Беликов Александр Алексеевич: другие произведения.

Кладоискатели

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Трое друзей ищут клады. Занятие интересное и увлекательное, но так ли все радостно и безопасно, как это кажется на первый взгляд?
    Рассказ на Турнире Авантюристов 2013 получил среднюю оценку 4 из 7 возможных и занял девятое место в группе

 Однажды мы со Славиком сидели в нашем гараже и изучали чертежи старой помещичьей усадьбы, как к нам вбежал Костян:

 - Пацаны, я договорился, нас берут в долю! Клад времен Второй мировой. Немцы, отступая с северного Кавказа, спрятали и заминировали пять ящиков с золотыми слитками. Наши тридцать три процента!

 Дело в том, что мы кладоискатели. Так получилось. Началось все с того, что один раз мы поехали отдыхать и ради смеха взяли с собой металлоискатель для золота. Вот так, совершенно случайно и без подготовки, мы откопали маленькую крынку с царскими червонцами. Вот тогда-то нас и зацепило! Мы забросили все остальные дела, уволились с работы и занялись только этим.

 Уже потом мы поняли, что такие удачи случаются нечасто. И что поиск кладов - тяжелая и кропотливая работа, да и конкуренция большая. Но нам нравится, на жизнь хватает. И еще, мы для себя сразу решили, что ищем только клады, а раскопками могил не занимаемся принципиально. А Костян - вовсе не прозвище от слова "кости", а переделанное имя Константин. Это еще с нашего старого двора повелось. Меня тоже все кличут Сандок, хотя по паспорту я Александр. Третьему нашему компаньону повезло больше: он в том дворе не жил, поэтому и остался сам собой.

 Славик выслушал сбивчивый Костин рассказ и сказал:

 - Мы достаем заминированный клад, делаем всю работу, подвергаемся опасности, а нам только тридцать три процента? Это мало!

 - Но Басван уже отдал третью часть стоимости за информацию!

 Басваном звали еще одного кладоискателя. Он, в отличие от нас, сам никогда не лазил с киркой и лопатой по развалинам, а поручал это другим. Зато, он очень хорошо умел искать информацию по архивам и библиотекам.

 - Врет твой Басван. - Сказал Славка. - Он никому и никогда не дает авансов.

 - Да пускай врет! Это же не какая-то туфта, а огромный клад! Нам этих тридцати процентов до старости хватит! Сандок, ты хоть ему объясни!

 - Сапер у нас Славка, ему и решать, - ответил я.

 Тут я не лукавил. Славик действительно в армии служил сапером. Причем, разминировать ему доводилось не только учебные мины, но и вполне реальные, боевые.

 - Опять ты голову в песок прячешь, а мне все доказывать? - возмутился Костян.

 - Ты пойми, разминировать то, что уже 70 лет стоит на боевом взводе - это самоубийство, - отозвался Славик. - Там все проржавело, прикипело и обратилось в труху! Тронешь - тут же рванет.

 - Так я же уже пообещал, что мы за это возьмемся!

 - А вот здесь ты не прав, - вмешался я. - Нас трое, и мы должны всё решать втроем. Мы тебя послали узнать: что за дело предлагает Басван, а не подписываться на работу без нашего согласия.

 - Так если бы я не подписался на эту работу, он бы этот заказ тут же другим передал! Там уже очередь из желающих стояла!

 - В общем, развел тебя Басван, как ребенка, - подытожил Славик. - Привел каких-то статистов. Они изображали из себя спецов, которые возьмутся за эту работу, а ты и поверил. Больше ты один на переговоры не ходишь.

 - Так можно же взорвать все немецкие мины на месте, как мы это в том бункере сделали! Тем более, тут слитки - им же от взрыва ничего не сделается!

 - Надеюсь, что ты им про это наше нау-хау не растрепал?

 - Нет, - потупился Костян.

 - Хоть это хорошо. Ладно, рассказывай подробно: на что ты подписался.

 - Завтра Басван отдает нам карту и подробные инструкции: как туда проехать, что и как. Там его ребята уже побывали и все разведали, но обнаружили мины и дальше не полезли. После того, как мы все достанем, встречаемся с ним недалеко от пещеры. Там есть пансионат, он нас в нем и будет ждать. Делим добычу и разъезжаемся.

 - По какому курсу он собирается выкупить у нас золото?

 - Нет, делить станем слитки. Причем округлять он обещал до целого. Если получится, что нам причитается больше, чем половина слитка, то он отдаст нам целый.

 - Не он отдаст, а мы выдадим то, что ему причитается, - поправил я. - Так как клад достанем мы, то и раздавать доли всем подельникам будем тоже мы! Бизнесмен из тебя никакой!

