Беляцкая Инна Викторовна: другие произведения.

Пустоцвет. (написано в 2014 году)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.31*22  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    [] Фэнтези, требует вычитки, ЛЛ имеется.

  Пустоцвет
  Аннотация: мир технически развитый, как наш, но присутствуют другие расы. Люди не знают об этом или не хотят знать. Все происходящие мистические события скрываются и замалчиваются, чтобы не тревожить сон граждан. Будет небольшая любовная линия.
  Глава 1
   - Дочь! Пришло время серьёзно поговорить! - строго сказала мама, заходя в библиотеку.
   Оторвавшись от древнего фолианта, я села прямо, и положив руки на колени, приготовилась слушать.
   - Агнеса, - холодно произнесла родительница, усаживаясь в кресло напротив, - тебе уже семнадцать лет, а магия у тебя не проснулась. Ты не маленькая и должна понимать, что это означает.
   Мама замолчала. Она всегда тяготела к театральным эффектам и сейчас выдерживала долгую паузу. Можно было посчитать по пальцам, когда мама посещала мою комнату. Она родила меня и сразу же отдала кормилице, а потом приходила только по особым случаям. Вот и сегодня был такой случай. Я ждала этого разговора. Когда отец уехал по делам бизнеса, я была твёрдо уверена, что он состоится.
   - По законам ковена, ты должна покинуть дом, сменить фамилию и никогда не говорить о том, откуда ты родом и кто твои родители, - твёрдо произнесла она. - Ты пустоцвет, и этого не изменить. Мне, конечно, жаль, что так получилось, но магия не передалась тебе по наследству, ты обыкновенный человек, а значит, не можешь жить в ковене магов.
   - Хорошо, когда мне следует уехать? - спросила я.
   - Через два часа придёт машина и отвезёт тебя на вокзал, - холодно произнесла мама. - Новые документы и карточку с деньгами я положила на стол в твоей комнате. Сумма большая. Тебе хватит на учёбу в хорошем ВУЗе. Ковен не бросает на произвол судьбы даже таких, как ты.
   Встав с кресла, я направилась к двери. Прощаться с родительницей не хотелось, да и не ассоциировалась эта красивая и моложавая женщина с ней. Родители любят своих детей любыми, вне зависимости, есть у них магический дар или нет.
   - И не забудь, что ты ни в коем случае не должна говорить людям о том, что есть другие расы! - услышала я последние её слова.
   Закрыв осторожно дверь библиотеки, я быстро пошла в свою комнату собирать вещи. Возьму всё необходимое для учёбы и жизни на первое время, а потом пойду работать, и всё у меня будет. Руки, ноги есть, голова на месте, заработаю на жизнь.
  Глава 2
   Машина привезла меня на вокзал. Я попрощалась с водителем. Он неплохой парень и всегда доброжелателен со мной. Подойдя к кассе, я вытащила свои запасы наличных денег и взяла билет до города Нитарс. Город банков и банкиров.
  Первым делом мне нужно переложить деньги с карточки на несколько счетов. Перевести часть в наличные, а в дороге я подумаю, куда отправиться дальше. Мне предстояло выбрать университет. Он должен соответствовать моим скромным финансовым возможностям, да и город, в котором бы он находился, должен быть как можно дальше от этого места.
   Отец будет меня искать. Я это точно знаю, но надеюсь, что через некоторое время он успокоится и забудет. Родительница делала документы втайне от него, и он даже не знает, как меня сейчас зовут. Может, оно и к лучшему.
  В документах мне поставили возраст восемнадцать лет. Хорошо, что имя оставили моё, настоящее. По документам, я совершеннолетняя и могла совершать любые сделки и покупать любую недвижимость. Родители в моих метриках не значились, записан был только адрес приюта. Вот так я осталась без родителей и прошлого. К удостоверению личности прилагался аттестат об окончании школы с хорошим итоговым баллом. Ещё прилагалось несколько положительных характеристик от директора школы и директора приюта.
  Заняв место в сидячем вагоне поезда и разместив свой нехитрый багаж на специальной полке, я достала свой ноутбук и начала просматривать ВУЗы нашей необъятной страны. Ехать восемь часов, интернет в поезде со всеми удобствами бесплатный и быстрый, времени у меня вагон и маленькая тележка. Нужно выбрать то, что подходит мне на данном этапе.
  К концу путешествия я определилась с ВУЗом и городом, в котором буду жить первое время. Город Тишер находился на самом юге нашей страны. Административный округ, в котором располагался этот город, не имел больших промышленных предприятий. Там развито сельское хозяйство. Небольшие города и фермерские хозяйства, огромные пашни, засеянные сельскохозяйственными культурами, и поля для выпаса скота.
  Город Тишер самый большой, он являлся административным центром округа. Кроме университета, в городе несколько колледжей, один большой парк развлечений и несколько памятников архитектуры. Более ничего примечательного, всё, как и в других провинциальных городах.
  В город Нитарс я прибыла на рассвете. До открытия банков оставалось несколько часов. Сдав свой багаж в камеру хранения и взяв с собой только сумку с документами и ноутбуком, я отправилась гулять по городу. Город в это время спал, машин и прохожих мало, на улице тепло и тихо. Медленно бродя по городу, я рассматривала дома и редко встречающиеся памятники и думала о своей новой жизни.
  Как я буду привыкать к большому количеству разных людей вокруг себя? Я никогда не ходила в школу. Меня учили дома. В школе я появлялась раз в год, когда сдавала итоговые экзамены. Специально для меня собирали комиссию, и я почти целый день отвечала на их вопросы. Это были те редкие моменты, когда я видела большое количество народа. Подруг у меня не было, о молодых людях не могло быть и речи. Маги никогда не вступали в брачный союз по любви. Им выбирали партнёра старейшины. У супругов должна совпадать магия, и тогда дети рождались магами, но случалось и другое. Например, я.
  Отец и мама сильные маги, а во мне магия не проснулась. Такое случалось, и детей без магии называли пустоцветами. Откуда это название, не знаю, говорят, это вольный перевод с древнего магического языка. На нём никто уже не разговаривает, но до сих пор писались заклинания.
  Думая о будущем, я не заметила, как начался рабочий день. Начали открываться кафе. Люди заполнили улицы, все спешили на работу. Машины сновали туда-сюда. От шума и суеты у меня заболела голова. Купив в небольшом книжном магазинчике карту города, я направилась в Центральный Банк нашей страны, который располагался в самом центре.
  Огромное здание из стекла и бетона. Пара охранников у входа проверили мои документы и проводили к менеджеру. Молодая симпатичная девушка предложила присесть в удобное кресло и вежливым тоном начала расспрашивать о цели моего визита.
  На моей карточке оказалась значительная сумма. От меня откупились, но я не собиралась с гордым видом отказываться от денег. Раз уж меня выкинули из дома, как нагадившего щенка, я не буду стесняться и потрачу деньги на образование и собственное жильё. Я хотела купить себе квартиру и только поэтому выбрала ВУЗ в провинциальном городке. Там приемлемая плата за обучение, и у меня оставались деньги на маленькую, но собственную квартирку.
  С карточки на предъявителя деньги перевели на три разных счёта, выписанных на моё новое имя. Всё банковские операции заняли полчаса. А ещё через полчаса мне вручили небольшую сумму наличными и пластиковую карточку для оплаты услуг через банки. Выйдя на улицу, я пошла в небольшое кафе. Теперь я знала, на какую сумму могу рассчитывать, покупая себе недвижимость.
  Заказав в кафе завтрак, я открыла свой ноутбук и связалась по сети с центральным банком недвижимости и оставила свой запрос на покупку недвижимости в городе Тишер. Потом связалась с приёмной комиссией ВУЗа и оставила своё заявление на поступление. Факультет бухгалтерского учёта и отчётности не был престижным. Сейчас все рвались в экономисты, юристы и менеджеры по управлению бизнесом.
  Мне всегда хорошо давались точные науки, и ещё очень нравились цифры. Они точны и лаконичны. Съев свой завтрак, я отправилась обратно на вокзал. Поезд до конечного пункта моего путешествия отправлялся вечером, а ехать мне предстояло более трёх суток. Ещё хотелось купить себе пару книжек и немного продуктов в дорогу.
  Зайдя в книжный магазин, я растерялась. Современную литературу я никогда не читала, это не входило в программу моего обучения. Зато я прочитала всю классику: и нашу, и зарубежную. Подойдя к продавщице, я попросила показать мне несколько популярных книг. Девушка отвела меня к высокому шкафу, обведя его рукой, сказала, что все эти книги очень популярны в этом сезоне. Мне предстоял тяжёлый выбор.
  
  Глава 3
   Мне досталась нижняя полка и пожилая соседка. Купе было полупустым. Верхние полки ещё не заняты. Пока соседка не осмелела и не начала расспрашивать меня о жизни, я быстро привела себя в порядок, и застелив постель, легла на полку и начала читать.
  Книга оказалась так себе, но деваться мне некуда, другой-то всё равно нет. Выбирала, выбирала, а выбрала какую-то безвкусицу. Хорошо, что взяла только одну, на вторую денег пожалела. Через пару страниц меня начало клонить в сон. Противиться я не стала, отложила книгу и погрузилась в дрёму.
   Проснулась я рано утром. Соседка тихо сопела на своей полке. Открыв ноутбук, я начала просматривать почту. Из ВУЗа пришло приглашение на собеседование, из банка недвижимости прислали несколько предложений и адрес электронной почты риелтора. Я просмотрела предложения. Все предложенные квартиры были маленькими, но довольно уютными и светлыми. Меня заинтересовали не они, а маленький домик. Как написано в пояснительной записке, это был дом привратника. Он располагался на территории замка. Замок разрушился от времени, и землю выставили на продажу. Как ни странно, дом привратника был цел и даже отремонтирован. Последний владелец дома умер несколько месяцев назад, а наследники решили избавиться от неудобной недвижимости.
   Домик совсем маленький. Одна комната, кухня и совмещённый с туалетом душ. Маленькая открытая веранда и большой чердак, из которого можно сделать жилую комнату. Домик окружал небольшой участок земли. Имелось несколько клумб с цветами и небольшой сарайчик для хранения дров. Сейчас сарай уже не нужен, если только для хранения садового инвентаря, в доме центральная система отопления и водоснабжения, последний хозяин позаботился.
  Дом последний на улице, чуть вдалеке стоял разрушенный замок, а дальше фермерские поля. Меня предупредили, что из-за соседства с разрушенным замком дом покупать отказываются. Странно, замок стоит довольно далеко от него, да и остались от него полуразрушенные стены и фундамент. Я зашла в архив местной библиотеки и натолкнулась на несколько интересных статей об этом замке.
  Оказывается, несколько лет назад там произошли два убийства. Полиция пришла к выводу, что это ритуальные убийства, но посмотрев на газетные снимки, я не узнала ритуала. Теорию магии я начала изучать в пять лет. Кто же знал, что магия у меня не проснётся? Скорее всего, эти убийства были замаскированы под ритуальные. Тот, кто это делал, ничего не знал о ритуалах. Он просто начитался мистических детективов. На самом деле, эти убийства совершил человек, и судя по виду жертв, психически ненормальный.
  Проснулась соседка, мы устроили совместный завтрак. Женщина была любопытной, но не наглой. Она ненавязчиво и тактично пыталась расспросить меня о моей жизни, но я ловко уходила от темы, отвечала только на нейтральные вопросы. Потом я спросила соседку о её семье и следующие два часа слушала о детях и внуках. Мне требовалось только кивать головой в нужных местах и молчать. Я слушала, как живут обыкновенные люди, сравнивала их жизнь со своей. Не смотря на то, что им постоянно приходилось преодолевать трудности, у них всегда был выбор, чего мне так не хватало все эти годы.
  После обеда была станция, на которой поезд стоял десять минут, и мы с соседкой прогуливались по перрону. Потом были послеобеденный сон и совместный ужин, и опять сон.
  Моя соседка сошла вечером, а мне предстояло ехать ещё ночь. Рано утром буду в Тишере. Я связалась по сети с риелтором и написала ей о своей заинтересованности в покупке дома привратника. Мы договорились, что она встретит меня на вокзале.
  
  Глава 4
   Риелтором оказалась приятная немолодая женщина. Она сразу провела меня к своему автомобилю, и мы поехали смотреть дом. Утром в свете солнца домик выглядел очаровательно. Небольшой, одноэтажный, с остроконечной крышей. Стены обвиты плющом, на окнах белые наличники. Веранда тоже увита плющом. Две небольшие клумбы с многолетними цветами у входа, невысокое деревянное крыльцо с красивыми резными поручнями. Кухня небольшая квадратная и светлая. Два больших окна освещали её простой интерьер. Мебели мало, но на кухне была современная бытовая техника. Современная газовая плита с духовым шкафом, микроволновая печь и небольшой холодильник с отделением для вина. Шкафов два, несколько подвесных полок из того же материала, что и шкафы, и большая мойка для посуды с приставной полкой.
  Комната немного вытянутая, перегороженая прозрачной ширмой. Ширма отделяла спальную зону от гостиной. В комнате два больших окна и широкие подоконники. Вся мебель накрыта чехлами от пыли. Мебели в комнате тоже немного, только необходимый минимум. Кровать, тумбочка, комод, шкаф для одежды, диван, два кресла и журнальный столик. Туалет - стандартный унитаз и за перегородкой душевая кабинка, для ванны места нет. Чердак смотреть я не пошла, в ближайшее время у меня не будет лишних средств, чтобы сделать там жилую комнату.
  Дом меня очаровал, я согласилась сегодня же подписать договор купли-продажи. Надо видеть радостное выражение на лице риелтора. Она была так рада сбыть с рук этот дом, что не скрывала этого. Мне даже предложили более низкую цену, чем раньше. И мы сразу же поехали к нотариусу оформлять документы.
  Оформление документов заняло почти целый день. Несколько раз, про себя, благодарила своих учителей. Юриспруденцию мне преподавали лучшие юристы ковена и сейчас я была им благодарна за то, что они заставляли меня выучивать наизусть законы страны. Нотариус несколько раз переписывала договор по моей просьбе. Было заметно, что ей это не по душе, но клиент всегда прав.
  За час до закрытия Администрации города мне выписали свидетельство о собственности на дом. Наличные деньги творят чудеса, мне пришлось немного переплатить за скорость, но вечером этого же дня я стала хозяйкой недвижимости.
  Риелтор довезла меня до продуктового магазина и даже согласилась подождать, пока я куплю продуктов, чтобы потом отвезти к уже моему дому. У нотариуса мне дали карту города и буклет с расписанием движения автобусов и маршрутных такси.
  Домой я попала в сумерках. Распаковывать вещи не стала. Включила подачу воды в дом и, приняв душ, легла спать. Засыпала с улыбкой, важное дело сделано. Даже если я не пройду собеседование в ВУЗ по каким-то причинам, у меня всё равно будет жильё, и мне будет куда возвращаться.
  В эту ночь я впервые увидела представителя нежити. Проснулась среди ночи и начала оглядывать комнату, что меня разбудило, я так и не поняла. На улице светила полная луна, и в луче её света, который пробивался в окно, я увидела мужчину. Невысокого роста и коренастого телосложения. Он стоял в пятне света и оглядывал комнату. Хотя я смогла рассмотреть черты его лица, возраст его определить невозможно. У него была небольшая ухоженная бородка и короткие волосы, причёсанные на прямой пробор. Густые тёмные брови и большой нос картошкой, средней толщины губы и твёрдый, чуть выдвинутый подбородок. Одет в старомодный сюртук и прямые брюки. На ногах туфли с большими пряжками.
  - Вы домовой? - прошептала я.
  - Да, - ответил он. - Почему ты меня видишь? В тебе нет магии.
  - Для меня это тоже загадка, - ответила я. - Может, вы знаете на неё ответ? Вам, наверное, больше лет, чем мне?
  - Я ровесник замка, - ответил он.
  - Как же вы там живёте, он же совсем разрушен? - поинтересовалась я.
  - Там осталась тайная комната и винный погреб, - ответил он. - Тебе бы шторы купить, а то окна голые, так не положено.
  - Вы не ответили на мой вопрос, - сказала я.
  - В тайной комнате замка сохранилась библиотека, только книги там на неизвестном мне языке, может, ты сможешь их прочесть, - ответил он.
  - Хорошо, утром пойду, посмотрю, что там за книги, только если вы согласитесь провести меня туда, - ответила я. - А шторы я и сама сшить могу, правда, у меня швейной машинки нет и материала.
  - На чердаке есть машинка и сундуки с тряпьём, может, и отрезы там есть. А если позволишь мне жить в твоём доме, то я тебе все книги из замка принесу, - предложил он.
  - Живите, конечно! Только для книг у меня места не хватит, - ответила я.
  - Вот и хорошо, а я помогу тебе чердак разобрать, мы там библиотеку сделаем, - снова предложил он. - Странная ты, говоришь странно. Сейчас молодежь так не разговаривает, у них иногда такие слова изо рта выскакивают, что я просто теряюсь.
  - А где вы их слышали, слова-то эти? - улыбаясь, спросила я.
  - Пока в прошлом году в замке крыша не обвалилась, молодежь там часто собиралась, всё свечи жгли и какую-то тарабарщину читали, вызывали кого-то, - ответил домовой.
  - А как вас зовут? - запоздало спросила я.
  - Лилиан, - гордо ответил домовой и даже приподнял голову, как король на приёме.
  - Приятно познакомиться, меня зовут Агнеса, - присев на кровати, ответила я. - Имя у вас очень красивое, как королевское.
  После моих слов Лилиан улыбнулся, гордо расправил плечи и выпрямил спину. Он улыбнулся так открыто, как мальчишка, и мне показалось, что он совсем молодой.
  А ведь замку не менее пятисот лет, так написано в газете. Только последние хозяева умерли лет триста назад, и больше там никто не жил, говорили, что там видели приведение неупокоенной хозяйки замка. А мне кажется, что всё проще. Чтобы содержать такой замок, нужны большие деньги, да и на модернизацию его тоже деньги нужны немалые, а народ привык жить в комфорте и тепле, вот и не нашлось покупателей.
  - Как же вы столько лет в холоде и сырости жили? - спросила я. - Совсем один, и поговорить не с кем?
  - Так вот и жил, маялся, но пока фундамент стоит, мы домовые жить будем, - грустно ответил он.
  - Вы отдыхайте, у меня тепло, и сквозняков нет, а мне спать нужно, завтра пойду чердак разбирать, - предложила я. - Продукты в холодильнике, если есть хотите, я даже конфет купила и молока.
  - За конфеты спасибо! - подпрыгнув от радости, воскликнул домовой и исчез из комнаты.
  Опустив голову на подушку, я закрыла глаза. Странно, почему я его увидела? Может, я и представителей других рас видеть смогу? Мне бы не хотелось знать эту сторону жизни нашего мира. Жизнь спокойнее, когда меньше знаешь.
  
