Бектурганов Алибек: другие произведения.

Неустрашимые. Книга вторая - Пешка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение истории молодого ведуна Яна Асанжа. Ему сделали предложение, от которого он просто не смог отказаться, ведь здоровье его отца для него важно. Дом Золотого Меча взялся за его подготовку, но вокруг него происходят события, которые не могут оставить его безучастным.

  Пролог.
  В небольшом зале сидело двое мужчин. Мягкий и теплый свет от электрических светильников, что были незаметны с первого взгляда, создавали уютную обстановку. Первый мужчина, сидевший на небольшом диване с резными ножками из темного дерева, был уже в годах и имел большую лысину на макушке. Его лицо бы привлекательным, если бы не глубоко посаженные глаза карего цвета. В самих миндалевидных глазах не было ничего необычного, просто их обладатель не мигал, что создавало пугающее ощущение. Люди, слабые духом, его взгляда не выдерживали и непроизвольно отводили свой. Одет он был с строгий костюм темно-синего цвета в серую полоску.
  Второй мужчина сидел напротив него в большом кресле. Он был заметно выше ростом первого мужчины, и выглядел моложе, хотя они были ровесниками. Также он обладал красивым лицом с тонкими, аристократичными чертами и длинными волосами темного цвета до плеч. Одет он был в просторную белую рубашку, отчего его худощавое телосложение было не так заметно. Еще одной примечательной деталью в его облике было наличие большого количества украшений: колец, браслетов, цепочек. При этом мужчина умудрился сохранить некий баланс между ними, отчего не выглядел вульгарно или безвкусно. Хотя со стороны, все равно, это выглядело довольно экстравагантно.
  - Видите ли в чем дело, мистер Фистшельд, - Аржек Вингфи с самым серьезным выражением лица посмотрел на своего гостя, - я не могу уступить вам ни одно из этих ядер. Понимаете? Здоровье человека моего клана зависит от них.
  - Я понимаю, - спустя длительное молчание произнес мистер Фистшельд.
  Выражение его лица и взгляд остались без изменений, но вот левая рука, лежавшая на подлокотнике дивана, непроизвольно с большей силой сжала его.
  - В свою очередь, я заверяю вас, что если мне или кому-нибудь из моего клана посчастливится найти подобное ядро еще раз, то я немедленно извещу вас, - постарался смягчить свой отказ Аржек, заметивший реакцию своего собеседника.
  - Благодарю, - слегка склонил голову мистер Фистшельд и поднялся. - Я верю вашему слову, эр Вингфи. Позвольте мне откланяться.
  - Конечно, - Аржек также встал со своего кресла. - Эльза, - позвал он и в зал вошла женщина средних лет в костюме горничной, - проводи нашего гостя. - Глава клана Инлиарат повернул голову к своему гостю, - доброго пути, мистер Фистшельд.
  
  ***
  
  Глава Дома Золотого Меча, Бао Йонг, впервые за долгое время позволила себе устроить выходные. Заслужила. Целых шесть дней. Это был самый долгосрочный отдых за последние десять лет. К сожалению, у ее должности, помимо значительных преимуществ, были и большие недостатки. Невозможность нормально отдохнуть продолжительное время, было одним из них. А ведь отдых, тем более на такой должности, был просто необходим. Конечно, раз в месяц женщина позволяла себе сделать перерыв и провести время в свое удовольствие, но этого ей было откровенно мало. Она просто не успевала морально отдохнуть. Слава Божественным супругам, что сейчас, после смерти последней угрозы для ее Дома в лице Джунг Хо, она могла ненадолго расслабиться и провести время со своей семьей.
  Вот и сейчас женщина получала истинное удовольствие под сильными и теплыми руками массажиста, который тщательно работал над каждой ее мышцей. И все бы было хорошо, если бы не одно "но", ее младшая сестра.
  - Ты зануда, Лан, - лениво протянула она, гладя на главу службы безопасности.
  - На моей должности без этого никак, - развела та руки в ответ.
  - На моей тоже, но ведь это не повод портить отдых остальным, - закрыла глаза Бао Йонг и слегка улыбнулась, когда твердые пальцы стали мять ее плечи и шею. Хорошо. Хоть хондроза у нее не было, да и отложений солей в шее тоже, но от напряжения мышцы были словно деревянные, и только под волшебными руками массажиста женщина начинала чувствовать, что она оживает. Даже секс не шел ни в какое сравнение с этим блаженством.
