Белая Лилия Альшер: другие произведения.

Шанакарт. Обсидиановые Клинки.(Общий)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 7.32*36  Ваша оценка:
  • Аннотация:
     
    ОБЩИЙ ФАЙЛ. ПРОДА 16/01/18
     Пока без аннотации
    Комментарии на проду просьба оставлять ЗДЕСЬ. В отдельных главах, начиная с пролога, они будут закрыты, ПРОДА будет пополняться в общий файл и в прежнем виде.

  Лилия Альшер Белая
  
  Шанакарт. Обсидиановые Клинки.
  
  
  
  Пролог
  
  Опасно путать детей с ангелами.Дэвид Файф
  
  Яркий, жизнерадостный свет заливал Обсидиановый замок, проникая во все его комнаты и галереи, лился через хрустальные витражи, расцвечивая роскошную обстановку и чёрные гладкие стены. И черноволосую растрёпанную девчушку лет шести, которая быстро бежала в перепачканном землёй белом ларли по коридору. Свернув на лестницу, девчонка обернулась, прислушиваясь, нет ли погони, и побежала вниз, прыгая через две ступеньки. Выскочив в мрачноватый коридор с чередой суровых тёмных дверей с серебристыми табличками, она распахнула ближайшую дверь, влетела в комнату и захлопнула тяжёлую створку. Пытаясь отдышаться, она прижалась спиной к прохладному дереву и оглядела своё убежище.
  Им оказался рабочий кабинет одного из Советников, Князя Тианшеля. Сам он сидел за широким письменным столом перед большим зачарованным Стеклом и со сдержанным удивлением смотрел на неожиданную гостью.
  Девчонка вздёрнула подбородок и повелительно произнесла:
  - Князь Тианшель, я приказываю Вам не выдавать меня нянькам!
  Эженталль отложил бумаги и перо и расслабленно откинулся на удобную спинку кресла.
  - Буду рад служить Вам, Принцесса Ктара, и клянусь, что ни за что не выдам Вас нянькам. Даже, если меня будут пытать. Только ответьте, Ваше Высочество, почему Вы от них прячетесь?
  Ктара оттолкнулась от двери, прошла по светлому пушистому ковру, оставляя грязные земляные следы, и забралась на мягкий диван цвета слоновой кости, стоявший неподалёку от стола Князя.
  - Я сбежала от них, чтобы поиграть в оранжерее в воительницу диких джунглей. А если меня поймают няньки, то заставят меня играть с ними в куклы! Они такие глупые! А я не хочу играть в куклы, я хочу быть как Тайирель!
  Эженталль серьёзно кивнул, пряча улыбку:
  - Да, это поистине ужасно. Не представляю, как бы я негодовал, если бы меня заставили играть в куклы!
  Ктара тяжело вздохнула, осматривая со своего места кабинет Князя и болтая ногами. Не найдя ничего интересного, она остановила взгляд удивительных александритовых глаз на арши.
  - А что Вы делаете?
  Демон машинально заглянул в свои записи и улыбнулся:
  - Пишу для Вашего дяди очень скучный отчёт о своей прошлой поездке.
  - А куда Вы ездили?
  - В одну очень-очень далёкую страну, в которой живут сильфы. Вам уже рассказывали о них на уроках?
  - Рассказывали. У них так скучно?
  - Нет, у них не скучно. Но о самом интересном в отчёте писать нельзя.
  - Потому что дядя Шейлирриан будет завидовать?
  Тианшель рассмеялся.
  - Да, именно поэтому.
  За дверью вдруг послышались шаги и отголоски голосов: "Не понимаю, куда она могла подеваться". Затем в дверь постучали.
  Ктара мгновенно соскочила с дивана и спряталась за подлокотником, прижимая к губам маленький пальчик, показывая Князю молчать.
  Эжен взмахнул рукой, возвращая дивану и ковру первозданную чистоту.
  - Войдите.
  В проеме дверей показались две совершенно смущённые придворные дамы. Одна из них сделала лёгкий шаг вперёд:
  - Нижайше прошу простить, что помешала Вам, Ваша Светлость, но не видели ли Вы сегодня Принцессу Ктару?
  Князь отрицательно покачал головой:
  - Нет, не видел. А вы её потеряли? Наместник будет очень зол, когда узнает об этом.
  Демоница побледнела:
  - Нет, что Вы, Князь, мы просто играем в прятки.
  - Не думаю, что есть основания полагать, что мой кабинет - подходящее место для детских игр.
  Женщина отступила. Вторая дёрнула её за рукав: "Мне только что сообщили слуги, что в оранжерее погром. Она наверняка где-нибудь там". Дверь закрылась.
  - Значит, вы разгромили оранжерею, Принцесса?
  - Я воевала в джунглях с нежитью. Невозможно обойтись без жертв, - развела руками Ктара, снова рассмешив Князя. - Можно я пока останусь с Вами?
  - Если пожелаете, Ваше Высочество. И знаете, Вы очень поможете мне, если нарисуете мне что-нибудь красивое.
  Эжен взял со стола несколько листов бумаги и самопишущее перо и передал чумазой Принцессе. Та с притворной неохотой села обратно на диван и без энтузиазма начала что-то черкать, а Тианшель вернулся к работе. Тяжко повздыхав и измазав цветочками и похожими на кляксы чудовищами несколько листов, Ктара наконец нашла источник вдохновения и с головой ушла в рисование, хмурясь от усердия. На долгие полчаса в кабинете воцарилась умиротворённая тишина...
  Закончив, Ктара спрыгнула с дивана и, немного розовея, принесла Эжену рисунок.
  - Я нарисовала Ваш портрет!
  Арши с вниманием забрал подношение и с минуту рассматривал, дивясь чудной картине и втайне надеясь, что выглядит не столь импозантно.
  - Очень красиво, Принцесса! Я до глубины души восхищён Вашим талантом.
  Ктара благосклонно кивнула:
  - Можете повесить этот портрет в Вашей резиденции.
  - Всенепременно. Повешу прямо рядом с позолоченным луком, который мне подарили Ваши родители.
  Принцесса улыбнулась и кокетливо пожала плечиком:
  - Мне пора. Нужно всё-таки немного поиграть в куклы с няньками, а то они совсем, наверное, без меня соскучились. До свидания, Князь.
  - До свидания, Ваше Высочество, - склонил голову Эженталль.
  Ктара гордо дошла до дверей, раскрыла их, выглянула в коридор, осматривая его в оба конца, и побежала к лестнице. Щёки её полыхали. Для себя она абсолютно точно решила, что, когда вырастет, такой галантный и красивый Князь Тианшель станет её мужем.
  
  
  Глава 1
  Мой дом - моя крепость.
  
  Счастье - это когда у тебя все дома. Марина Вишневецкая
  
  - Вы опоздали, Принц, - встретил Тайиреля несколько недовольный голос Императора, как только он вошёл в двери Малого зала заседаний. Заседание, кстати, было в самом разгаре.
  - Меня задержали дела государственной важности, Ваше Величество, - белозубо улыбнулся тот, проходя вдоль аметистового стола, за которым в массивным деревянных креслах с высокими резными спинками собрались все Старейшины, Наместник и Император.
  - Какие, позвольте узнать?
  Тайирель сел на своё место и поудобнее поправил чёрный камзол с драгоценным шитьём:
  - Это не важно, дядя. Вы же знаете, у меня в силу положения, все дела государственные.
  Шейлирриан только вздохнул, укоряюще посмотрев на Альшера. Наместник ему ответил точно такой же издевательской усмешкой, что играла на устах его сына. Князья реагировали так же вразнобой - кто-то понимающе улыбался, кто-то качал головой. Закалённые выходками Альшерриана, они воспринимали поведение Тайиреля как неизбежное и неискоренимое, неподдающееся контролю и воспитанию. Шейлирриан же никак не мог понять, как можно так легкомысленно относиться к обязанностям Наследника, хотя признавал, что к серьёзным вопросам Принц относился с подобающим вниманием. Но к Советам...
  - Что ж, продолжим, - обратился он к присутствующим, складывая руки перед собой на гладкой сиреневой столешнице. - Князь Тианшель, могу я попросить Вас продолжить наше заседание? У меня есть сведения, что Ваш доклад крайне важен для нашей дальнейшей беседы.
  - Да, конечно, - Эженталль, представлявший теперь внешнеполитические интересы Шанакарта вместо Флорентлера, раскрыл лежавшую перед ним тонкую чёрную папку и обратил взгляд на Императора. - Со мной связался Иссалирион Лорс, мэр Свободного города. Он очень обеспокоен тем, что в Свободном появляется большое количество незнакомых арши. Они приходят в Город за припасами и оружием. Изгнанники говорят, что на побережье, неподалёку от них, образовалось какое-то поселение. Никто не знает, откуда пришли незнакомцы. Но среди них нет ни одного представителя другой расы, кроме как арши.
  - Думаешь, это могут быть приспешники Галларда? - серьёзно уточнил Шейлирриан.
  - Я не могу утверждать со стопроцентной уверенностью, но, кроме как из Тайлоса, новым демонам прийти неоткуда. Мы населяем лишь Шанакарт и Свободный.
  Император нахмурился:
  - Как давно они появились?
  - Горожане говорят о трёх месяцах. Сперва они не придавали этому значения. Пока их не стало появляться больше.
  - Мы должны больше разузнать об этой колонии, - подался вперёд Тайирель. - Много там арши?
  - С полсотни, - сверился с записями Эжен. - Они очень замкнуты, никого не пускают ближе чем на милю к своим границам. Но много строят. Подозрительно много.
  Альшер прищурился:
  - Как настроены Свободные?
  - Как всегда, подозрительны к чужакам. Приезжая в Свободный, те стараются держаться очень тихо, не общаются ни с кем больше необходимости. Приезжают, забирают, что нужно, расплачиваются камнями и самородками и уезжают. Горожане немного напряжены количеством оружия, которое они скупают. Особый интерес проявляют к чародейской стали...
  - Сколько клинков осталось на Материке? - Шейлирриан обернулся к Наместнику.
  Тот пожал плечами:
  - Один у Шелары, один в оружейной... Ещё десять клинков на Материке. Но мы не знаем, сколько их было у того некроманта, который помог сбежать Галларду. Сколько они выкупили в Свободном?
  - Ни одного. Когда Лорс узнал о странном пожелании чужаков, выкупил у местных четыре меча, которые нашёл. И опережая вопросы - нет, нам не продаст.
  Тайирель болезненно поморщился, видимо, как раз эта идея была у него на уме.
  - Есть какие-то пути узнать побольше о наших новых соседях? - спросил он в качестве альтернативы.
  Эженталль покачал головой:
  - Только шпионаж внутри Свободного города или на отдалении от их колонии.
  - Мы должны отправить кого-то в Город. Нельзя полагаться только на мнение Лорса, - вмешался в разговор Эльмирриан.
  - Выберите подходящие кандидатуры, Князь, - согласно кивнул Шейлирриан.
  - Конечно, Ваше Величество, - качнул головой Князь Инниар. - В дополнение к сказанному, у меня так же есть данные, что магический фон на Материке меняется. Как все вы помните, мы тщательно следим за тем местом, откуда, предположительно, сбежали в Тайлос Галлард Лартиан и Калерна. И могу уверить присутствующих, что это место абсолютно спокойно и безопасно. Но вдоль побережья, как раз там, где обосновалась колония чужаков, магический фон превышает средние значения в десятки раз. И они вполне характерные для ситуации, если бы там обосновался Архитектор.
  - Это только подтверждает, что нам необходимо как можно быстрее разобраться в ситуации. Если он вернулся, мы не можем себе позволить промедление.
  В библиотечной напряжённой тишине зала вдруг раздался нежный музыкальный перезвон. Наследник быстро достал из кармана камзола чёрное Зачарованное стекло и посмотрел на гладкую светящуюся поверхность. Лицо его озарилось таинственной улыбкой, будто он замышлял нечто невообразимое.
  - Корабль Ктары входит в порт.
  - Так рано? - Альшер сверился с часами, висевшими на стене за Шейлиррианом. - На три часа раньше.
  - У них что-то в расписании поменялось. Наверное, не могли отказать себе в удовольствии избавиться от неё как можно скорее, - Тайирель встал с кресла и окинул родных быстрым взглядом: - Лично я иду встречать Принцессу. Кто со мной?
  - Совет ещё не закончен, - покачал головой Альшерриан, отвечая и за себя и за брата. - Оповести мать, пожалуйста, она должна встретить её.
  Эженталль смешался:
  - Я не смогу. После Совета я должен вернуться в Тианшель, есть дела, которые невозможно отложить. Я всё равно не успел бы к прибытию корабля Принцессы.
  Со своего места поднялся только Эльмирриан, и на глубине хризолитовых очей заплескалась новая авантюра:
  - А я, пожалуй, с вашего позволения, пренебрегу Советом, чтобы встретить Её Высочество. У меня неотложное дело появилось к Лорду Миралю.
  Попрощавшись, Принц и Князь вышли из кабинета, двери за ними плотно закрылись. В том был минус и преимущество - зал был надёжно защищён от подслушиваний, но и в зале говорящих в коридоре слышно не было.
  Тайирель остановился:
  - Хочешь послать Алого в Свободный город?
  - Почему бы и нет? Он будет только рад. Как только Принцесса переступит порог Замка нужды в нём, как в телохранителе отпадёт, и Дейриан будет счастлив попытаться убиться в очередной авантюре. Почему бы не использовать это благое начинание?
  Тай хотел было что-то ответить, но промолчал.
  - Идём. Ктара безумно не любит ждать.
  
  Чёрный корабль с золотой отделкой и гербовыми парусами зашёл в замковую гавань Шанакарта, рассекая непокорные волны.
  Ктара оперлась локтями на гладкий лак планширя и с предвкушающей улыбкой посмотрела на приближавшийся берег. Порывистый океанский ветер нежно ласкал её обнажённую до самой поясницы татуированную спину, шаловливыми пальцами забирался под расшитый чёрными бриллиантами белый шёлк блузки с высоким воротом-стойкой, заигрывал с длинными чёрными волосами, уложенными в замысловатую причёску. В густых сумрачных прядях сверкали на солнце острыми гранями золотые и платиновые звёзды, подчёркивая холодный блеск узкой диадемы Принцессы.
  Уже скоро, совсем скоро она будет дома. Совсем скоро она увидит родных. И его... От этой мысли сердце сладко замерло, и белоснежная кожа покрылась мурашками.
  - Дейриан! - позвала Ктара, выпрямляясь и опираясь ладонями на поручень.
  - Да, Принцесса?
  Демон, одетый сегодня в торжественный красный камзол с рубиново-гранатовой вышивкой, присел рядом на планширь и бесстрастно обернулся к приближающемуся Замку. На пристани их уже ждала делегация, впереди всех, на чёрном даркинте ожидал прибытия сестры Тайирель, рядом с ним были Эльмирриан Инниар и Шелара.
  - Ты поедешь со мной в Замок?
  - В этом нет нужды, Ктара. В Замке тебе ничто не угрожает. Кроме смертельной скуки, конечно.
  - И придворных дам, - обречённо вздохнула Принцесса, заправляя за ухо выбившуюся прядь.
  Алый хмыкнул, оценив катастрофичность её положения.
  - Разворачиваем корабль и снова ударяемся в пиратство?
  Ктара прищурилась, склонив голову к плечу:
  - Идея мне бесовски нравится, и я даже согласна. Но давай в следующий раз? Дадим Шанакарту немного привыкнуть к нашим привычкам.
  - Как пожелаешь. На крайний случай, если дамы будут слишком навязчивы, у тебя всегда есть меч и леденящие кровь рассказы о наших приключениях.
  - Не только леденящие, - её губы тронула улыбка, и Принцесса накрыла его загорелую ладонь, отдыхающую на планшире, своей ладонью.
  Дейриан убрал руку:
  - Не думаю, что они оценят. Скорее решат, что Вы окончательно сошли с ума, Принцесса.
  - И окажутся совершенно правы! - она весело рассмеялась, а её собеседник опустил взгляд к холодным волнам, никак не комментируя сказанное. Она одухотворённо посмотрела на приближавшийся причал. - Поверить не могу, что теперь я абсолютно свободна...
  - Не верь, - улыбнулся Алый. - Ты до сих пор не сдала право.
  - О-о-о, - мучительно поморщилась девушка, отпрянув от планширя, - не напоминай. Твой отец слишком придирчив на экзамене.
  - Кажется, у него есть на то основания.
  Ктара сделала шаг к Алому и фривольно положила руки ему на плечи.
  - Значит, ты снова должен стать моим репетитором, - её глаза на мгновение заволокла чернота, а длинные ногти царапнули гладкие камни вышивки.
  У Алого память была так же хороша, и Лорд опустил голову, рассматривая чёрные доски палубы, чтобы никто не видел, как пробежали по его лицу тени обращения. А ведь с кожи до сих пор не сошли чернильные обрывки формул магического изменения пространства, очень необычно дополняя вязь татуировок.
  - Кем ты попросишь меня стать, когда сдашь последний экзамен?
  - Кроме наставника? - рассеянно спросила Принцесса, не в силах отпустить ткань его камзола. Мыслями она была далека от реальности. - Горничной, конечно.
  Алый рассмеялся, убирая её руки со своих плеч и вставая с планширя. Обходя её, и краем глаза проследив, как она поворачивается за ним, будто они связаны, арши покачал головой и отошёл от неё к рулевому, что-то коротко приказал ему. Команда начала готовиться причалить к пристани.
  Очень скоро матросы опустили трап, и Принцесса сбежала по нему на родной обсидиановый берег.
  Тайирель спешился, с улыбкой идя навстречу сестре. И та совершенно неподобающим Принцессе образом побежала к нему и с хохотом заключила в объятия. Тай крутанулся на месте с хохочущей девчонкой в руках и наконец опустил её на землю.
  - Я скучала по тебе! Поеду с тобой!
  - Это я скучал по тебе, - привычно возразил брат, крепко обнимая сумасбродную Принцессу и глядя через её плечо на неспешно подходящего к ним Дейриана Мираля.
  Погрузившись в раздумья, Лорд механически кивнул всем собравшимся и призвал своего даркинта. Быстро поднявшись в седло угольно-чёрного жеребца, Алый присоединился к процессии, встав рядом с Эльмиррианом.
  Тайирель подозвал движением руки своего коня, седлал его и усадил перед собой Принцессу. Их мать с улыбкой смотрела, как дурачатся великовозрастные чада. Тай подвёл коня к ней ближе, и Шелара наконец смогла обнять дочь.
  - Добро пожаловать домой, девочка.
  - Непривычно видеть тебя таким спокойным, Дейриан, - вместо приветствия произнёс Инниар, выдёргивая того из погружения в себя.
  Алый белозубо оскалился, расслабляясь и встряхивая волосами:
  - Считай, что меня укачало.
  Эльмирриан рассмеялся, оценив шутку самозабвенного пирата.
  - Ты с нами в Замок?
  - Нет, собираюсь навестить свою резиденцию. Слуги говорят, что бумаги скоро перестанут вмещаться в мой кабинет.
  - Не будешь против, если я составлю тебе компанию?
  - Как я могу отказать Вам, Ваша Светлость?
  - Вообще, ты частенько делаешь это без зазрения совести.
  Дейриан равнодушно пожал плечами:
  - С тебя выпивка, с меня - камин, растопленный бухгалтерскими отчётами.
  Князь с достоинством кивнул, принимая условия.
  - Выпивка действительно не помешает. Кажется, у нас проблемы.
  - Обожаю проблемы - наконец улыбнулся Мираль.
  Процессия плавно двинулась в сторону замковых стен.
  
  - А где все остальные? Где счастливые моему возвращению подданные? Где отец? Где Тианшель, в конце концов? - спросила Ктара, удобно уложив голову на плечо брату и глядя перед собой на приближающиеся ворота Замка. - Я требую фанфар и флагов!
  - Подданные спасаются бегством от твоего возвращения, Эжен их возглавляет, - тихо рассмеялся ей на ухо Наследник. Чем заслужил неслабый удар острым локотком под рёбра и охнул, но развеселился ещё больше.
  - Плохой брат!
  - Извини, не удержался. Отец и все Князья застряли на Совете. Остальные ждали тебя позднее. Флаги и фанфары не подвезли, не заслужила.
  - Но сегодня не день Совета, - нахмурилась девушка. - Что-то случилось?
  - Пытаемся разобраться, случилось или нет. Пропали несколько наших купцов на Материке, а в Свободном городе появились подозрительные и никому не знакомые арши.
  - Подозрительные и не знакомые? Как это возможно? - недоверчиво усмехнулась Принцесса. - Последний раз, когда я была в Свободном, видела всё те же лица.
  - И давно ты там была?
  - Месяца четыре назад в последний раз. Там как раз был фестиваль рома и турниры по его уничтожению. Я, конечно, не участвовала, но приз зрительских симпатий почему-то мне вручили... Правда, не помню, куда его дела: ночь, как в тумане. Потом начались экзамены, и я из Академии вообще не вылезала.
  - Кажется, Лорс тебе скоро выдаст значок почётного гражданина, несмотря на твоё происхождение, - усмехнулся Принц. - Или прикажет гнать взашей при приближении. Шансы равны. А про чужаков... Говорят, они впервые появились два-три месяца назад. У них образована колония неподалёку от Города.
  - Это, конечно, странно, но что именно так напрягло горожан? Там каждый может постоять и за себя и за город в целом.
  Тайирель уклончиво качнул головой:
  - Они скупают оружие. И ищут чародейскую сталь... Такая опасна даже для тебя, не то, что для большинства их жителей.
  Демоница задумалась, черты прекрасного лица заострились.
  - Потому что никакая это не сталь. Проклятия и серебряные прутья, зачарованные на прочность. Но в основном - проклятия, металл я любой могу расплавить...
  - Угу, - рассеянно подтвердил Наследник.
  - Кого-то уже отправили на разведку в колонию?
  - Эльмирриан работает над этим.
  Ктара посмотрела на Князя Инниара о чём-то увлечённо беседовавшего с Алым.
  - Не ходи к провидице, попытается Дейриана отправить...
  - Скорее всего. А ты против? В Шанакарте тебе не хватает охраны, боишься темноты и спать одна? - с очень тонкой издёвкой в голосе уточнил Тайирель.
  - В Шанакарте мне очень не хватает репетитора по праву.
  - Вот это новость! Ты не сдала! Мне сразу сказать матери или подождём отца, чтобы радость встречи была полной?
  - Скажешь хоть кому-то, и Наследницей стану я, понятно?
  Ответом ей был позабавленный смешок.
  - Князь Тианшель в Шанакарте? - перевела тему о своём неудачном экзамене девушка.
  - На этот раз да. Вероятно, бежать ему уже некуда. За последние тридцать лет он объездил уже весь свет, лишь бы тебе на глаза не попадаться. Может, уже перестанешь изводить почтенного Старейшину?
  - Я уже говорила, что ты плохой, плохой брат?
  - Постоянно.
  Ктара тяжко вздохнула:
  - Я его не извожу. Как ты мило заметил, мы вообще практически не пересекаемся. А если это вдруг происходит, он ведёт себя со мной подчёркнуто вежливо. Но при этом я чувствую, что под этой маской есть что-то такое... Будто он борется сам с собой... Мне кажется, он бежит не от меня, а от себя. Если бы я не чувствовала этого, давно уже отступилась бы, но в этот раз я пойду до конца.
  - Если ты права, могу лишь в очередной раз восхититься выдержкой и решимостью Эжена. И твоей решимостью, конечно. Только у тебя всё равно ничего не получится.
  - Почему ты так думаешь? - оскорблённо поинтересовалась девушка.
  Тайирель осторожно посмотрел на сестру. Они как раз въезжали в ворота Обсидианового замка.
  - Потому что... Князь тоже решил пойти до конца. Вчера он объявил о помолвке.
  Тень ворот заслонила лицо Принцессы, скрывая от окружающих её застывшие глаза. В них осколками острого стекла отразилась мгновенная ледяная боль, пронзившая сердце, выбившая все мысли из головы, кроме одной - что это конец. Она проиграла.
  - Дыши, - с усилием сказал ей на ухо Наследник, и Ктара осознала, что замерла на вдохе. Брат обнял её крепче, и стало немного легче, словно края расколотого сердца снова сошлись вместе. - На нас все смотрят. Это ещё не свадьба, но ты должна подготовиться. Я не хотел, чтобы ты узнала на балу.
  - На балу? - против воли голос её дрогнул. Принц спешился и подал ей руки.
  Встречать их вышла вся прислуга. Ктара обернулась. Прямо за ними ехала улыбающаяся мать, ей что-то вдохновенно рассказывали фрейлины, за ними - целая толпа придворных. Эльмирриана и Дейриана в свите не было.
  - На балу в честь твоего возвращения. Ты же не думала, что арши пропустят повод что-то отпраздновать? Князь прибудет с невестой.
  У Ктары явственно закружилась голова, слабея, она соскользнула с даркинта в руки брата и немного покачнулась. Он удержал её, заглядывая в глаза.
  - Возьми себя в руки, милая.
  - Пожалуйста, не говори мне больше ничего, - прошептала девушка, на миг прикрывая глаза, а когда раскрыла, широко и клыкасто улыбнулась и обернулась ко всем встречающим. - Я вернулась!
  
  В просторную и по-военному аскетичную каменную комнату вошёл сурового вида арши в чёрном плаще и одной рукой сбросил с головы капюшон. Вторая его рука была занята объёмным продолговатым холщовым свёртком. Он прошёл вглубь комнаты и бросил ношу на стол перед светловолосым демоном, молчаливо и холодно следившим за каждым его движением. За его спиной тенью стояла женщина в чёрном платье с красными волосами.
  - Мы нашли ещё три меча. Там, где ты и сказал, в подвале того столичного дома. Охранные чары действовали до сих пор, двое получили сильные ожоги.
  - Я предупреждал вас.
  Галлард поднял руку, и стало видно, что всё это время он крепко держал в ладони свой меч. Остриём он толкнул свёрток, разматывая. На столешницу деревянную выкатились три воронёных клинка, с гравировками вдоль дола, в навершии каждого из них блестел камень - алый, зелёный и чёрный. Лартиан подсел ближе к столу и провёл свободной ладонью над мечами. Затем взял один из них, с чёрным камнем, и полюбовался им при свете из окна.
  - Это Смертоносный, господин, - ответила Калерна на незаданный вопрос и подошла ближе к столу. - Тот, что с зелёным камнем и аконитом вдоль дола - Одинокий, а с красным камнем и змеёй - Яростный. Рейнс писал о них в своих дневниках.
  Галлард опустил клинок обратно на стол и вернулся взглядом к воину:
  - Что вы сделали с нынешними хозяевами дома?
  - Мы проверили на них охранные чары некроманта. На последнюю ловушку людей не хватило.
  - От трупов избавились?
  - Ловушки их испепелили.
  Галлард кивнул, принимая ответ.
  - Это хорошо. Нам может пригодиться ещё этот дом. Поищите кого-нибудь из демонов Жизни, как восстановите тела и Силы, я дам новое задание.
  Когда двери за ним закрылись, Галлард поднял взгляд к Калерне:
  - Сколько ещё мечей мы можем найти?
  - У Рейнса хранилось четыре меча, но осталось всего три... В его дневниках есть координаты могил всех членов Ордена. Вероятно, он вскрыл не все из них. Или их вскрыли до него. Нужно отправить арши, чтобы проверить.
  - У нас пока не так много арши. Пока не прибыли остальные, мы должны держать всех любопытных подальше от своего лагеря. Нужно пробудить Провидицу. Ты уже нашла ритуал?
  Калерна опустила глаза вниз:
  - Нет. Расшифровка идёт медленно. В Тайлосе у меня было всего три года, а посвящать кого-то ещё в наши дела ты не хотел.
  Демон встал со своего стула и подошёл к окну, привалился к раме локтем и хмуро посмотрел на улицу. Во дворе под окнами была кузня, Галлард задумчиво полюбовался, как его арши переплавляют скупленную сталь в тшары. Слишком медленно...
  - Ты уверена, что мы не сможем повторить чародейскую сталь?
  - К сожалению, некроманты из Ордена унесли формулы проклятий с собой в могилы.
  - Значит, нужно переворошить их могилы, - резко бросил из-за плеча Лартиан. - Ищи. Ничто не пропадает безвозвратно. Я сказал, что утоплю Шанакарт в крови, значит, сделаю это. Вот увидишь, волны Океана будут красны, как твои волосы, девица. Как твои прекрасные волосы...
  Калерна вздохнула полной грудью.
  - Отметь на карте все двенадцать захоронений, приложи пометки по каждой, - он повернулся. - И нужно перевезти сюда Провидицу. Прикажи подготовить ей комнату. Всё только лучшее. Можешь идти.
  Демоница кивнула и вышла из комнаты. Спускаясь вниз по каменной лестнице, созданной, как и всё окружающее Силой Галларда, она думала о том, что никогда не расскажет ему о найденном и сразу же уничтоженном описании ритуала Пробуждения. Провидица, конечно, нужна для скорейшей победы, но они и без неё как-нибудь окрасят Океан шанакартской кровью.
  Она вышла на улицу и огляделась с чувством хозяйки. Приятно всё-таки вернуться домой.
  
  Эльмирриан следом за Дейрианом зашёл в его кабинет. Мираль небрежным взмахом руки заставил разгореться кварцевые резные светильники по обе стороны от стола красного дерева, почти полностью погребённого под кипой документов. Часть из них хаотично лежала на вишнёвом, вышитом золотом ковре. Инниар критически окинул взглядом помещение. Здесь было уютно и красиво, но бумаги, похоже, и правда скоро не будут сюда вмещаться.
  Алый подошёл к столу, взял в охапку одну из кособоких стопок бумаг, несколько листков сразу же дезертировали, но демону было всё равно. Удержав остальное, он позвал Эльмирриана пойти в гостиную к камину. Князь предложение принял и машинально поднял из-под ног пару отчётов.
  Когда они расположились возле камина, и Дейриан сгрузил свою ношу на пол, Инниар передал ему листы.
  - Впечатляет.
  Алый бегло прочёл отчёты и бросил их в огонь:
  - Иногда мне кажется, что, чем меньше я вмешиваюсь в финансовые дела, тем лучше они идут.
  - Нужно начинать с тобой спорить на более крупные суммы, - прищурился Эльмирриан, разливая коньяк в бокалы на столике между креслами.
  - Последние четыре спора ты проиграл.
  Дейриан начал сортировать бумаги: одни подписывал и складывал справа от себя на пол, другие читал и бросал в камин.
  - Одним хорошим спором я смогу отыграться, судя по твоему квартальному отчёту.
  - Спорим, что алчность твоя не знает границ? - ехидно усмехнулся Безумный лорд, подписывая ворох приказов.
  - Нет, ты меня разоришь, - вздохнул Эльмирриан и с тоской сделал глоток коньяка.
  Дейриан без ответа пожал плечами.
  - Так, что насчёт чужаков? Отправишь кого-нибудь на разведку в колонию и в Свободный?
  Демон опустил бумаги и задумался.
  После отставки Селлестераля его тайная служба плавно перекочевала под начало Альшера, как и лорд Дейриан Мираль, её возглавляющий. Негласно, конечно.
  - Шейлирриан уже отправлял туда два отряда. Безуспешно. Я сам съезжу. Только закончу с делами в Шанакарте.
  Князь внимательно посмотрел на собеседника. Он знал его слишком долго и слишком хорошо. Что-то тёмное засело в мыслях Алого, что-то такое, что отравляло его и заставляло тщательно контролировать каждое движение и каждое слово.
  - Кажется, ты не рад возвращению? - почти утвердительно спросил Князь.
  - Рад. Просто по-своему.
  - Я надеялся, что ты сам съездишь посмотреть на колонию. Но теперь мне эта идея не кажется такой разумной.
  Лицо Дейриана застыло, превратившись в красивую, но бесчувственную маску, в глазах плясали острые отсветы огня в камине.
  - Я уеду сразу же после бала.
  Эльмирриан сдался:
  - Хорошо, но попробуй держаться вдалеке и вернуться к маскараду в Тианшеле.
  - Маскараду?
  - Ах, точно, ты же ещё не знаешь, - кивнул Инниар, грея в ладонях коньяк. - Эженталль объявил вчера о помолвке. Всё очень неожиданно, даже приёма не было. Через неделю маскарад, на следующий день - свадьба.
  - Через неделю, - повторил Алый, глядя в огонь, и вернулся к бумагам. - Эжен времени даром не теряет. Но не думаю, что успею к этому сроку. Возможно, я задержусь там гораздо дольше.
  
  Тайирель полностью одетым полулежал на шёлковых подушках, задумчиво пропуская между пальцев шёлковую ленту из волос Россмиэль. Его кузина стояла перед зеркалом высокого шкафа и перебирала пряди цвета горького шоколада. В зелёном бархатном платье она была неотразима.
  - Ужасно неудобно. Почему здесь нет нормального туалетного столика?
  - Потому что это моя спальня, - напомнил Принц. - У меня нет в нём необходимости. Если есть у тебя - можешь воспользоваться своей комнатой.
  Росса нахмурилась и повернулась. Длинные волосы спускались ниже пояса по мягкой ткани.
  - Ты же Архитектор, что тебе стоит исполнить один мой каприз?
  - Если я начну исполнять твои капризы, моя комната станет похожа на дамский будуар. Слуги будут обескуражены.
  - О, я тебя умоляю, Тайирель, - она быстро прошла по комнате и села рядом на кровать, поджав под себя ногу. - Все их мысли и так поглощены тобой и Ктарой. Понятия не имею, кто из вас ведёт себя эксцентричнее! Их уже ничто не обескуражит. Кроме того, в ближайшую неделю до тебя им точно не будет дела.
  - Что ты имеешь в виду? - он откинул ленточку на покрывало и внимательно посмотрел на демоницу.
  - Твою сестру, конечно. Сразу после того, как вы расстались, Ктара заперлась в своей комнате и приказала её не беспокоить. Ужинать отказалась, слуги даже вещи разобрать не успели. И зная Ктару, она либо прячется, либо готовит нападение. Все ведь знают о её охоте на Князя Тианшеля. А тут он женится. Такая интрига...
  Тайирель знал свою сестру гораздо лучше, чем окружающие. Он поднялся с кровати и направился к выходу из спальни.
  - Куда ты?
  - К сестре. Можешь идти, Росса, не буду тебя задерживать.
  Принцесса покривилась, но встала с мягкого покрывала, сверкнул мгновенный телепорт. Наследник закрыл дверь комнаты и исчез во мраке коридора, чтобы через мгновение появиться в спальне сестры.
  Ктару он застал за бездумным разглядыванием потолка, лёжа поперёк кровати. Компанию ей составляла сомнительная бутылка из тёмного стекла с чем-то явно крепким.
  - А если бы я была не одета?
  Она даже головы в сторону брата не повернула.
  - Тогда я бы имел удовольствие лишний раз полюбоваться совершенством твоей фигуры, - усмехнулся он.
  - Извращенец, - хохотнула Ктара, прекрасно зная, что мерзавец её дразнит.
  Тайирель приблизился к огромной кровати, и прилёг рядом с сестрой на чёрный бархат покрывала, закинув руку за голову.
  - И что у нас сегодня нового на потолке?
  - Вот допью эту дрянь, - она поболтала в руке бутылку, - и будет две люстры.
  - Что это?
  Принц отобрал сосуд и подозрительно принюхался. Опознать напиток, к его удивлению, не удалось. Ктара загадочно засмеялась и вернула себе бутылку.
  - Это ром. Предположительно. И секретный ингредиент.
  - Тёмные Боги! Неужели нельзя было взять из погребов что-нибудь поприличнее? А это... Выкинуть с окна, разбить о скалы.
  Принцесса блаженно улыбнулась, прижимая к груди дно бутылки:
  - Не-ет. Я берегу эту гадость для особых случаев. Когда в жизни происходит нечто ужасное, я достаю эту отраву, пью и понимаю, что моя жизнь не настолько мерзкая, как этот ром. И сразу легче становится. А на утро мне обычно с него вообще ни о чём думать не хочется, никаких переживаний. А когда я думать в состоянии, все проблемы уже уходят в прошлое.
  Тайирель повернул к ней лицо и прищурился. В приглушённом свете кварцевых прикроватных светильников его александритовые глаза отливали зеленью.
  - То есть, ты собираешься неделю упиваться своим чудодейственным ромом?
  - Нет, конечно, - она сделала глоток и мучительно поморщилась. - У меня нет столько рома...
  Демон снова забрал у девушки бутылку и, попробовав, слегка закашлялся. Ктара весело расхохоталась, глядя на мучения брата.
  - Секретный ингредиент, говоришь? - переспросил он, когда восстановил дыхание. - Это гномий самогон!
  - Может быть, всё может быть... - лукаво протянула Принцесса, строя ему глазки и перебирая белыми пальчиками пряди волос.
  - Боги, да как тебя Алый терпит?
  Ктара снова засмеялась:
  - Как-как... Секретный ингредиент!
  Тайирель покачал головой, отставил дикое пойло подальше и рухнул на покрывало. Ктара прилегла ему головой на плечо и положила руку на грудь. От него сладко пахло грозовым небом и кедровой горечью, от него пахло домом.
  - Тай, они все ждут, что я сделаю какую-нибудь глупость?
  - Нет, - он погладил её по волосам, - они все ждут твоего поражения. Или победы.
  - Я не могу проиграть, - прошептала она с ужасом. - Если я ничего не сделаю за эту неделю, я потеряю его навсегда. Я просто не могу проиграть.
  Тайирель впервые видел сестру такой отчаянной. Она никогда не показывала слабости, и обычно все её переживания сводились к составлению плана действий. Сейчас он физически ощущал её сомнения - словно её душа находилась на тонком, потрескавшемся льду. Его сестра была его продолжением, и арши не мог не сострадать её боли.
  - Тебе это действительно настолько важно?
  Она промолчала, но это было красноречивее пылких заверений.
  - У тебя есть ещё время. Обдумай каждый свой шаг. Мы никогда не проигрываем, Ктара, - Принц успокаивающе коснулся губами её лба. - Никогда.
  
  Было не позднее полудня, когда Калерна несмело постучалась в комнату, которую Галлард определил под свой кабинет. Дождавшись приглашения, она вошла внутрь и плотно прикрыла дверь. К её удовольствию, демон был в одиночестве, и проводил время за просмотром морских карт, что-то высчитывая.
  - Мой господин, мне удалось добыть для вас бесценную информацию о Шанакарте.
  - Присаживайся, Калерна.
  Демоница заняла стул напротив.
  - Мне удалось поговорить с моей матерью этой ночью. За прошедшие годы в Шанакарте произошли большие перемены. К власти фактически пришли Инниары. Несмотря на то, что императором является Шейлирриан, бывшая марионетка Вилькортинов, заправляют всем Эльмирриан и Альшер. Даже Наследником сейчас является сын Альшера. И самое опасное, Наследник - Демон-Архитектор!
  - Архитектор? - Галлард улыбнулся. - Я уже знаю всё, чем ты собиралась меня удивить, моя милая. Он слишком молод, чтобы представлять для нас угрозу. Знаешь ли ты что-нибудь, чего не знаю я?
  Девушка прикусила губу и задумалась. Потом посмотрела на своего властелина.
  - А знаешь ли ты про его сестру?
  - Кажется, она Стальная. И в этом семействе есть ещё две девицы - дочери Императора.
  - Да, - Калерна лукаво отвела взгляд. - Но только Стальная владеет оружием. И, насколько можно верить слухам, очень хорошо. Их с братом вообще называют никак иначе, как Обсидиановыми Клинкам. Дескать, настолько же опасны, как мечи Альшера. А ещё, ко всеобщему удивлению и вопреки привычкам арши, у них очень тёплые отношения с братом. Они во всём союзники и этим ещё более опасны.
  Лартиан задумчиво посмотрел на неё, опираясь обеими ладонями на стол.
  - Вилькортин... Ты что-то уже говорила о нём.
  - Да, - Калерна кивнула. - Он так же, как и мы, ненавидит Инниаров. Раньше он имел огромное влияние на Шейлирриана, в то время, когда тот был Наследником, но потом все интриги вскрылись, он был объявлен предателем и приговорён к заточению. Только поймать его так и не смогли, он затерялся где-то на Материке. А его род утратил место в Совете и княжеский статус.
  - Чем он занимался в Совете? Внутренняя политика?
  - Да, совершенно верно. Теперь это место занимает другой род. С лёгкой руки Инниаров, естественно.
  - Знаешь, милая... Пообщавшись с тобой, я прихожу к мысли, что мне вовсе не стоит уничтожать весь Шанакарт... Лучше будет склонить некоторых граждан на свою сторону.
  - Ты имеешь в виду, развязать там гражданскую войну?
  - Не совсем, - он мягко улыбнулся. - Предоставить выбор. И ещё нам нужно как можно скорее найти Вилькортина и заставить присоединиться к нам.
  - Его не смогли найти лучшие воины Шанакарта, - предупредила Калерна.
  - Быть может, они не слишком усердно искали?
  Демоница понимающе качнула головой:
  - С его счетов пропали все деньги...
  - И на чьих-нибудь счетах они нашлись. Найдём его, найдём целую армию предателей в Шанакарте. Нам нужен Вилькортин. Он откроет для нас столицу.
  - Я сейчас же составлю описание и возможные направления!
  Воодушевлённая, Калерна быстро поднялась со стула и направилась к выходу. Галлард смотрел ей вслед, предчувствуя удачу.
  
  Ктара сидела в плетёном мягком кресле в одной из оранжерей Замка, скучая в обществе шести разодетых и высокомерных придворных демониц. Те с упоением сплетничали за бесконечным чаем обо всех лордах Шанакарта, исключая её ближайших родственников. Но сдерживало их только её присутствие, что, в сущности, и тяготило обе стороны больше всего. Подперев ладонью щёку и стараясь отрешиться от навязчивых и развязных разговоров, Принцесса бездумно смотрела в высокие распахнутые окна, через которые в сад врывался любимый ею просоленный горький ветер. Он гулял между густых цветущих кустарников, искусно смешивал ароматы их цветов и делал ожидание свободы чуть выносимее. Он напоминал Ктаре о долгих плаваниях, о тихом плеске волн о борт, об уютном скрипе снастей... Возможно, идея Алого развернуть корабль, была не так уж и безумна.
  Ктара вздохнула и выпрямилась в кресле.
  - Ваше Высочество, а Вы как считаете, кто самый красивый мужчина в Замке?
  Демоницы неодобрительно посмотрели на говорившую, двое попытались спрятать смешки и перешёптывание за притворным кашлем.
  - В Замке? - она прищурилась, что не сулило ничего хорошего. - Объективно? Мой брат, конечно же.
  - Не могу с Вами не согласиться, - прикусила ядовитый язычок девушка: ожидания её не оправдались, а обсуждать Тая она не могла. - А в Академии встречали ли Вы красивых лордов?
  - Встречала, - любезно кивнула она, снова не оправдывая ожиданий и не вовлекаясь в разговор.
  Но на этот раз фрейлинам было что сказать и додумать самостоятельно.
  - Не думаю, что в Академии Принцесса в полной мере могла оценить местное общество. К ней же приставили этого ужасного Безумного лорда!
  - Говорят, что он не оставлял Вас ни на одну минуту!
  - Говорят, что он не воин, а просто убийца! Самый кровавый демон в Шанакарте!
  - О, Тёмные боги! У меня мороз по коже каждый раз, когда вижу его в Замке! - передёрнула обнажёнными плечиками четвёртая из ужасающихся. - Представить себе не могу, каково это - терпеть его присутствие день за днём в течении тридцати лет!
  - Это правда, что он заставлял Вас ездить с ним в Свободный город? К этим изгоям и наёмникам? Совершеннейший безумец!
  Ктара загадочно улыбнулась и опустила взгляд на свои колени, скрытые мягкими складками зелёного шёлка. Дейриану безусловно польстит такая слава.
  - Вы не справедливы к Лорду Миралю, леди, - спокойно и отстранённо произнесла она, когда их голоса стихли. - Да, он непревзойдённый воин, и это искусство редко обходится без рек крови, что кому-то из вас может показаться ужасным. Он действительно безгранично жесток к врагам. Но не забывайте, он служит короне, и его феноменальные способности - залог безопасности для Шанакарта. Кроме того, Дейриан Мираль имеет превосходное образование, манеры и чувство юмора. Понимаю, что все вы считаете, что под его надзором я была в заточении, но это не так. Лорд Мираль всегда мог мне помочь, чему-то научить или развлечь беседой. Я благодарна ему за время, проведённое рядом, и за все знания и навыки, полученные от него. Надеюсь, что он останется моим добрым другом и впредь.
  Несколько мгновений демоницы молчали, скептически обдумывая слова Принцессы. Наконец, одна из них жеманно пожала плечами, не вступая в споры, но и не отказываясь от святой веры в увлекательнейшие сплетни.
  Она потянулась к чугунному столику со стеклянной столешницей и наполнила свою чашку свежим чаем из высокого чайника, стоявшего на серебряном подносе:
  - Не знаю, Ваше Высочество, может, Вы и правы, но слухи о Безумном лорде слишком убедительны. А знаете, ещё говорят, что он переносит всю свою кровожадность в постель. И поэтому ни одна высокородная демоница не соглашается стать его любовницей!
  Ктара иронично усмехнулась, склоняя голову набок:
  - И вы так в это верите, потому что ни одной из вас он этого не предложил?
  Ответить оскорбленные фрейлины не успели. Их взгляды, устремлённые куда-то за кресло Принцессы, были полны смятения и интереса. Ктара тихонько рассмеялась, прекрасно представляя, что они сейчас видят. Она повернула голову, ожидая.
  - И не предложу, - раздался в оранжерее немного усталый голос Алого. Арши подошёл ближе и встал за креслом Ктары, положив руку на высокую спинку. - Вы же знаете, Принцесса, обществу этих высокородных гарпий я предпочту любой из борделей Свободного города. Придворные дамы Шанакарта в последние пару столетий понабрались спеси и дешёвого высокомерия эльфов. Теперь любая из девушек Города чище, искреннее и сердечнее.
  Ктара подняла на него лукавый взгляд. Дейриан стоял перед ними в чёрном одеянии с драгоценной отделкой, пышные волосы кровавыми струями устилали его спину и плечи. Красивое, чуть тронутое загаром лицо, было непроницаемо и безмятежно. Принцесса вздохнула, чувствуя, как её душу покалывают иголочки весёлого предвкушения, а мысли настойчиво заполняет желание прикоснуться к нему.
  - Идёмте, лорд Мираль, пока Ваша перепалка с фрейлинами не переросла в кровавое месиво, - Ктара оттолкнулась ладонями от подлокотников и, решительно встав с кресла, обошла его и по аллее направилась к выходу. - Мне нужно обсудить с Вами нечто важное.
  Алый смерил примолкнувших демониц тяжёлым взглядом, потом уронил голову набок и совершенно безумно улыбнулся. Удовлетворившись произведённым эффектом, арши развернулся и, прикусив губу, чтобы не рассмеяться, последовал за Ктарой.
  Принцесса вывела его в коридор и провела мимо дворцовой стражи, приказав им оставаться на месте. Скрывшись за первым же поворотом, она прижала Дейриана к холодной гладкой стене и обняла за шею, пальцы привычно зарылись в алые волосы. Ктара подняла голову и приблизилась губами к его губам.
  - Развлечь Вас беседой, Принцесса?
  Расхохотавшись, она бессильно уткнулась лбом в его плечо. Потом взяла арши за руку и перенесла в свою комнату. Отпустив, прошлась по своей спальне и распустила волосы, вытащив острые шпильки из переплетённых прядей.
  - Подслушивать нехорошо.
  - Зато познавательно, - возразил Дейриан, пожимая плечами.
  - И много ты услышал? - она посмотрела на него через отражение в зеркале. Дейриан медленно прошёл по ковру и остановился прямо за её спиной.
  - Я подоспел как раз к твоим комплиментам моему образованию и чувству юмора. Было так лестно, что я решил не прерывать поток столь редких для меня характеристик.
  Ктара усмехнулась, укладывая последнюю шпильку на чёрный лак столика. Можно подумать, что он говорит серьёзно.
  - Так, зачем ты искал меня?
  - Сказать, что я уезжаю на Материк. И у нас есть ровно шесть часов, чтобы ты выучила право.
  К собственному удивлению, Ктара ощутила укол болезненного разочарования, услышав новость об отъезде демона. Привыкнув к чувству, что он всегда рядом и всегда действует в её интересах, Принцесса оказалась не совсем готова к новому порядку вещей. Девушка отогнала эти мысли, и обернулась.
  - Заманчивая перспектива. С чего начнём?
  Алый прищурился, погладил её по щеке, наслаждаясь переливчатым зелёно-лиловым светом глаз. Потом чуть наклонился и поцеловал её в шею, обнимая. Девушка гибко приникла к нему, привычно отдаваясь нежным объятиям.
  - Билет первый. Вопрос первый. Определение и виды, - прошептал арши ей на ухо.
  Платье волной мерцающего зелёного шёлка обрушилось на мягкий ковёр, обнажая белую кожу. Дейриан непроизвольно заглянул в зеркало и смуглыми пальцами провёл по вытатуированному справа от её позвоночника чёрному мечу в клубах чёрного тумана. Под его чуткими прикосновениями загорались и гасли золотые руны под тонкой кожей. И почему-то мысль о том, что они не исчезнут оставляла в душе чувство утешающего удовлетворения...
  
  Галлард запечатал магией двери тихой сумрачной комнаты и прошёл вглубь, к роскошной кровати, на которой лежала, забывшись волшебным сном, женщина, с которой он был связан навеки. Она была так бледна, что её лицо почти сливалось по цвету с белоснежным шёлком, окружавшем её. Каштановые волнистые волосы ещё разительнее оттеняли эту белизну. Демон прилёг рядом, опершись на высокие подушки и поднял к своим губам её холодную безвольную руку.
  - Я ведь обещал тебе, что вернусь за тобой, Тиннерис. Я сдержал обещание. Как мне теперь пробудить тебя?
  Ответа не было. Ничто не нарушило звенящей тишины покоев, демоница была недвижима и бездыханна. Он забрал её тело из склепа, но оно оставалось склепом для духа. Галлард наклонился к ней и поцеловал мягкие, пахнущие лилиями локоны. В прошлый раз она сделала всё, чтобы освободить его, теперь его очередь сделать это для неё.
  В его чувствах к жене за эти годы не осталось почти ничего сентиментального, только бессознательная необходимость быть рядом. А разум, покорёженный столетиями одинокого заточения, видел в ней лишь Провидицу, оружие, которому не было равных в этом мире. Даже для Тайлоса это был редкий дар, а демоны, способные видеть сквозь время, не вмешивались в войны и жизнь, текущие вокруг. Пребывая мыслями сразу в настоящем, прошлом и будущем, они даже не замечали, что именно происходит рядом. Галларду пришлось потратить немало сил и времени, чтобы эта демоница связала свою жизнь с его и последовала с ним в Лестелль.
  - Ты нужна мне, Тиннерис, - прошептал он, глядя на её плотно сомкнутые веки. - Без тебя я слеп.
  Демон уложил её руку обратно на одеяло и задумался, глядя в пустоту.
  - Я не верю, что ты не знала, что всё именно так и будет, - произнёс он через некоторое время. - Ты должна была подготовиться к тому, что я не найду ответа в книгах.
  Галлард медленно поднялся с кровати и встал перед ней, рассматривая жену. Она была очень, очень умна. И очень хитра. Она должна была оставить подсказку. И такую, которая была бы всегда с ней. А найти мог только он.
  Арши взялся за край мягкого одеяла и одним резким рывком сбросил его на пол.
  
  Ктара как раз вышла из ванной комнаты, когда в двери её покоев постучали. Запахнув халат и быстро завязав пояс, она приказала гостям войти, убрав магический замок. На пороге приёмной появились две служанки с несколькими коробками в руках.
  - Ваше Высочество, нам велели помочь Вам подготовиться к балу, - склонилась в поклоне одна из них и, подойдя к дверям спальни, где стояла Принцесса, протянула ей чёрный запечатанный конверт.
  Ктара сломала печать и вытащила записку. 'В Шанакарте нет женщины красивее тебя, а с менее красивой я не могу появиться на балу. Будь моей парой сегодня. Твой кошмарный брат'. Нет, он ни за что не оставил бы её одну на растерзание сплетням двора. Тепло улыбнувшись, демоница спрятала послание обратно в конверт и распахнула самую большую коробку из тех, что слуги уже разложили на постели. Платье. Из очень плотной чёрной тафты с александритовой вышивкой. Ктара достала его и полюбовалась мерцанием ткани и камней на свету. Покрой был роскошным весьма откровенным. Тайирель в своём духе.
  - Ваше Высочество, гости уже прибывают в Замок, Вы должны открывать бал... - несмело напомнила одна из девушек, доставая из ящиков её туалетного столика заколки и расчёски.
  Они были правы, времени почти не осталось. Ктара бережно уложила платье на покрывало, подошла к зеркалу и села на высокий мягкий табурет, поворачиваясь к зеркалу. Блестящая поверхность отразила её задумчивое, совсем не праздничное лицо. Перспектива встретиться лицом к лицу с невестой Эженталля омрачала её настроение до полного его отсутствия. Ктара попыталась немного расслабиться, но напряжённое выражение на глубине глаз не исчезло.
  - Неужели Вы не хотите идти на бал, Ваше Высочество? - заметила её состояние служанка, расчёсывавшая ей волосы. Серебряный гребень с тихим шорохом скользил по чёрным, отливавшим фиолетовым блеском, локонам.
  - Я должна. Чего я хочу, не имеет значения.
  Вторая девушка достала из ящика тонкие цепочки со звёздами, которые Ктара обычно носила в волосах. Принцесса бросила на них мимолётный взгляд и предупреждающе подняла руку, заставляя положить обратно в бархатную шкатулку.
  - Нет, сегодня не нужно. Достаточно будет короны.
  - Как Вам угодно, Ваше Высочество, - поклонилась девица и выложила на чёрный лак платиновый венец.
  Ктара отрешённо наблюдала в зеркало, как служанки укладывают ей волосы в высокую строгую причёску, как подготавливают платье, украшения. Как одевают её для бала.
  Когда приготовления были практически закончены, в комнату вошёл Тайирель и отпустил слуг, оставаясь с Принцессой наедине. Одет он был в чёрный костюм с длиннополым кафтаном, составлявший пару её платью, и выглядел ещё более загадочным и притягательным, чем обычно.
  - Теперь я понимаю, почему ты решил пригласить на бал меня, - смерила его оценивающим взглядом сестра, застёгивая длинные серьги из чёрного золота с александритами. - Пригласи ты одну из своих любовниц - к утру нашли бы её жестоко растерзанный соперницами труп.
  - Поэтому я ни одну из них никогда не приглашаю. И не даю ложных надежд, - Принц остановился в нескольких шагах и вернул ей откровенно оценивающий взгляд, сменившийся затаённым восхищением. - Кажется, с нарядом я угадал. Ты великолепна.
  Ктара любезно улыбнулась и подошла к нему. Платье облегало её красивую фигуру, словно вторая кожа, оттеняло соблазнительный силуэт и каждый изящный изгиб, а струящийся подол с коротким шлейфом подчёркивал, как царственно высока Принцесса. Наследник взял её за руку и перенёс к дверям бального зала.
  - Я ждал, чтобы все собрались, - змеино улыбнулся арши и высокие створки распахнулись, открывая светлый огромный зал.
  Вместе они шли по длинному проходу между подданными к тронному возвышению. Пёстрая, ослепительно яркая толпа приглашённых демонов шепталась, восхищалась, смеялась. И все взгляды были прикованы только к ним.
  - С возвращением домой, Принцесса Ктара, - поприветствовал её Шейлирриан, когда они остановились перед нижней ступенькой. - Займите Ваше место.
  - Ваше Величество, - склонилась она в лёгком поклоне, затем вместе с братом встала рядом с троном, возле родителей.
  К трону потекли вереницы придворных, желающих засвидетельствовать своё почтение правящей семье и поздравить Принцессу с окончанием Академии и возвращением домой.
  - Вы когда-нибудь научитесь приходить вовремя? - спросила Шелара, натянуто улыбаясь гостям и кивая.
  - Мы пришли вовремя, - уверил её Тайирель, рассеянно кивая на какой-то комплимент. - Как раз все собрались, и наше появление вышло эффектным и запоминающимся.
  Ктара стояла рядом с родными и скользила взглядом по залу. Она пыталась отыскать в толпе Князя, которого не было на месте, отведённом ему рядом с остальными Князями.
  - Он опаздывает, Ктара, - успел прошептать ей Тайирель, как раз перед тем, как двери зала распахнулись снова, и в зал вошла пара, которую тщетно искала Принцесса.
  Князь Тианшель вёл за руку изящную маленькую демоницу с рыжевато-золотистыми волосами и совершенно наивными, огромными голубыми глазами на бледном тонком лице. Она смущалась и что-то говорила Эженталлю, робко разглядывая убранство зала и гостей. Ктара забыла, как дышать, пока смотрела на приближавшихся гостей. Как он мог выбрать её? Всё ближе...
  Он был так красив... Эти мерцающие волосы, заплетённые в идеальную косу, стянутую платиновой застёжкой, этот идеальный костюм, сдержанное и серьёзное выражение лица. Он был идеален. А она...
  - Дочь Флорентлера, - цокнул языком Наследник, обнимая сестру. - Какая преемственность власти!
  Принцесса заледенела, с ужасом глядя, как подходит к тронному возвышению эта пара. Поздоровавшись с Императором и принеся искренние извинения за опоздание и поздравления, Князь позволил своей спутнице обратиться к Принцессе.
  - Ваше Высочество, для меня большая честь познакомиться с Вами. Эженталль всегда так восхищённо отзывался о Вас и Ваших добродетелях, что в моём сердце теплится надежда, что мы станем добрыми друзьями.
  Ктара не могла судить о том, как она выглядит со стороны, но тихое и нежное замечание Тайиреля на ухо охладило её разум: 'Ктара, сейчас не самое подходящее время сворачивать ей шею, хотя мне трудно будет упрекать тебя'. Это отрезвило её, в голове зазвучал голос Алого на самой страшной их тренировке: 'Никогда не подчиняйся боли, вспоминай ещё большую боль и улыбайся, это освободит тебя. Контролируй боль, Ктара'. Принцесса царственно кивнула и гостеприимно улыбнулась, хотя глаза остались холодны.
  - Удивительно слышать это от Вас, Леди Флорентлер, - произнесла она, дослушав девушку. Но смотрела она только в темнеющие глаза демона. - Князь Тианшель так редко видится со мной, так часто в разъездах, что имеет весьма смутное представление о моих добродетелях. Поэтому, могу заключить, что он либо обманщик, либо искусный льстец.
  - О, Принцесса, Вы несправедливы к Эженталлю, - покраснела Флорентлер. - Князь дорожит своей репутацией и честью и никогда не посмел бы говорить то, чего не думает в действительности.
  - А Вы всегда теперь будете отвечать за Князя, любезная Эллен? - слегка жёстко перебила Ктара, и Тайирель до боли сжал её запястье, осаждая. Компенсируя грубость, она улыбнулась, но вышло слишком саркастично.
  Гостья была обескуражена и взглянула на Эженталля, ища поддержки. Князь, не замечая этого, неотрывно смотрел на Принцессу.
  - Если Вам угодно, Ваше Высочество, я готов повторить все слова, переданные мною Эллен, Вам лично, если согласитесь на танец со мной.
  Двор слушал, затаив дыхание.
  - Пятый танец Ваш, Князь, - кивнула Ктара, даря улыбку следующим подошедшим к трону.
  Тианшель может и хотел что-то добавить, но обнял невесту и отвёл её на тронное возвышение к остальным Князьям. Никто не обратил внимания, каким взглядом проводила его Принцесса Шелара.
  - Ты мне специально не сказал, что он выбрал её?
  - Я специально одел тебя так, чтобы он понял, наконец, кого выбрал, - ответил Наследник. Их разговор, защищенный от подслушивания, не слышал больше никто. - И ты должна была иначе взглянуть на его выбор.
  Вскоре зазвучала музыка, Тайирель предложил сестре руку и повёл её в танце, открывая бал. Зал ожил, пары демонов заполонили пространство, яркие краски, блеск драгоценных камней. Реки вина, смех и откровенные разговоры. Ктара машинально исполняла движения танцев, почти не глядя на брата. Первый, второй... Четвёртый...
  - В твоих волосах нет звёзд, - нарушил Наследник гнетущее молчание. - Алый в опале?
  - Он уехал на Материк, - напряжённо ответила Ктара. - Думаю, на этом всё закончено.
  - Я очень на это надеюсь. Алый потратил на тебя достаточно своей жизни.
  Ктара не стала отвечать. Она считала, что их сделка вполне справедлива и равноценна. И его бегство разрывало её.
  Музыка сменилась. К ним подошёл Эженталль, безупречно и галантно поклонился.
  - Ваше Высочество, Вы обещали мне танец.
  Тайирель иронично усмехнулся и передал руку Принцессы Князю. Она ощутила, как по нутру пробежала ледяная волна ужаса и предвкушения. Эженталль сжал её руку и обнял за талию, выдерживая между ними дистанцию гораздо большую, чем позволено между танцующими демонами. Музыка пролилась холодным дождём сверху, заставляя начать танец.
  - Вы хотели услышать, что я говорил о Вас Эллен, Принцесса? - натянуто поинтересовался Эжен.
  - Меня совершенно не интересует это, - резко оборвала Ктара. - Я должна сказать Вам нечто важное, нечто такое, что может изменить всю нашу жизнь.
  Тианшель прикрыл глаза, словно сражаясь с внутренней болью:
  - Спросите лучше себя. Хоть раз! Нужно ли это говорить? Нужно ли что-то менять?
  - Я люблю Вас! - прервала она его слова, сжимая тёплую ладонь. - И знаю, что Вы меня любите. Меня, а не эту жалкую, бесхребетную девицу, способную говорить только то, что вложат в её уста другие!
  - Ктара, - остудил её пыл арши, внезапно останавливаясь посреди зала. - Вы прекрасны. Вы такая яркая, такая упрямая, так полны жизни и сил, что не любить Вас невозможно. Но я не могу в полной мере ответить на Ваши чувства. Я сделал свой выбор. И каким бы он ни был, прошу принять его. Ваш отец - мой ближайший друг, я никогда не посмел бы предать эту дружбу, я никогда не позволил бы себе и мысли...
  Принцесса замерла, слушая его признание.
  - Ктара, я умоляю Вас об одном - не чините мне препятствий. Иначе вы сделаете мою жизнь ещё невыносимее.
  Арши закрыла глаза. Слушать это и дальше - вот, что невыносимо.
  - Спасибо за откровенность, Князь, - клыкасто улыбнулась она. - Надеюсь, мой уход Вы тоже причислите к какой-нибудь моей добродетели.
  Она резко оттолкнула его руки и сквозь танцующую толпу направилась к выходу на балкон. Эжен обессиленно опустил руки и ушёл к стене, вдоль которой тянулся стол с угощениями и винами. Он не мог позволить себе следовать за Принцессой.
  Шелара мучительно прикусила губу, глядя, как дочь толкает тяжёлые балконные двери и исчезает за ними.
  - Как ты можешь покойно смотреть на то, как она мучается?
  Наместник лишь вздохнул:
  - Она должна сама разрешить эту проблему. Как и Эжен. Я не могу ему приказать. Как бы ни сложились обстоятельства, ша-ирлеш всё излечит. Но вмешиваться я не стану.
  Шелара с неодобрением посмотрела на мужа. Конечно же, он не понимал, каково это - любить без малейшей надежды.
  
  Ктара вышла на балкон и вздохнула чистый холодный воздух полной грудью. Наконец-то одна. Возможно, именно этого ей и не хватало так долго. Глотка воздуха.
  Запечатав двери от непрошенных гостей, Принцесса подошла к широким каменным поручням и оперлась на них ладонями, опуская голову. Всё, как в тот раз, давным-давно, в день её двадцатилетия. В день её Совершеннолетия.
  Ктара закрыла глаза и, горько улыбаясь, погрузилась в воспоминания...
  'Она была совсем другой. Она была юна, была слаба, была так мечтательна...
  Тогда она точно так же выскочила на этот широкий балкон, идущий вдоль всего танцевального зала, и припала ладонями к ледяному широкому поручню. Тогда горло сжимала едкая болезненная горечь, и трудно было дышать. Она опустила голову и прикусила губу, пытаясь совладать с отчаянием и отдышаться...
  Холодный ветер, пропахший Океаном, налетел на неё, зашуршал сверкающей тканью платья, зазвенел золотыми цепочками в длинных чёрных волосах. Но не принёс покоя. В ушах всё ещё звучали холодные равнодушные слова Эженталля, что её чувства к нему - совершенно неприемлемая иллюзия, и нельзя допустить даже возможность их развития. Она выпрямилась и закрыла лицо дрожащими ладонями. Все её надежды рушились, как смываемый приливом замок на песке.
  - Прошу прощения, что помешал Вам предаваться отчаянию, Ваше Высочество. Но что, собственно, случилось? - раздался сверху тихий вкрадчивый голос.
  Принцесса резко повернулась и увидела, что на парапете, сперва совершенно незамеченный ею, стоял Лорд Дейриан Мираль, любовавшийся ночным Океаном с бутылкой вина в руках.
  Ктара быстро утёрла щёки и гордо выпрямила спину:
  - Не понимаю, о чём вы говорите, Лорд Мираль.
  - Брось, Принцесса, - Дейриан грациозно опустился на поручень и встряхнул волосами, позволяя ветру убрать их с лица. - Я знаю, что привело тебя сюда. Холодность и принципиальность Князя Тианшеля.
  Ктара заледенела, чувствуя всё возрастающую неприязнь к Миралю.
  - А что привело сюда Вас, Лорд?
  - О, там на балу целое море прекрасных женщин и реки лучших в мире вин, - качнул он бутылкой в сторону бальной залы. - Ну, что я там забыл, когда есть такой чудный уголок отчаяния и скорби?
  Он был так искренен и сокрушён, что против воли Ктара рассмеялась. Немного расслабившись, она тоже присела на поручень и сжала ладонями его шершавый край. Несколько минут они сидели в полном молчании, позволяя ветру обдавать их солёными потоками. Демон тянул вино и смотрел на волны далеко внизу.
  Вдруг Ктара повернулась к нему и тяжело вздохнула, решаясь на что-то:
  - Могу я задать вам вопрос?
  - Вполне. И я даже настолько пьян, что могу ответить.
  - Я красива?
  Дейриан понимающе улыбнулся:
  - О, да, Принцесса. Более, чем. Как и все Инниары. Вы взяли от них всё лучшее.
  Ктара нахмурилась:
  - Хорошо. Следующий вопрос. Я взрослая?
  - Ну, это смотря, для чего. Но там вообще-то сейчас ваше Совершеннолетие празднуют, - арши кивнул на яркий свет и тени в окнах танцевального зала. - Хотя, для настоящей войны Вы маловаты.
  - Чтобы любить?
  Арши с улыбкой опустил голову:
  - Это только Ваше дело, Принцесса.
  Ктара медленно соскользнула с поручня и встала перед Миралем.
  - Могу я попросить Вас?
  Отсветы весёлого бала хорошо освещали арши, и у Ктары была возможность внимательнее рассмотреть его. Мужчина был явно заинтригован, в красивых тёмных глазах тлел лёгкий интерес. Было в этом демоне что-то такое, что завораживало. Опасность, безумие, о котором все шептались, тайна... Но в первую очередь, он был просто красив.
  - Просите... - пожал плечами демон, отклоняясь назад.
  - Я прошу Вас стать моим любовником.
  - О, какая милая и страшная месть, - рассмеялся Дейриан, вставая. - Обсидиановое сердце Эжена будет разбито!
  - Я не шучу!
  Мираль посмотрел на девушку с высоты своего роста и прищурился, убирая ей за ухо шелковистый локон. Она была полна решимости и упрямства.
  - Давайте договоримся так, - мягко произнёс арши. - Если через месяц Вы не передумаете, я соглашусь.
  - Это не всё, - резко обозначила Ктара.
  - Какая ненасытная, - усмехнулся Алый.
  - Я хочу научиться владеть мечами.
  - Напомню, что Ваш отец - лучший мечник Шанакарта.
  - И он упоминал, что Вы - самый опасный воин Шанакарта. И обучали моего брата.
  Дейриан вздохнул.
  - Ктара...
  - Я жду Вашего ответа.
  - Что ж... Это наверняка будет очень захватывающе. А как взбесит Вашего отца, я даже представить не могу! Поэтому я просто не могу отказаться. Жду Вас завтра в полдень на Синем утёсе. Потрудитесь сами сообщить это Альшерриану.
  - С этим я, пожалуй, тоже подожду месяц. Посмотрим, какой из Вас наставник, и нужен ли мне такой любовник.
  - А это уже захватывающе, - изогнул бровь Алый, исчезая в створках дверей'.
  Ктара улыбнулась воспоминаниям, словно ощутила рядом живое тепло демона Света. По холодным камням балкона забарабанил дождь, остудил горящую кожу, внёс свежесть мыслям. Она открыла глаза и посмотрела вперёд - где-то там, за холодными чёрными волнами, горели огнями пристани Материка. Где-то там пропадал теперь демон Света.
  
  Дождь лил с такой силой, словно пытался стереть с лица земли Свободный город. Или хотя бы смыть его в Океан к рассвету.
  Алый остановил коня возле одного из ярко освещённых домов, гремящего музыкой и пьяным хохотом. На этой улице подобных ему было ещё с десяток, но интересовал демона только один. Арши спешился и снова вытер воду с лица, что действием было абсолютно бессмысленным. Ливень уже насквозь вымочил его одежду и волосы. Оставлять даркинта в такую ночь на улице было бы издевательством, поэтому Дейриан забрал почти пустую дорожную сумку и разорвал их связь, отпуская беса.
  Перейдя по затопленным водой гнилым мосткам широкую лужу, Алый толкнул дверь и зашёл внутрь. Здесь было тепло и душно, в дыму и шуме хохотала, пила и предавалась разврату целая толпа наёмников и пёстрых падших девиц. Несколько барышень сразу же подошли к нему и повисли на обоих рукавах.
  - Лорд Мираль! Как мы рады Вас видеть!
  - Вы так давно к нам не заходили! Хотите, мы Вас согреем, пока сушится одежда...
  - Вы сыграете нам сегодня?
  - Принести Вам вина?
  Дейриан покачал головой, магией быстро высушил одежду и волосы и крепко обнял беспокоившихся девиц. Они весело заверещали, хохоча и прижимаясь к демону.
  - Мне нужен Лорс, девушки. Он у себя?
  - Он наверху и пока занят. Может, мы скрасим ожидание?
  Демон рассмеялся и доверительно прищурился, спускаясь с девушками по лестнице в зал:
  - Моё время слишком дорого стоит, дамы. Вы со мной не расплатитесь!
  Девушки от такого признания пришли в восторг, лукаво переглядываясь и ещё крепче прижимаясь к Алому.
  - И сколько же будет стоить один поцелуй? - промурлыкала одна из девушек, добиваясь его внимания.
  Дейриан остановился, внимательно посмотрел на неё; его взгляд медленно, будто бы ласкающе, скользнул по щеке, по шее, по белоснежной груди.
  - Для тебя, красавица, всего один золотой.
  Она ахнула от возмущения, подруги весело захохотали, требуя от лорда назвать свою цену для них. Но девушка явно не привыкла отступать и достала из кармана золотую монету, покрутив в тонких пальчиках.
  - Я согласна!
  Алый покачал головой, делая вид, что раздумывает над соблазнительным предложением, а потом отпустил остальных девушек и резко прижал к себе дерзкую нахалку. Запрокинув её голову, арши коснулся её губ и медленно, страстно и головокружительно поцеловал. Когда он выпрямился, она едва стояла на ногах, взор её был затуманен. Дейриан тихо рассмеялся и забрал из её пальцев монету.
  - Кажется, это моё.
  - Тёмные боги! На что же Вы способны за десять золотых! - жеманно ударила девушка его по плечу.
  - Убить кого-нибудь с особой жестокостью, - безмятежно ответил арши, - как и большинство здесь присутствующих. Но красивее и быстрее.
  - Она спрашивала не об этом, - кокетливо накрутила на палец прядь его волос другая девица.
  - Сначала раздобудьте десять золотых, а там подумаем, на что их можно потратить, - подмигнул Дейриан, забирая прядь волос из чужих пальцев.
  Посмотрев вперёд, он, будто позабыв о своём обществе, прошёл сквозь шумную толпу и поднялся на край деревянного помоста, застланного яркими коврами, где стоял огромный обшарпанный рояль неизвестного происхождения. Девушки свитой последовали за ним, расположившись возле инструмента и на полу рядом с демоном. Мираль сел на табурет и откинул клап с клавиш, задумчиво погладил их прохладный лак. И заиграл, отрешаясь от окружающего мира. Когда будет нужно, Лорс его найдёт.
  Дейриан так погрузился в свои мысли, что не смог бы ответить, сколько времени прошло. Но недостаточно, чтобы притупились инстинкты. Иссалирион был ещё в десяти шагах, когда Алый резко оборвал мелодию и развернулся к нему на табурете, опираясь локтями на крышку.
  Мэр Свободного поднял ладони, признавая поражение:
  - Я даже не надеялся. Нужно поговорить.
  - Я за этим и приехал.
  - Идём наверх, - кивнул головой Лорс в сторону лестницы. - Нужно место потише, разговор серьёзный.
  - Наверх? - усмехнулся Алый. - Меньше, чем за десять золотых не пойду.
  Лорс махнул рукой и направился к лестнице.
  - Мне уже рассказали, как ты тут развлекаешься. Золотой за поцелуй? Если надоест война, всегда сможешь заняться любовью. Будешь самой высокооплачиваемой персоной в этом уютном местечке.
  - Как Лорду Шанакарта мне пока платят больше.
  - За поцелуи?
  - И за них тоже, - кивнул Алый.
  Они поднялись на третий этаж, где было гораздо тише, чем в остальном доме, и темнее. Гостям туда вход был закрыт, на этаже были личные комнаты девушек и кабинет держательницы борделя. Подойдя к нему, Лорс толкнул дверь и пригласил Алого войти. Когда арши прошёл в комнату, мэр запечатал её от подслушивания.
  - Ты приехал из-за чужаков?
  - Да, в Шанакарте обеспокоены, что Свободный город может перестать таким быть.
  Иссалирион медленно сел на стул и потёр лицо ладонью. Непривычно было его таким видеть. Дейриан привалился к косяку, скрестив руки на груди.
  - Вообще-то у них есть повод для беспокойства.
  Помрачнев, Лорс поднялся и подошёл к высокому шкафу. Присев на корточки, он поднял одну доску пола и вытащил оттуда большой тяжёлый свёрток. Вернувшись к столу, где были журналы подсчётов и бумаги, арши сгрузил его прямо поверх всего этого и раскрыл. Четыре чёрных меча блеснули в свете дешёвых магических светильников. Алый отстранённо посмотрел на них.
  Лорс навис над клинками на вытянутых руках.
  - Это чародейская сталь, Дей. Я выкупил их в Городе, чтобы они не достались чужакам. Но я не могу забрать всю сталь вообще. Они скупают её тоннами. Кажется, плавят. И их становится больше с каждым днём. Ещё несколько месяцев и, если они нападут, Город не выстоит.
  - Думаешь, им нужен Свободный?
  Иссалирион поднял на него взгляд, полный тяжелейшего предчувствия:
  - Им нужны все наши земли. Они не остановятся. Я видел их, я видел, как они смотрят на всё вокруг. Мы - убежище, но не крепость. Наёмники разбегутся или примкнут к тому, с кем будет выгоднее. Если чужаки нападут, Город перестанет существовать.
  - И о чём ты собирался меня попросить?
  - С чего ты взял, что собирался?
  Дейриан дернул плечами:
  - Ты позвал меня на разговор раньше, чем узнал, зачем я прибыл.
  Лорс выдохнул.
  - Забери их.
  - Мечи?
  - Забери их и спрячь.
  Дейриан подошёл к столу:
  - Жестокий, Печальный, Жертвенный и Усмиряющий. У тебя сейчас самая большая коллекция, Лорс.
  - Я не коллекционер, Дейриан, - жёстко оборвал мэр. - Забери их с моей земли и спрячь так, чтобы их никогда не нашли.
  Алый закрыл тканью сталь и снова туго свернул.
  - Взамен расскажи мне всё, что знаешь о чужаках.
  Иссалирион потянулся к карману потёртой куртки и вытащил флягу. Разговор состоялся долгий.
  Уходя, Дейриан воспользовался чёрным ходом и скрылся в стене глухого ночного дождя. Спрятав свёрток с клинками в своём шатре, арши снова призвал даркинта и, пришпорив его, направил к колонии.
  
  Глава 2
  Обманутые ожидания.
  
