его вид говорил о том, что он скорбит о потере своего давнего друга, и Радмир был уверен, что это не игра. Патрик Джоас действительно был сильно расстроен, отголоски его чувств умудрялись долетать и до него сквозь весь непонятный фон эмоций остальных. Это ощущалась так, будто рассеянный свет ручного фонаря пытался пробиться сквозь туманные сумерки.
  С другой стороны камня стоял маркиз Рудзав Палнорт со своим сыном Эйриком. В лицо Радмир их не знал, но, когда спросил, княгиня ему сразу же назвала их. Также алв не мог не узнать графа эль Сангри. Отец Кристиана стоял позади маркиза Палнорта, но все же несколько отдельно от остальной массы собравшихся, что показывало его довольно высокое положение в имперском обществе. Его друг был невероятно похож на графа и если бы кто-нибудь увидел их вместе, то никаких сомнений в родстве этих мужчин не возникло бы.
  Очнулся он от своих раздумий, когда почувствовал направленный на него требовательный взгляд. Точнее несколько взглядов. На него одновременно смотрели император, князь Джоас и Велислав.
  Радмир вопросительно приподнял бровь, но ответила ему мама, слегка сжав его руку, привлекая к себе внимание:
  - Они хотят, чтобы ты был одним из восьми носильщиков.
  - Что? - Радмир не поверил в это и с вопросом посмотрел на княгиню, тихо стоящую с другой стороны.
  - Это была моя просьба, - Снежана Кройф с надеждой посмотрела в его глаза.
  Радмир, не в силах вынести этот умоляющий взгляд, отвернулся к матери в поисках поддержки, но наткнулся на не менее горячую просьбу и в ее глазах. Закрыв глаза на несколько секунд, он глубоко вздохнул, после чего открыл их и лишь молча кивнул, но уже Велиславу, императору и князю Джоас, неотрывно смотревших на него. Те его поняли и кивнули в ответ. Смотреть на маму и княгиню Кройф он не стал. Он был раздражен тем, что они практически вынудили его так поступить, и не хотел дать им это увидеть в своих глазах. Сейчас женщины, по обе стороны от него, были довольно ранимы, не смотря на всю ту силу, что показывали окружающим. Поэтому он старательно задушил свое раздражение. Радмир почувствовал, как с одной стороны мама теснее прижалась к его руке, выражая таким образом свою благодарность, а с другой тихо донеслось 'спасибо, Акира'.
  - Зовите меня Кир, княгиня, - Радмир продолжил смотреть прямо. Он невольно расправил плечи и старался гордо принимать то внимание, что усилилось после этой короткой сцены.
  Уже дважды он оказался на прицеле имперского двора, и если на дне рождении Велислава он был воспринят ими как кто-то не стоящий особого внимания, то сейчас мнение о нем изменилось. Абы кого, в носильщики князю Кройфу, не возьмут.
  Когда пришла пора нести тело Казимира Кройфа в семейный склеп, Радмира поставили первым с левого края, отчего от некоторых присутствующих он уловил большое удивление. Еще бы, на этом месте обычно стоял прямой потомок и наследник покойного. Если его родство с князем Джоас уже ни у кого не вызывало сомнений, то вот на Казимира Кройфа он не походил никак. Не было в нем той утонченной красоты черт лица старого князя.
  Позади него встал Велислав, как один из тех, в ком текла родственная кровь, после встал неизвестный Радмиру барон и самым последним встал сам император.
  С правой же стороны носилок, где обычно стояли близкие друзья, первым встал князь Джоас, отчего все, кто стоял перед ними на пути, могли воочию убедиться в их с Радмиром внешнем сходстве, сравнивая обоих. После встали граф эль Санрги и, к большому его удивлению, маркиз Палнорт, замыкал правый ряд носильщиков еще один неизвестный мужчина, неопределенного возраста. Как понял Радмир, какой-то имперский дворянин и друг детства Казимира Кройфа. Почему позади него не встали другие представители Дома князей Кройф, алв не знал. Возможно, просто не вышли родословной.
  Дальше все шло по известному ему сценарию. Они отнесли тело князя в склеп, жрец еще минут десять читал молитвы, которые все больше напоминали Радмиру какой-то боевой эпос, прославляющий славные деяния Варнола и верного слуги его в лице Казимира Кройфа. А после они вернулись в семейный особняк Кройфов.
  
  ***
  
  Луна ярко светила, хорошо освещая комнату через большое, от пола до потолка, окно. Ветра на улице не было, но оно все же было закрыто, потому что уже была осень, и целитель, возившийся с ней целый день, боялся, что ее ослабший организм может подхватить простуду.
  Дверь комнаты, в которой находилась Власта, приоткрылась и в нее быстро протиснулась Изанами.
  Шие удивленно посмотрела на неожиданную посетительницу и еще более неожиданную бутылку вина в ее руке. Вайла выразительно стрельнула глазами на бутыль, потом посмотрела в глаза алви и выразительно приподняла бровь.
  - Вот, решила навестить тебя, - ответила на невысказанный вопрос Изанами и плюхнулась на край кровати.
