Беляцкая Инна Викторовна: другие произведения.

"Везучая" (написано в 2017 году)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.31*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Миди рассказ о нашей жизни.

  "Везучая"
  Аннотация: есть ли на свете люди, которые считают себя везучими? Уверена, что есть. Но чаще всего люди отрицают свою везучесть или не хотят её замечать. А есть те, кто по жизни оптимист и в любой ситуации видит положительные моменты, даже если другим так не кажется. История реальная и главная героиня оптимистка, хотя со стороны не всегда кажется, что жизнь у неё прекрасна и будущее безоблачно.
  Глава 1
  Виолетта - пока 17 лет.
   - Не шипи братец, это всего лишь перекись водорода, лекарство абсолютно безвредное и почти не приносящее дискомфорта, - говорю я, прижимая смоченную ватку к очередной царапине на физиономии родного старшего брата Алексея.
   Неудобно оказывать первую доврачебную помощь через решетку, но хоть так. Хорошо, что наши доблестные воины правопорядка вообще позволили её оказать, и разрешили мне посидеть рядом с решеткой, пока на брата будут составлять протокол за мелкое хулиганство. А он защищал меня, ну немного перестарался, так я ему сестра младшая, и его долг защищать мою честь и достоинство, но именно в этом случае мне совсем ничего не угрожало, так братец об этом не знал и, не разобравшись, полез в драку.
   - Ну, подумай, Алексей, как хорошо, что мой обидчик оказался слаботелым мажором, и ты его уложил с одного удара, ну поцарапал он тебе немного физиономию, так это ерунда, он же даже ни одного удара тебе не нанес и все твои внутренние органы в полном порядке.
   - Вот в кого, сестренка, ты такая оптимистка? - говорит Леха, забирая у меня ватку, - и нас с тобой жизнь потрепала не обошла стороной, а ты всегда выискиваешь положительные моменты.
   - И чем жизнь нас потрепала? - удивляюсь я, - папаша сбежал, так кто о нем жалел, никто, и сейчас не жалеют, маму в добрые и ответственные руки пристроили, разве плохо, ты даже в армии умудрился прекрасно пристроиться, стриг затылки солдат и офицеров, и горя не знал.
   - Я ещё и их жен стриг, и приходилось от некоторых очень интенсивно отбиваться, уж больно озабоченные попадались, - ворчит брат.
   - И правильно делал, что отбивался, чужое брать грех, даже если это чужое само в руки падает.
   - И я так думал, что мне эти потрепанные гарнизонной жизнью дамочки, вот выйду на гражданку и развернусь на всю катушку, - говорит он, - а пирожков у тебя нет? Уж очень кушать хочется.
   - У меня все есть, - достаю из сумки пакет с пирожками и пачку сока.
   - Сестренка ты лучшая, - Леха забирает еду и садится на лавочку, мне ничего не остается, как сесть на другую лавочку по другую сторону решетки.
   Есть я не хочу, спать, если и захочу, потерплю, у меня сейчас каникулы, а вот через три недели начнутся занятия, и тогда прощай покой и сон. И зачем я пошла учиться в это ВУЗ? Мама мной гордится, брат пищит от радости, а я как посмотрю на машины, что стоят рядом с ВУЗом, так хочется повернуть домой, там тихо, спокойно, пусть небогато, но все родное и привычное.
   Наш родитель хоть и не часто появлялся дома, ссылаясь на работу, но когда приходил, то лучше было на его пути не попадаться: хмурился, когда видел нас с братом, как будто мы не его дети или он не помнил, как нас зачал. Нет, руки он не распускал, но слова доброго от него не слышали, ни мы, ни мама, хотя она утверждает, будто его работа таким его сделала. А по мне, он просто не рад был ни нам, ни ей, разлюбил маму и мы не нужны стали, хотя в те времена, я мало, что понимала, маленькая была, но на мне лежала большая ответственность, я приглядывала за братом, а он в это время приглядывал за мной. Как так получилось, что братец воспылал ко мне братской любовью, которая иногда зашкаливала, не помню, а Леха не рассказывал, но примерно с трех лет я помню около себя только брата, редко усталую маму и никогда родителя. Помню, братец простудился и лежал с температурой, мама была на работе, а я стояла около кровати и меняла на его лбу мокрые салфетки, которые смачивала холодной водой, выжимать толком не умела и подушка брата быстро стала мокрой, но он не жаловался, тихо стонал и говорил "спасибо". А потом я заснула на полу рядом с его кроватью, и бедному больному брату пришлось тащить меня в мою комнату и укладывать. А потом заболела я и уже брат у меня на лбу менял мокрые салфетки, может именно тогда и началась наша братская дружба, иногда удивляющая окружающих. Алексей всегда брал меня с собой, в компанию друзей, а позже на все мужские мероприятия и тусовки. Вот когда с девушками начал встречаться, оставлял дома и то, только в том случае, когда намечался интим, а так я и в кино с ним и его девушками ходила и в кафе сидела и в парках гуляла, везде только ночами не присутствовала. Его друзья над Лехой подтрунивали, иногда шутили, не зло, по-доброму, потому как обижать меня не позволялось никому, это даже девушки брата знали. А потом все привыкли ко мне, перестали стесняться говорить о чем-то мужском, иногда не стеснялись в выражениях, защищали в драках (и такое было), в общем, принимали за своего парня.
   Что же касается брата, то он - большой оригинал, выбрал, как считается, не мужскую профессию, после восьмого класса пошел учиться на парикмахера. В те годы эта профессия мужской не считалась, а он не побоялся насмешек и яро защищал свой выбор. Сам братец, высокий, симпатичный довольно накачанный, парень с красивой спортивной фигурой, крепкими мышцами и шикарными вьющимися волосами. Девчонки падали к его ногам как перезрелые груши, а сейчас у его ног множество постоянных клиентов женского пола, не прогадал братец с профессией, у него хороший постоянный доход, подарки от благодарных богатых клиенток и огромный выбор подружек для кратковременных романов. Вот только иногда ему приходится отстаивать свое право быть хорошим парикмахером, по-прежнему встречаются люди, считающие, что это профессия совсем не мужская или мужчины в ней работают специфические и тогда братец пускает в ход кулаки. А мне остается только обрабатывать его раны, оплачивать штрафы за хулиганство и ждать в участке, пока наши органы наконец-то заполнят все бумаги.
   Наш родитель покинул нашу квартиру, когда мне было пять лет, а Алексею девять, но ушел он не сам: мама проявила характер и выгнала развратника и гулену. А так как квартира досталась ей от родителей, то папаша покинул нас только с одним чемоданом. Это позже я узнала, что родительница несколько лет закрывала глаза на мелкие интрижки папаши, а когда он завел себе долговременную любовницу и перестал стесняться показываться с ней в общественных местах, мама не выдержала и указала ему на дверь. Через полгода папаша появился на пороге, пытался объясниться, о чем-то поговорить, но мама была непреклонна, помню, брат сказал тогда, что, видимо, его выгнала любовница, вот он и приперся. Мама не приняла обратно, оформила развод и больше о нем не вспоминала. Жить было тяжело, мама работала на двух работах, дома почти не бывала, мы с братом осваивали домашнее хозяйство, не всегда получалось гладко, но старались же. А через три года знакомиться с нами пришел Олег Петрович, теперь наш отчим. Мне он сразу понравился, а вот Леха воспринял его с настороженностью. Ну, понятно, братец входил в подростковый возраст и любого взрослого мужчину рядом с родительницей воспринимал в штыки. Оказывается, Олег Петрович сам настоял на знакомстве с нами, он добивался мамы год, но она не хотела романов, некогда было, работала, а мужчина влюбился, страдал и не хотел сдаваться. После знакомства с нами он купил квартиру над нашей, и часто бывал у нас дома, помогал нам с хозяйством, развлекал маму, кино, кафе, прогулки, да и просто давал ей отдохнуть, ну мама и сдалась. А вот у брата случился подростковый срыв, ему исполнилось двенадцать лет, когда он сильно подрался во дворе, приехала милиция, его забрали, я же вцепилась в него так, что меня не смогли отцепить и привезли в участок вместе с братом. Инспектор по делам несовершеннолетних сначала прочитал лекцию брату, потом мне, сказал, что я должна смотреть за братом и удерживать его от плохих поступков, я впечатлилась, а брата все-таки поставили на учет как неблагонадежного. Мама узнала и плакала, Олег Петрович молчал, но смотрел с укоризной, я успокаивала и маму, и Леху, мне брата жалко. Все устаканилось через пару недель, отчим взял Алексея на рыбалку за город, они, как утверждает брат, поговорили по-мужски и братец дал добро, но драться не прекратил, хотя делал это уже по веским причинам.
   Когда братец пошел учиться на парикмахера, отчим его поддержал, ну а мы с мамой никогда не были против, лишь бы Леху устраивало. С какими только стрижками и прическами ни ходила наша семья, пока брат учился, мы все, включая отчима, были подопытными кроликами, чего только он не делал с нашими головами, каким чудом без волос не оставил.
   Спустя год обучения в клиентах у Алексея уже числился весь наш подъезд, а к окончанию учебы он стриг весь дом и чуть ли не половину соседнего. Видя такое рвение, отчим и мама сделали брату подарок, дали денег на оборудование одной из комнат под мастерскую, ремонт мы с братом делали сами с помощью отчима и при поддержке мамы, и через два месяца братец начал принимать клиентов на дому. Денег за услуги брал немного и простой народ шел к нему косяками, он никому не отказывал, ни женщинам, ни мужчинам, ни детям, особенно его обожали старушки, он им делал большую скидку, а они носили ему пироги, вязанные носки, рукавички, шапки и шарфы, из даров и мне перепадало. Я же при брате работала администратором, и он даже платил деньги, немного, но на косметику, колготки, а при должной экономии на модную обувь хватало. Так мы жили до его совершеннолетия, мы с братом в одной квартире, я присматривала за ним, а мама и отчим в квартире над нами, встречались каждый день, помогали друг другу, делились проблемами и собирались на семейные праздники. Может, для кого-то и странно выглядели наши отношения, но нам было комфортно и спокойно. Когда брата забрали на военную службу, мама хотела забрать меня, но я отказалась. Мама и отчим так нежно и трепетно относились друг к другу, у них отношения, как у молодоженов в медовый месяц, что мешать им наслаждаться друг другом совсем не хотелось. И я с мамой договорилась, что буду каждый день приходить к ним рассказывать, как провела день, а ночевать уходить к себе, чтобы дать им время насладиться друг другом.
   В армию к брату я и мама ездили четыре раза, нас отчим возил и, судя по тому, что мы видели, служба брата не тяготила, конечно он скучал по нам, друзьям и родному городу, но на тяготы службы не жаловался. Да и с чего бы ему жаловаться, он режим не соблюдал, спал до завтрака, на построение не ходил, по плацу не маршировал, а занимался только тем, что стриг жителей военного городка и кушал, по собственной инициативе посещал спортивный зал, чтобы уж совсем форму не потерять. Особенно жаркие дни у него бывали перед праздниками и выпускными балами у детей военных, но и в течение года работы хватало. Ничего не имею против военных, но любовь к халяве у них зашкаливает, и поэтому брату повезло, он служил не напрягаясь.
   Сейчас, вернувшись со службы, он довольно быстро нашел работу в большом салоне, ну и на дому клиентов принимает, редко, правда, и только хороших знакомых. Я уже администратором при нем уже не работаю, окончила школу всего с двумя четверками и поступила в престижный ВУЗ, первый курс отучилась, набираюсь сил на второй. А живем мы с братом все так же вместе, и свободное время проводим вдвоем, он, как и в детстве, всегда берет меня с собой и я, как и тогда, приглядываю за ним.
  Глава 2
  Виолетта.
   Из раздумий меня выдернули громкий возглас, напротив нас появился высокий, довольно симпатичный молодой мужчина.
   - Так это ты так ужасно разукрасил моего брата? - зло воскликнул он, глядя на брата, спокойно поедающего пироги и запивающего их соком, - штрафом в этот раз не отделаешься!
   - Первый и самый главный удар вашему брату нанесла я, - встаю и закрываю спиной Алексея, который вскочил со скамейки и подошел к решетке, готовый уже вступить в диалог с этим хлыщем.
   - Даже так? - удивляется хлыщ, - значит и тебя нужно проучить, думаю, этот урок вы запомните надолго. - И чем тебе, мелкая хулиганка, не угодил мой родственник?
   - Он предложил мне деньги за интим, - пожав плечами, ответила я.
   - Видимо мало предложил, раз получил удар, - нагло рассматривая меня, отвечает он.
   - Нет, он довольно щедрый парень, сразу видно, что деньги не его, и ему совсем не жалко.
   - Так в чем проблема? - не понимает хлыщ.
