Беляцкая Инна Викторовна: другие произведения.

Проза жизни. Рога, копыта и хвосты. (написано в 2019 году)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Миди рассказ о нашей жизни.

  Проза жизни. Рога, копыта и хвосты.
  Аннотация: эту историю знаю давно, потому как произошла она в начале 90-х годов, когда в нашей стране решили жить по-капиталистически, а уж что из этого получилось многие знают. История рассказана моей хорошей знакомой, участницей этих событий и произошла она в центре нашей страны у подножья Уральских гор. В небольшом поселке, где во времена застоя располагался большой животноводческий комплекс. В этих прекрасных местах столкнулись интересы бывших колхозников - животноводов и новых российских бизнесменов так называемых фермеров. Стоило бы уважать людей за тяжелый труд, но к сожалению, в те годы деньги зарабатывались не только честным трудом, но и другими способами. А если у кого-то прибавилось, то у кого-то другого обязательно убыло и многим такая математика совсем не нравилась.
  Глава 1
  Любава - 20 лет. В деревне с детства зовут Сахарок. Фамилия у неё Сахарина и от постоянного пребывания на улице волосы от солнца выгорали до белого цвета. Сейчас волосы уже так не выгорают, но прозвище закрепилось и настоящее имя мало кто помнит.
   Когда первые капли дождя упали на землю, я закрывала калитку крытого загона для скота. Задвинув тяжелый засов, я уступила место своим собакам Мике и Нику, они будут охранять калитку, умнейшие животные. Сама же села на грубо сколоченную лавочку и прислонившись к стене загона закрыла глаза. Успели добежать до временного крытого загона, но видимо придется ночевать здесь, до деревни более десяти километров, а дождь набирает обороты, через пару часов весенняя земля превратиться в жижу и мои поднадзорные животные будут застревать в грязи. До утра по такой распутице не доберемся, лучше остаться здесь, утром выглянет солнце, к обеду земля подсохнет и к вечеру можно будет вести стадо в деревню.
   А работаю я пастухом, так получилось, история длинная и могла произойти только в эти смутные годы, когда одно государство ушло в не бытье, а второе хоть и юридически создано, но фактически ещё не состоялось, пытается, собирает себя по кускам, но мозаика пока не сложилась, а страдают от этого простые люди, те, кто всю жизнь работал на земле, жил в деревянных домах с удобствами на дворе, но гордился своими успехами и знал, что вносит свою лепту в благосостояние страны.
  Но рассиживаться некогда, раз стадо остается на ночевку, то я должна подготовить для них приемлемые условия, а значит нужно наполнить поилки водой и обновить подстилку. В моем стаде животные слабые, либо молодые, до года, им мамка уже без надобности, но сил ещё мало, либо беременные самки, тем, что рожать только через несколько месяцев, но напрягать их дальними переходами нельзя, беречь нужно. Потому в стаде и молодые телки и коровы на сносях и чуть подросшие бычки и козочки с козликами молодые и бойкие, ярочки (самка барана) молодые и беременные и даже два поросенка имеются, это будущие кабаны осеменители и потому их в сараях не держат они должны быть сильными и выносливыми, и определили их ко мне в стадо, чтобы были под присмотром. Половозрелые сильные животные весной уходят в горы, пасутся в долинах на густых травах, пьют воду из горных ручьев, чтобы мясо было вкусным. Эти стада уводят бывалые пастухи, один из них мой дед и ещё пять пастухов из нашей деревни. Ну а все животные, что не могут перенести дальних горных переходов попадают в мое стадо. Далеко мы не заходим, но и вокруг деревни не питаемся, там везде луга, траву с которых, заготавливают на зиму и потому стада там до сенокоса не пасутся. После сенокоса сколько угодно, но до июля месяца стада обходят их стороной и по этой причине приходиться удаляться от деревни на расстояние до двадцати километров. Хорошо, что в застойные времена вокруг деревни было построено с десяток временных загонов для таких вот случаев, чтобы переждать дождь или снег, что может пойти даже в августе моим животным противопоказан холод и сырость. Достаю из своего рюкзака длинный плащ с теплой подкладкой и глубоким капюшоном, тяжелый он, но теплый и непромокаемый. Раз я в дальние походы не хожу, то палатку с собой не ношу и плащ - мой спальный мешок и одеяло, два в одном и теплый и от дождя спасает. Обхожу загон и открываю задвижку на трубе, все загоны построены рядом с речками или небольшими озерами, по трубам, вкопанным в землю вода из них поступает в специальную бетонированную канаву, откуда мне предстоит наполнить поилки для животных, а на подстилку подойдет прошлогоднее сено, что обязательно припасено в загоне. Пока канава наполняется, я достаю небольшую сетку сейчас установлю её у берега и будет у меня на ужин рыба, а у собак каша на рыбном бульоне и сырое филе для сытности. Под навесом имеется небольшая печка, сложенная из камней и обмазанная глиной, котелок и чайник висят на специальных крючках, каждый пастух после ночёвки стада в таком загоне обязательно вымоет после себя посуду, соберет веток для печки и уложит их под навес, чтобы просохли тут срабатывает правило, если ты оставишь после себя чистую посуду и дрова, то и для тебя сделают тоже-самое. Но в последние годы в этих загонах останавливается на ночлег только мое стадо и потому я делаю все для себя. Количество домашнего скота со времен застоя очень уменьшилось, раньше в горы гоняли огромные стада, все животноводческие фермы, коровники, свинарники были заполнены животными, да и в самой деревне проживало в два раза больше жителей. Сейчас поредели и стада, и деревня. Животноводческие фермы пустые, функционирует только две, стада немногочисленные, шесть пастухов справляются, а в деревне остались одни пожилые люди и несколько многодетных семей, им куда-то уезжать дорого, да и на земле легче прокормиться. Однако оставшиеся жители деревни все поголовно держат домашний скот, кто ещё в силах и не одну корову у кого сил меньше держат коз, баранов, у всех куры, гуси, утки, свиньи и огороды. Деревенское стадо пасут три подростка из многодетной семьи на огороженном открытом загоне, им хозяева животных небольшую денежку за работу платят, а у кого нет денег, тот продуктами расплачивается. Я же пасу колхозное стадо, хотя сейчас наша организация колхозом не называется, а гордо именуется животноводческим кооперативом, все работники имеют небольшой пай, одинаковый нужно заметить и вошли они в кооператив со своими земельными паями, что располагаются вокруг деревни, луга, где выращивают траву на сено. Что же касается других земель и таких вот временных загонов, то они были собственностью колхоза и часть этих земель удалось отстоять. Колхозный зоотехник оказался парнем пронырливым, пока старый председатель колхоза думал, как бы ему нажиться на колхозном имуществе, он собрал самых активных жителей деревни, и они разработали план. Каждый деревенский житель вспомнил о своих родственниках и знакомых, которые занимали хоть какие-то должности, а родни у них оказалось неприлично много и когда составили список родных и друзей то вырисовалась хорошая картина. Конечно деньги решают многое, но в нашей стране есть ещё такой фактор, как родня и хорошие друзья. Жители деревни поехали в город напоминать родне и друзьям о себе, набрали подарков с огорода и отправились отстаивать свое будущее. Все получилось, не так как хотелось конечно, все-таки председателю удалось сдать в аренду половину земель, дальние луга и несколько крытых загонов, но ближние к деревне, луга и ближние временные крытые загоны удалось отстоять и главное горные пастбища, и дома для пастухов, хотя наши фермеры дорог на те луга не знаю, да и побоятся они гнать скот по неизведанным тропам. Но молодые все-равно уехали из деревни, не поверили зоотехнику и активным жителям деревни, потому поредела наша деревня, много заколоченных домов, но оставшиеся жители хозяйство не растеряли, пусть не сильно преумножили, но в минус не ушли и прибыли за два года получали регулярно, небольшие, но и эти небольшие победы воодушевляет на трудовые подвиги.
  Так поилки я наполнила, сейчас разбросаю сено для подстилки и можно снимать сеть, готовить себе и собакам ужин, а спать я буду в небольшом закутке на прошлогоднем сене, под крышей почти со всеми удобствами. Но до сна ещё нужно много чего сделать, а дождь все набирает силу.
  ***
   Рыбы наловила полведра хватит на сытный ужин и мне и собакам, ерши пойдут на бульон остальная рыба мне и собакам на ужин в моем рюкзаке имеется и крупа для каши собакам и для ухи мне, пару рыбин я пожарю себе на завтрак, остальная пойдет на ужин и завтрак собакам. Собаки для пастухов в деревне разводит и обучает только мой дедушка, они не породистые пастушьи собаки, дед выбирает самых умных кобелей из всех деревенских собак, потом тщательно отбирает щенков, обучает их и отдает пастухам. У каждого пастуха по две собаки, у нас с дедушкой четыре, две моих, две его. Мои собаки молодые, у дедушки опытные и сильные, могут и волка отогнать, а Мике и Нику ещё нужно опыта набираться, а волков в близи деревни уже давно не видели. набрав ведро воды, я сняла плащ и начала разделывать рыбу. Сварить сытный ужин в полевых условиях для меня не проблема, я работаю пастухом с двенадцати лет, до пятнадцати с дедушкой пасла, он меня подпаском называл, с пятнадцати лет пасла деревенское стадо, а с семнадцати начала работать самостоятельно. Нет пастух не моя профессия, я окончила Медицинское училище и получила диплом фельдшера - акушера, училась по направлению от колхоза и приехала работать в колхоз, но не судьба. Пока я грызла гранит науки обвалилась крыша на здании фельдшерского пункта, а починить её не успели до смутных времен, потом же было не до этого жители деревни боролись за свое будущее. Все, что могли сделать для жителей, это пристройку к нашему дому, где стоит старый автоклав, стерилизатор для шприцов, холодильник для лекарственных средств, кушетка и очень старое гинекологическое кресло. Председатель кооператива выписывает для меня медицинский журнал, закупает лекарства, шприцы и другие изделия, я делаю уколы, ставлю капельницы, несколько раз принимала роды, сейчас пока рожениц в деревне нет и в ближайшие несколько лет не предвидеться, осматриваю детей, веду карточки, журналы, но за оказание медицинских услуг мне не платят, здания же нет значит и фельдшера не должно быть и потому числюсь я в кооперативе пастухом, имею пай, как и все бывшие колхозники, получаю небольшую зарплату и в конце года часть от прибыли кооператива. Школа и детский сад в деревни располагаются в одном здании, детей мало, жителей среднего возраста может с пару десяток наберется остальные старики, а таких молодых как я только пятеро, четыре парня работают трактористами, механиками и животноводами на все руки мастера, я пастух и фельдшер, могу работать на заготовке сена, ухаживать за животными и даже трактор водить умею, но пока сезон пасу скот. Дедушка пастух с огромным стажем и опытом, бабушка работает дома, у нас много домашнего скота и большой огород, так и живем, а о родителях я лет шесть не слышала, они на Север уехали за длинным рублем. Меня привезли в деревню в возрасте пяти лет, оставили дедушке с бабушкой на время, пока родители не устроятся и не приехали за мной, первые годы письма писали, пока почта работала звонили, все обещали приехать, но через несколько лет таких обещаний даже я маленький наивный ребенок в это не верила, а шесть лет назад и письма, и звонки прекратились. Бабушка с дедушкой попытки разыскать своего блудного сына и невестку не предпринимали, причин не знаю, они не говорили я не спрашивала, я и лиц родителей не помню, чужие они люди, родили и бросили уехали деньги зарабатывать, а за все эти годы даже с днем рождения не поздравили и денег от них никто не видел, совести совсем нет. У бабушки с дедушкой пенсии маленькие, спасаемся только домашним хозяйством, а они мне образование дали, каждую копейку считали, но я в обносках не ходила и на еде во время учебы не экономила.
  Глава 2
  Два часа спустя. Любава (Сахарок).
   Собаки накормлены сырым рыбным филе и лежат около своих тарелок, ждут, когда остынет каша, сваренная на рыбном бульоне это на десерт. Я-же, подвесив над печкой старую масленую лампу, которая еле освещает метр вокруг ем уху с ржаными сухарями. На завтра нажарила себе две рыбины, наварила собакам каши и после ужина отправлюсь спать. Дождь идет сплошной стеной, ничего не видно, звуки падающих капель перекрывают все звуки вокруг, одна надежда на собак, они услышат посторонних, хотя здесь редко кто ходит, ближайшее жилье совсем в другой стороне вокруг луга и редкие леса. Утром соберу веток, оставлю под навесом сушиться, вымою посуду, сожгу мусор и поведу стадо к деревне, мне нужно оставить зоотехнику двух беременных ярочек, им уже тяжело преодолевать большие расстояния, может пополню стаю бычками, что уже гуляют без мамки и поведу его в другую сторону, к горам там травы гуще и слаще. Пару дней мне отдыха дадут обязательно, пополню запасы продуктов, вымоюсь в бане, соберу больше вещей и уйду со стадом на пару недель, на большее время продуктов не унесу все-таки я девушка, существо слабое, ну этот так считается. На самом деле с такой работой, у меня хорошо натренированное тело, пешком могу преодолевать до восьмидесяти километров в сутки, если потребуется могу сутки не спать, а спать я могу в любом месте на земле, на дереве, на плоту и при любой погоде, главное, чтобы одежда была сухая и теплая. Ем максимум два раза в день и один раз в день горячую пищу, обычно вечером, когда животные ложатся спать, появляется время позаботится о хлебе насущном. Собаки же приучены плотно есть вечером, а утром легкий перекус и они бодрые до следующего приема пищи. Бабушка не довольна моей работой, говорит, что негоже молодой девушке неделями ходить одной по лесам и полям в любую погоду с собаками и домашним скотом, питаться не пойми, чем, спать на земле и умываться в речке, но куда деваться, если здание фельдшерского пункта так и стоит с обрушившейся крышей, на ремонт денег нет и не известно, когда появятся, народу нужно есть, а уж о болячках они задумаются, когда сильно припрет. При таком образе жизни, выгляжу я конечно не как утонченная дама волосы очень коротко подстрижены, так удобнее за ними ухаживать, от постоянного нахождения на улице кожа на лице и руках загорела, задубела и даже насекомые меня не кусают, видимо не прокусить, фигура подтянутая, худощавая, с хорошо развитыми мышцами, сильные ноги, сильные руки, спина понятно, что никакого маникюра мои ногти не видели, крема я применяю только дома на отдыхе, из гигиенических средств банное мыло, но я не переживаю, меня все устраивает, а что поговорить не с кем, я уже привыкла, а если уж припрет могу пообщаться с собаками они прекрасные слушатели.