  - С вином? - Озадаченно спросила Власта.
  - Это сорокалетний акмус, - Изанами повернула бутылку к окну так, чтобы ей было удобно прочесть надпись на этикетке. - Он как раз тебе и нужен.
  - Зачем? - Еще больше озадачилась шие.
  - Этот сорт вина хорошо помогает при обильных кровопотерях, - пояснила Изанами. - Он помогает организму вырабатывать кровь и, самое главное, не конфликтует с теми лекарствами, что ты уже принимала.
  - А ты откуда их знаешь?
  - Тоже мне тайна мироздания, - пренебрежительно пожала плечами Изанами и фыркнула. - Я наперед могу сказать, что пропишет тебе целитель, вплоть до сотых грамм дозировки. Не забывай, я целитель шестой ступени и действия целителя второй, не являются для меня тайной.
  - Впечатляет, - кивнула Власта. - Но что ты делаешь здесь? Ведь ты пришла не только для того, чтобы принести мне это замечательное вино?
  - Просто хотела тебя проведать и сказать спасибо, - Изанами посмотрела в изумрудные глаза вайлы.
  - Признаться, я несколько удивлена, но это удивление приятное, - Власта слегка улыбнулась.
  - К тому же, вино не только для тебя, - Изанами без штопора, пальцами, открыла бутылку, с легким хлопком вытащив пробку. - Я тоже нуждаюсь в таком лечении.
  - Мне вот интересно, как ты сумела эту бутылку достать в таком виде? - Власта окинула свою нежданную гостью взглядом.
  Голова у Изанами была перевязана белыми, свежими бинтами, да и одета она была в обычный халат и тапочки. То, что матери Акиры понадобилось такого рода лечение, ее не удивляло нисколько. Потерять отца для любого ребенка было тяжело. Даже не смотря на конфликт.
  - Ты забываешь, где мы, - Изанами протянула бутылку шие. - Я выросла в этом доме. Облазила все вдоль и поперек в детстве. Для меня тут нет тайн. Так что, незаметно спуститься в винный подвал и прийти к тебе, не было проблемой.
  - Без бокалов? - Власта приподняла вопросительно бровь.
  - В прошлый раз тебя это не смущало, - ответила Изанами.
  - Твое здоровье, - отсалютовала бутылкой Власта, прекратив возражения, и сделала хороший глоток, после чего недовольно скривилась. - Ух.
  - А ты как хотела? - Изанами взяла бутылку и тоже сделала глоток. - Он же для крови полезен. Считай это лекарством, а оно никогда особо вкусным не бывает. Но подожди, ты еще оценишь всю его прелесть.
  - Нормального вина не могла захватить, расхитительница винных погребов? - Слегка косясь на бутылку вина, которая вновь оказалась в ее руке спросила Власта.
  - Нормальное оно, - отмахнулась Изанами. - Пей и не капризничай.
  - Не умеешь ты спасибо говорить, - хмыкнула вайла и сделала еще один глоток.
  Изанами посмотрела на ее правую руку и, вместо спора, спросила:
  - Аки, рассказал, что ты уезжаешь. Надолго?
  - Не знаю, - пожала плечами шие. - Как получится.
  - Тогда держи, - Изанами достала из небольшого кармашка на халате пару ключей. - Это ключи от нашего с Аки дома на Байкальском архипелаге. Он же тебе рассказал, где тот находится? - Власта кивнула. - Тогда, первое время там побудь. Там есть море и солнце. Правда там сейчас сезон дождей должен уже был начаться, да и влажность в воздухе повышенная, но думаю, тебе такой климат даже полезен будет.
  - Спасибо, - вайла взяла ключ.
  - Франка и Ольми мне рассказали, как ты себя повела после того, как я была ранена, - Изанами вновь посмотрела на правую руку шие.
  - А, это, - Власта пошевелила обрубком. - Ее все равно пришлось бы потом ампутировать.
  - Почему?
  - Мне в нее имплантировали несколько специальных амулетов и нанесли специальные печати. Такую нагрузку, после их активации, рука бы просто не выдержала. Ткани бы стали просто распадаться.
  - Уже и такое делают? - Изанами удивилась. - И сколько такое стоит?
  - Да не так уж и дорого, - Власта сделала глоток вина. И чего она в самом начале на него кривилась? Нормальное вино. - Триста восемьдесят тысяч золотых имперских реалов.
  - Действительно недорого, - кивнула Изанами. - Меньше, чем полное омоложение на целых пятьдесят тысяч.
  - И, что важнее, намного полезнее, - Власта оценивающе посмотрела на бутылку. - Прямо нектар богов.
  - Я же говорила, - довольно задрала нос Изанами.
  - Признаю, - Власта протянула бутылку целительнице. - Была не права.
  - Кстати, тебе не нужно рекомендательное письмо к мэтру Бояну иль Амвиру? - Спросила Изанами после хорошего глотка вина.
  - О, так ты входишь в совет целителей?
  - Только в большой, - ответила Изанами. - До малого мне еще две ступени мастерства нужно получить.
  - Это уже детали, - отмахнулась Власта. - Главное, что уже входишь. Это не малое достижение для твоего возраста.