   - Ваш брат слаботелый, хамоватый мажор, и я с ним бы не стала в голодный год за тазик пельменей, а он настаивал, вот и получил по мордам, чтобы понятнее было.
   За спиной послышался громкий смех, а сбоку тихое хрюканье, в первом случае не сдерживая себя, смеялись брат и два бомжа, сидящие с ним за решеткой, а хрюкали молодые бойцы, стоявшие чуть поодаль и тактично прикрывающие рты руками.
   - Да ты хамка! - восклицает хлыщ и открывает рот, чтобы продолжить свой спич, но его прерывает появившийся из кабинета следователь.
   - Господин Можаев, ваш брат отказывается писать заявление без вас, не могли бы вы пройти в кабинет. - Говорит он и смотрит на меня.
   - А когда мы будем писать заявление? - восклицаю я.
   - Тебе, Виолетта, придется подождать маму, пока ты несовершеннолетняя она является твоим опекуном, - улыбаясь, говорит следователь.
   Этого мужчину из органов следователя Трифонова я и брат знаем лет пять, я уже и не помню сколько штрафов за мелкое хулиганство он выписал брату, про себя помню, три штрафа оплатила и признаю, что виновата, а вот братец не во всех случаях был справедливо наказан, но спорить с органами бесполезно и поэтому мы молча оплачивали штрафы, хотя в душе и протестовали.
   - Заявление? - а господин Можаев сейчас что-то не понял, вон, как брови сдвинул и физиономию вытянул.
   - Конечно, а как же по-другому? Я за справедливость, нужно остановить будущего насильника, сегодня у него была только попытка, а завтра он исполнит свои грязные интимные замыслы. Как сознательная гражданка, я просто обязана пресечь это. И, понятно, что штрафами никто не отделается, насколько я знаю, в статье "за попытку изнасилования" такого наказания нет. Пытаюсь сдержать смех, а вот хлыщу совсем не до этого, он пытается понять, блефую я или нет, смотрит на следователя, на меня и не может решить, как поступить.
   - Моего родственника избил твой брат! - восклицает он.
   - А как он должен был поступить, когда его несовершеннолетнюю сестру домогается наглый мажор, да у нас и свидетели есть. Наглый мажор просто прохода мне не давал, я как порядочная девушка пыталась по-доброму объяснить ему, что совсем не такая, но он напирал, а потом и руки начал распускать. - Задираю рукав кофты и показываю несколько синяков очень похожих на то, что их поставили пальцами, хотя мажор до меня даже не дотронулся, я стараюсь наносить упреждающий удар, но его брату об этом знать незачем, - и тут появился мой старший брат и силовыми методами заставил его поверить в мой отказ.
   - Ой, как хорошо завернула, - смеется следователь, - судья и прокурор прослезятся, - пойдемте, господин Можаев, рабочий день на исходе, а заявления так и нет.
   Следователь и хлыщ уходят, последний бросает на нас злой взгляд, я и брат одновременно садимся на свои лавки, будем ждать. Понятно, что маме я звонить не буду, незачем её расстраивать и следователь об этом прекрасно знает, а господин Можаев, если не дурак, дело замнет, никаких заявлений от его родственника не поступит.
   - Этот хоть на мужика похож, - говорит Алексей, - а его братец больше на недокормленную глисту смахивает, тощий, ни плеч, ни ног и ногти на пальцах лаком покрыты и не баба, и не мужик, так, нечто среднее.
   - Не еж, и не лягушка, а неведома зверюшка, - отвечаю я, - а я вспомнила, где видела этого господина Можаева, он у нас в ВУЗе преподает семейное право Михаил Николаевич кажется, а ещё является практикующем адвокатом, и в следующем году у нас экзамен по его предмету.
   - Не повезло тебе, сестренка, он тебя запомнит. И как ты будешь сдавать экзамен? - шепчет брат.
   - Не повезло сейчас, повезет потом. Экзамен у нас только во вторую сессию, а за учебный год столько воды утечет, он вполне может уволиться, надоест ему студентов учить и уйдет, его уж точно не деньги в ВУЗе держат, или нам назначат другого преподавателя, или у него вдруг наступит амнезия и он забудет меня напрочь. Я верю в свою счастливую звезду, братец. Да и не это важно сейчас. На данный момент я больше всего желаю пойти с тобой домой, перекусить и спать, а завтра будет новый день и новые заботы.
   - Твой оптимизм очень заразительный, даже я закоренелый пессимист иногда поддаюсь и начинаю верить в наше светлое будущее.
   - Надо верить, Алексей, светлое будущее обязательно наступит, а ты к нему не готов, так жить нельзя.
   Мимо нас гордо продефилировали господа Можаевы, в нашу сторону ни головы не повернули, ни глаз не скосили, обиделись мужчины. К решетке подошел следователь и начал её отпирать:
   - Иди домой, герой войны, - усмехается он, глядя на Алексея, - твоя сестра все отделение насмешила, до утра хихикать будут.
   - И штрафа не будет? - спрашиваю я.
   - Нет заявления - нет дела, - отвечает следователь, - только не думаю, что для вас все так быстро закончится, Можаев старший - мужик мстительный и изобретательный, придумает как подгадить.
   - Не любите вы адвокатов, - говорю я.
   - Встретишься с ним в суде, и ты любить не будешь.
   Брат хватает меня за руку и тащит к выходу, я машу рукой следователю, тот улыбается.
   - Домой, сестренка, спать, - говорит Алексей, - завтра будет каяться за свои сегодняшние поступки.
   - Мне всегда нравилась твоя способность, откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня.
  Три дня спустя. Виолетта.
   Захожу домой с сумкой продуктов, а навстречу мне Елена. Странно, она стала ВИП клиенткой брата или ему до такой степени приперло, что он решил её приблизить?
   - Знаешь, Виолетта, - заявляет эта наглая девица, - не сегодня-завтра Алексей предложит мне переехать к нему и я бы не хотела видеть тебя в этой квартире.
   - И не увидишь, я же понимаю, что молодым нужен простор для интима и других отношений, как только переедешь, так больше и не увидишь.
   Девица уходит, я же иду на кухню, разбирать сумку. Елена старше меня на год и когда-то пыталась подружиться со мной, уж очень хотела быть ближе к брату, но ничего у неё не получилось. У меня подруг нет, и не было, я всегда была рядом с Лехой и его друзьями. Девушки в этой компании были, прекрасные девчонки, но подружки среди них у меня как-то не случились. Мы дружили компанией, могли встретиться на улице и поговорить на общие темы, но чтобы, как показывают в фильмах, делиться секретами, обсуждать мальчишек или одноклассников, как-то не сложилось с этим. Я всегда была рядом с братом, а он рядом со мной и только с ним я могла поделиться секретами, если они были, обсудить одноклассников и так далее. И я никогда не чувствовала себя ущербной и не испытывала потребности в задушевной подруге. Когда же появилась Елена, и начала довольно агрессивно добиваться моей дружбы я растерялась, а потом братец отшил её, и она порвала отношения и со мной тоже, хотя я не понимала, в чем виновата. Может это и плохо, что я не имею опыта дружеских отношений между девушками, но зато опыта дружеских отношений с парнями у меня хоть отбавляй, понимаю, что это абсолютно разные вещи, но так сложилось, и я бы не хотела что-то менять. И сейчас, когда мы с братом уже не так часто можем проводить время вместе, в основном из-за его работы, мне иногда бывает одиноко, хотя я всегда могу найти занятие, но, глядя, например, на Елену, подруг заводить не спешу.
   - Ты чего пыхтишь, как обиженный ежик? - Алексей входит на кухню и сразу открывает холодильник.
   - Не кусочничай, я сейчас приготовлю ужин.
   - Так кто тебя расстроил в такой прекрасный солнечный день?
   - А ты как думаешь?
   - С Ленкой встретилась? И что она могла такого наговорить, что ты обиделась на собственного брата?
   - Сказала, что завтра ты предложишь ей съехаться.
   И тут Леха начинает так громко ржать, что дверца холодильника, за которую он все ещё держится, начинает вибрировать.
   - Вот же сказочница! Она приходила договариваться насчёт своей родственницы, у той свадьба, хотела пригласить меня сделать прическу невесте, подружкам и жениху, правда пыталась прощупать почву, мол есть ли у меня девушка.
   - А она есть?
   - На данный момент есть, - смеется Леха, - но я отказал родственнице Елены, вот она и решила испортить тебе настроение.
   - А с чего ты решил, что я поверила ей, ты не настолько глуп, чтобы возвращаться к тому, кого когда-то отверг. У тебя же были причины так поступить тогда и почему сейчас что-то должно изменится?
   - Умница, я хоть и не всегда разделяю твою оптимистическую позицию, но именно сейчас поддерживаю. Не слушай никого, ты первая узнаешь, когда я захочу с кем-то съехаться.
   - Даже раньше той девушки?
   - Конечно, ты будешь самой первой, сестренка, ты же родная и столько лет рядом со мной.
   - А вот я боюсь представить твою реакцию, когда скажу тебе, что хочу съехаться с парнем.
   - Правильно боишься, даже я не могу её предсказать, - смеется он.
   Леха, хоть и перевел все в шутку, но он прав, его реакция непредсказуема, нет, я не монашка и парни у меня были, но дальше походов в кино и поцелуев у нас не доходило. Братец всегда проводил беседу с парнями и, видимо, был очень убедительным, раз те не спешили развивать отношения, а может это я не была готова к более глубокому в отношениях, и потому все мои платонические романы, заканчивались очень быстро. Но так долго продолжаться не может, нужно подумать о своей личной жизни, пора уже, через неделю восемнадцать лет исполнится, уже можно будет почти все, ну если действовать с умом и осторожно.
  Глава 3
  Конец второго семестра. Сессия. Виолетта.
   Сначала мне повезло, семейное право у нас преподавал милый пожилой профессор, профессионал и господина Можаева Михаила Николаевича, я видела только в коридорах ВУЗа и всегда мельком, меня же он не видел вообще, и всех это радовало. Но перед самой сессией милый профессор тяжело заболел и декан факультета объявил, что экзамен мы будем сдавать молодому преподавателю. Ох, как наши девушки обрадовались, они давно жаловались друг другу, что другой группе всегда ставят молодых неженатых преподавателей, нам же достаются престарелые профессора. Вот зачем они это говорили, накликали беду, теперь получили что хотели, вон как засуетились, начали записываться на косметические процедуры, можно подумать, их это спасет. Мы для Можаева чужие студенты и если не сдадим экзамен, он не расстроится, скажет: "другой преподаватель плохо учил, да и сами нерадивыми оказались". Но что о других переживать, впору о себе подумать, этот же меня вспомнит, да и фамилию мою знает наверняка, я хоть и сменила прическу за это время, но совсем до неузнаваемости она меня не изменила. Готовилась к сдаче экзаменов, как всегда, учусь я хорошо, на все лекции хожу, все задания делаю вовремя и бонусные баллы набираю максимальные, даже дополнительные занятия посещаю. Раз поступила в такой престижный ВУЗ, то обязательно должна доучиться, получить диплом с максимальным количеством пятерок, потому что я девушка ответственная, и вся семья за меня переживает, а это самый главный мотиватор. В лепешку расплющусь, но этот ВУЗ окончу.
   - Сестренка и почему я не вижу за завтраком твои тетрадки с лекциями? - брат как всегда по утрам, бодр, свеж и готов к подвигам, - или ты уже сдала все экзамены?
   - Сегодня решила не засорять мозг перед сдачей, все равно как говорят: "перед смертью не надышишься".
   - Понятно, твоя счастливая звезда повернулась к тебе боком?
   - Нет, братец, задом, если бы боком, то я была бы безмерно рада.
   - Так, и где твой оптимизм?
   - А он никуда не делся, раз счастливая звезда решила испытать меня, то нужно брать везенье в свои руки, и для этого мне нужна твоя помощь.
   - Излагай, я всегда с тобой.
   - Когда я зайду в аудиторию дам тебе на телефон сигнал. Через пятнадцать минут ты появляешься в моем ВУЗе, номер аудитории я напишу, разведываешь обстановку. И, если я ещё не вышла, через пятнадцать минут идешь к декану и включая все свои актерские способности, начинаешь упрашивать его поторопить преподавателя быстрее принять у меня экзамен, ссылаясь на то, что я нужна тебе по форс-мажорным обстоятельствам. Декан идет в аудиторию, ну а дальше я действую по обстоятельствам.
   - Многоходовой план. Может, я преподавателю ногу сломаю, и декан назначит другого экзаменатора?
   - Хороший ход, братец, но мы оставим его на потом, сейчас действуем по моему плану.
   - А почему ты думаешь, что преподаватель не выпустит тебя через пятнадцать минут и, тем более, продержит ещё пятнадцать минут?
   - Насколько я поняла из разговоров студентов, которые у него учились, господин Можаев изощренный садист и сначала долго мучает студента, дает мнимую надежду, что примет у него экзамен, а потом выпроваживает из аудитории без оценки.