   Мои собаки встали, тихо зарычали и приняли угрожающую позу, через несколько минут под навес вошел человек в длинном плаще с капюшоном, ведя за собой лошадь.
   - Так и знал Сахарок, что твое стадо здесь ночует, как увидел свет эта мысль первая пришла. - Темир снял капюшон и расстегнул плащ, - пустишь погреться?
   - А если не пущу, ты уедешь?
   - Нет, не уеду, лошадь устала полдня круги наворачиваем, - он вытащил из седельной сумки тряпку и начал обтирать лошадь, потом снял свой плащ и накрыл им лошадь, вынес ей немного сена и привязал чуть вдалеке от печки, - а ты уже поужинала?
   - Уха осталась, будешь?
   - Не откажусь, - я, накинув плащ пошла мыть чашку с кружкой, через несколько минут вылила в чистую посуду остатки ухи, насыпала в тарелку сухарей и протянула Темиру, себе же налила чаю, что заварила в чайнике, достала сыр и нарезав его положила на доску, что служит импровизируемым столом.
   У Темира было с собой сало хлеб, ложка, нож и складная кружка, он нарезал сало с хлебом положил на дощечку и съев ложку ухи тихо застонал.
   - Вкусно, хорошая хозяйка, только работа у тебя не женская совсем.
   - Можешь не продолжать, бабушка мне при каждой встрече об этом говорит, кушай давай, я спать хочу.
   - А я пожалуй, заночую здесь.
   - Ночуй, только мои собаки в загон к скоту не пустят, но я могу принести для тебя немного сена.
   - Так я и прорываться в загон не буду, о собаках твоего деда легенды ходят, если сена принесешь, то у меня будет ночь как на курорте.
   - Принесу, прошлогоднего сена не жалко, через три месяца новое заготовим, ты как здесь оказался?
   - Телка потерялась.
   - А как же новые технологии? Не помог электронный пастух?
   - При такой погоде ни одна электроника работать не будет, пришлось искать по старинке, последний сигнал был зафиксирован из этого района.
   - Далеко же телка ушла или вы опять на наших землях стада пасете?
   - А если и пасем, ты будешь предъявлять?
   - Темир ты раньше таким не был, нормальным парнем был, деньги испортили? Этот метал всю грязь наружу выворачивает и чем больше металла, тем больше грязи на поверхности, - собрав свои продукты я сложила их в рюкзак и зашла в загон, сам сено достанет, видеть его не желаю.
   Темир из коренных жителей, когда-то его и ещё несколько семей жили в нашей деревни, эта малая народность сохранила большую часть своей культуры и обычаев, они язычники поклоняются духам природы и предкам. В деревенскую церковь не ходили, православные праздники не чтили, так никто их за это не осуждал, ни к чему не принуждал, соседи не чурались, жили мирно. Когда же развалилась большая страна, коренные жители решили, что все это время их права ущемлялись и им много чего должны. Тогда же они решили стать фермерами, большую часть земель им оттяпать не удалось, они получили земли вокруг дальней зимней деревни, раньше в том месте жили только зимой, когда сходил снег пастухи угоняли скот в горы, а их семьи уходили в нашу деревню к старшим родственникам, работали в колхозе, к зиме уходили обратно, дети школьники оставались в интернате при школе, жены ждали мужей со стадами животных, которые на зиму оставались там. Дальняя деревня и названия не имела, между собой её называли зимней, считалась временным пристанищем, вроде как перевалочный пункт перед перегоном на горные пастбища. Вот туда и переехали все семьи коренных жителей из нашей деревни, дома обновили, новые построили, современные загоны для скота справили, только пастухов у них нет и наши деревенские к ним работать не пойдут. Три года назад, несколько деревенских пастухов соблазнившись заманчивыми перспективами нанялись к фермеру, им выдали небольшой аванс, остальное обещали после возвращения с пастбищ. Кто уж надоумил пастухов уйти со стадами недалеко и всего на пару недель, а может мужчины почувствовали подвох, однако, когда они вернулись, деньги им сразу не выдали. Пятеро суток считали поголовье, регистрировали и клеймили молодняк, а когда уже стало невозможным тянуть время начались претензии, то вес у баранов не тот, то шерсть не так блестит, то ноги сбиты, может и было такое, когда стада гоняют на дальние расстояния и не такое случается, но стоит животным с неделю погулять в огороженном загоне, все приходит в норму, на этот случай имеются опытные зоотехники и ветеринары. В деревне же начался бабий бунт, жены пастухов, не дождавшись мужей с обещанными деньгами пришли к деду, они накрутили себя до такой степени, что решили будто их мужчин взяли в заложники, телевизор нужно меньше смотреть. Мой дедушка так им и ответил, но женщины настаивали и тогда дедушка, собрав по деревни всех собак, что он обучал для пастухов и во главе разъяренных женщин направился к фермерам. Шли они довольно долго, дедушка потом признался, надеялся, что долгий путь охладит пыл женщин, но не случилось. В общем разъяренные женщины, дедушка и собаки до фермеров дошли и дамы, изнуренные тяжелым переходом и от этого очень злые, устроили такой скандал, земля тряслась. Деньги пастухам выплатили, но меньше чем обещали, жены схватив своих мужей, дедушка собрал собак, которые навели шороху на ферме и в поселке, и все отправились в обратный путь. После этого фермеры не смогли нанять ни одного пастуха, им не верили, а многие даже не разговаривали. В общем поступили они не порядочно, сейчас уже никого не удивляет мошенничество богатых людей телевизор в деревне если не смотрят, то слушают, но тогда возмущение жителей деревни длилось долго, они никак не могли понять, как бывшие соседи могли так поступить? После этого случая, фермерам пришлось потратиться на ошейники для животных, так называемый электронный пастух, стада сопровождают работники фермы со специальным прибором, который показывает, где находятся животные, но наши природные явления ни одна электрика не выдержит.
   Один из кабанов, толкнув меня пятачком, улегся под боком, тихо похрюкал и затих, теплый кабанчик и мягкий, я поделилась с ним плащом и провалилась в сон.
  Утро следующего дня. Любава.
   Гость уехал на рассвете, я слышала, как он повел лошадь к канаве с водой, напоив её ускакал, кабан рядом со мной хрюкнул во сне и опять наступила тишина я закрыла глаза и моментально заснула.
  ***
   Через пару часов, животные начали просыпаться, я встала и пошла умываться потом наполню поилки и готовиться к переходу, пару часов подожду пусть земля чуть подсохнет, но все-равно придется сделать небольшой крюк, обойти низину, чтобы не барахтаться в грязи. На улице солнце и к обеду станет жарко и влажно, дождь пролил землю хорошо, трава вырастит сочная.
  Глава 3
  Поздний вечер этого же дня.
   Мы с бабушкой пьем на веранде компот, я два часа отмокала в бане, потом применила несколько косметических средств, бабушка, смотря на это только хмыкала, а потом мы расположились на веранде, на старом, но довольно мягком диване с банкой компота и двумя кружками.
   - Зоотехник твою зарплату принес, ещё добавили денег на кормежку собак, они же тоже работают, я крупы закупила, сухарей в дорогу насушила, курицу закоптила, сыру сварила тебе послезавтра уже в дорогу, - вздыхает бабушка. - я хочу тебе кое-что сказать давно нужно было, дед тянул, но я считаю, что время для этой новости уже давно наступило. Когда тебе исполнилось восемнадцать лет Темир приходил к нам сватать тебя...
   - Как интересно, а где я была?
   - Училась в городе, дед выгнал его, сказал, что не для того растил внучку, чтобы отдать её мошеннику, озлобленному на соседей по надуманной причине.
   - Интересно почему никто из соседей не рассказал мне об этом?
   - Вся деревня поддержала деда, а почему молчали не знаю, наш народ не так прост, как кажется на первый взгляд. А Темир так и не женился, даже ни с кем любовь не крутил, может до сей поры по тебе сохнет?
   - Может и сохнет, а может на него никто не смотрит потому и холостой до сей поры.
   - Может и так, но я хотела тебя предостеречь, отверженный мужчина страшный зверь.
   - Но я его не отвергала.
   - А для него уже не важно, кто отверг, если злобу затаил, то мстить будет тебе, в следующий поход возьми ружье, я из сундука достала ружье своего отца, оно не зарегистрировано, но в наших краях участкового с застойных времен не видели и как он выглядит уже никто не помнит. Знающие мужчины привели ружье в порядок, патроны сама дробью набивала и воском заливала, как обращаться с оружием ты знаешь, отойдешь от деревни потренируешься, вспомнишь, если что стреляй не стесняйся, патроны заряжены мелкой дробью, убить не убьешь, но шкуру подпортишь знатно.
   - Ружье возьму, потому как в этот раз пойду далеко и на пару недель, аптеку нужно пополнить и палатку возьму, только как все понесу не представляю.
   - Дедушкин старый рюкзак возьми, я его заштопала, ещё второй рюкзак, что на грудь надевается я его тоже в порядок привела, по хорошему каждому пастуху, нужна лошадь, но денег на них ещё долго не будет, наш командир (так бабушка называет председателя животноводческого кооператива) хочет первым делом фельдшерский пункт восстановить, давно назрело, в деревни две трети пожилых людей у всех по букету хронических болезней, а денег на медицину нет. А начнут умирать, кто работать будет? А я надеюсь, что ты бросишь пастушье дело и будешь работать по специальности зря что ли почти три года училась.
   - Я тоже хочу работать по специальности, только возможности нет.
   - Выход можно найти всегда, в городе в больнице всегда была нехватка работников, тебе койку в общежитие дадут.
   - Ты серьезно бабушка? А сколько получают работники больницы известно, а ещё им зарплату, как и всем остальным по полгода задерживают думаю знаешь, - бабушка кивает головой, - сейчас выжить можно только на земле со своим хозяйством, пусть модных нарядом не будет, но мясо в супе будет и овощи на гарнир, даже если это картошка, морковка, капуста, некоторым и такая диета в радость. Город голодает, ты думаешь от хорошей жизни за последний год в нашу деревню три семьи вернулись?
   - Не от хорошей, разговаривала я с ними, они картошке как пирожным радуются, ты права Любава, но я боюсь за тебя, одна с двумя собаками из которых защитники так себе, их учили скот пасти, быть сдержанными и спокойными, от двуногого зверя собаки не спасут.
   - От такого зверя даже обученный телохранитель спасти не сможет нет хуже зверя, чем человек.
   - Согласна, но чтобы не случилось, мы всегда с тобой.
   - Бабушка, что случилось, откуда такие мысли?
   - Дома, где раньше жили сегодняшние фермеры сгорели. Соседи с большими усилиями свои дома отстояли, их ночью подожгли, хорошо одному из соседей в туалет приспичило, он всю деревню и разбудит, так в одних портках и бегал по улице.
   - Там что от домов-то оставалось, они даже стены разобрали и увезли?
   - Вот, что осталось и подожгли, чтобы другим не досталось, а может попугать соседей хотели. Чужая душа потемки, но шороху они навели знатного, если раньше, кто к ним нейтрально относился теперь только плюют в их сторону.
   - Не видела, хотя по сторонам не смотрела, домой хотела в баню, скот сдала и бегом к тебе. Но это плохой знак, злятся фермеры, может дела у них плохо идут?
   - Может и так, но тебе поостеречься нужно.
   - Завтра ещё патронов к ружью сделаю, обмотаю патронташ крест на крест прикрою курткой пока по деревне иду, а за деревней меня никто не увидит, вид у меня будет воинственный.
   - Пусть будет, может кого и остановит твой воинственный вид, - бабушка встает, - спать иди, вспомни как на нормальной кровати спать.
  Неделю спустя. Любава.
   Двое молодых мужчин подошли к моему стаду, они не просто так прогуливались в этой местности, одеты по-походному на поясе длинные ножи, за плечами пустые рюкзаки, я знаю их, вернее видела, но как зовут не вспомню. Пока они осматривали стадо, видимо примеряясь, кого бы убить или украсть, а может они просто рассматривают животных, я же могу ошибаться. Собак я подозвала к себе, они стояли рядом и готовы были кинуться на чужаков в любую минуту, но Мика и Ник собаки молодые и их не учили нападать на людей, только на диких хищников, у которых нет длинных ножей.
   И тут мужчины определились и двинулись к мирно жующим траву бычкам, я сняла с плеча ружье и взвела затвор, этот звук остановил мужчин, они начали оглядываться.
   - Не советую, - я вышла из-за кустов и наставила ружье на мужчин.