  - У меня еще много дел и нет отпуска. Совсем.
  Лениво приоткрыв один глаз, женщина с явным неудовольствием посмотрела на сестру, которая сосредоточенно смотрела на нее.
  - Кэйрик, оставь нас, пожалуйста, - она слегка махнула рукой массажисту.
   Невысокий, полный мужчина с хорошо видными залысинами на голове, лишь молча поклонился в ответ, никак не выразив свое неудовольствие. Хороший слуга. Эльза, ее личная служанка, не преминула бы сделать какое-нибудь замечание по этому поводу. Мол, нельзя прерывать, ее мышцы остынут или еще что-нибудь подобное. Но она была в отпуске и не могла этого сделать. Порой слуги были более свободны, чем она.
  - Хорошо, слушаю тебя, сестренка, - Бао Йонг, лежавшая на специальном столе для массажа, села и завернула вокруг своего обнаженного тела большое махровое полотенце. Дело было не в том, что она стеснялась, но правила приличия, намертво вбитые матерью в нее в детстве, того требовали.
  - Я провела предварительные переговоры с ним, - Лан встала и, подойдя к ней, отдала довольно толстую папку. - Парень согласен.
  - Быстро, - слегка удивилась женщина. - И какой он, этот Асанж? В трех словах.
  - Наглый, хитрый, верный, - последовал ответ, заставивший ее закатить глаза. Порой Лан была просто невыносима, но в эту игру можно было играть и вдвоем.
  - Ты сейчас саму себя описала? - Мило улыбнулась Бао.
  - Мой адъютант назвал младшего Асанжа моей реинкарнацией, только с членом, и все сокрушался, что с его появлением в нашем Доме, вновь будет нарушено спокойствие, - иронично улыбнулась Лан, обратно устраиваясь в кресле.
  - Да, парень очень красив, - совсем развеселилась глава Дома Золотого Меча. Она прекрасно помнила, как в их юности из-за ее родной младшей сестры происходили битвы среди остальных членов Дома за внимание. Не только парни, но и девушки, не могли устоять. - Так, наглый. Ну, тут тебе видней. Хитрый. Почему?
  - Его результат в сто балов на тесте Реннинга наглая ложь.
  - Вот как? - Бао потянулась и довольно выдохнула. - Это хорошо. А то такой средний результат откровенно разочаровывал. И сколько у него, по-твоему?
  - Выше ста двадцати точно, может быть сто пятьдесят, - последовал немедленный ответ главы службы безопасности.
  - И поэтому он хитрый?
  - Не только, - покачала головой Лан. - Есть и другие причины, но ты просила пример, я привела.
  - Понятно. Тогда почему верный?
  - Поначалу наше предложение ему было не интересно, - Лан закинула ногу на ногу. - На возвышение ему было плевать. Но когда речь зашла о помощи его отцу, он сразу же пошел на контакт.
  - Это не говорит о верности, - возразила Бао сестре.
  - Почитай те бумаги, что в папке, поймешь, - Лан протянула руку и взяла высокий стакан с водой с небольшого столика. - А так, когда речь зашла про Астрею Краст, парень ясно дал понять, что против нее ничего делать не будет. Еще он упомянул Арлена О'Нату.
  - Про остальных членов клана Инлиарат ничего не говорил?
  - Нет, - опять покачала головой Лан, после того, как отпила прохладной воды с лимоном.
  - Что же, - Бао довольно улыбнулась. - Это все просто замечательно. С твоим полным отчетом я ознакомлюсь позже, если ты не против.
  - Как пожелает глава, - Лан встала и со смиренным видом склонилась в поклоне.
  - Если парень еще и такая же язва, как ты, то мне будет нужен еще более длительный отпуск.
  - Нет, - перестала дурачиться Лан. - Четвертое его определение, которое я могла бы дать - обаятельный.
  - Вот как? - Буду на это надеяться, - хмыкнула Бао. - А теперь, пожалуйста, позови Кэйрика. Я хочу закончить массаж, пока мышцы совсем не остыли.
