Calien Azari: другие произведения.

Судьба Плеяды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 8.22*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    А если Меропа Гонт-Риддл останется жива и сама будет воспитывать своего сына. Как тогда пойдет история магического мира? Говорите, это невозможно, что Меропа жить не хотела? Хорошо, пусть выживет не совсем Меропа. (7 глав)

Название: Судьба Плеяды Автор: Anharid (Calien) Бета: нет ((( Рейтинг: PG-13
  Герои: Меропа Гонт (НЖП), Том Риддл
  Тип: джен
  Жанр: драма, приключения, АУ, юмор
  Размер: макси
  Статус: в процессе
  Дискламер: Поттериана не моя, буквы и те чужие...
  Саммари: А если Меропа Гонт-Риддл останется жива и сама будет воспитывать своего сына. Как тогда пойдет история магического мира? Говорите, это невозможно, что Меропа жить не хотела? Хорошо, пусть выживет не совсем Меропа.
  
  
  
  В древнегреческой мифологии Меропа - одна из Плеяд, единственная из них вышедшая замуж за смертного, коринфского царя Сизифа; поэтому в созвездии Плеяд Меропа светит более слабым светом, чем сестры.
  
  Вместо пролога.
  
  Я несколько раз пыталась понять, какая именно цепочка событий привела к тому, что я оказалась в такой ситуации и в конце концов решила, что все началось 10 февраля 2012 года.
  Именно в этот день мой босс Андрей Семенович Киселев вызвал меня на работу и предложил отправиться с немецкой группой на Байкал.
  - Но Андрей, - сказала я, - мы же с Акселем уже две недели готовимся на Саяны! Между прочим, сложнейший маршрут и в неудачное время года.
  - Все знаю, - развел руками Киселев, - но немцы платят 6 штук с человека.
  - Долларов? - уточнила я.
  - Евро, - отрезал босс. - И их 8 человек. Умножать умеешь? Тебе с Евой 25 процентов. Поделите по-сестрински.
  Сумма была очень и очень приличная. В 3 раза больше чем я бы получила за десятидневку в Саянах... Но бросать группу на одного Лешку было бы неправильно, что я боссу и сообщила.
  - Алексей позовет Обухова, тот ушел из "Фрегата" и опять к нам просится. Вот по итогам работы и примем назад.
  Я мысленно скривилась. Роман отличный альпинист, и вдобавок счастливый обладатель сверхъестественного чувства направления, но мы с ним, мягко говоря, не ладим. И не только потому, что встречались, и у нас ничего не вышло. И даже не потому, что я не простила ему бросания нашей турфирмы в тяжелое время кризиса. Просто я не верила, что у нас получится нормально сотрудничать в одной группе. Законченный шовинист Обухов явно тянул бы все одеяло на себя, делал бы мне все назло, и старшинства бы моего никогда не признал. Вот руководство Акселя он бы принял, меня - нет. И вдобавок он совсем не говорит по-немецки, а по-английски может изъясняться через пень-колоду. Для сотрудника турфирмы неспособность к языкам - довольно большой изъян, но Романа все терпели из-за его высокого профессионализма.
  - Когда прилетают немцы? - спросила я босса, разглядывая описание тура. За свои деньги колбасники собирались получить максимум впечатлений. Но меня насторожило то, что в конце стояло посещение Улан-Удэ на празднование Сагаалгана. А он в этом году приходился на 22 февраля, если мне не изменяла память. Ладно бы он стоял вначале, тогда понятно: сначала праздник, потом дайвинг, потом переход на собачьих упряжках... все удачно и хорошо, но у меня были плохие предчувствия.
  - Завтра, - сообщил Киселев. - Так что готовься к охоте на послезавтра.
  - Стоп-стоп! - я подняла руку. - Охота. Потом подледный дайвинг. Потом переход через Байкал на собачьих упряжках, и к 21му февраля мы уже должны быть в Улан-Удэ?
  - Да ты правильно понимаешь.
  - Андрей, но это нереально, - я развела руками, - даже если я подготовлю маршрут, Таня не даст вывести столько собак на февральский лед, тем более неизвестно что у нее вообще сейчас с упряжками...
  - Я уже обо всем договорился, - сообщил мне босс, - это пройдет как транспортные расходы, и на почасовую оплату с полуторным коэффициентом Татьяна согласилась. Она сама пойдет с вами. Снаряжение у них свое, но ты же знаешь этих туристов, так что готовь свой список, потом сверишь с ихним, я прикинул, что на один день задержаться не критично, если будут проблемы с экипировкой. А еще лучше, если ты мне дашь список до обеда, я постараюсь сразу подготовить резерв.
  Черт, я видела, как Андрей уцепился за этот заказ, зима - мертвый сезон даже у фирм специализирующихся на экстремальном туризме по России. По этой же причине большинство сотрудников разъехалось по отпускам, включая, кстати, швейцарку Эванджелину Бернар.
  - Андрей! - напомнила я, - но Ева же в Европе!
  - Сегодня ночью прилетает, - сказал Киселев, - если бы не это, я бы не стал связываться с немцами. Но вместе вы составите отличную команду. Будь в группе русские мужики, я бы вас тоже не отправил, но с немцами, уверен, пройдет гладко.
  - А почему нельзя было подготовиться заранее? - поинтересовалась я, в глубине души уже понимая, что практически согласилась. Квартирный вопрос будь он неладен. Мне не хватало как раз 200 штук, чтобы сделать первый взнос за апартаменты своей мечты. Дом сдавался осенью, и цены на квартиры вот-вот должны были сделать скачок вверх. Я уже почти смирилась, что придется брать однушку, чтобы потом копить на варианты приличного обмена... И вот такой удачный заказ.
  - Я так понял, что у них сорвался какой-то другой вариант и поэтому решили обратиться к специалистам по невозможному. - Киселев приосанился. - Сама понимаешь, что без меня Таня с Сашей бы их послали далеко и надолго. Вдобавок они согласились на весьма невыгодные условия договора, включая компенсации Татьяне за сломанную ножку какой-нибудь собачки. Вы с Евой отличная команда, девочки, я уверен, что все у вас получится, - заявил он.
  
  И, в общем, он был прав. У нас все получилось. Не было никаких форс-мажоров, никто не заболел и ничего себе не отморозил. И с группой поладили. Немцы были полны впечатлений и уехали, пообещав заказать на лето хороший тур по Саянам (на свою голову рассказала, к чему готовилась до их приезда) с нами в проводниках.
  Я хоть и чувствовала себя как выжатый лимон, но после двадцатичасового отсыпания стала похожей на человека. Прогулка в любимый спа-салон, а после него сеанс волшебного массажа полностью вернули меня к жизни. Как раз настолько, что на празднование сорокалетия босса в лучшем кабаке города отправилась в весьма приподнятом настроении.
  Аксель вернулся из тура по Саянам, Лариса с Димой прилетели с Мальдив, Денис вышел из больницы, у Виталия и Кости был перерыв между заказами, ну и я с Евой заработали много денег и себе, и фирме.
  В общем, было что отмечать, и было на что отмечать, поэтому по домам мы разъезжались утром и на такси. Бернар жила от меня недалеко, и по сложившейся привычке в такси мы влезли следом за боссом и его женой. Им тоже было с нами в одну сторону, правда выходили они гораздо раньше. Мы с Евой устроились на заднем сиденье в обнимку и почти непрерывно хихикали, вспоминая веселый зимний поход по Байкалу.
  - Ты классная Марийка, - заявила мне пьяная подруга прямо ухо. И видать для того, чтобы мне лучше запомнилось, повторила это на немецком и французском языке.
  - Ты тоже классная, - ответила я на английском и от этого почему-то еще больше развеселилась. Урвала у швейцарской полиглотки язык, который знали мы обе.
  - Ты очень-очень хорошая, - Бернар перешла на итальянский
  - Ты тоже хорошая, - сообщила я ей на цыганском
  Тонкие брови Эванджелины встали домиком, а потом она что-то произнесла на языке похожем на французский. Но вроде бы тоже комплимент.
  - Ты очень умная, - доверительно шепнула я на таджикском, наслаждаясь выражением недоумения на ее лице. Этого языка сеньора Бернар тоже не знала.
  Зато, как, оказалось, знал его водитель.
  - Вы из Душанбе? - мужчина даже повернул ко мне свое интеллигентное и абсолютно еврейское лицо.
  В таком пьяном состоянии я, конечно, любила всех людей, но земляков я любила всегда и безо всякой водки. Этот певучий выговор я бы узнала везде. Чистый литературный таджикский, без современных заимствований - наслаждение для ушей.
  Мы трепались с водителем за жизнь минут пять. Ева поначалу пыталась вслушиваться в нашу речь и понять смысл, но это оказалось ей не под силу. Поэтому напарница тихо уснула на моем плече.
  Я иногда думаю, был бы у нас шанс, если бы я не отвлекла водителя своей болтовней...
  Мы уже съехали с моста и пересекали перекресток на зеленый свет, как вдруг раздался громкий гудок, и больше ничего. Вроде бы я помню еще удар, скрежет сминающегося металла, ощущение полета, боль удара, яркий свет, но возможно все это только фантазии моего мозга.
  А вот последнюю мысль я помню: это была такая смутная радость, что я отложила усыновление ребенка до покупки нормальной квартиры, иначе бы сделала сейчас какого-то малыша сиротой.
  Как мне потом сказала Ева, в этот момент она почему-то подумала на ту же тему, но с другим знаком: что ничего в жизни так и не успела, могла бы хотя бы ребенка родить или из приюта взять, и полезное дело бы совершила и было бы кому деньги оставить.
  
  Глава 1, так сказать предстартовая.
  
  Очнулась я в полной пустоте и темноте. Тела не чувствовала совсем.
  Первой моей мыслью было, что я в больнице парализованная и слепая, но демонстративное фырканье над отсутствующим ухом изменило мое мнение в сторону психушки и наркотического забытья.
  - Вечно Марийка ты всякий бред думаешь, - просветил меня внутренний голос. - И я не внутренний голос, а свой собственный. Я - Эванджелина.
  - А я тогда кто? - тупо спросила я, пытаясь привести в порядок свои мысли.
  Ева расхохоталась.
  - А ты Мария Кузнецова. Тридцати семи лет от роду. Профессиональный турист, дайвер и проводник, - зачитали мне краткую биографию
  - Это я понимаю..., - все мое существо страдало от того, что жесты мне оказались недоступны. - Ева, но почему ты в моей голове?
  - А это не твоя голова, - ответила Бернар и добавила чуть менее уверенно, - вроде бы. Кажется на что-то такое похоже преддверие загробного мира. Вот сейчас должен где-то свет в конце туннеля зажечься, и затянет наши души...
  - Нас уже, кажется, затянуло, - мрачно сказала я, - в нас правда врезалась машина?
  - Грузовик, - уточнила Ева, - я проснулась как раз вовремя, чтобы увидеть и опознать нос КАМАЗа.
  - То есть мы умерли.
  - Ну, или умерли или сошли с ума. Ни то, ни другое меня не радует.
  - Может, помолимся? - неуверенно предложила я.
  Я не могла увидеть ее лица, но почему-то твердо знала, что швейцарка ухмыляется.
  - Ну, попробуй вреда не будет в любом из двух случаев.
  Я прочитала "Отче Наш", "Богородице дево радуйся" и потом попыталась вспомнить любимый мною 138 псалом целиком, но всплыли только самые-самые близкие отрывки. А вот на чтении псалома 22 ко мне присоединилась Эванджелина "Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной..."
  - Интересно, - сказала она, когда мы помолчали, - ты православная, я - католичка, что мы делаем здесь в темноте вместе? Только ли потому что умерли рядом, или у нас еще что-то общее есть?
  Я мысленно прикинула, что может быть у меня общего с взбалмошной швейцаркой.
  - Ну не так уж мало, если подумать, - сказала я. - Нам обеим уже за тридцать, но ни ты, ни я не чувствуем себя дамами хотя бы среднего возраста, все молодимся.
  - Но мы и не выглядим на свой средний возраст, - парировала Ева, - ни ты на свои 37, ни я на свои 35. Активный образ жизни, свежий воздух и все такое. А еще у нас обеих темные волосы и зеленые глаза.
  - Впервые слышу, чтобы в какой-то рай пускали по внешности, - пробурчала я.
  На самом деле мы с Эванджелиной не были похожи. Она была выше меня чуть ли не на голову и обладала весьма красивой атлетической фигурой, меня же индийские предки наградили большой грудью и большой же задницей. Если против груди я ничего не имела, то с широкими бедрами боролась, как могла. Не помогали ни активные занятия спортом, ни диеты, ни что-либо еще. Вот разве что от целлюлита избавилась в большинстве мест. Волосы у меня были смоляные, а у Евы скорее темно-каштановые, мои глаза - серо-зеленые, ее - зеленовато-карие. Совершенно разные оттенки. Цвет кожи у меня был темнее, и в отличие от ее персикового отдавал зеленцой. Может где-то в романах "оливковый оттенок" звучит и красиво, а в реальности ничего подобного. И пудру фиг подберешь, и круги под глазами заметны, единственное, что спасает, загар. Потому и солярием не пренебрегаю. О. Точно.
  - И ты, и я пользуемся солярием!
  - Зашибись сходство, - ехидно прокомментировала Ева, - потому нас и запихали в полную темноту. Ну а я другое вспомнила, Мария. И ты, и я родились не в России, но любили эту страну и умерли как раз в ней....
  - Мммда, - подумала я, а ведь действительно. Ева отлично говорит по-русски, и с ее акцентом ее принимают скорее за переселенку из Средней Азии, чем за швейцарку. Те же, кто узнавали ее родину, долго не могли поверить, что гражданка страны банков и сыров могла на самом деле переехать в девяностых годах в Россию, выйдя замуж за альпиниста, и разведясь с ним, остаться в провинциальном сибирском городке, чтобы работать в турфирме. В Иркутской ФМС, где Еве уже несколько раз продляли вид на жительство она - своеобразная легенда. Одно время числили ее кем-то вроде сумасшедшей, но потом даже загордились: вот какая у нас природа, что уроженка курортного Сент-Морица выбрала жизнь в России. Это они еще не знают, что Эванджелина дочь французского еврея и итальянки. Так что выбор стран на место жительства у нее, свободно говорящей на 5 языках, имелся очень большой.
  Но в отличие от меня, Ева приехала в Сибирь к любимому мужчине и по своей воле. Мне же, после смерти дедушки, в раздираемом войной Таджикистане просто было некуда податься. В России жил бывший отчим и сводный брат, они меня и уговорили остаться.
  - А еще у нас схожие увлечения, - сообщила я, - альпинизм, дайвинг, зимние виды спорта и так далее.
  - И мы обе любим петь, - весело подтвердила Ева. - Кстати, Марийка, ты на рояле не играешь?
  Если бы у меня было тело, я бы поморщилась.
  - Закончила музыкалку по классу фортепьяно. Бабушка заставила. Я вытерпела это только потому, что мне пообещали и купили потом собственные гитару, скрипку, а в 14 лет и винтовку. Без подобного стимула учиться отказывалась.
  - Я рояли тоже ненавидела, - доверительно сообщила Ева, - Мама занималась музыкой в школе и, хотя самой ей это не нравилось, решила, что приобщить меня нужно, но с приходящим учителем будет легче. На самом деле ничего подобного, правда, к своей второй учительнице я привязалась. Милейшая была старушка, и мне не хотелось ее расстраивать. Поэтому занималась, сцепив зубы. Судя по всему, с бабушкой моей была та же история, поэтому я еще в детстве поклялась, что своего ребенка насиловать не буду. Пусть на мне этот порочный рояльный круг и закончится.
  Я отметила еще одно важное сходство:
  - У нас нет родителей и детей, Ева. Хотя я бы хотела ребенка, а ты?
  Швейцарка, немного подумав, ответила:
  - Скорее да, чем нет. Когда выходила замуж планировала точно в течение пяти лет. Потом стоящего мужика все никак не попадалось, а без нормального спутника жизни какие уж дети. До возраста, когда и на отсутствие мужчины становится плевать, материнский инстинкт требует ну хоть одного завести обязательно, я, по-видимому, не дожила, хотя пару раз уже подумывала. А ты, я знаю, собиралась уже усыновлять кого-то?
   - Ну да. Сначала хотела купить квартиру, сделать ремонт, и сразу же подавать документы, - призналась я, - в моем случае, это не от отсутствия мужика... хотела с детства большую семью. Но у меня абсолютное бесплодие. И даже ЭКО не поможет.
  - Сочувствую, - вздохнула Ева. - Меня всегда царапала эта несправедливость, некоторые бабы делают с десяток абортов и ничего, а другие много лет пытаются забеременеть, так как хотят детей, но безуспешно.
  - Все же я не настолько отчаялась, чтобы жечь абортарии, - фыркнула я, - смирилась давно просто. А вот то, что из-за этого у меня не очень с личной жизнью ладилось - это беспокоило. Одни рады бесплодной жене именно потому, что с детьми никаких проблем, другие же не готовы к усыновлению чужого.
  - А выбрать мужчину уже с ребенком не пробовала? - поинтересовалась Эванджелин.
  - А зачем мне те, которые жен с детьми побросали? Серьезные отцы-одиночки встречаются довольно редко.
  - Надо было бы тебя с кузеном Франсуа познакомить, - неожиданно сказала швейцарка, - его жена-модель поехала крышей от наркотиков давно. Он лет 5-6 с этим героически боролся, возил по клиникам и монастырям, но ничего не помогало. Впридачу ко всему она ему изменяла направо и налево, даже старшую дочку родила от какого-то из любовников. Это на суде всплыло, - пояснила подруга, - ну в общем, достала такая женушка моего святого братца тем, что начала бить детей. Он с ней развелся, отсудил и своего мальчика и старшую девочку, и занимается их воспитанием сам. Элизу считает родной дочерью, между прочим. Редкой ответственности мужик. Вы бы понравились друг другу, мне так кажется.
  Я улыбнулась про себя. Почему-то меня всегда радовали истории о хороших людях.
  - Мне он уже нравится, Ева, надеюсь, все у твоего кузена с детьми будет хорошо.
  - Мария! - вдруг насторожилась Ева, - ты это чувствуешь?
  - Что? - спросила я, и сразу это что-то почувствовала. Не знаю, чем я была в этой пустоте - куском эктоплазмы или потоком энергии, но я явственно ощутила притяжение.
  - А ведь становится светлее, - отметила я сразу же.
  - Или мы привыкли, - голос швейцарки звучал совсем близко. - Марийка, я думаю, сейчас нас потащат на Божий суд или что там вместо него.
  - Может перерождение, - предположила я, прикладывая все силы, чтобы в этом потоке движения держаться возле Евы. При том, что я ее не видела и двигаться могла лишь ограниченно задачка была та еще. - Я просто не думаю, что заслуживаю Рая или Ада. Никого не убивала, не воровала, чужие семьи не разбивала... Но и праведницей тоже не была.
  - Значит чистилище? - предложила Ева, - не верю я в него что-то. Да и в райские кущи тоже. Родиться мне чую в Саудовской Аравии. Ведь ничего стоящего в жизни не совершила. А мне ведь сдали почти одни козыри при рождении. Вот и ждет меня новая бесправная жизнь, когда ничего не зависит от меня. Чтоб ценила то, что прое... растратила.
  
