Hotpoint: другие произведения.

иксзвком3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кроссовер Звездные врата ЗВ-1 и X-COM: UFO Defense(1994). Главы 27-35


      Название: ИксЗВКом: Зеркальное отражение. Автор: Hotpoint. Перевод: Б.Беляев
     Оригинальное название: XSGCOM: Goa'uld Defence(Mirror Image)
     https://www.tthfanfic.org/Story-16092-1/Hotpoint+XSGCOM+Goa+uld+Defence.htm
     https://www.fanfiction.net/s/3631062/1/XSGCOM-Mirror-Image
     

Глава 27

     Гора Шайенн – Земля – Июнь, 2002.
     Генерал Хаммонд, подавшийся в своём кресле вперёд и сложивший руки на столе, явно был не в лучшем настроении, на самом деле выражение его лица было таким, что О'Нилл даже не пытался относиться легкомысленно к сложившейся ситуации, во всяком случае, не так сильно, как обычно.
     – Полковник, вы намерены перебрать всех археологов и лингвистов среди нашего персонала, пока не найдёте того, с кем вам понравится работать и кто захочет работать с вами? – прямо спросил он.
     – Эй, это не моя вина, что капитан Мэтисон, продержался всего два часа, Джордж, – запротестовал О'Нилл. – и Хэгман в лазарете в бессознательном состоянии, только из-за того, что он не справился со своей работой на Р2Х-374, – сказал О'Нилл защищаясь.
     – А доктор Льюис позавчера? – спросил Хаммонд.
     – Сержант Андианова сломала ему челюсть, сэр, и я, кстати, не верю в его историю о том, что он приложил руку лишь для того, чтобы помочь ей подняться по склону, – ответил О'Нилл. – И она была достаточно профессиональна, чтобы уложить его только тогда, когда мы вернулись в КЗВ, поэтому я посчитал, что предъявлять ей обвинения было бы неправильным решением, – сказал он. Наблюдать за тем, как Льюис рухнул на пандус всего через две секунды после выхода из врат, было довольно забавно, но так или иначе, человек он был довольно неприятный, да и Картер это отметила.
     Хаммонд забарабанил пальцами по столу.
     – Учитывая количество сотрудников, которые уже совершенно не желают присоединяться к ЗВ-1, потому что знают, сколько вы выполнили миссий, из которых, по правде, не должны были вернуться живыми, я должен сказать вам, полковник, что вы близки к тому, чтобы получить другого члена ЗВ-1 из Икс-Ком. Потому что, честно говоря, они единственные достаточно сумасшедшие мазохисты, способные согласиться на это, – сказал он.
     О'Нилл застонал.
     – Может мы дадим ещё один шанс майору Прессману? – спросил он. – Доктор Фрейзер говорит, что хромота временная и...
     – Майор, похоже, не очень-то жаждет повторения, – перебил его Хаммонд.
     – В самом деле? – удивлённо спросил О'Нилл. – Я думал мы неплохо поладили, я имею в виду, что даже Тил'к перекинулся с ним парой фраз, а это неслыханно для новичка, потому что Тил'к уже многих лет мой друг, и мы всё ещё можем неделями обходиться без...
     – Вряд ли майор Прессман будет заинтересован в выполнении ещё одной миссии с ЗВ-1, – снова перебил Хаммонд.
     – Пара мелких перестрелок, и они свалили, – посетовал полковник О'Нилл.
     – В течение одной четырехчасовой миссии на предположительно пустую планету, – указал Хаммонд, – и, согласно отчетам, было три перестрелки, – отметил он.
     – Третью я не считаю, потому что едва Джаффа успели открыть огонь, как Тил'к и Андианова обошли их с фланга, и те сбежали, – ответил О'Нилл. – Пожалуй, таких как раньше, Джаффа уже не делают, – добавил он. – Я думаю, мы уже убили большинство по-настоящему храбрых или по-настоящему глупых, – рассудил он.
     – Признайте, полковник, ЗВ-1 по какой-то причине притягивает неприятности, и это просто отталкивает значительный процент нашего персонала, – сказал ему Хаммонд.
     – Любой, кто не хочет пойти с нами и делать то, что мы делаем, больной на голову, – искренне заявил О'Нилл. "Это самая лучшая работа", подумал он. "Посещать другие миры, учиться у древних и мудрых культур, встречаться с развитыми цивилизациями, а когда это наскучит, что, как правило, случается довольно быстро, всегда можно пострелять в тех, кто этого действительно заслуживает, а это никогда не надоедает, и каждый день такой работы дарит теплое чувство удовлетворения".
     Генерал Хаммонд откинулся на спинку кресла.
     – Джек, мы оба знаем, проблема в том, что ты пытаешься найти замену доктору Джексону...
     – Нет никакой "замены" Даниэля, – перебил его О'Нилл, он решил, что теперь его черёд. – Мне просто нужно заполнить вакансию в команде, и если у меня должен быть социально-политический ботаник, мне нужен кто-то, кто, как я считаю, сможет выполнять эту работу достаточно хорошо, чтобы не слишком мешать нашей ошеломляющей крутизне, – сказал он.
     – Я уже готов сам назначить к вам кого-нибудь и не приму отказа, если до этого дойдет, – сказал ему Хаммонд. – Ни у тебя, ни у кого другого нет решающего голоса в этом вопросе, – добавил он. – Я даю тебе неделю, чтобы найти пятого номера, а потом ты возьмёшь того, кого скажут, – сказал он непреклонно.
     О'Нилл вздохнул.
     – Может мне повесить в столовой объявление о наборе, переманить кого-то более-менее приличного из другой команды... Тот парень, которого Ферретти, командующий сейчас ЗВ-2, взял к себе, вроде неплох.
     – Почему-то мне кажется, что подполковник Ферретти будет этому не слишком рад... так что, если это произойдёт, я скажу что ничего об этом заранее не знал, – сказал ему Хаммонд. Если это сработает, будет намного проще подобрать кого-то нового для ЗВ-2, чем найти кого-нибудь для ЗВ-1.
     – Вы ничего не знали о чем, сэр? – спросил О'Нилл в притворном замешательстве.
     – Отлично, – сказал ему Хаммонд. – Вы дочитали последний отчёт разведки о последствиях небольшой аферы Мейборна? – спросил он, меняя тему.
     – Я не только прочитал, я перечитал его, сэр, – ответил О'Нилл. – Смеялся всю дорогу пока шёл на обед, – сказал он.
     – Так и знал, что ты это оценишь, – со смешком сказал ему Хаммонд.
     – Мы заполучили Асгарда и сохранили Амулет, Апофис с Анубисом потеряли корабли, и как мы думаем, Ю сравнял с землей половину главной исследовательской базы Ба'ала, прежде чем осознал, что бомбит союзника, – радостно вспомнил О'Нилл. – Ещё лучше то, что Анубис думает, будто в этом замешан Ба'ал, потому что он такой вот позорный коварный ублюдок, так что эти двое больше не в хороших отношениях, – продолжил он. – Ба'ал считает, что всё дело в Ток'ра, нас он недооценивает, но то что эти парни хитрые знает, так что между ними мы тоже вбили клин, и это мне нравится, потому что Ба'ал и Ток'ра стали слишком уж дружными, на мой взгляд, – сказал он и задумался. – Я думаю, что Мейборна озарило некое вдохновение, нам нужен план на тот непредвиденный случай, если он решит перейти на другую сторону, чтобы убить его прежде, чем он провозгласит себя новым Системным Лордом, а Землю своей столицей, – добавил он. – У него уже есть льстивая рабыня, подходящая к его образу суперзлодея, – заметил О'Нилл.
     – Я до сих пор не совсем уверен, что поступил правильно, отпустив её с ним, когда он вернулся к своей основной работе, – заметил Хаммонд.
     – Эй, все пытались отговорить её от этого, даже Мейборн, но она просто захотела остаться с этим коварным сукиным сыном, – ответил О'Нилл. – Хуже всего то, что теперь она знает, что он действительно секретный агент, работающий против Гоа'улдов. – сказал он. – Знаешь, если бы деятельность КЗВ стала достоянием гласности, я уверен, что пара одиноких парней вроде нас, оказались бы по уши в поклонницах, – задумчиво добавил он.
     – Никогда не приходило в голову, – не совсем искренне ответил Хаммонд, может, они все и считали его стариком, но он был не таким уж и старым. – Жаль, что Тор в коме, Асгарды думают, что Анубис использовал какую-то новую технологию, чтобы вырвать информацию из его разума, – печально заметил генерал.
     – Хакнуть, – фыркнув ответил О'Нилл, – Наши ребята постоянно вырывают информацию из мозгов инопланетян, и мы не превращаем их в овощи, – заявил он. – Да, очень жаль Тора, – искренне согласился он. – Мне всегда нравился этот маленький парень, – продолжил он, – и если честно, намного больше, чем большинство из тех, кого я когда-либо знал, я имею в виду людей, – сказал он. Это было тем удивительней, что, хотя физически они были расой идентичных клонов, у Асгардов был настолько широкий спектр различных индивидуальностей. Тор, по его мнению, был довольно крутым, Хеймдалль обладала бодрым энтузиазмом, который делал её привлекательной, Фрейр был своего рода назойливым придурком, но не больше других политиков, а Локи был безжалостным, злым засранцем, однако не хуже тех, которые встречались и среди людей. – Надеюсь, Асгарды смогут его вылечить, у них есть какая-то обалденная медицинская технология, – заявил он, опираясь на собственный опыт. – Однажды я видел, как они вернули тебя к жизни после того, как Джаффа дважды выстрелил в тебя из Зэта, – сказал он. – В параллельной вселенной, – пояснил он.
     – Я официально передал Высшему Совету Асгарда наши пожелания Тору скорейшего выздоровления и предложил всю возможную помощь с нашей стороны, – сказал ему Хаммонд, – хотя не думаю, что она потребуется, учитывая, насколько они более развиты чем мы, – добавил он. – Ток'ра говорят, что не имеют понятия, какую технологию мог использовать Анубис, это выходит далеко за рамки любых технологий мысленного интерфейса, которые когда-либо были у Гоа'улдов.
     – Где он берёт эти чудесные игрушки? – риторически спросил О'Нилл. – Если у него сейчас появились и какие-то Асгардские штучки, у нас могут быть серьёзные проблемы, если он решит обратить своё внимание на нас, – сказал он.
     – Командующий Шарп и я подумали то же самое, поэтому, как только мы сможем связаться со всеми нашими внеземными ударными отрядами, мы прекратим операции против Апофиса, – сказал ему Хаммонд.
     О'Нилл усмехнулся.
     – Без наших издевательств над его линиями снабжения, он сможет снова наладить свою логистику должным образом, сократит гарнизоны, отправит Джаффа из них обратно на передовую и...
     – Даст Анубису более важную цель, чем мы, – закончил Хаммонд. – Моя идея, – добавил он.
     – И она отличная, Джордж, – сказал О'Нилл своему начальнику. – Это будет чёрный день, когда мы окажемся в верхней части расстрельного списка, а не будем просто раздражающей занозой в заднице, – сказал он. – Значит ли это, что мы снова сможем ударить по любому Гоа'улду, по которому захотим? – с надеждой спросил он. – Целый список возможных целей, больше никаких несправедливых издевательств над бедным старым Апофисом?
     – Таков план, – сказал ему Хаммонд.
     – Отлично, потому что избиение Змеиных гвардейцев и старичков Сокара становятся однообразным, – ответил О'Нилл. – Есть целая куча Системных Лордов и ничтожных младших Гоа'улдов, которые до сих пор не имели удовольствия познакомиться с нами должным образом, – сказал он. – Я думаю, Ба'ал заслуживает визита, до сих пор он легко отделывался, и, возможно, нам стоит познакомить и Анубиса с некоторыми из наших новых технологий, – заявил О'Нилл.
     – Ток'ра по-прежнему считают Апофиса главной угрозой, учитывая его сохраняющееся превосходство в кораблестроении, – сказал ему Хаммонд. – Они могут не согласиться с нашим изменением целей, так что мы можем потерять возможность использовать их замаскированные Тел'таки для диверсий и рейдов, – добавил он.
     – Что ж, я полагаю это было весело, а если нам когда-нибудь понадобится корабль с маскировкой для специальной миссии, у нас всё ещё есть то ведро с болтами, которое они нам продали, – ответил О'Нилл, пожав плечами. – Мы всегда работали по своим собственным планам, просто какое-то время они совпадали, но я и не ждал, что это будет длиться вечно.
     – Я знаю, что у тебя всегда были некоторые сомнения на счёт Ток'ра, но мы всё ещё союзники, полковник, – напомнил ему Хаммонд.
     – Да, но мне нравится, что теперь мы союзники на гораздо более равных условиях, сэр, – ответил О'Нилл. – Знаете, как раздражает когда с тобой разговаривают свысока?
     – Я прекрасно понимаю, что вы чувствуете, полковник, – согласился Хаммонд. – По крайней мере сейчас и Ток'ра и Толланы, относятся к нам более серьезно, – сказал он. – Переговоры с ними становятся намного приятнее, когда они не ведут себя снисходительно… или хотя бы чуть менее снисходительно.
     – Я с нетерпением жду того дня, генерал, когда мы проведем целую встречу, покровительственно выбивая из них дерьмо, – сказал ему О'Нилл.
     – Сынок, из-за этой мысли я отложил свою отставку ещё на год, – ответил Хаммонд.
     
     Ямантау – Россия – Июль, 2002.
     Джонас Квинн огляделся.
     – У вас на планете все секретные подземные военные базы проектирует один архитектор? – недоумённо спросил он, озираясь.
     Картер улыбнулась.
     – Военная функциональность, – сказала она. – Зона 51, Ямантау, гора Шайенн, любая из баз Икс-Ком, все они просто бетон, стальные двери, открытые трубопроводы и воздуховоды, – сказала она ему. – Я предпочитаю нашу цветовую гамму этой привычке русских красить всё в один и тот же оттенок зеленого, – добавила она, когда они сошли с транспортной платформы Ашенов, которая доставила их из КЗВ на Российский военный объект под Уральскими горами с кратким заходом на базу Икс-Ком в Польше.
     – Майор Картер? – поприветствовала их молодая женщина в Российской военной форме. – Я лейтенант Толинева, – представилась она. – Будьте добры, пройдёмте со мной в главный Ангар, доктор МакКей ждёт вашего прибытия, – сказала она, направляясь к выходу.
     – Я-то надеялась, что нас никто ждать не будет, лейтенант, – ответила Картер, следуя за ней.
     – Насколько я могу судить, майор, доктор МакКей, кажется, больше всего озабочен тем, какое впечатление он произведёт на Вас, а не на остальных сотрудников, включая нескольких старших офицеров, которые вчера специально прибыли из Москвы, чтобы увидеть проект, – ответила Толинева.
     – Так здесь есть какая-то предыстория, о которой я не знаю? – спросил Джонас Сэм.
     – Если она и существует, то исключительно в извращённом воображении МакКея, я об этом не хочу даже и думать, – ответила Картер.
     К счастью, платформа в Ямантау находилась недалеко от лабораторий и подземных авиационных ангаров, и, идя быстрым шагом, они вскоре дошли.
     – Саманта, – тепло поприветствовала их женщина прямо у двери, ведущей в похожий на пещеру подземный зал.
     – Доктор Маркова, – ответила Картер с улыбкой, когда Толинева оставила их с учёным и ушла.
     – Как я уже говорила вам раньше, зовите меня, Светлана, пожалуйста, – сказала ей русский физик. – А это, должно быть, Джонас Квинн, который предоставил Наквадрию, верно? – спросила она.
     – Да, это так, – подтвердила Картер. – Джонас, познакомься с доктором Светланой Марковой, старшим научным сотрудником Икс-Ком, работающим на этом объекте, – сказала она ему.
     – Очень приятно, – ответил Джонас. – Я прочёл несколько ваших статей, очень впечатляюще, – сказал он. – Конечно, мне пришлось сначала прочитать большое количество учебников по физике, прежде чем я смог хоть что-то понять, но из того, что я понял мне стало ясно, что описание Вас Самантой как "блестящей" учёной, было абсолютно уместным, – сказал он.
     – Учебники по физике? – переспросила Маркова.
     – Келона, откуда родом Джонас, отстает от нас в теоретической физике на несколько десятилетий, – объяснила Картер. – Скорость, с которой он вошёл в курс дела, откровенно говоря пугает, – продолжила она. – Он также прочитал чуть ли не все наши старые отчеты о миссиях, и я думаю, что он запомнил практически все записи в блокнотах Даниэля.
     – Я быстро учусь, – ответил ей Джонас таким тоном, как будто этот подвиг ничего не значил.
     – Да, но, к сожалению, мы не можем все быть хок'тарами, мистер Квинн, – сказала ему Маркова. – Я читала досье Икс-Ком на вас, ваши псионические показатели очень впечатляющие, – добавила она.
     – Но недостаточно впечатляющие, чтобы помешать девочке-подростку заставить меня помимо мой воли петь народные песни Келоны, – скривившись ответил Джонас.
     – Кэсси делает это со всеми, у кого хорошие показатели, – сказала ему Картер, – учит их смирению, – добавила она, и Сэм знала что та просто тащится от этого.
     – Плюс Командующий Шарп хотел, чтобы я понял, что если я когда-нибудь завладею Пси-усилителем и попытаюсь взять под контроль чей-либо разум для каких-нибудь гнусных целей, меня шлёпнут, – с пониманием ответил Джонас. – Я знаю, что мне ещё не полностью доверяют, – сказал он. – Полковник О'Нилл совершенно ясно дал это понять, отказавшись даже думать о моем присоединении к ЗВ-1.
     – Ну, ты же инопланетянин, – заметила Картер. – И если это польстит твоему самолюбию, Кэсси сказала, что ей никогда раньше не приходилось прилагать столько усилий, чтобы взять кого-то под контроль, – продолжила она.
     – Тил'к тоже инопланетянин, и он в команде, – ответил Джонас, – как и та же Кассандра Фрейзер, которой вы доверили присматривать за мной, – отметил он.
     – Это доверие заслужено, и, по крайней мере, эти примеры доказывают, что надежда есть, – ответила Картер. – Просто вспомни, что мы не держим тебя под прицелом 24 на 7, как Ниррти.
     Джонас поморщился.
     – Эта женщина, если её можно так назвать, заставляет меня чувствовать себя крайне… неловко, – признался он. Эта, как говорили местные "женщина-вамп" явно пыталась соблазнить его для каких-то своих собственных целей, и его это крайне беспокоило.
     – Вспоминая женщин-инопланетных ученых, иногда работающих вместе с нами, большинство мужчин предпочитают, кажется, компанию Ток'ра Анис, – заметила Марков. – Не понимаю, почему? – спросила она в притворном удивлении.
     – Полная загадка, – ответила Картер, стараясь сохранить невозмутимое выражение лица.
     – Эй, вы собираетесь там весь день стоять и сплетничать или подойдёте и посмотрите на этот новый генератор гиперпространственного окна? – раздался знакомый и раздраженный голос.
     – Скоро будем, доктор МакКей, – крикнула Маркова, стоящему в центре ангара рядом с "Мрачным Жнецом" F-302X учёному. – Он очень грубый, – отметила она, – многие сотрудники после нескольких дней совместной работы отказываются от неё, – продолжила она. – Он также не желает делиться славой, даже когда она заслужена, доктор Мерфи внёс большой вклад в разработку, как и доктор Новак, до того как её перевели в проект "Прометей", – отметила она.
     Картер пожала плечами.
     – К сожалению, несмотря на все свои человеческие недостатки, он действительно почти так же умен, как сам о себе думает, – сказала она, – что делает его слишком ценным, чтобы позволить ему работать не на нас.
     – Не хочу это признавать, но его вклад во включение Наквадрии в наши существующие проекты гипердвигателей был неоценим, – согласилась Маркова. – Это позволило нам основываясь на конструкции двигателя установленного в Тел'таке создать свой, достаточно маленький, чтобы разместить его в F-302-м, – сказала она. – Тактическое преимущество, которое он даст нашим пилотам, как вы понимаете, будет огромно.
     Картер кивнула.
     – Мы не можем рисковать "Энтерпрайзом", отправляя его в бой с другими Ха'таками, это слишком ценный актив, но если он сможет просто выйти из гиперпространства за пределами целевой Звёздной системы и запустить эскадрильи сверхсветовых истребителей для нанесения ударов по важным целям, мы сможем наносить огромный ущерб объектам Гоа'улдов.
     – Я слышала, что обсуждается предложение об атаках авианосца на вражеские верфи в стиле "Перл-Харбора", – ответила Марков.
     Картер хихикнула.
     – В США мы бы использовали другой исторический пример, – сказала она.
     – Я очень благодарен вам, за возможность прийти сюда вместе с вами и посмотреть на гипердвигатель нового проекта, – сказал Джонас. – Я не слишком часто бываю вне базы, кстати, – продолжал он, – будет ли возможность выбраться на поверхность? – спросил он. – Я смотрел прогноз погоды для этого региона, и в ближайшие пять часов она будет хорошей, – сказал он.
     – И генерал Хаммонд и командующий Шарп сказали, что мы должны предоставить тебе доступ к любым исследованиям, связанным с Наквадрией, – ответила Картер. – А интересно ты когда-нибудь настраивал свой телевизор на какой-нибудь другой канал, кроме канала погоды? – весело спросила она.
     – Это же фантастика! – с энтузиазмом воскликнул Джонас. – По нему показывают всю погоду на всей вашей планете. Даже долгосрочный прогноз. Это как... предсказывать будущее, – сказал он.
     – Вам нужно побывать в России зимой, – сказала ему Маркова. – И мы покажем, какая погода достойна этого названия, – сказала она.
     – Холодная?! – радостно воскликнул Джонас.
     – Очень, – подтвердила Маркова, когда они пошли к изнывающему от нетерпения МакКею.
     В этот момент в ангар вбежала лейтенант Толинева.
     – Майор Картер, вас отзывают обратно в КЗВ, – сказала она. – Доктора МакКея тоже, - продолжила она. – Возникла проблема со Звёздными вратами, – сказала она им.
     – Проклятье, – ответила Картер. – Они сообщили, в чём проблема? – спросила она.
     – Там входящая червоточина из неизвестного места, которая не деактивировалась после обычных тридцати восьми минут, генерал Хаммонд хочет, чтобы вы разобрались в ситуации, – ответила Толинева.
     – Я думал, что держать червоточину открытой дольше тридцати восьми минут невозможно, – в замешательстве заметил Джонас.
     – Нет, просто это требует невероятное количество энергии, – ответила Картер. – Толланы дали нам уравнения, которые заполнили большинство пробелов в нашем понимании физики червоточин, – сказала она. – У меня от них разболелась голова, – призналась она. Толланы опередили Землю на столетия, они фактически находились на научной стадии не только создания Единой Теории Поля, объясняющей одновременно и квантовые и релятивистские эффекты, но и практического применения этой теории, например, такого как источник энергии, который инженеры Тау'ри назвали ЕТП-генератором. Не то, чтобы они хоть отдаленно понимали как он работает, они лишь знали, что он выделяет поистине феноменальное количество энергии. Неправильно использованный ЕТП-генератор почти разрушил планету Серита в исходной домашней системе Толлан, трюк, для повторения которого потребовались бы, по крайней мере, тысячи тонн оружейного Наквадаха. – МакКей, нам нужно вернуться в КЗВ, – окликнула она учёного.
     – Но я собирался позволить тебе взглянуть на мои уравнения, – сказал ей МакКей, он знал, что она была бы впечатлена, если бы смогла использовать их в своей работе.
     – Я смогу исправить твои расчёты позже, – ответила Картер, заработав от него хмурый взгляд. – Есть входящая червоточина, которая активна уже тридцать восемь минут, – сказала она ему.
     МакКей посмотрел на гипердвигатель и решил, что с этим можно подождать. Новость же была интересной, чем-то таким, что потребует надлежащего изучения и тщательного исследования со стороны самого острого ума Земли. А Картер могла бы стать чертовски приятной лаборанткой, пока он разбирается с этой проблемой.
     – Если он у вас там останется, с меня бутылка водки, – серьёзно сказала Маркова Картер.
     Левый глаз лейтенанта Толиневой задёргался.
     – Мне только что сказали, что меня в ближайшее время переведут в КЗВ, – сказала она. – Я дам вам две бутылки, если его вернут обратно, майор, – сделала она встречное предложение.
     – Знаете, где-то во Вселенной должно быть место и для МакКея, – задумчиво заметила Картер.
     – Со Звёздными вратами и гипердвигателем, на мой взгляд, любое место в этой галактике было бы недостаточно удалённым, – сказал ей Маркова.
     
     Гора Шайенн – Земля – Июнь, 2002.
     Картер взглянула ещё раз на Звёздные врата и повернулась к своему руководству.
     – Мы проверили результаты три раза, и это определенно не сбой, – сказала она. – Накопление энергии происходит настолько плавно, что нам пришлось увеличить чувствительность нашего контрольного оборудования на двести процентов, чтобы хотя бы зафиксировать его, – добавила она, – но со временем энергия поднимется до уровня, который Врата просто не смогут удерживать.
     МакКей кивнул.
     – Звёздные врата, это, по сути, гигантский сверхпроводник, который накапливает заряд, как конденсатор, и высвобождает его для создания червоточины, – объяснил он. – Он может удерживать огромное количество энергии, но в конце концов он поглотит всё, что сможет принять, и как только достигнет своего предела...
     – По нашим оценкам, мощность взрыва составит от двух до трех тысяч мегатонн, – перебила его Картер.
     – Расчётная мощность, в десять-пятнадцать раз больше, чем при извержении Кракатау в 1883 году, которое разнесло остров на куски, – сказал им МакКей. – Этот снесёт всё Колорадо, а последствия будут глобальными. Пепел, который Кракатау выбросил в атмосферу, понизил температуру по всей планете на следующие пять лет, а он был намного слабее, здесь же будет...
     – Ядерная зима, – закончил генерал Хаммонд.
     – О да, – подтвердил МакКей. – Конечно, локальный ущерб Североамериканскому континенту будет наиболее серьёзным, – отметил он.
     – Сколько у нас времени? – спросил Командующий Шарп.
     – Ну, к счастью, речь идёт о днях, а не часах, ведь мы до сих пор понятия не имеем, как это остановить, сэр, – ответила Картер.
     – Днях? – переспросил полковник О'Нилл.
     – Перегрузка нарастает чрезвычайно медленно, – сказала ему Картер. – Даже предполагая, что всё это сделано преднамеренно, мы не знаем, происходит ли так потому, что быстрее это сделать невозможно, или просто кто-то хочет растянуть нашу агонию, – сказала она.
     – Я бы поставил на то, что это работа какого-то Гоа'улда, – заметил О'Нилл.
     – Мы хотя бы можем выяснить, откуда идёт червоточина? – спросил Шарп.
     – К сожалению, сэр, у нас нет на Вратах определителя номера или чего-то в этом роде, – напомнила ему Картер.
     Шарп скрестил руки на груди.
     – Если б у нас была пара дней в запасе, мы могли бы отправить туда корабль и показать им наши собственные мегатонны, – буркнул он.
     – Знаете, по-моему, это работа как раз для наших оооочень продвинутых союзников, – заметил О'Нилл.
     Картер пожала плечами.
     – Анис собирается прибыть с "Энтерпрайза", но она говорит, что никогда не слышала о технологии Гоа'улдов, которая может сделать нечто подобное, поэтому она не уверена, сможет ли вообще чем-то помочь, – сказала она. – Хеймдалль сказала, что, кажется, знает, как возможно сделать такое, и попытается придумать способ оттянуть взрыв, отведя часть избыточной энергии от Врат в качестве временной меры, но ей может потребоваться какое-то время, чтобы всё подготовить.
     – А с Толланой кто-нибудь разговаривал? – спросил Шарп.
     – Да, мы связались с ними и попросили, если они не смогут помочь, то не могли бы они поговорить с Ноксами, если смогут, – ответила Картер. – Но, честно говоря, если у Асгардов нет немедленного решения, то нам не стоит и надеяться, что оно будет у других, – сказала она.
     Свет потускнел, и сработал сигнал тревоги.
     – У нас повсеместная потеря электроэнергии, сэр, – доложил Харриман, глядя на экран.
     – Сначала слишком много энергии, потом недостаточно, – ответил О'Нилл, – Знаете, было бы мило, если бы мы смогли найти способ объединить эти две проблемы, – сказал он.
     – У нас гости, – сказал Шарп, указывая на слегка прозрачное изображение, возникшее на рампе в зале Врат.
     – Я Анубис, – довольно громко и с отчётливо звучащим эхом произнесла фигура.
     – Похоже на голографическую проекцию, – предположила Картер. – Это технология Асгарда. Он, должно быть, скачал её у Тора, – сказала она.
     – Ну, спасибо тебе, Капитан Очевидность, – ответил МакКей, закатывая глаза.
     – Хотя бы правильно используй моё звание, Майор Очевидность, – поправила его Картер.
     – Люди Тау'ри, я знаю о вашем обмане, – заявило изображение Анубиса. – Вы отдадите Глаз Тиамат и своего пленника Осириса или встретите свою гибель, – приказал он. – Нет ничего, что могло бы остановить уничтожение, которое я принесу вам, – уверенно заявил он.
     – Ой, да ладно... кто вообще так разговаривает? – насмешливо спросил О'Нилл.
     – Ток'ра рассказывали, что Анубис даже среди Системных Лордов славится своей мелодраматичностью, – заметил генерал Хаммонд.
     – А я-то думал, что Апофис пародирующий Мина Безжалостного1 плох, – заметил О'Нилл. – Этот парень установил новую планку для банальности, – заявил он.
     – Он нас слышит? – спросил Шарп.
     – Мы можем открыть канал на частоте Гоа'улдов, – ответила Картер.
     – Будьте добры, майор, – попросил Шарп.
     – Готово, – сказала Картер, нажав несколько клавиш.
     – Это Командующий Рассел Шарп, я обращаюсь к Системному Лорду Гоа'улдов Анубису? – cпросил Шарп, наклоняясь к стоящему перед ним микрофону.
     – Так и есть, – подтвердила голограмма. – Ты научишься преклоняться пред моей устрашающей мощью или встретишь уничтожение, – добавила она.
     – А этот парень действительно подготовился к своему выступлению, – прошептал О'Нилл. – Как думаете, он репетировал свою речь суперзлодея перед зеркалом? – подумал и добавил, – чтобы убедиться, что делает ударение на правильных словах?
     Шарп поднял руку, чтобы О'Нилл заткнулся.
     – У нас нет Глаза Тиамат, Апофис украл его, – сказал он в микрофон.
     – Я всеведущ, – заявила голограмма, – я раскусил вашу простую уловку, как вы могли подумать, что сможете обмануть Бога? – спросил она.
     Шарп повернулся к генералу Хаммонду, тот пожал плечами.
     – Тебе потребовалось достаточно много времени, чтобы разобраться, это не совсем соответствует моему пониманию всеведения, – с лёгким весельем сказал Шарп Анубису.
     – Ваши Чаппа'ай в моих руках, – ответил Анубис, поднимая сжатый кулак, как будто он имел это в виду буквально, – соглашайтесь на мои условия или я уничтожу их и вас вместе с ними, – пообещало голографическое изображение Системного Лорда.
     – Мне жаль, но вы, похоже, приняли меня за кого-то, кто воспринимает вас всерьёз, – с сарказмом ответил Командующий Шарп.
     Изображение Анубиса склонило голову набок.
     – Ваше жалкое бахвальство ничего не значит, я знаю, что ваш народ уступил Сокару, когда он угрожал подобным же образом, – сказала голограмма. – Тогда вы отдали ему Апофиса, сейчас вы сделаете то же самое с тем, что нужно мне.
     – Да такое было, но дни, когда мы поддавались на уговоры парней, считающих, что они хорошо смотрятся в капюшоне, прошли, – сказал ему Шарп. – Без обид, Джордж, – добавил он обращаясь к Хаммонду.
     – Твоя наглость и бравада, не что иное, как маска, под которой ты скрываешь своё отчаяние, – заявил Анубис. – Я вернусь в тот день, когда ваша смерть будет совсем рядом, и ваши вожди будут готовы склониться перед своим Богом, и тогда я решу, нужна ли мне и твоя голова, – сказал он, голограмма исчезла, и освещение снова включилось.
     – Как думаете, он примет голову Командующего в качестве задатка? – спросил О'Нилл. – Просто треплюсь, сэр, – добавил он, когда Шарп бросил на него свирепый взгляд. – Я имею в виду, что мы могли бы попытаться сделать так, чтобы это звучало, как выгодное предложение, – продолжил он, – Ну, знаете, небольшой пробег, оригинальная причёска...
     – Мы могли бы добавить голову полковника в качестве бонуса, мы же знаем, что Гоа'улды назначили за нее награду, – невозмутимо предложил генерал Хаммонд.
     – Давайте составим план "D", –ответил О'Нилл. – Картер, я думаю, что нам с Командующим очень хотелось бы, чтобы планы от "А" до "С" были готовы в ближайшие несколько часов, – сказал он, а Шарп кивнул в знак согласия. – Вы знаете, когда мы были связаны с чёрной дырой, мы разорвали связь с помощью кумулятивного заряда, – посоветовал О'Нилл.
     –Это была исходящая червоточина, а не входящая, – ответила Картер. – Всё работает совсем по-разному, в зависимости от того, являются ли ваши Врата отправляющими или принимающими, – напомнила она.
     МакКей кивнул.
     – У этого Анубиса настоящий талант к драматизму, так ведь? Очень театрально, – заметил он.
     – Да. Почти все Гоа'улды такие, – ответила Картер.
     – Но зачем так долго ждать, прежде чем появиться? – спросил МакКей.
     – Понятия не имею. Может, он хотел убедиться, что всё получилось, – предположила Картер.
     – Да, это был бы неловкий момент, не так ли? – согласился МакКей. – Он такой: "Нет ничего, что могло бы остановить уничтожение, которое я принесу вам!" Затем Врата закрываются.
     – Может быть, это новая технология или старая, с которой он не знаком, – заметила Картер. – Хеймдалль сказала, что, по её мнению, всё это попахивает Древними, мы знаем от Ток'ра, что большинство технологий Гоа'улдов основано на бэк-инжиниринге артефактов Древних.
     – Есть одна мысль, – сказал О'Нилл. – С тех пор как Анубис появился, он вытаскивает из своей задницы кучу обалденных новых трюков, – сказал он. – Что, если он нашёл старый Аванпост Древних или что-то в этом роде?
     – И он исчез на несколько столетий, потому что занимался бэк-инжинирингом того, что нашёл, – ответила Картер. – Это неплохая гипотеза, возможно, всё, что он на самом деле делал, это приближал характеристики оборудования Гоа'улдов к их изначальным характеристикам Древних.
     – Гипотеза интересная, но сейчас она нам не очень поможет, – перебил её Командующий Шарп.
     МакКей щелкнул пальцами.
     – У меня идея, – объявил он. – Ваш ответ Анубису по радио заставил меня задуматься, – сказал он Шарпу. – Мы знаем, что для определенных видов энергии или сил червоточина является двусторонней, – добавил он.
     – Верно, как радио или... гравитация, – ответил О'Нилл.
     – Мы могли бы послать мощный ЭМ-импульс обратно через червоточину и попытаться разрушить устройство на другой стороне, которое делает это, – предложил МакКей.
     – Это сработает? – спросил Хаммонд.
     – Вряд ли, Сэр. Я уже думала об этом, и причина, по которой я не упомянула такую возможность, в том, что это слишком проблематично, – сказал ему Картер. – Диафрагму придётся открыть, а мы понятия не имеем, какой мощности потребуется ЭМИ, чтобы вырубить эту штуку.
     – У тебя есть идея получше? – спросил МакКей. – Я мог бы настроить генератор электромагнитных импульсов меньше чем за четыре часа.
     – Если мы откроем диафрагму, то сократим время, которое у нас есть до взрыва Врат, и мы не знаем, сработает ли это вообще, – сказал Картер присутствующим. – В данный момент диафрагма поглощает часть поступающей энергии, и это одна из причин того, что до Звёздных врат просачивается столь мало.
     – Не стесняйтесь, придумайте идею получше, но до тех пор я буду использовать ту, что у нас есть, – сказал Командующий Шарп.
     – Сэр, не каждую проблему можно решить, расстреляв её с помощью... – начала было отвечать Картер, но остановилась. – Но, может быть, эту можно, – сказала она.
     – Это то, что я называю моментом мозгового штурма Картер, – заметил О'Нилл. – Со временем к ним привыкаешь.
     – Электромагнитный спектр, – сказала Картер. – Начинается с длинных волн, радио, и по мере того, как длина волны становятся короче, получаются микроволны, инфракрасное излучение, видимый свет, ультрафиолет, рентгеновское и, наконец, гамма-излучение, – добавила она.
     – Майор, даже я, с моей головой с "небольшим пробегом", знаю это, – ответил Шарп. – Не стоит считать нас на столько тупыми, – посоветовал он.
     – Простите, Командующий, – извинилась Картер. – Ну, мы знаем, что самые длинные волны проходят через червоточину в обоих направлениях, иначе мы не смогли бы общаться по радио, – сказала она. – И мы узнали, устанавливая связь с мирами, где Звёздные врата находятся в радиоактивной области, что гамма-лучи на другом конце спектра также могут проходить, так что это могут сделать не только самые длинные электромагнитные волны.
     – Физика Звёздных врат "для чайников", – вставил МакКей. – Мы знаем, что врата не пропускают видимый свет в середине спектра, потому что... ну это довольно очевидно, потому что вы не можете видеть сквозь горизонт событий, – сказал он.
     – Верно, – согласилась Картер, но это означает, что должны быть две точки, высокая и низкая, вероятно, в микроволновой и рентгеновской частях спектра, где ЭМ-излучение больше не блокируется, – сказала она.
     – Лазерные пушки Икс-Ком, – сообразил МакКей, хлопнув себя по лбу. – Они ЛСЭ.
     – Они что? – переспросил О'Нилл.
     – Лазеры на свободных электронах, – пояснила Картер. – Они используют релятивистский электронный пучок в качестве среды генерации, – сказала она.
     – А можно, для чуть более тупых, – попросил Шарп, и О'Нилл согласно кивнул.
     – На самом деле важно не это, – сказала ему Картер. – Это значит, что, в отличие от газовых, жидких или твердотельных лазеров, лазеры на свободных электронах можно настроить так, чтобы они излучали луч в диапазоне частот от микроволновых до мягких рентгеновских лучей, – объяснила она. – Мы используем их в видимом спектре, но с некоторой перенастройкой они будут работать и в другой полосе частот, – сказала она.
     – Мы запустим пушку на самых коротких и самых длинных частотах, которые только сможем настроить, и, надеюсь, одна из них будет достаточно короткой или длинной, чтобы сработать, – сказал МакКей.
     – Жаль, что мы не можем доставить сюда один из больших лазеров Лазерной защиты базы, – сказала Картер. – Подключим пару Наквадах-генераторов и самые большие конденсаторы, какие только сможем достать, и после проверки частоты с помощью луча меньшей мощности, чтобы убедиться, что он будет работать, подадим на них всю мощность, какую только сможем.
     – Почему мы не можем доставить один из них сюда? – спросил О'Нилл.
     – Они огромные, сэр, они никак не пройдут по коридору, даже если мы сможем спустить их через шахту лифта, – сказала она. – С Лазерной пушкой от F-302 это можно сделать, – ответила Картер.
     Кашель в дальнем конце комнаты заставил всех обернуться и увидеть Джонаса, стоящего там с чашкой кофе.
     – Извините, что прерываю, но с тех пор, как я здесь, я всё хотел кое о чем спросить, и, кажется, сейчас самое время, – сказал он. – Как вы вообще протащили сюда Звездные врата? – спросил он. – Они тоже больше, чем ширина коридоров, – отметил он.
     Картер моргнула.
     – Над ними находится шахта, ведущая на поверхность, а внутри кран, который опустил Врата вниз, – ответила она. – Джонас, ты гений, – добавила она, задаваясь вопросом, как долго он её слушал. Когда он не читал, то бродил по базе, разговаривая с людьми, в основном о погоде, и пил кофе, который, честно говоря, начал уже превращаться для него в большую кофеиновую зависимость.
     – Разве Анубис не мог предусмотреть нечто подобное? – спросил Хаммонд.
     – Гоа'улды, Асгарды, Толлане, Сектоиды... все кроме нас, используют плазменное оружие, сэр, а плазма не может пройти через Врата в неправильном направлении, поэтому они никогда не подумают об ответном огне. Если бы плазма работала в обоих направлениях, я бы вместо этого выстрелила из Зэт-пушки, – ответила Картер. – Если луч не сработает, мы всегда можем попробовать план "B" и сразу же запустить ЭМ-импульсы МакКея.
     – Снимайте нужных вам людей с любых проектов и сделайте это как можно скорее, – приказал Шарп. – Даю вам полномочия, майор, выдёргивайте инженеров и оборудование со всех объектов, которые у нас есть на планете.
     – Есть, сэр, – ответила Картер.
     – И кто-нибудь, свяжитесь со всеми имеющимися у нас источниками и выясните, с какой грёбаной планеты Анубис стреляет по нам, – громко приказал Шарп. – Уолтер, загрузите "Искупление" самыми большими боеголовками, какие у нас есть. На "Энтерпрайзе" должно быть несколько больших, они могут забрать их телепортом, – сказал ему Шарп. – Я чувствую, что скоро нас ждёт экскурсия, – сказал он.
     – План "C"? – спросил Хаммонд.
     – Это будет справедливо, раз уж Анубис угрожает этой планете ядерной зимой, – ответил Шарп. – И мне не хочется сидеть здесь и ждать, пока план "D" покажется кому-то хорошим, – добавил он.
     Примечание автора:
     Несколько отсылок к эпизоду 6:01 Redemption Part 1, когда у ЗВ-1 возникли проблемы с поиском замены для Даниэля Джексона. Упоминалось, что они перебрали девятерых, прежде чем в конечном итоге остановились на Джонасе. Хотя Ферретти больше не появлялся в сериале после 1-го сезона, он был снова упомянут в 3-м сезоне, поэтому я заставил его уйти на некоторое время и вернуться, чтобы взять на себя командование ЗВ-2.
     Лейтенант Толинева была показана в эпизоде 5:08 The Tomb. Доктор Ларри Мерфи, кажется, в сериале руководил проектом гипердвигателя Х-302, в то время как Линдси Новак была разработчиком гипердвигателя для проекта "Прометей", а позже была в экипаже "Дедала". Если Толланы могли построить свои собственные Звёздные врата, я предполагаю, что они имели очень хорошее представление о теории лежащей в их основе. К этому моменту они передали эти уравнения Земле, но превратить их в практические приложения нам всё ещё не под силу, поэтому было проще просто выменять на что-то Звёздные врата, построенные Толланой. Эти торговые отношения также помогают укреплять связи между мирами, поддерживание постоянных контактов с Тау'ри, Ток'ра, Асгардом и Ашеном, исподволь с течением времени размывает изоляционизм Толланы. ЕТП(Единая теория поля)-Генератор - это моё собственное название для источника энергии, который использовали Толланы. Если он смог не только уничтожить Сериту, но и сместить другую планету в той же системе с её орбиты (исходный родной мир Толлан), это, вероятно, самая мощная штука, о которой мы слышали в сериале, за исключением МНТ. На шкале мощности я поместил его выше Асгардского НИГ (Нейтрино-ионного генератора) (четыре таких питают Белискнер). Недостаток Толланского ЕТПГ заключается в том, что он небезопасен, и когда взрывается, вам лучше оказаться на расстоянии нескольких астрономических единиц от него.
     Инцидент с Сокаром, заставившим КЗВ отказаться от Апофиса (в этом случае, атаковавшим диафрагму пучком частиц, который он также использовал для проецирования изображения на саму диафрагму), произошел в эпизоде 2:17 Serpents's Song, Анубис применяет новый высокотехнологичный подход к проверенной тактике. Прохождение Гамма-излучения, обратно через исходящую червоточину было показано в эпизоде 4:15 Chain Reaction. И мы знаем, что радиоволны, находящиеся на другом конце спектра ЭМ могут проходить без искажений, но видимый свет, очевидно, не распространяется ни в одном направлении. Поэтому я придерживаюсь мнения, что существует полоса, скажем, от ИК до УФ частот, которые по какой-то причине не проходят через червоточину. Лазер на свободных электронах может быть перенастроен, и это один из типов разрабатываемых в настоящее время для военного применения, поэтому конструкция лазера Икс-Ком, относящаяся к типу ЛСЭ, не так уж маловероятна.

Глава 28

     Гора Шайенн – Земля – Июнь, 2002.
     Саманта Картер смотрела, как Врата, наконец, достигли поверхности, потребовалось немногим более двух часов, чтобы закрепить такелаж, установить лебёдки и поднять устройство вверх по шахте.
     – Не забывайте, что они весят почти тридцать тонн, – крикнула она команде военных инженеров, готовящихся сейчас транспортировать Звёздные врата к месту назначения. – Не позволяйте размеру обмануть вас, – продолжила она, – материал Врат чрезвычайно плотный.
     – Врата, может, и плотные, Картер, но я не думаю, что инженеры в команде тупые, – тихо сказал ей полковник О'Нилл. – Занимайся физикой, а тяжелую работу оставь им, – посоветовал он. – Люди терпеть не могут, когда им советуют, как им выполнять свою работу, – напомнил он ей.
     Картер выглядела смущенной, она поняла, почему офицер, командующий бригадой, бросил на неё недовольный взгляд, и решила, что полковник, вероятно, правильно оценил ситуацию.
     – Продолжайте, – громко сказала она, затем повернулась и направилась к ближайшей установке Лазерной защиты базы, которую Икс-Ком устанавливал вокруг горы в течение последнего года. Было намного проще доставить Врата к лазеру, чем огромную лазерную пушку к Вратам, и теперь некоторые из лучших научных умов Земли работали над перенастройкой оружия с видимой части электромагнитного спектра на тот, который будет проходить через активную червоточину. – Я чувствую себя пятым колесом, – призналась она О'Ниллу. – У МакКея есть команда, собирающая генератор ЭМ-импульсов на случай, если лазер не сработает, люди, которые спроектировали лазер, делают другую часть работы, а мне остаётся лишь стоять тут и пытаться выглядеть занятой, – сказала она.
     – Иногда нужно расслабиться и позволить самым квалифицированным специалистам делать своё дело, – сказал О'Нилл. – Это ты приказала всем этим людям прийти сюда и сказала, что нужно сделать, – продолжил он, – а теперь просто сиди и жди, чтобы получить признание за всю тяжелую работу, которую сделают они, – сказал он. – Я много лет именно так и делал с тобой и Даниэлем, – невозмутимо добавил он.
     Картер рассмеялась.
     – Не знаю, как бы я справилась с ещё одним повышением, – сказала она ему, пока они вместе шли.
     – Я обнаружил, что, уклонение от бумажной работы, делает продвижение по карьерной лестнице менее болезненным, майор, – ответил О'Нилл. – Конечно, тебе нужно будет найти умного, трудолюбивого и дотошного заместителя, на которого ты сможешь свалить её, – сказал он.
     – Буду иметь это в виду, сэр, – ответила Картер. – Кстати говоря, я, может быть, и согласна делать за вас некоторые отчёты, но я не буду подделывать вашу подпись, так что, не могли бы вы, хотя бы подписывать их и читать на случай, если генерал Хаммонд или Командующий Шарп решат задать вам какие-нибудь вопросы, – сказала она. – На брифинге в прошлом месяце я выглядела нелепо, пытаясь жестами подсказать ответы.
     – Прости, не думал, что Шарп любит копаться в бумажках, – ответил О'Нилл. – Хаммонд, да, но Шарпа то я, не считал штабным, – сказал он. – Он застал меня врасплох, когда задал сложный вопрос о сводном отчёте, – добавил О'Нилл.
     Картер пожала плечами.
      – Это всё из-за ноотропных препаратов, которые принимают люди из Икс-Ком, – объяснила она. – С ними легче сосредоточиться на делах, даже самых обычных, – продолжила она. – Я имею в виду Риталин, ноотропное средство, которое дают детям, которые не могут сосредоточиться на уроках.
     О'Нилл моргнул.
     – Ты всерьёз хочешь мне сказать, что люди из Икс-Ком не только сильнее и быстрее, но и лучше чем мы справляются с этой чёртовой бумажной работой? – со стоном спросил он.
     – Боюсь, что так, сэр, – извиняющимся тоном ответила Картер. – Если бы не побочные эффекты, я и сама могла бы начать использовать некоторые из их таблеток и инъекций, – сказала она. – Но я не думаю, что долгосрочные последствия стоят того, нельзя так играть с человеческим телом и разумом и ждать, что всё в конечном итоге будет хорошо, – высказала она своё мнение. – Это то же самое, что злоупотреблять саркофагом, короткое время ты чувствуешь себя прекрасно, и он добавляет десятилетия или даже столетия к твоей жизни, но в конце концов ты отказываешься от слишком многого из того, кем являешься на самом деле, – сказала она.
     Полковник кивнул в знак согласия, он был готов отдать свою жизнь, но разум и душу предпочёл бы сохранить нетронутыми до самого конца.
     – Эти лазеры так мощны? – спросил он, когда в поле зрения появился их пункт назначения, тяжелые стальные створки в земле открылись, и лазерная турель заняла позицию как во время атаки. Несколько орудий окружали комплекс, ожидая возможности сбить любой инопланетный корабль, который решит неосторожно приблизиться к базе.
     – Они примерно в десять раз мощнее лазерной пушки Жнецов F-302X, – ответила Картер. – Могут одним выстрелом сбить Ал'кеш или Тел'так закрытый щитом, чтобы справиться с Ха'таком огневой мощи уже не хватит, но всё что меньше они не пропустят, – сказала она ему. – Есть несколько стартовых шахт ЗРК с ядерными боеголовками усиленными Наквадахом в качестве резерва, но взрывать такого рода заряды над Колорадо на мой взгляд не лучшая идея, – добавила она. – К концу года планируют добавить три тяжелых орудия, которые мы скопировали с тех, что были на "Энтерпрайзе", это даст нам некоторую защиту даже от полномасштабной атаки, но они могут подзадержаться из-за отвлечения ресурсов на другие цели.
     О'Нилл усмехнулся.
     – Представляю, на гору садится Ха'так, как мы видели в той параллельной вселенной, а гора бьёт ему по заднице, – сказал он.
     – Если вы помните, сэр, я пропустила ту миссию, мне пришлось остаться здесь, потому что мы с моим пространственным близнецом не могли находиться в одной вселенной в одно и то же время слишком долго, – ответила Картер.
     – Ну, в любом случае, это очень милый образ, майор, – сказал ей О'Нилл. – Как думаешь, как дела у Шарпа? – спросил он, показывая вверх, на небо.
     – Они должны были уже загрузить оружие в отсеки "Искупления" и быть готовыми к отправке в любой момент, сэр, – ответила Картер.
     – Лучше бы им привезти какое-нибудь видео, вот и всё, что я могу сказать, – заявил О'Нилл, перекрикивая звук заходящего на посадку F-302X. Они разработали ещё один запасной план, на случай, если и лазер, и импульс электромагнитного излучения не сработают. Теперь, когда Врата оказались на поверхности, их можно было просто закрепить на аэрокосмическом истребителе и вытащить в космос, где их взрыв не представлял бы для планеты такой проблемы.
     – Я уверена, что они всё запишут, сэр, – сказала ему Картер с улыбкой.
     О'Нилл посмотрел на огромную лазерную пушку.
     – Думаешь, Анубис увидит что произойдёт? – спросил он.
     – Сэр, мы будем стрелять лучом с такой длиной волны, что он вообще ничего не увидит, за исключением последствий, – ответила Картер. – Всё, что будет находиться перед исходящими Звёздными вратами, в тот момент, когда этот лазер выстрелит в них, скорее всего, просто испарится, – сказала она.
     – Будем надеяться, что Нуби из тех, кто стоит там хихикая и радостно потирает руки, – ответил О'Нилл. – А если нет, то он настолько практичен, что будет лично расследовать произошедшее, когда Шарп прибудет на планету и разнесет то дерьмо из которого в нас стреляют.
     Картер засмеялась.
     – Думаешь, Командующий будет хихикать и радостно потирать руки, когда прикажет "Искуплению" сбросить бомбы? – спросила она.
     О'Нилл на мгновение задумался.
     – Нет, руки потирать он не будет, – сказал он наконец, – но только потому, что настоит на том, чтобы лично нажать кнопку, – продолжил он. – Может быть, это будет больше похоже на возбужденное аханье школьницы, чем на хихиканье, – добавил он.
     – Обрушение термоядерного ада действительно похоже на его представление о весёлом времяпрепровождении, – согласилась Картер.
     – Напомни мне попросить прибавки к зарплате, – ответил О'Нилл. – После такого он ещё несколько недель будет в хорошем настроении.
     