  
  Глава 1.
  Скажи ему кто несколько лет назад, что он будет недоволен жизнью в Аскерстане, Ян бы с полным основанием назвал того человека сумасшедшим. Он ведь так сильно скучал по своей родине, пока получал высшее образование в Республике Шион. Не раз и не два ему снился заснеженный Аврус, городок из которого он был рад вырваться, и который, как он тогда думал, душил его. Но сейчас, медленно пережевывая свой обед, сидя на лавочке в небольшом парке, те годы казались ему счастливыми.
  Парк находился недалеко от галереи, где он работал, и позволял временами отдохнуть от всей той бумажной писанины, что неожиданно его основной работой. Но даже не количество ненужных документов и писем, которые ему было необходимо просмотреть и отсортировать, после чего написать ответ, удивляло его. Нет, главное удивление он испытал, когда ему дали письмо от Управления сельского хозяйства Аскерстана, на которое нужно было ответить обязательно. Где искусство, и где новый доильный аппарат, который рассматривали на специальном собрании и мнение комиссии о нем? Но в адресатах этого письма стояли все государственные учреждения, а галерея такой и была. Ее финансирование было полностью за счет государственного бюджета. Пришлось сочинять письмо-ответ. Но самым страшным было не это, а то, что подобных писем, не связанных с работой галереи, было огромное количество. Почти две трети его рабочего дня занимала эта писанина. Оставшуюся треть занимали либо заседания и разные совещания, либо обход с очередной женой какого-нибудь чиновника по залам галереи, чтобы она приобщилась к искусству. Как неженатому, молодому и самому привлекательному внешне, такая 'почетная' миссия всегда возлагалась на его плечи.
  Ян сделал извечное движение левой рукой для того, чтобы посмотреть на часы. Убедившись, что у него еще много времени, Ян убрал руку, чтобы вновь вернуть ее в то же положение и опять посмотреть на циферблат. В первый раз он только убедился, что время у него еще есть, а сейчас он уточнял, сколько именно времени осталось. Дурацкая привычка, которую он заметил за собой, но никак не мог от нее избавиться. Один раз посмотрит на время, чтобы спустя еще пару секунд вновь посмотреть, потому что забыл, хотя на память он не жаловался. Может быть это просто выверт его сознания?
  Над ним пролетело несколько голубей. Идти обратно в галерею было нельзя. Именно сегодня ему и остальным работникам ясно намекнули, что видеть их там в обеденное время не хотят. Приедет какая-то большая шишка и лишние работники, а такими, по мнению директора галереи, были практически все, за исключением главного бухгалтера, его заместителя и секретарши, были не желательны.
  Ян поправил галстук, обязательный для него атрибут одежды на работе, и ослабил воротник своей рубашки. Когда директор галереи один раз застал его без галстука, то минут тридцать отчитывал. Отчитывал нудным и монотонным голосом. Хуже пытки было придумать нельзя. Уж лучше бы он кричал. Но нет, директор был слишком для воспитан, чтобы вульгарно накричать на работника. А как бы было проще... Вот с его замом все было нормально, если он видел, что ты совершаешь ошибку, то он обязательно тебе об этом сообщал так, что слышала вся галерея. Зато ему и ответить можно было, что, кстати, им приветствовалось, а потом вместе сходить попить пиво. Пусть он сам и не был большим любителем этого пенного напитка, предпочитая вино. Но в такие вечера, когда он вместе с заместителем директора и еще несколькими сотрудниками шел в какой-нибудь бар, не обязательно было пить всем. Если ты заказывал себе что-то другое, то никто никак это не комментировал. А поддержать разговор обо всем, девушках, семье, технике Ян прекрасно мог и под бокал вина, и под кружку пива, и под стакан сока или минеральной воды. Главное, чтобы собеседник был интересным.