   - Сахарок, какая встреча, - воскликнул один из них.
   - Не могу ответить тем же, смутно припоминаю, когда-то видела вас, но имена не вспомню.
   - Жаль, что не вспомнишь, а вот я помню тебя, когда ты колхозное стадо гоняла, маленькая тощая, загорелая и с торчащими белыми волосами на голове, - ответил тот, что выглядел старше.
   - Не уверена, что ты тогда намного старше меня был.
   - Ненамного, но на девушек заглядывался, ты же тогда на девушку была совсем не похожа, но потенциал проглядывал, вижу, что природа взяла свое, - он так противно ухмыльнулся, что я передернула плечами от отвращения.
   - Покиньте территорию.
   - А то что? Стрелять будешь?
   - Буду, шкуру попорчу основательно.
   - Да-ну? Может проверим, - он дернулся и тут не выдержала моя собака Мика и бросилась на него, молодая, она почувствовала угрозу от него, мужик оказался быстрым, выхватив нож, он воткнул его в бок собаки и когда Мика заскулила, я выстрелила ему в бедро.
   Он громко сматерился и упал на бок я видела, что штаны на его бедре, стали в мелкую дырку, кучно дробь легла. Второй дернулся к лежащему, но тут не выдержал Ник и бросился к нему, когда мужчина достал нож, я выстрелила в него и даже успела схватить Ника за хвост, чтобы остановить его, тот зарычал, но подчинился. Перезарядив ружье, я скинула куртку и бросилась к раненой собаке, мужики терли раненые ноги и громко матерились, я-же подсунув куртку под собаку и завязав рукава оттащила раненую Нику чуть дальше, сняв с головы платок, осторожно вытащила нож и прижала платок к ране одной рукой зажимая тряпку на боку скулящей собаки, второй тащила куртку с ней к палатке, там у меня аптечка.
   - А нам помочь не хочешь с....а дочь! - кричит один из раненых.
   - Нет! - я наконец-то дотащила Мику до палатки, схватив аптечку, начала искать снотворное, что мне выдал наш ветеринар, трясущимися руками выдал мне один шприц в упаковке, они в страшном дефиците, дорогие.
   Сделав укол, я начала доставать лекарства и инструменты, хорошо, что перекись водорода копеечный препарат и я купила его с запасом, а ещё у меня есть самогонка для стерилизации инструмента, я вообще не пью, но спиртовые напитки в походы беру обязательно.
   Животные испугавшись выстрелов сначала побежали, но у Ника сработал пастуший рефлекс, и он начал бегать вокруг них собирая в кучу, хорошо, собака занята, нарушители все так же валяются на земле и матерятся, мне же нужно зашить рану у собаки.
   Мика заснула, я-же остановив кровь из раны, достала бритву и начала осторожно сбривать вокруг раны шерсть, сшивать придется и мышцы, и шкуру, нож уперевшись в кость вошел только на одну треть, но мышцы передней ноги собаки повредил.
   Когда на поляну въехали два всадника, я уже сбрила шерсть вокруг раны, их неё все ещё сочилась кровь, нужно срочно зашивать, но перед этим вымыть руки, обработать их самогоном и начинать операцию.
   - Чем тебе помочь? - Темир опустился на колени напротив меня.
   - Убери этих двуногих хищников, пока я не добила их.
   - Ты раньше никогда не брала ружье, что случилось, волки появились?
   - Они самые на двух ногах.
   Темир вздохнул и взяв мой котелок пошел к ручью, что протекал в паре метров от палатки.
   - Подставляй руки я полью, - он подошел ко мне и чуть наклонил котелок, я достала хозяйственное мыло, отодвинувшись от спящей собаки протянула руки.
   Ему пришлось ещё два раза ходить за водой, я тщательно вымыла руки до самых локтей, потом открыла бутылку с самогоном, не жалея жидкости сполоснула их и повернувшись к собаке, приступила к операции.
  ***
   Пока проводила операцию, нарушителей увезли, с громкими матами их усадили на одну лошадь и второй наездник, брат Темира Урмат повел лошадь на север. Видимо они недалеко пасут своих животных, мне бы уйти подальше, но пару-тройку дней придется побыть здесь, пока у Мики рана подживает. Ещё неизвестно, как рана отразиться на собаке, но если она не сможет пасти скот, то сможет родить щенков, собака умная, сильная, выносливая, молодая хороший генофонд, оставлю её бабушке, пусть дом охраняет.
   Рану я зашила, наложила специальную заживляющую мазь, обмотала чистыми тряпками и осторожно перенесла собаку в палатку, сегодня ночью будем спать вместе, ещё нужно наварить ей питательного бульона, бабушка сала немного дала, вот его и использую и когда Мика проснется обязательно напоить водой.
   Направляюсь к ручью, Темир сидит за палаткой, его лошадь пасется в моем стаде, Ник молодец успокоил животных, собрал их и теперь чинно обходит стадо чуть порыкивая на особо ретивых.
   - Так что случилось Сахарок?
   - Зачем вы сожгли свои бывшие дома, не хотели, чтобы кому-то ваши развалины достались? Или хотели соседей сжечь?
   - Дома? Там не было домой, одни развалившиеся сараи, все пригодные к строительству материалы мы вывезли, даже печи разобрали, зачем бы нам поджигать гнилые доски?
   - Значит хотели сжечь соседей, неужели настолько мы вам ненавистны? Только не пойму, что же такое совершили бывшие соседи, чтобы их сжечь?
   - О поджоге я не знал, но обязательно узнаю, кто это сделал и по какой причине.
   Больше разговаривать нам не о чем, я вымыла в ручье руки, умылась, набрала воды и пошла к кострищу, сейчас соберу сухих веток и разведу костер, дождя в ближайшие дни не предвидится, значит стадо к закрытому загону не поведу, заночуем под звездами в этот поход кабанов осеменителей в стаде нет, зоотехник оставил их в свинарнике для основной их работы, а остальные животные ночную прохладу перенесут хорошо, да и холодов особых по ночам уже нет, весна вступила за свои права.
   - Как вы здесь оказались?
   Мы гоняли стадо чуть севернее остановились на пару дней передохнуть завтра уйдем.
   - Зачем они пришли сюда, зачем начали мне угрожать?
   - Ты тоже хороша, нам теперь дробь вытаскивать из их шкуры, думаешь это так приятно.
   - Может в следующий раз не полезут на рожон. Темир почему все фермеры мужского пола думают, что я легкая добыча, вы озабоченные придурки, я к вам никогда не лезла, даже в вашу сторону не смотрела, но постоянно ловлю похабные намеки.
   - Они пытались?
   - До этого не дошло, но их намеки были явными, про твой приход к деду мне только неделю назад бабушка рассказала, я не знала, но почему твоя родня и друзья так себя ведут? Они так защищают твою честь?
   - Я не девушка, сам с защитой справлюсь, про мое сватовство знают только братья и родители, эта не та тема, чтобы делиться ей с коллегами по работе, а эти просто оголодали без женщин, мы вторую неделю по пастбищам ходим вокруг только животные.
   - Пусть жен с собой берут, чтобы не становиться озабоченными идиотами, раз без этого не могут.
   - Сахарок, а ты не думала, что молодая девушка пастух, это нонсенс и вызывает большой интерес, ты одна до ближайшего жилья двое суток пешего перехода, вокруг только леса, луга и стадо скота.
   - Почините фельдшерский пункт, и я не буду пастухом, не скажу, что большой фанат этой работы, привыкла, а более в нашей деревне вакансий нет, а кушать хочется каждый день. А потом я не одна, вокруг меня животные, собаки и ружье.
   - Ружье, это аргумент, - Темир встал и направился к своей лошади, через несколько минут он уехал.
  Глава 4
  Три дня спустя. Любава.
   Нужно гнать стадо в деревню, А Мика еле ходит, видимо ножом ей повредили не только мышцы и связки. Рана заживает, нагноения нет, но двигается Мика с большим трудом и быстро устает, через пару минут ходьбы подгибает раненую лапу и ковыляет на трех лапах, тяжело переваливаясь с боку на бок. Соорудив из почти пустого рюкзака переноску, я уложила в неё собаку и повесив на спину погнала стадо к деревне, переход будет тяжелым, с таким грузом я большое расстояние пройти не смогу, придется часто останавливаться, давать отдыхать Нику, который сейчас делает работу за двоих и себе тоже, путь продлиться в два раза дольше. А ещё по дороге нужно наловить рыбы, еды практически не осталось, я бы и сэкономить могла, но собакам нужна калорийная пища, они много энергии сжигают. Придется останавливаться у временного крытого загона, что располагается рядом с озером, в том озере в заводях можно много рыбы добыть, опять же это время, а значит ещё сутки задержки, ночью же скот не погонишь, в темноте ноги переломают.
  Двое суток спустя.
   Озеро от весенних дождей разлилось, чтобы установить сеть пришлось заходить в воду по пояс, вода конечно не холодная как зимой, но и не летняя температура. Раздевшись до трусов, я взяла сеть и начала входить в воду, хорошо, что в этом временном загоне есть большая печь, пусть она на улице, но можно просто сесть около неё и погреться. Печь я предварительно натопила, воды нагрела, чай заварила, буду отогреваться. Сеть установлена, вытаскивать её можно с берега, меня дедушка научил, как закреплять веревки, чтобы при определенных манипуляциях сеть свернулась, образовав ловушку и вытащить её на берег вместе с рыбой, главное правильно установить и закрепить.
   Как не торопилась, все-равно замерзла, прежде чем одеться немного побегала по берегу, чтобы согреться, потом растерлась полотенцем до красноты и только после этого надела сухую теплую одежду, сейчас выпью кружку горячего чая и начну наполнять поилки в загоне, через пару часом уже пора будет загонять туда скот.
  ***
   Улов был знатным, еле вытащила сеть, накормлю собак от пуза, нажарю себе рыбы в дорогу, чтобы на готовку не отвлекаться, собакам подкопчу рыбы, чтобы не испортилась, но сначала нужно её начистить.
  Два часа спустя. Любава.
   Рыбу я начистила, животных в загон загнала, поилки наполнила, сено на подстилку разбросала, сейчас приготовлю сначала собакам, потом себе, поужинаю и остатки рыбы заготовлю на завтра. Печь горячая, углей я нажгла, простейшую коптильню соорудить не проблема, а со сном придется повременить, сначала подумать о хлебе насущном.
  ***
   Темир появился, когда я развешивала уже подкопченную рыбу под навесом, за ночь она остынет, подсохнет и будет храниться не менее двух суток, думаю за это время я должна дойти до деревни.
   - Ты преследуешь меня Темир?
   - Хотел убедиться, что ты дошла до деревни, но ты задержалась в дороге, пришлось поискать, ты же тащишь собаку на себе, а она не кошка и довольно упитана.
   - Тащу, она такой же работник, как и я только из-за двух придурков получила травму.
   - Наш доктор два часа провозился, чтобы вытащить всю дробь из них, а как они ругались, заслушался.
   Киваю головой, у фермеров доктор из города, холостой мужчина опытный и компетентный врач. У нас же в деревне только стены от фельдшерского пункта остались, социальная несправедливость налицо, странно, мы же не тунеядцы вся деревня работает, а кто не может по состоянию здоровья или по возрасту следит за детьми, наш бухгалтер с огромным опытом на счетах считает быстрее чем на калькуляторе, ходит с палочкой, но голова светлая и память получше чем у некоторых молодых. А другого специалиста, нанять не по карману за такие копейки даже недоучка студент работать не будет. Народ как-то резко стал ценить свой труд, даже когда живот от голода подводит, нос воротят, а может это я не такая или воспитывали по-другому.
   - У меня осталась уха, сухарей немного, а я спать, - захожу внутрь крытого загона, здесь имеется небольшая комната для пастуха, я уже взбила там прошлогоднее сено, постелила плащ, с ног валюсь, а ведь животные встанут рано.
  ***
   На меня резко навалилось тяжелое тело:
   - Я хочу, чтобы ты проснулась, - шепчет Темир, - чтобы осознавала, что я буду делать.
   Что он будет делать догадываюсь, пытаюсь нащупать ружье, но видимо он отодвинул его, а своими силами я не справлюсь, хорошо, что темно и я не вижу его мерзкую рожу, но просто так он меня не получит, освобождаю руки и вцепляюсь ему в рожу, шипит как змея, отдирает мои руки и резко переворачивает меня на живот, брюки трещат, расходятся по швам, видимо велико желание и сила имеется.
  ***
   Когда он застонал и отодвинулся от меня, первым делом я нашла свой рюкзак вытащила аптечку и накинув на себя плащ пошатываясь от боли и слабости вышла на улицу. В аптечке пузырек с уксусной кислотой, развела её кипяченой водой из чайника и очень тщательно промыла органы, не знаю, какие цели ты преследовал Темир, но зачатия не произойдет, я не желаю иметь ребенка от насильника. Потом я развела марганцовку и опять тщательно вымылась, и только после этого переоделась в другие штаны, эти можно выкинуть, одни лоскуты остались, свернув их я разожгла печь и сожгла вещи, бабушка заметит пропажу, но в походах всякое бывает. Выпив чаю, я пошла спать в загон к животным, легла рядом с беременной ярочкой, укрылась плащом и сразу заснула, может потом придет понимание происшедшего, сейчас же хочется выспаться.
   На рассвете слышала, как он уехал, в следующую нашу встречу, я прострелю ему причиндалы, хотя уверена, он больше и близко не подойдет ко мне. Все, что он хотел уже совершил и повторить у него не получиться думаю прекрасно это понимает.