 - А в чем разница? - не понял Костян.

 - Разница такая, - назидательным тоном объяснил Славик. - Басван все преподносит так, словно кидает тебе подачку, а ты с этим соглашаешься.

 - И что же мы теперь делать станем? - приуныл Костян. - Я же пообещал.

 - Поедем, если уж ты за нас троих на эту работу подписался.

 - Вот и отлично! - обрадовался наш горе-переговорщик. - Я прямо сейчас и начну "Виллис" к поездке готовить.

 Надо сказать, что джип "Willys MDA" 1977 года выпуска являлся гордостью нашей поисковой группы, нашим талисманом. Мы купили его за бесценок на одной авторазборке. Он тогда представлял из себя довольно жалкое зрелище. А затем мы своими руками весь его перебрали и отремонтировали, поставили новый трехлитровый японский двигатель, заказали новую обивку на сиденья и тент. Да и вообще после ремонта наш американец стал наполовину японцем, но от этого он только выиграл! Многие коллекционеры просили нас его продать, но мы не соглашались.

 До места назначения мы добирались почти сутки. Подъехав к точке, где предстояло свернуть с федеральной трассы, я выгнал Костяна из-за руля:

 - Садись рядом, будешь за штурмана, читать Басванские бумажки и говорить, куда ехать.

 - А почему это я? - возмутился Костик. - Читай сам, или пусть Славик тебе это озвучивает.

 - Басван - твой приятель, вот ты и отдувайся. А Славка пусть поспит.

 Костян с неохотой перелез на сиденье пассажира и открыл толстый скоросшиватель:

 - Здесь направо. Если ехать по этой дороге, то придется переезжать старый деревянный мост. Или через двадцать километров находится еще один поворот. Там мост получше, но дорога плохая.

 - Ты мне этот союз "или" даже не произноси, штурман хренов! Ты должен вычислить маршрут и сказать пилоту точные данные.

 - Направо! Тоже мне пилот. Надо же такое придумать! Ты тут не на автогонках.

 - Поговори мне еще, - рассмеялся я, - разжалую до младшего механика. Куда ведет эта дорога?

 - Там несколько мелких населенных пунктов, а потом она снова выходит на федеральную трассу.

 - Понятно.

 Через три километра мы подъехали к странному мосту, свисающему над глубокой пропастью, и вышли осмотреться.

 - Ни фига себе, - ахнул Костик. - Тут только четыре опоры, а все остальное на веревках висит!

 - Опора, к которой крепятся тросы подвесного моста, называется пилоном, - отозвался я.

 - Я знаю, что ты строительный институт заканчивал, только не грузи, ладно? Мы здесь не проедем, очень узко. Да и доверия эта конструкция не внушает. Надо возвращаться и ехать по другой дороге.

 Я прошелся по мосту и попрыгал на брусьях образующих настил:

 - Хоть и узко, но прочно. Видно, что настил меняли не так давно. Проедем, главное - пилоны не задеть. Они самые старые в этой конструкции. А если хоть один из четырех рухнет, то мост рассыплется, как карточный домик.

 - Блин! Слушай, давай вернемся и поедем в объезд!

 - Что у тебя в бумажках написано? Можно проехать? Значит, поедем!

 - Тогда я за руль сяду.

 - Перебьешься, поведу я. Учись быть хорошим штурманом.

 Я крадучись проехал по мосту. Он хоть и покачивался, но держался прочно. Дорога сузилась до одной полосы, повернула налево и прижалась к основанию горы. Справа возвышалась отвесная скала, а слева дорога обрывалась в пропасть.

 - Интересно, как они тут разъезжаются, если встречная? - спросил я.

 - Тут написано, что есть точки разъезда, ближайшая - через километр.

 - Пятиться над обрывом задним ходом - весело! Ты не сачкуй, говори все, что будет прямо по курсу!

 Костян тяжело вздохнул и сообщил:

 - Подъезжаем к точке разъезда, там дорога расширяется. Тут же поворот направо почти на сто восемьдесят градусов. А чтобы не пятиться, они, скорее всего, клаксоном сигналы подают.

 - Есть, - ответил я и посигналил.

 Я крутил баранку и думал, что в древние времена самые лучшие дороги строились именно в горах: срубил часть скалы и сразу получил прочное основание. Ни щебня, ни песка, ни асфальта не нужно. Да и служат такие дороги веками без всякого ремонта! Вот только быстро не погоняешь: слишком много неровностей.

 - Теперь прямо с уклоном вверх пятьсот метров. Там еще один разворот налево.

 - Есть.