  От нечего делать, Ян предался подсчету своего оставшегося бюджета до зарплаты и результаты этих подсчетов не приводили его в восторг. Денег хватало до следующей зарплаты, но впритык, если не шиковать. Все дело было в том, что император уж очень сильно пекся о демографическом вопросе империи, что вылилось в высокие налоги для ее холостых и бездетных граждан. Все налоги, а также обязательные отчисления в пенсионный фонд, составляли внушительную сумму ровно сорок шесть процентов от дохода. На свою зарплату в галерее, которая составляла сто двенадцать тысяч солов, Ян физически не смог бы самостоятельно прожить с такими грабительскими налогами, поэтому ему пришлось искать дополнительный заработок. Конечно, можно было всегда попросить помощи у родителей, они никогда не откажут, но его гордость не позволяла ему этого сделать. Да и нести ответственность за принятые решения было нужно. Его ведь никто не гнал, сам захотел жить отдельно от мамы А. Захотел самостоятельности. Можно подумать в Шионе ему этого добра было мало, раздраженно подумал Ян, но отказываться от своего решения не собирался. Упорство было отличительной чертой всех северян. Иного склада люди просто не смогли бы там выжить и освоить те земли, а Асанжи были в этом прямо-таки воплощением настоящего северянина, о чем не раз и не два с гордостью вспоминал его отец.
  Воспоминания об отце отозвались в его груди теплом, вызвав легкую улыбку на лице. Он вспомнил, как тот ему позвонил ранним утром и сдавленным от волнения голосом сообщил радостную весть - источник вновь заработал. Немного, но уверенно и ровно самостоятельно вырабатывая элан и подпитывая организм. Ян прекрасно понимал радость своего отца. Он на себе испытал всю прелесть от ощущения отсутствия элана. Ужасное и жуткое чувство пустоты. Будто у тебя не хватает чего-то важного. Точнее это передать сложно. Это как знать, что ты можешь бегать, но тебе не дают это делать. Причем не дает твое собственное тело. И его отец жил с таким ощущением долгие годы, никогда не жаловался, все время был бодр и деятелен. Вот именно за это Ян уважал своего отца. Выдержать все невзгоды с гордо поднятой головой мог не каждый.
  Поэтому, когда через Са Эрлин на него вышла эта Лан Йонг со своим предложением Ян согласился. Не сразу, конечно. Собственное возвышение было ему безразлично. Нет, против идеи стать сильнее он ничего не имел, но ради этого получать другое гражданство и поступаться своей свободой он считал глупостью. А то, что свобода помахала бы ему ручкой на прощанье, Ян был уверен. Слишком хорошие условия ему предлагали, чтобы это было правдой. Где-то, но должен был быть подводный камень, об который бы он споткнулся. Свое же согласие он выразил лишь тогда, когда Лан Йонг клятвенно заверила его в том, что они смогут вернуть его отцу правую руку и постараются излечить колено и подтвердив это на бумаге.
  А после к нему приставили учителя. Про себя Ян называл его 'мучителем', и каждая встреча ним была настоящим испытанием для его мозгов. Полный и круглый, словно мячик, мужчина, которого представили ему под именем Симона Квона, обучал его психологии, истории и традициям Домов Авало и вообще всячески объяснял их быт и строй. Так Ян с его помощью открыл для себя парадокс - мужчины, обладающие кровью божественных предков, были одновременно и самыми могущественными представителями домов в плане власти и при этом самыми бесполезными. Как это выражалось? Да очень просто. По законам и традициям Домов Авало мужчина не имел права становиться главой Дома и занимать руководящие должности и посты. Никогда! Но при этом, в семье слово мужчины было решающим. Даже в семье главы Дома. К тому же не раз было так, что решение принималось только после одобрения мужчины.
  Ян все не мог понять - как это возможно? Ведь это могло создать очень сложные ситуации и даже привести к проблемам. Не говоря уже, что недоброжелатели легко могли воспользоваться подобным положением и нанести вред, как кому-то лично, так и всему Дому. И пусть Симон Квон объяснял, что существует специальный совет и вообще всячески доказывал, что все под контролем, но Ян сомневался в этом. Даже случайный пример мужской власти над женщинами в Доме, которому он был свидетелем, не уменьшил его сомнений. При нем какая-то женщина, принадлежащая Дому Золотого Меча и явно находившаяся на верхней ступени иерархии, без каких-либо возражений послушно выполнила просьбу-приказ уйти от мистера Квона. Даже не возмутилась, хотя по ее виду было очевидно, что тот был ей срочно необходим по какому-то важному вопросу. Но только стоило мистеру Квону слегка приподнять свои брови и все. При этом, Симон Кван не был инициированным, чтобы можно было все сослать на его силу.