  Можно быть уверенным лишь в том, что ни в чем нельзя быть уверенным. Плиний Старший
  
  
  Ктара была зла. Очень зла. Настолько, что едва контролировала свои движения и силы. Сталь с резким звоном и скрежетом ударялась о сталь, вибрировала от ударов. Просторный зал, заполненный светом, отражавшимся от золотистого лакированного пола, буквально сотрясался от бешеной схватки двух демонов. Будь соперником Ктары сегодня кто-то слабее Тайиреля, дело вполне могло окончиться весьма печально. И не для Принцессы.
  - Я. Совершенно. Не понимаю. Как он. Мог выбрать. Эту мышь! - с каждым ударом сквозь зубы выкрикивала Ктара, наступая на брата. Тому пришлось уйти в глухую оборону, стараясь не пропустить ни одного удара.
  - Если бы ты не была так расстроена, сама бы поняла, - усмехнулся Принц, уворачиваясь от очередного выпада.
  - Я не расстроена. Я в бешенстве!
  - Я заметил, - он быстро убрал волосы со лба.
  - И я всё равно не понимаю!
  Её глаза вдруг засветились лиловым, зелень полностью исчезла из них, а кончики волос завились клочьями чёрного тумана. Девушка прищурилась и резко ударила лезвием меча по основанию клинка Тайиреля, выбивая оружие из его рук. И как только он выпустил рукоятку, Принцесса в раздражении отбросила свой меч на пол и отошла к огромному панорамному окну.
  Тайирель рассмеялся, а в её глаза вернулся привычный зелёный оттенок, смешавшись с лиловым светом. Принц подошёл к сестре и дотронулся до её плеча.
  - А ты хороша. Это талант отца передался тебе по наследству или всё-таки Алый расстарался?
   - Из Дейриана прекрасный учитель. Не его вина, что из тебя такой неспособный ученик, - всё ещё сердясь, привычно поддела она.
  - А может, я просто не обладаю твоими талантами, Ктара, - столь же привычно парировал Тайирель.
  Принцесса нахмурилась и села на пол перед окном, подтянув к себе ногу и обхватив чуть ниже колена. Арши смотрел на сестру сверху вниз, пытаясь хотя бы примерно представить, о чём именно она думает.
  Впрочем, разгадка не заставила себя ждать:
  - Неужели это действительно было так необходимо?
  Наследник опустился на пол, опершись на стену возле окна.
  - Тебе не стоит недооценивать Эллен Флорентлер. Она дочь бывшего Советника по внешней политике и действующего - по внутренней, и он очень долго искал для дочери подходящего мужа. Эллен старше, и в отличие от тебя, её поле боя - дворцовые интриги. И если она решила вести себя, как восторженная верноподданная серая мышь - значит, это нужно ей для того, чтобы Тианшель не передумал. А учитывая, как выглядит это на фоне тебя - делай выводы.
  Ктара мрачно посмотрела на саркастично улыбающегося брата.
  - Может, просто соблазнишь эту двуличную мышь?
  Демон весело рассмеялся:
  - О, нет, милая. Думаю, у Князя такой длинный список возможных невест, что на всех меня не хватит! Тем более, не останется времени на собственный список.
  - Невест? - изогнула бровь Ктара.
  - Ну, по крайней мере, они так считают, - подмигнул ей брат, вызвав усмешку.
   - А откуда ты так осведомлён об Эллен? Она уже побывала в списке?
  Тайирель качнул головой:
  - В отличие от Эжена, мне нравятся брюнетки. И если бы ты была чуть внимательнее к болтовне своих фрейлин, то услышала бы много интересного. Они постоянно жалуются мне друг на друга и прочих стерв Шанакарта. Женщины...
  - И ты действительно всё это слушаешь?
  - А как ты думаешь, откуда Эльмирриан получает пищу для своих интриг и плетёт новые?
  Девушка возмущённо ахнула:
  - Продажный Наследник!
  - Всё во благо Короны, - мученически воздел к потолку глаза тот.
  - А если я тебе пожалуюсь на одну стерву Шанакарта, меня тоже выслушаешь?
  - Твои интересы - мои интересы, ты ведь знаешь.
  Он приглашающе распахнул объятия, Ктара пододвинулась к нему по лакированному полу и уютно устроилась на груди брата. Арши обнял её и погладил по волосам. И покрутил в пальцах кончик острого локона.
  - Но ты должна лучше контролировать свои эмоции. Не нужно давать повод окружающим усомниться, что мы унаследовали внешность от Тианрэля.
  - Главное, что не характер.
  - Насчёт тебя не уверен, - фыркнул Принц.
  - Плохой брат.
  - Отвратительная сестра, - поддержал её арши и взял за руку. На мизинце Принцессы блеснуло тонкое чёрное кольцо. - Хаос в тебе так силён, потому что вся твоя жизнь - хаос. Наведи порядок в своей голове и в своих чувствах, Ктара.
  Девушка подняла на него взгляд:
  - А тебе это удаётся?
  - Относительно. По крайней мере, я всегда знаю, чего хочу.
  - И чего же?
  Наследник усмехнулся одним уголком губ и поудобнее обнял её, по-кошачьи щуря глаза. Хаос связывал их крепче любых клятв, делая вечными союзниками. Этого не было дано понять и узнать никому, но они действительно были спаяны и надёжны более, чем обсидиановая пара отца. Они были двумя частями безграничного Хаоса, подпитывая друг друга и разделяя Силу.
  - Слишком многого, Ктара.
  
  Поселение, которое основал Галлард для своих арши, или колония, как называли его Горожане, находилось всего в двадцати милях от Свободного, на месте одной из разрушенных войной почти столетие назад деревень. Демоны занимали не всю её площадь, только побережье, и на заросшем пустыре с редкими обломками ещё встречались ветхие остовы домов и каменная мельница с обрушенными крыльями. С неё открывался прекрасный вид на поселение, и несмотря на высокие стены, чужаки были как на ладони.
  Алый недвижимо сидел на толстой балке затяжки и следил за колонией через одну из дыр в гнилой серой крыше. Арши собирали оружие, тренировались, за день из ворот выехали два отряда по пять воинов, и въехал один. А ещё Дейриану удалось увидеть то, что подтвердило опасения Тианшеля - Калерну Свиорден. Если она здесь, значит, Галлард действительно вернулся.
  Наблюдение и ожидание как нельзя лучше способствовали мерному течению его мрачных мыслей. Даже сбежав из Шанакарта, от них он сбежать не мог. А чародейские мечи... Дейриан качнул головой, будто пытаясь выкинуть из разума ядовитую мысль. Но это тоже было невозможно. Стоило только закрыть глаза, как перед ними вставала залитая солнечным светом гостиная Эльмирриана Инниара. Как давно это было, а память сохранила, словно вчера.
  '- Значит, теперь ты тренируешь Принцессу? - Эльмирриан гостеприимно передал ему бокал и сел напротив. - И как давно?
  - Пару месяцев. Она попросила меня, пока ты был в отъезде.
  Инниар хмыкнул, обдумывая ответ.
  - Попросила? Какая смелая девочка. Значит, ты распугал от себя ещё не всех придворных дам? Впрочем, не важно. Альшер ужасно разочарован. Они с Шеларой до последнего надеялись, что Ктара не возьмётся за меч, и у Шанакарта будет только один Наследник.
  - Да, он мне уже высказал всё своё разочарование, - Алый мрачно посмотрел в сторону, припоминая негодование Наместника, когда любимая дочь заявила, что будет добиваться права носящей оружие. - Но Ктара довольно уверена в своих желаниях.
  Эльмирриан наклонил голову набок.
  - Не могу сказать, что меня самого такая перспектива не устраивает, но я не уверен, что Принцесса доведёт начатое до конца. Тем более, осенью её ждёт Академия.
  Дейриан поболтал коньяк в бокале. Солнце делало его похожим на расплавленное золото.
  - Принцесса просит быть её телохранителем и наставником на время обучения в Академии.
  - Ты не забыл, что у тебя прибавилось дел в Шанакарте с отставкой Селлестераля?
  - У меня и подчинённых прибавилось с его отставкой, теперь я не обязан делать всё сам, хотя и могу. Я найду немного времени.
  - Думаешь, из неё выйдет толк? - удивился такой нетипичной для Мираля безотказности арши.
  - Она делает успехи. Если выдержит обучение до конца, станет настоящим воином.
  Эльмирриан кивнул, принимая ответ.
  - Она же демон Стали, у неё есть предрасположенность. Но ей не нужно заходить настолько далеко, - задумчиво произнёс Князь. Вдруг взгляд его изменился: - Тайнира ведь тоже была Стальной?
  - Была, - ровно подтвердил Мираль, продолжая любоваться коньяком.
  - И ты ведь не думаешь, что...
  - Не думаю, - прервал его Алый, прямо гладя в глаза. Следующие его слова заставили Инниара едва заметно поморщиться. - В отличие от тебя, я не гоняюсь за призраками. И не вижу Тайниру в каждой Стальной демонице.
  - Кроме того, наверняка этого не узнать, пока она не вспомнит прошлые жизни, - арши приподнял руку с подлокотника и потряс в воздухе ладонью. - И я не пытаюсь тебя убедить, я тебе напоминаю.
  - Не стоит. Для меня прошлое останется в прошлом. Каким бы ни было будущее.
  - Значит, проблем с этим не будет при любом исходе?
  - Нет.
  Инниар вздохнул, раздумывая, нет ли подвоха или лукавства в словах друга, но Алый был абсолютно искренен. Яркий свет, падавший из окна, освещал фигуру демона, и тот расслабленно прикрыл глаза, словно задремал, вытянувшись в кресле. Если бы перед Эльмиррианом замаячила перспектива встретить погибшую жену, он бы полностью поддался искушению, Алый же этого вовсе не хотел, несмотря на все обстоятельства.
  Князь нахмурился и подался вперёд.
  - Поражаюсь твоей выдержке.
  - Научить? - Дейриан приоткрыл один глаз и улыбнулся.
  - Не нужно. Поражаюсь не значит, что завидую. Я прекрасно знаю, на чём держится твоё хрупкое душевное равновесие. На крайностях. Либо отдаёшься желаниям с головой, либо полностью их игнорируешь.
  - Я живу в гармонии с собой.
  - Кровь, война и пороки?
  - Да-да... В полной гармонии.
  Инниар покачал головой, сдаваясь и откидываясь на спинку кресла.
  - Надеюсь, ты знаешь, во что ввязываешься.'
  Дейриан вдохнул глубже пыльный тёплый воздух заброшенной мельницы. Во что он ввязывается, стало известно уже очень скоро: первое же воспоминание Принцессы осложнило всё, что только могло...
  От дальнейших мыслей Алого отвлёк едва слышный, на уровне простого колыхания воздуха, шорох. Дейриан бесшумно взял с балки чёрный меч.
  Непрошенный гость затаился, будто тоже почувствовал угрозу.
  Алый задержал дыхание, позволил своим вишнёвым глазам затянуться чернильной чернотой, а потом медленно втянул носом воздух и улыбнулся, обнажая белоснежные клыки. В ответ на его улыбку послышался уютный шорох клинка о ножны. Какая неожиданная встреча...
  
  Шелара, поджав под себя одну ногу, сидела на краю кровати и скептически смотрела на Иллиабель, вдохновенно раскладывавшую таро на шёлковом покрывале. Демоница в нежном сиреневом платье сосредоточенно рассматривала открытые красочные карты, потом хмурилась, перекладывала несколько из них, потом что-то убирала, потом что-то докладывала, и повторяла всё заново.
  - Ну что, не сходится пасьянс? - зевнула Шелара, прикрывая ладошкой рот. Время близилось к закату, и после вчерашнего затянувшегося бала отчаянно хотелось спать.
  - Это не пасьянс! - огрызнулась арши и снова уставилась на яркие картинки. - Это расклад на будущее. И с каких пор ты разделяешь мнение моего мужа и моего сына?
  - Иллиабель, из тебя гадалка, как из меня алхимик.
  Демоница неодобрительно поджала губы.
  - Тем не менее, я предсказала твоё появление в Замке!
  - Да, а я сделала пару десятков отличных ядов. В этом вообще преимущество алхимии - любое не получившееся зелье можно использовать как яд.
  Иллиабель пропустила нелестное замечание мимо ушей и изящно поправила белоснежные волосы.
  - Карты говорят, что грядёт нечто ужасное, - она подняла с покрывала карту с расколотой на части башней, затем ещё одну - с изображением Тёмного Бога, пожирающего разбегающихся перед ним людишек.
  Шелара не впечатлилась:
  - Да-да, Старейшины это на каждом Совете теперь говорят. Может, тоже расклады делают? Одолжи им эти две карты, и их доклады будут ещё убедительнее.
  - О, ты ужасная упрямица! - Иллиабель бросила карты обратно. - Совершенно как Альшер! Над нами нависает какая-то гибельная опасность, а вы не слушаете.
  - И что за опасность?
  - Не знаю, - она откинула за спину волосы и начала указывать на карты по отдельности и вместе. - Какой-то король, какой-то Тёмный Бог, битва... Опасность для Шанакарта... Двойка мечей...
  - Вот, поэтому и не слушают, - резюмировала Шелара, потягиваясь.
  Сдаваясь, демоница собрала карты в колоду и начала медленно тасовать. Смутная тревога, вселившаяся в её сердце после увиденного расклада, не покинула его, закрепившись. Как демон Смерти, она могла её предчувствовать за много месяцев.
  - Как там Ктара после вчерашнего бала?
  Шелара погрустнела:
  - Весь день провела с Тайирелем. Утром чуть не убила его на тренировке. В общем, расстроена.
  - Вполне её понимаю. Когда я узнала, что Эль-Ризар женится на эльфийке, я разбила в своей комнате всё, что билось.
  - Она пока порывалась только выпить всё, что горит, но Тай её успешно отвлекает, не позволяя переходить грани разумного.
  - Вам удивительно повезло, что они так близки. Никогда такого не было, чтобы настолько сильные наследники уживались вместе.
  Шелара невидяще посмотрела на карты Иллиабель:
  - Да, нам очень повезло...
  Демоница вздохнула, принимая отстранённость невестки за беспокойство о дочери.
  - Знаешь... Сначала мне казалось, что я не смогу жить без Эль-Ризара, и я собиралась бороться до последнего. Но потом, стоило только произнести клятвы у алтаря, все прошлые чувства будто подёрнулись туманом. Я не знаю, как испытывает наши узы человек, но могу рассказать, что чувствует демон. Это как постоянное притяжение. Когда вы рядом, оно так естественно, что ты можешь даже не замечать его. Только любой неосторожный жест притягивает твой взгляд и будит желание, необходимость хотя бы просто прикоснуться. И измены невозможны, просто потому, что никто больше не даст тебе этих эмоций, не тот вкус, не те объятия, не та половина души. Целостность ты чувствуешь только с одним демоном. Потому что ритуал действительно отдаёт часть твоей сущности супругу.
  - К чему ты это говоришь? - отвлекшись на мысли о Хаосе, связавшем её детей, Шелара не совсем уловила смысл её слов.
  Иллиабель мягко улыбнулась:
  - Ты не должна так беспокоиться о чувствах Ктары. Альшер прав, когда говорит о том, что ша-ирлеш излечит любое разбитое сердце.
  А Шелара вдруг подумала, что же будет, если кто-то из арши действительно разделит с Ктарой и Тайирелем их Хаос. И почему-то осознание этой возможности холодом обожгло внутренности.
  
  В столпах густого закатного света, бьющего в дыры в стенах мельницы, носились пылинки. Алый, словно большой кот, недвижимо прослеживал их рой - от каждого мельчайшего движения, даже от дыхания наёмника, пришедшего его найти, они испуганно взметались и ускоряли свой танец. Наёмник прятался за обломками балок и досок, когда-то бывшими массивным потолком, и те довольно надёжно скрывали его, хотя и мешали рассмотреть Алого. Дейриан спокойно ждал. Скоро солнце опустится ниже и ослепит пришедшего, тогда у демона Света будет пара мгновений, чтобы...
  Отсчитывая про себя секунды, Дейриан наметил путь. И как только солнечный диск коснулся горизонта, и лучи ослепили наёмника, арши спрыгнул с балки на каменный пыльный жернов, упруго оттолкнулся и, приземлившись, встретил немного дезориентированного наёмника лезвием чародейского клинка к горлу, почти касаясь кожи. Тому пришлось отреагировать на шум и выйти из укрытия, но глаза ещё не привыкли к быстрой смене света и тени, и всё, что он смог сделать - выставить перед собой оба меча, что не очень бы помогло, будь намерения Алого решительнее.
  - Несказанно рад встрече, Наместник. Как супруга? Как вчерашний бал?
  - Супруга прекрасна, бал скучен. А Вы, лорд Мираль, как всегда непредсказуемы.
  Шерри прищурился, что не сулило ничего хорошего, и отступил, отдаляясь от чародейской стали. Алый опустил меч и оперся на его рукоять, будто на трость. Наместник отправил обсидиановые мечи обратно в ножны.
  - Ты сам решил сыграть, - пожал плечами Дейриан, пропуская его вглубь мельницы. - С тобой было гораздо веселее, когда мне нужно было тебя убить. Сейчас ты расслабился и теряешь сноровку.
  - Может, ты и прав.
  Шерри легко запрыгнул на край жернова, взошёл по нагромождению хлама вверх и, подтянувшись, уселся на затяжку, послужившую Алому наблюдательным пунктом.
  - Откуда у тебя чародейская сталь? - спросил он, глядя на колонию. Там в сумерках зажигались огни.
  Дейриан посмотрел на меч в своей руке.
  - По дороге нашёл. Нравится?
  - Эжен докладывал на Совете, что чужаки ищут эти мечи. Полагаю, это один из тех, которые выкупил у своих горожан Лорс?
  - Всё может быть, я не присматривался.
  Мираль в пару прыжков оказался на балке перед беловолосым демоном, и застыл, балансируя с мечом. Древнее дерево опасно затрещало, вниз посыпалась пыль и какие-то щепки, но затяжка выдержала груз. В первые мгновения Шерри приготовился к падению, уцепился за край балки, чтобы его проконтролировать. Дейриан рассмеялся, удостоившись гневного взгляда.
  - Не любишь ты рисковать, Наместник.
  - Ты мне тоже в общем-то не нравишься, Мираль. Что тебе удалось узнать?
  - Я видел Калерну, - сразу перешёл к главному арши и сел на балку, скрещивая ноги и кладя перед собой клинок. - А ещё как они отправляют в разные стороны Материка отряды по пять демонов. И один отряд въехал сегодня в ворота. Символика у них... Впрочем, сам видишь.
  - Вижу, - кивнул Шерри, рассматривая поселение. - Думаешь, увлеклись идеями Ордена Двенадцати?
  - Галлард будет подревнее этого Ордена... - протянул Алый. - Не думаю, что им будет толк от некромантских верований в Тёмного Бога. Может, там всё наоборот было? Слишком много похожего.
  - Я тоже об этом думал. Но некроманты всё-таки обращались именно к силам Тёмного Бога. Особенно при изготовлении оружия.
  Шерри красноречиво посмотрел на клинок в руках Безумного лорда. Тот приподнял его на открытых ладонях.
  - Жертвенный. Хочешь познакомиться поближе?
  - Дейриан?
  Алый шумно выдохнул и уронил голову на плечо:
  - Нет у меня больше проблем с ними. Теперь я знаю, что не чародейская сталь убила её, а я. К счастью.
  Собеседник предпочёл не комментировать сомнительное утверждение.
  - Эжен говорил, что колонию населяют примерно полсотни демонов. Что ты скажешь на это?
  - Что сиятельный Жемчужный Князь считать не умеет. Их примерно полторы сотни. И ещё какое-то количество прочёсывают Материк. Они что-то ищут. И сдаётся мне, не только некромантский металлолом. Кстати, а ты зачем искал меня?
  Сведения, озвученные Алым, совершенно демона не порадовали. Он нахмурился, прожигая взглядом злополучное поселение.
  - Мы с Эльмиррианом решили, что отправлять тебя в одиночку слишком опасно.
  - О, какая милая забота, я польщён! - кокетливо воздел взор к дырявой крыше Дейриан. - Хорошо, что я тебя не убил при встрече, будешь меня спасать!
  - Опасно для дела, а не для тебя, - разочаровал его Шерри. - Спасать себя сам будешь.
  - Как всегда... Ладно, раз уж нас двое, может, поймаем один отряд и допросим? У меня тут как раз меч новый. Обмыть надо. Кровью.
  Беловолосый арши медленно кивнул:
  - Идея неплоха. Какой предлагаешь ловить? Въезжающий или выезжающий?
  Алый поводил головой из стороны в сторону, принимая решение.
  - Давай выезжающий. Руки у них пустые, но они больше знают.
  Долго ждать не пришлось. Как только солнце окончательно село, ворота поселения распахнулись, выпуская в поле новый отряд. Снова пять арши. На их плащах ярко выделялась двенадцатилучевая звезда.
  - Пора, - кивнул Шерри, и демоны одновременно спрыгнули вниз. - Дадим им фору, чтобы ушли подальше от колонии, и догоним.
  Отряд почти скрылся на горизонте, когда Шерри и Алый вскочили на даркинтов и пустились в погоню. К счастью, посланники Галларда не слишком спешили, и догнать их оказалось делом нетрудным. Трудным делом оказалось заставить Алого хоть кого-то оставить в живых...
  Они были уже близко, когда их наконец заметили. Отряд развернулся, в блёклых сумерках послышалась грубая ругань и зазвенели раскрывавшиеся тшары. Дейриан хлестнул ближайшего к себе демона своим тшаром, заливая его даркинта кровью и срубил голову жертвы чародейской сталью. Шерри парировал хлёсткий удар двумя мечами, его конь начал теснить даркинта противника, а тшар Алого уже нашёл новую добычу. Брызги горячей крови окропили лицо Безумного лорда, заставляя его терять контроль. Глаза заволокло чернотой, и арши рванулся вперёд. Кажется, сталь противников проходила сквозь него, не оставляя никаких ран, никакого вреда. Словно зачарованный, демон просто крушил и разрывал отряд Галларда на части.
  - Мираль, стой! - крикнул ему Альшер, останавливая залитого кровью лорда с занесённым снова Жертвенным.
  Сделав над собой усилие и откинув с лица промокшие волосы, он развернулся. В глазах плескалась пустая чернота. Перед ним на земле, держась за раненую грудь, тяжело дышал последний выживший.
  - Да ладно, допросим, что останется... У них там ещё больше сотни демонов.
  - Хватит, - Альшер спешился и подошёл к раненому, на губах которого уже пузырилась кровь.
  Дейриан облизнулся и спрыгнул в смятую блестящую от крови траву. Беловолосый демон присел перед выжившим и начал задавать вопросы, кто они, откуда, какое задание получили.
  - Всё-таки, допросы - моя работа, Наместник, - Алый подошёл к своей жертве, грубо схватил за шиворот и поднял над собой. Кровь дождём падала на него. - Ты расскажешь мне всё.
  Пленник закашлялся.
  - Неправильный ответ, - усмехнулся Дейриан, сжимая ладонь и опаляя его лицо иссушающим Светом. - Подумай ещё раз.
  Альшер покачал головой и отправил Обсидиановые мечи в ножны, предварительно очистив их. Сорвав чистую травинку, он закусил её и сложил на груди руки, глядя на демона Света. Не сказать, что он полностью одобрял работу Алого, но признавал, что она всегда была крайне действенна. Он добивался ошеломительных результатов, чередуя пытки и полную деморализацию противника своей невменяемостью. Прошло каких-то пять минут хохота, зубоскальства и жестокости, и чужак был полностью раздавлен. Выжить он уже не надеялся.
  - Я расскажу всё, абсолютно всё, только отпусти меня, - кашлял он, пытаясь отползти от Дейриана, и с ужасом глядя на абсолютно равнодушного Шерри.
  - Ну, если расскажешь, отпущу, - прижал ладонь к сердцу Мираль, приятельски улыбаясь. - Клянусь честью!
  После этого обещания пленник начал быстро-быстро рассказывать всё, что только знал. С того самого дня, как сам пришёл из Тайлоса в Лестелль. По большей части, то, что он рассказывал, арши уже знали или догадывались, но были и новые сведения.
  - Мы ищем лорда, сбежавшего из Шанакарта. Его имя - Вилькортин. Нам приказано найти его и доставить Галларду. Он хочет использовать его знания и опыт, чтобы подготовить нападение на Шанакарт. Другие отряды ищут чародейскую сталь и союзников. Как только из Тайлоса прибудет наша армия, Галлард начнёт поход.
  - Почему вас так мало сейчас? - Шерри выплюнул травинку.
  - Мы готовим оружие. Нельзя привлекать слишком большое внимание. А ещё тела... На их создание у Галларда уходит слишком много времени. И ему не удаётся пока сделать заклинание устойчивым, умирая, мы возвращаемся в Тайлос.
  - В Тайлос, говоришь... - снова улыбнулся Алый и наступил на разодранную грудь, занося над ним Жертвенный.
  - Ты клялся... - сдавленно просипел демон.
  - Нет у меня чести, - сухо ответил Дейриан и оборвал мучения пленника.
  - Нужно уничтожить тела, - огляделся вокруг Шерри, и Алый сжёг их Светом. - Значит, Вилькортин... Кто бы мог подумать.
  - Если они ищут Вилькортина, значит, кто-то в Шанакарте сказал им, что он сбежал, - устало произнёс Мираль, очищая одежду.
  - Почему думаешь, что это не сплетни из Свободного?
  - Потому что это слишком старые сплетни. Об этом мог спрашивать только тот, кого волнуют дела не Шанакарта в целом, а Замка. Причём, за последние восемьдесят лет.
  - Калерна... - Шерри прикрыл глаза, поражённый догадкой.
  Дейриан кивнул и поднялся в седло, подобрал поводья.
  - Прикажи моим арши проследить за её семьёй.
  - А ты куда?
  Алый посмотрел вдаль:
  - Я вернусь в Свободный и разузнаю, кто что слышал о мечах и Вилькортине.
  
  Ктара легла в свою огромную и прохладную чёрную постель и погасила кварцевые светильники. Комната заполнилась тихой ночной темнотой, от широких окон потянулись лунные лучи, растягивая тени. Тишина звенела в ушах, давила пустотой. Отгоняя это ощущение, Ктара глубоко вздохнула и запустила ладонь в волосы, расправляя их по подушке. Пальцы наткнулись на острые маленькие звёздочки, оставшиеся в прядях. Покрутив одну из них в пальцах, Принцесса вдруг почувствовала, насколько она здесь одинока. Тревожный неуютный ком засел под грудью, не давая уснуть, не давая спокойно дышать. Лёжа на мягких подушках, она с тоской смотрела в высокий потолок и до боли сжимала острые края звёздочки.
  Не находя покоя, Принцесса повернулась на бок и посмотрела в окно. Такой ужасный, такой длинный день. И как же ей хотелось, чтобы сейчас, как множество раз до этого, её обняли такие привычные и надёжные руки. И пусть её сердце принадлежит другому, пусть их связывает только её приказ, но ведь никто больше не оберегал её так, как демон Света. С того самого дня, как...
  'Ктара рухнула в траву, холодное остриё клинка упёрлось ей в горло, где бешено пульсировала жилка. Она снова проиграла. Снова. Девушка выдохнула и посмотрела вверх, в безжалостные вишнёвые глаза демона, сжимающего рукоять меча. Он действительно был и оставался лучшим воином Шанакарта, и ужасно напоминал её карающего ангела из человеческих мифов.
  - Уже лучше, - Алый убрал оружие от её шеи. И подал ей руку, чтобы поднялась. - Ты быстро учишься.
  - Ещё раз! - Ктара приняла его ладонь и легко поднялась с земли, оказавшись так близко к нему, что их разделяли считанные дюймы. - У меня почти получилось.
  Демон улыбнулся и покачал головой:
  - Нет, хватит с тебя на сегодня. Я чувствую твою усталость. Движения теряют точность. Ещё минут десять, и ты меча поднять не сможешь.
  Спорить она не стала, как и отпускать его руку. Наоборот, сжала сильнее и прищурилась, наклоняя голову и внимательно глядя ему в глаза.
  - Ты помнишь, какой сегодня день?..
  - Помню, - спокойно ответил он. - Ровно месяц, как ты проигрываешь мне поединок за поединком.
  Ктара лучисто улыбнулась, затем поднялась на цыпочки и поцеловала демона в бледные губы, прикрывая глаза.
  - Значит, ты не передумала? - с едва заметным разочарованием вздохнул арши.
  Принцесса покачала головой и обвила его шею тонкими руками, снова приподнимаясь и прикасаясь к губам. Они были такими мягкими, такими соблазнительными... Стоило лишь раз поцеловать его, и остановиться стало просто невозможно.
  Да, месяц назад её предложение было спровоцировано лишь отчаянием и ущемлённой гордостью, и он знал это даже лучше неё. Но теперь всё было иначе. Став её наставником, Алый открылся ей с совершенно других сторон. Он потрясающе двигался, потрясающе говорил и смеялся, потрясающе пах пряной травой и тёплым кедром, он был так погружён в своё загадочное безумие... Дейриан стал для неё ходячим грациозным соблазном. Что-то необъяснимое неумолимо влекло её к этому арши. И сейчас она целовала и целовала его, растворяясь в этом поцелуе, наслаждаясь просто возможностью сделать то, что так давно хотелось, и ещё больше сводя с ума Безумного лорда.
  Только, когда его горячие пальцы коснулись её прохладной обнажённой спины, девушка заметила, что он расстегнул мелкие жемчужные пуговицы её блузки. Нетерпеливо дёрнув плечиком, она заставила шёлк соскользнуть в густую траву, и теперь её мягкую грудь прикрывало лишь тонкое полупрозрачное кружево. Арши повторил длинными пальцами узор белоснежного покрова и остановился на шёлковой лямке, медленно сдвигая её с плеча.
  - Ты ведь понимаешь, что нас может кто-нибудь увидеть?
  - Этот кто-нибудь глазам своим не поверит, - прошептала Ктара, запуская пальцы в прохладные рубиновые волосы и снова целуя демона.
  Их тела почти соприкасались, она чувствовала тепло, которое излучало его тело. Ктара сняла с мужчины рубашку и изучающе прикоснулась к загорелой гладкой коже, покрытой мелкими шрамами и чёрными лентами татуировки.
  - Расскажешь мне о каждом из них? - она наклонилась и провела губами по неровному шраму, пересекавшему его левое плечо. Она прижалась к нему, чувствуя, как быстро бьётся его сердце.
  - Расскажу, - Дейриан взял её за подбородок и поцеловал, обнимая сильнее, а потом бережно уложил на прохладную траву, оставаясь в её объятиях. - Я расскажу тебе, всё, что ты захочешь.
  Ктара улыбнулась и закрыла глаза, чувствуя, как Алый целует её в шею, как его правая рука поддерживает её голову, а левая выводит потрясающие узоры на коже, от которых выступают иголочки мурашек. Его длинные красные волосы скользили по её белоснежной груди, волнующе тревожили нервы, пока поцелуи демона всё ниже опускались по телу девушки. Дейриан положил тёплую ладонь ей на бедро и языком проложил тонкую влажную дорожку от её живота до ключицы, заставив Принцессу жарко выдохнуть.
  - И сказку? - пробормотала она прямо в его губы.
  - Жила-была одна совершенно бесстыжая и соблазнительная Принцесса...
  - Ну, это не сказка, это жестокая реальность... - улыбнулась героиня сказки, прикрывая лиловые глаза.'
  
  Тайирель сел в кресло рядом с Ктарой и повернулся к ней, лучась улыбкой. В Малом зале, в котором и застал их дождливый серый полдень, было непривычно пусто - кроме них двоих на неурочное собрание, которое затеял Наместник, ещё никто не подошёл.
  - Как спалось, Принцесса?
  - Ужасно, - честно призналась она, прикасаясь к переносице пальцами. - Заснула на рассвете. И только благодаря заклинанию.
  - Сочиняла планы завоевания Тианшеля?
  Ктара тяжело вздохнула и посмотрела на место, которое на заседаниях занимал Эженталль. Со вчерашней ночи она так и не нашла успокоения для своей души, и сомнения разрывали её на части. Наверное, когда она увидит его, всё встанет на свои места. А если нет?
  Девушка прикусила губу.
  - Тай, как ты думаешь, - осторожно начала она, - возможно ли любить сразу двоих?
  - Несомненно, милая. Я всегда так и поступаю. Люблю тебя и себя.
  Ктара усмехнулась, устало укладывая запястья на подлокотники.
  - В таком случае, мой список вырастает вдвое.
  - Значит, ты счастливая женщина, у тебя всегда есть выбор.
  Девушка совсем не счастливо вздохнула и достала из кармана чёрного платья конверт:
  - Сегодня за завтраком мне доставили вот это.
  Тайирель забрал бумагу из её руки и с шорохом развернул письмо.
  - М-м-м, надушенный, - его глаза пробежались по строчкам. - Значит, досточтимая леди Эллен нижайше просит тебя почтить её вниманием и прийти к ней на чай в резиденцию Князя? Сильно. На твоём месте я бы не пил её чай и взял меч. Она явно решила нанести удар первой.
  Ктара отвернулась.
  - Она уже переехала к нему в резиденцию!
  Наследник тихо засмеялся, складывая послание:
  - Читать морали тебе не к лицу, Ктара. И она не переехала бы, если бы на то не было воли Князя.
  Девушка едва не застонала:
  - Ты вроде бы должен быть на моей стороне!
  - Это не значит, что я должен тебе врать. Мне кажется, тебе стоит принять приглашение и встретиться с ней. Так ты сможешь узнать своего врага ближе и оценить силы. Она, вероятно, собирается сделать то же самое.
  - Думаешь, она уже записала меня во враги?
  Тайирель погладил её по щеке костяшками пальцев:
  - Большой глупостью с её стороны было бы этого не сделать. Она прекрасно осведомлена о твоих намерениях. И полагаю, знает, что ты можешь их осуществить.
  Впервые за этот хмурый день Принцесса улыбнулась. Брат был упоительно прав. Если бы Эллен Флорентлер была полностью уверена в том, что Эженталль целиком принадлежит ей и не передумает у алтаря, ей не было бы нужды встречаться с Ктарой. Тем более, в его резиденции - чтобы продемонстрировать, что она уже хозяйка. Она себя выдала, а значит, почти проиграла.
  Опьяняющее чувство азарта теплом разлилось в животе, и демоница позабыла обо всех сомнениях, не дававших ей сегодня уснуть. Чем же Эжен выдал себя? А он выдал... Ктара не смогла сдержать самодовольной улыбки. В сердце пришёл покой.
  Внезапно распахнувшиеся двери застигли Принцессу врасплох, и она испуганно посмотрела на вошедшего в зал Шейлирриана, возвращаясь от иллюзий к реальности. За Императором мрачно следовали Князь Инниар, Наместник и трое воинов из тайной службы. Тайирель выпрямился на стуле, ожидая, когда вошедшие рассядутся.
  - Сегодня мы в урезанном составе, - напряжённо сказал Шейлирриан, усаживаясь во главе аметистового стола. - Я разослал приглашения на Совет Князьям и Миралю на завтра, но сегодня нам нужно обсудить несколько важных вопросов перед заседанием.
  - Что-то серьёзное случилось? - подалась вперёд Ктара, складывая руки перед собой на столешнице.
  Альшер посмотрел на дочь, на сына.
  - Вчера мы получили подтверждения, что колония, заинтересовавшая нас, основана выходцами из Тайлоса под предводительством Галларда. И знаем их примерный план. Есть так же подозрения, что в Замке и среди Князей могут оказаться вольные или невольные осведомители Лартиана.
  - Сегодня мы должны составить список арши, которым можем доверять, и план мероприятий по проверке остальных, - подхватил Император. - Давайте не будем терять время. Альшерриан, расскажи, что удалось узнать вчера.
  
  Галлард вышел на улицу под дождь из душного, как ему казалось, дома и остановился на верхней ступени, осматривая свои скудные владения. Поселение росло, демоны прибывали через порт, который он создал. Но всё происходило слишком медленно. А Провидица продолжала спать. Он уже почти всё перепробовал.
  - Повелитель, Вас что-то тревожит?
  Он обернулся. Опять Калерна. Она смотрелась так чуждо в этом месте, среди воинов, похожих на наёмничий сброд Свободного города. Тёмное платье из зелёного бархата делало её волосы ещё ярче, а кожу бледнее. Настоящая леди. Место этой женщины было совсем в других декорациях.
  - Я не могу пробудить Тиннерис, - арши оперся на поручень. - Она оставила для меня подсказку, но я не понимаю, что я должен сделать.
  Демоница отвела глаза, складывая на груди руки.
  - Я заново пролистала все дневники, но не нашла ничего полезного. Впрочем, Вы и сами видели.
  - Нужно искать новые источники, - кивнул Лартиан.
  - Повелитель! - к ним сквозь толпу пробивался один из воинов, отправленных на рассвете на поиски следов Вилькортина.
  Галлард отступил от поручня, всё его внимание теперь принадлежало тому, кто принёс недобрые вести:
  - Повелитель. Мы нашли в поле оружие отряда, высланного Вами вчера.
  - Оружие?
  - Да, всего один тшар, вернее его остатки, весь в крови. Вокруг - смятая трава, следы копыт и борьбы.
  - Что-нибудь ещё?
  - Никто их не видел, отряд до места назначения не доехал. Мы думаем, они убиты.
  - Вы видели что-то ещё, кроме крови на тшаре?
  - Нет, но от того места нет никаких следов отряда. Они будто канули в телепорт.
  Калерна нахмурилась и быстро посмотрела на Галларда, потом снова на воина:
  - А что именно вы видели? И где лежал меч?
  Демон последовал её и примеру и, прежде, чем ответить, посмотрел на Лартиана.
  - То, что от него осталось, было втоптано в землю. Рукоятка отсутствовала, будто её срезало. А трава вокруг была цела, хоть и смята.
  Красноволосая демоница вздохнула, задумчиво поводя головой и прищурилась. Её движения не укрылись от Повелителя.
  - Ты что-то знаешь об этом? Видела подобное?
  - Нет, я слышала о подобном. И множество раз. Так прибираться после убийства может только один демон Света из Шанакарта. Один из Высших Лордов, Дейриан Мираль.
  - Ты уверена?
  - Да. Только у него есть Силы на подобное. Он безумен и абсолютно не сдерживает свою магию, но при этом и абсолютно её контролирует.
  Галлард стиснул челюсти. Дождь усиливался, улицы повеления превращались в грязь.
  - Принесите тшар в мой кабинет. Калерна, нам пора.
  Он развернулся и направился обратно в дом. Демоница поспешила следом.
  - Он действительно безумен?
  - Да, после того, как он собственноручно убил жену, он совершенно сошёл с ума. В Шанакарте его так и называют - Безумным Лордом. И он всегда был предан присяге. Мираль опасен для нас.
  - Расскажи мне о нём всё, что знаешь и помнишь, и мы подумаем, что ему предложить.
  
  - Ваше Высочество! Как же я рада видеть Вас в нашем доме! - расцвела отвратительно доброжелательной улыбкой леди Флорентлер, провожая Принцессу в гостиную, где их ждал чай.
  Ктара, одетая в мерцающее чёрное платье из полупрозрачных вышитых тканей с открытыми плечами, шла за Эллен в сопровождении двух стражей и с горечью смотрела на то, как меняется дворец Князя. Едва заметно глазу, но всё же. Некоторые вещи были переставлены, некоторые заменены. Никогда здесь не было столько удушающих букетов, всегда только строгая красота света, пространства, изящных светлых вещей и порядка. Теперь же... С каждым шагом разочарование всё больше душило её.
  - Прошу Вас, - Эллен по-хозяйски распахнула створки и отступила на шаг, склоняя голову.
  Ктара вошла в светло-голубую гостиную, подав рукой знак телохранителям остаться снаружи, и заняла место на белом мягком диване перед накрытым столиком. С тихим щелчком закрылся замок, и леди Флорентлер присоединилась к ней. Сияющая и светлая, в золотистом платье, по которому струились такие же золотые волосы, она составляла полную противоположность Принцессе.
  - Какой чай Вы предпочитаете? - великосветски спросила демоница, указывая на несколько разноцветных чайников на серебряном подносе. - Я взяла на себя смелость приказать слугам заварить несколько сортов.
  - Да, для этого Вам действительно понадобилась смелость, - улыбнулась одним уголком губ Принцесса. - Приказывать слугам Князя... Бросьте, Эллен, как будто Вы действительно меня чай позвали пить.
  Женщина сухо поджала губы, гордо выпрямляя спину.
  - А Вы откровенны.
  - Я ценю своё время и не люблю терять его попусту. Поэтому давайте сразу перейдём к тому, что Вы хотели мне сказать. Ваши намёки, что Вы здесь хозяйка, я уже поняла и оценила. По-своему, конечно. Мне кажется это очень амбициозным и забавным. Так что, можете дальше не вуалировать.
  - Удивительно, просто удивительно, - мягкий взгляд истинной леди сменился на лёгкое пренебрежение. - Мне о Вас так и говорили. Вы совершенно утратили манеры, так долго прообщавшись с Безумным лордом.
  Ктара хищно и уверенно улыбнулась:
  - Давайте не будем перечислять всё, что я утратила с Лордом Миралем. Давайте сосредоточимся на том, что я приобрела. Например, я научилась не прятать за бессмысленными длинными словами то, что я - арши. И выражаться прямо, - она сделала небольшую паузу. - Вам придётся очень постараться, Эллен, и дальше разыгрывать овечку перед Эженом, чтобы он всё-таки привёл Вас к алтарю. Но не гарантирую, что получится.
  У Флорентлер от ярости краска с лица схлынула, а глаза заблестели.
  - Я надеялась, что наш разговор расставит всё по местам. Нам не нужно становиться врагами, Принцесса.
  - А Вы мне и не станете. Я пришла сюда, так сказать, оценить врага. А вижу перед собой всего лишь самонадеянную избалованную лицемерку.
  - Замечу, что Вы не менее самонадеянны и избалованы!
  Ктара легко пожала точёными плечами:
  - Зато я не лицемерю.
  - Принцесса, - мягко обратилась к Ктаре демоница, совладав со своими эмоциями и снова превратившись в леди, - Вы же должны понимать, что наш брак с Князем - закономерный и логичный итог политических отношений между нашими семьями после передачи полномочий моего отца Эженталлю? И конечно, наших с ним личных отношений. Наверное, Вы не знаете, но весь последний год, что Вы пробыли в Академии, мы провели с Эженом. Думаю, Князь прекрасно осознаёт, какими качествами должна обладать его будущая супруга, и вероятно, находит их во мне. Его предложение не заставило себя ждать. Как и мой переезд сюда.
  - И какими же ценными для Эжена качествами Вы обладаете? Где Вы собираетесь применять Ваше лицемерие, ложь, притворство, склонность к сплетням? Во внешней политике? Серьёзно? Нет, я не спорю, что там без них никуда, но другой вопрос - Вас-то туда кто допустит? Вы выбрали роль беспрекословной милой хранительницы дома, Вам такой и оставаться.
  - Принцесса, я старше Вас и опытнее, я гораздо больше понимаю в дворцовой жизни и порядках. Вы слишком юной покинули Замок и слишком долго пробыли в Академии. Вы не понимаете, о чём говорите.
  Снисходительный тон только позабавил Ктару.
   - На Вашем месте я бы ещё немного пособирала в Замке слухов обо мне. Признаюсь, большинство из них - правда.
  - Я не понимаю Ваших намёков.
  Переливчатый звонок Зачарованного стекла немного отвлёк Ктару от разговора, она достала вещицу из кармана и с интересом разложила. Увиденное доставило ей явной удовольствие. Принцесса искренне улыбнулась и качнула головой, красивые длинные серьги с чёрными камнями повторили движение.
  - Потому что я не намекаю, - ласково ответила Ктара, кладя на колени Стекло изображением вниз. - Я говорю, что Вы меня не знаете, и можете сделать необъективные выводы. Как уже сделали о своём положении в доме Князя.
  - О чём это Вы? - сухо поинтересовалась Эллен.
  - О том, что в этом доме, как и в сердце Эженталля Тианшеля, есть ещё места для Вас недоступные, - Ктара поднялась с дивана и небрежно бросила ей Стекло. Флорентлер подняла его и с тревогой посмотрела. А Принцесса продолжила: - Урок первый, который я получила от Лорда Мираля: оцени преимущества и слабые стороны противника, оцени своё положение на поле боя. Мне этот урок дался болезненнее, чем Вам сейчас, но я надеюсь, что Вы его запомните так же хорошо.
  После этих слов Ктара благосклонно кивнула, прощаясь с княжной, и спокойно направилась к выходу, ткань её платья нежно шелестела при каждом шаге. Неожиданно двери перед ней распахнулись, и в широком проёме замер Князь Тианшель, поражённый встречей. Принцесса остановилась.
  - Ктара?.. Что ты... - смешался арши, не в силах оторвать взгляда от высокой и прекрасной, будто драгоценная статуэтка, демоницы в чёрном платье. Длинные серьги щекотали белоснежные ключицы, ещё больше привлекая внимание к нежной шее и соблазнительной высокой груди. - То есть, что Вы здесь делаете, Принцесса?
  Она шагнула вперёд и встала всего лишь на расстоянии вытянутой руки от него, глядя в глаза:
  - Ваша невеста пригласила меня оценить перестановку в Вашем дворце. Скажу откровенно, раньше здесь было уютнее и красивее.
  - Перестановку? - он машинально обернулся, словно не понимая, о чём речь.
  Ктара усмехнулась, обошла Эжена и вышла из гостиной в коридор, где её уже ждали телохранители:
  - До встречи, Ваша Светлость.
  - До свидания, Принцесса, - склонил голову Тианшель.
  Эллен недвижимо и молча смотрела на эту сцену, крепко сжимая в руках Стекло, данное Принцессой. На его экране светился магический снимок кабинета Князя. Всё обставлено так же, как и много лет назад, красиво, удобно. На стене над камином - позолоченный корявый лук из дерева, подаренный Наместником с благодарственной надписью. И старый, выцветший детский рисунок. Арши так сжала Стекло, что оно треснуло и с тихим звоном погасло.
  Урок дался ей не безболезненно.
  
  - Не ждал тебя так скоро, - Лорс, закутанный в какой-то нелепый тёмный плед, впустил Алого в свой дом и закрыл дверь, предварительно выглянув на улицу.
  Предрассветные часы в Свободном городе были самые тихие, улицы пустовали и темнели, будто были заброшены. Жизнь замирала - часть жителей только-только ложилась спать, часть ещё не вставала. Нет лучшего времени, чтобы остаться незамеченным.
  - У меня просто пока нет плана, и я остановлюсь в Свободном. Нужно обдумать кое-что. Найдётся комната для меня на сегодня? И ванна.
  Лорс прищурился и внимательнее присмотрелся к гостю. Только тогда заметил, что тёмная одежда демона пропитана разводами крови.
  - Ты вообще помнишь, что можно чистить одежду магией?
  Дейриан пожал плечами, глядя на верх лестницы:
  - Мне не хотелось. Это отлично отвлекает.
  Мэр спорить не стал и приглашающе махнул рукой на лестницу:
  - Последняя комната направо.
  - Спасибо.
  Потеряв интерес к дальнейшему разговору, Алый начал подниматься по скрипучей лестнице на второй этаж большого прохладного дома. Хозяин, поуютнее закутываясь в плед, последовал за ним.
  - Ты избавился от них?
  - Да, - просто ответил демон, даже не поворачивая головы.
  - И куда ты их спрятал?
  Дейриан снизошёл до усмешки:
  - Если я отвечу, то какой смысл было прятать?
  - Действительно, - хмыкнул Лорс и, достигнув конца лестницы, махнул на прощание рукой и побрёл к своей спальне.
  Дейриан толкнул дверь предложенной комнаты. Здесь было темно и пыльно, вся мебель была затянута линялыми тканевыми чехлами. Включив резные лампы, арши закрыл замок, стащил грязную куртку и бросил вместе с сумкой на один из чехлов, кажется, на диван. Затем прошёл через комнату к ванной, где была приоткрыта дверь.
  Дом Лорса почти не отличался от богатых человеческих домов. Всё было сделано основательно и дорого. По человеческим меркам.
  Сев на край мраморной ванны, Алый повернул краны, и она стала быстро наполняться горячей, чистой водой. Демон принялся медленно, устало раздеваться, оставляя одежду прямо на полу из фарфорового кафеля с синим рисунком. Закончив, он лёг в горячую воду и бессильно закрыл глаза. Чужая кровь, вымываясь с волос и с кожи, окрасила воду в бледно-розовый. С неплотно прикрытого крана сорвалась капля, затем ещё одна.
  Этот мерный убаюкивающий звук медленно уносил его от реальности, и арши слишком поздно заметил, как вернулись воспоминания. А он слишком устал, чтобы бороться с ними.
  Демонам редко снятся сны, чаще к ним приходят именно воспоминания.
  'Небольшая тёмная аудитория из обсидиана была почти пуста, светильники были погашены, окна тщательно занавешены. Обычно на первую церемонию Памяти приглашаются все руководители Академии, но для Принцессы сделали исключение. В зале была лишь она, магистр по работе с Силой, Князь Эльмирриан Инниар и Дейриан Мираль.
  Ктара подошла к грубому креслу, вырезанному из горного хрусталя и села в него, вольготно уложив руки на подлокотники:
  - Почти Обсидиановый трон, - рассмеялась она, скрывая волнение, - также неудобно.
  - И всё-таки я не понимаю, почему нельзя пригласить моих коллег? Первые воспоминания очень важны, благодаря им мы составляем индивидуальный план тренировок и дисциплин, - магистр вопросительно посмотрел сначала на Инниара, затем на Алого. - Вы, лорд Мираль, должны это понимать даже лучше остальных.
  - Начинайте, магистр, - скупо ответил Дейриан. - И помните про клятву, которую дали.
  И тому не оставалось ничего иного, как подчиниться. Магистр подал Принцессе пузырёк с дурманящим зельем.
  - Вы точно не собираетесь меня отравить? Похоже на тайный заговор, - прищурилась девушка, поднося к губам склянку и весело глядя на Дейриана.
  - Я предпочитаю иные методы убийства, Принцесса.
  - Убедил, - задумчиво хмыкнула она, помедлив, и выпила жидкость, поморщившись. - Совершенно ужасный вкус. Как узнать, что оно подействовало?
  - Уже действует, Ваше Высочество, - проговорил магистр и взял её за руку, отсчитывая пульс. Ладонь была безвольна и холодна.
  Глаза Ктары заволокло лиловым светом, а по лицу пробежала тень изменения. Девушка выпрямилась и откинулась на каменную спинку, глядя в чёрную пустоту зала; она уже не была собой, она уже не была здесь. Лиловое свечение сменилось более привычной для арши чернотой, и веки её опустились. Инниар тревожно перевёл взгляд на Алого, но тот был меланхолично спокоен, что, в его случае, не говорило ровным счётом ничего.
  Магистр со вздохом сел на приготовленный заранее стул и открыл свой блокнот для записей. Его давно ничто не удивляло.
  - Что Вы видите?
  Ктара нахмурилась и тяжело задышала:
  - Я вижу свет. Свет! Очень много света! Он уничтожает меня, он иссушает всё вокруг! - девушка схватилась за подлокотники и крепко сжала их. Длинные аккуратные ногти почернели, превращаясь в когти, её ощутимо трясло. Дейриан выдохнул и опустил голову. - Везде этот свет!
  Магистр поёрзал на стуле:
  - Давайте заглянем глубже, Принцесса. Уйдём на год назад. Что Вы видите?
  Дыхание девушки выровнялось.
  - Я вижу свой дом. Здесь темно и сыро. Здесь только я и мои Нишши. И мои гости. Здесь я коротаю вечность.
  - Вечность? - непонимающе переспросил магистр.
  - Здесь нет времени, есть только вечность. Только темнота и сырость. И постоянно капает вода! Это сводит с ума! Столько капель! - Ктара качнула головой и уронила её на грудь. - Мне нужно выбраться отсюда. Этот звук застрял у меня в ушах...
  Эльмирриан прикрыл глаза и потёр пальцами переносицу, собираясь с мыслями. Да, шансов почти не было, но они так надеялись, что Хаос не коснётся Принцессы. Конечно, после воспоминаний Тайиреля это было почти безнадёжно. Почти слово в слово.
  - Вам удалось выбраться? - монотонно спросил магистр, совершенно не понимая, о чём речь, и просто стенографируя слова девушки.
  - Я был почти уничтожен, но возродился, - улыбнулась Ктара. - Я вижу зелёный луг. Я вижу солнце. Лорд Мираль учит меня держать настоящий меч.
  Впервые в лице Алого изменилось хоть что-то: он с некоторой опаской ждал продолжения её слов. Почти каждая тренировка с Ктарой заканчивалась так, что ни при Эльмирриане будь помянуто.
  Продолжение себя ждать не заставило. Но удивить смогло всех.
  - Он выбивает меч из моих рук, я пытаюсь его удержать, но обсидиан такой скользкий и острый...
  - Тайирель! - с удивлением прошептал Алый, встречаясь глазами с Эльмиррианом. - На первой тренировке с обсидиановым мечом он его уронил и порезался.
  - Как это возможно? Как возможно, что это помнит она?
  Дейриан помрачнел:
  - Спроси Тианрэля. Но похоже, перед нами три демона. Виаль связывает сознание Наследников.
  Их разговор не прошёл мимо ушей магистра. Тот с немым вопросом повернулся к лордам на стуле, но сказать что-либо не успел. Принцесса снова заговорила. Медленно и мучительно.
  - Я вижу свет. Очень много света... Он уничтожает меня. Он уничтожает тьму внутри меня. И тьму вокруг меня. Это невыносимая боль и невыносимое облегчение.
  - Какую тьму? - всё ещё поглядывая на Инниара и Мираля, уточнил магистр и сделал запись в блокнот.
  - Чародейская сталь... Карающий... И только у одного арши достаточно мужества, чтобы спасти меня. И последнее, что я вижу, его глаза...
  Эльмирриан задумчиво склонил голову набок.
  - Итак, это всё-таки она. Я даже не знаю, посочувствовать тебе или поздравить?
  - Потрясающе, - усмехнулся Алый, складывая на груди руки, - за предыдущее столетие я дважды убил Принцессу!
  - Да, это через чур даже для тебя. Значит, посочувствовать?
  Мираль предпочёл промолчать. Инниар, по опыту зная, что добиться от него реакции на вопросы, на которые он отвечать не хочет, невозможно, повернулся обратно к магистру. Тот весь источал плохо скрываемый интерес.
  - Хотите ещё что-нибудь узнать у Принцессы?
  - Нет, выводите её из этого состояния. Мы узнали уже больше того, что хотели, - Инниар подошёл к нему и протянул руку. - Ваши записи! И ещё кое-что.
  Забрав блокнот, Эльмирриан провёл ладонью перед лицом магистра. Магия Грёз мягко обволокла сознание арши, заполонила мысли, перемешала их, заставила совершенно забыть о том, что он видел и слышал на этой церемонии.'
  Дейриан открыл глаза и уставился в белый и пустой, будто чистый лист, потолок. Он так и не мог понять, было ли это отголоском тех уз, которые некогда связывали его с Тайнирой, но оказываясь вдалеке от Ктары, его начинали преследовать воспоминания. Интересно, это закончится когда-нибудь, или он просто окончательно сойдёт с ума?
  
  Ктара толкнула двери своей спальни и вышла в просторную серебристую приёмную, где её ожидал Тайирель. При появлении сестры арши улыбнулся и встал с кресла.
  - Я вижу, настроение у тебя боевое? Люблю, когда у тебя распущены волосы.
  Ктара, одетая сегодня в свой чёрный дорожный костюм - кожаные брюки, лёгкую до полупрозрачности блузку и кожаную приталенную куртку, остановилась и положила ладонь на рукоять меча.
  - Ненавижу на общих Советах появляться в платье. Вдруг война, а я на каблуках и вся такая леди.
  - Не думаю, что тебя это остановит, учитывая, что ты наголову разбила бедную Эллен Флорентлер в одном из самых закрытых своих платьев, - иронично поддел её Наследник, открывая перед ней дверь в коридор. Пешая прогулка до зала давала прекрасную возможность обсудить всё с глазу на глаз.
  - И как же ты догадался, что она наголову разбита?
  Тайирель обнял её за плечи и доверительно наклонился к уху:
  - Конечно же, по слухам, которые она активно распускает. Росса не отказала себе в удовольствии пересказать мне их все.
  Ктара взбешённо вздохнула, источая опасность.
  - Интересно, что же ещё можно обо мне придумать?
  - Ничего такого, что ты не совершила, - успокоил её брат, откровенно веселясь.
  - Это должно меня радовать или пугать?
  - Предлагаю просто не обращать внимания. Как всегда.
  Принцесса помолчала, невидяще глядя на стрельчатые, затянутые рамами, будто паутиной, окна, идущие вдоль тёмной обсидиановой галереи.
  - Так ты, наконец, передашь мне эти свежие сплетни, или так и будешь изводить меня недомолвками?
  - Ну, не такие уж они и свежие. Но меня изумляет, сколько им времени понадобилось, чтобы, наконец, дойти до этой мысли, - вдоволь испытав терпение Ктары, настроение которой и так не было радужным, демон выдержал паузу и с удовольствием продолжил. - Не прошло и тридцати лет, как придворные сплетницы всё-таки допустили мысль, что Дейриан твой любовник. Соответственно, наделили тебя всеми теми пороками, которыми обычно наделяют его. И да, ты заслужила. Но Мираля мне даже жаль.
  - Мужская солидарность? - прищурилась девушка.
  - Здравый смысл.
  - Ваше Высочество! - окликнул вдруг голос, знакомый Принцессе до дрожи.
  Она обернулась, обмирая. Тайирель повернулся в унисон с ней, загадочно глядя на сестру.
  В коридоре, чуть поодаль, стоял Князь Эженталль Тианшель. Он явно искал кого-то из них.
  - Наследник, - почтительно, но совершенно автоматически кивнул арши, явно не желая тратить время на церемонии. - Принцесса. Могу я поговорить с Вами, Ктара?
  - Я, пожалуй, подожду тебя в зале, - понимающе сообщил ей Тайирель и исчез в мгновенном телепорте, оставляя их наедине.
  Приблизившись, Тианшель не произнёс ни слова. Просто остановился перед ней и был так серьёзен и рассеян, что девушка сразу поняла - он опять собирается говорить ей, что её порывы - большая ошибка. Ктара стояла и неотрывно смотрела на демона, уже почти смирившись с неизбежным.
  А демон в это время пытался собраться с мыслями, которые совершенно не желали собираться при взгляде на эту девушку. Эти александритовые, переменчивые глаза затягивали его сознание на какую-то опасную глубину. Ещё минута - и пути назад не будет. Её возвращение в Замок практически застало его врасплох. Оно было неизбежно, и он желал и страшился его. Каждый год. И это почти гипнотическое воздействие настолько ужасало демона, что он просто уезжал. Но теперь она вернулась навсегда, и бежать было некуда.
  - Ваше Высочество... - заговорил Князь, почти не задумываясь над тем, что произносит. - Я хочу извиниться перед Вами за поведение моей невесты вчера. Ей не следовало...
  - Да, ей не следовало, - тихо оборвала его Ктара, делая осторожный шаг вперёд и касаясь кончиками пальцев гладкой заколки на его жемчужных волосах, привычно собранных в косу. Она опустила голову, рассматривая её несколько мгновений, а затем снова подняла, встречаясь взглядом с сапфировыми глазами. - И Вам не следовало...
  Арши недвижимо стоял, заложив руки за спину. Она прикоснулась к его щеке.
  - Вы помните, Князь, тот день, когда я уезжала в Академию впервые?
  - Ктара...
  Эжен мягко перехватил её ладонь и убрал от своего лица. Самообладание вернулось к нему, и только Богам известно, чего это стоило. С другой стороны, в тот день, когда эта сумасбродная красивая девчонка ураганом ворвалась в его кабинет и, перегнувшись через его письменный стол, жарко поцеловала его, это стоило ему ещё больших усилий. А она, звонко рассмеявшись, убежала прочь, к кораблю, что уже ждал её в гавани.
  Тряхнув головой, Тианшель скинул наваждение и серьёзно посмотрел на девушку.
  - Нас ждут на Совете. Ещё раз прошу прощения. За всё.
  Демон отшагнул, низко поклонился и исчез в телепорте.
  Ктара крепко сжала зубы, пытаясь удержать себя в руках, дыхание её сбилось. Грудь сжимало чувство ужасной, ужасной несправедливости. Выдохнув, она закрыла глаза и взялась за рукоять меча, ища в нём силы. Переборов приступ этой боли, демоница последовала за мужчинами к залу заседаний.
   Когда она вошла в зал, почти все места были заняты арши, и в самом разгаре был весьма жаркий спор.
  - Где он, бесы его побери?! - взбешённо потребовал ответа Флорентлер, почему-то глядя на как всегда доброжелательно улыбавшегося Инниара.
  Ктара, не понимая, что происходит, прошла к своему месту рядом с Тайирелем, стараясь не смотреть в сторону Князя Тианшеля. Эженталль тоже отвёл взгляд, ему явно было не менее тяжело, чем ей.
  - Я не могу утверждать наверняка, - развел руками Эльмирриан, - но, думаю, он в Свободном. На просьбу явиться к Совету он ответил, что не хочет.
  - Это не просьба! Это был приказ! Для всех нас!
  - Миралю невозможно приказывать, он делает то, что считает нужным, - подал голос Эжен, складывая ладони на столе перед собой. - Я не понимаю, почему нельзя провести Совет без него?
  - Потому что у нас две большие проблемы. С утечкой информации и пропавшим Вилькортином, - напряжённо ответил Альшер. - Нам нужны все сведения Мираля по этим вопросам. И его соображения.
  - Судите его за измену, Император! - разорялся Флорентлер. Ктара прищурилась, раздумывая, не стоит ли переключиться с дочери на отца.
  Шейлирриан полностью проигнорировал пожелание Советника по внутренней политике и обратился к Инниару:
  - Так и написал, что не хочет?
  - Он весьма лаконичен, когда не в духе.
  Шейлирриан задумчиво откинулся в кресле, буравя взглядом столешницу. Советники продолжали спорить и возмущаться. Инниар улыбался.
  - И что, мы никак не можем доставить его в Замок?
  - Я таких самоубийц не знаю, - хмыкнул Альшер.
  - Ктара, - повернулся к ней вдруг Эльмирриан. - А почему бы тебе не попробовать уговорить Дейриана вернуться в Замок? Тебя он послушает. Ну, хотя бы послушает, нас-то и слушать не станет.
  Ктара, всё это время мрачно сидевшая на стуле, скрестив на груди руки, удивлённо изогнула бровь. На неё смотрели выжидательно.
  - Да, действительно, - поддержал деда Тайирель. - Съезди, развейся, привези нам Алого.
  - Прямо сейчас?
  Наместник, оценив идею, кивнул:
  - Хотя бы попробуй. Может он назовёт тебе более вменяемую причину своего отсутствия, чем нежелание.
  Ктара поднялась, фыркнув:
  - Зная Алого, на более адекватную причину не рассчитывайте.
  - Тебе хватит четырёх часов? - спросил серьёзно Шейлирриан и, дождавшись её кивка, объявил: - Сделаем перерыв. Через четыре часа продолжим заседание. С Миралем или без него.
  Ктара быстро покинула Замок. Накрапывал мелкий, скучный дождь, грозивший скоро превратиться в ливень.
  
  Найти Алого в Свободном городе было задачей одновременно лёгкой и сложной. Зависело от того, насколько он сам хотел, чтобы его нашли. Все знали Дейриана Мираля, и, несмотря на своё высокое положение в Шанакарте, он был здесь своим, а соответственно, если он хотел спрятаться, все, у кого ни спросишь его местонахождение, будут посылать тебя в разные места. От 'Да в Шанакарте он', 'Дома он!', 'Сдох, зуб даю!' до совершенно нецензурных.
  Вымокнув под серым нескончаемым ливнем, и разозлившись ещё больше, Ктара, объехавшая город вдоль и поперёк, остановилась у последнего места, где он действительно мог бы находиться. Бордель под чудным названием 'Милость королевы', который держала любовница Иссалириона Лорса.
  Ктара спешилась возле вычурных дверей с вензелями и фривольными рисунками и отпустила даркинта. Стоило ей только войти внутрь, как её остановил огромный охранник-тролль.
  - Дамочкам по двойному тарифу.
  Ктара подняла на него лиловеющие глаза, и тот сразу убрал свои лапищи от её плеча:
  - А, это ты, Принцесса, извиняй, не узнал. Богатой будешь!
  Тролль расхохотался своей шутке, а раздражённая демоница пошла вглубь зала. Её тоже в Городе знали достаточно хорошо, поэтому заговорить с ней пытались очень редкие, совсем уж заезжие, посетители. Да и то, пока не замечали свечение глаз и руку на мече. Игнорируя всех, она ушла вглубь, к столу между широких полукруглых диванов, которые обычно занимал Лорс.
  Как и ожидалось, Алый сидел на одном из диванов между двух полураздетых жеманных демониц, играя в карты с Лорсом, сидевшим напротив, тоже с дамами не совсем одетыми. Судя по всему, играли они на раздевание. Девушек. Каждая выигранная партия - и одна из спутниц должна расстаться с предметом туалета. На столе высилась гора одежды, стояли три бутылки вина и два бокала.
  Принцесса подошла как раз, когда Дейриан под весёлые комментарии Иссалириона и хихиканье девушек снимал с одной из них шёлковый чулок. От злости арши почти забыла, как дышать, поэтому подошла относительно тихо и спокойно. Лорс заметил её первым и как-то замолчал на полуслове, оставшись с благодушным выражением лица.
  - И как я сразу не догадалась, что искать тебя нужно здесь? - Ктару почти трясло от гнева.
  Дейриан чисто и искренне, как ребёнок улыбнулся ей, стягивая до конца чулок со стройной ножки рыжеволосой барышни:
  - Здравствуй, Ктара!
  Одна из спутниц Лорса, явно новенькая, с чертами лица, в которых угадывалась эльфийская кровь, шёпотом спросила у него: 'Это что, его жена?'. За что получила уничтожающий острый взгляд от Ктары.
  - Хуже, милая, гораздо хуже! - продолжал улыбаться Алый. - Это моя Принцесса.
  - Вставай, нам пора, - сухо приказала она, стараясь сдерживаться.
  Алый только поудобнее устроился на диване и бросил скомканный чулок к прочим выигрышам:
  - Куда? Зачем? Я никуда не тороплюсь.
  - У нас проблемы, Дейриан. Мы должны вернуться в Шанакарт.
  - Проблемы? А у меня - нет. И не было, пока ты не пришла.
  Девушки рассмеялись и плотнее прижались к демону, наслаждаясь его присутствием. Ктара поймала себя на мысли, что даже не знает, кого сейчас хочется убить больше - его или шлюх. В зале стало значительно тише, за ними следили, к ним прислушивались.
  - Дейриан, я серьёзно.
  - Серьёзно? Тогда это к сиятельному Тианшелю. Он оценит.
  Сделав над собой ещё одно усилие, чтобы не терять лицо при столь многочисленной и любопытной публике, Ктара убедительно проговорила:
  - Нам всем грозит опасность. Тебя ждут на Совете!
  - Опасность? Уверяю, здесь очень безопасно. Хочешь - оставайся. Леанн, освободи место Принцессе, - он согнал с дивана рыжеволосую девицу, сидевшую ближе к ней, и пригласительно похлопал ладонью по малиновой мягкой обивке. - Садись, местечко нагрето. Вина?
  Ктара взорвалась от бешенства. Резким, как бросок змеи, рывком она схватила демона за подбородок и прошипела, наклоняясь к нему ближе:
  - Ты последние мозги пропил, Алый?
  Мираль рассмеялся, опуская длинные ресницы:
  - И что ты будешь делать, если да?
  Девушка выдохнула и так же резко отпустила его и выпрямилась. Потом сделала шаг назад, осматривая зал.
  - Эй, народ, - крикнула Ктара, привлекая внимание. - Оплачу сегодня выпивку и шлюх, если поможете мне связать этого шута и погрузить на даркинта.
  - Принцесса! Если ты оплатишь выпивку и шлюх мне, я сам пойду! - насмешливо пообещал демон.
  Ктара крепко сжала челюсти так, что желваки заиграли, вытащила из кармана куртки несколько золотых монет и швырнула ему в грудь. Потом схватила со стола кубок с остатками вина и выплеснула ему в лицо. Бросив пустой кубок ему на колени, демоница круто развернулась и пошла на выход, расталкивая нерасторопных зевак.
  - Да-а, в Шанакарте тебе действительно платят больше, чем в нашем борделе, - хохотнул Иссалирион, глядя, как Дейриан утирает ладонью с лица красное вино.
  - Боги Претёмные, какая умопомрачительная женщина! - цокнул языком Алый, стряхивая сладкие капли с пальцев, и, поднявшись, пошёл за ней.
  - Да ты подкаблучник, Дей!
  - Она придавила меня короной, - бросил на прощание арши, вычищая одежду и лицо магией.
  Лорс забрал со стола бутылку с остатками вина и поднёс к губам:
  - Ага, как же. Клал ты на корону.
  Затем мэр посмотрел на заскучавших девушек и бросил карты на стол:
  - И кто теперь со мной доиграет?
  
  - И на сколько они отложили Совет? - спросил Дейриан, выходя из уютного и тёплого борделя и на ходу надевая замшевую куртку.
  - Осталось полтора часа до следующего заседания.
  Ктара смерила арши мрачным взглядом с даркинта, поудобнее перехватывая поводья. Дождь уже превратился в ливень, улица опустела, под мощными копытами коня тёк густой грязевой кисель.
  - Отлично. Полно времени. Можно даже опоздать, нас простят, - Алый, ступая по набросанным в лужи доскам, подошёл к ней. - Двигайся.
  - Что?
  Мираль положил руку на спину её даркинта:
  - Ты же просила погрузить меня на своего коня - пожалуйста. Любой каприз. Давай-давай, двигайся.
  Девушка вздохнула и покачала головой. Слов у неё не находилось. Дейриан был бесподобен, злиться на него было совершенно невозможно. Или это ливень остудил её голову. Пряча улыбку, она подвинулась, позволяя ему сесть сзади. Демон приобнял Принцессу, прижимаясь к её спине, легко приподнял на месте и уселся в седло, быстро перехватив поводья.
  - И что ты делаешь? - спросила она, сидя на его коленях, повернув голову вбок.
  Алый наклонился вперёд, касаясь её мокрой от дождя щеки губами:
  - Создаю оптимальные условия моей транспортировки. Есть возражения? Или пожелания?..
  Ктара прикусила губу, отворачиваясь и глядя перед собой. Живое тепло его тела, кажется, проникало под её одежду, под её кожу, заставляя кровь бежать быстрее и быстрее. Ручейки холодной дождевой воды щекотно текли по лицу, по шее, по груди... Насквозь вымачивали её тонкую блузку, и та прилипала к коже, прозрачно обрисовывая чёрное кружево.
  - Мне ужасно нравится твой выбор одежды для этой погоды, - доверительно признался Дейриан, убирая ей прядь волос с шеи, тёплые пальцы буквально обжигали.
  - Мы сейчас опоздаем, - она облизнула с губ воду, чувствуя, как едва-едва кружится голова, а под мокрой тканью волной пробежали мурашки.
  - Как скажешь, Принцесса. Опоздаем, так опоздаем, - нежно усмехнулся арши ей на ухо и пришпорил коня. Опоздать они ещё успеют.
  Выехав за пределы Свободного, Алый бросил на землю амулет, активирую мощный прямой телепорт к Замку, и пустив даркинта прямо в жерло переливающегося перехода, остановил его прямо посреди одного из широких внутренних дворов. И не давая Ктаре опомниться, быстро спешился и подал ей руку.
  - А я думала, ты собираешься растянуть поездку, - прищурилась демоница, сжимая его ладонь и опускаясь на чёрную мостовую.
  - Нет, ты на это надеялась, - подмигнул ей Дейриан и быстро пошёл в сторону высоких замковых ворот, похожих на чугунное кружево.
  Принцесса развеяла своего беса и медленно направилась за красноволосым насмешником.
  Этим входом не пользовался практически никто, слишком глухо он был расположен. И охраняла его только магия; столько магии, что вмешиваться в её течение телепортацией было нельзя. Створки раскрылись, впуская их вглубь замковых коридоров, на чёрных блестящих лестницах зажглись кварцы. Ктаре были плохо знакомы здешние лабиринты переходов, но ими, в силу своей работы, часто пользовался Дейриан. Где-то поблизости находились проходы в тюремные шахты и пыточные, липкий холод пронизывал стены.
  Ктара молча следовала за Алым. Вверх, вверх, вверх. Пока переходы без окон вдруг не закончились, и они не вышли в широкую галерею, которая связывала два столь разных крыла высокого чёрного Замка. Она выходила прямо на Океан и смотровые башни, возвышавшиеся над ним, отсюда был прекрасно виден длинный ряд окон Тронного зала. А ведь Принцесса даже не задумывалась о том, что окна Тронного зала выходят на самые страшные подземелья Шанакарта. Она плотнее запахнула короткую курточку. Галерея была открыта всем ветрам. Вода была так близко... И острейшие обсидиановые скалы.
  Минув галерею, Алый дождался вошёл в очередной тёмный проход, оказавшийся винтовой лестницей.
  - Может, стоит уже телепортироваться? - предложила Ктара.
  - Малый зал слишком близко, чтобы использовать магию, - отрицательно качнул головой Алый и на следующей же площадке лестницы распахнул массивную кованую дверь на этаж
  Ктара удивлённо приподняла бровь: он оказался прав, лестница слева вела на этаж к залу. Позабавившись реакцией девушки, арши отвернулся и продолжил путь.
  - Что ты делал на Материке? - нарушила она молчание, ступив на ступеньку.
  Не оборачиваясь, Мираль ответил:
  - Проследил за колонией чужаков, убедился, что это Галлард, убил несколько его арши. Ничего интересного.
  - Почему не хотел возвращаться?
  - Ответ уже содержится в твоём вопросе, Принцесса, - всё так же не поворачиваясь, отозвался демон. - Не хотел. По мне, это вполне весомая причина.
  - У тебя был приказ Императора вернуться, - недовольно заметила она.
  Дейриана это возражение не впечатлило:
  - То, что я делал на Материке было в его интересах.
  Ктара фыркнула, снова чувствуя, как начинает злиться:
  - Это ты о картах, вине или шлюхах?
  Алый рассмеялся, опуская голову и прячась за длинными волосами:
  - Ну, я мог бы поделиться с ним впечатлениями.
  - И как впечатления? - с плохо скрываемой угрозой уточнила девушка.
  - Ты точно хочешь услышать ответ? - вкрадчиво спросил арши, продолжая невозмутимо подниматься.
  Демоница шла след в след, просто сжигаемая изнутри тихо тлеющим гневом.
  - Это я так, светскую беседу поддерживаю.
  - Спасибо, Ваше Высочество, всё было превосходно.
  - Превосходно? - переспросила она и, практически не задумываясь, схватила его за левую руку, заставляя повернуться.
  Дейриан остановился на ступеньку выше и встретился взглядом с лиловыми глазами. Если так пойдёт и дальше, Принцессу полностью поглотил Хаос.
  - Превосходно? - она требовательно изогнула бровь.
  Алый оперся ладонью о стену рядом с ней и спустился на ступеньку вниз. Очень медленно и плавно, подчиняясь его движению, Ктара отступила к стене и прижалась к ней спиной. Он наклонился к ней так близко, что почти соприкасался губами с её щекой. Его шёлковые тёмные от дождя волосы пахли так, что внутри что-то замирало. Ктара прикрыла глаза, просто отдаваясь волнительной жаркой дрожи, зарождавшейся в груди, дыхание сбилось. Демон глубоко вздохнул, даже не прикасаясь к девушке, просто чувствую на губах аромат её влажного от ливня тела. Он следил за ней из-под полуопущенных ресниц, между ними было совсем крошечное расстояние, но оно было. И Ктара не двигалась, не нарушая это волшебное ощущение предвкушения и соблазна. Мгновение словно замерло, превратившись в томительную вечность.
  Дейриан улыбнулся, и Ктара тихо-тихо рассмеялась, приоткрывая глаза.
  - Ты меня провоцируешь? - загадочно уточнила Принцесса шёпотом.
  Он цокнул языком, сдвигаясь буквально на линию и почти-почти уже касаясь кожи:
  - Малый зал заседаний так близко. Совет, опасность, важные государственные вопросы...
  - Зря ты это делаешь, - выдохнула Ктара, плавно подавшись вперёд и всем телом прижимаясь к демону. - Может оказаться, что я на это и рассчитывала.
  Одно прикосновение - и всё исчезло в кромешном тумане. Один поцелуй - словно падение. Захватывающее, неконтролируемое и абсолютно опасное. Он обнял её так крепко, что ужасное одиночество, не дававшее ей уснуть в последние дни, наконец, исчезло, расплавляясь от того жара, что текла по его жилам.
  Где-то далеко раздались шаги и голоса. Князья снова собирались на Совет. Время истекало.
  - Мы должны опоздать, - шепнула Ктара, обнимая арши ещё крепче и исчезая с ним с лестницы.
  
