Бектурганов Алибек Шынгысбекович: другие произведения.

Неустрашимые

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.81*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это совершенно другая и новая история. Она никак не связана с первыми книгами (вторую по Ауалуру уже начал писать). Это просто задел на будущее. Общий сюжет и идеи уже есть. Предупреждаю сразу, эта история будет мрачнее чем первая.

  
  Квартиры бывают разные.
  Одни с первых же мгновений одаривают тебя приятным и светлым чувством. Они так и светятся уютом и чем-то необъяснимо приятным. Порой, такие квартиры старые. Ремонт в них был давно, а следующий неизвестно когда будет и будет ли вообще, но тебе в ней комфортно просто находится. Старые обои отсырели в углах, и местами отклеиваются, пол скрипит при каждом твоем даже не шаге, а вдохе. Но это не отпугивает и не вызывает негативных ощущений, кроме мыслей, что ты слишком ленив и пора бы уже сделать хороший и капитальный ремонт. И каждый раз ты с легким сердцем возвращаешься в нее после трудового дня. В нее, в квартиру, которую ты можешь назвать своим домом.
  Бывает, входишь в одну, и на тебя сразу же обрушивается какое-то неприятное и отталкивающее ощущение. И нет объективных причин для этого, но тебе неприятно в ней находится. Кажется, и ремонт недавно сделан был, и над дизайном оформления поработали профессионалы, но у тебя все равно возникает некомфортное чувство инородности себя в ней. Она светлая и вызывает зависть у всех знакомых, но тебе хочется закрыть глаза руками и бежать из нее прочь, никогда не возвращаясь.
  Конечно, все это очень субъективно, но никто не станет оспаривать того, что многое зависит от человека, с которым ты живешь в этой квартире. Именно это часто играет решающую роль в твоем восприятии квартиры.
  Сильвана смотрела на своего пьяного мужа, развалившегося прямо на диване в их гостиной и крепко спящего, и ничего кроме раздражения он у нее не вызывал. Настолько сильного, почти сравнимого с той любовью, что была вначале, когда она только встретила его. Статный, золотоволосый красавец с открытой и очаровательной улыбкой, от которой млели все ее подруги и знакомые, и ярко-голубыми, почти синими глазами, в которых плясали озорные искорки. Как же они ей завидовали, когда он обратил свое внимание на нее. Ну еще бы. Красивый, один из самых молодых и многообещающих воздушных капитанов Аскерстана, невероятно талантливый пользователь элана, внутренней энергии без которой ты никогда не достигнешь высоких чинов в армии. Щедрый, добрый, душа компании, весельчак и балагур, безумно в нее влюбленный. Что еще нужно для счастья?
  Куда делось это все? Где тот восторг, что вызывала эта улыбка? Где томление внизу живота, которое возникало каждый раз, когда она смотрела в его невероятные глаза? Где та радость, возникающая, когда она слышала его голос? Где то опьяняющее чувство любви, что кружило голову и путало мысли?
  Все исчезло. Пропало без следа.
   "Когда же это началось?", задалась она вопросом. Может когда поняла, что его щедрость идет во вред их семейному бюджету? Нет, деньги в семье были. Капитан воздушного флота получал очень приличную зарплату, но их катастрофически не хватало на все нужды. Или может это началось, когда постоянные гулянки и встречи с друзьями, неизменно заканчивающиеся застольем и посиделками с алкоголем и карточными играми, стали вызывать не радость и предвкушение хорошего вечера, а недовольство?
  Когда же именно она начала разочаровываться в этом мужчине?
  Может когда она осознала, что этот увалень не способен самостоятельно даже носки сложить на место, вечно разбрасывая их по всей квартире, а потом спешно ища пару к одному найденному? Да поначалу это было забавно, но со временем, перестало таким быть. Когда поняла, что у него нет никаких амбиций, и он предпочитает плыть по течению? Или же когда он в очередной раз валялся пьяным на диване, как сейчас, и крепко спал?
  И вот ради этого она уходила из дома, разругалась со своими родителями, отговаривающими ее от этого брака?
  До нее донесся тихий плач.
  По привычке она прошла в детскую комнату и увидела, что их трехмесячный сын проснулся.
  - Тише Ян, - она взяла его на руки. В сердце кольнуло, и появилась тяжесть.
  Ребенок сразу же успокоился и стал с интересом рассматривать ее иссиня-черные волосы. Даже протянул свою крохотную ручонку, чтобы захватить выбившийся локон.
   "Ты можешь вернуться, но одна..."
  Ее родители появились внезапно. После полутора лет разлуки. Они много и долго говорили. И вот теперь ей предстояло принять решение. Хотя... Чего уж кривить душой? Решение она приняла сразу же, как только они озвучили свое предложение. Только одно все еще вызывало сомнения - Ян. Их сын.
  Этот малыш уже сейчас удивительным образом походил на них обоих. У него был удивительный цвет глаз отца и ее иссиня-черные, густые волосы. Сам разрез глаз был тоже ее, но вот рот и нос уже нет. Остальное пока еще не было заметно и понятно. Если честно, то и сейчас не особо было все это понятно, у детей сложно рассмотреть чьи-либо черты в таком возрасте, но так говорили остальные, а цвет глаз и волос не заметил бы только слепой.
  Даже став матерью, она не испытывала восторга. Она не понимала всех этих умилений маленькими детьми. Радовало только, что Ян был невероятно хорошеньким и не был похож как остальные дети из роддома на непонятный морщинистый овощ, который вечно пищит. Слава богине, имя дала и зарегистрировала она. Втайне от мужа, который хотел назвать ребенка Куаэр, в честь какого-то своего друга. Куаэр! Кличкой животного! Это же нужно было додуматься! Как ребенку потом жить с таким именем?
  К сожалению, материнские чувства так и не проснулись в ней. Она никогда не сюсюкалась с ним, не была ласковой и нежной, наподобие большинства молодых матерей. Но к малышу она успела немного привязаться, хоть он порою и сильно действовал на нервы своим плачем.
  Сейчас причина плача была в мокрых подгузниках. Кормила она его недавно, так что голодным он бы стать не успел. Да и смесь закончилась почти, а ее муж, так и не купил ее по дороге, хотя она ему несколько раз напоминала. А кормить его грудью она отказалась сразу же. Постоянно присутствовал страх, что ребенок может откусить ей сосок.
  Быстро поменяв подгузник, Сильвана начала укачивать малыша, чтобы он заснул.
   "Ты можешь вернуться, но одна..."
  Эти слова постоянно крутились в ее голове. Она еще молода, ей всего двадцать три года. Перед ней была еще вся жизнь впереди, которая благодаря прекрасным генам и достижениям современной медицины могла продлиться до ста сорока, ста пятидесяти лет. Должна ли она все бросить? Оставить свои мечты и планы? Отказаться от своих амбиций? Ради кого? Ради чего? Мужа, которого уже разлюбила? Ребенка, которого так и не полюбила?
  Женщина посмотрела на малыша, улыбающегося в данный момент. Он бывал таким забавным, когда корчил свои рожицы при виде нее и вызывал у нее на лице улыбку, но не сейчас.
   "Ты можешь вернуться, но одна..."
  Ян упорно не хотел засыпать, словно что-то чувствуя. Он гукал и как будто бы пытался с ней говорить. Тянул за волосы и довольно сопел, ощущая тепло ее рук.
  Заснул он только под утро.
  Усталая, она положила его обратно в кроватку. Прошла в их спальню и подошла к шкафу. Вытащила свою сумку и быстро, даже поспешно, собрала свои вещи. Затем написала несколько строк на блокнотном листке и решительно оделась.
  За ее спиной раздался щелчок замка от входной двери, отсекая все и оставляя в прошлом.
  