  - Знаешь, я порой забываю про то, сколько тебе лет на самом деле.
  - Сочту это за комплимент, - Власта слегка улыбнулась. - Так ты хотела мне подсобить с получением этих новеньких пилюль?
  - Была такая мысль, - кивнула Изанами.
  - Спасибо, но я одна из тех, кто спонсировал его работы.
  - Теперь понятно, - Изанами посмотрела на шие, будто бы видя ту в первый раз в жизни.
  Мэтр Боян иль Амвир был очень известным фармацевтом, который последние тридцать лет работал над вопросом вайл. Дело было в том, что для нормальной, полноценной жизни тем требовался регулярный секс. Как показали многочисленные исследования, во время полового акта у вайл вырабатывались особые вещества, которые поддерживали здоровье и крайне необходимы для жизни. Не так давно мэтр Боян иль Амвир сумел искусственно синтезировать нужные вайлам вещества и выпустить их в виде пилюли. После приема которой, по последним исследованиям, организм вайл продолжал нормально функционировать. Но вся проблема была в том, что массовое производство еще не было начато, и Изанами, как один из членов большого совета целителей, хотела написать рекомендательное письмо мэтру, чтобы он обеспечил Власту нужным количеством этих пилюль. Не бесплатно, конечно. Но проблем в деньгах шие уже давно не испытывала.
  - Спасибо, - в горле у Власты неожиданно пересохло, и это слово она практически прохрипела. Когда-то давно также была целительница, которая старалась ей всячески помочь. Перед глазами на секунды всплыли воспоминания в виде мелькнувшей жемчужноволосой шевелюры на холодном и очень красивом лице.
  - Пока не за что, - Изанами серьезно посмотрела в глаза растерявшейся вайле. После чего перевернула бутылку горлышком вниз и старательно встряхнула. На светлое одеяло упало несколько рубиновых пятен, которые в лунном свете казались темными. - Пойду еще принесу.
  Она быстро встала и, уже дойдя до двери, остановилась.
  - Пойми одно, я просто соблюдаю интересы своего сына, - повернулась она к шие. После чего вышла из комнаты за новой бутылкой акмуса.
  
  ***
  
  - Приветствую, - произнесло на большом экране изображение Радмира. - Хотя делать мне этого и не хочется, - Полукровка усмехнулся. Зло, можно даже сказать яростно.
  Драгомир и Лада сидели в его кабинете, и когда к ним подошел слуга и объявил, что для княжеской четы срочная посылка, то сильно удивились. Они ждали новостей от Ждана, но не в виде посылки, а значит, та была не от него. Подождав пока их охрана проверит посылку на наличие какой-либо опасности, они с большим нетерпением забрали небольшой прямоугольный ящичек.
  Открыв его, они обнаружили внутри средство передачи изображения или, как по современному его называли, носитель информации. Отдав его супруге, Драгомир подождал пока она не установит его в проигрыватель, и с интересом стал смотреть на большой экран. Сам он не особо умел управляться с этой новомодной техникой, да и не любил он ее, хотя признавал, что порой, эти новомодные штуки бывают полезными.
  Экран пошел рябью, потом пару раз мигнул серебристым цветом и на нем появился этот наглый мальчишка. Точнее его изображение.
  - Но этикет, будь он не ладен, обязывает меня как-либо вас поприветствовать, - улыбка полукровки стала язвительной, - даже таких, как вы. Иначе моя любимая мама очень огорчится и будет винить себя в том, что вырастила такого не вежливого сына, а расстраивать я ее не хочу. Но в этом то и вся проблема, всегда найдется кто-нибудь, кто сделает это. - Улыбка сошла с лица избранника Власты, и он зло посмотрел на них. Точнее его изображение зло смотрело в пространство, но у Драгомира создалось впечатление, что смотрел он в данный момент именно на них. Нет, прав он был, эти новомодные изобретения ничего хорошего не несут. - Вот и в этот раз появились такие разумные, хотя я сомневаюсь, что после всего их еще стоит так называть. Я всегда знал, что шие порой бывают очень недальновидны, но, чтобы настолько, даже представить себе не мог. Даже моя учительница, Родика дэ Саллас, вряд ли бы могла себе такое представить, А уж она знает шие, как-никак, это ее собственный народ. - Драгомир увидел, как при этом имени вздрогнула и тихо выругалась Лада.
  Он прекрасно понимал ее чувства. Родика дэ Саллас была правителем шие более пяти тысяч лет и уступила место новому правителю лишь потому, что у того в женах была ее младшая сестра и ей не хотелось делать ту вдовой. Но главное не это, главное было в том, что правителем Родика хоть и была справедливым, но при этом неимоверно жестким. И что-то подсказывало Драгомиру, что одна из сильнейших воинов за всю историю шие не будет молчать, когда на ее ученика нападают. Как же он так просчитался? Ведь нигде не упоминалось о том, что Родика его учитель. Хотя возможно он просто врет, ведь до этого та ничего не предприняла.