  - Ты правда в это веришь? - спросила я, - Какая ж ты после этого католичка?
  - Не знаю, - отозвалась Бернар, - но чую отсутствующим сердцем, что ждет нас подруга западло.
  - Оно у нас уже было, - фыркнула я, - эта самая немецкая группа. Откажись мы тогда, не было бы чего праздновать, не было бы КАМАЗа и этого разговора тоже.
  - Ну, ты еще скажи, что упади в детстве Андрею кирпич на голову, он бы эту фирму не открыл, и мы бы с тобой не встретились. Нет, дорогая, все идет так, как должно быть. Посмотрел Господь на нас таких умных и красивых бабочек и решил, что хватит, налетались. Муравьями не стать и даже рожать их не захотели.
  Впереди вдруг появился круглый светящийся проем.
  Я глубоко вздохнула и ускорила свой полет.
  - Двум смертям не бывать, одной не миновать. Надеюсь, в следующей жизни встретимся, Ев.
  - Взаимно, подруга, - промурлыкала Эванджелина почти рядом со мной, и я, наконец, увидела то, что из себя представляла моя спутница: подвижную амебообразную субстанцию темно-зеленого цвета.
  - А ты темно-синяя, - просветила меня Ева. - Но это все фигня, потому что мысли друг друга мы читаем по-прежнему.
  Мы уже подлетали к тому, что я считала "воротами" как навстречу выпорхнула темная клякса. Я ощутила что-то схожее с ударом тока (был в моей жизни такой эпизод) и провалилась в портал, все еще вопя от боли. Вот только не спрашивайте у меня, что может болеть у амебы, и чем она может кричать.
  
   Глава 2, адаптационная и немного кровавая
  
  Пришла в себя я на полу в луже крови.
  "Ну ни фига себе у меня сны!" - была первая мысль, вторая: "новый сон что ли?".
  В голове царил девственно-белый туман, но обстановку квартиры я одновременно узнавала и не узнавала. Обшарпанный пол, направо кухня, налево спальня с ванной, вот туда-то мне и надо.
  Я попыталась подняться на четвереньки и зашипела от боли в руках. Откуда кровь понятно - натекла из перерезанных вен. Вот только резала я поперек, начала с левой, поэтому правую руку даже глубоко не взяла, и, вдобавок ко всему, до горячей ванной не додумалась. В общем, сколько-то той крови, конечно, вытекло, раз в обморок грохнулась, и мне так паршиво, но остальное свернулось. Лизнув руку над порезами, убедилась, что течь там почти нечему. Так... пузырики вздуваются. Но это срочно надо перевязать, а мне выпить сока томатного, вина и сожрать мясо с сахаром. А еще лучше вызвать скорую. Но в дурку очень уж не хотелось. Думается, если выжила, то уже и не помру.
  Нет. Все же я - идиотка. Нафиг ванну и нафиг дурку.
  До кухни я кое-как доползла. Узрела полное отсутствие всякой еды кроме остатков круп и приправ, а так же дикий бардак в виде немытых тарелок, остатков приготовленной пищи, и бодро ползающих тараканов. Понятно, почему решилась на суицид, от такой жизни еще и не на то решишься, вот только непонятно, как я оказалась в этом клоповнике.
  А врач мне все же нужен. Перевязала руки не очень чистыми полотенцами и сразу это поняла. Но телефона в квартире не было тоже. Правда мое внутреннее Я знало, что он есть внизу у вахтерши, или кого-то вроде этого.
  Спасибо, хоть сахар нашелся. Кусковый - самое то, чтобы сосать неудачной суициднице. И плевать, что по коробке тараканы ползали: если я не видела их внутри, значит, не просочились, и точка.
  Глюкоза немного прояснила мозги, и я, наконец, попыталась разобраться в себе. Или не в себе. Ведь стоило задуматься над тем, как меня угораздило попасть в эту допотопную халупу, а потом перерезать вены, я внезапно осознала, что это в общем-то и не я.
  Прежде всего, об этом мне сказал явственно выпирающий живот. При общей худобе, это говорило о беременности или опухоли. В принципе, и тот и тот вариант подходил под причину для самоубийства, но я уже точно где-то внутри знала, что жду ребенка. Наверное, все еще была в посмертном шоке, поэтому не стала пытаться вспомнить, как и от кого мне такое счастье, и даже не задумалась как дальше жить с малышом в таком убожестве. Зато меня затопила волна огромного счастья, и я обхватила руками свой живот, как будто кто-то собирался у меня его отнять. Порезы неприятно заныли, и кровь, наверное, потекла снова, но мне на это было наплевать. Ребенок! У меня будет ребенок! Только другая бесплодная женщина, двадцать с лет с жадностью провожающая глазами беременных, сможет понять мои чувства. В отличие от тех, кто узнавал о бесплодии в браке, после множества попыток, и продолжал надеяться, о своем состоянии я узнала еще в школе. Авария не оставила мне и шанса стать матерью. Первый год я еще радовалась жизни, а потом пришло отчаяние. Война в Таджикистане началась для меня, если можно так выразиться, очень удачно, до самоубийства или наркотиков я еще не дошла, но уже двигалась по наклонной. А так пришлось заниматься выживанием, заботиться о дедушке и, в общем, удалось пережить самые тяжелые годы. Но эта боль не ушла. Она сидела внутри и ныла, колола в сердце при виде кудрявых детишек на площадке, перехватывала горло, стоило заметить даму с признаками беременности. Я таких научилась вычислять даже на ранних сроках.
  Итак, если сопоставить последнее воспоминание - столкновение с КАМАЗом, и принять, что разговор с Евой - это не горячечный бред, то скорее всего я испытала на себе переселение душ. Возможно, это тело принадлежало будущей мне. А после попытки самоубийства проснулась прежняя память. Но меня смущала некоторая отсталость обстановки... Где компьютер, где телевизор с холодильником? Ну пусть даже девочка жила в полной нищете, но хотя бы сотовый телефон должен же был быть. Разве что это какая-то совсем отсталая страна... В которой у обитательницы трущоб даже в середине 21 века не будет никакой техники. Примем во внимание эту версию.
  Что я еще могу сказать о теле? Лет ей действительно немного... Откуда-то пришло знание, что всего 18. Вот и хорошо, значит, память никуда не делась и скоро вернется. Видать просто придавило годами моей бурной жизни. Все же я была вдвое старше себя нынешней. Девочка - тоненькая, худенькая, возможно от недоедания. Кожа белая, грязная... Так это не признак, это просто памятка чтобы помыться. Волосы черные длинные и тоже грязные... Висят неопрятными сосульками. Как бы вшей еще не было. Тут же захотелось почесаться, но скорее всего это была нервическая реакция. Зеркала на кухне не было, но я обошлась лезвием ножа. Оттерла его при помощи слюны и грязного полотенца и приобрела хоть какое-то понятие о внешности.
  Девочка была откровенно страшненькая. Выступающие широкие скулы, большой нос похожий на клюв. И вдобавок косоглазие, которое я обнаружила, когда попыталась разглядеть свой профиль. Изнуренная худоба усугубила дело. В полумраке кухонки лицо девицы с кругами под запавшими глазами сильно смахивало на череп туго обтянутый кожей. Господь меня сурово наказал: жаловалась на большую задницу, вот и получила отсутствие всей жировой прослойки. Думается мне, кругленькие щечки улучшили бы впечатление. Сейчас же было удивительно, у кого только встало на такую девицу, чтобы заделать ей ребенка. Нет, уродов в мире хватает, могли и в темноте изнасиловать... Внутреннее возмущение не дало мне додумать эту мысль. Своего избранника девочка любила. И вышла за него замуж. Как только я сразу не обратила внимание! На моем большом пальце расположился тонкий ободок обручального кольца. Судя по всему с безымянного он сваливался, и хозяйка надела его на палец потолще.
  Итак, делаем выводы: некрасивая девица вышла замуж за хорошего парня, забеременела, а он умер. Девочка скатилась в полную нищету, впала в беспросветное отчаяние и собралась покончить с собой. Выводы я сделала из того, что, будь парень плохим, на такой страшненькой девице он бы не женился даже по залету. Ведь, судя по тому, как похудели пальцы, после брака прошло не меньше полугода. Раз женился - значит любил. Ну а потом умер, отсюда у девушки такие боль и тоска, приправленные чувством вины. В общем, неудивительно, что она сломалась. Конечно, парень мог и бросить, но смысла в женитьбе тогда не было никакого. Разве что из-за наследства, но в него мне не верилось. Какое-то внутреннее знание говорило о том, что девушка всю жизнь провела, чуть ли не в худших условиях. Какая уж тут с нее выгода.
  По первоначальному плану мне следовало бы пытаться докричаться до владельцев телефонов и вызвать скорую помощь, но весь мой опыт говорил о том, что в местах, где царит такая нищета, в трущобы врачи просто не поедут, а если доедут, то за большие деньги. Как бы еще на органы не увезли куда-нибудь. В странах третьего мира традиционно сильна церковь, вот до нее и надо будет добраться по случаю.
  По привычке хотела потеребить крестик, а достала из-за пазухи красивый медальон.
  Очень изящная бижутерия. Наверное, даже можно будет продать на какой-нибудь барахолке. Сам медальон был сделан под золото, на золотой же цепочке. На его крышечке, покрытой зелеными камушками, расположилась серебристая змея. Стильная штучка. Нигде ничего не облезло, значит еще пока новенькая. Подарок супруга, скорее всего.
  Но нет, тут же включилось то самое внутреннее знание: это был "Медальон Слизерина" и достался от отца. Все ясно, даже в будущем "Гарри Поттер" не потеряет своей привлекательности. Вот для любимой дочки и родитель расстарался на подарок. Помню я этот медальон. Выглядит не так как в фильме, конечно, но общему замыслу соответствует. Даже змея оказалась не змеей, а стилизованной буквой "S". Внутри, к сожалению, не обнаружилось ни фотографий родителей, ни записки от Р.А.Б., я надеялась, что что-то в таком духе может дать еще одну подсказку.
  Сахар я прикончила весь, и захотелось пить. Водопровод в доме присутствовал, но виде единственного крана, из которого текла желтоватая холодная струйка. На страшной чугунной плите стоял скособоченный чайник, и в нем плескалось немного жидкости. В общем, чего не вижу - того не существует, и я напилась прямо из носика.
  Потом направилась в спальню. Мда. Кажется именно тут я и начала вскрывать вены. Возле кровати успела натечь приличная лужица крови. Потом девочка передумала, поползла на кухню, кстати зачем? И по пути грохнулась в обморок. В продавленном кресле возле кровати лежала кучка выстиранного белья, чему я обрадовалась донельзя. Выбрала панталоны, комбинацию и серое шерстяное платье потопала в ванную.
  
  Ну, за что мне такое убожество, а?
  Ладно. Человека, который жил в студенческой общаге, и лет 15 в общей сложности провел в походах по тайге, пустыням и горам таким сервисом не напугаешь. Не напугаешь, я сказала! Чугунная сидячая ванна и отсутствие всякого намека на кран для воды явственно говорили мне о том, в каких условиях придется купаться. Делаем вывод: человек, который заставил шкафом сквозную дверь с кухни в ванную - был извращенцем и садистом. Путь с ведрами с горячей водой удлинялся вдесятеро. Душ тоже отсутствовал. И это было странно, обычно в самых-самых трущобах при наличии водопровода в первую очередь впихивали как раз душ, а здесь ванная, да еще такая монументальная. Килограмм тридцать на первый взгляд. Надо же ее было допереть на такую высоту, а потом дверь на кухню забаррикадировать. Бред какой-то. И ни намека на шланг, при помощи которого эту ванну можно было бы заполнить из кухонного крана. Впечатление такое, что я оказалась не в будущем, а в прошлом. А может действительно?
  Пошатываясь, я подобралась к окну.
  Мда. Флайеры не летают на улице, но и ретро-автомобили не катаются. Полностью разглядеть виды мешал густой туман, но следующий дом выглядел постройкой начала 20 века как минимум. А может и раньше, я не спец в архитектурных стилях. Вот только похожие дома можно встретить в любом городе подходящего возраста. Каменные добротные строения могут долго стоять при минимальном уходе. Ну а тем, что в некоторые из них за 100 с лишним лет так и не подвели нормальное отопление с водопроводом, меня, как жительницу России, ни капли не удивишь.
  В общем, прошлое-будущее - не важно, мне необходимо было смыть присохшую кровь, выкинуть ставшее колом платье и, укутавшись потеплее, немного поспать. Иначе я просто свалюсь где-то снова.
  Не буду дальше грузить проблемами гигиены, но обтирание губкой с холодной водой - это не мытье, а издевательство. Под конец меня всерьез заколотил озноб, и я, наспех одевшись, прихватила впридачу к одеялу еще и потертое пальто.
  Пригревшись, я потихоньку уснула, успев помолиться за то, чтобы если уж это моя реинкарнация, чтобы к утру память о себе прошлой не потеряла. Сомневаюсь, что у меня нынешней получится выжить в таком-то состоянии.
  
  Глава 3, вечерняя, короткая, но шокирующая
  
  Закон человеческой природы таков, что если лечь спать днем - проснешься ночью. Исключения бывают, но связаны они или с бессонницей или наоборот с сильным недосыпом.
  А вот при отсутствии точных временных ориентиров можно легко запутаться в сутках. Принять вечер за утро и наоборот, или прилечь ночью в воскресенье - проснуться в понедельник утром. Я один раз так универ прогуляла, думала, что у меня выходной в запасе.
  В общем, проснулась я в полумраке, и мне было интересно, что же творится за окном - вечер, или раннее утро.
  А еще было интересно, почему проснулась. Чувствовала я себя вроде получше. Спать и спать бы, но мне показалось, что меня кто-то позвал. Внимание вопрос: услышала бы я, если бы в квартирку кто-то зашел? А вот не знаю. Я-то сама по себе сплю чутко, но это не мое тело и вдобавок, еще потерявшее много крови. Мысленно поругала себя из-за того, что не посмотрела где в квартире выключатели света. Память издевательски подкинула зрелище керосиновой лампы на кухне. Но была же люстра с лампочкой? Была или мне показалось? Вот, что надо было выглядывать, а не флайеры за окном.
  И все же присутствие чего-то чужого не оставляло меня в покое.
  
  - Кто здесь? - негромко спросила я, садясь на кровати и оглядываясь.
  - Ну, наконец-то! - прозвучал у меня в ушах ликующий вопль. - Марийка ты меня слышишь?!!
  Вначале я испуганно вскинула руки к голове, ища всякие вшитые имплантаты, благодаря которым люди будущего могут мысленно общаться, а потом до меня дошло, что голос-то знакомый. И это даже не сколько голос, сколько мое внутреннее восприятие его, что тоже было знакомо. Именно так я общалась с Евой в темноте после-смерти.
  - Ева? - шепнула я.
  - Я это, да! - сообщил мне довольный голос подруги, - Можешь мысленно говорить, я пойму.
  - Ева, но как ты оказалась здесь со мной?
  - Не знаю, наверное, мы и вместе в темноте не должны были оказываться, просто как-то нас засчитали за одну душу и запихнули сюда. Причем такого тоже не должно быть. Если не вмешалась пресловутая магия, о которой я столько фанфиков читала.
  - Какая еще магия? - моргнула я. - Это что не переселение душ?
  - Переселение-переселение, - отозвалась швейцарка, - вот только это можно назвать и другим словом на ту же букву. Попаданчество. Ну, - задумчиво, - "полный песец" тоже подходит.
  Я вспомнила убогую обстановку и скривилась.
  - Я попала в прошлое?
  - Мы попали, - поправила меня Эванджелина, - не только в прошлое, но и в прошлое придуманного мира. Хотя в последнем я уже не уверена.
  - В смысле? - не поняла я.
  - В смысле, что за окном Лондон 1926 года, и мы в теле Меропы Гонт.
  Я постаралась сосредоточиться. Попаданчество в прошлое в моей голове еще как-то умещалось. Каюсь, любила на досуге альтернативную историю почитать. Но про этот период как назло в голову ничего не приходило. Все как-то больше то в 41 проваливались, чтобы ВОВ предотвратить, ну или в начало века, чтобы не допустить ПМВ и Гражданской войны. Еще был такой забавный списочек дел попаданца: предупредить Хрущева, изобрести Сталина, убить командирскую башенку. Тьфу. Сталина надо было предупредить, Хрущева убить, ну и башенку изобрести. Вот почему-то чертежей башенки к книгам не прилагались. Для этого попаданцев иногда запускали за пару лет до войны, чтобы страну подготовили. В общем, спасали то СССР и Сталина, то Россию и Николая, то Россию без Николая, но с поумневшим братом. Даже читала про спасителя Германии вместе с Гитлером. А вот от чего надо было спасать Англию в 26 году?
  