   - А чем тебе декан поможет, ну зайдет он, а Можаев скажет, что ты не готова и выпроводит тебя.
   - А для такого случая я подготовилась, взяла у твоего друга Макса, внештатного сотрудника местной газеты профессиональный диктофон и буду записывать свои ответы и его вопросы.
   - Значит, в своих знаниях по этому предмету ты уверена?
   - Уверена, я ходила на все лекции, написала все рефераты, посещала дополнительные лекции и все практические задания сдала на "отлично".
   - Хорошо, но почему ты уверена, что декан пойдет нам на уступки?
   - А я думала, ты этот вопрос первым задашь? Наш декан - сын соседки по площадке бабушки Ирины, а мы с ней во-первых большие друзья, да и помогаю я ей, что, кстати должен делать сын, но мне не жалко, она милая женщина и столько всяких историй знает, заслушаешься.
   - Нехорошо, конечно, сестренка, пользоваться знакомствами, хотя с другой стороны, а что нам остается, раз преподаватель к тебе небеспристрастен уже априори. Но ты хороший план придумала, уважаю, почти все предусмотрела, но как говорят юристы всех нюансов учесть невозможно. Так пьем чай и вперед, покорять вершины знаний, - говорит Леха и выставляет на стол хлеб с сыром, бутерброды придется делать мне, не любит братец ничего резать, как впрочем и варить, и жарить, и далее по списку.
  Пара часов спустя. Виолетта.
   На наглую ухмылку Михаила Николаевича я не смотрю, а смотрю на часы, что весят за его спиной, ещё пара минут и в аудиторию войдет декан. Братец, конечно, обладает небольшими актерскими способностями, он человек прямолинейный и чаще предпочитает пускать в ход кулаки, чем аргументы, но совесть у нашего декана ещё осталась, и он обязательно поможет. Три года назад декан предлагал мне деньги, чтобы я не бесплатно ухаживала за его родительницей, а я отказалась. Мне не трудно сходить в магазин и купить старушке молока и творога, да и полы помыть в её однокомнатной квартире дело пятнадцати минут. А вот слушать её истории я готова всегда и бесплатно, очень интересная женщина, столько всего знает и как интересно рассказывает, да и помогать людям нужно, мама так воспитала.
   Михаил Николаевич открывает рот, чтобы задать следующий, как ему кажется каверзный вопрос, как дверь аудитории открывается и входит декан, а за ним братец и так мило улыбается, что у бедного преподавателя сжимаются зубы.
   - Михаил Николаевич, вы решили стрясти с ВУЗа деньги за переработку, у вас ещё целая группа студентов, вы же приняли только троих и почему-то застопорились?
   - Студентка не знает материал, - нагло утверждает Михаил Николаевич.
   - А вот с этим утверждением я не согласна.
   - Вы не согласны с экзаменатором? - возмущается он.
   - У меня все ходы записаны, - улыбаясь, выкладываю на стол диктофон, который я держала в кармане. - Прослушаем запись нашего экзамена?
   Надо видеть рожу Михаила Николаевича, он сначала бледнеет, потом у него резко краснеют щеки, потом уже все лицо и шея покрываются красными пятнами. Декан, глядя на него, все понимает, не первый год занимает эту должность и не раз приходилось решать подобные вопросы.
   - Думаю, Михаил Николаевич, вам нужно ставить положительную оценку и отпускать студентку.
   - Предлагаете поставить ей отлично, - ещё сопротивляется, молодец, не сдается до последнего.
   - Ну что вы, Михаил Николаевич, - я скромно опускаю глаза, - мне и четверка подойдет, - смотрю на брата, который еле сдерживает смех, декан тоже готов рассмеяться, но держится, одному преподавателю не до смеха, его глаза мечут молнии и его взгляд обещают мне все казни Египетские.
   Берет мою зачетку и, сильно нажимая на ручку, что-то там пишет, потом закрывает её и подвигает мне, ну я не гордая, могу и со стола поднять. Беру зачетку, открываю её и вижу отлично, написано жирно и подпись полностью, разборчивая, старался человек.
   - Спасибо Михаил Николаевич, - мило улыбаюсь ему и быстро иду к выходу, хватаю за руку брата, выпихиваю его из аудитории и бегу вместе с ним за угол, там мы прижимаемся к стене и начинаем ржать, зажимая рукой рот, а то весь ВУЗ услышит.
   - Артисты, - это декан, стоит напротив нас и вытирает слезы, улыбается во весь рот, - давно так не смеялся. Про ваш конфликт с братом Михаила я в курсе, и все ждал когда же свершится его месть, но похоже он наступил на свои же грабли. Но я все-таки надеюсь, что больше такого не повторится, я не приветствую предвзятость преподавателей, но и уловкам студентов, чтобы сдать экзамены, тоже не место в нашем ВУЗе. Это престижное заведение, и не нужно снижать планку.
   - Так вынужденная же мера. - говорю я.
   - Если бы я не знал тебя Виолетта, то ни за что не поверил.
   - Так мы вроде только кратко знакомы? - удивляюсь я.
   - Поверь мне, мама про тебя каждую нашу встречу говорит, у меня такое ощущение, что я знаю тебя с младенчества.
   - Бабушка Ирина прекрасная женщина, а как она хорошо рассказывает истории из своей жизни, готова слушать её сутками.
   - И ей радость, у неё прекрасный слушатель, - декан разворачивается и уходит, брат целует меня в щеку, - ты молодец, сестренка, не опустила руки и боролась до конца, вот только в лице господина Можаева мы приобрели злейшего врага.
   - А что, нужно было согласиться с его методами экзаменовки и ходить к нему на пересдачу неизвестно сколько раз, потом написать заявление декану, он бы собрал комиссию, сдать комиссии и разозлить его ещё больше. Никто из преподавателей не любит, когда собирают комиссию, это злит их больше, чем уловки студентов.
   - И это не вариант, что так разозлили, что так и, главное, выйти из этой ситуации к обоюдному удовольствию не получится.
   - Не будем об этом думать, ещё два экзамена и мы очень близко к каникулам, а если не повезет, и этот мстительный преподаватель будет у меня вести ещё предметы, то будем думать, как обойти это невезенье.
   - И я уверен, что мы обязательно что-то придумаем, - брат направляется к выходу, - пойдем в салон, я стрижку в новом журнале видел, она тебе точно подойдет.
   - Ну, если ты уверен....
  Глава 4
  Последний месяц каникул. Виолетта.
   Вот приспичило же крутому бизнесмену назначить встречу в пафосном клубе! Нет, я понимаю, что он является его владельцем. Но зачем всех партнеров, даже потенциальных тащить сюда в отдельные кабинки, и для чего это делать поздно вечером, когда в клубе полно пьяных посетителей, а так же наглых мажоров, один из которых сейчас направляется ко мне в сопровождении огромного гориллы, больше похожего на его охранника, чем на друга. А Леха все никак не возвращается со встречи, ну о чем можно говорить больше часа, вопрос-то простой: сдаст бизнесмен в аренду моему брату помещение или нет и что можно так долго обсуждать? Алексей решил уйти в свободное плаванье, открыть свой салон, пока только на два рабочих места, напарницей у него будет прекрасная молодая девушка, очень увлеченная своей работой и готовая постоянно совершенствовать свои навыки. И он быстро нашел помещение, раньше там располагалась парикмахерская и оборудование имеется, небольшой косметический ремонт - и можно начинать работу, и вот уже больше часа бизнесмен владелец помещения то ли набивает цену, то ли выпендривается, то ли ещё что, разве их разберешь? Я же сижу около барной стойки и в данный момент жду, когда ко мне подойдет Егор Николаевич Можаева, младший брат преподавателя семейного права Михаила Николаевича Можаева с которым наша первая встреча прошла в напряженной обстановке. Можно, конечно, убежать и спрятаться в толпе танцующих, но это не наш метод. Как говорит брат, мы привыкли встречать противника лицом к лицу, и как хорошо, что чаще всего при таких встречах страдает именно лицо противника, и в этом случае я даже не поставлю на гориллу. Ну и пусть он выше и мощнее Лехи, но так чем больше шкаф, тем громче падает.
   - Какие люди в этом скромном заведении? - восклицает Егор, горилла улыбается.
   - Какие? - переспрашиваю я, - или это пафосное заведение мажоры обходят стороной, и ты тут оказался случайно?
   - А она ещё и хамит, - ухмыляется горилла, - со страху, наверное?
   - Уже нужно бояться?
   Егор подходит ближе и тянет свою тощую ручонку.
   - Руки держи по швам и гориллу свою придерживай, а то вдруг споткнется и упадет.
   - Ты сейчас не в том положении, чтобы выступать, - говорит Егор - и, кстати, мое предложение все ещё в силе, я даже могу добавить пятьдесят процентов.
   - А почему я? Тебя так прижало что ли, уверена, есть много девушек, что согласятся и за меньшую сумму, и ты останешься доволен.
   - А зачем мне профессионалки, я хочу тебя, ну и поспорили мы с парнями, - отвечает Егор.
   - С этого и нужно начинать, не любишь проигрывать. Мне бы впору начать возмущаться, что я не такая, но почему-то хочется врезать тебе так, чтобы ты под капельницами неделю полежал, подумал, хотя, уверена, ничего путного не надумаешь.
   - Слушай, а где ты её видел, что вдруг так резко захотел? - вступил в разговор горилла.
   И мне интересно это узнать не помню, чтобы я посещала пафосные клубы, светские вечеринки и дорогие рестораны.
   - Оу, друг! - восклицает Егор, - эта тощая хулиганка солистка ансамбля экзотических танцев нашего города, сам не знаю, как узнал её, обычно на выступлениях у артистов такой жуткий макияж, что под ним и лица не видно.
   И тут у гориллы загорелись глаза, он окинул несколько раз взглядом мою фигуру под довольно свободной одеждой, не уверена, что хоть что-то увидел, но глаза гореть не перестали.
   - И сколько ты ей предложил? - обращается горилла к Егору.
   - Хочешь цену перебить? - отвечает Егор, а у меня кулаки сжимаются, вот же твари, думают, что все можно купить, причем за чужие, кровно заработанные деньги.
   - Что за противостояние? - рядом со мной появляется Алексей, вздыхаю с облегчением, вовремя братец, я уже была готова кинуться в драку, защищая честь всех порядочных девушек.
   - Горилла пытается перебить цену мажора?
   - Так этот, - Леха кивает головой на Егора, - ещё не отказался от своих мыслей насчет тебя?
   - Нет, видимо братец ты недостаточно убедительно бил его в прошлый раз.
   - Что? - это влез горилла, - так этот хлыщ пытался остановить тебя? Может, со мной попробуешь?
   - Виолетта, ты берешь на себя тощего, я толстого, - говорит Леха, ему уже надоело это никчемное противостояние.
   - С большим удовольствием братишка, - говорю я и резко бью ногой по коленке гориллы, тот пошатывается сжимает кулаки, но его физиономия встречается с кулаком брата раньше, чем он успевает сделать ответный удар.
   А дальше я переключаюсь на Егора, который в шоке смотрит на равный бой высоких мужчин, но я не собираюсь ждать, пока он насмотрится, девушка я или нет, имею право на первый удар. Егор взвизгивает как девица, пытается схватить меня, но милый, я же не зря хожу на экзотические танцы с одиннадцати лет! Ноги и руки поднимать и опускать умею мастерки, телом крутить и уворачиваться - легко и пусть у меня слабый удар кулаком, но этому дрыщу и этого хватит для прочистки его дурных мозгов, хотя не уверена, что они вообще присутствуют.
   Как жалко, что охранники заведения так быстро и четко работают, меня зафиксировали и прижали к твердой груди при этом у меня отвались две пуговицы на рубашке и она разошлась по швам в двух местах, это же нужно такую силищу иметь. А вот с Лехой один не справился и сейчас его держат два амбала, гориллу тоже двое охранников зафиксировали, а вот Егора трогать не стали, что с него взять убогого, он валяется на полу скулит и держится за челюсть.
   - Ты можешь не так сильно ко мне прижиматься, - говорю я в грудь охранника, - зафиксировал и хватит, а это уже интим какой-то получается.
   - Он пристает к тебе? - восклицает Алексей, пытаясь вырваться.
   - Да не прижимайся же ты ко мне, брат нервничает, а он в гневе просто зверь, - говорю я, пытаясь оттолкнуть охранника.
   Тот ослабляет хватку, перехватывает меня, чтобы я стояла к нему спиной, но руки не отпускает.
   Всю прическу испортил, поганец, - шепчу я, сдувая со лба челку. И тут к нам подходят патрульные, что-то лица у них знакомые и улыбаются нам как близким родственникам.
   - Ну что Виолетта к следователю Трифонову? - говорит один, - ох он и обрадуется, ты так давно в участке не появлялась.