  >Когда в его покои постучали, Галлард едва заметно вздрогнул и, встав с жёсткого стула, быстро подошёл к дверям.
  - Что?! - он совсем немного приоткрыл дверь, не желая никого впускать.
  - Я принесла Ваш обед, господин, - испуганная его неожиданной резкостью, пробормотала Калерна, сжимая края подноса, на котором исходило паром жаркое из телятины и высился серебряный кувшин с охлаждённым чаем.
  - Оставь у порога и уходи. Я заберу позже.
  - У порога?
  Демоница поколебалась, но под его холодным взглядом покорно опустилась и поставила поднос на пол. Смешавшись, она вскочила и исчезла в коридоре. Перемена в поведении Архитектора совершенно обескуражила её. Лартиан дождался, когда стихнут её шаги, отпустил дверь и забрал поднос.
  - Ты должен вести себя более естественно. Не нужно порождать подозрения.
  - Я знаю, - натянуто согласился арши и поставил поднос прямо на кровать, на смятое белое одеяло.
  Тонкая рука потянулась к кувшину, налила в стакан холодного чая:
  - Эта женщина коварна, обидчива и вероломна. Но сейчас она нужна нам, поэтому постарайся её приручить. И она не должна узнать обо мне. Помни, что её разбитое сердце уже почти погубило одну империю.
  - Почти? - переспросил Лартиан, усаживаясь напротив.
  - Ты на пути, но пока этого не произошло, - она разломила хлеб и поднесла маленький кусочек к губам.
  - Завтра я снова открою портал в Тайлос. Прибудут новые арши.
  - Нам нужно больше места.
  Демон покачал головой:
  - Мы пока не готовы к завоеваниям. Я ищу союзников и информаторов. Мне нужно подготовить армию, чтобы нас не разбили в первом же бою.
  - Разбили? Арши? - она пренебрежительно фыркнула, отставляя стакан на поднос. - Невозможно!
  - Это твоё суждение или видение?
  - Мне не нужно заглядывать в будущее, чтобы знать это.
  Галлард горько улыбнулся:
  - В этом мире многое изменилось, Тиннерис. Он пережил множество войн, и его жители многому научились. В том числе - убивать демонов.
  Демоница непримиримо поджала губы, а затем заговорила медленно и уверенно:
  - Любой народ - лишь стадо. Нам нужно лишь уничтожить пастухов, посеять раздоры, забрать лучших из них. Собери свою армию, Галлард, покажи им её мощь и дай выбор - умереть или служить тебе.
  Он спокойно улыбнулся, глядя на эту жестокую и прекрасную женщину. Как же давно он не видел её, не чувствовал рядом её тёплого сладкого дыхания. Поднявшись со своего места, арши взял её лицо в ладони и коснулся губ поцелуем.
  - Как прикажешь, моя королева.
  
  
  Глава 3.
  Чужое торжество.
  
  Счастливо торжество, обходящееся без жертв. Этьен Пивер де Сенанкур
  
  Все обсуждения смолкли, как только Ктара и Дейриан Мираль вошли в Малый зал заседаний. Шейлирриан красноречиво обернулся к часам, висевшим на стене за его креслом и смерил их неодобрительным взглядом.
  - Вы опоздали. Причём оба. Займите ваши места.
  Арши разделились: Ктара обошла стол справа и села на свой стул между Тайирелем и Князем Инниаром, Алый обошёл стол слева и смахнув несуществующую пыль с сиденья, сел между Наместником и Князем Тианшелем.
  - Справедливости ради, хочу заметить, что я вообще не собирался приходить, - признался Дейриан, расслабленно кладя руку на аметистовый стол.
  - И где же ты был, позволь узнать? - полюбопытствовал Тианшель, глядя на привычно растрепанного демона, в волосах которого резко выделялась полураспустившаяся тонкая косичка.
  - В борделе, мой друг. Это место, где...
  - Спасибо, Дейриан, мы все знаем, что это за место, - холодно оборвал Эжен.
  - Какое неожиданное признание, - дёрнул чёрной бровью Алый, лукаво глядя на друга. Князь насмешку проигнорировал.
  - Что, неужели из борделя вытащила? - склонил набок голову Эльмирриан, в его глазах читалось искреннее сочувствие.
  Алый клыкасто улыбнулся, переводя взгляд на Ктару, сидевшую прямо напротив с таким видом, будто она размышляла, не погорячилась ли, оставив жизнь мерзавцу:
  - Принцесса уже извинилась.
  Тайирель тихо рассмеялся, сделав вид, что закашлялся, в кулак.
  - Ты заставил Принцессу вытаскивать тебя из публичного дома? - возмутился Эженталль.
  - Во-первых, мы сами послали Ктару за лордом Миралем, - вступился за демона Тайирель и усмехнулся. - А во-вторых, думаю, он тоже уже принёс ей свои глубочайшие извинения.
  - Так и было. Глубочайшие, - подтвердил Алый, смиренно прижимая ладонь к груди. - Вы удовлетворены моими извинениями, Ваше Высочество?
  Ктара хмыкнула:
  - Что-то вот сейчас понимаю, что, кажется, недостаточно. Поумоляйте меня ещё, лорд Мираль.
  Дейриан притворно нахмурился:
  - Если требуется - я готов, Принцесса. Только давайте в более приватной обстановке. Знаете, я как-то стесняюсь перед Советом.
  Ктара рассмеялась:
  - Думаю, Совету тоже было бы неловко. Буду великодушной.
  - Если вопрос с сатисфакцией решён, можем мы приступить к обсуждению более серьёзных вопросов? - призвал к порядку Наместник. - Нами был составлен список лиц и семей, за которыми следует установить тщательное наблюдение. Я уже передал его твоим подчинённым, Дейриан, но хочу, чтобы ты просмотрел ещё раз.
  Альшер перебрал листы белой, плотно исписанной бумаги и передал ему один из них. Алый забрал у Тианшеля пишущую ручку, вырезанную из чёрного агата, и углубился в чтение списка, что-то помечая себе на полях.
  - Здесь все поставщики Замка и уйма придворных, - пробормотал Алый. - Думаешь, Галлард украдёт рецепт приготовления королевского завтрака? Или хочешь сохранить в тайне, сколько в год уходит виски?
  - Нужно проверить всех, кто вхож в Замок, Дейриан, - терпеливо пояснил Шейлирриан.
  - Из поставщиков в Замок вхожи только те, кто был одобрен лично мной, - напомнил Мираль и одним росчерком сократил список вдвое. - Шпионов искать следует среди знати и около знати. Я видел Калерну Свиорден в колонии Галларда. Думаю, Наместник уже сообщил эту радостную весть? Так вот, первым делом, я бы перетряс её семью и окружение.
  - Ею уже занимаются, - кивнул Альшер.
  - А контактами Вилькортина?
  - Вилькортина? - подалась вперёд Ктара.
  - Галлард отправляет отряды в разные концы света на поиски чародейской стали и Вилькортина, - быстро ввёл её в курс дела Алый. - Нужно проверить всех, кто имел с ним близкое знакомство. Да, лорд Флорентлер?
  - Как будто я один вёл дела с Девисаром! - прошипел Князь, сидевший по правую руку от Тианшеля.
  - Вы с ним дела вели успешно, в отличие от многих, - напомнил Дейриан. - Эжен, ты как, уверен в своих границах? Навёл справки перед свадьбой?
  - В этом нет нужды. Но спасибо за заботу, Дейриан, - сухо ответил тот.
  - У Вилькортина практически не осталось союзников перед тем, как он сбежал, - заметил Эльмирриан, складывая руки перед собой. - Все, кто был ему верен, поспешили сменить сторону.
  - Я согласен с Дейрианом, - вдруг произнёс Альшерриан. - По тем сведениям, что я получил, в том числе и от него самого, приготовления Галларда к нападению выглядят достаточно внушительно и серьёзно. Если союзники Вилькортина предали его ещё до того, как всё решилось, могут точно так же переметнуться в сторону того, кого посчитают более опасным. Нужно узнать о них всё.
  - Всё я о них уже знаю, - ответил Мираль. - Я предлагаю установить слежку за самыми слабыми.
  - Делай, что потребуется, ты располагаешь большей информацией, - фактически развязал ему руки Шейлирриан. - Что с границами, Эженталль?
  Князь едва заметно поморщился, потому как вопрос очень уж перекликался с издёвкой Алого.
  - Охрана усилена. Кроме того, мы приглядываем за Свободным городом. Колония слишком близко к нему.
  Шейлирриан серьёзно кивнул, принимая, что это необходимая мера. Их со Свободными разделяли лишь пустынные поля, разрушенные крепости и высокие стены княжества Тианшель.
  - И что можешь сказать?
  - Пока ничего не изменилось.
  - Дейриан?
  Алый пожал плечами:
  - Лорс готов сдать Город в любой момент. Большинство наёмников переметнутся к Галларду.
  - Ожидаемый сценарий...
  - Предлагаю напасть первыми, - решительно вклинился в обсуждения Князь Тайконер, представлявший на Совете военное дело.
  Алый не удержался от снисходительной улыбки:
  - Действительно. К чему все эти разговоры? Пойдём, убьём древнего Архитектора, да и всё.
  Князь Инниар вздохнул:
  - Галлард не вернулся бы в Лестелль, если бы не был уверен, что сможет отразить любое нападение. Без полномасштабной разведки соваться в его колонию я бы не советовал. Тем более, он уже почти три месяца на Материке, а мы фактически только сейчас имеем подтверждение, что это он.
  - Может, отправить несколько отрядов в Свободный? - не сдавался Тайконер.
  - И их прирежут в первую же ночь, - отмахнулся Мираль. - А если не прирежут в первую, то когда Галлард войдёт в город.
  - И что тогда делать? - в сердцах возмутился Князь нежеланием правителей развязывать войну и отвечать на потенциальную угрозу.
  - Ждать, когда мы Вас призовём, Ваша Светлость, - остудил его пыл Император. - Перенаправьте один гарнизон в Тианшель в поддержку гвардии Князя. И проверьте наши ресурсы и готовность к вторжению. Время у нас есть, но судя по всему, немного. Князь Инниар, есть ли новости от Тианрэля?
  Эльмирриан покрутил в пальцах свою ручку:
  - Тианрэль сказал, что станет помогать только, если лично убедится, что это действительно Галлард. Иначе давать в наши руки подобное оружие он не станет.
  - Так пусть вылезет из лаборатории и прокатится к колонии, - фыркнула Ктара.
  - Да, а в провожатые с ним отправить лорда Мираля, - со смешком поддакнул Тайирель.
  - Нет уж, я пас, - категорически поднял руку тот и посмотрел на Ктару. - Не все Инниары одинаково прекрасны.
  
  К огромному особняку Дейриана Мираля, окружённому прохладной зеленью, подъехала и остановилась роскошная карета, запряжённая четырьмя чёрными даркинтами. Слуги бросились открывать двери, а дворецкий - предупреждать Лорда о неожиданных гостях. На фигурную мощёную дорожку сошёл высокий красноволосый арши в золотистом кафтане и подал руку изящной демонице, похожей на него, словно сестра. Она вышла и царственно осмотрелась, в алых волосах блестели, ловя солнце, золотые ленты, а на руках нежно звенели драгоценные браслеты.
  - Какой приятный сюрприз, - вздохнул Дейриан, встречая гостей на лестнице.
  - Врать ты, конечно, умеешь, но я знаю правду, - усмехнулся мужчина, поднимаясь по ступеням.
  - Я узнала, что ты вернулся в Шанакарт, и не могла упустить возможность наконец встретиться! - категорично заявила женщина. - Мы останемся на обед.
  - Это просто музыка для моих ушей, мама, - кивнул демон Света, пропуская родителей в дом.
  - Блистательно врёшь, блистательно! - насмешливо похвалил отец, кладя ладонь на поясницу жены.
  Пока слуги накрывали на стол, леди Эйлиннор Мираль осматривала обстановку столовой. И судя по тяжёлым вздохам, она её совершенно не устраивала.
  - Дейриан, как ты можешь жить в таких ужасных условиях?
  Демон непонимающе проследил за её, полным боли, взглядом. Ничего ужасного не наблюдалось. Наблюдались картины, зеркала, лепнина и золотая отделка.
  - Ещё пара лет, и твой дом будет полон антиквариата. Мы же не люди, Дейриан, мы не собираем хлам. Тебе срочно нужно сделать ремонт.
  - Ремонт? Зачем? - арши бросил на колени салфетку. - У меня не бывает гостей, кроме вас. Меня самого здесь практически не бывает.
  - Само осознание этого факта ранит сердце твоей матери, - улыбнулся Вейлор Мираль, взяв со стола нож и вилку.
  Эйлиннор сверкнула глазами на мужа, но с достоинством продолжила:
  - Дом необходимо оформить в золотых тонах. Нужно больше света и пространства.
  - Ещё больше золота? Мы и так им занимаемся. Мама, ты Огненный демон, а не дракон.
  Вейлор тихо рассмеялся:
  - Я бы не был так уверен. Я с ней живу почти тысячу лет и до сих пор иногда сомневаюсь.
  - У тебя тоже всё в золотых тонах? - сочувственно спросил Алый.
  Отец красноречиво и иронично развёл руками, его наряд говорил сам за себя.
  - Кажется, мне пора родить сына, который меня разочарует чуть менее, чем полностью!
  - То есть, последние четыре столетия ты всё же на что-то надеялась?
  - Потому что первые два ты подавал надежды!
  - Большая ошибка с твоей стороны, сын, - отвлёкся от своего обеда Вейлор. - И она всё ещё надеется, что самое страшное.
  - На что?
  Отец не без злорадства усмехнулся:
  - На то, что ты снова женишься, конечно. На что ещё может надеяться мать? Особенно в преддверии свадьбы убеждённого холостяка Тианшеля.
  Дейриан с выражением крайнего скепсиса на лице изогнул бровь.
  - Серьёзно?
  - На маскараде и свадебном балу Тианшеля тебе вряд ли удастся отсидеться в стороне. Новые слухи о тебе стали последней каплей в терпении твоей матери, и она взялась исправлять твою репутацию.
  - Исправлять мою репутацию?
  Леди Мираль смутилась, как лиса, которую поймали за хвост. Поколебавшись несколько мгновений, она повернулась к сыну и тяжко вздохнула.
  - Просто я не могу спокойно смотреть на то, что мой ребёнок делает со своей жизнью.
  - Дай угадаю - в ней тоже не хватает золотых тонов и пространства? - с лёгкой угрозой уточнил демон.
  - Дейриан... Довольно гоняться за смертью.
  - Я не гоняюсь. Но и не встречал ещё смерти, достойной того, чтобы умереть.
  - С твоим упорством - обязательно встретишь, - горько проговорила демоница и устало прикрыла глаза ладонью. - Стоит только перейти дорогу Галларду.
  Алый с немым вопросом посмотрел на отца. У того всегда было собственное мнение на любой счёт, но спорить с упрямой и вспыльчивой Эйлиннор он смысла не видел, просто привык поступать так, как считал правильным.
  Сейчас же, рассудив, что мать в полной мере отомстила Дейриану за долгую разлуку, и сын предупреждён, а значит, сам прекрасно выкрутится, Вейлор спокойно поинтересовался:
  - Надолго ты вернулся в Шанакарт?
  - Пока не знаю. Много работы. Но я хотел бы вернуться на Материк. Не терпится перейти дорогу Галларду.
  На последнем откровении леди Мираль едва слышно скрипнула зубами.
  - Значит, это всё-таки он? - удивлённым Вейлор не выглядел, он был готов к возвращению старого врага, и подготовил всю Академию.
  - Да. И собирает армию и союзников. Всё, как мы предполагали.
  Вейлор кивнул, задумавшись, как рациональнее использовать ресурсы Академии в случае нападения или обороны. Эйлиннор, решившая было посвятить больше своего внимания обеду, нежели общению с беспутным сыном, вдруг решительно отложила нож и вилку и резко спросила, один Галлард вернулся, или с женщиной.
  - В его лагере я видел Калерну Свиорден, она вернулась из Тайлоса с ним.
  - К бесам эту Калерну, - нахмурилась арши. - Была ли в лагере темноволосая демоница?
  - Кроме Калерны, я не видел ни одной женщины в колонии. А почему ты спрашиваешь?
  Пояснить это ему взялся Вейлор:
  - Как ты помнишь, в Академии хранятся не только учебники. Но и огромное количество старых, и даже древних, архивов. Как только вы с Эльмиррианом обратились ко мне, мы навели некоторые справки. До того, как он действительно вернулся, в этих сведениях не было особой нужды, но теперь может появиться. Ты ведь уже знаешь, что супругой Галларда была Провидица?
  - Конечно, - подтверждающе кивнул демон, ожидая продолжения.
  - И ты уже слышал от Тианрэля, что он попробует воссоединиться с ней?
  - Да, имел удовольствие.
  - И Тианрэль так и не собирается помогать?
  - Нет. И эта просьба его так раздражает, что, кажется, он готов перейти на сторону Галларда и лично помочь вырезать надоедливых потомков.
  Вейлор слабо улыбнулся:
  - В таком случае, если ты действительно собрался перейти дорогу Лартиану, тебе не лишним будет узнать, что несколько пророчеств его супруги хранятся в архиве. Включая последнее, то самое, что он вернётся и покорит Шанакарт. Но не все из более ранних сбылись так, как она указала. И ещё... По очень малочисленным, обрывочным и неточным рассказам современников, включая самого Тианрэля, мы выявили некую закономерность в её видениях. Я полагаю, что она видит постоянно меняющееся будущее. Она каждую минуту видит прошлое, настоящее и возможное будущее. Она видит каждую деталь, происходящую где-то на свете и меняющую конечный результат. И это не только свершённые действия, но и намерения.
  - То есть, её обмануть так же сложно, как телепата, но всё же возможно? - уцепился за главную мысль Алый.
  - Это только теория, - сдержанно предупредил демон. - Кроме того, её пророчество о их воссоединении тоже может не сбыться.
  - Приложим все усилия... - пробормотал он.
  
  Тиннерис застегнула последние пуговицы на рубашке и подошла к высокому зеркалу, прислоненному к стене. Мутная поверхность отобразила красивую темноволосую женщину в мешковатых брюках и рубашке с чужого плеча. Но пока её магические Силы не восстановятся, придётся довольствоваться этим. Она провела рукой по своим волосам и полюбовалась отражением. Эти земли определённо заслуживают такой королевы. Не для того она покинула Тайлос с Галлардом, чтобы довольствоваться Шанакартом. Он слишком мал. Пусть первый переворот у них не получился, но впереди всё время мира.
  Все годы, что она провела в магическом сне, она училась и познавала этот мир. Пока Галлард прозябал взаперти и в одиночестве, она следила, как сменяют друг друга эпохи. Теперь же началась их эпоха.
  Тиннерис взяла с подоконника тонкий кинжал и подняла к волнам волос. Захватив несколько локонов ладонью, она безжалостно обрезала их и бросила на дощатый пол. Затем ещё и ещё, пока не остались лишь короткие неровные пряди, обрамляющие лицо.
  Подойдя к зеркалу совсем близко, она склонилась над ним и всмотрелась в собственные глаза, пока не исчезло всё вокруг. Теперь она видела совсем иное...
  Ночь и дождь. Прекрасное сочетание. Такие ночи хороши и для отдыха и для тёмных дел. Очередной отряд Галларда вернулся с добычей, с плащей стекала мутная вода, и они решительно шли к кабинету господина, оставляя вереницу лужиц на досках коридора. Толкнув двери, они закинули внутрь связанного и сгорбленного мужчину и зашли, встав за ним.
  - Мы нашли его.
  Лартиан и Калерна отвлеклись от созерцания карт, где были отмечены старые крепости. Усилием воли, Провидица заглянула в листы, испещрённые географическими подробностями. Увиденное отдалось тёплым удовлетворением в груди - прекрасный план.
  - Кто это? - удивленно поинтересовалась Калерна, настороженно рассматривая темноволосого эльфа на полу.
  - Девисар Вилькортин, - ответил старший отряда. - Мы нашли его в Лазурном затоне. К сожалению, маскирующие чары снять не смогли, слишком сильные. Нужен какой-нибудь демон Грёз.
  Галлард поднялся из-за стола и подошёл к пленнику.
  - Вы уверены?
  - Абсолютно, Повелитель.
  - Тогда развяжите его. Мне нужен союзник, а не пленник. Пленников у меня достаточно.
  Тиннерис всмотрелась в лицо того, кого её подданные привели в их временную обитель. Словно почувствовав взгляд из будущего, Девисар поднял глаза, давая ей возможность в деталях запомнить его лицо.
  - Лазурный затон, говоришь? - прошептала Тиннерис своему отражению, выпрямляясь. Настоящее обступило её.
  Провидица прошла по комнате и опустилась в жёсткое деревянное кресло перед столом, на котором были раскиданы карты и листы бумаги с бесполезными обрывками заклинаний, которые Галлард использовал, чтобы пробудить её. Задумчиво поводив над ними рукой, Тиннерис взяла перо и отметила на картах всё, что она подсмотрела в будущем. А затем, на чистой стороне листа с записями, начертала портрет Вилькортина и подписала 'Лазурный затон'. Как же приятно немного изменить будущее, приблизить его приход... Тиннерис улыбнулась и сложила на подлокотниках руки.
  Осталось дождаться Галларда и дать ему указания.
  
  Шелара прикрыла глаза и с удовольствием потянулась. Ветер, беспрепятственно гулявший по смотровой площадке замка, раздул тонкую ткань блузки, освежая. Сколько бы ни прошло лет, но ей до сих пор безумно нравилось это место. Вздохнув, она взяла с мраморного гладкого возвышения, на котором сидела, скрестив ноги, объёмную чашку с чаем и поднесла к губам.
  - Я не понимаю, если он настолько опасен, почему они не хотят нанести превентивный удар? - спросила Ктара, невидяще глядя на цветок, распустившийся в её чашке. - Почему дают ему возможность укрепиться на Материке?
  - Потому что есть вероятность, что со всеми нашими сведениями, мы ещё и недооцениваем опасность, - спокойно ответила Шелара и улыбнулась. - Мне тоже часто хочется вмешаться и сделать всё по-своему, но иногда стоит доверять нашим мужчинам. Они правы - Галлард не вернулся бы, если бы не был уверен, что превентивные удары не помогут. Поверь на слово, но твой отец не упустил бы возможность ввязаться в опасную авантюру, если бы она того стоила. Но пока ограничился сбором сведений.
  - Да, наверное, ты права. Нужно ждать...
  - Милая, я понимаю, что ты пытаешься отвлечься таким образом, но сейчас мы действительно должны ждать.
  Ктара стушевалась и нахмурилась ещё больше:
  - О чём ты?
  - Я позвала тебя выпить чаю не для того, чтобы обсудить очередной Совет. В последнее время они не выносят на повестку ничего нового. Я хочу поговорить с тобой о том, что завтра мы все приглашены на маскарад в честь предстоящей свадьбы Эжена.
  Сердце Принцессы обдало ледяным жаром. Она снова опустила взор в чашку и промолчала. Шелара спокойно сделала ещё глоток чая.
  - Он не отменит свадьбу, Ктара. Эжен - демон слова. Он попросил её руки, и завтра состоится маскарад, а послезавтра - венчание.
  - Я знаю, что у меня почти не осталось времени, но я...
  Шелара с сожалением посмотрела на неё.
  - Ктара, нет. У тебя не осталось времени. И мы с твоим отцом ничем не можем помочь. Пора отпустить его и жить дальше. Сейчас весь двор следит за тобой, и не удивлюсь, что делает ставки.
  - Пусть. Мне не жалко.
  - О, Ктара... Да, ты - арши, тебя не волнует, что думают окружающие, но при этом ты - Вторая Наследница. С репутацией твоего отца и нашим положением... Все будут ждать, что ты скомпрометируешь себя.
  - И это мне ты говоришь? - почти возмутилась дочь.
  - Поэтому и говорю. Нам с твоим отцом никогда не придётся править этим народом, а вот вы с Тайирелем... Кто бы из вас ни занял трон, второй станет Наместником. И уже сейчас вы не имеете права показывать слабость и ошибаться. Арши признают только силу. Шейлирриану пришлось много лет доказывать им, что он достоин трона, и без поддержки Инниаров и твоего отца у него не было бы шансов. Твой отец тоже немало поспособствовал прошлому кризису. И я прошу тебя серьёзно подумать и оценить возможные последствия, прежде, чем расстраивать свадьбу Князя, - Шелара внимательно посмотрела на примолкнувшую Ктару. - Я не знаю, что ты задумала, но посмотри, куда нас привело вмешательство Альшера в две свадьбы Шейла. Он потерял корону, а Калерна освободила Галларда...
  - Он любит меня, я чувствую это, - едва слышно и грустно произнесла девушка.
  - Даже, если бы это было правдой, милая... Ша-ирлеш заставит всё забыть.
  Ктара отставила почти нетронутую чашку и встала. Этот разговор ужасно тяготил её. Конечно, она хотела, как лучше. И возможно, даже была права. Но игра ещё не закончена. Ещё остался призрачный шанс.
  - Ты тоже кое-что забываешь. Прошлый кризис начался не с действий моего отца, к нему привела политическая женитьба Эль-Ризара на женщине, которую о не любил.
  Проговорив это, Принцесса быстро направилась к выходу.
  - Ктара!
  Она на ходу развернулась:
  - Я обещаю, что не сделаю ничего из того, что делал отец. Никакой крови в чашу, никакого соблазнения на маскараде.
  Проводив взглядом дочь, Шелара с тоской отставила свою чашку. Ктара однозначно задумала нечто более феерическое и изобретательное.
  
  Эльмирриан Инниар готовился к маскараду. В привычной своей манере. И помогала ему в этом Эльрин. Как всегда.
  Подушки были сброшены на пол за ненадобностью, край мягкого шёлкового одеяла свисал почти до пола, а на мятой простыни цвета кости дракона, лежал на животе Князь Инниар. Его прекрасная домоправительница сидела на его пояснице, одетая лишь в некое подобие халата, и массировала широкие плечи демона. Сложно сказать наверняка, кому это времяпровождение доставляло большее удовольствие.
  - Ваша Светлость, а Вы знаете, что на сегодняшнем маскараде пожелало присутствовать так много шанакартской знати, что Князь Тианшель был вынужден увеличить смету вдвое на празднования?
  - Вряд ли это его разорит, - мягко отозвался арши, щуря хризолитовые глаза. - Но общество, полагаю, будет цветастое.
  Ладони Эльрин замерли на мгновение на тёплой коже:
  - Они не на Князя придут смотреть.
  Эльмирриан поморщился. А демоница продолжила своё размеренное занятие.
  - Я помню, что ты не одобряешь моего решения, но оно всё равно остаётся единственно верным.
  - Но Флорентлер... Если Вам так нужна была верность этого рода, Вы могли подыскать ей другого мужа, Князь. У Вас достаточно союзников и должников.
  - Со временем, рано или поздно, Ктара смирится с таким положением вещей. А лорд Мираль не позволит ей совершить какую-нибудь совсем уж опасную глупость. Но потерять титул Наследницы она не должна. Её отец уже пожертвовал короной ради чувств.
  - Но трон унаследует Тайирель.
  Инниар усмехнулся:
  - Вмешиваться в дела дворца умею не только я, у всех свои ниточки в Совете. И мы не можем предсказать, чем может обернуться война с Галлардом.
  Эльрин откинула волосы за спину и выпрямилась, опускаясь ладонью по его позвоночнику. Тренированные упругие мышцы так и соблазняли очертить каждую из них.
  - А война всё-таки будет?
  - Не обманывайся, милая, война началась. И нам нужно постараться сохранить обоих Наследников.
  Она задумчиво поводила пальцами по его коже, а затем скинула на ковёр свой халат и уютно прижалась к его спине, целуя арши в шею.
  - А ты не боишься, что разбитое сердце Принцессы только навредит твоему гениальному плану? Сколько я тебе поведала занимательнейших историй о безумствах, что творили женщины, потерявшие надежду?
  - Их не счесть. Но Дейриан не даст Ктаре навредить себе. И Шанакарту.
  - Ты так веришь в него? Или точнее - ему? Последние два дня вся знать треплется о их связи.
  - Связи?
  - Говорят, Безумный лорд соблазнил Принцессу.
  Эльмирриан тихо рассмеялся:
  - О нет, Дейриан никогда не сделал бы этого, он бы сам себе не позволил. Не буду раскрывать все карты, но Алый - единственный, кому я могу доверить заботу о Принцессе. Он убеждён, что не имеет права претендовать на её жизнь, но сделает всё для её блага.
  - О чём это Вы? - глаза женщины зажглись острым интересом.
  Но Эльмирриан действительно не собирался посвящать никого в свои дела. Он легко перевернулся на спину, оставляя Эльрин сидеть сверху, и лукаво скользнул взглядом по её фигуре.
  - О том, насколько Высший лорд Мираль верен Короне, конечно же. Его так называемое безумие очень избирательно. Одна из граней - долг и честь.
  - Я же чувствую, что Вы недоговариваете, - немного обиженно прищурилась домоправительница.
  А Эльмирриан крайне увлёкся нежным поглаживанием её белоснежного бедра:
  - Так пусть это останется на моей совести.
  Демоница неодобрительно вздохнула, понимая, что это окончательный ответ. Но вдруг ей в голову пришла другая мысль, рождённая забавной и пикантной сплетней.
  - А если бы Принцесса соблазнила Лорда?
  - В таком случае, я беспокоился бы за Лорда. Ктара упряма, своевольна, настойчива и влюблена в Тианшеля.
  - А ты женишь его на другой, - опять сварливо напомнила Эльрин.
  Демон притянул к себе хрупкую обнажённую женщину и опрокинул её на спину, нависая:
  - Не будь столь романтичной, милая. Это просто политика. Ни один из Наследников не может сочетаться браком ни с кем из рода Князей. Мы должны поддерживать расстановку сил.
  - А Иллиабель?
  - Думаю, это был один из самых удачных компромиссов, - ласково улыбнулся Князь Инниар и поцеловал её.
  
  Калерна стояла на широком деревянном балконе временного дома Галларда и наблюдала за жизнью колонии. Внизу суетились демоны, переносили вещи, зеркала, оружие, конвоировали новых пленников в сырой подвал дома. Лартиан приказал напасть ещё на один торговый обоз, шелка и ленты их, конечно не интересовали, а вот провиант и оружие - да. Как и сами торговцы и охрана: для открытия портала Галларду потребуется много жертвенной крови. Сам он за последние два дня практически не выходил из своих покоев, только несколько раз заходил к Калерне, чтобы узнать новости и дать распоряжения, и это внушало ей смутные, не оформленные ещё в чёткие мысли, подозрения.
  Она глубоко вздохнула, кладя ладони на поручень. Они казались такими бледными и тонкими в сравнении с чёрными кружевными манжетами платья.
  - Всё готово? - Галлард подошёл абсолютно бесшумно.
  - Торговцы усилили охрану. Правда, арши по-прежнему не доверяют. Поэтому сейчас у нас в погребе семь людей, четыре тролля и один эльф-полукровка.
  - Этого должно хватить, - удовлетворённо кивнул он. - Новые зеркала привезли?
  - Да, много зеркал. Их уже выкладывают на побережье.
  - Прекрасно. Экраны подготовили?
  - Конечно, Повелитель. Только... Я хотела сказать, что в Шанакарте узнали о нашем возвращении. Они готовятся.
  Галлард рассмеялся и посмотрел туда, где горизонт скрывал империю демонов:
  - Я был бы ужасно разочарован, будь это не так. Я очень надеюсь, что они постараются хоть что-то противопоставить мне.
  - А если они нападут первыми? До того, как мы переведём через границу миров остальных?
  Он заглянул в её обеспокоенные глаза и взял в ладони бледное нежное лицо. Калерна подалась вперёд, как доверчивый ребёнок.
  - Не осмелятся. Во-первых, они знают, что для начала я взял бы с собой сильнейших, а во-вторых, чтобы справиться с ними, им нужно привести сюда армию. Через Свободный город, земли людей и Светлый Кель. Армию. Нет, они не пойдут на такой риск, скорее будут укреплять границы и ждать.
  - А с берега?
  Он отпустил её и оперся на поручень.
  - Всё тоже, только ещё и рифы.
  Калерна закусила губу. Каждый день они всё приближали и приближали день, когда начнут действовать, но несмотря на все старания, ей начинало казаться, что эта подготовка слишком затянулась. А Галлард вдобавок что-то скрывал.
  - Повелитель... Колония слишком мала. Мы не сможем разместить всех.
  Лартиан усмехнулся:
  - Ты не только очень красива, но и очень наблюдательна, Калерна. Завтра, когда солнце будет в наивысшей точке, я открою портал для тысячи воинов. И отправлюсь с ними в Свободный город. Ты должна будешь остаться здесь с остальными. Собирайте зеркала и провиант. Как только мы захватим город, приведём остальную армию. Можно будет использовать корабли, и возможно, некоторые из Свободных присоединятся к нам. Есть вести от отрядов, которые отправились в Лазурный затон?
  - Пока никаких. Ты уверен, что Вилькортин скрывается именно там?
  По его лицу скользнула тень скрытого довольства:
  - Я уверен, что там мы найдём его.
  
  Жемчужно-светлый, похожий на диадему дворец Князя Тианшеля переливался праздничными огнями, из открытых дверей и окон в сад лилась музыка, а внутри было тесно от роскошно одетых арши, пришедших на маскарад. Слуги сновали между знатью, и кажется, их подносы с высокими хрустальными фужерами с винами разных сортов пустели раньше, чем наполнялись.
  Эльмирриан Инниар скользяще шёл сквозь толпу, улыбаясь так, что никакая маска не скрыла бы его имени. Отыскав, наконец, внука, тихо беседовавшего с супругой за бокалом игристого вина, арши остановился и почтительно склонил голову.
  - Ваше Высочество, не окажете ли мне честь, подарив следующий танец?
  Эльмирриан был сегодня просто неотразим: его белое одеяние с золотым шитьём ещё больше подчёркивало родовое сходство с Альшером. В густых волосах, заплетенных в сложную косу и небрежно перекинутую через плечо, сияли огранённые бусинки хризолитов, оттеняя лукавые глаза под маской.
  - Князь, Вы же знаете, что я совершенно не могу Вам отказать, - искренне улыбнулась Шелара под ревнивое неодобрение супруга. Столько лет прошло, а до сих пор срабатывало!
  - Мне кажется, или ты решил сегодня выглядеть лет на семьсот моложе? - иронично поинтересовался Альшер, сегодня одетый в сапфировые одежды.
  - О, но это ведь, кажется, маскарад? А белый мне всегда шёл больше. И раньше.
  Альшерриан прищурился:
  - И для полноты сходства ты решил пригласить на танец мою жену?
  - Так ведь на танец, а не на край света, - изящно развёл руками Эльмирриан, глядя на веселящуюся Шелару. - Хотя, не скрою, до сих пор соблазн есть.
  Наместник, прекрасно понимая, что это всего лишь невинное развлечение Эльмирриана и Шелары ещё со времён её помолвки с Шейлиррианом, ничего не мог поделать с тем, что раздражало ужасно. И самое ужасное, чем больше раздражало, тем больше веселило синеглазую ведьму.
  - Занялись бы Вы уже дебютантками, Князь, - положил Альшер руку на тонкую талию жены, обтянутую синим шёлком.
  Эльмирриан от такого предложения почему-то погрустнел.
  - Боюсь, сегодня жертвой дебютанток и отчаянных незамужних демониц стану не я. По крайней мере, до середины вечера точно.
  Наместник изогнул бровь, ожидая от Инниара подробностей, но музыка сменилась, а с ней и танец. Князь подал ладонь Шеларе, и та, аккуратно высвободившись из объятий мужа, но не преминув провести тонкими пальцами по его руке, без слов обещая скоро вернуться, ушла с демоном Грёз.
  Заскучав в одиночестве, и опасаясь быть приглашённым разгорячёнными и осмелевшими от маскарада, демоницами, Наместник направился к небольшому возвышению в конце зала, где на одном из кресел, установленных для отдыха высокопоставленных гостей, и полностью игнорируя крайне заметный княжеский трон, сидел с бокалом красного вина Эженталль. Его невеста серебристым сверкающим призраком прохаживалась по залу, обсуждая с подругами роскошь и размах маскарада, хвастаясь, насколько роскошнее будет бал по случаю свадьбы, рассказывая охающим дамам во всех подробностях, как она заставляла лучшую портниху Империи десять раз перешивать свадебное платье. Эллен веселилась, танцевала и старалась быть исключительно на виду. Особое удовлетворение и уверенность ей придавало то, что Ктара Шанакарт Астель на маскарад не прибыла.
  - Празднично хмурый Тианшель. Как давно не видел я этого зрелища, - усмехнулся Альшерриан, присаживаясь в соседнее кресло.
  - У него обычно такое лицо, когда он подсчитывает убытки, - подошёл с другой стороны Дейриан Мираль, одетый в драгоценные алые одежды, густые гранатово-красные волосы были собраны в нетугую косу из переплетённых мелких прядок. Маска скрывала почти половину его лица, но и не в силах была скрыть чернейшее раздражение, волнами расходившееся от арши. - И учитывая, какие суммы называет прелестная леди Эллен, я его прекрасно понимаю.
  - Действительно прелестная? - переспросил с улыбкой Альшер.
  - Платье, обошедшееся Эжену в такую сумму, кого угодно сделает прелестной леди. Даже его самого. Иначе какой в этом смысл?
  Дейриан почти упал в кресло по левую руку Тианшеля и устало запрокинул голову.
  - Обычно женщины выглядят прелестнее без платья, - пожал плечами Наместник, без особого восхищения рассматривая Эллен Флорентлер. Впрочем, подобные щебечущие без умолку блондинки никогда не нравились ему.
  - Это смотря, какие женщины, - Алый стащил с лица маску и потёр переносицу. - Хотя, да, на любую милую особенность найдётся свой извращенец. Даже на эти светлые волосы и фальшивую улыбку.
  - А ты что скажешь, Эжен? - повернулся к молчаливому сегодня Князю Наместник.
  - А я лучше промолчу, пока меня опять как-нибудь не обозвали, - он со вздохом поднял к губам бокал и сделал глоток вина.
  - Я же говорил - он что-то скрывает от нас!
  - Все мы что-то скрываем, - не стал отпираться Тианшель и обернулся к Алому. - Что от тебя хотел Князь Тайконер? Я видел, как он зажал тебя в углу настойчивее, чем все дебютантки вместе взятые.
  Черты Дейриана стали вдруг резче, а в глазах мелькнула чернота:
  - Примерно раз в сто-двести лет моя мать устраивает в моём доме показательный ремонт и перестановку. И старается потратить такое количество моих денег, что это совершенно затмевает мою репутацию при дворе, а дебютантки и их семьи начинают навязчиво мне предлагать снова жениться. В этот раз поводом для очередного приступа её матримониальных планов стала твоя свадьба. Так что, я, возможно, пришлю тебе счёт.
  Эжен иронично улыбнулся:
  - Увы, я думаю Эллен опередит тебя и опустошит мои счета раньше, чем ты закажешь штукатурку!
  - Радуйся, что туда не запускает руки леди Мираль. Видел бы ты, сколько эта штукатурка стоит!
  - Так что Тайконер хотел? - подался вперёд Наместник и усмехнулся. - Жениться?
  Дейриан поморщился:
  - Он хочет, чтобы я женился на его внучке, а потом занял его место в Совете.
  - В Совете? - переспросил Эжен. - Он хочет сделать тебя приемником? Отдать тебе Княжество и Военное дело? И кто из вас более безумен?
  - Однозначно, Тайконер, - прищурился Альшер. - В последние лет пятьдесят Алый отвратительно нормален.
  - Мне счесть это вызовом или комплиментом? - на всякий случай мрачно уточнил Мираль.
  - Сочти это надеждой, что так и будет впредь.
  - Ничего не могу гарантировать, - честно предупредил он. В последнее время события вокруг него складывались таким образом, что от тоски хотелось то вешаться, то вешать других.
  - Что ты ответил ему? - серьёзно спросил Эженталль.
  - Что собираюсь на Материк сразу, как закончу проверку списка. А потом, если выживу, обязательно рассмотрю это предложение.
  - Предложение, на самом деле, щедрое.
  - Да-а, щедрое, - протянул Алый, рассеянно глядя в толпу танцующих арши. Но вдруг его взгляд стал сосредоточенным.
  По краю зала в их сторону неспешно шла Ктара. Роскошное и откровенное винно-красное платье оттеняло белоснежную кожу, делало её ещё более сияющей и нежной. Чёрные волосы переплетёнными волнами ложились слева на грудь, и в них играли со светом ярких кварцевых ламп острые золотые звёзды. Маска кружевом лежала на глазах, но не в силах была скрыть их блеск. На алых губах играла улыбка.
  - Такое эффектное появление, конечно, стоило того, чтобы задержаться, - поднялся ей навстречу отец. - С каждым разом вы с Тайирелем оттачиваете этот навык!
  - Сегодня такой знаменательный день, и я просто не могла решить, какое же выбрать платье, - пожала обнажёнными плечиками девушка, длинные рубиновые серьги закачались, разгораясь внутренним волшебным огнём. - Надеюсь, виновники торжества меня простят?
  - Вам очень идёт красный цвет, Ваше Высочество, - учтиво заметил Эженталль, глядя на платье, состоящее сплошь из кружев, под которыми мерцала шёлковая основа.
  Ктара приложила палец к губам, продолжая улыбаться:
  - Мы ведь на маскараде, не выдавайте мой секрет!
  - Прошу прощения, леди, - повинно склонил голову Эжен.
  - Что ж, - она кокетливо опустила взгляд в пол, а затем снова подняла. Полный инниарского лукавства. - Раз уж Вы, Князь, сегодня обречены танцевать только со своей невестой, а на мне чудесное красное платье... Не пригласите ли меня на танец, лорд Мираль?
  - Как Вам будет угодно, леди, - чуть помедлив, кивнул Дейриан, стоявший рядом с Тианшелем. Предложение застало его врасплох, да и настроения ничуть не улучшило.
  Ктара нетерпеливо протянула ему руку, и арши ничего иного не оставалось, как взять тонкую ладошку и повести Принцессу в шумный зал, на ходу снова прижимая к лицу карнавальную маску.
  - Характер Шелары очень органично разбавил фирменное коварство Эльмирриана, - невесело пробормотал Эженталль, глядя вслед смеющейся демонице. Сзади платье смотрелось ещё чудеснее - шнуровка из тонких золотых нитей почти полностью открывала изящную спину, позволяя в подробностях рассмотреть татуировку мечей и тумана, интригующе скрывавшуюся за кружевной кромкой. - Она точно твоя дочь?
  - Учитывая, что таким образом она пытается расстроить чужую свадьбу - точно моя, - рассмеялся Альшер, испытывай глубокое чувство гордости за наследницу династии.
  - От Инниаров - одни Инниары. Неприятности вам второе имя, - поморщился Князь, усаживаясь обратно в кресло, и сделал ещё глоток вина.
  Меж тем, Дейриан осторожно обнял девушку и повёл её в танце, двигаясь очень плавно, но как-то отстранённо и даже машинально. Его мысли явно витали где-то далеко от этого бала и прелестной партнёрши. Ктара, слегка обескураженная такой холодностью, но при этом не терявшая прекраснейшего расположения духа от свершённой шалости, пыталась разгадать, о чём же думает демон, хитро изучая такие знакомые черты, едва скрытые под кружевом. Но совершенно тщетно. Когда это занятие ей наскучило, она чуть сильнее сжала его тёплую руку, привлекая к себе внимание.
  - Что-то не так, Принцесса?
  - Это Вы мне скажите, Лорд, - повела головой Ктара, позволяя одной серьге соблазнительно скользнуть по ключице. - Я уже теряюсь в догадках, кто же на этом маскараде мрачнее - Вы или наш счастливый новобрачный?
  - Как бы то ни было, но причины нашей мрачности и схожи и противоположны одновременно. Зато, до Вашего прихода самой счастливой на маскараде была Эллен Флорентлер.
  Ктара весело расхохоталась:
  - Твоя лесть - просто музыка для моих ушей!
  - Это не лесть, а незначительное преувеличение, - чуть рассеянно улыбнулся Мираль. - Но неужели твой коварный план построен лишь на мимолётной ревности Эженталля и чернейшей ненависти Эллен?
  - Всё, что могу, - прикрыла она глаза с притворной скромностью, глубоко вздыхая, что было весьма опрометчиво в столь узком платье. - Хотя, на самом деле, сегодня я просто хочу отдохнуть и хорошо провести время. И я надеялась, ты оценишь моё платье.
  - Все гости уже оценили, моя Принцесса. И полагаю, это окончательно разбило сердце леди Флорентлер.
  Ктара отвернулась, продолжая легко и изящно скользить по залу в его объятиях. Но Дейриан знал её слишком хорошо, чтобы не заметить перемену.
  - Ктара... - мягко позвал он, снова сдаваясь. - Твоя выходка с платьем ужасно неудобна, двусмысленна и коварна, в общем, полностью в твоём духе, и я оценил. И выходку и платье. Тебе действительно очень идёт, Принцесса.
  Демоница улыбнулась:
  - Так и быть, ты прощён. И я даже разрешаю тебе быть моей парой на этом балу до конца вечера!
  Он усмехнулся:
  - То есть, чисто теоретически, у меня был выбор?
  - Чисто теоретически, - самодовольно кивнула девушка.
  - Ты отдаёшь себе отчёт в том, что...
  - Что это совершенно неудобно, двусмысленно и коварно?
  - И неприемлемо! - с притворной строгостью добавил арши.
  - То есть, ты в деле?
  Демон Света таинственно улыбнулся, мысленно смакуя это бесстыдное предложение. По негласным законам балов и маскарадов арши, состоявшиеся пары, и по желанию - близкие родственники, посещали мероприятия в нарядах одного стиля, либо одного цвета. И очередная шалость Ктары, с одной стороны, как будто случайная - ведь она могла выбрать любой цвет и фасон, с другой стороны выглядела как признание и вызов обществу в ответ на все сплетни, пущенные Эллен. Но прелесть в том, что половина всё равно не поверит. А также в том, что дебютанткам на какое-то время придётся отступить.
  - Собираешься до утра испытывать терпение Тианшеля? - уточнил Алый, мысленно добавив: 'И моё терпение'.
  - А ты против? - недоверчиво изогнула бровь Ктара, даже мысли не допуская, что Дейриан не поучаствует в очередной её авантюре.
  - Нет, - мягко качнул головой демон, не будучи точно уверенным, на какой вариант вопроса он сам отвечает.
  
  Чем гуще за окном становилась ночь, чем меньше вина оставалось в бокалах, тем откровеннее становились помыслы и танцы. Нет, демонов практически не пьянил алкоголь, их пьянил сам бал и близость друг друга. Арши уже и сами верили в свои маски, в это мнимое инкогнито. По залу как зачарованные кружили пары, движения их были легки и слаженны, музыка заполняла пространство и гипнотизировала. Разговоры становились всё тише, всё приватнее, Полог тишины связывал теперь почти каждую пару.
  Ктара стояла возле одного из высоких хрустальных окон и наслаждалась прохладой, идущей из сада. Ночной воздух так нежно ласкал её плечи, будто, поддавшись магии демонов, пытался её соблазнить. А Ктара, совершенно не замечая этого, наблюдала за гостями Князя и продолжала таинственно улыбаться.
  Она слегка вздрогнула, когда к чувствительной обнажённой спине прикоснулись тёплые пальцы.
  - Неужели Дейриану всё-таки удалось сбежать?
  Ктара нехотя обернулась к насмешнику:
  - Я решила, что гуманнее его отпустить и приберечь пару танцев для тебя.
  - А ты сегодня жестока! - ахнул Тайирель. - Может, займёмся чем-то менее подвижным?
  - Я и не подозревала, что ты меня настолько старше! - взметнула она брови, выделяя предпоследнее слово. - А если судить по Эльмирриану...
  - Он берёт опытом, - отмахнулся арши, обнимая сестру и начиная буквально тащить её в сторону кресел. - Кроме того, я целый вечер мучаюсь от любопытства, чего же ты добиваешься.
  - Что-то не было заметно. Ты ведь сегодня пришёл на бал с обеими близняшками Шанакарт? Я даже не знаю, кто из нас повёл себя более вызывающе!
  - Конечно, ты. Я пришёл с ними на правах сопровождающего кузена.
  - А в спальню ты их тоже сопроводишь, кузен? В свою?
  Тайирель прищёлкнул языком:
  - А ты Алого?
  Ктара хмыкнула, засчитывая ответную издёвку, но ответила:
  - Боюсь, на эту ночь у меня совершенно другие планы.
  Наследник опустился в кресло и расслабленно вытянул руки на подлокотниках.
  - Другие планы? Готовишь операцию по срыву свадьбы?
  - Нет, - очаровательно улыбнулась Ктара, принимая от подошедшего официанта фужер с прохладным игристым вином. - Я готовлю Князю грандиозный подарок!
  - Грандиозную свинью?
  Девушка угрожающе сузила глаза:
  - Я сказала - подарок. Хотя... Это будет зависеть от его реакции.
  - Реакция у Эжена всегда была хорошая. А на твои выходки ещё иногда и бурная. Жаль, не замечает никто.
  Принцесса тяжело вздохнула. С тоской рассматривая бусы мелких пузырьков, поднимающихся со дна фужера, она задумалась о чём-то невесёлом, а потом качнула головой, словно отгоняла лишние мысли. На Тайиреля вновь устремился взгляд решительных александритовых глаз.
  И будто прочитав её мысли, демон подался вперёд.
  - Ктара, что бы ты ни задумала, пообещай, что будешь осторожна.
  - Осторожна?
  Лиловый свет поднялся с глубины его глаз, как отражение далёкой вспышки, и угас, растворяясь в неверных радужках. Демон медленно вздохнул, пропуская через себя сладковатый воздух зала и её мысли. Что-то в них было такое, что заставило протянуть ей руку.
  - Я знаю, - с нажимом ответил Тайирель.
  Ктара загипнотизировано поставила тонкий хрустальный фужер на пол и вложила ладонь в его пальцы. Они встали так синхронно, словно начали танцевать уже сейчас, легчайшим и стремительным движением - разворот. Тайирель подхватил её за талию, прижимая ближе. Один шаг - и они уже среди танцующей и празднующей толпы. Но их танец больше напоминал поединок, противостояние в полнейшем молчании. Резкие страстные движения, словно удары, ни одного лишнего шага, ближе-дальше. По жаркому воздуху взметалось алое кружево её платья и чёрный плотный шёлк его кафтана. Руки то сплетались, то расходились прочь...
  Наследники были так поглощены танцем и своим молчаливым спором, что даже не замечали, как многие арши останавливались, в изумлении глядя на них. Вокруг собиралась немалая публика.
  - Совершенство, - восхищённо проговорил Эльмирриан, стоявший в компании Альшера, Шелары, Князя Тианшеля и лорда Мираля. - Остры и прекрасны, как два обсидиановых клинка! Вы не находите?
  Ответом ему было молчание. Шелара с улыбкой смотрела за очередным представлением, разыгранным её детьми, Альшер задумчиво прислушивался к эмоциям, которые они источали - чистая вибрирующая Сила с примесью Хаоса. Чутьё не столько Принца, сколько наёмника, отдавалось внутри смутным тревожным предчувствием. Дейриан, даже не догадываясь об этом, разделял неуютные ощущения Наместника, улавливая что-то отчаянное и разрушительное в её движениях и эмоциях. И совершенно ничего не мог с этим сделать.
  Что касается Эженталля Тианшеля... Его терпение всё же подошло к концу. Демон болезненно поморщился и закрыл на мгновение глаза, чтобы никто не заметил, как их заполняет непроницаемая чернота. Обжигающее безумие заклокотало внутри, лишая рассудка, обнажая звериные инстинкты. Сила и страсть, которые источала эта девушка, просто сметали любой контроль над собой. Эженталль нетерпеливо дёрнул головой, быстро развернулся и направился прочь из зала. Для него бал был закончен. Она всё-таки сделала это, безжалостно сдёрнула со всех маски.
  
  Океан пенистыми волнами жадно лизал песчаный берег, на котором были разложены сотни зеркал. Больших, маленьких, даже осколков... Они плотно устилали часть берега на несколько метров, отражали яркое солнце, возвращая его лучи небу. А перед зеркалами ровной шеренгой были выстроены связанные и коленопреклонённые пленники. Воины Галларда удерживали их верёвками и цепями, держа наготове длинные кинжалы. А сам Лартиан стоял по колено в воде, глядя на солнце. Едва оно достигло зенита, демон прикрыл глаза, лицо его озарилось улыбкой освобождения. Арши вскинул руки ладонями вверх, призывая Силу открыть врата.
  Его сподвижники единым движением перерезали горло своим жертвам, отбросили их, как сор. Зеркала обагрились реками горячей крови... Она смешалась с холодными пенистыми волнами, окрасила воду розовыми разводами. Волна отхлынула, и засветилась внутренним огнём, тем же, что плескался в зеркалах. Воздух задрожал, завибрировал, открывая мощнейший портал. Зелёные и алые всполохи вспороли воду и небо, закрутились гудящей воронкой... И на солёный берег Лестелля хлынула армия демонов.
  - Приветствую вас, сыны и дочери Тайлоса, - раздался над волнами мелодичный женский голос.
  Каждый из его воинов преклонял голову и колено перед шедшей по песку прекрасной женщиной в белых одеждах. Её тёмные волосы едва касались плеч, её губы изгибала нежнейшая улыбка, а глаза, подведённые чёрными стрелками, с восхищением смотрели на портал. Подчиняя демонов себе, она подошла к самому краю щита из зеркал и остановилась. Белоснежная ткань подола сразу впитала солёную воду и солёную кровь.
  - Провидица... - с благоговением пронесся шёпот с океанским ветром.
  - Тиннерис, - мягко позвал Галлард, предлагая присоединиться к нему.
  Её появлению он не удивился. Провидица всегда действовала так, как будет лучше. И если она решила, что настала пора раскрыть карты, значит, они действительно готовы начать.
  Демоница сделала ещё несколько шагов и вошла в воду. Взяв за руку мужа, она переплела с ним пальцы, вливая часть своей Силы в портал и забирая часть рождённой Силы себе. Как же давно он не чувствовал этой пьянящей и чистой магии, присущей только этой женщине.
  Калерна Свиорден, стоявшая всё это время позади воинов, исполнивших приказ убить пленников, почувствовала, как пепельная горечь снова поднимается к её горлу, острыми шипами стискивает его. Её предали. Снова.
  
  Огромный Кафедральный Собор Шанакарта был украшен серебряными лентами и прелестными синими ирисами. Гостей было так много, что некоторым пришлось стоять вдоль стен. И не важно, что такое внимание к свадьбе было обусловлено интересом, состоится ли эта свадьба, важно то, что она стала самым громким событием года. По крайней мере, так считала Княжна Эллен Флорентлер, готовящаяся стать Княгиней Эллен Тианшель.
  Золотой солнечный свет падал с высоты сводов Собора и освещал широкий проход между рядами к алтарю. Эллен сжимала перед собой руки и в прекрасном синем платье шла навстречу Князю Тианшелю. Его сапфировые глаза были немного печальны, а облик изысканен. Удивительные жемчужные волосы, перевитые сапфирами, идеальной косой лежали на груди, синий кафтан подчёркивал высокую и крепкую фигуру воина. Князь встретил свою невесту возле самого начала прохода, взял за руку и повёл к алтарю, перед которым их ждал облачённый в чёрную мантию с драгоценным нагрудником служитель Богов. На алтаре их уже ждали широкая обсидиановая чаша и золотой кинжал, а в руках арши - белая лента, которая свяжет чету Тианшель навсегда.
  Эллен, замирая от удовольствия, нарочито медленно шла вместе с Эженом по гладким плитам пола, давая возможность всем рассмотреть миг её торжества как можно лучше. Князь невесту не торопил, старясь совладать со своими мыслями и убеждая себя, что буквально через полчаса всё это станет неважно. Демоница украдкой бросала взгляды по сторонам, подмечая для себя, кто пришёл и как реагирует. В первых рядах сидели Старейшины с семьями и все Шанакарты. Шейлирриан с супругой и дочерьми. Наместник с женой и сыном. Ктары к вящему удовольствию Эллен на месте не оказалось. Совершенно пустое место в переполненном зале между Шеларой и Тайирелем. Рядом со скучающим Наследником сидел Эльмирриан Инниар, одобрительно щурившийся на алтарь, а слева от него - Высший лорд Дейриан Мираль, изучавший потолок со скрещенными на груди руками.
  - Как прекрасна невеста! - самодовольно промурлыкал Эльмирриан, находившийся в превосходном расположении духа.
  - Ага, - поддакнул Алый, не отрываясь от созерцания. - Как девственница!
  Инниар хмыкнул, но всё же счёл долгом заметить:
  - Князь Тианшель вырвал бы тебе язык, если бы услышал.
  - А я про него и говорю, - весело оскалился Дейриан, поворачиваясь. - А ты о ком?
  Эльмирриан рассмеялся, потирая переносицу:
  - За это точно бы вырвал.
  Алый покачал головой и снова запрокинул её:
  - Нет, ему слишком по душе мои шутки.
  - Или на безумцев не обижаются.
  - Или с ними опасно связываться, - блаженно возразил Мираль.
  Эженталль подвёл девушку к ступеням алтаря, рука об руку они поднялись к нему и встали лицом к лицу. Преподобный стал зачитывать торжественную речь на шерессе, все в зале затаили дыхание. Церемония началась. А Принцессы по-прежнему не было.
  Служитель призвал молодожёнов соединить ладони. Как во сне Тианшель поднял руку и переплёл пальцы с Эллен. Она была такой хрупкой, такой нежной, свет из окон струился на пряди цвета светлого золота и искрился множеством бликов. Идеальная невеста. На их сомкнутые ладони легла белая лента, в руках арши блеснул острой кромкой кинжал. Молниеносный прочерк по воздуху и в чашу с ритуальным вином пролился тонкий ручеёк свежей крови - её и его...
  Тайирель, без интереса следивший за церемонией, вдруг замер, черты его заострились, кровь отхлынула с лица, а в радужках зазмеился лиловый свет. Он дёрнулся, а потом резко вскочил с места, устремляясь вдоль кресел.
  - Она сбежала на Материк! - буквально выплюнул Наследник, не видя ничего перед собой, кроме сестры, которую пьянила шальная свобода.
  - Все бесы Тайлоса! - поражённо прикрыл веки Алый, а затем с силой оттолкнулся от деревянных подлокотников и быстро пошёл следом за Тайирелем, жалея, что одет не в свой походный костюм. Лицо его застыло, вишнёвые глаза заледенели. В ладони материализовался туго свёрнутый тшар.
  Эллен, мельком посмотрев на эту сцену, равнодушно отвернулась обратно к Эженталлю и начала заученно и напевно зачитывать свою клятву. Эжен, продолжавший зачарованно смотреть вслед Тайирелю и Дейриану, за которыми потянулись Альшер с Шеларой, Эльмирриан, Шейлирриан, сёстры Шанакарт, Иллиабель и зеваки, даже не слышал её.
  Нахмурившись, он повернулся к невесте, посмотрел на её обескураженное лицо. И убрал ладонь, развязывая пропитанную кровью ленту.
  - Извини, Эллен. Я не могу сейчас этого сделать. Это я виноват...
  Оставив леди Флорентлер возле алтаря, сокрушённый Князь спустился со ступеней алтаря и быстро направился к выходу. В Соборе поднялся ужасный гвалт. Оглушающая какофония голосов навалилась со всех сторон, арши вскакивали с мест, слышался смех.
  А Эллен стояла, в бессилии прислонившись к алтарю и с болью смотрела на удалявшегося Эжена. Это крах, это был крах...
  
  - Ты приказала им разбить лагерь прямо на берегу, - с полувопросительной интонацией произнёс Лартиан, гладя демоницу по волосам.
  Тиннерис сидела за столом и методично разрезала поданное на обед мясо, медленно отправляя в рот мелкие куски. Перед ней лежала карта Материка с пометками Галларда.
  - Им нужен инструктаж, - объяснила она своё решение. - Но здесь для них слишком мало места, а берег защищён отражающими щитами, и их пребывание там не будет никем замечено. Это идеальный вариант. Ты не согласен со мной?
  - Согласен, - арши пропустил сквозь пальцы одну из прядей. Женщина не видела его лица, но чувствовала его напряжение и тень сомнений. - Но ты изменила план. Почему?
  - Мир вокруг нас постоянно меняется, я лишь реагирую на его изменения, - ответила Тиннерис, откладывая вилку на край серебряного блюда. - И меняю планы. Свободный будет нашим к рассвету. Разве не этого ты хотел?
  Демон медленно обошёл стол и сел напротив жены, изучая её заново. Она всегда что-то скрывала, в ней всегда была какая-то тайна, каждый раз - разная. Он потянулся и взял с середины высокий кувшин из тусклого серебра, налил холодный ягодный чай в её бокал.
  - Спасибо.
  - Такая забота обо мне, - протянул он, ставя кувшин на место, - должен же я хоть чем-то отплатить.
  - Ты не доверяешь мне? - неподдельно удивилась демоница, прокручивая в пальцах отложенную вилку с кусочком мяса.
  Арши почувствовал, как её Сила коснулась его мыслей, и опустил ментальные блоки, позволяя ей завладеть своим разумом. Скрывать от неё ему было нечего. По крайней мере, пока.
  Отыскав причину его смутной тревоги, Тиннерис усмехнулась.
  - Девчонка! Ты переживаешь за неё.
  Галлард чуть сощурился, подыскивая правильные слова.
  - Я переживаю из-за неё, Тина. Не ты ли говорила, что нам необходимо оберегать её от столь сильных потрясений? Не ты ли говорила, что она уже почти погубила одну Империю?
  Арши отпила чаю из своего бокала и вернулась к мясу:
  - Моё вмешательство сейчас было необходимо. Я видела вероятное будущее. Я видела бунт. Не все они пришли из Тайлоса, чтобы безоговорочно служить тебе. А моё появление поставило их на место, они не пойдут против Провидицы. Это было важнее, чем чувства девчонки. Что до неё... Успокой её. Заставь поверить, что она важна для тебя, что ты к ней благосклонен.
  Галлард вздёрнул бровь:
  - Уж не забыла ли ты про узы, связывающие нас, любовь моя?
  Она протянула к нему руку и сжала его пальцы, убеждённо сказав:
  - Я не только помню о них, я чувствую их снова. И это всегда было самым восхитительным, что я чувствовала когда-либо. Но разве ты не замечаешь, как они изменились с течением времени? Они притупились, но стали глубже, гораздо глубже, чем мы могли бы предполагать.
  - И при этом, ты предлагаешь мне убедить Калерну в обратном?
  - Нет, не предлагаю. Ты должен сделать это ради нашей общей цели. Её должны обмануть собственные чувства, а не твои.
  - Конечно, - сухо отозвался Лартиан.
  Он поднялся из-за стола, высвободив ладонь от тонких пальцев, и нежно погладил её по щеке. Чутко отзываясь на ласку, демоница прикрыла глаза. Что бы ни случилось, он будет любить её. И сделает для неё всё, что потребуется. Когда она распахнула свои загадочные всевидящие глаза, они светились искусно скрытым торжеством. Близилась ночь и их первая победа в череде многих.
  
  
  Глава 4
  Иллюзия выбора.
  
  Если идёшь по трупам собственных иллюзий, значит, дорога выбрана верно. Леонид Юзефович.
  
  Покинув Кафедральный Собор, Шанакарты, Инниары, Дейриан и Эженталль сразу устремились в покои Принцессы. Как и предупреждал Наследник, они были совершенно пусты и практически нетронуты. Будто и не было здесь Ктары. Взяла она только самое необходимое.
  - Куда она направилась? - требовательно спросил Наместник у сына, и взгляды всех присутствующих устремились к нему.
  - Я не знаю. Она показала мне лишь то, что хотела. А потом закрыла от меня свои мысли, - Тайирель раздражённо посмотрел в глаза Алому, одному из главных специалистов по работе с сознанием.
  Дейриан спокойно встретил этот взгляд, а потом равнодушно прошёлся по комнате, хмурясь и подмечая детали. Внутри тёмных глаз трепетало близкое безумие. Её вещи... Каждая из вещей, наполнявших покои, была словно пропитана ею. Длинные пальцы коснулись передней спинки кровати. Эженталль и Альшер, знавшие, что Алый может улавливать прошлое в окружающей обстановке, напряжённо следили за ним.
  - Ктара могла скрыть свои мысли, но при этом на Материке не так много мест, куда она отправилась бы, - демон остановился и повернулся к остальным. - Нужно обыскать Алессано и Свободный. Даже, если она собирается бежать дальше, для начала остановится там.
  - Почему ты так уверен? - Наместника его слова не убедили. - Ктара прекрасно понимает, что я пошлю отряд, чтобы вернуть её в Замок.
  Мираль снисходительно усмехнулся.
  - Ты уже сейчас собираешься отправить отряд дальше по тракту. Где ты хочешь искать её, Альшер? В Лерде, как Шелару? Да в одном только Свободном она может месяц водить твоих ищеек за нос. И моих - тоже.
  Шелара раздражённо свела брови и сложила руки на груди:
  - И что ты тогда предлагаешь, Дейриан?
  - Никаких отрядов. Только я и кто-то ещё. Кому она доверяет.
  Тайирель кивнул.
  - Я поеду с тобой, - быстро проговорил Эженталль, не давая возможности даже начаться спору.
  - Я не могу отправить на поиски дочери двух арши!
  Мираль поморщился:
  - А что ты хочешь? Привлечь как можно больше внимания к её побегу? Тогда тебе точно не хватит отрядов, чтобы найти её на Материке. А если Галлард найдёт быстрее?
  Шелара вздрогнула и с ужасом посмотрела на мужа:
  - Сделай, как он просит.
  Альшер переглянулся с Шейлиррианом.
  - Мне тоже не нравится эта идея, - признался Император.
  Алый развёл руками:
  - Оставь тогда гвардию наготове в Тианшеле. Пусть ждут нашей команды, если мы не найдём Принцессу.
  - Это разумно, - проронил Эженталль. - Я отдам приказ. Нельзя больше терять времени, выдвигаться нужно прямо сейчас.
  Эльмирриан, стоявший позади всех, возле самых дверей, был сегодня непривычно молчалив и в обсуждениях не участвовал, только внимательно наблюдал за всеми. Разгадать его мысли было невозможно, но было ясно только одно - происходящее ему не нравится. И когда уже, казалось, всё было решено, он наконец не выдержал.
  - Князь Тианшель, позвольте мне заменить Вас в этих поисках, - тихо предложил Инниар. - Боюсь, Ваша невеста может не так понять ситуацию.
  Ответом ему были ошеломлённые лица собравшихся. В свете последних событий свадьба Князя как-то отошла на задний план, и о ней напоминали сейчас только их праздничные одежды и смазанное пятно крови на ладони Эжена.
  - Вернуть Принцессу домой - мой долг, Ваша Светлость, - сухо ответил Эжен. - Благодарю за заботу.
  Дейриан усмехнулся и вышел из комнаты Ктары. Не прошло и получаса, как они с Эженом, сменив праздничные кафтаны на дорожные куртки и собрав в Тианшеле небольшую армию, ожидавшую только приказа, выехали на центральный тракт. Как только решётка въезда в Княжество опустилась, Алый придержал даркинта и вытащил из кармана Зачарованное стекло.
  - Ты уверен, что мы приняли верное решение? - обеспокоенно спросил Эженталль, глядя на расстилающуюся дорогу впереди.
  Мираль, прочитав послание, пришедшее ему от старого знакомого, быстро начертал стилосом на гладкой поверхности 'Если с ней хоть что-то случится, я покажу тебе твой богатый внутренний мир!' и убрал Стекло в карман.
  - Планы меняются, дружище.
  - В смысле?
  Дейриан весело оскалился:
  - Нужно разделиться. Я еду в Алессано, а ты обыщи Свободный.
  Проговорив это, Мираль резко пришпорил красно-коричневого коня и тот стрелой рванул прямо с места, поднимая густые облака пыли. Эжен только дёрнул головой в совершеннейшем неодобрении, и направил даркинта в сторону Свободного.
  
  Алессано встретил Дейриана сверкающими на закатном солнце башнями и окнами. Старый замок утопал в зелени парка, возвышался над морем расцветавших ранних садовых роз, приветствовал его развевавшимися флагами рода Карриан. Прислуга узнавала демона издалека, кланялась. А он, подогнав даркинта по подъездной дорожке прямо к новому мраморному крыльцу замка, резко остановился и спешился. И уже ступил на ступеньку, как...
  - Не с места, гнусный демон! - выскочила из-за мраморных перил маленькая чумазая девочка в платье с бантиками на подоле, угрожая ему длинным прутом. Один из бантиков висел на нитке, почти оборванный.
  - Не убивай, меня, храбрая воительница, - взмолился гнусный демон, поднимая ладони и признавая поражение. Девочка в восторге засмеялась.
  Привлечённая шумом и эффектным появлением арши, на крыльцо буквально вывалилась из-за тяжёлых дверей грузная гувернантка в летах, одетая в чопорное чёрное платье.
  - Эмилия! Вот ты где! - строго проворчала она, хватая чумазую вредину поперёк живота. - Простите, милорд Мираль. Эта негодница совершенно от рук отбилась. Не графиня, а оборванец!
  Эмилия извернулась, как юркий котёнок, и вырвавшись из некрепкой хватки стареющей няньки, метнулась к демону, спряталась за него и показала ей язык. Гувернантка охнула, с кряхтением подняла с мрамора прут, выпущенный врединой, и потрясла им, грозясь устроить порку непокорному бесёнку.
  - Не поможет, - философски отмахнулся Дейриан, перехватывая негодницу, поднял на руки и защекотал до хохота. - Это не первое поколение девиц Карриан, которое я вижу. И могу утверждать - каждое новое поколение затмевает предыдущее.
  Нянька только покачала головой:
  - Когда-нибудь я сделаю из этого оборванца настоящую леди! Идёмте в дом, милорд. Отдохните с дороги. Граф на охоте, вернётся скоро.
  - Не слушай её, малышка, - шепнул демон маленькой графине, внося её в сумрачный холл. - Я ещё сделаю из тебя дикую охотницу на нежить!
  Девчонка заговорщицки захихикала, обнимая арши за шею и чмокая в щёку.
  - Ты спрятала то, что я просил, Эмилия?
  - Ага. Под старой конюшней, с восточной стороны. И я никому-никому не сказала!
  - Умница!
  Дейриан улыбнулся - сообразительная Эмилия уже сейчас напоминала ему Шелару, свою двоюродную прапрабабушку. И Ктару, конечно, от проказ которой ходуном ходил даже Обсидиановый Замок. Пока из неё тоже не решили сделать леди. И не превратили в беспомощное нежное подобие придворных дам, коим она и пробыла до самого Совершеннолетия. А сейчас... Арши тяжело вздохнул.
  - Тебе грустно? - спросила Эмилия, не сводя забавного внимательного взгляда с его лица.
  - Милорд, не отпустите ли вы госпожу Эмилию? Этой леди необходимо умыться и переодеться к приезду отца! - тоном, не терпящим возражений, сказала нянька, дожидаясь их возле лестницы.
  - Демонам не бывает грустно, - очень убедительно соврал Алый, поцеловал её в лоб и опустил на глянцевый паркет. - Надень к ужину самое красивое платье!
  Эмилия подбежала к гувернантке, взяла её за протянутую ладонь и покорно поплелась наверх. Мыться и готовиться к ужину. А арши остановился у лестницы, положив на поручень ладонь.
  - Лорд Мираль, - в холл вышли две служанки в синих платьях и белоснежных передниках и по очереди спросили: - Приготовить Вам комнату? Надолго ли Вы прибыли?
  Дейриан развернулся, направляясь снова к дверям, и рассеяно бросил через плечо:
  - Приготовьте комнату. Задержусь до утра.
  Ответом было весёлое шушуканье прислуги, но арши к нему прислушиваться не стал.
  
  Закат разлился в сумеречном небе алыми ручьями крови, расплескался прямо над крышами поселения, где обосновался со своими подданными Архитектор. Калерна сидела на перилах балкона, привычно наблюдая за жизнью колонии, а точнее, за сборами новоприбывшей армии Галларда к походу на Свободный город. Оставаться таковым ему оставалось совсем недолго. В сонном воздухе, насыщенном разговорами и окриками, глухо раздавался звон оружия и лёгких лат, которые предпочитали демоны, изредка слышался смех или угрожающая брань. И были их сотни.
  - Впечатляет?
  Галлард, как всегда, подошёл так тихо, что она вздрогнула, когда он заговорил. Обняв себя за плечи, Калерна отвлеклась от созерцания воинов и повернула к нему задумчивое лицо с потухшими глазами, внутри которых плескалась неуверенность.
  - Все Ваши деяния впечатляют, Повелитель, - едва слышно ответила девушка.
  Арши вздохнул и подошёл к ней совсем близко. Протянув руку, Галлард мягко положил ладонь на тёплую щёку. А затем приобнял демоницу, согревая её своим присутствием и телом.
  - Это наши деяния, Калерна. Без тебя этого бы не было. Хочешь ли ты поехать со мной, чтобы увидеть собственными глазами нашу первую победу?
  В золотых глазах зажглась надежда, которая ничего не значила для демона, но была так важна для их незримого наблюдателя. Тиннерис удовлетворённо улыбнулась - иным так мало нужно для надежды. А теми, в ком горит надежда, так легко управлять...
  Она сморгнула видение и обернулась к демону, ожидавшему продолжения разговора. Арши смерила его оценивающим взглядом и скрестила на груди руки.
  - Это ты руководил отрядом, который привёз меня в эту крепость, - проговорила она более утвердительно, чем с вопросом.
  - Именно так, госпожа, - склонил голову демон.
  - Где остальные тела?
  - Остальные? - смешался он.
  Тиннерис сделала шаг навстречу, и в её движениях сквозила угроза.
  - Я хочу знать, куда вы дели тело моего сына? Я не вижу!
  - Остальные были мертвы, - осторожно ответил демон. - И мы оставили их в склепе.
  Задумавшись над чем-то, она едва заметно усмехнулась:
  - Значит, склеп полностью блокирует магию. Интересно.
  Вдруг за окном раздался охотничий рог, ему вторил ещё один, и ещё... Это командиры подавали сигнал к началу их Дикой Охоты. Тиннерис взмахом руки отправила подданного прочь и подошла к окну. За ворота, в сторону тракта выезжала колонна одетых в броню арши под знамёнами Лартиана. Красноволосая дева сопровождала его, словно тень.
  Глаза Провидицы снова заволокло густой чернотой, и перед мысленным взором начали вырисовываться картины недалёкого будущего. Что ж, стоит поберечь жизнь глупой девчонки ради такого веселья.
  Дождавшись, когда ворота закроются за последним из рыцарей, Тиннерис спустилась вниз и призвала своего даркинта. Пора пробудить тех, кто ждал этого так долго, тех, кому можно по-настоящему доверять.
  