  - Но речь сейчас не о моем любимом учителе, - продолжил полукровка. - Вы зарвались. Князь дэ Сангри, вы явно не поняли. Тот факт, что вы официально изгнали своего брата из семьи, рода и Дома Серебряной ласточки, не имеет для меня никакого значения. Ведь когда ваш человек, Танер, напал на базу Власты вместе с людьми вашего брата Ждана, тот еще не был изгнан. И смерть Танера теперь ничего не решает, - Драгомир нахмурился. - Вы серьезно просчитались. Удивляюсь, как такой недальновидный глава столько лет управлял своим родом и Домом Серебряной ласточки. Или может быть вы рассчитывали на то, что ваш дорогой братец меня убьет? Ну так для этого нужно было нападать на меня самого, а не на дом моей матери, - саркастичная усмешка коснулась полных губ полукровки. - Знаете, Ёширо Кудо, родной дед моей матери, очень негативно отнесся к такому повороту событий. Также, радости ему не доставил тот факт, что люди вашего 'изгнанного' братца убили шесть боевых звезд алви. Скажу даже больше, звездорожденная Така, тоже не оценила этого, - в этот момент в дверь постучал слуга и Лада пошла узнать, что там случилось. - Также, как не оценила и княгиня Кройф смерти своего супруга, который защищал мою мать, Изанами Кудо. - полукровка злобно оскалился, обнажая выросшие клыки, а его глаза трансформировались и вспыхнув кроваво-алым цветом, скрылись за темной дымкой. - И еще, сведения о нападении ваших людей на базу Власты стали общественным достоянием сегодня, ровно в шесть утра, по времени столицы Азарской империи. То есть, когда вы будете смотреть эту запись, практически весь Ауалур узнает о ваших внутрисемейных делах. И все бы ничего, потеря репутации для шие не смертельна, но вот беда, в том нападении погибло много дальних родственников не сильных родов и Домов. Казалось бы, ерунда. Что они могут сделать такому великому Дому, как ваш? Но не мне вам объяснять, что ваши враги с удовольствием ухватятся за такой предлог, чтобы припомнить вам все, - оскал вновь вернулся на лицо этого мерзкого полукровки. - Вы проиграли, князь. Вместо того, чтобы решить все по-тихому, вы привели свой Дом к падению. Глупо, князь, очень глупо. Прощайте.
  Запись прервалась.
  Драгомир повернулся к двери и увидел ошарашенное выражение лица Лады.
  - Что?
  - Вот, - она с каким-то опустошенным видом показала ему несколько конвертов в своих руках. - Уведомления о начале боевых действий против нашего Дома.
  Драгомир зло сжал зубы.
  - Драг, - в ее глазах плескалась паника. - Что же нам теперь делать?
  - Готовиться воевать, любимая, - спокойным голосом ответил князь своей супруге.
  Как говорили абсолютно все жрецы, - 'посеешь ветер, жди бурю'.
  
  Эпилог
  Радмир слегка поправил цветы в специальной вазе у памятной плиты. Сегодня, наконец, за последние полторы сотни лет его букет был самым первым. Не то, чтобы он спецаильно в этом соревновался и хотел непременно быть первым, но все же, это слегка грело душу. Иначе выходило немного странно, на его взгляд.
  Он молитвенно сложил руки, постоял так несколько минут, после чего слегка поклонился. Выпрямившись, он посмотрел на чистое нежно-голубое небо и слегка прищурил правый глаз. Погода с самого раннего утра стояла отличная. Солнышко ласково и ярко освещало все вокруг. Легкий весенний ветерок приятно холодил кожу. Раньше бы этот ветерок еще и его длинные волосы заставлял жить своей жизнью, но вот уже как сорок лет он очень коротко их стриг. Так было намного проще и удобнее. Да и девочки говорили, что так ему больше идет. С небольшой сединой на висках он выглядел импозантнее, по их словам. Им видней, все же его правпрапрапранучки на пару открыли свой собственный салон красоты, обучившись перед этим у какого-то очень популярного стилиста. Имени он не помнил, так как никогда подобным не интересовался.
  Девочки. Две сестры погодки, старшая Лина и младшая Ами. Две копии близких и родных ему женщин. Лина была очень похожа на Хидэ, только менее фигуристая, а Ами очень сильно походила на его маму. Именно эти две девчушки все еще поддерживали с ним тесную связь. Остальные потомки собирались вместе только по большим праздникам и на его день рождение.
  Впрочем, нельзя было остальных в этом винить. Он сам слегка отстранился от них, чтобы не мешать им жить своей жизнью. Ему не хотелось, чтобы они, как его первые дети, все время жили в его тени. Так невольно получилось, что первый сын и две старшие дочери оказались в его тени. Если уж с дочерями это не было так страшно - они удачно вышли замуж, то за ситуацию с сыном, лично самому Радмиру было до сих пор обидно. При очень хороших задатках и потенциале, как бы тот ни старался, в глазах остальных он все равно был просто сыном архонта Акиры Кудо. И хотя сам сын прожил вполне счастливую жизнь, он выучился и стал довольно успешным финансистом, Радмир невольно чувствовал за собой вину перед ним. Поэтому небольшая отчужденность от своих потомков была вполне закономерной.