   На следующий день я в деревню не пошла все тело болело, раз у меня есть еда, то можно сутки отдохнуть, а для животных травы достаточно.
  Четыре дня спустя.
   Зоотехник увидев раненую Мику побежал за ветеринаром, даже скот считать не стал, он понял, как собака могла получить такую рану, я же была настолько вымотана, что единственным желанием было спать, хотя в бане помыться не помешает.
  ***
   Оставив Мику под присмотром ветеринара, я пошла домой, бабушка заждалась уже поди и баню натопила. Ветеринар не обрадовал, собака ходить будет, но пастухом работать не сможет будет быстро уставать и большие расстояния проходить не сможет, в следующий поход возьму Тора, он ещё моложе, чем Ник, но умный пес и быстро учиться дедушка планировал только следующей весной взять его с собой, придется ему постигать науку на практике, а Мику оставлю в деревне, жаль привыкла я к ней, но ничего она умных щенят родит.
   - Баня готова, - бабушка улыбается мне, - я тебе в предбаннике сыра и сала оставила, перекусишь, а потом накормлю тебя наваристой похлебкой, я петуха зарезала, он конечно не слишком жирным оказался, но мяса на костях достаточно, нам женщинам хватит.
   - Спасибо бабушка.
  Утро следующего дня.
   Отец Темира появился, когда деревенские выгнали скот со дворов и юные пастухи увели его в огороженных загон, он вошел во двор и остановился, бабушка вышла на крыльцо с заряженным ружьем и направила его на мужчину.
   - Не желанный ты гость Салавай, как и твои дети, говори зачем пришел и проваливай.
   - Я компенсацию принес за раненую собаку, мои племянники перестарались, но твоя внучка тоже натворила, столько дроби в людей выпустить.
   - Ничего их шкура и не такое выдержит, а вот Темиру не она так я причиндалы отстрелим, если он ещё хоть раз на глаза покажется, а вернется мой супруг, одним оскоплением не отделается и тюрьмой деда не напугаешь.
   Мужчина хлопал глазами, но потом до него дошел смысл речи бабушки, он вытаращил глаза.
   - А если последствия будут? - шепчет он.
   - В городе их подчистую вычистят, таким тварям размножаться нельзя, незачем гнилой народ плодить.
   - Даже так? - кивает он головой, достает из кармана деньги.
   - Только так Салавай, положи деньги на траву и проваливай и лучше бы никому из вас не появляться в деревне, а то не ровен час обидим вас сильно.
   Мужчина положил деньги у калитки и удалился, бабушка, отложив ружье, спустилась с крыльца взяла деньги пересчитала и положила в карман фартука.
   - Знаю не спишь Любава, завтракаем и собираемся в город, тебе нужно к врачу.
   - Я не рассказывала тебе о нашей встречи с Темиром.
   - Я долгую жизнь прожила, много чего повидала и когда не увидела комплекта белья и пустой пузырек от уксуса, быстро догадалась.
   - Но почему Темир? У фермеров половозрелых самцов две трети, самок мало.
   - Он давно тебя заклеймил, потому к тебе ни один парень не подходил в деревне стоит только один раз сказать, а потом побаивались его, непонятный он, молчит, но смотрит зло, будто что-то замышляет.
   - Так дедушка ему отказал?
   - Но ты же не отказала, все ждали, когда он к тебе с предложением подойдет.
   - Он и подошел, только это не выглядело как предложение.
   - А ты думаешь Салавай деньги для собаки принес, да как бы не так Темир попросил его деньги передать, только отцу не все рассказал, не захотел или побоялся его гнева, только этим поставил его в глупое положение. Так хватит разговоров, через два часа автобус, для собаки заживляющую мазь купим, но перво-наперво тебе нужно к женскому доктору сходить, последствий не хотелось бы.
   - Не хотелось и не хочется бабушка.
  После полудня этого же дня.
   Доктор, знающая о деревенской жизни только по рассказам своих пациентов, качая головой, что-то быстро записывала в мою карточку.
   - Вы себя запустили, кем нужно работать, чтобы не появляться в больнице годами?
   - Пастухом.
   - Это шутка?
   - Нет я действительно работаю пастухом и с ранней весны до поздней осени гоняю скот на дальние луга, зимой помогаю в животноводческом комплексе с молодняком и в этот период у меня бывает небольшой отпуск, но к сожалению, в холодную погоду автобусы в город ходят через раз, а то и через два замерзают они, а пешком до города не добраться.
   - Вы не получили профессию?
   - Я фельдшер - акушер, имею диплом с хорошими оценками, но в нашей деревне от фельдшерского пункта остались одни стены и отдел здравоохранения области решил, что и фельдшер не нужен, раз помещения нет. Конечно пастух, это не профессия в вашем понимании, но для того, чтобы выполнять свои обязанности и не загубить скот нужно владеть многими навыками, городским жителям этого не понять и не постичь, однако мой дедушка всю жизнь пас скот, имеет об этом запись в трудовой книжке, получает пенсию по возрасту и до сей поры работает.
   - Со многим соглашусь в городе больницы еле выживают, лекарств нет, специалисты разбежались, остались самые стойкие или те кому податься некуда.
   - Выписывайте лекарства буду лечиться дома, смысла нет лежать в больнице, если придется покупать их самой.
   - Вам нужно делать капельницы, а сами вы не сможете.
   - Предыдущий деревенский фельдшер жив, здоров и с твердой рукой, с капельницами и уколами справиться.
   - Хорошо, но это дорого.
   - Куплю то, на что денег хватит.
   Доктор протягивает мне листок с назначениями и карточку:
   - Хотя бы раз в год появляйтесь у врача.
   - Не буду обещать, но постараюсь.
  Вечер этого же дня.
   Зоотехник совсем не обрадовался, что мне придется задержаться в деревне на семь дней, пока я пройду курс капельниц и уколов, но бабушка быстро осадила его:
   - Заездили совсем молодуху, а ей замуж выходить, детей рожать, а вы на неё целое стадо животных повесили, совести совсем нет, наши пастухи по двое работают, ещё и собаки у каждого, а она одна с двумя собаками и в стаде либо молодые, либо беременные, за такими животными глаз, да глаз нужен.
   Зоотехнику пришлось дать мне неделю отгулов, я и не сомневалась, что бабушка отстоит меня уже и с фельдшером договорилась, она будет приходить с утра и капельницы мне делать, вечером я буду приходить к ней с уколами.
  Глава 5
  Семь дней спустя. Любава.
   Последний укол сделан, я возвращаюсь домой от фельдшера, купила ей конфет в деревенском магазине, за смущала женщину, не привыкла она получать благодарность в такой форме, завтра утром погоню стадо к самому дальнему крытому загону для скота и останусь там на месяц, трава уже достаточно подросла, чтобы мое небольшое стадо могло оставаться в одном месте столько времени. В тех местах и речка и небольшое озеро имеется, рыбы много, рыбаков летом нет, все работают, значит пища и мне и собакам будет главное соли и сухарей с собой захватить. Бабушка где-то нашла старую коляску, наши механики укрепили на ней колеса, сварили дополнительные дуги, сделали ручку, повезу свои вещи на коляске, не знаю смогу ли пройти по тропам, но на всякий случай рюкзаки я захватили половину пути если удастся идти налегке, уже большое дело. Собаки к походу готовы, Мика почти не хромает и жаль, что придется оставить её в деревне, но ничего дедушка вернется с пастбищ найдет ей умного кабеля, она деток родит заботы будут.
   - Сахарок, слышала новость, - меня останавливает Ульяна помощник нашего зоотехника, она так по документам числиться на самом деле работает в конторе ведет все бумаги, заведует материальным складом и ещё много чего умеет. Мужчины скинули всю бумажную работу на неё, а сами только приказы отдают, она же все их указания, как положено оформляет, отчеты составляет, планы пишет, материальные блага регистрирует, брак списывает и ни одна проверка к этим бумагам ещё не придралась, профессионал своего дела наша Ульяна.
   - Не тяни Ульяна делись новостями, мне завтра в дальний поход.
   - Семья Темира уезжает к дальним родственникам в какие края не признаются они брали справку о своих паях, будут в аренду их сдавать, я слышала они и скот свой продали, фермерское хозяйство более чем наполовину голов опустело дома им придется оставить, кому они нужны так далеко от цивилизации лошадей не продают, на них весь скарб повезут.
   - Ну как в старые добрые времена, когда машины ещё не изобрели.
   - Машину они себе купили, но видимо добра много и в один кузов не вмещается, потому и телеги понадобились.
   - Так хана придет фермерскому хозяйству, на этой семье оно и держалось, там кто остается три семьи у каждой по двое детей подростков, они даже меньшую половину хозяйства не потянут. Это Темира семья многодетная и все дети уже совершеннолетние, будем честны, работящие они были всегда, когда в деревне жили много скотины держали, огород у них большой был, ещё два дополнительных поля для картошки, луга для заготовки сена самые обширные и все успевали только спины не разгибали.
   - И мы так же решили, либо загнуться наши фермеры, либо продадут кому пока ещё можно деньги со всего этого получить.
   - Пусть продают, они далеко мы о них и не вспоминаем пока на глаза не попадутся.
   - Ну помешать мы им не можем права не имеем, однако и помогать не обязаны, - заключила Ульяна.
   - Золотые слова Ульяна, пойду я завтра на рассвете в поход.
   - Ох и смелая ты девушка, одна с собаками и мирным скотом.
   - Каждый выживает как умеет.
   - Я бы не смогла, страшно же ночью?
   - Нет, диких хищников в наших краях уже давно нет, а от двуногих у меня ружье имеется.
   Мы расходимся в разные стороны, не могу знать причин по которой семья Темира покидает наши края, но то, что это не связано со мной точно, деда они не напугались, да и бабушка его бы на разборки не пустила, нет что-то другое произошло, видимо за лучшей долей фермеры поехали, может с хозяйством не справились, а может решили сами только семьей фермерствовать. Пойду бабушке новость расскажу.
   На мою новость бабушка ответила, что только дураки ходят за лучшей долей, умные создают её там, где живут.
  Две недели спустя. Любава.
   Я развешивала копченую рыбу под навесом, когда к загону подъехал зоотехник, от неожиданности, даже ойкнула. Нет сам зоотехник не такое уж редкое явление на пастбищах, а вот наш единственный старый деревенский мерин, прошедший такое расстояние - мистика в чистом виде.
   - Ты не удивляйся, я с новыми фермерами границы обозначаю, они хотят все по закону сделать. - киваю головой, рассматривая двух мужчин, одному чуть за сорок лет, хотя я могу ошибаться, но не более чем на пять-шесть годков, а второй молодой ещё и тридцати нет, хотя и тут я могу ошибаться. Те смотрят на меня круглыми глазами удивленного енота и молчат.
   - Познакомьтесь, это Сахарок, наш пастух недойного стада, - говорит зоотехник, а потом понимает, что надо бы представить меня по имени, - то есть.... - а дальше он зависает.
   - Не напрягайся командир, я уже давно привыкла, что мое имя помнят только бабушка и дедушка.
   - Ну в общем не смотрите, что она молодая девушка, опыт у неё огромный с тринадцати лет подпаском работает, дед у неё пастухом всю жизнь проработал и сейчас на дальние пастбища стада гоняет и ей свой опыт передал. А это наши новые фермеры, купили зимнюю деревню со всеми домами и сараями, оформили в аренду все земельные паи бывших фермеров и сейчас объезжают свои владения. Леонид старший, Мирон его младший брат.
   - А зачем им двоим вся зимняя деревня? - удивляюсь я.
   - Так их не двое, родственников с два десятка наберется, жены, дети, братья, сестры, старшее поколение все в зимнюю деревню постепенно переезжают, думаю к холодам устроятся.
   Мы говорим о новых фермерах, будто их нет рядом, те же рассмотрев меня теперь разглядывают кабана Борьку, этот породистый экземпляр был куплен для разведения новой мясной породы, как осеменитель и пока ещё молод его на время в мое стадо и определили. Борька же видимо признал во мне толи родительницу, толи главного ходит как привязанный в загон к животным идти не хочет сидит рядом с печкой бока греет, а спит у меня под боком и попробуй ему откажи устроит скандал и разбудит весь скот настырный кабан.
   - А этот почему не в загоне? - спрашивает Леонид и показывает на Борьку.
   - Не хочет, а попробуешь загнать будет сопротивляться и разбудит весь скот, он рядом со мной спит, удобно ему так. - кабан видимо понял, что обсуждают его, поднялся на ноги и повернувшись к фермерам громко хрюкнул, мы с зоотехником начали смеяться. - Да кстати командир, раз ты до меня добрался, то придется остаться ночевать у меня ярочка рожать будет, ветеринар просмотрел, на позднем сроке в стадо определил и судя по животу у неё там двойня, так что до утра спать не придется, я уже ей угол в загоне отделила, свежего сена постелила, жду, когда настоящие схватки начнутся.
   - Специально к тебе завернул, твоя бабушка продуктов передала, - он снял с мерина седельную сумку и достал оттуда небольшой мешок, - сала предала, петуха закоптила, муку, сказала, что ты лепешек нажаришь, ну и как всегда, крупа для собак, соль и сухари.
   - Ой спасибо бабушке, а то у меня от рыбной диеты скоро жабры вырастут, а вы чего стоите, гости, у меня чай есть горячий и уха осталась, - показываю на лавочку, сама же мешок с продуктами уношу в свою каморку, ну если хлипко огражденный угол можно так назвать, а потом возвращаюсь и продолжаю развешивать копченую рыбу.