  Эженталль уже почти перевернул Свободный с ног на голову, когда ему, наконец, улыбнулась удача, и он нашёл Принцессу. Как и ожидалось, никто в этом городе не собирался помогать шанакартскому Князю, но и мешать особенно не стал, что можно было засчитать, как великое расположение. В итоге, потратив несколько часов на бесплодное обшаривание всех подряд гостиниц и питейных заведений, Тианшель принял единственно верное решение - попытаться отыскать Лорса, которому были открыты все двери и известно всегда чуть больше. На удачу, он действительно знал, где Принцесса. Или, вернее, наоборот.
  Поиски мэра привели его в печально известный бордель 'Милость королевы', где он и нашёл Ктару. Сидящую прямо на столе, в окружении бутылок, оружия и типов не самой благожелательной наружности.
  Скрестив перед собой ноги, демоница увлечённо играла в эльфийское домино с наёмниками. И судя по чужим ножнам, перекинутым через плечо - на раздевание, а по виду её оппонентов - Ктаре сегодня вообще фантастически везло. Как ни старался Эженталль держаться неприметно, девушка заметила его практически сразу и весело отсалютовала бутылкой, опасно покачнувшись на столе.
  - Князь Тианшель! Ум, честь и совесть Шанакарта! - приветствовала она его.
  - Принцесса Ктара, наказание Шанакарта! - подошёл он вплотную к столу. - Ты с ума сошла заявиться сюда одна?
  - Я не одна, - непринуждённо пожала она плечами. - Я с Лорсом! Он за мной приглядывает.
  Эжен почувствовал, как звериная, тщательно сдерживаемая натура готова вырваться и явить присутствующим истинную сущность Князя Тианшеля.
  - И где же он? - с опасным спокойствием уточнил демон, синие глаза которого медленно темнели.
  Ктара грациозно подалась вперёд и, опершись руками о столешницу, заглянула за край стола:
  - Знаешь, последний раз я видела его тут. А, да, он всё ещё тут.
  Эжен посмотрел вниз - почти у самых его сапог мирно дремал мэр Свободного, укрывшись чужой курткой. Едва не зарычав, Эжен резко схватил Принцессу за ворот кожаной куртки и ощутимо тряхнул, приводя в чувство. А затем просто закинул себе на плечо.
  - Это я забираю с собой!
  - Сюда стоит ходить только ради Принцессы Шанакарта - второе шоу за неделю! - хмыкнул один из наёмников за столом, наталкиваясь на ледяной взгляд Князя.
  Тианшель, сдерживая злость и придерживая даже не упирающуюся, но грозящуюся ещё вернуться, Ктару на плече, прошёл через смеющуюся и улюлюкающую толпу к выходу и пинком открыл двери. На улице смеркалось, фонари ещё только разгорались, но дрожащие прохладные сумерки скрадывали очертания предметов и лиц. Эжен, вдохнув свежий воздух, немного успокоился и сгрузил девушку на твёрдую землю. Прямо стоять у неё не получилось, и демон только сейчас осознал, насколько демоница пьяна. Безотчётная злость, какая-то острая, горькая, снова хлестнула по нервам.
  - О чём ты вообще думала? - совершенно забыв о разнице в положении и своих принципах, Князь схватил девушку за руку и потащил за собой по улице к спокойно ожидавшему его у стены даркинту. - Впрочем, не отвечай.
  Ктара улыбнулась:
  - Ты такой...
  - Какой?!
  - Злой! - отрезала она и с чувством продолжила: - Но краси-ивый!
  Князя признание не впечатлило.
  - Ктара, ты пьяна, как тролль-наёмник! - он быстро отвязал коня и хмуро поднялся в седло, подавая ей руку. - Как ты вообще умудрилась напиться до такого состояния?
  - Хочешь, научу? - промурлыкала девушка, легко усаживаясь перед ним на даркинта. Эжен только раздражённо дёрнул уголком губ, обнимая её, чтобы не упала.
  - Ты выглядишь совершенно неподобающе!
  - Неподобающе чему? - запальчиво уточнила демоница. - Неподобающе для компании идеальному Князю Тианшелю?
  - Неподобающе для Наследницы Шанакарта! - отрезал арши, разворачивая даркинта. - Ты делаешь из себя посмешище для всего Материка!
  - Посмешище? Вот, как ты меня видишь? - ахнула Ктара. - А знаешь ли ты, в чём прелесть этих наёмников? - она обвела рукой улицу. - В том, что им всё равно! Они принимают меня такой, какая я есть! И не говорят мне, какой я должна быть! В отличие от всего Шанакарта! И я действительно хотела остаться здесь. Но твоё отношение меня просто убивает!
  - Не убьёт. Как демон Жизни авторитетно заявляю, что единственное, что тебе грозит - алкогольное отравление! И возможно - раскаяние за своё поведение.
  Ответить Принцесса не успела, хотя ей было, что сказать. Где-то справа, на соседней улице раздался взрыв, небо окрасилось синеватым магическим огнём, за ним - ещё один, дальше. Земля задрожала, куски раздробленной крыши и обломки камней и дерева градом устремились на дорогу, раздались крики, началась паника. Ктара резко соскочила с даркинта, выхватывая длинный Обсидиановый меч и второй рукой ставя перед собой силовой щит.
  - Ктара, ты...
  - Сражаться я могу в любом состоянии, - абсолютно трезво прорычала девушка, оценивая обстановку. Из домов выскакивали наёмники с оружием, пытаясь понять, что происходит. Взрывы и движения магии приближались отовсюду. - Город окружён!
  - Это Галлард! - в голосе Князя звучал металл. - Нужно уходить! Лорс сдаст город, нам опасно оставаться.
  Ктара призвала своего даркинта и взлетела в седло. Мимо них хаотично двигались в совершенно разных направлениях жители и гости города. Но спасения не было нигде. Девушка отправила бесполезный пока меч обратно в ножны. Город действительно был взят в кольцо. Относительно безопасными и спокойными оставались разве что... Кстати!
  Принцесса закусила губу, быстро принимая решение, Эженталль смотрел в сторону восточных ворот, ближайших к Шанакарту.
  - Едем в порт! - позвала она, когда арши уже почти отправил коня на восток.
  - Что?
  - В порт! - повторила Ктара, сжимая поводья. - Алый говорил, что у Галларда нет кораблей.
  - Едем к воротам! Не думаю, что мы найдём свободный корабль!
  - А нам и не надо!
  Проказливая, совершенно неуместная в творящемся вокруг хаосе, улыбка изогнула её мягкие губы, и демоница пришпорила даркинта, врываясь в толпу. Несмотря на панику и давку, все спешили убраться из-под копыт тяжёлого чёрного коня. Князю Тианшелю, что бы он там ни думал о её плане, пришлось последовать за ней.
  Они опоздали буквально на минуту. В клубах дыма и пламени вылетев с узкой улочки на широкую грязную площадь возле гавани, Ктара и Эженталль буквально столкнулись с въехавшими с противоположной стороны арши Галларда. Вокруг царила разруха и смерть. Наёмники дрались за возможность убраться из Свободного не только с нападавшими, но и друг с другом, гавань была усеяна трупами, горящие паруса разлетались пеплом на ветру, столбы чёрно-белого дыма подпирали безмятежное ночное небо.
  Подданные Лартиана на неожиданную встречу отреагировали мгновенно - шанакартцев буквально осыпало боевой магией. Ктара чертыхнулась и резко осадила даркинта, ставя перед собой щит быстрее, чем успела подумать об этом. Эжен, отвлёкшись на девушку и на мгновение испугавшись за неё, отреагировал чуть медленнее и пропустил один сверкающий и искрящийся шар Силы, ударивший его в левое плечо и опаливший дорогую ткань. Князь охнул, прижимая к обожжённому плечу ладонь и усиливая блоки перед собой. Левую руку свело судорогой, она быстро теряла чувствительность. По щитам Принцессы пробежали яркими взрывами волны огня и чёрного тумана, не причиняя ей совершенно никакого вреда и давая возможность снова осмотреться.
  Корабли были так близко...
  С тоской посмотрев в их сторону, и быстро - на Князя, Ктара вдруг взмахнула рукой, отправляя свои щиты вперёд. На тонких белых ладонях вспыхнули огненные руны, щиты развернулись пылающей полупрозрачной стеной огня. В шуме сражений и криков о помощи яростно взревело пламя, пожирая отступающего врага. Ктара прикусила губу, ещё больше усиливая волну огня, как цунами, накрывающую гавань.
  - Ктара!
  Она обернулась - с противоположной стороны к ним уже спешил второй отряд. Принцесса прищурилась. В пожарище, бешено метавшемся вокруг, пожирая корабли и постройки, её глаза казались совершенно лиловыми. Стрелы? Что ж... Демоница чарующе улыбнулась, доставая из рукава далеко не последний козырь.
  Схватив Эженталля за руку, она бросила между их даркинтами амулет. Ударившись о землю, он отскочил чуть вверх, раскрываясь воронкой телепорта.
  - Прыгай, Князь!
  Они спешились в центр телепорта одновременно, и моментально провалились вниз, в неизвестность. Связь с даркинтами оборвалась, и они тоже исчезли из страшного горящего города.
  Перемещение вышло смазанным - амулет не был рассчитан на двоих, а вливать в него дополнительные Силы времени не было: Ктара держала щиты, а Князь держался сам. Как итог - они просто вывались из переливающейся воронки пространственного разрыва на неизвестную ветку тракта. Эженталль неловко приложился о пыльную землю раненым плечом и поморщился, садясь. Ктара упруго вскочила на ноги и огляделась. Ночь и тишина накрыли их покоем, будто они вмиг оглохли и ослепли.
  - Куда ты нас отправила? - Эженталль поднялся и подошёл к ней, всё ещё держась за плечо. Рука висела плетью вдоль тела.
  - Подальше от Свободного, - тихо ответила девушка. В холодном ночном воздухе от неё пахло дымом. И этот запах полностью стирал тонкий аромат ландыша и фиалки, так сводивший его с ума в Шанакарте. - Мощности амулета хватило бы на двадцать-тридцать миль.
  - То есть, мы могли бы оказаться в Океане?
  - Он настроен только на Материк. Если бы я активировала тот, который настроен на Шанакарт, мы точно оказались бы в Океане, - сухо просветила она, сосредотачиваясь на каком-то заклинании и прислушиваясь к ощущениям. - Я знаю, что я делаю.
  Демон странно посмотрел на неё, промолчав. В синих глазах замерло какое-то оценивающее, отстранённое чувство.
  Он всегда видел её только в Шанакарте, в образе Наследницы, и воспринимал её обучение у Алого как прихоть, как нечто несерьёзное, как упрямую заявку на трон, считая, что во всех сражениях, в которых она участвовала, основную задачу выполнял Дейриан, телохранитель. И никогда всерьёз не задумывался, готова ли и способна ли Принцесса сама в них участвовать. А сейчас он видел перед собой нечто другое... Тень кого-то другого... Девушка, стоящая сейчас к нему спиной и смотрящая вперёд, была кем угодно, но не капризной, соблазнительной и блистательной Принцессой, которую он видел во дворце. Эти щиты, эта реакция, эта улыбка, с которой она убивала арши Галларда... Она действительно была ученицей Алого.
  Так и не разобравшись в своих мыслях и отношении к происходящему, Эжен огляделся, пытаясь узнать места. Онемение в плече прошло, и на смену ему пришла разрастающаяся горячая боль. Но пока он мог не обращать на неё внимание.
  - Едем, - Ктара схлопнула ладони, гася какую-то поисковую магию, и призвала снова даркинта. - Здесь недалеко деревня есть.
  
  - Зачем Вы приехали в Алессано, лорд Мираль? - спросил граф Левон Карриан, сидящий во главе обеденного стола, с неодобрением глядя, как демон ведёт шутливое сражение вилкой с его хохочущей дочерью. - Неужели, чтобы поужинать?
  Арши парировал очередной выпад Эмилии и нехотя ответил:
  - Должен признать, что кормят здесь лучше, чем в большинстве постоялых дворов на Материке, но приехал я не ради ваших отбивных.
  Граф невольно покосился в тарелку, где лежал густо перчёный кусок мяса. Арши к еде едва притронулся, больше развлекая маленькую егозу, которая, к возмущению матери и неудовольствию отца, потребовала сидеть рядом с демоном и упивалась, расспрашивая его обо всяких глупостях и сражаясь на вилках.
  - И что же привело Вас сюда в таком случае?
  - А Вы что, не рады меня видеть, граф? - насмешливо изогнул бровь арши. И почти сразу отвернулся к Эмилии. - Впрочем, не отвечайте, мне всё равно. Я заехал передать пожелания крепкого здоровья от Принцессы Шелары и предупредить вас усилить охрану замка.
  Карриан отложил свои приборы и внимательно посмотрел на меланхоличного Алого. Его супруга, Эдиль Карриан, нахмурилась ещё больше.
  - Усилить охрану?
  Демон соизволил бросить на него усталый взгляд:
  - На Материке обосновался один очень опасный арши с целой армией приспешников. Если он начнёт войну с Шанакартом, она неизбежно разрастётся и на Материке.
  Левон сжал кулак, глядя, как Эмилия поймала ладонь Дейриана и разглядывает продольные шрамы от чародейской стали:
  - Все арши опасны.
  - Это зависит от того, на чьей вы стороне, - демон молниеносно сжал ладонь, сжимая маленькие детские пальчики, снова смеша графиню. - Иногда стоит надеяться, что союзники опаснее, а не опасаться этого.
  - Всё в мире переменчиво, - напряжённо ответил граф, не сводя глаз с руки арши.
  - Поступайте, как Вам заблагорассудится, граф. Я просто предупредил, - пожал плечами демон. - Но если услышите о приближении Лартиана - бегите за хребет. Возможно, он его остановит. Прошу прощения.
  Дейриан достал из кармана Стекло, отвлекшее его от разговора тихим звоном. На глянцевом тёмном экране появились строчки, написанные почерком Эженталля: 'Я нашёл её. На Свободный напали. Мы на постоялом дворе в двадцати милях к северу от него. Завтра в Шанакарт. Эжен'. Дейриан нахмурился.
  - Что-то случилось? - чутко спросила Эдиль, подаваясь вперёд.
  - Война пришла на Материк, - очень спокойно произнёс Алый, откладывая Стекло на край стола. - Сегодня пал Свободный город.
  Граф Карриан вздохнул, казалось бы, с облегчением.
  - Так и надо этим наёмникам! Один сброд.
  - Может быть, - не стал спорить Мираль, что прозвучало ещё опаснее. Он сделал глоток прохладного терпкого вина из кубка, отставил его и забрал Стекло. - С Вашего позволения...
  Но вопреки словам, не дожидаясь ничьего позволения, Дейриан поднялся из-за стола и направился к выходу из столовой. Останавливать и окликать его никто не посмел. Кроме неугомонной егозы, которой точно так же было плевать на правила хорошего тона.
  Когда дверь столовой за ними закрылась, Эмилия взяла арши за руку.
  - А куда ты идёшь?
  - В гостиную.
  - К большому камину? - догадалась девочка.
  - Мне не хватает света, - улыбнулся демон.
  Пару минут она сопровождала его в молчании, обдумывая это признание.
  А потом вдруг спросила то, что давно не помещалось в маленькой, не привыкшей ещё к притворству взрослых, голове:
  - А почему тебя все так боятся?
  - Все - это кто? - Дейриан вошёл в раскрытые двери большой круглой комнаты, озарённой светом огромного камина, где уютно горел огонь, согревая и притягивая.
  - Ну... папа, мама, няня, слуги...
  Арши рассмеялся над внушительным списком и сел прямо на шкуру огромного медведя перед камином. Его боялись гораздо, гораздо больше людей и нелюдей, но откуда ей было знать? Эмилия села напротив, глаза её горели в ожидании ответа.
  - Страх - совершенно естественное чувство для людей, когда речь заходит о демонах. Они правы, меня стоит бояться.
  - Но ты ведь совсем нестрашный.
  Демон посмотрел в огонь:
  - Я вполне могу посоревноваться с чудовищами из книжек, которые тебе читает нянюшка, котёнок. И я даже страшнее их. И опаснее.
  - Неправда, - с сомнением покачала она головой. - Почему?
  - Хотя бы потому, что существую на самом деле, - мягко улыбнулся он.
  - Но ты очень хороший, - убеждённо заспорила Эмилия. - И красивый! Чудовища все ужасные!
  Арши весело рассмеялся:
  - Это самое большое заблуждение детства, малышка. Вспомни мои слова, когда вырастешь.
  Она упрямо нахмурилась, скрестила на груди руки, не желая признавать его правоту и помотала головой.
  - Все говорят, что ты убил очень-очень много людей, но они ведь были плохими!
  - Им так не казалось, - мягко возразил он. И малышка снова надулась, не собираясь верить. - Давай я лучше расскажу тебе о чём-нибудь интересном?
  - О путешествиях в другие миры? - от радости она едва в ладоши не захлопала.
  - Хорошо, - по-кошачьи прищурился Алый. - О каком рассказать?
  - А где ты был дольше всего?
  Арши задумался на мгновенье. Дольше всего он был не в самом приятном мире, но зачем ей знать подробности?
  - Однажды я провёл в одном из миров почти тысячу лет, а в нашем прошло всего лишь три года.
  - Ого! - Эмилия широко распахнула глаза, восторженно глядя на молодого мужчину с гранатово-красными волосами в дорогих одеждах. - А чем ты там занимался?
  - Я воевал с драконами и учился их магии, - начал он свой сказочный рассказ. - Это был один из самых красивых и самых опасный миров!
  
  Свободный пал за несколько часов. Как и предсказывал Иссалирион Лорс, большинство наёмников предпочло присоединиться к армии захватчиков, а некоторым удалось сбежать, прорвав окружение. Остальные были убиты.
  Калерна брезгливо осматривала новые владения своего господина, даже не спускаясь на залитую кровью землю с даркинта. Останки города... Эта мысль никак не желала уходить из головы. Вокруг только разруха и тела, сожжённые рухнувшие остовы домов, заваленные обломками и трупами улицы и магические светильники, висящие прямо в воздухе... Отряды Галларда разошлись по городу и вокруг него, разбивая лагерь и разбирая каменный квартал. Они потушили все пожары, постепенно они восстановят здания и построят новые, но запах гари и палёного мяса ещё долго будет стоять здесь, впитавшийся в саму землю. Налетавший с гавани ветер осыпал её белёсым пеплом с соседних руин, словно лепестками яблони.
  Демоница смахнула его со своего чёрного бархатного плаща и развернула лошадь.
  - Это зрелище оскорбляет твой взор, Калерна? - Галлард, оказывается, наблюдал за ней уже некоторое время, стоя поодаль в компании нескольких арши, плащи и латы которых были забрызганы кровью.
   - Это место стало только лучше с твоим приходом, Повелитель, - склонила голову красноволосая дева. - Прибежище сброда и изгоев со всего Материка и Шанакарта. Отрадно видеть, что ты выжег эту чуму.
  - Только, чтобы поселить иную, - пообещал он.
  Она подвела даркинта к нему и всё-таки спешилась:
  - Я слышала, корабли сгорели?
  - Все до единого, - спокойно подтвердил арши. - Потребуется время, чтобы построить и захватить новые.
  Калерна разочарованно посмотрела в сторону Шанакарта. Отсюда были видны лишь далёкие, мелкие огни Обсидианового замка.
  - Не думала, что у Лорса осталась хоть капля жалости к Империи.
  Галлард задумчиво прищурился, наслаждаясь её негодованием, таким близким и его сердцу:
  - Не его союзники сожгли гавань. Наёмники говорят, что это была Принцесса Шанакарта.
  - Принцесса? - изумилась пепельная демоница, машинально оглядываясь. - Что делала здесь Принцесса?
  - Как ты и говорила, она очень необычная девушка, - с потаённым смыслом проговорил демон. - И очень скоро у нас появится возможность познакомиться с ней поближе и лично донести своё восхищение её смелым и отчаянным поступком. Мы отследили магический след её телепортационного амулета, за ней уже отправлен отряд.
  Калерна не сдержала улыбки: месть была так близка!
  
  Не все постоялые дворы рады поздним гостям. Ночь - время тревожное, таящее множество опасностей, а здесь, на пути к городу пиратов и наёмников, эти опасности могут оказаться и вовсе смертельны. Поэтому ни Ктара, ни Эженталль не удивились, когда в темноте подъехали к большому дому возле дороги на краю деревни и обнаружили плотно закрытые изнутри ставни на первом этаже и негостеприимно запертые двери. На втором этаже несколько окон тускло светились, выдавая, что дом не пустует.
  Ктара спешилась и легко взбежала на деревянное крыльцо, потянула за грязный шнур звонка, наверняка ведущий в комнату владельца. Где-то в глубине раздался глухой звон. Эжен следил за ней, не торопясь спешиваться.
  - Давай оставим это и разложим шатёр?
  Она обернулась, яркий лунный свет ещё больше выбеливал фарфоровую кожу демоницы, делал глаза глубже и чернее.
  - Ты ранен, ни к чему тратить на это Силы. Кроме того, находиться сейчас среди людей безопаснее.
  Ктара снова нетерпеливо потянула за шнур, и не отпускала, пока внутри не раздался скрип лестницы и злобное ворчание. Хозяин спускался с фонарём, грозя хулиганам, потревожившим его всеми карами земными.
  - У тебя ещё есть шанс сбежать, пока он не открыл дверь, - слабо улыбнулся Эженталль, прислушиваясь к сонному мужскому голосу, обещавшему кому-то ноги повыдергать и уши оборвать.
  - Я предпочту принять бой, и пусть победит сильнейший, - вернула ему усмешку девушка.
  Хозяин, наконец, подошёл к двери, открыл смотровое окошечко и высоко поднял фонарь, выглядывая на непрошенных гостей. Ктара чуть поморщилась от яркого света, зрачок её сузился в тонкую ниточку.
  - Ну? - рыкнул небритый селянин в белой расстёгнутой рубахе.
  Ктара молча подняла перед его глазами ладонь, в только что пустых пальцах вдруг блеснула золотая монета. Девушка, играя, ловко покрутила её меж пальцами, потом сжала и раздвинула уже две монеты. За этими манипуляциями внимательно следили двое - хозяин, зачарованный золотым блеском, и Тианшель, которому это представление ужасно напомнило шутника-Шерри.
  - Так бы сразу и сказали, - смилостивился хозяин и убрал тяжёлые засовы.
  Ктара зашла внутрь, сразу осматриваясь и опуская в протянутую заскорузлую ладонь селянина золото. Ей нравилось, что окна здесь закрыты толстыми деревянными ставнями, нравилось, как много засовов вмонтировано в двери: тревожные предчувствия никак не давали внутренне расслабиться. Эженталль спешился и подошёл к крыльцу.
  - Коней надо во двор отводить? - с неохотой уточнил мужик, явно знакомый с бесами.
  - Нет, закрывайте, - ответила Ктара, разрывая их связь с даркинтами, и они растаяли во мгле.
  - Есть будете?
  - Нам нужны две спальни и ужин. Еду можете не греть, просто принесите в комнаты, - распорядился Эженталль. Он был бледен и измождён, глаза неестественно блестели, выдавая начинавшуюся лихорадку.
  Хозяин понятливо подошёл к тёмной стойке, поставил на неё свой фонарь и передал Ктаре из маленького шкафчика ключи с выжженными на деревянных медальонах цифрами.
  - Комнаты пронумерованы. На втором этаже налево. Туалет там, - он махнул куда-то вправо, за лестницу. - Сейчас всё принесу. Располагайтесь.
  Намёк был более чем прозрачен. Ктара вызвала на ладони небольшой яркий огонёк, поправила на плече сумку и последовала за Эженом к скрипучим стёртым ступеням. Он сразу остановился и забрал у неё один из ключей, просмотрев оба номера на табличках. Комнаты располагались через одну.
  - Ты в порядке? - тихо спросила девушка, стоя перед ним на две ступеньки ниже. Ей ужасно хотелось прикоснуться к нему, но она не могла себе этого позволить.
  Князь посмотрел на неё. В его волосах до сих пор блестели сапфировые бусы, будто вели драгоценную дорожку к потрясающим гипнотическим глазам. Ктара поднялась ещё на ступеньку, сокращая расстояние между ними, и Эжен отступил. Как всегда.
  - Всё хорошо, Принцесса. Спасибо за заботу.
  Эта отстранённость и холодность в голосе снова не давали ей и шанса. Демон сжал свой ключ и уверенно продолжил путь на площадку второго этажа.
  Дождавшись, когда Принцесса со светлячком в руке войдёт в свою тёмную спальню, он отпер свою комнату. Обстановка оказалась очень простой, но порадовала всем необходимым: возле окна стояла широкая кровать, посередине комнаты - стол с масляной лампой и двумя стульями. Из приятных излишеств - шкаф и дешёвое зеркало возле умывальника в углу. Повинуясь магии арши, лампа ярко разгорелась, освещая пространство.
  Оказавшись в одиночестве, Эженталль снял разорванную куртку, расстегнул пояс с ножнами, осторожно стащил через голову рубашку и аккуратно, одной рукой, стараясь не делать резких движений, разложил вещи на стуле. Острая боль в плече заставила поморщиться, он выпрямился и перевёл дыхание, прижимая ладонь к растекавшейся по коже черноте. Задели его сильнее, чем он ожидал, рана была действительно серьёзная.
  Арши подошёл к столу, где лежала его сумка, расстегнул, достал серебряный кинжал, чистые бинты и несколько склянок. Несмотря на всю свою Силу Жизни, эту магическую рану он не мог излечить: прошло много времени, яд проклятия захватывал не только руку, но всё его тело, подтачивал способность к регенерации вообще. Чем больше он сопротивляется, тем глубже проникает отрава, делая его беспомощным. Магия демона Смерти.
  Эжен начал разматывать чистые бинты и раскладывать свои инструменты. Нужно выпустить наружу отравленную кровь, тогда станет легче бороться. Закончив приготовления, демон присел на край столешницы и наколдовал себе стакан коньяку. Не до изысканных дегустаций. На третьем глотке стало легче, Эженталль выдохнул и посмотрел вниз. Чуть выше сердца и на плече слева расползалось тёмное пятно яда по едва тронутой загаром коже. Демон поднял кинжал и приставил под ключицу. Закрыв глаза, он постарался сосредоточиться, лезвие нехотя засветилось золотом, арши открыл глаза, слегка надавил на рукоять, и клинок потух. Эжен шумно выдохнул и сделал ещё глоток коньяка.
  - Что ты делаешь?
  - Стучать, прежде чем войти, принято не только в Шанакарте, Ваше Высочество.
  Арши обернулся. Ктара стояла в дверном проёме, держа в руках поднос с ужином. Вероятно, она успела только оставить в комнате сумку и куртку, прежде чем спуститься за едой. Она походила на прелестного призрака с бледной кожей и блестящими чёрными волосами, пущенными по белоснежной блузке.
  - Как и придерживаться манер и такта, Ваша Светлость, - сверкнули зеленью александриты её глаз, стоило закрыться двери. - Достаточно было бы простого спасибо.
  Девушка прошла в комнату и поставила поднос на край стола. Эжен стойко сжал челюсти и опустил руку с кинжалом. Это движение не скрылось от её острого взгляда, и отпустив ручки деревянного подноса, Ктара медленно обогнула стол и встала перед Князем.
  Он выпрямился, строго встречая её изучающий взгляд. Ктара прикусила губу и наклонила голову набок.
  Полуобнажённый демон являл бы собой прекрасное зрелище, если бы не смертельная тень ядовитой магии, подбирающаяся к его сердцу ближе и ближе. Такой сильный и такой хрупкий. Она видела, как усиливается и постепенно растворяет его Силы чужая магия. Ктара протянула руку к его плечу, и арши отстранился назад.
  - Не нужно, Принцесса.
  - Вы теряете Силы, Князь. А я могу помочь.
  - Мне нужен демон Жизни, Ктара.
  - А я могу им стать...
  Эженталль с некоторым удивлением всмотрелся в красивую девушку, стоявшую перед ним. Несмотря на серьёзное выражение лица, походную одежду и ножны, пристёгнутые к тяжёлому поясу, она была больше похожа на суккуба, чем на воина. О какой войне и крови можно думать, глядя на эту фарфоровую статуэтку? Неужели Дейриан действительно готовил это восхитительное создание для битв и защиты Шанакарта? Для всей грязи, которая их сопровождает? В мыслях пронеслась картина, как Ктара сожгла корабли Свободного и демонов Галларда. Огненные щиты. Вот, что показалось ему странным. Не обращённая в заклинания, чистая стихия Огня, подвластна только крови этих демонов. Кажется, Мираль создал нечто гораздо более опасное, чем им всем казалось.
  Эженталль молча подал ей серебряный кинжал.
  Ктара приняла его и подошла ближе. Сейчас, когда арши сидел на столешнице, они были почти одного роста, и у Князя появилась прекрасная возможность во всех подробностях рассмотреть, как разжигаются лиловым светом глаза Принцессы. Она крепко сжала рукоять кинжала в правой руке и положила тёплую ладонь ему на грудь, заставляя невольно вздрогнуть. По гладким мышцам прошла лёгкая судорога.
  - Не стоит меня так бояться, Князь, - бесстыже улыбнулось прекрасное создание, чувствуя, как участилось дыхание демона, стоило ей начать вытягивать Силу Жизни. Лезвие в её руке ярко засветилось золотом.
  - Я не боюсь, - усмехнулся он, опуская веки, чтобы спрятать свои мысли, и ожидая удара. Который и последовал незамедлительно.
  Тианшель дёрнулся, впиваясь длинными чёрными когтями в податливое дерево стола, осыпающееся мелким крошевом на пол. Ладонь Ктары мгновенно соскользнула ему на плечо, удерживая демона на месте. Затем так же резко она вытащила кинжал из его тела и бросила на пол, прижимая к ране светящиеся Силой Жизни пальцы. Эжен склонил голову, по лицу прошла волна изменений, в проёмах глаз разлилась чернильная темнота. Его Сила, забираемая ею, умножаемая многократно властью Шанакартов и снова вливающаяся в его тело, просто опьяняла, заставляя терять контроль. Как и сладкий запах крови, сочившейся из раны по светлой коже вниз, оставляя чёрно-алую скользкую ленту на груди и животе. Края разреза уже затягивались, а тело слабо светилось под её пальцами, перенасыщаясь магией и почти переходя к обращению в Истинный облик, но демоница не отпускала его, наслаждаясь течением чужой Стихии по своим венам.
  - Хватит, - не выдержал, наконец, Эженталль, перехватывая её левое запястье и разрывая дурманящую связь.
  Чёрные глаза встретились с лиловыми, а тонкие девичьи пальцы скользнули по кровавому следу. Один миг безумия, и Эжен резко прижал к себе соблазнительное стройное тело, безжалостно целуя мягкие губы. Ктара обняла демона, крепче прижимаясь к жёсткому телу. Арши встал со стола, не отпуская девушку, и быстро усадил её на столешницу, белые бинты осенними листами взметнулись вверх и безвольно упали на пол. А он целовал её, прижимая всё крепче и крепче. И Ктара отвечала ему взаимностью, пока...
  Пока перед глазами не возникли совершенно другие широкие плечи, расцвеченные загаром, шрамами и чёрной татуировкой. Слишком реальное воспоминание буквально хлыстом ударило её по восприятию, выбивая из полутранса и заставляя распахнуть глаза. Словно наяву, она услышала мягкий смех другого демона, всегда так медленно и чувственно дразнящего её тело и разум. Всегда полностью отдававшегося страсти, но контролировавшего её настолько, что она только становилась сильней, доводя до исступления. Демона, который всегда был рядом, но никогда ей не принадлежал полностью. Эженталль оторвался от горячих губ и, рванув ворот тонкой блузки, поцеловал её в шею. А Ктара прерывисто вздохнула и замерла, не сопротивляясь, но глядя перед собой. В тусклом свете масляной лампы ей чудилось, что выбившаяся прядь из тугой косы Князя - алая. Иллюзия была так реальна, что Принцесса вздрогнула и отстранила от себя Эженталля, соскакивая со стола на пол.
  - Это... Это неправильно, - путанно выразила она свои мысли, не глядя на обескураженного демона. - Мне... Мне нужно идти.
  Не оглядываясь, Ктара выскочила в коридор, захлопнув за собой дверь и попыталась перевести дыхание. Успокоиться совершенно не получилось, наоборот, её начинала бить нервная дрожь, а на губах всё ещё чувствовался вкус чужих губ. Сейчас бы оказаться в руках, которые утешали тысячи, тысячи раз... Стиснув ладонью разорванный ворот блузки, девушка, не замечая ничего вокруг, пошла в сторону своей комнаты. А перед глазами метались воспоминания, всё ещё не отпуская её в реальность.
  Только войдя в свой неосвещённый тихий номер, она позволила себе закрыть глаза и бессильно привалиться к стене.
  И тут же её сетью накрыло чьё-то сильнейшее парализующее заклинание, а тело оплели зачарованные верёвки, блокировавшие Силу. Неспособная сопротивляться или позвать на помощь, Ктара рухнула на пол и увидела над собой четырёх совершенно незнакомых демонов.
  
  Было странно возвращаться сюда, всё так изменилось... Когда-то здесь возвышались величественные дворцы скорби, вились по ажурным колоннадам плющ и розы. А сколько жасмина цвело между памятными камнями... Отсюда был виден Серебряный град, высокие шпили, сверкающие крыши, удивительной красоты дома. Теперь вокруг был только гнилой бурелом, замшелые камни и заболоченная почва, не способная родить ничего живого. Тиннерис соскочила с даркинта на сырую жирную землю и подошла к широкой каменной плите, под которой скрывался подземный ход к склепу, что был её темницей и убежищем многие годы.
  Провидица подобрала повыше подол белого платья и осторожно спустилась вниз. Вода уже снова начала просачиваться в коридор, и сейчас доставала ей по щиколотку тёмных лаковых сапожек.
  Здесь становилось всё темнее, и Тиннерис материализовала на ладони шар ослепительного света, озарившего влажные зеленоватые от потёков своды. Она уверенно прошла до самого конца коридора, где справа арочный проём открывал взору просторный зал, в котором она так долго ждала возвращения Галларда, защищённая сном и иллюзиями. Как и остальные. Интересно, кто же всё-таки забрал ожерелье, скрывающее её облик? Жаль, что эти стены были непроницаемы для её всевидящего взора.
  Демоница медленно спустилась в зал, вода здесь стояла уже выше колен и затрудняла движения. Но не настолько, чтобы остановить.
  Тиннерис отправила шар света в воздух, где он завис, освещая гробницу, и подошла к возвышению с саркофагами. Один из них был открыт и пуст. Её ложе. Провидица едва коснулась его взглядом и подошла к соседнему каменному гробу. Неужели он не узнал его? Родного сына? Магия Тиннерис заставила плиту плавно опуститься на пол, а следом и остальные. Женщина присела на холодный каменный край и склонилась над бездыханной фигурой светловолосого мальчика, прекрасного, как ангел. На его шее ярко выделялась безобразная рана, зашитая шёлковой нитью. Неужели и она выглядела так? Тиннерис погладила по щеке мертвеца, а затем сняла с его мизинца простенькое колечко с круглым рубином, похожим на каплю, и провела рукой над телом, окончательно убирая действие маскирующих чар. И с нежностью стала смотреть за происходящей метаморфозой.
  Волосы юноши начали наливаться каштановой темнотой, заструились мягкими волнами вниз по ширившимся плечам, черты лица становились взрослее, мужественнее. Её прекрасный, прекрасный сын.
  Пока к Эддару возвращался его облик, Тиннерис обошла саркофаги своих приближённых. Двоих можно было пробудить, а вот третьему, тому, кто для отвода лишних глаз примерил на себя образ Эддара, повезло гораздо меньше. Его рана на груди не была бутафорией, не была чарами. Кто-то проник в склеп и, обманувшись его внешностью, вырезал несчастному сердце.
  Демоница вернула мертвецу его внешность и с сожалением посмотрела на светловолосого ангела, уснувшего вечным сном, вместо магического. Его мать, с которой Тиннерис по договорённости поменялась обликом, так надеялась, что их уловка защитит юношу. И принесла во имя этого великую жертву - собственную жизнь без права перерождения. Жаль, но это окупило только чужое будущее. Провидица дотронулась холодными пальцами до лба юноши, обращая его в пепел и, наконец, отпуская из этого грешного мира.
  А затем выпрямилась и, сосредоточившись на Силе, текущей по венам, стала медленно читать заклинание, пробуждая арши ото сна. Её глубокий, холодный голос отражался в сводах, невесомо дрожал во влажном воздухе и мягко окутывал спящих. Она повторила свой призыв не раз и не два, прежде чем первый из них сделал глубокий вдох и открыл глаза. Зелёные и безжалостные.
  
  Дейриан сидел на корточках перед остывшим уже трупом селянина с перерезанным горлом, лежащим на дощатом полу, и задумчиво смотрел на него, будто ответа допытывался. Разлитая вокруг кровь уже загустела, частично стекла через щели в подпол. Рядом, прислонившись спиной к лестнице и сложив на груди руки, дожидался вердикта Эженталль.
  Рассвет ещё только брезжил в ночной прохладе, и в помещении постоялого двора с закрытыми ставнями царил мрак.
  - Боюсь, он мёртв, друг мой, - не удержался от усмешки Алый, немного устав от пристального взгляда Тианшеля.
  Князь прикрыл глаза и потёр переносицу, едва сдерживаясь, чтобы не придушить демона. Ему было совершенно не до шуток.
  - Это я и без тебя знаю. Что ты ещё можешь сказать?
  - Что это была не Ктара, - вполне серьёзно добавил Дейриан, поднялся и посмотрел вокруг себя. - Но это явно работа демона. Вывод очевиден.
  Эженталль уронил голову на грудь, в этом жете было поровну усталости и самобичевания.
  - Сбежать она не могла?
  - Не наделав при этом шума? - бровь Алого саркастично дёрнулась. - Прежде чем бежать, она постаралась бы уничтожить всё, что ей не понравилось. Её действительно забрали арши Галларда, Эжен. Магию не использовали, чтобы не привлекать ваше внимание. И полагаю, владелец сего чудесного места стал последней жертвой, чтобы не поднимать шум.
  - На втором этаже ещё четыре трупа в комнатах. Окна открыты, - подтвердил Князь.
  Алый кивнул и стал быстро подниматься наверх, рассеянным взглядом скользя по теням недалёкого прошлого.
  - Нужно сообщить в Замок и ехать в колонию, - Эжен поставил ногу на нижнюю ступеньку, глядя на демона Света.
  - Говоришь, они взяли Свободный? - будто и не услышал Алый.
  - Не думаю, что от него осталось хоть что-то к этому времени, - напряжённо ответил Эжен. - Он горел, как факел.
  - Галлард - Архитектор, - напомнил Мираль, оборачиваясь на мгновение, - он отстроит всё заново.
  - Дейриан, мы теряем время. Она в опасности.
  - Если бы Галлард собирался убить Ктару, то с твоей заботой о её безопасности, она уже пополнила бы ряды мертвецов в этом доме, - с видимым спокойствием продолжил путь арши, держась за поручень. Выйдя в коридор второго этажа, он толкнул первую дверь, та с шумом открылась, ударившись о стену. - Если Ктара позволила себя пленить, значит, у неё не оказалось возможности сопротивляться. И значит, она могла так же лежать с перерезанным горлом, как и... остальные.
   Эженталль замер на лестнице, будто его поймали в ловушку обличительные слова Дейриана. Конечно, нужно было удержать её вчера, заставить объясниться, и исправить всё, что они натворили за столько лет и за один вечер. Но он за лучшее посчитал оставить Принцессу наедине со своими мыслями. Как всегда. Так казалось безопаснее для них обоих: меньше иллюзий для неё, меньше соблазна для него. Но его решение каждый раз что-то разрушало в ней.
  В реальность Князя вернула вторая распахнувшаяся дверь.
  - Если мы найдём её, я даю тебе слово, что больше не отпущу её, - серьёзно пообещал Эженталль.
  Дейриан криво усмехнулся, толкая следующую дверь и заглядывая внутрь:
  - О, так маленькая Принцесса всё-таки победила? Красиво она просчитала свой побег. И ты был бесовски предсказуем. Жаль, что в план вмешался Галлард. Или это только утвердило твоё решение?
  Тианшель ощутил поднимающуюся изнутри ледяную ярость, его ладонь непроизвольно легла на рукоять меча.
  - Она может погибнуть, Дейриан!
  Алый пожал плечами, уделяя больше внимания очередной комнате, чем разговору:
  - Чтобы убить её, придётся очень постараться. И не думаю, что её скорая смерть в интересах Лартиана. Скорее он придумает что-то изощрённое и медленное, такое же, как его заточение. А значит, у неё будет время собраться. Я вообще не очень понимаю, как Ктара позволила себе сдаться без боя.
  - Я поцеловал её.
  Это простое признание заставило Дейриана изумлённо обернуться, но в вишнёвых глазах затаилась насмешка:
  - Поцеловал? О да, это серьёзно.
  - Я совершенно потерял контроль.
  Алый прекрасно знал, каким бывает Эженталль Тианшель без всетерпящей маски невозмутимости и скрупулёзности.
  - Тогда я не понимаю, какого беса она оказалась в своей комнате, - абсолютно серьёзно спросил Мираль, приваливаясь плечом к дверному косяку. В свою очередь, он не питал никаких иллюзий по поводу отношения Принцессы к Эжену.
  - Потому что она сбежала, - любезно пояснил Эжен, мрачно встречая напряжённый взгляд вишнёвых глаз.
  Арши горько усмехнулся, скрещивая на груди руки.
  - И всё-таки, вы не имеете и малейшего представления друг о друге.
  - О чём ты?
  - О том, что я дорого дал бы за возможность увидеть результат, когда реальность столкнётся с ожиданиями, - с привычной откровенностью ответил Дейриан, широко улыбаясь и толкая следующую дверь. - Я очень ценю такие моменты.
  - Это комната Принцессы, - предупредил Эжен, имея в виду, что именно отсюда её похитили.
  Алый вошёл внутрь. Стена и пол всё ещё хранили воспоминания о прикосновениях Ктары, её движениях. Он видел размытые образы прошлого, улавливал настроение, так и витающее в воздухе от каждого смазанного жеста. Её растерянность в темноте, сбитое дыхание. И чужое терпеливое ожидание, растворённое в этой же мгле. Острые вертикальные зрачки внимательно следили за мнимой пустотой, и арши хмурился. Ловчая сеть заклятий была заготовлена заранее. Пожалуй, в таком состоянии у Принцессы не было шансов. Он подошёл к раскрытому окну. Почти рассвело, небо мутнело сумерками. Демон дотронулся до пыльного подоконника, часть её была стёрта, под пальцами перекатывались частички грязи.
  - Я поеду в Свободный, - наконец, сказал Дейриан, походя поднимая с кровати брошенную Ктарой куртку и забирая её сумку со спинки стула. Поравнявшись с Князем, отдал вещи ему. - Сообщи в Замок о случившемся, возьми из Тианшеля пятёрку моих арши и проследи за колонией. Не теряй времени, пусть они догонят тебя по дороге.
  - Ты не знаешь, где она, - догадался Эжен, Алый уже спускался в холл.
  - У меня есть только предположения, - признал тот. И зловеще улыбнулся: - Зато я знаю, где Галлард. Спрошу у него.
  Не прощаясь, Дейриан вышел на улицу, где уже брезжил рассвет, бросая длинные розовые лучи на дорогу, и погнал даркинта к пепелищу, в которое превратился город наёмников. У Эжена появилось стойкое ощущение, что, возможно, они видятся в последний раз.
  
  Добраться сюда было трудновыполнимой задачей, но ещё труднее для него было бы оставить всё, как есть.
  Дейриан сидел на крыше одного из чудом уцелевших особняков и рассматривал безрадостную картину изменений, прокатившихся по городу. Свободный теперь до боли напоминал военный лагерь, разбитый на поле брани. Кругом трупы, размокшая от крови земля, обгорелые развалины, дым, уносящийся в небеса и солдаты с наёмниками, хмуро охраняющие периметр и весело празднующие победу. Сейчас они ничем не отличались от обычных завоевателей - пили и орали, высвобождая низменную животную натуру, грабили и уничтожали всё, что оставалось целым. Иллюзия силы и власти... Сидящий на крыше демон усмехнулся. Насилие ради насилия - это так мелко.
  Несмотря на всё приписываемое ему безумие, и истинную глубину такового, любая его жестокость была в той или иной степени оправдана. Да, ему до исступления нравилось рисковать и играть с собственной смертью, всегда искать её, как освобождения, но никогда не поддаваться. Но пытать и охотиться... А иногда и просто жить дальше... Для этого приходилось отрешаться от реальности и быть тем хищником, которого все боятся или опасаются, не задумываясь, держаться и действовать только на инстинктах и жажде крови, присущей любому демону. Но и тогда он мог чётко ответить, зачем и почему проливает эту кровь. А они...
  Нет, его практически не задевала картина, которую он видел. Война есть война. Его забавляла пустота и беспринципность тех, кого Галлард вёл за собой.
  Арши сощурился на солнце, медленно поднимавшееся над землёй, встал и быстро и бесшумно отправился по крыше к развалинам борделя, где Эженталль в последний раз видел Лорса. Ему нужно было найти старого мэра. Поглощённые своими делами новые жители даже не замечали его присутствия. И вряд ли заметят, даже если он пустит магию в ход. Слишком разношёрстная компания, слишком много незнакомцев. Это была ещё не армия, это был сброд. Больший, чем жил здесь раньше.
  'Милость королевы' очень сильно пострадал при атаке. Второй этаж рухнул, черепичная красная крыша сползла на проулок, завалила дорогу. Сквозь дыры в стенах просвечивал захламлённый обломками зал, в столбах света кружила пыль, обоняние дразнил запах крови. Дейриан мягко соскользнул с крыши на землю и тенью проскользнул в один из сквозных провалов в стене.
  Изнутри бордель представлял собой зрелище ещё более удручающее и ужасное. В относительно тесном и более чем публичном, доме демоны Галларда устроили просто бойню. В густых дорожках крови от тшаров и мечей Мираль видел события ночи, словно сам вспоминал их. Жар, ненависть и ужас. Пьянящая сознание кровь... Зрачки арши дрогнули, расширяясь, в них заплясал стеклянный блеск близкого безумия. Примиряясь со страшным зрелищем, Алый на мгновение прикрыл веки, переводя дыхание, но дышать здесь было невозможно. Будто во сне, он открыл глаза, наклонился и поднял с липкого пола шёлковую ленту, сжимая её в дрожащих пальцах. Впереди Дейриан видел Лорса. И медленно пошёл к нему, осторожно и бесшумно переступая через тела, конечности, цветастые, залитые кровью юбки, порубленную мебель. Невредимой здесь осталась только сцена, будто в насмешку над произошедшим.
  Стараясь не заглядывать в прошлое, арши подошёл к Иссалириону Лорсу, лежащему на ступеньках сцены с мечом в руках и с мечом в груди, и аккуратно присел возле него на корточки. Безжизненные, но такие яростные глаза смотрели в небо через рассыпавшийся потолок.
  - Увидимся в следующей жизни, старый друг, - сказал ему Алый и, коснувшись его залитого кровью лица, опустил ему веки. Тело мэра от его прикосновения вспыхнуло ярким светом и обратилось в сухой прах. Вместе с шёлковой ленточкой.
  Дейриан встал на ноги и, словно позабыв обо всём, что его окружает, привычно прошёл по ступеням к роялю, на лакированной крышке которого лежали обломки перекрытий и каменная крошка. Сев на табурет, демон встряхнул головой, убирая с лица растрепавшиеся гранатовые волосы, и откинул тяжёлый клап. Окровавленные пальцы пробежались по белым клавишам, оставляя смазанные отметины, и... Арши самозабвенно заиграл одну из многочисленных мелодий, которые впитывали в себя эти стены.
  На шум очень скоро прибежали новые стражи Несвободного. И застали улыбающегося жутковатой улыбкой демона за роялем, который, казалось, совершенно не замечал окруживших его арши с обнажённым оружием, а лишь играл, играл, играл. И прерывать его почему-то ни у кого не хватало духа.
  - Кто ты такой? - наконец не выдержал один из воинов.
  Дейриан остановился, в воздухе повис отзвук музыкального эха.
  - Моё имя - Дейриан Мираль, - галантно улыбнулся он. - Иногда меня называют Безумным лордом. Даже не догадываюсь, почему. И мне ужасно, ужасно хочется посмотреть в глаза великому полководцу Тайлоса, заставившему своих солдат воевать со шлюхами. Интересно, многих ли из вас ранили их нежные улыбки? Были ли они действенны против тшаров?
  - Это не война, это казнь, - сухо ответил светловолосый суровый арши, перед которым расступилось вооружённое окружение лорда. - За то, что отказались склониться перед новым Повелителем.
  - Видимо вы просто не сошлись в цене, - прищурился Алый, улыбаясь теперь как-то опасно.
  Галлард окинул его холодным взглядом.
  - Мне рассказывали о тебе, Безумный лорд. Но я не думал, что так скоро увижу лично.
  - Все говорят, я непредсказуем, - пожал плечами демон.
  - И зачем же ты искал меня? - Галлард усмехнулся на изогнувшуюся бровь Дейриана и пояснил: - Ты проник сюда незамеченным, мог бы так же уйти, но предпочёл сделать всё, чтобы в нужный момент тебя обнаружили и доложили мне. Полагаю, ты знал и о том, что мне о тебе известно.
  - Моя дурная слава не способствует сохранению инкогнито, - развёл руками Алый.
  - Чего ты хочешь? - оборвал спектакль Лартиан.
  - Хочу служить тебе. Масштабы твоих разрушений как нельзя лучше соответствуют моей натуре.
  Лартиан прищурился. Предложение было слишком соблазнительно. Но лорд будет неуправляем без личного интереса.
  - И что же ты хочешь в обмен на присягу?
  Дейриан притворно задумался, глядя в отсутствующий потолок. А затем расплылся в хищной улыбке.
  - Когда мы завоюем Шанакарт, присоедини к моим владениям Княжество Тианшель.
  Галлард посмотрел на сидящего перед ним арши так, словно насквозь видел. И то, что видел, его более чем устраивало. Но последнее слово, жить ему или умереть, будет за Провидицей, от взгляда которой не укроется ни одна мысль.
  - Говорят, твоя Сила Света не знает равных, - задумчиво проговорил Лартиан. - Я хочу увидеть.
  Дейриан уронил набок голову:
  - Увидеть? Если твоих Сил хватит.
  Без предупреждения Алый взмахнул ладонь, отправляя волну испепеляющего Света по залу. Воины Галларда с криками боли схватились за глаза, а сам он жадно смотрел, как Свет уничтожает все следы кровавого побоища в борделе. Когда волна погасла, уже ничто не напоминало о событиях ночи, кроме красной плёнки на пальцах Дейриана.
  - Действительно не знает равных, - усмехнулся Галлард. - Ты вполне достоин Княжества, Мираль.
  
  Глава 5
  Преданные и преданные.
  
  Преданность - добродетель, присущая тем, кого вот-вот должны предать. А. Бирс
  
  Ктара со стоном приоткрыла глаза и ничего не увидела в густой холодной темноте, окружавшей её. Всё тело ужасно затекло, суставы ломило, особенно плечевые. Она ещё плохо осознавала, где она, и что с ней происходит, кроме того, что висит на собственных связанных чародейской верёвкой руках и едва касается носками сапог пола. Голова ужасно болела и кружилась после дурманящего заклятия, её Сила и регенерация были подавлены верёвками, и девушка была почти полностью дезориентирована. Снова слабо застонав, арши приподняла голову и попыталась поймать равновесие, но покачнувшись, опять повисла на вытянутых вверх руках. Волосы отрезали её от тёмной сырой комнаты. Поморщившись, она снова встала и дёрнула головой, откидывая чёрные спутанные пряди с лица.
  В этот момент впереди вдруг распахнулась дверь, в комнате вспыхнул яркий свет, ослепляя демоницу. Она зажмурилась, а потом снова открыла глаза, пользуясь возможностью получше рассмотреть место своего заточения и тюремщика. Высокие чёрные своды без окон упирались в гладкий глухой потолок, в его центре блестел крюк, на котором она и висела на верёвке. Напротив, возле двери, стоял стул и стол со стальными инструментами для пыток, по засохшим пятнам крови на полу и стенах было ясно, что она здесь не первая гостья. Что до тюремщика... Он был ей не знаком, как и похитители. Высокий зеленоглазый арши с длинными каштановыми волосами, волнами лежащими на плечах и груди. Красивый, как и все демоны.
  Незнакомец плотно закрыл дверь, взял стул от стены и, не произнося ни слова, поставил перед ней, присаживаясь и не сводя с неё глаз.
  - Будь джентльменом, уступи стул даме, - хрипло посоветовала Ктара, опасно прищуриваясь.
  Незнакомец рассмеялся, скрещивая на груди руки и с удовольствием наблюдая её неудобное положение.
  - Чтобы ты сбежала?
  - О, ну как я могу? Я ведь связана.
  Арши снисходительно улыбнулся:
  - Тем не менее, мы все уже наслышаны о Ваших талантах, леди. Или Вам больше по душе - Принцесса?
  Ктара вернула улыбку:
  - Вы мне присягу не приносили, можем сойтись на леди.
  - Ошибаешься, Ктара, - несколько зловеще возразил арши, вставая и приближаясь к ней. - Много столетий назад я приносил присягу Шанакартам.
  Он медленно обошёл её и провёл пальцами вдоль по позвоночнику, скрытому за тонкой белой тканью блузы. Ктара не стала поддаваться на провокацию, и сделала вид, что вообще не заметила его странной ласки. Она слишком хищник, чтобы в его игре занять роль жертвы.
  - Должен признать, в те времена они не были так красивы, - прошептал демон, наклоняясь ближе.
  - Мне повезло, - томно прикрыла глаза Ктара, замирая, а затем резко дёрнула головой назад, пытаясь задеть его. Отклониться он успел в последний момент, прищёлкнул языком в восхищении.
  А потом, схватив её за длинные шелковистые локоны, заставил запрокинуть голову и прошептал ей на ухо:
  - Нам обоим повезло, милая.
  - Боюсь, ты не в моём вкусе, трусливый мерзавец.
  - Трусливый? - змеино улыбнулся незнакомец.
  Ктара скосила на него пренебрежительный зеленовато-лиловый взгляд:
  - Только трус настолько боится отказа, что может покорить понравившуюся женщину только связанной и недвижимой.
  На демона её выпад впечатления не произвёл. Он совершенно спокойно отпустил её волосы, но, вероятно, только потому, что надоело держать. Положив тёплую ладонь ей на талию, он завершил круг и вернулся к своему стулу. Присев, откинул волосы назад жестом франта и опасно улыбнулся.
  - Как императорский палач по призванию, я редко ищу взаимности от женщин, которые ко мне попадают.
  - О, так ты палач, - с насмешкой протянула девушка.
  Арши галантно взмахнул рукой в воздухе:
  - Лорд Эддар Лартиан к Вашим услугам, Принцесса. Палач и начальник тайной службы Астеля Шанакарта. В прошлом, далёком прошлом. Теперь я служу только своей семье.
  - Собираешься меня казнить? - иронично уточнила она.
  - Я бы с удовольствием. Облегчил твои страдания. Но у моего отца совершенно иные планы, он так легко тебя не отпустит.
  - Собираешься меня пытать? - прищурилась она с затаённым весельем.
  - К чему столько сарказма, Принцесса? Я знаю, что ты - Сталь, но твои Силы сейчас блокированы, и ты хрупка, почти как человек.
  В красивых руках демона материализовалось острое и тонкое лезвие. Ктара только рассмеялась его наивности.
  
  Эддар откинул мокрую длинную плеть с острыми бусинами обсидиана на стул и с восхищением посмотрел на окровавленного ангела, висевшего перед ним на чародейской верёвке. Ему не солгали, Принцесса была удивительна... Любую, совершенно любую боль она встречала заливистым смехом, подбадривала его, дразнила. Он ничего не спрашивал у неё, ему не нужна была информация, просто молчаливо и медленно уничтожал её, чтобы сломить, но совершенно не преуспел в этом деле.
  Демоница пребывала, кажется, очень далеко в своих мыслях, словно не чувствовала боли, встречая каждый выпад, каждый удар мягким смехом, раздражавшим ещё больше. Пока он не взялся за плеть. Тогда она хохотала и изгибалась с каждым ударом, пока просто не потеряла сознание от усталости. Но при этом на её нежных губах застыла улыбка.
  Эддар сел на стул и закинул ногу на ногу, созерцая.
  От её некогда белой блузки остались лишь лоскуты на алой мокрой коже, под ноги, на чёрный, как её волосы, пол стекала кровь, но демоница была похожа на безмятежного всепрощающего ангела. И Эддар смотрел на неё, просто пожирая этот образ глазами, стараясь сохранить его в памяти навсегда, как и дурманящую сладость её крови.
  Внезапно в дверь постучали, заставляя отвлечься.
  - Господин, Ваша мать ожидает Вас в кабинете.
  С сожалением посмотрев ещё раз на девушку, арши вышел из комнаты, погасив свет и даже не потрудившись стереть с рук кровь.
  А Ктара... Слабо приоткрыв глаза навстречу опустившейся темноте, снова улыбнулась. Откуда ему было знать, что боль давно уже не пугала её?
  Воспоминания вернули её в тот яркий солнечный день, когда Дейриан Мираль предоставил ей выбор. Выбор между тем, чтобы остаться просто женщиной с Правом носящей оружие и стать воином. Но тогда она уже разучилась отступать. Правда, и не знала, каким будет путь к цели.
  '- Боль и страх боли - две самые большие слабости для воина, - сказал Дейриан, стоя на тренировочной площадке. - Ты должна научиться подчинять свою боль и контролировать свой страх, чтобы иметь возможность сражаться в полную силу. Если победишь их, станешь непобедима сама, и даже ужасы любой войны не будут трогать твоего ума и сердца. Но прежде придётся переступить черту самой немыслимой боли.
  Ктара, внутренне содрогаясь, посмотрела в глаза демону. Его слова пугали, ведь он никогда ей не врал, наоборот, всегда очень откровенно предупреждал о последствиях того или иного поступка.
  - Но это поможет мне выжить? - серьёзно уточнила она.
  - Смотря, сколько вытерпишь. С каждым шагом ты будешь сильнее.
  - И сколько это займёт времени?
  Алый посмотрел под ноги и вздохнул, возвращаясь к ней взглядом:
  - Зависит от того, как быстро будешь привыкать. Но если с чем-то не будешь справляться, мы прекратим тренировку. Тебе достаточно будет и того, что ты уже знаешь и умеешь.
  - Даже, если я сдамся на самой первой?
  - Да, - к её неприятному удивлению, Алый ответил совершенно серьёзно.
  Поборов внутренний холод, разливавшийся по животу, Ктара оптимистично улыбнулась:
  - Тогда начнём.
  Демон, явно надеявшийся на то, что Принцесса откажется, с горечью во взгляде подошёл к ней ближе и погладил по щеке. В александритовом тумане заплескалась тревога в ответ на его неподдельное страдание.
  - Я надеюсь, когда-нибудь у тебя будет достаточно сил, чтобы простить меня.'
  И потекла самая длинная неделя её жизни, в корне изменившая всю её суть. Никто не умеет пытать так, как самый милосердный и могущественный демон Света. Огнём, сталью, водой, светом, магией. 'Вспоминай свою самую ужасную душевную боль и прячь в ней сознание, тогда боль физическая покажется просто смешной, - шептал он ей, когда сил уже просто не хватало, и она задыхалась. И тогда Ктара вспоминала, как менялись его чистые глаза, когда приходилось её пытать. И она никогда не позволяла себе кричать, ведь этим делала его страдание только сильнее. А он не позволял себе укрыться в равнодушном безумии, чётко контролируя всё происходящее.
  Пережив всё это, Ктара и минуты не испытывала к нему ничего, кроме благодарности и какой-то сводящей с ума необходимости. Он себя терзал, лишь бы защитить её, чтобы в этой жизни ей не угрожало ничего.
  Даже подобные палачи.
  Ктара вздохнула и для разминки подтянула ноги к животу, повисая на верёвке, сдерживающей запястья. Пусть она блокировала Силы девушки, и Ктара не могла использовать магию, но её течение в крови было не остановить, раны она уже все заживила. А теперь её кровь покрывала большую часть этой комнаты. Ктара опустила ноги на пол и выгнулась, шепча заклинание, призывающее Свет. И пусть сама она не могла его использовать, но её кровь вокруг... Капли и целые лужи засветились, освещая комнату золотисто-белым сиянием.
  Ктара знала, что прямо за ней, шагах в десяти, стена. Верёвка была гораздо длиннее... Демоница легко оттолкнулась от пола носками сапог, начиная раскачиваться. Всё сильнее и сильнее. Настолько, что... Очередной рывок, девушка поджала ноги и оттолкнулась от стены, выбрасывая тело вверх, схватывая ладонями верёвку выше над головой. Проскользнув немного, удержала её крепче, а потом подтянулась и закинула ногу вверх, оборачивая веревку вокруг. Согнула колено, подтягиваясь выше и освобождая от нагрузки руки. Зубами содрала с запястий верёвки.
  Вдруг дверь распахнулась и на пороге возник Эддар.
  - Ты просто совершенство, милая. Не покидай же меня.
  Ловко пущенный кинжал из чародейской стали вонзился ей в плечо, Ктара ахнула от неожиданности и рухнула вниз, ударяясь головой и теперь в самом деле теряя сознание. Над стройным телом, неловко лежащем на боку, покачивалась пустая верёвка.
  
  Дейриан расслабленно полулежал на высоких ступеньках каменного дома, в котором обосновался Галлард, и, подставив закатному солнцу лицо, исподволь наблюдал за тем, как демоны по приказу своего Повелителя восстанавливают город, уничтожают завалы. Сам Лартиан заново возвёл дома, которые его интересовали лично, добавил обсидиановой прочности, построил стену из обсидиана на границах города. После чего, поручив подданным продолжать, удалился в свои покои. Удивительно было наблюдать за Силой этого Архитектора в действии, интересно было увидеть её границы.
  Сзади, приближаясь по обсидиановому крыльцу, раздался стук каблуков. Судя по лёгкости, это была женщина. Алый даже поворачиваться не стал, узнавая её по шагам и по тонкому запаху. Женщина подошла ближе, край серого подола заскользил по ступеням. Остановилась он совсем близко.
  - Как неожиданно видеть Вас здесь, среди нас, Безумный лорд. Не думала, что Вы способны предать Шанакартов. И не думаю до сих пор.
  - Времена меняются, Калерна. И мы меняемся. Кто мог подумать, что ты освободишь демона, способного уничтожить Шанакарт, ради мести бывшему любовнику?
  Калерна злобно прищурилась:
  - Я слышала, ты Принцессу тоже не только владению клинками учил. И что же? Примкнул к тому же демону ради мести за то, что бросила тебя? Кажется, мы теперь в равном положении.
  Дейриан усмехнулся:
  - Я учил Принцессу владеть всеми видами оружия и магии. Всё остальное - слухи. Но если тебе хочется разделить свою боль и желчь с кем-то ещё, верь в то, что меня вдохновляет твой пример.
  - Я вообще не верю тебе, - помолчав, честно призналась демоница, скрещивая на груди руки. - Посмотрим, что тебя вдохновляет, когда сюда прибудет Провидица. Может, надежда спасти Принцессу?
  - Нет. Как я уже говорил, я обучил её владеть и оружием, и магией. Я заранее спас её, теперь её очередь спасать себя.
  - Твои речи не обманут Провидицу, она видит намерения насквозь.
  - Тогда мне нечего опасаться. Я хочу только одного - снова ощутить вкус крови и погрязнуть в войне. А вот, что до твоих желаний... - Алый поднял на неё глаза. - Что ты будешь делать, когда очередной мужчина бросит тебя, Калерна?
  Она побледнела, белые пальчики крепче впились в рукава платья.
  - Я не понимаю, о чём ты говоришь, Алый.
  - Ну как же, - он улыбнулся, поднимаясь с холодного камня и вставая рядом, за её плечом. - Столько лет ты лелеяла мысль остаться рядом с Галлардом... Скажи, ты ведь надеялась, что он не станет возвращать свою жену? Как там её зовут?..
  - Тиннерис, - прошептала Калерна, глядя перед собой.
  - Тиннерис, - повторил Дейриан, будто пробуя имя на вкус. - Что будет с тобой, когда Галлард захватит трон Шанакарта и посадит рядом с собой Тиннерис? Куда ты будешь бежать, Калерна? Кого освобождать?
  Калерна нахмурилась, сбрасывая наваждение мрачных перспектив, и с вызовом оборачиваясь к возвышавшемуся над плечом демону.
  - Я всегда буду служить ему. А он всегда будет нуждаться во мне. Я спасла его.
  Мираль бархатисто рассмеялся, нежно убрал с девичьей щеки мягкий локон и прошептал ей на ухо, как любовнице:
  - Ты будешь служить ему, пока она позволит. А когда она прикажет убить тебя, умрёшь. И мир лишится такой дивной красоты.
  - И в это я тоже не верю, - упрямо ответила Калерна и стала спускаться дальше по лестнице, оставляя его позади.
  На улице вдруг началось какое-то оживление: со стороны западных ворот приближалась конница. Во главе её были двое - темноволосая женщина в белых одеждах и похожий на неё, как близкий родственник, мужчина в сером. Калерна замерла у лестницы. По почтению и преклонению, которое так и витало в воздухе, Мираль понял, что перед ним - Провидица. И?
  Из дома вышел Галлард. Не обращая ни на кого внимания, он сошёл со ступеней навстречу прибывшим. Арши с каштановыми волосами спешился и подошёл к нему, быстро опустился на одно колено, склоняя голову.
  - Я выполнил твой приказ, отец.
  Тиннерис, спустилась на землю, прошла мимо своего мужа и сына и медленно поднявшись по ступеням, подошла почти вплотную к Дейриану, прожигая его своими гипнотическими глазами, очерченными длинными стрелками.
  - Я давно хотела увидеть тебя в реальности, демон, - растянула она в странной улыбке губы. - Теперь я хочу увидеть в реальности как вы с моим сыном утопите в крови и пожарах этот мир. Будешь ли ты служить мне, демон?
  Алый склонился в поклоне, прижимая к сердцу ладонь и прикрывая глаза:
  - Я почту за честь служить тебе, Тиннерис.
  Калерна от этих слов вздрогнула, оборачиваясь. На мгновение ей показалось, что в тёплом июньском воздухе повеяло ледяной тьмой, стоявшей в вишнёвых глазах демона Света. Он мог не только Свет дарить, но и отнимать его.
  
  Неестественная тишина стояла в сводах Малого зала заседаний Совета. Сегодня за аметистовым столом собрались только Князья, Наследник, Наместник и Император. Эженталль, потемнев лицом, стоял перед Советом, и не мог подобрать слов, чтобы озвучить то, что должен был. Всё внимание было приковано к нему, а он впервые не мог собраться.
  - Где моя сестра? - требовательно нарушил всеобщее затянувшееся молчание Тайирель. - Я не чувствую её и не могу связаться.
  Эженталль устало посмотрел на узорчатую столешницу. В гладком камне отражались напряжённые лица присутствующих, скрыться от их взглядов не получилось даже так.
  - У нас никаких сведений. Наблюдение за колонией в течении двух суток совершенно не дали результата по этому вопросу. В Свободный её тоже не привозили.
  - Почему вы сразу не связались с Замком и не вызвали гвардию? - резко спросил Шейлирриан. Альшер рядом с ним только остекленело смотрел в пространство, обдумывая ситуацию со всех сторон.
  - Лорд Мираль предупредил, что подобное вмешательство при превосходящих силах противника может навредить. И я должен лично сообщить некоторые детали.
  - И я с ним согласен, к сожалению, - проговорил будто через силу Альшерриан. - Кстати, где он?
  Тианшель тяжело вздохнул.
  - Боюсь, Алый решил сменить сторону в этой войне.
  - В смысле? - Князь Инниар казался обескураженным. Впрочем, как и остальные.
  - Дейриан был замечен среди приближённых Галларда.
  Наместник качнул головой, не в состоянии так просто принять эту новость:
  - Не может быть. Ты уверен, что это не план по внедрению?
  Ответ Эжена был адресован именно ему, уверенный и исключающий дальнейшие сомнения:
  - Его приняла Провидица.
  За столом снова повисла тишина, спровоцированная этими словами. Каждый из присутствующих обдумывал теперь, чем может грозить такой поворот событий, и как вообще могло произойти нечто подобное. Мираль был начальником тайной службы, негласным палачом, страшным и увлечённым сторожем Короны. Он стал очень опасен за последнее столетие, и врагом становился ещё опаснее. И что же теперь? Вывод напрашивался только один.
  - Мы должны как можно скорее убить Безумного лорда. Его безумие наконец перешло границы, - высказал общую мысль тот, кто недавно прочил Миралю передать своё место в Совете.
  - Это пустые мечты, Князь Тайконер, - проговорил Альшер. - Дейриан не подпустит никого из нас и на расстояние тшара. Разве что, для того, чтобы распороть горло. Его невозможно убить, только уничтожить, если Вы чувствуете эту разницу. Победить можно только объединившись.
  Тайирель нахмурился:
  - Прежде чем выносить такой однозначный приговор, я предпочёл бы убедиться наверняка в намерениях Алого.
  - Провидицу невозможно обмануть, Ваше Высочество, - подал голос один из Князей.
  Наследник посмотрел на отца:
  - Позовите старшего лорда Мираля, может, он знает что-то. Позовите Тианрэля, пусть расскажет, как первый Совет обманул Провидицу. Мы должны узнать всё и использовать все возможности. Сейчас он ближе всех нас к Ктаре, и мы должны знать, на что рассчитывать.
  - Рассчитывайте на то, что скоро станете единственным Наследником, Ваше Высочество, - неприятно отозвался Тайконер.
  Глаза Тайиреля обрели лиловый отсвет, он сжал ладонь в кулак:
  - Мне нужна моя сестра, Князь. И я готов отправиться за ней сам. Но прежде хочу изучить все подробности положения, в которое мы попали.
  - Позовите Мираля и Инниара, - распорядился Шейлирриан.
  Советнику, сидевшему с краю, пришлось встать и дойти до дверей, чтобы дать распоряжение страже.
  Тианшель задумчиво потер переносицу:
  - Не хочу никого обнадёживать, но есть одна странность... Алый знал об отряде, который наблюдал со мной за колонией, но, судя по всему, Галларду о нас не доложил. Хотя понимал, что его заметят.
  - Как бы то ни было, нам необходимо предпринять какие-то действия, как-то отреагировать...
  Император положил перед собой сомкнутые ладони, платиновая корона холодно блестела на золотистых волосах.
  - Сейчас, когда судьба Принцессы неизвестна, а мотивы Алого столь двояки. Мы будем ждать и готовиться к худшему.
  - Нельзя терять время, Ваше Величество! - Тайконер в приливе чувств вскочил с места. - Пустое ожидание даст Лартиану возможность подготовить нападение на нас, полностью использовать все знания и умения Мираля против Шанакарта! Необходимо напасть первыми! Пристрелить Мираля, как бешеную собаку, у нас полно прекрасных лучников, не придётся даже приближаться к нему! Лучше пожертвовать Наследницей, чем жертвовать всем Шанакартом!
  Лиловый свет в глазах Тайиреля становился всё ярче, выдавая сумасшедшую ярость, пылающую внутри. Тьма приближалась, грозя затопить его сознание, и в этой Тьме он наконец ощутил биение родного сердца. Слишком далеко, чтобы чувствовать, но достаточно близко, чтобы знать, что она жива.
  - Мы отправим наблюдателей на Материк и будем готовиться к нападению, но не предпримем ничего из того, что Вы предложили, пока не будет полной уверенности, - тихо, но весомо ответил Шейлирриан.
  В двери постучали, и после приглашения войти, на пороге появился лорд Вейлор Мираль.
  - Вы звали меня, Ваше Величество, - арши почтительно и с достоинством склонил голову и выпрямился. Мрачные и откровенно раздражённые лица присутствующих несколько сбили его с толку.
  Император невесело заглянул ему в глаза и, помолчав немного, спросил:
  - Что Вам известно о Провидицах, лорд Мираль?
  
  Алый стоял на балконе дома Галларда в колонии, выходившем прямо на широкую тренировочную площадку перед воротами. Внизу, поднимая облака пыли, слаженно и упорно вели бой на тшарах выходцы из Тайлоса. Зрелище это завораживало. Их техника была совершенна и смертоносна. Всё-таки, в том мире зазубренный гибкий меч - главное оружие демонов, и владели они им потрясающе, гораздо, гораздо лучше, нежели отказавшиеся от него шанакартцы. Что давало пищу для размышлений.
  Дейриан шумно выдохнул и встряхнул волосами, поднимая лицо к небу, затянутому серыми грязными облаками. Погода, установившаяся за последние два дня, прекрасно отражала его настроение.
  Всё это время он находился в колонии, которую все здесь называли Эльн, что на шерессе значило просто 'вход'. И успел уже очень многое узнать о ней, кроме того, где же Ктара. Хотя чувствовал в воздухе полустёртый след.
  - Не желаешь присоединиться? - рядом к поручню привалился Эддар, через плечо глядя вниз.
  - Боюсь не удержаться и убить кого-нибудь в запале, - улыбнулся Алый одним уголком губ. Глаза его оставались холодны и равнодушны. - Слишком велик соблазн.
  - Так убей. Они нужны лишь для численности. Пешки. Смерть одного не решит ничего.
  Дейриан усмехнулся:
  - Из единиц складываются тысячи.
  - Идиоты и неудачники - ресурс возобновляемый. На каждого убитого призовём двух. На что они годятся, если не смогут защитить хотя бы собственную жизнь?
  Алый внимательно посмотрел на младшего Лартиана:
  - И не жаль усилий Галларда?
  Эддар усмехнулся:
  - Это картонная армия, Дейриан, а не народ. Отец обещал им новый мир, но они нужны лишь чтобы убивать и умирать. Когда Шанакарт будет наш, лишь лучшие, выжившие составят основу будущего народа.
  - Они всё равно переродятся.
  Эддар рассмеялся, не сводя глаз с бьющихся внизу арши:
  - О нет. Эти умирают почти по-настоящему. Стоит только убить - и демон возвращается в Тайлос. Совсем как люди и эльфы. Умереть навсегда... Как, должно быть, им страшно.
  Мираль не ответил, спокойно продолжая смотреть вниз.
  - Кстати, она впечатляюще прекрасна, - вдруг снова нарушил молчание Эддар.
  - Калерна или Ктара?
  Демон прищурился, в его чертах проскользнуло что-то хищное и злорадное.
  - Так сразу? А я ожидал, что мы сыграем в недопонимание.
  - Ты видел всего лишь двух женщин, которых можешь со мной обсудить. Точнее, трёх, но не думаю, что стал бы обсуждать Тиннерис. Особенно в подобном ключе, - в голосе Алого промелькнула лёгкая издёвка, и Эддар расхохотался. - Хотя признаю, она тоже красива.
  - Твоя откровенность восхитительна! Такую позволить себе могут лишь смельчаки, глупцы и безумцы. Так кто ты, Дейриан Мираль?
  - Мой ответ вряд ли изменит твоё мнение. Поэтому оставляю выбор за тобой.
  Лартиан прищурил зелёные чистые глаза:
  - Время покажет. Я оставлю окончательный выбор за ним.
  - Как будет угодно, - равнодушно кивнул Алый. - Так, Калерна или Ктара?
  - Калерна всего лишь красивая дворцовая кукла, - Эддар поудобнее сел на поручень балконного ограждения, закинув на него одну ногу. - Я сотни таких видел. За этим милым личиком - только амбиции и женские обиды, остановить которые можно очередной дорогой подачкой. Пустая и бесполезная, годная только, чтобы греть постель. А вот Принцесса Шанакарта... - вертикальные зрачки арши дрогнули, расширяясь, в них блеснуло сумасшествие. - Я никогда не встречал подобной женщины. Она выглядит такой хрупкой, что кажется, её можно сжать в ладони и обратить в прах, как фарфоровую куклу. Но этот фарфор крепче Стали, из которой она состоит. Я почти уничтожил её, но не сломал.
  Признания Эддара были похожи на разговор с самим собой.
  Дейриан усмехнулся, опуская взгляд:
  - Она всегда была ужасно упрямой девушкой.
  - Интересно, есть ли предел воли у этого ангела? Сколько же боли она может выдержать?
  - Очень много, - спокойно и рассудительно ответил Мираль.
  - Жаль, что я не смогу этого увидеть, - глаза Эддара были пусты. - Чародейская сталь убьёт моего ангела...
  На тренировочном поле сменились воины. Окончившие тренировку устало ушли в длинные бараки, а новая двадцатка бойцов расправила тшары.
  Дейриан поглубже вдохнул отсыревший от дождей воздух и размял плечи.
  - Пожалуй, я всё-таки воспользуюсь твоим приглашением, - улыбнулся он младшему Лартиану, отстёгивая от пояса тшар с острыми обсидиановыми кромками стальных пластин. - Разговоры о боли так дразнят аппетит...
  С этими словами и привычной безумной улыбкой, Алый в одно движение поднялся на поручень и шагнул вниз. Приземлившись на тёмную влажную пыль площадки, Дейриан расправил тшар и взмахнул им, привлекая внимание.
  - Убей их всех, Мираль, - весело пожелал Эддар, откидывая за спину волнистые волосы.
  Не прошло и получаса, как пожелание было исполнено.
  Алый опустил тшар и посмотрел вокруг себя, вытирая тыльной стороной ладони кровь с лица. Не осталось ни одного живого демона из двадцатки. Сверху раздались аплодисменты. Эддар, стоявший на балконе и жадно наблюдавший за происходящим, восхищённо улыбался. В его глазах, как в зеркале, отражалась ужасная кровавая картина, в центре которой невозмутимо стоял Дейриан. Он заговорщицки вернул улыбку Лартиану и взмахом руки очистил площадку.
  
  Тайирель побарабанил пальцами по подлокотнику кресла и, встав, подошёл к широкому окну. Им владело неудержимое желание действовать, не сидеть на месте. Зал совещаний был практически пуст, оставались только самые приближённые: Вейлор Мираль отказался раскрывать информацию при полном Совете, и у Императора не было иного выхода, как отпустить Советников. Тем более, что Тианрэль Инниар как всегда приказ явиться проигнорировал вовсе.
  - Значит, шансов обмануть Провидицу нет? - за спиной Наследника глухо спросил Шейлирриан.
  Лорд Мираль посмотрел на свои руки:
  - Шанс есть, но он ничтожен. Невозможно держать в голове только ложный план и верить в него постоянно. Нельзя даже позволять себе осознавать, что это ложь. А стоит только расслабиться и упустить мысль, как Провидица раскроет обман.
  - Вы уверены, Лорд? Вы осознаёте, что Ваши слова лишь подтверждают вероятность, что Дейриан перешёл на сторону Галларда?
  - Я всё понимаю, - со скорбью в голосе ответил Вейлор. - Мы с Дейрианом рассматривали возможность попытки её обмануть и подобраться ближе, но вынуждены были отказаться от этой идеи.
  - Но первый Совет обманул её, - возразил Наследник, возвращаясь к столу. Но садиться не стал, остановился и положил руку на спинку стула Эльмирриана, который со всем вниманием слушал Вейлора.
  Огненный демон утомлённо потёр виски, опираясь локтями на стол. Его новость о сыне застала врасплох, и теперь он тоже подозревал самое худшее, но не мог в него поверить.
  - Первый Совет, судя по воспоминаниям одного из Князей, чётко распределил роли так, чтобы их действия дали эффект только в совокупности. И действовали молниеносно. Просчитать будущее она может только касающееся тех, кто находится рядом. Кроме того, у них были какие-то камни, экранирующие её дар. Какие, я так и не смог найти информацию.
  - Дейриан очень неплохо владеет искусством контроля над разумом, - задумчиво произнёс Эльмирриан. - Он мог решиться на столь опасный эксперимент, если цель оправдывает средства.
  - Не посоветовавшись с нами? - с сомнением напомнил Шейлирриан.
  - Это добавило бы шансов его легенде, - ответил Инниар. - Чем меньше демонов о плане знают, тем проще его скрыть.
  - Итак, мы снова в той же точке, с которой начали, - резюмировал Альшерриан, хмурясь. - Мы совершенно не знаем ни мотивов, ни целей Алого. Нужно отправить кого-то в колонию.
  Лорд Мираль качнул головой:
  - Провидица почувствует опасность, как только мы выберем кандидатуру. А если этот кто-то ещё и встретится с Дейрианом и вытащит признание, что он действует в интересах Шанакарта, он будет обречён, как только наш гонец выедет из ворот Тианшеля.
  Наместник уцепился за эту мысль. Что-то было в ней такое, что вселяло надежду. Впрочем, у него уже появилась одна идея.
  