  Глава 5
   Проснулась я рано. Солнце светило в окна комнаты, светло и тихо. Дом стоял на окраине города, а дальше шли частные территории, поэтому дорога была пустынной. Очень редко в ту сторону проезжали машины.
   Приготовив себе нехитрый лёгкий завтрак, я начала открывать шкафы на кухне и осматривать их содержимое. Я стала владелицей полного комплекта посуды. Кружек, тарелок для меня одной слишком много. Пара кастрюль, пара сковородок и несколько контейнеров для хранения сыпучих продуктов. Больше всего меня порадовало большое количество моющих и чистящих средств. Прежний хозяин был любителем чистоты и оставил внушительное наследство. У меня два дня, а потом мне необходимо идти на собеседование в Университет, не откладывая начинать искать работу. Если найду работу, свободные дни образуются не скоро.
   После инспекции кухни я перешла в комнату. Пара хороших подушек и дополнительный тюфяк - это хорошее дополнение к наследству. В шкафу осталась одежда прежнего хозяина. Видимо, наследники и не заходили в дом, а сразу выставили его на продажу. Вывалив всю одежду на середину комнаты, я решила вечером разобрать её. Часть пойдёт на тряпки, а из более новой сошью себе одеяла, коврики и декоративные подушки.
   И только после того, как перебрала все шкафы на первом этаже, я решила подняться на чердак. Дверь на чердак рассохлась, я с трудом её открыла. Тут был просто музей старинных вещей! Прежний хозяин складировал на чердаке не только свои ненужные вещи, он ещё и приносил вещи из замка.
   Три огромных сундука были забиты различной одеждой, как мужской, так и женской. Часть одежды пожелтела от старости и практически рассыпалась в руках. Открыв два небольших чердачных окна, чтобы проветрить помещение от пыли, я приступила к сортировке одежды. Домовой не появлялся, и я начала сомневаться, что ночью с ним разговаривала. Может, это был такой реалистичный сон?
   Лилиан появился, когда я разобрала все сундуки. Разложила вещи на две кучи: те, из которых можно что-нибудь сделать, и те, которые нужно выкинуть, чтобы не разводить моль и других насекомых.
   - Смотри сколько сокровищ! - воскликнул он.
   - А я думала, вы мне приснились, - ответила я. - Мне придётся заказывать машину и платить за вывоз большей части этих сокровищ. От старости они пришли в негодность и рассыпаются в руках.
   - Но часть-то всё равно осталась, - насупившись, сказал Лилиан.
   Видимо, домовые прижимистые от природы или от создателя (откуда они появились, не известно, в книгах такой информации не было). Я ещё не знала, как мне обращаться с Лилианом, вдруг он обидится, если начну его жалеть. Я предложила ему конфет, и он быстро исчез с чердака.
  Разбирала я чердак до самого вечера, а потом потихоньку переносила вещи вниз: часть к крыльцу, чтобы мусорная машина увезла их на свалку, а часть в комнату, буду думать, какое применение им найти.
   Рукоделие моё хобби. Сейчас в магазинах можно купить абсолютно всё, но сделать что-то своими руками это совсем другое. Радость от покупки не сравнима с радостью от осознания того, что ты это сделал сам. Моя кормилица была мастером на все руки, и в перерывах между занятиями она учила меня шить, вязать, вышивать и ещё многим другим премудростям.
   После ужина Лилиан принёс книги. Мы сели прямо на полу и начали их рассматривать. Все книги на древнемагическом языке. Это были старые рукописные книги. Обложки книг сделаны из выделанных шкур домашних животных, сама бумага из древнего растения, которое исчезло в нашем мире лет сто назад.
   - Интересные книги, - задумчиво сказала я. - Очень древние и ценные, для узкого круга знающих людей. Нужно спрятать их, а то обвинят меня в разграблении древнего замка. Может, наследники последних владельцев замка ещё живы, только живут далеко и не интересуются разрушенной недвижимостью?
   - Думаю, что живы, - ответил Лилиан. - Они первые пятьдесят лет после смерти последних хозяев пытались продать замок, а потом махнули рукой, и больше я никого из них не видел. А книги я в сундуки на чердаке спрячу. Закроем их на замок, никто туда не полезет. Кому нужны старые выброшенные на чердак сундуки?
   Спать я легла с чувством выполненного долга. Хотя до конца работу довести не смогла, времени и сил не хватило, но у меня есть ещё половина дня завтра. Если не успею за эти дни, буду потихоньку доделывать вечерами. Швейную машинку Лилиан принёс с чердака сам и даже отремонтировал её. Машинка ручная, несовременная, без наворотов, но она шила, и это главное.
  
  Глава 6
   Утром я поехала в город. Нужно посетить конторы и зарегистрироваться там, как новый жилец, может, оплатить счета и прикупить некоторые мелочи, без которых невозможно нормальное существование. Автобус пришёл строго по расписанию. На протяжении всего пути я чувствовала на себе взгляды пассажиров. Соседи уже знали, что в дом привратника въехал жилец, но они не видели меня и сейчас просто сгорали от любопытства.
   Взгляды раздражали, но я думала о своём и старалась абстрагироваться от них. Хорошо, что мне разрешали выходить в сеть и иногда смотреть телевизор. Иначе я не знала бы, что за свет и воду нужно платить, и ещё обязательно нужно встать на учёт в полицию города.
   Выйдя в центре города, я сразу направилась в главное управление полиции. Подойдя к стойке регистрации, я нажала на кнопку вызова. Через несколько минут передо мной возник молодой полицейский и приветливо улыбнулся мне. А я застыла, глядя на него. Передо мной стоял вампир. Именно вампир, я знала это точно. Молодой, не более пятидесяти лет прошло, как его обратили.
   Собравшись, я мотнула головой и, контролируя свой голос, озвучила просьбу. Вампир, видимо, подумал, что меня сразила его неземная красота и, хитро ухмыльнувшись, протянул лист заявления и показал рукой на стол, где я могу заполнить его.
   Он, конечно, красив, как и все сильные хищники, но не его красота меня поразила. Теперь я точно знала, что вижу всех представителей других рас. Не могу сказать, дар, это или наказание. Видимо, богиня-покровительница магов решила таким образом компенсировать мне отсутствие магии.
  Тяжело будет жить, видеть других и молчать. Придётся постоянно контролировать себя, чтобы ненароком не проговориться. Придётся скрывать свой дар и от представителей иных рас, и от специальных правительственных служб, которые посвящены в тайны нашего мира и знают о других.
  Маги тоже относились к другим расам, им приходилось постоянно скрывать свою магию, быть предельно осторожными. Хорошо, что в стране есть частная собственность, ковены магов жили на частных, хорошо охраняемых территориях, но и там они соблюдали меры предосторожности.
  А вот вампиры жили небольшими семьями и всегда среди людей, так удобнее кормиться. Значит, в этом городе живёт семья вампиров, а может, и не одна, и я ещё встречусь с ними.
  Регистрация заняла меньше получаса, и я отправилась дальше, в поход по конторам. В остальных конторах мне встречались только люди, и это радовало. Мой вояж закончился в обед. К тому времени у меня сильно болела голова, от большого количества народа, шума от машин и постоянного напряжения. Я боялась, что сделаю что-то не так или скажу что-то не то, и ежесекундно контролировала себя. Я была просто не подготовлена для жизни в городе, среди чужих людей.
  Пришлось зайти в аптеку и купить лекарство от головной боли. Но и тут мне пришлось решать задачу. Я никогда не пила таблеток, меня всегда лечили травами, отварами и настойками, и я не знала, что мне покупать. Хорошо, что пожилая аптекарша подсказала название лекарства. Потом я зашла в маленькое уютное кафе и, выпив таблетку, заказала себе чай и салат. В кафе прохладно и тихо. Народу мало, я тянула свою кружку чая, пока это было возможно.
  После похода по магазинам я была выжата, как лимон, и сев в автобус, вздохнула с облегчением.
  Мусор уже вывезли. Быстро работают коммунальные службы. Сейчас нужно взять себя в руки и приготовиться к завтрашнему собеседованию. Ещё хотелось бы прочитать газеты с объявлениями и подыскать себе работу. На многое рассчитывать я не могла. Если я буду учиться, то могу подрабатывать официанткой в кафе или мыть полы в офисе по вечерам. Мне всё равно, что делать, я прекрасно понимала, что на рынке труда меня ждёт неквалифицированная физическая работа.
  Перед тем, как лечь спать, я решила просмотреть несколько книг из замка. Одна из них меня очень заинтересовала, это была книга по основам магии, но написана она чёрными магами. Этот ковен уничтожен более ста лет назад, их магия была основана на жертвоприношениях. Чёрные маги черпали силу в страданиях жертвы и посмертном выбросе энергии тела, как говорил мой учитель, они позорили гордое имя мага.
  В этой книге и описывался мой дар, или не дар, я ещё пока не определилась, как его идентифицировать. Как писалось в книге, у меня был магический дар, но он проявлялся таким специфическим способом. Я не поверила написанному, меня проверяли лучшие маги ковена, но никакого дара не обнаружили.
  Ещё там говорилось, что если мой дар развивать, то я смогу видеть души. Конечно, неплохо сразу увидеть, хороший человек или не человек перед тобой, но и в чёрной душе найдутся светлые пятна. Не бывает, что бы была в душе только чернота. Мир не делится на чёрное и белое, всегда есть полутона. И как мне быть? Избегать общаться с теми, у кого чёрные души? Но и индивидуумы со светлыми душами тоже совершают ужасные вещи и оправдывают их светлыми идеями и любовью к человечеству. Иногда хорошие знания истории развития страны и мира препятствуют позитивному взгляду на жизнь. С такими мыслями я и заснула.
  
  Глава 7
   На собеседование в Университет я пришла за двадцать минут до назначенного времени. И мне пришлось всё это время ходить по коридору. В Университете пусто, только изредка пробегали одинокие абитуриенты.
   На самом собеседовании присутствовало пять преподавателей. Строгий математик очень долго спрашивал теорию и даже попросил решить несколько задач. Молодая преподавательница по литературе попросила перечислить произведения зарубежных авторов, которые я читала. Примерно на пятнадцатом произведении она с круглыми от удивления глазами прервала меня и попросила дальше не продолжать.
   Собеседование я прошла успешно, мне вручили заполненный бланк и попросили пройти к декану Университета и отдать документы. Меня это удивило, но может, правила приёма изменились, и теперь декан лично принимает каждого студента.
  Когда я вошла в кабинет декана, я поняла, почему меня направили к нему. У членов приёмной комиссии возникли подозрения насчёт меня. Не могла девочка из приюта иметь такие обширные знания.
   Декан был вампиром. Старым вампиром. Передо мной, скорее всего, сидел глава вампирского дома этого города. Он очень внимательно разглядывал меня и даже несколько раз втягивал воздух, чтобы почувствовать мой запах, но так ничего и не нашёл. Магию вампиры не чувствовали, природа обделила их и не дала эту способность, видимо, для того, чтобы дать шанс более слабым расам защититься от них.
   - Ты можешь идти в приёмную комиссию и подавать документы, - сказал вампир и протянул мне подписанный бланк.
   Попрощавшись с ним, я вышла из кабинета и пошла сдавать документы. Интересно, а если бы я оказалась, например, оборотнем, он отказал бы мне в поступлении? Не думаю, может быть, прочитал бы лекцию о правилах поведения в Университете.
   После Университета я заглянула в несколько кафе, где были вакансии, но мне отказали в работе. Причины отказа я выяснять не стала, это право работодателя, я выступаю в качестве просящей стороны. Купив несколько свежих газет, я направилась к остановке. У меня ещё есть время, но затягивать с поисками работы нельзя.
   Всё оставшееся время до сна я провела за рукоделием. Я сшила красивые шторы из материи, которую нашла в одном из сундуков. На кухню я сшила занавески из небольшого куска светлой материи, тоже обнаруженной в сундуке. Потом мыла дом, а перед сном читала книгу. Завтра нужно опять отправляться на поиски работы. Теперь я знаю расписание занятий в Университете и могу точно озвучить работодателю часы работы.
  
  Неделю спустя
   Вот уже пять дней я работаю в небольшом кафе-кондитерской. Хозяйка заведения милая женщина, рассматривала меня несколько минут, а потом предложила работу на кухне. Я мыла посуду, а после закрытия кафе и сам зал. Протирала столы и прилавок. Работа нетяжёлая. В основном, в кафе заходили молодые женщины, чтобы купить сладости для детей, иногда заходили школьники, чтобы поесть пирожные и выпить сока или чаю. Редко приходили семьями. Зал в кафе маленький, всего пять столиков. Пирожные и торты, в основном, пекли на заказ и немного на продажу.
   Пока у меня не начались занятия в Университете, я работала полный день, а потом буду приходить сразу после занятий. Обедом меня будут кормить бесплатно, работать буду полдня и уходить после закрытия кафе. Работа мне нравилась, контингент, посещавший кафе, спокойный и тихий. Ну, пошумят немного школьники, выбирая пирожные, или громко посплетничают у прилавка домохозяйки, а так, ни пьяных подростков или подвыпивших богачей, которые начинают качать права и предъявлять претензии. Кафе закрывалось вечером, и домой я приходила не поздно.
   Только я подумала о тишине в кафе, как раздался громкий шум. Выскочив в зал, я увидела, что один из столов перевёрнут, салфетница разбита, а около стола стоит наглый маленький оборотень, и уперев руки в боки, смотрит на шокированного продавца. Оборотень ещё слишком мал, чтобы оборачиваться, но сила у него уже есть. Он сильнее человеческих детей в этом возрасте. А наглый взгляд оборотня говорил о том, что родители слишком его балуют.
   - Что за демонстрация силы? - спросила я у него.
   Мальчишка не ответил, а только нагло усмехнулся. В это время в кафе зашёл молодой оборотень, видимо, его отец или старший брат, остановившись, начал осматривать нас и кафе.
   - Прошу вас заплатить за разбитую посуду и забрать своего родственника! - твёрдо произнесла я. - Не всегда демонстрация силы приносит положительные результаты.
   Видимо, мой тон был очень убедительным, или оборотень понял мои слова как-то не так. Он, молча, вытащил из кармана кошелёк, положил на прилавок несколько крупных купюр, подхватив мальчишку под руки, вышел из кафе. Я подняла стол и пошла за веником и совком, чтобы убрать осколки.
   - Он оставил больше и я решила выдать тебе премию, - подходя ко мне, сказала хозяйка кафе, протягивая купюру.
   - Это за смелость? - спросила я.
   - Ты недавно в городе и не знаешь эту семью, - ответила хозяйка. - Этот мальчишка младший сын местного фермера. У них большая семья и крепкое хозяйство. Редко кто в городе решается противостоять им. Они имеют здесь большое влияние.
   Взяв купюру, я пошла на кухню и продолжила работу. Я ничем не оскорбила оборотней, хотя, может, они так и не считают, а ведь хотела быть тихой и незаметной. Видимо, во мне всегда была эта нетерпимость к несправедливости, только проявляться она начала сейчас, когда я покинула ковен. Обстановка там подавляла, а может, мне не хватало времени анализировать свои поступки.
   Но главный вывод я сделала: в городе и его окрестностях живут и оборотни. Обычно они живут стаями и любят бегать в зверином обличии, отсюда и ферма, и большое количество так называемых родственников. Интересно, кого ещё доведётся встретить?
  