   Командир хозяйничает, разливает в котелки гостей уху, наливает им чай, они достают хлеб, сахар, сыр я уже отужинала, ну может позже чаю выпью, мне ещё нужно ведро воды вскипятить, кто знает, как роды пройдут может потом придется свою одежду замачивать.
   - Хороший у тебя сегодня улов, - говорит зоотехник.
   - Пришлось поплавать в озере пока до глубокой заводи добралась, но теперь дня три можно о хлебе насущном не беспокоиться.
   Собаки мои лежат у загона к разговорам прислушиваются, но ведут себя спокойно, Тор хоть и первый раз в походе, но он умница за Ником повторяет мне даже командовать не приходиться, вот же умная животина народилась.
   Закончив с рыбой, я беру ведро и направляюсь к речке, чайник вскипячу, посуду помыть нужно, спать все-равно ложиться нет смысла, ярочку каждые два часа проверяю.
  ***
   - Ярочку я проверил, - зоотехник садиться на лавочку и снимает сапог, - посмотри у меня нагноение на пальце, дергает весь день.
   - А что раньше молчал, сейчас налью в ведро теплой воды с марганцовкой, посидишь немного потом посмотрю если понадобится, нарыв вскроем, рану обработаем.
   - Она что у вас и лечить умеет, - а это уже голос подал молодой фермер Мирон.
   - Она по образованию фельдшер, пока фельдшерский пункт не отстроим временно пастухом работает.
   - Фельдшер? - удивляется он.
   - На самом деле я фельдшер - акушерка, если понадобиться роды принять обращайтесь.
   - Нам пока не надо, - надулся Мирон.
   Бегу за аптечкой, ставлю единственный источник света масляную лампу рядом с собой, отмахиваюсь от любопытного кабана, что решил посмотреть в чем дело, тот обиженно хрюкает и отходит к печке.
   Нарыв вскрывать не пришлось, я чуть надавила и гной начал вытекать, несколько раз промывала очень слабым раствором перекиси потом засыпала растолченную таблетку левомитицина и наложила повязку.
   - Утром посмотрю, но думаю начнет подживать, антибиотик сильный, осторожно надевай сапоги и пойдем к ярочке будем ждать схваток, думаю гости сами устроятся, - смотрю на мужчин, те кивают головами, своих лошадей они уже распрягли, сено на земле разложили, достали походные одеяла, сразу видно люди не новички не один раз в поле ночевали.
  За час до рассвета.
   Мы вышли из загона забрызганные по колено в крови и слизи, уставшие, но довольные ярочка справилась, баранята родились небольшими, но здоровыми она их облизала, сейчас все отдыхают.
   - Пошли к озеру отмываться, - беру ведро с горячей водой, я всю ночь бегала в печке огонь поддерживала, - у меня на берегу корыто стоит одежду замочим, сами помоемся, - вручаю зоотехнику мыло и полотенца, и мы направляемся к озеру. Борька тихо хрюкая идет за нами.
   - Тебе придется его к себе забирать, он в свинарнике не останется, - смеется командир.
   - Заберу, его через месяц природа позовет, как увидит наших свиноматок так про все забудет.
   - А может и не забудет, устроит скандал в свинарнике.
   - Будите свиноматок к нему водить, раз купили породистого осеменителя, нужно использовать.
  ***
   Мылись мы долго, потом я стирала одежду, потом отмывала кабана, который умудрился найти грязь и вывалиться в ней по самый пятачок и после восхода солнца я улеглась спать, примерно на час, потом нужно животных напоить и отправить пастись, досыпать буду урывками не первый раз. Борька долго устраивался около меня, потом прижался к моей спине и заснул.
   Зоотехник и гости уехали после завтрака, я расставив палатку на лугу легла в ней, собаки накормленные наворачивали круги вокруг стада, Борька щипал траву у палатки, я же погрузилась в дрему, как же хорошо.
  Глава 6
  Две недели спустя.
   Наше стадо двигается к деревне, скажу, это занимательное зрелище. Впереди идет старый козел, единственный осеменить в деревне, он уже много лет ходит по пастбищам и дорогу до деревни от любого пастбища знает прекрасно. Потому идет впереди, за ним идут сначала молодые и беременные козочки, потом ярочки и молодые бараны, потом телята и беременные телочки, собаки семенят по бокам процессии, подгоняют отстающих и выбивающихся из шествия. Процессию замыкаю я, впереди себя толкаю коляску, в которой лежат два рожденных бараненка, рядом с коляской бежит их неугомонная мамаша и постоянно мекает, с другой стороны коляски идет Борька, хрюкает и периодически вытаскивает из земли корешок и жует его на ходу. И вот мы двигаемся до очередной ночевки, осталось не более пары часов пути, когда из леса появляются два всадника, останавливаются на небольшом возвышении и внимательно осматривают нашу процессию. Одного всадника я знаю, это Мирон и лошадь мне знакома, а второй всадник девушка, молодая, симпатичная, распущенные волнистые волосы спускаются до талии, лошадь у неё совсем не пастушья, скакун видимо породистый, статный с красивыми ногами, шеей и окрас у него палевый хвост и грива подстрижены. Сама девушка одета в джемпер и ветровку, узкие брюки обтягивают стройные ноги и округлые бедра, высокие кожаные сапоги нет она точно не фермер или новые фермеры разводят породистых лошадей? Почему нет, сейчас богатые люди считают модным иметь у себя породистых лошадей для выезда на природу.
   - Какой ужас и это стадо? - девушка морщит носик.
   - Это некондиционное стадо, но они тоже хотят есть сочную траву, - отвечаю я, не останавливаясь.
   - Это девушка? - удивляется она.
   - Девушка, это Сахарок, деревенский пастух. - отвечает Мирон.
   - Сахарок? А это имя?
   - Нет прозвище, - отвечаю я, а дальше я уже не слышу, о чем они говорят.
  Вечер этого же дня.
   Сегодня, я закончила все дела рано и у меня есть время спокойно попить чай и насладиться теплой ночью. Но мне помешали, собаки почуяли чужака, встали в стойку и тихо зарычали.
   - Это всего лишь я Сахарок, - под навес вошел Мирон, лошадь он отпустил пастись рядом с крытым загоном.
   - Куда спутницу дел? Потерял?
   - Лучше бы потерял, - буркнул он, - уехала она и хорошо с утра мозг ела, черпала чайной ложкой и жевала, он его слов, меня передернуло, я так живо представила это действо.
   - Зачем терпел?
   - Она дочь партнера отца, сам партнер мужик нормальный, а эта фифа испорчена любовью.
   - Интересное умозаключение, разве можно испортить любовью?
   - Можно, если любви много.
   - А бывает много любви?
   - Наверное бывает.
   - Не бывает Мирон, но любовь бывает слепая, глухая и всепрощающая вот такая любовь может испортить, она воздвигает на пьедестал и творит молитвы, спустя время объект такой любви понимает, что он Бог и может все, но забывает, что есть ответственность за тех, кто любит.
   - Откуда такие интересные философские выкладки?
   - Философия в Медицинском училище она была у нас до последнего курса, и мы сдавали по ней госэкзамен.
   - И вы философствовали о любви?
   - И о ней тоже, но хватит философских бесед, ты зачем здесь? Это не ваша земля, приехал меня развлечь, так я не нуждаюсь в компании за столько лет привыкла молчать, а уже если припрет, то можно пожаловаться собакам, а в нынешнем походе у меня Борька есть, прекрасный слушатель.
   - Хотел познакомиться по ближе с девушкой пастухом.
   - Насколько ближе?
   - Поговорить, узнать, как живется в деревне.
   - Тяжело живется, работаем и зимой, и летом, но это все лирика, - беру в руки ружье, - демонстрирую на всякий случай, патроны с мелкой дробью, шкуру портят на раз.
   - Ты стреляла в людей?
   - Стреляла, два бедра прострелила, один из них мою собаку ножом пырнул, такого помощника испортил, она сейчас у бабушки живет в следующем году ждем от неё умного потомства.
   - Так у вас не породистые собаки?
   - Нет, дедушка ищет по деревне умных кобелей, сводит их с умными самками, а потом отбирает сильных и умных щенков, таких из помета максимум два бывает, остальные идут в сторожа.
   - У вас же небольшая деревня?
   - Сторожат не только дома, коровники, телятники, свинарники, курятник, сараи для просушки и хранения сена, овощехранилища и цех по заготовке мяса и не хватает сторожей.
   - Мы совсем с других мест, у нас стада так далеко на пастбища не гоняют и понятно, что собак пастухов нет, сторожа есть конечно, но люди больше надеяться на технологии.
   - У предыдущих фермеров тоже были технологии, электронный пастух, однако при дожде и ветре он давал сбои, а может они пользоваться не умели. Только они пришли к технологиям от безысходности, наши пастухи отказались гонять их стада, а сами фермеры пастухами не были, на малых расстояниях ещё справлялись, а на дальние пастбища не могли, да и троп не знали, в горах не по всякой тропе можно стадо провести, тут нужна сноровка и опыт. Нам пора заканчивать разговор, если хочешь, чай есть ещё горячий, а я спать. - захожу в загон к животным, выбираю место в самом дальнем углу загона, Борька, растолкав животных, подходит ко мне, долго устраивается, а потом прижимается к моей спине и затихает.
  Три дня спустя. Любава.
   Бабушка встречала меня натопленной баней, наваристым борщом и новостями о жизни деревни, как же я по ней соскучилась.
  ***
   - Рассказывай бабушка, вижу же как тебя распирает от новостей.
   - Раненых тобой племянников поместили в КПЗ, они на новом месте отличились, убили бычка, разделали его и повезли продавать мясо на базар. Там их и взяли вместе с мясом.
   - Откуда новости?
   - Участковый объявился, столько лет его не видели, а тут приехал с прокурором и давай по деревне ходить о преступниках спрашивать, мол нужно для расследования воссоздать полную картину их поведения. А о их порченной шкуре они не спрашивали?
   - Им это не интересно.
   - Но зачем они продавали мясо у них так плохо идут дела?
   - Они плотно подсели на наркотики, родня отказалась давать им деньги, отправили в больницу, заплатили за лечение, но они сбежали оттуда.
   - Ну значит туда им и дорога.
   - И я так думаю, светит им не менее пятнадцати лет.
   - За одного бычка?
   - Нет конечно, полицейские так обрадовались, что схватили их теперь они закроют половину дел о нападении наркоманов, ну не искать же им преступников на самом деле.
   - Ужас какой на пастбище как-то спокойно, ни наркоманов, ни деляг полицейских.
   - Соглашусь с тобой.
   - Еще какие новости?
   - Новые фермеры пытаются наладить соседские отношения с нашим кооперативом, но командир на контакт идти не торопиться, деревенские тоже с настороженностью относятся к соседям, приглядываются к ним.
   - А зачем фермерам с нами дружить?
   - Хотят опыт перенять.
   - А зачем бы нам делиться опытом?
   - Командир так же думает, потому ссылается на занятость и избегает общения.
   - Ну он умный мужчина, сам разберется, - бабушка кивает головой, - а более информации нет?
   - Есть, Темир скоро жениться.
   - Быстро он определился с выбором второй половины, я только месяц в деревне не была, откуда информация?
   - Салавай приезжал за какой-то справкой, с довольной рожей рассказывал об успехах сыновей.
   - Врет, хотя может и нет.
   - А тебе не все ли равно?
   - Девушку жалко.
   - Ну не в рабство же её забирают, не понравиться разведется.
   - Мне не нравилось, но я не избежала и уйти не смогла.
   - По-хорошему судить его нужно, но ведь он все рассчитал, ни свидетелей, ни следов, рваные штаны к делу не пришьешь, а следы ты тщательно уничтожила.
   - Я не хотела потом стоять перед выбором убить живое существо внутри себя или оставить ребенка от насильника, а ему за все воздаться.
   - Ты все правильно сделала в тех обстоятельствах, это было единственно верное решение. И я полностью поддерживаю тебя, а ему воздаться по заслугам, жаль, что это будет нескоро.
   - Согласна, нам всем воздаться по заслугам, а сейчас я хочу спать, мечтала о кровати.
   - Когда следующий поход?
   - Через три дня, ветеринару нужно осмотреть животных, молодым сделать прививки и только после этого выпускать их на пастбище, я помогу тебе в огороде, не сидеть же без дела.
   - Три дня это огромный срок. Все спать, завтра встаем на рассвете, работы много.
  Три дня спустя.
   Бабушка расхаживала по кухне, размахивала руками и сыпала проклятиями, зоотехник и ветеринар, втянув голову в плечи следили за её передвижениями, но позиции не сдавали.
   - Да где это видано, чтобы молодую девушку отправлять со стадом на два месяца, да ещё и на пастбища в предгорье, там погода неустойчивая, даже снег летом не редкость, ветра и дожди, а сколько туда идти? Да она с таким стадом неделю туда будет добираться.
   - Там сейчас самая сочная трава, на равнинах давно дождей не было, и трава пожухла только у воды и пригодна для кормления, а потом она скоро семена даст, а значит для молодых особей жесткая и не особо питательная. - настаивает зоотехник, - а потом на том пастбище домик стоит, с нормальной печкой и бочки с дождевой водой за день нагреваются, хоть ванную принимай.
   - Там река горная, быстрая, заводей мало, я не смогу прокормить собак, рыбу тяжело добывать.
   - Мясо сушеного тебе дадим, ливер засолим, сала соленого.
   - А как я все это унесу, мне даже в коляске столько продуктов не увезти, тропы там тяжелые подъемов много за стадом бы уследить, а ещё и коляску толкать.