  Глухая ночь с дождём опустилась на крыши Эльна. Зашуршала по черепицам, лужами и ручьями разлилась по улицам. Колония погрузилась в сон, не спали только демоны, стоявшие на страже. Но это было не важно.
  Алый вышел за дверь своей комнаты и бесшумно прикрыл дверь, накладывая на неё лёгкие, едва заметные чары. В коридорах дома царил мрак, но для демона Света его не существовало, тот покорно отступал от его взгляда. Прислушиваясь к едва уловимому, знакомому запаху крови, Дейриан шёл по коридору вглубь. А потом по лестницам всё ниже и ниже. Вскоре лёгкая земляная сырость подсказала, что он опустился в подвальные помещения. Но лестницы не заканчивались. В доме охраны не было, Провидица не допустила бы, чтобы здесь были посторонние или замыслившие недоброе.
  Эта мысль позабавила Дейриана, и принесла чудесное ощущение свободы. Теперь он редко мог позволить себе собственные мысли.
  Наконец запах крови вывел его в коридор, оканчивающийся кованой дверью. Раскрыв её, Алый замер на пороге, широко раскрытыми глазами глядя на пятна крови, покрывающие пол и стены помещения из обсидиана. Очередной каменный мешок, созданный Галлардом.
  Моргнув, демон прищурился, вглядываясь в прошлое. И заледенел, воочию увидев, как именно Эддар пытался сломить его прекрасную и упрямую Принцессу. Он просто смотрел, как с каждым ударом её кровь покрывает неровными прерывистыми линиями обсидиан, и старался поглубже спрятать всё, что думал об этом. Никакого плана, никаких намерений, просто сделать это, когда придёт время.
  Дейриан видел, как Эддар оставил её, как Ктара освободилась от верёвок, как упала, сражённая чародейским кинжалом. Он видел, как Эддар подошёл к ней, поднял на руки совершенно бесчувственное окровавленное тело и уложил на стол. Сдёрнув верёвку с крюка, Эддар снова связал её, крепко примотав руки к телу. Завернув девушку в плащ, он вынес её из пыточного зала. Дейриан шёл следом за этими воспоминаниями. Наверху младшего Лартиана с измученной ношей встретили двое стражей.
  - Отвезите её туда, где нашли Тиннерис.
  За пределы дома Алый сейчас не мог выти, но проследил за воспоминаниями до самых дверей. Его терпение окупилось сторицей - он узнал, куда отвезли Принцессу. Осталось лишь узнать, где это место.
  
  Полумрак, едва-едва разгоняемый жирным, тусклым светом масляных ламп, заполонил придорожную таверну ещё до заката. Впрочем, местному хозяину и ленивой подавальщице это было только на руку - и разбавленного больше, чем наполовину, вина не видно и столы протирать меньше.
  День близился к концу, и публика в заведении становилась всё интереснее. В очередной раз распахнувшись, гостеприимная дверь впустила в таверну трёх троллей из наёмничьей бригады, обитавшей ранее в Свободном. Лица у всех были напряжённые и крайне недовольные, они что-то шумно обсуждали перед тем, как зайти, и оборвали разговор на полуслове, подозрительно рассматривая публику.
  - Вы ещё закажете чего, или счёт нести? У нас так сидеть не принято. Места мало, а клиентов - много! - поджала губы неприятная подавальщица, глядя на пустую кружку перед беловолосым наёмником в маске, похожем на эльфа, сидевшим в дальнем углу.
  Тот досадливо переместил на неё малахитовый взгляд с троллей и непроницаемо доброжелательно попросил ещё кружку эля. Презрительно хмыкнув, чудное видение удалилось - эль здесь был самым дешёвым из напитков, то бишь, самым разбавленным и собирался из опивков. Но наёмник внимания на неё не обратил, скучающе упираясь взором в столешницу и прислушиваясь к разговорам.
  - Опять эль? - поднял кустистую бровь трактирщик.
  - С полудня сидит, и всё эль тянет, - неприязненно покосилась девица. Чаевых она не дождалась ни с одной кружки.
  Трактирщик пожал плечом, протирая кружку полотенцем не первой свежести и наливая почти не пенящийся напиток:
  - Может, заказчика ждёт...
  Девица кисло покривилась и отнесла затянутому в чёрный костюм наёмнику выпивку.
  Шерри насмешливо прищурился, глядя на подавальщицу, и благосклонно кивнул, когда та бахнула кружку на стол. Едва она удалилась, демон прикоснулся к кружке, изменяя магией и её содержимое и степень чистоты. Дверь снова распахнулась, и арши с куда большим интересом бросил быстрый острый взгляд на вошедшего. Дарриэль, беспутный наёмник, которому приписывали дальнее родство с Серыми эльфами, привычно огляделся (при этом Шерри слегка прикрылся маскирующими чарами и отклонился в тень), обнаружил наиболее перспективную компанию и отправился выяснять, нет ли поблизости непыльного дельца, на котором можно навариться.
  - Норк, дружище, куда путь держите? - Дарриэль сел на свободный стул за столом троллей, жующих копчёное мясо, глядя на самого угрюмого.
  - Не друг ты нам, крыса эльфийская, - сплюнул на пол один из наёмников, но Дарриэль даже ухом не повёл.
  - Говорят, у Свободного новый хозяин, познакомиться надо, - нехотя ответит тот, кого, вероятно, именовали Норком. - Слышал что-нибудь об этом?
  - Может, и слышал, - с намёком протянул Дарриэль и усмехнулся на примолкнувших спутников тролля: - У эльфийских крыс уши длинные.
  Норк помрачнел ещё больше и дёрнул головой, показывая подавальщице, что надо бы принести этому господину, что закажет. Девица подошла молниеносно. Не сказать, что тролли часто оставляли чаевые, но пару синяков за нерасторопность - всегда пожалуйста.
  Когда перед эльфом появился стакан вина, тот благодушно откинулся на стуле и прищурился.
  - Не только слышал, но и видел собственными глазами. Как раз в 'Милости' ночь коротал, когда шум поднялся. Несколько тысяч арши ворвались в город, почти всё сожгли и почти всех вырезали. Лорс опомниться не успел, как его уже отправили на перерождение. Так что, Свободный теперь Несвободный. Я сам едва сбежал.
  - Лорс мёртв? Ты уверен?
  Наёмник развёл руками:
  - Так и стоит перед глазами, как ему в сердце клинок засадили! Вполне естественная смерть.
  Норк отложил кусок мяса и машинально потёр подбородок. Ругнувшись, утёрся рукавом.
  - Откуда арши? Шанакартцы напали?
  - Нет, куда им. Шанакартцы, за исключением Алого, дальше Тианшеля носа не кажут после конфуза с матерью Императора. Только тот всё нарывается.
  - Император? - нахмурил узкий лоб третий наёмник.
  - Алый, - снисходительно уточнил Дарриэль.
  Норк сложил руки перед собой, нависая над столом. Во взгляде читалась неприкрытая угроза:
  - Откуда тогда демоны взялись? Ещё и 'тысячи'?
  - Из Тайлоса, конечно. Вы что, не слышали ещё о новой колонии арши?
  - Мы с Севера только вернулись, сегодня узнали о нападении. Наши в городе остались?
  Дарриэль прищурился, оценивая, стоит эта информация чего, или можно облагодетельствовать троллей - всё равно наживку заглотили, без него шагу не сделают.
  - Ваши... Остались только те, кто уже никуда никогда не пойдёт. И вам без подготовки в Свободный я соваться бы не советовал. По-дружески, конечно.
  Эльф осклабился, наслаждаясь хмурыми рожами троллей. Те переглядывались.
  - Что за колония? Люд говорит, что шанакартцы её и основали, чтобы прибрать к рукам Свободный, а там и Кель.
  - Люд говорит? - с приятным удивлением переспросил эльф. - Да, кажется, это нападение ради Шанакарта Галлардом и затевалось.
  - Это ещё кто?
  - Могу по дороге рассказать, - Дарриэль вытряхнул в рот последние капли вина из глиняного стакана и отставил его, вставая. - А могу и познакомить. Вы пока подумайте над моим предложением. Вернусь, обсудим.
  Усмехаясь, ушлый наёмник пошёл в сторону как раз освободившейся уборной. Как только он скрылся за дверью, Шерри тенью поднялся со своего места и проскользнул за ним. Символический крючок на двери его, конечно, не остановил.
  Легкомысленно насвистывающий эльф едва не подавился собственным свистом, когда к горлу прижалось холодное и гладкое вулканическое стекло.
  - Я бы посоветовал не обмочиться, да ты уже, - насмешливо выдохнул Шерри ему на ухо.
  Этот голос эльфу был прекрасно знаком.
  - Штаны хоть застегнуть дашь?
  - Изволь, - мягко разрешил арши, не убирая от его горла кинжала.
  Дарриэль, понимая, что сбежать не получится, с трудом справился с застёжкой и обречённо спросил у наёмника, что тому надо.
  - Ты действительно был в Свободном, когда Лорса убили?
  - Был. Правда, оставаться, не стал.
  - Это я вижу, - хмыкнул демон. - Но мне сказали, что ты был одним из тех, кто переметнулся к Галларду.
  Дарриэль машинально напрягся.
  - Успокойся. Мне плевать, кому ты служишь. Собственная шкура вполне стоит убеждений. Но правда ли это?
  Эльф выдохнул:
  - Я прикинулся, что на его стороне, порубил кого-то для вида и сбежал оттуда, как только представилась возможность. Умирать за кого бы то ни было я не намерен.
  - Видел ли ты среди его арши Алого?
  - Он туда на рассвете явился. Сначала его поймали прямо за роялем, а потом он присягу Галларду принёс. Теперь повсюду с его сыном носится.
  - С сыном?
  - Да. Лартиан целое семейство притащил из Тайлоса. И так и таскает за собой бывшую грелку Снежного Принца.
  - Так и таскает, - многозначительным эхом повторил Шерри. - И когда же ты их видел в последний раз?
  Остриё кинжала намекающе царапнуло гладкую кожу его горла.
  - Лет восемьдесят назад, не меньше. Они спрашивали у меня, как найти Серебряный град. Платили щедро.
  - Город Серых эльфов?
  - Скорее кладбище, - фыркнул Дарриэль и сразу чертыхнулся: порезался. - Я предупреждал, что кроме склепов там ничего не осталось, но он решил лично убедиться. Больше мы не виделись. Но я их сразу узнал.
  - Сколько у него сейчас арши?
  - Понятия не имею. У него и рекрутов полно, и демоны всё прибывают, судя по разговорам.
  Шерри несколько мгновений помолчал, оценивая сведения и решая, нужно ли и можно ли ещё что-то узнать у мелкого мерзавца. По всему выходило, что остальные сведения или будут неточны, или бесполезны. Дарриэль был заинтересован лишь в том, чтобы унести ноги, на сбор информации времени у него не было. А вокруг колонии и Свободного - только слухи. И он их уже и сам прекрасно знает. За день наслушался по горло.
  - Что ж, - тепло начал Шерри, - благодарю за увлекательную беседу. Не смею больше отвлекать и задерживать.
  С этими словами арши убрал кинжал в ножны и туманной тенью растворился в полумраке, мгновенно оказавшись на прежнем месте. К его удивлению, его там уже ждали, не обманувшись иллюзией.
  
  - Найти тебя было непросто, - вместо приветствия сказал Тианшель, глядя на наёмника в маске, подхватывающего со стула сумку и закидывающего её на плечо. На столешницу звонко упала издевательская золотая монета.
  - Кажется, в этом и смысл, - уклончиво качнул головой Шерри. - Пора уходить отсюда.
  Оказавшись на улице, беловолосый демон сразу вызвал даркинта.
  - Удалось что-то узнать? - Эженталль последовал его примеру и нехотя влез в опостылевшее за день седло.
  Шерри тронул каблуками конские бока:
  - Меня привели сюда слухи. И поиски Дарриэля.
  - Он ещё жив?
  - Залог его сохранности - он всегда охотно делится информацией, а также всегда ею обладает. В некотором роде, он даже полезен.
  - Он знает что-то о Ктаре?
  - Нет, он не видел её у Галларда. А на Материке пока нет ни одного слуха, что Принцесса пропала. Все видели только, как ты забирал её из Свободного.
  - Чудесно, - поджал губы Князь, представляя, какими подробностями обросла эта сцена.
  Но Шерри, кажется, не находил в этом ничего достойного внимания.
  - Дарриэль сказал, что Алый принёс Галларду присягу и служит теперь при его сыне.
  - Этот мерзавец жив?
  - Вероятно, да.
  - Бесы! Хроники отзывались о нём весьма нелестно, - в синих глазах мелькнула тревожность. - Эддар Кровожадный... Он ведь лично возглавлял нападение на Императорское крыло. Это дважды предательство: он же был начальником тайной стражи.
  - Ты помнишь, в архивах, которые мы нашли по событиям неудавшегося переворота, было какое-то смутное упоминание про Серых эльфов?
  Эженталль нахмурился. Закат немного слепил его.
  - Кажется, что-то о том, что Тиннерис бежала туда из Шанакарта. В те времена между нами и ними была некая военная напряжённость, и достать Провидицу оттуда оказалось невозможно. А потом все посчитали, что она вернулась в Тайлос, чтобы потом воссоединиться с мужем, как грозила в предсказаниях, некоторые утверждали, что умерла, и опасаться нечего. Почему ты спрашиваешь?
  Шерри помедлил с ответом.
  - Я искал Дарриэля, потому как мне рассказали, что он примкнул к Галларду, а потом сбежал. Но оказалось, что он ещё раньше встречался с ним.
  - Помог сбежать ему в Тайлос? Навёл на того некроманта?
  - Не совсем. Навёл на Серебряный град.
  - Серебряный град? - Князь красиво изогнул бровь. - Это руины!
  - Это не руины, а кладбище, - уточнил Шерри, прекрасно понимая, что имеет в виду друг, но давая намёк на мысль, которая его осенила.
  Эженталль с сомнением хмыкнул:
  - Она была там всё это время.
  - И его сын.
  Князь устремил взор к горизонту, невесело припоминая всё, что прочёл о младшем Лартиане. По всему выходило, что в этот мир вернулось ещё одно чудовище, помимо обезумевшего в заточении Галларда.
  Шерри, косо взглянув на хмурого Тианшеля, решил, что тот уже готов принять всю полноту и прелесть положения, в котором они оказались:
  - А теперь добавь к этим архивам вот, что... Ктару в Свободном никто не видел, но её забрали демоны Галларда. А Дейриан служит Эддару.
  Эженталль слегка побледнел, что замечено за ним было крайне редко:
  - Либо он пытается ей помочь...
  - Либо она мертва, - бесцветно продолжил мысль Альшер.
  Несколько минут они ехали в полнейшем молчании.
  - Что ты сказал Шеларе? - тихо спросил Эжен, когда последний луч солнца озарил прощально небо.
  - Что Ктара в Алессано.
  Тианшель медленно кивнул, чувствуя, как тяжелейшие предчувствия давят на плечи.
  
  Тиннерис медленно прошла по комнате, служившей мужу кабинетом, бросив мимолётный взгляд в окно. Там усердно тренировалась очередная группа демонов. Перед глазами пронеслось видение горящей в ночи земли. Хлебные колосья полыхали жарким оранжевым пламенем, гасли от новых магических ударов и крови и ложились волнами под ноги сражавшихся демонов и эльфов. То там, то тут сотрясали воздух взрывы заклятий. Значит, осень. Тиннерис улыбнулась и села за стол. Галлард молча обедал.
  Демоница провела пальцами по губам, собираясь с мыслями, и негромко начала разговор:
  - Этих тренировок недостаточно, Галлард.
  Арши бросил на стол салфетку и выпрямился на стуле.
  - Недостаточно?
  Тиннерис обернулась к окну:
  - Они привыкли к бесконечной войне Тайлоса, привыкли к своей неуязвимости. Но здесь другие условия... И другие противники. Им тоже есть, за что сражаться, и они прекрасно знают этот мир. Чтобы завоевать Шанакарт, мы должны научиться следовать новым правилам.
  - Что ты имеешь в виду?
  Провидица склонила голову:
  - Мы должны добиться такого положения, чтобы отрезать от Шанакарта любую возможность помощи. И приобрести новых союзников.
  - Сейчас даже в перспективе никто не придёт на помощь шанакартцам.
  - Это говорят твои шпионы? - лёгкая усмешка коснулась её губ. - Я же говорю тебе, что стоит тебе двинуться с армией в сторону стен Тианшеля, как навстречу тебе отправятся отряды эльфов.
  - Эльфов? Их дипломатические отношения слишком натянуты.
  - Может быть. Но в тебе они увидят угрозу своим границам. Я вижу это.
  Это был аргумент, с которым спорить невозможно. Глаза Тиннерис окутались туманом, взгляд, кажется, пронизывал время.
  - Я вижу, как стройные ряды эльфов объединяются с шанакартцами. Их магия и стратегия настолько различаются, что вместе они опасны для нас.
  - Опасны? - тем не менее, Галлард не воспринял угрозу всерьёз.
  Тиннерис улыбнулась и подалась вперёд, опершись ладонями о подлокотники стула:
  - Ты видел, во что превратилась двадцатка выходцев из Тайлоса после тренировки с нашим милым перебежчиком?
  - В абсолютное ничто, - в глазах Лартиана блеснула ярость. - Даже пыли не осталось.
  - И это был всего один демон из Шанакарта.
  - Говорят, он безумен, и в этом его сила: его ничто не сдерживает. Ни морали, ни сожалений.
  - И ты веришь в это? - ни один мускул не дрогнул на лице демоницы. - И веришь в то, что он такой один? Он был наставником Наследников.
  - Принцессе это не слишком помогло.
  Она улыбнулась:
  - Мы не дали ей шанса. И так нужно поступить со всеми.
  Лартиан налил себе вина из кувшина и неспешно поднял к губам кубок:
  - Что ты предлагаешь?
  Провидица положила ладонь на столешницу, это будто прибавило веса её спокойным словам:
  - Твой путь должен лежать через Кель и Элью. Пока люди из Четырёх королевств будут бездействовать и радоваться, что нелюди грызут друг другу глотки, а Шанакарт готовится ко встрече с нами, мы приобретём новые земли, новых союзников и новые знания.
  Галлард внимательно посмотрел на темноволосую женщину, полную тайных мотивов и загадок. Он отставил кубок и сложил на груди руки.
  - Зачем тебе половина Материка, Тина?
  - Половина? Совершенно ни к чему. Мы оставим только лучшие земли.
  - Поэтому ты хочешь бросить все силы на совершенно непричастные к нашим планам государства?
  - А ты хочешь довольствоваться наёмниками и ворами в союзниках?
  - Они все, как и большинство наших воинов, лишь средство.
  - Да, а тебе нужен только Шанакарт... - Тиннерис выдохнула и посмотрела на столешницу. - Уничтожишь и поработишь эльфов - выставишь Шанакарту ультиматум. Оставишь в живых тех, кто правильно выберет сторону. И вот тогда у тебя будет армия, способная положить к ногам весь мир. Ты будешь править лучшими демонами Тайлоса, лучшими эльфами и лучшими шанакартцами. Их всех закалит эта война. И ты останешься их последней надеждой на выживание. У них не останется дома, кроме того, что построишь с их помощью ты.
  - Ты с самого начала не собиралась останавливаться на Шанакарте.
  Демоница пожала плечами:
   - Я просто поняла, что мир на нём клином не сошёлся.
  
  Калерна слишком резко распахнула двери и выскочила на широкое крыльцо особняка, в котором теперь жил Галлард Лартиан. Алый аккуратно перехватил створку, летящую к нему, и мягко захлопнул.
  - Что же так опечалило Вас, леди Калерна? - великосветски осведомился Мираль, стоявший, опершись на стену.
  Демоница обернулась к нему, красивое кукольное личико пылало отчаянием и гневом.
  - Опечалило? Вам показалось, Мираль, - огрызнулась она, но тем не менее остановилась. В сущности, и идти ей было некуда.
  - Можно и так сформулировать, - покладисто согласился арши, издевательски прищуриваясь. - Мне показалось, что Вы чем-то опечалены. Смею предположить, необходимостью покинуть этот гостеприимный дом и вернуться в колонию.
  Калерна непримиримо сложила на груди руки, глядя вдаль.
  - Поисковой отряд сообщил, что Вилькортин пойман. Я должна подтвердить его личность.
  - И ты даже не подумала о том, что для этого достаточно и моего присутствия? - хмыкнул Алый. - Я, кажется, предупреждал тебя, что служить ему ты будешь, пока Тиннерис позволит.
  - Это приказ Повелителя.
  Он улыбнулся:
  - Но при этом, исходила идея от Тиннерис. Интересно, её ты будешь называть Повелительницей?
  Калерна непроизвольно вздёрнула подбородок, предпочтя не отвечать на провокационные вопросы. И даже не позволяя себе думать в этом направлении.
  - И признайся, как приятно было бы услышать это наконец в свой адрес, - продолжил тонко издеваться Дейриан, следя за пойманной врасплох демоницей. - Впрочем, не думаю, что сам Галлард пошёл бы на это. Сменить Провидицу на посредственную демоницу Пепла... Даже на такую прекрасную... Нет, не тот масштаб. Без неё он слеп, она направляет его верной дорогой.
  Калерна плотно сжала зубы, стараясь пропустить мимо ушей жестокую правду.
  Но Мираль вдруг вздохнул и сменил тон на искренне сочувственный:
  - Твоим единственным шансом было помешать им воссоединиться. Жаль, что не воспользовалась.
  Горький смешок сорвался с её губ:
  - Я пыталась. Не надо считать меня такой дурой.
  - Пыталась? - изогнул бровь Алый. - Если бы ты пыталась, то либо получилось, либо была бы мертва.
  Калерна вздохнула, в глазах мелькнула усталость:
  - Я сделала всё, что было в моих силах. Я уничтожила записи о том, как пробудить её от магического сна. Но Галлард и без них прекрасно справился. Копия инструкции была у неё во рту в запечатанной капсуле. Она всё предвидела. И прекрасно знает, что я сделала. И по каким-то своим соображениям не говорит ему.
  - Ты боишься, - с видимым удовлетворением произнёс демон и подошёл к ней. Калерна не ответила, и он спокойно продолжил. - Ты до дрожи боишься. Казалось бы... Арши умирают и перерождаются. Но так страшно стоять на краю смерти, не так ли, Калерна?
  Она машинально взглянула вниз, на гладкие ступени, ведущие на мостовую, чувствуя за спиной опасное присутствие Безумного лорда.
  
  - Вы всегда говорите исключительно гадости, - она передёрнула плечиками и отошла от него к перилам.
  - Вы несправедливы. Я говорю всего лишь правду.
  - Правду?! Какую? Ты видишь только то, что происходит сейчас. Но ты понятия не имеешь, как я была нужна ему, когда помогла сбежать из Шанакарта, когда помогла найти Серебряный град, когда помогла открыть врата Тайлоса... Если бы не её дар, он даже не вспомнил бы о ней. И не искал бы!
  - Тем не менее, её дар уникален. И это, кажется, затмевает все твои заслуги, - арши мягко улыбнулся, краем глаза наблюдая за переменой чувств на её лице. Калерну снедали злость и обида, очень взрывоопасная смесь. - Но прими совет старого не-друга, поменьше думай в её присутствии о том, что хочешь занять её место, не привлекай к себе внимания. Пусть думает, что у тебя нет шансов.
  Калерна нахмурилась, пытаясь осознать, не ослышалась ли она, или не послышалось ли ей в словах гранатововолосого демона больше, чем есть. Но спросить не успела. Вычурно и насмешливо поклонившись девушке, Алый вошёл в дом, оставив её в одиночестве. Нужно было найти заигравшегося Эддара и возвращаться в Эльн.
  
  Князь Таррен Флорентлер нетерпеливо взмахнул рукой, приглашая Князя Инниара пройти в великолепный сад, где для них был накрыт чайный стол. Эльмирриан кивнул, принимая приглашение и выходя под сень цветущих деревьев. Сегодня он был непривычно сдержан, что ещё больше подчёркивали тёмно-серый костюм с длинным лёгким камзолом и заплетённые в косу волосы. Впрочем, в глубине его глаз таилось привычное лукавство. А вот Флорентлер чем-то был обеспокоен.
  - Присаживайтесь, Князь.
  Эльмирриан опустился в плетёное широкое кресло, закинув ногу на ногу и спокойно сложив перед собой руки.
  - Предчувствую, разговор будет не светским, - он криво улыбнулся.
  - Я хотел извиниться перед Вами за резкость, Эльмирриан.
  - Резкость?
  - На прошлом Совете, - Таррен сел напротив.
  Эльмирриан понимающе усмехнулся:
  - Жертва Вашей резкости уже предоставила Императору полное досье на Вашу семью. Причём подтверждающее исключительную верность правящей династии. В настоящее время.
  - Надеюсь, это случилось до того, как эта жертва поставила под сомнение собственную верность Шанакарту?
  - Вы, кажется, собирались извиняться? - мягко напомнил Инниар. И глядя, как поджимает губы Флорентлер, потянулся за чашкой с исходящим паром чаем. - Успокойтесь. Это недоразумение не повлияет на наши дела.
  - То есть, Вы не имеете отношения к тому, что Тианшель отменил свадьбу?
  - Отменил? - демон замер, проткнув маленькой двузубой вилкой одну из апельсиновых долек, лежавших на хрустальном блюдце. - Я полагал, он перенёс торжество.
  - Я тоже так думал. Но по окончании последнего Совета, где он доложил о предательстве Мираля, возможном предательстве Мираля, я хотел сказать, Эженталль попросил мою дочь покинуть его резиденцию. Свадьба отложена до более подходящего времени, как он выразился. Но мы с Вами прекрасно понимаем, что оно, скорее всего, не наступит. Слуги сообщили Эллен, что Князь покинул Тианшель.
  Эльмирриан опустил кусочек апельсина в чай и задумчиво проследил, как тот сделал оборот по чашке.
  - Вероятно, Князь снова отправился на поиски Принцессы. Но вопреки Вашим подозрениям, я не причастен к его решению вернуть Эллен домой. Даже, признаюсь, упустил из виду это событие. И мне оно не выгодно так же, как и Вам.
  - Вы убеждали меня, что Эженталль - заложник собственной чести, и не отменит свадьбу, чтобы ни случилось.
  Инниар склонил голову набок:
  - Видимо, эта его особенность против нас и сыграла. Он чувствует свою вину и причастность к побегу Принцессы, и не успокоится, пока не вернёт её в Шанакарт.
  - И что Вы предлагаете?
  - Как ни прискорбно, но нам остаётся только одно - ждать.
  Князь Флорентлер оперся локтем на край кресла и посмотрел в сторону, одаривая невидящим взглядом прекрасный куст алых роз. Ждать ему совершенно не хотелось.
  - Если не вмешаться, может произойти непоправимое. У меня есть основание считать, что в этот раз Принцесса добилась определённого успеха.
  - Так Вам Эллен сказала? Это невозможно, - уверенно успокоил Эльмирриан, всё-таки пробуя чай. - На это Эженталль никогда не осмелится. Ктара - дочь его друга, он знает её с младенчества, он считает её почти ребёнком. И даже учитывая то, что Принцесса хороша и бесстыжа в лучших традициях моей фамилии, Тианшель и мысли себе не позволит поддаться на её уловки. Тем более, если считает, что та опасность, которая нависла над ней сейчас, отчасти результат его деяний.
  Слова Инниара убеждали и даже внушали спокойствие, поэтому Таррен немного расслабился и откинулся в кресле, впервые с начала разговора прикоснувшись к своей чашке. Затем пронзительно посмотрел на Инниара. Они во многом были похожи, они оба играли определённые роли и видели противников насквозь.
  Флорентлер отставил чашку. Инниар со всем вниманием поднял на него хризолитовый лучистый взгляд.
  - Эльмирриан, меня очень устраивала наша сделка, и я никогда не спрашивал Вас о мотивах, но всё же... Тианшель был бы прекрасной партией для Принцессы, и в Ваших силах было бы убедить в этом и его самого. Однако Вы сделали всё, чтобы годами держать его на расстоянии от Ктары. Подогревали его сомнения, отправляли в командировки... Почему?
  Инниар холодно улыбнулся и склонил голову на другой бок:
  - Потому что мы живём в очень сумрачное время, Таррен. Настолько сумрачное, что необходимо сохранить обоих Наследников. При всём моём расположении и уважении к Эженталлю, если Ктара выйдет замуж за Князя, она потеряет трон. Я не могу позволить этому случиться.
  - Вы всерьёз прочите её в Наследники? - изумился Советник по внутренней политике. Кажется, эта мысль даже не приходила ему в голову.
  - Я не исключаю этого варианта, - спокойно ответил Инниар, держа в ладонях чашку. - Но могу уверить, она готова к этому больше, чем даже предполагает сама.
  - Поэтому Вы и сделали мне это предложение. Решили объединить внутреннюю политику и мои связи с ближайшим верноподданным Наместника. Кто бы из Ваших правнуков не унаследовал трон, поддержка ему гарантирована. Вы защищаете свою кровь. И это было бы предательством, если бы она не была смешана с Шанакартами.
  - Я защищаю Империю, - не согласился Эльмирриан. - Как и Вы. И все Советники. И так сложилось, что все княжеские семьи связаны с ней. Моя - чуть больше. Это случайность.
  - Рядом с Вами не бывает случайностей, Князь, - не поддался Флорентлер, вызвав понимающую улыбку Инниара. - Но я Вас услышал.
  Улыбка Эльмирриана перетекла в усмешку, и он поднял к губам чашку с остывшим чаем. За столом воцарилось прекраснейшее и тихое взаимопонимание.
  
  Тиннерис по-хозяйски устроилась в широком кресле мужа, ожидая, наконец, встречи с тем, кто откроет новые пути в Шанакарт. Перед ней были разложены развёрнутые карты, испещрённые пометками, которые сделал по её указке Галлард, рядом стояла молчаливая и бледная Калерна, вздрагивающая от каждого её жеста. За спиной - двое телохранителей, сын и Алый, скучающе изучавший вид из окна. Всё было почти как в видении. Только лучше.
  Наконец двери распахнулись. В комнату вошли вооружённые демоны, втаскивая связанного пленника с кляпом во рту. Не церемонясь, его бросили на пол на колени перед Провидицей.
  - Кто это? - удивленно поинтересовалась Калерна, настороженно рассматривая темноволосого эльфа на полу.
  - Девисар Вилькортин, - ответил старший отряда. - Мы нашли его в Лазурном затоне, как Вы и говорили. К сожалению, маскирующие чары снять не смогли, слишком сильные. Нужен какой-нибудь демон Грёз.
  Тиннерис улыбнулась, прекрасно зная, что будет дальше и подыгрывая:
  - Вы уверены?
  - Абсолютно, Повелительница.
  - Тогда развяжите его. Нам нужен союзник, а не пленник. Пленников у нас достаточно.
  Один из воинов перерезал путы, связывавшие руки мужчины, и выдернул из его рта кляп. Второй помог подняться. Недавний пленник с настороженностью и злостью смотрел на темноволосую демоницу, задумчиво и самодовольно подпиравшую тонкими пальчиками подбородок.
  - Добро пожаловать в нашу скромную обитель, Князь Вилькортин, - приветливо улыбнулась Тиннерис, выпрямляясь. - Вы знаете, кто я?
  - Нет, не знаю. Но Вы ошибаетесь, леди. Моё имя...
  - Риньен! - окликнула Тиннерис, прерывая его оправдания, и один из телохранителей вышел вперёд. Один взмах рукой, и чары дрогнули, открывая на мгновение истинный облик фальшивого эльфа. - О, как интересно. Калерна, лорд Мираль, надеюсь ошибки нет?
  - Никакой ошибки, - ответил за них обоих Мираль, подходя ближе к креслу Тиннерис и кладя руку на верх массивной спинки. - Чуть дешевле одежда и планы менее амбициозные, но это точно старый добрый Девисар.
  Скрываться было бессмысленно. Вилькортин тряхнул головой, откидывая надоевшие тёмные волосы с лица и угрюмо посмотрел на Безумного лорда. Ответом ему была клыкастая, не сулящая ничего хорошего, улыбка.
  - Кто вы и что вам надо? - холодно поинтересовался Вилькортин, будто не осознавая, в каком положении находится. По крайней мере, Тиннерис это позабавило.
  - Моё имя Тиннерис Лартиан, я супруга Галларда Лартиана, если это говорит Вам о чём-нибудь, Князь. И нам от Вас нужно то же, о чём и Вы втайне мечтаете. Чтобы Вы вернулись в Шанакарт и отомстили своим врагам. Так сложилась судьба, что они у нас общие.
  Вилькортин раздражённо дёрнул губой:
  - Откуда Вам знать, о чём я втайне мечтаю? Я не хочу возвращаться в Шанакарт.
  Тиннерис улыбнулась:
  - Видимо, действительно не знаете, кто я. Или не помните. Что ж, оставим пока прошлое в прошлом, Вас ещё введут в курс дела, а пока поговорим о настоящем и будущем. Я Провидица. Я много о Вас думала, я видела, чего бы Вам хотелось, и видела, чего Вы сможете добиться с нашей помощью. А мы - с Вашей.
  - А я не Провидица, но помню все наши прошлые встречи, - заговорщицки подмигнул Алый. Девисар с ненавистью глянул на него.
  - Я тоже помню наши встречи. Как и то, что ты всегда преданно служил Инниару.
  - У него всегда было так много врагов и целей, их так приятно было убивать, - воодушевлённо поднял глаза к потолку Мираль. - Но всё меняется. И теперь я здесь.
  Рядом с ним плечом к плечу встал Эддар, с практически таким же хищным выражением следивший за Вилькортином:
  - Знаешь, Дейриан, у Серых эльфов было одно прекрасное поверье. Что после смерти ты попадаешь на берег реки, состоящей из крови врагов, которых ты убил. И дабы переродиться или попасть в лучший из миров, должен переплыть её.
  - Кажется, мне понадобится корабль, - мечтательно улыбнулся Алый.
  Вилькортин скрестил на груди руки:
  - И чего же мы сможем добиться, леди Лартиан?
  Тиннерис благосклонно кивнула и указала рукой на пустующий стул, стоявший чуть поодаль:
  - Присядьте, Князь. Кажется, нас ждёт долгий разговор.
  
  Ночь выдалась дождливая и тёмная. Редкие магические фонари, высившиеся по периметру укреплённой заклятиями ограды, освещали колонию яркими пятнами, края которых размывались ливнем. Шерри, стоявший под кроной раскидистого дуба, поймал на локоть бесшумную ворону, незаметно пролетевшую над Эльном, собрав сведения, и та сразу же осыпалась чёрной золой в мокрую траву.
  - Стражи почти нет, - Шерри стряхнул с рукава остатки золы и посмотрел на высокий глухой забор в отдалении. - Дождь и лень загнали их в укрытия.
  - Они могут себе это позволить. Стены практически неприступны, - с горечью признал Эженталль, кладя руку на рукоять меча. - Преодолеть эти магические блоки можно только изнутри.
  - Предлагаешь вернуться в Шанакарт? - хмыкнул беловолосый демон. Сохранять хладнокровие ему помогала отстранённость от дела, которая, в свою очередь немного раздражала Тианшеля.
  - Нет, я говорю, что это будет непросто. Возможно, стоит разделиться и поискать брешь в их обороне.
  Альшер уклончиво повёл головой. Ограда вдалеке была невозмутима.
  - За этим забором - такие же демоны, как мы, Эжен. А во главе у них - два прекрасных стратега. Мы можем до утра кружить вокруг и искать слабое место. И не найдём. Нужно выманить кого-то изнутри.
  - Отличный план. Только потише, не разбудите Тиннерис, - раздался вдруг за их спинами одобрительный знакомый голос и на их плечах панибратски повис Алый. И сразу же, закашлявшись, упал в траву под деревьями от двух мощных и слаженных ударов. Напополам смеясь и кашляя, демон вытер кровь с лица, которую и так быстро смывал ливень, и сел. - Как же вы предсказуемы!
  Шерри молча достал мечи, Эженталль взмахнул рукой, мгновенно призывая лук и целясь стальной стрелой в голову старому другу. Дейриан привычно безумно улыбнулся и откинулся назад, опираясь локтями о сырую землю. По его лицу и волосам ручьями текла вода, разбитая губа быстро затягивалась свежей кожей.
  - Ещё одно движение, и я убью тебя, - пообещал Тианшель.
  Дейриан осклабился:
  - Кто-то когда-то говорил мне, что лежачего не бьют.
  - И ты послушался его? - саркастично уточнил Эжен, чуть сильнее оттягивая тетиву.
  - Нет, - честно признался Алый.
  - Я так и думал.
  - Но это я. У тебя ведь всегда чести было больше.
  Альшер, выжидательно наблюдавший всё это время за Миралем и прислушивавшийся к шуршанию дождя по листьям, убрал мечи в ножны и сделал шаг вперёд. Затем подал руку Алому.
  - Где Ктара?
  Дейриан с сомнением смерил взглядом предложенную ладонь и поднялся на ноги, встряхивая волосами, чтобы убрать с них лишнюю воду.
  - В колонии её нет, - спокойно ответил арши. - Галларда, кстати, тоже.
  - Он в Свободном, - подтвердил свою осведомлённость Шерри, стоя перед Миралем. - Она там?
  Алый качнул головой:
  - Нет. И я не скажу, где она. Оставь это мне. Как только я помогу ей, она сама найдёт вас.
  - Она жива? - с видимым облегчением переспросил Эженталль, всё ещё не спеша опускать лук.
  Дейриан повернулся к нему, в его глазах было что-то оценивающее.
  - Я на это очень надеюсь. Прошло много времени, а она была ранена.
  Шерри нахмурился. Держать отстранённость было всё сложнее.
  - Насколько сильно?
  - Недостаточно, чтобы убить её. Но время в данном случае может быть губительно.
  Альшер помедлил, обдумывая слова Алого.
  - Скажи, где она.
  - Нет. Ваше вмешательство привлечёт внимание Провидицы, потому что напрямую будет связано с её планами.
  - Тогда как тебе удалось обмануть её? - очень серьёзно спросил Эженталль.
  - Как всегда. Я просто очень избирательно говорю правду.
  - Твой отец сказал, что она видит намерения, - несколько вопросительно произнёс Шерри. - Неужели она не узнает о нашей встрече?
  Дейриан пожал плечами:
  - Я же её не планировал. Я просто прогуливался по ночному Эльну и увидел твоего крылатого шпиона, решил посмотреть, не угрожает ли опасность моей госпоже. А вы планировали проникнуть в колонию, но намерения успехом не увенчались, я остановил вас. То есть, опасности для неё или её планов нет, я беззаветно служу ей, а значит, она этого не увидит.
  - Так твой секрет в бесконечном экспромте?
  Мираль помедлил с ответом, рассматривая остриё стрелы, направленной ему в лоб. Перед ним стояла очень непростая дилемма. Но вскрывать карты было слишком рано.
  И он с улыбкой повернулся к Шерри:
  - У меня много секретов. И делиться ими я не буду.
  - Зачем ты прогуливался по ночному Эльну, Дейриан? - задушевно поинтересовался Эженталль.
  - Потому что люблю долгие романтичные прогулки под дождём. Кстати, это тоже правда в некотором роде. А тебе ещё не надоело угрожать мне?
  Тианшель прекрасно понимал, насколько сейчас бессмысленна его угроза. Учитывая, что только Алый знает, где Принцесса, убивать его было нельзя, даже окажись он действительно предателем. Что до потенциальной опасности... Алый всегда был опасен, вне зависимости, целятся в него или нет. Эженталль всё ещё не разобрался для себя, верит или не верит в его предательство, но лук всё же убрал.
  - Обстановка сразу стала дружелюбнее, не находишь? - подмигнул ему Дейриан.
  Князь сохранял серьёзность:
  - Если ты прав насчёт ранения, Ктаре может понадобиться помощь демона Жизни.
  - Значит, будет очень кстати, если он будет ждать её там, где договоримся. Я повторяю, компания мне не нужна.
  - А если ты ошибаешься, - медленно начал Шерри. - Что, если Ктара мертва?
  Дейриан посмотрел себе под ноги, а потом спокойно и уверенно ответил:
  - Тогда я сообщу вам, где найти её.
  Мираль бесстрастно стоял перед ними, ожидая только безоговорочного согласия. Альшер вздохнул, опуская ладонь в перчатке на рукоять клинка. Он слишком хорошо знал Алого. Они оба были опытными воинами и отличными стратегами, не гнушавшимися грязи, ответственности и действия в одиночку. Возможно, это во многом определило исход прошлой войны и навело чудесный порядок в Шанакарте после правления Эль-Ризара. И возможно, только Дейриану Миралю он позволил бы подобную самодеятельность.
  - Где мы должны ждать?
  Алый прищурился:
  - Живописная крепость Дым ещё стоит?
  
  Дейриан бесшумно вернулся в свою комнату и плотно прикрыл дверь. Темноту едва-едва разбавляло слабое свечение окон, за которыми продолжал шумно идти дождь, смывая все следы. Демон посмотрел на часы над столом. До рассвета оставалось не больше четырёх часов, времени совсем мало. Отправив Альшера и Эженталля в Дым, демон был уверен, что, если они и вернутся, то сделают это не раньше завтрашнего вечера. Значит, нужно торопиться.
  Мираль прошёл к заправленной кровати, на которой лежала его сумка. Вытащив из неё несколько амулетов, он сунул их в карман чёрной куртки, затем ещё один надел на шею, и отделив от него тонкую золотую пластину, служившую своеобразным магнитом для телепорта, уложил её под одеяло. Потом откинул его край и смял постель так, будто только что встал с неё. Бросил сумку на пол, снял с пояса тшар и сунул под подушку так, что его край едва-едва торчал из-под наволочки. Взяв только меч и несколько кинжалов, арши снова покинул комнату, тщательно заперев её и повесив чары-маяк на дверь.
  Покинуть колонию было не труднее, чем в прошлый раз. Никто не заметил его исчезновения в такой дождь. Оказавшись за воротами, арши скрылся в зарослях ивняка, призвал даркинта и отправился на север.
  Этот день не прошёл даром, он смог заглянуть в карты, составленные Галлардом и Тиннерис, и вычислил место, где, вероятно, была спрятана Ктара. Всё остальное - лишь ожидание и выжидание. Только вот внезапный визит Альшера едва не сорвал блестящие планы и потратил драгоценное время. Впрочем, было бы хуже, если бы они разминулись...
  С этими мыслями Алый гнал даркинта на пределе возможностей и менее, чем за час достиг Серебряного града. То есть того, что от него осталось. Зрелище не радовало. Деревья, болото и камни...
  Тихо выругавшись, арши спешился и отправил в воздух несколько светящихся шаров, разогнавших ночную мглу вокруг демона. Тени сразу стали длиннее, темнее, темнота вокруг насыщеннее. Сырой воздух холодил лёгкие, в широких болотистых лужах отражались магические огни. Искать в одиночку то, о чём он имел весьма смутное представление, было сложной задачей для него одного.
  Мираль отдал короткий мысленный приказ, и его даркинт принял совершенно иную форму. Вместо быстрого и выносливого коня теперь возле его ног арши стоял массивный крупный волк с густой рыжеватой шкурой. Ещё один ментальный призыв - и к нему подошли из чёрной пустоты ещё двое матёрых хищных зверей. Алый опустился на одно колено в сырую грязь и подозвал своих бесов ближе, передал им мыслеобраз, воспоминание, которое он видел и чувствовал в подвалах Эддара. С тихим рычанием волки разошлись по сторонам, выискивая следы. Дождь и сырость этого места, наверняка, скрыли их, но и поиск вели не обычные звери. Результат не заставил себя ждать, уже скоро из глубины леса раздался протяжный мелодичный вой.
  Мираль поспешил на зов, оставшиеся бесы, прервав бесполезный поиск, последовали за ним.
  Когда арши подошёл к месту, волк поднялся с каменной древней плиты, полузатопленной дождём и махнул обвислым мокрым хвостом. Глазам демона предстал выбитый на камне символ. О да, это явно было нужное место. Дейриан хлопнул ладонью по бедру, и даркинт послушно потрусил к нему по лужам. В грязи под мутной водой просвечивали глубокие следы сапог: здесь совсем недавно были гости. Алый магией откинул плиту с дороги, на каменные ступени внизу с плеском потекла вода. Даркинты стаей скользнули в открывшийся проём, в его непроницаемую тьму опустились огни, освещая путь. Арши вытащил меч и спустился в склеп.
  В конце коридора, в просторном погребальном зале его ждали волки и пять высоких каменных саркофагов. Все они, за исключением одного, были открыты и пусты. Дейриан подошёл к закрытому гробу и сдвинул тяжёлую плиту. В узком проёме, освещённом ярким магическим огнём, показался край чёрного плаща. Ткань была именно такая, какую он видел в воспоминании у Эддара. Демон ладонью усилил нажим и заставил плиту с грохотом упасть на пол. Камень был настолько прочен, что даже не раскололся.
  Мираль со вздохом отложил меч на свободный саркофаг и присел на край того, который только что открыл. Протянув вперёд руку, он откинул с тела, лежавшего внутри, край плаща.
  Ктара была ещё бледнее обычного, под опущенными ресницами залегли глубокие тени, но нежной коже запеклись разводы тёмно-красной крови. Левое плечо опутала паутинная сеть чёрного яда. Дейриан прикоснулся пальцами к её горлу. Пульс не прощупывался, девушка была холодна, как камень её окружавший.
  Алый осторожно просунул ладонь ей под спину и приподнял безвольное ледяное тело над мокрым от крови плащом. Кинжал до сих пор торчал из её плеча, а руки были связаны блокирующей магию верёвкой. Дейриан убрал кинжал и задумчиво посмотрел на чистое серебряное лезвие. Вся ядовитая магия клинка ушла в её тело. Бережно опустив девушку обратно, он взял её тонкое запястье, разрезал верёвку и стащил с мизинца чёрное колечко, скрывавшее её вторую сущность. Паутина яда начала бледнеть и растекаться под фарфоровой кожей, вскоре от неё не осталось и следа, как и от глубокой раны на плече. Но в себя Принцесса не приходила.
  Сосредоточившись, Мираль взмахнул ладонью над саркофагом, обращая в ничто всю грязь, всю кровь, верёвки и чужой плащ, окружавшие Ктару. Затем снял с себя куртку и завернул в тёплую ткань бесчувственную, практически полуобнажённую девушку. Она была слишком слаба, ей не хватало Сил, чтобы вернуться в сознание.
  Демон положил ладонь ей на холодную щёку.
  - Ктара...
  К сожалению, чуда не произошло, девушка не открыла глаза. Дейриан склонился над ней, глаза заволокло непроницаемой чернотой, а под смуглыми пальцами разлился ослепительный свет. Его магия проникала под её тонкую кожу, впитывалась в ослабевшее тело, разжигая заново цепочку изящных рун, оплетавших её плечи, грудь, талию... Всё остальное было скрыто одеждой, но он прекрасно помнил каждую из рун, начертанных его кровью.
  - Ктара, - позвал он её снова.
  Чёрные ресницы слабо дрогнули, приоткрывая лиловые глаза. Алый ощутил, как его Силы стали быстрее утекать через пальцы. В ней просыпался демон Хаоса, глубоко, на уровне инстинкта выживания, заставляя питать свою мощь чужой магией. Тайна, делавшая её почти непобедимой. Ктара, наконец, прерывисто вдохнула сырой холодный воздух и нетвёрдо подняла руку, накрыла ею ладонь Дейриана, слабо прижимая её к себе.
  - Риан... - ресницы взметнулись вверх, чистые александритовые глаза бездумно смотрели в высокий борт саркофага.
  - Как ты себя чувствуешь?
  Она медленно опустила веки, улыбнулась и сразу поморщилась:
  - Это худшее похмелье в моей жизни. И самое обидное, что не похмелье.
  Дейриан усмехнулся.
  - Ты неисправима, Ктара.
  - Почему это? - она расслабленно лежала в объятиях его куртки, будто вокруг не было замшелого и жуткого склепа семейства Лартиан.
  - Потому что люди с Материка говорят, что горбатого только могила исправит. Перед тобой даже она спасовала.
  Принцесса засмеялась и опять болезненно поморщилась.
  - Потому что я не человек.
  - Может быть, - Дейриан просунул руки под её тело и аккуратно поднял. Потом мягко пересадил на каменный край соседнего саркофага.
  Затекшее и ослабевшее от борьбы за выживание тело ещё плохо слушалось демоницу, она покачнулась, но упрямо удержалась.
  Алый бросил внутрь её недавнего пристанища бесполезный серебряный кинжал и вернул плиту на место. Возможно, на некоторое время это обманет Лартианов.
  - Как долго я здесь нахожусь? - Ктара плотнее закуталась в куртку, так знакомо и приятно пахнущую его кожей.
  Мираль повернулся к ней, опершись на каменный край плиты.
  - Несколько дней назад Тианшель сообщил мне о нападении на Свободный, и о том, что ты похищена. Мне потребовалось некоторое время, чтобы найти тебя.
  Он был так близко... Ктара вздохнула и с усилием спустилась с холодного края и сделала шаг вперёд, ласковой кошкой приникая к груди демона. В её крови ещё жглись острыми раскалёнными иголочками частицы его Силы, согревая, возвращая жизнь. Алый тяжело вздохнул и обнял её в ответ.
  - Спасибо, - Принцесса поднялась на цыпочки и поцеловала его в губы, закрывая глаза. - Как только мы вернёмся в Шанакарт...
  - Нет, Ктара, - он спокойно отстранил её, всё ещё придерживая в объятиях. - В Шанакарт ты вернёшься без меня. В крепости Дым тебя ждут отец и Эженталль, они доставят тебя в Замок.
  - Что ты задумал, Дейриан? - медленно и с опасением спросила она напрямую.
  Арши заботливо погладил её по щеке:
  - Если нам всем повезёт, ты скоро узнаешь. А если нет, то знать тебе необязательно, - она упрямо нахмурилась, но Дейриан очень серьёзно продолжил, придержав за подбородок. - Нет, Ктара. И послушай меня. Послушай. Не говори никому о том, что Эддар пытал тебя. Твой отец и некоторые из Князей могут слишком эмоционально отреагировать на это, а Совету сейчас потребуются незамутнённые эмоциями головы. Предупреди отца, что Вилькортин найден и готов сотрудничать с Лартианами. И последнее... - он помедлил. - Что бы ни случилось, держись подальше от войск Галларда и Эддара, Ктара. Сейчас я не смогу защитить тебя, а ты можешь помешать мне.
  - Ты вообще не собираешься в Шанакарт... - потрясённо выдохнула девушка, сжимая тонкими пальцами его плечи. - Ты...
  Мираль предупреждающе приложил палец к её губам.
  - Даже не думай об этом, Принцесса. Даже мысленно не произноси.
  
  
  Глава 6
  Шаг в бездну
  
  Летящий в бездну с пути не собьётся.
  Виктор Сумбатов
  
  Уже два месяца прошло с тех пор, как Принцессу доставили в Замок и буквально заключили под домашний арест. И если и выпускали из комнаты, то лишь в обществе шести охранников, приставленных не столько для защиты, сколько для того, чтобы она опять не сбежала. И зная, что только охраной её не удержишь, перестраховались. Для её же блага, как сказал отец. Девушка, сидевшая на широком низком подоконнике, уткнувшись лбом в тонкую раму, как в прутья клетки, с досадой посмотрела вниз на запястье, украшенное чёрным изящным браслетом, блокировавшим её магию.
  Когда-то она уже провела целый год с подобным украшением на руке, лишённая Силы, вынужденная пользоваться только физическими способностями своего тела. Почти как человек, только сильнее и бессмертнее. Алый добивался, чтобы она перестала во всём полагаться на заклинания и неуязвимость для металла, которую давала ей Сила. И надо признать, это многому её научило. В первую очередь - выживанию и осторожности, во вторую - что тренировки не пустая трата времени.
  Вспомнив о красноволосом арши, Ктара тяжело вздохнула, прикрывая глаза и оставляя запотевшее пятнышко на прозрачном стекле. Что-то неуютное и болезненное шевельнулось в груди. На Совет её сейчас не приглашали, опасаясь, что новости с Материка могут настолько спровоцировать Принцессу, что её не удержит в Замке ни охрана, ни блок. Но кое-какие сведения до неё всё же доходили благодаря Тайирелю, не видевшему смысла что-то скрывать от сестры. И по его рассказам, войско Лартианов уже месяц недвижимо стояло у границ Светлого Келя, сражаясь с непокорными эльфами и с досады вырезая близлежащие человеческие сёла. Люди пытались уйти с этих мест, бросали всё нажитое, земли, дома... Но далеко уйти им не удавалось. Их неизменно догонял отряд Эддара Лартиана и завершал начатое. И во всём, во всём его сопровождал Дейриан Мираль.
  Говорят, дым сожженных деревень теперь виден даже из Шанакарта.
  Ктара глухо зарычала от бессилия и встала, заламывая руки. Два даркинта, два больших чёрных леопарда, мирно дремавших на полу возле окна, на котором она сидела, лениво поднялись с ковра, потягиваясь. Только они в полной мере разделяли её чувства и её участь. Им было так одинаково тесно в стенах просторных изысканных покоев...
  Ктара дошла до кровати и утомлённо прилегла на край, вытянув одну руку. Впервые она ощущала подобное одиночество - ни ментальной связи с братом, ни Дейриана рядом. Только даркинты. Они запрыгнули на кровать и клубком улеглись на середине, за её спиной.
  От тягостных раздумий её отвлёк стук в дверь.
  - Войдите, - пригласила она, привставая с мягкого ложа. Если охрана пропустила гостя до внутренних покоев, значит, это кто-то из близких.
  - Приятно видеть тебя всё ещё здесь, - с улыбкой закрыл двери Тайирель и подошёл ближе. Даркинты спрыгнули на пол и улеглись на ковре.
  Ктара протянула к нему руки, обняла брата за шею и заставила сесть рядом, укладывая голову ему на плечо.
  - К сожалению, моя комната находится слишком высоко и над рифами, чтобы пытаться сбежать через окно на простынях. Но вообще идея мне нравилась.
  - Тебе не хватило простыней, - проницательно прищурился брат.
  - Мама ещё в первый день приказала слугам выдавать не более одного комплекта.
  - Просто она знает, что попыталась бы сделать первым делом на твоём месте.
  - А что бы она сделала вторым делом?
  - Скорее всего, попросила бы о помощи нашего отца. В твоём случае это не вариант. Кроме того, он-то прекрасно знает, что ты не в Алессано сбежала.
  Ктара помрачнела:
  - Если бы он знал больше, то не выпустил бы меня из комнаты вообще.
  - Тебе нужно ещё немного подождать, скоро их будут заботить другие проблемы.
  - О чём ты?
  - Эльфы прислали дипломатов.
  - Серьёзно? - она с удивлением подняла голову.
  Черноволосый демон кивнул:
  - Да. Просят военной помощи. Их дела ещё хуже, чем докладывают агенты с Материка. Если Светлый Кель не удержит оборону, а они уже сейчас рассматривают вариант отступления вглубь страны, чтобы защитить хотя бы столицу и всё, что за ней, тогда Элья просто выбросит белый флаг. Их королева не ввяжется в войну.
  - И? - голос Принцессы был наполнен тревогой.
  - Шейлирриан считает, что наше вмешательство поможет лучше узнать тактику и ресурсы Галларда, и в случае успеха - полностью покончить с ним, не затрагивая территории Шанакарта.
  - То есть, он согласен?
  - В целом, да, - ответил Принц, - но есть сложности со старыми договорённостями и юридические нюансы. Эженталль сейчас проводит с ними переговоры, стараясь выжать максимум из дипломатов. Обложился всеми соглашениями и нотами, которые в архиве нашёл. А нашёл немало. Ты же как никто знаешь, насколько он скрупулёзный и упрямый.
  Ктара вздохнула и посмотрела в пол невидящим взглядом, один из даркинтов приподнял голову с лап и снова уютно вытянулся на ковре, убедившись, что её внимание направлено не на него.
  - Слишком хорошо знаю.
  Тайирель улыбнулся:
  - Но иногда я думаю, что упрямство Эжена даже не сравнится с твоим. Ты ведь практически добилась его. Но после возвращения в Замок отказываешь ему в аудиенции, а он всё тянет со свадьбой, выводя из себя Флорентлера. Долго ты собираешься прятаться от Князя?
  - Я не прячусь, - она пожала плечами. - И отказала всего трижды. Всё почти в рамках приличий. Мне просто нечего ему сказать, а его сожаления я пока не готова слушать. Для начала стоило разобраться в себе.
  - Разобралась?
  - Частично.
  Улыбка Тайиреля стала более загадочной и насмешливой:
  - Хочешь спросить у меня?
  - А что ты хочешь сказать мне? - Ктара переплела свои пальцы с его, чувствуя родную и чистую магию, так близко и так недоступно.
  Наследник наклонился и прошептал ей на ухо:
  - Не узнаешь, пока не попробуешь.
  
  Помпезный особняк из розового камня встретил Эженталля Тианшеля привычным шумом и суетой. Леди Эйлиннор Мираль стояла перед домом в ярко-красном платье с золотой вышивкой и лично давала распоряжения слугам, подстригающим розовые кусты и ровняющим розовый гравий, какой именно она желает видеть подъездную дорогу. Заметив приближающегося Князя, она отвлеклась и дождалась его, очаровательно улыбаясь.
  - Эжен, милый, как я рада тебя видеть!
  Князь спешился и подошёл к демонице.
  - Леди Эйлиннор, Вы, как всегда, великолепны.
  - А ты, как всегда, через чур воспитан. Как я могу быть великолепна, если ты меня уже видел в этом платье?
  Тианшель улыбнулся. Лукавство этой женщины всегда было безумно очаровательно. Как и она сама. Красивая, тонкая и огненная.
  - Но говорю я ведь не о платье, а о Вас. И Вы великолепны вне зависимости от того, какую оправу выбираете Вашему сиянию.
  Эйлиннор улыбнулась и кокетливо хмыкнула:
  - Тогда какого же беса я так стараюсь каждый день?
  - Чтобы все придворные леди удавились от зависти Вашим платьям, конечно же.
  Она весело рассмеялась:
  - Наконец-то настоящий Эжен!
  Демон галантно склонил голову:
  - Всегда к Вашим услугам, леди Мираль.
  - Что ж, будем считать, что ты свой долг выполнил. Комплименты засчитаны. Зачем пожаловал?
  - Мне нужно обсудить нечто важное с лордом Миралем. Он дома?
  Она очень проницательно посмотрела на него, будто решала, достоин ли он встретиться с Вейлором.
  - Мой муж уже обсуждает это нечто важное с Эльмиррианом в Сиреневой гостиной. Проводи меня! - женщина повелительно подала ему тонкую руку, оплетённую золотым кружевом, и арши не оставалось ничего другого, как уложить ладонь с длинными коготками на свой локоть. - Он приказал слугам подать чай, но по твоему лицу, дорогой, вижу, что понадобится что-то покрепче.
  - Полагаете, они не будут против нашего вмешательства?
  Эйлиннор изогнула тонкую идеальную бровь:
  - Полагаешь, я собираюсь спрашивать?
  Они вошли в дом, и Эженталль не удержался от едва заметной улыбки: теперь он вполне понимал, почему Алый с таким тоскливым отчаянием говорил о новой одержимости своей матери к золоту. Всё вокруг было обставлено с исключительным вкусом и аккуратностью, комнаты и залы поражали простором и красотой, но вся отделка была настолько золотой, что дом напоминал логово дракона.
  - Так что с твоей свадьбой, милый? Несчастная княжна Флорентлер настолько утомилась доказывать придворным, что венчание всё-таки состоится, что уже две недели носа не кажет из дома.
  Синие глаза Эженталля чуть потемнели, выдавая его чувства:
  - Боюсь, я не достоин более претендовать на руку этой девушки.
  Эйлиннор изумлённо взглянула на высокого сдержанного мужчину и заливисто расхохоталась.
  - Девушки! Ох, милый мой, дорого бы я заплатила, чтобы посмотреть на лица Флорентлер, когда ты осмелишься им это высказать! Такая пощёчина! Я в восхищении! Но иногда язык твой - враг твой, - её взор стал цепким и холодным. - Придумай причину посерьёзнее, не в твоих интересах становиться кровными врагами с Князем Флорентлером. Несмотря на всю поддержку Инниаров и Шанакартов, он тебя уничтожит, как только представится возможность. Ты отказываешь не той невесте.
  - Я понимаю это, - тихо и упрямо ответил Князь. - Но жениться на ней сейчас я не могу. И не уверен, что смогу.
  Эйлиннор вздохнула и заправила алый локон за ухо:
  - Кем бы она ни была, Эжен, тебе лучше бы взять себя в руки и выполнить обещание.
  - Я очень постараюсь, - пообещал Князь.
  Демоница вздохнула:
  - Врёшь ты гораздо хуже моего сына. Слишком легко соглашаешься. Что ж, надеюсь, она того стоит.
  - Я не знаю, но я виноват.
  - Чувство вины не лучший советчик, милый, - проговорила Эйлиннор и остановила слугу, идущего мимо по коридору с подносом. - Принеси в Сиреневую гостиную эльфийский ликёр.
  Прислуга услужливо кивнул и растворился в воздухе. Выполнять прихоти госпожи в этом доме следовало молниеносно.
  Распахнув резные двери нужной комнаты, Эйлиннор горделиво вошла внутрь. Тихий разговор между Эльмиррианом и Вейлором тут же смолк.
  - Наконец ты нашла время присоединиться к нам, - мягко улыбнулся лорд Мираль.
  - Да, и только посмотрите, кого я к вам привела! - она наконец отпустила Эженталля, подошла к креслу мужа и удобно уселась на подлокотник, закинув ногу на ногу. - Присаживайся, Эжен.
  - Эльфийский ликёр, леди, - в дверях появился слуга с подносом, внёс его в комнату и поставил рядом с чайным сервизом. Разлив густую изумрудную жидкость, пряно пахнущую травами по тоненьким бокалам, слуга откланялся и удалился.
  Эльмирриан, затянутый сегодня во всё чёрное, поднял бокал, предназначенный ему, и с интересом обернулся к Тианшелю.
  - Эльфы уже уехали?
  - Нет, они останутся в Шанакарте, пока Шейлирриан не огласит своё решение, - Эженталль сел на свободное кресло рядом с Инниаром, напротив четы Мираль.
  - И ты уже знаешь, каким оно будет? - спросила Эйлиннор.
  - Он согласен. Но эльфам это пока знать необязательно.
  Эльмирриан вздохнул и склонил голову набок:
  - Как они осмелились просить помощи у Шанакарта?
  - Это решение их Принцев, у них практически не осталось выбора, - ответил Тианшель. - Дела у эльфов на границе даже хуже, чем они говорили на встрече с Шейлом. После событий с Арноиэль, Данестиан стал параноиком, армия была сокращена, лорды отдалены от дворца. Долго сдерживать захватчиков они не смогут. Он всерьёз уверен, что вторжение Галларда произошло при поддержке Шанакарта, - он перевёл взгляд на Вейлора. - Во многом этому поспособствовало присутствие Дейриана под знамёнами Лартиана.
  Лорд Мираль грустно улыбнулся:
  - К сожалению, это ожидаемо. Мой сын слишком узнаваем. Ты об этом пришёл поговорить?
  Тианшель нахмурился:
  - Я слишком многим обязан Вам, поэтому предпочитаю, чтобы Вы услышали это первым. Дейриан не просто служит Лартиану, он сражается за него. Эльфы говорят, он убил очень многих из них. И не только из них. Где бы ни появлялся Эддар, Дейриан сопровождает его. Они безжалостны и неудержимы. Один из приоритетных приказов у эльфов - уничтожить их обоих.
  - И эльфы, конечно же, просят помощи и в этом? - проницательно уточнил Эльмирриан.
  - Боюсь, что так.
  
  Галлард Лартиан не был большим любителем ночевать в шатре посреди военного лагеря, поэтому первым его приказом на новой территории всегда было распоряжение занять для штаба ближайший дом или поместье, вокруг которого и вырастал позже лагерь. Последнюю неделю этой чести удостаивался небольшой эльфийский особняк, стоявший на самой границе Келя и Четвёртого Королевства, возле чистой и быстрой реки.
  Дейриан, лишённый возможности использовать свой удобный и защищённый шатёр, но входивший в число приближённых Лартианов, был втайне рад такой тяге к комфорту. Особенно, когда вместе с Эддаром и его арши возвращался под утро после очередного уничтожения какого-нибудь мелкого селения насквозь пропитанный чужой кровью и ужасом. Как сейчас...
  Демон приказал молчаливой и перепуганной прислуге приготовить ванну и толкнул дверь в свои покои. Эддар, шедший за ним следом, остановился на пороге, скрещивая руки на груди:
  - Ты удивляешь меня, Дейриан. Ты опять пропустил всё веселье. Стоит только выехать на лёгкую развлекательную прогулку, как ты убиваешь исключительно обороняясь. Где вся эта страсть, неудержимость?
  - Веселье? - Мираль скинул куртку и заставил себя стянуть через голову белую рубашку, хотя хотелось лечь в горячую воду прямо не раздеваясь. Одежду и волосы он давно вычистил заклинанием, но это липкое ощущение чужой смерти не уходило, его хотелось именно смыть. - Убивать и насиловать деревенщин - это не веселье, Эддар.
  - Весь Материк с ужасом твердит о твоей тяге к убийствам и крови, зовёт тебя Чумой, дрожит от одного имени... Признаюсь, это очаровывает, твоё безумие. В бою ты словно впитываешь смерти. Потрясающе красиво. Но как только перед нами деревенщины - в тебе гаснет этот огонь.
  Алый пожал плечами, откидывая на кровать возле окна пояс с ножнами:
  - Мне неинтересны убийства без риска. Вы вырезаете тех, кто даже драться не умеет. А я всегда разделял свою работу и свою жизнь вне её, и не хочу менять привычек. Я способен на бесконечную жестокость и изощрённость, на любую низость и грязь, тут слухи не лгут, но для этого мне нужна конечная цель. И вот тогда... - Он позволил себе прикрыть глаза и изобразить мечтательно-безумную улыбку. - А вы появляетесь, словно нежить. Рвёте всех на части от тупой жадности, ненасытности. Это скучно. Потому что слишком легко. С таким же успехом я мог бы уже уничтожить несколько рас.
  Эддар застыл, на его лице появилось выражение лёгкого отторжения. Но вскоре он снова смягчился:
  - Я мог бы убить тебя за эти слова... Но ты прав. Возможно, я просто слишком давно не чувствовал этой пьянящей власти над чьей-то жизнью.
  Мираль усмехнулся, садясь на край покрывала и стаскивая сапог:
  - Ты не можешь убить меня. И я прав. А ты просто отрываешь крылья мухам.
  Эддар зашёлся восторженным хохотом от этого сравнения. Дейриан поднялся и подошёл к двери ванной.
  - Какой интересный шрам у тебя на боку, - прищурился Лартиан.
  - Этот? - он посмотрел на вертикальный росчерк четырёх когтей поперёк рёбер. - Дракон. Было действительно интересно.
  Собеседник насмешливо и одновременно с тем уважительно усмехнулся:
  - Зачем же ты потащил в постель дракона?
  Алый ядовито улыбнулся и подмигнул, держась за приоткрытую дверь:
  - В жизни нужно попробовать всё! - И вдруг слегка изменился в лице, в глазах появились те тёмные искры, предзнаменовавшие волну безумия, похожего на транс. - А как бы ещё я смог убить дракона, как не втеревшись ему в доверие? Это существо нужно сперва укротить, показать свою силу, но оставить ему свободу. Тогда он подпустит тебя чуть ближе. Затем нужно долго выжидать удобного момента, даже заботиться о нём. И беречь для последнего танца, за которым последует последний удар.
  - И много драконов ты убил?
  Алый продолжил улыбаться, всё чернея глазами:
  - А ты?
  
  Эженталль с тревожной задумчивостью посмотрел ещё раз на пригласительную карточку в своих руках.
  - Ты слушаешь меня, Эжен? - Тиалинн, сидевшая напротив за большим обеденным столом, грозно нахмурила тёмные бровки.
  Князь перевёл взгляд на сестру. Выглядел он немного уставшим.
  - Я очень внимательно тебя слушаю. Как всегда.
  Демоница усмехнулась, безжалостно протыкая вилкой кусочек мяса:
  - Тогда повтори, что я сказала.
  Тианшель вздохнул:
  - Что очередная кругосветка с мужем совершенно не оправдала твоих ожиданий, потому что все эльфийские магазины закрыты, а твой ужасный брат тебя об этом не предупредил.
  - Ну, предположим, суть ты уловил, - мягко изогнула губы арши. - А что у вас нового?
  - Нового... - Эжен без малейшей тени аппетита поковырял вилкой жаркое. - Вчера заходил к Миралям.
  - О-о, - протянула она, сразу светлея лицом. - Тоже нужно будет нанести им визит! Ужасно соскучилась по леди Мираль. Я привезла чудные подарки с другого края света, ей должно безумно понравиться!
  Глядя на совершенно счастливую сестру, Эженталль невесело размышлял о том, как странно складывается жизнь. Даже у демонов, которые иногда сильнее обстоятельств, а иногда совершенно перед ними бессильны.
  - Как ты думаешь, - он прищурился и потянулся к бокалу с белым столовым вином, - как сложилась бы наша жизнь, если бы Мирали после смерти наших родителей не убедили бы Инниара взять нас под опеку?
  Тиалинн прожевала кусок и с немного растерянно посмотрела на брата, длинные жемчужные серьги качнулись:
  - Ты сам знаешь. Раньше этот вопрос я тебе задавала, и ты всегда отвечал, что именно Вейлор помог сохранить за нами фамилию и маркизат, вместе с Эльмиррианом нашёл управляющего в Старый дом до твоего Совершеннолетия. Ты ведь сам знаешь. Даже лучше, чем я. Не понимаю, почему ты спрашиваешь.
  Эженталль качнул головой, словно скрывая неловкость.
  - Просто иногда стоит посмотреть на ситуацию с другой стороны.
  - И в какую ситуацию мы попали теперь?
  - Эльфийские магазины закрыты не просто так, Тиа. Ты ведь знаешь, что их границы в осаде?
  Демоница недовольно покривилась:
  - Конечно, знаю. Меня, конечно, долго не было в Шанакарте, и мне несказанно повезло, что к этому не добавилось ещё и то, что я могла пропустить твою свадьбу...
  - Спасибо за цветы, Тиа, - насмешливо кивнул Князь, - думаю, они очень утешили Эллен.
  Сестра скорчила гримаску:
  - Я не предполагала, что ко времени доставки заклинание развеется, и они завянут!
  Тианшель не удержался от позабавленного смешка.
  - 'Сердечно поздравляю с днём свадьбы и желаю, чтобы отныне все твои мечты сбывались, как и эта!' - процитировал он записку смущённой сверх меры Тиалинн, прикрывающей ладонью глаза. - Это было очень жестоко с твоей стороны.
  - Это было жестоко с твоей стороны! - она приподнялась с места и мстительно бросила в него виноградину с большого серебряного блюда. - Я же не знала, что мой брат - лживый мерзавец!
  - Я даже сам не знал, - невесело признался демон, перехватив ягоду в воздухе. - Иначе бы предупредил.
  - О, кстати! Ты не поверишь, кого я встретила на приёме в Альтаре! - Тиалинн снова села на стул и откинула с плеча длинные волосы. - В общем, приём оказывался дипломатический, естественно, пригласили всех послов, каких смогли выловить в городе. И конечно, с жёнами. Муж хоть и в отпуске, но я уговорила его принять приглашение. И как ты думаешь, кто там был?
  Эжен равнодушно пожал плечами:
  - Не имею представления.
  Демоница рассмеялась, явно задумав что-то каверзное. А потом с удовольствием выложила:
  - На приёме я встретила Лину! Муж поймал её на какой-то очередной интрижке с каким-то там эльфийским принцем, пока он был в командировке, и в итоге он везде теперь таскает жену с собой! - Тиа весело рассмеялась. - Скучать она ему совершенно не даёт!
  - Они просто мстят друг другу за разочарование, - отозвался Эжен, задумчиво переворачивая и переворачивая фигурную вилку. Лину он не видел уже очень, очень давно, но что-то тёмное и горькое всё ещё царапалось в памяти.
  Настала очередь Тиалинн пожимать плечами:
  - Как бы то ни было, она это заслужила! До сих пор не могу простить её. Подумать только, мы были недостаточно знатны для неё!
  - Тиа, - брат мягко улыбнулся, прошлое отступило, как дымка. - Это было слишком давно, и уже не имеет никакого значения. И ради справедливости хочу напомнить, что это для её родителей мы были недостаточно знатны.
  Арши поджала губы, раздумывая над его словами.
  - Ладно, - сдалась она, - возможно, это действительно уже не важно.
  Она легко вздохнула и потянулась к бокалу с вином, не без удовольствия вспоминая, что Лина вместе с мужем отправились прямиком в Кель после званого ужина. Как и все эльфийские послы.
  - А ты так и не рассказал, зачем встречался с семейством Мираль. Неужели визит был великосветский?
  
  Едва рассвело, когда арши Галларда вышли в новую атаку...
  В особняке, который он занимал, остались только охранники, Тиннерис и Калерна, выполнявшая теперь роль её личной придворной дамы.
  Калерна принесла чай в просторную, наполненную тенями и шёлком комнату четы Лартиан. Тина, фривольно запахнувшись в длинный халат нежного кремового цвета, сидела перед большим позолоченным зеркалом и зачарованно смотрела в глубины отражений. От окон света было ещё очень мало, и вокруг горели зачарованные светильники в виде длинных белых свечей. Когда тихо щёлкнул замок на двери, арши обернулась.
  Калерна, одетая сегодня в синее лёгкое платье, осторожно поставила поднос на лакированный столик возле высокого окна и непроизвольно посмотрела в него. Чёрный и белый дым заволок горизонт. Ветер сносил его в сторону, и казалось, что это огромное развевающееся знамя. Периодически его разрывали новые вспышки огня и магии, а потом он становился только гуще. Стены и стёкла, защищённые заклинаниями, не пропускали грохот, доносящийся с места сражения, но отдалённая дрожь, проходившая по земле, всё же чувствовалась. Калерна потянулась к чайнику, не в силах оторвать взгляда от жуткой картины, очередной взрыв был таким сильным и неожиданным... Она задела пальцами чайник и со звоном уронила чашку.
  Тиннерис рассмеялась, наблюдая за ней. Ей нравилась Калерна. Нравилась её простота - все мысли и чувства этой женщины были как открытая книга. Всего лишь горькое разочарование, пронизывающее её насквозь, жажда быть счастливой, занять своё место рядом с демоном, которым она смогла бы восхищаться... И страх. Сковывающий и порабощающий страх. Калерна настолько боялась Провидицу и стыдилась своих чувств к Галларду перед ней, что совершенно не способна была причинить сопернице и малейшего вреда. Идеальная прислуга.
  - Не беспокойся так, совсем скоро они возьмут ещё один город. Принеси мне чашку чая и можешь быть свободна, - Тина протянула ладонь и дождалась, пока Калерна опустит на неё тонкое фарфоровое блюдце с чашкой ароматного чая. - Если хочешь, можешь остаться.
  - Как Вам будет угодно, леди Тиннерис.
  Супруга Галларда поднесла чашку к губам и насмешливо произнесла:
  - Калерна, Вы никогда не добьётесь желаемого, если всегда будете делать исключительно то, что угодно окружающим.
  - Боюсь, я никогда не добьюсь желаемого, даже если перестану это делать, - не теряя достоинства ответила Калерна, изящно склонила голову и удалилась.
  Провидица снова иронично рассмеялась ей вслед и с удовольствием выпила чаю. А затем снова обратилась к зеркалу, в котором видела не отражение прелестной эльфийской комнаты, а совершенно безобразное и кровавое сражение.
  ...Воздух пропитался едкой смесью запахов смерти. Дышать становилось труднее не только от того, что бой продолжался уже несколько часов, но и потому что становилось душно от тошнотворно-сладкого запаха крови, от запаха горячего металла, от горящей плоти, от горького дыма и свежей мокрой земли. Хаос из воинов, смерти, оружия, магии, даркинтов, коней.
  Дейриан слизнул с губ чужую кровь и уклонился от очередного удара, одновременно обращая в прах Светом троих эльфов, подобравшихся слишком близко. Здесь было очень тесно и очень шумно. Бесконечные крики, приказы, лязг металла и взрывы магии. Стоило убить одного - и на его место прорывались двое, трое, шестеро. Бесконечный цикл. В этой мешанине сложно было держаться рядом с соратниками, в ней сложно было даже не потерять себя.
  Алый не видел рядом с собой никого из арши Галларда, только знамёна, знамёна, знамёна... И иногда знакомые эльфы, но совсем ненадолго. Они уже вошли в приграничный город, и вокруг рушились стены и ограды, осколками сыпались вниз хрустальные стёкла, уничтожались великолепные сады. Захватчики врывались в дома. Улицы уже были забиты трупами, по мостовым, вспаханным и изрытым взрывами заклинаний, ручьями текла кровь. Чтобы оставаться на месте, приходилось не останавливаться, чтобы двигаться вперёд - рваться и убивать в два раз быстрее. Одежда пропиталась густой маслянистой кровью, она сворачивалась, липла к коже, кажется, она уже капала с разрезанной в нескольких местах рубашки.
  Алый сосредоточенно скользил в этом бурном потоке, убивая мечом и защищаясь магией. Балансируя на самом краю собственного сознания, он полностью отдавался битве, заставляя себя прочувствовать каждый миг, принося мгновенную и точную смерть и принимая чужую кровь как награду. Никаких мыслей, никаких чувств, полное освобождение. Где-то вдалеке в толпе были его даркинты, его маленькая хищная стая, и он чувствовал, с каким восторгом они вгрызались в очередную жертву.
  Этому не было конца. Пока над адом побоища не пронесся пронзительный рог - эльфийские генералы приказывали своим отступать. Они бросали руины очередного города.
  Этот сигнал только придал сил воинству Галларда, и они всё яростнее и яростнее вырезали врагов, безжалостно громили город.
  