  Глава 8
  Месяц спустя
   Две недели занятий пролетели быстро и практически незаметно. Помню только головную боль. От большого количества народа и постоянного шума к концу лекций я испытывала сильную головную боль. Слава богине, меня спасали таблетки. Приходя на работу в кафе, я так радовалась тишине и спокойной атмосфере. Дома сил хватало только легко перекусить, и приняв душ, лечь спать. Спасибо Лилиану, он поддерживал в доме чистоту и порядок. Иногда пред сном развлекал меня рассказами о жизни в замке, и ещё он варил прекрасный отвар для поднятия тонуса.
   На вторую неделю учёбы я уже привыкла к постоянному шуму, и у меня появилась подруга. Девушку звали Мира, добрая, непосредственная и очень разговорчивая. Мира сама подошла ко мне и предложила сходить с ней в столовую на обед. Ей было трудно отказать, у неё открытый, добрый взгляд и очаровательная улыбка. Вот так мы и сошлись.
  Теперь Мира встречала меня перед занятиями и каждую перемену рассказывала последние новости и сплетни. После занятий она провожала меня до кафе и уезжала на автобусе домой, а я шла работать. Благодаря ей я знала все последние новости Университета и всего города. Я говорила мало, больше слушала, но Мира мне нравилась, она была доброй и весёлой оптимисткой, а что болтушка, так для женщин это не порок.
   Сейчас большой перерыв, мы шли в столовую. В Университете было две столовых, вернее, столовая и кафе. В кафе более изысканное меню, и цены там кусались. Туда ходили обедать богатые студенты, а столовая для всех остальных. Там и меню проще, и цены демократичнее.
   Мы подсели за стол к двум девушкам-первокурсницам, Мира побежала занимать место в очереди. Сегодня почему-то много народа. Собрались все первокурсники, а я и не знала, что нас столько много.
   - Собрались на смотрины, - подойдя к столу с подносом, сказала Мира. - Я взяла тебе как обычно, половину второго блюда и чай. Почему ты так мало ешь?
   - Меня учили быть сдержанной в еде, - ответила я. - Почему смотрины?
   - Наши местные знаменитости, братья Вартаки, они старшекурсники, каждый год приходят в нашу столовую и выбирают каждый для себя новую девушку из первокурсниц, - прошептала Мира. - Они всегда обедают в кафе и снисходят до нас грешных только один раз в год. Девушкой одного из братьев быть очень престижно, даже преподаватели начинают относиться снисходительно к твоим прогулам и невыполненным заданиям. Не говоря уже о питании в кафе и походами в престижные ночные клубы, в те, что без приглашения не пускают.
   - Так за это нужно платить, - сказала я. - Никто никогда не сделает тебе подарок.
   - Конечно, девушки мечтают расплатиться с ними, говорят, они очень хороши в постели и щедрые, - ответила Мира.
   - Ты тоже хочешь, чтобы тебя выбрали? - спросила я.
   - До твоего вопроса я не задумывалась об этом. Так у меня шансов нет, я рыжая и конопатая.
   - Ты очень симпатичная, - сказала я. - Не в престиже счастье. Или я ошибаюсь?
   Оглядев присутствующих в столовой внимательнее, я увидела, что девчонки надели самые яркие и короткие наряды, чтобы показать товар лицом. Все с ярким макияжем на лицах и ярко накрашенными ногтями.
  Чуть ли не с первых дней я заметила, что мои длинные юбки и широкие брюки резко контрастируют с современной одеждой. Сейчас девушки одевались ярко, предпочитали мини или обтягивали свое тело, чтобы показать фигуру. На их фоне я выглядела пуританкой в своих одеждах классического кроя из спокойных неярких тканей.
   Сейчас же я порадовалась, что так одеваюсь. Я привыкла ходить в свободной одежде, да и лишних денег на смену гардероба у меня нет. Мне стало уже совсем неинтересно, я решила быстро доесть свою порцию и уйти с этих смотрин.
   Я практически допила чай, когда в столовую вошли четыре парня. Ростом они под два метра, все спортивного телосложения. Широкие плечи и узкая талия, длинные ноги и плоские подтянутые животы. У троих из них были светло-русые длинные волосы, завязанные в низкий хвост, а вот четвёртый, шедший позади всех, имел тёмно-русые волосы, собранные в сложную косу, которая доходила почти до талии.
   Богиня, это были волколаки! Все инициированные, то есть прошедшие через ритуал перерождения. Волколаки не относились к оборотням, хотя умели обращаться в страшных хищников. Это отдельная и самая опасная раса. Даже вампиры предпочитали не связываться с ними.
  Оборотни уже рождались со зверем внутри и по достижению четырнадцати лет в каждое полнолуние начинали оборачиваться, всё остальное время они были людьми и могли обернуться только в случае угрозы их жизни.
  Волколаки рождались людьми и в шестнадцать лет проходили ритуал перерождения. Суть ритуала не знаю, он замешан на крови старших инициированных родственников и смерти. Специальный кинжал вонзали в сердце подростку, он умирал и возрождался уже волколаком. Не все перерождались, многие просто умирали. Волколаки, как и вампиры, были мёртвыми, температура тела у них низкая, а сердце не билось. Страшные хищники. Могли обращаться в зверей мгновенно в любое время и даже непроизвольно, просто под влиянием эмоций. Они убивали и съедали внутренности своих жертв, предпочитали печень и сердце. Были очень злопамятны и обидчивы, и не дай богиня, перейти дорогу волколаку, он не успокоится, пока не съест твою печень.
  Как же декан допустил это? Они же в порыве гнева могут убить всех студентов, просто так, играючи. Нужно срочно, не привлекая внимания, увести отсюда Миру! Ну почему мне достался этот дар и ещё специфическое магическое образование? Сейчас бы сидела и глазела на эти высокомерные изваяния, как все остальные, и пускала бы слюни от их красоты, а потом бы просто порадовалась за девушку, которую бы они выбрали, и забыла бы о них.
  В это время парни сели на свободный столик сбоку от нас и начали о чём-то шептаться. Они говорили очень тихо, человеческое ухо не может уловить такой тихий звук. Подозреваю, что обсуждали этих наивных дурочек, которые так мечтали попасть в лапы к хищнику.
  - Мира, пойдём отсюда! - прошептала я.
  - Сейчас начнётся самое интересное, - ответила мне Мира, отчаянно вертя головой.
  - Нам нужно уходить, - твёрдо сказала я и взяла Миру за руку.
  Мира накрыла мою руку своей и удержала меня. А меня охватила паника, и я начала оглядываться по сторонам, ища пути к отступлению. Повернувшись в сторону двери, я встретилась с тёмно-голубыми глазами темноволосого волколака. Наши взгляды встретились на несколько секунд. Волколак вздрогнул и отвёл глаза. Я встала и, схватив свою сумку, быстро пошла к двери, таща за собой Миру.
  - Ты не понимаешь, с кем играешь! - строго сказала я Мире, когда мы оказались в коридоре. - Знала бы, не вела себя, как озабоченная самка.
  Мира вытаращила на меня глаза. Она впервые слышала такие грубые слова от меня и не нашлась, что ответить.
  - Тебя напугал Вальтер? - спросила она.
  - Кто?
  - Самый тёмный из братьев, его зовут Вальтер. Только мне показалось, что это ты его напугала, он даже вздрогнул, - задумчиво проговорила Мира.
  - Пойдём на занятия, - сказала я, взяв Миру за руку, повела на второй этаж в аудиторию.
  На следующей перемене Мира сбегала в туалет, и вернувшись оттуда, радостно сообщила, что университетские красавчики так никого и не выбрали. Девчонки предполагают, что они придут завтра. Сегодня у них времени не хватило всех рассмотреть.
  'Прекрасно! - подумала я. - На завтра нужно купить себе кефир и пару булочек. В столовую я больше ни ногой. А девчонкам глупым радоваться бы, что избежали близкого знакомства с хищниками, а они...'
  Лекции прошли, как в тумане. Я всё время думала о встрече в столовой. Как же так, такие грозные хищники живут среди людей. И ещё смеют выбирать себе любовниц. Куда только смотрят власти, те, кто знает о других расах? А как они высокомерно ведут себя, будто хозяева города. Хотя, может, так оно и есть.
  После лекций, прощаясь с Мирой у остановки, я ещё раз попросила её не связываться с красавчиками Университета, не поддаваться соблазну. Она обещала, но я не поверила, уж очень неубедительно звучали её обещания.
  Но на этом сюрпризы для меня не закончились. За час до закрытия кондитерской я услышала в торговом зале мужские голоса. Мужчины очень редко заходили в кондитерскую, и поэтому я тихонько подошла к двери и выглянула в щёлку. У прилавка стояли братья Вартаки в полном составе.
  Один из светловолосых выбирал пирожные, не забывая строить глазки продавщице, а остальные трое внимательно осматривали помещение кондитерской. Я отпрянула от двери и прижалась лбом к стене. Ну, почему я такая невезучая? Зачем я встретилась взглядом с волколаком? А может, они просто сладкого захотели? Утешение слабое. Волколаки питались сырым мясом, желательно, парным. Не удивлюсь, если их семья держит большое стадо домашних животных, чтобы кормиться. Братья постояли несколько минут, купив пару самых дорогих пирожных, удалились. Нужно проверить окрестности, прежде чем выходить.
  В этот вечер я очень тщательно и медленно мыла кондитерскую, тянула время. Дотянула до того, что хозяйка, забрав у меня ведро и швабру, отправила домой. Мне повезло, когда я подошла к автобусной остановке, мой автобус вывернул из-за угла и начал останавливаться. Я сразу прыгнула в открытые двери и села в глубине салона.
  Вечером я рассказала Лилиану о встрече в Университете. Он долго молчал, а потом рассказал мне историю, которую слышал от двух бродяг, ночевавших в замке примерно лет так тридцать назад.
  Бродяги были воришками и попрошайками, убегали они от властей соседнего городка. Видимо, их сильно припекло, если они убегали пешком, не имея за душой ни вещей, ни транспорта, ни денег. Два дня они шли лесами с севера административного округа, своровали по дороге у фермера пару куриц, и жаря их на костре прямо на полу бывшей бальной залы замка, рассказывали истории из жизни.
  Один из них был из стаи волколаков, но ритуал перерождения не прошёл. Парень испугался после того, как его старший брат не переродился после ритуала и умер. Тогда его отец, видя страх сына, помог ему сбежать, сделал ему новые документы и, дав немного денег, строго-настрого запретил появляться в этих краях и ещё в паре областей на севере страны.
  Рассказчик тогда очень боялся, что нарушив запрет отца и придя сюда, хоть и не по своей воле, навлечёт на себя беду. Хотя? По его словам? прошло уже десять лет.
  И ещё он поведал, что стая расправилась с его отцом. Они жестоко убили его и даже тело не придали земле, а выбросили на свалку, где его съели крысы. Об этом он узнал случайно, через пять лет, когда обнаружил на чердаке одного из заброшенных домов старые газеты. В одной из них была фотография изуродованного тела и просьба откликнуться тех, кто увидел в нём хотя бы схожие черты пропавших родственников. Полиция брала на себя расходы по проведению специальной экспертизы. Парень узнал отца по мизинцу, который чудом почти не пострадал. У отца на мизинце было родимое пятно необычной формы. Он рассказывал, а сам трясся от страха. А ведь его отец знал, на что себя обрекает, но помог сыну.
  История страшная, но и положительное в ней есть, то, что у волколаков встречаются родственные чувства, и они способны понимать и сострадать. История, конечно, поучительная, но думаю, что такое самопожертвование встречается редко. Я решила прочитать книги из замка. Мне интересно мнение чёрных магов о волколаках. Но был уже поздний вечер, и мне нужно спать, завтра учебный день и работа, а вот послезавтра от учёбы можно отдохнуть, но работу никто не отменял.
  
  Глава 9
  День спустя
   В выходные дни, когда в Университете нет занятий, я работала полный день, но хозяйка разрешала приходить на два часа позже открытия. Вчера она выдала мне зарплату за неделю, я решила пополнить запасы продуктов. Встав рано утром, я занялась стиркой, а потом вместе с Лилианом составили список необходимых продуктов, чтобы после работы зайти в круглосуточный супермаркет и купить всё разом.
   Всё утро я думала о том, что вчера рассказала Мира. Она меня не послушалась и всё-таки пошла в столовую, хотя я и пыталась её отговорить. Но мои аргументы были неубедительны, а всю правду я рассказать ей не могла. Мы даже повздорили с ней по этому поводу, но она всё равно пошла. Я только надеялась, что вело её туда любопытство, а не желание стать временной девушкой одного из братьев и прикоснуться к богатой и беззаботной жизни.
   Придя из столовой, она прожужжала мне все уши о том, что сегодня братья кого-то усиленно высматривали, а Вальтер выглядел взволнованным, что у него даже щёки порозовели. Наверное, ей это показалось. У волколаков, как и у вампиров, не бывает розовых щёк, кожа у них белая и холодная, они мёртвые. Не может кровь приливать к щекам, если сердце не бьётся. Мира твёрдо решила, что будет ходить в столовую и наблюдать за развитием событий. И отговорить её от этого невозможно. Мне опять захотелось почитать книги чёрных магов о волколаках. Может, наши маги чего-то о них не знают?
   Ковены белых магов никогда не водили дружбу с волколаками и вампирами, они считались нашими врагами. Хотя стычек межу магами и другими расами не было уже давно, маги всегда игнорировали эти расы и никогда не сотрудничали с ними, даже ради большой прибыли в бизнесе. Виной тому давняя вражда. С чего началось противостояние, уже никто не помнит, было это очень давно, ещё тогда, когда мы и другие расы жили в другом мире, так написано в древних хрониках. А уж как было на самом деле, этого уже не знает никто.
  Потом была большая война между магами и их союзниками-оборотнями и вампирами и их союзниками-волколаками. После войны ряды противников сильно поредели, а наш прежний мир начал погибать, как писали наши историки, война нарушила равновесие. И тогда, сев за стол переговоров, расы решили уйти в другой мир, населённый людьми, но чтобы не вызывать панику и агрессию у местных жителей, они постановили жить в этом мире скрытно и никогда не говорить людям о других расах.
  Время шло, человечество развивалось, технический прогресс шёл по миру семимильными шагами, но люди всё так же не знали о пришедших в их мир расах. Конечно, специальные службы давно поняли, что в нашем мире живут не одни люди, но пока другие расы вели себя тихо, они делали вид, что ни о чём не догадываются.
  За эти долгие годы случалось всякое. Вампиры и маги сходили с ума, оборотни выпускали из-под контроля своего зверя, но иные расы сами решали эти проблемы, а люди только наблюдали и делали выводы. Примерно двадцать лет назад человечеством была создана специальная группа для контакта с другими расами. Насколько я знаю, маги контактировали с ней, но только в случае конфликтных ситуаций, и это было только начало. Может лет через сто-двести мы наконец-то объявим о себе людям, а может, всё останется по-старому.
  Посмотрев на часы, я начала собираться на работу. Хорошо, что автобусы ходили по расписанию, и ехать недалеко. До работы нужно заскочить в магазин для рукоделия и купить несколько катушек ниток. Я скроила Лилиану очень красивый жилет. Он получился ярким и стильным. Материи у меня столько не было, но я очень удачно подобрала лоскуты. Лилиан уже несколько раз примерял его на себя, и чтобы дошить жилет, мне не хватало только цветных ниток.
  Попрощавшись с Лилианом, я побежала на остановку. Заскочив в уже отъезжавший автобус, села у окна. Меня опять рассматривали и очень пристально. Милые пожилые соседи проводили свою жизнь, подглядывая друг за другом и сплетничая между собой. Лилиан говорил, что несколько раз видел, как соседи пытались заглянуть в мои окна. Домовые умели охранять дом, не применяя физической силы. Он так и не признался, как отвадил соседей, догадываюсь, что просто напугал их. И сейчас на меня были направлены опасливые и настороженные взгляды.
  Выскочив из автобуса около магазина, я быстро поспешила внутрь и сделала это вовремя. Через несколько минут возле него на стоянке остановилась большая дорогая машина с затемнёнными стеклами, и оттуда вышли братья Вартаки. Они не заметили меня. Они вообще не замечали никого вокруг, смотрели сквозь прохожих и шли по своим делам. Люди расступались перед ними, уступая дорогу, и оглядывались им вслед. Я внимательно рассмотрела лицо Вальтера и не заметила на нём румянца. Мира ошиблась.
  В кондитерской сегодня много народа. Молодые мамы с детьми и школьники, они почти весь день приходили за сладостями. У меня тоже много работы, и только когда наступил вечер, пришла долгожданная тишина. Хозяйка на радостях от хорошей выручки за день отпустила меня до закрытия магазина.
  На улице уже сумерки, и дул холодный ветер. В этой части нашей страны зимы не было, но дули холодные ветра, и шли затяжные дожди. Мне нужно позаботиться о покупке зонта и дождевика. Супермаркет находился на соседней улице рядом с остановкой автобуса.
  Быстро добежав до него, я прошла сразу в отдел, где продавались зонты и плащи. Нужные мне аксессуары выбрала быстро. В магазинах до своего отъезда из дома я бывала очень редко и поэтому иногда терялась в них, а делая покупки, руководствовалась только ценой и, конечно, не забывала о качестве. Модных трендов я не знала и не очень хотела знать, выбирала вещи тёмных тонов, чтобы не было заметно грязи.
  Побросав в тележку покупки, я пошла к продуктовым полкам. Вытащив из сумки листок бумаги со списком продуктов, я медленно катила впереди себя тележку и пыталась читать его. Через несколько шагов мою тележку резко дёрнули и с силой отбросили на меня. От неожиданности я покачнулась и упала на пол. Присев на полу, подняла глаза и взглянула на грубияна.
  На меня смотрел один из братьев Вартаки, он, наверное, был самым молодым из них, но взгляд у него грозный, губы сжаты. Ноздри раздувались, а руки сжимались в кулаки, мне даже показалось, что у него начали вылезать когти. Я сама виновата в этой ситуации, нужно было следить за тележкой. Я даже не обиделась на его грубость. Он был зверем, а звери не знают политеса и не привыкли сдерживать эмоции. Если им сделали больно, то они ответят тем же.
  - Извините, - сказала я. - Мне следовало бы следить, куда я иду.
  - Вот это да, какая добрая! - услышала я голос. - Он её толкнул, а она извиняется.
  Повернув голову в сторону, я увидела ещё одного брата. Тот выглядел старше. Он стоял и ухмылялся, глядя на меня. В это время кто-то подошёл ко мне со спины, и взяв за плечи, поставил на ноги. От неожиданности я вскрикнула и покачнулась. Меня придержали.
  - Спасибо, - сказала я и повернулась к помощнику.
  Эти глаза я узнала и от неожиданности отшатнулась. Не ожидала, что Вальтер снизойдёт до простого человека. Он же в это время стоял весь сжатый, как пружина. Мне показалось, что ему очень больно, но такого не может быть. Волколаки не могли испытывать боль. И тут он сделал глубокий выдох, и я увидела, как качнулась его грудная клетка, а потом он часто и шумно задышал, жадно втягивая ноздрями воздух и выдыхая его через рот. У зверей это первые признаки агрессии, мне показалось, что он с трудом сдерживает зверя, и это так напугало, что я, забыв про тележку с покупками, бросилась бежать.
  Бежала я до самой остановки, запрыгнула в подъезжающий автобус и успокоилась только тогда, когда он закрыл двери и поехал. Я осталась без продуктов и вещей. 'Нужно обязательно прочитать книги из замка', - напомнила я себе ещё раз, что-то странное происходит. А может, мои учителя не знали много?
  