 Дорога постоянно поднималась в гору. Не знаю, как Костяну, а мне понравилось управлять машиной, имея справа персонального штурмана. Не надо присматриваться и гадать: а что дальше? Воспринимаешь информацию и спокойно рулишь!

 - Через километр дорога пойдет направо в двухсотметровый тоннель. Перед ним и после него - точки разъезда.

 - Принято.

 - Да не гони ты так, а то ты себя и правда гонщиком возомнил!

 - Ты меня еще поучи. Когда сам за руль сядешь, тогда и будешь решать как ехать.

 Я еще прибавил газа и скорость выросла до девяноста километров в час. На мелких неровностях трясти почти перестало. Зато на больших нас подкидывало будь здоров как! Это придавало езде чуточку радостного драйва. Этакие американские горки в северокавказском исполнении. Перед тоннелем скорость пришлось сбрасывать. Я хоть и чувствовал себя гонщиком, но не до такой степени, чтобы рядом с обрывом выполнять поворот на такой скорости. Когда мы выехали из темноты подземелья на солнце, Костян меня обрадовал:

 - После тоннеля - сразу налево.

 Мне пришлось резко притормаживать:

 - Заранее говорить надо, а не поучать пилота, штурман хренов. Дальше что?

 - Прямо, подъем в гору полтора километра. После дорога уходит вправо, а прямо есть съезд с дороги, где можно подняться к пещере. Или можно сделать еще один виток по серпантину и спуститься сверху.

 - Опять ты мне предлагаешь несколько альтернативных вариантов? Нет союза "или" в лексиконе у штурмана!

 Я подъехал к повороту и остановился. Дорога уходила направо, а перед нами шел вверх довольно крутой каменистый склон. На него можно было бы заехать, если бы не две осыпи из песка и щебня. Хотя попробовать можно.

 - Сандок, я тебя умоляю, пожалей машину! - запричитал Костян. - Ладно ты себя угробить решил, но ты хоть джип пожалей, да и мы-то тут причем?

 От этих воплей проснулся Славик:

 - Мы уже приехали? Почему меня раньше не разбудили?

 - Как ты понял, что приехали? - удивился я.

 - Документацию изучал, - зевнул Славка. - Вон, дорога уходит направо, огибает скалу и получается фигура, похожая на язык. А тот кусок скалы, который над дорогой нависает, его так и называют "типун". От поговорки: "Типун тебе на язык". По-крайней мере, в Басвановском документе так написано. Давай направо. Лучше спустимся к пещере сверху. Там дорога проще.

 Я свернул направо и сделал виток по серпентину дороги. Где-то на основании этого языка и находилась конечная точка нашего путешествия. Костян при Славкиной поддержке выгнал меня из-за руля. Он аккуратно съехал с дороги и по камням и осыпям спустился почти к самому входу в пещеру:

 - Ну, вот, и с дороги нас не видно, и пещера почти рядом: грузить ящики удобно.

 - А обратно ты как заберешься? - съязвил я.

 - А на что у меня две лебедки? Передняя и задняя?

 Мы помогли Славику надеть его бронированный костюм. Это сложное и тяжеленное обмундирование тоже являлось нашей гордостью: мы его сами сконструировали и своими руками собрали. А уж сколько взрывчатки мы потратили на испытания - не счесть! Вот только надеть или снять этот костюмчик в одиночку не представлялось возможным.

 Когда мы защелкнули последнюю застежку, Славка вошел в пещеру. Прошло десять томительных минут. Мы напряженно вслушивались в каждый шорох, даже разговаривать не хотелось. Когда в проеме показалась тяжело шагающая фигура, похожая на фантастического робота, Костян набросился с расспросами:

 - Ну как, что там? Мины есть? А ящики с золотом?

 - Готовь десять зарядов и шнур, - ответил Славик.

 - А не многовато ли? - усомнился я. - Пещера не обрушится? А то не хотелось бы еще неделю завал разгребать.

 - Нормально. Перекрытия массивные, трещин нет.

 Я пристегнул к поясу Славкиного костюма контейнер с зарядами и бухточку с проводом. Неуклюжая фигура нашего сапера развернулась и опять скрылась в пещере: ставить заряды для подрыва старых мин.

 Когда Славка вышел, мы заполнили вход в пещеру пеной из огнетушителя. Это было еще одним нашим нау-хау: пена уменьшала звук от взрыва. А нам незваных гостей ой как не хотелось. Костик подсоединил провода к магнето и крутанул. Уж что-что, а взрывать он просто обожал. И не важно что: лишь бы рвануть! А мы и не возражали.