  Помимо этого, этот мужчина учил его еще многим вещам. Например, Ян с удивлением узнал, что Симон Квон очень хорошо разбирается в автомобилях, технике и огнестрельном оружии. Также он хорошо разбирался в делопроизводстве и бухгалтерии. Благодаря ему Ян узнал очень много тонкостей. Все знания, что передавал ему этот полный мужчина, перекликались друг с другом и иногда представали перед ним в очень интересном свете. Он бы без подсказки со стороны не подумал применить навыки в социологии для того, чтобы избежать большой очереди и получить дополнительную консультацию в центре обслуживания населения. До этого ему многое позволялось лишь благодаря его красивой внешности и обаянию, но, когда он применил несколько знаний, полученных от мистера Квона, дело пошло еще быстрее. Дошло до того, что, благодаря им, он стал всеобщим любимцем в Императорском Отделе Культуры и Отдыха, к которому относилась галерея, где он работал, и с разнообразными поручениями, которые нуждались в срочном решении, посылали именно его.
  Все это было очень интересно, но сложно. Ян любил узнавать что-то новое, но новые знания очень тяжело укладывались в привычную картину его мира. А как Симон Квон заставлял его работать головой, решая разные задачки? Ян даже на собеседованиях в инквизиции с подобным не сталкивался. Причем это были не простые задачи на логику, нет. Ему давали пример, когда не было очевидного ответа и нужно было строить свои действия таким образом, чтобы не принести вред своим близким или же максимально возможно минимизировать его.
  Также за эти три года у него случился довольно бурный и яркий роман с Са Эрлин. Продлился он недолго, но впечатлений у него осталось много, даже после расставания. Наемница была очень неординарной личностью, поэтому он не особо удивился, когда узнал, что та нашла утешение после их расставания в объятиях своей лучшей 'подруги' Юнби Соль, с которой у самого Яна были не очень дружественные отношения. Они и общались-то только из-за Са Эрлин. Эта ситуация немного ударила по его самолюбию и мужской гордости вначале, но потом он все это воспринимал с легкой усмешкой.
  Раздался мелодичный сигнал его персонального телефона, отвлекая от мыслей. Ян достал его и нажал на кнопку приема вызова.
  - Да?
  Телефон у него был старый, кнопочный и без фотоаппарата. Арлену до сих пор не удалось убедить его поменять модель. Телефон был создан для звонков, и Яну другие его функции просто были не нужны. А еще ему нравилось наблюдать за выражением лиц остальных, когда он пользовался своим старым телефоном. Так ему было легче понять человека.
  - Мистер Асанж? - Раздался из динамика телефона незнакомый мужской голос.
  - Да, это я.
  - Здравствуйте, - продолжил незнакомец. - Меня зовут Ульрик Ксорет. Я звоню вам из столичного отделения инквизиции Аскерстана. Вам удобно со мной говорить?
  - Да, - Ян подобрался. В голове вспыхнула мысль 'неужели?', и он с надеждой продолжил, - я вас внимательно слушаю, мистер Ксорет.
  - Я уполномочен сообщить вам весть о том, что ваша черная звезда аннулирована. Для подтверждения и подписания всех бумаг и сертификатов вам необходимо прийти завтра к двум часам дня в наше отделение, кабинет номер пятьсот четырнадцать. При себе вам нужно иметь документы, удостоверяющие личность.
  - Понял, - Яну показалось, что его сердце пропустило удар. - Завтра подойду к двум часам дня. Спасибо.
  - До свидания, мистер Асанж.
  - До свидания, - попрощался в ответ Ян и нажал на кнопку отбоя.
  Несколько секунд он сидел, замерев, словно статуя, потом слегка встряхнул головой, счастливо улыбнулся и начал набирать номер своего отца. Он был первым человеком, с которым парень хотел разделить эту радостную весть.
  
  ***
  
  Бао Йонг смотрела на Кастора Арисано, который сидел с уверенным видом перед ней, и старалась не показать своего волнения.
  - Так мало? - Спросила она пожилого мужчину с мужественной внешностью и сединой в волосах.