  ***
  
  Начальник второго воздушного эскадрона, полковник Керин Эжер сидел в своем кабинете и читал последние отчеты. Дело это было нудное, но необходимое и главное, неизбежное. Бумажная часть его работы уже давно превратила некогда бравого боевого офицера в бухгалтера, кладовщика и еще черт знает в кого. Из-за этого он приобрел привычку подслеповато щурить глаза, хотя зрение у него было отменное. Точнее его таким делали медики, каждые полгода. Благо на здоровье своих солдат правительство не экономило.
  Поморщившись, Керин раздраженно отбросил бумаги обратно на стол. В отчете нового главы отдела обеспечения была очередная ошибка. Ошибка глупая, элементарная, но четко показывающая, что человек сидит не на своем месте. Как же хотелось снять его с должности, но делать это было нельзя. Родственники этого ничтожества поднимут вой, а они очень влиятельные люди. Боже, разве он когда-либо думал, когда учился в военной академии, что будет принимать во внимание мнение каких-то торгашей, потерявших совесть и честь?
  Да еще Марек Кесье не выходил на связь, опаздывая с отчетом о полете уже на целых пять минут, и это начинало сильно его беспокоить. Марек был довольно безалаберным в жизни, но свои обязанности и функции, возложенные на него, выполнял точно, неуклонно и в срок, за что и ценился полковником. Ценился настолько, что он даже пророчил того себе в сменщики в будущем. И если посмотреть со стороны, то кандидатура капитана была самой приемлемой на эту роль. Бравый офицер, с неплохой головой, который после ухода жены, оставшись один с ребенком, наконец, взялся за ум и в последнее время показывал прекрасные результаты не только на службе, но и вне ее. Что могло задержать отчет о полете? Вроде никаких сигналов и надвигающемся шторме в той стороне не поступало.
  Он чертыхнулся. Как же не вовремя их станция поломалась. Теперь новейшее оборудование для отслеживая маршрутов полетов было бесполезно, и приходилось по старинке надеяться на устаревшее оборудование. А там горы. Сигнал оттуда порой идет плохо.
  На этой мысли замигала красная кнопка на его телефонном аппарате, стоящем на столе. Сердце сжалось в неприятном предчувствии, а по спине пробежал неприятный холодок. Боже, хоть бы это было не то, о чем он подумал. Он ведь специально направил Марека в обычный рейс, не грозящий никакими проблемами.
  Нехотя он поднял трубку.
  - Слушаю, - несколько секунд он слушал доклад, а потом сказал. - Вас понял, действуйте согласно инструкции.
  После этого он положил трубку и закрыл глаза. Устало вздохнул. За что ты так с ним боже, у того же малыш?
  Открыв глаза, Керин протянул руку к селектору и нажал на кнопку вызова.
  - Да, господин полковник? - Раздался из динамика четкий и быстрый ответ. Его личный адъютант, Неай Хоросин, как всегда был на своем месте.
  - Зайди ко мне, - отдал он распоряжение.
  - Слушаюсь, - последовал короткий ответ.
  Спустя несколько мгновений входная дверь его кабинета открылась, и в нее вошел Неай. Невысокий, худой, можно даже сказать щуплый, но при этом выносливый и очень умный мужчина с тонкогубым ртом и внимательными серыми глазами. Волосы у него были темно-русого цвета и как у большинства военных коротко остриженные. Неай быстро подошел к столу и приготовил блокнот и ручку для записи распоряжений.
  - Рейс капитана Марека Кесье потерпел крушение по пути к городу Амир, - полковник посмотрел на своего помощника. - Я сегодня же вылетаю на место крушения в составе комиссии для расследования. Ты же пока займись улаживанием всех формальностей в мое отсутствие. Особенно я прошу тебя заняться сыном капитана. Его жена вроде отбыла в столицу. Разыщи ее, созвонись, оповести. Может она захочет забрать ребенка. Если нет, то устрой его в один детских домов, приписанных нам. Мест там мало, но постарайся устроить его. В конце концов, такими генами грех разбрасываться, так что пусть малыш будет под нашим приглядом.
  - Слушаюсь, господин полковник, - быстро записал все в свой блокнот Неай и, вытянувшись, посмотрел на Керана. - Могу идти выполнять?
  - Иди, - разрешил он.
  Наей отдал честь правой рукой и вышел, а сам полковник устало подошел к своему секретеру. Открыл его. Достал оттуда открытую бутылку дорого алкоголя и стакан. Сейчас это было ему необходимо.
  