  - М... - я замялась, - Ев, а кто такая Меропа Гонт?
  Бернар тоскливо присвистнула:
  
  - Марияяя, ты же читала вроде "Гарри Поттера" и фанфики я тебе давала.
  - Ну, давала, - согласилась я, искренне не понимая в чем тут дело. Водился за моей подругой такой грешок: в самом расцвете лет ее сразила фанатская любовь к книгам Роулинг и придуманному ею миру. Эванджелина читала кучу фанфиков, пыталась писать что-то свое, и на своем блоге занималась пересказом шедевров с иностранных языков для фэндомов с других стран. С английского/немецкого/французского/итальянского/иврита на русский, и наоборот. Самые любимые фанфики она пыталась всучить всем нам в конторе, и что-то даже удавалось. Сами книги я читала даже два раза. Сначала по одной, потом перед выходом седьмой предыдущие тома перечитала. Стоящая вещица, хотя и не в моем вкусе. Фики попадались на более интересные для меня темы, но это был в лучшем случае один процент от написанного. Прочитав несколько произведений про мужские беременности, суперские наследия и сопливые яойные чувства, я от фандома в ужасе отреклась. Перелопачивая гору шлаковых тварений, Еве удалось пару раз всучить мне интересные вещи для прочтения, но, в общем, к миру я получила стойкое предубеждение. Был среди прочитанных мною фик про попаданцев. То есть там Гарри Поттер после смерти переместился в себя-ребенка. Стоп.
  - Ева, ты хочешь сказать, что мы в мире Гарри Поттера?
  -Ну, или так или маги действительно существуют и в нашей реальности, - отозвалась подруга.
  
  И что с этим прикажете делать? - мрачно подумала я. Я абсолютно ничего не помнила ни про Англию 1926 года, ни про события в мире Роулинг в это же время. Вот через два года будет в Америке Великая Депрессия. Возможно, уже сейчас начинаются предпосылки экономического кризиса. Туда точно ехать не стоит, а в Англии-то что???
  - И все же, - я наморщила лоб, - кто такая Меропа Гонт?
  - Сейчас уже Меропа Риддл, - поправилась Ева, и недождавшись моей реакции пояснила: - мать Волдеморта.
  - Оййй, - я аж зажмурилась. Кто такой Волдеморт я помнила. В памяти застряла еще мрачная сценка из какого-то фильма, где директор Дамблдор пришел к нему в приют и поджег шкаф с вещами. - Оййй, - повторила я, обнимая живот. - Он же приютский...
  - Вот именно, - мрачно сказала Бернар, - через пять месяцев ты родишь его на пороге лондонского приюта и умрешь.
  
  Глава 4, ночная, большая и познавательная.
  
  За окном постепенно становилось все темнее. А я сидела на кровати и внимательно слушала, что мне рассказывала Эванджелина. Наверное, со стороны это смотрелось странным, но думать ответы, не обрушивая на нее ворох мыслей, у меня не очень-то получалось, поэтому приходилось проговаривать вслух. Кто увидел бы - вызвал бы психиатров. Интересно, есть ли в 1926 году психиатры? Сумасшедшие дома точно были, читала я роман, где героиню туда злобный дядя хотел запихнуть. А это было еще во время Наполеоновских войн.
  - Мария! - возмутилась Ева. - Прекрати думать о всякой фигне! Ты меня сбиваешь.
  - Прости, - покаялась я. - Продолжай, пожалуйста. Только избавь от пересказов всех прочитанных тобою фиков об этом времени. Теории теориями, но в данный момент меня интересует не то, что мой сын сделает с прочими родственниками. Меня волнует, как бы до его рождения еще дожить. Если ты говоришь, у тебя есть доступ к памяти Меропы, посмотри, где у нее лежат деньги на нормальную еду.
  - В ларце для зелий, - отозвалась немного смущенная Ева. - Он в длинном кухонном шкафу. Там же лежит и флакончик кроветворного зелья, которое тебе не мешало бы выпить.
  - Отлично, - вскочила я и тут же, пискнув, упала на постель. Голова закружилась до тошноты. Когда перед глазами пропали темные и светло-желтые пятна, я осторожно слезла с кровати. - Мда, - я встала пошатываясь, - формы у девочки никакой. Это даже не ноль, это минус 5.
  - Ну, во-первых, - поправила меня справедливая Ева, - она с детства паршиво питалась, во-вторых, потеряла много крови, и, в-третьих, она беременна. А ты знаешь, что у беременных скачки давления бывают очень и очень часто. Так что отставить зелья - к колдомедику пойдешь. Вдруг кроветворное нельзя принимать при беременности.
  - Зашибись, - выдала я, присаживаясь на кухне. Похоже, что после всего, пройти для меня 5 метров уже подвиг. - Я вроде слышала, что при беременности аспирин нельзя. Можно вызвать кровотечение. Соответственно то, что кровь восстанавливает, не может быть таким уж вредным.
  - Я не поняла, - хмыкнула Ева, - у кого из нас тут медицинское образование. У тебя или у меня?
  - Ты - ветеринар, - отрезала я, - а у меня фельдшерские курсы.
  - У меня точно такие же, если не забыла. Так вот. Алкалоиды спорыньи добавляются в некоторые лекарства для остановки маточного кровотечения. Сказать, или догадаешься, что ее использовали при абортах гораздо чаще аспирина?
  - В зелье что спорынья? - мрачно спросила я.
  - Нет. Там экстракт крапивы, кора дракучей калины - все это теоретически полезно, но вот как на беременность повлияет лягушачья икра, иглы ежонка или шерсть из хвоста кельпи я тебе сказать не могу. И Меропа не может, потому что не знает.
  - Она приходит в себя? - уточнила я.
  - Нет. И надеюсь, что ее душа все же на небесах, а не где-то еще. От ее личности здесь тока ошметки. И в цельный кусок они не собираются. У меня есть доступ к ее памяти, ты иногда ловишь отголоски ее чувств, но личности нет. И, наверное, это хорошо, не хватало еще, чтобы нас тут было трое.
  - А почему у меня нет ее воспоминаний?
  - Не знаю, возможно, потому что я мешаю. А память и все прочее находится ниже меня. В метафизическом смысле, естественно. Правда, я думаю, это ненадолго, скоро ты сможешь и сама пользоваться воспоминаниями.
  - Но чувства же проходят?
  - А чувства это от того, что, по-моему, какие-то остатки души попросту слились с тобой.
  - То есть я ее вытолкнула, так получается?
  - Скорее мы вытолкнули. Но дело не в этом, она хотела умереть, мы хотели жить, а ее ребенок хотел маму, а ты хотела ребенка. Вот и произошел обмен баш на баш.
  - Бред какой-то.
  - Какой есть. Мария, ну чего ты ко мне прицепилась, а? Если я стала личным привидением, думаешь, получилась еще и спецом по сверхъестественному, что ли? Я знаю ровно столько сколько и ты. И могу только предполагать. А ты меня пытаешь, как будто это я все устроила.
  Я усмехнулась:
  - Ну а кто тебя знает, Ев, может и ты. Ты ведь мечтала попасть в мир Гарри Поттера, вот и...
  - Да не мечтала я! - открестилась Ева, - делать мне нечего, как мечтать попасть в мир, где я - расходный материал. Вот волшебницей стать хотелось бы. И уж никак я не мечтала стать твоей личной шизофренией.
  - Кстати о волшебстве. Что у Меропы с колдовством? Она вроде этим была... филчем что-ли.
  - Кем-кем? - фыркнула Ева, - ну ты даешь, подруга! Филч - это смотритель Хогвартса. У него еще кошка была. Миссис Норрис. Учеников выслеживала. Но мысли у тебя шли в правильном направлении. Филч был сквибом. Родился в семье волшебников, но к магии неспособный. А Меропу сквибкой обзывал отец. Оттуда и в фанфики перекочевало. Но, знаешь, это неправда. У нее не очень выходило с заклинаниями, потому что толком никто ее не учил. Да палочка была старая. Прабабка ей преподавала какие-то основы, но умерла раньше, чем у Меропы получилось нормально магию контролировать. Дальше уже девочка училась сама. Чему-то из книжек, что-то у отца с братом подхватила.
  - А почему не научили в Хогвартсе? - поинтересовалась я. Как мне помнилось из книг, в Хогвартсе давали неплохое образование. Вроде как даже был лучшей школой в Европе.
  - А потому что там не училась. Денег не было, - пояснила Ева, не дожидаясь моих вопросов. - Учиться же за счет фонда малоимущих не позволяла родовая гордость. Как это так потомки Слизерина будут учиться на стипендию?!! Конечно, все это применимо к ее полусумасшедшему отцу, сама она в таком деле права голоса не имела. К слову сказать, сам Марволо, как и его старший сын, Хогвартс закончил. Пять курсов до СОВ и все же.
  
  Ну да, что-то такое я помнила по фильмам. Жили в лачуге, ходили в тряпье...
  - Они что все время проедали наследство?
  - Не совсем, - вздохнула Эванджелина, - наследство они проели давно. Но более-менее поддерживать достойный образ жизни им помогала нетрадиционная профессия. Последние поколения Гонтов зарабатывали охотой на оборотней. Тут и награда от Министерства, и распродажа туши на ингредиенты для зелий. Ну и сами зелья женщины Гонтов умели варить. Толкая их на черном рынке.
  - Подожди..., - я похолодела, - но оборотни - это ведь люди...
  - Само собой. Но они еще и людоеды. Поэтому если тварь оказалась в лесу, то там ее может убить любой. За вознаграждение к тому же. Некоторые охотники поступали хитрее, нападали даже на тех, кто сам себя в домах запирал. Безопаснее, чем выслеживать по лесу. Поэтому оборотни перестали в подвалах прятаться и стали уезжать в глушь. В общем, бесчеловечно, конечно. Все это привело к тому, что ни один оборотень в здравом уме не пойдет регистрироваться в Министерство, и сами они оказались прочно выдавлены в криминал, но не забывай какое время на дворе. В обычной Британии женщины только-только избирательное право получили, а ты думаешь про права для нелюдей у магов.
  -Ну и почему же перестали охотиться? - поинтересовалась я, отгоняя жуткие мысли. - Ведь судя по всему дело это прибыльное.
  - Прибыльное да не совсем. И опасное. Тринадцать лет назад Гонты, а это Марволо со старшим сыном Кадмусом, а так же со своим братом Магнусом и племянником Айвеном нарвались на большую стаю. Айвен погиб, Магнус и Кадмус оказались покусаны. После этого Марволо своими руками убил брата и сына, и сжег их тела в родовом доме. Все семейство переехало в разваливающуюся лачугу садовника. Как ты понимаешь, у Гонтов садовников не было уже лет двести, и развалюха стояла чудом. Мать Марволо, твоя бабушка, не пережила гибели сына и внуков и быстро отошла в мир иной. Прабабка уже тогда была не в себе, но воспоминания Меропы нечеткие, так что, может, на нее тоже так трагедия повлияла. Твоя мать умерла при родах, а жена дяди после выкидыша задолго до твоего рождения. Вот так и получилось, что остатки семьи Гонт в виде пьяницы Марволо, беспризорного сына Морфина, маленькой Меропы и сумасшедшей прабабки Юнис оказались в такой халупе. Дом еще как-то Гонт-старший отладил, но потом все больше стал спиваться. И само собой крыши у него уже тогда не было. У мужика, я имею в виду. Ни сына, ни дочку в Хогвартс он не отправил, никаких пособий от Министерства получать не желал. Накопления семьи сгорели в адском пламени в родовом доме, поэтому несколько лет Гонты жили на доход от зелий бабки Юнис. Детьми никто не занимался особо. Не считать же воспитанием тренировки Марволо по охоте на оборотней. Да-да. Малышка Меропа при всем своем полудохлом виде теоретически неплохо натаскана на убийства. Запомни, возможно, пригодится. Потом когда прабабка Меропы умерла, обязанности по содержанию дома и варки зелий перешли к ней. Было ей тогда девять лет.
  - А Морфин? - вспомнила я старшего брата. Папаша-алкоголик понятно, что с него взять... но сын то был постарше.
  - А Морфин был лентяем и негодяем, - пояснила Эванджелина. - То, что моральных принципов у него не было никаких, это понятно - никому до него не было дела. Прабабка возилась с зельями, а ему это было неинтересно. Отец либо пьян, либо на тренировки тащит, после которых парень еле живой был. Так что Морфин быстро научился папу спаивать самолично, чтобы никто его не дергал. Естественно охотиться на оборотней с такой семейной историей он не хотел, зато прекрасно впитал все папочкины наставления по поводу жалких магглов, прогнившего Министерства и величия чистокровных волшебников. Потому стал промышлять воровством в окрестных селениях. Благо еще, что аппарировать некому было научить, так бы развлекался по крупному. Ну и, естественно, ему было завидно, что какие-то магглы живут припеваючи, а он в такой заднице. Чтобы палец о палец ударить и сделать что-то с этим - ему и в голову не пришло. А ведь в свое время, когда Гонты скатились в такую нищету из-за мотовства целых поколений, нашелся среди них нормальный мужчина, решивший-таки заработать для семьи, пусть и опасным способом. Марволо жил в своем алкогольном мире, а дочка продолжала надрываться, пытаясь содержать и отца и брата. Это при том, что папаша легко мог спустить всю выручку за ночь, включая то, что было отложено на ингредиенты для новых зелий, на доход от которых они и жили. А девочка выкручивалась как могла. Подменяла те же иглы дикобраза - ежиными, магические растения - обычными и т.д. Хорошо еще, что прабабка помнила такие вот упрощенные старые рецепты и Меропу научила. Потом сама стала экспериментировать, так что зелья хоть и низкого качества, но работали.
  - Кошмар какой, - поежилась я.
  - Вот именно. Так что для своей жизни из Меропы еще и неплохая ведьма получилась.
  - То есть в теории, на продаже зелий я смогу содержать себя? Ты же помнишь, как их варить...
  - В теории, если потренируешься вполне. На хлеб заработать можно, даже с маслицем по праздникам. Дело в том, что у тебя нет ни образования, ни лицензии, поэтому хорошие аптеки связываться не станут. Ну, и действительно зелья Меропы не очень качественные, хотя она - молодец, купила с десяток книг и учебников по зельям, и понемногу восполняла пробелы в знаниях. Мужа немного содержала.
  - А что муж? - заинтересовалась я, - то, что он ее бросил, это я помню. Ну и что женился из-за зелий. А почему жили то они в такой халупе, он же из богатых?
  - Во-первых, это не халупа, а весьма приличные апартаменты для Лондона в таком районе и в таком году. Водопровод, отопление, ванная с кухней.
  - Горячей воды нет, - добавила я.
  - Вначале Томми и Меропа жили в двухкомнатных апартаментах. В доме неподалеку. One-bedroom разумеется, но зато столовая, кухня и ванная нормальные. Там горячая вода была. Но работу Риддл так и не нашел, прихваченные деньги из дому, быстро спустил: ужинали каждый вечер в ресторанах, ходили по театрам, концертам. Ну и, буду честной, на Меропу неплохо потратился тоже. Платья, туфли, украшения... в общем, все на что падал взгляд любимой, он ей покупал. Под зельем мозги-то полностью отключаются. Возможно, поэтому Риддл и работать не мог дольше трех дней. Какая уж тут работа, если все мысли были о том, как с женой увидеться побыстрее. Так вот, за месяц они просадили тысячу фунтов. Это большие деньги для этого времени. Очень большие. Ну примерно 30 тысяч евро. То есть: есть люди зарабатывающие столько в месяц, но семья среднего класса может неплохо жить на эти деньги почти год. Дальше пошли сбережения Меропы и они переехали в эту квартирку, на последние деньги фактически. Зато сняли на полгода. Это старый дом с печным отоплением, зато в хорошем районе и с водопроводом. Проблему с горячей водой Меропа легко решала заклинанием, что, в принципе, и повлияло на выбор жилья. Цена оказалась привлекательной. Потом девушка поняла, что беременна и решила перестать давать амортенцию, которая выветрилась за неделю. Пару дней Риддл в ужасе осознавал во что вляпался, но остатки внутренней порядочности или страх, не давали ему сбежать. Он написал родителям с просьбой о помощи, в какой ему не отказали. Прислали денег на билет до дома. На один билет. И написали, что ждут его без жены. Риддл пару дней помыкался, но отвращение к супруге и к такой жизни перевесило. Собрав свои вещи, он уехал. Написал честное и мерзкое письмо, где сообщил, что она, ведьма, сама виновата во всем. И брак их недействителен, так как он находился в помраченном состоянии ума, и расторжением его обязательно займется дома. Чтобы не смела ему показываться на глаза, а свои зелья применила бы по назначению вытравив ребенка, пока не стало слишком поздно.
  - Брр, какой мудак... - протянула я, обнимая себя за плечи, а где-то внутри проснулась ледянящая тоска.
  - Со своей колокольни он прав, - отметила Эванджелина. - Ребенок, конечно, ни в чем не виноват, но и Риддл-старший здесь тоже жертва. Не напои его Меропа в зельем, ничего бы не случилось. Разумеется, порядочный мужик бы позаботился о сыне... Но парню 20 лет всего, а нерожденный ребенок - абстракция. Отцовского инстинкта нет и в помине, совести хватило на то, чтобы приложить к письму 2 фунта и 11 шиллингов. Наверное, последние деньги выгреб из карманов.
  - Все равно мудак, - отрезала я, - и то что Меропа - дура, его не оправдывает.
  
  Мы помолчали. Во мне, наверное, все же проснулась память Меропы, потому я внезапно очень четко представила Тома Риддла-старшего. Действительно красивый же парень. Молодой, обаятельный... для Меропы он был мечтой с самого детства. Она его ни в чем не винила, но ужасно тосковала. Эта тоска потом привела бы ее к смерти, но со мной надеюсь такое не прокатит.
  - Так подобьем бабки, - начала я. - Что у нас в резерве хорошего? За квартиру уплачено до ноября, и нам есть где жить. Как я понимаю, Меропа еще не распродала гардероб шикарных платьев?
  - Их всего 14 штук, - добавила Ева, - для нее это было запредельным количеством. На большее просто фантазии не хватило. До этого у Меропы было всего два платья перешитых бабкиных. Были еще украшения, подаренные мужем, но их Риддл с собой забрал.
  На это я только покачала головой.
  - Есть одежда. Есть вещи. Есть еда. Что с деньгами?
  - С деньгами... - задумалась Эванджелина, - так сразу и не скажу. Последний месяц Меропа жила как в тумане, смотри сама. Должны быть.
  