     Высокая орбита – Земля – Июнь, 2002.
     Когда Шарп вошёл на мостик, капитан Таннер, сидящий в кресле капитана, повернулся и кивнул в знак того, что заметил его присутствие.
     – Запускаем гипердвигатель, Командующий, – доложил он. – Генераторы щитов и Пучковые пушки показывают стопроцентную эффективность, – продолжил он. – Только помните, что если мы попытаемся сцепиться с Ха'таком, он разобьёт нас третьим выстрелом своих главных орудий, – серьёзно добавил офицер-человек, рожденный не на Земле.
     – Разве мы не модернизировали щиты и оружие? – спросил Шарп. Благодаря оборонным технологиям, захваченным в последние несколько лет у Гоа'улдов, Сектоидов и некоторых других инопланетян, Земля разработала несколько очень интересных и удивительно эффективных гибридных систем, которые зачастую с заметным отрывом превосходили исходные образцы.
     – До модернизации наши щиты рухнули бы после второго выстрела, – спокойно ответил Таннер. – Ваши люди добавили несколько турелей лазерной защиты, которые дают нам гораздо больше шансов против одной или двух эскадрилий Глайдеров смерти, но мы всё ещё далеки от того, чтобы считаться линейным кораблем, – откровенно сказал он Шарпу. Четыре курсовых пучковых орудия "Искупления", в мгновение ока уничтожили бы Ал'кеш или Тел'так под щитами, но у них просто не достаточно огневой мощи, чтобы прожечь щиты корабля-пирамиды, прежде чем эта чертовски большая штука разнесет корабль на куски. Во время боёв за родную систему Таннер видел, как большие корабли Гоа'улдов безнаказанно смели небольшой флот его народа, состоящий из относительно маленьких кораблей, воспоминание было болезненным, хотя и не на столько, как чувство вины, которое он испытывал за дезертирство.
     Мартин Ллойд, сидевший в кресле навигатора, кивнул, соглашаясь с Таннером. В последнее время они ладили лучше, но Мартин, однако, всё ещё опасался остальных членов своей команды, учитывая их общее прошлое во время краткого пребывания на Земле. Хотя его народ в некоторых областях науки, был более продвинут, чем Гоа'улды, размышлял Мартин, например в технологии переноса материи, тем не менее, он был сокрушен грубой военной мощью своих врагов. Потому-то, конечно, и послали этот корабль искать союзников в других звёздных системах, в частности, в легендарном родном мире человечества, в надежде, что первый мир будет более развитым, чем он оказался на самом деле.
     – Курс на P8X-987 проложен, капитан, – сказал он Таннеру, стараясь говорить спокойно, хотя перспектива возможной битвы заставляла его сердце биться чаще. Все они предпочли сохранить свои земные имена, так же, как приняли переименование корабля, было легче иметь дело и с настоящим, и с будущим, стараясь не слишком часто вспоминать прошлое.
     Отведя взгляд от командной консоли перед своим креслом, Таннер сосредоточил своё внимание на Шарпе.
     – Груз закреплён, – сказал он. – Вашим людям будет тесно в трюме со всеми этими боеголовками, – заметил он. Их корабль был небольшим, чуть больше сорока метров в длину, и не предназначался для перевозки пассажиров, всего пять человек экипажа и небольшой грузовой отсек для припасов.
     – Не люблю путешествовать без нескольких солдат, всякое может случиться, – ответил Шарп. – Их всего трое, и у них достаточно места чтобы прилечь, если конечно они не против пообжиматься с ядерным зарядом.
     – Не так я себе представлял компанию для сна, – заметил один из инопланетян, Шарп вспомнил что его зовут Тед, офицер по вооружению, а вон тот пилот назвался Бобом, но будь он проклят, если мог вспомнить, какое имя себе взял пятый член экипажа, инженер, который всё ещё помогал солдатам Икс-Ком устроиться в трюме.
     – Если ты находишься рядом со штуковиной, которая может взорваться, на самом деле не имеет значения что это, граната с четвертью килограмма ВВ или ядерная бомба мощностью в четверть миллиарда тонн, – резонно заметил Шарп. – Ты можешь быть только мертвым, – сказал он и сделал паузу. – Конечно, воскрешение в саркофаге после взрыва гранаты было бы более вероятным, – добавил он немного подумав.
      – Я думал о женщине, а не о боеголовке, – ответил Тед. – В качестве компании, я имею в виду, – продолжил он. – У нас давно уже не было отпуска на поверхности, – посетовал он, бросив на Шарпа многозначительный взгляд. Воровство двигателей с кораблей Сектоидов, доставка руды с астероида набитого Наквадахом, любезно предоставленного Гоа'улдами, экипаж "Искупления" был очень занят последние несколько месяцев, а редкие поездки на "Энтерпрайз" никак не могли заменить выходные в Вегасе. Им платили такую же зарплату, как и другим сотрудникам Икс-Ком, более того, теперь они носили такие же стандартные комбинезоны и знаки отличия, но им редко удавалось потратить свою зарплату.
     Шарп нахмурился.
     – Вы же понимаете, что основная миссия Икс-Ком состоит в том, чтобы держать вас, проклятых инопланетян, подальше от наших прекрасных Земных Женщин? – спросил он с невозмутимым видом и улыбнулся. – Если миссия пройдёт гладко, возьмёте несколько дней отпуска, только не оставляйте случайных детей с аномалиями в ДНК, которые кто-нибудь заметит, – шутливо попросил он. Тысячи лет незначительного, или, в случае некоторых миров, подобных тому, в котором жил Джонас Квинн, довольно значительного генетического расхождения означали, что внеземные люди будут четко идентифицироваться как таковые по своим генам.
     – Значит, убьём Гоа'улда потом перепихнёмся, – заметил Тед. – Звучит заманчиво, – заключил он. – Бля, это лучше, чем возить Наквадаховую руду из облака Оорта, – весело добавил он.
     – Гипердвигатель зелёный, – объявил пилот, в последний раз проверяя показатели на своей консоли.
     Шарп оглядел мостик.
     – О'кей, мы полагаем, что Бра'так, лучший выбор, чтобы разобраться, откуда Анубис стреляет в нас, поэтому мы заберем его с базы Свободных Джаффа на Ханке, а затем доставим наш ответ на требования нашему новому любимому Системному Лорду, – обратился он к экипажу. – Давайте капитан, не жалейте гипердвигатель, мы отремонтируем его когда вернёмся, если потребуется, – приказал он.
      Таннер нажал несколько кнопок на своей сенсорной панели, проверяя состояние корабля и запрограммированный курс.
     – Поехали, – сказал он Бобу, и пилот запустил сверхсветовые двигатели, открывая перед кораблем гиперпространственное окно. "Искупление" перешло в режим полета, разворачивая внешнюю секцию корабля на девяносто градусов от горизонтали, и ускоряясь вошло в подпространство.
     – Дайте мне знать, когда мы будем в часе пути от цели, капитан, – сказал Шарп Таннеру, разворачиваясь, чтобы отправиться обратно в грузовой отсек, но остановился и развернулся обратно. – Есть ещё одна вещь, которую мне нужно знать, – добавил он. – Где на этом корабле туалет? – спросил он.
     – Первый люк слева после реакторного отсека, – ответил Таннер. – Мы добавили инструкцию на английском, потому что знали, что вы не сможете прочитать её на нашем языке, – сказал он Шарпу. – Только убедитесь, что повернули клапаны в правильном порядке, когда закончите, – предупредил он. – Насос может работать и в обратном направлении, и поверьте, вы не захотите, чтобы такое случилось, – сказал он Командующему со всей возможной убедительностью, на которую был способен.
     Шарп, заметивший гримасу на лице Мартина Ллойда, внимательно прочитал инструкцию, прежде чем направиться на свою новую встречу с сантехническими технологиями корабля инопланетян. Он только надеялся, что их чувство эргономики было лучше чем у Гоа'улдов. По общей просьбе туалеты на "Энтерпрайзе" были вырваны и заменены задолго до того, как персонал Икс-Ком на его борту начал вскрывать компьютерное ядро.
     Проходя в коридоре мимо инженера, тот направлялся в противоположном направлении, к мостику, Шарп потерпел неудачу в попытке украдкой прочитать его имя на бирке, и продолжил движение к грузовому отсеку, где обнаружил, что в нём, как и ожидалось, господствует большой стеллаж с ядерными зарядами.
     – Как вы тут, бойцы? – спросил он, отвечая на приветствие трёх солдат Икс-Ком, поднявшихся при его появлении с импровизированных сидений, представлявших собой ящики с оружием.
     – Все в порядке, сэр, – ответил ближайший. – Надеемся немного пострелять, – добавил он.
     – Посмотрим, как пойдет, – ответил Шарп. – Вольно, – сказал он им.
     – Простите, сэр, а какова мощность у этих штуковин? – с любопытством спросил один из солдат, указывая на один из уложенных на стеллаже боевых блоков.
     – Это наши новые стандартные усиленные наквадахом боеголовки на 1,2 гигатонны, – ответил Шарп, прочитавший ранее всю документацию на них. – Три негабаритных, нечто особенное, – продолжил он. – По сути, та же боеголовка, но с двумя метрическими тоннами кобальта, – объяснил он.
     – Кобальта? – переспросил один из солдат.
     – Создаёт радиоактивные осадки, которые, вы не поверите, делают местность непригодной для жизни на десятилетия, – сказал ему Шарп. – Мы посылаем Анубису и всем остальным ублюдочным Гоа'улдам сообщение, что если ты хочешь поиметь Землю, то Земля поимеет тебя, – заявил он. – Перегрузка Анубисом Звёздных Врат на Земле привела бы к взрыву, который нанес бы глобальный ущерб, что ж, мы тоже можем сделать такое с его мирами, – сказал он. – Надеюсь, они решат, что эскалация не отвечает ничьим интересам. Мы знаем от агентов Ток'ра, что когда Толланы объявили, что у них есть "Призрачные всадники" и новые ЕТП-бомбы, Системные Лорды обосрались, – продолжил он с усмешкой. – Что ж, целую планету взорвать мы не сможем, но мы можем сделать так, что там действительно никто не захочет жить. Никому не понравится, когда выпадают волосы и зубы, а дети рождаются с перепонками на ногах и семью пальцами на каждой руке, – сказал Шарп своим бойцам, которые в ответ засмеялись.
     – А как мы сбросим-то эти штуки? – спросил один из троих.
     – Просто телепортируем их с корабля, а гравитация и двигатели боевых блоков сделают своё дело, – ответил Шарп. – Точность, как мне сказали, будет не идеальная, но с такой мощностью, попадания в пределах десяти километров от цели должно быть более чем достаточно, – радостно продолжил он. – Господи, да всё равно от одной такой можно получить ожоги третьей степени, даже если она взорвётся на расстоянии двухсот километров от тебя! – с энтузиазмом воскликнул Шарп.
     – И у нас их двенадцать плюс три больших? – тихо отозвался один из солдат, глядя на боеголовки с лёгким беспокойством.
     – Чтоб никто не говорил, что Икс-Ком страдает хернёй, – ответил Шарп. – Подождите, когда мы получим те Наквадриевые бомбы, над которыми сейчас работают парни из отдела НИОКР, вы увидите, что обычные Наквадаховые по сравнению с ними будут всё равно что петарды, – добавил он, потирая руки с едва сдерживаемым ликованием и сияющей улыбкой, которая не была такой яркой, как тысяча солнц, но тем не менее была довольно тревожащей.
     Когда они подобрали Бра'така и Тил'ка, который навещал свою семью на Ханке, мастер Джаффа, всегда хорошо разбиравшийся в характерах, заметил своему бывшему ученику, что Шарп из Канады, увы, не кажется более уравновешенным, чем обычно, на что получил искреннее "именно" в ответ.
     
     Разрушитель Звёздных Врат – Планета Анубиса – Июнь, 2002.
     Оставшиеся практически без присмотра, когда их всемогущий и всеведающий повелитель, Лорд Анубис, починил и активировал устройство, Джаффа, охранявшие древнюю машину, сильно заскучали. Это не значит, что они расслабились, они были слишком верны для этого, но все они предпочли бы быть с войсками, сражающимися с Апофисом, чем сидеть и смотреть, как древняя машина стреляет своим непрерывным лучом энергии во врата.
     Установленное в месте, очень похожем на полуразрушенный каменный амфитеатр, окружённый двумя концентрическими кольцами обелисков, устройство своей работой, безусловно, впечатляло, по крайней мере поначалу, но через несколько часов очарование Джаффа этим великим артефактом стало блекнуть. Внешнее кольцо создавало силовое поле, защищающее сооружение, как великая стена, только с одним входом-выходом, в то же время энергия соединяла внутреннее кольцо лентой, очень похожей на луч, которым центральная структура стреляла в Чаппа'ай. Они понятия не имели, как всё это работает, Гоа'улды не позволяли своим рабам знать слишком многое о том, что многие Джаффа всё ещё почитали магией. Они знали только то, что Анубис объявил, что Луч в конце концов уничтожит Чаппа'ай на родной планете Тау'ри, если только те не отдадут ему своего пленника Осириса, Глаз Тиамат и не запросят пощады.
     Для защиты, над головой на орбите висели три корабля Ха'так, а Глайдеры Смерти патрулировали небо. В менее смутные времена для охраны такого ценного оружия присутствовало бы гораздо больше и тех и других, но потребности передовой стояли на первом месте, и Анубис не мог выделить больше сил даже для такого объекта, как этот. Несмотря на то, что Апофис находился в очень тяжёлом положении, как из-за совокупной численности флотов его врагов, так и из-за лучших щитов и оружия у Ба'ала и в особенности самого Анубиса, он всё ещё упрямо отказывался сдаваться под таким давлением. А по мере того, как количество его собственных Ха'таков улучшенной модели увеличивалось, поступая с великих верфей Делмака, ситуация всё больше стабилизировалась. В долгосрочной перспективе Апофис, скорее всего, не сможет победить, в конечном счёте, когда Анубис расширит свои владения и промышленную инфраструктуру, получив приличное количество кораблей и воинов Джаффа, соответствующее его технологическому превосходству, Системный Лорд-изгой, сидящий на старом троне Сокара, будет раздавлен. Но сейчас Апофис давал достойный отпор и всё ещё мог позволить себе терять больше кораблей в каждой битве, сохраняя при этом военный паритет.
     Всё ещё укрепляясь после своего долгого изгнания из рядов Системных Лордов, Анубис до сих пор контролировал относительно небольшое количество миров. В действительности, если бы не его впечатляющее научное превосходство над своими собратьями, горстка систем, которые он контролировал, по большому счёту, сделала бы его не более важным любого другого мелкого Гоа'улда, навроде того же Имхотепа. Как бы то ни было, его сила значительно превосходила его вес, что делало его могущественным союзником или опасным врагом, в то же время жажда, с которой другие Системные Лорды хотели получить доступ даже к нескольким незначительным образцам его новых технологических чудес, означала, что даже такие, как Ба'ал или Лорд Ю, относились к нему с определенной степенью публичного уважения, явно планируя поступить с ним так, как он того заслуживал после падения Апофиса.
     Немногие из его самых преданных Джаффа знали местонахождение Тартара, тайной столицы Анубиса, где его главный учёный Тот работал над новым практическим применением технологий Древних, которые Анубис, казалось, необъяснимым образом понимал. Наряду с продолжающейся постепенной модернизацией его кораблей, лаборатории и мастерские Тартара медленно работали над совершенствованием нового пехотного вооружения для его армии, доспехами и новой подходящей породой воинов. Не имея достаточного количества населённых миров с пушечным мясом Джаффа, Анубис всегда был вынужден искать средства повышения боевой эффективности, в этом он был странно похож на Тау'ри, с которыми теперь столкнулся, те тоже постоянно искали технологические средства, чтобы компенсировать недостаток своей численности.
     Двое Джаффа, приставленных охранять устройство, лениво наблюдали, как машина продолжает выполнять свою задачу.
     – Я слышал, говорили, что как только Глаза Тиамат и Осириса окажутся в руках нашего Бога, ему достаточно будет вернуть только Глаз Ра, чтобы обладать всеми шестью, – заметил один из них. Легендарные кристаллы Глаза с давних пор упоминались в легендах Джаффа как символы величайших Системных Лордов былых времен, и то, что Анубис будет владеть ими всеми, было достойно только его славы.
     – Меня тошнит от того, что безбожные отбросы Первого мира, фактически отрицающие саму божественность Бога, держат кого-то из них в плену, – ответил другой с явным отвращением к самой этой идее. – Наш повелитель Анубис должен потребовать от них клятву верности, головы их вождей, и возвращения того, что принадлежит ему по праву, – заявил Джаффа, искренность его веры была ясна любому, кто мог его услышать.
     – Я согласен, брат, – поддержал его первый Джаффа. – Как только мы сокрушим этих еретиков и армии Апофиса, мы, несомненно, выполним возложенную на нас священную задачу, и разобьём предателей Джаффа, вставших на сторону шол'ва.
     – Это, конечно, многое говорит об Апофисе, мятежных Джаффа возглавляют двое, когда-то бывших его Первыми Воинами, Бра'так и Тил'к, – заметил второй Джаффа и рассмеялся. – Ибо Бог Апофис, несомненно, плохо разбирается в том, кого ему следует продвигать среди своих воинов, – продолжил он веселясь.
      Первый Джаффа кивнул.
     – Возможно, ты прав, – согласился он, Апофис, несомненно, только на этом основании должен был считаться меньшим божеством, чем Анубис. – Нам повезло служить Лорду, который вознаграждает только искренне преданных и достойных, и может распознать тех, кто только притворяется верным, – сказал он и улыбнулся. – Хотя, придётся сказать моей жене, что моё собственное продвижение по службе точно задержится, – добавил он.
     – Со временем мы получим награду за нашу верную службу, брат, – убеждённо ответил другой. – В этой жизни или в следующей, – уверенно добавил он.
     В тысячах световых лет отсюда, на другом конце открытой червоточины, команда хорошо образованных еретиков завершала свой акт преданности своему делу. И с помощью принимающих Чаппа'ай, установленных перед дулом большого орудия направленной энергии, некая Саманта Картер готовилась отправить ответ Земли Анубису в виде самого мощного когерентного пучка микроволн, который они только были способны создать. Они собирались стрелять на самой длинной волне, на которую был способен настраиваемый лазер на свободных электронах, и надеялись, что этого будет достаточно, чтобы обойти широкую полосу частот в середине электромагнитного спектра, которые не проходили через червоточину. Созданный как лазер, он теперь, безусловно, был самой мощной мазерной пушкой, которую кто-либо когда-либо создавал.
     МакКей с его резервным планом - заряженным генератором ЭМИ, был наготове. Картер подала сигнал на активацию механизма диафрагмы, и как только та раскрылась, тут же нажала на подведённое ручное управление активировавшее мазер2.
     Визуально на земном конце червоточины всё это выглядело совершенно не впечатляюще, учитывая, что микроволны невидимы для человеческого глаза, однако на другом конце...
     Два охранника - Джаффа наблюдали разинув рты, как из устройства Древних посыпались искры, оно было слишком хорошо сконструировано, чтобы быть уничтоженным даже такой гигантской мощностью, направленной на него через Звёздные врата. Его корпус, как и металл в домашней микроволновой печи, начал дугообразно искривляться поглощая энергию, а кристаллы и сверхпроводящие схемы управления наиболее сильно запротестовали против этого неожиданного и незапланированного нападения. Маленькая птичка влетела в невидимый луч микроволновки и тут же взорвалась, так как вся кровь в её теле мгновенно вскипела, а внутреннее давление разорвало её на куски.
     Великая машина, созданная Древними, расой, известной как радикальные сверхинженеры, построенная, чтобы продержаться бесчисленные тысячелетия, тем не менее, не была уничтожена. Вместо этого включились давно бездействующие автоматические системы безопасности, и она немедленно отключила свой собственный луч, направлявшийся в противоположном направлении и закрыла червоточину, чтобы защитить себя. Как только открытые дольше стандартных тридцати восьми минут из-за огромной энергии, которую машина постоянно накачивала, чтобы поддерживать червоточину, Чаппа'ай отключились, тут же отрезав луч мазера идущий в сторону Разрушителя, устройство снова затихло, как это было в течение миллионов лет заброшенности, прежде чем Анубис обнаружил и активировал его. Главное отличие, однако, заключалось в том, что в настоящее время можно было поджарить яичницу на любой подходящей поверхности, оно практически светилось, будучи разработанным для передачи Луча Энергии, а не для того, чтобы луч попадал на него.
     А на Земле, в тот момент, когда Врата закрылись, десятки учёных и инженеров, наблюдавших за операцией, закричали и запрыгали от радости, а некий Родни МакКей, воспользовавшись ситуацией, попытался поцеловать Саманту Картер и получил пощечину. Другие Звёздные врата, расположенные на базе Икс-Ком в Польше, стояли наготове, к ним быстро подключили наборное устройство, и на всякий случай набрали адрес базы Омега, что бы не дать Анубису возможности повторить попытку.
     Двое Джаффа с тревогой наблюдали за происходящим.
     – Кто-то должен рассказать Анубису, – наконец произнёс один из них, глядя на бездействующую теперь машину. К несчастью, расстрел, или, скорее, казнь ручным устройством посланника была освящённым временем обычаем Гоа'улдов, а ведь даже по стандартам своей расы Анубис не был склонен к милосердию, он был из тех, кто мог сделать такое просто с досады, или чтобы поднять себе настроение.
     – Рад был познакомиться с тобой, – ответил другой. – И нет, я не вызываюсь сделать это, – добавил он на случай, если его не совсем поняли. Они были преданы, но это не означало, что они даже отдаленно были рады возможности быть умерщвлёнными для снятия стресса, особенно учитывая мучительную боль такой кончины. Поток энергии ручного устройства, которое носил Бог, причинял просто невообразимые страдания. – Это было, как будто Тау'ри использовали какую-то собственную невидимую магию, чтобы уничтожить Разрушитель через Чаппа'ай, – продолжил он, игнорируя пристальный взгляд. – Ты видел птицу, которая пролетела между ними? – спросил он. – Как они могли сделать такое? – риторически спросил он, никто из Джаффа даже не слышал о том, чтобы сами Боги делали нечто подобное в неправильном направлении туннеля между мирами, даже в легендах.
     Анубис рассматривал возможность вмешательства Асгарда, или даже то, что Тау'ри сами или с помощью Ток'ра могут прибыть на кораблях, но люди первого мира снова продемонстрировали силу своего невежества. Они не знали и не беспокоились о том, что многовековая закостенелая традиция считала невозможным, поэтому, придумывая всё по ходу дела, и частенько не стесняясь в методах, они просто пробовали то, о чём никто другой даже и не подумал бы. Инновации и нестандартное мышление, похоже, в очередной раз доказали свою удивительную способность противостоять тому, что должно было быть подавляющей, непреодолимой силой. Наблюдая за ситуацией с орбиты, экипажи трех кораблей Ха'так, которые стояли на страже, решили, что всё это время они бессмысленно летали, почёсывая задницу. И вышли из состояния повышенной боевой готовности, потому что у проклятых Тау'ри, очевидно, уже была эффективная защита от разрушителя Чаппа'ай, для использования которой им даже не нужно было покидать дом.
     Поэтому, когда "Искупление" вышло из гиперпространства вблизи планеты и разогналось до максимальной субсветовой скорости, Джаффа потребовалось гораздо больше времени, чем следовало бы, чтобы отреагировать, а путаница, вызванная тем, что, по показаниям датчиков Ха'таков, люди и корабли того мира были уже полностью уничтожены силами другого Системного Лорда много лет назад, лишь усугубила ситуацию.
     Это не значит, что капитана Таннера на "Искуплении" меньше беспокоило то, что он практически врезался в три корабля, по сравнению с которыми его собственный казался карликом. То, что они не сразу открыли огонь, только дало ему больше времени, чтобы громко ругаться как на английском, так и на языке его родного мира, пока они неслись между двумя шестисотметровыми Ха'таками, сканируя поверхность планеты внизу в поисках следов энергии.
     – Почему они в нас не стреляют? – удивлённо спросил Мартин.
     – Не искушай судьбу, – посоветовал ему Бра'так. – Достаточно знать, что они этого не делают, – глубокомысленно заметил он.
     – Глайдеры смерти на хвосте, – доложил офицер по вооружению Тед, когда заряды выпущенные из пушек-посохов начали безрезультатно биться о модернизированные щиты. Материнские корабли, возможно, ещё не проснулись, но некоторые Джаффа пилоты истребителей, патрулировавшие вокруг, как оказалось, были начеку. – Орудия лазерной защиты захватили цели и открыли огонь, – продолжил он с ухмылкой, когда импульсные лазерные турели развернулись и словно мух начали сбивать Глайдеры смерти, незащищённые щитами. Хотя и менее мощные, чем модифицированная пушка защиты базы, которая стреляла в открытые Звёздные врата на Земле, орудия направленной энергии, разработанные в Икс-Ком и установленные на "Искуплении", всё же были излишне мощными против истребителей Гоа'улдов. Изначально они были предназначены для борьбы с гораздо более бронированными кораблями, на которых летали создания Локи, а не с относительно хрупкими мишенями, по которым стреляли сейчас. И в упор, на расстоянии почти одного километра, да ещё и вне атмосферы, которая снижала бы их мощность, лучи резали маленькие вражеские корабли, как пресловутый горячий нож режет масло.
     – Думаю, мы нашли цель, начинаем бомбометание, – доложил пилот. – Готовимся к транспортировке боеголовок из трюма в запланированной последовательности, – сказал он, желая, чтобы его ладони на панели управления не были такими потными.
     – Я нажму на кнопку, – ответил Командующий Шарп. – Эй там, в трюме, если кто сидит на ядерной бомбе и не хочет вылететь верхом на ней с криком "Ииии-Хааааа", как в "Докторе Стрейнджлаве"3, свалите на хрен с неё! – крикнул он в открытый проход, ведущий в грузовой отсек. Это был здравый совет, поскольку через несколько секунд, после того как он нажал кнопку, они жёстко врезались в атмосферу, так что весь корабль затрясся, а затем первая боеголовка замерцала и исчезла, чтобы тут же появиться за пределами корабля, где она начала падать, как и должно было быть в гравитационном поле планеты. Корабельный компьютер рассчитал лучшее место для её появления, чтобы она приземлилась там, где они хотели.
     "Искупление" взбороздило небо огненной трассой, прорываясь сквозь атмосферу, плазменные заряды с "Глайдеров смерти" проносились мимо него, как и всё увеличивающийся объём сначала неточного, а затем всё более прицельного огня присоединившихся вторичных батарей Ха'таков. Большие корабли начали разворачиваться, чтобы задействовать свои основные орудия, но было слишком поздно. К тому времени, когда они сделали это, "Искупление" выпустило весь свой арсенал ядерного оружия и сбежало спасая свою жизнь, не только от врага, но и от последствий своих собственных действий.
     Достигнув поверхности, первая из двенадцати боеголовок, усиленных Наквадахом, врезалась в землю и взорвалась с силой, эквивалентной девяноста тысячам бомб, сброшенных на Хиросиму. Термоядерный огненный шар всё ещё рос, когда следующая боеголовка взорвалась на двадцать пять километров дальше по траектории полета корабля, и так далее, дюжина боеголовок, по очереди, сеяла невообразимые разрушения, когда их взрывные волны росли и накладывались друг на друга, каждая порождала огненный шар диаметром двенадцать километров, который испарял всё, что попадало в него. Ослепительная вспышка и ударная волна, пронзавшая землю, предвещали взрыв следующей, и они нанесли по всей планете ужасную рану, огненную цепь, которая посрамила бы любое художественное изображение ада.
     Седьмая боеголовка приземлилась с точностью большей, чем можно было надеяться, всего в двух километрах от разрушителя врат. Хотя он и был построен так, чтобы выдерживать века, это было значительно больше, чем планировал даже спроектировавший его инженер Древних. И разрушитель был просто стёрт с лица планеты этим взрывом, а более прочные Звёздные врата были подброшены и вращаясь в воздухе, как спичка в урагане, отлетели далеко в сторону, а затем, подпрыгивая на земле, откатились ещё дальше, пока, наконец, не остановились на краю болота, наполовину погружённые в воду, которая вскипела вокруг них от тепла, поглощённого из-за взрыва.
     Поднимаясь обратно в космос после запуска бомб, "Искупление" оставило лучшее напоследок. Когда гигантские грибовидные облака поднялись в небо, три специальные кобальтовые боеголовки взорвались в воздухе на расстоянии нескольких сотен километров друг от друга, чтобы максимально увеличить распространение их смертоносных радиоактивных осадков. В течение нескольких дней они охватят всю планету, отравив для грядущих поколений большую часть экосистемы. Чернобыльская катастрофа, по сравнению с этим, была просто выбросом радиации едва заслуживающим упоминания. Это был последний, оставленный Землёй Гоа'улдам наглядный урок, в котором говорилось просто, "ваши миры тоже хрупки, не загоняйте нас слишком далеко в угол, иначе вам может не понравиться, с чем мы решим выйти на бой".
     Ха'таки открыли огонь из своих главных орудий, когда "Искупление" уже прыгало обратно в гиперпространство. Один выстрел ударил в щиты и прервал спонтанный рефрен "Когда Джонни возвратится домой"4, который пели солдаты Икс-Ком в уже гораздо более просторном грузовом отсеке. Прежде чем корабль прошёл через гиперпространственное окно и исчез, его двигатели вышли далеко за рекомендованные пределы, а Шарп сплюнул кровь, потому что резкий удар энергии по щитам заставил его прикусить язык, когда он решил присоединиться к пению.
     Когда Анубис прибыл, чтобы лично осмотреть нанесённый ущерб, он был настолько разъярён, что даже не потрудился убить кого-либо из своих Джаффа. Однако серьёзно покалечил одного, когда тот передал ему присланное Тау'ри устройство, содержащее сделанную с корабля - бомбардировщика видеозапись событий. Он поклялся, что никогда больше не станет недооценивать их находчивость и начал обдумывать свой следующий шаг, пока его самопровозглашённые эксперты по культуре Тау'ри пытались определить скрытый смысл маленького изображения, нарисованного на устройстве - карикатуры на человеческого ребенка, вытянувшего одну руку и говорящего: "Ха-ха! на языке Тау'ри.
     Примечание автора:
     Таннер, Тед, Мартин и Боб - имена четырёх из пяти членов экипажа корабля. Учитывая, что Гоа'улды победили их мир, я думаю, логично предположить, что их корабли не могут сравниться с кораблями Системных Лордов или, по крайней мере, с Ха'таками.
     Кобальтовые бомбы - ужасная идея, но если вы хотите нанести долгосрочный ущерб, они являются целесообразным оружием (лучше всего использовать на чужой планете). Я взял эффекты взрыва для боеголовки мощностью 1,2 гигатонны. В сериале они, похоже, приняли боеголовки усиленные Наквадахом такой мощности в качестве стандарта в более поздних сериях. А действительно большие штуки, усиленные Наквадрией, сохранены для причинения настоящих неприятностей. Имея доступ к почти безграничным запасам оружейного Наквадаха Икс-Ком, естественно, запасает ядерные боеприпасы высокой мощности на чёрный день, и будет иметь их достаточно, чтобы обрушить дождём на других.
     В сериале на орбите было гораздо больше Ха'таков, поэтому бомбардировщику было бы намного сложнее сбежать, но тогда Анубис не вёл крупную войну с Апофисом, поэтому логично, что защита в этом варианте была меньше. Гоа'улды, похоже, не использовали ОМУ, как это делает Земля (особенно Земля X-COM, где они кидаются ракетами класса "воздух-воздух" с ядерными боеголовками, как конфетти), так что такого рода операции не входят в их стандартную тактику. Добавьте к этому неожиданное появление корабля и общую путаницу, и я вижу, что это сработает. С другой стороны, дни, когда их сильно недооценивали, увы закончились. Некогда вознесённый Системный Лорд не будет снова так легко попадаться на уловки Тау'ри, и его действительно не волнует, сколько Джаффа будет убито или сколько миров станут безжизненными.
     Надеюсь, вам понравились отсылки к доктору Стрейнджлаву и Симпсонам, и переписанные эпизоды 6:01 и 6:02 …Redemption части 1 и 2 ;-)

Глава 29

     Неизвестный корабль Ха'так – точка Лагранжа L5 (система Земля/Луна) – Июнь, 2002.
     Завернув за угол на пересечении двух коридоров, О'Нилл бросился на палубу неловко приземлившись, выстрел из посоха едва не зацепил его. Рефлексы снова спасли, но он знал, что следующий выстрел не пройдёт мимо, сейчас он был слишком лёгкой мишенью даже для Джаффа использующего чтобы прицелиться одну из этих богомерзких штуковин.
     Одетый в чёрное воин (Анис, которой после первого столкновения он объяснил по радио, во что одет противник, сказала, что это элита армии Анубиса), так и не получил шанса закончить работу. Прежде чем он успел всадить заряд плазмы в распростёртого человека, луч когерентного света аккуратно пронзил сзади его голову, и Джаффа мгновенно упал на палубу, его частично уничтоженный мозг вытекал из прожжённых входного и выходного отверстий в черепе.
     – Левый и правый коридоры под контроль, – приказал голос, и О'Нилл почувствовал, как его захлестнула волна облегчения, он увидел, как отряд в униформе и нагрудниках Икс-Ком быстро выполняет распоряжение своего командира. – Полковник О'Нилл? – спросил офицер.
     – Как раз вовремя, капитан...? – ответил О'Нилл, ожидая имени.
      – Гастон, сэр, Джейк Гастон, – сказал офицер, протягивая ему руку. – Извините, что мы не сразу добрались сюда после того, как нас переместили с "Энтерпрайза", – сказал он. – С тех пор, как мы получили ваше сообщение о том, что на борту этой штуки всё ещё находятся Джаффа и что они возражают против нашей попытки захватить трофей, мы зачищали лётные отсеки, – объяснил он. На корабле Гоа'улдов такого размера было несколько кольцевых транспортёров, и после того, как ЗВ-1 захватили мостик и доложили, что всё чисто, как оказалось поспешно, полковник Колдуэлл, командующий флагманским кораблем Тау'ри, послал дополнительные войска, чтобы очистить остальную часть брошенного корабля. Был целый легион истекающих слюной инженеров, которые хотели попасть на борт и посмотреть, насколько его технологии улучшились по сравнению с базовым Ха'таком, с которым они уже были знакомы. Но Колдуэлл ни за что не собирался рисковать лучшими и умнейшими из тех, что могла предложить Земля, пока самые воинственные и кровожадные не очистят его до конца.
     – Лучше поздно, чем никогда, Гастон – ответил О'Нилл, поднимаясь. Для капитана он выглядит слишком молодо, подумал О'Нилл, на вид не больше двадцати одного, но продвижение по службе в Икс-Ком могло быть довольно быстрым. Просто нужен талант, ну, и достаточное количество людей выше в цепочке командования, которые погибают, чтобы освободить место.
     – Итак, каков наш следующий шаг, сэр? – спросил Гастон.
     – На этом корабле завелись паразиты, с которыми нужно разобраться. Как думаете, справитесь с этим, капитан? – ответил О'Нилл.
     Гастон похлопал по своей лазерной винтовке L2-A2.
     – До прошлого месяца, когда меня с моим отделением перевели на "Энтерпрайз", я зарабатывал на жизнь очисткой кораблей Локи от Мутонов, – ответил он. – Это то, ради чего мы живем, полковник, – уверенно заявил он. Команды Икс-Ком по захвату НЛО обычно работали с судами меньшего размера. Даже самый большой корабль Сектоидов имел всего три палубы в высоту и около семидесяти пяти метров в поперечнике, но тактика, используемая для их зачистки, была практически такой же. – Где остальная часть ЗВ-1, сэр? – спросил он. Когда "Энтерпрайз" занял позицию рядом с вновь прибывшим, капитан уже знал, что О'Нилл ранее прибыл на борт корабля со всей своей командой, а также с Ток'ра Анис и парой ученых-людей, специализирующихся на технологиях Гоа'улдов.
     – Тил'к и Картер отправились к компьютерному ядру, Андианова, Джонас и Анис на пел'таке, – ответил О'Нилл.
     – Это мостик, верно? – уточнил Гастон, получив кивок в ответ, – Простите, мой Гоа'улдский практически никакой, – признался он. – По крайней мере, эта штука выглядит так, будто она в основном скомпонована так же, как и "Энтерпрайз", – продолжил молодой капитан Икс-Ком. – последние несколько недель мы знакомились с планами палуб, так что всё должно быть в порядке, – сказал он.
     – Сколько их на борту мы не знаем, – сказал ему О'Нилл. – Сканирование на признаки жизни показало, что корабль похож на "Марию Селесту", но когда я столкнулся с тем парнем и его другом возле генераторов щита, я начал подозревать, что точность сканировании не стопроцентная, – скривившись заметил он.
     Гастон усмехнулся.
     – Полагаю, его другом был труп, мимо которого я прошёл по пути сюда? – уточнил он.
     – Выглядел как ниндзя-любитель, с большой дырой в груди, а рядом лежал большой меч? – спросил О'Нилл. – Да, это был он, – подтвердил он после того, как Гастон кивнул.
     – Мы проверим и зачистим палубу за палубой, – сказал Гастон О'Ниллу, – если удастся, попытаемся взять кого-нибудь в плен, – добавил он.
     – Не рискуй своими бойцами только для того, чтобы захватить Джаффа, – ответил О'Нилл, – Я знаю, что это СОП Икс-Ком взять врага живым для допроса, но Гоа'улды своей пехоте ни хрена не рассказывают, – откровенно сказал он капитану. – Если сможете аккуратно взять кого-то из них, сделайте это, если нет просто убейте, – посоветовал он. – Этот корабль, приз лучший, чем любая информация, которую мы получим от военнопленного Джаффа, – сказал он. – Сегодня я уже потерял одного человека, – продолжил О'Нилл, он сопровождал ученого по имени Фризен, который отправился проверить генераторы корабельного щита и наткнулся на оставшихся на борту Джаффа, – не хочу, чтобы мы потеряли ещё кого-нибудь, – серьёзно сказал он Гастону.
     Капитан Гастон подумал, что для того, чтобы заполучить такой корабль как этот, можно было бы потерять и больше людей, но он знал, что смотрит на это с точки зрения Икс-Ком, которая считала вполне приемлемым пожертвовать большим количеством персонала в обмен на инопланетные технологии и разведывательную информацию. Но в этой миссии командовал О'Нилл, и он здесь устанавливал правила ведения боевых действий.
     - О'кей, народ, это зачистка, вы знаете что делать, – сказал он в свой радиомикрофон. – захват пленных, низкий приоритет, – скомандовал он, – и чтоб без потерь, – добавил он.
     – Я пожалуй пойду и предоставлю эту работу вам, капитан, – сказал О'Нилл Гастону. – Могу я одолжить одного из ваших людей, чтобы усилить мою команду, на всякий случай? – попросил он.
     – Да, сэр, – ответил Гастон, – рядовой Кемп, вы прикомандированы к полковнику О'Ниллу, – сказал он ближайшему бойцу своего отряда. – С вашего разрешения, сэр, мы приступим к работе, – обратился он к О'Ниллу.
     – Действуйте, капитан, – сказал ему О'Нилл, Гастон и его команда за исключением единственного солдата Икс-Ком, оставшегося с полковником, ушли. Они должны будут пройтись по всему кораблю профессионально и методично, чтобы убедиться, что другие сотрудники смогут безопасно прийти сюда.
     Неожиданное появление неопознанного Ха'така, да ещё так близко, чуть не вызвало у половины парней, наблюдавших за экранами в КЗВ и на различных объектах Икс-Ком, мгновенные сердечные приступы. Если бы он появился ещё немного ближе, то был бы немедленно обстрелян "Энтерпрайзом". Но по какой-то причине он вышел из гиперпространства в гравитационно стабильной точке Лагранжа L5, следуя за Луной по её собственной орбите примерно в трехстах восьмидесяти тысячах километров от Земли, и просто оставался там, казавшись неактивным и покинутым, пока не было принято решение исследовать его.
     Поскольку Анис уже находилась на "Энтерпрайзе", она была идеальным кандидатом для проверки неизвестного корабля, и после того, как ЗВ-1 были перенесены наверх, чтобы присоединиться к ней и небольшой группе экспертов, Ха'так, уже находящийся в руках Землян, был перемещён ближе, чтобы его близнец оказался в зоне поражения. Он был готов, если потребуется, уничтожить новичка, а в качестве дополнительной меры предосторожности вместе с Анис и ЗВ-1 была транспортирована ядерная боеголовка высокой мощности, если бы им потребовалось уничтожить корабль, они могли бы сделать это одним нажатием кнопки.
     О'Нилл со своим эскортом прибыл к компьютерному ядру, где их встретила Картер, работающая с ядром и Тил'к, готовый защитить её и помещение от любых других оставшихся на борту Джаффа.
     – Сэр, как я и думала, это определенно тот корабль Анубиса, который уничтожил корабль Тора, и на котором его держали, – сказала Картер О'Ниллу, работая с ядром. – Я считаю, что Тор, возможно, саботировал корабельный компьютер, когда был подключен к нему Анубисом, – предположила она. – Пока Анубис пытался взломать разум Тора, Тор наоборот взломал корабль и, возможно, оставил после себя компьютерный вирус, – добавила она. – Мы знаем, что компьютер заблокировал отсеки, которые могли быть использованы экипажем для выведения корабля из строя, и остановил самоуничтожение, которое они пытались запустить, – отметила Картер, чтобы попасть сюда им пришлось взорвать дверь, компьютер изолировал и себя.
     – О, ты должна любить этого парня, – заявил О'Нилл. – Так держать, Тор, – добавил он, мысленно отдавая честь. Асгард всё ещё был в коме после того, как они забрали его у Анубиса, но это звучало так, будто маленький серый парень умудрился хорошо поиметь этого сукиного сына Гоа'улда, прежде чем уйти. – Значит, причина, по которой мы обнаружили, что все спасательные капсулы запущены, заключалась в том, что они не смогли убрать с корабля тот маленький подарок, который оставил им Тор, и им пришлось покинуть корабль? – спросил он.
     – Наиболее вероятное объяснение,– ответила Картер, – Анис тоже так думает, она пытается восстановить контроль с мостика, пока я запускаю компьютер, – сказала она. – Хотя, нам возможно, придётся перезагрузить всю систему, вирус не сможет отличить нас от врага, даже если мы считаем, что Тор оставил подпрограмму, которая приказала кораблю лететь сюда, на Землю, а затем отключить питание.
     – О да, хорошо поимел Анубиса! – с энтузиазмом воскликнул О'Нилл. – Щиты на этой штуке устояли перед пушками Асгардского Белискнера, Тор хотел бы, чтобы их конструкция оказалась у его народа, поэтому он отправил его на Землю, потому что мы позаботимся о том, чтобы Асгарды смогли взглянуть на них, – сказал он.
     – Хеймдалль сейчас на Земле, – отметил Тил'к, – она, вероятно, является ближайшим доступным Асгардом, плюс Тау'ри имеют тесные связи как с Ток'ра, так и с Толланой, которые также, вероятно, будут очень заинтересованы в новых технологиях, которые использует Анубис, – сказал он.
     – А Земля вдобавок получит ещё один чёртов корабль, – весело добавил О'Нилл.
     – Значит, этот корабль здесь в качестве подарка? – спросил Кемп. Рядовой Икс-Ком наблюдал за дверью, держа оружие наготове, но с интересом прислушивался к разговору.
     – Так же, как и искренний посыл Анубису в жопу, я полагаю, – ответил О'Нилл.
     – Полковник О'Нилл, это полковник Колдуэлл с "Энтерпрайза", как слышите меня? – сквозь треск раздалось в их радиогарнитурах.
     – Продолжайте, полковник, – ответил О'Нилл.
     – Нас отзывают, чтобы справиться с крупной атакой кораблей Сектоидов, – сообщил Колдуэлл. – Они используют новый тип истребителей сопровождения, превосходящий наши F-302-е, и их слишком много, чтобы эскадрильи планетарной обороны и "Искупление" могли справиться сами, – продолжил он. – Вы вернётесь на "Энтерпрайз"? – спросил он.
     – Никак нет, полковник, уходите, мы сможем разобраться с несколькими Джаффа, – ответил О'Нилл.
     – Мы вернёмся, как только враг будет отброшен, – сказал им Колдуэлл. – "Энтерпрайз", конец связи, – сказал он.
     – Грёбаные баги, наверное, увидели, что "Энтерпрайз" ушёл дальше обычного и решили воспользоваться этим, чтобы устроить на нас крупный рейд, – прошипел Кемп.
     – Мы бы поступили так же, если бы были на их месте, боец, – заметил О'Нилл. Главные орудия Ха'така могли одним выстрелом разнести на куски линкор Сектоидов, и "Энтерпрайз", стоящий на страже, делал любые визиты сил Локи на Землю очень затратным делом. – И новые истребители к тому же? – продолжил он, качая головой, – Это может быть плохой день для наших парней на Жнецах, – сказал он с сожалением.
     – Это капитан Гастон, – снова заговорило радио. – Мы столкнулись с несколькими Джаффа, направлявшимися к мостику и вступили с ними в бой, – доложил офицер Икс-Ком. – Предлагаю изолировать мостик до тех пор, пока мы не уничтожим их, – посоветовал он.
     – Так и сделаю, – отозвалась с мостика слушавшая их Ток'ра Анис.
     – Андианова, Джонас, – передал О'Нилл, – держите этих Джаффа подальше оттуда, но если они войдут, взорвите корабль, – приказал он.
     – Есть, сэр, – ответила Андианова. – Мы не дадим им шанса восстановить контроль над этим кораблем так близко к нашему родному миру, – решительно заявила она.
     – Это не мой родной мир, но всё в порядке, – добавил Джонас, громко сглотнув, он не ожидал, что его первое путешествие в космос закончится именно так, но он знал, что поступить так будет правильно.
     – Всегда нужно иметь запасной план, усиленный Наквадахом, – сказал О'Нилл остальным. – В худшем случае будет ничья, выиграть они всё равно никак не смогут, – сказал он.
     – Полковник О'Нилл, это Анис, – послышалось из радиогарнитуры. – Я только что обнаружила несколько приближающихся кораблей, которые не фиксировались моими сенсорами, пока не оказались практически над нами, – сообщила она.
     – Гоа'улды? – поинтересовался О'Нилл, – Анубис пытается вернуть свой корабль? – спросил он.
     – Похоже, они конструкции Сектоидов, что объясняет, почему наши сенсоры их не засекли, – ответила Анис. Локи намеренно спроектировал свои корабли так, чтобы их было трудно отследить с помощью оборудования Гоа'улдов или Асгардов, как ни странно, это было гораздо проще сделать более примитивным радиолокационным оборудованием Земли.
     – Ещё одна волна кораблей направляется к Земле? – спросил О'Нилл.
     – Нет, они идут к нам, курсом на перехват, – ответила ему Анис. – Они замедляются, я думаю... я думаю, они планируют абордаж, – сказала она – Если бы они собирались атаковать, то уже сделали бы это, мы в пределах досягаемости их оружия, – предположила она.
     – Они идут на абордаж? – недоверчиво переспросил О'Нилл.
     – Может быть, Локи тоже нужны эти технологии? – предположила Картер – Вспомните, этот корабль действительно победил корабль Асгардов.
     – Что ж, хрена с два он его получит, – заявил О'Нилл. – Кто нашёл берёт себе, потерявший плачет5, – решительно, хотя и детской присказкой сказал он.
     – Три корабля Сектоидов в конфигурации Линкор зацепились за корпус в районе нижних палуб, – доложила Анис, – они прожигают его плазмой.
     О'Нилл придал лицу решительное выражение.
     – Капитан Гастон, я думаю, нам предстоит вступить в трехстороннюю перестрелку с мальчиками Анубиса и мальчиками Локи за обладание этим кораблем, – передал он.
     – Наверное, мне следовало быть более конкретным, когда я загадывал тройничок, задувая свечи на торте в прошлый день рождения, сэр, – невозмутимо ответил Гастон. – Не волнуйтесь, полковник, нет никого жёстче Икс-Ком, – сказал он. – Просто спросите мою девушку, – добавил он. На заднем плане, рядом с его позицией, были слышны звуки стрельбы и смех.
     Картер улыбнулась.
     – Надо отдать им должное, – сказала она, – они умеют смеяться в лицо опасности, – сказала она.
     О'Нилл тоже улыбнулся.
     – Рядовой Кемп, присмотрите здесь за майором Картер, – приказал он. – Тил'к пойдём, поможем капитану, – продолжил он. – Картер расстреляй компьютерное ядро, если кто-нибудь не из нашей команды попытается проникнуть внутрь, – сказал он ей. – Или этот корабль будет принадлежать Земле или никому, – заявил он.
     – Есть, сэр, – ответил Картер. – Я также покажу солдату, куда стрелять в ядре, на случай если меня выведут из строя, – добавила она, когда из корабельного интеркома донёсся звук, похожий на случайные статические помехи или шум. Они периодически слышали его, с тех пор как прибыли на корабль.
     О'Нилл взял свою Лазерную винтовку наизготовку. – Пошли, Тил'к, – сказал он, уходя.
     – Это будет великая битва, О'Нилл, – ответил Тил'к, следуя за ним.
     Кемп проводил их взглядом.
     – Вы же не думаете, что мы пропустим всё веселье, майор? – хмуро спросил он Картер.
     – Ни одному члену ЗВ-1 никогда так не везло, – ответила Картер, возвращаясь к работе.
     