  Глава 10
   На следующий день я рассказала Лилиану о встрече в супермаркете. Прошлым вечером я была на взводе, у меня всё валилось из рук, чуткий домовой не лез ко мне с расспросами, ждал, пока я успокоюсь. Приняв душ, я немного пришла в себя, но говорить о происшествии не хотела. Хорошо, что моя сумка висела на плече, и я не оставила её в магазине.
   Сегодня я решила сходить за продуктами до работы. Выйдя из дома пораньше, я доехала до супермаркета, быстро покидав в тележку все продукты, указанные в новом списке, я расплатилась за них и побежала на работу. Оставив продукты в холодильнике для персонала, я надела халат и приступила к работе. Я всё ещё не пришла в себя и вздрагивала от каждого громкого звука.
   День прошёл спокойно, несмотря на мою нервозность. Вечером, подхватив сумки, я села в автобус и только там полностью успокоилась.
   После вкусного ужина я полностью пришла в себя и даже дошила Лилиану жилет. Домовой был очень рад, он долго крутился у зеркала и широко улыбался, глядя на своё отражение. Завтра мне нужно на учёбу, и я взялась за учебники.
   Уже перед сном Лилиан признался мне, что видел несколько молодых парней, которые ходили вокруг дома, но в окна заглядывать не пытались, и вообще они вели себя как туристы, осматривающие достопримечательности.
   - Пообещай мне, Лилиан, - попросила я домового после его откровений, - что ты никогда не полезешь в драку с ними, а просто убежишь. Я прошу тебя, они раздавят тебя и не заметят, а я очень хочу, чтобы ты был жив и бодр.
   - Хорошо, я не буду вступать в конфликт, - ответил мне Лилиан. - Ты очень добрая и такая наивная, как будто пришла из прошлого, когда люди были добрее. Дамы были нежными и слабыми созданиями, а мужчины честными и сильными. И слова 'честь' и 'достоинство' были не пустым звуком.
   - Спасибо, Лилиан, - ответила я. - Меня растили в тепличных условиях, а потом выкинули на улицу, но я всё равно верю, что доброта и любовь спасут мир от разрушения и хаоса.
   Новая учебная неделя началось по написанному сценарию. Подъём, завтрак, поездка в автобусе в Университет и Мира, добрая и весёлая болтушка. Она делилась со мной новостями на каждой перемене, а мне нравилось слушать её голос. Мира воспитывалась любящими родителями, они оберегали её от невзгод и жестокости этого мира, и она до сих пор была ребёнком и не торопилась взрослеть.
   Больше мы с ней не говорили об обедах в столовой, Мира сходила пару раз и пришла разочарованная, братья больше не приходили. А мне приходилось ходить по Университету и постоянно оглядываться, чтобы не попадаться на глаза никому из волколаков. Приходилось выкручиваться и недоговаривать.
  Мире о встрече в магазине я не рассказала. Да и что я могла ей рассказать, что испугалась парней и убежала? Она подумает, что я дикая и социально опасная девушка. Бегаю от такого счастья, и только немногие знают, что это за счастье такое, и чем оно может грозить слабому человеку.
   Неделя прошла быстро и спокойно. После учёбы и работы времени оставалось мало. Ужин, душ и сон, и только на выходных было чуть больше времени на себя.
   В субботу днём в кондитерскую забежала радостная Мира, позвав меня на несколько минут на улицу, радостно сообщила, что Вальтер пригласил её в ночной клуб.
  Она просто светилась от радости, а у меня на душе скребли кошки. Я попробовала отговорить её, но куда мне с моими неуверенными доводами против притягательности хищника. Мира и слушать не стала, она просто отмахнулась от меня и начала показывать мне новую юбку, которую она купила для этого случая.
   Юбка была очень короткой и ярко-красной, я бы не решилась такую надеть, но так это я, тепличный пустоцвет, а Мира девушка современная и эмансипированная. Она радовалась, что попадёт в закрытый клуб, о котором так много слышала, а у меня сжималось сердце.
   Воскресенье прошло, как в тумане, я пыталась несколько раз связаться с Мирой по сети, но она была недоступна. Телефон я себе не покупала намеренно, кому мне звонить, а сейчас задумалась, что будь у меня телефон, может, я бы дозвонилась до подруги и не переживала бы так сейчас.
   Прокручивая в голове разговор с Мирой, я обнаружила несколько несоответствий. Как Мира могла встретиться с Вальтером в субботу? Занятий у нас не было, а жили они в разных районах города, вернее, Вальтер жил на ферме за городом, а Мира в рабочем районе. Получается, они встретились случайно в магазине, как, например, я, или могли столкнуться на улице, город ведь небольшой. И второе, Мира больше радовалась, что наконец-то попадёт в закрытый элитный клуб, о котором так много слышала, а не о том, что идёт именно с Вальтером. Про него она сказала только один раз, а в основном говорила о клубе. Может, она сама напросилась, но удивительно, как он согласился провести её туда. Братья Вартаки были холодными, неприступными эгоистами, им наплевать на окружающих.
   Перед сном я попробовала связаться с Мирой ещё раз, но она не ответила, и с тяжёлым сердцем я легла спать.
  
  Глава 11
   В Университет я приехала раньше, чем обычно. Может, и Мира в надежде встретить меня и поделиться новостями придёт пораньше. Но я зря надеялась, Мира не пришла. И когда она не пришла к началу занятий, чувство тревоги усилилось.
   В середине первой лекции преподавателю позвонили на личный телефон, он кивнул головой на слова абонента, найдя меня глазами, сказал, что меня срочно ждут в деканате. Ничего хорошего этот вызов не предвещал.
   В кабинете декана присутствовал молодой вампир-полицейский. При виде его у меня сжались все внутренности. Первым делом я подумала, что что-то случилось с Мирой, и меня вызвали именно по этому поводу, как свидетеля и подругу.
   Видимо, я побледнела. Полицейский, взглянув на меня, сразу предложил присесть и стакан воды. От воды я отказалась и, сев на стул около стола декана, приготовилась слушать.
   - Агнеса, - глядя мне в глаза, произнёс декан, - ночью в развалинах замка произошло ритуальное убийство. Ты ничего не слышала? А может, ты случайно видела убийц?
   - Замок находится далеко от моего дома, - тихо ответила я. - Да и стены у замка толстые, нет, я ничего не слышала. Спать я легла рано, после наступления сумерек никого чужих на улице не было, а если и был кто, то я в темноте не вижу.
   - Вот посмотри, - сказал полицейский, поставил передо мной портативный компьютер и включил картинку. - Может, ты встречала эту девушку?
   На экране компьютера появилась страшная фотография места преступления. В центре рисунка, который должен означать магическую пентаграмму, лежала растерзанная девушка. Лицо девушки изуродовано, волосы все в крови и невозможно определить их цвет. Живот девушки разорван, а все внутренности вывернуты наружу. Девушка была, лежала на спине, раскинув руки и ноги.
   Преодолевая себя, я начала рассматривать картинку подробно, пытаясь отыскать знакомые черты Миры. Тело жертвы было так изуродовано, что, как я не вглядывалась, не могла найти ни одной знакомой черты, это вселяло надежду, Мира жива.
  В глаза бросилась надпись около жертвы на древнемагическом языке. Буквы были выведены правильно, а построение предложения неверным, но смысл фразы можно было уловить. Звучала она примерно так: 'Похоть будет наказана'.
   Проговорив про себя перевод надписи, я запоздало сообразила, что вампиры могли прочитать по губам. Подняв голову, я увидела заинтересованные взгляды, направленные на меня.
   - Ты знаешь этот язык? - спросил декан.
   Я покачала головой, отрицая, говорить я не решилась, старые вампиры чувствовали ложь, да и врать я никогда не умела.
   Молодой полицейский заговорил с деканом на языке вампиров. Он сказал, что у жертвы отсутствуют печень и сердце, и можно предположить, что это был оборотень. Вампирский язык я знала в совершенстве, маги изучали его так же, как древнемагический. Язык своих врагов нужно знать.
   - Это не их время, - машинально ответила я. - Сейчас нарастающая луна, да и не едят оборотни внутренности, они могут только разорвать жертву на куски, но есть её не будут.
   Только после того, как я высказалась, поняла, что натворила. Внимательно вглядываясь в фотографию на компьютере и пытаясь отыскать в жертве знакомые мне черты, я даже не заметила, как перешла на вампирский язык. Спасибо моим учителям, я могла легко переходить с одного языка на другой, и сейчас это умение подвело меня. Подняв голову, я перевела взгляд на декана. Интерес в его взгляде усилился, но он не собирался расспрашивать сейчас, откуда я знаю вампирский язык, его интересовали расследование и поиск убийцы.
   - Что это за ритуал? И что означает эта пентаграмма? - спросил он.
   - Это не ритуал. И это не пентаграмма, а геометрическая фигура из учебника старших классов школы, - ответила я.
   - Меня интересует твоё мнение, кто это мог быть? - спросил декан.
   - Вы сами знаете, господин декан.
   - Агнеса, я не враг тебе, - заявил декан.
   - Извините, мне нужно на лекцию, - сказал я и нажала на кнопку, чтобы увидеть следующий снимок.
   Что меня подвигло это сделать, я не могу объяснить, наверное, это была так называемая женская интуиция или предчувствие. Увиденное привело меня в ужас. Я увидела кровь и кусок красной ткани. Меня затрясло, на глаза навернулись слёзы. Вскочив со стула, я выбежала за дверь и понеслась по коридору.
   Завернув за угол, я увидела братьев Вартаки и побежала им навстречу. Врезавшись в грудь Вальтера, я отскочила от него на шаг и быстро заговорила:
   - Мира... ты повёл её в клуб... где она? Её нет на занятиях, а в замке труп девушки...
   Больше я выдержать не могла, и у меня из глаз полились слёзы. Я начала шмыгать носом и рыдать. Ну, почему я такая размазня, не могу сдержаться? И надо же мне разреветься перед хищниками, показать им свою слабость. Слабых они сразу переводят в разряд жертв.
   Чтобы привести себя в порядок, я начала искать в сумке салфетки. За что мне всё это, и почему я не могла найти другой более спокойный город? Или это всё мой дар? Не видела бы, кто передо мной, и жила бы спокойно. Слёзы лились из глаз, а салфетки никак не находились.
   Мою руку осторожно вытащили из сумки и вложили в неё упаковку с бумажными салфетками.
   - Спасибо, - машинально ответила я, вытащив салфетку, начала вытирать слёзы.
   - Ты готова рассказать всё спокойно? - услышала я голос Вальтера.
   Посмотрев на него, я увидела в его глазах сочувствие и заинтересованность. Вспомнив, что он мог быть причиной убийства Миры, я вздрогнула, у меня опять навернулись слёзы.
   - Нет... не могу... там труп девушки в замке... И красная тряпка рядом лежит... Мира юбку купила красную... чтобы идти в клуб... - сквозь рыдания начала говорить я. - Зачем она тебе... она наивная, как ребёнок... добрая... ты хочешь замарать её...зачем?. Тебе других мало? Тех, кто на всё согласен...
   Меня взяли за плечи и тихонько встряхнули.
   - Она попросила провести её в клуб, я провёл, - твёрдо ответил Вальтер. - Через два часа я посадил её в такси, и всё. Она выпила пару коктейлей, больше ничего не было.
   Вытащив ещё одну салфетку, я опять промокнула глаза и вытерла нос. Но слёзы у меня не прекращались. Мою правую руку осторожно взяли и приложили к груди. Я почувствовала стук сердца. Этого не может быть! Подняв глаза на Вальтера, я увидела, что у него на щеках еле заметный румянец.
   - Сердце... - тихо произнесла я. - Не может быть, ты же мёртвый.
   - Чтоооо?! - воскликнули одновременно стоявшие рядом братья.
   Про них я просто забыла, во время нашего диалога они стояли так тихо, что совсем выпустила их из вида. Резко выдернув свою руку из пальцев Вальтера, я развернулась и бросилась бежать.
   Меня надо было просто убить, а не выпускать в мир, я не могу держать язык за зубами. Своими словами я могу подвести ковен. Хотя меня и выгнали оттуда, я всё равно чувствовала моральную ответственность и готова была защищать магов в меру своих сил.
   Добежав до аудитории, я остановилась и начала приводить себя в порядок. Вытерев щёки и глаза, я поправила волосы и вошла в аудиторию. Первым, кого я увидела, была Мира. От радости я чуть не подпрыгнула. Она жива, спасибо богиня, она жива! Мира, увидев меня, бросилась ко мне, а заметив мои красные глаза, начала расспрашивать, в чём дело.
   Мне пришлось шёпотом рассказать ей, что меня вызывали в деканат, как потенциального свидетеля. Мира уже была в курсе, что произошло убийство, об этом сообщили в утренних новостях.
  Труп девушки обнаружил пастух, он шёл из города на ферму. Решив сократить путь, он пошёл через развалины замка, там и наткнулся на жертву. В новостях показали тело девушки и попросили откликнуться родственников или знакомых. Именно это сообщение и задержало Миру дома, и она опоздала в Университет, а потом решила прогулять первую пару и пойти в кафе, поесть мороженного.
   - Как же ты меня напугала, Мира! - сказала я и обняла её.
   Мира даже растерялась от такого проявления чувств. Я всегда была сдержанной в эмоциях, а тут...
   Началась лекция, и мы сели за свой стол. Мира шепотом пыталась выпытать у меня подробности разговора с полицией и деканом, но после пары замечаний от преподавателя прекратила свои попытки.
   Занятия закончились, я пошла на работу. В кондитерской небольшой переполох. Хозяйка бегала по кухне с телефоном в руках и звонила поставщикам. Главный кондитер листал книги с рецептами и что-то записывал в большой тетради. Помощник кондитера перебирал кастрюли и тарелки.
   - Что-то случилось? - спросила я у хозяйки.
   - Агнеса, как хорошо, что ты пришла! - хозяйка отложила телефон и повернулась ко мне. - Мне сделали большой заказ. Семья Вартаки выступила организатором праздника для детей и подростков, они заказали мне пирожные и несколько тортов для победителей конкурсов. Заказ очень большой, только пирожных более двухсот штук, тортов тридцать штук, а ещё двадцать килограмм печенья и двести слоек с глазурью. Я хочу попросить тебя поработать сверхурочно. Разумеется, я оплачу тебе переработку.
   - Хорошо, - ответила я. - Только у меня занятия в Университете.
   - В кондитерской есть свободная комната, я уже распорядилась принести туда надувные матрасы и постельное бельё, - ответила хозяйка. - Душ у нас имеется, тебе следует только привезти вещи и средства гигиены.
  - Хорошо, завтра утром привезу.
  
  Глава 12
  Неделю спустя
   Детский праздник в конце осени приходился на первый день осенних школьных каникул. Это давняя традиция города Тишера. Праздник проводился в большом зале спортивного детского центра. Туда приглашались не все школьники, а только отличники учёбы и победители спортивных соревнований. Приглашения на этот праздник именное, и было престижно для семьи получить его. Детей привозили на школьных автобусах и после праздника развозили по домам.
   Семья Вартаки являлось постоянным спонсором праздника, но только в этом году она взялась за организацию праздника. В Университете только и говорили об этом. Студентки шептались, что такого праздника ещё не было, и что семья наняла лучших артистов, чтобы развлекать детей, а ещё будут выступать детские танцевальные коллективы, будут конкурсы и даже танцы.
   Мира каждый день рассказывала мне всё новые подробности о празднике. А я целую неделю предпринимала титанические усилия, чтобы сдержать зевоту на лекциях, и ещё приходилось постоянно контролировать себя, чтобы держать глаза открытыми.
   Мне всю неделю так хотелось спать! Я переехала в кондитерскую на следующее утро после разговора с хозяйкой. Поздно ночью придя домой, я собрала небольшую сумку и за сборами забыла спросить у Лилиана об убийстве в замке.
  Лилиан должен был видеть, кто убил девушку. Домовой помогал мне собирать вещи и рассказывал короткие истории из жизни обитателей замка. Он усиленно отвлекал меня, а я, боясь забыть что-нибудь важное, так сосредоточилась на сборе вещей, что не заметила его манёвра. Всё-таки я наивная, даже домовой пользуется этим.
  После моего переезда в кондитерскую я домой больше не приходила. Работники кондитерской ложились спать не раньше двух часов ночи, а вставали в шесть часов утра. Утром я работала почти до начала занятий. За десять минут до начала лекций уходила в Университет, а после занятий спешила опять в кондитерскую.
  Целую неделю главный кондитер и хозяйка пекли различные пирожные, пробовали разные рецепты и наконец, определившись с ассортиментом, начали готовиться к празднику. У остальных тоже было много работы. Я целыми днями мыла посуду и оборудование, принимала товар у поставщиков и перебирала фрукты и ягоды. Хозяйка не хотела ударить в грязь лицом, это был такой прекрасный шанс для неё. Лучшая реклама для бизнеса, и предприниматель, радеющий за своё дело, не упустит такой возможности.
  От постоянного недосыпа я перестала есть. У меня было только одно желание выспаться. Последние два дня перед праздником выдались самыми тяжёлыми. Были выходные, занятий в Университете нет, мы встали в шесть часов утра и приступали к приготовлению теста для пирожных. Меня тоже привлекли к работе над тестом, заняты были все.
  В воскресенье за день до праздника кондитерскую посетил глава семьи Вартаки собственной персоной. Он пришёл после обеда. Важно зашёл в кондитерскую и попросил продавщицу позвать хозяйку. Я в это время мыла полы в кондитерском цехе и слышала через открытую дверь, о чём шёл разговор. Он поинтересовался, всё ли готово, и спрашивал, когда прислать машину за изделиями. Праздник начинался в одиннадцать часов дня, и к этому времени пирожные должны быть уже доставлены в детский центр. И ещё он попросил, чтобы хозяйка сама проконтролировала доставку пирожных.
  В этот день мы легли в четвёртом часу утра. Я легла на надувной матрас и мгновенно уснула. Когда хозяйка пришла меня будить, мне показалось, что я заснула только минуту назад.
  - Агнеса, ты не могла бы помочь мне собрать и упаковать пирожные? - попросила хозяйка.
  С трудом разлепив веки, я пошла в душ. Мне необходимо проснуться. Посмотрев на себя в зеркало, ужаснулась. Я сильно похудела. У меня заострились скулы и впали щёки, глаза были сонные, а под ними красовались тёмные круги. Дети испугаются, хорошо, что хозяйка не берёт меня с собой в детский центр. Мне нужно в университет.
  Пришлось собрать остатки сил, коих оставалось совсем немного, чтобы адекватно реагировать на указания хозяйки. Целый час мы выносили из холодильника коробки с пирожными и печеньем и раскладывали их на столах в торговом зале. Потом хозяйка осматривала каждое кондитерское изделие, а я перевязывала коробки с уже отобранными пирожными и складывала их в специальные контейнеры с искусственным льдом.
  Только после того, как контейнеры погрузили в машину, я побрела на занятия. Первую пару я пропустила, а на второй паре мой организм не выдержал, и я заснула. Сквозь сон я слышала, что Мира что-то говорит, она даже тормошила меня за плечи, но, видимо, мой организм дошёл до предела, я так и не смогла проснуться.
  