   - Знакомые все лица! - восклицаю я, глядя на патрульных, - только и этих тоже прихватите, они - зачинщики драки.
   - Следователь Трифонов разберется, - говорит патрульный, - парни! - это он уже охранникам, - ведите всех в машину, в участке будем отсеивать виноватых и правых.
   Нас погрузили в машину с решетками, наших противников посадили на лавку справа, нас с братом на лавку слева, парней ещё и наручниками пристегнули, меня не стали. Один из патрульных посмотрев на мое тонкое запястье, сказал, что выскользну из наручников, мол, они не рассчитаны та такие костлявые руки. И ничего они у меня не костлявые, сижу, рассматриваю запястья, кость у меня тонкая, так я в маму пошла, она даже после двух родов выглядит как хрупкая фарфоровая статуэтка, хочется её закрыть своей спиной, защитить от всех невзгод. Но на поверку оказывается, что мама женщина сильная духом, не стала терпеть отца гуляку, выгнала без права переписки и ни разу об этом не пожалела.
   - Ты чего, сестренка, - шепчет брат, - красивые у тебя руки, а эти из органов ничего в женской красоте не понимают им бы женщину помясистее, чтобы от их топорных ласк не сломалась, откуда им знать, как с красивыми хрупкими девушками обращаться, к таким как ты особенный подход нужен.
   - Может мне кушать больше, и мясо нарастет?
   - Жир нарастет, а мяса сколько было, столько и останется.
   - Знаю я все, но может пойти в фитнес-клуб, мышцы накачать?
   - Так Виолетта, отставить упаднические мысли, лучше думай, что следователю говорить будем?
   - Правду, эти двое пытались купить меня для интимных развлечений. Оказывается, Егор узнал меня, видимо придется на выступлениях ещё больше макияжа накладывать, этот слой уже не помогает. И не вздумай жалеть, что ты отвел меня на танцы, я об этом никогда не жалела.
   - А я не жалею, ты лихо этого мажора отделала, долго помнить будет, тебе бы руки подкачать, чтобы удар сильнее был, хотя ногами ты хорошо бьешь, но и про руки забывать нельзя. Завтра же пойдешь со мной в качалку, тренер тебе курс упражнений назначит, он мужчина опытный, профессионал, быстро поставит удар.
   Вот и хорошо. На танцы меня привели потому, что в то время братец решил заняться своей фигурой, довести, так сказать, до совершенства, ну а меня куда деть? Взял с собой, пару занятий я бегала вокруг тренажеров, мешала спортсменам, а брат переживал, чтобы я не ударилась или меня ненароком не пришибли, и ему было совсем не до фигуры. Вот его друг и предложил отвести меня в кружок экзотических танцев. Его тетя набирала группу и всего-то в соседнее здание, так я и попала на танцы, втянулась, мне очень нравилось танцевать, а через несколько лет наш танцевальный ансамбль пригласили на какое-то благотворительное шоу, и наше выступление произвело впечатление, ну и понеслось, появились спонсоры, новые костюмы и приглашения на выступления. Пока мы были детьми, наши танцы были достаточно невинными, и костюмы закрытыми, а вот, когда мы достигли совершеннолетия, наши костюмы стали открытыми, в разумных пределах, движения раскованными и более эротичными, кульбиты более откровенными и для того, чтобы избежать эксцессов после выступлений мы накладываем на лица толстый слой макияжа. До встречи с Егором этот трюк прекрасно работал. И как этот мажор разглядел меня? В обычной жизни, я облегающую одежду никогда не ношу, все максимально закрыто и свободно, да и стесняюсь своих косточек, хотя мама говорит, что у меня красивая фигура и я ей верю, но лучше её особенно не демонстрировать.
   Машина остановилась, вот и славненько, отдохнем с братом за решеткой, там хоть и лавочки жесткие, но присесть и расслабится можно, жаль только времени, опять до поздней ночи продержат, наши органы быстро работать не умеют, нет, может преступников они ловят быстро, но бумаги пишут очень долго. Неграмотные, наверно?
  ***
   Следователь, увидев нас с братом, только покачал головой, но посадил нас одних за решетку, Леха усевшись на поцарапанную лавочку, прижался затылком к пошарпанной стене и закрыл глаза.
   - Не спи, брат, лучше расскажи, чем закончились твои переговоры?
   - Хорошо закончились, бизнесмен и не думал уже, что кто-то заинтересуется помещением, оборудованным под парикмахерскую, а переделывать не стал, ему выгоднее было держать его закрытым, чем проводить реконструкцию. Завтра его юристы подготовят договор аренды, пока на три года, а потом может я выкуплю его, хотя загадывать не буду. Сначала нужно развернуться, денег подкопить, клиентуру набрать.
   - А твоя постоянная клиентура что?
   - В восьмидесяти процентах клиентуры я твердо уверен, они придут ко мне, а двадцать процентов могут не пойти и поэтому придется постараться и набрать недостачу.
   - Ты авантюрист, братец, но я верю в тебя.
   - Ты по жизни оптимистка, веришь во все светлое и прогрессивное, а я пессимист и местами реалист, вот начинаю свое дело, а сам сомневаюсь, сдюжу ли?
   - Во-первых тебе нужно поговорить с мамой, пусть она подыщет тебе надежного бухгалтера из тех, что совсем недавно вышли на пенсию, им подработка только в радость, молодых не бери, они может и хорошо ВУЗ окончили, но опыта у них никакого, и общаться с людьми они не умеют, а в налоговой службе люди привередливые сидят, чуть не так посмотрел, начнут вставлять палки в колеса. Что же касается юридической стороны, опытного юриста я тебе не обещаю, уж больно дорого они берут, а вот с выпускниками нашего юридического факультета можно проконсультироваться, есть там парочка довольно приятных парней, пару раз бесплатно подстрижешь их или по-другому договоритесь, они ещё диплом не получили и возьмут недорого.
   - Виолетта, я уже начинаю сомневаться, кто из нас реалист?
   - Для оптимизма нужны причины и условия, а на пустом месте оптимист выглядит, мягко говоря, странно и хочется попросить его показать справку об адекватности. А потом, братец, ты когда только заикнулся об открытии собственного дела, я пошла в библиотеку и проштудировала литературу по этому вопросу, скажу честно, ужаснулась, а потом подумала, мы же семья и обязательно протянем тебе руку помощи. С завтрашнего дня пойду к маме в ученицы, пусть подучит меня бухгалтерии и налогообложению, думаю, за год она мне азы и нюансы объяснит, и подключусь к твоему бизнесу, могу работать бесплатно, мы же родственники.
   - Сестренка ты лучшая, как хорошо, что ты у меня есть, ну и я у тебя.
   - Мы есть друг у друга, и это прекрасно, - смеюсь я.
   - Это уже совсем не смешно! - раздается знакомый голос, поворачиваюсь на звук, у решетки стоит Михаил Николаевич в красивом костюме с бабочкой и опять зло сверкает глазами. Жалко его, с пафосного мероприятия выдернули, не дали пообщаться со светскими львицами, присмотреть себе будущую жену, свить, так сказать, семейное гнездышко, слеза так и просится.
  Глава 5
  Виолетта.
   - Что опять произошло? - спрашивает Михаил Николаевич, а я пожимаю плечами, показывая рукой на порванную рубашку. - Надеюсь, сейчас ты совершеннолетняя?
   - Это может повлиять только на срок заключения насильника, - отвечаю я, а брат дергает от смеха плечами.
   И тут за спиной Михаила появляется милая женщина среднего возраста в вечернем платье, на высоких каблуках и, вытягивая шею, пытается нас рассмотреть.
   - Бог мой, Алексей, как вы оказались в этом ужасном заведении? - восклицает она, подходя к решетке и осматривая брата.
   - Мама, - устало говорит Михаил, - я же просил тебя посидеть в машине.
   - И умереть от любопытства? Да я с ума сойду, пока ты будешь улаживать формальности, - и тут она мне подмигивает. Ай да дама, она специально строит из себя уставшую от денег мужа светскую даму и получает все, что ей хочется, ну разве кто-нибудь откажет милой, но недалекой женщине, да лучше ей все отдать, чем слушать жалобы и пытаться объяснить, почему это невозможно.
   - Мама он опять избил твоего младшего сына, - говорит Михаил.
   - Егорушку! - восклицает дама, - этого просто не может быть, Егора не за что бить, он безобидный малыш, - и она опять подмигивает мне, уважаю, дама прекрасно знает своих сыновей и что младшего есть, за что колотить, она понимает. От этого спектакля пробирает смех, плечи уже начали трястись, сжимаю зубы, чтобы громко не засмеяться. - Миша ты не прав! - взмахивая руками, продолжает женщина, - Алексей лучший в городе парикмахер, у него золотые руки, он не может быть хулиганом.
   - Парикмахер? - удивляется Михаил, а он не знал, где работает брат, странно оплошность для адвоката и как хорошо, что его мама оказалась постоянной клиенткой Лехи и, как я понимаю, большой поклонницей его таланта.
   - Виолетта Сергеевна! - говорит братец, делая жалостливое лицо, а она моя тезка, как интересно, - я вашего сына пальцем не трогал, я его другом был занят.
   - Этим хамоватым орангутангом! - Говорит дама, и тут я уже не могу сдержать смех, сгибаюсь пополам и начинаю смеяться, - он никогда мне не нравился, - продолжает она, - ну получил по морде, так ему это все равно не повредит. Ему уже ничего не повредит, все на пользу пойдет, - заключает она и поворачивается к сыну, - иди, забирай этих драчунов, и мы ещё успеем на мероприятие.
   - Виолетта, кто порвал тебе рубашку? - спрашивает Михаил, а его родительница, округляя глаза смотрит на меня.
   - Мы тезки, как интересно, - говорит она, подходя к решетке.
   - Родители решили соригинальничать, - отвечаю я.
   - Очень красивое имя, поверь мне, - улыбается она, - так это мой сын тебе рубашку порвал, - я киваю головой (врать нехорошо, но как-то нужно разруливать эту неприятную ситуацию). - Егорушка просто неправильно ухватился, я ведь права? - спрашивает она.
   - Ну, я так и подумала, только вот и я нечаянно рукой взмахнула и попала ему по челюсти.
   - В жизни всякое бывает, - кивая головой отвечает дама и, подходя к Михаилу, берет его под руку, - пошли забирать ребенка из этого мрачного заведения.
   Они разворачиваются и уходят в кабинет следователя, я сажусь на лавку и начинаю тихо смеяться.
   - Леха, у тебя очень преданные поклонницы.
   - В следующий раз попробую на Виолетте Сергеевне новую краску, уверен цвет ей пойдет, помолодеет лет на пять, - отвечает брат и обнимает меня за плечи, - ты знаешь, я ведь её до этой встречи так и не раскусил, думал, что она скучающая от денег мужа дама, не желающая напрягать мозги.
   - Братец, она стала супругой до того, как у её мужа появились большие деньги, а значит, мозги у неё работают прекрасно, раз она ещё в молодости разглядела радужные перспективы замужества. И про своих сыновей она все прекрасно знает, не вмешивается, так это её позиция. И кто мы такие, чтобы осуждать её методы воспитания? Мы вот Егорушку второй раз воспитываем, не понимает, но ведь и кроме нас найдутся воспитатели и даже на то, что он мажор не посмотрят, может она и права, что пускает все на самотек.
   - Виолетта, ты могла бы притормозить с чтением книг, - шепчет брат, - на твоем фоне я чувствую себя пещерным человеком.
   - Тебе ли комплексовать, братец, ты лучший в городе парикмахер, у тебя золотые руки и преданные поклонницы твоего парикмахерского таланта, а ещё прекрасная фигура, красивая внешность и мужская харизма, я же могу только книги читать, всего остального у меня никогда не будет.
   - А зачем тебя мужская харизма, сестренка, - смеется он, - через пару недель сделаю тебе новую стрижку, и все самцы ВУЗа от тебя глаз оторвать не смогут.
   - И ты не будешь против?
   - Пусть пялятся, лучше бы конечно деньги за просмотр платили, но простим им, ты у меня самая лучшая и должна выглядеть как королева.
   - А ещё я ходячая реклама твоего парикмахерского профессионализма.
   - И это тоже.
   - Не хочешь подать на рекламу, - смеюсь я.
   - Виолетта, раскручусь куплю тебе путевку на море на целый месяц в самый крутой отель, чтобы было все включено.
   - Месяц без меня не выдержишь.
   - Не выдержу, загнусь от голода, зарасту грязью и без твоего оптимизма впаду в депрессию.
   - А зачем тогда отправляешь?
   - Ну, могу же я помечтать.
   - Понятно, что отель у моря в долгосрочной перспективе, не состариться бы...
   Мимо нас продефилировало семейство Можаевых и орангутанг или горилла, как я его назвала, в нашу сторону никто не взглянул, так мы и не расстроились.