   - Мерина дадим, нагрузишь его, - предлагает зоотехник.
   - А он по дороге окочуриться, старый же, я его с детства помню и что мне потом делать самой впрягаться, не бросишь же продукты на дороге.
   - Сахарок, очень нужно стадо увести, скоро сенокос начнется некогда будет за животными присматривать, - жалобно говорит зоотехник.
   - Сенокос только через месяц.
   - Так ты на два месяца пойдешь.
   - Что, да вы совсем совесть потеряли, на два месяца только мужчины ходят, да не по одному, а минимум двое! - крикнула бабушка, - совести у вас нет, совсем девушку загоняли, она бане как чуду радуется.
   - В этом году на наших лугах трава отменная, мы землю удобрением подкормили, несколько раз шлюзы открывали, чтобы поливочные канавы наполнить, жаль будет такую траву упустить, - оправдывается зоотехник, - я уже с людьми говорил, все на сенокос выйдут, по одному человеку на фермах оставим, чтобы за беременными присматривали, остальные будут в лугах работать, сама понимаешь на животных уже сил не будет.
   - Да понимаю я, только и меня поймите не могу я голодными собак держать, сама перебьюсь, а собак нужно хорошо кормить они много калорий тратят без них мне со стадом не справиться.
   - Мы подумаем, карту района посмотрим, может какая мысль в голову придет, - зоотехник и ветеринар встают и под бурчание бабушки быстро покидают дом.
  Утро следующего дня.
   Уходила я из деревни налегке, но на коляске бабушка настояла, везла там свои вещи и немного посуды, продукты мне привезут. Внимательно изучив карту района, зоотехник обнаружил, что на предгорье в пятидесяти километров от нашего пастбища проходит дорога, только она идет из другого района и потому продукты и другие вещи, мне привезут на машине, сначала доедут до соседнего района, потом совершив несколько маневров по дорогам того района они попадут на эту дорогу, остановятся в ближайшей к пастбищу точке и постепенно перенесут груз в домик, что такое пятьдесят километров, мне со стадом до пастбища полторы недели идти. А стадо у меня в этот раз очень беспокойное, много самок с малыми детьми, беременных почти нет, ветеринар не стал рисковать, оставил их в деревне, но мне молодняка хватит очень беспокойные животные, бычки молодые, бараны, козочки и Борька, без него никак, он чуть загон в свинарнике не сломал, как ко мне рвался, зоотехник включил его в стадо и перекрестился с характером кабан попался.
  Глава 7
  Три недели спустя.
   У меня сегодня прекрасный улов, я уже накормила собак, сварила себе ухи и сейчас разделываю оставшуюся рыбу, часть засолю и потом засушу, часть закопчу, а малую часть пожарю себе на завтра. Животные уже спят в загоне, собаки отдыхают и охраняют, Борька лежит у крыльца дома, а я сверкая чешуей занимаюсь рыбой, потом придется мыться, выгляжу как русалка после драки, чешуя в самых неожиданных местах.
   Всадников я услышала издалека, сегодня очень тихая и безветренная ночь, никак соседи пожаловали и что им по своей территории не гуляется?
   В этот раз всадников было трое, уже знакомые мне Леонид и Мирон, ну и виденная мной и лично не знакомая девица.
   - В колхозе больше пастухов нет? - сморщив нос и брезгливо оглядывая меня, спросила девица.
   - А у фермеров территория маленькая, что они постоянно на колхозную забредают?
   - Это я решила прогуляться к предгорьям, - ответила она.
   - А два здоровых половозрелых самца не смогли тебя остановить?
   - А почему они должны останавливать? - возмущается девушка.
   - По той же причине почему сопровождают, - и вот тут девица впала в ступор, она не знала причин почему мужчины сопровождают её, она так захотела, а о том, что побудило их согласиться не задумалась ни на минуту.
   - Нона, - вздохнул Леонид, - мы в гостях и не стоит провоцировать хозяев.
   - Она владеет этой землей? - фыркает Нона, теперь я знаю, как зовут дочку богатеньких партнеров.
   - Сейчас она представитель своего кооператива и паем земли владеет, пусть не этим, но собственность имеется. - Мирон молчит и пялиться на меня, сама знаю, что выгляжу как торговка рыбой, но я их не звала на меня смотреть.
   - Ружье? - удивляется Нона и направляется к стене где оно стоит, протягивает руку к нему, но между ей и ружьем возникает Тор, громко рыча, он такой умница, потрясающие успехи делает, девушка от неожиданности вздрагивает и отпрыгивает на шаг, - не воспитанный пес? - она сильно напугалась, и чтобы скрыть возмущается.
   - Не нужно трогать мои вещи.
   - Ты охотишься на зверей?
   - На двуногих хищников в основном, остальных здесь нет.
   - Что? -она прекрасно поняла о ком я говорю, но видимо девушку растили в тепличных условиях, тщательно фильтровали всех друзей и знакомых, что рядом с ней, она может и в опасных ситуациях ни разу не была, потому и к ружью потянулась опасность бывает очень желанной, особенно, когда не знаешь, чем это может закончиться. Может и видела она оружие, но все оно было дорогим начищенным до блеска и всегда висело на стене.
   - Нона нам пора, - твердо заявил Леонид, он помог ей взобраться на лошадь, кивнул мне головой, и они ускакали, непонятно зачем приезжали могли бы просто объехать стороной.
  ***
   Покончив с рыбой, я вместе с посудой и Борькой отправилась купаться в ближайшую заводь, три дня назад, я её расширила, немного углубила, понятно, что поплавать там не удастся, но вполне можно полить на себя из ковшика.
   Чужака первым услышал Борька, я уже вымылась, тщательно вытерлась полотенцем, надела на голое тело длинное платье в котором сплю и собирала чистую посуду.
   - Насмотрелся извращенец?
   - Я только подъехал, - Мирон вышел из кустов, ведя подусты коня.
   - У вас женщин молодых нет? Я Нону не считаю, она конечно молодая, симпатичная, но избалованная тепличная роза.
   - Есть у нас и женщины и девушки, только они все мои родственницы.
   - Сочувствую, в ближайшей округе девиц навыдане нет.
   - А ты?
   - А кто сказал, что я желаю, чтобы меня выдали замуж, в город нужно за невестами ехать, сейчас времена тяжелые, молодые девушки носом крутить не будут и фермером заинтересуются.
   - Некогда женихаться хозяйство нужно поднимать.
   - Нужно, все нужно и женихаться и хозяйство поднимать, время на это уходит много, а то получиться, что хозяйство все ещё не поднялось, и мужская слабость наступила.
   - Еще не наступила, - ухмыляется он, я собираю посуду и направляюсь к домику.
   - Ты если ночевать здесь планировал, то устраивайся на улице, я в дом тебя не пущу, там кровать одна, а полезешь, шкуру подпорчу основательно ещё и собак на натравлю и вообще, если ты какие планы на меня имел, забудь о них, я фермеров на дух не переношу, любите вы халяву, а отвечать за поступки не желаете, - - ставлю посуду на стол и пропуская Борьку в дом закрываю дверь на засов.
   Мирон ускакал только я засов задвинула, значит действительно планы имел, да любят у нас мужчины легкие пути, а стоит на этом пути небольшой канаве повстречаться, так сразу назад поворачивают. Небось к Ноне он так топорно не подкатывал, её нужно долго и нудно обхаживать, подарки дорогие дарить, изысканные комплементы произносить, а кто я пастух недойного стада, со мной можно не церемониться, подкатился под бок и готово у меня выбор-то нет, желающих на сто километров вокруг не сыскать, а тут он рыцарь, фермер на пегом коне, чем не принц для пастушки.
   Наливаю себе ухи, поужинаю и спать, завтра засоленную рыбу сушить нужно, дел много, мне в этом домике ещё полтора месяца куковать, уверена гости больше не пожалуют, вот и славненько без них есть чем заняться.
  Больше чем полтора месяца спустя. Любава.
   Уже вдалеке виднелись первые деревенские дома, осталось перейти поле, на котором уже скосили траву, перебраться через неглубокий, но довольно широкий овраг и стадо окажется у открытого деревенского загона. Сегодня, наш рулевой, старый козел, почему-то проигнорировав широкую наезженную дорогу, которая появилась, только недавно, когда стало гнала на пастбище, по ней только телега могла передвигаться, а сейчас я даже вижу следы протекторов от тракторов и машин, чудеса просто. Так вот козел свернул к выкошенному лугу, а значит придется перебираться через канаву, это не проблема, животные спокойно преодолеют эту преграду, но чем ему дорога не угодила, по ней бы мы прямо к конторе подошли, а там зоотехник часто бывает, сразу бы и посчитал скот, я бы быстрее дома оказалась.
   Видимо я задумалась, откуда появился небольшой трактор не увидела, он напугал, козла, тот шарахнулся в сторону, за ним побежали козочки, потом бараны, а бычки поперли прямо на трактор, пока я давала собакам команды, чтобы немного в сторону отогнали стадо, не выпуская коляску из рук, двигалась к трактору, он что не видит стадо, если хоть одно животное пострадало, шкуру с него спущу, я даже ружье схватила, стрелять конечно не буду, но прикладом могу приложить.
   - Ты что гад, свой агрегат прямо на скотину направляешь, не видишь стадо в деревню возвращается, трясу ружьем перед неизвестным мне молодым парнем, тот огромными глазами смотрит на меня и понять ничего не может, собаки бегают вокруг животных собирая их в кучу, Борька громко хрюкает у моих ног, ударяет пятаком в колесо коляски, которая трясется, от этой картины любой оторопеет.
   - А ты что на поле с коляской делаешь?! - кричит парень, - тебе гулять негде?
   И тут замолкаю я, он что меня за мамашу с ребенком принял, которая решила выйти в поле погулять, ну в общем если в коляску не заглядывать.
   - Ух успел, - тяжело дыша от быстрого бега около нас появляется зоотехник, - Сахарок, это наш новый механизатор Елисей, они перед самым сенокосом в нашу деревню перебрались.
   - Кто они командир?
   - Елисей, его младший брат Иван, старший брат Илья, его супруга Полина и родитель их Никита Назарович, мастера на все руки за месяц два заброшенных дома чуть ли не заново отстроили, красота, у них два своих трактора и грузовая машина.
   - Еще одни фермеры.
   - Нет, они в наш кооператив ступили завтра на собрании будет решать в какой стороне им паи нарезать.
   - А ты че перед ней так распинаешься? - удивляется Елисей.
   - А вот когда у тебя живот прихватит, ты к ней побежишь потому как больше не к кому, а она тебе самое горькое лекарство выпишет и вспомнишь мои слова.
   - Она фельдшерица что ли?
   - Что ли деревня, - отвечаю я, устала домой хочу, - командир, пошли стадо считать, домой хочу, бабулю больше двух месяцев не видела.
   Сгибаю большой и указательный палец на правой руке, засовываю их в рот и громкий свист останавливает моих собак, они замирают на месте, как и все стадо.
   - Тор! - командую я, - чуть в лево стадо гони, Ник, подгони двух телят, - показываю рукой на телят, собаки начинают выстраивать стадо, - Борька не опаздывай, - подгоняю кабана, тот выбегает вперед и двигается за стадом.
   - Она кто? - слышу сзади голос Елисея.
   - Пастух она не видишь, что ли, стадо более двух месяцев на пастбищах у предгорья паслось, домой возвращаются, - отвечает зоотехник, - Сахарок, хорошо животину откормила, вон бока какие круглые.
   - Фирма веников не вяжет командир.
  ***
   Борьку зоотехник брать отказался наотрез сказал, что он ему опять загон разломает, раз прикормила кабана, забирай себе. Ничего я его не прикармливала, сам прикормился, получив у зоотехника небольшую премию за работу и деньги на кормежку собак, я с коляской, собаками и Борькой направилась домой. Бабуля ждет меня у калитки, улыбается.
   - Вон смотри наши механизаторы, как заброшенные дома отремонтировали, дворцы просто, - напротив нас стояло два дома, три года назад бабушки, что жили в них умерли одна за одной, детей у них нет, раньше матерей сгинули, а другим родственникам такая непрестижная недвижимость не нужна. Через год командир оформил землю на кооператив, дома-то никому не нужны из деревенских, а вот земля должна быть оформлена, как положено. Так вот, где механизаторы поселились, дома и правда поправили, крыши перекрыли, двор и огороды от кустов и травы очистили, сараи для животных поставили, рукастые мужики и когда успели.
   - Быстро они на новом месте обжились.
   - День и ночь работали, Никита Назарович с сыновьями строг, невестку в три ноги гоняет, а она тяжелая, живот уже к носу лезет Илья отца останавливает, но где там строг дед, однако мастер хороший все умеет.
   - Только не говори, что такой муж в деревне нарасхват.
   - Да упаси Господь, он же дурной на голову, ну мастеровитый, к любому делу приспособлен, так дурак, каких не сыскать, нет Любава муж должен жену беречь, деток хоть и в строгости держать, но быть справедливым и лаской одаривать, хвалить за хорошее, журить за шалости, а не верещать как баба на базаре, посылая всех по матушке и гоняя до темноты в глазах. Всего должно быть в меру, поработали хорошо, отдохнули, а когда тело отдохнет работа быстрее спориться. Ну хватит у калитки стоять, мне мужики загон для твоего Борьки сделали, веди его туда, зоотехник сразу сказал, придет стадо, не возьму кабана в свинарник, пусть у вас живет и даже мешок комбикорма для него принес, ветеринар витаминов с килограмм выдал он же породистый, осеменитель как не как, должен быть здоров чтобы сильное потомство зачать.