 Выждав когда пыль осядет, Славик взял миноискатель и пошел еще раз проверять пещеру. Опять у нас потянулись минуты томительного ожидания. Выйдя, он сказал:

 - Снимайте с меня этот скафандр, а то от жары помру!

 Мы с Костяном бросились расстегивать застежки, а Славка продолжил:

 - Все мины ликвидированы, пещера устояла. Ящики на месте, все нормально: со свастикой и орлом. Вот только их не пять штук, а восемь металлических, запаянных. Хотя, в документе у Басвана написано про пять деревянных. И еще, в них нет золота.

 - Как нет? - в один голос воскликнули мы с Костяном.

 - Я попробовал приподнять один ящик, он слишком легкий для золота. Там, наверное, какие-то документы. Расстегивайте меня, не останавливайтесь!

 - В запаянных ящиках могут храниться и боеприпасы, - предположил я.

 - Для них тоже слишком легкие. Да и от детонации они бы взорвались.

 - И что же теперь делать? - Спросил я. - Может вскрыть и забрать самое ценное?

 - Время жалко. Грузим ящики и сваливаем отсюда, - сказал Славик.

 - А вдруг эти документы - сплошное барахло? - спросил Костян.

 - Документы времен Великой Отечественной могут оказаться ценнее пяти ящиков золота! - усмехнулся Славик. - Вот только не понятно: как мы теперь это все делить с Басваном станем? По одному листочку?

 Мы сложили заднее сиденье джипа и стали укладывать ящики. Каждый из них мы прокладывали тряпками и аккуратно крепили. Хоть их и покоробило взрывом, но дальше с ними мы обращались исключительно бережно. Когда мы начали вынимать из каменной ниши два последних ящика, произошло непредвиденное событие. Пол пещеры разверзся, и Славик провалился в открывшуюся дыру. Я успел схватить Костяна за руку и не дал ему упасть, а вот Славка не удержался и провалился вниз вместе с ящиками.

 Я лег на край провала и заорал:

 - Слав-ка!!!

 - Что орешь? - раздался его голос почти рядом.

 - Ты как, живой?

 - Все нормально, только пыльно. Я так понимаю, что этот провал - еще одна ловушка для похитителей.

 - Ты не пострадал?

 - Нормально. Тут целая гора песка и пыли за семьдесят лет сверху насыпалась, так что упал мягко. Углом ящика бровь рассек - фигня короче.

 - Вылезти сможешь?

 - Нет, высоко. Несите веревку. Да и эти два ящика надо вытащить.

 Мы выбрались из пещеры и пошли к "Виллису". И тут Костян заметил наверху черный "Мерседес", припаркованный на краю дороги:

 - Во, так это же Басван приехал! Вот мы ему часть ящиков и отдадим, чтобы нам втроем на переднем сиденье не жаться. Эй, Басван! Мы здесь!

 Он пошел наверх, махая рукой. Внезапно грохнул звук выстрела, и скальная стена рядом с моим лицом брызнула фонтаном каменного крошева. Стреляли явно из открытого окна "Мерина".

 Я схватил оторопевшего Костика за шкирку и оттащил за скалу. Еще несколько пуль легло где-то рядом с нами.

 - Ты что, - начал вырываться Костян, - это же Басван, он просто пошутил!

 - Ты дебил? В ящиках не золото, и они приехали, чтобы это забрать, а нас замочить. Убрать, как лишних свидетелей.

 - За что нас убивать?

 - За то, что связались с бандюками.

 Меня тупость Костяна уже начинала бесить. Я выглянул из-за скалы:

 - Всё, они идут сюда. Надо валить.

 - А как же Славка?

 - Он не дурак, услышит выстрелы, поймет и затаится. Если мы сможем удрать, то потом вернемся и вытащим его. Сейчас бегом до того камня, десять секунд выжидаем и к машине.

 - Ты решил ехать им навстречу? Они же все со стволами!

 - Поедем вниз, другого варианта нет.

 - Охренел? Там уклон такой, что можно кубарем полететь!

 Я схватил Костяна за грудки и сильно встряхнул:

 - Или мы попытаемся спастись, или нас всех постреляют, как собак. И нас с тобой, и Славку. Ты это понял? Тогда на счет три. Раз, два, пошел!

 Мы выскочили из-за скалы и побежали. Басван со своими боевиками открыли стрельбу, но мы уже заскочили за спасительный камень. Я перевел дыхание:

 - Машину они не видят, тут совсем небольшой простреливаемый участок остался. И у них пистолеты. А с такого расстояния попасть можно только случайно. Костян, соберись! Восемь, девять, пошел!