   Через минуту к решетки подошел следователь и открыл её.
   - Не сказал бы, что рад вас видеть в участке, но без вас скучно, - улыбается он, - Виолетта, твоя тезка сегодня превзошла тебя, интересная женщина, жаль, что младший у неё с червоточинкой.
   - В семье не без урода, - говорит Алексей, выходя на свободу.
   - А ты когда угомонишься "Рембо", - говорит следователь, глядя на брата, - агрессивный темперамент до хорошего не доведет.
   - Они на Виолетту наезжали, - оправдывается братец.
   - Слушай, может тебе её замуж выдать, и пусть её муж защищает?
   - Я не хочу замуж, - возмущаюсь, - мне за братом присматривать нужно.
   - Тогда жени его, а он тебя, и все под присмотром, - смеется следователь, - и нам жизнь облегчите.
   - Ну не виновата я, что этот мажор чего-то от меня хочет.
   - Не чего-то, его желания конкретны, а я вот тебя не узнал, был на вашем шоу, красиво танцуете, - говорит следователь.
   - Мажор раскололся? - спрашивает Алексей.
   - Он нам много чего со страху наговорил, хорошо же ты его приложила, но, как представитель власти, я против насилия.
   - Ну не в суд же мне на него подавать? Гиблое дело.
   - Такие дела в наших судах не рассматривают, мы не в Америке живем, тут Россия, - следователь кивает головой и уходит.
   - Все больше тебя в клубы не беру, а больше вы с мажором нигде не пересечетесь, по разным улицам гуляете, - говорит Алексей.
   - Сама не хочу его видеть, только ты меня замуж не выдавай, я ещё молодая, погулять хочу.
   - Гуляй сестренка, я тоже за свободу, - смеется он.
  Неделя после начала занятий. Виолетта.
   Захожу к брату в парикмахерскую, он уже обслужил последнего клиента и сейчас убирает свое рабочее место.
   - Я тебе договоры принесла, парни их проверили, внесли небольшие изменения, допечатаю и можно подписывать.
   - Что-то не слышу в голосе присущего тебе оптимизма, - говорит Леха, подходя ко мне, - говори, что случилось?
   - Давай зайдем в кафе-мороженное, я угощаю, там и расскажу.
   - Совсем дело плохо?
   - Нет, шанс выбраться есть, но без последствий уже не обойтись и нужно что-то придумать, чтобы уменьшить эти последствия до приемлемых.
   - Тогда я угощаю, сегодня несколько клиенток были особенно щедры, так что могу тебя и ужином накормить, и даже на экзотический массаж останется.
   - Повезло тебе братец, клиент нежадный пошел.
   - Раз на раз не приходится, - говорит он, выключая свет, - выходим, за углом есть милое кафе, там и мороженное подают, отдохнешь сегодня от кухни.
   - Ты лучший брат на свете.
   - И я так думаю, - улыбается он.
  ***
   - Так что случилось сестренка?
   - Михаил Николаевич ведет у нас в этом семестре вторую часть семейного права и уже обещал мне сладкую жизнь. Мне вот интересно, он это со зла делает или из-за вредности характера?
   - Не о том думаешь Виолетта, причины сейчас не важны, главное найти способ задобрить его, понятно, что не в ущерб себе.
   - У меня мыслей нет, может, у тебя, братец, появятся?
   - Вот так сразу не появятся нужно обдумать, посоветоваться с умными людьми, я так понимаю, что второй раз трюк с диктофоном не прокатит?
   - Это почему же, он же не станет меня обыскивать? Или станет?
   - Тогда осуществим самый легкий вариант, я сломаю ему ногу, и вам назначат другого экзаменатора, - говорит Леха.
   - А тебя посадят в тюрьму за членовредительство, и как по твоему я буду себя чувствовать, может мне лучше сейчас перевестись в другой ВУЗ, ну и пусть он не будет таким престижным, главное там этого мстительного мажора нет.
   - Бегство с поле боя не наш метод, - твердо заявляет Леха, - мы будем бороться до победного конца.
   - Вера в победу, уже половина победы, так, братец?
   - Именно так, заказываем мороженое, и домой, думать и разрабатывать план битвы. От тебя сестренка потребуется весь твой оптимизм и вера в светлое будущее, а иначе проиграем мажору, нельзя этого допустить.
   - Не хочу проигрывать.
   - И не проиграешь, я же с тобой, а вместе мы непобедимая армия.
  Глава 6
  Две недели спустя. Виолетта.
   Брат заходит на кухню и, принюхиваясь, закатывает глаза, сегодня у меня свободный вечер и я решила побаловать его мясным пирогом, ну и ужин из котлет и картошки пюре, любит Леха такую еду, каждый день бы ел, вот только я не каждый день такое готовлю.
   - Накладывай, а я начну рассказывать, как нам нейтрализовать твоего зловредного преподавателя, - говорит Леха, устраиваясь на своем любимом стуле.
   - Нам, нейтрализовать? Я не ослышалась?
   - За мной полное понимание и моральная поддержка.
   - Тогда действительно нам, но не томи братец, рассказывай.
   - Я поговорил с несколькими клиентками, студентками и недавно окончившими ВУЗы и, проведя систематизацию их ответов, нашел способ, как сбить с толку и дезориентировать твоего Михаила Николаевича.
   - Что ты провел?
   - Систематизацию ответов на поставленные мной вопросы, - улыбается братец.
   - А скольким клиенткам ты задавал эти вопросы?
   - Около двадцати, может чуть больше, может чуть меньше, точно не считал.
   - Ты социальный опрос провел братец, большую работу сделал.
   - Не хохми, слушай, что я тебе предлагаю! Ты будешь на него смотреть постоянно, следить за ним глазами на всех лекциях. И не отводить взгляда, если он подловит тебя на этом, а смотреть прямо, без стеснения, будто ничего такого в этом нет.
   - На него полгруппы смотрит, часть слюни пускает, часть глазами пожирает, так чем мой взгляд будет отличаться?
   - Твои одногрупницы смотрят на него как хищницы на потенциальную жертву, а мужчины после двадцати пяти это сразу чувствуют, и такие взгляды им не нравятся. После четверти века жизни они хотят охотиться сами, а не быть жертвой и поэтому все, кто смотрит на них с хищными намереньями, вызывают раздражение. Ты же будешь смотреть и представлять, например, своего любимого актера, или меня, или маму, но не вздумай думать про интим, сразу взгляд меняется и мужчина, чувствуя такие импульсы встает в стойку...
   - Могу представить, что это за стойка?
   - Не представляй сестренка, не порть себе аппетит. Ты будешь на него просто смотреть без всякого интимного или хищнического подтекста, но без ухмылок, улыбок, ехидства и кокетства.
   - И как, интересно, достичь такого взгляда, между перечисленными тобой чувствами очень тонкая грань, подумаю например об актере, секс символе года и сразу во взгляде что-то интимное появляется, а вот если подумать например о мажоре Егоре, так сразу злость. И как этого избежать?
   - Вспомни свой любимый старый фильм, где тебе нравился актер не за красоту, а за актерский талант, вспомни свое детство, как мы, например, купаться ходили и я тебя плавать учил.
   - Тогда я смеяться буду, смешно же было, я такая неуклюжая.
   - Так, забыли о купании, вспомни как ты сдавала выпускные экзамены.
   - Тогда буду напряженная, я очень нервничала, переживала, хотя все знала и даже была уверена в своих знаниях.
   - Сестренка, соберись! Твой взгляд должен быть внимательным и абсолютно нечитаемым, а так как он изначально к тебе неравнодушен, я не в том смысле, что вкладывают восторженные девицы, обчитавшись сопливых романов, он настроен на тебя и, потому будет нервничать, не понимая, почему ты на него так смотришь и что от него хочешь. Ты должна привести его в состояние нервозности от неизвестности, он после твоей выходки с диктофоном будет ожидать от тебя всякого, а тут твой нечитаемый взгляд, мужчина начнет себя накручивать, думать, и этим сам себя дезориентирует.
   - Думать, ты ещё скажи "фантазировать".
   - А начнет фантазировать, ногу ему сломаю или две, все будет зависеть от его пошлых фантазий, пусть дома этим занимается, а не студенток изводит.
   - Я поняла твой замысел, ошеломить и дезориентировать противника своим взглядом, а дальше что?
   - Ты сначала это сделай, а потом когда он себя проявит, я, например, даю ему две недели, больше не выдержит, мы подкорректируем тактику и предпримем другие действия.
   - Ты опять проведешь социальный опрос?
   - Обязательно, будем бороться со злобным преподавателем с помощью сознательной общественности, как говорится, одна голова хорошо, а две лучше, в нашем же случае двадцать голов будет в самый раз.
   - Брат ты голова, просто взял "помощь зала", я бы так не смогла, думала бы, нервничала, переживала, накручивала себя, но кроме как тебе никому бы не сказала.
   - Вот в этом мы с тобой и отличаемся, я не стесняюсь просить помощи у других, если что-то не получается, ты же и ко мне приходишь только когда свою голову "сломаешь" в самый последний момент.
   - Я просто не хочу взваливать на тебя свои проблемы.
   - А ты не думала, что мне нравятся твои проблемы, они всегда лучше, чем мои и я хочу их решать.
   - Ну, ты загнул, братец, "нравятся проблемы", они никому не нравятся, все мечтают жить без проблем, плыть по тихой реке жизни без поворотов и течений и не напрягаться. Так ладно ещё свои проблемы, но чужие, эти точно никому не понравятся.
   - А я вот такой оригинал, мне нравятся твои проблемы, и я хочу их решать.
   - Точно оригинал, кушай Леха, завтра начну тренировать свой взгляд.
   - Не теряй времени, сестренка, раз побить противника мы не можем, будем побеждать его взглядом.
   - Сомневаюсь я в этом методе, но попытка не пытка, а потом мы же ничего не нарушаем, смотреть законом не запрещается.
   - Вот и стой на этой позиции, а сейчас наслаждаемся едой и отдыхаем от тяжелых трудовых будней.
  Две недели спустя. Виолетта.
   - Виолетта, - строго произносит Михаил Николаевич, когда я подхожу к двери, - задержитесь на пару минут, у меня вопросы по вашему реферату.
   Киваю головой и останавливаюсь, замечаю, как две девушки из хищниц кидают на меня злобные взгляды, вот к их реферату у преподавателя почему-то вопросов нет. И они совсем не понимают почему.
   Когда в аудитории остаемся только мы, Михаил Николаевич закрывает дверь, но ключ в замке не поворачивает, я фиксирую все его действия, смотрю за ним, за две недели уже привыкла следить за преподавателем. Неужели он не выдержал и наступил день "Х", а братец оказался прав выдержал только две недели, ох уже эти нервные мужчины.
   - Виолетта, объясни мне что происходит? - говорит он, останавливаясь в паре шагов от меня, - ты смотришь на меня на всех лекциях, я не могу понять, чего ты хочешь? Или надеешься вывести меня из равновесия и легко сдать экзамен?
   А ведь он действительно нервничает и дезориентирован, братец умница, он задавал правильные вопросы и получил правильные ответы. А облегчить себе сдачу экзамена, я и не мечтаю, это несбыточно. Хотелось бы сдать экзамен на общих основаниях беспристрастному преподавателю, как все студенты, а не издевательств со стороны преподавателя, который изначально настроен тебя завалить.
   - Тебе нечего сказать Виолетта? - говорит Михаил Николаевич, - второй раз трюк с диктофоном не прокатит.
   - Обыскивать будете?
   - Если потребуется, - ухмыляется он.
   - Тогда я обязательно подготовлюсь, - обхожу его по большой дуге и выскакиваю за дверь.
   Становится ужасно противно. Что этот хлыщ себе надумал, почему он стрижет всех под одну гребенку? Он в первый раз не понял, что я очень ответственно подхожу к подготовке к экзаменам, хожу на все лекции, все записываю и никогда не опаздываю с рефератами, ну и обязательно все учу и никогда не откладываю на потом. И что-то мне совсем не хочется больше на него смотреть, хотя следует признать, метод Алексея сработал, противник был дезориентирован всего лишь за две недели.
   Поворачиваю и вижу у расписания Леонида Аркадьевича, милого пожилого профессора, который вел у нас семейное право в прошлом году, но так некстати захворал перед экзаменами.
   - Леонид Аркадьевич! Вы уже выздоровели?
   - Неделю назад вышел на работу, - отвечает он, - но по настоятельной просьбе молодого преподавателя ему оставили вашу группу, а мне отдали вторую группу, чем очень меня расстроили. Я человек пожилой и уже к вам привык, и мне трудно перестраиваться.
   И тут в моей голове щелкает, я же могу перейти в другую группу, там двое студентов взяли академические отпуска и места есть, и, главное, всем будет хорошо. Молодой преподаватель перестанет нервничать и ждать от меня подвоха, я перестану смотреть на него, не получая от этого даже эстетического удовольствия, ну а Леонид Аркадьевич, насколько я знаю, никогда на меня не жаловался, так что и он не внакладе.