   Мы заходим во двор, я веду Борьку к новому загону, бабушка туда даже сено постелила, тот хоть и хрюкает, но идет, я ему в корыто воды наливаю, чуть позже поесть принесем, а сейчас в баню и белье стирать.
   - Баню я стопила, воды много, устроим большую стирку, я половиков собрала, самой-то мне с ними не справиться, а вдвоем, быстро порядок наведем, - говорит бабушка, закрывая загон с Борькой, тот увлеченно взбивает пятаком сено, видимо лежанку для себя устраивает умная животина.
  Поздний вечер этого же дня.
   Сидим на веранде, разморенные после бани, пьем чай со свежими булочками, вот так бы всегда. Единственное, что мешает нашей идиллии, это скабрезные крики новых соседей, ох и горласт Никита Назарович, орет почем зря, он так всех невест распугает останутся его сыновья холостыми и единственная невестка сбежит, ох и надрывается сосед.
   - Что же ему никак не угомониться?
   - Дурной, вот и орет, - бабушка собирает чашки, - все иди спи, если этот горлопан мешать будет, я на него собак спущу.
   - Меня сейчас и взрывом не разбудишь, наконец-то до своей мягкой кровати добралась, никакой сосед не помешает увидеть сладкие сны.
   - Когда в следующий поход?
   - Три дня зоотехник дал, бока отлежу, а потом на ближние пастбища пойду, скоро дожди начнутся нечего грязь месить, стадо у меня слабое, хоть и подросли за лето немного, но сил ещё мало, только полдня и шли в остальное время отдыхали сил набирались, смысла нет гонять далеко, да и осень приближается, ночью особенно чувствуется.
   - Я тебе новую фуфайку справила, толстый свитер связала, носки и штаны, до октября же гонять будешь, а ночи холодные.
   - Спасибо бабушка, чтобы я без тебя делала?
   - Работала бы в больнице и не знала бы с какой стороны к быку подходить.
   - Может и так, а может и по-другому было.
  Глава 8
  Три недели спустя. Любава.
   Мой нынешней поход к ближайшим пастбищам прошел спокойно и без гостей, как же я была счастлива в одиночестве, может и задержалась бы на несколько дней, но два дня шли дожди и когда они закончились, я подождала сутки, чтобы земля просохла и направила стадо в деревню. Осенью уже пахло не только по ночам, утром было прохладно к вечеру земля остывала по ней стелился туман, выпадали росы, ещё один недельный поход на ближние луга и моя кочевая жизнь закончиться. Через несколько недель дедушка и другие пастухи пригонят стада с горных пастбищ, там уже прохладно и ночами может выпадать снег. До октября месяца стада все ещё будут выводить на пастбища, но далеко гонять не будут, максимум километров пятьдесят от деревни.
   Бабушка как всегда встречала меня натопленной баней, свежей наваристой похлебкой и вот наконец-то я добралась до кровати, блаженно растянулась, накрылась теплым одеялом и провалилась в сонное царство.
  ***
   - Любава вставай! - бабушка осторожно трясет меня за плечо.
   - Еще не утро, - шепчу я.
   - Ночь в самом разгаре, но нашей соседке Полине приспичило рожать.
   - Чтооооо! - сначала я сажусь на кровати и только потом с большим трудом открываю глаза, - они куда раньше смотрели? Живот за неделю до родов опускается, время, чтобы доехать до городской больницы более чем достаточно.
   - Так дурень старый не пустил, я ещё пять дней назад на Полину взглянула и её мужу сказала, что нужно везти супругу в больницу, так этот как заголосит будто он сам рожал и знает, когда нужно ехать в больницу, махнула рукой и домой пошла, не моя семья, пусть сами разбираются. Ну и дотянули идиоты. Илья, великовозрастный дурень, мужику тридцать лет, а он до сей поры горластому дурню в рот заглядывает, другие братья такие же, но эта ситуация их совсем не касается не их супруга.
   - Один дурень горластый, второй великовозрастный дурень, женщина слово сказать не может, а я должна среди ночи роды принимать?
   - Получается так, - бабушка протягивает мне чистые спортивные штаны, футболку, халаты у меня есть, нужно осмотреть роженицу и принимать решение.
   - А где она?
   - В пристройке сидит, стонет.
   - Стонет это нормально, все стонут.
  ***
   Захожу в пристройку, а там все три брата их папаша и роженица.
   - Чего сидим, печку в пристройке натопить, воды согреть очень много, баню топите, воду кипятить и горячую, и холодную и несите пеленки! - те молчат, смотрят на меня, - Быстро!!! - ору дурным голосом.
   Парни соскочили и заметались, их папаша встал в позу, руки в боки и только открыл рот, но я оказалась проворнее.
   - Вон отсюда, чтобы духу здесь не было, мне ещё не хватало маты слушать и так каждый день от них уши вянут. Кто довел до того, что она рожать будет в пристройке, что в больницу было не отвезти, а я теперь ответственность на себя бери и за неё, и за ребенка.
   - Да ты... - но бабушка, схватив соседа за рубашку вытащила из пристройки.
   - Не смей орать, ей настроиться нужно! - кричит бабушка, - уходи отсюда!
   Так просто сосед не ушел, с минуту я слышала его маты, но разбираться на кого он материться некогда, достаю чистые простыни, накрываю кушетку и начинаю помогать Полине раздеваться. Потом ставлю ширму, огораживаю кушетку с Полиной и шкаф с лекарствами, начинаю искать перчатки, одноразовые шприцы, которые приобрели мне на такой вот случай и начинаю перебирать лекарства.
   Бабушка с тюком тряпок возвращается в пристройку.
   - Нужно наполнить автоклав водой и простерилизовать пеленки, а ещё нужен спирт, но его нет.
   - Я принесу самогон, добавишь туда йод все-равно больше ничего нет, и я послала Ивана за бывшим фельдшером, пусть присмотрит за тобой.
   - Спасибо бабушка, - чувствую, как от нервов у меня скручивает в животе, нужно успокоиться и осмотреть Полину.
  Два часа спустя. Любава.
   Автоклав отработал, стерильные пеленки в упаковочной бумаге остывают на столе, печка в пристройке растоплена, вода в двух банях греется, бывший фельдшер сидит на стуле в уголке, у Полины уже частые схватки. За два часа, я обработала всю пристройку раствором хлорки, стол, шкаф, кушетку самогоном с йодом, а за окном громко материться свекор Полины не успокоиться никак полдеревни разбудил, вот же глотка луженая.
   - Ну что будем рожать, - тихо говорю я Полине, - ты хоть раз в больнице была? - та кивает головой, - хорошо.
  ***
   - Сахарок, - тихо говорит бывший фельдшер Тамара Егоровна, - ты героиня, - двойня, да ещё один попой шел, у меня сердце зашлось, когда увидела, зашивай мамашу и пусть тут спит.
   - Там отец уже и кроватку приволок, - говорит бабушка, закутывая орущих детей в теплые одеяла, - сюда и поставим, я подушку и одеяло для мамаши принесу, пусть пару дней здесь поживут, Полина ещё не скоро встанет, порвалась сильно.
   - Пусть папаша за детьми присмотрит, прочувствует все прелести отцовства, - говорит Тамара Егоровна, - и как в городской больнице двойню пропустили?
   - Там врачей осталась половина, те, что с опытом и мозгами по частным клиникам разбрелись, а на молодых надежды, нет, - отвечаю я, - у меня из обезболивающих только новокаин.
   - Коли новокаин, раз более ничего нет, - предлагает Тамара Егоровна. - А что горлопана не слышно, никак угомонился?
   - Так утро уже, стадо на пастбище погнали, - отвечает бабушка, - Любава, баня ещё теплая.
   - Да помыться не помешает, как хорошо, что я два месяца назад у ярочки роды принимала, тоже два бараненка родилось, прямо знаки мне кто-то подавал?
   - Может кто и подавал знаки, а может так звезды сошлись, пусть хоть так опыта наберешься и когда фельдшерский пункт починят, сколько можно стада гонять? - отвечает бабушка.
   - А я уже и не надеюсь, что диплом пригодиться так и буду на рога, копыта и хвосты смотреть.
   - С зоотехника не слезу пока он фельдшерский пункт не отремонтирует и не оснастит его не хуже, чем в городской больнице, я более всего за автоклав переживала, а не заработай он, чтобы делали? - говорит бабушка.
   - Пеленки горячим утюгом отпаривали бы, - смеется Тамара Егоровна, - у меня такой случай был, утюги со всей деревни собирали, всех родственников роженицы гладить поставили понятно, что стерильности таким способом не добиться, но сделали все, что в наших силах. Детки выросли здоровыми.
  ***
   - Все не могу больше с ног валюсь, - бабушка удобно укладывает Полину, ох умаялась мамаша, руки поднять не может, - я в баню, а потом спать, пусть за ней супруг смотрит.
   - И то правда, - отвечает бабушка, - с детками я помогу, а вот с супругой пусть сам справляется, довел молодую женщину пусть разгребает.
  Полчаса спустя. Любава.
   Как устраивался папаша я уже не видела, смыв в бане пот и кровь, я сразу направилась спать, на улице уже солнце светит рабочий день начался, народ на работу ушел, а через три дня мне стадо гнать, одно радует детки родились хоть и небольшие, но крепкие, кричат громко их бы вместе с мамашей в больницу, так горластый старикан не позволит. Но пусть разбираются сами, я свое дело сделала, хотя могла бы отказаться, в кооперативе я числюсь пастухом и роды принимать в мои обязанности не входит.
  Неделю спустя. Любава.
   Дождь собирался с самого утра, но разошелся только к вечеру, я успела все подготовить для ночевки скота в закрытом загоне и даже ужин себе сварила, через два дня погоню стадо обратно в деревню, у меня три ярочки скоро родят успеть бы довести их до ветеринара.
   И только я налила себе похлебку в этот раз не рыбную, а мясную, бабушка солонины в дорогу дала, ухи я за лето до отрыжки наелась, для разнообразия можно и мясо поесть.
   - Добрый вечер, - под навес заходит Иван, самый младший сын горластого соседа, ему двадцать четыре года, здоровый детина, механизатором работает, только не пойму, что он в этих краях забыл?
   - Какими ветрами занесло механизатора?
   - Продуктов тебе принес, зоотехник просил задержаться на неделю, стада с горных лугов прибыли работы у скотников очень много, ветеринар с ног валиться, половина самок беременные, - Иван протягивает мне мешок, - крупы для собак с избытком положили.
   - У меня три ярочки скоро разродятся, я не могу задерживаться.
   - Утром отведешь их к машине, я увезу, для этого и приехал.
   - Ты по старой дороге доехал?
   - Не доехал, километрах в пяти пришлось остановиться.
   - Ну если ярочек заберешь, то я останусь, что-то рано стада с гор спустились.
   - Там снега пошли и ледяные дожди, они спустились в предгорье, а там дожди, вот и решили возвращаться в деревню.
   - Значит дедушка дома.
   - Дома, уже успел с моим батей поругаться, мы их еле растащили.
   - С чего вдруг им ругаться?
   - Батя припомнил, как ты его выгнала из пристройки.
   - А он хотел при родах присутствовать? Ещё чего не хватало.
   - Он привык все контролировать, его уже не переделаешь.
   - Ну раз вы даже не пытаетесь его одернуть, то терпите, все хотела спросить, где ваша мама?
   - Сбежала, когда мне восемнадцать лет исполнилось, мы потому и уехали из той деревни половина жителей её родственники, бате глаза кололи, надоело им терпеть его выходки.
   - А вы зачем поехали? Взрослые уже, могли бы жить самостоятельно.
   - Работы там нет, перебивались шабашками, Илья хотел свой дом отстроить.
   - Отстроил, что толку, все равно отец им командует, вы как телята, он вас хворостиной подгоняет, а вы бежите и никому в голову не придет хотя бы замычать в знак протеста.
   - Ассоциации у тебя пастушьи?
   - А ты предпочитаешь медицинские? - наливаю ему похлебки, - ужинаем и спать, я с ружьем и Борькой, ты под навесом на улице, сена много лежанку сделаешь.
   - Меня предупредили, я теплый плащ захватил и пару одеял.
   - Мог бы и кровать привести, на машине же, - смеюсь я.
  Утро следующего дня. Любава.
   Ярочек пришлось поднимать в кузов машины на одеялах, напугались они, а им нельзя. Устроив их между мешками с травой, уж не знаю, зачем её Иван возит, но машина не моя собственность и потому спрашивать не стала, мы с Борькой отправились к стаду, нужно дров собрать пусть сушатся, раз придется задержатся.
  Глава 9
  Полторы недели спустя. Любава.
   Дедуля загорелый, обросший и исхудавший ждал меня у калитки, ох и соскучилась я по нему.
   - Скучал Сахарок, - шепчет он, обнимая меня, - баня истоплена, я петуха зарубил, похлебка наваристая, пирожки у бабки пышные только тебя ждем.
   - И я скучала дедушка.
   - Через неделю материал для ремонта фельдшерского пункта привезут, я сам в строители напросился, бабуля зоотехнику пригрозила, что в следующий раз ты откажешься роды принимать, раз тебя пастухом записали.
   - Так она давно такие аргументы приводит с чего бы им в этот раз сработать?
   - Дочь зоотехника с мужем вернулась в деревню, нагулялись в чужих краях потянуло на Родину, я-то не приметил, а женщины у неё живот разглядели.
   - А ларчик-то просто открывался.
   - Проще некуда, - дедушка провожает меня до бани, вручает стопку белья и уходит устраивать Борьку.