 Опять началась беспорядочная стрельба, но пули врезались в камни уже далеко за нашими спинами. С разбегу я запрыгнул на водительское место, завел двигатель и тронулся так, что щебень брызнул из-под всех четырех колес. Костик замешкался и ему пришлось запрыгивать на ходу.

 Когда мы выехали из-за укрытия, опять раздались выстрелы, но это продолжалось недолго. Внезапно пальба прекратилась. Я ничего не мог рассмотреть в зеркала заднего вида, и поэтому крикнул Костяну:

 - Глянь, почему они замолчали?

 - Бегут наверх, к машине. Нам от них не уйти, у Басвана тачка лучше и движок мощнее.

 - Это мы еще посмотрим!

 Я подъехал к верхней точке того самого крутого склона, по которому мы не решились подниматься. Остановив машину вышел и стал смотреть: как лучше ехать. Костян вдруг достал лом и вылез из машины.

 - Ты чего? - удивился я.

 - Пойду, свалю этот "типун" на дорогу, чтобы их "Мерс" раздавить.

 - Ладно, я тогда спускаюсь и пока далеко не отъезжаю.

 Костик пригибаясь и прячась за укрытия побежал к камню, нависавшему над дорогой. Я продолжил изучать съезд. Сначала хорошая скала, почти асфальт, только уклон сильный, значит тут притормаживаю. Дальше трещина, неширокая, но глубокая. Ее лучше на скорости проскочить, а то, если колесо в нее провалятся - сяду на брюхо, и никакой полный привод не спасет. Потом осыпь, еще расселина и опять осыпь. А там уже и дорога.

 Надо было трогаться, но я никак не мог решиться. А где же Басвановский "Мерин"? Наверняка они стоят наверху и наблюдают, куда я поеду: вверх или вниз. Теоретически, можно вернуться и подняться на дорогу так, как мы проехали к пещере. Но тогда удирать от Басвана придется в другом направлении. Дорога там мне незнакомая, и не факт, что вообще проезд есть. А вдруг тупик? Значит, только вниз. Спуститься, притормозить и выманить на себя Басвановскую банду.

 Я посмотрел налево: Костян уже добрался до нависающего над дорогой осколка скалы под названием "типун" и начал выбивать из-под него мелкие камни. Ну что же, пора! Я три раза глубоко вздохнул и тронулся.

 Первые двадцать метров я проехал замечательно, но на расселине тряхнуло так, что я ударился подбородком о руль. Ерунда! Сознание не потерял - и ладно. А подвеску, если что, потом починим. Главное не останавливаться и не паниковать!

 На каменистой осыпи "Виллис" начало заносить, пришлось подгазовывать, чтобы выровняться. Скорость все нарастала. Еще одна колдобина выбросила из кузова весь незакрепленный инструмент, но я, уже наученный горьким опытом, успел отстраниться от руля. А инструмент мы соберем. Даже если и потеряется что - не страшно, новый купим.

 Еще одна осыпь, и мне снова пришлось нажимать на педаль акселератора. Мои пальцы до немоты вцепились в баранку. Самое главное, чтобы машину не развернуло боком, тогда точно хана. А скорость это фигня. Ее можно и погасить.

 Последняя осыпь закончилась. "Виллис" еще раз подпрыгнул и остановился поперек дороги. Мотор работал нормально. Я попробовал тронуться - джип на ходу. Оставалось отъехать и дождаться, когда Костян сбросит обломок скалы на дорогу.

 С подбородка у меня текла кровь, но я на это не обращал внимания. И только отъехав метров сто, я остановился и достал из кармана платок. Да, а сильно я рассадил себе морду. Хорошо, что зубы целы. А то вставлять их - это целая эпопея походов к стоматологу. Пацаны всегда смеялись, что я боюсь зубных врачей. Но эта боязнь у меня с детства, и перебороть ее - выше моих сил.

 Повернувшись назад я стал наблюдать. Отсюда хорошо просматривалось, как Костян пытается расшатать "типун". Этот обломок скалы только издалека казался не очень большим. Сейчас Костян рядом с ним казался муравьем, пытающимся сдвинуть гору.

 Я, как загипнотизированный, смотрел за его работой, и очнулся только услышав выстрелы. Сверху по дороге, в мою сторону несся черный "Мерседес". Он уже миновал точку, куда Костик собирался сбросить камень. Заднее левое стекло "Мерина" оказалось открытым, и оттуда в меня кто-то стрелял.