   - Спасибо Леонид Аркадьевич! - говорю я, удивляя этим профессора, разворачиваюсь и бегу в сторону деканата.
   Декан уже снял с вешалки пальто и очень нерадостно посмотрит на меня, нагло ворвавшуюся в его кабинет.
   - У меня вопрос на пять минут, нет на три минуты.
   - Говори, - вздыхает декан и вешает пальто на вешалку.
   - Я хочу перевестись в другую группу, знаю, там есть места.
   - Опять с Михаилом Николаевичем что-то не поделила?
   - В ВУЗе у нас полное взаимопонимание, а вот за стенами этого учебного заведения что-то не очень ладится.
   - Михаил Николаевич молодой преподаватель, и ещё не умеет отделять личное от общественного, но я только для тебя могу с ним поговорить.
   - И сделаете ещё хуже, судя по моим наблюдениям, молодой преподаватель имеет мстительную натуру и, главное, хорошую память, он не забыл о моем трюке с диктофоном и очень хочет отыграться.
   - Не наговаривай на человека, всем студентам кажется, что к ним придираются.
   - А я хочу, чтобы ко мне были объективны, мечтаю об этом, хочу сдавать экзамены на общих основаниях, но преподаватель, ещё даже не отсчитав курс лекций, уже обещает мне "веселую" экзаменовку.
   - Хорошо, пойдем к секретарю, переведу тебя в другую группу, но это последняя поблажка тебе.
   - А я прошу что-то запредельное?
   - Нет, но я имею полное право тебе отказать.
   - Но вы же опытный декан, всю жизнь со студентами и все прекрасно понимаете, потому и не отказываете.
   - Даже я, опытный декан, не могу сейчас определить, ты мне комплимент сделала или...
   - Не думайте об "или", это был чистой воды комплимент.
   - Ох, Виолетта, что-то нужно делать с твоим характером, тебя замуж не возьмут, не любят мужчины язвительных женщин.
   - Они и умных не очень жалуют, пробивные дамы их тоже не устраивают, лидеров на дух не переносят, талантливым завидуют, а от хозяйственных и тихих ходят налево, мужчинам вообще трудно угодить, все им не так и не эдак, на себя бы чаще смотрели. Мужчина не такой уж и ценный приз, да часто и не приз вовсе, а чемодан без ручки, которого и бросить совсем не жалко, но женщины упираются и несут и не всегда такое жертвование оправдано и редко ценится самим "чемоданом".
   Раздался тихий смех секретаря декана, женщины пожилой и умной.
   - Такая молодая, а уже так хорошо мужчин понимает, - сказала она.
   - Нужно написать приказ о переводе этой студентки в другую группу, я подожду, - говорит декан и уходит в себе кабинет.
   - Виолетта, давай свой ученический билет и зачетку, - говорит женщина, - не устроил Михаил Николаевич?
   - Это я его не устраиваю, и почему все знакомые мне мужчины пожилого возраста хотят, чтобы я вышла замуж, они думают, замужество меня исправит?
   - Если только чуть подкорректирует твой характер, - улыбается женщина, раскрывая мои ученические документы.
   - Не дождутся, - говорю я, усаживаясь на стул.
   - Ну, значит и этого не случится, и будет муж с тобой всю жизнь мучиться.
   - Или я с ним?
   - И такое встречается, примерно пятьдесят на пятьдесят либо муж будет под твоей пятой, либо ты под его авторитетом.
   - А нечто среднее не встречается, например разумный компромисс?
   - Очень редко, - отвечает женщина, - поверь моему немалому опыту.
   - Верю.
  ***
   Через полчаса я выходила из деканата с копией приказа о моем переводе в другую группу, нужно всегда верить в хорошее, и оно обязательно случится. Я знала, что избавлюсь от Михаила Николаевича, не понимала, как и когда, но в душе верила в свою счастливую звезду. Моя звезда не подвела. Домой, напеку брату его любимые пироги с капустой, порадую родственника вкусным и калорийным ужином.
  Глава 7
  Конец учебного года, окончание сессии. Виолетта.
   - Мама, ты нас так напугала, особенно своего мужа, он пока выговорил диагноз, что поставили тебе местные врачи, я думала, поседею, а оказалось у тебя просто камни в желчном пузыре. Нет, я понимаю, что это тоже нехорошо, но глядя на отчима я готовилась к самому худшему. Ты ему скажи, чтобы он больше так не делал, мы с Алексеем конечно молодые, но это не защищает нас от нервных и сердечных заболеваний. - Поправляю тощую больничную подушку и укрываю маму тонким одеялом. - Алексей сейчас у главного врача, оказывается, его жена - постоянная клиентка брата и она сделала ему протекцию. Так что Леха все перспективы из доктора вытянет и какие лекарства купить узнает, а тебе, мама, нужно спать, мы придем завтра, я сразу после Университета, а Леха чуть позже и покушать принесем, только узнаем какие продукты тебе можно. А отчима я ужином накормлю и завтраком, и так далее, и тому подобное, за него можешь не переживать, присмотрю за мужчиной, хотя злилась на него за наш испуг, но и его понять можно, он сам так струхнул, на ноги встать не мог.
   - Виолетта, я на тебя надеюсь, ты сейчас единственная хозяйка двух мужчин, - шепчет мама.
   - Если бы это добавляло бонусов, а то одни заботы с этими мужчинами, но я справлюсь, а ты полежи, выспись, отдохни от кухни и других домашних дел, они от нас женщин никуда не денутся.
   - Твоя правда, - отвечает мама и закрывает глаза.
   Её накачали лекарствами, будет спать до утра, пойду брата встречу, домой нужно, кормить мужчин и обеспечивать их быт.
  ***
   Гуляю по больничному парку, что-то братец так долго, он что, решил доктора с самого создания мира расспросить? И тут мне на встречу из-за угла идет Леонид Аркадьевич, собственной персоной и все бы ничего, если бы он не был в спортивном костюме и куртке, так по улице не ходят, в такой одежде в стационаре лежат. Да что же это такое, осталось сдать три экзамена, и один из них по семейному праву, и наш милый профессор опять заболел. Нет, я ни в коем случае его не виню, но что-то моя счастливая звезда дает сбои. Сначала засверкает, одарит надеждой на светлое будущее, а потом раз и повернется темной стороной, ну почему она так непостоянна. Как хорошо мне было в этом году! Я прекрасно вписалась в новый коллектив. Хотя, какой он "новый", студентов из другой группы я прекрасно знала, вместе на семинарах на первом курсе сидели. Лекции по семейному праву у профессора слушала с огромным удовольствием, с таким же удовольствием ходила в ВУЗ на занятия, Михаила Николаевича видела только со спины и мельком, и была в постоянном позитиве, и вот моя везучесть под конец учебного года начала давать сбои, обидно-то как. Да фортуна дама непостоянная, ветреная, как все красивые женщины: то поманит, обнадежит, вознаградит, то отвернется, оттолкнет, обидится и уйдет. А как вернуть её, никому не ведомо. Присаживаюсь на лавочку, придет Леха будем думать, как приманить удачу.
   - Виолетта, что за мрачные мысли вы думаете, - говорит Леонид Аркадьевич, присаживаясь рядом со мной.
   - Вот скажите мне, профессор, почему если полоса черная, то она широкая, а если белая, то узкая?
   - Жизненный путь неоднороден и черный цвет поглощает белый, - улыбается Леонид Аркадьевич, - ты к кому-то пришла?
   - К маме, её с работы с приступом увезли, напугала всю семью, отчим до сих пор не отошел от шока, он маму очень любит и переживал так, что я его успокоительными отпаивала, а потом он заснул, видимо я с лекарствами переборщила. А хотите, я вам завтра передачку принесу, все равно же к маме пойду, мне совсем не трудно, что вам можно кушать?
   - Спасибо Виолетта, мне родные сумку с продуктами принесли, боюсь, один не справлюсь, у меня аппетиты уже не молодецкие.
   - Поделитесь с соседями по палате, съесть припасы, это совсем не проблема.
   - Не проблема, а у тебя как я понимаю, в связи с моей болезнью возникает одна большая проблема? - улыбается профессор, - все знаю, мы как-то с деканом сидели за кружкой пива, он и поделился. Хотя я это проблемой не считаю, но был бы молодым, обязательно посчитал бы.
   - Интересно, о моих терках с молодым преподавателем знает весь ВУЗ, или ещё остались те, кто не в курсе?
   - Ну, преподавательский состав весь, это точно, некоторые считают, что вам нужно пожениться, и тогда все проблемы уйдут, - смеется Леонид Аркадьевич.
   - Ну почему пожениться и почему уйдут? По мне, так их ещё прибавится, да и не нравится он мне самонадеянный мажор, и как его преподавателем назначили?
   - Он мой дипломник, окончил ВУЗ с красным дипломом и поблажек ему никто не делал, а преподавателем ему предложил стать декан, он с его отцом давно знаком, хотя это не помешало ему отказаться принять в ВУЗ Егора, ты же знакома с ним?
   - Не хотела знакомиться, но он настоял.
   - Безответственный тип, не чета старшему брату, школу еле закончил и то с помощью родителей, вот уж не знаю, почему в одной семье такие разные дети вырастают?
   - Никто не знает, а кто знает не скажет, - улыбаюсь я и махаю брату, который выбежал из больницы и направляется к нам. - Мне пора, брат собрал нужную нам информацию, пойдем покупать полезные для мамы продукты и успокоительные для отчима, нервный мужчина оказался.
   Встаю и уже поворачиваюсь, как профессор осторожно дотрагивается до моей руки:
   - Виолетта, давай зачетку, я поставлю тебе экзамен досрочно, имею полное право, - говорит он.
   Разворачиваюсь и удивленно смотрю на профессора, а он улыбается:
   - Утрешь нос Мишке, пусть не думает, что раз стал преподавателем, то на него нет управы, есть в нем мстительность, так пусть преодолевает её, плохая это черта добрее нужно быть к людям и уметь прощать.
   Начинаю копаться в своей безразмерной сумке, я в больницу сразу из Университета прибежала, у меня и ученический и зачетка и лекции все с собой, но как назло зачетка не находится, начинаю нервничать, а вдруг профессор передумает. И тут Леха забирает у меня сумку и достает оттуда зачетку, протягивает её профессору, потом достает ручку, я как в замедленной съемке наблюдаю за этим. Потом профессор с улыбкой ставит мне "отлично" вчерашним числом, он ещё работал, у нас консультация была и ничто не предвещало беды, но болезнь не выбирает время, когда ей прийти.
   - Бегите за продуктами, - улыбается Леонид Аркадьевич, - надеюсь, в следующем году я не разочарую своих студентов и если лягу в больницу, то только после экзаменов.
   - Спасибо вам большое, профессор, - говорю я, забирая зачетку и любовно оглаживая корочку, кладу её в сумку.
   - Вы, профессор, человек, - говорит брат, - приходите ко мне в парикмахерскую, сделаю хорошую скидку.
   Профессор смеется, гладя свою куцую шевелюру:
   - Я уже давно не посещаю парикмахерские, обхожусь собственными силами, негуста у меня растительность, чтобы за неё деньги платить, но за приглашение спасибо, оно было искренним.
   Мы оставляем профессора на лавочке и бежим на остановку.
   - Виолетта, сейчас я готов поверить в твою счастливую звезду, вот уверен, что ты даже не заикнулась об экзаменах, скромняшка?
   - Он сам вспомнил о моих трудностях во взаимопонимании с молодым преподавателем, у меня даже мысли не возникло говорить об этом. Человек находится на лечении, зачем его напрягать своими проблемами.
   - Вот в этом ты вся, сестренка, никого напрягать не хочешь, но сама напрягаешься часто и подолгу. И как хорошо, что в жизни много хороших людей и даже среди профессоров встречаются.
   - Он просто душка, милый безобидный старичок, его все студенты любят, да разве можно не любить такого? А как он доходчиво рассказывает, заслушаешься.
   - И как хорошо, что он преподает в вашем ВУЗе, и в этом тоже тебе повезло, сестренка.
   - Так, братец, не отвлекаемся, хвастаться везеньем нельзя - отвернется, ты взял список продуктов для мамы и что сказал доктор о её состоянии?
   - Все взял, все спросил, все записал, доезжаем до большого магазина, и я предъявляю тебе списки.
   - Вперед, а то отчим проснется, а нас нет, и успокоительное закончилось.
  Неделю спустя. Виолетта.
   Выхожу из библиотеки, все с этим курсом покончено, я сдала методические материалы и книги, подписала обходной лист, сейчас сдам его в деканат и свободна до следующего учебного года. Мама поправляется, уже рвется на работу, но доктора пока удерживают её в больнице, я тружусь на две семьи, присматриваю ещё и за отчимом, как обещала, хорошо, что он переборол свой невроз и растерянность, а то первые два дня был как ребенок, где посадишь, там и сидит.