     Острова Кергелен (южная часть Индийского океана) – Земля – Июнь, 2002.
     Кэмерон Митчелл наблюдал, как на долю секунды его лазеры вгрызлись в корпус новой модели инопланетной тарелки, прежде чем вражеский истребитель сделал ещё один крутой разворот.
     – Из чего, чёрт возьми, сделаны эти штуки? – прошипел он сквозь стиснутые зубы, пытаясь снова поймать его в прицел. Это, определенно, был не тот материал, из которого были сделаны менее крупные истребителей типа 1, он был слишком устойчив к повреждениям, и когда вспыхивал от попаданий лазеров, то горел огнём совершенно не того цвета.
     То, что началось как небольшая воздушная стычка между звеном из трёх F-302-х с базы в Антарктиде и полудюжиной Фу-истребителей, сопровождавших три Линкора, быстро разрослось до невероятных размеров, когда новые летательные аппараты незнакомого типа ворвались сверху в то, что оказалось засадой. И Икс-Ком, и захватчики начали вводить в разраставшийся бой всё больше и больше истребителей. И теперь, наверно, сто пятьдесят земных и инопланетных истребителей оказались втянутыми в то, что на сегодняшний день стало крупнейшим воздушным сражением этой войны.
     Вернувшись на хвост своего противника, если летательный аппарат в форме тарелки действительно можно было бы описать как имеющий "хвост", с первого взгляда было трудно различить переднюю и заднюю части истребителя пришельцев, Митчелл снова прицелился, активировал оба лазера и одновременно две плазменные пушки, которые нёс его F-302X на пилонах под крыльями. Из-за низкой скорострельности их обычно использовали против более медленных и менее маневренных кораблей пришельцев, а не против их вёрткого эскорта, но он хотел уничтожить противника, а они обладали значительно большей пробивной мощью, чем лазеры.
     Ярко-зеленые лучи вонзились в Блюдце 2-го типа, лишь на мгновение задержавшись в материале его бронированного корпуса, прежде чем попали во что-то важное, и оно вспухло огненным шаром.
     – Да, чёрт возьми! – торжествующе взревел Митчелл, а обломки ударили по щиту, заставив тот вспыхнуть, когда энергетический пузырь, окружавший его истребитель, отразил тепловую и кинетическую энергии.
     У других пилотов-людей день складывался не так хорошо, рядом взорвался F-302X Мрачный Жнец, его щит в конечном итоге истощился под плазменными ударами двух инопланетных тарелок, преследовавших его, а последний залп разнес на куски, у пилота не было ни шанса катапультироваться.
     – Ты не вернёшься домой похвастаться этим своим приятелям, – едва слышно поклялся Митчелл разворачивая истребитель, чтобы сразиться с одной из тарелок ответственных за это.
     Оказавшийся посреди боя Линкор Сектоидов внезапно, казалось, застыл в воздухе и просто упал с неба со всей аэродинамической грацией кирпича. Он всё ещё падал в океан, когда другой крупный корабль иной конструкции прорвался прямо сквозь гущу собачьей свалки, и четыре больших пучковых орудия выстрелили в другой Линкор пришельцев, пробивая дыры в корпусе.
     Курсовые главные орудия светились от выстрелов, а теперь и турели лазерной защиты стреляли во всех направлениях, целясь в тарелки пришельцев. "Искупление" прибыло чтобы помочь F-302-м, и добавить свой вес на чашу весов битвы. Сначала они использовали телепорт, чтобы забрать Элериумный двигатель с одного из трёх самых больших кораблей пришельцев, а затем с поднятыми щитами и использовав пучковые пушки, атаковали второй.
     Линкор Сектоидов нанёс ответный удар, открыв огонь из своего плазменно-лучевого оружия работающего на Элериуме, более мощного, чем то, что было установлено на F-302-х, и его луч буквально вгрызся в модернизированные щиты "Искупления".
     – Сбейте эту грёбаную тварь, – прорычал капитан Таннер на "Искуплении", когда его корабль снова выстрелил, и его менее мощное лучевое оружие снова поразило вражеский корабль не закрытый щитами. Это было единственное преимущество, которое было у "Искупления", но оно было полезным. Дефлекторные щиты, которые использовал Локи, не работали в атмосфере.
     Меньшее, чем Линкор "Искупление", тем не менее, было самым большим человеческим кораблем, участвовавшим в сражении, и его вмешательство на мгновение сместило битву в пользу Икс-Ком, его орудия лазерной защиты наносили урон маленьким блюдцам, в то время как его основное вооружение направило всю свою ярость на его главного оппонента. Второе попадание плазменного луча Линкора почти полностью снесло щиты, а третий, как знала команда, должен будет нанести серьёзные повреждения, но они были солдатами, и это была их работа. Однажды они спрятались от борьбы, но это больше никогда не повторится, этот мир не был их родным, но это был мир людей, и этого было достаточно.
     – Когда наши щиты отключатся, мы сможем снова использовать транспортёр, переправьте двигатель этой грёбаной штуки в наш трюм, – приказал Таннер.
     – Сэр, когда щиты исчезнут, эти истребители вцепятся в нашу задницу, – указал Тед, офицер по вооружению, продолжая стрелять из корабельных орудий.
     – Наш корпус должен выдержать несколько попаданий, прежде чем нам придётся убираться отсюда, – ответил Таннер. – Поддерживаем наши истребители столько, сколько сможем, – приказал он.
     – Полагаю, отпуск, который нам обещали, отменён? – заметил Мартин. – Сначала нам придётся помочь починить корабль, – сказал он.
     – Вот дерьмо, у меня были забронированы билеты на бой в "Цезарь-Палас", – пожаловался Тед.
     – Бокс, варварский вид спорта, – заметил Таннер. – Люди на этой планете отмороженные, – высказал он своё мнение. – Да сбей ты уже этого урода! – прорычал он, когда ещё один луч зелёной плазмы ударил в "Искупление", на этот раз перегрузив щиты и пробив корпус, что заставило корабль сильно содрогнуться.
     – Телепорт вышел из строя, – доложил Мартин, – это попадание перебило силовые кабели, ведущие к системе, – сказал он.
     – Чёрт, – выругался Таннер.
     "Искупление" снова выстрелило из своих пучковых орудий, на этот раз нанеся критический удар и попав в один из трех элериумных двигателей Линкора. Тот накренился на бок, а затем после яркого вторичного взрыва, прокатившегося по корпусу, начал падать к Земле.
     – Достал ублюдка, – злобно ухмыльнувшись сказал Тед.
     Когда Кэмерон Митчелл вошёл в крутой разворот, чтобы сбросить тарелку висящую у него на хвосте, он на мгновение заметил, как второй инопланетный Линкор стремительно падает. Он знал, что у инопланетян тоже были проблемы с моральным духом и они могли запаниковать и сбежать, как и люди, если окажутся в достаточно тяжёлой ситуации.
     Третий Линкор начал разворачиваться, чтобы открыть огонь по "Искуплению", до сих пор он был занят парой Жнецов, но их отогнал эскорт инопланетного корабля, и теперь он мог беспрепятственно атаковать корабль людей, потерявший щиты. "Искупление" не выдержит слишком долго то возмездие, которое он сможет принести.
     Огромная молния, ударившая сверху из стратосферы, разорвала Линкор на части. "Энтерпрайз", - понял Митчелл, издав ещё один торжествующий вопль. Новая эскадрилья F-302-х, несущая опознавательные знаки тех, кто был приписан к флагману Земли, тоже бросилась в бой, вылетев с захваченного материнского корабля Гоа'улдов, который сейчас находится на орбите прямо над головой.
     Горстка учёных, наблюдавших за происходящим со своей биологической исследовательской станции на островах Кергелен, понятия не имела, что происходит наверху. Французское правительство, которому принадлежали острова, сообщало о необычной метеоритной активности, имевшей место последние пару лет, поэтому они предположили, что это была ещё одна волна метеоритного потока. "Однако, всё это выглядит очень красиво", подумали они, "и вносит приятное разнообразие в обычную рутину".
     Команда, обслуживающая станцию спутникового слежения, также базирующуюся на острове, знала больше, но они были связаны с Икс-Ком, как и почти все другие агентства по всему миру, наблюдавшие за небом. Одним из преимуществ Организации Объединенных Наций было то, что почти каждое правительство уже было посвящено в тайну, и они сотрудничали, чтобы скрыть её от всей планеты. У КЗВ до прихода Икс-Ком никогда не было такой свободы действий.
     Фейерверк в конце концов стих, и учёные вернулись к работе. Один из них позже клялся, что видел, как самолет со странными опознавательными знаками пролетел низко над островами и сделал то, что ему показалось победной бочкой, прежде чем отправиться на северо-запад с феноменальной скоростью, но другие просто посчитали, что он снова перебрал коньяка.
     
     Неизвестный корабль Ха'так – точка Лагранжа L5 (система Земля/Луна) – Июнь, 2002.
     – Анис, что, чёрт возьми, происходит с дверьми? – крикнул О'Нилл в гарнитуру, когда перед его лицом захлопнулась ещё одна.
     – Я не знаю, полковник, – ответила Ток'ра с мостика корабля. – Думаю, майор Картер починила внутренние сенсоры, я отслеживаю Джаффа и три неизвестных вида, которые компьютер не может распознать, – сказала она. – Двери, кажется, живут своей собственной жизнью, я их не контролирую.
     – Я не ремонтировала сенсоры, они просто включились сами по себе, – перебила её Картер из компьютерного ядра.
     – Я пытаюсь обойти с фланга парней, пытающихся обойти Гастона и его людей, но каждый раз, когда я приближаюсь, дверь отрезает меня от них, – пожаловался О'Нилл, даже Тил'к начал раздражаться, он выглядел сердитым, это было видно по очень незначительному изменению выражения его лица.
     – Вы должны быть благодарны, полковник, – ответила Анис, – только что открылся воздушный шлюз и выпустил атмосферу из отсека перед вами, – сказала она ему. – Несколько существ, прибывших на кораблях Локи, были выброшены в космос, – добавила она.
     – Картер, вирус оставленный Тором, заставляет корабль сходить с ума, – сказал ей О'Нилл. – Избавься от него, пока меня не засосало в космос, – приказал он.
     – Я пытаюсь, сэр, – ответила Картер.
     – Это очень странно, – с любопытством объявила Анис. – Двери открываются и закрываются по определенной схеме, – сказала она. – Похоже, они направляют силы Джаффа и Локи навстречу друг другу и препятствуют любому маневру этих двух групп, ведущему в тыл войск людей, – продолжила она. – Маловероятно, что это случайность, – предположила она.
     – Чуднó, – удивлённо ответил О'Нилл. – Парни Локи перережут Джаффа, у тех нет оружия, способного справиться с таким противником, – сказал он.
     – Именно, – согласился Тил'к. Для поражения более грозного противника, такого как Мутоны, потребуется несколько попаданий из посоха, а к выстрелам из Зэт'ник'тела эти существа были практически невосприимчивы благодаря органической броне, приращённой к коже.
     – Последовательно открываются всё новые двери, – сообщила Анис, – у Джаффа теперь есть доступ к главному корабельному арсеналу, – сказала она.
     – В арсенале есть переносная Пушка-посох и большое количество шоковых гранат Гоа'улдов, - заметил Тил'к, – это даст Джаффа гораздо больше шансов хорошо проявить себя в бою, – сказал он. – Это очень удобный поворот событий, О'Нилл, – недоверчиво сказал он. – Наши враги могут значительно ослабить друг друга, эти Джаффа - элита армии Анубиса и наверняка нанесут некоторый урон войскам Локи, прежде чем нам самим придётся иметь с ними дело, – рассудил он.
     – Согласен, – ответил О'Нилл. – Картер, Анис, здесь что-то происходит, и я хочу знать, что именно.
     – Ещё одна небольшая группа солдат Локи была выброшена в космос, – объявила Анис. – Большинство остальных находятся дальше внутри корабля и закрывают за собой двери, чтобы это больше не повторилось, – продолжила она.
     – Сколько их? – спросил О'Нилл.
     – Я насчитала двадцать восемь Джаффа, а у другого врага осталось, в общей сложности, пятьдесят семь бойцов, полковник, – ответила Анис. – Они, при их нынешних темпах продвижения, столкнутся друг с другом в течение нескольких минут, – сказала она. – Многие из сил Локи всё ещё направляются к генераторам щитов и гипердвигателю, однако они, похоже, пробивают себе путь через двери с помощью мощных взрывных устройств.
     – Держу пари, это Элериумные гранаты, – предположил О'Нилл, в них было больше взрывной мощи чем в целой сумке с подрывным зарядом из пластида. – Кто-нибудь направляется к компьютерному ядру? – спросил он.
     – Пока нет, уверена, майору Картер будет приятно это услышать, – ответила ему Анис.
     – Полковник О'Нилл, это Гастон, я слушал. Вы хотите, чтобы мы отступили и позволили инопланетянам сражаться между собой? – спросил офицер Икс-Ком.
     – Просто не подпускайте ни одну из этих групп к мостику, пусть они ослабят друг друга, капитан, – ответил О'Нилл. – Назовём это операцией "Стервятник", в конце набросимся и пережуём то, что от них останется, – приказал он.
     – Ненавижу объедки, но я понял вас сэр, Гастон конец связи, – ответил капитан.
     На другой стороне огромного корабля, на палубе выше той, на которой находился О'Нилл, первый Джаффа, увидевший Мутона, понятия не имел, что это за массивное огромное существо, но решил, что будет лучше всего выстрелить в него. На самом деле это оказалось ошибкой, он понял это, когда заряд плазмы из его посоха ударил в туловище существа, оставив почерневшую и обожжённую рану, фактически не причинив тому достаточного ущерба, а лишь заставив инопланетянина вскрикнуть от боли и сильно разозлиться.
     Генетически модифицированный и кибернетически усовершенствованный солдат-Мутон ответил тем же и выстрелил в ответ из своего плазменного оружия, более точного и значительно более мощного - винтовки "Тяжёлая плазма". Ярко-зеленый заряд энергии проделал в Джаффа дыру, достаточно большую, чтобы в неё мог пролезть огромный кулак Мутона, и так началась ожесточенная перестрелка между двумя сторонами, которая быстро нарастала по мере того, как в нее вовлекалось всё больше и больше бойцов.
     – О'кей, теперь это мило, – заявил О'Нилл несколько минут спустя, когда, двигаясь по кораблю, он завернул за другой угол и вдалеке в конце коридора увидел зелёные и белые шары энергии, летающие туда-сюда, где две инопланетные фракции боролись за территорию. Джаффа явно отступали, но пока он наблюдал, один Мутон был разорван пополам выстрелом из пушки-посоха, Джаффа притащили её, поняв, что им нужно больше огневой мощи, как и предполагал Тил'к, так что это, определенно, не было игрой в одни ворота.
     Знакомое ощущение в его разуме заставило О'Нилла поморщиться.
     – Псионики, – прошипел он. – Картер, у нас тут телепаты, если они попытаются воззвать к твоему большому мозгу, убедись, что Кемп вырубит тебя из Зэта, – приказал он в свою рацию. У Картер была низкая сопротивляемость к псионическим атакам. – Джонас, ты там? – спросил он.
     – Я здесь, полковник, – отозвался с мостика Джонас Квинн.
     – Сейчас самое время опробовать пси-усилитель, Джонас, – посоветовал О'Нилл. – С чем мы здесь имеем дело? – спросил он.
     ***
     На мостике, Джонас отстегнул с пояса псионический усилитель и включил его. Хотя с этим устройством он был вторым по силе, после Кассандры Фрейзер, телепатом, с которым когда-либо встречался Икс-Ком, он никогда не использовал эту способность вне контролируемых условий.
     – Была не была, – сказал он сержанту Андиановой, включая усилитель на полную мощность и мысленно потянулся через весь корабль.
     Инопланетные разумы были повсюду, он касался каждого по очереди, найдя сначала Джаффа и Мутона, затем инженеров-Сектоидов, ищущих модернизированные системы, установленные Анубисом на корабле, и, наконец, он столкнулся с разумами, которые казались чуждыми, но чем-то похожими на его собственный, Эфериалы, сильнейшие псионики, из всех которых когда-либо создавал Локи манипулируя с ДНК.
     Эфериал заметил Джонаса и мысленно дал отпор, Джонас обнаружил, что может легко удерживать пришельца подальше от своего разума и ударил в ответ. "Бойся меня", – телепатически сказал он Эфериалу, который тут же выронил оружие из своих рук и рухнул на палубу невнятно бормочущей развалиной. "Круто", радостно подумал Джонас, используя слово, которое слышал от полковника О'Нилла, и подключился к другому Эфериалу, пытаясь сделать что-то более амбициозное.
     Разбирающийся с гипердвигателем Эфериал внезапно замер, повернулся и, подняв свой плазменный пистолет, разрядил половину обоймы в спину Мутона. Огромный пехотинец пришельцев упал, а Эфериал застрелил полностью сбитого с толку Сектоида, после чего приставил пистолет к своей голове и нажал на спусковой крючок.
     На мостике Джонас внезапно повернулся, и его вырвало на палубу. Очевидно, заставлять кого-то совершить самоубийство, когда контролируешь его разум, было плохой идеей, которую он только что проверил, ощущение было неприятным до крайности.
     – Ты в порядке? – спросила Андианова.
     – Не совсем, – ответил Джонас. – Дай мне секунду, – добавил он, когда чувство тошноты отступило.
     Анис выглядела не слишком счастливой.
     – У Гоа'улдов есть рабы, чтобы убирать нечто подобное, – сказала она, – у нас нет, постарайтесь больше так не делать, – попросила она.
     – Неожиданный побочный эффект, – ответил Джонас, глотнув из фляги воды. – С другой стороны я только что доказал, что я более сильный телепат, чем Эфериалы, – сказал он.
     – А желудки у них крепче? – с сарказмом спросил Андианова.
     ***
     В компьютерном ядре Картер наконец поняла, что происходит с кораблем.
     – Полковник О'Нилл, Тор не оставлял вируса, он оставил самого себя, – сказала она.
     – Что? – недоверчиво переспросил полковник по радио.
     – Тор, должно быть, загрузил всё своё сознание в корабельный компьютер, Анубис не смог избавиться от него, поэтому большая часть экипажа покинула корабль как только Тор полностью захватил управление, – сказала ему Картер. – Самоуничтожение было активировано, поэтому Тору пришлось отключить некоторые системы более высокого уровня, чтобы остановить его, а затем направить Ха'так к Земле, где он мог бы найти помощь, – сказала она.
     – Ты прикалываешься? – ответил О'Нилл. – Без обид, майор, – добавил он.
     – Ладно, сэр, – ответил Картер. – Мы уже видели передачу полного сознания машине, такой как наши андроиды-двойники, – сказала она. – Сэр, возможно, Асгарды смогут вернуть его сознание обратно в клона, вероятно, именно об этом подумал Тор, – предположила она.
     – Значит, нам помогает Тор? – спросил О'Нилл. – Поиметь Джаффа и других инопланетных засранцев?
     – Это моё предположение, полковник, – сказала ему Картер. – Возможно, он прямо сейчас слышит нас, – сказала она. – Корабль действительно предоставил Джаффа доступ к арсеналу сразу после того, как вы предположили, что им потребуется больше огневой мощи, звук, доносящийся из интеркома, скорее всего, искажённая речь Тора, – отметила она.
     – Отлично, – ответил О'Нилл. – Тор, приятель, спасибо, – добавил он, надеясь, что обращается не просто к компьютерному вирусу.
     – Джаффа понесли большие потери и спешно отступают, – доложила Анис. – И Джонасу стало плохо, его стошнило, – смущённо добавила она.
     – О'кей, – ответил О'Нилл, – Тор, если ты слышишь меня, пропусти больших зелёных парней, а затем открой двери, чтобы наши люди могли пройти вслед за ними и поджарить лазерами их задницы, – сказал он. – Если повезёт, мы сможем прижать придурков Локи перекрёстным огнем, – сказал он. Мутоны были большими и крепкими, но чертовски тупыми.
     – Сэр, генераторы щита снова включены, думаю, пришельцам удалось установить контроль над этой частью системы, – объявила Картер, глядя на дисплей.
     – "Энтерпрайз" возвращается, – пояснила Анис. – Если инопланетяне также смогут задействовать оружие, этот корабль, скорее всего, уничтожит наш собственный Ха'так, – указала она, корабль, на котором они находились, насколько ей было известно, был значительно модернизирован по сравнению со стандартной моделью.
     – Да пошло оно всё, – ответил О'Нилл. – Гастон, нам нужно надрать кое-кому задницы пока мы не потеряли отличный корабль, или "Энтерпрайз" или этот, который мы взорвём сами, – сказал он.
     – Мы готовы, полковник, – ответил капитан Гастон. – Жаль, что у нас нет хотя бы нескольких Р3-А1 "Тяжёлая плазма", – добавил он, упомянув копию самого тяжёлого оружия, которое использовали силы Локи. – Чтобы завалить Мутона, потребуется несколько хороших попаданий из L2-A2.
     – Делайте, что возможно, с тем, что у вас есть, капитан, – сказал ему О'Нилл. – Пора Тор, – продолжил он, – Гастон, как только двери откроются, выдвигайтесь, – приказал он.
     ***
     Капитан Джейк Гастон взял наизготовку свою лазерную винтовку и приготовился снова повести в бой своё отделение. Если они правильно рассчитают время, то смогут легко убрать по крайней мере нескольких вражеских солдат и немного уравнять шансы в бою с более сильным, более жёстким и лучше вооруженным противником.
     Дверь справа от него открылась.
     – Икс-Ком, за мной! – крикнул он и двинулся вперёд, его солдаты шли за ним по пятам, топая по металлической палубе, каждая дверь перед ними по очереди открывалась, когда они подходили к ней.
     Люди - солдаты из полудюжины стран врезались в тыл Мутонов атакующих оставшихся Джаффа и, сосредоточив огонь, уничтожили первых, с которыми столкнулись. Лазерный и плазменный огонь обжигал плоть и прожигал броню, а битва трёх сторон превратилась почти в хаос. О'Нилл и Тил'к тоже бросились в схватку, а Джонас Квинн взял себя в руки и снова занялся тем небольшим количеством Эфериалов, которые поднялись на борт.
     После боя, знакомый запах горелой плоти и звуки стонов заполнили отсеки и коридоры там, где бои были наиболее жаркими. Все раненые люди и даже некоторые из погибших будут спасены с помощью ручных целительных устройств и захваченных саркофагов, но мёртвым Джаффа и Мутонам так не повезет.
     – Там ещё есть несколько ублюдков, – сказал Гастон своим бойцам, когда они расстреляли и оглушили оставшихся вражеских солдат. Раненые, те кто могли, использовали аптечки и сами делали себе инъекции болеутоляющих и стимуляторов, а солдат, обученный использовать ручное исцеляющее устройство Гоа'улдов, по очереди лечил самые тяжёлые ранения. Потребовалась большая практика, чтобы освоить устройство, плюс инъекция Наквадаха и генетических маркеров Гоа'улдов, чтобы вообще управлять им, но в полевых условиях это было буквально спасением жизни.
     – Если мы сможем снова захватить отсек генератора щитов, то сможем опустить их и получить подкрепление с "Энтерпрайза", чтобы они помогли нам разобраться с оставшимися, – сказал О'Нилл. – Каковы ваши потери? – спросил он уже тише.
     – Семеро убито, как минимум трое безвозвратно, – спокойно ответил Гастон, в нынешнее время можно было восстановить всё что угодно кроме снесённой головы, так что теперь понятие "убит в бою" обрело несколько градаций. – Довольно небольшие, учитывая обстоятельства, – добавил он.
     – Слишком большие, – ответил О'Нилл, "и слишком юные", мысленно добавил он, глядя на изуродованный труп белокурой девушки, которая выглядела так, будто всё ещё должна была учиться в старшей школе. Хотя, возможно, всё дело в его возрасте, с грустью подумал он, теперь любой человек моложе тридцати казался ему выглядящим на двенадцать.
     – Ладно, бойцы, вы слышали полковника, давайте возьмём этот грёбаный генератор щитов, – приказал Гастон.
     – Тил'к удерживай позицию, – сказал О'Нилл. – Остальные, за мной, – приказал он.
     – Далековато от дома, чтобы умереть, – заметил Гастон, пока они продвигались к своей цели.
     – Намного ближе, чем то место, где я потерял людей в прошлый раз, капитан, – сказал ему О'Нилл. Любая точка Солнечной системы будет казаться практически порогом Земли, если вы привыкли путешествовать через Звёздные врата. – Это наша лужайка, – добавил он.
     – Думаете, пришельцы в конце концов поймут, что нам не нравится, когда они приходят сюда без приглашения? – спросил Гастон.
     – Я думаю, мы чертовски хорошо справляемся с задачей по донесению до них этой информации, – ответил О'Нилл. – Конечно, у них не всегда такие светлые головы, – добавил он.
     – Зависит от того, сколько ядерных бомб на них сбросить, – заметил Гастон.
     
     Примечание автора:
     Эпизод 6:03 Descent правомерно переписан, с участием Ток'ра Анис а не Джейкоба, и с Локи вступившим в игру. На борту брошенного корабля больше Джаффа, чем было в сериале, я подумал, что им нужно лучше проявить себя, чтобы сделать бой более интересным.
     Джейк Гастон взят из "записной книжки", которая прилагалась к руководству XCOM: Terror from the Deep. Он был молодым офицером во времена первой инопланетной войны (1999-2002), призванным на вторую инопланетную войну (2041-2046). Я планирую сделать его участником миссии на Атлантиду в продолжении этого фика, поэтому я подумал, что пришло время представить его.
     Надеюсь, что вам понравилось эпическое воздушное сражение и что оно читается нормально. Я подумал, что пришло время "Искуплению" получить шанс сразиться с одним или двумя линкорами Сектоидов, а мы видели в "ЗВ-1", что оно отлично летает в атмосфере, поэтому я подумал, почему бы не бросить в бой корабль приличного размера. Упомянутые новые истребители - это инопланетные истребители типа 2 из XCOM:Interceptor (известные как "Spectre"). Они были значительно лучше, чем Тип 1 (названные в этом фике "фу-истребителями", использование названия из игры - "Рейф" мне показалось, будет слишком сбивать с толку), и Локи бросил их в бой сейчас, чтобы гарантировать, что Земля передислоцирует свой самый мощный актив вдаль от нового корабля, на который он рассчитывал.
     В X-COM:Interceptor истребитель типа 2 "Spectre" имел материал корпуса и броню, превосходящие таковые у типа 1. В игре говорится об этом материале: "изучение обломков более совершенных инопланетных кораблей показывает, что инопланетяне, по-видимому, отказались от Три-титановых сплавов в пользу более легкого и более прочного материала. Хотя ни на одной из исследованных планет в земном пространстве нет следов этого инопланетного металла..." Итак, согласно моим обычным попыткам объединить два канона, неизвестный инопланетный металл из X-COM:Interceptor - это Триниум из Звёздных Врат, который также очень лёгкий, очень прочный и неизвестен на Земле.
     О, кстати, если вы не знаете, что такое точка Лагранжа, нажмите здесь6. Это просто показалось мне вероятным местом, куда Тор мог бы направить корабль, достаточно близко к Земле, чтобы его заметили, но и достаточно далеко, чтобы его не расстреляли по прибытии, как это было бы, если бы он прибыл на место из сериала (ближе, чем здесь).
     

Глава 30

     Гора Шайенн – Земля – Июнь, 2002.
     Генерал-майору Джорджу Хаммонду едва удалось избежать столкновения с вызывающе одетой и похоже очень разгневанной молодой женщиной, выскочившей под громкий хохот из кабинета Командующего Шарпа.
     – Этот человек невыносим, – многозначительно сказала Анис Хаммонду и продолжила свой путь по коридору, явственно кипя от негодования.
     – Когда будешь уходить, смотри, чтобы тебе задницу кольцами не прищемило, – громко крикнул ей вслед Шарп продолжая смеяться.
     Хаммонд посмотрел вопросительно.
     – Это какая-то шутка? – спросил он, когда Ток'ра умчалась прочь.
     – Не думаю, что это должно было быть смешно, но меня они чуть не убили, – ответил Шарп, сдерживая смех и вытирая слезу. – Забей Джордж, садись, – добавил он, указывая на стул, на который Хаммонд, зайдя в кабинет и закрыв за собой дверь, сел.
     – Так что же всё-таки тебе сказала Анис? – спросил Хаммонд.
     Шарп усмехнулся.
     – Она передала сообщение от руководства Ток'ра, – сказал он. – Они говорят, что, поскольку у нас уже есть один Ха'так, хорошим жестом было бы, если бы мы отдали им новый, как только он снова будет исправен, – продолжил он и снова расхохотался. Анис не оценила, когда его ответом на её просьбу стало безудержное веселье.
     Хаммонд тоже не смог удержаться от смеха, и не только потому, что это было так заразительно. Мысль о том, что Икс-Ком предложит ключи от своего новенького блестящего материнского корабля Гоа'улдов Ток'ра, потому что те вежливо попросили, была смехотворна и невероятна нелепа. Сам он мог бы одолжить его Ток'ра, с командой КЗВ на борту, но они сильно ошиблись в своём понимании психологии Икс-Ком, если подумали, что эта конкретная организация сделает даже такое, не говоря уже о том, чтобы подарить им корабль.
     – Полагаю, нам нужно будет отправить более официальный ответ руководству Ток'ра? – спросил он.
     – Я напечатаю что-нибудь более дипломатичное, чем насмешки, – ответил Шарп, всё ещё продолжая веселиться. – Тем не менее, на этом фоне просьбы Асгарда и Толланы о неограниченном доступе к кораблю кажутся мне намного более разумными, – решил он. – Похоже, все хотят получить кусочек этого корабля, – добавил он.
     – Его технологии намного превосходят те, что были у Гоа'улдов до появления Анубиса, – заметил Хаммонд. – Неудивительно, что наши союзники заинтересовались, – добавил он.
     Шарп кивнул.
     – Пока они делятся с нами результатами, я не возражаю против того, чтобы Асгарды, Ток'ра или Толланы ползали по этой штуке, – ответил он. – В любом случае, они разберутся в ней намного быстрее нас, – признал он. – Если они согласятся, что после окончания бэк-инжиниринга на его борту будет нарисован большой логотип Икс-Ком, то пусть копаются в нём сколько угодно, – сказал он.
     – А что насчёт Тора? – спросил Хаммонд.
     – Мы предложили попробовать загрузить его сознание в тело, – ответил Шарп. – Картер считает, что мы сможем сделать это достаточно безопасно, она уже отключила самоуничтожение, – продолжил он, – но Асгарды хотят это сделать сами, – сказал он. – Хеймдалль, очевидно, лучше разбирается в биологии, чем в кораблях, поэтому они посылают технического эксперта, он перенесёт Тора из компьютерного ядра корабля на портативный накопитель и осмотрит новый Ха'так, пока здесь.
     – Кто-то, кого мы знаем? – спросил Хаммонд.
     – Во всяком случае, я о нём не слышал, Хеймдалль говорит, что его зовут Гермиод, – ответил Шарп. – Чёрт, да всё равно они все выглядят одинаково, – заметил он. – И на мой взгляд, слишком похожи на Сектоидов, – добавил он.
     Хаммонд мягко улыбнулся, в тех случаях, когда он видел кого-нибудь из сотрудников Икс-Ком в одной комнате с Асгардом, каждый из них выглядел крайне нервно и с болезненным выражением лица боролся с желанием выстрелить в инопланетянина.
     – А Толланы кого-то посылают? – спросил он. – Мы не часто видим чтоб они выбирались с планеты.
     – Дело в генераторах щитов, они вполне уверены, что Тяжёлая Ионная Пушка, над которой они работают, справится со своей задачей даже против Анубиса, но хотят убедиться, всё проверив, – ответил Шарп. – Кроме того, Толланы используют щиты Асгарда старой модели на своих "Призрачных всадниках", а Ха'так этого типа смог пробить щиты на "Белискнере" Тора, – сказал он. – Это делает Толлан столь же заинтересованными в главных орудиях, как и Асгардов, может быть даже больше. Потому что причина, по которой у Толлан есть избыток щитов Асгарда, в первую очередь заключается в том, что маленькие серые парни списывают свои старые корабли и заменяют их классом "О'Нилл", поэтому они и не так сильно переживают из-за нового оружия Гоа'улдов.
     – Было бы неплохо и нам самим раздобыть что-нибудь из Асгардского секонд-хэнда, как ты думаешь? – риторически спросил Хаммонд.
     – Это было бы справедливо, – согласился Шарп. В то время как условия Договора о Защищённых планетах значительно ограничивали технологии, которые Асгард мог поставлять на Землю, Толлана, однако, не подпадала под такие ограничения и была получателем оборудования, которое, хотя и устарело по стандартам Асгарда, всё же было лучше разработок Гоа'улдов. В бою один на один даже устаревший Белискнер, отправлявшийся на свалку, без труда уничтожил бы новейший корабль Гоа'улдов со всеми усовершенствованиями, добавленными Анубисом. Проблема заключалась в том, что теперь только класс "О'Нилл", вероятно, обладал щитами и огневой мощью достаточной, чтобы противостоять нескольким модернизированным Ха'такам, тогда как в старые времена и Белискнер мог в одиночку уничтожить несколько материнских кораблей Гоа'улдов одновременно. Возможно, для Асгарда это был удачный момент, поскольку их война с Репликаторами побудила их ввести в строй новый, значительно более мощный класс боевых кораблей, как раз тогда, когда Гоа'улды почти догнали тот, который они использовали на протяжении многих столетий.
     – Итак, мы ожидаем наших гостей с Асгарда и Толланы, на кораблях или через Звёздные врата? – спросил Хаммонд.
     – Через Звёздные врата, – ответил Шарп, – Толлана находится на другом конце галактики, так что даже с гипердвигателем Гоа'улдов, который мы им дали, это всё ещё чертовски долгое и скучное путешествие, и Асгард не может выделить корабль, чтобы развозить этого Гермиода по вселенной, поэтому он тоже выбрал путешествие на "Червоточине-экспресс".
     – Я удивлён, что Асгарды не предложили Толлане свои старые гипердвигатели, которые они снимают со своих списанных кораблей, – прокомментировал Хаммонд.
     – Полагаю, они считают, что те слишком продвинуты для таких примитивных дикарей, как Толланы, – с ухмылкой ответил Шарп. Превосходство гипердвигателей конструкции Асгарда над другими было даже более заметным, чем их ощутимое лидерство в технологии щитов, даже превозносимые Древние не могли похвастаться кораблём сопоставимых размеров и мощи, который мог таскаться по космосу как корабль Асгарда, факт, которым их раса очень гордилась. Однако, Ноксы всегда указывали Асгарду, что те не должны быть слишком самодовольными, поскольку их летающий город был намного более впечатляющим, чем его эквивалентный аналог Древних, хотя, будучи Ноксами, они и делали это довольно добродушно.
     Выражение лица Хаммонда посерьёзнело.
     – У нас есть окончательные цифры потерь над Индийским океаном? – спросил он.
     Шарп отвёл взгляд и с его лица исчезли все признаки веселья.
     – Мы потеряли более четверти всех наших истребителей, – сказал он, – плюс ещё восемь Жнецов будут в ремонте в течение нескольких недель, – продолжил он, вспоминая своё смятение, когда запечатанный отчёт оказался у него на столе. – Эти новые истребители, которые Локи бросил на нас, были... дерьмо, но я скажу это, они были просто великолепны, – признал он. – Если мы попытаемся выставить наши F-302-е против них в космосе, где они тоже смогут использовать свои щиты, наши люди будут перебиты, – откровенно сказал он Хаммонду. – Они быстрее, имеют лучше скороподъёмность и ускорение, маневренней и прочнее, чем Тип 1. А Фу-истребитель по некоторым параметрам уже имел преимущество над Жнецом, – отметил он. – Мы собираемся классифицировать их как истребители-НЛО типа 2, но наши лётчики уже прозвали их "Призраками".
     – Почему именно "Призраками"? – с любопытством спросил Хаммонд.
     – Появляются из ниоткуда и пугают тебя до усрачки, – объяснил Шарп.
     – Ааа, – понимающе кивнул Хаммонд. Продвинутое радиоэлектронное подавление и технология "стелс" на более совершенных боевых кораблях Локи означали, что их нельзя было легко обнаружить или отследить, пока они не окажутся прямо над головой. Радар мог достаточно легко зафиксировать корабли Сектоидов старых моделей, те, которые приземлялись и, следовательно, рисковали быть захваченными командами Икс-Ком. Технологии используемые в них, особенно в ключевых областях, были сильно упрощены, но эти истребители были чем-то совершенно другим.
     – С другой стороны, ребята из Зоны 51 говорят, что скоро у них появится новый сенсорный комплекс, построенный на основе системы OPDAR, что даст нашим пилотам что-то получше их глаз, для работы, – сказал Шарп Хаммонду более оптимистично.
     – Говоря с точки зрения боевого пилота, ничто и никогда не сравнится с зорким глазом, поверь мне, – ответил Хаммонд, затем сделал паузу. – OPDAR? – спросил он.
     – Оптическое обнаружение и определение дальности, – пояснил Шарп. – Камеры, подключенные к компьютерам, которые ищут врага точно так же, как это делает пилот, только с гораздо большим увеличением, – сказал он. – Если ты сможешь увидеть эту штуку, то и OPDAR увидит её, только гораздо раньше, а не тогда, когда она начнёт стрелять, – объяснил он, и улыбка вернулась на его лицо. – Технически можно утверждать, что это Зоркий глаз Марк 2, – заметил он с усмешкой, – камеры основаны на глазах андроидных копий ЗВ-1, Картер сделала НИОКР, программное обеспечение для распознавания изображений также принадлежит ей, оно основано на андроидной версии зрительной коры нашего мозга, что бы это ни значило.
     – Ты хочешь сказать мне, что истребитель будет видеть так же, как мы? – спросил Хаммонд, приподняв брови.
     – Да, но сразу в нескольких направлениях, потому что камеры установлены по всему корпусу, – ответил Шарп. – Если ты думаешь, что это само по себе жутко, представь что зрачки камер расширяются, а глаза могут моргать, – сказал он с гримасой. – Предполагается, что ИИ распознавания изображений будет достаточно продвинутым, чтобы летательный аппарат мог распознать своего пилота, когда тот приближается, – добавил он.
     Хаммонд тоже не смог удержаться от гримасы, это была тревожная идея, что самолет действительно сможет видеть и будет достаточно умён, чтобы знать, кто ты такой. После этого не пройдет много времени, как он вежливо откроет тебе кабину, когда ты подойдёшь поближе, скажет "доброе утро" и спросит о детях, когда заберёшься внутрь.
     – Наши люди уже чего-нибудь добились от Фу-истребителя, который мы заполучили? – спросил он.
     – По последней информации, что у меня есть, ничего существенного, – ответил Шарп. – Если бы мы, хотя бы, смогли скопировать движок этой штуки, уже одно это смогло бы нам помочь, – сказал он. – В Зоне 51 его назвали гравитационно-индукционным двигателем, предполагается, что он должен выдавать эффективную тягу вдвое больше стандартных Элериумных гравитационных двигателей, которые мы снимаем со старых кораблей Локи, – сказал он Хаммонду. – Нам просто нужно, чтобы копия работала должным образом, но его технологии настолько за пределами наших самых современных, что это даже не смешно, – с сожалением продолжил он. – Есть также значительно улучшенная система сенсоров, которая отслеживает корабли по энергии, выделяемой их силовыми установками и двигателями, но, по словам наших людей, эту штуку ещё сложнее скопировать, чем двигатель.
     – Некоторые инопланетные технологии дьявольски продвинуты, – заметил Хаммонд.– Технологии Гоа'улдов кажутся довольно понятными, если у вас, или, по крайней мере, у ваших ученых есть понимание основ. Но когда вы делаете шаг вперёд, так сказать, на уровень Толланы, даже Сэм Картер, насколько я знаю, признаёт полное отсутствие понимания, – сказал он. – Локи не использует Асгардские корабли или оружие, но он работает с Асгардским пониманием науки, а у нас его ещё долго не будет.
     Шарп не мог не согласиться, возможно, если бы у них было ещё пятьдесят или шестьдесят лет, чтобы догнать теорию, они смогли бы разобраться и в более совершенных кораблях Локи, но в реальности результаты были нужны им в течении всего нескольких недель.
     – Мы возлагаем наши надежды на самих Асгардов и Толлан, чтобы заполнить пробелы, – сказал он. – Асгардам не разрешено предоставлять нам современное оружие из-за Договора, а Толланы всё ещё сопротивляются из-за давней политики, но, возможно, мы сможем убедить их просветить нас, отсталых приматов, относительно того, в чём ошибается наша фундаментальная физика.
     – Поймём теорию и сможем осуществить на практике? – рассудил Хаммонд.
     – Надеюсь на это, Джордж, иначе война будет долгой и кровавой, – мрачно ответил Шарп. – И мы будем играть в догонялки всё время отставая на пару шагов.
     
