Белая Татьяна Александровна: другие произведения.

"Последний пароход"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ написан к Дню Победы. О возвращении моего папы с войны.

  Село Березняки раскинулось на высоком берегу большой полноводной реки. Летом поселок просто утопает в зелени. Возле каждого дома небольшой полисадник. Хозяйки негласно соревнуются друг с другом по убранству в них. У кого красивее, пышнее и разнообразнее цветы. Чей сад более ухожен. В каждом обязательно деревья рябины и кусты сирени. Так уж повелось. Весной первой расцветает и благоухает сирень, самых разных расцветок. От густо сиреневого до белого. А по осени до снега в каждом полисаднике краснеют алые гроздья рябины, радуя глаз и вселяя надежду на лучшее.
  
  Со всех сторон к селу вплотную подступает густой лес. Поселок крупный. Районный центр. Население в основном занято на двух предприятиях. Мужики трудятся в леспромхозе. Бабы на рыбокомбинате. Да еще бригада рыбаков, тоже относящаяся к комбинату. Сейчас на дворе стоит поздняя осень 1946 года. Большинство кустарников и деревьев уже пожелтели и сбросили листву. Пришла пора рябины.
  
  На видных местах в Березняках до сих пор не сняты полинявшие от времени лозунги: "Все для фронта! Все для Победы!" 9 мая сельчане отпраздновали первую годовщину окончания Великой Отечественной. Теперь судьбы всех людей четко делятся на две половинки. "До" и "После" войны. Еще так свежи раны, нанесенные каждой семье. На календаре страны появился праздник, который всегда будут отмечать со слезами и болью. С горечью невосполнимых утрат близких, родных, любимых. И все же с Радостью и Гордостью. Выдюжили! Отстояли!
  
  А жизнь, между тем, продолжается. Сегодня в поселке тоже знаменательный день. Ждут прибытия последнего парохода. С утра на пристани из динамиков гремит музыка. Железной дороги здесь нет. Поэтому начало и конец навигации очень знАчимые события для поселка.
  
  Как обычно в такой день народ спешил на пристань. Дорога к реке идет под уклон, на котором шаг невольно ускоряется. Создается впечатление, что люди стекаются ручейками со всех сторон. Основной поток по главной улице, которая выходит прямо к причалу.
  
  В маленькой комнатке на проходной рыбокомбината сидит миловидная, чернобровая женщина. Телосложением она скорее напоминает подростка. Невысокая, худенькая. Да и лицо еще мало тронуто морщинками. А потому, предательский локон седой пряди в темных волосах кажется неестественным. Пост у Розы Ивановны очень ответственный. В военное и послевоенное время продуктовое предприятие под особым контролем. Голод не тетка. Слишком большой соблазн пронести под одеждой, что-либо из продукции комбината. Однако, всем известно, мимо Ивановны, так уважительно к ней обращаются односельчане, и мышь не проскочит. С ней не договоришься. На жалость не возьмешь.
  
  Хотя зарплата вахтера много ниже, чем у работниц в цехе, Роза сидит именно здесь. Работа по разделке рыбы вещь тяжелая. А ей надо беречь руки. Женщина прекрасная портниха. Шьет все. От пальто, мужских костюмов до легких платьев и блузок. Главная кормилица ее семьи, ножная швейная машинка "Зингер". В сельмаге из одежды сейчас мало, что купишь. Поэтому, к ней идут все. Перешить из своего для детей, перелицевать старое пальто или куртку. Реже, сшить из нового отреза, приобретенного с огромным трудом. Расплачиваются с Ивановной по-разному. Кто деньгами, кто продуктами, кто остатками материала. Уж она придумает, куда эти кусочки пристроить.
  
  К проходной торопливо подскакивают трое девчат из управления комбината.
  
  -Ивановна, открывай, - весело прощебетала одна из них. - Нас начальник отпустил. В счет обеденного перерыва. Последний пароход. Как не встретить? Вдруг, кто на нашей пристани сойдет.
   -Все женихов дожидаетесь? - насмешливо поинтересовалась вахтерша, нажимая на рычажок, стопоривший вертушку. - Ну, ну, бегите.
   -А ты бы "избушку на клюшку", да и сама сходила, - посоветовала одна из работниц. - Ненадолго. Пристань-то рядышком, - но тут же умолкла, получив увесистый толчок локтем от идущей рядом подруги.
   -Совсем дура, Танька, - возмущенно прошипела девушка, когда они вышли. - Она же похоронку на сына получила. Кого ей встречать? Только душу травить.
   -А вдруг, муж приедет?
   -Как же, - хмыкнула та, - держи карман шире. Я-то знаю, Петр год как в областном центре живет. После войны даже на детей не приехал посмотреть. Одно слово - "соломенная вдова" наша Роза Ивановна.
  