  Нет, он не был среди них чужим. Ему всегда были рады, только в их отношении к нему было больше некоего благоговейного почтения и уважения, чем любви. Зато в Лине и Ами этой любви было хоть отбавляй. Так вышло, что их родители погибли во время несчастного случая на горном курорте, когда сестры были еще совсем маленькие, и он взял на себя их воспитание. Эти две маленькие сестрички, сумели скрасить его неожиданное в такой большой семье одиночество. Им был безразличен его авторитет, и когда они считали, что он не прав, то прямо ему об этом говорили, в отличие от всех остальных членов семейства.
  Радмир вновь поправил цветы, с которыми играл ветер, и с легкой грустью посмотрел на портретное изображение Хидэ на памятной плите. Хидэ умерла уже почти триста лет назад, а он все никак не мог свыкнуться с этим. Возвращаясь в их общий дом в Мираселе, он по старой привычке ожидал увидеть ее, стоящую возле него и с улыбкой спрашивающую, как у него прошел день.
  Он взял Хидэ в жены сразу же после того, как утряс все юридические неурядицы, неожиданно возникшие после получения им дворянского титула барона. Ее удивленное лицо, когда он попросил ее руки - по всем правилам, с кольцом и романтическим ужином, было просто неописуемо и до сих пор вызывало у него на лице непроизвольную улыбку.
  Они прожили вместе пятьсот сорок шесть полных лет. Прожили дружно, как говорят 'душа в душу'. Между ними не было бурных страстей, потому что в их отношениях преобладало взаимное уважение. Нет, они бывало спорили, даже ссорились пару раз. Только все это было, как вишенка на торте. Это придавало красок их семейной жизни, дополнительный привкус, но сути ее не меняло.
  По небольшим намекам и оговоркам Хидэ, было понятно, что она не будет против другой женщины в их семье, но он не хотел терять это упоительное чувство абсолютного доверия с ее стороны. Это было для него как наркотик, поэтому на все такие намеки он лишь отрицательно качал головой и улыбался, видя, как довольно и счастливо искрятся золотом ее глаза.
  Радмир встал и слегка хрустнул шеей. Плохая и вредная привычка, но он никак не хотел от нее избавляться. Это движение головой и хруст шейных позвонков позволяло ему переключаться с одной мысли на другую.
  Пока он стоял и ждал, перед глазами начали проноситься воспоминания прошедших лет. Радмир заметил за собой, что на кладбище чаще всего начинает вспоминать прошлое. К сожалению, у него было множество случаев в этом убедиться.
  Сынишка Арлока - Эльмир вырос и пошел по стопам отца, которым очень гордился. Позже сменил Керея, успевшего к тому времени стать главой внешней имперской.
  Велислав взошел на трон спустя два года, после событий на землях барона дэ Готэка. Император Беримир по собственной воле уступил трон внуку и уехал с супругой и Светаной в загородное имение наслаждаться отдыхом и покоем. По крайней мере, это была официальная версия, для всего мира. На самом деле Беримир был вынужден уйти. Всплыли неопровержимые доказательства того, что тот был причастен к созданию измененных и последующему их массовому устранению. Поэтому, чтобы избежать волнений внутри страны, которые бы непременно возникли бы, императору пришлось уступить трон. Не сказать, что он был этим фактом очень расстроен. Наоборот, со своей супругой и Светаной, Беримир прекрасно прожил еще пятнадцать лет в своем уединенном поместье.
  Первые пять лет правления Велислава, в итоге, историки окрестили 'пятью годами смуты'. И они были правы. Очень многие захотели проверить на прочность молодого императора. Да и после передела власти, вызванной смертью Гая, Азарская империя приобрела слишком большое влияние, что, конечно же, не понравилось очень многим. Даже одна война случилась. Короткая, всего на шесть часов, но оттого не менее кровопролитная и страшная. Радмиру тоже пришлось в ней участвовать. Бросить брата на произвол судьбы в такой момент он просто не мог. Именно благодаря его вмешательству война империей была выиграна так быстро. А после этого в народе молодого архонта стали называть 'Уничтожитель Домов'. Все дело было в том, что Радмир собственноручно убил практически всю верхушку одного республиканского великого Дома Стальной крысы, которые выступали наемниками на стороне противника.
  Каждый раз, слыша это дурацкое прозвище, Радмир недовольно хмурился. Так уж вышло, что он лично поучаствовал в падении трех Домов Ауалура за пятнадцать лет. И это сомнительное достижение было довольно уникальным. Нет, Дом Серебряной ласточки и Дом Стальной крысы не были уничтожены полностью, как тот же Дом Чайной розы, но они перестали считаться великими Домами, и для многих это было сродни уничтожению.
  Именно в те смутные годы Керей перешел из жандармерии во внешнюю имперскую разведку, по настоятельной просьбе Снежаны Кройф.
  Сама княгиня Кройф была больше занята воспитанием своего сына. В этом ей помогали и он с матерью. Обида его матери, как-то сошла на нет, а у него самого со Снежаной Кройф сложились весьма хорошие отношения. В них не было родственной близости, которая проскальзывала между Изанами и Снежаной, но он мог смело ее называть своим верным соратником.