  - Для тебя мало, для меня много, - пожал плечами в ответ Кастор. - Не мне тебе говорить, сколько времени я этого ждал.
  - Да, я понимаю, но все же, я считала, что время еще есть, - все труды оказались напрасны, и выражение грусти появилось на ее лице.
  - Это всегда так, - понимающе улыбнулся Кастор, глядя на нее. - Кажется, что времени еще много, а потом раз, и то, к чему ты готовился, уже скоро.
  - Какой силы будет выброс?
  - Такой же, как в девятьсот пятом году, - ответил Кастор, сверяясь со своими бумагами в руках. - Даже немного сильнее.
  - Жаль, - Бао посмотрела на мужчину, что многие годы был главным советником их Дома и одним из столпов его благополучия. - Я не представляю, как буду жить без вашей помощи, Старший.
  - Ты умница, справишься, - на лице Кастора появилась добрая и понимающая улыбка.
  - А может, останетесь? - Робко поинтересовалась Бао.
  В этот момент она меньше всего напоминала грозную и могущественную главу Дома Золотого Меча. Именно так она себя вела в своем детстве, когда упрашивала этого мужчину что-нибудь ей подарить или купить.
  - Ты снова используешь этот трюк из детства, но сейчас я не могу пойти тебе навстречу, - покачал головой Кастор с легкой улыбкой на губах. - Время моего возвращения подходит. К тому же, я очень соскучился по своему дому.
  Бао ничего не ответила, просто опустив голову и тяжело вздохнув. Некоторое время в кабинете главы сохранялась тишина.
  - Я могу еще чем-то помочь вам, Старший? - Нарушила ее Бао, подняв грустный взгляд на Кастора.
  - Нет, Бинбин, - опять покачал головой Кастор, назвав Бао ее детским прозвищем.
  - Я бы хотела отправиться вместе с вами, - Бао отвернулась к окну, чтобы не показать свое лицо.
  Кастор был рядом с ней всю ее жизнь, и мысль о скорой разлуке отзывалась болью в сердце.
  - Ты не можешь поступить так, - мягко возразил Кастор, прекрасно понимая чувства женщины. Бао, как и многие поколения женщин из главной семьи Дома Золотого Меча выросли на его глазах. - На твоих плечах лежит ответственность за жизни тысяч людей, Бинбин. Тебе нельзя быть такой эгоистичной.
  - Вот теперь я точно почувствовала себя как в детстве, - грустно улыбнулась Бао. - Давно вы меня не отчитывали, Старший.
  Ответом ей послужил заразительный смех Кастора.
  
  ***
  
  Неожиданно оказалось, что бюрократическая машина пустила свои корни в инквизиции настолько глубоко, что даже Ян, уже привычный к этому на работе в государственной организации, был сильно поражен. Для того, чтобы получить бланк под приказ, создавали специальный запрос, согласовывали и утверждали его, отмечали в журнале регистрации порядковый и индивидуальный номера бланка, фамилию подавшего запрос и того, кому этот бланк предназначен. Вроде бы не так и много действий, часа за два, учитывая очереди, можно управиться, но подобных бланков в деле Яна нужно было два десятка. Также, как еще отдельные бланки под протоколы и листы согласования, или же, как их еще называли 'бегунки', поэтому времени у Яна на это ушло много. Проще сказать, что ему пришлось потратить на одну только беготню по всем кабинетам не меньше трех дней, а потом, уже сидя в кабинете номер пятьсот четырнадцать перед младшим инквизитором Ульриком Ксоретом, ставить свою подпись под еще десятком документов о том, что 'ознакомлен', 'получил', 'обязуется' и так далее, потратив на это еще около трех часов. В галерее его быстро отучили ставить свою подпись в документах без ознакомления с его содержимым. Нескольких штрафов в виду удержания из зарплаты очень наглядно продемонстрировали всю глупость подобного действия.
  Но вот все это осталось позади, и Ян вышел из здания, в котором находилось столичное отделение инквизиции с заветными бумагами в небольшой сумке. Так как он не знал на сколько затянется вся эта беготня за документами, то взял отпуск за свой счет в галерее и у него еще был в запасе один день отдыха, а значит стоило позвать своих друзей и хорошо отдохнуть от всего этого. Правда, вначале необходимо будет заглянуть к маме А домой и порадовать ее. Отцу он уже успел позвонить по телефону, мол, все хорошо, получил.