  В ларце для зелий оказалось 15 фунтов, 2 шиллинга, 12 пенсов и 7 галлеонов, 40 сиклей и 37 кнатов в отдельном волшебном кошельке. Заодно Эванджелина рассказала мне, каким веселым образом Меропа зарабатывает на жизнь. Оказывается ее со второго месяца беременности мучал кошмарный токсикоз, и варить зелья она не могла. Но у девчонки (не воспринимала я ее, как женщину, честно говоря) был медальон Слизерина, который она продала антикварам. Потом в ломбарде, потом в другом ломбарде и т.д. А все потому, что медальон Слизерина был зачарован на кровь, и Меропа могла его призвать с небольшого расстояния довольно легко. Приходила в магазин/ломбард ближе к вечеру, чтобы уменьшить риск перепродажи, получала деньги, а через пару часов, когда магазин закрывался, призывала его к себе. А перый раз за 1000 галлеонов она продала медальон на Диагон-аллее, еще когда отца с братом только-только посадили. На эти деньги она купила и нормальную палочку, и учебники, одежду и ингридиенты для зелий. Обычные книги тоже купила, причем потом вошла во вкус и приобрела даже несколько редких изданий. Дом отремонтировала немного. Но чем больше она узнавала об окружающем мире, о нормальной жизни, чем больше читала о зельях, тем больше ей хотелось применить кое-какие знания на практике. Неужели она, настоящая волшебница из рода Слизеринов не имеет права на счастье? На маленькое такое счастье. Совсем совсем ненадолго, на одну ночь, может на день-два... неужели она не заслужила? Ведь от этого никому не будет вреда. Не собиралась Меропа поить мужа амортенцией так долго. Но когда после бурной ночи Риддл потащил ее в церковь, не нашла в себе сил отказать.
  Ну а то, что Меропа по книге заложила перед родами медальон в Лютном переулке всего за 10 галлеонов, не значило, что она не знала его настоящей цены... Просто в приличных местах ее уже видели. Спорить о сумме у нее уже не было сил, забрать реликвию, возможно, тоже, а, возможно, просто не успела. В общем, пока финансы были.
  Помимо денег, обнаружилась в шкафу еще неплохая библиотека. Целых две полки книг по магии. С точки зрения жителя 21 века это было, конечно, немного, но по полунищей обстановке я не ожидала даже такого. Девочка, по-видимому, сильно тянулась к знаниям.
  Думаю, вне зависимости от расценок, на обследование в Мунго денег у меня должно было хватить. Вот только была одна проблема: ни я, ни Меропа не знали, где волшебная больница находится. В голову девочки, выросшей в нищете и дикости не могло прийти, что необходимо беременным регулярно обследоваться. Даже по поводу своего токсикоза, страдала от того, что не может приготовить зелье от тошноты и приходится покупать. Бедная несчастная дурочка.
  
  - Придется тебе ехать на Диагон-аллею и спрашивать там, - предложила Эванджелина единственный выход.
  - Угу. - вздохнула я. - Слушай, Ева, а сколько сейчас стоит нанять такси? Я не чувствую в себе способности перемещаться на общественном транспорте и потом искать что-то черти где.
  - Без понятия, - подумав ответила швейцарка, - в памяти Меропы это как-то не отложилось, но думаю, если логично предположить курс старого фунта к новому как 1 к 30, а в Лондоне в 2011 году за дорогу от Хитроу до отеля, мне пришлось заплатить 60, то в теории дорога обойдется не больше 5 фунтов, но скорее всего гораздо меньше. Может пару крон.
  - Не понимаю твоей логики, - честно призналась я, - если пересчитывать цены, то получится 2 фунта.
  - Но я еще добавила коэффициент 2 того, что в 26 году в Англии было не так много машин, как в Англии 2011.
  - 4 фунта.
  - Еще один на непредвиденные расходы. - весело пояснила подруга.
  - Мда, - прокомментировала я, - а сколько стоит галлеон?
  - 5 фунтов. - как-то неуверенно произнесла Ева. - Знаешь, это странно, в фэндоме много кто доказывал, что исходя из цен на золота, галлеоны столько стоить не могут, что здесь Роулинг сказала фигню, но они действительно золотые и действительно 5 фунтов.
  - Ну ты сравнила те фунты и нынешние. - усмехнулась я, - а инфляция?
  - Точно! - воскликнула подруга, - но инфляции с золотым галлеоном быть не могло. Значит, либо после кризиса, либо после войны галлеон перестанет быть золотым. Но сейчас галлеон это большие деньги. Вот например...
  - Окей, - остановила я ее рассуждения, - не надо меня снова грузить. Значит, мне пока есть на что жить, и это хорошо. До утра еще время. - я выглянула в окно, за которым начало понемногу светать, - поесть бы чего... Давай, Ева, - попросила я, - вспоминай, как юзать эту странную печку.
  
   Глава 5, утренняя, большая и недобрая
  
   Лондон. Вторник, 24.08.1926г.
   Как ни странно, при помощи советов Евы я не устроила пожар, а смогла приготовить приемлимый завтрак из остатков овсянки, и горсти сухофруктов. Сначала из них сделала литр компотика, а потом перемешала с овсянкой, которую иначе есть было невозможно. Нет. Английская кухня не для меня. Хоть на куски меня режьте, но все эти киселя и пудинги - не мое. Вот плов, борщ, шашлык, всякие острые и сытные гарниры - это по-нашему, по-рассейски. Ева мое бурчание полностью одобряла, так как вкусно поесть чего-то мясного тоже любила. Главное - разобраться с плитой. Был у меня в детстве опыт обращения с русской печкой, но эта допотопная голландка-буржуйка (или как такие называются вещи) не очень на нее походила. В процессе приготовления пищи я перепачкалась в угольной пыли сама, и вымазала пол. Правда, этот пол явно мылся последний раз еще до ухода Риддла, небось, что произошло больше месяца назад. В общем, не так все было и страшно. Для пола разумеется, не для меня. Меня этот бардак ввергал в депрессию.
   Палочку для зажигания огня я не использовала, как ни подбивала меня Ева. Ну никак не могло уложиться у меня в голове, что я теперь стала волшебницей и действительно могу колдовать. Но это еще полбеды. Меропа сама по себе была не очень умелой колдуньей, и мне не досталось от нее никакой памяти тела. Поэтому я, вспомнив рожицу мило закопченного мальчика из какого-то фильма о Поттере, с волшебством решила повременить. Вот куплю я бумагу и ручку для начала. Эванджелина продиктует мне заклинания из памяти Меропы. Я их выучу, потренируюсь с веточкой в жестах, которые она вспомнит, и только потоооом я начну практиковаться. И делать это буду в не в закрытом помещении. По хорошему нужен был бы мне еще присмотр нормального волшебника, но где ж его такого взять.
   Когда занялась мытьем посуды, о своем решении я немного пожалела. Воду пришлось греть, хотя бы для того, чтобы замочить пару тарелок в большом котелке. Чистящее средство было у Меропы в виде каких-то собственноручно сваренных соплей, но на первый взгляд, с "Фейри" это зелье и рядом не стояло. Отмоется ли посуда, я лично не представляла. За то время пока я купалась-одевалась, изменений в чистоте тарелок не заметила, хотя серые сопли дали поверх воды серую же пену.
  
   Мыть голову пришлось при помощи бруска пахучего мыла. Аналогов шампуня у Меропы не нашлось. Средства гигиены в семье покупал только Риддл, так как супруга имела об этом ограниченное представление. А потом Том-старший прихватил все туалетные принадлежности с собой. Осталось только это мыло. Видать, Риддл посчитал его запах слишком уж женским.
  Нет. Надо найти нормальную купальню или срочно осваивать эти... как их Ева назвала... агуаменти и фервенто. Мне вообще-то не привыкать к подобным условиям, но грязь в квартире Меропы, грязь на ее теле и волосах создавали такое мерзкое ощущение, что я аж чесаться от нервов начинала... В общем, я уже твердо решила, по-любому надо кого-то нанять, чтобы привели квартиру в порядок. Я сама сдохну, если это буду делать. А еще пригласить мужика передвинуть шкаф от двери и найти какой-то шланг, чтобы нормально принимать ванную, пока я не научусь колдовать.
   Еще одна проблема всплыла, когда я заглянула в гардероб Меропы. И дело не в дурацкой моде, или там женской трагедии "нечего надеть". Нет, на мой вкус, некоторые платья были довольно миленькими, но кроме двух серых балахонов на Меропу ничего не налезало. Мешал большой живот и увеличившаяся грудь. Пальто, кстати (точнее некстати), тоже не застегивалось. Не то чтобы я собиралась его одевать, на улице, в концов концов, август, хотя и в Лондоне. Просто это была еще одна пометка для самой себя о том, что зимнюю одежду придется покупать обязательно. Пузо к декабрю у меня станет еще больше. Но выбирать надо что-то такое со свободным кроем. Чтобы и живот спрятало, и когда ребенок родится, можно будет носить до весны.
   С ума сойти, как мало я сделала, и как много уже насчитала расходов!
  
   Наконец, подобрала я себе наряд в виде шерстяной темно-синей юбки до пят, и голубой шелковой блузке прямого кроя. Выглядела я в этом не очень стильно, разумеется. Но вот только о стилях я еще сейчас не волновалась. Волосы сохли долго, а еще дольше я пыталась уложить их в приличную прическу. Что у Меропы оказалось хорошего и красивого - это густая грива темных волос. Только они были жесткие, как проволока. Вдобавок, темно-русые они или темно-каштановые можно было бы определить только при нормальном освещении. Сама бывшая хозяйка тела этому значения не придавала и никогда не обращала внимания. А ведь от оттенка волос зависит и макияж, и наряды. До последних мне, как до Пекина раком, само собой, итак в бюджет не вписываюсь, но все же внешностью Меропы я собиралась заняться всерьез. Девочка была ужасно страшненькая. Не настолько, чтобы дети пугались и плакали, но наверное настолько, чтобы смеялись и тыкали пальцем.
   В качестве верхней одежды я накинула зеленую мантию, потому что мне совершенно не нравился промозглый туман за окном. Вроде давно рассвело, а улицы все еще тонули в белом мареве.
  
   И вот, наконец, час настал. Я собиралась выйти в Лондон 1926 года. Фактически входила жизнь Меропы Гонт-Риддл по-настоящему.
  - Не дрейфь, подруга, - мурлыкнула Ева у меня в голове.
  - Чота я очкую, - отозвалась ей в тон я на олбанском.
  - Иди быстрее уже, - подогнала меня Бернар. - Итак, до обеда почти провозилась. А во второй половине дня, ты учти, у Меропы начинается токсикоз.
  - Раньше сказать не могла? - прошипела я, пряча палочку и кошелек в красный ридикюль. Другой сумочки у Меропы не нашлось, только это алое шелковое безобразие от вечернего платья.
  - А теперь еще раз и по-английски, - попросила швейцарка.
  - В смысле? - не поняла я.
  - В смысле, ты сказала это на парселтанге, дорогая, - пропела довольная Ева, - была у Меропы такая семейная черта, когда нервничает или злится, переходит на парселтанг. И у тебя это автоматически унаследовалось. Здорово, правда?
  - Не вижу ничего здорового, - пробормотала я, - памяти нет, рефлексов нет, магии нет, а зато парселтанг есть. Какой офигительно полезный навык. Особенно сейчас. Он мне так пригодится в жизни.
  - Между прочим, - обиделась Ева, - тебя с таким талантом в любой зоопарк возьмут!
  - Ага, - ухмыльнулась я, - экспонатом.
  
   Так, переругиваясь, мы спустились вниз. Со стороны фасада весь первый этаж дома занимала булочная, поэтому на площадке нашлось место только для каморки мисс Мейбл Линдсей. По словам Евы, это была старушка-божий одуванчик, дальняя родственница арендодателей. Сами они проживали в приличном особняке, а подобных доходных домов у них было с десяток. Возможно, для каждого такого нашлась своя мисс Линдсей, которой не надо было платить за работу. В общем, старушка приглядывала за домом, мыла подъезд, подметала дорожки и задний двор, следила, чтобы жильцы вносили вовремя плату, и выполняла их мелкие поручения. К Меропе мисс Линдсей благоволила, потому что как-то в дождливую погоду та сварила для нее мазь от артрита и подарила по доброте душевной. Помогло не так, как волшебнице, но приступы боли, как и припухлости, снадобье снимало хорошо. Мейбл даже снова могла вязать.
   За счет мисс Линдсей Меропа и жила последний месяц. Старушка приносила еды, заставляла девочку питаться, чистое белье из прачечной - тоже ее заслуга. Сама молодая миссис Риддл невероятно ценила ее отношение, так как это был первый человек в ее жизни, кто относился к ней по-доброму, после смерти прабабки. Правда, с каждым днем ее депрессия прогрессировала, поэтому в последнее время девочке стало плевать даже на просьбы мисс Линдсей.
  Помимо всего прочего, в квартирке Мейбл был проведен телефон, которым хозяева разрешали пользоваться жильцам за скромную доплату шиллинг в месяц. Тем же кто арендовал квартиры на срок 6 месяцев и более, это обходилось бесплатно. Маленькая такая рекламная акция. Не просто дом в центральном Лондоне, но дом с телефоном (!).
   Вот этой услугой и собирались мы воспользоваться. Вызвать такси и заодно проверить навыки общения с тем, кто хоть немного Меропу знал. Говорила-то я не как хозяйка тела. Если не считать, парселтанга, разумеется. Английский у меня был хороший. Правильный, но разговорный. Переполненный слэнговыми словечками, и американизмами. В Британии среди десятков других говоров, он не практически выделялся. А вот у Меропы язык, что называется, заплетался.
  
  - Доброе утро мисс Линдсей, - вежливо улыбнулась я, старушке, натиравшей бронзовые перила до золотого блеска.
  - Меропа! -всплеснула руками та, - детка! Ты собралась на улицу! Да так модно оделась!
  
   Ева у меня в голове захихикала, а мне пришлось сдерживать смех. Несмотря на уйму своих достоинств, мисс Линдсей совершенно не умела одеваться. Низенькая кругленькая, она выглядела в своем сером викторианском платье и в широкополой желтой шляпе донельзя уморительно. Словно какой-то экзотический гриб. Ну ей, как старой деве и просто пожилой женщине, не следить за модой было простительно. Хотя, может, это я еще других прохожих толком не видела, а о моде двадцатых годов у меня предвзятое представление.
  
  - Дай-ка я на тебя посмотрю! - попросила она и сделала рукой такой странный жест, похожий на то, как мы в детском саду в танце изображали фонарики. Но поняла я ее правильно и покружилась на месте, чтобы мисс Линдсей могла разглядеть мой попугайский наряд.
  
   Моему малышу это не понравилось. К горлу подкатила ощутимая тошнота, и я чуть не рассталась с завтраком.
  - Чудесно! - одобрила старушка. - Ты в магазин?
  - Нет, мисс Линдсей. - Я снова ей улыбнулась. Этой милой женщине нельзя было не улыбаться, - Я собираюсь в больницу. Вот только...
  - В больницу? - встревожилась дама, - ты себя плохо чувствуешь?
  - Да, мисс Линдсей, - ответила я, мысленно закатив глаза. - И вы знаете почему. Вот решила взяться за себя, мне ведь надо и о ребенке заботиться. Поэтому иду к врачу, может чего-то посоветуют, и от тошноты и для питания правильного.
  - Это ты правильно решила, - цокнула языком старушка, - хотя в больницах работают одни бездельники и коновалы, которые ничего не знают. Вот вызвала бы к себе хорошего доктора на дом, и не надо было никуда идти.
  - Вот именно! - сказала я, - только я не знаю хороших семейных докторов, поэтому сначала собираюсь в больницу. Но ходить мне тяжело, поэтому я бы хотела попросить вас вызвать мне такси. Вы же знаете номер?
  - Знаю, конечно, - собеседница заулыбалась еще шире, показав неожиданно много для своего возраста зубов. Желтоватые да. Но, по-видимому, крепкие.
  Кстати о зубах... У Меропы с этим творился форменный ужас. Но, судя по Гермионе Грейнджер, хотя бы это точно было решаемо с помощью магии.
  
   Мейбл вызвала мне такси и успела напоить меня вкусным фруктовым чаем. От булочки я отказалась сама, тошнота моя проходить не собиралась. А по прогнозам Евы, дальше будет только хуже.
  
   ***
  
   "Лучше бы я ехала на трамвае!" - думала я все время, пока тряслась в такси по лондонским улицам. Комфорта никакого. С учетом моего состояния так вообще. Пару раз с трудом удерживалась от того, чтобы не попросить остановить возле любого темного угла, где можно проблеваться. Помимо того, что рессоры на улицах покрытых брусчаткой не очень справлялись, в машине постоянно что-то лязгало и воняло бензином.
   "Дырявый Котел" нашелся довольно быстро, хотя половину пути от ближайшей к трактиру трамвайной остановки я говорила по подсказкам Эванджелины.
   Попросив кэбмена (или как он там называется) меня подождать, я вошла в это странное заведение. Выглядело оно не так, как в фильме, а еще хуже. Правда, Ева была в восторге.
  К счастью, толстый бармен смог мне объяснить, как добраться до больницы Мунго на маггловском транспорте, хотя и посмотрел на меня очень неодобрительно. Наверное, принял за грязнокровку какую-то. Оказалось не очень-то и далеко. Поэтому за дорогу с меня взяли всего фунт. Или целый фунт. В ценах двадцать шестого года я, откровенно говоря, плавала.
   Если бы не бармен, я бы в жизни не догадалась, что это ателье в здании с битыми окнами, с забитой досками витриной и есть госпиталь. Ева говорила, что в книжке там был магазин с манекенами, но прогресс видимо не дошел еще до этого места.
   Постучав палочкой о третью доску на уровне моего колена, я услышала щелчок открывающейся двери. Проскочив через нее внутрь, я ошеломленно огляделась.
  
   - Вот это я понимаю, Волшебный мир! - громко подумала я для Евы. - Не бомжатник типа "Дырявого котла", а такое... такой..., - не могла я подобрать определения.
  - Такой класс! - подсказала Эванджелина.
  