  Радмиру вспомнился момент их с Велиславом возвращения с той войны.
  Два молодых воина, в сопровождении довольно внушительной свиты из телохранителей, Радмир и Велислав, вступили во дворец императора гордо, как и подобает победителям. А навстречу им самыми первыми вышли их жены. Точнее вышли две, а потом Ярослава не выдержала и подбежала к Велиславу. С взволнованным лицом и глазами полными слез. В любой другой ситуации это было бы неприемлемо, но молодой императрице все тогда спустили с рук. Девушка была беременна первенцем, поэтому некоторые вольности в поведении прощались. Тогда весь пафос момента был сразу же нарушен и один воин-победитель превратился в одного взволнованного мужа, переживающего за состояние своей жены. А вот Радмир спокойно подошел в Хидэ, скромно стоящей позади большинства встречающих и аккуратно обнял, так как та тоже была беременна их первенцем. Она тоже переживала. Это стало ему понятно по более порывистым и сильным объятиям, коими она наградила его. Внешне же, Хидэ была само спокойствие, заслужив уважение своим поведением среди старой аристократии. Велислав же потом еще долго припоминал этот момент своей жене, отчего Ярослава смущенно краснела и отворачивалась.
  Послышались тихие голоса, и Радмир отвлекся от своих воспоминаний. Несколько людей прошло мимо него и, узнав, постарались максимально быстро ретироваться. Да, Радмир помимо своей воли заимел довольно устрашающую репутацию. Он посмотрел на Лину и Ами, которые поставили свои цветы в одну вазу и сейчас, молились богам.
  При правлении Велислава, он волей-неволей принимал участие в мировой политике и, хоть и действовал всегда аккуратно, но все же, за ним закрепилась очень вспыльчивого и жестокого разумного. И это, несмотря на то, что он всегда старался все решить разговором, а не силой. Для решения вопроса силой существовал Велислав, который редко когда шел на уступки. Сейчас, спустя много лет, можно было с уверенностью сказать, что у них с братом вышел отличный тандем. Велислав быстро все решал силой, а потом Радмир сглаживал ситуацию, очень часто в пользу брата и, соответственно, Азарской империи.
  В самой империи алва называли не иначе, как 'Тенью императора', за что звездорожденная Така не раз выговаривала ему лично. Ведь он не являлся вассалом Азарской империи, но очень часто участвовал в их жизни. Впрочем, это не мешало той, с легкостью получать из этого разнообразные выгоды.
  Радмир невольно получил этот титул. Первым его так назвал маркиз Палнорт, который на одном из балов прилюдно поблагодарил его, окрестив 'Тенью императора'. После этого уже вся империя называла его так. В народе даже ходила легенда о том, будто бы он унаследовал этот титул напрямую от самого Казимира Кройфа.
  Только они с князем очень сильно отличались в этой роли. Просто представьте себе, что к вам в детстве после драки, в которой же вас и побили, и для извинений приходит не мама хулигана, а его старший и сильный брат, имеющий плохую репутацию, и при этом разговаривающий с вами очень вежливо, стараясь решить конфликт только словами, но при этом вас не покидает ощущение, что если ваш ответ не понравится ему, то и он еще вас побьет. Довольно необычно, да? Стоит ли говорить, что Радмира многие боялись намного больше Велислава? Все же людская молва приписывала ему, порой, слишком дикие вещи.
  Например, что он может испепелять взглядом. Этот миф пошел после одного инцидента, когда во время одной из дуэлей, Радмир спалил противника драконьим пламенем. Вот только до этого он прилюдно трансформировал свои глаза, и те ярко сверкнули кроваво-алым цветом, а после и вовсе скрылись за темной дымкой. На следующий день все боялись смотреть ему прямо в глаза, а по империи и потом по всему Ауалуру поползли эти замечательные слухи.
  Кстати о дуэлях. Радмир таки добился своего и сразился с князем Джоас. Хоть император Беримир и свел все к обычному дружескому спаррингу, но Патрик Джоас знатно полетал по спортзалу и подмел собой его пол. Следует признать, что Радмиру пришлось некоторое усилия для того, чтобы это выполнить. Патрик Джоас оказался прекрасным бойцом ближнего боя, но от этого победа молодого архонта стала только приятнее. А учитывая упрямство князя, который все время поднимался на ноги, как бы сильно его не ронял Радмир, то спарринг затянулся ровно до того момента. Пока не пришла княгиня Джоас. Она с укором посмотрела вначале на Радмира, потом на своего супруга, и, ни слова не говоря, просто увела того домой. Выглядело это несколько странно и комично со стороны, но возразить никто не осмелился. Как потом выяснилось, это императрица Беата передала весточку княгине.
  После смерти Керея и Велислава, он стал там менее частым гостем империи. Как бы не уважали его их семьи и не были рады его видеть у себя в гостях, но без них самих это было уже не то. Да и мешать новой тени императора, потомку Кристиана и Ольми, которые поженились, сразу же после того, как Радмир официально сделал друга своим ракшасом и выбил тому дворянский титул у Велислава, он не хотел. Но навестить их всех определенно стоит.