  Глава 13
   Проснулась я от холода. У меня замёрзли ноги и руки, и первая мысль была: 'Я лежу на улице'. Открыв глаза, обнаружила, что лежу в помещении с каменными обшарпанными стенами, но это не больница. Свод потолка был полукруглым, а сам потолок очень высоким. Само помещение длинным и узким. Маленькое окно под потолком практически не освещало его. В углу стояла каменная печь, но она не могла обогреть такое большое помещение. Пол тоже был каменным, но гладким и чистым. Если бы не деревянная дверь и две пустые кровати, застеленные чистым бельём, то я бы подумала, что лежу в склепе. На спинке кровати висела моя одежда. У самой кровати стояла сумка и обувь.
   От долгого лежания затекли мышцы, но если я сейчас не встану и не оденусь, то к переутомлению прибавится ещё и простуда. Оделась я в короткие сроки, приходилось переминаться с ноги на ногу, пол уж очень холодный. В помещении гуляли сквозняки, даже в верхней одежде прохладно.
   Закутавшись в куртку, я сидела на кровати и начала думать, что мне делать дальше. Нужно выбираться отсюда, но где нахожусь, я не знала, и предположений у меня не было.
   Со скрипом открылась дверь, и зашла молодая девушка в одежде послушницы монастыря. Чёрное свободное одеяние, длиною до самых пяток, и головной убор, скрывающий волосы и шею. Только лицо оставалось открытым.
   - Я пришла, чтобы проверить печку, а вы уже очнулись. Настоятельница сказала, что вы ещё сутки проспите, - улыбаясь, сказала девушка. - Меня зовут Дарина, я послушница, а это больница при женской обители. Прежде, чем стать монахиней, каждая послушница несёт послушание здесь, ухаживая за больными.
   Было заметно, что девушке не хватает общения, и она не упустит возможности поговорить. Мне не требовалось отвечать или задавать вопросы, она расскажет всё сама.
   - У тебя нет социальной карточки, и скорая помощь привезла тебя сюда, - продолжила девушка. - Матушка-настоятельница очень удивилась. Ты не бездомная, у тебя есть документы, и одежда добротная. Да и болезнь твоя лечится сном. Нужно только выспаться, и ты здорова. Она очень удивилась, когда увидела тебя. Обычно к нам в больницу привозят бездомных и смертельно больных, чтобы они умерли в чистоте и покое, а монашки помолятся за упокой их души и похоронят, как положено, да и за могилкой будут ухаживать.
   Социальную карточку я не получила, первое время было некогда, а потом я закрутилась и забыла. Медицинская страховка стоит дорого, а без неё социальную карточку не дадут. Деньги у меня есть, но я подумала, что пока молодая, смогу сэкономить. И молодые болеют, не знала я, что недосыпание приведёт к такому финалу. Наверное, меня не смогли разбудить и вызвали скорую помощь, а та отвезла сюда.
   - Тебе волосы будет трудно расчесать, - предупредила меня Дарина. - Что же ты за такой красотой не ухаживаешь? Они спутались все.
   Машинально потрогав свою косу, я сникла. Волосы у меня длинные и густые, а в последнее время я совсем за ними не ухаживала, иногда и расчёсывать забывала. Заплетала в косу и обматывала вокруг головы, чтобы не мешали. На работе необходимо носить платок. В последние дни перед праздником я и платок забывала снимать, так в нём и ложилась спать.
   - Тогда нужно их подстричь, я давно собиралась, а теперь придётся, - сказала я.
   - Это не проблема! - воскликнула Дарина. - Матушка-настоятельница очень хорошо стрижёт. Сейчас пойдём к ней, она подстрижёт тебя и благословит.
   Мы вышли из палаты и направились по длинному коридору. У самой дальней комнаты Дарина остановилась и указала мне на дверь, а сама кивнула на прощанье и торопливо пошла обратно. Я постучала в дверь. Приятный женский голос разрешил войти.
   Комната настоятельницы была маленькой, но тёплой. Пол здесь деревянный, а окно довольно большое. Стены завешаны самоткаными гобеленами с изображениями картин загробного мира. В печке потрескивали дрова, а на печке стояли большой чан с водой и небольшой чайник.
   Матушка-настоятельница была пожилой женщиной. Монашеские одежды скрывали её фигуру, но платка на ней не было. Седые волосы собраны в пучок. Всё лицо женщины в морщинах, но взгляд добрый и понимающий.
   - Матушка, - обратилась я, - вы не могли бы подстричь мне волосы? Боюсь, я не смогу их расчесать. Виновата. Сама довела их до этого, но мне так хотелось спать в последнее время, что я забывала обо всём.
   Настоятельница показала мне рукой на стул, а сама пошла к небольшой тумбочке, стоящей у кровати. Достала оттуда ножницы и расчёску. Пока она готовилась, я сняла верхнюю одежду и расплела косу. Волосы выглядели ужасно. На ощупь они были сухими и безжизненными.
   Сначала настоятельница отрезала мне косу, а потом, осторожно расчёсывая и распутывая уже короткие волосы, начала ровнять пряди. А я смотрела в окно. Рядом с обителью располагалось кладбище. Ровные ряды могил с крестами и дорожки между ними посыпанные песком. Кладбище большое.
   - Обители более пятисот лет, - тихо сказала настоятельница, - поэтому и кладбище большое, и это только женская половина, на другой стороне похоронены мужчины и семьи.
   - А мужчины лечатся отдельно? - поинтересовалась я.
   - Для них выделено отдельное крыло, но послушницы там послушание не несут, только монашки. Молодым девушкам нужно избегать соблазна, - спокойно сказала она.
   Потом настоятельница поставила на стул таз и вымыла мне голову тёплой водой из чана. Мне стало сразу тепло и так спокойно, а может, это настоятельница так влияла на меня. Пока я сушила голову полотенцем, настоятельница заваривала чай. Волосы свои я сожгла в печке и даже протёрла пол. Это всё, чем я могла отблагодарить матушку-настоятельницу за помощь.
   Мы пили чай и вели неторопливую беседу. Я рассказала, почему попала в больницу, а потом немного рассказала о себе. Начала я с того момента, когда приехала в этот город. Настоятельница заметила, что я пропустила большую часть своей жизни, но вопросов задавать не стала. Её спокойствие и участие отвлекли меня от забот и проблем, рядом с ней я отдыхала душой.
   Перед уходом она подробно объяснила, как добраться до города. Обитель находилась в пригороде в противоположном конце от моего дома. До остановки автобуса нужно пройти около километра. Мне ещё нужно доехать до кондитерской и забрать сумку с вещами, а потом домой. Оказывается, я проспала сутки, пропустила занятия в Университете и работу, но изменить ничего нельзя.
   После стрижки с удивлением обнаружила, что волосы у меня кудрявые, а я и не знала. Сколько себя помню, всегда ходила с длинными волосами, собранными в косу. Дома ухаживать за ними мне помогала кормилица, а здесь мне некогда было рассматривать их, я их мыла, высушивала и сразу заплетала в косу. И цвет волос у меня стал светлее. Раньше они были тёмно-каштановые, а сейчас я увидела, что у меня есть более светлые рыжие пряди. Как же легко голове с короткими волосами! Сейчас они доставали до плеч, красиво обрамляя лицо, лежали на голове крупными кольцами. Я даже выглядеть стала по-другому, очень понравилась новая причёска.
   Настоятельница благословила меня перед уходом. Тепло попрощавшись с ней, я пошла к выходу. Выход находился в конце коридора. Палат в обители немного, но кроме моей, все заняты. Из некоторых слышались слабые стоны.
  В больнице чисто, но ремонт здесь бы не помешал. Видимо, обитель сама содержала больницу и старалась, как могла, в меру своих скромных сил. Ни Администрация города, ни богатые жители не помогали обители. Все забыли о том, что есть бездомные, одинокие и тяжелобольные граждане, нуждающиеся в лечении и заботе. Только монашки бесплатно помогали всем страждущим.
   На улице ветер. Наступила пора дождей и ветров, так называли здесь зиму. Одета я не по сезону. Моя тонкая куртка не могла защитить от ветра. Нужно ещё неделю назад сменить верхнюю одежду на более тёплую, но с подготовкой к празднику я упустила изменения в природе. Я накинула на голову капюшон и, засунув руки в карманы, быстро пошла в сторону автобусной остановки.
   Шум приближающейся машины я слышала и свернула к краю дороги. Машина начала тормозить, но я не обратила на это внимание, а только прибавила шаг, мало ли, по какой причине водитель решил остановиться.
   Секунда, и я оказалась в машине на переднем сиденье. Я даже не успела испугаться. Осознание того, что меня заперли в машине, пришло тогда, когда двери с щелчком заблокировались. Повернув голову, я увидела на водительском сиденье Вальтера. На заднем сиденье сидели три его брата.
   - Пристегнись, - спокойным голосом сказал Вальтер.
   Сняв капюшон, я нашла ремень безопасности. Перекинув его, начала искать, где он закрепляется, но, видимо, у меня тряслись руки, и я не попадала в замок. Меня осторожно взяли за руку и направили в нужную сторону. Ремень защёлкнулся, мою руку отпустили. Странно, у Вальтера была холодная рука, а при последней нашей встрече его рука была тёплая, как у человека. Интересно, что за метаморфозы с ним происходят?
   Машина резко дёрнулась, меня сначала вжало в кресло, а потом резко кинуло вперёд, и я ударилась бы о приборную доску головой, но мой лоб соприкоснулся с рукой Вальтера.
   - Спасибо, - сказала я и шмыгнула носом.
   Видимо, я всё-таки простудилась в больнице. Вальтер открыл небольшой ящик между нашими креслами и достал оттуда пачку бумажных носовых платков.
   - Не нужно... - сказала я. - Спасибо, у меня есть.
   Открыв свою сумку, я достала платок и вытерла нос. Не хотелось бы сейчас заболеть простудой, скоро сессия.
   - Почему у тебя нет социальной карты? - спросил Вальтер.
   Сейчас машина ехала на небольшой скорости, и Вальтер, отрываясь от дороги, периодически бросал на меня взгляды.
   Отвечать я не стала, только пожала плечами. У меня не было оправданий, я сама в этом виновата.
   - Почему тебе в приюте не выдали социальную карту? - ещё раз спросил Вальтер.
   - Её просто нет, - ответила я.
   Меня удивило, что он знает про приют. Интересно, что ещё ему известно?
   - Я читал твоё личное дело, - сказал Вальтер. - Приют должен был выдать тебе социальную карту. Ты потеряла её?
   - У меня её никогда не было, - просто ответила я.
   Подозреваю, что когда мама заказывала для меня фальшивые документы, она просто не знала, что существует такая карта. Маги никогда не лечились в больницах, у некоторых из них даже не было удостоверений личности. Их как бы не существовало.
   - Я поздно приехал в Университет, тебя уже увезли, а настоятельница не пустила меня в больницу, - после нескольких минут молчания сказал Вальтер.
   Меня так удивили его слова. Зачем бы ему беспокоиться обо мне?
  - Спасибо за заботу, но я не понимаю... - удивлённо ответила я.
   - Наша семья частично виновата в твоей болезни, - проговорил один из братьев.
   За всё время пути они сидели очень тихо, я опять забыла об их присутствии. Я не считала их виноватыми. Работала я за деньги, меня никто не принуждал, а что я не досыпала, все в кондитерской мало спали, и все плохо себя чувствовали, просто мой организм так отреагировал на переутомление.
   - Мне оплатят сверхурочную работу, - ответила я. - Вы ни в коем случае не виноваты в случившемся.
   В это время машина въехала в город, я увидела здание Университета.
   - Не могли бы вы высадить меня у кондитерской? - попросила я Вальтера.
   - Меня зовут Вальтер, Агнеса.
   - Я знаю...
   Мы подъехали к кондитерской, и прежде, чем разблокировать двери, Вальтер взял мою руку и тихонько сжал. Рука у него была прохладной, но не холодной, как в начале путешествия.
   - Ты пойдёшь работать? - спросил он, глядя на меня. - Ты же только из больницы?
   - Моя болезнь лечится сном, и я выспалась, - я осторожно высвободила руку.
   Вальтер разблокировал двери, я вышла из машины, не оглядываясь, пошла в кондитерскую. У меня сегодня много дел, и опять я напомнила себе, что нужно прочитать о волколаках в книгах из замка.
  
  Глава 14
   Наконец-то я добралась домой. Поставив сумку, я сразу пошла в душ. Когда я вышла из душа, моя сумка была разобрана, грязные вещи сложены в корзину для белья, а на столе стоял лёгкий ужин.
   - Спасибо, Лилиан, за заботу, - сказала я. - Я так скучала по тебе!
   Весь вечер Лилиан не отходил от меня, было заметно, что он очень скучал и переживал за меня. Я рассказывала, как провела всё это время, и когда упомянула о том, что оказалась в больнице, он нахмурился и погрустнел.
   - Нехорошо так убиваться на работе, - тихо произнёс он. - Тебе нужно беречь себя, ты худенькая и слабая.
   - Кто же будет деньги зарабатывать? - спросила я. - Мне хозяйка премию большую выдала и пару выходных дней. Куплю себе куртку, а тебе материала на тёплый сюртук и брюки. На улице холодно, а брюки у тебя тонкие.
   - Не стоит...- засмущался Лилиан. - Баловство, это всё, домовые не мёрзнут...
   - Не умеешь ты врать, - ответила я. - Вы живые и теплокровные, а значит, холод чувствуете и мёрзнете так же, как люди.
   - Да, мы теплокровные... - согласился Лилиан.
   Спать я легла рано, до выходных ещё далеко, и завтра мне нужно на занятия.
  ***
   Мира встретила меня у двери Университета.
   - Я виновата, - сказала она. - Нужно было вызвать такси и отвезти тебя домой, но я так напугалась, когда ты не реагировала, и вызвала скорую. Они сказали, что отвезут тебя в больницу. Я потом обзвонила все больницы, но мне сказали, что такая не поступала.
   - Мира, всё хорошо, - успокоила я её. - Мне нужно было просто выспаться.
   А потом Мира начала рассказывать мне последние новости. Из всего её монолога меня заинтересовало только то, что у нас начались иностранные языки, и ведёт их сам декан Университета. Мира восхищалась им, он такой красивый и умный и так хорошо преподаёт предмет, что ещё несколько занятий, и она свободно заговорит на преподаваемом языке.
   Первую пару вёл декан. Он вошёл в аудиторию через минуту после звонка. Окинул всех внимательным взглядом и сразу начал объяснять урок. Язык соседнего государства я тоже знала и ещё несколько языков малочисленных народов. Не могу сказать, почему в программу моего обучения были включены именно эти языки, но я могла свободно говорить и писать на них. Помню, я в детстве очень удивлялась: зачем мне учить языки, если маги только в крайнем случае покидают территорию ковена, а страну практически никогда?
   Он действительно очень интересно рассказывал, а ещё на людей действовало его вампирское обаяние, студенты слушали, открыв рты. Меня его обаяние обошло стороной, а может, оно не действовало на меня, потому что я знала, кто он на самом деле. Я сидела и гадала, сколько ему лет. Старые вампиры могли изменять свою внешность, хотя и незначительно. Они, например, могли делать себя старше, чтобы люди видели их и думали, что они стареют, как и они, обычные люди.
  Обычно в вампиров обращали людей возрастом от двадцати одного до двадцати пяти лет, так было принято в вампирском сообществе. Лет десять новообращённые вампиры жили в семье и учились сдерживать свою жажду, а потом ещё лет пятьдесят семья тщательно контролировала вампира. И только после того, как вампир доказывал свою самостоятельность и сдержанность в еде, ему предоставляли выбор. Или уйти из семьи своего создателя и создать свою, или остаться. Уходили редко, и поэтому новые семьи вампиров встречались нечасто. Вампиров было немного, они тщательно контролировали свою численность, но и тех, что есть, хватило бы для уничтожения больше половины населения мира, если бы они поставили перед собой такую цель.
  Заметив, что я невнимательно слушаю его, декан задал мне вопрос на иностранном языке. Он спросил, о чём я думаю в данный момент и почему не слушаю лекцию.
  - Я вас внимательно слушаю, - ответила я на родном языке и, сделав удивлённое лицо, переспросила его вопрос.
  Видимо, я ошиблась насчёт его возраста, он сразу определил, что я соврала, но заострять на этом внимание не стал, а повторил свой вопрос ещё раз.
  Решив доиграть свою роль до конца, я пожала плечами и покачала головой. Все мои жесты говорили, что я не понимаю его, но он не верил. Чего уж теперь, он и так понял, что я слишком много скрываю, главное, чтобы он не начал докапываться до истины. Тешила себя мыслью, что я слишком мелкая фигура и совсем ему не интересна. Да и зачем ему это? Он декан, и у него без меня забот хватает.
  