  ***
  
  Неай шел по коридору со спокойным лицом, но внутри него было ликование. Его главный конкурент за место начальника второго воздушного эскадрона приказал долго жить. Как же долго этот гад ставил под угрозу все его планы.
  В отличие от него Марек всегда был любимцем всех вокруг. Красивый, добродушный, всегда готовый помочь другим, вдобавок еще и настоящий боевой офицер, тогда как сам Неай свои звания получал не на заданиях и рейсах, а за то, что был хорошим административным работником, поэтому и котировался намного ниже своего соперника. Сколько лет он завидовал этому Кесье, которому все давалось легко. У которого было все то, что мечтал иметь сам Неай, красивую внешность, популярность у всех женщин, талант в использовании элана. А теперь нет его. То, что вместе с ним погибло еще очень много народу, Неая не волновало. Он считал, что каждый думает в первую очередь о своем благополучии. Для него это было вполне естественно.
  
  Искать сбежавшую жену Кесье он не стал. Делать ему больше нечего что ли? Ребенка он забрал из дома, отпустив няню, сидевшую с малышом, и передал того одному из сержантов с наказом сдать в детский дом, где-нибудь на окраине. Когда вернется полковник, то он сможет сказать, что мест свободных ближе не нашлось. Тот поверит. За все эти годы своей службы Неай заработал себе хорошую репутацию как очень ответственного и исполнительного работника.
  
  ***
  
  Сержант Янар Урнани держал на руках ребенка и слегка покачивал его, чтобы тот вновь не заплакал. Когда они только зашли на борт пассажирского планера, малыш проснулся и устроил настоящий концерт. Еле-еле смогли его успокоить. За что отдельное спасибо пожилой женщине, летевшей к дочери проведать своих внуков. Поэтому было важно не допустить этого вновь. Была уже ночь, и большинство пассажиров спали.
  Приказ капитана Хоросина бы четок и ясен - сдать малыша в детский дом, желательно на окраине. Как тот объяснил, мамаша малыша бросила и не пожелала его забирать после смерти капитана Кесье. Единственное, что не понимал сержант, так это зачем отдавать в детский дом именно на окраине, но уточнять этот момент не стал. Кто его знает, может это опять какие-то политические игры верхушки, в которые лучше не лезть? Да и на примете у него было подходящее заведение. Янар сам был сиротой и воспитывался в детском доме. Вот в него он и решил отдать пацана. Недавно его подруга детства и такая же сирота, выросшая в том детском доме, Силия Кисай стала там директором, и с устройством никаких проблем не будет.
  Он слегка поправил одеяльце, в которое был завернут ребенок. Силия хоть и была мало эмоциональной, почти никогда не проявляя своих эмоций, но детей любила сильно и была очень порядочной. Это было у нее с детства. К тому же большинство воспитателей в детском доме были прекрасными специалистами и хорошими людьми, это он на своей шкуре проверил, так что о малыше там хорошо позаботятся.
  Янар слегка поменял позу. Ноги затекли от долгого сидения в одной неподвижной позе. После чего вновь принялся смотреть в иллюминатор, где виднелось ночное небо и серебристая луна.
  В свое время капитан Кесье оказал ему услугу, ничего не прося взамен, пора было ответить добром на добро. Самому усыновить ребенка было страшновато и опасно из-за незнания всей подоплеки и ситуации связанной с ним, но вот отдать в хороший приют и временами проверять как у того будут идти дела, Янар мог без опаски для себя. На крайний случай прикроется приказом полковника Эжера. Тот хоть и не отдавал никакого распоряжения, но капитан ходил у того в любимцах, и поэтому Янар рассчитывал на такую поддержку со стороны полковника, в случае необходимости. Можно конечно было напрямую с ним связаться и уточнить, но тогда он бы получил очень много неприятностей со стороны капитана Хоросина, когда тот узнал бы об этом. А он обязательно узнал бы. Такой уж был человек, въедливый, дотошный и неприятный. За это многие его не любили, в отличие от капитана Кесье, который нравился практически всем.
  Нет, Янар не был трусом, но совсем недавно его молодая жена Ялла смогла забеременеть и подвергать неизвестной опасности ее и своего еще не родившегося ребенка он не хотел. Если он только потеряет место работы из-за этого, то это не страшно, но вот если его убьют в ходе неизвестных ему игрищ или же не дай божественные супруги пострадает его семья, то винить будет некого кроме себя самого.
  Поэтому пока единственное, что он мог сделать для этого малыша - отдать его в хороший детский дом.
  