  Женщина на проходной, конечно, слышит это. Последние слова девушки бьют наотмашь. Она хмурится, отчего между бровей появляется глубокая складка, и поджимает губы. Мимо окошка, выходящего на главную улицу, спешат люди. В группе с ребятами прошел и младший сын, Виталик. Увидев его, взгляд матери чуть теплеет. В свои 16 лет он выделялся среди подростков высоким ростом и крепким телосложением. В отца уродился. Готовился поступать в летное военное училище. Занимался спортом. А вот старший, Тарас, на которого пришла похоронка, и ростом был пониже, и худенький. Но именно он являлся опорой и надеждой матери. По трагическому стечению обстоятельств, известие о смерти сына она получила в мае, уже после Победы. Погиб в самом конце войны.
  
  В Березняки семья Опанасенко приехала в 1940 году. Муж, Петр, в очередной раз завербовался на заработки. Всю жизнь ей приходилось мотаться за своим непутевым муженьком с одного места на другое. С двумя младшими детьми отправилась она вместе с ним в далекий сибирский поселок. Старшие, Тарас и Вера остались в Н-ске. Учились в техникуме. Виталик и Зоя были еще школьниками. С того времени Роза Ивановна сына не видела. Призвали его в сорок втором. Сразу, по окончанию техникума. Даже попрощаться с ним не смогла. Муж тоже ушел на войну. К счастью, вернулся с фронта невредимым. С орденом Красной Звезды. Но до семьи так и не доехал. Писал, что обосновался на старом месте в Н-ске. Устроился на хорошую работу. Только вот деньги присылал крайне редко. Увы, к такому поведению Петра, жена уже давно привыкла. Не сложилась у нее счастливая женская доля. Что поделаешь?
  
  В сорок четыре года осталась "соломенной вдовой". На людей глаза стыдно поднять. У кого сочувствия найдешь? Сколько женщин мужей в войне потеряли. Вначале ей многие завидовали, что хоть муж не убит. А когда Петр так и не появился в поселке, стали шушукаться за спиной. "От хороших жен, мужики не бегают", - высказала ей однажды одна из поселковых вдов. Единственная надежда была у неё на Тараса. Раньше думала, выучится, станет кормильцем. Потом эта проклятая война. Ждала, вернется, будет главным мужчиной в доме. Не дождалась...
  
  В солнечный майский день, когда все село ликовало от известия о Победе, получила она эту страшную казенную бумагу. Захолонуло сердце матери. Тарасик, сынок! Весельчак и балагур. И все-то у него в руках спорилось. Все с шутками да прибаутками. Сын прекрасно играл на мандолине. Сам выучился. Какие коленца выписывал. Заслушаешься. А как пел! Видимо, был у него музыкальный дар. Да и Роза в молодости отличалась веселым нравом. Любили они вечерами выводить песни и романсы дуэтом.
  
   Только не заголосила она на всю округу от страшного известия. Онемела от горя. Замкнулась в себе. Несколько дней молчала. И появилась у женщины за одну ночь та самая седая прядь в волосах. После Победы встречала все пароходы, на которых возвращались выжившие воины. Теплилась в глубине души надежда на чудо. Сколько слухов после войны ходило о солдатах, вернувшихся после получения на них похоронки. И на второе лето вначале ходила на причал. А теперь и надежда угасла. Если б жив был Тарас, написал бы матери. Писал сын часто. Хоть и короткие, но весточки с фронта слал. Иногда всего в несколько строк. Жив, здоров, вернусь, ждите.
  
  От горьких воспоминаний женщина очнулась, услышав громкий разговор под окном.
  
  -Мария, ты на пристани работаешь, не знаешь, почему пароход так задержался? Позавчера ждали, - спрашивала одна из женщин.
  -Так река обмелела, - отвечал другой голос. - Капитан сообщил, два раза на мель садились.
  -А ты чего в другую сторону спешишь?
  -Мне на почту забежать надо. Успею. Гудок услышу, подойду. Говорят, солдатики какие-то возвращаются. К кому, интересно? Наша-то пристань последняя.
  
  Роза Ивановна вздрогнула от этих слов. Сердце заколотилось. "Солдатики! А вдруг...", - стучало в висках. "Нет, - мысленно успокаивала она себя, - да и на проходной оставить некого". Но волнение не проходило. Мысли путались. Даже руки вспотели. Уставилась взглядом в лежащую на столе газету. Некоторое время пыталась вникнуть в написанное. А в это время длинный, протяжный гудок возвестил о приближении парохода. Судно подходило к пристани.
  