  Ян достал телефон и набрал первый попавшийся номер.
  - Эрика? Привет. Как дела? - Выслушав ответ, он продолжил. - У вас есть на сегодня планы? Нет? Замечательно. Тогда давай сегодня в семь вечера встретимся на нашем месте? Все, договорились. Буду ждать вас с Лио. Хорошо, до встречи.
  Ян сразу же начал набирать другой номер.
  - Рати? - Спустя десяток гудков он услышал ответ. - Да, я живой, представь себе. Нет, кошка не сдохла, и погода не испортится. Прогноз на сегодня был отличный. Рати, я сейчас положу трубку. Что? С какого перепугу я должен тебе? Так, все с тобой ясно, пока. - Ян нажал на кнопку отбоя. Но не прошло и двух секунд, как телефон в его руках начал звонить. Подождав некоторое время, он нажал на кнопку приема вызова. - Да? Успокоилась? Что это сейчас вообще было? Тахир? А где он был? Так, погоди, вечером мне расскажешь. Да, я угощаю. Нет, подругу свою приводить не надо. Мне прошлого раза хватило. Аваланж! - На том конце послушно замолчали, так как девушка знала, что когда Ян начинает обращаться по фамилии к ней, то это означает, что она подобралась к границе его терпения. - Все, вечером в семь на нашем месте. Эрика с Лио там тоже будут. Договорились. Будет тебе 'небесный эфир'. Нет, один. Мне еще до зарплаты дожить надо. Хорошо, два. Увидимся вечером.
  После сумбурного разговора с акулой пера и грозой всех модельеров он устало выдохнул. Как же хорошо, что в тот раз, когда они оба перебрали алкоголя, ему хватило ума не переходить определенную грань в их отношениях. Рати была хорошей девушкой, но Ян был согласен мириться с ее характером только в качестве друга. На большее его терпения бы не хватило и ему пришлось бы разрывать с ней все связи. А этого он не хотел - девушка была очень хорошим другом.
  Успокоившись, Ян со счастливой улыбкой на лице пошел в сторону своей съемной квартиры, напевая незамысловатый мотив. Стоило начать жестко ограничивать себя в тратах, потому что сегодняшний вечер пробьет в его финансах ощутимую брешь. Поэтому пешие прогулки на ближайшие дни до зарплаты обязательны. Передвижение на общественном транспорте, не говоря уже о такси, было довольно дорогим в столице и составляло приличную статью в его бюджете. Он понимал, что его решение погулять сегодня, мягко говоря, не самое рациональное, но менять его не собирался. Он ждал этого момента три года.
  
  ***
  
  Анаис Джаул устало потянулась всем телом. Затекшие мышцы спины и шеи приятно отозвались на ее действие, вызвав довольную улыбку на ее лице. Но ее улыбка почти сразу же сошла с ее лица, когда она заметила внимательный взгляд одного из сотрудников кафе, который с вожделением смотрел на нее. Но это был не нужный ей объект, поэтому в ответ младший инквизитор-расследующий только вопросительно изогнула левую бровь, одновременно с этим послав холодный и отчужденный взгляд. Сотрудник кафе тут же отвел взгляд и покраснел.
  Скорее всего, своим поведением она очень сильно задела парня, в глазах которого хорошо читалось искреннее восхищение, но ей меньше всего сейчас нужен был такой поклонник. К тому же, она была на работе, и значит, свои личные вопросы она решит после. Но только не с этим парнем. Он был слишком простоват для нее. И совсем не походил на ее типаж парней. Хотя, если быть честной с самой собой, то такого парня она встретила всего однажды. Ян Асанж, необычный ведун, который был осужден инквизицией, хотя был невиновен.
  При воспоминаниях о своем бывшем сокурснике, она вспомнила новость, которую узнала сегодня утром. Девушка достала из внутреннего кармана своего пиджака телефон и быстро нашла к контактах нужный номер. Раздалось несколько гудков, давших знать, что звонок пошел и абонент не был занят, а потом мужской голос ответил:
  - Девочка?