  Глава 1.
  Всегда есть, как минимум, два разных мнения. На любую ситуацию, люди реагируют по-разному. Кто-то скажет 'не повезло', кто-то наоборот посчитает это удачей, а кто-то вообще не задумывался о таком, просто потому, что не понимал, как можно надеяться на кого-то? Тем более на такую ветреную и капризную даму как госпожа Удача.
  Одним из таких людей был Ян. Десятилетний мальчик, сидевший во дворе муниципального здания, именуемого 'Детский дом ?9 г. Аврус' и смотревший как мимо проходят люди. Не задумывался он об этом не в силу своего возраста, а потому что принадлежал к третьему типу людей.
  Ян сидел на толстой ветке высокого дерева, которая почти перевешивалась над высоким кирпичным забором, и с безразличием наблюдал, как под ним куда-то спешат по своим делам прохожие. Большинство не замечало его, но даже те, кто заметил ребенка, просто не обращали на это должного внимания.
  Его так и подмывало кинуть что-нибудь на прохожих, но мальчик сдерживался. Делал он это по нескольким причинам, где самая главная и важная состояла в том, что это могло расстроить сестрицу Силию и принести неприятности остальным, если поступит какая-либо жалоба. Так уже было. К ним на улице пристал какой-то мальчишка, они дали ему сдачи, а потом он пришел со своей матерью, и та написала на них жалобу. Никто ни в чем разбираться не стал, и во всем признали виноватыми именно Яна с остальными детьми. В тот раз сестрица Силия была очень расстроена, хотя никого ни в чем не упрекнула и даже не наказала. Но вновь видеть ее грустный взгляд, мальчик не хотел.
  К сожалению, уже сейчас, в таком малом возрасте, Ян отчетливо знал, что, если будут выбирать между ним, сиротой детдомовским, и кем-то, у кого есть родители, выбор будет не в его пользу. Эту горькую правду жизни знал не только он. Почти все детдомовские дети знали эту простую, но непреложную истину. Так же, как знали, что и полагаться им кроме себя не на кого, и правительству до них особого дела нет и еще много разных вещей, которые не знают обычные дети, не детдомовские. Может оттого смотрели они особенным взглядом на все и всех. Взглядом слишком взрослым и понимающим. Может поэтому в большинстве случаев они были более развитыми в житейском плане и вообще пробивными по жизни, чем их остальные сверстники.
  Работники детских домов как могли старались оградить детей от этого, по крайней мере работники того дома, в котором был Ян, точно. Немаловажную роль в этом играла директор их детского дома Силия Кисай или же сестрица Силия, как ее называли дети. Она занималась малышами наравне с воспитателями. Когда Ян был еще маленьким и боялся темноты, то сестрица Силия приходила к нему ночью и пела колыбельную, пока он не засыпал. Другие дети в комнате тоже ее слушали, но в то время Ян ощущал, что пришла она именно из-за него.
  
  В лунной ночи
  Волк не кричи.
  Пусть мой малыш уснет.
  
  В звездную ночь
  Все страхи прочь.
  Пусть мой малыш уснет.
  
  Старый медведь
  Хватит реветь.
  Пусть мой малыш уснет.
  
  Мышь на полу
  Замри там в углу.
  Пусть мой малыш уснет.
  
  Больше не жди
  Сон к нам приди.
  Пусть мой малыш уснет.
  
  Сейчас-то мальчик считал себя уже большим и темноты не боялся, но все равно он с удовольствием слушал, как поет эту колыбельную сестрица Силия, приходя к очередному ребенку, который не мог уснуть. Поэтому мальчику очень сильно не хотелось огорчать ее и остальных воспитателей.
  Но сегодня Ян не просто так залез высоко и следил за прохожими. Вот уже несколько дней подряд он дежурил на этом дереве в ожидании.
  Каждый месяц к ним приходило двое мужчин, Джулс и Бун. Так они себя называли, и сестрица Силия обращалась к ним именно так. Как Ян понял, раньше эти двое тоже были сиротами и жили в этом детском доме вместе с сестрицей Силией, которая и сейчас жила на самом верхнем этаже здания, занимая три комнаты. И Ян не обращал на них особого внимания, если бы не один случай, когда он увидел, как они дерутся. Ян был так заворожен этим зрелищем, что очнулся только тогда, когда Джулс и Бун уже собирались уходить, а их противники лежали на асфальте без сознания.
  Именно в тот день у мальчика появилась четкая цель - стать таким же сильным как эти двое.
  