   Надо отметить, что "Дырявый котел" все же больше походил на обычный маггловский трактир. Хотя и старый, непритязательный какой-то, с непонятным контингетом. В госпитале Святого Мунго вы же сразу понимали, что оказались в Магической Британии.
   Большое приемное отделение освещали огромные шары, летающие по воздуху. В них прятались сотни свечей, которые явно были не из воска, так как не таяли. Вдоль стен в креслах расположились пациенты очень странного вида: женщина с листьями вместо волос, подросток с ветвистыми рогами, девочка лет пяти, летавшая вокруг испуганного отца при помощи огромных слоновых ушей, и еще много-много пациентов с разнообразными магическими недугами. Мимо проходили целители в лимонно-желтых мантиях, за которыми летали блокноты с прытко-пишущими перьями. Иногда они подходили к пациентам и беседовали, причем, перья писали в блокнотах без их участия.
   Еще по помещению летали маленькие бумажные птички, часть из которых приземлялась на полукруглой стойке возле болондинки-регистраторши и превращались в листы с каким-то текстом. На моих глазах эта блондинка сама ловко слепила похожее оригами и отправила ее в полет куда-то дальше по коридору.
  За ее спиной на стене висело объявление:
  
  Отдел Бытовых Травм.......... Этаж 1
  Взрывы в котлах, помехи палочек, падения с метлы и т. д.
  
  Отдел Травм, Нанесенных Животными........Этаж 2
  Укусы, переломы, ожоги, повреждения позвоночника и т. д.
  
  Отдел по Инфекциям.....Этаж 3
  Заразные заболевания, например драконья оспа, бесцветная корь, магнемия и т. д.
  
  Отдел по Ядам и Ядовитым Растениям.......Этаж 4
  Чесотка, отравления, поражения ЦНС и т. д.
  
  Отдел по Снятию Заклинаний.....Этаж 5
  Паралич, нападения, неправильно применённые заклинания и т. д.
  
  Зал Ожидания / Столовая............Этаж 6
  
  ЕСЛИ ВЫ ЗНАЕТЕ, КУДА ИМЕННО ВАМ НУЖНО, НЕ МОЖЕТЕ НОРМАЛЬНО ГОВОРИТЬ ИЛИ ВСПОМНИТЬ, ЗАЧЕМ ВЫ ЗДЕСЬ, ОБРАТИТЕСЬ В НАШЕ СПРАВОЧНОЕ БЮРО. *
  
   -Ева! - мысленно позвала я подругу. - А мне куда?
  - В отдел инфекционных заболеваний, - ответила швейцарка подозрительно ехидным тоном.
  - С какой стати к ним относится беременность? - недовольно поинтересовалась я.
  - Ну, а что такого? Заболевание передающееся половым путем... - начала хихикать подруга.
  - Бернар! - укоризненно подумала я, - А если всерьез?
  - А если всерьез, - отозвалась Эванджелина, - то без понятия, подруга. Определенно в справочную.
  
   Судя по всему, не одна я не знала, куда мне обратиться, поэтому к блондинке выстроилась большая очередь. Несмотря на то, что день еще не перевалил за середину, девушке-целительнице, по-видимому, уже все смертельно надоело. Отвечала она не очень вежливо и часто перебивала пациентов, отправляя их на нужные этажи. Наверное, не хотела выслушивать косноязычные истории больше положенного. Взглянув на меня, она вообще просто сказала:
  - 5 этаж, - и занялась просмотром очередного послания.
  Я внимательно посмотрела на объявление за ее спиной еще раз и рискнула спросить:
  - Простите, а вы уверены, что мне именно в Отдел по Снятию Заклинаний?
  Та смерила меня удивленным взглядом:
  - А что это зелье с вами сделало?
  - Сделало что? - я уже ничего не понимала.
  - Ваши глаза! - пояснила девица, видимо уверившись, что помимо глаз у меня еще и мозги не в порядке.
  - Это врожденное, - сухо пояснила я, - но я вообще-то рада буду если вы посоветуете к какому врачу с таким можно обратиться. Но это все потом. Я беременна, и хотела бы пройти обследование.
  - Ну, извините, - нахмурилась целительница, - мне отсюда ваш живот не видно. Так вам вообще-то в Женское отделение больницы Сент-Мунго. Здесь только травмы и проклятия, миссис.
  Я мысленно выругалась.
  - И где оно находится?
  - В нашем старом здании на Диагон-Аллее, - пояснила блондинка. - Вы должно быть магглорожденная, если этого не знали.
  - Что-то вроде того, - туманно ответила я, прикидывая в уме, как возвращаться на Диагон-аллею на трамвае или поискать такси.
  - Можете воспользоваться камином, - любезно предложила ведьма.
  
   Я неуверенно покосилась на правую стену, где возвышались три огромных камина, и с ужасом подумала, что колдовать походу придется учиться прямо сейчас.
  - Спокойно, Мария, - подбодрила меня Бернар, - для перемещения в каминах используется летучий порох.
  - Как будто я умею им пользоваться, - мрачно напомнила ей я.
  
   Видя мое замешательство целительница предположила:
  - Вы не захватили с собой летучий порох?
  - Да! - с радостью ухватилась за подсказку, и умоляюще посмотрела на регистраторшу, - может этот... портключ?
  - Портключей не продаем, - отозвалась блондинка. - Предлагаю вам все же посетить пятый этаж и пройти обследование на проклятия и сглазы, это обычная процедура, для пациенток в вашем положении. Поэтому в Женском отделении вам бы все равно пришлось ее делать. Сегодня это делает колдомедик Эмилия Лонгрин. Она же вам выдаст амулет для перемещения по служебному камину на шестом этаже. Для пациентов клиники эта услуга бесплатна.
  - Спасибо! - воскликнула я, сделала шаг назад и тут же вернулась к стойке.
  - Простите, а сколько стоит обследование?
  - Обследование бесплатное для всех. Лечение дам в положении так же бесплатно. Мы заботимся о нашем будущем! - пафосно ответила колдоведьма. - Но вы можете оставить вознаграждение целителю на ваше усмотрение, а так же сделать пожертвование для клиники. Ящики для сбора средств стоят на каждом этаже.
  - Ясно! - улыбнулась я целительнице, которая оказалась не такой букой, как думалось мне в очереди, - вы мне очень-очень помогли. Спасибо!
  
   ***
  
   Подъем по лестнице на пятый этаж дался мне с трудом. В районе четвертого даже пришлось сесть и отдышаться. Ужасно просто кружилась голова. Наверное, в Мунго есть какие-то лифты, не могут не быть, но я про них не спросила.
  Кабинеты и палаты были без номеров и назывались именами каких-то людей. Это были не целители, карточки с их именами располагались ниже. Возможно, известные колдомедики, раньше работавшие тут. Или известные люди, умершие в этих самых палатах, как оптимистично предположила Ева. В общем, совершенно непонятная система. Хорошо еще, что смотровой кабинет нашелся довольно быстро. В основном, правда, благодаря рядку кресел напротив входа и девушке сидевшей в одном из них. Девушку звали Пенелопа Льюис, и, как она сообщила трагическим шепотом, ее постоянно проклинали завистницы. Дальше она принялась распространяться на тему того, сколько у нее женихов и как ее все подруги хотят извести, но это я уже слушала вполуха. По-моему, в первую очередь Пенелопе надо было бы к психологу. Если они есть у магов. Никакой особенной красоты в ней я не заметила, так что ее поведение больше какую-то манию напоминало.
  - А вдруг это и есть последствие проклятия, - предположила Ева.
  - Ну да, - посерьезнела я, - мы же ничего об этом мире, по сути, не знаем. Если есть веселящиеся чары, почему бы не быть параноидальным.
  
   Потом из кабинета вышел седой старичок в просторной блестящей мантии, которая была настолько яркого красного цвета, что у меня тут же заболели глаза от такого зрелища. Пенелопа проскользнула в кабинет и застряла там на полчаса. Меня тошнило все сильнее и, наконец, мне пришлось срочно искать туалетную комнату, иначе я подозревала, что меня вырвет прямо в коридоре.
  Когда я посвежевшая возвращалась оттуда (нормальная сантехника - рай!) то столкнулась в коридоре с рыдающей Пенелопой, которая убежала, даже не извинившись.
  - Наверное, и правда прокляли, - заключила я.
  - Или наоборот, - ехидно оппонировала Ева, - выяснилось, что никому она нафиг не сдалась.
   Я улыбнулась и зашла в кабинет целительницы.
  
   ***
  
   Эмилия Лонгрин оказалась пухлой рыжеволосой женщиной средних лет с приятным и добрым круглым лицом.
  - Присаживайтесь, - сказала она, и очень участливо спросила: - на что жалуетесь миссис?
  Прозвучало это так комично и старомодно, что я чуть не прыснула со смеху.
  - Меня зовут Меропа Риддл, - произнесла я, когда наконец справилась с голосом. - Я беременна и хотела бы пройти обследования на проклятия, перед посещением женского отделения.
  - Ясно, - улыбнулась целительница. - Вы сделали правильный выбор, что пришли именно сюда. К сожалению, специалисты женского отделения не имеют того огромного опыта работы с проклятьями, который есть у нас. Поэтому, зачастую, обращаются к нам же за консультациями. Вы очень худая, это от недостака питания или чего-то еще?
  - Понимаете, - неуверенно сказала я, стараясь придумать что бы правдоподобное соврать. - У меня очень сильная тошнота и большая часть моей пищи в желудке не задерживается, а лезет назад через рот. Проблемы с аппетитом из-за этого, еще упадок сил, и тому подобные мелочи. А так, я действительно всегда была худой.
  - Вы знаете, миссис Риддл, - спокойно начала колдоведьма, - что вы сейчас перечислили симптомы десятка серьезнейших проклятий. И это отнюдь не мелочи. Снижение аппетита в том случае, когда вашему организму так нужно повышенное питание - это тревожный признак. Организм волшебника всегда борется за жизнь, а тут мы видим обратное. Не стоит пугаться, - она ободряюще улыбнулась, - с женщинами в положении подобное происходит довольно часто. Но к сожалению плохие люди знают о таком тоже. Проклятье, маскирующееся под обычное женское недомогание, труднее обнаружить. Поэтому беременных мы уже много лет специально проверяем. Понимаете?
  
  - Разумеется. - ответила я, машинально положив руку на живот. Этой целительнице, несмотря на ее добрые улыбочки, удалось меня напугать.
  - Ну что же, - ведьма поднялась со своего места. - Снимите мантию и ложитесь на кушетку, милая моя, будем проводить диагностику. Это не больно, просто долго. Вы главное не волнуйтесь. Можете даже спать, если захочется.
  Спать мне не хотелось, но я не удивилась почему мне это предложили. Диагностика оказалась действительно долгим и нудным занятием. Взмахи палочкой, непонятные слова, проглядывание записей в летающем блокноте и т.д. Мне все это было интересно, так как я впервые видела колдовство настоящей волшебницы. А еще интересное зрелище представляло лицо колдомедика Лонгрин. На нем все больше проступала озадаченность. Потом женщина стала задавать мне вопросы по непонятной системе. Где я родилась, как питалась, какие отношения с матерью, что видела во сне позавчера, люблю ли я музыку, какие блюда мне нравятся и так далее. Поизучав внимательно свои записи очередной раз, она негромко предложила мне раздеться догола. И что-то в ее голосе было такое, отказаться и спорить было невозможно. Я машинально стягивала блузку уже, как меня тормознула Ева:
  - Мария! Руки!
  
   Блин, и точно! Если колдоведьма увидит перебинтованные запястья, сразу все поймет. Вот только, судя по всему, что-то в организме Меропы шло не так, и отказываться от дальнейшего обледования мне было нельзя.
  Сняв блузку, юбку и комбинацию, я предстала перед колдоведьмой во всей красе. Про бинты она даже не стала ничего спрашивать. Взмахнула палочкой и обрывки упали на пол. Я же ничего не почувствовала, кроме легкого ветерка.
  - Меропа, - мягко спросила Эмили Лонгрин, - ты ведь пыталась покончить с собой?
  
   От ее участливого тона у меня почему-то комок к горлу подкатил. Наверное, проснулись остатки души прежней хозяйки тела.
  - Да. Не знаю, что на меня нашло. И я тут же передумала, только руки вот...
  - А заживляющее зелье не сработало?
  - Эрм, - нахмурилась я, - у меня его не было.
  - Ясно. Накинь-ка, пожалуйста, эту мантию, - повинуясь жесту волшебницы ко мне подлетел голубенький халатик. - Я приглашу сюда еще одного специалиста. Он, хоть и мужчина, но в семейных проклятиях здорово разбирается.
  - Семейных проклятиях? - испуганно переспросила я.
  Колдоведьма качнула головой:
  - Ну, если уж проболталась... На тебе родовое проклятие, Меропа. Так как секретов во всех древних семьях уйма, то с его сущностью я пока не определилась. Похоже, что тебя отлучили от рода, дорогая.
  
  ______
  *Цит. по "Гарри Поттер и Орден Феникса" в переводе Марго.
  
  
  
  Глава 6, большая, немного тревожная, но зато объяснительная
  
  Лондон. Вторник, 24.08.1926г.
  
  - Марволо! - безапелляционно заявила Ева, когда Эмилия сворачивала в бумажную птичку послание для своего коллеги.
  До этого Бернар старалась не высовываться, так как мы боялись, что волшебница сможет заметить мое двоедушие. И припишет это раздвоению личности, одержимости, или не дай Бог хоркруксу какому-то.
  - Думаешь, это он меня проклял? - хмуро поинтересовалась я.
  - 99% что именно он выкинул дочь из рода, и 95% что перед этим еще и проклял. У-у-у, - возмущенно взвыла Ева, - мерзкий старикашка!
  - Спокойнее, подруга, - попросила я, - давай без эмоций. Он же вроде в Азкабане был?
  - Именно что был, - пояснила швейцарка, - посадили его в сентябре на шесть месяцев, значит вышел он где-то в начале апреля. За дней десять до этого знаменательного события Меропа сделала ноги из Литтл-Хэнглтона вместе с мужем. Почти полгода пожила нормальной жизнью и не хотела к старой возвращаться. Вначале думала просто устроить себе праздник души перед приходом папашки. Поэтому сварила амортенцию и напоила Риддла. Тот, спятив от любви, потащил ее в церковь... Ну и, короче, девочка как представила, что скажет про это папа... Вспомнила его нежную любовь... Ты, наверное, забыла, Марволо, хоть и сел за то, что напал на министерского работника, но это только потому, что дочь не стала выдвигать обвинение. Изначально он именно ее чуть не задушил, на глазах у Боба Огдена. Тот вмешался на свою голову, потом сумел сбежать, привел авроров, и старика отправили в Азкабан. Если бы дочка не была такой мямлей, его бы там законопатили надолго. Но, увы, она папу пожалела. Себя бы пожалела. Представляешь, она на деньги от продажи медальона дом отремонтировала, камин, печку, посуды нормальной купила. Запасов за зиму наделала, наконец-то. Включая, кстати, зелья для папенькиной печени, папенькиной язвы и папенькиного похмелья. И все за свой счет. Под половицей спрятала для отца с братом 660 галлеонов - типа их доля от продажи медальона Слизерина. Ты представляешь такую дуру? Себе, считай на остатки, купила только книжки, уродливые платья и ингредиенты для дорогой амортенции. Я как-то раньше не касалась этого пласта ее памяти. Ну, сбежала и сбежала... А тут, прям, вся киплю. И после всего этого папаша ее еще и проклял. Вот уж воистину: не хочешь себе зла - не делай людям добра.
  - Ничего себе история, - вздохнула я, - и что мне теперь со всем этим делать?
  - Слушать, что тебе колдомедики скажут, - твердо заявила Ева. - Если бы от такого помирали, давно бы умерла. А так у тебя еще целых 4 месяца впереди. На лечение хватило бы даже в маггловским мире. А у магов, - подбодрила меня подруга, - вырастают кости за ночь. Что-то наверняка придумают.
  - Стоп! - я насторожилась, - ты же говорила что у меня 5 месяцев до родов?
  - Блин, Марийка, не тормози! - воскликнула Эванджелина. - Мы же тогда не знали, какой день на дворе. В памяти депрессивной Меропы была сущая каша. Она не следила за календарем и, кажется, не заметила, что лето к концу подходит. Я прикинула, что месяц беременности вроде 4й, и сказала так. Родится Том 31 декабря. Испортит праздник, ну тут уж ничего не поделаешь.
  - Наоборот, - подумала я нежно и погладила живот. - Это и будет самый большой в мире праздник.
  - Э-э, подруга, - удивленно проговорила Ева, - а ты не забыла, кто из него вырастет?
  - Мой сын, - твердо ответила я. - Мой сын, который не будет расти в приюте, не будет испытывать недостатка ни в чем. Ни в любви, ни в игрушках. И великим темным волшебником он тоже не будет. Разве что просто Великим.
  - Ммм, - Эванжелина, по-видимому, не очень хотела со мной спорить, понимала, какая это важная тема для меня, но считала своим долгом открыть мне глаза пока не стало слишком поздно. - Знаешь, в фэндоме многие доказывали, что Риддл изначально был бракованным. Думаю, ты имеешь представление, сколько уродов выходит из самых-самых хороших семей. Как будто родились с эдакой чревоточинкой. Таким изъяном для Томми, по словам Дамблдора, стало зачатие под любовным зельем. Поэтому парень сам не мог никого любить. Но в интервью Роулинг сказала, что возможно, если бы Том вырос с матерью, то не стал бы таким моральным уродом.
  - Ииии? - резко спросила я, - чего замолчала? Вот она я, мать. Давай договаривай, что с ним не так будет?
  - И то, что он УЖЕ зачат под любовным зельем, от него УЖЕ отказался отец, а родной дед маму УЖЕ проклял. С Томом в животике. Как это на нем все отразилось? Может, любви не хватит?
  - Моей - хватит, - отрезала я. - И, кстати, я тебя попрошу не употреблять больше таких слов, как урод, бракованный, ущербный, в адрес моего сына. Он не станет Волдемортом, понимаешь? Потому что я - не Меропа. Потому что я - выживу! А если я выживу, то Волдеморта - не будет!
  - Ну все-все успокойся, - забормотала Ева, - извини, я больше не буду. Не хотела, тебя расстраивать. Тебе вообще нельзя волноваться, особенно сейчас. Кстати, - почти весело произнесла она, - я тут подумала, знаешь что?
  - Что? - я украдкой вытерла выступившие слезы, так чтобы Эмилия ничего не заметила.
  - Если ты назовешь его каким-нибудь Николасом, Волдемортом он точно не станет. Не выйдет шикарной аннаграммы. А если ты разведешься с Риддлом, имя мальчику выберешь без буквы Д, то и просто Лорда Чего-то-пафосное-там не получится.
  