  Ктара, привычно затянутая в чёрное платье, сидела за чайным столиком в своей большой светлой гостиной и грела холодные пальцы о тонкую тёплую чашку. Князь опаздывал. Впрочем, служанка, которая принесла чай, предупредила, что Император получил новые вести с Материка и созывает срочный Совет с эльфийскими послами. Это оправдывало Тианшеля. И Совет, скорее всего, затянется...
  Девушка опустила лодочки ладоней, где уютно лежала чашка, на колени и с тоской посмотрела в окно. Ничего, кроме светлого неба с лёгкими мазками облаков. Вчера она опять просила отца о помиловании, отпустить её из этого заточения. Но мать была непреклонна, а Наместник предпочитал в этом вопросе отталкиваться от интересов жены, а не дочери. Мать же убедить в чём-то было совершенно невозможно, здесь бессилен оказался даже Тайирель. Кажется, она не собиралась выпускать её из комнаты, пока ситуация с Галлардом не будет разрешена. И принимая во внимание возраст Принцессы, практически вся правящая семья соглашалась с этим решением. Правда, у самой Принцессы было иное мнение на этот счёт и ещё пара козырей в рукаве. Но один из них сейчас был на Совете, решая, сколько демонов можно отправить с послами. А второй казался настолько ненадёжным и отчаянным, что был сравним с шагом в пустоту - обратного пути у неё может не оказаться.
  Поколебавшись несколько минут, Ктара решительно отставила чашку и поднялась. Нужно было переодеться. Кажется, у неё действительно оставался только один выход. Доказать своё право.
  На Совете её не ждали. Правда, и охрана у входа в Большой зал Совета остановить не рискнула. Массивные створки распахнулись перед стройной высокой девушкой, телохранители, следовавшие повсюду, как тени, смешались со стражей возле дверей. Споры, бушевавшие внутри над развёрнутой на столе картой, рвано смолкли, все взгляды удивлённо и даже раздражённо устремились к ней. Среди присутствующих только от одного демона она чувствовала безоговорочную поддержку, которая смешивалась с её уверенностью, давая силы гордо шагнуть вперёд.
  - Прошу прощения за опоздание, - иронично улыбнулась Принцесса. - Мне забыли доставить приглашение.
  - К счастью, это не помешало Вам прийти, Ваше Высочество, - зеркальной улыбкой ответил Альшер, прокручивая в пальцах длинное обсидиановое перо, которым указывал на новые захваченные территории Келя.
  Шейлирриан понимающе усмехнулся, отвлекаясь от неутешительной картины на полотне карты мира. Сейчас, когда на Совете присутствовала целая делегация эльфов, Альшер не имел ни малейшей возможности вернуть непокорную дочь в комнату и испортить её репутацию перед подданными и послами. Что, с одной стороны, Наместника огорчало, а с другой - вызывало его глубокое одобрение. Сам бы так поступил.
  - Займите Ваше место, Принцесса, Вы многое пропустили, - слова Шейлирриана звучали, на первый взгляд, вполне обыденно, но Ктара услышала всё, что он хотел сказать.
  Тайирель стоял рядом с Эженталлем, и девушка, насмешливо посмотрев на смутившегося Князя, встала между ними. Демоны вернулись к обсуждению ситуации, а Наследник приобнял сестру и наклонился к ней.
  - Если коротко обрисовать ситуацию, - прошептал ей на ухо Принц, - по нашим прогнозам Галлард возьмёт столицу Келя через неделю.
  - А по прогнозам эльфов?
  - Они стараются верить в лучшее, - ответил за него Эжен, складывая руки на груди.
  - То есть, в то, что мы их спасём? - Ктара повернулась к нему.
  - Гениальный план, в своём роде.
  Ктара грустно улыбнулась. При одном взгляде на синеглазого и рассудительного Князя, сосредоточенного на перемещениях пера по карте, на душе становилось... немного пусто и тревожно. Былая восторженная одержимость, делавшая его настолько соблазнительным, отступила и теперь отзывалась зябкой ностальгией. Время, пока она избегала встречи с Тианшелем, дало ей возможность не раз и не два обдумать всё, что произошло между ними. И чего не произошло. Но ведь наверняка не узнаешь, пока не попробуешь.
  Ктара отвела взгляд от арши и заглянула наконец в карту, распростёртую перед ней. Захваченные Галлардом территории были отмечены глухой чёрной штриховкой. И с тех пор, когда Ктара в последний раз видела эту карту, штриховка расползлась, от Свободного и колонии отпочковались ещё несколько уродливых чёрных пятен. Большая половина земель Келя тоже была закрашена, светло-зелёными оставались лишь узкая полоска возле столицы и несколько неровных кусков провинций. Дороги к столице были отрезаны. Об этом и говорил Наместник.
  Ктара нахмурилась и наклонилась над столом.
  - Если дороги перекрыты, то отправить поддержку мы можем через Элью. Заодно привлечь их войска, - она вопросительно посмотрела на отца, затем - на Шейлирриана.
  Альшер качнул головой:
  - Мы пока не можем прийти к единому мнению по этому вопросу.
  - Мы пробовали связаться с королевой, но она собирается держать нейтралитет, - пояснил Шейлирриан, глядя ей в глаза. - Её приводит в ужас то, что Галлард делает с территориями и народом Келя, и она не хочет дразнить его и воевать с ним.
  - То есть, она уже сейчас готова сдать Элью? - изогнула бровь Ктара. - Я думала, эльфы между собой имеют договор об объединении.
  - Скорее, королева надеется, что этого не потребуется, - вмешался в разговор Тайирель. - Она хочет защитить свой народ. Договор есть, но он ни к чему не обязывает. И она выбрала тактику несопротивления.
  - Но она должна понимать, что одним эльфийским государством Лартиан не ограничится.
  Эльмирриан посмотрел на молчаливо и скромно ожидавших решения послов и поднялся с своего места.
  - Ваше Высочество, я лично присутствовал при переговорах и с сожалением должен признать, что Её Величество не способна в полной мере оценить угрозу. И сейчас больше прислушивается к Данестиану, чем к Принцам и нашим гостям.
  Ктара оценивающе посмотрела на послов.
  - Вы имеете в виду, Князь, что королева тоже считает, что мы негласно заодно с Лартианом?
  - Не так уж много Вы упустили из Советов, Принцесса, - лукаво прищурился Эльмирриан, через плечо Ктары глядя на Тайиреля. Тот лишь самодовольно и упрямо качнул головой.
  - Тогда это не слишком похоже на тактику несопротивления, - она обескураженно обернулась к брату.
  - Она просто не рискует, сохраняя статус-кво, - кивнул демон.
  - Значит, ей не хватает информации.
  - Ктара, - обратился к ней Альшерриан, постукивая краем пера по карте. - Элья не воевала ни с кем с тех пор, как получила суверенитет. Всё, на что способна их королева - беречь границу.
  Девушка кивнула, принимая такой ответ. И снова опустила взгляд на карту.
  - Но, если отправить помощь через ещё свободные земли, мы можем не успеть и привлечь лишнее внимание.
   Наместник и Император немного устало переглянулись, а Тайирель легко рассмеялся, стоя позади:
  - Ты угадала, поэтому они и не могут договориться.
  - Что ж, мы как раз снова подошли к тому, на чём Вы нас прервали, Принцесса, поэтому предлагаю продолжить наши споры до выработки единой стратегии, - не без сарказма призвал Шейлирриан. - Подключайтесь, Ктара.
  Девушка с усмешкой кивнула и сделала полшага назад. Она узнала всё, что было необходимо, и получила место, в котором сейчас так нуждалась. Это была надёжная опора для рискованного шага, который ждал её впереди.
  Дальше Совет перешёл к обсуждению стратегии и фактов, которые им были известны. Большинство из них Тайирель уже передавал Ктаре, но были и новые, хотя и ожидаемые. Сообщение о том, что половина выживших эльфов перешла под знамёна Лартиана, послов застала врасплох. Враги множились, и это было тревожно. Проще было отказываться верить. Но Тьеор Идден, светловолосый холодный арши, который занимал сейчас место Дейриана Мираля на службе у Императора, был непреклонен и уверен в своих данных. Спорить с Советом и Шанакартами он не мог, но считаться с его информацией приходилось всем. Наблюдая со стороны за происходящим, Ктара очень остро осознавала, что всем им не хватало Алого, который всегда корректировал или дополнял стратегии Наместника и не боялся рисковать, чётко зная, какими ресурсами располагает. Принцесса посмотрела на Тьеора, бесстрастно стоявшего рядом с Наместником. Наверное, это был лучший выбор, который они могли сделать. Для её целей. Только не догадывались об этом.
  - Ваше Величество, - вдруг снова прервала обсуждение Ктара. Шейлирриан со сдержанным интересом посмотрел на неё. - Могу я внести предложение?
  - Мы слушаем Вас, Принцесса.
  Альшер прищурился, ожидая, чем же ещё удивит его уставшая от четырёх стен дочь. И Ктара не разочаровала.
  - Предложение заключается в следующем. Вы можете отправить наши войска и часть эльфийских послов со свитой через восточные границы Келя, где они ещё свободны. А я, при поддержке других послов, могу отправиться на переговоры с королевой Лораной. Раз она настолько несведуща в вопросах, касающихся арши и Галларда, значит, и во мне не увидит такой угрозы, как в нашем Совете и Наследнике.
  - А кто обеспечит Вашу безопасность, Принцесса? - критично уточнил Инниар, не пришедший в восторг от этой идеи.
  Судя по прохладному взгляду, Наместник его настроение разделял полностью. План был на грани срыва. Впрочем... Ктара уверенно улыбнулась.
  - Думаю, лорд Идден и Князь Тианшель не сочтут за труд сопроводить меня?
  
  Как и предполагала Ктара, Совет затянулся на несколько часов. И в свой кабинет Наместник вернулся только перед ужином. Там, в объятиях удобного кресла, уже ждала его Шелара, которой доложили о присутствии дочери на Совете. Она покусывала губу и ужасно нервничала, предчувствуя, что происходит нечто очень опасное. И настолько была поглощена дурными предчувствиями, что никак не отреагировала на долгожданное появление мужа.
  Альшер тихо прошёл в кабинет и, приблизившись к креслу, сел на подлокотник и пропустил между пальцами чёрную прядь длинных волнистых волос. Как же теперь редко она оставляла их распущенными.
  - Если бы я знал, что здесь меня ждёт столь прелестная женщина, я бы сбежал с Совета раньше.
  - Как будто у тебя получилось бы, - усмехнулась Шелара. - Ты Наместник, и ты не оставишь без поддержки Шейлирриана, что бы ни говорил. Скорее уж прислал бы ко мне кого-нибудь, кто убедил бы меня подождать в более удобном месте.
  Наместник пристыженно улыбнулся, глядя на её сложенные на коленях руки:
  - Меня совершенно поглотили государственные дела?
  - Да, примерно через год после свадьбы, - Шелара закинула ногу на ногу и прищурилась. - Я сама иногда удивляюсь, откуда у меня двое детей, ещё и с характером настолько похожим на твой!
  - Я же демон, милая, - тихо рассмеялся арши, обнимая её за плечи, - это магия!
  Шелара вздохнула и крепко сжала его руку, лежащую на её правом плече.
  - Что она задумала?
  - Наша дочь выторговала себе у Совета парламентёрскую миссию, с которой отправится утром в Элью.
  - Как ты мог позволить ей? - тихо ахнула Шелара, глаза её расширились от ужаса.
  - Мне сложно спорить с Советом, когда эта наша единственная надежда.
  - Надежда? - Шелара оттолкнулась от кресла и упруго встала. Чутьё на неприятности обострилось сверх меры. - Почему?
  Альшер откинулся на мягкую спинку и спокойно посмотрел на неё.
  - Ктара нашла нашу слабую точку. Элья для нас сейчас представляет угрозу своей неоднозначной реакцией на происходящее. Королева либо угробит свою страну, либо безоговорочно примет Галларда. И если первый вариант нам безразличен, то второй грозит быстрым заполнением её территорий нашими врагами. Мы пытались убедить её, переговоры вели я, Тайирель и Эльмирриан, с нами были послы Келя, с которыми она уже имела дело. Но переговоры провалились. В нас она видит точно таких же захватчиков.
  Шелара потрясённо покачала головой, машинально проходя по мягкому ковру, гасящему звук шагов. Шёлковый шелест платья успокаивал.
  - В таком случае, если она хочет видеть нашу добрую волю и кристально чистые намерения, нужно послать туда дочерей Шейла. Ктара ещё больше похожа на захватчика, чем Тайирель.
  Наместник не удержался от усмешки, и она с осуждением обернулась к нему. Он поднялся ей навстречу.
  - Наши намерения не настолько кристально чисты, чтобы отправлять Россмиэль или Эльмивину. Они, конечно, прекрасно разбираются в эльфийской моде и могут во многом потешить самолюбие и патриотизм королевы, но нам больше пригодится захватнический талант Ктары. Мы должны знать, что именно там происходит, и повернуть это в свою сторону. А Тьеор и Эжен её подстрахуют.
  - Тьеор Идден? - Шелара нахмурилась и сложила на груди руки.
  - Да. Сейчас он занимает должность Дейриана Мираля. Вполне логично просить его взять на себя и обязанности телохранителя Принцессы.
  - И чья была идея привлечь его?
  - Ктара предложила сама.
  Шелара цокнула языком:
  - Не знаю, какие цели преследуете вы с Советом, но Ктара едет на Материк не в доверие королевы втираться.
  Альшерриан кивнул:
  - Я знаю, - в хризолитовых глазах было гораздо больше, чем он собирался говорить ей. Он всегда был слишком Инниаром. - Поэтому и отправляю с ней Иддена. Будь это просто переговоры, его присутствие было через чур.
  - Ты ведь понимаешь, что она обязательно вмешается в конфликт?
  - Она Наследница Шанакарта, Шелара, - арши вернулся к креслу и устало опустился в него. - Она должна доказать своё Право. Да, я согласен с тобой, она слишком молода, и на мой взгляд, ей хватило бы для этого и всех предыдущих приключений, в которые её втягивал Дейриан, но я не могу вечно держать её в комнате. Теперь ей нужно показать свою силу и тем, кто будет служить ей. Даже если она не будет Императрицей, она станет Наместницей. Не всё в её жизни будет так, как ты для неё хочешь. Мне напомнить, как мы с тобой познакомились?
  Шелара села на край его письменного стола и обречённо подняла взгляд к потолку с прелестной лепниной.
  - Я с ужасом вспоминаю нашу первую встречу. И совершенно не хочу, чтобы моя дочь носилась по крышам с оружием. И вообще, где бы то ни было носилась с оружием.
  Альшер мягко улыбнулся и полностью разрушил все надежды, с которыми она за эти годы не смогла проститься:
  - Слишком поздно, Шелара. Мои дети слишком похожи характером на тебя.
  
  Узкая полоска света едва-едва намекала на рассвет, когда из чугунных ворот Княжества Тианшель выехала длинная вереница воинов. Теперь своей очереди отправиться в путешествие ждала чёрная глянцевая карета, запряжённая шестёркой даркинтов. Её окружал небольшой отряд охранников в гербовых плащах и большое количество слуг, подготавливавших отъезд. Эженталль Тианшель отдавал последние распоряжения, в воздухе висело бодрящее напряжение.
  Внутри тёплой кареты, на мягком кожаном диване, закутавшись в уютную шаль, полулежала Ктара, удобно устроив ноги на противоположном сидении. Она была так довольна происходящим, что никак не могла сдержать улыбки, и та то и дело нежно кривила её губы. Вдруг дверь кареты распахнулась и на сиденье, бесцеремонно подвинув её ноги, сел Тьеор Идден и сразу захлопнул дверцу.
  Вид у демона был сосредоточенно-хмурый, светлые волосы, асимметрично остриженные чуть ниже плеч, казались совсем белыми на фоне чёрного замшевого костюма. Разные глаза - один голубой, второй слепой белёсый, чаще скрытый под повязкой, жутковато блестели в полумраке.
  - Всё готово, Ктара. Я поменял твою охрану.
  - Прекрасно. Спасибо, Тьеор.
  - А теперь расскажи, что ты задумала. Зачем тебе в дипломатической поездке старый легион уничтожителей? Я не могу действовать вслепую.
  Ктара воровато оглянулась в окно и подала арши руку, скованную блокирующим магию браслетом. Идден аккуратно сжал тонкое украшение, и оно хрустнуло, осыпалось острыми кусочками на пол и испарилось.
  - Я заставлю Элью присоединиться к армии Данестиана, даже, если мне придётся устроить вооружённый захват. Я должна помочь ему.
  - Лучшая помощь Дейриану - не мешать.
  Принцесса хищно прищурилась, пряча под длинным рукавом отсутствие браслета:
  - Если ничего не делать, скоро Кель падёт, Элья сдастся, и Дейриану придётся воевать с Шанакартом. Я знаю, что он пытается убить Провидицу, и хочу дать ему ещё немного времени перед тем, как начать выбирать, кого убить можно, а кого не стоит. И положиться я могу только на вас.
  Идден дёрнул головой, откидываясь на мягкое сидение:
  - Ты уверена в нём?
  - У нас с тобой есть только вера. Раньше она нас спасала.
  - Раньше Алый не убивал союзников, - веско возразил Идден. И помолчав, добавил: - Тианшель тебе здесь не помощник. Наоборот, сделает всё, чтобы ты действовала в пределах сценария.
  Ктара пожала плечами:
  - Меня не выпустили бы без него. Он как гарант моего благоразумия.
  Тьеор вдруг рассмеялся:
  - Чего нет, того нет.
  Он помнил, словно это было вчера, как Алый учил Принцессу сражаться не в одиночку, а используя легион. И как и все его уроки, это было жестоко и действенно. Целый мир, населённый нежитью и хищниками. Пыль, песок, непролазные джунгли, ледяные корки снега. И совершенно безжалостный, неконтролируемый враг. Это было испытание и для Принцессы, и для его демонов. Сначала она должна была научиться подчиняться чужим приказам, научиться быть частью легиона. А потом - быть Шанакартом, объединять свои Силы с их, использовать их, и не мешать. А сам Дейриан три месяца наблюдал, как Ктара подстраивается под привычный стиль боя легиона, как сживается с ними, как выживает с ними каждый день. И вмешивался только, если ей грозила слишком большая опасность. Тьеор помнил, как после первого боя дрожащая девчонка с остекленевшими глазами держала окровавленными руками меч, словно единственную нить реальности. И помнил, как в последнем бою она почти обернулась туманным демоном Хаоса, впитывая чужую смерть, преобразуя и новыми Силами вталкивая в демонов, что сражались с ней бок о бок. По сути, Алый создал чудовище. Но оно было идеальным. Прекрасным.
  Вернувшись от воспоминаний к размышлениям, Идден оценивающе посмотрел на кукольно-красивую девушку в драгоценном платье. Он никогда раньше не задумывался, был ли этот эксперимент единственным, и как ещё Алый кроил сознание и Силы Принцессы. В глубине души он не считал Дейриана безумцем, но, кажется, ошибался.
  - Так ты согласен? - вернул его в реальность мелодичный женский голос.
  - Если ты считаешь, что так надо, я тебе верю. Если хочешь, весь мир уложим.
  Ктара скромно улыбнулась, длинные серьги покачнулись:
  - Как-нибудь в другой раз. Спасибо, Тьеор.
  - Я буду рядом. Моя спина в твоём распоряжении, Принцесса, - пообещал арши, открывая дверь.
  - Что-то не так? - спросил Эженталль, как раз подошедший к карете. Князь должен был в дороге сопровождать Принцессу.
  Идден спрыгнул в дорожную пыль:
  - Давал Её Высочеству последние инструкции по безопасности.
  - Спасибо, лорд Идден, постараюсь не доставлять проблем Вашим арши, - любезно поблагодарила Ктара, вызвав только вздох Тьеора и безотчётное желание махнуть рукой.
  Эженталль кивнул и занял место напротив Принцессы. Дверь закрылась. Идден забрался в седло и всё-таки махнул рукой. Отправляя отряд в путь. Карета дёрнулась и плавно и быстро покатилась вперёд.
  
  
  Тихий и сухой вечер опустился на искорёженные мостовые очередного эльфийского города, ветер, беспечный и равнодушный, мягко наносил на открытую воздушную веранду ароматы цветущих левкоев и олеандра. Руины соседних домов с осколками витражей и высоких окон смотрелись почти живописно в лучах заходящего солнца. Снизу доносился фальшивый женский смех.
  Селена, изящная светловолосая сильфа, неспешно взошла по узким ступеням на веранду и остановилась возле витой деревянной колонны, любуясь высоким арши, стоявшим к ней спиной у поручня. Чёрные замшевые одежды только подчёркивали гибкость стройной фигуры, выдававшей в нём идеального воина. Сейчас он стоял совершенно неподвижно, прислонившись к одной из точёных декоративных арок, но это был обманчивый покой, ведь она-то прекрасно знала, как каждое его движение завораживало, будто часть выверенного танца.
  Селена подобрала край полупрозрачной лёгкой юбки и тихо-тихо подошла к нему ближе. Облизнувшись, она поднялась на цыпочки и прикрыла ладонями его глаза, с удовольствием прислоняясь грудью к жёсткой спине.
  Он остался невозмутим:
  - Твои духи опережают твоё появление на сотню шагов, Селена.
  - Это чтобы будить воспоминания и фантазии, лорд Мираль, - промурлыкала женщина, плавно опуская руки ему на грудь. - У меня ведь нет Вашего таланта искушать одним лишь видом.
  - Ты совершенно беззастенчиво лукавишь, - спокойно ответил демон.
  Сильфа скользнула вокруг и непринуждённо уселась перед ним на поручень. Светлые, с лёгким голубоватым оттенком волосы обрамляли нежное личико с большими туманными глазами, а полупрозрачное платье выгодно открывало соблазнительное тело. Одна из самых известных и восхитительных куртизанок эльфийской столицы... Да, она определённо лукавила.
  - Может, секрет в неприступности?
  Алый вздёрнул бровь:
  - Ты точно обо мне говоришь? Впрочем, можешь попробовать. Я бы на это посмотрел. Выглядело бы точно соблазнительно.
  Селена только вздохнула.
  - Вот об этом я и говорю. Морально совершенно неприступен, играешь только, когда сам захочешь, и по своим правилам, - она подняла руку и коснулась его лица, обрисовывая тонкими пальцами красивые благородные черты. - Потрясающе. Страсть и война хранит твою молодость и красоту. Не будь я сильфой, ужасно завидовала бы. Ты всё такой же, каким был в нашу первую встречу.
  Дейриан усмехнулся, глаза опасно потемнели:
  - Память тебя подводит, Селена. Не думал, что у сильф такое бывает. Или это проявляется только на втором тысячелетии жизни?
  - М-м-м, Боги Претёмные, в это можно играть вечно. Понимаю, почему твоя юная протеже вместе с Тьеором отправилась на Материк.
  Дейриан с мягкой улыбкой вздохнул и бережно взял хрупкое личико в ладони.
  - Такой милый ротик, и так много болтает... - нежно промурлыкал Алый, наклоняясь и глядя в туманно-голубые глаза. Под смуглыми пальцами начал разливаться золотистый свет.
  Она загнанно схватила его за запястья и крепко сжала, пытаясь убрать ладони. Но арши с тем же ласковым выражением продолжал удерживать её.
  - Дейриан... Пожалуйста.
  - Язык твой не только способ неплохого и стабильного заработка, но и возможная причина твоей скоропостижной смерти, если не научишь сдерживать порывы.
  - Скорее, если ты не станешь сдерживать свои.
  Алый усмехнулся, медленно отпустил и сделал шаг в сторону.
  - Зачем ты сюда притащила своих девушек?
  Селена обернулась через плечо, внизу прелестные полукровки кокетливо флиртовали с арши.
  - Кель обречён. Ты ведь знаешь, мои девочки знают всё, о чём болтают в постели политики и военные, - она стала серьёзной, в голосе послышалась горечь. - Мы прекрасно осведомлены, что произошло в Свободном. И решили не ждать, пока воины Галларда войдут в столицу. Мы всего лишь женщины, Дейриан, мы лучше перейдём на сторону сильного, чем будем умирать со слабыми, - женщина посмотрела на него, снова смягчаясь. - А ты был приятным сюрпризом.
  - И где был твой потрясающий инстинкт самосохранения пару минут назад?
  Сильфа поморщилась и скрестила руки под грудью, чисто машинально делая её соблазнительнее:
  - Опять-таки, я женщина, я должна была знать, на что могу надеяться.
  - Надеяться? По старой дружбе убью тебя быстро.
  Селена засмеялась:
  - И безболезненно?
  - Мы не настолько близкие друзья, - насмешливо напомнил Мираль. И задумчиво склонил голову к плечу. - Но всё можно исправить. Идём.
  К её приятному удивлению демон протянул ей руку. Сильфа просияла и ухватилась за предложенный шанс.
  Приведя её в свою комнату, Дейриан запечатал дверь и изолировал стены от любого проникновения звуков.
  - Ты ошиблась, Селена.
  - Ошиблась? - вздёрнула она бровь, осматривая широкую, типично эльфийскую спальню. Проигнорировав кресла, сильфа удобно расположилась на кровати, сбросив на ковёр шёлковые туфельки.
  Алый остался возле дверей, скрестив на груди руки.
  - С выбором стороны. Твой маленький гарем здесь в такой же опасности, как и в столице. Знаешь, - он всё-таки подошёл ближе и сел на стул, повернув к животу узорчатую спинку и сложив на неё руки, - Астель Шанакарт привёл в этот мир тех демонов Тайлоса, которые хотели изменить свою жизнь. А Галлард Лартиан привёл тех, кто испытывает неуёмную жажду к убийству.
  - В этом обвиняют и тебя.
  - Поэтому я знаю, о чём говорю. Для Лартиана это 'первая волна', те, кто просто сметёт всех, кого он считает врагами, завоюет ему территории. Думаешь, они пощадят тебя, потому что ты пришла сама? Нет. Тебе нужно было собирать своих перелётных пташек и везти их подальше. За Хребет, например. В крайнем случае, в Шанакарт. А теперь уже слишком поздно.
  Она нахмурилась:
  - Ты оттуда сбежал. И сам сейчас завоёвываешь ему территории.
  Дейриан уклончиво усмехнулся:
  - Я безумен, и все это знают. А какое у тебя оправдание?
  Селена села, скрестив ноги:
  - Обойдёмся без оправданий, ты прекрасно знаешь мои мотивы. А я знаю твою тактику убеждения, но меня ты можешь просто попросить.
  - Если я просто попрошу, ты будешь считать, что я тебе обязан. А это не входит в мои планы.
  Женщина не удержалась от того, чтобы встать и подойти к нему, коснуться кроваво-красных волос.
  - Я ведь, в отличие от тебя, не демон, я не могу потребовать твою бессмертную душу.
  - Смертное тело ты тоже не получишь, у нас с тобой разная работа, - рассмеялся арши.
  Селена грустно улыбнулась, отпуская особо понравившуюся прядь. И обходя его, чтобы встать лицом к лицу.
  - Знаешь, у тебя было гораздо больше шансов выжить, когда в твоей душе царила боль, и ты искупал её страстью к разрушению. Что ж, считай, что ты меня убедил. Как и в тот раз, в войну с людьми. Что я должна сделать?
  - Для начала расскажи мне, как Принцесса Шанакарта оказалась на Материке?
  - М-м-м, начал с главного... Странно, что ты ещё не знаешь. Что ж. Прихватив весь твой старый легион и Князя Тианшеля, она отправилась на переговоры в Элью. Говорят, королева от неё в восторге. И Князь тоже.
  Алый улыбнулся, его позабавила маленькая поддёвка Селены:
  - Как давно?
  - Уже пять дней. В столицу Келя три дня назад пришла подмога от Шанакарта, а с ней и новости.
  - Если пришла подмога, почему ты сбежала?
  - Все говорят, что шанакартцев слишком мало. А воинство Галларда растёт.
  Дейриан положил подбородок на скрещенные руки. Вид у него был крайне задумчивый.
  - Ты объяснишь мне, что ты хочешь от меня, Дейриан?
  - О, тебе понравится, - он выпрямился. - Мне нужно, чтобы ты была всё время рядом со мной и рассказывала мне всё, что узнают твои красавицы.
  - Говорят, Лартиана ведёт Провидица? - понимающе протянула женщина, возвращаясь к постели.
  - И мне снова очень пригодятся ваши таланты к сокрытию мыслей.
  - Не все мои девочки имеют кровь сильфов.
  Алый поднялся и поставил стул на место:
  - Зато ты - да, а это для меня главное. Я распоряжусь, чтобы твои вещи принесли в мою комнату. Располагайся.
  Селена тяжело вздохнула и невесело проследила, как арши быстро вышел за дверь. Что ж, она постарается довольствоваться малым.
  
  В огромной воздушной гостиной королевы Лораны, пронизанной розоватыми лучами спелого летнего солнца, собрались все её приближённые и дорогие гости. К переговорам королева совершенно не была расположена, зато крайне расположена была к игре в эльфийское домино. И Ктара который день подряд фальшиво улыбалась, сидя на мягких подушках перед низким игральным столиком, и развлекала Её Величество игрой. Мстительно выигрывая. Эженталль по долгу службы сидел рядом и настолько же фальшиво проигрывал, насколько Ктара улыбалась, лишь бы поменьше участвовать в бесполезном занятии.
  - И где же Вы так прекрасно научились играть, Принцесса? - в очередной раз изумилась Лорана, признавая поражение.
  - У меня были хорошие учителя при дворе, - снова слукавила Ктара, собирая игровые нефритовые карточки с яркими рисунками. Но не говорить же ей о великолепных притонах Свободного города и о жутких походах, где время коротали за игрой в домино и крепкой выпивкой. - Меня всегда восхищала эта сложная и красивая игра, и я очень хотела научиться играть на должном уровне. Но даже мечтать не могла, что когда-нибудь моим противником будет правительница народа, её изобретшего!
  Лорана благосклонно улыбнулась. И жестом приказала слугам принести вина и заново разложить игру. Тьеор, невозмутимо стоявший за плечом Принцессы, но чувствовавший её истинное настроение по малейшему изменению дыхания и неосторожному жесту, мысленно усмехнулся - девушка едва зубами не скрипела. Теперь долго играть не будет. Сжалившись, он наклонился и коснулся её плеча.
  - Ваше Высочество, смею напомнить, что Ваш отец просил Вас связаться с ним перед ужином.
  - Ох, точно, - Ктара с глубочайшим сожалением посмотрела на недоразложенные карточки. - Вы простите меня, Ваше Величество, мне необходимо отлучиться?
  Лорана вздохнула, выражая вселенское всепрощение:
  - Что ж... Поиграем завтра. Я понимаю, Вам необходимо выполнить дочерний долг. И конечно, переодеться к ужину.
  - Мне искренне жаль, что приходится отложить игру до завтра. Вы удивительный собеседник и поистине приятный соперник.
  - Увидимся за ужином, милое дитя, - довольно кивнула эльфийка.
  Ктара поднялась на ноги с больших подушек и с почтением поклонилась королеве. Эжен, сославшись на то, что обязан присутствовать при разговоре, добавил свою порцию лести Лоране и последовал за Ктарой.
  Едва двери гостиной закрылись, и за спиной сомкнулась шестёрка охранников, Ктара изогнула губы в чарующей улыбке и прошипела на шерессе, обращаясь к Тьеору:
  - От этой старой карги не будет толку, даже если я буду играть с ней на раздевание!
  - У неё явно прогрессирующее эльфийское слабоумие, - кивнул демон. - За окном режут кельцев, а она играет в домино. Мы почти неделю здесь, а дальше столовой не продвинулись.
  - Мне напомнить вам двоим, что здесь есть длинные уши, понимающими больше одного языка? - резко вклинился в разговор Тианшель.
  - Они нас не слышат, только видят, так что, улыбайся, Ваша Светлость, - отмахнулся Идден.
  - Пожалуй, воздержусь, у меня уже скулы свело.
  - Ну, воздержись, - хмыкнул Тьеор и поправил повязку на левом глазу.
  - На неё даже надавить не получается, - сверкнула глазами Ктара. - Ей просто всё равно. Только и твердит, 'давайте не будем говорить об этих ужасах, Принцесса', 'о, страдания бедного народа Келя ранят моё сердце'.
  - Аппетит, между тем, не портят.
  - Сложно сопереживать кому-то, когда перед тобой контрабандная варварская лососина, - всё-таки скрипнула зубами демоница.
  Эженталль только вдохнул поглубже. Ему привыкание к манерам Принцессы давалось труднее, чем игра в домино.
  Как он ни надеялся, но спокойно и основательно поговорить за время поездки у них не получилось. Долго взвешивая все за и против, Князь всё-таки признал, что леди Мираль и Эльмирриан Инниар правы. Что он и попробовал донести до Принцессы, перемешав всё с извинениями, признаниями, что это была величайшая ошибка в его жизни, что он нижайше просит всё это забыть. И совершенно не желал давать ложные надежды и оскорблять её своими действиями. И сказал-то всё правильно. Но отчего-то при этом возникло отвратительное послевкусие. Особенно, когда Ктара просто прикрыла глаза ладонью и сказала, что совершенно не хочет этого слышать и лучше подготовиться ко встрече с королевой. Остаток поездки прошёл в ещё большей неловкости, разбавляемой только тем, что она заставила Иддена присоединиться к ним и попеременно задавала вопросы про Лорану.
  Тьеор открыл перед Ктарой дверь, и они втроём прошли в холодные голубые покои.
  Девушка резко села в узкое кресло перед зеркалом и требовательно посмотрела на спутников.
  - Сколько у нас времени?
  Эженталль сложил на груди руки:
  - Наши войска уже смешались с эльфами Данестиана. Они отразили две атаки на Инсан и заставили Галларда задержаться на позициях, но его армия увеличивается слишком быстро. Он вбирает весь сброд, который может завлечь деньгами, землями или положением.
  - Сколько у нас времени? - повторила она.
  - Князь очень тактично говорит о том, что у нас его нет, - перевёл Тьеор. - Если задержимся здесь ещё дня на три с тем же успехом, нам придётся выступать навстречу Галларду.
  Ктара нахмурилась, прикусывая губу и глядя в одну точку.
  - Если выступим при таком положении дел, за спиной оставим потенциального союзника Галларда.
  - Ты не переломишь её, Ктара, - честно сказал Тианшель. - Она уже приняла решение.
  - На кого мы можем повлиять? - не стала задерживаться на этой тактике девушка. - Что у неё с наследниками?
  - Прямых наследников нет, - ответил Тьеор. - Из побочной ветви - племянница. Но коронация у эльфов настолько сложна и медленна, что нам не стоит даже ввязываться в государственные перевороты.
  - Да-а, жаль, что мы не в Келе... Можно было бы посадить на трон Шейлирриана... - пробормотала Ктара, откидываясь назад. И вдруг выпрямилась. - А что, если предложить ей земли Келя, которые удастся освободить?
  Идден прищурился, оценивая риски.
  - Ну же... - Ктара встала, улыбаясь. - Сейчас она хочет лишь сохранить своих эльфов, а в нас видит лицемерных альтруистов, которые собрались загребать жар чужими руками. Предложим ей личный интерес. А если ей всё равно, предложим наследникам поддержку в случае чего и опять-таки, земли.
  - А Данестиан? - иронично напомнил Эжен.
  - А это проблема? - равнодушно уточнила Принцесса.
  Эженталль покачал головой. Это было через чур даже для него.
  - Тьеор, оставь нас, мне нужно переговорить с Принцессой с глазу на глаз.
  Идден повернулся к ней.
  - Дай ему шанс разубедить меня, - хмыкнула демоница.
  Едва они остались наедине, Князь шагнул к ней, не скрывая раздражения.
  - Ктара, ты забываешься. Мы приехали сюда не воевать и не строить заговоры, мы должны получить поддержку и доверие.
  - Они не работают, Эжен! Ты сам говоришь, что её не переубедить.
  Демон качнул головой, не примиряясь:
  - Если до конца недели у нас не получится, ты вернёшься в Шанакарт.
  - Если до конца недели у нас не получится, я поеду в Кель, - прямо посмотрела она в его глаза.
  - Что за ребячество, Ктара? Это не игрушки. Думаешь, если научилась держать в руках меч и играть в домино с легионом Мираля, теперь выиграешь войну?!
  О, Боги, как же разозлили её эти слова! Ктара заледенела, потрясённо глядя на мужчину, в которого верила все эти годы, и который совершенно не верил в неё.
  - Именно это и даёт мне повод так думать, - тихо ответила она, а перед глазами калейдоскопом сменялись воспоминания, сколько боли она причиняла и терпела, чтобы что-то доказать себе, чтобы быть достойной ему.
  - Ктара... - её тихий тон вернул ему самообладание, и он смягчился. - Я понимаю, на тебя давит груз ответственности, что ты Наследница, но это не твоя битва. Оставь её тем, кто для этого больше подходит. В войне нет доблести, Ктара, я понимаю, что сейчас ты чувствуешь себя всесильной, но там тебя ждёт только грязь, кровь и боль. И никаких подвигов. В Свободном нам повезло, но везение не будет длиться вечно. Лучше оставайся такой прелестной и нежной Принцессой, которая меня восхищает. Тебе вся эта воинственность не идёт.
  Ктара растеряно посмотрела в зеркало, оставшееся позади. Длинное аметистовое платье, расшитое драгоценными камнями, обволакивало стройный стан, по голым плечам струились заплетённые чёрные волосы. Ведь именно такой она была раньше. Кажется, целую вечность назад.
  Ктара сглотнула всё, что хотела сказать на самом деле, и повернулась к нему уже улыбаясь:
  - Как скажете, Князь. Наверное, я действительно в этом ничего не понимаю.
  Эженталль, кажется, вздохнул с облегчением. И чувствуя свою смутную вину, погладил Принцессу по щеке.
  - Переодевайся к ужину. Попробуем ещё раз.
  
  Как только обескураженный Тианшель вышел из покоев, которые занимала Принцесса, его встретил Тьеор Идден, тихо беседовавший со своими арши. При появлении Князя он замолчал и окинул его быстрым цепким взглядом. Непроницаемое лицо и сосредоточенный взгляд вдаль ничего хорошего не сулили. Князь то ли устало, то ли признавая поражение провёл ладонью по лицу. Подавив срывавшийся с языка вопрос, что успел наговорить Эжен Ктаре, Идден решил узнать это напрямую у Принцессы.
  Ктара встретила его вполне ожидаемыми эмоциями. Она сидела возле зеркала, задумчиво перебирая в пальцах длинную незамкнутую нитку чёрного жемчуга, который собиралась надеть к ужину. В лучах закатного солнца смотрелось потрясающе. При появлении Тьеора она равнодушно подняла лицо и снова вернулась к созерцанию узоров ковра.
  - Князь Тианшель посоветовал мне вернуться к куклам и оставить войну и политику взрослым мальчикам, - спокойно проговорила Принцесса, не дожидаясь вопросов.
  Тьеор заложил руки за спину, вставая прямо.
  - Разумно.
  Ктара оперлась локтем на спинку узкого изящного кресла и запустила пальцы в аккуратно уложенные волосы, глядя на нового дворцового палача.
  - Куклу подаришь?
  - У тебя их здесь семеро.
  Она вздохнула, опуская жемчуг на лакированную столешницу.
  - Что я делаю не так?
  - Откровенно?
  - Разумеется. То, что я хочу услышать, я сама могу придумать. А мне хотелось бы получить ответ.
  Идден усмехнулся. Удивительно, как общение с Дейрианом изменило их всех.
  - Напрасно ждёшь какой-то определённой реакции Князя на свои действия.
  Ктара смешно поморщилась:
  - Ну, не настолько же откровенно!
  - Убери личный фактор и оцени... м-м-м... врага, - скупо посоветовал арши.
  Принцесса кивнула и встала. Нужно было всё-таки переодеться.
  Идден скучающе осмотрелся.
  - Ты должна понимать, что Тианшель чувствует колоссальную ответственность перед твоим отцом. Никто не знает, что в твоём обучении оружию Дейриан вышел за рамки, так сказать, базовых навыков, и Эжен на самом деле видит в тебе Принцессу, такую, как твои кузины. Наверное, единственный, кстати, что должно тебе льстить. И пытается тебя оберегать. Особенно после того, как он позволил выкрасть тебя у него из-под носа.
  - Спасибо, ты мне напомнил, что именно мне так в нём нравится, но моё похищение было только моей ошибкой, за которую до сих пор расплачивается Алый, - Ктара появилась из гардеробной, держа на весу два платья. Чёрное и синее. - И я не собираюсь Эжена в чём-то убеждать или разубеждать. Я не буду спорить или рассказывать про свои базовые навыки. Мы просто будем следовать плану. Пусть сам решает, присоединиться или ехать ябедничать в Шанакарт. Какое?
  - Синее. Должен же Князь видеть, что ты хоть что-то вынесла из вашего разговора, прежде, чем ябедничать.
  - Думаешь, это декольте скрасит его разочарование? - критично посмотрела она на выбранное платье.
  - Когда старая карга откажется от твоего щедрого предложения, все мы надолго будем лишены удовольствия видеть тебя в платье.
  - Думаешь, откажется? - девушка снова исчезла в гардеробной.
  - Идея великолепна. Момент неподходящий. Я говорил с легионом, королева пользуется здесь абсолютной властью, за счёт Келя в прошлую войну она избежала разрушений, это единственный регион, который процветал. Они верят в её решения. А времени переубедить её у тебя нет.
  - То есть, никаких амбиций?
  - Никаких. И опять-таки нет времени их посадить. Её убеждают в том, что она почти богиня, и она поверила. Она хочет только того, чтобы это продолжалось и дальше.
  Ктара вышла в не застёгнутом синем платье, держащемся на плечах, оперлась ладонью на светлый косяк.
  - А как же страсть к домино? Это явно порок азарта.
  Тьеор усмехнулся:
  - Она играет бесконечно, и с равными чувствами проигрывает и выигрывает, ей интересен сам процесс. Чем ещё заниматься в этом болоте?
  Демоница подошла к нему, повернулась спиной, и Идден начал быстро застёгивать ряд сапфировых пуговиц.
  - Всегда же ещё есть разврат и алкоголь. Может, действительно научить её играть на раздевание?
  - Только если будешь проигрывать. Вид обнажённых престарелых эльфиек не вдохновит ни меня, ни Тианшеля.
  - Ты вообще-то женат.
  - Поэтому меня и не вдохновит, - он застегнул последнюю пуговицу и снова заложил руки за спину.
  Принцесса села к зеркалу, быстро распустила волосы и обернула вокруг шеи длинную жемчужную ленту.
  - А Тианшеля?
  Идден качнул головой:
  - Тайная служба знает всё обо всех, и их предпочтениях.
  - Как любопытно! - Ктара с интересом посмотрела на него через зеркальную гладь.
  - Делайте официальный запрос, Ваше Высочество, - улыбнулся арши. - Приму только с подписью Шейлирриана Шанакарта. И только из его рук, потому что я знаю, что ты умеешь подделывать документы.
  - Алый был куда сговорчивее, - упрекнула девушка и начала переплетать волосы.
  - На него, кстати, тоже досье есть.
  - Хм... Я подумаю.
  - Ктара... - Тьеор подошёл ближе, но остановился, сохраняя дистанцию. - Если королева откажет нам, а затем примкнёт к Лартиану, мы окажемся в окружении.
  Девушка улыбнулась, касаясь гладких жемчужин, но глаза её оставались холодными и слишком глубокими, будто она была не здесь и не сейчас.
  - Значит, сможем атаковать в любом направлении.
  - Сможем. Но Князь может оказаться проблемой.
  Она тяжело вздохнула, отпуская волосы, и повернулась к палачу.
  - Значит, нужно убедить его, что выбора у нас нет. Или показать, что действуем мы по обстоятельствам.
  Идден понятливо кивнул:
  - Я предупрежу легион.
  
  С последним лучом солнца, на сожжённой, пропахшей гарью и кровью земле вспыхнули высокие магические огни. Притихший лагерь союзных войск, разбитый неподалёку от спасённого города, нападения не ждал, разведка докладывала о наступлении на рассвете. Но прохладные сумерки обрушились огнём, сталью и магией. Удар был нацелен в основном на подразделения шанакартцев. Командирам удалось быстро собрать тех, кто выжил при первой атаке. Никаких стройных рядов, никакой слаженности движений. Беспощадная рубка. Всё, что их ждало в ближайшие несколько часов, пока не подтянутся основные силы.
  Захватчики ворвались в лагерь, словно нежить, просто круша шатры, тела эльфов и демонов, укрепления. Тшары разрывали всех, словно добычу. Земля взрывалась от смертельных заклятий, синий мертвенный огонь разливался по вспаханной почве. Его не заливала даже кровь. Кто-то в нахлынувшем безумии бежал, кто-то вставал, не замечая, есть ли на теле доспехи, лишь бы схватиться за меч. Поставить щит, ответить на удар, и безжизненным телом рухнуть в мягкую сырую землю.
  Прошло не меньше получаса, пока оборонявшимся удалось хоть как-то организоваться, встать рядами плотнее. Общие щиты, общие Силы. Сталь на сталь, магия на магию, даркинты, словно пушечное мясо были отправлены вперёд. Всему достойный ответ. Но время было безнадёжно потеряно.
  Когда пришло подкрепление, состоявшее так же из шанакартцев и кельцев, из тысячи воинов батальона оставалось не более двух сотен. В эту ночь они снова спасли город, но почти проиграли войну. Двое разведчиков были казнены.
  
  Королева Лорана никогда не упускала возможности блеснуть величием и роскошью перед гостями, поэтому на стол всегда подавались только лучшие блюда и вина, поражавшие воображение разнообразием и сложностью. При этом сама ела исключительно мало, больше с интересом следила за гостями, кто и что выбирает, нравятся ли, впечатлены ли.
  Фальшивая улыбка, уже кажется, намертво приклеившаяся к губам Ктары, Лорану более чем удовлетворяла. Ещё на первой подаче блюд она разузнала у гостей, какие порядки царят в Обсидиановом замке, что подают, как сервируют. И только загадочно, довольно кивала, узнав, что взгляды на ужин в Замке царят демократические, и за общим столом собираются редко.
  - Прекрасное вино, - сладко похвалила Ктара напиток, сделав полглотка из тонкого дорогого фужера. - Местное?
  - Благодарю Вас, Принцесса. Да, оно производится только из особого сорта винограда, который собирается на Южных склонах. Сам сорт вывели наши лучшие селекционеры и даже назвали в мою честь.
  - Потрясающе! Вино дивное, действительно достойно носить столь великое имя, - демоница полюбовалась рубиновой искрой в бокале и отставила его на белоснежную скатерть. - Южные склоны ведь почти на границе с Келем?
  Королева немного нахмурилась, но ответила с прежней любезностью.
  - Да, именно так. Граница проходит как раз вдоль реки неподалёку от виноградников.
  - Жаль, очень жаль. Когда сюда придёт армия Галларда, он будет потерян для мира. Возможно, вы подарите мне несколько лоз, чтобы сохранить сорт?
  Эженталль вздохнул и отложил вилку, внимательно глядя на Принцессу. Она лишь непринуждённо улыбнулась ему и снова потянулась к бокалу. Идден, тенью стоявший за её стулом, невозмутимо безмолвствовал, как и подобает телохранителю. Таким высоким положением в обществе, как Алый, он не обладал и был вынужден играть роль рядового воина.
  - Я с удовольствием подарю Вам несколько лоз, Принцесса, - медленно ответила Лорана, - но не думаю, что это будет необходимо именно для защиты сорта. Мы мирное государство и не допустим вооружённого конфликта на нашей территории. Мы заключим мир с королём Галлардом.
  - С королём? - удивлённо подняла брови Ктара. - Мне казалось, что у него ещё нет королевства. Пока он располагает лишь Свободным городом, на который вероломно напал и истребил всё население, маленькой колонией на берегу Океана и, конечно, пятью захваченными графствами Светлого Келя.
  - Мне сложно винить его в столь решительных действиях относительно этого рассадника порока. Я про Свободный город, конечно. Вы даже не представляете, какие слухи ходили по Материку об этом месте!
  Ктара жеманно пожал плечиком, накручивая на палец край жемчужной нитки:
  - Мне сложно судить о том, что на самом деле творилось в Свободном городе, но мне кажется такая жестокость не оправдана. Его демоны не пощадили ни женщин, ни детей. Я не могу представить, чтобы они оказывали им вооружённое сопротивление... Это ужасно.
  Эженталль едва заметно усмехнулся, наслаждаясь спектаклем. Такое неподдельное потрясение в александритовых глазах, такой приоткрытый от ужаса чувственный розовый ротик... Сразу живо вспомнилось, как он стаскивал со стола в борделе мертвецки пьяную Наследницу Шанакарта, отбивавшуюся, словно чертовка. Этот образ как-то резанул по чувствам, заставив припомнить и то, как он сегодня указывал ей на место. Её противоречивость сводила с ума, будто две совершенно разные девушки. При дворе она ужасно напоминала ему Лину, та же лёгкость, соблазнительность, манеры, на Материке она становилась кем-то совершенно иным.
  - Я не обладаю такими сведениями, но полагаю, это произошло исключительно по ошибке, - принялась королева неловко защищать свою позицию.
  - По ошибке? - Ктара прикусила губу. - Но как же объяснить то, что в Келе они сжигают целые дома с женщинами и детьми? А слышали, как они поступают с человеческими деревнями на границах Келя?
  - Я считаю, это ложь.
  Эженталль обратился к королеве. Она бледнела и крепче сжимала вилку. Никто уже не ел. Ктара глубоко и расстроенно дышала, демонстрируя декольте с отделкой из кружев ручной работы во всей красе.
  - Ваше Величество, я приношу Вам извинения за печальную тему разговора, вовсе не подобающую ужину. Но я должен с прискорбием подтвердить слова Принцессы. Как Советник по внешней политике, я обязан следить за тем, что происходит поблизости от Тианшеля. И увы, поток беженцев в моё Княжество не ослабевает и приносит очень тревожные вести. Ещё ни одному городу и селу не удалось договориться о пощаде.
  Ктара с благодарностью посмотрела на арши. Синеглазый демон легко качнул головой.
  Лорана со смешанными чувствами смотрела в тарелку. Настроение и аппетит были безвозвратно испорчены. Наконец она выдохнула и строго оглядела собравшихся приближённых.
  - Господа, я прошу вас оставить меня наедине с гостями, - повелительно обратилась эльфийка к советникам и членам правящей семьи.
  Ослушаться приказа своей земной богини никто не посмел, и вскоре за ломящимся от яств столом остались лишь Ктара, Эженталль и Лорана. За спиной Принцессы по-прежнему неподвижно стоял Тьеор.
  - Я так понимаю, Вы недостаточно ясно поняли мой ответ, Принцесса, раз решили продолжить переговоры за моим гостеприимным столом.
  Ктара гордо выпрямилась, не теряя достоинства, но и не снимая окончательно маску нежной Принцессы, радеющей за мир во всём мире.
  - Я лишь не могу примириться с мыслью, что Ваше государство, столь милое моему сердцу, падёт под гнётом меча узурпатора.
  Королева немного смягчилась, откидываясь назад на высокую спинку:
  - Я понимаю Ваши чувства, милое дитя, но присоединиться к союзным войскам значит действительно обречь мой край на уничтожение. Вопреки расхожим мнениям, я всё-таки слежу за обстановкой на фронте, и понимаю, что даже с поддержкой Шанакарта Данестиан не справляется.
  - Не могу согласиться с этим утверждением, - уверенно возразил Эженталль, подаваясь вперёд. - Союзные батальоны сдержали наступление и даже освободили один город. Сейчас мы держим Галларда на достаточном расстоянии от столицы.
  Ктара скромно сложила руки на коленях:
  - Не хочу показаться резкой, но должна заметить, что в последние годы Данестиан Второй показывает себя как слабый правитель. И ситуация возле его столицы только доказывает это. Мне кажется, Элью и Кель было бы разумно снова объединить. Возможно, под Вашим мудрым правлением.
  Лорана грустно улыбнулась:
  - Увы, дитя, для этого слишком поздно. Пройдёт не больше двух недель, как Кель сдастся, и мы объединимся под знамёнами Галларда. Я вижу, что он молод и энергичен, мудро выбирает генералов и ведёт за собой народ. Эльфы будут рады объединиться под знамёнами столь сильного правителя. Мы древняя и мудрая раса, мы всегда выживали, и я верю, что впереди нас ждёт лишь процветание.
  Эжен опустил взгляд в тарелку, признавая поражение в войне с глупостью. Ктара сидела, обдумывая слова королевы и так и этак, прокручивая пальцами жемчужины. Хотелось просто подойти и потрясти её за плечи, ведь эльфийка явно пребывала в фантазиях, а не реальности. Особенно потрясали слова и молодости Лартиана.
  - Но ведь сейчас Галлард вырезает ваших братьев и сестёр, мирных жителей Келя. Они тоже эльфы, неужели в Вас нет желания защитить их?
  Эльфийка улыбнулась улыбкой всепрощающей матери:
  - Мы всегда готовы принять в наших домах мирных жителей Келя, мы даём им кров и пищу. Мы защитим их нашей любовью и заботой. Но не оружием.
  - Как же... - начала было демоница, но осеклась, осознав, что дальнейший разговор не имеет смысла. - Спасибо за ответ, Ваше Величество. И за потраченное время на то, чтобы его разъяснить.
  - Пожалуйста, милое дитя, - мягко сощурилась королева, делая глоток вина. - Но боюсь, визит совершенно испорчен, моя семья и советники пребывают в недоумении. Я не хочу, чтобы вы смущали их печальными рассказами, поэтому не сочтите за грубость, но не могли бы вы утром покинуть мой дворец? Я всегда буду рада принять вас в гости, когда ситуация на Материке разрешится, даже под новыми знамёнами необходимо будет поддерживать дипломатические связи. Но сейчас сложное время, вы должны понять.
  - Конечно, Ваше Величество, - Ктара улыбнулась. Так нежно на дверь ей ещё не указывали. Настолько проникновенно, что хотелось сию минуту собрать вещи и удалиться прочь, дабы не смущать столь душевных хозяев. - Надеюсь, наша договорённость относительно лозы в силе?
  - Разумеется, Принцесса, - удивилась вопросу королева. - Даже не сомневайтесь. Надеюсь, к следующему урожаю всё это недоразумение на Материке будет исчерпано, и мы снова сможем встретиться, отпраздновать праздник Молодого вина и поиграть в домино.
  - Буду с нетерпением ждать...
  В гостевые покои Принцессы арши возвращались потрясёнными и молчаливыми, каждому было, о чём подумать, чтобы обсудить произошедшее за закрытыми дверями.
  - Ужин был на удивление богат на пищу для размышлений, - подытожил Эженталль, садясь на ближайший стул.
  - Спасибо, что поддержал меня, - устало поблагодарила Ктара.
  Тианшель коснулся переносицы:
  - Мы на одной стороне, Принцесса. Ты защищаешь интересы Шанакарта, я защищаю интересы Шанакарта. Идея было неплоха. И сыграна хорошо. Никто не виноват, что играть пришлось с идиотом.
  Ктара сложила руки на груди и медленно прошлась по комнате:
  - Нам повезло, что она не выставила нас под конвоем или не взяла под стражу до прибытия Галларда.
  - Значит, переговоры удались.
  Идден иронично глянул на Эжена:
  - И после скольких переговоров Вам приходилось драпать через забор, Ваша Светлость?
  Тианшель слабо улыбнулся:
  - Пусть эта информация останется исключительно в моей памяти.
  Ктара с удовольствием посмотрела на Князя. Каким же он бывает, когда не... Она тяжело вздохнула и отвернулась.
  - Нельзя ждать утра. Нужно выехать сейчас.
  - А как же лоза? - хмыкнул Идден.
  - Мне кажется, что, если будем ждать утра, садить её придётся на наших могилах.
  - Потому что кто-то доставляет Лоране вести с фронта... - озвучил её мысль Эженталль, и Ктара хмуро кивнула.
  
  Дейриан вернулся в комнату, которую сейчас занимал, ближе к рассвету. Длинные атласные многослойные шторы плотно закрывали высокие окна и ещё больше сгущали сумрак внутри. Светлые предметы будто приглушенно светились, обрисовывая очертания обстановки. На широкой разобранной постели уютно растянулась спящая Селена, обнимая одну из подушек, по обнажённой спине струились светлые волосы, сползшее одеяло едва прикрывало ягодицы.
  Алый оставил на столе сумку и ножны и прошёл в ванную. Шум воды разбудил сильфу, и она сладко потянулась, с прищуром глядя на тонкую полоску света из-под дверей. Поднявшись, она села на постели и с улыбкой запустила ладони в волосы, приводя их в ещё более соблазнительный беспорядок. Соскользнув с кровати, она стащила со спинку стула кружевной халат.
  - Присоединиться, конечно, не позволишь?
  Дейриан слабо повернул голову по краю большой фарфоровой ванны и посмотрел на Селену, прижимавшуюся к дверному косяку. Кроваво-красные волосы касались кончиками мраморных плит пола.
  - Сегодня Галлард взял Аншерт.
  - Тот городок, который освободили союзники?
  - Да, - он вздохнул и прикрыл глаза, расслабляясь. От горячей воды шёл пар. - От союзников тоже немногое осталось.
  - О, так тебе пришлось сражаться против шанакартцев? - Селена прошла вглубь и присела на край ванны.
  - Технически это так. Но фактически мне пришлось сражаться более избирательно.
  - Но выжившие всё равно скажут, что ты убивал всех подряд.
  Алый остался равнодушен к замечанию.
  - Это не важно. Я не могу позволить Галларду усомниться во мне. А жертвы... Шанакарт уже пожертвовал этими воинами, когда отправил их на Материк. Все знали, что у них есть шанс отправиться на перерождение. Эта плата за жизнь самого Шанакарта.
  Селена опустила ладонь в воду и пропустила сквозь пальцы горячую воду.
  - Но как ты собираешься вернуться?
  Он только усмехнулся, изгибая бровь. Женщина погрустнела.
  - Понятно... Ты не собираешься возвращаться.
  Демон отвечать не стал, да и вопрос ответа не требовал. Она и сама прекрасно понимала, что шансов вернуться у него просто не было. Даже, если он убьёт всё семейство Лартиан, вокруг оставалось слишком много их сторонников и соратников, механизм уже был запущен.
  - Поражение союзников откроет путь на Рейленгарт, - сильфа покусала пухлые губки. - Видимо, я всё-таки была права, бежав оттуда.
   - Столица, конечно обречена. Шанакарт не успеет послать достаточное количество новых солдат, чтобы удержать её. Ты говорила, Князь Тианшель и Принцесса на переговорах в Элье?
  - Да, - Селена снова провела рукой по воде. - Но не думаю, что у них получится переубедить Лорану.
  - Переубедить в чём?
  - У вас здесь совсем нет разведки? - с удовольствием оттягивая момент истины переспросила Селена.
  - У нас есть Провидица. Галлард строит планы наступления только исходя из её сведений, а она делится откровениями только с ним. И думаю, избранными частями, - он едва уловимо нахмурился.
  Сильфа чуть придвинулась и провела мокрыми пальцами по его руке, поднимаясь от локтя к плечу, к груди, на которой висел чёрный камень на тонкой золотой цепочке. И сама увлечённо следила за своими прикосновениями.
  - Когда я была в Рейленгарте, один придворный советник мне очень эмоционально жаловался на то, что Лорана провалила переговоры с Данестианом, сославшись на то, что она не станет отражать атаку на Элью, если такая последует, а просто предложит ему союзничество и беспрепятственную оккупацию в обмен на сохранение её земель в целостности.
  Алый с видом крайнего непонимания и тревоги сел, вода с шумом плеснула через фарфоровый край, заливая пол. Арши уставился в одну точку, черты лица заострились, становясь хищнее.
  - Почему ты сразу не сказала?
  Она пожала плечами:
  - В какой момент между тем, как ты меня душил, и тем, как ушёл, я должна была сообщить тебе это?
  - Желательно, сразу. У тебя остался кто-то из подруг в Элье?
  Селена поджала губы:
  - Во дворце Лораны сейчас живёт одна из моих бывших девочек, удачно замуж вышла. Если ты хочешь, я попрошу её присмотреть за твоей делегацией.
  - Ты сделаешь это не потому что я так хочу, а потому что это нужно сделать.
  - Опять твои глупые правила. Тебе напомнить, что куртизанки не воюют?
  - Нет, они шпионят и прячутся за спинами тех, кто воюет. Не пытайся торговаться со мной, Селена.
  Алый поднялся и взял с чугунной витой вешалки полотенце. Обернувшись им, он вышел из ванной, просушивая часть волос, намоченную водой. Селена покорно последовала за арши и, пользуясь моментом, полюбовалась, как он одевается для сна. До рассвета оставалось не больше трёх часов. Отодвинув штору, демон выглянул в окно, окинул острым взглядом улицу и, наконец, лёг в постель, подтянув к себе одеяло.
  - Какой интересный у тебя амулет, Дейриан Мираль, - промурлыкала сильфа, сбрасывая на ковёр мокрый халат и проскальзывая под одеяло.
  - У всех есть пороки. Мой порок - тайная страсть к бижутерии, - отмахнулся арши, закрывая глаза.
  Селена музыкально засмеялась, тонкая ладошка нежно просочилась под его рубашку:
  - Никогда не видела бижутерии со свойствами искажать мысли.
  - Ну я же не сильфа.
  Женщина перелегла ближе и подложила под голову руку, наблюдая за ним.
  - А знаешь, сильфы влюбляются лишь раз в жизни...
  Дейриан перехватил её ладонь, начавшую выводить щекочущие узоры по его груди, и устало повернулся:
  - Селена, не драматизируй. Ты сильфа лишь наполовину.
  - А если так? - она прищурилась и встряхнула волосами. Из светлых они начали наливаться густым чёрным цветом, а глаза стали фиолетовыми.
  На эту попытку Алый беззлобно рассмеялся:
  - А в Тианшеля можешь?
  Сильфа обиженно приняла привычный облик и отвернулась. Дейриан заснул совершенно счастливым.
  
  29/10Вопреки опасениям Ктары и Эженталля, их побегу из столицы Эльи ничто не помешало. Точнее, никто не помешал. Либо королева не успела отдать приказ о их задержании, либо пока не догадалась, что могла бы оставить своих гостей разменной монетой. И теперь блестящая чёрная карета в окружении охраны быстро неслась по дорогам ночной Эльи в сторону границы.
  - Стоило ли забирать с собой весь багаж? - улыбнулся Эжен, глядя, как Ктара увлечённо роется в темноте в ящике с платьями, поставленном сейчас между сиденьями.
  - Стоило. Отъезд должен был быть похож именно на отъезд, а не на побег. Я всё-таки Принцесса.
  Карета внезапно сильно подпрыгнула на неровности дороги, и Князь едва успел поймать девушку за плечи, не давая упасть.
  - Осторожнее, Принцесса.
  - Как-нибудь потом, - легкомысленно пообещала она, снова запуская руки в недра ящика, заново разворошив платья. И довольно хмыкнула, что-то нащупав. - Ага!
  Из ящика были торжественно извлечены кожаные брюки, а затем и чёрная мягкая блузка. Ктара бросила их рядом с собой и подняла подол давешнего синего платья, под которым обнаружились высокие сапоги, повидавшие не один поход. Девушка быстро сняла их и с удовольствием натянула прохладные узкие брюки. А потом шаловливо улыбнулась и пересела на сидение рядом с Князем, поднимая руками волосы и подставляя ему ряд мелких круглых пуговиц на спине.
  - Ну уж нет, - усмехнулся он. - Нет.
  - Я могу и сама, - она обернулась, - и уверена, смотреть на это будет ещё интереснее, чем расстёгивать. Здесь ровно сорок бусин. И я смогу расстегнуть каждую. Но медленно. И мне будет ужасно неудобно.
  Тианшель только тяжко вздохнул, признавая поражение, и потянулся к пуговицам.
  - Ты приняла правильное решение, я должен извиниться, - тихо сказал Эжен, расстёгивая первые несколько бусин.
  - Может не стоит? После твоих извинений обычно ещё раз не мешало бы извиниться.
  Князь покаянно качнул головой, но она этого всё равно не видела.
  - Я всё-таки попробую, - он помолчал, прежде чем продолжить. - Мне жаль, что я не сдержался перед ужином и обидел тебя. Я был не прав и даже недальновиден. Если бы ты не вывела Лорану на откровенный разговор, мы впустую потеряли бы время. А возможно, и попали бы в ещё более опасную ситуацию.
  - Сейчас ты скажешь, что нам опять повезло, как и в Свободном?
  - Нет... Ты ведь знаешь, моя сильная сторона - аналитика, и я понимаю, что это не было просто везением. Я знаю, что ты взрослая и разумная девушка, при этом решительная и смелая, и мои обвинения в ребячестве несправедливы. Просто мне самому сложно принять это. И сложно научиться поощрять твои решения. После всех этих лет. А твоё похищение...
  Так вот в чём дело... Он так долго не давал ей и малейшего шанса, а когда позволил себе слабость, всё обернулось так трагично. Наверное, впервые она всё-таки поняла, что так выбило из колеи рассудительного и невозмутимого демона, которым она была очарована. Ей ужасно хотелось повернуться, но это могло разрушить ту откровенность, которая только-только начинала возникать между ними. Почти непроницаемая темнота кареты, мчащейся в ночи, давала ощущение исповедальни. И было легче признавать свои ошибки.
  - Моё похищение - только моя вина, - её мысли снова вернулись к Алому, вытащившему её из того отвратительного сырого склепа. - И я всё сделаю для того, чтобы её исправить.
  - Исправить? - последняя пуговица была расстёгнута, и арши отпустил края кружевной ткани.
  Ктара перекинула копну волос на грудь и опустила руки, глядя в пустоту.
  - Ты снова назовёшь это ребячеством. Но я не могу оставить всё так, как есть, - всё-таки она повернулась. В темноте её глаза слабо светились лиловым. - Ты не виноват. Ты делал всё, чтобы я тебя отпустила.
  Не удержавшись, она прижала к груди платье и подалась вперёд, мягко целуя его в губы и касаясь ладонью щеки. Демон не сдвинулся с места, но и на поцелуй не ответил. Ктара грустно улыбнулась, потянулась к блузке, быстро надела её и стащила платье с бёдер, обтянутых брюками.
  - И был крайне убедителен на балу, когда говорил, что я невероятная, но ты сделал свой выбор, - платье отправилось в ящик к остальной одежде, и девушка закрыла крышку на защёлку. - Это моя вина, что я не слушала.
  - Ктара...
  Она застегнула пуговицы спереди на блузке и подхватила с сидения куртку, которую достала уже давно. Надев её, демоница вытащила из-под неё волосы и достала из-за сидения ножны с мечами, надёжно спрятанные от любопытных эльфов.
  - Ты не собираешься в Шанакарт, - уличил Эженталль, горько глядя на неё. - Так ты решила всё 'исправить'?
  Принцесса твёрдо посмотрела ему в глаза:
  - А вдруг, для тебя это тоже шанс всё исправить? Просто помоги мне. И обещаю, если станет слишком опасно, я вернусь в Шанакарт.
  Он усмехнулся:
  - Спасибо, что сбежать не предлагаешь.
  Ктара задумчиво откинулась спиной на мягкое сидение. Действительно, по всем канонам романтических историй, которые они изучали в Академии, нужно было страстно признаваться в любви и уговаривать его сбежать, бросив всё на произвол судьбы. Но почему-то не хотелось. Принцесса покачала головой от самой себя. Она прекрасно помнила, что говорила ему на балу, как отчаянно любила в ту минуту, как вообще жаждала новой встречи с ним, стоя на борту брига. И совершенно не испытывала этого сейчас. Что-то переломилось в ней после его свадьбы, после Свободного, после того поцелуя и после всего, что он наговорил ей в карете и в Элье. Она уже просто не чувствовала доверия. Образ, который она лелеяла из детства - героя, который всегда будет за неё, растаял, уступив место реальности. И реальность была такова: перед ней сидел арши, который был безусловно предан её стране и её отцу, рассудительный, честный, безумно красивый и благородный. И главной его задачей было лишь уберечь дочь друга от глупостей. И от себя. Он жил своими обязательствами, а для себя он нашёл их немало.
  - Мы едем в Кель, - спокойно сообщила Ктара. - Как только пересечём границу, повернём. Если ты собираешься ехать в Шанакарт, стоит выйти у блокпоста.
  Тианшель вдруг осознал, что сам не знает наверняка, как ответил бы, если бы она предложила сбежать. В Шанакарте ждала такая размеренная, такая правильная жизнь...
  - Как прикажешь, Принцесса. В Кель, так в Кель.
  
  29/10
  Глава 7
  Полное поражение
  
  - Вы сожгли дракона, захватили деревню и растратили казну!
  - Ну, я же принцесса!
  Неизвестный шутник
  
  
  Ктара открыла глаза, как только карета остановилась. Девушка скинула с себя тёплую шаль с меховыми кистями, в которую завернулась во сне и сладко потянулась на мягкой кожаной обивке. За ночь тело совершенно затекло. Она бессильно растянулась на сидении и посмотрела на Тианшеля. Князь ещё спал, сидя, сложив на груди руки.
  - Ктара, - Тьеор открыл дверь. - Мы в лагере. Вчера мы потеряли ещё один город и две роты.
  - Что? - девушка мгновенно поднялась и вышла из кареты в рассветный туман.
  Эженталль открыл глаза и поморщился, разминая шею. За окном было совсем светло, вдалеке начинались блокпосты Рейленгарта, а вокруг стояли шатры и укрепления союзников. Дорога была заблокирована. Дорого бы он дал, чтобы больше подобного не видеть.
  Распустив растрепавшиеся волосы, Князь вышел на воздух, осматривая лагерь и всё больше мрачнея.
  Ктара вместе с Тьеором шла по направлению к большому шатру, увенчанному флагами Шанакарта. Откинув волосы за спину, арши отправился следом. Идден наверняка собрал всех командующих в шатре, чтобы ввести Принцессу в полный курс дела.
  - О, какой ты нарядный, Эжен, - вместо приветствия заметил один из командиров, присланных им из Тианшеля, когда он вошёл внутрь. - Где-то праздник, а нас не позвали?
  Князь равнодушно посмотрел на чёрный камзол, который не успел переодеть с ужина.
  - Во дворце Лораны каждый день праздник.
  - У нас тоже, - мрачно похвастался демон, и кивнул головой на широкий стол, на котором была нарисована карта. На ней были расставлены фигурки, башни и флажки. - Ночью галлардцы взяли Аншерт, они уничтожили почти весь батальон, который базировался там после освобождения.
  - Я слышал про две роты.
  - Да, если считать только шанакартцев, - подтвердил арши, и Тианшель тихо выругался.
  Ктара, скрестив на груди руки, внимательно изучала карту, слушая доклад об обстановке на сегодняшний день и о произошедшем за ночь. Идден был рядом, добавляя ей веса и серьёзности, не давая возможности демонам усомниться в праве Принцессы.
  - Вы уже сообщили в Шанакарт? - перебила она доклад, обходя стол и глядя на обстановку с другой стороны, пытаясь предопределить, каким будет следующий шаг.
  - Эти новости мы получили перед самым вашим приездом, поэтому сообщение ещё не отослали. Мы можем прямо сейчас...
  - Не нужно, - оборвал воина Князь, вставая за плечом Ктары. - Я сам свяжусь с Наместником.
  Командующий посмотрел на Ктару.
  - Принцесса?
  - Да... Пусть Его Светлость доложит в Шанакарт, - рассеяно подтвердила она, ближе наклоняясь к карте. - Почему так важен был Аншерт?
  - Что?
  Ктара выпрямилась:
  - Почему именно Аншерт? Он вдалеке от центрального тракта, относительно мал и уже не населён. Город не представляет тактического интереса, разумнее было не освобождать его, а укреплять оборону ещё свободных графств. Вместо этого, его освободил союзный батальон, а потом снова отбил Галлард. Так что такого важного в Аншерте?
  - До войны с Орденом там был один из телепортов, - ответил Эженталль, и Ктара повернулась к нему. - Как ты помнишь, раньше графства распределялись иначе, в столице каждого был телепорт. Аншерт не исключение.
  - И в Рейленгарте! - она с догадкой посмотрела в серьёзные синие глаза.
  - Так ведь столица Келя не переносилась, - подтвердил арши.
  - Помимо Аншерта у Галларда уже руины четырёх телепортов, - возразил Тьеор, опираясь ладонями на карту. - Если бы хотел напасть с тыла на столицу, давно бы их реанимировал.
  - Это не так просто, - покачал головой Эжен. - Кроме того, ты правильно выразился, большинство из них превращены в руины.
  - То есть, мы потеряли две сотни арши и даже не знаем, ради чего? - Ктара жёстко посмотрела на командира.
  - Виновные понесли наказание.
  - Они казнили разведчиков, - пояснил Идден.
  - Какова численность нападавших? - не отступала демоница.
  - По нашим сведениям, не больше трёх сотен. Они застали лагерь врасплох.
  Тьеор и Ктара быстро переглянулись, словно обменялись парой слов.
  - Это была ошибка эльфов, - стоял на своём командир.
  - Где расположены основные силы?
  Командир указал на ещё свободные два графства, открывавшие путь на Рейленгарт.
  - Мы ждём нового наступления по двум фронтам. Но большую часть шанакартцев уже отозвали сюда, на оборону Рейленгарта.
  - Как далеко сейчас проходит граница?
  - Четыре часа пути демону на даркинте.
  Принцесса убрала за ухо мешавшую прядь волос и обратилась к Иддену:
  - Найди нам место в лагере. Легиону нужен отдых.
  Тьеор быстро кивнул, полностью соглашаясь с Принцессой, и вышел из шатра. Он прекрасно понимал, что отдыха для своих арши она просит не из сентиментальных мотивов. Вечером они поедут к границе.
  