  ***
  
  - Пойдем сегодня к Оливии и ее девочкам? - Джулс потянулся всем своим могучим телом и сладко зевнул.
  Он только недавно проснулся. Его лучший друг с детства Бун, как они и условились, зашел за ним домой и еле добудился. Поэтому спать хотелось просто зверски, но тот ни о чем не жалел. Ночка вчера выдалась очень жаркой.
  - Иди один, - ответил Бун несколько отрешенным тоном.
  Джулс недовольно скосил глаза на друга. Вот вечно он такой серьезный. Когда тот в последний раз был с женщиной-то? Джулс устало выдохнул. Все его попытки как-то расшевелить своего лучшего друга, практически всегда заканчивались одним и тем же - отказом.
  - Бун, встряхнись маленько, - попробовал Джулс еще раз уговорить друга. - Это будет тебе только полезно. А то скоро ты у Лося совсем забудешь, что такое веселье. Вечно ходишь, словно тень за ним.
  Бун повернул лицо к другу детства и посмотрел на него. После чего на его лице появилась легкая, еле заметная улыбка. Самое большое проявление эмоций, на которое он был способен в обычной жизни.
  Джулс даже с шага сбился, когда увидел эту улыбку. Такого давно не было на его памяти. Неужели сегодня должно случиться что-нибудь из ряда вон выходящее? Его друг всегда был мало эмоциональным. В этом они, кстати, были очень похожи с их общей подругой Силией. Тоже, та еще без эмоциональная глыба льда, но красивая.
  Эти размышления прервал мальчишка, неожиданно выскочивший из кустов и вставший перед ними, загораживая дорогу.
  - Здравствуйте, научите меня быть сильным! - Громким и звонким голосом выдал он.
  - Э? - Единственное, что сразу смог выдать Джулс.
  Он с большим удивлением посмотрел на этого еще щуплого, но очень активного и резвого мальца с иссиня черными длинными волосами и пронзительно яркими голубыми, почти синими глазами.
  - Ты кто такой малек? - Джулс быстро справился с удивлением и смотрел на мальчика уже с интересом.
  Тот показался ему смутно знакомым. Скорее всего, он видел его во дворе детского дома, поэтому и запомнил. Это было не удивительно, у мальчика была очень необычная для этого района внешность. А эти яркие голубые глаза, вообще считались отличительной особенностью уроженцев Небесного Союза. Конечно со времен объединения Небесного Союза и их Земного Альянса прошло достаточно времени для того чтобы такой цвет глаз перестал быть большой редкостью, но все равно пока только прямые потомки могли похвастаться им.
  - Меня зовут Ян, мне десять лет, - с готовностью и также громко ответил мальчишка.
  - Ясно, - Джулс кивнул. - Не кричи так сильно, мы с Буном не глухие. Пока что... Значит тебя зовут Ян, тебе десять лет, и ты хочешь стать сильным? Я все правильно понял малек?
  Ян с энтузиазмом закивал головой, подтверждая слова, и посмотрел на него возбужденно блестящими глазами. Мальчик так сильно кивал, что у Джулса возникли опасения, как бы тот не заработал себе перелом.
  - А зачем тебе это? - Спросил он у мальчишки.
  Тот видимо не понял его вопроса и озадаченно посмотрел на него.
  - Я хочу знать, зачем тебе быть сильным? - Пояснил Джулс.
  В ответ ребенок посмотрел еще более озадаченно, и Джулсу показалось или же со стороны Буна был слышен тихий смешок?
  - Хочешь кого-то побить? Может тебя кто-то обижает? - Джулс не отстал от ребенка, решив выяснить все до конца.
  Может, удастся отделаться малой кровью? Припугнет там какого-нибудь задиру-переростка и все.
  Но Ян отрицательно покачал головой.
  - Тогда ты, наверное, хочешь быть похожим на кого-то сильного?
  - Нет, - ему показалось, что синие глаза мальчишки сверкнули. - Я хочу быть сильным сам. Мужчина должен быть сильным. Я мужчина.
  - Ты меня извини, но я учить никого не хочу, - Джулс ответил с легкой улыбкой. Причина мальца была ему по душе. Раньше он и сам так же рассуждал, но все равно решил отказать тому.
  К тому же, взваливать на себя такую ответственность... Он даже щенка не решался завести, не говоря уже о том, чтобы брать себе в ученики кого-нибудь. Да и слишком молод он еще. Вот стукнет ему хотя бы лет шестьдесят, тогда он об этом и подумает.
  - Отжиматься умеешь? - Неожиданно для Джулса заговорил Бун. Ян утвердительно кивнул. - Отожмешься пятьдесят раз, я помогу тебе стать сильным.
  - Правда? - Ян с радостным предвкушением и неверием посмотрел на его друга.
  В ответ Бун лишь кивнул, отчего его длинные прямые волосы слегка качнулись в такт движению головы. В хвостик он бы их собрал, что ли, подумал отстраненно Джулс, но почти в ту же секунду с удивлением посмотрел на того. До него только сейчас дошел смысл сказанного его другом.
  Мальчик, не сомневаясь ни секунды, принял упор лежа и начал отжиматься.
  Первые десять раз он выполнил очень быстро и четко. Было заметно, что уроки по физкультуре Ян не пропускает.
  Вторая десятка прошла почти так же быстро, что приятно удивило Джулса. Все-таки в таком возрасте будет хорошо, если ребенок нормально отожмется раз пятнадцать. А этот Ян уже двадцать раз отжался, причем довольно быстро и достаточно правильно, держа спину, не оттопыривая зад и до конца сжимая и разжимая руки в локтях.
  Третья десятка уже пошла туго и медленно. Мальчик тяжело сопел и был весь мокрый от пота. Джулс удивленно приподнял брови.
  Четвертый десяток заставил мальчика замереть на тридцать четвертом отжимании. Он несколько секунд уже не мог распрямить руки. Наконец, дрожащие руки ребенка не выдержали и мальчик, с громким выдохом, рухнул на тротуар.
  Прохожие недобро косились на них. В их взглядах ясно читалось осуждение, но никто не посмел подойти к ним и сделать замечание. Этому Джулс был совершенно не удивлен. Он сам был высоким, довольно мускулистым, а холодный и безразличный взгляд темных глаз Буна всегда отрезвляюще действовал на всех. Да и многие знали их двоих в этом городе. Все же они оба были не самыми последними людьми в определенных кругах. Особенно Бун.
  Если Джулс был больше известен как хороший и удачливый наемник, пусть и несколько несдержанный в своих пристрастиях к женщинам, то у Буна была абсолютно устрашающая репутация. Он был главной боевой единицей у одного из криминальных авторитетов города по прозвищу Лось. Джулс не встречал ни одного здравомыслящего человека, который хотел бы просто так связываться с ним или же с Буном.
  Мальчишка устало поднялся и не смел поднять голову, смотря себе под ноги. У него был настолько удрученный вид, что Джулс уже хотел сказать, что передумал и будет его 'учить быть сильным', но опоздал.
  - Плохо, - спокойным голосом констатировал Бун и, когда мальчик поднял на него расстроенный взгляд, продолжил. - Значит первым делом будем улучшать твои физические возможности.
  Ян с недоверием посмотрел на его друга, и лишь спустя мгновение, робко улыбаясь, спросил:
  - Правда? Вы будете меня учить?
  - Да, - Бун кивнул.
  - Да! - Громкий крик вспугнул прохожих. Мальчик на радостях начал пританцовывать с победно вздернутыми руками вверх.
  - Меня зовут Бун, - начал Бун говорить и мальчишка сразу же замер в забавной позе, боясь каким-либо движением его прервать. - Но ты будешь называть меня мастером. Понял? - Ян кивнул. - Тогда жди меня возле входа. Когда я буду уходить, сообщу подробнее, что мы будем делать.
  - Хорошо мастер! - Радостно ответил мальчик и почти сразу же убежал.
  - Ты это серьезно? - Джулс смотрел вслед быстро удаляющегося мальчишки.
  - Да, - ответил Бун, но увидев его выражение лица, ершил дать более подробный ответ. - Я на полном серьезе говорил с Яном. С этого момента я буду его обучать 'быть сильным'.
  - Но почему? Из-за жалости? - Джулс уже и забыл, как сам недавно хотел согласиться, лишь бы ребенок не расстраивался так сильно.
  - Ты ничего интересного в нем не заметил? - Ответил Бун вопросом на вопрос.
  - Нет, а что? - они уже почти вошли в здание детского дома.
  - Он использовал технику шагов, когда выскакивал из кустов, - в голосе Буна появились довольные нотки. Мало кто другой смог бы их распознать в практически ровной интонации длинноволосого, но Джулс знал его уже не один десяток лет, поэтому для него это было совершенно очевидно. Бун был рад. Очень сильно рад.
  - Ты хочешь сказать, что он уже прошел эту вашу инициацию? - Джулс ошеломленно посмотрел на друга. В отличие от Буна, он не владел эланом и был простым мастером боевых искусств. Не было у него таланта к использованию внутренней энергии. - Он же еще очень мал для этого!
  - Нет, - Бун покачал головой и посмотрел на него. - Он только использовал сами движения. Элан он не применял.
  - Погодь, - Джулс остановился. - Но даже так, откуда он узнал эти движения?
  - А откуда он узнал, что нужно обращаться именно к нам? - Вновь ответил вопросом на вопрос Бун.
  - Да ты задолбал вопросами отвечать! - Возмутился Джулс. - Скажи нормально.
  - Скорее всего он видел нас, когда мы с тобой дрались, - Бун никак не отреагировал на его эмоциональную вспышку. - Помнишь, мы пару дней назад возле дома Оливии нескольких успокоили? Может быть тогда он и увидел, как я их использую. Эланом он воспользоваться не смог, но зато первые пять шагов техники повторил идеально.
  - Ты серьезно? - Все больше изумлялся Джулс.
  - Да, - Бун вновь слегка улыбнулся. - У парня удивительное восприятие. Ты еще будешь жалеть, что отказался учить его.
  - В этом деле главное не мышцы, а голова. Кто знает, как она у него варит? - Возразил Джулс.
  - Уверен, что хорошо, - Бун отвернулся и продолжил идти.
  - Уверен он, - проворчал другу в спину Джулс и пошел следом. Но теперь его неотрывно преследовало ощущение, что он действительно еще будет жалеть о своем отказе. Если мальчишка действительно сумел достаточно точно повторить первые пять шагов из техники шагов Буна, то это было очень впечатляюще.
  