  - Здравствуйте, мистер Киц, - невольно улыбнулась Анаис. Этот пожилой мужчина стал для нее настоящим учителем и верно занял место в ее сердце. На него она равнялась. К его мнению она всегда бы прислушалась, даже если бы была с ним не согласна. - Как ваше здоровье?
  Вопрос ее не был праздным. За последние годы инквизитор-расследующий заметно сдал, что стало одной из причин, почему руководство инквизиции дало добро на его отставку.
  - О, все замечательно, спасибо, девочка, - бодро отозвался мистер Киц. - Как ты сама?
  - Я хорошо, - преувеличенно бодро отозвалась Анаис.
  - Что, мистер Абрак совсем загонял, после моего ухода? - Понимающе отозвался мистер Киц. - Смотри там, не перетруждай себя. Я учил тебя думать, а оперативную часть оставляй другим.
  - Мне это тоже нужно, чтобы не заржаветь, - с улыбкой отозвалась она.
  - Это тебе мистер Абрак сказал? - На том конце мистер Киц весело фыркнул. - О, не слушай его, девочка. Что ты, это с таких, как мы с ним, песок уже сыпется.
  - Все равно нужно держать себя в форме.
  - О, девочка, это весьма хорошая мысль. Моя жена, миссис Киц, для этого записалась на эту новомодную, как ее... гимнастику, вот.
  - Может быть 'санву'? - Уточнила Анаис.
  Санва была специально разработанным комплексов упражнений для поддержания тела в форме, где делался большой упор на растяжке и медитации.
  - О, вот. Она самая, санва. Точно, - радостно подтвердил мистер Киц. - Нужно будет записать себе в блокнот, чтобы не забыть. Но это не важно. Что случилось, девочка? Ты ведь позвонила старику в такое время не только для того, чтобы узнать о моем самочувствии.
  - Мистер Киц, - с легким укором произнесла Анаис.
  - О, нет, девочка, - тут же начал исправляться мистер Киц. - Поверь, я помню, что звонишь ко мне не только по делу. Что ты, девочка? О нет, я бы не позволил себе так думать. Что ты? Нет. Но я заметил, что у тебя немного напряженный голос.
  Анаис улыбнулась. Хоть она и старалась говорить нормально, но огромный опыт ее учителя легко помог тому сделать правильные выводы.
  - Ничто вас не проведет, мистер Киц, - слегка покачала головой девушка, хотя ее собеседник никак не мог этого увидеть. - Вы правы, я звоню по делу. Приятному для вас.
  - Да? Ты меня заинтриговала. Я внимательно слушаю тебя.
  - Ян Асанж получил сегодня свои бумаги, мистер Киц.
  - О, - протянул мистер Киц. - Понятно, - его голос дрогнул, но она представила, как этот мужчина улыбается там. - Спасибо, девочка. Это очень радостная для меня новость.
  - Не за что, мистер Киц. До встречи.
  - До встречи, девочка. Увидимся на моем дне рождения. Смотри, не перетруждай себя там.
  - Я постараюсь, мистер Киц, - с этими словами она отключила связь.
  
  ***
  
  - Ну, что там с Тахиром? - Ян посмотрел на Рати, когда Эрика и Лио отошли к барному столику, чтобы сделать заказ.
  Они сидели за столиком отделенным от остального зала красивыми резными перегородками из дерева. Они были тонкими, и им было слышно все, что происходит в зале, но свою роль выполняли - чувство уединенности невольно возникало внутри. Этот бар стал излюбленным местом для них четверых после того, как Рати привела их сюда. Сама она узнала об этом небольшом баре, в котором была прекрасная кухня и выпивка от одного из своих знакомых начинающих дизайнеров, который хотел произвести на девушку впечатление и затащить в постель. Впечатление он произвел, но большего не добился. По сложившейся традиции для таких назойливых поклонников красноволосой красавицы Ян притворился ее парнем. Поклонник оказался понятливым, да и внешность Яна произвела на него впечатление, показав всю тщетность его попыток. Правда тот случай обернулся небольшим курьезом - дизайнер переключил свое внимание на самого Яна и всячески стал оказывать ему знаки внимания. Рати над этой ситуацией смеялась, Ян раздражался от такого назойливого внимания, но никаких резких действий не предпринимал. Тот д