   Поворачиваю за угол, и мне преграждает путь Михаил Николаевич, я делаю шаг в сторону, чтобы обойти его, он тоже делает шаг и опять оказывается напротив меня.
   - Вы что-то хотели Михаил Николаевич?
   - Хотел, - ухмыляется он, - что ты наговорила профессору, что он вдруг нарушил свои правила и поставил тебе экзамен досрочно?
   - Сказала, что мы решили поженится, но пока держим это в тайне, и когда наш маленький секрет выйдет наружу, то Михаила Николаевича обвинят в заинтересованности, а нам хотелось бы этого избежать.
   Второй раз наблюдаю реакцию господина Можаева, сначала он побледнел, потом у него резко покраснели скулы, а через секунду лицо и шея покрылись красными пятнами, но в этот раз были и другие изменения, у Михаила Николаевича покраснели уши, причем такого насыщенного красного цвета, я даже на знаменах не видела.
   - Да как ты посмела даже подумать о таком?! - восклицает он и сжимает кулаки. - у твоей наглости просто нет границ!
   - У моей наглости господин Можаев, хоть пунктиром, но границы определены, а вот у вашей самоуверенности краев не видно. Неужели вы могли даже на секунду подумать, что я ради оценки за экзамен, который я сдам и комиссии, могла обмануть милого пожилого профессора или вы считаете всех людей сволочами, которые родню продадут, лишь бы цена устроила? Мне жалко вас, молодой преподаватель.
   Разворачиваюсь и быстро направляюсь в сторону деканата, выйду через черный ход, не хочу даже идти по коридору, где ходил этот эгоистичный, раздувшийся от собственной важности индюк.
  ***
   Захожу в парикмахерскую брата и сажусь в кресло, братец разговаривает по телефону, стоит спиной ко мне и так увлечен собеседником, что ничего не замечает. Я же разглядываю себя в зеркале, может прическу изменить? Или подкраситься? Или татуаж сделать? Как-то должно на моей внешности отразиться окончание третьего курса престижного ВУЗа?
   - Что желает молодая дама? - брат отложил телефон и подошел ко мне. - Стрижку, окраску?
   - Буду волосы растить.
   - Хороший вариант, а может легкую завивку на лето?
   - Не соблазняй, давай бухгалтерские бумаги, отдельный стол, тишину и кофе.
   - Бумаги в подсобном помещении, стол я тебе освободил, а кофе сейчас принесу.
   - Много там накопилось?
   - До утра хватит.
   - Как захочешь есть, оторвешь от бумаг, сегодня отчим у мамы дежурит, я дала ему четкие инструкции, удержать маму в больнице любыми способами, - встаю и направляюсь в подсобное помещение.
   - Виолетта, ты же мне расскажешь, что произошло?
   - Обязательно, вот выпью кофе и расскажу.
   - Кофе будет через несколько минут, готовься.
   - Для тебя братец, я как пионер, всегда готов.
  Глава 8
  Месяц спустя. Виолетта.
   Наше танцевальное шоу закончилось не то, чтобы поздно, но через пару часов уже стемнеет и я решила сократить путь домой и пройти дворами. Леха уехал на недельные курсы парикмахеров, ему чтобы привлекать новых клиентов и не потерять старых и проверенных, нужно обязательно совершенствовать свои навыки. Брат очень серьезно подходит к своей профессии и старается хотя бы раз в год посещать различные курсы и мастер-классы. И поэтому я возвращаюсь одна, уставшая и мечтающая добраться сначала до душа, а потом до кровати, а завтра у меня хозяйственный день, но это будет после того, как я высплюсь и морально отдохну от выступления.
   Сворачиваю на большой освещенный проспект, метров пятьсот по нему, поворот у пафосного ресторана, небольшая прогулка по переулку и я у своего дома. Но у ресторана мне пришлось затормозить, сначала я услышала женский визг и первая мысль, что кого-то либо грабят, либо насилуют, либо того хуже. Я прижалась к углу здания и начала шарить в сумке в поисках телефона, чтобы вызвать органы правопорядка, они обязаны помочь женщине. Но в этот момент визг прекратился, и послышалась отборная женская брань, довольно изысканная нужно заметить и направленная явно на представителя противоположного пола, которого женщина обвиняла во всех смертных грехах. Держа телефон в руке, я выглянула из-за угла и увидела премиленькую картину, молодая, хорошо одетая и ещё полчаса назад причесанная женщина пыталась поколотить Михаила Николаевича, руками, сумочкой, даже ножкой дергала, но получалось у неё так себе, хотя несколько раз она все-таки по мужчине попала. Но видимо дамочка попалась кровожадная, и ей этих малых увечий у противника было мало, она хотела добавить, потому подбадривала себя крепким словом, дергала всеми конечностями и прыгала на противника в надежде добить его. Сам же Михаил Николаевич, молчал, хватал даму за руки и отводил их от своего лица и шеи, на удары ногами не обращал внимания, от острого маникюра агрессивной дамочки берег глаза, остальные органы ему, наверное не жалко. Какой джентльмен?
   Постояв несколько минут в тени здания, я решила, что в душ и спать я хочу больше, чем досматривать это агрессивно - эротическое шоу и тихо свернула на тропинку, которая шла за небольшими деревцами, неизвестно как сохранившимися на этой большой улице. Когда я дошла до первого дерева, дама издала громкий победный клич, ну не могла я не повернуться и не оценить масштабы её победы, она все-таки достала Михаила, вцепилась когтями в его лицо и визжала видимо от экстаза или это победные фанфары. Михаил, оттолкнул даму, обозвал её истеричкой и быстро направился к деревьям, где стояла я, дама же показала неприличный жест и, тряхнув головой, гордо направилась в сторону ресторана.
   Михаил дошел до колченогой лавочки, стоящей за деревьями и чудом держащийся в горизонтальном положении и сев на неё, уставился вперед. Пойду окажу молодому преподавателю первую доврачебную помощь, у меня хоть и закончилось семейное право, и больше мы с ним в одной аудитории не встретимся, но не бросать же побитого человека на произвол судьбы. Подхожу к лавочке, встаю напротив мужчины, он не реагирует, наклоняюсь, смотрю на него, взгляд отсутствующий, смотрит вроде и на меня, но что видит неизвестно. Понятно у мужчины шок. Слабый, однако, мужичек пошел, ну, подумаешь, дама поколотила. Осматриваю его физиономию, дамочка молодец, когтями поработала на славу, царапины глубокие из некоторых кровь сочится.
   - Скорую помощь вызвать или такси? - спрашиваю я, никакой реакции, даже не моргает.
   Примеряюсь и не скажу, что без удовольствия отвешиваю Михаилу смачную пощёчину.
   - Ты меня ударила! - восклицает он, ну хоть какая-то реакция на внешние раздражители.
   - Я привела тебя в чувство.
   - Мы уже на ты? - удивляется он.
   - Каникулы, раз, мы сейчас не студент и преподаватель, два, и у меня закончилось семейное право, три. Такси вызвать?
   - Нет, я сам, - ощупывает свою щеку, потом смотрит на пальцы и видя кровь начинает закатывать глаза и заваливаться набок.
   Он ещё и крови не переносит, за что мне все это, вот зачем я решила сократить путь, пошла бы по длинной дороге, давно бы дома была. Осторожно присаживаюсь рядом, поправляю бессознательное тело, чтобы оно опиралось на мое плечо и начинаю искать в сумке нашатырь. На выступления всегда беру с собой и дезинфицирующие салфетки, и нашатырный спирт, и бинт и перекись, всегда что-то да пригодится. Открываю пузырек и подношу его к носу мужчины, тот вздрагивает, выпрямляется и мотает головой.
   - Отвратительный запах, - говорит он, поворачиваясь ко мне.
   - Зато мозги хорошо прочищает, ты крови боишься?
   - Только своей, как чувствую запах, так сознание уплывает, ничего поделать не могу.
   - Тогда сиди ровно и можешь закрыть глаза, я сейчас протру твою покоцанную физиономию дезинфицирующими салфетками, а то вдруг дама когти ядом намазала.
   - Я теперь не уверен, что у неё и слюна не ядовитая, не ожидал от дочери уважаемого бизнесмена таких хулиганско-гопницких манер.
   - Что я могу сказать, Михаил, ты просто наивный младенец, если думаешь, что светские дамы изысканно воспитанные барышни и при виде таракана падают в обморок, вон как она тебя отделала, просто львица, а не женщина.
   - Истеричка она, ещё и непонятливая.
   - Ты рассказывай, а я буду поправлять тебе макияж, - достаю салфетки из упаковки и начинаю осторожно стирать кровь с лица преподавателя.
   - Виолетта, я должен перед тобой извиниться, - шепчет он.
   - А я хорошо тебя приложила, аж до самой совести протрясло, не знала, что простая пощечина может привести к такому результату.
   - Я давно хотел это сделать, после нашей последней встречи думал несколько дней, я был в корне неправ с самой первой встречи, ведь знал же, что из себя представляет Егор, он мстительный трус и слабак, даже ты можешь его уложить.
   - Про "уложить", не надо, лучше применить слово "поколотить".
   - Ну, в общем, я извинился.
   - Не уверенно как-то получилось, но я понимаю, что у мажоров извинения не в чести, так что тренироваться тебе и тренироваться.
   - Хорошо, буду тренироваться.
  Складываю использованные салфетки в пакет, выброшу в ближайшую урну, встаю и поправляю сумку:
   - Так мне до дома один поворот, а тебе лучше к доктору, пара царапин довольно глубокие, может, придется зашивать, но, как говорят, шрамы украшают мужчину.
   - Я провожу, - говорит Михаил, поднимаясь и вставая рядом со мной.
   - На чай или кофе можешь даже не напрашиваться, я после выступления, очень устала, мне не до гостеприимства.
   - И не думал об этом.
   - Какой понятливый мужчина, ну пойдем провожатый, понять не успеешь, как будем на месте.
   До дома, мы дошли быстро у подъезда, я помахала Михаилу рукой и вошла в дверь, надеюсь, что с его стороны это была благодарность за оказанную помощь.
  Полдень следующего дня. Виолетта.
   Выхожу из подъезда, мне нужно в магазин, что находится за углом, потому одета я по-походному, прическа на голове есть, конечно, но назовем её скромной и простой, в общем, я ненадолго и недалеко. Прохожу мимо смутно знакомой машины, которая притулилась почти рядом с подъездом и как уместилась? И даже милые старушки не ругаются, видя это безобразие. Водительская дверь машины открывается и на свет появляется Михаил.
   - Не ожидала тебе увидеть сегодня, - рассматриваю его покоцанную физиономию, - тебя все-таки заштопали в некоторых местах, выглядишь как жертва сумасшедшего закройщика.
   - Ну комплиментов я от тебя и не ожидал, но жертва закройщика интересное определение, - улыбается он, - пойдем в ресторан?
   - Нет, у меня сегодня грандиозные планы и поход в ресторан в них никак не впихнуть.
   - А может это потому, что тебя пригласил я? - холодно спрашивает он.
   - Я сказала, то, что сказала, не нужно искать в моих словах двойное дно, я ещё не дипломированный юрист и иносказательно посылать не научилась, я умею посылать прямо и без стеснения. У меня планы и изменить я могу их только ради тех, кто приходится мне родней. Ты мне родственник?
   - Нет, - мотает головой Михаил, - тогда завтра?
   - В ресторан пригласишь, когда физиономия заживет, а то люди подумают, что это я тебя так поцарапала и не дай Бог предположат, что в порыве страсти и поэтому, если ты ещё не передумал, то мы пойдем в кино. В темном зале тебя никто не разглядит, а если захочешь перекусить могу предложить Макдональдс на вынос, подъезжаешь к окошечку протягиваешь деньги, тебе взамен еду, и при этом никто не смотрит на твой фейс.
   - Это мы прояснили, может я подвезу тебя сейчас?
   - Конечная точка моего путешествия находится за углом, так что прощевайте Михаил Николаевич.
   - Мы опять на "вы"?
   Я не стала отвечать, а пожав плечами, побежала в магазин. Совсем не ожидала от него. Ну, проводил он меня в качестве благодарности за оказанную первую помощь и, скорее всего, забыл об этом. А потом я стала свидетелем его глубокого разочарования в женщине, глубокого, громкого и со шрамами на физиономии, многие люди предпочли бы не встречаться со свидетелем такого некрасивого скандала, а этот приехал, ещё неизвестно сколько ждал. Не верю, что воспылал ко мне чувствами, так не бывает, я ему пощечину, а у него сердечки из глаз выскакивают, вот про любовь с первого взгляда я слышала, а про любовь с первого удара ни разу. Хотя я везучая, и со мной такое может произойти, и сейчас я даже не знаю, как к этому относится. Одно знаю, брат приедет и все у нас закончится, мне будет некогда, бухгалтерию Алексея никто не отменял, а ещё есть хозяйственные дела и танцы, совсем не до романов. Да и Михаил не тот кандидат, ради которого я могла бы от чего-то отказаться, мы мало знакомы, и наши встречи всегда проходили в напряженной обстановке. Я не готова менять свою размеренную жизнь ради этого мужчины, может он сможет меня убедить в обратном, но пока нет.