  К тому же, семья графа эль Сангри до сих пор не может успокоиться и пытается присоединить потомков Кристиана в качестве младшей ветви. Его друг тогда впервые на его памяти проявил такую решимость, отказываясь общаться со своим биологическим отцом, который искал с ним встречи. Жан был очень доволен решением своего племянника. Этот житель Мираселя после передела власти очень сильно поднялся в иерархической лестнице преступного мира и сумел подмять под себя многие соседние города и даже так ненавистный всем коренным мирасельцам Белц.
  Радмир отошел от памятной плиты и с умилением посмотрел, как трехлетняя дочка Лины, Айко, с опаской и несколько неуклюже ставит свои цветы в вазочку поменьше. Было видно, что малышка боится уронить вазочки для цветов, которые рядком стояли перед памятной плитой в количестве пяти штук. Одна, большая, центральная, две средние по бокам от нее и самые маленькие с краев. Напрасный страх, вазочки были практически намертво прикреплены к панели специальной печатью. Поле того, как она освободила руки от цветов, Айко громко хлопнула в ладошки, складывая их в молитвенной жесте и низко поклонилась. Справившись с этим важным делом, девочка довольно и гордо бросила на него взгляд и убежала к матери, что уже успела с сестрой переместиться на лавочку в одну из специальных небольших беседок.
  - Мама, тетя Ами, деда Ладу опять мечтает! - Громко произнесла малышка, устраиваясь на коленях у матери.
  Она еще не выговаривала букву 'р', а его имя воина, которое уже стало намного роднее его первоначального Акира, ей казалось очень сложным, и поэтому, с детской непосредственностью, было заменено на 'Ладу'.
  Лина сразу же принялась успокаивать девочку, которая уже с большим аппетитом грызла небольшое яблоко, которое ей дала Ами. Все это простое действо вызвало у Радмира еще одну ностальгических воспоминаний. Когда и Хидэ так же возилась с их детьми. Как же она была счастлива в такие моменты. Столько радости было в ее необычных глазах, и эту радость она умудрялась перенести в их семейную жизнь. Он еще не встречал ни одной женщины, которая была бы так счастлива быть матерью. Даже жаль, что у них родилось только одиннадцать детей.
  Радмир достал из небольшого кармана пиджака свои ручные часы. Дождавшись нужного времени, он повернул голову в противоположную сторону и увидел, как из-за поворота выходит одна самодовольная и наглая шие. Власта на секунду замерла на месте от неожиданности, после чего вновь продолжила свой ход. Он уже давно знал, что она приближается, его умение пользоваться своими сенсорными способностями за это время очень сильно выросло. Как и обещал себе Радмир в ту ночь, он очень усердно стал тренироваться, повышая свои навыки.
  - Привет, - поздоровалась Власта, подойдя к нему. - Не ожидала тебя увидеть здесь в такой ранний час.
  Радмир уловил легкое волнение и растерянность вайлы, но на ее лице ничего, кроме приветливой улыбки, не отразилось. Хорошее умение. Он тоже за эти годы научился подобному. Окидывая быстрым взглядом Власту, он еще раз убедился, что успел соскучиться по этой Заразе. По ее колким и порою весьма язвительным замечаниям, по ее наглости, которая иногда даже восхищала, по ее улыбке и веселью в изумрудных глазах.
  Он глубоко вздохнул. Нет, он до сих пор так и не сумел простить ей тот эпизод с курткой. Вот только, после его посещения могилы Веданы и спустя такое количество времени, ее потеря стала восприниматься им намного легче.
  Что же касается того, что вайла принудила его тогда к сексу, использовав датуру, то Радмир пришел к выводу, что сам был виноват в той ситуации. Нужно было с самого начал быть с ней более жестким, четко и ясно показать свою позицию. В то время, как он пошел на поводу у ситуации, решив просто плыть по течению.
  - Привет, - как эхо отозвался Радмир и также уверенно улыбнулся.
  Он не стал никак отвечать на ее замечание. Ведь именно для того, чтобы опередить ее, он и встал так рано.
  Власта бросила взгляд за его плечо и, увидев девочек, кивнула головой, приветствуя их. Те в ответ аккуратно помахали руками, делая вид, что они с ней не знакомы, но Айко с головой сдала своих маму и тетю, сильно замахав в воздухе ручками и радостно крикнув:
  - Пливет, баба Ви!
  Девочки покраснели и сразу же отвели глаза в стороны, а у Власты улыбка из уверенной стала немного смущенной, но она помахала радостному ребенку в ответ.
  Радмир приподнял правую бровь и с легкой иронией спросил:
  - 'Баба Ви', да?
  - Видел бы ты, как бесится твоя мама, когда она меня так называет, - с веселой улыбкой произнесла шие, не став разыгрывать удивление.
  - Представляю, - улыбнулся он в ответ.
  Айко называла его маму 'Пра', и получалось, что девочка невольно выставляла ту старше вайлы, а это должно было быть довольно обидно для ее самолюбия.