  Ктара стояла на вершине холма, глядя на расположившийся у подножия гарнизон союзников. Ветер был тяжёлый и влажный, лениво касался волос, заплетённых в нетугую, будто сотканную из чёрного тумана, косу, перекинутую через плечо, холодил скулы. Будет дождь. Густые облака уже заволокли небо, оставив лишь небольшую полоску светлого неба на западе, сквозь которую пробивался закат и красил всё в багровые тона. Даже её глухое чёрное одеяние легионера без каких-либо опознавательных знаков. Словно предсказание, предчувствие.
  Чуть поодаль, сидя верхом на чёрном даркинте, терпеливо ждал её Тьеор Идден, за его спиной неподвижно стоял легион. А рядом - Эженталль Тианшель, напряжённо наблюдавший за Ктарой.
  Утром он сообщил Наместнику обо всём, что произошло в Элье и в Аншерте, и к большому своему удивлению, получил довольно неоднозначный приказ. Оказать Принцессе необходимое содействие. И следить за каждым шагом. При необходимости - вмешаться. При необходимости... Его бы воля, уже бы вмешался и отправил в Шанакарт. Так он говорил себе, но в глубине души понимал, что это просто самообман. Какая-то часть его сознания, та, которая настолько пугала его самого и практически не поддавалась контролю, что о ней он предпочитал даже не думать, с хищным интересом следила за ней.
  Эженталль крепче сжал поводья, правая рука потемнела, длинные чёрные когти царапнули мягкую короткую шерсть даркинта, тот дёрнул могучей шеей, и наваждение исчезло. Князь выдохнул и отвернулся от девушки, снова обретая контроль.
  Ктара коснулась ладонью в перчатке лица, и нетканая тьма скрыла её черты до самых глаз, всё ещё светившихся лиловым. Одно усилие воли - и в них вернулся диковинный александритовый оттенок. Девушка подозвала коня и повернулась к арши.
  - Они близко, - коротко бросила Ктара, вскакивая в седло.
  - Кто? - переспросил Тианшель.
  - Галлардцы, - просто ответила демоница. - Похоже им понравился трюк с разведкой. Но сейчас на лёгкую победу они не рассчитывают.
  - Откуда ты знаешь? - иронично улыбнулся Князь, но всё же постарался присмотреться к горизонту на юге.
  - Воздух, - ответил за неё Идден, для которого это была родная Стихия. - Ветер южный, тянет с собой магическое напряжение. И мы достаточно высоко, чтобы его уловить.
  - Вы объединили Силы?
  Ктара предупреждающе посмотрела на Тьеора.
  - Да, - не стал выдавать Идден их секрет.
  - Почему ты думаешь, что на лёгкую победу они не рассчитывают? - этот вопрос Тианшель задал, словно бы проверяя её.
  - Потому что у них это получилось однажды, а значит, следующего раза не будет, - покладисто, но немного насмешливо ответила Ктара, разворачивая даркинта по направлению к лагерю.
  И возможно, ей показалось, но в глазах Князя мелькнуло одобрение.
  Идден дождался, пока Ктара немного отъедет, и придержал коня Эженталля. Тот холодно посмотрел на чёрную перчатку, сомкнувшуюся на поводьях.
  - Ваша Светлость, прошу прощения за откровенность, но Вам не стоит пытаться учить Её Высочество.
  - Я не пытался...
  - Пытались. Но Вы должны учесть, что у неё был другой учитель, и он тридцать лет готовил её сражаться за свой народ, как только это понадобится. И ещё кое-что... - Тьеор был спокоен, но непреклонен. - Сейчас легионом командую я, и прошу Вас не вмешиваться.
  - Наместник приказал мне оберегать Принцессу, -не стал спорить, но пространно предупредил Эжен.
  Идден невозмутимо стянул с лица повязку, прикрывавшую шрам и ослепший глаз.
  - Не мне напоминать Вам это, лорд Тианшель. Но на войне невозможно кого-то уберечь. Война - хитрый, живой и изворотливый зверь. Сколько разных послов и королей были убиты, когда у войск был приказ провезти их через фронт в целости и сохранности? Сейчас Ваше место - управлять. Но не моими арши, это отлаженная система.
  - Принцесса... - начал было Эжен, но демон Воздуха почти издевательски прервал его.
  - Принцесса? Какая Принцесса? - с этими словами Тьеор коснулся лица, укрывая его нетканой тьмой.
  В легионе нет имён. Это Эженталль помнил очень хорошо.
  В войну с Орденом легион Уничтожителей был огромным подразделением и насчитывал около пяти тысяч арши. Внушительная цифра для специализированного отделения. Нежить, мародёры, озверевшие на войне люди и нелюди, приспешники Тёмного бога, адепты Ордена... Вся эта нечисть, расплодившаяся на Материке и распространившаяся, как зараза, требовала решительных и безжалостных мер. И на несколько долгих месяцев легион стал трибуналом и спасением, дробясь на взводы, под эгидой почти победивших Союзных войск, он очищал земли королевств от всей грязи, что принесла с собой война и людская жажда власти. И приближал победу. И те, кто остался в живых и остался на службе Короны, до сих пор носили гордое имя - легион. Легион из двадцати арши.
  Прибыв в лагерь, Эженталль последовал совету Иддена и влился в командование. Его сведения о том, что сегодня может быть второе ночное нападение встретили без удивления. Наученная горьким опытом предшественников, разведка куда внимательнее относилась теперь к своему делу. План был прост и элегантен - ждать. И ждали. Когда Князь вышел из шатра командования, смог лично в этом убедиться. Закат угас, сумерки быстро сменились глухой чёрной ночью, так и звавшей к отдыху, и внешне лагерь производил довольно мирное, расслабленное зрелище. Кто-то в домино играет, кто-то у костра фляжку передаёт, кто-то оружие чистит и готовит. И всё медленно-медленно, тягуче, лениво. Легион держался особняком, и на их компании ни эльфы, ни шанакартцы не настаивали. Выбрав место почти в центре лагеря, они тихо сидели возле огня, изредка переговариваясь о чём-то.
  Эженталль подошёл к ним и присел на мягкую смятую землю. Трава уже была утоптана тысячами сапог, вдавлена в сырую почву.
  - Что эльфы говорят? - спросил Идден.
  Ответить Тианшель не успел. Отдалённый раскат грома глухо сотряс низкие тучи, будто набираясь сил, и вдруг ударил в землю перед лагерем неестественной зелёной молнией, от которой полыхнула огнём земля, разрываясь от нестерпимой Силы. Это была не ошибка, это было зерно паники, но упало оно в подготовленную землю.
  Приказы командиров почти мгновенно выстроили солдат для отражения атаки. Взяв оружие, они двинулись вперёд, ставя щиты.
  - На передовую, - коротко бросил Тьеор, призывая даркинта и вскакивая в седло. Легион последовал приказу, как единый механизм. Тьеор посмотрел на Эжена. - И не вмешивайтесь, Князь. Не вмешивайтесь.
  Он пришпорил коня, и чёрные всадники без единого слова сорвались с места. Тианшель призвал даркинта. Вмешиваться в работу легиона было действительно нельзя, это могло разрушить всю их тактику и оказаться смертельно опасно, но и оставить Принцессу на произвол неверной солдатской удачи он не мог. Следовать рядом, только так.
  К этому невозможно подготовиться, это наступает неотвратимо и быстро, как цунами. И поглощает в безумном бессистемном ритме крови, магии и оружия. Весь мир замирает где-то далеко, перестаёт существовать, а вокруг - давка, давка, горячие тела, скользкая кровь, дурманящий и тошнотворный запах. И грязь, грязь, грязь. Трусость, смерть и безумная, ничего не соображающая оборона. В рукопашной сложно понять кто ты - нападающий или обороняющийся, есть только удары, невозможная ярость, только, чтобы выжить. Первобытный ритм. Из потревоженного неба на землю обрушился дождь, перемежаясь с ударами заклятий и чистой, не сформированной ни во что магии.
  Легион объединил Силы, переставая существовать как личности по отдельности и существуя теперь как один организм, методично и без устали перемалывающий врага, то оставаясь на месте, то шагая вперёд, переступая месиво из тел и грязи. Магия, оружие, ярость и жажда крови у них были одни на всех. Почти теряя человекоподобный образ, полуобращаясь, они дикой стаей крушили всех, кто попадался хоть под один меч, хоть под одно заклинание. Время остановилось, не было ничего, кроме дикого шума в ушах и бесконечной липкой крови.
  Ктара облизнулась, чувствуя на губах ржавчину и приторную соль. Сколько прошло? Минута? Десять? Час или несколько часов? Всё потеряло важность. Всё потеряло смысл, кроме одного - выжить, не останавливаться. Она жадно впитывала всё, что могла получить здесь - магию, обращённую против неё, свежую кровь, наполненную чужой Силой, даже страх и ненависть, чужую жажду жить. Всё проходило через её ауру и вены, вливаясь в тех, кто был объединён с ней сейчас, подпитывая их и используя их возможности по максимуму.
  Кажется, они так и остались стоять на равнине у подножия города, когда с южной стороны раздался протяжный низкий сигнал отступать. Прошло ещё много времени, как галлардцы начали покидать рубежи. Ободрённые союзники потянулись следом, убивая как можно больше тех, кто завтра снова пойдёт в атаку.
  - Уходим, - хрипло скомандовал Тьеор, когда мимо пронеслась конница преследователей: это выжившие арши призвали даркинтов, помогая пехоте.
  Ктара смахнула с лица, скрытого маской, кровь и повернулась к нему, тяжело дыша. Светлые волосы красными сосульками облепили голову и ворот куртки, лоб весь был в бурых и алых разводах, а над нетканой тьмой ярко выделялись глаза. Принцесса знала, что и сама выглядит так же. Даже хуже... Она опустила взгляд вниз, мокрая коса липла к такой же мокрой одежде, а края пальцев на чёрных перчатках размывались чёрным туманом. Ктара встретилась взглядом с Идденом, он смахнул заклинанием кровь и грязь и снова подозвал даркинта. Демоница повторила жест и, влезая в седло, буквально чувствовала, как всё ещё пульсирующая в теле забранная энергия успокаивается, приходит в равновесие и прячется где-то внутри. Развернув коня, она натолкнулась на взгляд Тианшеля. Он был неподалёку, между ними с шумом и яростным криком проносились воины, всё не навоевавшиеся, а Принцесса смотрела на Князя.
  Его глаза были черны, с серебристого меча и одежды капала кровь в мешанину грязи, усеянную рубленными трупами. И было в облике демона Жизни что-то такое хищное и потаённое, что было частью этого мира мертвецов. Эти демоны не только дарят Жизнь, они и отнимают её, крадут. Как она сегодня.
  Ктара, всё ещё ощущая дыхание Виаля в груди, усмехнулась, зная, что под маской он этого не увидит. Кто-то говорил, что не совладавший с собственной Силой ребёнок убил своих родителей одним касанием. Но кто знает правду?
  - Уходим, - повторил Тьеор, и Ктара пришпорила коня.
  Эженталль помотал головой и махнул ладонью, из ниоткуда вылавливая поводья даркинта.
  
  Дейриан Мираль никогда не любил срочные совещания. Во-первых, они всегда говорили о том, что где-то что-то пошло не так, а во-вторых, потому, что назначались они, как правило, совершенно невовремя. Например, сегодня его оторвали от очень занимательного разговора с Селеной, которой удалось узнать, что Принцесса покинула Элью ночью, а с ней - Князь и легион. Куда именно они направились, было неизвестно, так как их отъезд напоминал срочный побег. Больше Селена ничего не знала, но предположила, что Князь Тианшель забрал девушку в Шанакарт. В пользу этой версии говорило хотя бы то, что Эжен не позволил бы вмешаться ей во что бы то ни было, хоть мало-мальски опасное. С другой стороны, именно он не уследил за тем, что Ктара осталась в одиночестве и попалась Галларду. Лучше бы в постель уложил, честное слово!
  Эти размышления составили ему не сказать, что приятную, но увлекательную компанию, пока он шёл по вычурным коридорам эльфийского особняка в огромную столовую, которую Галлард превратил в импровизированный зал Совета. За дверьми собрались уже практически все. Галлард сидел во главе стола, отодвинув высокий стул подальше и обозревая присутствующих. Тиннерис стояла рядом с его плечом, опершись сложенными ладонями на точёный изящный уголок. И обозревала куда больше, вглядывалась не в лица, а в мысли.
  Мираль пробился сквозь толпу к Эддару и встал рядом.
  - Тебя, вижу, тоже прервали от чего-то интересного?
  Алый окинул его взглядом - на дорогом светлом камзоле багровели капли крови. На Дейриане - помада одной почти отчаявшейся сильфы.
  - Я ищу баланс в жизни между войной и любовью, так всё чувствуется острее.
  - Поверю тебе на слово. Я считаю, что успеха возможно достичь только в одном, любимом деле. Вот мой баланс!
  - И зачем нас оторвали от любимых дел? - нисколько не покривив душой, спросил арши.
  - Наступление не удалось, кого-то даже взяли в плен. Отец в бешенстве.
  Мираль задумчиво сложил на груди руки. Может, и не зря оторвали от разговора. Он сосредоточился на чете Лартиан, внимая каждому слову и жесту. Образцовый верноподданный или образцовый враг. Впрочем, какая сейчас разница?
  Галлард начал говорить, и все разговоры в зале смолкли, Тиннерис прикрыла глаза, прислушиваясь к чужим мыслям, проходившим сквозь её мыслеобразы. Он долго и серьёзно говорил о тактике, о том, что внезапная атака не удалась, обнаруживал ошибки в командовании и поведении солдат, обличал трусость и неумение сражаться. А потом перешёл к описанию врага, с которым пришлось столкнуться...
  - В их рядах был некий отряд из восьми бойцов, который наши бывшие наёмники назвали Легионом...
  Дейриан едва не вздрогнул. А потом чуть в сердцах не выругался. Кажется, Принцесса отправилась совершенно не в Шанакарт!
  
  Ктара сомкнула полы своего кожаного шатра и развеяла тьму, скрывающую лицо. Небрежным движением расплела волосы и расстегнула глухо закрытую куртку. Духота и усталость, вот, что владело ею сейчас. Девушка прошла по шатру, отодвинула полупрозрачную, украшенную сверкающими растительными узорами вышивки, занавеску, где находилась постель, выложенная из множества подушек, и устало упала животом на серебристый шёлк. Подтянув к себе охапку мягких подушек, арши прикрыла глаза. Никто не знал, как тяжело Принцессе давалось обращение к Хаосу. Кроме Мираля.
  Ктара поморщилась, от небольшого головокружения начинало подташнивать, а перед глазами калейдоскопом вертелись быстро сменяющиеся образы - кровь, кровь, латы, оружие, смазанные чужие лица. Сердце билось часто и сильно, разгоняя по венам магию, которую некому было сейчас передать, и чувствами, которыми не с кем было поделиться. Она выдохнула и открыла глаза. Буря утихнет сама. Рано или поздно.
  Лёгкий перезвон оповестил о незваном позднем госте, ждущем её возле дверей, и демоница поднялась с мягкого ложа.
  - Вы ещё не спите, Принцесса? - с полуутвердительной интонацией и лёгкой укоризной спросил Эженталль, когда она впустила его внутрь.
  - Я никогда не могу заснуть сразу после боя. Мне нужно ощутить, что я действительно здесь и действительно жива, - хрипловато и резко ответила Ктара, снимая куртку и кидая рядом с раскладным низким столиком.
  Арши кивнул, ему было знакомо это чувство. И оно никогда не проходит, сколько бы битв ты не оставил за спиной. Демон проследил за Ктарой. Она отвернулась, встряхнула волнистые от косы волосы, и медленно размяла рукой шею. Чёрная рубашка надёжно скрывала её тело, но отзывалась на каждое движение, обрисовывая силуэт. Тианшель тряхнул головой, отгоняя навязчивые мысли, принадлежавшие явно не ему, а тому монстру, который, почуяв кровь, вырвался на свободу на поле боя. Там он необходим. Здесь ему нет места.
  - Я говорил с твоим отцом.
  - Давай угадаю. Ты рассказал, что я приняла участие в битве, и он потребовал, чтобы я немедленно вернулась в Замок? - саркастично спросила Ктара, наклоняясь и выуживая из-под столика бутылку рома.
  - Нет, он не против, если ты останешься. Но он просил напомнить тебе нечто важное. До утра я ждать не мог.
  Она сделала глоток обжигающего рома, поморщилась от его сахарной сладости и жгучести и подошла к Князю. Рассматривать его было одно удовольствие - замерший и невозмутимый. Совершенная маска снова скрывала его истинные чувства. Демоница усмехнулась, поднося к губам бутылку и делая ещё глоток. Эжен неодобрительно свёл чёрные брови, но ничего на это не сказал.
  - Он просил напомнить, что Галлард со своими приспешниками считает тебя убитой. И ради твоей безопасности лучше, чтобы так и оставалось.
  - Это лишь дело времени. Не имеет значения.
  - Ктара, они могут...
  Договорить она ему не позволила. Плотно закупорив бутылку, она снова откинула её в груду подушек возле столика и, приблизившись к Эжену, поднялась на цыпочки и медленно обвила руками его шею. Арши заледенел.
  - Принцесса, я уже говорил Вам, что не могу ответить на Ваши чувства, - скучно повторил он в миллионный раз, и девушка едва не рассмеялась. Впервые ей это было безразлично.
  - О, оставьте себе Ваши чувства, ваша Светлость, мне они совершенно не нужны. Я просто хочу почувствовать себя живой, - проговорила она, глядя ему прямо в глаза, и осторожно поцеловала, стаскивая с него чёрную куртку.
  - Ктара... - разочарованно выдохнул арши, сдаваясь и, крепко прижав к себе девушку, поцеловал в ответ.
  Она только мягко улыбнулась, прикусывая губу, закрывая глаза и проводя ладонями по горячей крепкой спине. Это явно не походило на смерть.
  
  Ктара открыла глаза и несколько мгновений просто рассматривала слабо мерцающие узоры на шёлковой стене шатра, разбавляющие кромешный мрак. Было так тепло, Эжен обнимал её одной рукой, бережно прижимая к себе и уткнувшись носом ей в затылок. Принцесса вздохнула и чуть привстала. Прошлая ночь была чудесной, наверное, она получила всё, что хотела, о чём даже мечтала. Было столько прикосновений, мягкая кожа скользила по коже, долгие жадные поцелуи в полумраке ... И абсолютная пустота внутри. Которую и хотелось заполнить близостью, но кажется, пустота стала ещё более осязаемой и бездонной.
  Нужно было отвлечься.
  Ктара осторожно, стараясь не разбудить Князя, освободила свои волосы, подняла его руку с себя и выскользнула из-под мятого шёлкового одеяла и из тёплых объятий. Эжен подтянул к себе одну из подушек и продолжил спать. Демоница усмехнулась, глядя на любовника и поднимая с мягкого пола разбросанное бельё. Быстро облачившись в красивое кружево, уцелевшее вчера чудом, Ктара магией распрямила спутанные волосы и вышла из-за полупрозрачной занавеси. Подобрав с ковра остальную свою одежду, девушка оделась, натянула высокие сапоги и вышла на улицу, сразу же скрывая лицо маской из самой черноты.
  Утро было холодное и сырое. Серое и низкое небо нависало над лагерем, как небелёные паруса, почва под ногами окончательно раскисла, и сапоги по щиколотку уходили в грязь. Несмотря на ранний час, кругом кипела жизнь. Повсюду распространялся запах еды, звон оружия и резкие окрики. Из легионеров не было никого видно, Ктара достала из кармана Стекло, разложила и написала Иддену. Ответ пришёл незамедлительно, они её ждали в шатре командования.
  Но стоило только подойти к шатру, как Идден сам вышел ей навстречу.
  - Как насчёт лёгкой конной прогулки?
  - Вдвоём?
  Тьеор кивнул, призывая даркинта. Дожидаться он не стал, знал, что она последует.
  - Очень романтично, - девушка вскочила в седло и пришпорила даркинта. - Куда мы?
  - Нужно осмотреться.
  Выехав подальше, Тьеор наконец остановил коня на высоком холме, восточнее города, который союзники отстояли вчера. Лагерь отсюда просматривался, как на ладони. Чужой лагерь. И чужой город.
  Арши спешились и встали в тени деревьев, промозглое утро делало её ещё насыщеннее и надёжно скрывало демонов.
   - Аншерт... Подумать только... - почти восхищённо пробормотала Ктара, осматривая выжженные Светом окрестности с обугленными развалинами города на горизонте.
  Перед городом, прямо на запекшейся земле, был разбит мобильный лёгкий лагерь для защиты. И кажется, полностью состоял из наёмников и... эльфов. Большая часть сил, взявшая Аншерт, базировалась в самом городе. Вернее, в том, что от него осталось после двух сражений.
  - Сколько их там? - спросила Ктара, прищуриваясь.
  Идден оперся ладонью на жёсткий ствол дерева:
  - Посылали пташку на разведку. Около двух тысяч.
  - Около, я так понимаю, в большую сторону?
  - Правильно понимаешь.
  - И в атаке вчера они не участвовали, - с полувопросительной интонацией произнесла Принцесса. Демон покачал головой. - Значит, охраняют.
  - Просто удерживают. Хотя освобождать его никто не рвётся.
  - Данестиан смирился с потерей территорий?
  - Смирился с тем, что союзники обречены против галлардцев.
  Ктара изогнула бровь:
  - Тогда что мы тут до сих пор делаем?
  - Мы? - выделил он.
  - Мы - отдельный разговор. Я о арши.
  - Данестиан хочет спасти столицу, а мы - узнать врага и сократить его численность.
  - Да, и это обоснованно, пока цели оправдывают потери. Но защита Аншерта не стоила наших потерь.
  - Как знать, - протянул Идден.
  Девушка прикусила губу, как делала всегда, когда принимала сложное или рискованное решение. Город был так близко. Она вздохнула и выпрямилась.
  - Как думаешь, с той стороны города у них тоже батальон?
  Тьеор усмехнулся, но маска скрыла от неё этот жест:
  - Там река. И патрули.
  - Из арши?
  - Нет, тоже эльфы и наёмники разных рас. Арши он оставляет для штурма.
  Ктара понятливо подозвала даркинта. Кружным путём, через поля и небольшую рощу, Ктара и Тьеор добрались до реки. Берег был дикий, заросший, но сейчас это было только на руку: идти пришлось вброд вдоль берега, и густые заросли травы и ивняка прикрывали их. Через час медленного и осторожного пути показалась разбитая магией речная пристань и руины домов в чёрных огромных пятнах сажи. На осколке мраморного языка дежурили четыре тролля. Все из Свободного. Они громко переговаривались, обсуждая что-то до того скабрезно, что вынести это мог только троллий язык.
  Идден, шедший впереди, остановился и предупреждающе выставил назад руку, заставляя Ктару замереть на месте. Она неслышно опустила ладонь в карман куртки и достала пару серебряных монет, завалявшихся там ещё с прошлой операции. Мраморный язык просматривался отсюда плохо - кусты, скрывавшие легионеров, мешали в полном объёме оценить условия. Но ей и без этого было понятно, что двух монет не хватит. Поэтому так же тихо она беззастенчиво забралась в карман куртки напарника. Возмутиться тот не стал, только удивлённо смотрел, как Принцесса грабит его ещё на три монеты.
  Этого уже должно хватить. Она крепко сжала четыре монеты в ладони и бесшумно, даже задержав дыхание, поднырнула под руку Иддена, заставив того одними губами прошипеть: 'Куда ты? С ума сошла?', приблизилась к мрамору почти вплотную и быстро подкинула одну монету высоко вверх. Когда она приземлилась, тролли с галдежом кинулись смотреть на диво дивное, а Ктара, почти не целясь - магия доведёт дело до конца, бросила в них четыре остроконечные серебряные звезды. Над монетой рухнули четыре хрипящих полутрупа, заливая мрамор тягучей почти чёрной кровью. Иногда так приятно быть демоном, которому подвластны металлы.
  Улыбнувшись, Ктара легко подтянулась из воды на каменный язык и в ожидании Тьеора остановилась посмотреть на серебрушку в окружении сребролюбцев.
  - Тео, тебе сдачу вернуть?
  - Должна будешь. Нечего деньгами швыряться направо и налево! - он вылез на камень и хмуро осмотрелся. - Скоро эту кучу трупов увидят. Нужно было их обходить, а не убивать.
  - Так быстрее, - пожала она плечами, поднимая с камня чужой плащ с гербом Лартиана и уже собираясь уходить.
  - Нельзя их так оставлять.
  - Без отпущения грехов и отпевания? - саркастично фыркнула она, влезая в чужой плащ.
  - Их увидят, - стоял на своём Тьеор.
  Демоница подняла голову - из-за туч только-только появлялось ленивое, умытое дождями солнце, обнаруживая их угольные одежды ещё ярче. Может, хоть вспышку солнце спрячем?
  Принцесса недовольно рыкнула и вернулась к телам. По ней опаснее было терять время. И на разговоры в том числе. Быстрее обшарят город, быстрее уберутся отсюда. Сжав челюсти, она опустилась перед ближайшим троллем и прикрыла глаза, сосредотачиваясь. Перчатка скрывала это, но девушка физически чувствовала, как на коже разгорается чужая руна, нарисованная чужой кровью. Запрокинув голову, Ктара поглубже вздохнула, отыскивая совершенно иную магию. Под пальцами очень медленно и тускло начал разгораться Свет. Ктара усилила нажим, от усердия морща лоб. Как же далеко... Яркая вспышка изнутри озарила тело тролля и испепелила в прах. Будто цепная реакция прошла по всем, кто соприкасался с ним, расчищая мрамор. Идден непроизвольно отступил на полшага, давая Силе простор.
  Ктара быстро обернулась. Тишина. Никакой тревоги. Кажется, аллея из деревьев всё-таки скрыла вспышку.
  - Зря время потеряли, - она встала, разворачиваясь к городу. - Алый бы просто сбросил их в воду и засёк время, когда они доплывут до следующего патруля. Всё равно, через некоторое время смена придёт и поднимет тревогу.
  - Может, ты и права, - не стал ни спорить, ни соглашаться Тьеор, натягивая на плечи чужой, слишком просторный плащ и застёгивая фибулу.
  Девушка накинула на голову капюшон и вытянула из-под него волосы. Длинные светлые волосы. Маска растворилась, черты изменились, холодно блеснули зелёные глаза. Теперь высокую Принцессу вполне можно было принять за эльфийского юношу. Проклятые Инниары.
  Тьеору подобная маскировка не была нужна, он ограничился капюшоном.
  - Хочешь взглянуть на портал? - уточнил арши, ступая на извилистую дорогу к складам и городу. Ктара шла впереди.
  - Именно. Знаешь, где он, или по старинке полезем на крышу?
  - От крыш там ничего не осталось, - сразу разочаровал Идден. - Одни дыры. А портал... На центральной площади. Эльфы же тянутся к прекрасному, фонтан из него сделали.
  - На центральной, значит. Плохо.
  Тьеор улыбнулся - сразу думает о том, как будут отступать.
  Девушка тем временем как раз дошла до серого здания сразу за аллеей и свернула, стала медленно пробираться по зарослям дикого кустарника вдоль шершавой глухой стены. Нельзя приходить с пристани - лишнее внимание. Ктара обогнула дом, выглянула из-за угла, прислушалась. Тишина и шелест тёплого ветра в листве, траве. Солнце припекало пустырь за домом, отражалось в пыльных узких окнах ближайших зданий. Здесь были склады. Огромные и опустошённые склады. Всё ценное Галлард уже вывез. И их уже никто не охранял.
  - Склады упираются в восточные ворота города, сразу за ними - рыночная площадь, - Тьеор указал рукой вперёд. - Слуховое окно видишь? Если пройдём по складу, можно незаметно добраться до лавок. Их там очень много и все уже разграблены. Затеряемся среди них и выйдем к домам. А там недалеко до площади.
  - Сколько времени нам нужно?
  - Час на дорогу.
  - Много. Можем не успеть до тревоги.
  - Нужно было дождаться тролльего пересменка.
  - Да. И легион взять, и вообще наступления подождать, чего уж там, - шикнула на него Ктара. - Оставим сюрприз в складах. Взорвём к бесам собачьим. Отличный отвлекающий манёвр.
  - Тогда начинаем, - Тьеор присел на корточки и начал выводить рукой сложную формулу отстроченного заклинания. Пересекающиеся линии магии искрили синим и красным.
  Демоница вытащила из ножен длинный кинжал и, скрыв его складками плаща, быстро пробежала по пустырю до следующего здания. Скрывшись за углом, она опустилась на одно колено в траву и начаровала такую же формулу. Как только закончила, толкнула сетку заклятия на серые камни стены, и та растворилась в них, исчезнув. Девушка упруго встала на ноги, посмотрела вверх, а потом с силой вогнала кинжал в зазор между камнями. Опершись на рукоять подошвой сапога, она поднялась выше и ухватилась кончиками пальцев за шероховатый край окошка. Под кожей зашуршал песок, нанесённый сюда ветром и дождями. Ещё и этот плащ... Ктара прикусила губу и спрыгнула на траву. Откинула плащ за спину. Выдернув кинжал, она вбила его выше. На этот раз удалось. Запрыгнув на грязный подоконник, демоница выбила мутно-серое стекло и сбросив осколки внутрь, уселась поудобнее.
  Тьеор подошёл к стене и бросил ей кинжал. Ктара поймала острое лезвие и положила рядом. А затем протянула демону руку и втащила его в тёмный, пыльный склад. Заложив внутри ещё несколько отсроченных заклятий, они вышли на маршрут, предложенный Идденом. Как он и предполагал, рыночная площадь была застроена мелкими лавками, теперь выпотрошенными наёмниками и разбитыми боями. В некоторых лениво рылись стервятники, пришедшие с Галлардом, пытаясь отыскать что-нибудь ценное и до сих пор целое, что пропустили до них. На двоих арши, и так державшихся в тени, никто не обратил внимания. Здесь мало кто был знаком друг с другом.
  - До фонтана четыре квартала, - буднично заметил легионер, подталкивая Ктару в очередную узкую улочку.
  Мощёная дорога была засыпана битыми камнями и стеклом, обломками деревянных рам. Ктара легко взбежала на гору мусора и... Вдалеке, у причала, раздался взрыв. В солнечное небо поднялся столб пыли и дыма. Город подняла магическая тревога. Галлардцы рванули со всех щелей в ту сторону.
  Идден грязно выругался, схватил спутницу за руку и втолкнул в рваную дыру в стене некогда красивого, розового дома. Внутри был отвратительный бардак из рухнувших перекрытий и лестниц. Пыль кружила в столбах света. Ктара прижалась к остаткам шёлковых обоев и обернулась к оконному проёму. По улицам неслись ругань, приказы, лязг оружия, цокот копыт. Они ещё не поняли, что именно произошло, не знали, нападение это или случайность. Следом раздался ещё один взрыв. И ещё. Грохот начал сопровождаться громким градом из обломков складских стен.
  - Кто-то сунулся к ловушкам, - бросил Тьеор, хмуро прожигая взглядом улицу, которую заполонили галлардцы.
  - Бежим к фонтану и убираемся отсюда, - Ктара облизнулась. - Сейчас они обыщут пристань и примутся за город.
  Идден дёрнул головой и побежал по полуразрушенному особняку к противоположной стене. Путь по улицам для них был заказан.
  Избегая встречи с патрулями, прячась в домах и закоулках, они добежали до фонтана. Идден отсчитывал кварталы, как минуты. Томительно, напряжённо. Никакой открытой магии, добираться только своими силами. Держаться как можно дальше от восстановленных домов. Почти сливаясь с местностью, при любой упавшей тени нырять в укрытие... Поиски начались очень быстро. Крики приближались. Галлардцы разбились на отряды и прочёсывали улицы и дома. К городу уже подступали и те, кто оставался в лагере на равнине, скоро они войдут в город и начнут смыкать кольцо.
  Ктара едва успевала за Идденом, который бежал по осколкам и грязи, словно дворовый кот. Быстро и осторожно, бесшумно. Плащи могут их обмануть. Но надолго этого не хватит. Стоит только шаг сделать не в ту сторону, и игра закончится. Взбираясь на очередную лестницу без начала и конца, Тьеор вдруг замер, глядя в выбитое окно.
  - Провальная была затея.
  - Что такое? - Ктара встала рядом, касаясь щекой его плеча.
  Особняк, стоявший рядом превратился в сплошную гору кирпичей нежно-голубого цвета, и вид теперь отсюда открывался чудесный. Как раз на Центральную площадь. Полностью забитую вошедшими в город с запада галлардцами, оставившими защитный лагерь. Посередине бил струями чистой воды в никуда фонтан. Крошево телепорта усеяло всё вокруг, окрасило воду в чаше в грязновато-серый цвет - от ударов воды пыль постоянно поднималась со дна, мутила воду. Магии от него не чувствовалось совершенно никакой, даже вода не очищалась. Телепорт больше не существовал. Что бы ни привело сюда Лартиана, это не надежда напасть на Рейленгарт с тыла.
  Ктара выругалась и сжала челюсти.
  - Нужно уходить, - озвучил её мысли Тьеор.
  Внизу послышались голоса и шаги множества ног. Сюда шёл отряд.
  Тьеор машинально обернулся, прикидывая, как уходить. Можно разделиться, отправить девчонку на крышу и спуститься к отряду, слиться с ним. Но что, если там кто-то из Свободного?
  - Уходим, - Ктара решила всё за него.
  Хлопнув арши по плечу, она юркнула дальше по лестнице, выше. Голоса приближались. Выбора больше не было.
  Достигнув ближайшей площадки, которой касались обломанные ступени, Принцесса мягко прыгнула на пол, устланный пыльным ковром и побежала по коридору, перекинув через локоть полы плаща, чтобы не шумел. Краем сознания демоница порадовалась, что пол здесь мраморный, тихий, погребённый под слоем плотного ковра. Назад она не смотрела, чувствовала, что Идден следует за ней, не отставая. Как и нечаянные преследователи. Они ещё не обнаружили их присутствия, поэтому лениво обшаривали этаж за этажом. Пинали камни внизу, отталкивали обломки мебели. Коридор всё не заканчивался. Скоро чуть стих шум и голоса. Но Ктара остановилась только у лежащей на ковре выбитой двери, из проёма лился яркий солнечный свет. Чужая спальня. Розовый шёлк, разбитые зеркала. Прозрачные занавески легко колыхались, будто пытались смести сверкающие осколки под балконной дверью. Под балконом расположился сад, сразу за ним - набережная пойманной в гранит речушки. Густые кусты роз негостеприимно шелестели тёмно-зелёной листвой и ароматными бутонами. Ктара облизнула губу, глядя попеременно вниз и вперёд. Тридцать футов. Не так высоко. Если бы ещё не розы...
  - Лучше вверх.
  - Нет.
  Ктара развернулась и потянула к себе органзу занавесок, магией заставляя стальные декоративные крючки бесшумно отпустить нежную ткань. Как паруса, они опустились на пол. Девушка спешно связала оба куска ткани крепким узлом и подала Тьеору один край. Арши неодобрительно качнул головой и продел ткань сквозь чугунную решётку балкона, перехватывая край. Ктара жест повторила, напряжённо продумывая, куда дальше. Не проронив ни слова, она взяла свой край и аккуратно перешагнула перила. Идден встал рядом и ухватился за органзу, готовясь упасть вниз. Быстрый взгляд. И такое же быстрое падение. Розы с шумом и треском поглотили тела демонов, царапая кожу и путаясь в плаще, волосах, прокалывая гладкую чёрную кожу брюк. Ктара зашипела от досады, вырываясь из бритвенно-острых объятий куста. Органза смягчила падение, и они свалились в сад не настолько шумно, насколько могли, но оставаться и испытывать судьбу нельзя. Шёпотом выливая на сад потоки грязнейших ругательств, из острых даже на вид веток на землю выкатился Идден, у него была сильно рассечена щека. Ктара присела рядом с ним и улыбнулась, зная, что выглядит так же, по лицу щекочуще полз ручеёк крови.
  Принцесса дотронулась до занавески и пустила по органзе сноп магических искорок, испепелявших её быстрее, чем это мог бы сделать огонь.
  - Куда выходит река?
  Идден повернул голову в сторону набережной, хотя из-под кустов не было видно ничего, кроме травы и колючек.
  - У эльфов здесь система подземных водохранилищ. До самого Рейленгарта.
  Девушка ядовито усмехнулась. Кажется, она нашла то, зачем пришла сюда.
  - Сложно процветать, когда рядом со столицей ни одного водоёма.
  Тьеор кивнул, соглашаясь с её мыслями. Да и словами.
  - Отсюда мы не попадём в водохранилище. Нет времени искать карты. Проверим эту версию позже.
  - Пора выбираться, - Ктара стёрла кровь с лица, натянула поглубже капюшон и встала. Тьеор достал из ножен меч.
  А дальше всё, как по нотам. Сменяясь и оберегая, они вели друг друга по враждебным улицам. Не сталкиваясь напрямую с отрядами и одиночными воинами, иногда входя в дома, якобы с проверкой. Все искали чужаков, и чужаки сами не были исключением. Но не находили. Вопреки опасениям, на две фигуры в гербовых плащах не по размеру никто не обращал внимания. Здесь действительно была слишком разношёрстная и многочисленная компания, большинство не было знакомо и в лицо друг друга не знали. На исчезновение патруля, судя по разговорам, внимания тоже никто не обратил. Решили, что их подорвали вместе со складами. Троллями больше, троллями меньше. Здесь никому не было до этого дела.
  И тем не менее, покинуть город оказалось непросто. Путь назад был отрезан, остальные находились под пристальным вниманием охраны. И как бы ни были соблазнительны водохранилища, без карты спускаться туда было так же самоубийственно. Конечно, можно дождаться ночи... Но оставаться не менее опасно.
  Плюнув на осторожность и помолившись всем Тёмным богам, что их оберегали, об удаче, демоны решили рискнуть и выехать через главные ворота, выходившие на ветку тракта в сторону земель, подконтрольных Галларду. Должен же кто-то сообщить новоявленному Императору о происшествии в Аншерте. На удивление, получилось.
  Отъехав на пару миль и всё ещё не ощущая погони, Ктара позволила себе облегчённо выдохнуть. А уже следующий вздох замер в горле. Потому что навстречу, почти не касаясь земли и оставляя облако пыли, по дороге летел очень знакомый даркинт.
  - Сворачиваем в поля, - резко отреагировал Идден. Хоть глаз у него остался один, видел он не хуже двух. - Нужно пересечь границу. Быстро!
  Ктара горько прищурилась и подчинилась, сражаясь с самой собой. Не сейчас. Пришпорив даркинта, она помчалась следом за удаляющимся Идденом, закладывавшем большой круг от Аншерта и окрестностей.
  
  16/11Союзники и герб. Союзники и герб. Это всё, о чём позволял себе думать Дейриан Мираль, подгоняя даркинта вперёд. Глупо было бы надеяться, что он не узнает. И что не станет догонять, когда узнает.
  Со смешанным чувством гордости и раздражения он уже минут пять по густому цветущему полю пытался догнать летящих стрелой демонов. Гордость вызывало то, что это - его арши. Раздражение - что и самому поймать их не так просто. Впереди уже замаячила жёлто-серая лента ровной дороги, ведущей на север, ещё несколько миль - и они пересекут эльфийские кордоны, куда ему пока путь заказан. Едва копыта коня коснулись дороги, на которой уже клубился туман потревоженной пыли, Алый с силой бросил что-то вперёд, а затем откинул какой-то осколок назад через плечо. Нечто упало прямо перед даркинтом Принцессы. И разверзло радужно-чёрный кипящий портал. Мираль осадил коня и развернулся, останавливаясь. Ктара не успела ни увернуться, ни притормозить беса, и с сердечной руганью влетела в телепорт, чтобы вылететь из него прямо пред тёмны очи одного очень недовольного демона. Машинально натягивая поводья, она заставила встать даркинта на дыбы и, не удержавшись, рухнула в пыль. Конь дёрнулся в сторону и стриганул ушами.
  - С ума сошёл?!
  - Стар я уже за девушками гоняться, Принцесса, - усмехнулся Мираль, глядя на неё сверху вниз. - Вставай, Ктара, порядочные принцессы на дороге не валяются.
  - Так, то порядочные, - недобро парировала девушка, поднимаясь с земли и отряхиваясь от пыли. Конь покорно подошёл к ней. - А про то, что стар - смешно, смешно. Чувство юмора не потерял.
  Мираль прямо сидел в седле. Красные на солнце, словно свежая артериальная кровь, волосы густым водопадом укрывали чёрный плащ с золотым гербом Лартианов. Это вам не тролльи дешёвые балахоны... Кажется, Высший лорд Шанакарта становится Высшим лордом нового мира.
  - Выпороть бы тебя, - беззлобно цокнул языком арши, скучающе перебирая поводья.
  - Один уже выпорол, - чарующе улыбнулась Ктара, взбираясь в седло. - Не помогло.
  Дейриан качнул головой. В вишнёвых глазах блеснул лёд.
  Он ничего не ответил на это грубое напоминание, но почему-то от звенящей тишины на миг стало жутко. Хотелось сказать хоть что-то, чтобы разбить её. Но она не сказала. Только улыбнулась ещё раз. Спокойнее и насмешливее. Что бы ни ждало впереди Эддара Лартиана, это с лихвой окупит все его прегрешения. Вплоть до тех, которые он ещё не совершил. Ктара даже не то, чтобы уверена в этом была, она это знала. И вот эта мысль уже разлилась по душе теплом. Теплом чужой живой крови.
  Сопричастность. Ктара прищурилась, оценивая ощущение. Да, сопричастность. Вот, что он заставлял чувствовать постоянно. Даже далеко, даже не впуская в свои мысли, даже в самых отвратительных своих поступках. Их не связывало ничего, кроме какой-то глубинной духовной общности, похожести. Которую он сотворил сам. Да, сам... того не зная.
  - Не чаял встретить, - к ним медленно подъехал Идден. Если бы Мираль представлял опасность, уже убил бы её. Торопиться было бессмысленно в обоих случаях.
  Алый, не поворачивая головы, обратил на него холодный взгляд. Черты заледенели ещё больше.
  - Ну, вы же всерьёз не думали, что в наш прогрессивный век магических технологий, Лартиан будет дожидаться гонцов? - с этими словами демон Света скучающе достал из кармана куртки сложенное Стекло и красноречиво тряхнул им в воздухе. - Как только вы подорвали склад, мы уже знали о нападении. А как только стража нашла монету, я узнал, кто именно в гости пожаловал. Вы даже не представляете, скольких мне сил стоило убедить Галларда, что здесь будет достаточно моего присутствия, потому как это больше похоже на одиночную диверсию.
  - Спасибо, - кивнул Тьеор, но было ясно, что мысли со словами расходятся. - Какой был смысл догонять? Сделал бы уже вид, что не заметил нас.
  Мираль предпочёл сделать вид, что этого не услышал. Он снова равнодушно посмотрел на Принцессу. И бросил ей в руки один из своих амулетов.
  - Позови на Материк Альшера. Эльфы в полной заднице. Не хотелось бы, чтобы вы тоже в ней оказались.
  - Ты что-то узнал? - серьёзно перепросила Ктара, пряча маленькую вещицу в нагрудный карман.
  - Я знаю всё, - улыбнулся он одним уголком губ. - Профдеформация, знаешь ли.
  И она снова почувствовала себя глупой молоденькой девчонкой, предлагавшей ему смешную и даже унизительную сделку на балконе. Действительно знал. Всё знал. Вдруг накатила какая-то усталость, затопило желание просто прикрыть ладонями лицо.
  - Я...
  - Позови отца, - спокойно, без тени напряжения прервал Алый. - И передай ему амулет. Это очень важно. Через три дня мы должны встретиться.
  Дейриан дождался согласия Принцессы и немного развернул даркинта, собираясь уехать. На прощание он обернулся к Тьеору и без тени эмоций предупредил:
  - Идден, за эту глупую вылазку ответишь ты.
  Кивнув на прощание, арши резко пришпорил коня.
  
  18/11Как только они вернулись в лагерь, Принцесса приказала Иддену молчать о встрече с Миралем и спешно нашла Эженталля. Князь работал в своём шатре, изучал протоколы допросов пленных, которых захватили вчера союзники. И когда Ктара вошла в убежище Эжена, невольно восхитилась, насколько серебристый холодный шёлк гармонировал с очами демона Жизни, когда он вставал ей навстречу.
  - Ты сбежала.
  Это не было вопросом, лишь простым фактом с оттенком упрёка.
  - Люблю вставать с рассветом, - пожала она плечами и улыбнулась потаённой мысли, проскользнувшей при этих словах.
  - Ты никому не сообщила, куда направляешься! Вас не было пять часов, и я собирался отправить поисковой отряд по вашим следам.
  - Поисковой отряд?
  Она с недоверием подняла голову - не шутит ли. Совершенно не шутил. Высокий демон с жемчужными волосами буквально источал серьёзность и силу. Настоящая каменная стена: спрятаться можно, сдвинуть - нет. Ещё немного, и он убедит её, что есть, за что себя чувствовать виноватой.
  - Пришлось бы использовать Легион, - сухо ответил арши. - Очень сложно было бы объяснить эльфам, почему так важно найти пару простых легионеров.
  Она едва заметно усмехнулась:
  - Не стоит отправлять за мной вооружённые отряды каждый раз, когда я соберусь на лёгкую увеселительную прогулку.
  - Увеселительная прогулка, говоришь? - Князь перехватил Ктару за подбородок и красноречиво посмотрел на смазанные кровоподтёки на щеке.
  - Всего лишь розы, - она с улыбкой отступила, стирая кончиками пальцев и толикой магии красный след.
  - Сортовые, конечно? И где же ты нашла розы?
  - В Аншерте. Мне сказали там прекрасные сады, я проверила.
  При этих словах от Князя так и повеяло укоризной.
  - А ещё там целый полк галлардцев. Или их ты не заметила?
  - Я была слишком поглощена розами, - рассмеялась девушка. Князь тяжело вздохнул, не разделяя её веселья.
  - Ты сбежала из-за того, что произошло этой ночью?
  Такая прямота только добавила ей хорошего настроения. Ктара замерла с улыбкой и легко покачала головой.
  - Нет. Я не сбегала, Эжен, так просто получилось. Я искала Иддена утром, чтобы узнать итоги, а он дал мне возможность проверить мою теорию о телепортах.
  - Ты всерьёз считаешь, что я поверю, будто ты сбежала в Аншерт из моей постели исключительно случайно?
  - Технически, это была моя постель, - насмешливо напомнила демоница, даже не краснея. - И я тебя гостеприимно в ней оставила.
  Князь заледенел и плотнее сжал челюсти, словно сдерживался, чтобы не сказать лишнего. Ему сложно давался этот разговор, несмотря на всю откровенность, и Ктара видела, что для него день тоже был нелёгким и поучительным.
  Он посмотрел влево, складывая на груди руки. Аккуратно заплетённая коса только добавляла серьёзности его облику.
  - Это не шутки, Ктара, - о, да таким тоном приговоры оглашают. - То, что произошло между нами - совершенно недопустимо. Я не должен был позволить этому случиться. Я не должен был допускать даже тот поцелуй.
  Принцесса прикусила губу.
  - Ваша Светлость, Вы уже говорили мне это по пути в Элью. Мне давно не двадцать лет, я изменилась и устала бесконечно надеться и разочаровываться в Ваших словах. Я сделала лишь то, что давно хотела. И ни о чём не жалею, - Ктара улыбнулась. - Это был мой выбор. Осознанный и намеренный.
  - А у меня теперь нет выбора, - непреклонно ответил Князь. - Я не могу позволить себе оставить это так просто. Я прошу тебя стать моей женой, Ктара.
  Услышав эти слова, заветные, желанные, девушка ощутила, как быстро и волнительно забилось сердце. Потрясающе. Сколько снов разом стали явью! Она прерывисто вздохнула и, мысленно допустив такую возможность, вдруг отчётливо осознала, каким будет её ответ. Какими стали её чувства.
  - Нет.
  Эжен прикрыл глаза на мгновенье.
  - То есть теперь ты меня не любишь?
  Демоница горько рассмеялась:
  - О, ну, как Вас можно не любить, Князь? Вы же такой прекрасный, неприступный, упрямый, правильный. Так благородно сопротивлялись моим чувствам! Это достойно, как минимум, восхищения! Но я не могу в полной мере ответить на Ваше предложение, я имею в виду, согласием ответить. Я сделала свой выбор. И каким бы он ни был, прошу принять его.
  - Это месть! - прищурились синие-синие глаза.
  Она покачала головой:
  - Нет. Это выбор.
  - Ваше желание для меня закон, Принцесса. И нежелание - тоже. Но я спрошу ещё раз. Станете ли Вы моей женой?
  - Да если бы закон, Князь, если бы, - девушка шагнула к нему близко-близко и нежно погладила по щеке, отстранённо любуясь на красивое мужественное лицо демона Жизни. - Если бы ты поддался хоть немногим раньше, если бы не эта свадьба, и если бы не всё, что там дальше было... Чуть раньше я бы всё отдала за это предложение. А теперь... Нет.
  - Что же изменилось?
  Выглядел он обескураженно-горьким. Принцесса машинально сунула руки в карманы куртки, пальцы наткнулись на холодный гладкий металл. Медальон. Один из тех, зачарованных странной иномирной магией.
  - Я изменилась. И даже не заметила этого.
  Тианшель недолго помолчал. Анализируя, рассуждая, просчитывая.
  - Пожалуй, всё теперь изменилось, Ктара, - сказал он наконец. - И нам придётся столкнуться с последствиями. Вместе.
  - Придётся, - не стала спорить арши, доставая из кармана медальон. - Если до этого успеем решить пару проблем.
  
  19/11Галлард так и не узнал, кто именно и зачем столь нахально вторгся в Аншерт. Его данные, даже по словам Тиннерис, ограничивались лаконичным 'легион'. Она видела маски, но не могла заглянуть под них. Она видела, как Дейриан преследует их, но читала лишь чувства, которые обуревали его при взгляде на гербовые плащи - союзники. Но уже второй раз легионеры вмешивались в план Лартиана, и он был в ярости.
  О самом Легионе удалось узнать многое. Но это многое больше походило на наёмничьи легенды и байки. Небольшому отряду демонов приписывались какие-то совершенно невероятные подвиги. Но в одном они сходились - что Дейриан Мираль входил в него.
  И сейчас он сидел в красивом дорогом кабинете, который занимал Галлард, подперев ладонью щёку и всем видом выражая невозможную скуку. Тиннерис привычно стояла за спиной мужа, прожигая демона Света проницательным взглядом. Но ничего не видела, ничего, кроме поразительной, похожей на навязчивую идею, преданности их делу.
  - Все говорят, ты состоял в Легионе.
  - Ну, раз все говорят... - сверкнул острыми клыками Мираль, взгляд был пустым и стеклянным. Галлард поморщился.
  - Расскажи! Кто входит туда. Как мы можем подобраться к ним? Подкупить, убить, завербовать...
  - Никак, - равнодушно ответил Алый и поменял положение, удобно укладывая запястья на подлокотники.
  - Никак? - бровь Лартиана метнулась вверх, он не привык получать отказы от своих 'галлардцев'.
  - Никак. Я всё равно не расскажу.
  - Не думаю, что у тебя есть выбор, - змеино улыбнулась Тина, сжимая белыми пальчиками вычурный подголовник рабочего кресла мужа.
  - Я ценю тебя, Дейриан. Но у твоего отказа могут быть очень неприятные последствия. Я могу расценить это как предательство.
  - Ох, неужели меня ждут пытки? - с удовольствием изогнул губы демон. - А может, сразу казнь?
  - Будет зависеть от тебя.
  - От меня? - Алый подался вперёд, прищуриваясь. В нём снова не было и капли адекватности. - Легион был моей работой. И о своей работе я не рассказываю никому и никогда. Это моё кредо, и это - часть нашего контракта. Мои тайны умирают со мной. Ты ведь не хочешь, чтобы, попав в плен или вдруг переметнувшись к врагу, я начал делиться милыми подробностями твоих тактик и планов?
  Лартиан помолчал. Его ответа ждала и супруга. В глубине души Мираль тревожил её, как и любая непредсказуемость, но, как Провидица ни всматривалась в его мысли, видела только безупречное подчинение.
  - Не только ты можешь рассказать мне о легионе, - наконец ответил Галлард.
  - Значит, тебе повезло, - легко согласился непокорный демон.
  Он нужен был Лартиану. Пока был нужен. Поэтому легче было согласиться на небольшую уступку, чем терять его. Ни пытки, ни казнь не принесли бы никакого результата. Только не с ним. Он нужен был живым и в рядах союзников. И сам Мираль это тоже прекрасно понимал, поэтому насмешливо смотрел в лицо своей возможной смерти.
  - Позовите Вилькортина! - резко приказал стражнику возле дверей Галлард.
  Как только дверь позади хлопнула, Мираль усмехнулся:
  - Думаешь, россказни Вилькортина будут сильно отличаться от наёмничьих баек?
  - Вот сейчас и посмотрим. Он был в Совете и может судить о твоей работе.
  Алый посмотрел на Тиннерис:
  - Я бы так уверен не был. Он всегда ненавидел и боялся меня, потому что я имел кое-какие дела с Инниарами. Сейчас придёт и будет рассказывать, что я приносил в жертвы невинных младенцев и купался в крови девственниц. И я, как бы, не за репутацию беспокоюсь, боюсь потом ожиданий не оправдать.
  Провидица едва-едва улыбнулась. Она часто видела поле боя его глазами. И хоть кровь проливалась там не девственниц, но термин 'купался' вполне к действиям подходил.
   - Что ж, ни подтвердить, ни опровергнуть басни Вилькортина я всё равно не смогу. Поэтому, пожалуй, удалюсь, - арши поднялся, не дожидаясь позволения. Лартиан нетерпеливо махнул рукой, только подгоняя его прочь.
  Сделав шаг в коридор, Мираль едва не столкнулся с Девисаром.
  21/11- Будешь докладывать о Легионе, расскажи, как скрывался от него под каждым кустом, - вместо приветствия предложил Дейриан, останавливаясь и глядя на Вилькортина свысока.
  - И обязательно уточню, что хвалёный Легион меня не нашёл.
  - Твоё бегство сделало тебя банкротом и принесло мне очень неплохой доход. Я даже не знаю, что мне больше по душе.
  - Если ты не погибнешь в одном из боёв с эльфами или с Шанакартом, я снова готов стать банкротом, лишь бы кто-нибудь всё-таки вырвал тебе язык.
  - Похвально, что признаёшь свою несостоятельность сделать это самостоятельно.
  - Моими сильными сторонами всегда были деньги и шантаж. В отличие от тебя, я никогда не пачкаю рук лично.
  Алый расхохотался, подмигнув:
  - Откровенность за откровенность!
  Смеясь, он обогнул Вилькортина, открывая ему наконец путь в кабинет Повелителя. Даже общее дело не притушило их неприязнь. Которая обещала сохраниться не менее, чем до конца времён.
  Дейриан собирался вернуться в комнату и ещё раз изучить копии документов, которые передала ему Селена, когда на его пути, в одном из узких коридоров, возникла вдруг Калерна Свиорден.
  
  Два следующих дня в Светлом Келе напоминали кипящий огненный ад. Поняв, благодаря Вилькортину, с кем имеет дело, и чего можно ожидать от Легиона, Галлард решил не дать и малейшего шанса выжить союзникам. Охрана с Аншерта и прочих уже завоёванных городов, была полностью снята, все отряды - брошены в наступление. Наёмники шли перед основными силами, выполняли роль пушечного мяса, их гнали вперёд, не позволяли ни отступить, ни даже просить об отступлении. Честные и размеренные игры закончились, Лартиан не жалел ни армию, ни эльфийских городов. Не оставляя камня на камне и ни одного выжившего, они захватывали Кель, словно чума. Кольцо вокруг Рейленгарта сжималось всё плотнее и плотнее.
  Ктара откинула волосы с лица, ветер упрямо растрепал их вновь. В темноте сгустившейся ночи отдалённые взрывы были яркими, цветными, будто фейерверк. Зарево на линии фронта горело и переливалось, расцвечивая небо. В тихом густом гуле её слух различал даже отдельные крики, смазанные команды. Её место было там.
  - Если он не остановится, не пройдёт и суток, как на этом месте будут стоять шатры Галларда, - Тайирель незаметно подошёл к ней и положил руку на плечо.
  Принцесса посмотрела под ноги:
  - Даже Данестиан уже не говорит, что сможет сдержать угрозу.
  - Сегодня он решил отправить послов в Элью.
  - О, наконец решил! Что ж, его ждёт отличный сюрприз.
  Тайирель тихонько рассмеялся:
  - Вашей дипмиссии с Эженом чертовски повезло. Вы хотя бы выбрались оттуда живыми. Не думаю, что эльфам повезёт так же.
  - Если она вообще откроет для них границу.
  23/11Ктара сложила руки на груди.
  - Ты ведь понимаешь, что частично вина за его бешеное наступление лежит на тебе? - не без скрытого удовольствия спросил Тай, убирая ей за ухо прядь волос. В его глазах застыли лиловые блики, впечатавшись в радужку.
  - Рано или поздно он исчерпает этот гнев, - тень улыбки легла на её губы. - А этот сброд не прибавит ему Сил.
  Наследник посмотрел на кипящий огнём горизонт. Её чувства всегда были для него, словно отзвук далёкого эха, волной отзывались на глубине сознания. Один случайный шаг Принцессы, нахальная выходка с вылазкой в Аншерт, обернулась для чужого государства кровавой драмой. И её это совершенно не трогало. В ней шептала ненасытная жажда крови, присущая демону Хаоса, ей хотелось снова окунуться в водоворот жизни и жесточайшей смерти, бурлящий там, в отсветах магического пламени. Любая жертва ради цели. Боги помилуйте тех, кто встанет на пути этой девушки. О, да, шанакартцы правы, они - клинки. И каждый заточен иначе: он - чтобы править и подавлять, а она - чтобы хранить и защищать его власть. Наследник и Наместница. Очередной гениальный проект Инниара, рождённый под влиянием другого опрометчивого поступка Принцессы. Не было, наверное, ничего, что он не смог бы обратить в свою пользу.
  - Безжалостная, - с восхищением прищурился демон.
  - Не больше, чем ты.
  Принц обернулся и посмотрел на высокую ажурную башню, возвышавшуюся над воротами Рейленгарта. Часы на ней показывали без пяти минут полночь.
  - Пойдём, иначе пропустим всё веселье, - Тайирель предложил ей руку и потянул в сторону лагеря. - Ты ведь тоже не хочешь, чтобы они приговорили Кель без нас?
  Шатёр командования сейчас занимал Князь Тианшель. Альшер предпочёл появиться в лагере инкогнито, снимая маску одного из самых опасных наёмников только оставаясь в узком кругу, не давая эльфам повода понять, что в их внутренние дела Шанакарт вмешивается уже не как добрый союзник. Чему немало способствовало то, что Совет решил отправить в Рейленгарт Наследника. И несколько новых полков, отобранных Инниаром.
  Ктара вошла в шатёр вслед за братом в тот момент, когда Альшер, стоя над картой, практически отчитывал стоявшего с противоположной стороны стола Алого. Между ними, скрестив руки, невозмутимо замер Эженталль, дожидаясь, когда и чем они закончат. Наместник почти негодовал, Мираль смеялся почти над каждым словом.
  Принцесса почувствовала, как ледяная волна пробежалась по телу, мгновенно оборачиваясь кипящим жаром. От необходимости прикоснуться к нему немедленно дрогнули руки, и демоница сжала кулаки, приводя себя в чувство, вытаскивая сознание из почти помешательства Хаоса.
  - Ты влез в это, не согласовав операцию с Советом! Они практически объявили тебя предателем.
  - Предателем? - веселился красноволосый демон. - Я пролил за Шанакарт столько крови, что предательство Короны вполне приравнивается к предательству самого себя!
  - У тебя не было приказа!
  - Приказа? - Алый гибко отклонился назад. Движения были совсем, как раньше, в пору его прекраснейшего безумия, быстрыми и восхитительно плавными. - Я сам отдал себе приказ. Тебе нужна моя подпись?!
  Дейриан достал из кармана Стекло, разложил и прикоснулся стилусом к гладкой поверхности, начиная размашисто выводить магические строчки.
  - Начальнику... Начальнику! - озвучил Мираль, продолжая своё занятие. - Тайной службы Шанакарта... Высшему лорду... Высшему! Приказываю...
  Альшер наклонил набок голову, глядя на весёлого безумца.
  - Ставлю на опиум... - Наместник протянул кулак Эженталлю.
  Тот ударил его своим кулаком сверху:
  - Гашиш. В лучших традициях портовых борделей...
  - Вы одновременно неправы! - с хохотом откинул он рукой волосы за спину. - Или одновременно правы. Смотря с какой стороны... Посмотреть.
  - Он всё перемешал в лучших традициях Дейриана Мираля, - понимающе усмехнулся Альшер.
  - А вы не умеете веселиться! - обаятельно обнажил арши белоснежные клыки, расписался под витиеватыми строчками и бросил Наместнику Стекло. - Держи приказ.
  24/11- И давно ты у нас снова напудренный ходишь? - сухо спросил Тианшель, краем глаза следя, как Ктара прошла по шатру и, словно кошка, стремящаяся найти место повыше, села на угол комода с картами, закинув ногу на ногу. Она так и не согласилась, но в конечном итоге не ей решать.
  Тайирель встал напротив Эжена, его явно забавляло происходящее. Дейриан оперся ладонью о красочное синее изображение Океана. Длинные волосы соскользнули с плеча, открывая золотую вышивку на куртке - снова герб Лартиана.
  - Да как-то не задалась неделя, - ответил он, глаза блестели Силой и лукавством.
  - Когда-нибудь ты отравишься.
  Алый рассмеялся и всем корпусом развернулся к Эжену.
  - Ох, как мило! Дорогой, я знаю, что ты ко мне всегда был неравнодушен, но я, кажется, демон. И кажется, бессмертен!
  Ктара усмехнулась.
  Эженталль поморщился, раздражённый приевшейся шуткой.
  - Как ты попал в свиту Галларда? - перебил лёгкую перепалку Альшер, устав терять время впустую. Раньше Алого вообще сложно было застать в трезвом уме. Во время похода за Эль-Ризаром он в себя приходить начал только к болотам. Стиль жизни не мешал Дейриану оставаться опаснейшим воином и отличным стратегом, и Альшер не видел в этом проблемы. - Как он вообще допустил тебя к Эддару?
  - Я настолько хорош, что меня лучше иметь в союзниках. А может сыграло то, что я попросил в награду Княжество Тианшель, - арши с насмешкой продолжал смотреть на Эжена. - Наверное, ему близок дух оккупации и последующей экспроприации. Впрочем, вам это известно.
  - И после этого ты утверждаешь, что это я к тебе неравнодушен? - дёрнул бровью тот.
  - Ну, я ж не Князя попросил, - продолжал веселиться Мираль.
  Тианшель услышал в этих словах больше, чем прозвучало вслух, и только повёл головой, пытаясь сохранить спокойствие.
  Альшерриан иронично улыбнулся, а вот улыбка его сына ощутимо расползалась в саркастичную. Поскольку известно ему было гораздо больше.
  - Как тебе удалось добиться доверия Тиннерис?
  Дейриан гибко выпрямился и встряхнул волосами.
  - И это вам известно. Я убивал, всё, что движется по их приказу. И, как любой хороший шулер, у меня есть пара козырей в рукаве.
  - Каких же? - негромко спросил Тай.
  Дейриан улыбнулся, прожигая невидящим взглядом карту:
  - Например, одна обворожительная сильфа...
  - Селена? - удивлённо уточнил Эжен.
  - Именно! Передавала мне, кстати, последние новости из Эльи. Говорит, ты был в восторге от Принцессы.
  Мираль с тёмной хитрецой посмотрел на Ктару, ответившую ему жёстким и почти ревнивым взглядом.
  - И как она? Не видел её с прошлой войны.
  - Свежа и ядовита, как цветок аконита.
  - И ласкова, как ручная змея, - понимающе добавил Наместник.
  - Задушит скоро, - кивнул Алый, неуютно касаясь горла.
  Тианшель задумчиво передвинул фигурку эльфийского воина на карте и вернул на прежнее место.
  - Так зачем ты позвал нас сегодня на встречу?
  Мираль вздохнул и мягко улыбнулся:
  - Вы должны сделать всё, чтобы Данестиан сдал Рейленгарт.
  - Зачем тебе это? - неподдельно удивился Альшерриан, хмурясь.
  Алый лишь предвкушающе улыбнулся, опираясь обоими ладонями на гладкий широкий стол и наклоняясь над рисунками полей, рек, городов и фигурками трёх армий. Его уже поглотила мысль, почти видение новой стратегии.
  - Сейчас покажу...
  И начал свой рассказ. Сначала увлечённо и быстро обрисовывая сложившуюся ситуацию, показывая слабые места в обороне и - в наступлении Галларда! Длинные пальцы скользили по полотну карты, будто оживляя её, превращая шёлковую бумагу с искусными рисунками в реальное поле боя между почти непобедимыми противниками. Кому-то действительно придётся сдаться. Так почему не пожертвовать чужим государством, чтобы сохранить своё?
  Доклад Мираля почти мгновенно перетёк в шумное обсуждение. Ктара подалась вперёд, подпирая кулачком подбородок, и теперь с интересом следила за происходящим, внимала каждому слову. Сейчас они обсуждали тактику, по которой работать придётся именно ей: как бы то ни было, но Легион пойдёт за Наследниками.
  Но не только это так приковывало взгляд. Четверо арши, стоявших перед картой, были настолько разными, насколько только могут быть разными Стихии. Тайирель был почти черноволосой копией своего безумного учителя, их суждения по новой операции были холодны, жёстки, безжалостны к чужакам. Рознили лишь манеры: Тайирель - спокойное затаённое влияние Хаоса, Алый - кипящий через край Свет. Высокие, гибкие, будто ядовитые лозы, они понимали друг друга с полуслова, и Наместник уже рассматривал карту с его точки зрения, пробно переставлял фигуры. Тианшель, ростом сходившийся с Алым и Тайирелем, был чуть шире в плечах, плотнее стоял на земле, плотнее стоял на своём, напоминал им, что они пришли сюда как союзники, и такая смена стратегии привлечёт внимание и поставит под удар шанакартцев. Альшер, коему и предстояло принимать решение, задумчиво и расчётливо смотрел на манипуляции арши, просчитывая риски и выгоды. Ему не жаль было эльфов, у него уже наготове был приказ войска отступать, который бы озвучил Тайирель, но и эльфами рисковать нужно было только в случае, если это оправданно.
  - Если мы уберём арши с этого фланга, подставим под удар собственные силы, - Альшер потянулся к юго-западным укреплениям возле границы Рейленгарта.
  Мираль дёрнул головой, не соглашаясь со старым другом, и поднял взгляд, случайно встречаясь глазами с Ктарой. И осёкся буквально на мгновение.
  25/11Ктара улыбнулась: внутри патокой растеклось странное тёплое чувство, сходное с ощущением близкой победы. Поводов для него, правда, не было никаких.
  Мираль невозмутимо перевёл взор вниз на карту и продолжил объяснять, зачем ему нужно, чтобы сейчас Галлард фактически победил. В его словах, конечно, была доля истины - армия Лартиана превосходила силы союзников. Не столько численно, сколько по смертоносности и упорству. И именно это могло оказаться в конечном итоге фатальным для шанакартцев.
  - Для нас одинаково опасно бездействие и это предательство, - заключил Альшер. - Если кто-то узнает о изменении нашей тактики...
  - Сколько ещё батальонов ты отправишь на перерождение в угоду эльфийским генералам, неспособным использовать то, что им было предложено? - резко спросил Дейриан у Наместника.
  Ледяной демон прищурился:
  - Ровно столько, сколько потребуется для защиты Шанакарта.
  Тианшель с такой постановкой вопроса Алого тоже не был согласен.
  - С нашим приходом в Кель эльфы перестали отступать, мы вернули часть земель, - напомнил Князь и не смог сдержаться, чтобы не добавить. - Галлард сорвался со всех цепей после Аншерта!
  Тайирель быстро посмотрел на Ктару, она едва-едва поморщилась.
  - Аншерта! - эхом повторил демон Света, отталкиваясь ладонями от столешницы. - Не вылазка Иддена в Аншерт взбесила этого ублюдка, а Легион! С первой минуты его появления на поле боя. После Аншерта, когда Легион сдала Тиннерис, он минут пять пытался вытянуть из меня информацию, а потом часа два шушукался с Вилькортином.
  - Минут пять? - скептически переспросил Тайирель.
  Алый взмахнул рукой:
  - Ну, пытать меня было бы бесполезно. Проще договориться с моим старым врагом.
  С этим спорить было сложно. Алый знал о пытках больше, чем всё, и как минимум половину на нём испробовали.
  - Что рассказал Вилькортин? - устало спросил Эженталль.
  - Конечно, всё, что знал! Нагадить Шанакарту - теперь цель его унылой жизни. Видели бы вы его под личиной эльфа. Такая дичь.
  - Ты же помнишь, что он всё ещё в розыске?
  Дейриан пьяно усмехнулся:
  - Если я притащу его задницу в Шанакарт, мне придётся отдавать твоему деду десять тысяч. Такая дилемма...
  - Тварь продажная, - беззлобно констатировал Альшер. - Отдам тебе двадцать. Покроет сразу и моральный ущерб.
  - А у меня ещё аморальный есть.
  - С аморальным сам разбирайся, - отмахнулся Наместник, не поддаваясь на провокацию.
  Тианшель покачал головой и ещё раз посмотрел на карту с отметками и фигурками.
  - Так, что мы решили?
  Алый скрестил на груди руки и выжидательно посмотрел на Альшерриана, напряжённо изучавшего расположение и принимавшего трудное решение. Трудное и с этической точки зрения и с точки зрения безопасности. В шатре воцарилось тягостное молчание и длилось с минуту. Затем Наместник вздохнул и потёр переносицу.
  - Мы вынудим их сдать Рейленгарт. Пусть Галлард забирает столицу, а ты делай, что должен.
  Эженталль выдохнул, признавая поражение, и сделал шаг назад от стола. Эту битву за честь и советь он проиграл. Мираль кивнул, на меньшее он не рассчитывал, операция была подготовлена идеально. Пусть он и не посвятил их во все нюансы своего плана.
  - Утром Тайирель проинструктирует наших командиров, Ктара подготовит к действиям Легион, - продолжил Наместник. - Когда ты должен вернуться?
  - Уже.
  Альшер кивнул и одним движением руки вернул всё на карте так, как было.
  - Что ж...
  - Я хотел бы переговорить с тобой наедине, - вдруг попросил Эженталль, глядя, как прощается и выходит из шатра Наследник. Следом за ним на воздух вышел Альшерриан, на ходу надевая маску Шерри.
  - А я хотел бы поспать пару часов, перед тем как опять отодвигать ваши границы, - прикрыл глаза Дейриан, встряхивая волосами и откидывая голову назад. Флёр наркотической мешанины выветривался, и демон выглядел немного уставшим. - Пожалуешься мне на Принцессу в другой раз.
  Тианшель обернулся к ней, приготовившись что-то сказать, но промолчал и хлопнул Мираля по плечу.
  - Постарайся дожить до следующего раза, - в словах Князя не было ни шутки, ни язвительности. Только пожелание.
  Не попрощавшись, он вышел.
  - А я могу пожаловаться на Князя? - мягко спросила Ктара, выпрямляясь на краю комода, где продолжала сидеть до сих пор.
  Алый открыл глаза и, обойдя стол с картой, присел на столешницу напротив неё. Вид у него был крайне смешливый.
  - Пожалуй, найду пару минут. И что Князь? Храпит?
  - Нет, - она не удержалась от тихого смешка. И медленно соскользнула с края, оставаясь на месте, облокачиваясь на комод. - Замуж зовёт.
  Мираль изогнул бровь и поаплодировал ей:
  - Мои поздравления! Мечта сбылась? Ты победила, Князь повержен и угнетён!
  Не было похоже, что его трогают эти слова, скорее, как обычно, забавляют.
  Принцесса неосознанно задрала подбородок:
  - И это всё, что ты можешь мне сказать?
  Демон подался чуть вперёд и доверительно уточнил:
  - А что ты хочешь от меня услышать?
  - Что я хочу услышать? - растерялась она от вопроса.
  Алый поднялся и подошёл к ней, в глазах тлели угольки скрытой от других Силы и безумия. Остановившись перед ней, он замер буквально в паре дюймов, глядя на неё сверху вниз.
  - Ктара... Мы ничем друг другу не обязаны, нас ничто не связывает. И каждый из нас волен поступать так, как хочется, - арши убрал с её щеки тонкую прядку волос. Щекочущую, тёплую. - Поэтому скажи, какой реакции ты ждёшь от меня, и я сыграю. Скажу, что ты хочешь услышать.
  - Каждый из нас? - тихо ахнула она.
  Дейриан засмеялся, наблюдая, как вспыхивают александриты. И шагнул назад.
  - О, нет, - арши видел её почти насквозь.
  - Риан!
  - Боги Претёмные! - почти взмолился Алый. - Ты рассказываешь мне о Тианшеле, и когда я напоминаю тебе, что ты свободна, начинаешь ревновать меня. Определись в своих желаниях, Принцесса.
  В эту игру вполне можно было играть вдвоём.
  - Ты совершенно не это сказал.
  Мираль пожал плечами, взял её кончиками пальцев за подбородок:
  - И я тоже абсолютно свободен, Ктара. И не могу предложить того, что предлагает Тианшель.
  Ктара спокойно смотрела в вишнёвые глаза. Он просто поддразнивал её, напоминал о границах. Дейриан Мираль умел быть рядом, исполнять любой каприз, мог отдать всё, в чём она нуждалась. Пока сам хотел этого. Но никогда, никогда не принадлежал ей безраздельно.
  Принцесса поняла вдруг, чего ей на самом деле хотелось бы. Совершенно безумно и совершенно точно. От осознания простейшей истины, стало трудно дышать. Девушка сглотнула и обняла его за талию.
  - Ты сказал, что скажешь всё, что я хочу услышать, - спокойно напомнила Ктара, что уже не сулило ничего хорошего.
  Дейриан цокнул языком, наслаждаясь этим тёмным ядом во взгляде.
  - И что же?
  - Скажи, что любишь меня, - она опасно улыбнулась.
  Демон прищурился, облизнулся и, наклонясь близко-близко к мягких чувственным губам, прошептал:
  - Я люблю тебя так, что меня от этого тошнит.
  - Я люблю тебя так, что просто схожу с ума, - ответила она и жадно впилась в губы Мираля.
   26/11Он придержал её затылок одной рукой, целуя в ответ и чувствуя, как она прижимается ближе и ближе. Арши снова усадил её на высокий комод. Тепло её кожи обжигало даже сквозь ткань, сводило с ума памятью о том, каково это - чувствовать её под пальцами. Принцесса со стоном переместила руки на его плечи, сжимая мягкую замшу куртки, и... Дейриан осторожно отпрянул, отпуская её.
  - Твои пара минут истекли, моя Принцесса, - с колючей улыбкой произнёс демон и активировал телепорт, глядя прямо в глубокие лиловые глаза, в которых плескалось абсолютное спокойствие и абсолютная уверенность.
  Кто-то из них точно победил. Только кто?
  Последние искры телепорта гасли в свете хрустальных светильников, а Ктара продолжала зачарованно сидеть на краю комода, пытаясь совладать с той тёмной бурей, что поглощала душу и заставляла дрожать пальцы. Тишина почти оглушала. Демоница вздохнула, прикрывая глаза, она всё ещё ощущала вкус его губ, чистый и пряный запах его кожи. И будто пытаясь сохранить хоть ненадолго то тепло, которое ещё оставалось от его прикосновений, она обняла себя за плечи.
  Раньше ей казалось, что она на всё готова, лишь бы Эженталль Тианшель сказал, что любит её. Теперь она поняла, что такое быть готовой действительно на всё. Теперь она чувствовала желание сжечь хоть полмира, хоть целиком утопить его в пламени, лишь бы Дейриан Мираль снова остался с ней.
  
  Глава 8
  Отступники совести.
  
  Верность, которую удаётся сохранить только ценой больших усилий, ничуть не лучше измены. Франсуа де Ларошфуко
  
  
  Ктара покинула шатёр командования, когда на востоке уже забрезжила блёклая полоска рассвета. Туманные белёсые клочья стелились по сырой земле, тянулись к стенам столицы. Лагерь был тих, казался пустынным, на пути попадались лишь редкие часовые. Сумеречный холодок неуютно забирался под одежду, разгонял мурашки по коже. Ктара запахнула полы куртки и скрестила на груди руки. Тело арши могло мгновенно подстроиться под любую температуру, пожелай она того, могла бы не испытывать этой неуютной влажности и холода. Но не желала. Она почти дошла до своего шатра, когда вдруг передумала и пошла в совершенно другую сторону. Что ждало её там? Опять пустота.
  Тихим вором проскользнув в чужой шатёр, Принцесса сбросила сапоги, куртку и брюки, оставшись лишь в белье и длинной блузке, доходившей до середины бедра. Ступив на мягкие подушки спальни, девушка приподняла пуховое одеяло и легла в тёплый, согретый чужим телом шёлк.
  - Ты совершенно ледяная, - упрекнул Тайирель, едва-едва просыпаясь и поворачиваясь к ней.
  - Поэтому я и пришла к тебе, - бессовестно призналась демоница, оборачиваясь рукой брата, как одеялом, и плотнее прижимаясь спиной к обжигающей груди.
  - Шатёр Князя в двадцати футах, - поддразнивающе напомнил демон.
  Ктара тяжело вздохнула, открывая глаза и глядя перед собой в темноту шатра, разбавляемую фосфоресцирующей вышивкой. Она взяла его ладонь и переплела свои пальцы с его.
  - Он сделал мне предложение.
  Тайирель тихо-тихо рассмеялся ей в волосы:
  - Мои поздравления.
  - И я отказала ему.
  - Знаю. Иначе ты бы уже рассказала отцу и собиралась в Шанакарт. И не пахла бы Миралем.
  - Когда ты говорил, что я не узнаю наверняка, пока не попробую, ты уже знал ответ.
  Наследник отпираться не стал:
  - Ты бы всё равно мне не поверила и продолжила бы сомневаться. А мне было интересно, что ты почувствуешь, дойдя до конца.
  - Ничего я не чувствовала, - с сухой грустью ответила демоница. - Пустоту. И она только разрасталась, пока я оставалась рядом с ним.
  Тайирель крепче сжал её руку, под покровом одеяла было не видно, как чёрные ленты магии Хаоса оплетают их пальцы, питают её Силы. Родная Стихия успокаивала, наполняла теплом.
  - Я привёз тебе клинки.
  - Клинки?
  Арши вдохнул сладкий запах её волос:
  - Чародейскую сталь.
  - Мама всегда ужасно боялась, что мы поранимся, - улыбнулась Ктара воспоминаниям.
  - Теперь она боится совершенно другого, - серьёзно произнёс Наследник. - Я чувствую это.
  Ктара помолчала.
  - Иногда мне кажется, что в одиночку я не справлюсь с этой Силой. В тот раз, в том бою, когда мы победили, я чувствовала, что я - где-то на грани, что я почти не я. А сегодня... Я даже не представляю, на что я способна.
  Перед закрытыми глазами Тайиреля веером пронеслись её воспоминания и чувства. Дурманящий вкус крови на губах, темнота, рвущаяся из нутра, жажда уничтожить, поработить, сломить, сжечь этот мир. Всех, кто угрожает. Призвать Нишши, впитать весь ужас врагов и всю их Силу. Горчайшая необходимость в Мирале, туманящая разум, раздражение на всех, кто мешает этому, и снова - готовность превратить их в ничто.
  В бою её сдерживала связь с Легионом, Принцесса наполняла их излишками Силы, которую забирала вокруг. Останься она одна - её просто сметёт собственным Хаосом. Алый так долго учил её справляться и жить с этим, что без него она уже не справится. Или не захочет или испугается своего второго я. Слишком молода для принятия чужой мощи, а Виаль всё сильнее в ней.
  Тайирель прижал её к себе крепче, роднее, делясь и теплом и спокойствием.
  - На многое. Ты способна на очень многое, - он поцеловал её в висок, глаза озарили лиловые сполохи.
  - На что-то ужасное...
  - И ужасное, - улыбнулся он темноте. - И прекрасное. Вместе мы можем обрушить Шанакарт и создать заново. Что бы ты ни сделала, мы разделим это.
  - Слово Архитектора? - странно, но ей стало легче после его слов.
  - Слово Архитектора. Спи, Ктара.
  Девушка послушно закрыла глаза и тяжело выдохнула. Заснуть удалось не скоро, а брат всё это время молчаливо думал о мечах, которые хранят для неё ещё малые частицы Хаоса. Иногда чтобы создать нечто прекрасное и новое, действительно необходимо разрушить нечто старое. Пусть и мир.
  Она - клинок разрушающий, он - клинок созидающий. И пусть так и остаётся.
  