 Ждать что-либо дальше не имело смысла, и я вжал педаль газа в пол. Теперь надо вспоминать, что впереди. Они наверняка попытаются меня обогнать или зайти сбоку, чтобы расстрелять в упор. Их надо не подпускать. Эх, Костян, ну что тебе не сиделось? Мне бы сейчас штурман ох как не помешал! Дорогу-то я вроде помню, но ведь могу и перепутать что-нибудь! Ладно, сейчас прямо вниз и поворот направо в тоннель... Это я помню. И там расширение дороги до и после тоннеля. Тут они будут пытаться меня обогнать. Значит, надо идти на предельной скорости!

 Стрелять в меня не прекращали ни на минуту. Небольшие задержки в пальбе возникали, только когда меняли обойму: восемь выстрелов - пауза, еще столько же, и снова небольшая передышка. Когда "Мерин" следом за мной вывернул на прямой участок, стрелять начали из двух окон, и я уже не мог определить, кто и когда перезаряжается.

 Так, перед тоннелем надо притормозить, иначе можно и кувыркнуться. Это же не седан, а джип. Машина высокая, центр тяжести приподнят. Но притормаживать не сильно, а то догонят и поравняются.

 Хорошо, что дорога неровная, и при такой тряске они не могут стрелять прицельно. А патронов, видать, они запасли много. Сколько они уже пуль выпустили? Пятьдесят? Сто? Для надежности лучше считать, что патронов у них полная машина.

 На выезде из тоннеля мне снова пришлось поворачивать в управляемом заносе. И что же это за дорога? Одни расширения для того, чтобы разъехаться! Нет, чтобы всю ее сделать узкой! Выйдя из поворота, я увидел в зеркало, что расстояние между мной и преследователями сократилось метров до сорока.

 Что дальше? Вроде бы через километр дорога резко уйдет вправо... Да, точно! Я снова разогнался, выжимая из двигателя все, что возможно. Перед поворотом направо "Мерин" притормозил. Наверное, они хотели остановиться и обстрелять меня сверху, но передумали и опять сели мне на хвост.

 Так, через пятьсот метров дорога поворачивает налево. На этом повороте расширение дороги, здесь надо не пропустить их вперед. Легко сказать! С их низкой посадкой и двенадцатью цилиндрами они сделают меня как младенца!

 Что же придумать? Мое преимущество - это проселочная дорога, или бездорожье. Но ведь здесь этого нет и в помине: одни ущелья и горы. А после моста дорога расширяется, и тут я становлюсь совершенно беспомощным, как заяц в чистом поле. Значит, узкий подвесной мост - это мой последний рубеж, где можно попытаться что-то предпринять!

 И тут где-то впереди раздался автомобильный гудок. Я вспомнил, что мне рассказал Костян и тоже посигналил в ответ. Мне только встречной машины на узком участке сейчас не хватало.

 На повороте "Мерин", как я и предполагал, попытался меня обогнать. Меня спас только старый ржавый "Москвич", поднимающийся в гору. Он стоял на повороте, как раз на расширении дороги, и пропускал нас. Мне эту встречную машину не иначе как мой ангел-хранитель послал. Только благодаря этой развалюхе Басван и не смог меня подрезать!

 Еще километр прямо и поворот направо на подвесной мост через ущелье. Вот он уже виден. Что я там думал про последний рубеж? Мост. Если бы его взорвать? Отпадает. Взрывчатка-то есть, но заложить ее нет времени. Поломать? А вот это уже теплее. Пилоны старые, только чем? Лебедкой не успею: преследователи вот они, на хвосте. Врезаться передним бампером? Самоубийство. Колесо съедет с настила и джип свалится вниз, а падать там метров сто, не меньше!

 Когда я поворачивал на мост, Басван решил использовать другую тактику. Они остановили машину перед поворотом, вышли и открыли огонь. Вот тут мне действительно стало очень страшно. Пришлось пригнуться и ехать, ориентируясь только по тросам подвесного моста. Часть пуль все-таки попала в "Виллис". Сколько и куда - я не видел. Да и не до счета.

 Когда я уже почти проехал мост, то понял, что этой остановкой Басван дал мне пусть крошечный, но шанс. За последней парой пилонов я резко остановился, открыл дверь, упал на брусья настила и пополз к задней лебедке.

 Поначалу бандиты Басвана продолжали стрелять и не торопились, понимая, что если даже я проеду мост, то они меня догонят. После моста до трассы три километра довольно хорошей широкой дороги. И там можно расстреливать меня в упор.

 Отцепив крюк, с тросом в руках, я пополз к пилону. Я уже затянул петлю вокруг старого толстенного бревна, служившего пилоном, как бандиты что-то почувствовали. Стрельба прекратилась, они сели в машину и резко тронулись с места. Теперь я мог уже не ползать.