  Опомнилась Роза Ивановна уже стоя на причале. От волнения не помнила, как бежала, закрыла ли дверь на проходной? Она жадно всматривалась в стоящих на палубе приближающегося парохода, людей. На корме курили трое мужчин в солдатской форме. Нет, Тарасика среди них не было. Вот подошел еще один. Почему-то его приход вызвал оглушительный смех среди солдат. Подошедший оказался спиной к ней. За плечами вещмешок, к нему что-то привязано. Может, над этим они смеются? Роза прищурила глаза, разглядывая этот предмет. Какой-то музыкальный инструмент. Гитара? Нет. Мандолина!!! Ну, конечно. Её затрясло, как в лихорадке, глаза мгновенно наполнились слезами. Мандолина с наклейками красивых артисток. Да вот же она, белокурая певичка с пухлыми накрашенными губами. Тарас наклеивал ее при матери и очень гордился этим снимком.
  
  Хрупкая женщина ужом протиснулась сквозь плотную толпу к самому бортику дебаркадера. Здесь, впереди всех встречающих стоял младший сын. "Виталий, это же Тарас!" - внезапно осипшим голосом простонала мать, судорожно впиваясь пальцами в руку парня. "Смотри, это твой брат!"
  
  Парнишка недоуменно крутил головой: "Где? Где?" Последний раз он видел брата пять лет назад. Пароход еще не успел полностью причалить, как Виталий перепрыгнул через бортики и оказался на палубе. Матрос, подающий трап, отвесил ему подзатыльник и обложил крепким матом за хулиганство. Но тому было не до него. Он ринулся на корму и уставился взглядом в указанного матерью солдата. На вылинявшей гимнастерке которого красовались две медали "За Отвагу". А снизу, старший сержант подразделения связи артиллерийского полка, был в исподнем и тапочках на босу ногу.
  
  -Ты Опанасенко? - Неуверенно спросил парень
  -Ну, Опанасенко. И что?
  -И я Опанасенко, - дрогнувшим голосом, произнес тот. - Виталий.
  
  Несколько мгновений они ошеломленно рассматривали друг друга. Узнать младшего брата было трудно. Тарас помнил его одиннадцатилетним мальчишкой. "Братка!" - завопил солдат, и парень чуть не задохнулся в крепких объятиях старшего.
  
  Обезумевшую от счастья, залитую слезами мать, люди поддерживали за руки. Весть о том, что вернулся сын Розы Ивановны, на которого она получила похоронку, мгновенно облетела пристань и тут же понеслась по поселку. Радость была всеобщей. Слезы вытирали все. И мужики и бабы. Некоторые женщины рыдали навзрыд. Похоронки пришли во многие дома сельчан. Сейчас в истерзанные сердца людей вновь вселялась надежда на неожиданное возвращение сына, мужа, отца, брата. Тараса тормошили, что-то пытались спросить. И никто не смеялся над нелепым видом вернувшегося воина. Кому какое дело, что чудом выживший старший сержант Опанасенко, провалявшийся по госпиталям почти год, по дороге домой просто-напросто пропил на радостях свое галифе и сапоги. На том самом пароходе, который тащился из Н-ска до поселка целых десять суток. Пропил в самый последний день перед прибытием. Он не сомневался, мамка оденет. Примет и бОсым, и без штанов.
  
  Сельчане с пониманием отнеслись к семье Тараса. В первый день никто не ломился к ним в дом, чтобы не мешать встрече. И только ребятня облепила окна, стараясь в щелочку занавесок разглядеть, что там происходит. А свет в доме горел до утра. Рассказ солдата был долгим. Говорил он с трудом. Сказывалась контузия. После боя похоронная команда изымает документы убитых бойцов. Сержанта сочли мертвым. Очнулся он в госпитале без солдатской книжки. Тяжелое ранение и контузия спровоцировали амнезию. И лишь случайная встреча через долгие месяцы с однополчанином помогла Тарасу вернуть память. Он приехал в Н-ск, разыскал отца. Тогда и узнал, что получили на него похоронку. И прихватив с собой любимую мандолину, отправился на пароходе к матери. Писать не стал. Думал, доедет раньше, чем придет письмо.
  
  Уже под утро, выслушав объяснения сына, Роза Ивановна взяла его за руку и подвела к большому сундуку, запертому на навесной замочек. Вынув ключ, висевший у нее на шее рядом с нательным крестиком, женщина открыла сундук и достала из него хромовые сапоги.
  
  -Сынок, я верила, что ты вернешься, - произнесла мать, протягивая их сыну. - Вот, хранила для тебя. Это жена председателя сельсовета расплатилась со мной за сшитое платье, - тихо добавила она и припала к груди дорогого Тарасика.
  -Спасибо, ма, - ответил тот, ласково поглаживая ее так рано поседевшую голову. - Заживем теперь. Хорошо заживем, Мамочка моя!
  
  P.S. Написано на основе рассказов бабушки и отца.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"