  Два часа спустя. Кабинет декана Университета. Альфред - декан, глава вампирского дома
   В дверь постучали и сразу вошли. Вальтер. Он всегда был нетерпеливым, только в последнее время я перестал его узнавать. Я ещё не разобрался в причинах перемены его поведения.
   - Альфред, ты узнал? - спросил он, закрывая дверь.
   - Теперь да, сегодня на лекции все куски мозаики сложились, - ответил я. - Только сначала ответь мне на вопрос, зачем тебе это нужно. Девочка не красавица, есть и лучше. Скромная, вежливая и стеснительная. В общем, не в твоем вкусе, тебя всегда интересовали раскованные красавицы, без комплексов, а тут... этот неприметный цветочек.
   - Прислушайся, - попросил Вальтер.
   Мы замолчали, я стал слушать. За стеной шуршала бумагами секретарша, за окнами разговаривали два студента, но не про это говорил Вальтер. И тут я услышал! У Вальтера билось сердце, я даже слышал, как по его сосудам бежала кровь. Чтобы убедиться, что не ошибся, я резко схватил его за руку. Она была тёплой и мягкой, как у человека.
   - Этого не может быть! - воскликнул я.
   - Ты не веришь своим ушам? - переспросил Вальтер.
   Ушам я верил, но поверить в происходящее не мог. Это очень старая легенда, и каждый рассказывающий её пересказывал по-своему, добавляя всё новые подробности, что первоначальный вариант уже никто не помнил. Записей об этом не было, но мой создатель утверждал, что эта легенда пришла к нам из того, другого мира, откуда пришли сюда наши предки и прародители.
   - Не веришь? - спросил Вальтер. - И я не поверил, когда моё сердце сделало первый удар. Я уже практически забыл, как это, когда твоё сердце бьётся. Было так больно! И это только от одного её взгляда. Потом сердце опять остановилось, и я подумал, что мне показалось, но оно ожило и начало биться. А потом я начал дышать, мои лёгкие раскрылись, и я сделал первый вздох. И опять мне было больно. И снова я не поверил. А когда она заболела, моё сердце начало биться медленнее, и кровь стала остывать, я подумал, что умираю. А сейчас я дышу, и сердце у меня бьётся, как у живого. И самое страшное, Альфред, я боюсь, что опять стану мёртвым. Очень боюсь! И от этого мне не по себе. После перерождения я уже ничего не боялся, а сейчас боюсь.
   - Отец знает? - спросил я.
   - Он первый заметил, - ответил Вальтер. - И тоже, как ты, не мог поверить в происходящее. Сейчас он занимается поисками хоть каких-то записей или хотя бы упоминаний об этой легенде. Но пока безрезультатно.
   - Ты ответил на мой вопрос, Вальтер, и теперь мой черёд, - сказал я. - Не буду утверждать точно, но с большой долей вероятности она является пустоцветом.
   - Как это? - переспросил он.
   - Это вольный перевод с древнемагического языка, - начал объяснять я. - Так называют детей магов, которым не передалась магия. Магия просыпается в шестнадцать-семнадцать лет. До этого ребёнок воспитывается в ковене. Он не ходит в школу и не общается со сверстниками, только учится. Его учат всему, что должен знать маг, и в том числе основам магии и ритуалам. Такие дети к семнадцати годам получают очень хорошее образование, иногда равное высшему. А когда выясняется, что магия у них не проснулась, ковен отказывается от них. Они получают новые документы и строгий запрет не рассказывать о своём прошлом, особенно о жизни в ковене. От них откупаются. Выдают им значительную сумму денег и выкидывают за пределы ковена. Больше о таких детях не вспоминают, записи о них вычёркивают даже из главной книги ковена, где фиксируются все родившиеся маги.
   - Это действительно так? - переспросил Вальтер. - А ещё нас называют порождением зла. Только мы не отказываемся от своих детей!
   - Вы их просто убиваете во время ритуала перерождения, - уточнил я. - Ведь слабые дети умирают. Не вам судить магов, они обеспечивают детей на первое время, а дальше ребёнок должен сам о себе позаботиться, - посмотрев на Вальтера и убедившись, что он не собирается со мной спорить, я продолжил. - Сначала она случайно выдала себя, когда прочитала надпись на древнемагическом языке, а потом подтвердила мои догадки, что убийство девушки в развалинах замка было замаскировано под ритуальное. Потом машинально ответила на вопрос, который был задан на вампирском языке. Чтобы подтвердить свои подозрения, я позвонил в приют, где она якобы жила, и мне подтвердили, что да, такая девушка воспитывалась у них, но я уже достаточно стар, чтобы определить ложь даже по телефону. Ну, а дальше всё просто. Сегодня на лекции по иностранному языку я специально заговорил с ней на другом языке. Она пыталась схитрить, сказала, что не поняла моего вопроса, но она лгала и прекрасно знала, что я понял это.
   - Хорошо, это многое объясняет. Она знает про другие расы, но нас очень трудно отличить от людей даже магам, если не использовать специального заклинания, - сказал Вальтер. - Но почему она знает, кто я и кто ты, если не владеет магией?
   - Иногда простые люди рождаются с даром, они видят сущность и даже душу. Я встречал такого человека, его дар принёс ему только раннюю смерть.
   - Значит, она лишена магии, но имеет дар, плюс её знание теории... - задумчиво проговорил Вальтер. - Получается адская смесь! Она знает, кто мы и какие мы...
   - И ещё, ей, скорее всего, нет восемнадцати лет, или только исполнилось, в документах специально поставили возраст совершеннолетия, чтобы органы опеки не заинтересовались, - предупредил я.
   - После всего, что ты мне сказал, это такая мелочь, - задумчиво произнёс Вальтер и вышел из кабинета.
   Вальтер ушёл, а я попытался вспомнить, как это - быть человеком. Нет, я уже слишком давно мёртвый, и воспоминания о той человеческой жизни стёрлись из моей памяти.
  Мне, наверное, нравилось быть человеком, а потом пришёл мой создатель и заразил меня вампирской романтикой. Когда же меня обратили, я понял, что никакой романтики нет и не предвидится. Первые десять лет после моей смерти меня мучила жажда крови, мне хотелось только её, более меня ничего не интересовало. Только спустя это голодное время я начал строить свою жизнь, только это была уже не жизнь, а существование, и даже осознание того, что я стал бессмертным, меня не радовало.
  Мои друзья и близкие уходили за черту, оставляя потомков, я следил за ними со стороны и в душе завидовал. Они проживали короткую, но яркую жизнь и оставляли после себя память. Их дети помнили о них и рассказывали своим детям, меня же некому вспоминать, да и не за что. Ничего героического за свою жизнь совершить не успел, я просто умер.
  
  Глава 15
  Агнеса. Вечер этого же дня
   Сегодня я отправилась домой после занятий. Правда, я потратила час, чтобы выбрать в магазине ткань для Лилиана. Было непривычно приходить домой так рано. Приготовив себе 'праздничный' ужин, я села кроить Лилиану сюртук и брюки. Домовой был смущён такой заботой о нём, он периодически подходил ко мне и спрашивал, что он может для меня сделать. После третьего раза я попросила его рассказать про убийство в замке:
   - Лилиан, мне нужно знать, кто убил эту девушку?
   - Это был огромный зверь, - задумчиво ответил он. - Вернее, сначала он был человеком, довольно симпатичным молодым парнем, но когда он довёл пьяную девушку до развалин замка, его поведение резко изменилось. Он оттолкнул её от себя и мгновенно обернулся в зверя. Девушка закричала от ужаса и попыталась сбежать, он в один прыжок достиг её и повалил на пол. А потом слез с неё и отошёл, девушка опять попыталась сбежать, и опять он догнал её и повалил на землю. Так продолжалось несколько раз, и только когда девушка выбилась из сил, он убил её, разорвал живот и начал есть внутренности. Это было жуткое, кровавое зрелище, я не выдержал и сбежал. Что было дальше, не знаю.
   - Ты видел его до этого? Может, он приходил в замок или гулял по окрестностям? - спросила я.
   - Нет, я никогда его не видел, - ответил домовой. - Мне показалось, что он не из этих мест. Он привёз девушку на машине, а потом уехал в сторону большой дороги.
   - Почему тебе так показалось?
   - Он увидел стены замка и привёл туда девушку, но он впервые был в замке, - рассказывал Лилиан. - Сначала он обошёл развалины, осматривался и принюхивался, и выбрав подходящее, довольно закрытое место, перенёс туда свою ещё живую жертву.
   - Нужно сообщить об этом полиции! - воскликнула я. - Только как это сделать, чтобы тебя не выдать?
   - И что ты им скажешь? - спросил Лилиан. - Я толком и не разглядел его. Смотрел издалека, боялся, что он почувствует меня. Я сразу понял, что это не человек, а домовые самые слабые создания...
   Мне стало ясно, Лилиан испугался, и я его не винила. Не могу даже предположить, что бы было со мной, если бы я стала свидетелем такой кровавой сцены. Он прав, домовые были самыми слабыми из всей нежити. Они могли вести хозяйство и отпугивать воров от дома. Их магия способна только на это, но драться и защищаться они не могли. Домовые мирные создания, может, немного вредные и скуповатые, но магия у них созидательная.
   - Лилиан, прошу тебя, будь внимательным и береги себя, - посоветовала я. - Этот зверь может вернуться. А если он почувствовал тебя...
   Мне даже стало страшно от этой мысли. Помоги нам богиня, избежать встречи с опасным хищником! Спать я легла с тревожным чувством. Я знала, что если волколак (а это был именно он), попробовал человечину, то он уже не остановится. Он может снова появиться в городе.
   Утром моё чувство тревоги усилилось, но мне некогда было поддаваться панике, нужно было бежать в университет, а потом на работу.
   На большой перемене Мира уговорила меня пойти в столовую. Она привела просто железные аргументы. Мне действительно нужно отъедаться, а то сил не хватит работать. Сегодня в столовой студентов мало. Девушки одеты в повседневную одежду, ни яркого макияжа, ни коротких юбок. Значит, наши университетские красавчики не обещали её посетить. Это хорошо, можно будет спокойно поесть.
   Но я ошиблась. Как только мы приступили к еде, появились братья Вартаки. Вальтер направился к нашему столу, а я чуть не подавилась куском котлеты. Пока я пыталась проглотить кусок, Вальтер взял свободный стул и сел рядом со мной. Запив водой, я начала осторожно оглядываться. Манёвры братьев вызвали живой интерес у присутствующих в столовой.
   - Что случилось, Агнеса? - спросил Вальтер.
   О чём он говорит, я не поняла и удивлённо уставилась на него.
   - Ты кушай, а потом расскажешь, почему ты нервничаешь, - сказал Вальтер на иностранном языке.
   После этих слов у меня пропал аппетит. Я отодвинула тарелку и выпив два глотка чая, начала вставать из-за стола. Меня очень нежно придержали. Вальтер встал и, кивнув мне головой, вышел из столовой.
   - Что он у тебя спросил? - прошептала Мира, когда братья вышли из столовой.
   - Я не поняла, - соврала я, - он переоценил мои знания иностранных языков.
   Пододвинув к себе тарелку, я начала есть медленно, тщательно прожёвывая пищу. Это был тактический приём, чтобы избежать вопросов. Мира знала, что я никогда не разговариваю во время еды, но судя по тому, как блестели её глаза, я только оттянула этот момент, но избежать её вопросов не удастся.
  Наш декан тесно связан с семьёй Вартаки. Я же видела, что он не поверил моему спектаклю. Зря я надеялась, что он не будет докапываться до истины. Декан оказался дотошным вампиром, он старый, много знает, и ему не составит труда сложить два и два и понять, что я за 'птица'.
   Из столовой мы вышли за несколько секунд до звонка и быстро направились в аудиторию. У самой двери меня остановил Вальтер и, взяв за руку, отвёл в сторону. У него была тёплая рука, как у человека.
   - Агнеса, что случилось? - повторил он свой вопрос.
   - Я не понимаю, о чём вы говорите? - удивлённо ответила я.
   - У тебя неприятности?
   - Всё хорошо, и я не понимаю, почему вас это интересует, - проговорила я.
   - Меня интересует всё, что связано с тобой, - спокойно ответил Вальтер. - Тебе придётся привыкнуть к этому. Агнеса, не воспринимай это в штыки, я не собираюсь давить на тебя или заставлять, но намерен пристально следить за твоей жизнью. Я очень хочу помогать тебе, ты можешь всегда рассчитывать на меня и мою семью.
   - А почему вас не интересует моё мнение? Это ультиматум? - строго спросила я.
   - Меня зовут Вальтер, и не называй меня на вы, я чувствую себя неуютно.
   - Я тоже чувствую себя неуютно под вашим пристальным вниманием, - ответила я и пошла на занятия.
   До самого вечера я ломала голову. Что ему от меня нужно? Неужели ему надоели первые красавицы университета, он решил перейти в другой лагерь? Я вполне трезво оценивала свою внешность. У меня вполне обыкновенная внешность, не красавица и не уродина. Обыкновенная девушка, таких в нашем мире большинство. Фигура у меня тоже не шикарная, я не знала, чем могла привлечь его внимание.
   Хозяйка кондитерской, заметив мою задумчивость, отпустила домой пораньше. Поужинав, я устроилась в кресле и решила заняться рукоделием.
   Меня привлёк шум за окном, а потом появился бледный Лилиан, схватив меня за руку, потащил за собой на чердак.
   - Бы-быстрее! - заикаясь, проговорил он. - На чердаке крепкая дверь, и она задержит его на некоторое время! Я запру тебя в сундуке, а сам уведу его из дома.
   Меня напугали его слова, и я прибавила шаг. Расспрашивать, кто его напугал, я не стала. Всё-таки убийца почувствовал домового и вернулся, чтобы убить. Знал зверь, что домовому не уйти далеко от замка. Уже закрывая дверь чердака, я услышала звук бьющегося стекла. Волколак выбил окно, и сейчас он находится в доме. Дрожащими руками я задвинула засов на двери, но надежды на то, что это нам поможет, не было. Волколаки очень сильные звери, они могут разрушить бетонную стену, деревянная дверь для них не препятствие.
   В это время на улице раздался вой. Лилиан придвинулся ко мне. Мы забились в самый дальний угол чердака. Лилиан дрожал, а у меня от страха сердце из груди выскакивало. Шум в доме прекратился, но через приоткрытое окно на чердаке я услышала рычание и звуки борьбы.
   Схватка длилась уже несколько минут. Звери рычали и скулили, а мы с Лилианом тряслись от страха. Потом всё стихло, я решила выглянуть в чердачное окно. Схватка не закончилась, противники взяли паузу. В свете луны я видела двух огромных зверей, которые стояли напротив друг друга и скалились. Оба сильно потрёпаны. Шерсть свалялась, на ней висели комья земли и пожухлой травы, тут и там на телах хищников видна рваные раны. Они кровоточили, но противники твёрдо стояли на ногах и были готовы в любую минуту кинуться друг на друга.
   Один из зверей громко рыкнул и бросился на противника. Тот увернулся и, перекатившись на другой бок, резко вскочил на ноги, совершив обманный манёвр, вцепился в горло противнику. Противник закрутился на месте, пытаясь скинуть его, но тот ещё крепче сжал челюсти. Он выбрал момент, когда противник замер на несколько секунд, и махнув лапой с длинными острыми когтями, просто срезал половину его головы.
   В это время подскочили ещё три зверя и начали с громким рыком разрывать тело на куски. Теперь мне было ясно, кто спас меня от смерти. Не думаю, что в городе есть ещё одна семья волколаков, имеющая четырёх неразлучных братьев.
   Рычание и звуки разрывающейся плоти привели меня в ужас. До этого момента я только читала о волколаках, а теперь видела своими глазами, насколько это опасные и жестокие хищники.
   Отойдя от окна, я нашла глазами Лилиана и спросила его:
   - У нас в доме есть доски или лист фанеры? Нужно заколотить окно, иначе мы замёрзнем.
   Мой вопрос отвлёк домового. Он перестал дрожать и задумался.
   - Есть пара досок в сарае, - утвердительно ответил он.
   - Завтра я вызову стекольщика, и у нас будет новое окно, а сегодня обойдёмся досками. Молоток и гвозди я видела в тумбочке на кухне.
   С чердака я спускалась очень тихо, каждые пару шагов замирала и прислушивалась. В доме кто-то ходил, а потом послышались звуки льющейся воды. Не думаю, что мёртвый убийца встал и пошёл в душ. Это от пережитого страха мое чувство юмора приобрело чёрный цвет. Скорее всего, в доме кто-то из братьев Вартаки приводит себя в порядок после схватки. Нужно спуститься и поблагодарить их за спасение.
  Пол в комнате усыпан осколками стекла. Кресла перевёрнуты, но больше никаких разрушений не было. Осмотрев внимательно комнату, я пошла за веником и совком, нужно убрать стёкла, а потом заняться окном.
  Ветер задувал в открытое окно, я начала замерзать. Накинув на плечи кофту, я развернулась в сторону двери и от неожиданности вздрогнула. В комнате стоял Вальтер, одетый в футболку и джинсы, и вытирал полотенцем руки. Его внезапное появление так напугало меня, я забыла, что хотела поблагодарить его. Я замерла. Слова вылетели из головы, я только и могла, что хлопать глазами.
   - У тебя в доме живёт домовой из замка, - утвердительно произнёс он. - Это за ним приходил убийца, он почувствовал его присутствие, когда убивал девушку, и решил не оставлять свидетеля.
   - А где ему жить? - очнувшись, спросила я. - От замка остались только стены и фундамент.
   - Ты понимаешь, что тебя могли убить из-за того, что любопытный домовой решил понаблюдать за убийцей? - грозно сказал Вальтер.
   - Подскажите, что мне нужно было сделать? Выгнать мирную нежить или сразу отдать его на растерзание хищнику?! - воскликнула я. - И как мне потом жить после этого? Принести в жертву слабого и беззащитного и спасти свою жизнь. Я не могу так... я лучше...
   - Совершишь самопожертвование... - добавил Вальтер. - Домовые умеют скрываться и заметать следы, у него был шанс уйти от хищника, а у тебя нет.
   На это я только пожала плечами. Даже будь я в этом уверена, ни за что не поступила бы по-другому.
   - Ты добрая и наивная, и окружающие этим пользуются, - добавил он.
   Он был прав, но я не собиралась меняться. Пусть пользуются, от меня не убудет. Сильный порыв ветра вызвал у меня дрожь, я вспомнила, куда направлялась. Обогнув Вальтера, я пошла на кухню, а когда вернулась в комнату, его уже не было. Собрав все стёкла, я решила взять фонарик и пойти в сарай, но в этот момент открылась входная дверь, и два волколака внесли в дом стёкла. Кажется, их звали Аврор и Горислав. Мира как-то называла мне их имена. Третьего брата звали Ерусан, но я могла и перепутать имена, хотя они были не сильно похожи, но в тот момент, когда Мира рассказывала о них, я слушала невнимательно.
   - Спасибо, не стоило... Вы и так для меня много сделали... Я даже не знаю, как мне вас отблагодарить за спасение... - смущённо сказала я.
   - Не стоит благодарности, - ответил мне Горислав. - Это наш долг защитить жителей города от опасного и неизвестного им хищника.
   Они были правы, согласно договору между другими расами, всех опасных представителей других рас уничтожали их сородичи, жившие поблизости, или другие более сильные расы. Только так можно было сохранить тайну их существования. Людям не должны попасть в руки даже мёртвые представители нежити. Обычно трупы сжигали, а пепел развеивали. Свидетелям стирали память. Обычно это делали маги из ближайшего ковена.
   Братья приступили к застеклению окна, а я, чтобы не мешать им, ушла на кухню. Присев на стул, я положила голову на сложенные на столе руки и закрыла глаза. От пережитого ужаса и стресса мне очень захотелось спать. Я только подумала, что немного посижу с закрытыми глазами, а потом пойду спать. Дальше ничего не помню.
  