     Антарктика – Земля – Июль, 2002.
     ЗВ-1 и персонал, уже назначенный на место раскопок в Антарктиде, были слишком заняты, чтобы заметить, что у них есть бестелесная компания, даже если бы они вообще могли её почувствовать.
     Отправленным на край света в разгар южной полярной зимы, было так холодно, что даже Андианова пожаловалась на это, когда ей пришлось спасать снаружи из-под снега какого-то мерзлявого американца. Чувство удивления, которое они испытали, когда молодая женщина, которую удалось достать изо льда, вернулась к жизни после миллионов лет, слишком быстро сменилось тревогой, так как болезнь, которую она принесла, распространилась среди них.
     Не то чтобы не имея сил помочь, но всё же неспособный сделать это, Даниэль наблюдал, как они пытаются спасти друг друга. Дополнительное медицинское оборудование и несколько добровольцев в герметичных защитных костюмах были доставлены "Искуплением", но пока им не везло. Именно здесь несколько лет назад Сэм и Джек случайно обнаружили вторые Звёздные врата. С тех пор было сделано незначительное число других находок, в том числе замороженный Джаффа, который, как и девушка, предположительно погиб в снегу, направляясь к вратам. Но сама девушка была величайшим открытием из всех, во многих отношениях более важным, чем даже Врата, она представляла собой ответ на очень большое количество вопросов, многие из которых даже ещё не были заданы.
     – Так и думала, что найду тебя здесь, – сказал Даниэлю Джексону внезапно появившийся вихрь света, превратившись в знакомую фигуру. – Нехорошо тратить столько времени на то, чтобы присматривать за друзьями из своей прошлой жизни, – сказала ему женщина. – Некоторые могут даже обвинить тебя в вуайеризме... снова, – сказала она, оглядываясь по сторонам.
     Даниэль посмотрел на другое вознёсшееся существо, которое повернулось к нему и улыбнулось, присутствие любого из них было совершенно незаметно для смертных, занимающихся своими делами.
     – В прошлый раз, когда я пару месяцев назад пришёл навестить Сэм, я и понятия не имел, что она будет в душе, – запротестовал он. – Разве ты не должна сейчас где-то в другом месте заниматься колдовством? – язвительно спросил он.
     – Я уже начинаю глубоко сожалеть, что ты узнал, что я когда-то была известна в вашем мире под именем Морганы ле Фэй, – ответила Ганос Лал. – Мы с другими твоими друзьями беспокоились, – добавила она.
     – Так, полагаю, ты вытащила короткую соломинку и должна была найти меня? – спросил Даниэль.
     – Чайя делала это в прошлый раз, а Орлин всё ещё раздражён из-за этой истории с душем, – сказала ему Вознёсшаяся. – Посмотри правде в глаза Даниэль Джексон, на самом деле не так уж много среди нас таких, кому ты нравишься настолько, чтобы беспокоиться о тебе, – добавила она.
     Даниэль пожал плечами.
     – Знаю, что я заноза в заднице, – признался он, – учитывая то, что Ома рассказала мне о тебе и Моросе, я удивлен, что ты вообще хочешь со мной общаться.
     – На протяжении веков я постепенно отходила от жёсткой позиции строгого невмешательства в любых обстоятельствах, – сказала ему Ганос Лал. – Можно сказать, теперь я более открыта для взвешивания всех «за» и «против» в индивидуальном порядке.
     – Значит, дело не только в наших недавних разговорах в закусочной? – слегка веселясь спросил Даниэль.
     – Ты не настолько убедительный оратор, Даниэль, – с улыбкой сказала ему вознесённая. – Хотя, как ты знаешь, мне действительно нравятся наши беседы, – искренне добавила она.
     – Не думаю, что Чайя верит в твою искренность, – сказал ей Даниэль. – Может быть, она считает, что ты сексот7 подосланный следить за нами, радикальными нонконформистами? – предположил он, не то чтобы их крошечный коллектив закоренелых недовольных и нескольких сочувствующих был слишком многочисленным, чтобы представлять угрозу консенсусу большинства. Они больше походили на группу психологической поддержки, чем на что-либо ещё, пили кофе в мысленной конструкции земной закусочной и критиковали статус-кво перед единственной аудиторией, которая их слушала.
     Ганос Лал рассмеялась.
     – Нет, я не нравлюсь ей не поэтому, – сказала она. – Мы были знакомы друг с другом ещё будучи смертными, я была её учительницей в начальной школе, – объяснила она. – И я также разрабатывала обучающие компьютерные программы для маленьких детей, – добавила она.
     Даниэль щёлкнул пальцами.
     – Вот почему ты напоминаешь мне мою учительницу из пятого класса, – понял он. У Ганос Лал была очень чёткая речь и определённая манера рассказывать, информативная, но в то же время и слегка снисходительная.
     – Когда будешь в закусочной, и увидишь как я вхожу, обрати внимание, каждый, кто мгновенно выпрямляется на стуле, был когда-то моим учеником, – сказала она ему. – Это останется с ними навсегда, просто было нужно сформировать их личность, когда они были достаточно молодыми, – добавила она.
     – Ты знаешь ту молодую женщину, которую достали изо льда? – с любопытством спросил Даниэль. – Она Древняя, верно?
     Ганос Лал подошла к тому месту, где растерянная молодая женщина пыталась исцелить тех, кого она непреднамеренно заразила вирусом, так долго дремавшим в её замороженных клетках.
     – Ты прав насчет её личности, но нет, я её не знаю, она была здесь задолго до меня, – сказала она Даниэлю. – Тогда наш народ всё ещё считал себя Альтеранами, она, должно быть, осталась, когда мои предки ушли на "Атлантиде", – рассудила она.
     – Сэм права насчёт того, что это было миллионы лет назад? – спросил Даниэль.
     – Когда наша цивилизация в этой галактике рухнула? – переспросила Ганос Лал. – Да, ваши предки только отделились от эволюционных линий, породивших других обезьян, – сказала она, – с помощью небольшого генетического вмешательства с нашей стороны, конечно, – добавила она. – Великая чума, та, которую она носит в себе, уничтожила большую часть нашего населения, а остальные бежали.
     – Ты не можешь вылечить это? – спросил Даниэль.
     – Лишь небольшой процент наших людей обладал даром исцеления, и его использование ослабляет, – сказала ему Ганос. – Наши медицинские технологии не помогли, поэтому попытки твоего друга использовать захваченные у Гоа'улдов саркофаги или целительные устройства тоже потерпят неудачу, – добавила она. – Они просто упрощённые копии наших собственных исцеляющих устройств, сделанные Гоа'улдом по имени Телчак, если бы это было так просто, мы бы сделали это.
     – Гоа'улды сами что-нибудь изобрели? – риторически спросил Даниэль, закатив глаза.
     – Орудия пыток самых разных видов и один из самых неточных видов ручного оружия во Вселенной, – ответила Ганос Лал. – Мы ни в коем случае не хотим, чтобы их приписывали нам, – серьёзно сказала она. Идеальным для их репутации будет, если никто никогда не узнает о принадлежащем им устройстве взрывающихся опухолей, и о чём только думали Лантийские военные разработчики? Ганос Лал сомневалась, что кому-нибудь из её учеников пришла бы в голову такая идиотская идея.
     – Как думаешь, если я протяну ей руку помощи, чтобы она исцелила всех, и саму себя тоже, это будет большим грехом? – Даниэль смотрел, как смертная Древняя, которую люди окрестили Айяной, продолжала заниматься своим делом, пытаясь спасти тех кого заразила, сама при этом всё более слабея.
     – Ты знаешь правила, Даниэль, – ответила Ганос Лал, пожав плечами.
     – Но она одна из вашего народа, – запротестовал Даниэль.
     – И всё же смертная, – отметила Ганос Лал, – она может быть Хок'таром, если использовать этот термин Гоа'улдов, который ваш народ принял для тех, кто более развит в биологическом отношении, чем вы, но, тем не менее, она всё ещё смертная.
     Даниэль удручённо отвернулся, если он попытается сделать это, остальные остановят его, даже если Моргана ле Фэй решит закрыть на это глаза.
     – Не думаю, что я создан для такого, – сказал он. – Это слишком больно, не помогать.
     – У тебя есть вечность, Даниэль Джексон, – ответила Ганос Лал. – Со временем станет легче, когда те, кого ты знал как смертный, умрут и уйдут, ты будешь чувствовать себя менее связанным с этой сферой существования.
     – То есть ты хочешь сказать, что станет легче смотреть, как люди страдают, и ничего с этим не делать? – спросил Даниэль, его голос стал жестче. – Значит, я могу рассчитывать на то, что стану равнодушным мудаком? Какое светлое, прекрасное, высоконравственное будущее ждёт меня впереди, – саркастически возразил он.
     – Невмешательство, это нравственный выбор, как только вознесённые существа начинают вмешиваться, использовать свои силы без ограничений, они в конечном итоге становятся эгоистичными, и в итоге получается нечто гораздо худшее, чем такие как мы, – сказала ему Ганос Лал. – Вы думаете, что мы ничего не делаем, но мы очень долго защищаем эту и другие галактики от конечного результата подобного процесса.
     Даниэль нахмурился.
     – Вы никогда не задумывались о том, что между двумя этими крайностями может быть золотая середина? – спросил он. – Не слишком жарко, не слишком холодно, но в самый раз?
     – Как Каса-Груэль в истории о Драксиусе Коле и Трех Унасах? – спросила вознесённая, удивлённая, что он слышал её. Она вспомнила, что маленьким детям очень нравилась эта история.
     – Я думаю, что Морос, возможно, изменил несколько имён, когда смертным вернулся на Землю и рассказал её, – рассудил Даниэль. – Но, по крайней мере, мы оба узнали культурную отсылку.
     – Но какая степень вмешательства была бы действительно безопасной? – спросила Ганос.
     – По крайней мере, я выберу больше, чем ничего, – ответил Даниэль. – Она быстро угасает и не сможет спасти всех, – заметил он. Болезнь была тяжелой и дегенеративной, и, по словам Джанет, когда он выслушал её диагноз, она очень напоминала цереброспинальный менингит, поражающий мозг, отсюда и очевидная амнезия. – Ты знаешь, что с ними будет? – спросил он.
     Ганос вздохнула.
     – С теми, кого она не сможет спасти? Кома и возможная смерть, – сказала она. – Мой народ ни до, ни после не сталкивался с патогеном, который был бы настолько опасен, – сказала она. – Некоторые подозревали, что это была преднамеренно спланированная попытка геноцида всей нашей расы, – продолжила она. – Однако может быть это и паранойя, – заметила она.
     Даниэлю кое-что пришло в голову.
     –Ты знаешь, если мы сейчас вмешаемся, сделаем девушку сильнее, чтобы она смогла исцелить всех, никто никогда не узнает, что мы что-то сделали, – сказал он. – Они просто подумают, что всё дело в её древней физиологии, – добавил он.
     – Себя она никогда не сможет исцелить, – сказала ему Ганос Лал.
     – Мы могли бы вознести её, она более развита, чем я, и использует последние силы, чтобы помочь другим, это ведь что-то значит, даже если в её разуме каша, – ответил Даниэль.
     – Такой как сейчас, она не сможет вознестись, спроси Ому Десалу, если не веришь мне, – сказала ему Ганос. – И в любом случае, это стало бы довольно очевидным признаком того, что мы действительно вмешивались, – добавила она.
     Даниэлю хотелось ударить кого-нибудь, но единственной подходящей целью была его вознесённая спутница, а бить женщину, бестелесную или нет, без серьёзной причины не было его коньком. На самом деле, если не считать того, что почти все они в той или иной степени раздражали его, единственным вознесённым существом, которого ему когда-либо хотелось ударить, был тот толстый парень, иногда приходивший в закусочную. Он понятия не имел, кто это такой, но по какой-то причине шестое чувство Даниэля всегда говорило ему, что он должен бить и бить кулаком этого человека по лицу, потому что тот действительно это заслужил. – Мы не можем спасти девушку? – печально спросил он.
     – Всё равно, на самом деле её там больше нет, – сказала ему Ганос Лал. – Многое из того, кем мы являемся, это наши воспоминания и опыт, а вирус уже украл их у неё, – добавила она. – В каком-то смысле она умерла пять миллионов лет назад, и мы видим только её тень.
     – Ей больно, мы можем помочь ей уйти с большим достоинством, – предложил Даниэль. – Мы ведь можем это сделать? – спросил он. – Ну разве мы не можем? – крикнул он.
     – Я не стану тебя останавливать, если это сделают другие, ты узнаешь ответ, – сказала ему вознесённая. – Но предупреждаю, ты можешь израсходовать всё доброе отношение к тебе.
     – Значит, если я помогу здесь, то они, скорее всего, остановят меня в будущем? – спросил Даниэль.
     – Конечно, – ответила Ганос Лал, – то, что ты предлагаешь сделать, это мелочь, Чайя и Орлин спасли целые миры, чтобы столкнуться с санкциями, которые на них наложили, но чем больше ты будешь вмешиваться, тем пристальнее за тобой будут следить и тем меньше свободы действий тебе будет дано в будущем, даже если сейчас они тебе и позволят действовать.
     – То есть, ты хочешь сказать, что если я израсходую свой кредит доверия сейчас, то потом могу пожалеть об этом? – ответил Даниэль.
     Ганос пожала плечами.
     – Боюсь, это рискованная игра с твоей стороны, Даниэль Джексон, – сказала она. – Они могут даже позволить тебе помочь на некоторое время, а затем прервут тебя, оставив одного из твоих друзей всё ещё больным.
     – Итак, насколько велик твой кредит доверия? – спросил её Даниэль.
     – Становится всё меньше и меньше из-за того, что я провожу время с такими, как ты, – спокойно ответила она. – Если ты собираешься это сделать, просто сделай, а я буду стоять здесь и смотреть неодобрительно.
     – Собираетесь взять меня под стражу за это, мисс Лал? – пошутил Даниэль, готовясь помочь Айяне.
     – Просто напишите "Я не должен вмешиваться в дела смертных" бесконечное количество раз и положите это на мой стол, прежде чем погаснут все звезды, – сказала ему Ганос Лал таким тоном, что он не был уверен, серьёзно она говорит или нет.
     
     Зона 51 – Земля – Июль, 2002.
     Учитывая, что все остальные в аудитории из пятидесяти или около того присутствующих офицеров и учёных Икс-Ком и КЗВ были явно слишком вежливы, чтобы сказать такое, Джек О'Нилл решил взять эту ответственность на себя.
     – Захватчики с Марса? – спросил он. – Разве это не избитый штамп? – спросил он, потирая виски. У него всё еще болела голова, как и у других, кто подхватил вирус от девушки Древней, прежде чем она вылечила их всех, и вскоре после этого умерла. Ему сказали, что если бы она потерпела неудачу, и саркофаг не сработал, резервным планом был симбионт Ток'ра, и он был почти так же рад, что избежал этой перспективы, как и самой смерти. Джонас был в плохом настроении, потому что Икс-Ком препарировал труп Древней, что, по его мнению, было совершенно неуважительно. Он решил остаться в КЗВ вместе с Тил'ком и Андиановой, а не рисковать столкнуться с Ниррти, которая проводила процедуру. Паразит Гоа'улд внутри своего человеческого носителя, столь же эффективная защита от вируса, как и симбионт Ток'ра, а она была экспертом в физиологии Хок'таров, поэтому и стала логичным выбором для такой работы.
     Доктор Светлана Маркова стоявшая в передней части зала и проводившая презентацию, задалась вопросом, был ли он серьёзен в своём комментарии, но на всякий случай решила, что лучше с ним не спорить.
     – Они не с Марса, полковник, просто их главная база в нашей Солнечной системе находится на этой планете, – сказала она.
     – Это подтверждённая информация? – спросил кто-то из научной группы Икс-Ком.
     Маркова кивнула.
     – Уже какое-то время мы были практически уверены в этом, – ответила она. – Командующий Сектоидов, захваченный на их базе в Южной Америке, в значительной степени укрепил наши подозрения, а возросшее число их перехваченных Гиперволновых передач подтвердило то, что мы подозревали, – сказала она присутствующим. – Корабли Локи, атакующие Землю, делают это с крупного объекта в районе Кидония.
     В то время как новость о том, что силы Сектоидов базируются на Марсе, была встречена с интересом, настроение сразу же изменилось после этого откровения.
     – Кидония? – повторил кто-то сквозь смех. – Полагаю, вы собираетесь сказать, что они находятся прямо под "Лицом на Марсе", – саркастически заметил он.
     – Да, – категорично ответила Маркова. – То самое лицо, на которое указывали все чокнутые уфологи с тех пор, как "Викинг-1" сфотографировал этот регион в 1976 году, – сказала она.
     – Это оптическая иллюзия, – невозмутимо ответил мужчина. – "Марс Глобал Сервейор"8 доказал это с помощью фотографий, которые отправил в прошлом году, – отметил он.
     – Вы имеете в виду отредактированные изображения ставшие достоянием общественности? – с ухмылкой ответила Маркова. – Именно эти фотографии, под которыми я подразумеваю настоящие, которые соответствовали изображениям с "Викинга-1", хотя и в лучшем разрешении, впервые заставили нас подумать, что там действительно находится Инопланетное Сооружение, – сказала она. – До недавнего времени мы просто понятия не имели о его масштабах и значении, – объяснила она и продолжила. – Теперь регион Кидония также известен и другими, оказавшимися искусственными структурами, сфотографированными космическими зондами в начале семидесятых, и причина их появления также известна нам, – добавила она.
     – Вы говорите о пирамидах, которые, как говорят, изображены на некоторых фотографиях? – вспомнил теперь уже менее уверенный скептик в глубине зала.
     – Пирамиды? – воскликнул О'Нилл. – Вы же не хотите сказать нам, что долбаные Гоа'улды тоже там? – недоверчиво спросил он.
     – Нет, полковник, наш допрос Командующего Сектоидов показал, что знаменитые Пирамиды Кидонии были построены Локи, а не Гоа'улдами, хотя и по той же причине, по которой последние строят их в своих собственных мирах, – ответила Маркова. – В обоих случаях они предназначены служить посадочными площадками для кораблей класса Ха'так.
     – Но зачем? – спросил кто-то в замешательстве. – Зачем Локи облегчать посадку кораблей Гоа'улдам?
     – У Локи есть только истребители и относительно небольшие боевые корабли, – ответила Маркова. – Мы знаем, что он намеренно избегал строительства крупных кораблей, опасаясь привлечь внимание Асгарда, но если они понадобятся ему для борьбы с Репликаторами, врагом, с которым его силы, в конце концов, и должны сражаться, в Млечном Пути уже существует готовый запас подходящих кораблей.
     – Маленький серый ублюдок собрался украсть эти чёртовы штуки у Системных Лордов! – понял О'Нилл.
     – Так считает наша разведка, – подтвердила Маркова. – Переоборудовать ангары под собственные истребители и добавить дополнительное вооружение на основе Элериума будет намного быстрее, чем строить с нуля шестисотметровые многотонные материнские корабли, – сказала она. – В конце концов, мы сделали нечто очень похожее с "Энтерпрайзом", имея в своём распоряжении гораздо меньше научных знаний, – указала она. – Мы знаем, что Анубис модернизировал свои корабли, модификации Асгарда в существующих гипердвигателях и щитах Гоа'улдов значительно повысят их боевой потенциал.
     – Если бы они у него были, вам пришлось бы восхищаться "хоробростью" этого злобного маленького засранца, – прокомментировал полковник Икс-Ком. – Так когда мы разбомбим это место в пыль? – спросил он.
     – Мы не будем этого делать – опередил Маркову вновь вошедший. – Сидите, – сказал Командующий Шарп военнослужащим, которые начали вставать. – Простите за опоздание, доктор, – извинился он перед Марковой, прежде чем обратиться к присутствующим. – После согласования с МНК и правительствами стран-участниц, принято решение не уничтожать базу Кидония с орбиты, – объявил он.
     – Почему нет, сэр? – в замешательстве спросил полковник Икс-Ком.
     – Из-за долгосрочной необходимости, – ответил Шарп. – Локи может быть занозой в заднице, но по существу, его атаки на Землю - это булавочные уколы, предназначенные для получения образцов генетического материала из нашей популяции и тестирование новейшей военной техники, – сказал командующий. – Он не заинтересован в полномасштабном вторжении, завоевании планеты или геноциде, он заноза, а не угроза самому нашему существованию, – продолжил он. – Гоа'улды, вот самая большая опасность, с которой мы столкнулись, и если мы взорвём Кидонию к чёртовой матери, мы можем потерять наше самое большое преимущество.
     – Элериум, – заявила Картер, немного забегая вперед.
     – Правильно, майор, наше самое большое военное преимущество перед Гоа'улдами на данный момент заключается в том, что плазменно-лучевое оружие на Элериуме означает, что наши истребители F-302 и новые корветы "Мститель", поступившие в производство, бьют гораздо сильнее, чем любая сопоставимая платформа Гоа'улдов, – ответил Шарп. – В долгосрочной перспективе, как мне сказали, у нас в итоге, появятся гипердвигатели на Элериуме, которые, в отличие от Наквадаховых, будут достаточно компактными, чтобы поместиться в истребителе, что даст нам ещё одно огромное тактическое преимущество, – продолжил он. – Но сука, вся проблема в том, что единственный его источник - Сектоиды, потому что мы не можем производить его самостоятельно.
     – Икс-Ком же не собирается позволить Локи продолжать похищать людей и экспериментировать на них только для того, чтобы мы могли получать его чудо-топливо, не так ли? – спросил О'Нилл с нарастающим гневом, он видел фотографии экспериментов, сделанные на захваченных кораблях.
     – Конечно, нет, – насмешливо фыркнул Шарп. – Мы собираемся накопить сил, отправиться на Марс, высадить штурмовые отряды и отобрать у них эту грёбаную базу, – заявил он, – захватим производственные линии истребителей и кораблей и заберём весь их запас Элериума, – добавил он. "Жаль только Локи там нет", - с горечью подумал он, к сожалению, по данным разведки, базой управлял компьютер с копией его сознания, а не он сам.
     Волна удивлённых шепотков прокатилась по комнате.
     – Ты шутишь, – наконец отозвался О'Нилл. – Я видел в отчётах, сколько их было на базе в Южной Америке, а в Кидонии их должно быть ещё больше, намного больше, – сказал он. – Она может кишеть тысячами Сектоидов, Эфериалов и Мутонов, а защищаться сотнями истребителей и боевых кораблей.
     Шарп пожал плечами.
     – Ну, никто и не говорит, что это будет легко, – сказал он, не добавив, что это, по его мнению, будет довольно весело.
     
     Примечание автора:
     КЗВ был готов одолжить Ток'ра захваченный Ха'так в эпизоде 4:22 Exodus. Икс-Ком был бы гораздо менее сговорчивым, и я сомневаюсь, что даже КЗВ сразу предоставил бы Ток'ра материнский корабль, даже если бы у них был запасной!
     На временной шкале X-COM НЛО-истребители не встречались до Третьей войны с пришельцами в 2060-х годах. Казалось неразумным, чтобы даже волшебники из исследовательского отдела этой организации могли так же легко разобраться с этой технологией на заре 21-го века, когда Земля была более чем на полвека менее развитой. К счастью, во вселенной Звёздных Врат есть другие миры с гораздо более глубоким пониманием устройства вселенной, чем Тау'ри.
     Второй раздел представляет собой взгляд вознесённого на практически неизменившийся эпизод 6:04 Frozen. Я подумал, что будет неплохо показать ещё один маленький день из жизни Даниэля Джексона, поскольку он продолжает свое существование. Ганос Лал, она же Моргана ле Фэй, была вознесённой Древней, которая сначала остановила Мороса, т.е. Мерлина, разбиравшегося с Орай ещё в Темные века, но которая в конце концов решила, что старик, вероятно, был прав. Она сама в эпизоде 10:03 The Pegasus Project говорит Даниэлю: "вы говорите от чистого сердца, доктор Джексон. Это то, что мне больше всего запомнилось из вашего краткого пребывания среди нас", то есть они действительно были знакомы, когда Даниэль был вознёсшимся. Она на "Атлантиде" разработала детскую образовательную компьютерную программу и была моделью для голограммы. Сделать её учительницей тоже было моей идеей, но ощущения от неё действительно были такие, я думаю.
     Айяна был Древней рождённой в Млечном Пути, которая осталась, когда "Атлантида" покинула Землю и отправилась в Галактику Пегас. Миллионы лет спустя она была освобождена из ледяного плена командой КЗВ, исследующей место, где были найдены Антарктические Звёздные врата, и к всеобщему вполне обоснованному шоку быстро восстановилась после множества тысячелетий нахождения в состоянии замороженной ледышки. Позже она скончалась от болезни, которую несла, и которая когда-то в прошлом, заставила других выполнить стандартную реакцию Древних на любую серьёзную проблему - свалить в другую галактику (Асгарды, вероятно, задавались вопросом, когда они окажутся в Иде, и, возможно, уже напечатали указатели, говорящие, что мест нет, пожалуйста, попробуйте вместо этого Андромеду).
     Кидония была местом расположения главной базы пришельцев в первой игре XCOM, хотя это моя идея, что Локи построил "пирамиды" для посадки Ха'таков! Базой пришельцев в игре командовал ИИ. Я сделал его копией Локи, поскольку копирование сознания на аппаратное обеспечение в сериале "Звёздные врата", кажется, не такое уж редкое событие.

Глава 31

     Деревенская площадь – Джебанна – Июль, 2002.
     Давно говорили, что красота - проклятие Джебанны. Когда-то входившая во владения Мардука, теперь она использовалась Гоа'улдами из многих миров, которые отправлялись сюда, чтобы найти новых носителей среди населения, выбирая только самых привлекательных, достойных носить одного из богов. Её культура едва вышла из бронзового века, а люди мало что знали о происходящем в галактике. Рассказы о великих битвах, бушующих среди звезд, где боги сражаются между собой, конечно, ходили, распространяемыми редкими путешественниками или торговцами, проходящими через Чаппа'ай, но Джебанна была далеко от сражений, не тронутая разрушениями и ужасами войны. Умеренный климат, плодородная земля - это было бы идиллией, если бы не постоянный страх перед теми, кто может прийти через кольцо богов в следующий раз.
     В последнее время появились и другие слухи, передаваемые шёпотом, из-за страха, что боги услышат их разговоры и покарают тех, кто повторяет подобную ересь, но со временем всё больше и больше гостей приходило с историями о воинах Первого Мира. Одни говорили, что Тау'ри простые люди, но использующие собственную могущественную магию, чтобы вести войну даже против величайших из Системных Лордов. Другие рассказывали о том, как Тау'ри снова и снова сталкиваются с великими армиями Джаффа, в тысячу раз превосходящими их числом, но раз за разом побеждают, складывая своих поверженных врагов в кучи, достигающие высоты величайшей из каменных пирамид, на строительстве которой погибло так много рабов.
     Последний пришедший гость принёс товары для обмена и новые интересные истории, хорошее сочетание, которое привлекло многих в деревню, ближайшую к Чаппа'ай, когда слух о его прибытии распространился по окрестностям. Приведя с собой лошадь тянущую небольшую повозку, гружённую товарами, и рабыню, следующую за ним, он уже успел договориться о сделках по обмену большей части груза на местные товары и теперь был в настроении попотчевать толпу часто повторяемыми россказнями путешественников. Он говорил им о мирах, которые посетил, периодически вставляя рекламные фразы, направленные на то, чтобы заинтересовать аудиторию товарами, которые мог бы импортировать оттуда, но когда он начал говорить о Тау'ри, в деревне воцарилась тишина, и все стали слушать его с пристальным вниманием.
     Простой народ, крестьяне Джебанны не знали, что такое пропаганда, и тем более не понимали сложной психологической войны, ведущейся по всей Галактике. Всё, что они знали, это только то, что торговец говорил то, что они хотели услышать, поскольку его язык, казалось, становился всё более раскрепощённым от выпитого от вина, которое ему предложили.
     – Это правда, – сказал он, – они носят оружие, которое косит Джаффа, как коса косит пшеницу, – заявил он, – и сияющие доспехи, которые не может пробить молния из Посоха, – сказал он.
     – Вы говорили об их военном вожде, – выжидающе произнес один из жителей деревни.
     Начав получать удовольствие, вероятно, благодаря вину, Гарри Мейборн, всё ещё работающий над своим прикрытием торговца, решил не жалеть красок.
     – Шарп из Канады – предводитель воинов Тау'ри, – сказал он, делая ещё один глоток из глиняной чаши. Это было лучше, чем мёд, которым он напился в позапрошлом мире, и он надеялся, что такого ужасного похмелья не будет. – Говорят его родина - замерзшая пустошь, где ледяной ветер пронизывает до костей и где вода падает только в виде снега, как это бывает здесь, на вершинах гор, – сказал он, указывая на далекие пики. – Поговаривают, что в тамошних лесах полно свирепых зверей с огромными зубами и когтями, называемых медведями, и что ты должен проявить себя достойно, победив одного из них традиционным оружием его племени, которое они называют хоккейной клюшкой, – продолжал он, отчаянно пытаясь сохранить серьёзное выражение лица, невозмутимость в рассказе была самым главным.
     – Вы встречались с ним? – спросила женщина с явным скептицизмом. Это был не первый пьяный торговец, который пытался снискать расположение потенциальных клиентов, выдумывая невероятные истории.
     – Нет, в своих странствиях я видел только тех, кто встречался с воинами служащими ему, – ответил Мейборн, качая головой. – Говорят, что он поработил Системного Лорда Ниррти, и теперь она работает у него служанкой, вынужденная питаться объедками с его стола, – заявил он. "Ну, вряд ли местные поймут, что она вынуждена заниматься генетическими исследованиями, чтобы заработать себе на пропитание и защититься от угрозы быть извлеченной из своего носителя Ток'ра, решил он. В конце концов, Шарп мучил эту Гоа'улдскую суку, чтобы она стала более сговорчивой, подумал он, оправдывая перед самим собой не такое уж незначительное искажение правды, которую говорил.
     – Бог прислуживает человеку? – с сомнением спросила та же женщина.
     – Может быть, если их можно заставить делать это, то они не настоящие боги, – предположил Мейборн. – Разве вы не слышали о свободных Джаффа, восставших против Гоа'улдов? – риторически спросил он. – Если они сделали это, значит не считают своих хозяев божествами, а они ведь должны знать о них больше чем мы, верно? – логично предположил он, продолжая распространять разлагающую идею, которую он и другие такие же как он распространяли по всей галактике. Если бы им удалось посеять семена сомнения в достаточном количестве миров, феодальное общество, на которое опирались Системные Лорды, начало бы рушиться. Господство Гоа'улдов было основано на суевериях, подкрепляемых страхом перед постепенно истощающимися армиями Джаффа, немного поколебать его основы, и на шаг ближе станет тот день, когда всё это проклятое здание рухнет на головы Системных Лордов.
     – Это богохульство, – раздался сзади резкий голос. Увы, всегда находились те, кто действительно верил в то, что Гоа'улды боги, и что смертным не позволено подвергать сомнению их волю и дела.
     – Возможно, но если не все враги богов уничтожены, как мы можем быть уверены, что они действительно божественны и всемогущи? – возразил Мейборн. – Я бывал в мирах, где люди живут в пещерах и даже не имеют ножей или огня, – сказал он. – Я мог бы легко убить любого из них с помощью арбалета, который ношу с собой для защиты от зверей, но разве наличие оружия, которого они не понимают и против которого не могут устоять, делает меня Богом? – многозначительно спросил он, сделав паузу, чтобы дать толпе возможность осознать это. – Кого-нибудь интересую меха? – спросил он, меняя тему разговора, чтобы его голос звучал не как глас бунтаря, а как голос торговца. – Шуба, которую я ношу, сшита из лучших, что есть в наличии, и вы можете купить такую же за хорошую цену, – сказал он, демонстрируя им её. – Зимой тепло, стильно летом, и вызывает зависть у окружающих, – добавил он.
     – А что насчёт сапог? – отозвался кто-то.
     – У вас, сэр, острый глаз на качественный товар, – ответил Мейборн, производя впечатление продавца подержанных автомобилей. – Купите оптом, чтобы перепродать, я могу даже договориться о скидке с моим поставщиком, – предложил он. "Чертовски хорошие сапоги", - подумал он, ручная работа шавадайского кожевенника с Симарки, пристрастившегося к бренди, которое Мейборн набрал на Ролане. Как только у тебя появятся хорошие связи в достаточном количестве миров, ты сможешь неплохо зарабатывать на жизнь, путешествуя с планеты на планету. Самым трудным, на данный момент, оказалось найти дрессированную лошадь, которая была бы готова спокойно войти в горизонт событий Звёздных врат, но Мейборн в конце концов нашел одну такую, значительно увеличив количество товаров, которое мог взять с собой.
     – Я ещё хочу послушать про Тау'ри, – завозмущалась маленькая девочка.
     – Я пытаюсь заработать себе на жизнь, – ответил Мейборн, улыбнувшись. – Милая девочка, может вы хотите подарить ей красивое ожерелье? – спросил он мужчину, который, как он предположил, был её отцом, вынимая из кармана морскую раковину на тонкой цветной ленте.
     – Этот рассказ тоже сделает её счастливой, и ничего не будет мне стоить, – ответил отец девочки.
     Мейборн рассмеялся.
     – Подловили, – признал он. – Переговори со мной позже, мы поторгуемся насчёт сапог, – сказал он мужчине, заинтересовавшемуся ими, прежде чем продолжить свой рассказ. – Ну, я не знаю, правда ли это, – снова начал он, – я слышал это от Люцианца, а мы все знаем, что они не слишком заслуживают доверия, – сказал он толпе. – Но он рассказывал, что пресловутый Тау'ри, известный как О'Нилл, был тем, кто убил Верховного Системного Лорда Ра, и что цена за его голову теперь даже выше, чем та, которую они заплатили за Гаршоу из Белота!
     Слышавшая всё это раньше, в других мирах, в которых они побывали, Айкатерина продолжала грузить на телегу тонкую ткань и другие товары, которые Мейборн выменял раньше. Она прекрасно знала, что её хозяин на самом деле шпион Тау'ри, притворяющийся торговцем, использующий маскировку, чтобы свободно путешествовать, собирать информацию и распространять слухи, но это не было причиной, чтобы не выполнять задачи, которые он ей ставил, так тщательно и усердно, как она сделала бы это для любого другого, купившего её. Он не стал бы её бить за плохую работу, как это сделали бы другие, но, по её мнению, он всё ещё был её хозяином, а это означало послушание, даже несмотря на то, что в последнее время он пытался заставить её думать и действовать более самостоятельно, но пока безрезультатно. Жизнь в рабстве слишком сильно отпечаталась в её характере.
     – Рабыня продается? – спросил кто-то, пока она работала.
     – Нет, слишком уж много времени уходит на их обучение, не хочу проходить через это снова, – ответил Мейборн. – Если они слишком умны, то сбегают, так что приходится искать тупицу, а тогда требуются месяцы, чтобы научить его чему-то простому, например, как готовить яичницу, – пожаловался он, закатывая глаза для пущего эффекта. Он заметил её надутые губы, и сделал себе мысленную пометку позже извиниться за то, что назвал её тупицей, и объяснить, что он лишь придумал причину, по которой она не могла быть продана.
     Иногда он жалел, что на самом деле не был таким аморальным ублюдком, каким его считали. Во-первых, его бы не беспокоило, когда она расстроена, и, что более важно, его не остановила бы мысль о том, что, если он собирается начать спать с ней, ему придется жениться ради своей чёртовой совести.
     – А других ты можешь достать? – спросил хорошо одетый крестьянин. – Если бы у нас было несколько красивых рабов, которых мы могли бы предложить богам вместо наших сыновей и дочерей, мы могли бы избежать их потери, – предложил он остальным.
     – Я не торгую рабами, слишком много хлопот, – ответил Мейборн. – Для них нужно нанять охранников, купить цепи, избить их, но не слишком сильно... слишком много работы, – сказал он извиняющимся тоном. – Я мог бы упомянуть, что вы интересовались людям, у которых я купил свою рабыню, – предложил он, не имея ни малейшего желания делать это. Продажа людей для превращения в носителей Гоа'улдов была шагом за пределы его, по общему признанию, нечётких моральных принципов. Он мог лгать, обманывать и воровать ради своей страны, или для себя, если уж на то пошло, но всё же было несколько вещей, которые Гарри Мейборн ни за что бы не стал делать. – Накорми и напои лошадь, как только закончишь грузить повозку, – громко приказал он. – Мы возвращаемся к Чаппа'ай пока не стемнело и разобьём там на ночь лагерь, что бы первыми пройти через них завтра утром, – сказал он Айкатерине.
     – Ты очень смелый, раз путешествуешь через кольцо богов, – сказал ему один из сельских жителей, мало кто из них когда-либо делал это, даже зная адреса других миров. Хотя лишь немногие Гоа'улды полностью запрещали своим рабам и вассалам пользоваться сетью Звёздных врат, торговля, в конце концов, была полезна для экономики, суеверие что в других мирах живут монстры, удерживало большинство людей на родных планетах. Некоторые даже говорили, что именно путешествие через Чаппа'ай, делало тех, кто ходил через них, злом.
     – Удача любит смелых, а прибыль - мотивация для каждого хорошего купца, – ответил Мейборн. – Мой народ хорошо известен как торговцы в нашей части галактики, я просто первый, кто расширил нашу сеть сюда, – сказал он. Шпионам и лазутчикам, посланным Землёй через врата, предстояло посетить многие тысячи миров. Потребуется немало времени, чтобы посетить каждый из них, хотя они уже разведали многие из наиболее важных миров Гоа'улдов, отправляя домой ценные разведданные. Иногда они проводили и диверсионные операции: всего несколько дней назад сотрудник британской МИ-6, прикомандированный к Икс-Ком, использовал Элериум-Наквадаховую мини-бомбу, чтобы взорвать Триниумную шахту, принадлежащую Апофису.
     – Из какого ты мира? – с любопытством спросила маленькая девочка, которая хотела услышать истории о Тау'ри.
     Мейборн выпрямился.
     – Ференгинара9, – гордо ответил он, снова пытаясь сохранить невозмутимое выражение лица.
     
     Храм Кроноса – Малкшур – Июль, 2002.
     – Картер, ты уверена, что мы движемся в правильном направлении? – крикнул О'Нилл, пока они продолжали пробиваться через обширную территорию храма. Казалось, что за каждой каменной колонной стоит чёртов Джаффа, носящий знак Апофиса или Сокара, а поскольку архитектура была в древнегреческом стиле, колонн было предостаточно.
     – Да, сэр, – ответила Картер, стреляя из своей L2-A2 и перебегая к следующему доступному укрытию. Это был родной мир Джолинара, симбионта Ток'ра, которого она носила какое-то время, а пребывание здесь сделало его воспоминания ещё сильнее, чем когда-либо.
     Показался ещё один Джаффа, но прежде чем кто-либо из ЗВ-1 смог разобраться с ним, он был уничтожен лазерным огнем, ведущимся справа, где ЗВ-2 под командованием подполковника Ферретти начал обходить оборонявшихся с фланга. Это была крупномасштабная миссия, где они вели поиск вместе с отрядами ЗВ-3 и ЗВ-5 составленными из морпехов США и бойцов Икс-Ком, а в тылу ЗВ-10 удерживали Звёздные врата, но О'Нилл уже начинал жалеть, что не запросил ещё больше людей.
     – Сколько их, Джонас? – крикнул О'Нилл самому новому члену команды. Тил'к и Андианова прикрывали его огнём, пока Келонец играл со своими игрушками.
     – Сканер движения не в состоянии отследить всех, полковник, – ответил Джонас, снова проверяя устройство. Вокруг было так много Джаффа, что устройство начинало глючить.
     – Используй Силу, Люк, – сказал ему О'Нилл.
     – Прости, что? – в замешательстве переспросил Джонас.
     – О'Нилл имеет в виду, используй свой Псионический Усилитель, Джонас Квинн, – объяснил Тил'к, перебегая и укрываясь за следующей колонной и отвлекая на себя ведущийся по ним спереди огонь из посохов. – Когда вернёмся на Землю, придётся одолжить тебе мой комплект DVD "Звёздные войны", – добавил он.
     – О, верно, – ответил Джонас, вернув Сканер движения в чехол на поясе и беря вместо него Пси-усилитель, включил и мысленно обратился к нему.
     – Итак, сколько их? – снова спросил О'Нилл, выпуская из своей винтовки короткую очередь, чередуя Зэт и лазерный огонь.
     – Я всё ещё считаю, – ответил Джонас. – Эм... итак, сколько Джаффа у Апофиса? – спросил он, а его разум через устройство потянулся, чтобы коснуться мыслей всё большего и большего числа Джаффа и прим'та, которых они носили.
     – Это не очень обнадёживает, – прокомментировала Андианова, присоединяясь к Тил'ку, стоящему за колонной.
     – Именно, – искренне согласился Тил'к. Они, должно быть, уничтожили уже несколько десятков, чтобы пробиться сюда, но, несмотря на это, не было заметно, что число стреляющих в них уменьшается. "Гарнизон, должно быть, насчитывает по меньшей мере несколько сотен Джаффа", решил он.
     Некогда главная цитадель Кроноса, на которой Ток'ра Джолинар много лет назад пытался поднять восстание, Малкшур теперь стала частью империи Апофиса и явно считалась достаточно важной, чтобы разместить на ней внушительное количество Джаффа. Сам Кронос теперь был не более чем вассалом Лорда Ю и не имел возможности вернуть этот мир. Но имея в голове Саманты Картер, после известных событий, достаточное количеством знаний о местных условиях, высшее руководство решило, что это хороший выбор места для привнесения запатентованного Тау'ри военного хаоса.
     За лязгом металлических гусениц, скрежещущих по каменному полу, последовал шторм плазменных зарядов, это в бой вступила Тяжёлая Орудийная Платформа, разновидность, прозванная "Мощным МАЛПом", с установленным в башне роторным плазмомётом сделанным из посохов Джаффа. Маленький робот-танк давал такой объём огневой поддержки, с которой не сравнился бы и целый взвод. Команды ЗВ, разумеется, могли быть в меньшинстве, но стратегия заключалась в том, чтобы всегда иметь превосходящую огневую мощь, и в таких миссиях, как эта, одна или две ТОП, несомненно, помогали уравнять шансы. Сделав несколько сотен выстрелов для поддержки ЗВ-1 она сменил цель и начала движение на поддержку ЗВ-2, продолжая выпускать непрерывный поток плазмы и водя башней из стороны в сторону.
     Прежде чем Джаффа успели опомниться, О'Нилл достал из рюкзака шоковую гранату и швырнул её от подмышки по полу, словно шар для боулинга, полированный каменный пол позволил ей катиться до тех пор, пока не истекло время таймера, и она выпустила свой заряд энергии, выведя из строя всех Джаффа в радиусе десяти метров.
     – Страйк! – торжествующе крикнул он, когда несколько из них, потеряв сознание, выпали из-за своих укрытий.
     – Думаю, вам всё ещё нужно сделать "спеа"10, – ответила Картер, когда оставшийся на ногах воин Джаффа начал вслепую стрелять из-за колонны из Зэт'ник'тела.
     – Проклятье, вот что значит мой средний уровень, – недовольно высказался О'Нилл. В этот момент мимо него промчалась Андианова, уклоняясь от выстрелов Зэта и быстро сократила дистанцию с оставшимся Джаффа. Бросившись на пол, она завершила свою атаку, скользнув на коленях и одним выстрелом поразила очень удивленного вражеского солдата в голову, пронесясь мимо его позиции. Его тело ударилось об пол прежде, чем она остановилась и заняла новое укрытие держа винтовку наготове.
     – Чисто! – крикнула русская, посылая по дополнительному заряду из Зэт'ник'тела в ближайших упавших Джаффа для контроля.
     – Вперёд, – приказал О'Нилл, их целью был главный зал, где, как считала Картер, хранились реликвии либо Древнего, либо Ферлингского происхождения. Вероятно, они стоили не так уж много, но в любом случае, их главной целью было перебить гарнизон, так что любые дополнительные безделушки, которые они могли забрать по пути, шли просто бонусом. Через пару дней они собирались провести аналогичную операцию против одного из миров Ба'ала, просто чтобы показать, что фаворитов у них нет, и что Тау'ри в эти дни обеспечивали хаос и разрушения всем в равной степени.
     – Она потрясающая, – заметил Джонас, следуя за остальными. Хотя до сих пор он участвовал лишь в нескольких перестрелках вместе с ЗВ-1, он уже несколько раз видел, как сержант демонстрировала почти пугающую способность убивать людей с большим изяществом. Тил'к был лучшим следопытом и чрезвычайно опасен в рукопашной, но с винтовкой в руках Андианова была просто поэзией в движении.
     – С ней такое бывает, – согласилась Картер.
     – Не уверен, что она в своём уме, – добавил Джонас с большим сомнением.
     – Опять же, с ней такое бывает, – сказала ему Картер.
     Звук очень больших тяжёлых ботинок, бьющих о пол с металлическим лязгом, который эхом отражался от каменной кладки, мгновенно заставил ЗВ-1 снова нырнуть в укрытия.
     – Ещё Джаффа? – со стоном спросил О'Нилл, эти парни никогда не отличались особой легкостью походки.
     Тил'к прислушался.
     – Нет, – сказал он наконец, поднимая винтовку и указывая в направлении, откуда доносился звук. Мгновение спустя в поле зрения появилась массивная фигура двух с половиной метрового роста. – Лейтенант Хейли, – сказал он, когда молодой офицер в прототипе силовой брони подошла к ним.
     – Очень мило с вашей стороны, что Вы прибыли, лейтенант, – сказал О'Нилл, взглянув на часы для пущего эффекта. – Проспали, что ли? – язвительно поинтересовался он.
     – Простите, сэр, пока я добиралась сюда от Врат меня отвлекли несколько Джаффа, – объяснила она, её голос, идущий через внешний динамик шлема, звучал довольно устрашающе и подходил к её внешнему виду. Без бронескафандра Дженнифер Хейли была самым маленьким человеком в КЗВ, даже меньше миниатюрной доктора Фрейзер, но, надев его, она наконец, обрела ту комплекцию, которая соответствовала её вспыльчивому темпераменту.
     – Ты же должна была выступить вместе с нами, – напомнил ей О'Нилл. Им сообщили, что она не придёт, всего за несколько минут до того, как они прошли через Врата.
     – Была проблема с наквадах-реактором, полковник, я подумала, что лучше будет заменить его, и всё прошло быстрее, чем я предполагала, поэтому генерал Хаммонд разрешил мне пойти и догнать вас, – объяснила Хейли.
     – Что было не так с реактором? – спросила Картер.
     – Мне не понравились колебания энергии, а когда на вас надето что-то, что может взорваться с мощностью в двадцать килотонн, я решила что не стоит идти с этим в бой, мэм, – ответила Хейли. – За пять минут до выхода всё было в порядке, так что у меня не было времени спросить вашего совета, – сказала она. Хотя сама по себе Хейли и была чертовски умна, она понимала, что из них двоих майор Картер, вероятно, была всё же более компетентна в этом вопросе и она обратилась бы к ней за помощью, если бы представилась такая возможность. Это не означало, что ей нравилось, когда майор называла её "мини-мной", как это случалось пару раз, попытка выбраться из тени своих наставников всё ещё была в значительной мере целью второго чрезвычайно умного физика ВВС США в КЗВ.
     – О'кей, это достаточно высокий показатель по моему личному извини-метру, чтобы простить тебя на этот раз, лейтенант, но не бери это в привычку, – сказал ей О'Нилл. – Так что случилось с Джаффа, на которых ты наткнулась?'
     – В общем... я задавила их, сэр, – ответила Хейли. Многослойная броня толщиной в дюйм, покрывающая скафандр, вероятно, выдержала бы попадание и из пушки-посоха, ручное оружие же Джаффа совсем не подходило для задачи, остановить нечто подобное. – Один пытался пойти в рукопашную, но и это у него не слишком хорошо получилось, – сказала она.
     – Пойдём, по дороге расскажешь, – ответил О'Нилл, – сержант, вы впереди, – приказал он и ЗВ-1 снова двинулись вперёд.
     – Он несколько раз ударил меня своим посохом, а потом его ударила я, – объяснила Хейли. – Он пролетел, должно быть, метров пять, и я, кажется, проломила ему череп, – добавила она, убирая одну руку со своей тяжёлой лазерной винтовки Л3-А1, чтобы показать кровь на кулаке. Несмотря на возросшую огневую мощь по сравнению со стандартной версией L2-A2, более тяжелая версия не пользовалась особой популярностью в Икс-Ком, она была излишне громоздкой, чтобы с ней можно было эффективно обращаться, и ей не хватало полностью автоматического режима, так как она перегревалась при быстром темпе стрельбы и весила слишком много по мнению пехотинцев. Однако с силовой броней, которая принимала на себя нагрузку, она стала гораздо более эффективным оружием. Особенно когда её подключали напрямую к реактору бронескафандра и удаляли здоровенный блок питания, что делало её ещё немного менее громоздкой. Хейли всё равно предпочла бы более легкую, более мощную и более эргономичную "Тяжелую плазму" P3-A1, но драгоценный Элериум был бы совершенно впустую растрачен на Джаффа, поэтому только войска, сражающиеся с силами Локи использовали их.
     – Я полагаю, идти скрытно уже не вариант, – заметил Тил'к, когда звук бронированных ботинок Хейли сообщил всем оставшимся Джаффа в этом районе, где именно находятся ЗВ-1.
     – Есть своё время для хитрости, но грубая сила и чрезмерная жёсткость имеют свою прелесть, – ответил О'Нилл. – Джонас, сколько их там осталось? – уточнил он.
     – Кажется, они начинают отходить из храмового комплекса, – ответил Джонас, снова используя свой Пси-усилитель. Он закрыл глаза и сосредоточился, пытаясь уловить поверхностные мысли ближайшего врага. – ЗВ-2 почти обошёл их с фланга, они не хотят, чтобы их отрезали и окружили, – сказал он.
     – Так держать, Ферретти! – с энтузиазмом воскликнул О'Нилл. Полковник, ещё со времён выполнения первой миссии на Абидосе, знал, что всегда может положиться на командира ЗВ-2, тот всегда делал своё дело.
     – Есть несколько крепких орешков, которые всё ещё охраняют то, что нам нужно, – сказал ему Джонас. – У них сильная воля, а в разум похоже вмешались Гоа'улды, не думаю, что смогу взять под контроль кого-либо из них, – сказал он извиняющимся тоном. Это было интересное открытие, уже было известно, что прим'та могут общаться на низком уровне с Джаффа, но то, что это может помешать псионической атаке, стало известно только тогда, когда было установлено, что Джаффа значительно более устойчивей обычных людей, что противоречило их генетическому коду.
     – Можешь их хотя бы немного встряхнуть? – спросила Хейли.
     – Мне больше повезет, если я попытаюсь напугать их, – ответил Джонас. С помощью псионического усилителя можно было вызвать у субъекта чувство страха, и это, как правило, было легче сделать, чем завладеть его разумом. – Но я не думаю что они сбегут, – добавил он.
     – Есть идея, лейтенант? – спросил О'Нилл.
     – Если они уже будут дрожать, то, когда придёт большой страшный металлический монстр с большой пушкой, с ними будет легче справиться, сэр, – предположила Хейли.
     – И, как минимум, если они все будут стрелять в тебя, нам будет легче, – ответил О'Нилл. – Хороший план, назовем его операция "Заменимый младший лейтенант", – сказал он. – Что? – спросил он Картер, которая на него странно посмотрела. – Академия выпускает их каждый год, – заметил он. – Я не собираюсь тратить Тил'ка или отличного сержанта на подобную работу, – заявил он.
     – Он просто шутит, – сказала Картер своей протеже.
     – Только не повреди эту броню слишком сильно и постарайся, чтобы тебе не вышибли твои ценные мозги, – сказал О'Нилл Хейли. – Джонас, твой выход, покажи Фредди Крюгера этим Джаффа.
     – Какого Фредди? – спросил Джонас.
     – Так, всё, никакого канала погоды, пока мы не покажем тебе больше фильмов, – серьёзно сказал О'Нилл. – Ты прилетаешь на нашу планету, берёшь нашу работу и даже не утруждаешь себя изучением нашей культуры, – посетовал он, когда они отправились разбираться с оставшимся очагом сопротивления и забирать свои сувениры.
     