 Вскочив с настила, я заблокировал барабан лебедки и запрыгнул в машину. Ну, Виля, дорогой ты наш, не подведи! Ты же талисман нашей удачи, выручай!

 Мотор взревел, и джип тряхнуло так, словно он ударился в столб. Ничего, только бы трос выдержал. Никуда этот пилон не денется!

 Я сдал назад насколько позволил "поводок", переключился на вторую и опять утопил педаль в пол. На этот раз удар оказался сильнее, и раздался какой-то треск. Да, старое дерево все-таки не выдержало и треснуло! Теперь закрепить успех.

 Я уже готовился дернуть третий раз, когда увидел, что ко мне по мосту несется черный "Мерин", явно собираясь меня протаранить. Такой подарок от Басвана грех было пропускать. Две тонны веса, на скорости километров восемьдесят в час - это же страшная сила! Тут можно и два пилона сломать! Только бы мне правильно вычислить время моего старта, чтобы две машины одновременно дернули трос.

 Выждав мгновение, я снова газанул. Часть удара "Мерина" смазал натянувшийся трос, а может для надломленного гнилого бревна не потребовалось большого усилия. Я готовился к удару, от которого моя морда расплющится о руль, но ничего такого не случилось! Произошел просто сильный толчок, а дальше джип понесся вперед так, словно его ничего и не держало.

 Опомнившись, я затормозил и обернулся. Насколько я мог видеть, мост стоял практически целый. А вот черного "Мерседеса" не наблюдалось. Как говорят в Одессе, словно его тут и вовсе не проезжало. Я стоял и не мог понять: что же стряслось на самом деле? После того, как "Мерин" врезался в джип, я не смотрел назад и не видел, как разворачивались события дальше. И сейчас то, что я увидел, никак не соответствовало моим предположениям.

 Я не глуша двигатель вылез из машины и осторожно пошел к мосту. Через десять шагов я разглядел, что мою лебедку вырвало с корнем. Трос так и остался висеть, обмотанный вокруг целехонького бревна, которое я посчитал старым и гнилым. А вот рядом с другим пилоном все дощатые перила куда-то исчезли. Хотя, когда я цеплял трос, они еще стояли целые.

 Холодея от собственных догадок, я ступил на мост и глянул вниз. На дне ущелья, на глубине почти ста метров валялось что-то, отдаленно напоминающее тот самый черный "Мерседес" Басвана. Крышу бывшего седана вмяло так, что по форме машина стала напоминать кабриолет с открытым верхом.

 Я взял в руку трос и увидел на нем следы краски. Причем, эта черная полоса шла только вдоль одной стороны троса. Я стоял и не мог ничего понять. И тут все куски пазла в моей голове сложились в единую картину.

 Басван собирался протаранить меня, но не успел. За мгновение до этого трос натянулся, но не вдоль моста, а под углом: от левого пилона к заднему бамперу "Виллиса". "Мерин" въехал левым крылом в растянутый трос, и его отбросило вправо. Этого оказалось достаточно, чтобы его правое переднее колесо соскочило с узкого брусчатого настила. А дальше инерция и новый угол движения сделали процесс падения необратимым.

 Потом то ли от моего рывка, то ли от скользящего удара "Мерина" лебедка оторвалась, и "Виллис" выехал с моста. Теперь, разобравшись в произошедших событиях, я вспомнил, что моя гонка - это еще не последняя нерешенная проблема: надо выручать Славика и заканчивать с нашей операцией. Да и оставаться дальше на месте аварии становилось небезопасно.

 Я смотал трос и попрыгал по мосту: прочность его не вызывала сомнений. А что же тогда трещало? Или это начинала отрываться лебедка, а я решил, что ломается пилон? Ладно, это не столь важно.

 Сев в "Виллис", я бросил оторванную лебедку на пол. Мотор все еще продолжал работать, тихо, как часики. Словно я и не насиловал его экстремальными нагрузками. Развернувшись, я поехал обратно к пещере.

 Когда я поставил джип на прежнее место, то оказалось, с моего отъезда прошло совсем немного. Костян за это время только и успел, что спуститься по осыпи, поднять вывалившийся моток веревки и вытащить Славика из провала. Причем, тот настоял, чтобы Костик сначала вытащил ящики. Кремень, а не человек!

 Мы собрали все разбросанное имущество, упаковались и поехали обратно. Дырки от пуль в кузове "Виллиса" пришлось на скорую руку заклеить специальным скотчем со смешной мордочкой и надписью: "Blam"!

 Проезжая по подвесному мосту, мы увидели три милицейских машины и толпу зевак. Но им было не до нас: все смотрели на шоу: "Подъемный кран достает со дна ущелья разбитый в хлам "Мерседес".