  Поздний вечер следующего дня. Виолетта.
   - Так, целуешься ты прекрасно, выяснила опытным путем, - говорю я, отодвигая от себя физиономию Михаила, - но, как говорится, пора и честь знать, у меня завтра напряженный день и я хотела бы выспаться.
   - Все хотел спросить, почему твой брат до сих пор не набил мне физиономию?
   - А ты хочешь?
   - Нет, но меня удивляет, что я не вижу его на горизонте.
   - Через три дня, он вернется с курсов парикмахеров из соседнего города и увидишь, пожелаешь, так он набьют тебе физиономию, хотя Леха давно мечтает сломать тебе ногу или две, но нос тоже неплохо.
   - А когда он вернется, мы перестанем видеться?
   - Думаю, что именно это и произойдет.
   - Я не оптимист, но у нас есть три дня и это совсем неплохо, - говорит он, - я заеду за тобой вечером, программа вечера на твое усмотрение.
   - Тогда тебе придется два часа просидеть на лавочке в репетиционном зале, у меня тренировка, отработка новой программы выступления, думаю, тренер не будет против, я не так часто её о чем-то прошу.
   - А другие девушки?
   - Они точно не воспротивятся, любят показать себя с лучшей стороны, зато ты получишь истинное эстетическое удовольствие, гарантирую.
   - Я никогда не был на твоем выступлении Егор был раз пять или больше, а я нет, упущение.
   - Ты посмотришь репетицию, а это лучше, чем выступление, поверь мне, мы очень любим импровизировать и иногда это получается чертовски эротично.
   - Не пропущу такое зрелище, - целует меня в уголок губ, - до завтра.
   Захожу в подъезд, делаю несколько глубоких вдохов и направляюсь к лестнице, нужно немного утрамбовать съеденный мною гамбургер, вредно это, но иногда хочется прикоснутся к вредной иностранной пищи.
  Глава 9
  Две недели спустя. Виолетта.
   Любовно оглядываю румяные булочки на тарелке, сейчас Леха придет, побалую его, сытный ужин готов, десерт готов пусть мой трудяга братец порадуется. Добытчик!
   Звонок в дверь, я удивляюсь, но иду открывать, вроде у всех родных есть ключи, может братец потерял, так за ним никогда такого не наблюдалось.
   Открываю дверь. Вот это сюрприз! На площадке стоит мокрый Михаил, ну дождь на улице идет, так у него вроде машина имеется или уже нет?
   - Заходи, я сейчас тебе выдам большое полотенце и халат брата, тебе бы в теплый душ, - помогаю снять насквозь промокшую куртку и подталкиваю его к ванной, - ты же на машине?
   - Она заглохла за три дома до твоего, но я решил не менять своих планов и пошел пешком.
   - Ты шел ко мне?
   - Я так скучал, наплевать на сломанные ноги и нос тоже, я хочу встречаться с тобой, мама тебя одобрила, сказала, что ты меня быстро пообломаешь, все лишнее с меня сдерешь, и останусь только я такой, какой есть без всякого напускного дерьмеца.
   - Это полный текст речи?
   - Слово в слово, - отвечает он, я впихиваю его в ванную и иду за халатом брата, главное Леху предупредить, а то он ногу может и ванной сломать, и как будем вытаскивать болезного и предъявлять врачам.
   Михаил оказался совсем не стеснительным мужчиной, пока я искала халат, он разделся и вошел в душ, дверь не закрыл, правда, пытался аккуратно сложить мокрую одежду, но тут бы даже опытный аккуратист не справился. Пока мужчина отогревал свое тело, я вытащила из карманов его одежды документы и другие мелочи и запустила машинку, пусть немного простирнется, потом в сушилку, ну а гладить он будет сам. У меня Леха все свои вещи гладит, больше, правда, ничего не делает по хозяйству, но правильные стрелки на брюках умеет отгладить только он, мне так не удается, даже мама, опытная хозяйка так не может, так что отчим тоже сам гладит свои вещи.
   Выхожу из ванной и упираюсь носом в грудь брата, Леха напряжен, стоит сжимает кулаки и как я не услышала, когда он пришел.
   - Алексей, человек промок, машина у него сломался, я не могла отказать ему в помощи, он согреется, высушим одежду и отправим его на такси домой.
   - Оказать помощь страждущему это прекрасно, поддерживаю. Но почему этот человек пришел к тебе?
   - Пойдем на кухню, я накормлю тебя ужином, угощу пирогами и все спокойно расскажу.
   - Значит, есть что рассказывать?
   - Леха интима не было, целовались, не отрицаю в кино пару раз сходили, на тренировке у меня сидел, но дальше дело не зашло.
   - Радует, но я хочу подробностей.
   - Все будет, пойдем на кухню.
  ***
   Алексей успокоился, все-таки сытого мужчину легче уговорить, это мне ещё мама сказала, и надо же было Михаилу появиться в это благодатное время. Он решил изобразить из себя скромника, вошел на кухню, потупил взгляд и застыл.
   - Садись, страждущий, - сказал Леха, кивая головой на стул напротив него, - Виолетта тебя накормит, а потом я хочу услышать твою версию событий.
   - Братец, сейчас не времена инквизиции, а ты не главный инквизитор, двадцать первый век на дворе и мы совершеннолетние свободные люди.
   - Я не буду проверять твои слова, я хочу услышать его намеренья относительно тебя, - ответил Леха.
   - Да нет никаких намерений, ну сходили в кино пару раз, так не в ЗАГС же, - говорю я.
   - У меня самые серьезные намеренья, - заявляет Михаил и твердо смотрит на Леху.
   - И кто тебя просил вообще говорить, в твоем случае молчание залог здоровья.
   - А я не хочу скрываться, хочу, чтобы все знали, что мы встречаемся, и хочу пойти с тобой в ЗАГС, хоть завтра.
   - Завтра я не хочу, и в ближайшие пару лет не захочу, мне учится нужно, я зачем в престижный ВУЗ поступила? Точно не для того, чтобы выйти замуж за преподавателя.
   - Хорошо, я готов ждать, но делать это рядом с тобой, чтобы никто не посмел занять мое место.
   - Мы что в автобусе, один встал, второй сел! - возмутилась я, - до тебя желающих пойти со мной в ЗАГС не было, так что можешь не беспокоиться, место не займут, ты, главное, сам не передумай, мужчины, что ждать, что в очереди стоять совсем не любят, а мажоры вдвойне.
   - Желающих не было, потому что все твоего брата боялись, а я доведу дело до конца! - воскликнул Михаил, вон как разошелся.
   - Так я все понял, - это уже Леха вступил в разговор, - Виолетта, я что тебе личной жизни не давал?
   - У меня прекрасная жизнь и я ни о чем не жалею, а что потенциальные женихи сходили с пробега на старте, значит не те женихи были.
   - А я не сойду, - твердо заявляет Михаил.
   - Ешь, финишер, - говорю я, ставя перед ним тарелку, стакан с чаем и подвигая блюдо с пирожками.
   Разворачиваюсь и ухожу в ванную, нужно вытащить из машинки белье и положить его в сушилку. Пусть мужчины сами разбираются, ещё и Леха обиделся. Ну, может, и мешал он моей личной жизни, хотя, что это была за жизнь, ну парни, страдающие спермотоксикозом, а в подростковом возрасте и до двадцати одного года они именно такие и зачем они мне нужны, и хорошо, что брат отсеивал их на подлете. И сейчас я понимаю, что правильно все было, мне никто не мешал учиться в школе и в ВУЗе.
   - Не торопись, сестренка, - Леха заходит в ванную, - я решил оставить страждущего на ночь, но спать он будет в моей комнате, а я у тебя на раскладушке.
   - А у себя почему не хочешь? Там прекрасно раскладушка уместится.
   - Боюсь, с расстройства лунатить начну и поколочу гостя ненароком, а это противоречит всем законам гостеприимства.
   - Хорошо, но пока не наступила ночь, проясним позиции. Я ни о чем не жалею и рада, что ты обо мне заботился, ну перегибал палку, так ты всего на четыре года старше меня, откуда тебе было знать, что и как. И сейчас, оглядываясь назад, я рада, что все так получилось.
   - Я услышал твою позицию, - Леха поцеловал меня в щеку, - подстричь тебя нужно я на курсах такую прекрасную стрижку освоил, будешь самая красивая девушка на Земле.
   - Михаила дразнишь?
   - Такую девушку как ты нужно заслужить, завоевать, покорить и всю жизнь носить на руках.
   - Ты ко мне небеспристрастен.
   - Я адекватно оцениваю твои положительные качества.
   - А отрицательные?
   - У тебя их нет, сестренка, и если Михаил хоть одно найдет, я с чистым сердцем и спокойной совестью сломаю ему ноги.
   - Ты все-таки инквизитор, братец.
   - Соглашусь, иногда меня заносит, а может я в прошлой жизни был страшным инквизитором?
   - Почти уверена в этом, ладно пойду гостя развлекать, надеюсь, ты не будешь контролировать этот процесс?
   - Этот нет, а вот твой сон обязательно.
   - Тиран.
   - Согласен...
  ЭПИЛОГ
  Два года спустя. Алексей.
   Когда в парикмахерскую зашла Виолетта Сергеевна, которая стриглась у меня два дня назад, внутренности у меня немного поджались, что-то случилось с сестренкой, не меньше.
   - Лёшенька, - улыбнулась Виолетта Сергеевна, - поговорим?
   - Присаживайтесь в кресло, у меня небольшой перерыв, до следующего клиента. В полчаса, уложимся?
   - Думаю да, - отвечает она, - я по важному семейному вопросу, ты в курсе, что Виолетта беременная?
   - В курсе, утром застал её над унитазом, сделал вид, что поверил в её версию об отравлении, не хотел расстраивать беременную женщину.
   - Я всегда знала, что ты тактичный мужчина, нужно срочно играть свадьбу, а она сопротивляется, большую не хочет, а маленькая свадьба не устраивает нашу семью, мы люди в городе довольно известные, и хотелось бы показать всем друзьям и конкурентам, что можем позволить себе большое семейное торжество.
   - Виолетта Сергеевна в этом я вам не помощник, как захочет сестренка, так и будет, не буду на неё давить, родная кровь, сами понимаете.
   - Мишенька предложил альтернативу, хотя с ней согласилась только я, но берусь уговорить супруга.
   - Излагайте.
   - Молодые тихо расписываются, а потом уезжают в свадебное путешествие. Мы бы купили дорогой заграничный тур, но Виолетта беременная и я переживаю. Поэтому они отправятся в прелестный частный санаторий в соседнюю область, проведут там не меньше месяца, но все будут думать, что они в кругосветном путешествии на комфортабельном корабле, номер со всеми удобствами и так далее, ну чтобы наш имидж не пострадал.
   - Хорошая альтернатива и сестренке полезно отдохнуть от кухни и хозяйственных дел, успеет ещё, дети появятся, на отдых времени будет мало.
   - Дети? - удивляется Виолетта Сергеевна, - есть предпосылки?
   - Мама одна из близнецов, её сестра погибла в подростковом возрасте.
   - Тем более, девочке нужно отдохнуть, а может на два месяца санаторий?
   - Ей диплом нужно писать.
   - Она прекрасно справится с дипломом в спокойном обстановке, а Мишенька ей поможет, два месяца и не днем меньше. Я надеюсь на тебя, Алексей, думаю, ты уговоришь сестру.
   - Уговорю, костьми лягу, но в санаторий она поедет.
   - А мне-то как хорошо, - улыбается Виолетта Сергеевна, - у меня в родственниках будет личный парикмахер и пусть мне все подружки завидуют.
   - Когда планируете бракосочетание?
   - Через две недели.
   - Так быстро?
   - Ты же справишься, Лёшенька?
   - А куда я денусь...
  КОНЕЦ
  P.S. Молодые поженились как и было запланировано, а родился у них один мальчик, потом второй, потом третий, на четвертого ГГ не соглашается, но есть ещё шанс её уговорить. Брат ГГ женился на милой девушке у них двое детей, тоже мальчики. Знакома я с этой семьей через супругу брата ГГ, которая является дальней родственницей моего мужа. Спасибо, что дочитали до конца.
  
  
Оценка: 8.31*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Ю.Холод "Сердце Феникса"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "Последние выборы сенатора"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Тополян "Механист"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"