  29/11Новый чужой дом и новая чужая комната. Калерна вошла в покои, которые ей было приказано занять, и брезгливо поморщилась, глядя на пятно подсохшей крови на краю ковра. Со столика возле дверей были сметены все предметы, свечи и подсвечник лежали в осколках графина и стаканов. Вода ещё стояла в хрустальных черепках. Ещё недавно здесь лежало чьё-то тело, но Галлард приказал очистить дом. Калерна парой заклинаний очистила ковёр, но осколки и беспорядок никуда не исчезли, всё ещё напоминая об участи владельца. Комната ещё хранила запахи, как воспоминания. У высокого зеркала на туалетном столике лежали чужие вещи, чужие духи.
  Все города, которые они занимали, были уже пустые или полупустые, мирное население покидало их при приближении полков Галларда, бежало, как трусливые крысы. Но некоторые оставались, надеявшиеся на чудо, надеявшиеся сохранить дом и жизнь. Как бывшие владельцы этого уютного особняка.
  Пепельная демоница почти через силу прошла вглубь, опустилась на край заправленной постели под светло-голубым балдахином. Усталость и одиночество навалились на неё тяжёлым грузом. Под этим гнётом арши со вздохом прилегла на спину и мучительно прикрыла глаза. Как же она устала. Устала от грязного шумного лагеря, от вида ран, от звуков криков, от грубого и жестокого сброда, из которого состояла армия Лартианов. От нахальных, хохочущих и пахнущих духами шлюх, которые повсюду следовали за ними. Среди них единственной, кто был достоин хотя бы крохи внимания и беседы была лишь утончённая сильфа Селена, получившая покровительство лорда Мираля. А ещё она устала от Тиннерис, больше всего от Тиннерис, забравшей у неё последнюю надежду на счастье и обращавшейся с ней, как с прислугой, годной лишь приносить чай и подавать халат, когда Госпожа выходит из ванны. Калерна прикрыла рукой глаза. Всё чаще она вспоминала Шанакарт, всё чаще думала о том, что было бы, останься она там. Она уже не была так уверена, стоило ли так всё менять. Без Галларда, который теперь не находил времени даже увидеться с ней, принять в своём кабинете хотя бы как союзника, всё казалось тщетным и пустым. Наверное, она проиграла. В ушах эхом раздался голос Дейриана Мираля, с восхищением говорившего о Тиннерис, о том, как же повезло Галларду с супругой. Настоящая Императрица...
  Горькие размышления прервал жизнерадостный стук в дверь. Калерна с полустоном поднялась и разрешила войти неурочному гостю. В комнату свежим ветром вошла Селена.
  Дорогой муслин окутывал соблазнительное тело женщины, волосы были распущены, волнистыми потоками укрывали плечи.
  - О, прелестная комната! - похвалила она, приподнимая подол и перешагивая тяжёлый латунным подсвечник. Не обращая внимания на вымученную улыбку собеседницы, сильфа уверенно прошла к окну и уютно, будто кошка, села в кресло-качалку. - А нам досталась спальня в тёмно-зелёных тонах. Мрачновато, конечно, но если добавить света...
  - Тёмно-зелёная? - отстранённо переспросила Калерна.
  - Да, - Селена с удовольствием оттолкнулась от пола ножкой, затянутой в шёлковую туфлю, приводя в движение качалку, и сложила на животе руки. - Дейриан говорит, что полное ощущение, будто мы сидим в кустах.
  - Прелестно.
  - Мне тоже так кажется, - улыбнулась Сильфа. - Кто ещё сможет похвастаться, что затащил неприступного Мираля в кусты?
  - Половина притонов, наверное, - по старой привычке презрительно фыркнула демоница. - Ты его с кем-то путаешь.
  Сильфа музыкально рассмеялась.
  - Тебе так кажется, просто потому что ты никогда не пыталась добиться его расположения. Даже в притонах этот мерзавец бывал крайне избирательным. Мне, например, всегда отказывал. Говорил, что это напрочь испортит нашу игру - я соблазняю, он не поддаётся, я соблазняю настойчивее...
  Сильфа не стала уточнять, что этот разговор состоялся как раз перед тем, как она пришла сюда.
  Калерне же ещё много хотелось сказать. И о порочных пристрастиях Мираля, и о репутации, которая преследовала его в Шанакарте, но вдруг поняла, что ей совершенно не хочется спорить с Селеной. В конце концов, она была здесь единственной, кто хоть как-то интересовался её обществом и не давал совсем уж одичать. Шанакартская заносчивость в подобной ситуации неуместна. Леди Свиорден про себя усмехнулась - что бы подумали о ней родители! Бывшая невеста Наследника, фаворитка Второго Принца... Дорожит компанией шлюхи с Материка! Пусть и блистательной шлюхи...
  - О, милая, ты так грустна, - промурлыкала Селена, подаваясь вперёд и останавливая кресло. - Что-то случилось?
  - Я... - начала было Калерна и осеклась, замерев. Незачем говорить о том, что чувствует она. Перед ней ведь сильфа! - Селена... Скажи, а это правда, что сильфы способны ощущать связи между существами?
  Красавица прищурилась, улыбаясь понимающе и лукаво, но переспросить не могла:
  - Правда. Некоторые чувствуют. А иногда даже чувствуют чужие сильные чувства.
  Демоница покусала губу, глядя побледневшими янтарными глазами в далёкое окно. Её сцепленные пальцы побелели.
  - Милая... - доверительно обратилась к ней женщина. - Что тебя так тревожит? Я могу помочь тебе?
  Калерна обречённо покачала головой, а потом вдруг, порывом посмотрела в глаза сильфы. Отчаянно и умоляюще.
  - А ты можешь сказать мне, чувствуешь ли связь между Галлардом и Тиннерис?
  Селена выдавила из себя спокойную, немного грустную улыбку, словно разделяющую её горечь и медленно произнесла:
  - Меня всегда изумляло действие этого вашего ритуального напитка, ша-ирлеш. Удивительно, как он объединяет даже тех, кто совершенно не создан друг для друга. Прошли тысячелетия, а связь между Лартианами по-прежнему ровная и сияющая. Именно так это ощущается - будто сияние, невидное для глаз, но ощутимое.
  Калерна кивнула. И на что она надеялась.
  Сильфа вздохнула. Ещё никогда ей не было так тяжело врать.
  Проговорив с ней ещё около получаса, Селена покинула комнату под предлогом того, что обещала Дейриану, что они вместе пообедают. Но на самом деле она просто сбежала от этого почти уничтоженного существа.
  - Как самочувствие благородной леди Свиорден? - рассеянно спросил Алый, когда она вошла в изумрудную комнату. Он сидел возле окна и просматривал какие-то бумаги, найденные в доме.
  - Ты всё-таки чудовище, Мираль! - она захлопнула дверь. - Ужасное чудовище!
  Дейриан равнодушно кивнул:
  - Значит, всё по плану. Спасибо, Селена.
  Она прошлась по ковру, налила в резной бокал вина и сделала быстрый глоток. В глазах женщины плескалась горечь. Отставив со звоном бокал, она вернулась к безразличному демону и встала рядом, привлекая его внимание.
  - Неужели тебе её совсем не жаль?
  Дейриан отложил бумаги и с лёгким удивлением посмотрел на неё.
  - Благодаря этой женщине вырезана и уничтожена половина Светлого Келя. Если её и есть за что жалеть, то это - заносчивость, глупость, непомерные амбиции и жадность.
  Селена покачала головой и оставила его в покое. Разговор явно был окончен.
  
  06/12За несколько дней, пока бои приближались к столице, а союзники планомерно отступали, Рейленгарт покинуло практически всё население, город стал пустынным, тихим, несмотря на полки, что разместились здесь. Солдаты просто ждали. Напряжение и тревога трепетали в воздухе вместе с тёплыми потоками ветра в садах. Линия фронта проходила теперь совсем близко, не более чем в десяти милях, и казалось, достаточно приглядеться внимательнее, чтобы увидеть чужие штандарты. Наверное, уже завтра галлардцы подойдут к самым стенам. Наверное, послезавтра столица падёт.
  Ктара отвернулась от окна, обернувшись к уютной гостиной в мягких карамельных тонах, где тихо беседовали после ужина, будто нет за окном ужасной опасности и врага, отец, брат, Эженталль и Князь Инниар.
  - Значит, Данестиан покинул город, - с лёгким укором резюмировал Эльмирриан их разговор. Князь сидел на мягком диване, грея пальцами резной стакан с коньяком. - Очень интересное решение для главнокомандующего.
  - Он оставил разбираться с Галлардом нас, - подтвердил Эженталль.
  - Превосходно. А вы решили сдать его столицу.
  - Если это поможет уничтожить Галларда... - пожал плечами Альшерриан, скучающе рассматривая свой стакан.
  Инниар вздохнул:
  - Вы затеяли опасную игру. Я доверяю Миралю и не верю в его предательство. Но стоит ли наше доверие такого риска?
  - Лучше проверить его преданность здесь, на чужих землях, - ответил за Наместника Тианшель. Было ясно, что они не раз обсуждали это и пришли, наконец, к компромиссу.
  Принцесса прошла по комнате и села на подлокотник кресла, в котором расположился Тайирель.
  - Что, если это уловка, чтобы привести их в Шанакарт? - с лукавым выражением глаз уточнил Инниар, поднося к изогнутым губам коньяк.
  - С каких пор ты настолько подозрителен? - спросила Ктара, ловя на себе проницательный взгляд прадеда.
  - С очень давних, Ваше Высочество. Сколько себя помню. Разве что, Вы располагаете информацией, которая может развеять мои сомнения?
  Принцессу так легко на откровенность было не вывести. Слишком хорошие учителя.
  - Ничего, кроме того, что уже известно всем нам, - уверенно и спокойно ответила она, и Эльмирриан с абсолютной ясностью понял, что ему всё равно ничего не скажут.
  Но что-то было, было. Тайирель понятливо усмехнулся, отворачиваясь.
  - Данестиан уже просил убежища в Шанакарте? - сменил Инниар тему, возвращаясь к более насущным делам.
  - Пока только для населения, - отозвался Эженталль. - Но дороги сейчас перекрыты. Эльфы пробуют связать телепорт, оставшийся в Роскане, с телепортом в Тианшеле.
  - Телепорт? И ты согласишься на это?
  - Я уже согласился, - кивнул Эженталль. - Но им потребуется время.
  - Надеешься, что всё равно не успеют?
  - Надеюсь, что успеют, - возразил Эжен. И Ктара улыбнулась.
  - Князь пытается таким образом унять муки совести от предательства союзников, - пояснила девушка, покачивая ножкой в высоком сапоге.
  - Кто бы знал, что у Его Светлости можно поучиться с ней договариваться, - насмешливо поддержал сестру Тайирель.
  Эженталль пренебрежительно поморщился и обернулся к молчаливо наблюдавшему за всем Альшеру:
  - Это можно было выносить, пока ты был один, а не в трёх лицах!
  - Фамильное чувство юмора, - отозвался Наместник. - Ты должен был привыкнуть.
  - Или научиться отвечать, - позабавлено посоветовал Инниар.
  - Моё воспитание не позволяет мне озвучивать всё, что я думаю в ответ, - рассмеялся Эженталль.
  - Могу уверить, иногда вполне достаточно того, что оно позволяет озвучить, - усмехнулся Альшерриан. - И даже того, что думаешь.
  Князь любезно взмахнул рукой, предоставляя Наместнику снова додумать всё, что думает он. Альшер качнул головой и поднёс стакан к губам.
  - И всё же, я повторюсь, ваш план очень рискован. Эльфы ещё не почуяли подвох в ваших отступлениях? - вновь посерьёзнел Эльмирриан.
  - Наше бегство выглядит очень натурально, - хмыкнула Ктара, поймав при этом весёлый взгляд отца и чуть укоряющий - Эжена.
  
  Ещё не стемнело, как войска Галларда отправились в новое сражение. Сегодня их целью были земли перед Рейленгартом - дорогие особняки эльфийской знати, слишком тщеславной и заносчивой, чтобы ютиться в столице. Улицы, на которых они стояли, занимали площади целых городов. Суэль, Анвер, Деллиар... Череда огромных домов за высокими оградами. Уже пустых, но всё ещё шикарных, богатых, неразграбленных. Это и собирались исправить галлардцы, отчаянно пробиваясь вперёд сквозь ряды союзников. Шанакартцы берегли ресурсы, отступали, как только потери становились угрожающими, оставляя эльфов сражаться за свои земли. И как только эльфы оставляли очередную улицу, на уцелевшие после магических бомбёжек дома мгновенно, словно крысы, набегали наёмники, забирая всё ценное.
  Улица за улицей. Шаг за шагом. Они всё ближе были к столице.
  Дейриан, вместе с Эддаром и его компанией безжалостных мерзавцев, медленно ехал по следам недавнего боя, следя за тем, как наполняются драгоценностями и серебряной посудой телеги и кареты, отправленные Галлардом. Следя за тем, чтобы в карманах не осело лишнего. Вокруг всё было в густом смолистом дыму и ярком жарком огне, освещавшем ночь, будто вокруг застыл неугасающий закат, широчайшие мостовые усеяны мертвецами... Лартиан тоже был где-то здесь, царственно наслаждаясь видом своих побед, ничтожеством своего врага. Тиннерис же, не желавшая оскорблять свой взор видом крови и боли наяву, предпочла остаться в своих предыдущих покоях и на расстоянии следить за всем происходящим, пока не потребуется долгожданный переезд в Рейленгарт.
  Взгляд демона Света скучающе скользнул по мраморной табличке с золочёными буквами на вычурной чугунной ограде, увитой розами. Адрес был так знаком. Какая ирония! Особняк полыхал, всё южное крыло было объято языками рыжевато-красного пламени.
  Демон придержал даркинта, останавливаясь.
  - Знакомый дом? - Эддар остановился рядом.
  Дейриан привычно тряхнул волосами, глаза его неестественно блестели.
  - Хозяина этого дома в паре Княжеств Шанакарта с удовольствием лишили бы головы. Да и мне он никогда не нравился. Такой соблазн.
  Эддар смерил особняк прохладным взглядом. Горел он знатно, с треском, с выбитыми жаром стёклами. Внутри суетились солдаты, скидывали из пустых глазниц окон ценности.
  - Эльфы похожи на крыс, при малейшей опасности они сбегают. Дом пуст. А скоро от него останется пепелище.
  Мираль развернул даркинта:
  - Скоро от всего Келя останется пепелище, если твоя мать не придумает, что с ним сделать. Продолжай без меня.
  Алый направил коня к подъездной дорожке. А Эддар догнал остановившийся неподалёку отряд.
  Дейриан чуть пришпорил даркинта и буквально подлетел к полыхающему огромному дому. Белые стены покрывали разводы чернейшей сажи, жар опалял, освещал пожухлый от температуры сад. Мираль направил коня к белым ступеням и въехал внутрь, в огромный холл, наполненный стеклом и изящными вещами. Некоторые солдаты уже покидали дом, самые отчаянные продолжали переворачивать комнату за комнатой, внутри что-то взрывалось, билось, с грохотом падало. Шуршащий огонь лизал стены, пожирая всё, что мог пожрать.
  Мираль спешился, вытащил меч и с приклеившейся к губам улыбкой начал подниматься по округлому хвосту лестницы вверх. Стеклянный, ничего не выражавший взгляд, в котором танцевали отблески пламени и света, скользил по перилам и обстановке, улавливая то, что уже давно смело время. Возле лестницы валялись распахнутые дорожные сундуки. Из них тянулись ленты шёлковой одежды, расшитые золотом юбки. Всё вокруг носило следы сборов. Торопливых, хаотичных, шумных. Эддар был прав, дом опустел. Но не совсем.
  Словно гончая, чуявшая тонкий запах добычи, Мираль шёл вперёд, пересекал коридоры, комнаты, залы. Оставаясь в настоящем и глядя в прошлое.
  Очередной коридор. От дыма воздух был туманный, горький и едкий. Демон медленно шёл вперёд.
  - Где же ты, где же ты, где же ты... - мурлыкал он себе под нос, словно песенку. И не трудясь разбираться, что перед ним, наотмашь крушил мечом высокие хрустальные вазы, светильники, подсвечники. Всё, что попадалось под руку. - Где же ты?..
  Мираль вдруг остановился и сделал шаг назад. Постучал острым концом клинка в дверь справа.
  - Ну же, ты даже не откроешь старому другу? - почти язвительно спросил Алый у запертой двери. Она осталась безмолвна.
  И тогда арши одним ударом ноги выбил ненадёжную деревянную преграду, входя в комнату. Пустая. Только вещи разбросаны в дичайшем хаосе. Темнота. Распахнутые ставни. Огромная кровать в лучах холодной луны и жарких отсветов пожара. Мираль прошёлся по комнате, внимательно изучая всё, что окружало его.
  - Где же ты, где же?.. - спросил он у пустоты со злой весёлостью.
  Одно движение, и тяжёлая кровать полетела прочь, переворачиваясь.
  - Пусто! Какая досада! - воскликнул Безумный лорд, проходя по перекладине каркаса кровати к гардеробной комнате.
  Распахнув ажурные створки, сквозь которые просвечивали шелка и бархат, он принялся срывать с вешалок платья и халаты, меха, шарфы. Остановившись на мгновение, он затем резко выбросил руку вбок, в мешанину платьев, и выдернул оттуда черноволосую демоницу в светлом платье, выпачканном кровью, а затем швырнул её прочь из гардеробной, к перевёрнутой постели. Женщина вскрикнула и упала на пол, тяжело дыша. Зелёные глаза были широко распахнуты, в руке она сжимала кинжал тонкой эльфийской работы.
  - Лина, какая приятная, неожиданная встреча! - припал он плечом к косяку гардеробной, опираясь на меч, будто на трость.
  08/12- Ты же не убьёшь меня?.. - демоница прижалась спиной к резной широкой ножке кровати. Взгляд был отчаянный, затравленный. - Ты никогда не убиваешь безоружных женщин!
  Мираль рассмеялся и красноречиво посмотрел на кинжал в её руке.
  - Мне кажется, ты меня недооцениваешь. Или себя недооцениваешь.
  Она с отвращением отбросила клинок, будто впервые увидела его в своей ладони. И начала их тереть, пытаясь оттереть кровь.
  - У меня не было выбора... - её ощутимо затрясло. - Понимаешь?! У меня не было выбора!
  Алый прищурился, чуть подаваясь вперёд.
  - Не было выбора в чём? - вкрадчиво осведомился арши.
  Вдалеке снова что-то обрушилось, с шорохом устремились вниз раскалённые угли, в комнату поползли клубы ядовитого белого дыма. Лина вздрогнула от грохота и с ужасом обернулась. Изящные плечи драматически поднялись, всё тело было напряжено, как струна. Она почти задыхалась от ужаса. И была при этом исключительно прекрасна.
  - У меня не было выбора, - прошептала она, а потом подняла на него снова огромные зелёные глаза. В них остро сверкала кромка той грани, к которой она подошла. Слишком хорошо знакомая Миралю. - Он собирался уехать за Хребет. Он уже вывел туда все активы!.. И я поняла... Я поняла, что это мой единственный шанс...
  Дейриан подошёл к ней и присел на одно колено, уложив меч на ковёр.
  - Что ты сделала, Лина?
  На её ресницах заблестели слёзы.
  - У меня просто не было выбора.
  - Лина, - твёрдо обратился к ней Алый, - что ты сделала?
  Демоница закусила губу и утончённо прижала ладонь тыльной стороной ко рту, отворачиваясь.
  - Я убила их, - выдохнула она. И вдруг схватила его за края куртки: - Понимаешь?! Я убила их всех!
  Мираль посмотрел на пятна крови на её платье. Перед глазами пронеслись вспышки недавнего прошлого. Прислуга, прислуга, прислуга и...
  - Я не могла больше оставаться с ним, - словно пыталась оправдаться арши. - Это был мой шанс... Никто даже не заподозрит. Тут столько солдат...
  Её слова были больше похожи на бред, зацикленный и полуосмысленный. У демоницы начиналась истерика, она судорожно сжимала замшу его крутки, даже, наверное, не осознавая этого, и всё повторяла, что это был её единственный шанс.
  Эжен будет в восторге!
  Внизу снова что-то обрушилось, судя по грохоту - лестница. Следом послышался примитивнейший и грязный мат. Огонь перекинулся уже и на это крыло.
  Раз она подожгла дом с той стороны, значит, надеялась сбежать.
  - Идём, - Мираль грубо схватил правой рукой женщину поперёк тела и резко поднял на ноги, подхватывая заодно меч. Она не сопротивлялась, но и ноги передвигала едва-едва. - Быстрее!
  Он вытащил её из комнаты в коридор. Пожар и дым были лучшим прикрытием. Для двух огненных демонов они опасности не представляли, но сдерживали мародёров Галларда.
  - Где чёрный ход? - встряхнул он Лину.
  - Там, - она слабо показала вправо, и арши легко потащил её дальше.
  Переходы, полные дыма, в котором уже почти нельзя было ничего различить, нарастающий жар. И лестницы, лестницы. Так они дошли до кухни, а затем - во двор. Скрытые садами и высокими изгородями огороды встретили прокопчённых арши прохладой и свежим воздухом. Мираль толкнул Лину в мягкий упругий куст изгороди и вздохнул полной грудью.
  Женщина закашлялась, пытаясь жадно отдышаться.
  Мираль отправил клинок в ножны и тряхнул волосами, приводя их в ещё больший беспорядок. Лина приподнялась и с опаской посмотрела на него, как загнанный в угол зверь. Алый усмехнулся и вытащил из кармана медальон. Разломав его на две части, он бросил один кусок ей. Лина поймала вещицу и крепко сжала.
  - Эжен в Рейленгарте. Отправляйся туда и передай ему телепорт.
  Она сглотнула:
  - Эжен?..
  Алый поморщился:
  - Передай ему телепорт. Ты поняла?
  Лина кивнула, пряча руку в карман.
  - А как я попаду в Рейленгарт?
  Дейриан усмехнулся:
  - Сады никого не интересуют. Иди вдоль изгороди. А потом... Твоему даркинту придётся скакать о-очень быстро.
  Лина с опаской оглянулась. Кажется, только теперь она начинала понимать, в какой ситуации оказалась. Растерянно и испуганно она смотрела в спину Мираля, уходящего обратно в горящий дом.
  - Что мне сказать ему...
  - Что угодно, только не правду! - рассмеялся Алый, даже не поворачиваясь, но приподняв руку. - Скажи, что Галлард лично свернул шею твоему мужу. Его это и обрадует, и замотивирует.
  Всё ещё усмехаясь, Мираль исчез в клубах дыма, словно был призван из Преисподней, а не из Тайлоса.
  И она испытала кристальное облегчение. Её тайна умрёт с этим домом.
  Лина уверенно призвала даркинта.
  
  13/12Эженталль Тианшель привык всегда поступать правильно. Никаких сожалений, никаких мук совести. Всего одна ошибка научила его следовать правилам, что бы ни случилось. Он всегда знал, что нужно делать и зачем, знал на чьей он стороне и против кого играет. Пока не... Впрочем, и сейчас он всё это знал, но впервые совершенно не желал следовать собственным правилам. Нахмурившись, Князь утомлённо прикрыл глаза и снова воззрился на Эльмирриана, сидевшего напротив за обеденным столом.
  Ужин подали поздно, в малую столовую: дворец Данестиана опустел, как и весь Рейленгарт, король бежал и забрал с собой свиту и прислугу. И, как и Рейленгарт, его заняли эльфийские генералы и шанакартцы. Однако найти замену прислуге в пустом городе оказалось не так просто. После продолжительных поисков, место придворного повара занял полевой, и на качестве блюд это сказалось не лучшим образом. Впрочем, всё было бы почти изысканно, если бы не оказалось настолько пережарено. И хоть наверняка Эжен не знал, подозревал, что со всей эльфийской армии повара нашли единственного повара с тролльими корнями.
  Князь без энтузиазма разрезал отбивную, лежавшую на тарелке в окружении свежего салата, на мелкие кусочки и отложил приборы на фарфоровый край. Несветский разговор, так и продолжавшийся об эльфах и наступлении, плавно перетекал к делам Шанакарта. Альшер привычно вернулся к роли Наместника, и узнавал, что происходит в Замке и с подготовкой к обороне, а Эльмирриан уже минут пять подводил свою речь к Флорентлерам. Ещё немного - и обязательно осведомится у него, когда он планирует вернуться к алтарю. Эжен вздохнул. Впервые его положение настолько давило на него.
  Взгляд Князя скользнул по Ктаре, сидевшей полубоком к столу, презрев все придворные манеры, и расслабленно облокотившейся на резную спинку стула. Она с лёгкой улыбкой слушала разговор отца и Эльмирриана, лениво перебирая вилкой овощи на тарелке, и иногда почти заговорщицки переглядывалась с братом. В её уложенных в высокую причёску волосах блестели, отражая свет хрустальных ламп, острые золотые звёздочки на тонких цепочках, перевивавших густые чёрные локоны. Как она была изящна в аскетичной и строгой форме Легиона. Потрясающе красива. Настоящая дочь своих родителей.
  Удивительная. С той же страстностью, с какой добивалась его внимания, теперь она отказывала ему. Снова и снова. Не принимая в расчёт ни один из его доводов. И не приводя ни единого своего против. Просто нет.
  Словно услышав мысли Эженталля, Ктара на мгновение обернулась к нему, одарив почти насмешливой улыбкой.
  Хотел ли он действительно назвать эту девушку своей женой?
  Он старался не думать ни над ответом, ни над этим вопросом. Потому что к его ужасу, в глубине души его успокаивал её отказ. А ещё глубже - невероятно раздражал.
  Не дожидаясь, пока эти чувства захватят его с головой, синеглазый Князь бросил салфетку с колен на стол и поднялся из-за стола, объяснив свой уход незавершённым делом.
  Закрыв двери столовой, арши почувствовал себя лучше, свободнее. И с этим уже чувством собирался было вернуться в покои, которые занимал со вчерашнего дня, но внезапно...
  - Ваша Светлость!
  Обернувшись, Эжен увидел Тьеора Иддена, стоящего посреди коридора. И мог бы поклясться, что в единственном глазу этого демона застыло скрытое ехидство.
  - Что-то случилось?
  - Нийер взят. Лартиан движется к Рейленгарту. К полуночи будет у стен.
  - Кажется, этого мы и добивались? - едва слышно пробормотал Эженталль на шерессе, когда Идден подошёл ближе.
  - Кажется, - согласился Идден. - Всё готово. Ждём только наступления и приказа. Но это не все новости. Одна леди настаивает на встрече с Вами.
  - Леди? - неприятно удивился Эжен, размышляя, кому он мог здесь понадобиться. Уж не Эллен ли приехала? Нет, ни за что не сунулась бы дальше Княжества. - Пусть ждёт до утра.
  Он уже развернулся, чтобы продолжить путь, как следующая же фраза легионера остановила его.
  - Не думаю, что леди Лина согласится ждать до утра.
  - Лина?
  Тьеор усмехнулся:
  - И не думаю, что Вы, Князь, действительно отложите встречу до утра.
  Эжен поменялся в лице:
  - Где она? И что здесь делает?
  Идден галантно, но издевательски взмахнул рукой, приглашая следовать за ним.
  - Леди собирается пояснить это Вам лично. Но прибыла она из Нийера, и вся в эльфийской крови.
  Уже не слушая, что именно говорит Тьеор, Эженталль преодолевал коридор за коридором, пока не вошёл в одну из нижних библиотек дворца, где закрыли демоницу до дальнейших распоряжений.
  Как только он открыл двери, Лина потревожено вспорхнула с узкого диванчика, на котором сидела, сжавшись в комок. Расшитое цветами покрывало соскользнуло с острых плеч и упало к ногам, но она даже не заметила этого. Взгляд, будто магией, был прикован к его лицу. Тревожный, тёмный от ужаса. Изумрудные глаза светились шальным, загнанным блеском. Из высокой причёски выбились пряди, чёрной паутиной обрамляли прекрасное лицо.
  Не сознавая того, Тианшель остановился на пороге, поражённо рассматривая женщину, которую обожал так много лет назад. Кажется, целая жизнь. И кажется, он начал забывать её черты. Ведь она совершенно, совершенно не походила на Ктару. Ктара была острее, пронзительнее, резче. Рядом с Принцессой всегда либо обдавало льдом, либо жаром, в ней совершенно не было того тепла, которым хотелось окутать эту утончённую плутовку.
  - Эжен... - почти с мольбой выдохнула зеленоглазая арши, делая шаг вперёд, на чёрных ресницах блеснули слёзы.
  Шаг, ещё шаг, и вот уже его сжимают в объятиях тонкие руки чужой жены. Она зарылась лицом в складки его рубашки на груди и бессильно разрыдалась, почти повиснув на его руках.
  - Это было так ужасно, так ужасно, Эжен... Я так боялась...
  Замерев, демон обескураженно поддерживал хрупкую женщину от падения, не говоря ни слова, а она всё повторяла одно и то же.
  - Леди Анвер... - начал он и сам поразился той холодности, с которой произнёс это.
  Она вздрогнула и подняла на него заплаканное лицо. Боги - свидетели, насколько она была похожа на потерявшегося ребёнка!
  - Линара...
  Демоница сглотнула, прекрасные глаза покраснели, а щёки только приобрели ещё большую восковую бледность.
  - Он мёртв... Эжен, он мёртв... - на её губах вдруг проскользнула тень улыбки. Почти безумной. - Я свободна, Эжен. Я, наконец, свободна...
  Её пальцы крепко вцепились в его предплечья, словно она держалась за него, как за эту свободу. Будто ей казалось - отпустит, и исчезнет эта свобода.
  - Кто мёртв? - глухо переспросил Князь, прекрасно понимая, насколько глуп и безнадёжен его вопрос.
  - Мой муж, - она вдруг рассмеялась, но из глаз снова сорвались слезинки. - Он мёртв! Мёртв! Я ведь могу теперь вернуться в Шанакарт? Могу?..
  - Конечно, вернёшься, - он и не посмел бы её разочаровывать сейчас. - Присядь.
  Эженталль мягко подтолкнул её обратно к дивану, затем усадил на мягкую обивку. Снова поднял вышитое покрывало, накинул на плечи. Она смотрела на него взглядом, словно обрела, наконец, то, во что уже перестала верить. И от этого гадкий комок горечи подкатывал к горлу. Не в силах оставаться рядом, Князь поднялся, нашёл шкафчик с вином, налил ей немного коньяка и подал прозрачный фигурный стакан, в котором плескался жидкий янтарь.
  - Извини, шампанского здесь нет.
  - Шампанское... - она невидяще смотрела в пустоту. - Я открыла бы бутылку шампанского...
  Лина сделала глоток и поморщилась, уютно прикладывая к груди бокал с напитком. Князь встал за спинкой дивана, глядя на неё сверху вниз.
  - У нас в подвалах было так много сортов игристых вин... - произнесла она, как сомнамбула. - Всё сгорело... Такой пожар...
  - Пожар?
  Женщина вздрогнула снова.
  - Я не могла остановить его, - вдруг стала оправдываться она. - Не могла... Иначе они нашли бы меня!.. Ты мне веришь? Веришь?
  Лина требовательно повернулась к нему. Изучающе вгляделась в синие глаза. Спокойные, холодные, всё понимающие. И осознала, что не может врать. Ему не может. Даже, если ей грозит казнь. Она жадно осушила стакан, морщась, мучаясь, потом встала на колени на диване и отставила хрусталь.
  Слёзы высохли. Больше не было жаль ни себя, ни мужа, никого...
  - Я не могла остановить пожар... - пальцы в дорогих перстных сжали деревянную раму диванчика. - Не могла, потому что... Потому что я сама начала его... Алый сказал, чтобы я соврала, но я...
  - Алый? - Эжен прищурился.
  Лина зажмурилась, выдохнула, опуская плечи. Повинно утыкаясь ему в грудь.
  - Он хотел, как лучше. И был, наверное, прав. Но я сама, я сама убила его. И устроила пожар, чтобы скрыть это...
  Эжен перехватил её за подбородок и испуганно заглянул в глаза. Страшился он не поступка, страшился он последствий.
  - Кого ты убила, Линара?
  Из её глаз снова потекли горячие слёзы:
  - Мужа...
  - Нет... - мучительно выдохнул Эжен. - Лина, нет...
  - И всю прислугу, - тихо созналась она, оседая на мягкую обивку.
  Глаз демоница больше не поднимала, только тихо плакала, прислушиваясь к звенящей тишине комнаты. Здесь царил поистине библиотечный покой. И слишком тяжёлые мысли.
  - Кто-то ещё знает об этом? - глухо спросил Эженталль, разбивая гробовое молчание.
  Она покачала головой, потом спохватилась, что он явно не смотрит на неё сейчас и прошептала: 'Только Мираль'.
  - Лучше бы ты его послушалась.
  Демоница опять разрыдалась, попыталась закрыть ладонями лицо, заметила на них смазанные пятна крови и отчаянно помотала головой, прикусывая губу.
  - Меня казнят... Меня теперь казнят...
  Эти дрожащие плечи. Эти горючие женские слёзы, бороться с которыми невозможно, непонятно. Как же это было невыносимо!
  Невыносимо ровно настолько, что можно пойти на сделку с собственной совестью.
  - Некоторые грёзы, Лина, реальны настолько, что способны подменять воспоминания. Ты знаешь об этом?
  - Что? - заплаканное личико снова обратилось к нему.
  Не сдерживая себя, Тианшель поднял руку и стёр с нежной тёплой щеки солёную дорожку слёз:
  - Спи, завтра будет новый день.
  Лёгкое непонимание сменилось туманным равнодушием. Усталые веки сомкнулись, и тело мягко опустилось на диван. Она совершенно не почувствовала, как демон Жизни поднимает её на руки.
  /14.12.2017//
  Тайирель сидел в мягком кресле перед письменным столом, на котором лежали два меча из чёрной стали, небрежно обёрнутые зачарованной тканью. В свете нескольких белых восковых свечей лезвия казались переливчатыми, живыми. И в некотором смысле, так оно и было. Наследник на расстоянии ощущал Силу, заключённую в холодном металле. Он приподнял ладонь. Кожу почти опалило навязчивое желание Хаоса слиться с его магией.
  А она так и не приняла ещё этот подарок.
  Демон посмотрел на сестру, съёжившуюся на мягкой кровати. Ктара спала прямо в одежде поверх золототканого одеяла, держа в ладонях ножны. Ей нужно было немного восстановить силы.
  Тайирель поднялся с кресла, подошёл к окну возле кровати. Ночь за стеклом была темна и молчалива, расцвеченная огнями и факелами, была полна скрытой смертельной опасности. Каждый миг мог стать последним для этого города. Эльфы терпеливо ждали, выставив оборону, а шанакартцы ждали приказа покинуть Рейленгарт.
  Принц опустил тяжёлую портьеру и мягко коснулся волос Ктары, в которых по-прежнему блестели острые звёздочки. Её сны были похожи на зацикленные воспоминания. Удивительно, что иногда творила кровь демона.
  Он прикрыл глаза, погружаясь в чужие грёзы.
  'Темнейшая ночь опустилась на промёрзшую голую землю. Было так холодно, что, казалось, будто даже воздух трещит от мороза. Небосклон над костром был усыпан чужими созвездиями. Чужое небо. Чужой мир.
  Ктару оглушало собственное дыхание и собственное одиночество. Рядом не было ни души, только ледяная пустыня. Продуваемая стылыми ветрами. Да, арши не чувствуют жары, не чувствуют холода, но сейчас она ощущала стужу каждой клеточкой тела. Лишённая магии, Ктара была немногим сильнее человека. А теперь ещё и слабела с каждой секундой.
  Поморщившись, она плотнее прижала ладони к повязке на боку. От мокрой ткани становилось только ещё холоднее.
  Замёрзшие пальцы молили приблизить их к огню, ног она уже почти не чувствовала, ужасно клонило в сон. Веки тяжелели, опускались. И огромным усилием воли она снова поднимала их. Сдаться, как же она хотела бы сдаться... И не позволяла себе, только не сейчас.
  Ктара подняла глаза к звёздам. Время почти истекло. Глупый спор выигран. Облегчения и радости эта мысль не принесла. Только отдалась обездвиживающей усталостью. Голова вдруг закружилась, и девушка навзничь, неловко повалилась в колкий снег. Чужие звёзды расплылись перед глазами в светлые пятна и погасли.
   На холодной земле, обдуваемой порывистым ледяным ветром, из тонкого тела уходили последние крохи сил. Мягкий плотный плащ с меховым подбоем распахнулся, и всё тепло, которое он сохранял, исчезло, будто не было его. И вместе с теплом уходила жизнь...
  ...И вместе с теплом возвращалась.
  Сначала ей казалось, что земля и небо поменялись местами. Перед глазами расплывались яркие звёзды.
  -Доброго утра, Принцесса, - поприветствовал её Алый.
  Ктара медленно моргнула. Звёзды превратились в тлеющие на земле угли. По другую сторону умирающего костра сидел демон с тёмно-красными волосами. В предрассветных сумерках они казались почти вишнёвыми, но Ктара знала, что на самом деле у них цвет свежей крови.
  - Бывало и добрее, - ответила она, чуть пошевелившись. Тяжёлый плащ Мираля сковывал движения, буквально прижимая к земле, и дарил опьяняющее тепло.
  Ктара перевернулась на живот и привстала, упираясь одной рукой о свой плащ.
  - И многого ты добилась? - насмешливо спросил арши
  , поворошив остриём кинжала темнеющие угли.
  Девушка потёрла запястье. На нём больше не было браслета, и Сила снова наполняла тело. Рана на боку затянулась, а повязка больше не стягивала рёбра влажной петлёй. Не нужно гадать, кто позаботился об этом. Демоница с удовольствием потянулась, сидя в мешанине тёплого меха и замши.
  Магическая завеса защищала их от пронизывающего ветра, обдувающего ледяную пустыню. И можно было даже полюбоваться видом розовеющего неба, на котором ещё светились золотистые звёзды.
  - Даже больше, чем ожидала.
  Мужчина её оптимизма не разделял, глядя с опасным спокойствием на Принцессу.
  - Я, конечно, не Эжен, и читать морали так проникновенно не умею. Да, и не мне их читать: из моих уст обличения пороков выглядят как непристойнейшие предложения. Но какого беса тебя сюда понесло?
  В мягкой улыбке Ктары странно смешалось едкое злорадство, насмешка и самодовольство. Впрочем, ирония про непристойнейшие предложения её тоже позабавила.
  - Ты говорил, я и дня здесь без магии не протяну. По-моему, это был вызов.
  Алый склонил набок голову, кончики длинных волос, перекатившихся с плеча, почти коснулись истоптанного снега.
  - Учитывая, сколько прошло времени в Шанакарте, не протянула и дня. Кажется, спор выиграл я.
  - Здесь прошла неделя.
  - Думаешь, этого достаточно для Наследницы?..'
  Со стороны городской стены вдруг раздался сигнал тревоги. Наступление началось. Ктара вздрогнула и посмотрела на брата, крепко сжимая ножны и поднимаясь.
  Тайирель усмехнулся и прикоснулся к щеке сестры:
  - Для Наследницы этого было достаточно, - ответил он на чужой, давно забывшийся вопрос. - Но он всегда знал, что ты способна на большее.
  17/12- Скорее, хотел, чтобы я была способна на большее, - возразила Принцесса, застёгивая на бёдрах кожаный пояс с ножнами. - И в итоге, я ещё полгода проходила с этим браслетом.
  - Думаешь, он был несправедлив?
  Ктара хмыкнула, поправляя одежду и затягивая шнуровку на сапогах. Не прекращавшаяся тревога подгоняла её, делая все движения резкими.
  - Я думаю, он был бесстыжим манипулятором.
  - А ты - самоуверенной девчонкой, - добавил Тайирель. - Впрочем, ничего так и не поменялось.
  Она только проказливо улыбнулась, подмигивая ему, и быстро подошла к дверям. В коридорах слышался шум, суета, топот, лязг оружия и приказы: все воины из дворца устремлялись к выходам, чтобы слиться с уже оборонявшимися. Ктара распахнула дверь, за ней оказался Тьеор Идден.
  - Идём, Принцесса. Нас уже ждут.
  Ктара натянула на пол-лица непроницаемые чары и прикрыла за собой дверь. Принц подошёл к оставленным на столе мечам. Чёрные клинки источали смерть и боль. Демон откинул край ткани, обнажая их полностью. Гладкий металл так и манил прикоснуться.
  - Ну, что ж... - задумчиво протянул арши в полголоса, протягивая к ним ладонь. - Пора возвращаться...
  И как только длинные пальцы соприкоснулись с проклятым сплавом, от клинка потянулись вверх, прямо к светлой коже, тонкие переплетения полупрозрачного чёрного тумана, впитываясь, оплетая, растворяясь. Мечи светлели и распадались пеплом. А демон вбирал в себя всю магию, что была в них заключена. Александритовые глаза горели лиловым светом.
  
  18/12План был прост. Тайирель должен был командовать основными войсками вместе с Князем - отступление должно быть плавным, взвешенным, правдоподобны. Ктаре же нужно было слиться с Легионом и прикрывать основные силы.
  Оказавшись на площади перед дворцом, Принц призвал даркинта и быстро седлал его. К нему сразу подъехал Эльмирриан Инниар. Белый плащ Князя был украшен фамильным гербом, в руках сверкал в зажженных огнях меч.
  - Стену перекрыли эльфийские лучники, но она долго не выстоит, - сказал Инниар. - Твой отец послал мою гвардию защищать Северные ворота. Через них планируется наше отступление. Принимай командование, а я вернусь к гвардии.
  Наследник кивнул и послал даркинта к Южным воротам, возле которых уже шла дикая битва. Эльмирриан ошибся - стена не выстояла и пяти минут: армия Галларда пробила ворота почти сразу - они не были рассчитаны на объединённые Силы демонов. Становилось ясно, что для Лартиана нападение на эльфийскую столицу - репетиция атаки на Тианшель и Шанакарт. Сейчас основными его силами были выходцы из Тайлоса: они смели все магические щиты, установленные на стены, обрушили арки ворот и вошли в город. Лучники и первый рубеж стражи оказались беспомощными перед ними, а вся защитная магия не продержалась и пары минут. Вторым рубежом обороны состоял из шанакартцев, Тайирель приказал сомкнуть ряды и быстро объединил свои Силы с солдатами. Отступающие эльфы перемешались с арши, вместе им удалось немного задержать врага.
  Но скоро возле Восточных ворот раздались несколько оглушительных взрывов, у ближайших домов выбило стёкла, они острым градом хлынули на мостовые, на головы солдатам. И сразу за этим, из клубов дыма и пыли, через груды серо-белых камней, на улицы ворвалась чужая конница. Круша всё и всех на своём пути тшарами.
  Битва быстро распространялась от ворот к широким улицам города, делая их такими же узкими и тесными, как в людских городах.
  Тайирель поднял руку, чтобы перенаправить часть своих демонов на оборону новой бреши. И увидел, как слева, по свободной ещё улице, приближается Легион. Чёрные всадники направили даркинтов прямо на конницу врага. Ктара обернулась на мгновение, встречаясь глазами с братом. Что-то случилось, отступать нужно было прямо сейчас.
  Следующие несколько часов смешались в сплошное безумие. Город рушился от заклятий, от щитов, камни плавились от битвы демонов с демонами. Здесь было слишком мало места, высокие дома горели и сдерживали дым, заставляя задыхаться, стены падали, перекрывая улицы, заваливая солдат. Кровь пропитала воздух и камни, мёртвые лошади и эльфы заполняли площади и мостовые. Единственной стратегией Лартиана было тотальное уничтожение всего, что вставало на его пути.
  Тайирель осторожно, частями, выводил свои силы к Северным воротам, сдавая город фут за футом, оставляя его беспомощным теперь уже эльфийским командующим.
  - Уводи их всех! - Ктара выскочила слева, стирая со щеки кровь и налипшие влажные волосы. - Эльмирриан закроет ворота через час, бросай всё, и уводи солдат. Мы прикроем отступление.
  Принц кивнул и подал сигнал своим. Ктара пришпорила даркинта, отправляясь вперёд, неподалёку в толпе всадников мелькнула повязка Иддена. Впереди был ад - огонь с треском пожирал всё, что горело, наполнял воздух удушающей гарью и жаром, способным плавить металл. И Легион скрылся в этом аду, делая его ещё мучительнее.
  
  18/12-2К Северным воротам пробиваться пришлось с боем - галлардцы были уже повсюду, заполонили Рейленгарт, как чумные крысы. Эльфы, увидев отступление союзных войск, сыпали проклятиями, бросали свои рубежи, спасались бегством. Остановить их и заставить сражаться было уже невозможно, армия Данестиана превратилась в угнетённое ополчение, разбегающееся во все стороны. Легион, всё ещё продолжавший битву, оказался зажатым между жерновов - со всех сторон приближались галлардцы, а эльфы, прикрывавшие тылы, бежали.
  - Ктара! - услышала она сквозь грохот рукопашной голос Тьеора. - Уходим! Уходим, пока мост свободен!
  Она обернулась - вокруг разрасталось море чужих знамён на плащах. Ударив наотмашь мечом ближайшего врага, девушка с силой развернула даркинта и начала пробиваться к Иддену, прорубая себе дорогу. Тьеор командовал Легиону отступление и вёл их вперёд. До моста, соединявшего южную часть города и северную, оставалось четыре квартала. Шанакартцев уже не было видно, почувствовав близкую победу, армия Галларда с новыми силами хлынула в столицу со всех щелей, как талая вода, чуть ли не с улюлюканьем, как в дни Дикой охоты, гнала жалкие остатки защитников, добивала их.
  - Быстрее! - крикнул Тьеор, взмахом руки увлекая Легион следом.
  Ктара ещё пришпорила даркинта, поравнявшись с Идденом, их тяжёлые боевые кони расталкивали толпы солдат, унося всё дальше от павших ворот. Позади раздались новые взрывы, по чувствам ударила волна мощной магии. И вдруг - вспышка ослепительного света. Ктара обернулась. По завалам, словно стервятники, кружили арши, среди них были Алый и Эддар. Её взгляд задержался на Мирале. Демон Света с намертво приклеившейся улыбкой нёс вокруг себя смерть и разрушения.
  - Взять их! Перекрыть мост! - приказал вдруг Эддар, перехватив взгляд Принцессы.
  И она готова была клясться и спорить, что демон узнал её.
  - Ктара! - грубо окликнул Тьеор.
  Она отвернулась от ужасающего зрелища, чтобы узреть иное - дальше дороги не было, их окружали. Идден остановил даркинта, тот встал на дыбы, взмахнув в воздухе огромными копытами. Совсем близко заклинание с треском ударило в башню дома над ними, вниз посыпалось зелёное стекло купола и обломки рам, на несколько мгновений противники отпрянули из-под града осколков. Следом полетело следующее заклятие - на сей раз в Ктару. Она вскинула ладонь, глаза сверкнули лиловым светом, и вся мощь боевого заклинания просто смешалась с её аурой. Светлое лицо побелело ещё больше, волосы, в которых по-прежнему оставались золотые звёзды, обращались в густые сгустки тумана.
  Крепко перехватив поводья, Ктара тихо шепнула:
  - Нишши!
  И из ниоткуда, будто рождаясь в клубах дыма, из-под копыт их даркинтов, вырвались десятки косматых чёрных хищников. Вечно голодных, безжалостных, тёмных порождений Хаоса. И от каждого заклятия, летевшего в них, от крови, которую они проливали, Ктара становилась только сильнее. Взмахнув рукой, она всю свою мощь обратила в волну Света, сжигая стоявших на пути воинов.
  Идден снова скомандовал следовать вперёд, и Легион, словно подхваченный порывом ветра, ворвался в смесь угасающего Света и пепла, твари Хаоса по пятам следовали за ними, вгрызаясь в каждого, кто пытался приблизиться. Позади всё яростнее звучали приказы задержать, уничтожить. А впереди рушился широкий каменный мост...
  19/12
  - Разделимся! - крикнула Ктара, поворачивая влево, на набережную. - Идден за мной, к Западным воротам!
  Легион подчинился молниеносно. Будто ударившись о невидимую преграду, всадники рассыпались на две группы: одна устремилась за Ктарой, вторая - в противоположную сторону набережной.
  - Мы ещё можем успеть к Северным, - напомнил Идден, бросив быстрый взгляд на полуразрушенную башню, на одной из её стен ещё мерно шли часы с разбитым циферблатом.
  - Поздно, - усмехнулась она, не оборачиваясь. - Эддар узнал меня, если я приведу его к Северным воротам, у Алого не останется выбора.
  Позади слышался грохот копыт - преследователи не отступали. На узкой набережной, ставшей ещё более узкой и тесной от пронесшегося урагана битвы, попадавшиеся на пути воины расступались перед летящими вперёд легионерами, либо прижимаясь к обожжённым стенам, либо прыгая в городскую широкую реку.
  - Впереди мост, - Ктара махнула рукой вправо, указывая на кружевной чёрный мостик, словно ажурный платок, перекинутый через реку. - Разделимся!
  - Я не оставлю тебя! - возразил Идден, жестом приказывая двоим сопровождающим свернуть на мост.
  - Впереди будет ещё один мост! Готовься! - вместо ответа предупредила она и резко свернула влево, вглубь квартала.
  Тьеор, не ожидавший этого, выругался и пронесся на даркинте вперёд. Преследователи тоже разделились. И теперь Тьеор видел, что по мостовой за ними гнались и Алый с Эддаром, не в первых рядах, скорее направляя и подгоняя остальных. Как охотники, подгоняющие свору гончих. Но стоило Принцессе исчезнуть в лабиринте кварталов, они свернули в ближайшую подворотню.
  - Проклятье! - сквозь зубы прошипел Тьеор и направил коня влево, на ближайшую улицу. Спасительный мост так и остался где-то впереди.
  Ктара неслась по разрушенным улицам, как сумасшедшая. Её пытались остановить, втянуть в бой, уничтожить магией, но всё было тщетно. Сталь, как родная Стихия, не могла причинить ей ни малейшего вреда, а чужая магия только делала сильнее, пробуждая в ней тень Лайренти-Виаля. Влекомая неясным чутьём, Ктара петляла по улицам между помпезными домами, запутывая следы, тщетно пытаясь избавиться от преследования. Где-то там, фатально отставая на шаг, мчался по их следам Тьеор Идден.
  Вскоре демоница снова выскочила на набережную. В предрассветных сумерках вода казалась лунно-белой, лёгкий туман трепетал над ней. Западные ворота были совсем близко. Ктара знала, что в конце пути может оказаться, что она опоздала, и ворота уже сданы, но оставался ещё малейший шанс, что они пока держатся. Принцесса пришпорила даркинта, вливая в него новые Силы, и вдруг резко осадила. Дорогу ей перекрыл красноволосый арши на вороном коне, вишнёвые глаза были серьёзны и полны угрозы. Ктара улыбнулась под маской и юркнула в очередную подворотню. И мгновенно остановила даркинта, глубоко дыша. Перед ней высилась глухая стена.
  - Очень опрометчиво! - раздался за спиной голос, от звучания которого непроизвольно холодело внутри.
  - Но как интригующе! - вторил ему голос, будоражащий совершенно иные чувства и воспоминания.
  Ктара сжала руками в чёрных коротких перчатках поводья и развеяла нетканую тьму с лица. Вдыхая горький воздух и выдыхая чистейший Хаос, она развернула даркинта. Белое лицо, окроплённое запекшейся кровью, было будто вылеплено из тончайшего фарфора, казалось полупрозрачным в светящихся сумерках, от глаз, обрамлённых чёрными ресницами, источался холодный лиловый свет.
  - И правда, интригующе, - мёрзло улыбнулась Принцесса, глядя прямо в глаза Эддару Лартиану, по правую руку от которого возвышался на даркинте Дейриан Мираль, а позади замерла четвёрка верноподданных. - Интересно, сколько ты выдержишь, если я поиграю?
  Буквально прошипев последние слова, Ктара взмахнула рукой, попутно вдыхая Силы из всего, что её окружало, и из демона, кровь которого по-прежнему текла под её кожей. Никто не успел отреагировать на эту внезапную атаку. Никто, кроме Мираля - он с силой ударил даркинта Лартиана свёрнутым тшаром, заставляя того испуганно шарахнуться в сторону, за угол дома, уходя из-под срывающейся с пальцев Принцессы волны огня и света, испепелявшей всё живое на пути.
  06/01/18Дейриан вскинул свободную руку, будто пытался заслониться от смертельного света. Родная Стихия не причинила бы ему вреда, как и даркинту, защищённому хозяином, но вот ударная волна... На большее времени не хватило, Свет выбил демона из седла, с потоками тающего пепла - это всё, что осталось от приспешников Эддара - смёл даркинта к чугунной решётке набережной. Алый прикрыл глаза, пережидая слепящую вспышку.
  Не теряя времени, Ктара пришпорила коня и, вылетев на набережную, понеслась в сторону ворот. Свет иссяк, оставив предрассветную серую хмарь.
  - Взять её! - крикнул Эддар, поднимаясь с мостовой и пытаясь проморгаться. После того, как испуганный конь шарахнулся в сторону и взбрыкнул, наследник Лартиана тоже не удержался в седле. - Взять и притащить сюда!
  Мираль не глядя поймал поводья и встал, держась за чугунное литьё.
  - Западные ворота пали! - закричал Тьеор, почти наперерез выскочив на даркинте из узкой улочки на набережную. - Тайирель ещё удерживает Северные, нужно уходить!
  Ктара обернулась - Алый неумолимо нагонял их. В то время как набережная заканчивалась, петлёй уходила на север. Впереди только улицы, переполненные чужими солдатами.
  - Отправляйся к воротам! Увидимся в Тианшеле! - коротко бросила девушка, ещё чуть ближе прижимаясь к чёрной холке даркинта.
  - Ктара!
  - Это приказ, Тьеор! - рыкнула она и создала перед собой стихийный, не подкреплённый абсолютно никаким якорем, телепорт. По сути - в неизвестность, просто на удачу.
  Идден натянул поводья даже раньше, чем осознал это, даркинт взвился на дыбы, останавливаясь в нескольких футах перед распахнувшимся радужным жерлом, исходившим дрожащим маревом завихрений воздуха. Ктара пришпорила коня, направляя его прямо в кольцо. Мираль буквально пролетел следом, в последние мгновения, когда телепорт уже начал таять и схлопываться, он удержал воронку, перехватывая нить магии и заново вливая в него Силы. На секунду портал разросся, а затем свернулся и исчез.
  
  Раньше, как говорили на лекциях преподаватели Академии, когда этот мир был чист, не запятнан магией Хаоса и мешаниной из обрывков заклятий и Стихий, телепорты можно было использовать свободно, из любой точки мира, стоило лишь чётко представить, куда нужно попасть. Но мир менялся, вслед за расами, наделёнными Силой, пришли войны с людьми, затем и среди людей появились маги, а за ними в Лестелль проник Хаос. И теперь практически каждый дюйм земли был пропитан искажающим фоном, пробиться сквозь который можно лишь имея телепортационный якорь, направляющий тебя при переносе. Без него создавать стихийные телепорты было равноценно самоубийству - при самом благоприятном исходе путешественника могло выкинуть либо не туда, либо в другой мир, при неблагоприятном - просто уничтожить при переходе, так, что даже тело не достигнет конечной точки. Причём, шансы были примерно равны, даже, если по ту сторону видишь дивный пейзаж.
  И Ктара прекрасно помнила это, но делала ставку на два первых варианта. Куда бы не забросило её при переносе, она сумеет вернуться.
  Пролетев кольцо портала, она оказалась в сумрачном лесу, влажном и густом. Шорох дождя по листве и свежий воздух оглушительно обрушились на неё, и девушка сразу ощутила, как резко от неё пахнет дымом и смертью. Даркинт по инерции рвался вперёд, мощной грудью и головой ломая сухие ветки.
  - Ктара, стой!
  Она обернулась, но остановиться уже не успела. Даркинт вынес её на поляну, поросшую мелким кустарником и чахлыми деревцами. И почва вдруг ушла из-под его копыт, рухнув вниз. Вместе с комьями земли, мхом и кустами они полетели вниз, в непроглядную темноту. Ктара разорвала свою связь с бесом и вскрикнув, с плеском рухнула в воду, грязь и растения с дождевой водой оглушительными шлепками попадали вокруг.
  - Ктара!
  - Я жива! Жива! - вынырнула она из затхлой воды и увидела на краю обрыва знакомый силуэт.
  - Ты не ранена?
  - Нет. Но у меня полные сапоги воды!
  Мираль хмыкнул:
  - Придётся потерпеть, пока я схожу за верёвкой.
  Принцесса улыбнулась, убирая с лица мокрые волосы и осмотрелась. Сверху, в неровную, округлую дыру, с серого неба падали отвесные капли дождя, шуршали по гладкой поверхности воды, делая её шероховатой. Своды здесь были очень высокие, рукотворные, на каменных стенах в потёках воды оставались какие-то рисунки, полустёртые символы. Ктара, удерживаясь на плаву, вытащила из воды одну руку и отправила в воздух несколько магических светлячков, озаривших жёлтые, поросшие зелёным мхом и плесенью, своды. Здесь было тихо, поэтому она сразу почувствовала, что что-то не так. Потоки воды, порождённые её движениями, изменились. В глубине что-то было! Ктара отправила ещё несколько светящихся шаров в воздух и попробовала посмотреть сквозь зеленоватую мутную воду. Но видела только себя и мелкие споры водорослей.
  - Риан! В воде что-то есть!
  Он сразу же возник снова на осыпающемся краю. Вспышка Света заполнила затопленный зал, Ктара с недовольным восклицанием зажмурилась, ощущая, как под ней нечто огромное и подвижное резко ушло на глубину. Свет спугнул это нечто.
  - Лёд! Создавай лёд! Быстро! - приказал арши, скидывая верёвку.
  Принцесса охнула и взмахом руки отправила волну к стене, замораживая воду вокруг себя. Лёд был тонкий, постоянно крошился под пальцами. Ктара снова попыталась вытянуть из Мираля Силы, чувствуя, как где-то под толщей воды и хрупкой коркой льда, больше похожей на пену, беснуется неведомый хищник, безмолвный, но опасный. То, что это хищник, она не сомневалась - его привлёк сюда запах крови, покрывавшей её костюм. Ктара торопилась, выкладывала почти все свои и чужие силы, но воды было слишком много. А нужно всего лишь зацепиться, встать на лёд и поймать верёвку. Алый поддерживал свет, не давая хищнику приблизиться, а Принцесса тщетно цеплялась за мёрзлые куски льда, совершенно не способные соединиться в единый пласт. Вода волновалась, невидимый хищник был хвостом, резко изгибал подвижное тело, одновременно желая схватить жертву и спрятаться от непривычного света. Очередной всплеск возле стены снова разбил едва схватившийся лёд.
  - Торопись!
  Ктара скрипнула зубами и вдохнув побольше воздуха, ушла под воду, вытаскивая обсидиановый меч.
  - Ктара! - так прочувствованно крикнул Дейриан, будто имя её - отборнейшее ругательство.
  Принцесса опустилась насколько смогла, выдыхая воздух, и открыла лиловые глаза демона Хаоса. Серо-зелёный чешуйчатый змей выдавал своё присутствие только движением, тусклая чешуя слабо отражала свет, льющийся сверху сквозь толщу воды, островки льда бросали длинные столбы тени. Заметив добычу, змей проворно рванулся к ней, Ктара лишь вытянула вперёд пустую руку. Длинные белые пальцы казались хрупкими и полупрозрачными, но Сила, сорвавшаяся с них, была ужасающей. Чудовище успело лишь жадно распахнуть зубастую рыбью пасть, в свете белёсо-голубым мелькнули почти слепые глаза, и вода вдруг окрасилась алым туманом, лентами извивающимся в водных потоках. Замерев на одном месте, она словно впитывала отнятую жизнь, чутьём Виаля чувствуя, что зверь в воде не один, остальные лишь ждут в глубинах и коридорах. И скоро будут здесь, привлечённые сладким запахом крови. Над головой с хрустальным треском затягивалась плёнка льда.
  Ктара оттолкнулась от упругой воды и вынырнула, разбивая ледяную корку мечом, и заново вдыхая сырой плесневелый воздух.
  - Выбирайся оттуда! - Мираль удерживал верёвку и молча наблюдал, как она упирается руками в розовый лёд и поднимается из воды. Под полупрозрачным стылым хрусталём метались извивающиеся тени.
  Стоило ей только схватиться за конец верёвки, как демон быстро вытащил её наверх, на осыпающуюся, но твёрдую землю. Дождь уже шёл стеной, небо потемнело, будто наступил вечер, и с арши, удерживающего Ктару на краю пропасти, вода стекала так же, как и с неё. Девушка откинула клинок на землю и притянула демона к себе за шею, чтобы поцеловать. Алый обнял её крепче и переставил подальше от обрыва, отвечая на поцелуй. Его губы, влажные от дождя, были так желанны и упоительны, что остановиться и отпустить его она уже не могла, запуская пальцы в его тяжёлые мокрые волосы. Мучительно застонав от обилия совершенно мешающей одежды и безумного, граничащего с необходимостью, желания просто раствориться в нём, как в Стихии, Ктара отпрянула, до боли закусывая губу.
  - Русалка, - усмехнулся арши, выпуская её из объятий и поднимая с земли верёвку.
  - Кровожадная и пахну рыбой? - понимающе уточнила Ктара, убирая в ножны обсидиановый меч.
  - Может быть, - сворачивая верёвку, Алый смотрел вниз, на то, как мечутся под тонким льдом голодные твари.
  - Думаю, тебе был отдан приказ вовсе не спасать меня.
  - Я по привычке. Ничего личного, Принцесса.
  Ктара рассмеялась и, подняв с земли мелкую полуистлевшую шишку, бросила в бесстыжего демона. Он привычно уклонился, снаряд пролетел мимо и скрылся в дыре в земле. Следом раздался треск ломаемого льда - хищники, взбудораженные кровью, но так и не отведавшие мяса, рванулись на движение.
  - Что это за твари?
  Дейриан пожал плечами, отходя от обрыва и закидывая моток верёвки обратно в чересседельную сумку:
  - Не всем тварям на этой земле дано название. Хочешь, назовём в честь тебя, первооткрывательница?
  - Честь сомнительная, - отмахнулась девушка, распуская растрёпанные волосы и подставляя лицо проливному дождю. - Могу уступить.
  Насладившись ливнем, Ктара магией очистила одежду и высушила, наконец, сапоги.
  - Её Высочество ещё и скромна! Боги Претёмные, есть ли предел Вашим добродетелям? - Мираль взял с даркинта плотный бархатный плащ с золотым шитьём и подал девушке, пока её снова не залило водой.
  - Нет, - скромно подтвердила Ктара, накидывая на плечи тяжёлую ткань. Затем посмотрела на макушки высоких деревьев, сквозь которые темнело густое серое небо. - Где мы?
  - Всё ещё в благословенном Лестелле, - Алый открепил сумку от седла и, отпустив даркинта, сел под раскидистое дерево, привалившись к широкому стволу, где было чуть суше. - Пусть тебя не сбивает с толку обилие неизвестных хищных тварей, здесь их тоже полно. Этот мир ещё может удивлять, у него богатая и древняя история.
  - Думаю, и будущее у него богатое.
  Ктара юркнула под широкую крону и села рядом с Миралем. Сбросила с плеч плащ и форменную узкую куртку Легионера. Прохладный воздух мгновенно охладил шёлк тонкой блузки, защекотал чувствительную кожу. Девушка прикрыла глаза, спокойно дыша пряным лесным воздухом.
  - Тьеор сказал, что Западные ворота пали, - нарушила она тишину.
  - Он выпутается. Это ерунда, - отозвался Алый, поднимая руку и прикасаясь к длинным чёрным волосам, в которых запутались острые золотые звёздочки. - Ты ведь знаешь.
  Ктара повернулась к нему, опираясь ладонью на колючий плотный наст из палой листвы, лицо её было серьёзно.
  - Он вернулся за мной.
  Мираль устало улыбнулся:
  - Иногда я забываю, что ты ещё совсем девчонка.
  Вместо ответа или того, чтобы спорить, Ктара лишь саркастично изогнула бровь. Дейриан рассмеялся и, взяв её за предплечье, потянул к себе. А затем, обняв за плечи, мягко уложил перед собой на бархат плаща, нависая над девушкой.
  - Ты только что одним касанием уничтожила кровожадного змея имени себя, а беспокоишься за Легионера, приставленного к тебе телохранителем? Даже мы с тобой бывали в переделках и похуже. Твои сомнения в его силах даже оскорбительны.
  - Имени меня? - мстительно прищурилась демоница. - И что поделаешь, привязалась я к Тьеору. Ничего личного.
  Он снова тихонько рассмеялся, наклоняясь и медленно целуя её. Глубоко, чувственно, неспешно.
  - А я думала, будешь говорить, что не время и не место, - Ктара с удовольствием прикусила губу, плотнее приникая к демону.
  - Да когда я такое говорил? - прошептал арши, скользя губами по её щеке. - Я предпочитаю наслаждаться моментом.
  Она улыбнулась, запуская руки под его рубашку и чувствуя, как его тёплые ладони щекочуще касаются тела, поднимая её блузку всё выше и выше, как освобождают её от тесного кружева, узкой плотной кожи форменных брюк. Она поднялась, снимая с его плеч куртку, горячечно стаскивая рубашку и целуя обожаемые губы. Теряя контроль, Ктара прижималась сама к горячей груди и прижимала к себе Алого. То, что владело ею сейчас, не было похоже на страсть или простое физическое желание, это была одержимость, необходимость, граничащая с безумием. Острая, как жажда жить. Каждое прикосновение было ей нужно, как воздух. И чтобы это понять, оказалось достаточно лишь ненадолго лишиться возможности им дышать.
  - У меня ужасное чувство, что ты ускользаешь от меня, как песок сквозь пальцы, - мучительно выдохнула Ктара, впиваясь острыми когтями демона в сильные плечи и утыкаясь носом в его шею.
  - Это всего лишь чувство, Принцесса, - совершенно не успокоил её Мираль, закусывая губу и удерживая её за поясницу.
  
  08/01Дейриан был прав, в одиночку Тьеор быстро добрался до Северных ворот, где Принцессу всё ещё ждали несколько отрядов лучников и пехоты удерживая дорогу свободной и прикрывая отход основных сил. Тайирель оставался на укреплениях с Эльмиррианом, дожидаясь сестру и командуя войсками, отступлением руководили Князь Тианшель, с ним ушёл и Шерри.
  Пробившись сквозь кольцо наступавших галлардцев, пытавшихся получить полный контроль над столицей и как можно сильнее ослабить союзников, Идден направил даркинта прямо в ворота. Мешанина из оружия, грохота стали, ругани и крови слились в длинную ало-серую стену, из которой навстречу выступил угольно-чёрный всадник в окружении Легиона. Тайирель лично встречал нового телохранителя Принцессы.
  - Где она? Мы видели вспышку Света.
  Тьеор с раздражением развеял с лица маску и хмуро воззрился на Принца. Ослепший глаз со старым уродливым шрамом делал взгляд ещё пронзительнее и тяжелее.
  - Она создала стихийный телепорт, я не смог её остановить.
  Тайирель сжал зубы и посмотрел сквозь Легионера. Затем резко развернул коня и поднял ладонь вверх.
  - Уходим! Уничтожить ворота! Идден.
  Тьеор последовал за Наследником и оглянулся - шанакартцы смыкали ряды, те, кто ещё был за воротами, отходил, уже больше полагаясь на магию и просто разнося ударами Стихий всё, что было поблизости. Ряды лучников на стене редели: они отступали, прикрывая друг друга и были готовы бросить пост, как только город покинут основные силы, и активировать заготовленные заклинания уничтожения каменных ворот, засыпав выход. Надолго это не сдержало бы армию врагов, если бы и в руинах не скрыть несколько отсроченных боевых заклятий.
  - Где Ктара?
  Эльмирриан, лицо и заплетённые волосы которого были обагрены россыпями капель чужой крови, присоединился к Наследнику, и Тьеор ощутил, что на них лёг Полог тишины. Нарушать инкогнито Принцессы публично никто пока не стал, в лагере союзников её вообще принимали за любовницу Принца - никто не мог даже мысли допустить, что Её Высочество, какие бы слухи и байки о ней не ходили, присоединится к Легиону. Кроме того, немногие из солдат точно знали, как она выглядит, некоторые до сих пор считали, что она исчезла на Материке, поэтому Шанакарт и ввязался в войну с Галлардом. И просвещать их никто не собирался, опасаясь, что слухи о возвращении девушки дойдут и до Лартианов.
  - Ушла через стихийный переход, - ответил Тайирель словами Иддена.
  - Что произошло? - Инниар нахмурился, в глазах мелькнула угроза.
  Тьеор направил даркинта чуть ближе
  - Принцесса приказала разделиться, чтобы пробиться через Западные ворота, - коротко пояснил он. - Эддар узнал её и начал преследовать по набережной с отрядом, среди них был и Мираль. Я пытался догнать её, чтобы задержать их, но они загнали Ктару в угол. К тому моменту Западные ворота пали.
  - Вспышка Света? - переспросил Князь, прищуриваясь. - Алый атаковал их?
  Идден уклончиво качнул головой:
  - Принцесса использовала его Присягу и атаковала Светом сама.
  - Мираль не разрушил печать Присяги? - удивился Инниар. Даже для преданного шпиона такой шаг был бы слишком опрометчивым и показательным.
  - Что, если они не знают, как её снять? - предположил Принц. - За прошедшие столетия она изменилась.
  Эльмирриан с большим сомнением кивнул:
  - Может быть. Узнаем у Алого, как только удастся связаться с ним. Что случилось потом? Эддар выжил? Почему Ктара воспользовалась телепортом?
  - Выжил. Мираль увёл его из-под удара. И Эддар приказал ему поймать Принцессу.
  - Ктара на Материке, - вдруг сообщил Наследник, невидяще глядя перед собой. - И насколько могу судить, опасность ей не угрожает.
  - Ты видишь её?
  Тай слабо усмехнулся:
  - Она слишком далеко, и наша связь сейчас слаба. Но если бы опасность ей угрожала - я почувствовал бы это даже в Шанакарте.
  12/01Инниар задумался. С одной стороны, вероятность того, что присяга Миралем не нарушена, внушала некоторую уверенность в преданности совершенно неконтролируемого демона Света, который и самой присяге следовал в своём, специфичном, понимании. С другой - это было опасно в первую очередь для него самого. Что тревожило.
  Нет, Эльмирриан не был склонен к сантиментам и предпочитал не иметь друзей, считая это непозволительной слабостью для придворного политика, но, если кого он и мог бы действительно назвать другом, то это Дейриана Мираля. Как и самым опасным врагом, если Безумный лорд вдруг решит сыграть против него, выдав общие кровавые секреты.
  Позади всколыхнулось высокое радужное зарево, слишком яркое в это серое утро, привлекая внимание и возвещая, что щиты, которые шанакартцы возводили двое суток, как баррикады, активированы. Конечно, долго они не выдержат. Это лишь эфемерный заслон, эффективный от нападения любых рас Лестелля, но не рассчитанный на такую же армию демонов, как и его создатели. Впрочем, ему нужно было простоять не более двух часов: за это время шанакартцы и часть эльфов, смешавшихся с ними при отступлении, успеют уйти достаточно далеко, чтобы их невозможно было преследовать. Сразу, как только щиты были подняты, раздалось несколько мощных взрывов, густым камнепадом и облаками пыли засыпавших округу, пыль веером прошлась по куполу щитов, обрисовывая их границы.
  - Нужно отправить кого-то на поиски Принцессы, - сказал Тьеор, мимо, будто бурная река, неслись ряды воинов, прочь от павшей столицы, позади за Принцем и Князем чёрным шлейфом тянулся Легион.
  - Сейчас это бессмысленно и опасно, - жёстко возразил Тайирель. - Мы даже примерно не знаем, где она. Ктара сама найдёт нас, дадим её время.
  - Эддар Лартиан узнал её, - ещё раз напомнил Идден.
  - Но он не знает, кто она, - спокойно ответил Наследник. - И нам не следует забывать. Обсудим это в резиденции Данестиана.
  Подав Тьеору знак следовать за ним в составе Легиона, Наследник поехал вперёд с Князем Инниаром, уводя армию в Роскан.
  
  Дождь почти закончился, тяжёлые капли воды, собираясь на листьях деревьев, с шорохом и шумом падали вниз, создавая непрерывную уютную капель. Ктара лежала на мягком плаще, прижимаясь к тёплому боку демона Света и положив голову на его плечо, пальцами обводила чернильные ленты его татуировок. Пальцы слегка покалывало от вплетённых в рисунок заклинаний, скрытых под сплошным ассиметричным рисунком, но вспыхивающих от малейшего прикосновения Силы. Время, кажется, замедлилось и превратилось во что-то незначительное. День не торопился наступать, серое небо темно нависало над верхушками леса.
  - Как ты объяснишь своё отсутствие?
  - Довольно просто. Скажу, что, закинув нас подальше от эльфийской столицы, ты ушла через заранее подготовленный телепорт, - ответил Мираль, медленно поворачивая к ней голову. - А мне пришлось возвращаться обратно.
  - Пешком, - поддакнула девушка, приподнимаясь на локте.
  Демон пожал плечами и перевернулся на бок.
  Принцесса вдруг покачала головой, мгновенно посерьёзнев:
  - Я не хочу возвращаться. Мне совершенно наплевать, что Лартианы сделают с эльфийскими городами. Пусть сожгут каждый. Пусть перережут каждого, у кого уши чуть длиннее нормы. Я не хочу сражаться за них.
  - После эльфийских городов под удар попадёт Шанакарт.
  Демоница посмотрела на него тяжёлым взглядом, какой бывает только, когда собираешься открыть что-то ужасное из своих мыслей и поступков.
  - Мне всё равно. Инниары, Шейлирриан, мой отец и брат найдут способ спасти Шанакарт, - она помолчала. - И ты не обязан это делать.
  - Предлагаешь сбежать? - иронично изогнул бровь арши.
  - Нет, - ответ получился холодным. - Прошу. Прошу тебя, давай просто уйдём?
  16/01Арши поднял руку и коснулся костяшкой пальца её щеки, стирая прозрачную каплю дождя, смазывая её по чистой белой коже:
  - Безумно, аморально и заманчиво. Всё, как я люблю. И я знаю, почему ты просишь об этом, Принцесса. И это ещё безумнее и заманчивее.
  - Но нет? - закончила за него демоница.
  Её совершенно не смущало, что её мотивы прозрачны, наоборот, почти равнодушная откровенность, установившаяся между ними, увлекала, делала чувства стократ острее. Как и осознание того, что осуждать он её не станет. Что бы она ни сделала, как бы ни поступила. Даже, если она в самом деле седлает сейчас даркинта и оставит позади Шанакарт, если отступится от всего, к чему призывает едва теплящаяся совесть... Но зачем это, если он не последует за ней?
  - Не сейчас, - мягко поправил Алый.
  - Не сейчас?
  - Когда-нибудь, - кивнул он. - Я обещаю. Что когда-нибудь, если ты снова попросишь, мы оставим Шанакарт и Лестелль. И опять погрузимся в чужие войны, которые совершенно не касаются нас. Вместе. Если ты действительно захочешь, - спокойно ответил арши, думая о том, что именно эти чужие войны и сделали её настолько равнодушной к происходящему. Но это пойдёт всем им на пользу.
  Ктара тяжело выдохнула и вдруг подалась вперёд, со страстью, граничащей с отчаянием, целуя его в губы.
  - Тогда пообещай мне, что выживешь, - твёрдо сказала она, чуть отпрянув. И посмотрела в вишнёвые глаза: - Потому что я тоже знаю, почему ты пошёл на это.
  Дейриан насмешливо и грустно улыбнулся, что было больше похоже на самоиронию. Ктара качнула головой и потянулась за отсыревшей на пропитанной дождём земле одеждой.
  - Как ты узнал про Эжена? - бросила она в него рубашкой.
  Алый перехватил её и встряхнул, подсушивая:
  - Телохранители всегда знают о своих подопечных гораздо больше, чем тем кажется.
  - Тьеор? - ахнула Ктара, передавая ему остальную одежду. - Теперь ясно, как тебе удалось настолько быстро прибыть в Аншерт.
  - Не во всём следует винить Иддена, Принцесса. Что до Аншерта... Разрушения там носили слишком узнаваемый характер.
  _to be continued_
Оценка: 7.32*36  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Жасмин "Дракон в моей постели" (Современный любовный роман) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница игры" (Любовное фэнтези) | | Ю.Ханевская "Витморт. Играя со смертью" (Юмористическое фэнтези) | | А.Емельянов "Играет чемпион 3. Go!" (ЛитРПГ) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Флат "В объятиях врага" (Любовное фэнтези) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов 2" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Суженый, или Брак по расчёту" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Михаль "Мой босс, Тёмный Князь" (Современный любовный роман) | | Д.Сойфер "Эффект зеркала" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список