     Здание Организации Объединенных Наций – Нью-Йорк – Август, 2002.
     Командующий Рассел Шарп не был счастлив. Он был не в восторге от того, что ему приказали лично явиться в Нью-Йорк, ему не нравилась униформа, которую он надел, не был он в восторге от компании, и он был на взводе, потому что был невооружён.
     Глядя на сидящих с другой стороны стола представителей пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН, выступавших здесь от имени своих государств, участвующих в программе Икс-Ком, Шарп не был полностью уверен, скучает ли он по своему пистолету из-за укоренившейся привычки держать его под рукой или это просто инстинктивное желание перестрелять всех политиков. Пока что им удалось вывести его из себя, задавая идиотские вопросы, они упомянули о сокращении запланированного увеличения финансирования проекта, что с его точки зрения, было совершенным безумием, и если этот скользкий придурок Кинси ухмыльнется ему ещё раз, он может сорваться, прыгнуть через стол и задушить его.
     По крайней мере, Элизабет Вейр, сидевшая слева от него, в настоящее время занималась большинством действительно глупых вопросов, касающихся состояния дипломатических отношений с союзниками Земли, давая Шарпу возможность проверить свои записи и поиграть со своим воротником. Поскольку Икс-Ком официально не существовало, он не мог ходить на публике в своей парадной форме, даже если бы она у него и была, поэтому он был одет в форму генерал-майора канадской армии, что примерно соответствовало рангу старшего Командующего Икс-Ком, и увенчан синим беретом ООН в знак уважения к окружающим. Когда он был откомандирован из канадских вооруженных сил в Икс-Ком, он был всего лишь полковником, так что это было неплохое повышение, даже если технически оно существовало только на бумаге.
     Шарп вынужден был признать, что Вейр, чувствовала себя бесконечно более комфортно в данной обстановке и поэтому была совершенно спокойна. Единственным человеком, сидевшим напротив них, с которым он согласился бы провести время по своей воле, была представительница Китая Шэнь Сяои, да и то только потому, что на неё стоило посмотреть, но Вейр очень хорошо справлялась с ними, ещё раз продемонстрировав, что Икс-Ком набирает только самых лучших в каждой области. Проблема Шарпа заключалась в том, что его идеальным полем было поле боя, а не конференц-зал.
     – Значит, переговоры с правительством Орбана были плодотворными? – спросил французский представитель Жан ЛаПьер.
     – Даже очень, – с улыбкой ответила Вейр.
     – Я удивлён, учитывая, что командир нашей якобы лучшей команды Звёздных Врат когда-то полностью расколол всё их общество, – прокомментировал сенатор Кинси, теперь он прочно закрепился в качестве представителя США.
     Вейр придала лицу более серьёзное выражение.
     – Хотя полковник О'Нилл непреднамеренно вызвал тектонический сдвиг в их культуре, Орбанианцы, похоже, не питают к нему или к Земле из-за этого никакой неприязни, – ответила она. – На самом деле Калан Орбанианец, с которым я вела переговоры, попросил меня передать ЗВ-1 сообщение о том, что бывшие дети-Урроны продолжают благоденствовать, хотя традиционное обучение, похоже, утратило свою популярность среди многих из них, как только новизна прошла.
     – Итак, когда мы можем ожидать конкретных результатов ваших переговоров? – задал вопрос Рассел Чэпмен, представитель британского правительства.
     – Орбанианцы уже согласились перерабатывать нашу руду Наквадаха в обмен на разумный процент обогащенного реакторного и оружейного продукта, – сказала ему Вейр. – Окончательное соглашение по условиям оптовых поставок наквадах-реакторов должно быть достигнуто в ближайшее время.
     – Я думал, мы можем делать наши собственные реакторы? – спросил Кинси.
     – Конструкция нашего реактора, это по сути, менее продвинутая копия оригинального Орбанского устройства, – ответил Шарп, опередив Вейр. – Их реакторы более компактны и производят больше энергии, чем наши, и они настолько дёшевы, что мы должны быть сумасшедшими, чтобы не покупать их, учитывая, что запрашиваемая цена, это всего лишь доступ к тем технологиям Гоа'улдов, в которых мы разобрались, – сказал он.
     – Мы используем всё больше и больше Наквадаха и всё больше и больше реакторов, работающих на нём, – добавила Вейр. – У Орбана гораздо больше промышленного оборудования для производства и того, и другого, аутсорсинг - откровенно говоря хорошая экономия, а в качестве бонуса торговля укрепит дипломатические связи с Орбаном, – продолжила она. – Хотя они и менее развиты технологически, чем Толланы или Ашены, они достаточно индустриализированы, чтобы стоило с ними поддерживать более тесные отношения.
     – Но мы сохраним нашу способность перерабатывать руду и строить реакторы и здесь, на Земле? – серьёзно спросила Шэнь Сяои. – Мы не должны становиться полностью зависимыми от чужого производства, – заявила она.
     – Наши существующие производственные линии будут сохранены, хотя и будут работать с меньшим уровнем производительности, – подтвердила Вейр. – Если возникнет необходимость, их можно будет задействовать на полную мощность, – заверила она китайского представителя.
     – По-моему звучит приемлемо, – ответил ЛаПьер. – Если позволите, я перейду к следующему вопросу нашей повестки дня. Мы в течение некоторого времени просматривали файлы КЗВ и отметили несколько случаев, когда внеземные гражданские лица были перемещены на другие планеты, чтобы защитить их от истребления Гоа'улдами, – сказал он. – Кроме того, мы не вполне уверены, что наши союзники Свободные Джаффа получают достаточно гуманитарной, а не военной помощи.
     – Судя по отчету, который я читал, сейчас на Ханке практически палаточный городок, – заметил Чэпмен. – Чертовски прискорбное положение дел, – добавил он, печально качая головой.
     – И то, как беженцев из Насии практически бросили на Геммонд за неимением другого места, где их можно было бы разместить, вызывает крайнее сожаление, они всё ещё далеки от интеграции в местную культуру, – вставил Кинси. – Когда программа "Звёздные врата" будет обнародована, пресса, несомненно, разорвёт нас на куски за то, что мы всегда ставили военные соображения на первое место, – сказал он.
     – Вы ведь не собираетесь предавать это огласке? – ошеломленно спросил Шарп.
     – Не в обозримом будущем, Командующий, но со временем это неизбежно, – ответил Чэпмен. – Мы должны предусмотреть, как мы будем выглядеть в исторических книгах, и в этом отношении существует гуманитарный императив, как указал мой французский коллега, – продолжил он. – Пришло время представить нас с лучшей стороны, повернувшись к галактике лицом, озабоченным судьбами народов, населяющих её.
     – И, возможно, в процессе, завоевать несколько сердец и умов, – сказал Кинси с очень нервирующей улыбкой.
     Шэнь Сяои тоже улыбнулась.
     – Учитывая, что Икс-Ком является поддерживаемой и аффилированной с ООН организацией, мы совместно с другими странами-членами решили, что и другие структуры ООН должны сыграть свою роль, – сказала она. – Для начала персонал Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев будет аффилирован с вашим командованием, – сказала она.
     Шарп моргнул.
     – Это шутка, да? – спросил он.
     – Нет, – ответил Кинси.
     – Я имел дело с людьми из УВКБ ООН, когда много лет назад выполнял обязанности миротворца, – сказал Шарп. – Это самая большая группа наивных пацифистов, которых я когда-либо встречал в своей жизни, и я знаю её, – сказал он, для большего эффекта указывая на Вейр.
     – Любую критику, исходящую от вас, я приму как комплимент, – тихо ответила Вейр.
     – Как, чёрт возьми, я должен проводить эффективные военные операции с кучкой сердобольных спасателей и докторов, за которыми нужно присматривать? – недоверчиво спросил Шарп и сделал паузу, ему в голову пришла другая мысль. – И вообще, откуда возьмутся деньги на всё это? – с подозрением поинтересовался он.
     – В вашем текущем бюджете должно быть достаточно средств для финансирования ограниченных команд УВКБ ООН, которые мы предполагаем сформировать, – ответил Чэпмен.
     – О, конечно, мы просто взорвём на несколько Джаффа меньше на следующей неделе, потому что не можем позволить себе столько гранат, – саркастически парировал Шарп. – Серьёзно, это очень плохая идея, и она негативно отразится на моей способности эффективно вести войну, – заявил он. – Мне потребовалось больше года, чтобы заставить КЗВ принять более активный подход, и мне не нужен серьёзный откат, из-за этой кучки хиппи из УВКБ ООН, которые придут и испортят мою команду, – добавил он.
     – Под "активным" он подразумевает невероятно жестокий и разрушительный, – пояснила Вейр.
     – Да, мы знаем, – ответила Шэнь Сяои. – Командующий, этот вопрос не подлежит обсуждению, ваше дело взрывать бомбы, а не определять политику, – категорично сказала она Шарпу.
     «Политика - это интеллектуальная способность, война - только инструмент, а не наоборот. Поэтому подчинение военной точки зрения политической является единственно возможным», – процитировала Вейр, мысленно поблагодарив полковника О'Нилла за то, что он подсказал ей эту строчку из Клаузевица, которую Шарп, судя по взгляду, который он на неё бросил, несомненно узнал.
     – Икс-Ком всегда предоставляли огромную свободу действий в определении собственных стратегических целей и тактических задач, – отметил Шарп.
     – В борьбе с Локи и его войсками - да, но война с Гоа'улдами более сложна в политическом плане, – ответил Кинси. – Дело не только в том, чтобы убивать врагов, есть и другие аспекты, которые следует учитывать, такие как дипломатия и наш имидж за границей, – сказал он, – или, точнее, за пределами мира, – поправил он себя.
     Шарп тихо пробормотал себе под нос что-то явно матерное.
     – Могу я, по крайней мере, проверить этих людей? – спросил он.
     – Пожалуй, для этой задачи лучше подойдёт доктор Вейр, – ответил Чэпмен. – Мы предоставим ей краткий список подходящих кандидатов.
     – Прекрасно, замечательно, пусть будет так, – мрачно ответил Шарп.
     – Вы должны простить Командующего Шарпа, обычно он более дружелюбен, но в последнее время он стрелял в недостаточное количество людей, – съязвила Вейр.
     – Мы все знаем сильные и слабые стороны Командующего, доктор Вейр, – ответила представительница Китая. – Как я полагаю, это Командующий, который, я надеюсь, простит меня за то, что я вам это говорю, во всех отчётах о персонале всегда давал вам самую блестящую оценку, в них говорилось, что ваши таланты в дипломатии и переговорах особенно полезны и компенсируют его собственные ограниченные возможности в этой области, – сказала она. – Это помогло нам принять решение, оставить вас и дальше работать в программе "Звёздные Врата", – добавила она.
     На этот раз настала очередь Вейр выглядеть недоверчивой.
     – Он так делал? – спросила она удивленно.
     Шарп откинулся на спинку стула.
     – Ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным, – грустно заметил он.
     
     Примечание автора:
     Джебанна это мир, родом откуда была Кендра, бывший носитель Гоа'улда, которую ЗВ-1 встретили на Киммерии в эпизоде 1:10 Thor's Hammer. Учитывая, что большая часть военных ресурсов Системных Лордов будет сражаться на передовой, кажется логичным, что их власть над своими мирами станет более шаткой, давая Тау'ри возможность перемещаться свободнее, собирая информацию и распространяя инакомыслие. Случайное попадание в цель с высокой ценностью (например, в Триниумные шахты, которые понадобятся Апофису для его улучшенной конструкции гипердвигателя) будет бонусом. Шпионы и диверсанты для Земли - это, как дешёвый способ увеличить общий хаос и беспорядок, создаваемый командами ИксЗВ, так и возможность стать менее зависимыми от Ток'ра и Джаффа в плане разведки.
     Малкшур это планета, с которой был родом Джолинар и где ему не удалось спровоцировать успешное восстание против Кроноса. Картер восстановила воспоминания Джолинар о Ниту, поэтому я подумал, что у неё могут быть ещё более сильные воспоминания Ток'ра о его родном мире. Я подумал, что было бы излишне несправедливо по отношению к Системным Лордам (и несбалансированно для истории), если бы Пси-усилители Икс-Ком были бы полностью эффективны против них, поэтому я принял идею, что наличие двух разумов в одном теле ограничивает эффективность псионических атак. То, что у прим'та была своего рода ментальная связь с Джаффа, несущими его, было показано в эпизоде 4:04 Crossroads. Носители Гоа'улдов очень устойчивы к воздействию псионики, а Джаффа средне.
     В "Звёздных вратах" Международное Надзорное Агентство (МНА) долгое время был занозой в заднице КЗВ, и я подумал, что оно будет ещё большей проблемой для КЗВ управляемого Икс-Ком, учитывая фактор ООН. Кинси использует новые политические инструменты, чтобы получить доступ к программе "Звёздных врат", заходя с другой стороны. КЗВ действительно на протяжении многих лет имело дело со многими беженцами (включая Насианцев), а временные лагеря как для Джаффа, так и для других всегда выглядели для меня как лагеря беженцев из стран третьего мира. Привлечение людей УВКБ ООН, которые постоянно занимаются этим на Земле, действительно имеет некоторый смысл и поспособствует хорошему освещению в прессе, если программа когда-либо будет обнародована. Изначально Земля получила технологию наквадах-реактора с Орбана в эпизоде 3:05 Learning Curve. Картер лишь сделала менее совершенную копию из доступных материалов.
     

Глава 32

     Зона 51 – Земля – Август, 2002.
     Быстро окинув взглядом подземный ангар, майор Джон Шеппард протянул руку и, улыбаясь, провёл ладонью по гладкому металлическому боку космического корабля. Наконец-то они придумали что-то, что не только отправит почтенные и беззащитные транспорты "Скайрэйнджер" на свалку, но и станет первым построенным на Земле космическим кораблем с гипердвигателем.
     – Это инопланетный сплав, который мы взяли у Сектоидов, верно? – спросил он, переводя взгляд с "Мстителя" на одного из инженеров, проводящих последнюю проверку машины.
     – Теперь мы называем его "Кидониум", – подтвердил инженер, нашивка на его комбинезоне гласила, что его зовут Спеллман, и, учитывая то, что они, похоже, снова сотворили чудо не только бэк-инжинирингом технологии Сектоидов, но и скрещиванием её с технологиями Земли и Гоа'улдов, Шеппард счёл его фамилию подходящей.
     – Так эта штука действительно может сделать 8 Махов? – спросил его Шеппард.
     – Чуть больше чем 8,1 Маха, – ответил Спеллман. – Это в атмосфере, в космосе можно разогнаться до миллиона миль в час, – сказал он.
     – Миллион миль в час? – повторил Шеппард. – Серьёзно? – недоверчиво переспросил он.
     Спеллман улыбнулся.
     – Его субсветовой двигатель разработан на базе двигателя "Глайдера смерти", – сказал он. – Я работал с первыми из тех, что мы захватили, – продолжил он. – Старый проект X-301, который в конечном итоге привёл к созданию F-302, был моим детищем, – с гордостью добавил он.
     – В 302-м не так уж много от 301-го, Спеллман, – перебил его другой инженер. – Не переоценивай себя, – сказал он.
     – Отвали, Фельгер, – ответил Спеллман. – Твой единственный вклад в этот проект за последнее время, это то, что ты чуть не отправил нас всех в ад, установив блок Плазменного Луча задом наперёд.
     Фельгер смущённо покраснел, хотя он и обладал высокой квалификацией, но иногда вёл себя как растяпа, и он знал это.
     – Мы с Мейерсом были слишком заняты установкой кольцевого транспортёра на "Прометей", на этот проект не хватало времени, и помните, имя этому кораблю дал я, – оправдываясь добавил он.
     – Ты придумал назвать его "Мститель"? – спросил Шеппард.
     – Он взял это имя из комикса, – саркастически заметил Спеллман.
     – "Удивительный Мститель"? – спросил Шеппард у Фельгера.
     Фельгер ухмыльнулся.
     – Верно, – подтвердил он. – Ты фанат? – спросил он.
     – Мне больше нравится "Фантастическая четвёрка", – сказал ему Шеппард. – Так вы, ребята, уверены насчёт гипердвигателя? – нервно спросил он. Летать быстро в общепринятом смысле было его страстью, концепция движения быстрее света через подпространство была совсем другим делом.
     – Этим занимался Мерфи, он проектировал генератор гиперпространственного окна и для "Мстителя", и для "Прометея", – ответил Фельгер. – В сущности, это просто наша версия того, что установлен на Тел'таке с несколькими усовершенствованиями, чтобы дать ему примерно такую же максимальную скорость, как у Ал'кеша, – объяснил он. – Разгоняется до скорости, в тридцать тысяч раз превышающей скорость света.
     Шеппард быстро прикинул в уме.
     – Скажем, двадцать триллионов миль в час, – сказал он, забавляясь выражением удивления возникшим на лицах двух инженеров.
     – Только не нужно столько выжимать из гипердвигателя в тестовом полёте, – посоветовал Спеллман.
     – Мне приказали в первом полёте пробежаться вокруг дома, – сказал им Шеппард. – Отправиться на горнодобывающую базу в Облаке Оорта, а затем вернуться, чтобы вы, ребята, могли проверить бортовой самописец, отполировать ветровое стекло и обслужить двигатель, чтобы он проработал десять триллионов миль, – пошутил он. – "Искупление" на всякий случай сыграет роль "корабля-сопровождения".
     Фельгер улыбнулся.
     – Мы думали, Кэмерон Митчелл будет лётчиком-испытателем, он был им у "Огненного шторма" и "Мрачного жнеца", – сказал он.
     – Наверное, он слишком занят набивая боевой счёт, – ответил Шеппард с полуулыбкой. На самом деле он знал, что получить такое задание было чертовски лестно, и, конечно же, было приятно, что кто-то, кроме лётчика-истребителя, получил такую работу на этот раз. Парни летающие на перехватчиках получали всю славу, но пилоты Скайрэйнджеров, такие как он, так же часто рисковали своими жизнями, летая в ад плазменного огня, и сбрасывая команды захвата НЛО прямо посреди боя.
     Отступив на несколько шагов, Шеппард ещё раз оглядел "Мститель". В каком-то смысле он напоминал гораздо более крупный X-303, строящийся поблизости, и, подобно первому самостоятельно сделанному капитальному кораблю Земли, "Мститель" также был своего рода конструктивным компромиссом, хотя и не настолько, как "Прометей", который был наполовину линейным крейсером, наполовину авианосцем. "Мститель" был многоцелевым, и перед началом миссии должен был быть сконфигурирован либо как тактический транспорт, либо как лёгкий боевой корабль. Можно было взять с собой в трюме двадцать шесть солдат в силовой броне в полном снаряжении, или, если запланировано столкновение с вражескими боевыми кораблями, можно было установить один из новых сюрпризов, которые в Икс-Ком придумали для борьбы с незваными гостями.
     Они назвали его "Потрошителем", что очень хорошо описывало его функцию. После нескольких лет успешного использования роторных плазмомётов Гатлинга, Икс-Ком решил развить идею сборкой шести тяжелых орудий, используемых Ал'кешами, по такой же схеме. Установка занимала большую часть грузового отсека "Мстителя", при вращении, в верхней точке цикла, каждая пушка стреляла практически впритирку к корпусу. Стреляя со скоростью пулемета, она в считанные секунды могла разнести на куски корабль размером с Тел'так или Ал'кеш, что означало, что несколько "Мстителей", вероятно, будут представлять угрозу даже для Ха'така, если дать им достаточно времени, безжалостно избивать его щиты нескончаемым потоком плазменных зарядов.
     Шеппард уже бывал на строящемся Х-303 и видел, как первые два Потрошителя монтировались по обе стороны его носовой части. У Прометея также был ещё один неприятный сюрприз для первого Ха'така, с которым он столкнётся: между Потрошителями была установлена пара Плазменных Лучей с Элериумным питанием, снятых с захваченных Линкоров Сектоидов. Идея состояла в том, что непрерывный огонь двух роторных пушек в какой-то момент ослабит щит материнского корабля, и тогда силы двух Лучей будет достаточно, чтобы пробить его насквозь, пронзить сердце Ха'така, даже если его щит всё ещё будет поднят. В этом, определенно, было больше шика, чем в типичной тактике Гоа'улдов, которая заключалась в том, чтобы колотить так, будто вы забиваете парня дубинкой до смерти, а не аккуратно вонзаете ему нож в сердце.
     – Ты ведь летал на F-302-м? – спросил Фельгер.
     – Конечно, – подтвердил Шеппард, Икс-Ком позаботился о том, чтобы все его пилоты могли при необходимости сменить работу, никогда не знаешь, когда может не хватить того или другого.
     – Тот же лётный шлем с окуляром ИЛС Гоа'улдов и встроенным в него нейронным интерлинком Сектоидов, – сказал ему Фельгер. – Всё интуитивно понятно, но помни, что ты не можешь швырять его, как 302-й, – напомнил он.
     Шеппард усмехнулся.
     – Не обижайтесь, ребята, но я и не видя этой штуки не думал, что она предназначена для манёвренного боя, – ответил он.
     – О, с инерционными демпферами ты будешь удивлён, – сказал ему Спеллман. – Ускорение у него лучше, чем у "Огненного шторма", и он может обогнать F-22, – продолжил он, – просто тебе не захочется ввязываться в драку с Фу-истребителем или Призраком.
     – А с Глайдерами смерти? – спросил Шеппард.
     Спеллман пожал плечами.
     – Возможно, с маневренностью у него не очень, но есть щит, а у них нет, так что...
     – Я могу совершить гораздо больше ошибок, чем они, – перебил его Шеппард.
     – Верно, – подтвердил Спеллман. – Один выстрел из твоих орудий, и они покойники.
     – А от лазеров или плазменных лучей трудно увернуться, – с удовлетворением заметил Шеппард. Всё, что ему нужно было сделать, это поймать в прицел истребитель Гоа'улдов, и для Джаффа в кабине игра будет окончена. – Это чудо, ребята, которым вы должны гордиться, – сказал он инженерам.
     – Спасибо за тёплые слова, – с улыбкой ответил Спеллман, приятно когда тебя ценят. – Он тебя не подведёт, майор.
     – Главное, чтобы он вернул меня обратно после того, как я подниму его в космос, – ответил Шеппард. – И не слишком быстро приземлился, – добавил он со смешком.
     – Если решишь разбиться, сделай это на Луне, на полном ходу, – посоветовал Фельгер. – Ты оставишь кратер, достаточно большой, чтобы его назвали в твою честь.
     – Постараюсь запомнить, – ответил Шеппард. – Значит, он точно будет готов после полудня? – уточнил он.
     – А, да, – ответил Фельгер. – Мы просто решили всё перепроверить, – добавил он.
     – Тогда я пойду выпью кофе, увидимся позже, – сказал Шеппард инженерам, направляясь в столовую.
     Спеллман подождал, пока майор не окажется вне пределов слышимости и повернулся к Фельгеру.
     – Нам лучше прикрутить кресло пилота, – сказал он.
     Фельгер покачал головой.
     – У нас только-только появилось время, чтобы занести его туда, как вошёл этот летающий парень, – сказал он со вздохом облегчения. Он решил угостить пивом в баре парня из службы безопасности, позвонившего, чтобы предупредить о приходе майора.
     – Это твоя вина, зачем ты сказал доктору Марковой, что мы успеем закончить к сегодняшнему дню? – спросил Спеллман.
     – Я не хотел выглядеть плохо перед этой цыпочкой Ток'ра, которая пришла вместе с ней проверять гипердвигатель, – смущённо ответил Фельгер.
     – Единственная причина, по которой она заметила тебя, это запах одеколона, из-за которого она чихнула, – сказал ему Спеллман.
     Фельгер моргнул.
     – Всё ведь было не настолько плохо, правда? – спросил он.
     – Мерфи хотел спросить в отделе снабжения, можем ли мы заказать защитные костюмы, – ответил Спеллман. – Если тебе от этого станет легче, у тебя всё равно не было ни единого шанса, – сказал он ему. – Более умные, более красивые чем ты мужчины, пытались и не смогли добиться успеха.
     – Может, мне тогда стоит начать заигрывать с Самантой Картер? – предположил Фельгер.
     Спеллман недоверчиво посмотрел на него.
     – Господи, когда же ты научишься ставить перед собой реалистичные цели? – спросил он.
     – Сразу после этого проекта, – ответил Фельгер.
     – Ты имеешь в виду "Мститель" или попытку залезть в трусы к Сэм Картер? – спросил Спеллман, закатывая глаза.
     Фельгер задумался.
     – О'кей, этих проектов, – наконец сказал он.
     
     Здание Совета Обороны Келоны – P2S-4C3 – Сентябрь, 2002.
     Джонас изо всех сил старался не обращать внимания на неприязненные взгляды, которые временами бросали на него его соотечественники. Для них он был предателем и дезертиром, укравшим государственную собственность, чтобы передать её иностранной державе, инопланетной иностранной державе никак не меньше, так что неудивительно, что ему здесь были не слишком рады.
     Радиосигнал из дома в КЗВ стал неожиданностью. Правительство Келоны дало понять, что хочет восстановить торговые и дипломатические отношения с Землёй, и направило делегатов для начала переговоров. Пока всё шло не слишком хорошо, но могло стать и намного хуже, если бы Командующий Шарп не поручил Кассандре Фрейзер провести тайное псионическое сканирование гостей, когда те прибыли. Они бы не узнали, что доктор Киран, глава Келонского проекта по созданию Наквадриевой бомбы, страдает шизофренией, которая фактически была вызвана воздействием этого вещества, а это могло закончиться очень плохо.
     Теперь переговоры переместились в Келону, и Элизабет Вейр, как всегда, должна была возглавить делегацию Земли. Её коллега посол Дрейлок, сидевший напротив, излучал аналогичную дипломатическую атмосферу, в то время как полковник О'Нилл сидел лицом к лицу с гораздо более милитаристски настроенным Командующим Хейлом, недавно назначенным председателем Совета обороны Келоны. Джонас вспомнил, что последний был всего лишь заместителем министра по военным ассигнованиям, когда он несколько месяцев назад покинул свой родной мир и ушёл в КЗВ. Но предположил, что его известная жёсткая позиция, вероятно, способствовала быстрому карьерному росту, учитывая нынешние геополитические и военные обстоятельства.
     Вейр улыбнулась.
     – Как я уже говорила вам, Посол, – начала она. – Земля не желает предоставлять вам передовые военные технологии, учитывая, что тогда мы будем нести моральную ответственность за то, для чего вы будете использовать их, или, возможно даже, злоупотреблять ими, – сказала она.
     О'Нилл поморщился.
     – Тебе обязательно так говорить? – спросил он. – Ты говоришь так, будто мы чёртовы Толлане, – недовольно сказал он.
     – Разница, полковник, – ответила Вейр, – заключается в том, что, в отличие от нас, Келона хочет использовать военную технику против других наций людей, а не для защиты от агрессивных Гоа'улдов.
     – Оба наших общества сталкиваются с иностранными завоеванием и порабощением, – заметил Дрейлок. – Мы хотим получить доступ к оборонительным технологиям только для того, чтобы отразить объединенную мощь наших соседей, Тирании и Федерации Андари, – сказал он.
     – Анализ, в составлении которого я принимал участие в прошлом году, предсказал уничтожение большей части наших военно-воздушных сил в течение пяти недель после такой совместной атаки, – заговорил Джонас. – Без поддержки с воздуха наша армия не сможет оказать достаточного сопротивления, чтобы предотвратить вторжение или оккупацию, война может продлиться шесть месяцев до полного краха, – добавил он, заслужив удивлённый взгляд Хейла за эту очевидную поддержку позиции Келоны.
     – Ваша технология реактивных двигателей даст пилотам наших перехватчиков шанс в сражении с превосходящими силами противника, – сказал командующий Хейл представителям Земли.
     – К сожалению, вы можете поставить такие же двигатели на бомбардировщики и бомбить города Андари и Тирании, а другая сторона не сможет вас остановить, – указала майор Картер. Все три великие державы этой планеты всё ещё использовали винтовые самолеты, реактивные бомбардировщики Келоны было бы практически невозможно остановить, и если дело дойдёт до войны, террористические бомбардировки гражданских лиц могли бы показаться привлекательным средством заставить противника пойти на переговоры о перемирии.
     – Тогда ваши зенитно-ракетные комплексы, – предложил Дрейлок, – мы могли бы прикрыть ими наши города.
     – Мы дадим вам защитные комплексы или реактивную технику, и вскоре у вас появится наступательное оружие на их основе, – ответил О'Нилл. – Извините, но в подобных обстоятельствах, мы сделали бы то же самое, – честно признал он.
     – Так Вам нужна наша Наквадрия или нет? – сердито спросил Хейл. Недавние исследования показали, что у них имеется значительный запас этого вещества. – Мы знаем его силу, мы уже рассказывали вам о нашем испытании Наквадриевой бомбы, – заявил он.
     – И если придётся, мы применим подобные устройства против наших врагов, – более спокойно сказал Дрейлок. – Вы хотите, чтобы это было на вашей совести? – риторически спросил он.
     Элизабет Вейр взглянула на полковника О'Нилла, ожидая его реакции, и снова повернулась к Дрейлоку.
     – Нет, но если вы примените Оружие Массового Поражения, все смерти будут на вашей совести, а не на нашей, – сказала она ему. – А вы не думали просто рассказать своим соседям о существовании Звёздных врат? – спросила она. – Если они узнают о Гоа'улдах, то, вполне возможно, решат, что вам нужно общепланетное сотрудничество, а не Мировая Война.
     – Мы даже своему собственному народу не рассказали о существовании Звёздных врат, а вы предлагаете сообщить о них иностранным правительствам? – фыркнул в ответ Дрейлок.
     – На Земле, похоже, всё обошлось, – сказал О'Нилл. – Только правительства и некоторые военные знают о Звёздных вратах и сотрудничают, чтобы сохранить это в тайне.
     – Тайная инопланетная угроза объединит ваш мир, – сказала Картер.
     – Это смешно, – возразил Хейл. – Если мы все сейчас демобилизуемся, мы никогда не сможем это объяснить нашим народам.
     Вейр покачала головой.
     – Вы не демобилизуетесь, – сказала она, – на самом деле, вы будете поддерживать и экономику и свои нации в боевой готовности, используя иностранную угрозу для оправдания высоких военных расходов.
     – Да, – согласился О'Нилл. – На Земле Северная Корея и Иран время от времени создают проблемы, так что, кажется, что мы по-прежнему разделены, – сказал он. – Меня взбесило, когда Шарп рассказал мне об этом, но это имеет смысл, так как не дает прессе и общественности задаться вопросом, куда уходят деньги, – сказал он. – Русские и китайцы начнут бряцать оружием, если нам потребуется значительно увеличить бюджеты Икс-Ком и КЗВ для борьбы с Гоа'улдами и Сектоидами. Вы просто спрячете всю фигню этого секретного проекта среди остальных.
     Дрейлок выглядел потрясенным.
     – Вы серьёзно? – спросил он.
     – Поверьте, это сработает, – серьёзно сказал ему О'Нилл.
     – Это отвратительно, – высказал своё мнение Дрейлок.
     Джонас вздохнул.
     – Это могло бы остановить войну, спасти миллионы жизней, – отметил он. – Какой вариант более отвратителен? – риторически спросил он. – Вы можете солгать людям ради благого дела или позволить им умереть за плохое, – сказал он.
     – Вы уже испытали Наквадриевую бомбу, и это даёт Тирании и Федерации Андари повод продолжить аналогичные проекты, – предположила Картер. – Такое оружие было бы полезно против Гоа'улдов, – сказала она. – Ваши поршневые самолеты их просто рассмешат, но ядерное оружие, это то, к чему они отнесутся серьёзно с гораздо большей вероятностью.
     – И если бы мы знали, что вы не собираетесь использовать наши технологии друг против друга, мы бы охотно предоставили вам и другое военное снаряжение, – сказала им Вейр. – Разумеется, всем трём странам, – добавила она.
     – Мы могли бы ускорить ваше научное развитие на десятилетия, – сказала им Картер. – Чтобы у вас был шанс дать отпор, – добавила она.
     Джонас кивнул, его мир отставал от Земли как минимум на шесть десятков лет, даже если не принимать во внимание все инопланетные технологии, которыми они обладали сейчас.
     – Не сомневайтесь, Гоа'улды придут, – сказал он. – Мы уже слишком развиты, чтобы они могли переварить это, им не нравятся человеческие миры с экономикой индустриального века и вооруженными силами, особенно с тех пор, как Земля показала им, на что способны хорошо оснащённые и обученные человеческие армии, – сказал он. – Наквадрия, это производная Наквадаха, который является самой основой их технологии. Он буквально у них в крови. Они чуют его. Если вы продолжите использовать его, я гарантирую Вам, что в конце концов они заметят вас, и если этот мир, наш мир, не будет объединён когда они придут, мы будем убиты или порабощены, – решительно заявил он.
     – Наквадрия не слишком подходит для производства энергии, она слишком нестабильна, – сказала Картер Келонцам, – но мы можем обменять её на реакторный Наквадах.
     – По справедливому обменному курсу, конечно, – перебил её Джонас Квинн, у Земли был обычный изотоп, который чуть ли не лез из ушей, но Наквадрия была очень дефицитным товаром, стоившим во много раз больше даже оружейного Наквадаха.
     У Дрейлока было выражение лица, как у оленя пойманного на трассе светом фар.
     – И вы думаете, это может сработать? – в замешательстве спросил он.
     – Мы знаем, что это работает, – сказала ему Вейр. – Я надеюсь, со временем общественность получит полную информацию, но до тех пор наши правительства будут делать именно то, что, по нашему мнению, и вы должны сделать. Вы можете объединить свою планету... – продолжила она, – и почти никто об этом не узнает, – добавила она после паузы.
     – А что, если это не сработает? – спросил Хейл.
     – Вы уже стоите перед выбором: либо военное поражение и угнетение, либо уничтожение миллионов людей вашими Наквадриевыми бомбами, – ответила Вейр. – Наверное, стоит хотя бы попробовать третью альтернативу массовой бойне? – спросила она.
     – Да как нам даже обратиться к ним с этой информацией? Ведь застарелая ненависть слишком глубока, – сказал Дрейлок.
     – Две другие державы на вашей планете зарыли топор войны, чтобы подписать пакт о ненападении, и пойти на вас, не так ли? – весело спросил О'Нилл.
     – Это временный, фиктивный брак, они сразу же вцепятся друг другу в глотки, как только мы потерпим поражение, – категорично ответил Хейл.
     – Вы ведь не собираетесь в ближайшее время победить Гоа'улдов, – сказала ему Вейр. – Мы, безусловно, можем помочь вам объяснить всю серьёзность угрозы, которую они представляют для человечества в каждом из миров, – продолжила она. – Доставьте послов остальных стран через Звёздные врата на Землю, и мы объясним ситуацию в Галактике, возможно, познакомим их с представителями других человеческих миров, таких как Толлана или Орбан.
     – Не все там мудаки, – заметил О'Нилл. – У нас есть несколько друзей, они в принципе такие же приличные люди, как и вы, – сказал он. – И Ашенов мы тоже знаем, – добавил он, нахмурившись, "жутковатые ублюдки", подумал он.
     – Мы могли бы продемонстрировать вам и другим представителям вашей планеты оружие и корабли Гоа'улдов, показать масштаб угрозы, – сказала Вейр Хейлу, переходя в разговоре на вопросы интересные военному.
     – Мы определенно захватили их достаточно, – самодовольно заметил О'Нилл.
     – Вы также могли бы послать солдат, мы бы отвели их в другие миры, показали им, на какие зверства способны Гоа'улды, – предложила Картер.
     – Это в интересах всех трёх наций, – сказал Джонас со всей искренностью, на которую был способен. – Мы не должны сражаться друг с другом, мы должны готовиться к борьбе с общим врагом, который выскользнул из памяти, когда Гоа'улды тысячу лет назад ушли.
     – Мы должны обсудить это с Первым Министром Валисом, – сказал Хейл Дрейлоку.
     – Земля будет более чем счастлива выступить в качестве независимого посредника и нейтральной территории, и принять у себя любые переговоры, – предложила Вейр. – Раньше моей работой было содействовать таким встречам между враждебными государствами, наша планета гораздо более раздроблена, чем ваша, – отметила она. – В нашей Организации Объединенных Наций насчитывается почти двести государств-членов, – добавила она.
     Дрейлок поднял брови.
     – Как вам вообще удаётся приходить к взаимному согласию? – удивлённо спросил он.
     О'Нилл пожал плечами.
      – Пока практически единственное, в чём мы единодушны, так это в том, что никто из нас не хочет быть порабощенным или подвергнуться экспериментам со стороны инопланетян, – ответил он. – На этот счёт не так уж много несогласных, – сказал он.
     – Народы Земли находятся в одной лодке с народами вашей планеты, – заявила Вейр. – Мы будем держаться вместе или нас перебьют порознь, – сказала она. – Вам повезло, вы ещё не привлекли внимание Гоа'улдов как мы, – продолжила она. – Но, может быть, судьба даёт вам время подготовиться к тому дню, когда враги будут висеть на орбите над вашими городами, а не собираться у ваших границ.
     – Если у вас хватит ума помочь себе, то и мы поможем вам, – добавил О'Нилл. – Просто сначала разберитесь со своими местными политическими проблемами, и вы сделаете первый шаг к тому, чтобы стать следующим миром, приглашённым за стол взрослых.
     Вейр повернулась к О'Ниллу.
     – Я понимаю, что "Объединённые Миры" ещё не являются официальным названием, и Хартия ещё далека от принятия, но, пожалуйста, не называйте наши встречи с другими державами подобным образом, – попросила она. – Следующую мы проводим в КЗВ.
     – Может быть, Келонцы могли бы присутствовать в качестве наблюдателей? – предложил Джонас.
     – Хорошая идея, – согласился О'Нилл. – Пожалуй, нам лучше показать им фотографию Асгарда, прежде чем они встретятся с ним, – решил он. – Замечательные маленькие ребята, но они, вероятно, гораздо больше похожи на ваше представление о пришельцах, чем мы, – сказал он.
     – Небольшие и серые, с большими чёрными глазами, похищают пьяных фермеров в отдаленных районах сельской местности, о них ещё постоянно пишут в таблоидах? – шутливо предположил Дрейлок, вызвав смех Командующего Хейла, прежде чем они осознали, что все и Земляне и Джонас Квинн уставились на них.
     – Локи, – прорычал О'Нилл. – Крысёныш, – выругался он.
     – Как долго это продолжается? – потребовал ответа Джонас.
     – Глупые истории в жёлтой прессе? – переспросил Дрейлок. – Пару месяцев, – ответил он в замешательстве.
     Джонас моргнул.
     – Это может быть моя вина, – понял он, – что, если Локи каким-то образом узнал о моей ДНК? – сказал он. – Кассандра, последний человек с Ханки, так что без её народа этот мир, вероятно, лучший выбор для поиска генетического материала Хок'таров.
     – Он несомненно хотел бы получить образцы отсюда, – ответила Картер, – много образцов.
     Элизабет Вейр собралась с мыслями.
     – Не хотелось бы вас расстраивать, – сказала она. – Но вполне возможно, что вы уже подверглись нападению инопланетян, – сказала она Келонцам.
     – Вам нужно немедленно связаться с Федерацией Андари и Тиранской Конфедерацией, – сказал Джонас Дрейлоку. – Локи не признаёт границ, – добавил он.
     – Учитывая отсутствие здесь развитых радиолокационных технологий, неудивительно, что местные не могут обнаружить его корабли, – предположила Картер. – И они никогда не смогут перехватить их с помощью винтовых самолетов, у нас были проблемы даже с реактивными сверхзвуковыми.
     О'Нилл подался вперёд в своём кресле.
     – Мы пришлём к вам несколько человек, советников, – сказал он. – Джонас, у Келоны есть спецназ? – спросил он.
     – Да, – ответил Джонас. – Хороший, как и у других стран, – добавил он.
     – Вам понадобятся самые лучшие пилоты и солдаты, со всей планеты, – сказал О'Нилл Хейлу. – Мы поможем обучить спецназ, но это ваша планета, и защитить её, ваша задача, – сказал он.
     – Вы серьёзно? – спросил Хейл, широко раскрыв глаза.
     – Предельно серьёзно, Командующий, – ответил О'Нилл. – Это не та война, которую вы ждали, но она уже идёт, – сказал он.
     – Икс-Ком покончило с промышленной базой начала 1940-х годов, – сказала Картер, качая головой. – Даже с нашей помощью, это будет адски трудный проект, – заметила она.
     – Значит, я единственный, кто только что представил себе мысленный образ Летающей Тарелки, которую сбивает "Мустанг" Р-51 с Гленном Миллером, играющим в кабине на тромбоне? – спросил О'Нилл, глядя на свою команду. – О'кей, только я, – сказал он, оценив выражения их лиц.
     
     Гора Шайенн – Земля – Сентябрь, 2002.
     – Это действительно восхитительно, Командующий, – с энтузиазмом произнёс доктор Билл Ли, следуя за Шарпом по коридорам базы.
     – Огни, от которых ловишь кайф? – с сомнением ответил Шарп.
     – Ну, не столько из-за этого, сколько из-за того факта, что и Гоа'улды, и Сектоиды используют такие похожие развлекательные технологии, – ответил Ли, желая, чтобы офицер Икс-Ком двигался помедленнее. – Теперь мы убедились, что оборудование найденное на Р4Х-347, работает практически идентично с развлекательным устройством инопланетян, найденным нами на самом большом корабле Сектоидов, – сказал он. – Это что-то вроде высокотехнологичного опиумного притона, – пояснил он.
     – Так возможно и военное применение? – спросил Шарп, сворачивая в другой коридор.
     – В общем-то нет, – ответил Ли.
     – Использовать для допроса? – спросил Шарп. – Как сыворотку правды?
     Ли задумался.
     – Наверное, но эффект, по крайней мере, немного галлюциногенный, а также вызывающий привыкание, так что полученные разведданные будут сомнительными, наши стандартные псионические методы более надежны, – сказал он.
     – Вызывает привыкание? – повторил Шарп. – Значит, мы могли бы превратить Гоа'улда или Сектоида в наркомана и пригрозить им прекращением доступа, если они не будут сотрудничать? – предложил он.
     – Нет, это у нас оно вызывает сильное привыкание, а оба этих вида гораздо лучше справляются с подобным, – сказал ему Ли.
     Шарп остановился и повернулся к учёному.
     – Так какая нам польза от этой информации? – спросил он с некоторым раздражением.
     – Ну… – Ли сделал паузу, – с научной точки зрения, это восхитительно, – сказал он. – Не всё, что мы делаем, должно иметь военное применение, верно? – спросил он и смутился. – Вы не тот человек, к которому можно было подойти с этим, да?
     – Даже отдалённо, – сказал ему Шарп. – А теперь я собираюсь воткнуть в себя кучу иголок, которые меня дико раздражают, так что, возможно, вы захотите вернуться в свою лабораторию и больше не беспокоить меня сегодня без чертежей какого-нибудь супероружия, – посоветовал он.
     Ли кивнул.
     – Супероружие, верно, – сказал он, отступая от сурово смотрящего на него Шарпа и быстро направился туда, откуда они пришли.
     Шарп вздохнул и продолжил свой путь к лазарету.
     – Садитесь на кровать и закатайте рукав, – сказала ему доктор Фрейзер, когда он вошёл. Она была одна в помещении, потому что отослав своих сотрудников, было гораздо легче ругать его, не выглядя при этом непрофессионально перед коллегами. Это было часто повторяющееся событие, оно происходило каждый раз, когда он должен был получить коктейль из препаратов, повышающих работоспособность, которые он принимал.
     – Надеюсь, эти иглы не такие тупые, как в прошлый раз, – ответил Шарп, делая что ему сказали. – Из-за той, что вы воткнули мне в задницу в прошлый раз, весь день было трудно сидеть, – пожаловался он.
     Джанет Фрейзер закатила глаза.
     – Вы как маленький ребёнок, – сказала она ему.
     – Мне было не так больно после того как меня подстрелили, как после того, как вы сделали мне укол, доктор, – сказал ей Шарп, немного преувеличив.
     – Если это и правда, то только потому, что вы вкололи себе эти идиотские сильные обезболивающие, которыми пользуются люди из Икс-Ком, – ответила Фрейзер. – Удивительно, что вы все ещё постоянно не под кайфом, – заметила она, наполняя шприц.
     – Я думаю, какая-то дрянь из тех, что мы принимаем, компенсирует какую-то другую дрянь, – сказал ей Шарп. – Это намёк, сейчас вы должны сказать мне, что я не должен подвергать своё тело подобному, – добавил он.
     – И если я это сделаю, что-то изменится? – спросила Фрейзер.
     – Наверно, нет, – признал Шарп. – Но я буду очень разочарован, – сказал он, – мне нравится немного постоянства в моей жизни.
     Доктор Фрейзер покачала головой.
     – Проснуться, позавтракать, запугать персонал базы, пройти через Врата, убить несколько Джаффа, пообедать, убить ещё несколько Джаффа, вернуться через Врата, снова запугать персонал базы, поужинать, лечь спать, – ответила она. – Таков ваш обычный постоянный распорядок дня, – заявила она.
     – Когда вы так говорите, звучит довольно скучно, – ответил Шарп. – Может, мне стоит пропустить обед? – сказал он.
     – Не волнуйтесь, по крайней мере, худеть вам, не нужно, – сказала ему Фрейзер. – В некотором смысле вы отвратительно здоровы, – сказала он ему. – Вы просто сжигаете себя, принимая это дерьмо, – сказала она, втыкая в его руку иглу, и заработав небольшое "ой" за свои труды.
     – Как я уже говорил, я совершенно счастлив сделать себе инъекцию, – сказал ей Шарп.
     – Я хочу убедиться, что всё сделано правильно, и что никто из вас не пытается принимать больше, чтобы стать ещё сильнее или быстрее, – ответила Фрейзер. – А теперь повернитесь и приспустите штаны, – сказала она ему, беря другой шприц, который начала наполнять из второго пузырька.
     – Женщина, которая говорит тебе снять штаны, не должна быть такой неприветливой, – посетовал Шарп. Одну из инъекций, для достижения максимального долгосрочного эффекта, необходимо было ввести в место менее благородное чем рука. На этот раз вместо "ой" Джанет Фрейзер заработала "Ай!", что заставило её удовлетворенно улыбнуться, хотя она успела спрятать свою улыбку прежде чем он повернулся.
     – Таблетки, – сказала ему Фрейзер, передавая небольшой контейнер с большим количеством таблеток разного размера и цвета.
     – Вода? – спросил Шарп.
     – Кувшин и стакан там, – сказала ему Фрейзер, показывая направление.
     – Обычно вы подаёте мне воду, – сказал ей Шарп.
     – Я думала, вы хотите привнести в свою жизнь некое разнообразие, Командующий, – ответила Фрейзер.
     – Мне нравится, когда обо мне заботятся, – ответил Шарп, отправляясь в указанном направлении, чтобы налить себе стакан воды. – Итак, вам удалось уговорить кого-нибудь из других психов Икс-Ком отказаться от фармацевтики? – спросил он.
     – Вы прекрасно знаете, что нет, – коротко ответила Фрейзер. – И что несколько членов команд ЗВ из ВС США, не прикомандированных к вашей организации, всё ещё просят разрешения принимать их, – добавила она с раздражением.
     – Полагаю, результаты слишком очевидны, чтобы их можно было игнорировать, – сказал ей Шарп. – Поджарые, злые боевые машины для борьбы с пришельцами, – сказал он, ударив себя в грудь.
     – Которые играют в опасную игру с химией своего тела, – заявила Джанет Фрейзер.
     – Вернемся к обычному распорядку дня, – ответил Шарп, начиная принимать таблетки одну за другой. – Вы пытаетесь заботиться о моих личных интересах, а я говорю вам, что ставлю интересы других на первое место, затем вы отклоняетесь от темы и обвиняете меня в том, что я вынашиваю гнусные планы превратить вашу дочь в Дарта Кассандру.
     Джанет Фрейзер убедилась, что дверь закрыта.
     – Разрешите говорить откровенно, сэр? – спросила она.
     Шарп проглотил ещё одну таблетку, запив водой.
     – Давайте.
     – Почему ты такой засранец? – прямо спросила Фрейзер.
     – Не могла бы ты выразиться более конкретно? – ответил Шарп, явно позабавленный вопросом. Обычно, так с ним разговаривали только здешняя Доктор и Элизабет Вейр.
     Фрейзер скрестила руки на груди и выпрямилась в свой совершенно не устрашающий полный рост.
     – Я наблюдала за тобой, – сказала она. – Ты теряешь людей, и это тебя совсем не волнует, – сказала она. – Ты даже о себе не слишком заботишься, – продолжила она, – в одну минуту ты ведёшь себя как позёр и фанатичный придурок, а в следующую, когда тебе нужно быть хладнокровным и собранным, ты такой же профессионал, как и любой боевой офицер, которых я когда-либо встречала, – сказала она ему. – Ты далеко не дурак, и я не думаю, что ты ненормальный, как некоторые из твоих солдат, так почему же ты такой, какой ты есть? – спросила она. – Раньше я думала, что это из-за наркотиков, но это не так, так ведь?
     Шарп допил последнюю таблетку.
     – Ты действительно хочешь знать? – спросил он. – Тебе потребовалось время, чтобы набраться храбрости и спросить, – заметил он.
     – Да, я действительно хочу знать, – ответила Фрейзер.
     Шарп подошёл к стене и прислонился к ней спиной, сидеть ему пока было не очень удобно?
     – О'кей, вот история, которая расстроит твоё маленькое сердечко, – начал он. – В далёком 99-м, когда я был новичком в Икс-Ком, фактически на моей третьей миссии, я командовал группой захвата НЛО. Мы подловили корабль класса "Похититель" сидящим на земле, – сказал он, вспоминая тот день, а его глаза, казалось, смотрели вдаль. – Ну, мы отправлялись туда с двенадцатью бойцами, а вернулись домой с пятью, но тогда это не было чем-то необычным, – продолжил он, – но что выделяет эту миссию, так это то, что мы нашли маленькую девочку на операционном столе инопланетян, – сказал он.
     Джанет зарыла глаза.
     – Мертвую? – тихо спросила она.
     – Нет, мёртвых детей я видел и раньше, когда был миротворцем ООН, это совсем другое, – ответил Шарп. – Дело в том, что на Похитителях есть устройство, парализующее человека, с которым работают пришельцы. Так что вот, она, эта восьмилетняя малышка лежала на столе, где Сектоиды разрезали её лазерными скальпелями, чтобы хорошенько рассмотреть её внутренности. И она была вскрыта, как в морге, но всё ещё каким-то образом жива, благодаря их оборудованию видимо, – сказал он. – Так вот, она парализована техникой на столе, а эти штуки только мешают двигаться или говорить, они не останавливают боль, поэтому она в агонии, но не может кричать, всё что она может, это только плакать, – продолжил он. – И мы трое смотрим на неё сверху, и абсолютно ничего не можем сделать, чтобы спасти ей жизнь, поэтому наш врач вводит ей обезболивающие, которые вы так ненавидите, и через несколько секунд оно, должно быть, подействовало, потому что мы могли сказать, что она видит нас.
     – О Боже, – сказала Фрейзер, прижимая руку ко рту.
     – И вот, мы смотрим друг на друга, и я вспоминаю, что я здесь главный, поэтому я наклоняюсь вперед, улыбаюсь ей и говорю, что меня зовут Рассел, что мы из армии и пришли спасти её, и что скоро все будет лучше, – продолжил Шарп. – Я вытираю ей слезы, а потом говорю, что ей нужно немного побыть храброй, – продолжал он, – целую её в лоб, закрываю ей глаза рукой, приставляю дуло своего табельного пистолета к её виску, и делаю всё это лучше.
     Фрейзер просто смотрела на него.
     – Это...
     – Страшная история, согласен, – перебил её Шарп. – Мы вернулись на базу, я неделю или около того напивался и много плакал, но однажды мне пришло в голову, что я жалею себя больше, чем её, и что жалость к ней всё равно никак теперь не поможет, – сказал он. – Но я могу сделать всё возможное, чтобы этого не случилось с другой такой же маленькой девочкой, как она, и тогда моя жизнь стала очень простой, – продолжил он. – Я убивал инопланетян, затем учил других, как лучше убивать инопланетян, и теперь у меня под командованием сотни солдат, которых я могу посылать убивать инопланетян за меня, и я каждый день чувствую себя правым, – сказал он ей. – Я буду защищать эту планету и человеческую расу до последнего вздоха, потому что это единственный способ, найти силы видеть себя в зеркале, и если это означает быть мудаком, то так тому и быть, – добавил он и его голос затих в конце.
     – Почему ты никому об этом не рассказывал? – спросила его Фрейзер, всё ещё пытаясь прийти в себя. – Если бы они поняли...
     – Мне насрать, понимают ли меня, нравлюсь ли я им или нет, мне нужно только, чтобы они делали то, что им говорят, – резко перебил её Шарп. – И я, бл...ь, не хочу, чтобы и меня кто-то жалел, – сказал он. – У большинства из старой гвардии Икс-Ком есть такие истории. Знаете сержанта Андианову, у неё есть история, от которой вас бы стошнило, о криссалиде и беременной женщине, – продолжил он, – мы просто не говорим об этом, – сказал он ей. – Вместо этого, мы используем эти истории в качестве топлива, – объяснил он. – Высокооктановая слепая ненависть поддержит тебя, когда иссякнет сострадание, поверь мне. И теперь, если мы закончили, я должен подготовиться и повести несколько солдат в бой, потому что такова была вся причина моего существования с 1999 года, – заявил он, а эмоции в его голосе, которыми он был наполнен ранее, внезапно исчезли, как будто их никогда и не было. – Увидимся позже, доктор, – закончил он, направляясь к двери.
     Джанет Фрейзер, оставшейся в лазарете в одиночестве, потребовалось несколько минут, чтобы сообразить, - "Если ему всё равно, что думают о нём люди, всё равно нравится он им или нет и ему наплевать на их понимание, то зачем он рассказал об этом ей?"
     Примечание автора:
     Митчелл получал всё самое интересное, так что я подумал, что пришло время Джону Шеппарду обзавестись новой игрушкой. В ИксЗВКом он пилот Скайрэйнджера, так что его переход на "Мститель" в любом случае имеет смысл, так как тот заменит СВВП десантный транспорт, и станет основным средством доставки пехоты на поле боя с дополнительным бонусом - возможностью сначала сбить НЛО. Джей Фельгер был показан в эпизодах 6:08 The Other Guys и 7:09 Avenger 2.0. Он назвал компьютерный вирус "Мститель" в честь персонажа комикса, поэтому я подумал, почему бы ему не быть тем, кто даст такое же имя новому истребителю-транспорту Земли? Спеллман был замечен в эпизоде 5:17 Failsafe. Он был одним из инженеров, которые чинили Тел'так в этом эпизоде, и упоминалось, что он работал над проектом X-301. Надеюсь, кстати, что вам понравился "Потрошитель"!
     Довольно сильные изменения в эпизоде 6:07 Shadow Play. Конечно фигурируют или упоминаются некоторые из тех же персонажей, таких как Дрейлок, Хейл, Валис и Киран, но окончание совсем другое. Локи, естественно, хотел бы заполучить ДНК Хок'тара, а Лангара не только имеет многомиллионное население (Джонас Квинн вряд ли уникален), но и, в отличие от Земли, недостаточно развита технологически, чтобы помешать похищениям. Я надеюсь, вам понравилась идея, что Келона, Тирании и Федерация Андари должны собраться вместе, чтобы сформировать аналог Икс-Ком. Мне она показалась классной, учитывая, что они, в некотором роде, политически похожи на Землю, но технологически находятся на уровне 1940 года.
     Сколько фиков планируется сделать настолько длинными, чтобы намеренно отложить развитие персонажа и его предысторию на сто восемьдесят тысяч слов просто для пущего эффекта? :-p Наркотические огни, о которых упоминает Билл Ли, были показаны в эпизоде 4:18 The Light. Они напомнили мне развлечения пришельцев из X-COM, поэтому я подумал, почему бы ещё немного не объединить каноны?
     