  ***
  
  Силия стояла у большого окна и прекрасно видела, что произошло между Яном и Джулсом с Буном. Наблюдая за этим глухонемым представлением, она легко смогла все понять, и это ее сильно огорчило.
  Она уже несколько дней как заметила в поведении Яна нечто странное, да и сам мальчик неожиданно стал задавать вопросы о, как он говорил, 'силе'. Но только она и подумать не могла, что он обратиться за помощью к этим двоим. Против них она ничего не имела. Наоборот, относилась очень хорошо. Вот уже на протяжении пятнадцати лет они безвозмездно финансово помогали этому детскому дому, в котором сами же и выросли.
  Это не было редкостью. Многие выпускники этого заведения хотя бы раз, но как-либо оказывали помощь. Вот только на постоянной основе это делали только Джулс и Бун.
  Она помнила, как эти двое поступали в столичную военную академию, и как они были рады, когда поступили. Это была их мечта - стать профессиональными военными. Именно на этой почве эти двое и сблизились и подружились. Так-то в жизни, настолько разные люди вряд ли смогли бы сойтись. Видя их рвение, она даже помогала им с учебой. Оба были смекалистыми, но только вот Джулсу не хватало сосредоточенности, а Буну же в виду своей замкнутости сложно было что-либо переспрашивать у учителей в школе, когда он чего-либо не понимал. Она его прекрасно понимала, так как и сама была довольно замкнутой. Именно тогда занимаясь с ними, Силия поняла свое предназначение - помогать и учить детей. Ей на удивление легко удавалось все объяснять так, что ее понимали даже самые отстающие в учебе дети.
  После их дороги разошлись на несколько лет, а когда ее назначили директором этого дома, то она узнала, что эти двое ежемесячно присылали деньги. Суммы были небольшими, но сам факт, что простые военные из своего не такого уж и большого жалования умудрялись ежемесячно выделять средства еще и сюда, очень сильно тогда ее растрогал.
  А шесть лет назад в городе объявился Джулс. Оказалось, что он ушел с военной службы, так как особых перспектив карьерного роста у него, как человека, не использующего элан, не было. Он стал наемником и работал с гражданскими судами, чаще всего выступая как охранник. Каждый месяц наемник, успевший прославится своей любовью к женскому полу, лично приносил довольно пухлый конверт с деньгами.
  Еще три года назад появился Бун. Он также ушел из армии, но о причинах его ухода, она не знала, да и не пыталась выведать. К ее большому удивлению и огорчению, тот не стал наемником, как Джулс, а пошел работать к Лосю, очень известному в городе криминальному дельцу.
  В голове у Силии даже не возникло вопроса брать или не брать деньги Буна. Она верила, что делает благое дело, поэтому и брала их. Правительство, несмотря на быстро растущие цены, очень редко увеличивало финансирование. К тому же, когда после приезда очередной комиссии, она отказалась переспать с ее председателем, то дела пошли совсем плохо. Проблем было много. Почти ежедневные проверки, бухгалтерский аудит, проверки на профпригодность и квалификацию у персонала, проверки соблюдения санитарных норм. Это был настоящий ад. Особенно из-за того, что тот председатель все это время был в составе проверяющих и не упускал шанса вновь предложить простое, но такое унизительное решение проблем. К ее большому удивлению, решил все именно Бун. Как ему это удалось, он не распространялся, но проверки закончились, а тот мерзкий тип исчез.
  В дверь тихо постучали.
  - Входите, - женщина села за свой стол.
  В небольшой кабинет зашил Джулс и Бун.
  - Привет Силия, - Веселая улыбка Джулса могла служить лампочкой и освещать комнату, так сильно она сияла.
  Бун просто кивнул.
  - Привет Джулс, Бун, - она показала им на два стула, стоящих напротив ее стола. - Как дела?
  - Замечательно, - вновь сверкнул Джулс улыбкой. - Как сама?
  - Знаешь, - Силия слегка подалась вперед, - не очень. Вот как только вы начали моих воспитанников вербовать, так и сразу же дела стали идти из рук вон плохо.
  Ее тон голоса мог заморозить что угодно. Улыбка у Джулса сразу же пропала, и он посмотрел на своего закадычного друга.
  Бун оставался спокоен и лишь так же, как и Силия слегка подался вперед.
  - Могу дать свое слово, что с мальчишкой ничего плохого не случится. Он хочет стать сильным, я ему помогу.
  Несколько долгих для Джулса секунд они молча смотрели друг другу в глаза, после чего Силия удовлетворенно кивнула. Это одновременно вызвало у наемника чувства облегчения и раздражения. Еще в детстве эти двое вот так молча вели какие-то свои молчаливые диалоги глазами, а он оставался в неведении.
  - Что ж, - Силия облегченно откинулась на спинку своего казенного кресла. Такого же удобного, как и гравий для сна. - Хорошо.
  - Вот, - Джулс быстро достал очень пухлый конверт. - Возьми.
  - Вы как всегда, - Силия взяла конверт и не глядя положила его в ящик стола. - Знаете, только благодаря вам эти дети и могут нормально жить. От государства помощи не дождешься. Особенно после того как я отказалась участвовать в военной программе по подготовке будущих офицеров, - женщина хмыкнула. - Но было бы гораздо удобнее, если бы вы переводили эти деньги на наш счет.
  - Ты же знаешь Сил, мы не доверяем банкам, - Джулс развел руками и обаятельно улыбнулся. - Наличкой как-то надежнее.
  - Сколько раз тебе говорить Джулс? - Силия холодно посмотрела на наемника. - Не называй меня так.
  - Вот вечно ты такая, - недовольно скривился Джулс. Любые его попытки хоть немного пофлиртовать пресекались с ее стороны сразу же. - К тому же Сил была одной из спутниц богини. Чем тебе она не угодила?
  - Мое имя Силия, - ответила она таким тоном, словно поставила точку.
  Джулс сник. Насколько Силия была красива, настолько же и холодна.
  - Ты можешь показать мне личное дело мальчика? - Задал вопрос Бун.
  - Для чего? - Силия слегка вопросительно приподняла брови и посмотрела на него поверх своих очков в красивой золотистой оправе. Подарок Буна на ее день рождения.