  Я с трудом удержалась от хихиканья. Блин, надо срочно приводить в порядок свои чувства, а то запрут меня в местном психиатрическом отделении, как пить дать.
  - Я подумаю, - отозвалась я. - Над этим точно стоит подумать. Возможно, получится выбрать имя аннаграмма от которого будет Лорд Белый. И как с таким именем становится темным волшебником?
  - Неее,- засмеялась Ева, - Лорд Белый - это у нас Альбус, чтоб его, Дамблдор. Занято им и Гэндальфом. Вот если по буквам выйдет Лорд Кролик, точно не будет лезть в политику.
  
  Тут я не могла не возмутиться, представив себе такое.
  - Ева! Да из него школьные насмешки Темного Лорда сделают раньше, чем он в Хогвартс попадет. Не позволю издеваться над своим ребенком!
  - Ну, а если Лорд, ммм, Единорог? Самое светлое существо как-никак.
  Я поперхнулась:
  - То есть ты мне предлагаешь назвать сына кем-то вроде Корнюни, чтобы такое вышло. Не подходит.
  Вместо следующего варианта Ева весело заржала у меня в голове, ну а дождаться, пока она успокоится, у меня не вышло, так как в кабинет зашел невысокий полненький и весь такой кругленький целитель. Несмотря на обширные залысины, на голове осталось еще немало волос, и они прямо-таки стояли дыбом. Благодаря большим роговым очкам он напомнил мне почему-то не столько образ сумасшедшего ученого из кинофильмов, сколько Ёжика из Смешариков, только желтого цвета.
  - Октавий! - воскликнула ведьма и поднялась, протягивая ему руку.
  - Эмилия! - отозвался Ё... то есть целитель, и поцеловал кончики пальцев. - Ты прекрасно выглядишь сегодня моя дражайшая коллега!
  - Ты так говоришь, как будто я обычно выгляжу плохо, - кокетливо заметила ведьма.
  - О нет! - колдун патетично прижал руку к сердцу, - как ты могла обо мне такое подумать! Нет, дорогая! Обычно твоя красота затмевает солнце, и я боюсь ослепнуть от нее. Но сегодня богиня снизошла к простым смертным, и я могу любоваться тобой без темных очков.
  - Октавий..., - немного укоризненно произнесла Лонгрин, хотя было видно, что ей приятны его комплименты.
  
  Мужчина, несмотря на свою внешность, оказался дамским угодником.
  - У них, похоже, роман, - поделилась я наблюдением.
  - Клевый дядька, - прокомментировала Ева, - на месте Эмилии я бы ему давно дала.
  Неожиданно я почувствовала, что у меня горят уши. Сто лет не краснела и на тебе. Кажется, я все больше сживаюсь с Меропой.
  - Кстати, Мария,- тихо сказала Бернар, пока целители обменивались все новыми комплиментами, - а ты заметила, что он сказал про темные очки? Это ведь идеальное решение для твоих глаз. Если у волшебников не найдется никакого зелья, то хотя бы замаскируешь недостаток.
  - Ага. Я об этом уже думала, только не знала, изобрели ли солнечные очки уже или нет.
  - Где-то когда-то я читала, что первые солнечные очки еще были у Нерона из пластинок изумруда в оправе.
  - Мда? - я удивленно приподняла брови, - Ну надеюсь, сейчас они делаются из более доступных материалов.
  Дальнейший экскурс в историю пришлось прервать, так как целители, наконец, обратили на меня внимание.
  
  - Простите за то, что сразу не представился, - покаялся колдомедик поклонился неожиданно грациозно для своей комплекции. - Октавий Ранкорн к вашим услугам.
  - Меропа Риддл, - ответила я, усаживаясь на кушетке поровнее, - приятно познакомится.
  - Руку! Дай! - зашипела Ева внутри, и только тогда я сообразила, что означает этот жест открытой ладонью у Ранкорна.
   "Блин мне в жизни никто руку никогда не целовал, я это только в фильмах видела!" - мысленно я ругалась на все лады, но все же протянула руку для поцелуя как можно более грациозно (наверняка со стороны смотрелось ужасно).
  - Успокойся, - тихо сказала подруга, как будто ее кто-то мог услышать. - Меропе тоже.
  Поцелуй был, разумеется, совсем нестрашным. И, наверное, где-то даже приятным. Я даже не успела понять толком, что это было.
  Никакого задерживания дольше приличий, никаких эротических (не дай Бог!) облизываний, о которых писали в романах. И никакого звука чмоканья. Просто теплые сухие губы коснулись руки и тут же легко отпустили.
  Очень даже приятный жест.
  И я снова покраснела.
  Ну, блин!
  - Я тоже очень рад познакомится с такой женщиной как вы, миссис Риддл! - проговорил целитель и обаятельно улыбнулся.
  - Заметь, Марийка, - фыркнула Ева, - Он не назвал тебя прекрасной, так как не врун, но все равно сказал приятное слово. Ну не красавец, а? На что спорим, за ним полбольницы бегает.
  
  - Как вы себя чувствуете Меропа? - спросил Ранкорн, - Я надеюсь, могу называть вас Меропой?
  - Да, конечно, - отозвалась я.
  - А вы зовите меня Октавий. - целитель широко улыбнулся. - Так как ваше самочувствие, Меропа?
  - Тошнит немного, - я пожала плечами. - А так все уже в порядке.
  - Никакой подавленности? Плохого настроения?
  Я решила, что тут не мешает соврать, чтобы правдоподобно объяснить произошедшие перемены. Но в глаза колдомедику старалась не смотреть при этом. Благодаря Еве, я вспомнила, что у волшебников есть свои телепаты. Кто знает, как в магическом мире с врачебной этикой обстоит. Кстати и пить бы ничего у них в кабинете не надо было бы. Так как сыворотка правды у них тоже есть. И гораздо более эффективная, чем какой-то маггловский пентотал.*
  
  - Теперь нет. Понимаете, Октавий. От меня ушел муж, колдовать не хватало сил, без конца тошнило от еды и от жизни. И в одну ужасную одинокую ночь я решила со всем этим покончить. Потому что я - одна. Потому что матери я никогда не знала, моя бабушка давно умерла, мой брат в Азкабане, мой отец меня ненавидит, а муж бросил... Я никому не нужна, и я хотела умереть. Поэтому попавшийся на глаза кухонный нож применила не по назначению. А потом я поняла, что я забыла самое главное. Что на самом деле я - не одна. Что есть ребенок, - я накрыла рукой живот, - есть мой сын. И, благодаря ему, я уже никогда не буду одна. И мне есть кого любить. И есть ради чего жить. Ну и меня, он тоже будет любить. И наваждение ушло. Я перевязала руки, поела, поспала, привела себя в порядок и отправилась в больницу, чтобы разобраться, что за ерунда происходит с моим здоровьем, и главное: не навредила ли я случайно своему малышу. И не надо меня никуда запирать, пожалуйста, больше я такой глупости не совершу. Я помню все, что было до этого как в тумане. Сейчас я искренне не понимаю, как я вообще могла такое сделать. И даже тошнота меня сейчас не злит. И я вижу яркие краски, вижу небо, вижу маггловский город, который меня больше не пугает, - я, прикрыв глаза, вдохновенно пересказывала ему свой опыт выхода из депрессии, что накрыла меня через полгода после отъезда из Таджикистана. Я плохо помню, как именно из нее вылезла. Память милосердно спрятала те страшные два года, но помню как внезапно оглянулась и увидела, что Иркутск красивый, в общем-то, город. И люди приятные. И мужчины мне улыбаются. Увидела солнце, вздохнула воздух. И поняла, что я живу. По-настоящему живу. И мне это нравится. У меня уже есть друзья. Появились увлечения. Понравилась учеба. И мне давно уже не хочется выть по ночам в подушку. Я поняла в тот день, что меня наконец-то отпустило. На радостях я объелась мороженого и заболела. Но это уже к делу не относится.
  
  - И да, меня сейчас беспокоят мысли о своем здоровье, о магии, о будущем, - продолжила вдохновенно сочинять, - теперь я знаю, что у меня есть это будущее. И я надеюсь, вы разберетесь, что со мной не так. И поможете мне. Вот только, - закончила я, - моей психики давайте не будем касаться. Мне неприятно вспоминать, какой я была дурой.
  - Я вас понял, Меропа, - улыбнулся доктор. - И я рад, если это действительно так. Если это то, что я думаю, то вы сбросили с себя одно неприятное проклятье. Сами преодолели его воздействие и сбросили. Вы очень сильная женщина. И я надеюсь, вы не будете капризничать, если я все же проведу несколько тестов?
  - Нет, конечно, - вздохнула я, предвидя очередную скучную диагностику.
  - Снимите мантию, пожалуйста. Если меня стесняетесь, ложитесь на живот. Можете полубоком.
  
  Я тут же немедленно снова покраснела. Но халатик с себя сняла без попыток прикрыться. На животе действительно лежать оказалось невозможно и пришлось пристроиться полубоком, отвернувшись к стене.
  Ранкорн и Лонгрин принялись надо мной что-то бормотать и обменивались непонятными фразами, из которых мне было понятно одно-два слова.
  "Концентрация превышена" "нервная возбудимость" "очень низкий уровень" "не подходит" "след остаточного" и так далее.
  Под это дело я начала потихоньку подремывать.
  Спор с Евой, потом эмоциональный выплеск перед Ранкорном (я не совсем уверена, были ли мои слова импровизацией, или же наследством Меропы) - все это как-то вымотало меня. В голове образовалась какая-то блаженная пустота и ни о чем не хотелось думать.
  " Не спи, Мария!" - я почувствовала всем телом вскрик Евы и вздрогнула.
  
  - Что-то произошло? - поинтересовались колдомедики сверху.
  
  - Нет ничего, - успокоила их я, - просто начала дремать немного и проснулась случайно.
  - Такое бывает, да, - отозвался Ранкорн. - Часть диагностических заклинаний, к сожалению, использует не только энергетику целителя, но и пациента. Они абсолютно безвредны, просто человек немного сильнее устает. После недолгого сна, остаточные эффекты проходят без следа. Вы можете одеться, Меропа. Мы уже почти закончили.
  - Да? Хорошо, - пробормотала я, усаживаясь на кушетке и накрываясь мантией. - И что со мной такое? - поинтересовлаась я, глядя на серьезных колдомедиков.
  - Для точного определения проклятия, мне нужно взять у вас немного крови, - обрадовал меня Ранкорн. - Не беспокойтесь, все целители дают Непреложный Обет не использовать никакие части тела пациента для того чтобы навредить ему, и не продают их на сторону.
  - Да, я и не беспокоюсь, - удивленно сказала я. О таком я вообще бы никогда не подумала. Но этим любезным докторам совсем не надо знать, что перед ними маггла, которая ни фига не разбирается в их волшебных заморочках.
  - Вот и хорошо. - Ранкорн достал два продолговатых флакончика с серебряной крышечкой. - Вы позволите вашу руку?
  Я протянула ему ладонь, все еще не совсем понимая, как именно будет происходить забор крови. Понятное дело не со шприцов, но как бы не посредством отворения вен каким-нибудь скальпелем...
  Зря гадала. До такого я бы в жизни сама никогда не додумалась бы. Целитель просто прижал флакончик к моему среднему пальцу серебряной крышечкой. Я почувствовала небольшой укол и увидела, как наполняется такая интересная пробирка. Палец потихоньку стал неметь, но крови не набралось и на треть. Ранкорн покачал головой и переставил пробирку к большому пальцу.
  - У вас, очень сильная анемия, - сказал он, - и, вдобавок, недавно вы потеряли много крови. Поэтому мне приходится вас мучить немного дольше других пациенток. Прошу прощения, но с малым количеством крови работать не имеет смысла. Я беру столько сколько нужно.
  - Ничего страшного, - отозвалась я. - Только вы дадите мне, пожалуйста, кроветворное зелье, безвредное для малыша.
  - Ну, разумеется! - вступила в разговор немного возмущенная Лонгрин. - Не беспокойтесь, Меропа, никто вас в таком состоянии никуда не отпустит, пока мы не исцелим весь вред причиненный вашему здоровью.
  
  И тут я насторожилась:
  - Не отпустите? Как это?
  
  Эмилия поспешила меня успокоить и, пока Ранкорн набирал кровь из моей вены, объясняла мне, как это опасно находится беременной волшебнице, подвергнувшейся отлучению от рода и неизвестному проклятию одной без присмотра.
  С одной стороны я была с ней полностью согласна. Тем более что после забора крови я стала чувствовать себя совсем нехорошо. В глазах темнело и, моргая, я словно на пару секунд выпадала из реальности.
  Но перевесило мою паранойю не это, а тихий шепот Евы:
  - У них здесь наверняка есть нормальная ванная.
   Я вспомнила тот ужас, что ждет меня дома и сдалась.
  
  - Вот только как быть с моими вещами? - поинтересовалась я. - У меня с собой ничего нет кроме кошелька и палочки.
  - Все белье в таких случаях предоставляет больница, - успокоила меня Эмилия, - но если вам так важно взять из дома что-то необходимое, мы можем послать с вами кого-то из целителей. Ближе к вечеру.
  
  - И на сколько мне придется здесь задержаться?
  
  Ответил мне Октавий, закончивший наконец добывать кровь из моих измученных рук, и одним взмахом палочки залечивший все мои ранки, включая порезы на венах.
  - Точно я смогу сказать завтра утром. Но как минимум три дня. Этого срока достаточно будет, чтобы избавится от последствий вашего необдуманного поступка, и решить проблемы с пищеварением. Какие именно изменения в вашем организме произошли от проклятия и сколько понадобиться времени, чтобы от них избавиться, это все станет известно завтра.
  
  - Хорошо, - вздохнула я, - лечиться так лечиться. Только мне действительно надо ненадолго заглянуть домой. Я живу в Лондоне. На улице Йоменс-Роу. Кажется это район Кенсингтон.
  - Я из Чешира,** - колдомедик извиняюще улыбнулся, - а Эмилия из Абергавенни, нам обоим маггловские названия ничего не скажут. Так что адрес сообщите тому целителю, кто будет вас сопровождать. Я так понимаю, у вас в доме нет камина?
  Я виновато помотала головой:
  - Камин есть, но он маггловский, маленький. Я арендую жилье, поэтому мне надо предупредить соседей о том, что я буду лежать в больнице.
  - Милая леди, - Октавий укоризненно погрозил мне пальцем, - молодой ведьме, да в вашем положении, жить среди магглов одной... Почему бы не поселиться на Диагон-аллее, если вам так нравится Лондон?
  - Деньги, сэр, - я криво усмехнулась. - За те деньги, что я заплатила до ноября за квартирку, в "Дырявом Котле" мне досталась бы одна комната месяца на два.
  
  Эмилия всплеснула руками:
  - Меропа, дорогая, ну как же так можно! Волшебный мир не ограничивается "Дырявым котлом". Есть и пансионы, и доходные дома, и довольно много волшебников сдает несколько комнат в своем доме. Да еще и с бесплатными обедами, если договориться. Обещайте, что в конце ноября обязательно обратитесь ко мне: и я непременно подыщу вам что более подходящее, чем маггловский дом или номер, упаси Господи, в "Дырявом Котле".
  
  - Не будем расстраивать милейшую даму известием, что у тебя мужем был опоенный зельем маггл, и с ним тебе в магическом мире появляться было нельзя, - сообщила мне Ева тихонько. Как будто ее мог кто-то услышать в моей же голове. - Но вообще Меропа здесь сглупила. Может действительно у волшебников будут дома поприличнее.
  
  - Обещаю, - я благодарно улыбнулась рыжей целительнице. Ну, нравилась мне эта добрая и умная женщина.
  - Вот и договорились, - потер руки Ранкорн. - Дамы, к сожалению, мне придется вас оставить. Пойду работать над вашей кровью, Меропа. Оливия даст вам кровотворящее зелье. Наверное, лучше будет вариант ДГ. Он безопасен для беременных и с легким снотворным и восстанавливающим эффектом. Накачивать вас сложными зельями пока я не разберусь с этим, - колдомедик похлопал себя по карману на груди, где спрятал пробирки, - рискованно. До завтра, Меропа, Оливия, - поклонился волшебник у самого выхода уже.
  - До свидания, - отозвалась я, но краешком глаза заметила, как прощальный взмах Лонгрин превратился вы быструю смену каких-то сложных жестов. - Что это было, я не поняла, зато сообразила, что странное движение пальцев Ранкорна: указательный со средним из буквы "V" сложились вместе и два раза согнулись, тоже имел какой-то скрытый смысл.
  
  - То ли он назначил ей свидание и жесты обозначали позы, - предположила Эванджелина, - то ли у тебя что-то сильно не в порядке и об этом тебе нельзя было говорить.
  - Ну, блин, - расстроилась я, - развели тайн на ровном месте. Это ведь мой организм. Я же должна знать, что происходит.
  
  Пока я переодевалась в свою одежду, колдоведьма что-то переписывала из своего блокнота в большой журнал. Оторвавшись от своего занятия, она предложила мне два фиала с зельем.
  - Выпейте один сейчас. Вас проводят в палату, где вы обязательно плотно пообедайте. Потом выпейте второй фиал и можете отдыхать до вечера. Часа 4 здорового сна не собьют ваш режим, - судя по тону, Лонгрин сомневалась, что этот режим у меня вообще есть. Ну что же она была права. У Меропы режим держался только из-за послеобеденной тошноты. Завтракать приходилось ранним утром, а вечером выблевав все что можно и нельзя, она отрубалась без задних ног. Это если были силы встать сделать этот завтрак.
  
  - Прощу прощения, - прервала я ее разглагольствования. - Но вы не могли бы мне все же как-то хотя бы примерно рассказать что со мной не так? Что сделало проклятие мне и моему ребенку, чем мне грозит отлучение от рода?
  
  - А вы ничего не знаете? - прищурилась Лонгрин.
  - Я же вам рассказывала, в какой семье росла. Книг не было. Прабабушка умерла довольно рано, с другими волшебниками тема разговора у меня ни разу не переходила на отлучение. Я как-то думала, что это просто выгнали из дома. Нет, разумеется, из сказок, я представляла, что не все так просто... Но не задумывалась.
  