     

Глава 33

     Звёздные врата – P8X-987 – Сентябрь, 2002.
     – Богом клянусь, если вы не опустите оружие, я прикажу своим бойцам оглушить вас всех и отправить на недельку на Землю в Изолятор пришельцев Икс-Ком, – пообещал Командующий Шарп, когда Ток'ра и Джаффа встали друг напротив друга в две параллельные шеренги. – А в жопу вам там засунут электроды, – добавил он с рычанием. Офицер Ток'ра Малек ударил Джаффа Рак'нора после сказанных тем бранных слов, Рак'нор же схватил его за руку, а затем все потянулись к своему оружию. Это было мексиканское противостояние11, которое в любую секунду могло перерасти в жестокую перестрелку.
     – Вы здесь в меньшинстве, Командующий, – подчеркнул Бра'так, игнорируя слова Шарпа, которые ошибочно принял за пустую угрозу, – как и Ток'ра, – добавил он. Де-факто, этот мир был столицей Свободных Джаффа с многотысячным населением, хотя большинство из них находилось в лагере на некотором расстоянии от сборных домиков, возведённых возле Врат. И наоборот, Ток'ра и Тау'ри здесь была лишь горстка, в том числе ЗВ-1. Первые несколько сотрудников УВКБ ООН, прошедшие через Врата, находились сейчас в главном лагере вместе с ЗВ-12 и пытались убедить местных жителей принять их помощь.
     – Мы привыкли быть в меньшинстве, – возразил Малек, целясь в Бра'така из Плазменного пистолета с Элериумным питанием, поставленного им Тау'ри. Около дюжины других Ток'ра рядом с ним были вооружены либо таким же оружием, либо Зэт'ник'телами, либо Лазерными Винтовками Икс-Ком Л2-А2, и в соотношении один к одному, по огневой мощи, они значительно превосходили Джаффа, стоящих напротив с винтовками-посохами. Проблема, с которой они столкнулись, была лишь в количестве, но этого было более чем достаточно.
     – Имя Кастер12 тебе о чём-нибудь говорит? – саркастически спросил его полковник О'Нилл, оглядываясь на растущее число вооружённых Джаффа, направляющихся к ним из палаточного городка неподалеку. – Я полагаю, что нет, – понял он после паузы. – Ладно, позже попрошу Джейкоба рассказать тебе о нём, если ты будешь ещё жив, – сказал он. – Хотя это и маловероятно, – дружески добавил он, поскольку на него направлялось всё больше и больше оружия.
     – Тил'к, опусти оружие, – приказал Шарп единственному Джаффа, одетому в военную форму Тау'ри. Тил'к направил свой Л2-А2 на Малека, инстинктивно встав на сторону своих собратьев.
     – Я не могу, – ответил Тил'к.
     – Сержант Андианова, считайте до десяти, и если Тил'к не опустит оружие, оглушите его из Зэта, – приказал Шарп, он был не из тех, кто благосклонно принимает неподчинение со стороны тех, кто находится под его командованием, особенно учитывая нынешнюю ситуацию, когда Тил'к, по его мнению, должен был подать лучший пример.
     Андианова мысленно поморщилась, но на её лице не дрогнул ни один мускул, когда она навела свою винтовку на товарища по отряду.
     – Раз, Два, Три... – медленно начала она, Джонас в смятении наблюдал за происходящим, а Картер бросила на О'Нилла взгляд, умоляющий вмешаться если потребуется.
     – Хватит этого дерьма, – заявил Джейкоб Картер, вставая между рядами, лицом к Ток'ра. – Мы на одной стороне, сражаемся с Гоа'улдами, – сказал он, затем слово взял Селмак. – Джейкоб прав, – согласился симбионт. – Системные Лорды хотят, чтобы мы убивали друг друга, зачем оказывать им такую услугу? – риторически спросил Ток'ра.
     К большому облегчению Андиановой, Тил'к опустил винтовку.
     – Именно, – согласился он, остальные Джаффа и Ток'ра последовали его примеру, и даже Малек с явной неохотой опустил оружие.
     – О'кей, это уже прогресс, – заявил Шарп. – В настоящий момент мы знаем, что кто-то убивал, – сказал он. – Мы уже потеряли одного Ток'ра и одного Джаффа, – продолжил он, – но, насколько нам известно, любая фракция здесь могла быть скомпрометирована Гоа'улдами, так что мы все в равной степени под подозрением, – сказал он.
     – Что вы предлагаете, Командующий? – спросил Бра'так.
     – Всех проверить, и я имею в виду действительно всех, – ответил Шарп. – Джейкоб, у вас Ток'ра есть с собой детектор затарков? – спросил он.
     – Есть, – ответил Джейкоб.
     – Мы не доверяем этому устройству Ток'ра, – заговорил Джаффа. – Они ничем не лучше Гоа'улдов, – сказал он с усмешкой, которая разозлила Ток'ра настолько, что те снова чуть не начали стрелять.
     – Прекрасно, я не доверяю никому из вас, – парировал Шарп. – Бра'так, у твоих людей есть Ментальные Зонды, которые мы вам дали? – сказал он. – Им вы доверяете? – спросил он.
     – Есть, – ответил Бра'так. Серебристые сферы доказали свою высокую эффективность в обнаружении предателей. Устройства разработанные Сектоидами позволяли эффективно сканировать поверхностные мысли субъекта.
     – Отлично, значит так, – сказал Шарп. – Ток'ра прогоняют всех через детектор затарков, а затем Джаффа сканируют Ментальным Зондом, – объявил он. – Перед этим нас всех проверит Джонас с помощью своего Псионического усилителя, – сказал он. – Таким образом, все будут довольны, – добавил он.
     – Или, по крайней мере, одинаково несчастны, – заметил О'Нилл.
     – Сначала Ток'ра, – настаивал один из Джаффа. – Всё было в порядке, пока они не прошли через Чаппа'ай, спасаясь от нападения, как трусы, – сказал он.
     Малек мрачно взглянул на Джаффа и резко отверг этот выпад.
     – На нас напали войска Анубиса, – ответил он. – Если бы так много Джаффа не следовали за Гоа'улдами, как овцы, мы бы до сих пор находились на нашей передовой базе на Ризе, – заявил он. Вынужденные отступить, они не смогли связаться ни с новым домом Ток'ра, ни с Землей, ни с Толланой, вероятно, потому, что все Врата были заняты, и поэтому они выбрали базу Джаффа в качестве убежища.
     – Полагаю, Анубис рассудил, что информация, которую вы скармливаете Системным Лордам об Апофисе, больше того не стоит, и решил уничтожить вас? – заметил О'Нилл.
     – Похоже на то, Джек, – согласился Джейкоб. – Он стал довольно самоуверен с тех пор, как начал использовать Асгардские технологии, скоро у него будет достаточно преимуществ перед Апофисом, чтобы победить того раз и навсегда, – предположил он. – После чего он, вероятно, выступит против остальных, чтобы снова занять место Верховного Системного Лорда, каким он и был до того, как его изгнал Ра.
     – О'кей, здесь не на что смотреть, возвращайтесь к своим делам, пока вам не скажут явиться на проверку, – приказал Шарп. – Селмак, Бра'так, пожалуйста, держите своих людей в узде, пока мы не разберемся с этим дерьмом, – попросил он. – Полковник, присмотрите за Вратами и никого не пропускайте, пока мы не найдём плохого парня, – сказал он О'Ниллу. – И Тил'к, не заставляй меня брать в привычку угрожать тебе расстрелом, – посоветовал он.
     – Здесь не ты командуешь, – сказал Бра'так Шарпу. – Этот мир принадлежит Свободным Джаффа.
     – Этот мир принадлежит Кассандре Фрейзер, она просто одолжила его вам, и я командую везде, где захочу, – решительно ответил Шарп. – Сначала я пройду проверку, просто чтобы показать, насколько великодушным я могу быть, но не позволяйте моему дружескому жесту одурачить вас, этой потенциальной жопы не будет, даже если мне придётся вызвать сюда целую роту в Силовой броне для поддержания порядка.
     – Ток'ра не признают, что Тау'ри имеют над нами какую-либо власть, – возмущённо ответил Малек. – Мы союзники и не более, – сказал он.
     – Джаффа также являются лишь друзьями Тау'ри, а не их вассалами, – заявил Бра'так. – Мы не для того сбросили ярмо угнетателей Гоа'улдов, чтобы попасть под власть кого-то другого, – решительно заявил он.
     Шарп перевёл взгляд с одного на другого.
     – Когда у вас, придурков, появятся ресурсы, чтобы подтвердить ваши претензии на то, что вы не являетесь младшими партнёрами в борьбе с Гоа'улдами, дайте мне знать, – сказал он. – А до тех пор, просто помните своё место, – сказал он им. – Я вижу Ток'ра с плазменным и лазерным оружием, которое дали мы, и Джаффа с винтовками, которые опять же дали мы, – продолжил он. – Чего я не вижу, так это, чёрт возьми, ни капельки благодарности.
     – Благодарности? – воскликнул Малек. – Мы, Ток'ра, тысячелетиями сражались с Гоа'улдами, – заявил он. – За что мы должны быть благодарны? – презрительно спросил он.
     – Джаффа противостояли Гоа'улдам со времён первого восстания Джаффа пять тысяч лет назад, когда Соданы восстали против Ишкура, – сердито добавил Бра'так.
     – Выскочки с огромным самомнением, – недовольно заметил Малек.
     Бра'так кивнул.
     – Тау'ри прибыли на битву последними и считают себя лучше тех, кто сражался в ней на протяжении многих поколений, – согласился он.
     – Эй, это не мы были теми идиотами, которые готовы были убить друг друга пять минут назад, – сказал им Шарп. – Пойдёмте, полковник, – сказал он О'Ниллу. – После того, как я получу подтверждение что чист, мне лучше пойти подержать за ручку этих нюней из УВКБ ООН.
     Бра'так посмотрел на Тил'ка.
     – Шарпу из Канады не нравятся эти люди, предлагающие непрошенную благотворительность? – спросил он в замешательстве. Свободные Джаффа были очень недовольны, что те прибыли без приглашения, это заставляло их выглядеть в своих глазах нищими, а честь для Джаффа была превыше всего.
     – Да, и он не хотел, чтобы они присоединялись к его команде, – ответил Тил'к. – Он считает это пустой тратой ресурсов, предпочитая использовать всё что есть для борьбы с врагами Тау'ри.
     – Я не удивлен, что такой человек так низко ценит целителей больных и кормильцев голодных, – пробормотал Бра'так.
     – Командующий, можно вас на пару слов? – попросил О'Нилл, когда они вместе с Шарпом отошли от остальных. – Нельзя так разговаривать с Джаффа, сэр, – посоветовал он. – Бра'так может вызвать вас на бой до смерти, если вы его ещё больше разозлите, – сказал он. – Да и Ток'ра совсем не славятся кротостью.
     Шарп улыбнулся.
     – Полковник, я только что добился того, что эти две группы, которые были готовы перестрелять друг друга, пришли к единодушному мнению, что я наглый, высокомерный придурок, но это только начало, – сказал он. – И в качестве бонуса, готов поспорить, что теперь сотрудников УВКБ встретят с распростёртыми объятиями, когда думают, что я не хочу, чтобы они здесь находились, – добавил он.
     Глаза О'Нилла расширились.
     – Это была игра? – спросил он.
     – Наверно я вжился в роль, всю жизнь ведь практиковался, – ответил Шарп. – И для протокола, сотрудники УВКБ - нюни, – высказал он своё мнение. – Здесь что-то происходит, и мы должны это остановить, – сказал он О'Ниллу. – А в вопросах обеспечения безопасности, я не доверяю ни Джаффа, ни Ток'ра, здесь есть либо Гоа'улд, либо их сторонник, который может знать адрес Врат не только этой базы, но и родного мира Ток'ра, – продолжил он. – Стреляйте в любого, кто попытается уйти, это приказ.
     – В любого? – спросил О'Нилл.
     – В любого, – подтвердил Шарп.
     – Даже вас, сэр? – уточнил О'Нилл.
     – Да, но не рассчитывайте, что одна дырка остановит меня, и постарайтесь не выглядеть таким счастливым от этой перспективы, – сказал ему Шарп.
     – Я постараюсь, – согласился О'Нилл.
     Было совершенно очевидно, почему Ток'ра и Свободные Джаффа, как будто объединившиеся для совместной борьбы против Гоа'улдов, не ладили между собой. Разница между паразитом Гоа'улдов и симбионтом Ток'ра была в гораздой степени более философской, нежели биологической, поэтому неудивительно, что ненависть Свободных Джаффа к первым перешла на вторых. С другой стороны, носители Ток'ра, зачастую, происходили из миров, порабощённых армиями Джаффа, и почти каждый когда-либо павший Ток'ра, был убит оружием Джаффа, что, конечно, омрачало мнение одних о других. В целом, трения между ними не способствовали единению, и не потребовалось много усилий, чтобы вновь разжечь вековые негативные чувства и вывести их на первый план. Смерть Ток'ра и последовавшая за ней гибель Джаффа, который, по мнению многих Ток'ра, был наиболее вероятным подозреваемым, учитывая, что они перед этим спорили, стала спусковым крючком, необходимым для того, чтобы довести весь этот назревающий бардак до точки кипения, и, к сожалению, Тау'ри оказались здесь в качестве буфера между двумя конфликтующими сторонами. Жертвы были убиты ударом обычного ножа, но затем в каждом случае была нанесена последующая рана, вызывающая тяжелую травму мозга, если бы не это, они могли бы отправить труп обратно в КЗВ, чтобы вернуть их к жизни в саркофаге и узнать, кто это сделал.
     Джонас снял с пояса свой псионический усилитель и так, по особенному, улыбнулся всем присутствующим.
     – Не волнуйтесь, я не буду слишком глубоко заглядывать в ваши разумы, – пообещал он Ток'ра и Джаффа. – Лишь на столько, чтобы понять, лжёте вы или нет, когда я спрашиваю вас, убивали ли вы Оккера или Артока, – сказал он им. – У него меньше вероятность дать ложные показания, чем у детектора затарков.
     – Как я слышал, вы можете читать мысли с помощью этого устройства? – спросил Рак'нор.
     Джонас кивнул.
     – Я ощущаю мозговые волны любого находящегося поблизости, – сказал он. – Если я сконцентрируюсь на нём, то смогу их прочитать, – объяснил он. – У меня это получается намного лучше, чем у большинства других, – заметил он. За последние несколько тысяч лет, его народ генетически отошёл от земных предков, вот почему Локи теперь заинтересовался родным миром Джонаса и почему Келона и её соседи теперь были вовлечены в волну секретных переговоров, где земляне пытались убедить их правительства и военных, что их планета не должна стать почти безопасным источником ценных генетических образцов.
     Джонас включил свой Пси-усилитель.
     – Что за ... – начал было он, но невидимая сила оттянула назад его голову и незримое лезвие перерезало ему горло, разбрызгивая кровь во все стороны. Отпущенный напавшим, он рухнул на пол, отчаянно пытаясь зажать рукой зияющую рану, в то время как жизнь начала покидать его.
     Когда все остальные вновь вскинули оружие, оправившись от потрясения произошедшим, Андианова уже стреляла в направлении того места, где только что стоял Джонас.
     – Личная маскировка! – крикнула она, и почти все присоединились к ней, стреляя лазерами, плазменными и зэт-зарядами по широкой дуге, хотя, по-видимому, ни в кого не попадая.
     – Сукин сын! – выругался О'Нилл, подбегая к Джонасу, который вцепился в него другой рукой, с выражением ужаса в глазах. – Джонас, все в порядке, мы вернём тебя, – пообещал он, чувствуя, как тонкая струйка крови, брызнувшая между слабеющими пальцами, попала на его лицо. – Мы вернём тебя, – повторил он сам себе, когда свет в глазах Джонаса померк.
     – Сканеры движения! – проревел Шарп, потянувшись за своим. Враг мог быть невидим, но он всё ещё двигался, и этого было достаточно, чтобы обнаружить его. – Прекратить огонь, мы ни в кого не попадаем, – приказал он.
     Тил'к подбежал к О'Ниллу.
     – Он покинул нас, – сказал он полковнику, глядя на Джонаса.
     – Ненадолго, мы положим его в саркофаг после того, как отправим в расход этого говнюка, – процедил О'Нилл сквозь зубы.
     – Попался! – крикнул Шарп, глядя на свой сканер движения и целясь в ту сторону из винтовки. – Он направляется к лесу, петляя и быстро удаляясь от нас, – сказал он. – Майор Картер, свяжитесь с Землей и передайте, чтобы прислали пару ящиков ТЕРов, дюжину сканеров движения и пару дюжин приборов ночного видения на случай, если после захода солнца мы всё ещё будем его искать, – сказал он ей.
     – Мы можем выследить этого врага и без таких устройств, – объявил Бра'так. – Джаффа хорошо разбираются в таких делах.
     – Не знаю, как вы, но я больше не хочу никого терять, – ответил Джейкоб. – Ждём, когда прибудет снаряжение, а потом загоним его, как животное.
     – Тот, кто наносит такой безчестный удар, не заслуживает лучшего, – кивнул Рак'нор.
     – Объединённые команды, один из моих людей со сканером движения, один Ток'ра с ТЕР и полдюжины Джаффа для прикрытия, согласны? – спросил Шарп у Джейкоба и Бра'така.
     Бра'так обдумал это предложение.
     – Согласен, – сказал он.
     – У ЗВ-12 с собой уже есть пара сканеров движения, – заговорил О'Нилл, – нам нужно собрать людей в лагере вместе, чтобы защитить, и пусть ЗВ-12 следят за незваными гостями, направляющимися к ним.
     – Рак'нор, иди, присоединяйся к солдатам Тау'ри, пусть все наши воины вооружаются, защитите наших женщин и детей, – приказал Бра'так. – Выбери самых лучших следопытов и отправь их сюда, чтобы они присоединились к охоте.
     – Да, мастер Бра'так, – ответил Рак'нор, поворачиваясь, чтобы бежать в лагерь.
     – Этот ассасин явно стремился разделить нас, ведь Гоа'улды боятся, что мы объединимся, – рассудил Бра'так. – К чему ещё утруждать себя такими уловками?
     – Разделяй и властвуй, – согласился О'Нилл, позади него Тил'к осторожно поднял тело Джонаса Квинна, он был полон решимости заполучить нож убийцы и приготовить его в качестве подарка Келонцу, как только тот вернётся к жизни.
     – И у него почти получилось, – ответил Малек. – Мы болваны, – заявил он. – Должно быть, это был Ашрак, посланный Анубисом.
     – В его распоряжении, в последнее время, появилось достаточно высоких технологий, думаю, он догнал Ниррти в работе с технологиями маскировки, – рассудил Шарп, периодически поглядывая на свой сканер движения на случай, если враг решил вернуться. Андианова делала то же самое, а Картер набирала адрес Земли.
     – Отныне нам придётся принимать дополнительные меры предосторожности, – заметил Бра'так.
     – У Ток'ра есть резервный запас Трансфазных эрадикаторов, которые мы можем предоставить нашим союзникам Свободным Джаффа, – предложил Малек. – Я не люблю, когда мной манипулируют, – гневно сказал он. – Гоа'улды заплатят за свою ошибку, за попытку сделать это.
     Бра'так посмотрел в сторону леса.
     – Ты можешь бежать как трус, можешь спрятаться, – сказал он. – Но мы найдем тебя, и ты заплатишь, – пообещал он. – Охотник теперь стал дичью.
     Шарпу пришло в голову ещё кое-что.
     – Майор, когда будете заказывать необходимое нам снаряжение, скажите им, чтобы прислали ещё и огнемёт, – сказал он Картер. – Как вы полковник отнесётесь к тому, что если представится такая возможность, избавиться от этого ублюдка подобным образом? – спросил он О'Нилла.
     О'Нилл снова взглянул на Джонаса, бездыханно лежащего на руках Тил'ка, заляпанных кровью. Он был новичком в команде, но никто не смел убить члена ЗВ-1 и отделаться лёгким испугом, пока ими командует полковник Джек О'Нилл.
     – Сэр, порой мне нравится ход ваших мыслей, – решительно сказал он с мстительным выражением в глазах.
     
     Западный Канзас – Земля – Сентябрь, 2002.
     Вспышка слева от него засвидетельствовала взрыв ещё одного истребителя пришельцев, когда майор Джон Шеппард вёл свой "Мститель" прямо через центр воздушного боя.
     – Баги, должно быть, сошли с ума, пытаясь приземлиться здесь, – высказался он, преследуя свою цель, симпатичный большой полный Элериума и инопланетян Линкор Сектоидов, который пытался бежать с поля боя под прикрытием своего истребительного эскорта.
     Гора Шайенн находилась в соседнем штате, а североамериканская база Икс-ком всего в нескольких минутах полёта на гиперзвуковой скорости, на которой теперь летали земные корабли. Было полным безумием для противника пытаться выполнить миссию в самом сердце Соединенных Штатов. Эскадрильи "Жнецов" F-302, вылетевшие с этих двух объектов, окружили врагов практически сразу же, как только те вошли в атмосферу, а полное крыло, базирующееся в Зоне 51, могло, при необходимости, быть отправлено безумно быстро.
     – После того как я собью эту штуку, я проследую за ней до самой земли и высажу вас прямо рядом с ней, полковник, – сказал Шеппард командиру двадцати солдат Икс-Ком в трюме за кабиной. Половина из них была одета в новые Силовые бронескафандры, но остальные, включая самого полковника, всё ещё были в более легкой, более традиционной броне, которую солдаты использовали уже пару лет. – Я прямо у него на хвосте, так что вы должны успеть развернуться прежде, чем кто-нибудь из них сможет выбраться с корабля, – сказал он.
     – Просто доставьте нас целыми и невредимыми, майор, остальное мы сделаем сами, – ответил полковник, его акцент был смесью мексиканского, который и можно было ожидать от человека с его внешностью, и техасского протяжного произношения, которое говорило о том, с какой стороны границы он родом. Полковник Гомес Родригес, человек-легенда Икс-Ком, убивший больше всех инопланетян и участвовавший ещё в самой первой миссии по захвату НЛО в январе 1999 года, и сегодня оставался в строю. "Он ещё ни разу не был убит, этот человек явно был либо благословлен Всевышним, либо продал свою душу тому парню внизу", подумал Шеппард, когда Родригес начал напутствовать своих солдат перед боем.
     Окуляр, прикреплённый к его лётному шлему, был создан на основе технологии Гоа'улдов, хотя текст и цифры, которые он отображал, теперь были намного более понятны, сейчас он услужливо высветил сообщение "огонь", как только тарелка пришельцев попала в прицел.
     Шеппард выстрелил из своей сдвоенной плазменно-лучевой пушки, и корабль сообщил ему, что выстрел попал в цель, ярко-зеленые плазменные заряды с релятивистской скоростью рассекли воздух и врезались в корпус вражеского корабля.
     К сожалению, у противника было собственное плазменное оружие, и ещё более мощный луч ударил прямо в щиты "Мстителя", которые стали видны, поглотив килотонны энергии направленной в одну маленькую точку. Корабль содрогнулся от удара, а Шеппард ухмыльнулся.
     – Ладно, посмотрим, как тебе понравится это, – сказал он, ускоряясь и приближаясь к блюдцу и удерживая палец на спусковой кнопке, его плазменная пушка стреляла и перезаряжалась каждые шесть секунд, пока он метался из стороны в сторону, уклоняясь от ответного огня. "Мститель" был быстрее и маневреннее, чем Линкор, и благодаря мощному генератору его щит был сильнее чем у F-302X, что делало его лучшим выбором для борьбы с самыми большими тарелками.
     – Я думал, у этой штуки есть инерционные гасители, – пожаловался сзади один из солдат, пока их швыряло из стороны в сторону, а те, кто не был одет в силовую броню, старались держаться как можно дальше от парней в громоздких бронескафандрах, опасаясь быть раздавленными.
     – Так они и есть, просто этот парень летает как псих, – ответил другой, изо всех сил вцепившийся в ремень.
     – Мы вошли в зону турбулентности, пожалуйста, пристегните ремни безопасности и верните столики в вертикальное положение, – крикнул Шеппард. "Любой, кто не хотел бы зарабатывать на жизнь этим, сумасшедший", радостно подумал он, а его плазменные лучи нанесли ещё один удар.
     Ещё один луч ударил в щиты "Мстителя", от следующего попадания они скорее всего рухнут, хотя, как знал майор, корабельная кидониевая броня была достаточно прочной, чтобы выдержать любые вторичные эффекты.
     – Достал! – торжествующе закричал он, когда Линкор, наконец, не выдержал наносимых ударов и начал снижаться. Солдаты сзади восторженно завопили, и не только из-за того, что вражеский корабль был наконец сбит, но и потому, что это означало, что теперь их пилот, как они надеялись, перестанет бросать свой корабль из стороны в сторону.
     – Я хочу, чтобы рампа была опущена, и первые солдаты вошли в двери до того, как будут выпущены посадочные опоры, – приказал полковник Родригес. – Если мы будем достаточно быстры, то перебьём этих тварей ещё до того, как они оправятся от аварии, – уверенно сказал он. Корабль пришельцев должен был приземлиться намного тяжелее, чем "Мститель", даже с учётом того, что Шеппард имел репутацию человека, заходящего в зону высадки быстрее и ниже, чем большинство других пилотов Икс-Ком.
     – Хотел бы я, чтобы у нас было достаточно Силовой брони для всех, сэр, – заметил капитан, сам одетый в такой доспех, его голос был искажен микрофоном и динамиком, через которые он говорил.
     – Они клепают их так быстро, как только могут, капитан, – ответил Родригес. По крайней мере, те его люди, которые должны были первыми войти в НЛО, были одеты в эти штуки. Толстая Кидоний/Триниум/керамическая броня могла остановить даже заряд выпущенный из Тяжёлой Плазмы, хотя два в одно и то же место уже вряд ли, но если боец будет достаточно быстр, пришелец не получит второго шанса. Новые бронескафандры резко снизили количество ранений и уровень смертности среди бойцов и это значило, наконец, что даже столкнувшись с Мутонами, Икс-Ком имел самых жёстких и стойких солдат на поле боя.
     Противником в этой миссии были только Сектоиды, хотя, возможно, с парой Кибердисков в придачу. Земля уже некоторое время регулярно прослушивала и расшифровывала Гиперволновые передачи врагов и знала пункт назначения, миссию и вид каждого НЛО.
     – Десять секунд до высадки, – сообщил Шеппард. – Это ферма, осторожно здесь гражданские, – сказал он.
     – Гражданских из Зэтов, – приказал Родригес, они не причинят никакого серьезного вреда, и позволят убрать помеху. Однажды в Румынии какой-то крестьянин попытался заколоть его вилами, а здесь, в Канзасе, фермеры, вероятно, были вооружены чем-то гораздо более опасным.
     – Рампа опускается, – доложил солдат у задних дверей.
     – Икс-Ком! – с энтузиазмом воскликнул один из новичков.
     "Мститель" ударился о землю, пружины и гидравлика шасси поглотили часть кинетической энергии при посадке. Как и приказал полковник, прежде чем корабль приземлился, первые два солдата уже выскочили через задние двери и быстро двигались вперед.
     – Спасибо, что воспользовались Авиалиниями Мститель, надеюсь увидеть вас всех на моём обратном рейсе, – крикнул Шеппард бойцам, выдвигающимся на исходные позиции. Это была шутка, но в каждой шутке есть доля шутки, слишком много команд он отправлял в бой живыми, а затем возвращал их на базу в мешках для трупов.
     Гигантская трёхъярусная тарелка возвышалась над фермой, она села на два поля, сломав забор между ними и была, вероятно, видна на многие мили вокруг благодаря равнинной местности. Тот факт, что она была частично охвачена огнем, а из нескольких сделанных Мстителем пробоин валил дым, вероятно, также не помогал ей оставаться незаметной.
     Шеппард протянул руку за своё кресло пилота и отстегнул лазерную винтовку L2-A2 закреплённую там. В его обязанности не входило штурмовать НЛО, он был пилотом, а не ветераном спецназа с фармацевтическим усилением, но если какой-нибудь инопланетянин случайно появится возле заднего люка, он снесёт ему голову.
     – Умница, – сказал он Мстителю. Тот прошёл все испытания с блеском, гипердвигатель работал как часы, и теперь использовался в боях, выполняя ту же работу, что и Скайрэйнджеры, только лучше.
     Раздались звуки выстрелов, Шеппард мог слушать бойцов по радио, и они, судя по переговорам, уже окружили инопланетных ублюдков, ворвались внутрь и расстреливали всех, кто не был человеком. Внутри раздался мощный взрыв, это, вероятно, сдетонировал либо Элериумный реактор, либо кто-то попал в Кибердиск, Шеппард надеялся на последнее, Элериум был ценен, но в любом случае, он надеялся, что никто из бойцов не пострадал от взрыва.
     – Давайте ребята, перебейте их всех по-быстрому, пиво и пицца с меня, – сказал сам себе Шеппард.
     Верный себе, Гомес Родригес в самом конце схватки лично уничтожил трёх пришельцев, включая их лидера, и когда вертолеты и Скайрэйнджеры прилетели, чтобы забрать военные трофеи, Шеппард понял, что ни один из бойцов не погиб, хотя парочка и была ранена. Он быстро включил рацию, чтобы связаться с ЦУПом и, переговорив, побежал к солдатам Икс-Ком, слонявшимся вокруг после жаркой битвы, на его лице сияла улыбка.
     – Мы никого не потеряли, ни пилотов, ни бойцов, – объявил он. – Это наверно в первый раз, – сказал он им. Бывали миссии, после которых всех погибших в бою воскрешали в саркофаге, но вообще не иметь убитых было неслыханным делом. – Мы сбили полдюжины "Фу-истребителей", три "призрака" и эту штуку со всем её экипажем без потерь, – сказал им Джон Шеппард.
     – А пиво и пицца на всех за твой счёт, – улыбнувшись, ответил полковник Родригес. – Я прослежу, чтобы лётчики-истребители базирующиеся в Шайенне знали, кому посылать счета, – сказал он. – Просто для протокола: не давай таких обещаний вслух, когда микрофон всё ещё включён, – посоветовал он.
     – Мне, пожалуйста, без анчоусов, – попросил сержант.
     Шеппард вздохнул.
     –Что ж, всё равно сегодня отличный день, – сказал он, снова улыбнувшись.
     
     Медицинский комплекс – Пангар – Сентябрь, 2002.
     – Джонас, в последний раз говорю, перестань трогать свою шею, – сказал О'Нилл. – Ты же не собираешься снова внезапно начать истекать кровью, там даже шрама нет, – добавил он.
     – Извини, но такое просто трудно принять, – попросил прощения Джонас, убирая руку. Эта смерть была не из приятных, да и к последующему воскрешению, когда он проснулся в ящике снова живой, привыкнуть было трудно.
     – Ты справишься с этим, – сказал ему О'Нилл. – И Эгерия тоже, если её дети позволят нам вылечить её, – добавил он, посмотрев на Ток'ра Малека и указывая на королеву Ток'ра. Раздувшийся беременный симбионт всё ещё находился в том же контейнере, похожем на аквариум, в котором её держали Пангарцы.
     – Мы не используем саркофаги, – решительно ответил Малек. – Именно использование этого устройства ответственно за большую часть зла, которое обитает в душах Гоа'улдов, – заявил он.
     – Ох, ради всего святого, Малек, несколько часов в этом ящике не сделают её злой, – возразил О'Нилл.
     Келмаа, ещё одна Ток'ра, покачала головой.
     – Моё сканирование показывает серьёзную клеточную деградацию у нашей королевы, – сказала она. – Даже если бы её ещё можно было спасти, для этого, учитывая её возраст и состояние, потребовалось бы провести в саркофаге много дней.
     – Мы хотим забрать её, чтобы она умерла среди своего народа, если такова её судьба, – сказал Малек.
     Доллен, Пангарский премьер-министр, закивал в знак согласия.
     – Мы сожалеем, что непреднамеренно жестоко обошлись с вашей королевой Эгерией, – сказал он. – Наши друзья с Земли уже согласились помочь нам получить королеву Гоа'улдов с их родной планеты P3X-888, чтобы заменить её, что позволит нам продолжать производить Третонин до тех пор, пока с вашей помощью не будет разработана его синтетическая версия, – сказал он Малеку. – Надеюсь, отношения между нашими народами не будут омрачены этой трагедией? – спросил он. В долгосрочной перспективе Пангару понадобится более надежный и безопасный источник наркотика, чем тот, который они могли бы получить от личинок Гоа'улдов. Почти пятая часть населения планеты теперь зависела от Третонина, он давал идеальный иммунитет от болезней, но при этом разрушал собственную иммунную систему, и если они когда-нибудь потеряют свои запасы, погибнет ужасающее количество людей.
     Малек покачал головой.
     – Когда мы думали, что королева, которую вы нашли и над которой проводили эксперименты, была просто Гоа'улдом, нас это не беспокоило, – сказал он. – Вы не могли знать, кто она, Высший Совет Ток'ра не будет винить в этом народ Пангара, и мы по-прежнему будем продолжать нашу работу по разработке синтетической версии, – пообещал он.
     – Спасибо, – ответил Доллен с лёгким поклоном, и Малек поклонился в ответ.
     Картер снова посмотрела на Эгерию.
     – Думаю, у меня есть кардинальное решение, – сказала она.
     – Я знал, что так и будет, – радостно сказал О'Нилл. – Выкладывайте, майор, – сказал он.
     – Да сэр. Проблема Ток'ра заключается в том, что состояние Эгерии зашло слишком далеко чтобы её можно было спасти, если не считать саркофага, но даже если он сработает, это, вероятно, исказит её личность из-за того, что ей придётся провести там продолжительное время, – начала Картер.
     – Верно, – ответил О'Нилл. – Это ведь так? – спросил он Малека, который кивнул в ответ. – Продолжай, Картер, – сказал он.
     –Хорошо, нам не нужно оставлять её в саркофаге так долго, чтобы вылечить её, достаточно лишь стабилизировать её состояние, – сказала Картер присутствующим. – Может быть, всего на пару часов, – сказала она.
     – Она слишком стара и слаба, чтобы регенерировать себя, даже если сделать её чуть менее хрупкой, – ответила Келмаа.
     Картер улыбнулась.
     – Её разум, вероятно, всё ещё в порядке, нам просто нужно дать ей новое тело, – сказала она.
     – Чем поможет новый носитель? – спросил Малек.
     – Не носитель, а новое тело симбионта, – ответила Картер. – Мы решим проблему старения так же, как это делают Асгарды, – сказала она. – Клонируем совершенно новое тело из её собственной ДНК и перенесём в него её сознание, – торжествующе добавила она.
     – Так держать, Картер! – воскликнул О'Нилл, хлопая в ладоши.
     Келмаа изумлённо посмотрела на неё.
     – Мы сделаем что? – сказала она.
     – У нас на Земле сейчас живёт одна из ведущих генетиков Асгарда, Хеймдалль должна суметь разобраться с этим, – рассудила Картер. – Эгерия станет точно такой же, только на две тысячи лет моложе, – сказала она. – Тот факт, что вы все равно полагаетесь на генетическую память, может даже облегчить задачу, – продолжила она. – Исходя из того, что Хеймдалль рассказывала мне, клоны Асгарда, это чистый лист, пока в них не будет загружен разум, – сказала она Ток'ра. – Новое тело для вашей королевы будет уже генетически запрограммировано.
     – Такое возможно? – спросил Доллен.
     – "Мы можем восстановить её, у нас есть технология"13, – сказал О'Нилл, вызвав короткий смешок у Тил'ка, которому нравилась научная фантастика.
     – Мы знаем, что передача сознания вашей расе возможна, – сказала Картер Келмаа. – Как-то однажды, кое-кто сделал копию Тил'ка, и это вызвало проблемы, потому что и его разум, и разум прим'та были скопированы и частично слились, – сказала она. – Не вижу причин, по которым это может не сработать, – сказала она. – Локи добился больших успехов в клонировании и генной инженерии многих различных видов, а мы захватили много из его работ, что тоже должно помочь, – отметила она.
     Келмаа посмотрела на Малека.
     – Возможно, это спасёт расу Ток'ра, – сказала она. – С каждым годом нас становится всё меньше, но если Эгерия вернётся, будет здорова и способна рожать детей...
     – Мы больше не будем вымирающим видом, – закончил за неё Малек. – И наша королева снова будет с нами, – добавил он, стараясь не поддаваться надежде переполнявшей его, боясь сглазить. – Я хотел бы обсудить это с Асгардом Хеймдаллем, чтобы убедиться, что это осуществимо, – сказал он полковнику О'Ниллу.
     – Я могу вас прямо сейчас провести на Землю через Врата, а затем в Зону 51, – предложила Картер. – С вашего разрешения, сэр? – спросила она О'Нилла.
     – Конечно, и давайте ускоримся, Её Величество моложе не становится, – ответил О'Нилл. – Пока что, – добавил он.
     – Если это сработает, Эгерии потребуется носитель, который уже знает о Ток'ра, я добровольно покину свой, надеюсь, я смогу найти другого, если нет, я готова пожертвовать своей жизнью ради моей королевы, – сказала Келмаа.
     Доллен посмотрел на Ток'ра.
     – Я посмотрю, не согласится ли кто-нибудь из моих людей стать добровольцем, – сказал он. – Я уверен, мы сможем найти кого-нибудь, кто бы пошёл на это, – сказал он. "Может быть, эта благодетельная археолог Зенна Валк согласится?" - подумал он, поворачиваясь, чтобы уйти и оставить инопланетян наедине с их дискуссией.
     Малек перевёл дыхание.
     – Я должен связаться с Высшим Советом для одобрения и консультации, прежде чем мы продолжим, но, даже если это сработает, есть ещё одна проблема, – сказал он.
     – Да? – спросил О'Нилл.
     – Если Ток'ра начнут плодить молодняк, им понадобятся Джаффа, – заявил Тил'к, глядя на Малека, и повернулся к О'Ниллу. – До процесса инкубации симбионтов Гоа'улдов с помощью Джаффа, слияние между Гоа'улдом и носителем имело лишь один шанс из двух на успех. Джаффа были созданы именно затем, чтобы улучшить способность симбионтов принимать людей-носителей, – пояснил он.
     – Правильно, – сказал Малек.
     Тил'к задумался.
     – Сейчас я ношу в себе личинку Гоа'улда, – сказал он. – Это зло и порождение зла, – продолжил он. – Я должен носить его, чтобы выжить, но если бы существовала альтернатива, я бы с радостью вырвал его из своего тела и разорвал на части. Если я должен носить в себе другое существо, я был бы счастливее, если бы это был Ток'ра, а не Гоа'улд, и я думаю, что многие Свободные Джаффа решили бы так же, – добавил он.
     Малек нахмурился.
     – Тогда наши народы, Ток'ра и Свободные Джаффа, станут зависимы друг от друга, как расы и как личности, – сказал он.
     – Взаимозависимые, но свободные от Гоа'улдов, – заметил Джонас. – Тил'к, Ток'ра гораздо лучше чем Джаффа разбираются в технологиях Гоа'улдов, ведь Системные Лорды всегда держали вас в неведении, притворяясь, что их наука - это магия, так ведь? – спросил он.
     – Совершенно верно, – согласился Тил'к.
     – И у Ток'ра всегда были технологии, но не доставало численности, чтобы сражаться с Гоа'улдами должным образом, потому что у вас не было королевы, и вы принимали только тех носителей, кто вызывался добровольно, – сказал Джонас Малеку. – Так что, неужели я единственный, кто видит, какой путь открывается перед вами? – риторически спросил он.
     – Симбиоз не только внутри индивидуумов, а сосуществование как единое общество, – ответил Малек.
     Тил'к кивнул.
     – Свободные Джаффа не примут ничего, кроме равенства в таком соглашении, – решительно заявил он. – Многие боялись бы стать пушечным мясом для Ток'ра вместо Гоа'улдов, – сказал он.
     – Учитывая, насколько вы превосходите нас численностью, Ток'ра не настолько глупы, чтобы пытаться главенствовать, особенно если вспомнить, что вы уже восстали против Гоа'улдов, которые притворялись богами, чтобы держать вас под контролем, – сказал ему Малек. – О, и кстати говоря, о численном превосходстве, полковник. Селмак и Джейкоб объяснили мне, почему вы упомянули Кастера, очень забавно, – сказал он О'Ниллу.
     – Бывает, – ответил О'Нилл. – Джонас, ты снова трогаешь своё горло, – резко сказал он.
     Джонас отдёрнул руку.
     – Я должен спросить, – сказал он. – Я кажусь тебе каким-то другим? – спросил он.
     – Нужно не один раз побывать в саркофаге, чтобы стать похожим на Системного Лорда, – сказал ему О'Нилл.
     – Нет, я имею в виду, изменился ли мой голос с тех пор, как мне перерезали горло? – спросил Джонас. – Глубже?
     – Ну, может немного, – заметил О'Нилл.
     Джонас облегченно вздохнул.
     – Фух, какое-то время мне казалось, что у меня что-то не так со слухом, – сказал он с улыбкой.
     
     Примечание автора:
     Сначала, у нас идут события эпизода 6:09 Allegiance, хотя они происходят на Ханке, мире Свободных Джаффа, а не на базе КЗВ Альфа. Добавление сканеров движения Икс-Ком значительно упрощает поиск людей, использующих личную маскировку, а использование дополнительно нескольких ТЕР, имеет большое значение при охоте на невидимого Ашрака.
     Гомес Родригес упоминается в текстах, прилагаемых к продолжению первой игры X-COM. Он был офицером в Первой Войне с инопланетянами и описывается как "Гомес Родригес - тот, о котором все фильмы", так что, учитывая количество очень крутых солдат, которые работали на X-COM, он должен был быть действительно исключительным!
     Эпизод 6:10 Cure проходит совсем иначе. Им действительно следовало бы просто сказать Пангарцам, что они могут найти Королеву Гоа'улдов на P3X-888, это избавило бы всех от множества проблем. На родине Гоа'улдов, должно было быть несколько Королев, реки были полны этих тварей, и ни о каких чёртовых Джаффа не стоило беспокоиться. Да, я спас Эгерию, позже в сериале, Ба'ал наделал своих клонированных копий используя технологии Асгарда, так что сами Асгарды должны были иметь возможность скопировать её. Просто сделать клон и скопировать её разум... маленькие серые парни занимались этим уже тысячи лет. Излишне говорить, что живая Эгерия сильно изменит всю будущую динамику отношений между Ток'ра и Свободными Джаффа!
     