  Вальтер
   Помогая братьям ремонтировать окно в доме Агнесы, я вспоминал сегодняшний день. Утром, собираясь в Университет, я почувствовал тревогу. Я уже давно не испытывал таких эмоций, а если быть точным, то после ритуала перерождения я испытывал только голод и скуку, а тут тревога. Я начал прислушиваться к себе и всё никак не мог понять, что стало причиной таких эмоций.
   Мой отец заметил, что со мной что-то не так. Он всегда был чутким и понимающим. Всегда в курсе наших дел, и в любую минуту можно прийти к нему за советом или просто поговорить.
   - Отец, я не могу понять, откуда у меня появились эти эмоции? В последнее время всё было хорошо, - удивлённо спросил я.
   - А ты уверен, что это твои эмоции? - спросил отец. - Прислушайся к себе внимательно.
   Замерев на несколько минут, я начал анализировать эмоции. Когда я разобрался, то от удивления я не мог говорить, а только смотрел на отца огромными глазами.
   - Поздравляю тебя, сын! - сказал отец. - Теперь тебе не придётся постоянно находиться поблизости. Ты всегда будешь знать, где она находится и что чувствует. В данный момент её что-то тревожит. Не связано ли это с произошедшим недавно убийством?
   - Нужно устроить засаду недалеко от её дома, вдруг убийца вернётся, - сказал я.
  - Ты иди в Университет и поговори с ней, может, она расскажет, что её так тревожит, а я обследую территорию вокруг замка и найду удобное место для засады, - сказал отец.
  'Не скажет, - тогда подумал я, - но спросить стоит, а вдруг...'
  И оказался прав, она ничего не сказала, теперь-то я знаю, почему. Она боялась выдать домового. Когда, после драки, я почувствовал его в доме, мне потребовалась вся моя выдержка, чтобы не броситься на чердак и не разорвать его на куски. Если бы не он, убийца не стал бы врываться в дом Агнесы, а как и в прошлый раз привёз бы пьяную девицу из ночного клуба.
  В том момент страх Агнесы ещё не ослаб. Догадываюсь, что она видела схватку, и теперь мне придётся начинать всё сначала. Она опять начнёт убегать от меня. Уж очень хорошо у неё получалось это раньше, приходилось очень стараться, чтобы найти её. Но торопить события нельзя, иначе можно потерять всё, а это подобно смерти.
  Когда я почувствовал, что она заснула, решил осмотреть её дом. В сундуках на чердаке я нашёл книги на древнемагическом языке, наверное, они из замка. В доме чисто и вкусно пахло. Она шила одежду для домового, и ещё я нашёл несколько ковриков, сшитых из старой одежды, оставшейся от прежнего хозяина. Рукодельница. Успевает ещё что-то мастерить после тяжёлого рабочего дня. Я бы мог обеспечить её всем, но предложить это не решусь, наверное, ещё долго. Знаю точно, откажет.
  - Мы закончили, - сказал Горислав. - По-хорошему, ей бы нужно окно заменить, может, она согласится, тогда завтра и сделаем.
  - Не согласится, и спрашивать не буду, - ответил я. - Вы подождите меня на улице, а я сейчас перенесу её на кровать и присоединюсь к вам.
  Когда я взял Агнесу на руки, она даже не проснулась. Положив её на кровать, я решил раздеть её до нижнего белья. Я говорил себе, что ей будет неудобно спать в одежде, на самом деле, мне хотелось посмотреть на неё. Агнеса одевалась в свободную одежду, скрывающую фигуру, а мне так хотелось увидеть её всю.
  Она оченьхуденькая. Живот впалый, рёбра торчат, но фигура у неё красивая. Талия тонкая, из-за худобы даже слишком, ножки ровненькие, грудь небольшая, но красивой формы, и чуть мяса на ягодицах. Её откормить немного, и фигура будет на загляденье, а сейчас она похожа на подростка. Страшно дотрагиваться до неё, вдруг сделаю больно.
  Тут я вспомнил, что говорил мне Альфред. А ведь она может быть ещё и не совершеннолетняя, поэтому и выглядит как подросток! Легонько поцеловав живот Агнесы, я завернул её в одеяло и пошёл к выходу.
  
  Глава 16
  Агнеса
   Проснулась я до рассвета. Кто переложил меня на кровать, догадываюсь, но когда это случилось? Это же надо было так заснуть, что не почувствовать, как тебя переносят и раздевают.
   На кресле сидел Лилиан и о чём-то думал. Думы у него были грустные. Он хмурился и кусал губы.
   - Тебя обидели? - тихо спросила я.
   - Я хотел спрятать тебя в сундуке, думал, что убийца не достанет... - быстро заговорил он. - Ты выгонишь меня из дома?
   - Прошу, не обращай внимания на слова Вальтера, - сказала я. - Ты лучший домовой и сделал всё, чтобы защитить меня. Я никогда не выгоню тебя из дома!
   После моих слов Лилиан немного успокоился и оживился. Пока у меня было время, я решила наконец-то почитать книги из замка. Слишком много вопросов вызывало поведение Вальтера, может, найду в них ответ. Лилиан принёс книги с чердака, я начала просматривать их.
   Ответ нашёлся в самой старой книге. Чёрный маг записал старую легенду, которую слышал от древнего вампира, а тот от своего создателя. За неточность изложения маг извинялся в начале своего повествования. Первоначальный текст легенды не сохранился. Древний манускрипт, где она была записана, уничтожен в огне. Эту сказку пересказывали устно. Было много вариантов и иногда они противоречили друг другу.
   Но главное я поняла. Я оживила мёртвого волколака. Моя душа вернула его душу, он опять стал живым. Это был один из вариантов объяснения этого явления.
  Была и другая интерпретация этой легенды. Мы половинки друг друга. И часть моей души вселилась в его тело, он ожил.
  Каждый вампир и волколак (только они из всех представителей других рас были мёртвыми) хотели получить второй шанс на жизнь. Может, они надеялись, что найдут ту, которая вернёт их к жизни, а может, нет.
  Но такое случалось крайне редко. Маг, писавший эту книгу, не смог найти хотя бы записи о такой чудесной метаморфозе. Потому эта легенда считалась доброй сказкой, в неё уже никто не верил, а может, верили и надеялись, но признаться в этом боялись.
  Отложив книгу, я пошла готовить завтрак. Нужно заняться привычной работой, я боялась разреветься. Ещё в шестнадцать лет я смирилась с тем, что у меня нет магии, и мне придётся покинуть ковен. Страшно выходить в такой непривычный для меня мир людей, но я старалась приспособиться к нему. А потом этот дар, и опять я смирилась с этим и постаралась приспособиться. И вот теперь, когда у меня есть крыша над головой, я учусь в Университете, работаю и вроде уже приспособилась к жизни в этом мире и с этим даром... Богиня послала ещё одно испытание. Почему она постоянно испытывает меня, за что? Вальтер красив и богат, и любая другая мечтала бы оказаться на моём месте, но я не любая, я не хочу.
  Почему меня принуждают, почему не дают право выбора? Я ещё так мало пожила в этом мире! А может, рядом есть человек, которого я могла бы полюбить и быть с ним счастлива? Почему должен быть обязательно страшный хищник? Я понимала, что мне он никогда не сделает больно. Но почему мне не дали выбор? В ковене его не было, и теперь нет... Мне нужно было с кем-то поговорить, всё я рассказать не смогу, нужно хранить тайну. А вот о праве выбора поговорить можно. И я знала, кому смогу выговориться.
  Быстро собравшись, я поехала в кондитерскую. Куплю пирожные и поеду в обитель. Университет придётся пропустить, но это того стоило. Привезу в обитель пирожные. Не знаю, можно ли послушницам и монашкам есть сладкое, но, в крайнем случае, они могут накормить ими больных. Не думаю, что лежащие там бедные люди часто могли позволить себе такую еду.
  Потратила я больше половины своей премии, которую получила за переработку. Выбирала пирожные с мягкой начинкой, мягкое печенье и ещё в ближайшем магазине купила конфет, и погрузив коробки со сладостями в такси, поехала в обитель.
  У входа в больницу стояла Дарина, увидев меня, она широко улыбнулась и, помогая мне разгружать коробки из машины, сразу начала рассказывать последние новости. Новостей не так уж и много, всё-таки это закрытое заведение, живущее по своим законам, тут каждое, даже маленькое событие становилось новостью и обсуждалось несколько дней.
  Мы пошли к матушке-настоятельнице. Она радостно приветствовала меня и предложила пойти вместе с ней раздавать сладости больным.
  Хорошо, что я не поскупилась, оставшиеся сладости получили послушницы и монашки обители, даже осталось немного конфет на вечер к чаю. После посещения палат с больными, мне стало не по себе. Спасибо обители, если бы не монашки, эти люди умирали бы прямо на улице ещё в довольно молодом возрасте. Обитель принимала всех, тут были и старики, и довольно молодые люди, и даже дети. Часть больных вылечивалась и уходила из больницы, а были и такие, что оставались здесь до самой смерти. Здесь за ними хорошо ухаживали, а потом хоронили, как положено, со всеми почестями.
  Умная настоятельница специально предложила мне помочь раздать больным пирожные, чтобы я увидела и другую сторону жизни. Я всегда знала, что в нашем мире есть и бедность, и одиночество, и беспомощность, и болезни, но знать одно, а видеть другое.
  Потом в маленькой тёплой комнате настоятельницы, мы пили чай и разговаривали. Настоятельница внимательно выслушала мой рассказ, вернее, очень отредактированную версию моей жизни. Она прекрасно поняла, что я о многом умолчала, но не стала расспрашивать. Когда я выговорилась, мне стало так спокойно и хорошо!
  - Ты не пробовала рассматривать эту ситуацию с другой стороны? - спросила настоятельница после моего рассказа. - Может, там сверху решили, что и так обделили тебя и послали тебе защитника, чтобы ты могла прожить всю жизнь, как за каменной стеной? Может, это не испытание или наказание, а защита?
  - Об этом я не подумала. А если я не хочу, как мне быть? - ответила я. - Жить за каменной стеной хорошо, только чтобы эта стена не превратилась в каменную темницу.
  - Это уже зависит от тебя, - сказала настоятельница. - Ты должна постараться, чтобы не оказаться в темнице. Люди сильны не физической силой, а духом.
  Вышла я из обители уже в сумерках. Мне нужно о многом подумать. После тёплой комнаты настоятельницы на улице пробрала дрожь. Накинув на голову капюшон и втянув её в плечи, я быстрым шагом направилась к остановке. Но далеко уйти я не смогла, упёрлась в мужскую грудь.
  - Ты заболела? - услышала я голос Вальтера.
  - Я привезла больным пирожные и конфеты, - подняв голову и взглянув ему в глаза, ответила я.
  - И только? - переспросил он.
  Пожав плечами, я начала обходить его. Не верит, так я не настаиваю. Далеко я не ушла, меня взяли за талию и опять посадили в машину. Дверь закрылась, я машинально перекинула ремень и пристегнулась. Сегодня у меня выдался нежданный выходной, я не пошла ни в Университет, ни на работу. Хозяйка кондитерской, узнав, для кого я покупаю пирожные, разрешила не приходить.
  - Может, поделишься, зачем ты ходила в обитель? Про пирожные я знаю, но не только же за этим? - спросил Вальтер, когда машина тронулась.
  - Мне хотелось поговорить с настоятельницей о праве выбора, - ответила я.
  После моих слов послышался рык, машина резко затормозила. Меня опять качнуло, щёлкнул ремень безопасности, но удариться мне не дали, резко схватили, и я оказалась на коленях Вальтера. Ударившись боком об руль, я вскрикнула.
  - Вальтер! - раздался голос одного из братьев, которые сидели на заднем сиденье. - Ты её напугал.
  Он был неправ, страх ко мне пришёл после его слов, до этого я просто не могла понять, что происходит, и как на это реагировать.
  - Дайте нам поговорить! - холодно сказал Вальтер братьям.
  Хлопнули двери машины. Меня взяли за подбородок, немного наклонили моё лицо, чтобы я могла смотреть ему в глаза.
  - Со мной об этом поговорить не хочешь? - спросил Вальтер. - Я так понимаю, что ты всё знаешь?
  - Знаю, - ответила я и попытался встать с его колен.
  Меня твёрдо, но достаточно нежно удержали.
  - Скажи мне, почему нет? Что я сделал, что ты не хочешь даже попробовать? - спросил Вальтер.
  - Я ещё так мало живу самостоятельно. А может, ты не тот, кто мне нужен? И вообще, я об этом не думала, - ответила я.
  - Если боги предназначили, значит, я тот, кто тебе нужен. Я не собираюсь тебя торопить, но буду всегда рядом, - ответил Вальтер и погладил меня по боку рукой. - Извини, я напугал тебя, тебе больно.
  - Нет, - коротко ответила я.
  Вальтер притянул мою голову ближе и прижался губами к моим губам. У него были горячие и сухие губы. Потом я почувствовала, как его язык прошёл по моим губам, а потом он осторожно втянул мою нижнюю губу и быстро отпустил её. Я никогда не целовалась, даже в детстве. Кормилица единственная, кто целовал меня в щёки и макушку. Но мне не было ни приятно, ни противно, было интересно. Я ведь понимала, что это неполноценный поцелуй.
  - Я могу сесть? - спросила я, когда Вальтер отодвинул голову.
  Меня осторожно переместили на сиденье. В это время задние двери открылись, и на заднем сиденье начали устраиваться братья. Через секунду мы поехали.
  Машина остановилась около моего дома, я поблагодарила Вальтера и пошла домой.
  
  Глава 17
  Месяц спустя
   Началась сессия. Самая горячая пора для студентов. Самая сложная первая сессия, когда ты ещё не знаешь, как подойти к преподавателю, и какие у него к студентам требования. В общем, сплошные проблемы и головная боль. И даже студенты, знающие предмет, переживают в первую сессию: а вдруг что-то пойдёт не так, и они его провалят?
   Сегодня на улице шёл проливной дождь. Зонтик защищал только голову и плечи, а вот ноги промокли. Автобус опаздывал.
   За последний месяц я очень мало видела Вальтера, но чувствовала его присутствие рядом. Первые две недели я оглядывалась и искала его глазами, но потом привыкла и перестала замечать.
  С работы пришлось уволиться. Хозяйка расширяла бизнес, ей нужен работник на полный рабочий день. Она выдала мне хорошую премию, и мы расстались добрыми приятельницами. Найти другую работу пока не удалось. Может, после сессии повезёт. У меня будет десять дней каникул и много времени на поиски работы.
  Наконец-то автобус подъехал, я запрыгнула в салон. Автобус был пуст, только я путешествовала в такую погоду. Ноги промокли и начали замерзать. Давно нужно купить ботинки, деньги были, желания не было. Ходить по магазинам для меня просто мука и я тянула до самого последнего. Но с ботинками больше тянуть нельзя, сегодня же схожу в магазин и куплю.
  Иностранный язык принимал сам декан. Когда я подошла к нему, чтобы ответить на вопросы в билете, он посмотрел на меня и тихо заговорил со мной на нём:
  - Агнеса, я знаю, кто ты. Уже встречался с пустоцветом и знаю, что вас в ковене очень хорошо обучают, я не буду спрашивать тебя по билету. Я хотел, чтобы ты знала, я не враг тебе, годы противостояний между магами и вампирами давно прошли. Только ваши старейшины пытаются делать вид, что до сих пор обижены на нас. Сейчас, когда люди достигли высокого технического прогресса и уже не так наивны, как раньше, мы должны держаться вместе, а не противостоять друг другу.
  - Вальтер знает? - спросила я.
  - Да, меня и его семью связывают годы дружбы, я посчитал, что он должен знать о тебе всё, - ответил декан.
  - А я не должна?
  - Почему бы тебе просто не спросить у него? Он расскажет всё без принуждения, ты же не спрашиваешь. Просто поговори с ним, - ответил вампир.
  Он протянул мне зачётку, я, взглянув на число, вскрикнула от неожиданности. Вампир удивлённо взглянул на меня, но я не ответила на его молчаливый вопрос, сложив зачётку в сумку, направилась на выход. Я совсем забыла, у меня сегодня день рождения. Настоящий день рождения, а не тот, что записан в моих фальшивых метриках. Сегодня мне исполнилось восемнадцать лет.
  Нужно устроить себе маленький праздник. Приготовить пару мясных салатов и купить сладости. Лилиан очень любит шоколадные конфеты, побалую его в честь своего дня рождения. Но сначала дождусь Миру, мы сходим с ней в кафе-мороженное. Про день рождения я говорить не буду, чтобы не вызывать лишних вопросов, мы просто отметим удачную сдачу экзамена.
  В кафе мы пробыли около двух часов. Миру было просто не остановить. Сначала она рассказывала последние городские и университетские новости, а потом перешла к смешным историям из своей жизни. Я по-доброму завидовала ей, у неё были любящие родители. Они баловали её в меру своих скромных возможностей, а главное, очень любили её. Мне же всегда этого не хватало. Меня любила только кормилица, единственная из всей семьи. Для матери я была обузой, отец постоянно работал, а бабушку и дедушку я видела только один раз в шестнадцать лет. Они просто отвернулись от меня, когда узнали, что магия у меня так и не проснулась.
  После кафе мы пошли в обувной магазин покупать ботинки. Спасибо Мире, она быстро выбрала недорогую, но довольно добротную обувь. Я расплатилась за них, и мы отправились на автобусную остановку. Мира уехала на своём автобусе, а я сидела на лавочке и всё ещё ждала свой.
  Мне резко стало жарко. Лицо начало гореть, в груди разливался жар, пришлось расстегнуть куртку, чтобы немного охладиться. Но жар не отступал, он накатывал волной, а потом резко спадал и накатывал снова. В глазах стоял туман, внутренности горели огнём, я не могла понять, что же со мной. Может, я простудилась, и у меня поднялась температура?
  Через несколько минут жар спал, я вздохнула свободно, но где же автобус? Около меня остановилась красивая машина, и из неё вышли две молодые девушки. Кажется, я видела их в Университете. Это были две молодые оборотнихи. Высокие, красивые с крупными женскими формами.
  - Что же Вальтер не даёт тебе денег на покупки? - спросила одна из них и указала на мой пакет из недорогого обувного магазина.
  Отвечать на вопрос я не стала. То, что наше общение с Вальтером стало притчей во языцех, я в курсе. Мира давно предупредила об этом. Весь Университет наблюдал за нами и перемывал кости. Я старалась абстрагироваться от этого и не замечать шепотки за спиной.
  - Ты чего молчишь, убогая? - зло сказала оборотниха.
  Я не ответила, в этот момент мне опять стало жарко, закружилась голова. Усилием воли я пыталась взять себя в руки. Оборотниха приблизила ко мне лицо. Она протянула руку и попыталась схватить меня за куртку, но задев ладонью мою шею, резко отдёрнула её.
  - Ты обожгла меня? - удивлённо прошипела она.
  На меня начала накатывать темнота. Сцепив зубы и сжав кулаки, я пыталась побороть её. Мне не хотелось свалиться в обморок прямо на улице. Послышался звук тормозов, и через секунду я услышала голос Вальтера.
  - Тебе что нужно здесь? - сказал он. - Я не ясно выразился тогда, чтобы ты не приближалась к ней?
  - Вальтер, она обожгла меня, она вся горит! - воскликнула оборотниха.
  - Уезжай отсюда быстро, пока я не разозлился и не покалечил тебя! - холодно сказал он.
  Опять темнота, на этот раз я не смогла пробиться сквозь неё. Я ничего не видела, но чувствовала, как меня подняли и понесли. Мне нужно сказать, чтобы не везли в больницу.
  - Домой, - прохрипела я.
  - Хорошо, но лучше бы в больницу, - услышала я ответ, а дальше темнота.
  