  - Хочу ему программу подобрать, да и с питанием нужно определиться уже сейчас, - ответил Бун.
  - Программу? - Во взгляде Силии было настолько сильное удивление, что Джулс еле удержался от смеха. Оказывается, эта ледяная королева все же способна на нормальные эмоции, а не эту вечно холодную стужу.
  - Да, - ответил Бун. - Мне нужно знать каким он вырастит, к чему имеет предрасположенность и так далее, чтобы правильно составить программу обучения парня. Раскрыть его сильные стороны, нивелировать слабые. Определиться, на чем делать акцент, и в соответствии с этим составить ему меню для питания. Ему же проводили общее обследование?
  - Конечно, - Силия встала. - Как и всем нашим детям. Сам знаешь, это положено по закону. - С этими словами она подошла к сейфу и, быстро набрав код на электронном замке, открыла его. После чего достала светло-серую пластиковую папку и вернулась на свое место. - Вот его дело. Смотри, если считаешь это нужным.
  Бун взял папку в руки, открыл и начал быстро перелистывать бумаги. Джулс смотрел на все это действо с легкой грустью и завистью. Ускорение сознание или же, как его называют сейчас, 'форсаж'. Еще одна способность невозможная для него без элана.
  - Ну как? - Не выдержал наемник и с интересом посмотрел на друга.
  Силия тоже посмотрела на Буна, но по ее взгляду нельзя было понять, интересно ей или нет.
  - Занятно, - ответил тот и положил папку на стол.
  - Ты издеваешься? - Джулс с возмущением посмотрел на него.
  - Но это действительно очень занятно, - Бун пожал плечами.
  - Я сейчас тебя прибью, - Джулс недовольно нахмурился.
  - Не в моем кабинете, и вообще не на территории заведения, - отреагировала Силия, заработав от Буна легкую улыбку, а от Джулса обвиняющий в предательстве взгляд.
  - Шутники, чтоб вас Сальхоэр побрал, - Джулс отвернулся и скрестил руки на груди.
  - Будь любезен не упоминать это имя в моем присутствии, - Силия недовольно сверкнула стеклами очков. Она была верующей и не любила упоминаний при ней кого-либо из лордов нижних пределов.
  - Прости, - Джулс виновато опустил голову. Он и сам понял, что зря это сделал. Не стоит лишний раз вспоминать этих тварей.
  До поступления в армию он был атеистом, и не верил в божественных супругов и иже с ними, но армия это быстро исправила. Как любил говорить его капрал - 'В армии это все до первого серьезного столкновения. А дальше уже как пойдет, ты либо начинаешь верить, либо совсем перестаешь это делать. Третьего не дано'. И он был прав. Джулс стал верить, но порой такие выражения, не присущие хорошему верующему, сами, по старой, еще с детдомовских времен, привычке, слетали с его языка.
  - Могу я поинтересоваться, чему именно ты будешь обучать Яна? - Силия вновь посмотрела на Буна.
  - Я научу его быть сильным, - Бун пожал плечами.
  - Управлению эланом тоже? - Силия слегка поправила очки.
  - И этому в том числе, - не стал отрицать Бун.
  Джулс с удивлением посмотрел на друга. Было общепринято, что к обучению управлению эланом приступают после наступления шестнадцатилетия. Этот удивленный взгляд заметила и Силия. Она перевела его на Буна и вопросительно приподняла брови.
  - Считается, что наиболее подходящий возраст для выявления способности к управлению эланом, а также обучению, это период после шестнадцатилетия, - спокойно пояснил Бун.
  - Тогда ты будешь ждать до этого времени, а пока будешь просто заниматься его физподготовкой? - Продолжила уточнять Силия.
  - Нет, - Бун прямо посмотрел ей в глаза. - Я сразу же начну его учить всему.
  - Это опасно? Почему именно этот возраст? - Силия посмотрела на Джулса.
  - Нет, не опасно, - нехотя ответил наемник. Идти против друга он не хотел, но тут речь шла о жизни и здоровье ребенка. - Но и не рекомендовано. В конце концов, люди, заведующие этими вопросами и установившие именно этот возраст не дураки.
  - Но также это нигде не запрещено, - Бун оставался все таким же спокойным. - Многие начинают обучение лет с четырнадцати. Это просто рекомендация. Считается, что именно в этом возрасте дети становятся более ответственными.
  - Но тогда... - начала женщина, но была перебита Буном.
  - Это не причинит никакого вреда мальцу.
  - Что ж, - Силия пододвинула к себе личное дело Яна. - Я верю тебе Бун. Только я надеюсь, что ты не будешь тащить его...
  - Буду, - Бун опять не дал ей договорить. - Там он сможет много полезного подчеркнуть. Могу только обещать, что с криминалом он не будет связан. За этим я прослежу строго. Просто прими как факт. Я буду учить его как сочту нужным, никого не спрашивая. Если тебя это не устраивает, то скажи сразу. Я пойду и прямо сейчас откажусь от его обучения. Позже сама будешь с ним разбираться и объяснять, почему и как.
  Женщина несколько минут молчала, как и Джулс.
  Наемник вообще сидел в легком ступоре. Впервые Бун был так многословен. Но что еще более неожиданно, он впервые видел, как тот противоречит Силии. Обычно эти двое легко находили общий язык.
  - Это... - Начала она, но замолчала и вновь с задумчивым видом посмотрела на Буна. - Хорошо. Я не буду лезть в твои планы. Единственное что мне остается это верить, что ты сдержишь слово. До этого ты не давал мне повода в нем усомниться. Надеюсь это будет и впредь.
  - Ладно, раз это выяснили, мы пойдем, - произнес Бун спокойно.
  Мужчины встали.
  - До встречи, - попрощалась с ними Силия.
  - Бывай, - Джулс сверкнул белозубой улыбкой и закрыл за собой дверь.
  Силия вновь подошла к своему окну и стала смотреть на улицу. Постояв там несколько минут и посмотрев на веселящихся детей, она вернулась к своему рабочему столу. У нее еще были неотложные дела, но никакого желание их делать не было. Поборовшись с собой несколько секунд, она обреченно вздохнула и села за стол. Кроме нее этого никто не сделает. Но как же порой не хочется их делать.
  