  Неделю спустя. Любава.
   Расставляю чистую посуду на теплой печке, в этом году последний поход на пастбища, дедушка сказал, что фельдшерский пункт сделают за две недели, оборудование уже закуплено стоит на складе, коммуникации проверили привели в порядок, пришлось зоотехнику продать небольшое количество баранов и бычков, но деньги творят чудеса, материалы и оборудование доставили в рекордные сроки. Дедушка обещал, что после похода я выйду работать фельдшером и даже зарплату мне выбьют от местного отдела здравоохранения. Наш командир уже предварительные переговоры провел, своих знакомых подтянул, от меня требуется только написать заявление, и я работник фельдшерского пункта и по совместительству аптекарь. Не могу сказать рада я или нет, вроде, как и к пастушьей жизни привыкла, бабушка только переживает, понимаю она за меня боится, да и работа такая совсем не для молодой девушки и потом зачем я училась, если не собираюсь работать по специальности. Определенно нужно осесть в деревне, хватит вести кочевую жизнь.
   - Доброй ночи Сахарок? - Иван собственной персоной.
   - Собаки тебя давно услышали, что на этот раз? Опять задержаться нужно?
   - Нужно задержаться на четыре дня, не более ремонт затягивается, а потом фельдшерский пункт нужно предъявить комиссии из района, а то не разрешат работать, - Иван опять протягивает мне мешок с едой.
   - Создается впечатление, что все против моей работы. - выкладываю вяленую рыбу, сало и лепешки, - ужинай и устраивайся на ночлег, а я спать.
   - Посиди со мной, - тихо говорит он.
   - Иван, ты же не просто так мне еду привозишь? После работы, ночью по непонятным дорогам, неужели так нравиться ночевать на природе?
   - Ты правильные вопросы задаешь, я специально напрашиваюсь, скучаю по тебе.
   - Мы с тобой мало знакомы, чтобы ты скучал?
   - А какая разница, мало или много, я тебя с коляской на улице увидел и долго отойти не мог, а еще твой Борька, как собака бегает.
   - Борька примечательная животина, но давай поговорим о тебе? Что именно ты хочешь в итоге?
   - Жениться на тебе хочу.
   - Похвальное желание, только я пока не хочу, да и потом не обещаю, ты мне нравишься, приятный молодой человек, спокойный и не наглый, подбираешься на мягких лапках, не могу сказать сработает такая тактика или нет, но можешь попробовать. А может блажь все и ты на меня взглянул, потому, что молодух в деревне очень мало?
   - Я видел молодух. На предыдущем месте их с избытком было, но ни одна не зацепила, я даже на молодежные посиделки не ходил, не видел смысла.
   - А может родитель не разрешал, потому и не ходил?
   - Нет, отец не против невесток, только не всякая его характер выдержит.
   - А я по твоему мнению выдержу?
   - Ты мне очень нравишься и об этом я и не думал.
   - А как жить с супругой будешь думал? - тот кивает головой, - только я не собираюсь с твоим отцом характерами мериться, уж лучше только соседствовать. - ты ужинай, а я спать.
   Оставляю Ивана и ухожу в загон к животным, Борька плетется за мной и тихо хрюкает, тоже командир недоволен, что спать поздно ложимся. Жениться сосед собрался, а я, глядя на его папашу от этой семейки убежать хочу, нет не спорю Иван нормальный, хотя я его мало знаю, но жить под гнетом старого горлопана? Нет, уж лучше замуж не выходить, чем каждое утро начинать с матов свекра и заканчивать день ими же. Хотя может Иван сможет одернуть его? А может и не сможет, но что об этом думать, спать нужно.
  ***
   Иван ушел ещё до рассвета, слышала, как ворчали собаки пока он собирался жаль, что придется задержаться, я уже настроился домой идти, а может и хорошо подумаю, стоит ли в омут головой бросаться, если этот омут мутный и что на дне не понятно.
  Полторы недели спустя. Любава.
   Дедушка стоял у калитки, сверкая фингалом под глазом и улыбался будто в лотерею выиграл.
   - Дедуля, а ты часом юность не вспомнил, - целую его в щеку.
   - Один раз вспомнил и напоминание себе оставил, в зеркало смотрю и вспоминаю, каким молодцом был.
   - Ты с соседом подрался?
   - Нет, да откуда такие мысли? Это на стройке случилось.
   - Кирпич не поделили?
   - Почти с шабашниками сцепился, но я свое отстоял, все равно, по-моему вышло.
   - Значит не зря украшением обзавелся?
   - Не зря, а как твоя бабушка ругалась, ох давно обо мне так не беспокоились, вот, что значит любовь. - я начинаю громко смеяться.
   - Пошли я тебя до бани провожу и твоего кавалера в загон устрою, - дедушка кивает на Борьку, который смирно стоит рядом и внимательно нас слушает.
  ***
   - Бабушка, как там дети Полины, все-таки я к их рождению обе руки приложила.
   - Растут дети, кричат родителям спать по ночам не дают, ну так пусть кричат на то они и дети малые их в город возили докторам показывали, сказали здоровые мальчишки, развиваются правильно, вес набирают хорошо, прививки им поставили, дай Бог им здоровья.
   - Вот и славно, когда дети здоровы.
   - Полина благодарность тебе передавала, Илья благодарил, предлагал с города подарок привести, еле отговорила его.
   - Правильно, что отговорила ты меня хорошо воспитала, я бы не смогла взять, разве за детей можно подарки брать?
   - Они сами подарок, - улыбается бабушка, - ох и страшно было, я за тебя переживала, у тебя от страха руки тряслись, Тамара Егоровна валидол пила, но справились же.
   - Справились, только больше так не хочу, я совсем не была уверена в своих силах.
   - А откуда той уверенности взяться? Если ты после получения диплома пастухом работала? Но ничего завтра напишешь заявление, послезавтра выйдешь на работу и будешь практиковаться. А сейчас спать.
  Месяц спустя. Любава.
   На улице темно, а я все ещё заполняю журналы и карточки. Месяц работаю в фельдшерском пункте и народ просто косяками идет, то уколы поставить, то капельницы, то нога, то рука, то нарыв вскрыть, то давление измерить. Я так со стадом не уставала. Бабушка успокаивает, что все наладиться и я привыкну, и у народа болячки закончатся. Верю, что наладиться, вопрос когда? В обед я домой не попадаю, бабушка приносит мне еду на работу, заодно Борьку выгуливает, чтобы жиром не заплыл, он осеменитель, а значит должен быть бойким.
   - Все не могу больше, - в кабинет заходит Иван, - наконец-то застал тебя одну.
   - Если не можешь, буду лечить.
   - Не видел тебя давно, соскучился.
   - Это лечиться, - встаю и подхожу к нему, - давай целоваться сосед, перейдем на новый уровень отношений, - тот обхватывает меня за талию и прижимает к себе, - но форсировать события не будем.
   - Только целуемся, - шепчет он, - я все понял...
  Четыре месяца спустя. Любава.
   Горластый сосед Никита Назарович появился у крыльца нашего дома после ужина и о чудо я была уже дома. Правильно бабушка сказала болячки у народа начали заканчиваться, я уже не так устаю, успеваю заполнить все журналы, приготовиться к завтрашнему дню и даже сделать отчет об использовании лекарств.
   - У тебя дело к нам или просто пришел поорать? - грозно спросил дед соседа.
   - Свадьбу нужно планировать, хватит молодым по вечерам в фельдшерском пункте обжиматься, - дедушку это заявление не удивило, он даже голову в мою сторону не повернул, - только твоей внучке нужно норов унять я не потерплю самовольства.
   - А почему ты терпеть должен? - удивляется бабушка, - или ты собрался на моей внучке жениться?
   - Не я, сын мой Иван, - кричит он, - мне ваша норовистая кобылка даром не нать и с деньгами не нать, я бы и сыну не позволил, так он заладил, что любит и более ему никто не нужен.
   - Ты хочешь замуж за Ивана? - спрашивает меня дедушка.
   - Если к нему не прилагается свекор хочу, а если прилагается, то уже не хочу.
   - Что значит хочу или не хочу? - возмущается сосед, - сыновья ко мне прилагаются, а не я к ним.
   - Значит не хочу.
   - Не больно-то и хотелось, лучше найдет, у меня сыновья работящие только кличь кинь расхватают.
   На что я только пожимаю плечами.
   - Ну раз так, то и к сыну моему не подходи! - шипит сосед, - так одна и останешься, кому ты нужна пастушка.
   И опять я пожимаю плечами, ну раз так случилось останусь одна.
   - Сосед громко ругаясь уходит, я прислушиваюсь к себе, нет плакать не хочу.
   - Если Иван после этого откажется от тебя, то не стоит о нем жалеть, - тихо говорит бабушка, - если мужчина ради любимой женщины от самодурства отца не освободиться, значит переоценили его качества.
   - Жаль, что раньше не поняла, надеялась, а может влюбилась?
   - Любовь слепая и глухая, а ещё безумна и полна надежды, - говорит дедушка, гладя меня по голове, - ты красавица и умница Сахарок и не останешься одна.
   - Не останусь...
  ПРОЛОГ
  Месяц спустя. Любава.
   Автобус остановился на деревенской остановке, подхватив перевязанные веревками коробки с лекарствами я направилась к выходу, дедушка протянул руку, забрал у меня коробки, потом помог мне выйти из автобуса, махнул рукой шоферу, и мы направились к фельдшерскому пункту. Нужно разложить лекарства в холодильники и только потом домой, завтра заполню бумаги.
   - Что хорошего скажешь? - спрашивает дедушка, когда мы заходим в фельдшерский пункт.
   - Ты станешь прадедушкой.
   - Прекрасная новость, - улыбается он, - бабуля твоя ещё неделю назад поделилась своими подозрениями, так что к новости я подготовлен основательно. А отцу ребенка скажешь?
   - Мне его в засаде ждать или бегать за ним?
   - Сахарок, мы надеялись, что ты будешь счастлива, но видимо не в том месте живем.
   - Я счастлива дедушка и живем мы в правильном месте.
  Весна.
   Только дедушка ушел со стадами на горные пастбища, сосед пришел с претензиями. К этому времени вся деревня уже обсудила мой живот и мое поведение, сошлись на мнении, что я права и правильно сделала, что добровольно не полезла в кабалу к горластому старику. И пусть я буду без мужа, но останусь собой и не буду всю жизнь кланяться самодуру ради обретения семьи и сохранения хорошей репутации. Когда мой живот уже было не скрыть, деревенские жители успокоились и забыли о моем грехе. Иван смотрел на меня издалека, я чувствовала, как он провожает меня взглядом, когда я иду на работу или возвращаюсь домой, но отец не позволял и он не мог ослушаться. И тут неожиданное появление соседа, который до этого только кидал на меня грозные взгляды. Бабушка взяла ружье и вышла на крыльцо, в дом она его не пустит, а я выходить не собираюсь, мне волноваться нельзя.
   - Последний раз предлагаю сделать все по-человечески, - кричит на всю улицу сосед.
   - Почему ты предлагаешь, почему не твой сын или он не считает себя виноватым? - спросила бабушка.
   - А он в чем виноват? Сучка не захочет - кобель не вскочит? - сосед специально так громко кричит, чтобы вся деревня знала, самодур и охальник, как его супруга столько лет терпела, бедная женщина. Полину так загонял она лицом почернела вздрагивает от его голоса, а Илья молчит, неужели не жалко, мальчишки у них хорошенькие, хоть и малы ещё, но уже хитрые делают вид, что деда слушают, видимо от его влияния только внуки и смогут избавиться.
   - Пошел вон! Старый козел, чтобы духу твоего и близко от нашей калитки не было! И сын твой телок чтобы не появлялся, так бобылем и помрет тебя слушая, - бабушка заходит в дом и закрывает дверь на крючок.
   - Спасибо бабушка.
   - Обращайся, я этому горлопану с большим удовольствием шкуру подпорчу.
  Некоторое время спустя. Любава.
   Рожала я в городской больнице, лежала в палате одна видимо не сезон для рожениц, мальчик родился крепким. Бабушка нашила красивых пеленок и одеял, навязала шапочек и носков она поддерживала меня, не получилось у меня создать семью с мужчиной, но у меня ребенок есть. Сыну дала имя Александр, нагло записала отчество Иванович, а фамилию свою, тоже будет сахарком.
  КОНЕЦ
  P.S. Несостоявшийся свекор скончался когда сыну ГГ исполнилось 12 лет, после похорон отец Александра прибежал каяться и предлагал оформить отношения, но у Любавы все перегорело и она отказала. Слишком долго он тешил самодурство отца. Что касается сына ГГ он всегда знал кто его отец, они общались, но ребенок воспринимал родителя без особого энтузиазма и когда мама отказала ему совсем не расстроился. Не смотря на тяжелую жизнь в деревне и малооплачиваемую работу ГГ выучила сына в техническом ВУЗе, он нашел работу в областном центре. Дедушка и бабушка ГГ прожили долгую и надеюсь счастливую жизнь, они порадовались за правнука и ушли в мир иной с чувством выполненного долга. Я выкладываю этот рассказ только потому, что несколько лет назад сын ГГ уехал в Чехию, нашел там хорошую работу, женился на хорошей девушке бывшей соотечественнице, получил вид на жительство и забрал туда маму. Она обучает собак для пастухов и имеет неплохой доход, скоро станет бабушкой второй раз. Что касается других героев этого рассказа, то могу сказать, что все они женаты, а вот счастливы или нет не знаю.
  Спасибо, что дочитали до конца.
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Легион"(ЛитРПГ) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"