  Глава 18
  Агнеса
   Жар уже не спадал. Открыть глаза я не могла, веки как будто слиплись, в горле пересохло, а все внутренности горели огнём. Мне казалось, что по сосудам течёт не кровь, а огонь. Я не могла говорить и видеть, но всё чувствовала. Несколько раз меня обливали холодной водой, я чувствовала, как на мою голову клали лёд, но это слабо помогало. Лёд таял, вода стекала по лицу. Меня обворачивали мокрыми тряпками, но они очень быстро высыхали и не приносили облегчения. После самой сильной волны жара меня накрыла темнота.
   Стало холодно, я открыла глаза. Лежала я на своей кровати, укрытая лёгкой простыней. В комнате холодно, ветер приподнимал занавески, все окна открыты. На кухне горел свет, слышались шаги и тихие разговоры. Сначала я подняла руки и немного помахала ими. Мне нужно знать, смогу ли я встать с кровати без посторонней помощи. Тело меня слушалось, я даже ощущала лёгкость.
   Завернувшись в простынь, я осторожно поднялась с кровати и пошла к зеркалу. Ожидая увидеть ожившего покойника, я даже удивилась, когда в зеркале увидела вполне цветущую девушку. Глаза горели, на щеках румянец, кругов под глазами нет, кожа выглядит здоровой. В голове всплыл ответ, и отвернувшись от зеркала, я пошла искать одежду.
   На кухне сидели двое. Вальтер и его отец, глава семьи Вартаки, Велис.
   - Спасибо вам за помощь! - сказала я, войдя на кухню.
   - Садись есть, - предложил Вальтер и поставил на стол блюдо с мясом и овощами.
   - Спасибо, - ответила я и, сев за стол, начала есть.
   От блюда исходил такой приятный аромат, что мне до спазма в желудке захотелось кушать. Велис внимательно оглядел меня и, попрощавшись, покинул дом.
   - Сколько я пролежала? - спросила я Вальтера, когда доела.
   - Сутки, - ответил он и поставил передо мной чай и блюдце с пирожными.
   Посмотрев на кухонные часы, я начала подсчитывать, когда у меня следующий экзамен. На часах было восемь часов вечера, получается, что уже завтра.
   - Спасибо, что не бросил меня, - поблагодарила я Вальтера, когда выпила чай.
   Взяв грязную посуду, я понесла её в мойку. Меня нежно обняли за талию и притянули к груди.
   - Я никогда тебя не брошу, - прошептал мне на ухо Вальтер. - Ты самая лучшая, добрая, нежная, ты сделала меня живым. Без тебя я умру опять.
   - Этого не было в книге, - сказала я.
   - Я почувствовал это на своей шкуре, когда ты заболела. Сердце начало замедляться, а кровь остывать, - прошептал он, взял у меня из рук посуду и поставил в мойку. - Ты знаешь, что было с тобой?
   Ответ я знала, мне очень горько осознавать, что мои родители не могли подождать год, а выгнали меня из ковена, поставив на мне крест. Только год, и магия пробудилась бы во мне! Но, видимо, я была для них слишком тяжёлой обузой. А Вальтер меня не бросит, что бы не случилось, потому что я подарила ему жизнь. Хотя бы так. Он будет рядом потому, что я нужна ему. Наконец-то я оказалась кому-то нужна.
   - У меня проснулась магия, - тихо ответила я. - Вчера мне исполнилось восемнадцать лет, магия проснулась на два года позже.
   На глаза навернулись слёзы, и я всхлипнула. Год, всего год, и всё было бы по-другому! Лучше или хуже, не знаю, но по-другому. Меня повернули и прижали к груди. Я плакала и плакала, и не могла остановиться. Через секунду меня подняли на руки и понесли в комнату. Вальтер сел в кресло и удобно устроил меня на коленях. Он гладил меня по голове и прижимал к своей груди.
   Когда слёзы кончились, меня охватил стыд. Закатила истерику, получилось так некрасиво и стыдно.
   - Извини, - прошептала я и попыталась встать с его колен.
   Моё лицо приподняли, и Вальтер начал целовать меня, а потом его тёплые губы прижались к моим губам. Наверное, мне сейчас нужны были не слова, а действия. Мне стало так тепло, я почувствовала себя не одинокой и брошенной, а нужной и желанной. Я неуверенно обняла его за шею и зарылась пальцами в его волосы. Он застонал, обхватив меня за талию, поднялся с кресла.
   Положив меня на кровать, он начал целовать меня и снимать одежду.
   - Ты только скажи, и я сразу остановлюсь... - прошептал он. - Ты такая худенькая и хрупкая, я боюсь сделать тебе больно.
   Мне было хорошо, в животе летали бабочки. Его руки были везде, губы и язык исследовали всё моё тело, но всё пропало, когда он проник в меня. Больно! Меня пронзила резкая боль, и я закричала. Он остановился, начал целовать меня, тихо шепча успокаивающие слова.
   - Девочка моя! Я знал, что первый у тебя, ты такая худенькая и узкая, но в первый раз боли не избежать. Сейчас она пройдёт... - шептал он мне на ухо.
   Мне стало немного легче, но когда Вальтер шевельнулся, я опять вскрикнула. Боль уже не была острой, но мне казалось, что внутри всё пульсирует от боли, и любое движение только добавляет болевых ощущений.
   - Я потерплю... - прошептала я.
   Вальтер вышел из меня и лёг рядом.
   - Я никогда не думал, что в ковене магов могут воспитать такую, как ты. Мне всегда казалось, что маги довольно жёсткие, сильные, амбициозные. У них нет таких чувств, как сострадание и нежность, - прошептал Вальтер и нежно обнял меня.
   - Встречаются всякие маги, таких, как ты описал, большинство, но и я не исключение, - ответила я. - Мне нужно в душ.
   Вальтер поднялся и, подхватив меня на руки, понёс в душ. Мне стало неудобно, что он возится со мной, как с маленькой. Я пыталась возмутиться, но дёрнувшись в его руках, почувствовала боль внизу живота.
   - Мне нравится ухаживать за тобой, я так долго наблюдал со стороны, а мне всегда хотелось прикоснуться к тебе, - проговорил мне в волосы Вальтер.
   Сначала меня вымыли, а потом тщательно вытерли полотенцем и понесли на руках на кровать. Засыпая, я попросила Вальтера не пугать моего домового, а лучше, подружиться с ним.
   - Хорошо, ради тебя, я потерплю домового, - ответил он.
   Утром, когда Вальтер вёз меня в Университет, в голову пришла мысль, и я вздрогнула. Машина резко затормозила, но меня придержали, чтобы я не ударилась головой.
   - Я сейчас для всех магов буду сверкать, как лампочка в темноте, - сказала я. - Как же я раньше об этом не вспомнила? Мне нужен специальный амулет, который бы скрывал мою магию!
   - Ты сможешь его сделать? - спросил Вальтер.
   - Смогу, но это потребует время, - ответила я. - Примерно неделю, и ещё мне нужно найти специальную лавку, чтобы купить травы.
   - В городе нет таких лавок. Ближайший ковен магов в километрах трёхстах от города, там частная территория.
   - В городе есть гадалка или магический салон? - спросила я.
   - Это аферисты, обманывают людей и наживаются на этом, - ответил Вальтер.
   - Те, кто принимает клиентов, обыкновенные люди, а руководит ими обычно слабый маг. Они покидают ковен и таким образом зарабатывают деньги. Ты же не скажешь никому об этом? - спохватилась я. - Только у них можно достать травы. Можно было бы поехать на север и насобирать их, но сейчас не сезон.
   - Я никогда не сделаю ничего, чтобы навредить тебе, - ответил Вальтер. - Понимаю, ты не веришь мне, но со временем ты в этом убедишься. После экзамена я отвезу тебя в магический салон.
   Наше появление у Университета вызвало большой интерес. Все смотрели на нас. Мне стало неуютно от взглядов, Вальтер же игнорировал их. Он взял меня за руку и повёл к аудитории. Первокурсники уже собрались, и когда мы подошли к аудитории, все замолчали и уставились на нас.
   - Может, я сама? - тихо спросила я Вальтера.
   - Иди, я подожду тебя в коридоре, - ответил он и отпустил мою руку.
   Меня пропустили на экзамен в первой группе. Сегодня мы сдавали одну из точных наук. Я надеялась на свои знания, последние события выбили меня из колеи, я запустила учебу. Сдала я быстро и на положительную оценку. Преподаватель нашёл у меня в расчётах только одну ошибку, каюсь, я торопилась.
   Вальтер ждал меня в коридоре под взглядами притихших студентов. Он взял меня за руку и повёл в университетское кафе.
   - Сначала я тебя покормлю, а потом поедем! - строго сказал он.
   Спорить не хотелось. В кафе было пусто. Вальтер посадил меня за столик, а сам пошёл заказывать обед. Через несколько минут он явился с полным подносом еды.
   - Я столько не съем! - увидев такое количество блюд, сказала я.
   - Мне тоже нужно питаться, - улыбнулся Вальтер.
   - Мне рассказывали, что вы едите только сырое мясо, - прошептала я.
   - Это только после того, как обращаемся обратно в человека, - прошептал он. - Нужно быстро набрать потерянные калории и белки, а так мы едим много жареного мяса, иногда овощи и даже фрукты.
   - Мы, оказывается, слишком мало знаем о вас, - ответила я.
   Мне хватило одного салата и половины порции тушёных овощей. От булочки я отказалась. Меня всегда учили быть умеренной в еде, я привыкла недоедать. Вальтер покачал головой, но комментировать мой аппетит не стал.
   После обеда мы поехали к гадалке. Вальтер остановил машину около одноэтажного дома. Тёмно-малиновая вывеска гласила, что здесь находится магический салон ведьмы белой магии Азалии. Название салона рассмешило меня. Ведьмами называли травниц, и белой магией они никогда не владели. А назвать мага белой магии ведьмой - это оскорбить его.
   Очереди к гадалке не было. Девушка у входа попросила подождать несколько минут, чтобы госпожа Азалия приготовилась. Когда я вошла в комнату для магических сеансов, гадалка встречала меня во всей красе. На ней был усыпанный блёстками тюрбан, широкий, расшитый блестящими нитями халат и множество деревянных бус и медальонов, различной формы и расцветок. Видимо, они должны были изображать амулеты.
   - Мне нужна хозяйка этого салона, - сказала я, присаживаясь на стул для посетителей.
   - Я здесь хозяйка! - возмутилась Азалия.
   - Нет, не вы.
   В это время из-за шторы появилась немолодая женщина в строгом деловом костюме. Она оглядела меня и обратилась к Азалии.
   - Дорогуша, подожди немного на кухне.
   Азалия быстро удалилась из комнаты.
   - Ты сверкаешь, как рекламный щит, - сказала женщина.
  - Мне нужны травы для амулета.
  Я протянула ей листок бумаги с названиями трав.
   - И как тебя выпустили из ковена? - спросила она. - Ты такая юная и неопытная.
   - Вы поможете мне? Я заплачу, - перевела я разговор на другую тему.
   - Жди, сейчас принесу, - ответила женщина и быстро покинула комнату.
   Травы мне обошлись довольно дорого. Магиню можно понять, не часто к ней обращаются с такой просьбой, вот она и решила подзаработать на моей проблеме. Она пыталась расспросить меня, кто я и откуда, но я ловко перевела разговор. Хотя магов из ближайшего ковена это не остановит. Она обязательно сообщит старейшинам ковена обо мне, и меня найдут, вопрос, как быстро это случится.
   После магического салона Вальтер повёз меня в магазин за продуктами.
  - У тебя пустой холодильник, - сказал он, - а я намерен переехать к тебе.
  Продукты действительно закончились, но то, что Вальтер хочет жить у меня, это стало новостью. А может, оно и к лучшему. Мне действительно нужно присмотреться к нему, а вдруг он тот человек, который мне нужен. То, что я ему нужна, в этом не сомневалась.
  
  Глава 19
  Две недели спустя
   Каникулы пролетели очень быстро. Работу я не нашла. Вальтер мягко настоял на том, что, пока я не сделаю амулет, должна реже появлялась в людных местах. Он переехал ко мне сразу же. Все каникулы он и его братья делали в моём доме ремонт. Заменили окна и двери, поставили новый забор, поправили сарай. Вальтер купил более вместительный шкаф для одежды, а старый разобрал и унёс в сарай. Я целыми днями готовила еду для четырёх мужчин, больше ничего не доверяли.
   Мне всё это нравилось. В доме не было пусто и одиноко. Братья Вальтера оказались вполне приятными молодыми людьми. Умными, спокойными и образованными. С ними приятно поговорить на различные темы.
   Вечером после трудов мы с Вальтером пили чай и разговаривали. Я занималась рукоделием, а он читал или просто смотрел на меня. А ночью жарко и сладко, только Вальтер постоянно себя контролировал. Он боялся сделать мне больно, и переубедить его, что я не хрупкий цветочек, было невозможно.
   Сегодня начинались занятия, каникулы закончились, и снова трудовые будни. Амулет я сделала, теперь могла спокойно ходить по городу, не боясь, что маги опознают меня.
   Мага я узнала сразу. Молодой мужчина стоял у выхода из Университета и внимательно следил за выходившими студентами. Когда его глаза остановились на мне, я заметила в его взгляде узнавание. Всё-таки гадалка сделала мою фотографию, или у неё в доме стояли видеокамеры.
   - Вальтер, мне нужно с ним поговорить, иначе маги так и будут приходить, - сказала я.
   - Я рядом, - ответил мне он и отпустил руку.
   Что он всегда рядом, я уже почти привыкла. Мира романтично закатывала глаза и восхищалась нашей парой. Я старалась избегать её вопросов на личные темы, но Мира девушка настойчивая, и мне ещё придётся отвечать на вопросы.
   - Вы меня ищите? - спросила я, подходя к магу.
   - Умная девочка, догадалась, что мы узнаем о тебе, - с улыбкой ответил маг. - Мне хотелось бы поговорить с тобой о том, почему ты не живёшь в ковене.
   - Всё просто, - ответила я, - я пустоцвет, и меня выгнали из ковена, а через год проснулась магия.
   - Как так, почему старейшины пропустили это?! - удивлённо ответил маг.
   - Может, хотели пропустить? - предположила я. - Но в любом случае, мое имя вычеркнули из главной книги моего бывшего ковена, меня не существует.
   - Я имею полномочия предложить тебе место в моём ковене, - сказал маг.
   - Спасибо, но нет. Я не хочу возвращаться туда, где всё решают за меня. Раз уж от меня отказались, значит, так пожелала богиня, - ответила я. - И я не передумаю. Вам зря пришлось проделать такой длинный путь. Извините.
   Развернувшись, я пошла к машине Вальтера. Сев в машину, я задумалась. Может, зря я отказалась? В ковене жизнь без выбора. За тебя всё решают старейшины. С кем жить, когда зачать ребёнка и даже как его назвать. И только когда ты выполнишь свой долг перед ковеном и продолжишь род, тебе предоставляют немного свободы, но к тому времени ты уже так привыкаешь жить по указке, что свобода выбора тебе уже не нужна.
   - Ты не пожалеешь, что отказалась от жизни в ковене, - после недолгого молчания сказал Вальтер.
   - Там неплохо, только выбора тебе не дают, - ответила я. - Ты же не допустишь, чтобы у меня не было выбора?
   - Девочка моя, у тебя всегда будет выбор, даже если это приведёт к моей смерти! - ответил Вальтер.
   - Так нельзя, я не смогу потребовать от тебя такой жертвы, это несправедливо.
   Меня нежно поцеловали в щёку, и машина тронулась.
  
  ЭПИЛОГ
  Два года спустя. Агнеса
   - Нам нужно срочно пожениться! - сказала я, выходя из душа.
   - Завтра и поженимся, - ответил Вальтер. - Дай мне свои документы, я всё организую. Отец закажет стол в ресторане, а братья организуют нам свадебное путешествие.
   - Так быстро? - удивилась я.
   - Почему быстро? Я жду этого два года, а ты постоянно просишь у меня время, чтобы подумать, - ответил Вальтер. - А сейчас согласилась, очень неожиданно, я уже начал терять надежду.
   - Хочу, чтобы наш ребёнок родился в законном браке.
   Меня очень нежно взяли на руки и опустили на кровать.
   - Свадебное путешествие придётся перенести, но ненадолго, мы обязательно совершим его, я обещаю! - сказал Вальтер и поцеловал меня в живот.
   - Только договоримся сразу, я не дам провести ребёнка через ритуал! - твёрдо сказала я.
   - Во-первых, я сам не позволю этого, а во-вторых, ребёнок может родиться магом.
   А потом был нежный и долгий поцелуй.
   'Богиня сделала мне очень щедрый подарок', - подумала я.
  КОНЕЦ
Оценка: 7.31*22  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"