Глава 34

     Гора Шайенн – Земля – Октябрь, 2002.
     – Я тут слышал, что они наконец-то определились с именем для нашего второго Ха'така, сэр? – спросил О'Нилл, столкнувшись в коридоре с генералом Хаммондом, когда они оба в парадной форме направлялись в зал врат. – Было бы быстрее провести голосование, как в прошлый раз, – высказал он своё мнение.
     – Не думаю, что они хотели, чтобы он назывался "Тысячелетний сокол", полковник, – ответил Хаммонд, когда они свернули в другой коридор.
     – И вот что я получил, поделился с Джонасом, а он просто растрепал всем об этом, – посетовал О'Нилл. – Ну и как его назовут? – спросил он.
     – Как ни странно, но они обнаружили, что вызов нашего первого корабля-пирамиды "Энтерпрайза" помог с обеспечением секретности, потому что, если кто-то не посвящённый в эту программу что-то подслушал или случайно видел отчет с упоминанием корабля, он предположил, что упомянутый корабль был тем, который плавает по воде, а не в космосе.
     – Это было частью моего плана, сэр, – перебил его О'Нилл.
     Хаммонд бросил на О'Нилла недоверчивый взгляд.
     –Так или иначе, на основании этого принято решение назвать второй корабль "Адмирал Кузнецов" в честь русского авианосца, – сказал он. – Британцы хотели "Инвинсибл", но французы категорически возражали, – сказал он О'Ниллу с усмешкой. – Командовать им поручено нашему старому другу полковнику Чекову, так что у руля тоже будет русский.
     О'Нилл нахмурился.
     – Я думал, в обозримом будущем он будет командовать базой "Омега"? – спросил он, когда они подошли к залу врат, охранник у тяжелой взрывостойкой двери провёл своим удостоверением, чтобы открыть её для них.
     – Он и управлял, но Российскую Федерацию начало раздражать то, что не только первый Ха'так находится под командованием США, но и то, что мы собираемся ввести в строй "Прометей", передав командование тоже Соединенным Штатам. Они посчитали что под нашим командованием будет находиться непропорционально большое количество боевых кораблей Земли, – объяснил Хаммонд, когда дверь скользнула в сторону. – Они также указали, что ситуация только ухудшится, так как финансирование второго Х-303 было одобрено Конгрессом на прошлой неделе, его строительство начнется в Зоне 51, как только Прометей будет закончен.
     – Я слышал, они собираются назвать его "Атлас"? – заметил О'Нилл, следуя за Хаммондом. – Джонас сказал, что это потому, что Атлас был братом Прометея или что-то в этом роде.
     – Поверю вам на слово, полковник, – ответил Хаммонд. – Я то думал, это из-за того, что это будет один из кораблей, на плечи которых ляжет вся тяжесть мира, – сказал он, когда они присоединились к остальным, уже ожидавшим там. Картер была одета также в свою парадную форму, Джонас и Тил'к как и Элизабет Вейр были в костюмах, но на последней он выглядел очень дорогим.
     О'Нилл кивнул в знак приветствия майору Уоррену из ЗВ-3, который стоял вместе с остальной частью своего подразделения и другими морскими пехотинцами США из ЗВ-5. Все они, по его мнению, может быть и были чокнутыми психами, с сомнительной личной гигиеной, но, он должен был признать, что эти пустоголовые, выстроившиеся в короткую двойную шеренгу, хорошо смотрелись в своей синей парадке.
     – Они должны прибыть с минуты на минуту, – сказала Вейр, взглянув на часы. – Спасибо, что нашли командующему Шарпу что-то, что можно взорвать, такие мероприятия всегда проходят более гладко, когда удаётся отправить его с глаз долой, – прошептала она генералу Хаммонду, который подошёл и встал рядом с ней.
     – К счастью, его не пришлось долго уговаривать, он предпочёл отправиться на задание вместо того, чтобы изображать радушного хозяина, – прошептал в ответ Хаммонд. – Было гораздо труднее убедить полковника О'Нилла не последовать за ним, – отметил он.
     Джонасу очень хотелось чашечку кофе, он начинал подозревать, что шутки полковника О'Нилла о его пристрастии к кофеину были не такими уж смешными после того, как он решил не пить кофе сегодня, чтобы доказать себе, что не зависит от этого напитка. "Хорошая чашечка горячей Явы действительно пришлась бы кстати прямо сейчас", подумал он, представляя, как подносит её к своему носу и вдыхает неповторимый аромат.
     – Земля Джонасу, на связь, Джонас, – сказал О'Нилл, помахав рукой перед его лицом.
     – Простите, полковник, я был за много световых лет отсюда, – извинился Джонас, когда его мысли резко переключились с кофе на своего командира.
     – Хорошо, возвращайся и присоединяйся к остальным, – сказал О'Нилл. – Я спрашивал тебя о том техническом отчете, который давал прочитать.
     Картер вздохнула.
     – Вы же сами обещали прочитать его, сэр, – напомнила она.
     – Я занятой человек, – оправдываясь сказал О'Нилл.
     – Ранее я наблюдал, как ты целый час провёл в столовой, разгадывая кроссворд, О'Нилл, – вставил Тил'к.
     О'Нилл выглядел оскорблённым.
     – Я был занят расширением своего кругозора, пополнением словарного запаса... – начал он.
     – И тем, что пытался не проиграть подполковнику Ферретти пари о том, кто из вас заполнит его первым, – сказала Картер.
     – И этим тоже, – признал О'Нилл. – И в любом случае, Джонас гораздо лучше понимает эти вещи и превращает их в резюме, с которыми я действительно могу справиться, – сказал он. – Я человек с широким кругозором, тактик и стратег, – продолжил он, – детали, это удел других парней, – сказал он. Затем, увидев выражение лица Картер с приподнятой бровью, он пожал плечами. – О'кей, мне нужна была версия немного попроще, так лучше? – спросил он.
     Тил'к на секунду задумался.
     – Я, например, удовлетворён таким объяснением, – великодушно сказал он.
     – Спасибо, Тил'к, – ответил О'Нилл, желая, чтобы это не выглядело так, будто Джаффа больше верит не в правдивость его слов, а в то, что для него нужно всё упрощать как для тупых. – Похоже, наши гости опаздывают, – сказал он, взглянув на часы. – Почему бы вам не просветить меня, кратко пересказав резюме, которое, надеюсь, вы подготовили?
     К счастью Джонасу редко требовались записи для работы, хотя он вспомнил бы всё это быстрее, если бы выпил хоть немного кофе.
     – Прототип саркофага, созданный на Земле, прошёл все испытания, в самое ближайшее время они собираются начать серийное производство, первый будет установлен на Прометее.
     – Он по-прежнему выглядит как простая большая коробка с откидной крышкой, как тот макет, который нам как-то показали в Зоне 51? – спросил О'Нилл.
     – Боюсь, что так, – извиняющимся тоном ответил Джонас. К отчету прилагалась фотография прототипа.
     – Что бы ни говорили о Гоа'улдских финтифлюшках, но, по крайней мере, когда попадаешь в один из их саркофагов, не чувствуешь, что находишься в солярии, – высказал своё мнение О'Нилл. Земной дизайн, особенно военный, эстетически был иногда слишком уж функциональным.
     – Когда-нибудь они будут в каждой больнице мира, – заметила Картер. – Конечно, сначала придётся снизить цену, иначе каждый из них будет стоить больше, чем F-22, пока они не найдут способ заставить это устройство работать без такого количества редкоземельных металлов и не подберут что-то менее дорогое, чем драгоценные камни в качестве кристаллов, – сказала она. – Одного Лютеция в саркофаге больше, чем в дюжине наших генераторов щита.
     – Именно поэтому реализация проекта "саркофаг" так затянулась, – отметил Джонас. – Производство F-302-х всегда имело больший приоритет, – сказал он. – Только после того, как была найдена богатая рудная жила на Р8Х-362, они смогли рассмотреть возможность выделения ресурсов на что-то другое.
     – Кстати, об истребителях, – сказал О'Нилл. – Вы должны просмотреть спецификации того проекта, что они предлагают Келонцам, – сказал он. – Не знаю, полетел бы я на нём, но, похоже, эта чёртова штуковина и вправду будет летать, – сказал он.
     – Ты имеешь в виду ракетный перехватчик? – спросил Джонас. – Генерал Хаммонд позволил мне взглянуть, – сказал он. – Это основано на чем-то, что немцы пытались создать во время Второй Мировой войны, верно? – спросил он.
     – Точно, как "Мессершмитт-163", но прочнее и двигатели лучше, – сказала Картер. – Представь себе ракету класса "земля-воздух" с пилотом вместо системы наведения, – объяснила она. – Это лучшее, что, по их мнению, может самостоятельно создать инфраструктура 1940-х годов твоего народа, мы только дадим несколько подсказок, – сказала она. – Ракетопланы - лучший, на данный момент, вариант для сверхзвуковых полётов, а со временем, возможно, даже гиперзвуковых.
     – Представляю, это как Х-15 с пушками, – сказал О'Нилл. – Это будут Адские скачки, – решил он. Х-15 был по существу ракетой, сброшенной с подвески бомбардировщика B-52 и с сидящим в ней пилотом, это была технология 1950-х, как раз в пределах того, с чем и Келона и её соседи могли справиться. Но ВВС США и НАСА подняли его скорость выше 7 Махов, чего было достаточно, чтобы перехватить большую часть НЛО Локи в атмосфере, если конечно погоня не затянется.
     – На них будут установлены ракеты с ядерными боеголовками, усиленные Наквадахом, а не пушки, сэр, – заметила Картер. – Мы сказали келонцам, что использование их собственных Наквадриевых устройств будет немного затруднительно для пилотов, потому что они почти наверняка не будут успевать уходить из радиуса поражения.
     – Ракеты, это хорошо, но не так классно, как старые добрые самолеты с хорошими старомодными пулеметами, – высказал своё мнение О'Нилл, хотя он знал, что снаряды обычных авиационных пушек будут просто отскакивать от корпусов кораблей Локи, бронированных Кидонием.
     – Вы всегда можете дать нам лазеры и наквадах-генераторы для их питания, – заметил Джонас.
     – Как только три нации на вашей планете убедят нас, что вы собираетесь использовать эти штуки только на Локи, а не друг на друге, мы дадим вам всё возможное снаряжение, Джонас, – ответил О'Нилл. – На данный момент, насколько я слышал, три правительства всё ещё больше спорят между собой, чем сотрудничают.
     – Трудно избавиться от старой вражды, – с грустью сказал Джонас.
     О'Нилл снова взглянул на часы.
     – Сэр, если они не появятся в ближайшее время, можем мы сходить пообедать? – спросил он Хаммонда. – Обещаю, я больше не испачкаю свою форму кетчупом, даже если сегодня день хот-догов.
     Генерал Хаммонд повернулся к О'Ниллу.
     – Они опаздывают всего на несколько минут, это важный приём, – сказал он.
     – Говорят, точность, это вежливость королей, но, очевидно, это не вежливость Королев Ток'ра, – заметила Элизабет Вейр.
     – Она, наверно, свалит всё на носителя, – ответил О'Нилл. – Ток'ра часто так делают, – сказал он и сделал паузу. – Конечно, носитель - женщина, так что, справедливости ради ...
     – Вы ступаете на опасную почву, полковник, – сказала ему Вейр с суровым выражением лица, которое смягчалось намёком на улыбку.
     – Вы уже составили план посещений для нашей недавно клонированной и восстановленной высокородной гостьи, доктор Вейр? – спросил О'Нилл.
     – Экскурсия по базе, затем отправимся в Зону 51, чтобы встретиться с Хеймдалль и посмотреть некоторые из наших исследовательских проектов, – ответил Вейр. – Хеймдалль действительно выполнила большую часть работы, связанную со спасением Эгерии, так что, я полагаю, теперь, слившись с новым носителем, Королева будет счастлива лично поблагодарить её.
     – Главное, чтобы она была признательна нам, ведь хотя наукой и занимались Асгарды, идея была нашей, – ответил О'Нилл. – Ток'ра у нас в большом долгу за то, что мы спасли их задницы от вымирания, – высказал он своё мнение.
     Хаммонд кивнул.
     – Надеюсь, изучение порождений Локи спасёт и самих Асгардов.
     – И снова благодаря нам, – заметил О'Нилл. – Мы накопили много долговых расписок, которые сможем обналичить позже, – сказал он. – По крайней мере, я надеюсь, что мы их обналичим, не хотелось бы думать, что мы делаем всё это только по доброте душевной.
     – Нет смысла копить, полковник, если не тратить, – ответила Вейр. – Если я смогу поспособствовать запланированным переговорам между Ток'ра и Свободными Джаффа, мы, возможно, окажемся на грани серьёзного сдвига в галактической политике, и Земля будет выглядеть очень хорошо.
     В тот момент, когда Хаммонд уже собирался выразить своё согласие, Звёздные врата активировались и начали вращаться, а по базе разнёсся предупреждающий сигнал.
     – Входящая червоточина, – прогремел из громкоговорителя знакомый голос техника сержанта Уолтера Харримана. – Закрываю диафрагму, – продолжил он, и триниум-титановая заслонка встала на место.
     – Лучше бы это были они, – заявил О'Нилл.
     – Получил КДД Ток'ра, – доложил Уолтер. – Открываю диафрагму, – добавил он.
     Тут О'Ниллу пришла в голову одна мысль.
     – Мы ведь не должны кланяться, да? – поспешно спросил он. – Я понятия не имею об этикете приветствия членов инопланетных королевских семей, – сказал он.
     – Ну, я не собираюсь делать реверанс, полковник, – ответила Элизабет Вейр слегка веселясь. В этот момент через горизонт событий шагнула возрождённая Королева Ток'ра, морские пехотинцы вскинули руки отдавая честь, и она поприветствовала союзников своего народа на их родной планете.
     
     Окраины Столицы – Толлана – Октябрь, 2002.
     Посол Джозеф Факсон поднял глаза на возвышавшуюся над ним огневую точку и в очередной раз поразился тому, насколько хорошо Толлане умели не только создавать продвинутые устройства, но и делать так, чтобы они выглядели таковыми. От самых маленьких простейших устройств до новых боевых кораблей разработки Толланы как будто кричали: "Да, мы умнее вас", и это новое творение не стало исключением.
     Инженер из Толланских сил безопасности объяснял некоторые технические аспекты проекта высокопоставленным лицам из Курии, но Факсон потерял нить разговора, как только речь стала слишком научной для его понимания. Теперь он просто ждал, чтобы увидеть, достигла ли громадная Тяжелая ионная пушка, рядом с которой они стояли, заявленных характеристик, когда они испытают её по цели, находящейся на орбите.
     Будучи по меньшей мере в два раза больше пушек ранней модели, но в остальном практически идентичное по внешнему виду, новое орудие Толланы сделало важный шаг вперёд в своих возможностях. Отказавшись от некоторой утонченности своего предка в пользу грубой силы, оно выпускало заряд энергии, по крайней мере, на порядок более мощный, с целью просто разбить любой щит, который был достаточно продвинут, чтобы не пропускать импульс. У него вдобавок также был щит, как гарантия против тайных атак, попыток подорвать планетарную оборону.
     – Вы, как я понимаю, впечатлены посол? – спросила Факсона Тревелл, глава Толланской Курии.
     – Оно определенно выглядит соответствующе, верховный канцлер, – ответил Факсон. – Земля будет признательна получить это оружие, как только ваша собственная оборона будет завершена, – сказал он ей. В настоящее время планировалось, что пять Тяжелых Ионных пушек окружат столицу, а остальные последуют за ними позже, когда будет запущено серьёзное производство. Второе внешнее кольцо, состоящее из десяти старых стандартных пушек, уже было установлено вокруг города для защиты от массированной атаки Глайдеров смерти или Ал'кешей, которые при его отсутствии могли бы сокрушить оборону одним лишь своим числом. – Могу я узнать, как идёт ваша программа орбитальной обороны? – поинтересовался он. Толланы прислушались к советам военных экспертов с Земли и разработали многоуровневую оборонительную сеть, которая не зависела только от одного типа оружия. "Однако примитивные Земляне, похоже, обладают даром военной тактики и стратегии, или, наверно, они такие, потому именно примитивны", так часто рассуждали Толлане.
     – Строительство идёт полным ходом, – сказала ему Тревелл. – Конструкция главного орудия Ха'така Гоа'улдов, которую дала нам Земля, чрезвычайно проста по сравнению с нашими собственными системами, но она подходит для более дешёвого и менее ресурсоёмкого производства, – сказала она. – В течение года у нас будет две дюжины боевых орбитальных платформ, оснащённых этим оружием и щитами Гоа'улдов, – объявила она.
     – Будут ли они включать так же модернизации сделанные по типу тех, которые делал Анубис? – спросил Факсон, Толлане были очень заинтересованы в изучении нового корабля Гоа'улдов, находящегося сейчас в руках Землян.
     – Естественно, – подтвердила Тревелл. – Мы были практически не удивлены, обнаружив, что большинство улучшений были просто основаны на использовании базовой технологии ближе к её максимальному потенциалу и лучшем качестве сборки, а не на совершенно новой научной разработке Гоа'улдов, – с удовлетворением сказала она.
     Факсон кивнул. Давно было известно, что большая часть технологий Гоа'улдов была просто скопирована с того, что оставили Древние, со всей неполноценностью по отношению к оригинальным устройствам, на которых она была основана. И зачастую, Системные Лорды даже не понимали теорию, лежащую в их основе, достаточно хорошо чтобы разобраться в них. Ток'ра говорили, что самый первый построенный тысячелетия назад Ха'так был работой знаменитого инженера Гоа'улдов по имени П'тах и, как и ожидалось, был основан на его бэк- инжиниринге найденных космических кораблей Древних, но теперь становилось очевидным, что он значительно испортил конструкцию. Хотя Гоа'улды, как правило, достаточно легко могли конструктивно копировать устройства которые находили, используя более дешевые материалы и худшие технологические допуски, их копии никогда не достигали результатов оригиналов. У них также была тенденция зачастую не использовать или не запитывать устройства согласно техническим требованиям, один инженер, как-то, использовал аналогию "подключить сетевое электричество американского образца 110 вольт 60 Гц к европейскому электрическому устройству 230 вольт 50 Герц и ждать хороший результат", но такое просто не работало должным образом.
     Из того, что они могли сказать, Анубис каким-то образом наткнулся на знания и понимание, необходимые для создания Ха'така с оружием и щитами, которые были не более чем ближе по производительности к оригинальным технологиям, с которых были скопированы. По словам Асгарда Гермиода, который детально изучил их, они на самом деле всё ещё были довольно топорно сделаны, но, тем не менее, достаточно превосходили стандартные Ха'таки, давая Анубису значительное преимущество над его противниками. И, конечно, преподнесли неприятный сюрприз Тору, который, хотя теперь восстановился и загрузился в новое клонированное тело, всё ещё кипел от негодования из-за того, что его оставили без корабля.
     Закончив разговор с парой других членов Курии, Толланский инженер услышал беседу между Тревелл и Факсоном и подошёл к ним.
     – Могу я присоединиться к вам, Верховный канцлер? – спросил он, слегка поклонившись ей.
     – Конечно, Гвардеец... – ответила Тревелл, пытаясь вспомнить его имя.
     – Травок, – ответил Инженер. – Тессерарий14 Травок, – объяснил он, называя своё звание и слегка раздраженный тем, что она не поняла, что его знаки различия указывали на то, что он офицер.
     – Командир стражи, – перевёл Факсон, как и многие дипломаты, он хорошо знал языки. – Это слово латинского происхождения, и возможно, даже Древнего, – заметил он. – Конечно же как и слово Курия, – добавил он, улыбнувшись Тревелл. Это была целенаправленная политика Посольства - напоминать Толланам, когда это было возможно, откуда они родом, чтобы попытаться усилить чувство, с которым они могли бы отождествлять себя с Землей - родиной своих предков и, следовательно, надеяться склонить их к более тесному Союзу.
     Тревелл улыбнулась в ответ.
     – Наши учёные с большим интересом изучают предоставленную вами академическую литературу, – сказала она послу. – Наш народ смотрит в будущее, но всегда стоит знать, откуда ты пришёл, – добавила она и повернулась к Травоку. – Я что-то слышала о том, что наши силы безопасности рассматривают возможность использования эмблемы из Земной истории, Тессерарий Травок? – спросила она, на этот раз правильно указав его звание.
     – Знак отличия(инсигния), летающее животное на насесте с распростертыми крыльями, которым пользовались некоторые из наших предполагаемых предков, – подтвердил Травок. – Под ним земным шрифтом написана аббревиатура, вы знакомы с ней, посол? – спросил он Факсона.
     Факсон поднял брови.
     – Похоже, вы описываете римского орла, – сказал он. – Буквы внизу S.P.Q.R., означают Senatus Populusqus Romanus, или "Сенат и народ Рима", первоначально это был знак Римской республики, – объяснил он. – Если я правильно помню, Курия римского Сената была зданием, где они собирались, – сказал он.
     – Интересно, – заметила Тревелл. – Возможно, аббревиатура в нашем собственном алфавите "Курия и народ Толланы" была бы очень уместна в этом случае, – размышляя сказала она.
     – Моя собственная нация использует эмблему с Орлом, а часть нашей государственной структуры называется Сенат в соответствии с традициями, установленными Римской республикой, – сказал им Факсон. – Фактически, правительственные здания не только в моей стране, но и во многих других целенаправленно построены в греко-римском архитектурном стиле, – отметил он. – Множество колонн и широких каменных ступеней, очень похоже на многие здания здесь, на Толлане, – сказал он.
     – Очаровательно, – ответил Тревелл. – Вы хотели что-то спросить, когда подошли, Тессарий? – вежливо спросила она офицера сил безопасности.
     Травок кивнул.
     – Теперь, когда большая часть моей работы по программе Тяжелых Ионных пушек завершена, я нахожусь в кратком списке лиц, отобранных для временного перевода на Землю, для более детального изучения Ха'така Анубиса, – сказал он. – Я надеялся узнать у посла, как далеко его народ продвинулся в модернизации первого захваченного материнского корабля Гоа'улдов до того же уровня, – сказал он.
     – По предварительным оценкам на модернизацию "Энтерпрайза", даже с практической помощью Ток'ра и техническими знаниями Асгарда, потребуется ещё несколько месяцев, – ответил Факсон. – Мы просто рады, что на это не уйдут годы и не потребуется полное переоборудование, – добавил он.
     – Я думал, помощь предоставляемая Асгардом Земле ограничена Договором о Защищённых Планетах? – спросил Травок.
     – Так и есть, но то, что Анубис сбил их корабль, которым командовал Верховный Главнокомандующий Тор, сделало Асгардов более открытыми, – ответил Факсон. – И они, если Системные Лорды начнут жаловаться, собираются доказать, что Анубис нарушил договор, и следовательно, любая из его технологий выходит за рамки соглашения, – сказал он. – Очевидно, у Асгардов есть ловкие адвокаты, кто же знал? – пошутил он.
     – Адвокат - это их слово для профессионального архонта, – объяснила Тревелл Травоку, который, судя по его реакции, явно не понял шутки.
     – А, понятно, – ответил Травок и усмехнулся. – Вы слышали историю про Унаса, который ходил и ел навоз? – спросил он. – Другой Унас остановил его и спросил, зачем он это делает, а первый Унас ответил, что он только что съел архонта и пытается избавиться от привкуса во рту, – сказал он, и сам засмеялся.
     Факсон улыбнулся.
     – Мне говорили, что у Ашенов вообще нет ни адвокатов, ни им подобных, – сказал он.
     – У них и шуток нет, – пренебрежительно ответил Травок. – Я сходил на один из их колониальных миров, чтобы установить Звёздные врата, – сказал он. – Если вы простите некоторую наглость офицера среднего звена, дающего советы Верховному канцлеру, мы ни при каких обстоятельствах не должны давать этим людям технологию ионных пушек, – сказал он главе Курии.
     – Ваша точка зрения не уникальна, – спокойно ответила Тревелл. Толланам не нравились Ашены, которые были достаточно развиты, чтобы быть в каком-то смысле ровней, в научном развитии условно где-то между Землей и Толланой, но во всём остальном они не рассматривались как таковые. Ноксы также недвусмысленно предупредили Курию остерегаться Конфедерации Ашенов в будущем, а если вы не нравитесь Ноксам, это о чём-то да говорит, потому что, как правило, Ноксы любят всех.
     – Земля предоставила Конфедерации Ашенов планы по модернизации щитов и вооружения их флота до уровня Анубиса, но мы всё еще придерживаем технологию гипердвигателей, – отметил Факсон. Как и Толланы, Ашены самостоятельно разработали сверхсветовые двигатели, но, как и у Толлан, они были относительно медленными и требовались месяцы или годы, чтобы добраться куда-то. Земля передала Толлане гипердвигатели сконструированные Гоа'улдами, которые перемещали их новые военные корабли на приличных скоростях, но Ашенам пока лучше было оставаться в их собственном маленьком уголке галактики.
     Устройство на запястье Травока запищало.
     – Орбитальная цель вот-вот войдет в зону прямой видимости, – громко объявил он. – Не могли бы вы все, пожалуйста, отойти подальше от Пушки? – попросил он, отходя назад, Факсон и Тревелл последовали за ним.
     – Оружие работает полностью автономно? – спросила Тревелл.
     – Пока нет, но мы планируем предоставить ИИ наведения значительную свободу действий, как только он будет полностью готов, – ответил Травок. – Он запрограммирован на выдачу предупреждения перед включением, и при необходимости, выстрел может быть отменен, – отметил он. – Поехали, – сказал он, а башня внезапно развернулась на запад а её орудие заняло боевое положение. – Оборонительная сеть отправила вызов цели по радио и подпространственным частотам, – доложил он, глядя на дисплей своего наручного компьютера. – Безпилотник проигнорировал вызов... Тяжелая Ионная пушка активируется, – объявил он.
     Факсон услышал, как орудие включилось, на секунду ему показалось, что воздух вокруг наполнился статическим электричеством, и тут оно выстрелило в небо колоссальным зарядом энергии. Когда он исчез из поля зрения, пушка уже готовилась сделать следующий выстрел, и выпустила ещё один заряд, когда была готова.
     – Один выстрел должен разрушить любой известный щит Гоа'улдов, – объявил Травок. – Второй разнесёт незащищенный корабль на куски, – заявил он.
     Высоко в небе мощная вспышка возвестила о гибели цели.
     – Если бы это был Ха'так, его фрагменты в течение многих лет как падающие звёзды входили бы в нашу атмосферу, – с удовлетворением отметил Травок, а несколько членов Курии начали аплодировать.
     – А ваш "Призрачный всадник", как, устоит перед пушкой? – из интереса спросил Факсон. – Я имею в виду, что, если Анубису или другому Системному Лорду удастся разработать щиты типа Асгардских? – спросил он.
     Травок улыбнулся, услышав земное прозвище крейсеров.
     – Поставляемые Асгардами щиты на наших кораблях значительно лучше, чем у Гоа'улдов, – сказал он. – Вероятно, потребуется три-четыре выстрела из Тяжелой Ионной пушки, чтобы разбить старый щит "Белискнера", мы предполагаем, что новый класс "О'Нилл", вероятно, выдержит вдвое больше, – сказал он. – Однако с пятью Тяжелыми Ионными пушками, окружающими столицу, мы могли бы дать залп, который уничтожит любое известное судно, – уверенно сказал он.
     – Превосходно, Тессарий, – похвалила его Верховный канцлер Тревелл. – Пожалуйста, передайте мою благодарность и благодарность Курии команде, спроектировавшей и построившей это мощное дополнение к обороне, защищающей наших граждан от хищничества более варварских сообществ, – сказала она.
     Факсон скрестил руки на груди и снова взглянул на Тяжелую Ионную пушку, размышляя, как сформулировать свой отчёт Командованию Звёздных Врат. Он улыбнулся, подумав, не будет ли слишком непрофессиональным сообщить, что "Большое гудящее космическое орудие Марк II работает соответственно рекламе".
     
     Зона 51 – Земля – Ноябрь, 2002.
     Радек Зеленка украдкой скрестил пальцы, когда только-что назначенный, первый командир "Прометея" ступил на мостик. На симуляциях всё выглядело нормально, наквадах-реакторы показывали зелёный статус, и, по словам всех, кто их осматривал, включая Ток'ра Анис, гипердвигатели были готовы настолько, насколько это было вообще возможно. Но всё равно это будет первый полёт корабля, и будет довольно скверно, если эта штука не оторвется от Земли.
     Полковник Уильям Ронсон занял своё кресло и устроился поудобнее.
     – Удивительный корабль вы построили здесь для нас, доктор Зеленка, – сказал он учёному.
     – Я был всего лишь главным советником проекта от Икс-Ком, – ответил Зеленка. – Заслуга в значительной степени принадлежит другим, – сказал он. Х-303 был проектом ВВС при технической помощи Икс-Ком, а не изначально международным, как "Мститель". – Конечно, я передам вашу благодарность инженерам и техникам, которые его построили, – сказал он полковнику.
     Ронсон кивнул и повернулся к своему заместителю, сидевшей в кресле справа от него.
     – Майор Гант, корабль загерметизирован и готов к полету? – спросил он.
     – Да, сэр, – доложила Гант, проверив свою консоль для подтверждения.
     – Отлично, сообщите всему экипажу, что мы готовимся к взлету, и попросите людей у кнопки, которая открывает крышу, нажать её, чтобы мы могли вытащить птичку из этой дыры в небо, где ей и место, – сказал ей Ронсон.
     Зеленка вдруг вспомнил, что забыл, как планировал, проверить механизм крыши, и понадеялся, что кто-то другой, чёрт возьми, это сделал, когда, к его облегчению, подземный ангар медленно открылся, именно на столько, насколько и предполагалось. Если бы сейчас был день, они купались бы в ярких солнечных лучах пустыни, но, по очевидным соображениям безопасности, они взлетали ночью. "Прометей" был очень большим, и, вероятно, мог быть легко замечен на расстоянии чокнутыми уфологами, которые частенько зависали по внешнему периметру базы.
     – Поднимайте нас, майор ДеЛуиз, – сказал Ронсон пилоту, и двухсотметровый корабль начал плавно подниматься из ангара. Он использовал гравитационные двигатели Гоа'улдов для подъёма и управлялся так же, как и любой Тел'так, когда поднимался в небо.
     – "Ладно, в общем, это работает", – сказал сам себе по-чешски Зеленка, и перешёл на английский. – "Искупление" встретит нас на орбите, да? – спросил он.
     – Он будет нашим кораблём сопровождения при испытаниях гипердвигателя, – подтвердил Ронсон. – Пилот, выйдите на орбиту, пожалуйста, пятьдесят процентов максимальной скороподъёмности, не будем в первый раз слишком нагружать двигатели, – сказал он.
     – У нас гости, сэр, – сообщила майор Гант. – Похоже на F-302, – объявила она, когда истребитель поравнялся с ними и пошёл рядом, он, также как и "Прометей", начал круто и постепенно ускоряясь под углом в сорок пять градусов набирать высоту.
     – Должно быть, это пилот Икс-Ком, у нас не запланировано эскорта от ВВС США, – отметил Ронсон. – Он отстанет, как только мы выйдем из атмосферы, – сказал он.
     Без лишней суеты "Прометей" вышел на орбиту, и Зеленка пока чувствовал себя очень хорошо. Хотя формально он был всего лишь советником, как он и сказал, на самом деле за последние несколько месяцев он внёс свой вклад в подавляющее большинство систем на Х-303 и помог решить несколько ключевых проблем, которые неизбежно возникли, когда Земля построила свой первый боевой звездолёт.
     – Как там наквадах-реакторы? – спросил он одного из техников.
     – Выходная мощность стабильна и составляет двадцать пять процентов, – доложил техник. – Мы можем поднять её, по готовности, – добавил он.
     – Возможно, сейчас самое время зарядить генераторы щитов и включить их, – предложил Зеленка Ронсону. – Всегда существует вероятность столкновения с кораблем Сектоидов, да и в любом случае их нужно проверить, – сказал он.
     – Поднять щиты, – приказал полковник Ронсон.
     – Щиты подняты, буфер полностью заряжен, – доложила Гант.
     – Наквадах-реакторы работают на сорока пяти процентах максимальной мощности, – доложил техник. – Статус зелёный, – добавил он.
     – Нам повезло, не пришлось полагаться на Наквадрию в качестве источника энергии, – заметил Зеленка. – Наш первый проект гипердвигателя был крайне неэффективен и потребовал бы большей мощности, чем тот, который мы установили на этом корабле, – продолжил он. – Возможность провести бэк-инжиниринг нескольких типов кораблей Гоа'улдов дала нам гораздо лучшее понимание их технологий, – сказал он.
     – Наквадрия годится только для бомб, – прокомментировал техник, следящий за реакторами.
     – Согласен, нестабильность намного перевешивает потенциально большую выходную мощность, – ответил Зеленка. – Асгард Гермиод, после исследования этого вещества, заметил, что не думает, что даже мы настолько сумасшедшие, чтобы попытаться использовать его для производства энергии, – сказал он. – Если вы хотя бы посмотрите на неё косо, она начнёт неконтролируемую цепную реакцию прямо у вас на глазах, – заявил учёный.
     – Мы, конечно, используем более лучшее топливо, чем Гоа'улды, – заметила майор Гант.
     – По крайней мере, более высокого качества, – ответил Зеленка. – Единственного, чего у нас нет, это недостатка наквадаха, поэтому мы можем быть немного расточительными в том, как мы используем самый чистый материал, – отметил он. Используя в качестве топлива, почти оружейный наквадах, реакторы на Прометее вырабатывали значительно большую мощность для своих размеров, чем аналогичные силовые установки Гоа'улдов.
     Гант проверила свою консоль.
     – Приближается "Искупление", – доложила она. – Капитан Таннер приветствует, – объявила она.
     "Прометей" последовал за меньшим по размеру "Искуплением" прочь от Земли, медленно разгоняя свои субсветовые двигатели, пока, в конце концов, не обогнал его, и сбросил скорость, позволив догнать себя, как только полковник Ронсон удовлетворился эффективностью Х-303. "Искупление" было построено планетой, технологически уступающей Гоа'улдам в общей конструкции корабля, так что не было ничего удивительного в том, что судно, в значительной степени основывающееся на технологиях Гоа'улдов, такое как "Прометей", было быстрее, тем не менее, экипаж нового корабля был чрезвычайно рад оставить относительно небольшое судно позади, так сказать, глотать пыль.
     Тест гипердвигателя, к сожалению, прошёл не так хорошо. Генератор гиперпространственного окна вышел из строя при первом же включении, и Зеленке с товарищами пришлось быстро его чинить, пока капитан Таннер отпускал по радио саркастические комментарии. Его извиняло то, что начал это полковник Ронсон, ранее сделавший столь же ехидное замечание своему коллеге о медлительности "Искупления". Теперь же командир "Прометея" должен был признать, что колкости Таннера, пожалуй, кармически оправданы. В конце концов им удалось открыть стабильное гиперпространственное окно, и Х-303 совершил свой первый полет со скоростью, превышающей скорость света, а меньший корабль последовал за ним на случай, если отказ двигателя приведёт к тому, что "Прометею" придётся вернуться в обычное пространство посреди пустоты.
     Первая запланированная остановка была за Плутоном, среди объектов так называемого пояса Койпера. Там "Прометей" опробовал своё оружие, выбивая куски из каменно-ледяного шара под названием Квавар, который был обнаружен астрономами всего несколько месяцев назад. Пара роторных плазменных пушек и Элериумные Плазменные лучи в носовой части корабля справились с задачей по разрушению приличного куска поверхности планетоида диаметром в тринадцать сотен километров. Удовлетворенный результатами, достигнутыми его орудиями, полковник Ронсон завершил испытания, создав на поверхности большой кратер с помощью ядерной, усиленной наквадахом бомбы, запущенной из ракетного отсека. После этого пришло время для следующего путешествия ещё дальше от Земли, снова в сопровождении "Искупления". "Прометей" открыл гиперпространственное окно и направился к комплексу по добыче Наквадаха из астероида, находящегося на самой дальней окраине Солнечной системы.
     Прибыв на горнодобывающую базу в Облаке Оорта, новый корабль был встречен аплодисментами работающих там команд и получил приветственный салют от трех истребителей F-302, которым было поручено защищать небольшой, но растущий объект. В соответствии с планом своей миссии полковник Ронсон должен был взять на борт несколько тысяч тонн Наквадаховой руды для транспортировки на Землю, и погрузка всё ещё шла, когда, ко всеобщему удивлению, гиперволновая передача поступившая с горы Шайенн немедленно отозвала Х-303 на Землю.
     Очевидно, Асгарды хотели одолжить его, но никто дома до сих пор не мог понять, какого чёрта им понадобилось одалживать судно, которое, хотя и являлось вершиной Земной науки, но было намного хуже их собственных? Однако в одном полковник Ронсон был уверен: Земля захочет получить взамен что-то очень ценное, если не сегодня, то когда-нибудь потом.
     
     Примечание автора:
     Учитывая, что у Земли есть избыток Наквадаха и она использует как Кидоний, так и Триниум для производства космических аппаратов, я подумал, что будет разумно построить второй X-303 до того, как более поздние 304 будут введены в эксплуатацию. Определенно, было более чем достаточно времени, чтобы построить ещё один в промежутке между серединой 6-го сезона, когда появился "Прометей" и появлением "Дедала" в самом конце 8-го сезона. И в эпизоде 7:07 Enemy Mine упоминается, что Земля ищет Наквадах, потому что без него она не может построить больше кораблей. Ракетные перехватчики, такие как Messerschmitt 163, показались мне хорошим выбором для винтажных Келонских ВВС 1940-х годов, если они хотели иметь надежду когда-либо перехватить НЛО. Вы можете получить феноменальную эффективность от ракетоплана, только не очень долго. В 1947 году B-29 использовали в качестве самолёта-носителя при полётных испытаниях оригинального Bell X-1, я могу себе представить, что Келонцы делают более быструю, большую и вооруженную версию, пока со временем что-то наподобие X-15 не сможет застать нескольких парней Локи врасплох, когда те поймут, что оно быстрее, и всё ещё догоняет их!
     Мне всегда нравился внешний вид оригинальной ионной пушки Толланы, поэтому я подумал, что Тяжелая Ионная пушка(ТИП) в фике будет её потомком и может выглядеть так же, только большего размера. С точки зрения огневой мощи ТИП уступает главному орудию линейного крейсера Орай, обычно она не может сбить одним выстрелом Ха'так, как это может сделать корабль напоминающий по форме сиденье для унитаза, но она всё равно довольно неприятна. Что касается самих Толлан, то они определенно имели греко-римский стиль, и поскольку они всё ещё использовали такие термины, как Курия, Архонт и т.д., Я решил, что они могли бы также легко использовать другие, такие как звание офицеров-инженеров. Я просто подумал, что будет приятным и интересным штрихом, если новые, больше внешне (и отсталые) толланские военные примут модифицированного римского орла в качестве эмблемы (CPQT - Курия и люди Толланы). О, и я сомневаюсь, что есть много сообществ, в которых есть адвокаты и где над ними не шутят. Кстати, время от времени, вы будете встречать Травока, кто-то же должен будет, в конце концов, установить Тяжелую Ионную пушку на Атлантиде.
     В этой измененной временной шкале нет эпизода 6:11 "Prometheus". Ронсон, Гант и ДеЛуиз были командным составом X-303, когда он был впервые введён в эксплуатацию в сериале, и здесь именно они отправят его в первый полет, как, по видимому, и предполагалось. Я не дал "Прометею" гипердвигатель с питанием от Наквадрии, потому что просто показалось вероятным, что у них проект будет лучше, и ему не потребуется такая мощность для работы. Я не первый, кто выдвигает теорию о том, что именно неэффективность привода означала, что ему требовалось так много энергии. На самом деле в эпизоде 6:11 Гоа'улд, когда налаживал его, действительно сказал, что "конструкция невероятно грубая". Взрывать бедный невинный Квавар (обнаруженный в июне 2002 года) для стрельбы по мишеням просто показалось забавным.
     
     

Глава 35

     Звездолёт ВВС США "Прометей" – межгалактическое пространство – Ноябрь, 2002.
     О'Нилл всегда знал, что есть две команды, готовые встать рядом с ЗВ-1, если ему потребуется поддержка. Первой была ЗВ-2 подполковника Луиса Ферретти, второй ЗВ-3, которой сейчас командовал майор Уоррен. Что касается последнего, О'Нилл был твердо уверен, что морпехам просто нравилось ввязываться в перестрелки больше, чем это было необходимо, но что касается ЗВ-2, то это же был сам Ферретти, отличный офицер с правильным сочетанием мозгов и яиц, чтобы всегда делать дело. Что однако не означало, что вы могли ожидать от него беспрекословной лояльности и подхалимажа, потому что это было совсем не его стиль.
     – Думаю, что меня, как и всех присутствующих, интересует, – медленно начал Ферретти, – полковник, ты прикалываешься? – недоверчиво спросил он, когда все в корабельной столовой, используемой в настоящее время как зал для брифингов, вытаращились на О'Нилла.
     – Нет, именно этим мы там и займёмся, – ответил О'Нилл.
     – Ты хочешь сказать, что нас отбуксирует в другую галактику боевой корабль Асгардов, и когда мы там окажемся, то самостоятельно полетим в звёздную систему, полную Репликаторов, приземлимся на планете, которая, как мы думаем, вероятно кишит ими, а затем починим машину, которая должна поймать их там в ловушку? – с сомнением спросил Ферретти.
     О'Нилл кивнул.
     – Рад видеть, что ты внимательно слушал, – ответил он.
     Члены ЗВ-2 и 3 переглянулись.
     – Вы это серьезно? – наконец спросил майор Уоррен.
     – Да, и если честно, я тоже примерно так воспринял эту новость, когда Тор прибыл на орбиту с просьбой о помощи, – признался О'Нилл. – Я же сказал, что это будет опасная миссия и для неё нужны добровольцы, – напомнил он всем. – У нас было не так много времени на разговоры, прежде чем "Прометей" вернулся на Землю, Тор просто телепортировал на борт всё, о чем мы его попросили, и нам нужно было немедленно отправляться в путь.
     – И президент это одобрил? – уточнил Ферретти. – Я имею в виду, нас они могут заменить достаточно легко, но X-303 стоит не дёшево, – отметил он. Он знал, что они потратили более двух миллиардов долларов только на исследования и разработку гипердвигателя.
     – Как-то раз Тор заметил, что как только Репликаторы съедят всё, что стоит съесть в Галактике Ида, они отправятся в Млечный Путь. Было не так уж трудно получить разрешение на миссию от нашего руководства, – сказал ему О'Нилл. – Если мы не справимся с этим, то, вероятно, просто станем кормом для жуков позже, когда у нас вообще не будет ни одного шанса победить их, – сказал он.
     – В отличие от действительно ничтожного шанса, который у нас есть сейчас, – криво усмехнулся Ферретти.
     – Знаете, с математической точки зрения даже крошечная вероятность успеха бесконечно лучше, чем полное её отсутствие, – вмешалась Картер. – Вы же знаете, что план Асгарда был действительно очень хитроумным, – заметила она. – Заманить жуков в ловушку поля замедления времени - хороший способ подержать их взаперти достаточно долго, чтобы найти решение что с ними делать, – сказала она.
     – Внутри поля время течёт в десять тысяч раз медленнее, – вставил Джонас. – Если бы Репликаторам потребовался год, чтобы сбежать, то у Асгарда снаружи было бы десять тысячелетий, чтобы создать оружие способное победить их.
     – И, как и многие другие хитроумные планы, он на самом деле не сработал, – отметил О'Нилл.
     – Частично сработал, – возразила Картер. – Копия, которую они сделали с Риз, основываясь на сканировании, сделанном Хеймдалль, и дополнительные исследования самой Риз, проведённые Харланом, дали им возможность приказать всем Репликаторам собраться в одном месте.
     – Приманка сработала отлично, Картер, это ловушка сорвалась, – ответил О'Нилл, закатывая глаза. – Почему они просто, собрав их вместе, не взорвали ко всем чертям? Вот в чем загадка.
     – Это бы не сработало, сэр, – ответила Картер. – Даже взорвав планету и превратив звезду, вокруг которой она вращается, в сверхновую, они не смогли бы достать всех, – сказала она.
     – По крайней мере, это сократило бы их число до более приемлемого, – пробормотал О'Нилл.
     – Ненадолго, сэр, – сказала ему Картер. – Не с той скоростью, с которой они размножаются, – добавила она.– Асгарду требовалось решение получше, чем просто на какое-то время выровнять игровое поле.
     Майор Уоррен выглядел озадаченным.
     – Значит, они использовали этого андроида, чтобы вызвать всех жуков? – спросил он.
     – Верно, – подтвердила Картер. – Мы знаем, что Репликаторы были первоначально созданы Риз, и Асгарды обнаружили, что в их коде всё ещё есть базовая команда, которая будет реагировать на подпространственный сигнал, который она могла передать, – сказала она. – Они послали сигнал, используя свою копию Риз, усилив его настолько, насколько смогли, а затем запустили обратный отсчёт на устройстве замедления времени, дав ему как можно больше времени до активации, чтобы все жуки успели попасть туда до того, как ловушка захлопнется.
     – Разве первые прилетевшие жуки не съели бы устройство времени? – резонно спросил Ферретти. – Да ради Христа, мы видели, как эти твари едят Триниум! – воскликнул он.
     – Асгарды поместили устройство в оболочку из Нейтрониума, самого плотного из известных материалов, – ответила Картер. – Они подсчитали, сколько времени потребуется Репликаторам, чтобы проесть его, и оставили хороший запас на всякий случай, – продолжила она. – Они не должны были пройти сквозь оболочку до того, как поле замедления времени активировалось и захватило всё, что находилось в пределах одной шестой светового года от этой точки в пространственно-временной пузырь, который оно сгенерировало, – сказала она.
     – Должно было сгенерировать, – заметил О'Нилл. – Это не сработало, поэтому Асгарды и обратились к нам за помощью.
     – Почему к нам? – Спросил Ферретти. – У них есть корабли получше чем этот, и это их штукенция глюканула, – отметил он.
     – Ни один корабль Асгардов не может беспрепятственно пройти через территорию, занятую Репликаторами, – ответила Картер. – "Прометей" же в основе построен по технологиям Гоа'улдов и Земли и настолько примитивен по сравнению с ними, что жуки должны игнорировать его, как просто не стоящий того, чтобы его есть, – продолжила она. – Единственные вещи на этом корабле, которые могли бы их заинтересовать, если бы они знали о них, это системы на основе Элериума, но мы знаем, что разработки Локи не могут быть легко обнаружены ни сенсорами Гоа'улдов ни даже сенсорами Асгардов, которые, как правило и используют репликаторы, – сказала она. – Если нас просканируют вблизи, Элериум всё равно будет выглядеть как обычный Наквадах, ведь это один и тот же элемент, только в другой аллотропной форме.
     О'Нилл кивнул.
     – С жуками, переход на примитивные технологии зачастую является единственным выходом, – согласился он. – Мы знаем, что посохи Гоа'улдов и Зэты ни черта не могут с ними сделать, но они довольно хорошо разбиваются, когда в них попадаешь пулями или картечью, так что наш способ ведении боя - лучший выбор, если нам придется пробиваться туда или обратно, – сказал он. – Тор сказал, что то что нам нужно, находится в старом храме на одном из миров Асгарда под названием Халла, так что мы приземлимся прямо рядом с ним и войдем быстро и жёстко, прежде чем жуки поймут, что эти сумасшедшие люди пытаются сделать, – сказал он. – У Асгардов есть мужество, их флот сражался с Репликаторами в течение многих лет, но они просто не созданы для такой работы, – отметил он. –Для начала, я точно не могу представить себе Тора с АА-12, – пошутил он, и все в ответ засмеялись. Автоматические дробовики, которые КЗВ любил использовать против Репликаторов, имели отдачу, которая, вероятно, сломала бы Асгарду плечо первым выстрелом, даже если бы он смог поднять его.
     – Тор предоставил нам интерфейс к устройству, который сделан не по технологиям Асгарда, а по земным и из земных материалов, – сказала им Картер. – Он примерно раз в пятьдесят больше оригинала, но должен работать и не должен вызывать у жуков желание скушать его, потому что наши микропроцессоры и медные провода просто не стоят того, чтобы ими закусывать, – сказала она.
     – Как мы остановим Жуков, если они просто выключат его после того, как уйдем? – спросил морпех. – Вы же не собираетесь просто щелкнуть выключателем и поймать нас в ловушку вместе с жуками, не так ли? – настороженно спросил он.
     Картер помотала головой.
     – У нас есть генератор силового поля Гоа'улдов, который должен удержать их подальше от него достаточно долго, чтобы мы успели уйти, – сказала она. – Он довольно громоздкий и весит больше 45 килограмм вместе с батареей, так что я ищу добровольца, чтобы нести его, – сказала она, – кого-то вроде тебя, Тил'к, – сказала она Джаффа с улыбкой.
     – Это неприкрытая дискриминация инопланетян, – высказал своё мнение Джонас Тил'ку. – Она уже заставила меня нести рюкзак с интерфейсом, – пожаловался он.
     – Именно, Джонас Квинн, – согласился Тил'к. – Нам нужен профсоюз получше, – рассудил он.
     – Сплотитесь товарищи, – поддержал их женский голос сзади. – Восстаньте против угнетения пролетариата, – сказала она.
     – Не поощряй их, Андианова – ответил О'Нилл.
     – Я просто готовлюсь к грядущей революции, – ответила русская, стараясь говорить серьезно.
     – Хотите понести генератор силового поля, сержант? – риторически спросил О'Нилл.
     Андианова на секунду задумалась.
     – Как писал Маркс, "от каждого по способностям, каждому по потребностям", – ответила она. – Тил'к сильнее и, следовательно, лучше подходит для этой работы, а мне нельзя перенапрягать спину, – заявила она.
     – О'кей, теперь, когда в соответствии с добрыми марксистскими принципами, мы решили, что Тил'к вытянул короткую соломинку, можно продолжить? – спросил О'Нилл, стараясь не рассмеяться, поскольку Андианова сейчас старательно избегала встречаться глазами с Джаффа.
     – А запасной план у нас есть, полковник? – поинтересовался Ферретти.
     – Мы взорвём гипердвигатель и все наши ядерные заряды, попытаемся забрать с собой как можно больше этих маленьких ублюдков, – спокойно ответил О'Нилл.
     Ферретти приподнял брови.
     – Что ж, теперь, во всяком случае, план "А" смотрится намного лучше, – рассудил он.
     – Я тоже так думаю, – ответил О'Нилл. – Хорошо, мы знаем, что лазеры, скорее всего, не сработают, поэтому я хочу, чтобы у всех были автоматические дробовики и Р90 в качестве резерва, – приказал он. – У нас есть ящики с фугасными боеприпасами FRAG-12 для дробовиков, которые, по нашему мнению, должны очень хорошо работать, потому что блоки того репликатора, которого вы разнесете на куски, могут в добавок разбить других жуков находящихся рядом, – с надеждой сказал он. – Только ради безопасности не стреляйте в упор этими боеприпасами, – посоветовал он. – Всё равно предполагается, что их взрыватель взведётся в трех метрах от среза ствола, так что вы, скорее всего, просто потратите их впустую, – сказал он. – Зарядите FRAG-12 и дробью столько барабанов, сколько сможете унести, и их должно быть много, потому что пешком мы не собираемся никуда идти.
     – Помимо стандартных фугасных гранат у нас есть контейнер с Элериумными гранатами, которые взрываются как ранцевый заряд С4, – сказала им Картер. – Убедитесь, какую из них вы хотите бросить, и если действительно решили швырнуть Элериумную тогда уж берите её в руку, – посоветовала она.
     – По словам Тора, у нас есть несколько часов на подготовку, – сказал О'Нилл командам. – Похоже, буксировка нашего корабля действительно замедляет его, – сказал он.
     – Конечно, путешествие между галактиками всего за несколько часов всё ещё впечатляет, – прокомментировала Картер. – Ха'таку Гоа'улдов потребовались бы годы, чтобы совершить подобное путешествие, – сказала она. Капитан Ронсон и остальные члены экипажа, вызвавшиеся остаться на борту для выполнения этой миссии, вероятно, так же нервничали и из-за головокружительной скорости их корабля, и из-за Репликаторов ждавших их в конце путешествия. Тор заверил их, что с Прометеем всё будет в порядке, но в настоящее время они мчались через Вселенную с откровенно абсурдной и пугающей скоростью. Большая часть того, что Земля знала о гипердрайвах, было получено от Ток'ра, и из исследований разработок Гоа'улдов, но сейчас это была совершенно новая игра, и видя количество световых лет, которое они в настоящее время преодолевали в секунду, было тревожно всем, кто имел хоть каплю воображения. Это, однако, помогло объяснить, почему Репликаторы должны проигнорировать X-303, который, по сравнению с кораблями Асгарда, с которыми обычно сталкивались жуки, должен был выглядеть вышедшим из каменного века. Так же как и Икс-Ком не был бы заинтересован в отправке команды для захвата воздушного шара, сделанного братьями Монгольфье.
     О'Нилл отпустил бойцов и направился на мостик. Они могли бы решить просто пойти на это в одиночку, ЗВ-1 и X-303 против всей Вселенной, но было разумнее взять подкрепление. Костяк экипажа мог бы спасти жизни в краткосрочной перспективе, если бы миссия провалилась, но в долгосрочной перспективе им было бы лучше вложить в это больше ресурсов, чтобы у него было больше шансов на успех. Тор заметил, что если они набьют корабль пехотой, это может привлечь внимание Репликаторов по другой причине, поэтому генерал Хаммонд пошёл на компромисс, отправив три свои лучшие команды, тех, кто снова и снова доказывал, что они могут делать дело. Обычно экипаж "Прометея" составлял более ста человек, но сейчас на борту их было, включая команды ЗВ, менее пятидесяти, так что при сканировании, как они надеялись, он выглядел бы практически пустым и даже вполне безобидным. В конце концов, добраться туда целыми и невредимыми было первым препятствием.
     Войдя в лифт, который должен был доставить его на мостик, О'Нилл задался вопросом, что подумали Репликаторы, обнаружив копию Риз, оставленную в качестве приманки, которая передавала сигнал, вызвавший их. Будут ли они воспринимать андроида как технологию, подлежащую ассимиляции, или смогут узнать в ней прародителя своей механической расы, размышлял он. В каком-то смысле, предположил он, это было похоже на то, как взглянуть в лицо Бога, не то, чтобы он думал, что у жуков есть душа или способность мыслить в таких терминах, они были больше похожи на вирус, чем на действительно разумный вид.
     Бог Репликаторов создала их не по своему образу и подобию, О'Ниллу не пришло в голову, что, возможно, встретив её, они решат переделать себя по её образу.
     