 А вот дальше нам пришлось ехать "партизанскими тропами". Так называли мы придуманный нами маршрут, позволяющий объезжать все посты ГИБДД. Дольше, зато безопаснее. А на последнем ночлеге Славик завел разговор, которого мы старались избегать:

 - Давайте все-таки решать, что мы будем делать с тем, что в ящиках.

 - А что тут решать? - не задумываясь отозвался Костян. - Со своими информаторами этот урод Басван уже расплатился. Свою долю он получил на дне ущелья. Так что мы никому не должны. Надо все это добро загнать подороже и деньги на троих поделить!

 - Сандок, а ты что думаешь?

 - Было бы это золото, я бы ни секунды не сомневался и согласился. А так у меня нет уверенности. Во-первых, мы не знаем куда такие документы толкнуть можно. А во-вторых, я боюсь, что за всем этим стоит какой-то очень серьезный заказчик. Басван хоть и бандит был, но вряд ли стал бы так наглеть, если бы не чувствовал за собой силу. Если заказчик есть, то он начнет искать эти документы. И вот тогда нам мало не покажется!

 - С чего ты так решил? - удивился Костик.

 - Басван со своего "Мерседеса" пылинки сдувал, а тут пошел на таран. Значит, речь шла не просто о больших деньгах, а об огромной сумме!

 Славик полез в свой рюкзак и достал сотовый телефон.

 - Ты что, - возмутился Костян, - мы же договаривались в поле даже выключенные сотовые не брать.

 - Это специальный телефон, для экстренных случаев. Симка на постороннего человека записана, а аккумулятор отдельно хранится.

 Славка включил телефон, набрал на память какой-то номер и стал дожидаться ответа:

 - Алё, дедушка Миша? А это внучок беспокоит. Как вы там с бабулей поживаете? Мыши замучили? Даже в гараж пролезли? Тогда я вам кошку привезу. Да, скоро приеду, ждите. Бабуле привет!

 Костян в недоумении уставился на Славика, который опять по отдельности упаковывал и убирал симку, телефон и аккумулятор:

 - Ты что, в другой раз не мог своему дедушке позвонить? У нас такой груз, а ты про мышей думаешь?

 - Речь шла про наш гараж. Кто-то его вскрыл и что-то искал. И эти кто-то - не милиция.

 - Ничего не понимаю! - сказал Костян.

 - Все очень просто. Один мой знакомый присматривает за гаражом, когда я в отъезде. А разговор про мышей - условный сигнал, что к нам в гараж залезли.

 - Ну ты и конспиратор, прямо как шпион какой-нибудь! - изумился Костян.

 - Обычные меры предосторожности, - отмахнулся Славик.

 - Ладно, самое главное - кто это мог сделать? - спросил я. - Дружки Басвана?

 - Нет, он был одиночкой. У него дружков, насколько я знаю, никогда не водилось, только наемники. Я так думаю, что это какие-то бандиты, которых нанял тот, кто Басвану заказал добыть этот клад.

 - Во, блин, мы влипли, - схватился за голову Костян. - И что нам теперь делать? В бега удариться?

 - Бесполезно, все равно найдут, - отозвался Славик. - Предлагаю начать сдаваться властям.

 - В милицию идти? - удивился я.

 - К ментам идти опасно. Предлагаю ехать в Подольск, в военный архив и сдать документы туда. У меня есть один знакомый, который там работает. Он поможет. А дальше, я думаю, что на нас, как на живца, будут ловить тех, кто нанял Басвана.

 - А может лучше свалим за границу? - пролепетал Костян. - Толкнем это барахло хоть за сколько-нибудь и свалим?

 - Если это те про кого я думаю, то заграница тебе не поможет. Найдут и грохнут.

 - Ты загадками не изъясняйся, - возмутился Костян. - Если на кого думаешь, то так и говори!

 - А ты никогда не предполагал, что за такими документами могут охотиться спецслужбы других стран? Сандок, ты что надумал?

 Получалось так, что вся ответственность за принятие решения повисала на мне. Раньше бы Славик настоял на своем решении, но сейчас он этого делать не стал. И теперь выходило, что если я соглашусь сдать документы в Подольск, то все останутся без честно заработанных денег. А если я соглашусь с Костяном, и нас троих грохнут, то я стану виноватым в нашей гибели? Нет, братцы, на такое я не подписывался! Я еще немного помолчал, взвешивая все за и против, и сказал:

 - Ну, хорошо. Вот мое слово: едем в военный архив сдаваться властям. Все-таки лучше жить бедным, чем умереть богатым. А кладов на наш век еще хватит!


Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"