  - Мое имя ей не очень понравилось, - продолжила Власта и пожала плечами. - Она же еще ребенок.
  Действительно, что с ребенка взять? Радмир кивнул и усмехнулся на правую щеку. Он уже давно знал, что вайла незримо присутствовала в жизни его семьи. Вначале она, каким-то мистическим образом, подружившись с Хидэ, и очень часто встречаясь с ней, особенно у его мамы дома. Об этих веселых посиделках трех женщин соседи прямо легенды рассказывали. Намного позже, на пару с его мамой помогала в воспитании девочек. Хоть он и старался заменить и отца, и мать, но некоторые, чисто женские вопросы, не смотря на весь его богатый жизненный опыт, те, все же, не стали бы у него спрашивать. Хотя, когда Лина, а потом и Ами, в первый раз влюбились, то поговорить они пришли именно к нему. И эта мысль грела его душу. Он очень сильно скучал по тем временам, когда его девочки были маленькими.
  Радмир окинул взглядом наряд Вайлы, изумрудное легкое платье и свою рубашку, которая также была изумрудного цвета, но чуть более темного оттенка.
  - Это все связь шие чудит? - Со вздохом спросил он шие.
  - Прости, что? - Власта недоуменно посмотрела на него.
  - Да я с утра, вообще-то, хотел другого цвета рубашку взять, но что-то внутри меня настояло именно на этой, - пояснил Радмир.
  - Зеленый тебе к лицу, так же, как и это серебро на висках, - ответила невпопад шие и слегка склонила голову к левому плечу.
  - Я знаю, - с уверенной улыбкой ответил Радмир.
  Про себя он отметил, что она так и не ответила на его вопрос. Интересно, сколько еще ему предстоит разбирать в этой 'связи'? Только, кажется, что сумел что-то понять, и та опять выкидывает коленца, заставляя заново все изучать. Сколько литературы он прочел, стараясь изучить этот вопрос, даже представить страшно.
  - Ты изменился, - произнесла вайла, окидывая его внимательным взглядом.
  - Наверное, - пожал плечами Радмир. - За столько-то лет. А вот ты, все такая же.
  - Наглая и самоуверенная? - Весело блеснула глазами шие.
  - Она самая, - кивнул Радмир с не менее веселой улыбкой. Потом помолчал несколько секунд и спросил. - Как же ты умудрилась с Хидэ подружиться? Это до сих пор загадка для меня.
  Власта, смотревшая на девочек, повернулась к нему.
  - Она первая меня нашла, - ответила вайла. - Я как раз гостила в вашем доме на Байкальском архипелаге, и неожиданно появилась Хидэ. К тому же, мы уже были с ней знакомы, просто близко не общались. Моя гильдия и ее не особо ладили тогда.
  - Спасибо тебе, - Радмир слегка повел голову в сторону памятной плиты с портретом Хидэ. - Твоя дружба делала ее счастливой.
  - Не ее одну, - грустно произнесла Власта, также смотря на портрет. - Она стала первой моей настоящей подругой за очень долгие годы. - Вайла перевела взгляд на Радмира. - Знаешь, как сияли ее глаза, когда она говорила о тебе?
  - Искрились золотом и казалось, будто в них зарождается новый мир? - Спросил Радмир, не отрывая взгляда от портрета.
  Именно такие глаза он видел у своей супруги, когда она была счастлива.
  - Да, - Власта больше ничего не стала говорить на его слова, лишь молча подошла к памятной плите и поставила свой букет в среднюю, левую от себя, вазу. После чего молитвенно сложила руки и закрыла глаза.
  Радмир на несколько секунд закрыл глаза. Он всегда надеялся, что сумел сделать Хидэ счастливой. Она заслуживала это. И, если верить словам Власты, то у него это получилось.
  Радмир открыл глаза и посмотрел на букет, который принесла шие. Белые асарийские ландыши - любимые цветы Хидэ. Потом перевел взгляд на свой букет - полупрозрачные розовые эмирские лилии. С этими цветами была отдельная история. Он подарил их на их первую годовщину, а Хидэ им так обрадовалась, что он решил, что угадал ее любимые. Хидэ, конечно же никак не развеяла его заблуждение, даже когда он стал дарить их на все праздники. Лишь со временем он узнал от мамы, что на самом деле, Хидэ их терпеть не могла и радовалась им исключительно, как знаку внимания с его стороны. Узнав это, Радмир в следующий раз подарил именно белые асарийские ландыши. Хидэ как и всегда, с радостью поблагодарила его, но попросила, чтобы дарил ей именно полупрозрачные розовые эмирские лилии, ведь это уже стало их семейной традицией.
  После этого он перевел взгляд на саму шие. Власта успела уже выпрямиться, закончив свою молитву.
  - Ладно, - произнес Радмир, подойдя к шие и протянув руку. - Пойдем домой, Зараза.
  Краткий миг осознания его слов и их значения отразились в ее изумрудных глазах, после чего они радостно сверкнули.
  - Пойдем, - со слегка осторожной улыбкой, она взяла его за руку.
Оценка: 6.51*74  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"