     Система Халла – Галактика Иды – Ноябрь, 2002.
     Полковник Ронсон нервно наблюдал, как приближается корабль, управляемый Репликаторами. Спроектирован он, похоже, был не Асгардами, а должно быть, был захвачен у какой-то другой несчастной и, возможно, ныне уже вымершей звёздной расы, с которой эти проклятые твари в какой-то момент столкнулись.
     – Наши щиты отключены, и ни одна из систем вооружения не работает, как вы и сказали, но, не стану скрывать, прямо сейчас я борюсь с инстинктивным желанием открыть огонь по этому кораблю Потрошителями и Лучами, – сказал он О'Ниллу, стоявшему на мостике позади него.
     – Жуки тоже действуют инстинктивно, – ответил О'Нилл. – Им не хватает инициативы, но стоит их спровоцировать, и они набросятся на нас со всех сторон, – сказал он Ронсону. – Мы не выглядим как хорошая еда, и к тому же мы должны выглядеть совершенно безобидно.
     По всему кораблю, казалось, разлился яркий свет.
     – Нас сканируют, сэр, – доложила майор Гант, глядя на консоль.
     – Здесь нет никого, кроме нас, примитивных, – пробормотал О'Нилл. – Здесь не на что смотреть, занимайтесь своими делами, – сказал он кораблю Репликаторов.
     Свет исчез, и судно Репликаторов снова двинулся в путь, Ронсон вздохнул с облегчением.
     – Думаю, они не заметили ничего интересного, – сказал он.
     – Приберегли нас на закуску позже, после того, как покончат с основным блюдом из галактики, полной Асгардских вкусняшек, – ответил О'Нилл. – Мы бы все равно вызвали у них только несварение желудка, – пошутил он.
     Ронсон кивнул, плазменно-лучевое оружие Сектоидов могло оказаться гораздо более опасным для вражеского корабля, чем можно было предположить по общему уровню технологической базы корабля Землян.
     – Продолжайте держать курс к зоне высадки, майор ДеЛуиз, – сказал он пилоту. – Только сделайте, чтобы это выглядело так, будто мы просто совершаем приятную безобидную прогулку по космосу, – добавил он.
     – Мы будем беззаботно насвистывать на подпространственных частотах, сэр, – ответил ДеЛуиз с улыбкой, шутка вышла гораздо менее натянутой, чем он опасался. На самом деле он был чертовски напуган, как и любой нормальный человек в подобных обстоятельствах.
     Майор Картер взглянула за другую консоль и подняла глаза.
     – Не знаю, как они это сделали, но, как сказал нам Тор перед тем, как отцепить Прометей, поле замедления времени определённо активно и работает в обратном направлении,– сообщила она. – Каждый час вне этого поля, это примерно четыре дня внутри него, – сказала она.
     – Чёртовы жуки слишком умны, это вызывает беспокойство, – посетовал О'Нилл.
     – Да, сэр, похоже, они обладают врожденной способностью понимать технологии и совершенствовать их, – ответила Картер. – В любом случае, сейчас мы сами находимся внутри поля, так что у нас столько же времени для работы, сколько и у них, – сказала она.
     – Мы обнаружили одно строение в указанных координатах, предоставленных Тором, сэр, – объявила майор Гант. – Остальная планета кажется совершенно бесплодной, ни жизни, ни других зданий, я думала, это колония Асгардов? – спросила она.
     – У репликаторов внутри поля обратного расширения времени, возможно, были десятилетия или даже столетия, чтобы поглотить всё на Халле к настоящему моменту, – ответила Картер. – Храм с устройством замедления времени внутри, вероятно, единственное, что они захотели сохранить нетронутым, – сказала она размышляя.
     – Погода выглядит довольно неспокойной, много штормов, при посадке может трясти, сэр, – заметил ДеЛуиз, когда они приблизились к атмосфере.
     – Только не сломайте корабль, он совсем новый, – прокомментировал О'Нилл. – Картер, пошли собираться, – сказал он своему заместителю. – Вы ведь нас дождётесь, верно? – спросил он полковника Ронсона.
     – Пока автоинспектор или миллиард жуков не сдвинут нас с места, мы будем там, где припарковались, – ответил Ронсон. – Но постарайтесь не задерживаться слишком долго, нам не нужен штрафной талон.
     О'Нилл усмехнулся.
      – Просто помни, если дела пойдут наперекосяк…
     – Превращу весь этот район в дымящийся радиоактивный кратер, – продолжил за него Ронсон.
     – Верно, – подтвердил О'Нилл.
     – Если ничего не получится, взрыв устройства замедления времени помешает Репликаторам использовать его, – весело заметила Картер.
     – У майора явно солнечное настроение, будет жаль, если нам придётся испортить его своим недолговечным искусственным солнцем, – ответил Ронсон, – но если "Прометей" пойдет ко дну, не беспокойтесь, мы прихватим с собой и устройство и множество Репликаторов, – решительно заявил он. Перегрузка гипердвигателя привела бы к ещё большему взрыву, чем его ядерные ракеты, усиленные наквадахом, а их мощность составляла 1200 мегатонн каждая, изрядный кусок планеты Халла был бы опустошён, если бы уход в сиянии славы стал бы последним вариантом.
     – Жаль, что мы не смогли одолжить несколько этих Толланских супер-бомб, – заметил О'Нилл Картер, когда они покидали мостик.
     – Эта технология слишком продвинута, жуки захотели бы получить их, – печально ответила Картер. – Хотя они оставили бы после себя приличные воронки, – согласилась она. – Их мощность сравнима и даже выше энергии астероида, уничтожившего динозавров, – сказала она. – Кратер Чикшулуб на Юкатане больше ста десяти миль в диаметре, такой оставил бы взрыв небольшой ЕТП-бомбы, – отметила она.
     – Теперь ты видишь, это мое представление об огневой мощи, – воодушевлённо ответил О'Нилл.
     – Их самые мощные устройства могут расколоть целую планету, как это случилось с Серитой, но, честно говоря, всё, что большее 100 тератонного взрыва, вызывающего массовое вымирание, вероятно, является перебором, – заметила Картер. – Раскалывание коры, пробивание мантии и обнажение ядра - это просто выпендрёж, – высказала она своё мнение.
     – Тератонн? – спросил О'Нилл.
     – Тысяча гигатонн или миллион мегатонн, – объяснила Картер.
     – А, – ответил О'Нилл, когда они вошли в лифт. – Только лучше, чтобы Шарп не слышал, как ты используешь слово на "п", – посоветовал он. – Слово "перебор", вероятно, является богохульством.
     – Легко представить его на собрании того культа поклоняющихся атомной бомбе, как в одном из фильмов о "Планете обезьян", – согласилась Картер, когда двери лифта закрылись.
     Погрузочная рампа опустилась, и ЗВ-1 во главе трёх команд ступили на поверхность Халлы.
     – Где жуки? – спросил один из морпехов, держащий свой автоматический дробовик наготове, но плоский невыразительный ландшафт под темным зловещим небом, усеянным грозовыми разрядами, был пустынен. Почва под ногами, казалось, была ничем иным, как пылью и песком, и они направились к недалёкому храму.
     – Майор Уоррен, пожалуйста, скажите своей команде, чтобы не искушали судьбу, – строго сказал О'Нилл командиру ЗВ-3. – Они говорят: "Да что может случиться плохого? а потом, – посетовал он.
     – Да, жуки, наверное, заметили приближение "Прометея" и подумали: "что может сделать один такой корабль?", и посмотрите, куда это их приведёт, – согласился Ферретти. – Не поминайте закон Мерфи всуе, – посоветовал он.
     Картер наклонилась и смахнула немного песка.
     – Сэр, вам это не понравится, – нервно сказала она.
     – Похоже, вся поверхность планеты состоит из блоков Репликаторов, – заявил Тил'к, глядя на место, которое расчистила Картер.
     Все посмотрели вниз.
     – Ох, лучше бы я этого не знал, – заявил Ферретти.
     – Наверное, там не один слой, и кто знает, насколько толстый. Может быть мили? – предположила Картер.
     – С чего бы это? – спросил Джонас.
     – Ну, это может быть побочным эффектом обратного расширения времени, – предположила Картер. – В относительном времени они жили здесь сотни лет, но не осталось ничего, что можно было бы поглотить, поэтому они просто экономят энергию.
     – Так что же их здесь держит? – удивился Джонас.
     – Какая разница? Просто смотрите под ноги, – ответил О'Нилл, снова двинувшись вперед.
     – Хотел бы я сейчас, чтобы на мне были кроссовки вместо ботинок, – заметил майор Уоррен. – Совсем не хочется, чтобы они все сейчас проснулись, – сказал он, осторожно ступая.
     Достигнув храма, О'Нилл приказал ЗВ-3 ждать снаружи, а они с Ферретти вошли первыми, обнаружив несколько каменных ступеней, ведущих вниз, по которым спустились. Найдя большой зал, где, по словам Тора, должны было быть Устройство Замедления Времени, они заметили его, Картер бросилась к устройству, а Тил'к и Джонас начали распаковывать оборудование, которое принесли. – Сэр, оригинальный интерфейс не поврежден. Я могла бы... – начала она.
     Шаги, отличавшиеся от их собственных, заставили обе команды развернуться держа оружие наготове, когда появился молодой человек в серой одежде с насмешливым выражением лица.
     – Кто вы? – спросил он.
     – Полковник Джек О'Нилл, ВВС США, Земля, – ответил он. – Кто вы? – спросил он в ответ.
     – Остальные идут, – объявил молодой человек.
     Появились ещё четверо, одетых так же, двое мужчин и две женщины.
     – Что, по-твоему, ты делаешь? – спросил один из них. По виду он был самым старшим.
     – Часы здесь немного забегают. Думал, зайдем, подкрутим их. Уже заканчиваем, – ответил О'Нилл, направив на них свой АА-12, он, как только они вошли в здание, как и другие сотрудники КЗВ, уже переключился с фугасных снарядов на картечь для ближнего боя.
     – Ваш спутник пытается изменить настройки устройства времени, мы не можем этого допустить. Если она немедленно не остановится, мы будем вынуждены принять меры, – ответил мужчина.
     – Что ж, если вы это сделаете, мы можем быть вынуждены предпринять собственные меры, – возразил О'Нилл.
     Мужчина казался всё более непреклонным.
     – Скажи своему спутнику, чтобы он остановился, – приказал он.
     – Картер, сколько времени тебе нужно? – спросил О'Нилл.
     – Много, сэр. Может быть, несколько часов, – извиняющимся тоном ответила Картер.
     – Часов? – простонал Ферретти.
     – Интерфейс полностью переработан. Я даже не знаю, с чего начать, – призналась Картер.
     – А нельзя там что-то подкрутить? – спросил О'Нилл. – Ускорить процесс?'
     – Это так не работает, сэр, – ответила Картер. – Жаль, что мы не взяли с собой доктора Зеленку, – добавила она.
     – Насколько я помню, он был не в восторге от этой идеи, – заметил Джонас. Учёный был одним из первых, кто согласился на предложение Тора телепортировать на Землю с Прометея всех, кто не захотел лететь.
     Самый старший из незнакомцев рассмеялся.
     – Иронично, не правда ли? – спросил он риторически. – Требуется время, чтобы изменить машину, которая изменяет время, – сказал он веселясь.
     – Кто вы такие? – спросил его О'Нилл. – Потому что, если вы не заметили, вся эта планета вымощена Репликаторами, – указал он.
     – Мы знаем об этом, – ответил мужчина.
     – Тогда вы также должны знать, что эти твари унесли миллионы жизней, и они будут продолжать делать это, если мы их не остановим, – сказал ему О'Нилл.
     Другая незнакомка покачала головой.
     – Он не понимает, – сказала она.
     – Знаешь, он стоит прямо здесь, – язвительно заметил О'Нилл.
     – Боюсь, мы не можем позволить вам остановить их, – сказал им мужчина.
     – Почему нет, чёрт возьми? – спросил Ферретти.
     – Мы и есть Репликаторы", – ответил мужчина.
     – А-а, – понимающе кивнул О'Нилл и открыл огонь, остальные ЗВ-1 и 2 сделали то же самое, стреляя из дробовиков очередями в незнакомцев, которые просто стояли и не обращали на это практически никакого внимания. О'Нилл бросил свой АА-12 и переключился на Р90, но бронебойные пули также произвели эффект не больший, чем свинцовая дробь.
     О'Нилл, как и остальные, прекратил стрелять.
     – Переключаемся на фугасные, – прошептал он, когда начали появляться жуки-репликаторы.
     – Скажи своему спутнику, чтобы он отошел от устройства, – приказал очевидный лидер человекоподобных Репликаторов.
     Андианова бросила свой АА-12, но вместо Р90 сняла с пояса пистолет.
     – Сэр, могу я попробовать кое-что ещё? – спросила она.
     О'Нилл пожал плечами.
     – Почему бы и нет, у меня идеи кончились, – сказал он.
     Русская сержант Икс-Ком направила свой пистолет на ранее говорившую женщину-репликатора.
     – Локи разработал это оружие для борьбы с жуками, и мне интересно узнать, сработает ли оно и на этих существах, – сказала она, нажимая на спусковой крючок. – И оно работает, – радостно добавила она, когда зеленый заряд энергии из Элериумного плазменного пистолета, находившегося в её руке, врезался в женщину, проделал в ней сквозную дыру и отбросил. – Назад, или перейду на автоматический режим и покрошу вас на куски, – скомандовала она. Обычно она носила с собой лазерный пистолет, но сегодня сменила его на что-то, что, по её мнению, должно было сработать с большей вероятностью.
     Репликаторы выглядели не столько испуганными, сколько удивленными.
     – Оружие направленной энергии неэффективно против нашего вида, – заявил один из них, игнорируя очевидное, они явно были в некоторой степени довольно человечными и в эмоциональном плане тоже, уже продемонстрировав и чувство юмора и тупость.
     – Технически это перегретый луч релятивистской кинетической смерти, – сказал ему О'Нилл, довольный, что запомнил эту фразу. – Так что, я полагаю, вопрос в том, есть ли у вас, придурков, инстинкт самосохранения? – спросил он.
     – Вторую можно восстановить, – ответил один из них, хотя О'Нилл отметил, что жуки-репликаторы не бросились в атаку, что заставило его поверить, что им приказали держаться подальше.
     – Возможно, точную копию, но мне интересно, будет ли это действительно она же, – сказала Картер. – И я думаю, что вы тоже задаётесь этим вопросом, – добавила она.
     – Если вы раните ещё кого-то из нас, мы убьём вас всех, – пообещал очевидный лидер Репликаторов.
     – А если вы на нас нападёте, то русский стрелок отстрелит вам какие-нибудь важные куски, – ответил О'Нилл. – Картер, отметь себе, в следующий раз, когда мы будем драться с Репликаторами, всем нужны винтовки "Тяжелая Плазма".
     – Я напомню вам, сэр, – ответила Картер. – Сэр, я была серьёзна, мне потребуется несколько часов, чтобы всё исправить, – добавила она.
     – Признаюсь, это не самое банальное мексиканское противостояние, в котором я когда-либо участвовал, но мне интересно, кто сделает следующий ход, – сказал О'Нилл. – Похоже, мы все хотим выжить, это хорошее начало, но что же дальше? – спросил он.
     – Ваш приземлившийся корабль уже под прицелом наших кораблей на орбите, – сказал им первый репликатор, с которым они столкнулись. – Если вы причините вред кому-либо из нас, будет отдан приказ о его уничтожении, – скорее предупредил, чем пригрозил он. – Я Пятый, – продолжил он. – Моя сестра, которую вы застрелили, была Второй, а наш лидер, Первым, – сказал он.
     – Андианова, ты пристрелила Вторую первой, так что пристрели Первого вторым, – приказал О'Нилл и сделал паузу. – Это понятно, не так ли? – уточнил он.
     – Да, сэр, – ответила Андианова, "что ж, во всяком случае, это чем-то напоминает номер Эббота и Костелло15", решила она.
     Ферретти опустил свой АА-12 и выдернул чеку из Элериумной гранаты.
     – На меня нападает Жук, я брошу это, и мы все попадём в рай, или, в вашем случае, в ад злых роботов, – объявил он.
     – Умно, – похвалил его О'Нилл, и сделал то же самое, а затем принялся искать место, чтобы присесть. – Возможно, тебе стоит поторопиться, Картер, это может быть долгий день, – сказал он ей садясь.
     – Вы не можете рассчитывать на успех, – сказал ему Первый, наблюдая, как другие люди начинают выдергивать чеки из своих гранат.
     – В худшем случае мы все умрем, в лучшем, ты решишь остаться в живых, позволишь нам починить устройство и отправиться восвояси, – сказал О'Нилл. – Вы окажетесь в ловушке, но, может быть, вам удастся найти выход, – сказал он. – О, да, я прикажу нашему кораблю разместить снаружи корпуса пару действительно больших бомб с чувствительными спусковыми механизмами, – сказал он. – Попробуй сбить нас, когда мы взлетим, и адиос мучачо.
     – Это безумие, – заявил Первый раздражённым тоном.
     – Добро пожаловать в человеческое существование, – ответил О'Нилл, – и, учитывая, что мы, вероятно, застрянем здесь на несколько часов, и нам нечем будет заняться кроме болтовни, как вы стали такими? – полюбопытствовав спросил он.
     
     Халла – Галактика Иды – Ноябрь, 2002.
     О'Нилл неловко поёрзал на своём месте, взглянул на часы, и пожалел, что каменный пол не такой удобный, как бы хотелось.
     – Картер, ты ещё не закончила? – спросил он. Он уже приказал по радио ЗВ-3 вернуться на Прометей, оставив в Храме только свою команду и ЗВ-2.
     – Нет, сэр, и каждый раз, когда вы меня спрашиваете, это означает, что это займет ещё больше времени, – ответила майор Картер тоном, который свидетельствовал о том, что она всё больше раздражается из-за того, что он периодически сбивает её с мысли.
     Прислонившийся спиной к стене, Ферретти примерно в двенадцатый раз сменил руку, в которой держал гранату, и сжал пальцы освободившейся руки в кулак.
     – Полковник, как вы думаете, эти ребята не будут возражать, если мы свяжемся по радио с "Прометеем" и попросим их прислать парня с пиццей? – спросил он.
     О'Нилл посмотрел на выражение лица Репликатора, по имени Первый, его настроение за прошедшие часы явно не улучшилось.
     – Не думаю, что они пойдут на это, даже если мы предложим поделиться, хотя радушный хозяин, по крайней мере, предложил бы нам что-нибудь выпить, – заметил он.
     – Органические формы так неэффективно накапливают энергию, – презрительно заявил Первый.
     – Да, но, если верить андроидной версии меня, работа на батарейках может быть эффективной, но она не заменит хорошего стейка, – ответил О'Нилл.
     – Он, должно быть, имеет в виду примитивные механические копии, информацию о которых мы обнаружили в банках данных Асгарда, найденных здесь, на Халле, когда наши братья впервые прибыли, – догадался тот, кого звали Пятым. – Наш Создатель живет с ними, – продолжал он. – Я бы хотел с ней познакомиться, – сказал он с некоторым энтузиазмом.
     – Должен вам сказать, ребята, ваш Бог станет настоящим разочарованием, – сказал О'Нилл человекоподобным Репликаторам.
     Неизменно любознательный Джонас увидел удобную возможность задать несколько вопросов, поскольку большую часть времени обе стороны просто смотрели друг на друга, пока майор Картер работала.
     – Мы очарованы тем, что вы появились, – сказал он Пятому, хотя раньше они не ответили, но он решил, что стоит попробовать ещё раз.
     – Он очарован, – поправил Джонаса О'Нилл. – У меня, в лучшем случае, лёгкое любопытство, на большую часть того, что мне нужно было знать, я получил ответ, когда сержант продырявила ту цыпочку, которую жуки утащили пару часов назад, – сказал он, задаваясь вопросом, будет ли та штука восстановлена.
     – Именно, – согласился Тил'к, ему тоже было достаточно просто знать, что в их арсенале есть эффективное оружие для борьбы с этим новым врагом.
     Пятый открыл было рот, чтобы ответить Джонасу, но Первый поднял руку, давая понять, что вместо него ответит он.
     – Когда наши братья-репликаторы обнаружили копию, сделанную Асгардом с андроида Риз, чтобы заманить нас сюда, они поняли, что она была их создателем. Они изучили её конструкцию и форму и обнаружили, что в некоторых аспектах её технологии превосходят их собственные, – сказал Первый.
     – Наши братья состоят из неуклюжих блоков, – добавил тот, кого назвали Третьим. – Мы составлены из миллионов клеточных единиц, микроскопических по сравнению с нами, которые объединяются, чтобы принять эту форму.
     – Как наниты, сэр, – пояснила Картер.
     – Возвращайтесь к работе, майор, – ответил О'Нилл. – Ненавижу этих мелких паразитов, – пробормотал он. С тех пор как его преждевременно состарили те, которых создал Пелопс, даже от одной мысли об этих тварях у него бежали мурашки по коже, а встреча с теми, кого Орбанцы собирали у своих детей, тоже ничуть не улучшила его мнение.
     – Мое создание произошло в последний момент перед активацией Асгардского устройства времени, – сказал Первый. – Была крошечная трещина в Нейтрониумной оболочке. Я смог проникнуть туда, куда не смогли мои собратья-репликаторы. Мне удалось остановить машину до того, как она активировалась, и в конечном итоге я использовал её в соответствии с нашей целью.
     – Какой? – спросил Джонас.
     – Для увеличения нашей численности, – ответил первый. – Эта цель никогда не менялась, – добавил он спокойно.
     – Кто-то должен добавить в свою программу несколько подпрограмм планирования семьи, – высказал мнение Ферретти.
     – Устройство, которое ваш коллега так неумело пытается вернуть к первоначальным настройкам, дало нам время, необходимое для создания армии, – сказал первый. – Когда мы решим покинуть это место, нас будет невозможно остановить.
     – Не столько "когда", сколько "если", – ответил О'Нилл, – большое громкое "если", которое с каждой секундой становится всё менее вероятным, когда у Картер получиться исправить то что вы тут наворотили, – уверенно сказал он.
     – Зачем вы это делаете? – спросил Джонас. – Вы явно не бездумные автоматы, как другие Репликаторы, – сказал он. – Нам не обязательно быть врагами, мы так похожи, вы созданы по нашему образу и подобию, – отметил он.
     – Нет, по образу Риз, – ответил тот, кого звали Четвертым.
     – Которая была создана человеком, выглядящей похожей на нас, – напомнил им О'Нилл, стараясь говорить как можно более снисходительно. – Ваш создатель была всего лишь научным проектом какого-то гика, и вы знаете, что она далека от совершенства, верно? – риторически спросил он. – Даже после того, как мы заставили её прекратить производство новых Репликаторов, она всё ещё заноза в заднице, – заявил он.
     – Дефект в программировании эмуляции был обнаружен при моём создании, – заявил Первый. – Хотя они и не активировали её высшие функции, Асгардская копия была идеальна.
     – Дефект всё ещё остался, должен вам сказать, – саркастически ответил О'Нилл.
     – А что же случилось с копией Риз, которую вы нашли? – спросил Джонас.
     – Она была демонтирована, – ответил Пятый. – Мне из-за этого плохо, – сказал он.
     Первый неодобрительно посмотрел на Пятого.
     – Мы попытались исправить ошибку при создании Пятого, – сказал Первый. – Но до сих пор он доказал, что слишком...
     – Человечный? – перебил его Джонас.
     – Слабый, – поправил его Первый.
     – Может быть, Пятый представляет собой то, кем вы и должны быть, – заметила Картер. – Я закончила с этим, сэр, нужно только позволить интерфейсу, который мы принесли, установить связь с оригинальным устройством, и можно переходить к следующему этапу, – сказала она О'Ниллу, вставая и потягиваясь.
     Пятый улыбнулся Картер, но вскоре улыбка снова исчезла с его лица под неодобрительным взглядом Первого.
     – Риз, настоящая Риз, на самом деле очень мила, – заметила Картер. – Если у неё будет достаточно времени, чтобы достичь эмоциональной зрелости, я думаю, она станет очень хорошим человеком, – сказала она. – Ей не нравится причинять людям боль, то, что вы такие, какие есть, несчастный случай, – продолжила она. – Она была расстроена, когда узнала, какой вред причинили её игрушки.
     – Вы неисправные, очень злые игрушки, – многозначительно сказал О'Нилл Первому, – Лего перешедшие на Тёмную сторону, – сказал он. – Вы были созданы, чтобы развлекать скучающего ребёнка-андроида, а не завоёвывать долбаную вселенную, – сказал он им.
     – Это просто процесс естественного отбора, – сказал Первый, – выживают сильные, слабые погибают.
     – В вас нет ничего естественного, – возразил Джонас. – Вы не эволюционировали, вы были созданы для определенной цели.
     – То же самое мы знаем о вас из файлов Асгарда, – парировал Первый.– Вы должны осознать, вас создали Древние, ты же не думаешь, что это простое совпадение что вы так похожи на них? – продолжил он с явным весельем. – Мы оба-искусственные формы жизни, просто мы гораздо больше принимаем этот факт.
     – Статистически, шансы на то, что мы эволюционируем и станем похожими на Древних, какой, как мы знаем, была Айяна, близки к астрономическим, – вынуждена была согласиться Картер.
     – Мы не машины, – твёрдо заявил О'Нилл.
     – Если это поможет вам почувствовать себя лучше, проведя такую грань между тем, что основано на углероде, и тем, что основано на другом элементе, не стесняйтесь, обманывайте себя, – самодовольно сказал ему Первый.
     О'Нилл нахмурился.
     – Я предпочитаю тех, в которых можно просто стрелять, они не пытаются влезть в голову, – сказал он.
     Первый ухмыльнулся.
     – Не хотите попасть в нашу? – спросил он.
     – Я уверен, что научная команда Икс-Ком будет заинтересована во вскрытии одного из вас, – сказала ему Андианова. Её плазменный пистолет, переведённый в режим стрельбы очередями, был нацелен на его грудь.
     – Я думал о чём-то немного менее инвазивном по отношению к нам и немного более к вам, – ответил Первый.
     – Он намеревается проникнуть в ваш разум, – сказал Пятый.
     – Псионика? – спросил Джонас.
     – Нет, более буквально, – ответил Пятый, заработав ещё один недовольный и осуждающий взгляд от Первого. У Картер начало складываться впечатление, что тот, кого называли Пятым, сильно отличается от остальных, он был, пожалуй, чересчур эмоционален, чем-то похож на Риз, и, казалось, обладал гораздо большим состраданием, чем остальные. – Мы можем уменьшить силу реактивного модулирующего монополярного энергетического поля, которое связывает наши отдельные клетки, чтобы стать менее плотными, способными проникнуть внутрь вашего мозга и напрямую взаимодействовать с вашим сознанием, – объяснил Пятый.
     – Не понимаю всех слов, но мне ни капельки не нравится мысль, что кто-то засунет мне в голову руку, – ответил О'Нилл.
     – Мне не нравится даже, когда туда лазят мозгоправы, – согласился Ферретти.
     – Это будет прямой контакт разума с разумом? – заинтригованно спросила Картер.
     – В ваших терминах, как будто во сне на краю вашего подсознания, – сказал ей Пятый. – Нам известно достаточно о разумных биологических формах, чтобы знать, что это возможно, – добавил он. – Это не нанесет никакого физического ущерба, – отметил он, – но может быть чрезвычайно болезненным, – признал он.
     – Да, готов поспорить, что ваши угловатые маленькие приятели вскрыли множество бедных ублюдков, чтобы точно увидеть, что именно ими движет, – ответил О'Нилл с нескрываемой ненавистью. Джонас считал, что Репликаторы были не большим злом, чем вирус, но О'Нилл знал лучше, что зло определяется последствиями в той же степени, что и его исполнителями, и бойня, которую эти твари устроят по всему космосу, безусловно, соответствовала любому реальному представлению о зле, которое он мог придумать.
     – Конечно, мы - это итог всего, чему научились наши братья, – подтвердил Первый, хотя у него явно были какие-то эмоции, он, так или иначе, не испытывал по этому поводу никаких чувств. Всё, что не являлось одним из его собратьев, было низшей формой жизни и, следовательно, не имело большого значения.
     Картер вернулась к интерфейсу.
     – Дерьмо, – выругалась она, – это не сработало, придётся переделывать последние два часа работы, – простонала она. – Что, чёрт возьми, вы сделали с этой штукой? – риторически спросила она.
     О'Нилл поднялся с пола.
     – Я хочу, чтобы ты выслушал меня внимательно, – сказал он Первому. – Мы не позволим ни вашим питомцам ни вашему народу, если конечно "народ" подходящее слово, пожирать Вселенную по галактике за раз, – сказал он, глядя в лицо Репликатору, который был всё таким же самодовольным, высокомерным и злым, что делало его очень близким к тому, чтобы Джек О'Нилл считал его полным мудаком. – Даже если эта ловушка не сработает, даже если вам удастся убить меня и всех моих людей вместе со мной прямо здесь, на этой планете, вы обнаружите, что человеческая раса не похожа на Асгардов или любых других ребят, по которым вы проходились паровым катком в течении всех этих лет, – сказал он машине.
     – Серьёзно? – саркастически спросил Первый, подходя ближе.
     – Да, серьёзно, – подтвердил не собиравшийся отступать О'Нилл.
     Картер снова взглянула на Пятого, ей нужно было рискнуть, положившись на интуицию, если они собирались выбраться отсюда.
     – Они не поверят вам, сэр, пока мы не докажем им это, – сказала она О'Ниллу. – Вы говорите, что можете заглянуть в наш разум, тогда загляни в мой, – сказала она Пятому.
     – Картер! – воскликнул О'Нилл.
     – Всё в порядке, сэр, я думаю, что этот достаточно честен и не причинит мне боли больше, чем это будет необходимо, – ответила Картер. – Остальным я не доверяю.
     –Этого не будет, Сэм, ты единственная, кто может исправить эту штуку, – подчеркнул О'Нилл.
     – Я не уверена, что смогу, сэр, – ответила Картер.
     – Тогда мы взорвём это место, – заявил Ферретти, и другие члены ЗВ-2 согласно закивали.
     – Скольких то из них мы убьём, но Земле в конечном итоге всё равно придётся противостоять миллиардам, – ответила Картер. – Если мы сможем доказать этим болванам, насколько мы полны решимости, насколько отличаемся от Асгардов...
     – И насколько мы тупы, – перебил её О'Нилл.
     – Да, сэр, и это тоже, – с улыбкой согласилась Картер. – Ну, и тогда, быть может, они оставят нас в покое и поищут какую-нибудь другую галактику, чтобы поесть, – сказала она. – У нас нет никаких вкусных технологий, зато есть миллионы солдат с пулевым оружием и талантом устраивать хаос.
     – Отличная идея, Картер, но если уж на то пошло, номер Пять, который поживее, может заглянуть в мой череп, где он вряд ли узнает что-то полезное, – сказал ей О'Нилл. – Всё, что у меня есть, это куча статистики по хоккею.
     – Нам не стоит беспокоиться о том, что научные знания Земли попадут в их руки, полковник, они уже намного опередили нас, – сказала ему Картер. – О'кей, Пятый, взгляни, посмотри, насколько мы полны решимости, и расскажи своим друзьям, – сказала она Репликатору.
     – Картер, нет, – категорично сказал О'Нилл.
     – Доверьтесь мне, сэр, – ответила Картер.
     О'Нилл прищурился.
     – Сержант Андианова, если эта штука убьёт майора Картер, разнесите ему голову, – приказал он. – И кому-нибудь из его дружков, – добавил он.
     Пятый был удивлен предложением человеческой женщины заглянуть в её разум, но когда она приблизилась к нему, он сделал то же самое с извиняющимся взглядом.
     – Это действительно будет очень больно, – предупредил он её.
     – Просто сделай это, – резко сказала ему Картер, и он протянул руку и скользнул ладонью ей в лоб, на мгновение боль вспыхнула ярким светом, и она очутилась в незнакомом месте, на огромной равнине под постоянно меняющимся небом, состоящим из калейдоскопа цветов, Пятый тоже стоял там прямо перед ней и улыбался.
     – Не знаю, что ты мне показываешь, но я практически уверена, что это не моё подсознание, – сказала она.
     – Нет, Майор Картер. Это моё, – ответил Пятый. – Мы разделяем большую часть наших мыслей, таким образом, мы связаны даже с нашими братьями-репликаторами. Но этот уголок моего сознания принадлежит только мне, – продолжил он. – Это единственное место, где мы можем общаться так, чтобы другие не знали, о чем пойдёт речь, – сказал он ей
     – Ты не такой, как они, – заметила Картер.
     – Я ошибка, – ответил Пятый как констатацию факта.
     – Нет, это они. Ужасная ошибка, – серьёзно ответила Картер. – Помоги нам, – взмолилась она.
     Пятый отвел взгляд.
     – Я Не могу, – сказал он.
     – Ты можешь. Потому что ты больше похож на нас, чем на них, – сказала ему Картер. – Остальные унаследовали тот же недостаток, что и Риз. Но ты...
     – Другие уничтожат меня, – перебил её Пятый.
     – Нет, если ты пойдешь с нами, – ответила Картер.
     – Вы сделаете это? – удивлённо спросил Пятый.
     – Мы не причинили вреда Риз, – напомнила ему Картер. – Ты можешь пойти и встретиться с ней, – добавила она заманчиво, приглашение встретиться с прародительницей его расы должно было, по её мнению, нажать на нужные кнопки.
     – Встретиться с ней? – сказал Пятый.
     – Ты ей понравишься, – сказала ему Картер с улыбкой. – Если бы ты пошёл с нами, а устройство замедления времени было активировано...
     – Они мои братья и сестры, – напомнил ей Пятый. – Другая ваша женщина уже убила мою сестру, и я скорблю, несмотря на то, как они со мной обращаются, – сказал он.
     – Устройство Асгардов никогда не предназначалось для уничтожения Репликаторов, – сказала ему Картер. – Им бы показалось, что прошло несколько дней. У нас были бы сотни лет, чтобы исправить ошибку, – продолжила она. – Харлан уже начинает всё больше и больше понимать в том, как она работает, мы можем сделать так, чтобы они все были похожими на тебя.
     Пятый задумался и в конце концов кивнул в знак согласия.
     – Что ты хочешь, чтобы я сделал? – спросил он.
     – Я солгала насчет устройства, оно готово, мне просто нужно иметь возможность активировать его и уйти, – сказала ему Картер. – У нас есть генератор силового поля, который не позволит им снова отключить его, он создаст пузырь на два метра вокруг устройства, но мне нужно, чтобы они отвлеклись, чтобы я могла установить таймер на интерфейсе замедления времени и активировать силовое поле, – сказала она. – Ты можешь отвлечь остальных? – спросила она.
     – Да, если я подключусь к ним, чтобы передать информацию, которую получу из твоего разума, – ответил пятый. – Тебе придется предоставить мне свободный доступ к своим воспоминаниям, чем больше я получу от тебя, тем больше времени им потребуется, чтобы ассимилировать их, – добавил он ей. – Я отправлю всё сразу, объём данных на какое-то время перегрузит их.
     – Только не отправляй им этот разговор, о'кей? – попросила Картер, криво улыбнувшись.
     – Я не так глуп, как они думают, – ответил Пятый, улыбнувшись в ответ и глубже погружаясь в её разум, извлекая информацию, необходимую ему, чтобы отвлечь остальных. – Я намного быстрее вас и смогу очень быстро добраться до вашего корабля, я дам вам фору на случай, если мне придётся останавливать других, – сказал он ей.
     – Только не задерживайся слишком долго, мы будем держать рампу опущенной столько, сколько сможем, – посоветовала Картер, прежде чем они разорвали контакт.
     О'Нилл увидел, как Картер чуть не упала, когда Репликатор убрал свою руку из её головы.
     – Картер, – громко сказал он.
     – Я в порядке, сэр, – пошатываясь ответила она. – Вернусь к работе, – сказала она, возвращаясь к интерфейсу. – Адская мигрень, – добавила она со стоном, подойдя к устройству.
     – Ну что, Пятый? – спросил Первый.
     – Это был увлекательный опыт, объединить наши разумы, – ответил Пятый. – Их подсознание настолько неупорядочено, что мне потребуется некоторое время, чтобы разобраться в нём, а затем я отправлю вам то, что узнал, – сказал он.
     Первый кивнул, мысль о том, что посредственная работа их органического разума была хаотичной, вполне соответствовала его предположениям.
     Картер потрясла головой, чтобы в ней прояснилось, она думала, что делить свой разум с Ток'ра Джолинар было плохо, или, если уж на то пошло, подвергнуться телепатической атаке Сектоида, но абсолютное отличие интеллекта Репликатора было таким странным.
     – Думаю, мне может понадобиться компонент от генератора силового поля, – сказала она, потянувшись за устройством, которое Тил'к принёс сюда c собой и поставил рядом с ней.
     – Разве нам эта штука не была нужна, чтобы помешать этим ребятам добраться до другого устройства? – спросил О'Нилл.
     – Я делаю всё, что в моих силах, сэр, – ответила Картер, поигравшись с ним некоторое время, прежде чем вернуться к интерфейсу устройства замедления времени. – Ох, моя голова раскалывается, – пожаловалась она. – Мне нужно пройтись, – сказала она, вставая и отходя от интерфейса.
     Она едва успела отойти, как активировался генератор силового поля, создавая пузырь вокруг себя и устройства.
     – Пятый, сейчас! – она сказала ему, когда Первый, и остальные начали реагировать.
     – Что за чёрт! – воскликнул О'Нилл, когда репликаторы внезапно замерли.
     – Бежим, сэр, объяснения по дороге, – сказала ему Картер. – Пятый пойдёт с нами, он догонит, – сказала она и побежала. – Устройство замедления времени включило обратный отсчёт.
     Обе команды побежали, и как только покинули храм, О'Нилл нажал кнопку передачи на своём радио.
     – Прометей, это О'Нилл, сейчас же взлетайте, – приказал он.
     – Сэр? – в замешательстве спросила Картер, наблюдая, как Х-303 плавно взлетает в небо, одновременно поднимая погрузочную рампу.
     – Телепорты, Картер, – напомнил ей О'Нилл. У Х-303, возможно, не было фантастичного дальнодействующего лучевого транспортёра Асгардов, но у него на борту была пусть и относительно низкотехнологичная, но всё же эффективная система передачи материи, которую Земля получила с "Искупления". Они не использовали их раньше, потому что это мог бы быть единственный шанс, Репликаторы, скорее всего, очень быстро научатся глушить их, и О'Нилл сказал полковнику Ронсону, что ему, вероятно, потребуется быстрое бегство.
     Пятый достиг поверхности как раз вовремя, чтобы увидеть, как люди замерцали и исчезли, а их корабль начал растворяться в воздухе.
     – Нет, – сказал он. – Возьмите и меня тоже! – крикнул он.
     Другие внизу теперь бились о силовое поле, в конце концов они пробьются сквозь него, но внутри устройства обратный отсчет дошёл до нуля. Когда Пятый вернулся к своим братьям и сестрам, поле замедления времени активировалось, их выражения разочарования и ярости, направленные на него, были последним, что он увидел, прежде чем время застыло вокруг них всех.
     Примечание автора:
     В настоящем эпизоде 6:12 "Unnatural Selection" Асгарды использовали останки Риз, чтобы вызвать репликаторов на Халлу. В этой истории Риз всё ещё жива и живёт на Альтаире с Харланом и андроидами ЗВ-1A, поэтому у меня Асгарды сделать вместо неё копию (я думаю, они должны были быть способны на это). Учитывая, что они понятия не имели, что происходит на Халле, я подумал, что ЗВ-1 было довольно глупо идти без поддержки, поэтому я отправил вместе с ними ЗВ-2 и ЗВ-3.
     Мы знаем, что силовое поле Гоа'улдов может сдерживать жуков-репликаторов (по крайней мере, какое-то время), мы видели, как личное силовое поле Апофиса делает это в эпизоде 5:01 Enemies Part 2. Казалось разумным взять с собой устройство способное удержать жуков подальше от устройства замедления времени, как только оно будет исправлено, и при этом дать нашим героям время для спасения. Да, здесь я пошел совсем по другому пути. Человекоподобные репликаторы продемонстрировали несколько человеческих черт и были отдельными личностями, которые по этой причине были заинтересованы в самосохранении, столкнувшись с оружием на Элериуме, которое могло их убить, теперь они не на столько высокомерные, дерзкие, самоуверенные ублюдки, которыми были в сериале.
     Технология телепортации народа Мартина Ллойда не имела ничего общего с лучом Асгарда, поэтому я думаю, что Репликаторы проигнорировали бы её как едва ли менее примитивную, чем большая часть остального Прометея. Рейфы блокировали лучи Асгарда, но сначала они должны были увидеть, как их используют, я вижу, что у Репликаторов здесь та же проблема, поэтому они не смогли остановить быстрое бегство ЗВ-1 и ЗВ-2.
     

1
Мин Безжалостный (Ming the Merciless) – суперзлодей из серии фильмов и комиксов про Флэша Гордона

2
Мазер - https://ru.wikipedia.org/wiki/Мазер

3
https://ru.wikipedia.org/wiki/Доктор_Стрейнджлав,_или_Как_я_перестал_бояться_и_полюбил_бомбу

4
When Johnny Comes Marching Home - https://www.youtube.com/watch?v=9K58ID4FMSg

5
Finders keepers, losers weepers – английская детская присказка.

6
Точки Лагранжа - https://ru.wikipedia.org/wiki/Точки_Лагранжа

7
Сексот – (жаргонное слово советского периода) от слов секретный сотрудник (стукач, доносчик; осведомитель)

8
Mars Global Surveyor(MGS) - американская автоматическая межпланетная станция (АМС), один из самых успешных проектов НАСА по изучению Марса.

9
Ференгинар – родная планета расы Ференги, расположенная в Альфа-квадранте и столица Альянса Ференги в вымышленной вселенной научно-фантастического сериала «Звёздный путь» (Star Trek)

10
Спеа (spare) — игровая ситуация в боулинге, когда кегли выбиваются с двух бросков. Причем вторым броском сбиты все оставшиеся кегли.

11
Мексиканское противостояние – конфликт, в котором участвуют три противника. Тактическое отличие от дуэли, где первый стреляющий имеет преимущество, заключается в необходимости выдержки по принципу «кто первый моргнёт», так как если первый участник выстрелит во второго, то третий успеет выстрелить в первого и таким образом выиграет.

12
Джо́рдж А́рмстронг Ка́стер (англ. George Armstrong Custer; 5 декабря 1839 – 25 июня 1876) – американский кавалерийский офицер, прославившийся безрассудной храбростью, необдуманностью действий и безразличием к потерям

13
Отсылка к американскому научно-фантастическому телесериалу 1973-78 годов The Six Million Dollar Man (Человек на шесть миллионов долларов) https://en.wikipedia.org/wiki/The_Six_Million_Dollar_Man

14
Тессерарий – воинское звание командира стражи в римском легионе. Тессерарий принадлежал к принципалам – младшим офицерам.

15
Эбботт и Костелло – американский комедийный дуэт. Бад Эбботт (1895—1974) и Лу Костелло (1906—1959)


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"