  - Ну что же, - Эмилия встала и походила по кабинету. - Я дам вам несколько книг для магглорожденных, потому что в некоторых областях вы, Меропа, хуже их. Вы не просто ничего не знаете о магическом мире, вы имеете о нем очень искаженное впечатление, из-за среды, в которой выросли. Хоть у нас и не принято вмешиваться в процессы воспитания детей, но я бы на месте министерских проверяющих хоть пару раз в год, да заглядывала бы в дом к таким родителям, как ваш отец, что отказываются посылать детей в Хогвартс. Не знаю, чем они там думают в Визенгамоте. Давно бы уже создали Департамент или Отдел образования. А так учебную программу составляет директор Хогвартса, утверждает министр, а СОВЫ и Тритоны принимают делегированные члены Визенгамота, нарушениями занимается департамент Праворядка, устранениями детского волшебства - Департамент Происшествий и Катастроф, или обливиаторы, а преступлениями - горячая бригада. Все отвечают за все, и одновременно никто ни за что не отвечает. Зато здорово вещать с трибун: "Дети - наше будущее" и другие красивые, но пустые лозунги. Вот Дайлис Дервент еще двести лет назад, сказав такое, подтвердила делом, пробила закон о бесплатной целительской помощи в Сент-Мунго для беременных волшебниц и детей-сирот, которая оплачивается из специального министерского фонда.
  Магглорожденным, значит, опасно жить в среди магглов, не имея никаких знаний о волшебстве, а маленьким колдунам расти в невежестве, значит, можно. Артемизию Лафкин я тоже дам вам почитать. Она очень метко обозвала существующий порядок в семьях как возрождение patria potestas***. Кое-какие реформы ей удалось провести, но, к сожалению, сняли с должности раньше. - Наткнувшись на мой непонимающий взгляд, она закатила глаза. - Ну вот. Спорю на галлеон, что вы и знать не знаете кто такая Артемизия Лафкин.
  
  - Первая женщина министр магии, - повторила я по подсказке Евы.
  Лонгрин просияла:
  - Тогда я должна вам галлеон, Меропа, просто не думала, что вам о ней рассказывали в семье, какой вы ее описали.
  - Прабабушка пару раз упомянула, - соврала я. Так как Меропа, по словам подруги, ничего о такой выдающейся женщине не знала. К слову сказать, она вообще не знала кто у магов министр.
  - Ясно, значит, все же не знаете, чем она прославилась кроме этого?
  Я мотнула головой, несмотря на предостерегающее шипение Евы, что наш галлеон уплывет.
  - Ну, если вкратце она была известным реформатором. И начала свою деятельность по защите семьи еще задолго до того как стала министром. В книге, которую я вам дам, прочтете поподробнее. Вам пригодится. Возвращаясь к проклятию. Мы определи, что это было родовое проклятие, что-то из группы mortiferum dolor**** ритуализированный старый вариант мортацедо***** или ментеконцеро.****** Есть еще несколько схожих проклятий, и постоянно обнаруживаются новые и старые. Это из-за того, что большая часть таких заклинаний сразу же попадала в запрещенные списки, и где-то в записях древних родов оставались первоначальные варианты, а где-то находились очередные гении-изобретатели. Как следует из названия, все проклятья mortiferum dolor воздействуют, прежде всего, на психику волшебника. Депрессия, уныние, тоска - все эти эмоциональные состояния вполне могут привести к смерти, которая на непросвещенный взгляд кажется естественной. Если конечно, самоубийство можно назвать естественным. Кто-то, как вы метко сказали, использует нож не по назначению, кто-то топится в море, а кто-то просто отказывается от еды и потихоньку угасает. Все проклятия длительного воздействия относятся к Кровной магии. Ничем другим нельзя так долго влиять на дух волшебника. Из-за этого они оставляют следы и в самом организме. Поэтому, несмотря на то, что информацию из самой крови мы научились получать всего пару веков назад, то по этим косвенным следам, все же удавалось как обнаружить проклятие, так и обращать его действия вспять.
  Ну и, наконец, самые сильные заклятия в этой подгруппе: семейные. Если проклинается родная кровь, последствия могут быть ужасны как для проклинаемого, так и для проклинателя. Но они же и проще других. Не требуют длительных расчетов, специальных ритуалов и тому подобных вещей. Мать может убить свою дочь одним только словом, с сыном понадобится еще и сильное желание, ненависть безо всяких колебаний. Малейшее сомнение, и проклятие ослабнет в несколько раз, если не ударит в ответ.
  Кровная магия недаром считается смертельно опасной. И даже к разрешенным законом ритуалам рекомендуется обращаться в самых крайних случаях. Но, как я уже говорила, всегда находятся идиоты, решившие, что к ним это правило не относится.
   Все, что рассказывала Эмилия было безумно интересно, но она никак не переходила к самому главному: ко мне и малышу. Как именно меня прокляли, что именно со мной будет - вот, что я жаждала узнать, пока она разливалась соловьем. Но у меня бы хватило терпения все слушать, если бы не физиологические особенности нового тела. Я хотела в туалет. И практически не могла долго сдерживать такие позывы. Все же у беременности есть много недостатков, которые хоть и искупаются чудом рождения ребенка, но все равно не могут не раздражать.
  
  - Целительница Лонгрин, - робко попросила я, скорчив умильную мордашку (только позже я сообразила, что не выяснила, как это выглядит в зеркале на лице Меропы, подозреваю - ужасно), - вы рассказываете совершенно потрясающие вещи, но можно мне как-нибудь вкратце сейчас.
  - Конечно, дорогая, - тепло улыбнулась мне, совершенно не обидевшаяся на перебивание Эмилия. - Простите меня, я увлеклась. В вашем случае, Меропа, определенно могу сказать, что проклятие воздействовало и на дух и на кровь. Оно ввергло вас в депрессию. Тоска, суицидное настроение, кошмары, отчаяние, уныние - это все последствия. Возможно, что так же в части ваших неурядиц виновато тоже проклятие. Есть несколько очень редких видов, которые могут обеспечить даже семь лет невезения.
  - Она намекает на то, что Риддл не просто так сбежал, - пояснила для меня Ева.
  - Это что, - испугалась я, - как они снимут проклятие, он еще и вернуться может?
  - А почему бы и нет? - поинтересовалась швейцарка. - Поживет одумается, совесть проснется, сына захочет видеть и вернется.
  - Нет уж, - отрезала я, - не надо мне такого счастья! Я вообще-то разводиться собираюсь.
  - Лучше подожди пока период невезения закончится, - посоветовала подруга, - развод в двадцатые годы - такое мутное дело, что запросто можешь вляпаться.
  
  Эмилия тем временем продолжила.
  - Судя по тому, что беременность у вас развивается с патологией: Многоводие, не раздавшиеся бедра, потеря аппетита, то, скорее всего, в проклятье вошло и требование бесплодия.
  У меня все внутри похолодело от одного этого слова. Я почувствовала, как моментально заледенели руки. Голову, напротив, бросило в жар, да так что аж в ушах зашумело от подскочившего давления.
  - Как?!! - выдохнула я.
  - Не волнуйтесь, Меропа! - постаралась успокоить меня колдоведьма. - С ребенком все в порядке. И с вами тоже. Мы обязательно разберемся и снимем проклятие. Ведь вы уже были беременны, когда оно накладывалось. Поэтому проклятье всего лишь пытается сделать вас непригодной к деторождению. Но уже поздно. И даже если что-то пойдет не так, с любыми патологиями беременности мы справимся, - она сжала мою руку в своей горячей ладони и заглянула в глаза, - верьте мне. За двести пятьдесят лет в Сент-Мунго не умерла при родах ни одна ведьма. А колдомедицина с тех пор не стояла на месте.
  - Я верю, - прошептала я, накрывая другой рукой живот. - Но как он мог?!!
  - К сожалению, это не первый и даже не десятый случай в моей практике, - грустно сказала Эмилия, - я сама мать, и я не представляю, чем могут руководствоваться люди, проклинающие своих родственниц подобным образом. Я бы таких кастрировала, - неожиданно жестко закончила она.
  И тут я вспомнила другое:
  - А моя мать, она умерла при родах. Это может быть связано?
  
  Целительница пожала плечами.
  - Если она не обратилась в Сент-Мунго, это может обуславливаться сотней причин, от физиологических особенностей, до травмы или опять же проклятия. Но на наследственные проклятия Октавий обязательно проверит твою кровь тоже. Никогда нельзя исключать такие вещи.
  
  - А отлучение? - спросила я негромко, - как это отразилось на мне?
  
  - Есть два вида изгнания из рода, - продолжила колдоведьма, - Отлучение от Магии Рода, и Отлучение от Крови Рода. В первом случае, это не безвозвратное действие. У человека просто пропадает доступ к родовой магии, что сопровождается упадком сил, как физических, так и магических, на срок примерно до полугода. Отлученный не может пользоваться родовыми артефактами и испытывает множество неудобств с контролем заклинаний, пока изменяется сила. Но он все еще считается членом рода, его дети имеют право на наследство и так далее. Так же отлученного можно вернуть в лоно семьи, если конфликт будет разрешен. В нескольких, уже прервавшихся родах эта процедура была обязательная для младших сыновей, правда не представляю, зачем это было нужно, - добавила Эмилия и, вздохнув, продолжила рассказ. - Отлучение от Крови Рода - это полноценное изгнание. Для него требуется долгий ритуал, относится к кровной магии естественно, и его проводит старший родич в роду, причем, чаще всего, не один, так как это требует колоссального напряжения сил. Изгоняется родная кровь. Отлученный таким образом должен взять другую фамилию, и ни одно зелье никогда не признает его сыном своих родителей, например. Он уже не член рода. Он - чужак. Лишается и права наследства, теряет родовые дары, не может прикасаться к семейным артефактам, переступать порог родного дома и так далее. Подобный ритуал проводился в случае серьезных причин, разумеется. Поэтому за отлученными таким образом закрепилось немного неприятное название "Предатели Крови". Сейчас этот эпитет потерял свое значение, и применяется, например, к волшебникам, много общающимся с магглами, или совершившими какие-то действия неодобряемые обществом. Например, предательницей крови называли ту же самую Артемизию Лафкин представители наиболее реакционной части магического общества, за ее радикальные проекты реформ. Хотя ее семья эту женщину как раз таки поддерживала во всем. Многие из таких отлученных давно стали основателями новых родов, и сменилось не один десяток поколений с того времени, но всегда находятся те, кто нет-нет да и тыкнет в старую историю. Из-за этого последние четыреста лет значительная часть отлученных предпочитала уезжать в Новый Свет, где начинали новую жизнь с новой фамилией. Тем не менее, каждый год находится безумный дед или папаша, решивший проучить непокорного ребенка изгнав его из рода. Чаще всего, конечно, отсекают от магии, но на моей памяти было трое отлученных по полному ритуалу. Последний был курьезный случай, так как там отец, видный ученый, зельевар, обиделся на родную дочь, что она предпочла замужество, науке. Тем не менее, когда пять лет спустя дочка опубликовала статью в "Вестнике Зельеварения" и выяснилось, что забрасывать обучение она и не думала, несмотря на двух сыновей, то папа пришел мириться. Зять пару раз его спускал с лестницы, один раз наградил неприятным проклятием, тогда именно мне пришлось лечить этого горе-папашу, но все же сердце дочери не выдержало, и родителя она простила.
  
  - Твоя сестра по разуму, - шепнула мне Ева.
  - Почему это сразу моя? - обиделась я, - за глупость Меропы - не отвечаю. А Марволо вообще хочется придушить!
  
  Колдомедик тем временем перешла, наконец, к самому интересному:
   - Последствия Отлучения Крови бывают разными, к сожалению. Может само по себе возникнуть и бесплодие, слабый волшебник в сквиба превратиться, а уж депрессия обязательна. Раньше в такие дела Министерство не вмешивалось, но, благодаря Артемизии Лафкин, отлученный получил право потребовать возмещения вреда через суд. То есть если какие-то последствия не проходят за год, производится освидетельствование в Сент-Мунго, и Визенгамот присуждает штраф. В зависимости от ущерба он может быть очень большим.
  - А меня точно отлучили от магии? - нервно поинтересовалась я, - не от крови?
  
  Лонгрин улыбнулась:
  - Вас, скорее всего, отлучали от крови, но из-за того, что вы были беременна уже, в ритуал вкралась ошибка, поэтому изгнание прошло незавершенным. Точнее скажет Октавий, но я думаю, и родовая магия к вам тоже рано или поздно вернется. Если есть какой-то семейный артефакт, не спешите выбрасывать. Оставьте для проверки свойств. Вашего малыша отлучение вообще не коснулось. А вообще за подобный ритуал над беременной женщиной сажают в Азкабан. Если он проводится по правилам, выбрасывая из рода и матери и ребенка, то это стопроцентная смерть для малыша, и не исключено, что для матери тоже. Слишком страшный вред наносится организму.
  
  Я помотала головой, отгоняя от себя мысли о таком ужасе.
  - Ну почему доктора так любят пугать пациентов? - возопила я про себя.
  - Сама просила ей все рассказать, - ответила Ева. - Ты успокаивайся давай и беги в туалет. А то тебе еще как расскажут чего-то страшное, так ты прямо тут и сделаешь лужу.
  
  - То есть мне повезло, да? - спросила я колдоведьму.
  Эмилия неожиданно погладила меня по голове:
  - Да. Тебе очень повезло. Но самое главное твое везение в том, что ты все же решилась придти в Сент-Мунго.
  
  ***
  После посещения туалета, Эмилия проводила меня к месту моего заключе... простите, лечения. Веселая голубая табличка извещала, что эта палата носит имя Адель Нотт, но о том, чтобы спросить о ней, я забыла.
  К счастью, две другие постели были пусты. Лонгрин рассказала, что здесь лежат беременные женщины, подвергнувшиеся опасному проклятию с неизвестными свойствами. Поэтому никогда еще больше двух пациенток за раз не было. Третья постель в углу всегда пустует.
  Я заняла кровать у окна и тоскливо огляделась.
  Кроме портрета спящей (и храпящей) волшебницы здесь не было ничего интересного.
  Правда почти сразу заглянула милая девушка в лимонной мантии с голубой окантовкой, представившаяся Элизой МакЛарен, которая принесла обед, а после него обещанные Эмилией книжки.
  Мда. Брошюрки были очень интересными. Помимо толстеньких "Энциклопедии для магглорожденных волшебников" и "Традиций и обычаев Магической Британии" остальные книжки больше всего напоминали мне какие-то агитки. "Ведьма! Знай свои права!" - гласило название одной из них. Другая была еще веселее "Домашнее насилие: как наказать обидчика по закону, не прибегая к убийству". В "Поправки и комментарии к Закону о Детях 1806г." я даже не стала заглядывать. Какое-то превратное сложилось мнение у Эмилии обо мне. Хотя Меропе, думаю, эти последние книги очень пригодились. Показавшаяся более менее интересной синяя "Артемизия Лафкин" с точеным женским профилем на обложке напугала, когда я ее немного полистала, цитатой из какого-то выступления сей достойной женщины:
  "За убийство ребенка - поцелуй дементора, за убийство беременной женщины - поцелуй дементора, за убийство молодой женщины - пожизненное заключение в Азкабан! Убийство родственницы, не смягчающее, а отягчающее обстоятельство! И тогда, наконец, эти отцы и мужья задумаются о методах воспитания, а убийство жены перестанет быть типичным английским преступлением."
  - Слишком много убийств на квадратный сантиметр текста, - отметила Ева, когда я отложила книгу. - А я и не представляла, что у волшебников были свои феминистки. Как-то казалось, что ведьм особо и не поугнетаешь... Палочка, как и Кольт уравнивает людей. *******
  
  Я попыталась полистать энциклопедию, но это было выше моих сил. Чистая постель, чистая ночная рубашка, хрустящие простыни, плотный обед - все это не оставило мне и шанса. И я уснула прямо в середины рассказа Евы о каком-то фанфике про Мадам-Министра.
  
  ***
  Проснулась я около пяти часов вечера прекрасно отдохнувшей и посвежевшей. В теле Меропы я себя еще ни разу так хорошо не чувствовала. Вот что значит - качественные зелья. И меня даже не тошнило, и не было никаких других неудобств. А. Нет. Было.
  
  После посещения ванной комнаты, я переоделась в свою одежду и принялась ждать обещанного сопровождающего.
  Мы с Евой решили, что стоит часть наличных денег отдать Мейбл Линдсей и попросить ее нанять кого-то для уборки. Сколько бы времени для этого не потребовалось, я не хотела возвращаться из такого чистенького блестящего Мунго в свинарник.
  
  Дверь палаты открылась, и вместе с Элизой зашел человек в тревожно красной мантии.
  Какой-то насыщенный багровый цвет создал у меня такое впечатление. И фасон у нее был отнюдь не целительский.
  - Миссис Риддл? - обратился он ко мне и коротко поклонился, - Аврор Брент Диггори, к вашим услугам. Мне необходимо задать вам несколько вопросов.
  _____________
  * Пентотал - за этим средством для анестезии в художественной литературе закрепилась слава "сыворотки правды". (c)Википедия
  
  ** Runcorn - город в графстве Чешир. И я подумала, а почему бы семейству волшебников с такой же фамилией не проживать поблизости.
  http://en.wikipedia.org/wiki/Runcorn
  
  *** patria potestas - власть римского домовладыки (отца семьи) над детьми, в число которых включаются и дети детей, т. e. внуки, правнуки и т. д. Характерная черта Р. potestas - строгость полномочий, принадлежащих домовладыке по отношению к детям. До императорского времени он имел право принять новорожденного сына, дочь, внука и т. д. под свою власть и защиту, в свой дом, или выбросить на произвол судьбы за порог дома; в последнем случае он мог настаивать и на том, чтобы другие не подбирали покинутого ребенка. И в течение дальнейшей жизни отец имел jus vitae ас necis по отношению к детям, т. e. право суда и казни над ними, обыкновенно при участии родных или друзей (consilium propinquorum s. amicorum), в случае совершения им проступков как домашнего, так и общественного (даже политического) характера.
  
  **** mortiferum dolor - лат. "смертельная грусть"
  
  ***** от лат. morte - смерть. acedia - лень, уныние - один из смертных грехов
  
  ******mente concere - от лат. "сердце горит".
  
  ******* Имеется в виду крылатая фраза: "Бог создал людей разными, а полковник Кольт уравнял их в правах".
  Глава 7, биографическая, немного запутанная.
  