  ***
  
  Мужчины вышли из здания и сразу же наткнулись на Яна, который стоял у входа и ждал.
  - Завтра я приду и принесу вещи, в которых мы начнем занятия, - Бун подошел к мальчику. - Тогда же и объясню, как и что мы будем учить. Но учти, - Бун слегка нахмурился. - В первую очередь ты должен хорошо учиться. Я буду часто проверять твою успеваемость в школе. Если она опустится ниже девяноста трех балов по всем предметам, то все занятия заканчиваются, и больше ты можешь ко мне не подходить. Понял?
  - Да, - закивал Ян.
  - Тогда беги, завтра увидимся.
  - До свидания, - радостно попрощался с ними мальчик и побежал играть к остальным детям.
  - Я смотрю, ты очень серьезен, - Джулс похлопал друга по плечу. - Но зачем тебе его успеваемость?
  - Главная сила здесь, - Бун приложил указательный палец к голове. - Сам же говорил.
  - Вот ты зануда, - недовольно скривился Джулс. - И все-таки, почему именно девяносто три балла по успеваемости?
  - Что бы он смог потом поступить в любое, выбранное им, учебное заведение, - Бун повернулся к наемнику. - С высокой успеваемостью и хорошей физической подготовкой, любое заведение с радостью примет его. Он просил научить его быть сильным, и я постараюсь сделать все, чтобы он научился.
  - Все понять не могу, - наемник слегка размял шею. Он всегда так делал, когда был чем-то озадачен. - Почему ты согласился? Не только же его восприятие сыграло в этом роль.
  - Я планирую завести семью, детей, - Бун серьезно посмотрел на него. - Хорошая практика. Я помогаю ему, он мне.
  - Корыстный ты тип, - Джулс усмехнулся.
  - Угу, - кивнул Бун. - Именно поэтому я беру на себя все расходы.
  За мальчишку он не переживал. Бун будет прекрасно заботиться о нем. Но было очень любопытно, что же такого увидел в личном деле ребенка его друг?
  - Это надо отметить, - Джулс сильно хлопнул друга по плечу, но тот даже не шелохнулся. Все же пользователи элана намного крепче даже очень тренированных людей. - И никаких отказов. Ты должен.
  Бун несколько секунд молчал, потом махнул рукой, сдаваясь.
  - Только вначале сходим по магазинам и купим все необходимое для занятий.
  - Заметано, - довольно заулыбался наемник. - А потом к Оливии, - приобнял его за шею. - И не спорь!
  Так два друга и пошли в сторону центра города, вызывая заинтересованные и слегка недоуменные взгляды у прохожих.
Оценка: 8.81*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Мятная "Отбор Демона, Или Тринадцатая Ведьма" (Приключенческое фэнтези) | | Я.Ясная "Игры с огнем" (Любовное фэнтези) | | Я.Егорова "Блуд" (Женский роман) | | Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | | А.Минаева "Королева драконов" (Любовное фэнтези) | | Л.Сокол "Сердце умирает медленно" (Молодежная проза) | | Я.Ясная "Батарейка для арда" (Любовное фэнтези) | | К.Болотина "Истинная для дракона" (Любовное фэнтези) | | Т.Михаль "Папа-Дракон в комплекте. История попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"