  Лондон. Вторник,24.08.1926г.
  Я предложила аврору присесть на стул и сама попыталась устроиться на постели поудобнее с самым невозмутимым видом, что могла изобразить. И опять все упиралось в то, что я не тренировала в зеркале новую мимику, и не знала, как смотрятся мои жесты и движения взгляды в новом теле и с новым лицом. Разумеется, внутри я сильно нервничала. Меропа неоднократно нарушала закон, начиная от мошенничества с медальоном и незаконной варки зелий, и заканчивая опоенным амортенцией мужем.
  Эванджелина попыталась меня успокоить, говоря, что на магглов магам всегда было плевать, сурово не накажут. Вон на какую-то Ромильду все забили... Но ведь дело было не только в зельях! А больше всего я боялась, вспомнив странные жесты колдомедиков, что они каким-то образом вычислили мою одержимость Евой.
  Аврор же начал с классических вопросов, правда, весьма подробно забираясь в мою генеалогию. Если бы не помощь Евы, сомневаюсь, что я сама бы справилась с ответами.
  
  - Ваше полное имя?
  - Меропа Сальвия Риддл.
  - Девичья фамилия?
  - Гонт.
  - Статус?
  - Простите что? - не поняла я.
  Диггори поправился:
  - Статус крови?
  - Э-э-э... чистокровная.
  - Дата рождения?
  - 11 октября 1907 года.
  - Полное имя супруга?
  - Том Риддл э-э-э Третий.
  - Статус?
  - Маггл.
  Аврор поднял на меня удивленные светло-карие глаза, но никак не прокомментировал. И, судя по ровному дальнейшему тону, никакого презрения, как я опасалась, ко мне не испытывал. Эванджелина меня, блин, напугала расистским магическим обществом.
  - Дата рождения супруга?
  - 10 июня 1906 года.
  - Дата свадьбы?
  - 25 марта 1926 года.
  - Следующий вопрос очень важен, миссис Риддл. Перечислите всех ваших родственников, бывших живыми на момент вашего рождения, по возможности до седьмого колена.
  Я нахмурилась. Ева мрачно сообщила, что в такие дебри генеалогии Меропа никогда не влезала. И Никто из родни не делился.
  - До седьмого вряд ли получится, - сказала я, - но попробую. Итак, это в первую очередь мои родители Марволо Эмерик и Белвина Максима Гонт. Потом два моих старших брата - Кадмус Марволо и Морфин Венаций. Еще мой дядя Магнус Эмилий Гонт и его сын Айвен. Моя бабушка Уна Урсула Гонт. Уна пишется как Oonagh. И прабабушка Порция Юнис Гонт. Насколько я помню, еще на момент моего рождения была жива мать бабушки Урсулы - Меропа МакМиллан, в честь которой меня и назвали. Вроде бы у бабушки были несколько братьев, но ни с ними, ни с их потомками я никогда не встречалась, так как наши семьи не общались.
   - Ясно. Спасибо, - в отличие от целителей с прыткопишущими перьями аврор Диггори записывал все сам. И это давало мне паузына обдумывание ответов. - Ваша бабушка, значит, из рода МакМилланов? А что насчет вашей матери и прабабушки?
  - Гонты, - просто сказала я, но потом пояснила для нахмурившегося аврора. - Моя мама приходилась моему отцу двоюродной сестрой. А прабабушка Юнис прадедушке - троюродной. Обе они были урожденные Гонт. Прабабушка Меропа происходила из рода Блэк. Блэки - многочисленное семейство. Так что если вы говорите, что нужны родственники до седьмого колена - то они подходят. Вот только я не уверена, что Блэки вообще знают о моем существовании.
  - Сможете назвать даты рождения и смерти, если кого-то нет в живых, у всех вышеперечисленных? - поинтересовался аврор.
   - Не всех, - призналась я, но все же начала с подсказками Евы, - итак, моя прабабушка Юнис родилась 19 июня 1815 года*, мой отец...
  
  Внимательно меня выслушав, Диггори тут же поинтересовался:
  - Что произошло осенью 1913 года? В этот период умерли ваши дядя с кузеном, брат и бабушка.
  
  Я выругалась про себя. Еще не хватало отвечать за проступки папаши. А ладно, буду валить на несмышленый возраст.
  
  - Понимаете, господин аврор, - начала я, - несколько поколений семьи Гонт зарабатывали на жизнь охотой на оборотней. В тот год произошла ужасная трагедия... Мужчины моей семьи столкнулись с большой стаей, и, к сожалению, выжил только мой отец. Его брат, сын и племянник - погибли. Бабушка Урсула умерла в течение месяца от горя. Я это знаю только по рассказам прабабушки, и то никто в семье не любил вспоминать такое. Сама же я, как и Морфин, ничего не помнили, были еще слишком маленькими.
  
  - Понятно, - задумчиво сказал аврор. - А кем потом работал ваш отец?
   - Никем, - отрезала я, - Пил. Сначала с горя, потом пристрастился.
  - И на какие доходы вы жили тогда? - поинтересовался Диггори?
  - Сначала на сбережения, потом прабабушка и я торговали зельями.
  - У вас есть лицензия зельевара? - оживился аврор.
  - Была у прабабушки, - хмуро пояснила я, - во времена ее обучения в Хогвартсе такую давали всем получившим Превосходно на ТРИТОНАХ по зельеварению и гербологии.
  - А у вас? - не мог не спросить этот шпик.
  - А я продавала зелья четвертой категории в аптеки. Лицензии для этого не требуется.
  На самом деле некоторые зелья Меропы относились и к первой и к нулевой категории**, но вряд ли аврору удастся выбить правду из аптекарей Лютного или Туманной.***
  - И вообще, - возмутилась я, - если это допрос, вы можете сказать, в чем меня обвиняют?
  
  Аврор Диггори внимательно посмотрел на меня своими круглыми совиными глазами.
  - Никто вас ни в чем не обвиняет миссис Риддл, - сказал он с некоторым удивлением.
  - Если так, зачем эти вопросы?
  - Мне поручено расследование покушения на вашу жизнь.
  Я чуть не рассмеялась от облегчения.
  - Вы из-за проклятия меня расспрашиваете?
  - Разумеется! - воскликнул он. - Мы не можем пропустить сигнал из Сент-Мунго о том, что к ним поступила пострадавшая от Кровной магии беременная женщина. Мы обязаны расследовать такие преступления.!
  
  - Понятно, - подумала я, - с врачебной тайной тут не знакомы.
  - Здесь, похоже, та же система, что и с огнестрельным ранением у нас, - заметила Бернар. - Обязаны сообщать и обязаны расследовать, вне зависимости от того будешь ты подавать заявление или нет.
  - Ну, и слава Богу, - я прерывисто вздохнула, - а то уже напредставляла себе всяких ужасов, вплоть до родов в Азкабане.
  
  Дальше я просто терпеливо отвечала на огромное множество вопросов аврора, и была даже благодарна такой дотошности. Это помогало мне лучше узнавать Меропу, чья судьба стала теперь моей жизнью.
  
  Когда мне стало казаться, что у меня вот-вот отсохнет язык, Брент Диггори, наконец, закончил меня допрашивать и удалился.
  Через пару минут после его ухода (я как раз успела переодеться) вернулась Элиза МакЛарен и сообщила, что именно ей поручено сопровождать меня к дому и назад. Девушка оказалась прикрепленным ко мне стажером. Поручение весьма ее воодушевило, так как девушка околачивалась в больнице уже год, все изучила, но не набрала практического стажа для сдачи экзамена на целителя. К сложным больным ее не допускали, а большинство посетителей Сент-Мунго излечивались за короткое время. Поэтому Элиза изнывала от скуки.
  МакЛарен любила поболтать, поэтому сейчас я только порадовалась подобной сопровождающей. Из нее получился превосходный источник разнообразной информации по магическому миру. Несмотря на то, что девушка приходилась ровесницей моему нынешнему телу, а Меропа считалась несколько выше по статусу, из-за замужества, МакЛарен обращалась со мной несколько покровительственно, впрочем, такое часто встречается у медиков. С учетом того, что я воспринимала себя по-прежнему тридцатисемилетней, подобное отношение со стороны юной девушки немного веселило. Хотя самое веселье началось, когда Элиза наотрез отказалась садиться в автомобиль.
  Извинившись перед кэбмэном, я принялась предлагать целительнице новые способы передвижения, но ни трамвай, ни метро ее тоже не вдохновили, а магический транспорт не подходил мне. С трудом отвертевшись от великодушного предложения прокатиться на метле, я задумалась.
  Но тут на наше счастье мимо прошествовала серая приземистая лошадка, запряженная в телегу с грудами мешков угля. Краснолицый извозчик с невыносимым йоркширским акцентом согласился подвезти двух хорошеньких девушек за небольшую плату.
  
  - Он назвал меня хорошенькой? - недоумевала я про себя, пока будущее светило колдомедицины развлекало водителя кобылы.
  - Не тебя, а вас, - поправила меня Ева. - Элиза - очень красивая, ты - страшная, вот получается средняя температура по больнице. В среднем получается, что вы хорошенькие. Будь уверена, он в пабе друзьям именно так все и преподаст.
  - Бред какой-то, - фыркнула я и тут же расчихалась. - Наверное, у мужика просто плохое зрение.
  Несмотря на то, что МакЛарен незаметно очистила лавочку для сидения, от угольной пыли это не могло защитить. Подозреваю, что юбку уже не спасти. А кроме угля в телеге был еще мешок торфяных брикетов, и от его кислого запаха мне все время хотелось чихать.
  - Ну, хоть не блюешь, - напомнила подруга позитивную вещь, - а юбку тебе Элиза почистит.
  
  До моего дома мы добрались почти через час. Ей-богу подозреваю, что пешком было бы быстрее. Хорошо. Было бы быстрее, если бы мне досталось не беременное тело.
  Йоркширец направил свою невозмутимую лошадку дальше по дороге в сторону Ричмонда. Неплохой все-таки оказался мужик, из-за нас сделал крюк в пару миль это точно. Для его скорости передвижения это приличное расстояние.
  
  Встревоженная Мейбл встретила нас на пороге.
  - Меропа, детка, тебя так долго не было! - воскликнула она, и тут, заметив Элизу, вежливо спросила: - Не представишь меня своей подруге?
  - Конечно, мисс Линдсей, - ответила я, - Это мисс Элиза МакЛарен, Элиза, это мисс Мейбл Линдсей.
  Дамы пробормотали несколько приличествующих вежливых фраз, а потом я попросила Элизу подождать меня внизу и пригласила Мейбл на приватный разговор.
  
  - Что сказал врач? - поинтересовалась старушка, - тебя так долго не было! Я начала уже волноваться.
  - Доктор решил положить меня на несколько дней в больницу. Может на неделю. Беременность протекает плохо, тошнота должна бы пройти, но никак не проходит, а пока они меня правильно подкормят и понаблюдают.
  Мисс Линдсей заметно расстроилась:
  - А я говорила же тебе Меропа! Надо хорошо питаться, и вот...
  - Ну не переживайте так, - успокоила ее я, - доктор сказал, что ничего непоправимого не произошло, меня чуть-чуть подлечат и выпустят. И уж потом я буду не просто есть, но вкушать хорошую и здоровую пищу...
  - Это правильно, - одобрила Мейбл, - в какой больнице будешь находится? Там разрешены посещения?
  - Разрешены, но не приветствуются, - быстро подобрала я отмазку, - лучше не стоит приходить, это еще и далеко. Тем более я хотела вас попросить вас присмотреть за квартирой.
  - Ну, разумеется! - воскликнула старая леди. - Я и так бы присмотрела.
  - Нет, - мягко сказала я, - я и не сомневаюсь в вашей добросовестности. Вот только я хотела попросить об одолжении посерьезнее. Не могли бы вы нанять какую-нибудь женщину, что привела бы в порядок мое жилище? К моему стыду, там сейчас хуже чем на свалке. У меня не было сил ничего делать, лежала и хотела умереть. Поэтому боюсь, если я вернусь в тот ужас после больницы, меня снова накроет та же апатия, так как с таким животом сама я уже точно не вычищу квартиру. Я оставлю вам денег, разумеется, трех фунтов хватит?
  - Я и сама могла бы, и без денег... - начала Мейбл, но я ее перебила.
  - Нет. Я не хочу, чтобы вы утруждались, у вас и так много хлопот по дому. А тут еще убирать все, что я насвинячила. Ну, так три фунта хватит? - спросила я еще раз и полезла в сумочку.
  - Меропа! - воскликнула мисс Линдсей. - Напомни мне, когда вернешься, рассказать тебе о ценах. Ты ничего не знаешь о жизни в большом городе, дорогая. Да за три фунта можно ремонт в твоих апартаментах сделать. Причем хороший.
  - Вот и отлично! - обрадовалась я, - И сделайте. Хотя бы по минимуму: покрасить полы, окна, почистить печку, обои поклеить. В этом деле я полностью доверяю вашему вкусу. Мне очень нравится ваша уютная и светлая квартирка, поэтому если вы поможете мне создать что-то такое у себя дома, то я буду безумно благодарна.
  - Ну что ты! - засмущалась старушка. - У меня все по-простому...
  - Вот по-простому мне и надо, - уверила я ее, - так как, поможете мне? Мне кроме вас некому довериться!
  - Ну конечно дорогая! - Мейбл обняла меня от полноты чувств. - Я все сделаю. Давай свои деньги. И знаешь что? - спросила она меня и заговорщицки подмигнула.
  - Что? - поддалась я ее таинственному тону.
  - А то, что по договору, если жилец делает в апартаментах какой-то ремонт больше чем на три фунта и значительно улучшает ее товарный вид, то цена за последующие месяцы снижается. Будь уверена, я сделаю на твои три фунта такую красоту, что тебе простят аренду на месяц.
  - Спасибо! - обрадовалась я.
  
  Надо сказать, что хотя и в ценах 26 года мы с Евой конкретно плавали, но совместными усилиями удалось установить, что все наши деньги - это почти 70фунтов, что равняется годовой зарплате какого-нибудь хорошего рабочего. В общем, до родов на жизнь хватит, а там что-то придумаем. Как я подозревала, с продажей медальона Слизерина халявы уже не выйдет, так как Меропу отсекли от магии. Именно поэтому она его не забрала от Борджина. Теперь реликвия останется сыну в наследство, а за оставшиеся четыре месяца я, может, зелья научусь варить. Если мне тошноту снимут, конечно. Лечение в Мунго обойдется бесплатно, поэтому легкий ремонт не ляжет непосильным бременем в мой бюджет.
  Главное - на такси больше не кататься.
  
  Я поднялась в свои апартаменты и грязно выругалась прямо на входе.
  Лужа крови в коридоре никуда не делась. Более того она подсохла и впиталась в плохо покрашенные доски, заметно выделяясь на их фоне.
  - Если Мейбл это увидит - ее хватит инфаркт, - прокомментировала я это зрелище. - И ведь это уже не отмоешь, скоблить надо...
  - Может скоргифай попробовать? - неуверенно предложила Ева.
  - Скори-что? - переспросила я.
  - Скоргифай - заклинание уничтожения мусора.
  - Хм. Полезная штука, - не могла не отметить я, - а жесты и всякое такое?
  - Просто взмах и указываешь на мусор.
  
  Я изобразила, что держу в руках палочку, и взмахнула рукой.
  - Примерно.
  - Ну, Господь Всевышний, помоги мне... - пробормотала я, доставая палочку.
  Потом я потренировалась еще раз несколько раз махать уже с палочкой в руке, вот только но с каждым тренировочным жестом все больше нервничала. Получилось, что эту тонкую красавицу из золотистого дерева я держала поначалу как ядовитую змею. От палочки по руке распространялась какое-то тепло и легкое покалывание, ну или это мое воображение транслировало такие ощущения.
  
  - Давай уже! - нетерпеливо воскликнула Ева.
  Я обхватила палочку, взмахнула и... тихо спросила:
  - А не ебн*т?
  - Не должно, - фыркнула подруга, - успокойся, хорошенько прицелься, держи в голове результат и четко говори заклинание.
  
  Я взмахнула палочкой и выпалила, направляя ее кончик на пятно:
  - Скоргифай!
  
  Вместо того чтобы исчезнуть пятно вспыхнуло зеленоватым пламенем.
  Взвизгнув, я отскочила на полметра и тут же завопила, вслед за Евой в своей голове:
  - Агуаменти!
  
  Завопила-то я, конечно, завопила, вот только палочку направила не на огонь, а на стенку напротив, что, в общем-то, не помешало воде пролиться оттуда водопадом куда следует, но нанесло ущерб еще и обоям.
  
  Пятнадцать минут спустя я, наконец, закончила вытирать лужи воды на полу и с трудом распрямилась. Спину ломило неимоверно. Под моими ногами на влажных досках располагался идеальный обугленный круг.
  - И что скажешь магик-теоретик? - устало спросила я.
  - Нуууу, - протянула Эванджелина, - по крайней мере, теперь точно не похоже на то, что здесь кого-то прирезали.
  
  
  _________
  * 18 июня 1815 года произошла битва при Ватерлоо. Неудивительно, что девочку, родившуюся 19 числа, родители назвали Eunice. Имя произошло от греческого Эунике и буквально означает 'благая победа'. А вот какое отношения к магам имела маггловская битва к магам предлагаю пофантазировать.
  
  **Классификация зелий: 4 категория - простые зелья, 3 категория - обычные, 2 категория - сложные, 1 категория - опасные, 0 категория - запрещенные. Зелья 3-4 категории изучаются в Хогвартсе до пятого курса. Зелья второй категории относятся к уровню тритонов. До середины 19 века в школе так же изучались зелья и первой категории, но при Фэрисе Спэвине они были исключены из программы, официально из-за большого количества несчастных случаев с учениками. Тем не менее, для получения лицензии зельевара требуется сварить 10 зелий 1 категории. Что привело к еще более высокому росту несчастных случаев, связанных с попытками юных выпускников научиться варить опасные зелья самостоятельно. В результате этого второе дыхание получила потихоньку отмирающая система наставничества. Активизировалась и гильдия зельеваров. Вырос престиж профессии. Но из-за удлинившегося срока обучения количество зельеваров потихоньку уменьшается. Так же некоторые зелья первой категории учат готовить на курсах авроров и целителей.
  
  *** Stryd Niwl - Нивл-стрит - Туманная улица, аналог Лютного Переулка в Уэльсе, вход с Морской аллеи в Холихэдском магическом квартале.
  
  Глава 8 тут http://samlib.ru/editors/b/belikowa_w_w/sp8.shtml
Оценка: 8.22*21  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"